Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Гейлен Шана: " Охота За Женихом " - читать онлайн

Сохранить .
Охота за женихом Шана Гейлен

        # Джозефина Хейл всегда мечтала о приключениях и сокровищах.
        И она не успокоится, пока не найдет скандально известное наследство, оставшееся от деда-пирата. Для этого ей необходима вторая часть карты, которая, к сожалению, принадлежит Стивену Даблдею, графу Уэстману - заклятому врагу семьи Хейл.
        Но Джозефина готова на все ради своей цели, даже если для этого придется… соблазнить красавца Стивена.

        Шана Гейлен
        Охота за женихом

        Посвящается Лоре Фолкенберри, чьих приключений хватило для написания трех книг.
        А сколько еще приключений ждет впереди.

        Глава 1

        Лондон, 1801 год.
        Восьмилетняя Джозефина Хейл выглянула в окно, в которое только что влезла. И, как обычно, у нее закружилась голова. Девочке показалось, будто она летит вниз, а потом ударяется о твердую землю.
        Джозефина закрыла глаза и изо всех сил ухватилась за оконную раму. «Не трусь, - сказала Джозефина, вспомнив слова деда: - Будь храброй».
        Девочка открыла глаза. Холодный ночной ветер жалил ее костлявые руки и хлестал худенькое личико. Девочка протянула руку своей кузине Мэдлин Фулбрайт. Глаза Мэдлин округлились от страха, длинные каштановые волосы развевались на ветру.
        - Давай, Мэди. Хватайся за мою руку. Мэдлин посмотрела вниз. Земля была далеко.
        - Я упаду, если не буду держаться.
        Мэди стояла на выступе в стене дома, крепко держась за связанные вместе простыни, которые девочки спустили в окно еще вечером.
        - Не упадешь, - успокоила Джози кузину, ободряюще улыбаясь. - Я тебе не позволю.
        - Ты всегда так говоришь, - проворчала Мэди.
        - Но разве ты хоть раз упала? - спросила девочка.
        - Мэди, быстрее! - донесся свистящий шепот Эшли Бриттани. Она и ее кузина Кэтрин Фулбрайт держали другой конец веревки. Они разительно отличались друг от друга. Как день и ночь.
        Прямая высокая Эшли со светлой кожей, белокурыми волосами и изумрудно-зелеными глазами, напоминающими морскую пучину, была веселой и улыбчивой. Кэтрин, темноволосая и кареглазая, постоянно хмурилась, отводила глаза, разговаривая со взрослыми, и редко улыбалась.
        Между Мэдлин и Кэтрин было некоторое сходство, а Джози и Эшли выделялись на их фоне - Эшли белокурыми локонами и фарфоровой кожей, а Джози ярко-рыжими волосами и темно-зелеными глазами. Джози была выше и худее остальных девочек.
        - Поспеши, Мэди. Я замерзла! - громко крикнула Кэти, выбивая зубами дробь. Джози предостерегающе зашипела и обернулась через плечо. Вот уже два года они сбегали через это окно. Зачем - сами не поняли. А Эшли и Мэди никак не могли взять в толк, почему нужно непременно говорить шепотом.
        Джози внимательно прислушалась и, не услышав ни голосов взрослых, ни шагов, переключила внимание на Мэди и вновь протянула ей руку. На этот раз кузина ухватилась за нее, крепко зажмурив глаза. Джози помогла Мэди, а потом и остальным девочкам вскарабкаться по веревке и забраться в комнату.
        Как только они закрыли окно, Джози сорвала с лица черную пиратскую повязку и плюхнулась на кровать Мэди.
        - Я так устала!
        - Я тоже, - поддакнула ей Эшли.
        - Это приятная усталость. - Джози приподнялась на локте и посмотрела на Кэти. - Поскорее бы вырасти. Пираты постоянно совершают нечто подобное.
        Кэти нахмурилась.
        - Нет. Пираты грабят корабли ее величества и законопослушных граждан. Устраивают пьяные драки, выбивают друг другу глаза. Поэтому и носят повязки. - Она указала на сделанную Джози повязку, лежавшую на кровати.
        - Ха! Ничего ты не знаешь, - фыркнула Джози. - Мой дедушка был пиратом, бороздил океаны, но никогда…
        Эшли застонала:
        - Ой, только избавь нас от рассказов о своем дедушке.
        - Ты просто завидуешь. Дед научил меня сражаться на мечах и вязать всевозможные узлы. Говорил, что девочки имеют такое же право на приключения, как и мальчики.
        - Джози, не надейся, что тебе удастся осуществить свои желания, - заявила Кэти. - Когда мы вырастем, нас выдадут замуж, и тогда прощай приключения. А если ослушаемся, мужья поколотят нас.
        Джози не знала, правду ли говорит Кэти. Но вдруг ощутила знакомое желание сделать так, чтобы все неправильное вдруг стало правильным. Это желание росло внутри ее подобно огромному мыльному пузырю. И если она не выпустит его на волю, он непременно лопнет.
        - Когда я стану пиратом, - перебила кузину Джози, - мне не нужен будет муж. Я стану единовластной обладательницей несметных сокровищ. - Девочка взглянула на Кэти. - Но я не стану их воровать.
        Ей не нужно будет этого делать, когда она найдет карту.
        - Я тоже отправлюсь на поиски приключений, - произнесла Эшли. - Зачем мне тогда муж? Тем более такой, который может меня поколотить.
        - Мне все равно, бедна я или нет. Я тоже не хочу замуж, - заметила Кэти.
        Джози кивнула. Ее дедушка всегда говорил, что нужно жить самостоятельно и не рассчитывать на мужчин. А мужья и есть мужчины.
        - Давайте поклянемся друг другу, что никогда не выйдем замуж. Я старшая, поэтому начну первой. - Девочка вытянула вперед руку. - Я, Кэтрин Энн Фулбрайт, клянусь, что никогда не выйду замуж.
        Дрожа от возбуждения, Джози открыла было рот, чтобы дать клятву, но Кэти продолжала:
        - А теперь твоя очередь, Мэди.
        Джози нахмурилась и нетерпеливо прикусила губу.
        - Я, Мэдлин Рэйчел Фулбрайт, клянусь никогда не выходить замуж. А теперь твоя очередь, Джози.
        Наконец-то!
        - Я, Джозефина Лайнет Хейл, клянусь никогда, никогда, никогда не выходить замуж. - Вскочив, девочка приложила руку к сердцу. - Клянусь стать пиратом!
        Кэти покачала головой.
        - А теперь ты, Эшли, - произнесла Кэти, прежде чем Джози успела продолжить.
        - Я, Эшли Джинейра Бриттани, клянусь не выходить замуж. Но ведь вы понимаете, что это значит, не так ли? - Девочка не стала дожидаться ответа. - Мы останемся старыми девами.
        Джози об этом не подумала. Старая дева… Какое отвратительное слово. Но ведь большинству людей и слово «пират» кажется отвратительным.
        - Уж лучше я останусь старой девой, чем позволю мужу колотить меня и запирать в чулан, - произнесла Кэти.
        - Не так уж плохо быть незамужней, если мы все будем незамужними, - заметила Джози. - Гораздо хуже, если ты одна незамужняя, а все вокруг замужние.
        - Вот здорово! - воскликнула Кэти. - Организуем «клуб старых дев»!
        - Точно! - поддержала подругу Джози. - Будем держаться вместе. Никаких мужчин и желающих выйти замуж.
        Кэти первой протянула руку, а Джози первой пожала ее.

        Прошло десять лет…
        Джозефина Хейл выглянула из окна спальни и помахала своей кузине Эшли Бриттани. Эшли, улыбнувшись, помахала в ответ.
        Джози вернулась в спальню, стараясь унять бешено бьющееся сердце. Ей нужно успокоиться. Мама всегда так говорит. Она много чего говорит.
        Но теперь Эшли здесь. Разве сможет Джози успокоиться?
        Девушка снова высунула голову в окно и с досадой заметила, что Эшли остановилась перекинуться парой слов с садовником. Ну почему она не поторопится? Впрочем, Эшли не знает, что ей нужно поторопиться. Что Джози отыскала, наконец, карту.
        Эшли позеленеет от зависти, когда увидит ее! Наконец-то Джози станет пиратом. На худой конец найдет пиратские сокровища. Все это Эшли узнает, если, конечно, войдет в дом.
        Джози снова выглянула в окно в поисках кузины, но тут дверь за ее спиной распахнулась, и в спальню вошла Эшли. На ней было платье из светло-зеленого батиста с длинными свободными рукавами, украшенными лентами цвета слоновой кости. Девушка, как всегда, была одета по последней моде. И, как всегда, неряшливо. На подоле грязные пятна, юбка измята, ленты на рукавах развязались.
        Но если даже надеть на Эшли мешковину, красивее не сыщешь на свете девушки.
        Джози не шла с ней ни в какое сравнение. Да она и не пыталась тягаться с кузиной. Джози сегодня была в брюках, мужской рубашке и сюртуке. Она не хотела быть красивой. Для нее главное - быть независимой.
        Эшли окинула взглядом Джози и вздохнула.
        - Ну и что ты задумала на этот раз?
        - Добро пожаловать на борт, старина, - сказала Джози, подражая грубой речи пиратов.
        Эшли удивленно вскинула брови, и Джози поспешно пустилась в объяснения, пока кузина не сделала неверных выводов.
        - Я нашла пиратскую карту своего деда, - выпалила она.
        - В самом деле? - Эшли начала стаскивать перчатки, но Джози схватила ее за руку и потащила вниз по ступеням. Мать Джози где-то в доме, и если увидит дочь в подобном обличье, девушке не поздоровится.
        - Я не видела ее несколько лет, - продолжала Джози, таща Эшли за собой. - Думала, отец выбросил ее после смерти деда. - Девушка метнулась вместе с Эшли в сторону, чтобы не столкнуться со служанкой, протирающей перила. - Но он просто спрятал ее, - шепотом, чтобы не услышала служанка, сообщила Джози.
        - Все это очень здорово, Джози, но куда мы… Джози резко остановилась у двери, ведущей в библиотеку.
        - Значит, ты хочешь ее увидеть?
        Эшли вскинула бровь.
        - А у нас будут неприятности?
        - Возможно.
        - Отлично! В таком случае я с тобой.
        Улыбнувшись, Джози приоткрыла тяжелую дубовую дверь библиотеки и заглянула внутрь.
        - Никого.
        Джози проскользнула в библиотеку и, когда Эшли вошла следом, прикрыла дверь.
        - Она там. - Девушка указала на стену, сверху донизу увешанную книжными полками. На страже этого внушительного бастиона знаний стоял дубовый стол. Он тоже являлся экспонатом, как и большинство книг. Никто никогда не заходил в библиотеку, кроме Джози.
        Девушки вошли в библиотеку. Туфельки Эшли еле слышно шуршали по толстому ковру. В углу часы деда Джози отсчитывали минуты. Рядом с томиками Шекспира стояла прислоненная к полке невысокая стремянка. Джози двигала ее вдоль стены, пока не достигла коллекции библейских проповедей. Девушка взобралась на стремянку, ухватилась за потрепанное издание Фордайса «Назидания молодым леди» и передала книгу Эшли.
        - Только не говори, что мы пришли сюда ради этого. - Поморщившись, Эшли положила книгу на стол.
        Подмигнув кузине, Джози сунула руку в образовавшийся проем и вытащила оттуда внушительный потрепанный том, весьма тяжелый, и обрадовалась, когда Эшли забрала его у нее.
        К несчастью, стоявшая внизу девушка не ожидала, что книга такая тяжелая, поэтому том шлепнулся на стол с оглушительным грохотом. Девушки в ужасе застыли, глядя на массивную дверь.
        Часы тикали как ни в чем не бывало, и через минуту Джози спустилась вниз. Благодарение Богу, девушек никто не услышал. Джози указала кузине на кресло, а сама уселась на край стола. Она раскрыла книгу и стала медленно ее листать, пока не дошла до середины. Там лежал сложенный вчетверо, пожелтевший от времени пергамент. Девушка подняла его двумя пальцами.
        - Это она? - шепотом спросила Эшли.
        Джози, захлопнув книгу, отодвинула ее в сторону и разложила пергамент на столе. Карта была ей знакома: волнистые линии, обозначающие воду, неровная линия берега, три острова. В нижней части карты изображен компас. Краски стерлись от времени, и распознать север оказалось довольно сложно. В верхней части карты, там, где должна была быть ее середина, виднелась линия разрыва. Карта была аккуратно разорвана надвое.
        Эшли откинулась в кресле.
        - Значит, твой дед действительно был пиратом.
        Джози кивнула:
        - Конечно. Я же говорила.
        - Но твои родители постоянно твердили, что все это ерунда.
        - Сама посмотри. - Джози указала на карту. - Разве это ерунда?
        Дедушка впервые показал Джози карту, когда той исполнилось пять лет. Джози поклялась деду никому о ней не рассказывать - по словам Натана Хейла, сокровище приносило несчастье. И не только сокровище, но и разговоры о нем. Поэтому на протяжении тринадцати лет Джози хранила тайну. До этого самого дня.
        Эшли нахмурилась.
        - Но если это карта сокровищ, то где же крестик? Разве место, где они зарыты, не обозначают крестиком?
        Джози пришла в восторг. Она сделала правильный выбор. Именно Эшли ей нужна.
        - Хороший вопрос, мисс Бриттани.
        Эшли поклонилась и церемонно произнесла:
        - Благодарю вас, мисс Хейл.
        Джози подняла документ и указала на его край. Пергамент здорово истрепался на местах сгибов. Его многократно складывали, а потом разорвали пополам.
        - Крестик на второй половине карты.
        - На той, которой у тебя нет. - Глаза Эшли возбужденно блестели в тусклом свете библиотеки.
        - Совершенно верно.
        - А тебе известно, где она?
        - Известно.
        Джози спрыгнула со стола, подошла к окну на противоположной стене библиотеки и отдернула тяжелые портьеры. Поднялись клубы пыли, и девушки стали чихать. Эшли, стоявшая немного дальше от окна, первая перестала чихать и, разгоняя рукой пыль, проворчала:
        - Похоже, к ним не притрагивались целую вечность. Ты хочешь сказать, что крестик здесь, в пыли?
        У Джози заслезились глаза, и она отерла их, прежде чем ответить.
        - Нет. Я собиралась показать тебе вот это. - Девушка указала на окно, выходившее на соседский дом, сложенный из белого камня.
        Прищурившись, Эшли попыталась рассмотреть дом сквозь облако пыли.
        - Кто он?
        - Не кто, а где, - уточнила Джози. - Подозреваю, именно там спрятана вторая половина карты.
        Эшли удивленно вскинула брови:
        - В этом доме?
        Джози озорно улыбнулась.
        - Знаешь, кто живет по соседству?
        - Знаю.
        По лицу Эшли девушка решила, что та уже все поняла.
        - Верно. Стивен Даблдей. Молодой лорд Уэстман. Внук партнера моего деда.
        - Значит, тот мужчина - он. - Эшли указала на окно. Джози проследила за взглядом кузины и обнаружила, что смотрит прямо на лорда Уэстмана, стоявшего у окна своей библиотеки.
        Схватив Эшли за руку, Джози увлекла ее на пол и поспешно задернула шторы.
        - Что случилось? - Подняв пыль, осевшую на полу, Эшли снова закашлялась.
        - Ш-ш! Не хочу, чтобы он меня видел.
        - Тогда почему…
        - Ш-ш!
        Эшли вздохнула.
        - Перестань шикать. Он нас не слышит, но если не хочешь, чтобы он тебя видел, почему мы встали у окна, выходящего на его библиотеку?
        - Я не знала, что это его библиотека. - Джози опустилась на колени и чуть-чуть раздвинула шторы. - Ни разу не видела, чтобы шторы были открыты. Никогда не выглядываю в это окно. - Джози смотрела в щелку до тех пор, пока снова не увидела Уэстмана. Он отошел от окна и склонился над письменным столом. Девушка разглядела широкие плечи и узкую талию. Волнистые каштановые волосы, собранные в хвост, ниспадали на спину. Джози облизнула губы.
        Она почувствовала, что Эшли подползла ближе, и подвинулась, чтобы кузина тоже смогла посмотреть в щелочку.
        - А он красивый, - промолвила, наконец, Эшли.
        - Знаю.
        Эшли ткнула подругу локтем.
        - Ну и что из того? Я думала, ваши семьи питают друг к другу неприязнь.
        - Хороша неприязнь! Да это лютая ненависть. Мы - заклятые враги.
        - Гм… - Эшли снова посмотрела в окно, Джози последовала ее примеру. Теперь Уэстман сидел в кресле, закинув ноги на стол, с бокалом в руке. Он ослабил галстук, и Джози показалось, будто она разглядела полоску бронзовой кожи под ним.
        - Значит, заклятые враги, - произнесла Эшли. - Есть в нем нечто такое, что делает его неотразимым. Ты не находишь?
        Джози улыбнулась.
        - Нахожу. А тот факт, что у него находится вторая половина карты, делает его еще более неотразимым.
        Эшли прищурилась.
        - Чувствую, ты что-то задумала?
        - Забраться в соседний дом и украсть карту.
        - А может, она не у Уэстмана? И вообще не в его доме?
        - Это я буду знать, когда проникну туда и все обыщу. Ты со мной?
        Эшли рассмеялась, а Джози нахмурилась. Подобное приключение, конечно, по душе Эшли, но лучше бы на ее месте была Кэти. Девушки задумали вместе сбежать из дома, отыскать сокровище, а потом помочь Кэти сбежать от ее ужасного отца. Но теперь Кэти была замужем, а Джози потребовалась новая соратница.
        - Почему нет? - спросила она у Эшли. - Ты любишь приключения.
        - Но это не приключение, а хулиганство.
        Джози пожала плечами:
        - Так ведь ради благого дела.
        Эшли опять засмеялась.
        - Это твое дело, а не мое. К тому же я лишь помешаю, когда Уэстман тебя поймает. Ты сможешь его соблазнить, если меня не будет рядом.
        - Я не собираюсь его соблазнять, Эшли!
        - А стоило бы. Тем более что ты подыскиваешь любовника, мужчину, который не хочет жениться.
        - Я дала клятву, - напомнила Джози.
        - Клятву? - Эшли покачала головой. - Мы играли в «клуб старых дев», когда были детьми.
        - Но идеалы нашего клуба остались в силе. Я мечтаю стать независимой женщиной. И когда отыщу сокровище, моя мечта осуществится. А пока мне нужен любовник, который не будет мешать.
        - За чем же дело стало? - Эшли указала рукой на окно. - Уэстман как раз то, что тебе нужно. Он наверняка не захочет на тебе жениться.
        - Думаешь, затащит меня в постель?
        - Разве он не мужчина? К тому же распутник.
        - Говорят, он взялся за ум. Ведь он теперь граф, - возразила Джози.
        - Граф тоже может быть распутником. - Эшли поднялась. - Ну что?
        - Ужасно.
        - Мое дело предупредить, ну а теперь мне пора домой.
        - А я отправлюсь к моему дорогому соседу лорду Уэстману. Значит, не хочешь со мной? Вдвоем мы лучше сообразим, как выбраться из этого окна и влезть в то. - Девушка указала рукой на соседний дом.
        - Не сегодня. Поцелуй за меня графа.
        Джози досадливо посмотрела вслед кузине. Что же делать? Она рассчитывала, что Эшли поддержит и подбодрит ее.
        Джози вздохнула. Ну какой из нее пират? Боится высоты. Боится украсть часть карты, которая ей принадлежит. Дедушка был бы разочарован.
        Джози вновь раздвинула шторы. На город спустился вечер. Ее мать, должно быть, внизу пьет чай. Окно в библиотеке Уэстмана было темным. Видимо, он куда-то уехал. Джози улыбнулась.
        - Дедушка, - прошептала она, приоткрыв окно, - я делаю это ради тебя.

        Глава 2

        Стивен закрыл лицо ладонями. Беспокойство, страх и чувство бессилия переплелись между собой и больно сжали сердце. Ощущения так перепутались, что он утратил всякую надежду распутать клубок. Такая же путаница случилась с бухгалтерскими книгами, банковскими счетами и различными документами, касающимися инвестиций, разбросанными у Стивена на столе.
        Стивен наполнил бокал бренди. Ночь будет длинной. Но уже сейчас Стивен знал, какая сумма получится в итоге, хотя даже не начинал подсчитывать прибыль и вычитать долги, в которых погрязла его семья. И виноват в этом он!
        Сделав глоток бренди, Стивен прикрыл глаза и провел пальцами по документам, содержавшим информацию о весьма удачных капиталовложениях. Пятилетний опыт работы с Ост-Индской компанией научил его вести дела. Стивен собирался вернуть потерянное с лихвой.
        Махараджа встал и зарычал. Шерсть на его холке вздыбилась. Стивен открыл глаза, чтобы посмотреть, что так взволновало пса. Стивен не заметил, что в комнате потемнело. Сгустились сумерки. Он не догадался зажечь лампу или свечку, и теперь видны были лишь очертания предметов.
        Махараджа продолжал рычать. Затем едва слышно тявкнул. Стивен положил руку на его пушистый мех.
        - Спокойно, мальчик, - пробормотал он, напряженно вслушиваясь в тишину. С улицы донесся шорох.
        Стивен поднялся с кресла и двинулся к окну, его ноги неслышно ступали по полу. Этому он научился в Индии у охотников. Что там, снаружи? Вор? При нынешнем разгуле преступности в Лондоне неудивительно, что вор решился залезть в частные владения в Мейфэре. У дома не было террасы, что делало его более уязвимым, однако его окружала ограда, и до сих пор никто не пытался проникнуть в дом.
        Стивен рано отпустил экономку, когда та предложила принести ему чай, и теперь шторы не были задернуты, оставляя окно и библиотеку открытыми постороннему взору. Стивен посмотрел на окно и удивленно заморгал, когда на стекло легла рука. Дьявол! Кто-то действительно пытается проникнуть в дом.
        Глаза мужчины уже привыкли к темноте, и он огляделся в поисках какого-нибудь оружия. В ящике стола лежит пистолет, но Стивен не успеет добраться до стола, открыть ящик и достать его. Поэтому вооружился массивным подсвечником.
        Пригнувшись, Стивен пробрался к окну и притаился в тени штор как раз в тот момент, когда вор попытался приподнять оконную раму. Стивен глазам своим не верил. Неудивительно, что воры избрали своей целью Мейфэр. Даже у него в доме окна не были заперты: залезай, не стесняйся.
        Стивен услышал еле слышный возглас: «Есть!» - Очевидно, вор порадовался собственной удаче. Но ему недолго радоваться.
        Стивен наблюдал, как вор ухватился за оконную створку, а затем перекинул ногу через подоконник. Стивен поднял подсвечник и приготовился нанести удар. Свободной рукой сжал морду Махараджи. Однако пес не издал ни звука, хотя заметно напрягся. Даже он понимал, как важен момент неожиданности. Инстинкт призывал Стивена к действию, но он держал себя в руках. Прояви он поспешность, негодяй непременно удерет. А этого допустить нельзя.
        Нога вора коснулась пола. Он просунул голову внутрь, за ней последовали плечи, а потом и вторая нога. Вор с минуту стоял, обозревая комнату. Стивен нахмурился. Ну и ну! Вор-то совсем ребенок. Маленький, худенький. Стивен поднял подсвечник, но заколебался. Разве можно ударить ребенка?
        Но было слишком поздно. Вор заметил его движение. Еле слышно охнув, он повернулся к окну. Стивен вскочил на ноги и занес над головой подсвечник, держа рычащего Махараджу за загривок.
        - Стой. Не двигайся. Иначе я спущу пса.
        Махараджа угрожающе гавкнул, и вор задумался - сбежать или напасть? Приняв решение, он метнулся к окну, схватился за подоконник и перекинул через него одну ногу. Приказав псу оставаться на месте, Стивен бросился к окну, схватил злоумышленника за шиворот и втащил назад.
        Ребенок не представлял для него угрозы. Сжалившись над мальчишкой, Стивен отпустил его, но, едва оказавшись на свободе, горе-воришка вскочил на ноги и снова рванулся к окну. Еле слышно выругавшись, Стивен схватил его за поясницу. Но парень не собирался сдаваться. Он так отчаянно лягался, что Стивен с трудом удерживал его, уворачиваясь от ударов.
        Стивен приподнял мальчишку над полом, но тот не унимался, стал царапаться и кусаться.
        - Черт возьми! Перестань сопротивляться, иначе я поколочу тебя.
        Махараджа зарычал.
        - Место! - крикнул Стивен.
        Но мальчишка ни капли не испугался и с силой ударил Стивена локтем в челюсть.
        - Мерзавец, - прорычал мужчина, когда его голова откинулась назад, а на языке возник металлический привкус крови. Он постарался перехватить руку, но потерял равновесие и споткнулся. Оба рухнули на пол, продолжая бороться. В мгновение ока Стивен одержал верх. Подмял мальчишку под себя и пригвоздил его руки к полу. Некоторое время вор тяжело дышал.
        - Странный способ знакомиться, - произнес он наконец.
        Стивен глазам своим не поверил. Перед ним лежала женщина.
        Стивен вскочил, словно ошпаренный, но зацепился ботинком за ковер и вновь рухнул на пол. Он отползал назад, пока не нащупал ножку стола и крепко зажмурился от ударившего в глаза света. Тряхнув головой, Стивен постарался рассмотреть вора, все еще распростертого на полу.
        Дьявол! Это действительно оказалась женщина, на ней были брюки, свободная белая рубаха, большая куртка с чужого плеча. Надвинутая на самый лоб шляпа сдвинулась набок во время борьбы, явив взору Стивена лицо и волосы незнакомки, собранные в пучок. Тонкие черты лица не оставляли сомнений в том, что женщина красива.
        - Кто вы такая? - сурово спросил Уэстман.
        Махараджа залаял.
        Девушка села, переводя взгляд с пса на мужчину. Стивену на мгновение показалось, что перед ним эльф с огромными темно-зелеными глазами, в которых пляшут озорные искорки.
        - Не слишком-то радушный прием.
        - Видимо, я запамятовал, что приглашал вас.
        - Вы меня не приглашали. - Поднявшись, девушка отряхнула брюки. - Однако обошлись со мной довольно грубо.
        - Грубо? Мадам, вы вломились ко мне в библиотеку.
        Стивен продолжал изучать лицо незнакомки. Высокие скулы, прямой нос. Высокий лоб, брови, изогнутые подобно крыльям птицы. Особенно Стивена поразили ее глаза. Темно-зеленые, миндалевидной формы, они ярко блестели. Незнакомка была хрупкой и высокой, примерно одного роста с ним. Он это обнаружил, когда девушка поднялась с пола.
        - Я не стала бы вламываться к вам в дом, если бы вы прислали мне приглашение. Я сделала это из любопытства. - Девушка подбоченилась.
        - Из любопытства? - Стивен покачал головой. Уж не ослышался ли он? Этот разговор вдруг показался ему совершенно бессмысленным. Более бессмысленным, чем его попытки поговорить с индийцами, почти не зная пенджаби. - Думаете, я поверю, что вы вломились в мой дом из любопытства? - спросил Стивен. Он собирался получить ответы на все интересующие его вопросы, даже если для этого потребуется целая ночь. - А теперь, мадам, предлагаю вам объяснить истинную причину вашего появления. Я жду.
        Девушка опустила руки. Похоже, слова хозяина дома огорчили ее. Странно, но Стивен вдруг почувствовал себя виновным в том, что оскорбил чувства незнакомки. Дьявол! Похоже, эта девушка обладает удивительной способностью очаровывать.
        - Я назову вам истинную причину своего визита, - произнесла девушка, и ее большие зеленые глаза наполнились печалью. - Я давно хотела с вами познакомиться. Ведь это вполне естественно для соседей, не так ли?
        И вновь Стивен ощутил, что нить разговора ускользает от него. Что за вздор несет эта девчонка? Она ведь не…
        Чем больше он смотрел на девушку, тем больше черты ее лица напоминали ему кого-то.
        - Мисс Хейл.
        Девушка широко улыбнулась и хлопнула в ладоши.
        - Лорд Уэстман! Вы меня вспомнили!
        - Вспомнил? Мадам, но ведь нас даже не представляли друг другу.
        Мисс Хейл пожала плечами и снова улыбнулась.
        - Но теперь-то мы точно познакомились. - Девушка огляделась. Ее взгляд скользнул по книгам, по столу, по видавшей виды мебели и холодному камину. - Чудесная комната.
        Стивен хотел было уже поблагодарить мисс Хейл, но вовремя вспомнил, что не приглашал ее, а посему ее мнение о его библиотеке его нисколько не интересовало.
        - Мисс Хейл, если вы хотите наладить отношения с моей семьей, не лучше ли нанести визит моей сестре?
        Девушка фыркнула:
        - Миссис Уидроу? Ха! Она ни за что меня не примет. Ведь я внучка Натана Хейла, пирата. Вы же знаете, что наши семьи враждуют.
        Потеряв терпение и утратив способность следить за нитью беседы, то и дело ускользавшей от него, Стивен опустился в кресло и налил себе из графина бренди. Девушка подошла ближе и, вскинув брови, наблюдала за тем, как он пьет. Стивен перевел взгляд с пустого бокала на девушку.
        - Хотите выпить?
        - Вы очень любезны. - Мисс Хейл села в кресло с противоположной стороны стола. - Да, благодарю.
        Стивен подумал, что не стоит угощать незваную гостью бренди. В ее возрасте не стоит пить что-либо крепче разбавленного водой вина. Но ведь он сам ей предложил. Пожав плечами, Стивен взял чистый бокал, наполовину наполнил его и подвинул мисс Хейл. Девушка отодвинула бокал.
        - Гм!
        Очевидно, ей не понравилось, что Стивен налил только половину. Он едва не рассмеялся, чего не замечал за собой вот уже несколько лет. Однако снова подвинул к ней бокал:
        - Пейте!
        - Привыкли командовать, да? - Мисс Хейл взяла бокал и осторожно отпила. Следует отдать ей должное, даже не сморщилась. Только слезы выступили на глазах.
        - А вы слишком прямолинейны. Я знаю, кто вы и кем был ваш дед. Именно поэтому хотелось бы знать, зачем вы пришли? Надеюсь, вы понимаете, что мы никогда не сможем стать друзьями.
        - Разумеется, - ответила девушка и отпила маленький глоток бренди. - Вообще-то вражда между нашими семьями мне на руку.
        - Не будете ли вы столь любезны объяснить почему, мисс Хейл?
        - Конечно. Об этом-то я и пытаюсь сказать.
        Мисс Хейл подняла бокал и допила все, что осталось. Она со стуком поставила бокал, встала и оперлась о стол обеими руками.
        - Лорд Уэстман, я хочу стать вашей возлюбленной.

        Глава 3

        Джозефина нахмурилась. Правильно ли она подобрала слово? Возлюбленная. Надо было сказать «любовницей». Возлюбленную защищают и контролируют каждый ее шаг. Джозефина не нуждается в защите Уэстмана. И уж конечно, не позволит ему себя контролировать. Однако, став любовницей Уэстмана, она сможет подобраться к нему поближе и разузнать, где он прячет свою половину карты. Эшли права. Обладая весьма импозантной внешностью, он не годится на роль потенциального мужа.
        - Святые небеса! - На противоположной стороне стола Уэстман нащупал графин с бренди и налил себе полный бокал. При этом расплескал напиток и забрызгал лежавшие на столе документы. Оставалось лишь надеяться, что карты среди них нет. Он залпом осушил бокал и отер рукой лицо.
        У него было очень красивое лицо. Овальное, с прямым, правильной формы носом и щедрыми на поцелуи губами. Идеально ровные линии рта, как и еле заметная темная щетина над верхней губой и на подбородке, добавляли ему шарма. Картину довершали густые темные брови и светло-голубые глаза в обрамлении длинных ресниц.
        Джози могла бы смотреть в эти глаза вечно. Пряди темно-каштановых волос ниспадали ему на лоб. Либо он намеренно придал волосам взъерошенный вид, как часто поступали лондонские денди, либо, как предполагала Джози, забыл причесаться. Джози склонялась к последнему.
        Этот мужчина будет восхитительным любовником. Он не тщеславен и не эгоцентричен, красив и умен. В свое время слыл настоящим повесой, а стало быть, обладал опытом, которого не хватало Джозефине. Если об их отношениях узнают ее родители, они ни за что не позволят ей выйти за него замуж. Что, собственно, ей и нужно. Она насладится страстным романом, найдет карту, станет свободна как ветер и готова к новым приключениям.
        Уэстман поставил бокал на стол и откашлялся.
        - Прошу прощения, мисс Хейл, что вы сказали?
        - Я сказала… - девушка провела пальцам по резному ободку бокала, - …в общем, я хочу, чтобы вы стали моим любовником.
        Стивен вновь потянулся к графину, но Джози остановила его, накрыв его руку своей.
        - Уверена, вы удивлены.
        Нахмурившись, Стивен убрал руку девушки.
        - Ваше предложение весьма соблазнительно, но, увы, я вынужден отказаться.
        Джози как ни в чем не бывало улыбнулась.
        - Я это предвидела. - Это была чистая правда. Любой мужчина, обладающий хоть каплей благородства, отказал бы ей. Но только сначала.
        Стивен нахмурился.
        - Уверяю вас, я говорю совершенно серьезно.
        - Ничуть в этом не сомневаюсь, - мягко произнесла девушка. - Моя кузина назвала вас распутником, но я сказала ей, что, унаследовав титул, вы перестали им быть.
        - Думаете, вы сделали мне комплимент? - Стивен поднялся с кресла и принялся расхаживать вдоль стола.
        - Нисколько не сомневаюсь в этом и понимаю ваше стремление придерживаться определенного стиля поведения. Впрочем, я не стану раскрывать ваши секреты. - Джози приложила палец к губам. - Милорд, могу я быть с вами откровенна?
        Стивен остановился и резко повернулся к ней:
        - А разве до этого вы не были откровенны?
        Джози откинулась в кресле и скрестила ноги, хотя ее мать непременно сказала бы, что леди не пристало сидеть в такой позе. Но сейчас на ней брюки и мужская куртка. И она может себе это позволить.
        - Наконец-то мы добрались до самой сути, - произнесла Джози. - Мне восемнадцать лет, и я готова начать взрослую жизнь. Я созрела для того, чтобы обзавестись любовником, и сочла вашу кандидатуру вполне подходящей.
        Стивен удивленно заморгал.
        - Как только подобная идея могла прийти вам в голову? Мы же враги.
        - Совершенно верно! Никаких чувств. Никаких предложений руки и сердца. Ну в самом деле, лорд Уэстман, где вы найдете женщину, более неподходящую на роль вашей супруги, чем я?
        - Вы правы.
        - Вот видите. - Джози торжествующе скрестила руки на груди.
        - Нет-нет, постойте. - Стивен облокотился о стол. - То, что вы предлагаете мне себя в качестве любовницы, еще не значит, что я должен согласиться.
        Джози вздохнула.
        - У вас уже есть одна, не так ли?
        Ну почему она не учла такой возможность!? Следовало понаблюдать за соседом в течение нескольких дней, а не вламываться к нему в дом.
        Стивен открыл рот и тут же закрыл его, словно потерял дар речи.
        - Это не ваше дело, - заговорил он наконец. - Я не говорю уже о том, что молодой леди вашего положения не пристало заводить любовника. Вам следует подыскать себе мужа.
        Джози зевнула и отмахнулась.
        - Как с вами скучно. Не надо мне указывать, что делать.
        - Надо. Вам просто необходим наставник. О чем вы только думали, когда лезли в мой дом, чтобы предложить себя в качестве любовницы? Если бы ваши родители узнали…
        Джози вцепилась в потертые подлокотники кресла.
        - Оставьте моих родителей в покое. Они знают, что я необычная молодая мисс, и давно перестали давать мне советы, в которых я не нуждаюсь.
        Джози лукавила, поскольку отец продолжал читать ей нотации.
        - Возможно, мне стоит поговорить с ними.
        Сердце Джози подпрыгнуло в груди. Мать убьет ее, если узнает, что дочь посмотрела в сторону Уэстмана, не говоря уже о большем. Чтобы скрыть охвативший ее ужас, Джози рассмеялась.
        - Вы? Поговорите с моими родителями? Я думала, вы воплощение мудрости и здравого смысла и сможете оценить такую женщину, как я. Поэтому и пришла. А вы стали читать мне нравоучения. - Девушка поднялась с кресла.
        - Вынужден сказать, что у вас обо мне сложилось ложное представление.
        - Очевидно. - Джози направилась к окну. Уэстман предпочел читать нотации, его нисколько не заинтересовало ее предложение. Ну и как она теперь доберется до карты? Разозленная и более чем сконфуженная, Джози решила нанести последний удар:
        - Прежде чем осуждать меня, посмотрите на себя. Кто вы такой, чтобы давать мне советы? Ваша семья погрязла в долгах. Странно, что вы еще не сбежали на континент.
        Уэстман вздрогнул и пристально посмотрел на девушку.
        - Откуда вы знаете, черт возьми?
        - Знаю достаточно. И если бы вы были милы со мной, я даже смогла бы вам помочь.
        - Вы? Помочь мне? - Уэстман с угрожающим видом направился к девушке, и Джози решила выпрыгнуть в окно и убежать, пока не поздно.
        Однако блеск его голубых глаз и румянец, которым гнев окрасил его щеки, словно приворожили Джози, и она решила остаться посмотреть, что будет дальше. Он приближался столь стремительно, что чувство самосохранения все же взяло верх над любопытством, и девушка попятилась. Джози отступала до тех пор, пока ее лопатки не коснулись стены.
        А Уэстман все приближался и остановился в тот момент, когда его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от лица девушки. Он пригвоздил ее к стене, обхватив рукой ее шею. К лицу Джози прилила краска, и она ощутила, как на шее запульсировала жилка. А может быть, ей стало жарко, потому что от него исходило тепло? Он оказался так близко, что она вдохнула сладковатый аромат бренди и почувствовала, как напряжены его ноги и грудь.
        - И каким же образом вы, такая крошка, могли бы мне помочь?
        - Я… Я…
        - Убирайтесь! - Уэстман отошел от Джози. Джози не двинулась с места.
        - Хотите меня напугать, это все, на что вы способны?
        - И напугаю. - Уэстман смотрел на Джози с таким презрением, словно был уверен, что та сбежит, стоит ему на нее цыкнуть.
        - Что ж, хорошо, - бросила девушка. Она не знала, что ею движет - гнев или гордость. - Насмехайтесь. Но вы никогда не узнаете о сокровище, которое могло бы спасти вас.
        Стивен нахмурился.
        - Сокровище? Какое?
        Джози закусила губу. Она не собиралась рассказывать соседу о том, что намерена разыскать клад. Черт бы побрал ее гордость. Черт бы побрал сокровище, приносящее несчастье.
        - Никакое, - ответила Джози, испытывая непреодолимое желание оказаться у окна. - Я просто сболтнула.
        Однако Уэстман схватил ее за локоть как раз в тот момент, когда она нащупала рукой подоконник.
        - Да нет, вы не сболтнули. Какое сокровище вы имели в виду? Надеюсь, не то, которое нашли наши деды?
        Джози нахмурилась.
        - А! Так вот вы о чем. Это миф, мисс Хейл. Выдумка.
        - Нет, не выдумка. Дедушка рассказывал мне о нем перед смертью.
        Уэстман вновь провел ладонью по лицу.
        - Сказка, которую рассказывают детям на ночь.
        - Но если это сказка, каким образом вашему деду удалось купить этот дом? Почему я живу по соседству?
        - Я не говорю, что наши деды не знали друг друга. Напротив, они были лучшими друзьями. - Он скрестил руки на груди. - До тех пор, пока ваш дед не убил моего.
        Джози рванулась вперед и изо всех сил ударила Уэстмана по груди.
        - Это неправда. Наговор. Мой дедушка никогда не сделал бы ничего подобного.
        Уэстман вскинул бровь.
        - И все же мой дед мертв. Он умер прямо в этой комнате с пулей в голове.
        Джози с вновь проснувшимся интересом оглядела библиотеку. Так вот где произошла та пресловутая ссора. Именно здесь карта была разорвана надвое, и именно здесь несколько лет спустя друзья повздорили, пистолет случайно разрядился, убив деда лорда Уэстмана.
        Джози откашлялась.
        - Это была случайность. Они поссорились и… Уэстман отмахнулся:
        - Очередная сказка. Оставьте ее для детей, мисс Хейл. Здесь в нее никто не поверит.
        Обиженно сопя, Джози взобралась на подоконник.
        - Хорошо. Тогда я возвращаюсь домой к люльке и сказкам. Но когда отыщу клад, ни за что не поделюсь им с вами. Вы - негодяй, Уэстман.
        - Ха! Всего минуту назад вы умоляли меня стать вашим любовником!
        Она быстро подошла к нему и ткнула его пальцем в грудь:
        - Да я ни за какие деньги не стала бы умолять такого человека, как вы.
        - Это все, на что вы способны? - передразнил девушку Стивен.
        Джози подняла руку, чтобы снова ткнуть Уэстмана, чтобы оттолкнуть его, убрать с дороги и из своей жизни. Но он перехватил ее руку и прижал к себе.
        - Не толкайте меня.
        Джози заморгала, удивленная неожиданной реакцией Уэстмана. Она оказалась прижатой к твердой широкой груди. Тело его было худощавым, крепким и восхитительно мужественным. От него пахло мужчиной. Джози заглянула в его глаза и там, в их голубых глубинах, разглядела какой-то первобытный голод, и ее женское начало сразу откликнулось.
        - Отпустите меня, - потребовала Джози, сама того не желая. - Я не шучу, - предприняла она очередную попытку, но ее голос звучал хрипло и глухо. - Я не… О Господи! - Она прижала его губы к своим.
        Целоваться Уэстман не умеет. Джози сразу это поняла. Пару раз она побывала в страстных объятиях мужчины в темноте сада во время бала. И теперь губы Уэстмана показались ей холодными и безжизненными.
        У нее было ощущение, будто она поцеловала лягушку, которая никогда не превратится в принца. Но Джози не из тех, кто легко сдается. Прильнув к нему, она снова его поцеловала. Может, Уэстман просто не готов к такому повороту событий?
        Джози вновь прижалась губами к его губам и, почувствовав, что он вот-вот ответит на ее призыв, проникла вглубь его рта. Подобная уловка приводила ее ухажеров в восторг. Джози рисковала, проделывая это в библиотеке Уэстмана. Кто знает, на что он способен в порыве страсти? Обычно Джози не отваживалась на подобное безрассудство, не подготовив пути к отступлению. Однако опасность, неопределенность и собственное ненадежное положение лишь усиливали ее возбуждение. Она хотела, чтобы Уэстман позволил себе что-нибудь непристойное.
        Язык ее ворвался в его рот.
        - Вы закончили, мисс Хейл? - спросил Уэстман, и она поняла, что он вовсе не умоляет ее о большем. Девушка резко отстранилась, Уэстман вытер губы. Джози обиженно вздохнула и почувствовала, как лицо заливает краска стыда. Как такое могло случиться? Ведь в «Морнинг пост» ее не раз называли «невозмутимой мисс Хейл». Уэстману не понравились ее поцелуи. Более того, она была ему неприятна.
        - Если вы закончили испытывать мое терпение, то… Джози в ужасе отступила на шаг.
        - …будьте любезны, оставьте меня в покое. У меня много дел.
        - Я ухожу. - Джози метнулась к окну, в мгновение ока перекинула ноги через подоконник и неуклюже спрыгнула на землю. Не успела она оглянуться и подумать о том, что по собственной глупости упустила шанс отыскать вторую часть карты, как окно с шумом захлопнулось и лязгнул запор.
        Джози влезла в окно собственного дома и задернула шторы. Она сделала всего несколько шагов, как вдруг почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. Ей казалось, что она стоит на краю обрыва и вот-вот сорвется вниз. Впрочем, не было бы большой трагедии, если бы она сгинула навсегда.
        Стивен стоял у окна и водил пальцем по парчовым шторам. Прежде чем захлопнуть окно, он заметил, что девушка благополучно спустилась на землю. До его слуха донесся шорох, и он слегка приоткрыл штору. Стивен успел заметить, как округлые ягодицы девушки исчезли в окне соседнего дома, отошел от окна и задернул штору.
        Махараджа, все это время сидевший под столом в ожидании команды, подбежал к хозяину и лизнул ему руку. Стивен рассеянно потрепал пса по холке, взял лампу и стал подниматься. Оказавшись на лестничной площадке, он свернул не направо, в свою собственную спальню, а налево. Миновав длинный коридор, по которому он почти никогда не ходил, Стивен остановился перед большим полотном и поднял лампу повыше, чтобы рассмотреть изображенного на нем человека. Джеймс Даблдей, его дед, был настоящим красавцем. На приветливом лице белокурого мужчины с голубыми глазами - именно так выглядели все мужчины в их роду - сияла беззаботная улыбка. Присмотревшись повнимательнее, Стивен заметил, что портрет датирован 1760 годом. В то время его дед и Натан Хейл бороздили моря и океаны, грабя голландские и испанские корабли.
        Портрет был написан за три года до смерти Джеймса Даблдея. Интересно, чему так радовался мужчина, изображенный на нем?
        Стивен напряженно вглядывался в портрет, но как ни старался, не смог обнаружить сходства между собой и изображенным на холсте молодым мужчиной. В молодости - тут Стивен вынужден был печально рассмеяться, ведь в свои тридцать два года он уже не был молод - ему часто говорили, что он копия собственного деда. Его брат Джеймс был похож на деда внешне, зато Стивен унаследовал от него силу духа и жизнелюбие.
        Но это сравнение не всегда носило позитивный оттенок. Отец Стивена, покойный лорд Уэстман, называл развратный, авантюрный и разгульный образ жизни младшего сына позором семьи. Его мать со слезами на глазах читала в утренних газетах пикантные подробности о похождениях сына. В те годы она никогда не называла его позором. Ей не нужно было этого делать. Родители могли ненавидеть его за то, что он позорит семью, но Стивен предпочел бы их отвращение безразличию, с которым они относились к нему с самого детства. Джеймс был золотым мальчиком, чего не скажешь о Стивене.
        Стивен успокаивал себя тем, что честно пришел к своей распутной жизни, унаследовав ее отдела. Друзья его любили, женщины обожали, да и о чем судачили бы великосветские сплетницы, если бы не он со своими скандальными выходками? Однако зной, болезни и грязь Индии могли кого угодно избавить от пагубного пристрастия к скандалам и всеобщему вниманию.
        Когда умер его брат, Стивен вернулся в Англию, но уже совсем другим человеком. Он был готов унаследовать титул и связанные с ним обязанности и желал только одного: заслужить уважение общества.
        Он хотел забыть о своем прошлом и стать таким, каким его всегда хотели видеть родители. Стивен обрадовался возможности вернуть семье Даблдей доброе имя и состояние. Общество не верило, что ему это удастся. И неудивительно - ведь именно он спустил все состояние за игральным столом. Но Стивен, как никто другой, знал, сколько глупцов в высшем свете. Отец Стивена нажил состояние, и именно Стивен должен был вернуть его в семью.
        Стивен опустил лампу, и портрет тут же погрузился в темноту - самое подходящее для него место. Стивен не позволит какой-то девчонке с внешностью феи обольстить его. И уж тем более заставить гоняться за несуществующим сокровищем. Инвестиции и поместья семьи Даблдей - вот что принесет ему богатство.
        Стивен миновал длинный коридор, распахнул дверь спальни, поставил лампу на стол и упал на кровать. У него не было камердинера - хотя теперь он мог позволить себе подобную роскошь, - поэтому он не волновался о том, что его кто-то побеспокоит.
        Стивен уставился на темно-пурпурный балдахин, нависающий над кроватью. Он слышал истории о пиратском кладе. Некоторым он верил, но лишь когда бывал навеселе. Он никогда не воспринимал всерьез мысль о том, что клад действительно где-то спрятан и только ждет того, чтобы он его нашел. Стивен потер виски, пытаясь восстановить в памяти слышанную им когда-то легенду.
        Предположительно его дед и Хейл украли с испанского корабля целый сундук золотых дублонов. По пути в Англию они спрятали часть награбленного в уединенной бухте, затерявшейся среди скал.
        Стивен помнил, как, будучи ребенком, он снова и снова упрашивал нянек рассказать ему эту удивительную историю. Но, как он уже сказал Джозефине Хейл, это была всего лишь сказка. Стивен закрыл глаза и представил себе лицо соседки. Она с такой уверенностью рассказывала о сокровищах, что Стивен внезапно понял, как нелегко ему будет выбросить из головы все эти истории.
        Неужели Джозефина Хейл, внучка Натана Хейла, знает что-то, чего не знает Стивен? Что заставило ее забраться в окно его библиотеки? А может быть, она просто имеет обыкновение забираться в окна к мужчинам? Стивен заметил, что она в этом деле отнюдь не новичок. Опыт у нее есть. И опыт немалый.
        Она сказала, что пришла, потому что хочет сделать Стивена своим любовником. Мужчина фыркнул. Такой женщине, как она, не нужно лазить в окна, рискуя жизнью, чтобы найти себе любовника. Ведь ее окружают более молодые, более красивые и более богатые мужчины, нежели он.
        Если только она не скрыла истинную причину своего визита. А может, она решила, что ему известна тайна сокровища? Стивен сел на кровати и откинул со лба волосы. Он внук Джеймса Даблдея, она внучка Натана Хейла. Тайну сокровища могут знать только они двое. Стивен совсем не помнил деда, в то время как его соседка знала своего очень хорошо. Он прожил еще сорок лет после смерти Джеймса Даблдея. Неужели он и раскрыл ей тайну сокровища?
        Стивен знал, что подобное предположение по меньшей мере нелепо. Нет никакого сокровища. Это легенда. Вымысел. А вдруг, черт возьми, а вдруг это правда?
        Что, если золотые дублоны до сих пор ждут его? Тогда он сможет не просто вернуть состояние семьи. Он его удвоит. Блеск дублонов поможет вернуть ему расположение общества и, что более важно, семьи. Мать перестанет преклоняться перед памятью его старшего брата. А Стивена будет воспринимать не как повесу и распутника, а как человека, сохранившего доброе имя семьи.
        Но Джозефина Хейл…
        Разве можно верить этой девчонке, прославившейся своим безрассудством, импульсивностью и выходящим за рамки приличий поведением, свойственным также и ее странным кузинам? Что она за женщина? Ей наверняка нет еще и двадцати, но у нее хватило дерзости влезть к Стивену в окно и огорошить его непристойным предложением.
        Стивен вновь рухнул на кровать.
        На подобное способна одна из тех женщин, которые всегда его привлекали. Но неужели прошлое так ничему его и не научило? Неужели он забыл о собственных грехах и о тех, кто за них заплатил? Джозефина может свести мужчину с ума. Соблазнительные губы, озорная улыбка, длинные гибкие ноги и огромные зеленые глаза. Именно такой женщиной Стивен мог обладать снова и снова и не пресытиться. Она - источник неприятностей. Стивен понял это с того самого момента, как прижал ее к своей груди. Он сделал это скорее по привычке, а не потому, что возжелал ее. Но вместо того чтобы вырваться и в ужасе убежать, она совершила непостижимое. Джозефина Хейл его поцеловала.
        Горячая волна пронзила тело Стивена, когда губы девушки коснулись его собственных. А когда влажный кончик ее языка скользнул между его губ, сердце Стивена учащенно забилось. Напряжение в чреслах было таково, что Стивен готов был опрокинуть девушку на стол, задрать ей юбку и овладеть ею.
        Но он этого не сделал. Она готова была ему отдаться. Он обесчестил бы Джозефину Хейл, как ту, другую девушку. Стивен поморщился от пронзившего его острого и всепоглощающего чувства вины.
        Он хотел Джозефину Хейл, но не мог осуществить свое желание. Она, возможно, никогда не узнает, каких усилий стоило ему отклонить ее предложение, отвергнуть ее, когда она предлагала себя так открыто и свободно. Она никогда не узнает, каких усилий стоило Стивену не вернуть ее, когда она вылезала из его окна.
        Она никогда не узнает, чего ему стоило захлопнуть окно.
        Пусть думает, что они не увидятся. Но Стивен знал, что это не так. Что он снова увидит ее. В самое ближайшее время.

        Глава 4

        - Вон он, - раздался над ухом свистящий шепот Эшли. - Не могу поверить, что у него хватило дерзости прийти.
        - А я не могу поверить, что одна из местных сводниц послала ему приглашение, - добавила Мэди.
        - Не будь дурочкой. Для него и так давно открыты все двери. Он подходящая кандидатура, к тому же граф.
        Джози не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что кузины говорят о графе Уэстмане. Девушка услышала женские голоса среди гула, царившего в «Олмаке». Она знала, что всего несколько мужчин в Англии способны достичь подобного эффекта одним только своим появлением.
        - Ничего в нем особенного нет, - сказала Джози, чувствуя, как в груди растет раздражение. Ну почему всех так интересует лорд Уэстман? Он даже не умеет целоваться. Хотя такой распутник, как он, мог бы и научиться.
        - Вы же знаете, его семья почти разорена, - в сердцах добавила Джози.
        - Еще одна причина для того, чтобы его пригласить, - возразила Эшли, приподнимаясь на мысочки, чтобы разглядеть графа через плечо кузины. Джози пришлось сжать кулаки, чтобы не обернуться. - Местные кумушки настоящие сводницы, - продолжала между тем Эшли. - Наверняка уже выбрали для него ничего не подозревающую наследницу.
        - Не сомневаюсь. - Джози нахмурилась.
        - С чего это у тебя вдруг испортилось настроение? - спросила Мэди, складывая веер. - Уж не питаешь ли ты нежных чувств к Уэстману?
        - Только этого не хватало!
        - Как тебе такое могло прийти в голову? - Мэди заморгала. - Извини, что обидела тебя.
        Джози видела, что Мэди оскорблена.
        - Мэди, ты не обидела меня. Извини, но я сегодня просто невыносима.
        На лице Мэди появилось участливое выражение.
        - Ну зачем ты так говоришь?
        Девушка положила руку на плечо кузины, и Джози попыталась улыбнуться. Но когда Мэди отвернулась, Джози досадливо покачала головой. Она злилась на себя. Ей было все равно, здесь Уэстман или нет. Она выставила себя перед ним на посмешище. Похоже, он не собирается об этом рассказывать. Да и кому это интересно?
        Джози считала, что на самом деле ей повезло. Если бы она не забралась к нему в библиотеку и не поцеловала его, то теперь непременно страдала бы по лорду Уэстману, как и остальные девушки. А раз так, у нее нет причины интересоваться им. Просто нужно подыскать другого подходящего кандидата на роль любовника. Мужчину, который умеет целоваться.
        Вознамерившись забыть Уэстмана, Джози повернулась лицом к залу, где на многочисленных диванах расположились гости. Скоро одиннадцать часов, с минуты на минуту начнется бал. Зал быстро заполнялся. Пять сотен высокопоставленных гостей, одетых в лучшие свои наряды, оценивающе поглядывали друг на друга, в то время как Джози оценивала их.
        На большом диване в дальнем конце зала восседали компаньонки. Отсюда им был виден огромный зал в сотню футов длиной и сорок футов шириной. Джози стояла недалеко от оркестра из Эдинбурга. Музыканты, расположившиеся на небольшом балкончике, выходящем в зал, настраивали инструменты.
        Джози быстро окинула взглядом огромные переливающиеся люстры, золотые бра, блестящий пол. Она по привычке отметила греческие статуи и богатые тяжелые гардины, свисавшие с резного карниза, прикрепленного под самым потолком. Обычно ей нравилось рассматривать убранство помещений, но сегодня ее гораздо больше интересовали гости. Вернее, мужчины. Вон тот герцог ищет жену и мать для будущего наследника, С этим она флиртовала в прошлом сезоне, а теперь потеряла к нему всякий интерес. Вон тот мог бы подойти. Но он маленького роста. Взгляд девушки двинулся дальше, пока не остановился на красивой фигуре мужчины в голубом сюртуке, чьи каштановые волосы в беспорядке ниспадали на спину. Джози не видела лица, но поза незнакомца, его фигура и облик приковали ее взор. Подходящий рост. Подходящая комплекция. Джози не возражала бы, чтобы их представили друг другу.
        Привлекательный незнакомец обернулся, и Джози едва не вскрикнула от удивления. Уэстман! Ну конечно же, это он. Граф тотчас же заметил ее и, прежде чем Джози успела отвернуться, подмигнул ей.
        Раздосадованная, девушка хотела присоединиться к кузинам, но те уже беседовали с ее старшими братьями - Джоном и Джозефом.
        - Похоже, ты будешь подпирать стену в одиночку, Жужу, - подмигнув, заметил Джон. - Потому что мы только что пригласили этих леди на танец.
        - Уверена, я прекрасно проведу время, - ответила Джози, попытавшись улыбнуться. Неужели ее братья не могли подыскать других партнерш? Джози хотелось схватить подруг за руки и умолять их остаться с ней. Но те уже направились на середину зала.
        Джози осталась одна. Граф стоял на противоположном конце зала. Он наверняка не испытывал недостатка в женском внимании и смеялся над ней.
        Заиграла музыка, и Джози устремила свой взор на танцующих Джона, Мэди, Джозефа и Эшли. Она знала, что сможет найти партнера для танца, если захочет. Стоит ей улыбнуться, и от кавалеров не будет отбоя. Но все они окажутся властными консерваторами, от которых Джози уже устала.
        Девушка смешалась с толпой гостей, чтобы скрыться от потенциальных кавалеров и взглядов лорда Уэстмана. Она не смотрела в его сторону, но готова была поклясться, что чувствует устремленный на нее взгляд голубых глаз. А может, ей просто показалось? Ведь прошлой ночью Уэстман ясно дал понять, что не питает к ней ни малейшего интереса.
        Джози передвигалась в гуще толпы, не высматривая больше потенциального любовника. Кроме Уэстмана, переставшего быть распутником, сластолюбцы и повесы в «Олмак» не заглядывали. Очевидно, мужчину, удовлетворяющего ее требованиям, следует искать в другом месте. Кроме того, Джози придется сильно постараться, чтобы восстановить запятнанную репутацию своего деда. Как она уже поняла, Уэстман не собирается ей в этом помогать.
        Джози остановилась в дальнем конце зала, чтобы досмотреть окончание танца. Уэстман также не выказал желания помочь ей в поисках второй части карты. Возможно, несколько дней ей придется понаблюдать за его домом, выяснить, в какое время он отсутствует, и именно тогда проникнуть в библиотеку. Джози знала, что карта сокровищ спрятана где-то в его доме. Вот только где? В сейфе? В мансарде?
        - Ну, что еще вы задумали?
        Джози резко повернулась и встретилась взглядом с лордом Уэстманом.
        - Ничего, - ответила Джози.
        Мужчина протестующе вытянул руку.
        - Не пытайтесь меня провести. Я издалека вижу, как в вашей голове зреют козни. Размышляете о том, как прибрать к рукам сокровище?
        Джози заморгала, захваченная врасплох. Господи, он словно прочел ее мысли.
        - Не понимаю, о чем вы говорите, - бросила она. - Прошу прощения. - Джози хотела уйти, но Уэстман преградил ей дорогу. Несколько гостей посмотрели в их сторону.
        - Сэр, прошу вас, дайте мне пройти!
        В ответ он одарил Джози одной из своих похотливых улыбок и протянул руку:
        - Не окажете ли честь потанцевать со мной?
        Джози не собиралась позволять Уэстману дотрагиваться до нее, но от его улыбки у нее задрожали колени, а самообладание куда-то улетучилось. Когда Джози удалось взять себя в руки, Уэстман уже вел ее на середину зала. Господи, помоги! Если ее мать это увидит, Джози никогда больше не выпустят из дома.
        - Сэр, остановитесь. Я не могу с вами танцевать.
        - Разве вы не слышали? Я исправился и теперь желанный гость в любом доме. Один танец не причинит вреда вашей репутации.
        - Нет! - Что-то в голосе Джози наконец тронуло душу Уэстмана.
        Он остановился и внимательно посмотрел на девушку.
        - Черт знает, что такое, - пробормотал он и повел Джози на место, где она стояла у стены. В углу зала находилась большая пальма в кадке. Уэстман отодвинул ее в сторону и толкнул Джози за нее. После этого он отпустил руки девушки и, подбоченившись, посмотрел на нее.
        - Не вижу смысла спорить с вами. Вы упрямы, как мул, не так ли?
        - Как мул. Очень романтично. А я слышала, что у вас изысканная речь.
        - Не все, что вы обо мне слышали, правда.
        - Это я поняла прошлой ночью. А теперь уйдите с дороги.

«Пожалуйста, пожалуйста, Господи! Сделай так, чтобы мать этого не увидела».
        - Не уйду, пока вы не согласитесь потанцевать со мной.
        - Вы сошли с ума? - прошипела Джози. - Я не могу танцевать с вами. Нас не должны видеть вместе.
        - Забавно, что вы говорите об этом после того, как влезли ночью в мое окно.
        - Я влезла в ваше окно именно потому, что нас не должны видеть вместе. А теперь мне надо уйти, чтобы нас не увидела моя мать.
        - Такая смелая девушка боится своей дражайшей матушки?
        Джози фыркнула:
        - Вы бы тоже боялись, если бы знали ее, Приятного вам вечера.
        Уэстман снова взял руку девушки, и та с трудом сдержала дрожь, вызванную его прикосновением. Да что это с ней? Ведь она его не хочет. Он наклонился ближе, обдав дыханием щеку Джози.
        - Мисс Хейл, нам необходимо поговорить.
        Джози не могла оторвать взгляда от губ Стивена Она все же смогла бы научить его целоваться.
        - О сокровище, - добавил Уэстман. Джози оторвала взгляд от его губ.
        - Ш-ш! - Девушка огляделась по сторонам в надежде, что никто ничего не услышал. - Я думала, вы не верите в… в это.
        - Нам необходимо поговорить.
        - Не здесь и не сейчас. Отпустите меня.
        - Встретимся внизу через десять минут.
        Джози удивленно уставилась на Стивена.
        - Я не могу уйти отсюда вместе с вами.
        - Я не прошу вас уходить со мной вместе. Мне не нужна ваша добродетель. Нам нужно поговорить.
        Джози покачала головой. Ведь она все ему объяснила. Неужели он ничего не понял? Ее мать может в любой момент их увидеть. И если это произойдет, следующее появление Джози в свете будет на ее собственных похоронах.
        - Люди начнут судачить, если увидят нас вместе.
        - Люди всегда судачат. Мне нет до этого никакого дела.
        Как бы Джози хотелось не обращать внимания на сплетни. Как было бы здорово отбросить все условности и наплевать на мнение общества. И она сделает это. Когда-нибудь. Но сейчас где-то рядом ходит ее мать, а Джози слишком дорожит своей жизнью.
        - Зато мне есть. А теперь отойдите. Уэстман не двинулся.
        - Лорд Уэстман! Вы меня слышите? Вы сошли с ума? - Он раздраженно нахмурился, и Джози воспользовалась паузой. - О Господи! Я совсем забыла, что вы жили в Индии. Вы наверняка подхватили там одну из этих ужасных тропических болезней, не так ли? Ту, что съедает мозг. - Джози пожалела, что Уэстман не был болен на самом деле. Болезнь послужила бы оправданием тому, что он отверг ее прошлой ночью. Стивен же постепенно терял нить разговора.
        - О чем это вы? - спросил он довольно вразумительно для человека в его состоянии. - Я не болен.
        Но Джози лишь отмахнулась.
        - Даже если и больны, что с того? Если вы не в состоянии воспринимать связную человеческую речь, послушайте еще раз. Я постараюсь произнести отчетливо. Я. Не могу. Разговаривать. С. Вами. Здесь. Понимаете?
        В глазах мужчины вспыхнул голубой огонь. Пора убегать.
        - Я. Должна. Идти. - Джози помахала рукой. - Понимаете? До свидания.
        Уэстман наконец отпустил руку девушки. Та проскользнула мимо него и быстро пошла вглубь зала, ни разу не обернувшись. Благодарение Богу, ей удалось сбежать прежде, чем он устроил сцену. Теперь она в безопасности. Однако Джози не смогла удержаться и обернулась через плечо, чтобы еще раз взглянуть на Уэстмана. И в этот момент налетела на собственную мать.
        - Джозефина, я искала тебя.
        - 3-зачем? - Джози молила Бога о том, чтобы Уэстман уже ушел и мать его не увидела.
        - Я заметила, что ты не танцуешь. - Мейвис Хейл крепко сжала руку дочери. - Я нашла тебе партнера.
        - Я сама могу найти себе партнера. - Девушка попыталась высвободить руку.
        - В чем дело, Джозефина? Ты возражаешь мне? Черт!
        - Нет, мама. Нет.

«Господи, не дай моей матери снова заставить меня писать на пятидесяти страницах рассказ о послушании».
        - Хорошо. Тогда идем. Лорд Кратчкинс ждет.
        - Лорд Кратчкинс? Мама, нет.
        Мейвис повернулась, сверля дочь взглядом.
        - Ты уверена, что не препираешься со мной, Джозефина? Ведь я могу сделать твою жизнь гораздо ужаснее одного танца с Кратчкинсом.
        Закусив губу, Джози попыталась изобразить на лице улыбку.
        Хорошо, мама. Я потанцую с Кратчкинсом.
        При виде пожилого, похожего на горностая господина Джози едва не стошнило. Господи, да он старше ее отца! Лорд Кратчкинс помахал ей костлявой рукой, покрытой пигментными пятнами, и расплылся в беззубой улыбке. Похоже, ночь будет длинной.
        Когда Джози исчезла из виду, Стивен пробормотал:
        - Она считает меня слабоумным.
        И она права. Стивен никак не мог выбросить из головы проклятое сокровище. Хотя не был уверен, что оно существует. Лучше сосредоточиться на чем-то более реальном.
        А что, если сокровище все же существует? Стивен пришел сегодня в «Олмак» с намерением выпытать у мисс Хейл все, что она знает о спрятанном золоте. Однако он не собирался оставаться здесь весь вечер. Все было как обычно чинно и благопристойно. Будь Стивен немного благоразумнее, остался бы. Танцевал бы с подходящими молодыми леди, чтобы подыскать себе жену, которая стала бы графиней и подарила ему наследников. Но Стивен никогда не отличался благоразумием.
        Он еще раз убедился в этом, когда спустя полчаса пытался проникнуть в дом семьи Хейл. Предварительно он попросил свою экономку поговорить со слугами соседей и выяснить, где находится спальня мисс Хейл. И сейчас повис на подоконнике, силясь открыть окно. Ему повезет, если девушка заперла окно изнутри. И еще больше повезет, если он свалится вниз и сломает себе шею в погоне за призрачным сокровищем пиратов.
        Наконец створка подалась, отъехав вверх так легко и неожиданно, что Стивен потерял равновесие. Несколько секунд он висел на одной руке, потом зацепился за подоконник второй рукой и влез внутрь.
        Спальня Джозефины Хейл оказалась именно такой, какой он ее себе и представлял. Но это вовсе не говорило о том, что он много знал о ней. Просто Стивен часто бывал у молодых леди и знал, как выглядят их комнаты. Комната Джозефины ничем не отличалась от многих других. Его взору предстали небольшая кровать с розовым покрывалом и подобранные в тон покрывалу шторы. Набор мебели не отличался оригинальностью: туалетный столик, шкаф и весьма симпатичный секретер. Однако бросилось в глаза одно существенное отличие.
        Обычно спальни юных девушек были опрятны, здесь же царил ужасающий беспорядок. Кровать была убрана лишь наполовину. Поверх смятого покрывала валялись платья, нижние юбки и корсеты. Стивен опустился на пол, закрыл за собой окно и огляделся. Чулки, шали, перчатки, шляпки и прочие предметы дамского туалета. Стивен постарался пройти по комнате, ничего не задев. Но не успел он сделать и пары шагов, как под его ботинком раздался треск сломанного веера. Подобрав с пола веер и пару чулок, мужчина направился к туалетному столику.
        Ему потребовалось всего мгновение, чтобы понять: на столе нет ничего, имеющего отношение к сокровищу. Стивен отодвинул в сторону три щетки для волос, два маленьких зеркальца и несколько гребней разного размера, но не обнаружил ничего, кроме шпилек да баночек с неяркой косметикой, предназначенной для незамужних молодых леди.
        Оставив на столе сломанный веер и чулки, мужчина двинулся к секретеру. Здесь во множестве валялись недописанные письма, вскрытые конверты и несколько книг. Прочитав названия некоторых из них, Стивен презрительно фыркнул. Мисс Хейл отдавала предпочтение миссис Радклифф, Шекспиру и Байрону. Неудивительно, что эта леди залезает в окна к мужчинам. Выбор книг оказался на редкость смелым. Стивен отложил книги в одну сторону, незаконченные письма в другую и стал просматривать то, что осталось. Несколько писем от друзей, одно от кузины Кэтрин, но больше… Впрочем, постой-ка.
        Отодвинув в сторону письма, Стивен взял со стола пожелтевший кусок пергамента. Тусклого света камина было недостаточно, чтобы прочесть написанное, и Стивену пришлось подойти ближе, чтобы изучить пергамент.
        Это была карта. Вернее, ее половина. Берег, волнистые линии, обозначающие воду, и три овала, которые могли обозначать что угодно. В нижней части карты был изображен наполовину стертый компас, а в верхней - там, где должна была быть середина, - аккуратная линия отрыва.
        Стивен удивленно смотрел на находку. Неужели это та самая мифическая карта сокровища? Стивен долго смотрел на пергамент. Он казался подлинным. Свернув карту и спрятав ее в нагрудный карман, Стивен продолжил поиски. Он ничего интересного больше не нашел, а когда взглянул на часы, обнаружил, что же половина второго ночи. Вскоре вернется мисс Хейл. В ожидании Стивен сел на ее кровать.
        Он уже задремал, когда до его слуха донесся ее голос. Стивен сразу понял, что это Джозефина, потому что ее голос было не так-то просто забыть. Он звучал почти как песня, мелодично переливаясь. А когда девушка засмеялась, сердце Стивена сжалось в предвкушении встречи. Когда же он так смеялся? Да и был ли он когда-нибудь таким живым и свободным? Стивен знал, что вместе с мисс Хейл может прийти горничная, и забрался в шкаф, где ему пришлось согнуться в три погибели. Оставалось лишь надеяться, что сюда никто не заглянет. Он уже составил себе примерное представление об очаровательной соседке, и если оно верно, она отпустит горничную сразу же после того, как та поможет ей раздеться, а потом бросит платье на пол.
        Сквозь узкую щель Стивен увидел, как в комнату вошла Джозефина, сопровождаемая горничной. Она оживленно рассказывала о бале и своих планах на завтра, а горничная время от времени кивала головой. Девушка зажгла лампу, и Стивен слегка заволновался, увидев, какое впечатление произвел на нее вид хозяйской спальни. Но в тот же самый момент Джозефина повернулась к девушке спиной, и та принялась расстегивать ей платье.
        - А потом мать заставила меня танцевать с мистером Саутмуром. Господи, какой же он зануда. Мы только и говорили, что о зерне. Мне так захотелось заткнуть ему рот пучком колосьев!
        - Мисс, - не слишком укоризненно произнесла служанка. Очевидно, она привыкла к подобным выражениям. Наконец с застежкой было покончено. Стивен затаил дыхание, надеясь, что Джозефине Хейл не придет в голову именно сегодня навести порядок в своей спальне. Но девушка сказала:
        - Ослабь корсет, Уильямс, и отправляйся спать. Ты, должно быть, устала. Я здесь сама приберусь.
        Горничная издала какой-то нечленораздельный звук, но спорить не стала, и Стивен снова расслабился. Наконец Джозефина освободилась от корсета, и горничная ушла. Едва за ней закрылась дверь, как Джозефина бросила платье и корсет на пол. Следом за ними полетела нижняя юбка. Сняв туфельки, девушка прошагала в одной сорочке к туалетному столику. Он располагался в непосредственной близости от шкафа, и Стивену открывался превосходный вид.
        Вряд ли наряд девушки можно было назвать непристойным. Сорочка из плотного добротного хлопка не была прозрачной. И все же Стивен ощутил возбуждение. Слишком много времени прошло с тех пор, как он в последний раз видел женщину в одной сорочке. Видел изящные плечи и обнаженные руки. Лодыжки или очаровательные розовые ступни.
        Стивена охватило желание. Сидя в тесноте шкафа, он глубоко вздохнул, потом медленно выдохнул. Джозефина принялась расплетать волосы. Не очень длинные, но вьющиеся, они не рассыпались у нее по спине, и когда девушка провела по ним щеткой, упали ей на подбородок мягкими волнами.
        Расчесав волосы, Джозефина сняла украшения, аккуратно сложила в шкатулку и подошла к столу. Она рассеянно перекладывала с места на место бумаги, очевидно, не заметив, что они лежат совсем в другом порядке, нежели раньше, а потом взяла книгу и стала листать в поисках нужной страницы. Девушка отошла от кровати и вдруг остановилась. Стивен понял, что она обнаружила исчезновение карты.
        Резко развернувшись, девушка метнулась к столу и начала ворошить бумаги и письма. Стивен бесшумно отворил дверцу и вышел из своего убежища.
        - Не это ли вы ищете?

        Глава 5

        Джози вскрикнула от неожиданности, но мужчина быстро пересек комнату и зажал ей рот ладонью. Девушка попыталась освободиться от руки, обхватившей ее через плечо, но Стивен лишь крепче прижал ее к себе.
        - Добрый вечер, мисс Хейл.
        Узнав в незваном госте соседа, Джози облегченно выдохнула.
        - Уэстман, - пробормотала она.
        - Не шумите, - прошептал мужчина, убрав ладонь от ее губ.
        Девушка кивнула. Загрубевший палец мужчины коснулся ее щеки, щекоча и дразня ее кожу. Стивен положил руки ей на плечи и повернул к себе лицом. Мгновение, и она в очередной раз взглянула в красивое лицо лорда Уэстмана.
        - Я должна была догадаться, что вы здесь, - сказала Джози.
        Стивен пожал плечами.
        - Вы сказали, что мы не можем поговорить в «Олмаке». Но вы не сказали, что не можем поговорить здесь.
        - Похоже, малярия уже начала разъедать ваш мозг.
        Стивен нахмурился.

«У него совсем нет чувства юмора», - подумала Джози.
        - Знали бы вы, сколько неприятностей доставили мне сегодня! Я не смогла отчитаться перед матерью за время, проведенное с вами, поэтому она решила сама подыскать мне партнеров. Пришлось танцевать с каждым уродливым, занудливым, отвратительно пахнущим стариком. Знаете, что она сделала бы со мной, если бы узнала, что я разговаривала с вами?
        - Я не предполагал, что такую девушку, как вы, заботят светские условности.
        Джози выпрямилась.
        - Такую девушку, как я? Что вы хотите этим сказать? - Джози сделала шаг назад, но Стивен схватил ее за плечо, прежде чем она успела отойти на безопасное расстояние.
        - Я не хотел оскорбить вас, мисс Хейл. Вы мне нравитесь. Мы с вами - одного поля ягода.
        Джози скрестила на груди руки.
        - Это, по-вашему, не оскорбление?
        Уэстман усмехнулся.
        - Я рада, что вы находите это смешным, лорд Уэстман, но я не в том настроении, чтобы играть в игры. - Джози быстро окинула взглядом руки мужчины и пол вокруг него, но карты не увидела.
        Она с надменным видом протянула руку.
        - Прошу вас вернуть мне карту и покинуть мою спальню.
        - Убедительно. Мне это нравится. - Стивен взял протянутую руку девушки.
        - Я не шучу, Уэстман. Отдайте карту и уходите.
        - На самом деле вы хотите от меня вовсе не этого. - Все еще держа руку девушки в своей, Стивен привлек ее себе. И потянул к кровати. - Вы ведь не хотите, чтобы я ушел. Не так ли, мисс Хейл?
        Почувствовав, что его ноги уперлись в кровать, Джози попыталась высвободиться. Уэстман не пытался удержать ее. Его прикосновение было столь легким, что она свободно могла отойти в сторону.
        Но ей не хотелось этого делать. Теперь, когда они оказались рядом с кроватью, Джози хотелось узнать, что произойдет дальше. Девушка судорожно сглотнула, позволив Уэстману уложить ее, а затем сесть рядом. В ее спальне еще никогда не было мужчины. Даже отец и братья ни разу не переступали порога этой комнаты. Теперь, когда он сидел рядом с ней, собственная кровать и собственная спальня казались Джози крошечными. Он был везде, куда бы она ни оглянулась - его тело, его аромат, тихий звук его голоса. Джози вздрогнула и предприняла героическую попытку собраться с мыслями. Она ведь не бесхарактерная мисс, способная упасть в обморок при попытке мужчины поцеловать или дотронуться до нее. Тут ее не проведешь. Это ее комната. И ее карта.
        - Полагаю, - начала Джози, - вопрос заключается в том, лорд Уэстман, чего хотите вы.
        Ну вот. Так-то лучше. От внимания Джози не ускользнуло, как расширились зрачки очаровательных голубых глаз Уэстмана.
        - Вы сегодня упомянули о сокровище. Вы пришли поэтому, или у вас на уме что-то другое? - Джози облизала кончиком языка пересохшие губы.
        У Уэстмана на мгновение перехватило дыхание. Ха-ха! Значит, она ему не совсем безразлична.
        - У меня много чего на уме, мисс Хейл, - холодно произнес Уэстман. - И все это касается вас. Но в данный момент меня интересует только сокровище.
        - И что заставляет вас думать, что я вам помогу?
        - То же, что заставляет вас думать, что я вам помогу. Вам нужна вторая часть карты. - Уэстман похлопал по карману сюртука. Глаза Джози округлились. Так вот, значит, где он спрятал ее карту.
        Девушка метнулась к нему, но Уэстман перехватил ее запястье, прежде чем она успела коснуться его одежды. Джози попыталась вырваться, но на этот раз он оказался не настолько покладист. Он оттолкнул ее и не отпускал до тех пор, пока она не оказалась на матрасе.
        Уэстман навис над Джози. Его лицо оказалось так близко, что она могла рассмотреть каждую ресничку, обрамлявшую его глаза. Он без усилий удерживал Джози на кровати, используя лишь одну руку и тяжесть собственного тела. Джози была неглупа и прекрасно понимала, что, если она попытается освободиться с помощью другой руки, Уэстман перехватит и ее.
        В глубине души Джози опасалась, что ей слишком захочется сдаться на милость победителя. И все же гордость заставляла ее удерживать свободную руку вне пределов досягаемости.
        - Сегодня у меня есть к вам предложение, - произнес Уэстман.
        - Какое? - хрипло прошептала девушка.
        - Я предлагаю… - свободная рука Уэстмана двинулась вдоль бедра Джози, коснулась ее талии и направилась выше, - сотрудничать.
        Джози ловила ртом воздух, точно выброшенная на берег рыба.
        - Я предлагаю стать партнерами в поисках сокровищ.
        Пальцы графа как бы невзначай коснулись груди Джози, и та попыталась отстраниться. Удовольствие, вызванное его прикосновением, было слишком сильным и совершенно неожиданным. Теплые пальцы Уэстмана сомкнулись на груди Джози, и девушка, не сдержавшись, застонала, Она ожидала чего-то подобного. Знала, что он дотронется до нее. Мужчины и раньше дотрагивались до ее груди. Но теперь все было совсем по-другому. Когда Уэстман сжал грудь девушки и коснулся затвердевшего соска, она вновь застонала и выгнулась от удовольствия.
        Джози хотела этого мужчину. Она заглянула ему в глаза - такие голубые и такие многообещающие. Она едва не застонала снова, когда он приблизил губы к ткани ее сорочки. Джози ощутила горячее дыхание, проникавшее сквозь плотную хлопчатую ткань, и закусила губу, чтобы сдержать крик. В этот самый момент она была готова на все, только бы он приспустил сорочку и взял в рот ее затвердевший от возбуждения сосок.
        - Расскажите мне о сокровище, - пробормотал Уэстман, и Джози шарахнулась в сторону.
        Она сделает все, что он попросит, но сокровища не отдаст.
        Джози подняла руку и с силой оттолкнула от себя голову графа. На его лице отразилось неподдельное удивление, но он быстро с ним справился.
        - Вы не хотите стать моим партнером? Я правильно понял?
        - Сокровище принадлежит мне, и я не нуждаюсь в вашей помощи.
        Уэстман склонился к самому уху Джози и прошептал:
        - Вам нужна моя помощь, мисс Хейл. Вам нужен я.
        О Господи, он действительно ей нужен. Ну почему он не согласился прошлой ночью стать ее любовником? Тогда Джози не пришлось бы упоминать о сокровище, и она не оказалась бы сейчас в таком положении. Если она откажется стать его партнером, откажется ли он стать ее любовником? А если она согласится быть его партнером? Не обманет ли он ее, не оставит ли сокровище себе?
        Губы графа задержались у уха Джози, и она подумала, что в сложившихся обстоятельствах у нее не такой уж богатый выбор.
        - Но это нечестно, - произнесла наконец девушка. Она услышала тихий смех Уэстмана, от которого ее сердце забилось сильнее.
        - Прошлой ночью вы тоже были не до конца честны. Просто в этой игре я сильнее вас.
        Джози нечего было возразить.
        - Вы хотите быть моим партнером?
        - Да, - выдохнул граф, и его дыхание защекотало ей ухо.
        Джози задрожала.
        - Что бы ни случилось? Уэстман снова засмеялся.
        - Что бы ни случилось, мисс Хейл.
        - Это самое простое из моих условий.
        - А какое самое сложное?
        Джози повернула голову и посмотрела в голубые глаза Уэстмана.
        - Слезьте с меня, тогда скажу.
        К разочарованию Джози, граф соскочил с кровати словно ошпаренный.
        Когда Стивен отстранился от девушки, ему потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя. Он намеревался вести себя с Джозефиной Хейл как отъявленный распутник, но в какой-то момент забыл, что всего лишь играет роль. Сначала он дотронулся до нее, а потом оказался вместе с ней в постели. Он должен был соблазнить ее, а получилось так, что она начала его соблазнять. Стивен не заметил, когда именно они поменялись ролями.
        Дьявол! А ведь Джозефина не пыталась сегодня искушать его. Стивена погубила ее реакция. Эти тихие стоны и извивающееся под ним тело привели к тому, что все его благие намерения были забыты. Стивен не лгал, когда заметил, что они одного поля ягода. Он с уверенностью мог сказать, что она идеально дополнит его в постели. Джози будет смелой любовницей, готовой доставлять и получать удовольствие.
        Когда он лежал на ней, когда его тело напряглось от возбуждения, когда его ладонь сжала грудь девушки, Стивен понял, что хочет ее. Только она могла помочь ему вернуться к прежней распутной жизни.
        К счастью, она приняла его условия. Теперь, когда Стивен не касался ее, он вновь мог рассуждать здраво. Он вспомнил, зачем делает все это, зачем пытается поверить в смехотворную сказку о пиратском сокровище. Ему нужно вернуть честь семьи. Вернуть деньги семьи. Возможно, он не слишком подходящая для этого кандидатура, но ведь именно на его долю выпала отнюдь не легкая задача. Будь он проклят, если снова всех разочарует.
        Стивен дал Джозефине возможность сесть, и она, отодвинувшись от него, принялась оправлять сорочку. Она представляла собой соблазнительную картину в девственно-белой одежде с огненно-рыжими спутанными локонами, падающими на лицо. Ее глаза цвета мха блестели, словно покрытые глазурью.
        Стивен отвел взгляд и напомнил себе, что представляет для этой женщины опасность.
        - Вы упомянули об условиях, - сказал он, все еще избегая взгляда. Впредь он будет использовать свои чары только в исключительных случаях.
        - Условия, - повторила девушка. Краем глаза Стивен заметил, как она кивнула, словно вспоминая. - Их несколько. Прежде всего, я вам не доверяю. Поэтому, когда мы найдем сокровище, мне нужны гарантии…
        - Если мы найдем сокровище.
        - …что, когда мы найдем сокровище, вы не сбежите, прихватив его с собой.
        Стивена нельзя было назвать вспыльчивым, но сейчас он почувствовал, как в его груди закипает гнев. Посмотрев Джозефине в глаза, он тихо произнес:
        - Вы считаете, что я способен обмануть женщину? Вы ставите под сомнение мою честь, мадам?
        - Я не хотела вас оскорбить, - не осталась в долгу Джози. - Я просто сказала, что мне нужны гарантии не только того, что мы разделим найденное поровну, но и того, что вы не сбежите при первой же возможности.
        Стивен встал.
        - Я считаю подобные условия оскорблением. Я человек чести.
        - И все же вы мужчина. У меня два брата, лорд Уэстман. Я знаю, какими излишне заботливыми и неразумными могут быть мужчины.
        Стивен фыркнул. Его снова охватил гнев, и он отвернулся. Надо держать себя в руках, чтобы не натворить глупостей. Что ж, два ноль в пользу эльфа.
        Но Джозефина его не знает. Кто она такая, чтобы ставить под сомнение его честность? Видимо, он сам в этом виноват. Стивен повел себя с Джозефиной не слишком красиво, но он впервые в жизни захотел обладать преимуществом сомневаться.
        - Раз это так необходимо, даю вам свое слово, - процедил наконец Стивен. - Мы разделим сокровище поровну.
        - Хорошо, тогда…
        - Но у меня тоже есть условия, - перебил девушку Стивен. - Мы будем делиться информацией. Если вы что-то знаете в дополнение к этой карте, - он вновь похлопал себя по карману, - то расскажите об этом мне. Джозефина закусила губу и отвернулась, обдумывая сказанное.
        Наконец она кивнула:
        - Хорошо.
        - Мы также разделим поровну работу. Я вовсе не намерен ползать по мансарде и рыться в пыльных бумагах, чтобы вы появились в последний момент и сорвали свою долю успеха. Вы будете работать также усердно, как я.
        Джозефина надменно вскинула тонкую бровь.
        - Вы довольно низкого мнения о женщинах, не так ли?
        - Такого же низкого, как вы о мужчинах, мисс Хейл.
        Девушка облизнула губы, и Стивен с трудом подавил волну возбуждения, захлестнувшую его при виде этого невинного жеста. Джозефина оказалась законченной кокеткой. Интересно, сердца скольких мужчин она разбила? Неужели она выбрала его своей очередной жертвой только из-за пиратского сокровища?
        - Итак, вы хотите, чтобы я проводила с вами часы в узком пространстве, копаясь в пыли. - Джозефина поднялась с кровати и шагнула к нему. Тон, каким были произнесены эти слова, делал все предстоящее предприятие чем-то безнравственным. И поскольку мысли Стивена двигались в том же направлении, он сказал:
        - Я прошу сотрудничества. Джозефина вскинула голову.
        - Вы получите то, о чем просите, милорд.
        Кивнув, Стивен двинулся к окну.
        - И вот еще что, мисс Хейл. Это деловое сотрудничество. Исключительно деловое. Мы не будем любовниками.
        Джозефина покачала головой.
        - С этим условием я не могу согласиться, милорд Я буду делиться с вами информацией и посвящать вам каждую минуту свободного времени. Я сделаю все, о чем вы попросите, и, возможно, даже больше. Но сохранять чисто деловые отношения невозможно. Ведь мы уже нарушили данный пункт соглашения.
        Стивен изо всех сил пытался защитить ее добродетель, в то время как она в этом не нуждалась. Глупышка. Если бы только она знала…
        - Думайте что угодно, лорд Уэстман, - произнесла девушка, так и не дождавшись ответа. - Вы сполна получите то, что хотите, но я не откажусь от идеи стать вашей любовницей. Наверняка опытный соблазнитель, коим вы являетесь, сможет противостоять такой наивной и неопытной мисс, как я.
        Стивен фыркнул.
        - Несомненно.
        - Тогда по рукам. Встретимся завтра ночью.
        Лишь после того, как Стивен вылез в окно, а потом оказался в собственной спальне, не переставая думать о Джозефине Хейл, он понял, что не представляет, где и когда произойдет встреча с соседкой. У него появилось не очень приятное ощущение, что до тех пор, пока драгоценная карта находится у него, наивная и неопытная мисс не выпустит его из своего поля зрения.
        На следующее утро Джози лежала в постели и обдумывала, как скоротать невероятно долгий день. Она не сможет улизнуть к Уэстману до тех пор, пока родители не удостоверятся, что она легла в постель. К несчастью, Джози имела обыкновение засиживаться допоздна, а это означало, что она удалится в свою спальню не раньше одиннадцати. Но даже это вызовет удивление. Может, ей стоит симулировать головную боль?
        Вполне возможно, что вскоре она и впрямь заработает головную боль. Уэстман ее раздражал. Чем дальше, тем больше. И тем больше она хотела его. Именно этого он и добивался.
        Он даже не попытался согласиться с ней, но не преминул соблазнить ее. Конечно же, Уэстман дал понять, что его действия не что иное, как способ получить информацию и заставить соседку сотрудничать. Джози ни капли не заблуждалась относительно интереса Уэстмана к ней. Она была для него всего лишь средством достижения цели. Ему нужны деньги, а не любовница, и он пустит в ход искусство обольщения, чтобы разбогатеть.
        Однако все попытки Джози вернуть карту ни к чему не привели, и она вынуждена была признать, что он куда опытнее в искусстве обольщения, нежели ей показалось в первый раз.
        Джози представила себя в постели с Уэстманом, когда раздался стук, и в спальню заглянула Эшли.
        - Ты все еще в постели? Господи, да ты самая ленивая девушка в Лондоне.
        Джози села на постели и подвинулась, освободив место для кузины.
        - Я устала. Вчера поздно легла. Эшли удивленно вскинула бровь.
        - Не позднее меня. Мы вместе уехали из «Олмака», но я же не валяюсь в постели до полудня.
        Джози опустила глаза и принялась крутить украшавшее палец тонкое золотое кольцо с изумрудом - подарок деда на ее шестнадцатилетие.
        - А что, если мой день не закончился после возвращения из «Олмака»?
        Поджав губы, Эшли задумалась.
        - Я могла бы предположить, что мать потащила тебя на бал к лорду Эффингтону. Но в таком случае ты бы вряд ли улыбалась.
        - Лорд Эффингтон? Если бы пришлось поехать к нему на бал, меня наверняка тошнило бы всю ночь. Омерзительный тип. Не приведи Бог стать его женой.
        Эшли подсела ближе.
        - В таком случае, чем вы занимались всю ночь, мисс Хейл?
        - У меня был визитер.
        Эшли кивнула и приготовилась слушать. Джози помолчала, раздумывая, что можно рассказать кузине, а что нет. Но потом решила рассказать все без утайки.
        - Он уже ждал меня, когда я вернулась домой.
        - Он? Я заинтригована. И где же этот джентльмен… - Эшли вопросительно вскинула бровь, и Джози кивнула, - этот лорд ждал тебя?
        Джози жестом дала понять, что здесь, в спальне. Эшли округлила глаза.
        - Могу я узнать его имя?
        - Давай назовем его «лорд У.».
        - Неужели? Тот самый, который, как ты призналась Мэди, тебя совершенно не интересует?
        - Вчера не интересовал, сегодня интересует. Могу я изменить свое мнение?
        - А если кто-то спросит, почему ты изменила свое мнение? Захочет разузнать, появился ли у тебя любовник? - Последнее слово Эшли произнесла шепотом, и Джози почувствовала, как по ее спине пробежала дрожь возбуждения.
        - Пока нет. Кроме того, он не будет моим любовником. Он мне совершенно не подходит. Слишком мелочный и властный. Он даже пригрозил рассказать моим родителям о том, что я забралась к нему в окно.
        - Но ведь он не угрожал тебе прошлой ночью. Я назвала бы это успехом.
        Джози покрутила кольцо и ничего не ответила.
        - Или ты не считаешь это успехом? - спросила Эшли.
        - Есть небольшая проблема, - пробормотала Джози.
        Глаза Эшли, почти такие же зеленые, как и у самой Джози, немного другого оттенка, округлились.
        - Он не… - Девушка откашлялась.
        - Нет, ничего подобного. По крайней мере, я так не думаю, - ответила Джози. - Уверена, что сокровище интересует его гораздо больше, нежели я.
        - Сокровище? - Эшли протестующе вытянула руку, когда Джози собралась продолжить рассказ. - А как он о нем узнал? Вчера ты рассказала мне о том, что забралась к нему в библиотеку и поцеловала его, что целоваться он не умеет и как мужчина тебя нисколько не интересует. Может, ты что-то упустила?
        - Я же сказала, что проговорилась о сокровище.
        Эшли негодующе охнула.
        - Джози! Ты ведь хотела держать это в секрете.
        - Так получилось. Но теперь, когда он знает о нем, он намерен его отыскать. Ты же знаешь, как его семья нуждается в деньгах. Он хочет, чтобы мы стали партнерами.
        - И ты согласилась?
        - Он меня уговорил.
        - Джози! Одно дело иметь мужчину в любовниках, но совсем другое - работать с ним. Ты же знаешь, что собой представляют мужчины.
        - Он согласился со всеми моими условиями.
        - И ты ему поверила? Он же мужчина. Господи, Джози, ты как будто уже вышла замуж!
        Джози засмеялась.
        - Ты все принимаешь слишком близко к сердцу, Эшли Бриттани. Я не вышла бы замуж за Стивена Даблдея, не могла бы выйти за него замуж, даже если бы захотела. Да я этого и не хочу.
        Эшли бросила на кузину сердитый взгляд.
        - Мне это не нравится, Джози. А ты подумала о чести своего деда? Как ты собираешься доказать его невиновность, когда рядом с тобой находится человек, который будет поносить его имя и ставить тебе палки в колеса?
        - Уэстман не знает об этой части моего плана. И до тех пор, пока он об этом не знает, ему не придет в голову чинить мне препятствия. В какой-то степени его помощь в поисках информации о сокровище способствует поискам информации, касающейся реабилитации моего деда.
        - А если Уэстман что-то заподозрит?
        - Тогда я поцелую его и заставлю забыть обо всем.
        Эшли рассмеялась.
        - Не сомневаюсь в этом. Ты роковая женщина, Джозефина Хейл.
        Джози пожала плечами.
        - Делаю, что могу.
        - Чем собираешься сегодня заняться? - спросила Эшли, меняя тему разговора. Джози не возражала. После того, что ей сказала Эшли, Джози готова говорить о чем угодно, только не об Уэстмане.
        - Хочу проваляться в постели до тех пор, пока не смогу улизнуть из дома и встретиться с лордом У. А что?
        Эшли закрыла глаза.
        - Лучше бы ты мне этого не говорила. Теперь я всю ночь буду волноваться.
        - Ты? Волноваться? Ха!
        - Сделай одолжение, сестренка. - Эшли вытащила Джози из постели. - Вставай, одевайся, и поехали со мной к Гантеру. Я куплю тебе мороженого, а потом навестим Мэди. Она взяла с меня обещание помочь ей с сиротским приютом. Или с вдовьим приютом. Ты же знаешь, как теперь модно заниматься благотворительностью.
        Джози нахмурилась.
        - Ты не права. Я люблю Мэди. Но у нее слишком много подшефных заведений, и все они находятся в Севен-Дайалс. Я бы поехала туда, но мать не позволит.
        Эшли скрестила руки на груди.
        - А разве тебя это когда-нибудь останавливало?
        - Нет, но я никогда еще не была так близка к потере девственности. Мне нужно остаться в живых, иначе придется смириться с участью старой девы.
        Эшли покачала головой.
        - Одевайся, прекрасная дева. Обещаю доставить тебя обратно в целости и сохранности на предстоящее свидание.

        Глава 6

        Место, носящее имя Севен-Дайалс, располагалось в северной части Сент-Мартинслейн. Оно было названо так из-за колонны с расположенными на ней семью солнечными часами, каждые из которых смотрели на одну из семи улиц, лучами расходящихся от центра. Для района, названного в честь солнечных часов, здесь было не слишком солнечно. Район Севен-Дайалс состоял из зловонных трущоб. Повсюду бродили тощие собаки, бросающие голодные взгляды на тощих детей. Тут же бесцельно слонялись бродяги - без работы и без надежды - с горящими хитростью, бегающими по сторонам глазами. Женщинам и детям приходилось не лучше. А может быть, даже хуже. У наиболее счастливых были хотя бы хибары, где можно укрыться от непогоды после долгого, наполненного тяжелой работой дня. Те, кому повезло меньше, спали прямо на улице.
        Джентльменам из высшего общества не пристало посещать подобные места, и все же многие из них время от времени наведывались в трущобы в поисках дешевого джина и еще более дешевых женщин. В молодости Стивен проводил в этом районе большую часть времени и знал здесь каждый закоулок. Где раздобыть наиболее чистых проституток, где нарваться на самую отвратительную драку, где заложить кольцо для уплаты карточного долга, где отыскать притон с наиболее высокими ставками, чтобы снова спустить все подчистую.
        Здесь можно было получить и другие удовольствия, но у Стивена, прослывшего безнадежным распутником, были свои принципы. Он ни за что не купил бы ребенка. Не стал бы участвовать в собачьих и петушиных боях или травле медведя. По его мнению, все эти так называемые развлечения были завуалированными преступлениями. У него никогда не возникало желания причинить кому бы то ни было боль, несмотря на то что он все равно ее причинял.
        И вот он снова здесь - шагает по знакомым до боли улицам и вдыхает зловоние. Только на этот раз им движет нечто иное, нежели желание в очередной раз согрешить. Все его мысли были о спасении семьи.
        Стивен не позволил себе быть слишком оптимистичным. Он просто пошел на поводу у своего любопытства, не более того. Он был все еще не до конца убежден, что сокровище, о котором говорила мисс Хейл, не плод ее воспаленного воображения. И все же карта, лежавшая у него в кармане, давала надежду. Но это вовсе не означало, что вышеозначенное сокровище, если оно действительно существует, все еще ждет, пока он придет и заберет его. Прошло более полувека с тех пор, как золото спрятали. Наверняка бандиты или контрабандисты завладели золотыми дублонами, или их унесло приливом.
        Стивен хотел предостеречь от подобной возможности Джозефину Хейл, но не стал ее разочаровывать. Ему надоело лишать людей надежды. Пусть мисс Хейл сама познает суровую правду жизни. Не ему ее учить.
        Стивен свернул на Куин-стрит, улицу, на которую вряд ли когда-либо ступала нога ее величества, и посмотрел на мятый клочок бумаги, который держал в руке. Не только Джозефина Хейл обладала информацией. Порывшись в старых бумагах, Стивен обнаружил среди вещей деда квитанцию со склада, находившегося в Севен-Дайалс. Если даже склад все еще существует, вряд ли он найдет там что-то интересное, принадлежавшее его деду. Стивену было нечем заняться до того момента, как очаровательная соседка нанесет ему визит, поэтому он послал за экипажем и перенесся в прошлое, в свое прошлое, в Севен-Дайалс.
        Стивен еще раз посмотрел на бумажку, зажатую в руке, и отскочил в сторону, чтобы не наступить на сопящую в грязи свинью.
        - Могу я вам помочь, сэр? - спросил подросток, очевидно, хозяин свиньи. Тощий, перепачканный сажей парнишка оценивающе разглядывал Стивена. - Что-то потеряли?
        - Я ищу вот этот дом. - Стивен показал парню бумажку, на которой были написаны название и адрес склада.
        Парень покачал головой:
        - Не умею читать. Что там написано?
        - Королевский дворец. Он должен быть где-то здесь, на Куин-стрит.
        Парнишка фыркнул:
        - Неплохое название. Королевский дворец здесь, в Севен-Дайалс.
        - Если отыщешь этот дом, получишь шиллинг. Глаза парня округлились.
        - Вернусь сию минуту, сэр. Не присмотрите за моей свиньей? - С этими словами парень побежал вперед, окликая проходивших мимо обитателей трущоб в поисках нужного места. Ответы были отнюдь не обнадеживающими, и Стивен продолжал двигаться вперед, изучая немногочисленные вывески на домах.
        Он был так увлечен поисками, что не сразу услышал перезвон смеха, доносившийся с дальней стороны улицы. Но потом этот радостный звук, такой чужой и непривычный в этом мрачном месте, проник в его сознание, и Стивен обернулся. Он прищурил глаза, заметив платье из розового муслина, под которым скрывалась знакомая фигура.
        Стивен протер глаза. Этого не может быть! Но когда он снова их открыл, видение не исчезло. Оно стояло прямо перед ним.
        - Джозефина Хейл! - воскликнул он.
        Стоявшая в нескольких ярдах от него высокая рыжеволосая женщина с забранными на затылке локонами вздернула подбородок, тряхнула головой и обернулась к своим спутницам. Потрясенный, Стивен увидел еще двух леди - блондинку и брюнетку. Они были не одни, Их сопровождали четыре лакея, но это не имело никакого значения. Им не стоило здесь находиться.
        Стивен направился было к ним, и тут вспомнил о свинье, которая не желала двигаться с места.
        - Хрюшка, - позвал он. - Хрюшка, иди ко мне. Но свинья засопела и двинулась в противоположном направлении.
        - Дьявол! - выругался Стивен и двинулся за глупым животным, стараясь не обращать внимания на серебристый смех трех леди. Наконец ему удалось схватить конец веревки, обвязанной вокруг шеи животного, и Стивен повел свинью за собой по улице.
        Молодые леди удивленно смотрели на него. Джозефина и ее подруга блондинка изо всех сил пытались подавить смех, в то время как брюнетке, похоже, удалось взять себя в руки.
        - Леди Мэдлин, - поклонился Стивен леди с темными волосами, в которой узнал дочь графа Касли. Поклонившись, он невольно сделал еще несколько шагов вперед, поскольку свинья и не думала останавливаться. Однако Стивену удалось совладать с ней. - Какая приятная неожиданность, - продолжал он, пятясь назад.
        - Милорд. - Леди Мэдлин присела в реверансе. - И вправду неожиданная встреча. Вы приехали сюда, чтобы… э… сделать пожертвование? Или же вы просто интересуетесь… земледелием?
        - Пожертвование?
        - Он здесь не для того, чтобы делать пожертвования, Мэди, - произнесла Джозефина. - Его привели сюда иные причины. Без сомнения, недостойные.
        - Наверное, он ворует свиней, - предположила блондинка, закрыв рот рукой, чтобы скрыть улыбку.
        - Я права, лорд Уэстман? - спросила Джозефина.
        - Нет, мисс Хейл, - ответил Стивен, стараясь не замечать, сколь очаровательно она выглядит в розовом платье, разрумянившаяся, с алыми губами, словно созданными для поцелуев. - Вообще-то я здесь по делам вполне законного бизнеса.
        - Какого именно? - потребовала ответа Джози. - Связанного со свиньями?
        - Я здесь по личному делу, - ответил Стивен, пытаясь оттолкнуть свинью, тыкающуюся носом в его ботинок. - А вот что делаете здесь вы? Этот район не для леди.
        - И не для джентльменов, - добавила блондинка.
        Стивен натянуто улыбнулся и бросил нетерпеливый взгляд на Джозефину Хейл.
        - Моя кузина, - ответила в ответ Джози, - мисс Эшли Бриттани.
        - Очень приятно. - Стивен поклонился и одарил девушку своей самой ослепительной улыбкой. - Я слышал о вас, мисс Бриттани. Но описание ничто по сравнению с действительностью.
        Веки Эшли затрепетали - девушка откровенно флиртовала с новым знакомым.
        - Благодарю вас, милорд. А вот о вас говорят, что… - Она перевела взгляд на свинью. - Вообще-то я слышала не все.
        - Не беспокойтесь! - Очаровательная соседка Стивена громко фыркнула. - Если вы собираетесь крутить любовь целый день, то я, пожалуй, пойду. У нас с Мэди много дел. - Джози порывисто прошла мимо и направилась к мрачному зданию, на котором виднелась вывеска: «Сиротский дом». Стивен едва не рассмеялся. Его бойкая соседка ревнует! Еще секунду назад он мечтал о том, чтобы поцеловать ее соблазнительные пухлые губы, что свело бы на нет все его благие намерения. А она думала, что ему понравилась ее кузина. Знала бы мисс Хейл, что он хочет именно ее. Конечно же, Стивен не собирался сообщать ей об этом, но он не мог позволить ей уйти. Поспешно покинув леди Мэдлин и мисс Бриттани, он последовал за девушкой.
        По крайней мере, попытался это сделать. Ему потребовалось с полминуты, чтобы уговорить свинью перестать жевать его ботинок и последовать за ним.
        - Что вы тут делаете? - спросил он, таща за собой медлительное животное. - Я настаиваю на том, чтобы вы и ваши подруги сию же минуту отправились домой.
        - Нечего мне указывать. Сами отправляйтесь домой.
        Господи, до чего же она хороша. Выводит из себя, раздражает. И все же она восхитительна. Каков будет на вкус поцелуй, если он поцелует ее прямо сейчас? Превратится ли ее гнев в страсть?
        Прежде чем Джози успела скрыться за дверью приюта, Стивен преградил ей дорогу. К своему удовольствию, он заметил, как свинья обошла девушку сзади и опутала ее ноги веревкой, отрезав путь к отступлению.
        - Ваша мать знает, что вы здесь?
        Джози скрестила руки на груди.
        - А ваша?
        - Это не важно. Я мужчина.
        Сказав это, Стивен понял, что совершил ошибку. Джози подошла ближе и процедила сквозь зубы:
        - Да, сэр, вы осел. - Она хотела сказать что-то еще, но в этот момент к ним подбежал запыхавшийся мальчишка.
        - Эй, сэр! Я нашел. Нашел дом, о котором вы спрашивали. Королевский дворец.
        Стивен отошел от девушки, передал парню веревку. И жестом приказал следовать за ним.
        - Что за королевский дворец? - спросила мисс Хейл, следуя за Стивеном.
        Парень обернулся, чтобы ответить, но мужчина взял его за плечо и подтолкнул вперед. Джозефина Хейл тоже ускорила шаги.
        - Это постоялый двор? Бордель?
        - Нет, мисс! Ничего подобного. - Мальчишка обернулся, явно расстроенный тем, что молодая леди могла столь дурно подумать о нем. - Мать непременно высечет меня, если узнает, что я имею дело с этими… гм… леди.
        - Непременно высечет, - кивнув, сказала мисс Хейл. - Но ты кажешься мне славным мальчиком… э…
        - Чарли, мисс.
        И прежде чем Стивен успел удержать его, мальчишка вырвался и протянул pуку.
        - Мое имя Чарли.
        Стивен изумленно наблюдал за тем, как мисс Хейл взяла перепачканную руку мальчика в свои, затянутые белоснежными перчатками.
        - Джозефина Хейл. Рада познакомиться. А теперь, умоляю, скажи, что такое королевский дворец.
        - Я не знаю наверняка. Лучше спросите этого господина. Он пообещал мне шиллинг за то, что я отыщу нужный ему дом. Этот дом похож на старый склад.
        - Склад? - переспросила девушка, с подозрением взглянув на Стивена. - Как мило. Так веди же меня, юный Чарли.
        Мальчишка сделал, как ему было велено, таща за собой свинью. Джозефина Хейл помахала рукой подругам и последовала за проводником. Раздраженный, Стивен бросился ее догонять. Ему следовало зацеловать ее до потери сознания, когда ему представлялась такая возможность. Тогда, возможно, она хоть на время перестала бы вмешиваться в его жизнь.
        - Не припомню, чтобы я приглашал вас с собой, - прорычал он. - Я же сказал, что у меня дело личного характера.
        - А я не с вами иду, - ответила Джози, - а с Чарли. Чарли не возражает. Ты не возражаешь, Чарли?
        Парень обернулся.
        - Нет, мисс Хейл. Почитаю за честь.
        Джози торжественно улыбнулась.
        - Вот видите. Ему льстит, что я иду рядом с ним. Жаль, что вы не так же любезны, как он.
        - Прошлой ночью я был очень любезен. - При одном лишь воспоминании об этом дыхание Стивена участилось.
        Он готов был поклясться, что щеки девушки порозовели, но она отвернулась.
        - Не слишком любезно с вашей стороны воровать.
        - Это сразу за углом! - выкрикнул Чарли.
        - Я не воровал. - Во второй раз за прошедшие сутки Стивен почувствовал, что его нервы на пределе.
        - Я хорошо помню, как просила вас вернуть мою собственность, - высокомерно произнесла мисс Хейл. - А она все еще у вас. Так что я имею полное право быть недовольной.
        - Недовольная женщина. Весьма неожиданно. Джози повернулась, собираясь дать Стивену яростную отповедь, но тут на помощь ему пришел Чарли:
        - Вот этот дом, сэр. Могу я получить свой шиллинг?
        Стивен протянул парню монету, и тот отправился вместе со свиньей по своим делам. Стивен оглядел старый дом, стараясь запомнить его месторасположение.
        - Ну вот, мисс Хейл. Теперь вы видите, что здесь нет ничего интересного. А теперь, если позволите, я найму экипаж и доставлю вас домой в целости и сохранности.
        - Я не поеду домой. Тем более с вами, - заявила Джози и пошла вперед.
        Стивен бросился ей наперерез, чтобы помешать войти в здание.
        - Вы не пойдете туда.
        Мужчина схватил Джози за запястье, и та посмотрела на него.
        - Пойду. Меня вдруг сильно заинтересовал этот склад.
        - Почему?
        Девушка подошла ближе, и вновь ее похожие на лепестки роз губы принялись дразнить Стивена, моля о поцелуе.
        - Это вы мне скажете, лорд Уэстман. Что вам здесь нужно? Что вы пытаетесь скрыть от меня? - Зеленые глаза девушки вспыхнули огнем.
        - Я ничего не пытаюсь скрыть, черт возьми.
        - Значит, этот склад не имеет никакого отношения к… ну, вы сами знаете, к чему?
        Стивен не ответил.
        - Милорд? - настойчиво повторила Джози. - Имеет ли это место какое-то отношение к нашим дедам?
        Стивену очень хотелось сказать, что не имеет. Однако он не мог солгать. Потому что прошлой ночью они дали друг другу слово делиться любой новой информацией.
        Но, черт возьми! Их договоренность не предусматривала путешествие по лондонским трущобам.
        - Судя по выражению вашего лица, ответ положительный. - Выдернув руку, Джози ударила мужчину в грудь. - Ах вы, мерзкий лжец! Думаете, я стану после этого вам доверять?
        Стивен перехватил руку девушки, прежде чем та снова исхитрилась его ударить.
        - Вы и не доверяли мне. Только выдвинули кучу условий.
        - А вы прочитали мне лекцию о том, что вы человек чести. Ну и куда подевалась ваша честь сегодня, лорд Уэстман? Или она появляется лишь в тот момент, когда вы пытаетесь уложить женщину в свою постель?
        Грубость Джози перешла все мыслимые границы.
        Стивен не остался в долгу:
        - Пожелай я уложить вас в свою постель, вы бы там уже оказались, мисс Хейл. - И тогда он не желал бы ее так отчаянно. - Кроме того, я собирался рассказать вам о складе.
        - Постфактум!
        - Да. Севен-Дайалс - неподходящее место для леди. Бросив на Стивена презрительный взгляд, Джози вырвалась из его крепких рук и принялась расхаживать перед входом в склад. Ее кулаки сжимались и разжимались.
        - Как это по-мужски, - бросила она, проходя мимо, и прошипела: - Лжец, - поворачивая обратно.
        Стивен вновь схватил девушку за руку.
        - Я не лжец.
        - Вы обещали не бросать меня. Обещали, что будете рассказывать все, что узнаете.
        - Так и будет.
        - После того, как вы уже солгали мне!
        - Я же говорил, что Севен-Дайалс…
        - Если даже нам придется спуститься в ад, я сделаю это, милорд. Куда вы, туда и я. Понятно?
        Стивен гневно посмотрел на девушку. Если она скажет еще хоть слово…
        - Думаете, вы, глупый мужчина, сможете справиться с этим делом?
        - Думаете, вы, упрямая женщина, сможете справиться с этим делом? - Стивен привлек девушку к себе и завладел ее ароматными, пухлыми, капризно изогнутыми губами.
        Только так можно было заставить ее замолчать, продемонстрировав, что главный здесь он, а не она. Только так можно было выбросить из головы грешные мысли о том, что он хочет с ней сделать. Стивену стоило бы придушить эту дерзкую девчонку. Но разве мог он сделать подобное, когда она стояла перед ним в своем восхитительном розовом платье, с раскрасневшимися щеками, сверкающими глазами и соблазнительно вздымавшейся маленькой округлой грудью?
        Стивен не мог припомнить, когда в последний раз желал женщину так сильно. Он сам не знал, чего желал больше - задушить или зацеловать ее. Но когда его губы коснулись ее губ, он понял, что принял правильное решение.
        Сначала поступок Стивена ошеломил девушку. Ее губы были плотно сжаты, а тело неподатливо, но потом она тихо вздохнула и полностью отдалась на его милость. Или, наоборот, он отдался ей на милость. Джозефина обвила шею мужчины руками, прильнула к нему, ее язык проник в его рот, тотчас же начав чувственную дуэль с его собственным. Девушка пыталась сказать, что Стивен не выиграл этот бой. Что она не сдалась.
        И Стивену это понравилось. Он еще раз получил доказательство того, что эта женщина ровня ему, а может быть, и превосходит его.
        - Я не сдаю комнаты, - услышали они скрипучий мужской голос. - Ошиблись адресом.
        Джозефина отскочила от Стивена. Ее щеки пылали, дыхание участилось, и Стивен с гордостью подумал, что это он сотворил с ней такое. Но теперь, овладев собой, почувствовал отвращение к самому себе. Нашел чем гордиться. Поцеловать благовоспитанную леди на углу улицы. О чем только он думал?
        Стивен откашлялся.
        - Мы ищем королевский дворец.
        - Уже нашли. Я владелец. Что вам угодно? Стивен посмотрел на Джозефину, и та вернула ему взгляд, полунасмешливо-полувопросительно вскинув бровь.
        - Мы ищем вещи, которые мой…
        Джозефина откашлялась. Стивен отчаянно выдохнул.
        - Вещи, которые наши деды могли оставить. Имя Уэстман.
        - И Хейл, - добавила Джозефина.
        При этих словах седые кустистые брови хозяина склада поползли вверх.
        - Уэстман и Хейл, говорите? Весьма интересная парочка. Эти имена мне известны. Заходите, лорд Уэстман, мисс Хейл. Посмотрим, есть ли у меня то, что вы ищете.
        Он рукой указал на дверь, которая вела внутрь темного здания, но, несмотря на недавнюю угрозу спуститься с ним даже в ад, Стивен почувствовал, что мисс Хейл подошла ближе. Он ободряюще положил руку на ее плечо и посмотрел на хозяина склада, который жестом предложил следовать за ним.
        Он повел посетителей к единственному источнику света. Вокруг нависали гигантские тени, откуда-то доносились звуки падающих капель, Джозефина Хейл вложила руку в ладонь Стивена. Он сжал ее, стараясь прогнать из головы все нечестивые мысли. Это было нелегко, когда кровь все еще пульсировала в висках после недавнего поцелуя.
        А есть ли во всем этом смысл? В глубине души Стивен был настоящим повесой. Но он мог быть выше этого. Мог стать наследником, в котором нуждалась его семья. Таким, каким был его брат. Он не воспользуется наивностью девушки. Никогда.
        Где-то душераздирающе заорал кот, и Джози, тихонько взвизгнув, прильнула к Стивену.
        - Мы почти пришли, - успокоил ее хозяин. Стивен почувствовал, как девушка задрожала, но потом распрямила плечи и пошла вперед. Стивен мог поклясться, что она не труслива.
        - Здесь довольно темно, - заметила Джозефина.
        - Думаю, цена свечи или масла для лампы ничто для такой леди, как вы, - ответил хозяин, обходя высокую башню из сложенных турецких ковров. - Тут не Мейфэр, поэтому нам приходится довольствоваться малым.
        Джози ощутила неловкость.
        - Извините. Я сказала это, не подумав. Впредь буду держать язык за зубами.
        К изумлению Стивена, пожилой мужчина рассмеялся. Вскоре они достигли конторы и источника тусклого света. Хозяин помахал рукой, приглашая внутрь. В комнате находились пара стульев и небольшой письменный стол, за которым виднелась еще одна дверь.
        - Вы - внучка Натана Хейла, - сказал хозяин склада, проводя посетителей внутрь. - А у вас нет ни капли гордости.
        Стивен с трудом удержался, чтобы не расхохотаться.
        - А, лорд Уэстман не согласен.
        Хозяин склада сел за письменный стол, Стивен усадил Джозефину Хейл на оставшийся стул, а сам стал у нее за спиной.
        - Думаю, капля гордости у нее все же есть, - произнес Стивен. Джозефина метнула на него гневный взгляд. - А может быть, даже и две.
        - Нельзя ли перейти к делу, если вы не возражаете, - промолвила девушка.
        - Конечно. - Стивен достал из кармана фрака пожелтевший листок бумаги. - Я нашел это среди документов своего деда.
        Джозефина Хейл выхватила у него листок.
        - Почему вы не показали его мне?
        - Я нашел его только сегодня утром, - пояснил Стивен, разжав пальцы девушки и передав бумагу владельцу склада. - Как видите, на ней название склада и адрес.
        Хозяин посмотрел на бумагу.
        - Хотите узнать, не осталось ли здесь каких-либо вещей вашего деда?
        - Совершенно верно.
        - Ну, это вряд ли. - Хозяин откинулся на стуле и сцепил пальцы. - Я помню вашего деда. - Он посмотрел на Джозефину. - И вашего тоже. Они наведывались сюда время от времени. Мне тогда не было и двух лет. Слишком много времени прошло. Не так просто отыскать то, что когда-то сдали на хранение.
        - А нельзя ли поискать? - спросила Джозефина. - Мы осторожно.
        Мужчина скептически посмотрел на девушку и перевел взгляд на Стивена.
        - Не терпится, да? Вам потребуется несколько лет, чтобы обыскать это место, но вы ничего не найдете. Перепачкаетесь, и крысы вас покусают.
        - Но…
        Стивен положил руку на плечо девушки, призывая ее замолчать.
        - Дайте-ка я посмотрю записи, - сказал хозяин. - Может, и впрямь отыщу что-либо ценное.
        С этими словами он исчез в соседней комнате, сплошь заставленной полками, где, судя по всему, хранились бухгалтерские книги.
        Джозефина обернулась и посмотрела на Стивена.
        - Никогда больше так не делайте.
        Стивен с трудом подавил смех.
        - Вы записали на мой счет слишком много грехов, так что будьте любезны, выражайтесь конкретнее.
        Девушка гневно посмотрела на Стивена и прошептала:
        - Никогда больше не целуйте меня, тем более на публике. Если моя мать об этом узнает…
        - Неужели вы думаете, что у вашей матери есть друзья в этом районе?
        - У моей матери везде есть друзья. От ее внимания почти ничего не ускользает. Если хотите стать моим любовником, соблюдайте осторожность.
        Стиснув зубы, Стивен с трудом удержался, чтобы не одернуть нахалку.
        - Я не собираюсь становиться вашим любовником, мисс Хейл. Мне просто хотелось заткнуть вам рот. Только и всего.
        Джози откинулась на стуле и долго смотрела на мужчину. Их взгляды встретились и уже не отпускали друг друга. Пауза затянулась. Наконец Джози произнесла:
        - Плохо. Очень плохо. Потому что сегодня вы целовались гораздо лучше. Мы с вами стали бы неплохой парой. Я могла бы даже кое-чему научить вас.
        Стивен в ужасе смотрел на девушку. Он даже не нашелся что ответить. Мисс Хейл считает, что он не умеет целоваться? Что она превосходит его в искусстве обольщения? Какая нелепость! Стивену захотелось схватить мисс Хейл и показать ей, насколько смехотворно ее предположение. Но в этот момент раздался голос хозяина склада, который вернулся:
        - Только не начинайте снова. Я нашел кое-что, что может вас заинтересовать.
        В загрубевших руках мужчина держал полированную шкатулку. По размерам она напоминала буханку хлеба - с потускневшими от времени петлями и золотым запором. Стивен хотел взять шкатулку, но Джозефина Хейл опередила его.
        Джози казалось, что ничего красивее этой шкатулки она никогда в жизни не видела, хотя замысловатая резьба, некогда украшавшая ее, уже стерлась от времени. Шкатулка была покрыта царапинами, а пахло от нее, как от немытого ночного горшка. Но шкатулка принадлежала ее деду, а Джози с трепетом относилась ко всему, что имело к нему отношение.
        Повертев шкатулку в руках, Джози обнаружила золотой запор и попыталась его открыть, но не смогла. Но тут обнаружила замочную скважину.
        - Она заперта на ключ. - Джози протянула шкатулку Стивену. Он взял ее в руки, попытался открыть, тоже не смог, но не вернул шкатулку назад. Джози заскрипела зубами от досады. Как это по-мужски!
        - А у вас нет ключа? - спросил Стивен у хозяина склада.
        - Нет. Только шкатулка. Вот, смотрите сами. - С этими словами он протянул Уэстману пожелтевший от времени гроссбух, и Джози прочла запись:
        Содержимое: одна деревянная шкатулка. Плата за хранение: получена полностью. Подпись владельца: Дж. Даблдей.
        Джози посмотрела на Уэстмана.
        - Придется взломать замок.
        - Только не здесь, - запротестовал хозяин склада. - Не отвлекайте меня отдел. Оба ваших деда всем доставляли хлопоты, вы тоже такие. Вы получили то, за чем пришли. А теперь уходите.
        Уэстман кивнул.
        - Могу я заплатить вам за услугу?
        Мужчина покачал головой.
        - Вы же видели запись. Плата получена полностью, Забирайте шкатулку и уходите.
        - Спасибо, - поблагодарила Джози хозяина и направилась вслед за Уэстманом к выходу.

        Глава 7

        Джози двинулась по той же дороге, по которой они пришли, но Стивен положил руку ей на плечо.
        - Что вы собираетесь делать?
        - Открывать шкатулку, конечно, - ответила девушка и протянула руку, чтобы забрать ее у Стивена.
        - Но это неподходящее место.
        Джози отмахнулась.
        - Мы пойдем в приют. Там нас никто не увидит. - Девушка улыбнулась. - Кстати, Мэди сказала, что там живут самые искусные городские воришки, которые исправились и бросили свое ремесло. Полагаю, они без труда откроют этот замок.
        - Воры. Великолепно, - проворчал Стивен.
        Спустя пять минут Джози переступила порог сиротского приюта. В одном из дверных проемов показалась голова Мэди.
        - А, ты вернулась. Не поможешь ли мне накрыть на стол?
        - Только не сейчас, Мэди! Мы нашли кое-что… шкатулку. Есть здесь спокойное место, где можно было бы повнимательнее рассмотреть ее?
        За спиной Мэди появилась Эшли.
        - Мы? О, ты вернулась вместе с лордом Уэстманом.
        Уэстман снял шляпу и сунул ее под мышку. Он вел себя на удивление терпеливо. Так, по крайней мере, ему казалось.
        - Можете пройти в кабинет, - предложила Мэди. - Значит, вы не хотите мне помочь? Это прекрасный способ доказать, что вы действительно исправились.
        Уэстман натянуто улыбнулся. Джози вздохнула.
        - Перестань агитировать нас стать членами твоего благотворительного общества.
        Мэди осталась непреклонна.
        - Да, и вот еще что. - Джози понимала, насколько неуместна ее просьба, но у нее не было выбора. - Нельзя ли прислать к нам одного из детей, состоявших в банде Финнегана? Мы не можем открыть шкатулку.
        Мэди поджала губы.
        - Благотворительному обществу не нравится, когда детям напоминают…
        - Знаю. Я больше никогда не попрошу ни о чем подобном! - воскликнула Джози. - Я объясню, что шкатулка принадлежит мне, но я не могу ее открыть. Ведь если она моя, в наших действиях нет ничего ужасного, правда?
        - Хорошо. Сейчас позову Джонни.
        - Спасибо!
        Джози повела Уэстмана в кабинет, и Эшли проскользнула внутрь, прежде чем кузина успела закрыть дверь. Джози взглядом дала Эшли понять, что хочет остаться с Уэстманом наедине.
        - Я только взгляну на шкатулку, - ответила Эшли и шепотом добавила: - Я не украду твоего кавалера.
        - Он не мой кавалер, - прошипела Джози.
        Эшли рассмеялась.
        - Вообще-то я здесь, - произнес Уэстман, усаживаясь на стул.
        - Джентльмен не стал бы подслушивать, - заметила Джози. Она зажгла лампу и поставила шкатулку на маленький столик.
        Эшли подошла ближе, рассматривая шкатулку.
        - И что в ней особенного? - спросила она.
        - Шкатулка принадлежала моему деду, - пояснил Уэстман, бросив взгляд на Джози.
        - Она может оказаться ключом к сокровищу, - объяснила Джози и обратилась к Стивену: - Эшли знает про карту. Только она одна.
        Уэстман кивнул.
        - Главное, чтобы никто больше не узнал.
        Раздался тихий стук в дверь, и Джози заслонила спиной шкатулку.
        - Войдите, - крикнула она.
        Дверь распахнулась и на пороге появилась девочка лет восьми.
        - Мисс Мэди сказала, что вы хотите меня видеть. - Девочка протопала в комнату. - Но я не делала этого. Я не трогала куклу Сары. Клянусь. - Она скрестила руки на худенькой груди и выпятила нижнюю губу.
        - Ты Джонни? - спросила Джози.
        - Джонни, - ответила девочка. - Только я этого не делала.
        - Конечно, не делала, - произнесла Эшли. - Мы в этом уверены. Просто нам, вернее, этим господам, нужна твоя помощь.
        Лицо малышки просветлело.
        - Моя помощь? В самом деле? А что вам нужно?
        Джози помнила себя в этом возрасте. Тогда ее настроение менялось чуть ли не каждую минуту. Она бросила взгляд на Уэстмана. Тот смотрел на девочку с любопытством и настороженностью.
        - Видишь эту шкатулку? - спросила Джози малышку.
        Та кивнула, тряхнув белокурыми кудряшками.
        - Она принадлежит нам. - Джози указала на лорда Уэстмана. - Но мы потеряли ключ и теперь не можем ее открыть. Мисс Мэди сказала, что ты сможешь нам помочь.
        Девочка прищурилась, посмотрела на шкатулку и перевела взгляд на женщину и мужчину.
        - Не думаю, что это хорошая идея.
        Джози мысленно послала проклятия в адрес Мэди. Ее кузина очень хорошо потрудилась на ниве перевоспитания малолетних беспризорников, и теперь те воспринимали малейшую просьбу как уловку заставить их поступить бесчестно.
        - Мы тебя не обманываем, - заверила девочку Джози. - Мисс Мэди объяснила тебе, что вскрывать замки и залезать в чужие карманы - стыдно. Но эта шкатулка принадлежит нам, и ее просто необходимо открыть. Пожалуйста, помоги нам.
        Джонни посмотрела на стоявшую перед ней девушку, затем на Уэстмана, который вдруг заерзал на сиденье.
        - Это ваша шкатулка? - спросила девочка.
        Стивен и Джози переглянулись.
        - Да. - Стивен вновь заерзал на стуле. - Эта шкатулка принадлежала моему деду, а теперь она моя.
        Джози не преминула толкнуть его локтем.
        - Наша.
        - Значит, она не совсем ваша? - спросила Джонни.
        Уэстман потер бровь.
        - Принадлежала моему деду, а после его смерти стала моей.
        Девочка все еще колебалась.
        - Послушай, - произнес Уэстман, - ты можешь нам помочь или нет? Если ты не откроешь шкатулку, мне придется ее взломать. Мисс Хейл рассердится, если я испорчу такую чудесную вещицу. - Он подмигнул девочке. - Так ты поможешь?
        Джози вытаращила глаза. Стивен заигрывает с сиротой. Однако его уловка сработала, и Джози успокоилась. Девочка взяла шкатулку и принялась ее внимательно рассматривать. Джози, впрочем, как и все в этой комнате, затаила дыхание, пока девочка рассматривала замок.
        Наконец Джонни взглянула на женщин.
        - Мне нужна шпилька.
        Джози запустила руки в прическу, но Эшли оказалась проворнее:
        - Вот. Возьми мою.
        Девочка взяла шпильку, просунула в замочную скважину и начала что-то нащупывать. В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов и дыханием девочки.
        - Мне нужно нащупать пружину, - пояснила Джонни сквозь стиснутые от напряжения зубы. - Много времени это не займет. - Девочка с виноватым видом посмотрела на присутствующих. - Я давно этим не занимаюсь.
        - Не волнуйся, - подбодрила Джози малышку. Джонни посмотрела на дам и перевела взгляд на дверь.
        Видимо, боялась, что войдет мисс Мэди, увидит, что она делает, и станет ее бранить. Джози заговорила, чтобы успокоить ее:
        - Странно, что маленькую девочку зовут Джонни. Это твое настоящее имя?
        Девочка вновь переключила внимание на замок и торчавшую из него шпильку.
        - Нет.
        - И как же тебя зовут? - спросила Эшли.
        Девочка вновь выпятила губу.
        - Джоанна.
        - Красивое имя.
        Джонни сморщила нос.
        - Какое-то детское, Мне нравится Джонни. Вот!
        Джози услышала щелчок повернувшегося замка. Джонни передала шкатулку Джози, и та с легкостью подняла крышку. Все трое заглянули ей через плечо.
        - Обед на столе! - донесся из столовой голос Мэди.
        На лестнице послышался громкий топот множества ног, когда толпа сирот устремилась в столовую.
        - Надо же! - досадливо бросила Эшли. - В самый интересный момент.
        Джози опустила крышку.
        - Может, оно и к лучшему. Я скажу тебе, если мы найдем что-нибудь стоящее внимания.
        - Ладно. - Эшли протянула Джонни руку. - Готова идти обедать? - Юная леди и девочка выбежали из комнаты.
        Джози взглянула на Уэстмана.
        - Хотите посмотреть, что там внутри?
        - Чтобы вы обвинили меня в том, что я не поделился с вами информацией? Нет уж, увольте.
        - Прекрасно.
        Джози с торжествующим видом открыла крышку и увидела красную бархатную обивку. Опустив руку внутрь, провела пальцами по мягкой, местами вытертой ткани.
        - Пусто, - прошептала она.
        Уэстман взял у нее шкатулку и заглянул внутрь.
        - Не могу поверить! - взвыла Джози. - Все усилия напрасны. Здесь ничего нет! Но почему наши деды отдали на хранение пустую шкатулку? Я знала, что сокровище приносит несчастье!
        - Возможно, в шкатулке что-то было, когда ее отдавали на хранение. А потом содержимое вытащили. - Стивен поставил шкатулку на стол, и что-то тихо звякнуло.
        - Или они спрятали содержимое под обивкой. - Джози взяла шкатулку и слегка встряхнула. Внутри глухо загремело, и Джози показалось, что на небе вдруг взошло солнце, наполняя ее сердце теплом. - Дайте мне что-нибудь острое.
        - Я вам не лакей, мисс Хейл.
        Джози едва удалось сдержать вздох разочарования. Очевидно, у Стивена истощилось терпение.
        - Что ж, хорошо. Ваша светлость, не будете ли вы столь любезны подать мне что-нибудь острое?
        Встав со стула, Стивен вытащил из-за голенища маленький перочинный ножик. Вооружившись им, Джози осторожно разрезала бархатную обивку. Ткань легко подалась, и на дне блеснуло золото. Сердце девушки отчаянно забилось в груди. Дублон?
        Края обивки разошлись в стороны, и Джози жадно схватила золотой… ключ? Старинный, с причудливой резной дужкой и длинным тонким прямоугольным язычком.
        - Это все? - спросил Уэстман.
        Джози передала ему шкатулку. Ключ. Джози облизала губы. Конечно, найти золотой дублон было бы гораздо приятнее, но ключ тоже выглядел многообещающе.
        Уэстман поставил шкатулку на стол.
        - Пусто, - сказал он. - Только ключ. Попробуйте. Нужно убедиться что он не от шкатулки.
        Джози попыталась вставить ключ в отверстие, но язычок оказался слишком большим. Она улыбнулась в предвкушении новой тайны.
        - Итак, у вас есть ключ, но нет замка. Интересно, что еще мы найдем. - Девушка взглянула на Уэстмана. - Вы сказали, что узнали о шкатулке из бумаг вашего деда. А вы не нашли какую-нибудь вещь, для которой понадобился бы ключ?
        - Нет. Только несколько документов.
        - Каких документов? О, не трудитесь. Я приду к вам сегодня вечером, и мы сможем поискать вместе.
        - Прекрасно, - протянул Стивен.
        - Не знаю, когда смогу выбраться из дома. Подожду, пока родители уснут, а потом вылезу в окно.
        Уэстман удивленно посмотрел на девушку.
        - Опять в окно? Нет, мадам. Я не потерплю больше ничего подобного. Подойдите к черному ходу, я буду вас ждать.
        Джози провела пальцем по его щеке.
        - А мне это нравится.
        Стивен перехватил руку девушки, и его голубые глаза превратились в куски льда.
        - Перестаньте заигрывать со мной. Вы не готовы к последствиям.
        - Позвольте мне самой это решить.
        - Я уже все решил.
        Джози повернулась и направилась к двери.
        - Постарайтесь не задерживаться, мисс Хейл. Я не стану слишком долго ждать.
        Уэстман мерил шагами маленькую площадку перед входом для слуг, то и дело доставал часы и поглядывал на циферблат. Сколько еще придется ждать? Уже начало второго, а Джозефина Хейл вернулась домой восемь часов назад - он ее проводил. Точнее, нанял экипаж, довез ее и ее белокурую кузину до дома, после чего отправился в клуб.
        Пообедав там и сыграв партию в вист, он вернулся домой в десять вечера, спустился ко входу для слуг, где и ждал свою соседку уже битых три часа. Она сказала, что не сможет прийти, пока родители не заснут или не уедут куда-нибудь.
        Стивен вновь выглянул на улицу из-за двери. Окна соседского дома были темны, и внутри не угадывалось никакого движения. Неужели Джозефина заснула и забыла о своем обещании?
        Устав ждать внутри, Стивен принялся расхаживать взад-вперед по лужайке перед домом. Ночь была прохладной, небо чистым - если лондонское небо вообще можно назвать чистым, - и Стивену показалось, будто он увидел где-то высоко в небесах звезду.
        - Ой!
        Стивен замер и еще раз внимательно посмотрел на соседский дом. Ничего.
        - Черт!
        Стивен стиснул зубы. Он мог ошибиться, приняв крик совы за восклицание, но совы ведь не ругаются. Стивен вновь вгляделся в темноту и на этот раз увидел ее, висевшую на уровне третьего этажа.
        - Черт возьми! - Стивен распахнул калитку, разделявшую два участка, и быстро пересек расстояние между домами.
        - Мисс Хейл! Что вы делаете?
        Девушка посмотрела вниз и нахмурилась.
        - Тише! Мои родители могут вас услышать!
        Стивен заметил, что подол ее платья зацепился за что-то острое, выступавшее из окна, и теперь она не могла освободить подол и одновременно сохранить равновесие. Одна нога Джозефины упиралась в решетку, вторая стояла на оконном переплете, грозя соскользнуть в любую минуту. Девушка попыталась отцепить платье и взмахнула руками, едва не потеряв равновесие.
        Стивену показалось, что кровь на мгновение застыла в его жилах.
        - Мисс Хейл! - закричал он, пытаясь встать прямо под ней. - Что вы собираетесь делать?
        - Ш-ш! - зашипела в ответ девушка. - А что, вы думаете, я делаю? Пытаюсь улизнуть из дома на встречу с вами.
        Стивен начал взбираться вверх, используя дерево и решетку, которая так помогла ему прошлой ночью.
        - Не делайте этого! - крикнула Джозефина.
        Проигнорировав протест девушки, Стивен продолжал взбираться вверх. Слишком мало времени прошло с того момента, как он забирался в это же самое окно, и его мышцы все еще болели после вчерашнего приключения.
        - Разве я не запретил вам лазить в окна? - спросил Стивен. Он тяжело дышал, когда подтянулся на очередную ветку.
        - Я была бы счастлива повиноваться вам, - процедила Джозефина сквозь зубы. - Поверьте.
        Стивен пожалел о сказанном.
        - Но как еще я могу проникнуть в ваш дом? Я не умею проходить сквозь стены.
        Простонав, Стивен влез на очередную ветку. Теперь всего три фута отделяли его от Джозефины.
        - Никто и… - он вновь подтянулся на руках, - …не ожидает, что вы… - нога мужчины едва не соскользнула с ветки, и он некоторое время покачивался, стараясь сохранить равновесие, - …пройдете через стены. Но вы можете… - он протянул руку, пытаясь отцепить подол ее платья, - …пройти через дверь.
        Джозефина попыталась вырваться, и Стивен едва не свалился вниз.
        - Эй вы!
        - Неужели вы думаете, что я не вышла бы через дверь - через любую дверь, - если бы могла? Только что приехали мои братья, и все слуги теперь на кухне. Так что оставалось лишь окно.
        - Чудесно, - пробормотал Стивен. Наконец он понял, в чем дело. Платье девушки зацепилось за гвоздь, который проткнул тонкий муслин. Стивен наклонился и потянул за платье.
        - Вы его разорвете, - сказала Джозефина.
        Стивен поднял на девушку глаза.
        - Вы хотите, чтобы я вам помог или нет?
        - Хочу. Только быстрее.
        - К вашим услугам, мадам. - С этими словами Стивен еще сильнее потянул за подол платья, разорвав его больше. Ох уж эта соседка с ее господскими замашками!
        Девушка начала спускаться - теперь ее туфелька прочно опиралась на прутья решетки. За ногой последовала рука, и Джозефина слегка покачнулась.
        Стивен затаил дыхание, наблюдая за тем, как девушка пытается преодолеть препятствие. Он четко представил себе заголовок в «Таймс»: «Уэстман наконец отомстил Хейл». Стивен содрогнулся. Убийство Джозефины Хейл не принесет ему желаемого уважения. Даже в Индии он не сможет укрыться от скандала.
        - Мисс Хейл, - окликнул он ее шепотом, когда девушка вновь обрела уверенность. - Я собираюсь слезть. Посмотрите, как я это делаю, а потом в точности повторите мои движения. Ставьте ногу туда, куда ставлю ее я. Следите также за моими руками. Поняли?
        - Я могу спуститься са…
        Стивен ухватил девушку за лодыжку и больно сжал.
        - Мисс Хейл, не спорьте. Один только раз. Просто повторяйте за мной. - Надеясь, что Джозефина не поступит так же глупо, как обычно, Стивен начал спускаться, делая это так, чтобы девушка видела каждое его движение. Он взглянул вверх, чтобы убедиться, что Джозефина все делает правильно, и вдруг увидел то, что находится у нее под платьем.
        Стивен отвел глаза. Эта плутовка надела сегодня платье, а не брюки. Случайно или намеренно? Стивен вновь посмотрел вверх, на этот раз стараясь разглядеть ее лицо. Джозефина выглядела напряженной. Она внимательно осматривала дерево. Видимо, она не подозревала, что видит снизу ее сосед.
        Не то чтобы он видел все отчетливо. Платье Джозефины, легкое и простое, было довольно объемным. Под платьем виднелась сорочка. Но когда девушка слегка повернулась, ее юбка всколыхнулась, и Стивену открылось столь восхитительное зрелище, что у него пересохло во рту.
        - Почему вы остановились? - спросила девушка, оторвав Стивена от восхищенного созерцания ее крепких молочно-белых ягодиц, выступающих над подвязками и светлыми чулками.
        Чувствуя себя провинившимся школьником, Стивен отвел взгляд и поспешно преодолел остававшиеся до земли несколько футов. Джозефина последовала за ним. А он, набрав полную грудь воздуха, начал обратный отсчет от тридцати семи, чтобы удержаться от соблазна вновь взглянуть вверх. Это был самый сложный и самый долгий отсчет за всю его жизнь.
        Мгновение спустя Джозефина уже стояла рядом с ним, вытирая руки о подол платья. Стивен наблюдал за ее движениями, не в силах забыть сокровища, скрывающиеся под тонкой тканью.
        Взглянув на него, девушка поджала губы.
        - Что такое? - Она оглядела свое платье и бросила взгляд на Стивена.
        Он невольно попятился и - черт возьми! - почувствовал, как вспыхнуло его лицо.
        - Ничего. А почему вы спросили?
        - Потому что вы стоите столбом и пялитесь на мое платье. Оно вам не нравится?
        - Оно красивое. И я… я даже не смотрел на него. Не то чтобы я смотрел куда-то еще… - О нет, так совсем не годится. Стивен откашлялся. - Идемте в дом. - Взяв девушку за запястье, он провел ее через заднюю дверь, предназначенную для слуг. Джозефина не протестовала и даже опередила его, едва они переступили порог. Стивен наблюдал за девушкой, понимая, что, если последует за ней, решимость оставит его.
        На какой-то миг в его воображении возник образ другой молодой страстной женщины. Она улыбалась, дразнила его, стонала от удовольствия, плакала от стыда.
        Стиснув зубы, Стивен закрыл за собой дверь.

        Глава 8

        Два часа спустя, просмотрев все бумаги, которые оставил после себя Джеймс Даблдей, Джози думала о том, как несправедливо устроен мир. Уэстман не лгал, сообщив ей, что единственной стоящей бумажкой оказался адрес склада. Несправедливо, что они продвинулись так далеко, нашли ключ и теперь вынуждены идти дальше с пустыми руками. Несправедливость особенно ощущалась теперь, когда Джози едва не разбилась насмерть, вылезая из окна спальни. Несмотря на то, что девушка практиковалась в этом на протяжении многих лет, она так и не смогла преодолеть страх перед высотой. Она чувствовала себя ужасной трусихой, но ничего не могла с собой поделать.
        По правде говоря, ей стоило избрать другой способ исчезнуть из дома сегодня. Преодолев страх, она так ничего и не получила взамен. Они даже не нашли второй половины карты! Хотя Джози знала, что она спрятана где-то здесь.
        Джози обыскала свой дом бесчисленное количество раз, и теперь знала наверняка, что карты там нет. Карта должна быть где-то здесь, в доме Уэстмана. Джози в этом не сомневалась. Она рисковала, привлекая Уэстмана к поискам сокровищ. Рисковала она и сейчас. Ведь неизвестно, можно ли ему доверять. Не только в отношении клада, но и в отношении другой, куда более важной задачи - реабилитации ее деда.
        Но существовала еще одна не менее важная проблема. Чем больше времени Джози проводила со Стивеном Даблдеем, тем больше убеждалась в том, что именно он должен стать ее первым любовником. Его смехотворные попытки защитить ее и оградить от неприятностей раздражали Джози. Когда он читал ей нравоучения о том, как должна вести себя молодая леди, Джози хотелось ударить его. И в то же время поцеловать. Его вчерашний поцелуй возле склада стал настоящим откровением. Никто еще ее так не целовал. Сердце Джози едва не выскочило из груди. Но это было не самое худшее. Молниеносная вспышка возбуждения, возникшая внизу живота, и разлившаяся медленным горячим потоком, едва не погубила ее.
        Ни один молодой человек не пробуждал в Джози подобных ощущений. А ведь целовалась она со многими молодыми людьми. И даже с несколькими взрослыми мужчинами. Она не была распутницей, несмотря на то, что подыскивала себе любовника. Она не позволяла вольностей представителям противоположного пола, хотя в ее понимании определение понятия «вольность» было несколько шире, чем, скажем, у Мэди. Немалую роль в этом сыграл ее дед. «Пробуй жизнь и любовь сполна», - говорил он Джози.
        Если она не заполучит Стивена Даблдея в качестве любовника, ее жизнь будет неполной. Джози жаждет его поцелуев. Они восхитительны. Джози вовсе не хочет выходить за Уэстмана замуж. Ни с того ни с сего связать свою жизнь с мужчиной. А Стивен Даблдей, несмотря на склонность к авантюрам, мужчина властный, самоуверенный, стремящийся к превосходству. Такие мужчины не редкость в ее окружении. Джози не хочет связывать с ним свою жизнь, но ведь они могут время от времени наслаждаться друг другом.
        В постели.
        Однако Уэстман, исправившийся и преисполненный благородства, не собирался даже притрагиваться к ней. И если бы лишил ее девственности, стал бы настаивать на женитьбе.
        Джози отложила бумаги Джеймса Даблдея в сторону и откинулась в кресле. Поиски сокровища и партнерство Уэстмана давались ей нелегко. Может, все дело в несчастье, которое неотступно следует за сокровищем, или виной тому ее собственная нетерпеливость, но сейчас Джози чувствовала, что она как никогда далека от того, чтобы получить ответы на интересующие ее вопросы.
        Джози заставила Уэстмана просмотреть все книги в библиотеке. Не затерялся ли между страницами листок. Но он закончил несколько минут назад и теперь сидел на диване напротив нее с закрытыми глазами.
        - Все, - произнесла Джози. Стивен открыл глаза. Они покраснели от усталости. - Я дважды изучила каждый документ, но не нашла ничего, имеющего отношение к сокровищу.
        Уэстман потер переносицу. По мнению Джози, у него был очень красивый нос. Длинный и прямой, он очень подходил ему. Однако он был не настолько длинным, чтобы помешать поцелуям. Джози целовалась с мужчинами, обладателями таких же носов, но это было не так приятно, как целоваться со Стивеном. И не только целоваться.
        Джози закусила губу и попыталась выбросить из головы мысли о поцелуях Уэстмана.
        - А что, если мы поднимемся наверх? - произнес вдруг Уэстман.
        Джози опешила. Она взглянула на Стивена, но тот по-прежнему сидел на диване с закрытыми глазами.
        Как он мог сохранять невозмутимость, предлагая подобное?
        Джози откашлялась:
        - Вы хотите подняться наверх? Уэстман кивнул.
        - Думаю, это вполне логично. Здесь нам больше нечего делать.
        Джози насторожилась. Она слышала о мужчинах со странными наклонностями.
        - А что вы собираетесь делать наверху? - осторожно спросила девушка.
        Уэстман долго смотрел на Джози, потом сказал:
        - Мы могли бы подняться наверх, в мансарду, и поискать там.
        - Понимаю. Жаль, что вам это раньше не пришло в голову. Идемте.
        Уэстман встал, пропустил Джози вперед и пробормотал у нее за спиной:
        - А вы что подумали?
        - Ничего я не подумала. - Джози прибавила шаг.
        - Нет. На вашем лице было выражение оленихи, услышавшей хруст веток под сапогами охотника.
        - Странное сравнение.
        - Вполне подходящее.
        - Не совсем. - Джози пошла быстрее, но Уэстман схватил ее за локоть и потянул к лестнице. Джози ни за что не сказала бы Стивену, о чем на самом деле подумала. Ведь он не раз давал ей понять, что не хочет ее.
        Они продолжали подниматься в молчании, но Джози слишком остро чувствовала присутствие мужчины за спиной. Смеялся ли он над ней? Думал ли он, что она последняя из тех, с кем он ляжет в постель?
        Смотрел ли он - о да, Господи, пожалуйста! - смотрел ли он, как покачиваются ее бедра?
        Джози незаметно обернулась и искоса посмотрела на Уэстмана, но тот - черт возьми! - смотрел через перила на что-то внизу. Ну конечно. Чего ради ему обращать внимание на нее?
        Вскоре они достигли лестницы, ведущей в мансарду, и на этот раз впереди пошел Уэстман. Он нес в руках небольшую лампу, разгонявшую мрак в душном помещении, располагавшемся под самой крышей. Джози шла следом. Наверное, у нее, в отличие от хозяина дома, совсем не было силы воли, потому, что она не могла отвести глаз от его восхитительных ягодиц. Пусть он не хочет ее, но никто не может ей запретить на него смотреть.
        Мансарда совсем не располагала к романтике. По полу перекатывались клубы пыли, в воздухе витал едва уловимый аромат увядших роз, который ассоциировался у Джози с ее двоюродной бабушкой Уной. В мансарде стояла небольшая кровать, в углу висело зеркало - видимо, некогда здесь жил кто-то из слуг. У стены стояло множество картин в рамах. Джози увидела свое отражение в зеркале и поморщилась. Она выглядела настоящим пугалом. Волосы спутались, платье измято и разорвано, на носу грязное пятно.
        Пытаясь оттереть нос, Джози разглядывала сложенную в мансарде мебель - стулья, секретеры, лампы и другие предметы интерьера. Несмотря на то, что мебель давно вышла из моды, она говорила о хорошем вкусе ее владельцев. Большая часть мансарды была занята деревянными ящиками, поставленными один на другой. Надписей на них не было, и Джози представила, сколько долгих часов ей придется провести здесь вместе с Уэстманом.
        Девушка посмотрела на Уэстмана и поняла, что он подумал о том же. Что его раздражало больше - перспектива долго работать бок о бок с соседкой или количество ящиков, которые необходимо разобрать? Он мог бы проводить вечера в более приятной компании, а не сидеть посреди горы ящиков в обществе неряшливой девицы.
        Жаль, что и ее ждет та же участь.
        Если мысль о нескольких ночах, которые предстояло провести в захламленной мансарде, и беспокоила Уэстмана, он виду не подал. Подошел к одному из ящиков, подтащил его поближе и огляделся в поисках лома. Стивен заметил его у дальней стены рядом с ящиком, который уже когда-то пытались открывать. Стивен взял его и сорвал крышку с ящика.
        Вверх взметнулась солома. Джози из вежливости подождала, пока Уэстман положит лом, прежде чем начать рыться в содержимом. Ящик был доверху заполнен аккуратно запакованными фарфоровыми статуэтками - должно быть, когда-то эта коллекция пастушек и молочниц принадлежала маленькой девочке. Джози стряхнула с подола солому и, вздохнув, наблюдала за тем, как Уэстман открывает ящик с постельным бельем.
        Пока он перебирал и встряхивал простыни, девушка размышляла о том, догадался ли Уэстман, о чем она думала в библиотеке и почему ее это так беспокоило? Ведь это он попытался соблазнить ее прошлой ночью и обманом выманил у нее карту. Именно он поцеловал ее вчера в Севен-Дайалс. Если он не собирался становиться ее любовником, зачем пробуждал в ней напрасные надежды?
        И - черт возьми! Тысячу раз черт возьми! - почему он не хочет сделать ее своей любовницей?
        Когда Уэстман встряхнул очередную простыню, Джози не выдержала.
        - Почему вы не хотите меня? - спросила она.
        Уэстман с недоумением посмотрел на девушку.
        - Я спросила… - Джози поднялась и отряхнула с подола пыль и солому, - почему вы не хотите меня? Скажите. Вы не оскорбите мои чувства.
        Уэстман все еще держал в руках простыню, прикрываясь ею, словно щитом.
        - Все дело в моих волосах? - Джози указала на свои подстриженные локоны. - Я знаю, многие мужчины предпочитают длинные волосы, но мне идет такая прическа. Если все дело в них, просто скажите.
        Уэстман смотрел на Джози, переводя взгляд с ее волос на лицо.
        - Или виной всему мой нос? Вы можете быть откровенны со мной. Я знаю, он немного островат. Фамильная черта. Зато у меня красивые губы. Всем нравятся. А вам нет?
        Стивен покачал головой.
        - Что вы такое несете, мисс Хейл? С вашими губами и носом все в порядке.
        Джози открыла было рот, но Стивен протестующе поднял руку.
        - И с вашими волосами тоже все в порядке. А теперь, может быть, мы вернемся к работе? Уже поздно, и я устал.
        - Я тоже устала и поэтому была бы очень благодарна вам за честность. Если дело не в моих волосах и не в лице, значит, что-то не так с моим телом?
        Джози оглядела себя. Обычно она не придавала значения своей фигуре. Как и все Хейлы, Джози была высокой и худощавой. У нее были длинные стройные ноги и лебединая шея.
        - Значит, вам не нравится моя грудь. - Джози произнесла это без тени смущения. Она старалась вести себя, как умудренная опытом женщина, но это было нелегко, поскольку жизненного опыта ей только предстояло набраться.
        Уэстман вновь удивленно заморгал.
        - Мисс Хейл, я не…
        - Она слишком маленькая. - Джози взяла грудь в ладонь. - Все дело в этом, не так ли? Поэтому вы и не хотите, чтобы я стала вашей любовницей. У меня слишком плоская грудь.
        - Мисс Хейл…
        - На самом деле она не такая уж плоская. Просто платье мне немного великовато, да и корсет не самый лучший.
        - Мисс Хейл!
        Джози едва сдерживала слезы. До какого унижения она дошла! Уж лучше ей уйти домой прямо сейчас, пока она еще что-нибудь не наговорила.
        - Я ухожу, - сказала девушка, не глядя на Уэстмана. - Простите, что вела себя, как дура. Неудивительно, что вы не хотите меня!
        Джози не сделала и двух шагов, когда посмотрела в зеркало на противоположной стене мансарды и увидела, что Стивен направляется к ней. Сначала он колебался - на его лице отразилась смесь смущения, муки и нерешительности, но потом он подошел так быстро, что его рука обхватила талию Джози прежде, чем та успела вскрикнуть. Он рывком привлек ее к себе.
        Джози показалось, будто раньше она не замечала, какие мощные у него запястья, какая мускулистая грудь и как хорошо от него пахнет. Ей хотелось прижаться к нему, но она боялась еще ниже пасть в его глазах.
        - Господи, помоги мне, но я хочу вас, мисс Хейл, - произнес Уэстман, и при звуке этого бархатного голоса Джози готова была упасть перед ним на колени.
        Джози резко вскинула голову и случайно ударила его по подбородку.
        - Простите, пожалуйста. Что вы сказали? Уэстман потер подбородок.
        - Не могли бы вы повторить? Пожалуйста!
        Он посмотрел на нее. Взгляд его голубых глаз проник ей в самую душу.
        - Я хочу вас.
        - Но моя грудь…
        Стивен хохотнул.
        - С вашей грудью все в порядке.
        Джози почувствовала, как рука Стивена скользнула выше. Грудь девушки закололо в предвкушении.
        - Лучше бы я вас не встретил.
        - Напрасно вы так говорите.
        - Если мы будем продолжать в том же духе, я погублю вас. - Он нежно поглаживал ее живот, и она напряглась. - Вы запятнаете свою репутацию, лишитесь расположения семьи, вас не будут принимать в обществе. Вы жаждете приключений? Это может стать для вас последним.
        - Кто не рискует, тот не пьет шампанского, Уэстман, - прошептала девушка. - Так всегда говорил мой дед.
        Он долго и испытующе смотрел на нее.
        - Вы так наивны. Так юны. Я поступаю глупо, желая вас. Но я действительно вас хочу.
        - Почему?
        Уэстман поцеловал девушку в нос.
        - Ваша озорная улыбка. - Его теплое дыхание коснулось уха Джози. - Соблазнительные губы. Ваша совершенная грудь. - Руки его скользнули выше.
        - Вы… вы не должны так говорить, - произнесла Джози, хотя готова была слушать его вечно. Пальцы Стивена слегка коснулись ее груди. И тут Джози, сама не зная почему, вдруг испугалась. Ноги стали ватными, она едва не упала.
        - У вас грудь идеального размера. - Его пальцы сомкнулись и стали массировать нежную чувствительную плоть до тех пор, пока сосок не затвердел. Джози охнула, когда тело захлестнула горячая волна.
        Ее грудь лежала в ладони Стивена, заполнив ее, но не свешиваясь через край. Он провел кончиком пальца по затвердевшему соску, и Джози застонала.
        - Уэстман, я хочу вас, - пробормотала она, не в силах остановиться. - Пожалуйста.
        Джозефина почувствовала, как напрягся Стивен, но уже в следующее мгновение расслабился и сжал Джози в объятиях.
        Затем он стянул вниз лиф платья и корсет, освободив грудь девушки. Джози судорожно втянула носом воздух. Она и раньше позволяла мужчинам дотрагиваться до своей груди, но никогда еще не стояла перед мужчиной обнаженной. Стивен не мог отвести от нее глаз.
        Джози посмотрела в помутневшее от времени зеркало и увидела в нем свое отражение и отражение Уэстмана.
        Открывшееся ей зрелище было в высшей степени неприличным. Джози посмотрела на свою обнаженную грудь, отражавшуюся в зеркале, и перевела взгляд на руку Уэстмана, лежавшую под ее левой грудью. Поза, в которой они стояли, не казалась больше Джози непристойной, наоборот, даже нравилась ей.
        Ей понравилось, как Стивен на нее смотрит, его глаза были затуманены желанием, которое испытывала она сама.
        Он взял ее грудь и приподнял, словно взвешивая. Вторая рука, скользнув по талии, обхватила вторую грудь.
        Теперь обе груди Джози покоились в ладонях Стивена. Это доставляло ей ни с чем не сравнимое наслаждение. Джози ощутила тянущую боль внизу живота и переступила с ноги на ногу, чтобы унять ее.
        Но тут Стивен обхватил ее соски и слегка потянул. Дыхание Джози участилось. Ей хотелось закрыть глаза, но она не могла оторваться от картины, которую созерцала в зеркале. От смотревшего на нее Стивена.
        Он действительно хотел ее.
        Стивен отпустил одну грудь Джози, и ей это не понравилось. Но не успела она запротестовать, как рука Стивена скользнула ниже, и каждая клеточка ее тела напряглась в сладостном предвкушении.
        - О да. Дотроньтесь до меня, - простонала Джози. Губы Стивена коснулись ее уха.
        - Где вы хотите, чтобы я до вас дотронулся, мисс Хейл? Здесь? - Он прижал руку к ее животу.
        Джози покачала головой. Она чувствовала себя такой распутной в его объятиях, такой бесстыжей. Но остановиться не могла. Не хотела.
        - Ниже, - прошептала она. - Дотроньтесь до меня там, внизу.
        Рука Уэстман а скользнула ниже.
        - Здесь, мисс Хейл?
        Джози посмотрела в зеркало и увидела руку Стивена в самом низу ее живота.
        - Вы знаете, чего я хочу, - хрипло проговорила она.
        - Покажите мне, - прошептал Стивен. Девушка взяла его руку и положила себе между ног. Уэстман ласкал и поглаживал ее лоно сквозь плотную ткань платья, заставляя ее стонать.
        А потом сам застонал. Джози слышала, как участилось его дыхание. Уэстман резко повернул девушку лицом к себе, на мгновение прервав ласки.
        - Мне необходимо дотронуться до вас, - прошептал он. - Необходимо ощутить ваш вкус на своих губах.
        Джози слегка испугалась, не понимая, что он имеет в виду. Но потом Стивен опустил голову и втянул губами твердый сосок.
        - О Господи, - выдохнула Джози. - Да!
        Уэстман уткнулся головой в ложбинку между ее грудями, а потом, исцеловав ее и испробовав на вкус, взглянул на девушку.
        - А вы говорите, я вас не хочу? Я не мог ни о чем думать с тех самых пор, как вы вылезли из окна своей спальни.
        Джози нахмурилась. Может, все дело в непрекращающемся, соблазнительном движении его руки, но девушка была смущена.
        - Вылезла из окна?
        - Я видел, что у вас под юбкой, - признался он и с виноватым видом посмотрел на девушку.
        Джози едва не рассмеялась.
        - Вы бесстыдник.
        Да. Сейчас вы в этом еще раз убедитесь. Уэстман в мгновение ока задрал подол платья Джози, и его рука коснулась обнаженной плоти.
        - О Господи. Да!
        Стивен ласкал и дразнил лоно девушки, пока оно не запульсировало, источая жар. А когда Джози поняла, что больше не выдержит, Уэстман уложил ее на устланный соломой пол и опустился на колени между ее ног.
        Джози шире раздвинула ноги, чтобы Стивен увидел, как сильно она его хочет.
        наклонился и накрыл губами бутон, укрывшийся в лоне.
        Джози подалась назад, неготовая к изощренной пытке. Стивен лизнул бутон, и Джози еще подалась назад. Уэстман ласкал ее снова и снова, а потом отстранился.
        - Ну, наконец-то, - с восхищением прошептал Уэстман. - Я так хотел его увидеть.
        Когда Стивен языком коснулся ее лона, Джози громко вскрикнула.
        - Идите ко мне, мисс Хейл! Идите же!
        Его язык продолжал свой восхитительный танец, и Джози выгнулась. Напряжение в каждой ее мышце достигло своего апогея, кончики пальцев на ногах онемели, и она взорвалась.
        Но не мгновенно. Сладостная истома охватывала ее медленно. Волны наслаждения увлекали ее все выше и выше до тех пор, пока она не взлетела на вершину блаженства.

        Глава 9

        Стивен поднял голову. Он чувствовал себя так, словно осушил бутылку джина. Он опьянел от женщины, которую сжимал в объятиях. Ее аромат, ее вкус, даже звук ее голоса одурманивали. Стивен потерял голову.
        Хотя графа Стивена Даблдея еще никто не называл безрассудным.
        Почему он так себя ведет? Почему разрушает все, к чему прикасается? Ведь он поклялся себе не связываться с Джозефиной Хейл. Поклялся, что не соблазнит больше ни одной девственницы.
        И нарушил клятву. В данный момент соблазняет самую неподходящую для него девушку во всей стране. Ему надо подыскать себе невесту, мать своих будущих сыновей, наследников титула. А он вместо этого развлекается с внучкой заклятого врага своей семьи.
        А ей… ей тоже следует заняться поисками мужа. Только вот…
        Уэстман посмотрел на Джози. Ее глаза закрыты, дыхание глубокое, на шее отчаянно пульсирует жилка. Она великолепна. Ошеломляюще восхитительна. Мысль о том, что рядом с ней в постели может оказаться другой мужчина, была невыносима. Джозефина должна принадлежать ему. И она могла бы ему принадлежать, если бы не их проклятые глупцы деды.
        - Нам обоим должно быть стыдно, - произнес Стивен, когда Джози наконец открыла свои темно-зеленые глаза и посмотрела на него. Услышав это, Джози удивилась.
        Стивен провел рукой по волосам.
        - Я хочу сказать, что мы отвлеклись от дела. Мы должны заниматься поисками сокровища, а не предаваться этому… - Он попытался подобрать наименее оскорбительное определение произошедшему. - Этому распутству.
        Девушка прищурилась, брови сошлись на переносице.
        Стивен пытается сбежать. Нет. Опять не то.
        Джози встряхнула юбки, на мгновение ослепив Стивена, а когда тот пришел в себя, поправила корсет и скрестила руки на груди. Она кипела от ярости.
        - Пожалуйста, не…
        - Не обижаться? - перебила его девушка. - Не прошло и полминуты после того, как я пережила самое восхитительное приключение в своей жизни, а вы уже говорите о стыде и распутстве.
        Стивен удивленно вскинул бровь.
        - Мисс Хейл, вы сказали, что ищете любовника. Разве вы не были готовы к тому, что вас ждет? Грош вам цена, если вы этого не знали.
        Джозефина поднялась.
        - Но вы-то знали. И это вам должно быть стыдно. Вы постоянно говорите мне, что не хотите быть моим любовником, а когда я начинаю чувствовать себя уродливой и уязвимой, соблазняете!
        Стивен хотел возразить, но промолчал. Процесс соблазнения, описанный Джозефиной Хейл, был совершенен, однако Стивен ни о чем таком не думал. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять: Джози не в том настроении, чтобы рассуждать здраво.
        Стало быть, надо снова ей все объяснить.
        - Мы не любовники, мисс Хейл.
        Девушка, нервно расхаживающая взад и вперед, остановилась и вскинула голову.
        - Но если мы не любовники, тогда что это было? - Она указала на свою юбку, а потом на пол.
        - Это, - произнес Стивен, поднимаясь с пола, - ошибка. Я поступил необдуманно. Один необдуманный поступок не делает нас любовниками.
        - Необдуманный!.. - Джози посмотрела на Стивена и отошла от него. - Теперь я все поняла. Для вас это ничего не значило. Какая же я дура! - Самое восхитительное событие в ее жизни он считает ошибкой.
        - Мисс Хейл, - произнес Стивен, шагнув к девушке.
        - Нет. - Джози протестующе вытянула руку, повернулась и стала спускаться с лестницы. - Я сама доберусь до дома. Уверена, вы найдете чем заняться, вместо того чтобы тратить время на ошибку. Ведь я для вас всего лишь ошибка.
        - Мисс Хейл! - крикнул Стивен, но Джози уже ушла.
        Черт, черт, черт!
        Стивен опустился на стоявший поблизости ящик и уткнулся лицом в ладони. Все-таки он не распутник. Разве можно назвать распутником мужчину, отвыкшего от общения с женщинами? Обычно они бежали к нему, а не наоборот.
        Поразмышляв, Стивен вынужден был признать, что в конце концов все они сбегали от него. Ни одна женщина не оставалась рядом с ним слишком долго. Он не хотел никаких обязательств, не хотел всплеска чувств. Ему просто нужно было общение. И весьма разнообразное. И когда Стивен узнавал женщину слишком хорошо, он делал все возможное, чтобы ей самой захотелось уйти.
        Тогда действо мало чем отличалось от того, что случилось сегодня в мансарде. Правда, на этот раз все обстояло гораздо хуже. Джозефина не была одной из тех женщин, которых Стивен мог проигнорировать на улице или в гостиной. Она - его деловой партнер, от нее зависит его благополучие.
        Стивен может послать ей письмо с извинениями. Послать цветы. Может залезть к ней в окно и, встав на одно колено, молить о прощении. Но это не сработает. Он не учел одного весьма важного момента. Джозефина - девственница.
        - Дьявол!
        Стивен принялся расхаживать по мансарде. Он давно догадывался об этом, и сегодняшняя ночь лишь подтвердила его догадку. Джозефина дважды повторила, что случившееся - самое восхитительное событие в ее жизни.
        Теперь Стивен знал, что может удовлетворить женщину, но был не настолько самонадеян, чтобы считать себя виртуозом в этом деле или самым лучшим любовником в Лондоне. Естественно, его действия были направлены на то, чтобы доставить Джозефине удовольствие, но они не шли ни в какое сравнение с тем, что он мог дать ей.
        При одном лишь воспоминании об очаровательной соседке Стивена вновь охватило желание. Ему хотелось снова услышать ее стоны, почувствовать, как ее тело напрягается и вздрагивает от малейшего прикосновения, вновь ощутить на своих губах ее вкус, услышать ее смех.
        - Дьявол! - прорычал Стивен, стукнув кулаком по старому ящику.
        Он ведет себя, как ослепленный любовью подросток. Он не питает к Джозефине Хейл никаких чувств. Это не та женщина, которая ему нужна.
        Ему необходимо отыскать сокровище и спасти семью, пока не рухнули шаткие, с трудом возведенные им стены. Он уже выплатил большую часть долга, но остается еще очень много. Если его капиталовложения окажутся неудачными, а поместья не принесут дохода, к нему нагрянут кредиторы, которые уничтожат его и его семью.
        К черту обещания, данные Джозефине Хейл! Он и без нее найдет сокровище, а потом отдаст принадлежащую ей половину. Пусть знает, насколько он великодушен. Взяв лом и просунув его под крышку следующего ящика, Стивен подумал, что без путающейся под ногами Джозефины Хейл работа пойдет быстрее и эффективнее. Он проверит оставшиеся ящики и, если ничего не обнаружит, отправится к матери и обыщет ее дом. Наверняка замок, отпирающийся найденным ключом, где-то здесь. Может быть, вторая часть карты приоткроет завесу тайны?
        Вообще-то карта принадлежит Джозефине, но Стивен не видел ничего плохого в том, что позаимствовал ее на день, на неделю или две. Он рассеянно похлопал себя по карману, дабы убедиться, что карта на месте.
        Но ее там не оказалось.
        Стивен еще раз ощупал карманы, а потом снял фрак и встряхнул его. Ничего. Стивен просто не верил своим глазам. Он еще раз обшарил все карманы, но ничего не нашел. Как же так? Джозефина Хейл никак не могла залезть к нему в карман. Он наверняка обронил карту или…
        В этот момент Стивен мысленно представил себе собственную библиотеку. Вот он берет карту и кладет ее на стол рядом с диваном, на котором сидит. Он просто не хотел, чтобы карта смялась у него в кармане. Стивен с облегчением вздохнул, а потом вспомнил любовь мисс Хейл к лазанью по окнам.
        Выругавшись, он бросился к лестнице, в несколько прыжков преодолел все три пролета, едва не поскользнулся на лестничной площадке, рывком распахнул дверь библиотеки и уставился на стол.
        Карты не было. Ну конечно.
        Она забрала ее.
        Какой же он идиот!
        На следующий день после обеда Стивен беспокойно мерил шагами улицу перед булочной на Бонд-стрит, делая вид, будто рассматривает выставленные в витрине пироги и торты. Время от времени Стивен приподнимал шляпу, приветствуя входящих и выходящих леди, и проклинал нерадивого слугу, который сказал, будто бы видел мисс Хейл в булочной.
        Стивен вытягивал шею, чтобы разглядеть сквозь стекло, что происходит внутри. Но в булочной было очень много покупателей, в основном леди, и все в шляпках. Ну и как определить, которая из них Джозефина?
        На двери булочной звякнул колокольчик, и Стивен уныло посмотрел на выходившую из булочной леди с белой коробкой в руках. Увы, это не мисс Хейл. Но тут он взглянул на леди еще раз и подбежал к ней столь поспешно, что та чуть не вскрикнула от неожиданности. - Мисс Бриттани! Простите ради Бога, - произнес Стивен, кланяясь. - Я не хотел вас напугать. Я очень рад вас видеть.
        Эшли Бриттани вскинула светлые золотистые брови и изумленно улыбнулась.
        - Я тоже рада вас видеть, лорд Уэстман. Только не говорите, что ждали здесь меня.
        - Вообще-то нет. Мне сказали, что в магазин вошла мисс Хейл. Ее я и надеялся увидеть. Она все еще там?
        Мисс Бриттани покачала головой:
        - Она сюда вообще не приходила.
        - Но вы знаете, где она.
        Мисс Бриттани опустила глаза, и Стивен понял, что очень сильно сжимает руку девушки. Стивен ослабил хватку.
        - Лорд Уэстман, - с улыбкой сказала девушка, - давайте прогуляемся? - Эшли обернулась, отметив про себя, что она и лорд Уэстман привлекают к себе внимание.
        - О, конечно! - Стивен взял из рук девушки коробку и предложил ей руку. На самом деле он был бы рад оставить позади магазины. Владелец одного из магазинов мог его заметить и потребовать выплаты семейного долга.
        И еще. В последнее время у Стивена появилось ощущение, которое он часто испытывал, когда жил в Индии. Ему казалось, что за ним следят.
        Сопровождаемые лакеем мисс Бриттани, они в молчании прошли квартал или два. Наконец Эшли произнесла, не глядя на своего попутчика:
        - Могу я поинтересоваться, какое у вас дело к моей кузине? Это имеет какое-то отношение к карте сокровищ?
        - Да, мы все еще партнеры, - осторожно ответил Стивен.
        Эшли кивнула.
        - Я спрашиваю об этом только потому, что там, возле магазина, мне показалось, будто вам очень не терпится отыскать Джозефину. Насколько я понимаю, сокровище было потеряно из виду более пятидесяти лет назад. Так что несколько дней не имеют никакого значения. - Эшли искоса посмотрела на Стивена, и ее зеленовато-голубые глаза озорно сверкнули.
        Точь-в-точь как у мисс Хейл. Стивен продолжал идти рядом с мисс Бриттани, размышляя над тем, как ответить на ее вопрос. Неизвестно, что именно рассказала ей Джозефина. А что, если она прикидывается, будто ничего не знает, чтобы вынудить его лгать?
        - Мисс Бриттани, - произнес наконец Стивен. - Я не знаю, что сказала вам мисс Хейл, но мне необходимо с ней поговорить. Я был бы вам очень признателен, если бы вы подсказали мне, где ее можно найти.
        - Сейчас ее нет дома, - произнесла мисс Бриттани. - И я как раз веду вас к ней. Видите ли, наша кузина Кэт, леди Валентайн, только что вернулась из деревни со своим молодым мужем. Все сейчас у нее.
        В душе Стивена проснулась надежда, но потом сердце его упало. Он был лишь шапочно знаком с лордом Валентайном, не мог вот так запросто нанести визит влиятельному политику, человеку, который однажды станет маркизом Рейвенскрофтом, а то и премьер-министром, как поговаривали.
        - Знаете, леди Валентайн готовит грандиозный бал для политических соратников своего мужа. Она панически боится балов и всяческих светских мероприятий, поэтому мы ей помогаем. - Эшли указала на коробку. - Я отвечаю за угощение и купила этот торт на пробу. Он божественный.
        Стивен слушал рассеянно, погруженный в собственные мысли. Если Джозефина будет помогать кузине в подготовке бала, она вряд ли найдет время для поисков сокровища. А ведь карта у нее.
        - Я смогу внести ваше имя в список гостей, - произнесла мисс Бриттани. - Тогда вы сможете поговорить с ней на балу.
        Стивен кивнул.
        - Очень любезно с вашей стороны. - Остановившись, чтобы отдать девушке коробку, Стивен отвесил низкий поклон. - Приятного вам дня. Хочу вас попросить еще об одной любезности. Пусть эта беседа останется между нами. Не упоминайте о ней, пожалуйста, в разговоре с мисс Хейл.
        Бриттани поджала губы и отвела глаза.
        - Ничего не могу пообещать вам, лорд Уэстман. Но постараюсь.
        - Благодарю вас. - Стивен еще раз поклонился. - Всего доброго, мадам.
        Джози рассеянно слушала, как кузины обсуждают угощение на предстоящем балу у Кэти. Они сидели в спальне Кэти, единственной комнате, не забитой фарфоровыми сервизами и стопками скатертей. Кузины уже обсудили место проведения бала, приглашения, список гостей и торт - спасибо Эшли. Теперь Кэти сидела перед большим планом расстановки столов и пыталась решить, куда какое блюдо поставить. Она нарисовала на столах различные кружочки и прямоугольники и попросила подруг помочь сделать на них надписи.
        Джози вздохнула. Не все ли равно, где будет стоять клубника, рядом с ананасами или где-нибудь еще, и где лучше будет смотреться ростбиф. Она не понимала, почему это так интересует остальных, ведь все они будут настолько заняты, что все равно не смогут проглотить ни кусочка. Бедняжка Кэти так вымоталась и так боялась, что бал пройдет не так, как запланировано, что Джози понимала - кому-то придется быть с ней рядом весь вечер.
        Кэти до смерти боялась всяких светских мероприятий. Она дрожала от страха, когда приходилось исполнять роль гостеприимной хозяйки.
        Поэтому желание Кэти устроить бал было не чем иным, как проявлением любви к Валентайну. Если бы месяц назад Джози сказали, что Кэти станет одной из самых блестящих представительниц высшего света, она рассмеялась бы. И уж наверняка подняла бы на смех того, кто сказал бы ей, что Кэти выйдет замуж за суженого Элизабет, ее родной сестры.
        Кэти была первой из «клуба старых дев», кто нарушил обет безбрачия. Вообще-то она не собиралась этого делать. Обстоятельства вынудили ее выйти замуж за Валентайна, однако Кэти не выглядела несчастной. Время от времени она испытывала некоторое разочарование, но этого следовало ожидать. И все же, каким бы сложным ни был Валентайн, в чем Джози сильно сомневалась, Кэти изменилась, и надо сказать, не в худшую сторону. Она стала спокойной и умиротворенной и, казалось, вся светится изнутри. Она утверждала, что вовсе не влюблена в своего мужа, однако Джози не верила ей.
        Кэти, конечно же, без ума от Валентайна.
        Джози вздохнула, когда Кэти принялась обсуждать рыбу. Щеки Кэти были покрыты нежным румянцем, влюбленный взгляд был предназначен только для мужа. И Джози захотелось влюбиться. Захотелось выйти замуж.
        Впрочем, она не была в этом уверена. Кэти правильно поступила. Ее отец был тираном, способным продать Кэти за десять фунтов. Он даже бил ее. Джози искренне радовалась тому, что Кэти избавилась от отца, выйдя замуж за такого чудесного человека, как Валентайн.
        У Джози же не было причин стремиться стать замужней дамой. Ее отец был добрым, хотя и равнодушным. Конечно, он хотел, чтобы Джози нашла себе мужа, но никогда не выдал бы ее замуж насильно и не стал бы требовать от нее исполнения долга. У него были сыновья, так что о внуках он мог не беспокоиться.
        В отличие от отца мать Джози была жестока и властолюбива. Она изобретала наказания, о которых ходили легенды. Увидев однажды, как Джози пытается выбраться ночью из дома, мать заперла ее в спальне и заставила прочесть всю Библию от корки до корки. А поскольку Джози было всего десять лет, на выполнение задания потребовался почти месяц.
        В другой раз мать заставила Джози писать извинение на двадцати страницах. Когда Джози было двенадцать, мать заставила ее все лето учиться шить, вместо того чтобы играть на улице с братьями. Для Джози, живой и подвижной, обожающей свежий воздух, эти наказания стали настоящей пыткой.
        Замужество стало бы для Джози не меньшей пыткой. Несмотря на то, что Валентайн очень нравился Джози, она не смогла бы жить с мыслью о том, что он человек заурядный. Это не являлось проблемой для большинства женщин, в том числе и для Кэти. Валентайн ее вполне устраивал.
        Однако Джози согласилась бы выйти замуж за мужчину, который обращался бы с ней как с равной. Жаждал приключений, не стал бы настаивать на том, чтобы она рожала ему каждый год по ребенку и устраивала для него роскошные балы. Джози нужен мужчина, которому она могла бы доверять, с которым могла бы смеяться, танцевать и ложиться в постель.
        Джози вспомнила ночь, проведенную с Уэстманом. Нет, Уэстман совсем не тот, кто ей нужен. Ей все еще хотелось, чтобы он стал ее любовником, но на совсем иных условиях. Она оказалась не готова к тому, что случилось прошлой ночью, и сделала ошибку. Позволила чувствам помешать делу и только теперь поняла, насколько неосмотрительно поступила. Джози прижала руку к сумочке, в которой лежала ее половина карты. Она не настолько глупа, чтобы снова выпустить ее из рук.
        Сейчас важнее всего вернуть доброе имя своей семье и найти сокровище. Джози по-прежнему хотела Уэстмана, но удовольствие - это одно, а дело - совсем другое. Стивен прав. Сокровище, их близость - все это часть их партнерства. Чувства тут ни при чем. Уэстман ей нужен. Все разгадки хранились в ящиках в мансарде его дома. И если она хочет получить к ним доступ, нельзя позволить своему гневу разгореться только из-за того, что восхитительное происшествие в мансарде для Уэстмана ровным счетом ничего не значит.
        - Почему-то мне кажется, что твои мысли заняты вовсе не вазой с пуншем, - произнесла Эшли. Она сидела на кровати рядом с Джози, а Кэти и Мэди расположились на кушетке.
        Джози выпрямила спину.
        - Конечно же, я думаю о пунше, - прошептала она. - Но не только. У меня и без пунша есть о чем подумать.
        Эшли улыбнулась, а Джози нахмурилась. Ей не понравилась лукавая улыбка кузины.
        - Почему ты так улыбаешься?
        - Как именно? - спросила Эшли, не переставая улыбаться.
        - Словно знаешь что-то, чего не должна знать.
        - Так-так, - перебила подруг Мэди. - Если Эшли знает что-то, чего не должна знать, она просто обязана поделиться с нами.
        - Либо рассказать, либо не мешать нам заниматься важным делом. - Кэти потрясла в воздухе планом. - Расстановкой блюд.
        Джози хотелось разорвать план на мелкие кусочки и затолкать их Эшли в рот, чтобы та наконец перестала улыбаться.
        - С чего ты взяла, что я знаю что-то интересное? - спросила Эшли. - Разве запрещено улыбаться просто так, без всякой причины?
        - Разумеется, нет. Но ты что-то скрываешь. Я знаю эту улыбку, Эшли, - сказала Джози. - Говори, отчего ты улыбаешься.
        - А почему бы вам не открыться, мисс Хейл, - парировала Эшли. - Мне кажется, это ты что-то скрываешь от нас. - Теперь все трое посмотрели на Джози, и та почувствовала, как лицо заливает краска. Только этого не хватало.
        Она не покраснела бы, не будь на то причины. В любом случае они узнают о ее отношениях с Уэстманом. Так стоит ли молчать?
        Джози посмотрела на милую простодушную Мэди, затем перевела взгляд на счастливую Кэти и не смогла рта раскрыть.
        - Эшли, не могли бы мы с тобой поговорить в коридоре? - обратилась к кузине Джози, соскочив с кровати.
        - У вас появились секреты? - удивилась Кэти. - Это что-то новенькое.
        - Это сюрприз, - ответила Джози, а поскольку Эшли не двинулась с места, схватила подругу за руку и потащила за собой. - Для бала, - процедила она. Эшли была гораздо тяжелее, чем казалась.
        - Подождите! - Кэти встала. - Мне не нужны никакие сюрпризы. Я этого не вынесу.
        Джози вздохнула.
        - Это приятный сюрприз, Кэти. Поверь мне. - С этими словами она потащила Эшли в коридор.
        - Что все это значит? - спросила Эшли, выдернув руку и оправляя юбки. - Ты могла бы мне сказать то, что хочешь, в присутствии Мэди и Кэти.
        - А то, что хочешь сказать ты, нельзя. Рассказывай.
        - Что рассказывать? - Эшли округлила глаза. - Ничего я не знаю. - Джози захотелось удушить кузину, но та добавила: - Я обещала не говорить.
        Джози отступила назад и уперлась спиной в стену.
        - Что именно не говорить? И кому обещала? - Сердце у Джози едва не выпрыгнуло из груди. Джози понимала, что придется рассказать кузинам о своей встрече с Уэстманом, но она должна сделать это сама! Открыться только им и никому больше. Но если Эшли уже слышала, тогда…
        Джози схватила кузину за руку.
        - Кто тебе сказал? В городе уже все известно? О Господи, скажи, что моя мать ничего не знает!
        Эшли опустила глаза.
        - Ты знаешь, что он сделал то же самое? - Эшли выдернула руку. - И пребывал в таком же отчаянии.
        Джози медленно отпустила руку кузины.
        - Уэстман, - прошептала она. - Вот, значит, в чем дело. Ты его видела.
        - Я обещала не говорить, - произнесла Эшли.
        - Значит, ты его видела? Он искал меня? О нет, нет. - Девушка тряхнула головой. - Он искал не меня, а карту. - У Джози словно гора свалилась с плеч. Все не так уж плохо. Ее тайна не раскрыта.
        - Он ничего не говорил о карте, - сказала Эшли. - Но выглядел весьма обеспокоенным. Ради Бога, скажи, что происходит?
        - Пока не могу.
        - Ты же понимаешь, что я все равно узнаю.
        - Нет. Не узнаешь. Разве что я тебе скажу. - Джози уже достаточно изучила Уэстмана и знала, что он не станет трубить о своих подвигах на каждом углу. Если их никто не видел, она в безопасности.
        Теперь пришла очередь Эшли стиснуть руку подруги.
        - Ты же не… он же не… вы же оба не… Джози раздраженно вздохнула.
        - Я все еще девственница.
        - Но что-то произошло, - произнесла Эшли, и на ее лице вновь появилась улыбка. - Расскажи.
        - Нет.
        Эшли обиделась, и Джози взяла ее за руку.
        - Я тебе все расскажу, но не сейчас. Мы поспорили, и Уэстман проиграл. - Потерял карту и ее дружбу.
        - Иначе и быть не могло.
        Джози рассмеялась. Вот почему она так любит Эшли Джози может доверять только кузинам.
        - Он здорово проиграл. И все же я не могу позволить ему победить, Эшли. - Джози не хотела отдавать Уэстману карту. И в то же время не хотела терять его как партнера.
        Но как она может сотрудничать с ним, если он считает ее ошибкой, нелепым порывом? Дьявол! Он даже сказал, что она отвлекает его от поисков карты. Ну что ж, она покажет ему, что ее интересуют не только сокровища.
        Эшли кивнула.
        - Тогда остается только одно. - Она сделала знак Джози подойти ближе и прошептала: - Пусть думает, что он победил. Дай ему то, что он хочет. Ты знаешь, что это?
        Деловые отношения. Исключительно деловые. Именно так он сказал.
        - Да, - ответила Джози.
        - Так вот, дай ему это. Когда он получит желаемое, ты тоже получишь то, что нужно тебе.
        Джози задумалась. По какой-то причине Уэстман не хотел признаться себе в том, что его к ней влечет. И они не смогут работать вместе, если он станет избегать ее из страха, что случившееся между ними повторится. Но, возможно, если она покажет ему, что интимные отношения ее не интересуют, только деловые, они придут к соглашению. В конце концов она получит сокровища, а потом и Уэстмана.
        - Ну, что ты решила? - спросила Эшли.
        - Эшли, ты ведешь себя нечестно. Девушка улыбнулась.
        - Джози, это ты не хочешь мне рассказать, что вы делали с Уэстманом прошлой ночью.

        Глава 10

        Рука Стивена скользнула по тонкой белоснежной шее Элис Китинг. Женщина вздохнула от удовольствия, быстро развязала галстук на шее Стивена и расстегнула его жилет.
        Уэстман не мог дождаться того момента, когда увидит эту черноволосую красавицу обнаженной. Она была невысокой, полненькой и невероятно соблазнительной. Корсет с трудом удерживал ее пышную грудь. Она обладала живой улыбкой и блестящими карими глазами, а ее готовность отдаться мужчине говорила о том, что она делала это не раз.
        Стиснув зубы, Стивен напомнил себе, что выбрал ее именно по этой причине. Элис Китинг достаточно опытна и должна понимать, что одна ночь любви не имеет ничего общего с влюбленностью. Кроме того, она была достаточно привлекательна, чтобы пробудить в Стивене желание. Немного поразмыслив, он решил, что период воздержания затянулся. И если он хочет поддерживать со своей партнершей чисто деловые отношения, ему придется удовлетворять свои желания на стороне. Стивен выбрал чувственную Элис Китинг еще по одной причине - она нисколько не походила на Джозефину Хейл. У нее были совсем другой голос, иная внешность и иной аромат. Но все это вовсе не означало, что Стивен думал о Джозефине Хейл.
        Он стиснул зубы, и Элис, только что расстегнувшая его сорочку, с недоумением взглянула на него.
        - Что-то не так, Уэстман? Тебе не нравится? - Ее рука скользнула по торсу мужчины и выдернула рубашку из его штанов.
        Стивен поцеловал Элис, а потом стянул рубашку через голову.
        - Нравится, - ответил он, наблюдая, как зрачки Элис расширились от желания при виде его обнаженной груди. - Именно ты мне нужна.
        Стивен стал освобождать Элис от одежды. Сегодня не будет никаких задранных подолов и стянутых корсетов. Стивен хотел чувствовать под собой обнаженную теплую плоть. Он потянул за ленты на спине Элис и одним движением расстегнул все три пуговицы. Платье бесшумно соскользнуло с плеч Элис, явив взору Стивена ее восхитительную белую грудь.
        Он наклонился, чтобы поцеловать ее и провести языком по темным ореолам, когда услышал тихий стук. Замерев в дюйме от груди Элис, Стивен прислушался.
        Наверняка один из слуг что-то уронил. Только и всего.
        Он вновь склонился над Элис, но не преуспел и на этот раз, потому что Махараджа глухо зарычал. Пес никогда не рычал на слуг.
        Впрочем, какие слуги? В его доме живет только экономка.
        Стивен в мгновение ока оказался у двери и распахнул ее. Махараджа сидел на лестнице и рычал.
        - Что случилось? - разочарованно спросила Элис.
        Что ж, он тоже разочарован. Возбуждение Стивена достигло своего апогея, и все же он не мог оставить без внимания тот факт, что его пса что-то насторожило, а сверху доносится шум. Вряд ли экономка станет вдруг передвигать вещи. Стивен глянул на часы, стоявшие на каминной полке, - два часа ночи.
        Тут до его слуха донесся еще какой-то звук. На этот раз он напоминал скрежет, и Стивен выругался. Он быстро миновал коридор и бросился вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Махараджа последовал за хозяином.
        На первом этаже было темно и тихо. Пес устремился дальше. На втором этаже тоже никого не оказалось, и Махараджа бросился к двери, за которой находилась лестница, которая вела в мансарду. Дверь была распахнута.
        - Мисс Хейл! - крикнул Стивен, а Махараджа залаял.
        Вновь раздался стук, за которым последовали приглушенные ругательства и все тот же скрежет.
        - Сидеть! - крикнул Стивен псу. Он оказался наверху как раз вовремя - Джозефина пыталась спрятаться за старым шкафом.
        - Какого черта вы тут делаете? - вскричал Стивен, увидев девушку. Риторический вопрос. Он видел, что она делает. Пол устилала солома и содержимое полдюжины ящиков. Сама мисс Хейл, одетая в штаны и мужскую сорочку, тоже была покрыта соломой.
        К ее чести, она тут же оставила попытки спрятаться и теперь отряхивала одежду, не обращая внимания на кипевшего от гнева Стивена.
        - Добрый вечер, лорд Уэстман! Простите, что побеспокоила. - Но, судя по тону, Джозефина ничуть не сожалела о содеянном, а ее глаза светились злорадством. Мало того, что она уже проникла однажды в его библиотеку, что втянула его в погоню за сокровищем, что он чуть не взял ее здесь на полу мансарды прошлой ночью, так она снова влезла к нему в дом - и снова без разрешения! - и принялась рыться в его личных вещах. Вещах Даблдея, к которым не имела никакого отношения.
        Стивен подошел ближе, охваченный яростью, но Джозефина оставалась совершенно спокойной.
        - Я смотрю, вы весьма недовольны тем, что вас прервали. Сделайте одолжение, возвращайтесь к тому, чем занимались. - Джози рассеянно указала на обнаженную грудь Стивена. - Я постараюсь не мешать вам.
        - Да как вы сюда попали, черт побери? - спросил Стивен. Его голос звучал тихо и угрожающе. Он готов был ее убить, вышвырнуть в окно мансарды, а потом выпрыгнуть за ней следом, потому, что сойдет с ума от того, что эта мисс Хейл делает с ним.
        - Не беспокойтесь, лорд Уэстман, - произнесла Джозефина, снисходительно взглянув на Стивена. - Я проникла в дом не через окно, а вошла через черный ход.
        - Когда?
        - В тот момент, когда вы провели даму в библиотеку. Вы просто не заметили меня, так были увлечены друг другом.
        Стивен судорожно сглотнул. Значит, Джозефина уже была здесь, когда они с Элис вошли в дом.
        - Элис не имеет никакого отношения к нашему делу. К нам.
        Джози пренебрежительно пожала плечами.
        - Я это и не говорила. Теперь, когда вы получили ответы на все интересующие вас вопросы, могу я вернуться к работе? А вы продолжайте развлекаться.
        Глубоко вдохнув, Стивен постарался не думать о том, как близко от него находится окно. Ему хватит нескольких секунд, чтобы подтащить к нему Джозефину и сбросить ее вниз. И тогда наконец закончатся его страдания.
        - Я не хочу возвращаться к своему развлечению, - начал Стивен.
        - В самом деле? - удивилась Джозефина. - Она такая хорошенькая и… цветущая. Она ждет вас внизу?
        Черт! Элис. Она все еще в библиотеке и наверняка гадает, куда он подевался. Стивен посмотрел на Джозефину.
        - Вы должны уйти. Немедленно.
        Джозефина покачала головой.
        - Это невозможно. У меня слишком много дел, а вы не любите ленивых женщин. Этот пункт отмечен в нашем соглашении. Не так ли?
        - Мы снова партнеры? Вы вернулись, чтобы позволить и мне пользоваться картой? - Дьявол, не нуждайся он так отчаянно в деньгах, ушел бы прочь и даже не оглянулся.
        Джози поджала губы.
        - Возможно. Если вы тоже будете придерживаться соглашения. Не могу же я работать здесь одна.
        - Разве я отказываюсь выполнять работу? Джози на мгновение задумалась.
        - Теперь, когда вы об этом упомянули…
        - Послушайте, вы, маленькая негодяйка…
        Джозефина подняла вверх указательный палец.
        - Следите за своей речью, лорд Уэстман.
        Ну все. Теперь он точно выбросит ее в окно.
        - Стивен? - донесся снизу женский голос. - Дорогой, где ты? Я жду тебя.
        Стивен остановился, а Джозефина насмешливо вскинула бровь.
        - Стивен? Как мило. А вы зовете ее Элис?
        - Стойте, где стоите, - предупредил Стивен, ударив девушку по руке. - Даже не пытайтесь сойти с места. Я вернусь через три минуты.
        Стивен попятился, а Джози натянуто улыбнулась. Черт! Уэстман знал, что Джозефина сойдет с места, едва за ним захлопнется дверь.
        Джозефина смотрела вслед уходящему Уэстману, улыбаясь до тех пор, пока до ее слуха не донесся топот его ног по ступенькам. Он возвращался к своей очаровательной развратнице.

«Спокойно, - приказала себе Джози. - Никаких эмоций. Ты должна показать ему, что прошлая ночь ничего для тебя не значит. Нужно держаться с ним по-деловому».
        Джози не солгала, сказав, что видела Уэстмана и его спутницу, когда входила в дом. Она увидела то, чего ей не следовало видеть, и чего она никак не ожидала. Джозефина должна бы радоваться, что ее сосед соблазнил другую женщину. Ведь пока он развлекался с ней, можно было вынести из дома все. Однако, обнаружив, что у Уэстмана есть любовница, Джози почему-то разозлилась.
        Как он посмел! Как посмел завести роман с другой женщиной? Ведь только вчера Стивен пытался соблазнить Джози! Как он мог променять ее на… эту?
        Джози видела гостью Уэстмана и понимала, почему он выбрал именно ее. Эта женщина обладала всем тем, чего не было у Джози. Однако не это уязвило ее самолюбие.
        Ее самолюбие уязвил тот факт, что случившееся слишком волновало ее. Джози пинком откинула с дороги пучок соломы и принялась просматривать содержимое ящика, который открыла последним. Вообще-то она еще не успела разобрать ни одного ящика. Джози только открыла их, еле сдерживая свой гнев и намеренно грохоча крышками. Она хотела, чтобы Уэстман узнал, что она здесь. Хотела сорвать его планы на вечер.
        Не то чтобы Джозефина хотела оказаться на месте его гостьи. Когда они наконец окажутся в постели, она будет использовать его, но никак не наоборот. Ей нужно только удовольствие. Эти отношения будут значить для нее так же мало, как для него прошлая ночь.
        Но Джози не позволит Уэстману развлекаться с женщинами, пока она ищет сокровище.
        В ящике не обнаружилось ничего, кроме старого серебра, поэтому Джози взялась за другой, доверху наполненный книгами и документами. В душе девушки мелькнула надежда, и она наклонилась, чтобы вынуть из ящика вещи, лежавшие сверху. Снизу доносились приглушенные голоса Уэстмана и его гостьи. Судя по всему, он пытался выпроводить ее. Вот и хорошо. Ей не придется в одиночку вскрывать ломом ящики.
        В то же время ей не хотелось снова увидеть Уэстмана без рубашки. О Господи! Джози взяла в руки очередную книгу. Она была не готова к подобному зрелищу. Она никогда не обращала внимания на мужскую грудь, хотя время от времени видела своих братьев без рубашек. Они были такими же худощавыми и высокими, как и она, и их костлявую грудь обтягивала бледная кожа.
        Но в случае с Уэстманом все обстояло по-другому. Джози оторвалась от работы, вновь представив себе своего соседа. Обладая невероятно широкими плечами, словно выточенными искусным скульптором, он выглядел словно античная статуя, мышцы дополняли друг друга, превращая тело их обладателя в совершенство. Руки Уэстмана тоже состояли из упругих выпуклых мышц. Однако его нельзя было назвать тяжеловесным великаном, скорее, статным поджарым красавцем.
        Джози взяла из ящика одну книгу и полистала. В доме наступила тишина. Вскоре Уэстман возвратится в мансарду, так что ей следует хотя бы сделать вид, что она занята.
        А его живот! Джози не представляла себе, насколько притягательным может быть живот. Ей хотелось дотронуться до плоского обнаженного живота мужчины. Провести пальцами по его упругим мышцам и увидеть желание в его голубых глазах.
        Ей хотелось…
        Нахмурившись, Джози прочла фразу, на которой лежал ее палец.

«Корсикана не оправдала наших надежд. В будущем мы не будем останавливаться в этом порту, если, конечно, «Доброму груму» не потребуется ремонт».
        Сердце девушки взволнованно забилось. Запись сделана в тетради с кожаной обложкой. Ее мог сделать кто угодно. Джози не узнала почерк, но догадалась, кому он мог принадлежать.
        Джеймсу Даблдею.
        Он писал о своем пиратском корабле, «Добром груме», на котором плавал вместе с ее дедом. Ее дед рассказывал об этом корабле с такой нежностью, как рассказывает мужчина о своей возлюбленной. Дрожащими пальцами девушка перевернула страницу и увидела дату: «12 января 1759 года».
        Запись сделана за год до того, как сокровище было найдено и спрятано. Всего за год.
        - Кажется, я велел вам оставаться на месте.
        Услышав голос Уэстмана, Джози подскочила. Он стоял в дверях и держал в руках рубашку, но Джози даже не заметила его обнаженного торса. Не говоря ни слова, девушка протянула Стивену тетрадь, и тот, догадавшись о ее чувствах, тоже не произнес ни слова, а потом пересек мансарду и взял у Джози тетрадь.
        Просмотрев несколько страниц, Уэстман вернулся к самому началу.
        - Это судовой журнал моего деда, - сказал он и показал надпись на внутренней стороне обложки, подтвердив догадку Джози.
        - Мы нашли, - прошептала девушка.
        Уэстман посмотрел на тетрадь, которую держал в руках, и принялся перелистывать страницы, словно желая убедиться, что это не сон. Его гнев улетучился, а лицо осветила широкая улыбка.
        - Мы будем богаты.
        Джози засмеялась, а Уэстман подхватил ее под руки и помог встать.
        - Мы будем богаты, - повторил он, кружа девушку. - Мы будем богаты, как короли.
        Джози вновь засмеялась, и ее радость усилилась, когда Уэстман обнял ее и принялся отплясывать с ней джигу. Они выписывали танцевальные па по всей мансарде, переступая через ящики и хохоча.
        Танцуя, они споткнулись о стопку книг, оставленных Джози на полу, и девушка едва не упала. Уэстман поймал ее и привлек к себе. Он находился настолько близко, что Джози вспомнила ощущения прошлой ночи и отстранилась.
        Высвободившись из объятий Уэстмана, она отвернулась, чтобы восстановить дыхание и привести в порядок мысли.
        - Извините, - услышала она за спиной его голос.
        Джози не знала, за что именно он извинялся, но на всякий случай кивнула.
        - Я нашла тетрадь в этом ящике, - сказала она. - Думаю, нам следует просмотреть остальные бумаги. Вдруг найдем что-то интересное.
        Однако спустя пару часов они поняли, что тетрадь оказалась единственным вознаграждением за их труды. Они разобрали содержимое почти всех ящиков, но, похоже, только тот, в котором Джози обнаружила тетрадь, содержал что-то из вещей Джеймса Даблдея. Джози понимала, что ей нужно вернуться домой до рассвета. Обессиленная, она плюхнулась на пол.
        - Я больше не могу, - хрипло произнесла она, задыхаясь от витавшей в воздухе пыли. - У меня слипаются глаза, я должна приехать к Кэти к десяти часам. Я ей помогаю в подготовке бала.
        - Кэти ваша кузина? - спросил Уэстман, складывая документы в ящик. Он взглянул на девушку. - Та, что вышла замуж за лорда Валентайна?
        - Она самая.
        Все еще сидя на корточках, Уэстман провел рукой по волосам. Очевидно, он пытался привести их в порядок, но лишь оставил на лбу грязное пятно.
        - Я слышал весьма любопытные подробности, касающиеся этого брака. Говорят, лорда Валентайна обманом заставили жениться на вашей кузине.
        Джози промолчала. Она взяла за правило не сплетничать, тем более о личной жизни кузин.
        - Я знаком с Валентайном, - сказал Уэстман. - Насколько мне известно, он собирался жениться на Элизабет Фулбрайт, сестре леди Валентайн. - Джози по-прежнему молчала, и мужчина продолжал: - У вас очень интересные родственники, мисс Хейл. В вашей семье все такие смутьяны или только женщины?
        Тут Джози не выдержала и рассмеялась.
        - Уверяю вас, ни леди Валентайн, ни мою кузину леди Мэдлин нельзя назвать смутьянками. А вот за себя и за мисс Бриттани не поручилась бы.
        - Значит, из всех ваших кузин только леди Валентайн вышла замуж? - Уэстман покачал головой. - О! Вы четверо уже могли бы дважды стать матерями.
        Джози фыркнула.
        - Вряд ли. Мы не только подруги и кузины, мы еще и члены «клуба старых дев».
        Это заявление не произвело на Уэстмана должного впечатления.
        - Мы создали этот клуб еще будучи детьми и поклялись друг другу не выходить замуж.
        - Значит, леди Валентайн нарушила клятву.
        - Леди Валентайн нарушила. Но не думаю, что кто-то из нас последует ее примеру. Этот брак был заключен вследствие необычных обстоятельств. Все остальные останутся незамужними.
        - Но не девственницами, - произнес Стивен, многозначительно взглянув на девушку. - Теперь мне понятно ваше поведение во время нашей первой встречи. Неужели вы действительно верите, что никогда не выйдете замуж? Сколько вам лет?
        Джози гневно фыркнула.
        - Можно подумать, я стану отвечать на столь оскорбительный вопрос!
        Уэстман округлил глаза.
        - Восемнадцать? Девятнадцать?
        - Восемнадцать.
        - Да вы совсем еще ребенок. И когда повзрослеете, непременно выйдете замуж.
        Джози гневно взглянула на Уэстмана и ткнула его кулаком в выставленную напоказ грудь.
        - Именно из-за таких заявлений я и не выйду замуж. Не знаю, что решат мои кузины, но себе самой я уже давно дала клятву не выходить замуж за мужчину, который ведет себя, как… как вы!
        Уэстман сел.
        - И что же вас не устраивает в моем поведении?
        - Трудно сказать. Просто вы такой же, как и все остальные мужчины.
        - Дорогая моя, - протянул Стивен с улыбкой, - поверьте, я совсем не такой.
        - Ой, не надо. - Джози отстранилась и принялась обмахиваться. Ей вдруг стало жарко и душно. - Вы такой же, как все. Я устала от самовлюбленных и деспотичных мужчин, несведущих и эгоистичных, которые постоянно указывают мне, что я должна делать, а чего не должна. Вы меня не знаете, - выпалила она. - Не знаете, что у меня на сердце и в мыслях. Если я говорю, что никогда не выйду замуж, значит, так оно и есть, и все ваши поступки лишь укрепили меня в моем намерении.
        - Для женщины, обладающей завидной долей самоуверенности и более чем властной, вы не слишком высокого мнения о мужчинах.
        - Нет, - ответила Джози, поднимаясь с пола. - Вы не правы. Я люблю мужчин. Я хочу влюбиться и хочу, чтобы меня полюбили. Хочу, чтобы то, что вы сделали со мной прошлой ночью, повторялось снова и снова. Но будь я проклята, если свяжу себя с мужчиной узами брака только для того, чтобы получить это. Я стану независимой, даже если это погубит меня.
        Уэстман встал рядом с девушкой. На его лице не осталось и следа прежней насмешливости.
        - Но как именно вы собираетесь стать независимой? Ведь вы леди, племянница графа. Вы не можете просто так соблазнять мужчин здесь, в Лондоне. У вас нет той свободы, которой обладают простолюдинки.
        - Пока нет. Но как только я стану финансово независимой и богатой, - она вытянула руку с зажатой в ней тетрадью, ключом к сокровищу и ее будущему, - я смогу делать что захочу.
        На этот раз фыркнул Уэстман.
        - И вы искренне верите в это, не так ли?
        - Послушайте, лорд Уэстман. Мне не интересно ваше мнение обо мне или о моих планах. Мне восемнадцать, и я готова начать жить полной жизнью. Все, что мне нужно от вас, это помощь в поисках сокровища. А потом каждый из нас пойдет своей дорогой. Вы приметесь соблазнять очередных развратниц и продажных женщин, а я отправлюсь на поиски приключений.
        - Прекрасно, - произнес Уэстман. - Стало быть, по рукам.
        - Договорились, - ответила Джози. - А теперь я должна вернуться домой и поспать хотя бы несколько часов. Встретимся вечером здесь же.
        - Я буду ждать. - Когда Джози проходила мимо, Стивен выхватил из ее рук тетрадь. - Оставлю это у себя в качестве залога на случай, если вы что-то прочли и решили скрыть от меня, а потом улизнете.
        - Не смешите меня, - сказала Джози, протягивая руку к тетради, которую Уэстман вовсе не собирался ей отдавать. Черт бы побрал его рост. - Я не собираюсь вас обманывать. Сколько раз можно это повторять?
        Уэстман пожал плечами.
        - У вас карта. У меня тетрадь. Мне кажется, это справедливо.
        - Наверное. - Джози начала спускаться по ступенькам, а потом крикнула: - Только давайте не будем приглашать завтра Элис, Уэстман. Иначе я тоже начну приводить с собой любовников, а вам это наверняка не понравится.

        Глава 11

«19 мая 1759 года.

«Ненавижу расставаться с Маргарет. Именно по этой причине мне не хочется выходить в море. Обожаю ветер, волны, штормы и даже мертвый штиль. Обожаю свободу, которую мне дает обладание кораблем - ведь на нем я могу устанавливать правила и ни перед кем не отчитываться. Мне нравится бывать в новых местах, пробовать новую пишу, покупать экзотические подарки…
        Для Маргарет.
        Моя Мэгги. Ну как я смогу прожить шесть месяцев - а может, и больше - без тебя?
        Но я должен ехать. В жизни меня ждет еще множество приключений, и Мэгги знала об этом, когда выходила за меня замуж. Но теперь, когда на свет появился маленький Джейми, которого мы зовем Джеймс-младший, Мэгги не может ездить вместе со мной.
        Поэтому я поплыву в Вест-Индию за нас двоих - за троих. Куплю там шелка, из которых она сошьет себе красивые платья, специи для приготовления восхитительных блюд и рома, который мы будем пить вместе холодными лондонскими вечерами.
        Я буду записывать все свои мысли в этих шести тетрадях для нас обоих. Эти тетради Мэгги дала мне утром накануне отплытия.
        Может быть, если удача Даблдеев улыбнется мне, мы с Хейлом нападем, наконец, на след сокровища».
        Стивен закрыл тетрадь и громко выругался. Он услышал за дверью библиотеки какой-то стук и вздрогнул. Он забыл, что экономка сегодня в доме.
        Да и как, черт возьми, тут не выругаться? Он полдня провел за чтением дневника деда, но первое упоминание о сокровище встретилось лишь на самой последней странице. Уэстман повертел тетрадь в руках. Не может быть, чтобы она оказалась единственной. Его дед имел обыкновение изливать свои мысли и переживания на бумаге. Теперь Стивен знал, что он любил не только своих жену и сына, но и свободу. Его дед вел увлекательную жизнь, и Стивен не сомневался, что он все-таки нашел сундук, набитый золотыми дублонами.
        Но где, черт возьми, рассказ об этом?
        Должны быть и другие дневники. Его дед упомянул, что их шесть. Если это первый, то в последующих можно найти много интересного. Только вот где они?
        Стивен перерыл весь дом. Они с Джозефиной Хейл обыскали всю мансарду, но не нашли ничего, кроме этой единственной тетради. Все их богатство составляли записи Джеймса Даблдея да ключ, который, казалось, не подходил ни к одному замку.
        Должно быть что-то еще, но где?
        Стивен провел рукой по волосам и задумался, пытаясь решить, где еще могли осесть вещи его деда. Восемь лет назад его отослал в Индию отец - Джейми, о котором упоминалось в записях. Он пригрозил Стивену тем, что его украдут и вывезут из Англии силой, если он не согласится уехать добровольно. Стивен был позором семьи - распутник и повеса, он совратил добропорядочную девушку и довел ее до беды. Возможно, именно чувство вины заставило его выполнить волю отца и уехать в Индию.
        Стивен все еще находился в Индии, когда его брат Джеймс стал графом. Почти сразу же за письмом матери, в котором та писала о болезни Джеймса, последовало сообщение о его смерти. Все произошло так быстро, что у Стивена не оказалось времени, чтобы подумать о возвращении домой. Будь у него выбор, он ни за что не вернулся бы домой, поскольку не мог рассчитывать дома на теплый прием.
        Когда Стивен вернулся в Англию, чтобы унаследовать титул брата, его мать, все ее вещи и вещи покойного Джеймса исчезли излома. Не прихватила ли его мать с собой что-то еще?
        Стивен покачал головой. Нет, мать не имеет к этому никакого отношения. С какой стати ей забирать с собой вещи покойного свекра? Ведь она даже никогда его не видела.
        А вот его бабушка…
        Вдовствующая графиня Маргарет Даблдей.
        Стивен уже много лет ее не видел. Слышал только, что после смерти мужа она стала затворницей и большую часть времени проводила в деревне. А ведь когда-то она была первой красавицей, законодательницей мод, не пропускавшей ни одного бала, ни одной театральной премьеры. Но к тому времени, когда Стивен достиг совершеннолетия, она уже почти не появлялась в Лондоне.
        Он смутно помнил женщину с затравленным взглядом, которая то и дело оборачивалась через плечо. Стивен никак не мог отождествить этот образ с портретом Маргарет Даблдей, описанным в дневнике деда.
        И все же, если кто-то и знал подробности о его жизни, то только Маргарет Даблдей. Где же его бабка сейчас?
        Спустя час Стивен мерил шагами гостиную своей матери, дожидаясь ее появления. Она жила на Маунт-стрит в небольшом доме с огромными окнами, позволяющими ей видеть все, что происходит снаружи. Стивен не часто виделся с матерью. Она так и не простила ему грехи молодости. Обвиняла сына в том, что семья потеряла все деньги, хотя именно ее муж принял решение оплатить долги сына. Лорд Уэстман мог отказаться. Это запятнало бы честь Стивена и вынудило бы его бежать на континент, но в тот момент родители были бы рады его отъезду.
        И они действительно были этому рады.
        Стивен надеялся, что, когда вернется в Англию, мать сменит гаев на милость. Теперь он стал графом, а она всегда отдавала предпочтение старшему сыну, наследнику. Но он ошибся. Она любила не титул, а своего первенца Джеймса. И что бы Стивен ни делал, никогда не смог бы занять место Джеймса.
        Стивен бросился к матери, когда та наконец распахнула дверь. Она подняла руку, когда Стивен попытался поцеловать ее в щеку, и ему пришлось ограничиться поклоном.
        - Стивен. - Кивнув, леди Даблдей опустилась в свое любимое кресло у окна. - Весьма неожиданный визит. Чему обязана честью лицезреть тебя?
        Ее седые волосы казались тяжелыми под шиньоном, закрепленным на затылке. Она была бледнее обычного, лишь на щеках проступал едва заметный румянец. Леди Даблдей обладала величественной длинной шеей, маленькими изящными кистями рук, а ее карие глаза не выражали ни малейшего интереса. Стивен заговорил:
        - Мама, извини, что заранее не известил тебя о своем приезде. Надеюсь, ты здорова. - С этими словами он сел на обитый парчой диван, стоявший напротив кресла матери.
        Леди Даблдей лишь отмахнулась.
        - А если бы я умерла, ты бы расстроился?
        - Конечно. Но ты ведь не собираешься умирать. Ты прекрасно выглядишь.
        Леди Даблдей внимательно посмотрела на сына, затем повернулась к окну.
        - Человека может убить не только слабое здоровье, но и стыд, например.
        Стивен опустил глаза и посмотрел на свои руки, почувствовав, что мать его осуждает. Он сделал все, что мог, чтобы спасти семью от краха. Он несколько раз доказал, что вполне способен быть наследником титула, но, похоже, мать этого не замечала, точнее, не хотела замечать. Ведь он не Джеймс, ее любимец.
        - Знаешь, мама, - произнес Стивен, стараясь не поддаваться дурному настроению. - Я тут раздумывал об истории нашей семьи. - Он знал, что стыд, о котором говорила мать, не имел никакого отношения к прошлому семьи Даблдей, поэтому счел начало разговора правильным. - Прошлой ночью я был в мансарде…
        - Интересно, что ты там делал? Наверняка развлекался с одной из служанок.
        Стивен вцепился в подлокотник дивана.
        - Нет, мама, просматривал содержимое ящиков, и ты не поверишь, что я нашел.
        Леди Даблдей одарила сына равнодушным взглядом.
        - Судовой журнал деда, - сказал Стивен, повернув тетрадь так, чтобы мать смогла ее увидеть.
        Мать без всякого интереса взглянула на тетрадь и снова стала смотреть на улицу.
        - Я его сегодня читал и обнаружил, что в конце записи обрываются на полуслове. Но больше никаких тетрадей деда не нашел. Не знаешь, где они могут быть? Возможно, у бабушки?
        Мать повернулась к сыну, и его обдало ледяным холодом от ее взгляда.
        - Ты приехал расспросить меня о тетрадях? В момент, когда наша семья переживает кризис?
        Стивен заерзал на диване.
        - Никчемный ты человек! Никчемный! - презрительно бросила леди Даблдей и поднялась с кресла. - Зачем я трачу на тебя время? Надо было убить тебя сразу после рождения.
        - Мама, я не думаю…
        - Ты никогда ни о чем не думал. Это был удел твоего брата. А ты только и делаешь, что болтаешься без дела да читаешь дневники. Ты хотя бы понимаешь, что наша семья разорена? Что нас скоро выселят из наших домов? Ты этого хочешь? Хочешь, чтобы твоя мать жила на улице? - Леди Даблдей сорвалась на визг, и Стивену стоило немалых усилий сохранить самообладание.
        - Нет, мама, я этого не хочу. Кроме того, мы вовсе не бедствуем. До этого еще далеко. Я делаю все от меня зависящее, чтобы вернуть семье былое богатство.
        - Все от тебя зависящее, - насмешливо протянула леди Даблдей. - Что за нелепость. - Женщина направилась к двери, и Стивен, поднявшись с дивана, поспешил за ней.
        - Мама, все, что мне от тебя нужно, это адрес бабушки. Дай мне его.
        Не останавливаясь, леди Даблдей произнесла:
        - Спроси Филлипса. Кстати, с этого момента, если тебе потребуется что-то сообщить мне, делай это через него. - Она открыла дверь, и Стивен закрыл глаза, когда дверь снова захлопнулась.
        - Сэр, - раздался из угла тихий голос, - могу я проводить вас?
        Филлипс. Стивен потер переносицу.
        - Да, спасибо.
        Надменный дворецкий проводил Стивена вниз по лестнице и открыл дверь. Но когда Стивен собирался уже надеть шляпу, Филлипс наклонился почти к самому его уху:
        - Вас интересует графиня? Ваша бабушка?
        Стивен посмотрел на дворецкого.
        - Вы знаете ее адрес?
        - Свэллоу-стрит, двадцать восемь, милорд. Это к югу от Ганновер-сквер. Такой коричневый с зеленым дом.
        Стивен кивнул:
        - Спасибо.
        Он водрузил на голову шляпу, отделанную мехом бобра, и собрался уже уходить.
        - Еще кое-что, милорд.
        - Да, Филлипс.
        - Ее светлости, вашей бабушки, нет сейчас дома, сэр. На прошлой неделе мы получили от нее письмо. Она вернется в город через месяц, а то и позднее. У вашей матери слабое зрение, милорд, и я читал ей письмо вслух. Прошу прощения, милорд, но я подумал, вы захотите узнать об этом. На случай, если… - он воровато оглянулся, - если тетради нужны вам срочно.
        Стивен улыбнулся. Филлипс с ним очень любезен. Хорошо бы старый дворецкий научил его мать вежливости.
        - Благодарю вас, Филлипс. - Стивен вложил в ладонь дворецкого крону. - Сообщите мне, если узнаете еще что-нибудь интересное.
        - Не сомневайтесь, милорд, - ответил слуга, пряча в карман пять шиллингов и закрывая дверь.
        - Что-то вы долго, - сказал Стивен, выходя из тени, разделявшей два соседних дома.
        Джози подскочила и резко повернулась.
        - Вы меня напугали, - проворчала она.
        Стивен только что наблюдал, как она, рискуя упасть, спускалась из окна своей спальни по решетке, а затем по дереву, Стивен до смерти испугался и сейчас с облегчением вздохнул.
        Так бывает всегда.
        Но будь он проклят, если признается ей в этом. Стивен не был сторонником равноправия, которого его соседка хотела видеть в своей постели, и никогда не хотел им быть. Но он может избежать дальнейших перепалок, если будет держать рот на замке. Пусть Джозефина думает, что ему чужды условности.
        - Что вы здесь делаете?
        - Жду вас. - Стивен взял девушку за руку. - Приглашаю вас принять участие в небольшом приключении.
        - Приключении? - Джози с любопытством посмотрела на Стивена, но не стала сопротивляться, когда тот повел ее к главному входу в дом, где вот уже целый час ждал экипаж. Стивен остановился в тени и оглядел улицу. И как это бывало в Индии, почувствовал взгляд темных глаз, устремленных ему в спину, услышал еле слышный шепот, но никого не увидел. И все же Стивен поспешил к экипажу и усадил в него Джозефину.
        Он дал вознице указания, а потом откинулся на сиденье и улыбнулся своей попутчице. Сегодня на ней были старая рубаха, брюки и куртка, на голове мужская шапка, под которую забраны рыжие волосы. Чем не парень? Лишь при ближайшем рассмотрении можно было заметить изящные скулы и длинные густые ресницы, обрамлявшие блестящие зеленые глаза.
        - Ну и что находится на Свэллоу-стрит? - спросила Джози, когда экипаж тронулся.
        - Дом моей бабушки. Сегодня я читал дневник деда…
        С противоположного сиденья раздался негодующий возглас.
        - …а когда закончил, понял, что где-то должны быть еще дневники.
        - Вы читали дневник без меня?
        - Я поехал к матери спросить, не знает ли она, где остальные тетради, но ответа не получил. Зато другой человек оказался настолько любезен, что дал мне адрес бабушки. Ее нет дома, так что мы сможем свободно проникнуть внутрь. Вам не привыкать. - Стивен посмотрел на девушку.
        - Вы читали дневник без меня?
        Вздохнув, Стивен достал из-за пазухи тетрадь и протянул Джози.
        - Я не собирался прятать его от вас, просто постарался сэкономить время. Прочитайте на досуге, только начните с последней страницы. Именно там упоминается сокровище.
        - Вот как? - Джози склонилась над тетрадью и принялась перелистывать истрепавшиеся от времени страницы.
        - К сожалению, запись датирована маем 1759 года Нам нужно что-то более позднее, и я подумал, что, скорее всего, остальные тетради хранятся в доме моей бабушки.
        - Да. М-м-м… - Джози наклонила тетрадь, пытаясь разобрать слова при тусклом свете лампы. Поняв, что сейчас разговаривать с ней бесполезно, Стивен откинулся на сиденье и смотрел в окно на проплывавшую мимо Пиккадилли до тех пор, пока экипаж не свернул на Свэллоу.
        - Мисс Хейл, - тихо произнес Стивен, увидев, что экипаж миновал дом двадцать восемь. - Отложите дневник. Мы почти приехали.
        Он попросил возницу проехать дальше по улице почти до самого Оксфорда, чтобы никто из соседей его бабушки не увидел экипажа, остановившегося возле ее дома. Таким образом, они смогут проникнуть в дом через черный ход. Стивен не думал, что в доме остался кто-то из слуг, ведь хозяйка собиралась провести за городом целый месяц, а может, и больше. И все же Стивен был настороже.
        Он обнаружил, что Джозефина Хейл может вести себя вполне благоразумно, когда их желания совпадают. Девушка молча следовала за Стивеном обходными путями, перелезала через калитки и ограды, пока, наконец, они не достигли дома.
        Стивен попытался открыть окна, но они были заперты изнутри. Он ожидал чего-то подобного, поэтому захватил с собой лом и теперь вытащил его из-под полы пальто.
        - Господи! - Джози сделала шаг назад. - Что вы собираетесь делать?
        Стивен усмехнулся и, размахнувшись, ударил ломом по окну. Звон разбитого стекла был достаточно громким, и они на несколько минут затаили дыхание. Где-то залаяла собака, но вокруг царила тишина.
        Осторожно, чтобы не пораниться, Стивен просунул руку внутрь, открыл задвижку и, подняв раму, оглянулся на Джозефину. Она же хотела чего-то необычного.
        - Сначала леди.

        Глава 12

        - Сначала леди? - переспросила Джози.
        Ну конечно, теперь, когда появилась опасность, Уэстман стал невероятно галантен. Однако Джози преодолела страх. Если Уэстман хочет, чтобы она пошла вперед, значит, так тому и быть.
        Вполне возможно, что на этот раз несчастье, следующее по пятам за спрятанным сокровищем, настигнет ее. Где гарантия, что в доме не остался старый дворецкий, который держит наготове пистолет и убьет ее наповал, едва только она проникнет в дом.
        Но, как бы то ни было, Джози слишком близко подошла к разгадке тайны, чтобы остановиться. Она подтянулась на руках и влезла в окно, стараясь ничего не разбить. Глаза Джози быстро привыкли к темноте, и она поняла, что находится в музыкальной комнате. Возле окна стояла небольшая лампа. Девушка отодвинула ее в сторону, когда в окне появился Уэстман.
        Оказавшись внутри, компаньоны зажгли две лампы, и Уэстман двинулся в путь по пустому дому. Они осмотрели большую часть первого и второго этажей, а потом вновь вернулись в музыкальную комнату и прошли через нее в библиотеку.
        - Начнем отсюда, - сказал Уэстман. - Просмотрим все книги на полках, а потом снимем их на пол, чтобы убедиться, что дневники не спрятаны за ними.
        Джози кивнула, еле слышно вздохнув. Здесь были дюжины полок, и все заполнены книгами. Она не знала бабушку Уэстмана, но пожалела, что та оказалась любительницей чтения.
        По молчаливому согласию они с Уэстманом начали с противоположных концов библиотеки. Джози взяла лестницу и забралась на самый верх, держа лампу достаточно высоко, чтобы прочитать названия книг. Девушка зябко поежилась. В доме было холодно и пахло плесенью. Она так устала, что названия плыли у нее перед глазами. Из-за поздних посиделок с Уэстманом и подготовки бала Кэти за последние два дня Джози удалось поспать всего шесть часов.
        Однако она не подала виду. Уэстман не должен видеть ее усталости. Джози не нравилось, что он постоянно ее опережал. Не успела она прочесть одну тетрадь, как они уже стали искать другие. Уэстман доказал, что может относиться к ней, как к равной. Он дождался ее, прежде чем ехать сюда, и пропустил вперед.
        Джози сняла с полки несколько книг, стараясь их не перепутать. Положила на стол и подняла лампу повыше, чтобы осмотреть опустевшую полку.
        Ничего.
        Девушка поставила книги на место. Почему Уэстман стал относиться к ней по-другому? Неужели потому, что она постоянно говорила о заносчивых, властных мужчинах? Ничего подобного она не могла сказать о тех, кого знала. Из разговоров матери и теток Джози знала, что мужчин можно перевоспитать.
        Приступив к следующей полке, Джози взглянула на Уэстмана. Он тоже просматривал книги. Пролистает и откладывает в сторону. Его волосы растрепались, упав ему на лицо, придавая ему вид мужественный и несколько грубоватый.
        Джози понимала, почему ни одна женщина не могла перед ним устоять. Она должна взять себя в руки и гнать прочь мысли о нем, направляя их в нужное русло.
        Джози собиралась найти ключ к сокровищу, а не к соблазнительному Стивену Даблдею. Ей нужно найти замок, к которому подходит ключ, а не представлять себе Стивена Даблдея без рубашки. Джози необходимо найти вторую половину карты, а не вспоминать его поцелуи. Она намеревалась…
        Черт! Джози уронила книгу с таким грохотом, что Уэстман оторвался от книг и взглянул на нее. Девушка махнула рукой, и Стивен возобновил поиски. Она сойдет с ума, если не найдет в ближайшее время любовника и не выбросит Уэстмана из головы.
        Джози взяла очередной том, пролистала и отложила в сторону. «Сосредоточься на поисках сокровища, Джози. Думай о том, что для тебя действительно важно».
        Джози взяла еще одну книгу, пытаясь сосредоточиться. Заголовка на ней не было. Были ли они на предыдущих книгах, Джози не помнила. Хотелось надеяться, что эта первая. Джози раскрыла книгу и едва не свалилась с лестницы.
        - Уэстман, - позвала она.
        Голос у нее от волнения сел.
        - Что случилось? - Стивен бросился к девушке. - У вас закружилась голова? Вам надо прилечь и…
        - Не говорите глупостей, Уэстман. Я нашла еще один дневник. - Как и в первый раз, это оказалась небольшая - чуть больше ладони девушки - тетрадь с пожелтевшими страницами в потертом кожаном переплете.
        Они продолжили поиски с удвоенной силой, и нашли еще три дневника, как две капли воды похожих на предыдущие. На этот раз Джози не собиралась оставаться в стороне и взяла с Уэстмана слово, что они прочтут дневники вместе.
        Приведя библиотеку в надлежащий вид и задернув занавески на разбитом окне в музыкальной комнате, они спустя час вернулись в дом Уэстмана, сели на диван и, склонив головы так, что их лбы соприкасались, принялись вслух читать дневники.
        Джози не знала Джеймса Даблдея. И чем больше читала, тем больше жалела об этом. Он был забавным, страстным и чуждым условностей - каким и должен быть мужчина. Пока не родился сын Джейми, его жена Маргарет ходила в открытое море с ним и дедом Джози.
        Даже став графом, Даблдей брал жену с собой. Красавица Мэгги стреляла, не стеснялась в выражениях и участвовала в грабежах наравне с остальными пиратами. Джеймс ничего ей не запрещал только потому, что она женщина. После рождения сына Мэгги пожелала остаться на берегу. Джеймсу тяжело было с ней расставаться, но он понимал, что сын для нее гораздо важнее морских приключений.
        Джози с нетерпением ждала приезда бабушки Уэстмана в город. Ей очень хотелось познакомиться с отважной Мэгги.
        В дневниках часто упоминался дед Джози, однако в этих записях не было почти ничего личного. Но Джози знала достаточно, чтобы прочесть все между строк. Брак ее деда оказался вполне традиционным. Ее бабушка никогда не бывала на «Добром груме». Иногда, еще до того, как умерла ее бабка, Джози нравилось думать, что та делает вид, будто ее муж никогда не был пиратом. Конечно же она никогда не обсуждала этот вопрос с внучкой. Всякий раз, как Джози заговаривала о сокровище или пиратских похождениях, бабушка давала ей пяльцы, чтобы она занялась вышиванием.
        Джози терпеть не могла рукоделия. Ее тянуло на улицу поиграть с братьями, для которых дед выточил деревянную саблю. Мальчики быстро потеряли к ней интерес, а для Джози она стала любимой игрушкой.
        Сколько Джози себя помнила, она всегда хотела стать пиратом. И теперь, читая судовые журналы Джеймса Даблдея, заклятого врага ее семьи, она мысленно перенеслась в далекое прошлое.
        - Это последний. - раздался голос Уэстмана. Джози приятно было сидеть рядом с ним, ощущая его близость. Стивен прочел большую часть дневника вслух, Джози не возражала. Ей нравилось внимать его глубокому мелодичному голосу. Представлять на его месте Джеймса Даблдея.
        Джози отложила в сторону прочитанный дневник, и Уэстман открыл последний.
        - 23 мая 1759 года.
        Джози закрыла глаза. Воображение рисовало ей разнообразные картины. Она так живо представляла себе путешествие в Вест-Индию, порты, в которых судно останавливалось, чтобы пополнить запасы продовольствия или продать товары, словно находилась на корабле в тот момент, когда Натан Хейл и Джеймс Даблдей впервые узнали об испанском корабле с грузом золотых дублонов на борту.

«Это не более чем миф, - сказал Натан, когда мы вышли из таверны. - Рассказов о золоте больше, чем травы в Новом Свете. Я не стану жертвовать грузом ради погони за призраком».
        Узкими улочками я направился к шлюпке, где нас поджидали Скаггз и Одноглазый Джек. Было жарко. В порту пахло протухшей рыбой и гнилыми фруктами. Однако бриз, дувший со стороны гор, доносил до меня и другие запахи - аромат духов продажных женщин, дым костра, на котором негр жарил рыбу, влажный прохладный воздух холмов. Я слышал шум тропиков, который никогда не стихает лондонцам это трудно себе представить. Там жужжат насекомые, поют птицы, волны омывают берег и ударяются о борт корабля.
        Когда вдалеке показалась шлюпка с людьми, я положил руку на плечо Хеша, хотел сказать ему кое-что наедине, ведь Одноглазому Джеку доверять нельзя.

«У меня предчувствие, Нейт. Ты знаешь, я не часто говорю подобные вещи. Слов на ветер не бросаю. Так что можешь мне поверить».
        Он слушал меня без особого удовольствия, однако я продолжал: «Если я ошибаюсь, и нет никакого испанского судна с золотом, я отдам тебе свою часть выручки, чтобы ты смог отправиться дальше без меня».
        Тут он заинтересовался. Хейл всегда был дельцом, и ни за что не упустил бы выгодной сделки.

«А если этот корабль существует на самом деле?»

«И нам удастся захватить его? Мы разделим золото поровну. Внакладе не останемся, Нейт».

«Если только удача не отвернется от нас», - сказал Натан.
        Но я знал, что он со мной».
        Уэстман замолчал. Джози подняла на него глаза.
        - Как вы думаете, не стоит сразу читать конец? - спросила она.
        Стивен засмеялся.
        - Только не говорите мне, что вы из тех, кто сначала читает последнюю страницу.
        Однако девушка заметила, что Стивен уже листает страницы, бегло просматривая записи.
        - Я бываю нетерпеливой, вы правы, - призналась Джози.
        - Кому вы это рассказываете? Смотрите, кажется, это то, что нам нужно.
        Джеймс Даблдей подробно описывал, как они заметили корабль, догнали его и взяли на абордаж. В бою они потеряли Скаггза и еще нескольких человек, а потом отпустили корабль на все четыре стороны, заметно облегчив его.
        Несмотря на то что, в дневнике были опущены наиболее кровавые детали сражения, Джози представляла себе, в каком состоянии находилась команда. Она словно собственными глазами видела мужчин с рассеченными головами, из которых струилась кровь, заливая глаза, матросов с протезами вместо рук, чье тяжелое хриплое дыхание нарушало тишину ночи, и тех, кто затих с наступлением утра.
        Дед Джози всегда говорил: «В битве нет ничего красивого. И когда она заканчивается, не испытываешь ничего, кроме облегчения».
        Ощутив прилив тошноты при мысли о кровавой бойне и бессмысленных жертвах, Джози перевернула страницу. Уэстман с недоумением посмотрел на девушку.
        - Нам нужно узнать, где они спрятали сокровища, - сказала Джози, переворачивая страницу за страницей, на которых описывался путь домой. Наконец на предпоследней странице встретилось упоминание о необходимости спрягать сокровища. Однако тот, кто нарисовал карту и в подробностях описал путешествие, к сожалению, не потрудился точно указать место, где было спрятано золото.
        - Он даже словом не обмолвился о карте! - воскликнула Джози. Только написал: «Мы с Хейлом нарисовали место, где спрятали дублоны». Должно быть, он имел в виду карту.
        Уэстман кивнул. Он снова и снова перечитывал страницу.
        - Прекрасно! У нас по-прежнему нет второй половины карты, принадлежавшей вашему деду. Что он с ней сделал?
        Уэстман все еще читал, перевернув последнюю страницу, чтобы убедиться, что они ничего не пропустили, когда из обложки журнала выскочил и упал на пол небольшой конверт.
        Они оба потянулись за конвертом, больно стукнувшись лбами. Потирая звенящую голову, Джози позволила Уэстману поднять конверт. Он взял его, повертел в руках и произнес:
        - Кажется, я знаю, где мы найдем вторую половину.
        Стивен стоял у входа в дом номер пятьдесят девять по улице Стрэнд. Здесь располагался банк «Томас Коттс и компания».
        Они условились встретиться с Джозефиной Хейл ровно в одиннадцать. Уже половина двенадцатого, а ее все нет. Листок бумаги с названием банка жег карман. В записке, найденной в дневнике, было написано:

«Отдано на хранение. Коттс».
        Цифры и буквы должны были иметь какое-то отношение к банку, чьими услугами пользовались почти все представители высшего света. Стивен готов был поклясться, что ключ со склада в Севен-Дайалс откроет то, что оставил в банке его дед.
        Он вновь оглядел улицу, повернувшись сначала в сторону Уайтхолла, а потом в сторону Флит-стрит. Сколько еще ему ждать? Если Джозефина Хейл не появится в ближайшие пятнадцать минут…
        Стивен пристально посмотрел в сторону Уайтхолла, где на одной из боковых улочек мелькнул белый солнечный зонтик. Спустя мгновение он вновь увидел зонтик. А потом видение исчезло.
        Стивен вздохнул. Неужели эта женщина думает, что ее никто не заметил? Стивен направился к углу здания и оказался там как раз в тот момент, когда из-за зонтика вновь показалось лицо.
        - Ой! - воскликнула Джози, увидев Стивена.
        Схватив девушку за руку, он вытащил ее на открытое место. Очаровательный маленький зонтик как нельзя лучше подходил к ее белому платью, украшенному крошечными розовыми розочками и полупрозрачной дымкой кружевных оборок. Как она восхитительна!
        - Что выделаете? - спросил Стивен, таща девушку в сторону банка и стараясь не обращать внимания на ее соблазнительные пухлые губы и розовые щеки.
        - Стараюсь остаться незамеченной, - прошипела в ответ Джози, наклонив зонтик так, чтобы скрыть лицо, и при этом ударила Стивена в лоб.
        - Вы выколете мне глаза.
        - Я закрою его, когда мы окажемся внутри. Если моя мать услышит…
        - Да, знаю. Наступит конец света.
        Джози гневно взглянула на Стивена и сложила зонтик, когда портье распахнул дверь.
        - В один прекрасный день вы познакомитесь с ней, лорд Уэстман, и тогда поймете, что я не преувеличиваю.
        Они вошли в банк.
        - Милорд, чем могу быть вам полезен? Желаете положить деньги на счет? - обратился к ним невысокий человек в очках, одетый в черное. Стивен нахмурился, опасаясь, что визит в банк может оказаться не слишком приятным. Вернувшись из Индии, он взял ссуду, чтобы покрыть расходы семьи, и теперь эти деньги следовало вернуть.
        - Вообще-то я пришел забрать кое-что, хранящееся в ячейке.
        Вскинув брови, клерк кивнул.
        - Что именно, милорд?
        - Эту вещь оставил старый граф Уэстман, - пояснила Джозефина, и клерк вновь вскинул брови.
        - Она принадлежит леди или вам, милорд? Стивен откашлялся.
        - Нам обоим.
        Брови клерка в очередной раз взлетели вверх.
        - Вот. У меня есть ключ. - Стивен достал ключ, чтобы предвосхитить вопросы клерка и не дать ему возможности отказать.
        - Одну минуту.
        Клерк побеседовал с другим служащим банка, очевидно, старшим клерком. Они заглянули в гроссбух, посовещались, после чего младший клерк вернулся, неся с собой ключ от хранилища.
        - Сюда, пожалуйста. - Он указал рукой на дальний угол помещения, где располагался ряд внушительных металлических дверей. Узкая винтовая лестница вела на нижний этаж, где находилось хранилище. Джозефина взяла у Стивена ключ.
        - Сначала леди, милорд. Как мило, что вы всегда помните об этом.
        Стивен сжал пальцы, представляя, что сжимает ее очаровательную белую шею, и последовал за девушкой. Клерк открыл металлическую дверь и запер, едва они переступили порог. В самом низу, у кованой железкой лестницы, стояли два охранника. Один одноглазый. Они очень напоминали пиратов.
        В хранилище было темно, пахло камфарой и старыми деньгами. Клерк остановился, чтобы открыть решетку, пропустил клиентов вперед и запер ее изнутри. Джозефина взглянула на клерка. Ее зеленые глаза горели, словно кошачьи, в тусклом свете ламп. Ее возбуждение передалось Стивену.
        Конец всем его волнениям, конец репутации беспутного младшего сына.
        Клерк вошел в коридор, который, казалось, состоял из многих миль ящиков и дверей, на каждой из которых было выгравировано имя или номер.
        - Вот оно, - произнесла Джози, указывая на предмет, похожий на сундук с сокровищами.
        - У вас есть ключ, милорд? - спросил клерк.
        - У меня есть, - ответила Джози и показала ключ.
        - Очень хорошо. Ящик можно открыть только вашим ключом.
        Клерк указал на ящик и посмотрел на Джозефину. Дрожащими пальцами девушка вставила ключ в замочную скважину и повернула. Раздался щелчок, и ключ, казалось, застрял, но потом со скрипом повернулся.
        С преувеличенно заботливым выражением лица клерк отошел к входу в хранилище и повернулся к посетителям спиной.
        Взгляды Стивена и Джозефины встретились. Глаза девушки по-прежнему сверкали, точно драгоценные изумруды. Ее щеки окрасил нежный румянец, влажные губы приоткрылись, а дыхание участилось от возбуждения. Если бы клерк не стоял всего в нескольких футах от них, Стивен непременно поцеловал бы девушку, настолько она была неотразима.
        Но вместо этого он сделал шаг вперед и поднял крышку ящика. Она крепилась на ржавых скрипучих петлях, давно нуждающихся в смазке. Что-то блеснуло на дне ящика, и Джозефина засунула туда руку. Но ни сокровища, ни золотых дублонов не обнаружила. Вместо этого она вытащила на свет старый заплечный мешок и провела длинным изящным пальцем по золотой застежке.
        - Откроем сейчас? - шепотом спросила девушка.
        - Лучше подождем, - ответил Стивен и многозначительно посмотрел на клерка. - Покуда не останемся одни.
        - И когда это случится? - тихо произнесла Джози. - Сегодня вечером я должна быть на балу у Кэти.
        - Там и встретимся, - прошептал Стивен, - Я принесу мешок, а вы принесете свою половину карты. Попытаемся улизнуть с бала и вместе откроем мешок.
        - Нет! - прошипела Джози. - Нет. Если вы заберете мешок с собой, как я узнаю, что вы в нем нашли? Я хочу открыть его вместе с вами.
        - Так и сделаем. Я вас подожду.
        Девушка поджала губы, и по выражению ее лица Стивен понял, что она ему не доверяет.
        - Вы закончили, милорд? - спросил клерк с другой стороны хранилища.
        Стивен взглянул на Джозефину.
        - Мисс Хейл, мы партнеры. Даю вам слово, что дождусь вас.
        Джози покачала головой.
        - Ваше слово? - Она посмотрела на клерка и понизила голос. - Слово Даблдея ничего для меня не значит. Вы - семья лжецов. Вы обвинили моего деда в убийстве. Но все это ложь от начала до конца.
        С трудом удержавшись, чтобы не выругаться, Стивен взял девушку за руку и повел в дальний конец хранилища.
        - Милорд? - нетерпеливо повторил клерк. - Может быть, позвать мистера Коттса?
        - Одну минуту, - ответил Стивен, повернувшись к Джози. - Сейчас речь идет не о наших с вами дедах, мисс Хейл, а о нас с вами. Все дело в вас, неспособной довериться мужчине, даже такому, который не раз доказал, что ему можно доверять.
        - Когда, интересно, вы мне это доказали? - спросила Джози. - А как насчет Севен-Дайалс? И дневника, который вы прочитали без меня?
        - Джозефина! - раздраженно одернул девушку Стивен. - Так мы ни до чего не договоримся. Если мы не можем доверять друг другу, значит, мы ничем не лучше наших дедов, и спустя столько лет не продвинемся ни на йоту. Мы партнеры. Партнеры до конца. Посмотрите, как далеко мы продвинулись, работая вместе.
        Джози неодобрительно посмотрела на Уэстмана, потом на мешок, который держала в руках. И лишь после этого, крепко стиснув зубы, протянула мешок ему.
        Стивен взялся за мешок, но Джози крепко его держала, и мужчина, сам того не желая, привлек девушку к себе.
        - Я поверю вам, Уэстман, - прошептала она. - Но предупреждаю, если вы не появитесь сегодня на балу, я приду к вам домой и собственноручно вас пристрелю. А потом вырву мешок из ваших холодных, неподвижных пальцев. Не пытайтесь меня обмануть.
        Услышав угрозу, Стивен с трудом подавил улыбку.
        - Я приду, - ответил он, забирая мешок. - Не беспокойтесь.

        Глава 13

        - Он не придет, - сказала Джози.
        Бал был в самом разгаре.
        - Не переживай, - сказала Эшли, потягивая из бокала пунш. - Еще очень рано.
        - Уже за полночь, - возразила Джози. - Он не придет. - Она крепко сжала очаровательную маленькую сумочку, сшитую из изумрудного шелка в дополнение к платью, и ощутила лежавшую там карту.
        - Но почему тебя это так волнует? - спросила Мэди. - Я думала, он тебе не нравится.
        - Он мне действительно не нравится, - ответила Джози.
        Она солгала. Ей было очень важно, чтобы Уэстман пришел. И не только потому, что она хотела увидеть содержимое мешка. Теперь между ними существовало нечто более важное, чем сокровище, приключения и реабилитация ее деда. Между ними возникло доверие.
        Что сказал сегодня Уэстман? Вместе до конца.
        Джози доверяла Уэстману, как не доверяла ни одному мужчине. Она позволила ему унести вещевой мешок. Джози не понимала, почему поступила подобным образом, знала только, что хочет доверять Стивену. Что в мире есть хотя бы один мужчина, способный сдержать данное слово и относиться к ней как к равной.
        - У него есть одна вещь, принадлежащая мне. - Столь же ценная, как и содержимое вещевого мешка.
        - Где Кэти? - спросила Эшли. - Надо посмотреть, как там она.
        Мэди кивнула, но Джози покачала головой.
        - Она сказала, что с ней все в порядке, и прогнала нас с Мэди. А потом я увидела, как Валентайн провел ее через весь танцевальный зал к двери для слуг.
        Эшли удивленно вскинула брови.
        - В самом деле? Как неприлично.
        - Как чудесно, - поправила подругу Мэди. - Я так рада, что она счастлива.
        Джози вздохнула. Появись Уэстман сейчас в этом зале, она тоже была бы счастлива. Возможно, не так, как Кэти по другую сторону двери, но все же счастлива. Девушка вытянула шею, чтобы вновь осмотреть зал, но поймала на себе взгляд матери и тотчас же отвернулась. Неужели у нее разыгралось воображение? Или мать на самом деле следит за ней сегодня более пристально, чем обычно?
        - Что это за вещь? - спросила Мэди, и Джози, оторвавшись от созерцания гостей, посмотрела на кузину.
        - Что?
        - Я спросила, что это за вещь. Ты сказала, что у Уэстмана твоя вещь.
        - Ничего. - Джози покачала головой. - Ничего особенного.
        - Тогда почему ты?..
        Джози вцепилась в руку кузины.
        - Он здесь, - выдохнула она. - Только что вошел.
        - Ну что ж, если у него нет того, что тебе нужно, Джози, то у него точно есть то, что нравится мне, - сказала Эшли. - Ты только посмотри на него!
        Джози посмотрела. Уэстман был поистине великолепен в черном фраке с зачесанными назад волосами и величественной осанкой.
        И все же, можно ли ему доверять?
        Он пришел, как и обещал, оглядел зал. Джози видела, как просветлел его взгляд, остановившись на ней, и она невольно вздохнула. Красивый, достойный доверия, волнующий. Ну разве можно оставаться бесстрастной рядом с таким мужчиной?
        - Извините меня, - обратилась она к кузинам и направилась к столовой, предварительно убедившись, что Уэстман заметил ее уловку. Девушка украдкой обернулась через плечо и увидела, как Стивен пробирается сквозь толпу. В столовой несколько слуг вытирали разлитый кем-то пунш, и больше там не было ни души. Прислонившись к стене и тяжело дыша, Джози прижала к груди сумочку. Она знала, что вторая половина карты в вещевом мешке. Сегодня они с Уэстманом сложат половинки вместе и узнают наконец, где именно спрятано сокровище.
        - Мечтаете о серебре, мисс Хейл? - раздался у самого ее уха тихий бархатный голос.
        Джози подняла голову и увидела перед собой восхитительные голубые глаза графа.
        - О золотых дублонах, лорд Уэстман. - Она была так возбуждена, так напряжена, что могла бы поцеловать мужчину прямо здесь и сейчас. Взгляд мужчины потеплел, и он улыбнулся.
        - Вы принесли карту?
        Джози кивнула.
        - А где вещмешок?
        Мужчина похлопал себя по смокингу, и Джози увидела, что он облегает фигуру не так идеально, как прежде.
        - Хорошо. Я уже нашла укромное местечко, где мы сможем его открыть. Следуйте за мной.
        Уэстман недоуменно вскинул брови.
        - Следовать за вами? А откуда я знаю, что вы не собираетесь похитить мою добродетель?
        Джози рассмеялась.
        - Обещаю, что не стану покушаться на вашу добродетель, - сказала девушка и жестом велела Стивену следовать за ней. Молодые люди прошли через кухню, где слуги мыли посуду и расставляли на серебряные подносы бокалы с шампанским, и вышли через черный ход на улицу, где, сидя на корточках, конюхи играли в кости.
        Завидев Джози и Уэстмана, они встали и сняли шляпы.
        - Пойдите, поиграйте где-нибудь в другом месте минут пятнадцать, - сказал Уэстман, бросив несколько монет рядом с костями на пыльную землю.
        Мужчины подобрали деньги, собрали свои пожитки и вернулись к лошадям. Конюхи оставили шаткий треногий стул, на котором стояла крошечная лампа, и Джози, вытащив из сумочки карту, разложила ее на земле. Уэстман принялся снимать смокинг, что оказалось нелегко без помощи камердинера, и, когда снял, бросил его Джозефине.
        - Вот, садитесь. - Джозефина видела и более утонченные вещи, но и этот был не из дешевых, поэтому девушка аккуратно расстелила его рядом с картой, а потом опустилась на колени. Подняв глаза, она увидела, что Уэстман снимает мешок, перекинутый через плечо.
        Джози хотела схватить его, но сдержалась и с нетерпением ждала, пока Уэстман справится со старой застежкой. Наконец он открыл мешок и, присев на корточки рядом с Джози, вытряхнул содержимое на фрак.
        - Драгоценные камни, - выдохнула девушка.
        Вне себя от восхищения Уэстман поднял с земли пригоршню мелких рубинов и изумруд величиной с ноготь большого пальца. В мешке оказались также украшенный драгоценными камнями кинжал, секстант, компас, пожелтевшая рукопись, как две капли воды похожая на половинку карты, принадлежавшей Джози, шестой и, вероятно, последний дневник и большой бронзовый ключ.
        Девушка стана рассматривать ключ. Его некогда блестящая бородка позеленела, но осталась цела. Головка была изготовлена в виде черепа и скрещенных костей. Джози вздрогнула.
        - Это ключ от сундука с сокровищами, - прошептала она. - Он символизирует несчастье, которое принесет сокровище.
        Опередив девушку, Уэстман уже развернул рукопись, и их глазам предстала вторая половинка карты. Джози подняла с земли свою половину карты и нахмурилась. Половинки не складывались.
        Взяв карту из рук девушки, Стивен перевернул ее и приложил к только что найденной половинке. Два фрагмента карты подошли друг к другу, обтрепанные края сошлись, образовав единую картину ландшафта. Только теперь Джози поняла: всю жизнь она думала, что карта разорвана по горизонтали и у нее находится нижняя ее часть. На самом же деле карту разорвали по вертикали, и у Джози хранилась правая половинка.
        - Корнуолл, - произнес Уэстман. - Его ни с чем не спутаешь.
        - А у побережья Корнуолла есть острова? - спросила Джози. - Я была уверена, что этими кружками обозначены острова.
        Уэстман кивнул:
        - Я тоже так думал, но теперь, когда передо мной вся карта, я вижу, что эти кружки расположены слишком близко от берега. Должно быть, они обозначают что-то другое.
        - Вехи, указывающие путь к сокровищу, - прошептала Джози, ведя пальцем по карте, пока не остановилась на отметке «X», нарисованной недалеко от берега напротив трех маленьких кружочков.
        - А может, это камни, выступающие из воды рядом с невидимой глазом бухточкой или гротом? Контрабандисты всегда пользуются такими приметами.
        Джози покачала головой - ее уверенность в существовании сокровища пошатнулась.
        - Контрабандисты? Но если они пользовались потайным гротом, то могли обнаружить клад. - Господи, за прошедшие несколько лет в газетах появлялось столько статей о контрабандистах. С начала войны каждый бандит, имеющий в собственности корабль или лодку, считал своим долгом воспользоваться случаем и заработать деньги на незаконных перевозках французских товаров.
        - Такая опасность существует, но я ничего не узнаю, пока сам не осмотрю местность. Но прежде чем отправиться в путь, мне нужно еще раз перечитать все дневники, чтобы убедиться, что в них не осталось никаких подсказок.
        Джози вскинула голову.
        - Вы хотели сказать, прежде чем мы отправимся в путь.
        - Мисс Хейл, прошу вас, будьте благоразумны. Вы не можете поехать со мной в Корнуолл.
        Джози прерывисто вздохнула. О нет. Нет, нет, нет! Он не может так поступить с ней сейчас. Только не теперь, когда она начала доверять ему. Девушка встала, забрав с земли карту.
        - Могу и поеду.
        - Но ваши родители… - Казалось, Уэстман заколебался, но потом его глаза просияли. - Ваша мать. Что она на это скажет?
        - Она убьет меня, - ответила Джози. - Но лишь после того, как мы отыщем сокровище, что весьма важно. Почему, вы думаете, я вела себя так хорошо последние две недели? Я не хотела, чтобы меня заперли в комнате, прежде чем я найду возможность сбежать из дома и найти сокровище.
        Уэстман недоуменно посмотрел на девушку.
        - Мисс Хейл, мне очень не хочется это говорить, но, возможно, вас действительно нужно запереть. Вы не можете отправиться со мной на поиски сокровища. Ваша репутация…
        - Ничего не значит. Единственное, что меня заботит, это сокровище. - Она станет независимой, а потом докажет невиновность своего деда. - Как только я найду сокровище, ничто больше не испортит мне жизнь. - Ни мать, ни общество, ни самоуверенные, властные мужчины. Такие, как Уэстман. Впрочем, все мужчины одинаковы.
        Уэстман наклонился, поднял с земли вещмешок и принялся складывать в него драгоценные камни и инструменты.
        - Что вы делаете? - спросила Джозефина.
        - Поговорим об этом завтра. - Уэстман взял дневник и убрал в мешок. - Возможно, вы поведете себя более благоразумно.
        - Уэстман… Стивен! - Джози схватила Стивена за рукав, прежде чем тот забрал карту. - Я с самого начала говорила вам, что не останусь в стороне. Ни во время поисков карты, ни теперь, когда мы ее нашли. Вы согласились с моими условиями. И теперь пришло время сдержать свое слово.
        Глаза Стивена вспыхнули холодным голубым огнем.
        - Вы не понимаете, что говорите, и я не собираюсь помогать вам губить себя. - Он презрительно посмотрел на девушку. - Думаю, вы и сами прекрасно с этим справитесь.
        - Что вам за дело до моей репутации?
        Уэстман продолжал складывать в мешок содержимое.
        - Господи, как же я могла вам поверить? Сегодня в банке вы сказали, что мы партнеры. «Вместе до конца». Или это очередная ложь Даблдеев?
        - Нет. Я только хотел сказать, что вам придется довериться мне. - Уэстман положил карту в мешок, перекинул его через плечо, поднял с земли фрак и встряхнул его.
        - Я вам верила, - с гневом бросила Джози. - И вот что получила взамен.
        - Мисс Хейл…
        - Оставьте меня. Я знала, что так и будет. Вы, мужчины, думаете, что только вам можно пускаться на поиски приключений. Но я не сдамся так просто. - Джози подошла к кухонной двери и взялась за ручку.
        Он дернул ее назад с такой силой, что ее плечо прижалось к его груди.
        - Хватит молоть чушь. Речь идет не о приключениях, Джозефина, - прошипел Стивен. Он еле сдерживал гнев, больно сжимая руку девушки. - И не о развлечениях. Речь идет о вашей жизни. Вы хотите ее разрушить, а я не собираюсь вам в этом помогать. На этот раз нет.
        - Отпустите мою руку!
        Стивен разжал пальцы.
        - И никогда больше не прикасайтесь ко мне! Девушка вошла в кухню и, гордо вскинув голову, вернулась в танцевальный зал.
        Гости по-прежнему смеялись, пили и танцевали. Однако на сердце у Джози было тяжело.
        Подлец! Как же она сразу не поняла, что он такой же лжец и предатель, как и остальные члены его семьи. Дура! Она доверилась Уэстману, а тот обманом заставил ее поверить, что он не такой, как все.
        Впрочем, Джози с самого начала знала, что Стивен ничем не отличается от остальных мужчин, но старалась внушить себе, что это не так. Поделом ей. Но что она могла сделать? Джози видела, как влюбилась Кэти. И ей тоже хотелось любви.
        Когда наконец она поймет, что мужчина ее мечты всего лишь плод ее воображения?
        Стоя посреди пустого двора, Стивен пытался надеть фрак. Но без помощи камердинера это оказалось почти невозможно. Мужчина сунул руку в рукав и снова выругался.
        Ну почему он так разозлился? И почему его так заботил тот факт, что он разочаровал Джозефину Хейл? Она вела себя нелепо, и ее просто необходимо было разочаровать.
        Ну почему эта женщина не может понять, что, запятнав репутацию, она потеряет любовь семьи и никогда не сможет ее вернуть?
        Стивен порой ненавидел себя за то, что ему приходилось гасить в ее глазах огонь восхищения. Но что, черт возьми, он станет делать, если с ней что-нибудь случится? Кто он такой, чтобы ее защищать? Ведь он еще никого не спас. Черт! Он не может спасти даже себя самого.
        Джозефине лучше оставаться дома под неусыпным наблюдением родителей. Но даже родители не могли за ней уследить. На протяжении двух недель Джозефине удавалось каждый день ускользать из дома на всю ночь. Может быть, ему удастся заставить их стать более бдительными.
        Улыбнувшись, Стивен взялся за ручку двери, которая вела в танцевальный зал.
        Он сразу увидел Джозефину Хейл. Высокую, с копной огненно-рыжих волос, ее нельзя было не заметить. Стивен вздохнул. Она убьет его. Джозефина прервала беседу с кузинами и увидела Стивена лишь тогда, когда он уже почти пересек зал. «Не делайте этого! - безмолвно взывала она. - Не подходите ко мне».
        Но Стивен продолжал идти, привлекая к себе внимание. Шепот перешел в громкое шипение, а веера в руках дам замелькали с быстротой крыльев колибри.
        Джозефина повернулась спиной к Стивену и попыталась подхватить сестер под руки и увести. Девушки растерянно смотрели на Джозефину, а когда леди Мэдлин заметила Уэстмана и догадалась о его намерениях, Стивен услышал, как Джози произнесла:
        - О нет!
        Улыбнувшись, он отвесил поклон и протянул руку:
        - Мисс Хейл, - громко произнес Стивен, - могу я пригласить вас на танец?

        Глава 14

        - Теперь вы понимаете, почему я его ненавижу? - в отчаянии произнесла Джозефина несколько часов спустя, сидя в карете Валентайна.
        - Я думала, твоя мать упадет в обморок, - сказала Мэди, сидевшая по правую руку от Джози.
        - А я решила, что она расплачется, - произнесла Эшли.
        - К сожалению, вы ошибаетесь, - проговорила Джози. - Скорее всего, она замышляет убийство.
        - Но ведь вы всего лишь танцевали, - сказал лорд Валентайн, сидевший на противоположном сиденье рядом с женой.
        - Танцевала с лордом Уэстманом, - отозвалась Джози. - Вы знаете, что это значит? - Девушка сорвалась на крик, и лорд Валентайн вздрогнул.
        - Вообще-то нет.
        - Моя участь предрешена. Едва я переступлю порог дома, на меня обрушатся такие мучения, каких вы себе и представить не можете.
        - Господи, Джози! Не слишком ли ты драматизируешь? - спросила Кэти. - И если тебе действительно грозит все то, о чем ты говоришь, почему ты поехала с нами? Вероятно, твоя мать уже послала людей на твои поиски.
        - Возможно. И во всем этом виноват Уэстман. Проклятый негодяй!
        Хейл и Даблдей танцевали! Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте…
        Джози кипела от ярости, принимая приглашение Уэстмана. А что ей оставалось делать?
        Танцуя с ним, Джози твердила себе, что он ей отвратителен. В то же время он разжег в ее душе пламя, и, даже охваченная ненавистью, Джози готова была сжать его в объятиях и поцеловать.
        Что с ней происходит? Он обещал быть ее деловым партнером, а вместо этого бросил ее. Он знал, как важно для нее это сокровище, и все же сделал так, чтобы она не смогла поехать с ним. Он солгал ей, предал ее.
        Прекрасно. Кэти права. Джози несколько драматизировала ситуацию. Она была уверена, что Стивен поступил так для ее же блага. Однако сдаваться не собиралась.
        Что ей за дело до того, что Уэстман беспокоился о ее безопасности? Приятно, конечно, когда о тебе кто-то заботится, оберегает тебя, но Джози не увядшая фиалка.
        Проблема состоит в том, что она все еще хочет Уэстмана. Поэтому надо держаться подальше от властолюбивых мужчин, потому что она почти не в силах противостоять их обаянию.
        Карета Валентайна остановилась возле дома лорда Касли. Мэди и Эшли вышли. Мэди оглянулась на Джози.
        - Ты идешь? Эшли останется у меня. Джози вздохнула.
        - Нет. - Девушка взглянула на Кэти и Валентайна. - Вообще-то у меня были несколько иные планы.
        Пожав плечами, Мэди отвернулась. Как только лакей закрыл дверцу, Джози схватила Кэти за руку.
        - Однажды тебе понадобилась моя помощь, - начала она, - и я поклялась сделать все, что в моих силах. Если бы ты не вышла замуж за лорда Валентайна, я выполнила бы свое обещание.
        Кэти сжала руку подруги:
        - Я никогда в тебе не сомневалась, Джози. Ты всегда была готова помочь.
        Джози кивнула. Ей претила мысль о том, что нужно попросить Кэти об одолжении. Она взглянула на Валентайна. Ему это не понравится.
        - А теперь мне нужно попросить кое о чем тебя. Мне на время нужен твой экипаж.
        - Куда вам нужно? - спросил Валентайн. - Я, конечно же, вас отвезу.
        - Нет. - Джози покачала головой. - Я должна поехать одна. Прямо сейчас. Сию минуту.
        - Юная леди, - начал Валентайн. - Вы и так уже попали в затруднительное положение, и я не думаю…
        Проигнорировав его слова, Джози взглянула на Кэти. Девушки все еще держались за руки, и Кэти сжимала пальцы кузины. Джози не хотелось стать причиной ссоры Кэти с супругом, но иного выхода она не видела. Ей необходим экипаж.
        - Когда ваша мать наконец найдет вас, то…
        - Хватит, - тихо произнесла Кэти, не спуская глаз с Джози. - Дай ей экипаж.
        Один из выдающихся ораторов Британии открыл рот и снова закрыл его, в изумлении взирая на супругу.
        - Прошу прощения?
        - Ты слышал, что я сказала. - Кэти повернулась к супругу. - Я не прошу у тебя многого, просто окажи мне эту услугу. Дай моей кузине экипаж.
        - Но это не слишком удачная идея. Давайте рассуждать логически и по возможности вместе…
        - Так ты выполнишь мою просьбу? - Джози поразили властные нотки в тоне подруги. - Мы понимаем, что это не слишком удачная идея. И что это нелогично. Это своего рода приключение. - Она подмигнула Джози и снова обратилась к мужу: - Ты дашь ей экипаж, или мне выйти и помочь Джози украсть чужой?
        - Вы это серьезно?
        Джози кивнула.
        Неодобрительно покачав головой, Валентайн испустил глубокий вздох.
        - Ну что ж, мой экипаж и кучер в вашем распоряжении.
        - Благодарю вас! - Джози поцеловала Кэти и ее супруга в щеку и откинулась на сиденье: - А теперь не будете ли вы так любезны освободить экипаж? - спросила Джози с улыбкой.
        Стивен просыпался медленно. Он старался дышать глубоко и размеренно, оставляя мышцы лица расслабленными. Он не совсем еще проснулся, когда услышал чьи-то шаги. Охваченный яростью, Стивен едва сдержался, чтобы не напасть на незваного гостя, прежде чем гот нападет на него.
        Годы, проведенные в Индии среди пенджабских охотников, отточили инстинкты Стивена. Он притворился, будто крепко спит.
        Он находился на постоялом дворе по дороге в Корнуолл. Спал часа три-четыре, не больше. Кто-то находился в его комнате и рылся в его вещах. Но с какой целью?
        Карта.
        Стивен сунул ее под подушку, но не мог пошевелиться и проверить, там ли она. Он не знал, как долго незваный гость обыскивает его комнату, но любой мог бы догадаться, что карта спрятана где-то рядом со Стивеном. И Стивен приготовился к нападению.
        В качестве оружия он мог использовать подсвечник, стоявший рядом с кроватью, пистолет в мешке, который лежал в изножье кровати, нож, спрятанный в голенище сапога…
        Вор подошел ближе. Настолько близко, что Стивен ощутил его запах. Однако от злоумышленника пахло не потом и конским навозом. От него исходил пьянящий аромат ванили и лаванды.
        Джозефина.
        Стивен мгновенно открыл глаза, и его взгляд упал на округлые ягодицы. Наклонившись, девушка рылась в его саквояже. Взревев от гнева и разочарования, Стивен наклонился, схватил девушку за талию и втащил на кровать.
        Джозефина не закричала, но и не сдалась. Она стала вырываться, ударила Стивена локтем по горлу и царапнула ногтями по щеке. Стивен быстро увернулся, поэтому царапина оказалась неглубокой, но он так разозлился, что схватил Джози за руку и выкручивал ее до тех пор, пока она не вскрикнула от боли.
        Она снова набросилась на Стивена, на этот раз обнажив зубы. Но тот резко откатился в сторону и молниеносным движением пригвоздил девушку к кровати.
        - Какого черта вы тут делаете? - Стивен перехватил занесенную над ним руку Джози и прижал к матрасу вместе со второй рукой. Теперь он сидел на Джозефине обнаженный и не сводил с нее глаз.
        - И вам доброго утра, милорд, - язвительно произнесла Джози. Ее лицо оставалось совершенно спокойным и не выражало никаких эмоций. Она могла сколь угодно притворяться, что ей безразлично положение, в котором она оказалась, но Стивен ощущал дрожь в ее теле и видел страх в устремленных на него зеленых глазах.
        - Не пытайтесь играть со мной, мисс Хейл. Как вы сюда попали?
        - Так же, как и вы. В экипаже. - Девушка попыталась высвободить одну руку и нахмурилась, когда Стивен сильнее сжал ее запястье. - Мне больно, - сказала она.
        - Так вам и надо, - ответил Стивен, но все же немного ослабил хватку. - Как вы меня нашли?
        Джозефина нарочито громко вздохнула и отвернулась.
        - Неужели вы не понимаете, что любой здравомыслящий человек отыщет дворянина, путешествующего в собственном экипаже.
        - Черт бы вас побрал! - в сердцах бросил Стивен. Конечно, он понимал это, но зачем она за ним поехала? Почему не осталась дома? Почему мать не схватила ее в охапку сразу после бала и не посадила под замок на следующие десять лет?
        - Можете оскорблять меня, сколько хотите. Я не собираюсь возвращаться домой. А если вы попытаетесь от меня отделаться, я все равно окажусь у вас на пути, причем там, где вы меньше всего ожидаете. Я найду сокровище.
        Она действительно его найдет. Стивен не может ее остановить.
        Печальнее всего то, что, если Уэстман не возьмет ее с собой, она все равно прочешет местность, только без него.
        Впервые в жизни рядом с ним женщина была в большей безопасности, чем вдали от него.
        Должно быть, Джози почувствовала перемену в его настроении, потому что уже более мягко сказала:
        - Вы не пожалеете, что взяли меня с собой. - Голос девушки прозвучал тихо и хрипло, и тело Стивена тотчас же откликнулось на призыв. Он ненамеренно оказался в положении, хуже которого не придумаешь - в постели с Джозефиной Хейл. Она была слишком близка, слишком доступна и слишком красива.
        - Я уже об этом жалею, - прошептал Стивен, не решаясь взглянуть Джозефине в глаза, поскольку знал, что увидит в этих зеленых глубинах желание, которое испытывал сам.
        - Возможно, это наш последний шанс, - произнесла Джозефина.
        Неужели она имела в виду то же, что и он?
        Один взгляд на лицо девушки - и Стивен все понял. Его руки дрожали от неимоверного напряжения. Он отпустил запястья Джози и слез с нее.
        Он был обнажен, и от ее взгляда наверняка не ускользнуло свидетельство его возбуждения. Однако Джози не отвела взгляда, как подобало благовоспитанной леди. Она никогда не вела себя так, как подобает леди. Стивен стал озираться в поисках штанов. Куда же он их дел? Бросил на пол или…
        Вот они. На стуле.
        Стивен спрыгнул с кровати, метнулся к стулу и, схватив штаны, стал их надевать.
        - Напрасно теряете время, - донесся с кровати голос Джозефины. - Их все равно придется снимать.
        Стивен обернулся. Улыбнувшись, словно сытая кошка, Джозефина вытащила из-за пояса собственных штанов рубашку и принялась расстегивать пуговицы. Стивен отвернулся, но, словно в подтверждение слов Джозефины, ее рубашка, как белый флаг, взмыла в воздух и упала к его ногам.
        О Господи! Нет. Нет!
        Но слишком велико было искушение.
        Стивен закрыл глаза, тщетно пытаясь прогнать образ лежавшей под ним обнаженной Джозефины. Но от этого нарисованная воображением картина стала еще ярче.
        Стивен понял, что ему необходимо убраться отсюда. Сбежать, пока не поздно.
        Надев штаны, мужчина огляделся в поисках рубашки.
        - Пойду, взгляну на лошадей, - выдавил он. Где же эта проклятая рубашка? - Вернусь через несколько минут. Надеюсь, к тому времени вы оденетесь.
        - Не думаю, - проворковала за спиной Стивена девушка. Он готов был поклясться, что она провела кончиками пальцев по его ноге. - Думаю, вы не станете делать это за дверью.
        Стивен попытался вспомнить, что именно он собирался сделать. Нужно убраться отсюда, пока эта женщина не околдовала его своими чарами.
        - Послушайте, мисс Хейл. Я не знаю, как вы…
        - Ведь не станете?
        У Стивена перехватило дыхание.
        - …но я ухожу.
        Темно-желтые штаны девушки упали к его ногам.
        - Идите. Оставьте меня.
        Стивен не двинулся с места. Он не мог забыть, какова Джозефина на вкус, не мог забыть ее губ и того, как она отвечала на его прикосновения. Но если он возьмет ее сейчас, если поддастся ее чарам, это будет означать, что все клятвы, которые он давал самому себе, не стоят выеденного яйца. Сможет ли он когда-нибудь простить себя, если погубит Джозефину? Сможет ли она его простить?
        Но что будет, если он не возьмет ее, если упустит эту возможность?
        С того момента, как Джозефина Хейл залезла в окно его библиотеки, его жизнь изменилась, перестала быть одинокой и пустой.
        Эта девушка дала ему надежду, дала цель в жизни, подарила свою дружбу. А теперь хотела подарить свое тело.
        Но ей всего восемнадцать, и она девственница. Она сама не знает, чего хочет.
        - Что же ты не уходишь, Стивен? Может быть, согреешь меня? Я лежу обнаженная в холодной постели. Я хочу тебя.
        Судорожно сглотнув, Стивен сжал кулаки.
        - Я не перестаю думать о том, как твое тело прижималось к моему, как твои руки касались моей груди. Я не могу забыть удовольствия, которое дарил мне твой язык.
        Стивен посмотрел на девушку. Она лежала на кровати, раскинувшись, как богиня Венера на его любимом полотне кисти Тициана. У Стивена перехватило дыхание. Он провел пальцами по стриженым локонам Джозефины, освобождая их от шпилек и веером опуская на щеки. Ее глаза, похожие на изумруды, потемнели, а когда его пальцы коснулись ее щеки и спустились к подбородку, губы девушки приоткрылись.
        - Да, - пробормотала Джозефина. - Именно этого я и хочу.
        Стивен тоже этого хотел. Он хотел ее слишком долго, грезил об этом моменте и мучительно представлял себе происходящее. Все еще сжимая пальцами подбородок девушки, он помедлил еще мгновение.
        - Вы опасная женщина, Джозефина Хейл. Искусительница.
        Джозефина сжала пальцами его запястье и провела ладонью по его обнаженной руке. Горячая волна желания захлестнула Стивена.
        - Я не хочу тебя, - солгал он.
        Джози посмотрел! на выпуклость на его штанах. Он, конечно же, её хочет.
        - Тогда уходи. - Пальцы девушки вновь прошлись по внутренней стороне его руки и коснулись груди. Стивен судорожно втянул в себя воздух. Джозефина медленно встала на колени, словно грациозная тигрица на охоте, и положила ладони Стивену на грудь.
        - Ты теплый, - прошептала она. - Такой теплый. Ее пальцы скользили вниз и вверх, вниз и вверх, пока не коснулись пояса.
        Какое же это наслаждение! Джози опустилась на колени, и ее короткие рыжие волосы не могли скрыть восхитительных изгибов изящного тела девушки. Сквозь занавеси на окнах пробивались лучи рассвета, и глазам Стивена предстало еще большее искушение: молочно-белые груди, увенчанные розовыми ореолами, россыпь веснушек на левом бедре, пелена рыжих завитушек, скрывающих лоно.
        Руки Джози вновь пустились в сводящее с ума путешествие вверх по груди Стивена и сомкнулись на его шее.
        - Согрей меня, - прошептала Джози. - Поцелуй меня… везде.
        Стивен тонул в аромате ее волос, восхищаясь нежной кожей ее щек. Он предпринял последнюю попытку отстраниться, но соблазнительные губы Джози были слишком близко.
        И как только его губы коснулись ее губ, Стивен понял, что Джозефина выиграла сражение. Капитуляцию ознаменовал поцелуй, призванный затуманить разум девушки.
        Застонав, Джозефина прижалась к нему, и, когда плоть коснулась плоти, ее маленькое изящное тело заставило Стивена задрожать от удовольствия. Оно стало его последним отчетливым ощущением. Ему хотелось дарить удовольствие и, что греха таить - получать.
        Джози проявляла нетерпение. Казалось, она направила на Стивена всю заключенную в ней энергию, желая слиться с ним воедино, стать его частью. Стивен пытался слегка остудить ее пыл, медленно целуя, пробуя на вкус, изучая ее тело.
        На каждый поцелуй Стивена Джози отвечала более глубоким и страстным. Стивен тщетно пытался сдержать Джози.
        Руки Джози скользили по спине Стивена, затем опустились ниже и погладили его ягодицы сквозь ткань штанов. Стивен застонал.
        - Тебе нравится? - шепотом спросила девушка, гладя ладонями тело Стивена и сжимая его естество.
        - О Господи! - простонал Стивен, с трудом преодолев желание схватить Джози за волосы и опрокинуть ее на кровать. - Мы должны немного успокоиться. Я не хочу причинить тебе боль.
        - Я не боюсь. - Руки девушки скользили вдоль талии мужчины в опасной близости от его напряженной плоти. - Я хочу, чтобы ты причинил мне боль. Хочу испытать наслаждение.
        Джози наконец справилась с ремнем, и Стивен ощутил, как ее теплые пальцы обхватили его плоть.
        - О! - воскликнула девушка и отстранилась, чтобы посмотреть. - Он мягкий как бархат, такой гладкий и…
        - Ты сводишь меня с ума, - прорычал Стивен, освобождаясь от одежды. - Ты…
        Потеряв дар речи, он наблюдал, как пальцы девушки скользят по его плоти. Она наклонилась и коснулась ее кончиком своего затвердевшего соска.
        Стивен едва не взорвался. Судорожно втянув носом воздух, он сжал кулаки. Ему хотелось овладеть ею медленно, но если она будет продолжать в том же духе, он вряд ли продержится больше нескольких секунд.
        Он должен взять инициативу в свои руки и отстраниться от нее. Джозефина нахмурилась.
        - Что-то не так? Мне показалось, тебе нравится.
        Стивен грустно рассмеялся и взял лицо девушки в ладони.
        - Мне нравится. Очень нравится.
        Джози скептически смотрела на Стивена.
        - Ты не можешь сделать что-то не так.
        Джози вновь улыбнулась. Стивен покачал головой, увидев в ней столь разительную перемену. Только что она готова была завоевать мир, пуститься в какую угодно авантюру, а спустя мгновение оробела. Стивену нравились эти перемены в ее настроении, нравилось, что именно ему выпало на долю стать ее проводником в этом новом приключении.
        Опустившись на колени рядом с Джози, Стивен обнял ее и долго не отпускал. Потом снова взял в ладони ее лицо и неспешно накрыл ее губы своими. Джози вновь ринулась в бой, Стивен остановил ее. Он решил потянуть время, хотя это потребовало от него самообладания. Поэтому его поцелуй оставался глубоким, страстным и неспешным, и спустя несколько мгновений Джози стала отвечать в такт ему. Однако этот глубокий, чувственный поцелуй превзошел все ожидания Стивена. Его опьяняли губы девушки, близость ее тела и свист ее прерывистого дыхания.
        Словно во сне Стивен протянул руку и коснулся груди девушки. Джозефина застонала и выгнулась. Она отдавалась ему столь самозабвенно, что застала Стивена врасплох. Его охватило чувство ответственности, какого он еще никогда не испытывал.
        Джозефина доверилась ему. Стивен видел это в каждом изгибе ее обнаженного тела, слышал в неясном шепоте. Она последует за ним, куда бы он ее ни повел. Не испытывая ни сомнений, ни сожалений. Никто еще не доверял ему так. Да и хотел ли он такого доверия?
        Вознаграждая Джози за доверие и открытость, Стивен гладил ее тело, стараясь запомнить ощущение нежной кожи, каждый ее вздох, каждый стон, пока тело девушки не превратилось в его руках в податливый инструмент.
        А потом пришло время заключительного аккорда Стивен сжал ладонью лоно девушки. Оно было ошеломляюще теплым и источало горячие волны. Только теперь, когда его рука соприкоснулась с нежной плотью, волны эти стали еще горячее. Джозефина что-то мурлыкала на ухо Стивену и еще крепче прижималась к нему.
        Ни одна женщина не желала его столь сильно. Стивен тоже никогда еще не желал женщину так, как он желал сейчас Джозефину Хейл.
        Медленно, очень медленно он раздвинул пальцы, а потом легонько, почти незаметно, сжал самую чувствительную точку на теле девушки. Она на мгновение застыла, а потом вздохнула от наслаждения. Стивен снова сжал пальцы, и на этот раз Джози громко застонала:
        - Еще. Еще.
        Стивен продолжил, но теперь действовал немного иначе. Он поглаживал Джози одним пальцем. Девушка изогнулась, и Стивен почувствовал, как ослабли и задрожали ее мышцы. Обняв Джозефину одной рукой, он продолжал играть с ее плотью.
        Джози продолжала стонать. Поняв, что ждать осталось недолго, Стивен погрузил палец в лоно девушки. Она вскрикнула и напряглась как струна. Стивену даже показалось, что она вот-вот переломится, Погладив влажным пальцем нежную плоть, Стивен вновь погрузился в лоно девушки. На этот раз он ощутил, как оно сжимается и вздрагивает от наслаждения.
        - Не останавливайся, - умоляла Джози, - пожалуйста.
        Чувство освобождения оказалось мощным и всепоглощающим. Джози прижалась к Стивену, закричала и в полном изнеможении рухнула рядом с ним.
        Однако для Стивена разрядка еще не наступила. Осторожно уложив девушку на постель, он склонился над ней и целовал до тех пор, пока она не пришла в себя.
        Джози обняла его. Стивен поцеловал ее ключицы и восхитительные молочно-белые плечи. Затем стал покусывать ее грудь и дразнил до тех пор, пока не почувствовал, что Джози готова начать все сначала. Стивен опустился на колени между ее ног, и Джози подалась ему навстречу так, что его плоть коснулась ее лона. Соблазн был велик. Еще мгновение назад Стивен вдыхал аромат девушки, ощущал ее жар на своих пальцах, и ему захотелось вновь ощутить этот жар, окунуться в него.
        Но не сейчас. Пусть наслаждение опьянит ее, и тогда она не почувствует боли.
        Стивен наклонился и поцеловал живот девушки. Ее кожа покрылась мурашками, и Джози тихонько засмеялась.
        - Щекотно, - произнесла она охрипшим от желания голосом.
        Завитки, покрывающие ее лоно, тоже оказались огненно-рыжими, и Стивен осторожно раздвинул их пальцами, чтобы полюбоваться. Джози не стала протестовать. Ей был чужд ложный стыд. Он коснулся пальцами влажной розовой плоти и легонько дунул на нее, заметив, что Джози судорожно смяла простыню. Стивен снова подул и коснулся нежной плоти кончиком языка.
        Джози застонала и выгнулась. На этот раз язык Стивена проник глубже. Она была такой сладкой на вкус, что Стивен отстранился, намереваясь сказать об этом Джози, но та лишь замотала головой.
        Стивен вновь лизнул Джози. Девушка подскочила и закричала. Стивен снова коснулся ее. Джози еще шире раскинула ноги и едва не сползла с кровати.
        На этот раз он позволит ей взмыть на вершину блаженства только с ним вместе. Стивен встал на колени и попытался войти в нее. Джози открыла глаза и испуганно заморгала.
        - Я могу остановиться, - прохрипел Стивен. В ответ девушка, приподняв бедра, подалась вперед, и Стивену пришлось крепко схватить ее, чтобы предотвратить дальнейшее проникновение.
        - Еще, - взмолилась Джозефина. - прошу тебя, еще.
        Стивен вошел в нее, но, почувствовав преграду, остановился. Еще мгновение, и он овладеет ею.
        Он посмотрел на Джози, на ее спутанные локоны, ясные зеленые глаза и приоткрытые розовые губы. Она тоже смотрела на него с мольбой во взгляде. Закрыв глаза. Стивен сделал еще движение и оказался на небесах.
        Джози была такой горячей и влажной. Он готов был излиться после первого же толчка, но знал, что причинил Джози боль, почувствовав, как она напряглась.
        По щекам девушки текли слезы, и он поцеловал ее.
        - Прости, - пробормотал он. - Я не хотел причинить тебе боль.
        - Знаю, - ответила Джози. - Не останавливайся.
        - Мы должны подождать. Ты…
        - Не останавливайся! - Девушка приподняла бедра.
        Стивену необходимо было ее согласие. Он погрузился в глубины ее лона и почувствовал, что вот-вот достигнет пика наслаждения. Джози двигалась все быстрее, сводя его с ума. Так продолжалось до тех пор, пока он не прильнул к ней и не закричал от наслаждения.
        - Я не могу…
        Стивен хотел выйти из нее, чтобы избежать нежелательных последствий, но обнаружил, что ничего не может с собой поделать.
        - Джозефина… - снова начал он. Девушка не ответила, лишь крепче обвила его ногами, увлекая высоко-высоко, где взрыв света и звука оглушил и ослепил обоих.

        Глава 15

        Джози лежала в объятиях Уэстмана, прислушиваясь к его спокойному, размеренному дыханию. После того как страсти улеглись, он прижат девушку к своей груди, и она уютно устроилась в его объятиях. Никогда еще Джози не чувствовала себя так спокойно.
        Джози удовлетворенно вздохнула. Она устала, тело болело, но она чувствовала себя невероятно сытой и довольной. Она хотела Уэстмана, получила его и нисколько об этом не жалела. Жар страсти все еще согревал ее тело.
        Оставалось лишь надеяться, что Стивен испытывает те же чувства.
        Он сказал, что не хочет ее, но Джозефина знала, что это ложь. Он, конечно же, хотел ее, точнее, ее тело и наслаждение, которое она ему дарила. Ничего больше.
        Впрочем, Джози и не рассчитывала на большее. Ей нужен был мужчина, способный относиться к ней как к равной. И она нашла его.
        Тогда почему она чувствует себя так, словно что-то потеряла? У Джози было все, что она хотела. Она находилась на пути к сокровищу своего деда и, наконец, обрела любовника. Казалось бы, чего же еще желать?
        Доказательства того, что ее дед не убивал Джеймса Даблдея. Эта задача все еще стояла перед ней. И все же она ощущала в сердце пустоту.
        Джози вспомнила о Кэти, о том, как та смотрела на Валентайна, и как Валентайн смотрел на нее. Сразу становилось ясно, что они безумно влюблены друг в друга.
        Но Джози не нужен муж. Ей нужны свобода и независимость. Тем более такой муж, как Уэстман. Он мог удовлетворить ее в постели, но этого Джози было мало.
        Джози выросла в доме, где господствовали властные мужчины - такие, как ее отец, - и ей не нужно было связывать себя узами брака с еще одним деспотом в надежде заполнить воображаемую пустоту в сердце. Джози не могла мыслить здраво. Должно быть, она устала. Ведь ей пришлось ехать целый день и почти всю ночь. В раскачивающемся экипаже Валентайна поспать она могла лишь урывками. Джози возбуждена предстоящим приключением. Поэтому и лезут в голову всякие мысли. Стоит ей выспаться, и она почувствует себя лучше.
        Несколько часов сна положат конец размышлениям о пустоте в сердце. Нет никакой пустоты. Все прекрасно, и если она достаточно умна, то сумеет отдохнуть, прежде чем Уэстман проснется, и они отправятся в Корнуолл. Впереди Джози ждало грандиозное приключение.
        Но она не могла заснуть.
        Рядом с ней громко храпел Уэстман. Она лежала в его объятиях, и ей понадобилось несколько минут, чтобы высвободиться из них. Уже наступило утро. Джози слышала храп лошадей, вдыхала аромат свежеиспеченного хлеба и жарящегося бекона. В комнату проникли лучи солнца, и стало теплее. Девушка села на краешек кровати и осмотрела свою одежду.
        Мужская рубашка, штаны и кепка, без сомнения, удобны, но на лицах людей появлялось странное выражение, когда они понимали, что Джози не парень. Накануне хозяин постоялого двора хотел ее прогнать, но за нее поручился кучер Валентайна.
        Джози пожалела, что не надела платье. Хотя в мужской одежде гораздо удобнее забираться в потайные пещеры и гроты и обыскивать берег. Девушка хотела уже поднять с пола штаны и рубашку, когда нечто, торчащее из-под подушки, привлекло ее внимание.
        Так вот, значит, где Уэстман спрятал карту. Во сне он казался юным и обманчиво невинным.
        Джози развернула карту, сложила две половинки и принялась внимательно разглядывать обозначенные на них ориентиры. Как они отыщут сокровище, когда так мало информации? Им придется потратить несколько лет, чтобы обнаружить три острова, или три камня, или еще что-то, обозначенное на карте. А что, если эти камни, существовавшие в 1760 году, к 1811 году размыло волнами? Могли ли они разрушиться так быстро?
        - Надеюсь, ты не собираешься сбежать с картой, оставив своего партнера с носом? - спросил Уэстман.
        Джози обернулась и не сдержала улыбки при виде его заспанного лица. Солнечный луч запутался в его волосах, окрасив каштановые пряди в золотистый цвет.
        - Сбежать от тебя? Никогда. - Джози поцеловала Стивена. Она хотела дружески пожелать ему доброго утра, но он, обхватив Джозефину за шею и не отпуская ее, вложил в свой поцелуй столько страсти, что у девушки перехватило дыхание.
        Когда Уэстман разжал объятия, Джози не отстранилась от него. Она постаралась запомнить темные прожилки в его восхитительных голубых глазах, провела пальцем по его идеально очерченному высокому лбу, нежно потерлась кончиком носа об его нос.
        Разве могла она представить себе, что у нее будет такой красивый и опытный любовник? Что она почувствует себя необыкновенно счастливой, когда проснувшийся рядом с ней мужчина захочет ее поцеловать?
        Наконец Джози отстранилась от него. Ей необходимо было оказаться подальше, прежде чем она слишком привяжется к Уэстману. Но тот не отпустил ее. Он схватил Джози за руку, когда та захотела одеться, и привлек ее к себе.
        - Мне нравится, как ты выглядишь сейчас, и я не позволю тебе сменить наряд.
        Джози фыркнула.
        - Но ведь на мне ничего нет.
        - Вот и хорошо. - Стивен прижал девушку к себе, чтобы снова поцеловать, и она уже начала наслаждаться происходящим, когда почувствовала, как солнце припекает спину.
        - Уэстман, - прошептала Джози. - Уже поздно. Не пора ли нам отправиться в путь?
        - Сокровище, сокровище, сокровище, - пробормотал Стивен, лаская ногу девушки. - Неужели ты можешь думать только об этом?
        - Я не всегда думаю о сокровище, - запротестовала Джози. - Только в течение последних двенадцати лет.
        Стивен засмеялся и снова привлек девушку к себе.
        - Я заставлю тебя забыть о нем.
        Джози не усомнилась в его словах, вспомнив, что он проделывал с ней ночью. Однако пора отправляться в путь. Ее родители наверняка уже беспокоятся о ней, а Кэти не умеет лгать. Она обещала Джози написать записку Мейвис Хейл о том, что ее дочь останется немного погостить у лорда и леди Валентайн. Однако вряд ли мать ей это позволит. И если дочь не выполнит ее приказа вернуться домой, она наверняка заявится к Кэти.
        Но скорее всего делать ей этого не придется. Кэти наверняка расскажет все, едва только тетя Мейвис постучится в дверь.
        Джози знала, что отведенное ей время, возможно, истекло в эту самую минуту. И все же ей было так сложно уйти от Уэстмана. Она могла бы остаться в его объятиях на целый день.
        Джози нехотя отстранилась.
        - Уэстман, нам действительно пора в путь.
        - Я велел своему человеку разбудить меня в восемь. Еще очень рано и…
        В этот момент раздался стук в дверь.
        - Восемь часов, милорд.
        Уэстман нахмурил брови, а Джози усмехнулась.
        - Вот видишь, - произнесла она и поднялась с постели, чтобы одеться.
        - Подожди! - Уэстман поймал девушку за руку и так посмотрел на нее, что она невольно поежилась.
        - В чем дело? - спросила Джози. - Я что-то не?..
        - Нет-нет. - Стивен покачал головой. - Я только… Мне нужно… Черт! Сейчас не время и не место.
        К ужасу Джозефины, он встал с постели и опустился перед ней на одно колено.
        - Мисс Хейл, не окажете ли вы мне честь стать моей женой?
        - Святые небеса! Нет!
        Стивен, стоя на коленях на холодном жестком полу, взглянул на Джозефину Хейл. Неужели она только что отказала ему?
        - Прошу прощения, - произнес Стивен заметно холодным тоном.
        Джози покачала головой:
        - Я сказала «нет».
        - Понимаю. - Стивен встал с пола и принялся озираться в поисках штанов, лежавших в куче на полу. К счастью, Джозефина проделала то же самое, и когда Стивен повернулся к ней, она уже была одета.
        - Могу я спросить, почему ты отклонила мое предложение? Я опустился на колено на этот чертов пол и сделал тебе вполне достойное предложение, а ты отклонила его?
        Джози, поправляя манжеты на рубашке, посмотрела на Стивена.
        - Я не хочу выходить за тебя замуж. - Джози стала искать ботинки, но Стивен схватил ее за локоть и повернул лицом к себе.
        - Думаешь, я хочу жениться на тебе? - со смехом спросил он. - Просто у меня нет выбора. Что сделано, то сделано.
        - Да. И это было очень приятно. Спасибо.
        Стивен удивленно смотрел на девушку. Никогда еще он не встречал женщины, которую бы оставило безразличной то, что произошло прошлой ночью. Впрочем, он тоже не испытывал ничего подобного. Обычно несколько восхитительных часов, проведенных в постели с женщиной, не становились поводом для предложения руки и сердца. Но на этот раз все было по-другому.
        - Мисс Хейл, - произнес Стивен, - я понимаю твои чувства. Но пораскинь мозгами.
        Джозефина бросила на Стивена гневный взгляд.
        - Ты скомпрометирована. Я не знаю, к каким уловкам нужно прибегнуть, чтобы скрыть то, что произошло, но позволь заверить тебя, все об этом узнают. Из разговоров слуг. Из разговоров путешественников. Узнают о том, что мы были здесь вместе. И тогда твоя репутация будет погублена. Мы должны пожениться не только для того, чтобы защитить ее. Я не хочу, чтобы твой отец приставил мне пистолет к виску, требуя, чтобы я на тебе женился.
        Джозефина снисходительно улыбнулась.
        - Папа никогда этого не сделает. В лучшем случае он пошлет к тебе одного из моих братьев. Но они еще слишком молоды, и ты наверняка окажешься сильнее.
        Стивен провел рукой по волосам. Привычный жест, свидетельствующий о степени его разочарования.
        - Да, вероятно, я справлюсь с твоими братьями, но ты не поняла меня.
        - Отчего же, очень хорошо поняла. Ты заботишься о моей репутации, и я нахожу, что это очень мило с твоей стороны.
        - Мило? Мило? Мисс Хейл, меня можно назвать каким угодно, но только не милым.
        Джози округлила глаза.
        - Хорошо. Я считаю тебя внимательным, но не изволь беспокоиться. Как только мы отыщем сокровище, до остального никому не будет дела. А если кто-то и станет говорить лишнее, мы всех пошлем к черту. Я стану независимой, И мне будет безразлично мнение света.
        Стивен понимал, что в рассуждениях Джозефины Хейл, как и у большинства женщин, напрочь отсутствует здравый смысл, и решил ей все объяснить.
        - А как насчет ребенка? - спросил он, скрестив на груди руки. - Как ты намереваешься справиться с этой небольшой проблемой?
        Нахмурившись, Джози открыла рот и снова его закрыла.
        Стивен насмешливо вскинул бровь. Теперь она в его власти.
        - О чем это ты говоришь? - заикаясь, произнесла Джозефина. - О каком ребенке?
        Стивен указал на плоский живот девушки.
        - О своем ребенке. О том, которого ты уже, может быть, носишь под сердцем. Видите ли, мисс Хейл. - Стивен наклонился, сократив расстояние между ними, - вы так торопились соблазнить меня, что не приняли во внимание одну немаловажную вещь. Предохранение.
        - Предохранение?
        - Ты ведь знаешь, откуда берутся дети? Джозефина кивнула.
        - Да, но я думала… - Она покраснела, и брови Стивена взметнулись еще выше. Вот это новость. Она никогда раньше не краснела.
        - Да? Ты думала? - поддел он ее.
        - Я думала, существует способ как-то избежать этого. Была уверена, что распутники, вернее, такие мужчины, как ты, знают, как это делается.
        Стивен снисходительно улыбнулся.
        - Да, я это знаю. И если бы ожидал твоего визита, подготовился бы. Вы знаете, что в таких случаях делают, мисс Хейл?
        Джозефина кивнула.
        - Пользуются такой оболочкой, которую надевают на… - Она снова вспыхнула.
        - Правильно, - подсказал Стивен, хотя ему очень хотелось снова заставить ее заикаться от смущения и краснеть. Но он не был настолько испорчен. - Однако этих средств у меня с собой нет, поэтому оставался единственный способ защитить тебя. Джози нахмурилась.
        - Какой?
        - Я должен был выйти из тебя в самый последний момент, поверь мне, я хотел это сделать. Но я должен признаться…
        Стивен сделал еще один шаг по направлению к Джози. Она начала пятиться, но он взял ее за руку.
        - Обладание тобой оказалось восхитительным. Настолько восхитительным, что я потерял голову. - Девушка от удивления округлила глаза, и Стивен нежно провел пальцем по ее щеке. - Я не мог покинуть тебя, даже если бы захотел. И поверь, это было самое последнее, о чем я подумал. Я подверг тебя риску и очень боюсь, что ребенок может спутать твои планы о полной независимости, не говоря уже о том, в какое положение попаду я, да и моя семья, если мой наследник окажется незаконнорожденным.
        Стивен ждал ответа, но Джози молчала, лишь смотрела на него.
        - Я не сторонник брака, - продолжил Стивен. - Избегал его как мог, но теперь готов ответить за свои действия, надеюсь, ты сделаешь то же самое.
        Джози продолжала хранить молчание. Затем вздохнула, подошла к окну и несколько минут смотрела в него.
        Терпение Стивена было на исходе. Неужели его предложение настолько ужасно, что она никак не может решиться его принять? Это было оскорбительно.
        Но ведь, говоря по правде, он тоже не хочет на ней жениться.
        Его вынудили к этому обстоятельства. Он помнил о своих прошлых грехах и готов был понести кару.
        И почему, черт возьми, этой девушке так трудно принять решение?
        - Мисс Хейл, - начал Стивен.
        Все еще стоя у окна, Джози подняла вверх палец. Изумлению Стивена не было предела. Кем, черт возьми, она себя возомнила? Он не собирается больше ждать.
        - А вы не поднимайте тут свой палец, мисс Хейл, - произнес Стивен. Он в три шага пересек комнату и схватил Джози за палец, так оскорбивший его достоинство. В глазах девушки вспыхнул огонь, и она попыталась отдернуть руку. - Я не один из твоих слуг и не раболепствующий поклонник. Я - граф Уэстман и не потерплю, чтобы мной пренебрегали или относились ко мне, как к помехе.
        - Вы ясно высказали свое мнение с самого начала, милорд, - заявила Джозефина. - Это я всегда была для тебя помехой, с того самого момента, как упомянула о сокровище. А теперь, похоже, я буду препятствием на твоем пути всю оставшуюся жизнь.
        - Я бы не рассматривал это в таком свете…
        - Зато я вижу это именно так! - Джози ткнула Уэстмана в грудь, и тот попятился назад. - Ты называешь меня ошибкой, порывом, ответственностью. Ты называешь меня помехой, искушением, партнером, но ни разу не обратился ко мне по имени! Ни разу не назвал Джози! Ни разу не назвал дорогой! Называл меня мисс Хейл и только раз или два назвал Джозефиной. И после этого ты просишь меня стать твоей женой? Даже если бы я смогла стерпеть бездушный, лишенный любви брак с властолюбивым, надменным кретином, ни за что не стала бы воспитывать в таком браке ребенка. Уж лучше буду растить его одна.
        - Бездушный? - прорычал Стивен. Ему хотелось хорошенько встряхнуть Джозефину. - Сегодня утром я тоже был бездушным?
        - Разумеется. Разве можно назвать душевными отношения, основанные лишь на вожделении? Ты не любишь меня, лорд Уэстман. Ты не любишь даже себя и в глубине души не можешь осуждать меня за отказ стать твоей женой. Я никогда не выйду за тебя замуж. Так что не трать понапрасну слов.

        Глава 16

        За неимением другого занятия Джози вот уже четыре часа рассматривала свои пальцы и пришла к выводу, что они морщинистые. Она поворачивала их так и этак, подносила к свету и вновь прятала в тени экипажа до тех пор, пока ей это не надоело.
        Джози взглянула на Уэстмана, сидевшего напротив нее в экипаже, принадлежавшем семье Даблдей Он сидел, скрестив руки на груди, надвинув на глаза шляпу, глядя в окно, с того самого момента, как они сели в экипаж. Джози потягивалась и беспокойно ерзала на сиденье, пытаясь устроиться поудобнее - путь в Корнуолл был не близок. Уэстман не пошевелился. Ни разу.
        Спустя какое-то время Джози почувствовала себя крайне неуютно и принялась наблюдать за своим попутчиком из-под полуопущенных ресниц, чтобы убедиться, что он все еще дышит. Убедившись, что Уэстман жив и здоров, Джози, погруженная в размышления, вновь стала рассматривать свои пальцы.
        Она жалела, что у нее нет с собой книги. Жалела, что рядом нет одной из кузин, с которой можно было бы поболтать. Жалела, что Уэстман оказался не таким мужчиной, как все.
        Джози знала, что Уэстман разозлится, получив отказ. Видимо, он считал, что наказывает ее своим молчанием. Он словно спрятался в своей раковине - так часто поступали ее отец или братья, - и Джози не знала, когда он вылезет из нее.
        Ей не было до этого никакого дела.
        Уэстман привел несколько причин, по которым они непременно должны пожениться. У Джози были свои причины настаивать на обратном. Уэстман ее не любит. Возможно, она даже не нравится ему. Он и себя не любит, особенно сейчас. Считает себя виновным в несчастьях семьи и… Есть что-то еще. Грех, который ему необходимо искупить.
        Уэстман прав: когда они вернутся из Корнуолла, разразится скандал. Кэти не раз говорила, что не все, к чему Джози стремится, может дать положительный результат. Не в ее силах погасить скандал, а сокровища может оказаться недостаточно, чтобы купить себе прощение.
        Но она может бороться. Противостоять критике, остракизму и осуждению, а если родится ребенок - при мысли об этом Джози судорожно сглотнула, - она сделает все возможное и невозможное, чтобы оградить его от нападок.
        Но за такого, как Уэстман, она ни за что не выйдет замуж. Прикрываясь ложной заботой о ней, Стивен лишит ее свободы.
        Джози никогда не обманывалась на его счет. Уэстман высокомерен и упрям. Стремится подчинить женщину себе. Такого невозможно полюбить.
        Джозефина вновь заерзала на сиденье и больно закусила нижнюю губу. Что такое любовь? Девушка взглянула на Уэстмана. Любит ли он ее?
        - С моим лицом что-то не так, или у тебя глаза остекленели? - вдруг проворчал Уэстман, и Джози поспешно отвела взгляд. Она не хотела, чтобы он заметил, как она его разглядывает, но он сидел неподвижно, напоминая статую, поэтому Джози не пришло в голову, что он все видит.
        - Я просто хотела понять, живы ли вы еще, милорд.
        - Почему? Потому что могу просидеть спокойно более трех секунд? - Голубые глаза мужчины блеснули в полумраке экипажа, и Джози едва не отшатнулась, увидев в них насмешку. - Некоторых научили не выказывать своего нетерпения.
        - А некоторых научили вежливости. Уэстман фыркнул.
        - Зачем стараться, если этого все равно никто не оценит?
        Ну, это уже слишком. Он что, пытается ее уязвить?
        - Послушай, Уэстман, я знаю, что оскорбила сегодня утром твои чувства…
        - Оскорбила мои чувства? - Стивен рассмеялся. - Мисс Хейл, я просто хотел оказать тебе услугу. Но ты этого не поняла. К несчастью для самой себя.
        Округлив глаза, Джози вернулась к созерцанию проплывавших мимо полей, по которым медленно двигались темные пятна - тени облаков. Джози казалось, что она может постоять за себя. Остаток пути представлялся ей долгим и утомительным. А чего она ждала после ссоры? Не зря говорили, что потерянное сокровище приносит несчастье.
        В молчании они проехали еще несколько миль, пока возница не спросил, не хотят ли они остановиться на постоялом дворе. Уэстман ответил согласием, и вскоре кучер уже помогал Джози выйти из экипажа. Экипаж Валентайна вместе с запиской для Кэти о том, чтобы та не беспокоилась, Джозефина отослала в Лондон. И теперь пожалела о своем решении. Она с радостью оказалась бы подальше от Уэстмана. Хотя бы на время.
        Поразмыслив, Джози решила не заходить в трактир, а немного прогуляться и размять ноги. Поэтому бодрым шагом направилась к восхитительной поляне, где щипали травку лошади почтовых дилижансов. Стоял солнечный весенний день, и хотя в воздухе все еще чувствовалось дыхание зимы, на цветах уже появились бутоны. Джози остановилась, чтобы полюбоваться бледно-желтыми нарциссами и примулой, и продолжила путь, с удовольствием слушая песенку черного дрозда.
        Чем дальше она уходила от экипажа и Уэстмана, тем легче становилось у нее на душе. Джози даже казалось, что ее лицо обвевает мягкий океанский бриз, пропитанный соленым запахом побережья Корнуолла. Она готова была поклясться, что слышит звон золотых дублонов, ударяющихся друг о друга.
        Совсем скоро она сможет прикоснуться к ним. Не сдержав эмоций, девушка запрыгала от радости. Испуганно вскрикнув, дрозд внезапно покинул свой наблюдательный пост на дереве. Джози подняла глаза и услышала треск. Что-то со свистом пролетело мимо ее щеки. Девушка подняла руку и осторожно дотронулась до лица. Кончик пальца окрасился в алый цвет. Кровь. Застыв в напряжении, Джози быстро оглядела поле и, прищурившись, заметила в нескольких ярдах от себя двоих мужчин, которые поспешно скрылись в зарослях кустарника. Однако Джози успела заметить, как в руке одного из них блеснуло дуло пистолета. Джози уже распласталась на животе. Снова прогремел выстрел. Девушка спряталась в высокой траве. Сердце ее гулко колотилось. Как далеко она ушла от постоялого двора? Слышали ли там выстрелы?
        - Ты попал в нее! - произнес на диалекте простолюдинов один из мужчин.
        - Не знаю. Пойдем посмотрим.
        О Господи! Джози не шелохнулась. Но оставаться на месте нельзя. Как только убийцы обнаружат, что она жива, закончат начатое.
        Джози отползла на некоторое расстояние от того места, где упала, осторожно приподняв голову, посмотрела в сторону постоялого двора.
        Она ушла слишком далеко.
        Задняя дверь была распахнута, а из трубы вился дымок, но движение наблюдалось только перед главным входом. Лошади в загоне возле конюшни, кажется, почуяли неладное. Они беспокойно перебирали ногами и вставали на дыбы.
        Девушка приподняла голову лишь на мгновение, но потом тут же опустила ее и уткнулась в твердую землю, чтобы собраться с мыслями. Земля слегка подрагивала, и Джози поняла, что мужчины приближаются. Она даже слышала хруст свежей травы под их сапогами. Надежда на спасение таяла с каждой секундой. Если она ничего не предпримет, трава перед ней расступится, явив ее взору сапоги убийц.
        Джози села на корточки. Колени ее дрожали, но она предпочла бы умереть на бегу, вместо того чтобы лежать парализованной страхом в грязи.
        Шаги приближались, и Джози, вскрикнув от ужаса, выскочила из своего укрытия и побежала. Она металась из стороны в сторону в надежде избежать пули. Мужчины приближались.
        - Джози!
        Услышав знакомый голос, девушка подняла голову. Перед ней стоял мужчина в широком пальто, которое взметнулось, когда он рванулся навстречу.
        Уэстман.
        Он вытащил из-за пазухи пистолет.
        Джози готова была закричать от облегчения.
        - Ложись, дурочка! - приказал мужчина, и Джози упала на землю в тот самый момент, когда за ее спиной раздался выстрел. Сладкий аромат цветущего поля и весеннего ветерка сменился резким запахом пороха. Прогремел еще один выстрел - на этот раз стрелял Уэстман.
        Преследователи пустились наутек. Уэстман поставил ее на землю. Он ощупал ее плечи, руки, грудь и ноги.
        - С тобой все в порядке? - коснувшись щеки девушки, спросил Стивен. - У тебя кровь.
        - Царапина. - Девушка уклонилась от руки мужчины. - Со мной все в порядке. Но они убегают! - Джозефина повернулась, собираясь пуститься вдогонку за злодеями, но Уэстман схватил ее за руку.
        - И не думай!
        Джози вновь попыталась стряхнуть его руку, но на этот раз Стивен держал ее крепко. Она оттолкнула его и, повернувшись, увидела, что ее преследователи скрылись из виду.
        - Они сбежали! - воскликнула Джози.
        - Вот и хорошо. - Мужчина взял девушку за запястье и потянул в сторону постоялого двора. - Думаю, нам лучше последовать их примеру.
        - Но…
        - Я не собираюсь ничего обсуждать посреди поля. - Уэстман быстро направился в сторону постоялого двора, таща Джози за собой. Она споткнулась и едва не упала, а потом ускорила шаг, чтобы поспеть за Уэстманом. - Не хочу стать мишенью!
        - Я тоже!
        Стивен фыркнул и потащил девушку дальше. Остановился он лишь когда они завернули за угол и оказались в поле зрения слуг, сновавших по двору. Люди Уэстмана тут же подбежали к ним, ожидая приказаний. Стивен обратился к кучеру:
        - Снимите нам комнату. Немедленно.
        Кучер кивнул и побежал к дому. Прислонив Джози спиной к экипажу, Уэстман заслонил собой девушку.
        - Что все это значит?
        - Пытаюсь тебя защитить.
        - Вывернув мне руку и прижав к экипажу?
        - Маленькая неблагодарная негодница, - бросил Уэстман и обернулся. Дверь заведения открылась, и появившийся на пороге кучер махнул рукой:
        - Заходите.
        Уэстман схватил девушку и потащил за собой через весь постоялый двор, по лестнице, а затем в комнату. Дверь была распахнута. Об этом позаботился хозяин постоялого двора.
        Комната оказалась маленькой и неказистой. Кровать, небольшой стол и шаткий стул, вот и вся мебель. Уэстман отпустил Джози и стал осматривать комнату, тщательно проверяя каждый угол. Девушка опустилась на стул. Уэстман, похоже, собирался забаррикадировать дверь и окно.
        - Думаю, мы в безопасности, - произнесла Джози, когда он в третий раз заглянул под узкую низенькую кровать. - Кроме нас, здесь никого нет.
        - Хочу убедиться в этом. - Уэстман отвернул простыни на кровати и заглянул под них. - Преследователей может оказаться больше.
        - Больше? Бродяги и разбойники на проселочных дорогах - явление обычное. Сегодня мы как на грех перешли дорогу парочке из них. А поскольку не отправились за ними вдогонку, завтра они изберут своей жертвой еще кого-нибудь.
        Уэстман прекратил поиски и посмотрел на девушку.
        - Думаешь, эти двое обычные бродяги? Грабители?
        - Возможно, конокрады, - поразмыслив, произнесла девушка. - За лошадьми в загоне никто не следит.
        - А ты не думаешь, что они хотели пустить тебе пулю в лоб, чтобы не делить с тобой сокровище?
        Джози открыла от удивления рот.
        - А при чем тут сокровище?
        - С того самого момента, как я покинул Лондон, нет, даже раньше, меня не покидало ощущение, что за мной следят.
        - Ты никогда мне об этом не говорил.
        Стивен достал из кармана носовой платок и подал Джозефине, а когда та непонимающе посмотрела на него, приложил платок к щеке девушки. Джози поморщилась от боли, но не отстранилась.
        - Я стал слишком подозрительным и не хотел пугать еще и тебя, - объяснил Стивен, обдав теплым дыханием щеку девушки. - Кстати, об этих двоих. Один из них мне показался знакомым.
        - Господи, Уэстман, не думаю…
        Девушка вдруг осеклась. Когда мужчины выстрелили в первый раз, и она упала в траву, один из них спросил: «Ты попал в нее?»
        В нее.
        Ведь на Джози была мужская одежда Возможно, они знали ее. Может быть, даже искали. И ее, и Уэстмана.
        - Мы должны отправиться вслед за ними. Иначе они завладеют сокровищем.
        Джози вскочила со стула и направилась к двери. Уэстман преградил ей путь.
        - Успокойтесь, мисс Торопыга. Они идут через лес и они вооружены. Даже если бы у нас обоих были пистолеты, и мы умели бы стрелять, я прихватил бы с собой еще дюжину молодцов, потому что не рискнул бы преследовать негодяев там, где они с легкостью могут спрятаться, взять нас на мушку и убить.
        - Но сокровище…
        - В безопасности. Карта-то ведь у нас. Именно за ней они и охотятся. Они убили бы нас, забрали карту и отправились бы за сокровищем.
        Джози покачала головой.
        - Но о сокровище не знает ни одна живая душа. И о том, что мы нашли карту, тоже.
        Стивен принялся мерить шагами комнату. Джози села на кровать.
        - Давай составим список тех, кому известно о сокровище и наших поисках, - предложила девушка.
        - Верно. - Уэстман остановился - В нашу тайну посвящена твоя кузина мисс Бриттани, а также лорд и леди Валентайн. Полагаю, ты рассказала им об этом, когда просила экипаж.
        - Да, но они никогда.
        - Мы пока никого не обвиняем. Твоя кузина, леди Мэдлин, знает?
        Джози кивнула.
        - И мать, и отец, и братья. Все знают о сокровище, но не догадываются о том, что я занималась поисками второй половинки карты. Верят ли они в его существование - это вопрос.
        - В список следует также внести моих мать, бабушку и мою сестру, хотя никто из них не верит в существование этого мифического клада. За исключением разве что бабушки. Ведь именно у нее мы нашли недостающие дневники. - Уэстман помолчат, погрузившись в раздумья. - Кто еще знал?
        - Знали многие.
        Уэстман вновь принялся расхаживать по комнате.
        - В обществе нет человека, который не слышал бы рассказов о сокровище, - продолжала между тем Джози. - Но не думаю, что кто-то из этих людей преследовал нас Должно быть, это тот, кто знает о наших поисках.
        - Это наводит на мысль о твоих кузинах. Как много ты им рассказала?
        Джози покачала головой.
        - Так. Ничего особенного. Неужели ты и в самом деле их подозреваешь?
        - Конечно, нет, - ответил Стивен. - Подумай еще. Кто-то пытается нас убить, и я не успокоюсь, пока не выясню, кто именно.

        Глава 17

        Прошел час, а может быть, и больше. Стивен попросил принести вина, хлеба и сыра и зажечь камин. Они с Джозефиной были в полной безопасности в своем гнездышке и никуда не спешили.
        Они внесли в список людей, знающих о поисках сокровища, владельца склада в Севен-Дайалс, и это породило новые вопросы. Догадался ли владелец склада об истинной цели их визита, и если да, то кому мог рассказать?
        - Что это значит? - спросила Джозефина Она лежала на кровати, и Стивену показалось, что она слегка захмелела. Девушка выпила несколько бокалов вина, и теперь речь ее звучала несколько нечетко. Одна ее рука была закинута за голову, второй она энергично жестикулировала во время разговора.
        Она захмелела, это очевидно.
        Стивен обрадовался. Он не хотел больше проблем. Эта глупышка собиралась отправиться на поиски стрелявших в нее мужчин, и он с трудом ее удержал.
        Подумать только! У нее не было даже ножа, не говоря уже о пистолете. И все же она настаивала на том, чтобы их изловить.
        Стивен про себя усмехнулся. Она и в его-то жизнь ворвалась благодаря своей настойчивости. Ей всегда удается добиться своего. Но ведь и Стивен от нее не отстает.
        Ну почему эта негодница не осталась в Лондоне, где ей была бы обеспечена полная безопасность? И Стивену тоже. Джози не угрожали бы вооруженные люди, а ему - ее чары.
        Стивен взглянул на лежавшую на кровати девушку чьи прелести были очевидны. Она расстегнула ворот рубашки, и теперь Стивен видел изящную линию ее лебединой шеи. Ботинки она тоже сняла, и Стивен увидел ее маленькие лодыжки. Стивен представил себе, как обхватывает ее лодыжку рукой, прикасается к ней губами. Как его губы движутся дальше по ее икре, бедру.
        Стивен хочет ее. Как же он ее хочет!
        Ее грудь еле заметно вздымалась под тонкой тканью рубашки. Стивен представил себе, как сорвет с нее эту рубашку, чтобы насладиться спрятанными под ней сокровищами. Джози красивая. Пока она еще неопытна, однако проведенная с ней ночь превзошла все ожидания Стивена.
        Всего одна ночь с Джозефиной Хейл - и Стивен полностью капитулировал. Но это была не одна ночь. Джози опутывала его своими чарами медленно, день за днем. Стивен понимал, что тонет, и нет ему спасения с первой же встречи с ней, просто не хотел себе в этом признаться.
        И все же он шел ко дну. А как иначе объяснить, что он голый опустился на колени перед Джози и умолял ее выйти за него замуж, хотя знал, что она ему откажет.
        Он не нужен Джозефине. Может, не стоит ей мешать? Пусть живет, как хочет.
        Стивен вспомнил события сегодняшнего дня и похолодел. Разве мог он позволить этой дурочке стать мишенью?
        Он должен выяснить, кто эти люди, и встретиться с ними, когда они окажутся в непосредственной близости от сокровища, скорее всего это произойдет завтра. Стивен попытался вспомнить то, что увидел сегодня. Одного из злодеев Стивен никогда прежде не видел. Но вот другого…
        Он уронил голову на руки и запустил пальцы в спутанные волосы.
        - Что случилось? - спросила Джозефина, приподнявшись на локте.
        - Я знаю этого человека.
        - Сколько раз можно повторять одно и то же? Ты уже говорил, что тебе показался знакомым не тот, что стрелял в меня, а второй.
        Стивен кивнул.
        - Вот если бы мне удалось вспомнить, где я его видел…
        - В Севен-Дайалс?
        - Нет.
        - Ты уверен? Возможно, он стоял, облокотившись о стену склада, или торговал на улице.
        - Нет-нет, - сказал Стивен.
        - Кем бы он ни был, сегодня мы его уже не найдем. - Джозефина зевнула. - Может, закажешь что-нибудь на ужин? Я проголодалась.
        Стивен взглянул на тарелку, где еще недавно лежали хлеб и сыр, и обнаружил, что Джози съела все до крошки.
        - Я пошлю слугу за ужином.
        - Хорошо. А завтра утром я хочу…
        - Перестань командовать.
        - Не буду. Возможно, завтра вечером сокровище уже окажется у нас в руках… - мечтательно произнесла Джози.
        Стивен увидел, как загорелись зеленые глаза девушки. Она помешалась на сокровище. Стивен подошел к двери, приказал одному из слуг принести тушеного мяса и хлеба и снова закрыл дверь. После этого он сел за стол и потер переносицу.
        - Ты все еще думаешь об этом человеке? - спросила Джозефина, усевшись на краю кровати. - Нам не пришлось бы размышлять о том, кто он такой, если бы мы отправились за ним вдогонку. Мы притащили бы его сюда и расспросили.
        Стивен хмуро посмотрел на Джози:
        - Если бы мы последовали за ними, нас бы уже не было в живых.
        - Ну, я думаю…
        - Мисс Хейл, я знаю, о чем говорю, - перебил ее Стивен. Я служил в армии, когда жил в Индии, и проходил подготовку рядом с пенджабскими охотниками. Так что не спорь со мной.
        - Мне всегда хотелось побывать в Индии, - сказала Джози.
        Стивен рассмеялся.
        - В этом рассаднике всевозможные болезни и нестерпимая жара.
        - Но сколько там приключений! И какие!
        - Я поехал в Индию не за приключениями. Меня отправил туда отец. - Уэстман горько рассмеялся. - Если бы я не уехал по доброй воле, он увез бы меня туда насильно.
        - Но почему отец так жестоко поступил с тобой? - спросила Джозефина. - Разве он не боялся, что ты там заболеешь или тебя убьют?
        - Случись такое, он был бы только рад. Отец не любил меня. - Стивен никогда никому не рассказывал об этом и не понимал, почему вдруг разоткровенничался.
        - В любимчиках ходил мой брат. - Стивен откинулся на стул и положил ногу на край стола. - Он был наследником и идеальным сыном. А я пошел в деда. И вечно влипал в неприятные истории.
        Джозефина кивнула.
        - Я тоже. Но это вовсе не означает, что родители хотят от меня избавиться.
        Джозефина внимательно смотрела на Уэстмана.
        - Должно быть, ты здорово нагрешил, раз тебя отправили в такую даль.
        Стивен ощутил, как желчь подкатывает к горлу.
        - Я погубил одну девушку, - признался Стивен. - Твою ровесницу. Невинная. Наивная. Она думала, что любит меня. Я переспал с ней и забыл об этом.
        Джози ничего не сказала, лишь крепче вцепилась в колени.
        - Это был ее первый выход в свет. Родственники с трудом наскребли денег, чтобы устроить ее дебют. Они надеялись, что она удачно выйдет замуж. Когда я бросил ее, она очень страдала. Она встретилась со мной в театре, выставив себя на посмешище, Я погубил ее репутацию, и ее семья лишилась надежды.
        - И что потом? - шепотом спросила Джози. Уэстман тяжело вздохнул.
        - Она покончила с собой. Повесилась в мансарде. Там мать и нашла ее.
        - О, Стивен! - В глазах Джозефины блеснули слезы. Уэстман протестующе поднял руку:
        - Не стоит меня жалеть, мисс Хейл. Мои страдания ничто по сравнению с тем, что я сотворил!
        Джози посмотрела на свои побелевшие от напряжения пальцы, потом на Стивена. Слезы высохли, и теперь ее глаза блестели холодно, точно изумруды.
        - Я не та девушка. Ты не погубил меня. Ничего подобного со мной не случится. Я не допущу.
        - Ты такая юная. Тебе кажется, что ты неуязвима. Джозефина улыбнулась.
        - Я стану неуязвима, когда мы отыщем сокровище.
        - Опять это проклятое сокровище…
        В дверь постучали, и Стивен поднялся. Это пришла служанка. Забрав у нее ужин, Стивен дал ей полшиллинга. Обернувшись, Стивен увидел, что Джозефина уже подвинула стол к кровати и отламывает кусок хлеба.
        - Я не хочу с тобой спорить, - произнесла девушка. Стивен не возражал. Все, что угодно, лишь бы забыть о своих грехах.
        - Какая она, Индия? - спросила Джози.
        - Там очень жарко. Хоть догола разденься, не избавишься от жары. - Стивен усмехнулся. - Прости мне подобную бестактность.
        - Не волнуйся! Мне это нравится. Продолжай.
        Бесстыжая девчонка. Именно такая она и нравилась Стивену.
        - Я мечтал о холодной английской зиме. Мне снился снег.
        - Ты мечтал о зиме? - Джози обмакнула хлеб в подливку, Стивен тоже взял ложку. - Красные носы выглядят не слишком-то романтично.
        - И все же стужа лучше жары. Спроси любого, кто бывал в Индии, он скажет тебе то же самое.
        Джозефина проглотила очередной кусок хлеба и потянулась за вином. Она зацепила рукой бутылку, едва не опрокинула ее, потом стала возиться с пробкой и уронила на пол ложку. Стивен взял у нее бутылку и налил полстакана вина.
        - Я хочу пить, - протянула Джозефина, недовольно разглядывая полупустой стакан.
        Стивен заткнул бутылку пробкой. Пожав плечами, девушка отпила вина.
        - Что еще ты помнишь об Индии?
        Стивен задумался. Ну где найти слова, чтобы описать буйство красок, запахов и вкусов? Как рассказать о жизни в Индии так, чтобы Джозефина представила себе эту страну?
        - На самом деле эта Индия не такая уж дикая, как о ней пишут лондонские газеты. Там свои обычаи и традиции. Своя религия. Более древняя, чем наша. Они так же делятся на сословия и…
        - Все это понятно. А как насчет приключений? - спросила Джози, протянув Стивену стакан за очередной порцией вина. Стивен неохотно налил ей еще немного. Девушка раскраснелась, а глаза ее ярко блестели.
        - Религия, сословия… Все это интересно. Но были ли у тебя приключения?
        - Господи, ты буквально зациклилась на приключениях. - Стивен отломил кусок теплого хлеба и положил в рот. - Тебе кто-нибудь говорил об этом?
        - Ты, - ответила Джозефина. - Особенно когда тебе не хотелось о чем-то рассказывать.
        Стивен пожал плечами.
        - Приключения были. Но не такие, о которых ты подумала. Я прибыл в Индию защищать торговые интересы ее величества, а не для того, чтобы прославиться и разбогатеть. Большую часть времени я сидел за столом и писал отчеты.
        - О! - Лицо девушки вытянулось.
        - Я исполнял свой долг, - пояснил Стивен, отодвинув тарелку. - У меня оставалось много времени на размышления. Я жалел себя, сокрушался, что все сложилось именно так, а не иначе. Раскаивался в своих грехах.
        - Ты говоришь о случае с той девушкой?
        - Не только. Я проиграл в карты большую часть состояния семьи.
        - Значит, это правда. - Джози поставила стакан на стол. - Я не верила…
        - Я пытался предостеречь тебя, - сказал Стивен. - Просил держаться от меня подальше, но в конце концов поступил так же, как обычно. Воспользовался нашими отношениями.
        - Ты всегда относился ко мне с уважением, - возразила Джози. - Я сама тебя соблазнила.
        - Я знал, что делаю. Мог остановиться…
        Джози накрыла его руку ладонью. Стивен едва сдерживался, чтобы не поцеловать ее.
        - Ты мог сделать что угодно, но то, что делал для меня, было исполнено благих намерений. - Джози так энергично жестикулировала, что Уэстману пришлось поставить бутылку с вином на пол, пока Джози не смахнула ее.
        - Мне не слишком понравилось, когда ты попытался силой увести меня из Севен-Дайалс или когда бранил меня за то, что я лазаю в окно. Но ведь ты волновался за меня и хотел мне добра. Мне не понравилось, что ты забрал мою часть карты и отправился в путешествие без меня. Но я понимаю, почему ты так поступил.
        - В самом деле? - скептически спросил Уэстман.
        - Хотя и не одобряю тебя. Но я знаю, каковы вы, мужчины.
        - Мы, мужчины?
        - Ну, посмотри на себя, Стивен Даблдей, ты неплохой человек, не развратник, каковым тебя считают в обществе.
        К ее досаде. Именно так показалось Стивену. Он впервые встретил женщину, изо всех сил пытавшуюся связать свою судьбу с негодяем. И никогда не чувствовал себя настолько беспомощным.
        Но Джози ошибается. Несмотря на все благие намерения, он именно такой, каким его считают в обществе. И сейчас он ей это докажет.
        Поднявшись со стула, Уэстман посмотрел на девушку уже представив ее под собой.
        - Не стоит меня обелять, мисс Хейл. Я вовсе не ангел.
        - Да ладно, не скромничай. Я еще не встречала негодяя, который вел бы себя более благопристойно. Признаться, я ожидала худшего.
        Что это? Вызов? Уэстман ушам своим не верил. Она хоть понимает, насколько опасна затеянная ею игра? Он не должен прикасаться к ней сегодня. Он вообще не должен больше к ней прикасаться. И все же она вынуждала его к этому. Надо же! Джозефина Хейл считает его ангелом. Если бы только ей удалось прочитать его мысли, она поняла бы, насколько далека она от правды.
        - Хочешь сказать, я тебя разочаровал? - тихо произнес мужчина и, подойдя к Джози, буквально навис над ней.
        - Нет-нет, не разочаровал, хотя… Хотя во время нашего первого поцелуя я была немного разочарована, но…
        Стивен отодвинул в сторону стол, чтобы расчистить себе путь к Джозефине, взял ее за плечи и поднял на ноги. Глаза девушки округлились от удивления, и она упала в объятия Уэстмана.
        - Ты же не собираешься, сейчас… Я хочу сказать..
        - Ты слишком много выпила, мисс Хейл.
        - И ты собираешься этим воспользоваться? - выдохнула девушка. Голос ее сел от возбуждения, - Мне это очень нравится.
        - В самом деле? - Схватившись за рубашку девушки, Стивен вытащил ее из-за пояса брюк, а потом стянул через голову. Джозефина обвязала грудь полоской ткани, и Стивен улыбнулся, увидев это. Вот почему он всю ночь не мог разглядеть ее груди. Он намеренно медленно развязал узел, удерживавший ткань, а потом стал осторожно разматывать ее.
        - Я хочу раздеть тебя, Джозефина, - произнес Стивен, поворачивая девушку до тех пор, пока та не рассмеялась. Джози споткнулась, но ладони Уэстмана лежали на ее талии, удерживая от падения.
        - Я хочу увидеть твои восхитительные груди. Сжать их и обласкать соски.
        Стивен снова повернул ее, и теперь она стояла к нему спиной. Обхватив ладонями нежную плоть, Стивен принялся массировать ее.
        - Мне нравится, как ты воспринимаешь мои ласки, - прошептал Стивен на ухо Джози, и та задрожала.
        - А мне нравится, как ты воспринимаешь меня. - Джозефина прижалась ягодицами к восставшей плоти мужчины. - Я хочу почувствовать тебя везде.
        Руки Стивена скользнули ниже и спустились к животу девушки. Расстегнув пуговицу ее штанов, он спустил их вниз. Под ними ничего не было, и вскоре Стивен коснулся теплой податливой плоти. Обхватив ладонями ягодицы девушки, он слегка раздвинул коленом ее ноги.
        - Наклонись, чтобы я мог войти в тебя - прорычал он - Я хочу взять тебя прямо сейчас. Вот так.
        Стивен взял девушку за талию и наклонил. Но вместо того, чтобы самому раздеться, опустился на колени Она была такой же сладкой, как и прежде, даже слаще Стивен слегка отстранился, любуясь розовой плотью, а потом легонько провел языком по тугому горячему бугорку. Мышцы на ногах девушки напряглись, и она застонала от удовольствия.
        Она стояла в довольно неудобной позе, но Стивен крепко держал ее за талию, не прерывая ласк и не отпуская ее ни на секунду. Джози была так напряжена, так возбуждена, что готова была взорваться в любую секунду. А потом начала быстро двигаться, энергично, взбрыкивая, словно норовистая кобыла.
        Все это породило в сознании Стивена еще более смелые и откровенные фантазии.

        Глава 18

        Голова у Джози кружилась отчасти от выпитого спиртного, отчасти от изысканных ласк Уэстмана. Она с трудом восстановила дыхание, когда он повернул ее и привлек к себе.
        К удивлению девушки, Уэстман нежно обнял ее, держа осторожно, точно фарфоровую куклу. И это было очень приятно. Джози понимала, что не каждый мужчина способен вести себя подобным образом. Уэстман - необыкновенный, особенный любовник.
        Разве могла она себе представить, что мужчина может подарить ей столько удовольствий? Понять, насколько всепоглощающим может быть ощущение объятий такого мужчины, как Уэстман? Его поцелуй мог заставить ее забыть и о сокровище, и о реабилитации деда. Сегодня ночью она хотела забыть обо всем.
        Сегодня Джози хотела подарить ему такое же наслаждение, какое подарил ей он. Идея возникла в ее голове внезапно, и, слегка приподняв ресницы, Джози исподтишка посмотрела на Уэстмана, но увидела лишь его щеку.
        Вообще-то ей не стоит думать о том, чтобы совершить что-то смелое и бесстыдное. Что подумает о ней Стивен? Что она сама подумает о себе? Сможет ли она сидеть напротив него в экипаже, после того как…
        А, к черту последствия! Разве откажется она от еще одного нового невероятного приключения? Кто знает, когда еще она найдет себе такого потрясающего любовника, если вообще когда-нибудь найдет? А завтра Уэстман наверняка снова заведет разговор о женитьбе. Так что сегодня, возможно, ей выпал последний шанс испытать все мыслимые и немыслимые удовольствия.
        Джози провела ладонями по тугим мышцам на спине мужчины, убрала руки и отстранилась.
        - Думаю, у нас проблемы, лорд Уэстман, - сказала она, делая шаг назад. Она была полностью обнажена и, прекрасно осознавала это. Но Джози все еще пребывала в эйфории от выпитого вина или от полученного недавно удовольствия, а посему нагота нисколько ее не смущала. Девушка села на кровать, наслаждаясь тем, как голодный взгляд Уэстмана скользит по ее телу. От этого взгляда ее живот вновь обдало жаром, лоно увлажнилось, а соски превратились в две тугие бусины.
        - Проблемы, мисс Хейл? А я думал, вы сейчас забыли обо всех проблемах.
        - Это невозможно. Особенно сейчас, когда на тебе все еще так много одежды.
        Стивен оглядел себя и посмотрел на девушку.
        - Теперь я понял, в чем наша проблема. И как ты собираешься ее решить?
        - Раздевайся. - Джози повелительно махнула рукой. - Сними с себя все. Медленно.
        Она не знала, какой демон сейчас ею управляет, что придало ей смелости. Даже Уэстман удивился. Удивился, но это его не оскорбило.
        Джози посмотрела на выпуклость на его штанах.
        С поразительной грацией Стивен поднес руку к галстуку и снял его. За галстуком последовала куртка. Она была довольно узкой, подогнанной по фигуре. Джози видела, как сегодня утром один из слуг помогал Стивену надеть ее. Но сейчас она соскользнула с него.
        Затем Стивен сел на стул, снял ботинки и чулки.
        Босой и без куртки, он выглядел довольно уязвимым, и Джози это нравилось. Она хотела, чтобы он был обнажен, как она, и так же сильно возбужден.
        - Снимайте все, милорд, - приказала девушка. - Начните с рубашки.
        Кивнув, Уэстман повиновался. Расстегнул три верхние пуговицы и стая стягивать рубашку через голову.
        - Медленно, милорд, - напомнила Джози. - Делайте это медленно.
        Стивен замер, посмотрел на девушку и наклонил голову набок. Следующее его движение было медленным и томным, как у кота. Дюйм за дюймом взору Джози открывалась смуглая, покрытая загаром кожа его живота. Затем ткань скользнула выше, обнажив грудь мужчины, покрытую курчавыми каштановыми волосами. Дыхание Джози участилось.
        Стивен снял рубашку и бросил ее к ногам девушки. Джози пристально смотрела на его плечи с перекатывающимися под кожей, словно вытесанными долотом бицепсами.
        - Хочешь, чтобы я повернулся? - спросил Уэстман.
        Джози хотела. Все, что угодно, только бы увидеть как можно больше его тела. Она могла смотреть на него не отрываясь. Годы тяжелого труда в Индии сделали его тело совершенным. Оно было покрыто бронзовым загаром.
        - А теперь штаны, милорд, - сказала Джози. - Повернись и сними их. - Она уже представляла равнины и впадины его спины, отливающие бронзой в тусклых отблесках свечи. Шорох шерсти, скользившей по коже и обнажающей округлые тугие ягодицы мужчины.
        Стивен подошел ближе.
        - Неужели ты еще не наигралась, мисс Хейл.
        - Еще нет! - пробормотала девушка. - Вообще-то я хотела попробовать еще кое-что, если, конечно, ты позволишь. - Пусть Стивен сочтет ее отъявленной развратницей, она должна попробовать.
        Джози взглянула на Стивена, Как она и ожидала, он выглядел заинтригованным.
        Девушка подняла руку, провела ладонью по упругим мышцам бедра и остановилась на восставшей плоти мужчины.
        - Я ведь заключил с тобой соглашение. - Голос Стивена звучал невероятно напряженно, а когда девушка сильнее сжала пальцы, он и вовсе едва не задохнулся.
        О Господи, наверное, она действительно ужасно развратная, ведь ей это нравится. Джози нравилось дарить удовольствие этому мужчине, сводить его с ума. Окрыленная успехом, Джози расстегнула его планы и спустила их до колен.
        Стивен по-прежнему не двигался, Джози подошла к кровати и опустилась перед мужчиной на колени Его плоть, тугая и напряженная, восхитительно подрагивала. Несмотря на то что Джози хотелось продлить момент томительного ожидания, она не удержалась и обхватила ее ладонью.
        - Как приятно, - произнес Стивен, протягивая руку. - Позволь показать тебе…
        - Нет. Я хочу поцеловать тебя. Стивен подошел ближе.
        - А я хочу поцеловать тебя. Джози вновь сжала плоть мужчины.
        - Я хочу поцеловать тебя здесь.
        Стивен замотал головой, а на его лице отразилась мука.
        - Джо… Мисс Хейл, я не думаю.
        - Хорошо. Я тоже тебя не хочу. - С этими словами девушка опустилась на колени и осторожно лизнула самый кончик.
        Он оказался бархатистым, теплым и гладким, и Джози не отказалась от возможности поддразнить Стивена. Он покачнулся, его дыхание стало прерывистым.
        Реакция мужчины настолько понравилась Джози, что она наклонилась и вновь принялась его ласкать.
        Стивен застонал, и в тот же момент девушка ощутила на плече его руку - он старался удержаться на ногах.
        Джози целовала его и ласкала, отстранялась, снова целовала, зная, что каждое движение ее губ доводит его до исступления. Пальцы мужчины все сильнее сжимали плечо девушки, причиняя ей боль. Сам он раскачивался в такт ее ласкам, а потом вдруг отстранился.
        Джози взглянула на него, открыв рот от удивления.
        - Я не хочу, чтобы все закончилось так, - сказал Уэстман. - Мне нравится то, что ты делаешь. - Он тяжело дышал. - Но я хочу войти в тебя.
        Джози тоже этого хотела. Ей нравилось прикасаться к нему, но она жаждала его прикосновений. Она отошла к кровати и хотела лечь.
        Стивен покачал головой.
        - На этот раз лягу я.
        Джози почувствовала, как горячий румянец залил щеки. Она понимала, чего хочет Стивен - она слышала, как более опытные дамы намекали на нечто подобное, - но не могла себе представить, как это бывает.
        - Но я… я не знаю, что делать.
        - Я покажу. - Стивен опустился на колени рядом с Джози. - Мне нравится тебя учить. - Стивен обнял девушку и привлек к себе. Дыхание его стало ровным, несмотря на то, что его тугая плоть упиралась ей в живот.
        Стивен медленно опускался на постель, увлекая Джози за собой до тех пор, пока она не оказалась распластанной на нем. Она оперлась на локоть и заглянула в бездонные голубые глаза Стивена.
        - У тебя огромные глаза, - прошептала она. - Такие голубые и такие темные.
        - Это от желания. - Стивен погладил щеку девушки. - Мне просто не верится, что я лежу рядом с тобой. Ты такая красивая.
        Джози покачала головой.
        - Это Эшли красивая. А я забавная.
        - Для меня ты самая красивая на свете.
        Джози показалось, что ее сердце расцвело от этих слов. Она слышала подобное и раньше, но знала, что это ложь, которую мужчины произносят для того, чтобы получить желаемое. Однако Стивен говорил искренне. Его глаза не лгали. Джози наклонилась и поцеловала его мягкие пухлые губы, ощутив, как сжались его пальцы, лежавшие на ее спине.
        Он поцеловал ее глубоко и страстно, сгорая от желания. Только на этот раз было в его поцелуе что-то еще. Почему Джози ничего не замечала раньше? Или этого ощущения просто не было?
        Поцелуй мужчины стал еще более глубоким, и его язык ворвался в рот девушки. А потом Стивен потянул Джози выше.
        Она приподнялась, упершись руками в грудь Стивена, и тот улыбнулся, глядя на нее.
        - Ты выглядишь как богиня, восседающая на троне. Джози расположилась прямо над плотью мужчины, касающейся ее саднящего от желания лона.
        - Ты готов мне поклоняться?
        - Я готов доставить тебе удовольствие.
        Джози приняла в себя лишь самый кончик его плоти, и Стивен застонал. Его ладони легли на ее бедра, сжимая их.
        - Продолжай, - выдохнул Стивен. - Умоляю, продолжай.
        Джози опустилась ниже. Мужчина закрыл глаза, и на его лице отразилась мука.
        - Тебе больно? - спросила Джози.
        - Умоляю, положи конец моим страданиям.
        Джози исполнила просьбу Стивена, полностью вобрав его в себя. В тот же момент она ощутила, как тело ее захлестнула горячая волна наслаждения. Джози двигалась все быстрее и быстрее.
        - Как хорошо, - процедил сквозь зубы Стивен, стараясь двигаться в одном ритме с Джози. - Ты такая тугая. Такая красивая.
        Джози посмотрела на мужчину и увидела в его глазах страсть.
        - Такая красивая. - повторил мужчина.
        Джози выгнулась, когда наслаждение достигло мощного крещендо. Девушка поднималась и опускалась, не в силах остановиться. Ее тело требовало большего. Она почувствовала, как пронзающая ее плоть мужчины растет и увеличивается в размерах. Взмыв вверх последний раз, Джози закричала и упала на грудь мужчины, подхваченная его теплыми сильными руками.
        Стивен сжимал в объятиях спящую девушку. Он рассказал ей о своем прошлом, но она так и не поняла, на что обрекла себя. Она все еще верила, что сокровище сможет ее спасти.
        Возможно, она права. Тому, у кого много денег, общество может простить все. Но Стивен не рассчитывал на шальное золото. Джози будет принадлежать ему. А если их семьи не одобрят этого брака, так тому и быть. Он скорее отправится в ад, нежели позволит Джози расплачиваться за его ошибки.
        Стивен вновь взглянул на девушку. Даже теперь, лежа в его объятиях, она мечтала не о нем, а о сокровище.
        Джози хочет приключения? Что ж, она его получит.
        Стивен и Джози отправились в путь еще до рассвета. Еще раз изучив карту, Стивен пришел к выводу, что начать поиски следует с Полперро. Уединенная рыбацкая деревенька, славившаяся своими старомодными домиками и саксонскими и римскими мостами, Полперро слыла пристанищем контрабандистов. Целые вагоны контрабанды переправлялись в Лондон через Бодмин-Мур.
        Эта деревня не раз упоминалась в записях Джеймса Даблдея. Ему и Натану Хейлу принадлежало несколько домов с подвалами, где они могли укрыться от таможенников. Стивен рассказал о своем плане Джози, и та, согласившись, немедленно заснула.
        Стивен не мог винить ее за это. Ночью он будил ее еще пару раз, чтобы насладиться любовью. Он никак не мог ею насытиться. Пусть теперь Джози спит, набирается сил. Они ей понадобятся.
        Девушка проспала почти все утро. Экипаж прибыл в Полперро Часам к двум или трем пополудни, разбудив Джози. Стивен приказал кучеру рысью ехать вдоль берега. Они с Джози попытались найти место, обозначенное на карте, но спустя час оставили эту затею и решили остановиться в местной гостинице.
        Стивен предпочел бы поесть и поспать, отложив поиски сокровища наутро, но проспавшая весь день Джози была готова начать поиски прямо сейчас. Она заметила, что промедление даст напавшим на них мужчинам преимущество. Кроме того, начать поиски сейчас куда безопаснее, чем утром.
        Она буквально вытащила Стивена из гостиницы, и они вместе отправились на берег.
        День выдался солнечный, и песок основательно прогрелся, сделав вечернюю прогулку весьма приятной. Из-за туч все еще проглядывали последние лучи заходящего солнца, когда Джози и Стивен добрались, наконец, до берега. В это время здесь было не слишком людно. Несколько рыбаков уже втащили свои лодки на берег и теперь направлялись с уловом в сторону города. На песке отдыхала семья, дети резвились в холодной воде.
        - Как чудесно, - произнесла Джози и одарила Стивена одной из тех улыбок, от которых каждый раз таяло его сердце.
        - Слишком уж по-домашнему, - солгал он.
        Джози кивнула, словно ожидала именно такого ответа.
        - Про нас такого не скажешь. Внуки пиратов и искатели сокровищ - вот кто мы такие. - Девушка взяла Стивена за руку, и, как всегда в такие моменты, ему захотелось заключить ее в объятия и зацеловать до беспамятства. Но вместо этого он лишь сжал руку девушки и тут же отпустил ее.
        - Ты одета как мальчишка, - пояснил Стивен, когда Джози с любопытством посмотрела на него. - Я не хочу, чтобы наше поведение вызвало кривотолки.
        Партнеры двинулись дальше, по молчаливому согласию свернув в самый уединенный, усеянный валунами уголок пляжа.
        - А я уж подумала, что ты устал от меня, - произнесла наконец девушка.
        - Ну, это вряд ли. - Голос мужчины звучал устало и вежливо. - Я отведу тебе еще неделю. Или две.
        С губ девушки сорвался странный возглас, а когда Стивен взглянул на нее, ему показалось, что ее глаза затуманились печалью. Заметив, что это не ускользнуло от Стивена, Джози надела маску ледяного безразличия.
        Стивен с трудом подавил улыбку. Скоро она будет просить его - нет, умолять - взять ее в жены.
        - Давай заберемся наверх, - предложила Джозефина, когда они прошли еще четверть мили. Она указала на гранитные скалы, возвышавшиеся в нескольких ярдах от того места, где они стояли. - Скоро стемнеет, так что давай заберемся повыше, пока еще светло, и решим, откуда начать поиски завтра.
        Скалы были до блеска отполированы ветром и волнами, что значительно усложняло восхождение. Джози была очень гибкой и легко балансировала на камнях, и все же Стивену пришлось время от времени поддерживать ее. Наконец они добрались до вершины и, тяжело дыша, окинули взглядом лиловую гладь волн.
        Уже зажглись первые звезды, а солнце казалось оранжевым бумажным фонариком на фоне потемневшего неба.
        - Как красиво! - воскликнула Джози.
        Стивен смотрел на девушку. Она тоже показалась ему невероятно красивой с позолоченной дрожащими отсветами заходящего солнца кожей. Потом он услышал треск и ощутил горячую боль в икре.
        Опустив глаза, Стивен увидел струйку крови, просочившуюся через прореху в ткани, и почувствовал на себе взгляд округлившихся от ужаса зеленых глаз Джози.
        - Ложись!
        Оба упали, но спрятаться было негде. Они находились на самом высоком месте, вокруг на много миль лишь гранит. С одной стороны море, с другой - обрыв. Вокруг ни деревца, ни кустика.

        Глава 19

        Джози упала на каменную поверхность, и ее плечо пронзила острая боль. Однако пуля в нее не попала.
        - Стивен, - прохрипела девушка. - У тебя кровь.
        - Всего лишь царапина, - ответил Стивен. Он практически лежал на Джози, прикрывая ее своим телом. Он всегда пытался ее защитить. Обычно это раздражало Джози, но не сейчас.
        Со стороны пляжа раздался еще один хлопок, и над их головами просвистела пуля.
        - Так близко! - взвизгнула Джози. Стивен крепче прижал ее к себе.
        - Придется спуститься вниз. Здесь опасно. Сокровище действительно приносит несчастье, подумала Джози. Еще неизвестно, что их ждет впереди.
        Джози огляделась и вдруг заметила расщелину.
        - Посмотри туда, - сказала она. - Мы сможем спуститься там.
        - А что, если они полезут следом за нами на скалу? - возразил Уэстман, однако выбора не было, и он пополз в сторону расщелины.
        - Давай решать проблемы по мере их поступления, - сказала Джози. - Первую решила я, а ты решай следующую.
        - Мило, что ты решила поделиться.
        Фигура Уэстмана исчезла за камнем, и тут же просвистела очередная пуля.
        - Джози, спускайся сюда!
        Девушка поползла по гладкой поверхности к краю скалы и посмотрела вниз. Голова закружилась, и девушка едва не лишилась чувств. Скала была высотой в двадцать, а то и более футов и спускалась прямо в бурлящую вокруг острых камней воду.
        Она ни за что не станет спускаться. Пусть лучше ее ранят.
        Она упадет, истекая кровью, и будет лежать до тех пор пока убийцы не найдут и не прикончат ее.
        В этот момент пальцы мужчины сомкнулись вокруг ее запястья.
        - Спускайся, - приказал Стивен.
        Джози замотала головой и попыталась вырваться, но пальцы мужчины сжимали ее руку, точно тиски.
        - Не могу. Боюсь высоты.
        Джози посмотрела на Уэстмана. Теперь он станет ее презирать. Однако Стивен спокойно сказал:
        Можешь, Джозефина. Спускайся, я поймаю тебя.
        Стрельба прекратилась, но Джози услышала, как ботинки преследователей скользят по гранитной скале. Слышала приглушенные ругательства. Преследователи поднимались наверх.
        - Они лезут сюда! - взвизгнула Джози.
        Руки и ноги у нее задрожали, она попыталась подползти к обрыву, к Уэстману. Она перелезет через край скалы и присоединится к нему. Если он сделал это, почему бы ей не попробовать? Стивен поймает ее.
        Но стоило Джози вновь посмотреть вниз, и ее решимость исчезла.
        - Не могу, - снова пробормотала она. Господи, да она трусиха. Дедушка был бы разочарован.
        Однако Уэстман не отпускал ее, и его железная хватка служила ей наказанием. Убийцы приближались, надежда на спасение таяла с каждой секундой.
        - Ты сможешь, - произнес Уэстман. - Посмотри на меня, и у тебя все получится.
        Их взгляды пересеклись, и Джози заставила себя забыть о приближавшихся голосах, об отвесной скале, и не отрываясь смотрела в голубые глаза мужчины.
        Джози подползла ближе к краю, ближе к Уэстману, отчаянно желая взглянуть вниз.
        - Смотри сюда, - приказал Уэстман. - Сюда. - Сильные руки подхватили ее под мышки.
        - Я держу тебя, - сказал Стивен. - Не бойся.
        Джози не отрывала взгляда от лица Уэстмана. Он приподнял ее и перетащил через край скалы. В какой-то момент Джози показалось, что Уэстман потерял равновесие. Что они сейчас сорвутся прямо в кровожадно кипящие волны.
        Но в следующее мгновение Джози оказалась рядом со Стивеном, укутанная в его куртку, в тепле и безопасности. Джози вцепилась в полы куртки Уэстмана и не отпускала их. Она с трудом сдерживала слезы, благодаря Бога за то, что Стивен оказался рядом.
        - Джози, - прошептал Уэстман, коснувшись ее подбородка. - Мы не можем здесь оставаться. Они найдут нас. Нужно спускаться вниз.
        Отважившись посмотреть вниз, Джози, ошалев от ужаса, вцепилась в Уэстмана.
        - Джози. - Голос мужчины звучал спокойно. На какое-то мгновение Джози вдруг представила себе, что они лежат в постели в объятиях друг друга. Между тем голоса убийц приближались, злодеи преодолевали последние футы подъема. - Я держу тебя. Я не позволю тебе упасть. Мы должны спуститься вниз. Видишь этот уступ?
        Джози закрыла глаза и покачала головой.
        - Я не могу посмотреть вниз, - прошептала Джози. Стоило ей подумать об этом, как к горлу подступала тошнота, а желудок сжимался.
        - Совсем недалеко находится уступ примерно в три фута шириной, - продолжал Стивен. - Сначала я спущу тебя, а потом спущусь сам. Бьюсь об заклад, под уступом есть площадка, где можно спрятаться.
        - Вряд ли на это стоит рассчитывать.
        - Давай рискнем, - сказал Стивен. - Ты же любишь приключения.
        Джози открыла глаза.
        - Разлюбила. С удовольствием осталась бы дома и занялась вышиванием.
        Стивен усмехнулся.
        - Поздно. Я собираюсь опустить тебя вниз.
        Стивен взял руки девушки в свои. Куда подевалась ее смелость? Пресловутая смелость Хейлов? В «Морнинг пост» Джози назвали невозмутимой мисс.
        Уэстман прижался спиной к скале, крепко ухватил Джози за руки и приподнял. Девушка еле слышно взвизгнула и ухнула вниз. Она старалась смотреть на свои ноги. Уступ, о котором говорил Стивен, был совсем близко.
        - Все в порядке? - раздался над головой Джози голос Уэстмана. - Я собираюсь отпустить тебя. Приготовься.
        Стивен отпустил руку девушки, и та вцепилась в камень, прежде чем мужчина отпустил ее вторую руку. Осторожно переступая ногами, Джози отодвинулась на дальний край уступа, чтобы оставить Уэстману как можно больше свободного места. Она не осмеливалась взглянуть вверх, но слышала, что происходит у нее над головой, и видела пролетающие мимо нее и исчезающие в пучине облачка пыли и мелких камней.
        Несмотря на рокот прибоя и вой ветра, Джози слышала голоса преследователей. Они были на вершине скалы и искали их. Скоро они догадаются посмотреть вниз. А когда они выстрелят, умрет ли она сразу или упадет вниз еще живой? Собьет ли ее пуля со скалы, заставив на протяжении невероятно долгих трех секунд созерцать свою собственную смерть?
        - А вот и я, - произнес Уэстман, и в ту же секунду Джози ощутила рядом с собой его большое крепкое тело. Уступ был слишком маленьким для двоих, и Джози некоторое время пошатывалась, не в силах сохранить равновесие.
        - Они здесь, - произнесла девушка, указывая куда-то поверх уха Уэстмана.
        Мужчина взглянул вверх и кивнул.
        - Значит, настало время проверить правильность моей догадки. Ставлю пять фунтов на то, что под этим уступом есть выемка, в которой можно спрятаться. А ты?
        Джози удивленно посмотрела на Стивена.
        - Я должна поспорить с тобой? Стивен подмигнул.
        - Нет, ты должна поцеловать меня на удачу.
        - На удачу? А что, если ты повиснешь на краю этого уступа, а под ним ничего нет?
        - Просто поцелуй меня, Джози. Я вернусь за тобой через минуту.
        Джози поцеловала Стивена. Быть может, это их последний поцелуй.
        Уэстман ушел. Он опустился на колени, ухватился руками за край уступа и вскоре исчез из виду. Вдруг Джози услышала:
        - Вот она! Стреляй!
        Джози изо всех сил ухватилась за крошечные каменные выступы.
        Наверху, на фоне темного неба, вырисовывались фигуры мужчин, напавших на нее вчера возле постоялого двора. Они преследовали ее и Уэстмана. В тусклом свете Джози разглядела в руке одного из мужчин какой-то предмет, отливающий серебром. Негодяй поднял его и направил на Джози.
        Девушка зажмурилась и упала на колени. Пуля раздробила камень в шести дюймах от Джози, обдав ее лицо фонтаном осколков. Джозефина легла на живот и обхватила руками край уступа так, как это сделал Уэстман. Воздух со свистом вылетел у нее изо рта от удара о каменную поверхность.
        Теперь ее ноги болтались над бездной, а внизу не было ничего, кроме камней и воды. Сверху можно было ожидать лишь очередной пули, которая в любой момент могла настигнуть Джози. Руки ее ослабли, и она соскользнула еще ниже, задержалась на мгновение и упала вниз.
        Стивен подхватил девушку, едва не сорвавшись с обрыва, и втянул в небольшое углубление в скале. Оно располагалось чуть левее уступа, поэтому Стивену стоило немалых усилий дотянуться до него. Это углубление оказалось настолько крошечным, что Стивен скорее назвал бы его небольшой вмятиной на поверхности скалы.
        Здесь едва хватило места для двоих, поэтому Стивен и Джози тесно прижались друг к другу. Девушка с такой силой сжала шею Уэстмана, что тот едва дышал.
        - С тобой все в порядке, - произнес он, стараясь перекричать вой ветра и грохот волн. - Я же говорил, что не позволю тебе упасть.
        - Ты ненормальный. - Голос девушки прожал от страха и еще от каких-то переполнявших ее эмоций.
        Стивен немного отстранился и заглянул ей в лицо.
        - Ты плачешь?
        - Нет. - Джози смахнула непрошеную слезу. - От ветра слезятся глаза. - Ее голос дрогнул. - Я… я думала, ты упал.
        - Нет, я стоял здесь и ждал тебя.
        Джози разрыдалась, и Стивен попытался ее успокоить, обхватив ее лицо ладонями.
        - Все хорошо.
        - Хорошо? Сверху в нас стреляют эти люди, а до воды добрая сотня футов.
        - Не больше двадцати.
        - Это очень высоко! Что нам теперь делать?
        Хороший вопрос. Что им теперь делать? Взобраться назад они не могли. Выступ скрывал их от убийц, однако не давал возможности рассмотреть, что происходит наверху. Они не знали, когда уйдут их преследователи, если вообще уйдут. Даже если бы они могли убедиться в том, что негодяи ушли, восхождение вверх не представлялось возможным. Во всяком случае, в сумерках, которые стремительно сгущались.
        Стивен взглянул на лиловое небо, а потом вгляделся в морскую пучину цвета индиго. Джози права. Они находятся слишком высоко, но могут попытаться спуститься. Скала казалась более отвесной, чем была на самом деле. Им помогут спуститься уступы и выемки. А когда они окажутся внизу, гранитные валуны послужат им ступенями при спуске на пляж.
        Но в темноте спуститься невозможно.
        - Луна, - внезапно произнес Стивен.
        - Какая луна? - удивилась Джози.
        - Сегодня будет луна? Ты не знаешь?
        - Прошлой ночью я не смотрела в окно, - призналась девушка. - Не знаю, полнолуние сейчас или нет.
        - Я тоже. Лунный свет помог бы нам спуститься вниз.
        - Мы не будем спускаться.
        - Это единственный выход. Можно спускаться, цепляясь руками и ногами за уступы.
        - Уэстман, - запротестовала Джози. - Здесь же отвесная скала.
        - Ты боишься. Но это нормально. Я доставлю нас обоих вниз в целости и сохранности. - С этими словами Стивен попытался устроиться поудобнее. Ему очень нравилось держать Джози в объятиях, но он не возражал бы, чтобы выемка оказалась немного просторнее. Раненая нога нестерпимо болела. Уэстману еще повезло: пуля не причинила ему большого вреда, могло быть и хуже.
        Стивен прижался спиной к каменной поверхности и с нетерпением смотрел на небо в ожидании появления звезд.
        - Думаешь, мы когда-нибудь отыщем сокровище? - спросила Джози, обдав теплым дыханием шею мужчины.
        - Без сомнения, - ответил Стивен. - Не когда-нибудь, а сейчас. Мы не можем вернуться домой ни с чем. По крайней мере, я не могу. Сокровище - моя последняя надежда. Иначе мне придется забрать мать и уехать на континент.
        - Возможно, твоей матери понравится во Франции.
        - А твоей понравилось бы?
        Джози засмеялась.
        - Нет. Я тоже не могу вернуться без сокровища.
        - Не можешь, В этом случае тебя заставят выйти за меня замуж.
        - Мы оба могли бы жить во Франции.
        Стивен улыбнулся. Нужно сделать Джози скидку. Она испытала шок при падении и в нее стреляли. Он и сам испытал потрясение, когда с беспокойством раздумывал, ранили Джози или нет. Но теперь, выплакавшись, Джози пришла в себя.
        Наступило молчание, и Стивен стал прислушиваться к тому, что происходит наверху. Но лишь вой ветра и плеск волн нарушали их с Джози уединение.
        - Я согласилась бы оказаться сейчас где угодно, только подальше от этого места, - сказала Джози. - Ты видел тех, кто в нас стрелял?
        - Нет. А ты?
        - Видела.
        - Те же, что напали на тебя возле постоялого двора?
        - Должно быть, они ехали за нами.
        - Или знали, куда мы отправимся.
        - Я тоже об этом подумала. - Джози вздохнула. - Мы пришли к тому же, на чем остановились вчера.
        - Из всех, кого мы занесли в список, из тех, кто догадывался о цели нашего путешествия, кто мог знать, где нас искать? Ведь мы сами не знали, с чего начать, пока не нашли вторую часть карты.
        - Верно, - ответила Джози. - Твоя половина карты полвека хранилась в банковской ячейке. Ни у кого не было доступа к ней. Или был?
        - Нет. - Сердце Стивена замерло на мгновение.
        Заметив, что он изменился в лине, Джози спросила:
        - Ты что-то вспомнил?
        - Я подумал о банке, - пробормотал Стивен. - Мы не внесли в наш список клерка.
        - Верно. - Глаза Джози заблестели. - Но мы ведь даже не открывали в банке мешок. Не знали, что в нем находится.
        - Ты права, но если неизвестный нам человек знал кто мы такие, знал того, кто положил мешок в ячейку, он мог предположить, что мы ищем сокровище.
        Джози покачала головой.
        - Продажный банковский служащий? Что же, вполне возможно. Но ведь он окружен другими богатствами. Зачем ему терять время на мифическое сокровище? Если он хотел обворовать своих боссов, почему не обратил внимания на более реальные вещи? Наверняка в остальных ячейках хранится нечто более существенное, нежели старый секстант да пожелтевшая карта.
        Джози, как всегда, права. Но они не рассматривали положение дел под таким углом, и Стивена что-то зацепило. Что-то кольнуло при воспоминании о банке и о ячейке. У него возникло ощущение, что он что-то забыл…
        - Уэстман, - позвала Джози.
        Он взглянул на девушку и улыбнулся при виде ее растрепанных волос.
        - Я тебя вижу, - сказала Джози, поморщившись. Губы Стивена помимо его воли расплылись в широкой улыбке.
        - Ну, наконец-то. - На небе взошла почти полная луна, переливающаяся ярким белым светом. Божественное зрелище.
        Джози посмотрела на луну с явным неудовольствием.
        - Я все равно не хочу спускаться.
        - Давай поменяемся местами. Хочу взглянуть, что там, наверху. Дожидаются ли нас наши заклятые друзья.
        - Будь осторожен.
        Джози вжалась в скалу, а Стивен, осторожно обойдя ее, выгнулся так, чтобы как можно дальше высунуться из-за выступа. Он ухватился за его край, посмотрел вверх и замер, наблюдая и прислушиваясь к тому, что происходит наверху. Так учили его охотники в Индии.
        Ничего.
        Возможно, злодеи ждали подходящего для выстрела момента. Или же вернулись на берег. В любом случае следовало остерегаться. Один неверный шаг - и им с Джози конец.
        Стивен вернулся на прежнее место и внимательно осмотрел склон.
        Настало время проверить, не отвернулась ли от них удача.

        Глава 20

        Ботинки Джози промокли, руки покрылись царапинами, а сердце замирало от ужаса. И все же Джози никогда не чувствовала себя такой счастливой. Она готова была целовать камни под ногами.
        Она не знала, как им это удалось, но они все же спустилась вниз. Как и обещал Уэстман, в нужный момент под руками и ногами Джози находились выступы и выемки. Путь вниз был сложен, но скала оказалась не такой отвесной, как могло показаться сверху. И теперь они находились в относительной безопасности. Им оставалось лишь пересечь пляж и вернуться в гостиницу.
        Джози поклялась себе, что если благополучно вернется домой, не станет больше лазить в окно, мечтать о приключениях и будет избегать высоты.
        - Не отставай, - крикнул идущий впереди Стивен. Джози с неохотой побрела за ним. Назад они пошли другой дорогой. Уэстман опасался, что преследователи подстерегают их на пляже, и решил обойти скалу с другой стороны. Сначала эта идея понравилась Джози, но скала оказалась гораздо больше, чем они предполагали. Ночь вступила в свои права. Ноги Джози в промокших насквозь ботинках окоченели, а пальцы на руках превратились в ледышки.
        Наконец путники достигли узкой полоски песка и остановились, чтобы насладиться твердой почвой под ногами. Передвижение по валунам оказалось довольно трудным.
        Девушка огляделась. Позади возвышалась гранитная стена, настолько крутая, что забраться на нее не представлялось возможным. Впереди простиралось море - холодное, глубокое и бескрайнее. Груды камней кое-где перемежались небольшими островками песка. Она не могла ничего разглядеть за камнями, а посему не знала, как далеко продвинулись они со Стивеном.
        - Может, нам стоит повернуть назад? - спросила Джози. Ее зубы отбивали дробь, и она не стала скрывать этого от Уэстмана. Он уже отдал ей свою куртку и теперь не мог сделать ничего больше, чтобы согреть ее. Однако Джози было легче обвинить во всех злоключениях Стивена, а не себя, не желающую слушать ни о чем, кроме поисков сокровища. Ведь если бы она согласилась подождать до утра…
        Стивен провел рукой по волосам, убирая с лица длинные пряди, взъерошенные ветром.
        - Возможно, ты права. Даже если нам удастся миновать камни, нам все равно придется сделать круг, чтобы вернуться в Полперро. А это займет большую часть ночи.
        Большую часть ночи. Эти слова упали тяжело, словно камни в песок. Джози устала, замерзла и проголодалась. Ей просто хотелось оказаться в гостинице. И почему она вбила себе в голову, что хочет приключений? Беспечная жизнь в Лондоне совсем не подготовила ее к трудностям.
        А вот Уэстман поразил Джози. Он оказался находчивым, смелым и сильным. Спуск со скалы окончательно лишил Джози сил. Уэстман же выглядел бодрым.
        - Послушай, - произнес наконец Уэстман, - давай пройдем еще немного. Посмотрим, что находится за теми камнями.
        Джози нахмурилась.
        - А если окажется, что им конца-края нет, мы вернемся назад?
        - Непременно.
        Джози вздохнула.
        - Ладно.
        Улыбнувшись, Уэстман взял девушку за руку:
        - Ты хотела приключений, мисс Хейл. Хотела искать клад. За что боролась, на то и напоролась.
        - Мой дед и в самом деле заслуживает уважения, - произнесла Джози, едва поспевая за Уэстманом. - Как по-твоему, они с твоим дедом шли этой же дорогой?
        Стивен пожал плечами:
        - Возможно. Если мы правильно прочли карту.
        - Уверена, они приплыли сюда под покровом темноты. И у них не было теплой гостиницы, куда можно вернуться. - Задрожав, Джози подумала о «Добром груме». Был ли он благоустроенным кораблем? - Если бы наших дедов поймали, наверняка повесили бы.
        - Пираты были вне закона.
        - И тем не менее все знали, что они пираты.
        - Но ведь доказательств не было.

«Доказательств не было», - повторила про себя Джози. Если бы так же можно было уладить и другие скандалы. Но обществу не нужны доказательства того, что она спала с Уэстманом, чтобы осудить ее. Малейший намек на непристойное поведение мог погубить репутацию девушки.
        Джози подумала о том, что к моменту их возвращения в Лондон может разразиться настоящий скандал.
        Ей необходимо найти сокровище. Так же как Уэстман, она нуждается теперь в деньгах. То, что начиналось как приключение, призванное доказать непричастность ее деда к убийству Джеймса Даблдея, стало последним шансом Джози обрести свободу.
        Если она вернется в Лондон с запятнанной репутацией и без шиллинга в кармане, родители постараются как можно скорее сбыть ее с рук, выдав замуж за первого встречного. Какого-нибудь старика с кучей детишек, который ищет для них няню, а для себя утеху. Такого красавца, как Уэстман, ей не видать. А ведь он предлагал ей руку и сердце. Джози исподтишка посмотрела на Уэстмана. Но она отказала ему. Джози вообще не хотела выходить замуж.
        Но что, если у нее не будет выбора? Согласится ли он взять ее в жены после того, как она его отвергла?
        Скорее всего, нет. Чем больше она обдумывала сложившуюся ситуацию, чем больше наблюдала за Уэстманом в течение последних нескольких дней, тем больше убеждалась в том, что он сделал ей предложение из чувства долга. Он сам сказал ей об этом, объяснив, что она быстро наскучит ему.
        Его слова задели Джози за живое. Конечно же, Она наскучит ему. А чего еще ожидать от такого распутника.
        Как назло, Стивен нравился Джози все больше и больше, она уважала его, не говоря уже о том, что хотела. Она не могла дождаться возвращения в гостиницу. Не для того, чтобы выпить чего-нибудь теплого и посидеть у камина, а для того, чтобы свернуться калачиком на коленях у Уэстмана, поудобнее устроившись в его объятиях, чувствовать его губы возле своего уха, нашептывающие… Что именно нашептывающие?
        Что он любит ее? Джози едва не рассмеялась. Она никогда не услышит этих слов от Стивена Даблдея, она и не хотела их слышать ни от Стивена, ни от какого- либо другого мужчины.
        Стивен оглянулся, и Джози судорожно сглотнула, опасаясь, как бы он не прочел ее мысли.
        - Мы почти пришли. Дойдешь или хочешь немного отдохнуть?
        Черт! Она опять пыхтит, еле переводя дыхание. Уэстман наверняка сочтет ее слабой.
        - Со мной все в порядке, - ответила девушка, стараясь перекричать волны и ветер. - Пошли!
        Нужно думать о теплом камине в гостинице и горячих объятиях Уэстмана. Это придает ей силы.
        Уэстман взял девушку за руку, и Джози в душе была благодарна ему за это. Она, всегда отказывавшаяся от помощи и защиты мужчин, от их покровительства, требовавшая, чтобы они относились к ней как к равной, радовалась сейчас, что рядом с ней мужчина, готовый о ней позаботиться.
        Не любой мужчина. А Уэстман. Она доверяла Стивену. Девушка вновь едва сдержала смех. Она, Джозефина Хейл, доверяет мужчине. Неисповедимы пути Господи!
        Полоска песка, по которой они шли, закончилась, и Стивен отпустил руку Джози, когда они огибали скалу, выступающую в море. Уэстман шел впереди, держа ее за руку, пока это было возможно, а когда его ноги скрылись из виду, Джози последовала за ним. Башмаки ее залила ледяная вода, и пальцы ног вдруг взбунтовались. И все же Джози пробиралась вперед, касаясь исцарапанными пальцами каменной поверхности. Скала высотой в пятнадцать футов выступала в море примерно на пять. Когда Джози прошла четверть пути, ветер начал понемногу стихать, а когда ноги ее вновь ступили на песок, в воздухе не было ни дуновения.
        Оглядевшись, Джози поняла, что они оказались в гроте. Он был достаточно глубоким, чтобы вместить небольшой домик или нескольких человек.
        Но приятнее всего было то, что грот защищал от ветра и волн. Вода беззлобно лизала песок, а легкий бриз не жалил щеки холодом.
        Джози подошла к Уэстману, стоявшему посреди пещеры, и положила руку ему на плечо:
        - И что теперь? Выхода отсюда, похоже, нет и…
        Но Стивен покачал головой, призывая девушку замолчать. При этом он напряженно вглядывался в море. Девушка проследила за его взглядом, и ее пальцы сжали плечо мужчины. Правее от того места, где они стояли, на расстоянии четверти мили от берега из воды поднимались три огромных утеса. Словно часовые, они охраняли скрытую от посторонних глаз бухточку. Волны с ревом разбивались о них и, превращаясь в мелкие брызги, теряли свою силу. Поэтому в гроте царил относительный покой.
        Стивен протянул руку:
        - Карта у тебя?
        Джози покачала головой:
        - Я думала, ты…
        - Она в кармане моей куртки.
        Джози засунула руку в карман, с трудом нащупала негнущимися пальцами пергамент и протянула Уэстману. Но продолжала крепко держать, пока Стивен ее не взял. Даже здесь, в гроте, ощущался ветер, но мужчина крепко держал карту. Он сложил обе части, и Джози увидела три утеса и их расположение на карте. Прямо напротив утесов стоял жирный крест.
        Джози и Стивен одновременно оглянулись. Глаза девушки скользили по гранитным валунам в надежде заметить хоть какой-нибудь признак тайника. Но она не увидела ничего, кроме камней. Ни углублений, ни выступов.
        - Где здесь можно зарыть сокровище? - недоумевала Джози.
        - Где-то, наверное, можно, - сказал Уэстман. - Не исключено, что мы что-то не заметили. Сейчас слишком темно, чтобы как следует осмотреть местность.
        Стивен прав. Небо затянули облака, и теперь лунный свет падал на землю лишь время от времени.
        - Будем ждать до утра? - спросила Джози, надеясь, что Уэстман не согласится.
        Гостиница манила ее, и даже сокровище казалось сейчас менее значимым, чем камин и чашка горячего чая.
        К облегчению Джози, Уэстман покачал головой.
        - Мы все еще не знаем, где наши заклятые друзья из Лондона. Давай вернемся и разработаем план действий. А потом уже решим, когда сюда приехать и что с собой взять.
        Джози вздохнула.
        - Назад пойдем тем же путем? - Девушка была в полном изнеможении.
        - Вы знаете дорогу, мадам.
        К сожалению, путь им предстоял долгий.
        Стивен настоял на том, чтобы отправиться в обнаруженный ранее грот, когда начнет смеркаться. После обеда он купил фонари, лопаты, веревку и два пистолета. Если их преследователи вернутся, Стивен встретит их во всеоружии.
        Путь к гроту Джозефина и Уэстман преодолели достаточно легко при свете дня. Но к тому моменту, как они его достигли, солнце почти скрылось за горизонтом. Путники зажгли лампы и, используя свет угасающего дня, приступили к поискам. Стивен то и дело поглядывал на море, сверяясь с расположением камней.
        Он попытался себе представить, где корабль его деда бросил якорь. Где стоял на палубе его дед? Что он видел? Какие воспоминания запечатлелись в его сознании? Ведь именно на основе этих воспоминаний дед нарисовал потом карту.
        Джози начала поиски с дальнего края грота. Утром она в течение нескольких часов изучала карту. Она предположила, что сокровища зарыли в землю, и штрихи пером на карте обозначали количество шагов, которое нужно было сделать до секретного места. Стивен же полагал, что Джози плохо выспалась и начиталась романов, однако не высказал своих мыслей вслух.
        Разве сам он знал что-то наверняка? К тому же Джози ему не мешала.
        Он решил изучить скалы, окружавшие грот, в надежде найти какие-нибудь незаметные расщелины или переходы. Стивен и сам внимательно изучил карту и, в отличие от Джози, не считал, что таинственным крестиком отмечено место на отмели. Сокровище скорее спрятано где-то среди гранитных скал.
        Они искали уже больше часа. Джози шагала по отмели, считала шаги, сбивалась и начинала снова. Уэстман наблюдал за ней, ощупывая руками поверхность скалы. Он то взбирался вверх, то спускался. Каждый держал в руке лампу, еще несколько ламп освещали маленький грот, а лопаты и заступы дожидались своего часа.
        Но, несмотря на все усилия, поиски результатов не дали.
        Нога Стивена вновь начала пульсировать, голова раскалывалась. Он устал от проклятого сокровища. Опершись спиной о каменную поверхность, он сполз вниз и положил рядом завернутые в куски ткани пистолеты. Поиски могут растянуться на несколько дней, а то и недель. Стивен наблюдал за Джози. Она мерила шагами очередной отрезок отмели.
        И что теперь с ней делать? Она не может оставаться здесь с ним. Это слишком опасно. Он даже не пытался уговорить ее остаться в гостинице, в то время как сам отправится назад в грот, Стивен знал, что куда бы он ни пошел, Джозефина последует за ним.
        Единственное, что он мог сделать, это уговорить ее остаться в гостинице, пока сам покупал все необходимое. Но даже это удалось ему с большим трудом. Стивен знал, что Перспектива быть застреленной напугала Джозефину, и все же этого оказалось недостаточно, чтобы убедить ее прекратить поиски. И чем дольше они искали, чем дольше задерживались в Полперро, тем опаснее становилось их пребывание здесь.
        Стивена не волновала его собственная судьба. Не отыщет сокровище, значит, будет искать другой выход из положения. Но он не мог допустить, чтобы с Джозефиной что-то случилось. Он поклялся защищать ее. И не нарушит данной самому себе клятвы.
        Как же убедить Джозефину действовать по его плану?
        Стивен знал, что это невозможно. Закрыв глаза, мужчина уперся затылком в каменную поверхность. Как же ему хотелось сейчас напиться, оказаться в теплой постели. Как же ему хотелось…
        Песок под его правой ягодицей просел, и Стивен уперся ладонью в землю, чтобы не завалиться на бок. Его рука тоже провалилась в песок.
        Стивен открыл глаза и убрал руку, чтобы изучить почву под собой. Рядом с ним образовалось углубление, в которое теперь и ссыпался песок. Подняв лампу, Стивен внимательно осмотрел скалу. Сначала он не заметил ничего необычного, но потом…
        Стивен вскочил и побежал за лопатой. Сжав лопату в руках, он принялся копать яму в том месте, где только что сидел. Песок оказался мягким, и вскоре взору Уэстмана открылась дыра в скале. Дыра оказалась достаточно большой для того, чтобы просунуть в нее руку.
        Стивен просунул ладонь в отверстие между глыбой, которой, очевидно, загородили вход в пещеру, и поверхностью скалы. Воздух там оказался прохладным и влажным.
        У Стивена перехватило дыхание, и он посмотрел на Джози. Она стояла и наблюдала за мужчиной, а ее ставшие огромными глаза смотрели на него выжидательно. Стивен не мог произнести ни звука, но его глаза, очевидно, говорили красноречивее всяких слов, потому что Джози вдруг бросилась к нему, схватив свой фонарь и подобрав по дороге еще один.
        - Ты нашел, - произнесла девушка.
        Стивен кивнул, и Джози с замиранием сердца увидела, как он снова засовывает руку в углубление.
        - О Господи! - Оттолкнув Уэстмана, она сама сделала то же самое. - Там небольшая пещера. - Стивен видел, как движется рука девушки, и догадался, что она ощупывает внутренность пещеры. - Они прикрыли отверстие камнем, а со временем на него нанесло песком. Как, по-твоему, мы сможем откопать камень и открыть вход в пещеру?
        - Возьми лопату, - скомандовал Стивен, который уже стал копать. Мгновение спустя к нему присоединилась Джози, откидывая песок через плечо. Песок был довольно мягким, и они откопали камень всего за четверть часа.
        - Ну и как мы его сдвинем? - спросила Джози, счищая песок с одной стороны камня. - Он довольно тяжелый. Наверняка потребовалось человек двадцать, чтобы поднять его и положить у входа в пещеру.
        Стивен покачал головой.
        - Они должны были свести число посвященных к минимуму. Думаю, здесь присутствовали оба наших деда и пара их подручных. А скорее всего они закопали сокровище вдвоем. Давай попробуем.
        Для начала Стивен и Джози выгребли как можно больше песка, очищая края камня, затем мужчина слегка покачал его. Камень стал подаваться, Джози протисну m свое худенькое плечико в образовавшуюся щель, в то время как Стивен тянул камень что есть силы. Наконец камень сдвинулся с места.
        - Я могу пролезть внутрь! - воскликнула Джозефина. - Еще чуть-чуть, и мы оба сможем проникнуть в пещеру.
        Собрав остатки сил, Стивен потянул за камень, и тот откатился в сторону. Взвизгнув от возбуждения, Джози исчезла в пещере. Стивен поднял фонарь и последовал за ней.
        Вход оказался довольно низким, и Стивену пришлось пригнуться. Внутри царила непроглядная тьма. Спина Джози загородила то немногое, что Стивен мог разглядеть.
        - Видишь что-нибудь? - прошептал он. Ему почему-то казалось, что в данной ситуации более уместно говорить шепотом.
        - Нет, но коридор поворачивает. Давай посмотрим, расширяется ли он дальше. - Осторожно ступая, девушка двинулась дальше по узкому проходу. Стивен последовал за ней, наклоняясь все больше. Когда коридор сузился настолько, что Стивен решил остановиться и не ходить дальше, Джози сделала несколько шагов вперед и широко раскинула руки.
        - Вот так-то лучше, - с улыбкой прошептала девушка, повернувшись к Стивену.
        Стивен ступил в открывшееся перед ним помещение и поднял фонарь. В его трепещущем свете он заметил блеск золота.
        - Джози, - прошептал мужчина. - Обернись.
        Девушка обернулась, держа фонарь высоко над головой. Перед ней переливалось золото. Стивен подошел ближе, осветив три огромных черных сундук. Золото блестело на земле возле одного из сундуков со сломанным замком. Даже с такого расстояния Стивен разглядел изображенные на замках черепа и скрещенные кости. Точно такое же клеймо было на ключе, который они нашли в шкатулке его деда.
        Джози подошла к ящику со сломанным замком, просунула пальцы в щель под крышкой и откинула ее. Блеск хранившихся в сундуке монет ослепил ее. Она сделала шаг назад и натолкнулась на Уэстмана. Теперь, когда она стояла так близко, Стивен чувствовал исходящее от нее тепло и напряжение.
        - Мы нашли его - прошептала девушка. - Мы его нашли.
        Обняв девушку, Стивен положил подбородок на ее макушку Они стояли и смотрели на сокровище.
        - Вот оно. - Голос Стивена звучал спокойно как никогда. Как такое могло быть, ведь внутри он дрожал как перепуганный кролик? - Вот оно, - произнес Стивен громче, прислушиваясь к собственному голосу, эхом прокатившемуся под сводами пещеры. Он крепко сжат плечи Джози. - Мы богаты.
        - Ошибаетесь - раздался у него за спиной голос. - Это мы богаты.

        Глава 21

        Джози подскочила от неожиданности, больно ударив Уэстмана по подбородку. Мужчина повернул ее лицо, она оказалась лицом к лицу с одноглазым человеком.
        Он был стар, зато его напарник молод и вооружен пистолетом, нацеленным прямо в сердце Джози.
        - Добрый вечер, лорд Уэстман. Мисс Хейл, - произнес одноглазый. - Я так и думал, что мы найдем вас здесь.
        - Мы тоже не сомневались, что снова встретимся с вами, - ответил Уэстман, заслонив собой Джози.
        Девушка воспользовалась моментом и отошла назад поближе к золоту. Если бы только ей удалось закрыть крышку, возможно, незнакомцы не увидели бы…
        - Мисс Хейл, - обратился к девушке одноглазый. - Я бы на вашем месте не стал трогать сундуки. Они вам не принадлежат.
        Джозефина медленно повернулась к незнакомцам.
        - Они мои. Я искала это золото с шести лет.
        - Джозефина, - предостерегающе произнес Уэстман, но девушка не обратила на него внимания и рванулась вперед, когда он попытался преградить ей дорогу.
        - Это золото моего деда, и мне плевать на то, что у вас пистолет, - Она махнула рукой в сторону молодого человека, который был примерно одного с ней возраста и такой же худощавый, хотя и гораздо ниже ростом. Он выглядел так, словно не ел, по меньшей мере, неделю. Джози легко справилась бы с ним, не будь он вооружен. - Вы не можете его забрать.
        - Можем, детка. Еще как можем, - ответил одноглазый, делая шаг вперед. - Потому что это золото было моим задолго до того, как стало вашим.
        - Каким образом?
        - Джозефина, - снова предостерег девушку Уэстман и схватил ее за локоть. Но девушка вырвалась.
        Подбоченившись, Джози смотрела в единственный глаз незнакомца. Она стояла довольно близко, чтобы заметить, что второй его глаз прикрывало сморщенное веко.
        - Кто вы? - прошипела она.
        Одноглазый снял свою видавшую виды шляпу и отвесил низкий поклон.
        - Меня зовут Джек. Но вы наверняка знаете меня как Одноглазого Джека.
        - Святые небеса - раздался голос Уэстмана из-за спины девушки.
        - Вы были на «Добром груме», - произнесла Джозефина. - Мы читали об этом в дневниках Джеймса Даблдея.
        - И вот теперь я здесь и хочу получить свою часть сокровища. Ваши деды не слишком-то хотели делиться. Наверное, это наследственное.
        - Слишком много болтаете - произнес парень с пистолетом в руке. Он махнул пистолетом в сторону Джози, затем в сторону Уэстмана. - Нужно вывести их наружу и пристрелить. Они нам больше не нужны.
        - Нет. Сначала пусть помогут вытащить ящики на берег.
        - Мы не станем вам помогать, - бросила Джозефина. - Мы не…
        Уэстман закрыл ей рот ладонью.
        - Мы поможем, - сказал он и прошептал Джози на ухо: - Хочешь, чтобы нас убили?
        - Тащите сундуки наружу - скомандовал Одноглазый Джек. - И без глупостей. Зрение у меня уже не такое острое, как прежде, но в метании кортика мне нет равных.
        Уэстман подтолкнул девушку к сундукам, и они вместе подняли один из них. Сундук оказался очень тяжелым, и Джози споткнулась. Одноглазый Джек шел впереди, а его молодой сообщник замыкал процессию.
        - Почему мы помогаем им грабить нас? - прошипела Джози.
        - Потому что на свете есть кое-что поважнее золота. Я очень ценю твою жизнь, Джозефина Хейл.
        Они попытались протащить тяжелый сундук через отверстие, ранее заложенное камнем. Едва им это удалось, Джози тотчас же бросила сундук. Ее руки покраснели, а пальцы сгибались с трудом.
        - А теперь туда, красавица. - Одноглазый Джек указал на небольшую шлюпку, покачивавшуюся на волнах в дальнем конце бухты. Неудивительно, что ни Джози, ни Уэстман не заметили слежки.
        Джози покачала головой:
        - Если вам нужно, несите сами.
        Одноглазый выбросил руку вперед, схватил девушку за волосы и дернул с такой силой, что голова ее запрокинулась назад.
        - Ты такая же, как и твой дед. Слишком упрямая и слишком гордая.
        - Отпусти ее, - тихо произнес Уэстман. И навел на негодяя пистолет. Раздался щелчок взводимого курка.
        Джози вывернулась из-под руки одноглазого, чтобы посмотреть на Уэстмана, и увидела другого бандита, подходившего сзади.
        - Сзади, Стивен!
        Грохот выстрела оглушил ее. Вывернувшись из рук Джека, Джози упала на землю рядом с Уэстманом. Она посадила его и обняла за плечи. Было слишком темно, чтобы разглядеть что-либо, но Джози чувствовала, как по спине Стивена расплывается влажное пятно.
        Кровь.
        - Джози, - прохрипел Уэстман, и девушка взглянула в его голубые глаза. - Уходи отсюда. Беги…
        - Ш-ш… - Джози приложила палец к его губам. - Я не уйду без тебя.
        - Черт возьми, - с трудом произнес Стивен и закашлялся. - Я знал, что ты так скажешь.
        Джози почувствовала, как в ее ладонь ткнулось что-то твердое и холодное. Она опустила глаза и заметила, как в ее руке тускло блеснуло дуло пистолета.
        - Вставайте, мисс Хейл, - приказал Одноглазый Джек. - Я же предупреждал вас.
        Джози посмотрела на Стивена и начала подниматься. У нее оставался единственный шанс доставить его в гостиницу, и Джози молилась о том, чтобы его не упустить.
        Она уже была на ногах, когда Стивен схватил ее за запястье.
        - Будь осторожна. Джози подмигнула.
        - Я всегда осторожна.
        Девушка повернулась спиной к Джеку и его сообщнику, крепко сжата пистолет и положила палец на спусковой крючок. Затем медленно повернулась и прицелилась в Джека. Второй бандит в это время перезаряжал пистолет.
        - Бросьте оружие, сэр.
        Негодяй взглянул на девушку, увидел в ее руке пистолет и перевел взгляд на Джека. Старый пират уже вытаскивал меч из ножен, закрепленных на ремне. У нее был всего один выстрел, и если она убьет парня, старик сможет воспользоваться смертоносным мечом.
        Она вновь посмотрела на того, кто стрелял в Стивена.
        - Бросьте оружие, сэр.
        - Ну, давай, стреляй, дрянь, - осклабился тот, продолжая заряжать пистолет.
        Джек улыбнулся.
        - Что, не можешь?
        - Ну, это мы еще посмотрим, - сквозь зубы процедила Джози. Рука у нее дрожала. Она навела пистолет на Одноглазого Джека, зажмурилась и нажала на спусковой крючок.
        Раздался тихий щелчок.
        Открыв глаза, Джози удивленно уставилась на пистолет. Она встряхнула его, вновь прицелилась и снова попыталась выстрелить.
        Осечка.
        - Песок, - со смехом пояснил Одноглазый Джек. - Такое бывает.
        Джози попятилась и задела кончиком ботинка ногу Стивена. Закрывая его своим телом, она старалась держаться прямо. Все внутри у нее кипело. Она потерпела фиаско. И не из-за собственной трусости, а из-за пистолета.
        Сердце девушки отчаянно колотилось, по спине струился пот. Сообщник Джека издал победный клич и направил его на Джози. По крайней мере, его жертвой станет она, а не Уэстман. А у него будет шанс…
        Девушка зажмурилась и стала молиться. Раздался выстрел. Однако она не упала.
        Джози открыла глаза. Бандит с пистолетом, скрючившись, лежал у входа в пещеру. Его голова превратилась в кровавое месиво.
        - В этом не было песка, - произнес Уэстман у нее за спиной. Джози обернулась. Он лежал на раненом боку и держал в здоровой руке пистолет. А потом завалился на спину и закрыл глаза.

«Нет. Стивен, держись», - взмолилась Джози.
        Она повернулась спиной к мертвому бандиту, и в этот момент ее подбородок царапнуло чем-то острым. Одноглазый Джек направил на нее свой меч. На морщинистом лице старого пирата играла торжествующая улыбка. Прищурившись, девушка сказала:
        - Положите меч. Пират рассмеялся.
        - Вы такая же, как ваш дед. У вас нет ни сабли, ни пистолета, но вы все равно командуете.
        Джози пожала плечами.
        - Говорят, я упряма.
        - Таким же был Натан Хейл. Жаль, что мне удалось разделаться только с капитаном Даблдеем.
        - Что? - Джози показалось, что ей нанесли мощный удар в солнечное сплетение. - Вы убили Джеймса Даблдея?
        - А теперь пришла ваша очередь отправляться к праотцам.
        - Это мы еще посмотрим.
        Джози часами играла с братьями в пиратов под руководством деда и сейчас была готова к подобному повороту событий.
        Одноглазый Джек сделал выпад, но Джози увернулась в самый последний момент. Клинок пирата рассек воздух, а сам он споткнулся. Резко повернувшись, Джози изо всех сил ударила его ногой в живот.
        Согнувшись в три погибели, пират бросил на нее полный ненависти взгляд. Джози сделала шаг назад и споткнулась о ногу Уэстмана. Отчаянно размахивая руками, она попыталась сохранить равновесие, но не удержалась и рухнула на землю рядом с Уэстманом. Стивен схватил ее за руку и вложил в ладонь теплый металл. Бриллианты, украшавшие рукоятку кинжала, зловеще переливались в тусклом свете.
        Одноглазый Джек пришел в бешенство и вновь начал наступление. Джози поднялась на колени, набрала полную грудь воздуха и метнула кинжал, как учил ее дед.
        Бросок оказался удачным. Джек упал на спину с кинжалом, торчащим из его единственного глаза. Его тело сделалось неподвижным, голова упала набок, а губы исказила гримаса боли. Прежде чем Джози успела повернуться, его ноги забились в предсмертной агонии.
        Девушка зарыдала, схватила Стивена и прижала к груди. Его куртка насквозь пропиталась кровью.
        - Стивен. - Глаза Уэстмана были закрыты, голова запрокинута. - Стивен, держись.
        Уэстман открыл глаза и слабо улыбнулся Джози.
        - Всегда носи с собой запасное оружие, - прохрипел он. - Я научился этому в Индии. - Он снова закрыл глаза, улыбка померкла. Стивен потерял сознание. Джози опустила Стивена на землю и приложила ухо к его сердцу. Оно билось медленно, но равномерно.
        Джози посмотрела на Уэстмана.
        - Не умирай, - приказала она. Стивен не шелохнулся. Горячие слезы заструились по ее щекам. - Пожалуйста, не умирай. - Она оглядела поле боя: двое убитых, истекающий кровью мужчина. Какие еще несчастья принесет сокровище?
        Одноглазый Джек лежал лицом вверх, и лунный свет отражался в бриллиантах, украшавших рукоять кинжала. Это был кинжал Джеймса Даблдея, тот самый, что лежал в банковской ячейке. Джозефина не знала, что Стивен носит его с собой. Слышал ли он признание Джека? Понял ли, что отомстил за смерть деда?
        Теперь Джози знала наверняка, что ее собственный дед не убийца. Видимо, это известие и было настоящим сокровищем, очистившим доброе имя ее деда, даже если этот секрет навсегда останется в этой пещере.
        Пальцы Уэстмана, которые Джози сжимала в руке, дернулись и тут же замерли. Девушка крепко обняла его. Он спас ей жизнь. Защищал ее, забыв о собственной безопасности.
        - Ты настоящее сокровище, - прошептала Джози. - Я всю жизнь искала его, а ты постоянно был рядом.
        Стивен не открыл глаз. Он не слышал ее. Но его грудь вздымалась и опускалась, и Джози закрыла лицо руками. В его смерти будет виновата она. Ее жадность и одержимость убили его.
        Все. С сокровищем покончено. Джози больше не хотела его. Она не могла смотреть на золотые дублоны без содрогания. Сколько людей из-за них погибло!
        Она оставит сундуки здесь. Пусть золото смоет приливом или пусть его найдут рыбаки. Джози к нему не притронется. Девушка посмотрела на Стивена. На песке под его плечом расплылось темное пятно. Цена золота оказалась слишком высока.
        Ей необходимо доставить Уэстмана в Полперро, в гостиницу, ему необходима медицинская помощь.
        Взгляд девушки упал на маленькую шлюпку, отнесенную в сторону течением. Джози отправится назад вплавь. Это самый быстрый способ добраться до Полперро, если не единственный. Ведь Уэстман не сможет идти пешком. Но как втащить его в лодку?
        Джози вновь посмотрела на Стивена, и у нее перехватило дыхание. Он казался таким тихим, таким безжизненным. Не в силах сдержаться, Джози вновь обняла его и крепко прижала к себе.
        - Стивен, - прошептала она. - Стивен, клянусь, если ты выживешь, я никогда больше не стану тебе перечить. Мне не нужны ни сокровища, ни приключения. Обещаю тебе никогда больше не лазить в окна. - Джози взглянула в лицо Уэстмана, неподвижное, как у покойника. - Стивен, пожалуйста, не умирай. Если ты выкарабкаешься, я… я… - Она готова была на все, только бы Уэстман выжил. - Если ты умрешь, виновата буду я, - прошептала Джози. - Это была моя идея отправиться на поиски сокровища. Если ты выживешь, обещаю никогда больше не вставать у тебя на пути. Я оставлю тебя. Навсегда. Только не умирай. - Джози крепче обняла Стивена.
        Тело его было тяжелым и безвольным. Она причинит ему боль, если потащит к воде, но выбора у Джози нет. Она взглянула на мертвых бандитов, благодаря провидение за то, что они приплыли на лодке. Если бы у нее не было лодки… Лучше не думать об этом.
        С огромными предосторожностями и нежностью она подхватила любимого под мышки и поволокла его безжизненное тело прочь от сокровища.
        Стивен проснулся с гудящей головой и обжигающей болью в плече.
        - Лежи спокойно, - услышал он женский голос.
        Стивен открыл глаза и увидел сидевшую подле его кровати Джози. Освещенная пламенем камина, она казалась маленькой, хрупкой и бледной. Джозефина склонилась над ним, и ее пальцы пробежали по его ноющему телу. Девушке все еще не верилось, что Стивен вернулся в мир живых.
        - С тобой все в порядке? - спросил Стивен, взяв Джози за руку.
        - Все ли со мной в порядке? - Голос девушки дрогнул. - В тебя стреляли. Ты истекал кровью. Доктору пришлось вскрыть тебе рану. И ты спрашиваешь, все ли со мной в порядке? - Глаза девушки наполнились слезами. Стивен привлек ее к себе и прижал к груди. - Я сидела здесь два дня и все это время молилась лишь о том, чтобы ты пришел в сознание, - пробормотала Джозефина.
        - Но теперь я в сознании, - прошептал Стивен. - Так что можешь успокоиться.
        Крепко обняв Стивена, Джози разрыдалась. Стивен пытался ее успокоить, целовал ее волосы. Когда Джози, наконец, перестала плакать, Стивен оглядел помещение. Джозефина сказала, что он проспал два дня. Каким-то образом она притащила его в гостиницу и уложила в их кровать. Как ей удалось доставить его сюда?
        И, что более важно, где это проклятое сокровище?
        Стивен почти не помнил, что случилось в ту ночь, когда они нашли его. Пещера, блеск золота, вооруженные люди.
        - Я вспомнил, где видел этого человека.
        - Кого именно? Одноглазого Джека?
        - Он был в банке. Помнишь? Один из охранников.
        - Тогда все ясно. Команда корабля не знала, где наши деды спрятали золото.
        Стивен попытался сесть, но Джози положила руку ему на грудь.
        - Возможно, им дали какую-то часть денег, - предположил Стивен, снова откинувшись на подушки. Проклятое плечо причиняло нестерпимую боль. - Но Джек знал, что эта сумма ничтожна в сравнении с тем, что было припрятано.
        - И тогда он пошел к нашим дедам, или только к твоему деду, и повздорил с ним, требуя рассказать о тайнике.
        В памяти всплыли какие-то обрывочные воспоминания.
        - А когда дед отказался, Джек убил его.
        - Значит, ты слышал признание, - прошептала Джози. - Хорошо, что не я одна.
        - Трудно сказать, что именно я слышал, но как только вспомнил, где видел Одноглазого Джека, сложил воедино части головоломки. Должно быть, он знал, что ключ к сокровищу лежит в банковской ячейке. Может быть, мой дед проговорился. Или Джек следил за ним и увидел, что дед вошел в банк с мешком, а вышел с пустыми руками.
        Джози вздохнула.
        - Все эти годы день за днем Джек стоял в хранилище, раздумывая над тем, как подобраться к вещам твоего деда.
        - Или дожидаясь, что кто-то придет их забрать. Джози вновь взяла руку Стивена, сжала ее и посмотрела на него так, что его охватило желание.
        - Как печально умереть именно тогда, когда оказался совсем близко от того, что всегда желал обрести.
        Глаза девушки наполнились слезами.
        - Что случилось? - спросил Стивен, когда Джози отпустила его руку.
        - Мне пора ехать. - Джози не решалась посмотреть ему в глаза. - С тобой все в порядке. Ты непременно поправишься. А я должна уехать.
        - Уехать? - Уэстман обвел взглядом комнату. - Где золото? - спросил он. - Как тебе удалось вытащить его? Как тебе удалось меня вытащить? Я не помню, как мы плыли на лодке.
        - Лодка принадлежала Одноглазому Джеку. Он все спланировал лучше нас. Я воспользовалась его шлюпкой, чтобы привезти тебя в Полперро.
        Стивена охватило еще большее беспокойство. Джози ни за что не выпустила бы сокровище из рук. Но он не представлял себе, как она умудрилась втащить его в шлюпку, не говоря уже о трех тяжеленных сундуках.
        - Где золото? - повторил свой вопрос Стивен. Джози пожала плечами:
        - Мне все равно. Возможно, все еще лежит на песке рядом с пещерой.
        - Ты оставила его? - Не обращая внимания на горящее от боли плечо и приступ головокружения, Стивен сел на кровати. - Просто оставила?
        - Ты умирал, Стивен. Я могла забрать с собой либо тебя, либо золото. Я предпочла тебя.
        Что-то в голосе девушки заставило Стивена присмотреться к ней повнимательнее. Она выглядела усталой, но было в выражении ее лица еще что-то - ранимость, какой не наблюдалось прежде. Стивен льстил себя надеждой, что она имела в виду то, что хотелось услышать ему: «Ты для меня гораздо важнее золота, дороже всего на свете».
        Но Стивен тут же сказал себе: «Это же Джозефина Хейл. Хладнокровная, дерзкая и бесстрашная Джозефина Хейл. Она, конечно же, не любит меня».
        - Представляю, как трудно было тебе принять это решение.
        - Я понимаю, почему ты так думаешь. Почему считаешь, что я с радостью предпочла бы твоей жизни деньги и богатство.
        Стивен хотел разубедить Джози, хотел прогнать из ее глаз эту боль. Но он молчал. Теперь, когда у нее нет золота, Джозефина должна понять, насколько сильно она нуждается в Стивене. Теперь она принадлежит ему. Она не может вернуться домой незамужней.
        Их взгляды встретились.
        - Кажется, я все сказала. - Взяв с кресла мужскую кепку, она спрятала под нее локоны и направилась к двери. Голова Джози была высоко вздернута, руки прижаты к бокам. - До свидания, Стивен.
        - До свидания? - Да что, черт возьми, происходит? Она должна умолять его взять ее в жены и спасти от бесчестья.
        Но Джози открыла дверь и, не оглядываясь, вышла из комнаты.
        Стивен не побежал за Джозефиной. Да и с какой стати? А к тому моменту, как его покинула гордыня и он смог рассуждать здраво, Джози уже уехала.
        Он мог бы убить ее, обнаружив, что она забрала его экипаж и кучера тоже, если бы тот не уехал вместе с Джози.
        Если у Джозефины были деньги - а Стивену не верилось, что она не прихватила с собой хотя бы пригоршню дублонов, - его «преданные» слуги не задумываясь бросили его.
        И вот теперь он лежит в гостинице без денег, без экипажа и без Джози.
        Но на этот раз он не отступится. Он никогда не сопротивлялся. Ни тогда, когда мать сказала ему, что он никчемный человек в отличие от своего брата. Ни тогда, когда отец сослал его в Индию. Ни тогда, когда он вернулся домой и узнал, что ответственность за спасение семьи лежит на нем.
        На этот раз Стивен решил побороться. Он не мог перечить отцу или брату, но он мог спасти семью. И он непременно получит Джози. Он нужен ей. Просто она еще не поняла этого.
        Она принадлежит ему, и никому больше.
        И он потребует своего.
        Чего бы это ему ни стоило.

        Глава 22

        Джози потребовалось три дня, чтобы добраться до Лондона. Ее матери потребовалось три минуты, чтобы притащить ее в дом Хейлов и запереть в спальне. Ее кузинам потребовалось три часа, чтобы явиться к Джози и помочь ей выбраться из дома.
        В городе только и говорили, что о скандале Хейл - Даблдей - так окрестили эту историю газеты, - и Джози знала, что сестры очень рискуют, навещая ее.
        Но даже в такой ситуации она отказалась вылезать в окно. После скал Полперро она покончила со спусками, и кузины похитили ее через черный ход, когда Мейвис Хейл уехала.
        Джози было тяжело смотреть на дом Уэстмана, находившийся так близко от ее собственного, и знать, что он пустует без хозяина.
        Он лежал в гостинице раненный, без гроша в кармане. И все из-за нее. Ужасно осознавать, что ее эгоизм едва не убил его. По крайней мере, она сдержала данное, обещание. Уэстман выжил, и Джози оставила его. Она никогда больше не станет для него проблемой.
        - Ты никогда не была его проблемой, - сказала Кэти, встряхнув кузину за плечи.
        - В том, что произошло с лордом Уэстманом, нет твоей вины, - добавила Мэди.
        Эшли села рядом с подругой. Как и всегда, девушки тайно собрались в доме Мэди и теперь расположились на ее огромной кровати. Внизу заседали Фулбрайты и Хейлы, поэтому здесь девушки чувствовали себя в полной безопасности. Родителям и в голову не пришло бы, что девочки выбрали местом сборища комнату Мэди прямо над их головами, не говоря уже о том, что Джози должна была сидеть взаперти в собственной комнате в Мейфэре.
        Но кузины приехали к ней, и Джози улизнула из дома по их настоянию, в то время как ее родители совещались с отцом Мэди, графом Касли, по поводу того, как поступить с Джози или, как сказала ее мать, с черным пятном на чистом имени семьи Хейл.
        - Нет, это я во всем виновата. Не будь я одержима идеей поисков сокровища…
        - Ты одержима? - переспросила Эшли, и ее зеленые глаза расширились от удивления. - В конечном счете, он обвинил тебя в том, что ты пренебрегла золотом ради того, чтобы спасти его жизнь. Это он эгоист.
        Джози покачала головой.
        - Ты не понимаешь. Он не эгоист. Он спас меня от пули. Дважды. Нет, не дважды, раз шесть за последние несколько дней. А во всем, что ему пришлось вынести, виновата только я. Да он почти святой.
        Эшли фыркнула.
        - Ну, хорошо, допустим, он не такой уж снисходительный. Но я действительно доставила ему много неприятностей. И он молча сносил все это. Он самый щедрый, самый смелый и любящий, самый…
        - Перестань, а то меня стошнит, - простонала Эшли. - Он ведь человек, а не Господь Бог.
        Скрестив руки на груди, Джози повернулась к Эшли, заготовив гневную отповедь, но в этот момент Кэти, милая Кэти, с ее тихим, нежным голосом и ореховыми глазами, положила руку на плечо кузины.
        - Она влюбилась в него, Эшли. Неужели ты не понимаешь?
        У Джози отвисла челюсть.
        - Что? Я вовсе не влюблена в этого… этого пещерного человека. Я его ненавижу. Он самоуверенный, неблагодарный, властный…
        Кэти продолжала улыбаться, что еще больше разозлило Джози.
        - Перестань улыбаться! Я не влюблена в него. Более того, когда он сделал мне предложение, я отказалась.
        - Что ты сделала? - вскричала Мэди.
        - Что он сделал? - округлила глаза Эшли. Джози набрала полную грудь воздуха. Черт бы побрал Кэти! Если бы она не провоцировала ее…
        Джози вздохнула. Кого она пытается обмануть? Ей все равно придется им все рассказать.
        - Он попросил меня стать его женой.
        Мэди всплеснула руками и прижала их к сердцу. С блестящими каштановыми волосами, голубыми глазами, модно и элегантно одетая, Мэди казалась воплощением добродетели.
        - Все совсем не так, как ты себе представляешь, Мэди, - сказала Джози, качая головой. Ну почему Мэди все выставляет в подобном свете? - Он сделал это из чувства долга. Это случилось утром, после того как я… - Джози судорожно сглотнула, - …э… после того, как я его соблазнила.
        - Что ты сделала? - Улыбка сбежала с лица Мэди, а глаза округлились от ужаса.
        - Я соблазнила его. - Джози опустила глаза и принялась изучать свои пальцы. - Мать права. Я - черное пятно на светлом имени семьи, или как там она меня называет. Я распутница. Падшая женщина. Я воспользовалась его слабостью и нисколько не жалею об этом.
        - Тебе понравилось? - полюбопытствовала Эшли.
        - Но ведь это случилось только раз? - умоляюще взглянула на кузину Мэди.
        - Девочки! - оборвала сестер Кэти. - Сейчас это не важно. - Она подмигнула. - Детали обсудим позже. А теперь давай расставим все точки над i, Джози. Нельзя соблазнить мужчину, если он этого не хочет. Если вы с Уэстманом были близки, значит, он хотел этого, также как и ты.
        - Как бы то ни было, он сделал мне предложение из чувства долга.
        - Это вовсе не означает, что вы не можете пожениться. Со временем вы полюбите друг друга.
        - Кэти, вы с лордом Валентайном полюбили друг друга после того, как заключили вынужденный брак, но ведь не у всех так бывает, - возразила Джози. - Уэстман меня не любит.
        - Ты уверена? - спросила Кэти. - Твой отказ вовсе не гарантирует того, что в будущем ты не услышишь от него признаний в вечной любви.
        - Вечная любовь? - Джози зло рассмеялась. - А как насчет отсутствия таковой? Он сам сказал, что я наскучу ему через пару недель.
        - Он сказал это до того, как ты отказала ему, или после?
        - После, но…
        Кэти вновь улыбнулась.
        - Это ничего не значит! - с раздражением воскликнула Джози. - Вы не знаете его так, как я. Он меня не любит. Просто он чувствует себя обязанным жениться на мне после того, как мы… ну, вы знаете. А что касается любви… Я-то уж точно не испытываю ничего подобного. Я поклялась Стивену, когда он умирал на берегу…
        - Поклялась? - перебила кузину Мэди.
        - Да. Поклялась никогда больше не перечить ему. Эшли рассмеялась.
        - И никогда больше не говорить о золоте. И не лазить в окна. Последнюю клятву я сдержала. Еще я поклялась оставить его, если он выживет.
        Мэди округлила глаза.
        - Как будто эта клятва могла его спасти. Уэстмана спасла твоя сообразительность. Кто привез его в гостиницу? Кто позвал доктора?
        - И кто потом сбежал? - спросила Кэти. - Джози, почему ты поклялась уйти от него? - Девушка вопросительно смотрела на Джози. - Ты думала, это может спасти Уэстмана, или же просто хотела найти выход из положения?
        - Какое теперь это имеет значение? Я рада, что уехала, - заявила Джози. - Он обвинил меня в том, что я больше интересуюсь сокровищем, нежели им.
        - А ты давала ему повод думать иначе? - спросила Кэти.
        Джози открыла было рот, чтобы сказать, что, конечно, давала и что он должен был догадаться, что очень ее интересует. Она не раз давала ему это понять.
        - Знаешь, почему ты сбежала? - спросила Кэти. - Ты испугалась. Думаю, ты испытывала к Уэстману какие-то чувства тогда, на берегу, и опасалась, когда он откроет глаза, не увидеть в них ответных чувств. Испугалась, что он не ответит тебе взаимностью. Девушки удивленно посмотрели на Кэти.
        - Никогда бы не подумала, что ты такая мудрая, - сказала Эшли.
        - Никакая она не мудрая, - взорвалась Джози. - Все совсем не так. Я не испугалась и не почувствовала… Господи, ну кому я это говорю?! - Девушка закрыла лицо руками, пытаясь собраться с мыслями, и пришла к выводу, что Кэти права.
        - Этого не может быть, - взвыла Джози. - Я не могу влюбиться в Уэстмана. Не могу и все.
        Рядом с ней села Мэди, отодвинув локтем Эшли.
        - Но почему? Ведь это так романтично.
        - Ты так считаешь, потому что не о тебе сейчас речь, - простонала Джози. - Ведь не тебе придется всю жизнь страдать от тоски по глупому мужчине, который никогда тебя не полюбит. Черт! - Джози встала и, сцепив руки, принялась расхаживать по комнате.
        Кэти схватила Джози за руку, когда та проходила мимо.
        - Я тоже так думала, Джози, но, как ты знаешь, все закончилось хорошо.
        - Валентайн не такой, как Уэстман.
        Кэти насмешливо вскинула бровь.
        - Вообще-то они во многом похожи. Правда, Валентайн не повеса.
        - А что ужасного совершил Уэстман в последнее время? - спросила Эшли. - Разве что сбежал с тобой вместе. Всем известно, что до тех пор, пока ты ему не встретилась, он пытался исправиться. Я встречалась с ним несколько раз, но он даже не стал флиртовать со мной. Не переставая говорил о тебе.
        - В самом деле? - Джози не сдержала улыбки. Неужели кузины думают, что она нравится Уэстману? А что, если…
        - Не знаю, что и думать. Мы столько всего наговорили друг другу.
        - Прислушайся к своему сердцу, - сказала Кэти. - Тебе нравится Уэстман? Была бы ты счастлива с ним?
        Джози вскинула руки.
        - Вряд ли. Если он не любит меня.
        - Ну, для нас это не проблема, - произнесла Эшли и, когда Джози, прищурившись, посмотрела на нее, добавила: - Мы постараемся, чтобы он признался в своих чувствах.
        - Гораздо важнее то, что происходит внизу, - промолвила Кэти.
        - Мой отец и твоя мать пытаются найти выход из положения, - вставила Мэди.
        - А выход только один, - добавила Эшли. - Выдать тебя замуж. И знаешь за кого? Первым в списке значится лорд Кратчкинс.
        - Ни за что!
        - Ты же знаешь свою мать, Джози.
        - Но… но она не может поступить со мной подобным образом! Я не соглашусь!
        - Тебя и спрашивать никто не будет, - произнесла Мэди. - Денег у тебя нет, идти тебе некуда. К тому же этот скандал.
        Джози рухнула на постель и сжалась в комок.
        - Это ужасно. Я все испортила. Черт! Мне нужно было бросить Уэстмана на берегу и забрать золото. Тогда я стала бы богатой и независимой.
        - Но ты можешь за ним вернуться, - заметила Эшли.
        Кэти сочла эту идею вздорной.
        - Это ничего не изменит, - быстро добавила Мэди.
        - А может, и изменит, - возразила Джози. - Богатым многое прощается.
        - Джози, не будь наивной. Ты скомпрометировала себя. Только замужество может спасти твою репутацию.
        - А что, если нам удастся убедить семью выдать тебя замуж за Уэстмана?
        При этих словах сердце у Джози едва не выскочило из груди. Но ведь он сделал ей предложение из чувства долга, а вовсе не потому, что любит ее.
        - Ничего не выйдет, - сказала Мэди, погасив в душе Джози проблеск надежды. - Хейлы и Даблдеи заклятые враги. Тетя Мейвис скорее убьет Джози и похоронит в безымянной могиле, нежели выдаст ее за Уэстмана.
        - Радужная перспектива, - заметила Эшли. - Но, к несчастью, так оно и есть.
        - А если бы наши семьи не враждовали? Если бы я могла доказать, что мой дед не убивал Джеймса Даблдея? - вскинулась Джози.
        - Я пыталась это сделать, - произнесла Эшли. - У тебя что, есть доказательства?
        - Ну, не совсем доказательство - призналась Джози. - Но я знаю, кто это сделал.
        - И это не твой дед? - спросила Кэти. - Ты знаешь наверняка?
        Джози кивнула. Мэди покачала головой:
        - Не знаю, изменится ли что-то от того, что ты это докажешь.
        - Но мы не можем допустить, чтобы ее выдали замуж за старика, у которого во рту всего два зуба. Нужно как-то помочь им с Уэстманом, - сказала Кэти.
        - Начнем понемногу готовиться к свадьбе Джози, - сказала Эшли. - А там, даст Бог, и Уэстман объявится.
        - Я попытаюсь потянуть время, - предложила Кэти.
        - А мы с Мэди и Джози будем наблюдать за домом Уэстмана, - промолвила Эшли.
        Джози покачала головой:
        - Все равно ничего не получится. Даже если Уэстман вернется, как я докажу, что наши семьи больше не враги?
        - Подумаем, как это сделать. - Кэти взяла кузину за руки и подняла ее с кровати. - А теперь тебе лучше вернуться домой.
        - Прекрасно. - Джози взяла перчатки. - Ну и что мне делать дальше?
        Кэти улыбнулась.
        - Готовиться к собственной свадьбе.

        Глава 23

        Было уже поздно, когда Стивен вышел из банка «Томас Коттс и компания». Дела отняли у него больше времени, чем он предполагал. Стивен устал, но не успел выполнить все, что было запланировано на этот вечер.
        Подняв руку, он остановил экипаж и велел кучеру отвезти его к дому Даблдея в Мейфэр.
        Стивен ехал не домой. Он не вернется туда, пока не заручится обещанием одной очень храброй рыжеволосой девушки. Он знал, что она уже вернулась домой. Разгневанные родители посадили дочь под замок, но Стивен даже был рад этому. По крайней мере, он застанет ее дома, когда придет за ней.
        Стивен похлопал себя по карману, который оттягивало специальное разрешение. Он оказался бы в городе раньше, если бы ему не пришлось заехать к архиепископу Кентерберийскому.
        Стивен смотрел в окно, и его сердце бешено колотилось, когда экипаж свернул на родную улицу.
        Окна особняка семейства Хейл были ярко освещены, значит, откладывать визит не придется.
        Экипаж замедлил ход, и Стивен поправил галстук.
        Ему хотелось поскорее покончить с этим.
        Экипаж остановился, Стивен спустился на землю, бросив вознице плату за проезд. Экипаж уехал, а Стивен стоял на пороге собственного дома и смотрел на окна соседей. Он набрал в грудь побольше воздуха и попытался заставить свои вдруг налившиеся свинцом ноги двинуться с места.
        Сейчас или никогда.
        Конечно, сейчас - весьма относительное понятие. Что такое еще один час, в течение которого можно все еще раз обдумать и найти нужные слова? Может, стоит сначала выпить и переодеться. И отложить этот проклятый визит?
        Нет. Стивен заставил себя оторвать ноги от земли и двинулся прямиком к дому Хейлов.
        Он не будет ждать. И не станет подбирать нужных слов. Джози принадлежит ему, и он заявит свои права на нее, не медля ни секунды.
        Подойдя к двери, мужчина три раза громко постучал.
        - Открывайте! - потребовал он. - Это Стивен Даблдей, граф Уэстман. Я требую, чтобы меня впустили.
        Спустя мгновение смиренный дворецкий отворил дверь, и Стивен сделал шаг назад. Не слишком ли он напорист?
        - Милорд, - произнес пожилой дворецкий. - Чем я могу вам помочь?
        - Я должен немедленно увидеть мисс Хейл. Дворецкий вскинул брови.
        - Ее нет дома, сэр.
        - Тогда мистера Хейла.
        - Его нет дома.
        Стивен гневно прищурился.
        - Миссис Хейл?
        - Ее…
        - Я вхожу, черт вас возьми.
        Дворецкий попытался запротестовать, но Стивен вошел в дом.
        - Джозефина. Джози!
        - Святые небеса! - В холле появилась высокая женщина с темными волосами и зелеными глазами, точь-в-точь как у Джози. Она шла так поспешно, что подол темного платья закручивался вокруг ее ног. - Вы с ума сошли? Бартон, позовите лакея. Пусть проводит лорда Уэстмана до дверей.
        Стивен поклонился.
        - Миссис Хейл, очень приятно.
        - Жаль, что я не могу сказать вам того же. А теперь убирайтесь вон из моего дома, никудышный дамский угодник.
        Что ж, наверное, он заслужил подобное обращение.
        - А что ваша дочь? - произнес Стивен. - Она дома?
        - Можно подумать, что я позволю вам говорить с ней.
        - О Господи, что здесь происходит? - По лестнице спускался Джозеф Хейл, слегка прихрамывая.
        Стивен вновь отвесил поклон.
        - Я пришел просить руки вашей дочери.
        Супруги нахмурились, и Стивен добавил.
        - Потому что хочу, чтобы она стала моей женой.
        - Слишком поздно! - ответила мать Джози, отмахнувшись - Слишком поздно.
        Стивен готов был поклясться, что в тот момент его сердце остановилось.
        - Что вы хотите этим сказать?
        Он произносил слова медленно и осторожно. Однако ему стоило больших усилий оставаться спокойным, в то время как ему хотелось взбежать вверх по лестнице и разнести весь дом в поисках Джози.
        - Она уже помолвлена.
        Стивен вновь обрел способность дышать. Помолвлена, но еще не замужем. Джози все еще принадлежит ему.
        - С лордом Кратчкинсом, - уточнил отец Джози. - Его светлость сделал ей предложение, и моя дочь его приняла.
        Стивен рассмеялся. Он просто не смог удержаться. Джози рядом с этим старикашкой с лицом горностая, который даже не может передвигаться без помощи трости? Один день с Джози, и этот старик испустит дух от сердечной недостаточности.
        Миссис Хейл щелкнула пальцами.
        - Вы смеетесь, сэр? - Вновь раздался щелчок. - Разве я сказала что-то смешное? Если бы не вы, моя дочь не оказалась бы в столь унизительном положении.
        - Тогда позвольте мне все исправить, - сказал Стивен. - Я пришел, чтобы просить руки вашей дочери.
        - Ничего более нелепого я не слышала, - бросила миссис Хейл. - Вы не можете жениться на ней Вы повеса и развратник.
        Стивену нанесли удар, но он сделал вид, что ничего не почувствовал.
        - У вашей семьи нет ни копейки. Вы вот-вот окажетесь в долговой тюрьме.
        Стивен тряхнул головой.
        - Мадам, - предостерегающе произнес он.
        - Более того, все вокруг знают, что Даблдеи лжецы. Сжав кулаки, Стивен с трудом держал себя в руках.
        - Вы не сможете уговорить меня позволить вам - врагу моей добропорядочной и благопристойной семьи - жениться на моей дочери.
        Стивен попытался улыбнуться.
        - Правильно ли я понял: вы предпочли бы, чтобы я не называл вас матерью?
        - О! - Миссис Хейл воздела руки к небесам. - Убирайтесь! Убирайтесь из этого дома! Уби…
        Но Стивен больше ее не слушал. Ему показалось, что наверху мелькнула блестящая ткань цвета слоновой кости. Он поднял глаза и увидел стройную девушку в белом платье, стоявшую на верхней ступеньке.
        - Ты пришел за мной, - произнесла Джози. - Глазам своим не верю. - Джози начала спускаться с лестницы, в глазах ее блестели слезы.
        - Я не мог не прийти. - Он двинулся навстречу Джози, но дворецкий преградил ему дорогу.
        - Лорд Уэстман, я требую, чтобы вы немедленно покинули этот дом - потребовала мать Джози. - Немедленно.
        Но Джози продолжала спускаться, и Стивен не мог отвести от нее глаз.
        - Господи, - выдохнул он, - ты такая красивая! Джози покачала головой.
        - Чудесные слова, но я их не заслужила. Прости. Я не должна была уезжать. Я струсила. Испугалась.
        - Ты? Испугалась?
        - Да. Я…
        Едва только девушка спустилась, мать схватила ее за руку.
        - Возвращайтесь сию же минуту наверх, юная леди. Я запрещаю вам разговаривать с этим мужчиной. Вы не…
        - О, ради всего святого, Мейвис, - произнес лорд Хейл, отодвигая жену в сторону. - Ты никогда не можешь вовремя остановиться.
        Мейвис Хейл не привыкла, чтобы ей противоречили, и в изумлении открыла рот.
        - Но, мистер Хейл, лорд Кратчкинс…
        - Может отправляться на тот свет. - Мистер Хейл потянул жену за собой, захватив по дороге и дворецкого, вставшего между Стивеном и Джози.
        - На этот раз вы проиграли, миссис Хейл. Ваша дочь всегда поступала, как ей вздумается. Видимо, она твердо решила выйти замуж за лорда Уэстмана.
        Миссис Хейл переводила взгляд с дочери на мужа.
        - Но он наш враг. Ваш отец и его дед… - Она покачала головой. - Лорд Уэстман нежеланный гость в этом доме. Он…
        - Наш зять.
        Отец Джози почти волоком дотащил жену до двери столовой и повернулся к Стивену:
        - Вы ведь теперь наш зять, не так ли, сэр? Стивен вытащил из кармана разрешение.
        - Дайте мне час, сэр.
        Дверь столовой закрылась, и Стивен с Джози остались одни. Девушка удивленно посмотрела на документ.
        - Ты получил разрешение на брак. Стивен убрал бумагу в карман.
        - Ожидание было невыносимо. Мне необходимо было обладать тобой. Я хотел, чтобы ты принадлежала только мне. Во всех смыслах этого слова.
        Джози смотрела на Стивена.
        - Если тобой движет чувство долга, то тебе лучше уйти. Я не та девушка, которую ты погубил несколько лет назад.
        - Теперь я это знаю. Черт, Джози, наверное, это тебе придется меня спасать. Я вот-вот стану посмешищем. Я никогда не говорил ничего подобного раньше.
        Стивен взял девушку за руку и опустился перед ней на одно колено.
        - Я люблю тебя. И люблю давно. Но боялся признаться тебе в этом. - Стивен замотал головой, когда Джози попыталась перебить его. - Нет. Это я трус. А не ты. Я знаю, ты меня не любишь. Не такого мужчину ты представляла рядом с собой. Но, Джози я сделаю все, чтобы ты меня полюбила.
        - О, Стивен. - По щекам девушки заструились слезы. Она опустилась на колени рядом со Стивеном и крепко сжала его руку.
        - Я попытаюсь стать мужчиной, который тебе нужен. Я больше не буду самоуверенным и властным.
        Джози закрыла рот Стивена ладонью.
        - Ты повторяешь мои слова. Стивен пришел в замешательство.
        - Когда ты лежал без сознания на берегу, я тоже давала тебе клятвы. Обещала, что не стану больше тебе перечить, что забуду о сокровище и приключениях, что не стану лазить в окна.
        Стивен засмеялся.
        Джози кивнула и улыбнулась.
        - Но я вовсе не хочу, чтобы ты менялся - Она прошептала на ухо Стивену: - Мне нравится, когда ты защищаешь меня. Когда беспокоишься обо мне. Я люблю тебя так же, как ты меня.
        Сердце Стивена замерло. Он представить себе не мог, что несколько слов, произнесенных женщиной, могут сделать его таким счастливым. Слова ее проникли в его сердце и согрели ему душу.
        Обняв Джози, Стивен заглянул в ее зеленые глаза.
        - Я тоже люблю тебя. - Он привлек ее к себе. - Господи, как же я тебя люблю!
        Джози обвила руками его шею.
        - Я это чувствовала и все же сомневалась. И потом, ты ведь сказал… я сказала, что…
        Теперь настала очередь Стивена прижать палец к ее губам.
        - А сейчас я говорю, что я люблю тебя, Джозефина Хейл, и прошу тебя стать моей женой.
        Джози улыбнулась.
        - Ты просишь меня выйти за тебя замуж.
        Стивен вскинул бровь.
        - Ну, не знаю. Твой последний ответ оставил желать лучшего. Так что теперь я подумываю о том, чтобы просто перекинуть тебя через плечо и отнести к священнику.
        Джози покачала головой.
        - Попроси еще раз.
        Стивен вытащил из кармана маленькую деревянную шкатулку. Джози поднялась и протянула ему руку.
        - Джози… Джозефина Хейл, выйдешь ли ты за меня замуж?
        Джози поцеловала Стивена.
        - Да, Стивен Даблдей.
        Руки Стивена дрожали от волнения, поэтому открыть шкатулку ему удалось лишь со второй попытки. Стивен с удовлетворением наблюдал за тем, как округлились глаза его невесты.
        - Стивен? - Джози вопросительно посмотрела на мужчину, и тому пришлось достать из шкатулки кольцо и надеть его на палец девушки.
        Оно оказалось слишком большим для ее маленькой, изящной руки.
        Джози хотела найти сокровище. И получила его.
        - Это бриллиант. - Он указал на большой розовый камень в форме сердечка. - Сегодня я показал его кое-кому. Это редкий камень. Но без сомнения, бриллиант.
        Джози восхищенно смотрела на золотое кольцо, в центре которого располагался крупный розовый бриллиант, обрамленный двумя более мелкими белыми.
        - Какое красивое. Где ты… как ты…
        Стивен с улыбкой достал из кармана мешочек.
        - Дай руку.
        Джози подставила ладонь, на которую Стивен высыпал две дюжины золотых дублонов.
        - Сокровище! - вскрикнула Джози, ловя едва не упавшие на пол монеты. - Кольцо тоже оттуда?
        Стивен кивнул.
        - Неужели ты думала, что я оставлю его? Мы едва не погибли. Меня ранили. - Стивен вытянул вперед все еще ноющую от боли руку. - Я ни за что не оставил бы его.
        - Но оно приносит несчастье.
        Стивен покачал головой.
        - Оно подарило мне тебя. И оно принадлежит нам. Тебе.
        - Оно мне не нужно, - сказала Джози.
        - Но оно твое. - Стивен вытащил из кармана ключ от новой, гораздо большей ячейки в банке Коттса. - Ты никогда не теряла надежду и веру. Ты никогда не сдавалась. Оно принадлежит тебе.
        Джози взяла ключ и посмотрела на Стивена.
        - Но твоя семья, твой долг…
        Стивен вложил в руку Джози ключ.
        - Мне не нужно сокровище, чтобы вновь обрести семью. И никогда не было нужно.
        Джози встала на цыпочки, поцеловала Стивена и подняла вверх дублон.
        - Наконец-то я стала пиратом. Дедушка гордился бы мной.
        - Он любил тебя. И я тебя люблю.

        Глава 24

        Свадьбу Джози и Стивена нельзя было назвать романтичным событием. Стивен вывел невесту из дома, нанял экипаж и стучался в двери священников до тех пор, пока один из них не согласился обвенчать жениха и невесту.
        Они стали мужем и женой в доме первого попавшегося викария. Викарий оказался заспанным, а его жена в ночной сорочке стала их единственным свидетелем.
        После венчания Стивен отвез Джози домой.
        К себе домой. К себе в постель.
        Стивен продумал все до мелочей. Кровать была усыпана лепестками роз, вокруг мерцало множество свечей, а на прикроватном столике стояла бутылка вина. Джози хотелось бы оценить знаки внимания Стивена, но сделать это было сложно, потому что она могла думать только о том, как сорвет с него рубашку. И сделала это, едва только он закрыл дверь спальни. Пальцы Джози коснулись теплой кожи Стивена, и во рту у нее пересохло, когда она увидела, как играют на его обнаженной груди отблески свечи.
        - Мне нравится, когда ты обнажен, - пробормотала Джози, касаясь языком впадинки на шее Стивена. Его пульс участился, и Джози улыбнулась. - Я люблю, когда ты такой горячий и обнаженный.
        - Это хорошо, - ответил Стивен, - потому, что я намерен пребывать в таком состоянии довольно часто. Иди сюда.
        Он поцеловал Джози, заставив ее забыть обо всем на свете.
        На этот раз Стивен действовал неторопливо. Джози сначала протестовала, желая как можно скорее ощутить его внутри себя. Но как бы ей ни хотелось действовать быстро, она не могла отрицать, что ей понравились его неторопливые ласки и дразнящие поцелуи. Нравилось, как он раздевал ее, расстегивая каждую пуговицу, развязывая каждую ленточку медленно, целуя каждый дюйм обнажающейся кожи.
        Когда Джози осталась в одной сорочке и чулках, Стивен начал действовать еще медленнее.
        - Как красиво, - прошептал он, стягивая тонкую бретельку с плеча жены. Кончики его пальцев сплясали причудливый танец на нежной коже. Они касались ее невероятно легко, вызывая в теле Джози дрожь. А потом пальцы Стивена не спеша начали прокладывать соблазнительную тропу, ведущую от ключицы к другим частям тела. Стивен поиграл со второй бретелькой, после чего поцеловал плечо.
        Затем он отступил на шаг, не сводя с нее глаз.
        Джози стояла у камина, зная, что Стивен видит ее тело сквозь прозрачную ткань сорочки. Ей нравилось, как он смотрит на нее - словно она самая красивая женщина на свете, а не тощая долговязая девчонка. Под его взглядом Джози чувствовала себя соблазнительной, зрелой и чувственной.
        Джози поддела пальцем бретельку. При виде этого невинного жеста голубые глаза Стивена потемнели. Она медленно стянула бретельку с плеча и позволила ей упасть. Тонкий материал сорочки заскользил следом за бретелькой, пока не обнажилась одна грудь.
        Взгляд Джози заскользил по телу мужа - по бронзовой коже его груди, по его квадратным, похожим на горные хребты плечам, полоску волос, спускающуюся от пупка вниз.
        Взгляды супругов пересеклись, и когда Джози увидела, какими огромными стали зрачки мужа, как потемнела голубая радужка, ее дыхание участилось, а соски напряглись в предвкушении.
        Стивен улыбнулся.
        - Как красиво! - прошептал он и заключил Джози в объятия.
        Стивен поцеловал шею жены, ее плечо, грудь.
        - Мне нравится, какова ты на вкус.
        Стивен стянул сорочку еще ниже, и его руки заскользили по телу жены, возбуждая ее. Джози принадлежала ему, и только ему.
        Подхватив жену на руки, Стивен уложил ее на устланное лепестками роз покрывало.
        - Я хочу слышать, как ты кричишь от удовольствия. Хочу слышать твои стоны.
        Руки Стивена - орудие изощренной пытки - скользнули вверх по бедрам жены, увлекая за собой подол ее сорочки. Легкий материал щекотал и дразнил кожу Джози, и дыхание ее стало прерывистым.
        Стивен наклонился и покрыл поцелуями внутреннюю поверхность бедра жены.
        - Твой запах. Твой вкус, - шептал он, щекоча губами ставшую невероятно чувствительной кожу жены. - Я никак не могу насытиться тобой, Джози. И никогда не смогу.
        - Я тоже хочу тебя. - Голос Джози звучал тихо и хрипло. Он дрожал от желания, когда пальцы Стивена продолжали свой путь, лаская и дразня, достигнув, наконец, своей цели.
        Джози громко застонала и вздрогнула.
        - Я хочу, чтобы ты произнесла мое имя. - Голос Стивена звучал словно издалека и в то же время звенел в сознании Джози. - Я хочу, чтобы ты выкрикивала мое имя в момент наивысшего наслаждения.
        - Стивен, - выдохнула Джози.
        - Ш-ш… - Стивен приподнялся над женой. - Не сейчас.
        Он коснулся собственных брюк, и по тому, как оттопырилась ткань, Джози поняла, насколько велико его желание. Вскоре разгоряченная плоть вырвалась на свободу, и Джози еле слышно охнула. Она протянула руку и коснулась шелковистой кожи.
        - Я хочу тебя, Стивен. - Джози поцеловала его. Стивен судорожно вдохнул, и Джози улыбнулась.
        - Возьми меня, Стивен, - промурлыкала она.
        Он легонько толкнул жену и накрыл ее тело своим. Его руки не пропустили ни одного дюйма ее тела, а губы неотступно следовали за руками. Дыхание Стивена защекотало ухо Джози.
        - Хочешь, чтобы я взял тебя?
        Джози поцеловала мужа, и ее пронзила острая волна наслаждения, как если бы это был ее первый поцелуй.
        - Возьми меня, - умоляюще прошептала она. - Возьми меня быстро и грубо.
        Глаза Стивена стали почти черными.
        - Как хочешь, - выдохнул он.
        Подсунув под Джози руки, он перевернул ее на живот, раздвинул ее ноги коленом, и Джози ощутила прижатую к ней тугую плоть.
        - Возьми меня, - потребовала Джози. - Я хочу тебя.
        - Джози, - прошептал Стивен на ухо жене, сжав губами нежную мочку. Джози задрожала и подалась навстречу мужу. Стивен раскачивался взад и вперед, а его руки, ласкавшие бедра жены, переключились на ее грудь. Взяв ее в ладони, Стивен нежно массировал соски до тех пор, пока они не затвердели. Стивен вновь сжал бедра Джози, и теперь они двигались в одном ритме.
        Напряжение Джози росло.
        - Быстрее, - взмолилась она. - Быстрее, Стивен.
        Он повиновался, коснувшись пальцами нежного бутона в лоне жены. Именно этого ей не хватало, чтобы взлететь на вершину блаженства.
        Открыв глаза, Джози обнаружила, что муж лежит рядом с ней, опершись на локоть, и смотрит на нее. Он поцеловал ее нос, веки и припухшие губы.
        Обвив шею мужа руками, Джози заключила его в объятия и прижала к себе так, чтобы он снова мог войти в нее. Стивен с любовью посмотрел на жену.
        Стивен двигался внутри Джози, и она чувствовала, как наливается и увеличивается в размерах его плоть. Он приподнялся в последний раз, и Джози почувствовала, что он летит в пропасть.
        - Стивен - прошептала она, накрыв губы мужа своими и чувствуя, как он увлекает ее за собой.
        Стивен чувствовал себя настолько удовлетворенным, что не замечал ничего вокруг. На протяжении трех недель они с Джози создавали свой собственный мир.
        Стивен не мог себе представить, что жизнь может быть настолько полной. Каждый раз, когда он смотрел на свою молодую жену, его сердце замирало от счастья. Он не мог поверить, что Джози принадлежит ему.
        Они обрели любовь. Обрели сокровище. Обрели рай на земле.
        А потом кузины Джози постучали в их дверь.
        Стивену стоило благодарить судьбу за то, что у его жены всего три двоюродные сестры, но почему-то казалось, что сейчас порог его дома переступили тридцать девушек. Одной из кузин была леди Валентайн, Кэти, как звала ее Джози, высокая, с пышными формами и густой копной блестящих темных волос. Ее глаза были цвета не то меда, не то скорлупы ореха. Она никогда не смотрела на Стивена прямо. Но, несмотря на скромность, оказалась своенравной и упрямой. Эта девушка внушала Стивену опасения.
        Второй была леди Мэдлин - дочь лорда Касли. Эта невысокая красавица обладала пышной грудью и бедрами, а также огромными голубыми глазами и такими же блестящими, как у кузины, волосами. Ее отличительными чертами были доброта, вежливость и утонченность. Она всегда добивалась своего.
        Третью кузину Стивен знал как мисс Бриттани. Джози называла ее Эшли. Она обладала классической красотой. Ее лицо обрамляли золотисто-пшеничные волосы, блестящим каскадом спускавшиеся на плечи. Ее кожа напоминала по цвету фарфор, а зеленые, словно морская пучина, глаза были настолько большими, что, поглядев в них, мужчина мог утонуть. Она не переставая смеялась и болтала все, что взбредет на ум.
        И, наконец, его Джози. Она воплотила в себе все лучшее, что было в ее кузинах. У Кэти - рост, у Эшли - зеленые глаза, хотя ее цвет был более глубоким и насыщенным, а у Мэди грациозную осанку. Отличали же ее ни с чем не сравнимая озорная улыбка и копна огненно-рыжих волос. Стивен не переставал ею восторгаться. Джози буквально околдовывала его.
        Но от нее можно было ждать и неприятных сюрпризов.
        - Видишь ли, дорогой, - прощебетала Джози. - Нам нужно устроить завтрак.
        Стивен спустился в столовую в предвкушении чашки горячего чая и тостов, а вместо этого обнаружил там жену и трех ее кузин. Стивен мог бы вернуться назад, отказавшись от завтрака, но девушки оказались проворнее. Они тотчас же окружили его, поймав в ловушку.
        - Простите, старина, - произнес лорд Валентайн. Стивен сначала не заметил гостя, сидевшего на другом конце столовой, очевидно, чтобы не мешать дамам. Высокий, с темными глазами и волосами, он выглядел именно так, как и должен был выглядеть будущий премьер-министр.
        - Я пытался намекнуть вам о готовящейся засаде - произнес он. - Чтобы вы могли сбежать, пока не поздно.
        Леди Валентайн, сдвинув брови, посмотрела на мужа.
        - Умоляю вас, милорд. Не надо драматизировать. Это вовсе не засада. Мы просто хотели поговорить с лордом Уэстманом.
        Лорд Валентайн бросил на Стивена полный сочувствия взгляд. А Стивен посмотрел на жену.
        - Ты что-то говорила о завтраке?
        Кивнув, Джози налила мужу чашку чая. Леди Мэдлин подала ему тарелку с ячменными лепешками, а леди Валентайн предложила сливки и сахар. Женщинам явно было что-то от него нужно.
        - Для обеих наших семей. Должен же быть какой-то способ навести между ними мосты.
        - Мы вновь должны соединить их, - сказала леди Валентайн. - Как это было при жизни вашего деда.
        Уэстман удивленно вскинул бровь, сделал глоток чая и поставил чашку на стол.
        - Завтрак с представителями наших семей?
        - Мы ведь еще не собирались все вместе, дорогой, - добавила Джози. - Это будет наш свадебный завтрак.
        Стивен отодвинул чашку, раздумывая над тем, что женщины добавили в заварку.
        - На то была веская причина, - сказал он. - Наши семьи ненавидят друг друга. Если мы соберем родных в одной комнате, они порвут друг друга в клочья.
        - Именно поэтому мы и хотим устроить этот завтрак, - сказала мисс Бриттани.
        - Чтобы родственники поубивали друг друга?
        - Нет. Чтобы они снова могли найти общий язык, - терпеливо пояснила леди Мэдлин. - Чтобы вы с Джози могли объяснить им, что для вражды нет причин.
        - Она рассказала нам про Одноглазого Джека, - добавила леди Валентайн. - Ведь это он, а не Натан Хейл убил вашего деда. Думаю, это изменило бы негативное отношение ваших родственников к семье Джози.
        Стивен взглянул на жену, недоумевая, когда за последние три недели она умудрилась найти время, чтобы просветить сестер относительно Одноглазого Джека. Ему казалось, что все дни и ночи она проводит в его объятиях.
        - Видите ли, милорд, - обратилась к Стивену Мэдлин, - общество не перестает судачить об этой истории. О ней пишут все газеты. Ее обсуждают завсегдатаи званых вечеров.
        - Нам нет никакого дела до сплетников, - заявил Стивен. В желудке у него урчало, и он откусил кусок лепешки. - Сплетни преследуют меня всю жизнь.
        - Ты знаешь, что и мне нет до этого никакого дела, - обратилась к мужу Джози. - Но это осложняет жизнь наших семей.
        В разговор вступила леди Валентайн:
        - Недавно тетя Мейвис и ваша матушка, лорд Уэстман, посетили оперу. Они сидели на противоположных сторонах театра. Так вот весь вечер посетители только и делали, что смотрели на них и шептались, гадая, поздороваются они или нет.
        - Ты только представь, какого нервного напряжения стоят им подобные происшествия, - добавила Джози.
        Стивен прищурился.
        - Ты печешься о чувствительной натуре своей матери? - Он вспомнил, как несколько недель назад теща набросилась на него, словно взбесившийся пудель. Очевидно, ее чувствительная натура - если таковая имела место - была запрятана слишком глубоко.
        - Давайте говорить начистоту, - вступила в разговор мисс Бриттани. - Нам нет никакого дела до тети Мейвис или вашей матери - прошу прощения, но это правда - или до дяди Уильяма. Это отец Мэди. Но нам небезразлична Джози, и все эти разговоры и скандалы так или иначе затрагивают нас.
        - Отец запретил мне видеться с Джози, - сказала леди Мэдлин. - Сказал, что не хочет сплетен.
        - Мои родители тоже запретили мне общаться с Джози, - сообщила мисс Бриттани.
        - Лорд Валентайн, разумеется, не станет запрещать мне видеться с Джози, - добавила леди Валентайн. - Но все эти сплетни могут отразиться на его карьере.
        - Кэти, мне все равно, о чем судачат в обществе. - Лорд Валентайн подошел к жене и положил ей руку на плечо.
        Кэти улыбнулась.
        - Зато мне не все равно. Именно поэтому нужно каким-то образом примирить ваши семьи. Чтобы все мы снова стали друзьями.
        Стивен подумал о своей матери с ее злым языком и склочным характером. Он хотел, чтобы она находилась от Джози как можно дальше. Она даже не удосужилась поблагодарить его, когда Стивен письменно сообщил ей, что все их долги погашены, а денег в семье теперь столько, что за всю жизнь не потратить. Стивен спас свою семью, как и обещал. Однако мать даже не поблагодарила его, доброго слова не сказала.
        Но теперь, когда у него была Джози, Стивен говорил, что ему это не важно. Он не нуждался ни в чьем одобрении, кроме ее, и не должен был больше никому ничего доказывать.
        Он был бы счастлив никогда больше не видеть свою мать, но Джози просила его пригласить ее в гости, равно как и остальных членов его семьи, и отпраздновать свадьбу вместе с ними. Стивен хотел отказаться. Хотел послать ко всем чертям и общество, и лорда Касли, и его собственную мать. Но потом взглянул на стоявших перед ним женщин. Дружба, объединявшая их, несомненно, заслуживала одобрения. Кто он такой, чтобы им мешать?
        - Хорошо, - наконец согласился Стивен и глотнул почти остывший чай. - И когда же планируется это событие?
        Джози улыбнулась.
        - Завтра.
        Стивен едва не подавился, услышав подобное.

        Глава 25

        Встреча двух семей с самого начала протекала не слишком гладко. Джози отчетливо видела это. Ее родственники расположились на одном конце гостиной, а семейство Стивена - на другом.
        Их разделяло огромное пространство полированного мраморного пола, невидимый барьер, казалось, невозможно преодолеть.
        Супруги представили родственников друг другу, подталкивая их к общению, но те оставались непреклонными. Кузинам тоже не удалось преодолеть барьер. Родственники Уэстмана их в упор не видели, а родственники Джози смотрели на них с неприязнью.
        Перепробовав все, что только можно, Джози бросила на Мэди умоляющий взгляд, и та сделала вид, что поднимает бокал. Неплохая идея.
        Джози повернулась к Стивену, который стоял рядом с ней в центре гостиной и выглядел не менее обеспокоенным, чем жена.
        - Думаю, ты должен произнести тост, - ткнула его локтем в бок Джози. - Шампанское есть у всех.
        Стивен с сомнением посмотрел на жену.
        - За что будем пить? За любовь семьи? За сплоченность? Это равносильно самоубийству.
        Джози закусила губу.
        - А как насчет всепрощения? За всепрощение и любовь. - Джози взяла руки мужа в свои. - За нашу любовь.
        Взгляд Стивена потеплел, он даже улыбнулся.
        - Ради тебя я на все готов.
        - Попробуй. Как бы то ни было, пришло время рассказать правду об Одноглазом Джеке. Я должна попытаться, пусть даже мне не поверят.
        Стивен с неохотой поднял бокал, призывая к тишине, и Джози затаила дыхание.
        - Дамы и господа! Большое спасибо за то, что вы собрались здесь. За то, что поддержали наш союз с леди Уэстман. Пусть этот брак положит конец многолетней вражде наших семей и соединит их.
        Стивен перевел дыхание и посмотрел на жену. Джози ободряюще кивнула ему.
        - Подумайте о прощении. Забудьте прошлые обиды и обнимитесь, как мы с леди Уэстман обнимаем друг друга.
        Стивен притянул и крепко обнял жену. Джози улыбнулась. Он замечательный. Ни один мужчина в мире не мог бы сделать для нее больше.
        - Поднимите бокалы и…
        - Вы слишком многого от нас требуете, - раздался голос дяди Эдмунда, отца Кэти.
        - Вот именно, - подхватила мать Стивена. - Как можно их простить? Они убийцы и воры!
        - Мама, - начал Стивен.
        - Лжецы и дамские угодники! - крикнула мать Джози.
        Джози охватило отчаяние. Почему она решила, что это сработает? Все безнадежно.
        - Вы порочите наше честное имя, ваши сыновья соблазняют порядочных молодых девушек, - заявила мать Джози, и Хейлы с угрожающим видом двинулись в сторону Даблдеев.
        - Порядочных? Это Джозефина Хейл порядочная? Ха! - Мать Стивена поднялась и направилась к Хейлам. Уж лучше бы их родственники оставались в противоположных концах комнаты. - Да она распутница. Она…
        Стивен преградил дорогу матери, прежде чем Джози успела понять, что, собственно, произошло.
        - Хватит, мама, - прорычал он. Несколько молодых леди в страхе шарахнулись в сторону. - Можешь поносить меня сколько угодно, но не смей оскорблять мою жену.
        В этот момент рядом с Джози появилась Эшли.
        - Сделай что-нибудь, - прошептала она. - Отвлеки их!
        Джози протиснулась сквозь разгневанную толпу, пытаясь пройти к мужу.
        - Остановитесь! Для вражды нет причин. Сейчас я вам все объясню. Мы не враги и никогда ими не были. Произошла ужасная ошибка.
        Ее слова не произвели на собравшихся ни малейшего впечатления. Даже дядя Уильям, который всегда поддерживал ее, поглядывал на племянницу с недоверием.
        - Видите ли, - начала Джози, - когда мы со Стивеном напали на след сокровища, встретили человека, который служил на «Добром груме». Возможно, вы не были знакомы ни с командой корабля, ни с легендой о сокровище. Но этот человек был осведомлен обо всем. Он присутствовал на корабле, когда на него погрузили испанское золото. Имя этого человека - Одноглазый Джек.
        Джози ожидала, что кто-то что-то скажет или хотя бы одобрительно кивнет, но ее встретили ничего не выражающие взгляды. Она посмотрела на Стивена. Он ободряюще улыбнулся и взял жену за руку.
        - Одноглазый Джек был пиратом. Все эти годы он искал сокровище и не мог допустить, чтобы оно досталось мне и Стивену. Он пытался нас убить.
        По толпе пробежал ропот.
        - Его сообщник стрелял в Стивена. - Джози осторожно коснулась плеча мужа. - А потом Одноглазый Джек попытался зарубить меня своим мечом. Стивен спас меня. И лишь потом сказал то, что вы все должны знать.
        Джози замолчала, давая собравшимся осмыслить сказанное.
        - Одноглазый Джек признался в том, что это он убил Джеймса Даблдея и что, убив меня, отомстит моему деду. Теперь вы понимаете, что мой дед не имеет никакого отношения к смерти Джеймса Даблдея. Его убил Одноглазый Джек.
        Джози торжествующе улыбнулась и теперь ждала вздохов и слез радости.
        Но ответом ей стала тишина.
        - Видите? - ехидно захихикала мать Стивена, обратившись к своим родственникам. - Я же говорила, что она лгунья. - Что нельзя верить ни единому ее слову. Одноглазый Джек? Что за вздор!
        - Мама, я предупреждал тебя… - произнес Стивен, делая шаг вперед.
        - Как вы смеете? - взвизгнула Мейвис Хейл. - Как вы смеете называть мою дочь лгуньей?
        - Значит, ты веришь мне, мама? Веришь в существование Одноглазого Джека?
        - Ну, я не знаю. Тебя преследовал пират? Дорогая, ты всегда была склонна к преувеличениям.
        - Ко лжи, вы хотите сказать! - выкрикнула мать Стивена.
        Послышались крики, проклятия и угрозы.
        Схватив Джози, Стивен поволок ее прочь из толпы, но не успели они сделать и пары шагов, как услышали громкий стук.
        Крики стали понемногу затихать.
        Джози огляделась, и ее взгляд упал на невысокую седовласую женщину. Она стояла на стуле и колотила длинной эбеновой тростью по столу.
        - Бабушка, - громко произнес Стивен.
        - Это твоя бабушка? - удивленно спросила Джози. - Мэгги, о которой мы читали в дневниках? - В тишине гостиной ее голос прозвучал неожиданно громко.
        Женщина улыбнулась.
        - Давно я не слышала этого имени. - Ее скрипучий голос дрожал. - Давно уже я не являюсь этой женщиной.
        - Маргарет, - обратилась к ней мать Стивена. - Что вы делаете? Немедленно сойдите со стула.
        - Ох, замолчи, Беатрис. Ты слишком много говоришь и мало слушаешь.
        Леди Даблдей не посмела возражать.
        - Это я виновата во всем, - произнесла Маргарет Даблдей, взглянув на Джози и Стивена. - Я давно должна была рассказать правду и положить конец вражде.
        Леди Уэстман, вы осмелились сделать это сейчас и заслуживаете всяческого уважения.
        - Я просто хотела вернуть доброе имя своему деду, - сказала Джози.
        - И это тоже моя вина, - с печалью в голосе призналась Маргарет. - Я струсила. Заговорила только сейчас, когда поняла, что мне ничто не угрожает.
        - Бабушка, о чем ты говоришь? - спросил Стивен, помогая леди Даблдей слезть со стула. - Что ты знаешь?
        Женщина посмотрела на Джози.
        - Я знала, что ваш дед не виноват. Вот почему, несмотря на давление со стороны семьи, никогда не обвиняла его и не пыталась упрятать за решетку. Мне казалось, это единственное, что я могу для него сделать. Я думала, этого достаточно, но ошибалась.
        Ока посмотрела на Джози и Стивена, потом на их родственников.
        - Видите ли, я была в комнате, когда Одноглазый Джек убил Джеймса. Пряталась за занавеской. Меня никто не заметил, зато я видела все. Видела, как этот пират убил моего мужа. Натана Хейла даже поблизости не было.
        Джози была слишком ошеломлена, чтобы говорить. Все это время рядом находилась женщина, знавшая правду. Женщина, которая могла бы избавить ее и ее семью от нескольких лет позора и стыда.
        Стивен словно прочел ее мысли.
        - Почему ты молчала? Почему позволила нам поверить сплетням и лжи? Ведь наши семьи на протяжении многих лет ненавидели друг друга.
        Маргарет опустила глаза.
        - Потому что я струсила. Я видела этого Одноглазого Джека. И очень боялась его. Ведь если бы я рассказала правду, он мог и меня убить. Какая из меня жена пирата! Я пряталась, вместо того чтобы бороться.
        Джози покачала головой. Она злилась на пожилую женщину, но, в то же время, понимала ее.
        - Вы не струсили, - тихо произнесла Джози, и все взгляды устремились на нее. - Вам надо было вырастить сына. Мой дед мог и сам защититься от скандалов и таких типов, как Одноглазый Джек. А вы остались совсем одна. - Взглянув на Стивена, Джози вспомнила, как он лежал на берегу, истекая кровью. - Могу себе представить, что значит потерять любимого человека. Хотя, благодарение Богу, мне не пришлось этого пережить. - Джози взяла морщинистые руки Маргарет в свои. - А сейчас вы все рассказали. Вы заговорили, когда нам это понадобилось. Спасибо вам.
        Пожилая женщина улыбнулась и сжала пальцы Джози.
        - Не думаю, что когда-нибудь смогу искупить свою вину перед вами, дитя мое. Но готова выполнить любую вашу просьбу.
        Джози вскинула бровь.
        - В таком случае расскажите нам о своей жизни на «Добром груме». Обожаю слушать истории про своего деда и Джеймса Даблдея, об их дружбе и приключениях.
        Спустя час Стивен вывел Джози из гостиной. Тихо и незаметно для всех он увлек ее вниз в библиотеку, где они впервые встретились.
        - Что ты делаешь? - спросила девушка, когда Стивен закрыл за собой дверь. - Мне хотелось послушать рассказ о битве при Корфу.
        Он улыбнулся и взял лицо жены в свои ладони.
        - Ты необыкновенная, знаешь об этом?
        - Да.
        Стивен рассмеялся и поцеловал жену.
        - Хочешь знать, почему я так считаю?
        Джози кивнула.
        - Ты видела, когда мы выходили из гостиной, что наши семьи сидят рядом и слушают мою бабушку? Это ты соединила их, Джози. Точно так же, как влезла в мое окно и соединила нас навсегда.
        - По-моему, ты тоже приложил к этому руку.
        - Ну, мое участие незначительно, - признался Стивен. Он заключил жену в объятия, и Джози, прильнув к нему, запечатлела на его губах страстный поцелуй.
        - Ты сама приключение, Джозефина Хейл. - прошептал Стивен. - Мое приключение. Что я буду делать, когда наскучу тебе?
        - Ты никогда мне не наскучишь, - пообещала Джози, глядя в голубые глаза мужа. - И я чувствую, что наши с тобой приключения еще не закончились.
        Раздался стук в дверь, и, прежде чем супруги успели отойти друг от друга, в библиотеку ворвалась мать Джози.
        - Вот вы где! Джозефина, мы всюду тебя искали. Мэдлин и Эшли пропали. Никто не видел их уже больше часа. Их необходимо отыскать.
        Увидев, что Джози и Стивен не собираются присоединяться к поискам, Мейвис всплеснула руками и побежала назад к двери.
        - Мэдлин! Эшли! - закричала она, и ее крики подхватили остальные гости.
        Джози повернулась к Уэстману:
        - Готов еще к одному приключению?
        Стивен поцеловал жену:
        - Ты знаешь, что готов.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к