Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Горюнов Юрий: " Возьми Меня С Собой " - читать онлайн

Сохранить .
Возьми меня с собой Юрий Горюнов

        Одиночество ей не грозит. Случайная встреча, оказывается, может вызвать волну чувств, которые она если и не забыла, то уже давно не испытывала, а хотелось. Счастье упустить легко, а чтобы этого не произошло, за ним нужно идти.
        «Первое время Андрей скучал без жены, но жизнь продолжалась. Она осталась в памяти, но нельзя жить только прошлым. Человек живя только прошлым, не верит в свое будущее. А оно у Андрея было, это он знал точно».
        «- Возможно, ты права. Порядочный мужик сейчас редкость. Он не нытик, знает жизнь, знает, что такое семья. А это значит, что если он пустит женщину в жизнь, то потом уже не отпустит, а от такого может уйти только дура. Дуры, мы бабы, дуры. Сохнем порой по мужику, не зная его, бегаем за ним, а получив, видим, что это просто красивый фантик, а другого и знаешь мало, а есть в нем что-то мужское, что делает жизнь счастливой»

        Юрий Горюнов
        Возьми меня с собой

        Глава 1. Ночной прохожий.

        - Какая чудная ночь, не правда ли?
        - Вы кто? - она обернулась на голос.
        - Ночной прохожий.
        Рядом стоял мужчина около тридцати пяти лет.
        - Если прохожий, то и проходите.
        - Поздно уже, а вы одна.
        - А вы, что защитник одиноких женщин или маньяк?
        - Ни то, ни другое. Я просто проходил мимо. Но если понадобится помощь, то мимо не пройду.
        Она посмотрела внимательнее на мужчину. Он был среднего роста. В свете ночных фонарей в темных волосах явно блестела седина на висках. Одет был в джинсы, ветровку, темные ботинки. На плече висел портфель. Простая одежда придавала не слишком респектабельный вид. Она вдруг поняла, что время позднее, хоть на улице еще были прохожие, но не многолюдно и любое обращение к ней в такой час незнакомого мужчины могло привести к неприятным последствиям. Испуга не было, но что-то защемило от непредсказуемости. Во взгляде мужчины не было желания знакомиться, уж, в этом она научилась разбираться. Взгляд его был просто спокойный и добрый. Скорее даже участливый.
        - Почему вы обратились ко мне?
        - Время позднее, вы стояли в одиночестве. Не должна женщина в такое время ходить одна, тем более стоять и смотреть на небо. Необычно это.
        - Что необычного в одинокой женщине? То, что поздно и одна? К сожалению, таких не мало. Но со мной все в порядке. Я живу рядом и район хорошо знаю. А вы значит решили познакомиться увидев одинокую женщину? - решила она проверить свою интуицию.
        - Отнюдь. Такой цели не ставил. Я также в одиночестве шел.
        - И решили его скрасить? - перебила она с иронией в голосе, - вряд ли я вам в этом помогу. Я не одинока.
        - Извините, но я уже сказал, что не ставил себе цель знакомства, тем более предложения скрасить ваше и свое одиночество от меня не поступало, но время позднее и мало ли что? Но не буду вам надоедать, пойду, - и он, поправив ремень на плече, направился дальше. Она была несколько удивлена таким поворотом событий. Нет, она не искала случайных знакомств, тем более в такое время и на улице, но она знала, что мила и интонация в его голосе если не безразличия, то равнодушия задели ее. «Действительно ночной прохожий», - подумала она, и, посмотрев по сторонам, заметила, что стоит на пустынной улице совсем одна, от чего стало чуть страшно.
        - Постойте, - крикнула она в спину уходящего мужчины.
        Он остановился и обернулся. Она подошла к нему: - Вы очень торопитесь?
        - Сегодня нет. Это тот редкий случай, когда я никуда не тороплюсь, что дало мне возможность просто прогуляться по ночному городу, а вот вы подвергаете себя опасности, гуляя одна.
        - Да, что-то я расслабилась. Не сочтите за назойливость, вы можете меня проводить? Становится страшновато идти одной.
        - А со мной значит нет? - иронично спросил он.
        - Как ни странно нет.
        - Вам куда?
        - Понятно, - произнесла она обреченно, - если я скажу, что живу в другом конце города, то вы скажете, что ваше свободное время закончилось, и что вас ждут.
        - Вы всегда додумываете за других, не давая высказать мысль?
        - По обстоятельствам.
        - Я имел ввиду географически, чтобы сориентироваться. Может быть надо такси поймать. А дома меня никто не ждет.
        - Такси я могу и сама поймать. Так что, одинокий ночной прохожий проводите? Я рядом живу.
        - Провожу.
        Она назвала улицу и дальше они пошли вместе не торопясь. Он не старался подстраиваться под ее шаг, а шел, как бы сам по себе.
        - Как вас зовут? - поинтересовался он, пройдя несколько метров, - не удобно идти в молчании, беседовать, не зная имени, не красиво, - пояснил он свое молчание.
        - Алена.
        - А меня Андрей. А почему вы так поздно идете домой?
        - Была у подруги. Засиделись. Пока ехала домой, то решила, что хочу прогуляться и вышла на две остановки раньше. Вечер такой приятный. А вы?
        - Давай перейдем на ты. Я иду от родителей, тоже засиделся, и живут они недалеко, поэтому тоже иду пешком.
        - Какой-то голос у тебя грустный, усталый что ли.
        - Я сильно недосыпаю в последнее время.
        - Что так? Много дел?
        Он промолчал, словно обдумывал ответ, идя и глядя перед собой, а затем произнес: - Дел много, но я хоть и устаю, но это приятная усталость от приятных хлопот, которые я, ни на что не променяю.
        Он снова замолчал. Причина его молчания была ей непонятна, он строго отвечал на вопросы и все, потом уходил в себя. Обычно мужчины старались привлечь ее внимание, говоря глупости и банальности, а этот молчал.
        - А почему тебя дома никто не ждет? Ты живешь один?
        - Я живу не один, но сегодня один.
        - Что семья уехала, и ты остался в одиночестве, которое тяготит? - с улыбкой спросила Алена.
        - Не угадала. Но я не хочу посвящать никого в свою личную жизнь, тем более незнакомого человека. Я же не спрашиваю, почему ты возвращаешься одна?
        - Спроси.
        - Я не до такой степени любопытен, чтобы интересоваться чужой жизнью. Мне своей хватает.
        - А я не скрываю. Я живу одна. Была замужем, развелась. Работаю начальником юридического отдела в одной крупной компании.
        - Ты всегда рассказываешь о себе первому встречному?
        - Нет, конечно. Но ты вызываешь доверие и мне захотелось тебе сказать. Неужели ты думаешь, что дожив до тридцати лет, побывав замужем, я хоть немного не научилась разбираться в мужчинах? Уже по манере поведения, по разговору, иногда можно вас понять. А уж по взгляду.
        - По взгляду? - спросил Андрей удивленно.
        Она, не останавливаясь, повернула голову и посмотрела на него. Седина на висках проступала еще ярче. Он разговаривал с ней, не поворачивая головы. Она снова устремила взгляд вперед и ответила: - Да, по взгляду. У некоторых он простой, ничего не отражающий, но у некоторых раздевающий. Разве у тебя такого не было?
        Тут он обернулся к ней и, улыбнувшись, сказал: - Как ни покажется странным, но не помню. Не буду лукавить, когда был молодой, было, но в последнее время не припомню. И какая у меня манера, интонация, взгляд?
        - Равнодушная манера, а взгляд не пустой, участливый скорее.
        - Почему так решила?
        - Ты просто констатировал, что хорошая ночь, а когда я дала тебе понять, что в собеседнике не нуждаюсь, пошел дальше.
        - Так просто? - снова удивился Андрей.
        - Так просто. У тебя не было интереса ко мне, как к женщине. Это несколько задело, но не обидело. Тогда я и подумала, что ты подходящий спутник, чтобы, не боясь идти домой с тобой.
        - А вдруг обманулась?
        - Не пытайся изображать из себя маньяка. У тебя не получается. В тебе другое нутро. Спокойствие, внутренняя уверенность и отрешенность.
        - Отрешенность?
        - Да, ты занять собой, своими мыслями. Для тебя мир словно не существует.
        - Тебя же заметил?
        - У тебя это вышло случайно.
        - Ты всех мужчин просвечиваешь своим рентгеном на характер?
        - До мелочей не доходит, но суть видна.
        - Что же, если ты такая умелая, опытная, развелась? Куда смотрела, когда замуж выходила?
        - Молодая была, глупая.
        - Повзрослела и поумнела.
        - Именно так. Потому и одна, что внимания хватает, не хватает одного взгляда. Одного единственного, но его, который только для меня. За таким можно идти.
        - А если он не поймет?
        - Я ему скажу - «Возьми меня с собой».
        - И все?
        - И все.
        - А может быть, ты плохо смотришь?
        - Может быть. Да и не собираюсь я искать взгляд в толпе поклонников. Я его почувствую, даже не видя.
        - В толпе? - Андрей ухмыльнулся, - большой у тебя выбор. Не хотел бы я быть в этой толпе.
        - Не фантазируй. Тебя там точно нет.
        - Ну, если так, то тебе стоит подождать?
        - Тебя?
        - Нет. Взгляда.
        - Я не жду. Я живу.
        От места их встречи до ее дома они дошли быстро, даже при их неторопливом шаге. Она действительно жила рядом.
        Так они дошли до подъезда ее дома.
        - Все, пришли. Спасибо, что проводил.
        - Мне это было не в тягость. Тебе спасибо, что заняла часть моего вечера. Ты права, дома в одиночестве время тянется медленнее, а сейчас уже поздно и можно просто прийти и лечь спать. Всего доброго.
        - А ты где живешь?
        - На Яблоневой.
        - Это же совсем рядом. Не видела тебя раньше.
        - Значит не судьба. Я пошел. Удачи.
        - До свидания, - произнесла Алена.
        Андрей повернулся и неспешной походкой направился вдоль дома, и скоро свернув за угол, скрылся.
        Посмотрев вслед уходящему мужчине, Алена поднялась в квартиру и, сбросив туфли, подошла к зеркалу, висящему в прихожей. Увидев свое отражение, хмыкнула - «Очень даже не плохо, как говорится «хороша, стройна, мила и умом и всем взяла». Даже странно, что он равнодушно попрощался. С одной стороны хорошо, что без проблем, а с другой, как женщине, неприятно такое равнодушие». Постояв и оценив себя, она прошла в комнату, где включив торшер села в кресло, спать не хотелось.
        «Странная встреча, - подумала она. - А чем? Хотя бы тем, что он не попросил номер телефона, не напрашивался в гости на чай? Просто проводил и ушел. Разве это не странно? Во всяком случае для меня? Я привыкла к мужскому вниманию, даже просто так. Сегодня был свободный вечер, и так получилось, что вчера поссорилась с Кириллом, иначе сегодня не пошла бы к подруге и уж тогда точно не было бы этой случайной встречи. Странного знакомства. Он тебя заинтересовал? - мысленно разговаривала она сама с собой? - Да, заинтересовал, что скрывать. Спокойный он, хоть и усталый. Что про личное не стал рассказывать, тоже его плюс. Не плачется. Мало ли что у него случилось. Может быть, тоже развелся и переживает. Ищешь причину в чем особенный? Ищу. Хотела бы с ним увидеться. Без планов. Просто, как с собеседником. Не отказалась бы. Жаль, что он не спросил мой номер телефона, но не спрашивать же самой. Ладно, если судьбе угодно, то увидимся еще. Ну да, на судьбу легко свалить. Если увлек, то уж прояви инициативу, под прикрытием случая. Утро вечера мудренее», - решила она.
        Отогнав мысли о ночном прохожем, Алена направилась спать.

        Глава 2. Андрей.

        Андрей действительно жил недалеко от дома Алены. Когда он шел вдоль ее дома, то чувствовал, что она смотрит вслед. «Не оборачивайся, - говорил он себе, - будь сильнее и не показывай свой интерес к ней. Что мне эта женщина? Случайное знакомство. Проводил и ладно». Уже зайдя за угол дома, он почувствовал себя свободнее и веселее зашагал к дому. Ночь действительно была удивительно тихой и спокойной и в этой тиши раздавались его одинокие шаги, лишь изредка нарушаемые звуком машин, проезжающих по спальному району. «Город спит, почти спит, вон только в некоторых окнах еще не погашен свет. Там свои радости и печали» - размышлял он, идя по улице. Даже легкий ветерок не дотрагивался до листьев на деревьях, и они стояли, смиренно опустив их, - замечал он, проходя дворами. «И ничего я не странный, даже замечаю, что листья не шелохнуться. И вот ее заметил, что стоит одна. И что меня толкнуло подойти и спросить? Ничего. Простое любопытство и сочувствие к одинокому человеку в позднее время».
        Придя домой, Андрей переоделся и прошел в душ, чтобы смыть не столько пыль летнего дня, сколько усталость, а затем заглянул в одну из комнат, где среди прочей мебели пустовала детская софа. На полу аккуратно были сложены игрушки, а в углу лежала большая мягкая игрушка - тигр. С этой игрушкой иногда засыпал его сын Сережка. Андрей улыбнулся мягкой, доброй улыбкой, словно что-то вспомнив, и не закрывая дверь, прошел в свою комнату, зал у них с сыном был общим.
        В своей комнате он не включая свет лег, но сон не шел. «Мужская квартира. Жаль Сережка так и не увидел свою маму, которая могла создать уют их дома», - подумал Андрей, глядя в потолок. Ему приходилось самому потихоньку приучать сына к порядку, что иногда удавалось. Порядок в комнате сына, на который он обратил внимание, они наводили вместе, когда вчера вечером собирались к бабушке и дедушке. Сегодня с утра Андрей отвел сына к ним, так как на другой день уезжал в командировку. Сережка любил у них бывать. Еще бы! Кто его будет так баловать как не они. Вот он и задержался у них, дожидаясь пока сын уснет, потом посидел с родителями и уже поздно возвращался в пустую квартиру, в которой тихо жило одиночество, дожидаясь своего хозяина.
        Его жена, мать Сережки, умерла при родах. У него не было претензий к врачам, они старались сохранить ей жизнь. Не получилось. И вот уже четыре года они с сыном живут одни. Было безумно трудно, и он не знал порой, что делать, но не впадал в отчаяние, не имел на это права. У него был сын, и его жизнь была важнее его сложностей. Первое время с ними жила бабушка, потом они стали жить одни, а уже когда сына повели в садик, стало легче. На работе все понимали и при возможности переносили лекции. Андрей преподавал философию в институте и бывая на виду не мог себе позволить себе расслабится, поэтому его всегда видели добродушным и улыбающимся, и лишь в редкие минуты одиночества он мог позволить думать о своем, не цепляя улыбку на лицо. Лишь не многие понимали, как это тяжело ему дается. Он старался быть примером сыну в манерах, в одежде. Студенты, особенно студентки, относились к нему с симпатией. Он еще интересовал женщин. А почему бы и нет? Он хорошо выглядел. Его жена, иногда смеясь, говорила, сколько ей пришлось потратить сил, чтобы отбить его от других женщин. Андрей познакомился со своей женой в
институте. Уже тогда он преподавал, а она была студенткой, но не по его специальности и познакомились в столовой. В дальнейшем, экзамены по его профилю она сдавала другому преподавателю, чтобы не было разговоров. Все это было в прошлом. Он жил не только для сына, он старался жить и для себя, понимая, что сын вырастет и у него будет своя жизнь. Первое время Сережка спрашивал, где его мама, особенно, когда пошел в садик и Андрей считал, что правда всегда лучше и как мог, объяснил сыну, почему они живут одни.
        - Значит, у меня никогда не будет мамы?
        - Я не знаю. Может и будет.
        - Но мама же бывает одна! Не бывает много мам.
        - Та, которая тебя родила - одна, но иногда бывают мамы, которые воспитывают детей.
        - Как воспитатели в садике?
        - Нет. Воспитатели это работа. А такая мама живет с тобой в одном доме, заботиться о тебе, готовит, помогает, гуляет с тобой.
        - А с тобой?
        - И со мной тоже, если такая будет.
        - Если такая мама придет, ты мне скажешь?
        - Нет, не скажу. Ты сам ее узнаешь, та ли эта мама, с которой ты захотел бы жить в одном доме.
        Сын задумался, а потом сказал: - Когда я увижу такую маму, я тебе скажу.
        - Э, нет, - засмеялся Андрей, - так не пойдет. А вдруг у этой мама есть своя семья, где есть и папа, и мама и дети. Это полная семья.
        - А у нас не полная?
        - Полная, полная. Полнее не бывает. Но мамой может быть только если женщина одна.
        - Одной плохо, скучно.
        - Скучно, но вот мы вдвоем живем и нам не скучно. И вообще всему свое время. Как увидишь, так и скажешь мне, - подвел итог разговору Андрей.
        Это было с год назад. С тех пор, когда в их доме появлялись женщины - коллеги по работе, медсестры, врачи, сын внимательно смотрел на них, но ничего не говорил. Андрей это замечал и, улыбаясь, молчал.
        Все это он вспомнил лежа на диване. Он не вешал фотографию жены на стенку, потому как считал, что память живет не в фотографиях, а в людях. Но главное было не это. Он показывал сыну фотографии его матери, которые хранились в семейном альбоме, бывал с ним на кладбище, но не хотел травмировать психику ребенка. Пусть он знает, что у него была мама, которая его родила, но не хотел лишний раз напоминать ему, что ее больше нет, а фото на стене это всегда напоминание. Для кого-то это может показаться жестоким по отношению к ушедшим, но он так не считал.
        Первое время Андрей скучал без жены, но жизнь продолжалась. Она осталась в памяти, но нельзя жить только прошлым. Человек живя только прошлым, не верит в свое будущее. А оно у Андрея было, это он знал точно.
        По прошествии лет трех друзья и родители начали говорить, что пора бы возможно и жениться, не старик же. Даже родители жены, которые жили в другом городе и иногда навещали внука, и то говорили о том же, что ребенку нужна мать. Андрей отшучивался:
        - Кому нужны сразу два мужика? Женщина сначала одного приручает, чтобы привык к ней, а тут сразу двое. Сын сам выберет ту, которая ему понравится и нужна, а я уж оценю его вкус и мы с ним сообща решим, что делать дальше.
        «И вот эта случайная встреча. Интересная женщина, красивая и очевидно не глупая, но это просто миг в его жизни. Был и исчез. Правильно сделал, что не стал говорить о личном. Это их с Сережкой дело, их жизнь. Зачем успешной женщине чужая жизнь двух мужчин. Ты сам за нее решаешь? Нет, не решаю, не хочу привыкать, - размышлял он о встрече. - У меня были встречи с женщинами, но сына с ними ни к чему было знакомить. Время лечит, и я остаюсь мужчиной и, надеюсь привлекательным мужчиной. Иногда я и сам не против завязать знакомство, как например, сегодня, но, увы, не всегда могу это себе позволить. Сын не мешает, но все-таки внутренний тормоз есть.
        С этой женщиной, Аленой, я был бы не против знакомства, но и торопиться не хочу. А честно боюсь влюбиться, вот потому и телефон не стал спрашивать. Если судьбе угодно, то она повторит встречу, а нет, значит так и должно быть. Все останется, как случайная встреча, которых так много в жизни. Все пора спать. Утром собирать вещи и ехать».

        Глава 3. Встреча на дороге.

        Отсутствовал он всего три дня, но за это время соскучился по своему сыну, да и быть не могло быть иначе. Это был самый близкий и любимый человек в его жизни. Днем Андрей был занят в институте - читал лекции студентам, засиживался на кафедре просматривая конспекты, а один вечер провел в гостях у коллеги. Только когда возвращался вечером в гостиницу, он оставался один. О сыне он вспоминал в любое свободное время, но не звонил, считая, что парень должен расти самостоятельно и без привычки, что всегда рядом будет отец, да ему там было и так не плохо. За эти три дня ночная встреча отодвинулась в дальние уголки памяти, и он о ней не вспоминал, как часто не вспоминают о случайном событии, не имеющем последствий для жизни.
        Поезд приходил поздно и Андрей не стал заезжать к родителям за сыном, как и звонить. Усталый от дороги и соскучившийся пусть по мужскому, но все таки своему дому, он сразу лег спать и лишь утром, зная, что сын и родители проснулись, позвонил. Трубку взял отец, но услышав голос Андрея, позвал внука, и тот едва схватив трубку спромил:
        - Ты совсем вернулся?
        - Совсем.
        - А когда меня заберешь домой?
        - Сегодня после обеда.
        - Тогда я в садик не пойду. Можно?
        - Можно.
        - А мы куда пойдем, когда придешь?
        - Вот приду, и решим, а ты пока придумай, передай трубку дедушке.
        Андрей попросил отца не отводить Сережку в садик, потому что он закончит пораньше и зайдет за ним.
        - Балуешь ты его. Нарушаешь режим, - старался отец придать строгость голосу.
        - Ну, не тебя же мне баловать. А режим для того и существует, чтобы его нарушать.
        Окончив разговор, он собрался и вышел из дома, направляясь на работу.
        Был конец весны, дни стояли теплые и он, имея в запасе время, неторопливо шел по тротуару вдоль дороги к остановке троллейбуса. Поездки в общественном транспорте не напрягали его, даже при наличии собственной машины, пользоваться которой он не любил. На троллейбусе без пересадок он доезжал до института, чем снимал с себя заботу о парковке. Родители жили не далеко от их с Сережкой дома, и они с сыном часто возвращались от них пешком, что давало возможность побыть подольше рядом, да и что мог увидеть ребенок из окна машины. А так они шли не торопясь, Сережка задавал вопросы об увиденном, а Андрей на них отвечал, что делал с удовольствием. Времени на сына он не жалел и при любой возможности старался проводить его с ним. Не известно, кому это больше доставляло удовольствие ему или сыну.
        Когда до остановки оставалось метров пятьдесят, рядом с ним остановилась машина и посигналила. Андрей остановился и повернулся, обратив внимание на темную «Мазду». Боковое стекло опустилось, и он увидел, что на него улыбаясь, смотрела Алена.
        - Доброе утро, ночной прохожий! Тебя подвезти?
        - Если по пути.
        - Садись, разберемся.
        Андрей подошел к машине и сел.
        - Так тебе куда?
        Он назвал адрес института.
        - Ясно. Ты там работаешь?
        - Преподаю философию.
        - Ого, значит ты мыслящая личность. Мне по пути. Поехали.
        Андрей пристегнулся ремнем безопасности и поудобнее устроился в кресле. Он старался не смотреть на нее, так как, садясь в машину, заметил, что она в юбке, а так как когда женщина садиться, то длина юбки словно укорачивается, открывая ноги для обозрения. Ей было что показывать, вот он и увидел красивые женские ноги, и чтобы не смущаться, смотрел вперед, так как ее ноги приковывали взгляд.
        Разве мог он догадываться, что все эти дни, после той ночи их знакомства, она специально проезжала по улице, на которой он жил, а затем выезжала на проспект, в надежде увидеть его. Она решила не отдаваться воле судьбы, а попытаться взять ее в свои нежные руки. И вот сегодня она его увидела, неторопливо идущего вдоль улицы и даже немного удивилась, что он идет пешком. Не говоря о своих действиях, едва они тронулись, задала вопрос:
        - Как проходят ночи? Также в одиночестве? И вообще, есть какие либо изменения в личной жизни с момента нашего знакомства?
        - К счастью изменений нет, что говорит о стабильности, да меня и не было в городе. Я уезжал в командировку, только ночью вернулся.
        «Теперь понятно, почему его не было видно» - подумала Алена, но вслух сказала: - А всегда в это время ходишь на работу?
        - Нет. Все зависит от расписания.
        - Несколько не привычно видеть успешного мужчину и без машины. Всегда пользуешься общественным транспортом?
        - Ты мне грубо льстишь, говоря об успешности. Но я не люблю ездить на машине, да она и не особо нужна, а так сидишь и смотришь по сторонам. Спокойно все. Поэтому пользуюсь, но не часто.
        - Это да. Порой пока добреешься до работы, все нервы натянешь.
        - Вот потому я их и берегу, - улыбнулся Андрей, - пригодятся еще. На натянутых нервах играть другим легче, потому как настроены и готовы, чтобы на них поиграли чужие люди.
        - Ага, а на расстроенных жить легче? Так что ли?
        - Расстроенные не значит негодные. На расстроенных играть не интересно, вот и спокойнее.
        - Это верно.
        Алена умело вела машину, успевая поддерживать разговор и смотреть за обстановкой на дороге. Андрей обратил внимание, что она не лихачит, не делает резких движений.
        - Но ты не ответил на первый вопрос об одиночестве?
        - Да все по-прежнему. А в командировке дел было много, не до одиночества.
        - И молодые студентки не спускали глаз с преподавателя, внимая то ли его голосу, то ли наслаждаясь приятным мужчиной, - закинула удочку Алена. - Глазки строили?
        - Не замечал. Не знаю как другие, но у меня барьер в этом вопросе.
        - Знать бы еще, где она эта грань, за которую не стоит заступать - произнесла она задумчиво, - но это говорит о многом. Жену значит, любишь, уважаешь.
        На ее реплику Андрей не стал реагировать, но подумав, сказал: - Чтобы не было вопросов на данную тему, скажу, нет у меня жены. Была, а теперь нет.
        - Извини, я не хотела тебя задеть.
        - Все нормально.
        Андрей даже был благодарен ей за интерес. С одной стороны он видел, что она окольными путями, второстепенными вопросами пытается выяснить хоть что-то о его личной жизни, а с другой он был сам не прочь сказать этой симпатичной ему женщине, что не женат. О сыне он не хотел говорить. Скрывать не собирался, но и просто так, второй раз, видя человека, сообщать о своей семье не хотел. В конце концов, случайная встреча, хоть и повторилась, но это была простая случайность. Знал бы он об этой случайности. А сын - его жизнь и он не променяет его ни на какое женское внимание. Во всяком случае, пока сын еще не подрос хоть чуть-чуть, то он наступит на горло собственным чувствам. Он понимал, что это не правильно, что сын вырастет и будет жить самостоятельно, а он может остаться один, но пока он мал, Андрей считал, что если что должно случиться, то случиться и его сын все примет. Но и цели, привести в дом женщину не ставил. Сын не разменная монета в его жизни. Подумав об этом и понимая, что пауза затянулась, он продолжил:
        - Мы едва знакомы, а я не любитель говорить о личном.
        - Это я заметила, - смеясь, подтвердила Алена.
        - Тяжело общаться с внимательной женщиной.
        - Ты не прав. С внимательной женщиной легко. Она, кроме того, что видит, еще и чувствует. Она понимает, во всяком случае, пытается понять, а не досаждать вопросами, которые не к месту.
        - Ты относишь себя к таким?
        - Хотя бы пытаюсь.
        - Часто удается?
        - Когда как. Но бывает приходиться и задавать вопросы в лоб. Все зависит от собеседника.
        - Как со мной, например?
        - Не льсти себе. До этого не дошло.
        - А думаешь может дойти?
        - Это как идти будешь. Широко или семенить на встречу.
        - А как надо?
        - Спокойно, без суеты и остановок, чтобы не заблудиться в собственных мыслях.
        - Когда есть мысли это хорошо, значит, еще есть место не только для дел, но и помечтать можно. Или нельзя?
        - А ты уже в мечтах? - парировала она с улыбкой.
        Андрей боковым зрением, стараясь не опускать глаза на ее ноги, заметил, какая у нее милая улыбка.
        - И о чем мечтать собрался, расскажешь?
        - Если будет случай, то в другой раз, потому как мы уже приехали. Останови здесь, чтобы не крутится по улочке.
        Алена включила поворотник и плавно остановила машину у обочины, отстегнула ремень и повернулась к нему:
        - Я думаю, не стоит рассчитывать на другой случай, и чтобы другой раз был, то подожди. - Она наклонилась к нему и открыла перчаточный ящик. Ее волосы чуть коснулись лица Андрея, и он почувствовал приятный терпкий запах духов. Дыхание от ее близости перехватило. Алена достала из ящика визитку и ручку, закрыла его и выпрямилась ехидно улыбаясь. Андрей понял, что данный маневр был не случаен. Она записал на визитке свой домашний и сотовый телефон, и протянула ему: - Возьми. Звони. Мне приятно с тобой общаться. Напрашиваться не буду, но и уклоняться от разговора тоже не буду.
        - Спасибо. Я позвоню, - ответил он, беря визитку, - обещаю.
        - Поживем, увидим цену твоих обещаний.
        - Спасибо, что подвезла. До встречи.
        - Даже так! Это прогресс, - удивилась она, - тогда до встречи.
        Андрей вышел из машины и направился к зданию института. Алена, чуть задержав на нем свой взгляд, включила передачу и отъехала от обочины.

        Глава 4. Обсуждение.

        Алена приехала на работу вовремя, даже, несмотря на небольшой крюк, что ей пришлось сделать, подвозя Андрея. Время до начала рабочего дня еще было. Войдя в здание, она машинально здоровалась с коллегами по работе. Поднявшись на лифте на четвертый этаж и выйдя в коридор, она встретилась со своей подругой, Татьяной, у которой в тот вечер была в гостях.
        - Привет, - поздоровалась Татьяна и, взглянув на подругу, спросила: - Что это ты такая довольная с утра? Поверить в то, что работа для тебя праздник, и ты летишь сюда, не могу. Разве только появились крылья любви, но это уже область личного. Я не права?
        - Наблюдательная ты моя, - вместо приветствия ответила Алена, - все видишь, понимаешь.
        - Ну, не вчера родилась, чему-то научилась. Значит права, - констатировала подруга, - и велики крылья?
        - Не торопись. Давай начнем день, потом загляни ко мне.
        - Хорошо.
        Они пошли, каждая по своим делам. Алена, войдя в кабинет, положила сумку на стул рядом со столом и села в кресло. Работать настроения не было, потому, как мыслями она была еще там. Что значит его обещание и сколько ждать его выполнения? Нельзя сказать что она очень ждала, но все таки. Словно отбрасывая личные мысли и переключилась на работу. Разобрав бумаги, она прошла в кабинет, где сидели ее сотрудники:
        - Всем доброе утро, - радостно обратилась она к ним. В ответ раздался разрозненный хор голосов в ответ. У нее была хорошая атмосфера в отделе. Она подбирала сотрудников не только по профессиональным качествам, но и по личным, так как понимала, что в работе ее отдела важна атмосфера, чтобы сотрудники могли заниматься делом, а не переживать о чем-то еще, разбирая ситуации, кто прав, кто виноват. Она сама начинала с рядового и кухню отношений знала хорошо. Алена не была добреньким начальником, но и не была жесткой. Если было необходимо, то наказывала, но всегда объясняла промахи, что признавалось сотрудниками, как их ошибка, за которую надо расплачиваться. Во всяком случае, ее решения не зависели от ее настроения, за это ее и любили, уважали, но не боялись.
        Она остановилась в дверях, осмотрела сотрудников, и сообщила, что если есть документы на рассмотрение, то она будет до обеда, а потом уйдет на совещание. Получив молчаливое подтверждение, что ее информация принята, вышла из комнаты. Двери их кабинета часто не закрывались, и она не стала ее закрывать, но едва выйдя за дверь, услышала, как кто-то сказал:
        - Вы видели ее выражение лица?
        Алена не любила подслушивать, да и разговоры о ней ее особо не интересовали, но здесь она задержалась, чтобы узнать, что дальше, благо в коридоре никого не было.
        - Да, сегодня она прямо излучает радость, - поняла она, что говорит Аня.
        - Может влюбилась?
        - Все может быть, она женщина привлекательная и свободная. Имеет право на счастье.
        - Да право у нас у всех есть. Я ее пару раз видел с одним мужчиной, из машины выходила. Чувствуется обеспеченный и внешне не плох. Может замуж предложил?
        - А что мужчина должен быть обязательно обеспеченным, чтобы за него замуж выходить?
        - В основном, вы таких и ищите, чтобы все и сразу. А пока ищите, время идет, а потом смотрите, кто был обычным, оказывается не так плох, но, увы, уже женат.
        - Это к ней не относится, - снова сказала Аня, - она самостоятельный человек. Не мне судить, но я думаю, что для нее состоятельность не главный критерий, во всяком случае, теперь. Надо испытывать чувство к человеку, а не к его материальному положению. Она умная женщина и разберется сама, но глаза сияют, это верно.
        «Если бы, - подумала Алена, - кто бы помог разобраться». Дальше стоять было опасно, и она вошла в кабинет, дверь которого была рядом.
        До обеда все шло своим чередом, никаких неожиданностей не было, обычная плановая работа. Татьяна зашла к ней перед обедом:
        - Пойдем, перекусим? Не заходила, потому как у самой работы много, да и поговорить не дадут. А вот обед наше время.
        - Пошли, только не в наше кафе, а пойдем, посидим рядом в ресторанчике.
        Они вышли из здания и, пройдя метров сто, вошли в небольшой ресторан, где они иногда обедали, укрывшись от знакомых. Когда сели за стол и официант принес заказ, Татьяна спросила:
        - Давай, рассказывай. Не томи, а то я вся уже, как на иголках сижу.
        - О чем рассказывать?
        - Откуда я знаю о чем! Начнем с того, почему вдруг сегодня такая радостная.
        - А что, до этого ходила хмурая?
        - Да у тебя глаза сияют, свет выключи и то светло будет.
        - Я сегодня уже случайно услышала про мои сияющие глаза, - и она рассказал, что услышала от сотрудников. С Татьяной они были знакомы давно. Обе пришли в компанию рядовыми, обе поднимались по служебной лестнице, обе вышли замуж, только Татьяна уже родила девочку и не развелась, как Алена. Отношения у них были прямые и обе правильно понимали друг друга.
        - Ну, вот видишь, это заметно всем, а ты о чем рассказывать! Что помирилась с Кириллом, он сделал тебе предложение, и ты согласилась?
        Алена, чуть подумав, ответила: - К счастью, нет.
        - К счастью? Вот с этого момента поподробнее. Что случилось у тебя за эти несколько дней? Или разногласия с Кириллом стали счастьем? Что ты носишь в себе, чего я не знаю?
        - Может быть, к счастью я сказала слишком уверенно, но хочется надеяться, что верно. В тот вечер, когда я шла от тебя, я вышла на две остановки раньше, не доезжая до дома. Вечер был чудный, и я решила пройтись пешком.
        - Ты с ума сошла! В такое время! Все, больше я тебя без такси не отпущу, - перебила ее подруга.
        - Это было случайное стечение обстоятельств, но кое в чем ты права. Я вышла и остановилась, посмотреть на небо и в это время проходящий мимо мужчина сказал, что чудная ночь.
        - Судя по тому, что ты жива и невредима, не маньяк!
        - К счастью нет, но не перебивай. Если коротко, то он напомнил мне, что время позднее и опасно ходить одной. Я сначала сказала, чтобы он проходил мимо, но потом поняла, что он прав и попросила проводить.
        - Ты сумашедшая. Ночью, случайный мужик. Но хоть порядочным оказался и приставал? - пошутила подруга.
        - С твоей точки зрения нет, не порядочный. И как видишь, я жива. Он как-то сразу расположил к себе, с расспросами обо мне не приставал. Проводил и все.
        - И все?
        - И все, - подтвердила Алена, - не спросил номер телефона, не напрашивался в гости. Я, конечно, не сильно избалована, но внимание мужчин ко мне, я вижу. А тут ничего.
        - Кто бы говорил, не избалована! Видишь теперь и ночью подходят, мало им дня, - встряла подруга, - ну что за мужики пошли. Красивая, одинокая, ночью, одна, а он просто проводил. Действительно необычно как-то, чтобы тебя проводить и оставить без дальнейшего внимания? А может у него другая ориентация?
        - Да ладно тебе, - засмеялась Алена, - все у него нормально.
        - А ты откуда знаешь? Не было же ничего? Или было? Но все равно он тебя зацепил.
        - Зацепил, - констатировала подруга, - есть в нем что-то мужское - уверенность, спокойствие.
        - Дуры, мы бабы. Не всегда же надо ждать инициативы от мужика, может быть, надо было самой? Ну, инициативу проявить?
        - Что к себе ночью в гости приглашать?
        - А что, раз зацепил, пусть дальше цепляет.
        - Прекрати. Вот я эти дни и проявляла инициативу. Как дура, ездила по улице, где он живет, в надежде, как бы случайно встретить. Он недалеко живет. А он представляешь, был в командировке.
        - Вот гад, проводил, заинтересовал девушку и смылся в командировку. Все мужики такие, как до дела доходит у них дела, а у нас голова болит. Так что дальше?
        - Сегодня встретила и даже подвезла до его работы.
        - Он что пешком ходит на работу?
        - Ездит на троллейбусе.
        - Это уже напрягает. Слабенький вариант. А где он работает?
        - В институте, преподает философию.
        - Так он мыслитель! Бюджетный мужчина, - грустно сказала Татьяна, - даже не чиновник.
        - Я не спрашивала его о доходах, но выглядит прилично, не броско, но достойно. И машина есть, но он не любит ей пользоваться.
        - Наверное, такая, что стыдно ездить. А как он в семейном плане? Это же самое основное?
        - Он не рассказывает о себе. Известно, что жены нет, как он сказал «была, а теперь нет», но сказал грустным голосом.
        - Значит, разведен и возможно переживает. А дети?
        - Про детей не знаю, но как поняла, живет в своей квартире.
        - А лет то этому бюджетному мужчине сколько?
        - Лет тридцать пять.
        - Ну, что подведем итоги, - уверенно начала подруга, перейдя к кофе, после того, как официант унес остатки обеда, - возраст подходящий, что был женат - не плохо, знает цену семейной жизни. За бабами не бегает, что не рассказывает все о себе сразу, значит не трепло, умеет сдерживать эмоции. Один минус - материальное состояние. Его надо уточнить, а так будем брать. Пусть нам его завернут, - засмеялась она.
        - О какой семейной жизни ты говоришь, - засмеялась Алена, - я его почти не знаю.
        - Узнаешь. А как он к тебе отнесся сегодня? Что ты почувствовала?
        - Мне, кажется, я ему понравилась.
        - Еще бы ты не понравилась, тогда он просто слепой. А что касается материального, то увидим, что и как. Не все преподаватели бедствуют, - снова подвела она итог. - И что дальше? Договорились о встрече?
        - Я все взяла в свои руки. Дала ему свою визитку с номерами телефонов.
        - И это правильно, а то жди, когда он сам спросит. А как же Кирилл?
        - Не знаю. Кирилл надежный, но…
        - Вот именно, но. Он, конечно, обеспеченный, не глуп, не урод, но нет в нем, как бы сказать, блеска в глазах. Он слишком правильный и не умеет радоваться мелочам в жизни, а жизнь, как ни банально звучит, состоит из мелочей. Вот у меня, Катька, что-то делает, и я радуюсь, а муж? То футбол, то хоккей. Кричит, ругается на них, я на него за крики, а сама в душе радуюсь - нормальный мужчина с эмоциями. Радуюсь просто поступкам, словам, хоть порой и ругаюсь. Надо видеть будущее в своей жизни сердцем, но, не отрываясь от настоящего. Этого порой многим не хватает. Нам ли, женщинам, не знать этого. Нормальной женщине, как бы она себя не убеждала, нужна семья. Можно делать карьеру, но на финише, достигнутое не приносит радости, если нет спутника, с которым можно радоваться мелочам или просто помолчать. Так что теперь?
        - Жду звонка. Обещал позвонить, вот и узнаю цену его обещания. Подожди денька три, и если не позвонит, плюнь. Не стоит он тогда ожидания. Знаешь то его без году неделю, чтобы думать о нем. Такая женщина дала телефон, а он обещает. Да он должен был позвонить через десять минут и умолять о встрече. Он не единственный мужчина в мире. Только свистни, набегут лопатой не отобьешься.
        - Я не умею свистеть и лопаты нет.
        - Я научу и лопату подарю. А что Кирилл не звонил?
        - Звонил, - соврала Алена, чтобы не углубляться в тему, но я уклонилась от встречи.
        В это время мобильный телефон известил, что кто-то хочет поговорить с хозяйкой. Алена взяла его со стола, куда положила придя, посмотрела, что номер не известен, но ответила:
        - Слушаю.
        Дальше Татьяна могла слышать только ее ответы. - Согласна… Хорошо… В шесть.
        Когда она выключала связь, то увидела вопросительный взгляд подруги.
        - Ну, вот. Он позвонил, Да, я тебе не сказала, его зовут Андрей. Сказал, что звонит, как и обещал, предложил встретиться завтра, сегодня он занят и попросил быть без машины, за мной заедет на своей.
        - Недолго он сопротивлялся. Завтра и увидим, как выглядит и на чем приедет.
        - Увидим?
        - А ты как думала! Я, конечно, с вами не поеду…
        - Надеюсь, - засмеялась Алена.
        - И не прошу знакомить, - продолжала подруга, - но издалека посмотрю. Не могу же я пропустить это событие мимо. Твоя судьба мне не безразлична. Он когда приедет?
        - Ты же слышала в шесть.
        - Все, завтра, ты должна выглядеть так, чтобы он был сражен наповал.
        - Ну, да боевая раскраска?
        - Вот как раз нет. Все в меру, скромненько так. Не надо давать повод ему задуматься о твоем материальном достатке, а то еще подумает, что не потянет. Занижать впрочем, также не стоит. Все обед прошел не зря. Пошли.
        Они расплатились и вышли. Остаток рабочего времени прошел на совещании, а после него зашла в кабинет, взяла сумку и поехала домой. Уже в конце дня позвонил Кирилл, но она ответила, что завтра встретиться не сможет.

        Глава 5. Решение.

        Этот день у Андрея был тоже день под знаком эйфории. Он хоть и не вспоминал до встречи на дороге об Алене, но был увидеть ее снова. Отсутствием внимания со стороны женщин он не страдал, но все старался перевести в отношения либо коллег, либо дружеских. Здесь все было иначе. Мало того, что она была привлекательна, хотя это естественно играло роль, она ему просто нравилась. Он не старался понять почему, так как искать ответ на этот вопрос глупо. Это недостаток можно обосновать, а положительные качества порой на уровне чувств. Предложить свой номер телефона он посчитал неудобным, чтобы женщина и звонила? Спросить ее номер, он откровенно боялся. Боялся простой улыбки и вежливого отказа. Общего ничего нет, так случайная встреча, да и что он может ей дать? Она свободная женщина, он свободный мужчина, но не один. Это только в кино так все красиво, а чтобы женщина вошла в жизнь мужчины, который воспитывает ребенка. Это возможно, но слишком сложно. Да и как Сережка ее примет неизвестно. Но сейчас все было по-другому. У него был ее номер телефона, и он хотел бы ей позвонить уже сейчас, но не решался.
        Около дверей института его догнал коллега по работе, Никита и дальше они пошли вместе.
        - Привет! Как съездил?
        - Привет, как обычно, все хорошо.
        - А у тебя что, появился личный водитель?
        - Не понял.
        - Я видел, как ты выходил из машины, как раз проезжал мимо и надо сказать, что кадры ты себе умеешь подбирать.
        - Знакомая подвезла.
        - И на сколько знакомая?
        - Не на столько на сколько ты думаешь.
        С Никитой у них сложились добрые, приятельские отношения. Это был веселый, добродушный мужчина, но не трепло. В общем, это был человек, с кем Андрей мог чем-то поделиться.
        - А жаль. Сколько тебе уже твержу, что время идет и не против тебя движется, а по пути с тобой отмеряет возраст. Пора задуматься о семье.
        - У меня есть семья и говорили уже на эту тему. Но это как лотерейный билет, все на удачу.
        - Значит, всю жизнь будешь билеты лотерейные таскать? Но знаешь, для того чтобы выиграть в лотерею удачу, билет надо хоть иногда покупать. А ты все мимо лотка с билетами ходишь.
        - Откуда ты знаешь?
        - Ну, вот давно вы знакомы?
        - Два раза виделись.
        - Ты глуп, Андрей. Без общества женщины у тебя притупляются чувства, ты не видишь даже явного.
        - Например?
        - Вот виделись всего два раза. Кстати, как познакомились?
        - Перед командировкой шел от родителей домой и увидел одинокую женщину. Время было позднее, и предложил проводить.
        - И все?
        - Проводил и пошел домой.
        - И телефон не спросил?
        - Нет. Зачем? Да и неудобно было. Оказал услугу. Она стояла и смотрела на небо, а я проходил мимо и подумал, мало ли что может случиться, вот и предложил. А по дороге поговорили немного. Она свободная женщина, а я? Я не настолько свободен, о чем, кстати, не жалею.
        - Нет, Андрюша, ты глуп. Ты уже знаешь, что она свободна, кем работает, и ты ничего не понял. Да с какой стати она тебе все это рассказала? Я допускаю, чтобы поговорить. На первый раз. Но на второй раз она подвозит тебя на работу.
        - Да что ты пристал! Она живет недалеко. Я езжу на троллейбусе, она на машине, где мы могли встретиться?
        - Андрей постой, - Никита взял его за руку и отвел к окну, чтобы не стоять посередине коридора, которым они шли, - не понимаешь словами, буду говорить по слогам. Во - первых, если бы ты был ей не интересен, то она даже увидев тебя, проехала бы мимо. Но она ехала по правому ряду, около тротуара?
        - Не знаю. Но остановилась рядом.
        - А я не думаю, что она всегда ездит этим маршрутом. Во вторых, как понимаю, ей оказалось по пути. Так?
        Андрей кинул головой, а Никита продолжил, - что совсем не факт. Ты знаешь, где она работает?
        - Она дала визитку.
        - Давай посмотрим.
        Андрей достал визитку, и они посмотрели на название организации и адрес.
        - Ну, вот тебе и ответ. Туда ехать ближе другой дорогой. Ты хоть спросил сегодня ее личный телефон?
        - Нет, она сама дала, вот, на обороте визитки написала.
        Никита рассмеялся так заразительно, что проходящие мимо студенты повернули головы: - И что с тобой делать? Ты сам-то понял?
        - Да понял, конечно, не делай из меня тупицу. Согласен с тобой, сам об этом подумал.
        - А как она выглядит? Я видел ее только мельком через окно машины. И как ее зовут?
        - Эффектная женщина. Я не люблю говорить красивая, это каждый понимает по-своему, но привлекательна это точно. Зовут Алена.
        - Красивое имя.
        - Боюсь я Никита увлечься. Она яркая, свободная, детей нет. Да вокруг таких женщин мужики вьются всегда, а уж если свистнет, еще налетят. А что я? Отец - одиночка. Я ей не говорил, что один воспитываю сына.
        - Но что одинок сказал?
        - Вот именно. Она может подумать, что я как и она свободен. А я Сережку, ни на какую женщину не променяю.
        Никита внимательно посмотрел: - Ты прав. Увлечься легко, отвыкать трудно и болезненно. Но если телефон дала, значит, надо звонить. Что думаешь делать?
        - Обещал позвонить.
        - Когда?
        - Еще не решил.
        - Значит, позвонишь сегодня.
        - Сегодня Сережку забираю от родителей.
        - А я и не говорил, что сегодня встречаться. Звонишь сегодня, а договариваешься на завтра. Ты завтра сможешь?
        - Смогу.
        - Ну вот. И еще скажи, что заедешь за ней. Как бы ни было, у тебя есть не плохая машина и надо показать, что общественный транспорт это просто удобно для тебя.
        - Позвоню. Днем позвоню.
        - Постарайся, пошли скоро занятия.
        Они направились дальше по коридору, каждый на свою кафедру. Никита преподавал экономику.
        В перерыве между лекциями, Андрей звонить не стал. Не известно как у нее спланирован день и его звонок мог оказаться не кстати. Прикинув, когда может быть у нее обед - позвонил. Алена ответила почти сразу и на его предложение встретиться завтра, согласилась.
        Когда они закончили разговор, он прикинул расстояние от ее дома до работы и понял, что Никита прав, ей было не по пути и что сегодняшняя встреча могла и не быть случайной. Это вселяло надежду.
        После обеда зашел Никита и поинтересовался, звонил ли он и получив утвердительный ответ, сказал: - Не отступай от намеченной цели.
        - Да цели то никакой нет.
        - Ты иди вперед по жизни, а цель появиться.
        После работы Андрей заехал к родителям за сыном. Настроение у него было приподнятое от согласия Алены. Дверь открыл отец, и Сережка выбежал ему навстречу и бросился к отцу. Он подхватил сына на руки и поднял к потолку: - Ну, что домой пойдем?
        - Пойдем.
        - Поешьте сначала, - вышла из кухни мать, - дома же ничего не готовил, наверное.
        - Давай, Сережка, поедим и пойдем, а потом зайдем в магазин и купим вкусного и на ужин и на завтрак. Пошли мыть руки.
        Вымыв руки, они зашли на кухню, где за столом уже сидел отец.
        - Как ты себя вел? - стараясь придать голосу строгость, спросил Андрей. - Хулиганил?
        - Нормальный он парень и хулиганит не больше, чем ты в его возрасте.
        Во время обеда Андрей спросил: - Завтра сможете Сережку забрать из садика, у меня встреча. Я буду не поздно и заеду за ним.
        - Заедешь? Значит на машине? - спросил отец.
        - Именно так.
        - Ура, завтра покатаешь, когда приедешь?
        - Покатаю.
        Мать услышав, что у него завтра встреча и он на машине, улыбнулась: - Заберем, Езжай. А вдруг?
        - Мама, - ухмыльнулся Андрей, - ты все о том же!
        - Конечно, но не буду доставать тебя.
        - А за Сережку не беспокойся, - поддержал отец, - и она права, сколько можно вот так жить. Что прошлым не живешь, молодец, помнишь, но не весь в прошлом. Но и настоящим жить, не заглядывая в будущее жить нельзя. Рядом должно быть не только плечо детей, но и жены.
        - Так, началось. Я все знаю и понимаю, но не объявление же мне давать, - попытался он отшутиться.
        - Но и упускать возможности не стоит, хотя бы попытки, а уж дальше как получится.
        - Хорошо, хорошо, я постараюсь.
        Подобный разговор возникал периодически. Андрей не обижался на родителей, понимая, что они хотят ему семейного счастья, а не потому, что устали от внука.
        Когда они шли от родителей, то, как и обещал, зашли в магазин и купили всякие сладости. Конечно, он балует сына, но это было не каждый день.
        Вечером Андрей почитал сыну книжку, поговорил с ним о его делах в садике, которые сын ему доверял. Андрей знал, что с ребенком надо разговаривать, чтобы он доверял, иначе будет доверять другим.
        Пожелав сыну спокойной ночи, он вышел из комнаты, закрыв дверь и включив телевизор. В то, что показывали, он не вникал, его больше занимал вечер будущего дня.

        Глава 6. Свидание.

        Хоть и говорила Татьяна, что не надо особо готовится, утром Алена проснулась раньше обычного. Это фактически было их первое свидание, и она хотела произвести впечатление. Долго выбирала, что одеть, хотелось предстать во всей красе, но чтобы это было не вызывающе, а скромно. Она не знала его материальный достаток и не знала, куда он ее пригласит, поэтому одежда должна быть подходящей для любого заведения. Конечно, она понимала, что он не поведет ее в проходную пиццерию, но и рассчитывать на очень дорогие рестораны не стоило, да она их не любила с их чопорностью. Ей больше нравились небольшие рестораны и кафе, где можно чувствовать себя свободно и не думать, какую вилку или какой ножик брать к тому или иному блюду. Она бывала в таких ресторанах с Кириллом. Он там чувствовал себя свободно, там для него были все свои. Она не понимала этих людей. Они в основном росли в нормальных семьях, а не в королевском дворце и куда делась их простая веселость, откуда появилась эта надменность. Ей хотелось верить, что временами и они позволяют себе отступление от тех рамок, в которые сами себя и поставили, ну не
может нормальный человек всегда быть строгим и лишь улыбаться, когда смешно. Именно улыбаться, а не смеяться от души. Это женщины, после многочисленных пластических операций натягивают себе лицо так, что смеяться им уже невозможно. Они теряют радость жизни, не позволяя себе смеяться, когда смешно. Ну, а Кирилл? Что Кирилл. Татьяна верно заметила, что он не может радоваться мелочам. Он умел ценить шутку, умел смеяться, но не всегда от души. За ним можно было чувствовать себя, как за каменной, непробиваемой, стеной. Он работал в одной крупной компании и обеспечен был материально так, что внукам хватит. Кирилл был старше ее на пять лет, как и она, был разведен, но дети у него были. Они познакомились, на каких-то переговорах. Он тогда курировал вопрос договоров с организацией, где работала Алена, и сначала звонил ей по делам, а потом уже начал ухаживать. Ухаживать он умел и делал это красиво, но с ним порой бывало скучно. Посещая различные мероприятия и приемы, она поняла их обязательность, что тяготило. Плановый распорядок, когда все расписано, не оставлял времени для простых поступков, слов. Да что там
не оставлял, даже не предусматривал, а ей иногда хотелось простого общения. В его кругу надо было думать постоянно, что сказать и как сказать. Им не понять, что иногда думать просто лень.
        Кирилл был выгодной партией с уверенным, стабильным будущим. Там вся жизнь была прописана, разве только не была прописана дата кончины. В начале, было интересно, но однообразно, даже отдых получался не среди людей, а среди особ.
        Поссорились они глупо, точнее Алена даже спровоцировала ссору. Кирилл сообщил, что надо пойти на прием, на что она возмутилась слову «надо».
        - Тебе надо, ты и иди. Мне этого не надо. Эти вечные переходы от одной группы к другой с бокалом шампанского, с дежурной улыбкой. Мне этого не надо. А слабо пойти в пиццерию, вместо приема?
        - В пиццерии я давно не был, да и желания нет.
        - Да в обычной ты и не был ни разу. Когда они у нас появились, ты уже ходил в другие заведения, где пиццу, если и подадут, то будешь есть вилкой, а она вкуснее, когда кусок держишь руками. Не пойду на прием.
        - Алена, не капризничай. Это важное мероприятие.
        - А что один не можешь пойти? Пригласи кого-нибудь. Желающих будет не мало.
        - Ты сама поняла, что сказала? Я не хочу идти с другой. Я могу пойти один, но если рядом будешь ты, то это усилит мои позиции.
        Она сделала паузу перед ответом: - Что? Знаешь, усиливай свои позиции сам. Я не иду.
        Так, из ничего возникла ссора. Она могла пойти, и она правильно поняла смысл сказанного, но решила на этом сыграть, не более. Она хорошо к нему относилась, но, увы, чувств не испытывала, которые гнали бы ее навстречу к нему. Материально она не зависима, а повышать статус, загоняя себя в рамки, не хотела. Сердце не щемило ни при встрече, ни при расставании.
        В таких раздумьях, Алена собиралась на свидание. В итоге она выбрала достаточно демократичную одежду: темно-синюю юбку, свободную, с широким поясом и голубую блузку. Все подчеркивало ее фигуру, не выставляя лишнего на показ. Получился стиль пятидесятых годов. Выпив кофе, она вызвала такси и поехала на работу.
        Андрей с утра тоже волновался, как будто собирался на первое в своей жизни свидание. Чуть не обил себя кофе. Мысли были где-то вдалеке, вернее их совсем не было, так мельтешили в голове. Он уже давно не ездил на свидания, а случайные встречи и были случайными.
        Он завез Сережку в садик и отправился в институт. К институту он подъехал одновременно с Никитой. Тот, выйдя из машины, оглядев его, остался доволен:
        - Ну вот, нормальный вид. Не джинсы, а брюки, при том чистые и глаженные.
        - Ты так говоришь, можно подумать, что я на работе хожу в джинсах, кроссовках и футболке.
        - Кто тебя знает, что ты оденешь. Галстук не надел - молодец, а то иногда смотришь, что человек идет, как будто не на свидание, а на прием. В общем, демократично, не стыдно.
        - Ну да, ты у меня словно отец идешь сватать.
        - Как знать, как знать. Может быть, еще придется. Ты во сколько заканчиваешь?
        - В четыре?
        - А встреча?
        - В шесть.
        - Тогда помой машину, она покрылась пылью времен.
        Андрей посмотрел на свою машину, она действительно покрылась пылью. Это была машина европейской компании. Не маленькая и не большая. Удобная для поездок.
        Андрей приехал к месту работы Алены пораньше. Перед зданием была парковка на которой нашлось место почти напротив входа, метрах в пятидесяти. Около самого входа места были для служебных машин и вип персон. Учитывая, что Алена не знала его машину, он вышел из нее и встал, прислонившись к капоту, чтобы видеть выходящих из здания.
        В начале седьмого, он увидел, что Алена вышла из здания и, попрощавшись с кем-то из коллег, стала всматриваться, чтобы увидеть его и он уже хотел поднять руку, но тут из большой, машины, стоящей почти напротив входа, вышел мужчина и что-то сказал.
        Алена повернула голову и обратила внимание на мужчину, который подходил к ней. Андрей понял, что это был не просто знакомый, и у него чуть екнуло сердце. На сколько он мог видеть, определил, что мужчина был примерно его возраста, но явно более выигрышен в материальном плане. Она что-то отвечала ему, но потом, посмотрев по сторонам, заметила одиноко стоящего Андрея, и видимо извинившись, направилась к его сторону. Мужчина обернулся ей вслед и провожал взглядом, пытаясь понять, куда она идет, а затам пошел к своей машине.
        - Привет, - сказала, подойдя Алена.
        - Привет, хорошо выглядишь.
        - Ты только сейчас это заметил?
        - Нет, конечно, но тебе идет.
        - Спасибо, так что? Поедем?
        Андрей открыл дверь машины, и когда Алена села, то обойдя сел сам. В это время, машина незнакомца, медленно проехала мимо. Андрей не стал спрашивать, кто это.
        - Куда поедем?
        - Я предлагаю ресторан, в котором кухни разных народов. Я не знаю твой вкус, поэтому и не рискнул предложить что-то сугубо национальное. Там выберем.
        - Хорошо, ты пригласил, тебе и предлагать.
        - Тебя пригласили, тебе и выбирать.
        - Я выберу, не думай.
        Ресторан, что выбрал Андрей для встречи, находился недалеко от центра города, на тихой улице, куда они доехали за несколько минут, так что в машине разговора почти не было.
        Когда они вошли в ресторан, к ним подошел метрдотель, которому Андрей сказал, что столик заказан.
        - Значит, просто предложил? - улыбнулась Алена, - а выбирать мне?
        - Ну не мог же я привести тебя туда, где было бы все занято. Вот и подстраховался, не хотелось ударить в грязь лицом.
        - Тебе удалось устоять и не испачкаться. Заказ тоже подстраховал?
        - Нет. Это на твое усмотрение.
        Подошел официант, они сделали заказ, при этом Андрей, учитывая, что был за рулем, от вина отказался, Алена присоединилась к нему: - Вечер на сухую. Даже попыток напоить меня не предусматриваешь?
        - Ни к чему. Не всегда надо пьянеть от вина.
        - От чего еще?
        - От любви! Ты этого не знала?
        - Представь себе нет. Не испытала еще такого.
        - А как же замуж вышла? Неужели по расчету?
        - По глупости.
        - По тебе этого не скажешь, но ты не отчаивайся, ты еще молода, все впереди.
        - Спасибо обнадежил.
        Когда заказ принесли, то он поднял фужер: - За знакомство?
        - Согласна, хотя признаться такой вид знакомства у меня впервые - на улице.
        - А как обычно?
        - Иначе как-то. Не на улице точно.
        - Всегда можно поправить, что не испытывала. Все всегда впервые бывает.
        - А откуда у преподавателя философии не плохая машина, возможность пригласить даму в ресторан? Не скромный вопрос?
        - Небольшие накопления, занял у друга. Гулять, так гулять, - пошутил Андрей.
        - Да, за удовольствие надо платить.
        - Мужчина должен платить по своим обязательствам за общение с женщиной. А если серьезно, то я не только философию преподаю, но и социологию. А в этой области меня приглашают, как эксперта для проведения анализа и разработки мероприятий. Так, что на хлеб зарабатываю достаточно, во всяком случае, сбегать из ресторана не оплатив счет не придется.
        - Не бойся, в крайнем случае, расплачусь я.
        - Хочешь меня унизить?
        - Не хочу ломать ноги, убегая. На каблуках быстро и далеко не убежишь.
        - Я донесу.
        Алена улыбнулась глазами, глядя на него. Ей нравился этот мужчина, и внешне, и с ним было просто и легко. Она могла говорить не думая, не подбирая слова, зная, что он правильно поймет. Чего она и хотела от мужчины.
        Так пролетело два часа. Они говорили о том, что приходило в голову, шутили, смеялись. Андрей ни разу не спросил про Кирилла, она видела, что он заметил их, но молчал. Он говорил о многом, но никак не о работе, не спрашивал чем она занимается, и ей это нравилось. Обычно, все равно беседа скатывалась к делам, а с ним нет. Возможно, это его не интересовало, но если это было не так, то она отдала ему должное. Он пригласил ее, а значит старался просто общаться. Цель была понятна - произвести хорошее впечатление и это ему удавалось. Уже потом, когда придет домой, она осознает, что это ее мужчина. Это тот, кто не пытается показаться лучше, а быть таким, какой есть. Он словно хотел сказать: - Вот я такой, не хочу тебя обманывать, но и другим уже вряд ли стану.
        Когда они возвращались домой, она попросила показать ему дом, где он живет.
        - Зачем?
        - А ты что скрываешься? Боишься, что приду в гости без приглашения? Неожиданно?
        - Вот этого не боюсь, хотя гости дома бывают не часто.
        - Что так?
        - Занят часто вечерами, а у тебя что, всегда гости?
        - Я тоже люблю дома побыть одна, в тишине. Спокойствие люблю.
        - Ну, спокойствия у меня не много. А как же если бы были дети?
        - Это совсем другое. Это личное, а не просто гости, тогда и беспокойство бывает в радость.
        Андрей проехал мимо своего дома и даже называл квартиру: - Как видишь, не боюсь и не прячусь.
        - Теперь оценила искренность.
        - А раньше сомневалась?
        - Было такое дело, да я и сейчас не все знаю про тебя.
        - Не торопись. Не всегда знания бывают полезны, к ним надо быть готовым. Лишняя информация может повредить.
        - Знания не бывают лишними, важно как ими воспользоваться и для какой цели.
        Он подвез ее к дому, помог выйти из машины: - Спасибо за вечер.
        - Мне тоже было приятно.
        - Я позвоню, не обещаю, что завтра, но позвоню.
        - Хорошо. Телефон знаешь, - и она, выдержав паузу, и не дождавшись попытки поцелуя, пошла к подъезду.
        Андрей проводил ее взглядом, дождался, когда за ней закроется дверь подъезда, сел в машину и поехал за Сережкой.
        Опять струсил? - спрашивал он себя дорогой, - что было трудно подойти и поцеловать? Да струсил. Я боюсь привыкнуть. Слишком мало ее знаю, а она обо мне и того меньше.
        Алена, войдя в квартиру, злилась на Андрея, но это была не та злость, которая жаждет мести, а та, которая не понимает причин поступков других. Она злилась, что он сдерживает себя, понимая, что нравиться ему, не понимала, почему он не попытался ее поцеловать. Она видела его желание, но в последний момент он сдержал свой порыв. Что его сдерживает? Что мешает ему переступить грань в таком малом? Что за тайна в его личной жизни от намеков на которую он уходит. Но что-то есть. Или кто-то? Может быть, он просто боится влюбиться и показать свои чувства? «Обжегшись на молоке - дует на воду». Боязнь, что придется все рвать и сдерживает? Ладно, мы видимся всего третий раз, а фактически первый. Всего третий и ты хочешь все знать? Нет, уже третий. Если мужчина интересен, то о нем хочется знать, как можно больше, даже то, чего он сам про себя не знает. Как сказала Татьяна - зацепил? Да, зацепил. Для этого не надо долгих встреч, для этого достаточно видеть глаза, слышать, что и как говорит, а главное чувствовать, чувствовать мужчину сердцем, насколько он тебе близок. Здесь себя не обманешь. Здесь логика -
отдыхает.
        Если уже третья встреча, то пора форсировать события и попытаться узнать о нем больше, но не сразу и на стороне, а сама. Опять все сама. Как я устала быть самой.

        Глава 7. Новое знакомство.

        С той встречи прошло несколько дней. Андрей позвонил один раз, вечером и они просто поговорили. Он не предлагал встретиться, извинился, сообщив, что очень занят, а она не напрашивалась, но была рада звонку, понимая, что если не может, значит, так оно и есть. Вот только что у него за дела?
        Татьяна, на другой день после их встречи, утром пришла к ней в кабинет: - Рассказывай!
        - Что все?
        - Ну, интимные подробности можешь оставить при себе.
        - Вот именно в этой части оставлять нечего.
        - Что даже попыток не было?
        - Даже поцеловать.
        - Ничего себе! Что-то здесь не так. Я тебе говорила.
        - Если не так, то зачем он приглашал в ресторан?
        - Откуда я знаю Может для разнообразия.
        - Не смеши. Так что он не маньяк и не приставал.
        - Ага, жди, когда пристанут с хорошими намерениями.
        Алена, не вдаваясь в подробности, рассказала о вечере.
        - И что теперь?
        - Сказал, что позвонит.
        - Нет, это не серьезно. Сиди и жди его величество, когда снизойдет. А может послать его? Наладить отношения с Кириллом?
        - Не получится.
        - Что уже нашел другую?
        - Я не хочу. А Андрей мне нравится. Он умеет радоваться мелочам. Знаешь, я кажется, влюбилась.
        Подруга посмотрела на нее и с грустью сказала: - Вот и она пришла к тебе. Тогда действительно надо подождать. Плохо, конечно, праздника любви хочется сразу, но не всегда получается. Видимо доля наша бабья такая, что получить радость любви, надо сначала пройти через страдания. А ты не поторопилась с выводом?
        - Если бы.
        В течение нескольких дней подруга интересовалась, звонил или нет, и всегда возмущалась: - Чем он постоянно занят. Позвонил один раз и все? Но все тайное становиться явным. Долго не жди, в случае чего прояви инициативу, не сильно, но надави. Он мужик ничего.
        - А ты откуда знаешь?
        - Когда ты подошла к нему, я специально прошла недалеко, но тебе было не до меня, и ты вряд ли заметила бы кого - либо. Хотя твою беседу с Кириллом тоже видела. Я ждала, чем закончится, и куда дальше пойдешь. Я же не знала, какой он.
        - Теперь знаешь, - смеясь, сказала Алена, - иди, шпион.
        Но тайное действительно становиться явным. В один из дней ей позвонил Кирилл:
        - Привет. Как настроение?
        - Привет. Обычное, хорошее.
        - Тебе не кажется, что наша ссора затянулась?
        - Да не было никакой ссоры. Пришло понимание, что мы разные люди.
        - Понимание? В тот день, когда мы виделись тебя ждал мужчина.
        - И что? Я сама выбираю с кем мне встречаться. Или у тебя иное мнение?
        - Все так, но с ним ты нашла понимание?
        - Тебе не кажется, что ты вмешиваешься в мою личную жизнь?
        - А ты его хорошо знаешь?
        - Достаточно для непродолжительного знакомства.
        - Ты знаешь, что он одинок?
        - Знаю.
        - А что у него умерла жена и он один воспитывает сына, тоже знаешь?
        Алена подавила в себе подступивший к горлу комок, но постаралась придать голосу прежнюю интонацию: - Нет, не знаю.
        - Вот видишь, не все он тебе сказал. Он по-прежнему интересен?
        - Если мне интересен мужчина, значит, мне интересны все, кто его окружает. Тебе это не приходило в голову? И откуда узнал эти подробности?
        - Через знакомых «пробил» по номеру машины. И что дальше?
        - Что ты имеешь ввиду?
        - Как распорядишься полученной информацией?
        - Никак. Приняла к сведению.
        - Я подожду, пока ты ее усвоишь.
        - Сейчас будешь ждать? Извини, мне надо работать.
        После того, что сказал ей Кирилл, многое прояснилось. Стало понятно, почему он занят, почему держит дистанцию. Он не прячет сына, он просто боится привыкнуть, а потом может оказаться, что узнав о том, что у него есть сын, она перестанет с ним встречаться. Логика в этом была, но не все женщины таковы, как он думает, хотя откуда ему их так хорошо знать.
        Она позвонила Татьяне и та сразу примчалась. Едва закрыв дверь кабинета, с порога спросила:
        - Что случилось?
        Алена рассказала ей то, что узнала от Кирилла.
        - И что теперь?
        - Ничего.
        - Как?
        - А вот так. Я же тебе сказала, что влюбилась, а если я влюбилась, то поверь, полюблю и его ребенка.
        - Ты права. Так и надо. Родишь ему второго?
        - Еще надо чтобы он предложил.
        - Посмотрим, - Татьяна села на стул, - расстроилась?
        - Нет. Я поняла, почему он ничего не говорил о сыне и не обижаюсь на него. Пережить смерть жены тяжело. Женщине одной воспитывать ребенка тяжело, а мужчине одному и подавно. Он не плачется, что я один воспитываю сына, не знаю ласки женщины, пригрейте меня. Сын для него главное и он не знает, как я отнесусь к этому факту. Может быть уже подобное было, вот он и не хочет пускать меня в их жизнь, да и знакомы мы всего ничего.
        - Что думаешь делать?
        - Не знаю, но и ждать когда он мне сам скажет, не буду.
        - Правильно, можешь на меня рассчитывать.
        - В чем? - усмехнулась Алена. - А знаешь, это даже не плохо, что я узнала не от него. Я его освобожу от этого признания. Ему будет легче услышать это от меня, чем выбирать момент, чтобы сказать мне. Если он будет говорить сам, то не знает мою реакцию, а так он увидит все как есть.
        - Значит уверена?
        - Да.
        - А ребенок? Как он тебя примет?
        - Это сложнее, но я постараюсь найти с ним общий язык.
        - А не слишком быстро развиваются события? Ты же его, в сущности, не знаешь.
        - А и не надо сущности. С человеком можно жить дольше и не знать его. Я была замужем, знаю, что это такое. А сейчас я как женщина чувствую в себе то, чего не испытывала. Да, времени прошло мало, но и я уже не девчонка, чтобы не разобраться в себе. Притирки характеров - все это разрешимо, я в этом уверена.
        - Возможно, ты права. Порядочный мужик сейчас редкость. Он не нытик, знает жизнь, знает, что такое семья, а главное не разменивает сына на женщин. А это значит, что если он пустит женщину в их жизнь, то потом уже не отпустит, а от такого может уйти только дура. Дуры, мы бабы, дуры. Сохнем порой по мужику, не зная его, бегаем за ним, а получив, видим, что это просто красивый фантик, а другого и знаешь мало, а есть в нем что-то мужское, что делает жизнь счастливой.
        После этого известия, Алена несколько дней думала, что предпринять. Андрей не звонил, звонить самой она не хотела, боясь выдать себя раньше.
        Видимо судьбе было угодно предоставить ей случай.
        В один из дней, она возвращалась домой с работы и ехала по той улице, где познакомилась с Андреем. Она увидела, что по тротуару идет Андрей с мальчиком. Они о чем-то оживленно разговаривали. Не доезжая до них, она остановилась и, выйдя из машины, окликнула его. Он остановился и обернулся, обернулся и его сын. Это был милый парнишка, немного похожий на Андрея.
        - Здравствуй.
        - Здравствуй. Сережа познакомься - это Алена, а это мой сын Сергей.
        - Здравствуйте.
        - Здравствуй, - ответила она на приветствие малыша, - это и есть твоя тайна, которую ты от меня прятал?
        - Это не тайна, это моя жизнь. Не хотел рассказывать. Чаще всего начинают сочувствовать, а мне этого не надо. Пришло бы время, рассказал, а так между делом не хотел. Теперь все знаешь.
        - Не все ты рассказал. Я знаю причину.
        - Откуда, - удивился Андрей.
        - Нашлись доброжелатели.
        - И что теперь?
        - Об этом потом, не сейчас.
        - Как скажешь, - не стал настаивать он, понимая, что вести подобный разговор при сыне, глупо. А тот внимательно рассматривал Алену, что не ускользнула от внимания отца. Алена присела перед его сыном и сказала: - Давай знакомимся поближе?
        - Давай. А как?
        Алена рассмеялась на такой казалось бы простой вопрос и ответила: - А вот мы с твоим папой об этом и подумаем. Согласен?
        - Согласен.
        - А чем ты занимаешься днем?
        - В садик хожу, - вздохнув, ответил мальчик.
        - Почему вздыхаешь? Не нравиться в садике?
        - Дома лучше. Я болел и днем была бабушка со мной, а вечером папа. В садике интересно, но с папой лучше.
        Теперь понятно, почему он не звонил, - подумала она, но вслух сказала: - Конечно лучше.
        - А мы скоро уезжаем, - поделился с ней Сережа.
        - Куда? - Алена поднялась и вопросительно посмотрела на Андрея.
        - У меня отпуск и мы решили поехать на юг, к морю. В пансионаты не хочу. Есть знакомые, которые зовут к себе погостить. Но пока Сережка был мал, я не рисковал ехать, а теперь можно.
        - В какое место?
        Андрей назвал небольшое курортный поселок.
        - Когда уезжаете?
        - Через три дня.
        - И ты бы не позвонил?
        - Позвонил бы конечно. Сегодня вечером хотел.
        - Ну да, а так позвонить времени не было.
        - Мужчины, давайте я вас подвезу.
        - Да мы рядом с домом уже, - сказал Андрей.
        - Пап, давай. Я на такой машине еще не ездил.
        - Вот видишь? Пошли, - и она направилась к машине. Оба сели на заднее сиденье. Алена подъехала к подъезду их дома и вместе с ними вышла из машины.
        - Спасибо, что подвезла, - глядя на нее произнес Андрей.
        - Спасибо, - проговорил Сережка, - хорошая у тебя машина.
        - Пожалуйста. Созвонимся и поговорим до отъезда. Ты сможешь?
        - Смогу.
        - Тогда до встречи.
        Оба мужчины попрощались и пошли к дверям подъезда. Глядя на их спины, и как они идут, эти милые ей мужчины, ей захотелось пойти с ними. Просто так, рядом. И сердце, чуть защемило, что они уходят, а она остается. Когда они входили в подъезд, Сережа обернулся, она помахала ему рукой, и он ей ответил тем же. Какое-то неизвестное радостное чувство испытала она от этого простого взмаха детской ручонки, что предназначался только ей. Уже дома она окончательно все поняла для себя. Она сумела бы стать, во всяком случае, попыталась, нет, сумела, твердила она себе, стать близкой взрослому мужчине и матерью маленькому.
        Она удивлялась себе сама. Если бы кто раньше сказал ей, что так будет в ее жизни, она не отрицала бы, сказав «возможно», но со скептицизмом в голосе. Теперь она была убеждена, что это ее случай, и это ее жизнь, ее семья, которую она хотела бы создать. Пусть простит ее та женщина, что дала жизнь мальчику, и что была женой, но видимо так должно было случиться, что она займет ее место. Одна родила, а другая будет воспитывать. Что она найдет общий язык с ее сыном, она теперь не сомневалась и это поняла сразу, видя, как он на нее смотрел. Знала бы она, насколько права.
        Придя домой, сын, глядя на отца, спросил: - А эта тетенька живет одна?
        - Одна.
        - У нее нет полной семьи?
        - Нет. А ты к чему это спрашиваешь?
        - Она мне понравилась.
        - Здесь наши вкусы сходятся. И что ты предлагаешь?
        - Ты у нее спроси. Если ей скучно жить одной, и она хочет полную семью, то пусть приходит к нам. Спросишь?
        - Обязательно.

        Глава 8. Случайность.

        Самолет натяжно гудел двигателями. Их ровный звук не вносил напряжения. Алена сидела около иллюминатора и смотрела вниз. Взгляд машинально фиксировал проплывающие внизу пейзажи зеленых лесов, черных квадратов полей, голубых озер и рек. Изредка эту красоту закрывали облака. Они порой создавали такие причудливые формы, которые может создать только природа, на что человеческой фантазии не хватило бы. Только сама природа может создать то, что человеку не подвластно. Она повернула голову на голос стюардессы, которая предлагала напитки и закуски и отказалась от еды, взялв только напиток, который приятно охладил ее, когда она сделала глоток. Она обвела взглядом пассажиров, которых в салоне первого класса было не много, большинство летело эконом классом. Лица большинства были добродушные и веселые. Еще бы, самолет летел к морю, и они в предвкушении, что уже сегодня могут окунуться в его ласковые теплые воды, забыв на время о заботах, которые оставили поднимаясь по трапу. Возможно, только она одна не знала, что ее ждет впереди. Мысли упрямо возвращали ее в прошлое, что и явилось причиной ее полета.
        На другой день, после той встречи с Андреем и его сыном, Алена пришла на работу как обычно. Настроение было замечательное. Она все для себя решила и даже ночь, которую она провела почти без сна, не отразилась на ее лице. Оставалось созвониться с Андреем и договориться о встрече.
        Но с утра ей позвонил Кирилл:
        - Извини, что так вот с утра, но потом у тебя дела. Я бы хотел с тобой встретиться.
        - Зачем?
        - Возможно, ты уже сделала выводы?
        - Сделала.
        - И?
        - Они не в твою пользу.
        После некоторого молчания, он произнес: - Если возможно, давай сегодня встретимся, поужинаем.
        - Ты хочешь мне дальше объяснять сложности, которые меня ждут?
        - Нет, это было бы глупо. Я прошу последний ужин. Где выбирай сама. Прощальный. Я не буду в дальнейшем тебе надоедать. Сможешь?
        Она помнила, что Андрей с сыном уезжают уже через два дня, а значит с ним она увидится может завтра, а с Кириллом сегодня можно окончательно расставить точки над «и»:
        - Хорошо. Давай встретимся сегодня в половине седьмого, - и она назвала место, где ей было удобнее.
        За весь день звонка от Андрея не было, а звонить самой было не логично, во всяком случае сегодня. Она обещала ужин Кириллу, а вот завтра позвонит сама Андрею, пока они не уехали. В конце концов, Кирилл ей ничего плохого не сделал, и расставаться вот так резко, она не хотела. Он был порядочным мужчиной, во всяком случае, по отношению к ней, и отнестись к нему надо было по человечески.
        Когда она подъехала к месту встречи, Кирилл уже ждал ее у входа. Он открыл перед ней дверь, и они вошли. Столик был заказан и даже сервирован.
        - Я заказал то, что ты любишь.
        - Спасибо, но вино я не буду, за рулем.
        - А может чуть-чуть? Не беспокойся, твою машину отгонят к дому, а я тебя довезу.
        Немного подумав, она согласилась, и Кирилл налил вина.
        - Итак, это наша прощальная встреча. Мне очень жаль, что не я оказался твоим избранником.
        - Я тебя понимаю, но твоей вины здесь нет. Так получилось.
        - Ты уверена, что у тебя это серьезно?
        - Не могу быть уверенной на сто процентов, но на девяносто девять - да.
        - А один процент для чего?
        - Так на всякий случай. Не значит, что я ошиблась, просто форс-мажор. Мы живем в реальном мире, и всякое может быть.
        - Да, конечно. Что касается твоего избранника, то я дополнительно навел справки. Как ни грустно об этом говорить, он порядочный мужчина. Хороший специалист в области социологии. К его мнению прислушиваются.
        - А тебе это важно?
        - Тебе, возможно, покажется странным, но да. Я хоть в глубине души понимаю, что ты не будешь бросаться в омут с головой, но он не просто преподаватель с бюджетной зарплатой. Он может позволить многое, не так как я, но все же.
        - Спасибо за заботу.
        Разговаривая, они пили вино, которое почти не требовало закуски, за счет его букета.
        - А что он воспитывает сына, то даже плюс, - продолжил Кирилл. - Не отдал его на воспитание бабушек. Все-таки он прав, воспитанием мужчины должен заниматься мужчина. Извини, если вмешиваюсь в твои мысли. Он не бабник.
        - Ты так много о нем узнал? Зачем тебе это?
        - Хочется себя потешить, что ты сделала хороший выбор, не такой хороший как я, - он улыбнулся, - но все-таки. Конечно, наверное, кому то было бы приятнее думать, что на кого она меня променяла и так далее. Это глупо. Мужчина должен уметь держать удар. Я попросил тебя о встрече, не надеясь, что все вернется и чтобы тебя уговаривать. Я тебя чуть-чуть знаю. Ты самостоятельная женщина и давить на тебя - портить отношения, чего я не хочу.
        - Спасибо тебе, Кирилл. Правда, спасибо.
        - Я постарался быть мужчиной.
        - Тебе это удалось.
        В ресторане они были недолго, и Алена сказала, что ей пора. Кирилл позвонил по телефону и вскоре к их столику подошел мужчина, которому он сообщил, что тот поведет машину Алены и поедет следом за ними. После чего Алена подала ему ключи и сказала, где стоит машина.
        Кирилл вынул деньги и вложил в книжечку со счетом, которую по его просьбе принес официант, после чего они вышли. Подойдя к машине, он открыл заднюю дверь и тут сказал: - А знаешь, беременность совсем не видна!
        - Какая беременность? Ты что?
        - Ну, как же. У тебя будет сын и заметь, не такой уж маленький, уже ходит.
        Алена засмеялась и хотела садиться в машину и тут увидела его. По этой же стороне улицы шел Андрей с каким-то мужчиной. Они встретились глазами, и она поняла, что он их уже давно заметил, раньше, чем она его.
        «Господи, какая нелепая случайность» - пронеслось у нее в голове. Она не знала, что делать, но в это время он уже поравнялся с ними и, проходя мимо, кивнул и прошел мимо. Кирилл стоял спиной, придерживая дверцу машины, и не видел проходящего мимо Андрея, но он увидел выражение лица Алены.
        - Что случилось? - спросил он с испугом. В это время Андрей уже прошел.
        - Алена, что случилось? - повторил он снова.
        Она уже взяла себя в руки и, сделав подобие улыбки, ответила: - Так ничего. Показалось.
        - Кого-то увидела? - и Кирилл осмотрелся вокруг, но Андрея уже закрыли спины прохожих.
        - Не обращай внимания, поехали.
        Во время пути, Кирилл не задавал лишних вопросов, словно чувствовал, что с ней что-то не так и она была ему за это благодарна.
        Когда они подъехали к ее дому, он помог ей выти из машины. Рядом остановилась ее машина. Водитель вышел и отдал ей ключи, после чего отошел в сторону.
        - Я не хочу говорить, прощай. Слишком безнадежное слово. До свидания, Алена.
        - До свидания, - и она направилась домой.
        Уже дома она дала волю эмоциям: - Ну что за нелепая случайность. Он же видел и все это после того, как я видела их с сыном. Что он теперь подумает? Решит, что я, узнав, что у него есть сын, решила уйти. Надо срочно ему позвонить.
        Она достала телефон и увидела, что разрядился: - Да что же это такое! Одно к одному! Она поставила телефон на зарядку и увидела, что был входящий звонок от Андрея, он звонил когда она встречалась с Кириллом. «Ну, вот снова добавка. Я бы могла ему что-то сказать, а получается, что не отвечала. Объяснять, что разрядился телефон - обычная отговорка. Но надо ему позвонить» - решила Алена. Набрав номер, услышала гудки, он не отвечал.
        «Что теперь делать? Что? - думала она. - Они же скоро уедут, а за это время он черт знает что надумает и настроит себя.»
        В этот вечер ей так и не удалось дозвониться до него. Андрей не отвечал на ее звонки. То же было и на следующий день. Лишь в день их отъезда он ответил:
        - Слушаю, - голос Андрея был сух.
        - Андрей, ты почему не отвечаешь на звонки? Мне надо тебе многое сказать.
        - Я был занят, как и сейчас.
        - Может быть мы успеем увидеться?
        - Не может. Мы в аэропорту и уже объявили посадку. Всего доброго.
        - Дурак, - выпалила она, когда он уже выключил телефон.
        Она бросила телефон на стол, и он отлетел к краю.
        - Какой же ты, дурак! - уже тихо со слезами на глазах произнесла она.
        Татьяна была в курсе ее случайной встречи с Андреем, когда ужинала с Кириллом, но никаких советов не давала, давая ей возможность принять решение самой. Этим надо переболеть. Сотрудники также видели ее состояние, какого никогда не было. Это не отразилось на них, она была с ними такая же, как всегда, но они вели себя тихо и старались не надоедать ей лишний раз.
        Так прошла неделя. Неделя в размышлениях, неделя ожидания чуда. Что предпринять она не знала. Если бы он был в городе, тогда ясно, добилась бы своего и увидела бы, но он был далеко.
        «Ехать, - решила она однажды. - Ехать к ним. Место, где они отдыхают, я знаю. А там все решиться. Нельзя жить в ожидании неизвестности. Лучше потратить время.
        Она сообщила подруге своем решение, что собирается взять отпуск и поехать к ним:
        - Ты считаешь, что я не права? Что унижаюсь?
        - Нет, Алена это не унижение. Это борьба за свою любовь. Мужики народ в этом отношении недалекий. Они бояться порой сказать о любви, бояться спросить. Вот и он побоялся, увидев тебя с Кириллом. Решил, не поднимать этого вопроса, боясь услышать неприятный ответ. Значит остается одно - взять все в свои руки. Если он тебя любит, поймет, а если нет, пусть обижается дальше, значит это не твой вариант.
        Алена пошла к своему начальнику, руководителю компании и попросила:
        - Николай Дмитриевич, мне нужен отпуск.
        - Ты что, Алена! Какой отпуск! У нас готовится важный контракт, тебе ли об этом не знать? Там каждая запятая, каждая точка, не говоря о словах должны быть выверены и стоять на своих местах. Нет. Это не реально. Вот подпишем, тогда иди.
        Алена работала с Николаем Дмитриевичем давно. Ему было за пятьдесят, но он еще был полон задора, энергии и особенно эмоций. Он обращался к ней на «ты», когда были одни, она к нему по имени отчеству, но тоже на «ты»
        - Но мне надо!
        - Мне много, что надо, но я не прошу.
        - Николай Дмитриевич, прошу тебя. Ну что ты уперся?
        - Уперся? Да, уперся. Нет, ты не обаятельная женщина, ты хищница. Ты вгрызаешься в мои нервы и рвешь их с каким-то садистским наслаждение, ожидая когда мое бедное сердце остановиться. Дай ему еще постучать. Иди, работай.
        - Не пойду!
        - Ну что ты хочешь? Я понимаю, если у людей несчастье и им надо за кем-то ухаживать или еще хуже. Но это тот случай, если у кого-то, что-то случилось!
        - А если у меня?
        - Ну что такого у тебя может случится? Насколько знаю, все у тебя здоровы, к счастью. Это только влюбленные готовы нестись на край света, потеряв голову, забросив дела и не воспринимая реального мира. Это я хоть с трудом, но понимаю. Я понимаю их вдруг!
        - Вдруг у меня! - сказала она с отчаянием.
        Он внимательно посмотрел на Алену грустным взглядом. Выражение его лица сменилось с возмущенного на участливое. Затем взял лист бумаги и положил перед ней, сверху положив ручку: - Пиши заявление.
        Пока она писала, он встал и отошел к окну, чтобы не смотреть, как она пишет.
        Когда она написала, он снова сел за стол и прочитав заявление скомкал его и бросил в корзину для бумаг Подал ей чистый лист: - Пиши новое. Какой тут отпуск за свой счет! Пиши очередной. Надеюсь три недели тебе хватит. Больше не могу дать.
        Когда она написала, то он, подписав, сказал: - Отдай в приемную, пусть подготовят приказ. Куда поедешь то?
        Она назвала место куда собиралась. Николай Дмитриевич нажал кнопку селектора, и когда его референт ответила, приказал: - К вам подойдет Алена, скажет куда ей надо. Организуйте билеты на самолет и проживание, - и отключил связь.
        - Спасибо, Николай Дмитриевич.
        - Иди уже, что время тянуть.
        Уже подойдя к двери, она услышала его голос: - Алена, - и когда она повернулась, спросил: - Надеюсь, он стоит этого?
        - Да, - ответила она и вышла.
        Николай Дмитриевич сидел и смотрел на закрывающуюся дверь и понимал, что надо совершать такие поступки как она, если есть ради кого.
        В течение дня ей оформили отпуск, сообщили, где для нее заказаны билеты и бронь на проживание. Вечером она их выкупила.
        Сотрудники пожелали ей хорошего отпуска, несколько удивившись его срочности, но понимая тонкость вопроса, промолчали.
        Татьяна попросила ей звонить, в противном случае она здесь вся изведется и высохнет.
        И вот теперь, она летела навстречу будущему. Каким оно будет, она не знала, а фантазировать не хотела.
        В это время голос сообщил, что самолет совершает посадку, и пассажиров просят пристегнуть ремни.

        Глава 9. Семья.

        Она устроилась в хорошем пансионате. Номер был люкс с кондиционером, что ее вполне устраивало, так как в такую жаркую погоду ей необходим был прохладный воздух, чтобы реально оценивать ситуацию, а не давать возможность закипать мозгам.
        В день прилета она не пошла в город. Время было уже вечернее, и все поиски перенесла на завтра. Алена не собиралась бегать по городу и искать их, высунув язык. Это было бесполезное занятие. Она подумала, куда бы она пошла с маленьким ребенком, и в какое время. На ведомственные пляжи вряд ли, они поехали к знакомым, оставался городской пляж. Она была уверена, что встретит их там. Не для того она сюда прилетела, чтобы возвращаться одной. Она приехала за ними.
        На другой день Алена пошла на городской пляж, и медленно шла вдоль кромки воды, рассматривая отдыхающих. Ее интересовали группы, где были маленькие дети. Солнце было за спиной и не мешало хорошо видеть. Пару раз с ней пытались познакомиться, используя банальность по поводу не его ли она ищет, но увидев ее взгляд, тут же ретировались.
        Алена заметила Сережку. Он сидел под шезлонгом и что-то строил из песка, копая его лопаткой. Обычное дело для детей на море. Подойдя ближе, она увидела Андрея, который лежал на топчане, на животе и читал книгу. Остановившись не далеко от них, Алена улыбнулась сама себе. Вот оно счастье в двух экземплярах лежит и не подозревает о ее существовании рядом.
        В это время Сережка поднял голову и, прищурившись, так как мешало, солнце стал смотреть на стоящую рядом тетеньку. Присмотревшись и узнав ее, он сообщил: - Папа, смотри, Алена, та, которая нас на машине катала.
        Андрей повернулся и, не веря своим глазам, продолжал лежать на боку.
        - Голову не вывернешь? Я это, я.
        Он вскочил и подошел к ней:
        - Ты как здесь оказалась?
        - Приехала за вами.
        - Зачем?
        Она улыбнулась и сказала: - Чтобы быть рядом, - и подойдя ближе, поцеловала его, - может быть, пойдем куда-нибудь, где можно посидеть?
        За этой сценой наблюдали соседи.
        Андрей собрал вещи, и они прошли в летнее кафе, где рядом был детский городок, куда сразу устремился Сережка. Они выбрали столик, но так, чтобы был виден ребенок. Андрей принес что - то прохладительное и сел напротив нее.
        - Я ничего не понимаю. У меня что-то с головой?
        - Я это заметила еще в первую встречу. Какой же ты глупый, Андрей. Сын умнее тебя. Ребенка нельзя обмануть, у него чувство по отношению к людям развито сильнее. А у тебя оно видимо ужу стало притупляться, - и она коротко рассказала о том, почему он ее видел с Кириллом. А затем произнесла:
        - У меня к тебе просьба:
        - Слушаю.
        - Возьми меня с собой.
        - Куда?
        - В свою жизнь.
        - Только об этом и думаю, но боялся получить отказ.
        - И что за отказ боялся получить?
        Он задержал дыхание, а потом произнес:
        - Выходи за меня замуж. Я люблю тебя.
        Алена улыбнулась и ответила: - Я согласна и тоже люблю тебя. А как Сережка?
        - Он сам меня просил узнать, что если тебе скучно, не согласишься ли ты жить с нами, - он и рассказал, какой разговор был у них с сыном.
        - Вот видишь. Ребенок меня принял. Он уже не примет другую женщину. У тебя нет пути назад.
        - А я и не хочу.
        - Если бы кто-нибудь, месяц назад, сказал мне, как будут развиваться события в моей жизни и с такой скоростью, я бы лишь улыбнулась фантазеру. А сейчас просто рада.
        Подошел Сережка и сел рядом с Андреем. Посмотрев на Алену, спросил:
        - А ты будешь теперь всегда с нами?
        - Если ты этого хочешь, всегда.
        - Ну, вот видишь пап, она согласна, - они засмеялись, а он продолжил, - а как мне тебя называть?
        - А как тебе хочется?
        - У меня никогда не было мамы. Можно я буду называть тебя мамой? - спросил он с надеждой в голосе.
        На глазах Алены выступили слезы, она встала и подошла к нему. Присела рядом и прижав к себе тихо сказала:
        - Можно, и я буду этому очень рада.
        Сережка прижался к ней и замер.
        - Милые мои мальчишки, маленький и большой, как здорово, что вы теперь у меня есть.
        - А ты у нас, - произнес Андрей.
        - А я у вас, - согласилась Алена.
        Сережка, отстранился от нее и сказал:
        - Вы тут разговаривайте, а я пойду еще поиграю. Можно? - и он посмотрел на Андрея. Тот кивнул головой и спросил: - Ты спрашиваешь только у меня?
        Алена за спиной Сережки ткнула его в бок, давая понять, что куда он торопиться, но Сережка перевел свой взгляд на нее:
        - Можно… мама?
        Слезы снова навернулись у нее на глазах, и она поцеловав его, сказала: - Можно сынок.
        Когда радостный Сережка ушел, Андрей сделал вывод: - Все личные вопросы решены, остались юридические.
        - Это какие?
        - Как это, - деланно удивился он, - а регистрация? Ты думаешь нас просто так оставят в покое? Вечеринка все равно будет.
        - Как скажешь, дорогой, - засмеялась она и прижалась к нему.
        - Хорошо сказала. Фамилия будет общая. Одна на всех.
        - Конечно, я не хочу, чтобы у меня с сыном были разные фамилии. А потом я рожу тебе дочку.
        - Почему дочку?
        - Я так хочу. Сын уже есть.
        - Ладно.
        Оставшиеся дни они проводили вместе. Это были счастливые люди. У нее ни разу не возникла мысль, что это не ее сын. Это был ее. Вечерами они провожали Алену в пансионат, объяснив Сереже, что она приехала позже, и места у них нет, на что он сказал:
        - Раньше надо было приезжать, чем развеселил их своей непосредственностью, но обещали, что когда вернуться она будет жить с ними.
        В один из вечеров позвонила Татьяна: - Ты что не звонишь? Я извелась вся. Как у тебя дела?
        - Успокойся, Таня, успокойся. Я выхожу замуж.
        - Ну, слава богу, все закончилось. Сегодня буду спать спокойно.
        - Спи, дорогая, спи, все потом, - и отключила телефон.
        О чем говорить? Что рассказывать? О том, как она счастлива? Это состояние нельзя передать словами. Это можно только чувствовать, а чувства у всех разные, потому и нет порой слов, чтобы их передать.
        Она поменяла билет и домой они возвращались все вместе.

        Эпилог.

        На работу Алена вышла не сразу, решила использовать отпущенные ей три недели полностью. За это время она познакомилась с родителями Андрея и познакомила их обоих со своими, те были рады мужчинам в своей семье. Родители Андрея приняли ее сразу, особенно это стало заметно, когда они услышали, что внук называет ее мамой. Когда мать Андрея вышла на кухню, Алена пошла с ней, чтобы помочь и та сказала:
        - Не надо, дочка. Я сама управлюсь, еще успеешь, - а потом, взглянув на нее, попросила, - ты береги их. Они оба жили эти годы без женского внимания. Что я? Бабушка и мать. Сережка не знает, что такое материнское внимание, а Андрей так и не понял, что такое семейная жизнь. Наберись терпения, если что. Они добрые у меня и я вижу, любят тебя.
        - Я поняла.
        - Если что приходи, расскажу об их характерах.
        - Спасибо.
        Она, чтобы сдержать обещание, переехала жить к ним на другой день после того, как они прилетели. В эти дни они подали заявление в ЗАГС, понимая, что оттягивать данное событие нет смысла. Выбрали кафе для небольшой вечеринки.
        Все складывалось так, как им хотелось. Андрей известил родителей первой жены о своем решении и они, порадовались за них, сказав, что потом приедут.
        Когда Алена появилась на работе, то все увидев ее радостные глаза, вздохнули за спиной с облегчением, что прошел период стресса, а когда она сообщила, что выходит замуж, то от души поздравили.
        Татьяна, так вообще ликовала, словно не Алена, а она выходит замуж, лишь спросила:
        - А не страшно?
        - Страшно только в первый раз.
        - Лишь бы не вошло в привычку.
        - Ну, уж нет, этого не будет.
        В тот день она зашла в приемную и спросила референта, можно ли к Николаю Дмитриевичу. Референт была взрослая, опытная женщина. Увидев совсем другую Алену, веселую и радостную, кивнула головой и сказала: - Рада за тебя. Заходи.
        Когда Алена вошла в кабинет, то Николай Дмитриевич поднялся из за стола ей навстречу:
        - Вижу, вижу. Совсем другая. Вот такая ты просто не отразима. Значит, все было не зря.
        - Нет, не зря, - и она положила перед ним приглашение.
        - Даже так! Поздравляю. А себя с тем, что сумел правильно понять тебя.
        - Спасибо, Николай Дмитриевич.
        - Да что я. Главное, что ты решила свою личную жизнь.
        Уже вечером, когда Сережка уснул, и они сидели на кухне, Алена игриво спросила:
        - Ты так и не ответил на мой вопрос.
        - Какой?
        - Возьми меня с собой.
        - Уже взял.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к