Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Грей Эбби: " В Этот Раз Навсегда " - читать онлайн

Сохранить .
В этот раз - навсегда Эбби Грей

        Одинокому, ожесточившемуся сердцем Остину Миллеру пришлось начинать жизнь заново в родной Оклахоме, я он не смел даже мечтать о том, что встретится там с Трейси Уокер. С женщиной, чью первую любовь когда-то отверг. С женщиной, о которой забыл на долгие годы…
        Но теперь именно Трейси возродила в душе Остина надежду вновь обрести счастье. Счастье, которое он НЕ ЗАСЛУЖИЛ - но НАДЕЕТСЯ ЗАСЛУЖИТЬ, Ведь не зря же говорят: первая любовь не умирает НИКОГДА!

        Эбби Грей
        В этот раз - навсегда

        Пролог

        Остин сдернул футболку с такой силой, что швы жалобно затрещали на его широких плечах, когда он стаскивал ее через голову. Он пятерней расчесал темные волосы, подхватил потертую синюю спортивную сумку, отшвырнул ногой прочь с пути сваленную на полу кучу грязных вещей и направился к двери гостиной.
        - Остин, ты не посмеешь уйти вот так. На улице льет дождь, к тому же со снегом. Я отвезу тебя, хоть ты и упрям, как мул, и ненавидишь меня.
        Трейси появилась из спальни, прыгая на правой ноге и отчаянно пытаясь всунуть левую в высокую кроссовку. Она успела натянуть топ, но была без лифчика и в расстегнутых джинсах. Остин нахмурился.
        - Никогда не пробовала развязывать шнурки, прежде чем надевать кроссовки? - спросил он, медленно, по-техасски растягивая слова. В его раздраженном тоне не было и намека на тепло. - Не можешь даже обуться как следует. Не в состоянии подобрать свои вещи. Твой папаша потратил целое состояние на твое образование, а ты не научилась даже заботиться о себе.
        Трейси рывком справилась с кроссовкой и гневно сверкнула глазами:
        - Иди, садись в машину и перестань читать мне нотации.
        Голос ее был низким и хрипловатым. Остин прекрасно знал, что она на грани яростной вспышки, но ему было все равно. Наружная дверь была открыта, и он, выходя, захлопнул ее с такой силой, что чуть не сломал пружину. Он тяжело протопал к ее ярко-красному «камаро» и с трудом разместил все свои шесть футов роста на пассажирском сиденье.
        Она последовала за ним, пробежала сквозь дождь и мокрый снег к машине и уселась за руль.
        - Остин, я не понимаю, почему ты разозлился? - Она резким движением повернула ключ зажигания. Стартер издал жуткий визжащий звук, и Остин вздрогнул. Трейси оставила мотор прогреваться и снова заговорила: - Для меня очень важно, чтобы ты поехал со мной домой - всего лишь на три дня - и познакомился с моим отцом. А ты не хочешь. Я начинаю подозревать, что ты просто несерьезно ко мне относишься.
        - Не начинай снова. - Остин смотрел в стекло прямо перед собой, отказываясь даже мельком взглянуть на Трейси. - Не начинай. Ты знаешь, что я люблю тебя. Но это не меняет того простого факта, что я должен работать во время каникул. Мой отец не в состоянии открыть мне неограниченный банковский счет, чтобы я мог тратить деньги как вздумается.
        Трейси нахмурилась, но он продолжал игнорировать ее.
        - Я должен вернуться на фабрику утром в следующий понедельник после Рождества. Мне нужны деньги, Трейс. Ты просто не понимаешь, что это значит - работать, чтобы оплачивать свое обучение. И я не знаю, как тебе это объяснить.
        Эту лекцию Трейси слышала уже тысячу раз и не желала выслушивать в тысячу первый. Остин покосился на упрямое выражение ее лица и вздохнул:
        - Если тебе до такой степени важно, чтобы я познакомился с твоим отцом, то почему бы не отменить запланированную тобой поездку на лыжах и не провести дома канун Рождества и Рождество? В этом месяце только эти два дня я не должен быть на работе.
        - Не может быть!
        - Это правда, - настаивал Остин. - Я даже обещал боссу, что выйду в канун Нового года и в сам Новый год тоже. Им нужна помощь, мне - сверхурочные.
        Трейси несколько секунд молча кипела, потом заговорила:
        - Остин, ты всегда можешь отпроситься на несколько дней. Ты просто не хочешь.
        Он снова вздохнул и, посмотрев в окно на моросящий дождь, протер круг на запотевшем стекле. Внезапно Трейси решительно взяла его за подбородок и повернула его лицо к своему, хотя прекрасно знала, что он ненавидит, когда к нему так прикасаются.
        - Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! - Ее тон был властным и высокомерным, и Остин заскрежетал зубами от злости, а она продолжала: - Я не виновата, что не должна работать. И папа не может не быть щедрым: я его единственный ребенок. Это не значит, что я…
        - Избалована? Да, ты действительно избалована. Ты настолько испорчена, что от тебя прямо-таки исходит дух морального разложения. - Он посмотрел прямо в ее ярко-зеленые глаза, наполнившиеся гневными слезами, потому что ей не удавалось добиться своего. Остин знал, что она ненавидит плакать при нем, но был твердо намерен довести свою речь до конца. Тихим голосом он продолжил: - Тебе всегда все подавали на блюдечке. И ты принимала это как должное. Девушка, выросшая в бедности, поняла бы и меня, и то, что я должен делать, и уважала бы меня за это.
        - О, конечно, конечно, - яростно ответила Трейси, не обращая внимания на переполнявшую его горечь. Она включила передачу и подала машину назад так быстро, что ее занесло на мокром асфальте. - Я знаю, что ты на самом деле думаешь. Ты боишься. Ты не хочешь поехать со мной, потому что до смерти боишься встретиться с моим отцом.
        Остин предпочел не отвечать.
        Он влюбился в Трейси два года назад, в тот день, когда они впервые увиделись. Он заметил ее, когда она сидела одна в библиотеке, завалив письменный стол кипами бумаги и учебников, очевидно, в попытке написать доклад. Рыжие, почти красные, волосы спускались до самой талии, а когда она подняла глаза и взглянула на него, Остин утонул в самых зеленых из всех когда-либо виденных им глазищах.
        - Я могу чем-то вам помочь? - спросила Трейси. Он помнил, как энергично ответил тогда:
        - Нет, но, может, я смогу помочь вам? Я посещал занятия у доктора Хинсона в прошлом семестре. Какая у вас тема?
        Он опустился на виниловое сиденье напротив нее, пока она оглядывала его с ног до головы, удивленная и обрадованная его вниманием. Ей давно хотелось познакомиться с Остином Миллером.
        - Я еще не решила. У вас есть какие-нибудь идеи?
        У него были. И с того дня они стали неразлучны.
        В тот год Трейси посещала летние занятия и жила в небольшой квартире рядом с университетом. Остйн работал все лето неподалеку от своего родного городка Том-Бин, в Техасе. Они виделись так часто, как только могли. Позднее, когда пошел уже второй год их учебы, она попросила его переехать к ней, но его гордость, по размерам не уступавшая самому Техасу, заставила его отказаться. Он не собирался зависеть ни от нее, ни от кого бы то ни было и неоднократно говорил об этом.
        Время от времени ее посещало подозрение, что он хочет сохранить свободу как можно дольше, но не желает в этом признаваться. В конце концов, во всем университете не было ни одной девчонки, которая не обращала бы на него внимания. Остин был высоким, с твердым, волевым подбородком и потрясающе красивым. Более красивым, чем мужчина имеет право быть.
        Он никогда не хотел ничего другого, кроме как учиться и работать большую часть времени, так что Трейси сама не понимала, почему беспокоится. Им было почти так же приятно' друг с другом, как двум давно женатым старикам, хотя он жил в студенческом общежитии, а она - в своей неряшливой квартирке на другом конце города.
        Временами они даже ссорились, как старые супруги. Как сегодня, горестно подумала Трейси. Хотя они не увидятся в ближайшие две недели, сегодня они все же затеяли эту глупую ссору. Остин не бросит работу ради того, чтобы поехать и познакомиться с ее отцом. Она считала, что это нечестно.
        Завтра Трейси сядет за руль и отправится в большой, роскошно обставленный отцовский дом в Пурселле, в Оклахоме, и проведет часть зимних каникул с ним и Молли, их домоправительницей. И она не могла заставить Остина понять, что на самом-то деле она завидовала ему и тем шумным, веселым праздникам Рождества, которые он проводил с братьями, сестрами, племянниками, племянницами и прочими многочисленными родственниками в старом, полуразвалившемся доме на ферме в Техасе, где он вырос.
        Она резко ударила по тормозам перед башнями-близнецами студенческого общежития. Дождь лил с такой силой, что она чуть не проехала мимо. Трейси въехала в зону разгрузки и попыталась еще раз уговорить Остина.
        - Может, ты передумаешь и все же поедешь со мной?
        - Нет, - спокойно ответил он. Трейси ненавидела его хладнокровие, особенно когда сама почти кипела. Он не смотрел на нее. - Послушай меня еще раз, Трейс. Внимательно послушай. Я люблю тебя. Моя любовь к тебе глубока, как Ред-Ривер, и, думаю, ты знаешь это. Но прямо сейчас, я считаю, нам лучше всего ненадолго расстаться, остыть и посмотреть, чего каждый из нас хочет от этой жизни. - Ему непросто дались эти слова, и разговор с ней будто выдавливал по капле кровь из его сердца, но Трейси должна это услышать. Когда-нибудь ей придется взрослеть.
        - Прекрасно, - ехидно парировала она. - Вперед. Залезай в свой разбитый пикап и отправляйся обратно в Техас, где бедные, правильные девушки дожидаются, когда им позволят позаботиться об их больших суровых мужчинах.
        Что-то треснуло и надломилось у Остина внутри, но он не собирался показывать ей, как глубоко ранили его эти слова.
        - Может, я так и поступлю, Трейс, - ответил он так тихо, что это заставило Трейси прислушаться к следующим его словам. - А ты можешь отправляться домой в этой большой красной игрушке, которую тебе купил твой папочка, и поискать себе юриста или доктора. Уж он-то сможет позволить себе нанять дюжину служанок подбирать за тобой барахло. Я, черт побери, не собираюсь этого делать, будь уверена. Я сыт тобой по горло.
        Остин схватил свою спортивную сумку и вылез, с силой захлопнув дверцу. Он исчез в холле общежития, ни разу не оглянувшись.
        Трейси осталась в автомобиле, сидела и слушала, как настойчиво колотит по крыше дождь. В бессильной ярости она била ладонями по рулю, пока они не заболели. Она сняла кольцо, которое он подарил ей, и швырнула на заднее сиденье. С силой обхватив золотой кулон с его инициалами, висевший у нее на шее, она резко дернула его и сломала несколько звеньев дорогой цепочки. Она швырнула и кулон, и цепочку назад через плечо и даже не взглянула, куда они упали.
        Остин Нельсон Миллер раздражал ее с самого первого дня, как они встретились. Не обращая внимания на грузовик, развозивший заказы и возмущенно сигналивший из-за того, что она заняла зону разгрузки, она пыталась припомнить, что вообще хорошего видела в Остине.
        После того как он представился, ей не понадобилось много времени, чтобы узнать о нем все. Он только что приехал из захудалого городишки с глупым названием, получал небольшую стипендию и в свободное от учебы время работал на двух работах.
        Даже тогда он был слишком занят, чтобы обращать на нее внимание, угрюмо подумала Трейси.
        Она сделала все, что могла, чтобы заставить его заметить ее еще в первом семестре, и наконец решила, что он или слеп, или гей, или ненавидит рыжих. Она даже подумывала попросить своего парикмахера покрасить ее волосы в более темный цвет, надеясь таким образом добиться внимания Остина. И вдруг неожиданно, как гром с ясного неба, она подняла глаза от книг - и вот он, стоит рядом с ней в студенческом зале.
        Трейси тогда сразу поняла, что Остин - единственный нужный ей в жизни мужчина. Она сокрушенно вздохнула и, не помня себя от злости, еще несколько раз ударила по рулю. Почему он всегда должен быть таким чертовски упрямым? Его глупая работа не настолько важна, чтобы он не мог попросить несколько свободных дней. Но он этого не сделает, даже если явится архангел Гавриил с золотой арфой в руках и персонально уверит его, что он не останется по ту сторону райских врат за то, что позволит себе маленькие каникулы. Есть на свете такая бесполезная вещь, как излишняя совестливость. Остину однажды придется это узнать.
        Ладно, она позволит ему поболтаться недельку-другую в этом его маленьком городишке, где все всегда делается как положено. Где женщины знают свое место, а за мужчинами всегда остается последнее слово, невзирая ни на что. Она скорее откусит себе язык, чем позвонит с извинениями мистеру Остину Нельсону Миллеру.
        Трейси вдавила педаль газа, мотор взревел, и она покинула парковку в очередном приступе ярости, не оцененная никем, поскольку пробило уже два часа ночи и кругом не было ни души. Вернувшись наконец домой, она с трудом закрыла наружную дверь: пружины все же пострадали от сильного удара. Еще одно напоминание об Остине не доставило ей удовольствия. Она, в свою очередь, с такой силой захлопнула внутреннюю деревянную дверь, что задребезжали окна, пробралась мимо сваленных в кучу нестиранных вещей - он терпеть этого не мог, - упала в спальне на сбившиеся простыни и уставилась в потолок.
        Еще до рассвета Остин забросил свои сумки в открытый кузов пикапа, старого, почти антикварного «шевроле» с достаточным количеством вмятин, чтобы придать ему ярко выраженную индивидуальность. Мотор тихо загудел, когда он включил зажигание. Он никогда не переживал из-за того, что огромное, как парковая скамья, переднее сиденье пришлось накрыть одеялом, потому что обивка протерлась насквозь. И он не бросил туда первую попавшуюся старую тряпку. Нет, он тщательно прогладил то специально найденное одеяло, которое затем положил на сиденье. Трейси оно, правда, не нравилось, потому что катышки искусственного меха прилипали к ее одежде. Она вообще не часто ездила на его пикапе.
        Остин знал, что она предпочитала свой новый красный «камаро». Бросив спортивную сумку на пассажирское сиденье, он уселся за руль, захлопнул покрытую ржавчиной дверь и поехал домой, в Том-Бин.
        Еще до полудня того же дня Трейси погрузила на заднее сиденье «камаро» две корзины, доверху наполненные грязным бельем, в багажник - три чемодана, а на сиденье рядом с собой - дамскую сумку, набитую разнообразными вещами, необходимыми в путешествии, включая конфеты и шоколад. Ближайшие несколько недель будут одинокими, но в этот раз она не собиралась извиняться или сожалеть. Она не виновата, что родилась в обеспеченной семье. И она готова была и пыталась делиться с ним всем, что у нее было. Но Остин чертовски горд.
        Может, к тому времени, когда начнутся занятия, он поймет, что был не прав, и они снова будут вместе.

* * *

        Неделю, проведенную на лыжном курорте, лучше было забыть. Она подхватила какой-то желудочный грипп, придавший ее лицу цвет жидкого горохового супчика. Она чувствовала себя так, будто ее переехали бульдозером. А когда подружки кудахтали над ней и пытались развеселить рассказами о том, какие у них фантастические лыжные инструкторы, Трейси становилась еще зеленее… Она прогоняла их, умоляла оставить ее наедине с одеялом, жидким чаем и книжкой, читать которую вовсе не намеревалась. Подруги, надев красивые лыжные костюмы, отправлялись веселиться. Глядя, как они веселой стайкой несутся по горным склонам, Трейси вспомнила, как долго и страстно целовала Остина перед ссорой, и молилась, чтобы он тоже заразился. И, добавляла она с сердечным жаром, пусть он так же мучается рвотой, пока ходит на свою драгоценную работу.
        Вернувшись домой в Пурселл и чувствуя себя не менее больной, чем всю предыдущую неделю, она кинулась в спальню, чтобы проверить сообщения на автоответчике своей личной линии. Маленький красный огонек призывно мигал, она нетерпеливо нажала кнопку и затаила дыхание.
        Из химчистки сообщали, что ее замшевое пальто готово. И это все.
        Трейси с шумом выдохнула. Может, Остин не позвонил, потому что написал? Она бегом бросилась вниз по лестнице и позвала домоправительницу:
        - Молли, почта приходила, пока меня не было?
        Услышав гулкое эхо, она вспомнила, что этот день и следующий у Молли выходные, а отец сказал, что у него дела в Хьюстоне и он будет в отъезде до среды.
        Она перебрала разложенные на серебряном подносе конверты. Счета по ее кредитной карте, адресованные отцу. Трейси отбросила их, не вскрывая. Длинный конверт из офиса многоквартирного комплекса - наверное, счет за аренду ее квартиры на следующие полгода. Ее отец, сделавший состояние на торговле недвижимостью, намеревался обеспечивать ей крышу над головой и предпочитал оплачивать ее таким образом. Она просмотрела приглашения, прислоненные к прихотливой резной позолоченной раме огромного зеркала, висящего над буфетом, и ей захотелось плакать.
        От Остина не было ничего.
        Комната начала медленно вращаться вокруг нее, и она поскорее села, пока не потеряла сознание. Она низко опустила голову и с шумом глотала воздух. Это сумасшествие! Так не должно продолжаться только потому, что любовь всей ее Жизни не считает необходимым извиниться. Он вернется. Он миллион раз говорил ей, что его любовь глубока, как Ред-Ривер, а такая любовь не кончается из-за глупой ссоры.
        Занятия должны были начаться через две недели. Накануне возвращения в университет Трейси наконец уступила настояниям Молли и отправилась к доктору. Она была не в своей тарелке со времени возвращения из той поездки на лыжах. Ничего удивительного, если принять во внимание, как она нервничала из-за молчания Остина. Он никогда не пропадал так надолго. Прошел месяц и два дня, с тех пор как она видела его в последний раз. Ни звонков. Ни писем.
        Ничего.
        Был ранний вечер, когда она вернулась домой после визита к доктору. Благодарение Господу, Молли уже ушла. И отца тоже не было, он осматривал какую-то коммерческую недвижимость неподалеку от Уичито в Канзасе. Благодарение Господу и за это тоже.
        Трейси нужно было время, чтобы подумать, прежде чем позвонить Остину. Может, ей надо вернуться в Дюрант и обсудить все это с ним. Она поднималась по ступенькам медленно, без обычного подпрыгивания на каждом шагу. Вытянула из гардероба чемодан, начала сворачивать модные джинсы и свитера, складывая их как можно аккуратнее.
        Тут она заметила мигающий огонек автоответчика. Наверное, звонок от доктора из офиса. Сестра на приеме была новенькой, а Трейси ушла, не сказав ей, что счет следует направить ее отцу. Она нажала кнопку.
        - Трейс, это Остин, - произнес такой знакомый голос. - Пожалуйста, позвони мне. Мне надо кое-что сказать тебе. - И это было все. Он казался таким же подавленным, как и она.
        Она набрала его номер и стала ждать. Два гудка, три, четыре. Наконец Остин ответил.
        - Хэлло, - сказала она.
        - Трейс. - Она знала его так хорошо, что услышала боль в его голосе.
        - Ты хотел, чтобы я позвонила тебе. - Она не могла скрыть своей радости.
        - Да, хотел, - тихо сказал он, затем нерешительно откашлялся. - Я должен сказать тебе и сразу покончить с этим. Я женюсь в пятницу вечером. Я напился…
        Он сказал «женюсь»? Или у нее слуховые галлюцинации?
        - Что? Ради Бога, о чем ты говоришь?
        - О, Трейс! Это трудно объяснить. В ту ночь, когда я вернулся домой - после той нашей адской ссоры, - друзья утешали меня, угощали пивом. С пива все и началось… - Он остановился.
        - О'кей. Ты пошел в загул. И что же?
        - Ну, я пошел в загул не один.
        - Ты был с друзьями.
        - Один из них был подругой.
        Трейси чуть не швырнула трубку на рычаг. Но заставила себя выслушивать его безумную историю еще несколько крайне болезненных минут.
        - Я закончил ночь в постели с Кристал Смит.
        - Почему ты мне об этом рассказываешь?
        У него был голос провинившегося человека:
        - Потому что ты должна знать.
        - О'кей. Теперь я знаю, что ты двуличный, лживый, ни на что не годный…
        - О-ох…
        - Что? Собираешься спорить со мной?
        - Нет. Не хочу причинять тебе еще больше боли.
        - Ура. Спасибо. Кстати, кто такая Кристал Смит?
        Остин сделал маленькую паузу, прежде чем ответить:
        - Ты ее не знаешь.
        «Вот и прекрасно, - в бешенстве подумала Трейси. - Потому что если когда-нибудь встречусь с ней, выцарапаю ей глаза и скормлю их коршунам. И это случится сразу после того, как я выглажу моим автомобилем твою рубашку. Когда она будет еще на тебе».
        - Трейс? Ты здесь?
        - Да. Ногти подпиливаю. Так на чем это мы остановились? Ах, да, ты вылез, наконец, из постели некой потаскушки по имени Кристал Смит.
        - Не говори так. Как будто я и без этого не чувствую себя виноватым. Я… должен кое-что сказать тебе.
        Трейси окаменела: - Что?
        - Она беременна. Поэтому я и женюсь на ней. У меня нет выбора. Ты знаешь, как я отношусь к таким вещам. Мой ребенок не должен думать о том, кто же его отец.
        Слезы катились по щекам Трейси и капали на блузку, оставляя большие мокрые пятна.
        - Я понимаю. - Ей удалось выдавить эти два слова, прежде чем слезы хлынули потоком.
        - Это все, что ты можешь сказать? - спросил он.
        - Как насчет «прощай»?
        - Не позволяй нашим отношениям оборваться вот так, сразу, Трейси!
        - Прости. Мое руководство по этике не охватывает подобных ситуаций.
        - Я люблю тебя, Трейс. - Эти слова едва пробились сквозь полузадушенный, всхлип.
        - Не говори так! Не смей! - Трейси почти визжала.
        - Эта девушка носит моего ребенка. Я должен поступить честно.
        - Так и сделай, Остин. Действуй, поступай честно.
        Трейси мягко положила трубку на рычаг. Она опустила голову на подушку и плакала, пока ее бедное сердце не разбилось на миллион кусочков и зазубренные края не изрезали ее душу.

        Глава 1

        Спустя шесть лет
        Трейси прислонила расписание занятий к рулю своего старенького «камаро» и медленно вела машину, поглядывая на бумагу у каждого светофора. Восемь тридцать. Для начала ознакомительная встреча-завтрак всего преподавательского состава. Затхлые пончики и водянистый кофе, предположила она, и масса незнакомых имен, которые надо запомнить. Какой-нибудь добрейший седовласый профессор, преподающий в университете Оклахомы с тех пор, как магнолии были еще молоденькими деревцами, проведет ее по кругу, как породистого щенка. Ее будут представлять людям, которые, возможно, забудут, как ее зовут, уже ко времени ленча.
        Она направила автомобиль на свободное место на преподавательской парковке, взяла кейс и листок бумаги, который будет подсказывать ей весь сегодняшний день, что и когда делать, и двинулась через университетский городок. В прошлом месяце, когда она согласилась занять должность преподавателя на факультете английского языка и литературы, она впервые за последние почти шесть лет вернулась в университет Оклахомы. Не многое здесь изменилось с тех пор. Башни-близнецы студенческого общежития по-прежнему возвышались на севере городка, огромные магнолии все так же затеняли лужайки, на тротуарах были все те же трещины, а фонтан терпеливо ожидал, когда очередные новички-первокурсники выльют бутыль пенистого моющего средства для его ежегодного купания.
        Возвращение в Дюрант после стольких лет было немного пугающим. Теперь она преподаватель, а не студентка, но вместо того чтобы успокоиться, она разволновалась еще больше. Перед библиотекой ее обогнал молодой мужчина. На нем были футболка, синие джинсы в обтяжку и ковбойские сапоги со сбитыми каблуками. Его длинные ноги и легкая походка напомнили ей об Остине. Соглашаясь принять эту работу, Трейси поклялась не вспоминать о прошлом. Как бы сильно ни любила она его когда-то давно, лучше забыть об этом. Вполне возможно, он живет сейчас в каком-нибудь крошечном техасском городке. Интересно, получил ли он степень, к которой так стремился? Или отказался от этой мысли и начал разводить страусов эму на ранчо, а может, ввязался в еще какое-нибудь не менее глупое предприятие… Она строго приказала себе остановиться. Остин всегда серьезно относился к тому, что делал.
        Она зашла в дамскую уборную и еще раз осмотрела себя в зеркале, потом выдавила из себя улыбку, попыталась встряхнуться и приготовиться запоминать имена. Освежила макияж и подтянула широкий мягкий кожаный ремень на своем легком бежевом льняном платье.
        Может, ей не стоило надевать это платье в самый первый день. Возможно, оно выглядит излишне откровенным для преподавателя первого курса. Ну, ладно, все равно сейчас уже слишком поздно думать об этом. По крайней мере оно достаточно длинное, всего на несколько дюймов выше щиколоток, обвитых завязками от кожаных сандаликов ее ребенка.
        Трейси взглянула на часы. Ровно восемь тридцать. Она не могла больше мешкать. Оставалось только надеяться, что она сможет запомнить хотя бы некоторых из тех, с кем ее познакомят, и не будет делать слишком много ошибок при встрече с преподавателями на территории университета.
        - Хэлло! - Она подошла к студентке, сидящей за столом перед большими двойными дверями, ведущими в комнату. - Я - Трейси Уокер.
        - О'кей. - Девушка улыбнулась. - Давайте посмотрим. Где-то здесь должен быть ваш именной значок. Вы сказали, Трейси или Стейси?
        - Трейси.
        - О, вот и он. Вы здесь первый год?
        - Первый год в качестве преподавателя. Я училась здесь несколько лет назад. - Она улыбнулась в ответ. - Я опаздываю?
        - Нет, но я должна сообщить доктору Тейлор, когда вы появитесь, чтобы она могла вас всем представить. Она возглавляет наш факультет. Была здесь всегда, как я слышала.
        Лично я думаю, что она как-то присела тут на лугу отдохнуть, а отцы-основатели выстроили вокруг нее университет. - Мягкая медлительность речи южной Оклахомы слышалась даже в смешке девушки.
        Трейси тоже хихикнула. Она прекрасно помнила доктора Тейлор. Та вечно создавала комитеты или организовывала многочисленные кампании в поддержку того или иного заслуживающего внимания случая. Даже тогда Трейси восхищалась ее энергией и энтузиазмом.
        - Что ж, не хочу разочаровывать эту леди. Скажите ей, что я здесь и готова быть представленной. - Трейси оторвала защитную полоску с самоклеящегося значка с ее именем и прилепила его на платье прямо над сердцем.
        - Вот и вы. Полагаю, вы - наш новый преподаватель курса композиции. - Низенькая толстая леди энергично приблизилась к ней с вытянутой для приветствия рукой. - Я - доктор Тейлор и… о, дорогая моя, я совсем забыла, у меня через несколько минут презентация. Как вы думаете, Бекки, вы можете все тут показать мисс Уокер? Почти все уже пришли, и если вы разложите оставшиеся именные значки на столе, то опоздавшие смогут забрать их самостоятельно.
        - Конечно, доктор Тейлор. - Бекки подмигнула Трейси и повела ее в большую комнату. - Хотите кофе? Доктор Тейлор всегда откусывает больше, чем может прожевать. Она должна поговорить в библиотеке с группой по поводу гранта, на который они подали заявку, и сразу после этого собрание факультета. Интересно, как это она собиралась вас всем представить за пятнадцать минут?
        - Похоже, теперь это дело свалили на вас, - сказала Трейси. - Но кажется, вы все тут знаете. Вы со старшего курса?
        - Да.
        - Вы определенно из Оклахомы.
        - Полагаю, это заметно по Моему акценту, - снова улыбнулась Бекки.
        Трейси кивнула.
        - Я из Калеры. Знаете, где это? Примерно в пяти милях к югу отсюда, но еще на этой стороне Ред-Ривер.
        «Глубока, как Ред-Ривер». Трейси закрыла глаза и усилием воли приказала воспоминанию исчезнуть.
        - Я слышала о ней.
        Бекки взглянула на нее с любопытством.
        - С вами все в порядке? Выглядите так, будто увидели привидение. - Она протянула Трейси чашку дымящегося черного кофе. - Я забыла спросить, может быть, вы хотите сахара или сливок?
        - Я в полном порядке, - солгала Трейси. - И спасибо, я выпью черный.
        Она пила кофе, не ощущая вкуса, пока высокий темноволосый мужчина не пробился сквозь толпу и не остановился прямо перед ней. Трейси глубоко вдохнула и приготовилась к знакомству и обмену любезностями.
        Мужчина заговорил первым:
        - Привет, позвольте представиться. Я - Деймиан Маршалл с химического факультета. Я вас раньше не видел.
        Его глаза начали с кончиков ее сандалий и медленно продолжили путешествие вверх, к ее округлым бедрам, тонкой талии, задержались на минуту на именном значке и закончили осмотр на голове, где ее длинные почти красные волосы кудряшками выбивались из заплетенной ею французской косички. Затем он соизволил наконец взглянуть ей в глаза.
        - Это Трейси Уокер, - раздался ледяной голос Бекки. - Она новый преподаватель английской композиции.
        - Приятно познакомиться. - Трейси пожала его руку, не переставая вежливо улыбаться. - Деймиан Маршалл, так? - Она попыталась найти словесную ассоциацию. Деймиан… Дьявол. Да, он похож на дьявола с этими черными глазами.
        Бекки потянула ее за руку:
        - Трейси, вы должны пойти познакомиться с доктором Бенсоном. Он мой любимый профессор английской литературы.
        Трейси едва успела извиниться перед Дьяволом - нет, Деймианом! Его имя она бы запомнила, если бы постаралась.
        - Держитесь от него подальше, - прошептала Бекки, как только они отошли на достаточное расстояние, чтобы их нельзя было услышать. - Он пытается заставить каждую новую преподавательницу или студентку снять ради него колготки. Считает, что он Божий дар всей женской половине человечества. Смотрите, не окажитесь с ним ночью в темном здании. Даже в библиотеке. - Бекки вздрогнула.
        - Он приставал к вам? - Трейси не верила своим ушам.
        - Да, мэм! Я случайно налетела на него, еще на втором курсе. В библиотечном лифте. Думала, придется ударить его по голове учебником по литературе. Никогда не знала, что у одного мужчины может быть так много рук и он может пытаться запустить их одновременно в так много разных мест. Я была рада до беспамятства, когда двери открылись. Теперь я проверяю все лифты, прежде чем зайти внутрь. Если он делает хоть шаг, чтобы войти в ту же кабину, я выскакиваю наружу.
        - Да это же сексуальное домогательство! - возмущенно сказала Трейси.
        - Так и есть, и не одна я жаловалась, - заявила девушка. - О, доктор Бенсон, познакомьтесь с Трейси Уокер, нашим новым преподавателем первого курса композиции, - проговорила она.
        Трейси повернулась и оказалась перед долговязым профессором, на лице которого морщин было больше, чем линий на карте Оклахомы. У него были ясные синие глаза и теплая искренняя улыбка. Трейси сразу поняла, что сумеет подружиться с этим удивительным человеком.
        - Хэлло, доктор Бенсон, - сказала она. - Рада с вами познакомиться.
        - Просто Мэтт для коллег, - ответил он. - Я бы пожал вам руку, но это непросто с пончиком в одной руке и чашкой кофе в другой.
        - Все в порядке. Вы давно в университете Оклахомы? Я училась здесь шесть лет назад, но вас не помню.
        - Всего пять лет. Я преподавал в Уэйко, в Техасе, и решил, что мне нужна смена обстановки. - Тут кто-то хлопнул его по плечу, и он повернулся и растворился в другой группе, прежде чем Трейси успела что-то сказать.
        - О, вот мой другой любимый преподаватель. Вы непременно должны с ним познакомиться, - позвала ее Бекки.
        - Сколько же у вас любимых учителей? - Трейси последовала за ней сквозь небольшую группу к дальнему углу помещения.
        - Доктор Бенсон мой самый любимый. - Бекки остановилась. - Он самый прекрасный человек во всей университетской системе. Бог мой, да если б у меня была ветрянка и он пришел навестить меня, то я бы не беспокоилась, даже если бы встретила его в пижаме с коровами и домашних тапочках. Он душка, и все его обожают. А сейчас вы готовитесь встретиться с моим самым любимым во всем мире преподавателем. Во всем университете нет девушки, которая не легла бы посреди шестиполосной автострады и не умерла счастливой, если бы он улыбнулся ей хоть однажды. - Она сокрушенно вздохнула.
        - Великий Боже. Я не знала, что здесь, в южной Оклахоме, преподают кинозвезды, - громко рассмеялась Трейси.
        - Ха, - фыркнула Бекки. - Никто из кинозвезд не может тягаться с ним: в обаянии ему нет равных. А уж как он выглядит в джинсах…
        - Ну, хорошо, я действительно хочу с ним познакомиться. Вам не кажется, что мне стоит освежить помаду? На платье нет крошек? А от кофе не осталось усов? - поддразнивала Трейси.
        - Вы выглядите замечательно. Вы ему понравитесь, особенно с этими рыжими волосами. У него маленькая рыжеволосая дочурка, на которую он буквально молится. - Бекки снова двинулась вперед. - Проклятие. Он только что вышел. Придется нам подождать.
        - Дочь? А где его жена? - спросила Трейси.
        Бекки потрясла головой. Ее длинные прямые волосы взметнулись вокруг плеч.
        - У него нет жены.
        Бекки была хорошенькой девушкой, стройной и на несколько дюймов ниже Трейси. На ней были джинсовая юбка, красные на шнуровке сапожки и белая без рукавов рубашка, отделанная спереди серебряными кончо[1 - Украшение в форме раковины, традиционно используемое многими индейскими племенами Северной Америки в различных ювелирных изделиях. - Здесь и далее примеч. пер.] на тонких полосках красной кожи. Веснушки украшали ее вздернутый носик. Карие глаза не отрывались от двери.
        Трейси повернулась к одному из длинных складных столов с расставленными вокруг них стульями. Она поставила свою пустую чашку из-под кофе и начала опускаться на стул в ожидании появления звездного создания, но тут Бекки тронула ее за руку:
        - Он вернулся. Направился к той группе, с которой беседует доктор Бенсон. О, вы спрашивали о его жене. Здесь столько всяких слухов. Он женился, а она оставила его- никто не знает почему, - и он растит маленькую дочурку один. Малышка очень хорошенькая и такая умная, что даже страшновато. Когда он приводит ее с собой в университет, мы все буквально деремся за право поиграть с ней, - говорила Бекки на ходу.
        Трейси была не уверена, о ком именно из преподавателей она рассказывает. Четверо мужчин стояли к ним спиной, лицом к доктору Бенсону, рассказывающему какую-то захватывающую историю. Когда профессор поднял глаза и увидел двух приближающихся женщин, он призывно помахал им рукой:
        - Идите сюда, познакомьтесь с другими преподавателями. Я уже забыл, как вас зовут, - хихикнул он, обращаясь к Трейси. - Может, моя жена и права. Может быть, я действительно старею. Не могу запомнить даже такую красавицу, - поддразнил он ее. Когда он сказал «красавицу», четверо мужчин обернулись, чтобы взглянуть на нее.
        Трейси посмотрела на стоявшего справа от нее мужчину - низкого, лысоватого, в темно-синих брюках, светло-синей рубашке и черных теннисных туфлях.
        - Это Дэвид Роббинс. Наш библиотекарь, - сказал доктор Бенсон. Трейси смотрела на него достаточно долго, чтобы запомнить имя, затем повернулась к следующему мужчине. Он был повыше, не такой лысый, в брюках цвета хаки и коричневых туфлях. - А это Ланс Уильямс. Он преподает испанский. - Доктор Бенсон улыбнулся. У третьего были огненно-рыжие волосы и изрядный валик жира вокруг талии. - Этот приятель - Эрл Трембл. Мы вместе играем в гольф, когда ему удается вырваться со своего биологического факультета. И последний здесь…
        - Хэлло, Трейс, давно не виделись.
        Трейси вдруг почувствовала, как по спине пробежал холодок, когда она повернулась и взглянула в знакомые карие глаза Остина Нельсона Миллера.
        Она понятия не имела, что сказать. Но Бекки придвинулась ближе и рассеяла неловкость приветливой болтовней о пустяках.
        - О, вы уже знакомы? - прочирикала она. - Ну надо же!
        - Да, мы знакомы. Мы учились здесь в одно и то же время, - протянул Остин мягко и неторопливо, ни на минуту не отводя от Трейси глаз. - Но это было довольно давно.
        - Что ж, тогда вам надо лишь возобновить знакомство. Между прочим, у вас смежные офисы в учебном здании, - сказал доктор Бенсон, не замечая, как наэлектризовалась атмосфера вокруг этих двоих.
        Остин спокойно повернулся к Трейси. За годы, что она не видела его, он раздался в плечах, стал более мускулистым. И еще более красивым, чем раньше. К несчастью. Она могла понять, почему Бекки вздыхала по нему.
        - Приятно снова встретиться, - наконец выдавила Трейси, несмотря на бездыханную пустоту в груди. - Прошло немало времени.
        - Да, немало, - откликнулся Остин. - Уже шесть лет. Тут Бекки прервала их:
        - Не забудьте. У вас в девять тридцать встреча на факультете. - Она тронула Трейси за руку.
        - Да, конечно, - с трудом выговорила Трейси. - Полагаю, мы еще увидимся, - сказала она Остину.
        - Я буду на этой встрече. Я преподаю американскую литературу и второй курс композиции. - Он помахал рукой и повернулся к доктору Бенсону, слушая его, но смотрел Трейси вслед, пока она не исчезла из виду.
        - Мне надо забежать в туалет - прошептала она Бекки. - Всего на минутку. Встретимся у кофейного столика, когда я выйду, ладно?

* * *

        Замечательно, что церковь не записывает в очередь стариков, ожидающих освободившегося места на прохладных небесах. Крошечные струйки пота бежали вниз между грудей, впитываясь в эластичную ленту лифчика. Замечательно. Наверное, и на платье уже появились влажные круги. Он наверняка знал, что она вынуждена будет уйти с приема, лишь бы не встречаться с ним.
        Трейси надеялась, что Остину так же неуютно, как и ей. Она надеялась, что он тоже задыхается в этих накрахмаленных джинсах «Рэнглер» с жесткими стрелками и белой рубашке с отутюженными складками на рукавах. Он отдает их в прачечную, это точно. Ни один человек, тем более мужчина, не может гладить так безупречно. Джинсы заправлены в до блеска начищенные и отполированные ковбойские сапоги, на ремне - серебряная пряжка в форме головы буйвола. Он никоим образом не похож на университетского преподавателя литературы, но и на дешевку, черт возьми, тоже. Он настоящий, не поддельный…
        «Не смей больше думать об Остине, - сказала она себе. - У тебя с ним все кончено, и ты это пережила. Он не станет частью твоей новой жизни. Ты серьезно работала, чтобы добиться того, что имеешь. Получила степень бакалавра, четыре года преподавала в старших классах в школе, впоследствии добившись степени магистра. И вырастила Джексона. Ты сделала все это самостоятельно, без чьей-либо помощи, так что вполне можешь контролировать свои мысли и чувства. Точно».
        Покончив с этими размышлениями, она встала, выпрямила спину, задрала высоко подбородок и двинулась к учебному зданию на факультетскую встречу. Она думала о Джексоне, ее маленьком сыне. Его вечной готовности улыбнуться, его честности и бесконечной, бессмертной любви к ней. Она всегда будет думать о нем, даже когда окажется рядом с Остином. И она знала без малейшей тени сомнения, что сумеет целый год ходить по этому тонкому, туго натянутому канату и не упасть ни разу.
        Трейси взяла со стола у входа в комнату папку со своим именем. В дальнем конце помещения стоял большой стол, вокруг которого уже сидели преподаватели. Она отыскала свободный стул, осторожно присела на него и негромко представилась. Заметив Остина на противоположном конце стола, она заставила себя улыбнуться и слегка помахать ему рукой.
        - Так. - Доктор Тейлор постучала карандашом по столу. - У каждого из вас есть папка с его именем. Там описаны задачи, поставленные перед вами, и цели, которых мы надеемся достичь к концу учебного года. На первом курсе композиции нам бы хотелось добиться определенного прогресса в способности студентов грамотно выражать свои мысли. Мы хотим, чтобы студенты могли правильно составить простое, сложное и сложносочиненное предложения, а также написать сочинение, использующее все эти конструкции…
        Трейси перелистала свою папку. Почти не отличается от целей и задач, ставящихся перед преподавателями старших классов школы. Ничего такого, с чем она не сможет справиться в течение предстоящего года. Она снова напомнила себе, что ее контракт заключен на год. После этого она и Джексон помашут на прощание Дюранту и всей Оклахоме, глядя, как они постепенно исчезают вдали в заднем стекле ее старенького красного «камаро».

        Глава 2

        Первая неделя занятий была чрезвычайно загруженной и напряженной. Трейси несколько раз встречалась с Остином в коридоре, направляясь к офису, или на бегу, когда мчалась вниз по лестнице. Лифт так медленно и с таким жалобным стоном тащился вверх и вниз, что она всегда предпочитала бежать по ступенькам, торопясь на занятия или встречу.
        К тому времени, когда ей удавалось добраться до постели, глаза ее уже закрывались, а сознание полностью отключалось от всяких мыслей о прошлом, настоящем или будущем, и оставался лишь благодарный вздох за несколько часов отдыха. Последняя мысль, что посещала ее утомленный мозг, была о Джексоне, о том, что она проводит с ним слишком мало времени. Она устало обещала себе, что завтра обязательно выкроит для него целый час. Они будут разговаривать о том, о чем он захочет, делать то, что он захочет, отправятся на долгую прогулку… потом звонил будильник, и снова было утро, и снова надо было спешить…
        К концу второй недели все постепенно стало входить в норму. Некоторые студенты еще время от времени пропускали занятия, но большинство втянулось в колею. Администрация назначила ей в помощь студентку на два часа в день. Твила была первокурсницей, компьютерным гением, способным заставить любой процессор делать все, что угодно, разве что не сидеть в дружеской компании, обмениваясь шутками. По телефону голос ее звучал нежно, как взбитые сливки, и все файлы она содержала в образцовом порядке.
        - Есть что-нибудь важное? - спросила Трейси. Она бросила тяжелую стопку бумаг рядом с картотекой и откинулась на спинку кресла.
        - Нет. Пара звонков от издателей учебников, я записала в вашем блокноте, вон там, - ответила Твила. Она была так же высока, как и Трейси, но намного тоньше ее, потому что занималась баскетболом и каждый день должна была проводить немало времени в тренажерном зале. Лет через десять она тоже наберет фунтов двадцать, так же как и Трейси. Ее каштановые волосы с пробором посередине спускались на плечи. Нос был немного длинноват, с небольшой горбинкой, зато ее улыбка демонстрировала красивые ровные зубы.
        - О'кей, - сказала Трейси. - Я им перезвоню. Между прочим, должна поблагодарить тебя за все, что ты делаешь. Ты значительно облегчаешь мой первый семестр.
        - Именно для этого я здесь и нахожусь. - Твила вернулась к прерванной работе по вводу в компьютер списка студентов.
        Трейси взглянула на часы.
        - Я должна бежать. Занятия начнутся через пять минут. - Она оказалась за дверью раньше, чем Твила успела попрощаться.
        Трейси закончила последний в этот день семинар и направилась в офис, чтобы пару часов посвятить проверке работ, прежде чем вернуться домой к Джексону и более чем заслуженному уик-энду. Она не собиралась заниматься этим целых два дня. Или брать в руки учебник, или вообще думать об учебе. Она планировала в субботу спать, пока не выспится, днем отправиться в парк на пикник и, возможно, даже сегодня вечером - в кино.
        Она уже поставила одну ногу на ступеньку лестницы, когда услышала за спиной звук открывающихся дверей лифта. Может, в порядке исключения позволить старой скрипучей колымаге поднять ее и эти тяжеленные бумаги па второй этаж? Она быстро повернулась и вошла в кабину.
        О нет! Она стояла лицом к лицу с самим мистером Дьяволом - Деймианом Маршаллом. Ладно, нет проблем. Она взрослая женщина и будет просто игнорировать его. Так или иначе, до второго этажа лифт идет всего несколько секунд, так что ей нечего опасаться.
        - Какой этаж? - Он сделал шаг вперед и улыбнулся зловещей улыбкой.
        - Второй, благодарю вас, - ответила она.
        - Позвольте помочь вам с этими бумагами. - Он нажал кнопку, потянулся, чтобы взять у нее часть бумаг, наваленных на учебник, и легко, почти незаметно коснулся руками ее груди.
        Она крепче прижала к себе книги.
        - Нет, спасибо, я справлюсь.
        - Прекрасно. - Он с вожделением покосился на нее и снова встал сзади.
        Он стоял так близко, что она ощущала жар его тела даже через хлопковую блузку и юбку.
        - Вы так красивы. Надеюсь, вы свободны вечером? Могу я пригласить вас пообедать? Всегда стараюсь познакомиться с новыми учителями. - Он наклонился к ней и обольстительно нашептывал прямо ей в ухо, его мятное дыхание окутывало ее плотным облаком.
        - Нет, спасибо. - Трейси сделала шаг вперед, чтобы отодвинуться от него, но он шагнул вслед за ней, и она почувствовала, как его язык скользнул к ее уху, а руки обхватили талию, пробираясь вверх, пока он прижимался носом к ее шее.
        Она бросила все, что держала, на пол, быстро повернулась, правой рукой дала ему пощечину, а левой схватила короткий конец галстука. Она дернула изо всех сил, и он задохнулся.
        - Не смей больше никогда совать свои грязные руки или поганый рот ко мне, ты, жалкий сукин сын! - яростно рявкнула она.
        Дверцы лифта открылись.
        - Хэл-ло, - проговорила Бекки, мгновенно оценив ситуацию. - Это ваши книги на полу, мисс Уокер?
        - Да, мои, - сказала Трейси, не отпуская, однако, галстук.
        Лицо Деймиана становилось все краснее и краснее, и не заметно было, что он в восхищении от встречи с Бекки.
        - Я соберу их, если вы задушите его до смерти, - засмеялась Бекки. Она придержала двери одной ногой и начала собирать книги и бумаги в аккуратную стопку.
        - Договорились, - откликнулась Трейси. - Деймиан, никогда больше не прикасайся ко мне. И если хоть одна из девушек пожалуется мне, что ты к ней пристаешь, я пойду с ней к декану, а оттуда в окружной суд и подам иск. - Она толкнула его к задней стенке лифта, где он задыхаясь свалился на пол, пытаясь ослабить галстук.
        - Это было круто. - Бекки несла стопку книг. - Боже, чего бы я только не дала, чтобы увидеть, как вы пнете его туда, куда надо, вместо того чтобы просто пихнуть! Может, теперь он оставит пас всех в покое.
        - Сомневаюсь, - сказала Трейси. - Но если все вы будете жаловаться декану, когда он начнет приставать, довольно скоро у него возникнет достаточно неприятностей или с администрацией, или с законом. Обещай мне, что вы сделаете это.
        - Обещаю. Спасибо, мамуля. - Бекки озорно подмигнула и потрусила дальше по коридору.
        - Я тебе не мамуля! - крикнула вслед ей Трейси. Она закрыла дверь в коридор. Дверь между ее офисом и комнатой Остина никогда не открывалась. Потом она плюхнулась на стул, положила голову на стол и заплакала. Крупные горькие слезы собирались в уголках ее глаз и текли по щекам. Конечно, она показала Деймиану, что полностью контролирует ситуацию, но все равно чувствовала себя вымазанной в грязи. Она выхватила салфетку из коробки, стоявшей на крышке картотеки, и начала яростно тереть шею, пока не растерла почти до крови. Подумать только, он действительно трогал ее, прикасался своим грязным, гадким, мятным языком к шее, а руками к талии.
        И не было никого, с кем она могла бы поговорить, рассказать, как ужасно себя чувствует. Конечно, она не могла рассказать об этом Джексону и должна была храбриться перед Бекки. Она так завидовала девушкам и женщинам, у кого были живы матери. Именно сейчас было самое подходящее время позвонить маме и услышать, как она скажет:
        - Ах ты, бедная моя малышка. В следующий раз даже не пихай его. Просто убей грязного ублюдка.
        Но ее мама умерла, когда ей было тринадцать, но даже если бы она была жива, то наверняка была бы слишком занята созывом комитета или другими общественными делами, чтобы выслушивать, как Трейси скулит из-за того, что какой-то мужчина поцеловал ее в шею.
        Дверь открылась мягко, почти неслышно. Трейси чуть не подпрыгнула. Если этот подонок пришел в ее офис извиняться или продолжить с того места, где закончил, лучше ему быть готовым к еще одной беспощадной схватке. Каждый нерв внезапно показался ей обнаженным, все тело напряглось и приготовилось к битве, физической или эмоциональной.
        - Эй, что случилось? - Остин взглянул на Трейси. Выражение ее лица не оставляло сомнений, что она дошла до предела своих сил и возможностей.
        - Ничего. - Она вытерла глаза и встала.
        - Я тебе не верю. - Он пересек комнату и нежно обнял ее. - Ни одной минуты. Что случилось?
        Она позволила себе лишь на мгновение прислониться к его сильной груди, удивляясь, каким естественным казалось его прикосновение даже после стольких лет. Как будто они никогда и не разлучались. Он поднял ее лицо к своему, и она поняла, что не ответила на его вопрос.
        - У меня было столкновение с Деймианом в лифте, - чуть дрожа, отозвалась она.
        - Он тебя обидел? - Остин внимательно смотрел в ее зеленые глаза. - Скажи мне честно, Трейс, он тебя обидел?
        - О, нет, просто пригласил пообедать. А потом поцеловал меня в шею и обнял за талию. А я схватила его за галстук и попыталась задушить. - Трейси снова положила голову Остину на плечо и вдохнула пряный аромат его лосьона, инстинктивно отзываясь на его объятие.
        И тут она вспомнила Джексона. Она отступила на шаг и задрожала всем телом. Она не должна быть в его объятиях. Никогда. Он - тот самый мужчина, что вдребезги разбил ее мир шесть лет назад, уехал после глупой ссоры и сделал ребенка другой девушке. И ей совершенно ни к чему уступать глупым порывам своего тела и играть роль оскорбленной невинности, чтобы он мог вообразить себя рыцарем в сверкающих доспехах.
        - Я… Со мной все будет в порядке, - заверила она, глядя куда угодно, только не ему в глаза. Она не могла смотреть на него, чувствовать, как желание терзает ее сердце, и держать его на расстоянии вытянутой руки. - Но все равно спасибо за беспокойство, - отрывисто добавила она.
        - Что такое, Трейс? Что на самом деле случилось? Ты ведешь себя так, будто я прокаженный, подцепивший оспу. - Остин приподнял ее подбородок своей рукой, заставив посмотреть ему в глаза. - Я думаю, нам действительно надо поговорить. Слишком много времени прошло с тех пор, как мы говорили в последний раз.
        - Нет! - Ее глаза сверкнули, и она повернулась к нему спиной. - Мы давно простились. Ты пошел своим путем, я - своим. Мы теперь два совершенно чужих человека, Остин. Ты больше не являешься частью моей жизни.
        - О'кей! Я не буду умолять. Но учти, все мы совершаем ошибки. Бог свидетель, я сделал столько, что достанет на двоих. И если когда-нибудь захочешь поговорить, дай мне знать. Большую часть времени я провожу здесь, за этой закрытой дверью. А если меня нет на месте, то мой номер - в телефонной книге. - Он проглотил ком в горле и закрыл дверь так же мягко, как открыл несколько минут назад, когда услышал ее плач. Будь она проклята!
        Трейси приготовилась к встрече с кумиром ее жизни. Может, они уже сегодня организуют кутеж - отправятся ужинать в «Макдоналдс», а потом в кино. Ему решать. А завтра утром они собираются есть поп-корн и смотреть мультфильмы, потом они пойдут в парк и проведут там весь день, пока не придет время устроить пикник и поужинать сандвичами с арахисовым маслом. А потом, когда день закончится, они вернутся домой, улягутся вместе на кушетку и будут смотреть телевизор, пока у обоих не начнут слипаться глаза.
        Она подала машину назад, повернула на юг, к светофору у колледжа, и сделала правый поворот. До частного детского садика было только три квартала, и оставалось еще пять минут до звонка с последнего занятия. К тому времени, когда она припарковала машину и прошла вверх по тротуару и через ворота в ограде, детишки высыпали из здания. Джексон бежал с такой скоростью, на какую только были способны его маленькие ножки.
        - Мама, мама, подожди, пока увидишь, что мы делали сегодня на уроке мастерства. Это бабочка! Ты можешь поставить ее на холодильник, рядом с тем динозавром, которого я сделал давно. Я голодный. Можем мы пойти поесть мороженого? - Он прыгнул в ее протянутые руки, не зная, что пятилетние мальчики обычно не хотят, чтобы мамы держали или целовали их на людях.
        - Почему бы нам не пойти в «Макдоналдс», а потом в парк играть, пока не придет время отправляться в кино? - Она уткнулась лицом в его шею, вдыхая запах вспотевшего пятилетнего малыша - самый изумительный аромат на свете.
        - Ты не шутишь? Ура! Этот город должен быть больше, чем ты говорила, раз здесь есть и «Макдоналдс», и кино. Bay!
        Она опустила его вниз, но продолжала держать за руку, пока они вместе шли по улице к автомобилю.
        - А в парке есть качели, мама? - спросил он, подпрыгнул и побежал так быстро, что она с трудом поспевала за ним.
        - Есть, - улыбнулась она. - И большая горка. И еще есть детская карусель, но я на ней не буду кататься. Ты знаешь, мне делается нехорошо.
        - О, девчонки не такие сильные, как мы, ребята. Я готов поспорить, любой мальчишка может крутиться на карусели три дня подряд, и его не будет тошнить. - Джексон рассмеялся. Он пристегнул ремень безопасности. - Время отправляться. - Зажав в руке карандаш, как микрофон, он сделал вид, что он пилот самолета. - Пристегните ремни, леди и джентльмены, мы отправляемся в полет с леди-пилотом, и она - черт на колесах!
        - Джексон! Где ты услышал это слово? - удивилась Трейси.
        - Папа Джек все время так говорит. Он говорит, что ты настоящий черт на колесах с первого раза, как села за руль. - Джексон невинно посмотрел на нее.
        - Что ж, Папа Джек может употреблять это слово сколько угодно, но ты не должен повторять все, что говорит он. - Она отвернулась, чтобы он не увидел, как она улыбается. - Теперь расскажи мне, как у тебя прошел день, - попросила она. - Ты играл, или рисовал, или делал что-то еще?
        - Я учился, - ответил он. - Я учился целый день. Я знаю, как писать «А» и как это произносится. И я знаю, на что похожа бабочка, и еще у меня новый лучший друг. Она девочка, но с ней так же здорово, как и с мальчишками.
        - Рада слышать. Как зовут твою новую подружку? - спросила Трейси, ведя машину к «Макдоналдсу» в западной части города.
        - Ее зовут Эмили. Я хотел привести ее, чтобы познакомить с тобой. У нее такие же красные волосы, как у тебя, и она классная, хоть и девчонка. Но ее папа пришел и рано забрал ее, потому что должен отвезти ее на уик-энд к бабушке. А бабушка живет в каком-то месте со смешным названием. Порк-и-Бин, Техас, или как-то похоже.
        - Как ее фамилия? - Трейси почувствовала, как похолодел затылок, несмотря на тридцатисемиградусную жару.
        - Эмили Миллер, - сказал Джексон. - Да, и я вспомнил, это Том-Бин, в Техасе. Мама, а сколько миль до Техаса? Это далеко? Может, мы сможем когда-нибудь поехать туда и повидать ее и ее бабушку? Она сказала, если я приеду к ней в гости, то смогу поиграть с пони. Мама, а до «Макдоналдса» еще далеко? Я ужасно голодный.

        Глава 3

        Каким-то образом благодаря редкостной удаче, хорошему расчету и благосклонности Всевышнего Трейси удавалось следующие две недели забирать сына, не встречаясь с Остином. С того ужасного дня, когда к ней пристал Деймиан, а Остин попытался помочь, они были холодно-вежливы, сталкиваясь в коридорах или на совещаниях, и попросту игнорируя друг друга все остальное время.
        Если она сумеет избегать его у школы своего сына и если Остин будет продолжать держаться на расстоянии, ей удастся прожить этот год без нервного срыва. После занятий они с Джексоном собираются поехать в Пурселл повидать ее отца, который обещал провести дома целых три дня, если они решат навестить его. Джексон обожал своего Папу Джека, и даже Трейси вынуждена была признать, что он оказался намного лучшим дедом, чем она ожидала.
        Когда Трейси была ребенком, Джек Уокер не слишком обращал на нее внимание, так же как и ее мать. Это их домоправительница Молли рассказывала ей на ночь сказки и обнимала, учила ее молиться и вести себя за столом, причем именно в таком порядке, и рассказала ей про парней и чего от них ждать, когда пришло время. Ее мать погибла в автокатастрофе, когда Трейси было всего тринадцать, и отец сделал все, что мог, чтобы обеспечить ей образование: дал ей окончить высшую школу, потом колледж. Но Трейси знала, что он упрямо отказывается признавать тот факт, что она больше не маленькая девочка.
        Она слишком быстро выросла в ту ночь, когда Остин Миллер ушел из ее жизни.
        Трейси с отцом страшно поссорились, когда она наконец призналась ему, что находится на шестом месяце беременности. Он сказал, что она позорит семью и память ее умершей матери и по меньшей мере должна выйти замуж за отца ребенка, даже если и не любит его. Его внука никто не посмеет назвать незаконнорожденным. Но она твердо отказалась сказать ему или кому-то другому, кто отец ее будущего ребенка, чтобы того не заставили на ней жениться.
        Она до сих пор не знала, простил ли ее отец за это, но он больше не возвращался к этой теме.
        Трейси покинула отцовский дом, как только получила в Оклахомском университете степень, позволяющую ей преподавать, сняла квартиру и начала искать работу. Очень быстро она узнала, сколько сил требуется, чтобы справиться со всем самостоятельно, без поддержки. Спустя шесть недель Джек Уокер приехал просить прощения и умолял ее вернуться домой, по крайней мере пока не родится ребенок. Она отказалась.
        Джек сумел пробыть с Трейси целых двадцать четыре часа, когда она рожала Джексона, потому что привез с собой Молли для, как он выразился, «моральной поддержки». Но когда пришли последние минуты и начались родовые потуги, Джек не выдержал. Молли оставалась с ней, держала ее руку, массировала спину, считала до десяти при каждой схватке и плакала, когда наконец появился младенец.
        - Пожалуйста, пожалуйста, возвращайся домой, - умолял ее отец спустя несколько минут после того, как увидел и навсегда полюбил крошечного мальчугана в пять фунтов шесть унций, лежащего рядом с его дочерью в пластиковой колыбели.
        - Нет, я теперь большая девочка. Я уже договорилась с детскими яслями, потому что собираюсь преподавать в старших классах. Я обещала директору, что буду отсутствовать только неделю, когда родится малыш. Может, это и трудно, но мы прорвемся. Я должна это сделать, папа. Ты можешь быть частью нашей жизни, но мы обязаны стать самостоятельными. Да, между прочим, я назову его Джексон Нельсон Уокер. У него еще нет кроватки, так что если ты хочешь что-то подарить ему, то купи ее, но не более того. Я говорю совершенно серьезно. Не хочу, чтобы ребенок с самого начала был избалован.
        - Джексон… Я польщен, Трейси. Но откуда ты взяла имя Нельсон? - спросил отец.
        - Из любовной истории, которую прочитала когда-то давно, - ответила она ему.
        На следующий день он прислал ей дюжину красных роз на длинных стеблях и приказал доставить лучшую кроватку в ее крошечную квартирку.
        Спустя неделю Трейси вернулась в школу, немного плаксивая, немного расстроенная и все еще изумленная тем, что можно так безумно любить такую крошку. С тех пор так все и шло. Она преподавала в школе и любила Джексона. Соглашалась принимать подарки от отца, но только на дни рождения и Рождество, и изредка позволяла ему купить что-нибудь недорогое для Джексона. Она всегда говорила отцу, что его внук больше нуждается в его внимании, чем в его деньгах, и Джек Уокер был полностью согласен с ней. Его преданность ребенку была настолько полной и абсолютной, что Трейси иногда было непросто сдерживать приступы ревности.
        Сегодня была пятница, и, как только закончились занятия в университете, Трейси бросилась в детский сад, где группа Джексона давала представление. Он репетировал свои песни целых две недели и исполнял их без запинки, и еще его выбрали ведущим при исполнении смешной сценки. Он хорошо знал свою роль и играл с такими преувеличенно театральными жестами, что Трейси смеялась до слез.
        Она закончила проверку тетрадей, отнесла портфель в офис, испытав облегчение при мысли, что Остин уже ушел. Классы в детском саду были большие, просторные, и наверняка там будет множество родителей, бабушек, дедушек и просто друзей. Может быть, ей удастся не встретиться с ним и сегодня? Она уверена, что он будет там, придет посмотреть на дочь, но если она сядет сзади, то потом сможет осторожно пробраться вперед, забрать Джексона и ускользнуть через заднюю дверь.
        В аудитории было темно и прохладно. Трейси нашла место в заднем ряду всего за несколько минут до начала представления. Она видела затылок Остина, который сидел на три ряда впереди нее и чуть левее. Она бы узнала его где угодно. Если он не повернет свою красивую голову как сова, на сто восемьдесят градусов, то не заметит ее. Тем лучше.
        Занавес разделился посередине и вперед выступил Джексон.
        - Леди и джентльмены, - почти закричал он. Послышалось несколько добродушных смешков - никто не ожидал такого громкого голоса от этакого малыша. - Добро пожаловать на наше представление. Мы будем петь и рассказывать стихи, а вы - аплодировать и отдыхать. - И он снова исчез за занавесом.
        Они спели песенку о червяке и яблоке, потом другую - о мальчишке, который собирался заглянуть в дождевую бочку и скатился в погреб. Джексон еще даже не знал, что такое дождевая бочка или погреб, и задавал миллион вопросов, пока разучивал песню. Маленькая рыжеволосая девчушка стояла рядом с ним почти все время. Трейси поняла, что это, должно быть, Эмили, дочь Остина.,
        Программа продолжалась ровно тридцать минут. Потом занавес снова слегка раздвинулся. Джексон и Эмили вдвоем вышли вперед.
        - Спасибо, что пришли на наше выступление, - сказала девочка громко и ясно.
        - А теперь - сюрприз, - добавил Джексон. - Мы организовали праздничный чай для всех, кто нам хлопал.
        Теперь можно забыть о побеге. Она знала, что Джексон определенно пожелает познакомить ее со своей новой лучшей подружкой, а это значило, что Остин будет где-то рядом. Ну почему она не спланировала отступление более тщательно?
        Она сразу заметила в уголке Остина, окруженного со всех сторон женщинами. Наверное, разведенные дамы, бьющиеся за право считаться его избранницей на этой неделе, раздраженно подумала Трейси. Может, им удастся занять его разговорами достаточно долго, чтобы она успела проглотить чашку тепловатого чая, съесть печенье и уговорить Джексона поскорее уйти, напомнив ему, что они собираются поехать к Папе Джеку.
        - О, миссис Миллер! - Невысокая леди смотрела прямо па нее и кричала во весь голос. Дамы, окружавшие Остина плотным кольцом, замолчали и стали озираться вокруг, стараясь заметить его новую жену. - Миссис Миллер! - Женщина махала кому-то позади нее. Трейси обернулась посмотреть, к кому та обращается, но за ней никого не было. Она стояла у самой стены.
        Может, Остин летом снова женился и женщина думала, что она - новая миссис Миллер. Ее щеки вспыхнули, когда она вспомнила, как всего пару недель назад прильнула к его широкой груди. Очевидно, его новая жена присутствовала на празднике, а ему даже не хватило духу сказать ей, что он опять женат, когда она рыдала на его плече после встречи с проклятым Деймианом-Дьяволом. Странно, но леди явно обращалась к Трейси и не отрывала от нее глаз, направляясь к ней через всю комнату.
        Леди снова помахала. Трейси продолжала озираться в поисках особы, машущей в ответ, возможно, с широкой улыбкой на лице. Трейси надеялась, что все уже заметили новую миссис Миллер и не смотрели на нее так же настойчиво, как эта совершенно запутавшаяся дама.
        - Эмили, дорогая, иди сюда, - позвала женщина. Красно-рыжие кудряшки Эмили подпрыгивали вверх-вниз на ее голове, широкая юбка джинсового платья колыхалась из стороны в сторону, пока девочка пыталась не отставать от низенькой дамы. - Миссис Миллер, - женщина не замечала обращенных на нее пристальных взглядов, - я - Лори Бейкер, помощник учителя. Я очень рада, что вы пришли на представление. Я сразу догадалась, что вы - мама Эмили, хоть Остин и не представил вас. У нее ваши роскошные волосы, и я хотела вам сказать, что она - просто чудо.
        - Мне? - Глаза Трейси широко раскрылись от изумления.
        - Это не моя мама, - засмеялась Эмили. - Зато вон там мой папа. - Она указала на Остина, стоявшего в стороне с такой широкой улыбкой на красивом лице, что Трейси захотелось влепить ему пощечину. Все женщины, столпившиеся вокруг него, заговорили разом, а одна из них даже прикоснулась к его руке и сказала что-то, но Трейси не услышала.
        - О, простите, пожалуйста, - смутилась Лори. - Просто у вас такие прелестные волосы, и у Эмили такой же цвет… и… мне очень жаль…
        - Все в порядке, - пробормотала Трейси и направилась к двери, надеясь перехватить Джексона и уйти, пока все хихикали по поводу возникшей путаницы.
        - Это не ее мама! - закричал Джексон через всю комнату. - Она - моя, - заявил он собственническим тоном. Трейси мечтала забраться в большой ящик и закрыть за собой крышку. - Мама! - снова закричал он и побежал к ней через всю толпу. - Это Эмили - мой самый-самый-самый лучший друг в целом мире. Она похожа на тебя, правда? Эмили, это моя мама. - Он схватил свою маленькую подружку за руку. - Пойдем съедим еще печенья. Мама, не уходи! Стой здесь, ладно?
        - Ладно, Джексон, я буду здесь, - вздохнула она. Трейси сомневалась, что ей удастся покинуть помещение, не поговорив с Остином. Все эти женщины, окружившие его, даже не догадывались, сколько бы она заплатила, чтобы они не отпускали его в течение ближайших десяти минут. Она бы продала даже «камаро» и свое стерео за лишние пять минут, лишь бы успеть уехать из города на три дня и собраться с мыслями.
        Но он, очевидно, уже распрощался со своим фан-клубом, потому что начал пробираться мимо нескольких небольших группок по направлению к ней. Она посматривала на него уголком глаза и продолжала двигаться к выходу. Как только он отойдет от одной группы, она подойдет к другой, представится и заведет легкую беседу о том, как замечательно выступали ребята.
        - О, папа! - услышала она крик Эмили. - Вот ты где! Иди сюда, ты должен познакомиться с Джексоном. Это мой новый друг, я тебе о нем рассказывала. - Она подбежала к отцу, схватила его за руку и потащила к столу с угощениями, где ее терпеливо ждал Джексон. - Это мой папа, Остин Миллер, - сказала Эмили, подведя его к Джексону. - А это Джексон - мой новый друг, - добавила она.
        Джексон вытер руку о свои синие брючки и протянул ее Остину.
        - Очень рад познакомиться с вами, сэр. Эмили - мой друг, и она говорит, что вы - лучший папа на свете. У меня нет папы, но у меня есть Папа Джек, и он лучший дед во всем мире. Мне нравятся эти сапоги.
        - Я тоже рад познакомиться, сынок. Так твоя мама Трейси Уокер, правда? Я был знаком с ней много лет назад. - Остин присел на корточки так, чтобы смотреть Джексону в лицо. - Я не знал, что у нее есть такой замечательный сын.
        - Да. Скажите, где вы достали такие классные сапоги? Я сегодня еду к Папе Джеку и скажу ему, что хочу такие же сапоги и джинсы, как у вас. Только не говорите маме, она всегда сердится, если я что-то прошу у Папы Джека. А он говорит, что она слишком много беспокоится из-за денег.
        - Хорошо, не скажу, - серьезно прошептал в ответ Остин. - Эмили, я думаю, нам пора идти. Бабушка будет беспокоиться, почему мы задержались, и ты знаешь, что никто не расчесывал без тебя твоего пони на этой неделе. - Он взял дочь за руку.
        - А может Джексон поехать вместе со мной к бабушке? А, пап? Я ему говорила, что он может поехать и поиграть с Мейбелл. Спорим, он тоже сумеет расчесывать ее? - спросила Эмили.
        - Может быть, в другой раз, - ответил Остин и повернулся к Джексону: - Ты должен спросить свою маму, захочет ли она привезти тебя в Том-Бин, чтобы повидать Мейбелл. Это пони, - пояснил он.
        - Bay! Это будет потрясно! - воскликнул Джексон. - Подождите минутку. Я должен сказать Папе Джеку, где искать такие сапоги, как у вас, - прошептал он.
        - Попробуйте магазины «На Диком Западе», сынок. - Остин погладил его по голове. - Пока, Трейси. - Он кивнул в ее сторону, когда они с Эмили проходили мимо.
        Она давно знала этот его взгляд. Он значил, что ничего еще не кончилось и им будет о чем поговорить позднее. Он ничего больше не скажет при людях, но вскоре закрытая дверь между их офисами распахнется, и все его шесть футов появятся на пороге со сдвинутыми бровями и сложенными на груди руками. Он потребует от нее ответов.
        Что ж, он может спрашивать, пока ангелы не начнут продавать мороженое в аду. Он может сколько угодно стоять в своих туго натянутых джинсах, она не будет обращать внимания. Ни малейшего. Она решительно ничего не должна Остину Миллеру, и он ничего от нее не получит.
        - Приятно было повидаться, Остин, - сладко улыбнулась Трейси. - У тебя прелестная дочь. У ее матери рыжие волосы?
        Но он только бросил на нее еще один взгляд и пошел к двери, игнорируя ее замечание по поводу матери Эмили. Что ж, он не рассказал ей о дочери. А она ничего не сказала о своем сыне. Неудивительно, что она не хотела разговаривать с ним, думал Остин. Но в следующий вторник, когда закончатся лекции, они поговорят. Она не могла быть замужем, у нее девичья фамилия. Или она вернула ее после развода?
        - Разве не потрясный получился праздник? И ты наконец познакомилась с Эмили. - Джексон был так возбужден, что едва мог усидеть на сиденье, когда они ехали к Папе Джеку.
        - Праздник был прекрасный, а ты просто потрясный на сцене, - похвалила она его, используя любимое словечко, появившееся у него в последние дни. - Вот и большой мост, который тебе так понравился в прошлый раз, - напомнила она ему, когда они въехали на длиннющий мост через залив на озере Тексома. - Надо нам как-нибудь приехать сюда порыбачить.
        - А мы можем взять с собой Эмили и ее папу? - невинно спросил он.
        Трейси вздохнула:
        - Посмотрим.
        - Мне очень-очень понравился ее папа. У него потрясные сапоги. - Джексон внимательно смотрел на нее, чтобы увидеть ее реакцию.
        - Да, действительно потрясающие, - ответила она.
        - Знаешь, у многих ребят в нашем саду есть сапоги, и они тоже носят такие джинсы. Они должны быть длинными, чтобы собираться складками над голенищами, - добавил он, потом выглянул из окна и посмотрел вниз, на воду. - Эй, посмотри на этих рыбаков, там, на лодках. Интересно, у отца Эмили есть такая лодка?
        Она не отвечала. Джексон выбрал кассету Клинта Блэка из коробки на заднем сиденье и вставил ее в плейер. Он пел вместе с ним какое-то время, но когда они доехали до Ардмора, взял с заднего сиденья свою любимую подушку, прислонил к дверце и через несколько минут уже спал.
        Трейси выехала на автостраду и повернула на север. Джексон может проспать почти два часа и потом будет полон сил, когда они приедут. Он не видел Папу Джека целый месяц, дольше, чем когда-либо прежде.
        Эти двое могут вообще исключить ее из своей компании на весь уик-энд, но она не будет возражать. Ей нужно время, чтобы подумать, как вести себя с Остином в сложившейся ситуации.
        У него есть дочь, у нее - сын. И теперь их дети в одном классе, но об этом беспокоиться нечего, потому что они с Джексоном уедут, как только закончится год. Ей все равно, если даже придется снова преподавать английский в школе в каком-нибудь маленьком городишке, только бы подальше отсюда.
        Трейси выбрала другую пленку и вставила ее в плейер, убавив звук так, чтобы не разбудить Джексона. Она напевала, отстукивая ритм на руле, и думала об Остине.
        Он сделал свой выбор пять лет восемь месяцев назад. Он просто оставил ее и завел себе ребенка. Трейси думала, что же Представляет собой девушка, на которой он женился? Сколько лет ей было? Почему она рассталась с ним? Что это за мать, которая может оставить своего ребенка?
        Она не собиралась задавать Остину все эти вопросы. Трейси проехала еще две мили к северу, к дому отца, свернула на круговой подъезд и с облегчением вздохнула. Молли открыла дверь даже раньше, чем она заглушила мотор, и была на крыльце прежде, чем Джексон открыл сонные глазенки и понял, где они находятся.
        - Заходите в дом, - улыбнулась Молли. - Я знаю, вы оба совершенно без сил. Ужин готов и ждет вас на столе. Твой отец уже целый час не отходит от окна.
        Трейси обняла ее и впервые поняла, что у Молли седых волос стало больше, чем черных. Она двигалась уже не так проворно, как раньше, а на лице появилось много новых морщинок. Трейси подумала о морщинах на лице доктора Бен-сона и заинтересовалась, у кого же их больше.
        - Папа! Папа Джек, где ты? - Джексон вырвался из объятий Молли и помчался к входным дверям огромного двухэтажного кирпичного дома.
        - Здесь, сынок. - Джек Уокер вышел на крыльцо. - Почему так долго? Неужели твоя мать стала хуже водить? - Он поймал прыгнувшего ему в руки Джексона и крепко обнял.
        - Нет, Папа Джек, она все еще «Ад на колесах». Ох! Прости, мама. - Он захлопнул ладошкой рот. - Я знаю, мне нельзя так говорить. А ужин готов? Я такой голодный. Ой, пахнет курицей. Молли, а ты сделала оладьи и подливку? У мамы не получается такая вкусная подливка.
        - Джексон, ты задаешь столько вопросов, что ни один нормальный человек не сможет ответить и за сто лет, - сказала Трейси. - Я принесу сумки после ужина.
        - Привезла стирку? - спросила Молли.
        - Нет, Молли, больше я не привожу домой грязное белье, чтобы ты постирала. - Она обняла домоправительницу за плечи, и они вместе вошли в дом.
        Несколько лет назад, когда ему было два года, Джексон не мог понять, почему Молли готовит еду, но не ест вместе с ними. Он так расстраивался, что однажды вечером Джек настоял, чтобы она тоже села за стол, и так с тех пор и повелось. Молли работала на Джека Уокера дольше, чем Трейси могла припомнить, и она всегда была ей как мать. А последние пять лет после рождения Джексона были для Молли лучшими в жизни. Она не вышла замуж, у нее никогда не было детей, но она любила мальчика, как собственного внука.
        Столовый зал был парадным. Сейчас с массивного обеденного стола вишневого дерева сняли боковые крылья, так что теперь за ним могли сидеть лишь восемь человек, но если вернуть их на место, то за столом с легкостью размещались и двадцать гостей. Когда жива была мать Трейси, этот стол видел множество торжественных приемов. Любой праздник был тогда поводом для вечеринки, а для Джека - возможностью похвастаться своей прекрасной супругой, но сейчас самыми торжественными были дни, когда Джексон и Трейси приезжали на уик-энд.
        - Можно мне ножку, Молли? - Джексон сидел между дедом и Трейси. Молли расположилась по другую руку от нее.
        - Конечно. У этой старой курицы их целых шесть, на случай если вдруг тебе и Папе Джеку не хватит по две, чтобы наесться. - Она передала Джеку поднос, чтобы он положил внуку на тарелку выбранный кусок.
        - Молли, ты же знаешь, что у курицы только две ноги, - захихикал Джексон. - У нас в школе сегодня тоже была вечеринка, Папа Джек. Тебе надо было приехать посмотреть, как я выступаю. Я спою тебе и Молли после ужина. И стихи расскажу. - Он положил в рот полную ложку пюре, обильно политого молочной подливой. - Это ты сделала или Господь Бог? - спросил он Молли. - Вкусно, будто готовили на небесах.
        - Ах ты, маленький льстец! - засмеялась Молли.
        - А у меня есть новый друг, Папа Джек. Это девочка Эмили. У нее есть пони, и сегодня я познакомился с ее папой, и я хочу… - Он взглянул вверх, чтобы увидеть, не хмурится ли мать. Он знал, что не должен ничего выпрашивать, и не хотел, чтобы она сердилась. Но он просто ненавидел эти дурацкие брюки, которые она заставляла его надевать, - с защипами спереди и отворотами внизу.
        - Еще курицы? - закончил за него дед.
        - Нет, Папа Джек. - Он набрал полную грудь воздуха. - Я хочу джинсы и ковбойские сапоги, как у ее отца; Он сказал мне, чтобы я сказал тебе, что мы можем купить такие в магазинах «На Диком Западе». И я хочу такие длинные джинсы, чтобы они собирались над сапогами.
        - Джексон Уокер! - возмутилась Трейси.
        - Подожди минутку. - Джек поднял руку. - Тебе, должно быть, очень понравился отец Эмили, а?
        - Не знаю, я познакомился с ним только сегодня. Но мне точно понравилось, как он одевается. Не хочу больше носить эти брючки с защипами, и ботинки эти мне тоже не нравятся, Папа Джек. Хочу выглядеть, как другие ребята. - Джексон не решался поднять глаза на мать.
        - Ну что ж, в таком случае, может быть, мы завтра поедем за покупками. Только ты и я. Какие, ты говоришь, сапоги? - спросил Джек, подмигивая внуку.
        - Эмили говорит, они называются роперы, и все техасцы в Том-Бине носят такие. Она говорит, они просто замечательные, и она тоже всегда их надевает, когда катается на пони. И я тоже когда-нибудь поеду в Том-Бин и хочу, чтобы у меня были такие же, чтобы и я мог кататься на пони. Мей-белл, ее пони, может не понравиться, если на мне не будет роперов, Папа Джек. А я больше всего хочу покататься на Мейбелл.
        - Тогда скорее доедай, и потом мы снова посмотрим мультфильм «Король-лев» после того, как ты нам споешь и расскажешь стихи. А завтра мы поедем в Оклахома-Сити. Готов поспорить, у них найдутся джинсы и пара сапог, которые только тебя и ждут, - сказал ему Джек. Он выразительно посмотрел на дочь, чтобы на этот раз она не спорила.
        Ему не о чем было волноваться. Трейси слишком устала с дороги, чтобы вступать в длинные разговоры. Если отец хочет завтра отвезти Джексона в Оклахома-Сити, она не возражает.

        Глава 4

        Остин ее не разочаровал.
        Во вторник днем, когда закончилась последняя лекция, она прошла мимо его закрытой двери, мысленно вознося благодарения Господу, и направилась к своей. Она не видела его ни разу за весь день ни в холлах, ни на территории, так что, очевидно, его просто не было. Трейси оставила дверь открытой, поставила кейс на пол рядом с письменным столом и прошла в глубь комнаты к окну, выходящему прямо в центр университетского городка. Студенты толпились повсюду - некоторые торопились на парковку, другие направлялись в библиотеку, а иные просто стояли группками, весело смеялись и оживленно жестикулировали.
        Она не слышала, как открылась дверь между ее и Остина офисами, но зато услышала, как щелкнул замок входной двери. Когда она повернулась, он уже стоял на пороге ее комнаты, сдвинув брови и сложив руки на груди. Он смотрел на Трейси, и его глаза требовали ответов на вопросы, которых он даже не задавал.
        Он был высоким, худым, сексапильным и немного опасным. Не то чтобы она интересовалась… Остин может стоять здесь столько, сколько захочет, пока ноги не сведет судорогой и он не свалится на пол или пока руки не занемеют в таком положении. Она не собиралась начинать разговор.
        - Трейс? - наконец сказал он.
        - Остин? - отозвалась она невозмутимым тоном.
        - Нам надо поговорить.
        - Ты можешь говорить. Я буду слушать. - Она села на стул за письменным столом, поправила короткую юбку изумрудно-зеленого костюма, который так старательно выбирала сегодня утром, и стала ждать.
        Губы его плотно сжались, подбородок приподнялся, придав его лицу упрямый и непреклонный вид. Последний раз она видела его таким в ту ночь, когда он оставил ее и ушел, даже не оглянувшись.
        - Ладно, пусть будет по-твоему.
        Он схватил складной стул, отнес его туда, где она сидела, повернул ее кресло так, чтобы она смотрела прямо на него, и поставил стул перед ней. Когда он сел, их колени соприкоснулись. Его близость нервировала, но Трейси усилием воли взяла себя в руки.
        - Мы будем разговаривать, и ты будешь смотреть на меня и слушать, - заявил он. - Давай вернемся на шесть лет назад. В ту ночь я был в бешенстве. Ты вела себя, как испорченный, капризный ребенок, а я так любил тебя. Я знал, что никогда в жизни не смогу дать тебе того, что ты привыкла иметь с детства. И все же я хотел тебя. Я только не желал, чтобы отец продолжал оплачивать твои счета, как тебе хотелось.
        - Нет, мне вовсе не хотелось! - Она поклялась, что не будет злиться. Давала себе клятву на протяжении всех последних трех дней, что он не заставит ее злиться, и вот за тридцать секунд он довел ее до бешенства - она готова была придушить его.
        - Во всяком случае, ты не делала никаких попыток, чтобы начать обеспечивать себя. А ведь ты знала, что нам придется жить на учительское жалованье, когда мы поженимся, - заявил он.
        Трейси выдохнула сдерживаемый воздух.
        - Остин, то, что случилось шесть лет назад, уже в прошлом. Давай там это и оставим, - проговорила она.
        - Я думал, что ты упрямишься, потому что в глубине души не хочешь выходить за меня. Я собрал свои вещи и еще до рассвета был на пути к дому. И сказал себе, что не собираюсь звонить тебе и извиняться. Не мог я отказаться от работы только для того, чтобы отдохнуть. Деньги предназначались для оплаты следующего семестра, потому что стипендия уже закончилась. - Он наклонился вперед и посмотрел ей прямо в глаза. - Не отворачивайся, Трейс, и не пытайся сбить меня. Ты выслушаешь меня, хочешь ты этого или нет.
        Когда я приехал, то встретил моих старых школьных приятелей, и они пригласили меня с собой. Мы начали пить. Сначала пару кружек пива, потом кто-то купил виски, и мы начали смешивать. На следующее утро я проснулся в постели с Кристал Смит. Ей было восемнадцать, бешеная, как мартовская кошка. Остальные давно ушли, а мы с ней оставались в постели три дня, пока я не протрезвел и не попал домой.
        - Какая романтичная история, - ледяным тоном произнесла Трейси. - Мне действительно необходимо все это знать?
        - Да. Необходимо, - ответил Остин. - Ей негде было жить, и она болталась по знакомым, и скоро по утрам ее стало тошнить. Она знала, что забеременела, и я тоже это знал. Она хотела сделать аборт и просила, чтобы я заплатил за него. Но ты знаешь мое отношение к этому. Я уговорил ее выйти за меня замуж и поклялся, что забуду тебя и мы вместе создадим семью. Полагаю, я считал, что она сделает поворот на сто восемьдесят градусов, когда я надену ей на палец обручальное кольцо. Каким же дураком я был! Она действительно повернулась на сто восемьдесят градусов, но только к худшему. Кристал заявила, что ненавидит меня за то, что забеременела от меня. Она спала на кушетке и не позволяла прикасаться к ней. Все, чего она хотела, - это развода и аборта. - Он остановился.
        - Остин, я…
        - Нет. - Он не дал ей договорить. - Я хочу, чтобы ты выслушала все до конца. Через два месяца после свадьбы я вернулся домой с работы, а ее уже не было. На столе лежала записка. Она сбежала со старым приятелем - дальнобойщиком по имени Бубба. Она писала, что я могу делать все, что пожелаю.
        - И что же ты сделал? - спросила Трейси, хотя и не собиралась задавать вопросов.
        - Я вернулся домой. Что-то говорило мне, что рано или поздно она даст о себе знать. В июне пришло письмо откуда-то из Мэна. Она писала, что собиралась сделать аборт, но в клинике сказали, что срок слишком велик, и что она сообщит, когда родится ребенок. В августе пришло еще одно письмо - теперь уже из Невады, где говорилось, что она получила развод, признаваемый в этом штате. Двадцать третьего сентября она позвонила из Денисона, сказала, что лежит здесь в госпитале. Сообщила, что только что родила девочку и что ее выписывают на следующий день. Она назвала меня как отца ребенка и использовала фамилию Миллер. И еще она добавила, что если я не приеду к моменту выписки, то она обратится в агентство и отдаст девочку на удочерение. Я должен быть в госпитале не позднее десяти утра следующего дня. Они с Буббой прямо оттуда отправляются в Калифорнию.
        - Великий Боже! - вздрогнула Трейси.
        - Я был там. Она передала мне ребенка вместе с бумагой, которую подписала и нотариально заверила, что не хотела этого ребенка и не желает больше видеть ни меня, ни дочь. Бубба встретил ее, подсадил в грузовик, и они вместе уехали. Я стоял там с восьмифунтовым младенцем на руках, без сосок, без пеленок, без всего. На следующий день я пошел к адвокату, который переговорил с родителями Кристал. В следующий раз, когда они с Буббой проезжали мимо, Кристал подписала бумаги для официального развода и дала мне право считаться единственным опекуном Эмили. Я слышал, они с Буббой осели где-то в Калифорнии. Он до сих пор водит грузовики. Она никогда не звонила и не писала Эмили, так что, полагаю, она говорила правду, когда заявляла, что не хочет ее.
        - Бедная, бедная девочка. - Трейси не могла поверить, что мать может быть такой равнодушной. Но Остин еще не закончил.
        - Я узнал, что родитель-одиночка может получить помощь от государства, чтобы закончить учебу. И обратился за этой помощью. Мы с Эмили переехали в Дюрант, я бросил работу в Техасе и вернулся в колледж, а на следующий год окончил его. Мама хотела, чтобы я оставил Эмили в Том-Бине, но я не мог. Она мой ребенок, на мне лежит ответственность за нее, и, кроме того, я хотел вечерами возвращаться к ней домой. Я хотел первым увидеть, как она начнет ходить, первым узнать, когда у нее прорежутся зубки, чтобы она бежала ко мне, когда поцарапает коленку, а не к моей матери.
        - Я понимаю, - кивнула Трейси. И она действительно понимала. Именно поэтому она и Джексон тоже жили вместе, когда она начала преподавать.
        - Я получил степень, и университетская администрация позволила мне преподавать здесь, пока я не получил диплом магистра. Я начал преподавать композицию на первом курсе, как и ты, потом мне доверили курс американской литературы пару лет назад, - пояснил он. - Почему ты не сказала мне, что у тебя есть сын? - неожиданно спросил он.
        Его история закончилась, и теперь ей предстояло рассказать о себе.
        - Как Кристал выглядела? - спросила она, избегая его вопроса.
        - В ней было пять футов три дюйма - ниже тебя. У нее были такие же, как у тебя, волосы. Поэтому Лори и подумала, что ты мать Эмили. Она была хорошенькой, но совершенно необузданной девушкой, когда я с ней познакомился. Я не видел ее с того дня, как она отказалась от Эмили и своих прав на нее.
        - Но ты же не сказал Эмили, что ее мать не хочет видеть ее, правда?
        - Нет. Я сказал, что мать отдала ее мне, потому что вышла замуж за водителя грузовика и у нее нет дома, чтобы держать пони. - Остин знал, что она избегает ответа на его вопрос. Он знал ее так же хорошо, как она его, и собирался получить ответы на свои вопросы, даже если им придется сидеть на этих стульях до утра. Молчание продлилось целую минуту, пока он не спросил снова: - Почему ты не сказала мне про Джексона?
        - Почему ты не позвонил мне и не рассказал все это? - спросила она в ответ.
        - Я пытался. Твоя линия была отключена. Номера твоего отца нет в книге. Я приехал в Пурселл и спросил на станции, как добраться до дома Джека Уокера, но, когда постучал в дверь, никто не ответил. Я даже не знал, туда ли я попал.
        Прошла еще минута в молчании.
        - Трейс?
        - Почему я должна что-то тебе рассказывать? Ты уехал, на три дня ушел в пьяный загул. Потом внезапно женился на девушке, которую едва знал. - Она отвернулась, вспоминая боль в сердце, когда он позвонил ей тогда, много лет назад. Нет. Она ничего ему не должна.
        - Что ж, ты права, - кивнул он. - Но ты украла у меня почти шесть лет, когда я ничего не нал о моем сыне.
        Именно этого момента она так боялась.
        - Твоем сыне! - взорвалась она. - Что дает тебе право или основание говорить, что Джексон - твой сын? Джексон принадлежит мне! Я родила его, промучившись двадцать четыре часа. Заметь, я не ушла из госпиталя, не отказалась от него. Я растила его. Все эти годы я любила его и делала абсолютно все самостоятельно, без чьей-либо помощи!
        - Знаю. Я встречался вчера вечером с Джеком Уокером в Оклахома-Сити. Мы вместе ужинали. Он мне рассказал, как хорошо ты со всем справлялась, и совсем одна. И голос его звенел от гордости, - сказал Остин.
        - Ты разговаривал с моим отцом? - тупо спросила она.
        - Да. Господи, Трейс, не надо быть гением, чтобы узнать, сколько времени нужно, чтобы произвести на свет ребенка. Джексон родился тринадцатого сентября, как мне сказала Эмили. Он всего на десять дней старше, чем она. Я знаю, что Джексон - мой сын. Чего я не знаю, так это почему ты ничего мне не сказала.
        - Почему, черт побери, ты разговаривал с моим отцом? Ты сказал ему, будто считаешь, что Джексон - твой сын? - Ее голос стал низким и хриплым.
        Остин понял, что она готова разразиться слезами или, еще лучше, ему следует отойти подальше и приготовиться, когда в него полетит все подряд.
        - Да, сказал. Готов поспорить, ты хочешь знать, где я достал его номер. Джексон записал его на листочке для Эмили, чтобы она могла позвонить ему в уик-энд в дом его Папы Джека, - ответил он.
        - Почему? Почему ты не можешь просто оставить нас в покое?
        - Потому что я никогда не переставал думать о тебе, Трейс. И я хочу знать моего сына. С той минуты, когда я увидел его в ту пятницу на празднике, когда Эмили познакомила нас, я понял, ощутил в глубине души, что он мой. Ты не можешь отрицать этого.
        - Н-но… - заикалась Трейси.
        - Учти, ему совсем не обязательно сегодня узнать о том, что я его отец. Я предполагаю, что он не знает этого. Но ты можешь сама решить, когда и как сказать об этом. Я подожду. Но не всю жизнь. Джексон - мой сын, и я собираюсь быть частью его жизни. - Остин откинулся назад и ждал ее ответа.
        Трейси повысила голос:
        - Если ты полагаешь, что тебе удастся вмешаться в мою жизнь и жизнь Джексона, лучше хорошенько подумай заново, потому что я буду бороться во всех судах в Оклахоме! Ты не указан в его свидетельстве о рождении. Там написано: «Отец неизвестен».
        Взгляд Остина был холодным и невозмутимым. Если эта информация и причинила ему боль, он никак не показал этого. Она почувствовала, как кровь прилила к ее щекам, выдав ее волнение. Она не могла придумать больше ни одного слова и молчала. Остин сумел ответить ей тихо:
        - Даже если его свидетельство говорит именно это, мы с тобой знаем правду. Я даю тебе неделю или две, чтобы подумать о том, что я сказал. Потом мы решим, что делать. - Он встал, одернул джинсы. - Между прочим, Трейс, я никогда не переставал любить тебя. Но об этом мы сможем поговорить позже.
        Остин открыл дверь в коридор и прошел в свой офис, оставив ее приоткрытой. Потом высунул голову и добавил:
        - О да. Джексон неплохо выглядел сегодня в новых джинсах и сапогах. И я забыл сказать, что тронут тем, какое второе имя ты ему дала. Ты знаешь, что полное имя Эмили - Эмили Трейс Миллер? Не Трейси. Просто Трейс, как я звал тебя.
        - Ты назвал свою девочку в мою честь? - шепотом спросила Трейси.
        - Да. В каком-то смысле.
        Она полагала, что должна чувствовать себя польщенной, но как-то не могла. Потом появилась мысль, озадачившая ее.
        - Почему ее мать позволила тебе это?
        - Ее мать не хотела дать ей даже имя. Девочка была просто Малышка Бэби Миллер, когда Кристал вручила ее мне. Есть еще вопросы?
        Трейси покачала головой. Она не хотела больше ничего знать. Перспектива представления Джексона его настоящему отцу оставалась туманной. Хотя у нее и было неприятное ощущение, что ее сын будет взволнован этим событием, она все же не собиралась позволять Остину вернуться в ее жизнь.
        Он улыбнулся ей сверху вниз с приводящим ее в ярость спокойствием. Трейси чувствовала, что теряет контроль над собой, и старалась взять себя в руки. Если Остин Нельсон Миллер полагает, что может прийти и спокойно продолжить с того, на чем они расстались, ему стоит подумать дважды. Она открыла рот, чтобы сказать это вслух. Но Остин уже снова вернулся к двери.
        - Увидимся. И… Трейси?
        - Что?
        - Ты прекрасно вырастила нашего мальчугана. Я не собираюсь отнимать его у тебя. Сейчас я только хочу, чтобы он знал, что у него есть отец. Мы обговорим все детали по ходу дела. Так что не ощетинивайся.
        - О!!! - Она схватила учебник, чтобы швырнуть в него, но Остин уже закрыл за собой дверь. Тяжелая книга упала и глухо ударилась об пол.
        Трейси сидела с приоткрытым ртом, слишком подавленная, чтобы думать о чем-либо. У нее оставался еще целый час до того времени, когда надо будет забирать Джексона, и она намеревалась использовать его наилучшим образом.
        Трейси положила голову на стол и заплакала.
        Маленькие карусели в парке стояли всеми покинутые. Трейси осторожно опустилась на сиденье. Она прорыдала в офисе ровно тридцать семь минут и наконец решила перестать. Никакие слезы не изменят того факта, что Остин в конце концов узнал о своем сыне.
        Он был так спокоен, даже не сердился на нее, что заставило ее нервничать еще больше.
        Когда Джексон узнает, кто его отец, виновато думала Трейси, это обязательно изменит отношение малыша к ней. Она могла себе представить часть его вопросов…
        Она оттолкнулась ногой, заставив карусель немного сдвинуться с места.
        Почему жизнь обязательно должна быть такой сложной? До сих пор существовали только она и Джексон. И они были так счастливы вдвоем. Будь она проклята, если Остин помешает их счастью.
        Что бы он ни говорил, он не любит ее. И определенно не любил, когда спал с Кристал шесть лет назад. Вряд ли он может полюбить ее и теперь… После того, как она так долго скрывала от него сына.
        Остин был очень терпеливым человеком, это Трейси знала точно. И достаточно хитрым, чтобы перетянуть на свою сторону ее отца. Не говоря уж о Джексоне…
        Но он никогда не переставал любить ее. Слова Остина невольно пришли ей в голову.
        В конце концов, она точно перестала любить его давным-давно.
        Трейси сильнее толкнулась ногой и каталась до тех пор, пока не почувствовала головокружение.
        Трейси припарковала машину около школы и ждала Джексона, который появился в сопровождении Эмили.
        - Мам! - закричал он. Не мама, а мам. Сегодня не самый подходящий день, чтобы он почувствовал себя взрослым и стал называть ее «мам». - Догадайся, что я тебе скажу? Я сегодня снова видел отца Эмили, когда он привел ее в школу, и мои сапоги точно такого же цвета, как у него. Он замечательный, и Эмили хотела кое о чем спросить у тебя, пока он не пришел. Давай, Эмили, спрашивай. - И он подтолкнул девочку к Трейси.
        Она посмотрела на свои джинсы, на сапоги, такие же, как у Джексона, и внезапно засмущалась.
        - Вы такая красивая, - наконец выговорила она, не глядя на Трейси. - Я хотела спросить, где вы покупаете свои платья. Бабушка сказала, что купит мне несколько, но я не знаю, куда пойти, и боюсь, что она позволит мне купить только всякую ерунду в этих магазинах «На Диком Западе».
        Полные губы Трейси приоткрылись в улыбке.
        - Готова поспорить, она сможет найти то, что тебе понравится, в шоппинг-центре. И спасибо, что считаешь меня красивой. Я чувствую, что немного располнела, - призналась она девчушке.
        - О нет, мэм. - Эмили протестующе потрясла кудряшками. - Вы просто красавица.
        - Эмили, - позвал Остин через всю игровую площадку.
        - Джексон, пока. Пригласи свою маму на вечеринку. - Она побежала к отцу. - Спасибо, мисс Уокер! - крикнула она через плечо.
        Джексон торжественно выступал в новых джинсах и сапогах, когда они направились к машине, останавливаясь, чтобы попрощаться с детьми, которые еще дожидались родителей. Трейси не отдавала себе отчета, насколько он хочет походить на других детей, сколько уверенности в себе придали ему эти джинсы и сапоги, в которых он был похож на миниатюрного Остина Миллера. Он даже шел, как тот, размахивая руками и слегка наклонив голову. И улыбка его была такой же победоносной, как и у отца, горестно подумала Трейси. Она всегда пасовала перед этой неотразимой ухмылкой.
        - Что за вечеринка? - спросила она, когда они наконец оказались в машине.
        - О, мы с Эмили планировали общий праздник для наших двух дней рождений, - сказал он ей. - Мы можем поесть в ресторане, а потом пойти играть в парк и… - он затаил дыхание, - может быть, потом мы могли бы поехать в Том-Бин, и я бы увидел Мейбелл.
        - О, понимаю. А Эмили уже говорила об этом с ее папой? - спросила она.
        - Нет еще. Мы придумали это только сегодня, - сказал он. - Я хочу есть. Пойдем домой и приготовим на ужин спагетти. И такой тощий хлеб, на который ты кладешь этот трясучий сыр. И старую добрую кока-колу. Я такой голодный, могу съесть целую лошадь!
        - А можешь съесть Мейбелл?
        - Не-а… Мейбелл нельзя есть, на ней можно кататься. Я хочу кататься в моих новых сапогах и джинсах и чтобы Эмили была рядом, - гордо заявил он. - Эмили сказала, что она поначалу будет кататься со мной, чтобы я не боялся. Но я все равно буду. Совсем чуть-чуть, но буду, мам, потому что это в первый раз. Это нормально, нет?
        - Это нормально, да? - поправила его Трейси. - Да, это совершенно нормально. Даже мамы иногда пугаются. - «Да еще как», - подумала она. Прямо сейчас одна только мысль об Остине Миллере пугала ее до полусмерти.
        Джексон стал играть в солдатиков, которых она всегда держала в коробке под сиденьем, а Трейси смотрела прямо вперед, молча ведя машину.
        Трейси прошла в спальню и переоделась в старые тренировочные брюки и футболку с полинявшим изображением Минни Маус. Она осмотрелась вокруг и вздохнула.
        Интерьер был далек от роскоши, в которой она выросла, но по крайней мере все это было ее, и они с Джексоном не были должны ни цента ни одной живой душе. Трейси обозрела разносортную мебель с сентиментальной нежностью.
        Железная кровать была куплена с рук на дешевой распродаже. Она очистила ее от старой краски и ржавчины, выкрасила в ярко-желтый солнечный цвет. Того же цвета был комод с десятью выдвижными ящиками, подаренный ей подругой-учительницей. Над ним висело зеркало необычной формы ее собственного дизайна, сделанное из старого окна. Она вынула разбитое стекло, заменила все шесть кусков зеркальными листами и выкрасила раму в изумрудно-зеленый цвет.
        Джексон до сих пор любил смотреться в него и встречать шесть своих отражений, когда мог уговорить ее поднять его достаточно высоко для этого. Пройдет совсем немного времени, когда он вырастет настолько, чтобы смотреться в него самостоятельно, задумчиво подумала она.
        Трейси посмотрела на старое кресло-качалку в углу и еще раз вздохнула.
        Она укачивала своего малыша здесь, пока он не засыпал, а сейчас он так вырос, что с трудом помещается у нее на коленях. Он растет быстро, как и должен в этом возрасте, но временами ей хотелось, чтобы это происходило немного медленнее.
        Она заметила свое отражение в зеркале. За прошедшие шесть лет она не помолодела, но ведь и Остин тоже. На висках у него проглядывали седые волоски, и сегодня, когда он разговаривал с ней, она заметила следы морщинок вокруг глаз. Она пригляделась к своему лицу, нет ли морщин, но их оказалось всего одна или две. У нее же до сих пор безупречная кожа и всего лишь кое-где веснушки. Трейси туго натянула футболку на талии и слегка нахмурилась, оценивая свою фигуру. Она вполне могла бы избавиться фунтов от двадцати, по кто думает о диете, когда надо преподавать и растить сына?
        - Эй, мам, - позвал он ее из своей спальни. - Иди посмотри. У меня в постели паук с такими же длинными, как у отца Эмили, ногами.
        Она содрогнулась. Больше всего на свете она ненавидела пауков.
        - Где? - спросила она, заглянув в его комнату.
        Здесь стояли две кровати из кленового дерева, покрытые ярко-красными покрывалами. Когда он вырос из своей прежней кроватки, ее отец прислал ему этот комплект. Трейси протестовала, но отец сказал, что его внук должен иметь настоящую кровать для себя и вторую - для друга, если тому вздумается остаться на ночь, а ей надо не обижаться, а просто принять их. Кровати были разделены комодом, который появился у них, когда Джексон был совсем еще маленьким. Она купила его в магазине мебельных полуфабрикатов и доделала сама: втерла в дерево кленовую политуру и покрыла двумя слоями лака.
        Даже после четырех лет пребывания в спальне маленького мальчика комод все еще выглядел прилично. Трейси провела рукой по гладкой поверхности и оглянулась вокруг в поисках паука.
        И он был здесь, прямо посередине второй кровати, на которой никто не спал. Он был огромен.
        - Мам, не убивай его. Эти пауки едят жучков, - сказал Джексон. - Принеси пакет и напугай его, чтобы он заполз туда, а потом вытряхни. Спорим, он слышал, как мы говорим про спагетти, и решил заглянуть на ужин.
        Она принесла из кухни бумажный пакет, загнала в него паука и вынесла его во двор, чтобы отпустить. Она аккуратно сложила пустой пакет и тут увидела пикап, въезжающий во двор квартирного комплекса, где они жили. За рулем был Остин.
        Он обещал дать ей пару недель, чтобы обдумать ситуацию, а не пару часов! Но он точно не следовал за ней от школы. Она внимательно посмотрела на приближающийся пикап и вдруг поняла, что Остин ее не видел.
        Он свернул на одно из свободных мест на парковке, расположенной в противоположном конце двора, вылез и посадил Эмили себе на спину.
        Он нащупал в кармане ключ, открыл дверь квартиры, и они вошли. О нет! Этого не может быть. Он жил через двор, на первом этаже того же комплекса, что и она. Это просто невероятно! Стопроцентное невезение! Почему она не видела его раньше?
        «Потому, - напомнил ей ее переутомленный мозг, - что ты паркуешь машину в другом месте и обычно пользуешься другой лестницей, когда уходишь. А у него ранние лекции в этом семестре, поэтому он уходит на час раньше тебя».
        - Просто прекрасно, - сказала она вслух.
        - Эй, мам! - закричал Джексон с верхнего этажа. - Паук нормально выбрался из пакета?
        - Ш-ш… - прошипела она. - Возвращайся домой, а то он тебя услышит.
        - О'кей, - почти беззвучно проговорил он и послушал ее в первый раз за многие месяцы без целого вороха вопросов. Что-то в голосе Трейси подсказало ему, что на этот раз лучше помолчать.

        Глава 5

        Трейси открыла портфель, достала свою любимую красную ручку и первое из тридцати пяти сочинений ее утреннего восьмичасового класса. Она предложила им написать о человеке или месте, которые повлияли на их решение поступить в колледж.
        Она взяла первую работу, прочла вступительное предложение и подняла глаза на стену столовой, где сидела за столом с двумя стопками работ перед ней. Здесь висела плакатного размера фотография Джексона, сделанная в прошлом году в саду дома ее отца. Он улыбался и махал рукой, и Трейси улыбнулась в ответ.
        Уйдя в воспоминания и мечты, она продолжала смотреть на фото почти десять минут, пока не осознала, что не сосредоточилась на деле.
        Она подошла к окну гостиной и широко распахнула его. Ночной воздух восхитительно благоухал, и звезды на черном небе сияли ослепительно, как бриллианты. Где-то в отдалении лягушки распевали блюзы, им вторили сверчки. Она услышала негромкий кашель, взглянула вниз и увидела Остина, с восхищением рассматривавшего те же звезды, которыми любовалась и она.
        Трейси внезапно почувствовала отчаянную потребность поговорить с ним. По-настоящему поговорить… и по-настоящему выслушать. Она заглянула к Джексону, убедилась, что он крепко спит, и выскользнула в дверь. Ей даже в голову не пришло сменить домашние брюки, футболку и тапочки на что-то более презентабельное. Ей было безразлично, что ее чуть спутанные кудряшки кое-где выбились из прически и падали ей на шею и лицо. В конце концов, она шла не для того, чтобы флиртовать. Это было только ради Джексона.
        Остин открыл дверь.
        - Трейс? - Он едва мог поверить своим глазам. Он не слышал звука подъезжающего автомобиля. Откуда она взялась? Великий Боже, в этом наряде она выглядела, как когда-то в колледже, только немного полноватой и удивительно красивой.
        - Хэлло, - сказала она, ощущая неловкость.
        - Откуда ты появилась? - резко спросил он.
        - Оттуда. - Она кивнула в сторону квартиры с распахнутыми занавесками. Свет лампы падал вниз, освещая квадрат на дворовом асфальте. - Я живу вон там. И я не знала, что ты живешь здесь же до сегодняшнего вечера, пока случайно не увидела, как ты возвращаешься домой. Я была во дворе, выпускала паука, когда вы с Эмили приехали.
        - Да будь я проклят, - сказал он, и она увидела, как в лунном свете сверкнула его широкая белозубая улыбка. - Ты хочешь сказать, что жила здесь целый месяц, а я ничего не подозревал?
        - Да. Поверь мне, я бы никогда не поселилась здесь, если бы знала… - Она остановилась, боясь показаться грубой. - Во всяком случае, ты уезжаешь на работу раньше меня. И с самого утра здесь жарче, чем в аду, поэтому я не открываю занавески. Вообще стараюсь не подглядывать за соседями, - небрежно пояснила она. - Я просто случайно увидела тебя… мне захотелось поговорить.
        - О'кей, - медленно проговорил он. - Заходи.
        - Спасибо, я лучше останусь здесь. Я решила рассказать Джексону о тебе в ближайшие несколько дней. Сама. Ты уже нравишься ему. Думаю, ты это знаешь, - начала она. - Я хочу поступить правильно, Остин, правда, хочу.
        - Спасибо, Трейс, - кивнул он.
        - Как Эмили к этому отнесется? Она привыкла, что ты полностью принадлежишь ей, и понятия не имеет, что Джексон ее брат. Может, нам лучше сказать им обоим одновременно, чтобы для нее тоже не было сюрпризов?
        - О'кей, - согласился он, растягивая слова в его обычной техасской манере.
        Ее сердце дрогнуло. Она почувствовала, как тепло его голоса обволакивает ее. Ощущение было довольно странное, но ей понравилось.
        - Эмили может расстроиться еще по одной причине. Я имею в виду, у Джексона теперь будут и отец, и мать, а у нее - только отец. До сих пор они были равны. У Джексона была мама, у нее - папа. У каждого по одному, понимаешь, - попыталась она объяснить.
        - Да, - снова кивнул он. - Я понимаю, что ты имеешь в виду. Но мне кажется, тебя беспокоит что-то еще. Не забывай, я знаю тебя, Трейс.
        - Да, конечно, знаешь, - кивнула она. - Эмили - прелестный ребенок, она мне очень нравится. Думаю, Джексон с удовольствием будет проводить с ней время, но мы с тобой - взрослые люди и понимаем, что между ними неизбежно возникнет соревнование. Ты отдаешь себе в этом отчет?
        - Да, конечно. Между ними может возникнуть конфликт. - Он бросил на нее проницательный взгляд. - Но я не думаю, что именно это тебя тревожит.
        Трейси глубоко вдохнула и решилась:
        - Остин, я боюсь, что, когда буду смотреть на нее, не смогу видеть только то, какая она замечательная маленькая девочка. Я боюсь, что буду обижаться на нее, потому что ты предпочел мне ее мать. - Трейси взглянула на него снизу вверх. Она стояла так близко, что видела даже пробивающуюся на его подбородке щетину, и ощущала характерный аромат… смесь мыла, лосьона после бритья и самого Остина.
        - Это я тоже могу понять, - ответил он. - Но ты должна согласиться, что, когда я выбрал Кристал, я даже не знал, что ты беременна. Я был молод и глуп и думал, что поступаю правильно.
        - О'кей, - протянула она почти так же, как и он. - Но это не меняет прошлого и не помогает будущему. Я думаю, что смогу справиться с тем, что ты - часть жизни Джексона, но не уверена, что сама хочу быть частью жизни Эмили.
        - Понимаю, - медленно проговорил Остин. - Позволь мне кое-что спросить, Трейс. А каково мое место во всем этом? Ты сама с кем-нибудь встречаешься? Ты была замужем? У меня масса вопросов, которые я хотел бы задать по поводу прошедших шести лет.
        - Я не замужем. Никогда не была. Сейчас ни с кем не встречаюсь. На какое место ты претендуешь?
        - Я уже сказал тебе вчера. Я до сих пор люблю тебя. Всегда любил и, возможно, всегда буду любить. Но шесть лет назад я сделал выбор, хороший или плохой, опираясь на свои принципы. Могу только сказать тебе, что люблю тебя и надеюсь, ты мне веришь. А что ты решишь, это твое дело. Можешь снова послать меня к черту. Мне бы очень хотелось, чтобы в один прекрасный день ты смогла снова полюбить меня. Но не буду давить на тебя. Сейчас я глубоко благодарен за то, что ты позволяешь мне участвовать в жизни Джексона. - Он накрыл ее ладонь своей и легонько сжал.
        Одно это прикосновение наэлектризовало ее, как удар молнии. Тепло ночи и его мягкий голос вернули ее к их первому лету, когда она была совсем юной. Она верила тогда, что любовь побеждает все, но сейчас ее жизнь стала намного сложнее, и она не готова была позволить своим прежним чувствам к Остину повлиять на образ ее мыслей.
        Ей нужно время - много времени, - чтобы все обдумать. Она сказала Остину, что согласна разрешить ему войти в жизнь Джексона, и этого более чем достаточно на сегодня.
        - Никаких условий? - нерешительно спросила Трейси.
        Она не убрала руку.
        - Никаких. Я могу подождать. Когда решишь, чего ты хочешь, дай мне знать. Мы можем пойти дальше каждый своим путем, а можем построить что-то вместе. Когда-то давным-давно… моя любовь к тебе была глубока, как Ред-Ривер. Не забывай об этом. - Голос его внезапно охрип.
        «Но ты все равно ушел и оставил меня», - горестно подумала Трейси. Она не собиралась позволить ему сделать это второй раз. Не в присутствии Джексона.
        - Эй… - Остин притянул ее к себе и крепко обнял. - Спасибо, - хрипло прошептал он.
        Его прикосновение обожгло ее. Трейси почувствовала себя некомфортно в его объятиях и постаралась освободиться. Он отпустил ее, надеясь, что не зашел слишком далеко.
        Он смотрел, как она уходит, поднимаясь по ступеням в свою квартиру. Она дружески помахала ему, прежде чем задернуть занавески, и даже этот простой жест несказанно обрадовал его, наполнив сердце надеждой.
        Трейси отошла от окна, заглянула к Джексону. Его ровное сонное дыхание успокоило ее. Она одна наслаждалась своим замечательным сыном целых шесть лет. У него есть право узнать отца, сказала она себе. Кажется, Остин хороший человек и прекрасный отец для Эмили, он будет честным и с сыном. Но она понятия не имела, что же именно принесет будущее им всем четверым, и не знала, почему это так пугает ее.
        Она снова побрела в столовую и взяла работу, которую начала проверять. На этот раз она прочитала се целиком, сделала красной ручкой несколько исправлений. Удивительно, до чего легко исправлять чужие ошибки! Трейси взяла следующую работу, прочитала и ее, поставила оценку. К одиннадцати все они были проверены и готовы к завтрашней раздаче студентам для переписывания и работы над ошибками, а она сама устала и решила отправиться в постель.
        Душ расслабил ее, и она надела хлопковую трикотажную рубашку, которая была голубой когда-то давным-давно. Сейчас она была почти белой, в многочисленных красных, розовых, желтых и малиновых отпечатках маленьких пальчиков после одного дождливого дня, когда они с Джексоном занялись рисованием. Предполагалось, что краски водорастворимые и легко будут смываться отовсюду. Этого не произошло, но она до того любила эту рубашку, что продолжала надевать ее даже с пятнами. Кроме того, они напоминали ей об одном счастливом утре, которое она провела с сыном.
        Трейси легла в кровать с сентиментальным романом в руках и прочитала главу-другую, чтобы уснуть. Герой был высок, силен, одет в вылинявшие джинсы, сидевшие на нем удивительно плотно, и его походка заставляла героиню неизменно обращать на него внимание. Она почитала еще немного и поняла, что автор будто описывал Остина. Зевнув, отложила книгу в сторону, выключила свет и погрузилась в сладостный сон, где ее собственный герой крепко обнимал ее. Он тоже удивительно походил на Остина. Этой ночью Трейси спала лучше, чем когда-либо с момента возвращения в Дюрант.
        - Мам, - позвал ее Джексон, когда они утром одевались и собирались. - Я хочу на день рождения большой ремень с серебряной пряжкой. - Он застегнул джинсы и наклонился, чтобы собрать как можно больше складок над голенищами сапог. - Знаешь, как у отца Эмили. Может, ты могла бы найти одну с моими инициалами.
        - Ты не говорил Папе Джеку, что хочешь именно это? Мне бы не хотелось купить тебе то же, что и он. - Она натянула темно-синие брюки и шелковую блузку, тоже синюю, и быстро застегнулась.
        - Нет, - улыбнулся он. - Я просил у Папы Джека не пряжку.
        Его мальчишеская ухмылка и таинственный блеск глаз напомнили ей Остина, а затем она вспомнила сон, который видела прошлой ночью. Трейси покраснела от этого воспоминания, пока Джексон приплясывал вокруг нее, не в состоянии сохранить свой маленький секрет.
        - Хочешь знать, о чем я попросил его? - Его ярко горящие от нетерпения глазенки буквально умоляли ее спросить, что же такое он хочет.
        - Не знаю, - подыграла она. - Может, тебе не стоит говорить мне, особенно если это ваш с Папой Джеком секрет. Давай-ка подумаем. Может, ты попросил еще пару джинсов?
        - Нет, глупенькая. Ты же знаешь, он купил мне целых пять пар, чтобы я мог надевать каждый день чистые, а ты бы стирала их все в субботу.
        - Даже не напоминай мне, - криво усмехнулась Трейси. - Никогда не любила стирать и никогда не полюблю.
        - Папа Джек сказал, чтобы ты купила настоящий крахмал и делала на штанинах складки, прежде чем гладить.
        - Спасибо, я знаю, как гладить джинсы, - с улыбкой парировала она. - Полагаю, я в состоянии правильно заложить стрелки.
        Джексон усмехнулся и забросил ранец на плечи.
        - Я готов.
        - Я тоже.
        Она взяла портфель, и они вместе вышли из двери.
        - Попробуй еще раз, - сказал Джексон, упиваясь игрой.
        - Ты попросил еще пару сапог? Или собираешься надевать эти каждый божий день?
        - Ага, отец Эмили надевает их каждый день, а он - учитель, как и ты, ма. Нет, я попросил Папу Джека купить мне пони, - жизнерадостно заявил он.
        - Что? - недоверчиво переспросила Трейси.
        - Да. Настоящего пони, как Мейбелл. Папа Джек сказал, что он должен сначала поговорить с тобой и еще найти место, где держать его.
        - Прекрасный план. Администрация нашего комплекса не позволяет содержать пони в гостиных. И я тоже.
        Джексон был несколько разочарован эти новым правилом, пока не услышал, как их окликнул знакомый голос:
        - Доброе утро. - Остин стоял недалеко от них у своего пикапа. - Как твои дела сегодня, Джексон?
        - Эмили! - закричал тот и бросился к пикапу. - Ой, здравствуйте, пала Эмили. Я имею в виду, мистер Миллер, - засмеялся он. - Как вы сюда попали?
        - Мы здесь живем, Джексон. А как ты здесь оказался? - спросила Эмили.
        - Я тоже здесь живу! Потрясно! Чертовски здорово, Эмили, что мы живем в одном и том же месте, - радостно сказал он.
        - Джексон, - упрекнула Трейси.
        - Ну ладно тебе, Папа Джек всегда говорит «чертовски здорово», но на него ты не кричишь. - Джексон выпятил губу и надулся.
        - Мой дядя тоже так говорит, - кивнула рыжеволосой головкой Эмили. - А папа говорит, что это слово для взрослых. - Целую минуту она о чем-то серьезно размышляла, потом широко улыбнулась. - Слушай, мы можем играть вместе. Ты можешь приходить ко мне домой или будем играть прямо здесь, во дворе.
        - Мам, а можно, Эмили поедет сегодня со мной в школу? - спросил Джексон. - Она сядет на переднее сиденье вместе со мной, и я пристегну нас обоих.
        - He-сегодня, - сказал ему Остин. - Мне не часто в этом семестре удастся отвозить Эмили в школу, потому что у меня рано начинаются занятия. Сегодня особенный день, и я намерен сам отвезти ее. Но если ты хочешь поехать с нами и если твоя мама не возражает, то милости просим.
        Необъяснимый жуткий страх заполонил сердце Трейси. Прошлой ночью она сделала шаг, к новой жизни, которая будет отныне включать не только ее и Джексона, но и кого-то еще. В долю секунды она поняла, что, как бы она ни хотела поступить правильно и благородно, это будет самым сложным из всего, что она когда-либо делала. Ей отчаянно хотелось схватить Джексона за руку, усадить его в машину и ехать не останавливаясь, пока они не окажутся далеко-далеко и ей не придется делить его ни с кем и никогда.
        - Что скажешь, Трейс? - Глаза Остина умоляли.
        - Трейс? - переспросила Эмили. - Вас зовут Трейс? Меня тоже. Эмили Трейс Миллер. Все считают, что это смешное имя. А про ваше имя тоже так думают? - поинтересовалась она.
        - Ну, вообще-то меня зовут Трейси, но твой папа всегда называл меня Трейс, - объяснила она, поколебавшись лишь секунду.
        - О, так мой папа давно вас знает? - уточнила Эмили.
        - Да, - просто ответила Трейси.
        - А меня зовут Джексон Нельсон Уокер, это мое полное имя, - сообщил Джексон.
        - Это потрясающе, - заявила Эмили. - Моего папу зовут Остин Нельсон Миллер. У меня имя твоей мамы, а у тебя - имя моего папы. Ну же, давай, Джексон, ты можешь сидеть посередине. Если, конечно, твоя мама не возражает.
        Остин вопросительно приподнял одну бровь.
        - О'кей, - приветливо отозвалась Трейси, хотя ей хотелось плакать. - Увидимся днем, малыш. Надеюсь, у вас с Эмили будет хороший день. До встречи в университете, Остин.
        - Спасибо, мам. - Джексон крепко обнял ее и побежал вместе с Эмили к пикапу.
        - Да, спасибо, Трейс, - сказал Остин.
        Занятия продолжались все утро, и Трейси не успела ни с кем договориться, чтобы пойти вместе перекусить, поэтому купила сандвич с тунцовым салатом и диет-колу в магазинчике неподалеку. Вернувшись в офис, она развернула сандвич и открутила крышку с бутылки. Она ела ленч, сидя у окна, и смотрела, как студенты неторопливо бродят по городку, одновременно пытаясь разобраться в своих чувствах.
        Любит ли она Остина? Трудный вопрос. Она любила Остина с того самого дня, как впервые встретила его, и думала, что полюбила навсегда. Но та любовь была разрушена. Она никогда не узнает, каким могло бы стать то чувство. Доверие и преданность, которые однажды связывали их, исчезли за одну ночь шесть лет назад, оставив только Джексона, как напоминание той любви.
        Джексон - миниатюрная копия своего отца. Удивительно, что ассистентка преподавателя не бросилась к Остину через всю комнату и не сообщила, что знает, что Джексон - его сын, потому что он так похож на отца. Но он похож и на Трейси. Малыш мягкосердечен и добр, это се черты, так же как взрывной характер и быстрый ум.
        - О чем задумалась? - мягко спросил Остин, глядя на нее из открытой двери между их офисами.
        - Я думала, ты пойдешь на ленч с одной из этих хорошеньких молоденьких девчушек, которые смотрят тебе в рот, - не оборачиваясь, сказала она. - Или с одной из тех дамочек из детского сада, что пускали слюни вокруг тебя на вечеринке.
        - Видишь ли, я предпочитаю рыжую мегеру, хозяйку этого офиса. Она была довольно мила сегодня утром, и я намеревался провести перерыв на ленч вместе с ней. У меня есть яблоко. Хочешь половину? - Он подтянул стул поближе к ней, откинулся на спинку и закинул ноги на подоконник.
        - Нет, я ем тунцовый салат, - ответила она. - Как дети вели себя, хорошо?
        - Конечно. На самом деле с одним легче, чем с двумя. Они развлекали друг друга. Она хотела бы посмотреть, есть ли у него такие же «Звездные войны», как у нее, а ему интересно, как выглядит кукла Барби, - засмеялся Остин. - Правда, он похож на меня, Трейс?
        - Да, - сказала она. - Особенно в этих джинсах и сапогах. Он просил у меня серебряную пряжку для ремня на день рождения. С буквой Джей, - добавила она.
        - Не будешь возражать, если я куплю ему такую? - спросил он. - То есть если ты планируешь сказать ему, что я его отец, до дня рождения.
        - Кажется, события развиваются стремительно, - вздохнула она. - Ему будет шесть через неделю. Я думала, что подожду немного, чтобы провести с ним хотя бы еще один день, когда он только мой и я не должна делить его ни с кем. Но это эгоистично, да, Остин? Я хочу ему только хорошего.
        - Трейс, давай подойдем к этому спокойно и неспешно. Если ты решила подождать и сказать после дня рождения, подожди. Но если не возражаешь, поужинаем вместе где-нибудь в день его рождения, и тогда мы с Эмили могли бы подарить ему эту пряжку.
        - Это было бы здорово, - согласилась она. - Он просил Папу Джека купить ему пони. Не знаю, где отец собирается держать его. У него нет подходящего места, да мы и не можем приезжать туда так часто, чтобы Джексон мог кататься сколько захочется.
        - Я сказал твоему отцу, что он мог бы держать пони в Том-Бине вместе с Мейбелл, и Джексон сможет приезжать туда, чтобы покататься. Конечно, если ты разрешишь. Ты можешь обсудить это с Джеком, когда будешь звонить ему сегодня.
        - Откуда ты знаешь, что я собираюсь разговаривать сегодня с отцом? - с любопытством спросила она.
        - Ну, он сказал, что еще не говорил тебе про пони. Ждал, когда внук сделает это вместо него. Если бы я был на твоем месте, я бы определенно взбесился. Конечно, ты обязательно позвонишь ему.
        Трейси повернулась на стуле.
        - О, так вы двое в сговоре? С тех пор, как ты поехал и все ему рассказал о нас?
        Остин не смог сдержать своей сексуальной усмешки:
        - Думаю, я нравлюсь твоему отцу, Трейс. Он сказал, что я, должно быть, отец Джексона. Он сам вычислил это давным-давно, но ты упрямо отказывалась сказать ему правду, хотя он был зол, как тысяча чертей. Он надеялся, что в один прекрасный день мы найдем друг друга, и, может быть, все наладится. - Его самодовольная улыбка стала еще шире, доводя ее до бешенства.
        Трейси злилась. Она слишком долго была самостоятельной, чтобы чувствовать себя комфортно, когда ее отец и Остин так бесцеремонно влезают в ее жизнь. Она вовсе не была уверена, что ей нравится, когда они обсуждают ее дела у нее за спиной, и тон ее голоса ясно выдал ее раздражение:
        - Разве все налаживается? Я как-то не уверена. Может, было бы лучше, если бы я не встречалась снова с тобой.
        Остин внимательно посмотрел на нее и выпрямился. Он поставил стул туда, откуда взял, схватил ее за руку, притянул к себе и поцеловал. Его язык скользнул по ее губам, и она почувствовала вкус яблока.
        - Я так не думаю, Трейс. - Его губы были рядом с ее ухом, когда он сказал это, и голос его внезапно охрип. Он ласково провел рукой по ее горящей щеке и поцеловал еще раз. - Боже, я хотел сделать это с той минуты, как обернулся на твой голос и увидел тебя на факультетском собрании.
        Трейси не могла отвечать. Остин покрывал поцелуями ее шею и осторожно кончиками пальцев потер ее соски сквозь тонкий шелк. Она задохнулась от его неожиданного прикосновения, когда он медленно расстегнул верхнюю пуговицу ее блузки и двинулся к следующей. Тут Трейси пришла в себя и решительно остановила его:
        - Нет.
        Желание в его взгляде сменилось яростным разочарованием.
        - Чего ты боишься, Трейс?
        - Я не боюсь. Просто… - Трейси тщетно пыталась найти подходящие слова, лихорадочно застегивая пуговицы. Она прекрасно помнила, каким умелым любовником он был, и с беспокойством думала, что его мастерство могло только возрасти за эти годы. Не просто будет сопротивляться такому искушению.
        Она отодвинулась, дрожа с головы до ног.
        - Здесь не место, Остин.
        - О… Хорошо, давай поедем куда-нибудь, где место. - Он ногой захлопнул дверь в коридор и запер одной рукой, не убирая второй с ее плеч. - Все, что ты хочешь. Где хочешь. Ты знаешь, как я тосковал по тебе?
        - М-м… - Трейси перестала сопротивляться и подчинилась его объятию и более глубоким, ищущим поцелуям. Его руки снова заскользили по ее грудям, а верхняя пуговица блузки расстегнулась сама собой, когда ее тело выгнулась навстречу ему. Она так долго обходилась без этого…
        Кто-то постучал в дверь. Остин отпустил Трейси, чертыхаясь себе под нос.
        - Мистер Миллер, - позвал вежливый девичий голосок. Трейси облегченно вздохнула и разгладила блузку. Остин стоял тихо, надеясь, что неожиданный визитер откажется от своих попыток войти и уйдет. Прошла минута, потом другая, дверь стукнула еще раз, и наконец они снова были одни. - Он стремительно двинулся к Трейси, но она остановила его на расстоянии вытянутой руки:
        - Это было предупреждение. Мы не должны играть в такие игры в офисе. Даже с закрытой дверью.
        Он серьезно посмотрел на нее.
        - Я не играю ни в какую игру, Трейс. Я до сих not люблю тебя, и ты знаешь это. И хочу тебя сильнее, чем раньше. Я не могу перестать думать о тебе.
        - Можешь, - медленно сказала она. - Потому что я ж хочу… - Трейси неожиданно замолчала.
        - Чего?
        - Не хочу снова влюбиться в тебя, Остин. - Ее голос звучал уверенно, но она отвернулась к окну, чтобы он не мог увидеть ее глаз. Если бы смог, он бы узнал, что она лжет.

        Глава 6

        Прежде чем позвонить отцу, она дождалась, пока Джексон улегся в кровать и уснул.
        - Привет, папа.
        - Привет, Трейси, - ответил мистер Уокер.
        На другом конце линии повисло длинное молчание.
        - Я полагаю, ты звонишь насчет Остина Миллера, - сказал он наконец.
        - Да, - отозвалась она. - И я в ярости оттого, что вы двое устроили этот только-между-нами-мужчинами заговор за моей спиной. Ты мог бы рассказать мне, что обедал с ним.
        Джек Уокер смущенно хмыкнул:
        - Ты не можешь быть в большей ярости, чем был я, когда родился Джексон, а ты отказывалась сказать мне, кто его отец.
        - Теперь ты знаешь, - резко ответила она.
        - Я узнал это через две недели после того, как ты отказалась открыть мне его имя, - признался он. - Детективы могут узнать абсолютно все.

* * *

        С Остином она виделась только в коридорах. Он подмигивал или слегка кивал, приветствуя ее, иногда задерживался, чтобы спросить о Джексоне или сказать, что видел его в школе, когда забирал Эмили.
        Она выглянула из окна в субботу утром и увидела, что его пикап исчез. Наверное, он отправился в Том-Бин навестить родственников и дать Эмили увидеться с пони, у которого в следующий уик-энд появится приятель. Она поинтересовалась, сказал ли он дочери, что пони Джексона будет жить в том же месте, что и Мейбелл, и как отнеслась к этому Эмили.
        В воскресенье пикапа по-прежнему не было, а Трейси и Джексон воспользовались прекрасным осенним днем, чтобы порыбачить неподалеку на озере Тексома. У них было несколько поклевок, но поймать им ничего не удалось. Джексон наконец решил, что ни одна уважающая себя рыба не будет есть гадкого, извивающегося червяка, и насадил на крючок жвачку.
        - Мама, может, там, внизу, живет рыба, которая так же, как и я, любит только жвачку, - предположил он.
        Она поправила свою соломенную шляпу, скрутила катушку спиннинга и забросила удочку в другое место. Кто бы мог подумать, что бывшая модница Трейси Уокер будет сидеть на траве в полинявших джинсах и старой выгоревшей футболке с удочкой в руке? Одна мысль о том, как изумились бы ее школьные подружки, вызвала улыбку на ее лице.
        Джексон сидел и терпеливо смотрел на поплавок. Вода была абсолютно неподвижной.
        - Мам, мне жарко. У нас есть апельсиновый сок?
        - Конечно. Спорим, ты рад, что не надел сегодня джинсы. - Она достала маленький ящик-морозильник и нашла сок.
        - Да. - Он открыл крышку и выпил сразу пол-бутылки. - Эмили говорит, ее папа иногда надевает шорты, так что, думаю, это нормально, когда мужчины носят их, но не в школу. Спорим, та рыба, что любит жвачку, ушла спать. Когда она проснется, то страшно обрадуется, потому что увидит прямо перед собой этот старый крючок с огромным куском розовой жвачки. - И тут он неожиданно добавил: - Эмили говорит, что мама отдала ее папе, потому что он может лучше заботиться о ней. Она никогда не видела маму.
        Трейси удивилась, почему он заговорил об этом.
        - Я так рад, что ты не отдала меня моему папе. Я бы слишком скучал по тебе. - Он опустил удочку и катушку, обхватил ее за шею и крепко прижался.
        Слезы навернулись ей на глаза, но она смахнула их.
        - Спасибо тебе огромное, Джексон Уокер, - сказала она довольно официально. - Я всегда буду ценить и вспоминать эти объятия и слова. А то я уже начинала думать, что вовсе не так уж важна для тебя.
        Он отпустил ее и снова взял удочку, внимательно поглядывая на красно-белый поплавок.
        - Конечно, ты очень важна. Я думаю, Эмили тоже хотелось бы иметь маму. У нее есть бабушка и дедушка, а у меня есть Папа Джек и Молли. Но… - Он пытался выразить свою мысль словами. - Мне просто кажется, что ей хотелось бы иметь настоящую маму, как и мне хочется иметь настоящего папу.
        В тот единственный раз, когда он спрашивал об отце, ей удалось довольно успешно увести его внимание в сторону от щекотливой темы. Она всегда думала, что, когда придет время, она расскажет ему столько, сколько будет надо для удовлетворения его любопытства. Потом, позднее, расскажет ему еще больше.
        - Как ты думаешь, может, рыба скоро проснется и унюхает мою жвачку? Я не хочу класть ее снова в рот после того, как она побывала в этой зеленой противной воде, - сказал он.
        - Нет, конечно, нет. - Она молилась про себя, чтобы рыба клюнула и отвлекла его, но ни одна не пожелала сделать ей этого одолжения.
        - А кто мой папа? - внезапно спросил Джексон.
        - Твой папа? М-м… - Она запнулась, отчаянно пытаясь сформулировать достаточно правдивый ответ, который он сможет принять.
        - У него есть имя, да? - настаивал он.
        - Да. - Она поняла, что он больше не глядит на поплавок. Джексон смотрел ей прямо в глаза, даже не мигал.
        - Какое? - спросил он.
        - Я думаю, нам стоит немного поговорить об этом, прежде чем я назову тебе его имя, - сказала она.
        - О'кей. - Он протянул это слово в точности как Остин. Трейси улыбнулась.
        - Когда-то давно, когда я училась в колледже… - начала она.
        - Это сказка? Которая начинается с «однажды давным-давно»? - перебил он.
        - Не думаю, - сказала она. - Я поступила в колледж и встретила там человека, особенного человека. Он говорил мне, что его любовь ко мне глубока, как Ред-Ривер, а я отвечала: «Нет, этого недостаточно. Я хочу, чтобы твоя любовь была глубока, как Ред-Ривер, и высока, как горы». А он только смеялся. А потом сказал, что он не видел гор такой высоты, как его любовь, но однажды видел Ред-Ривер во время наводнения и считает, что его любовь глубока, как Ред-Ривер.
        - Это очень много, а, мам? Мой папа, должно быть, очень любил тебя. - Джексон слушал очень внимательно.
        - Да, думаю, да, - кивнула она. - Потом однажды в Рождество мы сильно поссорились. Я хотела, чтобы он бросил работу, которая была ему необходима, и вместо этого поехал вместе со мной домой к Папе Джеку, а он не стал этого делать.
        - А почему его работа была ему так необходима? Разве у него не было столько же денег, сколько у Папы Джека? - спросил он.
        - Нет, не было. Он должен был работать, чтобы платить за учебу, - вздохнула она. Эта часть истории была довольно простой, дальше рассказывать будет гораздо труднее. - Поэтому я рассердилась и поехала домой, и мы не разговаривали целый месяц. А когда он позвонил мне, то сказал, что собирается жениться на другой девушке, - сказала она и замолчала, надеясь, что на сегодня этого хватит.
        - Как его имя? - снова спросил он.
        - Это не так важно сейчас, - ответила она.
        - Для меня важно. У меня где-то есть папа, а я даже не знаю его имени. У меня такая же фамилия, как у тебя. Почему?
        - Потому что твой папа не знал о тебе, - честно ответила она. - Я никогда ничего ему не говорила, потому что он женился на другой и я… - Она не могла найти слов, чтобы закончить.
        - Хорошо, скажи мне его имя, и мы найдем его и расскажем ему обо мне. А если мы не сможем сами найти его, то Папа Джек нам поможет, спорим? - не отставал он.
        - Я не выходила замуж за твоего отца, Джексон, - сказала Трейси, надеясь оттянуть этот разговор об имени как можно дальше. Она и Остин решили, что будет лучше поговорить с обоими детьми одновременно, но она не могла предвидеть этих неожиданных расспросов Джексона.
        - Пусть даже и так, все равно у него должно быть имя, - упрямо заявил Джексон, не отводя от нее глаз.
        - Да, у него есть имя. - Трейси глубоко вдохнула. - Я видела его несколько недель назад, и мы с ним говорили о тебе.
        - Правда? - Волнуясь спросил он. - Значит, он знает обо мне. Но ты ничего не сказала мне о нем. Где мой папа, мам? Я хочу увидеть его и поговорить с ним. Я хочу рассказать ему, что Папа Джек может купить мне пони, и еще я хочу рассказать ему о моей подружке Эмили и ее пони Мейбелл, - затрещал он.
        - Ты помнишь, как Эмили сказала, что ее второе имя Трейс, а я сказала, что так меня звал ее папа много лет назад? - спросила она.
        - Да, а мое второе имя Нельсон, как у папы Эмили, - кивнул он. - Правда, смешно? У нее твое имя, а у меня - имя ее папы.
        - Ну вот, когда Эмили была совсем маленькой, ее мама решила выйти замуж еще за кого-то. И она отдала Эмили Остину, потому что он ее папа.
        - Я знаю. - Топ Джексона выдавал его раздражение. - Он назвал ее Эмили в честь его бабушки, которая уже умерла, и Трейс - в честь леди, которую любил когда-то давно. Это мне Эмили рассказала, - сказал он.
        - Он назвал ее Трейс в мою честь. Я - та леди, которую он когда-то любил.
        - О…
        - А я назвала тебя Джексон в честь Папы Джека. А твое второе имя, Нельсон, в честь человека, которого я любила, твоего отца, - сказала она.
        - Значит, второе имя моего папы - Нельсон, как у меня и отца Эмили, да? - Он вопросительно склонил голову набок.
        - Да, - сказала ему она. - Потому что папа Эмили - и твой папа тоже. - Она проговорила эти слова почти скороговоркой.
        - Чертовски здорово! - Джексон радостно подпрыгнул и снова крепко обнял ее. - Он лучший папа во всем мире! Эмили так говорит, и я ей верю. А теперь он и мой папа тоже! А можем мы поехать домой и сказать ему? Эй, а Эмили теперь моя двоюродная сестра? У нее много двою:
        родных братьев и сестер в Том-Бине. Я теперь им тоже родственник?
        - Эмили теперь твоя сестра, хотя у нее и другая мама, - объяснила она. - И все двоюродные братья в Том-Бине тебе родня. Они дети братьев твоего папы.
        Он скакал вокруг нее так возбужденно, что даже не заметил, как нырнул его поплавок, и не заметил бы, что удочка и катушка оказались у самой воды, если бы Трейси не вскочила и не подхватила их.
        - Нам большая попалась! - закричала она, и тут леска лопнула, и поплавок отплыл на середину озера. - Она сорвалась. И порвала нашу леску. Наверное, рыба любит розовую жвачку.
        - У меня есть па-па, - распевал Джексон. - Давай поедем домой и посмотрим, может, они уже вернулись из Том-Бина. Эмили сказала, что они собираются поехать на весь уик-энд и она будет кататься на Мейбелл, но они ведь могли вернуться домой пораньше. - Он уже скручивал леску на катушку.
        - Джексон, я думаю, Остину лучше сказать Эмили до того, как мы поговорим с ним. - Она взяла его за плечи и попыталась объяснить: - Ты понимаешь, она может вовсе не так обрадоваться этому, как ты. В конце концов, у тебя теперь будет папа, но у нее по-прежнему не будет мамы.
        Джексон крутился и вертелся всю дорогу домой, пытаясь рассортировать все эти неожиданные мысли в своем юном мозгу и не очень-то справляясь с этой задачей.
        - Как ты думаешь, я могу позвонить ему, когда мы приедем домой, и спросить его про что-нибудь? - наконец не выдержал он.
        - Что ты хочешь узнать? Спроси у меня. - Впервые сыну нужно было узнать еще чье-то мнение, кроме ее.
        - Ну, хорошо, я просто хочу прямо сейчас поговорить с папой. Я хочу рассказать ему много всего и не хочу ждать.
        - Ты разговаривал с Остином много раз. И ты скоро снова его увидишь.
        - Да, но до сих пор он не был моим папой, - спорил Джексон. - Я хочу увидеть его сегодня.
        - Ну, хорошо, - согласилась она.
        Когда она въехала во двор, черный пикап Остина уже стоял перед его квартирой. Она припарковала «камаро» и потащила морозильный ящик и рыболовные снасти наверх. Джексон шел следом за ней и нес коробку с крючками и поплавками.
        Трейси сбросила свою ношу на пол в столовой и направилась к телефону.
        - Ты позвонишь ему прямо сейчас? - спросил Джексон. Она кивнула.
        - Иди умойся, причешись и надень чистые шорты, - сказала она ему.
        - О'кей. - Он убежал в свою комнату.
        - Хэлло? - Голос Остина снова заставил ее затрепетать.
        - Это Трейси, - сказала она.
        - Я рад, что ты позвонила. Слушай, мы с Эмили начали разговаривать про Джексона, и она стала спрашивать, почему у него нет папы, и я даже не знаю, как это вышло, но кончилось тем, что я сказал ей, что у него есть папа и что это я. Я знаю, мы собирались сказать им вместе в одно и то же время, и теперь получается, что я тебя тороплю. Но если ты не скажешь ему сегодня вечером, то она расскажет ему завтра в детском саду. Мне очень жаль, Трейси, правда.
        Она тяжело вздохнула:
        - Я звоню, чтобы извиниться за то же самое. Мы поехали на рыбалку, и он спросил меня в упор, как зовут его папу. Я пробовала обойти вопрос, но ничего не вышло. Он знает и хочет спуститься прямо сейчас и поговорить с тобой.
        - Тогда посылай его. Эти дети готовы ко всему лучше, чем мы. - А как Эмили приняла это?
        - Довольно хорошо. Она говорит, что Джексон - самый счастливый мальчик, которого она знает: у него самая лучшая на свете мама, и она не возражает поделиться папой.
        - Сейчас? - засомневалась Трейси.
        - Да, а об этом мы можем побеспокоиться потом. Ты придешь с Джексоном?
        - Приду. Мы только что вернулись с рыбалки, и я похожа на пугало, но я приду, - сказала она.
        - Ты будешь красавицей даже в мешковине, подпоясанной веревкой. - Голос Остина был теплым и ободряющим. - Значит, увидимся через несколько минут.

        Глава 7

        Джексон крепко держал ее за руку, когда они пересекли двор и постучали в квартиру Остина. Эмили подбежала к двери и закричала:
        - Папа, вот и они! Заходите. Джексон, ты знаешь, что ты мой брат? - Девочка схватила его за руку и потянула за собой.
        Остин прислонился к дверному косяку между спальней и гостиной.
        - Хэлло. Присаживайтесь. Я заварил кофе. Дети, хотите сока?
        - Да, сэр. - Джексон остановился посередине гостиной и пристально осмотрел Остина снизу вверх - от пальцев босых ног до самого лица. - Ты - мой папа. Думаю, я похож на тебя, - самым серьезным образом подытожил он.
        - Да, я твой папа, и я тоже думаю, что ты похож на меня. - Остин присел на корточки, так что его лицо оказалось на одном уровне с лицом Джексона. - Тебе это нравится?
        Тот энергично закивал.
        - Как я должен тебя называть? - спросил он.
        - Не будь глупым. - Эмили снова схватила его за руку. - Зови его папой. Я тоже так его зову.
        Он еще раз посмотрел на Остина.
        - А как я должен называть Эмили?
        - Ой, Джексон, это просто смешно, - захихикала она. - Ты можешь называть меня Эмили, как и всегда. Давай возьмем сок и пойдем в мою комнату играть в «память». Спорим, в этот раз я выиграю. - Она настойчиво тянула его за руку, но Джексон продолжал стоять.
        - Хочешь еще что-нибудь спросить? - сказал Остин.
        - Я могу тебя обнять? - спросил Джексон.
        Слезы выступили на глазах Остина, когда он в первый раз обнял своего сына.
        - Еще как можешь, - хрипло ответил он. - Я очень люблю обниматься. - В доказательство он обнял Эмили.
        Она взвизгнула и выскользнула из отцовских рук намного раньше Джексона.
        - Пойдем играть. - Она снова потянула его за руку.
        - Ты обнимаешься, совсем как мама, - сказал Джексон и наконец улыбнулся. - Думаю, мне нравится, что ты - мой папа. Мы когда-нибудь будем жить вместе, как настоящая семья?
        - Нам надо будет подумать об этом. Сейчас нам с тобой сначала надо привыкнуть быть папой и сыном, правильно? - осторожно ответил ему Остин.
        - О'кей! Эмили, пойдем играть. - И он побежал в спальню за сестрой.
        Трейси уселась на софу в гостиной: она знала, что если сейчас не сядет, то наверняка упадет. Каждый нерв ее тела вибрировал от возбуждения, а она даже не осознавала, в каком напряжении находится, пока Джексон не задал свой последний вопрос.
        Остин опустился рядом с ней на подушки, взял ее руки в свои и глубоко вздохнул, так же как она всего несколько мгновений назад. Одно это прикосновение дало им обоим достаточно сил, чтобы продолжать дышать.
        - Круто, да? - сказала она.
        - Всю эту неделю я хотел схватить его и обнять. Хотел держать его и никогда не отпускать. Я боялся, что может случиться что-нибудь ужасное, прежде чем я успею назвать его своим, - прошептал Остин.
        - Эй, папа! - Джексон выбежал из комнаты Эмили. - А можно, мы с Эмили будем вместе праздновать дни рождения?
        - Подумаем, - ответил Остин.
        Трейси почувствовала, как задрожала его рука, и крепко сжала ее.
        - Ты почти как мама, - сказал Джексон. - Она тоже всегда так говорит. - Он побежал обратно в спальню и закричал в холле: - Эмили! Они будут думать об этом.
        - Ты скоро привыкнешь к тому, что он называет тебя папой, - сказала она.
        - Ты даже не представляешь, сколько счастья это мне доставляет, - мягко проговорил он. - Спасибо тебе.
        Она похлопала его по руке - сейчас ей не хотелось говорить больше ни о чем.
        - Он хочет остаться здесь. Ты можешь привести его домой через полчаса? Ему надо принять ванну и немного успокоиться перед сном.
        Остин улыбнулся:
        - Да, дорогая. Ты понимаешь, что мы разговариваем, как давно женатые люди?
        Он перегнулся через подлокотник софы, быстро выглянул в холл, потом обнял ее одной рукой и притянул к себе, чтобы поцеловать. Он пил перед этим черный кофе, без сахара и сливок, и его рот сохранил кофейный аромат. Трейси целовала его дольше, чем советовал разум, но ей почему-то было все равно.
        - Ну, что мы теперь собираемся делать? - спросил он, оторвавшись от нее.
        - Мы подумаем об этом потом. - Она отодвинулась от него. - Увидимся через полчаса.
        Ровно тридцать минут спустя зазвонил дверной звонок, но прежде чем она дошла до двери от спальни, где гладила. Джексону джинсы, он ворвался в квартиру, таща за собой Эмили. Остин следовал за ними.
        - Папа, ты должен войти. - Он тянул Остина за руку. - Эмили уже приходила ко мне играть, а ты еще никогда не видел мою комнату. Мам, я дома! - закричал он. Потом поднял глаза и увидел ее на пороге спальни. - О, мам, привет. Папа пришел посмотреть мою комнату! - Он повторял слово «папа» каждую минуту, и она была уверена, что у Остина уже должны были заболеть уши, но тот лишь улыбался, с гордым и довольным видом глядя на сына.
        - Что ж, лучше отведи его туда поскорее, пока все твои игрушки не разбежались. Пока тебя не было, они мне сказали, что собираются сбежать из дома и никогда не возвращаться, - поддразнила она его.
        - Ну да, скажешь тоже, - захихикал он.
        - А после того, как посмотришь его комнату, тебе надо увидеть комнату его мамы, - присоединилась к разговору Эмили. - Джексон однажды позволил мне заглянуть через дверь - там так здорово! Когда я вырасту, я тоже хочу такую комнату, пап!
        - Это мой ящик для игрушек, а это моя кровать. На второй спит мама, когда я болею. На прошлой неделе здесь на кровати был паук. Мама ненавидит пауков, поэтому посадила его в пакет и отнесла во двор, потому что я не люблю, чтобы она их убивала, - продолжал весело трещать Джексон. - Папа, вот мой шкаф, а здесь - все мои игры. Эмили любит играть со мной в Кэндиленд, когда приходит сюда.
        - Мы можем теперь посмотреть вашу комнату? - спросила Эмили у Трейси.
        - Возможно, Трейси не нравится, что мы везде тут суем нос, - быстро вмешался Остин, стараясь избежать неловкости. Им еще далеко было до настоящей семьи…
        - Я не возражаю, - тепло откликнулась Трейси. - Если Эмили хочет такую же комнату, как у меня, то тебе лучше взглянуть. Тогда будешь знать, что ей купить.
        - Смотри, пап. - Эмили первая вбежала через открытые двери. - Посмотри на эту желтую кровать и па это зеркало - оно похоже на окно, и можно видеть свое отражение целых шесть раз. Разве здорово?
        - Разве не здорово, - поправил ее Остин. - Да, конечно, и на полу ничего не валяется. Как люди меняются, - сказал он и подмигнул Трейси.
        Она ничего не ответила и отвернулась, чтобы спрятать улыбку.
        Остин оглядел уютную комнату и тоже улыбнулся. Он заметил кольцо в хрустальном блюде на туалетном столике и пригляделся повнимательнее. Очень похоже на его кольцо, что он когда-то подарил ей. Неужели она хранила его все это время?
        Джексон помешал его мыслям, пытаясь вырвать у матери еще одну уступку.
        - А можем мы с Эмили еще немножко поиграть, перед тем как идти в ванную? - спросил он, но было видно, что мальчик устал.
        Остин переглянулся с Трейси.
        - Нет, - твердо сказал он. - Эмили тоже пора купаться. И у вас обоих завтра утром занятия, так что нам пора возвращаться домой. Симпатичное кольцо, Трейс, - кивнул он в сторону блюда с кольцом. - Похоже на то, что было когда-то у меня.
        Трейси поняла, о чем он говорит, и слегка покраснела.
        - Какое совпадение, - сладко, но с достаточной степенью твердости ответила она, чтобы дать ему понять, что не намеревается упасть в его объятия и, замирая от восторга, пуститься в воспоминания о минувшей любви.
        Остин только ухмыльнулся. - О'кей. Я официально заявляю, что всем пора купаться, - твердо сказала Трейси.
        - Чем-нибудь занята позднее? - шутливо спросил Остин. - Мы можем попросить Твилу посидеть с детьми и пойти куда-нибудь отпраздновать.
        - Извини. У меня уже назначена встреча, - отказалась Трейси.
        Разочарование Остина было очевидно.
        - С кем? Не возражаешь, что я спрашиваю?
        - С доктором Сэсом и Джексоном. Мы в миллион первый раз читаем «Зеленые яйца с ветчиной».
        - О… Понимаю. Хорошо. Джексон, иди сюда и хорошенько обними перед сном папу. - Он наклонился и поднял своего маленького сына на руки. Они так естественно смотрелись вместе, а Джексон смеялся так счастливо, что она поняла: наконец-то она поступила правильно.
        - Хорошо, папа. Увидимся завтра. Эмили, пока. Ребята в саду не поверят, что ты моя сестра. Спорим, они скажут, что я придумываю.
        - Я тоже так думаю. - Эмили крепко держалась за руку Остина, когда Трейси и Джексон провожали их вниз.
        - Спокойной ночи, Трейс, - мягко сказал Остин. Он нежно поцеловал ее в щеку, и Трейси почувствовала, как покраснела. Слава Богу, было слишком темно, и дети не могли этого увидеть.
        - Спокойной ночи, Остин, - ответила она и повернулась, чтобы идти.
        Джексон с радостными воплями носился по двору. Если он сможет сегодня уснуть, это будет просто чудом. И то же самое можно сказать о ней.
        Телефон зазвонил вскоре после того, как Джексон наконец уснул, и Трейси бегом кинулась отвечать. Тягучий голос Остина снова заставил ее покраснеть:
        - Завтра вечером я хотел бы сходить с тобой куда-нибудь. Ты не можешь отказаться.
        - Нет, - твердо ответила она. - Я не готова к тому, чтобы видели, что я с тобой встречаюсь. Знаешь, как люди сплетничают…
        - Тогда приходи ко мне. Я уже спросил Твилу, сможет ли она посидеть с детьми. Она будет рада присмотреть за обоими в ее общежитии. Она с подругами завтра вечером начинает готовить декорации к предстоящей вечеринке на Хэллоуин. Джексон и Эмили смогут делать бумажных призраков и кукурузных поросят.
        - Это среди недели? Утром им нужно идти в сад.
        - Она уложит их спать, если они устанут. С ними все будет в порядке. Так как, Трейс? Я правда думаю, что нам есть что отпраздновать.
        Трейси заколебалась. Она думала, что же именно стоит праздновать. Но ответила сама себе, что ничего плохого нет в том, чтобы пообедать с ним, а если Остин слишком уж воодушевится, она всегда может вернуться через двор к себе домой.
        - Скажи «да».
        - Да, - медленно произнесла она, приведя его в восхищение, и с изумлением подумала, во что это она ввязывается.
        Стол Остина уже был накрыт на двоих, когда Трейси наконец пришла и принесла с собой кастрюльку. Ничего особенного, просто чили и кукурузный хлеб, запеченные вместе, но это было любимое блюдо Остина. Тогда, давно. Она заметила бутылку шампанского в жестяном ведерке с колотым льдом и посмотрела на этикетку. Дорогая марка, та, которую она предпочитала. Тогда, давно.
        Трейси улыбнулась. Значит, он помнит, что она любит. Хороший знак. Она оглянулась в поисках хозяина, услышала звук льющейся воды в ванной, и на нее повеяло знакомым сосновым ароматом крема для бритья.
        Остин вышел из ванной с наполовину выбритым, наполовину покрытым мыльной пеной лицом и висящим на плече маленьким белым полотенцем. Он был обнажен до пояса, и Трейси не знала, куда деть глаза.
        - Привет! Я не слышал, как ты стучала.
        - Я вошла сама. Дверь не была заперта.
        - Ты немного рано. - Он усмехнулся сквозь мыльную пену на лице, вызвав у нее улыбку.
        - Да? Я тянула, сколько могла. Красила ресницы каждую по отдельности. Гладила джинсы.
        Остин понимающе кивнул:
        - Я знаю, как это бывает. Кажется, что времени просто бездна, когда дети не болтаются под ногами.
        Последовала короткая и неловкая пауза. Близость Остина, его полуобнаженное тело волновали Трейси больше, чем она готова была признать. Он раздался в груди и плечах. Коврик темных кудрявых волос широко покрывал его грудь и сужался в тонкую полоску, исчезающую в джинсах.
        Трейси заставила себя посмотреть ему в лицо, Там снова была та же ухмылка. Она отвернулась и засуетилась у стола, чтобы не смотреть на него. Подвинула вилки на четверть дюйма влево, а ножи на четверть дюйма вправо.
        - Вот так. Так лучше.
        Остин указал бритвой на кастрюльку:
        - Что там?
        - Чили и кукурузный хлеб.
        - Черт! Ты помнишь! Благодарю, мэм.
        - Не называй меня мэм. Из-за этого я чувствую себя столетней старухой.
        - Извини, Трейс. Спасибо, что приготовила еду. Но тебе не надо было беспокоиться. Я достал гигантских креветок, которые приползли сюда прямо из Мексиканского залива.
        - Они, наверное, устали.
        - Ничего, скоро они превратятся в креветочный скэмпи[2 - Блюдо из жареных крабов, раков или креветок.].
        Пришла очередь Трейси удивиться:
        - Не знала, что ты стал шеф-поваром по деликатесам.
        Он подмигнул:
        - Креветочный скэмпи? Да пустяки. Простое и быстрое блюдо, которое я делаю лучше всего. Чистишь креветки, рубишь немного чеснока, добавляешь растопленное масло, все это как следует перемешиваешь. Потом несколько секунд под грилем, и можно подавать с салатом и рисом.
        - И дорогим шампанским. - Она кивнула в сторону замороженной бутылки с французской этикеткой.
        - Да. Для специального случая. Давай откроем прямо сейчас. - Он взял бутылку, шикарным жестом официанта обернул ее полотенцем и содрал блестящую фольгу.
        Трейси усмехнулась.
        - Ты не добрился, Остин. Как ты собираешься пробовать шампанское с сосновым кремом на губах?
        - Ты права. Позволь, я пойду доскребу остатки. Побудь здесь.
        Он вернулся в ванную, и Трейси услышала, как он напевает, заканчивая бритье. Она поборола искушение пойти и посмотреть. Кривые рожи, которые он корчил, исполняя этот ежедневный мужской ритуал, всегда смешили ее. Но он выглядел слишком восхитительным без рубашки, а великое искушение неизбежно приведет к неприятностям. Трейси выдвинула стул и чопорно уселась около кастрюли.
        Остин вернулся, натянув, к великому ее облегчению, рубашку.
        - О'кей, - протянул он. Снова взял бутылку шампанского, уперся большими пальцами в пробку. - Раз. Два. Три!
        Пробка взлетела к потолку, срикошетила вниз, и он ловко поймал ее, не выпуская из рук пенящейся бутылки. Он церемонно передал пробку Трейси, которая положила ее около тарелки, и налил в бокалы пенящуюся жидкость. Один он передал Трейси, второй взял сам.
        - У меня есть тост. За Джексона и Эмили, которые сейчас проводят лучшее в своей жизни время в женском студенческом общежитии.
        - Я с удовольствием выпью за это. - Трейси легко прикоснулась своим бокалом к его. Теплый взгляд Остина задержался на ней и Трейси ощутила легкое головокружение, совсем как маленькая школьница.
        - Тост номер два. За нас. Трейси опустила свой бокал.
        - За нас? - обеспокоенно переспросила она.
        - За нас.
        - Я не знаю, Остин.
        Она встала и отошла от стола, но Остин мягко одной рукой поймал ее за талию. Она повернулась в кругу его рук и оказалась лицом к лицу с ним. В его темных глазах тлел огонек. Он наклонился, чтобы поцеловать ее, только один раз, очень нежно. Губы ее приоткрылись, и он воспользовался этим, прижался своим ртом к ее и поцеловал уже по-настоящему.
        Трейси уступила его объятию, позволила крепко прижать себя, слившись с телом, которое помнила так хорошо и любила так сильно. Руки Остина двинулись вниз, нежно поглаживая ее бедра, потом скользнули вверх.
        Кончики пальцев нежно потерли соски сквозь тонкий шелк блузки, как тогда, в офисе, когда он целовал ее. Трейси чувствовала, как ее сила воли растворяется от каждого его прикосновения, и знала, что должна остановить его. Но не могла.
        Остин бессвязно шептал слова любви, покрывая поцелуями ее волосы, лицо, шею. Он крепко притянул ее бедра к своим, не в силах скрыть возбуждение.
        Трейси призвала на помощь жалкие остатки самообладания и чуть отодвинулась от него. Он, однако, не хотел отпускать ее и еще теснее прижал к себе. Трейси положила руки ему на грудь, стараясь выиграть хоть немного свободного пространства, чтобы дышать.
        - Трейс… - Голос его был низким и хриплым от желания.
        - Я не могу… - Но ты хочешь. Ты знаешь это, и я тоже.
        - Остин, если что-нибудь когда-нибудь и случится между нами - а я даже не знаю, случится ли вообще… - Она остановилась, не уверенная в собственных чувствах, не зная, что сказать. - Сначала мы должны стать друзьями. Потом родителями. Потом… я не знаю.
        - О'кей. - Он отпустил ее.
        - Я знаю, что это не о'кей для тебя, Остин. Но так должно быть.
        - Навсегда?
        - Я не знаю, просто не знаю.
        Трейси проснулась от внутреннего толчка и поняла, что звонит телефон. Открыв один глаз, посмотрела на часы. Три утра. Кто может звонить ей в такое время? Она сняла трубку и повалилась обратно на подушку.
        - Хэлло? - нетвердо проговорила она.
        - Трейс. - Голос Остина был скрипучим, дыхание прерывалось.
        - Остин, что случилось? - Она сразу проснулась.
        - Ненавижу будить тебя, но мне нужна помощь. - Он задыхался. - Звонил в госпиталь, они сказали, что нужно сейчас же приезжать. Не уверен, что смогу вести машину.
        - Дай мне минуту, чтобы разбудить Джексона. Бери Эмили и встречай меня у двери твоей квартиры. Я подгоню машину. - Она схватила джинсы, в которых была на рыбалке, и быстро натянула их.
        Она не разбудила Джексона, а сгребла его в охапку и отнесла вниз, в машину, посадила на заднее сиденье и пристегнула. Объехав квартал, она припарковалась рядом со знакомым черным пикапом. Остин стоял со спящей Эмили на руках. Трейси выскочила из машины, забрала девочку и устроила ее на заднем сиденье рядом с Джексоном. Потом обняла Остина и поддерживала его, пока он со стоном не повалился на переднее сиденье.
        Его лицо, исказившееся от боли, стало бесцветным.
        - Плохо себя чувствовал весь день, - едва выговорил он. - Думал, что подхватил грипп, которым уже почти все перезаразились на нашем факультете. - Он застонал от боли.
        - Остин, с тобой что-то по-настоящему серьезное. Это не грипп! - Она говорила тихо, чтобы не разбудить детей. - Я отвезу тебя в госпиталь и хочу, чтобы ты дышал, когда мы доедем.
        - Я еще могу дышать, - прошептал он в ответ. - Я не собираюсь умирать. Боже, так больно, Трейс. Доктор сказал, что это, возможно, острый аппендицит. Если это так и меня положат на операцию, позвони моей матери. Скажи, чтобы не беспокоилась.
        Трейси подогнала машину прямо к приемному покою. Два санитара в зеленой форме вывезли каталку и переложили на нее Остина. Когда они повезли его сквозь большие больничные двери, Эмили проснулась и заплакала.
        - Ты оставайся с Трейси, - прошептал он дочери. - Она о тебе позаботится. Со мной все будет в порядке.
        К тому времени Джексон тоже проснулся и требовал, чтобы хоть кто-нибудь объяснил ему, почему он спит в машине и почему эти люди увозят его папу. Трейси быстро проехала на парковку и вместе с детьми бросилась в комнату ожидания. Они являли собой весьма жалкое зрелище: она в линялых джинсах, с жутко растрепанными волосами, дети - в пижамах.
        - Вы - миссис Миллер? - спросила приемная сестра.
        - Нет, просто друг, - ответила она, еле сдерживая слезы. - Я могу его увидеть?
        - О'кей, но только на несколько минут. Обычно это позволяется только родственникам. Но детям туда нельзя, - мягко сказала она. - Я пока присмотрю за ними. Сегодня ночью довольно тихо, благодарение Господу.
        - Спасибо, - сказала Трейси.
        Она объяснила детям, что вернется через нескольку- ко минут, и усадила их рядом с сестрой. Дружелюбная дама дала им по книжке с картинками, а Трейси помчалась к смотровой.
        - Трейс. - Остин сумел протянуть к ней руку, когда она появилась из-за занавесок.
        - Ты уже видел доктора? Он кивнул:
        - Да, а сестра-вампир со странными синими глазами уже выкачала у меня море крови.
        - У тебя галлюцинации.
        - Она вернется. Ты сама увидишь. Во всяком случае, мои лейкоциты чуть ли не вдвое превышают норму, а я сгибаюсь пополам от жуткой боли. Доктор почти уверен, что это аппендицит. Они уже готовятся к аппендектомии. Он боится, что может начаться перитонит. Чертовски болит, - бормотал он, крепко держа ее руку.
        Из-за занавески появилась сестра и подошла к кровати.
        - Док прав. У вас серьезные неприятности. - Она мило улыбалась ему, пока не увидела Трейси. Ей смутно припомнилось, что она видела эту женщину на школьном празднике после театрального дебюта Джексона. Она была одной из дам, флиртовавших, вернее, пытавшихся флиртовать с Остином. Невысокая, с роскошными черными волосами и такими странными ясными синими глазами, будто носила цветные контактные линзы. - Ваша операция начнется через десять минут. Я должна вас подготовить. - Она одарила Трейси косым взглядом. - Это ваша сестра?
        - Нет, моя невеста, - ответил Остин почти неслышно. Он не отпускал руку Трейси.
        Она изумленно смотрела на него. Если он просто не хотел, чтобы она уходила, ему не следовало заходить так далеко. Сестра же казалась заметно разочарованной.
        - О! Я не знала, что вы помолвлены, доктор Миллер. Высокий худой доктор в белом халате заглянул за занавеску.
        - Вы завтра еще не пойдете домой, приятель. С возможным разрывом это исключено. - Он с любопытством посмотрел на Трейси. - А вы, должно быть, та самая Трейси, про которую он все время говорит?
        - Да, это я, - сказала Трейси и подумала: интересно, что именно Остин говорил?
        - Позвони матери. Она заберет Эмили, - сказал он, когда его уже вывозили в коридор.
        - Эмили побудет со мной. Ты только обещай, что проснешься, когда все это закончится. Анестезия пугает меня до чертиков. Я завтра приду навестить тебя, приведу детей, если позволят. Не волнуйся. - Она держала его руку в своей, пока его не подвезли к последним двойным дверям. Перед тем как отпустить его ладонь, она наклонилась и нежно поцеловала его в губы, в основном ради сестры, которая так настойчиво готовила его к операции. Остин, стонавший от боли, несмотря на введенные ему обезболивающие средства, уже не соображал, флиртует ли с ним кто-нибудь или нет.
        Она вернулась в комнату ожидания и нашла детей сидящими на полу с разложенными вокруг них книгами. Сестра кивнула и прошептала, что они были занятыми, как пчелки, и тихими, как мышки.
        - Ну, что тут происходит? Вечеринка в пижамах? - приветливо спросила Трейси.
        - Трейси, где папа? Он заболел? - Эмили начала всхлипывать, как только увидела Трейси.
        - Да. - Трейси села на пол рядом с детьми, взяла девочку на руки, вытерла ей слезы. - У него сильно болит живот, но доктор сейчас будет его лечить. Ты сегодня останешься со мной и Джексоном, а завтра мы навестим его.
        - Мой папа поправится? - Джексон нахмурил брови, и казалось, у него тоже сейчас в любой момент могут потечь слезы.
        Трейси вздохнула. Она не была готова объяснять двум обеспокоенным дошколятам, что такое аппендектомия.
        Обьяснит завтра, когда они все смогут полюбоваться швами Остина.
        - Конечно, поправится, - уверила их Трейси. - А сейчас мы отправимся домой, и вы еще поспите. Потом оба пойдете в детский сад, а в конце дня мы заберем вашего папу и отвезем его домой.
        - Но, мама, - Джексон вернулся к ее старому титулу, - я не хочу, чтобы мой папа болел.
        Сестра казалась озадаченной, но у Трейси не было сил объяснять ей ситуацию. Она была мамой одного ребенка, но не второго, оба они называли Остина папой, но она не была миссис Миллер. Пусть-ка она вычислит, кто есть кто, и если ей это удастся меньше чем за пять минут, значит, у нее высокий IQ.

        Глава 8

        Трейси уложила детей в комнате Джексона, села на софу, выпила черный кофе и позвонила родителям Остина в Том-Бин. Последний раз она набирала этот номер из своей спальни в Пурселле. Тогда Остин сообщил ей, что женится на Кристал. Когда она в тот раз положила трубку, она пыталась заставить себя забыть и этот номер, и Остина, но сердце ее оказалось сильнее воли, и она не забыла ни одного из них.
        - Хэлло, - отозвался приветливый голос.
        Как это кто-то может быть так приветлив в пять утра, изумилась Трейси.
        - Хэлло, это Трейси Уокер. Извините, что разбудила вас. Это миссис Миллер?
        - Точно. И вы не разбудили меня. Я уже готовлю завтрак, - сказала ей женщина.
        - Остин просил меня позвонить вам…
        - Что-то случилось? Несчастный случай или…
        - Нет, нет, ничего такого, - поспешно откликнулась Трейси. - Но Остин в госпитале.
        Миссис Миллер глубоко вдохнула, чтобы успокоиться.
        - Что с ним?
        - Ему должны удалить аппендицит.
        - О Господи! Бедняга Остин.
        - Он просил передать вам, чтобы вы не беспокоились. А Эмили может побыть со мной.
        - О'кей, - протянула миссис Миллер, и Трейси сразу поняла, откуда у Остина такая манера. - Мы соберемся сразу после завтрака и приедем навестить его. Вы уверены, что справитесь с Эмили? Я с удовольствием заберу ее, но это значит, что ей придется пропустить неделю занятий, - сказала миссис Миллер.
        - Я справлюсь, - ответила Трейси. - С двумя детьми проще, чем с одним.
        - Хорошо. Я тоже думаю, так будет лучше. Когда он выйдет из госпиталя?
        - Не раньше конца недели. У него сложный случай, так что они задержат его чуть дольше, - объяснила Трейси утомленным голосом.
        - Что ж, спасибо огромное, что позвонили. Готова поспорить, вы не сомкнули глаз. - Голос миссис Миллер был искренним и сочувствующим. - И, Трейс, приезжайте и привозите Джексона. Мы все очень хотим увидеть нашего внука, - мягко добавила она.
        - Спасибо, я так и сделаю, - пообещала Трейси, тронутая словами миссис Миллер. - После того, как Остин поправится и выйдет из госпиталя. Я буду рада привезти Джексона познакомиться с вами. Спасибо за приглашение.
        - Родным не нужны приглашения, - твердо сказала миссис Миллер. - Мы будем в Дюранте, как только сможем добраться. Они успеют вовремя удалить аппендикс? Он говорил вчера днем, когда звонил, что чувствует себя неважно, но думал, что просто слишком нервничает, или это грипп, или еще что-то.
        - Да, мэм. Он вернется домой через несколько дней, - снова успокоила ее Трейси.
        - Договорились. - Мать Остина повесила трубку, прежде чем та успела еще что-то добавить.
        Время тянулось медленно. Дважды на переменах еще до ленча Трейси звонила в госпиталь проверить, как дела у Остина. Его мать и отец были здесь в первый раз, двое братьев - во второй. Но Остин спал, и они сказали ей, что он все еще был слишком сонным после наркоза, когда открывал глаза. В полдень она была на совещании по поводу новых учебников, и все хотели знать новости об Остине.
        - Как прошла операция? - спросил доктор Бенсон. - Его оперировали лазером?
        - Нет, им не удалось. Аппендикс начал разрываться, - объяснила она.
        - Ну ничего, с этими новыми сильными антибиотиками он быстро поднимется. Когда мне удаляли аппендицит сорок лет назад, я провел в госпитале шесть недель. Скажите ему, что я спрашивал о нем.
        Трейси кивнула.
        - О, хэлло, - прошептал в нескольких дюймах от нее Деймиан. - Я слышал, у нашего героя-любовника прошлой ночью порвались потроха. Я могу что-то для вас сделать, пока он отлеживается?
        Трейси повернулась к нему.
        - Это факультетское совещание. Что вы здесь делаете? - нервозно спросила она. Хотя с памятной встречи он и держался от нее на почтительном расстоянии, но она все еще чувствовала, как в его присутствии у нее по всему телу начинают бегать мурашки.
        - Ничего. - Демонстрируя невинность намерений, Деймиан вытянул руки; как жертва ограбления. - Я просто пришел за последним бюллетенем о состоянии здоровья старины Остина. И узнать, не нуждается ли его невеста в какой-нибудь помощи.
        - Невеста? Я? Кто вам сказал, что мы помолвлены?
        - Я встречаюсь с одной сестричкой, - хитро ответил он. - С головокружительными синими глазами. Кажется, вы с Остином скрываете счастливую новость от своих почитателей, - добавил он.
        - Что бы ни происходило между мной и Остином, это не ваше проклятое дело, Деймиан. - Пылая негодованием, она отошла от, него и уселась за стол с библиотекарем Дэвидом Роббинсом.
        - Поздравляю с помолвкой. - Он потянулся через стол и от всей души пожал ей руку. - Я узнал только сегодня утром.
        «Я тоже», - сердито подумала Трейси. Она сумела одарить Дэвида приветливой улыбкой - в конце концов, он не имел в виду ничего плохого, но внутренне кипела от раздражения.
        Месяц назад она не знала и не хотела знать, где сейчас Остин Нельсон Миллер и чем занимается. А теперь ее сын знает, что Остин - его отец, и, кажется, все считают, что она собирается стать его женой.
        Трейси не была уверена, что ей это нравится. Сначала Остин добился расположения ее отца, что не могло быть совсем уж простым делом. Потом мгновенно добился любви Джексона. А теперь, казалось, он медленно, но верно подталкивает ее к мысли о замужестве, просто небрежно рассказывая всем, кто соглашается слушать, что она - его невеста.
        И если бы он в этот момент не был так болен, она бы с наслаждением придушила его.
        Занятия ее группы закончились в два часа. Она зашла в офис, но Твилы не было. На доске объявлений у ее двери болталась записка с сообщением, что все в порядке, и вопросом, действительно ли Остин сделал ей предложение. Трейси закатила глаза и подумала: сколько, интересно, студентов и преподавателей остановились у ее двери и прочли эту записку?
        Она собрала бумаги, которые планировала вечером взять с собой домой, сунула их в портфель и отправилась в госпиталь. У нее оставался час с четвертью до того, как надо было v забирать детей, так что она вполне могла проверить, как дела у Остина, и узнать, что сказал доктор во время дневного осмотра. Потом забежать в магазин и купить недостающие для обеда продукты. В буфете у нее был пармезан, а в холодильнике - перец и лук, но томатный соус и спагетти закончились. Ей стоит подумать также и о продуктах на следующие два-три дня, пока она все равно занимается покупками. Но сейчас надо думать о более важных вещах.
        Трейси подъехала к госпиталю, припарковала машину и одним махом взлетела на третий этаж. Она осторожно приоткрыла дверь в палату и заглянула внутрь. И с облегчением вздохнула, радуясь, что его семья уже ушла. В полумраке от полузакрытых жалюзи казалось, что Остин спокойно спит. Внезапно он застонал, веки затрепетали, и Трейси быстро подошла к нему.
        - Остин, - прошептала она, беря его за руку. Удивительно, но рука была теплой. Она думала - неизвестно почему, - что может оказаться холодной. Он был бледен как смерть.
        - Трейс, - проскрипел он. - Пить.
        Она взяла кусочек льда из стакана на тумбочке и осторожно положила ему в рот. Он снова закрыл глаза, но тут в палату вошла пожилая медсестра.
        - Пора возвращаться к жизни, мистер Миллер, - провозгласила она и откинула простыню с его руки. Она осторожно отодвинула стальной штатив с капельницей и подвешенную на нем бутылку с внутривенным раствором, подсоединенные к другой руке. - Доктор говорит, что эту трубку уже можно убирать. Вы - счастливый человек, мистер Миллер. - Она продолжала болтать, будто Остин совершенно проснулся и подмигивал ей. - Обычно ее оставляют на три или четыре дня. Но вы можете перейти на жидкую диету уже утром. - Она проверила карту, лежавшую в изголовье койки.
        - Это хорошо? - спросила Трейси.
        - Да, это на самом деле хорошо, особенно учитывая, в каком он был состоянии. - Сестра кивнула, поправила шпильку в седом пучке на затылке. - Он может проголодаться даже раньше, - сказала она. - Давление у вас хорошее и температура в норме, мистер Миллер, - добавила она и вышла.
        Трейси села на стул рядом с кроватью и положила усталую голову на руки.
        - Эмили? - Веки его снова затрепетали.
        - С ней все прекрасно, Остин. - Она ободряюще похлопала его по руке. - Она со мной. Мы с твоей мамой обе согласились, что так будет удобнее для всех нас, - объяснила она.
        - Кристал? Не делай этого. Пожалуйста, не мучай моего ребенка, - бормотал он. - Пить. - Она взяла еще кусочек льда, и он открыл рот, почувствовав на губах прохладную влагу. - Спасибо, Кристал, - благодарно пробормотал он и снова закрыл глаза.
        Слезы закипали у нее на глазах, ей захотелось что-нибудь разбить или швырнуть в окно, или трясти его, пока он не проснется. Как мог он перепутать ее с этой двуличной шлюшкой, даже в полубессознательном состоянии, яростно думала она. Трейси смутно сознавала, что совершенно выдохлась и не может мыслить разумно. И все же…
        Она попыталась не обидеться. Он не осознает, что говорит. Он сейчас в бреду, под влиянием наркотиков. Но одно упоминание имени Кристал, слетевшее с его губ, вызвало у нее приступ бешеного гнева. Она с силой потерла глаза, приказывая себе очнуться.
        - Пить… - снова пробормотал Остин, не открывая глаз. Она взяла еще кусочек льда, положила ему на язык и повернулась к тумбочке поставить стакан.
        - Кристал, не оставляй меня, - мягко сказал он. Чуткая тоска безошибочно слышалась в его голосе.
        У Трейси потемнело в глазах. Конечно, это усталость брала свое. Она не знала, сколько еще сможет выдержать.
        - Хэлло, - сказал доктор, и она подпрыгнула от неожиданности. - Извините, что напугал. - Он улыбнулся. - Ну хорошо, хорошо, Остин, просыпайся. Мы должны вытащить эту трубку и потом позволим тебе немного попить. Вы его невеста, правильно? Вы будете ухаживать за ним, когда он вернется домой?
        - Да, я буду ухаживать, - неловко ответила Трейси. Она не собиралась отвечать на первую часть вопроса.
        Доктор, казалось, не заметил ее взвинченного состояния и сделал знак сестре, стоявшей рядом с Трейси.
        - Остин, открывай глаза, - сказал он повелительным тоном.
        Глаза Остина открылись, и он уставился в потолок, лишь наполовину расслышав слова доктора.
        - Я убираю эту трубку и вдвое уменьшаю дозу обезболивающих лекарств. К вечеру ты дойдешь до двери, с нашей помощью, конечно, а завтра - до конца коридора. Итак. Раз, два, три, - сосчитал он и легким, но резким движением удалил трубку.
        Остин легонько кашлянул, потом скривился и схватился рукой за бок - там, где был разрез.
        Где-то в глубине памяти он знал, что ему удалили аппендикс. Он знал, что возникли осложнения, помнил, что было больно. Потом промелькнуло воспоминание, как он просыпался и видел Трейси, но он как-то не сумел ухватить его. Почему-то приходила Кристал, дала ему льда, когда он просил пить. Доктор вытащил трубку из носа, и это тоже было странно, но почему, к черту, здесь была Кристал? Он не хотел, чтобы она находилась с ним в одной комнате. Ей никогда не была нужна Эмили, и сейчас, когда Трейси вернулась в его жизнь, ей уж вовсе ни к чему появляться здесь. Трейси выцарапает ей глаза, если застигнет в палате. Великий Боже! Что могло бы случиться, если бы Трейси привела обоих детей, когда здесь была Кристал? Одна эта мысль вызвала приступ боли.
        - Я ухожу, - сказала Трейси, но не наклонилась, чтобы поцеловать его лоб и прикоснуться к руке.
        - Уходи и никогда больше не возвращайся, - проскрежетал он, надеясь, что голос его прозвучал достаточно ясно, чтобы Кристал поняла, что он совершенно серьезен. Он скосил глаза и успел увидеть, как ее рыжие волосы исчезли в дверях, потом седативные препараты взяли верх и вернули его в бессознательное состояние. Он не чувствовал боли… ни физической, ни эмоциональной.

        Глава 9

        Эмили мчалась по тротуару, обгоняя Джексона, когда их отпустили из детского сада, но он все же первым успел добежать до Трейси и на секунду прижался к ней.
        - Мой папа жив? - серьезно спросил Джексон. - Он не умер? - Мальчик тревожно смотрел на мать.
        - Конечно, нет, - утомленно ответила она. - Доктор говорит, что с ним все будет просто прекрасно. - Она провела их обоих к машине, открыла дверцу. - Я приготовлю ужин, а потом отвезу вас повидать его. Но вы должны вести себя тихо. Он еще не совсем хорошо себя чувствует.
        - Мама, что с тобой? - Джексон пристегнул себя и Эмили к заднему сиденью. - Ты такая раздраженная. Ты хочешь спать?
        «Устами младенцев…» - подумала она.
        - Я устала и хочу спать, поэтому и ворчу. Не обращайте внимания. Мы все должны улыбаться вашему папе, что бы ни случилось.
        - Это мой папа так тебя разозлил? - с любопытством спросила Эмили.
        - Конечно, нет, - соврала Трейси. Противоречивые чувства терзали ее, и она радовалась, что дети развлекали друг друга, загадывая загадки. Остин действительно разозлил ее. Фактически его разговор с воображаемой Кристал привел ее в полнейшую ярость, хоть она и знала, что после операции он не в себе и не понимает, что говорит.
        Но зато он прекрасно владел собой, когда заявил и сестре в приемном покое, и доктору Эпперсону, что она - его невеста. А теперь новость об этом разнеслась по всему городку, и все дружно поздравляли ее. От одной мысли об этом Трейси начинало подташнивать. Как он осмелился!
        Но может быть, он так сказал, только чтобы она могла оставаться с ним в приемном покое? Довольно логично. Трейси старалась убедить себя, что это не имеет значения и поэтому не стоит обращать внимание на его слова.
        «Да, но ты обращаешь внимания, - сказал ей внутренний голос, - потому что хочешь его. Ты позволяла ему целовать себя еще и еще. Ты сходишь с ума, когда слышишь имя его бывшей жены. И все еще ревнуешь, после стольких лет… Ты хочешь его больше, чем раньше».
        «Нет, не хочу», - сказала она себе, но слишком уж поспешно. Нежный голосок Эмили прервал ее размышления:
        - Я слышала, как моя учительница сказала своей помощнице, что вы с моим папой молвлены. Что это значит - молвлены?
        Трейси вздохнула:
        - Это значит, что ты должна спросить об этом папу. Она отвезла детей домой, накормила их, стараясь не засыпать на ходу и быть приветливой. Ровно в шесть она отвезла их в госпиталь. Какое-то мгновение, находясь в лифте, она ощутила такое сильное желание удрать, что с трудом заставила себя дойти до дверей палаты.
        Когда она вошла, Остин уже проснулся и сидел в кровати. Она была необыкновенно красива даже в футболке и линялых джинсах. Дети с ошарашенным видом озирались в незнакомой больничной обстановке.
        - Хэлло, хэлло, - просиял он, идя навстречу им. - Идите сюда, вы двое, и не бойтесь. Доктор говорит, что через пару дней я уже смогу вернуться домой. - Он протянул руку и прикоснулся к ним обоим.
        - Тебе больно? - Джексон схватил его за руку и не выпускал. - Зачем здесь висит эта бутылка? Ты возьмешь ее с собой домой? Почему на тебе такая смешная пижама?
        - Папа, мужчины не спят в ночных рубашках. - Эмили задрала кончик носа.
        Он хмыкнул, потом застонал.
        - Не заставляй меня смеяться. Тогда действительно болит, - медленно протянул он. - Да, конечно, болит, - сказал он испуганным детям. - Но скоро это пройдет и никогда больше болеть не будет. Бутылка эта называется - «капельница». Она позволяет лекарству медленно капать прямо в руку. - Он поднял руку и показал им, как пластырь удерживает иглу. - Нет, я не возьму капельницу домой. Сестра снимет ее, перед тем как я уйду. Трейси, они хорошо себя вели сегодня? - Он взглянул на нее снизу вверх, ожидая увидеть в ее глазах то тепло, что согрело его накануне ночью, когда его везли в операционную. Но вместо этого почувствовал такой холод, от которого чуть не остановилось его сердце.
        Великий Боже, что он такого сделал? - Дети вели себя прекрасно, - невыразительно сказала она. - Мы ели на обед спагетти, а после посещения вернемся домой и немножко поиграем перед сном. Не о чем рассказывать.
        - Что случилось? - Улыбка сбежала с его лица.
        - Решительно ничего. - Она покачала головой.
        - О'кей. - Он, как обычно, протянул коротенькое слово, но его взгляд сказал ей, что они обсудят это позднее.
        - Папа, догадайся, что я скажу? Наша учительница говорит, что она знает, что ты и Трейси молвлены и что если вы поженитесь, то тогда ты станешь Джексону настоящим папой. Что это значит - молвлены?
        Внезапно Остин понял, что терзало Трейси. Он вспомнил, как сказал сестре-вампирше, что Трейси - его невеста. И доктору тоже. Он хотел, чтобы она оставалась рядом, и соврал. Теперь же он отдал бы все на свете, только бы это оказалось правдой.
        - Помолвлены - значит… - начал он отвечать, но тут Джексон прервал его:
        - Эмили, иди сюда. - Мальчик смотрел сквозь жалюзи на машины внизу. - Смотри, какие люди маленькие.
        - Ой, как высоко! - завизжала Эмили. - Возвращайся, Джексон. Вдруг окно вылетит, и мы с тобой полетим в самый низ?
        - Не будь глупышкой. - Джексон отпустил планку и отвернулся от окна. - Знаешь что, папа? Тебе надо быстрее поправляться. Мой день рождения будет уже через пять дней, а мы не можем праздновать его в госпитале.
        - Чертовски правильно, сынок, - улыбнулся Остин, обрадовавшись, что не надо объяснять Эмили, что значит «помолвлены». А судя по сверкающему взгляду Трейси, ему придется много чего объяснять еще и ей. Он взъерошил волосы сына и обнял его. - Я собираюсь выйти отсюда, как только смогу. Я надеюсь, вы оба еще не довели вашу маму - я имею в виду Трейси, - поправился он ради Эмили, - до сумасшедшего дома.
        - Нет, они вели себя просто замечательно, - быстро отозвалась Трейси. - По стандартам детсадовских маньяков, конечно. - Она похлопала обоих детей по плечам. - Ну, хорошо, мы пробыли здесь уже довольно долго. Пора уходить. По пути домой можем заехать за мороженым.
        Дети помчались впереди нее к двери, ведущей в холл, но сама она оказалась недостаточно проворной. Остин протянул руку и поймал ее, хотя это усилие заставило его вздрогнуть и на миг задохнуться.
        - Минуточку, - ровно проговорил он. - В чем дело? Я еще никогда не видел, чтобы ты держалась так холодно. Это сильно отличается от любовной заботы прошлой ночью.
        Трейси взглянула на него с прохладцей.
        - Все думают, что мы помолвлены, Остин.
        - Какая разница, что думают другие? - пожал он плечами. - Я так сказал только потому, что хотел, чтобы ты осталась со мной в приемном покое. Думал, они заставят тебя уйти, если выяснится, что ты не родственница.
        - Даже если это и так, - начала она, раздраженная больше, чем сама ожидала, - ты все еще не понял одного, правда, Остин?
        - Не понял чего?
        - Ты рассказал всем, кому мог, что мы собираемся пожениться. Но ни разу не спросил меня. Ты пришел и занял свое место в жизни Джексона. Но ни разу не поинтересовался, чтобы узнать, хочу ли этого я. - Она остановилась перевести дух. - Я допускаю, Джексон вне себя от счастья. У него наконец появился папа. Надеюсь, ты хорошо будешь с ним обращаться. Но это не значит, что ты можешь начать целовать меня, пока я не потеряю голову, а после этого начать мной командовать, Остин Миллер. Я слишком долго была сама себе хозяйкой, и мне это нравится!
        Трейси с грохотом захлопнула за собой дверь и, не оглядываясь, поспешила за детьми. А Остин с широкой улыбкой откинулся на подушки.
        К тому времени, когда надо было ложиться в постель, дети уже так устали, что заснули, как только их маленькие головки коснулись подушек. Трейси бродила по квартире, мечтая о близком друге, с которым можно было бы поговорить по душам. Воспоминания прошлого, казалось, роились вокруг нее, затуманивая память и делая еще более несчастной. Она размышляла, любил ли Остин когда-нибудь Кристал. Должно быть, любил, судя по тому, как и что он говорил в наркотическом полубреду в госпитале. Мысль о времени, когда он был вместе с Кристал, доводила ее почти до безумия, хоть это и было так давно.
        Ей как-то придется примириться с прошлым, приспособиться к нему. Это будет непросто. Трейси прикоснулась воспаленным лбом к прохладному стеклу, посмотрела на темные окна его квартиры. Она знала, что они жили слишком близко, чтобы она могла сохранять хотя бы внешнюю невозмутимость.
        Трейси взяла книгу, которую читала, перелистала несколько страниц и со вздохом отвращения швырнула ее обратно на кушетку. Она была явно в неподходящем настроении для сентиментальных романов, выдуманных или настоящих. И к герою она тоже утратила всякий интерес.
        Подушки, бесспорно, нуждались в том, чтобы их поправили, и она старательно взбила их и уложила ровно вдоль спинки кушетки. Потом уселась с намерением серьезно подумать. Об Остине, о женщине, на которой он предпочел жениться, и больше всего о себе самой.
        Следующий день был изнурительным. Трейси собрала детей в рекордно короткий срок, но ей пришлось потратить немало времени, чтобы убедить Эмили не надевать одно и то же платье второй день подряд. И чтобы уверить волнующегося Джексона, что его отец не умер за прошедшую ночь и также не собирается делать это в обозримом будущем. Наконец она высадила их у детского сада. Она прочла положенные лекции, проверила контрольные работы, провела две студенческие конференции, пока не пришло время забирать детей и начинать вечернюю смену - готовить ужин, следить за приготовлением заданий, стирать. И хотя дети и помогали ей складывать вещи, все же стирку она до сих пор не любила. Интересно, подумала она, когда-нибудь это вообще случится?
        Трейси опустила голову на стопку футболок Остина, ощущая себя полностью подавленной. Она должна поговорить с ним, невзирая ни на что.
        Утреннее посещение разрешалось с десяти часов, и она намеревалась не пропустить его.
        Трейси направлялась по коридору к палате Остина. Ее шаги сопровождались гулким эхом от стука высоких каблуков. Она пропустила утреннее совещание, созванное по поводу учебного плана, на котором ей обязательно полагалось присутствовать, чтобы навестить Остина и наконец прямо обсудить некоторые аспекты их отношений.
        Номер один. Если он хочет на ней жениться, то должен сделать ей предложение, как и пристало джентльмену, и тогда она сможет наотрез отказать ему. Потом заставит его рассказать всем в Дюранте, что она ему не невеста и что он это выдумал для того, чтобы она могла остаться с ним в приемном покое, потому что сам он, как маленький, не мог справиться с болезнью.
        Номер два. Он должен понять, что между ними не может быть никаких отношений, кроме как быть родителями Джексона. Прошлой ночью она поняла, что, как бы сильно они ни любили друг друга когда-то давно, она уже никогда не сможет доверять ему после того, что произошло с Кристал, сколько бы времени ни прошло с тех пор. Тогда она была лишена роскоши излить на него свой гнев, а теперь стала слишком взрослой для этого.
        Хотя простое упоминание имени этой женщины приводило ее в ярость.
        А раз она наконец это поняла, то было бы нечестным по отношению к Эмили и Джексону даже намекать па то, что они с Остином в один прекрасный день могут быть вместе. Так что она намеревалась заставить его прекратить внушать детям такие мысли.
        Номер три. Больше никаких любовных сцен. Остин слишком хорош. Она прекрасно помнила, как нежно он целовал и любил ее, и строго приказала себе никогда больше ни за что не вспоминать об этом снова. Она теряла разум, когда Остин оказывался так близко от нее…
        Трейси остановилась у двери его палаты и заглянула внутрь.
        - Трейси! - Он выглядел сегодня немного лучше и сидел на стуле. - Заходи. Присаживайся.
        Она отодвинула стул с другой стороны кровати и уселась, положив ногу на ногу и открыв его обозрению неплохой участок своего красивого тела.
        - Как ты себя чувствуешь?
        Тон ее голоса был живым и энергичным. Она казалась крайне деловой, за исключением того, что на ней было надето. Боже, она была просто шикарна в этом джинсовом платье, и ему особенно нравился разрез вдоль бедра и часть ноги, видневшаяся там. Она что, пытается свести его с ума? Не очень-то подходящее обращение с больным мужчиной, но он решил не жаловаться. Он знал, почему она здесь.
        - Поговори со мной, Трейс. Я знаю, ты злишься на меня. Ну, я сказал некоторым людям, что ты моя невеста. Ну и что? Чем больше я об этом думаю, тем больше мне нравится эта идея.
        - А мне - нет.
        - Почему? Что тебе терять?
        - Кроме рассудка, хочешь сказать? Позволь, я объясню. - Трейси набрала полную грудь воздуха, чтобы приступить к списку, составленному и отрепетированному ею по дороге сюда.
        И тут дверь распахнулась. Трейси вздохнула. Не самое подходящее время выбрала медсестра, чтобы измерить больному давление. Она только надеялась, что это не та вампирша со странноватыми синими глазами. Трейси подняла глаза и увидела молодую женщину, которую никак не ожидала здесь встретить.
        - Хэлло, Кристал, - сказал Остин. Голос его был совершенно безжизненным. - Какого черта ты здесь делаешь?
        Кристал лишь пожала плечами.
        Трейси оглядела ее с ног до головы, изумляясь, что она могла думать об этой женщине как о сопернице тогда или сейчас, хоть одну секунду. Ее короткие ярко-рыжие волосы, обильно смазанные гелем, торчали вверх, а то, что Трейси приняла было за родинку, оказалось маленьким камнем, которым Кристал украсила левую ноздрю.
        Тугие джинсы и ярко-оранжевый топ обнаруживали фигуру, когда-то очень неплохую, но было видно, что женщина вела непростую жизнь, и это заметно сказалось на ней. Ее звенящие браслеты и крупные кольца в ушах выглядели такими же потускневшими, как и она сама.
        Но Трейси понимала также и то, что когда-то она была хорошенькой. Давно, очень давно. Кристал почесала голову, и Трейси заметила тату - розу на длинном стебле, начинающемся от огромного золотого перстня-черепа на безымянном пальце. Когда Кристал повернулась и уставилась на нее, Трейси вдруг поняла, что это обручальное кольцо.
        Светло-голубые холодные глаза Кристал не сулили ничего хорошего. Она указала на Трейси большим пальцем и заговорила с Остином:
        - Кто она такая?… - Это моя невеста, Трейси Миллер.
        - О-о, - протянула Кристал и осмотрела Трейси с головы до ног, даже обошла ее кругом.
        Трейси чуть подвинулась, инстинктивно избегая агрессивного осмотра.
        Наконец Кристал заговорила:
        - Ты уверен, что понимаешь, что делаешь, Остин? Не представляю тебя с такой фифой.
        - Это не твое дело, Кристал. - Голос Остина звенел от ярости, но Трейси знала, что он еще слишком слаб, чтобы бороться. - Почему ты здесь?
        Кристал потянулась.
        - Мы с Бубой проезжали мимо. Подружка в Том-Бине сказала, ты сильно болен. Кто-то еще сказал, что ты чуть ли не умер. Просто остановилась взглянуть, жив ли ты.
        - Я жив. Что ты хочешь?
        - У тебя нет причин так грубить. - Кристал подошла к тумбочке, взяла часы, посмотрела на них без всякого интереса и подхватила фотографию Эмили, которую Трейси принесла Остину из его квартиры. Потом равнодушно бросила рамку обратно.
        - Оставь мои вещи в покое. Уходи.
        - Через минуту. - Кристал прошлась по комнате. Ей испортили все удовольствие, хотя ей так хотелось поскандалить. Она снова оглядела Трейси, с еще большим любопытством. - Ты действительно собираешься жениться на этой бабе? Ты ненормальный, Остин, псих. И всегда был таким.
        Улыбка мелькнула в уголке губ Трейси. Она представила себе, как изумительно было бы швырнуть Кристал на пол и прокатить на заднице по сияющему больничному коридору, как мяч для боулинга. Она не осмеливалась что-нибудь сделать, но глаза ее сверкали от бешенства. «Не выходи из себя, - приказала она себе. - Ради Остина».
        - Женится Остин на мне или нет не твое дело, - абсолютно ледяным тоном проговорила Трейси.
        - Так ли? - Кристал уперла руки в бедра. - Если он на тебе женится, ты будешь все время рядом с моей дочерью, а это, полагаю, мое дело.
        - Эмили не твоя дочь, - выговорил Остин сквозь стиснутые зубы. Он попытался встать, но накатившая боль не позволила ему сделать этого. - Ты отреклась от нее при рождении и ни разу с тех пор не интересовалась ею.
        Кристал показала ему палец:
        - Не боись. Мне плевать на девчонку. Она была не нужна мне с самого начала. И ты это знаешь. Я просто не хотела тут с ней завязнуть, если ты не можешь больше о ней заботиться, умираешь или чего там… Я бы отдала ее на усыновление, потому что Бубба никогда не будет растить чужого щенка. Ты и эта сучка, вы можете оставить ее себе, если хотите.
        - Ну ты, проваливай, - не выдержала наконец Трейси.
        - Ты мне не указывай. Тебе не с чего задирать нос. - Лицо Кристал угрожающе приблизилось к Трейси, пока их не разделил всего дюйм. - Не думай, что Остин принадлежит тебе, - злобно добавила она.
        Трейси готова была вскипеть, но голос ее оставался мягким. Опасно мягким, как хорошо знал Остин.
        - Если хочешь драться, Кристал, лучше подточи когти, потому что он совершенно точно не принадлежит тебе.
        Женщины уставились друг на друга, и Остин почти мог поклясться, что слышал, как одна из них зашипела. Он приподнялся со стула, чтобы вмешаться, но Кристал повернулась и с силой толкнула его обратно.
        Остин застонал от боли и согнулся пополам, держась за живот.
        Трейси наконец окончательно вышла из себя. Она подняла руку и ударила Кристал по лицу с такой силой, что та закачалась и чуть не свалилась на койку. Вскочив на ноги, как бойцовый петушок, она попыталась ударить в ответ, но Трейси схватила ее за руки.
        - Забудь об Эмили! - закричала она. - Я ни за что не дам тебе прикоснуться к ребенку! Ты не заслуживала даже того, чтобы иметь ее! Отправляйся обратно к своему грузовику, проваливай из города и держись подальше от нас! - Она вытолкала Кристал в холл и закрыла за ней дверь. - Остин, Остин, ты в порядке?
        Остин слабо кивнул и выдавил кривую улыбку. - Вот вы с Кристал и встретились наконец. Боже мой! Ну и сцена!
        - Жуткая женщина, Остин. Слава Богу, ты единственный опекун дочери.
        Он кивнул в знак согласия.
        - Благодарение Господу, Эмили не видела ее.
        Трейси разгладила платье, которое, к величайшему восхищению Остина, задралось во время потасовки. Она нахмурилась.
        - На что это ты смотришь?
        - Ни на что, - солгал он, ухмыляясь. - Я правильно расслышал, ты велела Кристал держаться подальше от «нас»?
        - Да. Нас. Тебя и меня, и Джексона, и Эмили.
        - Хм-м. Звучит так, будто мы - одна семья. Трейси бросила на него предупреждающий взгляд.
        - Остин… - Она остановилась, вспомнив, зачем сегодня пришла сюда, - обсудить некоторые аспекты их отношений. Но ее собственное мнение о многих из них изменилось после встречи с Кристал. Если можно назвать встречей эту жуткую сцену.
        Она наклонилась к нему и поцеловала в лоб. Остин никогда не узнает, как хорошо, что ей удалось дать выход ревности и гневу, которые она подавляла в себе много лет. Однажды Кристал украла у нее Остина и покинула его дочь, а теперь осмелилась угрожать ему, когда он так слаб и болен, что не может даже ходить.
        Не то чтобы Трейси хотела, чтобы Эмили когда-нибудь узнала, как она дала пощечину Кристал. Но дочь Остина заслуживала, чтобы в один прекрасный день у нее появилась настоящая мать, а сегодня Трейси окончательно уверилась в том, что Кристал ею никогда не интересовалась.
        - Ты собиралась что-то сказать?
        Трейси ласково погладила его волосы. Наконец-то она сможет вернуть ему хоть долю той нежности, что он выказал ей, без всякой боязни. Ее безымянный страх, ее сомнения - все они скрылись за дверью вместе с Кристал.
        - Да. - Она поколебалась. - Думаю, я люблю тебя. Остин недоверчиво смотрел на нее.
        - Ты думаешь, что любишь меня… Что ж, полагаю, это хорошая новость. Встреча с Кристал помогла тебе прийти к такому выводу?
        Она, казалось, уже была готова отречься от своих слов. Он приготовился к дурным новостям.
        - Кристал не имеет к этому никакого отношения, - соврала она. - Но я не хочу, чтобы меня торопили, манипулировали мной или обольщали, чтобы заставить изменить мнение по любому поводу. Это ясно? - Она перевела дух.
        Остин поднял бровь.
        - Превосходно. Я соглашаюсь на эти условия, но с одной оговоркой.
        - Какой это? - Голос ее был осторожным, она встала и начала прохаживаться по комнате.
        Остин ухватил ее за талию, заставив сесть на подлокотник его стула. Нетерпеливая рука скользнула вверх по ее ноге до деликатного кружевного края трусиков.
        - Ты заберешь назад условие по поводу обольщения.
        - Остин!
        Она ударила его по руке, снова обозлившись, и встала на безопасном от него расстоянии, около двери.
        - Неужели тебя ничто не может остановить? Возвращайся в постель.
        - Нет. Трейси, я так люблю тебя, что это причиняет боль.
        - Это твои швы причиняют тебе боль. Не любовь.
        Он жалобно застонал и приподнялся. Трейси чопорно отвела взгляд. Даже в больничном одеянии его загорелое тело было слишком искушающим. Она мельком заметила голые мускулистые ноги, когда он натягивал на себя простыню, прежде чем повалиться на подушки, и вспомнила, каково это было, когда они сплетались с ее ногами тогда, давно.
        - Ты не подашь мне стакан воды, пока не ушла? Но Трейси не попалась на эту уловку.
        - Попросишь медсестру, ты, осьминог.
        Остин вздохнул и потянулся к кнопке вызова персонала. Дверь немедленно открылась, но это была не медсестра. Самый большой и толстый из когда-либо виденных Трейси мужчин вошел в палату. Он был в джинсах, сидящих совсем низко на его толстых бедрах, и серой рубахе с напечатанным на ней мультяшным волком верхом на «харлей-дэвидсоне». Тяжелая длиннющая цепь одним концом была пристегнута к поясу, а вторым - к огромному бумажнику, засунутому в набедренный карман. Его грязные светлые волосы были стянуты в конский хвост, а густая борода окаймляла его квадратное лицо. Он, безусловно, мог быть только Буббой.
        - Слышал, ты оскорбила мою жену, - прорычал он. Трейси пересекла комнату и остановилась, лишь когда ее нос был всего в нескольких дюймах от его. Он казался достаточно сильным, чтобы переломить ее пополам одним ударом руки, но накаленная докрасна ярость заставила ее забыть об осторожности.
        - Да, оскорбила, - сказала она смертельно опасным ангельским голоском, и Остин выскользнул из постели, собираясь по меньшей мере встать между ними, прежде чем начнется побоище. Бубба, конечно, выиграет, но, судя по бешеному взгляду Трейси, он получит немало боевых ран, прежде чем битва закончится.
        Но Бубба остановился как вкопанный, изумившись сверкавшей в ее глазах отваге. Он никогда раньше не встречал женщины такой смелой или такой глупой, чтобы решиться противостоять ему. Боже, он готов побиться об заклад, эта девчонка будет бороться с лесным пожаром с одной лишь чашкой воды в руках. Он внезапно пожалел, что не видел, как она поставила его Кристи на место. Он усмехнулся.
        Глаза Трейси угрожающе сузились, и она шагнула вперед.
        Бубба нервозно хихикнул и сделал два шага назад.
        - Просто хотел сказать спасибо. - Он вышел и плотно закрыл за собой дверь.
        Трейси повернулась и увидела, что Остин оперся на кровать, отчаянно гримасничая.
        - Остин!
        - Думал, придется спасать тебя. Но это как-то всегда оказывается ненужным. Ты просто оживший священный ужас.
        Она помогла ему снова лечь.
        - Хватит болтать глупости. Ложись в постель и больше не вставай.
        Он подчинился не без труда.
        - Слушай, что все это значило?
        - Думаю, Кристал наконец встретила достойного противника, а он пришел, чтобы в этом убедиться, - сказала она.
        Остин рассмеялся, но это не прошло ему даром. Он устало посмотрел на нее, а она погладила его волосы. Ее нежное прикосновение заставило отступить боль в животе, и он осторожно вытянулся под тонкими одеялами.
        - Разве часы посещения еще не закончились? Я больше такого не перенесу.
        - Я скажу сестре, чтобы этих двоих сюда не пускали.
        - Спасибо. Скажи мне кое-что, Трейс. Теперь, когда ты видела Кристал…
        - Надеюсь, что больше никогда ее не увижу… - пылко прервала его она.
        - Успокойся на минутку. Я просто хочу знать: ты до сих пор боишься конкуренции?
        - Нет. Больше нет.
        Он взял ее за руку:
        - Ты прощаешь меня?
        - Да.
        - И ты думаешь, что любишь меня?
        - Да.
        - Что ж, думаю, пока я должен удовольствоваться этим. Трейси поцеловала его в лоб и улыбнулась. Она знала, что где-то в будущем их двоих ожидала длинная счастливая жизнь. Может, ей еще придется побороться за это, но любовь и счастье заслуживали того, чтобы бороться за них.

        Глава 10

        Два дня спустя Остин позвонил ей и сообщил, что доктор готов отпустить его домой. Трейси договорилась, чтобы ее заменили на дневных лекциях, и поехала в госпиталь. Она открыла дверь палаты и обнаружила, что он упаковывает свои вещи.
        Поношенный, но тем не менее любимый домашний халат, который он заставил ее привезти из его квартиры, был аккуратно свернут и лежал сверху: он занимал слишком много места, чтобы поместиться в сумке, но Остин все равно пытался засунуть его внутрь. Он поднял голову и радостно улыбнулся ей.
        - Эй! Спасибо, что приехала забрать меня.
        - Пожалуйста. Почему бы тебе не оставить халат здесь? Это старье давно просится на помойку.
        Остин казался глубоко оскорбленным.
        - Должен сказать тебе, мне его подарила мать, давным-давно.
        - Ладно, упаковывай. - Она придержала потертый сверток так, чтобы он смог застегнуть молнию поверх него.
        Привезенные ею вещи были разложены на кровати, и он отвернулся, чтобы расстегнуть больничную одежду.
        - Просто стиль унисекс, - озорно проговорил он. - И легко снимается с помощью правильной женщины. Хочешь убедиться, как легко это снять и бросить на пол?
        - Нет, сэр. Ни за что. Ты ведь просто сходишь с ума, когда вещи валяются на полу.
        - Но не тогда, когда ты бросаешь на пол мои вещи. Трейси потянулась к кнопке вызова.
        - Что ты делаешь?
        - Хочу вызвать сестру. Она поможет тебе переодеться.
        - О! Не понимаешь шуток.
        Она выразительно посмотрела на него:
        - Ты еще не полностью восстановился после операции. Я только что разговаривала с врачом, и он сказал, что отпускает тебя под мою ответственность. И он ясно указал, чтобы не было никакого баловства, пока ты полностью не поправишься. Только он не совсем так высказался.
        - А что еще он сказал?
        - У меня здесь целая папка. - Она похлопала по своей сумке. - Ты должен соблюдать полный покой. Да, и протертая пища в течение нескольких ближайших дней.
        Остин скорчил гримасу, и в этот момент вошла та самая синеглазая медсестра из операционного отделения.
        - Доброе утро, мистер Миллер. Я помогу вам собраться. - Она покосилась на Трейси. - Так когда вы женитесь?
        Трейси сверкнула глазами - посмеет ли Остин снова солгать?
        - О, мы еще не назначили точную дату, - промурлыкал Остин. - Но мы подумываем о самой простой маленькой церемонии уже этой осенью, не правда ли, дорогая?
        Он был неисправим. Трейси глубоко вдохнула, чтобы успокоиться.
        - Конечно, - приветливо отозвалась она, достаточно громко, чтобы сестра ее услышала. - Сразу после того, как твоя мама выйдет из тюрьмы, да? Она ведь хотела присутствовать. - «Вот тебе, - подумала она. - Это позволит мисс Синеглазке вволю посплетничать с Деймианом».
        Сестра сделала вид, что ничего не слышала. Трейси легонько поцеловала Остина в щеку.
        - Я почти готова застрелить тебя прямо сейчас и с удовольствием понаблюдать за твоей агонией, - нежно прошептала она ему на ухо.
        - Я тоже тебя люблю, дорогая, - громко ответил он. Трейси подскочила от изумления. Он сделал все, чтобы сестра услышала его даже через комнату, пока доставала из шкафа оставшиеся вещи.
        Трейси отвезла его домой, помогла войти в квартиру и устроила на кушетке.
        - Вот так. На тебя действительно жалко смотреть. Я еду за детьми.
        Ему почти удалось схватить ее, но она отодвинулась и оказалась у двери раньше, чем он приступил к решительным действиям.
        - Что, даже без поцелуя на прощание? Да ты просто бессердечная!
        - О, замолчи, пожалуйста, Остин. - Она послала ему воздушный поцелуй и исчезла.
        - Папа, папа! - Мальчик и девочка одновременно влетели в дверь и остановились как вкопанные, не зная, что делать дальше. Трейси дала им недвусмысленные инструкции, чтобы они не смели прыгать на него.
        - Почему бы вам не обнять меня? Аккуратно, спокойно, вы оба. Доктор сказал, что вы должны обо мне заботиться, - радостно засмеялся Остин, широко открывая объятия.
        Джексон нежно прижался к нему.
        - Я так боялся, что ты умрешь и у меня снова не будет папы, - сказал он. - Где они разрезали кожу? Можно посмотреть?
        - Попозже.
        Эмили поцеловала его в лоб и нежно обняла за шею, стараясь не давить очень сильно.
        - А я не хочу смотреть. - Она едва заметно вздрогнула. - Было много крови? - От этой мысли глаза ее расширились и стали большими, как блюдца. - Очень болит?
        - Болит, конечно, но скоро все мои внутренности поправятся. Эмили, они заштопали меня так здорово и аккуратно, как твоя бабушка - твои тряпичные куклы. И никакой крови. - Он сменил тему: - Трейс сказала, что вы оба замечательно вели себя всю неделю. Я очень горд вами, - сказал он.
        - Мы можем пойти во двор покачаться? - спросила Эмили.
        Трейси взглянула на Остина.
        - Если вы будете только на качелях и никуда не удерете, - ответил он.
        - Мы оставим дверь открытой, чтобы слышать вас, - сказала Трейси.
        - Джексон, пошли! - Эмили выбежала из квартиры.
        Он быстро догнал ее, и они оба, визжа, помчались к качелям, где уже другие дети собрались поиграть, пока их родители загорали и сплетничали.
        - Мне надо убрать продукты. Скоро вернусь, - сказала Трейси. Она направилась к выходу следом за Джексоном и вернулась меньше чем через минуту. - Боже, как же легко разгружать покупки, когда не надо подниматься по лестнице! - Она поставила сумки на стол. - Доктор сказал: сегодня вечером обязательно жидкая пища, так что будет суп-лапша. А завтра получишь то, что захочешь.
        Остин усмехнулся.
        - Я хочу час-другой чистого, без помех секса, гамбургеров, картошки-фри, фасоли, лазаньи и немного сладкой любви на десерт, - сказал он. - Иди посиди со мной. Давай поговорим. Потом сделаешь мне какой-нибудь роскошный суп из банки. Все равно еще рано заниматься ужином.
        - Хорошо. - Она положила в холодильник сыр и маринованные огурцы и села на софу рядом с ним.
        - Возьми меня за руку. Мне нравится ощущать твою кожу, - сказал он. - Давай поговорим о нас. Даже ты согласна, что мы теперь официально «мы».
        - Остин, сейчас я так устала, что не хочу ни о чем думать. Давай будем двигаться постепенно и посмотрим, что из этого выйдет. Мы с тобой теперь оба взрослые. Мы не тинейджеры с головами задом наперед и мозгами шиворот-навыворот, - сказала она.
        - О'кей, - ответил он. - Довольно честно. Я могу двигаться постепенно, если буду видеть тебя каждый день и если мы сможем заниматься дикой, страстной любовью через день.
        - Господи, нам всегда было хорошо в постели, Остин. Это никогда не было проблемой. Просто мы были слишком молоды, вот и все.
        - И сколько еще, ты думаешь, я должен ждать?
        - Доктор сказал…
        - Не для этого. Я имею в виду, чтобы жениться на тебе. Ее глаза полыхнули огнем, и он порадовался только что перенесенной операции. Она пока не может начать швырять в него всем, чем попало.
        - Если ты не прекратишь меня спрашивать, я выберу подходящее время и брошу тебя посреди дороги на растерзание стервятникам. А ты еще слишком слаб, чтобы сражаться с ними. И ты снова сказал медсестре, что мы собираемся пожениться. Ну что мне с тобой делать?
        - Что хочешь. - Он снова засмеялся, потом прижал к боку подушку. - Не смеши меня, и так болит.
        - Очень рада, - фыркнула она. - Тебе должно быть очень больно за все те неприятности, что ты организовал.
        - Ты можешь сказать всем, что мы не помолвлены, - уже более серьезно продолжил он.
        - Ага, и выставить себя в еще более дурацком свете? - Трейси встала. - Нет уж, спасибо.
        - Я чувствую, идея начинает тебе нравиться, - хитро сказал Остин.
        - О, замолчи, - фыркнула она и отправилась на кухню готовить ужин.
        Когда суп уже был разлит по тарелкам, а сандвичи почти готовы, она позвала детей домой ужинать. Она нашла на столе поднос и поставила на него ужин для Остина - протертый супчик, несколько крекеров, яблочный сок и небольшую формочку с желе.
        - Прелесть. Обожаю больничную пищу, - безутешно сказал он. - Нельзя мне вместо этого горячий сандвич с сыром?
        - О нет. Я хочу сегодня спать всю ночь. Не желаю снова тащить твои бренные останки в госпиталь только потому, что ты не хочешь слушать доктора, - ответила она. - Дети, вымыли руки? - позвала она, услышав, что в ванной льется вода.
        Они выбежали оттуда вместе, так же как и все последнее время, держась за руки. Придет день, подумала Трейси, и они начнут ссориться, но пока, благодарение Господу, они дружны, как настоящие брат и сестра.
        - Умираю от голода, - заявила Эмили.
        - Я тоже, - сказал Джексон. - А можно, мы вернемся во двор и поиграем еще после ужина? А что на десерт? А папа будет качать нас на качелях, когда поправится? Ой, мам, а ты помнишь, что мне завтра исполнится шесть лет?
        - И мне тоже. - Эмили откусила кусочек маринованного огурца. - Мне исполнится шесть через две недели, правда, папа?
        - Правда, - ответил Остин с софы. - Как ты думаешь, мы можем немного послушать новости, пока едим этот изумительный суп? - спросил он.
        Трейси взяла пульт, нажала кнопку, потом пощелкала по каналам, пока не нашла ему новости. Она налила танелку супа себе и села за стол вместе с детьми.
        - Что нового в саду? - спросила она. Джексон оживился:
        - Один мальчик на прогулке весь покрылся красными пятнами. Он сказал, что у него ветрянка, но он больше неопасен. Мам, что такое ветряйка?
        - Великий Боже! - Трейси внимательно осмотрела Джексона. У него была чистая, как обычно, кожа, но она знала, что за этим последует.
        - Ветрянка, Джексон, а не ветряйка, это такая болезнь - ветряная оспа. Ты весь покрываешься пятнами, но это не больно. Ничего не болит. Но если хоть один ребенок заболел, то заболеют и все остальные.
        - Просто прекрасно, - простонал Остин. - У Эмили может пропасть день рождения.
        Джексон и Эмили заволновались.
        - Интересно, они поправятся к каникулам? - подлил масла в огонь Остин.
        - Тихо! - прикрикнула Трейси. - Мы пока даже не знаем, заболеют они или нет. Тот мальчик ведь сказал, что он больше незаразный, правда, Джексон?
        Джексон кивнул.
        - Ты хочешь сказать, что мы будем похожи на этого мальчика? - Эмили широко открыла глаза, в них заблестели слезы и повисли на кончиках ее длинных густых ресниц. - Трейс, я боюсь. Я не хочу быть такой, как он.
        - Все будет хорошо. - Она обняла Эмили. - Если ты заболеешь ветрянкой, мы будем купать тебя несколько раз в день в специальной пене, и пятна быстро пройдут.
        - Да, и еще мы закроем все зеркала, чтобы пощадить ее тщеславие и наш рассудок, - отозвался Остин из гостиной.
        - А у меня тоже это будет? - спросил Джексон.
        - Может, и нет. Кроме того, нет никакого смысла волноваться о том, что еще даже не случилось, - твердо сказала Трейси.
        - Мам, а что мы будем делать на мой день рождения? Папа не может идти с нами в кино или в ресторан, - сказал Джексон.
        - Может быть, мы закажем пиццу домой, я испеку вам шоколадный торт, а потом мы можем взять кино напрокат и посмотреть его здесь. - Она составляла план на ходу. До сегодняшнего дня она совершенно не планировала справлять день рождения Джексона в квартире Остина.
        - А подарки будут?
        - Конечно, - ответил Остин из гостиной. - Бабушка и дедушка Миллер приедут с твоими дядями и тетями из Том-Бина. В этой квартире не останется свободного места, куда можно будет поместить лишнего человека, и все они привезут тебе подарки.
        - Ты придумываешь? - в изумлении взглянула на него Трейси.
        - О, я совсем забыл сказать тебе. Пригласил их в то утро, когда они навещали меня в госпитале. Я только сказал про день рождения Джексона, а они сами спланировали все остальное. Мы можем заказать пиццу до их приезда, потому что они не успеют прибыть раньше ужина, и мама сказала, что привезет пирожные на всех. - Его глаза загадочно мерцали, когда он посмотрел на нее. - Она просила позвонить ей завтра и сказать, не нужно ли что-нибудь еще.
        - Ты все ближе и ближе к тому, чтобы стать обедом для стервятников, - прошептала она в ответ.

        Глава 11

        Трейси легла в постель, но уснуть не могла. Завтра она познакомится со всем семейством Остина, а они впервые увидят Джексона. У нее, возможно, даже не будет времени переодеться после занятий в университете, так что надо выбрать наряд, в котором можно проходить весь день и вы- глядеть вечером так же свежо, как и утром. Она решила, что это будет темно-зеленая с цветами вискозная юбка и подходящий по цвету вязаный хлопковый свитер… ну и зеленые плоские босоножки, чтобы не болели ноги. И до отъезда на занятия еще надо позвонить в пиццерию, чтобы они доставили пиццу в четыре тридцать ровно. Джексон сможет задуть шесть свечей на именинном торте, а потом, после того как девять миллионов родственников Остина, споют «С днем рождения…….
        Тут раздался телефонный звонок.
        - Хэлло, - осторожно проговорила она.
        - Трейси, - это был голос ее отца, который невозможно было перепутать ни с каким другим, - Джексон уже поднимется в семь тридцать утра? Я хочу первым поздравить его с днем рождения. Потом расскажу ему про пони, - сказал Джек.
        - Будет просто замечательно. Это была непростая неделя, - сказала она. - После того как Остину удалили аппендицит, мы узнали, что дети могут заболеть ветрянкой. Я звонила Молли, и она сказала, что приедет и побудет с ними и со мной, если они слягут. Но она, по-моему, считает, что это преждевременная паника.
        - Знаю. Я недавно разговаривал с Молли и буквально пару минут назад - с Остином, - ответил Джек.
        - О, замолчи. - Она негодующе фыркнула. - Значит, я последняя в списке твоих звонков на сегодняшний вечер? - сварливо добавила она.
        - Я всегда оставляю самое лучшее напоследок, - засмеялся Джек. - Иди спать. Я» позвоню Джексону утром, в семь тридцать, и, Трейси, не беспокойся о семье Остина. Они полюбят тебя так же, как я люблю. - И он повесил трубку, прежде чем она смогла сказать «О-о-о…».
        Она считала овец, затем перешла к долларовым купюрам, даже пыталась представить себе Мэла Гибсона в тугих джинсах, но он почему-то все время превращался в Остина. Наконец где-то после полуночи она уснула, и всю ночь видела во сне дюжины детей, покрытых красными пятнами ветряной оспы.
        В семь утра она разбудила Джексона и Эмили, проверила их маленькие мордашки, нет ли ветряночной сыпи, не обнаружила ни одного, приготовила им завтрак и помогла одеться. Дед Джексона позвонил ровно в семь тридцать, и Джексон ухал и вопил, когда тот рассказывал ему про его нового пони. Он едва дождался, когда можно будет повесить трубку, чтобы сообщить новости Эмили, которая заплясала от радости вместе с ним.
        Трейси понесла тарелку оладий и жареного бекона вниз по ступеням, в квартиру Остина. Он сидел у стола и читал утреннюю газету. Дети обогнали ее у самых дверей и наперебой стали рассказывать ему про пони.
        - Вкусно пахнет. - Остин отложил газету, подошел к буфету и достал сироп для оладий.
        - Ты уже на ногах, - прокомментировала она. - Хорошо себя чувствуешь?
        - Да. Я бы уже пошел в университет, но док сказал- не раньше следующего понедельника. Так что придется вести себя хорошо, хотя мне это абсолютно не нравится, - ответил он. - Слушай, ты не привезешь мне работы по композиции на проверку? Я смогу все наверстать за завтра и послезавтра. - Он полил сиропом оладьи и приступил к завтраку. - М-м. Замечательно. Хочешь, заключим пожизненный договор?
        - О чем это ты говоришь?
        - Ты готовишь. Я ем. «Пока смерть не разлучит нас». Скажи «да».
        - Не надейся. Лучшее, что я могу тебе сказать сейчас, это «может быть».
        - Ловлю на слове. - Остин подмигнул Джексону.
        Трейси провела еще один день, принимая комплименты и поздравления по поводу ее воображаемой помолвки, бормоча слова благодарности и отвечая всем и каждому, что день еще не назначен и нет, у нее еще нет кольцо да. Она забрала из его офиса достаточно студенческих работ, чтобы занять его на целую неделю, и заказала доставку пиццы.
        А когда зазвонил финальный звонок, она уже стояла у двери детского сада и смотрела, как детишки, словно муравьи, высыпали на улицу, крича разом и зорко высматривая своих родителей. Джексон и Эмили сразу же заметили ее.
        Остин сидел в качалке и смотрел телевизор, когда двери распахнулись, и его семейство шумно ввалилось в квартиру. Он считал минуты до возвращения домой, думая о том, как пуста была его жизнь еще несколько недель назад, и всем сердцем надеясь, что Трейси выйдет за него замуж во время осенних каникул, или на День благодарения, или хотя бы на Рождество. Каждый раз, когда он смотрел на нее, он отчаянно хотел обнять ее, разгоряченное воображение раздевало ее и несло в постель, а сердце болело, потому что она до сих пор не сказала «да».
        Он схватил ее прежде, чем она успела обойти его, и притянул к себе на колени.
        - Иди сюда, женщина, и поцелуй меня. Я думал, вы никогда не вернетесь.
        Его губы легко прикасались к ее губам, пока они не заметили, что дети смотрят на них широко открытыми глазами. Остина посетила внезапная вспышка озарения.
        - Знаете что? Я спрятал в спальне Эмили по одному доллару для каждого из вас…
        - Целый доллар? Для каждого из нас? - хором спросили оба.
        - Да. - И он подмигнул Трейси.
        В мгновение ока Эмили и Джексон исчезли в ее спальне, а Трейси громко рассмеялась. Она устроилась поуютнее в объятиях Остина, прижимаясь к его мускулистым ногам, но старательно избегая все еще болезненного живота.
        - А теперь поцелуй меня по-настоящему, - проговорил Остин ей на ухо. Он откинул ее голову и попробовал на вкус ее губы. Она страстно ответила, прерываясь только, чтобы вдохнуть. - М-м, - промычал Остин. - Весьма достойный способ обращаться с больным человеком.
        Трейси нежно обняла его за шею и подвинулась у него на коленях, но смена позиции явно причинила ему боль. Она слегка похлопала его по руке, чтобы охладить любовный пыл, и поднялась с качалки, несмотря на его пылкие протесты.
        - На сегодня достаточно волнений. И помни, командую парадом я.
        Остин дулся целую секунду, пока дети не ворвались в комнату, победно размахивая долларовыми бумажками.
        - Мы нашли их!
        - Остин! Ты заранее спрятал их, чтобы… - Она заставила себя замолчать. В конце концов, дети слушают. Она игриво шлепнула его.
        - О! С тобой нелегко, Трейси Уокер, - поддразнил он.
        - Это верно. И я намереваюсь вернуть тебя к работе. - Она отправилась за портфелем с работами студентов, которые привезла, как он и просил.
        Трейси открыла кейс и подала Остину.
        - Вот. Достаточно, чтобы заболела голова и захотелось вырвать все волосы. Я пытаюсь научить этих молодых нахалов писать простые предложения, прежде чем посылать их к тебе, но некоторые вещи кажутся просто невозможными, пока не начнешь их делать. - Она насторожилась, наклонила голову и стала ждать, услышав, как хлопнула дверца автомобиля. - Думаю, это принесли пиццу.
        Через минуту зазвонил звонок.
        - Пицца, пицца! - Оба малыша бросились к кухонному столу и уселись на стулья.
        - С днем рожденья меня, с днем рожденья меня… - запел Джексон, и все дружно присоединились к нему.
        Они закончили ужинать и уже убирали со стола, когда во дворе появился целый караван пикапов.
        - Они здесь, Джексон! - завизжала Эмили из спальни, выглянув из окна и увидев, как ее родные выбираются из машин. - Пойдем во двор, и ты увидишь их всех.
        Трейси не знала, стоять ли ей рядом с Остином, пока он приветствовал свое семейство, или скромно раствориться на заднем плане, пока все они одновременно пытались познакомиться с Джексоном. Остин с легкостью решил эту дилемму, притянув ее к себе и придерживая одной рукой за талию, пока его родные вливались в дверь, шумно разговаривая и расставляя на столе пирожные, чипсы, пироги, пирожки и маленькие закусочные бутербродики. Наконец Остин взял ложку и громко постучал по деревянному столу, чтобы добиться всеобщего внимания.
        - Дорогие мои, я хочу, чтобы вы познакомились с моей Трейс, - сказал он и притянул ее к себе еще ближе. - Вы все слышали, как я рассказывал о ней много лет подряд, и не могу передать, как я счастлив наконец представить вам ее. А это - наш сын Джексон. - Он прикоснулся рукой к плечу Джексона. - Теперь, если вы все встанете семьями, я вас познакомлю.
        Он начал со своих родителей, Элли и Эндрю Миллер, а когда закончил, у Трейси уже кружилась голова.
        Она насчитала четверых братьев и столько же невесток, а еще ведь была куча детей. Все смеялись и разговаривали одновременно, и она знала, что пройдет немало времени, прежде чем она запомнит, кто есть кто. И еще Трейси надеялась, что понравится им.

        Глава 12

        Поднимаясь в кабину своего пикапа, Остин испытал приступ боли, но было так хорошо наконец оказаться за пределами квартиры одетым в свои лучшие джинсы, ковбойские сапоги и белую накрахмаленную рубашку, что он решил не обращать внимания на этот сигнал. А если причиной были его неоднократные и небезуспешные попытки усадить Трейси на колени, чтобы поцеловать, то ради этого стоило потерпеть маленькое неудобство.
        Эмили и Джексон устроились на заднем сиденье и пристегнулись. Их лица сияли от возбуждения. Трейси сидела рядом с ним на переднем сиденье и казалась обеспокоенной. На ней были белая вышитая рубашка и джинсы, сидевшие как влитые. И если это не темно-синие новенькие роперы, то он готов съесть на обед пряжку от ремня и закусить пригоршней саранчи.
        Они еще не выехали из Дюранта, как Джексон спросил:
        - Далеко еще, папа?
        - О, через пару дней мы уже будем на месте, приятель, если, конечно, пыльная буря не остановит этот фургон. И если это случится, нам придется ограничить расход воды. Я знаю, вам с Эмили трудно два дня не купаться и не видеть ваших лошадок, но крытый фургон может двигаться только с такой скоростью, - монотонно тянул Остин.
        - Ой, папа, какой ты глупый, - сказал Джексон. Потом они с Эмили пустились в беседу об их лошадях и о том, как они будут делать вид, что отправляются верхом куда-то далеко через прерию. Потом обсудили, держат ли герои «Звездных войн» лошадей на борту космического корабля или нет.
        Остин протянул руку через широкое сиденье и помассировал Трейси плечо.
        - Ты что-то тихая сегодня. Она не ответила.
        - Волнуешься из-за новой встречи с моими?
        - Нет. Да. Не думаю. - Она смотрела в боковое окно.
        - Какой же ответ правильный?
        Она снова не ответила. Остин попытался зайти с другой стороны.
        - Ты сегодня великолепно выглядишь. - Голос его приблизился к шепоту. - Лучше ты выглядишь, только если на тебе вовсе ничего нет.
        - Ты пытаешься отвлечь меня. Это не получится. Но все равно, спасибо за попытку. - Она едва заметно улыбнулась. - Далеко до Том-Бина? Мне надо выйти.
        - О, ты имеешь в виду выйти. Извини, здесь только одно отхожее место между Дюрантом и Том-Бином. Последний раз, когда я заглядывал туда, там не было туалетной бумаги, но внутри на проволоке висел каталог Сирса тысяча девятьсот первого года. Думаю, что гремучая змея, которая живет там, уже готовится к зимней спячке в камнях позади, так что о ней тебе беспокоиться нечего. Если только она не пребывает в дурном настроении, - протянул Остин. - Ее иногда видят в это время года. Проезжие из Оклахомы всегда тычут в нее палкой, поэтому она их ненавидит.
        Улыбка Трейси стала шире.
        - А за теми камнями, где нет гремучек, залегли дикие киношные индейцы?
        - Да. И у каждого - стрела с моим именем. Ты больше не в цивилизованном мире, Трейс. Мы направляемся в темнейший, дичайший Техас. Оставь надежду.
        Трейси не знала, что Остин умеет так изумительно дурачиться.
        - А почему это индейцы охотятся на тебя? - подыграла она, наслаждаясь новой забавой.
        - Потому что ты рядом со мной. Твои рыжие волосы делают тебя богиней киношной индейской культуры, не имеющей и никогда не имевшей ничего общего с настоящими индейцами. Если они застрелят меня, то смогут похитить тебя и увезти в свой лагерь, где ты отныне и навек будешь приносить им удачу. Их маис будет вырастать двадцать футов в высоту, а молодежь - по меньшей мере шесть футов, если они смогут ублажить свою богиню. - Он наконец закончил свою речь. - Бог свидетель, эту богиню непросто ублажить, - сухо добавил он и оглядел ее с ног до головы. Трейси смеялась как ненормальная, к огромному его удовольствию. Ему все же удалось отвлечь ее…
        - Папа, я хочу пить. Еще далеко? - встряла в разговор Эмили с заднего сиденья.
        - Всего несколько миль, малышка. Мы можем остановиться и купить чего-нибудь холодненького, но не печенья и не мороженого. Бабушка стояла у плиты три дня, и, если мы не воздадим должного ее стряпне, она подумает, что мы не любим ее. - Он смотрел в зеркало заднего вида на Эмили, пока говорил. - О'кей?
        - О'кей, папа.
        Трейси тоже посмотрела назад и увидела, что эти двое уютно прильнули друг к другу. Зрелище согрело ее сердце, и она с улыбкой повернулась к Остину.
        - Счастлива?
        - Да. Очень.
        - Папа, ты до сих пор не сказал мне, что значит «молвлены»? - сказала Эмили. - Моя учительница сказала, что ты молвлен с Трейси. А дедушка говорил дяде Сэму, будто есть молва, что у него новое ружье. Ты что, собираешься купить Трейси новое ружье?
        - Нет, Эмили, - терпеливо ответил он.
        Трейси обеспокоенно взглянула на него. Он не посмеет сказать детям, что они собираются пожениться. По крайней мере не обсудив этого с ней, а по правде говоря, она до сих пор не была уверена, каково все же ее мнение на этот счет. У них до сих пор еще не было достаточно времени друг для друга, когда двое детей не путались бы под ногами, чтобы узнать, смогут ли они возродить любовь, которая однажды была неистова и сильна, как горная река.
        Он смотрел в зеркало на дочь, избегая взгляда Трейси.
        - Помолвлены означает, что два человека собираются пожениться.
        - Bay! Потрясно! - закричал Джексон. - Это значит, что вы собираетесь пожениться? Мы все сможем жить в одной квартире!
        - Ты будешь моей мамой, Трейси? - Эмили была такой же шумной и возбужденной, как и Джексон.
        - Смотри, что ты наделал. - Трейси поджала губы.
        - Когда? Когда ты выйдешь замуж за моего папу? - хотел знать Джексон.
        - Мы еще не решили, - ответила она и с силой ущипнула Остина за ногу. - Ты просто ужасен, - прошептала она.
        - Ох! Нет, вовсе нет. Я просто люблю тебя и хочу жениться на тебе, - прошептал он в ответ. Его глаза блестели от едва сдерживаемого смеха, и ямочка на подбородке чуть подрагивала.
        - Папа сказал, что он любит маму, - громко прошептал Джексон. Потом дети сдвинули головы вместе, и Остин с Трейси уже не могли услышать, о чем они говорят.
        - Ты не можешь сопротивляться вечно, Трейс. - Остин взял ее руку и прижал к своему лицу. - Я знаю, чего хочу. - Он понизил голос, чтобы дети не могли его услышать: - Провести жизнь вместе с тобой. И вырастить этих детей. Подумай об этом.
        Она скользнула по сиденью и села рядом с ним, как делала еще в том старом дребезжащем пикапе, который был у него в колледже… том, который она когда-то страстно ненавидела и считала, что слишком хороша, чтобы ездить на нем. А теперь пользовалась одиннадцатилетней машиной, потому что ненавидела саму мысль, чтобы выплачивать кредит за новый автомобиль, а старенький «камаро» был давно оплачен. И, что самое смешное, ей это было совершенно безразлично.
        - Я думаю об этом. И о некоторых других вещах тоже. - Она прошептала несколько сладких пустяков ему в ухо и легко поцеловала, заставив его кровь вскипеть.
        Он тихо застонал.
        - Еще немного, и нам придется остановить этот фургон на ночевку, - пробормотал он.
        Они остановились ненадолго в Денисоне попить и примерно через полчаса свернули с дороги. Сельская местность была усыпана фермерскими домишками, стоящими посреди хлопковых полей, практически готовых к уборке.
        - Мы почти приехали! - закричала Эмили. - Я вижу Мейбелл на пастбище, а рядом с ней - твой новый пони. Смотри, Джексон, у него белая мордочка и коричневая спина.
        Они отстегнулись и выскочили из машины через несколько секунд после того, как Остин запарковал пикап. Они помчались к ограде, где их ждал дед, разложив седла на загородке, с широкой улыбкой на лице. Он подхватил их обоих в крепкое медвежье объятие. Бабушка Элли ждала на крыльце, подвязавшись фартуком, спадающим до самых колен ее полинявших джинсов. На ней была красная рубаха с закатанными до локтей рукавами, а ее темные волосы мягко курчавились, так что ей невозможно было дать больше сорока.
        - Ну, как прошел твой первый день за рулем? Устал, сынок? - спросила она.
        - Я в полном порядке, мам. Здорово вырваться из квартиры. Слава Богу, я не должен сидеть взаперти целый месяц. Я бы совершенно спятил. - Он нежно обнял ее и повернулся идти за дом.
        - Вам двоим лучше отправиться на пастбище посмотреть, как Джексон первый раз поедет верхом, - засмеялась она. - Дед ждал у загона больше часа. Не мог дождаться, когда удастся наиграться с внуком. Трейс, когда посмотришь на них, приходи ко мне. Поболтаем, пока я заканчиваю с обедом. Я приготовила кувшин ледяного чая, выпьем по стаканчику. А теперь торопитесь. Я слышу, как они визжат. Значит, дед оседлал Мейбелл, и все уже готово.
        Остин провел Трейси вокруг дома на задний двор длинного, в стиле ранчо, дома. Элли знала, что означает этот визг Эмили, потому что на одной лошади уже было седло, и дед подсаживал девочку на него. Она наклонилась, поцеловала гриву кобылки и нежно похлопала ее, прежде чем сжала коленями ее бока. Пони легко потрусил вперед.
        - Мама и папа, идите скорее и посмотрите моего нового пони! - закричал Джексон. - Он потрясный. Это лучший пони в целом огромном…
        - Мире, - сказал он одновременно с Эмили, и они рассмеялись.
        - Сначала кладешь на него одеяло, - сказал дед новоявленному ковбою. Он объяснял все, что делает, и Трейси находила это намного более интересным, чем Джексон, которому не терпелось скорее оказаться на лошади и поехать, как Эмили. Когда дед закончил, он велел Джексону сидеть в седле спокойно, аккуратно сжать коленями бока лошади и немного цокнуть языком. Он показал ему, как натягивать поводья, чтобы заставить животное ехать в нужную сторону.
        - Хочешь, чтобы я провел его раз-другой по пастбищу? - спросил дед.
        - Нет, - твердо ответил Джексон. - Но ты забыл еще кое-что мне рассказать. Я должен наклониться и поцеловать гриву и прошептать ему на ухо, как сильно я люблю его, потом приласкать, прежде чем мы поедем, и делать так каждый раз, - серьезно произнес он.
        - Это верно, мой мальчик, я и забыл, - кивнул дед. - Возможно, это самая главная часть.
        Трейси задержала дыхание, как всегда, когда нервничала. Не отдавая себе отчета, она схватила Остина за руку и сжимала ее, пока у него не заболели пальцы, но не произнесла ни слова. Когда пони начал двигаться и Джексон не упал, она ослабила свою хватку, но он не выпустил ее руку. Он держал ее так же, сильно, как и она его. Когда Джексон повернулся в седле и помахал ей, она с шумом выдохнула долго сдерживаемый воздух, выдернула руку и замахала ему в ответ.
        - Не волнуйся, Трейс. - Остин положил ладонь ей на талию. - Он прирожденный наездник. Отец говорит, я был таким же, когда мне было столько, сколько ему.
        - Остин, ты умеешь ездить на любом животном. - Эндрю с гордостью процитировал список верховых достижений Остина. - У него был пони, когда ему было шесть, но перед этим он ездил на баране в местном родео. Выиграл трофей в пять лет. Накрутил поводья на одну руку, как делают все ковбои, поднял другую и вперед. Джексон будет в порядке, Трейс. Он Миллер, а Миллеры рождены с чувством седла. И кроме того, твой отец купил ему маленького, спокойного пони, так что ни о чем не тревожься.
        Трейси засмеялась:
        - Я Уокер. Уокеры рождены для беспокойства. Думаю, я пойду в дом, выпью ледяного чая с твоей мамой, - обратилась она к Остину. Она посмотрела, как Джексон пару раз объехал пастбище, не свалившись и не разбив голову, и знала, что его новый дед будет смотреть за ним не хуже, чем Папа Джек.
        Трейси открыла легкую деревянную дверь в деревенскую кухню - огромную комнату, заставленную буфетами. Ваза с подсолнухами стояла посередине длинного деревянного стола, занимавшего большую часть помещения. Элли тщательно разминала тесто в огромной кастрюле.
        - Заходи, девочка. Чай в холодильнике. Лед - в морозильнике. А стаканы прямо здесь, в буфете. - Она кивнула на шкаф справа от себя. - Угощайся и мне тоже налей стаканчик. Готовлю булочки к обеду. Остальное семейство соберется, как только они закончат с делами. Мы так рады, что вы с Джексоном приехали повидать нас. - Она скатала тесто в шар и начала отщипывать маленькие кусочки, раскладывая их ровными рядами на смазанном жиром противне.
        - Спасибо. - Трейси налила два стакана чая. - Тесто пахнет просто изумительно.
        - Хлеб всегда так пахнет. Мальчишки всегда любили возвращаться из школы и чувствовать, как пахнет домашним свежеиспеченным хлебом, - сказала Элли. - Прежде чем я займусь обедом вплотную, хочу сказать тебе, как я рада, что вы с Остином наконец нашли друг друга после стольких лет. Боже, я почти поставила крест на нем в то Рождество шесть лет назад. Никогда с ним не было никаких проблем, и вдруг совершенно неожиданно он запил, да еще с этой жуткой Кристал. А потом заходит в эту дверь и заявляет мне и отцу, что он женится на ней. Мы говорили Остину, что поможем ему и ребенку всем, чем только понадобится, и отговаривали его жениться на ней. Но он был твердо настроен сделать то, что полагал честным поступком.
        - Все это в прошлом, - сказала Трейси.
        - Да. Благодарение. Господу, - отозвалась Элли. - Но я хочу, чтобы ты поняла, как мы смотрим на эту ситуацию. Кристал сразу оставила его с Эмили, как ты знаешь. Я пытаюсь заменять ей мать, как могу, но это не просто. Она скоро подойдет к тому моменту, когда ей понадобится настоящая мать, так же как и Джексону нужен настоящий отец. Я так рада, что вы с Остином помолвлены. Ты знаешь, Остин никогда не будет целым человеком без тебя. Он завершил образование, он прекрасный отец своей девочке, но этого ему всегда было мало. А вот с тех пор, как вы снова нашли друг друга, он буквально ожил и снова шутит с нами, как прежде. Боже мой, он был просто пустой оболочкой без сердца внутри, пока ты не вернулась в его жизнь, Я просто хотела сказать тебе это, пока не собралась вся родня.
        - Миссис Миллер… - Трейси не хватило духу сказать ей, что их помолвка - плод слишком пылкого воображения ее сына. - Спасибо, миссис Миллер.
        К тому времени, как прибыли все семьи, столы на кухне и в гостиной были заставлены кастрюлями, подносами, противнями. Трейси даже не знала, видела ли она когда-нибудь за всю свою жизнь столько еды одновременно. Молли всегда много готовила на праздничные приемы, но это ведь был обычный субботний семейный обед. Или это в честь нее и Джексона?
        - Вы часто такое устраиваете? - спросила она Келли, приходившейся Остину - Трейси почти была в этом уверена - невесткой.
        - О, по меньшей мере раз в месяц, иногда дважды или трижды. Дети любят приезжать по субботам повидать бабушку и дедушку. Иногда деду надо убрать сено в сарай или собрать немного хлопка, тогда мальчики помогают. Тифф и Стеф умеют водить трактор и комбайн не хуже мальчишек. Иногда бабушке надо заготовить на зиму зеленую фасоль или маис, тогда мы все помогаем. А если здесь помощь не нужна, то все собираются у одного из нас, чтобы помочь. Это обычное семейное дело, я так считаю. Между прочим, Джексон очаровательный мальчик. Я так и вижу, что он будет выглядеть точь-в-точь как Остин, когда немного подрастет. Люди всегда говорят, что Остин и Даллас очень похожи. - Келли понизила голос и прошептала: - Но Остин все же красивее. Только не говори Далласу, все же мне в постель ложиться с ним, - захихикала она.
        Трейси снова рассмеялась. Миллеры обращались с ней, как с членом семьи, хотя она едва могла запомнить все их имена. Она не могла припомнить, ощущала ли когда-нибудь в целой жизни себя более желанной. Ровно в двенадцать Элли вышла на заднее крыльцо и зазвонила в старомодный обеденный треугольный колокол. Когда мужчины и дети прошли в заднюю дверь, она велела им побыстрее вымыть руки и причесаться, а то, она уверена, Джексон умирает с голоду.
        Четырнадцать взрослых расселись за кухонным столом, который гнулся под тяжестью еды. Двенадцать детей в возрасте от шести до двадцати одного года расселись вокруг двух больших складных столов, поставленных в гостиной.
        - Энди, теперь можешь прочесть молитву. - Элли склонила голову, и все последовали ее примеру.
        Остин сунул руку под стол и взял Трейси за руку, пока его отец читал молитву, вознося слова благодарности за день, за пищу и за нового члена семьи - Джексона.

        Глава 13

        Примерно около полудня в пятницу на следующей неделе Трейси позвонили из детского сада, чтобы она приехала и забрала сына. И еще медсестра просила ее передать мистеру Миллеру, что у его дочери Эмили на шее появились красные пятна и поднялась температура. Прежде чем уехать, она оставила Остину сообщение, что дети все же слегли с ветряной оспой.
        Она сразу увидела, что Джексона лихорадит, как только приехала. Щеки его горели, и глаза были не такими оживленными, как обычно, но Эмили выглядела просто ужасно. Трейси прикоснулась к ней - девочка вся горела, а когда они добрались до машины, свернулась клубком на заднем сиденье и положила головку на подлокотник.
        Когда же они попали домой, Джексон не помчался вверх по ступенькам с обычной резвостью, а Эмили и вовсе с трудом передвигала ноги. Трейси посадила ее в теплую ванну и добавила в воду специальную пудру на овсяной основе, которую аптекарь рекомендовал для успокоения зуда. Она несколько минут обливала водой ее спину, где насчитала около сорока пузырьков, потом надела на нее самую тонкую и мягкую пижаму Джексона и понесла в кровать.
        - Я плохо себя чувствую, мама, - пробормотала она, свернувшись у Трейси на плече.
        Неужели Эмили действительно назвала ее мамой?
        - Я позвоню доктору Эпперсону. Ты пока отдыхай, я скоро вернусь. - Трейсй осторожно уложила ее на кровать и накрыла простыней. - Джексон, иди сюда и снимай одежду, - позвала она. Трейсй подняла и посадила сына в ванну, наполненную свежей водой и бадузаном. На его спине было около двадцати пузырей, несколько на груди и животе и два - на шее. - Они чешутся? - спросила она, вспомнив, как болела ветрянкой в четырнадцать лет.
        - Не очень, - ответил он. - А так вообще здорово, мам. А Эмили может сегодня остаться с нами? Она совсем больная.
        - Да. И еще Молли приедет помогать, - сказала она, но это известие не обрадовало его так, как она ожидала.
        Его она тоже одела в пижаму, уложила в постель между прохладными белыми простынями и пошла звонить доктору. Он сказал ей, что нужно дать детям, чтобы снять зуд и сбить температуру. И еще добавил, что через пару дней температура пройдет и придется справляться только с оспинками, если это может ее утешить. А через неделю все будет в порядке.
        - Мама, то есть Трейси, - прохныкала Эмили, - где мой папа?
        Так что теперь она снова Трейсй. Надо сказать, ей больше нравилось, когда ее называли мамой. Ну, ладно. Сейчас ей есть о чем беспокоиться и кроме этого.
        - Он в университете, но скоро вернется. Наша Молли скоро приедет побыть с вами, - сказала она девочке.
        - Мама, - захныкал и Джексон, - а Молли может прислать нам немного подливки?
        - Нет, дорогой. Подливку по почте не посылают. Может, она сможет послать немного печенья, - попыталась она утешить его.
        - Меня стошнит, если вы будете говорить о подливке. Я хочу апельсинового желе. - Эмили приняла лекарство и откинулась на подушки. Два ярких красных пятна горели на ее щеках.
        - Хочу спать, - возвестил Джексон. Потом закрыл глаза и тут же заснул.
        - Посиди со мной, Трейси, - попросила Эмили. - Я тоже скоро усну, если только ты посидишь немного со мной и подержишь меня за руку. Я правда хочу, чтобы ты была моей настоящей мамой. - Она взяла руку Трейсй и закрыла глаза.
        Остин освободился только во второй половине дня и, приехав, сразу прошел в комнату Джексона.
        - Ну, как маленькие оспяники?
        - Оба спят, - сказала она ему. - У Эмили температура выше, чем у Джексона. Она назвала меня мамой, Остин.
        - И?.. - Он ждал. Он никогда не знал, как Трейси может отреагировать: она становилась такой пугливой, когда речь заходила о семейных отношениях.
        - Я не возражала. Она - больной ребенок, и ей нужен кто-нибудь, чтобы утешать ее, - объяснила она. - И я буду мамой, пока ей нужна мама.
        - Не забывай, что у нее есть и папа. Я могу забрать ее на ночь домой.
        - Не думаю, что это хорошо. Дети ненавидят, чтобы их таскали туда-сюда, когда они болеют. Она может остаться здесь, пока все не пройдет. Ты можешь прийти вечером на ужин.
        - Эмили - моя дочь, - напомнил он ей. - И я прекрасно справлялся с ней до сих лор. Я помог ей пройти через режущиеся зубы и приучил ее к горшку. Думаю, я в состоянии справиться и с ветряной оспой.
        - Я слышу тебя или твою гордыню? Это не ее ветрянка, это наша ветрянка. Мы все здесь вместе, - Остин. Если тебе не нравится, что она спит вдали от тебя, можешь собрать свои бритвенные принадлежности и расположиться на кушетке, - сказала она ему, подбоченившись.
        - Я могу, - сказал он.
        Они стояли в нескольких дюймах друг от друга - нос к носу.
        Она не попятилась под его сверкающим взглядом.
        - Ты указываешь мне, что я должен делать? - спросил он. Потом усмехнулся той кривой ухмылкой, перед которой она никогда не могла устоять, наклонился чуть-чуть вперед и смачно чмокнул ее.
        Она пыталась оттолкнуть его, но он обхватил ее плечи обеими руками и прижал к себе еще крепче.
        - Д-да, - пролепетала она, когда он наконец отпустил ее… но тоже улыбалась.
        Они в конце концов ухитрились вылечить и Эмили, и Джексона, не поубивав друг друга, хотя Трейси неоднократно испытывала искушение. Через несколько дней приехала Молли из Пурселла, а в одно прекрасное утро Эмили проснулась и не нашла ни одного оставшегося красного пятна. Они с Джексоном танцевали детсадовскую версию тустепа по всей комнате, пока Трейси не заставила их остановиться и перевести дух.
        В тот день, когда они оба вернулись в школу, Остин предложил Трейси пообедать вне дома. Молли поддержала его и сказала, что слышать ничего не желает о возвращении домой, пока Трейси не согласится.
        У Трейси было смутное предчувствие, что Остин что-то задумал на этот вечер. И она окончательно в этом уверилась, когда он направил свой пикап на юг, а не на север. - Куда мы пойдем? - спросила она.
        - К Эль-Чико. Если я правильно помню, ты любишь мексиканскую кухню больше чего-либо другого… кроме разве чесания спины под лифчиком.
        - У тебя хорошая память, - улыбнулась Трейси. - Но до Эль-Чико целых пятьдесят миль. Разве ближе нет ни одного мексиканского ресторана?
        - Я хочу поговорить, - сказал он. - И мы можем говорить целых пятьдесят миль. Сначала я хочу поговорить о деньгах.
        - Эта тема не продержится целых пятьдесят миль. Ни у одного из нас нет таких денег, о которых стоило бы так долго разговаривать.
        Остин усмехнулся.
        - На самом деле я кое-что сэкономил, вполне достаточно, чтобы сделать первый взнос за несколько акров. Я присмотрел клочок земли к востоку от Калеры, всего в пятнадцати минутах езды от университета, так что это недалеко. Дети тоже могут продолжать ходить в школу здесь, в Дюранте. На участке есть маленький дом с тремя спальнями. И полно места, чтобы его достроить, если понадобится, - сказал он.
        - И ты хочешь купить эту землю? Сколько акров?
        - Шестьдесят, - ответил он. - И я могу купить еще акров сто рядом, если вдруг захочу завести коров или поставить здесь Мейбелл и Абу. Придется построить стойло для них, но братья мне помогут.
        - О'кей, так к чему ты все это ведешь?
        - Я не буду покупать, если ты предпочитаешь жить в городе, - сказал он.
        Он позволил ей как следует вникнуть в эти слова.
        - Я, знаешь ли, никогда не жила прямо в городе. Я тоже немного сэкономила. И думала купить маленький домик для нас с Джексоном немного погодя.
        - Но я хочу заплатить… - Он остановился на середине фразы.
        - Гордыня может превратить в ад множество жизней, - напомнила она, затем придвинулась к нему поближе и невольно оперлась о его ногу. Несмотря на прохладный вечер, на его верхней губе выступили капельки пота. - Если мы объединим наши сбережения, мы сможем выкупить лишние сто акров, а не арендовать их, - сказала она.
        - Ты правда хочешь жить в маленьком городке?
        - Если ты позволишь мне использовать мои сбережения, чтобы оплатить часть расходов.
        - О'кей. - Он протянул короткое слово, как делал это всегда.
        - Это все? У нас впереди еще сорок две мили, а мы полностью исчерпали денежную тему.
        - Пока все.
        Трейси положила голову ему на плечо и стала смотреть на дорогу перед ними.
        Они молчали до конца путешествия. Трейси знала, что она наконец пришла к определенному мнению об их с Остином отношениях - они должны устояться, так же как и ее отношения с Эмили. Глядя на девочку, она больше не видела в ней Кристал. Она видела только Эмили - сестру Джексона и дочь Остина и ее… кем Эмили стала в ее жизни? Она научилась любить этого ребенка, но не осознавала этого до той ночи, когда малышка заболела и со слезами просила, чтобы Трейси держала ее. Эмили называла ее мамой так же естественно, как Джексон.
        Остин ушел в свои мысли.
        Он знал, что в один прекрасный день Трейси выйдет за него замуж. Это займет некоторое время, пока она разберется в своих чувствах к Эмили и поймет, что они все принадлежат друг другу, как настоящая семья. Ему будет непросто, но он подождет столько, сколько ей понадобится. Это исключительно его вина, что они потеряли столько времени. В конце концов, его глупость развела их шесть лет назад. Но если бы они не разлучились тогда, они не стали бы теми, кто они теперь, и еще не было бы Эмили. Он не мог вообразить жизни без дочери, так что, возможно, нет худа без добра.
        - Может, съездим в воскресенье в Калеру, посмотрим место. - Остин наконец нарушил молчание. - Я могу завтра позвонить риелтору и договориться. Это мой друг. Он говорит, дом уже свободен, и нужно только немного краски, чтобы привести его в порядок, ну и еще сменить ковровые покрытия, но это все, - сказал Остин.
        - Хорошо, - ответила она и уткнулась ему в шею.
        - М-м. Машина уже вихляет по всему шоссе.
        Она провела рукой вверх по его бедру, потом еще выше и нежно лизнула его ухо, пока он не взмолился о пощаде.
        Они въехали на парковку у Эль-Чико в начале восьмого. Небольшая очередь стояла на улице и еще несколько человек на парковых скамейках перед двойными дверями, ведущими внутрь.
        - Умираю от голода, - заскулила Трейси, совсем как. Эмили. - Ты посмотри только на этот хвост.
        - Неужели ты серьезно считаешь, что я привез тебя в такую даль в этом красивом платье, чтобы поставить в очередь? И потом, твои ноги на этих тонюсеньких каблуках не выстоят долго, и мне придется нести тебя. Доверься мне, Трейс. Я зарезервировал столик на целую неделю. - Он улыбнулся.
        Официант проводил их к столику в самом дальнем углу ресторана. Передал им меню, принес ледяной воды, сальсу и чипсы-тортильи, чтобы им было нескучно ждать, принял заказ на вино и вернулся через несколько минут.
        - Я буду куриные энчилады[3 - Свернутая трубочкой тортилья с начинкой из фарша и специй.]. - Она вернула меню. - И еще мягкие тортильи и горячие овощи, пожалуйста.
        - Да, мэм. - Официант повернулся к Остину.
        - Фунт фахитас[4 - Тортилья, разрезанная вдоль, с мясной начинкой.] с говядиной. И не забудьте то вино, что я заказал, когда бронировал столик, - сказал ему Остин. - Спасибо.
        - Да, сэр, мистер Миллер. - Юноша улыбнулся и направился к кухне.
        Остин взял ее руки в свои. Свет зажженной свечи мигал, отражаясь в зеленых глазах Трейси. Ее лицо было прелестным - нежным и сияющим.
        Прошло несколько мгновений- Он глубоко вдохнул и помолился, чтобы хоть на этот раз она с ним не спорила.
        - О чем ты думаешь? - спросила она.
        - О тебе. - Он пристально смотрел на нее. - Я люблю тебя, Трейси. Я всегда любил тебя и хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. Ты согласна?
        - Снова делаешь мне предложение? Почему? - Тон ее был игривым, дразнящим, но Остин был слишком серьезен, чтобы заметить это.
        - Посмотри на меня. - Он приподнял ее подбородок, заставив взглянуть ему в глаза. - Я люблю тебя. Моя любовь глубока, как Ред-Ривер, и я хочу, чтобы ты была моей женой. - Он улыбнулся. - Но я могу и подождать. Просто скажи мне сегодня, что выйдешь за меня, а дату мы обсудим позднее.
        Она глубоко вздохнула, поняв наконец, чего же она хочет. Ее сердце было счастливо, а ее мысли и чувства впервые за последние шесть лет пришли в согласие друг с другом.
        - Да, Остин. Я выйду за тебя. - Она наклонилась к нему через стол и нежно поцеловала в губы. - Моя любовь к тебе тоже глубока, как Ред-Ривер.
        Он не отводил от нее глаз, роясь в боковом кармане пиджака, пока не нащупал маленькую бархатную коробочку. Он вытащил ее и поставил на стол между ними. Официант снова вернулся, на этот раз с бутылкой шампанского, обернутой белой салфеткой. Не говоря ни слова, он выстрелил пробкой и наполнил их бокалы, поставил бутылку в хрустальное ведерко со льдом и снова исчез.
        Остин взял бокал и подал его Трейси. Потом поднял свой и легко чокнулся с ней.
        - За нас, - просто сказал он и сделал первый глоток.
        - Как хорошо, - проговорила она. - Остин, я даже передать тебе не могу, как мне сейчас спокойно и радостно.
        - Что ж, может, мне удастся немного расшевелить тебя. - Он открыл бархатную коробочку и показал ей широкое золотое кольцо с изумительным бриллиантом. - Другая часть еще у ювелиров. Это будет простое обручальное кольцо, которое ты сможешь носить каждый день, даже когда будешь замешивать тесто для хлеба. - Во рту у него внезапно пересохло, и он потянулся за бокалом с шампанским.
        - Как мне нравится! Надевай скорее, сейчас! - Она протянула дрожащую руку. - Великий Боже! Мы на самом деле помолвлены, - с трудом выговорила она.
        - Да, похоже, что да. - Он надел кольцо ей на палец.
        - Как раз, - сказала она.
        - Так и должно быть. Я помню твой размер.
        Трейси наклонила руку с кольцом так, чтобы оно поймало отблеск свечи и засверкало.
        - Как красиво. Ты знаешь, что мне нравится, Остин.
        - Да, знаю, - сказал он. Разглядывая кольцо, он поднес к губам ее руку и поцеловал кончики пальцев.
        - Остин, давай поедем в воскресенье посмотрим землю и, если нам понравится, сделаем первый взнос. Я хочу, чтобы мы завтра сказали твоим родным, что собираемся пожениться.
        - О'кей, - откликнулся он.
        - И я хочу, чтобы мы поженились в их доме, в их гостиной, со всей твоей семьей и моим отцом и Молли, и Джексоном и Эмили, и это все. Никого из университета, никого постороннего. - Не отрывая восхищенного взгляда от кольца, она взахлеб рассказывала ему, как она представляет себе их свадьбу.
        - О'кей, - снова сказал он.
        - И я хочу, чтобы одна из твоих племянниц сыграла на пианино для меня и чтобы папа вел меня к венцу, но только, пожалуйста, без подружек невесты.
        - Что же мы в таком случае будем делать с остальными племянницами? - невинно спросил Остин.
        - О, замолчи. - Она сделала вид, будто хочет шлепнуть его, но он схватил ее руку и поцеловал. - И еще одно, - добавила Трейси. - Завтра утром мне нужно встретиться с адвокатом. Я хочу официально удочерить Эмили, чтобы она могла по-настоящему называть меня мамой.
        Ее глаза сияли, и Остину пришлось вытереть слезы со своих глаз.
        - Трейси Уокер, - сказал он нежно, - ты только что сделала меня счастливейшим человеком на земле.
        Они закончили ужин, и шампанское ударило Трейси в голову. «Как будто я и так не была пьяна», - счастливо подумала она. Остин оплатил счет и вопросительно взглянул на нее.
        - Молли сегодня ночует у тебя. Мы не должны непременно возвращаться домой.
        - Хорошо, но позвонить ей обязательно надо. Он указал на телефон-автомат около двери.
        - Что у тебя на уме, Остин?
        - Здесь есть мотель по соседству.
        - Я видела, когда мы подъехали. Трудно было не заметить синего неонового ковбоя, который умеет так лихо подмигивать. Красная неоновая бандана мне тоже понравилась. Как думаешь, у них здесь есть простыни на кроватях?
        Остин лихо подмигнул ей:
        - Я точно знаю, что есть. И все комнаты такие же аккуратные, как гостевая спальня у моей мамы.
        - Может, ты еще точно знаешь, что у них есть свободный номер?
        Он показал ей болтающийся на кольце ключ и усмехнулся еще раз той кривой ухмылкой, перед которой она никогда не могла устоять.
        - Я готова, если ты готов, Остин Миллер.
        Они не сказали друг другу ни слова, пока Остин перегонял пикап на стоянку позади мотеля, а затем вышел и открыл Трейси дверь. Она заставила себя выйти из машины и ~ подняться вместе с ним по лестнице к номеру двести тридцать один.
        До двери, казалось, была по меньшей мере сотня миль, а сама Трейси нервничала даже больше, чем когда они впервые занимались любовью шесть лет назад. Он открыл дверь, легко поднял ее на руки, будто она ничего не весила, перенес через порог и захлопнул дверь каблуком. Осторожно поставив ее посреди комнаты, он швырнул ключ на туалетный столик, притянул ее к себе и поцеловал долгим, голодным поцелуем.
        Ни один из них не заметил кричащего красно-синего покрывала и дешевой картинки с изображением маяка, висевшей на стене. Их не заинтересовали яркие рекламные проспекты новых фильмов и двух ресторанов-барбекю. Через час они даже не могли сказать, каким образом им удалось раздеться и оказаться в постели.
        Первые минуты близости были яростными, неистовыми. Они встретились так же страстно, как и прежде, в дни своей юности, и, достигнув пика наслаждения, ощутили в себе все счастье мира.
        Второй раз Остин начал медленными поцелуями… и нежными прикосновениями, которых, он знал, так жаждала она. Даже после шести лет разлуки он помнил, как она любила, когда он поглаживал ее. И он согрел ее всю, лаская груди и медленно двигаясь вниз по ее телу, пока она снова не открылась навстречу.
        Он сделал так, чтобы на этот раз любовная игра была долгой, смакуя каждое прикосновение, каждый поцелуй, пока чувство не стало таким всесильным и всемогущим, что ни один из них не мог больше ждать. Тогда Остин начал двигаться в медленном ритме, и Трейси отвечала тем же, приняв его сильное мускулистое тело своим мягким и нежным, уступая каждому его желанию, неистово целуя его, пока они снова вместе не достигли вершины и не увидели один и тот же фейерверк, озаривший их крохотную комнату. Блаженно выдохшиеся и умиротворенные, они прижались друг к другу и лежали, наслаждаясь покоем.
        Остин вытянулся рядом с ней, ощущая тепло ее тела, не решаясь поверить, что может просыпаться утром рядом с Трейси всю оставшуюся жизнь. Она свернулась клубочком у него под мышкой и почти уснула, почти, но не совсем. Еще нет. Она увидела, как поднялась в окне луна и в положенное время ушла, и наконец погрузилась в сон.
        А снаружи синий неоновый ковбой подмигивал и прикасался к своей шляпе, приветствуя звезды.

        Глава 14

        Сегодня был день свадьбы Трейси. Она выходила замуж за мужчину, которого любила больше всего на свете, за отца ее ребенка. Каждый день будет приносить им что-нибудь новое. Что-то они будут вместе любить, о чем-то будут спорить. Этим утром, когда она потягивалась на кровати в доме Миллеров, в сердце у нее царили мир и покой.
        Она раздвинула занавески, выглянула наружу и увидела, как Остин и Джексон вместе шли по двору, направляясь к ограде пастбища, но Мейбелл и Абу там не было. Они уже находились в их новом стойле в Калере. Трейси не могла поверить, как много всего произошло так быстро. Она, Остин и Джексон осмотрели землю и дом, а потом малыш Джексон поехал к Папе Джеку и рассказал ему обо всем.
        На следующий день им позвонил риелтор и сообщил, что Джек Уокер полностью оплатил этот участок вместе с домом. Трейси тотчас бросилась звонить отцу и с возмущением выпалила, что так дела не делаются, он же велел ей закрыть свой хорошенький ротик и помолчать. Это его свадебный подарок и он не собирается выслушивать ее возражения. И кроме того, напомнил он ей, все, что у него есть, однажды станет ее, и к тому же совершенно неинтересно иметь деньги, если не на кого их тратить.
        Семейство Миллеров энергично взялось за дело и за четыре уик-энда и вечер после работы дом был выкрашен снаружи и изнутри, а Мейбелл и Абу вселились в новенькое стойло. На этой неделе во всем доме поменяли ковровые покрытия, и вчера они с Остином перевезли мебель из обеих квартир.
        Трейси первым делом занесла в спальню старую качалку и шестигранное зеркало, и Джексон впервые увидел в нем свою макушку.
        Он был в высшей, степени горд самим собой и с криком помчался по дому, разыскивая Эмили, чтобы рассказать ей, каким он уже стал большим.
        Спустя несколько часов Трейси вернулась в спальню, чтобы приготовиться к церемонии. Ее свадебный наряд был разложен на огромной кровати, и она осторожно потрогала пальцем парчу цвета слоновой кости, до сих пор не в состоянии окончательно поверить, что это именно она сегодня выходит замуж. Молли помогла ей выбирать наряд и делала вид, что совсем не плачет, снова и снова повторяя, какая Трейси в нем будет красавица.
        Огромный стоячий воротник украшал пригнанный в талии жакет, застегивающийся на двадцать четыре крошечные обтянутые тканью пуговицы. Длинные рукава заканчивались стрелками и застегивались двенадцатью такими же пуговицами. Шляпа была из парчи того же цвета, что и костюм, украшенная огромным бантом и розой из тончайшего шелка.
        Сьюзен сунула нос в дверь:
        - Эй, ты собираешься меньше чем через час стать моей невесткой, а сама до сих пор еще в неглиже.
        - Я как раз думала, где это ты пропала. Никак не могу сама все это застегнуть.
        Трейси натянула на бедра узкую юбку, и Сьюзен быстро застегнула сзади молнию и пуговицу.
        - Так, а где пояс? Надевай сразу, а то потом забудешь.
        - Он старенький, но зато синий, - мягко сказала Трейси. - Это мамин. - Она вытащила из чемоданчика с шелковым бельем полинявший синий шелковый пояс, надела его и пристегнула чулки.
        - О'кей. Синее есть. А что у тебя новое, а что одолженное[5 - Свадебный обычай в США - в день свадьбы на невесте, должно быть что-то синее, что-то новое и что-то одолженное.]? - засмеялась Сьюзен.
        - Новое - это, конечно, наряд, а вот одолженное… пока ничего нет, но, может, ты чем-нибудь поможешь?
        Сьюзен расстегнула замок медальона в форме сердечка, висевшего у нее на шее.
        - Мой дорогой муженек купил мне это на прошлой неделе. Но ты должна будешь это вернуть, а то его хватит удар.
        Трейси хихикнула:
        - Спасибо, Сьюзен.
        Сьюзен повесила медальон ей на шею, застегнула замок и помогла Трейси надеть жакет, торопясь поскорее застегнуть все пуговицы.
        - Что, уже надо спешить? - нервозно спросила Трейси.
        - Некоторым образом. Все уже расселись в гостиной. Кроме мамы и Молли, которые до сих пор разрываются на части на кухне, но я им велела бросать все это. Они такие смешные в их нарядных платьях и холщовых фартуках.
        Трейси улыбнулась:
        - Ты видела торт? Молли украсила его дюжиной настоящих роз, потому что у моей матери на свадьбе был такой же.
        - Он просто шикарный. Дед расставил все столы для ужина на открытом воздухе. Мама постелила лучшие дамастовые скатерти, и на всех столах посередине стоят вазы с подсолнухами, кроме того, где будете сидеть вы с Остином, конечно. Она настояла на полевых цветах и розах на вашем столе. Дед зажарил все, что нашел пригодным для жарки. Так что если кто-то уйдет голодным, то это его проблема, - трещала Сьюзен. Она подала Трейси шляпу и помогла правильно надеть ее. - О! А твой букет? Он до сих пор внизу?
        - Келли сказала, что принесет его.
        Тут Келли, будто услышав их, вошла в комнату и подала Трейси букет. Миссис Миллер и тут превзошла саму себя. В нем были собраны полевые цветы всех цветов радуги, перемешанные с ароматными розами и английским плющом. Шелковые ленты цвета слоновой кости спускались с него почти до земли.
        - Туфли! - закричала Трейси. - Я забыла надеть туфли!
        - Здесь, в Том-Бине, мы однажды видели беременную босоножку под венцом, - засмеялась Келли. - Но с таким красивым костюмом ты обязательно должна обуться.
        - Спасибо вам обеим, - с благодарностью произнесла Трейси. - Это лучший день в…
        - …целом огромном мире, - закончили Сьюзен и Келли. - Ладно, увидимся попозже. - Обе женщины вышли из комнаты и улыбнулись ее отцу, который с нетерпением ждал своей очереди в гостиной.
        - Ты просто красавица, - сказал он Трейси, беря ее за руку, чтобы проводить вниз. - Сегодня ты так похожа на свою мать, что на мои стариковские глаза наворачиваются слезы. А малышка Эмили так похожа на тебя, что может считаться твоей настоящей, а не приемной дочерью. Кто бы мог подумать шесть лет назад, когда ты в первый раз привезла шестинедельного Джексона ко мне домой, что все это закончится именно так?
        - Тихо, папа, - прошептала она, - а то я заплачу.
        - Вот и наш выход. Теперь улыбайся, Трейси, улыбайся. Твоя мать не смотрела ни на кого, кроме меня, и она улыбалась все время, пока шла ко мне по церковному проходу. Она ни разу не взглянула ни на кого другого и ни разу не споткнулась. - Он вступил через боковую дверь в дом, пахнущий свежим хлебом, барбекю и розами.
        Ему не надо было говорить ей, что она должна смотреть на Остина, потому что с той минуты, как она вошла в дом, для нее никто больше не существовал. Его племянница Тиффани играла, а ее сестра пела «Розы», когда она с отцом вошла в гостиную. Он подвел ее к Остину, ожидающему у окна, а рядом только что не скакали возбужденные Джексон и Эмили. Когда замерли последние звуки песни, ей показалось, что она услышала, как всхлипнула Молли, но оборачиваться не стала.
        - Дорогие возлюбленные мои: - Проповедник, друг миссис Миллер, начал церемонию. - Мы собрались здесь ради Трейси Уокер и Остина Миллера, вступающих сегодня в брак.
        Остин должен был слушать и смотреть на проповедника, но не мог заставить себя сосредоточиться. Это был день, которого он уже не надеялся дождаться. Об этом дне он мечтал шесть долгих лет. Через несколько мгновений Трейси станет его женой навсегда, на целую вечность.
        - Готова ли ты, Трейси Диана Уокер, взять этого мужчину себе в мужья?
        - Да, я беру тебя, Остин, в мужья, чтобы поддерживать тебя в горести, смеяться с тобой в радости, всегда делить с тобой мою жизнь. Я обещаю создать дом для тебя и твоих детей, присутствующих здесь и будущих, и клянусь любить тебя всегда, - сказала она громко и ясно.
        - Готов ли ты, Остин Нельсон Миллер, взять эту женщину себе в жены?
        - Да, я беру тебя, Трейс, в жены, чтобы поддерживать тебя в горести, смеяться с тобой в радости, всегда делить с тобой мою жизнь. Я обещаю создать дом для тебя и твоих детей, присутствующих здесь и будущих, и клянусь любить тебя всегда, и моя любовь к тебе всегда будет глубока, как Ред-Ривер.
        И Остин надел Трейси на палец золотое кольцо и скрепил клятву поцелуем.

        notes

        Примечания

        1

        Украшение в форме раковины, традиционно используемое многими индейскими племенами Северной Америки в различных ювелирных изделиях. - Здесь и далее примеч. пер.

        2

        Блюдо из жареных крабов, раков или креветок.

        3

        Свернутая трубочкой тортилья с начинкой из фарша и специй.

        4

        Тортилья, разрезанная вдоль, с мясной начинкой.

        5

        Свадебный обычай в США - в день свадьбы на невесте, должно быть что-то синее, что-то новое и что-то одолженное.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к