Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Грейс Кэрол: " Их Благословила Судьба " - читать онлайн

Сохранить .
Их благословила судьба Кэрол Грейс

        June Brides #1 Очень давно Джош Джентри составил список своих самых заветных желаний. В него входило много пунктов. Но главное место Джош отвел красавице Бриджет, хотя и запретил себе думать о ней. Он знал: изысканная горожанка никогда не сможет прижиться в его далеком от завоеваний цивилизации краю. Так считала и сама Бриджет…

        Кэрол Грейс
        Их благословила судьба

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Опершись локтями о деревянную изгородь, Бриджет Макклауд поднесла к глазам бинокль. Вдали, на вершине холма, она увидела всадника верхом на диком мустанге и не удержалась от радостного возгласа: это был тот, кого она искала, крепкий, сильный, мужественный и сексуальный мужчина. Нет, она не была алчной охотницей за лихими ковбоями или отчаявшейся старой девой. Мисс Макклауд, президент и владелица
«Бриджет Макклауд адвертайзинг», собиралась осуществить свой первый крупный проект совместно с производителями мужского одеколона «Дикий мустанг».
        Фигура всадника на холме идеально соответствовала ее замыслу: это был живой символ нового одеколона, заказ на рекламу которого ей удалось получить; она нашла главное, и теперь ее ничто не остановит. Она даже усмехнулась про себя - жаль, рядом нет Кейт, ее администратора и лучшей подруги, вместе насладились бы упоительным зрелищем. Не то чтобы она уступила бы ей свой бинокль, это вряд ли. По крайней мере не сейчас.
        Вырисовываясь на фоне голубого неба Невады, дикая лошадь и всадник двигались как одно целое. Бриджет почти слышала ритмичный стук копыт, чувствовала подрагивание мышц под джинсовой рубашкой мужчины и запах… она почти ощущала пряный, пьянящий аромат одеколона «Дикий мустанг».
        Она перевела дыхание и опустила бинокль на грудь - надо было сразу сделать несколько снимков, и она достала из футляра фотоаппарат.
        Неизвестно откуда взявшийся велосипедист налетел на нее совершенно неожиданно; Бриджет не успела отскочить, и он врезался в нее и опрокинул на землю. Велосипед грохнулся на грунтовую дорогу рядом, а его владелец отлетел в сторону.
        Бриджет с трудом поднялась на ноги: голова гудела, тело ныло от ушибов. Отчаянный велосипедист стоял на четвереньках и разглядывал свои ободранные коленки.
        - Простите, - стал извиняться мальчуган, подняв на нее широко открытые голубые глаза, когда она, прихрамывая, подошла к нему. - Я думал, тут никого нет.
        - Я тоже, - призналась Бриджет. - Но тебе, пожалуй, досталось основательно. Как и твоему велосипеду, - добавила она, заметив погнутые спицы и свернутый набок руль. - Давай я отвезу тебя домой, чтобы тебя перевязали.
        - Я и так дома, - сказал мальчик, махнув в направлении полей по другую сторону изгороди.
        Он с видимым трудом поднялся, но пошатнулся и упал бы, если бы Бриджет не подхватила его. Покрытые пылью волосы мальчика защекотали ей нос. Она почувствовала, как он напрягся всем телом, словно раненый зверек, желая вырваться из ее рук.
        - Я в порядке, - произнес он с гордым видом, но голос его при этом слегка дрожал. - Я успею пролезть через изгородь и вернуться домой, пока папа не узнал, что меня нет.
        - А что, если мне тоже пролезть через изгородь и проводить тебя? - предложила она.
        Он пожал узкими плечами. У него стучали зубы, и Бриджет не знала, что и думать: то ли у мальчика сильная боль, то ли он боится отца.
        - Ладно, нужно торопиться. А то папа спустит с меня шкуру.
        - Или то, что от нее осталось, - пробормотала Бриджет, посмотрев на него с беспокойством и протискиваясь вслед за ним между перекладинами изгороди.
        Пошатываясь, они начали взбираться по заросшему полынью холму к дому на вершине - два шага вперед, один назад, отчего бинокль бился о грудь, а фотоаппарат, висевший на плече, мотался из стороны в сторону. Бриджет уже начала сомневаться, кто кому помогает. Чем дальше они шли, тем сильнее становился мальчик и тем слабее она. Ах, стать бы снова юной, думала она, держа в своей руке его маленькую грязную ручонку, тянувшую ее вперед. Носить бы удобные туфли вместо босоножек.
        Бриджет Макклауд не была замужем. Всегда страстно мечтая о детях, она и предположить не могла, что в этом возрасте не найдет себе спутника жизни. Увы! Она до сих пор была одинока. И теперь представляла себе, что маленькая рука, лежащая в ее ладони, - рука ее собственного ребенка. Бриджет вздохнула. Видно, этому не суждено сбыться: недавно она пережила крушение всех своих надежд на замужество и семейную жизнь и в результате направила всю энергию на одно-единственное, что еще чего-то стоило в этом мире, - на карьеру. Крохотная рука, тянувшая ее вперед, неожиданно вызвала в ее душе прилив материнских чувств, желание заботиться и защищать, которые, как ей казалось, она благополучно похоронила. Впрочем, со своими синяками и ушибами она вряд ли была способна сейчас кого-либо защитить, тем более этого малыша.
        - Сколько тебе лет? - задыхаясь, спросила Бриджет, чувствуя, как раскаленный воздух обжигает легкие.
        - Пять с половиной. Скоро шесть. - Он повернул голову и посмотрел на нее, щурясь от яркого солнца. - А вам?
        - Тридцать один.
        Его голубые глаза расширились от удивления.
        - Вы не выглядите такой старой.
        - Спасибо, - сказала Бриджет, деланно улыбнувшись.
        - Мой папа старше вас.
        - Правда? А он случайно не на ранчо?
        Мальчик указал на холм позади дома:
        - Он там, на лошади.
        - А мама?
        Мальчик показал вверх на безоблачное голубое небо:
        - Она на небесах.
        От неожиданности Бриджет запнулась и остановилась, не в силах передвигать налитые свинцом ноги.
        - Да идемте же. - Мальчик потянул ее, чуть не вывихнув ей руку.
        Она вытерла пот со лба и заставила себя двинуться дальше. Для сочувственных слов не было времени, да и что сказать ребенку, у которого мама на небесах. Следовало сменить тему.
        - Твой папа объезжает диких мустангов? спросила она, с трудом переводя дыхание.
        - Откуда вы знаете?
        - Если его зовут Джентри, то я слышала о нем и хочу поговорить с ним.
        - Это касается лошадей?
        Бриджет едва не произнесла: «Нет, это касается мужского одеколона», но удержалась: сейчас не самое подходящее время и место, чтобы говорить о ее планах. Она просто кивнула, тем более что, благодарение Богу, большой каменный дом был уже в нескольких шагах.
        Когда мальчик толкнул массивную дубовую дверь, Бриджет сделала глубокий вдох и шагнула в типичную ковбойскую гостиную: те же туземные коврики на широких досках пола и большие кожаные кресла по обе стороны от внушительных размеров камина, что и в доме любого другого владельца ранчо. Их шаги отзывались эхом среди толстых стен пустого дома.
        Она успела лишь мельком взглянуть на большую фотографию женщины в рамке, стоявшую на каминной полке, - мальчик тащил ее через длинный коридор в прохладную, облицованную кафелем ванную. Прежде чем Бриджет успела остановить его, он взобрался на раковину и, стоя на коленях, из которых на фаянс капала кровь, принялся рыться в шкафчике с медикаментами; пузырьки, флаконы и тюбики летели на пол и с грохотом валились в общую кучу.
        - Подожди, не знаю, как тебя зовут, дай я тебя помою, - сказала Бриджет, положив свое снаряжение на край ванны.
        Внезапно почувствовав прилив сил, она сняла мальчика с раковины, надежно устроила его на сиденье унитаза и взяла с полки губку. Как ни странно, он сидел смирно, сжав руки в кулаки, с бледным под слоем веснушек лицом, пока она осторожно промывала ему раны на коленях, а затем занялась ссадиной под бровью.
        Вот оно - главное занятие мальчиков, осенило ее, падать с велосипедов и обдирать коленки, а основное занятие их мам - отмывать их. Но она не была его мамой. Она не была ничьей мамой. И вряд ли будет когда-нибудь. Жизнь складывалась иначе. И это хорошо. Есть много вещей помимо того, чтобы быть матерью. И она занималась ими. Неожиданно, впервые за много недель, перед ее глазами встало лицо Скотта Марстена. В ушах зазвенели его жестокие слова: «Взгляни правде в глаза, Бриджет. В тебе нет того, что может сделать мужчину счастливым. Я думал, это потому, что ты отдаешь все силы работе, но теперь вижу, что ты и для рекламного бизнеса не годишься».
        Она часто заморгала, прогоняя непрошеные слезы, и отрезала большой кусок лейкопластыря, когда в прихожей раздались тяжелые шаги и недовольный голос громко позвал:
        - Макс, где ты?
        Так вот как его зовут!
        Макс замер, широко раскрыв глаза от ужаса. Бриджет приклеила пластырь к коленке мальчика и живо представила себе разъяренного разбойника, который ищет их со своим топором, чтобы содрать с обоих шкуру.
        - Что, черт возьми, здесь происходит? - спросил мужчина, заполнив дверной проем всеми своими шестью футами тремя дюймами и пригвоздив Бриджет к месту пронзительным взглядом голубых глаз.
        - Это… это дорожное происшествие, - сказала Бриджет запинаясь. По ее лепету могло показаться, что ей пять с половиной, скоро шесть, а не все тридцать один и скоро тридцать два.
        Он перевел взгляд на сына, который стоял, широко расставив ноги.
        - Макс?
        - Я врезался в эту тетю на велосипеде, и мне нужно забрать его. Она пришла поговорить с тобой насчет лошади, - быстро затараторил он, осторожно обходя отца.
        Подгибающиеся ноги больше не держали Бриджет. Она осела на унитаз, прислушиваясь к торопливому топоту Макса в прихожей. Когда за мальчиком захлопнулась входная дверь, Бриджет взглянула в суровые голубые глаза под густыми широкими бровями.
        - Я все объясню, - слабым голосом произнесла она.
        Ну и ситуация! Совсем не так собиралась она встретиться с мужчиной, которому предстояло продать миллион флаконов мужского одеколона в следующем году. Во всяком случае, не сидя на унитазе, с шестью ссадинами на ноге, с разбитым лбом и почти полностью заплывшим глазом. Теперь, когда он стоял всего в нескольких футах от нее, она лишний раз убедилась, что он - то, что надо. Верхом на лошади он был великолепен, но и сейчас это… это был мужчина ее мечты - в качестве рекламы одеколона, разумеется. Сильный, красивый, мужественный, сексуальный… Она вдруг почувствовала слабость, подалась вперед и уронила голову между колен.
        - Что с вами? - Джош Джентри положил одну руку ей на плечо, а другой приподнял подбородок, чтобы заглянуть в лицо. Он беспокоился о Максе и не заметил, что глаз женщины был иссиня-черным и почти не открывался. Кроме того, на ноге были ссадины. - Господи, да вы же поранились. Это работа Макса?
        Она отрицательно покачала головой, отчего ей отнюдь не стало легче.
        - Никто не виноват. Я просто оказалась не в том месте и не в то время.
        Джош схватил с полки чистое полотенце, намылил его и осторожно промыл ее ссадины. Он не однажды проделывал это с лошадьми и часто с Максом, но ни разу с женщиной с длинными красивыми ногами в льняных шортах. Он так давно не смотрел на женские ноги, да и вообще на женщин, что почувствовал некоторое потрясение, словно это его сбил велосипед.
        - Я прошу за него прощения, - сказал Джош, накладывая слой антисептической мази и повязку и помогая ей подняться. - Где, говорите, это случилось?
        Женщина неопределенно махнула рукой в западном направлении.
        - На грязной дороге, по ту сторону изгороди.
        Он кивнул, плотно сжав губы, чтобы не взорваться. Предполагалось, что Макс на ранчо у дедушки с бабушкой учится ухаживать за лошадьми.
        - Пойдемте раздобудем немного льда для вашего глаза, - мрачно проговорил он.
        - Я в порядке, точно, - запротестовала она и схватила свой фотоаппарат с биноклем, но Джош повел ее через прихожую к кухне, крепко держа за руку, чтобы она не вздумала улизнуть, а потом обвинить его в жестокосердии.
        Нельзя было не признать ее мужества: Бриджет даже не моргнула, когда он промывал ей раны, и не жаловалась на подбитый глаз. С другой стороны, судя по одежде и манерам, это была, без сомнения, типичная городская дамочка, туристка-фотолюбительница, которая могла уйти, сказав, что с ней все в порядке, а потом размякнуть и забиться в истерике.
        Его бывшая жена, Молли, встала у него перед глазами. Спокойная, рассудительная и собранная в критических обстоятельствах, будь то неурожай, несчастный случай в поле или необходимость накормить две дюжины внезапно нагрянувших голодных мужиков. Если бы Молли была сейчас здесь, она уложила бы эту женщину на диван, закутала в одеяло и принялась бы лечить льдом и горячим супом. Воплощенная заботливость. Так хорошо справлявшаяся с несчастьями, что он всегда думал: Молли сама ищет их. Она была так занята заботами о других, что времени на него почему-то не оставалось… Он прогнал эти предательские мысли. Молли была святая. Каждый подтвердил бы это. Так говорили и когда она была жива, и после ее смерти - два года назад, от неизлечимого вируса. С тех пор его жизнь уже не была прежней. И никогда не станет. При одной мысли о рухнувших надеждах на идеальную жизнь с идеальной женой у него во рту появился горький привкус.
        Он открыл морозилку, взял пригоршню кубиков льда, положил их в пластиковый пакет и прижал к веку женщины, сидевшей за кухонным столом.
        - Ну как? - спросил Джош.
        - Превосходно. - Она взяла пакет со льдом из его рук и демонстративно положила на стол. Это была неправда. Бледная Бриджет вымученно улыбнулась. - Я Бриджет Макклауд, - сказала она, протянув руку. - «Макклауд адвертайзинг».
        Джош машинально подал ей свою и был удивлен ее крепким пожатием. Женщина, привыкшая получать то, что хочет, подумал он. Чего она хочет сейчас, догадаться было нетрудно. Его.
        - Я приехала в ваши края в поисках кого-нибудь, кто представлял бы моего заказчика - производителей одеколона «Дикий мустанг».
        Забыв о пакете со льдом, таявшим на круглом дубовом столе, Джош отодвинулся на своем стуле с прямой спинкой и уставился на нее.
        - Вы делаете одеколон, который пахнет диким мустангом? - спросил он.
        - Разумеется, он не будет пахнуть в точности как лошади. Они постарались уловить дух дикого мустанга. Понимаете, кожа и… и…
        - Навоз? - спросил он.
        Она поджала губы, не скрывая досады.
        - Конечно, нет. Оставим сейчас запах…
        - Запашок, вы имеете в виду, - сказал он, явно забавляясь. Она была, черт возьми, такая городская, такая чистенькая, такая напористая. Здесь это выглядело смешно.
        - Неважно. Оставим это. Цель моего сегодняшнего визита…
        - Помимо того чтобы быть сбитой велосипедом и получить несколько синяков… - продолжил он за нее. - Кстати, что вы делали у моей изгороди?
        - Искала живой символ «Дикого мустанга». Искала вас. - В ее здоровом карем глазу сверкнуло воодушевление.
        - И фотографировали… меня?
        - Да, вас. Мне пришлось проделать длинный путь из Сан-Франциско, чтобы найти мужчину, который воплощал бы сущность Дикого Запада. Когда я увидела вас верхом на лошади, там, на холме, то поняла, что нашла его.
        - Но я не пользуюсь одеколоном и не хочу знать тех, кто пользуется. Поэтому на меня не рассчитывайте, мэм.
        Она подалась вперед, опершись локтями о стол.
        - Вам и не нужно пользоваться одеколоном. Вам не нужно ничего. - Ее глаза блуждали по его пыльной джинсовой рубашке и линялым «Ливайс». Вдруг она залилась румянцем и поспешно вернулась взглядом к его лицу. - Кроме одежды, конечно же. Клетчатая рубашка, куртка, кожаные штаны, шарф. Для цветных рекламных щитов и телерекламы. Я уже все себе представляю.
        Он вскочил на ноги.
        - А я не представляю. Не на того напали. Вы и вправду думаете, что я буду выставлять себя дураком по телевизору? Рекламировать какие-то там чертовы духи? Чтобы стать посмешищем всей округи.
        Мысль о мужчине, пользующемся духами, приводила его в бешенство.
        - Да перестаньте, - сказала она, вставая, чтобы заглянуть ему в глаза. - Вы преувеличиваете.
        - Вы считаете? - спросил он, свирепо взглянув на нее. - Я прожил в Хармони всю свою жизнь. А вы здесь сколько - всего один день? Мои родители обрабатывали эту землю до меня, а их родители - до них. Наше дело - покупать диких лошадей, объезжать и продавать их, так что духами мы не пользуемся.
        - Одеколоном, - поправила она.
        - И не позируем для рекламы. Мы занимаемся делом.
        - Я понимаю, - произнесла Бриджет. - Я тоже занимаюсь делом. Рекламным делом, и мне необходимо найти олицетворение «Дикого мустанга». И теперь, когда я нашла его, я не собираюсь дать ему уйти. Хотя бы потому, что одно другому не мешает. Вы прекрасно сможете продолжать заниматься своей работой, а вас будут просто снимать - за покупкой, продажей, выездкой… за всем, чем вы занимаетесь. И вы заработаете достаточно денег, чтобы отправить сына в колледж. Вы заработаете денег больше, чем когда-либо мечтали.
        - Откуда вам знать, о чем я мечтал? - спросил он.
        - Я не знаю. Я просто пытаюсь…
        - Вы пытаетесь подкупить меня. Так вот: меня не купишь. Что бы вы ни говорили, моего мнения ничто не изменит. А теперь, если вы в состоянии идти, я вас провожу.
        Он выпроваживал ее.
        Бриджет часто заморгала. Из-за отказа, подумал он. Ей пора было понять, что его ответ «нет», и поискать это свое олицетворение где-нибудь в другом месте.
        Крепко держа за руку, он проводил ее к входной двери. Нельзя сказать, чтобы она шла слишком бодро.
        - В округе есть и другие ранчо, - заметил он, стараясь побыстрее и без проблем выпроводить ее из дома. - Может, вам удастся уговорить кого-нибудь продать душу и стать посмешищем на телевидении. Если вам нужны имена…
        - Имен у меня предостаточно, благодарю вас, - холодно произнесла она, крепко держась за дверную ручку. - Но я знаю, чего хочу.
        - Я тоже, - сказал он. - И в первую очередь хочу, чтобы меня оставили в покое городские пройдохи, рыщущие в полях в поисках манекенщиков.
        - К вашему сведению, манекенщиков хватает и в городе, но мне нужен настоящий мужчина, с настоящими мышцами; мужчина, который занимается настоящей работой. Мне нужны вы. Когда к вам вернется рассудок, позвоните мне. Я снимаю комнату здесь, в городе. - Она высвободила руку, порылась в кармане и протянула ему свою визитную карточку.
        - Не надейтесь. - Он взял карточку, намереваясь избавиться от нее, как только Бриджет скроется из виду.
        Карточка пахла ею - дорогой запах, как у цветов из оранжереи. Чем быстрее он избавится от нее и от ее запаха, тем будет лучше. С чувством облегчения он смотрел с крыльца, как женщина хромала по тропинке, а затем исчезла в поле в направлении дороги. К облегчению примешивалось чувство вины. Может быть, она действительно сильно ушиблась. Но слишком горда, чтобы признаться. Он мог бы проводить ее до машины, от него бы не убавилось. Все же он что-то сделал для нее - перевязал ногу, которую она поранила из-за его сына.
        Да, сын. Что с ним делать? Что делать со своей жизнью? Он закрыл лицо ладонями - он не мог быть отцом-одиночкой, это было не для него. Окончив школу, он загадал желание: жениться на единственной девушке, которую любил. Любил сильно, как только мог. Его желание исполнилось - он женился. Может быть, слишком скоро. Может быть, слишком рано. И что теперь? Должен ли он провести оставшуюся жизнь один? Конечно же, да. Именно так поступила бы Молли, если бы первым умер он. Но Молли была святая. А он… он просто мужчина, обычный мужчина, с обычными желаниями и потребностями. Он смял карточку в руке, но вместо того, чтобы выбросить, сунул ее в задний карман.

        Бриджет вернулась в город с больной головой, тяжелым сердцем и ноющей ногой. Но не сломленная. Одного отказа недостаточно, чтобы сломить дочь Ангуса Макклауда, единственного восьмидесятилетнего шотландца, участвовавшего в марафоне Сан-Франциско. Он не победил, но добежал до финиша, а затем доставил до финиша бутылку шотландского виски на последовавшем праздновании. Она поставила машину на Мэйн-стрит, позади закусочной на колесах, и взглянула вверх, на окно комнаты, которую снимала на втором этаже дома, над мастерской по ремонту обуви. Она решила позвонить в свой офис с платного телефона, прежде чем подняться к себе, принять душ и переодеться.
        - Кейт, - сказала она, услышав голос подруги, - ты мне не поверишь, но я нашла его. Честно скажу, даже в самых безудержных фантазиях я не могла представить себе более подходящего мужчину для «Дикого мустанга».
        - Но ты же едва успела приехать.
        - Вот именно, разве не чудо? Всего один день здесь, а уже сняла комнату, составила по опросам список фермеров и ковбоев в округе, и первый же в моем списке оказался им.
        - Им? Кто он?
        - Его зовут Джош Джентри. Он тебе понравится, гарантирую. И заказчик тоже будет от него без ума…
        - А как насчет тебя, ты тоже от него без ума? - обеспокоенно спросила Кейт. - Помни, Бриджет, ты в очень уязвимом положении. Ты влюбишься в первого встречного, который тебе улыбнется.
        - Об этом не беспокойся - парень не из улыбчивых, - заверила ее Бриджет, мечтая лишь, чтобы голова не так сильно раскалывалась, и вспоминая о том пакетике льда. А также желая, чтобы Кейт перестала наконец напоминать ей о ее злоключениях, и тогда она сама могла бы о них забыть. - Я получила хороший урок, - успокоила она Кейт. - В общем-то, за прошлый год я получила так много уроков, что в голове у меня все перепуталось. Не смешивай работу и удовольствие - вот одно из правил. Замужество и семья - не единственная возможность для женщин в наши дни.
        - Не влюбляйся в недоступных мужчин - следующее правило, - подсказала ей Кейт. - И не влюбляйся с первого взгляда.
        Бриджет подумала о мужчине, который прикладывал губку к ее голени, о мужчине с суровым взглядом, крутым характером и нежным прикосновением, и дрожь пробежала по ее спине.
        - Не буду. Я намереваюсь посвятить себя работе. Я вообще не собираюсь влюбляться. Никогда больше, - сказала она, окидывая взглядом просторы высокогорных пустынь Невады по ту сторону Мэйн-стрит, вспоминая боль, нарушенные обещания и разорванную помолвку.
        - Никогда - довольно долгий срок.
        - Я вытерплю.
        - Умница. Теперь о лице «Дикого мустанга». Мне позвонить заказчику? Собрать съемочную группу? Купить мебель для офиса?
        - Вероятно, лучше отложить это на несколько дней, - ответила Бриджет. - Есть одна маленькая проблема. Парень сказал «нет».
        - Нет? Он отказался от возможности стать нашим символом «Дикого мустанга»? - недоверчиво переспросила Кейт.
        - Думаю, это был просто шок от… понимаешь, эта новость, то, как я преподнесла ее, все сразу… Но у него есть моя карточка, и когда он все обдумает… возможно, он уже пытается до меня дозвониться. А если нет, я сама ему позвоню.
        - У нас не так много времени, Бриджет. До сих пор не внесена арендная плата за офис, и не думаю, что мы можем и дальше простаивать.
        - Сделаем так. Я пришлю тебе только что отснятую пленку. Покажи ее заказчикам. Пусть увидят, что мы не какие-нибудь новички, у которых ничего, кроме амбиций. Они увидят: мы не стоим на месте. Может, даже заплатят нам вперед.
        - А если они посмотрят снимки, одобрят твой выбор, заплатят вперед, а потом твой парень не согласится?
        - Он не может не согласиться, - сказала Бриджет с уверенностью, которой не чувствовала. - Ну ладно, мне пора идти раздобыть лед для глаза.
        - Что?
        - Утром я попала в небольшую аварию на дороге.
        - Дорожное происшествие в Хармони, штат Невада? В жизни не поверю.
        - Ты не поверишь во многое из того, что происходит в Хармони, - пробормотала Бриджет.
        В том числе в то, что пятилетний мальчик пробудил в Бриджет материнский инстинкт, который она решительно вытравляла из себя после того, как рухнули ее надежды на замужество. В фермерский дом, мечту любой женщины, с любовью украшенный женщиной, присматривавшей за ним со своего места на каминной полке или откуда-то с небес.

        В тот же день после обеда Джош позвонил родителям, чтобы спросить, не видели ли они Макса.
        - Да, он здесь, - сказал его отец. - Пришел со своим сломанным велосипедом. Хочет, чтобы я помог починить его.
        - Вернее, он будет помогать тебе. Лучше отправь его домой, - сказал Джош.
        - С ним все в порядке. Он в лучшем состоянии, чем та женщина, на которую он наехал. Так он говорит. Она хочет купить лошадь?
        - Не совсем. Мужчину на лошади.
        - Она нашла его?
        - Нет, - твердо сказал Джош.
        - Это, верно, не составит ей труда, если она такая красивая, как говорит Макс.
        Джош покачал головой. Неужели его пятилетний сын разглядел пшенично-золотые волосы, обрамлявшие лицо, и гладкую шелковистую кожу длинных ног?
        - Что за ребенок?! Хотел бы я, чтобы он проявлял столько же интереса к лошадям, сколько к десятискоростным велосипедам.
        - Или к хорошеньким женщинам, - заквохтал отец. - Бьюсь об заклад, он пошел не в тебя. Все, что тебя когда-либо занимало, - это ранчо и дикие мустанги да соседская дочка, превратившаяся потом в хорошенькую девушку.
        - С тех пор я не изменился, папа. Я всегда буду интересоваться только этим. Теперь, когда Молли нет, у меня остались ранчо и лошади, и Макс, конечно же.
        - Молли нет уже больше двух лет, сынок, так что, может быть, тебе пора двигать.
        - Я не собираюсь никуда двигать. Ты прекрасно это знаешь, - отрезал Джош. - Здесь мой дом, и здесь он будет всегда. С Молли или без.
        - Я говорю не в географическом смысле. Я говорю образно. Молли поступила бы…
        - Молли поступила бы точно так же. Осталась бы верна моей памяти.
        - Конечно, осталась бы. Разумеется. Но даже если бы на твоем месте оказалась она, я бы посоветовал ей то же самое: устраивай свою жизнь, найди того, кто поможет тебе растить Макса.
        - У меня есть ты и мама, - возразил Джош.
        - Мы ведь не всегда будем с тобой, - сказал его отец.
        - Куда вы собираетесь?
        - Никуда конкретно. Не сегодня. Не завтра. Но однажды…
        - Мы это еще обсудим. Ты знаешь, что я пережил, когда не стало Молли. Я больше не хочу любить. Ничто не стоит боли, которую я вынес.
        - Упрямец. Хотя бы в этом вы с сыном схожи.
        - На том и поставим точку. Отошли его домой, когда он тебе надоест. А мне тут нужно объездить кобылу и загнать ее в конюшню. Надеюсь, это удастся сделать без назойливой дамочки с камерой. Ты едешь со мной в Центр приручения диких лошадей в четверг?
        - Не могу. Твоя мать записала меня на какую-то добровольную работу в церкви.
        - И он еще хочет, чтобы я позволил женщине оседлать меня!
        - Подожди минутку, - сказал отец.
        - Не могу. Работа ждет.
        Когда на склоне дня появился Макс и поставил починенный велосипед рядом с пикапом отца, Джош сел за обеденный стол, намереваясь поговорить с сыном.
        - Когда я отправляю тебя к дедушке с бабушкой, я хочу, чтобы ты находился у них.
        - Знаю, - ответил Макс с набитым ртом.
        Джош прикрыл на мгновение глаза, надеясь, что Молли никогда не узнает о том, что он кормит ребенка консервированными спагетти. Сегодня он по крайней мере разогрел их.
        - Если бы ты был там, где должен был быть, и делал то, что должен был делать, ты не врезался бы в тетю. А если бы ты не врезался в тетю, она не пришла бы сюда и не докучала бы мне.
        - А кто бы тогда заклеил мне коленку? - возразил Макс с железной логикой пятилетнего ребенка.
        - Тогда ты не… Забудь. Я просто хочу знать, где ты.
        - Да я же здесь, папа.
        - Вижу, вижу, что здесь. - Он положил в свою тарелку спагетти из миски. - Хочешь, куплю тебе ослика на этой неделе? Или лучше пони?
        - Разве у нас мало лошадей? - спросил Макс. - Лучше мотоцикл.
        Джош разочарованно взглянул на сына. Если бы он не был лично причастен к зачатию и рождению этого мальчугана, он бы усомнился, что это его сын. Отец прав - он в возрасте Макса интересовался только лошадьми. Объездка, выездка, чистка, а ему все было мало. Он даже любил убирать навоз из конюшен. А его сыну подавай мотоцикл!
        Джош глубоко втянул воздух, чтобы сдержаться. Взглянул на прикрепленную к холодильнику фотографию улыбающейся Молли с грудным Максом на руках и помрачнел. Если бы она была здесь, то нашла бы что сказать ему. Но ее здесь нет, и Джош должен выкручиваться сам.
        Все, что он смог придумать, - это банальное: «Подрасти сначала».
        Сын хмуро смотрел на него, все еще не теряя надежды. Губы и подбородок были в томатном соусе, под глазом - иссиня-черный, переходящий в малиновый синяк. Наконец Макс справился с обедом и спрыгнул со стула.
        - Что она сказала? - поинтересовался он.
        - Кто? - спросил Джош, словно не понимая, о ком идет речь.
        - Ты знаешь кто, - заявил Макс.
        - Она сказала, что ты не виноват.
        Макс ухмыльнулся, показав щербины, оставшиеся после выпавших молочных зубов.
        - Она тебе понравилась?
        - Нет, - отрезал Джош. - Но тебе, я вижу, понравилась.
        Удовлетворенный, Макс помчался к задней двери, собираясь прокатиться по лужайке на своем только что починенном велосипеде.
        Джош стоял у окна, наблюдая, как маленький сорванец мнет колесами траву, так заботливо посеянную и политую им.
        - Она мне не понравилась, - громко проговорил он, теперь уже пытаясь убедить не сына, пытаясь убедить себя.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Два дня Бриджет объезжала окрестности на своей машине. Ее раны затягивались, припухлость над глазом становилась все менее заметной. Она искала Дикого Мустанга, но мыслями была далека от поисков, потому что уже нашла его и знала это. Но знал ли он?
        Он упрям и несговорчив. Она тоже. Кроме того, она решительно настроена заполучить Джоша Джентри. Лучше все равно не найти; и надо было выполнить обязательства перед заказчиком - выяснить, что еще можно обнаружить в округе. Пока что ей удалось напасть лишь на семидесятивосьмилетнего ковбоя по имени Слим, который вот уже сколько лет удачно справлялся с объездкой лошадей. Он хороший парень, но у него нет этого… этого… того, чем обладает Джош.
        Нельзя назвать это шармом или харизмой. Это можно назвать сексуальной привлекательностью, неохотно признала она. Хотя почему бы и нет? Достоверно известно, что женщины покупают мужского одеколона больше, чем мужчины. А кто может продать товар лучше, чем сексуальный мужчина? Никто.
        На третий день своего пребывания в городе она стояла возле кафе, где до этого позавтракала, изучала карту северной Невады, прикидывая, на сколько ее хватит. Вернее, на сколько у нее хватит денег. Когда она работала в рекламном агентстве
«Марстен и Грант», все ее командировочные расходы оплачивались компанией и она беззаботно выписывала чеки в лучших ресторанах и отелях.
        Ей хорошо платили, но Бриджет ни за что на свете не вернулась бы в это гигантское агентство. Она планировала работать там до того момента, когда они со Скоттом поженятся и заведут детей. Тогда можно было бы все бросить. С радостью. Но все изменилось, когда Скотт порвал с ней.
        Десять лет назад компания была лишь крошечным начинающим агентством. Когда же она превратилась в мегакомпанию, Скотт, вице-президент, пошел на поводу у заказчиков. В результате перестал приветствоваться творческий подход и ушло много талантливых людей. Последней каплей было то, что Скотт запретил рекламу, подготовленную Бриджет, на том основании, что она не понравилась боссу.
        Теперь, когда она открыла собственное дело и зарабатывала каждое пенни сама, все обстояло иначе. Пока они с Кейт не выполнят крупный заказ, им не удастся открыть офис, оплатить аренду. Да она даже не сможет долго пробыть здесь, хотя трудно было представить себе удобства скромнее и еду дешевле, чем те, которыми Бриджет довольствовалась в этом крошечном пыльном городке…
        Ей нужно было найти своего Дикого Мустанга. Но как? Где? Вернуться на ранчо Джентри и предпринять еще одну попытку, рискуя нарваться на оскорбления и, вероятнее всего, на отказ; или же отправиться за город, на ярмарку диких лошадей, о которой она узнала из разговора за соседним столиком в закусочной, где она пила свой утренний кофе? Это, должно быть, идеальное место, где можно найти Дикого Мустанга. Если бы только она могла выбросить Джоша Джентри из головы.
        Бриджет подняла глаза: напротив универмага через дорогу остановился автофургон, из которого вышли маленький мальчик и седоволосая женщина. Мальчик повернулся, чтобы посмотреть на нее. Когда он ее узнал, то закричал так громко и радостно, что двое мужчин, ехавших на тракторе, оглянулись.
        - Здравствуй, Макс, - сказала Бриджет, перейдя улицу, чтобы своими глазами убедиться в том, что его раны заживают. - Как дела?
        - Отлично, - ответил он, опершись ручонкой о машину. - Папа сказал, что вы уехали домой.
        - В самом деле? Нет, я все еще здесь. Ему просто хотелось так думать.
        - А что значит «хотелось так думать»?
        - Это, гм…
        - Я рад, что вы еще здесь. Вы уже купили себе лошадь?
        - Нет, еще нет.
        - Сегодня я на попечении бабушки, - сказал он, кивнув в сторону приятной пожилой женщины. - Потому что папы нет дома. Это тетя, о которой я тебе говорил, - сообщил мальчик бабушке. - Она ищет себе лошадь.
        - Джоан Джентри, - представилась женщина. - Так вы та несчастная, на которую наехал Макс. Я должна была узнать вас по его описанию.
        По описанию Макса, а не Джоша, промелькнуло в голове у Бриджет.
        - Прошу прощения за это происшествие. Надеюсь, вы уже чувствуете себя лучше, - продолжала пожилая женщина.
        - Ерунда, - весело сказала Бриджет. - Это были сущие пустяки. Я сама виновата. Стояла там, задумавшись. И смотрела… я хочу сказать, не смотрела на дорогу и потеряла бдительность.
        - Понимаю, - улыбнулась Джоан Джентри. - В любом случае я должна извиниться вместо Макса. Надеюсь, из-за полученных увечий вы все же не отказались от мысли купить у моего сына дикого мустанга.
        - В общем, дело в том… - Бриджет опустила взгляд на Макса, затем перевела обратно на его бабушку. Надо же, у обоих те же ослепительно голубые глаза, подумала она. Но что это еще за история с покупкой лошади? Никакая лошадь ей вовсе не была нужна, но как признаться в том, что ей необходим мужчина? Неповторимый мужчина. Ее сын.
        - Мы идем в магазин, - сообщил Макс и нетерпеливо потянул бабушку за руку. - Бабушка купит мне рогатку. Хотите с нами?
        Бриджет не долго раздумывала. Если Джоша Джентри нет дома, какой смысл ехать к нему на ранчо?
        - Нет, не могу. Я собираюсь на ярмарку диких лошадей.
        - Мой папа как раз там, - сказал Макс.
        - Правда? - Бриджет ласково погладила Макса по голове. - Замечательно.
        Это в самом деле было замечательно. Она как будто случайно столкнется с ним и, если снова не сможет уговорить, наверняка найдет на ярмарке кого-нибудь, кто согласится. Такого, правда, больше не найдешь, но кто-нибудь вполне сойдет.
        - Да, он поможет вам выбрать лошадь. И объездит ее для вас, - заверил Макс.
        - Неплохая мысль, - сказала она. Если для того, чтобы заинтересовать его, придется купить лошадь, она сделает это. Сколько она может стоить, кстати?
        - Вы и на велосипеде умеете ездить? - спросил он.
        - Честно говоря, я ни на чем не умею ездить, - призналась она. - Еще не научилась.
        - А как насчет рогатки? - продолжал он. - Знаете, как с ней обращаться?
        - Боюсь, что нет.
        - Вам еще столькому нужно научиться, - заметил Макс.
        - Макс! - позвала бабушка.
        Бриджет улыбнулась и взъерошила светло-золотые волосы мальчика. Она не обиделась. Ей действительно многому нужно было научиться. И все это по большей части не имело ни малейшего отношения к велосипедам или рогаткам. Это касалось любви и жизни. Она вздохнула.
        - Ну что ж, Макс, рада была снова тебя увидеть. Приятно было познакомиться, миссис Джентри.
        Проезжая по Мэйн-стрит, она взглянула на свое отражение в зеркале заднего вида и строго сказала себе, что, если она не сумеет уговорить Джоша Джентри быть ее Диким Мустангом, ей нечего делать в рекламном бизнесе. Но что его может убедить? Она уже предложила ему деньги и известность. Чего же он еще хочет?
        Мероприятие проходило в добрых двадцати милях от города. Поставив машину, Бриджет стала пробираться по пыльной стоянке между новоявленными владельцами, гордыми своими приобретениями, которые погружали своих полудиких питомцев в фургоны. Проходя по аллее между загонами, она слышала обрывки фраз и поглядывала направо-налево на мужчин в широкополых шляпах, высматривая… сомневаясь, что кто-то из них подойдет, как вдруг до нее долетел разговор:
        - Только не эту. Какая-то кляча.
        - Ты переплатил.
        - И ты называешь это лошадью?
        - Хотел гнедую, но она оказалась хромой.
        - Спроси Джентри. Он знает толк в лошадях.
        - Я его сегодня не видел.
        - Да здесь он.
        Это было бы очень кстати, подумала Бриджет. Ей так и не удалось увидеть кого-нибудь, кто обладал хотя бы сотой частью достоинств Джентри.
        Завернув за угол оштукатуренного дома, Бриджет была поражена громким ревом ослов и зрелищем примерно ста пятидесяти диких лошадей, нервно щиплющих траву в загонах. Они были встревожены присутствием людей, пришедших взглянуть на них и, возможно, купить и увезти к себе домой.
        Со своим неизменным фотоаппаратом, висящим на шее, она остановилась у металлической ограды и сделала несколько снимков. Опершись на ограду и стараясь не расплакаться, Бриджет смотрела на лошадей, совсем еще недавно вольно резвившихся на просторах Невады, а теперь помещенных в загоны, как заключенные за решетку. Она была так поглощена мыслями о несчастных животных, что не заметила, как Джентри подошел сзади.
        - Что вам здесь понадобилось? - спросил Джош Джентри.
        От удивления она раскрыла рот. Но сумела подавить радостный возглас - он и без того не жаловал ее, незачем подливать масла в огонь. Она повернулась к нему.
        - То же, что мне нужно было на вашем ранчо. Ищу символ «Дикого мустанга».
        Он рассматривал ее, не скрывая своего неодобрения.
        - Когда же вы бросите эту затею?
        - Бросить? Да я только приехала.
        - Это я заметил.
        Он заметил. Самое время нанести удар.
        - Я хотела спросить…
        - Вы выглядите немного лучше, - сказал он, приподняв двумя пальцами ее подбородок, чтобы лучше осмотреть глаз.
        От его прикосновения у нее по спине побежали мурашки, несмотря на палящее солнце Невады. Его лицо было так близко, что она могла разглядеть зеленые искорки в его голубых глазах.
        - Спасибо. - Бриджет похвалила себя за спокойный голос, хотя сердце билось в два раза быстрее обычного. - Вы уже… вы уже обдумали мое предложение?
        Он так долго медлил с ответом, что у нее затеплилась надежда. Вокруг в клубах пыли ржали лошади, но она ничего не замечала. Он изменил свое решение. Наверняка изменил. Иначе зачем бы он стал разглядывать ее, нахмурив брови?
        - Припухлость исчезла, кровоподтек побледнел, да, явное улучшение.
        - Это очень мило с вашей стороны, но все же…
        - Я сказал это не для того, чтобы показаться милым, - отрезал он.
        - Знаю, но… - Ее терпение лопалось. Сколько еще он намеревался стоять здесь, разглядывать и обсуждать ее внешний вид? Что он видел, когда смотрел на нее, помимо синяков и припухлостей? Всего-навсего угрозу его образу жизни! Она же видела мужественного, сексуального всадника, который был очень нужен ей, чтобы ее начинания имели успех. - Как насчет моего предложения? - настаивала она.
        - Ответ - нет. Решительно нет. Теперь вы можете возвратиться домой.
        - Я не вернусь домой, пока не найду своего Дикого Мустанга. - Бриджет осмотрелась вокруг и остановила взгляд на группе ковбоев, сгрудившихся возле ограды, тыкавших пальцем то в ту, то в другую лошадь и громко обсуждавших их достоинства. Никто из них не был похож на ее Дикого Мустанга. Никто не был похож на Джоша Джентри.
        - Хотите, я познакомлю вас с любым из этих ребят? - предложил он, заметив ее интерес и насмешливо улыбнувшись.

        Бриджет распрямила плечи.
        - Большое спасибо. Я могу сделать это сама. - С этими словами она направилась прямо к ковбоям, повторяя себе, что будущее ее компании зависит от того, найдет ли она нужного мужчину для рекламы своего товара или нет. Между тем единственное, чего ей хотелось, так это убежать от пристального взгляда мистера Джентри и показать ему, что он ей не нужен. Ради этого она отправилась бы в логово ко львам. Сейчас же она шла в логово к ковбоям.
        - Гм… прошу прощения, джентльмены…
        Они разом замолчали и уставились на нее.
        - Я хотела спросить… - О Господи, нет, это невозможно, она никак не может сказать им про одеколон. Они просто поднимут ее на смех. - Я хотела спросить, не поможете ли вы мне выбрать лошадь.
        - Что ж, почему бы и нет, - согласился один из них, вежливо коснувшись полей своей шляпы. - Какую вам хотелось бы?
        - Хотелось бы? Ну, такую смирную… я хочу сказать…
        Ее слова потонули в громком хохоте.
        - Милочка, вы не туда пришли за смирной лошадью. Видите ли, лошади здесь дикие. Пока их приручишь, семь потов сойдет, да и тогда их вряд ли можно будет назвать покладистыми.
        - Понятно, - сказала Бриджет, кивая с серьезным видом. - Что ж, спасибо вам. Приму ваш совет к сведению. Было очень приятно… гм, побеседовать с вами. - С вежливой улыбкой она отошла от них и быстро направилась к другой стороне загона, чтобы затеряться в толпе, надеясь, что Джош уже ушел и не был свидетелем ее поражения.
        Джош искал лошадь. За этим он здесь, в конце концов. Однако его внимание было сосредоточено не на лошадях. Он не мог оторвать глаз от женщины в узких джинсах и облегающем топе, обходящей загон. И не только он смотрел на нее. Другие мужчины тоже смотрели - и не только смотрели, а останавливали ее, улыбались и заговаривали с ней. Удивляться было нечему - она была самой хорошенькой женщиной, когда-либо появлявшейся в Хармони. Она была подобна красной розе на длинном тонком стебельке, возвышавшейся посреди луговой травы.
        Нашла ли она наконец своего проклятого Дикого Мустанга? Он надеялся, что нашла. Надеялся, что ей удалось уговорить какого-нибудь дурака и теперь она оставит его наконец в покое и он сможет вернуться к привычной жизни.
        В это время Бриджет разговаривала с Тэксом Вудраффом. Он снял шляпу и обращался к ней с таким видом, словно она была самой привлекательной из всех когда-либо виденных им женщин. Именно об этом он ей сейчас и говорил, насколько Джош знал Тэкса. У него были усы в милю шириной и очередь из поклонниц в милю длиной. Впрочем, он был неплохим наездником. Из него получится отличный Дикий Мустанг. Что, вероятно, уже пришло ей в голову и из-за чего она целых пять минут разговаривала с ним. Похоже, Тэксу удалось убедить ее, что он лучший наездник на всем Западе. На самом деле он был всего лишь неплохим. И Джошу не нравилось, как он обращался с лошадьми. И со своими женщинами тоже, если верить слухам.
        Она опустила руку в карман и достала одну из визитных карточек, точно такую же, какую дала ему. Отпустила ту же шутку. Тэкс улыбался, кивал, а потом минут десять изучал карточку. Парень, вероятно, не умеет читать. Но кого это волнует? Кто сказал, что Дикий Мустанг должен уметь читать? Насколько понял Джош, эта роль без слов. Но это его роль. Она предложила ее сначала ему. И черт возьми, он не отдаст ее какому-то скудоумному конюху!
        Без дальнейших размышлений Джош кинулся в толпу, возвышаясь над большинством мужчин, и двинулся к тому месту, где стояла Бриджет. Быстро кивнув Тэксу, он ухватил ее за локоть и развернул к себе лицом.
        - Все еще ищете своего Дикого Мустанга?
        Она широко раскрыла глаза.
        - Да, но…
        - Тогда я буду им. Пойдем. - Крепко держа за локоть, он вывел ее из толпы, оставив остолбеневшего Тэкса стоять и смотреть, как они прошли мимо пасущихся лошадей, направились к парковке, к грузовику и фургону Джоша, где в конце концов и остановились. Бриджет повернулась к нему, с трудом переводя дыхание, с горящими глазами.
        - Вы правда сказали, что согласны? Вы будете моим Диким Мустангом?
        - Вы уверены, что это не отнимет у меня много времени? - спросил он недовольным голосом, уже сожалея о своем решении.
        - Совершенно уверена. Мы будем учитывать ваш распорядок дня.
        - Мы?
        - Съемочная группа. Они приедут только в самый последний момент. К тому же главный - вы. Ваше слово - закон. Что… что заставило вас изменить свое решение?
        Он пытался придумать ответ. Никогда никому не признался бы он, что приревновал к этому увальню.
        - Ваши слова насчет обучения Макса, - наконец сказал он. - Я теперь жалею, что не поступил в колледж. Но у меня было ранчо. И была Молли.
        - Молли - это ваша жена?
        - Была моей женой, пока не умерла два года назад.
        - Мне очень жаль, - мягко сказала Бриджет.
        - Вы замужем? - спросил он, чтобы сменить тему.
        - Нет. Но чуть было не вышла. В прошлом году… Мы были помолвлены, но теперь уже нет. Я сама по себе. Свое собственное дело, своя собственная жизнь. Мне это нравится, - проговорила она уверенным тоном.
        - Ну что ж. Я ведь приехал сюда за лошадью. Мне нужно вернуться, пока всех не разобрали. - Или пока не наболтал лишнего этой рекламной дамочке, от которой исходит самоуверенность и запах экзотических цветов, щекочущий ноздри и рисующий в воображении шелковые простыни и атласную кожу. Ее кожу. Да что это с ним? Он ведь из тех парней, что имеют мозолистые руки и спят на грубых простынях. К тому же она не в его вкусе.
        - Подождите минуточку, - сказала Бриджет, поняв, что от нее пытаются отделаться, когда она еще к этому не готова. Да, она получила то, за чем приехала, но уехать… нет, не сейчас. - Если я не слишком назойлива, мне хотелось бы посмотреть, как вы выбираете дикого мустанга. Любопытства ради, понимаете? К тому же я еще не сделала достаточно фотографий. Так что, если вы не возражаете… - Выражение его лица ясно говорило, что возражает; но он покорно повел ее туда, где дикие лошади дожидались своих покупателей.
        Облокотившись рядом с ним на ограду, Бриджет касалась его плечом. Даже сквозь плотную ткань рубашки она чувствовала каждый его мускул. Табун за оградой расплылся у нее перед глазами, и все, на что она была способна, - это представлять себе, как выглядел ее Дикий Мустанг без рубашки: мышцы, покрытые бронзовым загаром, подтянутый живот… У нее бешено забилось сердце и запылали щеки. Она покосилась на него. Он был занят лошадьми, которые фыркали и мотали головами, и даже не взглянул на нее.
        Значит, только она испытывает это странное влечение. Что ж, тем лучше. Если им предстоит работать вместе, она не может позволить себе завести с ним роман. Смешивать работу и увлечение - это до добра не доводит. Если бы их отношения стали известны, она без колебаний выбрала бы его в ущерб работе. Но у нее не было выбора. Ее бывший жених, Скотт, обвинил ее в неспособности быть желанной женщиной и удачливым рекламным агентом. Пусть он не захотел на ней жениться, но он ошибался, говоря, что она ничего не смыслит в рекламе.
        И Бриджет ему это докажет. Она всем это докажет, потому что, получив заказ, о котором можно было только мечтать, она еще получила мужчину, о котором и мечтать не могла. Пока держит себя в руках, она не имеет права потерпеть неудачу, и Бриджет решительно отодвинулась на несколько дюймов от ковбоя.
        - Не могу понять, как вы можете делать это, - сказала она, глядя на лошадей. - Ведь они принадлежат дикой природе, так? Они привыкли к свободе и к просторам Невады. А теперь их держат в загонах, как заключенных за решеткой, и не позволяют резвиться на свободе.
        - На них также никогда больше не будут нападать горные львы, и лошади не будут умирать от голода из-за недостатка корма. В неволе они получат хороший уход, избавятся от паразитов и проживут дольше, чем на свободе.
        Она испытала большое облегчение, услышав, что положение несчастных животных не столь печально.
        - Я не знала этого.
        - Большинство людей, никогда не бывавших в наших краях, не знают этого. Они испытывают жалость к лошадям, как и вы. Они думают, мы сдаем их на фабрики, производящие собачий корм.
        - Это ужасно. Что требуется Ассоциации диких мустангов, так это хорошо налаженная связь с общественностью. Тогда люди узнают, чем вы здесь занимаетесь, - сказала она. - Для чего вы их покупаете?
        - Для удовольствия, верховой езды, перевозки грузов. Если эти парни горят желанием сесть на лошадь, которая никогда до этого не знала седла, то будьте уверены, они позаботятся о ней.
        - Значит, все эти разговоры о продаже их на фабрики…
        - Такое случалось. Но это было еще до Закона о диких лошадях.
        - Тысяча девятьсот семьдесят первого года.
        Он удивленно взглянул на нее.
        - Вы выучили домашнее задание.
        Она улыбнулась. Это был не совсем комплимент, хотя можно было сказать и так. У нее потеплело на сердце. Но тут он сделал еще одно замечание:
        - Как вам запах?
        Она поморщилась. Пахло потом, навозом, грязью - всем сразу.
        - Так, что ли, пахнет этот одеколон «Дикий мустанг»? - спросил он, толкнув ее локтем.
        Она выпрямилась.
        - Конечно же, нет. Он не такой… не такой… приземленный. Но в нем есть все составляющие. Терпкость… ну… вы сами знаете, - едва слышно закончила она. Она не могла отрицать, что далеко не всякий мужчина захочет благоухать лошадью и отнюдь не каждая женщина захочет вдыхать этот аромат. Но кто из миллиона женщин у прилавков мужской парфюмерии знает об этом? - Главное - имидж.
        - А вовсе не то, что есть на самом деле?
        Она ничего не ответила. У нее не было ни малейшего желания вступать в дискуссию о необходимости рекламы. Она знала, что ей никогда не убедить его в важности своей деятельности. Но он согласился участвовать в ее рекламной кампании, неважно по какой причине, и этой победы на сегодня достаточно. Она выждала несколько минут и задала свой вопрос:
        - Откуда вы знаете… как вы решаете, какую лошадь выбрать?
        - Я смотрю, ясный ли у нее взгляд.
        Бриджет стала изучать быстро перемещающийся табун и только покачала головой, не в состоянии отличить один взгляд от другого.
        - А что значит ясный взгляд?
        - Это когда лошадь любопытная, - пояснил он, указывая на черную лошадь с белой звездочкой на лбу. - Взгляните вот на эту. Я бы ее купил. С каким любопытством она смотрит на окружающих. Она разглядывает нас с головы до ног, чтобы составить свое мнение. Она не напугана, как большинство других лошадей.
        - Я бы не стала осуждать их за это, - сказала она. - Я тоже была бы на их месте напугана.
        - Вы? Напуганы? - изумился он. - Не могу себе представить такое. Вы не двигаетесь с места, когда на вас несется велосипед. Вы врываетесь в дом к незнакомому человеку, чтобы уговорить его рекламировать одеколон. Что же тогда может вас напугать?
        Она пожала плечами. Никто никогда не называл ее смелой.
        - Не знаю. Змеи, пауки. Неудача. - Разговор становился слишком откровенным. Ей не хотелось говорить о неудаче. Ей не хотелось говорить о себе. Она хотела говорить о лошадях - это было гораздо безопаснее. - Представьте себе, что вас держат в неволе после того, как вы всю жизнь провели на свободе, - сказала она. Она чувствовала на себе его вопрошающий взгляд, но не отрывала глаз от черной лошади в загоне.
        - Свобода так много значит для вас? - спросил он.
        - Думаю, что да. Думаю, именно поэтому я открыла свое собственное рекламное агентство. Чтобы иметь возможность делать то, что я хочу.
        - Вы действительно делаете то, что хотите?
        - Разумеется. Вся моя жизнь в моих руках.
        - А как же семья, дети?
        Бриджет с трудом сглотнула. Нужно же было ему задать этот вопрос, когда ее слова звучали так убедительно! От расспросов она начинала нервничать. Точно так же, как дикие лошади там, в загоне.
        - Нет времени на семью и детей, - беззаботно отозвалась она. - Я не променяю на них свою работу. Ведь иногда приходится трудиться круглые сутки. В нашем деле большая конкуренция. Стоит только зазеваться, и кто-нибудь обязательно попытается увести у тебя клиента. К тому же нельзя получить все, чего хочешь, - сказала она, словно подытоживая. А то он без нее этого не знал!
        Еще совсем недавно она думала, что может получить все - интересную работу, а потом, или одновременно, любимого мужа, дом и детей. Теперь, когда стало ясно, что так не получится, она могла отдать все силы карьере. Что было не так уж и плохо. Очень даже неплохо.
        - Нет… нельзя, - прошептал он, затем повернулся к лошадям спиной. - Мне нужно заплатить за лошадь и заполнить на нее бумаги. А вы, думаю, вернетесь в город.
        Вот и все. Конец игры в вопросы и ответы. Он отделался от нее, прежде чем она успела о чем-нибудь спросить. Например, чего боялся он? Что свобода значила для него? Чего он хотел от жизни? Он зашагал прочь прежде, чем она успела сообразить, что происходит. Он с ней распрощался.
        - Подождите, - крикнула она, локтями прокладывая себе путь в толпе. - Когда вас можно застать дома? Могу я зайти и сделать несколько фотографий?
        Он только пожал плечами, не оборачиваясь, даже не замедлив шага, и она остановилась; затем направилась к парковке, понимая, что добилась от него всего того, чего хотела, и что он каким-то образом узнал о ней больше, чем многие, включая ее друзей.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Джош медленно ехал домой, довольный своей покупкой. Две из четырех лошадей, купленных им десять лет назад, все еще работали у него. Две другие были отпущены на пастбище, и они это заслужили. А тех, кого он объездил и продал, обеспечив себе приличный доход, невозможно было и подсчитать.
        Он умел объезжать лошадей, умел приручать их, умел укрощать. Но чем он больше всего гордился, так это своим умением выбирать их. Чтобы выбрать хорошую лошадь в постоянно перемещающемся табуне, нужен острый глаз и знание лошадей. Джош редко ошибался, и гордился этим.
        Чем он не мог гордиться, так это своими решениями относительно собственной жизни. Отказался поступать в колледж. Женился и уединился с семьей на ранчо. Предоставил Макса самому себе. А теперь еще и согласился рекламировать мужской одеколон. Что подумают в городе? Остается только надеяться, что рекламная кампания окажется неудачной и никто ни о чем не узнает. А если все же узнают, можно сказать: он сделал это, чтобы иметь средства на образование Макса.
        Что касается образования, то было бы великим счастьем, если бы Максу удалось окончить местную среднюю школу. Катаясь по лужайке на велосипеде и бегая за хорошенькими женщинами. При воспоминании о Бриджет в шортах, с подбитым глазом, о том, как он прикладывал ей к веку лед, а она терпеливо сносила это, сердце у него учащенно забилось. Он никому не признался бы, что тогда у него возникло непреодолимое желание обнять ее и успокоить, сказать, что все будет хорошо. К счастью, Джош сумел его преодолеть, иначе кто знает, чем бы все кончилось. Он мог оказаться под судом за развратные действия.
        В какой-то безумный миг, увидев, как задрожала у нее нижняя губа, когда он выставил ее из дома, Джош едва удержался, чтобы не вернуть ее и не поцеловать. Он сумел подавить в себе это чувство и не позволял оживать воспоминаниям. Единственным объяснением всему было то, что он так давно, так невероятно давно последний раз целовал женщину. Видел, как заливаются краской женские щеки.
        Нет, он вовсе не хотел Бриджет Макклауд. Она была не в его вкусе.
        Джош порылся в кармане рубашки и вынул оттуда смятую карточку. Как она здесь оказалась? Он отчетливо помнил, что сунул карточку в карман брюк. Несколько дней назад он поднес ее к носу и вдохнул стойкий, до сих пор сохранившийся аромат. Стойкий, как сама Бриджет, которой неизвестно слово «нет» и которую ничто не способно остановить, если она что-то задумала.
        Хотя сегодня ему показалось, что он сумел пробить ее самоуверенность. Он ухмыльнулся, вспомнив, как она поморщилась, когда он сказал о конском запахе. Как запылали у нее щеки. Он давно так не веселился. Странное дело, чем больше она рассказывала о себе, тем больше ему хотелось знать. Это не входило в его планы. Она не входила в его планы.
        С того времени как умерла Молли, в его планах значилось просто существовать. Зарабатывать на жизнь себе и Максу. Направлять энергию мальчика в правильное русло. Поклоняться Молли, стоящей на пьедестале. Вспоминать о том, какой она была замечательной женой. Его первой и последней женой. Молли умерла два года назад, и он не взглянул ни на одну женщину. Зачем лишнее беспокойство? Он поклялся ей в верности пятнадцать лет назад и не нарушит клятвы. Как он сказал своему отцу, она сделала бы для него то же самое.
        Тогда почему же, возвращаясь домой, он ухмылялся, думая о какой-то городской красотке, которую больше интересовал имидж, чем суть? Место которой у парфюмерного прилавка, а не в закусочной среди фермеров. Карьера для нее важнее замужества и семьи, чего он никак не мог понять. Судя по привязанности Макса, она была бы хорошей матерью.
        Джош тряхнул головой. Что ему за дело, если даже она станет матерью пяти близнецов? Им предстоит работать вместе, и чем дальше они будут держаться друг от друга, тем лучше. Она обещала, что он сможет заниматься своей работой, вести привычный образ жизни. Надо надеяться, это не обман. У него ведь нет ни малейшего желания ставить свою жизнь с ног на голову, чтобы рекламировать духи… одеколон… неважно.
        Подъехав к дому, он увидел на подъездной дороге ее машину, сама Бриджет сидела на крыльце. Он выругался себе под нос, резко развернулся, делая вид, что не замечает ее, и двинулся к конюшне. Когда он выбрался из фургона, она была уже там, с фотоаппаратом на плече. Неужели от этой женщины нет спасения?
        - Надеюсь, вы не будете возражать, - сказала Бриджет, щелкая затвором, пока Джош выводил фыркающую и взбрыкивающую лошадь из фургона.
        - Очень даже буду, - прорычал он, набрасывая на лошадь уздечку. - Для лошади это тяжелое время. Если она вас лягнет, я не отвечаю.
        - Конечно, - сказала Бриджет, отступив лишь на полшага. - Но все это так интересно и так важно для всей последующей жизни мустанга. Я права?
        Джош ничего не ответил. Он старался не замечать ее, но она была повсюду - в конюшне, в загоне - со своей болтающейся на шее камерой. Вдруг он услышал, как подъехала машина матери и остановилась напротив дома. И отдаленный голос Макса. Только тогда она исчезла. Джош мог себе представить, как будет рад Макс увидеть Бриджет. Ему же остается надеяться, что к тому времени, как он управится в конюшне, она уже вернется в город.
        Немного погодя мать обнаружила его сидящим верхом на изгороди, жующим соломинку и наблюдающим, как его новая лошадь кружит по загону.
        - Так вот ты где, - сказала она, - я оставила тебе на обед картофельную запеканку с мясом, салат и жареный ревень.
        - Звучит заманчиво.
        - Хватит и на твою подругу, если она захочет остаться.
        Он посмотрел на мать. Ее взгляд был открытым, не таил никакой задней мысли. По крайней мере хотелось на это надеяться.
        - Она мне не подруга, - пояснил он.
        - Ну, тогда подруга Макса.
        - Только не говори мне, - сказал он, горестно качая головой, - что мальчишка уже успел пригласить ее на обед.
        Мать улыбнулась.
        - Я подумала, мне стоит предупредить тебя.
        - Звучит так, словно все уже потеряно.
        - Она тебя чем-то не устраивает?
        - Да нет же, устраивает. Очень даже устраивает. Она намеревается провести здесь Бог знает сколько времени, суетясь, вмешиваясь в мою работу и фотографируя меня и лошадей для рекламы каких-то чертовых духов.
        - Правда? Как интересно.
        - Ты находишь? А тебе бы понравилось, если бы кто-нибудь не давал тебе покоя день и ночь, докучал и мешал заниматься делом?
        - Ну, не знаю, - ответила мать, - возможно, тебе пойдет на пользу общество взрослого человека.
        - Человека? Да тут скоро будет вся съемочная группа. И почему это мне нужно взрослое общество? По-твоему, я становлюсь похож на отшельника? - спросил он.
        - Нет, конечно. Дело просто в том, что твой отец и я…
        - Знаю, знаю, он уже сказал мне. Вы хотите, чтобы я устроил свою жизнь. Нашел кого-нибудь на замену Молли. Я не собираюсь этого делать. У меня уже была любовь. И я не намерен снова влюбляться. Тем более в залетную пташку.
        - Я не говорю о том, что ты должен снова влюбиться, - мягко объяснила она. - Я говорю только, что было бы неплохо пригласить кого-нибудь на обед.
        - Чудесно. Приглашай ее на обед. Приглашай хоть все рекламное агентство, если тебе так хочется.
        - Это не мне так хочется, а Максу. Я хочу как лучше. И не могу отделаться от мысли, что тебе следовало бы расширить круг общения; не все с одними лошадьми общаться.
        - Хорошо, хорошо. Она может остаться на обед. Теперь ты довольна? - спросил он.
        - Ты точно чокнутый, - сказала мать, нежно улыбнувшись. - Дай мне знать, как все пойдет. Я имею в виду запеканку.
        Вовсе не это она имела в виду, подумал он, глядя ей вслед. Его мать - неисправимый романтик. Не успокоится, пока он не найдет кого-нибудь - маму для Макса, подругу для него самого. До этого года она не трогала его, а тут начала намекать, что в городе есть много незамужних и разведенных женщин. До сих пор ему удавалось не обращать на это внимания. Но сегодня в ее глазах появилось выражение, какого он никогда раньше не видел, - выражение спокойной решимости.
        Заведя наконец лошадь в стойло, Джош неохотно поплелся к дому, где наткнулся на Мисс Лучшая Реклама Года.
        - Я как раз собиралась уезжать, - сказала гостья, держась за ручку двери.
        - Я думал, вы останетесь обедать.
        - Вы в самом деле так думали? - (Огонек в ее глазах не оставлял никаких сомнений: она приятно удивлена, что он не выставил ее за дверь. Может быть, ему и в самом деле нужно взрослое общество.) - Нет, - сказала она, - мне бы не хотелось вас стеснять.
        Джош вытер платком лоб.
        - В чем дело? Вы не любите «пастушью запеканку»?
        - Я люблю «пастушью запеканку». То есть… думаю, она мне понравилась бы. На вид она восхитительна.
        - Раз уж вы здесь, вполне могли бы остаться.
        - Если вы уверены…
        - Пойду умоюсь, - сказал он и направился через коридор в ванную.
        Бриджет присела на краешек грубого соснового стула. Неужели ее пригласили на обед в тот самый дом, из которого только вчера выставили? Разумеется, не он ее пригласил, а его сын. Но он не стал возражать. Она была благодарна ему и за это.
        За столом почти не говорили, но угощение было чудесным. Мать Джоша замечательно умела готовить. Об этом Бриджет ему и сказала.
        - Это и сравнивать нельзя с тем, чем кормят в городской закусочной, - и она принялась за добавку.
        Отрезая себе второй внушительный кусок, он метнул на нее такой взгляд, словно она заявила, что намерена впредь питаться здесь, вместе с ним.
        - Зато в закусочной можно получше познакомиться с местными жителями. Люди здесь такие дружелюбные и разговорчивые, - добавила Бриджет. Хозяин промолчал. Возможно, подумал, что она сравнивает его с болтунами в кафе и сравнение не в его пользу. - Именно там я услышала про ярмарку диких лошадей. За завтраком сегодня утром.
        - А-а.
        Завтрак, как давно это было. После этого Бриджет уже успела заполучить самого восхитительного Дикого Мустанга, многое узнала о настоящих мустангах, хотя мало что узнала об этом мужчине. Да и зачем? Достаточно того, что она познакомилась с его сыном и матерью, видела его ванную комнату изнутри, а теперь вот сидит напротив него за обеденным столом. Чего еще ей желать?
        - Прошу прощения, - сказал Макс, спрыгивая со стула.
        Отец удивленно взглянул на него, вдруг обнаружившего хорошие манеры.
        - Да, конечно.
        - Мне нужно испробовать новую рогатку. Я обещал Бриджет, что научу, как ею пользоваться. А потом научу ее ездить на велосипеде.
        Когда он выбежал через заднюю дверь, она улыбнулась.
        - Кажется, я была многого лишена из-за того, что мое детство прошло в городе.
        - У вас не было рогатки? - спросил Джош, подняв брови.
        - Ни рогатки, ни велосипеда, ни лошади.
        - Чем же вы развлекались?
        - Ммм… не помню точно. Но уверена, у меня не было столько развлечений, сколько у Макса.
        - И не было столько ссадин, - добавил он.
        - О, нет, я никогда не падала. Моя мама не допустила бы этого. Мамы могут быть чрезмерно заботливыми. Моя была как раз такой.
        - Я беспокоюсь о Максе. Может быть, я недостаточно заботлив.
        - Кажется, он славный мальчик. У него веселое детство.
        Она стояла и смотрела в окно кухни, как он бегает по траве, падает и снова поднимается в погоне за камешками, которые выпустил из своей рогатки.
        - Я вам завидую, - прошептала Бриджет. Эти слова удивили Джоша. Не она ли говорила ему сегодня семья и дети ничего не значат для нее и она не променяет на них свою карьеру? Она и себе так часто повторяла это, что почти поверила. В комнате царила тишина, которую нарушало лишь тиканье дедушкиных часов в гостиной. Длинные тени протянулись по полям, простиравшимся насколько хватал глаз. Его земля. Его сын. Его жизнь. Почему это вызывало у нее такую грусть? Словно у него было все, а у нее ничего? У нее замечательная работа и замечательные друзья там, в Сан-Франциско; к тому же она чудесно провела день.
        - Спасибо за обед, - поблагодарила Бриджет. - Пойду на лужайку за обещанным уроком стрельбы из рогатки; а потом мне действительно нужно возвращаться, - она открыла заднюю дверь.
        - Кстати, - сказал он, - надеюсь, вы сделали достаточно фотографий, потому что завтра я буду очень занят. - В его голосе, без сомнения, звучала твердая решимость. Он не хотел видеть ее завтра. И она не осмелилась спросить насчет послезавтра.
        - Я тоже, - сказала она и вышла в теплый летний вечер. - Я тоже буду очень занята. - Не у него одного есть дела. Она не имела ни малейшего представления, чем займется завтра, но, черт возьми, она знала, что будет занята. В отдалении заржали кони. Макс громко позвал ее и нетерпеливо замахал ей рукой, отчего у нее потеплело на сердце. Было приятно знать, что хотя бы одному из Джентри ее присутствие здесь в радость.
        Бриджет смотрела, как Макс устанавливал на бревне полдюжины пустых банок из-под воды. Потом он взял ее за руку и повел к участку лужайки, который еще раньше пометил. Он встал рядом с ней, выстрелил камешком по банкам и промахнулся на пару сантиметров.
        - Черт, - проворчал он.
        - Ты почти попал, - заметила она.
        - Я столько тренировался. И не сбил еще ни одной банки. Теперь твоя очередь, - и он протянул ей рогатку.
        - Но, Макс, - запротестовала она, вертя в руках рогатку. - Я не умею. У меня нет ни малейшего представления… - Кожаный ремешок, две резинки и гладкая деревянная рукоятка. Она понятия не имела, что со всем этим делать.
        - Вот тебе камень. Вкладываешь его сюда, оттягиваешь резинку и отпускаешь.
        Бриджет выполнила все, что он сказал. Камешек упал на землю у ее ног.
        Макс покачал головой и дал ей другой камешек. Та же история. Бриджет вздохнула, мечтая поскорее уйти, но Макс, задрав голову, смотрел на нее с такой надеждой, что она сделала еще одну попытку. Она ни разу не взглянула на дом. Ей не хотелось знать, что Джош смотрит на нее. И все же она почему-то знала, что он смотрит. Бриджет чувствовала на себе его взгляд, его любопытный взгляд. Он не мог ее понять. Иногда она сама не могла понять себя - занятая выше головы бизнес-леди, которой были так по сердцу тишина лугов и бескрайние просторы.
        Да и Джош для нее оставался загадкой - мужчина, предпочитающий общество лошадей людям и так неожиданно и свободно согласившийся стать ее Диким Мустангом.
        Что ж, пусть наблюдает, словно филин, подстерегающий добычу. Если ему больше нечем заняться. А она будет стоять здесь, пока у нее не получится. Хоть всю ночь напролет. Но попасть в цель под его взглядом еще сложнее. У нее дрожали руки, когда она снова натянула резинку.
        - Понимаешь? Я не могу зажать его в руке, - сказала она Максу, - может быть, мне нужно попробовать другой…
        - Не получается? - раздался вдруг голос Джоша, направлявшегося к ним через лужайку.
        - Все в порядке, я…
        - Покажи ей, пап, - попросил Макс отца.
        Джош встал позади нее и взял ее руки в свои. Мышцы на его груди были твердые как камень, сердце билось громко и равномерно, это было слышно даже через рубашку. Крепкие мускулы его рук придали ей силы и спокойствия. Она затаила дыхание. Что она теперь должна делать? Сердце у нее бешено стучало, и сосредоточиться на мишени не было никакой возможности. К счастью, ей и не пришлось сосредоточиваться - он все сделал за нее сам.
        - Теперь держите крепко. Вот так. - Он направлял ее руки, положив левую на рукоятку, а правую на кожаный ремешок.
        Только бы он не заметил, как повлажнели у нее ладони и дрожат пальцы, а если заметит - чтобы приписал это волнению при обучении новому искусству. Ну да, так оно и есть, это просто нервы, просто желание добиться успеха… Просто желание прижаться к нему спиной и почувствовать, как ее сжимают его крепкие руки, закрыть глаза и забыть обо всем на свете… Но нет, нельзя - они ждали, оба; ждали, что у нее получится.
        - Камень, - скомандовал Джош.
        Макс подал ему камень.
        - Вставляйте камень, - сказал Джош, горячо дыша ей в затылок.
        - Каким образом я должна это сделать? - спросила Бриджет. - Мне понадобится третья рука.
        - Вот и все. - Он вставил камень в кожаный ремешок вместо нее. - Теперь цельтесь и стреляйте.
        Она выстрелила. Камешек попал в банку. Она с облегчением вздохнула.
        - Новичкам везет, - сказала она.
        Макс радостно засмеялся и подпрыгнул. А потом побежал собирать новые камни.
        - Неужели это так сложно? - спросил Джош. Его губы касались ее уха, а руки по-прежнему обвивали ее.
        - Вовсе нет, - тихо ответила она, мечтая стоять так вечно или хотя бы несколько минут. Еще никогда в жизни не чувствовала она себя в такой безопасности, такой защищенной; и никогда еще ей не было так страшно. Страшно, что ей это может понравиться - быть защищенной, быть частью семьи; стрелять по мишеням по вечерам, когда сумерки спускаются на поля и солнце садится за холмом, за тем самым холмом, на котором она впервые увидела его, силуэт на фоне голубого неба Невады; а потом, когда дневной свет погаснет, возвращаться в дом, зажигать электричество и пить кофе.
        Но она не может вернуться в дом. Ни ради кофе, ни ради чего-либо другого. Ее никто не приглашал. Это не ее дом. Они - семья, и она не была ее частью. Она и не хотела быть ее частью, потому что знала, до какой степени не умеет разбираться в мужчинах. И доказательство тому - ее роман со Скоттом. Кейт говорила ей, что с ним не стоит связываться. Другие говорили ей то же самое. Здесь же, в Неваде, Бриджет была сама по себе. Некому было подсказать, кто для нее Мистер Правильный, а кто нет. Она могла надеяться только на собственное мнение. А оно могло быть ошибочным.
        Она знала, что нужно высвободиться из его объятий и уехать, но не двигалась с места. Только не сейчас, когда ей здесь так хорошо, когда она чувствует каждый мускул и косточку его тела, каждый его вдох, чувствует его подбородок у себя на голове, смотрит, как садится солнце на западе, и мечтает остановить мгновенье. Но прибежал Макс с пригоршней камней, и она испуганно вздрогнула.
        Мальчик удивленно посмотрел на них.
        - Ты уже можешь отпустить ее, пап. Она попала. Ты что, не видел?
        - Я видел, - сказал Джош и медленно разжал пальцы рук.
        Она качнулась вперед, словно только что поднялась с больничной койки. Сделала несколько шагов по направлению к подъездной дороге. К своей машине и безопасности.
        - Думаю, мне стоит уехать, пока я лидирую, - объяснила она, слабо улыбаясь. Макс был разочарован, Джош обрадован, а она чувствовала себя сконфуженной и смущенной: сначала осталась на обед, к неудовольствию Джоша, а теперь вот забылась в его объятиях, которые вовсе и не были объятиями.
        Бриджет вернулась в город с отснятой пленкой, которую нужно было еще проявить. Если фотографии окажутся хотя бы наполовину такими удачными, как она надеялась, и понравятся заказчикам, те начнут вкладывать деньги в проект, и тогда они с Кейт смогут купить мебель для офиса, заказать оборудование, светотехнику. И все благодаря Джошу Джентри.
        На следующий день она отправила пленку срочной бандеролью Кейт, наказав ей позвонить, как только пленка будет проявлена. После этого отправилась в прачечную. Погрузив белье в стиральную машину, Бриджет села у окна и стала разглядывать людей, шедших по Мэйн-стрит. Так вот какова жизнь в Хармони, штат Невада, подумала она. Вчера все здесь ей казалось ярким и живописным. Сегодня все было блеклым и скучным. Но вчера она была с Джошем Джентри, а сегодня - одна.
        Ей следует привыкать к одиночеству, поскольку ему не нравится, когда она целыми днями крутится под ногами; а в городе она никого не знает. Бриджет с завистью посмотрела на двух женщин примерно ее возраста, которые прошли мимо окна прачечной, смеясь и болтая. Одна была высокая, очень красивая, с длинными черными волосами. Другая - миловидная блондиночка, в прошлом наверняка первая хохотушка школы. Проходя, они взглянули на Бриджет, и она грустно улыбнулась, жалея, что не знает никого, с кем можно было бы перемолвиться словом, поделиться сплетнями, кому можно было бы поплакаться. Ей была просто необходима подруга, которая могла бы успокоить ее, сказать, что она не сумасшедшая, даже если и влюбилась в парня, с которым едва знакома.
        Через минуту-другую женщины прошли обратно, остановились на мгновение, потом вошли.
        - Извините, - сказала блондинка, - вы та… вы случайно не та самая женщина из рекламного агентства, которая хочет сделать из Джоша Джентри секс-символ?
        - Не слушайте ее, - вмешалась высокая и красивая. - Ходят слухи, что вы собираетесь сделать из него звезду, сняв его в своей рекламе.
        - Это так. По крайней мере планирую. - Бриджет так нужна была компания, что она протянула руку и представилась, чего никогда не сделала бы в прачечной Сан-Франциско. Она узнала, что высокую женщину звали Тэлли, а ее подругу - Сьюзи.
        - Почему бы нам не пойти куда-нибудь и не поболтать? - предложила Сьюзи. - Как насчет кофе в закусочной, здесь, в двух шагах?
        Бриджет бросила белье в сушилку и присоединилась к ним.
        - Расскажите нам все о жизни в Сан-Франциско, - сказала Сьюзи.
        - Откуда вы знаете…
        - В маленьких городках слухи распространяются быстро. Моя мать встретила мать Джоша в церкви, та все и рассказала.
        - Понятно. Ну что ж, жизнь там не так уж сильно отличается от вашей, - сказала Бриджет. - Я хожу на работу. Хожу в прачечную. Пью кофе с друзьями.
        Тэлли придержала для нее дверь, и они втроем устроились в отдельной кабинке в углу.
        - Уверена, ты живешь не в такой комнате, какую снимаешь на Мэйн-стрит. Уверена, у тебя старинный дом в викторианском стиле, - сказала Тэлли.
        - Было бы неплохо. Но я живу в обычной квартире. С чудесным видом на мост и залив, но помимо этого - ничего особенного. Расскажите мне о себе. Вы здесь родились?
        - В Хармони и родились, и выросли, обе, - сказала Тэлли. - И прожили здесь всю свою жизнь. Окончили среднюю школу вместе с Джошем.
        - И Молли, - добавила Сьюзи.
        - Какая она была? - быстро спросила Бриджет, пока не успела испугаться и передумать - ведь это ее не касалось. Но с того момента, когда она увидела фотографию на каминной полке, жена Джоша ее очень интересовала. А другого шанса может не представиться - ведь у Джоша не спросишь.
        - Мы были подругами, - сказала Тэлли. - Но не близкими. Молли не нужны были близкие подруги. Да и вообще никакие. У нее был Джош. Она была… как это назвать…
        - Она была идеальной, - вставила Сьюзи. - Шила одежду себе и Максу, вязала свитера для Джоша, выращивала овощи и делала заготовки на зиму. Где случалась беда, там была и Молли. На ее помощь можно было рассчитывать при родах ребенка или теленка. Вот таким она была человеком. Так ведь, Тэлли?
        - Она была слишком хорошей, чтобы быть настоящей, - тихо сказала Тэлли. - Должна признаться, иногда я испытывала к ней нехорошую зависть. Особенно в ту ночь после выпускного бала, когда мы все пошли на пляж. Мне казалось, что у нее есть все, чего хочется мне, - семья, ранчо, лошади и парень, который от нее без ума. Они с Джошем были идеальной парой. Она была королевой выпускного бала. Он - капитаном футбольной команды и старостой класса. А я была ничем. Не она была виновата в том, что у меня возникали такие мысли, - заверила Тэлли Бриджет. - К тому же Молли была доброй и чуткой. Она убедила меня в том, что желание, которое я загадаю на звезду, обязательно сбудется. И оказалась права.
        - Да-а, а мое так и не сбылось, - сказала Сьюзи, притворно надув губы. - Видишь ли, Молли уговорила нас всех в ту ночь загадать желание. Я хотела иметь мужа и ребенка, Тэлли - чистокровную лошадь, а Молли… она хотела только выйти замуж за Джоша.
        - И чтобы ее варенье заняло первое место на ярмарке, - напомнила Тэлли. - Так и вышло.
        - Все ее мечты сбывались. А потом она умерла, - сказала Сьюзи и поднесла к губам чашку. За столом воцарилась благоговейная тишина.
        - Иногда я думаю, что Джош умер вместе с ней, - сказала Тэлли. - Он закрылся в своей раковине. Не пришел на нашу пятнадцатую встречу выпускников. Мы его теперь совсем не видим.
        - Ты бы тоже похоронила себя, - сказала Сьюзи, - если бы это Джед умер.
        Тэлли задумчиво потягивала кофе.
        - Сомневаюсь. Думаю, если бы такое случилось, я бы сумела выкарабкаться. Мне кажется, ты вытащила бы меня, - ответила она.
        - На то друзья и существуют, - заметила Сьюзи. - Послушай-ка, Тэлли, так, может быть, это наша вина, что Джош стал затворником? Ты же знаешь мужчин. Они надеются, что женщины сами найдут их. Это мы не заставили его вернуться во внешний мир. Мы позволили ему замкнуться. А? - Она повернулась к Бриджет. - Расскажи все-таки, как тебе удалось уговорить Джоша позировать для рекламы, когда он живет отшельником вот уже два года? Должно быть, ты сделала что-нибудь необычное. Лестью и флиртом его не проймешь. Да Бог мой, каждая незамужняя женщина в городе пыталась флиртовать с ним, кроме меня, разумеется… делать мне больше нечего.
        - Это было нелегко, - призналась Бриджет. У нее все еще кружилась голова после услышанного о Молли, идеальной домохозяйке и идеальной жене. Неудивительно, что Джош до сих пор не женился и, скорее всего, не женится, - Молли трудно было затмить. Вернее, невозможно. Не стоит и пытаться. Даже на спор. - Рекламировать такой товар, как мужской одеколон «Дикий мустанг»…
        - Так вот как он называется! - воскликнула Сьюзи.
        Бриджет кивнула, ожидая иронических замечаний по поводу запаха мустангов.
        Но голубые глаза Сьюзи заблестели.
        - Звучит очень сексуально. Представляю: Джош с обнаженной грудью, верхом на неоседланном мустанге в телерекламе.
        Бриджет с готовностью закивала, испытывая благодарность за одобрительную оценку… и почувствовала укол ревности.
        - Ты уверена, что не влюблена в него? - спросила она Сьюзи.
        Та отрицательно замотала головой.
        - Упаси меня Бог. Делать мне больше нечего, как соперничать со святой, особенно с той, что на небесах, по-прежнему шьющей, вяжущей, закрывающей банки и приходящей на помощь во время сбора урожая. К тому же Джош мне как брат. По крайней мере был, пока не исчез из виду. Ну же, ты говорила…
        - Ах да, - продолжила Бриджет, - за рекламу этого товара можно получить хорошие деньги. Я сказала ему, что он может прилично заработать и отправить Макса в колледж.
        - Этот Макс такой сорванец, - сказала Тэлли. - Ты его уже видела?
        - Я налетела на него в первый же день, как приехала, или, вернее, это он налетел на меня на своем велосипеде. Очаровательный ребенок.
        - Своих детей нет? - спросила Сьюзи.
        - Ни детей, ни мужа, - ответила Бриджет. - Реклама - жесткий бизнес с сильной конкуренцией. Отнимает много времени и сил. Я только в этом году открыла собственное дело. Сейчас нет времени на замужество. Может быть, лет через пятьдесят, когда я буду готова удалиться от дел и пожить на покое. Я недавно читала о двух восьмидесятилетних стариках, которые познакомились в доме для престарелых и влюбились друг в друга. Вот так и я, - весело сказала Бриджет, словно только и мечтала об этом. Впрочем, так оно и было - ей потребуется не меньше полусотни лет, чтобы забыть свою боль и снова влюбиться. К тому времени ей как раз стукнет восемьдесят.
        - Может, и со мной будет так же, - сказала Сьюзи. - Конечно, к тому времени станет поздно заводить детей. - Она тяжко вздохнула.
        - Такая веселая и смазливая, как ты, недолго будет искать себе жениха, - вставила Тэлли. - И ты тоже, Бриджет. Только не говори мне, что там, в Сан-Франциско, у твоих дверей не толпятся воздыхатели.
        - Нет, в самом деле, - сказала Бриджет. - К тому же должна признать, что, побывав на ярмарке диких лошадей и насмотревшись на местных мужчин, я теперь не смогу без слез смотреть на городских, если вы понимаете, о чем я.
        Тэлли и Сьюзи быстро обменялись многозначительными взглядами. Бриджет оставалось только надеяться, что она не сболтнула лишнего: слухи в этом городе распространяются со скоростью лесного пожара, а ей бы не хотелось, чтобы кто-нибудь знал или хотя бы думал, что она интересуется, пусть даже самую малость, Джошем или кем-нибудь еще. Она и не интересуется. Ей просто любопытно. Любопытно узнать о нем, о его бывшей жене, а также иные подробности его жизни, чтобы лучше узнать своего Дикого Мустанга. Не ее, разумеется. Если все пойдет по плану, то скоро он будет принадлежать всему миру.
        - Все равно, - настаивала Сьюзи, - даже за деньги. Не могу понять, как он согласился. И никто в городе не может.
        - Я и сама не могу понять, - призналась Бриджет. - Но я пообещала, что все пройдет, насколько возможно, безболезненно. Его просто будут снимать за работой. Ему не придется позировать. Никакой искусственности.
        - Мне не терпится увидеть фотографии, - сказала Тэлли.
        - И одеколон, - добавила Сьюзи. - Пора возвращаться на работу. Приятно было познакомиться, Бриджет. Надо будет еще как-нибудь встретиться. Если у тебя, конечно, найдется время.
        - Постараюсь найти. Я не могу целыми днями фотографировать, - сказала Бриджет. Джош ни за что не позволит ей фотографировать столько, сколько ей хочется.
        Выйдя из закусочной, каждая пошла своим путем. Бриджет вернулась в прачечную и задумчиво смотрела на мелькающее в сушилке белье, размышляя о Джоше Джентри, его сыне и бывшей жене. Часы тянулись бесконечно, но ей удалось дожить до вечера; а на следующий день она позвонила Кейт, чтобы узнать, какие получились фотографии.
        - Они бесподобны, - сказала Кейт. - Я отослала их этим утром заказчикам, и им все очень понравилось. Но они хотят видеть крупный план, понимаешь? Прежде чем подписать контракт, говорят, им нужно увидеть его лицо со всех сторон. Мне и самой страшно хочется. Этот парень действительно очень даже ничего.
        - А я что тебе говорила? - воскликнула Бриджет и тут же тяжко вздохнула. - Лицо со всех сторон… Ладно, ладно, прямо сейчас туда еду. - Она скрестила пальцы на обеих руках, чтобы он оказался дома.
        - Мы уже почти у цели, Бриджи, - проговорила Кейт. - Ты чувствуешь это?
        - Думаю, да, - ответила та. Однако, стоя на тихой улочке этого маленького городка в самом глухом уголке Невады, она чувствовала себя как никогда чуждой безумному миру рекламы. Нельзя сказать, что ей не нужен был успех. Конечно, нужен. Бриджет хотела доказать Скотту, что он ее не разглядел, что она была мастером в своем деле, что она умеет делать хорошие снимки и продавать товар. И она в состоянии содержать себя - к счастью для нее, поскольку никто другой этого делать не хочет.
        Свыкнуться с этой последней мыслью было тяжело, но она сможет. У нее не будет мужа, дома и семьи, о чем она так мечтала. Что ж, ей остаются деньги, престиж, независимость и признание в своей среде. Она добьется этого, и добьется сама. И будет зависеть только от одного человека - от Бриджет Макклауд.
        Она расцепила пальцы, повесила телефонную трубку и отправилась на ранчо, чтобы увидеться с Джошем Джентри и ткнуть ему в красивое лицо фотоаппарат. Если не она, то кто сделает это?

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Вчера он был занят, очень занят, у него нет причин чувствовать себя виноватым, потому что у него были дела и он не хочет, чтобы ему мешали. Этой женщине просто нужно понять, что его ждет работа и он не может без конца позировать перед фотоаппаратом. Или обучать ее стрельбе из рогатки. Какое у нее было лицо, когда он велел ей не приходить: мгновенное удивление, но она тут же снова надела маску, гордо вздернула подбородок и заверила его, что тоже будет занята. Джош стоял у загона в лучах рассветного солнца и успокаивал свою новую лошадь.
        - Ну же, малышка. Не бойся. Я тебя не обижу, - шептал он, выжидая момент, когда можно будет набросить уздечку. Она была гордым маленьким созданием, с замечательным потенциалом. В точности Бриджет.
        Черт возьми, почему он никак не может выбросить эту женщину из головы? Почему все напоминает ему о ней? Она даже снится ему вот уже две ночи подряд. Одну ночь - это еще понятно. В конце концов, она первая женщина, переступившая порог его дома с того времени, как умерла Молли. Но две ночи подряд? И каждый сон эротичнее другого.
        Да еще Макс спрашивает о ней каждый день. Где она? Когда она теперь придет? Хочет показать ей, как хорошо он научился стрелять из рогатки, как он умеет кататься без рук на велосипеде. Хочет, чтобы она посмотрела на Барни, его ручную крысу. К счастью, сегодня Макс ушел играть к приятелю, и можно спокойно начать работать.
        Но вместо этого Джош стоял, уставившись невидящим взглядом в пространство, и думал о Бриджет. Вспоминал, как она сидела напротив него за обеденным столом, а он не знал, что ей сказать. Как он хотел, чтобы она уехала, и в то же время - чтобы осталась. Гадал, когда она снова появится со своим болтающимся фотоаппаратом, с золотистыми, растрепавшимися от ветра волосами и бесконечными вопросами.
        Он посмотрел вокруг. Тишину нарушало только постукивание копыт пасшихся в отдалении лошадей. Джош любил тишину. Но сегодня звуки были словно приглушены, будто что-то должно было случиться. Даже его лошадь навострила уши, прислушиваясь, ожидая, вглядываясь. Они очень чувствительные, лучшие из диких мустангов, и эта лошадь не исключение. Он улыбнулся: да, он сделал правильный выбор и купил хорошую лошадь.
        Почему он не чувствует от этого удовлетворение? Он был вполне счастлив эти два года с Максом и лошадьми. Ну, если не счастлив, то доволен. Но приехала эта женщина, и он не хотел думать, что теперь ему этого мало.
        Джош смотрел на траву и вспоминал тот вечер, когда воспользовался предлогом и положил свои руки поверх ее. Он не мог забыть, какой нежной и сладкой она была. Как она размякла в его руках, словно шоколадная конфета, и не пыталась высвободиться. Если бы не Макс, они могли бы до сих пор стоять там, слившись воедино, глядя на заходящее, и вновь поднимающееся, и опять заходящее солнце. Потому что он не хотел ее отпускать. Возможно, он ошибается, но ему кажется, что и ей не хотелось уходить… И в этом еще одна причина не поощрять ее. Не обращать внимания на самоуверенную упрямицу, которая в мгновение ока может стать нежно-сладкой и растаять в его руках? Невозможно.
        Он взглянул на небо, словно надеялся увидеть там, среди облаков, озадаченное лицо Молли. Нужно повиниться. Она никогда не простит ему таких предательских мыслей.
«Это больше не повторится», - прошептал он себе и Молли, словно она могла его услышать.
        Молли будто проверяла его на твердость: Джош услышал отдаленный шум мотора. Его лошадь навострила уши. Это мог быть кто угодно, но это была Бриджет. Она свернула на дорогу, ведущую к его дому, и остановила машину. Он снова повернулся к лошади, делая очередную безуспешную попытку набросить уздечку. Но лошадь была не менее проворна, чем он.
        Когда он поднял глаза, она была уже рядом. Она стояла против света, и ее силуэт четко выделялся на фоне золотого солнца. Он прикрыл глаза ладонью, и ему показалось, что она шагнула к нему прямо из его снов. Но сейчас она была настоящей, такой же настоящей, как позапрошлым вечером. Такой же привлекательной и желанной и такой же опасной для его душевного спокойствия.
        Он открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь вроде: «Что вам здесь надо?», но она заговорила первой.
        - Мне очень не хочется вас беспокоить, - сказала она.
        - Надеюсь, что так, - пробормотал он.
        - Но мне нужно сделать еще несколько фотографий. Если вы не возражаете.
        - А если возражаю?
        - Мне все-таки нужно их сделать, - сказала она. - Вы занимайтесь своей работой и продолжайте делать то, что делали. Вы даже не будете знать, что я здесь.
        Да, как же, подумал он, сжав кулаки.
        - Чем вы занимаетесь? - спросила она.
        Он в гневе посмотрел на нее.
        - Извините. Я не произнесу больше ни слова.
        - Надеюсь.
        - Вы считаете, что я слишком много говорю? - спросила она, подходя ближе, чтобы сделать снимок.
        - Вы обещали не причинять мне беспокойство.
        - Разве я причиняю вам беспокойство? - снова спросила Бриджет.
        - Вы действительно хотите знать?
        - Да, потому что…
        Ей не удалось окончить фразу. Он бросил на землю уздечку, снял с ее шеи дорогой фотоаппарат и повесил его на столб изгороди. Она быстро втянула воздух, когда его руки коснулись ее груди. Он обнял ее и стал целовать. Она не сопротивлялась - это было неизбежно, и она знала это так же хорошо, как и он. Слишком сильно было притяжение, возникшее между ними с той минуты, когда она переступила порог его дома.
        Они впились друг в друга, задыхаясь, забыв обо всем. Она была такая же щедрая, горячая и страстная, как в его снах. Но сейчас Джош хотел большего… Он хотел, чтобы его согрели, приняли…
        Бриджет обхватила его голову руками, запустив пальцы в волосы и притягивая его все ближе и ближе к себе. Сердце у него бешено колотилось, заглушая чувство тревоги, голос разума. Он хотел ее всю. Он сам удивлялся, как сильно он ее хотел. Так сильно, что готов был нести ее в конюшню или в стог сена.
        Его пальцы скользнули ей под рубашку и сжали маленькие крепкие груди. Задыхаясь, она потянула его рубашку. Он нетерпеливо поднял ее с земли и почувствовал, как ее ноги обхватили его бедра. С трудом переведя дыхание, она снова стала целовать его, едва касаясь губами подбородка, шеи… Уже ничего не соображая, он понес ее к конюшне.
        Джоша вернуло к реальности громкое ржание лошади, отчаянно пытавшейся вернуться в загон. Он неохотно посадил Бриджет на изгородь. Она тяжело дышала. Он бросил взгляд на ее грудь, на выпиравшие из-под рубашки соски, выдававшие возбуждение, и сжал кулаки, чтобы вновь не снять ее с изгороди - и провались эта лошадь, да и весь мир вместе с ней.
        - Прости, - хрипло сказал он. - Мне не следовало этого делать. Я не подумал. Меня занесло. Я так давно…
        Она так сильно стиснула перекладину, на которой сидела, что побелели костяшки пальцев.
        - Ты не виноват.
        - Это больше не повторится, - сказал он.
        - Потому что… - Ее голос сорвался.
        - …потому что так надо. Любовь дает нам один шанс, и я свой использовал. Я был женат на самой восхитительной женщине в мире. А потом потерял ее. Тяжелее не может быть ничего. Я не стал бы… я не смог бы снова полюбить и жениться на ком-нибудь другом. Потому что никогда не знаешь, что произойдет. Какой жестокой окажется жизнь. У меня было все, а потом, не успел я и глазом моргнуть, не осталось ничего. Кроме Макса, конечно. Если бы его не было, я не смог бы жить дальше.
        - Понимаю, - сказала Бриджет, отвернувшись, но он успел увидеть, как в ее глазах блеснули слезы. Ей было жаль его?
        - Можешь ли ты действительно понять? - спросил он, нахмурившись.
        - Конечно, могу, но прошло… сколько?
        - Неважно, сколько - два года или двадцать. Никогда не забуду эту пустоту, эту бездонную пропасть, из которой я не мог выбраться. - Он упрямо мотнул головой, понимая, что этого не объяснить. Не объяснить никому, кто не прошел через это сам.
        - А Молли хотела бы этого? - спросила она, взглянув ему прямо в глаза. - Чтобы ты остался неженатым и растил Макса один?
        - Не знаю. Наверное, нет. При чем здесь Молли? Это касается только меня. Я больше не хочу упасть в пропасть, из которой еле выкарабкался. Ты говоришь совсем как мой отец. Но что толку гадать «если бы да кабы»? Что, если бы я умер первым? Конечно, я бы хотел, чтобы Молли снова вышла замуж. Но дело как раз в том, что это она умерла, а я здесь. И я должен поступать так, как должен.
        Джош сжал кулаки. Разумеется, он хотел бы, чтобы Молли снова вышла замуж, нашла себе кого-нибудь другого, чтобы не состарилась в одиночестве. Но он - это совсем другое дело. Ему нравилось одиночество. Его будущее лежало перед ним как прямая четырехполосная автострада. И Макс в свое время вырастет и оставит его на ранчо одного. Странное дело, при этой мысли он неожиданно почувствовал какую-то пустоту вокруг сердца. Да что с ним сегодня, черт возьми? Его вновь заставили вспомнить прошлое, а он вдруг усомнился в будущем.
        - Может быть, тебе станет легче, если ты переложишь вину за случившееся на меня? По крайней мере половину, - проговорила она с усмешкой.
        Он покачал головой. Несмотря на его твердую решимость не поддаваться больше чарам Бриджет и на покаяние перед небом, его предательский взгляд снова скользнул по ее выпирающей груди, заставляя вспомнить, как он ласкал ее, представить, какой она была бы без рубашки, без кружевного бюстгальтера. Он никогда этого не узнает.
        - Ты хотела сделать фотографии, - сказал он, заставляя себя вернуться к реальности.
        Она спрыгнула с изгороди, взяла фотоаппарат и настроила его. Ему показалось или у нее действительно тряслись руки?
        Бриджет отсняла целую пленку, не соображая, что делает. Наверняка все кадры будут передержаны. Как ее чувство к Джошу. Они будут размытыми и нечеткими, как весь мир вокруг. Ей было все равно. Все, чего она хотела, - это поскорее убраться отсюда, пока не наделала еще больше глупостей. Она вешалась на шею мужчине, который навеки обвенчан со своей мертвой женой, как колибри; или это у пингвинов? Которому предстоит прожить остаток своей жизни, чтя ее память.
        Чтобы прервать наконец неловкое молчание, она рассказала Джошу про встречу с его бывшими одноклассницами.
        - Ты ведь не сказала им про одеколон? - спросил он, нахмурив брови.
        - Они и так знали.
        - Чудесно. Теперь весь город узнает.
        - Это маленький город, - заметила Бриджет.
        - Какая ты наблюдательная.
        - Извини, но многие мужчины были бы польщены тем, что их выбрали символом «Дикого мустанга».
        - Я к ним не отношусь.
        - Знаю, - мрачно сказала она. - Но если уж тебя выбрали, то я надеюсь хотя бы на то, что эти фотографии убедят клиента в том, что ты…
        Джош резко повернулся к дому.
        - О Господи, - сказал он, - это моя мать. Ну ты закончила?
        Не хочет, чтобы я встречалась с ней или, вернее, чтобы она встречалась со мной, подумала Бриджет.
        - Да, закончила. Не беспокойся. Я никому ничего не скажу. И отныне буду держать руки от тебя подальше. - Она приложила все усилия, чтобы ее слова прозвучали весело, но они вышли горькими. Потому что ей было горько, и она ничего не могла с этим поделать.
        - Держать руки подальше, - пробормотал он. - Если бы это было так легко.
        Она едва успела убрать фотокамеру в футляр, когда к ним подошла его мать. Бриджет удалось выдавить из себя радостную улыбку.
        - Приятно снова видеть вас. Но мне нужно идти.
        - Если из-за меня, то не убегайте, - сказала Джоан Джентри. - Я весь день пытаюсь до тебя дозвониться, - обратилась она к Джошу. - Мне следовало бы догадаться, что ты здесь. Хотела напомнить тебе, что в воскресенье у твоего отца день рождения. Шестьдесят лет, поэтому мы решили собраться и отпраздновать.
        - Отпраздновать, - повторил Джош, косясь на Бриджет. Бриджет знала, что это значит. Он хотел, чтобы она ушла, прежде чем случится что-нибудь страшное - например, его мать пригласит ее на день рождения. Она стояла, переминаясь с ноги на ногу, но не могла же она уйти ни с того ни с сего - это было бы невежливо, ведь его мать просила ее не убегать.
        - Да ничего особенного. Ты знаешь, отец этого не любит. Соберется вся семья: Лорен, Марта и мальчики. И несколько соседей. Вы еще будете в городе, Бриджет?
        - Я? О, не знаю… я хочу сказать, что мои планы могут измениться в любую минуту.
        - А то нам было бы приятно, если бы вы к нам присоединились, не так ли, Джош?
        - Нам было бы приятно, - сказал он.
        - Ну что ж, если так, тогда ладно, - согласилась Бриджет, словно не заметив иронии в его голосе. Он посмотрел на нее. Его неудовольствие было таким очевидным, что она едва удержалась от смеха. Это была ее месть ему: за то, что целовал, а потом долго извинялся; за то, что разжег в ней костер и затушил, не дав догореть, - за все это она сказала его матери, что будет рада прийти на день рождения. Потом она взяла фотокамеру и ушла. Она знала, что он смотрит ей вслед. Она чувствовала у себя на спине его обжигающий взгляд.
        Два дня тянулись бесконечно. Она отослала пленку; фотографии, по словам Кейт, привели заказчиков в полный восторг. Но теперь им понадобились видеосъемки ранчо. Выйдя из телефонной кабины после продолжительного разговора с Кейт, Бриджет оглядела Мэйн-стрит.
        Смотреть было особенно не на что, если не считать нескольких ковбоев, сидевших напротив супермаркета, да грузовика с сеном, медленно ползшего по улице. Да еще официантки из закусочной, стоявшей у дверей банка и ждавшей открытия. Она вспомнила шум, сумасшедшее уличное движение и смог Сан-Франциско; подумала о том, что Тэлли и Сьюзи были подругами еще со школьной скамьи и, вероятно, останутся ими еще долгие годы. Ее друзья были друзьями только по работе, и в любой момент они могли переехать или быть переведены.
        В это время она заметила Сьюзи, махавшую ей издали.
        - Я как раз хотела сообщить тебе, что устраиваю вечеринку, - сказала она, подходя, - в следующую субботу. Ты придешь? После нашего разговора я все время думала о Джоше и обо всем. Мы с Тэлли думаем, что это мы упустили Джоша, мы дали ему похоронить себя на ранчо. Так что я решила взять быка за рога, или за что там у него, и снова собрать всех старых друзей. То, что от нас осталось. Ты ведь еще будешь здесь? - обеспокоенно спросила она.
        - Наверно, - сказала Бриджет. - Но я ведь не из числа старых друзей.
        - Так станешь. Все мечтают с тобой познакомиться.
        Бриджет улыбнулась.
        - Очень мило с их стороны. А что мне принести?
        - Принеси саму себя. Мы устраиваем барбекю на открытом воздухе, потому что мой дом слишком маленький, а двор большой, хоть волейбольную сетку натягивай. Я живу в городе. Отсюда в двух шагах.
        Бриджет хотела спросить, придет ли Джош, но побоялась.
        - Самое забавное - мне удалось уговорить Джоша прийти, - заявила Сьюзи. - Видимо, я более красноречива, чем думала.
        У Бриджет похолодело в животе. Что сказала Сьюзи Джошу, чтобы уговорить его прийти? Одно было точно: она наверняка не сказала ему о том, что собирается пригласить и Бриджет. Иначе услышала бы в ответ твердое «нет».
        - Ты ведь не упомянула рекламу одеколона? - спросила Бриджет.
        - Кажется, нет. Но ему известно, что я знаю. Да и какой секрет? Я сказала, что познакомилась с тобой и собираюсь пригласить тебя на вечеринку. Чтобы уж он наверняка согласился.
        Наверняка согласился? Если бы она только знала.
        - И он не передумал? - спросила Бриджет.
        - Конечно, нет. С чего бы?
        Возможно, он боится, что она снова будет распускать руки.
        - И правда, с чего бы? Ну что ж, приятно было снова тебя увидеть, - сказала Бриджет. Она пошла к себе - зарядить мини-камеру. Как бы так сделать, чтобы не наткнуться на Джоша, когда она будет снимать ранчо?
        Виды, напомнила она себе. Только виды. А для этого он ей не нужен. А если она столкнется с ним, то будет смотреть на него с холодной отчужденностью. Но сначала нужно позвонить ему и предупредить о своем визите. Чтобы он успел подготовиться.
        Трубку взял Макс. Сказал, что отец где-то на ранчо, и сказал, чтобы Бриджет срочно приезжала, потому что он хочет ей кое-что показать.
        Она улыбнулась про себя. Если бы не Джош, можно было бы считать, что этот город встретил ее радушно. Все остальные находили ее общество приятным. Кроме него. Он, без сомнения, считает дни до ее отъезда.
        Макс ждал ее верхом на велосипеде у ворот ранчо.
        - Ты… ты один? - спросила она, поставив машину на подъездной дороге.
        - Мой отец вон там. - Он махнул рукой в западном направлении. - У него с собой телефон, так что я могу позвонить ему, если что. Я ему сказал, что ты приедешь. Он ответил, что вернется к ленчу.
        Она решила, что к тому времени уедет.
        - Сначала иди посмотри мою ручную крысу, - заявил Макс.
        Ее слегка передернуло.
        - Крысу?
        - Барни белая. Бабушке не нравится, но она правда очень добрая.
        - Она в клетке? - обеспокоенно спросила Бриджет, направляясь вслед за Максом в его комнату.
        - Да, но я могу достать ее и дать тебе подержать.
        - В самом деле? Не знаю, готова ли я к этому.
        Макс проложил себе дорогу посреди миниатюрных машин и грузовиков, разбросанных по полу, и, держа Бриджет за руку, подвел ее к книжному шкафу, где в просторной клетке из дерева и металлической сетки, устланной свежими древесными опилками, жила крыса. В одном углу клетки была автоматическая поилка, в другом - блюдце, на котором лежал лист салата. Насколько могла судить Бриджет, о крысе хорошо заботились.
        - Просыпайся, Барни, - сказал Макс.
        Крыса послушно вылезла из своей банки из-под супа и заморгала от яркого дневного света, потом встала на задние лапки и уставилась на них, шевеля усиками.
        Макс открыл дверцу и взял крысу.
        - Хочешь ее подержать? - спросил он у Бриджет.
        Та с трудом сглотнула и взглянула на крысу. Крыса действительно была симпатичная. Если можно так сказать. Но все же она была крысой. Бриджет дотронулась до нее одним пальчиком - мягкая шерсть, не так уж и противно. Она взглянула в глаза-бусинки. Макс принял это за знак согласия и посадил крысу на ее открытую ладонь. Бриджет закусила губу, но мужественно держала ладонь открытой. Тянулись секунды.
        - Хорошо, на сегодня достаточно, - сказала она.
        Макс кивнул и посадил Барни обратно в клетку. Всем своим сияющим видом он выражал одобрение мужеству Бриджет.
        Они вышли из дома. Пока Бриджет доставала из машины видеокамеру, Макс пошел за велосипедом. Она встала на колени и направила камеру на Макса, ехавшего на велосипеде в своем новом шлеме и периодически вздымавшего велосипед на дыбы. Хорошо все-таки, что Джоша не было нигде в пределах видимости и что до ленча он не появится. Было приятно сознавать, что он не хочет встречаться с ней, как и она с ним.
        Макс уже научился ездить без рук. Он гордо улыбался в объектив после каждого трюка, а Бриджет громко подзадоривала его, заставляя проделывать еще более сложные вещи. Она бы даже захлопала в ладоши, если бы ее руки не были заняты камерой. Наконец он остановился около нее с раскрасневшимися щеками и задыхающийся. Когда она прокручивала ему через видоискатель то, что записала, он громко смеялся и умолял ее показать снова и снова.
        - Достаточно, Макс, - сказала она. - Я оставлю тебе кассету, и ты сможешь смотреть ее, когда захочешь. У вас ведь есть видеомагнитофон?
        Он кивнул.
        - Классно. Спасибо, Бриджет, - поблагодарил он, вспомнив о правилах хорошего поведения. - Теперь твоя очередь. Делай что-нибудь. А я буду снимать.
        Она недолго сомневалась. Техника дорогая, но это будет ему уроком ответственности.
        - Ладно, иди сюда. - Бриджет набросила ремень камеры ему на шею и показала, куда нажимать. - Не разбей объектив и старайся держать камеру прямо. Она не слишком тяжелая для тебя?
        Макс поднес камеру к глазам.
        - Ух ты, как интересно. Это как рогатка. Целишься и стреляешь, правильно?
        - Правильно, - согласилась она.
        - Ну, давай, делай что-нибудь, - сказал он.
        Она огляделась, вдруг растерявшись.
        - Сделай кувырок. На траве. - Он указал на ровный ковер травы.
        Бриджет пожала плечами. А почему бы и нет? Вокруг никого нет. Она села, поджала ноги и перекувырнулась.
        - Как получилось? - спросила она, вынимая траву из волос.
        - Класс. Вот это да. Я тоже хочу такую камеру.
        Она рассмеялась. Было так приятно кататься по траве, вдыхать свежий воздух, находясь в компании пятилетнего мальчика, единственная забота которого - поиски развлечений.
        - Кстати, - сказала она, опасливо оглядываясь, - ты уверен, что твоего отца нет поблизости?
        Он отрицательно мотнул головой.
        - Не-а. Зачем… ты хочешь его снять?
        - Нет, сегодня нет. Сегодня мне нужно снять ранчо.
        - Не-ет, не сейчас. Я хочу еще поснимать тебя. Станцуй или еще что-нибудь сделай.
        Успокоенная тем, что Джоша нет поблизости, Бриджет делала пируэты, резво отплясывала, прыгала и скакала как сумасшедшая, забыв обо всем, стараясь рассмешить Макса. И он смеялся.
        - Эй, - крикнула она, - у тебя камера ходит ходуном. Держи ее прямо.
        - Не могу, - запротестовал он. - Когда я смеюсь - не могу.
        Она подбежала к нему, схватила его вместе с камерой и стала кружить.
        - Перестань, - закричал он. - Я оператор. Ты не имеешь права хватать оператора. - Его пшеничные волосы щекотали ей ноздри, камера билась ей о грудь.
        Он так извивался, что пришлось поставить его на землю. Она попросила вернуть камеру, но не тут-то было.
        - Я хочу сделать… как это называется, когда подходят совсем близко… - Он уперся камерой ей в лицо.
        - Крупный план, - подсказала она.
        - Расскажи стишок или спой песенку, - проинструктировал он.
        Бриджет повиновалась и спела две детские песенки, живо жестикулируя, - сначала про чайник, а потом про паучка Инси-Винси, который взбирался по водосточной трубе. Обе песенки имели у Макса бешеный успех.
        Они просмотрели запись вместе через видоискатель, прижавшись друг к другу головами, затем она вручила ему кассету, а в камеру вставила новую.
        - Мне пора браться за дело, - сказала она, повесив камеру на плечо. - Надо сделать несколько снимков ранчо. Загон, пастбище.
        - Можно я пойду с тобой?
        - Конечно. Покажешь лучшие виды.
        А также будешь хорошим буфером между нею и своим папашей.
        Но последнего нигде не было видно. Они обошли конюшню, загон, снимая все подряд. Джоша не было нигде. Нет, ей, разумеется, вовсе не хотелось его видеть. Она собралась уехать еще до полудня. Заблаговременно. Когда она садилась в машину, Макс уже прыгал на своем велосипеде с деревянной платформы, которую соорудил. Хорошо, что теперь у него есть шлем. Мера безопасности, принятая после того, как он наехал на нее в тот день.
        Она с грустью смотрела в зеркало заднего вида. Да что с ней? Кто сказал, что ей нужна семья? Кому захочется стать членом уже созданной семьи? Кто согласился бы стать мачехой, со всеми вытекающими последствиями? Кто отказался бы от многообещающей карьеры, чтобы провести остаток дней в крохотном городишке, променяв на него огромный город, где можно было бы реализовать себя? Она закусила губу, чтобы не прокричать ответ. Она согласилась бы.
        Джош появился неожиданно, в зеркале заднего вида, верхом на диком мустанге. Она замечталась, и теперь встречи было не избежать. В принципе самое время было включить зажигание, но он уже заметил ее. Стук копыт приближался. Теперь он подумает, что она хотела его видеть, что она не может дождаться дня рождения, вот и приехала сюда.
        - Куда ты собралась? - крикнул он, остановив лошадь рядом с ее машиной и спрыгнув с седла. У него были мокрые волосы, капельки пота стекали по лбу, а грязные джинсы прилипли к ногам. Она в сотый раз спросила себя: отчего ее сердце начинало бешено колотиться в груди всякий раз, как она видела его? Отчего у нее так дрожали руки, что она вынуждена была вцепиться в руль, чтобы он не заметил этого? Он красив, это правда. Но таких много. Он крепкий, сильный и отлично справляется со всем, за что берется.
        Он еще и сексуальный. Ну и что с того? Таких тоже много. В нем есть что-то еще. Что-то очень важное.
        - Куда собралась? Назад в город. Видишь ли, я просто сделала несколько снимков, - объяснила она. - Не хотела тебя снова беспокоить, поэтому…
        - Поэтому пробралась сюда, пока я не видел.
        - Я вовсе не пробралась. Я приехала. Сделала несколько фотографий. Макс показал мне окрестности, и очень этим помог.
        - А тебе не пришло в голову, что следовало меня дождаться? - Он оперся рукой на ее машину и нагнулся, просунув свое загорелое лицо в окошко.
        О Господи, вот этого-то она и хотела избежать. Еще одной встречи с глазу на глаз. Так близко. Настолько близко, что она чувствовала резкий, мужской запах его тела. Настолько близко, что она не могла набрать в легкие достаточно воздуха, чтобы дышать. Почему она не уехала десять минут назад?
        - Нет, - ответила она, - не пришло. Я подумала, что будет лучше для нас обоих, если мы впредь будем избегать…
        - Неловких ситуаций?
        Она кивнула. Она не смогла бы сказать точнее.
        - Я же обещал, что это больше не повторится. Ты мне не веришь?
        - Верю, конечно. - Это себе я не верю, проговорила она про себя.
        - Чем ты занималась все это время? Тебе, должно быть, до смерти наскучил Хармони.
        Она заставила себя улыбнуться.
        - Вовсе нет. Ведь со мной всегда камера. Здесь есть что запечатлеть. Ты тут вырос и поэтому не замечаешь окружающих красот. Я же смотрю на все новыми глазами.
        - В самом деле? - спросил он, не скрывая иронии. - Кстати, думаю, тебе вовсе не обязательно идти на день рождения моего отца. Не будет ничего впечатляющего. Просто соберутся все свои.
        - Не знаю, что заставляет тебя думать, будто мне постоянно нужно получать впечатления и будто я ужасно скучаю, если не нахожусь в самом центре Юнион-сквер. Я прекрасно могу развлекать себя где угодно. Что касается дня рождения, то я сказала, что приду, и я приду. Я с нетерпением жду этого дня. У меня никогда не было большой семьи. Честно говоря, нас осталось только двое, отец и я. И я не помню, чтобы когда-нибудь устраивала ему день рождения. Это было очень мило со стороны твоей матери - пригласить меня, и… и я приду. - От одной мысли о том, что он не хочет видеть ее там, у нее прибавилось решимости, и уже ничто не могло ее остановить.
        - Решай сама.
        - Я пойду.
        Последовало долгое молчание. Она не отрываясь смотрела через лобовое стекло на дорогу, чувствуя на себе жгучий взгляд Джоша, скользивший по ее векам, по губам. Он протянул руку и вынул соломинку из волос Бриджет. - У нее запылала кожа в том месте, где он к ней прикоснулся. Он дотронулся пальцем до ее щеки.
        Почему он не сядет снова на лошадь и не уедет? Или ему нужно, чтобы она сделала первый шаг?
        - Ну что ж, - сказала Бриджет, - мне пора ехать в город.
        - Зачем? - спросил он.
        - На ленч. - Она взглянула на часы. - Время ленча.
        - С кем у тебя ленч? - Джош представил себе разбитных ковбоев, просиживающих штаны в закусочной и бросающих недвусмысленные взгляды на хорошенькую приезжую.
        - Тебе обязательно знать?
        - Ты ведь никого не знаешь в городе. Некоторые парни могут воспользоваться красивой незнакомкой.
        - Красивой незнакомкой. Это самая приятная вещь, которую ты сказал обо мне за все время моего пребывания здесь. Да ты сделал бы все, лишь бы выпроводить меня из города.
        - Почему ты так говоришь? - Его это явно позабавило. - Ты неправильно поняла меня. У нас тут, в Хармони, просто так принято. Ты привыкнешь. Если пробудешь здесь достаточно долго, - тихо прибавил он.
        - Я не пробуду в Хармони дольше, чем нужно для съемок, уверяю тебя, - сказала она, встретившись взглядом с его холодными голубыми глазами. - Сразу после этого я избавлю тебя от своего назойливого присутствия.
        Бриджет решительно вставила ключ в зажигание. Джош отступил на шаг, и она, не оборачиваясь, рванула вперед, пока последнее слово оставалось за ней. В его обществе этого добиться было нелегко.

        - Чем вы с Бриджет занимались все утро? - спросил Джош Макса. Они сидели напротив друг друга за кухонным столом и ели из одной миски суп быстрого приготовления.
        - Кое-чем интересным. Я тебе потом покажу. Снимали фильм про меня и Бриджет.
        - Фильм?
        - Ага, и я тоже снимал. Там, где про нее. Она показала мне, что нужно делать. А там, где про меня, снимала она. - Он вынул из кармана кассету и покрутил ею перед носом у отца. - Хочешь посмотреть?
        - Конечно. - Джош взял кассету двумя пальцами, словно боялся обжечься. Он не хотел ее смотреть. Он не хотел видеть Бриджет. - Неужели Бриджет проделала такой путь только для того, чтобы снять фильм про вас двоих?
        - Не знаю. Думаю, да. Нет, погоди. Она хотела сделать несколько снимков ранчо, и я показал ей лучшие виды. Я предупредил ее, что ты вернешься к ленчу, но она быстро села в машину.
        - Я видел ее, - сказал Джош, сам не понимая, зачем он пытался ее остановить. - Мы посмотрим видео сегодня вечером, - пообещал он. - После обеда. Ты собирался поехать играть к Натану Хогану. Не забыл?
        Макс не забыл и пошел за бейсбольными карточками, чтобы обменяться с приятелем. Джош подвез его, затем вернулся и предпринял еще одну попытку оседлать недавно купленную лошадь. Это была самая напряженная работа, какую он только мог придумать, чтобы избавиться от мыслей о женщине, не дававшей ему покоя. Мало того что она провела все утро на его ранчо с его сыном, так она еще оставила после себя кассету, которую он мог посмотреть.
        Джош мог посмотреть ее прямо сейчас, если бы захотел, - соблазнительная кассета лежала поверх видеомагнитофона. Но он не хотел. К тому же он обещал Максу, что они ее посмотрят вечером вместе. Джош взглянул на часы. До возвращения Макса оставалось три часа. И еще больше - до предполагаемого совместного просмотра.
        Видео, проклятое развлечение, к которому он пристрастился из-за затянувшегося одиночества. Он слишком долго был один, почему и согласился пойти на вечеринку Сьюзи. Его мать права, ему нужно выбираться и видеть людей. Тогда он поймет, что Бриджет всего лишь обычная женщина, с глазами цвета осенних листьев и нежной, словно лепесток розы, кожей. Его пальцы до сих пор горели от прикосновения к ее щеке. Он не собирался к ней прикасаться. Он вообще не собирался прикасаться к женщине. Что же случилось? Что с ним?
        Он уже очень давно не бывал на вечеринках. Они с Молли не ходили на них: та все время занималась полезными делами, а ему не требовалось общения, хотя в школе у него было много друзей. Постепенно он от них отдалился - так обычно бывает после женитьбы, когда у каждого появляются свои интересы, свои жизненные ценности.
        Пора, однако, забирать Макса. Он привез его, и они пообедали.
        - Сейчас, пап, сейчас, - сказал Макс, оставив почти нетронутым своего любимого жареного цыпленка. - Ты увидишь мой фильм. - Он потянул Джоша за руку в уютную комнатку, отделанную сосной, где стоял видеомагнитофон, И они сели рядом на диван. Макс ерзал, то и дело вскакивал, тыкал пальцем в экран, чтобы отец не упустил чего-нибудь. Но Джош ничего не упускал. Он смотрел как завороженный и громко смеялся, когда Бриджет исполняла песенку про паучка Инси-Винси. Так громко, что Макс внимательно посмотрел на него и поинтересовался, все ли с ним в порядке. Джош понял, как давно он не смеялся.
        Он прокручивал пленку снова и снова. Максу скоро надоело, и он отправился к себе в комнату рассматривать новые бейсбольные карточки, а Джош продолжал смотреть, как Бриджет делает кувырок, поет и танцует на лужайке. Она была такой… такой очаровательно непосредственной. Такой восхитительно, чудесно обаятельной. Он никогда не видел ее такой естественной, раскрепощенной, кроме… кроме разве того дня, когда она обхватила ногами его бедра и целовала его, как никто и никогда не целовал. Даже сейчас, при воспоминании об этом дне, его тело жгло огнем, который, он знал, надо затушить, иначе он поглотит его.
        Поэтому он смотрел на нее на экране, где она не могла причинить ему зло. Была безвредной. Он мог выключить ее когда вздумается. Но беда была в том, что ему не хотелось выключать. Ему хотелось смотреть и смотреть. Что он и делал.
        Наконец Джош поднялся, выключил видео и уложил Макса спать. Заснуть бы так же крепко, как пятилетний малыш, подумал он, с завистью глядя на сына… Если бы только ему постоянно не снилась Бриджет.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Погода выдалась как раз для дня рождения. Небо было безоблачным, воздух теплым и сухим, так что не было никакой причины для беспокойства. И нечего нервничать из-за того, что она всего-навсего встретится с его семьей и друзьями, скажет ему, что на этой неделе приезжает съемочная группа, и спросит, где они смогут остановиться, - все это вовсе не повод для паники. Она представила его угрюмый вид, представила, как он откажется сотрудничать, позировать для снимков и не позволит группе остановиться на своей земле.
        Мать Джоша встретила Бриджет на пороге просторного дома и протянула ей руки. Только бы она не заметила, какие ледяные у нее пальцы.
        - Мужчины стреляют на выгоне по тарелочкам, - сказала она. - Дети играют за домом, а женщины в кухне, как обычно. Проходи и познакомься со всеми.
        Кухня была до отказа забита женщинами, одетыми в самые разнообразные наряды: от джинсов и шорт до ситцевых платьев. Бриджет с трудом попыталась запомнить их имена, они же знали уже все о ней и Диком Мустанге. Какое счастье, что Джоша не было рядом и он не слышал их радостных восклицаний по поводу того, какой большой знаменитостью он скоро станет. У нее в ушах еще звенели его слова: «Я не пользуюсь одеколоном и не хочу знать тех, кто пользуется. Вам приходилось когда-нибудь нюхать дикого мустанга? Хотели бы вы так пахнуть?»
        - Где ты услышала про Джоша? - прервала ее мысли его сестра Лорен, месившая тесто для печенья.
        - Вы устраивали пробы на роль Дикого Мустанга? - спросила его сестра Марта, вытирая руки о передник.
        Бриджет встала рядом с ней, чтобы помочь нарезать салат.
        - О нет. В первый день после приезда сюда я пила кофе в закусочной и спросила, кто лучше всех объезжает диких мустангов. Составила список, и его имя было первым. Я приехала на ранчо и увидела его верхом на мустанге. И поняла: он то, что надо.
        - Слышала, Марта? - гордо сказала его мать. - Она поняла, что он то, что надо.
        - А Джош об этом знал? - спросила Марта. - Никогда не поверю, что он сразу согласился. Уж кто-кто, а Джош не любит быть в центре внимания.
        Бриджет нахмурилась, вспомнив тот день на ярмарке, когда Джош словно ураган налетел на нее, схватил за руку и сказал, что сделает это.
        - Возможно, он согласился из-за денег, - предположила она, хотя сама не верила в это. Насколько она знала его, деньги для него мало что значили. - Рекламируя товар, можно хорошо заработать.
        - Рекламируя? - переспросила Лорен. - Он будет что-нибудь говорить?
        Бриджет улыбнулась.
        - Нет, нет. Ему нужно будет просто скакать верхом на диком мустанге.
        - Тогда почему он так переживает из-за этого? - удивилась Лорен.
        Бриджет помрачнела. Действительно, почему он так переживает? Его все еще смущает, что он будет как-то связан с мужским одеколоном? Или что он будет так или иначе связан с ней?
        - Ты же знаешь Джоша, - сказала Марта. - Главное, чего он хочет, - это вести простой образ жизни. Дом, семейный очаг и все такое. А теперь на него направят юпитеры.
        - Ну, не совсем так, - пояснила Бриджет. - Насколько я себе представляю, это будет товарный знак и на нем силуэт скачущего всадника на фоне голубого неба. - Ей никогда не забыть, как она увидела его тогда, на холме, и как у нее подпрыгнуло сердце от мысли, что она нашла его. С первой попытки. - Никто и лица-то его не увидит. Никто даже не будет знать, кто он.
        - Но мы будем знать, - заметила его сестра. - Весь Хармони будет знать.
        - Это да, - сказала Бриджет. - Надеюсь, он не думает, что это я всем рассказала.
        - Нет, конечно. Ты же никого здесь не знаешь, как бы ты могла рассказать? Кстати, как тебе Хармони? - спросила Лорен. - Я, например, не могла дождаться, чтобы уехать отсюда. Это самое скучное место в мире, ты согласна?
        - На самом деле… люди здесь очень дружелюбные. Это меня приятно поразило. Официантка в закусочной знает мое имя, две женщины остановили меня на улице, предложили познакомиться и пригласили на вечеринку, которая будет на следующей неделе. И воздух такой прозрачный, видно на несколько миль вокруг.
        Лорен улыбнулась матери.
        - Похоже, у нас появилась новообращенная. Звучит - как реклама турфирмы. Ты ездишь верхом, увлекаешься охотой или рыбной ловлей?
        - Нет, но Макс учит меня стрелять из рогатки, - сказала Бриджет.
        - Джош мог бы научить тебя ездить верхом, пока ты здесь, - посоветовала его сестра.
        - Эти мустанги несколько пугают меня своей необузданностью. - Как понравилась бы Джошу эта идея - давать ей уроки верховой езды? Хотела бы Бриджет взглянуть на его лицо, если бы ему пришлось забросить работу и учить ее.
        - У него есть и другие лошади, - сказала сестра, - смирные.
        - Кроме того, кажется, он очень занят, - заметила Бриджет.
        - Он просто притворяется, - открыла секрет Марта. - Чтобы отлынивать от всего остального, ни с кем не встречаться. С тех пор как Молли умерла, он внушает себе, что очень занят. Но это не так.
        - Расскажи нам о себе, - попросила Лорен. - Ты замужем? У тебя есть дети?
        - Я не замужем. Была помолвлена в прошлом году, но теперь уже нет. Бывшему жениху не нравилось, что я слишком много работаю, как и Джош, но я недавно открыла свое дело, так что, если я хочу добиться успеха, надо много работать.
        - А ты действительно хочешь добиться успеха?
        - О, да. - Как объяснить, почему для нее это было необходимо - доказать одному человеку, мужчине, который отделался от нее, из-за которого она потеряла работу и который считал, что она ничего не смыслит в этом деле, что он был не прав? - Но я с завистью смотрю на вашу большую семью, - грустно призналась Бриджет, оглядывая их всех. - Я - единственный ребенок в семье. Мама умерла несколько лет назад, а отец уехал в Южную Калифорнию. Он в замечательной форме, все еще бегает по утрам. Я по сравнению с ним просто слизняк безвольный.
        - Мне ты не кажешься слизняком, - сказала мать Джоша, тепло улыбнувшись. - Макс говорил мне, что ты отважилась подержать его ручную крысу. Слизняк на такое неспособен.
        - Этот малыш - мастер уговаривать, - ответила Бриджет. - Боюсь, я не успею оглянуться, как буду кататься на велосипеде на одном колесе - это при том, что не умею ездить на нем вовсе.
        - Ему нужна мама, - нежно сказала Марта.
        - Только бы Джош тебя не услышал, - произнесла ее сестра. - Он не собирается никем заменять Молли.
        - Я не говорю, что он должен заменить Молли. Никто не сможет заменить ее. Нечего даже и пытаться. Но ведь ему уже сколько? Тридцать два? У него впереди еще вся жизнь. Чем он будет заниматься, - спросила Марта, - кроме своих лошадей?
        - И на ком же он должен жениться? - спросила Лорен. Бриджет резала огурцы и, затаив дыхание, ждала ответа. На ком же он должен жениться?
        Марта покачала головой.
        - В Хармони никого не осталось. Все повыскакивали замуж сразу после школы или уехали из города, как мы. Придется импортировать кого-нибудь.
        - Знаете, девочки, - сказала мать, - Джош в состоянии найти себе кого-нибудь сам. Когда придет время.
        Последовало долгое молчание. Бриджет резала огурцы все быстрее, надеясь, что на нее не смотрят, и гадая, не ее ли имели в виду… Но нет, ведь она ясно сказала, что замужем за своей работой. За любимой работой. Он тоже дал понять, что если когда и женится, то не на ней.
        - Бриджет, - обратилась к ней его мать, - не могла бы ты отнести моему мужу нарезанное мясо? Пора начинать.
        Оказавшись на свежем воздухе, Бриджет облегченно вздохнула. Разговор становился несколько неприятным для нее. Они говорили так, словно она была членом их семьи. Словно ее, как и их, беспокоила судьба Джоша и Макса и воображаемой женщины, которой им так не хватало. Между тем, как бы сильно она ни привязалась к Джошу и его сыну, она была временным человеком в их жизни. С блюдом в руках она шла на запах костра к самодельной раме для барбекю. За завесой поднимающегося дыма Джош и пожилой мужчина, очень похожий на него, раздували пламя.
        - Ну, наконец-то, - сказал мужчина, взяв из ее рук блюдо.
        Джош посмотрел на нее так, словно не мог понять, что она здесь делает. Должно быть, он забыл, что ее пригласили. Он не проронил ни слова, пока отец не ткнул его в бок.
        - Бриджет, познакомься с моим отцом. Пап, это та женщина из рекламного агентства.
        - О, - воскликнул его отец, - так вот она какая. Ты мне не говорил, что она такая красивая.
        - Я не говорил, но Макс наверняка уже все рассказал. Бриджет ему очень нравится.
        Ударение было сделано на слове «Макс», только бы никто не догадался, что она хотя бы чуточку нравится ему самому. Он считал ее неизбежным злом, соблазном, заставлявшим его чувствовать себя виноватым.
        - Ничего удивительного. Как тебе понравился наш город? - спросил отец.
        - Очень понравился. Здесь все такие приветливые. - Все, кроме вашего сына, подумала она.
        - Уже купила себе дикого мустанга? - поинтересовался он.
        - Нет еще. Боюсь, мне негде будет держать его в моей квартире в Сан-Франциско.
        - С лошадьми просто беда в метро, - добавил он. - Сан-Франциско? Замечательный город. Жена повезет меня туда на этой неделе; это будет подарок ко дню рождения. Она хотела, чтобы был сюрприз, но я прознал заранее. Уезжаем завтра утром.
        - Я не слышал об этом, - признался Джош. - Я покормлю лошадей вместо тебя.
        Отец кивнул, потом прислушался к звукам в доме.
        - Твоя мать зовет меня, - сказал он, снимая через голову фартук и передавая его Бриджет. - Ты меня не заменишь?
        Прежде чем она успела сказать, что понятия не имеет, как готовят барбекю, и что ей вовсе не улыбается остаться наедине с Джошем, он потрусил к дому.
        Она надела фартук и встала рядом с Джошем. Она стояла и постукивала длинной двузубой вилкой по решетке, не зная, о чем говорить. Говорить про съемочную группу было еще рано. В конце концов они заговорили оба разом:
        - У тебя замечательная семья.
        - Нет ничего удивительного в том, что тебе нравятся крысы.
        Они повернулись друг к другу лицом. Если бы она не знала его так хорошо, она могла бы поклясться, что он улыбается. Ей.
        - Я боюсь крыс, - призналась она.
        - Я слышал другое.
        - Думаю, я хорошо притворилась. Мне не хотелось оскорбить ее чувства.
        - Чьи? Крысы? - переспросил Джош.
        - Уверена, они чувствуют, если их не любят, - ответила она.
        - Как дети и лошади, - сказал он.
        - И те и другие хорошо разбираются в людях.
        - Да, есть такое мнение. - Он бросил кусок мяса на решетку. Затем еще один. - Тебе здесь нравится?
        - Нравилось.
        - Можешь вернуться на кухню, если хочешь. Я управлюсь сам.
        - На воздухе лучше, - беззаботно сказала она.
        - Тогда почему бы тебе не сделать что-нибудь полезное?
        Она взяла кусок мяса и бросила его на решетку со своей стороны.
        - Это, например?
        Он ничего не ответил. Но она знала, что он следит за ней краешком глаза.
        - Тебе нравятся вечеринки? - спросил он.
        - Обычно нет. Я застенчивая… и…
        - Это ты-то застенчивая? Вломилась в мой дом и перепачкала кровью всю ванную. С ужасом представляю, что бы ты вытворяла, если бы не была застенчивой. Вынесла бы холодильник, скатала ковры и стала выплясывать?
        - Я не умею плясать.
        - Нет? А что же ты тогда делала на моей лужайке? - Он опять забавлялся.
        - Я, на твоей лужайке?
        - Только не надо отрицать. Я могу предъявить в доказательство соломинку из твоих волос. И видеокассету.
        - О Господи. - Она залилась краской. - Я не знала, что ты будешь смотреть ее. Она была предназначена для Макса.
        - Да, я ее посмотрел. Макс настоял. У меня не было выбора. - Джош рассмеялся. Она быстро взглянула на него - да, он улыбался: уголки губ были приподняты, морщинки лучиками расходились у глаз. Суровые складки на лбу разгладились, теперь он был еще красивее. - Это поинтереснее, чем кабельное телевидение, - добавил он.
        Теперь самое время, подумала она, сказать Джошу, когда приезжает съемочная группа. Пока он в хорошем настроении. Но прежде чем она успела открыть рот, гости начали собираться вокруг них. С тарелками в руках, они смеялись, шутили и поддразнивали Джоша.
        - Эй, Джош, что это я чувствую? Конский одеколон? - спросил его зять, затыкая нос.
        - Хочешь, чтобы я залепил тебе в лицо куском мяса, Рэй? - угрожающе спросил Джош. - Ну, что я тебе говорил? - тихо сказал он Бриджет. - Я стал посмешищем… - Но он явно не был сильно расстроен.
        Подошел Макс и улыбнулся Бриджет, но мяса не взял.
        - Мне не хочется, - сказал он отцу.
        - Он что-то бледный, - заметила Бриджет, глядя ему вслед с некоторым беспокойством.
        - Просто слишком возбужденный, - успокоил ее Джош. - Сегодня здесь все его двоюродные братья и сестры.
        - Гм, - сказала она, глядя, как он торопится к праздничному столу вслед за двумя мальчиками постарше, стараясь не отстать.
        Обслужив гостей, Бриджет взяла себе порцию мяса, печеных бобов, салата с картофелем и села за длинный стол. Через несколько минут Джош сел напротив нее и представил ее всем присутствующим. Если бы он хотел избежать ее общества, то мог бы сесть за другой стол или на другое место. Она бросила ему благодарный взгляд - он его не заметил. Он вытряхивал себе на тарелку соус, делая вид, что для него нет ничего естественнее, чем представить ее своим друзьям и родственникам, и понимая, что самым естественным для него было бы не замечать ее присутствия.
        Фермер с обветренным лицом повернулся к ней.
        - Так как вам дикие мустанги?
        Бриджет набрала в грудь побольше воздуха. Он по крайней мере не спросил, как она находит Хармони.
        - Они очень красивы. Можно сказать, что они живой символ Старого Запада. Глядя на них, я чувствую себя одним из первооткрывателей, - сказала Бриджет, позаимствовав некоторые слова из Закона о диких лошадях 1971 года.
        - Хорошо сказано. - Фермер широко улыбнулся. Затем повернулся к Джошу: - Как продвигается работа над этой лошадкой?
        Джош не знал, что ответить. Что он мог сказать? Он, видите ли, был так занят женщиной, сидящей за столом напротив, что на лошадку не оставалось времени?
        - Потихоньку движется, - сказал он. - Потихоньку. Я был вынужден от нее отвлечься. - Он взглянул на нее, давая понять, что говорит о ней. Ее щеки запылали, как лепестки мака, и она сосредоточилась на своей тарелке. Однако он все смотрел на нее - и вдруг подумал, что ему очень весело на этом дне рождения, которого он так боялся. И отчасти благодаря Бриджет. Нет, именно благодаря Бриджет.
        Благодаря ей он сильнее ощущал солнечное тепло, запах сочного мяса, жарившегося на решетке, доброжелательный смех за столом. Он смотрел на все новыми глазами. Ее глазами. И радовался тому, на что раньше не обращал внимания.
        После застолья его отца окружили все собравшиеся, и он принялся разворачивать подарки. Джош стоял, прислонившись к тополю, когда к нему протиснулась его сестра.
        - Что происходит? - тихо спросила она.
        - Происходит? - повторил он непонимающе.
        Она взяла его за руку.
        - Не играй со мной в эти игры. Думаешь, я слепая? Думаешь, я так давно замужем, что не могу разглядеть, когда кто-то с кем-то флиртует?
        - Это только флирт и есть, - сказал он, вдруг посерьезнев. - Я бы никогда… ты же знаешь, у меня больше не может быть ничего серьезного с кем бы то ни было.
        - Почему же? Ты свободен, тебе пошел четвертый десяток, и ты многое можешь предложить подходящей женщине.
        - Подходящей женщиной была Молли. И несмотря на то, что все было за нас…
        - Она умерла. Но ты-то не умер вместе с ней. Ты живой, Джош. Как и эта женщина, что пришла с тобой. Она восхитительна. Обаятельна и, если я не ошибаюсь…
        - Ты ошибаешься. Ты ошибаешься, если думаешь, что я позволю себе снова влюбиться. И обаяние Бриджет здесь ни при чем.
        - Так ты признаешь это, - сказала сестра, многозначительно улыбнувшись.
        - Да, она восхитительна и обаятельна; но она деловая женщина и озабочена карьерой. Неужели ты подумала хотя бы на минуту…
        - Да, я подумала. Если бы ты дал ей день на размышления, она охотно променяла бы город на ранчо. Я видела, как она оглядывала мамину кухню. Она даже сказала, что завидует нам.
        - Бриджет сказала это?
        - Да, она сказала это, - подтвердила сестра. - Для тебя здесь все обычно, но для женщины, выросшей в городе, здесь настоящая идиллия. Неужели ты этого не понимаешь?
        Он покачал головой.
        - Если ты не думаешь о себе, так подумай хотя бы о Максе. Ему нужна мать.
        - Ты не первая говоришь мне об этом. Но я не собираюсь жениться на ком попало, лишь бы у Макса была мать. Я женился бы, только если бы полюбил. А этого я делать не собираюсь, - твердо добавил он.
        - Эх, Джош, - вздохнула Марта, и на глаза ее навернулись слезы. - Я просто хочу, чтобы ты был счастлив. Всегда, начиная с того времени, как ты был крохой, с того самого дня, как тебя принесли из роддома, Лорен и я были рядом, смотрели, как ты подрастал, гордились тем, что ты делал, завидовали твоему умению заводить друзей, играть в футбол, укрощать лошадей. Казалось, для тебя нет ничего невозможного. Я не могу спокойно думать о том, что ты состаришься в одиночестве.
        Тронутый ее участием, Джош слегка обнял ее.
        - Я не буду в одиночестве, - поддразнил он сестру. - Я приеду и буду жить с тобой и с Рэем.
        Марта покачала головой и улыбнулась сквозь слезы.
        - Хорошо. Я сказала все, что должна была. Знаю, это не мое дело, поэтому замолкаю. Но если бы я была на твоем месте… - Он видел, какой взгляд она кинула на Бриджет, сидевшую скрестив ноги на лужайке рядом с Максом.
        - Приму к сведению, - сказал Джош. Его сердце разрывалось на части, словно все, что он подавлял в себе последние два года, вырвалось на свободу.
        Со своего места под деревом он смотрел, как отец разворачивает подарки. Бриджет подарила ему серебряную пряжку, купленную в универмаге в городе. Отец был удивлен и польщен.
        - Ну, зачем это, - сказал он, поднимая подарок повыше, на всеобщее обозрение. Джош видел, как доволен отец, как сияли его глаза и как он посмотрел на него, Джоша, словно говоря: смотри, ты видишь это? Видишь, что она подарила мне? Видишь, как хорошо она вписывается в наш круг?
        Его сестры уехали с мужьями и детьми рано, так как ехать было далеко, в Рино. О его будущем больше не было сказано ни слова, но Марта, всегда бывшая самой эмоциональной, крепко обняла его на прощание. Другие гости, выходя за порог, отпускали шуточки по поводу Дикого Мустанга. Как ни удивительно, но это его вовсе не расстраивало. Тем более что некоторые из шуток были действительно смешными, и он подумал, что за два последних года он не смеялся столько, сколько в этот вечер.
        Он попрощался с родителями и выслушал десятиминутный инструктаж по уходу за их животными в их отсутствие. Затем он поискал глазами Бриджет. Она сидела на корточках рядом с Максом, приложив руку к его лбу.
        Услышав шаги Джоша, она подняла голову.
        - У него такая горячая голова. Боюсь, у мальчика температура.
        Джош подбежал к Максу и взял его на руки. Мальчик весь пылал. Макс никогда не болел. Иногда простужался, иногда воспалялось горло, но ничего серьезного. О, Господи, сделай так, чтобы он не заболел, взмолился Джош. Он отнес его в фургон и усадил на переднее сиденье. Макс уронил голову на грудь и повалился на бок, не в состоянии сидеть прямо.
        - Я уложу его дома в постель, измерю температуру и вызову врача, если понадобится, - сказал ей Джош, стараясь скрыть свой смертельный испуг.
        Он вскочил в кабину и поехал домой. Его ладони были влажными от волнения. Краешком глаза он следил за Максом и так сильно сжимал руль, что побелели костяшки пальцев. Он старался сохранять спокойствие, повторяя себе, что с Максом все будет в порядке, но перед глазами стоял тот день два года назад, когда ушла из жизни его жена.
        Он раздел мальчика, протер влажной губкой лицо и уложил в постель. Измерил температуру: 38,8 градуса, - не очень высокая для ребенка. Но он не мог думать ни о чем другом, кроме Молли. Именно так все и началось, с невысокой температуры. Постепенно она повышалась, а через несколько дней вирус унес ее жизнь. В последовавшие за этим дни, недели и месяцы он боялся вставать по утрам. Если бы не Макс, который в нем нуждался, он не вставал бы с постели, укрывшись от всего мира. Макс - это все, что у него осталось. Если он потеряет сына, как потерял жену, ему незачем будет жить.
        - Папа, - хрипло произнес Макс, пытаясь сесть. - Ты не мог бы покормить за меня Барни?
        Джош сдавленным голосом заверил, что покормит. Он дал Максу выпить воды, укутал его одеялом и спустился, чтобы позвонить доктору.
        Пока он был занят, кормил крысу, звонил, все было не так плохо. Но стоять у кровати Макса, смотреть, как он вертится с боку на бок, было невыносимо. Он сжал кулаки, молясь о том, чтобы с его сыном не случилось ничего плохого.
        Врач позвонил спустя вечность. Было около полуночи. Когда Джош описал состояние Макса, врач велел позвонить утром.
        - Обильное питье. Устройте его поудобней. И дайте детский ибупрофен. Вероятно, ничего страшного.
        Ничего. Вероятно, ничего страшного, повторял себе Джош снова и снова. Но не мог поверить. Не мог уснуть. Он просидел всю ночь у постели Макса, слушая, как тот ворочается и что-то бормочет.
        Утром температура поднялась до 40 градусов. Мальчика лихорадило, маленькое личико пылало. Джош дал ему яблочного сока и таблетку и снова позвонил врачу.
        - Вы должны приехать. Он болен. Серьезно болен.
        - Джош, я приеду, как только смогу. Есть сыпь?
        - Сыпь? С чего вдруг?
        - Посмотри его грудь.
        - Не кладите трубку.
        Грудь и живот Макса были усыпаны мелкими красными точечками. Он бешено чесался. Джош помчался к телефону.
        - Ага. Так я и думал.
        - Что это?
        - Ветряная оспа. Она сейчас ходит в округе.
        - О Господи, - Джош облегченно вздохнул.
        - У вас была она?
        - Да. Помню как сейчас. Во втором классе я две недели не ходил в школу. Заразился от своих сестер. И заразил лучшего друга. Дико чесался. Бедный малыш, - сказал он, думая о том, что неугомонный Макс будет обречен сидеть дома неизвестно сколько. - Вы все-таки приедете? - спросил он.
        - Хорошо. Просто чтобы убедиться. Мне нужно еще к одному пациенту, который живет неподалеку от вас. До скорой встречи.
        Джош разве что на голове не стоял, лишь бы развеселить Макса и отвлечь от страшного зуда. Он читал ему книги, вернее, перечитывал снова и снова одну и ту же книжку про маленькую девочку с большой красной собакой. Играл в настольные игры и в карты. К десяти часам утра он выдохся. Он не спал, не покормил своих животных и животных отца.
        Когда зазвонил телефон, он принес его в комнату Макса.
        - Я звоню, чтобы узнать, что с Максом, - сказала Бриджет.
        От одного звука ее голоса ему стало легче. Он почувствовал, что не один.
        - У него температура, вся грудь в сыпи. И сидеть с ним очень утомительно, - сказал он, состроив гримасу Максу, который показал ему язык. - Есть хорошая новость: врач думает, у него ветрянка.
        - Наверняка. Помню, как я болела ею. Зуд был невыносимый. Бедный малыш.
        Джош улыбнулся.
        - Я сказал то же самое. Сначала. А после того, как три часа развлекал его, говорю: бедный я.
        - Могу я помочь?
        - А ты бы хотела? Я боялся просить тебя…
        - Это Бриджет? - спросил Макс. - Дай мне трубку. Я хочу с ней поговорить.
        Джош передал трубку Максу.
        - Я болею. Ты можешь навестить меня? - попросил он тихим, слабым голосом.
        Джош не слышал ее ответа, но не мог представить, чтобы она сказала «нет».

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Приехал врач, подтвердил, что у Макса ветряная оспа, дал мазь, снимающую зуд, и уехал. Макс уснул, а Джош ходил взад-вперед по гостиной, вглядываясь в окно и ожидая Бриджет. Заметив ее машину на подъездной дороге, он распахнул входную дверь и вышел на крыльцо. Она едва успела остановить машину, когда Джош подбежал и открыл дверцу, и, не успела она выйти, он прижал ее к груди.
        Джош списал это на усталость и волнение. Он просто был рад ее видеть, держать в своих объятиях, чувствовать, как бьется ее сердце, так ровно, так надежно. Он хотел расцеловать ее, крепко прижать к себе, дать ей все, что она хочет, и принять от нее все, что она может дать. Но был Макс. Поэтому он просто взял ее за плечи и хрипло прошептал:
        - Спасибо, что приехала.
        Они вошли в дом, и Бриджет тихо прошла за ним в комнату Макса. Мальчик спал. Она наклонилась и положила руку на его лоб.
        - О Господи, - прошептала она, - он весь горит. Как он себя чувствует?
        - Плохо. Несчастно. Он будет рад увидеть тебя, когда проснется.
        - Я кое-что привезла ему, - сказала она, поставив пакет с покупками на пол рядом с кроватью. - Я посижу здесь, пока он не откроет глаза. Иди отдохни. У тебя есть какие-нибудь дела?
        - А у тебя?
        Она покачала головой.
        - Съемочная группа должна была приехать на этой неделе, но когда я узнала, что с Максом, то позвонила и отложила их приезд.
        - Тогда пойду накормлю лошадей, если ты уверена, что с тобой все будет в порядке.
        Бриджет кивнула. Она услышала, как закрылась за Джошем дверь, и увидела в окно, как он спешит через поле к конюшне. Такой высокий, сильный, такой уверенный в себе; но сейчас, когда он обнял ее и она услышала, как бьется его сердце рядом с ее собственным, она впервые почувствовала, что нужна ему. Через мгновение это чувство ушло; к тому же Макс болен, а Джошу нужно идти заниматься лошадьми. Бриджет действительно хотела быть нужной ему, хотела бы дать ему больше, чем просто сочувствие и понимание - это-то он принял бы от нее. А как насчет любви? Примет ли любовь? Только не от нее.
        Наконец ей надоело сидеть и смотреть на спящего Макса, и она направилась к его книжному шкафу. Заглянула в клетку, но Барни там не увидела. Она не была уверена в том, что хочет снова взглянуть в его глаза-бусинки. И твердо знала, что совсем не хочет опять почувствовать его когтистые лапки на своей ладони. Не сегодня. Под клеткой лежали книги Макса - о животных, о чудовищах и гоблинах. Некоторые были ей знакомы с детства, некоторые нет. Она взяла ту, что всегда любила, и села в кресло рядом с кроватью.
        - Бриджет, - пробормотал Макс и попытался подняться, но не удержался и снова упал на подушки. - Ты пришла. Я был уверен, что ты придешь.
        - Как ты? - спросила она, обняв его маленькое пылающее тельце.
        - Мне очень жарко, - пожаловался он, пытаясь сбросить с кровати одеяла.
        Она нежно закутала его снова.
        - Я привезла тебе попить. - Она раскрыла пакет и достала банку имбирного эля, открыла ее, вставила соломинку и протянула ему.
        - Пузырьки щекочут в носу, - сказал Макс, сделав большой глоток. Она поставила банку на ночной столик. - У меня ветряная оспа, - гордо объявил он.
        - Я знаю. Я тоже когда-то болела ею. Примерно в твоем возрасте.
        - Какой ты была? - спросил он.
        - Думаю, я была довольно забавной, вся покрытая красными точками, совсем как ты сейчас.
        - Нет, какой ты была, когда была маленькая?
        - А-а. Ну, у меня была челка, вот такая. - Она прочертила на лбу прямую линию. - И коротко подстриженные волосы, примерно вот до сих пор. - Она провела линию чуть ниже уха.
        - А у тебя был велосипед?
        - Нет. Мы жили в большом городе, и кататься было негде. Ты научишь меня кататься, когда поправишься?
        - Ага. - Он почесал грудь. - А когда я поправлюсь?
        - Я не знаю. Может быть, через неделю или две. - Бриджет подняла книгу, которую выбрала. - Хочешь, я почитаю тебе?
        Макс покачал головой.
        - Эту мне уже читали.
        - Хорошо, тогда могу предложить кое-что другое. - Она достала из пакета белый носок и надела его на руку. - Я захватила с собой своего приятеля.
        - Похоже на носок.
        - Это и есть носок, но сейчас я кое-что из него сделаю. - Она нарисовала фломастерами красный рот и голубые глаза, и у носка появилась рожица. - Привет, малыш, - сказала она, шевеля пальцами, как будто это говорил носок.
        Он схватил ее за руку.
        - Я не малыш, - сказал он носку.
        - Извини, большой мальчик. Меня зовут Бриджет. - Кукла поклонилась. - Мне нужен друг, чтобы играть.
        Она вынула еще один носок и сделала куклу для Макса. Он повертел рукой.
        - У меня много друзей, - сказал он, - но у меня нет мамы.
        - У меня тоже, - сказала она. - Моя мама тоже на небе, Макс.
        - Ты скучаешь по ней? - спросил он, опустив руку, на которой была надета кукла, на кровать.
        - Да, скучаю.
        - У тебя есть ее фотография?
        - С собой нет. Но как-нибудь я тебе ее покажу.
        - Она похожа на тебя? Говорят, я похож на свою маму.
        Макс не поднимал глаз. Бриджет не оборачивалась, но внезапно почувствовала, что они не одни в комнате. Джош стоял в дверях. Она не видела его, но чувствовала его присутствие так же отчетливо, как если бы он тронул ее за плечо.
        - Ты помнишь свою маму? - спросил Макс.
        - Да, - ответила Бриджет сдавленным голосом.
        - А я свою не помню.
        Бриджет сняла носок и коснулась рукой его лба.
        - Я многое помню, но сейчас мне вспомнилось, как однажды, когда я была маленькой, мама повела меня покупать мои первые бальные туфли. Мне было пять или шесть. Они были черные, лакированные, с одним ремешком. - Она провела на ноге линию. - Мне они так понравились, что я чувствовала себя в них как принцесса и не хотела снимать, а хотела идти в них домой. Но мама сказала, что я могу их поцарапать или еще как-нибудь испортить, поэтому мы донесли их до дома в коробке.
        У Макса слипались глаза, он уронил голову на подушки.
        - Ты такая красивая, как принцесса, Бриджет, - прошептал он и уснул.
        Она сидела на краю кровати и смотрела на спящего мальчика. Джош подошел сзади и положил руку ей на затылок. По ее спине пробежала дрожь. Она потянулась к его руке и крепко прижала ее, стараясь не расплакаться от жалости к малышу, который не помнит свою маму.
        Бриджет осторожно, чтобы не потревожить Макса, поднялась с кровати.
        Взглянув на Джоша, она увидела в его глазах такую грусть, что ей захотелось сказать ему: он хороший отец, просто замечательный. И он вырастил чудесного сына. А то, что Макс грустит, вспоминая свою маму, это совершенно естественно. Он был еще совсем маленьким, когда она умерла. Но Бриджет инстинктивно чувствовала, что не ей говорить ему об этом.
        Она тихо спустилась вслед за Джошем в кухню, где он налил им по чашке кофе.
        - Ты успел что-нибудь сделать? - спросила она беззаботным голосом.
        - Да, и все благодаря тебе. - Он посмотрел на нее долгим взглядом. - У тебя усталый вид. Даже когда Макс болеет, он способен утомить любого взрослого. Откуда же ты знаешь, что сказать ему, что с ним делать? Где ты научилась этому волшебству? - Он взял ее руку и прижал ладонь к своим губам.
        Его губы были горячими, такими горячими, что обожгли ей ладонь. Бриджет отступила назад, но натолкнулась на холодильник. Она уже смирилась с тем, что те безумные поцелуи ей только приснились, но он опять не отрывал от нее взгляда, а в его глазах вспыхнуло что-то, чего она не видела никогда раньше. Бриджет ожидала благодарности за Макса и не хотела ее. Она не знала, чего она хотела, пока это не произошло. Пока он не взял ее за руки и не прижал к блестящему белому холодильнику.
        У нее не было пути к спасению. Она видела желание в его ослепительно голубых глазах. Он склонился к ней, но, прежде чем поцеловать, сказал:
        - Он прав, ты такая красивая, - и снизил голос до шепота: - Такая красивая.
        От этих слов Бриджет размякла. Она ждала страсти, но не нежности - он дал ей и то и другое. Она отвечала на его поцелуи, желая показать, как много он терял, решив жить в одиночестве. Доказать, что можно снова любить, снова жить. Но она знала, что он ответит: нельзя снова полюбить, он не собирается снова влюбляться, это вовсе не любовь.
        Черт, он едва не провел ее. Это было так похоже на любовь, что она совсем потеряла голову. Ей следовало быть осторожней. Она вспомнила слова Кейт: «Помни, Бриджет, ты в очень уязвимом положении. Ты влюбишься в первого встречного, который тебе улыбнется». В Джоша Джентри она влюбилась раньше, чем он улыбнулся ей. Гораздо раньше. И если она не одумается, то ее ждет очередное поражение.
        Она прервала поцелуй и подняла голову, чтобы набрать воздуха - глоток воздуха и глоток реальности. Джош удивленно посмотрел на нее. На самом деле ей нужен был не только глоток воздуха или реальности, ей нужно было строгое напоминание о ее жизненных целях.
        Она пробормотала что-то неразборчивое и высвободилась из его рук. Еле нашла заднюю дверь, вышла наружу и пошла через поле, не замечая пения птиц, не видя диких маков, трепещущих на ветру. Она была уже у конюшни, когда развернулась и пошла обратно - ей нужно было все объяснить Джошу. Он стоял в дверях и смотрел на нее.
        - Мне хотелось бы… мне необходимо сказать тебе кое-что, - произнесла она, обходя его, чтобы войти в кухню.
        Он подвинул ей стул, а сам сел напротив нее.
        - Я была единственным ребенком в семье, понимаешь? - сказала она. Слова вырывались так быстро, что она не успевала их остановить. - Тебе не понять, что это значит, но, поверь мне, это значит быть одинокой. Поэтому я думала, что, когда вырасту, у меня будет большая семья. И карьера. Почему бы и нет? Почему не иметь все это вместе? Сразу после колледжа я стала заниматься рекламой. Это интересная и творческая работа. У меня есть дух соревновательности, и я преуспевала в этом деле. Я оказалась в одном из крупнейших агентств и влюбилась в сына босса. Но не потому, что он сын босса. Потому, что он хотел того же, что и я: успеха, семьи. Детей. Казалось, мечты начинали сбываться.
        - Ты чувствовала себя как принцесса, - сказал Джош.
        Она криво усмехнулась.
        - Да. Но я не была принцессой. Все рухнуло. После многих лет попыток совместить карьеру с семьей и поисков мужчины, который хотел бы того же, я оказалась у разбитого корыта. Мы потеряли заказ. Он считал, что это моя вина. Может быть, и так. А может быть, это была его вина. В любом случае он свалил все на меня, чтобы спасти свое положение. Меня уволили. Он получил повышение.
        Джош поднялся и снова налил кофе.
        - Потому что отец этого типа был боссом?
        - Это, конечно, увеличивало его шансы. Но он и в самом деле хорошо знал свою работу. Вот почему мне нужно добиться успеха с этим «Диким мустангом».
        - Чтобы доказать ему, что ты не хуже его?
        Она сделала глоток кофе.
        - Доказать себе самой. Хотя я и не могу отрицать, что мне хочется показать ему, на что я способна. Он сказал мне, что я слишком нервная и напряженная, чтобы быть хорошей женой и матерью, и что, плюс ко всему, я недостаточно способна и талантлива, чтобы преуспеть в рекламном деле. - От простого повторения эти слова, которые когда-то так ранили ее, теряли свой яд.
        - Ты веришь ему?
        - Только не в том, что касается рекламы. Я знаю это дело. Я правда знаю. Я знаю, что могу с ним справиться. Я открыла собственное дело, а теперь вот получила заказ на «Дикого мустанга». Что же касается способности быть матерью и женой… Что ж, нельзя иметь в жизни все, теперь я это точно знаю. Я решила сосредоточиться на чем-то одном. И это одно - реклама. - Она набрала в грудь воздуха. - Все, что я хочу сказать, - это чтобы ты не беспокоился из-за того, что я пытаюсь влезть в твою жизнь и стать суррогатной матерью Максу и все такое, как бы сильно я ни привязалась… ни полюбила его. Потому что, когда съемочная группа уедет, я тоже уеду. Вернусь в свою жизнь. У меня есть планы, грандиозные планы. Этот «Дикий мустанг» только начало.
        - Целая речь, - сказал он.
        Один уголок ее рта пополз вверх. Не улыбка, зато искренне.
        - Самое время для ленча, - продолжал Джош. - Что ты будешь, куриный суп-пюре Кэмпбелл или куриную лапшу Кэмпбелл?
        - То, что будешь ты.
        Они ели суп вприкуску с крекерами и разговором о ее жизни.
        - Ты уже, наверное, оглох от моей болтовни, - сказала она, разламывая крекер. - Ты хороший слушатель.
        Он взял ее руку, второй раз за этот день, и накрыл своей ладонью.
        - Ты хороший рассказчик.
        В этот момент Макс позвал сверху, из своей комнаты, - ему было жарко, хотелось есть и пить. Джош сказал Бриджет, что позаботится о нем, что она может пойти подышать. Она запротестовала, но он вывел ее за дверь. Она вдохнула аромат роз, взбирающихся по шпалерам, сорвала несколько маков, почувствовала солнце на своей коже и услышала голоса птиц.
        К моменту возвращения в дом она уже чувствовала себя более уверенно. Джош покормил Макса, который теперь звал Бриджет. Она прочитала ему рассказ, а потом пошла готовить желе из концентрата, найденного в кладовке. Джош спросил, не будет ли она возражать, если он отлучится на час, чтобы накормить животных отца. Она предложила приготовить обед. Он был удивлен тем, что она умеет готовить, но открыл морозилку - там оказались замороженные мясо и овощи.
        Так прошел день. Она подежурила у постели Макса, выстирала гору белья, приготовила жаркое. Сделала для Макса игральное тесто, покрасив его в зеленый цвет пищевым красителем. Напекла печенья. Что сказала бы Кейт о ее кулинарных способностях…
        Когда стемнело, Макс был уютно устроен на диване и смотрел телевизор. /Джош ворвался в кухню, бросил шляпу на крючок у двери.
        - Пахнет чудесно.
        - Я подумала, что Макс, может быть, уже чувствует себя достаточно хорошо, чтобы поесть.
        Джош поднялся наверх проведать его. Мальчик спал, и Джош выключил телевизор. Да, Максу стало лучше; а в кухне его ждала Бриджет. Ему неудержимо захотелось подойти к ней, стоящей у плиты, обнять ее, притянуть к себе. Он представлял себе, нет, он знал наверняка, какая страстная она в постели.
        Он стиснул пальцами спинку стула, чтобы не позволить себе спуститься в кухню и осуществить свою фантазию. Он беспокоился о Бриджет. Чем больше он узнавал о ней, тем сильнее она нравилась ему. Она нравилась ему, и он безумно хотел ее. Опасное сочетание. Но это не было любовью. Это не могло быть любовью.
        Она вынула из духовки противень с печеньем. Ее лицо пылало от жара.
        - Печенье? - спросил он. - Ты испекла печенье? Где ты научилась готовить?
        - На собственных ошибках. Мне нравится приглашать к себе людей, нескольких друзей, понимаешь. Правда, никогда раньше я не пекла печенье. Я нашла рецепт в книге, которую обнаружила здесь. - Она указала на кулинарные книги Молли, стоявшие на полке. Ни на одной не было имени жены Джоша, ни одна не хотела портить им настроение, выводить на сцену кого-то еще. Но они оба знали, чья это книга.
        Бриджет разложила жаркое по тарелкам. Они сели за стол, разговаривали, смеялись и обменивались долгими взглядами, которые только намекали на их чувства, но чувства вырывались наружу, как бы решительно они их ни подавляли.
        Неожиданно раздался телефонный звонок, громкая трель, ворвавшаяся в беззаботное течение их беседы. Это были родители Молли. Они звонили, чтобы узнать, все ли в порядке. Он уверил их, что все в порядке, но должен был сказать, что у Макса ветрянка. Они встревожились, сказали, что приедут завтра, чтобы помочь Джошу ухаживать за ним.
        Он отказывался от их помощи, говорил, что все под контролем, но они настаивали и сказали, что прилетят первым же самолетом из Скотдейла, возьмут в аэропорту машину и приедут убедиться в том, что с их внуком все в порядке. Джош положил трубку и вернулся к столу. К еде он больше не притронулся. Реальность разрушила иллюзию - иллюзию о том, что это дом Бриджет.
        - Это были… - начал было он.
        - Я поняла, - отозвалась она.
        - Я не мог запретить им приехать.
        - Разумеется.
        - Я сказал им, что с ним все в порядке, но они волнуются. Он их единственный внук.
        - Я все понимаю, - сказала она. - В любом случае я тебе уже больше не нужна.
        Он смотрел, как она поднялась, подошла к плите, чтобы накрыть кастрюлю. Ему хотелось крикнуть ей, что она нужна ему как никогда. Но он заставил себя сказать другое.
        - Бриджет, - начал он хрипло, - как я могу отблагодарить тебя за то, что ты сделала? Ты спасла мне жизнь, ты словно послана Богом. Не уезжай сегодня. Останься. Максу будет не хватать тебя, когда он проснется завтра утром. - Мне будет тебя не хватать, говорил голос внутри его. Не уезжай. Ты не можешь уехать.
        Она повернулась и посмотрела на него. Ему показалось, что она прочитала его невысказанные мысли.
        - Мне тоже будет его не хватать.
        А как же я, будет ли тебе не хватать меня?
        - Скажи Максу, что я приеду навестить его… - Она взяла свою сумочку и вышла за дверь.
        Джош проводил ее в темноте до машины.
        - Я не хочу, чтобы ты уходила вот так. - Он в отчаянии запустил пальцы в свои густые волосы. - Я даже никак не отблагодарил тебя за то, что ты сделала.
        - Нет, ты отблагодарил, - сказала она через окошко машины. - К тому же я получила удовольствие, помогая тебе. Хорошо провела время. Правда. - Она выдавила жалкую улыбку, но он мог поклясться, что в ее глазах были слезы.
        Она включила двигатель.
        - Подожди минуту, - сказал он, но она не дослушала его и, обдав облаком пыли, оставила стоять одного посреди дороги.

        Родители Молли не отходили от Макса ни на шаг. Предупреждали малейшее его желание. Готовили его любимые лакомства, покупали каждый день новые игрушки и без устали читали его любимые книжки. Отмыли дом сверху донизу, готовили для Джоша, который был занят работой на ранчо отца и на своем собственном. Возвращаясь на закате дня, он чувствовал себя в своем доме гостем.
        К концу недели Макс был бесповоротно избалован и, несмотря на сыпь, почти выздоровел. Настроение у него было мрачное, как и у Джоша: лошади не хотели его слушаться. Одна сбросила его, и он упал на бок. Не столько ушибся, сколько рассвирепел.
        Когда он возвратился под вечер, усталый, с ноющим боком, Макс попросил его вернуть Бриджет.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

«Где она? Почему она не приезжает меня навестить? - спросил Макс, почесывая живот. - Мне скучно». Он швырнул пластмассового солдатика через всю комнату. В постели он больше оставаться не желал, но, будучи на ногах, уставал уже через полчаса. Джош рвал на себе волосы. В буквальном смысле: он запускал пальцы в шевелюру и не останавливался, пока она не вставала дыбом. Он прекрасно понимал, что чувствует Макс. Ему тоже было скучно и тоже хотелось видеть Бриджет. Но ведь у него нет ветрянки, у него нет никакого оправдания для подобных чувств.
        Его неродные родители уехали, а родные вернулись в город. Они были рядом, сменяя Джоша у кровати Макса, но и у них были дела, и в конце концов они снова остались одни - Макс и Джош. Наконец Джош сдался и позвонил Бриджет. В конце концов, было совершенно естественным дать ей знать о том, как чувствует себя Макс. Он набрал номер женщины, у которой Бриджет снимала комнату, и та пообещала, что постучит в ее дверь. После этого передал трубку Максу, а сам откинулся назад, не замечая, что в ожидании затаил дыхание. Наверняка ее нет. Наверняка уехала в Сан-Франциско.
        Но она не уехала. Еще не уехала. Макс был в таком возбуждении от разговора с ней, что его лицо, покрытое красными точками, раскраснелось еще больше. Он говорил так громко, что его было слышно в кухне. Джош напрягся, чтобы разобрать вторую часть разговора, он еле сдерживался, чтобы не отнять у Макса трубку. Макс перечислил все подарки, которые получил от дедушки с бабушкой, все телепередачи, которые посмотрел, а потом попросил ее приехать навестить его.
        - Я кое-что слепил из того теста, которое ты мне дала, - сказал он. - Я хочу показать тебе. Когда ты приедешь ко мне?
        Джош подался вперед, чтобы расслышать ответ, но не смог ничего разобрать. Вопрос эхом отдавался в его голове. Когда ты приедешь ко мне? Когда, когда, когда? Прошла целая вечность, прежде чем Макс наконец передал ему трубку.
        - Бриджет хочет поговорить с тобой, - сказал Макс.
        - Привет, - сказала она.
        Один звук ее голоса внес переполох в его старательно контролируемые чувства. Когда он думал, что все возвращается в привычное русло, когда выздоровел Макс, уехали родители Молли, а его собственные вернулись, что-то заставило его позвонить ей. У него не было необходимости звонить ей - у него была настоятельная потребность позвонить ей. И Макс был только предлогом для звонка.
        - Мне не хватало тебя, - выпалил он. Да что же с ним? Почему он не отрепетировал разговора, прежде чем позвонить? - Кажется, прошло так много времени. Мне… нам обоим хотелось бы тебя увидеть. Если у тебя есть немного времени, конечно. Моя мать приезжала только что. Оставила нам поесть.
        Тут Макс, который до этого прыгал от возбуждения на своем матрасе, вырвал у Джоша трубку.
        - Жареный цыпленок, - прокричал он в трубку. - И салат с картофелем. И пудинг из тапиоки. Она приготовила это для меня. Но я с тобой поделюсь.
        Когда Джош наконец снова завладел трубкой, она смеялась.
        - Ты уверен, что мне стоит приехать? - спросила она.
        - Не просто стоит, - сказал он. - Ты обязана приехать.
        Всю дорогу до ранчо Бриджет спорила сама с собой. Говорила себе, что едет навестить Макса. Ребенок болен и нуждается в ней. Но это было правдой лишь отчасти, потому что она сама нуждалась в нем, она беспокоилась о нем, хотела узнать, как он себя чувствует.
        На ранчо она так естественно влилась в их жизнь, словно никуда не уезжала, словно была ее частью, хотя на самом деле она лишь проводила у них еще один день. Лепила вместе с Максом фигурки из теста, ела вместе с ними жареного цыпленка на ленч и совершенно забыла о том, о чем должна была помнить, пока Макс не пошел спать и она не осталась в кухне пить кофе наедине с Джошем.
        - Твои родители довольны поездкой? - спросила Бриджет, заводя беседу на общие темы.
        - Да, но что с ними было, когда они узнали, что Макс в это время болел…
        - Какая была погода в Сан-Франциско? - спросила она.
        - Был туман.
        - Представляю. Знаешь, сколько лет я не могла надеть летом шорты? С тех пор, как была в лагере гёрл-скаутов. Мне кажется, у меня появляются веснушки. В моем-то возрасте.
        Он отодвинулся вместе со своим стулом и оглядел ее с ног до головы. Она чувствовала, что его взгляд обжигает ее.
        - На тебе они смотрятся очень хорошо.
        - Что? - Ей потребовалось усилие, чтобы голос оставался спокойным, когда ее выводил из равновесия один лишь его взгляд. Она даже не смогла поднять свою чашку кофе из страха расплескать его на стол. - Шорты или веснушки?
        - И то и другое, - заверил он, хищно улыбнувшись.
        Если бы она не знала наверняка, что имеет дело с самым закоренелым и недоступным холостяком, то поклялась бы, что он заигрывает с ней.
        - Что-нибудь случилось на этой неделе? - спросила Бриджет, и внутри у нее затеплилась надежда: а вдруг что-то изменило его решение посвятить жизнь памяти умершей жены?
        - Случилось? - переспросил Джош. - У меня заболел сын, приехали тесть с тещей, уехали и вернулись родители. Ты приезжала сюда. Сейчас ты снова здесь, и это самое приятное событие. Почему ты спрашиваешь?
        Она некоторое время изучала его лицо.
        - Просто интересно. Мне показалось, что ты изменился.
        - Я почувствовал облегчение. Макс пошел на поправку. Самое страшное позади. - Он встал и поднял ее со стула. Ее пальцы сами по себе сомкнулись на его запястьях. - Мне так не хватало тебя, - произнес он хриплым от волнения голосом.
        Джош скользнул руками к ее талии. Бриджет напряглась. Он почувствовал ее колебание и заглянул ей в лицо. Тревожные складки прорезали его лоб. Она вырвалась, кинулась к раковине, сделала глоток воды и снова повернулась к нему.
        - Это было ошибкой, - сказала она. - Мне не надо было приезжать. Я больше не смогу приехать сюда, Джош.
        - Я слишком многого хочу от тебя, да? - спросил он, нахмурившись. - Заботиться о Максе. Прости меня.
        - Нет, все как раз наоборот - ты просишь у меня слишком мало.
        - Я думал, тебе нравится здесь, - сказал он. - Ты здесь на своем месте.
        - Мне здесь действительно нравится, слишком нравится. Но я тут не на своем месте. Тут нет для меня места. Если я не уеду сейчас же, я… я… - Ее голос сорвался. Она с трудом сглотнула. - Это моя ошибка. Приехав в Хармони, я была в уязвимом положении. Я была уверена в своей карьере, но чувствовала себя ужасно из-за неудач в личной жизни. Я рассказывала тебе о том, как от меня отделались, и это совершенно нормально, что первый встречный мужчина…
        - Первый встречный, - сказал он, - это я.
        - Да, ты. Ты такой сильный, такой откровенный. Я не могла не заметить разницу. Я потеряла голову. Ты действительно нравишься мне, Джош. - Она закусила губу. - Но отныне между нами не может быть ничего, кроме деловых отношений. Да между нами ничего и не было, - заметила она. - Но я не могу находиться здесь, пытаясь найти свое место, когда его здесь для меня нет.
        - Макс рассказал о тебе моим тестю с тещей, - сообщил он, - и они сказали, что не имеют ничего против, если я найду кого-нибудь, на ком мог бы жениться. Думаю, они даже будут в какой-то мере рады этому.
        - Возможно, потому что у Макса будет мать, мрачно предположила она.
        - Я не пошел бы на это. Я никогда не женился бы только ради того, чтобы у Макса была мать. Это было бы нечестно по отношению к моей избраннице. Но все - и родители, и тесть с тещей - хотят, чтобы я снова женился. Они, кажется, не в состоянии понять… - Его голос был полон горечи.
        Бриджет хотелось крикнуть, что она понимает. Насколько она себя знала, она сделала бы то же самое - поклялась бы в вечной любви.
        - Я не могу требовать от них невозможного. Кто сам не прошел через это, все равно не поймет.
        - Но, Джош… - Она поколебалась лишь секунду, затем набрала побольше воздуха и продолжила, чувствуя, что если не скажет этого сейчас, то не скажет никогда: - Хорошо, тебе одному известны твои чувства. Ты один прошел через это, но, может, твои родители считают, что ты достаточно выстрадал. Разве ты не согласен с тем, что жизнь слишком коротка, чтобы лишать себя любви? Когда ты можешь так много дать. Я говорю не только о тебе и о себе…
        Он упрямо мотнул головой - хватит с него, он не хотел ничего больше слышать, ни от нее, ни от кого бы то ни было. Ему надоело, что все вокруг объясняли, что он должен делать и что должен чувствовать. Откуда им знать его чувства? Как им объяснить это невыносимое ощущение вины при одной мысли о Молли? Если бы он женился, это чувство осталось бы с ним до конца его дней.
        - Я бы никому не пожелала прожить жизнь в одиночестве.
        - Почему ты решила, что я одинок? - спросил он, вскочив на ноги и роняя стул. - У меня есть сын, родители, сестры. Это ты одинока. Потому и говоришь мне все это. Ты переносишь на меня собственные чувства. - Он не хотел, чтобы его слова прозвучали жестко и бессердечно, но вышло именно так.
        Она вздрогнула, словно ее ударили. Открыла было рот, собираясь что-то сказать, но передумала и, не говоря ни слова, повернулась и направилась к двери. Он смотрел, как она уходит, уже жалея, что был так резок, что не может забрать свои слова обратно. Потому что он отчасти солгал - он действительно был одинок, и после встречи с ней еще более одинок, чем когда бы то ни было.
        Но это его жизнь, и ему до смерти надоело, что все кругом только и делают, что учат его жить, - друзья, родственники, а теперь вот еще и Бриджет - это было уже слишком. И все же ничто не давало ему права оскорблять ее. Он вздохнул и пошел проведать Макса.

        Когда Бриджет позвонила ему на следующий день, ее голос был холоден, как зимнее утро. Она спросила, когда можно будет прислать фотографов. Руки у нее тряслись при одной мысли, что после всего происшедшего Джош решит забрать назад свое обещание; она взяла в руки ежедневник, чтобы унять дрожь. Но все обошлось. Он сказал, что Максу вполне хватит недели, чтобы поправиться. Она записала время и число трясущейся рукой, так что потом еле разобрала написанное. Собрав все свое мужество, она спросила, где сможет переночевать съемочная группа из трех человек. Он согласился предоставить им пустующую комнату в своем доме, но только на одну ночь.
        Бриджет была почти в шоке от такого великодушия: Джош не послал их спать в палатках на пастбище или в гостинице в Рино, в трех часах езды. Она заверила его, что они возьмут с собой сандвичи, а обедать поедут в город. Он поблагодарил ее, она поблагодарила Джоша. Его голос был так же холоден, как ее. Ничего, кроме деловых отношений, как ей и хотелось - как и должно было быть.
        Она не вернулась в постель и не нырнула под одеяло. Вспомнив правило Кейт «Когда не заладится - пройдись по магазинам», она спустилась и купила сувениры для друзей, оставшихся дома. Она словно говорила себе: я еду домой, у меня есть дом и есть друзья, и я еду к ним. Но в голове сидело как гвоздь: «Это ты одинока».
        Чувствуя, как после каждой покупки у нее улучшается настроение, она купила себе серебряные сережки, белые джинсы «Wrangler» и белую рубашку в стиле Дикого Запада, а также красный шарф и решила надеть все это на вечеринку Сьюзи. Подумав еще немного, она купила шляпу и ботинки.
        Когда Бриджет вышла из примерочной, чтобы взглянуть в зеркало, владелица магазина одобрительно улыбнулась ей.
        - Вы выглядите прямо как Мисс Родео.
        - Этого я и боялась. Переборщила, да? - сказала она, нахмурившись. Вот так всегда. Она пытается выглядеть тем, кем не является. Она не Мисс Родео и не Мисс Женщина из Города. Она снова взглянула на себя в зеркало и вскинула голову: ей нравилось, как она выглядела, действительно нравилось. Но хватит ли ей смелости выйти в этом на улицу? Прежде чем Бриджет успела передумать, она переоделась в свою одежду, положила новый наряд на прилавок и сказала продавщице, что берет это. Все это.
        Однако в день вечеринки она все же пошла на компромисс: надела свои белые шорты, новую рубашку, шарф и вдела в уши серебряные серьги ручной работы. Оставив шляпу, ботинки и джинсы в комнате, она направилась по Мэйн-стрит к дому Сьюзи. Она не сомневалась, что после того разговора Джош не придет, иначе она ни за что не покинула бы свою комнату над мастерской по ремонту обуви.
        Когда она пришла, двор Сьюзи был полон народу, музыки и дыма, курившегося над барбекю. Сьюзи поспешила ей навстречу.
        - Выглядишь потрясающе, - сказала она, отступив на шаг и оглядывая Бриджет с головы до ног. Бриджет была несколько шокирована комплиментом, но почувствовала себя спокойнее. Это было сказано так искренне и доброжелательно, что Бриджет сразу почувствовала себя желанным гостем, одетым подобающим для барбекю образом. - Тебе недостает только шляпы и ботинок, - добавила Сьюзи.
        Бриджет закусила губу, чтобы не выпалить, что они у нее есть и она непременно их когда-нибудь где-нибудь наденет.
        - Проходи и познакомься со всеми, - сказала Сьюзи, беря ее за руку, чтобы представить.
        Через несколько минут Бриджет была в окружении дружелюбных парней, которых Сьюзи представила как главных «шалопаев и негодников» их класса. Она рассказывала о мире рекламы, когда краем глаза увидела Джоша. Она запнулась на полуслове, но тут же взяла себя в руки. Уходить было поздно, но можно было попытаться затеряться среди гостей и избежать встречи с ним. По крайней мере можно было попробовать.
        Она отвечала на вопросы главных «шалопаев и негодников», слушала их рассказы о себе, не переставая ощущать на себе враждебный взгляд Джоша. Он не простил ей вмешательства в его жизнь и ее поучений. Но и она не собиралась прощать ему их последний разговор.
        Избежать Джоша не удалось: когда она направилась к накрытому столу, он пошел вслед за ней. Она затаила дыхание и решила, что не заговорит с ним, если он не заговорит первым. А он, казалось, и не собирался ничего говорить, только стоял сзади и дышал ей в затылок. Если он не заговорит с ней сейчас, она сделает что-нибудь непоправимое, например… например…
        - Тебе здесь нравится? - спросил он наконец.
        Она взяла тарелку и положила себе гору салата.
        - Да, спасибо, - сказала она, не взглянув на него.
        - Не стоит благодарности, - ответил он.
        - Я и не благодарю. Это просто вежливое выражение. - Она плюхнула себе на тарелку печеных бобов, обрызгав новую рубашку. - О, черт, - выругалась она.
        - Позволь мне. - Прежде чем она успела увернуться, он вынул платок и принялся вытирать капли соуса под красной бахромой, как раз над грудью. Ее соски тут же затвердели и встали дыбом под мягкой тканью. По искоркам в его глазах и по едва заметной улыбке она поняла, что он догадался и доволен. Будь он проклят. Она уже готова была взорваться, но Джош провел пальцем по бахроме ее рубашки. - Красивая рубашка, - сказал он. - Недостает только ботинок и шляпы.
        - Все, чего мне недостает, так это стакана воды. Чтобы плеснуть тебе в лицо. - Подошел бы также замшевый жакет, чтобы скрыть возбуждение, но, похоже, придется обойтись без воды и без жакета - он совсем не так истолковал ее вспыхнувшие щеки.
        - Ты сердишься. Я тебя понимаю. Вчера я вел себя непростительно, разговаривая с тобой таким тоном. После всего, что ты сделала для меня.
        - Забудь, что я сделала для тебя, - сказала она с жаром. - Мне не нужна твоя благодарность.
        - А что тебе нужно, Бриджет? - мягко спросил он.
        Твое сердце - вот что мне нужно; но ты мне его не отдашь. Этих слов ей произносить было нельзя, и они застряли у нее в горле.
        - Ничего, - ответила она. - У меня есть все, что мне нужно. Благодаря тому, что ты согласился быть Диким Мустангом. Это я должна быть тебе благодарна. Не говоря уже том, что ты согласился приютить на ночь съемочную группу. Я ценю это.
        Он пожал плечами.
        - А где еще они могли бы переночевать? Кроме того, Макс ждет не дождется их приезда. Он тоже хочет снимать. С того дня, как ты дала ему камеру, он только и твердит об этом: делать кино, сниматься в кино. Того и гляди, подастся в кинематографисты.
        - Я думала, ты хочешь, чтобы он объезжал диких мустангов, как ты.
        - Невозможно думать о лошадях меньше, чем он. Я уже махнул рукой.
        - Значит, ты был бы не против, если бы он превратил конюшню в звукозаписывающую студию?
        - Только если б это не повредило моим лошадям.
        Высокий мужчина в широкополой шляпе подошел к Джошу сзади и хлопнул по спине.
        - Джентри, - воскликнул он, - будь я проклят, если это не наш староста! Господи, как я рад снова тебя видеть. Печально было услышать о Молли.
        Бриджет замерла в ожидании ответа.
        - Спасибо, - сказал Джош. - Как ты поживал все это время, Дэйв?
        Она выдохнула - вот, значит, как. Значит, это все игры в мужественно сдерживаемую печаль по умершей жене. Оказывается, не все так мрачно.
        - Хорошо. Слушай-ка, а твой сын собирается стать футболистом, как ты?
        Джош покачал головой.
        - Его футбол не интересует, как и лошади. Главное - велосипед. Хочет, чтобы я теперь купил ему мотоцикл. А ему всего пять лет.
        - Дай ему срок. Он еще придет к этому, - заверил Дэйв, подцепляя кусок зажаренного цыпленка. - Как насчет небольшого поединка после ленча? Ты за?
        - Не знаю. Я уже целую вечность не играл.
        Бриджет заметила, что Тэлли машет ей, подзывая к столу. Несколько минут спустя Джош нашел себе место между нею и мужем Тэлли, Джедом. Бриджет бросила на него свой самый презрительный взгляд.
        По тому, как удобно он устроился на скамейке рядом с ней, было ясно, что он совсем забыл о ее неприязни и что ему просто хочется поболтать с приятелями и одноклассниками, показать всем, что он вовсе не стал отшельником или затворником.
        - Никогда не забуду той ночи на берегу после выпускного бала, - сказал Джед. - Ты засунул меня к себе в машину, когда я был в стельку пьян, и, возможно, спас мне жизнь, Джош. А я так и не отблагодарил тебя за это.
        - В этом нет нужды, - заверил его Джош. - Ты сделал бы то же самое для меня.
        - Думаю, никто из нас не забудет ту ночь, - с нежностью в голосе сказала Тэлли. - Было загадано столько желаний. - Тэлли вдруг повернулась к Бриджет, словно вспомнив, что ее с ними не было: - А что бы ты загадала, Бриджет? Если бы была с нами.
        - Я? Я… не знаю, - ответила она, чувствуя бедро Джоша, плотно прижатое к ней, и как он коснулся ее рукой, ставя на стол кружку пива. - Наверное, любви, счастья и еще добиться чего-нибудь. Пока ничего не исполнилось, - печально призналась она.
        - Но ты уже близко, не так ли? - сказала Тэлли. - Раз Джош согласился у тебя сниматься, ты сделаешь из него знаменитость.
        Он покачал головой.
        - Не надо мне известности, - серьезно сказал он. - Все, чего я когда-либо хотел…
        - Знаю, - вставила Тэлли. - Я отлично помню: вести тот же образ жизни, что и твои родители; иметь то же, что и они. Похоже, у тебя все получилось. Помню, как я завидовала тебе той ночью. Мне было до тебя далеко. Очень я себя жалела.
        - Что-то я не помню, дорогая, - сказал ее муж, - чтобы ты себя сильно жалела. Ты так расписала наперед всю свою карьеру: как ты будешь много работать, как купишь собственную лошадь, потом ранчо…
        - Это были только слова. Маска, которую я надела, чтобы никому не пришло в голову жалеть меня. Никогда я не верила, что у меня будет все это, просто вида не подавала. Никто не хочет жалости.
        Бриджет взглянула на Джоша, а он на нее, и их взгляды встретились. Может, он все-таки понял, как сильно ранил ее своими словами, как тяжело, когда тебя жалеют?
        Чтобы прервать этот грустный разговор, Тэлли отправилась готовить на всех кофе. Вспоминали счастливые времена. Бриджет слушала и не узнавала в Джоше того разъяренного мужчину, которого она когда-то увидела в ванной комнате. После ленча затеяли футбол на лужайке рядом с домом. Кто-то позвал Джоша, но он остался за столом. Осталась и Бриджет, хотя знала, что ей надо встать и смешаться с гостями. Но сквозь листву проглядывало такое ласковое солнце; на столе перед ней стояла чашка кофе; и, согретая дружеской атмосферой, она не хотела двигаться.
        Между тем за столом остались только она и Джош. Бриджет нервно сжала ладонями край стола и стала оглядываться.
        - Не уходи, - попросил он, взяв ее руки в свои мозолистые ладони. - Я хочу поговорить с тобой.
        - Я думала, ты уже все сказал тогда, - ответила она, искоса глядя на эти руки, которые могли обуздать лошадь, успокоить больного ребенка и довести женщину до безумия.
        - Я тогда сказал слишком много. Я сам не понимал, что говорю. Ты вовсе не одинока. Ты не можешь быть одинока. Людей влечет к тебе, как…
        - Как мух, хочешь ты сказать? - прервала она его.
        Он выпустил ее руки и коснулся ее щеки, отчего Бриджет кинуло в дрожь.
        - Как пчел. Как пчел на мед. Этот парень, который дал тебе уйти, - он просто дурак. Идиот. Тебе без него лучше, ты сама это знаешь. И ты обязательно найдешь кого-нибудь. Да тебе и искать не придется, он сам тебя найдет. И успех у тебя будет; и тот, кто будет любить такую, какая ты есть, такую… такую… - Джош хотел сказать, такую восхитительную, красивую, но не сказал, побоявшись смутить ее и себя.
        Он искал слова, чтобы извиниться за тот день, когда он так оскорбил ее, и не находил их. Он хотел и не мог сказать, что это она, такая красивая и желанная, заставила его снова почувствовать себя живым и теперь он хочет ее больше всего на свете. Больше Молли. Молли была его мальчишеской мечтой. Бриджет была фантазией зрелого мужчины. Этого он тоже не мог сказать. Он не имел права даже думать так, потому что боялся, что она прочтет его мысли.
        - Да? - сказала она, и улыбка коснулась уголков ее рта. - Продолжай.
        Ее рот притягивал его. Он уже знал эти нежные, горячие, податливые губы, помнил вкус ее поцелуя. Она ведь уже не сердится, и, если ему повезет, она поцелует его в ответ.
        Он наклонился к ней - и тут же опомнился. Что он придумал? Целовать ее здесь, посреди пикника, на глазах у всего света, не отрываясь, забыв обо всем, до бесконечности… Что люди подумают? Они подумают, что он счастливейший из смертных, раз нашел такую, как Бриджет. Раз ему дважды выпала любовь. Любовь? Кто говорит о любви? То, что он чувствовал сейчас, не было любовью. Не должно было быть ею. Он просто еще не нашел этому названия.

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        - Десерт готов, эй, вы все! - крикнула Сьюзи.
        - Думаю, от десерта я бы не отказалась, - сказала Бриджет Джошу. - Особенно от шоколадного.
        - Оставайся здесь. - Он поспешно вылез из-за стола и направился к дому за шоколадным десертом и кофе - надо было воспользоваться моментом, пока он окончательно не потерял голову. В крохотной кухне Сьюзи несколько его одноклассников смеялись и вспоминали старые времена.
        - Вот он, футбольный герой.
        - Дикий Мустанг Джош.
        - Эй, как этот одеколон пахнет?
        - А ты как думаешь? - ответил Джош. - Разумеется, лошадьми.
        Это еще больше всех развеселило, отовсюду посыпались предложения по использованию столь экзотической жидкости.
        - А мне нравится название, - сказала Тэлли. - И я обязательно куплю этот одеколон Джеду, как только он появится.
        - Побереги свои деньги, - посоветовал Маршалл, городской банкир. - От Джеда и так несет лошадью.
        Джед толкнул Маршалла, и тот пролил свой кофе на пол.
        - Осторожней, - предупредил Джош. - Бриджет услышит. Это ее проект, и она обижается, когда над ним смеются.
        - И я ее понимаю, - сказала Сьюзи, разрезая на куски большой шоколадный пирог. - Это замечательная идея. Кстати, а где она?
        - За столом, - ответил Джош. - Я пришел за пирогом для нее.
        - Я отнесу. - Сьюзи взяла поднос и направилась к двери.
        Джош пошел вслед за ней, но путь ему преградили Джед и Тэлли. Его бывшие одноклассники поженились совсем недавно, но он не был на их свадьбе. Последние два года он вообще нигде не был, и теперь здесь, среди друзей, где он чувствовал себя так легко и свободно, Джош не мог понять, почему.
        - Как хорошо, что ты пришел, Джош, - сказала Тэлли, присаживаясь на скамейку.
        Ее муж поставил свою чашку кофе рядом с чашкой Джоша и сел рядом с ним.
        - Поздравляю вас с женитьбой. - Они с такой нежностью посмотрели друг на друга, что Джош почувствовал укол зависти. - Я хочу сказать, после стольких лет.
        - Ты хочешь сказать, что удивлен? - спросил Джед, взяв Тэлли за руку. - Ты же был с нами той ночью, после выпускного. И слышал, как я пообещал Тэлли жениться на ней, если она не выйдет замуж к пятнадцатой встрече выпускников.
        - Да, но…
        - Но ты не думал, что он действительно сделает это, - продолжила Тэлли. - Как и я.
        - Мы были сумасшедшими детьми, - сказал Джед с улыбкой. - Загадали желания, когда упала звезда. Должен признаться, я не воспринимал все это всерьез. Но все сбылось. - Он опомнился: - Ой, Джош, прости.
        - Ничего. Мое желание тоже сбылось - я женился на Молли. На единственной девушке, которую любил.
        - Но она не единственная девушка, которую ты когда-либо будешь любить, - мягко сказала Тэлли. - Не так ли? - Джош сжал кулаки - ну, нет, только не это, только не надо говорить ему про любовь, да еще к женщине, которая, понюхав жизни в Хармони, быстренько умчится к себе в Сан-Франциско, не дав себе труда даже сказать ему «до свиданья».
        - Просто вы приняли всерьез то, что загадали той ночью, - сказал он Джеду. - Наверняка приняли, иначе не вспомнили бы об этом пятнадцать лет спустя. Я тоже все принял всерьез, и поэтому еще одна любовь - это не для меня.
        - Но… - начала было Тэлли.
        - Оставь, - сказал ей муж, накрыв ее руку ладонью. - Джош делает то, что должен.
        - Я знаю, - сказала Тэлли. - Просто мы были такими юными, такими наивными… Я хочу только сказать, Джед, что, если умру первой, я хочу, чтобы ты снова женился. Все те годы, что я была одна, мне казалось, что я счастлива, но теперь, когда я вышла замуж… - Она так нежно улыбнулась Джеду, что у Джоша защемило сердце. - Я никому не пожелала бы остаться одному. Это не значит, что ты должен жениться на ком угодно, - поспешно добавила она.
        Джош не понял, к кому была обращена ее последняя фраза - к нему или к Джеду. Он сделал глубокий вдох, решив закрыть эту брачную контору раз и навсегда.
        - Если ты имеешь в виду Бриджет… - сказал он Тэлли.
        - Кто, я? - спросила она с притворной наивностью.
        - Бриджет волнует только карьера, - объяснил Джош. - Она посвятила себя работе и стремится только к успеху в рекламном деле. У нее собственная компания, это ее первый заказ, и для нее это просто начало успешной карьеры. Надеюсь, ты не посоветуешь ей бросить все это ради… ради скуки в маленьком городишке. - Он говорил, стараясь убедить самого себя, что Бриджет была бы полной идиоткой, если бы бросила свою блестящую карьеру ради однообразной жизни на ранчо. И убедил - к тому времени, когда он допил свой кофе, он был уже совершенно расстроен. Джед и Тэлли пошли помочь убрать на кухне, а он остался сидеть, пытаясь разобраться в сложившейся ситуации.
        Ему казалось, что Бриджет нравилось то, чем она занималась на ранчо. Она выглядела довольной, когда сидела напротив него за кухонным столом, ела суп, лепила с Максом фигурки из теста. Но все только потому, что ранчо было ей в новинку, как и он. Вернувшись в город, она поймет, какая скука в Хармони, и возблагодарит небеса за то, что они не дали ей совершить ошибку и остаться здесь. А впрочем, о чем это он? Можно подумать, у него есть выбор. Нет у него никакого выбора.
        Сумерки сгущались. Гости начали расходиться. Бриджет стояла, прощаясь с его одноклассниками. Несколькими большими шагами он пересек двор.
        - Ты уходишь? - спросил он ее. - Подвезти?
        - Мне недалеко.
        - Я настаиваю, - сказал он, беря ее за руку.
        Они поблагодарили Сьюзи, распрощались со всеми, затем Джош помог ей сесть в фургон.
        - Мне понравилось на этой вечеринке, - сказала она, когда они медленно ехали по Мэйн-стрит.
        - Мне тоже, - сказал он.
        - Похоже, ты не ожидал этого.
        - Не ожидал. - Он вдруг вспомнил, почему согласился пойти туда: чтобы доказать себе, что Бриджет не единственная женщина на всем свете. В результате понял, что она для него важнее, чем он мог себе представить. Он думал о ней, беспокоился, боялся выпустить из вида. Ему не хотелось думать о том, что это означало.
        - Так ты был старостой класса и капитаном футбольной команды? - спросила она, повернувшись к нему.
        - Потом все пошло под откос, - сказал он с кривой улыбкой. - До сегодняшнего дня. Мне уже много лет не было так хорошо. Я понял, как мне не хватало старых друзей. Похоронил себя на своем ранчо…
        - Когда не стало Молли?
        - Еще раньше. Мы были заняты собственными планами: Молли - своими добрыми делами, я - лошадьми. Я думал, это именно то, что мне нужно. Сегодня понял, как мне не хватало этих ребят.
        - Ты им тоже наверняка нужен, - сказала она.
        - Похоже, они и о тебе беспокоятся. Особенно Тэлли и Джед. Представляешь, они только в этом году поженились.
        - В тридцать лет. Может, и у меня есть надежда, - сказала она.
        Он положил руку на руль. Неважно, что делать, лишь бы удержаться, не схватить ее за плечи и не начать целовать - целовать, пока она не застонет от страсти, пока не ответит, целуя все горячей, все настойчивей. О Господи, да что же это? Надо укротить порывы? Он поспешно опустил стекло и жадно вдохнул вечернюю прохладу. Попытался вспомнить, о чем они говорили. Что-то о ее надежде. Надежде выйти замуж. Она не может и не должна выйти за другого.
        - Я думал, тебя сейчас интересует только твоя работа. Я им так и сказал, - произнес он с отчаянием.
        - Да, работа. Просто я думаю, что, может, когда-нибудь… когда работа наладится, я смогу найти подходящего человека.
        Ревность, словно нож, полоснула Джоша по сердцу.
        - И как же ты собираешься его искать? - спросил он.
        - Не знаю, это сложно. Что, если снова ошибусь? Сомневаюсь, что я чему-то научилась. Как я найду его? Как узнаю, что нашла? Я боюсь доверять себе. Откуда мне знать, кто мне подходит, а кто нет? Как отличить золото от окалины? Я слишком многого хочу. Хочу, чтобы он был честным и искренним и в то же время чтобы вскружил мне голову. Он должен быть самым сексуальным мужчиной в мире. Хочу* безумно влюбиться, хочу потерять голову. Наверно, я слишком многого хочу…
        Джошу стало не по себе - он явно не тот парень. У него нет никаких шансов. С чего он взял? С чего они все взяли?
        - Нет, не слишком. Ты найдешь такого, точно тебе говорю, - успокоительно произнес он, от всей души желая ей никого не найти и вообще прекратить поиски.
        Было почти совсем темно; вдруг она тряхнула головой, отвернулась от него и открыла дверцу. Прежде чем он успел опомниться, она уже была на тротуаре. Даже не поблагодарила, не попрощалась. Просто ушла.
        Эти женщины, попробуй разбери их… Так хорошо говорили; ему казалось, он нашел верный тон. И что ей не понравилось? Вдруг ушла, оставив манящий запах. Он сделал глубокий вдох и откинулся на спинку сиденья. Чего она выскочила, как испуганный кролик? Чего он такого сказал? Он повернулся и посмотрел на окно комнаты над мастерской - сейчас должен зажечься свет. Но он так и не зажегся. Джош объехал вокруг дома. Затем еще раз.

        Слезы начали наворачиваться на глаза Бриджет задолго до того, как он утешительно произнес: «Ты найдешь такого». Нашла уже. Только он не хочет быть найденным. Она бросила сумочку в кресло, села на кровать и заплакала. Что она там наговорила про этого супермена, которого она якобы ищет?
        Еще минута, и она готова была признаться, что этот супермен - он, броситься ему на шею и сказать, что любит. И это было бы большой ошибкой, поскольку он принялся бы ее утешать, он был бы добрым и все понимающим. И оказался бы по ее милости в дурацком положении. Потому что он не любит ее и никогда не полюбит. Черт ее угораздил влюбиться так безнадежно.
        В дверь постучали.
        Сердце у нее подскочило. Она включила ночник и резко поднялась, так что закружилась голова.
        - Бриджет, это я, - сказал Джош.
        Она сделала глубокий вдох, высморкалась, утерла глаза и открыла дверь. Какое-то время он изучал ее. Она знала, что у нее красные глаза и растрепанные волосы, но ей было наплевать - она слишком устала, чтобы думать об этом. Его приход застал ее врасплох. Ему следовало уже быть на полпути к дому. Но он был здесь. У нее подгибались колени и пересохло в горле.
        Может, он все-таки скажет что-нибудь, чем стоять так и разглядывать ее?
        - Могу я войти? - наконец спросил он.
        - Ах, да, конечно.
        Джош перевел взгляд на ее рубашку, и она в который раз за этот день пожалела, что надела ее. Бриджет рассеянно перебирала бахрому.
        - Я не говорил тебе, как мне нравится твоя рубашка?
        - Н-нет… Не помню.
        - Жаль, что теперь на ней пятна.
        - А, вот куда ты смотришь.
        - Я плохо вытер рубашку. - Он протянул руку, как будто хотел вытереть ее снова, но Бриджет инстинктивно увернулась: если он прикоснется к ней, ее дело плохо, она и так уже на краю пропасти.
        - Ничего, не беспокойся, я отдам ее в химчистку, когда вернусь домой.
        Его глаза сузились.
        - И когда же ты вернешься?
        - Все зависит от обстоятельств. Думаю, сразу после съемок на ранчо.
        - Понятно. Представляю, как тебе скучно в Хармони. Вечер пятницы, а ты сидишь в убогой комнатушке над мастерской по ремонту обуви. Как бы ты провела этот вечер в Сан-Франциско?
        Бриджет знала, какого ответа он ждет: что она жить не может без вечеринок, что спит и видит, как бы поскорее выбраться из Хармони. Что ж, если так, она не обманет его ожиданий.
        - Гм… дай-ка подумать, - промурлыкала она, устремив взор в пространство. - Сейчас июнь, как раз открывается опера. Думаю, я была бы на каком-нибудь гала-представлении в одном из своих многочисленных вечерних платьев. Но сначала пообедала бы в «Тонга-рум» - там все обедают, кто что-то представляет из себя, разумеется. А после оперы зашла бы выпить чашечку кофе в одно из милых маленьких кафе на Юнион-стрит, недалеко от моего дома, в Марина… А после кофе…
        - Достаточно, - процедил Джош сквозь зубы, схватил ее за руку и притянул к себе, заглядывая в лицо.
        Бриджет широко раскрыла глаза.
        - Но ты же сам спросил. Я думала, тебе интересно, - произнесла она невинным голосом.
        Он еще крепче сжал ее руку.
        - Я передумал. Я не хочу ничего знать о твоих обедах, о твоих кофе и вечерних платьях.
        - Не хочешь? - спросила она. - Не хочешь услышать о моем маленьком черном платье от Версаче и огненно-красном от Живанши? Ну а чего ты вообще хочешь? Для чего ты пришел сюда?
        Его голубые глаза обдали ее холодом.
        - Ты прекрасно знаешь, для чего я пришел сюда. - Его взгляд скользнул по ее груди, едва прикрытой бахромой.
        Прежде чем она нашлась что ответить, в его глазах уже пылала страсть, и, если бы Джош не привлек ее к себе и не сжал в объятиях, она не устояла бы на подкосившихся ногах.
        Его горячие губы обожгли ей рот. Бриджет отступила, и они вместе упали на узкую кровать. И тут он вдруг остановился.
        - Что-то не так? - прошептала она.
        - Не так? Не так то, что мы с тобой вместе, - отозвался он, поднимаясь с кровати. - Ты - со своими вечерними туалетами и оперой, и я - со своими лошадьми, грязью и пустынными просторами.
        - Я пошутила про вечерние платья, - сказала она с отчаянием. Ее щеки пылали.
        - Ну разумеется. У тебя не многочисленные платья, а всего лишь несколько. Но это неважно. Важно то, что тебе здесь нечего делать. Тебе нужны минутные развлечения. А мне таких развлечений не надо. Мне вообще не до развлечений. Я пытался объяснить тебе это в первый же день, когда ты приехала сюда. У меня своя жизнь, у тебя своя.
        Бриджет села на край кровати, стиснув пальцы.
        - Знаю, но…
        - Вот и хорошо. Теперь мы оба знаем это, и этого достаточно, чтобы держаться подальше друг от друга, - произнес Джош, повернувшись к двери.
        - Подожди! - крикнула она, вскочив на дрожащих ногах. - Я не поблагодарила тебя за то, что ты подвез меня, и не пожелала спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, - сказал он и ушел.
        Бриджет не плакала - слез уже не было. Она лежала на кровати и глядела в потолок. Шли минуты, часы. Что она могла ему объяснить? Почему он вбил себе в голову, что она принадлежит какому-то особому миру? У нее не было ответа на эти вопросы. Он думал то, что думал, и никто не мог бы переубедить его.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Приезд съемочной группы был намечен на десять утра в понедельник. Бриджет поставила Джоша в известность коротким телефонным звонком. После последней встречи совесть не переставала мучить его. Он составил извинительную речь, но она не дала ему возможности произнести ее. Он хотел раскаяться в своем гнусном поведении, но она оборвала его на полуслове, сказала, что надеть и к какому времени быть готовым, и положила трубку. Он надеялся объясниться при встрече, сказать, что она самая привлекательная женщина, которую он встречал, но…
        Но - что? А если той ночью он всего лишь поддался своим инстинктам? Стоя тогда под дверью взволнованный и разгоряченный, он готов был взять все, что она захочет дать. Но ее рассказ о городской жизни мгновенно спустил его с небес на землю. Надо было быть полным идиотом, чтобы допустить мысль… О чем? Об их совместном будущем. Это смешно, и она знает это не хуже его.
        И все же ему не хватало ее. Джош скучал по ней, Макс тоже. Мальчик был нервным и раздражительным и все еще чесался. Джош чувствовал себя точно так же, хотя у него не было ветрянки. Он неприкаянно бродил по дому. Часы еле ползли.
        - Собери свои игрушки. Съемочная группа вот-вот приедет, Бриджет приедет, а у нас такой бардак.
        - Когда, когда они приедут? - спросил Макс.
        - Завтра, я уже сказал тебе.
        - Мне скучно, - заявил Макс.
        - Скучно? В твоем возрасте… - Он прикусил язык. В возрасте Макса он терпеть не мог родительских нотаций.
        - А меня тоже будут снимать?
        - А ты будешь улыбаться?
        Макс продемонстрировал беззубую улыбку, отчего Джош впервые за последние дни рассмеялся и взъерошил ему волосы.
        - Так-то лучше, им понравится. Иди отрепетируй еще несколько улыбок перед зеркалом. Когда они увидят, они не устоят. - Джошу самому было трудно устоять перед сыном, особенно с того дня, как тот заболел.
        Когда съемочная группа из трех человек наконец прибыла вслед за машиной Бриджет, Макс уже прыгал от нетерпения и Джош вел себя не лучше. Это же будут просто съемки, говорил он себе. Все, что от него требуется, - это сесть на лошадь, остальное его не касается. А вдруг Бриджет не захочет замечать его? Он ее тогда так обидел… Он с трудом заставил себя перестать ходить взад и вперед.
        Джош наблюдал, как операторы, все как один длинноволосые, в потертых джинсах и солнцезащитных очках, выбрались из фургона и застыли при виде расстилавшегося перед ними бесконечного пространства пыльной красной земли с голыми холмами вдалеке, словно они оказались посреди лунного ландшафта. Когда они начали выгружать оборудование, Макс опрометью бросился к Бриджет и обвил руками ее колени, едва не опрокинув.
        - Эй, - сказала она, беря его на руки. - Дайка мне взглянуть на тебя. Теперь тебе лучше?
        - Ага. У меня уже прошла ветрянка. Можно меня тоже будут снимать? Папа говорит, я должен улыбаться. Вот так. - Джош не мог видеть его лица, но живо представил себе улыбку, которую Макс репетировал два дня подряд.
        Бриджет рассмеялась и посмотрела поверх головы мальчика на Джоша. Когда она встретилась с ним взглядом, привычный мир вокруг него поблек. Красная почва, и холмы в отдалении, и широкое небо - все смешалось.
        - Конечно, можно, тигренок, - сказала она, снова переведя взгляд на Макса. - У них полно пленки. Можешь даже сам поснимать, если захочешь. Я сказала им, что ты уже все умеешь. Дай только достану из машины провизию. Вечером приготовлю на всех обед.
        - Я помогу тебе, - сказал он, не дожидаясь напоминания Джоша. Джош тоже было вызвался помочь, но Бриджет сказала, что они с Максом вполне управятся. Тогда он пошел в конюшню, чтобы проверить лошадь, на которой собирался позировать. В какой уже раз. Когда он вернулся, Бриджет и Макс только что появились в дверях дома.
        Макс помчался смотреть, как операторы выгружают оборудование.
        - Не стоит терять время, - сказала Бриджет Джошу. - Завтра мой последний день здесь.
        - Что? - Джош оторопел.
        - Если все пойдет нормально, завтра мы закончим. Мне бы не хотелось больше отнимать у тебя время.
        Джош смотрел на нее в упор. Ему показалось, что он упал с лошади, он был озадачен, выбит из колеи.
        - Я не знал, - пробормотал он. - Я хочу сказать, я знал, что ты уедешь, но… Максу ничего неизвестно об этом. Ума не приложу, как ему сообщить. Ему будет не хватать тебя.
        Она кивнула.
        - Я сама ему скажу. Мне тоже будет его не хватать. Пойдем, познакомлю тебя с операторами, - сказала она. - Пора начинать.
        Она говорила спокойно и серьезно. А чего он еще ждал после их последней встречи? И все же было обидно, что для нее это всего лишь очередная работа. А каково будет пятилетнему мальчику, чья мама умерла? Ну, допустим, ей наплевать на Джоша, но Макс-то, неужели ей его не жалко? Джош слышал, как она называла ему имена фотографов, но тут же забывал их. Он тряс им руки, пытался смотреть в глаза, но видел только свое озадаченное лицо, отражавшееся в их солнечных очках. Потом они все вместе отправились осматривать окрестности.
        Джош шел впереди, Макс скакал следом, стараясь не отстать, гордый тем, что у него на шее висит камера. Бриджет шла вместе с операторами, тащившими за собой треноги, рефлекторы, камеры, и давала беглые инструкции:
        - Силуэт… на разном фоне… профиль… мужественный, сексуальный…
        Джош все еще пребывал в состоянии шока. Уезжает. Она уезжает. Он автоматически оседлал выбранную лошадь. Сделал несколько кругов по загону перед группой. Затем направил лошадь на вершину холма; за ним поползли операторы, задыхаясь с непривычки и устанавливая камеры в указанные Бриджет места. Фотографы кивали, записывали, делали мелом метки на земле.
        Слова Бриджет о том, что фотографы не будут отрывать его от работы, оказались не совсем верны. Он и тогда не вполне поверил в ее обещания, но только сейчас понял, как много потребовалось времени, чтобы выбрать нужный ракурс. Они повторяли одно и то же по нескольку раз, снова и снова, так что к перерыву на ленч он совершенно выдохся от этого нудного однообразия. Операторы принесли дорожный холодильник, полный пива, а Бриджет отправилась к своей машине за мясными и сырными сандвичами, которые она заказала в городской закусочной.
        - Я хочу, чтобы вы сняли всадника верхом на лошади на фоне закатного неба, - сказала Бриджет операторам. - Здесь потрясающие закаты.
        - А как насчет рассвета? - спросил Джош. - Рассвет может оказаться впечатляющим.
        - Рассвет? Я не думала об этом, - протянула Бриджет, потягивая кока-колу. - Ты готов встать так рано?
        - Я-то готов, а ты-то как? Тебе придется остаться здесь на ночь.
        О Господи, только не на ночь. Только не в его красивом, уютном доме, который иногда казался ей ее собственным. Где она уже чувствовала себя как дома. Но что она могла сказать? Что боится оставаться здесь, чтобы окончательно не завязнуть? Было поздно закрывать дверь конюшни - ведь лошадь уже убежала. Она не имеет права пренебрегать возможностью сделать такой снимок только из-за собственной слабости, только из-за того, что боится спать под одной крышей с Джошем.
        А если посреди ночи она встанет, постучит в его дверь и бросится в его объятия, умоляя заняться с ней любовью, так сказать, до отъезда? Нет, риск был слишком велик, надо убираться отсюда.
        - У тебя и так дом полон, - сказала Бриджет. - Не хочу злоупотреблять твоим гостеприимством. Я вернусь вечером в город, а рано утром приеду. До рассвета.
        - Останься, - твердо сказал он и накрыл ее руку своей ладонью. - Останься здесь, с нами.
        Это было не приглашение, это был приказ. От неожиданности она не знала, что сказать. Она огляделась - операторы стояли неподалеку и курили.
        - Я тебя не понимаю, - начала Бриджет. - Когда я видела тебя последний раз, ты сказал…
        - Я знаю, что я сказал, - тихо ответил он. - И прошу прощения. Мне не следовало приходить в твою комнату; а если пришел, то не следовало уходить. Не могу выразить словами, как я жалею об этом.
        - О том, что пришел, или о том, что ушел?
        - И о том, и о другом. Но что сделано, то сделано. Если ты боишься, что я снова приду, не бойся. Все, что меня волнует, - это твое будущее. Твое счастье. Твоя работа. Твой успех. Я хочу, чтобы ты осталась здесь и могла сделать утром самые удачные кадры.
        Макс был в неописуемом восторге, узнав, что Бриджет остается на ночь. Но он был так утомлен, что даже не возмутился, когда она предложила проводить его наверх и уложить спать. Она укрыла его одеялом и подумала, что, пожалуй, пора сказать ему, что она уезжает. Глядя на его слипающиеся веки, на ручонку, все еще держащую ее руку, она поняла, что не может сделать этого.
        - Ты будешь здесь, когда я проснусь, да, Бриджет?
        - Конечно, буду. Я буду здесь завтра целый день, а потом…
        Даже если бы у нее хватило мужества сказать ему, он все равно уже спал. Она еще раз посмотрела на него и закрыла за собой дверь.
        Снимали всю вторую половину дня, до самого заката, когда наконец отсняли кадр, который, Бриджет знала это, получился именно такой, какой они хотели. Небо было окрашено во все оттенки цветов, от оранжевого до малинового. Джош застыл на лошади, резко выделяясь на фоне неба. Здесь было все - энергия, сила, сексуальная притягательность. Бриджет облизала сухие губы. Она вспомнила миг, когда впервые увидела его. Волшебный миг, когда она поняла: он тот, кто ей нужен.
        Она облегченно вздохнула: как бы то ни было, что бы ни произошло с ней во время этого путешествия в отдаленный уголок Невады, она получила то, за чем приехала. Даже больше. Она не хотела думать о залитой полуденным солнцем Мэйн-стрит; о том, как сгущались сумерки на ранчо и тени падали на поля; о том, как она держала в своей руке руку Макса, и о том, что завтра это будут только воспоминания.
        Она заставила себя сосредоточиться на приготовлении обеда. Не время вспоминать, она не может позволить себе размякнуть накануне отъезда. Чтобы ею окончательно не овладела меланхолия, она отправилась в кухню и, пока фотографы по очереди принимали душ, а Макс смотрел телевизор, приготовила запеканку из брокколи, цыпленка, риса и сметаны, купленных в городе. Она пекла ее раньше, у себя дома, поэтому делала все почти автоматически, в то время как ее мысли блуждали и уносились в завтрашний день. Завтрашний день, последний для нее.
        После ужина операторы отправились на крыльцо покурить.
        - Пойду уложу Макса спать, - сказал Джош Бриджет. - Не думаю, что он будет рад, если пропустит утренние съемки. Кстати, я уже устроил операторов в комнате для гостей, поэтому тебе, боюсь, придется спать на диване в гостиной. Подушки и одеяла в стенном шкафу, - добавил он, повернулся и вышел из комнаты.
        Она закусила губу, удивленная и несколько обиженная тем, что он так внезапно покинул ее общество. Когда же они смогут попрощаться? Или они не будут делать этого? Завтра на закате она просто уедет, помахав рукой? Может, это действительно лучше, чем слезы и объятия.
        - Увидимся на рассвете, - сказала она ему вслед. - И, Джош, спасибо тебе еще раз за гостеприимство. Без тебя у нас ничего бы не вышло. Я знаю, тебе неприятно мое присутствие, но…
        - Забудь об этом, - бросил он через плечо.
        Ее искренняя благодарность была ему явно неприятна. Она пошла в гостиную, нашла подушку и одеяло и кинула их на длинный кожаный диван. Оставив гореть только маленькую настольную лампу, она растянулась на диване и принялась разглядывать индейские ковры и половики, которые так сильно врезались в ее память в тот первый день. Она изо всех сил пыталась забыть о том, что завтра ее последний день здесь.
        На каминной полке стояла пара подсвечников и между ними большая фотография Молли, с нежными глазами и сладкой улыбкой. Казалось, она смотрит прямо на Бриджет, приветствует ее в Хармони, в своем доме, в своей гостиной, так заботливо обставленной ею. Бриджет вспомнила, что друзья Молли считали ее святой, а ее фотография между двумя свечами напоминала икону. Что сказала бы она, если бы узнала, что Бриджет влюбилась в ее мужа и ее сына?
        Если бы она действительно была святой, она сказала бы:
        - Джошу нужна жена, Бриджет. Его родственники правы. Если я умерла первой, это еще не значит, что он должен оставаться один до конца своих дней. А Максу очень нужна мама. Ты не совсем такая, как мне хотелось бы, понимаешь, карьеристка, да к тому же городская до мозга костей, но я верю, что ты исправишься. Кажется, ты без ума от Джоша. Я тоже была от него без ума. Он единственный мужчина, которого я когда-либо любила. Если ты считаешь, что сможешь сделать его счастливым, действуй.
        - Действуй… но как? - пробормотала Бриджет. - Он дал мне понять, что у меня нет ни малейшего шанса. Ни у кого нет. Никто не может сравниться с тобой. И уж конечно, не я. Я не умею выращивать овощи, или варить джем, или выручать из беды людей в округе.
        - А Макс? - спросила воображаемая Молли. - Ты заботилась о нем, когда он болел.
        - Да, но…
        - Джем не так важен. Разумеется, завоевать первый приз на ярмарке - это волнующее событие. Это было одним из моих сбывшихся желаний. Загадай свои желания, Бриджет. Найди свою счастливую звезду и загадай желание. А потом добейся, чтобы оно исполнилось.
        - Именно так это делается? - спросила Бриджет. - Именно так ты добилась всего, чего хотела? Мужа, который тебя обожал, который до сих пор тебя обожает, и сына, и… - Она вздохнула. Она ничего не могла поделать со своей завистью.
        Ее веки смежались. Она была утомлена, физически и душевно; погасила свет, но не смогла уснуть. Было еще слишком рано, чтобы ложиться спать, и слишком поздно, чтобы чем-то заняться; и некуда пойти. Она боялась столкнуться с Джошем и завязать еще один неловкий разговор. В прихожей раздавались его шаги, голоса операторов. Голос Макса, попросивший отца принести стакан воды. Она представила, как он сидит в кровати, берет стакан, одновременно лихорадочно соображая, чего бы еще такого попросить, чтобы подольше не спать.
        Она посмотрела в окно на звездное небо. Есть ли на нем ее звезда, на которую она могла бы загадать желание? Она откинула одеяло с индейским геометрическим орнаментом, встала и подошла к окну. На небе было слишком много звезд, а у нее слишком много желаний. Но она опоздала - завтра ночью ей предстоит дорога в Сан-Франциско. Обратно домой.
        Она прижалась лбом к оконному стеклу. Дом. Когда она вернется туда, все наладится. Просто она слишком долго не была там, и удаленный уголок уже начал казаться ей домом. Она привыкла к этому скупому пейзажу, к этому маленькому городку и его приветливым людям быстрее, чем могла себе представить.
        Дома она снова окунется в работу. У нее много дел: нужно закончить с этим заказом на «Дикого мустанга» и начинать искать нового заказчика. На одном заказе не продержишься, даже на очень выгодном. Пора выбираться отсюда и снова вступать в битву. Доказать всем, включая Скотта Марстена и его отца, что ее агентство не однодневка.
        - Бриджет! Что случилось? Что там?
        Она быстро обернулась и взглянула на Джоша, стоявшего в полутьме гостиной.
        - Звезды. Я хотела загадать желание, но не знаю, на какую звезду загадывать.
        - Иногда лучше не загадывать желаний, - сказал он, подходя к окну, чтобы тоже взглянуть на звезды. - Знаешь, как говорят? Осторожней с желаниями, они могут сбыться.
        В его голосе была такая грусть, что Бриджет удивленно посмотрела на него. Было слишком темно, и она не могла разглядеть выражение его глаз. Она могла только догадываться, какую боль он испытывал оттого, что его желание сбылось так ненадолго. Но захотел бы он взять его назад?
        - Что ты имеешь в виду? - спросила она. - Я думала…
        - Ты думала, что мое желание сбылось. Да, я женился на Молли. - Он повернулся, чтобы взглянуть на ее фотографию на каминной полке. Бриджет не могла разглядеть ее черты с такого расстояния, но он-то наверняка знает их наизусть. - Это было все, чего я хотел, и еще обустроить свою жизнь на ранчо. Но нам было только восемнадцать, и мы понятия не имели, чего хотим на самом деле. Мы поженились. И обнаружили, что у нас разные интересы.
        Молли хотела ребенка. Сразу же. Она была очень заботливой и стала чудесной матерью, когда это наконец случилось. Но ждать пришлось долго, годы отчаяния, пока она не забеременела. Чтобы заполнить пустоту, она отдавала всю себя соседям. Если что-то случалось, Молли была тут как тут. Заболеет ребенок, несчастье в поле, попал в больницу друг - на сцене появлялась она со своими домашними пирожками, вареньем и неустанной заботой.
        Иногда ее не было по нескольку дней. Благодарность, любовь и уважение, которыми отвечали ей люди, заменяли Молли ребенка. Но не полностью. Забот о доме и обо мне ей было мало. Я знал это, понимал, но не мог придумать, как помочь, что сделать. Чем больше мы старались зачать ребенка, тем в большее отчаяние приходили. Мы боялись говорить об этом, но думали постоянно. По крайней мере она. Она говорила, что не винит меня, но я чувствовал, что разочаровал ее.
        Бриджет отступила назад и наткнулась на подлокотник кресла. Колени у нее подгибались, руки похолодели, она еле держалась на ногах. Что она могла сказать? Откровенность Джоша совершенно ошеломила ее. То, что его первый брак был не таким уж идеальным, потрясло ее до глубины души.
        - И что же ты сделал?
        - Сделал? Купил еще несколько диких мустангов. Приручил их, объездил, а потом продал. Я стал одним из лучших наездников в наших краях, и я не жаловался. Как можно жаловаться? Ведь я получил все, чего желал. Но иногда мне приходило в голову, что, может быть, стоило поступить в колледж, как Джед.
        - Но все должно было измениться, когда наконец родился Макс.
        - О да. Молли была всецело поглощена Максом. И все же находила время для всех, кто нуждался в ней. Для всех, кроме меня.
        - Что?
        - Я еще никому не говорил об этом. Не знаю, почему рассказываю тебе.
        - Наверное, потому, что я не из этих мест. Ничто не связывает меня с Хармони, и завтра я уеду.
        - Может быть. Все же я не могу жаловаться на Молли. Она была замечательная - замечательная жена, мать и замечательный человек. Все так говорили. А потом она умерла. Прежде чем я успел сказать ей, как сильно любил ее, как ценил все, что она делала.
        - Но она знала. Она должна была знать, - сказала Бриджет. - Ты ведь был замечательным мужем, как она была тебе замечательной женой.
        - Я не могу этого понять. Как Бог мог забрать такого хорошего человека? - воскликнул Джош с искаженным от гнева лицом. Он ударил кулаком по подоконнику. - Как мог Он отнять у Макса его мать?
        Глаза Бриджет наполнились слезами. Она встала, подошла к Джошу и обняла.
        - Возможно, нам не дано понять это, - сказала она. - Возможно, мы должны просто принять это.
        Джош уткнулся лицом в ее волосы. Он не собирался рассказывать этого ни ей, ни кому-либо другому. Случилось ли это в самом деле потому, что она завтра уезжает? Потому, что она не имеет никакого отношения к нему или его жизни? Или потому, что она способна понять? Потому, что она знала его лучше, чем все, с кем он прожил бок о бок всю свою жизнь?
        Тепло ее тела согревало его, ее отзывчивость придавала ему сил. Поверх ее головы он взглянул на фотографию в рамке: его бывшая жена - он впервые подумал о ней в прошедшем времени, не чувствуя вины.
        Он поднял подбородок Бриджет, чтобы взглянуть на нее: лунный свет заливал ее лицо серебром и придавал волосам карамельный оттенок. Внезапно он почувствовал себя свободным. Свободным от чувства вины и угрызений совести. Все, о чем он мог думать сейчас, - это чувство облегчения и Бриджет. Она была в его голове, в его сердце и в его объятиях.
        Он поцеловал ее, и она вернула ему поцелуй. Прикосновения, ее запах возбуждали его. Он целовал снова и снова. Он знал, что не сможет забыть Бриджет, но в ее жизни, такой интересной, такой стремительной, наполненной людьми и событиями, в той жизни ему места не было. Что, если он скажет ей прямо сейчас, что любит ее, и услышит «нет»? Ему этого не пережить. Или вдруг случится чудо, и он женится на ней, а потом потеряет, как потерял Молли? Нет, он не может так рисковать.
        Собрав всю свою волю, он отстранил ее от себя. Она была всего лишь на расстоянии вытянутых рук от него, но этого было достаточно, чтобы набрать воздуха и… увидеть озадаченное выражение ее глаз, ее распухшие от поцелуев губы.
        - Спокойной ночи, Бриджет, - сказал он. Затем, не давая себе времени передумать, повернулся и направился через коридор в свою комнату.

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Восход солнца - волшебное время, подумала Бриджет, окидывая взглядом горизонт. Даже в городе. Глядя на поднимающееся над заливом солнце из окна своей маленькой квартирки, она всегда испытывала благоговейный трепет. Но когда она вышла из дверей фермерского дома в утреннее безмолвие и увидела встающее над далекими горами солнце, ей показалось, что она присутствует при сотворении чуда. На какое-то время она совершенно забыла о том, что ей нужно попрощаться с Максом, что она уезжает, забыла о своей усталости после проведенной без сна ночи, когда ворочалась с боку на бок, пытаясь понять, что же происходит с ее жизнью.
        Она шла по высокой, сочной, росистой траве, не замечая, что ботинки промокли насквозь. Неподалеку операторы уже устанавливали оборудование, чтобы не упустить самый удачный момент. Через несколько минут Джош будет на вершине холма, верхом на поднявшейся на дыбы лошади с развевающейся на ветру гривой, четко вырисовывающийся на фоне рассветного неба. А сейчас он выводил лошадь из конюшни, опустив голову и нежно разговаривая с животным. Она смотрела, как они приближаются, не замечая ее. Она завидовала ему, его спокойной жизни, возможности свободно заниматься любимым делом, среди друзей и родных. Но больше всего она завидовала тому, что у него есть сын. Он поднял голову, увидел Бриджет и резко остановился.
        - Спала хорошо? - угрюмо спросил он.
        Она чувствовала, как его взгляд скользит по ее телу, и смущенно оправила мятую рубашку, пригладила рукой взъерошенные волосы.
        По ее спине побежали мурашки, то ли из-за промокших ботинок, то ли из-за его взгляда, из-за соблазна, исходившего от него. Одного его глубокого, низкого голоса было достаточно, чтобы ее руки покрылись гусиной кожей.
        - Замечательно, - солгала она и задорно улыбнулась. Во всяком случае, ей хотелось так думать. - А ты?
        - Лучше не бывает, - ответил он.
        Она сомневалась в этом. Его лоб прорезали морщины, которых не было еще вчера, а мышцы вокруг рта были напряжены. Воспоминание о словах, сказанных прошлой ночью, как и о несказанных, витало между ними. В воздухе, который еще несколько минут назад был совершенно безмятежным, почувствовалось напряжение.
        - Ну что ж, кажется, мы почти готовы, сказала она, кинув взгляд на операторов, и подавила в себе желание застегнуть пуговицы на его куртке, расправить воротничок клетчатой рубашки и пригладить не вполне идеально лежащие волосы. Если бы это был кто-нибудь другой, один из бессчетных манекенщиков, получающих за работу деньги, она не стала бы раздумывать. Но к Джошу она боялась прикоснуться, пусть даже из соображений имиджа, даже одним пальчиком. Нет, только не после прошлой ночи, только бы не повторить все сначала.
        Он кивнул и вскочил в седло, так легко, что она пожалела, что не сняла это на пленку. И не потому, что может забыть, как он выглядит верхом, словно лошадь является его продолжением, словно они слиты в единое целое. У нее будет предостаточно фотографий Джоша Джентри, на каждом флаконе одеколона, на каждом парфюмерном прилавке, каждом рекламном щите… Да, ей нетрудно будет все время помнить о нем. Проблема будет в том, чтобы его забыть.
        Бриджет не хотела нарушить утреннее безмолвие криком и помахала операторам рукой, чтобы они сделали остальное без нее. К тому времени, как она подошла к холму, серебряные и розовые полосы на небе поблекли, прозрачная луна почти зашла, а операторы складывали свои треноги.
        Остаток дня прошел гладко, за съемками окрестностей.
        - Про запас, - объяснили операторы.
        - Не хотелось бы снова возвращаться сюда, - сказал один из них после ленча.
        - Это почему же? - спросила Бриджет, нахмурившись, словно получила личное оскорбление. Это было неосторожно с ее стороны - дом не ее, ранчо не ее, город тоже не ее. Она больше никогда ничего этого не увидит.
        - Знаешь, - ответил парень, махнув рукой в направлении бескрайних просторов, окружавших ранчо, - здесь так… пусто. Здесь нечего делать.
        Нечего делать, кроме как просто жить. Разумеется, здесь другая жизнь, но она вполне подходит жителям Хармони, настолько подходит, что Бриджет почти завидует им. Джош исчез в конюшне вместе со своей лошадью. Съемочная группа собирала оборудование. Время шло. Бриджет понимала, что не может больше откладывать свое прощание с Максом.
        Она вошла в дом через парадную дверь, как в тот первый день. Мимоходом взглянула на фотографию Молли на каминной полке и подумала, хватит ли у нее мужества сказать
«прощай» ее сыну. В отличие от Молли, Бриджет ничего не смыслила в детях и не представляла, как сказать о своем отъезде. В коридоре она вытерла влажные ладони о джинсы. Ее ноги словно были налиты свинцом. Может, она делает из мухи слона. Может, она переносит собственные чувства на пятилетнего ребенка.
        Макс лежал плашмя на полу своей комнаты, что-то конструируя из «Лего».
        - Эй, - сказала она, вставая на колени рядом с ним. - Как поживаешь?
        - Сооружаю трассу для мотогонки, - ответил он, взяв в руку модель мотоцикла. - Зу-ум, - загудел он. Мотоцикл слетел с только что построенного моста и врезался в Бриджет.
        - А-а-а, - протянула она, отпрянув в притворном испуге.
        Макс ухмыльнулся, показав щербины между молочными зубами.
        - Прямо как я врезался в тебя в первый день, когда ты приехала, помнишь? - спросил он.
        - Помню. - Она набрала в грудь воздуха. - Тогда был мой первый день, а теперь, сегодня… - О Господи, дай мне мужества выговорить это. - Сегодня мой последний день. Мне нужно ехать домой.
        Он наморщил веснушчатый нос.
        - А где твой дом?
        - Мой дом… - Она окинула взглядом его комнату, бежевые стены, оклеенные постерами и увешанные полками с его сокровищами. Ее домом была квартира, которую она снимала. Для Макса и для многих поколений Джентри домом было и всегда будет ранчо. Он считает это само собой разумеющимся. Он еще слишком мал, чтобы оценить этот подарок судьбы. - Мой дом в Сан-Франциско, - продолжила она. - Это огромный город в Калифорнии. Если я уеду сегодня, то на своей машине смогу добраться туда завтра. Вот как это далеко.
        - Когда ты вернешься? - спросил он очень серьезно, подняв на нее фирменные голубые глаза Джентри.
        Она быстро заморгала. Она не должна расплакаться. Она не будет плакать.
        - Ну… наверно, я больше не вернусь. Понимаешь, у меня там работа. Я приехала сюда…
        - Знаю, ты приехала, чтобы купить лошадь. Так ты сказала, разве нет? - спросил он, почесывая руку.
        - Да… нет. Я не это имела в виду. Я сказала, что приехала, чтобы поговорить с твоим отцом насчет лошади, но мне нужно было, чтобы он согласился сняться верхом на лошади. На своей лошади. Именно этим мы и занимались. Снимали. Ты знаешь, потому что ты помогал нам.
        - Я здорово вам помог, а?
        Она улыбнулась и взъерошила его волосы.
        - Да, здорово. И когда вернусь домой, я пришлю тебе фотографии. Те, на которых ты, и те, которые ты сделал. Сможешь приколоть их на стену. Тебе хотелось бы?
        Вместо радостного возгласа, который она ожидала услышать, он опустил голову и отвел взгляд.
        - Думаю, да, - пробормотал он себе под нос. О нет. Если он заплачет, она тоже заплачет. Если она хочет уйти, сохранив хотя бы каплю достоинства, надо уходить сейчас. Она не может обнять его, не может рисковать, иначе вообще никогда не уйдет.
        - Прощай, Макс, - сказала она сдавленным голосом, поднялась на ноги, выбежала вон, прежде чем один из них успел расплакаться. Она быстро шла к входной двери, слезы застилали глаза, она твердила себе, что с ним все будет в порядке. У него есть здесь все, что ему нужно. Если она плачет не по Максу, тогда по кому же?
        Она почти врезалась в Джоша на ступеньках крыльца, выдавила из себя улыбку и попятилась назад.
        - Я… Мы почти закончили, думаю, поэтому… Я попрощалась с Максом.
        - О, - только и сказал он. Его глаза потемнели, так что казались почти черными. Вопрос висел в воздухе. Как насчет него? Как насчет того, чтобы попрощаться с ним?
        Она с трудом сглотнула.
        - Прежде чем я уеду, мне хотелось бы поблагодарить тебя за все, что ты сделал. Я знаю, ты не хотел делать этого, позировать два дня подряд. Но надеюсь, это было не слишком тяжело. В любом случае ты получишь чек, как только…
        - Я сделал это не ради денег, - сказал он.
        - Знаю, но… из-за чего тогда? - спросила она, прислонившись к деревянным перилам и наморщив лоб. Если она не спросит сейчас, то не спросит уже никогда.
        Он пожал плечами.
        - Не знаю. Возможно, из любопытства. - Он посмотрел на нее долгам, пронизывающим взглядом, отчего у нее бешено заколотилось сердце, и она вынуждена была сцепить пальцы, чтобы он не заметил, как задрожали у нее руки.
        - Ты хотел знать, как пахнет одеколон «Дикий мустанг»? Я пришлю тебе первый же флакон, который сойдет с фабричной линии.
        - Я не это имел в виду. Мне было любопытно узнать о тебе.
        - Ты имеешь в виду - узнать, что делает такая миловидная женщина в этом сумасшедшем, жестоком бизнесе? - весело спросила она.
        - Я имею в виду - узнать, что делала такая миловидная женщина в моей ванной комнате.
        - Ну, так теперь ты знаешь. - Она говорила себе, что этот разговор ни к чему не ведет, что нужно попрощаться и уехать. Но по-прежнему стояла и смотрела на него с крыльца, мучительно ища слова и не находя их. Она хотела скорее уехать и жадно ждала, что он попросит ее остаться, и знала, что он этого не сделает.
        Наконец она спустилась по ступенькам и прошла мимо него, ощутив жар его тела, запах кожи, смешанный с резким мужским запахом Джоша Джентри, который невозможно заключить во флакон, иначе женщины выстраивались бы в очереди, чтобы только получить возможность выложить пятьдесят долларов за одну каплю. Она едва слышно пробормотала что-то о том, как приятно было иметь с ним дело, и пошла к машине. В голове стоял туман. Попутно она что-то объясняла съемочной группе, плохо соображая, что именно: то ли дорогу на Сан-Франциско, то ли каковы нынче рыночные цены на овес, - через минуту она уже не помнила, о чем говорила.
        В городе она взяла свои вещи, заплатила за проживание и уехала. В боковом зеркале было видно, как исчезал город позади, как уменьшались одноэтажные домики песочного цвета, пока совсем не скрылись из виду, растворившись в пыли, словно никакого города и не было вовсе. Словно она никогда не сидела в закусочной, потягивая кофе с Тэлли и Сьюзи; никогда не покупала в местном магазинчике наряд для вечеринки; никогда не звонила на ранчо Джоша Джентри по телефону на углу.
        Все кончено… Она повторяла себе это снова и снова. Снова и снова. Пока слезы не перестали лить ручьем, где-то возле границы между штатами.

        Следующая неделя была для Джоша тяжелой, а последовавшая за ней - еще тяжелее. Он вдруг с удивлением обнаруживал, что стоит посреди кухни, глядя невидящим взглядом на убегавший суп, и вспоминает тот вечер, когда они с Максом учили Бриджет стрелять из рогатки. Наконец он решил написать Бриджет письмо. Ему так много надо было сказать ей - все, что не сказал, когда она была рядом: о том, как сильно она изменила его жизнь; как заставила по-иному взглянуть на вещи; как всколыхнула в нем чувства, о существовании которых он и не подозревал. Он пытался объяснить, что, хотя теперь и свободен, больше всего на свете боится снова потерять любимую женщину. Это было бы слишком больно. Слишком многих усилий стоило ему возвращение в привычное русло. Он сделал это только ради Макса.
        А Макс? Он не переживет потери еще одной матери. Всего этого Джош никогда не говорил Бриджет, никогда даже серьезно не задумывался над этим - это было понятно без слов. Они с Максом не могли рисковать с таким трудом добытой стабильностью, пустив в свою жизнь еще одну женщину. Им было лучше одним. Одиночество стало частью Джоша, оно сделало из него то, чем он был.
        Но едва он нацарапал на бумаге «Дорогая Бриджет», ручка выпала у него из руки и на него нахлынули воспоминания. Бриджет на аукционе лошадей, тесно прижимается к нему плечом; Бриджет на дне рождения его отца. Ее шелковистые волосы, ее сумасшедшие поцелуи. Он закрыл лицо ладонями и спросил себя, что опаснее: сохранять свою независимость или еще раз попробовать завоевать счастье, такое хрупкое, что он загонял мысль о нем в самый дальний уголок сознания из страха совершить безумие.
        Все вокруг закидывали его вопросами.
        Макс жалобно вопрошал плаксивым голоском:
        - Почему, пап, почему ей нужно было уехать?
        Его мать, многозначительно глядя на него, спрашивала:
        - Как поживает Бриджет?
        Его бывшие одноклассники интересовались:
        - Какие новости от Бриджет?
        Едва он появлялся в городе, кто-нибудь обязательно останавливал его и спрашивал о ней. Что он мог ответить? Я о ней ничего не слышал и слышать не желаю? Нет, все, на что он был способен, - это пробормотать что-нибудь, вроде: у нее все в порядке, но она очень занята, и так далее. Но откуда ему было знать, что у нее все в порядке и что она очень занята? Можно было, конечно, позвонить - у него осталась карточка, которую она дала ему в первый день; но у него не было никакого предлога для звонка. Если бы он был ей нужен, она сама позвонила бы.
        Но Бриджет не звонила, автоответчик молчал. Она, конечно, поглощена рекламной кампанией одеколона или, может быть, занимается новым заказом. Она вернулась в свою прежнюю жизнь, рядом с которой Хармони выглядит серо и скучно. Возможно, она уже отправилась искать другой символ, прямо сейчас, сегодня, в это самое время, пока он чинит изгородь и безуспешно пытается выбросить Бриджет из головы и сосредоточиться на более насущных вещах.
        Он стоял, положив моток проволоки на землю, и представлял, как она ищет мужчину, который хорошо смотрелся бы в кроссовках или который ест на завтрак холодную кашу. При мысли о том, что она фотографирует другого парня - парня, у которого нет пятилетнего сына, которому не пришлось пережить тяжелую потерю, с кем можно завязать длительные отношения, - он в отчаянии заскрипел зубами.
        Потому что этот парень, кто бы он ни был, будет беспомощен перед обаянием Бриджет. Он не устоит перед ее напористостью и добротой. Не говоря уж о ее нежных глазах, ее решительном подбородке, ее чувственных губах. И он вскружит ей голову лестью и заманчивыми обещаниями. И она будет слушать его, она поверит, потому что она такая беззащитная, просто созданная для любви, что он сам в нее влюбился!
        Влюбился в Бриджет? Не может быть. Но другого объяснения всему, что случилось, не было: она перевернула его жизнь с ног на голову и прочно поселилась в его сердце.
        Он ударил себя кулаком по лбу. Ему следовало забросать ее комплиментами. Если бы только он не был слишком горд, слишком поглощен своими проблемами и своим прошлым. Прошедшей ночью он, конечно же, напугал ее рассказом о своих переживаниях. Он видел выражение ее глаз даже при лунном свете, видел, как озадачена она была его печальной историей. Какая женщина захотела бы выслушивать грустную историю чужой жизни? Никакая. И уж точно не Бриджет.
        Вот она и постаралась вернуться в свою, другую жизнь как можно скорее, и было слишком поздно снова пытаться завоевать ее. Тем более что он не имел ни малейшего представления, как это сделать. Они с Молли поженились, потому что всегда любили друг друга и были совершенно уверены, что так будет всегда. Это было так просто. А что делать теперь? Он выбит из колеи. Все кончено… хотя… хотя… Он поднял с земли моток проволоки, привесил его к седлу и поскакал обратно к дому: изгородь подождет.
        Этой ночью, как только Макс уснул, в сотый раз спросив, когда вернется Бриджет, Джош вошел в гостиную и взял с каминной полки фотографию Молли, сделанную по окончании школы. Он смотрел на ее юное невинное лицо, в ее теплые карие глаза.
        - Молли, - прошептал он. - Не знаю, как сказать тебе об этом. Может быть, ты уже все знаешь. Я полюбил другую женщину. Я не думал, что такое возможно, но это случилось. Я боролся со своим чувством, потому что боялся - боялся еще раз потерять то, что любил. Я хочу, чтобы ты знала, что мне всегда будет дорога память о той любви, которая была между нами. С тех пор как себя помню, я всегда знал, что люблю тебя, что однажды женюсь на тебе. Мы вместе выросли, и я думал, я верил в то, что никогда не смогу полюбить после твоей смерти кого-то другого; но появилась Бриджет, и я понял, что в моей жизни чего-то не хватало. И в жизни Макса.
        Он остановился, и ему показалось, что улыбка Молли стала теплее. Возможно, ему просто хотелось так думать, но он вдруг почувствовал, что она понимает его, что она хочет, чтобы он был счастлив.
        - Мне не хватает тебя, Молли, - сказал он, и боль сдавила ему горло. - Ты была так необходима мне. Ты была для меня центром вселенной. Никто тебя не заменит. Никто не сможет занять твое место, - продолжил он, проведя пальцем по контуру ее лица.
        Она одобрительно смотрела на него теплыми, добрыми глазами. И у него не осталось никаких сомнений в том, что она желает ему только счастья. Ему и Максу. Он знал, что счастье у него почти в руках, нужно только взять его.
        - Мне неизвестно, что чувствует Бриджет, сказал он. - Но я хотел, нет, мне было просто необходимо сначала поговорить с тобой, прежде чем предпринять что-либо. Мне нужно было, чтобы ты знала. - Он прижал фотографию ко лбу и почувствовал, что стекло, обычно холодное, теперь стало теплым. - Спасибо, Молли, - прошептал он. Затем аккуратно завернул фотографию в одно из маленьких желтых полотенец, которые они получили в подарок к свадьбе, и убрал в шкаф, на полку, где хранилась шкатулка с украшениями Молли.

        Презентация одеколона «Дикий мустанг» прошла с огромным успехом. Первый этаж универмага «Мэси» на углу Гири-стрит и Стоктон-стрит был наводнен женщинами, желающими купить самый модный одеколон для своих мужчин, и мужчинами, желающими купить этот одеколон для самих себя. На возвышении играл кантри-бэнд. Даже бывший жених Бриджет, Скотт, был здесь и казался потрясенным - и одеколоном, и ею.
        - Что с тобой приключилось, Бриджет? - спросил он, окидывая взглядом ее шляпу и кожаные ботинки, купленные в Хармони. - Ты выглядишь потрясающе. Этот западный стиль тебе к лицу.
        - Неужели? - Как могла она раньше не замечать его холодности и высокомерия? Или он просто нормальный, среднестатистический городской мужчина, поблекший в сравнении с гордым, сексуальным ковбоем, которого она никак не могла выбросить из головы?
        - Ты проделала фантастическую работу с этим одеколоном. Скажи мне… - Скотт кивнул в сторону плаката с изображением Джоша, висевшего на стене, - этот парень настоящий? Или это компьютерная графика?
        - Он настоящий. - Самый что ни на есть настоящий. Самый настоящий из всех, кого она когда-либо знала. Она не могла оторвать взгляда от одного из огромных цветных изображений Джоша верхом на лошади на фоне заката. Она должна была признать, что снимок впечатляет. В нем было все, что надо: сила, мужественность, энергия и сексуальная притягательность, - было все и даже больше. Даже после стольких недель она не могла смотреть на эту фотографию, не испытывая боли невыносимой утраты.
        - Тебе, должно быть, одиноко в твоей конторе? - спросил Скотт. - Возвращайся, Бриджет. Мы сможем снова работать вместе. Я знаю, сможем. Мне не хватало тебя. - Он одарил ее своей самой очаровательной улыбкой, и она почувствовала, как холодок пробежал у нее по спине.
        - Совершенно исключено, - ответила она, так же ослепительно улыбнувшись.
        - Ну что ж, наше дело предложить, - сказал он, поцеловал ее в губы и удалился.
        Бриджет вытерла губы тыльной стороной ладони. Одиноко? Она не знала значения этого слова, пока не вернулась из Хармони. Но к агентству это не имело никакого отношения, это имело отношение к Джошу - она скучала по нему, каждую минуту, каждый день. Работа, которой было больше, чем когда-либо прежде, не отвлекала. Кейт говорила ей, что потребуется время, чтобы забыть его. Она и сама знала это. Она не знала только, что это так тяжело.
        С места, где Бриджет стояла, ей был виден главный вход в универмаг. Она не ожидала увидеть Джоша. Он, конечно, не придет, хотя ему было послано приглашение вместе с чеком. Так кого же она ждет? И почему нервничает? Да потому, что эту рекламную кампанию она спланировала сама и готовила ее несколько месяцев. Ответственность за успех лежит на ее плечах тяжелым грузом. Заказчик хотел, чтобы Джош лично присутствовал на этом мероприятии, одетый в клетчатую рубашку, куртку и свои вытертые джинсы, как на фотографиях. Бриджет объяснила, что это невозможно, что он занят, что у него нет ни минуты свободного времени. Заказчику совсем не обязательно было знать, что более яростного противника мужского одеколона, чем Джош, не найти, что он не только не станет покупать его, пользоваться им, но даже не станет дальше заниматься его рекламой и не понюхает, как он пахнет. Особенно если он пахнет, как дикие мустанги. И уж точно не придет на презентацию. Особенно если узнает, что Бриджет здесь.
        Она никогда не сможет забыть последнюю ночь, как и он, - она была уверена в этом. То, что он отстранил ее от себя на расстояние вытянутых рук, было символично: отныне он собирается держать ее на дистанции. Вполне вероятно, что он уже вообще забыл о ней. Это только она никак не может забыть его. Что и понятно: она ведь занимается этой рекламной кампанией безостановочно с самого возвращения из Хармони. Вот после сегодняшнего вечера можно будет наконец выкинуть из головы и одеколон, и Джоша Джентри, и Макса и заняться новым заказом. На Бриджет теперь был спрос, и у нее было несколько вполне реальных заказов.
        Один заказ поступил на тональный крем для лица. Другой - на безалкогольное пиво. Странно, но ни то, ни другое не воодушевляло ее так, как дикие мустанги. Ничто не воодушевляло ее так, как дикие мустанги, за исключением мужчины, который укрощал их. Она провела по лбу рукой и прислонилась к кассе в конце отдела мужской парфюмерии. Завтра к ней придет необходимое воодушевление, - завтра, когда все это будет позади. Она просто устала, и ничего больше. Устала от тараканьих бегов, от безостановочного уличного движения и шума, от постоянно звонящих телефонов в ее офисе.
        Она сделает передышку, прежде чем решить, на каком заказе остановиться. Уедет подальше от всего этого. Ее мысли возвращались к самому удаленному «от всего этого» месту, в котором она когда-либо бывала. К чистому свежему воздуху. К открытым людям, которые распахнули для нее свои сердца и двери. К маленькому мальчику, чье веснушчатое личико будет всегда преследовать ее, как и его голос:
«Если мой папа узнает, он с меня шкуру спустит». Казалось, он только вчера врезался в нее на своем велосипеде.
        Бриджет так долго стояла, уставившись на гигантский постер Джоша верхом на лошади, что у нее начались галлюцинации. Когда бэнд заиграл «Подойди к своему парню», ей показалось, что она увидела его в толпе - но не в клетчатой рубашке и вытертых джинсах, а в голубой рубашке из шамбре, темном галстуке и брюках цвета хаки. Именно поэтому она решила, что он всего лишь мираж.
        Джош Джентри, которого она знала, не носил галстука. Но все же было что-то в его походке, в том, как он прикрыл рукой глаза от яркого света, в том, как падали на лоб его волосы, от чего закипела кровь в ее жилах, подскочило сердце и губы сделались сухими, как пустыни Невады.
        Она стояла, не в силах шелохнуться. Просто стояла и смотрела на него. Когда он увидел ее, он опустил руку, и их взгляды встретились. Прежде чем поняла, что делает, она бросилась к нему, боясь потерять его в толпе отчаявшихся покупателей. Почему он здесь? Почему изменил свое решение и приехал на презентацию? Почему? Почему? Почему?
        Наконец, задыхающаяся, раскрасневшаяся, она врезалась в него. Буквально врезалась, достаточно сильно, чтобы почувствовать твердые мышцы его груди, жар его тела, вдохнуть его свежий запах: запах лошадей, кожи и его самого - мужчины, которого ей так не хватало, что она не могла соображать, не могла вымолвить ни слова.
        Она резко отпрянула от него, словно обожглась, и ухватилась за край ближайшего прилавка, чтобы не упасть или не сказать какую-нибудь глупость типа «Как я рада тебя видеть здесь». Она заставила себя изобразить некое подобие улыбки.
        - Вот так сюрприз, - произнесла Бриджет, порадовавшись своему спокойному голосу. - Я не ожидала увидеть тебя.
        - А я не ожидал, что приеду, - ответил он.
        - Почему же ты приехал? - спросила она. Ей нужно было это знать. Она не могла позволить себе надеяться, верить, воображать…
        Он огляделся вокруг. На его скулах заходили желваки, но он заставил себя расслабиться, затем сказал:
        - Мне нужно было самому посмотреть. Что представляет из себя твоя жизнь. К чему ты стремишься. Что тебе нужно. Теперь я вижу. Мои поздравления.
        - Благодарю. Но здесь вовсе не вся моя жизнь. У меня есть и личная жизнь.
        Он угрюмо улыбнулся.
        - Не сомневаюсь.
        - У меня здесь нет больше дел. Поедем ко мне домой. Посмотришь, где я живу.
        - Мне бы не хотелось.
        - Ты же не собираешься ехать обратно сегодня? - спросила она.
        - Нет, но…
        - Проведешь ночь на моем диване. За мной должок. - Она пыталась говорить естественным тоном, стараясь не выдать отчаяния: если он ответит отказом, она просто кинется ему на шею и будет умолять остаться.
        У него был такой вид, словно она просила его дать ей урок стрельбы и быть ее мишенью.
        - Я не собираюсь проводить ночь на твоем диване, - сказал он.
        - Выпей хотя бы кофе со мной. Я… я соскучилась по тебе.
        Он пожал плечами. Она не дала ему сказать «нет» и быстро повела к выходу из универмага и к гаражу, где он оставил свой фургон. К счастью, она приехала на такси, - к счастью, потому что боялась выпустить его из виду, чтобы он не исчез, и уже навсегда, из ее жизни. Он и теперь еще мог это сделать, но она приложит все усилия, чтобы этого не случилось.
        Они сидели рядом в фургоне, направляясь к ее квартире на Рашен-Хилл. Он вел машину быстро, умело, словно прожил здесь всю жизнь; повернул там, где она указала, и поставил фургон в гараж под домом.
        Теперь квартира казалась еще меньше, чем обычно. Он заполнил ее целиком; рядом с ним кожаная мебель казалась игрушечной, так же как люстры и ковры, не говоря уже о ней самой.
        - Мне нужно снять этот наряд, - произнесла она, бросив шляпу на стол и скидывая ботинки. - Я выгляжу смешно. Хожу здесь в ковбойской одежде, а ты выглядишь так, словно живешь здесь.
        - Но я не живу здесь, - отрезал он.
        - Я знаю, - сказала она, направляясь в свою спальню, чтобы переодеться.
        - Точно так же, как ты не живешь на ранчо в Неваде.
        Она резко обернулась. Его лицо было словно вырезано из камня. Как и слова, которые он произнес.
        Что могла она ответить, чтобы доказать ему, объяснить ему, спросить его…
        - Ты хочешь сказать, что я родилась не там?
        - Я хочу сказать, что твое место здесь, - ответил он, посмотрев в окно на яркие огни большого города и мост над заливом. - Тебе нужно все это, все, что может дать здешняя жизнь… то, что она уже дала тебе. Только не говори, что тебе всего этого не надо. Я видел тебя на презентации, видел, как тебя поздравляют, как мужчины целуют… Слышал музыку. Я не смогу заменить все это.
        Она уставилась на него, не веря своим ушам.
        - Ты думаешь, мне нужно это? Ты думаешь, это что-то значит для меня?
        - Ты говорила, что значит.
        - Знаю я, что говорила, - отозвалась она, снова возвращаясь в гостиную. - Да, я сказала, что мне нужен успех; но я не могла сказать тебе, что еще больше мне нужна любовь, - ты стал бы жалеть меня. Все эти годы я никому не могла даже заикнуться о том, как сильно мне хотелось иметь мужа, дом, ребенка. Конечно, мне нужны были деньги. Я не могла рассчитывать ни на чью поддержку; мне нужно было доказать самой себе и всем, кто не верил в меня, что я могу содержать себя сама. И я сделала это. А теперь мне нужно то, о чем я так долго мечтала, больше, чем когда-либо. Если бы я не приехала в Хармони, то никогда не встретила бы тебя. Я могла бы жить в этом мире долгие годы, от одной рекламной кампании до другой, но моя жизнь была бы пустой. Потому что я никогда не узнала бы, что значит иметь свой дом, такую семью, как твоя. - Она остановилась и облизала пересохшие губы. - Поэтому я не могу сказать, что мое место здесь… - О Господи, она сейчас расплачется прямо перед ним, не успев сказать то, что хотела.
        - И что же ты собираешься делать? - спросил он. - Вернуться и открыть магазин на Мэйн-стрит? На сколько, ты думаешь, тебя хватит? Никакой конкуренции, бизнеса, известности, признания?
        - Ты перестанешь? - резко спросила Бриджет. - Я же сказала тебе, что добилась того, чего хотела. Доказала, на что способна. Да, я добилась успеха. Да, я горжусь собой. Но мне не нужно, чтобы мне каждый день твердили, какая я замечательная. Мне только нужно… только нужно… - Она задохнулась и не смогла выговорить ни слова. Горячие слезы потекли по ее щекам. Она отвернулась и кинулась в свою комнату, уже не думая, уйдет он или нет. У нее больше не было гордости. Она почти призналась ему в любви и почти умоляла увезти ее с собой в Хармони, а он стоял с каменным лицом, совершенно равнодушный.
        Бриджет захлопнула за собой дверь и бросилась на кровать, так громко рыдая, что не слышала, как Джош оказался в ее комнате.
        Она лишь почувствовала его шаги, почувствовала, как он сел на край кровати, положил ей руки на плечи и стал гладить, успокаивать.
        - Что же тебе нужно, Бриджет? - спросил он, когда ее рыдания утихли. - Скажи мне, и я достану это для тебя.
        Джош смахнул кончиком пальца слезы с ее щеки, но она снова зарыдала. На этот раз от его нежности. Она не могла остановиться. Тогда он вытянулся рядом с ней на цветастом бело-голубом покрывале.
        - Ну, пожалуйста, перестань плакать, - сказал он и провел своим мозолистым пальцем по ее щеке.
        Бриджет кивнула и с трудом сглотнула.
        - Я в порядке.
        - Точно?
        Она прерывисто всхлипнула.
        Он утопил локоть в ее покрывале, оперся головой на ладонь и смотрел на нее. Выражение его лица смягчилось, легкая улыбка тронула один уголок рта. Его глаза больше не были холодно-голубыми, в них искрились лучики света.
        - Ты так и не сказала мне, что же тебе нужно, - напомнил Джош.
        Бриджет колебалась. Что она теряет? Только Джоша, Макса и свое будущее. Ничего больше.
        - Мне нужен ты, - сказала она так тихо, что он не расслышал бы, если бы не наклонился к ней, если бы его губы, приблизившись, не почувствовали слов, которые она выговаривала.
        Джош обнял ее и прижал к себе; она услышала, как его сердце бьется в такт с ее собственным.
        - Ты уверена, что сможешь отказаться от всего остального? - прошептал он ей на ухо. - От всего, чего добилась? Известность…
        - Шум, стресс, огромный город. Это ничто в сравнении…
        - С чем? С Хармони? Ты действительно согласна жить со мной, с нами, на ранчо? - спросил Джош, перекатываясь на спину, так что она оказалась сверху.
        Он думал, что знает ответ на этот вопрос. Но она молчала. Она просто лежала и смотрела на него, и в ее глазах было удивление и недоверие.
        - Ты уверен, что готов к этому? - спросила она с тревогой.
        - Уверен. Совершенно уверен. Я очень старался не замечать тебя, делать вид, что не люблю тебя. Пытался выбросить тебя из своей жизни, из головы, из сердца. Но ты не захотела исчезнуть. Молли всегда будет частью моего прошлого. Но ты… ты мое настоящее и будущее, моя жизнь. Скажи «да», - попросил он. - Просто скажи «да». Потому что мое сердце перестало биться. Часы остановились. Ничто не ладится без тебя. Ты нужна мне, Бриджет, неужели ты не видишь этого? И я люблю тебя. Больше всего на свете.
        Она облегченно вздохнула, и ее лицо озарилось улыбкой.
        - Я тоже люблю тебя, - прошептала она. - Так что мой ответ - да, я согласна.
        Она обвила руками его шею и поцеловала, что красноречивее любых слов говорило о ее согласии.
        - И вот еще что, - начал он, - я хочу рассказать всем. Я хочу поведать о нас всему миру. Сказать всем, как сильно я тебя люблю.
        - Ты хочешь сказать, что собираешься напечатать об этом в «Хармони таймс»? - спросила она.
        - Я хочу сказать, что собираюсь прокричать об этом из окна, прямо сейчас.
        - Джош, - прошептала она, садясь на край кровати. В ее широко раскрытых глазах сияло счастье, волосы были взъерошены, а сердце переполнено любовью. - Ты не сделаешь этого.
        Он высунул голову в открытое окно.
        - Я люблю Бриджет Макклауд! - прокричал он. - И она меня любит!
        Бриджет подбежала к нему и тоже высунулась в окно. Взревели клаксоны, завизжали сирены, и во всем городе замигали огни, словно весь город праздновал их любовь. Бриджет счастливо вздохнула и закрыла окно.
        - Подожди минутку, - сказал он, беря ее за руку. - Я забыл объявить миру, что ты выходишь за меня замуж. Ты ведь выходишь?
        Она, улыбаясь, кивнула.
        - Да, притом чем скорее, тем лучше.
        - И у Макса будут братишки и сестренки, которые так нужны ему, чтобы не стать избалованным единственным ребенком?
        - Конечно, - сказала она, развязывая ему галстук и привлекая его к себе.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к