Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Грейс Кэрол: " Клятва В Ночи " - читать онлайн

Сохранить .
Клятва в ночи Кэрол Грейс

        # На школьной вечеринке по случаю окончания колледжа Джед Уитмор шутя обещал однокласснице Тэлли жениться на ней через пятнадцать лет.
        В назначенный срок он возвращается в родные края и выполняет свое обещание.
        Но к настоящему счастью герои пришли трудной дорогой.

        Кэрол Грейс
        Клятва в ночи

        ПРОЛОГ

        Что я делаю здесь? - подумала Тэлли, вглядываясь в лица четырех одноклассников, собравшихся вокруг костра.
        Студенческий бал в колледже городка Хармони, расположенного в штате Невада, только что завершился, и она оказалась на берегу озера вместе с Джошем Джентри, старостой их класса и знаменитым футболистом школьной команды, его девушкой по имени Молли, Джедом Уитмором, небезызвестным хулиганом, который, похоже, был абсолютно пьян, и с лучшей своей подругой - белокурой Сюзи. Вечеринка была в самом разгаре: девушки танцевали босиком на песке, ребята бросали камешки в воду, за скалами уединились парочки, закутавшиеся в одеяла. Из динамиков магнитофона гремела музыка.
        Как я сюда попала? - в недоумении спрашивала себя Тэлли.
        Когда парень, пригласивший ее на свидание, исчез, оставив ее одну на танцплощадке, Тэлли поняла, что вечер испорчен. Она решила сразу же после танцев пойти домой, пока никто не догадался, что она осталась совсем одна.
        Но Сюзи, сгорая от желания поскорее попасть на вечеринку, выволокла подругу из дверей спортзала и усадила на заднее сиденье машины Джоша.
        Тэлли случайно прижалась к Джеду. Этот парень, самый отчаянный сорванец в городе, был очень богат и привлекателен. Вот уже четыре года как Тэлли была тайно влюблена в него, как, впрочем, и все девушки в округе. Сейчас ее сердце, сделав кульбит, бешено колотилось. Хотелось сказать ему что-нибудь умное, но она так и не осмелилась раскрыть рот и всю дорогу просидела молча.
        Джед явился на бал в полночь прямо из местного бара и хотел поехать на озеро на своем новом мотоцикле, но Джош, считавший, что несет ответственность за своих одноклассников, заявил, что Джед слишком пьян и ему лучше ехать в машине вместе с остальными.
        И вот они собрались вокруг наспех разожженного костра, переминаясь с ноги на ногу в неловком молчании, окруженные веселым смехом и громкой музыкой. Выпускные балы в колледже Хармони всегда заканчивались гуляньями на берегу озера Марипоза. Но сегодняшний вечер не принес им радости.
        - Отличная вечеринка, - саркастически заметил Джед.
        Тэлли кивнула в ответ, с беспокойством оглядываясь на школьных друзей. Ей хотелось исчезнуть в толпе шумных, веселых одноклассников, чтобы никто не догадался, как неловко она себя сейчас чувствует. Если бы она умела кокетливо хихикать и флиртовать с Джедом, как другие девушки! Увы, это так же несбыточно, как достать луну с неба.
        - Замечательная вечеринка! - мечтательно воскликнула Молли, взяв Джоша за руку.
        Разумеется, если рядом с тобой любимый человек, то любая вечеринка покажется замечательной, подумала Тэлли. Она почувствовала легкий укол зависти - ведь у Молли есть парень и большая семья, ранчо и собственные лошади, а у нее ничего этого нет.
        - Кто-нибудь хочет выпить? - невнятно пробормотал Джед, вытаскивая из кармана куртки банку пива. Он взглянул на притихших ребят с кривой ухмылкой.
        - Нет, спасибо.
        - Я не хочу.
        Джед пожал плечами.
        - Тогда отдадим ее рыбам. Я уже выпил под завязку, - и он бросил банку в озеро. Раздался громкий всплеск.
        - Что-то ты совсем раскис. Жаль, что ты пропустил отличные танцы.
        - Эти танцы наводят на меня скуку, да и сам колледж мне порядком надоел, - заявил Джед. Он явно с пренебрежением отнесся к празднику, не потрудившись даже сменить свои обычные черные джинсы и кожаную куртку на выходной костюм.
        - А что вообще тебе не надоело? - спросил Джош, нисколько не обижаясь.
        - Полеты на самолетах, - без колебаний ответил Джед.
        - Это правда, что тебе подарят самолет на окончание колледжа? - искоса взглянув на него, спросила Тэлли. У нее хватило смелости заговорить с самим Джедом Уитмором! Но ведь он пришел на праздник под градусом и завтра уже не сможет вспомнить, о чем они сегодня говорили. Джед завораживал ее. Каждый раз, когда он смотрел в ее сторону, у Тэлли пересыхало во рту и дрожали колени. Но, к сожалению, Джед редко удостаивал ее своим вниманием.
        Джед пожал плечами так, будто его не интересовал этот подарок. Но в мерцающем свете пламени Тэлли заметила, как сжались его губы. Значит, ему это далеко не безразлично.
        - Да, мне подарят самолет - билет на самолет до Бостона, - сказал он. - И я буду учиться в колледже моего отца и получать стипендию. И отец, конечно, даст мне указания, какие предметы изучать, какие клубы посещать и с кем дружить. Особенно - с кем дружить. И это не те, кого вы знаете!.. О черт, вы ведь понимаете, что я имею в виду… - Он закрыл глаза и откинулся на спину.
        Тэлли изумленно смотрела на него, не отводя глаз. Вечеринка еще не кончилась, а Джед Уитмор уже напился до потери пульса! А может, он притворяется? Пока Тэлли наблюдала за ним, он открыл глаза и взглянул на звезды. Может быть, в этот момент он мечтал о звездных путешествиях или вспоминал своего деспотичного отца, пытавшегося контролировать его жизнь.
        - Когда-нибудь у тебя будет собственный самолет, - заверил его Джош. - Знаешь, я тоже не хочу в Бостон, ведь здесь у меня есть все, что мне нужно. - Он сжал руку Молли.
        - Я вам очень завидую, - сказала Сюзи, распуская свои светлые волосы, собранные в пучок. - Вы все знаете, чего хотите.
        Тэлли взглянула на подругу.
        - Ты тоже знаешь, чего хочешь, - успокоила она ее.
        Сюзи согласилась с ней:
        - Да, но за кого мне выходить замуж, если у всех хороших парней уже есть девушки, а остальные уезжают из города? Возможно, мне тоже придется уехать. Очень не хочется, но здесь у меня нет будущего. Я не найду ни друга, ни работы.
        - Ты можешь работать в магазине кормов и горючего, - предложила Тэлли.
        - Но я выросла в городе, - напомнила ей Сюзи. - Я совершенно не разбираюсь в седлах и мешках с кормом.
        - Но ты можешь научиться, - настаивала Тэлли.
        - И вспомни мужчин, с которыми ты встречалась, - добавила Молли. - Каждый фермер в нашей округе приезжает закупать все необходимое в этот магазин.
        Сюзи задумчиво кивнула.
        - Я научу тебя всему, что нужно знать о кормах для домашних животных. Ты станешь первоклассной продавщицей. Сюзи, ты не должна уезжать, - обеспокоенно сказала Тэлли. Как она будет жить без своей лучшей подруги, которая всегда рядом и помогает ей пережить многие неприятности? Сюзи поддерживала подругу, когда ее родители оказались на грани развода, а дела у отца в лавке шли все хуже и хуже.
        - Зачем ей уезжать из этого райского местечка? - язвительно заметил Джед, приподнявшись, чтобы подкинуть полено в догоравший костер, но промахнулся. - В нашем городе нет ничего интересного, кроме сплетен и уборки конюшен. Здесь каждый знает про тебя всю подноготную. Самое лучшее в Хармони - это то, что можно убраться отсюда подальше и никогда не возвращаться.
        - Улететь на самолете, - подсказала Тэлли, украдкой взглянув на него. - А это не страшно?
        - Я могу рассказать тебе, что на самом деле страшно, - пытаясь собраться с мыслями, произнес он. - Страшно жить в Хармони. Лучше быть похороненным заживо. А вот полет… - Джед взглянул на звезды и с тоской подумал о том, что не может перенестись в будушее и забыть о предстоящих четырех годах. Тогда он освободится от влияния отца и его денег и станет сам себе хозяином. - Полет - это свобода, с высоты все выглядит иначе. Постепенно город становится все меньше и меньше, дома превращаются в маленькие коробочки, а затем и вовсе исчезают.
        - Даже твой? - неудачно пошутила Тэлли.
        - Особенно мой. - Взглянув на девушку, Джед понял, что она не понимает его. Его никто не понимает. - С высоты все ранчо кажется плоским и постепенно превращается в коричнево-зеленые квадраты.
        - А люди, наверное, похожи на крошечных муравьев, - предложил Джош.
        - Именно так, - согласился Джед.
        Тэлли сидела рядом и, раскрыв рот от удивления, смотрела на Джеда. Нет, он действительно пьян, раз говорит такие вещи.
        - Ты не понимаешь, что говоришь. Ранчо «Белая лошадь» - самое лучшее ранчо в округе. Если бы оно было моим, я ни за что не уехала бы отсюда.
        - Но оно не принадлежит мне, - холодно ответил он и нахмурился. - Это ранчо моего отца, а ты не можешь себе представить, что значит работать на собственного отца. Если я вырвусь отсюда, то уже никогда не вернусь назад.
        Тэлли вздохнула. Это она-то не представляет?! Тэлли уже точно знала, каково работать на собственного отца. Она начала работать в отцовской лавке скобяных изделий, когда немного подросла и смогла доставать до кассы. В отличие от Джеда она часто подолгу задерживалась в пыльной кладовой, раскладывая винты, зажимы и гайки. Впрочем, разве Джед об этом вспомнит?
        - Никогда - это слишком долго, - чопорно сказала Тэлли, заправляя непослушный завиток волос за ухо.
        - Эй, посмотрите, - крикнул Джош, лежа на песке в своем взятом напрокат смокинге и любуясь звездным небом, - падающая звезда!
        - Загадывайте желания, - предложила Молли, расположившись на одеяле рядом с Джошем.
        Все притихли, вглядываясь в небо. Лишь потрескивание поленьев нарушало воцарившуюся тишину. Толпа веселых одноклассников унеслась прочь, и громкая музыка растаяла вдали.
        - Начинай, Джед, - сказала Молли. - Хотя мы уже знаем, что ты хочешь уехать из Хармони.
        - Да, а еще я хочу иметь собственный самолет, и, может быть, даже не один. И еще хочу сам зарабатывать себе на жизнь и доказать своему отцу…
        Тэлли разглядывала его лицо, озаренное пламенем костра, и ей показалось, что в глубине его глаз затаилась грусть. Но, возможно, она ошибалась и это была всего лишь отчаянная решимость. Тэлли знала, что Джед достигнет всего, о чем мечтал. Он уедет из Хармони, добьется успеха и никогда не вернется назад. А вот у нее теперь не будет шанса получше узнать его. Тэлли загрустила.
        Школьные годы пролетели незаметно. Теперь каждый пойдет своей дорогой, и все они разлетятся в разные стороны, как семена на сухом ветру Невады. Время, которое, казалось, будет длиться вечно, ушло в прошлое, и она потеряла возможность когда-нибудь понять Джеда Уитмора. Ее губы задрожали, и глаза наполнились слезами сожаления.
        - Ну а теперь твоя очередь, - оборачиваясь к Тэлли, резко сказал Джед. - О чем ты мечтаешь?
        Тэлли пристально смотрела на огонь, собираясь с мыслями. Ей необходимо бьшо успокоиться. Но она всегда знала, чего хочет.
        - Я мечтаю о собственной лошади, - наконец произнесла она. - О прекрасной породистой кобыле. Одной мне будет достаточно, чтобы начать свое дело и вывести целый табун. И еще я хочу иметь ранчо.
        Она опустила голову, чтобы скрыть смущение. Что подумает Джед о Тэлли Джеймс, дочери владельца скобяной лавки, осмелившейся мечтать о дорогой породистой лошади и даже о собственном ранчо?
        - Это всего лишь мечта, - поспешила заверить его Тэлли. - Сейчас я абсолютно свободна. Я переехала и нашла хорошую работу в Лэйзи-Рум. Конечно, я буду продолжать ухаживать за лошадьми и у меня теперь неплохая зарплата. Наш мастер учит меня всему, что знает о лошадях, и, может быть, когда-нибудь… - Она улыбнулась, представив себе жизнь на преуспевающем ранчо, потому что разведение лошадей волновало ее гораздо больше, чем все остальное, даже будущее Джеда.
        - У тебя будет свое ранчо, - ласково сказала Молли.
        - Надеюсь, - благодарно улыбнулась ей Тэлли.
        Джош приподнялся на одеяле.
        - А я просто хочу жить так, как жили мои предки, и жениться на единственной девушке, которую я любил и всегда буду любить. - Он обнял Молли за талию и прижал к себе.
        Собравшиеся вокруг костра ребята завистливо вздохнули.
        Тэлли увидела слезы в глазах Молли, которую растрогало признание Джоша. Неужели он абсолютно уверен в долговечности человеческих чувств? Ей было грустно оттого, что она не могла поверить в вечную любовь. Но ведь любовь умирает, когда настают трудные времена. Так произошло с ее родителями. Дела у отца в лавке шли все хуже, и ее мать, чувствуя свою беспомощность, уже ни во что не вмешивалась. Отношения в семье день ото дня становились холоднее, и Тэлли была рада уйти из их маленькой квартирки, расположенной на верхнем этаже лавки. А ее родители, казалось, тоже почувствовали облегчение.
        Тэлли заметила ироническую усмешку Джеда. Он тоже не верит в любовь до гроба. Но какая-нибудь девица быстро убедит его в обратном, не устояв перед его внешностью и деньгами. Конечно, это будет особенная девушка, а не какая-то там выпускница колледжа из Хармони. И она обязательно должна быть ему ровней. Тэлли отвела взгляд от его красивого лица и голубых глаз с поволокой, в которых отражались отблески пламени.
        - А ты о чем мечтаешь, Молли? - спросила Тэлли.
        - У меня есть Джош, и этого вполне достаточно. Ну а еще я бы хотела когда-нибудь занять первое место по приготовлению джема на окружной ярмарке, - призналась Молли.
        Когда Джед, шатаясь, поднялся на ноги и закрыл лицо руками, Тэлли подумала, что его сейчас вырвет от выпитого пива или от слащавого признания Молли.
        Ну что за примитивы, думал про себя Джед, зарывая в песок носки черных кожаных ботинок, чтобы удержать равновесие и попытаться справиться с головокружением. Пусть они остаются в Хармони и занимаются своими мелкими делами, как копошащиеся в земле муравьи. Дети, варенье и лошади - это все, что их интересует. Что с ними случилось?! Взять, к примеру, Тэлли. Она могла бы чего-нибудь достигнуть в этой жизни, заняться серьезным делом, а не объезжать лошадей. Она всегда была умна и сообразительна, быстрее всех и правильно отвечала на вопросы по математике.
        Она некрасива и, пожалуй, чересчур худа и угловата. Но в его затуманенном мозгу всплыло воспоминание о ее роскошных каштановых волосах, рассыпавшихся по плечам, когда она села в машину, Джед вспомнил, как хотел намотать на палец одну из непослушных прядей, чтобы проверить, действительно ли они столь мягкие, как кажутся. Возможно, она выйдет замуж за владельца ранчо. Пожалуй, именно это ей и следует сделать!
        - А ты? - резко повернувшись к ней, спросил он. - Ты разве не собираешься выходить замуж?
        - Я? - Тэлли изумленно подняла глаза, не в силах поверить, что Джед обращается именно к ней.
        - Да, ты. Ты когда-нибудь думаешь о чем-нибудь, кроме лошадей?
        - Когда-нибудь я, возможно, выйду замуж, - сказала она небрежно. - Но мне нравится быть самостоятельной и во всем рассчитывать только на себя.
        Джед понимающе кивнул. В этом он разделял взгляды Тэлли, хотя совершенно ничего не знал о ее жизни. Она живет где-то в городе, но он был уверен только в том, что ее волосы пахнут розами и она помешана на лошадях. О да, и парень, пригласивший ее на свидание сегодня вечером, сбежал в самый разгар праздника.
        - Не тяни с замужеством слишком долго, - посоветовала Сюзи.
        - Тэлли, она права, - согласилась с подругой Молли. - А то все подходящие парни будут заняты.
        - Я не упущу свой шанс, - ответила Тэлли, гордо вскинув голову. - И потом, это не так уж важно.
        - Вот что я тебе скажу, - медленно произнес Джед, внезапно протрезвев. - Если ты не выйдешь замуж через пятнадцать лет, я женюсь на тебе.
        Ребята начали перешептываться. Тэлли от удивления раскрыла рот. Сюзи нервно захихикала, а Молли и Джош удивленно посмотрели друг на друга. Долгое время все молчали. Его слова повисли в теплом ночном воздухе. Было слышно только, как волны с плеском разбивались о берег.

«Если ты не выйдешь замуж через пятнадцать лет, я женюсь на тебе…» Джед был пьян и сам не понимал, что говорит.
        - Ну и что ты на это ответишь? - спросил он, устремив на Тэлли бесстыдный взгляд голубых глаз, раззадоривая ее. Дразнящая улыбка искривила его губы.
        - Это все несерьезно, - ответила она, обретая наконец дар речи. - И ты все еще пьян, - добавила она.
        - Можно подумать, ты вернешься сюда через пятнадцать лет, - усомнился Джош.
        - Хорошо, - согласился Джед. - Если я вернусь и если мы оба по-прежнему будем свободны. Ну и конечно, если ты сможешь на время забыть о своих лошадях. Так ты согласна? - Эта идея казалось ему простой и ясной, и он не мог понять, почему Тэлли смотрела на него как на сумасшедшего.
        Четыре пары глаз наблюдали за Тэлли, ожидая ее ответа.
        Смутившись, она встала и уперла руки в бока, чувствуя бешеное биение своего сердца. Она жалела, что не может прямо посмотреть ему в глаза и заставить его отвести взгляд. Джед впервые по-настоящему обратил на нее внимание, и она застыла как статуя, не в силах вымолвить ни слова. Если бы это было действительно серьезно, то она смеялась бы, или плакала, или как безумная танцевала вокруг костра. А сейчас ей лишь остается притвориться, что это отличная шутка.
        - Хорошо. Как скажешь, - сказала она, пожимая плечами. - Но ничего подобного никогда не произойдет.
        - Не загадывай наперед, - пробормотала Сюзи.
        Молли поднялась и широко развела руки в стороны, приглашая остальных присоединиться к ней. Ее длинное белое платье пышными складками ниспадало на песок.
        - Идите все сюда, возьмемся за руки вокруг костра. - Молли замерла, подняв голову и глядя в небо.
        Джош смутился, а Джед, стоявший рядом, с трудом старался удержаться на ногах. Тэлли чувствовала себя подавленной, а Сюзи все казалось нереальным. Но в конце концов они неохотно присоединились к Молли.
        Молли посмотрела на звезды, и остальные один за другим последовали ее примеру, даже скептически настроенный Джед.
        - Звездочка светлая, звездочка яркая, первая звезда ночная, - продекламировала Молли, - пусть сбудутся желания, которые мы ночью загадаем.
        Произнеся это заклинание, Молли пожала руки стоявшим в кругу друзьям, и после неловкой паузы все повторили ее слова.
        Джед, пошатываясь, брел в сторону машины и думал, что клятва на падающую звезду и загадывание желаний вместе с этими детьми из Хармони - самая большая глупость в его жизни. Хотя нет, еще большей глупостью было его обещание жениться на этой… как ее там зовут. Во всем виновато пиво, которое он выпил в «Красном башмаке». Сегодня вечером он был немного не в себе и поэтому начал жаловаться на своего отца и рассказывать о своих мечтах, а потом зачем-то сболтнул о браке с той девчонкой из математического класса. А что, если она приняла это всерьез?! Он сокрушенно покачал головой.
        Если все так, то он должен взять свои слова обратно, объяснить, что просто пошутил. Но стоит ли беспокоиться? Его слова ничего не значат, потому что он никогда сюда не вернется. В конце лета он навсегда уедет из Хармони. И это не просто его желание, это обещание, которое он сдержит.

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Ясным весенним утром великолепные породистые лошади резвились в поле со своими жеребятами. На глазах у Тэлли, наблюдавшей за ними, выступили слезы. Были ли то слезы восхищения плавными движениями этих грациозных животных в высокой траве или сожаления о чем-то недостижимом, она и сама не знала.
        Но что-то заставило ее остановить грузовичок у обочины дороги, чтобы полюбоваться лошадьми с фермы Плентивуда, которые в сопровождении жеребят направлялись к желобу с водой. Кобыла-предводительница шла первой, а за ней следовал весь табун, самые робкие жеребята замыкали шествие. Тэлли улыбнулась. Если бы она выбирала кобылу для своей конюшни, то, несомненно, обратила бы внимание на эту лошадь. Столь уверенное поведение кобылы благоприятно скажется на ее потомстве.
        Но у нее не было своей конюшни. Тэлли арендовала ранчо «Белая лошадь» у Уитморов и не могла позволить себе купить лошадь с хорошей родословной. Тэлли знала, что жеребцы кажутся гораздо красивее кобыл, но именно от чистокровной кобылы зависит благополучие любого ранчо. Хорошие кобылы производят на свет сильных и красивых жеребят, независимо от того, какими достоинствами обладал жеребец. Так из поколения в поколение передаются их лучшие качества, включая отличное молоко, которым они вскармливали своих отпрысков.
        И кроме того, Тэлли многое знала о методе внутренней дрессировки, когда жеребенок еще находится в утробе матери. Она твердо верила в его эффективность и даже стала первым экспертом в этой области в округе. Вот если бы сейчас она могла испробовать этот метод на своей собственной лошади! Пятнадцать лет она работала на других людей, растила и выезжала их лошадей, но была так же далека от осуществления своей мечты о ранчо и собственных лошадях, как и после окончания колледжа.
        Тэлли вылезла из грузовичка и подошла к загону. Положив голову на верхнюю перекладину забора, она наблюдала за лошадьми. Их силуэты четко вырисовывались на фоне утреннего бледно-голубого неба. Пока Тэлли разглядывала лошадей, великолепная кобыла по кличке Миледи подняла голову, заметив Тэлли. Она направилась в сторону забора, а ее жеребенок поскакал следом.
        Длинноногая, стройная красавица кобыла остановилась неподалеку, демонстрируя Тэлли свое гибкое, мускулистое тело. Она поводила ушами, раздувая ноздри, и с любопытством смотрела на Тэлли, а жеребенок радостно тыкался в нее носом.
        Тэлли влезла на нижнюю перекладину забора и, свесившись вниз, ласково промурлыкала:
        - Ты очень красивая девочка. Не бойся, Миледи, я только хочу поздороваться с тобой.
        Любопытство пересилило страх, и лошадь приблизилась, чтобы обнюхать руку Тэлли, а затем лизнула ее пальцы своим шершавым языком. Тэлли радостно вздохнула и погладила мягкую шею лошади, с удовольствием отметив про себя, какие у нее крепкие мускулы.
        - Я бы все отдала, чтобы иметь такую лошадь, как ты, - пробормотала Тэлли. - Хочешь пойти со мной домой?
        Лошадь вскинула голову, и Тэлли готова была поклясться, что она кивнула в ответ.
        - Но все дело в том, что я не могу содержать тебя, - честно призналась Тэлли, почесывая лоб лошади. - Я пока не могу позволить себе завести даже пони, не то что великолепную породистую лошадь вроде тебя. Но когда-нибудь - может быть, очень скоро… - пообещала она.
        Сейчас, когда ее мать снова вышла замуж, Тэлли могла копить деньги, чтобы осуществить свою мечту. Ей всегда хотелось иметь лошадей и свой дом. Возможно, если Уитморы когда-нибудь захотят продать ранчо «Белая лошадь», она сможет купить его. Если уж она собирается мечтать, то отчего не помечтать по-крупному? А чтобы мечты поскорее сбылись, ей надо усерднее работать и давать больше уроков верховой езды, ухаживать за чужими лошадьми и совершенствовать метод внутренней дрессировки… и выиграть в лотерею.
        Нельзя терять драгоценное время, мечтая о чужих лошадях, когда на ранчо и так полно работы.
        Тэлли неохотно попрощалась с холеной лошадью и ее неуклюжим длинноногим жеребенком, села в грузовичок и уехала. В зеркало заднего обзора она видела, что кобыла и ее жеребенок все еще стоят около забора, и внезапно ощутила болезненную тоску по тому, чего у нее никогда не было и, возможно, не будет.

        В субботу Тэлли, как обычно, приехала в город пополнить запасы продовольствия и выкроить время, чтобы поболтать с Сюзи за чашкой кофе. Как всегда в выходные, закусочная была переполнена. Фермеры и ковбои, сидя за стойкой, сосредоточенно поглощали огромные горы оладий, запивая их крепким кофе. Сидя за столиками целыми семьями, посетители лакомились домашними бисквитами со сладким соусом. Тэлли потягивала кофе в кабинке рядом с выходом. Наклонившись вперед, она с любопытством посмотрела на свою лучшую подругу.
        - Ну и что это за важные новости, о которых ты не могла говорить по телефону?
        Синие глаза Сюзи сияли от возбуждения.
        - Угадай, кто вернулся в город! Джед Уитмор! - выпалила Сюзи, не дожидаясь ответа. - Прилетел на собственном самолете.
        Тэлли резко поставила чашку на стол.
        - Но зачем ему понадобилось возвращаться после стольких лет? - спросила она.
        - Может быть, он приехал на встречу выпускников? - предположила Сюзи.
        Тэлли покачала головой.
        - С какой стати Джед Уитмор пятнадцать лет спустя вдруг приедет на встречу выпускников? Он ведь даже не удосужился вовремя прийти на выпускной бал! Разве ты забыла, что он всегда был слишком хорош для Хармони?
        - Да, но люди меняются. Посмотри на наших одноклассников: большинство из них женаты, а у многих есть дети и двадцать пять фунтов лишнего веса в придачу. Некоторые воспитывают детей в одиночку, как я и Джош Джентри. А ты? Ведь ты стала лучшим селекционером и лучшим специалистом по выездке лошадей в нашем округе. Хотя меня это не удивляет: ты всегда хорошо ладила с лошадьми.
        С лошадьми - да, но не с мужчинами, подумала Тэлли. А Сюзи после окончания колледжа сменила дюжину парней и столько же работ. Сейчас она воспитывала замечательного мальчугана, но до сих пор так и не нашла ни мужа, ни постоянной работы.
        - Итак, ты думаешь, что Джед изменился? - радостно спросила Тэлли.
        - Я просто уверена, но не знаю, как можно стать еще привлекательнее, - вздохнула Сюзи.
        - А может быть, он облысел и растолстел? - предположила Тэлли.
        - Я обязательно должна взглянуть на него, - вздохнула Сюзи. - Хочу спросить, зачем он приехал. Возможно, у него здесь остались незавершенные дела. Ведь ты понимаешь, что я имею в виду…
        Сюзи многозначительно посмотрела на подругу, но Тэлли проигнорировала ее взгляд. Она постаралась как можно быстрее перевести разговор на другую тему, заплатила по счету и направилась к магазину, где продавались корма для домашних животных.
        Так она поступала каждую неделю, но после сегодняшних новостей у нее заныло в животе, а сердце готово было выпрыгнуть из груди от волнения. Вчера, когда она кормила лошадей, к ранчо подлетел маленький самолет, развернулся и пронесся прямо над ней. Тэлли пришла в ярость, испугавшись за своих лошадей, а самолет продолжал кружить над ранчо. В кабине пилота она заметила мужчину, но не смогла разглядеть его лица за большими солнечными очками. Она могла бы догадаться, что это проделки Джеда, но ее ослепило сверкание пропеллеров в лучах яркого утреннего солнца. Шум стоял ужасный, Тэлли просто никогда не слышала ничего подобного.
        Она погрозила пилоту кулаком, а испуганные лошади встали на дыбы, некоторые в ужасе обратились в бегство. Сделав еще один круг, он наконец улетел. Она с трудом успокоила лошадей.
        Возвращаясь домой по прямой ленте шоссе, Тэлли задумалась. Теперь она не сомневалась, что именно Джед нарушил безмятежное спокойствие ранчо. Она попыталась вспомнить, когда он в последний раз приезжал в город, но не смогла. Едва ли Джед считал Хармони своей родиной, хотя после смерти отца он стал хозяином ранчо.
        Каждую неделю Тэлли подписывала чеки, на которых стояло его имя, и отправляла в банк, чтобы оплатить аренду ранчо. Джед постоянно отсутствовал и ни во что не вмешивался, и это ее вполне устраивало. Он покинул Хармони, но не покинул ее мечты. Возможно, другие девушки в Хармони тоже когда-то мечтали о нем, но они, без сомнения, справились с этим наваждением и забыли его.
        Но Тэлли не забыла, хотя и с грустью догадывалась, что он никогда не вспоминал о ней. Джед не отвечал на ее деловые письма о состоянии дел на ранчо. Но, с другой стороны, он никогда не беспокоил ее и не поднимал арендную плату. Ей следовало быть ему благодарной.
        Тэлли не могла купить собственный дом, и аренда дома у Уитморов была лучшим из всех возможных вариантов. В один прекрасный день она перестанет мечтать о Джеде и встретит наконец умного, богатого и красивого мужчину своей мечты…
        Представив, что Джед вернулся в Хармони специально, чтобы нарушить ее покой, Тэлли вздрогнула. Пытаясь успокоиться, она напомнила себе, что Джед всегда ненавидел их городок, не интересовался ни ранчо, ни ею. А зачем он тогда вернулся? Зачем появляться без предупреждения и устраивать это представление, летая на самолете над ранчо? Почему бы не приехать на машине, как все нормальные люди? Но Джед никогда не поступал как все. Тэлли это знала, и интуиция подсказывала ей, что он уже приехал на ранчо и ждет ее там. Он решил нагрянуть внезапно, а она так и не успела морально подготовить себя к встрече с ним, а также скосить сорняки на выгоне, починить забор.
        Джед стоял возле дуба, такого же старого, как ранчо «Белая лошадь». Этот отчаянный бунтарь, гроза всего города, теперь превратился в стройного, красивого, бронзового от загара мужчину, который к тому же был сказочно богат. Она сидела в своем грузовичке, вцепившись в руль, и страстно мечтала, чтобы он ее не заметил. Тогда она могла бы притвориться, что не видела его, и поскорее уехать.
        - Эй! - крикнул он, разглядывая ее холодными голубыми глазами.
        Тэлли медленно и неохотно вылезла из машины, оглядываясь вокруг в поисках его самолета и злясь на невольную дрожь в коленях. Она понимала, что это не визит вежливости. Они с Джедом Уитмором принадлежали к разным общественным слоям, хотя она, скорее всего, вообще не относилась ни к какому слою. У Тэлли просто не хватало на это времени: она всю себя отдавала лошадям, выезжая их и ухаживая за ними. Она работала от восхода до заката, а Джеду Уитмору не надо было работать.
        - Вы не меня ищете? - спросила она. Подойдя поближе, она отметила, что он, как и предполагала Сюзи, стал еще привлекательнее. Перед ней стоял сильный, мускулистый мужчина с выгоревшими на солнце каштановыми волосами, с аристократическими чертами лица. Он часто улыбался, и в уголках его глаз появлялись лучики морщинок, но это не портило его. Остановись, приказала она себе, он всего лишь обычный мужчина. Да, но какой мужчина!
        Джед направился в ее сторону, разглядывая с ног до головы, переводя взгляд от взъерошенных волос на старые, поношенные ботинки. Тэлли смущенно посмотрела на свою грязную клетчатую рубашку, оправила волосы и пожалела, что не оделась поприличнее к его приезду. Но разве его появление такое уж важное событие?
        - Я ищу Джеймс, которая арендует это ранчо, - объяснил он, глядя на нее прищуренными глазами.
        Тэлли вдруг поняла, что он не помнит ее, и ощутила легкий укол разочарования. Он даже не узнал ее… а она до сих пор не могла забыть те слова, которые он ей когда-то сказал.
        - Это я, - сказала она. - Я - Тэлли Джеймс. И ищу пилота, который переполошил вчера все ранчо, перепугал лошадей и все живое на много миль в округе.
        - Я сожалею, - сказал он. - Я только хотел осмотреть ранчо.
        - Вы могли бы предупредить меня.
        - Натали Джеймс, - резко произнес он, щелкнув пальцами. - Ты та девушка, которая всегда была без ума от лошадей? И это ты арендуешь мою землю?
        Услышав удивление в его голосе, она распрямила плечи и глубоко вздохнула. Итак, он ее вспомнил.
        - Да, это я. Я думаю, вы знаете, что у нас соглашение по аренде ранчо?
        - Я уверен, что так оно и есть, но в последние годы я совершенно потерял связь с Хармони. Ты не расскажешь о последних новостях?
        Интересно, что он имеет в виду, подумала Тэлли. Возможно, его интересуют последние новости на ранчо или в городской общине, а может быть, сплетни об одноклассниках или ее собственная жизнь? Нет, такого мужчину может интересовать все что угодно, но только не ее жизнь. С какой стати Джеду Уитмору интересоваться Тэлли Джеймс?
        Глубоко вздохнув, она начала свой рассказ:
        - Бетманы, которые жили по соседству, продали свой дом и уехали в Калифорнию.
        - Я слышал об этом, - сказал он. - И это все, что произошло за пятнадцать лет?
        - А ты знаешь, что директор колледжа мистер Снэвли развелся с женой, купил парик и женился на церковной органистке мисс Баркли?
        - Старый Снэвли в парике? - переспросил Джед. - В свое время я много времени провел в его кабинете - гораздо больше, чем в классе, - любуясь его лысой головой, пока он читал мне нотации.
        Тэлли улыбнулась, представив Джеда, ссутулившегося на стуле перед директорским столом.
        - Я помню.
        - А я помню тебя, чувствительная барышня. Ты приносила в его кабинет списки отсутствующих на занятиях. Чем ты занималась все это время? - спросил он, подходя к грузовичку.
        Тэлли изо всех сил вцепилась в дверную ручку, желая провалиться сквозь землю.
        - Ничем особенным, - ответила Тэлли, отметив с облегчением, что он остановился неподалеку. - У меня не было ни развода, ни парика.
        - Неправда, - сказал он. - Ты сильно изменилась. Я не узнал бы тебя. - Он окинул ее долгим оценивающим взглядом, от которого у всех женщин, встречавшихся на его пути, наверное, кружилась голова.
        - Правда? - спросила она. - А ты совсем не изменился. - Она ни за что не призналась бы, что он стал еще красивее. - Я думаю, ты хочешь все здесь осмотреть, - предположила она.
        - Я уже сделал это. - Он засунул руки в задние карманы джинсов. - Что, черт возьми, ты делала на ранчо? Насколько я вижу, абсолютно ничего.
        Она почувствовала, что краснеет. Его интересовали новости на ранчо, а не в Хармони и уж точно не в ее жизни.
        - Если бы я знала, что ты приедешь, - запинаясь, пробормотала Тэлли.
        - Да? А что бы ты сделала? Починила забор, покрыла крышу конюшни и покрасила бы дом? Это называется косметическим ремонтом.
        Тэлли прислонилась к грузовичку, ища опоры.
        - Я знаю, как это называется, и мне хорошо известно, что надо сделать. В письме я сообщала об этом, но…
        - Что - но? Я считал, что здесь находится человек, способный поддерживать ранчо в хорошем состоянии. А вместо этого я нахожу здесь… тебя. - Он бросил на нее уничтожающий взгляд.
        - Послушай, - сказала Тэлли. - Я не хотела делать капитальный ремонт без твоего согласия, поэтому я послала тебе несколько смет по реконструкции дома, конюшни и новой ирригационной системы. Но так и не получила ответа.
        - Я был занят, и потом, почта часто запаздывает, - объяснил он.
        - Меня волнует только ранчо. Возможно, тебе так не кажется, но это не моя вина. Я лучше других в округе разбираюсь в выездке и разведении лошадей, я практикую метод внутренней дрессировки и, думаю, заработала свою долю в управлении хозяйством. Ты видел лошадей?
        - Издалека, но для меня этого вполне достаточно.
        - Ты не любишь их? - недоверчиво протянула она.
        Он пожал плечами.
        - А что в них особенного? Четыре ноги, грива, хвост и мозг размером с грецкий орех. Я лучше взгляну на технику.
        - Хорошо, - согласилась она и направилась по тропинке к выгону, где кобылы и жеребята приветствовали их тихим ржанием.
        Тэлли не собиралась извиняться за запустение, царившее на ранчо. И тем более она не хотела оправдываться перед человеком, который не любит лошадей. Она прекрасно знала, что он имеет право требовать от нее, а чего - нет. У нее слишком мало денег, чтобы позволить себе вкладывать их в чужую собственность.
        Его интересовало только ранчо, и Тэлли покраснела, вспомнив, как расхваливала себя. Ему, конечно, наплевать, что за день до их встречи он перепугал ее и лошадей, его не волновало, что весь прошлый год она пыталась связаться с ним. Но, увидев белых, пегих и стройных мускулистых арабских лошадей, она почти забыла о существовании сердитого владельца ранчо - пока он не остановился рядом с ней, положив руки на верхнюю перекладину забора. Тэлли почувствовала приятный мужской запах его дорогого одеколона. Стараясь не обращать на него внимания, она достала из рюкзака морковь и угостила лошадей, по очереди здороваясь и ласково разговаривая с каждой. Солнце грело ее спину и плечи, а в воздухе пахло сеном и лошадьми. Тэлли почти успокоилась, но вдруг Джед резко схватил ее за руку. Она вздрогнула, будто ее ударило током.
        - Это самый большой загон, - объяснила она.
        - Ух! Эти лошади все твои?
        - Нет, они живут здесь временно, это пансионеры ранчо. А у меня пока нет своих лошадей. Но они признают меня хозяйкой, потому что всех их я вырастила сама. Они боятся резких звуков, - многозначительно добавила она.
        - Я уже принес свои извинения. Мне необходимо было осмотреть местность с высоты, и я сразу обратил внимание на поломанный забор. - Он указал на обломок доски, торчащий из забора на другой стороне загона.
        Тэлли бросила на него свирепый взгляд. Похоже, Джед намекает на то, что она ничего вокруг не замечает. Он отсутствовал целых пятнадцать лет, а теперь вдруг заявляется без предупреждения и начинает к ней придираться!
        - Я знаю, что забор поломан. У меня в машине есть инструменты, и если ты не возражаешь…
        - Я помогу тебе.
        Тэлли с сомнением взглянула на его новые модные джинсы и дорогие ботинки.
        Джед заметил ее пренебрежительный взгляд.
        - Похоже, что ты не очень высокого обо мне мнения? Но я неплохо выполняю свое предназначение в этой жизни. Я тоже умею чинить заборы. Возможно, ты думаешь, что не нуждаешься ни в чьей помощи, но во время твоей вахты ранчо разваливается на части, а тебе, похоже, все равно.
        - Во время моей вахты?! Но я не капитан корабля, я работаю на ранчо, - ответила она, почувствовав, как резко прозвучал ее голос.
        Что-то в этом мужчине сильно раздражало ее.
        - Ну а я пилот, но кое-что знаю о том, как вести дела на ранчо. Не забывай, что я здесь вырос.
        Она скрестила руки на груди.
        - Да, я знаю. Но помню, что ты не мог дождаться, когда уедешь отсюда. Тебя не интересовали ни Хармони, ни твоя семья. За пять лет, пока я жила здесь, ты не написал ни строчки, ни разу не ответил ни на одно из моих писем. Да при таком внимании с твоей стороны я могла бы устроить здесь… страусиную ферму!
        Он вытаращил на нее глаза, с трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. Откуда эта вспыльчивость? Это уже не та застенчивая Тэлли Джеймс, с которой он вместе учился, не та худенькая девчонка, помешанная на лошадях, которая чистила конюшни на всех окрестных ранчо в обмен на разрешение прокатиться верхом. Она совсем не похожа на ту Тэлли, которая сидела рядом с ним на уроках математики в выпускном классе. Каким-то чудесным образом она превратилась в женщину с сияющими серыми глазами, нежным румянцем на щеках и с непокорной гривой каштановых волос.
        Он шагнул вперед, чтобы рассмотреть ее получше. Почувствовав его испытующий взгляд, Тэлли покраснела и направилась к машине.
        - Эй, что это с тобой? - спросил он, догоняя ее. - Я ведь только предложил тебе помочь починить забор.
        - Ты недоволен моей работой на ранчо…
        - А ты думала, что я представлю тебя к награде и похлопаю по плечу? - Он бросил взгляд на ее спину и крепкие ягодицы, на длинные ноги в поношенных джинсах и на шелковистые локоны, рассыпавшиеся по плечам.
        Запах ее шампуня напомнил ему занятия в математическом классе пятнадцать лет назад, то, как он старался сосредоточиться на уравнениях, а ее волосы, касавшиеся спинки стула, дразнили его воображение. Да, это она. Джед продолжал незаметно разглядывать ее, пока они чинили забор в напряженном, неловком молчании. Они пилили, забивали, отмеряли, периодически обмениваясь короткими фразами:
        - Дай мне тот колышек.
        - Подай молоток.
        - Есть еще проволока?
        Забив последний гвоздь, Джед поднялся на ноги и вытер со лба пот белым носовым платком с монограммой.
        - А что ты будешь делать, когда истечет срок аренды? - спросил он.
        Тэлли выпрямилась.
        - Я думала, что смогу продлить договор. Я всегда так делала, я имею в виду… Почему ты спрашиваешь?
        - Я собираюсь продать ранчо.
        - Что?! Почему?
        - Мне нужны деньги.
        - А как же я?
        - Тебе придется уехать.
        - Но я не хочу.
        - Тогда купи у меня ранчо.
        Тэлли закусила губу, чтобы сдержать слезы, изо всех сил стараясь не подавать виду, что очень расстроена.
        - Сколько ты за него хочешь?
        У нее есть сила воли, и он должен признать это.
        - Больше, чем ты можешь себе позволить. А теперь, когда увидел, в каком состоянии оказалось ранчо, не знаю, что и делать.
        - Сколько? - снова повторила она.
        - Для тебя два с половиной миллиона наличными.
        Она изумленно вздохнула:
        - Почему?
        - Почему? - Он широко улыбнулся. - Потому что ты мне нравишься.
        Она покраснела от смущения, и ее румянец напомнил ему закат в Неваде.
        Тэлли заметила его взгляд и поспешно застегнула две верхние пуговицы на рубашке.
        - Нет, мне интересно, почему ты продаешь ранчо.
        - Я уже сказал, мне нужны деньги, - ответил он, встречаясь с ней взглядом.
        - А я думала, что ты достаточно богат.
        - Здесь все не так просто. Мне нужны деньги, чтобы заработать еще больше, и все мои капиталы связаны между собой. Я рассчитываю на ранчо.
        Он действительно рассчитывал на него, это был вопрос жизни и смерти. Но теперь, когда он увидел, в каком состоянии оказалось ранчо, волна разочарования захлестнула его. Да, он не занимался ранчо, почти забыл о его существовании, но почему она не сообщила ему, что здесь все разваливается?
        - Предположим, ты не могла связаться со мной, - продолжил он. - Но почему ты не рассказала моей матери?
        - Я сообщила ей, но она ответила, что это твое ранчо, и дала мне твой адрес в Интернете. Но ты, по-видимому, так и не получил моего сообщения.
        Он покачал головой, взглянув на старый, разваливающийся дом, окруженный деревьями. Даже виноградные плети не могли скрыть облупленную краску на стенах. Он бросил взгляд на прогнувшуюся крышу и сжал зубы, чтобы подавить внезапно нахлынувшую горечь разочарования. Все его надежды рухнули. Возможно, она и пыталась что-то сделать, он сам виноват, что постоянно отсутствовал и не обращал внимания на почту. Он должен был продать это ранчо еще несколько лет назад.
        Но Джед не торопил события до тех пор, пока ему не понадобились деньги. И как раз сейчас они ему очень нужны! Его партнер на маленькой авиалинии, занимавшейся сезонными перелетами, вынужден был продать свою долю, и Джед хотел выкупить ее. Тогда он сможет полностью взять в свои руки управление авиалинией и изменить маршруты полетов. Самолеты будут летать туда, где не ходят автобусы и где люди изолированы от внешнего мира. Он заключит почтовый контракт. Джеду не терпелось поскорее приступить к делу и воплотить в жизнь свои замыслы. Белая лошадь перегнулась через забор и с любопытством обнюхала его. Джед рассеянно почесал ей шею.
        - Маршалл Томпсон по-прежнему президент банка? - внезапно спросил он, увидев луч надежды.
        Тэлли наблюдала за Цыганкой, которая ласково и одобрительно смотрела на Джеда, поводя ушами. Что случилось с лошадью? Разве она не знает, что Джед - городской плейбой? Похоже, он не утратил своего обаяния и способен очаровать даже лошадь. То, что он не любит лошадей, совсем не бросается в глаза.
        - Нет, теперь президентом стал Дуайт. Помнишь Дуайта, он такой маленький, коренастый, в очках. Он тоже учился в нашем классе.
        - Да, точно. Правда, у нас был отличный класс? Столько выдающихся людей!
        - Странно, что ты не забыл.
        - Я помню и еще кое-что, например выпускной бал.
        - На который ты опоздал.
        - И еще я помню тебя. Ты сказала, что мечтаешь иметь свою лошадь.
        - Я и сейчас об этом мечтаю. Если бы у меня были деньги…
        Джед огляделся вокруг. Ему хотелось бы увидеть выкрашенную в белый цвет конюшню и кадки с яркими цветами, как бывало раньше. Но, несмотря ни на что, ранчо содержалось в чистоте, а к лошадям относились с любовью и заботой. Ни у нее, ни у него не было денег, но, возможно, они смогли бы объединиться?
        - Ты не против, чтобы вместе со мной навестить нашего старого приятеля Дуайта? - предложил Джед, когда они возвращались к дому.
        - Вместе с тобой? - Тэлли остановилась, и ее серые глаза округлились от удивления. - Зачем?
        - Я собираюсь попросить ссуду в банке. Тогда можно начать восстановление ранчо, а тебя я попросил бы стать моим менеджером. Когда наши дела пойдут на лад…
        - …ты продашь его за два с половиной миллиона.
        - Что тебя так беспокоит? - спросил он. - Это будет стоить нашего труда.
        - Ты когда-нибудь думаешь о чем-нибудь, кроме денег?
        В тот момент Джед как раз думал о том, чтобы найти в ежегоднике ее фотографию и посмотреть, какой она была раньше. Тэлли сильно изменилась, и он вернулся бы гораздо быстрее, если бы знал, в какую красавицу она превратилась. Ее широко расставленные глаза, мягкие губы, полная грудь притягивали его, вызывая желание увидеть и узнать больше. Где она была все эти годы, кроме его ранчо?
        - Деньги нужны всем, - сказал он, поддерживая ее за локоть, когда они шли к его спортивной машине, стоявшей под деревьями. - Они нужны и тебе, и мне.
        - Да, но…
        - Банк сегодня работает?
        - Сегодня суббота. И вообще я только что вернулась из города. Днем у меня уроки, надо починить технику…
        - Не забудь про метод внутренней дрессировки, - напомнил он. - Ты должна уделять ему большую часть своего рабочего дня.
        Тэлли прищурилась.
        - Ты вообще знаешь что-нибудь о лошадях?
        - Я знаю то, что действительно важно. Пока я здесь жил, достаточно наслушался разговоров о лошадях. У них есть характер, крепкие мускулы, пристальный взгляд, грациозность и неиссякаемая жизненная энергия.
        От его взгляда у Тэлли побежали мурашки по коже. Она ломала голову, говорил ли он только о лошадях или имел в виду и женщин. И если это действительно так, неужели он намекает на то, что она отвечает его требованиям? Нет, этого не может быть! Джед - самый богатый мужчина в их городке, а она - самая бедная женщина. Краем глаза она увидела его «порше» темно-вишневого цвета - этот роскошный автомобиль свидетельствовал об огромной пропасти, которая разделяла их.
        В уголках его глаз появились лучики морщинок, и Тэлли показалось, что он смеется над ней. В солнечном свете его волосы отливали золотом. Не открывая дверцы, он грациозно запрыгнул в кабину автомобиля.
        - А я думала, ты прилетишь на самолете, - сказала Тэлли.
        - Так и есть, но после починки мотора я решил перегнать сюда свою машину. Хотя на этих дорогах почти невозможно ехать сто двадцать миль в час, чтобы никто не побеспокоил тебя.
        - Да, это правда, - сказала она, вспомнив о шерифе Доулинге, который прятался в патрульной машине на перекрестке дорог и поджидал таких гонщиков, как Джед.
        - Когда-нибудь тебе надо прокатиться со мной! - прокричал он сквозь шум мотора. Это напомнило Тэлли о тех далеких временах, когда он предложил прокатить ее на своем мотоцикле. Когда Джед с ревом проносился по Мэйн-стрит, отец Тэлли и другие владельцы магазинчиков выглядывали из окон, неодобрительно хмурясь.
        - А может быть, мы как-нибудь вместе полетаем на моем самолете, - предложил Джед.
        - Я никогда не летала на маленьких самолетах, - ответила Тэлли. Она никогда не летала и на больших самолетах и вообще не собиралась этого делать - Тэлли боялась высоты. Она прикрыла глаза рукой, ослепленная ярким светом, отражавшимся от гладкой поверхности «порше».
        - Тебе тридцать два года и ты ни разу не летала на самолетах?
        - Откуда ты знаешь, что мне тридцать два?
        Она застенчиво провела рукой по волосам.
        - Ты выглядишь не старше тридцати одного года, - обезоруживающе улыбнувшись, заверил ее Джед и умчался, не сказав больше ни слова о ссуде, банке, арендной плате или о ее будущем. И конечно, он не вспомнил о предложении, которое сделал ей пятнадцать лет назад.
        А она все стояла и смотрела на опустевшую дорогу.
        Весь день Тэлли была занята работой, наблюдая за подростками, которые чистили конюшни, разговаривая с помощником и, конечно, занимаясь методом внутренней дрессировки с жеребятами. Но не было ни секунды, когда бы Тэлли не думала о Джеде Уитморе, не вспоминала, как он набросился на нее с критикой, не чувствовала прикосновения его пальцев к своей руке. От этих мыслей ее сердце начинало биться с удвоенной силой.
        Господи, он сводил ее с ума! От него исходил дух богатства и аристократизма, и он всегда был слишком красив. Что он мог знать о работе, которой она отдавала все свое время? Знал ли он вообще, что значит работать? Впрочем, Тэлли не могла не признать, что он неплохо справился с починкой забора. Вдвоем они быстро управились. А когда он забивал гвозди в колья забора, под его рубашкой вздувались бугры сильных мышц. Невозможно иметь такую фигуру, ничего не делая.
        Тэлли никак не могла полностью сконцентрировать свое внимание на лошадях. Ее будущее висит на волоске! Что с ней станет, если он продаст ранчо? Она сможет найти небольшую комнату где-нибудь в городе, что-то вроде тех, в которых жила ее семья. Но где она будет выезжать лошадей и давать уроки верховой езды? Ей снова придется работать на чьем-нибудь ранчо, как раньше. На одно мгновение она представила себе путь от хозяйки ранчо до простой работницы у богатого фермера. Это было ужасно. И в том, что ее привычный мир рушился, виноват Джед Уитмор.

        По пути в город Джеду тоже нужно было ответить на многие вопросы. Сколько времени потребуется, чтобы восстановить ранчо? Сколько нужно денег и как ему уговорить Тэлли Джеймс помочь ему? У нее не было выбора, но его смущала упрямая твердость в ее взгляде и гордая посадка головы. Неужели она действительно надеется купить ранчо «Белая лошадь»? Что за безумная идея!
        Припарковав машину около городского особняка своей матери, Джед вспомнил, что как раз сегодня один из ее клубных дней, когда она играет в бридж. Он обошел дом и вошел через черный ход. Но когда порыв ветра с шумом захлопнул дверь, он услышал голос матери.
        - Я хочу познакомить тебя со своими гостями, - сказала она, откладывая карты в сторону, когда Джед появился в дверях гостиной.
        Радостно улыбаясь ему, друзья матери забросали его миллионами вопросов, и только через час, когда они наконец разошлись, Джед смог выяснить то, что хотел.
        - Что ты скажешь о Тэлли Джеймс? - спросил он, прислоняясь к холодильнику и запихивая в рот кусок пирога.
        Снисходительно улыбнувшись, миссис Уитмор налила ему стакан холодного чая.
        - Тэлли - замечательная девочка. Ты видел ее? Правда, она совсем не изменилась?
        - Я заметил некоторые… перемены.
        С ней произошли чудесные перемены: Тэлли больше не была застенчивой и неуверенной девочкой, она преуспела в своей профессии и чувствовала себя на его ранчо как дома. Он подумал, что сам никогда и нигде не имел дома: ни в своем особняке в Сан-Франциско, ни в Рено.
        - Она чудесная девочка, но ей, бедняжке, через многое пришлось пройти…
        - А что такое с ней случилось?
        - Я имею в виду ту неприятную историю с ее отцом. Мне казалось, что ты знаешь.
        - Нет.
        - Пока ты был в отъезде, ее отец сильно задолжал по векселям и потерял свою лавку. Ему предлагали работу, но он отказался. Все с пониманием отнеслись к этому. Когда долгое время сам являешься хозяином, трудно опять работать на кого-то. Он отчаянно боролся, но в конце концов банк конфисковал и лавку, и квартиру, где жила его семья. За день до переезда его нашли мертвым в гараже. Он задохнулся от выхлопных газов. Сочли, что это самоубийство, и его семья даже не получила страховку. А потом мать Тэлли… ну ты знаешь.
        - Нет, я не знаю, - нетерпеливо сказал Джед.
        - Да, ты тогда был в Рено. Мать Тэлли похоронила Сида очень скромно и уехала из города. Она не могла оставаться в Хармони и отправилась в Лас-Вегас, чтобы устроиться работать в казино. Но Марж никогда не отличалась стойким характером, и у нее не хватило сил для такой работы, поэтому все эти годы Тэлли помогала ей.
        - Как? - поинтересовался Джед.
        - Давала уроки верховой езды, занималась выездкой, выхаживала чужих лошадей. Она очень добросовестная и в наших краях без труда может найти работу. Но все-таки… ей было очень тяжело. Однако у этой истории хороший конец - я слышала, что недавно она вышла замуж.
        - Кто? Тэлли? - изумленно воскликнул Джед.
        - Нет, ее мать! Тэлли никогда не была замужем, а она такая хорошенькая! Но ей пока не встретился подходящий мужчина и к тому же она работает не покладая рук.
        Итак, Тэлли содержала и себя, и свою мать. Почему никто ему ничего не сказал?
        - Ты не знаешь, где мои старые ежегодники? - спросил Джед.
        - Где-то здесь, - заверила его мать. - Я достала их, как только Дарлен Аллен сообщила мне о встрече выпускников. Кстати, она очень обрадовалась, когда я сказала, что ты вернулся.
        Джед содрогнулся, представив давно забытые лица потолстевших, наверняка уже не единожды женатых одноклассников, разноцветные бумажные ленты и водянистый пунш.
        - Я пока не решил, где буду.
        - Но тебя будут ждать! В этом году соберутся все выпускники, ты не можешь не прийти.
        Джед отпил большой глоток чая.
        - Возможно, я останусь на некоторое время, но ничего не обещаю. На ранчо слишком много работы.
        - Ты собираешься работать на ранчо? - с любопытством спросила его мать и вздохнула: - Твоему отцу это понравилось бы. Он всегда мечтал, что однажды ты вернешься в Хармони и поселишься на ранчо. Он очень любил ранчо и поэтому оставил его тебе. - Она покачала головой. - Но у тебя всегда было свое мнение, и отец это уважал.
        Уважал, но не одобрял. Отец хотел сделать из него свою точную копию, а Джед мог быть только Джедом. Несколько лет он сторонился отца, пытавшегося втянуть его в авантюры семейного бизнеса, будь то угледобыча или земельные разработки, пока не смекнул, что, только работая на отца, он сможет накопить деньги на самолет, о котором всегда мечтал.
        И Джед удивил не только отца, но и самого себя странной готовностью совершать операции с землей, но, заработав достаточно денег, он купил самолет и ушел из бизнеса.
        Отец уже не увидит, как его сын создает новую авиалинию. Отец гордился бы успехами Джеда и одобрил бы его намерение выкупить долю партнера. А вот идея о продаже ранчо ему явно не понравилась бы. Ну и что? Джед хорошо знал, что ему делать: продав ранчо, он сразу же займется авиалинией.
        - Я пробуду здесь столько, сколько потребуется, чтобы вернуть ранчо его прежний вид, - заявил Джед. - Хармони совсем не то место, где я хотел бы жить.
        - А где ты хочешь жить? - спросила его мать с беспокойством.
        - Хороший вопрос, - признал он. - Единственное место, где я себя чувствую как дома, - это в воздухе. Я еще не побывал в таком месте, где захотел бы прожить всю жизнь. Но я собираюсь восстановить ранчо и для этого возьму ссуду в банке.
        - Конечно, они одолжат тебе деньги. Твой отец вместе с Маршаллом Томпсоном основал этот банк. А если ты все же останешься здесь, то сможешь поучаствовать в параде четвертого мая и проехать верхом на белой лошади, - предложила его мать. - Это намного безопаснее, чем летать на твоем самолетике.
        Джед пропустил ее замечание мимо ушей, промолчав о своем нежелании скакать верхом. Он не хотел расстраивать мать и говорить о статистике, сравнивая количество несчастных случаев на земле и в воздухе.
        - Это Тэлли Джеймс должна скакать на белом коне, - сказал он. - Уверен, у нее хорошо получится. У Тэлли горделивая осанка и такие непринужденные манеры… Она была бы великолепна.
        - Все говорят, что она неплохо ладит с лошадьми. Ты слышал об этой внутренней дрессировке, которой она занимается?
        - Я слышал обо всем, что мне интересно, - сказал он, осушая свой стакан. - Так где мои ежегодники?
        Миссис Уитмор указала ему в сторону кабинета. Джед быстро нашел фотографию Тэлли в выпускном классе. Ее худенькое лицо, большие глаза с длинными ресницами и пухлые губы были легким намеком на ее сегодняшнюю красоту. Если бы только хоть иногда она надевала что-нибудь более женственное, чем потертые джинсы, мешковатая рубашка и старые ботинки!
        Что, черт возьми, с ним произошло? Зачем ему понадобилось искать ее фотографию? Какая разница, кто она и как выглядела пятнадцать лет назад? Она нужна ему, только чтобы восстановить ранчо. Джед захлопнул ежегодник и приказал себе выбросить из головы всю эту чушь. Но вместо этого он снова уселся в кожаное отцовское кресло, открыл ежегодник и, нахмурившись, впился взглядом в фотографию.
        Сколько же лет прошло… Джед вспомнил, что опоздал на выпускной вечер и пропустил танцы, отправившись в местный бар, где до бесчувствия напился пива. А потом была вечеринка на берегу озера, костер, загадывание желаний и обещание… Какое обещание?
        Он вскочил на ноги. Ежегодник упал на пол, открывшись на странице с ее фотографией. Теперь Джед все вспомнил. В ту ночь он был настолько пьян, что пообещал жениться на Тэлли Джеймс!

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Вечером Джед обедал вместе с матерью в местном клубе. Он вел непринужденную светскую беседу, но в его мыслях царил полный беспорядок. Всю ночь он не мог сомкнуть глаз и, поднявшись утром с постели, сразу же набрал номер телефона Тэлли и после бесконечно долгого ожидания наконец услышал ее голос.
        - Где ты была? - резко спросил он.
        - В конюшне, и я все еще там. Что ты хочешь?
        - А ты знаешь, с кем говоришь?
        - Да, знаю.
        - Вчера вечером я видел доброго старого Дуайта. Спасибо за описание, я сразу узнал его.
        - А где? - поинтересовалась Тэлли.
        - Разве это так важно?
        Ему не хотелось говорить про вечер в клубе. Все те же семьи собирались в том же старом клубе. Это клуб его родителей, друзей, там собираются удачливые богатые люди, но ему здесь не место. В клубе проходило обсуждение кандидатуры Джеда на важный пост в совете директоров, который занимал его отец.
        - Мне просто любопытно. И что он сказал?
        - Он сказал, что рад меня видеть.
        - И ты сразу почувствовал себя на высоте!
        - Если сравнивать с приемом, который мне оказали в другом месте, то ты права.
        - А чего ты ждал?
        - Не знаю, но, думаю, сейчас нам не помешало бы выпить чего-нибудь холодненького.
        - И это после того, как ты раскритиковал мою работу на ранчо?
        - Нет, после того, как помог тебе починить забор.
        - Твой забор. Мне некогда распивать холодные напитки. Я с удовольствием выпила бы, но меня ждут новички, поэтому, если ты не возражаешь…
        - Дуайт сказал, что сможет принять нас в понедельник утром, - сообщил Джед.
        - К чему все эти сложности? Разве он не может сразу передать тебе деньги?
        - Где, в клубе? - спросил Джед. - Подобные вопросы так не решаются.
        - Прости, я не знала. И вообще, я там никогда не была, - сказала Тэлли. Ее голос едва заметно дрожал, и он мысленно обругал себя за то, что разговаривает с ней как богатый сноб.
        - Я не хотел тебя обидеть.
        - А что ты хотел?
        - Я хочу, чтобы в понедельник ты пошла вместе со мной в банк. Я сказал Дуайту, что ты тоже придешь. У него есть вопросы, на которые я не смогу ответить. Он хочет знать о расходах, прибылях и убытках. Принеси свои бухгалтерские книги. Помнишь, ты говорила о каких-то сметах. Дуайт хочет ознакомиться с ними, и я тоже. Принеси все, что у тебя есть.
        - Хорошо, а теперь мне надо идти.
        Повесив трубку, он облегченно вздохнул. Хорошо, что она не напомнила ему о том нелепом предложении, которое он сделал ей пятнадцать лет назад. Не дай Бог она все-таки заговорит об этом! Но он с нетерпением ждал понедельника, потому что ничего не мог поделать с желанием вновь увидеть Тэлли. Он должен сделать все возможное, чтобы реализовать задуманное, и начала ему необходима ссуда. Чем скорее он ее получит, тем быстрее восстановит ранчо и сможет выставить его на продажу. Если они будут усердно трудиться, то вскоре заработают хорошие деньги, и тогда он сможет осуществить свои планы на будущее.
        Тэлли была лишь маленькой частью его прошлого, но теперь, он чувствовал, она будет играть большую роль в его жизни. Она по-прежнему оставалась для него загадкой.

        Не каждый день приходится бывать в офисе президента банка, и Тэлли не знала, что надеть. После долгих раздумий она выбрала очень женственное цветастое платье и взяла с собой небольшой деловой портфель. Джед уже ждал ее около банка, нетерпеливо меряя шагами тротуар и поглядывая на часы.
        Она подошла поближе, и Джед так крепко схватил ее за руки, что от неожиданности она выронила портфель. Джед поднял портфель и подал ей.
        - Я боялся, что ты не придешь, - объяснил он.
        Тэлли еще крепче вцепилась в портфель, с трудом переводя дух, как будто ей пришлось всю дорогу бежать.
        - Я же сказала, что приду.
        - А ты всегда выполняешь свои обещания?
        - А ты разве нет?
        - Нет!
        Наконец-то! Но все равно она не будет напоминать ему об обещании, данном пятнадцать лет назад. Зачем? Он бы только посмеялся над ней, ведь это была всего лишь шутка. Она не выйдет замуж за человека, который считал себя выше ее и презирал городок и всех, кто в нем жил!
        Дуайт встретил их очень радушно и завел разговор о проделках в выпускном классе, вспомнив о гонках по Мэйн-стрит, о школьном оркестре. Затем спросил, чем занимается Джед, и тот перечислил целый список различных дел. И Тэлли вновь подумала о том, какие они разные. Наконец Дуайт перешел к делу:
        - Итак, Джед, что там насчет ссуды? Ты не думаешь остаться в Хармони?
        - Нет, вообще-то я собираюсь продать ранчо, но для начала хотел бы кое-что там обновить.
        - Сколько ты хочешь взять в долг?
        Джед взглянул на Тэлли. Вчера он представлял ее именно в таком платье, соблазнительно облегающем ее высокую грудь и бедра. Он украдкой бросил взгляд на ее красивые ноги, которые когда-то были чересчур худыми. Ему хотелось увидеть больше; мучаясь от непонятного желания, он вдруг почувствовал, что в маленьком кабинете не хватает воздуха.
        Когда Тэлли извлекла бумаги из портфеля, Джед наконец отвел взгляд от ее ног и взглянул на цифры. Они расплывались у него перед глазами. Что же произошло, если удачливый бизнесмен Джед Уитмор не мог сосредоточиться на делах?
        Наконец сосредоточившись, он вновь внимательно посмотрел на цифры и обратил внимание, что, проводя финансовые расчеты, Тэлли составила таблицу. Она подсчитала, сколько денег ему придется вложить, чтобы продать ранчо за два с половиной миллиона, и сколько все это займет времени. Ничего другого он и не мог ожидать от девушки, великолепно разбиравшейся в математике.
        Когда Тэлли назвала всю сумму, Дуайт нахмурился.
        - Это же огромные деньги, - заметил он.
        - Конечно, - согласился Джед. - Но ранчо стоит этих денег, вернее, будет стоить, когда мы закончим работу.
        - Мы?
        - Ты ведь знаешь, что Тэлли арендует у меня ранчо. Она согласилась временно быть моим менеджером.
        Джед украдкой взглянул на нее, пытаясь вспомнить, согласилась она или нет. Она держалась уверенно и выглядела совершенно спокойной, как будто каждый день встречалась с президентом банка. На месте Дуайта он быстро бы раскошелился.
        Почему банкир сомневается? Они ведь давние приятели, кроме того, Джед достаточно известен в высоких общественных кругах, и Дуайту выгодно одолжить ему деньги. Джед нетерпеливо барабанил пальцами по колену.
        - В чем дело, Дуайт?
        - Все дело в том, Джед, что мы даем ссуды семьям фермеров или владельцам ранчо, поощряя их остаться жить в Хармони, а не продавать свои владения скупщикам земли. Таким образом мы помогаем молодым людям, живущим здесь, завести свое хозяйство и создать семьи. Ты сказал, что хочешь восстановить ранчо, а потом продать его. Но откуда мы знаем, кому ты собираешься продать его? Ни одна семья здесь не сможет купить ранчо за два с половиной миллиона.
        Джед откинулся на спинку кресла.
        - Никогда ничего нельзя знать заранее.
        - В том-то и дело! Мы ничего не знаем. Но я уверен, что тебе придется продать землю скупщикам, чтобы вернуть деньги, вложенные в строительство. Я без лишних вопросов дал бы тебе ссуду, если бы ты был женат и хотел поселиться на ранчо, где жили твой дед и отец. - Он замолчал, наклонив голову набок. - Но ведь ты не женат?
        - Что? Женат? Нет, но…
        - И не собираешься? - спросил банкир.
        - Жениться? Конечно, нет. - Джед напомнил себе, что именно по этой причине он уехал из этих мест. Он не хотел смотреть на жизнь с точки зрения простого обывателя, живущего в маленьком провинциальном городке, для которого главное - завести семью и жить как все.
        Джед подумал о тех женщинах, на которых мог жениться, и о тех, кто согласился бы разделить его судьбу. На какое-то мгновение он пожалел, что не сделал этого, ведь тогда он смог бы получить свои деньги. Но какая женщина согласится жить с ним на ранчо в Богом забытом месте?
        - Дуайт, ты не можешь так со мной поступить, это незаконно.
        - Это законно не только юридически, но и с точки зрения морали. Тебе придется смириться с этим, Джед.
        - Нет!
        - Семейные ценности по-прежнему очень важны.
        Джед пристально посмотрел в маленькие карие глазки Дуайта, с трудом поборов желание ударить его. Кто он такой, чтобы отказывать Джеду в ссуде только потому, что тот не живет по законам Хармони, где семья ценится превыше всего?
        Он сжал кулаки, почувствовав прилив адреналина в крови. И в тот момент, когда он уже собирался поделиться с Дуайтом своими мыслями или в крайнем случае врезать ему, Тэлли, собрав свои бумаги, положила их в портфель и встала, собираясь уходить. На прощание улыбнувшись, Дуайт пожал им руки.
        - Надеюсь скоро увидеть вас обоих. - Он добродушно посмотрел на них. - Встретимся на вечере, только не опаздывайте.
        - Так я тебя и послушал, - пробормотал Джед.
        Дуайт распахнул дверь кабинета, и они ушли.
        Стоя на тротуаре, Джед покачивался на каблуках своих новых ботинок.
        - Послушай, неужели он действительно считает, что я должен жениться, чтобы получить ссуду? - спросил он Тэлли.
        Она кивнула.
        - Не могу в это поверить. Когда такое случается, я начинаю жалеть, что бросил пить.
        - Правда?
        - Да, хотя бы до полудня или перед полетом. А ты не пьешь?
        - Нет, почему же, - холодно ответила она. - Обычно я выпиваю глоток виски перед завтраком, чтобы лучше себя чувствовать. - Пусть думает, что она искушена в жизни не меньше его.
        Он широко улыбнулся.
        - А я считал тебя ханжой.
        - А я считала тебя прожженным дельцом, который всегда добивается своего.
        - И была права. Но сейчас у меня такое ощущение, что кто-то огрел меня по голове бейсбольной битой. Я не предполагал, что все так получится, думал, что уйду отсюда с деньгами.
        - Я тоже так думала.
        - Не хочется пить в одиночестве… А что ты делаешь вечером? Как насчет того, чтобы составить мне компанию и поддержать меня в трудную минуту?
        - Я не в настроении. И теперь, когда тебе отказали в ссуде, ты не сможешь восстановить, а потом продать ранчо, а значит, я смогу там остаться. - Она не смогла скрыть торжествующую улыбку.
        - Твоя логика так же безупречна, как и математические расчеты, но не до конца. Она основывается на неправильной предпосылке. Я получу ссуду.
        Тэлли переминалась с ноги на ногу. Ей лучше держаться подальше от этого мужчины, который заставлял бурлить кровь, дразнил и искушал ее. Как ни странно, Джед на удивление спокойно воспринял неудачу в банке. Тэлли напомнила себе, что ему не грозила голодная смерть. Он по-прежнему был богат - возможно, только по документам, но все-таки богат. А она очень бедна, и если он продаст ранчо, то ей придется туго.
        Никогда еще Джед не выглядел таким беззащитным, но одновременно полным отчаянной решимости. Тэлли старалась настроить себя против него, понимая, что он опасен для нее. Она глубоко вздохнула, вспомнив, как сходила с ума по вечно мрачному Джеду, сидевшему рядом с ней в математическом классе. Последний раз они виделись на выпускном вечере.
        Если бы она могла все забыть так же легко, как он! Жизнь Джеда наполнена приключениями, он летает высоко в облаках на маленьких самолетах. А Тэлли живет обычной земной жизнью в Хармони и делает то, что умеет и любит. А теперь он имеет наглость требовать от нее сочувствия. Если бы она могла решать, то предпочла бы, чтобы Джед вернулся туда, откуда приехал, а она продолжала бы платить ему за аренду ранчо. Трудно поверить в то, что после продажи ранчо ее дела пойдут на лад. Для Тэлли ни одно другое ранчо не могло сравниться с ранчо «Белая лошадь».
        - Я так не думаю, - сказала она. - Сегодня вечером я занята.
        - Да, сегодня мне определенно не везет! Сначала эта неудачная встреча с банкиром, а теперь и ты отвергаешь меня. Хорошо, надеюсь, мы еще увидимся.
        Она удивленно приподняла брови.
        - Ты уезжаешь? Значит, сдаешься?
        - Сдаюсь? Только из-за того, что какой-то мелкий банкиришка отказался дать мне ссуду? Да ни за что! Ты ведь не отступила бы?
        - Только если мне очень нужны были бы эти деньги. Ты не сказал, что собираешься с ними делать.
        - Я собираюсь выкупить долю моего партнера и взять управление авиалинией в свои руки.
        Тэлли удивленно посмотрела на него.
        - Ты никогда не говорил о своей авиалинии. Как она называется?
        Джед печально улыбнулся.
        - Это маленькая авиалиния, и ты, скорее всего, не слышала о ней. Мы занимаемся сезонными перевозками пассажиров. Но такие авиалинии очень нужны людям, живущим в отдаленных районах. Мы будем летать за почтой в самые отдаленные районы, перевозить больных. Я собираюсь использовать самолеты с пропеллерами, которые намного дешевле. Таков мой план.
        Тэлли остановилась и пристально посмотрела на него. Сейчас он выглядел серьезным и сосредоточенным, совсем непохожим на того легкомысленного плейбоя, которым она его всегда считала. Ей хотелось побольше узнать о маршрутах полетов и о том, кто будет перевозить пассажиров, а также где Джед собирается устроить главную базу авиалинии. Но у Тэлли не было времени стоять около банка и болтать с самым сексуальным, самым энергичным и богатейшим мужчиной в городе.
        Она не должна больше интересоваться его жизнью за пределами Хармони, потому что чем больше узнавала, тем интереснее для нее становился Джед. Не хватало только влюбиться в него и страдать, когда он оставит ее и уедет! Она улыбнулась и сказала:
        - Мне пора.
        Джед схватил ее за руку и резко развернул лицом к себе.
        - Не так быстро.
        Туман, окутывавший его мысли, наконец рассеялся. Он вдруг совершенно ясно увидел, что решение проблемы находится рядом с ним. Ему хотелось громко рассмеяться, подбросить Тэлли в воздух и закружить ее.
        - Я нашел выход, - сказал он, ударяя кулаком по ладони. - Все очень просто: я женюсь на тебе!

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        - Где-то найдешь, а где-то потеряешь, - бормотал Джед себе под нос, возвращаясь домой. Но сегодня ему пришлось много потерять. Ранчо больше не представляло былой ценности, ему отказали в ссуде, а теперь еще и Тэлли вздумала упрямиться.
        - Спасибо, но я против, - вот и все, что она ему сказала.
        Он застыл на месте, открыв от удивления рот и глядя, как она уходит, слегка покачивая бедрами, с гордо поднятой головой. Она легко могла бы свести с ума обычного мужчину. Но он не принадлежал к их числу и не привык мириться с поражением.
        Еще никто не отказывался от соглашения с Джедом Уитмором, не объяснив причину отказа. Теперь ему придется настоять на выполнении условий их соглашения. Он покажет ей, каким упрямым и настойчивым может быть Джед Уитмор!

* * *
        Этот день оказался неудачным не только для Джеда, но и для Тэлли, которую на каждом шагу подстерегали неприятности. Ее сбила с ног испуганная лошадь, и она случайно ударилась о дверь конюшни, а рассерженный отец одного из учеников как следует отчитал ее. В шесть часов вечера Тэлли, прихрамывая, вбежала в дом и, оставив свои ботинки на полу у двери, схватила трубку разрывавшегося от звонков телефона.
        - Тэлли, это Сюзи. Утром Анжела видела тебя в банке вместе с Джедом Уитмором. Что происходит?
        Услышав голос подруги, Тэлли ощутила разочарование. Нет, она не надеялась, что Джед позвонит ей после того, как она отвергла его. Но он совсем не похож на человека, который готов смириться с отказом. Тэлли придвинула к себе стул и положила локти на буфет.
        - Ничего не происходит. Ему понадобились счета с ранчо, и я их отдала.
        - В банке?
        - А где я, по-твоему, должна была это сделать, может быть, в кафе-мороженом?
        - Я позволила бы Джеду Уитмору покупать мне мороженое хоть каждый день, - захихикала Сюзи. - Если он только сможет себе это позволить. Я слышала, ему нужны деньги.
        - Я не знаю, - неохотно сказала Тэлли. Не хотелось подтверждать мнение Джеда о том, что сплетни моментально облетают Хармони. - Почему бы тебе самой не позвонить ему? Ты сама могла бы угостить его мороженым, - предложила Тэлли.
        - Его нет дома. Отец Марты встретил Джеда в «Красном башмаке».
        - Джед нисколько не изменился, - пробормотала Тэлли.
        - Ошибаешься, - возразила Сюзи. - Он пил только кофе. Похоже, Джед действительно сильно изменился. Но я не видела его уже много лет, последний раз мы встречались на выпускном вечере. В ту ночь он пообещал, что…
        - Послушай, Сюзи, у меня болит голова, я сильно ударилась о дверь сарая и поранила ногу.
        - Как он выглядит? - спросила Сюзи, пропуская рассказ об увечьях подруги.
        Тэлли взволнованно представила его сильное, тренированное тело, улыбку, когда он предлагал ей выйти за него замуж. Вспомнила изумленные глаза Джеда, когда она отвергла его предложение.
        - Он выглядит превосходно.
        - Лучше или хуже, чем раньше?
        - Я не помню, каким он был раньше, - солгала Тэлли. - У меня все перепуталось в голове. Я ударилась о дверь сарая, и теперь у меня на лбу шишка.
        - Скорее всего, у тебя амнезия, потому что я точно помню, как он выглядел. Я даже помню маленький шрам у него над бровью, после того как он однажды разбился, гоняя на мотоцикле. А его голубые глаза? Ты когда-нибудь видела такие глаза? - мечтательно произнесла Сюзи. - Когда увидишь его, передай ему от меня привет, если, конечно, не забудешь.
        Тэлли повесила трубку и, прихрамывая, поплелась в ванную, собираясь принять душ. Когда струи горячей воды потекли по ее телу, наполняя его благодатным теплом, она вспомнила обещание Джеда. Сюзи тоже о нем не забыла, но помнит ли Джед?
        Кто такой на самом деле этот Джед Уитмор? Разве мог кто-нибудь в городе знать что-то о нем наверняка? Остался ли он все тем же сорвиголовой, мучимым идеей стать богаче и удачливее своего отца, или вернулся, вспомнив о своем наследстве и повзрослев за эти годы? Она должна была признать, что он поступил с ней справедливо. Джед мог нанять на работу кого-нибудь еще и жениться на другой женщине, а потом дождаться, когда закончится срок аренды, и выкинуть ее на улицу. Но вместо этого он предложил ей работу, и у Тэлли появился шанс сэкономить деньги и купить то, о чем она всегда мечтала. Кто он - вечный бунтарь или просто хороший человек? Она не сможет однозначно ответить на этот вопрос. И это вполне соответствовало семье Уитмор, обеспечивающей город сплетнями на несколько лет вперед.
        Тэлли приняла душ и заклеила пластырем ранку на ноге. Выпив две таблетки аспирина, она отправилась на кухню. В этом маленьком сторожевом домике она жила с тех пор, как взяла в аренду ранчо. Тэлли как раз изучала скудное содержимое холодильника, когда в дверь постучали. Это оказался Джед Уитмор.
        У Тэлли кровь прилила к лицу, а сердце бешено заколотилось: в каком виде пришлось предстать перед мужчиной, которого она отвергла сегодня утром!
        - Я думала, что этот вечер ты проведешь в «Красном башмаке», - сказала она, пожалев, что не надела лифчик под свою огромных размеров тенниску. Она сделала вид, что не заметила большую картонную коробку с пиццей, аппетитно пахнувшую сыром и колбасой, и упаковку кока-колы у него в руках.
        Джед без приглашения зашел на кухню и положил пиццу и банки с кока-колой на стол.
        - Я был там, но проголодался, а я не люблю есть в одиночестве. А ты?
        - Да, то есть нет, но я что-то не припомню…
        - Я тоже не помню, чтобы ты позвала меня на ужин. Вообще-то я никогда не прихожу без приглашения, но сегодня… - Он пожал плечами. - На всякий случай решил принести еду и напитки. - Джед осторожно положил руки ей на плечи и усадил на стул.
        Съев на завтрак только кусочек тоста, Тэлли ужасно проголодалась и теперь с жадностью смотрела на аппетитную пиццу. Джед поставил на стол два стакана с кока-колой и сел рядом, наблюдая, как она ест. Тэлли показалось, что она в жизни не ела ничего вкуснее этой пиццы. Джед тоже съел два больших куска, разглядывая цветастые занавески на окнах и медные котелки, которые она прикрепила к потолку. Он никогда раньше не бывал в домах своих служащих. Наконец Джед откинулся на спинку стула и взглянул на нее своими блестящими голубыми глазами.
        - Сегодня вечером ты кажешься гораздо спокойнее, - заметил он.
        - Я хочу поблагодарить тебя и попросить прощения.
        Он кивнул:
        - Я не сомневался, что ты прислушаешься к голосу разума и поймешь, что зря отвергла меня.
        Она покачала головой.
        - Нет, я хочу извиниться за то, что довела ранчо до такого ужасного состояния. Я все-таки должна была постараться связаться с тобой.
        Тэлли хотелось рассказать ему, что ей было не до проблем на ранчо, приходилось заботиться о матери. Но тогда ей пришлось бы с самого начала поведать печальную историю о крахе отцовского бизнеса и о его самоубийстве. Все в городе знали об этом, но, возможно, Джед не догадывался, при каких обстоятельствах умер ее отец.
        Ей хотелось, чтобы отца запомнили как человека, который любил свой родной город и всю жизнь работал на благо его жителей, а о ее матери вспоминали как о преданной жене, которая не бросила своего мужа в беде.
        Но как рассказать о своих проблемах мужчине, который родился богатым? Ведь Джед даже представить себе не мог, что она чувствовала, получая к Рождеству корзинку из церкви с благотворительными дарами и занимая деньги у всего города - от бакалейщика до электрической компании.
        Джед настороженно взглянул на нее.
        - Коли у нас сегодня вечер извинений, - наконец произнес он, - тогда я тоже хочу извиниться, что явился без предупреждения.
        И тут из-за его безукоризненной вежливости Тэлли почувствовала себя неловко. Он пришел и накормил ее вкусным обедом, а теперь наверняка будет уговаривать выйти за него.
        Но если она когда-нибудь и выйдет замуж, то только по любви, а не ради денег, и сейчас ни за что не должна забывать о своих принципах! Но накопившаяся усталость, сегодняшняя травма, выпитый аспирин и горячая еда сделали свое дело - она совсем размякла и могла выполнить любое его желание. Тэлли оставалось только молиться, чтобы он опять не заговорил о браке.
        - Все в порядке, - сказала она, прикинувшись, что ничего страшного не произошло.
        Она чувствовала себя беззащитной перед Джедом, который не имел права без предупреждения вторгаться на ее ранчо или, точнее, его ранчо, не дав ей времени подготовиться к встрече с ним. Джед с тревогой наблюдал за ней. Внезапно его глаза потемнели, и от его странного взгляда у Тэлли закружилась голова.
        Она постаралась сменить тему разговора.
        - Ты все еще беспокоишься из-за ссуды? - спросила она и тут же пожалела, что вспомнила об этом.
        - Не волнуйся, мы получим ссуду. - Он взял Тэлли за руку и ласково провел по ладони подушечкой большого пальца, стараясь успокоить ее, но невольно возбуждая своим легким прикосновением.
        От того, как он произнес слово «мы», у Тэлли во рту пересохло от волнения. Похоже, Джед собирался заговорить о браке, когда она чувствовала себя особенно беззащитной.
        Тэлли хотелось спросить: «Как ты собираешься получить ссуду?», но слова застряли у нее в горле, и она не смогла вымолвить ни слова.
        Джед наклонился к ней и осторожно дотронулся до шишки у нее на лбу.
        - Откуда это у тебя?
        Ее сердце забилось так сильно, что, казалось, заглушило бой отцовских часов в гостиной. Она облизала пересохшие губы и отпила глоток кока-колы.
        - Я… я ударилась о дверь конюшни. Но это ерунда, ты бы видел мою ногу.
        - Я с удовольствием посмотрел бы, - произнес он, лениво улыбаясь.
        Тэлли глубоко вздохнула и отдернула руку. Джед флиртовал с ней, потому что в Хармони больше нечем заняться, но Тэлли была абсолютно не искушена в любовных интригах и не собиралась становиться его игрушкой.
        Она встала и поморщилась от боли, наступив на больную ногу.
        - Я сварю кофе.
        Джед вскочил.
        - Садись, я все сделаю сам. - И он взял у нее кружку.
        Тэлли села, наблюдая, как он насыпает зерна в кофемолку.
        - А ты думала, что я умею только получать деньги за аренду? - усмехнулся Джед. - Ты считала меня избалованным типом, как и все в этом городе.
        - Ты можешь иметь все, что пожелаешь, - ответила она, наблюдая, как он свободно расхаживает по кухне, нисколько не смущаясь. - Ты получил хорошее образование, много путешествовал, у тебя такая машина…
        - Отец всегда возлагал на меня слишком большие надежды, он хотел сделать из меня того, кем я не мог быть, - сказал Джед. - Он распланировал мою жизнь с самого рождения.
        - Да, ты что-то говорил в ту ночь. Сколько времени прошло с тех пор… - О черт, она напомнила ему о вечеринке после бала.
        - Правда? - Джед взглянул на нее, и Тэлли поняла, что он все помнит и знает, что она тоже ничего не забыла. - Я был зол на весь мир, со мной никто не хотел дружить, поэтому я присоединился к твоей компании.
        - Они не были моими друзьями, я дружила только с Сюзи. В любом случае твой отец…
        - Он научил меня всему, что нужно знать о деньгах.
        - Деньги правят миром, - сказала Тэлли.
        - И порождают зло, - добавил Джед.
        - Ты хочешь сказать, что можешь обойтись без денег? - спросила она, положив больную ногу на свободный стул.
        - Я долгое время обходился без денег, - ответил он, наблюдая, как кофе капает из фильтра в кружку. - Я заработал деньги своим трудом. Отец все, кроме ранчо, оставил матери, и мне пришлось самому прокладывать себе дорогу в жизни. Раньше я был страшно зол на отца, но теперь понимаю, что это пошло мне на пользу.
        Приготовив кофе, Джед разлил его в две чашки и поставил их на стол. Тэлли зашевелилась, собираясь освободить ему место, но он, осторожно отодвинув ее ногу, уселся на стул, а затем положил ее стопу к себе на колени. Размешивая кофе, он с невозмутимым видом положил руку на ее коленку, как будто проделывал это уже много раз.
        - Я ведь не нравлюсь тебе? - спросил он, поглаживая нежную кожу под ее коленкой.
        Джед заметил, как потемнели ее серые глаза. Она могла отдернуть ногу, но не шевелилась. Ее губы слегка приоткрылись, но она не издала ни звука. Джед с бесстыдным интересом наблюдал, как ее соски набухали под тенниской, и почувствовал нарастающее возбуждение.
        - Джед, ты мне нравишься, но…
        - Но по-прежнему говоришь «нет». Ладно, не бери в голову, я женюсь на другой.
        Она резко поставила ногу на пол.
        Джед встал и прошелся до двери. Он слишком рано перешел в наступление и отпугнул ее. А ведь он всегда был сдержанным и никогда не подавал виду, что заинтересовался женщиной. «Такая замечательная девочка, и ей через многое пришлось пройти», - вспомнил он слова матери. Ее отец покончил с собой, а мать не в состоянии была сама о себе позаботиться. А он еще думал, что нет ничего ужаснее, чем жить по указке отца…
        Тэлли обладала удивительной жизненной энергией и врожденной грацией, сильно отличаясь от других женщин, и будила странные глубокие чувства в его душе. Джед и жалел Тэлли, и одновременно восхищался ею, и эти давно забытые чувства будили в нем воспоминания о Хармони и тоску по прошедшей юности.
        Наконец Джед попрощался и закрыл за собой дверь. Как в тумане, он все еще видел перед собой стройную фигурку Тэлли, которая замерла посредине кухни с распущенными по плечам волнистыми волосами, влажными после душа, и чувствовал терпкий запах свежесваренного кофе. Он не мог забыть ее зовущие глаза, которые говорили ему
«да», и губы, шептавшие «нет».

* * *
        Всю следующую неделю Тэлли не видела Джеда и постепенно успокоилась. Она не могла позволить богатому плейбою нарушать ее жизнь, вторгаясь без предупреждения в ее дом и предлагая брак по расчету. Скорее всего Джед понял, что они абсолютно разные люди, и решил оставить ее в покое. Возможно, он уже нашел кого-нибудь более подходящего. Но кого?
        Может быть, спросить Сюзи? Подруга в курсе всех городских сплетен и наверняка знает что-нибудь о Джеде. Но Сюзи могла неправильно истолковать интерес Тэлли к делам Джеда, поэтому ей ничего не оставалось, как подстроить случайную встречу с подругой. Через несколько дней Тэлли заехала купить овес в магазин кормов для домашних животных на Мэйн-стрит, где работала Сюзи. Та стояла рядом с магазином и внимательно читала сводку происшествий на доске объявлений.
        Увидев Тэлли, Сюзи поприветствовала ее кивком головы и подозвала к себе. Она указала на рекламные объявления, в которых предлагалось все - от домашнего скота до трейлеров.
        - Похоже, Марв Гарнетт решил продать одну из своих кобыл, - сказала она.
        Тэлли мельком взглянула на цветную фотографию лошади и сразу же узнала великолепную чистокровную кобылу, которую видела на ферме Плентивуда.
        - Она так красива, - вздохнула Тэлли. - Ты не знаешь, сколько он хочет за нее?
        - Гораздо больше, чем ты можешь себе позволить.
        Тэлли отбросила непослушную прядь волос, упавшую ей на лоб.
        - Почему все решают за меня, что я могу себе позволить? Так сколько он хочет?
        - Я слышала, что он собирается продать ее за десять тысяч долларов.
        - Спасибо. - Тэлли с мрачным видом водрузила на прилавок три пакета с овсом и подстилку для конюшни, нетерпеливо оглядываясь в поисках продавца.
        - Он уехал из города, - сообщила Сюзи.
        - Кто уехал? - поинтересовалась Тэлли. - Марв или продавец?
        - Не притворяйтесь, что не понимаете меня, мисс Джеймс, - прошипела Сюзи. - Ты прекрасно понимаешь, о ком я говорю. Я выяснила, почему Джед не может получить ссуду. Думаю, ты тоже это знаешь.
        - Неужели ты хочешь посплетничать о Джеде Уитморе? - Тэлли нервно оглянулась. - А не могла бы ты поговорить о ком-нибудь другом?
        - Джед - самый привлекательный мужчина из наших одноклассников. Ты видела фотографии знакомых мужчин из Хармони в «Пипл уикли»? Он снят там с какой-то дамой из высшего общества. Говорят, они были помолвлены. И он так богат, что может купить и продать весь наш город.
        - Тогда зачем ему ссуда? - заметила Тэлли.
        - Чтобы выкупить долю его партнера по авиалинии.
        - Меня это не удивляет, - ответила Тэлли, стараясь не подавать виду, что поражена осведомленностью Сюзи. - Я поступила бы точно так же, а ты разве нет?
        - А ты знаешь, сколько стоит половина авиалинии? - потребовала ответа Сюзи.
        - Я не знаю даже, сколько стоят три пакета овса и подстилка, не то что авиалиния, - ответила Тэлли. Она не могла дождаться, когда появится продавец и она сможет заплатить за покупки и побыстрее удрать из магазина.
        - Ты не поверишь, но он действительно собирается прийти на встречу выпускников, - сообщила Сюзи. - После того как вернется.
        - Ты в этом уверена?
        - Он отправился в резервацию.
        - Нет, это его мама туда отправилась.
        - Кто тебе сказал?
        - Он сам.
        - Ты держишь меня в напряжении, - сказала Сюзи. - Что еще он тебе говорил?
        - Джед рассказал, что два часа ждал тебя в кафе, а ты так и не пришла. Он считает, что тебе нравится разбивать мужские сердца, и просил позвонить ему, как только ты снимешь пластинки со своих зубов.
        Сюзи расхохоталась, продемонстрировав ряд великолепных зубов, и, схватив с полки соломенную шляпу, нацепила ее на голову Тэлли.
        - Не поверю ни одному твоему слову. Я была с тобой откровенна, а ты не хочешь поделиться своими секретами с лучшей подругой.
        - У меня нет секретов, - ответила Тэлли.
        - Это потому, что ты мне не доверяешь. Думаешь, я разболтаю по всему городу?
        - А ты можешь разболтать? - спросила Тэлли, снимая шляпу. - Клянусь, о моих секретах ты узнала бы первая! О, наконец-то, вот и она. Теперь я смогу выбраться отсюда.
        Сюзи молча наблюдала, как дочь владельца считает деньги, а потом вышла вместе с Тэлли из магазина, чтобы помочь ей дотащить пакеты до машины.
        - Тебе не кажется странным, что в отличие от наших одноклассников мы с тобой никогда не были замужем? И не забывай о Джеде, он ведь тоже не женат. Что с нами такое? - спросила Сюзи, укладывая пакеты с овсом в багажник машины. - Я сняла свои пластинки еще в шестнадцать лет, но никто не обратил на это внимания.
        - А те, кто заметил, не соответствуют твоим слишком высоким требованиям. Я ничего не знаю насчет Джеда, но, по-моему, ты слишком привередлива. Скажи, ты по-прежнему ждешь прекрасного принца? - поинтересовалась Тэлли.
        - А что здесь такого?
        Спросила Сюзи.
        - Нет, ничего, - ответила Тэлли, залезая в машину и высовываясь через опущенное стекло. - Принцы часто приезжают в Хармони в поисках девушки, которой придется впору хрустальный башмачок, но их трудно узнать, потому что они скрываются под маской жабы.
        - Ух! - воскликнула Сюзи. - Но как же тогда девушке узнать, что это принц? Пожалуй, поцеловать его первой, чтобы увидеть его настоящее лицо.
        Тэлли, печально улыбнувшись, кивнула Сюзи и выехала со стоянки. Она не думала о прекрасном принце, ее гораздо больше беспокоила встреча выпускников. Она с нетерпением ждала этого дня, но чувствовала себя неуверенно и ужасно боялась, как пятнадцать лет назад. Тэлли считала себя зрелой женщиной, не лишенной здравого смысла, но сейчас она вдруг ощутила себя глупой девчонкой, которая волнуется из-за какой-то вечеринки. А ведь она даже не вспоминала о вечере и не беспокоилась о том, что наденет, пока не появился Джед.
        В тот же день Тэлли отправилась в галантерейный магазин и купила шелковую ткань неяркой расцветки для нового платья, собираясь посвятить следующие несколько вечеров шитью, вместо того чтобы читать книги о болезнях лошадей. Конечно, ее желание произвести впечатление на людей, которых она знала всю свою жизнь, кое-кому могло бы показаться странным. Она не привыкла совершать бессмысленные поступки. Но так было до сегодняшнего дня.

        Все говорили, что члены комитета поработали на славу. Как и пятнадцать лет назад, спортивный зал был украшен голубыми и желтыми бумажными лентами, из динамиков звучала музыка, а гостей угощали картофельными чипсами, сандвичами и слабеньким пуншем.
        В зале раздавались возгласы удивления и радости, давно не видевшиеся одноклассники обнимали друг друга, и кое-кто даже прослезился. Бывшие выпускники прикрепляли к лацканам пиджаков бумажные ярлыки со своими именами и по очереди входили в зал. После окончания колледжа многие парни остались в Хармони, работали на своих отцов и женились на одноклассницах, а некоторые переехали в Лас-Вегас, Портленд и в Спокан и теперь специально прибыли на встречу выпускников.
        Тэлли чувствовала себя неуверенно в своем новом платье, которое закончила только днем, и очень волновалась. Она стояла рядом с большим стендом, рассматривая старые фотографии их выпускного класса. Низкий мужской голос прервал ее размышления.
        - Ты кого-нибудь узнаешь?
        Тэлли почувствовала, как он дышит ей в затылок.
        Она не обернулась, прекрасно зная, кто это, и указала ему на парня в футбольной форме:
        - Это наш друг Дуайт. Здесь он на двадцать фунтов легче.
        - На двадцать?
        - Хорошо, на пятьдесят. А это моя лучшая подруга Сюзи в компании школьных лидеров.
        - А это случайно не Джош Джентри вместе с Молли? Думаю, не стоит спрашивать, что с ними произошло. Как говорится, они поженились и жили долго и счастливо. - В его голосе неожиданно прозвучали нотки зависти.
        Тэлли закусила губу.
        - Молли умерла два года назад.
        - О Господи, я не знал! Мне очень жаль…
        Проглотив слезы, Тэлли указала на другую фотографию.
        - А это известный нам миллионер, который всем обязан только самому себе.
        - Здесь я выгляжу как независимый выскочка. Правда, я нисколько не изменился?
        Она искоса взглянула на него и не смогла сдержать восхищенного вздоха. Джед великолепно выглядел в идеально сшитом черном костюме, галстуке с узорчатым рисунком и остроносых ботинках. Он был человеком из другого мира, сильно отличаясь от мужчин из ее родного города. Но, несмотря на его богатство и безупречный внешний вид, Тэлли почувствовала в нем какую-то трогательную беззащитность. На этом вечере он, как всегда, был лишним, но Тэлли уже поняла, что он очень изменился и в нем появилось что-то необычное и непонятное для нее.
        Тэлли снова взглянула на фотографии.
        - А где ты? - спросил он, изучая снимки.
        Но она не успела ответить, потому что в следующий момент кто-то обнял Джеда, сунув ему в руку стакан с пуншем. Краем глаза он увидел, что Тэлли уходит, дальнейшие же события напомнили ему сцены из ночных кошмаров, и он проклял тот день, когда согласился прийти на этот вечер.
        Прошло несколько часов. Джед обменивался бесконечными рукопожатиями со знакомыми мужчинами и успел перецеловать столько женщин, сколько ему не доводилось за весь прошлый год. Он выпил огромное количество ужасного пунша и так устал от танцев и улыбок, что к двенадцати часам ночи у него сильно разболелась голова.
        Из репродуктора лились звуки песни, которую он слышал пятнадцать лет назад. Казалось, время повернулось вспять, и ему снова восемнадцать лет, и он чувствует себя чересчур искушенным для невинного выпускного бала, презирая маленький провинциальный городишко и его жителей. Вместо того чтобы идти на вечер, Джед отправился в бар, чтобы напиться, и примчался на своем мотоцикле только к началу последнего танца. Знакомая песня звучала из зала.
        Прошлое вернулось. Он вспомнил ту ночь, танец, песню… И конечно, Тэлли. Она походила на маленького забавного чертика, забравшегося в машину Джоша, чтобы ехать на берег озера. Интересно, где она сейчас?
        Ухватившись рукой за стену, он вглядывался в зал сквозь клубы сигаретного дыма в поисках Тэлли, но вместо нее заметил Сюзи.
        - Ты не видела Тэлли?
        Сюзи кивнула.
        - Она вышла на улицу.
        Взяв Джеда под руку, Сюзи повела его к выходу, перешагивая через раздавленные картофельные чипсы и сломанные бумажные стаканчики. Тэлли сидела на ступеньках, положив голову на колени, и смотрела на темные поля, освещенные бледным светом луны. Услышав их шаги, она обернулась.
        - Вот он, - объявила Сюзи. - Этот мужчина - рекордсмен по разбиванию женских сердец и великолепным гонкам. Джед, ты ведь правда добился успеха?
        - Особенно в гонках, - признался Джед, садясь на ступеньки рядом с Тэлли и стараясь сосредоточиться.
        - А как насчет женских сердец? - спросила Сюзи, постукивая носком туфли по нижней ступеньке и поглядывая на Тэлли и Джеда.
        - Их было не так уж много, но у меня еще есть время, я ведь пока не женат, - сказал он многозначительно.
        Банка из-под кока-колы выскользнула у Тэлли из рук и покатилась вниз по ступенькам. Джед поймал ее и подал Тэлли, коснувшись ее руки, и на какое-то мгновение они замерли, заворожено глядя друг другу в глаза. Очнувшись, Джед снова присел на ступеньки, слегка коснувшись ее бедра, и почувствовал тепло ее тела.
        Сюзи продолжала болтать:
        - Мы с Тэлли тоже не были замужем. По-моему, здесь что-то не так.
        - Я знаю, что не так со мной. Меня тошнит. - Он нахмурился. - Что они добавили в этот пунш?
        - Сахар, воду и фрукты, - ответила Сюзи. - Уже поздно, я лучше пойду. Кого-нибудь подвезти?
        - Нет, спасибо, - сказал Джед, накрыв руку Тэлли своей ладонью, стараясь удержать ее.
        Сюзи заметила его жест.
        - Конечно, я все понимаю. - Она улыбнулась и зашагала по тротуару в сторону стоянки. - Позвони мне завтра, Тэлли, - попросила она. - Ты обещала.
        - Ты слишком много обещаешь, - заметил Джед, когда Сюзи скрылась из виду. - Помнишь, что ты пообещала после выпускного бала?
        - На озере? Нет, не помню.
        - Ты сказала, что выйдешь за меня замуж, если я вернусь через пятнадцать лет и мы оба будем свободны.
        - Я не могла этого обещать.
        - Но ты обещала, а теперь не можешь вспомнить. Как ты думаешь, что я сейчас чувствую?
        - Облегчение? - предположила она.
        Он обнял ее за плечи, и Тэлли с трудом подавила желание прижаться к нему и ощутить пьянящий дух богатства, власти и мужской силы.
        - Я обижен, - сказал он.
        - Только из-за того, что я не помню какое-то глупое детское соглашение? Разве ты не понимаешь, что это была шутка?
        - Для тебя да, но не для меня.
        - Перестань, Джед! Я, кажется, знаю, в чем дело. Неужели тебя никогда не отвергали?
        - Я никогда не делал предложений. А скольких мужчин ты отвергла? Думаю, многих, если судить по тому, как ты это делаешь. Просто говоришь: «Спасибо, но я против» - и уходишь, не оставляя никаких шансов. Я восхищен твоей выдержкой.
        Тэлли беспокойно зашевелилась, натягивая юбку на колени.
        - Я бы оставил тебя в покое и согласился с твоим выбором, но я не забыл о твоем обещании. - Он так сильно нахмурился, что его брови сошлись на переносице. - Что у тебя за духи?
        - «Чайная роза».
        Джед прижал ее к себе и, почувствовав головокружение от запаха ее кожи и волос, крепко ухватился за ее плечо. Близость ее теплого, мягкого и такого сексуального тела сводила его с ума, заставляя сгорать от желания. Она обещала выйти за него замуж и должна сдержать свое обещание.
        - Ну и что ты скажешь? - спросил он.
        - Сейчас мы сядем в мою машину, и я отвезу тебя домой.
        - А о моем предложении?
        - Послушай, Джед, не будь смешным. Ты ведь совсем не хочешь на мне жениться! - в отчаянии воскликнула Тэлли. - Я не в твоем вкусе.
        - А кто, по-твоему, в моем вкусе?
        - Какая-нибудь светская красавица, которая достаточно богата, чтобы выкупить твою авиалинию.
        Он покачал головой.
        - Я не знаю такой женщины. Ты единственная, кто мне нужен.
        - Завтра ты проснешься и поймешь, что это плохая идея, - сказала она.
        - Это идея пришла в голову Дуайту.
        - Да, он предложил тебе жениться, но не на мне. Я не помню, чтобы он назвал мое имя.
        - Да, но он смотрел именно на тебя.
        - Потому что я сидела напротив. В нашем браке нет смысла.
        - Смысл есть. Мне нужна жена, чтобы получить ссуду, а тебе необходимы деньги. Ты же мечтала о ранчо и собственных лошадях?
        - Я до сих пор об этом мечтаю, но…
        - Но этого недостаточно, чтобы выйти за меня? Я тебя понимаю. Но это всего лишь соглашение. Я не собираюсь навязывать тебе близкие отношения. Наш брак закончится, когда мы подготовим ранчо к продаже. - Его мысли разбегались. Джед не знал, насколько убедительно звучат его доводы, но не хотел смириться с ее отказом, собираясь хоть до утра ждать, пока она не согласится.
        - Давай поговорим об этом завтра, - предложила она.
        - Завтра уже наступило.
        - Ну тогда, когда тебе станет лучше.
        - Я хорошо себя чувствую.
        Головная боль действительно прекратилась, а когда они дошли до машины Тэлли, припаркованной за зданием колледжа, Джед уже был полон решимости не отпускать Тэлли. Он никогда не встречал женщину с таким твердым характером.
        Впервые он увидел ее в тот день, когда вместе с приятелями зашел в лавку ее отца, чтобы купить гаечный ключ для своего мотоцикла. Пока он рылся в инструментах, ребята окружили прилавок, шутливо выясняя у Тэлли, где находятся презервативы. Джед увидел, что девушка покраснела от злости, слушая их насмешки.
        Внезапно обычная сдержанность изменила ему, и в припадке ярости Джед выбросил троих ребят за дверь. Тэлли, гордо вскинув голову, в изумлении наблюдала эту сцену, не в силах вымолвить ни слова. Джед решил, что купит гаечный ключ в другой день, но этот день так и не наступил. Позже он купил все инструменты в большом магазине, который открылся за городом. Кстати, с тех пор покупатели стали все реже заглядывать в лавку ее отца. Джед только сейчас подумал, что это и послужило причиной банкротства отца Тэлли.
        - Тебе следует подумать, - повторил он, возвращаясь к действительности. - Это имеет смысл. Ты в курсе всех дел на ранчо и, похоже, неплохо разбираешься в финансовых вопросах. И потом, тебе нужны деньги. - И ты так хорошо пахнешь, хотелось добавить ему, но вместо этого он сказал: - И я не столь уж бесполезный богатый сноб.
        - А кто ты?
        Джед считал себя удачливым бизнесменом, но ему показалось, что Тэлли это абсолютно не интересует. Он решил, что пора прекратить разговоры и переходить к активным действиям.
        В это время они завернули за угол школы и направились к стоянке. Не успела Тэлли открыть дверцу машины, как Джед неожиданно схватил ее за руки и крепко прижал к себе.
        Она не могла поверить, что это происходит на самом деле, боясь встретиться с ним взглядом и прочесть его сокровенные мысли в этих потемневших опасных глазах. Тэлли давно мечтала об этой минуте и в самых своих безумных мечтах не могла и не хотела отталкивать его. Когда он приподнял ее подбородок, она только вздохнула и безропотно посмотрела в его глаза. Джед казался серьезным, и в его глазах она прочитала что-то похожее на симпатию.
        - Успокойся, Тэлли, - шаловливо улыбнувшись, сказал он. - Тебе нечего бояться. - Он ласково поглаживал ее руки, успокаивая и одновременно возбуждая своими прикосновениями.
        Джед наклонился, чтобы поцеловать Тэлли, и она почувствовала ласковое тепло его дыхания на своих губах.
        Надо оттолкнуть его, но она была уже не в силах противиться сладкому и мучительному прикосновению его губ, заставлявшему желать большего.
        Тэлли задыхалась, почти теряя сознание от его обжигающих поцелуев. Ее губы приоткрылись, позволив его языку проникнуть внутрь, и она с восторгом ощутила вкус фруктового пунша и его неповторимый мужской запах.
        Пятнадцать лет назад Натали Джеймс, которую бросил парень, пригласивший ее на свидание, не испытывала бы подобных восхитительных чувств. Она не могла поверить, что это происходит и уже ничто не может им помешать.
        Со стоянки доносились приглушенные голоса, хлопали дверцы машин, и Джед, спрятавшись в тени от любопытных глаз, так крепко обнял ее, что сквозь тонкий шелк Тэлли почувствовала силу его возбуждения. Забыв о благоразумии, она окунулась в огненный вихрь не изведанного раньше сексуального желания.
        Тэлли никогда не испытывала ничего подобного, отказываясь от замужества, ожидая возвращения Джеда Уитмора. Конечно, глупо надеяться на любовь самого привлекательного на свете мужчины. Но ведь сейчас он хочет использовать ее для достижения своей цели! Решится ли она выйти замуж, чтобы получить то, о чем всегда мечтала? Тэлли знала, что никогда не сможет купить племенного жеребца для своей конюшни, но, выйдя замуж за Джеда, возможно, получит прекрасного мужчину для своей спальни.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        С трудом взяв себя в руки, Тэлли оттолкнула Джеда и распахнула дверцу машины. Он невозмутимо уселся на пассажирское сиденье рядом с ней.
        - Что ты делаешь? - спросила она, сердито сверкнув на него глазами.
        - А разве не ты предложила подвезти меня? - удивился он.
        - Это была Сюзи.
        - Но она уехала.
        - А где твоя машина?
        - Я оставил ее дома и пришел пешком.
        Она вздохнула.
        - Ну ладно, хорошо.
        Несколько кварталов они проехали в полном молчании. Тэлли чувствовала неловкость, а Джед выглядел абсолютно спокойно, насвистывая песню, звучавшую на вечере. Эта мелодия пятнадцатилетней давности навсегда запечатлелась в памяти Тэлли. Остановив машину около дома его матери, она не заглушила мотор в надежде, что Джед просто попрощается и уйдет. Ее губы все еще горели от его поцелуев, и кожа хранила тепло ласковых прикосновений.
        Тэлли изумленно вздохнула, когда Джед вдруг наклонился и вытащил ключ зажигания. Их окутала тяжелая тишина, наполненная неразрешенными вопросами и невыполненными обещаниями.
        - Ты можешь придумать что-нибудь и похуже, чем выйти за меня замуж, - сказал он.
        - Что? - спросила она.
        Он засмеялся, и от звука этого низкого, какого-то бархатного голоса Тэлли ощутила пьянящий восторг. И она может доставить ему радость и даже возбудить желание. Но тут же она напомнила себе, что Джеда интересует только брак по расчету.
        - Что может быть хуже? - переспросил он. - Ну, например, если ты выйдешь замуж за маньяка-убийцу или деревенского дурачка. Возможно, ты считаешь, что я не лучше их.
        С трудом сдерживая улыбку, Тэлли наблюдала за ним. Даже подвыпивший, с небрежно повязанным галстуком, он казался ей очень привлекательным. Уличный фонарь освещал его лицо, упрямый подбородок и высокий лоб.
        - Мне не нужно ни за кого выходить замуж.
        - Конечно, нет. А почему ты никогда не была замужем?
        - Я не встретила подходяшего мужчину. В Хармони нельзя встретить даже маньяка-убийцу, а все приличные парни женились сразу после окончания колледжа или уехали. - Она посмотрела на часы. - Мне пора домой.
        - Не хочешь зайти ко мне и выпить кофе?
        - Ты сошел с ума! Что скажет твоя мама? Уже слишком поздно.
        - Она меня не ждет. Я обещаю больше не говорить сегодня о браке.
        Тэлли не успела возразить, как он выпрыгнул из машины и подошел с другой стороны, чтобы открыть ей дверцу.
        - Джед, не надо.
        Он прижал палец к ее губам.
        - Тише, ты разбудишь соседей.
        Джед осторожно приподнял Тэлли с сиденья и поставил на тротуар. Они прошли в дом через черный ход и оказались на кухне, где Джед усадил ее за небольшой стеклянный столик. Тэлли с интересом разглядывала шикарную кухню, копию той, что она видела в
«Сборнике архитектора»: гранитные столешницы, выложенный кафелем пол и шкафчики светлого дуба. А над всем этим великолепием разносился аромат свежесваренного кофе.
        - Здесь кто-нибудь готовит? - спросила она тихим шепотом.
        - Я не знаю.
        Он поставил на стол чашки с кофе и уселся напротив, пристально изучая Тэлли своим проницательным взглядом, от которого у нее бешено колотилось сердце и дрожали руки.
        - Это может стать привычкой, - заметил он.
        Тэлли покачала головой:
        - Не думаю. Я не люблю кофе.
        - А как насчет меня?
        - Тебя? - Она взяла ложку и осторожно размешала кофе. - Ты мне нравишься. Но я не собираюсь выходить за тебя. Что скажет твоя мама?
        - О чем? - раздался голос матери Джеда, появившейся в дверях.
        Тэлли от неожиданности выронила ложку на стеклянный столик. На миссис Уитмор был великолепный клетчатый халат с бархатной отделкой. Зачесанные назад седые волосы подчеркивали гладкую, упругую кожу ее лица. Она выглядела так, будто последний месяц провела на курорте.
        - Здравствуй, Тэлли, - любезно приветствовала ее мать Джеда. - Как поживаешь?
        - Спасибо, у меня все хорошо.
        - Мы тебя разбудили? - спросил Джед.
        - Я почувствовала запах кофе. Так о чем я должна была что-то сказать?
        - О моей женитьбе на Тэлли.
        Тэлли покрепче ухватилась за край стула, чтобы не упасть, со страхом наблюдая за выражением аристократического лица миссис Уитмор. Но мать Джеда оставалась абсолютно бесстрастной, и Тэлли не могла понять, возмущена ли она заявлением сына. Она улыбалась.
        - Я скажу - примите мои поздравления. - Она замолчала, посмотрев на Тэлли яркими голубыми глазами, а потом перевела взгляд на сына. - Я это должна сказать?
        - Все зависит от Тэлли, - сказал Джед так спокойно, будто они обсуждали покупку новой лошади. - Я никак не могу уговорить ее согласиться.
        Тэлли покраснела и откашлялась:
        - Это только - я имею в виду…
        - Она считает, что не подходит мне.
        - Не подходит? Но ведь Тэлли - лучшая наездница во всей округе и вы очень давно знаете друг друга! Конечно, она тебе подходит, - сказала миссис Уитмор. - Значит, именно поэтому тебе не терпелось посмотреть на ее фотографию в ежегоднике, когда ты…
        - Да, именно так! - прервал ее Джед.
        Если бы Тэлли не знала, что Джед Уитмор - абсолютно уравновешенный и учтивый человек, умеющий вести себя в светском обществе, она подумала бы, что он смутился. А он смотрел в чашку с таким видом, словно старался отыскать что-то на дне. Значит, Джед искал ее фотографию в ежегоднике, чтобы вспомнить, какой она была пятнадцать лет назад! А она никогда не забывала, как он выглядел: такой же высокий и широкоплечий, как и сейчас.
        Впервые она увидела его летом после окончания первого курса колледжа на ранчо Паркера, где чистила конюшни. Тэлли как раз вывозила тележку с навозом из-за угла сарая и налетела на Джеда и Бо Паркера, забрызгав грязью их белоснежные рубашки и брюки.
        - Эй ты! - заорал Бо, грозно взглянув на нее поверх солнечных очков. - Смотри, куда идешь!
        - Извините. - Больше она ничего не могла сказать и покраснела от стыда.
        - Лучше собери-ка все обратно, - презрительно ухмыльнувшись, приказал Бо.
        - Подожди, - вдруг вступился за нее Джед. - Она не виновата, ведь это мы толкнули ее.
        - Не важно, она ведь здесь работает. Пойдем, Джед!
        Но Джед остался и помог ей уложить навоз обратно в тележку, а Бо стоял в стороне и наблюдал за ними. Джед работал молча и добросовестно, так же как совсем недавно вместе с ней чинил забор. Когда он уходил, Тэлли, потрясенная всем случившимся, даже забыла поблагодарить его.
        - Тэлли, ну что я могу сказать? - спросила миссис Уитмор. - У Джеда есть свои недостатки. Он любит все откладывать на потом, часто опаздывает, и он всегда…
        - Тебе не пора идти спать? - многозначительно произнес Джед, вставая со стула. - Мне кажется, мы тебя задерживаем.
        - Просто я ничего не хочу упустить, - ответила его мать. - Но ты прав, уже очень поздно. Только молодые могут не спать всю ночь и потом прекрасно себя чувствовать. Больше я вам не помешаю. - С этими словами она исчезла так же внезапно, как и появилась.
        - Ну и что ты теперь скажешь? - спросил Джед, с веселой улыбкой посмотрев на растерявшуюся Тэлли.
        - Я думаю, мне пора домой. - Она не отрывала взгляда от семейных фотографий, развешанных по стенам кухни, чувствуя, что краснеет.
        - Не уходи. - Джед взял ее за руку и крепко сжал ее. Он понимал, что Тэлли колебалась, и не хотел отпускать ее, пока она окончательно не сдастся. Если она сегодня даст ему слово, то отрежет себе все пути к отступлению.
        Тэлли закусила губу, но не пыталась вырваться. Он нежно погладил пальцем мозоли на ее маленькой теплой руке, казавшейся крошечной в его ладони, и ощутил внезапную и странную вспышку желания и одновременно восхищения ею. Их глаза встретились, и пламя в ее глазах дало ему надежду.
        - Зачем тебе это нужно? - спросила она, с трудом переводя дух.
        - Ты ведь знаешь. Из-за ссуды, авиалинии и моего будущего.
        - И это все?
        Он заколебался, понимая, что сейчас не время пугать ее разговорами о вспыхнувшей между ними страсти.
        - Это важно не только для меня, но и для тебя тоже. Я буду платить тебе столько, чтобы ты смогла купить свое ранчо.
        Ее глаза расширились от удивления.
        - Это правда?
        - Правда. Значит, ты согласна?
        - Наверное, - еле слышно ответила она.
        - Эй, только не теряй от радости голову! - саркастически заметил Джед.
        - Да-да, я согласна. - Она отдернула руку и встала. - Ну а теперь я могу идти домой?
        Джед открыл дверь и вышел проводить ее до машины. От переполнявшей его радости и чувства облегчения он готов был даже перепрыгнуть через ее машину, чтобы открыть ей дверцу. Но он сдержался и не закричал во весь голос, а спокойно пожал ей руку, чтобы скрепить их сделку. Оставшись один, он еще долго стоял, глядя на удаляющийся свет от фар ее машины.
        В эту ночь он долго не мог уснуть, лежал и смотрел в окно, думая о проблемах, которые могут возникнуть после их брака.
        Заверив Тэлли, что их брак всего лишь формальность, Джед обещал не навязываться ей в мужья и совсем не подумал о ее желаниях. Возможно, она хочет этого так же сильно, как и он, и, чем бы теперь они ни занимались, это будет законно и правильно с точки зрения морали. И, конечно, никому не стоит знать, что их брак всего лишь соглашение. Хотя… А что, если Тэлли рассказала своей подруге Сюзи, а та - своему боссу?.. Джед схватил телефонную трубку.
        Тэлли ответила после первого звонка.
        - Ты спишь? - спросил он.
        - Нет.
        - Ты рассказывала кому-нибудь о нашем соглашении?
        - Кому, например?
        - Я не хочу, чтобы ты рассказывала, почему мы решили пожениться. Ты же знаешь, что в Хармони ни у кого нет тайн. А если наш друг Дуайт узнает, что это всего лишь брак по расчету и мы просто хотим получить ссуду, а потом развестись, то у нас ничего не выйдет.
        - Но люди будут гадать…
        - Почему ты выходишь за меня? Скажи, что я очаровал тебя.
        - Почему ты женишься на мне.
        - А какое им дело до нас? Ты разве не слышала, как моя мама сказала, что ты лучшая наездница в округе.
        - Едва ли этого достаточно для замужества. Почему же никто другой не сделал мне предложения?
        - Ты же сама сказала, что все подходящие холостяки женились или уехали из города. Но я вернулся, а ты ждала меня.
        - Это наша история?
        - Да. Ты можешь сказать, что все эти годы мы были помолвлены. Возможно, ты так не считаешь, но это похоже на правду.
        - Неужели?
        - Ты обещала выйти за меня, - сказал он твердо. - И не вздумай отрицать, у меня есть свидетели…
        Джед услышал, как она тяжело задышала в трубку. Теплый летний ветерок раскачивал занавески на его окне, и он представил, что Тэлли надела для сна тенниску и трусики или шелковое нижнее белье, а может быть, что-нибудь кружевное. Он заскрипел зубами.
        Это обыкновенная работница на его ранчо, в прошлом - его одноклассница, сводила его с ума, заставляя волноваться и сгорать от желания. Все эти пятнадцать лет он и не вспоминал о ней.
        Сейчас же события далекого прошлого всплыли в памяти и напомнили ему: он обещал на ней жениться.
        - Хорошо, - согласилась она. - Но это будет нелегко.
        - А кто тебе сказал, что в браке бывает легко? - ответил он. - Но у нас есть преимущества.
        - Например?
        - Мы старые друзья.
        - Друзья?
        - Хорошо, просто знакомые. Но мы уже давно знаем друг друга, и у нас одинаковое происхождение.
        - Едва ли. Я родилась в семье владельца скобяной лавки, а ты - на ранчо «Белая лошадь».
        - Мы заново отстроим большой дом, - сказал он, пропуская ее слова мимо ушей и удивляясь своему внезапно вспыхнувшему желанию восстановить старое ранчо, откуда он мечтал уехать пятнадцать лет назад.
        Джед вспомнил огромную кровать в главной спальне дома, где праздновалось полдюжины браков и было зачато несколько поколений Уитморов. Согласится ли она спать там вместе с ним? Он почувствовал обжигающее возбуждение, представив Тэлли в прозрачном нижнем белье, лежащую в его постели под шелковыми простынями с рассыпавшимися по подушке непослушными кудрями.
        А затем он подумал о ванной комнате с большой ванной на четырех ножках, и образ Тэлли снова вторгся в его мечты. Он представил Тэлли в фарфоровой ванне, наполовину наполненной мыльной пеной, ее волосы каскадом ниспадают на пол… Джед скрыл радостную улыбку - не будет ничего невозможного, если они поженятся.
        - Мы не должны терять время, пора заниматься делами, - внезапно произнес он тоном делового человека.
        - Сейчас? - изумленно спросила она.
        - Как можно скорее. Завтра, точнее, уже сегодня я заеду за тобой, и мы сначала зайдем в банк, затем в окружной центр, сдадим тесты на кровь и посетим судью.
        - Постой, но у меня каждый день уроки.
        - Разве ты не можешь отменить их и отделаться от учеников и лошадей? С сегодняшнего дня я буду платить тебе зарплату, и ты нужна мне весь день.
        - Подожди.
        Тэлли вдруг осознала, что ее привычный мир рушится. Джед Уитмор нанял ее, чтобы заключить брак по расчету, заодно сделал своим менеджером, а лошади, ученики и вся ее жизнь не идут в счет.
        - Это конеферма, - сказала она, садясь в постели и крепче сжимая в руке трубку. - За некоторыми жеребятами я ухаживала с самого их рождения, и им необходимо мое внимание. Я отвечаю за всех лошадей на ранчо и должна думать о своих учениках. Мы договорились, что я буду работать на тебя, но мне необходимо время для себя и своих любимых занятий.
        Джед помолчал на другом конце провода, затем произнес:
        - Ну… хорошо.
        Повесив трубку, Тэлли подумала, что Джед настолько увлечен своими планами, что едва ли слышал, о чем она ему говорила. Он использовал ее в своих целях, сметая прочь все, что мешало на его пути. Именно так Джед добивался успеха, так поступали все богачи.
        Сон прошел, Тэлли была слишком возбуждена, чтобы пытаться заснуть, поэтому она оделась и пошла в конюшню. Возясь со своими любимцами, она обдумывала телефонный разговор, и страх все более и более охватывал ее. Она боялась перемен, разочарований и… Джеда Уитмора.
        Нет, она не может выйти замуж за Джеда Уитмора, ведь они едва знакомы! Если Джед до сих пор не понял, что идея с браком совершенно абсурдна, то вскоре обязательно поймет. Что начнут говорить о них в Хармони?
        Ей не пришлось долго ждать, чтобы получить ответ на свой вопрос. Едва только первые лучи солнца позолотили вершины далеких гор, как к ранчо подъехала Сюзи в своем фургончике.
        - Ты обещала позвонить! - крикнула она в открытую дверь конюшни.
        Тэлли как раз насыпала овес в кормушку для самого маленького жеребенка.
        - Почему ты так рано встала?
        - Я могу задать тебе тот же вопрос.
        - Мужчины работают от восхода до заката, но переделать всю женскую работу за это время просто невозможно, - объяснила Тэлли, переходя от стойла к стойлу и раздавая корм лошадям.
        - Так говорят мужчины, - сказала Сюзи, вскарабкавшись на мешок с сеном. - Когда утром ты не подошла к телефону, я забеспокоилась, куда ты пропала.
        - Я была здесь.
        - А как Джед? Что вы делали прошлой ночью?
        - Прошлой ночью… прошлой ночью… - Тэлли сделала вид, что не может вспомнить.
        - Вечер выпускников… спортзал… музыка… Джед Уитмор, - подсказывала Сюзи.
        - А. да! Теперь я вспомнила.
        - Ну и?..
        - Я отвезла его домой, и мы зашли выпить кофе.
        Сюзи резко вскочила и, подбежав к Тэлли, заглянула ей в глаза.
        - А что было потом?
        - Его мать проснулась и зашла на кухню.
        - О нет!
        - О да!
        - И что она сказала? - спросила Сюзи.
        - Она сказала… она сказала, что я подойду.
        - К чему? К ее свадебному платью или к их семье?
        У Тэлли так сильно задрожали руки, что она выронила ведро и оно с грохотом покатилось по полу.
        - О, Сюзи, он хочет на мне жениться! Что мне делать?
        Сюзи разинула рот от удивления.
        - Правда? Самый богатый, красивый и сексуальный мужчина в Хармони возвращается, чтобы предложить тебе руку и сердце, а ты еще спрашиваешь, что тебе делать?
        - Ты ничего не понимаешь, - пробормотала Тэлли, проглотив комок в горле, понимая, что не может сказать правду о том, почему Джед хочет на ней жениться.
        - Это очень романтическая история, - сказала Сюзи. - Я никогда не забуду ту ночь, когда он пообещал жениться на тебе через пятнадцать лет. Кто бы мог подумать, что он сдержит обещание! Но прошлой ночью, когда я увидела, как он на тебя смотрит… Я сразу все поняла!
        - Что ты поняла? - спросила Тэлли.
        - Возможно, я не слишком много знаю, но настоящую любовь могу распознать.
        Тэлли грустно покачала головой. Бедная романтичная Сюзи, мечтающая о прекрасном принце! Она поверила, что Тэлли встретила своего принца, не подозревая об обмане. Тэлли вспомнила слова Джеда: «Теперь я буду платить тебе зарплату». Она собирается работать на него. Вот уж действительно настоящая любовь!
        - Ты хочешь сказать, что не влюблена в Джеда? - оторопела Сюзи, словно прочитав ее мысли.
        - Я не могу влюбиться в человека, которого почти не знаю. Как и все девчонки из нашего класса, я тоже была когда-то влюблена в него, но это детское увлечение не могло внезапно перерасти в настоящую любовь.
        - Хорошо, возможно, пока еще нет, но потом так и случится. Многие люди влюбляются после свадьбы. В Саудовской Аравии почти все браки устраиваются по взаимному соглашению, но разводов почти нет. А если честно, то Джед немного напоминает мне арабского шейха.
        - Ничего подобного, он бизнесмен, и мы живем не в Саудовской Аравии, а в Америке. Здесь не принято заключать браки по соглашению. Люди сначала влюбляются, а потом женятся.
        Пропустив ее слова мимо ушей, Сюзи снова уселась на мешок с сеном.
        - Ну и что ты собираешься делать?
        - Она собирается выйти за меня, - ответил Джед, неожиданно появляясь из-за угла конюшни.
        Тэлли крепко ухватилась за перекладину денника Цыганки, чтобы унять внезапную дрожь в руках и успокоиться. Она не ожидала, что Джед появится так скоро. После бессонной ночи под его глазами залегли темные тени, но улыбка оставалась такой же соблазнительной. В небрежно заправленной в джинсы рубашке, с выгоревшими на солнце волосами, он напомнил ей красавца с обложки журнала. Тэлли опустила глаза и со стыдом посмотрела на свои рваные джинсы и старую рубашку, смущаясь, что предстала перед ним не в лучшем виде: со спутанными волосами, неумытым лицом и заспанными глазами. Сколько Джед простоял около конюшни и слышал ли о ее школьной влюбленности? Во всяком случае, он не мог обвинить ее в том, что она выдала Сюзи секрет их брака.
        - Примите мои поздравления, - сказала Сюзи и встала, чтобы пожать Джеду руку. - Я первая узнала?
        - Нет, сегодня утром я уже сообщил маме, - (Тэлли с любопытством взглянула на него.) - Она, конечно, пришла в восторг.
        - Разумеется, - пробормотала Тэлли.
        - Итак, вы двое были… - начала Сюзи.
        - Помолвлены все это время, - выпалил Джед.
        - Это очень долгая помолвка, - заметила Сюзи, переводя взгляд с Джеда на Тэлли.
        - Мы хотели проверить свои чувства, - сказал Джед и, осторожно ступая по разбросанной на полу соломе, подошел к Тэлли, чтобы обнять ее. - Правда, дорогая?
        Тэлли похолодела. Им не удалось одурачить Сюзи, и никто в Хармони не поверит в их сказку. Когда Сюзи, попросив разрешения быть подружкой невесты, наконец уехала, Тэлли вырвалась из объятий Джеда.
        - По-моему, ты переборщил, - сказала она, возвращаясь в денник Цыганки. - Помолвка не может длиться пятнадцать лет.
        - Но мы были помолвлены, - ответил он.
        - Хорошо, - согласилась она, внезапно устав от этой игры. - Но нам никто не поверит.
        - Поверят, если ты перестанешь смотреть на меня, как на графа Дракулу.
        - Извини. - Она сжала пальцами виски, стараясь успокоить пульсирующую головную боль, возникшую еще утром.
        Джед взял ее за руки, и от его прикосновения у нее по спине побежали мурашки. Тэлли, не решалась встретиться с ним взглядом: она боялась, что вьщаст себя. Пусть уж лучше думает, что противен ей.
        - Тэлли, - сказал он, его голос глухо прозвучал в тишине. - Если ты хочешь отказаться, то так и скажи.
        - А если я откажусь, что ты будешь делать? - спросила она.
        - Думаю, женюсь на другой.
        Сладкий запах сена наполнял воздух, смешиваясь с неповторимым мужским запахом Джеда Уитмора. Лучи раннего утреннего солнца пробивались сквозь щели в крыше. Все вокруг дышало спокойствием, но ее сердце было готово выпрыгнуть из груди от волнения.
        Если она скажет «нет», он исчезнет из ее жизни так же быстро, как и появился. Не будет ни Джеда, ни конюшни, ни дома для ее лошадей, ни дома для нее самой. Тэлли придется начинать все сначала в другом месте. Осталось только сказать «нет», и Джед женится на другой, которая будет достойна называться миссис Уитмор.
        - На ком-то, кто больше подходит для жизни на ранчо «Белая лошадь», - пробормотала Тэлли.
        Его руки были очень теплыми, но она ощущала леденящий холод.
        - Кроме тебя, никто не подходит лучше для жизни на ранчо, - сдержанно ответил Джед.
        Казалось, он абсолютно спокоен.
        - Знаешь, с тобой не соскучишься, - сказала Тэлли, освобождаясь от его хватки и играя со сбруей Цыганки. - Мы говорим о браке, который для тебя не что иное, как деловая сделка. Хотя, конечно, это и есть сделка. Но… я всегда думала, что когда выйду замуж… если выйду замуж…
        - Что? Кажется, я понял. Это недостаточно романтично для тебя! Тебе нужен роман? Я устрою романтические отношения… Иди сюда.
        Джед притянул ее к себе и крепко обнял. Он хотел сделать это еще утром, когда увидел ее мятую рубашку, растрепанные волосы и ее бесхитростное лицо без макияжа. Тэлли выглядела естественной и настоящей, излучая здоровье и жизненную энергию, отличаясь от всех женщин, которых он знал, как великолепная породистая лошадь, которой не нужны приукрашивания.
        Если Тэлли жаждет романтики, он подарит ей пару нежных поцелуев. Но внезапно невинная шутка переросла в нечто большее. Когда их губы слились, нежный поцелуй сделался страстным. Она пахла солнцем и летом, и он не мог оторваться от нее, а когда его язык, исследуя и возбуждая, проник между ее раскрытыми губами, их охватил огонь желания.
        Теряя голову, он увлек ее к старой перегородке, отделявшей сарай от конюшни. С ее губ сорвался глухой стон, и она изо всех сил ухватилась за рукава его рубашки.
        Обхватив ее крепкие, стянутые джинсами ягодицы, Джед прижал ее к своему пылающему от возбуждения телу. Лошади тихо ржали в конюшне, а стук ее сердца эхом отдавался у него в ушах. Он продолжал целовать ее, и каждый вздох, каждый стон распалял его страсть, пока он не почувствовал, что вот-вот взорвется. Джед мог бы затащить ее на сеновал и сорвать одежду, но остаток здравого смысла подсказал ему, что надо дождаться свадьбы.
        Джед собрал в кулак всю свою волю и, положив руки ей на бедра, оторвался от нее. Тыльной стороной ладони Тэлли вытерла покрасневшие, опухшие от поцелуев губы, оправила одежду и взглянула на него затуманенными серыми глазами, в которых читалось явное замешательство.
        - Что случилось? - спросила она.
        - Сегодня какой-то особенный воздух, - ответил Джед, не желая признаваться, что попал в огненный ураган желания. Он напомнил себе, что это всего лишь брак по расчету и он не собирается влюбляться в женщину из Хармони, даже если она великолепная наездница и необыкновенно привлевкательна. И нет ничего страшного в том, что они насладятся привилегиями брака, пока будут женаты, не требуя друг от друга больше, чем предусмотрено соглашением. Это напомнило ему… - Мы должны ехать, - сказал он, с чувством острого сожаления убирая руки с ее талии.
        Она посмотрела на свои рваные джинсы.
        - Не сейчас и не в таком виде. Я должна сделать несколько звонков и принять душ. Тебе придется подождать.
        Он решил помочь ей и, пока Тэлли принимала душ, подкинул сено в кормушки для лошадей. Джеда удивило, что на этот раз работа принесла ему большое удовлетворение. Он всегда считал ее отвратительной, а теперь ему нравилось чувствовать себя полезным.
        Она наконец села в машину в том самом платье, в котором была в банке, и Джед вспомнил день, когда они сидели в кабинете Дуайта. Тогда он еще раз убедился, что Тэлли очень привлекательная женщина. Сегодня он будет сдержан и не выдаст своих чувств.
        Но когда, сидя в кабинете Дуайта, Тэлли случайно дотрагивалась до его руки и он вдыхал тонкий аромат ее волос, незаметно бросая взгляды на ее высокую грудь, вырисовывающуюся под цветастым платьем, он был не в состоянии контролировать свои чувства. Все напоминало ему о ее горячих губах, о мягком, податливом теле…
        Они подписали все необходимые бумаги, сдали тест на кровь и обсудили все важные вопросы с архитектором, подрядчиками и заимодавцами. Вечером они заехали к миссис Уитмор, чтобы поговорить о свадьбе.
        Тэлли вытирала вспотевшие ладони о цветастую ткань своей юбки, пока Джед открывал тяжелую дубовую дверь внушительного дома матери. Даже если он и нервничал, то это не бросалось в глаза. Джед всегда держал себя в руках и хорошо научился скрывать свои чувства. Возможно, женитьба на Тэлли - не самое разумное решение, но в нем не было ничего из ряда вон выходящего. Кроме того, прошлой ночью Тэлли показалось, что его мать отнеслась к ней весьма снисходительно.
        Миссис Уитмор радостно приветствовала ее в гостиной, встав из-за красивого старинного столика. От волнения у Тэлли заныло в животе.
        - У нас хорошие новости, - объявил Джед, - Тэлли выходит за меня замуж.
        Миссис Уитмор довольно искренне обняла Тэлли. Потом она посмотрела на Джеда и снова перевела взгляд на Тэлли.
        - Я так рада! Это, конечно, немного неожиданно, но, с другой стороны, здесь нет ничего странного. Вы знакомы целую вечность, и каждому ясно, что вы влюблены.
        Джед откашлялся и отправился в кухню за напитками.
        - Принеси нам шампанского! - крикнула ему вдогонку миссис Уитмор, когда он исчез в холле. Она усадила Тэлли на белую кушетку и присела рядом. - Поскольку никого из твоей семьи нет в городе, - тактично начала она, не сказав: «Из-за того, что у твоей семьи нет денег», - я сама хотела бы подготовить все к свадьбе, если ты, конечно, не против.
        Тэлли благодарно кивнула.
        - Это было бы прекрасно. Единственная проблема заключается в том, что… Джед хочет, чтобы все произошло как можно скорее.
        Миссис Уитмор улыбнулась.
        - Его можно понять. Но необходимо время, чтобы все подготовить. Это первая свадьба, которую я организую, и я хочу, чтобы все прошло хорошо. - Она наклонилась к Тэлли и взяла ее за руки. - Я так счастлива! Как любая мать, я уже начала беспокоиться, что… могу не увидеть своих внуков.
        Тэлли закусила губу, чтобы сдержать слезы. Как она могла обманывать эту добрую женщину, мечтающую о внуках! Она резко вскочила.
        - Я… я лучше пойду помогу Джеду, - выпалила она.
        Тэлли ворвалась в кухню как раз в тот момент, когда Джед открывал шампанское. Пробка взлетела в воздух, когда у Тэлли окончательно лопнуло терпение.
        - Ты должен был сказать ей правду. Это несправедливо. Она думает, что мы будем жить вместе, что… у нас появятся дети!
        Поставив бутылку на стол, Джед похлопал Тэлли по спине.
        - Все в порядке. Она уже давно говорит о внуках и еще столько же будет говорить. Мама сумеет пережить это разочарование. А вот если она узнает, что мне нужны деньги, то очень огорчится. Она захочет сама дать их или одолжить, а я не могу на это пойти. Ты меня понимаешь? - Он заглянул Тэлли в глаза и положил руку ей на плечо.
        - Я думаю, да, - сказала она с сомнением в голосе.
        Тэлли было непонятно, кого он защищает и кому будет больнее узнать правду - Джеду, который признается в отсутствии денег, или его матери, которая поймет, что ее сын не так уж удачлив?
        - Но она… такая милая, - запротестовала Тэлли.
        - Конечно, она хорошая женщина. Она ведь моя мама.
        - Я заметила. Это у вас наследственное, - сухо ответила Тэлли.
        Джед лишь улыбнулся в ответ, и они отправились в гостиную, чтобы выпить за помолвку. Но Тэлли чувствовала себя виноватой, встречаясь взглядом с миссис Уитмор.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Это была первая свадьба на ранчо «Белая лошадь» за последние тридцать пять лет. Невеста в свадебном платье цвета слоновой кости подъехала к дому в экипаже, запряженном белой лошадью. Весь город собрался на праздник, который проходил на главной лужайке под большим тентом.
        Как и во всех маленьких городках, где заключаются поспешные браки совершенно разных людей, в Хармони стали распространяться слухи:
        - Без сомнения, это вынужденный брак.
        - Уитморы пытались откупиться от нее, но она не согласилась.
        - Это сказка про Золушку. Прекрасная невеста и счастливая свадьба.
        - Джед совсем не изменился: всегда добивается того, чего хочет.
        - Это продлится не больше шести месяцев.
        - Шести недель.
        Тэлли, сняв туфельки, сидела с бокалом шампанского за стеной из розовых роз и орхидей, слушая все эти разговоры. Она покраснела от стыда, не зная, плакать ей или смеяться. Сегодня был особенный день, потому что здесь собрались друзья, родственники и священник, и все старались разгадать их тайну.
        И здесь был Джед. Он стоял на веранде, наблюдая, как неохотно она идет к нему по лужайке. В его глазах читались беспокойство и страх, что она повернет в другую сторону и направится в конюшню.
        Они обманули всех вокруг, пообещав любить и уважать друг друга, пока смерть не разлучит их. Их должно было поразить молнией, но этого не произошло. Теперь она пряталась за цветами, а Джед обходил гостей. Разговаривая со своими деловыми партнерами, он наконец заметил ее.
        - Тэлли, я хочу представить тебе этих людей! - крикнул он.
        Тэлли с трудом натянула туфли на распухшие ноги, поставила бокал и изобразила улыбку.
        - Мы думали, что Джед никогда не женится, - сказал его друг Стив, когда Тэлли присоединилась к компании.
        Но ты даже не мог себе представить, что он женится на мне, подумала она.
        - Неужели? - радостно поинтересовалась она. - А почему?
        - Честно говоря, он никогда не задерживался долго на одном месте, поэтому женщины не успевали крепко вонзить в него свои коготки. Но вы смогли.
        Джед взял Тэлли за руку. Ее улыбка примерзла к губам, и она едва могла удержаться, чтобы не закричать: «Разве вы не видите, что все это фарс!»
        - Честно говоря, мне пришлось подкупить ее, чтобы она согласилась. Я пообещал, что ее жизнь пройдет в сплошных перелетах.
        - Вы любите летать? - спросил Стив.
        - Обожаю, - солгала Тэлли. Одной ложью больше, одной меньше, не все ли равно?
        Не отпуская ее руку, Джед извинился и потащил ее к Дуайту и его жене.
        - Спасибо, что пришли, - поблагодарил их Джед. Как будто кто-то мог не прийти на такую свадьбу!
        - Мы ни за что не пропустили бы такое событие, - сказал Дуайт. - Вы знаете, я должен подготовить кредит для вас. Скажите, не я ли натолкнул вас на мысль о женитьбе? - спросил он, понимающе улыбаясь Тэяли и Джеду. - В конце концов, я стал одним из первых, кто узнал об этом решении.
        - Но ты не знал, что мы были помолвлены все эти пятнадцать лет, - сказал Джед.
        Дуайт озадаченно нахмурился.
        - Ты не шутишь?
        - Это не шутка, - ответил Джед, - я пообещал жениться на ней на выпускном вечере. Но когда я вернулся, она уже успела забыть о моем обещании. Тэлли забыла и обо мне, так что пришлось ей напомнить.
        - Мне надо было помнить о других вещах, - сказала Тэлли.
        - Так же, как и мне, но я не забыл о тебе, - ответил он. - Я помню, что твои духи пахли розой. Я вспоминал, как твои волосы иногда касались моей парты в нашем математическом классе и я не мог сконцентрироваться на уравнениях и чуть не провалился на экзамене.
        - Я тоже с трудом сдала экзамен по математике, - вспомнила жена Дуайта, Линда, - это был самый трудный курс.
        - Тэлли закончила его на «отлично», - сказал Джед.
        Тэлли с любопытством посмотрела на него, будто спрашивая: «Откуда ты знаешь?»
        - А где вы проведете медовый месяц? - спросила Линда.
        Медовый месяц! Тэлли вздрогнула. Никто ничего не говорил о медовом месяце.
        - Мы проведем медовый месяц здесь, на ранчо, - мягко сказал Джед, - в большом доме. А потом переедем в сторожку, пока будет идти ремонт.
        Они продолжали обмениваться любезностями, когда маленький оркестр, нанятый миссис Уитмор, заиграл мелодии из «Свадебного вальса». Джед взглянул на Тэлли сияющими глазами. Неужели он находит все это представление очень забавным?
        - Вы потанцуете со мной, миссис Уитмор?
        Тэлли оглянулась в поисках миссис Уитмор, но вдруг поняла, что он обращается к ней. Она задрожала, чувствуя себя неловко под взглядами сотен любопытных глаз, когда Джед повел ее к площадке для танцев.
        - Я заметил, что твои родители не приехали на свадьбу, - сказал Джед, крепко прижимая ее к себе.
        - Ты, наверное, не знаешь, что мой отец умер несколько лет назад, а мама вышла замуж во второй раз и теперь живет в Лос-Анджелесе. Я… я не сообщила ей о замужестве.
        - Боишься, что она не одобрит твой выбор? - спросил он, глядя на нее сверху вниз.
        - Боюсь, что она может неправильно меня понять. Я ведь не могу сказать ей, что это всего лишь брак по расчету, поэтому не вижу причин вообще сообщать о нашей свадьбе. Все закончится, не успев начаться. Плохо только, что твоя мама думает… ну ты знаешь.
        - Я знаю. Ты видела выражение ее лица, когда мы шли к алтарю? Она была в восторге, поэтому я не могу сказать ей правду. - Он убрал с ее лица непослушную прядь волос, и Тэлли было приятно это ласковое прикосновение.
        - Рано или поздно она все равно узнает, - строго сказала Тэлли.
        - Тогда я за то, чтобы она узнала как можно позже. Подождем до тех пор, пока ты не станешь матерью.
        - Мне, пожалуй, уже поздно заводить детей, - сказала Тэлли, стараясь не обращать внимания на неожиданную нежность в его глазах. Неужели Джед все делал только для того, чтобы произвести впечатление на гостей, наблюдавших за новобрачными? - Мне ведь уже тридцать два года.
        - У тебя еще достаточно времени, - успокоил он.
        - Тебе совсем не обязательно во всем со мной соглашаться, - рассердилась она, внезапно почувствовав раздражение. Она знала, что отовсюду за ними следят, ловят каждый взгляд, каждый жест. - Не забывай, что мы ровесники. И вообще, ты не боишься, что однажды не сможешь отличить правду от лжи? - пробормотала Тэлли.
        - Какой лжи? - спросил он, крепче прижимая ее к себе своей теплой сильной рукой.
        Его дыхание ласкало ее щеку, а голос был так соблазнителен, что постепенно грань между правдой и ложью начала исчезать и для Тэлли.
        - Ты же солгал, что помнишь запах моих духов и мои оценки по математике, - заикаясь, произнесла она.
        - Ты пахла розами. - Он наклонился и поцеловал ее нежную кожу за ухом. - И по-прежнему так пахнешь и все так же сводишь меня с ума, - прошептал он, покрывая поцелуями ее шею. Он прижал ее к своему возбужденному телу.
        Тэлли дрожала на теплом летнем ветру. Она полагала, что Джед разыгрывает представление для своей семьи, друзей и всего города. Но Тэлли не могла избавиться от желания, бурлившего в ее крови, чувствуя, как ее грудь набухает под лифом свадебного платья и соски выпирают под мягким белым шелком. Она жаждала забыть все на свете и упасть в его объятия…
        - Я была влюблена в тебя, - призналась она, и у нее перехватило дыхание от волнения, - как и все остальные девчонки.
        - Мне наплевать на остальных!
        Тэлли не попала в такт и чуть не споткнулась. Она понимала, что это игра и ему наплевать и на нее тоже, но до сих пор не хотела в это верить.
        - Осторожно, - предупредил Джед, прижимаясь щекой к ее щеке. Она вдыхала приятный мужской запах его волос и кожи, а в это время оркестр заиграл медленную романтическую мелодию. - Смотри на меня как на любимого человека, Дуайт следит за нами. Вспомни, что ты только что поклялась перед лицом Бога и всей Хармони любить и почитать меня.
        Она послушно подняла голову и одарила его улыбкой.
        - Так сойдет?
        - Поцелуй будет выглядеть более убедительно.
        - Кого мы пытаемся убедить? - спросила она.
        - Каждого, кто размышляет о причинах нашего брака. Разве тебя никто не спрашивал? - спросил он.
        - Нет, - Тэлли вздохнула и, обняв Джеда за шею, задвигалась в такт музыке, - но до меня дошли кое-какие слухи.
        - Какие?
        - Мы были вынуждены заключить этот союз, а кто-то думает, что я вышла за тебя из-за денег.
        - Но ведь так и есть, - рассудительно заметил он.
        - А ты женился, чтобы заработать еще больше денег, - напомнила ему Тэлли.
        Он предостерегающе прижал палец к ее губам.
        Тэлли не смогла удержаться и поцеловала его. Джед удивленно приподнял брови, и его голубые глаза заблестели.
        - Что это значит?
        - Ничего.
        - Нет, это что-то значит. - Он провел пальцем по ее губам и погладил по щеке. Это ласковое прикосновение обожгло ее кожу.
        Она хотела разжать дрожащие губы и сказать, что поцелуй предназначен для публики, но как раз в этот момент к ним подошел Стив.
        - Я всегда знал, что Джед женится на необычной женщине, - сказал он.
        - Ты имеешь в виду, что она не похожа на других женщин?
        - Мы все терялись в догадках, кого он ждет, но теперь все понятно. Мы считаем, что вы сможете успокоить его.
        - Разве ему это необходимо? - удивилась Тэлли.
        - У Джеда необузданный характер, - сказал Стив, улыбнувшись ей, - но вы это уже заметили. И он никогда не упускает свой шанс.
        - Какой шанс? - спросила она, делая вид, что ничего не понимает. Он рисковал в отношениях с Тэлли, надеясь, что она не влюбится в него и спокойно уйдет из его жизни, когда они достигнут нужных результатов. Тэлли нужна, только чтобы привести в порядок ранчо, а потом он продаст его за два с половиной миллиона.
        - Любой шанс. Он живет в очень быстром ритме. Скоростные самолеты, автомобили и…
        - …и женщины, - добавила Тэлли. - Все в порядке, я видела его фотографию в журнале и тоже удивлена, что он женился на мне.
        - Подождите, - сказал Стив, - я совсем не удивлен. Вы не такая, как все, а однажды он признался мне, что ищет необычную женщину.
        - Да, но… - Тэлли отвлекли, и она не успела ответить.
        Когда они разрезали свадебный торт и она, по традиции, бросила свой букет прямо в руки Сюзи, гости наконец разошлись. Джед с Тэлли на руках поднялся по ступенькам главной лестницы и распахнул дверь в комнату. Тэлли прижалась щекой к накрахмаленной рубашке, вдыхая запах его тела сквозь плотную ткань и чувствуя себя спокойно и уверенно. Но не успела она удовлетворенно вздохнуть, как Джед поставил ее на пол.
        - Слава Богу, все кончено, - жестко сказал он.
        - Тебе необязательно было нести меня на руках, - сказала Тэлли.
        - Но это традиция Уитморов.
        - К сожалению, ничего еще не закончилось, это только начало.
        Он расстегнул тугой воротничок своей белой рубашки.
        - О чем ты говоришь?
        - О нашем так называемом браке.
        - А, об этом!..
        - Да, об этом! - Она сбросила белые атласные туфельки и села на краешек большой софы. - Ну и что мы будем делать? Я имею в виду, как мы…
        Что с ней случилось? Она репетировала этот разговор с тех пор, как дала согласие на их смехотворный брак. Тэлли глубоко вздохнула и начала снова.
        - Все, что я хочу знать… - Она замолчала, не в силах произнести ни слова.
        - Ну говори же, Тэлли!
        Ее щеки пылали, а перед глазами плясали огненные круги.
        - Теперь, когда мы поженились, наши отношения законны, но не настолько, чтобы мы спали вместе. Тогда не значит ли это, что мы вообще не женаты?
        Джед скинул пиджак, прислонился к каминной полке и, прищурившись, наблюдал ее замешательство.
        - А ты что думаешь?
        - Сначала ответь ты, - отпарировала она.
        - Я думаю, мы допускаем такую возможность.
        - Спать вместе или считать себя мужем и женой? - спросила она.
        - И то, и другое.
        - И мы действительно собираемся это сделать? - спросила она, беспокойно разглаживая влажными ладонями свою пышную юбку. - Это многое осложнит.
        Ей было нелегко притворяться невестой, влюбленной в своего жениха и предвкушающей счастливую семейную жизнь рядом с любимым… Хотелось просто прижаться к своему мужу и, не сдерживая эмоций, смеяться, плакать и даже кричать. Тэлли тоскливо посмотрела на широкие плечи Джеда.
        Она чувствовала себя усталой и опустошенной, и нервы ее были напряжены до предела. Все позади? Самое сложное только начиналось, и им предстояло понять, что значит быть женатыми. Это серьезная проверка на твердость характера.
        - Если я тебе противен, ты так и скажи, - предложил он.
        Она изучающе посмотрела на его красивое лицо и подумала, что он шутит. Джед наверняка догадывался о своих чарах. Но он нахмурился, как будто его действительно беспокоило, что Тэлли о нем думает.
        - Не совсем, - ответила она, стараясь обернуть все в шутку, - хотя в этом смокинге ты похож на графа Дракулу.
        Он улыбнулся и метнул на нее лукавый взгляд.
        - Можешь звать меня просто Влад Пронзающий Насквозь.
        Она с трудом сдержала смех, чувствуя, что если засмеется или расплачется, то уже не сможет остановиться.
        - Я могу снять его, - предложил он, бросая на стул свой смокинг, - если это, конечно, поможет.
        - И не надейся, - предупредила Тэлли.
        - Надежда умирает последней. И это еще не все, - пробормотал он, переводя дух.
        Джед вынул запонки из своей белой рубашки и снял ее, демонстрируя широкую, бронзовую от загара грудь в курчавых завитках волос. В этот момент раздался стук. Джед чертыхнулся и резко распахнул дверь.
        На пороге стояла разносчица продуктов.
        - Извините, - забормотала она, уставившись круглыми от изумления глазами на грудь Джеда, - я не хотела вам мешать. Я отнесла оставшиеся продукты на кухню, как мне велела миссис Уитмор. Она сказала, что вы наверняка захотите поужинать. - Разносчица выглянула из-за спины Джеда, чтобы посмотреть на Тэлли. - Но я думаю, это будет позже.
        Разносчица, как и все в городе, думала, что молодожены сейчас в порыве страсти срывают с себя одежду, но, увидев Джеда, решила, что это только начало.
        - Спасибо! - крикнула ей Тэлли, и Джед захлопнул дверь.
        - Тэлли, - сказал Джед, - еще слишком рано думать о постели. - (Как будто она одержима этой мыслью!) - Разве тебе не надо покормить лошадей? Возможно, у тебя найдутся и другие дела.
        Тэлли кивнула. Да, все что угодно, лишь бы не обсуждать этот неприятный вопрос и отдалить неизбежный момент. Она отвела завороженный взгляд от его груди и заглянула в глаза Джеда. Они казались непроницаемыми, и Тэлли могла только предполагать, что он ругает себя за женитьбу на бедной женщине, которой нечем похвастаться, кроме искусства верховой езды.
        - Да, конечно, - согласилась она.
        - Я пойду с тобой.
        - Отлично.
        Тэлли не привыкла, чтобы кто-то помогал ей выполнять поденную работу. Кормление домашних животных - весьма необычное занятие для молодоженов, но Тэлли и Джед и не были обычной парой. Они не собирались врываться в спальню и до утра страстно заниматься любовью; они не пойдут вместе в душ, чтобы ласкать друг друга до умопомрачения. Все эти удовольствия предназначены для людей, которые женятся по любви, а не из-за денег.
        Они не станут медленно раздевать друг друга, постепенно исследуя каждое теплое, потайное место. Пускай другие пары запирают двери и задергивают шторы, на несколько дней отключая телефон и наслаждаясь земными удовольствиями, о которых раньше только мечтали.
        Тэлли поцеловала его палец, чтобы произвести впечатление на других. А когда она обнимала его за шею, это ничего не значило для них обоих. А теперь они вместе пойдут в конюшню, потому что Джед изъявил желание помочь ей, но он не собирался заниматься с ней любовью ни сегодня вечером после работы, ни в другое время. Но это - условие их соглашения.
        - Я переоденусь, - сказала она и легко стала подниматься по винтовой лестнице, но внезапно остановилась, вспомнив о крохотных пуговицах на спине своего платья. Тэлли посмотрела на него через плечо. Джед стоял рядом с лестницей и наблюдал за ней. Он выглядел очень соблазнительно, и Тэлли пришлось ухватиться за перила, чтобы не упасть. Если бы она сама могла расстегнуть эти пуговицы, то не стала бы просить его о помощи.
        - Не мог бы ты… ты не поможешь мне снять это платье? - попросила она.
        Джед подошел к ней и, положив одну руку ей на плечо, другой аккуратно расстегнул все тридцать шесть атласных пуговиц. Ее кожа пылала под легкими прикосновениями его пальцев, и когда он наконец закончил, она с облегчением вздохнула и так быстро помчалась в спальню, будто за ней гнались черти. Но Джед и не думал преследовать ее.
        Доставая из чемодана джинсы, Тэлли вдруг обратила внимание на еще один небольшой кожаный чемоданчик, стоявший на комоде рядом с кроватью. Если Джед рассчитывал, что она будет спать с ним, то почему ничего ей не сказал? А если это не так, то что здесь делает его чемодан и где он все-таки собирается спать? В большом доме достаточно спален.
        Она стояла посреди комнаты в одних кружевных трусиках и лифчике и, едва переводя дух от волнения, пристально разглядывала покрывало ручной работы на постели, думая об Уитморах, которые здесь когда-то спали. Была ли еще хоть одна фальшивая брачная ночь в этой спальне?
        Внезапно дверь распахнулась. Тэлли обернулась и, увидев Джеда, вскрикнула от изумления.
        - Я оставил здесь свой чемодан, - сказал он, проходя по комнате и забирая чемоданчик, изо всех сил стараясь не обращать внимания на ее полуобнаженное тело.
        - Ты мог бы постучаться, - сказала она.
        - А ты могла бы запереть дверь, - ответил Джед, подмигнув ей, и сразу же ушел, не дав Тэлли возможности узнать, где он собирается переодеваться и спать сегодня ночью.

        Джед наблюдал за Тэлли прищуренными темно-голубыми глазами, похожими на цвет вечернего неба. На нем были потертые, но чистые джинсы и клетчатая рубашка. Прислонившись к двери конюшни, Джед стоял скрестив ноги. Он чувствовал себя как дома, и Тэлли показалось, что не она, а именно Джед всегда был неотъемлемой частью ранчо. Она неловко заправила рубашку в джинсы и внезапно смутилась, как будто последние пятнадцать лет провела в бесконечных перелетах с места на место и предпочитала носить дорогие итальянские костюмы.
        - Начнем с Цыганки. Ты ведь помнишь ее, - сказала она. Тэлли нравилось ездить верхом на этой лошади, и Цыганка благоволила к Джеду. Тэлли вдруг захотелось, чтобы Джед полюбил ее лошадей, верховую езду и ранчо.
        - Да, - ответил он, но едва взглянул на лошадь.
        Тэлли нахмурилась, заметив его безразличие. Тогда зачем он вызвался пойти с ней в конюшню? Ей не нужна его помощь. Насыпав овес в кормушку Цыганки, Тэлли вдруг услышала хруст сена и фырканье, доносившиеся из дальнего денника. Этот денник пустовал уже целый год, после того как она продала старого Цезаря Рокморам.
        Почувствовав любопытство, она быстро прошла через конюшню в сопровождении Джеда и увидела прекрасную породистую кобылу, беспокойно бьющую копытом в стойле. Тэлли замерла и, затаив дыхание, смотрела на лошадь.
        - Господи, - благоговейно прошептала она, - это же Миледи, кобыла с фермы Плентивуда. Что она делает здесь?
        - Теперь она твоя, - ответил Джед.
        - Она не может быть моей: эта лошадь стоит десять тысяч долларов.
        - Это мой свадебный подарок.
        Тэлли почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Она ухватилась за дверь конюшни, чтобы устоять на ногах. Получить такой дорогой подарок от мужчины, который ее не любит и женился, только чтобы получить ссуду в банке?.. Это какая-то бессмыслица. Интересно, какой подарок он сделал бы своей любимой женщине? Но Тэлли не хотела даже и думать о таких вещах.
        Джед нахмурился.
        - Она тебе нравится? - спросил он.
        - Нравится?! - Тэлли протянула руку, чтобы почесать за ушами у кобылы. - Она прекрасна. Но где ее жеребенок?
        - Его уже забрали у нее.
        - Но как… как ты узнал, что я мечтала о ней?
        - Это все слухи.
        - Ты послушал чьи-то сплетни и подарил ее мне на свадьбу. Значит, ты действительно сказочно богат?
        - Благодаря тебе я собираюсь стать намного богаче. Ты ведь знаешь, я всегда получаю то, чего хочу.
        - Например, собственную авиалинию, - подсказала она. Конечно, лошадь была не свадебным подарком, а выражением благодарности за сотрудничество, убеждала себя Тэлли. Она замерла, глядя в глаза Миледи и чувствуя взаимопонимание с этим великолепным животным. - Я все никак не могу поверить, что теперь она моя, - мягко сказала Тэлли и импульсивно обвила руками шею Джеда, крепко обняв его. - Спасибо, - глухо произнесла она, уткнувшись ему в грудь.
        Джеду стоило огромных усилий сдержаться. А ему так хотелось обнять Тэлли и почувствовать биение ее сердца, прижаться губами к ее лбу, наслаждаясь близостью ее тела! Разве я многого хочу от своей жены? - спрашивал он себя, чувствуя разочарование. Но была опасность оттолкнуть ее одним неумелым движением. Да и не стоит пугать благодарность с чем-то другим.
        Что заставило его сделать такой подарок? Как-то случайно встретив Сюзи, он узнал, что Тэлли очень нравится эта лошадь. И хотя лошади не интересовали его, Джед ценил их как хорошее вложение денег, и, кроме того, он хорошо помнил ту ночь, когда Тэлли сказала, что мечтает о лошадях и ранчо.
        Джед мог бы потратить такую же сумму на кольцо с бриллиантом или другое украшение, но Тэлли отказалась и выбрала простенькое золотое колечко. Возможно, лошадь была необычным свадебным подарком, но когда Джед взглянул на выразительное лицо Тэлли, то понял, что не ошибся: ее глаза сияли, на губах играла легкая улыбка и щеки порозовели. Эта улыбка стоила потраченных десяти тысяч долларов.
        - Значит, именно поэтому ты хотел пойти со мной в конюшню, - сказала она, отступая назад, чтобы одарить его еще одной лучистой улыбкой.
        - Я хотел убедиться, что сделал правильный выбор.
        - Чистота породы зависит от кобыл. А это одна из самых лучших лошадей.
        - Ей может понадобиться метод внутренней дрессировки, - предположил он.
        Тэлли радостно засмеялась в ответ.
        - Внутренняя дрессировка подходит только для жеребят, - объяснила она. - Ты начинаешь общаться с жеребенком, когда он еще находится в утробе матери, разговариваешь с ним, дотрагиваясь до кобылы, ну а потом продолжаешь заниматься с ним после рождения.
        - Неужели ты начинаешь дрессировать лошадей еще до рождения? - спросил он с недоверием. - На это мне в самом деле стоит посмотреть.
        - Ты сможешь посмотреть, когда у нее будет жеребенок. - Если он, конечно, пробудет здесь так долго, подумала Тэлли. Как только они продадут ранчо, она перевезет Миледи и остальных лошадей куда-нибудь в другое место, а Джед, скорее всего, навсегда уедет из Хармони. - А я подумала… ты ведь хотел, чтобы я избавилась от своих лошадей.
        - Хотел, но это все равно что просить меня избавиться от своего самолета.
        Ее улыбка исчезла.
        - А я ничего тебе не подарила. Но я не знала, что так надо. Мне следовало…
        Он пожал плечами.
        - А я ничего и не ждал.
        - Что ты скажешь насчет прогулки верхом? - спросила Тэлли. Ей не терпелось почувствовать прикосновение крепкого мускулистого тела великолепной лошади.
        - Прокатись одна.
        - Ты можешь оседлать Цыганку, - предложила она.
        - Нет, спасибо.
        - Не возражаешь, если я выведу ее из конюшни?
        - Давай, а я посмотрю отсюда.
        Тэлли оседлала свою кобылу, ласково разговаривая с ней, поглаживая и почесывая ее за ушами. Затем она вскочила в седло и выехала из конюшни.
        Джед стоял около забора и наблюдал за ней. Громкий стук подков по сухой, выжженной солнцем земле гулко прозвучал в безветренной тишине вечера. Тэлли была так прекрасна верхом на этой лошади! Джед восхищался ее гордой посадкой и плавными движениями и, когда она галопом пронеслась мимо с развевающимися на ветру волосами, пожалел, что не скакал с ней рядом, стараясь дотянуться до ее руки. Они спрятались бы в сухой высокой траве, и, скользнув в его объятия, Тэлли наконец подчинилась бы ему.
        Но Джед не ездил верхом. Однажды, когда ему было десять лет, лошадь сбросила его на острые камни. Не обращая внимания на его кровоточащую рану, отец заставил Джеда снова взобраться на лошадь. Он подчинился и, трясясь от страха, весь в синяках и кровоподтеках, проехал еще две мили до дома, с трудом слез с лошади и еле добрался до своей комнаты, в изнеможении упав на постель. С тех пор он ни разу не садился на лошадь.
        - Ну разве она не прекрасна? - вернувшись, спросила Тэлли, ее глаза сияли от возбуждения. - У нее есть все - сила, выносливость, горячность… и она такая чувствительная.
        - Как и ты, - заметил он.
        Ему показалось, что Тэлли слегка покраснела, поспешно слезая с лошади. Джед совсем забыл, как легко она смущалась от комплиментов.
        - Это незабываемо. Тебе тоже надо попробовать прокатиться. Ты ведь ездишь верхом? - спросила она.
        - Нет.
        - Но…
        - Я сказал, что больше не езжу.
        - Ты представить себе не можешь, как много теряешь.
        - Да, пожалуй.
        Тэлли насмешливо посмотрела на него и повела Миледи в конюшню.
        Когда лучи заходящего солнца окрасили небо в пурпурно-розовые тона, они вернулись обратно в дом. Сколько времени прошло с тех пор, как он любовался закатом? Последние годы он так много работал, что чувствовал себя виноватым, если позволял себе отвлечься и отдохнуть. Но сегодняшний выходной и его свадьба были частью его главного плана продажи ранчо. Очень скоро он завладеет авиалинией и сам станет контролировать ее работу. Джед был благодарен отцу за то, что тот оставил ему наследство, а Тэлли - за ее помощь. Теперь он не упустит свой шанс, потому что успех или провал затеи с авиалинией зависит только от его правильных решений.
        Ну а пока Джеда больше беспокоило, где он будет спать, а также отношения с Тэлли после свадьбы. Первый вопрос необходимо решить сразу, а вот второй… здесь все зависит от Тэлли. А сейчас, когда он подарил ей лошадь, Тэлли может подумать, что он ждет ответного вознаграждения. Черт возьми, он и не ожидал, как все можно испортить этим подарком!
        Джеду хотелось заняться с ней любовью. Каждый раз, когда она оказывалась рядом, его непреодолимо влекло к ней. Тэлли была частью его прошлой жизни сорванца и хулигана и сегодняшней жизни преуспевающего бизнесмена. Жизнь ни капельки не испортила ее, превратив в великолепную, сексуальную женщину, не подозревающую о своей привлекательности. Джед впервые встретил такую и не мог поверить, что еще ни один мужчина не попытался покорить ее сердце. Но нравился ли он ей? Иногда Джеду казалось, что ее влечет к нему. Он никогда не принуждал женщину ложиться с ним в постель и не станет этого делать и сейчас. Пусть Тэлли сама решает, как ей поступить.
        Вернувшись в дом, они распаковали некоторые подарки, большой грудой сложенные на столе в гостиной, и доели на кухне оставшихся от праздничного обеда цыплят. Но когда дедушкины часы в гостиной пробили одиннадцать, их разговор моментально прекратился. Джед взглянул на Тэлли, и она опустила глаза.
        - Спокойной ночи, Тэлли, - сказал Джед, резко вставая, как будто бой часов стал сигналом к действию, - я пойду спать в свою старую комнату в конце коридора.
        В дверях он замер, окинув ее долгим взглядом. Тэлли набралась смелости и посмотрела на него.
        - Это на случай, если тебе что-то понадобится. - Он ждал ответа, но Тэлли молчала.

        Джед не мог больше ждать, чувствуя себя полным дураком. Он быстро поднялся наверх и лег в свою одинокую постель, продолжая напряженно прислушиваться к ее шагам на лестнице. Когда она остановилась около его комнаты, Джед затаил дыхание. Постучит или пройдет мимо? Его тело напряглось, как готовая вот-вот лопнуть струна.
        Секунды превратились в минуты, а минуты обернулись вечностью.
        Джед уже готов был вскочить на ноги и распахнуть дверь, чтобы встретиться с ней, но тут ее шаги начали удаляться. Он разочарованно вздохнул и выругался про себя. И он еще надеялся, что она войдет в его комнату?! Он не нужен ей, Тэлли интересовали только его деньги, она мечтала только о собственной конюшне и ранчо. Зачем ей муж? А теперь, когда он у нее есть, она не знает, что с ним делать. Но Джед не винил ее, он и сам не знал, что делать со своей женой.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Прошло три дня, наполненные бесконечными встречами с архитекторами, подрядчиками, водопроводчиками и специалистами по ландшафтному дизайну, а также уроками, для которых Тэлли все-таки ухитрилась найти время. Она наняла новых помощников, чтобы больше времени уделять работе с Джедом, и теперь на ранчо появился еще один преподаватель верховой езды и мальчик, убиравший конюшни.
        На вторую ночь Джед снова один лежал в своей постели, настороженно прислушиваясь к ее легким шагам. Он представлял, как Тэлли крадется по коридору в прозрачном нижнем белье, проскальзывает в темную комнату и соблазняет его своей очаровательной невинностью. Тэлли так и не встретила подходящего мужчины, и внезапно Джед подумал, что она абсолютно неопытна и он должен сам соблазнить ее. Но это возможно, только если она сделает первый шаг к сближению. Его сердце бешено колотилось в нетерпеливом ожидании, но она так и не пришла.
        Она не пришла и на следующую ночь, и он перестал ждать.
        Возможно, он чересчур упрям и абсолютно не важно, кто сделает первый шаг. Важно только то, что кто-то его сделает.
        На четвертый день они переехали в сторожку, в которой Тэлли жила раньше, и Джед поселился в соседней комнате. Их спальни разделяла небольшая ванная. В комнате Тэлли, где раньше стояла ее узкая кровать, теперь располагалось огромных размеров королевское ложе, занимавшее всю комнату.
        Тэлли раскрыла рот от удивления, увидев большую кровать и разглядывая старинное бело-голубое одеяло ручной работы с вышитыми на нем обручальными кольцами.
        - Что… кто?
        Джед подошел поближе и посмотрел поверх ее плеча.
        - О нет! Это проделки моей матери. - Он покачал головой. - Вечно она во все вмешивается. Ее не изменишь.
        Тэлли подумала, что миссис Уитмор очень романтична, вспомнив выражение ее лица, когда они сообщили о решении пожениться.
        - Она такая огромная, - в ужасе пробормотала Тэлли.
        - Для одного человека - да, - согласился он.
        - Что мы ей скажем? - спросила Тэлли.
        - Просто попросим ее не вмешиваться в нашу жизнь.
        - Я не могу ей такое сказать.
        - А я могу. Уверен, она все поймет. А ты можешь поблагодарить ее, если хочешь. Но наша интимная жизнь касается только нас. Ты согласна? - спросил он, дружески похлопав ее по плечу.
        Тэлли вздохнула. Ей хотелось узнать, что он подразумевает под интимной жизнью. Все эти дни он относился к ней как к другу. В маленькой ванной его мыло и шампунь лежали рядом с туалетными принадлежностями Тэлли, их зубные щетки висели над раковиной, а его мохнатое коричневое полотенце лежало рядом с ее мягкой розовой банной простыней. Все это казалось таким сокровенным и интимным, что иногда ей приходилось убеждать себя, что ее замужество - простая формальность.
        Секс только усложнил бы их отношения, и Джед тоже хорошо это знал. Именно поэтому он не предпринимал никаких шагов к сближению и они оба вели себя очень осторожно. За последние два дня он впервые дотронулся до нее, когда похлопал по плечу. Как только Джед ушел, чтобы помочь рабочим, собиравшимся заливать цемент для нового фундамента, Тэлли присела на край кровати, положив руку себе на плечо, все еще хранившее тепло его прикосновения. Она вообразила двоих в этой постели. Они лежат под мягким одеялом, а в окно льется неяркий лунный свет. И эти двое - она и Джед.
        Тэлли представила, как Джед срывает с нее ночной пеньюар и нетерпеливо отбрасывает его в сторону. Она расстегивает его рубашку, и ее руки дрожат от желания ласкать его обнаженную грудь. Его глаза потемнели от страсти, и он обхватил ее груди своими широкими ладонями, нежно поглаживая ее соски, набухавшие под его прикосновениями… Тэлли вскочила с кровати и бросилась вон из комнаты. Она не могла позволить себе праздно мечтать, когда вокруг полно работы.
        На сегодня она запланировала урок с Сюзи. Тэлли чувствовала себя виноватой, что занимается со своей подругой, вместо того чтобы помогать Джеду, но он не возражал.
        - Ты всю жизнь прожила в Хармони и так и не научилась ездить верхом. А что случилось сейчас? - поинтересовалась Тэлли, седлая для Сюзи лошадь по кличке Удача.
        - Это неплохое упражнение для мышц. И потом, все мужчины в округе ездят верхом. Я не стыжусь признаться, что ищу настоящего мужчину.
        Тэлли кивнула, вспомнив, что год назад у Сюзи был бурный роман.
        - Ты же нашла своего мужчину, а почему я не могу? - просто спросила Сюзи.
        Тэлли отпустила поводья. Если бы Сюзи только знала, что замужество подруги будет еще короче, чем ее роман, что они даже ни разу не занимались любовью… Тэлли так хотелось все рассказать Сюзи, открыть свое сердце и облегчить душу. Но она обещала Джеду не выдавать их тайну.
        - Что случилось? - спросила Сюзи. - Ты так побледнела. Скажи, ты случайно не беременна?
        Тэлли засмеялась низким, глухим смехом.
        - Конечно, нет. Последнее время у меня было столько волнений. Мои лошади беспокоятся, и я тоже.
        - А Джед абсолютно спокоен. Я встретила его по пути сюда. Знаешь, он потрясающе выглядит. Похоже, брак пошел ему на пользу.
        - Ты так считаешь?
        - А ты разве нет? - спросила Сюзи, по пятам следуя за Тэлли, когда та повела лошадей в загон.
        Тэлли уклонилась от ответа, притворившись, что не услышала вопроса, помогая Сюзи взобраться в седло. Сюзи права только наполовину. Джед действительно потрясающе выглядел, но не потому, что брак пошел ему на пользу. Он уже предвкушал скорую продажу ранчо и думал о своей авиалинии. Джед все хотел держать под контролем, и именно поэтому Тэлли ждала, когда он сделает первый шаг к сближению. Она не представляла, как можно его соблазнить, и очень жалела, что не могла попросить совета у Сюзи.
        Ну а теперь, когда Сюзи сидела верхом, у Тэлли появились другие причины для беспокойства.
        - Тебе не кажется, что эта лошадь слишком велика для меня? - пролепетала Сюзи, и ее глаза округлились от страха.
        - Только не смотри вниз, - предупредила Тэлли, выводя лошадь из загона. - Смотри вперед, и ты никогда не споткнешься. Это старая поговорка.
        Сюзи изобразила слабое подобие улыбки.
        - Ты знаешь много старых поговорок. А ты слышала такую: «Любовь похожа на корь. Ты можешь только однажды переболеть ею. И чем позже она нагрянет, тем труднее с ней справиться»? Тебе повезло, что ты раньше встретила свою любовь.
        Повезло? В семнадцать лет она безумно влюбилась в самого недоступного на свете мужчину и до сих пор продолжала любить его. Но нет, ужасная боль в ее сердце не могла называться любовью, на самом деле она не испытывает серьезных чувств к Джеду Уитмору. Но если это все-таки любовь, то Тэлли была самой несчастной женщиной на свете.
        Тэлли покачала головой, печально улыбнувшись.
        - Да, - сказала она, ослабляя поводья у лошади, - мне действительно повезло.
        - Да, кстати, тебе понравился свадебный подарок Джеда? - спросила Сюзи, изо всех сил вцепившись в седло, чтобы не упасть.
        - Я была поражена, - ответила Тэлли, - по-моему, это уж слишком. Тебе не стоило ничего ему рассказывать.
        - Джед меня заставил, - заявила Сюзи. - Но он не забыл, что ты сама говорила об этом на выпускном вечере. Помнишь, в ту ночь, на берегу озера? Он просто не знал, какую лошадь выбрать. Ты же понимаешь, Джед может себе это позволить.
        - Но ты должна была предупредить меня, и я тоже приготовила бы ему подарок.
        - Он заставил меня поклясться, что я ничего тебе не скажу.
        - Что подарить мужчине, у которого все есть… - вздохнула Тэлли. - Я не представляю, чего он хочет.
        - Ему нужна была ты, - убежденно сказала Сюзи, - ты подарила ему себя. Теперь у него есть все, о чем он мечтал.
        - О, Сюзи, - прошептала Тэлли, - если бы ты только знала…

* * *
        Джед наблюдал со строительной площадки, как Сюзи уезжает с ранчо в своем фургончике. В какой-то момент ему пришло в голову, что Тэлли рассказала подруге об истинной причине их брака. Но она пообещала молчать, и Джед верил, что Тэлли сдержит слово. Она вышла за него замуж, помня о договоре, заключенном много лет назад. Кроме того, он платил ей деньги, а это тоже очень важно, убеждал он себя. Джед знал, что Тэлли честная женщина, и восхищался ею. Его вообще многое восхищало в ней.
        Джед смотрел на маленький домик на другом конце поля, где они жили. Его мать называла его домом их медового месяца. Какая ирония судьбы! Возможно, ему следовало сказать матери правду, но он не мог признаться ей, что ему нужны деньги. Она начала бы волноваться и, конечно, дала бы ему необходимую сумму. Зато теперь она подарила им большую кровать, провоцируя на сближение. В своих мечтах он часто представлял эту кровать.
        Джеду все труднее было проявлять сдержанность. Не пришлось бы привязывать его к ножке кровати, чтобы удержать от попыток заняться любовью с собственной женой! Он мог бы воспользоваться преимуществами мужа, но он не допускал и мысли о насилии. Оставалась надежда на Тэлли и ее выбор.
        За ленчем он сидел напротив нее за кухонным столом и ел сандвич с ветчиной. Тэлли увлеклась чтением какой-то статьи в журнале о лошадях и забыла о еде, и о нем, по-видимому, тоже. За десять минут, что они сидели на кухне, она не произнесла ни слова, и тишину нарушал только шелест переворачиваемых страниц.
        Как же ему привлечь ее внимание? Он откашлялся. Тэлли перевернула еще одну страницу. Джед встал, чтобы налить себе воды, и заглянул через ее плечо в журнал. Под расстегнутым воротом рубашки он уловил очертания ее пышной груди, и ему вдруг до боли захотелось почувствовать ее мягкую полноту в своих руках. Вместо этого он положил руки ей на плечи. Тэлли наконец очнулась и вспомнила о его присутствии. Она медленно повернула голову и вопросительно взглянула на него.
        - Эй, - обратился он к ней, - мне интересно, что ты там читаешь?
        Она протянула ему журнал.
        - Отличная статья об организации работы в пастбищном хозяйстве. Можешь почитать, когда я закончу.
        - Я обязательно прочту. А ты пока можешь ознакомиться с моим авиационным журналом. Вот он. - Он положил журнал на стол перед ней.
        Тэлли посмотрела на часы.
        - Потом. У меня в час урок с Мэри Бетман. Это очаровательная маленькая девочка, которая боится лошадей.
        - Неужели? А я думал, все дети в округе проводят свое детство в седле.
        - Это не всегда так. Например, Сюзи не умела ездить верхом, да и я тоже.
        - Все вокруг говорят, что ты родилась в седле.
        - Возможно, но Мэри перенесла травму и теперь очень боится. Однажды она упала.
        - А ты на ее месте, наверное, сразу бы вскочила обратно в седло, чтобы доказать лошади и всем остальным, что ничего не боишься.
        - Это сказки старых тетушек. Ведь все люди разные. В этом случае значение имеет только желание научиться ездить верхом и стремление преодолеть свой страх. Так было с Сюзи. Она справилась со своим страхом за один урок, хотя до сих пор не умеет ездить верхом. Но она взрослый человек, многое понимает, и ее можно убедить.
        С этими словами она открыла дверь и отправилась в загон на свой урок, оставив Джеда размышлять над только что услышанным.
        Он тоже многое способен понять, но уже никогда не сядет на лошадь после того, что испытал в детстве.
        Наблюдая из окна за Тэлли, Джед вспоминал тех женщин, которых соблазнил, и тех немногих, которые соблазнили его. Почему же, черт возьми, ему так трудно соблазнить собственную жену? Но у них другие правила игры. Это всего лишь брак по расчету, и он обещал, что не станет навязываться ей в мужья.
        После ленча он должен был вернуться в большой дом, чтобы наблюдать за бригадой строителей, но вместо этого слонялся по загону и смотрел, как Тэлли водила по кругу лошадь с маленькой девочкой верхом на ней.
        - Спину держи прямо, а пятки опусти вниз, - наставляла ее Тэлли, - не смотри на лошадь и не опускай глаза, смотри только вперед.
        Тэлли улыбнулась девочке и ободряюще пожала ее руку.
        - Отлично. У тебя хорошо получается.
        Джед вдруг спросил себя, хотела ли Тэлли когда-нибудь иметь детей. Ей тридцать два года, и она сказала, что уже поздно становиться матерью, но, наблюдая, как она ласково и терпеливо разговаривает с ребенком, он подумал, что Тэлли была бы хорошей матерью.
        Тэлли заметила Джеда, стоявшего у ворот загона. Чего он хочет? Она вопросительно приподняла брови, но он в ответ покачал головой. Тэлли чувствовала на себе его пристальный взгляд. Ему казалось, что она ничего не замечает, но она замечала все: его шаловливую улыбку, упрямый подбородок и руки, которые он часто клал ей на плечи. Она все еще чувствовала тепло его сильных пальцев. Тэлли представляла себе, что произошло бы, если бы она прижалась к нему или взяла его за руки.
        - Наклонись назад, когда захочешь остановиться, - сказала она маленькой Мэри, - и не отпускай поводья. Вот так, а теперь перекидывай ногу. - Расставив руки в стороны, Мэри скользнула вниз, прямо в объятия Тэлли, которая закружила ее, радостно рассмеявшись. - Это было здорово!
        Тэлли посмотрела в сторону ворот, но Джед уже ушел.
        Вечером Тэлли, сидя за своим письменным столом, разбиралась со счетами и делала записи в бухгалтерских книгах. Джед собирался ознакомиться со сметами по реконструкции дома и конюшни, но вместо этого разглядывал Тэлли. Он с интересом наблюдал, как она накручивает прядь волос на палец, как задумывается с карандашом в руках, и слышал ее легкие вздохи. Наконец Джед не вытерпел.
        - Что случилось? - спросил он, откладывая сметы в сторону. - Что-то не так?
        Тэлли повернулась к нему.
        - Мне кажется, у нас не хватит денег, чтобы выполнить все, как ты задумал. От чего-то придется отказаться…
        - …или достать деньги, - закончил он.
        - И где ты их возьмешь? - поинтересовалась она.
        - Конечно, у Дуайта. Надо объяснить, что мы немного недооценили наши расходы.
        - И чересчур высоко оценили этот проект. Ты уверен, что тебе нужен бассейн и домик для него? - спросила она.
        - Думаю, покупателей будут интересовать не только лошади, но и дом со всеми удобствами, где можно вести роскошную жизнь.
        - Но поймет ли это Дуайт?
        - Отобедав в нашем доме, он наверняка согласится.
        - Мы пригласим его… сюда? - Она с сомнением оглядела маленькую кухню, отделенную от скромной гостиной стойкой бара.
        - А также его жену и всех, кого бы ты хотела видеть, - сказал Джед.
        - Я не собираюсь производить на них впечатление, - твердо заявила она.
        Джед встал и хмуро посмотрел на нее:
        - Мы с тобой вместе ввязались в эту авантюру, ты ведь согласилась.
        Тэлли тоже встала и уперла руки в бока.
        - Хорошо, мы пригласим Дуайта с женой, Сюзи и нового дантиста, Гарлана.
        - Сюзи и Гарлан? Но ты же не собираешься заниматься сводничеством?
        - А почему бы и нет? Теперь, когда Сюзи увидела, как мы с тобой счастливы в браке, она тоже хочет выйти замуж. Вчера она заметила, что ты просто светился от радости, и считает, брак пошел тебе на пользу.
        Джед чуть не расхохотался. Если бы Сюзи только знала, какое напряжение и беспокойство он испытывает, живя под одной крышей с Тэлли! Он не мог спокойно спать, сгорая от возбуждения и мучаясь от несбывшихся ожиданий. Ночи напролет он лежал на своей узкой постели и смотрел в потолок.
        - Хорошо, - сказал он, - неплохо было бы произвести такое же впечатление и на Дуайта. Пусть думает, что мы счастливые новобрачные, предвкушающие безоблачную семейную жизнь на ранчо «Белая лошадь».
        - Со своим собственным бассейном и домиком для него.
        - Бассейн мы строим специально для детей. Если ты хочешь знать, где твои дети проводят время, построй бассейн для них и их друзей, и им не придется болтаться по улицам.
        - Тебе виднее, - пробормотала она.
        - Да. Я также считаю, плохо, когда в семье растет только один ребенок, как у моих родителей. А у нас будет много детей.
        - У нас? - Она удивленно посмотрела на него.
        - Не беспокойся, - улыбнулся он, - только на бумаге.
        Джед вдруг представил длинноволосых девочек, похожих на Тэлли, и драчливых мальчишек, напоминавших его, но более послушных и покладистых. Он встряхнулся, отгоняя это видение. Тэлли не хотела иметь детей и даже не хотела выходить замуж. А он никогда не стремился жениться.
        - Во всяком случае, - продолжал Джед, - в этом домике мы растопим сердце Дуайта разговорами о нашей семейной жизни. И пусть он убедится, что здесь мало места для нас и наших будущих детей.
        - Опять ты о детях! - пробормотала Тэлли. - Надеюсь, ты не будешь надолго оставлять семью и присмотришь за ними?
        - Поверь, я буду рядом, - серьезно ответил Джед. - Если бы мой отец жил дома, а не разъезжал по Азии, занимаясь бизнесом, не пытался за короткие приезды давить на меня своим авторитетом… Хотя, возможно, я все равно вырос бы таким же.
        - На самом деле ты превратился в весьма приличного человека, - заметила Тэлли.
        Она ничего не могла с собой поделать - ее воображение рисовало безумные картины. Разговор о детях натолкнул ее на мысль о доме, полном мальчишек, похожих на Джеда. Она подумала, что хорошо иметь отца, который понимает своих детей и снисходительно относится к их шалостям. Джед женится на женщине своего круга, у них будут дети, и тогда он…
        - Из тебя выйдет хороший отец, - печально сказала она.
        Он ослепительно улыбнулся:
        - Ну, Тэлли, ты никогда не говорила мне ничего приятнее.
        - Не стоит благодарности. - Она возвратилась к счетам и сметам.
        Ей стало грустно. У него будут дети, а у нее нет. Но зато когда-нибудь она сможет купить собственное ранчо и разводить лошадей. И этого ей будет вполне достаточно!
        - Я им позвоню, - пообещала она и принялась выписывать чеки для оплаты счетов.
        Закончив работу, Тэлли спросила, нужна ли ему ванная.
        - Здесь все твое, - ответил он, махнув рукой. Конечно, это принадлежало им обоим, таковы условия их соглашения.
        Джед услышал шум воды в ванной в тишине маленького домика. Он отчетливо представил, как она медленно раздевается. Шум воды стих. Сейчас она пробует воду босой ступней… Джед закрыл глаза, затаив дыхание. Вот она постепенно погружается в воду. Ее белая кожа, упругая грудь и длинные стройные ноги нежатся в мыльной пене. Он почти воочию видел, как ароматные волны захлестывают ее нежную кожу, превращая волнистые волосы в тугие влажные кудри. О Господи! Он изо всех сил сжал голову руками. Сколько он еще сможет вытерпеть?

        Он вытерпел до праздничного обеда.
        Джед никогда раньше не устраивал обеды, а если требовалось кого-то развлечь, шел в ресторан. Но они жили в Хармони, стояло лето, и Джед решил пригласить гостей на барбекю.
        - Ну и как вам понравился наш маленький городок? - спросил Джед у Гарлана.
        - Довольно скучно, - ответил высокий темноволосый мужчина, принимая стакан джина с тоником из рук Джеда, - здесь абсолютно нечего делать. Как вы это выносите?
        - Здесь не так уж плохо, - ответил Джед.
        - Ха, не так уж плохо? А что здесь хорошего?
        - В Хармони живут дружелюбные люди, и здесь отличная охота и рыбалка, а осенью устраивается родео. Кроме того, это неплохое место для воспитания детей.
        Тэлли заметила, что он украдкой посмотрел на нее, и закатила глаза: «Опять ты о детях!»
        Но Джед снова занялся дантистом:
        - Да, здесь нет музеев, концертных залов, художественных галерей, если вы это имеете в виду. А что именно вам нужно?
        Гарлан отпил глоток джина с тоником и взглянул на конюшни и пыльный загон.
        - Я хочу заниматься чем-нибудь интересным, например сходить куда-нибудь вечером.
        - Как насчет ресторана или бара?
        - А вы туда ходите?
        - Ходил, когда не был женат.
        - А где вы познакомились со своей женой? - спросил Гарлан, бросив взгляд на Тэлли, спешившую на кухню.
        Через открытое окно Джед наблюдал, как она завязывает тесемки гигантского белого фартука вокруг талии и наклоняется, доставая что-то из духовки. Ее лицо раскраснелось, а на лбу залегли озабоченные складки. Она не хотела устраивать обед, но все же взялась за дело, исполненная решимости подготовить хорошее представление. Джед хотел подать ей сигнал, что все проходит отлично, но она не смотрела на него. Тэлли внимательно разглядывала запеканку.
        - Мы знали друг друга еще в колледже, - ответил Джед, в который раз удивляясь чудесному превращению худенькой, нескладной девочки-подростка в великолепную женщину.
        Странно, но его почему-то обидело столь пренебрежительное отношение дантиста к его родному городу, хотя он сам терпеть не мог Хармони. Ему казалось, что только жители города могут его критиковать, но это право не распространяется на приезжих.
        - Когда вы с кем-нибудь познакомитесь, все изменится, - убеждал его Джед. - Вы знакомы с Сюзи? - Он внезапно вспомнил, что Тэлли беспокоилась за одинокую подругу.
        Услышав свое имя, Сюзи моментально ретировалась на кухню.
        - С блондинкой? Да. А что у нее за история?
        - Вы должны сами спросить ее.
        - Хорошо. Она прожила здесь всю жизнь? - поинтересовался Гарлан.
        Джед кивнул.
        - Она родилась и выросла в Хармони.
        - И вы тоже?
        - Я родился и вырос здесь, а потом уехал на несколько лет, но теперь решил навсегда вернуться обратно, - рассказал он о своих планах, бросив взгляд в сторону Дуайта. Внезапно он ощутил чувство вины. Лгать становилось все труднее, и слова почему-то не слетали с его языка так легко, как раньше.
        - Но почему? - спросил дантист, с сомнением глядя на выжженную солнцем землю и зубчатые вершины гор. - Почему вы решили жить именно в Хармони?
        - Почему? Ну… за последние пятнадцать лет я много где побывал, и теперь Хармони мне намного дороже. Наш городок всегда неплохо смотрелся с воздуха, сейчас же мне хорошо и на земле. Наверное, потому что здесь мой дом, - произнес Джед, удивляясь, как ему трудно выговаривать эти слова.
        Он огляделся вокруг и заметил, что Дуайт и его жена внимательно слушали его. Дуайт, президент банка и глава Клуба помощи жителям Хармони, одобрительно улыбался. Его жена Линда тоже выглядела довольной. Джед убедил себя, что только это действительно имеет значение.
        - Мы надеемся, что Джед согласится войти в школьный совет, - сказал Дуайт.
        Школьный совет. Это же чудесно! Как обрадуются его старые учителя!
        - Я не уверен, что у меня найдется время для бесконечных собраний, - пожал плечами Джед.
        - Мы будем проводить всего одно собрание в неделю, - заверил его банкир.
        - О, ну тогда все хорошо! - согласился Джед, уверенный, что, когда Дуайт наконец осуществит свой замысел, он уже уедет из города.
        - А если вам нечем заняться, - обратился Дуайт к новому дантисту, - вы можете петь в церковном хоре.
        Гарлан громко откашлялся и с надеждой посмотрел на Джеда, ища поддержки.
        Но Джед лишь одобрительно кивнул.
        - Да, это неплохая идея, - сказал он.
        - Джед, это подойдет и для тебя, - заявил Дуайт. - Отличный способ почувствовать себя частью общества. Всего одна репетиция в неделю, и еще мы поем каждое воскресенье.
        - Конечно, - пробормотал себе под нос Джед, - сначала школьный совет, а теперь еще и церковный хор. Дай Дуайту палец, он откусит руку.

        - Ну и как тебе семейная жизнь? Все так, как это рекламируют? - спросила Сюзи и взяла нож, чтобы нарезать латук для салата.
        - Нет, совсем по-другому, - с отсутствующим видом ответила Тэлли, нарезая томаты тонкими дольками.
        - И это все, что ты можешь сказать? Я никак не могу поверить, что ты вышла замуж, хотя и была на твоей свадьбе. Вы поклялись друг другу в любви и верности, а потом я поймала твой букет, но мне до сих пор не верится - возможно, потому, что все осталось по-старому. Ты все еще живешь в сторожке, но зато теперь устраиваешь званые обеды.
        - Мне здесь нравится, - заверила ее Тэлли.
        - Но не слишком ли много народу для такого маленького домика? - спросила Сюзи. - Вы ведь спите в твоей маленькой кровати?
        - Да, то есть нет. Мама Джеда подарила нам новую кровать и одеяло ручной работы.
        Она махнула рукой в сторону спальни, куда целый час переносила вещи Джеда, чтобы придать ей вид семейной спальни. Дверь была приоткрыта, и лампа на столике у кровати отбрасывала неяркий свет на старинное одеяло. Эти декорации предназначались для Дуайта. Но почему бы ей не испробовать их и на Сюзи?
        Сюзи отодвинула миску с салатом в сторону и подошла к дверям комнаты.
        - О, это великолепно! Должно быть, чудесно иметь богатую свекровь? А что вы собираетесь делать с другой комнатой?
        - Так ты поможешь мне приготовить салат? - спросила Тэлли. Она обещала никому не говорить о причинах их брака, но у нее никогда не было секретов от Сюзи, и с каждым днем ей становилось все труднее молчать.
        Сюзи послушно занялась салатом.
        - Знаешь, я просто умираю от зависти, - сказала она.
        - Из-за того, что мне подарили большую кровать? - спросила Тэлли, взбалтывая в кувшине ледяной чай.
        - Из-за того, что ты замужем, а я нет.
        - Перестань, у тебя есть свой дом и Трэвис. И, кроме того, ты абсолютно свободный человек.
        - А ты разве нет?
        - Ты ведь знаешь, что в браке всегда необходимо идти на компромиссы. Что ты думаешь о Гарлане?
        - Это типичный наглый сноб из большого города, который считает Хармони сточной канавой. Нечем заняться, некуда пойти! - поддразнила она Гарлана, и Тэлли расхохоталась. Как приятно вновь посплетничать со своей лучшей подругой!
        - Я пригласила его специально, чтобы ты рассказала ему, куда можно пойти и чем заняться. Нашему городу нужен дантист.
        - Жаль, что ты не слышала, как Джед убеждал Гарлана, что наш городок - рай на земле и отличное место для воспитания детей! - Сюзи толкнула Тэлли локтем.
        - Только не надо опять о детях, - вздохнула Тэлли.
        - А что плохого в детях?
        - Еще не время. - Или не тот мужчина, подумала она.
        - Тебе уже тридцать два года, и я слышу, как громко тикают твои биологические часы.
        - Ты слышишь тиканье таймера в духовке, - сухо сказала Тэлли, доставая кусок чесночного хлеба, - а Джед хорошо отзывался о Хармони из чувства патриотизма, - объяснила она. - И вообще, это в наших интересах, чтобы дантист не умирал от скуки, ведь тогда он останется здесь на пятьдесят лет, как доктор Лоуренс. Ты должна, хотя бы из чувства долга, забыть о своей гордости и предложить ему осмотреть местные достопримечательности. А может быть, это как раз тот, кто скрывается под маской?..
        - Прекрасный принц? Если это он, то его действительно нелегко узнать. Сомневаюсь, что он любит детей.
        - Разве Трэвис может кому-нибудь не понравиться? - спросила Тэлли, вспоминая маленького сына Сюзи, который родился в прошлом году, после ее бурного романа с путешествовавшим коммивояжером.
        - Правда, он очень милый? - скромно спросила Сюзи.
        - Он восхитителен! Ну а теперь бери салат и покажи, на что ты способна.
        Сюзи была неотразима, ужин оказался очень вкусным, а Дуайт одобрил их грандиозные планы.
        Джед прекрасно понимал, что должен как-то доказать свою готовность окончательно остаться в городе. И если для этого надо посетить несколько собраний школьного совета, он согласен. Но петь он не будет.
        Они попрощались с гостями у выхода. Джед обнял Тэлли и так крепко прижал ее к себе, будто боялся, что она убежит. А Тэлли удивлялась, как ему так легко удалась роль женатого человека. Когда гости наконец разъехались, она вырвалась из его объятий.
        - Ну, кажется, мы победили, - вздохнул Джед, делая вид, что не заметил ее желания поскорее освободиться от него.
        - И что ты должен сделать, чтобы получить деньги? - спросила она.
        - Просто пообещать, что войду в школьный совет.
        - Ты - в школьном совете? Не могу поверить! Думаю, директор Снэвли тоже не поверит. Вот он удивится, узнав, каким ты стал хорошим человеком! - заметила Тэлли, украдкой взглянув на него.
        - Правда?
        - Я тебе это уже говорила раньше, - сказала она и, проскользнув у него за спиной, отправилась на кухню.
        Джед пошел за ней.
        - А ты считаешь, что я должен петь в церковном хоре?
        - Все зависит от того, есть ли у тебя голос.
        - Ты думаешь, я не умею петь? Я пою.
        - Где? В душе?
        - О, ты слышала? В следующий раз входи и присоединяйся.
        Тэлли быстро отвернулась к раковине, но Джед успел заметить, что она покраснела. Ему нравилось дразнить Тэлли, наблюдать, как она смущается и старается сдержать улыбку, прятавшуюся в уголках губ. Ему нравилось, когда Тэлли дразнила его в ответ. Но это случалось нечасто. Она всегда была слишком серьезной.
        - Я никогда не пел в одежде, но, думаю, сейчас стоит попробовать, - усмехнулся он, открывая посудомоечную машину и так ловко управляясь с тарелками, словно всю жизнь провел на кухнях ресторанов, а не в гостиных. - Как бы там ни было, завтра в девять утра я встречаюсь с Дуайтом и не вернусь без денег, - заявил Джед.
        - А если он попросит тебя отлавливать бродячих собак, ты тоже согласишься?
        - Я соглашусь на все, - ответил Джед.
        Он пристально смотрел на нее, отметив про себя, как красиво лифчик обрисовывает линии ее груди. Это его жена, и сегодня они вместе давали званый обед. Тэлли готовила для него, а теперь он помогал ей убираться. При мысли о том, что они так быстро превратились в образцовую пару, Джед развеселился.
        Но долго это не продлится. Если бы их брак был настоящим, они не загружали бы сейчас посудомоечную машину грязными тарелками, а отправились бы в спальню и предавались любви. Джед отвернулся от нее. А сегодня ночью он опять будет беспокойно метаться в своей одинокой постели, сгорая от желания.
        - Ты выглядишь усталой, - резко сказал он. - Прими ванну и ложись спать, я все сам уберу.
        - А ты разве не устал? Тебе не надоело нести всякую ерунду о Хармони? - Тэлли все еще сердилась из-за его неожиданной болтливости. Неужели его совсем не мучили угрызения совести за пустые обещания?
        - Я нес ерунду о Хармони? Но я сказал правду! Ты же не станешь отрицать, что здесь отличная охота и рыбалка, а люди дружелюбны? Ведь так?
        - Ну если здесь все так чудесно, то почему ты долго не возвращался? - Ей хотелось добавить: «И почему ты собираешься уехать сразу же после продажи ранчо?», но она промолчала.
        - Да, ты застала меня врасплох, - признался он. - Дай мне подумать.
        - Ты опять ускользаешь, - сказала она, наклонившись, чтобы поднять салфетку. - Обычно ты соображаешь гораздо быстрее.
        Джед шутя хлестнул ее по спине кухонным полотенцем. Тэлли выпрямилась, рассерженно взглянула на него, но не выдержала и расхохоталась. Джед почувствовал прилив хорошего настроения. Он выпросит у Дуайта еще одну ссуду, и ничто не сможет сломить его решимость. Тэлли не стоит даже пытаться.
        - А вот ты всегда соображала очень быстро. Ты знала ответы на все вопросы по математике, которые миссис Прутт задавала нам, - вспомнил он.
        - У тебя хорошая память, - подтвердила она. - Но это было пятнадцать лет назад.
        - Я помню и тот день, когда зашел в лавку твоего отца, чтобы купить гаечный ключ, - сказал он.
        Тэлли прислонилась к кухонной стойке.
        - А я думала, ты пришел купить презервативы!
        Он присел на край стола, разглядывая ее прищуренными глазами.
        - И ты так думала все это время?
        Она кивнула.
        - Те ребята просто дразнили тебя. Мне тогда было около четырнадцати, и я еще не знал, что делать с презервативами, - признался он.
        - Чтобы такой беззастенчивый мальчишка не знал это…
        - Мне хотелось, чтобы ты и остальные девушки так думали.
        - Значит, ты не заслужил свою репутацию сексуального маньяка? - спросила она, наклоняя голову и скептически разглядывая его.
        - Ну…
        - Я так и думала.
        Долгое время они молчали. Он внимательно разглядывал ее. Время остановилось, когда она взглянула на него и вспомнила, что он не раз приходил ей на помощь. В тот день в лавке и ночью после выпускного бала, когда сделал предложение. Ну а теперь кто кому должен прийти на помощь?
        Джед шагнул вперед, но она не двинулась с места. Еще один шаг, и губы сольются в долгожданном поцелуе. Их глаза встретились. Она больше не могла выносить это напряжение, не могла смотреть в его голубые глаза и гадать, будут ли у них близкие отношения. Он обещал не навязывать ей себя. Тэлли вздохнула. Настоящие молодожены сейчас лежали бы в одной постели. Она опустила глаза и отправилась в спальню, где лампа отбрасывала мягкий свет на старинное одеяло со свадебными кольцами.
        - Спокойной ночи, Тэлли, - произнес он в тишине пустой комнаты.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Тэлли приняла горячую ванну с экстрактом чайной розы, надела ночную рубашку своей бабушки и забралась на огромную кровать, утонув в море шелковых простыней. Она не часто думала о замужестве, но в ее мечтах все выглядело совсем по-другому. При мысли, что только ванная комната отделяет ее от мужа, у Тэлли учащенно забилось сердце. Но она убедила себя, что во всем виноваты усталость и напряжение, накопившиеся за день.
        Тэлли встала и отправилась за аспирином. Не постучав, она рассеянно вошла в ванную и наткнулась на Джеда, выходившего из душа. Заметив Тэлли, он не растерялся, невозмутимо обмотал полотенце вокруг бедер, но она успела разглядеть великолепное тело мужа во всей красе.
        У нее захватило дух. Джед был необыкновенно красив, именно таким она представляла себе настоящего мужчину. Ее глаза жадно следили за каплями воды, стекавшими по его широким плечам и исчезавшими под полотенцем. У нее пересохло во рту, а сердце бешено колотилось, грозя выпрыгнуть из груди.
        Оправившись от удивления, он улыбнулся ей соблазнительной улыбкой, которую испробовал на сотнях женщин, внезапно появлявшихся в его ванной.
        - Ты мог бы запереть дверь, - бессвязно пролепетала Тэлли.
        - А ты могла бы постучать, - заметил он. - Но раз уж ты здесь, чем я могу помочь? - спросил он, не отводя глаз от целого ряда крошечных пуговиц на ее ночной рубашке. - О, я, кажется, знаю. Ты хочешь, чтобы я напел твою любимую мелодию.
        - Нет… нет, спасибо, - пролепетала она, заикаясь. - Я зашла за аспирином.
        - У тебя болит голова?
        Тэлли кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Он стоял рядом, и она вдыхала ароматный еловый запах его волос.
        Джед достал из шкафчика за запотевшим зеркалом коробочку аспирина, вытряхнул на ладонь две таблетки и наполнил стакан водой из-под крана. Тэлли взяла таблетки и запила их водой.
        - Спасибо, - прошептала она.
        - Не за что, - ответил он с обезоруживающей улыбкой.
        Тэлли показалось, что он смеется над ней, и она поспешно скрылась в своей комнате и зарылась лицом в подушку. Она забавляла его своей невинностью и неискушенностью в любовных играх. Другая женщина на ее месте появилась бы перед ним в прозрачном пеньюаре и уж тогда бы посмотрела, как капельки воды ласкают его сильное мужское тело. Но Тэлли надела старую бабушкину рубашку, а теперь вот, убежав от него в свою темную спальню, молча страдает в тишине. Она притворялась, обманывая саму себя, что ее нисколько не возбуждает обнаженное тело собственного мужа.
        Несколько минут спустя Джед неожиданно появился на пороге ее спальни. Она села в постели, ища выключатель ночника, не в силах скрыть свое удивление. Теперь вместо полотенца на нем красовались шорты, но грудь по-прежнему оставалась обнаженной.
        - Ты мог бы постучаться, - запротестовала она.
        - А ты могла бы запереть дверь, - отпарировал он. - Куда ты положила мою расческу и лосьон для бритья?
        Тэлли заморгала, ослепленная ярким светом и обескураженная его появлением среди ночи в ее спальне.
        - Ты бреешься по ночам? - удивилась она.
        - Все зависит от конкретной ситуации, - сказал он и незаметно присел на край ее постели.
        Тэлли прижала колени к груди под своей широкой ночной рубашкой и проглотила комок в горле. Она прекрасно понимала, от чего это зависело. Она не выдержит и убежит, если Джед подвинется ближе, но, если он не сделает этого, умрет от разочарования. Тэлли боялась, что Джед никогда больше ее не поцелует. Она не принимала всерьез свадебный поцелуй, это легкое, разочаровывающее касание губ. Но возможно, он просто не хотел целовать ее.
        Джед собирался забрать расческу и лосьон и вернуться в свою комнату. Он подождет, пока она сама не сделает первый шаг. А если ее случайное появление в ванной не было невинной ошибкой? Возможно, Тэлли не знала, как сделать первый шаг, потому, что никогда не имела дела с мужчинами, и ему надо вести себя очень осторожно.
        - Ты сказала, что все подходящие мужчины в Хармони женились или уехали. - Он провел костяшками пальцев по вышивке на одеяле. - Так с кем же ты встречалась эти пятнадцать лет?
        - Это не твое дело, - возмутилась она, вскидывая голову. - Разве я спрашивала, с кем ты встречался эти пятнадцать лет?
        - Нет, но я могу составить для тебя список.
        - В этом нет необходимости. Я видела твои фотографии в газетах с разными женщинами. Не понимаю, почему ты не женился на одной из них?
        - Я никогда не стремился жениться. Мне нравятся женщины, но я больше люблю свободу и могу в любой момент уехать куда глаза глядят. Я ненавижу строить планы и иногда по десять месяцев в году живу на чемоданах. Такая жизнь не придется по душе ни одной женщине. Женщина хочет иметь дом, детей и планы на будущее. Ты ведь женщина и хорошо понимаешь это, а я нет.
        Джед не собирался произносить речь, но ему было приятно, что она приняла его декларацию о независимости.
        Тэлли понимающе кивнула Если бы теперь Джед осмелился приступить к решительным действиям! Но он сидел на краю кровати, глядя на ее раскрасневшееся лицо и любуясь мягкими серыми глазами, и сгорал от неудовлетворенного желания.
        Она была так прекрасна и невинна в наглухо застегнутой рубашке, с рассыпавшимися по плечам волосами! Он жаждал научить Тэлли всему, что знал, стать ее первым мужчиной и разбудить ее скрытую чувственность. Если только она этого хотела.
        Соблазняя других женщин, Джед всегда знал, что говорить и как поступать. Но сейчас он не мог найти нужных слов й сказал первое, что пришло ему в голову:
        - Ты до сих пор не летала на моем самолете. - Он знал, что полет в какое-нибудь экзотическое место порой творил с женщинами чудеса.
        - Да, но я плохо чувствую себя в воздухе, - ответила она. - Я привыкла жить на земле, где могу твердо стоять на ногах.
        Он ощутил разочарование.
        - Ты знаешь, сколько раз уже отвергала меня? - Он начал загибать пальцы на правой руке. - Ты отказалась выйти за меня замуж…
        - Подожди… - запротестовала она.
        - …ты не согласилась выпить со мной, когда нам отказали в ссуде…
        - Но ты…
        - …и вот теперь это. Ты не полетишь со мной. Не знаю, сколько я еще вынесу, пока не разобьюсь.
        - Я не слишком беспокоюсь, что ты разобьешься, - сказала Тэлли. - К счастью, ты наделен спасительной силой эгоизма.
        Джед протянул руку, чтобы дотронуться до волнистых завитков ее волос. Он так давно мечтал об этом, но не смел прикоснуться к ней. Господи, они ведь женаты! Когда он думал об этом, то восхищался собственной сдержанностью.
        Тэлли широко раскрыла глаза от удивления, почувствовав, что он гладит ее волосы.
        - Вот что я тебе скажу, - заявила она. - Я полечу на твоем самолете, когда ты согласишься прокатиться со мной верхом.
        Он отдернул руку.
        - Раз ты подкупаешь меня, придется уступить.
        Она кивнула и закуталась в свою простыню.
        Джед медленно встал, подавляя глухой стон. Ему не удалось разыграть эту сцену в спальне! Он ведь совсем не так планировал ее закончить и не собирался спорить с Тэлли. Он уже представлял их обоих в постели, Тэлли замерла в его объятиях, и он чувствовал мягкое прикосновение ее груди и наслаждался вкусом ее губ. Но сегодня этого уже не произойдет.
        Джед подошел к ее туалетному столику, где еще раньше заметил лосьон и расческу рядом с кремом для рук, и неохотно забрал свои вещи.
        - Ну, если тебе что-нибудь понадобится, - сказал он, стараясь говорить спокойно, - или ты захочешь о чем-нибудь поговорить, ты знаешь, где меня найти.
        Он медленно прошелся по комнате, надеясь, что она заговорит, но Тэлли молчала. Джед закрыл за собой дверь.

        Так все и продолжалось. Казалось, они топтались на месте, но строительство шло быстрыми темпами. Уже был установлен новый сруб конюшни, расписан график работы для копателей колодца и заказан водный резервуар. Пристройки к дому уже были отштукатурены. Только бассейн и домик для него находились еще в стадии проекта и ожидали одобрения окружного департамента.
        Джед начал торопиться. Чем скорее они закончат восстановление ранчо, тем быстрее аннулируют этот фиктивный брак. Джед никогда не отступал перед обстоятельствами, но сейчас готов был сдаться и бросить все попытки соблазнить Тэлли. Думая об этом гораздо чаще, чем следовало, он все время убеждал себя: «Но она ведь моя жена!»
        Однажды в разговоре с ним его мать заметила, что Тэлли выглядит усталой.
        - По-моему, она прекрасно выглядит, - сказал Джед в трубку радиотелефона. Он ехал в город по делам.
        - Конечно, здесь наверняка кроется какая-то причина… - Миссис Уитмор сделала многозначительную паузу. - Но какая?
        - Я не знаю.
        - О таких вещах муж иногда узнает последним. Возможно, она ждет подходящего момента, чтобы сказать тебе. А может быть, мне самой спросить ее?
        - Если бы я был на твоем месте, то не стал бы этого делать, - предупредил Джед.
        Его раздражала ужасная назойливость матери. Все те годы, что он отсутствовал, она не беспокоила его, не заставляла регулярно звонить ей, но теперь, когда он вернулся и женился, она словно отыгрывалась на нем за потерянное время. А теперь ее преследовала еще навязчивая мысль о внуках.
        - Тэлли слишком много работает. Вы оба заслужили отдых.
        - Я отдохну, когда мы закончим работу, - пообещал он.
        - Но у вас не было настоящего медового месяца, - сказала его мать.
        Сколько раз можно повторять одно и то же! - подумал Джед.
        - Да, - сказал он. - Наш медовый месяц прошел в большом доме.
        - Вам необходимо уехать. Я заказала номер для новобрачных в отеле «Фэйрмонт» в Сан-Франциско на следующий уик-энд. Можешь считать это свадебным подарком.
        - Мама…
        - И не говори мне, как ты занят. У тебя уставший голос.
        - Это из-за помех на телефонной линии.
        - Как бы там ни было, тебе и Тэлли необходимы перемены. Это пойдет на пользу вам обоим.
        Джед застонал. Сначала огромная кровать, а теперь еще и номер для новобрачных. Интересно, что она придумает в следующий раз? Возможно, превратит маленькую комнату в ясли, ожидая появления внуков, которых, возможно, у нее никогда не будет.
        - Я скажу Тэлли, но не уверен, что она согласится. Ее лошадь ждет жеребенка.
        - Я уже говорила с ней. Мы решили, что доктор Сандлер присмотрит за этой лошадью, если роды начнутся в ваше отсутствие. Господи, ведь речь только об уик-энде!
        - Тэлли все знает и согласна? - изумленно воскликнул он.
        - По-моему, она довольна. Я убедила Тэлли, что если сейчас ей трудно оставить на пару дней беременную кобылу, то от детей будет уехать еще сложнее, так что надо использовать любую возможность.
        - И что она ответила? - спросил он, представляя, как смутилась Тэлли.
        - Она полностью со мной согласилась.
        Держу пари, что это так, подумал Джед.
        Возможно, это было всего лишь простое непонимание между двумя женщинами, но вышло так, что в следующую субботу они вынуждены были отправиться в Сан-Франциско.
        - Я пойду и проверю свой самолет, - заявил Джед, упаковав небольшой чемодан.
        Тэлли разинула рот от удивления.
        - Что?! Я думала, мы поедем на машине.
        Он покачал головой и направился через поле к самолету, а она беспомощно смотрела ему вслед. Несколько минут спустя Тэлли уже стояла на крыльце с сумкой в руке и дрожала от страха. Она была не в силах двинуться с места, но не могла и вернуться в дом и спрятаться под кроватью. У нее не хватало смелости перейти поле и сесть в самолет. Она ни разу не летала на самолетах!
        Когда Джед вернулся за ней, ему пришлось тянуть ее за руку через поле.
        - В чем дело? - спросил он. - У тебя нет причин для беспокойства, ведь здесь остаются люди, которые покормят лошадей, и на крайний случай есть даже ветеринар. А я уже два раза все обошел. Пойдем, - нетерпеливо сказал он.
        - Мне не нравится летать, - решительно заявила она, когда он помогал ей забраться в кабину и пристегивал ее ремнями безопасности. - Я думала, мы поедем на машине.
        - Но на самолете мы доберемся туда меньше чем через час.
        - Я не знала.
        - Когда ты в последний раз летала?
        Тэлли вцепилась в край кожаного кресла и не отрываясь смотрела на крутящиеся лопасти пропеллера.
        - Никогда, - пробормотала она в ответ.
        - Ты никогда не летала на маленьком самолете?
        - Нет. - Тэлли казалось, что она говорила ему об этом раньше. Она посмотрела налево и увидела белый дым, струившийся над мотором. У нее еще было время передумать.
        Джед выполнял свой привычный ритуал, проверяя измерительные приборы и регулятор скорости, пока мотор работал вхолостую.
        Она как раз взялась за дверную ручку, чтобы проверить, сможет ли открыть ее, когда Джед положил ей на колени карту.
        - Ты умеешь обращаться с картой? Назначаю тебя своим штурманом.
        - Я не могу, - едва слышно пролепетала Тэлли. - Я никогда раньше не летала. - Возможно, если она будет повторять это как можно чаще, то он услышит и выпустит ее.
        - Но ведь ты умеешь сверяться по карте?
        Конечно, она умела, но только на земле, в машине. Теперь же Тэлли сидела в самолете и ждала, пока разогреется мотор, а линии и слова расплывались у нее перед глазами. А ведь они еще даже не взлетели! Нет! Вряд ли из нее получится штурман.
        Идея провести с Джедом уик-энд в Сан-Франциско была ужасна. Тэлли согласилась только потому, что не могла отказать его матери. Она так к ней добра! Почему он не сказал ей раньше, что они полетят в Сан-Франциско на самолете? Ведь тогда она смогла бы придумать вескую причину для отказа. Тэлли не хотела признаваться, что ужасно боялась высоты и страдала акрофобией с тех пор, как в шестом классе забралась на радиовышку за городом и упала, сломав ногу. Но он, скорее всего, не станет ее слушать.
        Когда самолет пересек поле и выехал на посыпанную гравием взлетную полосу, Тэлли поняла, что уже слишком поздно отступать. Они неслись все быстрее и быстрее. Ее зубы громко стучали, но шум мотора заглушал этот звук. Краем глаза она увидела, как Джед потянул назад ручку регулятора, и почувствовала резкий толчок, когда самолет оторвался от земли. Они поднялись в воздух, но ей показалось, что ее желудок остался на земле.
        Джед успокаивающе похлопал ее по бедру, и она подпрыгнула как ужаленная.
        - Правда, удивительное чувство? - спросил он, ослепительно улыбаясь.
        Она подавила истерический смех, прижав кулак к губам.
        Он обеспокоенно посмотрел на нее:
        - Тебя не тошнит?
        - Я просто… испугалась.
        - Здесь нечего бояться. Сегодня такой чудесный день, идеальная погода для полетов. Ты мне не веришь?
        - Конечно, верю, - ответила она, закрывая глаза.
        - Вспомни, что ты говоришь своим ученикам? Не опускать глаза, не смотреть на лошадь. И ты смотри только вперед.
        Тэлли проглотила комок в горле, открыла глаза и заставила себя выглянуть в окно. Стоял прекрасный летний день.
        - Я, кажется, должна была сверяться по карте.
        - Немного позже. Сначала я должен сообщить наш план полета диспетчеру в Элко, - сказал он, ободряюще улыбаясь, и на мгновение положил руку ей на бедро. На этот раз она не подпрыгнула, почувствовав, как тепло его сильных пальцев распространяется по телу, постепенно освобождая его от напряжения.
        Шум и вибрация мотора, а также голос диспетчера, пожелавшего им удачного полета, немного успокоили ее. Конечно, полет из Невады в Калифорнию чудесным ясным днем не такое уж и важное событие. Но только человек, страдающий акрофобией, мог понять, как страшно летать.
        Она откинулась назад в кресле, закрыла глаза и постаралась представить, что находится на земле, объезжая лошадей на равнине, и свежий ветер треплет ей волосы. Легкая улыбка тронула ее губы.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросил Джед.
        - Уже лучше. - Она украдкой взглянула на него. - Хотя из меня плохой штурман.
        - К счастью, я знаю дорогу.
        Тэлли пришло в голову, что он попросил ее заняться картой, стараясь отвлечь от страха перед высотой.
        - Ты когда-нибудь испытывал ужасный и совершенно необъяснимый страх? - спросила она.
        - Я? Конечно, нет! Я же абсолютно бесстрашен.
        Она вздохнула:
        - Я так и думала.
        - Я боялся лошадей, - признался он.
        - Ты?! Но ведь ты вырос на ранчо, где было много лошадей.
        - Да, но они меня не интересовали, - ответил он, положив руки на штурвал. - Так же, как и мою мать. Ты заметила, как быстро она перебралась в город после смерти отца? Лошади были его слабостью. Отец купил мне пони, когда я еще не научился ходить. Он заставлял меня ухаживать за лошадьми перед школой и учиться ездить верхом после уроков, когда мне хотелось оказаться в совсем другом месте и заниматься своими делами.
        - Например, гонять на мотоцикле по Мэйн-стрит.
        - Помнишь, как я тебя прокатил? - улыбнулся он. - Да, я был неуправляемым мальчишкой, ничего не скажешь.
        - Ты не рассказал мне, почему боялся лошадей.
        - Да, не рассказал.
        Тэлли заметила, что он помрачнел и еще крепче ухватился за штурвал. Она ощутила разочарование, понимая, что Джед больше ничего не расскажет. У него была какая-то тайна, но он не хотел поделиться ею с Тэлли. Но все-таки Джед рассказал больше, чем собирался, и Тэлли польстило, что он доверился ей. Она даже не заметила, как они начали опускаться в облака, направляясь к маленькому аэропорту, расположенному к югу от города.
        Пока Джед переговаривался с диспетчером и странный голос отвечал ему, у нее заложило уши, но она не опустила глаза, чтобы узнать, откуда исходит этот голос. Следуя своему собственному совету, она смотрела прямо, пока они не приземлились и не понеслись по взлетной полосе.
        Впервые взглянув вниз с тех пор, как они покинули ранчо, Тэлли облегченно вздохнула. Она побывала на высоте в десять тысяч футов и благополучно вернулась на землю. От пережитого страха она не чувствовала ничего, кроме неудержимой дрожи во всем теле. Тэлли так долго возилась с ремнями, что Джеду пришлось помочь ей. Его пальцы задержались на ней немного дольше, чем это было необходимо, и внезапно Тэлли охватило странное предчувствие. Они прилетели отпраздновать месяц со дня свадьбы, и хотя их брак всего лишь игра, но, возможно, это был первый и последний медовый месяц в ее жизни.
        Когда Джед подошел, чтобы открыть для Тэлли дверцу, ему пришлось помочь ей вылезти из самолета.
        - Эй, мы уже прилетели! Сначала я не мог посадить тебя, а теперь не могу вытащить, - шутливо проворчал он.
        Тэлли наклонилась и, подогнув колени, соскользнула в его объятия. Он на мгновение крепко прижал ее к себе, а она обхватила руками его за шею. Тэлли была за сотни миль от дома, но, очутившись в объятиях Джеда, внезапно почувствовала себя как дома. Она постаралась убедить себя, что во всем виноват перелет и сейчас они оба испытывают облегчение после удачной посадки. Кроме того, Тэлли всю неделю старалась держаться подальше от Джеда, и теперь ей хотелось покрепче ухватиться за него, не теряя драгоценных мгновений.
        Вот только бы Джед не услышал бешеного биения ее сердца! А он начал ласково поглаживать ее по спине, его руки задержались на ее бедрах, потом он изо всех сил прижал к себе Тэлли. Она прильнула к нему, наслаждаясь близостью его сильного тела. Звуки взлетающих и приземляющихся самолетов исчезли вдали. Джед наклонился к ней, и их губы слились в порыве страсти.
        В любой другой ситуации Тэлли задумалась бы над иронией их жизни. Они жили вместе уже месяц, избегая близких отношений как чумы. А теперь в маленьком, шумном аэропорту, за сотни миль от дома, между ними происходило что-то очень странное. Странное, прекрасное и одновременно захватывающее.
        На мгновение прервав поцелуй, Джед глубоко вздохнул, а затем еще сильнее впился в ее губы. Выражение его лица испугало ее гораздо больше, чем полет на самолете. В его глазах Тэлли увидела безумное желание и решимость. Она ничего не знала о планах Джеда, но впереди еще целых два дня, и Тэлли сможет это выяснить.
        Джед снова глубоко и проникновенно поцеловал ее, и этот поцелуй превратился в незабываемое переживание. Он ощутил властное желание овладеть ее телом и разбудить никогда не испытываемую ранее страсть, то безумное, сладостное влечение, о котором она даже не подозревала.
        Разве возможно, что они испытывали одинаковые чувства? Неужели этот уик-энд станет для них медовым месяцем и Тэлли проведет его с мужчиной своей мечты? Но не делиться же с ним своими мыслями, оставалось только наблюдать и ждать. Они так и простояли бы все утро, обмениваясь страстными поцелуями, но подошедший к ним мужчина в голубой униформе откашлялся, привлекая их внимание, и сказал:
        - Извините, сэр, могу я попросить вас перегнать этот самолет на другой конец поля?
        Джед выпустил Тэлли из объятий и пошел вперед, а она, глубоко вздыхая, в нерешительности бродила вокруг. Окончательно успокоившись, отправилась в маленький офис, где и нашел ее Джед. За это время он успел взять напрокат машину. Несколько миль они проехали в полном молчании. Тэлли ломала голову над тем, сожалеет ли он, что забыл о своей обычной сдержанности, или попытается внушить ей, что все пути к отступлению отрезаны. Она облизала свои опухшие от поцелуев губы, представляя, что произойдет в номере для новобрачных. Если дела пойдут так же, как после свадьбы, то Джед найдет, где ему спать. Он может устроиться на стуле, на кушетке или даже на полу.
        Когда они поднялись на самую крутую гору, каких Тэлли никогда в жизни не видела, она ахнула от восхищения, обозревая картину, открывавшуюся взору с вершины, - сверкающий залив, зеленые острова и великолепный прямой мост.
        - Ты впервые в Сан-Франциско? - спокойно спросил Джед, так, будто в аэропорту ничего не произошло.
        Она кивнула:
        - А ты разве не жил здесь?
        - Несколько лет. У меня здесь есть вилла.
        - А почему мы не остановимся там?
        - Я сдаю ее. И мама посчитала, что нам будет удобнее в отеле. Там мы можем просто позвонить по телефону и заказать все что угодно, если не захотим одеваться и выходить из номера, - сказал Джед, хитро улыбнувшись.
        Тэлли проглотила комок в горле. Джед снова дразнил ее, стараясь вывести из равновесия, и она снова разволновалась. Наверное, она придает слишком большое значение этим нескольким поцелуям. Для Джеда это всего лишь еще один уик-энд, а для нее - новый жизненный опыт. Даже путешествие в другой штат было важным событием для Тэлли. Джед свернул на дорогу, ведущую к известному отелю, расположенному на вершине горы Ноб.
        На этот раз она не стала дожидаться, когда Джед выйдет из машины, чтобы открыть для нее дверцу. Боясь окончательно потерять голову, оказавшись в его жарких объятиях, она открыла дверцу и быстро выскочила из машины, предоставив носильщику заботу об их вещах.
        - Я впервые в Сан-Франциско и сегодня первый раз летела на самолете, впервые… впервые у меня медовый месяц, - призналась она. Тэлли была в восторге. Пусть он посмеется над ней, если хочет.
        Но он не смеялся, а понимающе посмотрел на нее, и от этого взгляда у Тэлли снова перехватило дыхание.
        - У меня это тоже первый медовый месяц.
        - Да, но…
        Швейцар в голубой ливрее с медными пуговицами открыл им двери. Тэлли застыла от удивления, оглядывая огромный мраморный вестибюль, и не смогла закончить фразу. Если бы она могла, то сказала бы: «Да, но ты провел много уик-эндов в отелях с другими женщинами. Ты занимался любовью с дюжинами, возможно, с сотнями женщин, тогда как я сидела дома, читая журналы о ведении пастбищного хозяйства».
        Вестибюль отеля был действительно великолепен, но номер для новобрачных превзошел все ожидания. Он казался намного больше их домика в Хармони. Тэлли с удовольствием прошлась по мягкому белому ковру, устилавшему пол, а когда портье раздвинул шторы, в комнату хлынул яркий солнечный свет. Когда он ушел, Тэлли осмотрела отделанную черным и белым кафелем ванную с телефоном, а Джед переоделся, повесив в шкаф свой пиджак.
        - Пойдем, - сказал он. - Мы еще многое должны успеть посмотреть.
        Тэлли догадывалась, что Джед спешил уйти из номера, опасаясь очередной атаки с ее стороны, новой вспышки страсти. Но ему не о чем беспокоиться, она оставит его в покое. Тэлли знала, что, если подойдет к окну и посмотрит вниз, на улицы Сан-Франциско, у нее случится еще один приступ акрофобии. Она присела на край кровати, сменив туфли на высоком каблуке на удобные прогулочные тапочки. Тэлли знала, что одета слишком скромно для такого роскошного отеля, но ее темно-синяя спортивная куртка и широкие брюки цвета хаки отлично подходили для осмотра достопримечательностей.
        Тэлли и Джед спустились с горы Ноб к Рыбачьей пристани, где купили креветочный коктейль в бумажных стаканчиках. Наблюдая за прогулочными яхтами и рыбачьими лодками и выискивая лакомые кусочки в похлебке из моллюсков в хлебных чашечках, они сидели на скамейке и бросали крошки чайкам, а потом поднялись по крутым ступенькам, проходя мимо разрушенных землетрясением особняков в викторианском стиле, любуясь раскинувшимися вокруг садами и бьющими фонтанами.
        Во время прогулки Джед рассказывал об Нортоне, сумасшедшем золотоискателе, провозгласившем себя королем Сан-Франциско, о смелой женщине, добровольно работавшей пожарной и спасшей многие дома от разрушения после землетрясения, и показал фонтан, названный в ее честь. Они прошлись по Монтгомери-стрит и по Уолл-стрит, разглядывая огромные небоскребы, освещенные полуденным солнцем, и он показал ей офис Сэма Спэйда, главного героя детективных романов Хаммета.
        Джед не собирался быть ее гидом, но ему было приятно видеть улыбку Тэлли, слышать ее смех. Он с удовольствием наблюдал, как она с неподдельным любопытством интересуется всем, что он ей показывал. Джед только теперь понял, что многое в городе считал обыденным и само собой разумеющимся и абсолютно не обращал внимания на его красоту. Но так было до сегодняшнего дня. Он сам не заметил, как взял ее за руку, и они так и гуляли по Юнион-стрит, держась за руки и глазея на витрины магазинов.
        Когда солнце садилось за мост «Золотые ворота», они вернулись в отель.
        - Иди сюда, - позвал ее Джед, подойдя к окну.
        - Не думаю, что мне стоит это делать, - ответила она из другого конца комнаты.
        - Не бойся, ты не упадешь. Я буду держать тебя, - сказал он.
        - Этого я как раз и боюсь, - пробормотала Тэлли, но все-таки подошла к нему. Не оборачиваясь, он обнял ее, чувствуя, как ее мягкая грудь прижалась к его спине. Тэлли послушно обняла его за талию.
        Джед много раз видел закат над океаном, но он никогда не был так ослепительно красив, как в этот вечер. Небо на западе как будто выкрасили красными и оранжевыми полосами. Сегодня все его чувства были обострены до предела, и ему показалось, что он заново родился. С того момента как они покинули Хармони, отправившись в это путешествие, он смотрел на мир другими глазами, и каждая лужайка теперь казалась ярче и зеленее, каждое озеро - чище и прозрачнее. Он никогда не пробовал ничего вкуснее той еды, которую они сегодня ели на улице. Возможно, дело в нем самом или в Тэлли или в том, что между ними происходило.
        Джед собирался устроить для нее необычный уик-энд, специально показывая места, в которых она никогда не бывала. Но именно Тэлли превратила этот день в праздник, заставив его увидеть город своими глазами, и подарила ему новые, необычные ощущения.
        - Какой красивый закат! Сегодня замечательный был день, - сказала она, ее голос приглушенно прозвучал у него за спиной.
        - И он еще не закончился, - пообещал Джед. У них впереди еще целая ночь. Если он не сможет соблазнить свою жену в номере для новобрачных в отеле «Фэйрмонт», то ему останется лишь повеситься. Пусть это будет отставкой одного из сотен самых сексуальных мужчин из журнала «Пиплз уикли».

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Они поужинали в итальянском ресторанчике, расположенном на северном побережье, в котором Джед никогда раньше не был. Ему не хотелось идти туда, где он бывал с другими женщинами, а таких мест в Сан-Франциско было предостаточно. Он украдкой бросал на Тэлли взгляды, забыв о пасте и зеленом салате и стараясь убедить себя, что поступает правильно. Они так долго ждали этого момента - и после ни о чем не станут жалеть.
        Тэлли тоже поглядывала на Джеда, когда он не замечал этого. Она хотела убедиться, что у нее хватит смелости решиться на такой отчаянный шаг. Но за десертом с кофе они забыли о притворстве и, держа друг друга за руки, уже открыто смотрели в глаза друг другу, без слов задавая вопросы и отвечая на них, пока мороженое таяло в стеклянных стаканчиках, а кофе остывал.
        Они не должны ни о чем сожалеть, во всяком случае не сейчас. Они с самого начала заключили деловое соглашение. Джед получал ссуду, а Тэлли - деньги и бонус за быстрое завершение дела. Тэлли пока еще ничего не знала о дополнительном вознаграждении, но очень скоро узнает. Секс не входил в их планы. Но наступил момент, когда Джед понял, что все зависело от него. И если он не ошибся, ее взгляд и горячие поцелуи в аэропорту говорят о том, что она хочет этого не меньше, чем он.
        В отель они возвращались по канатной дороге. Тэлли высовывалась из кабинки, испытывая желание ухватиться за канат и почувствовать, как свежий ночной ветер треплет ее волосы. Джед обнял ее одной рукой. Канатная дорога существовала здесь с
1873 года и была абсолютно безопасна, но он боялся, что Тэлли может разбиться, когда они начнут огибать острый угол.
        В отеле они оказались вдвоем в лифте. Но Джед поцеловал бы ее даже на глазах у целой толпы. Он не мог больше ждать. Он мог бы сдержаться и прекратить эти неистовые, непрерывные поцелуи, но не стал этого делать.
        Все началось в то утро, когда они, взявшись за руки, прогуливались вдоль пристани. Нет, это началось, когда они вместе чинили забор. Хотя нет, все произошло после выпускного бала, пятнадцать лет назад, когда он пообещал жениться на ней. На табло над их головами медленно загорались цифры - 1,2,3, а Тэлли, обняв его за шею и прильнув к губам, сводила его с ума безумными, жаркими поцелуями. Как он хотел обладать этой женщиной!
        Когда они, шатаясь, подошли к своему номеру на девятнадцатом этаже, Джед отпер дверь и, повернувшись лицом к Тэлли, заключил ее в объятия.
        - Подожди немного, мы ведь уже занимались этим, - пошутила она, смеясь и ласково прижимаясь к его щеке.
        - Первый месяц не считается, - заявил он, закрывая дверь.
        - Неужели? - удивилась она, внезапно становясь серьезной.
        Он замер на середине комнаты, по-прежнему обнимая ее.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Все это несерьезно. - На ее лице отразилась тревога.
        - Но мы ведь женаты.
        - Только по документам.
        - Для меня этого вполне достаточно.
        - Для меня тоже, - сказала она так тихо, что он почти не расслышал. Ее щеки пылали, и он понял, какого труда ей стоило произнести эти слова.
        Когда Джед подошел к кровати, его сердце билось с удвоенной силой в радостном ожидании, выбрасывая в кровь адреналин.
        - Ты уверена?
        - Уверена. - Она спрятала лицо у него на груди.
        Пламя желания, которое он так долго сдерживал, вспыхнуло с новой силой, грозя все уничтожить на своем пути. Он осторожно положил ее на кровать, а сам присел рядом, развязывая галстук.
        - Мы давно уже знаем друг друга, - сказал он, не сводя с нее глаз. Он был уверен, что это ее первая ночь с мужчиной, и если у нее есть сомнения… - Мы многое пережили вместе, особенно за последние несколько недель.
        Тэлли начала нетерпеливо расстегивать пуговицы на его рубашке.
        - Поговорим потом…
        - Нет, то есть да. - Он взял ее за руки, покрывая пальцы нежными поцелуями.
        Ласковые прикосновения Джеда пробудили в ней огонь никогда не испытываемого ранее желания. С тех пор как они поженились, Тэлли ждала, когда он займется с ней любовью, и больше не могла медлить ни секунды. Она не помнила, как это произошло, но одежда их оказалась на полу.
        Джед привлек к себе Тэлли, чтобы заглянуть в ее глаза, и грудь ее прижалась к напряженным мускулам его сильного тела. Курчавые завитки волос на его груди щекотали нежную кожу сосков. Она задыхалась от избытка чувств, переполнявших ее. Безумное желание, сжигавшее Тэлли, сметало все преграды. Исчез страх, что он уедет и она останется без дома и без любви.
        Она любит Джеда и всегда будет его любить. И пусть он никогда не будет принадлежать ей полностью, но разве она не может заполучить его на одну ночь? Она забыла все условности и опасения и сдалась, испытывая острое наслаждение от неистовых ласк Джеда. Он покрывал поцелуями ее тело от губ до кончиков пальцев, неторопливо, пробуя на вкус, исследуя, пока она не оказалась на грани экстаза.
        - Джед, о, Джед, - простонала она, чувствуя, как нарастающее возбуждение охватывает ее, превращаясь в пульсирующую боль. И от этой боли ее мог избавить только он. - Возьми меня сейчас, пожалуйста, сейчас.
        - Я не хочу сделать тебе больно, - прошептал он, доставая из кармана небольшую упаковку из фольги.
        Тэлли подумала, что он все-таки носил с собой презервативы и знал, как ими пользоваться. И наконец, когда она была готова умолять его, он осторожно вошел в ее теплое, зовущее тело.
        Она еще крепче обняла его, страстно прижавшись к его губам и наслаждаясь близостью сильного мужского тела. Он первый и последний мужчина, которого она любила, которого хотела. Он овладел ею, проникая все глубже и глубже, пока они оба не испытали бешеный взрыв наслаждения.
        - Тебе хорошо? - спросил Джед, когда она немного успокоилась и комната перестала кружиться. Он заботливо укрыл Тэлли мягкой шелковой простыней и, склонившись над ней, откинул со лба влажную прядь волос.
        Тэлли кивнула. Не было слов, чтобы описать ее состояние. Впервые она каждой клеточкой тела почувствовала себя по-настоящему живой, по-настоящему счастливой. Ничто никогда не будет похоже на это ощущение. Она взяла его руку, прижавшись губами к его ладони:
        - Мне очень хорошо.
        - Мне тоже, - устало улыбнулся он. - Мне очень хорошо.
        Он целовал Тэлли в уголки губ, ласкал ее тело, отыскивая чувствительные места… У Тэлли перед глазами вновь замелькали яркие вспышки, жгучее желание захлестнуло ее, и они снова и снова оказывались на грани экстаза, испытывая волшебное облегчение. Джед крепко держал ее в своих объятиях, пока она не перестала дрожать, а потом вытер ее вспотевший лоб своим носовым платком, глядя на нее изумленными глазами.
        - Неужели… неужели такое возможно? - простонала она, переведя дух.
        - Только с очень чувствительными женщинами, - ответил Джед.
        Он встал и направился в другой конец комнаты к телефону, а Тэлли не сводила с него влюбленных глаз. Желание вспыхнуло в ней с прежней силой, когда она увидела его обнаженное тело, загорелое от работы на свежем воздухе, сильное и мускулистое от физического труда. Высокий, стройный, широкоплечий, он был необыкновенно привлекателен, и даже шрам, пересекавший правое плечо, не портил его красоты.
        Тэлли вылезла из постели, неслышно подкралась к нему сзади и осторожно провела пальцем по тонкой белой линии на его плече.
        - Откуда у тебя этот шрам?
        - Да так, - ответил он. - Это было очень давно, я уже забыл.
        - Но когда?
        Он шумно вздохнул.
        - Мне тогда было десять или двенадцать лет, точно не помню. Я упал с лошади и поранился. - Он стоял к ней спиной, держа в руках телефонную трубку.
        Тэлли нахмурилась.
        - Наверное, это была серьезная рана?
        - Одно время я тоже так думал, но я ошибался. Абсолютно ничего серьезного.
        - Ничего серьезного? - переспросила она. - Похоже, тебе накладывали швы.
        - В конце концов так и произошло. Но сначала мне пришлось взобраться обратно на лошадь, чтобы доказать, что я не испугался.
        - Кому ты это доказывал?
        - Моему отцу, - ответил Джед. - Он не знал, насколько опасна моя рана, он просто не мог этого знать.
        - И ты сел на лошадь?
        - Да, а потом проехал еще две мили и доказал ему, что не боюсь. Когда мы вернулись домой, моя рубашка насквозь промокла от крови. Меня отвезли в больницу и наложили швы. После этого я больше никогда не садился на лошадь. Отец больше не заставлял меня ездить верхом. Именно с того момента я возненавидел лошадей и своего отца. - В голосе Джеда не слышалось ни гнева, ни ненависти.
        Она прижалась губами к его шраму, и ее глаза наполнились слезами. Тэлли хотелось обнять его и выразить свое восхищение его мужеством, но она боялась, что Джед примет ее чувства за жалость.
        Она отошла в сторону, чтобы не мешать ему. Джед сразу же набрал номер комнаты обслуживания. Повесив трубку, повернулся к Тэлли и окинул ее долгим оценивающим взглядом. Краска смущения залила ее обнаженное, беззащитное тело.
        - Мы с тобой должны поесть. Если ты хочешь продолжить, нам понадобятся силы. - Он снова превратился в страстного любовника. Не теряя времени даром, он подхватил ее на руки и отнес в постель, пока официант не постучал в дверь и не прервал их.
        К изумлению Тэлли, они занимались любовью всю ночь, все утро и весь день, не замечая времени в объятиях друг друга.
        И, лишь вернувшись к реальности, оба вспомнили, что их брак не из тех, что заключаются на небесах. Это вообще не брак, а всего лишь финансовое соглашение между двумя людьми ради получения прибыли. Их договор будет действителен, пока они остаются деловыми партнерами, ничего не испытывая друг к другу и не теряя голову от страсти.
        В воскресенье вечером они неохотно собрались и поехали в аэропорт. Как только они покинули гостиницу, все изменилось. По какому-то негласному соглашению Тэлли и Джед вернулись к своим прежним ролям хозяина ранчо и его работницы. Они перестали быть любовниками и молодоженами.
        Медовый месяц закончился. Но воспоминания остались, и, пока они ехали на юг по берегу залива, Джед думал, что никогда не забудет, как Тэлли смотрела на него, даря ему свою любовь, а в ее серых глазах блестели слезы. В ее взгляде он увидел доверие и какое-то глубокое, незнакомое ему чувство.
        Он хотел стать ее учителем и с легкостью преподать ей уроки любви, но Тэлли сама показала ему, что значит быть щедрой, свободной и открытой в своих чувствах. Но при чем здесь чувства? Ведь они не любили друг друга.
        Тэлли не избавилась от страха перед полетами, а он не перестал бояться верховой езды. Казалось, ничего не изменилось, но Джед чувствовал необыкновенную близость между ними и мог предугадать каждый ее шаг. Он знал, что она изо всех сил вцепится в край кожаного кресла, когда они понесутся по взлетной полосе, и затаит дыхание, пока они будут взлетать, а затем, облизав пересохшие губы, уставится прямо перед собой, как он ее учил.
        - От меня мало толку, - сказала она, сворачивая и разворачивая карту. - Я плохой штурман.
        - Пока нет облаков, я найду дорогу, - заверил он ее. - А ты всегда боялась высоты?
        - Всегда. Поэтому мне не следовало забираться на вышку только потому, что так делали все шестиклассники.
        - И высоко ты забралась? - спросил он.
        - Я долезла до середины и упала. - Она пожала плечами. - Я не жалуюсь, ведь никто не заставлял меня туда лезть. Я сломала ногу, но крови совсем не было.
        Меньше чем через час они с шумом приземлились на ранчо. Тэлли сразу же отправилась навестить лошадей, а Джед - посмотреть новый колодец. После легкого ужина они без лишних слов разошлись по своим спальням.
        Тэлли зарылась лицом в подушку, чтобы Джед не услышал ее рыданий. Она плакала от жалости к себе, от того, что открыла Джеду свое сердце, рискуя не получить ответного чувства. Она никогда еще так не страдала. Нельзя поддаваться слабости, она должна стать такой же сдержанной и жесткой, как Джед.
        У него было великое множество романов, он провел дюжины, возможно, сотни уик-эндов с другими женщинами и ни из-за одной не проронил ни слезинки. Чем, собственно, она отличается от тех женщин? В доме стояла тишина, из комнаты Джеда не доносилось ни звука, и Тэлли представила, что он мирно спит после приятного, но обычного уик-энда.
        Он ведь предупреждал ее, и теперь Тэлли оставалось винить в происшедшем только себя. Она надеялась, что следующие несколько месяцев пройдут незаметно и они завершат работу раньше намеченного графика. Джед найдет покупателя, заплатит ей и уедет. Как ни хочется уезжать с ранчо «Белая лошадь», но это место никогда не было и не станет ее домом. Она найдет где-нибудь небольшой участок земли, заберет свою лошадь и будет жить простой и скромной жизнью. В конце концов, у Тэлли есть верные друзья, которые всегда придут ей на помощь. Тэлли ни за что не променяла бы свою жизнь на кочевую, полную приключений жизнь Джеда - с перелетами из города в город. Ей нравилось твердо стоять на ногах на той земле, которую она любила.
        Но их уик-энд в Сан-Франциско и те чувства, которые она испытала благодаря Джеду, она никогда не забудет. Занимаясь с ней любовью, он подарил ей необыкновенную радость, заставив почувствовать себя обожаемой и желанной.
        На следующий день во время ленча им позвонила миссис Уитмор. Тэлли и Джед сидели, уткнувшись в журналы, избегая лишних разговоров. Джед притворялся, что с увлечением читает свой авиационный журнал, а она перелистывала страницы
«Руководства по разведению лошадей».
        - Вам понравился номер в отеле? - спросила Джеда миссис Уитмор. - Я просила поселить вас в самый лучший.
        - Они так и сделали. Все было просто замечательно! Тэлли хочет поговорить с тобой, она расскажет тебе обо всем гораздо лучше меня. Я помню только, что из номера великолепный вид на залив.
        - А постель была удобной? - спросила миссис Уитмор.
        - Просто восхитительной, - ответил Джед, краем глаза наблюдая за Тэлли. Внезапно он вспомнил о Тэлли, лежащей в этой постели, о Тэлли, впервые в жизни испытавшей оргазм, о Тэлли, спящей в его объятиях, об аромате ее волос… Словно бы мысленно вернулся в далекое прошлое, когда они были очень молоды. Он вспомнил, как Тэлли постепенно становилась опытнее и смелее, занимаясь любовью, обучая его любви и страсти, пока он в изнеможении не засыпал.
        Он никогда никого не любил и не мог влюбиться в Тэлли, потому что сразу бы понял это.
        Их отношения необходимо прекратить. Он не мог больше пользоваться ее невинностью и доверием. Они провели вместе незабываемый уик-энд и могли растянуть это удовольствие еще на неделю, а потом на месяц, но он знал: чем дольше длится роман, тем сложнее разорвать отношения. Джед терпеть не мог слез и взаимных обвинений.
        Но они с Тэлли жили под одной крышей, и это все осложняло. Каждую ночь он лежал в своей постели, изо всех сил сдерживая свою страсть и подозревая, что Тэлли испытывала те же чувства. Хотя, возможно, Тэлли хотела только провести приятный уик-энд и больше не думала о нем.
        Иногда Джеду казалось, что Тэлли забрала часть его души. Каждую ночь он представлял, как они занимаются любовью. Но это никогда не повторится, и от этой мысли в его душе появлялась пустота, как будто он потерял что-то важное. Он протянул ей телефонную трубку, и Тэлли взяла ее.
        Джед небрежно прислонился к двери, слушая разговор Тэлли с его матерью.
        - Огромное вам спасибо, - говорила Тэлли. - Мы провели приятный уик-энд. - Тэлли посмотрела на Джеда, но тот нахмурился, и она отвела взгляд. - Комната очень красивая, все отделано в персиковых и зеленых тонах, а в ванной - черно-белый кафель. - После небольшой паузы Тэлли продолжала: - Мы побывали на северном побережье. Там есть маленький итальянский ресторанчик, где вкусно кормят. Я попробовала каламари, а у Джеда было креветочное скампи.
        Они поговорили еще несколько минут, и Тэлли повесила трубку. Джед взорвался от негодования.
        - Приятный! - закричал он. - И это все, что ты можешь сказать? Ты считаешь, что это был приятный уик-энд?
        Тэлли застыла на месте от удивления, глядя на него широко открытыми глазами.
        - А что ты хотел услышать?
        - Да говори все что хочешь, не заставляй меня подсказывать тебе! Если ты действительно считаешь уик-энд приятным, так и скажи.
        - Но я так и сказала.
        - К твоему сведению, я вообще не почувствовал вкуса еды за ужином. Я, в отличие от тебя, вообще не думал о еде, - яростно засверкал он глазами.
        - Хорошо, я думала…
        - Я рад, что ты обратила внимание на отделку комнаты. Пока я, нет, пока мы занимались любовью, ты разглядывала комнату. И это все, что имело для тебя значение?
        - Конечно, нет. Но я не думаю, что могла рассказывать твоей матери о наших сексуальных подвигах.
        - О подвигах! Не могу поверить, что ты так говоришь об этом.
        Тэлли какое-то мгновение молча смотрела на него, а потом расхохоталась.
        - К чему все эти разговоры?
        - Если ты не понимаешь, то я тебе ничего не скажу! - Он сердито хлопнул дверью и устремился к большому дому, чтобы отвлечь себя работой.
        Следующие несколько недель Джед старался избегать Тэлли. Он понял, что их супружеский уик-энд ничего для нее не значил. Это лишь несколько дней, когда они совершали сексуальные подвиги! Джед провел много уик-эндов в разных отелях, но в этот раз он испытал новые и не обычные чувства, которые привели его в смятение. Он не понимал, что с ним произошло, и не знал, как абсолютно не искушенная в любви Тэлли могла найти путь к его сердцу. В одном он был уверен: его сердце не может открыться.
        Благодаря рекомендации Дуайта его избрали в школьный совет, но в церковном хоре, к счастью, ему не пришлось петь. Но и остального оказалось вполне достаточно для насмешек со стороны его старых друзей. Джед никогда и не думал, что в Хармони у него есть друзья. Эти люди, казалось, были рады, что он вернулся.
        Но ничто теперь не могло отвлечь его мысли от Тэлли - он не переставал мечтать о ней. Зато теперь ему не надо было каждый вечер сидеть с ней в гостиной, стараясь не смотреть на нее, и ломать голову, скучала ли она о нем. Тэлли же никогда не бросала в его сторону многозначительные взгляды и ничем ни разу не выдала, что хотела бы снова упасть в его объятия. Вернувшись однажды вечером домой после очередного собрания, он нашел Тэлли спящей в большом кресле. На коленях у нее лежал журнал об авиации. Свет от лампы падал на уставшее лицо, под глазами залегли густые тени от длинных ресниц. Внезапно Джед почувствовал, как сердце защемило от грусти. Но ведь он никогда не грустил, и сейчас у него не было поводов для печали.
        Джед закрыл за собой дверь, и Тэлли проснулась.
        - Привет, - сказала она, улыбнувшись ему милой, сонной улыбкой.
        Внезапно на него с прежней силой нахлынули воспоминания об уик-энде. Он вспомнил, как они просыпались, занимались любовью и засыпали, а затем снова просыпались. И он всегда видел ее улыбку и разметавшиеся по подушке волосы. Джед глубоко вздохнул и, проходя мимо кресла, погладил ее по голове. Ему так хотелось обнять ее, покрепче прижать к себе и отнести в постель! В горле у него застрял огромный ком, мешавший ему говорить.
        - Ты ужинал? - спросила Тэлли, оборачиваясь и протирая глаза.
        - Угу, - ответил он, садясь на подлокотник кушетки. - Тебе не надо было меня ждать.
        - А я и не ждала. Я читала и заснула.
        - Ты читала… это? - Он указал на журнал, который лежал у нее на коленях. - Знакомилась с последними разработками в создании передвижных ангаров? Неудивительно, что ты уснула.
        - Как прошло собрание? - спросила она, откладывая журнал на столик.
        - Знаешь, я испытываю странное ощущение, превращаясь в важного для Хармони человека Может быть, это я изменился или же все дело в городе?
        - Возможно, и то и другое. Ты ведь делаешь это специально для Дуайта? Ведь на самом деле ты не хочешь быть столпом общества Хармони? - спросила она обеспокоенно.
        - Конечно, нет.
        - Я так и думала. - Тэлли пришлось напомнить себе, что у Джеда только одна цель - продать ранчо. Она снова и снова убеждала себя, что он все делал только для этого и только с этой целью устроил для нее медовый месяц. Тэлли стала для него верной союзницей, а Хармони - базой для завершения операции по добыванию денег для авиалинии.
        Джед мог одурачить Дуайта и, возможно, обманул свою маму, но с ней он был честен с самого начала, и за это Тэлли была ему благодарна. А ведь она тешила себя надеждой, что Джед влюбится в нее, станет ее настоящим мужем и не уедет из Хармони. Эта мысль показалась ей такой нелепой, что она едва не расхохоталась.
        От его прикосновения уставшее тело Тэлли охватила нервная дрожь. Она притворно зевнула:
        - Я очень устала, мне пора спать.
        - Ты слишком много работаешь, - заметил он. - Я только что видел новый почтовый ящик с рисунком белой лошади. Мне кажется, это ручная работа.
        - Тебе понравилось?
        - А это ты нарисовала?
        - Да.
        - Здорово!
        Сердце Тэлли немного оттаяло. Хотя, если честно, Тэлли больше нравился упрямый, бескомпромиссный Джед, который раскритиковал ее работу на ранчо. Но образ любящего и внимательного Джеда уже не покидал ее. Мечты о нем теперь преследовали ее даже во сне. Тэлли убеждала себя, что должна забыть о нем, должна спасти себя от боли, с которой не сможет справиться, когда окончательно потеряет его.

        Несколько недель спустя Тэлли стояла в конюшне, чистила свою кобылу и разговаривала с ней.
        - Мы скоро уедем с тобой отсюда, - ласково говорила она. - Наши дела пойдут в гору. Я специально подберу для тебя породистого, красивого жеребца. У тебя будет все самое лучшее.
        - Сколько в тебе снобизма, Тэлли Джеймс! - сказал Джед.
        - Не говори так, - не оборачиваясь, ответила Тэлли.
        - Как? Не напоминать тебе о твоем снобизме? Помнишь, как ты едва не отказалась выйти за меня замуж? Думала, что не подходишь мне.
        - Не насмехайся надо мной. Ты как раз подходишь. - Она посмотрела на него через плечо. - Вы только посмотрите на него! Он пил кофе с Джошем Джентри, помог друзьям своей матери сделать вложения, в пятницу вечером играл в покер. А что будет потом?
        - Что потом? - медленно повторил он. - Я только что разговаривал по телефону с потенциальным покупателем ранчо. - Его голос звучал абсолютно спокойно.
        - Но как же бассейн и тот маленький домик для него? Мы даже не начали копать… - Она начала заикаться, как будто ее слова не могли угнаться за мыслями.
        Это конец! - подумала она.
        - Похоже, его не интересует бассейн. Знаешь, этот человек просто хочет надежно вложить деньги и сдать ранчо в аренду. Он узнал о продаже ранчо от одного моего знакомого пилота. Хорошо, если ты сможешь стать у него арендатором. Тебя бы это устроило, правда?
        Тэлли со страхом смотрела на него и не могла произнести ни слова. В конце концов, пробормотав что-то невнятное, она быстро оседлала Миледи и, оставив Джеда стоять в дверях конюшни, ускакала прочь куда глаза глядят. Ей необходимо было уехать, скрыться от него подальше.
        Тебя бы это устроило? Нет, не устроило бы! Тэлли не хотела жить на ранчо «Белая лошадь» без Джеда. Здесь все будет напоминать о нем. Она жила самостоятельно с восемнадцати лет, но уже привыкла готовить кофе для двоих, слышать жужжание его бритвы в ванной и видеть его полотенце рядом со своим. Ей нравилось говорить с ним обо всем - от проблем Сюзи с мужчинами до кровельных работ и установки очистного устройства для водного резервуара.
        Нет, если он продаст ранчо, она уедет. Не важно куда, только бы забрать с собой Миледи. Тэлли направила кобылу в дальний конец владений, где она еще раньше обнаружила новую дверь в заборе. В ее ушах звучали слова Джеда: «Кое-что я все-таки заметил, например поломанный забор…» Ну что ж, хотя бы об этом заборе ему не придется беспокоиться.
        Тэлли перекинула ногу через седло и спрыгнула на землю. Она осмотрит забор, вернется за инструментами, а потом все починит, на этот раз сама, так что Джед ни о чем не догадается. Пусть он вспоминает о ней как о хорошей хозяйке ранчо.
        Если Джед вспомнит о ней… Зачем себя обманывать? У Джеда Уитмора другая жизнь, полная опасности и волнений, он с нетерпением ждет, когда уедет отсюда. У него не будет времени предаваться воспоминаниям о ней. Вытирая набегавшие на глаза слезы, Тэлли ругала себя за то, что как девчонка позволила себе влюбиться в Джеда. Она быстро шла по границе забора, проверяя колючую проволоку, и, увлекшись, не заметила, как ступила в не засыпанную яму. Острая боль обожгла ее левую ногу.
        - О Господи! - воскликнула она и, согнувшись, упала на сухую землю.
        Обезумев от страха, лошадь бегала вокруг нее. Тэлли с трудом вытащила ногу из ямы и осторожно распрямила ее. Она попыталась подняться, но упала на спину и осталась лежать, призывая на помощь.
        - Возвращайся домой. Миледи, скорее, - умоляла она.
        Лошадь ускакала. Тэлли не знала, куда она отправится и как поступит Джед, если Миледи вернется домой без нее. Возможно, он вообще не обратит внимания на возвращение кобылы без всадника. Он же не будет слоняться вокруг конюшни, дожидаясь, когда она вернется. Тэлли застонала, и слезы хлынули у нее из глаз. Земля была холодной, и Тэлли стала мерзнуть. Ей оставалось только молиться и ждать.

        Джед бродил вокруг конюшни, дожидаясь, когда вернется Тэлли. Что-то случилось с ней во время их разговора, когда она внезапно убежала от него. Она тогда так сильно побледнела! Ему казалось, что Тэлли обрадуется, узнав, что может остаться на ранчо, и будет благодарна за такого подходящего нового владельца. Но ведь с Тэлли никогда ничего нельзя знать наверняка.
        Когда она вернется, он поговорит с ней и выяснит, в чем дело. Джед нетерпеливо прогуливался у конюшни, засунув руки в карманы. Где же она? Не может же он ждать ее здесь целый день!
        Около пяти часов вечера он наконец услышал знакомый стук копыт галопом несущейся через поле лошади. Но когда Миледи приблизилась, Джед увидел - Тэлли с ней нет. Его сердце екнуло, он почувствовал леденящий страх. Тэлли была великолепной наездницей и не могла упасть. Тогда что же случилось? Джед представил, что она лежит совершенно беспомощная где-то на огромных просторах ранчо и он, возможно, никогда не найдет ее. Обезумев, он ухватился за поводья лошади.
        - Что случилось? Где она? - потребовал он ответа, как будто кобыла умела говорить.
        Не задумываясь, Джед закинул ногу в стремя и вскочил в седло. Испугавшись не меньше Джеда, Миледи взвилась на дыбы, вырвала поводья из его рук и сбросила своего наездника в грязь, как тогда, когда ему было десять лет. Оглушенный, задыхаясь, Джед ловил ртом воздух.
        Но на этот раз он остался цел и снова вскочил в седло, как много лет назад. Джед сам не знал, как ему это удалось, потому что лошадь то била копытами, то вставала на дыбы. Но он как-то сумел взобраться на ее спину и чудом удержался в седле. Джед не пытался управлять Миледи, он надеялся, что она сама приведет его к Тэлли. И хотя он не особенно верил в это, ему пришлось довериться лошади - клубку нервов, четырем ногам, гриве и мозгу размером с грецкий орех, потому что другого выбора не было.
        Скоро Джед понял, что Миледи знает дорогу, направляясь в сторону южной границы ранчо. Когда они подъехали к забору, Джед увидел Тэлли. От радости его сердце готово было выпрыгнуть из груди. Он соскочил с лошади и позвал ее срывающимся голосом, но Тэлли не двигаясь лежала на земле. Она не могла умереть. Она не могла…
        Джед склонился над неподвижным телом. Ее веки чуть заметно затрепетали, и он с облегчением вздохнул.
        - Тэлли, я здесь, что случилось?
        Она вся дрожала.
        - Я сломала… ногу, - пробормотала она.
        Он осторожно провел рукой по ее коже.
        - О нет, мне больно!
        - Прости, - пробормотал он. - Я съезжу за грузовичком и привезу что-нибудь, чтобы наложить шину, а потом отвезу тебя в больницу.
        - Не уходи, - попросила она.
        - Я должен, но обещаю, что скоро вернусь.
        Скосив глаза в сторону, Тэлли увидела свою лошадь.
        - Ты приехал на Миледи? - спросила она, переводя взгляд на Джеда.
        - Да.
        - Но…
        - Жди меня здесь и не двигайся.
        Она слабо улыбнулась:
        - Не беспокойся.
        Миледи не хотела возвращаться без Тэлли, и Джед не винил ее. Ему тоже не хотелось уходить. Вскочив на лошадь, Джед ухватился одной рукой за край седла и, крепко вцепившись в поводья, поскакал домой. На этот раз Миледи покорилась ему. Возможно, эти животные гораздо умнее, чем он думал?
        На ранчо он отвел лошадь в конюшню, пробормотав ей слова благодарности, и бегом вернулся в дом. Джед взял с собой две небольшие доски и разорвал на длинные полосы старую простыню. Потом на грузовичке вернулся к Тэлли. Осторожно продев ее ногу между двумя досками и крепко перебинтовав их полосками от простыни, он положил ее на широкое заднее сиденье грузовичка и накрыл одеялами. Он медленно ехал по неровной дороге, стараясь не трясти Тэлли, обеспокоенно поглядывая на нее через плечо.
        Когда они подъезжали к городу, Тэлли закрыла глаза и погрузилась в полубессознательное состояние. В приемную доктора Лэйси Джед и санитар внесли ее на носилках.
        Джед остался ждать в приемном покое. Ему показалось, что прошла целая вечность, прежде чем санитар вывез Тэлли в инвалидном кресле.
        - А вот и ваша жена, - сказал врач. - Я дал ей обезболивающее, поэтому она должна хорошо выспаться. Я предписываю ей несколько недель отдыха, но обещаю, что она будет как новенькая, когда мы снимем гипс.
        Взглянув на Тэлли, Джед увидел, что на ее щеках появился легкий румянец, и, закрыв глаза, про себя произнес благодарственную молитву.
        По пути домой Тэлли слабым голосом объясняла, как все произошло. Внезапно страх за нее обжег его словно электрический ток.
        - Почему ты не смотрела под ноги? - потребовал он ответа. - На тебя могли напасть барсы.
        - Я знала, что ты найдешь меня, - пробормотала она.
        - Я мог опоздать, и грифы обглодали бы мясо с твоих костей.
        - Прости меня.
        - Тебе действительно стоит попросить прощения, потому что твоя лошадь сбросила меня.
        - Ты не ушибся? - встревожилась Тэлли, поднимая голову.
        - Ничего страшного.
        - И ты опять сел в седло, - уже сонно пробормотала она.
        - Конечно. А по-твоему, я должен был позвать на помощь Национальную армию? Тебе не пришло в голову хотя бы намекнуть, куда ты собираешься? Нет, ты сломя голову унеслась прочь. Ты не подумала, что я могу ждать тебя и беспокоиться? Ты никогда вообще не размышляла, как я к тебе отношусь? - Он покачал головой. - Можешь не отвечать, я и так знаю, что не размышляла. А тебе не приходило в голову, что я люблю тебя?
        Джед внезапно замолчал, осознав, что говорит, и вздрогнул. Посмотрев через плечо, он увидел, что Тэлли подложила руку под щеку и закрыла глаза. Обезболивающее наконец подействовало, и она заснула. Слава Богу, Тэлли ничего не слышала!

        Следующие несколько недель Тэлли мучилась, чувствуя себя абсолютно бесполезной. Джед предложил ей работу на телефоне и составил список клиентов, которых она должна была обзвонить. Но Тэлли не могла ни на чем сосредоточиться. Ей казалось, ее сердце исчезло, а на его месте образовалась пустота. Она боялась спрашивать о покупателе, а Джед не вспоминал о нем, пока с Тэлли не сняли гипс.
        В тот день она, прихрамывая, ковыляла вокруг дома на костылях, чувствуя себя еще более беспомощной, чем в гипсе. Иногда она сомневалась, сможет ли снова стать нормальной, здоровой женщиной, такой, какой была до приезда Джеда. Если только это можно было назвать нормальным состоянием.
        - Я хочу познакомить тебя с человеком, который покупает ранчо, - сказал Джед, помогая ей подняться по ступенькам на крыльцо сторожки.
        Покупает! Значит, сделка уже заключена, а он даже ничего ей не сказал!
        - Зачем? - спросила она, отбросив в сторону один костыль и усаживаясь на качели, висящие на крыльце.
        - Зачем? Чтобы узнать, что ты о нем думаешь, - ответил Джед.
        - Мое мнение не играет большой роли. Я все равно не собираюсь здесь оставаться.
        Он крепко ухватился за цепи качелей.
        - Куда ты поедешь? Мне казалось, что тебе здесь нравится.
        - Мне надоело быть во власти отсутствующего хозяина, который внезапно возвращается и превращает мою жизнь в хаос.
        - Итак, теперь я наконец узнаю правду! А я все это время думал, что принес в твою жизнь приятное разнообразие.
        - О да, бедная малышка Тэлли так одинока на ранчо со своими лошадьми! Только в следующий раз не делай мне одолжений.
        - Но ведь это ты сделала мне одолжение. Ты же не хотела выходить замуж, - сказал Джед.
        - Это напоминает о нашем скором разводе. Когда он состоится?
        - Зачем? Ты куда-то торопишься?
        - А ты - нет? Я вижу, ты боишься последствий. Когда Дуайт узнает о разводе, он поймет, что ты его одурачил.
        - Тэлли, я не обманывал его. Я попробовал пожить в браке, постарался привыкнуть к Хармони. Он подумает, что у меня ничего не получилось. Такова жизнь, он должен это понять.
        - Он-то, может быть, и поймет, а как же все остальные? Что скажет твоя мама и твои друзья, которые искренне поверили, что ты оценил дружелюбие жителей Хармони… охоту и рыбалку. Они наверняка будут скучать, когда ты уедешь. - Она прикусила язык, чтобы не спросить: «А как же я?»
        - А ты, Тэлли? - спросил он.
        - Я тебе не верила, потому что знала правду.
        - Ты будешь скучать, когда я уеду? - спросил он, и в его потемневших глазах появилось странное выражение.
        Это был нечестный вопрос, а она хотела быть с ним честной. Она терпеть не могла врать, но вместе с ним обманывала всех вокруг. Тэлли больше не хотела скрывать, что она не сможет жить здесь без него, что она вообще нигде не хочет жить без него. Она станет скучать по нему, просыпаясь по утрам, каждую ночь, когда будет ложиться спать, и каждый раз, садясь ужинать в одиночестве.
        Но она не осмеливалась сказать правду. Джед наверняка смутится, а возможно, даже пожалеет ее. Он достиг своей цели и теперь получит деньги и уедет, не оглянувшись назад, не вспомнив ни о ней, ни о ком другом в Хармони. Он ждал ее ответа, но вместо этого она начала рыться в кармане.
        - До того как ты уедешь…
        - Подожди, я ведь еще не уезжаю, - запротестовал он.
        Тэлли протянула руку, на ее ладони лежала маленькая, завернутая в красивую бумагу коробочка.
        - Может быть, немного поздно, но я тоже хочу сделать тебе свадебный подарок. Я была просто поражена, когда ты подарил мне Миледи. Я не сообразила, что тоже должна была сделать тебе подарок. Конечно, это не идет ни в какое сравнение с лошадью, но когда я увидела ту рекламу в твоем авиационном журнале, то подумала, что эта вещь может тебе пригодиться.
        Он сорвал бумажную обертку и открыл коробочку.
        - Это GPS, - объяснила Тэлли, заметив его недоумение. - Всеохватный определитель местоположения. Он точно сообщает тебе, в какой точке земного шара ты находишься. Он действует на высоте до пятидесяти футов. Это на тот случай, если ты потеряешься.
        Джед продолжал очень странно смотреть на подарок. Он ему не нравится!
        - Прибор определяет широту и долготу, - объяснила она. - Раз уж я не состоялась как штурман, тебе необходимо что-то более надежное. Если ты потеряешься… - Она представила, как он оказывается неизвестно где, заблудившись в тумане или попав в ураган, и ее голос дрогнул. Кого он позовет, кто придет к нему на помощь?
        Крепко зажав передатчик в руке, Джед круто развернулся и быстрыми шагами ушел прочь, чувствуя смятение и злость. Если бы Тэлли хотела, чтобы он остался, то не подарила бы ему определитель местоположения. Это не свадебный, а прощальный подарок.
        С тех пор как он получил предложение от покупателя, Джеда беспокоили странные мысли. Все достигнутое было ничем перед тем, чего ему никогда не получить, - перед Тэлли. Джед уговорил ее выйти за него замуж, но теперь у него не было никакой возможности убедить ее остаться его женой. И зачем ей это? Тэлли не хочет жить на ранчо «Белая лошадь», он ей не нужен. Ей нужен только развод. Проверяя кнопки на подаренном передатчике, он представил себя в самолете высоко в небе, в самом отдаленном уголке мира, где никто не нашел бы его, даже Тэлли. Она имела наглость подарить ему этот определитель. Ну уж нет, ей не удастся так легко от него избавиться!
        Пораженная внезапным уходом Джеда, Тэлли неподвижно сидела на качелях, уставившись на пустынный пейзаж. Что случилось с Джедом? Может быть, это не такой уж хороший подарок, но разве он не мог хотя бы изобразить благодарность?
        Если бы она могла ходить, то догнала бы его и потребовала объяснений. Черт возьми, как тяжело быть инвалидом! Расстроившись, она сбросила с крыльца свои костыли. В тот самый момент на дорожке показался Джед, он быстрыми шагами шел к крыльцу. Увидев костыли, валявшиеся на земле, он остановился и поднял их.
        - Ты что-то потеряла?
        - Да, мое терпение. Если тебе не нравится подарок, ты можешь вернуть его.
        - Ни за что! Теперь каждый раз, отправляясь в полет с моим GPS, я буду думать о тебе. Вопрос только в том, будешь ли ты думать обо мне! - Его глаза засверкали от едва сдерживаемого гнева.
        - Я не знаю… - Она нервно постукивала ногтями по деревянным подлокотникам качелей. Джед приблизился на опасное расстояние. Если он продолжит испытывать ее, она может сорваться и во всем ему признаться.
        Он взвесил ее подарок на ладони.
        - Ты уверена, что не хочешь остаться на ранчо? - спросил он, пронзая ее пристальным взглядом своих голубых глаз.
        Тэлли кивнула и откинулась назад, положив голову на деревянные перекладины старых качелей. Она так устала лгать Джеду, лгать самой себе! Она хотела только, чтобы это побыстрее закончилось и он уехал. Тогда она смогла бы разобраться со своей жизнью и попыталась бы забыть его. Если она останется на ранчо, то ничего не получится. Крошечная слезинка скатилась по ее щеке.
        Джед прислонился к перилам крыльца, наблюдая за ней.
        - В чем дело? - спросил он, нахмурившись. - Мне казалось, ты не можешь дождаться, когда все закончится.
        - Так и есть. Если бы я не сломала ногу, то сейчас прыгала бы от радости.
        - Если ты не хочешь разводиться, так и скажи. Мы можем остаться мужем и женой. Я не собираюсь больше жениться. А ты? - хрипло спросил он.
        - Не знаю. Я могла бы. Я не отказалась бы от еще одного медового месяца, - мечтательно произнесла она.
        - С кем-нибудь другим? - спросил он, сжав зубы. - Только попробуй, и я сломаю тебе вторую ногу!
        Тэлли с трудом подавила смех. Джед присел на качели, крепко прижавшись к ней, и обнял ее одной рукой за плечо.
        - Я подумал, - сказал он, крепче прижимая к себе Тэлли, - о том, чтобы не уезжать из Хармони и жить на ранчо. Но только если ты останешься со мной и согласишься быть моей женой. Я знаю, что у тебя свои планы, но подумай над моим предложением. - Он сделал паузу. - Время вышло. Что скажешь?
        - Это по-прежнему будет брак по расчету? - спросила она, поднимая голову, чтобы прочесть ответ в его глазах.
        - Здесь уже нет никакого расчета, - ответил он, гладя ее мягкие волосы. - Мне будет не очень удобно управлять отсюда авиалинией, хотя бы и половиной, но это стоит того, потому что я люблю тебя. Но если ты не любишь меня, то так и скажи, пока я не выставил себя полным дураком.
        Вместо ответа она подняла голову и впилась в его губы жадным поцелуем.
        - Это значит - да? - глухо спросил он.
        - Ммм.
        - Спасибо, Господи. Потому что, хотя мне нравятся ранчо и город… они просто ничего не значат без вас, миссис Уитмор.
        - А почему ты говорил о половине авиалинии?
        - Я не смогу выкупить долю моего партнера. Но скорее всего, у меня найдется время только для половины. Большую часть своей жизни я хочу посвятить тебе и, конечно, нашим будущим детям. Ты научишь их ездить верхом, а я - летать на самолетах.
        - Ну а если они не захотят ездить верхом или летать, а пожелают играть на барабане в оркестре…
        - Тогда мы превратим гараж в студию!
        Тэлли радостно улыбнулась:
        - Из тебя выйдет отличный отец.
        - А как насчет мужа? - спросил он, проводя пальцем по ее губам.
        - Я уже дала тебе обещание, - сказала она.
        - Ты дала мне гораздо больше, - прошептал он и, подняв на руки, понес ее в спальню.

        КОНЕЦ

        Внимание!
        Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к