Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Грейс Кэрол: " Никакого Риска " - читать онлайн

Сохранить .
Никакого риска! Кэрол Грейс

        # У Элли, как и у классической Золушки, есть злобная мачеха, избалованные сводные сестры и даже хрустальные башмачки. Но в отличие от сказочной героини се цель не Прекрасный Принц, а собственный ресторан.

        Кэрол Грейс
        Никакого риска!

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Элли, ты опаздываешь! - нахмурилась мачеха.
        Гвен Брэнсон в плаще, накинутом поверх платья для коктейля, стояла посреди кабинета. В руках она с трудом удерживала огромную кучу разных вещей, в том числе большую скатерть и коробку со свечами. Видны были только глаза мачехи, но Элли уже представляла ее рот с недовольно опущенными уголками губ.
        Причиной же недовольства была как всегда Элли. Играла ли та роль классической Золушки в хрустальных туфельках или бродила по кухне, занимаясь разнообразными делами по хозяйству, опаздывала или приходила вовремя - все равно мачехе было не угодить.
        Гвен твердо верила, что она и обе ее родные дочери неотразимы в маникюре и дорогой модной одежде. Она уже давно махнула рукой на падчерицу, мол, пусть поступает как знает, и Элли это вполне устраивало. Впрочем, Гвен и обе ее дочери все же отравляли ей жизнь. Они не говорили ей напрямую, что она, мол, неуклюжая дылда, но вполне хватало и намеков. Элли возвышалась как башня над своими сводными сестрами, а те страшно завидовали ее способности есть все подряд и при этом не набирать ни одного лишнего килограмма. Склонные к полноте девицы редко занимались физическим трудом и почти не выходили из дому; стройная и гибкая фигура сводной сестры вызывала у них крайнее недовольство. Гвен это тоже сердило, она не хотела, чтобы ее девочек сравнивали с Элли, так как сравнение было явно не в пользу ее дочерей.
        - Извини, - сказала Элли, стряхивая с юбки капли дождя. - Дети никак не хотели меня отпускать. Они просили, чтобы Золушка рассказывала им сказки…
        - Тебе не платят за сказки! Ты получаешь деньги за то, что кормишь их пирожными и мороженым. Теперь из-за тебя мы опоздаем!
        - Мне нужна всего минута. Я только переоденусь, и мы сразу же отправимся.
        - У нас нет в запасе ни минуты. Эйприл и Мэй уже уехали, чтобы все подготовить. Продукты привезли, тебе останется лишь смешать ингредиенты. Я уже хотела уйти без тебя. Я бы и ушла, только…
        Гвен не закончила фразу, да этого и не требовалось. Элли знала, почему мачеха дождалась ее. Ведь падчерица делала самую тяжелую работу по кухне. Утром она подготовила продукты, но теперь предстояло печь, жарить на гриле, начинять, шинковать, готовить соусы и наполнять подносы своими фирменными творениями. В это время мачеха и сестры будит слоняться без дела среди гостей, передавать им закуски, наполнять бокалы шампанским и ослепительно улыбаться, совершенно незаслуженно принимая комплименты и благодарность за прекрасно приготовленную еду.
        - Возьми. - Гвен передавала Элли коробки. - Все это понесешь ты. Идем.
        Элли покорно пошла следом за мачехой. Несколько минут спустя она уже сидела за рулем, а Гвен давала указания, как проехать в Пасифик Хайте, один из самых престижных районов Сан-Франциско. Вскоре они остановились перед высоким домом из тесаного камня.
        Когда они обходили трехэтажное здание по периметру, Элли даже присвистнула от восхищения.
        - А кто все-таки устраивает сегодня вечеринку?
        - Крупный капиталист, - ответила Гвен. - Очень богатый. И неженатый. Прекрасный шанс для твоих сестер. Они могут познакомиться с ним или с кем-нибудь из его холостых друзей. Только не пытайся все испортить!
        Элли не видела лица Гвен, но голос мачехи дрожал от злости.
        Испортить! Может быть, ока вспомнила тот случай, когда Элли уронила ящик с яйцами на дорогущий ковер в яхт-клубе как раз перед приходом гостей на громкий юбилей? Или тот случай, когда из-за того, что одновременно работали блендер, микроволновая печь и другие электрические приборы, погасло электричество на дне рождения? Тогда гости полчаса сидели в темноте и жевали крекеры с сыром.
        Допустим, у нее были ошибки. Но ведь она хороший повар! Элли с отличием окончила кулинарный институт и, казалось, могла бы рассчитывать на уважение со стороны домочадцев. Но у мачехи были другие взгляды на этот счет. Никаких послаблений! Гвен всегда была очень требовательна к Элли, а после смерти ее отца она, унаследовав его немалое состояние и вложив все деньги в собственный бизнес по организации праздников, стала еще непримиримее. Ее тайной целью было проникнуть таким способом в «высшее общество» и выгодно выдать замуж своих дочерей. Пока из этой затеи ничего не получалось, толстухи теряли надежду.
        Задумавшись, Элли не заметила небольшой выступ и споткнулась, коробки с орехами и сыром рассыпались по каменистому покрытию двора. Она услышала недовольное шипение мачехи и тут же принялась собирать разбросанные коробки. Не успела Гвен высказать Элли свои претензии, как дверь распахнулась и в темноте послышались недовольные голоса ее сводных сестер.
        - Где вы так долго были? - недовольно заворчала Эйприл прямо с порога. - Гости уже собрались. Хозяин сердится. - Она придержала дверь, впуская Элли и Гвен на кухню.
        Не успела Элли ничего возразить, как заговорила Мэй:
        - Боже, Элли! Что это на тебе надето? - Не в силах сдержать смех при виде сказочного наряда Элли, она зажала рот руками. Обе сестры были в черных платьях для коктейля с белыми кружевными передничками. По их мнению, так они выглядели эротичнее, как настоящие француженки. Одной было двадцать два, а другой - двадцать три года. Обе уже год как пребывали в озабоченных поисках мужей с активной подачи Гвен.
        Элли исполнилось уже двадцать шесть лет, и матримониальных планов у нее не было вовсе. Еще в то время, когда тяжело заболела ее мать, на нее свалились все хлопоты по дому. Она долгие годы готовила еду и убиралась в доме, сначала для отца, а потом и для его новой жены и дочерей. Ей вовсе не улыбалось заниматься этим же для мужа. Даже для Прекрасного Принца! Она любила готовить, но устала быть всегда на вторых ролях.
        Если Элли согласится когда-либо выйти замуж, это должно произойти по настоящей сказочной любви - как у Золушки или Спящей Красавицы. Или любовь со всеми ее переживаниями и волнениями - или ничего.
        Разумеется, Элли не делилась этими мыслями ни с мачехой, ни с сестрами. Они бы подняли на смех ее фантазии и ее, по их мнению, невыигрышную внешность - слишком высокий рост и огромный для женщины размер ноги. Она встречалась с несколькими парнями из кулинарного института, но эти встречи так ничем и не закончились. И к лучшему - если ее мечты осуществятся и она станет хозяйкой собственного ресторана, времени у нее не хватит ни на мужа, ни на детей.
        - Как смешно ты выглядишь, - заметила Эйприл, возвращая мысли Элли на землю. - Что это за Золушка под два метра ростом в хрустальных туфельках, готовящая закуски на кухне? Мы по крайней мере хотя бы привели себя в порядок. Впрочем, тебе должно быть все равно, как ты выглядишь, ведь ты все время прячешься на кухне.
        - Правильно. - Элли скинула свои огромные «хрустальные» туфли - неуклюжее подобие золушкиных хрустальных башмачков - и спрятала их в подсобке, оставшись босиком. Потом она надела белый передник и оглядела ряды медной утвари, свешивавшейся рядами с потолка, просторные гранитные разделочные столы, сверкавший никелированной поверхностью холодильник и посредине комнаты - огромный разделочный блок для мяса. Как бы ей хотелось иметь собственную кухню, так же прекрасно оборудованную! Ничего! Когда-нибудь у нее тоже будет такая кухня, в собственном ресторане, а в ней - целый штат квалифицированных работников. Как только она раздобудет необходимую сумму денег…
        - Куда положили фарш? - спросила она и приступила к работе.
        Через полчаса Элли вынула из духовки крабовые тарталетки, потом начинила маленькие картофелинки фаршем из взбитых сливок с икрой и выложила на широкий поднос треугольные пироги, начиненные тремя сортами сыра. Сестры прямо-таки выхватили все это у нее из рук и поспешно заскользили по коридору в гостиную. Сквозь приоткрывшуюся дверь Элли успела заметить красивую обивку на стенах, деревянный пол, персидские ковры и потолки с лепниной. Она услышала музыку, смех и отдаленный гул голосов. Не отвлекайся, сказала Элли себе. Предстоит выполнить еще кучу всяких дел.
        Оставшись одна, Элли облегченно вздохнула и убрала назад выбившиеся пряди волос. Когда она вынула из духовки булочки с креветками, дверь кухни распахнулась и на пороге появился высокий мужчина в темном костюме и голубой рубашке с красным галстуком. Элли с величайшим удивлением узнала в нем того самого несносного господина, которого уже две недели никак не могла выбросить из головы. Бессердечный, голубые глаза с холодным блеском. От неожиданности она выронила из рук противень вместе с булочками прямо на пол.
        Они одновременно наклонились, чтобы поднять булочки, и крепко стукнулись лбами. Элли упала на спину.
        - С вами все в порядке? - спросил мужчина, помогая ей встать на ноги.
        - Все прекрасно, - неуверенно ответила девушка и подумала: «За исключением того, что в глазах помутилось и голова загудела».
        Он явно не узнал ее! Две недели назад Элли сидела в его кабинете минут пятнадцать. А сегодня они столкнулись головами, он оглядел ее со всех сторон и не узнал! Без сомнения, во многом виноват ее сказочный костюм, но она-то его сразу узнала.
        Нахальный самовлюбленный негодяй! Отказал ей в займе для основания собственного дела. Он, должно быть, каждый день отказывает таким, как она. Пусть он ее забыл, но сама Элли его никогда не забудет. Тогда он объяснял причину своего отказа таким мягким и одновременно самоуверенным тоном!
        Девушка запомнила каждое слово. Он сказал: «Я часто иду на риск. Но, поверьте, я не собираюсь бросать деньги моих клиентов на ветер. Я не хочу вкладывать средства в ресторан. Вы знаете, что новички обычно не могут удержать бизнес более чем полгода? Девяносто девять процентов из ста. Я вообще не вкладываю деньги в рестораны, так почему же я должен пойти навстречу вам? Как повар вы еще не заработали себе имя! Вы - никто. Ваше дело заранее обречено на провал. И вообще ресторанный бизнес меня не интересует ни в коей мере. Я вкладываю средства только в выигрышные предприятия. Ваше - заведомо проигрышное. И вообще, как вы сюда пробрались?»
        Элли поняла, что надо уходить, и как можно скорее, пока он не выяснил, что она пробралась под видом обслуживающего персонала из соседнего кафе - якобы принесла обед для рабочих. Она никогда не забудет внимательный взгляд его голубых глаз. Вот так же он и теперь глазеет на нее.
        Обернув руку носовым платком, мужчина поднял с пола горячий противень с булочками. Элли окончательно растерялась. Обессиленная, она прислонилась к стене, у нее кружилась голова. Должно быть, она пострадала больше, чем сама ожидала, столкнувшись с этим типом. Тот тем временем словно не замечал ее. Он, кажется, не прочел ее растерянности и спокойно откусил от булочки.
        - Неплохо, - заметил он, задумчиво жуя. Элли облокотилась на разделочный стол, изо всех сил желая, чтобы предметы перестали вращаться у нее перед глазами. Ее лицо разрумянилось от кухонного жара и от смущения.
        - Неплохо? - переспросила девушка, сообразив, что он говорит о булочке с креветочным фаршем, предмете ее неизменной гордости, ее фирменном блюде. Она даже премию за него получила на городском конкурсе поваров! - А вы пробовали лучше? - сухо поинтересовалась Элли.
        - Подождите немного, и я скажу вам, - пробубнил он, продолжая жевать. - Вот только съем еще одну.
        Элли взяла булочку с противня и протянула ему, но в тот самый момент подал голос мобильный телефон и мужчина начал быстро и резко разговаривать о ставках и процентах, буквально выплевывая нетерпеливые вопросы и давая краткие и точные пояснения, подкрепленные цифрами. Элли наблюдала за ним, приоткрыв от удивления рот. Должно быть, у него не мозг, а компьютер. Неудивительно, при его-то профессии и положении. Он закончил телефонный разговор так же резко, как и начал. Затем, спрятав телефон, продолжил дегустацию.
        Элли тоже взяла булочку, чтобы удостовериться в качестве. Все в полном порядке, продукт хорош как всегда. Тесто воздушное, креветки с сыром и лимоном, сдобренные свежим укропом, великолепны. Да, он привык к высочайшему качеству, но ведь и она тоже! Он разбирается в финансах, а Элли разбирается в продуктах. А готовит она всегда превосходно, и вправе утверждать это без лишней скромности. Она и на той злосчастной встрече говорила ему об этом.
        Уничтожив вторую булочку, он, прищурившись, пристально заглянул в глаза Элли. Ну вот, сейчас начнется, подумала девушка. Но он просто одобрительно кивнул:
        - Да, вы правы. Очень вкусно.
        Отступив, мужчина оглядел ее с ног до головы. Он так долго осматривал ее странный наряд, ее пылающее лицо, выбившиеся из узла прядки волос и, наконец, ее босые ноги, что у нее по спине от волнения побежали мурашки. Наверное, он все-таки узнал ее. Ну и что? Какое это сейчас имеет значение?
        - Все эти яства сотворили вы? - наконец спросил он.
        - Можно сказать и так, - сдержанно отозвалась Элли. Вы бы в этом давно убедились, если бы уделили мне тогда хоть капельку внимания, подумала она.
        - Простите, что напугал вас, когда так неожиданно ворвался сюда. Вы хорошо себя чувствуете? - Он приложил прохладную ладонь к ее пылающему лбу. - Да у вас температура. Может быть, отдохнете несколько минут? Приляжете?
        - Я прилягу? - удивленно хмыкнула девушка. Его прикосновение подействовало на нее успокаивающе. - Я готовлю сегодня на тридцать человек! У меня нет ни минуты свободной.
        Он убрал свою руку.
        - Ну, если вы считаете, что все в порядке…
        - Конечно, в порядке. А вы как? - из вежливости поинтересовалась Элли.
        - Прекрасно. - Мужчина слегка нахмурился. - Кажется, мы встречались где-то раньше? - Он снова окинул ее взглядом с ног до головы. Ей показалось, будто он раздел ее и она дрожит перед ним в одном бикини. - Кто вы?
        Чтобы успокоиться, Элли сделала глубокий вздох.
        - Вы заметили мой костюм? Да, действительно Золушка, вернее, днем была таковой.
        - Ну так вот, Золушка. Меня зовут Джек Мартин. И если вы рассчитываете встретить здесь Прекрасного Принца, значит, вы пришли не туда, куда нужно. Принцы есть, но среди них нет ни одного прекрасного. Да им это и не нужно. Они все мультимиллионеры. Я вообще-то пришел сказать вам, что уже семь тридцать. Какого черта до сих пор не готовы крабовые тарталетки?
        - Они будут готовы через пять минут, - спокойно ответила Элли, взглянув на таймер. - Еще будут вопросы?
        - Будут. Вы уверены, что мы раньше не встречались? Вы напоминаете… не важно. Скажите, кто эти две бесполезные и глупые особы, которые бродят в гостиной, Золушка? Ваши отвратительные сводные сестры?
        - Я бы не назвала их отвратительными, - ответила Элли, радуясь, что он, кажется, не узнал ее. - Но вы правы, это мои сводные сестры.
        - Я заказывал специалистов по организации вечеринок, а получил какую-то сказочную команду. А в полночь вы не превратитесь в какую-нибудь тыкву?
        - В тыкву превращается карета, - язвительно заметила Элли. - Вам следует перечитать классику.
        - Обязательно перечитаю, - заверил он. - Вот только бы пережить эту неделю. Очень многое зависит от успеха этой вечеринки. А завтра мы приступаем к серьезным делам. Всю неделю будут семинары и презентации, потом придется уговаривать этих богатых парней, чтобы они расстались с несколькими своими миллионами. Хорошая еда и напитки могли бы здорово помочь делу. В этом у меня богатый опыт. Ханна Армстронг, моя экономка, вернется завтра. Она готовит превосходно. А я прошу вас превзойти себя сегодня. Мне нужно, чтобы эти парни были в хорошем настроении и согласились бы вложить средства в мое предприятие.
        - И оно должно принести вам сказочные прибыли в будущем, - не без сарказма прокомментировала Элли.
        - Гарантии, конечно, нет. Бывало, что я выигрывал, бывало, что терял. Но я выношу из всего полезный урок и сохраняю присутствие духа, - ответил Джек Матрин.
        Он пристально посмотрел на девушку. У нее замерло дыхание. Вот так и раньше он смотрел на нее, проникался ее проблемой и в конце концов отказал. Температура в кухне поднялась по меньшей мере градусов на десять, и печь была тут ни при чем.
        Джек Мартин, крупный финансист и ловкий бизнесмен, похоже, человек с очень горячим темпераментом. Уверенные манеры, широкие плечи, прекрасная фигура. Жаль, что он такой богатый и вредный! Иначе Элли посоветовала бы ему взглянуть на ее сестер. Впрочем, если он свяжется с Эйприл или Мэй, ему достанется по полной программе.
        В кухне вместе с температурой нарастало и напряжение. Надо проверить, как там крабовые тарталетки в духовке, но под взглядом Джека Мартина Элли оцепенела. Девушка не могла придумать предлога, чтобы изменить обстановку, он, кажется, тоже. Ей нужно было нарезать батон, но она боялась, что у нее дрогнет рука и ломтики получатся неровными. Почему он не уходит? Почему не дает ей работать?
        - Я вас откуда-то знаю, - наконец произнес он. - Где мы встречались? На вечере у Барлет?
        - Нет.
        Он щелкнул пальцами.
        - Вспомнил! Вы приходили ко мне в офис. Хотели открыть свой ресторан.
        - Вы мне отказали.
        - Конечно, отказал. Я финансирую серьезные предприятия. Благотворительностью не занимаюсь.
        - Я не просила о благотворительности, - резко ответила Элли. - Я рассчитывала на доход.
        - Каким образом? Знаете, сколько ресторанов…
        - Разоряются в первые шесть месяцев? Конечно, знаю. Вы подробно объясняли мне это тогда. Большое спасибо, конечно. Но мой ресторан будет…
        - Другим. Особенным. Все так говорят. Уверяют, что уж у них-то в отличие от других все пойдет как по маслу. Кстати, а как вы ко мне пробрались? Я обычно не принимаю поваров. Считаю это пустой тратой времени.
        - Я все прекрасно поняла. Можете не беспокоиться. - Да, очень ему надо беспокоиться о таких, как она! - Я открою ресторан и без вашей помощи, - заявила девушка.
        - Молодец, Золушка! Дайте мне знать, как у вас пойдут дела.
        Элли поджала губы. Вот еще. Они никогда больше не увидятся. А о том, как она пробралась к нему в офис, она вообще не собирается ему рассказывать. Это останется ее маленьким секретом. Элли решительно взяла кухонные ножницы и начала шинковать укроп.
        Мистер Мартин потер ладони.
        - Ну вот, мы поняли друг друга, теперь можете продолжать работу. Хотите, я позову ваших сестер, чтобы они помогали складывать все на подносы?
        Она кивнула, не глядя на него.
        Вечер близился к концу. Эйприл и Мэй принесли пустые подносы. Они, глупо хихикая, обсуждали дом и гостей.
        - Ну как? - обратилась к ним Элли. - Встретили вы там мистера Совершенство?
        - Да как тебе сказать, - неохотно начала Эйприл. - Слышала, что Дэвида Картера называли самым богатым из гостей. Но он маленький и лысый. Еще один парень ущипнул меня за зад, когда я брала со стола пустой бокал…
        - Может быть, Джек Мартин не самый богатый, но уж точно самый горячий. Он такой красивый, умереть можно! - вмешалась Мэй. - Кстати, он расспрашивал о тебе, Элли.
        - В самом деле? - Элли почувствовала, как у нее участился пульс. - И что он говорил?
        - Просил передать тебе, что крабовые тарталетки великолепны, а он в этом знает толк. Ведь это его любимое блюдо. Он перепробовал их в каждом ресторане на побережье.
        - Понятно, - отозвалась Элли.
        - Потом он спросил, можно ли тебя нанять на какое-то время. - Лобик Мэй озадаченно наморщился. - Я ответила, что можно нанять всю нашу команду, ведь мы работаем вместе. Но он почему-то хотел только тебя. Я сказала, что надо спросить маму, ведь она составляет расписание.
        Да, конечно, мачеха составляет расписание, но Элли не собирается работать у человека, который решил, что она - никто. Вот пройдет этот вечер, и она больше никогда его не увидит. И очень хорошо! Ну, может быть, когда-нибудь в будущем, когда у нее будет собственный ресторан, он явится туда под руку с роскошной блондинкой как клиент. А она с удовольствием заявит ему, что мест нет.

«Извините, - скажет она, - но у меня все места заказаны, мистер Противник Ресторанов».
        Он уйдет уязвленный, но уже не вспомнит, где они виделись раньше. И тут она скажет:

«А вы меня не помните? Я та, которой вы отказали в помощи».
        Он хлопнет себя по лбу и сразу вспомнит, кто она такая и как он отказал ей. Какой просчет! Нет, он, конечно, не станет сожалеть, что не поддержал достойного человека. Ему наплевать на успех самостоятельного и самодостаточного предпринимателя. Его раздосадует лишь то, что он упустил шанс нагреть на ней руки.
        Он увидит толпу перед рестораном, счастливых и радостных клиентов, услышит веселое щелканье кассовых аппаратов. Увидит поток долларов, текущих к ней. Вот тогда Джек Матрин и поймет, как жестоко он просчитался. Элли так и представила его удивленный и недоверчивый взгляд. Его разочарование. Стоя на пороге, он бросит на нее умоляющий взгляд.

«Пожалуйста, - скажет он, - позвольте мне остаться. Дайте мне одну лишь крабовую тарталетку. Всего одну».
        А она покачает головой, и на ее губах появится торжествующая улыбка. Он выйдет и прижмется носом к стеклянной двери с другой стороны. Может быть, в его глазах блеснет слеза. Вот тогда она почувствует себя отомщенной…
        - Что это ты скалишься? - спросила Мэй, толкая Элли в бок.
        - Да так. Иди-ка в зал, - ответила Элли и, открыв дверь, выпроводила сестер к гостям.
        Около полуночи гости стали расходиться. Элли смертельно устала. Она собирала вещи, а сестры тем временем допивали оставшееся после вечеринки шампанское и весело сплетничали о гостях. Хорошо хоть Гвен помогала ей заполнять коробки пустой посудой, иначе бы пришлось провозиться всю ночь.
        Зевнув, Гвен заметила, что у нее уже не тот возраст, чтобы ходить по вечеринкам. Тем не менее она не попросила дочерей о помощи. Элли считала, что она донельзя избаловала обеих дочерей и теперь их уже невозможно исправить. Хорошо, если они найдут богатых мужей. Тогда у них будет прислуга и им не надо будет ничего делать самим.
        Подойдя к автомобилю, Элли вдруг поняла, что забыла обуться. Ее золушкины туфли так и остались в подсобке на кухне. Вернуться? Но там она может столкнуться с ним… Лучше она купит другую обувь, по сезону. Выводя свой грузовичок на дорогу, Элли босыми ногами жала на педали. Оглянувшись, она увидела ярко освещенный дом. Но Джека Мартина на пороге не было. Он не смотрел ей вслед.
        Ее нисколько не разочаровал тот факт, что он не подошел к ней сам и не попросил поработать у него. Иначе он тут же получил бы решительный отказ. И зачем только она обернулась в надежде увидеть его на пороге? Любопытство, только и всего. Элли с облегчением вздохнула. Вечер закончился, и ей не придется встречаться с ним снова.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Джек Мартин вздохнул с облегчением. Он уютно устроился в своем кабинете, включил джазовую музыку и приготовился отдыхать. Пока все шло хорошо. Но он знал, что нельзя ни на что полагаться, пока данные ему обещания не будут скреплены подписями. Слишком часто его постигало разочарование, когда в последний момент верное, казалось бы, дело неожиданно срывалось.
        Все началось давно, когда ему было всего девять лет. Его мать выступила против его отца. Она заявила, что Спенсер Мартин уделяет слишком много времени своему бизнесу и слишком мало - ей. Прощаясь, она пообещала вернуться за сыном, но потом вышла за кого-то замуж, а ее избранник не захотел воспитывать чужого ребенка. Много позже она вернулась в надежде возобновить с ним отношения, но Джеку Мартину мать была уже не нужна. Его воспитали многочисленные няньки, и он чувствовал себя независимым и самодостаточным во многом благодаря дистанционному воспитанию со стороны отца. С самого раннего детства он усвоил жизненный стиль отца, где главным устремлением была работа, не терпящая легкомысленного отношения. Вот так и получилось, что, когда Спенсер отошел отдел, бразды правления фирмой взял Джек.
        Но и теперь отец часто появлялся в офисе, заглядывал сыну через плечо и давал советы. Никогда не вкладывай средства в одиночные предприятия; никогда не вкладывай средства в рестораны. Разумно рискуй в делах, но никогда не рискуй в личной жизни. Именно там я совершил ошибку. Всего одну, но зато какую! Конечно, он имел в виду свою женитьбу на матери Джека.
        Прошли годы, а Спенсер никак не мог простить жене уход. Играй в нападении, мальчик, часто учил он. Не топчись на одном месте. Женщины не понимают, как тяжело дается успех. Они все требуют, требуют, требуют. Берут, берут, берут.
        Джек так и поступал, но не оттого, что следовал советам отца. Так было для него проще. Да и зачем ему жена? Домашнее хозяйство вела Ханна, преданная и верная, она проявляла здоровый интерес к его жизни, но никогда не вмешивалась в его дела. Насмотревшись на семейную жизнь своих друзей, он убедился, что по сравнению с ними он - просто счастливый человек.
        И тем не менее Джек то и дело вспоминал свою вторую встречу с Золушкой. Сначала он не узнал ее - в этом смешном наряде, босоногую с забранными назад светлыми волосами. Когда она была у него в офисе, ее волосы были распущены по плечам, гладкие и шелковистые. Ему тогда так и хотелось провести по ним ладонью…
        Тогда на ней была короткая юбка и белая кофточка. Он любовался длинными стройными ногами девушки, которые она, явно нервничая, все время пыталась переставить поудобнее. Хорошо, что ему не надо было придумывать предлог, чтобы отказать ей, он был слишком погружен созерцанием ее ног - слова нашлись сами.
        Жалел ли он о том, что отказал ей? Конечно. Было ли у него желание ссудить ей деньги лишь на том основании, что она показалась ему привлекательной и что у нее такие длинные ноги и шелковистые волосы? Никакого такого желания у него не было. Джек, как и любой нормальный мужчина, любил женщин, но никогда не терял при этом головы. Они приходили и уходили, и он расставался с ними без всякого сожаления. Джек предпочитал работу. Так всегда было, и так всегда будет.
        Но… он продолжал думать о ней. Откуда она взялась? И какого черта она явилась, если всем известно, что Джек Мартин не ведет никаких дел с рестораторами? Но сегодня, когда он случайно заглянул в ее глаза, на него снова нахлынули разнообразные мысли.
        Она, наверное, решила, что он жестокосердный, так как не одолжил ей денег. А что бы она подумала, если бы он вдруг вдохновился ее идеей создать бистро по соседству и выписал бы ей чек на требуемую сумму? Люди понятия не имеют, что о финансистах судят по успеху последнего инвестируемого ими предприятия. Ошибка в таком деле недопустима. Так он может растерять всех своих клиентов и развалить фирму. Джек внушал себе, что ему совершенно безразлично, что именно она подумала и какое суждение вынесла о принципах его работы. Его и раньше называли жестоким, но он не собирается менять свою позицию. Ничье мнение его не заботит ни в коей мере.
        Джек встал с места и потянулся. Может быть, выпить чашечку кофе и слегка перекусить? Он столько времени провел сегодня среди толпы людей, что не успел толком поесть, правда, удалось попробовать великолепные крабовые тарталетки. Джек спустился в кухню, но там ничего не осталось. Ни крошки! Неужели они не могли оставить что-нибудь для него? Ведь он неплохо им заплатил! В шкафу пусто. Только под столом в кладовке осталась пара «хрустальных» туфелек.
        Он поднял их и оглядел со всех сторон.
        - Золушка, ты потеряла башмачки, - пробормотал он себе под нос. - Надеюсь, что найдется какой-нибудь принц, который бросится за тобой вслед и предложит тебе руку и сердце. Нет, пусть лучше спонсирует твой ресторан.
        Джек оглядел кухню и мысленно представил Золушку возле плиты. Из-под косынки выбились кудряшки, а из горшков и из печи доносятся волшебные кулинарные ароматы. Была бы дома Ханна, она бы приготовила что-нибудь на скорую руку. Но экономка недавно звонила и сообщила, что сломала лодыжку и потому сможет приехать только в конце недели.
        До недавнего времени он не знал, кем ее заменить. Теперь знает. Он наймет Золушку.
        Утром Джек позвонил в фирму «Хозяйкины помощницы» и попал на автоответчик. Расстроившись, он перезвонил туда еще несколько раз. Не получив ответа, он начал семинар, который проходил у него дома, потом на предельной скорости помчался к ним в офис на Юнион-стрит. Припарковавшись в тихом местечке, он вышел из машины, взял одной рукой «хрустальные башмачки» и, захлопнув дверцу своего «БМВ», побежал к крыльцу офисного помещения. На стеклянной парадной двери красовалась надпись
«Хозяйкины помощницы - Полное обслуживание ваших вечеринок и приемов - Мы умеем все!». Он зашел в пустой офис и недовольно хлопнул дверью. Вскоре в поле зрения появилась ухоженная дама лет пятидесяти. Должно быть, та самая, с кем он разговаривал по телефону, когда планировал вечеринку. Но в своем доме накануне вечером он ее точно не видел.
        - Извините, мы начинаем работу в десять, - сказала она, и ее искусно накрашенные губы раздвинулись, обнажая в улыбке желтоватые прокуренные зубы.
        - Я разыскиваю Золушку. - Джек потряс «хрустальными туфельками».
        - Вот оно что! - осклабилась женщина и потянулась, чтобы забрать у него из рук башмаки. - Я ей передам.
        - Вот уж нет, - возразил он, отступая. - Мне необходимо с ней повидаться. У меня для нее есть работа.
        - Входите, пожалуйста, - предложила женщина, оценивающе оглядывая его с ног до головы - видимо решая, стоит ли он того, чтобы тратить на него время. Очевидно, сомнения ее развеялись, лицо подобрело, а накрашенные губы расплылись в сладчайшей улыбке. - У меня есть еще две дочери. Они тоже могут помогать в организации вечеров и праздников.
        - Угу, - буркнул себе под нос Джек, мысленно представляя двух толстых девиц, бесцельно слонявшихся по его дому накануне вечером. - Но мне нужна только Золушка. На неделю. Не скажете, где ее сейчас можно найти?
        Женщина шумно вздохнула, потом подошла к конторке и начала листать книгу записи.
        - День рождения на Лейк-стрит, 441. Пикник, охота за сокровищем, прыжки на батуте. С десяти до часу. Но предупреждаю вас сразу: она не работает одна. Она член нашей команды. Боюсь, что не смогу…
        Джек и слушать ее не стал. За несколько минут он добрался до Лейк-стрит, 441. Десяти еще не было, и дети пока не появились. Но микроавтобус «Хозяйкиных помощниц» стоял у ограды. Джек открыл ворота и обошел дом. Вот она! Надувает батут с помощью электрического насоса. На ней были черные облегающие штаны и желтый свитер, подчеркивающий ее отличную фигуру. Он остановился, чтобы полюбоваться ее стройными ногами, крепкой красивой грудью. Он видел девушку в третий раз, и ему потребовалось несколько минут, чтобы оценить перемену в ее облике.
        Если бы она была обычной женщиной, а он не был заморочен своим новым проектом, можно было бы пригласить ее куда-нибудь. Он поразил бы ее воображение шикарными ресторанами, потом повез бы ее к себе, затащил бы в постель… А потом бы аккуратненько выпроводил, чтобы она не вообразила себе чего-нибудь лишнего.
        У него никогда не было времени для глупостей.
        - Эй, Золушка!
        - Что вы хотите?
        - Вы потеряли свои хрустальные башмачки!
        - Оставьте их себе. Они мне все равно малы.
        - Я пришел попросить вас о любезности.
        Ее лицо слегка нахмурилось. Он даже не понял, от чего - от гнева, удивления, отвращения? Может быть, это была смесь перечисленных чувств. Но что он такого сделал, чтобы заслужить подобный прием?
        - До сих пор сердитесь, что я тогда отказал вам? Но ведь я все объяснил!
        - Да, вы все объяснили, - коротко кивнула она. - Вы объяснили все предельно доходчиво.
        - Если я обидел вас, простите меня.
        - Вы думаете, что не обидели меня, заявив, что я - никто?
        Неужели он действительно это говорил?
        - Я говорил как инвестор. Конечно, нельзя было заявлять, что вы - никто. Я вовсе не это имел в виду. Согласен, вы кое-что собой представляете.
        - Спасибо, - ее голос прозвучал иронично.
        - Но послушайте! В этом мире все грызут друг друга, - принялся объяснять Джек. - Нельзя жить на облаке. Я подумал, что будет лучше для вас, если вы услышите правду от меня. Неудачи в работе случаются у каждого, у одного чаше, у другого - реже.
        - Даже у вас они случаются?
        - Конечно. Несмотря на мое упорство и трудолюбие. Я, случается, проваливаю дела, когда мои клиенты губят заведомо выигрышные предприятия. Со мной такое было, еще как!
        Но на этот раз он не допустит провала. Он собрал группу успешных предпринимателей, успех гарантирован. Ему остается лишь убедить этих богачей, которые в данный момент ждут в его доме. И поможет ему в этом роскошный обед, от одного вида которого у них потекут слюнки. И не только обед. Потом должен состояться не менее роскошный ужин, а утром - завтрак. И так до конца недели. Кроме изысканной еды он предложит им в качестве десерта выгодную сделку, такую выгодную, что они сразу же клюнут. Джек уже знал, как станет убеждать их.
        Главная проблема - еда. И эту проблему может решить для него женщина, стоящая в данный момент перед ним, пышущая здоровьем и энергией. Лишь от нее зависит успех его планов.
        Он плохо знал ее, но хорошо знал средство, способное расшевелить кого угодно. Деньги. Он предложит ей столько, что она и не подумает отказаться.
        - Вы пришли в неподходящее время, - начала она, глядя на часы. - Через пятнадцать минут сюда явятся двадцать пять детей. Да еще этот насос так медленно работает! Кроме того, я еще ничего не распаковала.
        Он обвел взглядом лужайку, которую окружали деревья с привязанными к стволам разноцветными шариками.
        - Так все это - для детского праздника?
        - Да, домашний праздник, довольно скромный. Не будет клоунов, не будет пони, не будет акробатов. Некоторые родители обычно сначала ведут своих детей на аттракционы, а потом все вместе идут в ресторан и едят там пиццу. Я предпочитаю домашние праздники, чтобы все было устроено специально для детей и ребенок чувствовал бы, что это его собственный праздник - его день рождения. Вы наверняка помните, какие праздники устраивали вам в детстве. Должно быть, строили детскую железную дорогу и приглашали клоуна?
        - Нет. Я жил с отцом в кондоминиуме на Рашн-Хилл. Там не было ни лужаек, ни места для строительства железной дороги. И времени на дни рождения не было. Да мой отец и понятия не имел, когда у меня день рождения. Он и сейчас этого не знает. Он всегда считал, что праздники - глупость и напрасная трата времени.
        Она в недоумении уставилась на него. Шокирована или жалеет его?
        - Да мне и самому не хотелось, - продолжал Джек. - Ни велосипеда, ни пони, ни двора с лужайкой. Я занимался теннисом, коньками. Еще у меня был учитель математики. Так что не надо меня жалеть! - Он забрал у нее электрический насос. - Давайте, я займусь этим, - решительно заявил Джек.
        Элли секунду поколебалась, потом пожала плечами и направилась к своему автомобилю. Когда она вернулась, батут был уже готов и важно колыхался всей своей массой, а Джек забивал молотком затычку, чтобы не вышел воздух. Потом он протиснулся в узкое отверстие внутрь на батут.
        - Что вы делаете? - окликнула она его.
        - Испытываю. Говорят, что пробка может выдержать груз сто сорок килограммов. Залезайте сюда, хотя…
        - Во мне нет ста сорока килограммов, - отозвалась Элли, просовывая голову в отверстие. - Если, конечно, это вас интересует.
        - Да я так и не думал, - сказал он, окидывая взглядом ее стройное тело. - Я тоже, пожалуй, столько не вешу.
        - Так вы собираетесь его испытывать или нет?
        - Давайте сначала вы, - предложил Джек. По правде говоря, он не только никогда не праздновал дни своего рождения, но и, стыдно признаться, никогда в жизни не прыгал на батуте.
        Элли подпрыгнула несколько раз, ее груди заманчиво прыгали в такт. Джек невольно засмотрелся, на секунду забыв, зачем сюда пришел. Стряхнув мечтательность, он решительно подпрыгнул, стараясь делать это одновременно с ней. Девушка улыбнулась. Он ответил на ее улыбку. Она подпрыгнула выше. Он всегда любил состязаться, поэтому тоже подпрыгнул выше. Волосы взлетали у нее над головой, лицо раскраснелось. И тут она приземлилась на спину. Он рухнул рядом с ней. Она громко и весело рассмеялась. Джек тоже невольно рассмеялся, таким заразительным оказался ее смех. Все детство он должен был быть серьезным, как от него ожидали, похожим на маленького взрослого. Наверное, он что-то упустил в своей жизни.
        Неизвестно, сколько времени они пролежали бы так, хохоча во все горло, но их веселье прервали детские голоса.
        - О боже! - пробормотала Элли, поправляя волосы. - Они уже здесь! - Девушка поползла на четвереньках и руках к отверстию выхода.
        Джек удержал ее за руку:
        - Погодите. Я же не объяснил, зачем пришел сюда.
        - Мне надо идти…
        - Мне нужна всего минута. - Он боялся, что она уйдет, поэтому заговорил быстро:
        - Моя домоправительница сломала лодыжку, я хочу, чтобы вы заменили ее сроком на неделю.
        Нужно готовить еду три раза в день в течение недели.
        - Так вот почему вы явились? Я не могу. Занята. Извините.
        - Я хорошо заплачу. По двойному тарифу. Вы столько нигде больше не заработаете.
        - Нет. - Элли была уже у выхода. Ее волосы спутались, свитер задрался кверху, и Джек увидел кусочек ее загорелого живота.
        - Назовите вашу цену.
        Девушка наморщила лоб. Потом наклонила голову и искоса посмотрела ему в глаза. По ее выражению он видел, что она о чем-то размышляет. Он уже не первый раз наблюдал отражение мыслей на ее лице. Не красавица. Рот широковат, слишком короткий нос. Но его завораживали ее огромные выразительные глаза. Он даже затаил дыхание, ожидая, что она скажет. Она должна согласиться! Он на все готов, лишь бы убедить ее!
        - Не сейчас, - наконец произнесла Элли.
        - То есть как это не сейчас? А когда? У меня совсем мало времени.
        - У меня тоже мало времени, и сейчас я разговаривать с вами не могу. Я приду к вам домой, когда закончится вечер. Но предупреждаю, моя цена будет высока.
        Джек нетерпеливо пожал плечами, наблюдая, как девушка выбирается наружу. Он слышал, как весело она поздоровалась с детьми. Они дружно ей ответили. Очевидно, что с детьми она умеет хорошо ладить. Может, у нее и своих парочка имеется? И вообще, она замужем? Она об этом не упоминала, когда они беседовали о Прекрасном Принце.
        Возможно, что и замужем. Почему бы и нет? Привлекательная женщина. Сексуальная. Особенно с распущенными по плечам волосами. Может быть, она нашла уже своего принца, просто не хотела рассказывать об этом ему. Эта мысль его почему-то огорчила.
        Вернувшись домой, он проверил, как проходит семинар, потом заказал по телефону обеды. Группа слушателей семинара пребывала в хорошем расположении духа. Им только что рассказали, что есть возможность увеличить их вложения вдвое, если они примут участие в промышленном проекте по изготовлению оптического волокна. Джек был уверен в успехе презентации. Он подобрал внушительный список экспертов-лекторов, умеющих убеждать.
        Он решил поприсутствовать на одной из лекций, однако вскоре понял, что не улавливает смысла сказанного. Где же Золушка? Убедил ли он ее? Она не дала согласия, но ведь и не отказалась. Вовремя ли она появится, успеет ли приготовить ужин? Ханна обычно планировала блюда заранее, у нее всегда были в запасе все необходимые продукты. А что, если она не придет?.. Он не знал, что станет делать в таком случае. Уже поздно искать и нанимать другого человека. Джек в волнении выскочил из лекционной комнаты и стал беспокойно бродить по дорожке перед домом.
        Увидев ее приближающийся автомобиль, он почувствовал, как сильно забилось его сердце. Джек замахал ей руками, показывая, где припарковаться. Она вышла из машины. На ней были брюки цвета хаки и свободная серая кофта. Интересно, как бы она выглядела в открытом черном платье с распущенными по обнаженным плечам светлыми волосами? - подумал он. Откуда у него такие мысли? Скорее можно представить ее в фартуке. Черные открытые платья не для нее, значит, и думать об этом не стоит. Он получил то, чего так хотел: она будет готовить у него целую неделю.
        Золушка подошла к нему и посмотрела ему в глаза. По ее твердым шагам и решительному взгляду он не понял, согласна ли она. Должно быть, согласна, раз приехала. Кто отказался бы заработать приличную сумму?
        - Ну, что? - нетерпеливо спросил Джек. Ему некогда было миндальничать и размениваться на светскую беседу. - Сколько вы хотите?
        - Спонсируйте мой ресторан.
        - Но я не могу! Это противоречит моим убеждениям. Партнеры подумают, что я сошел с ума.
        - Прекрасно. - Элли развернулась и зашагала назад к своему микроавтобусу.
        - Подождите! Я плачу в тройном размере.
        - Девушка оглянулась:
        - Меня не интересуют деньги. Поищите другого повара.
        - Я не хочу другого. Я хочу вас.
        Элли понимающе прищурилась:
        - Тогда вам не повезло.
        Джек схватил ее за руку.
        - Подождите. Вы же знаете, что я в отчаянной ситуации. Решили воспользоваться этим? Это нечестно.
        - Нечестно? Это бизнес. Вы - бизнесмен. В этом мире все грызут друг друга как собаки. Вы же просили меня назвать цену? Я назвала ее.
        - Но ведь это сотни тысяч долларов! Даже если бы я захотел, я не смог бы спонсировать ресторан. Мне нужны гарантии для моего вклада.
        - Я понимаю. - Она двинулась дальше.
        - Ну, хорошо! - крикнул Джек, чувствуя, что в любом случае ему надо действовать быстро. - Я согласен. Если эта неделя пройдет так, как я думаю, и результаты будут хорошими, я согласен спонсировать маленький ресторан на собственные средства. Но чтобы и с вашей стороны не было никаких промахов. Это вам не благотворительность. Вы должны показать реальную прибыль через шесть месяцев, или я отзову свой взнос.
        - А если все ваши намеченные планы рухнут, несмотря на качество моих блюд?
        Джек покачал головой.
        - Тогда мы оба будем в проигрыше. У вас по крайней мере останется ваша работа по организации праздников для детей. Мне в этом случае повезет гораздо меньше. Я потеряю все. Пострадает и моя репутация. Я потеряю работу, и у меня не будет больше дома… - Он махнул в сторону особняка.
        - Даже так! - нахмурилась девушка, оглядываясь в свою очередь на дом.
        - Не беспокойтесь, - сказал Джек. Он увидел, как она наморщила лоб, и протянул ладонь, чтобы разгладить озабоченные складочки, хотя и знал, что не должен касаться ее. - Ничего, я не останусь на улице. Справлюсь как-нибудь.
        Элли заботило вовсе не то, что он может оказаться на улице. Ее беспокоили собственные чувства, которые всколыхнулись от одного его прикосновения. Надо взять себя в руки, сердито подумала она. В его действиях нет никакого скрытого умысла. Мы обсуждаем деловое предложение.
        - У вас изменилось представление обо мне?
        - Для этого я не слишком хорошо знаю вас, - ответила Элли. Она немного слукавила. У нее уже сложилось о нем определенное мнение, еще тогда, в первую встречу. Она решила, что он жадный, бессердечный и хладнокровный делец. Но с кем же тогда она прыгала на батуте? Ведь это тоже был он…
        Он слабо улыбнулся ей и сказал:
        - Конечно же вы составили обо мне собственное мнение. И не удивительно.
        Да, он проницателен. Но таким и должен быть настоящий бизнесмен, чья деятельность и состоит в том, чтобы выжимать из людей деньги.
        - Ну как, Золушка? Вы пожалеете меня, если я и впрямь разорюсь? - Он взглянул на небо, словно желая удостовериться, не почернело ли оно, потом перевел взгляд на нее. - Что скажете, Золушка? Готовы ли вы рискнуть в этой игре?
        Не успела она ответить, как зазвонил его мобильник. Самое время убежать, пока его отвлекли другие дела. Серьезный человек так бы и поступил. Она уже повернулась, чтобы идти, но он быстро закончил разговор, схватил ее за рукав и развернул к себе.
        - Мой ответ - нет. Я не игрок и рисковать не хочу. Тем более, если речь идет о деньгах, - решительно заявила она.
        - Да что с вами, Золушка! Воспользуйтесь случаем! Вы же ничего не теряете!
        А ведь он прав. Предприятие «Хозяйкины помощницы» никуда не денется. Но как это скучно! Другое дело, когда у нее будет своя кухня, в которой она сможет готовить деликатесы по собственным рецептам. Вот и теперь, обслуживая кучку важных тузов, она будет иметь в своем распоряжении прекрасную кухню. Можно поэкспериментировать. Даже если переговоры Джека сорвутся, даже если она не получит субсидию, тоже ничего особенно страшного не случится. Она пойдет помощником повара в какой-нибудь ресторан на минимальную зарплату. Конечно, не очень бы хотелось этого. Но она все же попробует сделать что-нибудь самостоятельно, попробует выйти из тени.
        - Хорошо, - наконец сказала она. - Когда мне приступать к работе? И кстати, меня зовут Элл и.
        Джек широко улыбнулся. Ее сердце часто забилось. Она еще раз напомнила себя, что нельзя поддаваться на такие уловки, как льстивые речи, улыбки и якобы случайные прикосновения. Это все искусные трюки, чтобы добиться своего. Да он просто профессиональный охмуряла! Выманивает деньги у богачей и использует бедняков для достижения своей цели. Надо, чтобы он изложил все условия их договора на бумаге.
        Он, должно быть, прочел ее мысли.
        - Предлагаю войти в дом и заключить письменный контракт, - предположил Джек.
        Они вошли в дом и, тихонько миновав гостиную, где хорошо одетые люди слушали лектора, вскоре очутились в кабинете Джека. Она так его и представляла: книги в кожаных переплетах, большие удобные кресла. Хозяин присел к большому полированному столу и составил контракт, который они оба подписали.
        Элли знала, что ей следует прочесть написанное им, но почему-то решила довериться ему. Кроме того, она слабо разбиралась в юридических тонкостях. Она лишь видела перед своим мысленным взором здание нового ресторана. В конце они обменялись рукопожатием и он задержал ее руку в своей немного дольше, чем полагалось. От этого ее сердце снова часто забилось. Боязнь нового? Боязнь провала? Его рука была теплая и надежная. Маленькая холодная ладошка Элли утонула в ней.
        - Ну, вот, Золушка, мы заключили с вами контракт, - торжественно проговорил Джек.
        Прекрати волноваться, уговаривала себя Элли. Ведь он не волнуется, вот и ей надо успокоиться. Он - ее работодатель. Он платит ей за работу. Любые чувства в отношении него - неуместны. Если она не может держать себя в руках, то лучше сразу разорвать контракт и уйти восвояси. Так обычно поступают герои кинофильмов.
        Элли понимала, что он богатый привлекательный мужчина, а она - всего лишь слабая женщина. Но если разобраться, он рискует гораздо больше, чем она.
        - Тогда давайте сразу договоримся, - сказала девушка. - Я не Золушка. Отныне не Золушка. Я буду выполнять свою работу, но пресмыкаться ни перед кем не собираюсь. И у меня никогда не было крестной феи.
        - А вам она нужна?
        - Конечно, нет. У меня были родители… Ну, а потом я сама старалась делать чудеса время от времени, - весело добавила Элли, пытаясь не думать о том, как тяжело ей далась потеря матери, а затем появление мачехи и ее двух дочерей. Она так и не поняла, почему отец так скоро женился, не дождавшись годовщины смерти жены. И почему он из всех женщин выбрал именно Гвен?
        Тогда Элли особенно остро поняла, чем отличаются мужчины от женщин. Как мог отец так скоро забыть о своей потере? Она до сих пор считала, что, женившись на Гвен, отец совершил предательство…
        - Я не верю в чудеса, - резко прервал ее размышления Джек. - И никогда не верил.
        - Даже когда были ребенком?
        - Я никогда не был ребенком.
        - Правильно. Ни двора, ни батута, ни дней рождения… Вы, наверное, и в цирке никогда не бывали?
        - В цирке? С какой стати я должен был интересоваться цирком? - Джек озадаченно нахмурил лоб.
        - Ну, не знаю… Чтобы увидеть клоунов, акробатов, слонов, гимнастов-эквилибристов… Чтобы хрустеть поп-корном, грызть орехи и леденцы. Я ходила туда ради этого.
        - Похоже, у вас много приятных воспоминаний.
        Элли кивнула.
        - Я была единственным ребенком. Родители души во мне не чаяли. Рассказывали на ночь интересные истории, покупали игрушки, книги, водили в цирк, а потом… - Что толку вспоминать о прошлом! Не ожидая его ответа, девушка быстро переменила предмет разговора:
        - Значит, ваш отец учил, что все детские забавы - пустая трата времени? А ваши прыжки на батуте сегодня - тоже из разряда запрещенных удовольствий?
        - Скорее всего, да, - улыбнулся Джек.
        Тут снова зазвонил мобильный телефон. Он вынул из кармана трубку, разглядел номер звонившего, потом раздраженно сказал в трубку:
        - Сейчас не могу разговаривать. Перезвоню позднее. - Потом повернулся к ней. - А теперь прошу меня простить. Надо идти к тем финансовым акулам. Если вам что-нибудь понадобится, на кухне есть номер телефона Ханны. Она вам все объяснит, только позвоните.
        Стоя посреди кухни, Элли невольно подумала о мачехе и сестрах. Во время работы они развлекали ее тем, что обычно много болтали, пересыпая болтовню жалобами. Сейчас же она чувствовала себя немного неуверенно.
        Девушка задумчиво стояла посреди кухни, уперев руки в бока. Почему-то стало страшно.
        Нет, она знала свое дело и была уверена, что справится. Ее страшил сам факт, что она должна работать у Джека Мартина. У человека с каменным сердцем, в чьих глазах отражаются лишь денежные знаки. Денежные суммы с многими нулями. Но… он прыгал с ней сегодня на батуте и смеялся как сумасшедший. И доверчиво рассказал ей о своем детстве. Потом, наверное, пожалел о своей откровенности. Вот в этом Элли была с ним полностью согласна, ведь она и сама сто раз пожалела, что разоткровенничалась перед ним. Цирк, видите ли, вспомнила! Хорошо, конечно, что он согласился дать ей денег на ресторан. Правда, лишь в том случае, если у него самого все получится, как он задумывал.
        Все равно он ее использовал. Джек Мартин - циничный игрок и бизнесмен, да он и не отрицает этого. Хочет неплохо заработать на ней. Ничего! Она выдержит неделю, а потом будет свободна как ветер. Только бы раздобыть деньги…
        Интересно, часто ли они будут видеться? Но ведь она подписала контракт, согласно которому Джек получает право контролировать ее работу. Значит, он станет проверять ее документы, значит - будет заглядывать ей через плечо.
        Пока ее это мало заботило. В конце концов, все может обернуться против нее, если его дела не пойдут как нужно. Ведь впереди еще целая неделя. Не стоит радоваться преждевременно.
        И все равно ей уже представлялось, что она открыла маленькое бистро на берегу залива, по поверхности которого скользят взад-вперед маленькие лодки…
        Но что, если у нее ничего не получится и ей придется проситься обратно к Гвен? В любом случае стоит попробовать, ведь еще никогда мечта не была так близка. И все это благодаря Джеку Мартину…
        Она приказала себе успокоиться, собраться с духом и приступить к приготовлению ужина. Иначе группа финансистов в ужасе разбежится от ее кулинарных шедевров, а сама она подпишет приговор не только ему, но и себе.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        - Всю следующую неделю я буду занята, - сообщила Элли мачехе, прижимая телефонную трубку плечом к уху.
        - Я это давно знаю, - ядовито прошипела Гвен. - У тебя расписана вся будущая неделя. Сегодня вечером коктейль, завтра обед дамского общества, потом день рождения…
        - Нет. Меня нанял парень, у которого мы работали вчера вечером, Джек Мартин. У него заболела кухарка, и я подменяю ее. Всю неделю.
        - Выходит, вот чего он хотел, - пробормотала Гвен. - И сколько он тебе обещал заплатить?
        - Я… В двойном размере.
        - Хммм… Ну, хорошо. Придется обойтись без тебя. Ты, конечно, вложишь вдело половину суммы, которую заработаешь у него?
        - В твой бизнес? - изумилась Элли.
        - В наш бизнес, в семейный.
        Элли никак не могла поверить, что Гвен говорит серьезно. Она и так изо всех сил вкалывала для семьи, а что получила взамен? Еще чего! Она долго терпела их грубые выходки и эгоизм. Но на этот раз Гвен явно перегнула палку. Этого Элли не потерпит. Она глубоко вздохнула, собираясь с духом.
        - Послушай, Гвен. Он нанял меня, и все, что я заработаю за эту неделю, я оставлю себе. Все до конца. Слышишь?
        Элли представила как Гвен, услышав это, разинула рот. Невероятно! Падчерица начала огрызаться, это что-то новенькое! От этой мысли Элли почувствовала удовлетворение.
        - Но нам понадобится машина. Где она находится?
        - Припаркована около его дома.
        - Я пошлю Мэй, чтобы она ее забрала.
        - Но… - Как же она теперь доберется домой? Ладно. Некогда сейчас думать об этом.
        Элли обнаружила готовое меню на всю неделю, составленное кухаркой Джека. Рецепты блюд аккуратно распечатаны и собраны в папке для бумаг. Все продуктовые запасы снабжены наклейками. Полный холодильник и полная кладовка. Словно в сказке!
        Когда Элли шинковала лук, зазвонил телефон. Она не знала, что делать. Как поступала в таких случаях кухарка? Брала трубку сама или ждала, когда ответит хозяин? Да и вообще, чем она занималась, помимо готовки? Делала уборку? Регистрировала звонки?
        Элли неуверенно взяла трубку. Звонила как раз Ханна.
        - Я чувствую себя такой виноватой, - начала Ханна после того, как Элли представилась. - Джек позвонил и рассказал, что вы согласились заменить меня. Простите меня, дорогая, ведь вам, наверное, пришлось полностью пересмотреть ваши планы. Джек сказал, что вы прекрасно готовите. Можете корректировать меню по своему усмотрению. Джек не станет возражать.
        - Вы в этом уверены? Послышался смех Ханны.
        - Я знаю, каким нетерпеливым он бывает иногда, но вы не волнуйтесь, он будет уважать вас за то, что вы поддержали его. Вы, должно быть, много читали о нем в светской хронике. «Джек Мартин, плейбой, меняет девушек как перчатки». На самом деле он не такой. Конечно, он бывает грубым, показывает свой норов, но в душе он - сущий ягненок. Вы убедитесь в этом, когда лучше узнаете его.
        Ну, это мне не грозит, подумала Элли. Вслух же она сказала:
        - Боюсь, что у меня не будет времени, чтобы познакомиться с ним ближе. Ведь я здесь всего на неделю. Правда?
        - Правда, правда! Через неделю я вернусь. Конечно, до конца не поправлюсь, но по кухне ковылять смогу. Надеюсь, ваша семья переживет без вас эту неделю?
        - Ну, вообще-то…
        - Особенно туго придется мужу, это вы хотели сказать? - спросила Ханна.
        - Нет, я не замужем. Но у меня есть мачеха и две сводные сестры. Мы с ними вместе работаем.
        - Пэтому вас и зовут Золушкой?
        - Нет, это у меня такая роль на детских утренниках. Вообще-то я - Элли.
        - Ну, хорошо, Элли. Вот еще что. Я наняла в помощь вам соседских девчонок, они явятся в семь утра. Они знают, что надо делать, я их сама учила. Если они станут своевольничать, обязательно скажите мне. И не слушайте сплетен о Джеке. Он - душка. Просто ему надо… Ладно, не важно! Итак Элли, если что понадобится, обязательно звоните мне в любое время.
        Элли немного взбодрили наставления Ханны, хотя и озадачила характеристика, данная Джеку. Должно быть, он хорошо платит ей, и поэтому кухарка считает своим долгом хвалить своего босса. Элли продолжила шинковать лук, потом начала тушить мясо для второго блюда. Когда поставщик привез рыбу, у нее уже была готова основа для бульона, оставалось лишь смешать все компоненты. Без пяти семь в кухне появились две девочки-подростка в одинаковых черных платьях.
        - Мы пришли помогать, - дружно заявили они. - Я Стефани, а она - Лорен. - Нам очень жаль миссис Армстронг. Но она сказала, что вы готовите не хуже, чем она. - Они стали открывать крышки на кастрюлях и принюхиваться. - Пахнет аппетитно!
        - А вы - новая девушка Джека? - заинтересованно спросила Стефани.
        - Нет, что вы! - поспешно начала разуверять девочку Элли. - Я временный повар.
        - Нам просто интересно. Вернее, маме интересно. Все соседские женщины просто лопаются от любопытства. Бьются об заклад, сколько времени продержится новая пассия Джека.
        Элли взглянула на часы:
        - Девочки, нам некогда болтать.
        Помощницы согласно кивнули, повязали фартуки и принялись сервировать длинный обеденный стол в гостиной. Девочки раскладывали салфетки, расставляли стаканы и наполняли их водой. Все это они делали весело и непринужденно. Вот бы сестрам поучиться у них, подумала Элли.
        В кухню заглянул Джек:
        - Готово?
        Элли вытерла руки о фартук и кивнула. Не надо нервничать. Все уже четко распланировано. Она еще раз сняла пробу и добавила приправ. Хорошо, что у нее были ловкие помощницы. Не то что ее сестры. Этим помощницам вполне можно довериться, они не подведут. Тем не менее сердце билось беспокойно. Она подошла к двери гостиной и прислушалась. Слышен был гул голосов, иногда прерываемый взрывами смеха. Вот Джек произнес тост и зазвенели бокалы. Элли вернулась на кухню.
        Салат готов. Булочки свежие и горячие. Бульон заправлен. Все подано на столы. Вот и десерт уже съеден. Выпит кофе…
        Ужин закончился через три часа. Гости перешли в другую комнату. Девочки начали мыть кастрюли и загружать посудомоечную машину.
        - Вам же, наверное, нужно готовиться к школе?
        Обе девчушки дружно кивнули.
        - Идите. Я закончу сама.
        - Но мы же должны…
        - Я знаю. Вы должны были вымыть кастрюли и сковородки. Но я тоже когда-то училась в школе. Правда, это было сто лет назад, но до сих пор помню, как приходилось сидеть по ночам за домашними заданиями, а потом рано вставать к первому уроку.
        - Спасибо! - хором поблагодарили девочки, потом сняли фартуки и направились к двери. - Мы живем рядом, через улицу. Завтра снова придем.
        - Спасибо вам, - улыбнулась Элли и заперла за ними дверь. Она налила себе чашечку кофе, щедро сдобрила его сливками и устроилась в уголке кухни.
        Там и нашел ее Джек несколько минут спустя. Он жестом показал, что все прошло отлично.
        - В самом деле все хорошо? - переспросила Элли, все еще волнуясь. Она вдруг почувствовала сильную усталость.
        - Не хорошо, а отлично! Если они заартачатся, то это будет не по вашей вине. Некоторые из женщин даже интересовались вашими рецептами. Вернее, рецептами Ханны. Но я вижу, вы сильно устали.
        Девушка вымученно улыбнулась. Джек оглядел кухню.
        - А где девчонки?
        - Я отпустила их домой. Ведь им еще надо делать уроки. Я в их возрасте… - Элли недоговорила и незаметно смахнула слезу.
        - Продолжайте.
        - Да нет, ничего…
        - В их возрасте вы целыми вечерами висели на телефоне, болтая с приятелями, да?
        - Когда мне было одиннадцать, умерла моя мама. Все домашние заботы неожиданно свалились на меня. Потом папа снова женился.
        - Да, вам пришлось несладко…
        - Сначала я довольно легко справлялась, но потом в доме появились мачеха и ее дочери.
        - И тогда вы перестали готовить и снова стали ребенком?
        - Не совсем. Я не перестала готовить. Просто мне пришлось готовить то, что велела мачеха. - Элли задумалась, вспомнив те времена, когда отец не обращал на дочь никакого внимания. А мачеха постоянно ею помыкала. Девушка тряхнула головой, отгоняя неприятные воспоминания, и плотно сжала губы, чтобы не сказать лишнего. Зачем Джеку знать о ее прошлом? Она и так уже слишком много рассказала.
        Джек отвернулся к окну, потом снял пиджак и закатал рукава рубашки. Она чувствовала, что своей болтовней лишь смутила и его, и себя.
        - Я вам помогу.
        - У вас разве нет более важных дел? спросила девушка, с трудом поднимаясь со стула.
        - Работа есть, конечно. Надо кое-что посчитать и прикинуть. Но я привык засиживаться по ночам. А как вы, приедете завтра? - Несмотря на легкость тона, чувствовалось, что вопрос его живо интересует. Неужели он решил, что она выдержит не более одного вечера?
        - Конечно, приеду. Мы же договорились. - Элли налила в мойку горячей воды и плеснула моющего средства.
        Джек тронул ее за плечо. Несомненно, хотел выразить свое дружеское расположение.
        - Я просто спросил.
        Она не удивилась, когда у него в кармане зазвонил телефон. Разговаривая, он одновременно ставил тарелки горкой.
        - Вы никогда не выключаете телефон? - спросила Элли, когда Джек закончил разговор.
        - Боюсь чего-нибудь пропустить. Особенно в эту неделю. Слишком большой риск. Каждый звонок сейчас важен.
        - Ну, и как все идет? - спросила она, опуская руки в мыльную воду.
        - Пока нормально. - Джек взял полотенце и начал вытирать сковороду. - Но радоваться рано. Бывает, все вроде бы идет хорошо, и вдруг - облом!
        - Но, кажется, у вас дела неплохо идут. Хороший дом… Должно быть, родители гордятся вами.
        - Я бы не сказал. Отец слишком многого ждет от меня. А мать… но это уже другая история.
        Передавая Джеку фарфоровую супницу, Элли случайно коснулась его пальцев. Ее словно пронзило электрическим разрядом. Интересно, почувствовал ли он то же самое? Она искоса взглянула на него: его лицо оставалось непроницаемым. Он и глазом не моргнул. Это почувствовала только она…
        Элли вымыла последнюю сковородку, а Джек ее вытер.
        - Я не хочу вас излишне напрягать, но так получилось, что я пообещал гостям на завтрак яйца бенедикт.
        - Не проблема. Я приготовлю для этого жидкий голландский соус.
        - Вы, Золушка, все делаете превосходно! - Протянув руку к ее талии, он развязал завязки ее передника. Его сияющие глаза были так близко, что Элли робко отвела взгляд, боясь, что он сможет прочесть ее мысли. Ее сердце часто забилось в груди.
        Вдруг кухонная дверь резко распахнулась:
        - Джек! Простите, я помешал вам.
        Элли отшатнулась.
        - Нет, все в порядке, Рик! Входи, - пригласил Джек.
        Вошедший удивленно поднял брови:
        - Так это и есть твоя кухарка, Джек? Я думал, она старше.
        - Да, конечно. То есть… нет, это не она. Это всего лишь временная замена.
        Вот так! Ты всего лишь временная замена, горько подумала Элли. Не более и не менее. И не надо об этом забывать.
        - Может быть, подбросить до дома твоего временного повара? Похоже, она падает с ног. Но ужин был превосходным, леди!
        - Спасибо. - Элли устало прислонилась к стене, стараясь перевести дыхание. У нее дрожали колени.
        - Я сам довезу ее, - твердо заявил Джек.
        - Нет никакой необходимости, - торопливо возразила она.
        - Я буду ждать вас около выхода. - Тон Джека был уверенным. Тон человека, привыкшего повелевать. Он привык, чтобы ему подчинялись, и Элли решила не спорить с ним по таким мелочам.
        - А где ваша машина? - поинтересовался он, окидывая взглядом улицу.
        - Сводная сестра забрала ее еще днем. Им она нужна для работы. Ничего, я обойдусь.
        - Вы живете вместе с ними? - спросил Джек, заводя мотор своего новенького «БМВ» последней модели. Машина тихо заурчала, как сытая кошка, из динамиков полилась тихая музыка.
        - Нет, у меня есть своя квартира в Ноу-Вэлли. Работать и жить вместе с ними - слишком тяжелое испытание для меня.
        У ее дома Джек вышел из машины и открыл для Элли дверцу.
        - Завтра я заеду за вами. В восемь будет не слишком рано?
        - Я приеду на автобусе.
        - А если он сломается по пути и вы опоздаете? Я не умею готовить голландский соус. В восемь заеду.
        - Тогда уж лучше в семь.
        - Договорились.
        Под внимательным взглядом Джека Элли поднялась на крыльцо. Она ни разу не обернулась и не махнула ему на прощание. Но он продолжал ждать до тех пор, пока не увидел, как на третьем этаже осветилось одно из окон, предположительно ее окно. Мелькнула тень. Элли или кто-то еще? Она не говорила, что живет одна. Возможно, там ее ждал дружок? Может быть, она замужем? При одной мысли об этом ему почему-то стало неприятно. Но, в конце концов, ее личная жизнь его не касается!
        Он задумался. Во что он ввязался? Зачем пообещал вложить в ее ресторан собственные средства? К сожалению, отступать было уже поздно.
        В Элли было что-то такое, от чего его охватывало волнение. Вернее, она влияла на него каким-то непостижимым образом, и это его озадачивало. Она же совершенно не в его вкусе. Но, погружаясь взглядом в ее большие карие глаза, он начинал теряться, забывал о делах и думал только о ней. А вечером на кухне он едва не поцеловал ее. Так и произошло бы, если бы их не прервали. Что это с ним? Должно быть, переутомился. Иначе как объяснить тот порыв, когда он, потеряв над собой контроль, захотел поцеловать повариху?
        И все равно он в душе сердился на Рика за то, что тот так некстати ворвался в кухню и помешал ему.
        Джек сел в автомобиль, завел мотор и поехал домой. Часом позже, устроившись у себя в кабинете, он пытался сосредоточиться на цифрах, но перед его мысленным взором навязчиво мелькал образ Элли…
        Джек поехал за Элли рано утром. По пути у него зазвонил мобильный телефон. Звонила Ханна.
        - Как у тебя дела? - поинтересовалась экономка.
        - Прекрасно. А у тебя как?
        - Да ты знаешь, очень угнетает зависимость. Многое не могу делать сама. Как моя заместительница?
        - Хорошо, - осторожно проговорил Джек.
        - Приятно слышать, - заметила Ханна. - Я вчера с ней беседовала. Милая девушка. Как она выглядит?
        - Высокая стройная блондинка с карими глазами. А что?
        - Да так, просто интересно.
        - Это все, что ты хотела спросить? Боишься, что она займет твое место? Этого никогда не будет. У нее нет желания работать у меня. Она хочет открыть собственный ресторан.
        - Кстати, она не замужем, - сообщила Ханна.
        Почему-то в душе Джек почувствовал облегчение.
        - Тебе она понравилась? - не унималась экономка.
        - Конечно, понравилась. Иначе я не попросил бы ее поработать у меня. Милая девушка и хороший повар. Конечно, не такой, как ты…
        - Ну, а кроме того, что она хороший повар?
        - Уж не собираешься ли ты меня сосватать, Ханна?
        Ханна не раз высказывала свое неодобрение по поводу его образа жизни. Это касалось как его бизнеса, так и женщин, с которыми он общался. Она ворчала, что он слишком много работает и его подружки не делают ему чести. Потому Джек старался не приводить женщин домой, боясь, что Ханна устроит им холодный прием.
        - Я не собираюсь тебя сватать, - презрительно фыркнула она в ответ. - Вот еще! Ладно, позвоню тебе днем, чтобы узнать, как идут дела.
        - Звони, конечно. И не думай ни о чем. Все под контролем.
        Однако он уже не был так уверен в себе, когда Элли сбежала к нему по ступеням лестницы. На ней были потертые джинсы и просторный зеленый свитер, от которого ее глаза приобрели удивительный зеленоватый оттенок.
        - В чем дело? - удивилась девушка. - Почему вы так на меня смотрите?
        - Как я смотрю? - Джек с трудом оторвал от нее взгляд и открыл перед ней дверцу машины.
        - Словно на диковинное существо.
        - Я просто подумал, - небрежно заметил он, - нет ли поблизости Прекрасного Принца?
        - Может быть, где-то и есть, но не в моей жизни, - засмеялась Элли.
        - И вы его не ищете?
        - Нет.
        - В свободном полете? Как и я?
        - Как и вы? Скорее нет.
        - А что вы знаете обо мне?
        - Лишь то, что рассказала мне Ханна, ваша кухарка.
        - И что она рассказала? Посоветовала держаться от меня подальше? - усмехнулся Джек. - Думаю, что вас не надо предупреждать. Вы слишком целеустремленная личность и, скорее всего, уже составили обо мне собственное мнение.
        - Это было нетрудно, - вздохнула Элли. - Кстати, Ханна о вас хорошо отзывалась.
        - А что ей остается делать? Она у меня работает. Но вы, конечно, ей не поверили. Мнения одной женщины вам недостаточно. В основном люди считают меня черствым и бессердечным. Кстати, сегодня у вас будет свободный вечер. Я пригласил всех на симфонический концерт. Билеты дорогие, но что поделаешь? Надеюсь, что это окупится.
        Элли молча кивнула. Она вовсе не считала его черствым и бессердечным лишь по результатам их первой встречи. Ей не было надобности об этом думать. Он предоставил ей работу, и она ему благодарна. А его жизненный уклад должен интересовать ее менее всего.
        А что касается предстоящего вечера, ему просто нужно открыть свою записную книжку и позвонить одной из множества знакомых девиц. Его спутница будет с великолепной прической и в дорогом вечернем платье, все будут восхищаться ее красотой, а она в свою очередь с радостью составит ему компанию и будет сопровождать его куда угодно.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Элли смертельно устала, хотя не прошло еще и половины дня. Подав гостям яйца бенедикт со свежевыжатым апельсиновым соком, она загрузила гору грязной посуды в посудомоечную машину и тут же начала готовить к обеду.
        Привезли коробки со свежими продуктами. Разносчик потребовал подписать чек, поэтому Элли отправилась на поиски Джека.
        Потоптавшись около его кабинета, она наконец постучалась.
        - Да, в чем дело? - послышалось изнутри. Она открыла дверь. Джек сидел за столом в непринужденной позе.
        - Мне нужен чек, чтобы расплатиться с зеленщиком, на пятьдесят три доллара.
        Он быстро нацарапал свою подпись на чеке и перекинул его через стол к ней.
        - Что будет на обед?
        - Сердце по-римски с сырным соусом и томатной подливой. Крем-брюле со свежей клубникой на десерт. Одобряете?
        - Конечно, все прекрасно… - Джек повертел в пальцах ручку. - А что вы делаете сегодня вечером?
        - Ну, я не знаю… Вы же сказали, что отпустите меня на весь вечер. Я еще ничего не планировала.
        - Но ведь будете планировать?
        Почему он спрашивает? Он не имеет никакого права вмешиваться в чужую личную жизнь! Тем более, что она у него работает временно.
        - У меня есть лишний билетик на симфонический концерт, - сказал Джек. - Пятый ряд в центре. Перед концертом будет ужин. Все женщины, которых я обычно приглашаю, заняты, так вот я подумал, что, может быть, вы…
        - Я тоже занята, - поспешно ответила Элли. Неужели он решил, что она сможет просто так влиться в общество людей, которые, скорее всего, видели, как она возится на кухне со сковородками? Она так и представила их многозначительные улыбки и переглядывания.

«Кто это?»

«Что она здесь делает?»

«Посмотрите только, как она одета!» Ни в коем случае она не согласится!
        - Но вы же только что сказали, что у вас пока нет никаких планов.
        - А я уже придумала. У меня свидание с хорошей книгой. А теперь простите меня, мне надо отпустить разносчика.
        К ее огорчению, он пошел следом за ней на кухню. Когда Элли выпустила разносчика через черный ход, Джек прислонился к закрытой двери и скрестил руки на груди. Он делает это нарочно, чтобы обезоружить ее. Его взгляд так искренен и простодушен, что ей следует быть настороже и не поддаваться его чарам.
        - А разве вас не интересуют праздничные блюда, которые там будут подавать? Они от Сюзанны Пелетье. Ведь она потом будет одной из ваших основных конкурентов.
        Да разве же ей не интересно? Интересно, конечно. Но разве можно в этом признаться? Ни за что!
        - Чтобы я конкурировала с Сюзанной Пелетье? Да не будет такого! Слишком высокий уровень для меня. Я хочу всего-навсего открыть бистро.
        - Но вам ведь было бы интересно попробовать? Может быть, ее зря так расхваливают. Накрыть стол на двести персон - сама по себя трудная задача. Вот и посмотрим, как она с этим справляется.
        - Это приказ?
        - Конечно, нет. В таких вещах я не приказываю. Я просто предлагаю. Так вот, предлагаю вам подготовиться к шести часам. Я за вами заеду.
        Элли некоторое время стояла неподвижно, от удивления слегка приоткрыв рот. Потом ее взгляд упал на часы. Надо спешить с обедом! Она решительно выкинула из головы все мысли о Джеке и концерте, вернее, постаралась выкинуть. Однако его голос постоянно звучал в ее ушах. Ничего, она тоже не лыком шита. И вовсе не собирается смешиваться с толпой его надутых гостей, лучше полежит на диване с книгой.
        Элли протирала столы, когда зазвонил телефон. Звонила Ханна.
        - Как вы себя чувствуете? - поинтересовалась Элли, присаживаясь на стул.
        - Хорошо, но пока лежу, - засмеялась та. - Джек сообщил, что пригласил вас на концерт.
        Элли обреченно вздохнула. Он, должно быть, уже всем раззвонил об этом.
        - А он сообщил, что я отказалась?
        - Да, говорил, что вы не слишком обрадовались приглашению. Он расстроился. Ему нужна пара.
        - Так в чем проблема? Уверена, что у него большой выбор. Только почему он выбрал именно меня?
        - Должна признаться, что это была моя идея. Я посоветовала ему пригласить вас. Там будут вкусные угощения, хорошая музыка. Мне показалось, что вы обрадуетесь. Я бы ни за что не отказалась. Жаль, что не могу ходить.
        Элли не знала, что и сказать. Она вовсе не хотела, чтобы Ханна считала ее неблагодарной.
        - Спасибо, конечно… Приглашение мне по душе… только… понимаете, у меня нет подходящего платья. Я видела светскую хронику. Там нужно что-то особенное.
        Вот так. Теперь им нечего будет возразить!
        - Вам нечего надеть? Дело поправимое! Моя сестра Клара совсем не умеет готовить, зато отлично шьет. Наша мать научила одну из нас готовить, а другую - шить. Вот и получилось, что Клара не способна приготовить даже самое простое блюдо, а я не умею даже вдеть нитку в иголку. Но две феи-крестные для вас лучше, чем одна. Бегите к нам, и мы вместе что-нибудь придумаем.
        - Вы очень добры, но все же…
        - Не добра, а практична и предусмотрительна. Мне давно надоело сидеть перед телевизором, хочу на работу, хочу видеть Джека. У него всегда так много интересного в жизни! Конечно, так рассуждать эгоистично, но мне скучно. Кларе - тоже. Мы хотим чем-нибудь заняться. Не лишайте нас удовольствия. У Клары нет дочерей и внучек, ей не для кого шить. Вы для нас - как божий дар. Ведь обед закончился? Уверена, что он был отличным. Как скоро вы сможете к нам прийти?
        Элли почувствовала, что дальнейшие возражения были бы неуместны, и пообещала явиться через час.
        Элли всегда представляла Ханну маленькой, пухленькой и с румяными щеками. Но женщина, сидевшая на кожаном диване, положив больную ногу перед собой, была высокая и худощавая, с седыми, коротко стриженными волосами. Посредине комнаты стояла швейная машинка, а рядом на столике - большая корзина, из которой выглядывали края различных образцов тканей.
        - Входите, входите, - приветливо позвала Ханна. - Значит, вы - Элли? Повернитесь-ка, повернитесь, дорогая. Клара, я же тебе говорила, что для нее лучше всего подойдет шифон! - Ханна достала из корзины кусок светлой легкой материи. - На высокой фигуре это будет смотреться великолепно. - Ханна широко улыбнулась Элли, словно она сама в мгновение ока решила проблему. Все это, конечно, хорошо, подумала Элли, но разве можно сшить платье за полдня?
        - Извините, но я думаю, что я не… Короче, я не подхожу для высшего общества. Я буду там неловко себя чувствовать.
        - Как это не подходите? Да все будет отлично! - заверила ее Ханна.
        - Подождите. - Клара встала перед ними, уперев руки в бока. Она была моложе, чем сестра, но с теми же угловатыми чертами лица и такими же седыми волосами. - Ханна, сейчас же брось этот шифон. Вечно ты начинаешь командовать, где не надо. Давай спросим Элли, чего она сама хочет.
        Элли с улыбкой слушала добродушную перебранку сестер. Жаль, что у них в семье все по-другому. Взять хотя бы отношения с Эйприл и Мэй…
        - Ханна говорила, что вас называют Золушкой, - продолжала Клара. - Значит, по логике получается, что мы вполне можем сойти за двух крестных. Вы можете выбирать любой фасон, какой вам придется по вкусу. Вот взгляните. - Клара протянула Элли модный журнал и жестом пригласила ее присесть на диван рядом с сестрой.
        Элли вскоре нашла понравившийся фасон. Простое длинное платье, струящееся шелковыми складками вниз и подчеркивающее фигуру. Сбоку был длинный разрез, открывающий колено. У Элли никогда в жизни не было такого роскошного платья. Ничего похожего на наряды Золушки, которые она надевала на детские праздники. Это было «взрослое» платье для «взрослых» вечеров, куда Элли никогда не ходила, но о которых много читала.
        Увидев привлекший внимание Элли фасон, Клара кивнула:
        - Превосходно. - Потом посмотрела в сторону сестры. - И я знаю, где взять ткань для него. В твоем гардеробе.
        - Как это? - удивилась Ханна.
        - Помнишь платье, которое ты надевала на похороны дяди Фреда? Ты же его никому не отдавала?
        - Но не могу же я лишить вас платья, - заволновалась Элли.
        - Я хотела продать его, но все никак руки не доходили. Конечно же, я не стану его носить.
        Клара довольно хохотнула:
        - Конечно, его придется немного подправить.
        - Я еще тогда тебе говорила, что не нужно его отдавать, - обрадовалась Ханна. - Знала, что когда-нибудь оно пригодится. И вот появились вы. Клара - мастер своего дела, увидите. Как-то она сшила мне платье для концерта всего за один день. Правда, это было сто лет назад, но она и сейчас не утратила своего мастерства. Иди, Клара, принеси его.
        При виде платья у Элли сердце ушло в пятки. Так она и знала! Неуклюжее, чопорное, с длинными рукавами и мешковатое. Правда, материал, из которого оно было сшито, был превосходен: тот самый черный струящийся шелк.
        Распоров платье на куски, Клара подрезала, подколола и снова сшила их. Элли, раздевшись до бикини, примеряла. В продолжение всей работы сестры то и дело спорили по поводу фасона и покроя.
        По ходу бесконечных примерок Ханна рассказывала про Джека. Элли внимательно слушала. Было ясно, что между ними сложились очень теплые отношения и полное взаимопонимание. Джек предстал перед ней с совершенно незнакомой стороны. Хотя, возможно, Ханна относилась к нему излишне снисходительно. Конечно, Элли тоже видела его милым, добрым, готовым помочь. Даже мыть посуду и прыгать на батуте. Но достаточно ли этого? Хотя что об этом думать? Все равно Джеку она безразлична.
        Ближе к вечеру Клара закончила последние стежки. Получилось великолепное элегантное платье, совсем такое же, как в журнале. Если бы Элли сама не была свидетелем, она ни за что бы не поверила, что такое возможно.
        Когда девушка примерила, все были в восторге - и она сама, и сестры. Элли восхищенно разглядывала себя в зеркале. Да, такое платье не купить в магазине, ведь оно сшито точно по ее фигуре!
        Элли торжественно прошлась по гостиной. Ханна радостно захлопала в ладоши, с обожанием поглядывая на сестру. Элли пришлось дать слово, что в качестве платы за услугу она потом подробно опишет им все, что будет происходить в течение вечера. Затем Клара довезла Элли на машине до самого дома.
        Доброта сестер глубоко тронула душу Элли. Отпирая ключом дверь квартиры, она дала себе обещание не пропустить ни одной детали, чтобы потом подробно рассказать обо всем своим добрым феям.
        Хорошо, что у девушки не было времени для долгих размышлений, иначе она запаниковала бы непременно.
        Она завивала в локоны свои длинные светлые волосы, когда ей позвонила сестра Эйприл.
        - А я решила, что ты работаешь всю неделю, не покладая рук, - недовольно прокомментировала она.
        Если знала, что я работаю, зачем тогда позвонила? - подумала Элли.
        - Вот сейчас переоденусь и снова пойду… на работу. - Не стоит рассказывать ей о планах на вечер. Просто Гвен и сестры не правильно ее поймут. Подумают, что она побежала на свидание, станут завидовать и злиться. Да еще и обидятся на нее. Кроме того, непременно захотят узнать, во что она одета.
        - Ну и каков он? - спросила Эйприл.
        - Кто - он? - удивилась Элли.
        - Ты знаешь кто, твой босс, миллионер.
        - Подозрительный и самоуверенный. Любит командовать. Но это ничего, ведь я здесь всего на неделю. Мне нужно идти, Эйприл. Потом поговорим.
        Нанося на лицо тональный крем, Элли размышляла: зачем же все-таки звонила Эйприл? Чтобы в чем-то ее уличить? Как хорошо, что им не надо видеться каждый день! Она покрасила ресницы, потом надела платье, а на ноги - модельные босоножки из кожаных ремешков, их ей отдала Мэй, когда купила себе новые. В дверь позвонили.
        Джек выглядел торжественным и серьезным, на нем был строгий вечерний костюм. Он был так хорош, что Элли замерла от восторга.
        Джек в свою очередь застыл на пороге как статуя. Как все-таки нечестно, подумала Элли. Такой богатый, красивый - и такой одинокий. Он мог выбрать любую, и любая пошла бы за ним. Однако он, конечно же, предпочитает заниматься бизнесом.
        Джек все еще продолжал стоять на пороге.
        - Что-нибудь не так? - спросила Элли, стараясь унять волнение и жестом приглашая гостя в комнату.
        - Повернитесь.
        Она покружилась на месте. Наверное, что-нибудь не так с платьем. Мягкий шелк ласково плескался по ногам. Может быть, платье чрезмерно вызывающее, слишком открытое? От страха у нее засосало под ложечкой.
        - Где вы взяли это платье? - поинтересовался Джек каким-то странно напряженным тоном.
        - Подарок Ханны.
        - Это ее платье?
        Элли нервно рассмеялась:
        - Сестра Ханны переделала его на меня. Представьте, всего за полдня. Словно по волшебству. Но я забыла, что вы не верите в чудеса.
        - Кажется, я готов изменить свое мнение.
        - Там будет много женщин в платьях «от кутюр», мне не хотелось бы выделяться…
        - Но вы обязательно выделитесь, - сказал он так, что у девушки часто забилось сердце. Она не знала, как воспринимать его слова, но приказала себе успокоиться.
        Хорошо, что Джек сменил тему беседы. Когда они шли к машине, а также по дороге на концерт он рассуждал о делах: рассказывал о семинаре, о различных предприятиях, которые собирался финансировать, описывал своих гостей-толстосумов. Элли была рада, что они вернулись к нейтральным отношениям: он - босс, а она - его временный повар. Оставалось надеяться, что и вечер пройдет нейтрально, что никто не обратит на нее особенного внимания и не станет расспрашивать о ней.
        Здание концертного зала светилось огнями. Джек передал ключи от машины служащему, взял Элли под руку, и они стали подниматься по ступеням к центральному входу.
        Элли взволновано огляделась вокруг. Толпы хорошо одетых людей, запах богатства и ароматы дорогих духов. Он уверенно вел ее через зал. В новом платье и под руку с Джеком она, по всей вероятности, неплохо смотрелась. Во всяком случае, чувствовала она себя не слишком скованно. И была никак не менее привлекательна, чем другие дамы.
        Пусть думают, что хотят. Ведь все равно их отношения останутся сугубо деловыми. Между ними ничего такого нет. Она - не в его вкусе. И вообще, место Элли - в тени, а хвалить ее будут на кухне, и этого достаточно.
        В фойе горело множество свечей. Вероятно для того, чтобы создать романтическую атмосферу, подумала Элли. В своем красивом платье девушка чувствовала себя все более уверенно, да и восхищенные взгляды, которые бросал иногда на нее Джек, помогали.
        - Должен вас кое о чем предупредить… - начал было Джек, но не успел закончить свою фразу, так как к ним подошел официант с подносом, на котором стояли бокалы с шампанским.
        Вот оно что! Сейчас он предупредит, чтобы Элли никому не говорила, кто она на самом деле!
        - Здесь будет мой отец, - продолжил Джек, наклоняясь к ее уху. - Он… иногда бывает, скажем, не совсем вежлив.
        - Что это значит? - удивилась Элли. От теплого дыхания Джека мурашки пошли по ее спине.
        - Увидите. Да вот и он сам. Привет, папа! Познакомься, это Элли. Элли, это мой отец, Спенсер Мартин.
        Высокий, стройный и загорелый, отец Джека был не менее красив, чем сын. Он беззастенчиво оглядел Элли с головы до пят, затем пожал ей руку. Потом вопросительно посмотрел на сына.
        - Я работаю у него поваром, - неожиданно выпалила Элли.
        Губы Спенсера скривились в улыбке, и он крепче сжал руку Элли.
        - Я замещаю постоянного работника. Временно, - объяснила девушка, сама удивляясь, зачем она все это выкладывает.
        - Рад видеть тебя, папа, - солгал Джек. Вообще-то он надеялся, что отец на этот раз не появится. Он не хотел слышать от родителя очередную лекцию о том, как опасны женщины, не хотел объяснять присутствие на вечере Элли. От множества подобных мыслей Джек никак не мог сосредоточиться на деле.
        По правде говоря, Элли действительно слишком сильно занимала его мысли. В этом черном платье, с кремовой кожей и светлыми волосами, она выглядела сногсшибательно. Наверное, в зале были и другие красивые женщины, но Джек не замечал ни одной.
        Должно быть, все это результат того шока, который он испытал, когда она открыла ему дверь. Он остолбенел, увидев ее во всем блеске. Эта женщина - настоящий хамелеон. Сначала появляется в его офисе в короткой юбке, потом появляется перед ним в смешном костюме Золушки и босая. А теперь - вот это. Что еще можно от нее ожидать?
        И тут Джек заметил, что его отец пристально наблюдает за ним.
        - Можно переговорить с тобой наедине, сынок?
        Джек пожал плечами и попросил прощения у Элли. Та кивнула. Сын с отцом отошли в сторону.
        - Я, конечно, не собираюсь вмешиваться в твою личную жизнь, Джек… - начал Спенсер Мартин.
        - Так и не вмешивайся, - ответил сын.
        - Да я и не вмешиваюсь, - улыбнулся Спенсер. - Она действительно работает у тебя поваром?
        - Временно.
        - Думаю, не нужно напоминать тебе, как это важно, чтобы ты вращался в нужных кругах, не опускаясь ниже своего уровня. Ты должен заботиться о своей репутации.
        - Ты намекаешь, что, общаясь с Элли, я унижаю себя? - рассердился Джек.
        - Вовсе нет. Я видел, как ты смотришь на нее. Согласен, она привлекательная женщина. Только не забывай, что одна ошибка может испортить тебе всю жизнь.
        - Ты исходишь из личного опыта?
        - Ну, в общем, да.
        - Я запомню, - пообещал Джек. О, да! Он никогда не забудет, во что превратилась жизнь отца в браке. Сам он никогда не совершит подобной ошибки! Если он соберется вступить в брак, то лишь по большой любви. Это будет брак равных.
        Джек перевел взгляд на Элли. Она была так хороша в своем наскоро сшитом платье, что любой мужчина счел бы за честь сопровождать ее. И как только отец мог предположить, что общение с ней портит ему репутацию?
        - Спасибо за совет, отец. Обещаю, что не повторю твою ошибку.
        Отец одобрительно похлопал его по спине, и они направились к Элли.
        Однако надо же и с людьми поговорить. Для чего же тогда он организовал все это? Пора и честь знать. Но тут к нему подошел Рик и хлопнул его по плечу.
        - У тебя найдется для меня минутка? Хочу познакомить тебя кое с кем.
        Джеку очень не хотелось оставлять Элли в компании своего отца. Бог знает, что мог учудить Спенсер.
        - Здравствуйте! - обратился Рик к Элли. - Это ведь вы! - Он повернулся к Джеку. - Ты мне не говорил…
        - Не все же тебе докладывать! Так что ты хотел мне сказать?
        - Коул Хансен здесь. Подходящий случай встретиться с ним.
        Объяснять было не надо. Джек давно уже пытался связаться с этим господином, президентом крупного банка. До сих пор он ни на одно приглашение не ответил. И вот он тут.
        - Вы простите меня, - обратился Джек к Элли. Потом повернулся к отцу. - Папа, увидимся позже.
        Уходя, он оглянулся и к своему огорчению увидел, как отец, склонившись к Элли, что-то говорит ей с самым серьезным выражением лица.
        - Объясни мне, что происходит? - болтал Рик. - Я и не узнал твоего повара в этом платье! Уже многие пытались разузнать, кто она. Но мне казалось, что ты не крутишь романы с подчиненными.
        - Я и не кручу, как ты выражаешься, - сердито бросил Джек. - Она - мой шеф-повар. Я пригласил ее, чтобы она оценила свою конкурентоспособность. Если тыне в курсе, здешний повар считается лучшим в городе.
        - Этого я не знал. Но знаю одно: твой шеф-повар - неотразимая женщина. Ты хоть сам-то это заметил?
        - Конечно, заметил Я не слепой. Но запомни: это бизнес. Она здесь потому, что мне нужно сопровождение. И вообще, почему мои девушки должны быть объектом всеобщего внимания?
        Раньше его не раздражало, когда в обществе обсуждали его девушек. Почему же теперь его так задевает, что они обсуждают Элли? Сначала отец, потом - Рик.
        - Погоди. Она все-таки твоя девушка? - заволновался Рик. - Минуту назад ты сказал, что…
        - Я помню, что я сказал. Послушай, мне некогда болтать о пустяках. Ты же знаешь, как сильно я рассчитываю на успех. Ты хотел познакомить меня с Хансеном. Чего же мы медлим?
        И все-таки Джеку страшно не хотелось уходить. Что же с ним случилось? Мысленно он оставался рядом с Элли.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Джек встретился с Коулом Хансеном. Ему удалось даже минут на десять привлечь внимание банкира. За эти десять минут Джек попытался объяснить собеседнику суть вопроса. Однако он говорил, а мысли его были заняты совершенно другим. Он то и дело посматривал в сторону Элли, которую окружила небольшая толпа мужчин в вечерних костюмах и черных галстуках. Как же они успели собраться вокруг нее за такое короткое время? И о чем они там разговаривают? Наверное, она рассказывает им о своем будущем ресторане. Или присматривает нового спонсора на случай, если Джек окажется неплатежеспособным? А, может быть, они просто-напросто флиртуют с ней?
        Джек попытался выбросить Элли из головы и сосредоточиться на том, что говорит ему Хансен, такой невероятно выгодный инвестор. Почему-то это ему никак не удавалось, его мысли шли вразброд.
        Между тем толпа оживилась, и все двинулись по направлению к буфету. Джек поискал глазами Элли и не нашел. Как же она ушла, не дождавшись его? Она же не знает, какой столик заказан для них!
        - Приятно было с вами познакомиться, - выпалил Джек, прерывая Хансена на полуслове. - Мы договорим позднее.
        С этими словами Джек ринулся на поиски Элли, которой нигде не было видно.
        Наконец он отыскал ее и хозяйским жестом положил ладонь на ее обнаженную спину. Этим он как бы демонстрировал свое непререкаемое право распоряжаться ею.
        - Извините, что оставил вас в толпе незнакомых людей, - сказал он.
        - Все были очень милы со мной! - возразила она. - Ваш отец рассказал, как хорошо вы умеете обращаться с деньгами и что вы совсем не боитесь рисковать. Рестораны - исключение, конечно. Да и в личной жизни вы осторожны.
        - Весь в него. Этого он не говорил? - недовольно спросил Джек.
        - Не говорил.
        - А вы рассказывали ему о нашем соглашении? - Джек наконец нашел их места за накрытым на восемь персон столиком.
        - Нет. Мне показалось, что он был бы недоволен.
        - Наоборот. Отец обожает всякие рисковые сделки. Он сразу заключил бы с вами пари и в любом случае выиграл бы его. Оценил бы вашу настойчивость в достижении цели. Тем более, что в данном случае мне не нужно его согласие. - Джек выдвинул для Элли стул. - Это же мои деньги.
        Тут подошел Рик и похлопал Джека сзади по плечу:
        - Надо подключить Коула. Ведь дело очень серьезное. Если он согласится участвовать, все остальные, считай, - твои. Что ты ему сказал?
        - Ничего такого я ему не говорил. Да и времени было мало.
        - Хорошо, что Коул здесь. Смотри, не отпугни его. Иначе Хансен может решить, что он тебе не нужен.
        Джек рассмеялся. Он был рассеян в разговоре с Коулом, так как его тогда гораздо больше занимал вопрос, куда ушла Элли. Что скажет отец, если узнает? Скажет, что так ему и надо! Вместо того чтобы пялиться на девушку, кем бы она ни была - шеф-поваром, возлюбленной, - он прежде всего должен был виться вьюном вокруг инвесторов и не отступать, пока те не подпишут все, что надо.
        Из нескольких услышанных слов Элли поняла, что Джеку сообщили хорошие новости. Это было видно по тому, как изменилось его настроение. Он заулыбался, выпил второй бокал шампанского и начал представлять ее окружающим как очень перспективного шеф-повара. Он был таким раскованным и веселым, каким она видела его всего раз, когда они прыгали на батуте. Элли только радовалась, глядя на своего спутника. Одновременно она не могла обойти вниманием прекрасно приготовленные блюда. Например, отбивную из говяжьей вырезки с грибной подливкой. Девушка отпила маленький глоточек красного вина и посмаковала его на языке, потом медленно прожевала кусочек картофеля а-ля Наполеон с рубленой зеленью, анализируя вкус и запоминая его.
        Подняв глаза от тарелки, она поймала взгляд Джека. Он широко улыбался ей.
        - Вы едите или исследуете пишу? - поинтересовался он, одной рукой касаясь обнаженного плеча Элли, а другой подливая в ее бокал вино.
        - И то, и другое, - ответила девушка, чувствуя, как от его прикосновения мурашки побежали по спине.
        - И каков вердикт?
        - Все отлично.
        О чем это она: о блюдах или о Джеке? Источая обаяние, Джек внимательно смотрел ей в глаза, словно ее мнение было для него очень важным. Элли знала, что это не так, но невольно была готова поддаться его чарам. Когда он коснулся ее обнаженной руки, все ее мысли перемешались. Она должна что-то сказать ему. Но вот что? Девушка поерзала на стуле. Ах, да!
        - Поражает количество. Кажется, вы говорили, на двести персон? Удивительно!
        - Уверен, что и это вам по плечу. Конечно, нужна небольшая помощь. Она ведь тоже не одна работает.
        - А вам понравилась еда? - спросила Элли. Джек заглянул ей в глаза:
        - У вас получается вкуснее.
        - В самом деле? - улыбнулась она, почувствовав прилив теплых чувств. - Значит ли это, что вы готовы вложить деньги только потому, что так подсказывает вам ваш язык и желудок?
        - Для нас обоих это будет выгодно. - Джек поднял свой бокал и звонко чокнулся с ней. - За нас, - сказал он, неотрывно глядя ей в глаза.
        Она заволновалась до сладостного озноба. Его взгляд был таким откровенным! У нее слегка дрожали руки, и немного вина выплеснулось из бокала на стол.
        Элли чувствовала себя уязвимой и неопытной перед ним, умудренным жизнью мужчиной, который наверняка играет с ней! Если бы у нее была настоящая крестная, она бы находилась сейчас где-нибудь поблизости. Она подошла бы, похлопала бы ее по плечу и строго сказала: «Будь осторожна, дорогая!» Хороший совет.
        Конечно, еще ничего плохого не произошло, но нервы у Элли были натянуты как струны, щеки пылали. Джек сказал: «За нас!» Конечно же, он имел в виду что-то другое, ведь, собственно, их ничего не объединяет.
        Она знала, что его слова нельзя воспринимать всерьез. Должно быть, он всегда так: выпивает со своими компаньонками по вечерам, что-то говорит им, а утром отсылает их восвояси. Ведь именно такие слухи ходили о нем по округе. Элли никогда не будет его подружкой. Мало ли что он говорил о ней. А в том, что у нее кругом идет голова, виновато выпитое шампанское.
        Джек продолжал неотрывно смотреть ей в глаза. Элли не привыкла быть объектом такого пристального внимания и поэтому смутилась и немного оробела.
        Если все пойдет, как он обещал, то это значит, что ее мечта близка к осуществлению. В этом случае неудивительно, что она чувствует себя как настоящая Золушка. Без принца в данном случае можно и обойтись. Принц для нее - не главное. Она хотела, чтобы у нее появилось свое собственное дело, свой ресторан. Ей хотелось готовить для людей, которые, в свою очередь, будут восхищаться ее искусством. Если все так, то почему бы и не выпить за успех в компании с самым красивым мужчиной? В чем здесь зло? Всего один вечер! Праздничный вечер! Всего один бокал вина и один бокал шампанского!
        С усилием отведя взгляд, она посмотрела на часы. Волшебный момент миновал.
        - В чем дело? - поднял брови Джек. - Вечер только начался. Карета не превратится в тыкву.
        - Мало ли что может случиться, если мы не уйдем отсюда до полуночи, - в тон ему отшутилась Элли.
        Огни предупреждающе мигнули. Пора было возвращаться в зал. Когда они дошли до центра пятого ряда, заиграл оркестр.
        - Как красиво! Никогда не была здесь раньше, - прошептала Элли, оглядывая высокие потолки, стены и красиво одетую публику. - А вы здесь часто бываете?
        - Не часто. Только по особым случаям. - Он сунул руку в карман и отключил мобильный телефон.
        Элли удивленно подняла брови:
        - Я думала, что вы его никогда не отключаете…
        - Только изредка. Например, когда звучит Пятая симфония Густава Малера.
        Кивнув, девушка полистала программку. На последней страничке она увидела список спонсоров.
        - А вот и ваше имя… Вы главный спонсор! Я приятно удивлена.
        - В этом-то и соль. Нужно произвести впечатление. Кроме того, за спонсорство снижают налоги.
        - Какой бы ни была причина, очень благородно вкладывать деньги в искусство, - заметила она.
        - Только не надо представлять меня филантропом. Впрочем, вы, похоже, все же получите свой ресторан.
        - Значит, у меня будет возможность воплотить свою мечту! - обрадовалась Элли. - А вы-то что с этого будете иметь?
        - Я? - Он рассеянно вертел в руках программку, даже не глядя на нее.
        Элли искоса любовалась его руками. Они были сильные и в то же время изящные. У нее возникло безумное желание прикоснуться к его руке, взять ее в свои ладони и расспросить, чего же он хочет.
        Помолчав еще немного он наконец небрежно ответил:
        - У меня есть все, но хотелось бы того же самого, но вдвойне.
        - Но какие у вас мотивы? Что вами движет? - настаивала она.
        - Тихо! - Джек приложил палец к ее губам. - Они начинают.
        Огни в зале погасли. На сцену вышел дирижер. Джек давно уже убрал палец и обратил все свое внимание на сцену, а ее губы продолжали вздрагивать, словно он все еще их касался. Если такое простое прикосновение так ее взволновало, то что будет, если он поцелует ее? Хорошо, что в зале темно. Слава богу, что заиграла музыка.
        Начало симфонии полностью поглотило все внимание Элли, у нее даже слезы из глаз потекли. В какой-то момент она повернула голову и увидела четкий профиль Джека. Ни одной эмоции не отражалось в его четко высеченных чертах. Интересно, нравится ли ему музыка? - подумала Элли.
        Когда они вышли из зала, Джек, казалось, забыл о том, что ему, пользуясь случаем, нужно уговаривать своих гостей. Вместо этого он, взяв Элли за руку, повел ее вниз по ступеням к поджидавшей у здания машине.
        - Вам понравилось? - спросил он.
        - Очень понравилось. Мама любила слушать классику по радио. Она хотела, чтобы я научилась играть на пианино, только вот…
        - Ваша тыква подана, Золушка. - Джек слегка пожал ее руку. Элли улыбнулась в ответ, благодарная ему за то, что он настоял, чтобы она все-таки пошла на концерт. Но более всего девушка была благодарна ему за понимание, за то, что весь вечер он был рядом с ней.
        Она шла под руку с человеком, который даже самым придирчивым привередам показался бы Прекрасным Принцем из сказки. Откуда-то из-за угла выскочила толпа папарацци. Они явно настроились на сенсацию. Оказывается, суетливая ватага поджидала именно их. Защелкали фотоаппараты.
        - Я не понимаю! - удивилась Элли, оглядываясь на репортеров. - Неужели вы столь популярны?
        - Не я. Это они за вами охотились, - усмехнулся он.
        - Ну, еще бы! Так и представляю себе газетные заголовки: «Выходной день повара! Хроника с места событий!»
        Джек засмеялся и положил руку ей на бедро. Девушка резко вдохнула, почувствовав, как ее охватывает волна острого желания. Она пыталась убедить себя, что это ничего не значит, но облегчение получила лишь тогда, когда он убрал свою руку.
        В глубине души Элли ощутила легкое разочарование. Усевшись на кожаное сиденье автомобиля, девушка откинула голову на подголовник и закрыла глаза. Она не знала, о чем говорить с ним. Кто кого должен благодарить за прекрасно проведенный вечер? Нужно ли его приглашать домой, и должен ли он поцеловать ее на прощание? Элли даже не знала, как поступить, если он ее поцелует.
        - Вот видите, - сказал Джек, припарковывая машину перед крыльцом ее дома. - Ничего страшного не случилось. И карета не стала тыквой, и платье не превратилось в лохмотья.
        - Уже поздно, - сказала она немного невпопад, поднялась на крыльцо и взялась за ручку входной двери. Он поспешил к ней, помогая открыть дверь. - Спасибо за приглашение.
        Надо уходить, пока не ляпнула что-нибудь, подумала девушка. Дойдя до двери своей квартиры, она стала искать в сумочке ключ. Джек стоял рядом. Элли ощущала жар его тела.
        - Спасибо за то, что согласились пойти со мной, - тихо сказал Джек. Его лицо скрывала тень, и от этого он показался ей загадочным и немного опасным.
        Элли чувствовала аромат его дыхания, мускусный запах его кожи и волос. Девушка тяжело сглотнула и подумала: что это с ней? Побывав в обществе богатых людей, вкусив немного роскошной жизни, она уже размечталась. Захотела получить то, что до сих пор было для нее недоступным?
        Вот перед ней мужчина, который никогда никого не любил и вряд ли полюбит. Более того, его и самого-то никогда никто не любил. А Элли знала, что значит жить без любви.
        - Спокойной ночи, Джек, - сказала она, но не успела повернуться к двери, как он наклонился и поцеловал ее. Так, легкий поцелуй. Но у нее подкосились ноги. Чтобы не упасть, она инстинктивно положила ладони ему на грудь и почувствовала, что его сердце бьется так же часто, как и ее сердце. Он воспринял ее жест как знак поощрения и снова поцеловал ее. Она не ожидала от него такой нежности. Джек слегка коснулся ее губ, словно обещая большее. Боже!
        С трудом подавив стон, Элли обвила руками его шею. Его поцелуй стал требовательным. Он догадался, что ей этого хочется. У нее пылало все тело. Она не могла и не хотела остановить его. Ситуация становилась опасной. Куда все это может завести?
        Когда Джек отпустил ее, она глубоко вздохнула. Значит, вот каков его метод. Он увлекает, заставляя желать большего. Ей этого очень хотелось, но она скорее умрет, чем в этом признается.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Свой следующий рабочий день Элли начала со звонка Ханне и Кларе. Ведь она обещала им отчет о своем походе на концерт.
        Ханна ответила сразу же. Она уже успела увидеть фотографию и прочитать статью в газете.
        - Вы выглядели красавицей, - заявила Ханна. - Мы с Кларой в полном восхищении и даже вырезали фотографию из газеты и приклеили на дверцу холодильника. Ну, как все было?
        - Было чудесно! - сказала Элли и начала рассказывать в деталях.
        - А как Джек? Он хорошо себя вел?
        - Конечно, - поспешила уверить Ханну Элли, не желая расспрашивать, что та имела в виду.
        - Вы выглядели потрясающе в том платье! Что по этому поводу сказал Джек?
        - Спросил, где я взяла платье. Никак не мог поверить, что оно было сшито за несколько часов. Я не знаю, как и благодарить Клару.
        - Вы уже отблагодарили ее. Она так счастлива! А как поварские дела?
        - Меню уже составлено. Сейчас буду заниматься фаршированным картофелем а-ля дюшес.
        - Если потребуется моя помощь, вы только скажите.
        Элли тут же забыла об этом разговоре. Она весело шинковала овощи и тушила грибы для соуса. Эмоциональный настрой во время приготовления еды очень важен. Лучше всего, когда человек готовит блюдо с любовью. Раскатывая тесто для ягодного пирога, она думала о Джеке, вспоминала прекрасную музыку, теплую руку Джека на своем плече Сидя на лекции, Джек думал об Элли. Он пытался сосредоточиться, но не мог. Джек рассеянно смотрел перед собой, мысленно находясь совсем в другом месте.
        Он думал об Элли, представляя ее в разных образах. Вот она в бальном платье, вот - босоногая на кухне и, наконец, растрепанная и сонная, словно только что выскочила из постели. Хотел ли он подловить ее? Может быть, поэтому явился в такую рань? А может быть, ему не терпелось поскорее увидеть ее? Когда она появилась перед ним, внутри у него всколыхнулась целая буря чувств. Ему хотелось забыть обо всем на свете и грубо затащить ее обратно в постель, выключить мобильный телефон и целый день без устали заниматься с ней любовью…
        Джек представлял, как она к нему относится. Предположим, он плюнул бы на все условности и соблазнил бы ее. Как бы она тогда себя повела? Может быть, тоже решила бы, что он сошел с ума, и заявила бы, что жар от кухонной печи для нее важнее, чем жар его страсти в постели.
        Дело зашло слишком далеко. В такой серьезный день он думает не о делах, а о том, как затащить в постель служащую. Вот уж поистине сошел с ума и окончательно потерял голову! Вот на что намекал отец в своем утреннем звонке по телефону.
        - Ты с ума сошел! - возмущался Спенсер. - Зачем ты повел с собой на концерт повариху? Что она теперь себе вообразит?
        - Что она может вообразить, папа? - Джек сжал в руке трубку так сильно, что побелели костяшки пальцев. - Разве она не достойна приглашения? Она - красивая, желанная женщина, оказавшаяся к тому же отличным поваром. Между прочим, она не хотела идти, но у меня не было пары. Я должен быть ей благодарен.
        - Ничего ты ей не должен, - отрезал Спенсер. - Она прекрасно провела время. Я же видел. А что скажешь о фотографии в газете?
        - Еще не видел.
        - Статья намекает, что вы близки. Смотри, Джек, будь осторожен. Женщины не похожи на мужчин. Они сразу делают вполне определенные выводы. Мы не должны давать им в руки козыри. Теперь все хотят знать, кто она такая. И что мне объяснять?
        Скажи, что она интереснейшая и привлекательнейшая женщина из всех, кого я встречал в своей жизни. Скажи, что я никак не могу выкинуть ее из головы, подумал Джек. Вслух же он ответил:
        - Не знаю. Говори, что хочешь.
        - Я позвонил тебе, чтобы предупредить об опасности повторить мою ошибку. Когда я познакомился с твоей матерью…
        - Давай не будем об этом, папа, - прервал отца Джек. Ему совсем не хотелось еще раз выслушивать много раз слышанную историю.
        - Позволь мне закончить. Когда я познакомился с твоей матерью, я в нее по уши влюбился. Мне казалось, что и она меня любит. Я решил, что мы проживем всю жизнь вместе, в горе и в радости; в богатстве и в бедности…
        Голос отца дрогнул. Никогда прежде Джек даже не подозревал, как сильно переживает отец о своем неудавшемся браке. Джек считал отца человеком довольно сухим и бесстрастным. Он потрясенно молчал.
        - Ты сам знаешь, что ничего из этого не вышло, - продолжал Спенсер. - Она ушла от меня, да я ее не очень-то и виню.
        То есть как это? Джек уже не знал, что и сказать.
        - Я думал, что не переживу этого, - продолжал отец. - Думал, что умру от сердечной боли. Я рассказываю это тебе, чтобы ты не повторил мою ошибку. Не допускай, чтобы тебя победила любовь. Тебе кажется, что это навсегда, но ведь нет никаких гарантий.
        - Папа, я был с ней всего раз. Между нами нет никакой любви, - уверял отца Джек, веря и не веря ему. - Но спасибо тебе за совет. Я буду… иметь это в виду.
        Джек незаметно выбрался из зала, вышел на улицу и в киоске купил свежую утреннюю газету. Да, вот он, снимок. В колонке светских новостей. При виде фото его снова окатила волна сильнейшего чувства. Неужели он влюбился? На картинке Элли выглядела потрясающе! Джек снова почувствовал, что сражен. То же самое потрясение он пережил, когда накануне вечером она открыла ему дверь. Он не ожидал, что она так преобразится.
        Ее платье, улыбка, прикосновение нежных губ… Он должен немедленно увидеть ее, прикоснуться к ней, поцеловать ее. Но как это сделать? Ведь он не может бросить здесь всех своих потенциальных инвесторов!
        Складывая газету, он заметил объявление, напечатанное большими буквами: «Большое цирковое представление для детей всех возрастов». И картинка: шеренга слонов шествует по кругу.
        Джек прошелся по улице, думая о слонах, жареном арахисе и поп-корне, об Элли, ее семье и ее жизни с мачехой и сводными сестрами. Через некоторое время он повернулся и решительно зашагал обратно в сторону покинутого им делового центра.
        Придя на место, он сделал несколько телефонных звонков и объявлений. Потом поехал домой.
        Когда он ворвался на кухню, Элли резала картофель на тяжелой деревянной доске.
        - Сворачивайте работу, - скомандовал он.
        Девушка уронила нож.
        - А что случилось?
        - Изменились планы. Вы можете сохранить все эти продукты до завтра?
        Она критически оглядела гору нарезанной картошки:
        - Думаю, смогу. Но что произошло?
        - Непредвиденные обстоятельства. Группа получила сегодня возможность посетить технический музей. Для них будет устроена специальная экскурсия. Я уже договорился, что они поужинают «У Гримальди» в Сан-Хосе.
        - Значит, у меня будет свободный вечер?
        - До некоторой степени. - Джек неловко улыбнулся, ожидая ее реакции на свое предложение.
        Она выжидательно смотрела на него:
        - Что значит «до некоторой степени»? Готовить не придется, но свидание с книгой тоже не состоится? Только не говорите мне, что у вас нет пары, чтобы пойти к Гримальди. Я туда не пойду.
        - Да и я туда не собираюсь.
        - Но вам же нужно их развлекать.
        - Я не всегда придерживаюсь правил, - сказал Джек и подумал, что сильно лукавит. Именно он был горячим приверженцем этих правил и никогда прежде не отступал от них. Но это был старый Джек. Новый Джек стал совсем другим. Полным неожиданностей. Он удивил отца и собирался удивить Элли.
        - У меня есть два билета в цирк. - Джек достал из кармана билеты и предъявил их ей.
        Она удивленно вцепилась в доску, не сводя с него изумленных глаз.
        - Что?
        - Вы же слышали. Сегодня вечером мы идем в цирк. И никаких отговорок. Я плачу вам зарплату, и ваше время принадлежит мне. Хотя… там было написано, что представление для детей. Нас туда впустят?
        - Конечно, впустят, но… Почему я? Почему именно сейчас?
        - Понимаете, я никогда прежде не был в цирке, а вам он нравится. Мне хочется восполнить упущенное. Может, мне никогда больше не выпадет такой случай. Так что убирайте продукты, Золушка. Идите домой. Я вызову для вас такси, а вечером заеду за вами в шесть.
        Элли ошеломленно молчала, но все-таки послушно упаковала мясо и картофель и убрала их в холодильник. Потом сняла фартук и повесила его на крючок.
        - Ваше молчание я считаю знаком согласия, - нарушил молчание Джек. Почему она не радуется? Могла бы проявить хоть какие-нибудь чувства. Должно быть, воспринимает его приглашение как рабочую повинность. И это внушил ей он сам. - Это же была ваша идея. Вы же сами говорили, что я много потерял, - напомнил ей он.
        - Я помню, - ответила девушка. - Просто пытаюсь освоиться с мыслью. Еще несколько дней назад я целыми днями торчала на кухне. Но вот вчера вечером я ходила на симфонический концерт, а сегодня пойду в цирк. И это необычно для меня.
        - Давайте представим, что у нас сегодня выходной. Это бывает редко как у меня, так и у вас. Это мероприятие не является частью моей работы. И я даже подозреваю, что на моей карьере посещение цирка и вовсе никак не отразится. Но…
        Элли стояла и ждала, что скажет Джек, но он не стал развивать свою мысль дальше. Он не знал, что сказать.
        - Но… это может быть интересно, - с улыбкой закончила за него она.
        - Конечно, интересно, - он улыбнулся во весь рот. - Ведь, возможно, я совершаю непредсказуемый поступок в первый и, наверное, последний раз в жизни.
        Элли без труда подобрала одежду для похода в цирк. Джинсы и курточка подойдут прекрасно. Бальные наряды для цирка не нужны. И у выхода не будут дежурить фоторепортеры. Девушка приказала себе не делать никаких выводов из того, что Джек пригласил ее. Она вообще его не понимала. Да и надо ли? Ей ведь осталось отработать у него всего несколько дней. Потом она получит деньги и займется своим рестораном.
        Если при всем этом она хорошо проведет время - что ж, тем лучше. Если ему приятна ее компания - хорошо. Сама Элли чувствовала себя с Джеком не очень комфортно. Ей постоянно приходилось напоминать себе, кто она и кто - он. Влюбляться в босса - не самый лучший способ утвердиться в жизни. Но мне это не грозит, думала девушка. Вот еще новости! Они едва знакомы, но и то, что Элли о нем знала, ни в коей мере не соответствовало тому, чего она ждала от мужчины.
        Если она выйдет замуж, то лишь за человека, на которого можно положиться во всем, который хочет иметь семью, с которым можно прожить всю жизнь, пройти сквозь любые испытания. Конечно, ей хотелось и ослепляющей страстной любви. Только похоже, что с подобными требованиями ей никогда не найти себе мужа…
        Зачем ей мужчина, у которого никогда не было нормальной семьи? Что за пара получится из них с Джеком? Но ничего! Скоро все закончится. Вот только сегодня они сходят в цирк - и все. Жизнь войдет в свое русло, Элли будет как и раньше работать на кухне, а Джек - в кабинете, в обнимку со своим сотовым телефоном. Она так плотно займется своим рестораном, что у нее не будет времени ни на симфонические концерты, ни на цирк. Успокойся и расслабься, скомандовала себе Элли.
        Пространство под куполом пахло поп-корном и опилками. От этого запаха на Элли нахлынули воспоминания о детстве. Сиденья в первом ряду были даже лучше и удобнее, чем накануне в концертном зале. И состав зрителей был совершенно другим. Дети смеялись, прыгали, хлопали в ладоши и набивали рты разнообразной едой, пачкая при этом свои милые рожицы. Она покосилась в сторону Джека. Интересно, о чем он сейчас думает. Небось уже не раз пожалел, что пришел сюда.
        Когда он отключил свой сотовый телефон, она удивилась и пожала плечами.
        - Мне не хотелось бы беспокоить зрителей, - объяснил Джек, - и Тем более артистов.
        Он едва не свернул себе шею, наблюдая за выступлением воздушных гимнастов, и с восторгом смеялся шуткам клоунов. Потом на арену вышли тигры с дрессировщиком.
        Элли вертела головой, боясь пропустить самое интересное, и не заметила печального клоуна, ехавшего по кругу на колесе, пока Джек не толкнул ее в бок. Соскочив с колеса, клоун так потешно засеменил по арене, что Элли и Джек дружно рассмеялись.
        - Если бы вы убежали из дома и нанялись бы в цирк, чем бы вы занялись? - спросил Джек.
        - Стала бы воздушной гимнасткой, - мечтательно сказала Элли, наблюдая за полетом артистов на трапеции.
        - Вы не боитесь высоты?
        - Боюсь, но я привыкла бы. А вы кем хотели бы стать?
        - Клоуном. Я бы так загримировался, чтобы никто не узнал меня. Тогда можно было бы шутить сколько хочешь, не боясь осуждающих взглядов.
        Джек поманил разносчика и купил две порции сахарной ваты. Он сразу же откусил большой кусок.
        - Нравится?
        - Нормально. Так вот чего мне не хватало все эти годы!
        Да, этого и еще кое-чего, подумала Элли. Не успела она облизать губы, как Джек наклонился к ней и слизал сахар медленным и легким поцелуем.
        - М-м-м, как сладко! - Он еще крепче прижался к ее губам.
        Девушка знала, что надо бы отстраниться, прервать поцелуй, но на это у нее не хватило сил. Она положила руки ему на плечи. Его поцелуй стал настойчивее и глубже. Элли задрожала от волнения, ее сердце заколотилось с бешеной скоростью, и она ответила на его поцелуй.
        Что только о них подумают окружающие! Можно, конечно, надеяться, что никто не обратит внимания на пару в первом ряду, застывшую в поцелуе, словно вокруг них пустота, но ведь надо думать и о последствиях.
        Эта мысль немного отрезвила ее, заставила взять себя в руки и отстраниться. Отвернувшись от него, чтобы он не заметил, как краска залила все ее лицо, Элли нарочито внимательно начала наблюдать за выступлением тигров, которые прыгали сквозь пылающий круг.
        - Надеюсь, что дети ничего не видели, - проворчала она, стараясь успокоить дыхание.
        - Конечно, ведь от такого зрелища дети обязательно станут играть с огнем.
        Элли слегка повернулась в его сторону и улыбнулась:
        - Вы знаете, о чем я говорю.
        - Не совсем. Попытаюсь догадаться. Вы, наверное, вот о чем.
        Он стремительно обнял ее, прижал к себе и приник к ее губам в жарком поцелуе. Ей показалось, что она летит в бездонную пропасть, из которой нет пути назад. Самое ужасное, что ей и не хотелось возвращаться. Не было ни музыки, ни криков, ни аплодисментов. Все исчезло. Из звуков остался лишь оглушительный стук ее собственного сердца.
        На этот раз первым остановился Джек. Ничего не объясняя, он молча огляделся, словно желая понять, где он находится и почему. А ее охватило чувство потерянности и одиночества.
        - Отличный цирк! - наконец прокомментировал Джек. - Нам надо ходить сюда почаще.
        Пытаясь прийти в себя, она медленно огляделась. Тигры прыгали сквозь огненное кольцо, по краям арены ходили клоуны, а вверху под куполом летали на трапециях мускулистые гимнасты. Дети кричали от восторга, и никто не, обращал на них внимания. Она глубоко вздохнула. От облегчения? Или от сожаления, что поцелуй закончился?
        - Вы мне не рассказывали, - обронил он, - о необычных свойствах сахарной ваты.
        - О каких? - Элли старательно смотрела на клоунов, боясь встретиться с ним взглядом. Девушка не хотела, чтобы он понял, как сильно потряс ее поцелуй, от которого она вся растаяла, а сердце лихорадочно билось. Она боялась прочесть в его лице безразличие и холодность. - О том, что сахарная вата приклеивается к губам?
        - О том, что ваши губы приклеились к моим, когда вы поцеловали меня.
        - Погодите. Ведь сначала вы поцеловали меня! - возмутилась Элли.
        - Не извиняйтесь. Ведь вам не оставалось ничего другого.
        - Да что уж тут извиняться! Вы неотразимы, и я, конечно же, поддалась вашим чарам.
        Он усмехнулся.
        - Вам не нужно льстить мне лишь потому, что вы у меня работаете. В контракте об этом нет ни слова. Поцелуй - другое дело. Вы, должно быть, прочли то, что было напечатано мелким шрифтом, не так ли?
        - Не уверена. А там было что-то сказано о поцелуях?
        - Что-то. Да там только об этом и было сказано. Впрочем, неважно. Надеюсь, что ваш всплеск чувств никак не связан с вашими служебными обязанностями и возник лишь по причине моего обаяния.
        - Думайте что хотите, - бросила она, нервно обмахиваясь программкой. В цирке с каждой минутой становилось все жарче. - Ну, хорошо, я поцеловала вас. Но лишь оттого, что я сочла себя обязаннной…
        - ..отплатить любезностью за любезность.
        - Ну, не совсем так…
        - Чтобы я почувствовал себя увереннее?
        - Для этого вам не нужно моего участия.
        - Обязательно нужен кто-то для укрепления самооценки. В этом смысле отец никогда мне не помогал.
        - Интересно, что бы он сказал, если бы узнал, что вы отправились в цирк?
        Джек весело рассмеялся:
        - Сказал бы, что я сошел с ума. Сам он не любит цирка.
        - Мне казалось, что раньше и вы были к нему равнодушны.
        - Да. Но теперь я знаю, что это такое, и с удовольствием приходил бы сюда каждый день. - Он толкнул ее локтем в бок. - Разумеется, при условии, что вы ходили бы вместе со мной.
        Не может быть, чтобы он говорил это всерьез. Пустая болтовня. Но почему ее сердце снова застучало как сумасшедшее? Элли хотелось, чтобы он говорил ей комплименты, чтобы целовал ее. Ей хотелось радостного волнения. Детство у нее было, конечно, не таким, как у Джека, зато ранняя юность была беспросветной. Она никогда не гуляла по улицам с друзьями, не болталась по магазинам. Элли приходилось чистить, убирать и готовить еду. Ей некогда было флиртовать с мальчиками, она едва успевала делать домашние задания. Выходит, теперь она компенсировала свою потерю? За один вечер? Разве это возможно?
        - К счастью, цирк бывает здесь редко. Иначе я бы осталась без работы. А когда у меня будет свой ресторан… - она замолчала, не желая делиться своими мечтами.
        - Продолжайте.
        - Я буду занята все вечера.
        - А еще называли меня трудоголиком.
        - Я вас так не называла.
        - Но вы так думали. Всякий раз, когда я доставал свой мобильный телефон, у вас на лице появлялось такое выражение, словно вы мысленно говорили: «Ну вот, он опять за свое!»
        Она удивленно подняла брови:
        - Вот такое?
        - Нет, не так. - Джек насупился, изображая неодобрение. - Вот такое.
        Они оба засмеялись. И тут Элли подумала, что в последние дни она смеялась так часто, как не смеялась долгие годы.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Они вышли из цирка и молча направились к парковочной площадке. Как супружеская пара, подумал Джек. Они вместе смеялись, целовались, наслаждались зрелищем и в целом прекрасно провели вечер. Но Джеку вовсе не хотелось испытать на себе супружеские узы. Ведь тогда на его плечи свалились бы многочисленные обязанности и проблемы. У него уже был такой опыт. После этого остались лишь неприятные воспоминания.
        Ну, потерял он на какой-то момент голову, ну и что? Даже вкралась мысль, что пусть бы этот момент длился подольше. Слишком хорошо ему было. Так хорошо, словно ему вернули детство, которого у него по-настоящему никогда и не было. Ему хотелось бегать, прыгать и дурачиться. И все это под влиянием цирка, под влиянием этого чудесного вечера и, конечно же, под влиянием ее - Элли. Ему нравились ее смех, ее раскрасневшиеся щеки и ее маленькая теплая ладошка в его руке.
        - И как вам понравилось в цирке? - спросил он. - Все было таким же, как и тогда, когда вы были ребенком?
        На самом же деле ему хотелось знать, как ей понравилось быть с ним. Лучше ли, чем с другими? Подспудно Джек даже почувствовал уколы ревности при одной мысли о возможных соперниках. И это он! Джек Мартин! Что с ним случилось?
        - Еще лучше, конечно. Ведь мы сидели в первом ряду!
        - И вы были со мной. - Он сжал ее руку. Элли посмотрела на него и слабо улыбнулась.
        - Что вам понравилось больше всего? - спросила она.
        - Клоуны. И тигры. Нет, погодите, слоны. Вы, конечно, ожидали, что я назову поцелуи?
        - Вовсе нет, - возразила девушка, но он заметил, что ее щеки еще больше покраснели.
        Он усмехнулся:
        - На самом деле мне понравилось все. Честно. Даже не предполагал, что в цирке может быть так интересно.
        Уже в машине Джек включил свой мобильный телефон. Аппарат выдал целый список пропущенных звонков. Черт! Вот тебе и расплата за удовольствие! Он прослушал отчет автоответчика. Первое, второе и третье сообщения пришли от членов его группы. У них сломался автобус, который остановился посреди шоссе, и в него сзади въехала попутная машина. Пострадали только две женщины, которые получили легкие ушибы. Остальные были целы и невредимы. Они желали знать, куда им ехать, как добраться до места и что делать дальше. Голоса звучали взволнованно и тревожно.
        - Что случилось? - спросила Элли, услышав, как он тихо выругался.
        - Все самое худшее. Нельзя было выключать телефон! Произошла авария, когда они возвращались из музея. - Джек нервно провел рукой по волосам и включил двигатель. Одной рукой прижимая к уху телефон, он вырулил на дорогу.
        Сделав несколько звонков, Джек повернулся к Элли.
        - Мне придется ехать сейчас в Сан-Хосе, чтобы организовать перевозку застрявших там людей. Извините. Я вызову для вас такси. Поезжайте домой. - Не успела Элли возразить, как он припарковался перед придорожным отелем, выскочил из машины и крикнул швейцару, чтобы тот срочно вызвал такси до Сан-Франциско. Затем торопливо попрощался. Элли была ошеломлена. А чего она ожидала? Что он возьмет ее с собой? Но ведь он и сам не знал, как все будет и придется ли ему везти людей на своей машине.
        Джек лихорадочно обдумывал ситуацию. Он должен был остаться с группой! Хорошо еще, что никто не был серьезно ранен.
        Когда он отъезжал, в зеркале заднего вида мелькнула фигура Элли на крыльце отеля. Девушка ждала такси, ее лицо было непроницаемо. Его сердце болезненно сжалось.
        Группа разбрелась. Одни со скучающим видом расположились в кафе, другие решили обратиться за медицинской помощью, проверить, все ли у них в порядке со здоровьем, третьи своим ходом отправились в отель. Джек собрал оставшихся, нанял такси и к двум часам уже был дома, уставший до крайности. Он хотел позвонить Элли, узнать, как она добралась до дома. У него никак не выходила из головы ее печальная фигурка на крыльце отеля. Неудачно закончился вечер!
        Он получил серьезный урок. Все! Никаких больше детских выходок! Ему еще повезло, что все так обошлось. Могло быть гораздо хуже! Никто, правда, не жаловался, гости были в довольно хорошем настроении, и его никто не винил. Зато он сам себя ругал нещадно.
        Джек зашел на кухню. Что-то потянуло его туда. Что? В его прошлом такого не было. До появления в его жизни Элли. Ничего, скоро вернется Ханна, и все встанет на свои места. И он совсем не станет скучать по Элли. Никогда!
        Элли подозревала, что новый возрожденный Джек - явление краткое и слишком фантастичное. Новый образ исчез, как только Джек включил свой мобильный телефон - его фетиш. С телефоном он всегда словно отдалялся. Конечно, он нужен пострадавшим людям, это Элли понимала. Кроме того, она знала, чем он рисковал.
        Так почему же ей так плохо? Джек ей ничем не обязан. Он даже повел ее в цирк, где они прекрасно провели время. Они так весело смеялись вместе, ели и целовались! А потом внезапно все кончилось! Она слишком многого хочет, а такие желания губительны.
        Элли старательно убеждала себя в том, что от Джека ей нужна лишь финансовая помощь - и все! Но где же он возьмет деньги, если станет пренебрегать работой и ходить с ней в цирк? Лишь в том случае, если у него будет все в порядке с работой, она получит свои деньги. Все очень просто!
        Один лишь вопрос не давал ей покоя: почему она не поехала вместе с ним на помощь людям? Ведь она могла бы помочь ему. Очевидно, Джек рассуждал иначе. Может, не хотел, чтобы его видели вместе с ней? Но ведь он водил ее на симфонический концерт! В глубине души ее терзали сильные сомнения…
        Дома ее ждало на автоответчике сообщение от Гвен. Мэй слегла с гриппом, а у них по плану чаепитие. Она не умоляла и не приказывала, просто сообщала. Она взывала к совести Элли и просила помочь.
        Элли вздохнула. Если она согласится, значит, придется готовить завтрак для группы и одновременно обед, потом мчаться на мероприятие Гвен и поспешить обратно, чтобы приготовить ужин для Джека и его гостей.
        Зазвонил телефон. Она сразу подумала, что это либо Гвен, либо Эйприл. Что им ответить?
        - Я вас не разбудил? - раздался голос Джека. - Хотел узнать, как вы добрались. Извините, что бросил вас. Так получилось, простите меня.
        - Конечно, я понимаю. Все в порядке.
        - Я очень сильно испугался. Хорошо, что никто серьезно не пострадал. Мне следовало быть там.
        - Но вы же отдыхали.
        - У меня никогда не бывает ни отдыха, ни отпуска. Понимаете? Так у всех, кто занимается бизнесом. Любым бизнесом, включая и ресторанный. Только расслабишься, тут же возникают проблемы. Ведь всегда найдется кто-нибудь, работающий лучше и желающий выиграть. Это гонка. И всегда есть соперники. Если вы этого еще не знаете, Элли, то скоро поймете.
        Джек впервые назвал ее по имени, и она сразу поняла, что на этом их близость закончилась. Он снова стал ее работодателем, а она - его служащей.
        - Спасибо за информацию, - сказала она. - Я понимаю всю степень своей ответственности в предстоящем мне деле и готова ко всему. Извините, что из-за меня вы пренебрегли своими обязанностями. Но хочу напомнить, что это была ваша идея пойти в цирк.
        - Вас я и не виню, виню только себя.
        Элли устало вздохнула:
        - У меня мало времени, Джек. Завтра будет трудный день, и мне надо поспать. Не заезжайте за мной утром. Я сама приеду, в семь. - Она повесила трубку, не дожидаясь его возражений.
        Теперь между ними будут только деловые отношения. Джек сказал, что не винит ее за то, что он нарушил правила деловой этики, но Элли чувствовала его раздражение.
        На следующее утро она позвонила Гвен и Эйприл и дала согласие подменить Мэй. Ничего другого от нее и не ждали - Золушка должна выполнять свои прямые обязанности.
        В ускоренном темпе она сервировала завтрак для группы Джека: яйца всмятку с зеленью и сыром, поджаренные хлебцы с домашним клубничным джемом. Ко всему этому - апельсиновый сок и кофе. Элли видела, что гости с утра были какими-то притихшими, но разве их можно винить? Должно быть, и они не видели в ней особенной радости, если, конечно, вообще заметили ее присутствие, что было маловероятно. Ничего, она привыкла быть незаметной.
        Джек выглядел отдохнувшим и невероятно привлекательным. У нее даже дух захватило. Как это ему удается? Сама Элли успела лишь кое-как причесаться, натянуть на себя одежду и слегка подкрасить губы. Она хотела излучать энергию и уверенность, но как это сделать после бессонной ночи?
        Девушка налила себе чашечку кофе и села передохнуть. Она всего-навсего приготовила завтрак на двадцать персон, а такое чувство, словно пробежала марафонскую дистанцию.
        Когда Джек появился на кухне, Элли уже допила кофе и торопливо шинковала сельдерей. Она не позволит ему читать ей лекции о том, что для ведения ресторана требуется много энергии. Он даже и догадаться не должен, что она устала.
        - Хороший завтрак, - заметил Джек.
        Девушка широко улыбнулась.
        - Спасибо. Кстати, после обеда я отлучусь на некоторое время.
        - Отлучитесь? Куда?
        - Надо помочь Гвен и Эйприл. Мэй заболела, и им необходима моя помощь.
        - Вы нужны мне, - заворчал он. - Я вам плачу. Завтрак, обед, ужин и чай - даже для вас это не мало. К тому же у вас усталый вид.
        Проклятье! Ну почему она не привела себя в порядок?
        - Я вовсе не устала, - возразила девушка, вздернув подбородок.
        - Пусть ваша мачеха наймет кого-нибудь другого.
        - Другому человеку им придется платить. И кого они могут нанять? Кто может сделать то, что делаю я?
        - Вы считаете себя незаменимой? - Джек крепко взял ее за плечи, его голубые глаза метали молнии.
        - Сегодня - да. Не беспокойтесь, перед тем как уйти, я все подготовлю, - заверила его Элли. - Поверьте мне, я все успею. И все будет очень вкусно, обещаю.
        - В этом я нисколько не сомневаюсь. Но мне не нравится, что они пользуются вами.
        - Возможно. Но ведь я бросила их из-за вас, поэтому считаю своим долгом как-то…
        - Так пусть буду виноват я. Не ходите.
        - Я должна идти. Я обещала. Это ничему не помешает! Вы ведь даже не заметите моего отсутствия.
        - Я замечу, - пробормотал он, опуская руки. - И на чем же вы туда поедете?
        - Они приедут за мной на микроавтобусе.
        - Возьмите мою машину.
        - Что?
        - То, что слышите. Я целый день буду здесь. Возьмите.
        Она так и представила, как отреагируют Эйприл и Гвен на ее появление на машине Джека. Сколько яда, сколько зависти, сколько насмешек посыплется на нее!
        - Нет.
        - Вы сможете уехать, когда захотите, - продолжал Джек, словно не услышав ее возражения. - Если только они не возьмут вас в заложницы.
        - Джек, они не преступницы.
        - В этом я не очень уверен. По-моему, они похитили бы вас при любой возможности и заставили бы батрачить на них. А я не могу допустить, чтобы вы исчезли.
        Она засмеялась. Разве Гвен и Эйприл могут похитить ее?
        - Смейтесь, но предупреждаю, будьте с этой троицей поосторожнее. - Джек протянул ей ключи от машины.
        Да, возможно, он и прав. Гвен и Эйприл вполне смогут и сами вымыть посуду, а она уедет раньше. Пусть думают, что хотят.
        - Ну, хорошо, - согласилась Элли, беря ключи из его ладони. - Если вы уверены…
        ПО - Уверен, - ответил Джек.
        Она взяла кухонный нож.
        - Теперь мне надо работать, Джек.
        Хорошо бы, если бы он больше ничего не говорил, не вспоминал о вечере накануне. А что вспоминать? Снова извиняться за свою бесцеремонность…
        - Я хотел сказать, что мне очень понравилось вчера в цирке.
        - Мне тоже понравилось. - Элли продолжала нарезать зелень. - До свидания.
        - Пусть машина весь вечер будет у вас. Тогда мне не придется отвозить вас домой.
        Элли уронила нож. Он, значит, избегает ее. Ей стало обидно.
        - И утром не надо встречать, да?
        - Правильно.
        Элли попыталась убедить себя, что так он проявляет о ней заботу. Он щедрый и добрый. Разве часто встречаются мужчины, готовые одолжить такую дорогую спортивную машину? Девушка подняла нож и с остервенением продолжила шинковать. Джек все не уходил. Он стоял и наблюдал за ней.
        - Что-то еще?
        - Завтрак был очень хорош. Что бы ни случилось, знайте, завтрак был великолепен.
        - Спасибо. - Она помолчала. - А что может случиться?
        - Не знаю. В том-то и дело, что я этого не знаю.

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Джек, конечно, шутил, говоря, что мачеха и сестры способны похитить Элли, но тем не менее волнение не покидало его весь день. Что с ним произошло? Он вел бесконечные переговоры по телефону, следил за ходом семинара, решал многочисленные мелкие неувязки, но на сердце у него было неспокойно. Заметив Элли, выходившую из машины, Джек облегченно вздохнул. Он с трудом подавил в себе желание выбежать к ней и расспросить, как у нее все прошло.
        С ее возвращением его нервное напряжение заметно уменьшилось. Он даже в более радужном свете увидел свой проект и перспективы. И это все потому, что в его жизнь вошла Золушка? Невероятно!
        Скорее всего, ему стало легче от сознания, что теперь с ужином все будет в полном порядке. Впрочем, спасет ли его даже самый вкусный ужин? Джек чувствовал, что его гости как-то подрастеряли свой недавний энтузиазм. Может, на них так подействовало происшествие накануне? Как бы то ни было, он волновался.
        Когда утром явились девочки для помощи на кухне, Джек строго-настрого приказал им не уходить, пока не будет вымыта вся посуда, до последней сковородки. Он не хотел, чтобы Элли вымоталась на работе до изнеможения.
        Но после ужина Джек не стал спускаться в кухню, решив, что ему надо держаться подальше от Элли и сосредоточиться на своем проекте, попытаться спасти его, если это еще возможно.
        Точно так же он вел себя и на следующий день. Прогуливаясь с гостями, беседуя с ними, он время от времени тайком поглядывал в сторону Элли. К концу недели он чувствовал себя выжатым как лимон, как сказала бы Ханна.
        Самое обидное, что Джек так ничего и не достиг. Никто из двадцати приглашенных на семинар не захотел вложить деньги в его проект. Коул Хансен тоже! Джек недоумевал. Куда девалась его деловая хватка! Может быть, он собрал не тех людей или выбрал не тот проект? Его отец придерживался на этот счет однозначного мнения.
        - Ты все время был каким-то рассеянным, - заявил по телефону Спенсер. - Я это заметил еще на концерте. Ты был там с этой женщиной. Во всем виновата она.
        Джек со стуком захлопнул дверь кабинета. Он не хотел, чтобы кто-нибудь услышал его разговор с отцом. Особенно Элли.
        - Она здесь совершенно ни при чем, - объяснял он отцу. Хорошо, что тот не знал о походе в цирк. А если бы он еще узнал, что Джек пообещал дать Элли денег на ресторан… Кстати, когда же он пришел к этому решению? Когда они столкнулись лбами? Или когда слились в поцелуе их губы? Или когда он впервые попробовал ее крабовые тарталетки?
        В любом случае, неважно, когда и как, он должен сделать это. Просто обязан. Ведь не ее вина, что у него ничего не получается с этим проектом. Во всем виноват он сам.
        - Ну, и что ты намерен делать? - спросил отец.
        - Сейчас? Пока не знаю. Буду работать над новым проектом. Есть кое-какие новые идеи. Но прежде всего надо пару дней отдохнуть.
        - Отдохнуть? Это на тебя совсем не похоже. Ты в последнее время ужасно изменился. Может быть, именно поэтому…
        - Может быть. Но теперь уже поздно сожалеть. Я сделал, что мог. Теперь надо работать дальше.
        Работать дальше! Легко сказать… Сейчас ему менее всего хотелось ехать в свой городской офис. Вырвавшись из него на неделю, он почувствовал себя свободным.
        Элли сняла фартук и повесила его на крючок. На кухню вошел Джек.
        - Хорошие новости, - с ходу начал он.
        - У вас все получилось? - В ее глазах светилось радостное удивление.
        - У нас все получилось. Благодаря вам.
        - Но я ничего об этом не слышала. - Элли озадаченно наморщила нос. Боже, какая она хорошенькая, когда удивляется, подумалось ему. - Я хочу сказать, что после завтрака гости просто встали и ушли. Никаких восторгов они не выражали.
        - Знаете, для таких парней это все мелочи. Миллион туда, миллион - сюда. Один раз проиграли, в другой - выиграли.
        - А вы выиграли?
        - Я? Я хочу отпраздновать успех вместе с вами. Мы поедем искать место для вашего ресторана. Вы желали, чтобы он был на воде?
        - Да, но…
        - Поехали.
        Она потрясенно и безмолвно смотрела на него, не двигаясь с места.
        - Вот, я тут просмотрел объявления. - Джек махнул рукой, в которой была зажата газета. - Много подходящих мест в южной части города, на берегу бухты. Правда, в некоторых помещениях была проведена реконструкция и цена возросла, но можно поторговаться.
        Элли взяла из шкафа куртку. У нее кружилась голова. Несколько дней Джек избегал ее, она уже решила, что он снова превратился в ходячий калькулятор и никогда больше не станет человеком. А тут! Ресторан! Ей казалось, будто она проснулась после очень долгого и тяжелого сна и оказалась в совершенно новом и незнакомом мире.
        Они долго осматривали выставленные на продажу помещения, находившиеся в различном состоянии. Предлагались даже уже готовые рестораны. Предложений было очень много, но ни одно не заинтересовало Элли.
        - Вам что-нибудь понравилось?
        - Да мне все понравились, только…
        - Не полюбились, да? Это важно. Давайте посмотрим еще.
        На набережной они купили по коктейлю и сели на деревянную скамью. Потягивая напиток, они смотрели на море, по глади которого скользили прогулочные яхты и рыбацкие лодки.
        - Вы как-то спрашивали меня, чего я хочу, - вдруг проговорил Джек. - Вот это. - Он указал на маленькую яхту, качающуюся на воде, с надписью «Мэри Энн» на борту.
        Элли удивленно взглянула на него. Странно, что он до сих пор помнит ее вопрос, и тем более странно, что решил рассказать ей.
        - Вы хотите яхту? - еще больше удивилась она. - Почему же не купите?
        Он грустно покачал головой.
        - Слишком много у меня работы. За ней ведь и уход нужен, а мне постоянно некогда. Непрактично.
        Чего же еще можно было ждать от человека, у которого никогда в жизни не было игрушек!
        - У вас в кабинете стоит модель яхты.
        - Это все, что я мог позволить себе, чтобы хотя бы приблизить свою мечту. Смотрю на модель и мечтаю, но, наверное, так и не решусь уплыть и никогда не вернуться.
        Она снова удивилась:
        - А вам казалось, что вы смогли бы так поступить?
        - Конечно, нет. - Джек поднялся со скамьи и подал ей руку. - Идемте, мне кажется, что мы близки к месту, где нас ждет настоящая находка.
        Он решил больше не откровенничать, подумала Элли. У нее в душе остался осадок горечи и сожаления. Ее мечта осуществится, а его мечта - так и останется мечтой. Чтобы скрыть свои чувства, она вымученно улыбнулась, зная, как нежелательно было бы для него ее сочувствие.
        Джек оказался прав: между двумя высокими зданиями располагалась маленькая рыбацкая хижина, где за прилавком старый рыбак торговал свежей рыбой. Они едва не проскочили это место.
        Они вошли внутрь. Пол был покрыт слоем пыли, в воздухе стоял запах рыбы. Элли и Джек переглянулись. Они поняли друг друга с одного взгляда.
        Девушка обошла помещение, поговорила с рыбаком, расспросила, как идут дела. Тот пожал плечами. Она еще немного походила по хижине, заглянула в окна с грязными стеклами, восхищаясь месторасположением и уже строя планы, прикидывая, где будут стоять столы, какие отличные пикники здесь можно будет устраивать. Ведь можно обслуживать как семьи, так и проезжающих мимо голодных туристов.
        Потом они с Джеком вышли на улицу и остановились на пешеходной дорожке перед хижиной.
        - По выражению вашего лица вижу: это именно то, что нужно, - усмехнулся Джек.
        - А вдруг это место не продается? А если продается, то, может быть, запросят слишком высокую цену? - Элли перешла на шепот:
        - Он старый, и, может быть, ему уже тяжело работать. С другой стороны…
        - Я сам буду вести переговоры, - предложил он. - А вы постойте пока здесь.
        - Но…
        Она все время заглядывала в окно, пытаясь угадать, о чем договариваются мужчины. Все прошло очень быстро. Джек протянул старику свою карточку, они пожали друг другу руки и разошлись.
        - Мне кажется, дело выгорело, - сказал Джек, подходя к ней.
        Элли подпрыгнула и поцеловала его в щеку. Он заключил ее в объятия и поцеловал в губы. Дрожа всем телом, девушка прижалась к нему, чувствуя, как часто бьется ее сердце. Краем глаза она заметила старого рыбака, который стоял в проеме двери и смотрел на них.
        - На нас смотрят, - она с сожалением отстранилась. - Но вы уверены?
        - Ни в чем нельзя быть уверенным, пока не подписаны бумаги. А место действительно неплохое. И вы были правы: он уже устал работать. Просто его семья не разрешает ему продавать домик. Но завтра он пойдет и сообщит им, сколько мы предлагаем.
        - И сколько мы предлагаем?
        - Давайте поговорим об этом потом. Мне надо поскорее вернуться в офис, написать деловое предложение, составить контракт и уладить еще кое-какие дела.
        - Извините. Я отняла слишком много вашего времени.
        - Я вам многим обязан. Вы сильно выручили меня в эту неделю. Я скажу бухгалтеру, чтобы он выписал вам сегодня же чек. Я его вам завезу. Как сегодня насчет ужина? Мы могли бы отпраздновать вместе.
        - Можно у меня. Я что-нибудь приготовлю.
        - Неужели вы не устали от готовки? Зря я спросил, конечно… А булочки с креветками будут?
        - Возможно.
        - Договорились, - сказал он и торжественно пожал ей руку.
        Джек подбросил Элли до дома и взглядом проводил до самых дверей. Открыв дверь, она повернулась и посмотрела на него. Между ними определенно установилась некая связь. Она улыбнулась, и ему захотелось, забыв обо всем, припарковать машину и последовать за ней. Стиснуть ее в объятиях, прижать ее к своей груди, терзать ее губы поцелуем, и чтобы при этом рядом, кроме них двоих, не было ни единой живой души.
        Сорванный перед рыбацкой хижиной поцелуй совершенно не удовлетворил Джека. Он уже хотел большего. Чувства его бурлили, как волны в океане. Но в данный момент он знал, что должен как можно скорее уехать. Пусть Элли побудет одна. Зато потом он снова возьмет инициативу в свои руки.
        Джек вырулил на дорогу. Ему казалось, будто он остановился на краю пропасти и балансирует, рискуя свалиться вниз. Что же он сотворил? Ведь он обещал ей инвестировать ее ресторан, если его проект пройдет успешно. Но ведь это совсем не так! Да какая разница! В любом случае он вкладывает свои собственные деньги. Он может себе это позволить. Для этого ему не надо продавать дом или объявлять себя банкротом. Но все-таки почему он так поступил? Ничего подобного с ним раньше не происходило.
        Ведь он же четко объяснил ей, что не собирается рисковать ни в личной жизни, ни в бизнесе. А теперь вкладывает средства неизвестно во что. Инвестирует рискованное предприятие!
        Внезапный приход отца никак не сочетался с планами Джека, он даже не успел составить документы на покупку хижины. Нельзя ему ничего говорить. Отодвинув все бумаги в сторону, Джек встал, чтобы поздороваться с отцом.
        Закрыв за собой дверь, Спенсер сел на стул и вопросительно посмотрел на сына:
        - Что случилось?
        - Ты о семинаре?
        - Конечно, о семинаре! Все так хорошо начиналось, гладко шло! Потом - раз! И все закончилось ничем.
        Джек пожал плечами:
        - Что же, по-разному бывает!
        - Такое бывает только с тобой. Со мной - никогда. Всему виной та ночь в Сан-Хосе, да? Где ты был той ночью, когда произошла авария? Почему тебя не было с группой?
        - Я не нянька.
        Спенсер резко вскочил с места:
        - И это твой ответ?
        - Да, это мой ответ. - Джек даже выдавил легкую улыбку, вконец разозлив отца.
        - Это все из-за той женщины, не так ли?! - заорал он. - Говорил я тебе!
        - Да, папа, ты мне это говорил. Ты учил меня не путать бизнес и личные дела. Только никогда не рассказывал, что я при этом теряю.
        - Теряешь? Ты все потеряешь в будущем, если не одумаешься!
        - Может быть, я не хочу, чтобы у меня было такое будущее, как у тебя. Может быть, я хочу строить свою жизнь иначе!
        - Ты совершишь большую ошибку, если выберешь женщину вразрез со своими интересами.
        - Именно такую ошибку совершил ты? - спросил Джек.
        - Да, если это тебе так интересно знать.
        - Извини, папа. До сих пор я не понимал, как ты страдал. И я ценю твой совет, действительно ценю. Но это моя жизнь! Элли - исключительная женщина. Она пришла ко мне на помощь, и теперь я хочу помочь ей. Я решил вложить мои собственные деньги, чтобы помочь ей открыть свой ресторан.
        - Что? Какая бессмыслица! Ты что, влюблен в нее?
        - Я не знаю… Я просто хочу ей помочь.
        - Надеюсь, что ты не потеряешь все разом. - Отец покачал головой. - Я имею в виду не деньги. - Спенсер отвернулся и стремительно направился к выходу, но Джек успел заметить, как в уголке его глаза что-то подозрительно блеснуло. Отец плачет? Куда катится мир?
        Джек сидел в кресле, вертя в пальцах карандаш, и невидящим взором глядел в окно, за которым виднелся мост со снующими по нему взад-вперед машинами.
        Прав ли его отец? Возможно ли, что он совершает ужасную ошибку? Но если да, то это его собственная ошибка, в которой нет ничьей вины. Это его деньги, он имеет право ими распоряжаться, как хочет. Он хочет любить именно эту женщину. Любить? Он не понял бы, что это любовь, если бы все не было так очевидно. Должен же он хоть раз в жизни испытать это чувство! Одно ему было ясно: он не хочет, чтобы его жизнь прошла так, как у отца, чтобы он остался в таком же горьком одиночестве.
        Джек попытался сосредоточиться на работе. Он разговаривал по телефону, рассылал письма, готовил отчет. В пять часов он вышел из кабинета. Его секретарша Мэри уже собиралась домой.
        - Мой отец ушел?
        - Да, Джек. Он вышел вместе с блондинкой, которая приходила к вам.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Джек вздрогнул от ужасного предчувствия.
        - Ко мне никто не заходил.
        - Здесь была женщина. Сначала она заявила, что хочет с вами встретиться. Но потом поговорила с вашим отцом…
        - О боже! - простонал Джек.
        - Извините, я должна была сразу же позвонить вам.
        - Все в порядке. Я все равно ничего не смог бы исправить.
        И все-таки Джек знал, что ему следует делать. Он, не мешкая, поехал к ней домой. Постучал в дверь. Ожидая ее ответа, он весь извелся от волнения. Ему казалось, что Элли уже уехала из страны, чтобы открыть свой ресторан где-нибудь далеко, например в Африке. Что же такого наговорил ей отец? Как бы только это узнать, чтобы заранее подготовиться?
        Наконец Элли подошла к двери, и он вздохнул с облегчением. Она никуда не уехала! И все-таки… Элли была бледна и спокойна, и это испугало его и встревожило более всего. Лучше бы она кричала и обвиняла, но ведь это не в ее характере. В квартире не было запахов пищи и не чувствовалось тепла. Вот тебе и ужин, подумал Джек. Значит, приглашение отменяется. Атмосфера в ее квартире соответствовала выражению ее лица.
        - Вы солгали мне, - с порога заявила девушка, едва шевеля губами. - Ведь на самом-то деле ваш проект провалился.
        - Да, но это же не важно. Вашей вины тут нет.
        - Я виновата, что пошла с вами в цирк в тот вечер. Ведь именно это послужило причиной, не так ли? Из-за вашей бесшабашности вам и отказали все инвесторы.
        - Этого я не знаю. И никогда не узнаю. Все уже закончилось, и нечего об этом говорить. Жизнь продолжается. В любом случае, это же я надумал пойти в цирк. А теперь я предлагаю вам деньги из собственного кармана, как и обещал.
        - Но вы обещали деньги лишь в том случае, если ваш проект будет успешным. А получилось как раз наоборот. Теперь моя очередь отклонить ваше предложение. Я знала, на что шла. А от благотворительности я отказываюсь.
        - Зачем вам отказываться? Ведь ресторан - это именно то, о чем вы мечтали!
        - Я не хочу начинать со лжи. Что за деловые отношения будут у нас, если в их основе - ложь? Не объясняйте, не надо. Не хочу знать о том, как обычно ведутся дела в бизнесе. Я уже достаточно наслушалась вашего отца.
        - Что он вам рассказал?
        - Ничего нового. За исключением, конечно, правды о несостоявшемся проекте. Он сказал, что вы - весь в отца, трудоголик и что женщина, выбравшая вас, будет несчастна всю жизнь.
        Джек горько рассмеялся.
        - И что вы ему ответили?
        - Я заверила его, что в этом смысле он может не волноваться. Наши отношения были и останутся сугубо деловыми.
        - Значит, вы сказали ему, что я вас интересую лишь в качестве потенциального инвестора?
        - Нет, не так. Вы меня больше не интересуете ни в каком качестве, - сердито сказала Элли, и ее щеки вспыхнули ярким румянцем.
        - Не понимаю, почему вы не хотите взять у меня деньги. Что вы теряете?
        - Я перестану уважать себя.
        - Вы считаете, что потеряете уважение к себе, если возьмете у меня деньги на открытие ресторана? - искренне удивился он. - Это те же самые деньги, что я обещал раньше. В чем же разница?
        Знал он, прекрасно знал, в чем эта разница. Надо было ему с самого начала рассказать ей всю правду! Но ведь результат был бы таким же. Ох, если бы не отец…
        - Разница большая, и вы это знаете не хуже меня. Вы же сами говорили мне, что никогда не вкладываете деньги в рестораны. Вы сказали, что мой бизнес обречен.
        - Это было до того, как я узнал вас. До того, как узнал о вашем профессионализме и вашей решительности.
        - Да, в решительности мне не откажешь. Так вот, я решила, что не позволю вам тратить свои деньги на заведомо проигрышное предприятие. А теперь, извините меня… - Элли со значением посмотрела на его ногу, - которой он придерживал дверь. - Я не хочу больше об этом говорить.
        - И вы не хотите пригласить меня войти? - Если бы она только дала ему возможность объяснить ей, что он чувствует к ней! Но упрямо вздернутый подбородок девушки не сулил ничего хорошего.
        Но когда же им объясниться? Завтра? Через день? Когда он разберется в своих чувствах и решит, что делать дальше? Он знал только одно: ему нельзя отступать. Слишком много оставалось неясного между ними.
        - Ну, хорошо, - сказал Джек как можно более спокойным тоном, стараясь усмирить бушевавшую внутри бурю чувств. - Мы поговорим об этом потом.
        Элли промолчала. Вот и хорошо. Он не хотел услышать от нее окончательный отказ. Он не хотел, чтобы она изгнала его из своей жизни, прежде чем он окончательно разберется в собственных чувствах.
        - Подождите, - сказал Джек, когда она уже приготовилась закрыть перед ним дверь. - Что вы намерены делать сейчас?
        - Я стану работать. Буду откладывать деньги и рано или поздно обязательно открою собственный ресторан. Сама.
        Сверкнув напоследок глазами, она закрыла дверь перед самым его носом. Нет, вернее, хлопнула дверью! Ему не оставалось ничего иного, как убраться восвояси.
        Не успел он сесть в автомобиль, как зазвонил телефон. Он не хотел ни с кем разговаривать, особенно с отцом. Но рано или поздно разговаривать все равно придется. Нельзя же ему избегать отца вечно.
        - Ты считаешь, что я вмешиваюсь в твою жизнь? - начал Спенсер.
        Джек подавил вздох. Ну что тут ответить?
        - Да все в порядке, папа. Забудем об этом.
        - Я не могу ничего забыть, непрерывно об этом думаю. Ведь если я сам совершил в своей жизни ошибку, это вовсе не значит, что ты обязательно повторишь ее. Мне-то уже поздно что-либо менять. А ты еще можешь. Я чувствую, что должен принести ей свои извинения.
        - Ну что ты, папа! Она все равно узнала бы, рано или поздно.
        - Но я очень хочу каким-то образом загладить свою ошибку.
        - Элли не захотела выслушать меня, не станет слушать и тебя. Она очень гордая женщина, хочет делать все по-своему. Лучше не вмешивайся.
        - Хорошо, если ты так считаешь.
        - Я так хочу, - ответил Джек и отключил телефон.
        Стоя у окна, Элли смотрела вслед отъезжающей машине Джека. Она нетерпеливо смахнула навернувшиеся на глаза слезы. Хорошо, что не расплакалась прямо перед ним. Не хватало еще показать ему, как она страдает. Конечно, ей было очень жаль, что с рестораном ничего не вышло, но гораздо больше ее огорчило лицемерие Джека.
        Элли вспомнила, как они нашли место для ресторана и радовались вместе своему открытию, как фантазировали о внутреннем устройстве и возможностях. Она представила себя на кухне собственного ресторана, представила веселых и довольных посетителей. А вечером они с Джеком подсчитывали бы выручку и радовались успеху. Она мечтала, что их успех будет общим. Но мечты, похоже, так и останутся мечтами. С ее стороны было чистым безумием надеяться, что они осуществятся. И все равно было очень больно, когда они окончательно разрушились.
        Встреча с отцом Джека открыла ей глаза. Он очень подробно рассказал о том, почему сделка не состоялась, а также и о том, что Джек солгал ей. Конечно, все это было подано тоном дружеского участия, но Элли все равно была потрясена. Она стояла в приемной, не спуская глаз со Спенсера Мартина, и внутренне жалела, что вообще появилась там. Ей не хотелось верить, но она понимала, что все это правда.
        - Что вам сказать? Джек всегда был ужасным повесой. Он вообще неравнодушен к женщинам, - говорил Спенсер. - Это его слабость, и с этим уже ничего не поделаешь. Я сам был таким. Он предложил вам деньги, но ведь это влечет за собой какие-то обязательства, а я не хочу, чтобы он вас обидел. Я, конечно, не могу судить, но мне кажется, что он стал таким из-за ухода матери. Я старался, воспитывал его, но что поделаешь, он не может пройти мимо симпатичной мордашки. А вы хорошенькая. Более того, вы прекрасно готовите.
        - Но я не…
        - Я понимаю, вы его не любите. И он не любит вас. Но случается так, что эмоции охватывают, ослепляют и людям кажется, будто они влюблены, а дело-то лишь в том, что их охватывает не любовь, а мимолетная страсть. Я знаю это, потому что так было у нас матерью Джека. Послушайте совета старого человека, бросьте Джека, хотя бы ради собственного блага. Он попытается дать вам деньги, якобы для того, чтобы помочь вам. На самом же деле он захочет таким образом купить вашу любовь. Но я вижу, что вы не из тех девушек, которые продаются.
        Элли ушла потрясенная и обиженная. Конечно, она не возьмет у него деньги, если его проект провалился. И, конечно же, она не продается. Джек намеренно обманул ее. Более того, он ворвался в ее мечту!
        На следующий день Элли вернулась в «Хозяйкины помощницы». Она не ожидала там теплого приема, как, впрочем, и бурных порицаний. Ведь сестры и мачеха не знали всей истории, не подозревали о крахе всех ее надежд.
        Гвен едва удостоила Элли взглядом', когда та вошла. Атмосфера была далеко не солнечная.
        - Так вот какой благодарности я дождалась от тебя! - Реплика относилась к Мэй, которая стояла у окна, скрестив руки на груди, с упрямым выражением лица. - И это после всего, что я для тебя сделала!
        - Я ценю это, мама, - ответила Мэй, хотя ее тон никак не соответствовал словам. - Но это решение я должна принять самостоятельно.
        - Ничего подобного! Я знаю, что тебе надо делать. Отказаться наотрез. В двадцать четыре года девушка - еще не старая дева. Взгляни на Элли.
        Мэй взглянула на Элли, и Эйприл - тоже. Эйприл сидела за столом и перебирала счета, которые горой возвышались перед ней.
        - У нее тоже нет никаких перспектив, - продолжала Гвен. - Но она не сдается! Разве она забила свою голову фантазиями после того вечера на концерте? Нет, она вернулась на работу, как мы и ожидали.
        О чем это они говорят? - удивилась Элли. Конечно, они ожидали, что она вернется к своим обязанностям. Но вот касательно отсутствия перспектив! Ей хотелось выйти на середину комнаты и закричать: «Прекратите!» Элли хотела рассказать им, что она сама отказалась от возможности открыть свой ресторан. Она хотела рассказать, что, хотя Джек по сути прожженный плейбой, он ходил с ней в цирк, и он целовал ее. А потом предложил ей деньги из собственного кармана, чтобы она открыла свой ресторан. Что бы они на это ответили? Сказали бы, что она совсем лишилась разума, если отказалась взять предложенные деньги. Осудили бы за непредусмотрительность и глупость.
        Хорошо, что она придержала язык. Элли не хотела слышать их суждение о ее умственных способностях. Честно говоря, она и сама начала в них сомневаться.
        - Скажи ей, Элли, скажи, что она сошла с ума! - волновалась Гвен нетерпеливо уставившись на падчерицу.
        - Да я понятия не имею, о чем вы тут разговариваете. Я ведь только что вошла.
        - Вот эта вот… - Гвен раздраженно ткнула пальцем с сторону Мэй, - решила выйти замуж за своего тренера в оздоровительном клубе. Я отдала кучу денег, чтобы они имели возможность там тренироваться. - Тут Гвен окинула высокомерным взглядом обеих своих дочерей. - И все для того, чтобы они смогли найти себе там подходящую партию. - Мачеха не объяснила, кто, по ее мнению, является подходящей партией. Скорее всего, кто-то с большими деньгами. - Ты хоть знаешь, сколько зарабатывают тренеры?
        Элли повернулась к Мэй:
        - Я и не знала, что ты качаешься, - пошутила она.
        - И вовсе я не качаюсь. Именно это и привлекло его ко мне. Ему даже нравится, что я полненькая, - Мэй застенчиво улыбнулась.
        - Но когда же и где вы…
        - Хороший вопрос, - вмешалась Гвен. - Расскажи ей, Мэй.
        - Мама не хочет признать это, но во всем виновата она сама. Это ведь она заставила нас ходить в клуб. Я вообще не хотела заниматься спортом и сейчас не хочу. Я встала на самодвижущуюся беговую дорожку, а Дэнни подошел и помог мне. Одно за другим - и вот мы обручились.
        - Я даже не знала, что ты с кем-то встречаешься, - удивлялась Элли. - Ты никогда ничего не рассказывала.
        - Она держала это в секрете, - буркнула сзади Эйприл. - Даже от меня, своей родной сестры. - Нахмурившись, она зашуршала бумагами на столе. - И кто же теперь будет выполнять всю эту работу?
        - Хватит, - прикрикнула на них Гвен. - Пока она еще не вышла замуж, будет работать в команде. Взгляни на календарь. - Гвен ткнула пальцем в доску, густо исписанную названиями мероприятий с исправленными датами напротив. - По вине Элли мы ничего не успеваем. Задело!
        Так прошла одна, а за ней и другая неделя. Элли регулярно ходила на разные праздники, но то и дело вспоминала дни, когда работала у Джека, где не подчинялась чужим приказам, а была сама себе хозяйка. И там был Джек… Элли не сомневалась, что поступила правильно, отказавшись от помощи Джека, но, когда работа становилась особенно напряженной, когда она не вылезала из кухни в течение многих часов, у нее невольно появлялись сомнения в правильности своего поступка. Ее нервы были на пределе.
        Были в ее работе и хорошие дни, когда они помогали устраивать детские утренники и праздники. Дети были такими милыми и восторженными существами, что Элли оставалась с ними дольше положенного времени, возилась с ними, рассказывала им сказки, играла в различные игры. В такие моменты она думала, что, раз у нее нет собственных детей, почему бы не насладиться хотя бы компанией чужих детей?
        Прошла еще одна неделя. Элли осталась в офисе одна. Она готовила продукты для паэльи, которую планировала приготовить на юбилейный вечер, когда в офис вошел мужчина.
        - Есть кто-нибудь дома? - послышался голос Спенсера, отца Джека.
        Элли вытерла руки о фартук.
        - Здравствуйте, мистер Мартин.
        - Надеюсь, я не помешал. - Он оглядел помещение.
        Девушка покачала головой и спросила:
        - Вы хотите заказать праздник?
        - Нет. Боюсь, пока мне нечего праздновать. Хотя кто его знает, что будет потом… - Он явно хотел что-то сказать, но передумал. - Я пришел к вам, чтобы извиниться.
        - Вам не за что извиняться, ведь вы сказали правду, - сухо заметила Элли.
        - Я сказал не всю правду, вернее, я и не знал всей правды. Да, сделка не состоялась, это правда. В этом Джек солгал вам. Но вот почему он это сделал? Тут были лишь мои догадки. И я очень сожалею, что ввел вас в заблуждение.
        - Простите, я вас не понимаю… - Колени Элли задрожали, ноги начали подкашиваться от внезапной слабости, и девушка безвольно опустилась на стул. Что он говорит? Зачем пришел? Она ничего не понимала.
        - Я пытаюсь объяснить, хотя у меня это плохо получается, что Джек не такой уж плохой, каким я его перед вами выставил. Я ошибся. Не понимал, что и почему он делает. Он совершенно не похож на меня. Так всегда родители считают, будто знают своих детей, а оказывается, что это совсем не так. И хуже всего, когда дети в конце концов выходят из-под родительского контроля.
        Гвен согласилась бы с вами на сто процентов, подумала Элли. Старик выглядел таким печальным, что Элли стало жаль его.
        - Боюсь, что я вас расстроил и ввел в заблуждение, - проговорил он и быстро вышел, прежде чем она успела что-либо сказать.
        Все еще гадая, что привело к ней Спенсера Мартина, Элли вернулась к своей работе. Теперь кроме готовки, закупки продуктов, составления меню ей приходилось еще и вести учетные записи. Гвен была слишком расстроена помолвкой Мэй и предпочитала проводить большую часть времени в постели. С одной стороны, Элли радовалась свободе, но с другой задыхалась без помощи. Частенько она залучала Эйприл и Мэй на кухню, обещая в будущем обслужить их свадьбы. Хотя Эйприл еще не встретила своего Принца, ее очень вдохновил успех Мэй. Что касается Мэй, то она была так счастлива, что даже согласилась выступить в роли клоуна на детском празднике в субботу. Элли, как всегда, должна была исполнять роль Золушки.
        Настала суббота. Мэй не пришла в назначенное время. Элли подала пиццу, которая мгновенно была съедена маленькими мальчиками и девочками. Подали торт, потом мороженое. Все это вскоре также исчезло со стола. Элли развлекала детишек как могла, но ребята продолжали требовать обещанного клоуна. Куда же запропастилась сводная сестра? Мэй раньше никогда не играла роль клоуна, поэтому Элли не ждала от нее многого, но она долго учила ее, организовала для нее тележку с подарками и надеялась, что все обойдется. Влюбленная Мэй стала гораздо более покладистой и менее придирчивой к своему внешнему виду. Ее жених считал, что она выглядит прекрасно во всех нарядах и в любом облике. Это ее сильно вдохновляло.
        В данное время Мэй занималась планированием своей свадьбы, а поскольку мать не желала и слышать об этом, девушке приходилось вникать во все детали и делать все самой. За исключением, конечно, гастрономической части, которую Элли взяла на себя. Любовь стала лучшим событием в жизни Мэй. Хорошо бы и Эйприл теперь так же повезло. Что касается самой Элли, то она уже влюбилась в неподходящего, как сказала бы Гвен, человека… после того как провела в раздумьях и терзаниях несколько бессонных ночей.
        Она полюбила Джека и за его безрадостное детство, лишенное материнской заботы, и за его человеческие качества. Ей нравилось, как он работал, - серьезно, с полной самоотдачей. Особенно ее умилило то, как он учился прыгать на батуте и как захотел пойти в цирк. Он делал буквально все от души. Элли, разумеется, не понравилось, что Джек солгал ей, хотя она и понимала, что он сделал это ради нее.
        К сожалению, он не любил ее. Да, он пожалел ее, предложил деньги. Он даже поцеловал ее. Но всего этого недостаточно.
        Элли уже хотела завершить праздник, как вдруг появился долгожданный клоун. Крича от восторга, дети побежали за ним.
        Но вот что странно: клоун был выше ростом, чем Мэй, и костюм был ему короток. И бегал он гораздо быстрее, чем Мэй. Внезапно клоун перекувырнулся в воздухе, потом начал жонглировать шариками. Развязав огромный мешок, он стал разбрасывать подарки, а дети бросились их подбирать.
        Элли озадаченно наблюдала. Она уже поняла, что это не Мэй. Значит, сестра послала кого-то вместо себя. Как это похоже на Мэй! Вечно она находила кого-нибудь, кто делал за нее работу.
        Начали подъезжать родители ребят. Клоун же продолжал свое выступление. Наконец клоун раскланялся, сорвав бурные аплодисменты, и гости начали постепенно расходиться.
        Внезапно девушку осенила догадка. С сильно бьющимся сердцем Элли пересекла лужайку и остановилась перед высоким широкоплечим клоуном с яркими голубыми глазами. Ее сердце застучало сильно и неровно.
        - Ты все еще сердишься на меня, Золушка?
        - После такого спектакля разве я могу? - ответила она с легкой улыбкой, решив ни за что не показывать своих истинных чувств. - Как ты попал сюда?
        Он широко улыбнулся. Уголки нарисованного рта поползли вверх, делая его еще смешнее. Несмотря на шок от неожиданной встречи и волнение, Элли непроизвольно хихикнула.
        - Когда отец был у вас в офисе, он увидел на доске расписание мероприятий. А у него прекрасная память. Давай пойдем куда-нибудь и поговорим.
        - Не знаю, о чем нам говорить. Впрочем, спасибо за то, что заменил Мэй.
        - Не стоит благодарности. Но скажи, можно ли мне на что-то надеяться?
        Она затаила дыхание. Он смотрел на нее так взволнованно, с таким нетерпеливым ожиданием! Она не могла отвести взгляд, хотя изо всех сил делала вид, что не понимает его.
        - В качестве клоуна?
        - В любом качестве. Я ищу работу.
        - А что случилось с прежней работой?
        Джек снял парик и решительно тряхнул головой.
        - Она мне не подходит. Помнишь, ты как-то спросила, чего бы мне хотелось в жизни? Какова моя мечта?
        - Ты, кажется, ответил, что хочешь того же самого, только в двойном размере.
        - Ну а теперь я хочу меньше того, что имел. Нет, правильнее сказать - не хочу ничего из того, что у меня было. За эти несколько дней я многое обдумал. Я хочу совершенно другого.
        - Чего же?
        - Хочу открыть ресторан.
        - Что?
        - И чтобы рядом был причал, где будет стоять моя яхта.
        - Ты решил купить яхту? - Она даже растерялась от неожиданности.
        - Сядь, - сказал он, беря ее за руку. - И сними свои хрустальные башмачки. Пока ты не упала в обморок.
        Элли стащила с ног туфли и обессилено опустилась на траву, изо всех сил стараясь успокоиться. Это надо осмыслить. Джек здесь, он выступил в роли клоуна, он сидит рядом с ней и рассказывает, что хочет купить яхту. Девушка взглянула на него и, увидев озабоченность и неуверенность на его смешном лице, вымученно улыбнулась.
        - Элли, - начал он. - Возможно, это потрясет тебя, но я уже не тот парень, который нанял тебя на работу несколько недель назад. Тогда со мной что-то случилось… может быть, какое-то помешательство. Во всяком случае, так считает папа.
        - Он предупреждал, чтобы я не верила тебе, не слушала тебя. Говорил, что ты всем женщинам рассказываешь одно и то же.
        - Так и было. Но тебе удалось пробудить во мне настоящую любовь. Это действительно так. И я не представляю свою жизнь без тебя. Мы будем вместе - я, ты и твой ресторан. Наш ресторан. Я, наверное, смог бы вести бухгалтерский учет, когда буду на берегу, а яхта на причале. Я могу ловить рыбу нам на ужин. Никакой благотворительности, это будет общее предприятие.
        Элли смотрела на него, и ее глаза наполнялись слезами. Она с самого начала поняла, что Джек - мужчина ее мечты. Он был резким, прямым и, несмотря ни на что, честным с ней. Она его любила.
        Большим пальцем Джек утер слезу с ее щеки.
        - Не плачь, Золушка. Ответь мне. Ты заслуживаешь самого настоящего принца. Хоть я и не принц…
        Сердце Элли переполнилось любовью. Она наклонилась и поцеловала его в кончик огромного красного носа. Потом утерла слезы и прошептала:
        - Ты принц. Мой принц. Но ты также и отличный клоун.
        - И ты сможешь полюбить клоуна?
        - Да, если он полюбит меня.
        - Договорились. - Его смешно раскрашенное лицо осветилось счастливой улыбкой. Он взял девушку за руку и притянул к себе. - На всю жизнь. Я люблю тебя, Золушка. И в хрустальных туфельках, и без них - для меня ты навсегда останешься принцессой.
        - А ты всегда будешь моим принцем. Я люблю тебя, Джек. - Элли задохнулась от волнения, но потом взяла себя в руки и продолжила:
        - Спасибо, что пришел ко мне на помощь. Спасибо, что рискнул ради меня.
        - Никакого риска. С тобой это верное дело. Моя удача.

        ЭПИЛОГ

        Открытие нового ресторана на побережье превратилось в шумный и веселый праздник. Помещение было небольшим, но красивым и уютным. С потолка свисали настоящие рыбацкие сети, стены были украшены фотографиями яхт.
        Ресторан был полон. Джек и Элли, женатые уже несколько месяцев, стоя рядом у входа, тепло встречали гостей. Мэй со своим женихом разливали шампанское. Эйприл угощала посетителей крабовыми булочками и креветочными тарталетками, одновременно улыбаясь в надежде привлечь к себе взгляд неженатых мужчин.
        Невероятно, как сильно изменились сестры после того, как Гвен решила отойти отдел и уехать во Флориду, думала Элли. Мачеха заявила, что не собирается больше торчать в офисе. Она закрыла «Хозяйкиных помощниц», а ее дочери нашли себе другую работу.
        Эйприл и Мэй очень удивились и обрадовались, когда узнали, что их выбрали подружками невесты на свадьбе Элли. Похоже, отношения между сестрами полностью наладились.
        Когда прибыли Ханна и Клара, Элли несказанно обрадовалась.
        - Эйприл, познакомься с моими крестными-феями. Это они тогда помогли воплотить мою мечту.
        - Ну, ты преувеличиваешь, - поскромничала Ханна. - Все ведь так и должно было случиться. Принц подбирает хрустальный башмачок, находит Золушку и потом женится на ней. И они живут долго и счастливо.
        Через несколько минут Элли с бокалом шампанского подошла к Джеку, который с наслаждением лакомился креветочными тарталетками.
        - Что ты обо всем этом думаешь?
        - Я думаю, что ты - лучший в мире повар. И самый привлекательный. - Он обнял ее за талию. - Я так счастлив с тобой!
        - И они жили долго и счастливо… Кажется, так заканчивается история?
        - Наша история только начинается. Я люблю тебя, Золушка.
        Ее сердце ответило нежным трепетом. Элли все еще никак не могла поверить, что Джек принадлежит ей. Она подняла бокал:
        - Давай выпьем за любовь. И за счастливый конец.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к