Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Грейс Кэрол: " Предсказание Гадалки " - читать онлайн

Сохранить .
Предсказание гадалки Кэрол Грейс

        # Клодия работает в компании шейха Шамира аль-Хамри. Он очень ценит свою помощницу, но не замечает, что она влюблена в него. И только их совместная поездка в его страну заставляет Шамира по-другому взглянуть на эту красивую и обаятельную женщину.

        Кэрол Грейс
        Предсказание гадалки

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Хорошие новости.
        Клодия отвела взгляд от стола и увидела босса. Шейх Шамир аль-Хамри с улыбкой на красивом лице стоял на пороге ее офиса, сложив руки на груди.
        - Объединение состоялось? - Долгие месяцы они работали с корабельной компанией, их конкурентом в его стране Тэззатайн.
        - Да, наконец-то. Это была длинная дорога. Без вас я бы ее не одолел.
        Клодия покраснела от такого комплимента. Она знала, что Шамир ценит ее вклад в успехи компании, ее готовность работать, не считаясь со временем, ее преданность делу.
        Вот только не надо забывать, что он шейх. Член правящей в Тэззатайне семьи. У него столько денег, что их не потратить даже за самую долгую жизнь. К тому же Шамир невероятно красив, у него прекрасное образование и даже есть чувство юмора. И щедрость. Он повысил ей зарплату, хотя она не просила! Правда, его щедрость не распространялась на отпуск… Он сам никогда не брал отпуск и не понимал, зачем ей свободные дни.
        Правда, Клодию это не слишком беспокоило. Если она возьмет отпуск, то не будет видеть его каждый день. Не будет обсуждать с ним маршруты судов, проблемы экономики развивающихся стран, скачущие цены на нефть. Кто еще захочет говорить с ней об альтернативных источниках энергии для судов-контейнеровозов? Никто в ее кружке вязания или в книжном клубе. И кто заинтересуется филологом двадцати восьми лет от роду?
        Когда Клодия начала работать у шейха, это было всего лишь высокооплачиваемое место, где требовалась большая отдача. Работа с Шамиром - или, как его звали здесь, Сэмом - открыла ей глаза. Его энтузиазм в области международного судоходства оказался заразительным. Теперь уже Клодия работала с искренним интересом.
        - Ваша семья должна быть довольна, - сказала она.
        Он мгновение поколебался, затем подошел к окну, откуда открывался вид на залив Сан-Франциско. В лучах утреннего солнца сверкали бывшая тюрьма Алкатрас, остров Анджел и мост Золотые Ворота.
        - Они довольны, очень, - подтвердил он. - Это конец целой эры. Конец вражды и соперничества между аль-Хамри и Баяди, но…
        Она ждала, когда он договорит, но он молчал. Что-то было не так. Клодия хорошо его знала. Теперь он должен бы висеть на телефоне. Звонить друзьям. Строить планы. Со всеми, включая прессу, делиться новостью. А он стоял и, погрузившись в раздумья, смотрел в окно.
        - Как насчет бумаг? - Она достала папку с контрактами. - Еще ничего не надо подписать? - Может быть, дело в этом. Он боится говорить о сделке, пока она официально не оформлена.
        - Это случится в Тэззатайне в нашем офисе двадцать первого числа этого месяца. - Сэм посмотрел на висевшую на стене фотографию. Штаб-квартира судоходной компании аль-Хамри. Здание, окруженное жилыми высотками, спортивным комплексом и рыночной площадью, возвышалось над берегом и водной гладью. - А пока что у них наше слово, а у нас их слово.
        - Надо бы отпраздновать. Могу ли я заказать столик в «Ла Гренуйе» сегодня на вечер?
        - Конечно, - кивнул он. - Почему бы и не заказать? И еще два билета первого класса в Тэззатайн на… - он пересек кабинет и посмотрел в календарь на стене, - … опустим, на пятнадцатое. И с открытым числом на обратный полет.
        - Два? - Клодия что-то записала в блокноте.
        - Два. Для вас и для меня.
        - Я полечу с вами?! - За два года работы с Шамиром аль-Хамри она еще никогда так далеко не летала. Только на деловые встречи в Силиконовую Долину или в Сакраменто. А теперь ей предстояло облететь половину земного шара. - Вы шутите?
        - Я совершенно серьезен. Вы единственная, кто внес предложение еще на первых шагах. Вы держите в голове все детали контракта. Не думаете же вы, что я подпишу хоть что-нибудь, если вас там не будет?
        - Я… ммм…
        - Кто знает, в последнюю минуту может произойти что-нибудь непредвиденное. Понадобится что-нибудь изменить, учесть возражения. Вы мне там просто необходимы! Вы же знаете, я с деталями не в ладах.
        Он прав. Сэм хорош, когда речь идет о грандиозных планах, когда нужен широкий взгляд. Он чудотворец. А она заботится о деталях. Вместе они - команда.
        Но сейчас Клодию тревожило, как все получится в его стране, где она увидит Сэма в кругу семьи. Без сомнения, там она раз и навсегда поймет, какая это глупость - влюбиться в своего босса. И не просто в босса, а в члена правящей семьи, который в один прекрасный день станет властителем этой маленькой страны.
        Она будет чувствовать себя чужой. Конечно, она не раз слышала рассказы о легендарном гостеприимстве семьи аль-Хамри. Но ей непременно дадут понять, что она чужая.
        Время для Клодии остановилось, она погрузилась в одну из своих фантазий.
        Вот он поднимает голову и смотрит на нее. «Клодия, вы такая красивая, - шепчет он. - Я никогда такого не испытывал. Я влюблен в вас…»
        Она потрясла головой, чтобы избавиться от мечты, захватившей ее среди бела дня. Этого никогда не будет. Он не любит ее и никогда не полюбит. Насколько ей известно, Сэм никогда и не был влюблен. И не потому, что не везло. Многие красавицы были бы счастливы влюбиться в него. Она видела их фотографии в газетах, она же отвечала на их телефонные звонки…
        Если шейх остается равнодушным к таким незаурядным и красивым женщинам своего круга, разве она может надеяться на что-то? Клодия считала себя совсем некрасивой и непривлекательной. Ему назначала свидания знаменитая дизайнер одежды. А Клодия покупала на распродажах практичные, неброские вещи. Его дамы делали прически и маникюр в дорогих салонах. Она ухаживала за собой сама. Семьи этих роскошных женщин принадлежали к сливкам общества Сан-Франциско. Ее родным до такой известности было далеко.
        - Что-то случилось? - Он наклонился над ее столом. - Вы улетели на тысячи миль отсюда. Вы слышали, что я сказал?
        - Да, конечно. - Отодвинув кресло, она встала. Ей не выдержать его проницательного взгляда. Надо отойти от этого обаятельного мужчины ростом в сто восемьдесят с лишним сантиметров. Не слышать этот дразнящий голос с легким акцентом. Странно, что он сохранился, хотя Сэм учился здесь, в Сан-Франциско, и на Восточном побережье.
        - Я просто не вижу необходимости… - начала она.
        - Не понимаю, что вас беспокоит. Перелет комфортный. Страна интересная. Смесь старого и нового. Масса возможностей.
        - Я знаю. Вы мне рассказывали о современном городе и об оазисах в пустыне, о лошадях, которых вы сами вырастили. Я уверена, что это очень красиво, но… - Она протянула вперед ладони, словно щитом отталкивалась от него.
        - Это совсем другой мир, - продолжал убеждать ее шейх. - Вы должны увидеть его собственными глазами и оценить. Причем увидеть все. Не только корабли у берега и новую линию горизонта, не только пустыню или дом нашей семьи в Пальмерии. У вас будет возможность познакомиться с такими людьми, как моя семья. С семьей Баяди. Тогда вы поймете, что эта сделка значит для всех. Да! Вы должны поехать.
        Разве можно ему отказать, когда он так на нее смотрит? Карие глаза такие бездонные и темные, что девушка может запросто утонуть в них. Темные волосы упали на лоб, и он отбросил их нетерпеливым жестом. Челюсть решительно сжата.
        - Хорошо, я поеду, - согласилась наконец, она.
        - Я знал, что могу на вас рассчитывать. Конечно, знал. Никто не говорит «нет» шейху Шамиру аль-Хамри.
        - Теперь мне надо выпить кофе. - Она испытывала отчаянную потребность вырваться из его орбиты. - Могу я вам принести чашечку?
        - Да, спасибо. Сливки и два сахара.
        Она чуть улыбнулась. Ей ли не знать, какой кофе он пьет - после двух лет работы на него? В сэндвиче, например, шейх любит горчицу, а не майонез, а из вин предпочитает каберне. Цирк у него всегда впереди оперы, а Шуман значит много больше, чем Стравинский. О да, она знает все его вкусы…
        - Ох, Клодия, я забыл сказать вам еще кое-что…
        Она обернулась и остановилась в дверях.
        - Пока мы будем в Тэззатайне, мне придется обручиться.

        Клодия ухватилась за ручку двери. Комната так быстро кружилась, что она испугалась, как бы ей не упасть. Наконец она глубоко вдохнула и приказала себе стоять и оставаться спокойной.
        - Поздравляю, - выдавила она. Что еще она могла бы сказать? - Это… сюрприз?
        - Вообще-то нет. Над этим работали долгое время. Наши семьи давно дружны. Это лишь формальность.
        - Лишь формальность, - пробормотала Клодия. - Как мило… - Она сделала шаг к ряду кожаных кресел, стоявших у стены, и села. Только на мгновение. Только для того, чтобы наладить дыхание. Чтобы перестали дрожать ноги. - Так вы собираетесь обручиться, - вяло проговорила она. - И кто же она?
        - Захара Одалия. - Он полез в карман куртки и вытащил фотографию. Клодия не верила своим глазам. Сэм носит снимок в кармане? Она почувствовала тошноту. Он держит фотографию невесты в кармане, хотя и не любит ее? Ее босс - влюбленный жених? Похоже, что так и есть.
        - Вот, - сказал он, протягивая фото. На нем была изображена роскошная женщина с облаком темных волос и холодным выражением на безупречном лице.
        - Красивая, - вырвалось у Клодии.
        - Похоже, что так оно и есть.
        - А вы… разве не знаете?
        - Я очень давно ее не видел. Когда-то знал Захару маленькой шалуньей, игравшей с моей сестрой. Я учился в Париже, а она ходила в школу в Лондоне. С тех пор мы и не встречались ни разу.
        - Как же она до сих пор не замужем? - пробормотала Клодия. Особа с такой внешностью, принадлежащая к высшему обществу Ближнего Востока, должна бы быстро выйти замуж.
        Сэм взял снимок из рук Клодии и долго, с хмурым выражением лица изучал его.
        - Я тоже удивлен. Наверное, берегла себя для меня, - пошутил он. - Но все уверены, что выбор невесты удачен. Семейные связи у нас очень важны. Вы сами увидите.
        Нет, не увидит! Она не будет смотреть, как ее босс обручается с женщиной, которую не любит и которая не любит его.
        - Знаете, Сэм, - Шамир настаивал, чтобы она звала его именно так, - я… не смогу полететь с вами. У меня есть… прежние обязательства.
        - Какого рода обязательства? У вас есть обязательства передо мной. Ваша работа требует, чтобы вы полетели со мной.
        - Я знаю, и всегда так было. Но теперь я должна быть подружкой невесты на свадьбе моей подруги Сьюзен. И свадьба назначена как раз на то же время, что и ваша поездка. - У нее действительно была подруга Сьюзен, правда, она вовсе не собиралась замуж. Но Клодии сейчас была необходима эта маленькая ложь.
        - Какое совпадение! Ваша подруга задумала выходить замуж именно в то время, когда состоялось объединение. Подозреваю, что это наше упущение. Мы плохо планировали. Удивительно, почему вы не сказали об этом раньше? - сухо закончил он.
        - Простите. Боюсь, просто ускользнуло из памяти. А мне надо бы помнить. Ведь это июнь. А в июне все выходят замуж, - радостно сообщила Клодия.
        - Даже вы?
        Клодия закусила губу. Шамир - нет, Сэм! - напомнил ей об ее коротком браке. Он знал о нем из анкеты, которую она заполняла, когда он брал ее на работу.
        - Я вышла замуж в октябре, а в декабре развелась. Это можно не принимать в расчет.
        - У вас был неудачный брак. И теперь вы беспокоитесь, чтобы я не повторил вашу ошибку?
        Он был так далек от реальности, что Клодия чуть не расхохоталась.
        - Уверена, что это будет совсем не то же самое, - усмехнулась она. Муж обманывал ее еще до свадьбы. Естественно, она не собиралась рассказывать Сэму эту унизительную историю. - Я не сомневаюсь, что вы будете счастливы.
        - Почему вы уверены?
        - Потому что у вас нет иллюзий. Вы идете на обручение с широко открытыми глазами. Вы знаете, почему это делаете. И она тоже знает.
        - А вы не знали?
        - Я думала, что влюблена.
        - Что заставляло вас так думать?
        Она встала и сделала шаг к двери, твердо решив выйти из кабинета.
        - Почему человек думает, что он влюблен? - нетерпеливо повторила Клодия. - У влюбленного меняется его состояние - сердце бьется быстрее, среди бела дня он погружается в мечты, не может ни спать, ни есть, не может сосредоточиться. Ему кажется, что он не выживет без любимой ни дня.
        - Звучит восхитительно, - с иронической улыбкой оценил Сэм ее определение. - Как я рад, что со мной такого никогда не случалось.
        - Вам предстоит обручение. И я счастлива за вас. Вы проведете незабываемый праздник в окружении семьи.
        - Я всегда был справедлив с вами, разве нет? - спросил он и откинулся назад.
        - Да, - вздохнула она.
        - Я никогда ни о чем вас не просил. А теперь скажите мне правду. Вас не интересует моя личная жизнь. Я это понимаю, и меня сей факт нисколько не беспокоит. Но это важная деловая поездка. Вы нужны мне. Неужели не понятно?
        Ей все понятно. Ей предстоит наблюдать его свадьбу - обручение с красивой женщиной, которую Клодия видела на снимке. Для нее это будет словно удар кинжала в грудь.
        - Ладно, есть и настоящая причина. Я боюсь летать. Я не хотела вам говорить… Думала, вы перестанете меня уважать. Я знаю вас. Вы заставите меня брать уроки, помогающие избавиться от страха. Или потащите к психологу. Но я знаю - у меня акрофобия.
        - Вы ходили к доктору?
        - Нет способа, каким бы я ни лечилась; - Единственный способ вылечиться от безответной любви - уйти с работы. Удрать из мира богатых и роскошных шейхов. Надо все бросить. Бросить прямо сейчас.
        - Может быть, причина в переутомлении? - продолжал убеждать он. - Я позабочусь, чтобы вы не перетруждались там…
        - В этом нет необходимости. Я не поеду! И потом, кто-то ведь должен остаться в офисе. И это буду я.
        С каждым словом ее решение не сдаваться становилось все сильнее. В конце концов, что он может сделать? Связать ее, закинуть на плечо и внести в самолет? Даже у шейха не хватит на это решительности. Конечно, он может уволить ее за неподчинение, но этим только окажет ей любезность.
        - Мы наймем человека, который будет отвечать на телефонные звонки здесь. Остальные будут на своих местах, - убеждал ее босс. - Они справятся. У нас всего лишь маленький семейный бизнес.
        - Маленький семейный бизнес? С отделениями по всему миру и с миллионными оборотами?
        - Хорошо. У нас здесь маленькая контора большого бизнеса.
        - Сейчас я иду за кофе, - сообщила она.
        Он резко вскинул руку в ее направлении, будто Клодия была норовистой арабской лошадью, которая перестала подчиняться.
        - Идите. Но считайте наш спор оконченным. Вы едете со мной.

        Через пятнадцать минут Клодия вернулась с чувством спокойной решительности и с его кофе - сливки плюс два куска сахара. Но Сэм уже исчез. В записке, оставленной на столе, сообщалось, что у него встреча. Она проверила его расписание и не нашла ни слова о какой-либо встрече.
        Клодия села, поставила локти на стол и уперлась подбородком в ладони. Перед ней висел портрет его деда. Глава семьи стоял в парадном королевском костюме рядом с любимой лошадью. Не женой - лошадью! Разве это не раскрывает ей смысл семейной жизни в Тэззатайне? Сэм готов обручиться с женщиной, которую не любит и даже не знает. Но это входит в планы семьи - так же, как и вся его жизнь. Старинные восточные традиции еще никто не отменял.
        Если это просто деловая поездка, ей уже сейчас надо собрать вещи. Она позвонит насчет билетов.
        Раздался телефонный звонок. Звонила его сестра Амина.
        - Очень сожалею, но Шамира нет в офисе, - профессиональным тоном секретаря ответила Клодия.
        - Хорошо. Значит, вы одна. Мне надо с вами поговорить, мисс Бредфорд, - сказала Амина и понизила голос: - У нас проблема. То, что я скажу вам, должно оставаться в секрете. Пообещайте мне, что вы не откроете секрет Сэму.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - Речь пойдет о Захаре. Вы знаете, кого я имею в виду? - спросила Амина озабоченным тоном.
        - О его… невесте?
        - Да, о ней. Не знаю, что делать. Меньше всего я хотела бы встревожить брата. Он не должен слышать об этом. Понимаете, предполагалось, что она примерит платье для банкета в честь ее обручения. Я подготовила его на прошлой неделе, но она отложила примерку. Один раз, потом еще раз. Потом мы наконец назначили день, но Захара так и не показалась.
        - Перед таким важным событием, как это, обычно всегда бывает много дел, - высказала предположение Клодия. Будто Амина сама не знает! Будто Клодия привыкла заказывать платья к большим светским событиям! Ей один-единственный раз в жизни понадобилось особое платье - для собственного дня свадьбы. И потом был обед в ресторане, когда Малкольм напился…
        - Вы ее не знаете, - продолжала Амина. - Захара не так уж занята. Ей нужно было только примерить платье. Что с ней случилось? Разве обручиться с самым завидным женихом в стране - это не счастье?
        - А разве она не счастлива?
        На другом конце телефона долго молчали. Клодия тоже не знала, что сказать.
        - Чем я могу помочь? - наконец спросила Клодия. И почему Амина звонит ей? Она не подруга, не родственница, всего лишь служащая, причем находящаяся за тысячу миль.
        - Сэм очень ценит вас. Не представляю, что мы будем делать, если вы не приедете…
        Что она имеет в виду - объединение или помолвку? Теперь смущена была Клодия.
        - Послушайте, Амина, не беспокойтесь. Ничего плохого не произойдет. Все детали отработаны заранее. Контракт готов. Осталось только подписать…
        - Наша семья годами старалась, чтобы это произошло. Но всегда случается что-то непредвиденное. Будто мы прокляты…
        - Не говорите так. На этот раз все сработает. - Клодия, конечно, говорила об объединении.
        - Все благодаря вам. Известная у нас в стране предсказательница сообщила, что мы должны привести на переговоры кого-то нового. Кого-то не из нашей семьи. Кого-то, кто никогда не был в нашей стране. Иначе сделка может лопнуть. По-моему, она имела в виду вас…
        - Амина, это невозможно! Она не имела в виду меня. Она меня никогда не видела. И я не могу… Я имею в виду… не думаю, что могу быть у вас…
        - Вы должны приехать! - Настойчивость была их фамильной чертой. - Отец - человек старого мира. Сначала он был против того, чтобы я начала собственный бизнес. Но, по-моему, теперь он гордится моим успехом. Я еще не рассказала ему, что напророчила старая ведьма. Раньше она никогда не ошибалась…
        - Она наверняка имела в виду не меня. Кто я такая? Всего лишь рядовая служащая.
        - Не знаю. Но она говорит, что у нее есть послание для вас. Предсказательница передаст его вам сама, когда вы приедете.
        Открылась дверь, и в кабинет вошел Сэм. Пробормотав слова прощания, Клодия повесила трубку.
        - Кто это был?
        - Сьюзен. - Еще одна маленькая ложь уже не имела никакого значения.
        - Надеюсь, она не очень разочарована, что вас не будет на ее свадьбе.
        Клодия вздохнула. А он улыбнулся, потому что знал, что победил. Он всегда побеждал.
        - Вы тоже, Клодия, не огорчайтесь. Потому что я хочу попросить вас об одолжении.
        Клодия подняла голову. Об одолжении? Разве поездки в его страну мало?
        - Мне нужно поехать и выбрать кольцо для невесты. Очевидно, что я один не справлюсь. Я понятия не имею, что купить. У вас хороший вкус. После обеда поезжайте к «Тиффани». У меня там счет. Выберите для меня кольцо. Что-нибудь с бриллиантом. Пусть он будет большим, но не кричащим. Ну, вы сами знаете, что нравится женщинам.
        Клодия похолодела. Минуту назад она думала, что хуже ее положения быть не может. Оказывается, может.

        Две недели спустя Клодия сидела в салоне первого класса самолета рядом с Сэмом. У него в кармане лежало ошеломительное, в пять каратов кольцо от «Тиффани», а впереди на подносе - бумаги, которые надо подписать.
        Перед Клодией тоже лежали бумаги, но он настоял, чтобы она не работала, а смотрела в иллюминатор на проплывавшую подними землю. Не споря, Клодия начала разглядывать острова, темно-голубое море, горы и леса. Она старалась представить, как живут там люди, чем занимаются, куда ходят… Но мысли все чаще сбивались на то, как провести следующие дни.
        На каком основании она может возражать против этой свадьбы?
        А еще ее беспокоило платье невесты. Амина еще раз позвонила и сообщила, что проблема решена. О деталях она не распространялась.
        Итак, через неделю состоится обручение Сэма. Все помехи убраны с его пути. Но о счастье нечего и говорить, это всего лишь исполнение долга. Насколько она понимала, их союз не предполагает никакого счастья. Но это не принесло Клодии успокоения. Она и представить не могла, что с ней будет, когда во время традиционной свадебной церемонии он наденет Захаре на палец кольцо. От одной только этой мысли между ребрами слева начиналась жгучая боль.
        Во время ленча стюардесса принесла салат «Никосия», как и заказывал Сэм. Салат был восхитительный. Клодия наслаждалась каждым кусочком, запивая его холодным белым вином.
        - Кажется, вы справились со своей акрофобией и уже не боитесь высоты, - сказал Сэм, покосившись на нее.
        Боже, она совершенно об этом забыла! А вот Сэм не забыл. Он ничего не забывает.
        - Да. Спасибо. Должно быть, потому, что это первый класс. - Клодия огляделась. Хорошо одетые пассажиры смотрели на экраны своих компьютеров и потягивали вино или кофе.
        У него в полуулыбке скривились губы.
        - Первый раз я путешествовал в самолете с матерью и сестрой. Мы были совсем маленькие и летели во Францию, - задумчиво проговорил он.
        - Вы никогда не упоминали о матери, - заметила Клодия.
        - Вероятно, потому, что она вернулась в Прованс, когда сестра и я были в школе-пансионе.
        - Ваши родители разведены?
        - Да. Я знаю, что вы подумали. Такие браки не всегда хорошо кончаются. Но мои родители были любящей парой. Они встретились в университете во Франции. Мать была очень увлечена отцом. А он настойчивый, умеющий убеждать. Она постоянно тосковала по дому и чувствовала себя одинокой в Тэззатайне. Отец не знал, что делать. Он превратил наш дом в настоящую европейскую виллу. Нанял французского шеф-повара. Но она от этого только еще больше тосковала. Отец не мог понять, почему она не может приспособиться. Ее удерживали в Тэззатайне только дети. Когда мы уехали учиться, мама последовала за нами.
        - Сочувствую вам. - Клодия пожалела его, ведь он вырос без матери. Импульсивно она положила свою руку на его.
        - И напрасно. Она сейчас счастливее, чем когда-либо в жизни.
        - А вы?
        - Конечно. И Амина тоже. Вы сами увидите. Сестра провела лето с матерью на юге Франции. И я, когда могу, всегда приезжаю к ней.
        Он подвинулся, и Клодия тотчас убрала руку. Наверное, ему не нужно ее сочувствие. Может быть, он уже пожалел, что так разоткровенничался.
        - В нашей стране сильные семейные связи. Когда один член семьи уходит, другие занимают его место. К нам переехала тетя, - продолжал он свой рассказ. Когда я впервые попал во Францию, то понял, как тяжело было матери замужем за нашим отцом. Она жила вдали от друзей, от своей семьи. В чужой и странной стране. А вы удивляетесь, что я скептически отношусь к идее любви! - усмехнулся он. - Посмотрите, сколько проблем возникает из-за нее.
        Клодия не хотела включаться в спор о любви. Ей самой любовь принесла только боль. И похоже, ее мучения еще не кончились.
        К счастью, он изменил тему:
        - Как вы себя чувствуете?
        - Я всегда боялась высоты. - Теперь, сидя рядом с Сэмом, который буквально излучал спокойствие и уверенность, Клодия чувствовала себя в полной безопасности.
        Когда стюардесса унесла тарелки, Клодия откинулась на спинку кресла и решила наслаждаться полетом. Наслаждаться соседством Сэма.
        А потом она насладилась десертом - пломбиром с орехами.
        - Я никогда не видел, чтобы так много ели, - сказал улыбаясь Сэм. - По моему наблюдению, все женщины сидят на диете. Не боитесь, что не влезете в платье?
        - В какое платье?
        - В то, что наденете на банкет в честь обручения.
        - Я… я… Боюсь, что у меня нет подходящего… Я даже и не подумала…
        - Сестра что-нибудь подберет для вас. У нее магазин женской одежды. Амина вам понравится, вот увидите.

        Сэм был озадачен. Едва вступив на борт самолета, Клодия изменилась. У нее акрофобия, но похоже, она уже перестала бояться высоты. Они заняли свои места, и она расслабилась. Человек, который боится полета, не будет так себя вести. Может быть, она почувствовала облегчение, потому что закончена очень большая работа? Последние недели он загружал ее сверх всякой меры.
        Она всегда много работала - так же, как и он. Но в этот раз они полностью погрузились в дела. Засиживались допоздна в офисе, заказывали сэндвичи и кофе и уходили, только поставив галочки против намеченных пунктов. После раздавался телефонный звонок, и юристы отца вносили изменения. Приходилось все начинать сначала. Сэм не представлял, что бы делал без Клодии.
        Он наклонился над девушкой, чтобы посмотреть в иллюминатор. Нечаянно коснулся ее руки и вдохнул слабый аромат розы. На высоте тридцать тысяч футов - розы? Духи у Клодии?
        Устроившись в кресле, он объяснил ей, где они летят. Внизу Гудзонов залив. Земля льда и снега. А приземлятся они в стране, где постоянно стоит жара. В стране, которая почти вся покрыта песком.
        - А оазисы? - спросила она.
        - Они просто зажаты песком. Родник, несколько домов и столько же пальм. Надеюсь, вы не разочаруетесь.
        - Конечно, нет. Я уже видела снимки. Это так удивительно выглядит!
        Сэм кивнул. Интересно, что она подумает, когда увидит Пальмерию - оазис, окаймленный пальмами ручей, журчащий около виллы во французском стиле, куда семья выезжает на отдых. Вероятно, этот дом поразит своей изолированностью Клодию так же, как когда-то поразил его мать.
        Она достала новый фотоаппарат и сделала несколько видовых снимков. Затем развернула газету и принялась разгадывать кроссворд. Сэм заглянул ей через плечо.
        - Правитель на Ближнем Востоке. Слово из четырех букв. Эмир, - быстро разгадал Сэм.
        - Это вы? - Клодия вписала карандашом буквы.
        - Нет, - покачал он головой. - Эмир - принц. Я только шейх. Я стою в очереди на положение правителя нашего племени, это примерно половина нашей страны. Но это после того, как умрет отец. А пока я просто загруженный работой служащий, который зависит от своей помощницы. Она выполняет всю трудную работу.
        У Клодии вспыхнули щеки. Сэму нравилось, как она краснела, когда он ловил ее врасплох. Он старался удивить ее комплиментом, когда она меньше всего его ждала. Клодия была самой скромной женщиной из всех, кого он встречал. Интересно, есть ли в ней хоть капля тщеславия?
        - Я не единственный, кто говорит вам комплименты, правда?
        Правда в том, что он понятия не имеет, какую жизнь она ведет за стенами офиса. Может быть, такую же, как и он? Работа, еда, сон и снова работа.
        - В моем вязальном кружке думают, что у меня хорошо получается, - с гордостью сообщила она.
        - Правда? И что вы вяжете?
        - Носки, шарфы, свитеры.
        - Значит, в свободное время вы вяжете?
        - У меня не так много свободного времени.
        - Это моя вина. Я заставляю вас слишком много работать.
        - Вы тоже работаете много. И, может быть, даже еще больше. Наверное, после…
        - Наверное, после того как я женюсь, все изменится? Вы это хотели сказать?

        Захары в аэропорту не было. Отец прислал за ним водителя, который служил семье уже много лет. Водитель Али слегка поклонился и сказал: «Добро пожаловать домой». Потом взял их багаж и отнес к машине.
        Домой? Где у него дом? Здесь, в жаре и духоте? Или в Сан-Франциско, где ему приходилось часто укрываться одеялом, спасаясь от окутавшего город холодного сырого тумана? А может, у него вообще больше нет дома?
        Накинув на плечи пиджак и закатав рукава рубашки, он последовал за Али на площадь, где их ждал лимузин.
        Клодия, словно веером, обмахивалась таможенной декларацией. На ее лице выступили бисеринки пота.
        - В лимузине есть кондиционер, - успокоил ее Сэм.
        Через несколько минут они припарковались перед офисом. Сэм выскочил из машины, огляделся и прикрыл рукой глаза от беспощадного солнца. Со времени его последнего приезда здесь появилось еще больше небоскребов. Жужжание строительных кранов, лязг стальных ковшей и перестук молотов наполняли воздух - шла стройка, это означает прогресс в жизни страны.
        Он покосился в сторону Клодии. Как эту картину воспринимает иностранка? Не испытала ли она уже шок от жары и шума? Если это и так, то виду не подает, держится спокойно. Она быстро прошла в прохладный холл здания компании аль-Хамри и проследовала за Сэмом к лифту. Будто каждый день бывала здесь.
        Оставив Клодию с помощником отца, Сэм направился прямо в кабинет старшего аль-Хамри. Отец и сын обнялись.
        - Отец, как ты себя чувствуешь?
        Вид пожилого человека вызвал у Сэма тревогу. Тот постарел и выглядел усталым. И когда Сэм обнимал его, то удивился, какой он худой - нет, даже хрупкий! Что же произошло за те полгода, что прошли с момента их последней встречи в Гамбурге, где спускали на воду их новый контейнеровоз? Почему никто не сообщил ему, что отец неважно себя чувствует?
        - Сейчас, когда ты здесь, прекрасно. - Абдул аль-Хамри улыбнулся. - Как ты долетел?
        - Прекрасно, мы даже смогли немного поработать.
        - Мы?
        - Я привез свою помощницу, Клодию Бредфорд. Ее участие необходимо при переговорах.
        - Кто это? - нахмурился старик.
        Сэм озабоченно разглядывал отца. Он уже говорил ему о Клодии и предупреждал, что она прилетит на подписание документов. Неужели отец стал терять память?
        - Эта девушка работает у меня два года. Как говорят, моя правая рука. Я полагаюсь на нее и полностью ей доверяю.
        Отец неодобрительно покачал головой.
        - Конечно, ты все еще убежден, что место женщины - в семье, - возразил Сэм, - но не в сегодняшнем мире. Посмотри на Амину, на то, как она управляет своим магазином.
        - Знаю, знаю, что все изменилось. Но, по правде говоря, я бы предпочел, чтобы Амина вышла замуж и сидела дома. Но у нее свой ум. Как у тебя. Как у твоей матери. - Боже, помоги ей, - пробормотал Абдул аль-Хамри. - Страна быстро меняется. Но все ли перемены к лучшему? Что-то должно идти по-старому, чтобы жили традиции. В браке, в семье, - многозначительно добавил он. - Поэтому ты здесь. Разве не так?
        - Конечно, - кивнул Сэм, напрягшись. Издалека, из Калифорнии, ему казалось, что это только помолвка, что женитьба произойдет очень не скоро. - Но отец говорил как о вполне реальной вещи именно о браке своего сына. Сэм не чувствовал себя готовым думать об этом. Пока еще нет. Теперь, когда он в Тэззатайне, мысль о том, чтобы жениться на незнакомке, вовсе не казалась ему столь уж привлекательной.
        - Как Захара? - дипломатично спросил он.
        - Не знаю. Я не видел ее. И ее отца тоже.
        Сэм нахмурился. Что бы это значило?
        - Какие-то проблемы? - спросил он.
        Отец недовольно стрельнул в него взглядом.
        - Уверен, что все в порядке.
        После короткого разговора Сэм понял, что он и отец далеки от согласия. Они по-разному воспринимали роль женщины в их стране. Во время телефонных разговоров и отец, и сын никогда не затрагивали такие вопросы. И сейчас лучше говорить о бизнесе.
        - Во всяком случае, контракт почти готов к подписанию, - сказал Абдул аль-Хамри. - Когда дела будут завершены, у твоей помощницы появится возможность развлечься. Заняться покупками или поиграть в гольф. Амина позаботится о ней, когда ты и я будем заняты. В бумаги следует внести кое-какие изменения. Речь идет только о церемонии подписания. И конечно, бал в честь помолвки. Ты не можешь себе представить, как это радует меня! Конечно, и Одалию тоже. Бен Абдул Одалия мой старый друг, второго такого нет в мире. Мы всегда надеялись… Хотя…
        Сэм ждал. Но отец, погрузившись в свои мысли, молчал.
        - Ты уверен, что все радуются этой помолвке? - спросил Сэм. Его удивляла какая-то неуверенность в словах отца.
        - Садись, - сказал отец. - Я должен кое о чем попросить тебя.

        Клодия чувствовала себя как Алиса в Стране чудес. Упала в заячью нору и оказалась в Зазеркалье. Снаружи температура, наверное, больше сорока градусов, причем с невероятной влажностью. А в доме кондиционеры гоняют по комнатам прохладный воздух.
        Она предполагала, что восточный город окажется шумным. Но не ожидала такого оглушительного грохота от работы строительной техники. Еще ее удивляли маленькие песчаные вихри на улицах, а также множество белоснежных зданий, отражавших ослепительно яркий солнечный свет. Одетые по последней европейской моде мужчины и женщины спешили по своим делам. Почти у всех женщин на головах прозрачные шарфы, у мужчин - куфии, традиционные головные платки бедуинов.
        После ознакомления с офисом появилась высокая стройная женщина в элегантном черном костюме и представилась:
        - Амина. - Она пожала Клодии руку и ласково улыбнулась. - Вы, должно быть, устали после полета. Где мой брат? Ах да, он с отцом. Пойдемте. Вы остановитесь в моих апартаментах. Вам нужно до банкета распаковать вещи и немного отдохнуть.
        Банкет? Клодия не ожидала так быстро попасть на банкет.
        - Мне нельзя уйти, не сказав Сэму.
        - Мы будем недалеко отсюда. Семейные апартаменты наверху, в этом же здании. Очень удобно, особенно для трудоголиков моей семьи. - Она улыбнулась, смягчив этим свое критическое высказывание. - Я попрошу передать Сэму, где мы. Ох уж эти мужчины! Когда они начинают говорить о танкерах и фрахте, то забывают о времени. Мне надо напомнить им, что сегодня вечером у нас званый обед. Будут, конечно, Баяди и семья Захары. Ведь мы отмечаем не только объединение, но и помолвку. Надеюсь, вы приятно проведете время.
        - Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне. Я с удовольствием побуду одна.
        - Вы безусловно пообедаете с нами. - Амина сделала знак молодому человеку, тот подхватил сумку Клодии и пошел к двери.
        Да, переспорить членов семьи аль-Хамри, будь то брат или сестра, ей не удастся.
        - Здесь все так удобно, - заметила Клодия, когда они с Аминой поднимались на лифте.
        Все здесь было не просто удобно, но и очень красиво.
        Старинная мебель выглядела уютной и элегантной. В дверях Амина сняла туфли, Клодия последовала ее примеру. Хозяйка объяснила ей, что ковры, впрочем, как и многоцветные драпировки на стенах, - ручной работы местных художников. У Клодии они вызвали неподдельное восхищение, и Амина пообещала повезти ее на базар за покупками.
        Открыв французские двери, Амина впустила легкий морской бриз. Клодия вышла на балкон и с удовольствием глубоко вздохнула. Какое облегчение уйти от повсеместной прохлады кондиционера! Воды залива сверкали под лучами послеполуденного солнца.
        - У вас, конечно, свои неотложные дела, - сказала Клодия. - Пожалуйста, позвольте мне не отвлекать вас. Я могу побыть одна.
        - После обеда в магазине сидит моя помощница, - объяснила Амина. - Я так ждала встречи с вами! Теперь, когда вы здесь, мне стало легче дышать. Как и всем нам.
        - Я не понимаю. Я здесь лишь потому, что должна быть под рукой, если с соглашением об объединении в последнюю минуту возникнут проблемы. - Клодия надеялась, что суеверные предсказания гадалки давно забыты.
        Амина задумчиво кивнула. На балкон вышла женщина в простом длинном платье с двумя стаканами тамариндового сока и вазочками с оливками и орехами и поставила все на кованый железный столик.
        - Спасибо, Фатима, - поблагодарила хозяйка горничную и подождала, пока та покинет балкон.
        - Проблемы? - печально улыбнулась Амина. - Ах, если бы вы только знали!

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        К спальне для гостей, оформленной в бледно-зеленом и персиковом цветах, примыкал балкон с видом на море. Королевского размера постель, египетское хлопчатобумажное белье, легкие бледно-персиковые одеяла. Но настоящей гордостью Амины была ванная.
        - Мои тети ворчат - на их вкус, эта ванная слишком старомодная. Но именно поэтому она мне и нравится. Я все заказывала в Англии. Фарфоровую раковину, кованые железные лапы с когтями - ножки для ванны - и белый кафель на стены. Надеюсь, тебе понравится. - Амина легко перешла на «ты».
        - Понравится? Я очарована! - воскликнула Клодия. Здесь все было подобрано в тон. Роскошные полотенца, пушистый банный халат. Старинный настенный телефон и за зеркалом телевизор. Теперь она знала, что действительно попала в Зазеркалье. Не хватало только Дамы червей. Может, она еще встретит ее сегодня?..
        - Я рада, что тебе нравится, - улыбнулась Амина. - Надеюсь, когда ты здесь побудешь дольше, тебе еще больше понравится.
        - Ох, нет. Не думаю, что смогу… В Калифорнии за время нашего отсутствия накопится уйма работы. Нам нельзя долго задерживаться.
        Амина кивнула, но Клодия сомневалась, слышала ли она ее слова. Сестра Сэма еще не объяснила, что она имела в виду, говоря о проблемах. Вместо этого она открыла шкаф.
        - Что ты наденешь сегодня вечером? - спросила Амина.
        - Боюсь, у меня нет ничего подходящего… - призналась Клодия и открыла сумку, которую слуга поставил на подставку для багажа. Она просматривала свои вещи и удивлялась, о чем только думала, когда укладывала лишь рабочую одежду. - Сами видите - мне нечего надеть на этот обед. Вообще-то я редко хожу на светские мероприятия. - Самый модный туалет, какой у нее есть, - это темный костюм и шелковая блузка. И еще одна блузка, хлопчатобумажная. Туфли на низких каблуках, удобные в дороге. Она носила их каждый день на работу.
        - Это не имеет значения. Наденешь что-нибудь мое. У нас с тобой примерно один размер. Сейчас я принесу для тебя кое-какие вещи, чтобы ты примерила. Это моя работа - одевать женщин. И не только работа, но и страсть. - Амина удобно устроилась в кресле, покрытом роскошной тканью, и поджала под себя ноги. - А у тебя какая?
        - Какая у меня… страсть? - Клодия села на край кровати. - Я умею вязать, и еще я член книжного клуба. Но обычно у меня нет для этого времени. Я много работаю.
        - Это вина моего брата, - нахмурилась Амина. - Придется мне поговорить с ним.
        - Нет, пожалуйста, не надо, я люблю свою работу.
        - Очень хорошо, не буду, если ты не хочешь, - согласилась Амина. - А сейчас пойду принесу тебе платья.
        - Я ценю твое предложение. Но поверь, я буду в них неловко себя чувствовать. Я никого не знаю…
        - Ты застенчивая, да? - Амина сочувственно улыбнулась. - Так и Шамир нам рассказывал.
        - Он рассказывал обо мне? - вытаращила глаза Клодия.
        - Конечно. Как много ты работаешь, как предана ему и компании. Как он без тебя ничего не может сделать. И предсказательница то же самое говорит. Кажется, будто она тоже хорошо тебя знает. - Амина склонила набок голову, рассматривая Клодию. - Да, ты такая, какой я тебя себе и представляла.

        Когда Клодия проснулась, солнце уже спустилось к морю и залило все золотом. Она не сразу, поняла, где находится. Уже утро?
        Оглядевшись, Клодия все вспомнила. Амина отправилась за платьями, а она прилегла на минуточку и… заснула крепким сном.
        Комнату заполняли тонкие, как паутина, платья всех цветов и фасонов. Они лежали на стульях и висели на плечиках, полностью покрывали постель и чуть касались рядов коробок с туфлями.
        Ах, да! - вспомнила она. Банкет. Объединение. Помолвка.
        - А вот и мы! - С порога улыбалась Амина в длинном свободном платье, здесь его называли джеляба. - Как ты себя чувствуешь? Выглядишь лучше. Звонил Сэм. Он спросил, что ты делаешь. Я сказала, что ты спишь.
        Клодия села и выпрямилась, пробежала рукой по волосам. Сэм в ней нуждался, а она спала!
        - Почему ты не разбудила меня?
        - Ничего не произойдет, если он подождет. Ты выглядишь отдохнувшей. Достаточно отдохнувшей, чтобы встретиться с Дуррах, нашей знаменитой гадалкой.
        - А она что, здесь? - Клодии стало не по себе. Но с другой стороны, что произойдет, если она выслушает колдунью? Клодия и так знала, что та ей скажет! Что все гадалки обычно говорят? «Ты встретишь высокого темноволосого мужчину. Ты будешь путешествовать по морю…» Ну и так далее.
        - Сначала я лучше поговорю с Сэмом.
        Амина кивнула и протянула ей свой сотовый телефон.
        - Все в порядке? - спросила она, когда он ответил на звонок.
        - Более-менее. Я рад, что вам удалось немного отдохнуть. Это будет великая ночь.
        - Да, похоже. - Нет сомнений, что это будет великая ночь для него и семьи. Но для нее, Клодии, это будет ужасная ночь.
        - Амина хорошо о вас заботится?
        - Лучше просто невозможно. Чтобы развлечь меня, она даже пригласила гадалку.
        - Не говорите мне, что вы верите в такую чепуху, - строго произнес Сэм.
        - Интересно послушать, что она скажет, - тактично заметила Клодия, искоса поглядывая на Амину. - Да, хорошо. Благодарю вас за оценку. Скоро увидимся.
        - Полагаю, Сэм сказал тебе, что он думает о гадалках? - заметила Амина, когда Клодия отключилась. - Мой брат самый циничный из мужчин. Но ты это, несомненно, и сама знаешь. Он не верит пророкам, колдунам, всему, что нельзя потрогать или увидеть. К примеру, Сэм не верит в любовь. Помяни мое слово, в один прекрасный день он влюбится, и вот тогда я посмеюсь над ним!

        Дуррах, предсказательница, оказалась маленькой, смуглой, она вся была закутана в длинный цветной платок. Все пальцы в кольцах. Клодия про себя улыбнулась. Типичная гадалка.
        Она указала рукой, чтобы Клодия села рядом с ней у туалетного столика, а затем раскинула карты. Амина сидела немного в стороне. «Чтобы переводить», - объяснила она.
        Сначала Дуррах изучала ладони Клодии. Потом сказала, что у нее глубокая длинная
«линия головы». А это значит, что она ясно и сосредоточенно мыслит. Затем гадалка стала изучать «линию разбитого сердца» и сообщила, что Клодия разочарована в любви.
        Клодия сразу же почувствовала себя неловко. Но Дуррах не могла знать о ее разводе. Это только удачная догадка. В конце концов, многие люди в разные периоды своей жизни бывают разочарованы в любви.
        - Она говорит,' - продолжала переводить Амина, - что впереди тебя ждет неприятность. Кто-то заболеет.
        - О боже мой! Надеюсь, не из вашей семьи, - воскликнула Клодия.
        - Нет, не из нашей, но это подействует на семью.
        - А что с объединением? - спросила Клодия.
        - Дуррах его не видит. Это не значит, что оно не состоится. Просто ей трудно представить его. - Амина нахмурилась. - Но есть и еще что-то. Она хочет тебе сказать, что в твоем будущем будет мужчина.
        - Правда? Наверное, высокий и темноволосый? - насмешливо спросила Клодия.
        - А почему бы и нет? - фыркнула Амина. - Она говорит, что ты найдешь счастье и богатство, превышающее твои самые безумные мечты. Это случится очень скоро. И произойдет где-то рядом.
        - Рядом? - Клодия с недоверием окинула взглядом комнату.
        - Разочарование, которое, ты испытала, - понимающе кивнула Амина, - исчезнет, как и «линия разбитого сердца» у тебя на ладони. И после этого ты будешь счастлива и жить будешь долго-долго. А сейчас время померить наряды для вечера, - сказала сестра Сэма, вручая гадалке деньги и показывая той на дверь.
        - Подожди. - Старая женщина остановилась в дверях и взметнула вверх руки, сверкнув кольцами и браслетами. - Женщина может скрывать свою любовь сорок лет. А презрение и злость - не больше одного дня. - Гадалка ткнула пальцем в Клодию. - Запомни это.

        Обе женщины с головой окунулись в выбор платья для Клодии. Амина настояла, чтобы Клодия разделась до белья. По разочарованию на ее лице стало понятно, что и белье Клодии Амина находит неподходящим. Кто сейчас носит хлопчатобумажные трусики? Нет, Клодии просто необходимы кружевные бикини и полулифчики!
        Потом наступила очередь платьев.

        Амина жила напротив квартиры Сэма, в другом конце холла. Он позвонил в ее дверь. Никакого ответа. Тогда он решил открыть дверь своим ключом.
        - Есть кто-нибудь дома? - Он пошел на звук девичьего смеха, раздававшегося из спальни. - Амина? Клодия? - снова позвал он.
        - Заходи, Сэм! - услышал он голос сестры.
        Она сидела на полу, обхватив колени, и смотрела на какую-то женщину, стоявшую посредине спальни в красном платье. Сэм едва узнал в ней свою помощницу. Нет, это не могла быть Клодия!
        Клодия в платье для коктейля, едва прикрывавшем колени? Какие у нее длинные, стройные ноги… Он никогда раньше не обращал на них внимания. Может быть, все дело в туфлях на высоких каблуках? И откуда все взялось?
        Он прислонился к стене, сунув руки в карманы.
        - Нравится? - спросила сестра.
        - Очень мило.
        Мило? Его помощница была просто ослепительна в этом красном платье!
        - А где гадалка? - спросил Сэм. - Я думал, она с вами.
        - Она была здесь, - кивнула Амина. - Рассказывала нам о высоком, темноволосом мужчине, который вскоре будет у Клодии. Так же, как счастье и богатство.
        Сэм нахмурился. Клодия в красном платье с высоким темноволосым мужчиной? Глупость какая-то… К счастью, его помощница - вполне разумная девушка.
        - В здравом уме никто этой старой карге не поверит, - начал Сэм. - А Клодия определенно в здравом уме. Она самая яркая женщина из всех, кого я знаю. - Да, ему очень повезло - иметь такую помощницу! Вот только это платье… Не будет же она в нем теперь ходить! Как только Клодия наденет свой обычный офисный костюм, все вернется на свои места.
        - Сэм, о чем ты говоришь? - усмехнулась Амина. - Ты такой скептик! Вот посмотрим, кто окажется прав…
        - Ты знаешь меня, - он развел руки. - Я всего лишь человек с трезвым взглядом на жизнь. К тому же я ничего не имею против счастья Клодии. Никто так не заслуживает его, как она.
        - Ты имеешь в виду высокого темноволосого незнакомца? - спросила Амина.
        - Если она хочет познакомиться именно с таким человеком… - Сэм с любопытством взглянул на Клодию. Он не мог и представить, что ее ждет незнакомец, готовый забрать такого ценного работника у него, пусть даже ради счастливого будущего. Если появится высокий и темноволосый и Клодия уйдет, что будет делать Сэм без нее? Как он обойдется без своей правой руки? - Хватит! Ты уже наигралась своей игрушкой. Позволь моей помощнице снять это платье.
        - Прости нас, - Амина подбирала опустевшие вешалки, - но нам надо досмотреть платья.
        Что ты, к примеру, скажешь о леопардовой, расцветке?
        Сэм покачал головой. Леопардовая расцветка на Клодии? Не дожидаясь его ответа, Амина сняла с вешалки платье без бретелек и бросила на кровать. Потом достала другое.
        - Кожа цвета шампанского, глубокий вырез и юбка из жатой ткани, это мне особенно нравится. - Амина повернулась к Клодии: - А что ты предпочитаешь?
        Сэм посмотрел на Клодию. Ей всего-то и надо сказать: «Мне ни одно не нравится. Я не хочу носить сексуальные вечерние платья. Это не мой стиль». Но она сказала, что ей нравится красное.
        Клодию вроде бы совсем, не беспокоило, что она так возмутительно хороша в этом наряде. Она смотрела в большое зеркало несколько озадаченно. Щеки раскраснелись, волосы растрепались. Эта женщина совсем не похожа на ту девушка, что два года работала у него!
        - Клодия, не позволяйте Амине диктовать, что вам носить! - наконец с трудом выговорил Сэм. - Сестра всегда слишком давит. Прежде она одевала кукол, а теперь - клиенток.
        Амина расхохоталась!
        - В этом нет ничего плохого. Я просто делаю красивых женщин еще более красивыми. Смею сказать, что это мой дар.
        Пусть это дар его сестры, но ведь Клодия вовсе не красивая женщина! - возмутился про себя Сэм. Она умная, практичная, основательная. Да, нельзя сказать, что девушка непривлекательная, но никто не назовет ее красивой.
        Нельзя было оставлять Клодию с Аминой. Он один раз рискнул - и вот что вышло!
        На всякий случай Сэм шагнул назад. Ему не давало покоя это ярко-красное платье на Клодии. Если очень близко подойти к ней, Сэм наверняка вспыхнет.
        - Ох, это мой телефон! - воскликнула Амина, услышав звонок. - Я сейчас вернусь. - И она заспешила мимо Сэма в нижний холл.
        - Как прошла встреча? - спросила Клодия у Сэма. - Вы хотели поговорить со мной.
        - Ну… - Сэм просто не мог сосредоточиться, когда она стояла рядом в этом красном платье. Неужели только он один заметил, что оно не идет ей?
        - Какие-нибудь изменения?
        - Немного. - Он подошел к французским дверям, распахнул их и вышел на балкон, глядя на море. - Самые большие изменения в моем отце. Он сам не свой. Я не знаю, что делать. Боюсь, он почувствовал свой возраст. Поэтому объединение его очень беспокоит. Компания получится огромная. А на нем лежит колоссальная ответственность.
        - Это плохо. Может быть, кто-то из другой семьи возьмет на себя часть обязанностей?
        - Возможно. - Сэм пожал плечами. - Если объединение состоится, то контроль над новой компанией можно поделить. Но нельзя полностью отдавать контроль в чужие руки.
        - Это справедливо и для брака, разве нет? - мягко спросила Клодия.
        Он резко повернулся и посмотрел на нее, в очередной раз удивляясь силе ее интуиции.
        - Конечно, я не связываю эти две задачи. Но вы, как всегда, правы. Наверное, поэтому я никогда и не хотел жениться. - И сейчас не хочу, мысленно закончил он. - Давайте вернемся к вопросам бизнеса, - он быстро поменял тему, так как беседа приняла чересчур личный характер. - Вы подготовите один из ваших организационных планов. Это даст нам возможность определить, где у нас все в порядке, а где…
        Клодия обладала гениальной способностью раскладывать проблемы по полочкам и превращать сложное в понятное. Но это не касалось и не касается его личной жизни. С этим Сэм справится сам. Или отложит по возможности в самый дальний ящик.
        - Буду рада оправдать ваши надежды. А пока я жду встречи с вашим отцом.
        - Хорошо, - сказал Сэм. Когда отец познакомится с Клодией, он поймет, какое это сокровище. А когда увидит ее в работе, то удивится ее знаниям и сноровке. - Сегодня вечером вы встретитесь. - Он еще раз оглядел ее. - Так что же вы наденете вечером?
        - Амина говорит, что обед - это официальное мероприятие и…
        - Сестра, конечно, разбирается в моде, но я не думаю…
        - Это платье слишком броское, правда? И слишком яркое. В нем я словно ненастоящая. - Ее глаза старательно избегали его взгляда. - Чувствую себя нелепой. Я лучше переоденусь.
        - Хорошая мысль.
        Все, что она должна сделать, - это снять красное платье и эти босоножки на шпильках, и тогда появится прежняя Клодия. Только Сэм с облегчением вздохнул как раздались громкие женские голоса.
        - Кто это может быть? - вытаращила глаза Клодия.
        - Это Захара, и она очень сердита.
        Мгновение спустя в дверях действительно появилась Захара. Лицо красное от злости, руки на бедрах. Она перевела взгляд с Сэма на Клодию.
        - Кто эта женщина? Немедленно выгони ее! Иначе никакой помолвки не будет!
        Клодия в босоножках, которые дала ей примерить Амина, растерянно переступала с ноги на ногу.
        - Захара, это Клодия, моя помощница в американском офисе, - твердо заявил Сэм. - Она управляет делами.
        Эти слова должны были убедить Захару, что ей нечего опасаться Клодии. И все. Его слова не должны были бы обидеть Клодию, потому что это была чистая правда. Но услышать такое? Сэм словно вонзил ей в сердце нож.
        К тому же всего лишь один взгляд на ослепительно красивую женщину сказал Клодии больше, чем все слова. Девушка поняла, что живет в мире фантазий, если надеется, что Сэм увидит в ней не только компетентную служащую…
        - Ха-ха! - засмеялась Захара. - Я вижу. Я не слепая. Это какого рода помощница является на работу в красном платье? Я никогда не была в Америке, но знаю, что персонал в офисе не носит платья от дорогих дизайнеров.
        Что происходит с этой женщиной? Почему она так злится? - размышляла Клодия.
        - Я прилетела сюда работать. И больше ничего. И это не мое платье. - Она с мольбой посмотрела на Амину, надеясь получить от нее поддержку. Но сестру Сэма эта сцена явно развлекала. Она не произнесла ни слова.
        - По-моему, это первый раз, когда ты и я имеем возможность поговорить. - Сэм взял Захару под руку. - Нам есть что сказать друг другую. - И он ласково вывел свою будущую невесту из комнаты.
        Клодия отвернулась, чтобы не видеть, как они идут рядышком. Безупречная пара! Оба высокие, красивые, богатые, понимающие друг друга. Клодия с облегчением сбросила босоножки и постаралась перевести дыхание.
        Почему, ну почему она сюда приехала?! Ведь знала, что здесь ей будет совсем не комфортно, даже больно. Но Клодия и представить себе не могла, как мучительна будет эта боль. Ее приезд сюда - ошибка. И как она позволила Сэму уговорить себя?!
        - Ну, - Амина ухмылялась. - Это было интересно.
        Интересно?!
        - Надеюсь, он сумеет объяснить ей, в чем дело, - вздохнула Клодия. - Мне бы не хотелось быть причиной неприятностей. - Зачем она сняла свое обычное платье? Теперь ее вещи лежали горкой на стуле в углу.
        - Боюсь, что ты уже стала этой причиной. Ну, поживем - увидим.
        - Ты слышала, что она сказала? - спросила Клодия. - Это платье… - Клодия печально посмотрела на красную ткань. - Если бы мы увиделись с Захарой, когда я только прилетела, она бы просто меня не заметила. А теперь она думает, будто я для нее представляю какую-то угрозу… Это же просто смешно!
        - Смешно? - недоверчиво пробормотала Амина.
        - Амина, - начала Клодия, расстегивая молнию и глядя, как платье падает на пол. - Твой брат и я вместе работаем. Я им восхищаюсь. Надеюсь, он тоже ценит мою работу. Это лучшая работа, какая у меня была. И он лучший босс на свете.
        - Ты имеешь в виду, что он не заставляет тебя работать лишние часы, приходить чуть свет и сидеть в офисе допоздна?
        - Ну да, иногда бывало…
        - И разве он не звонит тебе домой, чтобы поговорить о работе?
        - Конечно, но только когда это необходимо…
        - И он никогда не упрямится и не утверждает, что всегда прав?
        - Чаще он оказывается прав. А если ошибается, то тут же признается. - Клодия не могла Позволить его сестре выставить брата каким-то чудовищем.
        Амина насмешливо покачала головой.
        - А я с ним работать не смогла бы. Все, что я могу сказать, - ему очень повезло, ведь у него есть ты. - Она немного помолчала и переключила внимание на платья. - Так что ты выберешь? Красное или с отделкой кожей цвета шампанского?
        - Ты имеешь в виду - на вечер?
        - Что ты скажешь о черном платье с бантом на лифе? Оно будет смотреться на тебе очень живописно. - Амина начала собирать платья, разложенные на спинках стульев и подлокотниках кресел, чтобы унести с собой.
        Клодия кивнула. Она перемерила столько нарядов, что забыла, как они выглядят.
        - Хорошо. - Она чувствовала себя, точно воздушный шар, из которого выпустили воздух.
        - Прекрасный выбор. А сейчас я велю горничной приготовить тебе ванну. Ты расслабишься в горячей воде перед обедом.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Клодия думала, что в черном платье с голой спиной и голыми плечами, с бантом на весь лиф, она будет выглядеть как пугало среди строго одетых гостей. Но она ошибалась. В богато выглядевшем танцевальном зале с хрустальными канделябрами все женщины были в вечерних туалетах, а мужчины - в смокингах. Даже Сэм надел смокинг и черную бабочку.
        В зале стоял гул голосов, говоривших на арабском. Но слышалась также английская и французская речь. Воздух наполняли дорогие ароматы.
        Все мужчины прибыли на обед в смокингах. Но ни один из них не выглядел таким энергичным и сексуальным, как ее босс. Конечно, не она одна это заметила. Амина прогуливалась с Клодией по залу и представляла ее каждой гостье. Она же отовсюду искала глазами Сэма, и однажды он встретился с ней взглядом и улыбнулся.
        Она не поняла, посылал ли он улыбкой знак - мол, все в порядке? Или это был знак тайной заботы? Но где сама Захара? Почему не висит у Сэма на руке? Почему не принимает поздравления и не лучится счастьем? Почему опаздывает на банкет, устроенный в ее честь?
        - Вот она где, блестящая помощница Шамира, о которой он столько рассказывал! - Мужчина возраста Сэма представился как его кузен Ахмад и сообщил, что собирается ехать в Штаты учиться. - Но он скрыл от нас, что его помощница красавица.
        Клодия улыбнулась такому явно чрезмерному комплименту. Если она хоть на шаг приблизилась к образу красавицы, так это благодаря Амине.
        - Скажите мне, помощница Сэма, - продолжал Ахмад, - что вы думаете о нашей маленькой стране?
        - Я не так много видела, но уверена, что она мне понравится, когда я познакомлюсь с ней поближе, - дипломатично ответила Клодия.
        Взяв ее за локоть, Ахмад повел Клодию к балкону, откуда открывался замечательный вид на сад внизу и подсвеченные скульптуры.
        - Трудно поверить, но всего сорок лет назад здесь был только каменный форт и хижины, - говорил Ахмад, показывая на сиявший вдали город. - Ни домов, ни небоскребов, ни произведений искусства, ни садов. Надеюсь, что ваш босс даст вам время посмотреть на достопримечательности, пока вы здесь.
        - Это зависит от того, сколько у нас будет работы. Но я тоже надеюсь, - сказала она, испытывая ужасную неловкость. Почти незнакомый мужчина касался ее лица. - И я надеюсь посмотреть пустыню.
        - Вам обязательно надо посмотреть город с воды! У меня есть парусник, и я приглашаю вас поплавать. Завтра вы свободны или будете заняты, как ваш босс?
        - По правде говоря, я не знаю, какое у нас расписание. Я должна спросить у Шамира. Уверена, у него будет для меня работа. Ведь для этого я сюда и прилетела.
        - Работа, работа, всегда работа! - насмешливо воскликнул Ахмад.
        - Вот вы где, - сказал Сэм. Он вышел на балкон и присоединился к ним. - А я вас везде искал.
        - Мы только что говорили о тебе, Сэм, - вступил в разговор Ахмад. - Ты не можешь держать это очаровательное создание днем и ночью в офисе. - Он словно невзначай сжал голое плечо Клодии. Она попятилась. - Это неправильно, - продолжал Ахмад. - По крайней мере, мисс Клодия должна завтра выйти со мной в море поплавать. Допустим, в десять часов. Ветер будет как по заказу, обещаю.
        Нахмурив лоб, Сэм долго смотрел на Клодию, будто задавал себе вопрос. Она жаловалась на него или на горы работы, которую он ей поручал?
        - Это деловая поездка, Ахмат, - коротко бросил Сэм. - Клодия это знает. Конечно, я хотел показать ей самое интересное, что здесь есть. Но сначала - бизнес.
        - А мой братец не изменился. - В шутливом отчаянии Ахмад покачал головой. Очевидно, замечание Сэма ни капельки не испортило его веселого настроения. - Поговорим об этом позже. - Кузен слегка поклонился и вернулся к группе молодых людей.
        - Ахмад тоже не изменился, - решил объяснить положение дел Сэм. - Этот человек не понимает, что такое тяжелая работа. Он транжирит свое наследство и щедро тратит дни в безделье. Если вы хотите выйти с ним в море, имейте это в виду.
        - Конечно. Но что с контрактом? Когда состоится встреча с представителями семейства Баяди?
        - Не раньше завтрашнего полдня. Я хотел… Гм… не имеет значения. Вам, наверное, следует воспользоваться возможностью и поехать на морскую прогулку, тем более парусную…
        Он посмотрел на часы. Наступило долгое молчание. Затем Сэм отступил на шаг и окинул ее взглядом. Глаза его сощурились.
        - Вы выглядите… другой.
        - Я не другая, - возразила Клодия. - Я та же, что и была…
        - Хорошо, - бросил он и предложил вернуться в зал. - Время обеда почти наступило.
        - А как же Захара? Конечно, мы не можем начать, пока она не приехала.
        Сэм ничего не сказал. Опираясь ладонями на балюстраду балкона, он смотрел в темноту ночи. Будто забыл, что ему полагалось вернуться в бальный зал.
        - Конечно, не можем, - ответил он.
        - Значит, все идет правильно? Вы с ней встречались? - Вероятно, Клодия преступила границу отношений между работодателем и служащей, но она больше и минуты не могла ждать.
        - Все хорошо. Мы пришли к полному согласию. Захара и я.
        Клодия показалось, что она сейчас задохнется. Он сказал «к полному согласию»? Ничего яснее и быть не может. Сколько раз она должна была это услышать, чтобы забыть свои глупые мечты? Клодия безжалостно читала себе строгую нотацию. Сэм принадлежит Захаре. Они будут обручены. К концу вечера на пальце у Захары будет сверкать кольцо с алмазом в пять карат. Очень красивое кольцо.
        - Рада слышать, - с трудом выговорила Клодия. - Мне просто показалось, что Захара чем-то огорчена.
        - Да, знаю. Почему-то она считала, что мы с вами пара.
        - Смешно слышать, - пробормотала Клодия.
        - То же самое сказал и я. Но Захара говорит, что у нее на такие вещи чутье. Она считает, что я влюблен в вас.
        - Вы влюблены в меня?! - ошеломленно переспросила Клодия. Она бы не удивилась, услышав противоположное суждение, то есть что это она влюблена в Сэма.
        - Так она сказала. Вообще-то Захара разумная девушка. Вы сами в этом убедитесь, когда познакомитесь с ней.
        - И красивая, - не удержалась Клодия. Она не стала говорить, что у нее нет ни малейшего желания знакомиться с его будущей невестой и восхищаться ее разумностью.
        - Правильно, - согласился Сэм.
        - Вы уже успели сказать ей, что не верите в любовь?
        - Сейчас неподходящее время для таких разговоров. Но я заверил ее, что не влюблен в вас и вы не влюблены в меня. Мы вместе просто работаем.

        Клодия и не заметила, как вошла Захара. Но вскинутые брови и полуулыбка на лице Сэма сказали ей все, что надо знать. Он явно пришел в восторг, увидев невесту. Зачем это отрицать? Клодия обернулась и увидела Захару.
        Та выглядела превосходно. Длинное атласное платье цвета слоновой кости облегало фигуру. На этот раз никаких следов злости. Захара выглядела безмятежной и спокойной. Пока она плыла по полированному мраморному полу, в зале нарастал восхищенный гул. Клодия ни за что не сумела бы так пройти на высоких каблуках. Но Захара определенно овладела этой наукой.
        Теперь она шла прямо к Клодии, рядом с которой стоял Сэм. Подойдя, она легко поцеловала его в щеку.
        У Клодии остановилось сердце. Сколько еще она может терпеть?
        - Ты уже сказал ей? - спросила Захара.
        - Нет еще.
        Клодия перевела взгляд с Сэма на Захару. Сказал ей - что?
        - Простите за прошлую нашу встречу, - проговорила Захара мелодичным голосом, слегка окрашенным интригующим акцентом. - Я была сама не своя… Я думала… Не имеет значения, что я думала… Это было нелепо. Но потом мы немного поговорили, и сейчас все прекрасно. Правда, Шамир?
        Она одарила Сэма улыбкой, которая сказала все. Если у них и были какие-то разногласия, то теперь они улажены. Клодия знала, что она должна радоваться за Сэма. Но невыносимое чувство зависти переполняло ее. Разве можно сдержаться? Сэм и его невеста готовились к счастливой совместной жизни. А ее жизнь была практически разбита.
        С работой у Сэма будет покончено. Она вернется в Калифорнию и найдет другое место. Но ни одна работа, и тем более ни один босс не сравнится с Сэмом.
        - Я так счастлива за вас, - выдавила из себя Клодия. Будто кто-то интересовался ее мнением.
        - Спасибо, - сказала Захара и наградила Клодию лучезарной улыбкой.
        Пригласили к столу. Сэм и Захара возглавили парад гостей и повели их в обеденный зал. На столах белые скатерти и свечи. В вазах белые розы.
        Клодию вел к столу Ахмад, кузен Сэма.
        Во время обеда - отбивные из ягненка, печеный картофель и сахарный горошек - Ахмад рассказывал смешные истории из их детства, его и Сэма. Они учились плавать под парусом в заливе, мчаться верхом по дюнам, ориентироваться в пустыне.
        А затем слово взял Сэм.
        - Приветствую всех моих любимых друзей и уважаемых родственников, - уверенно начал он. - Как вы знаете, Захара и я, - продолжал Сэм, - мы хотим сделать заявление. И пусть некоторых оно удивит, зато остальные будут довольны и счастливы.
        Свечи в канделябрах бросали мерцающий свет на лица гостей. Семья Сэма сидела рядом по одну сторону стола. Клодия могла ошибаться, но ей показалось, что Амина выглядит озадаченно, а отец Сэма определенно недоволен. Что-то пошло не так?
        - Нам неприятно разочаровать наши семьи, но Захара и я решили отказаться от помолвки, - твердо произнес Сэм.
        Клодия смотрела на него с открытым ртом.
        Гости вокруг нее тоже сидели с открытыми ртами. Они были не способны поверить услышанному. Раздались восклицания «О, нет!», «Не может быть!».
        Сэм обвел глазами гостей, словно искал смельчака, который бросит ему вызов или хотя бы задаст вопрос. Захара поднялась и встала рядом, с Сэмом. Наступила тишина.
        - Спасибо всем, что вы пришли. Было очень приятно. Шамир и я благодарим вас за понимание и дружбу, - сказала Захара. Затем она с высоко поднятой головой прошла между столами и скрылась за дверью.
        В зале поднялся гул, напоминающий жужжание растревоженных пчел.
        Клодия не отводила глаз от Сэма. Он снова сел за стол. Обед продолжился. Подали салат - свежие овощи, орехи и сухофрукты в виноградном уксусе. Но кто мог есть после такого ошеломляющего заявления?
        И лишь Ахмада, сидевшего справа от нее, разыгранный спектакль как будто не тронул. Он с удовольствием ел салат.
        - Я знал, что ничего не получится, - самодовольно оценил положение Ахмад. - Не выходите замуж за трудоголика.
        - Вы имеете в виду, именно поэтому она отказалась? - Клодия положила вилку.
        - А кто говорит, что это ее идея? - Ахмад потягивал безалкогольный пенящийся напиток. - Может быть, Сэм и сам понял, что из него получится ужасный муж. И оказал бедняжке любезность. - На его лице играла улыбка знающего человека. - Какая бы причина ни была, только вы и я спокойно встретили заявление Сэма. А он поразил всю семью. Я прав?
        - По-моему, да, - согласилась Клодия.
        - Поверьте мне, Сэма теперь ждут большие неприятности. Семью не порадовало его решение.
        - Из-за того, что он отказался от помолвки?
        - Вопрос важнее. Подрыв традиции. Удар по родителям. Представьте, вы приходите к ним и говорите, что знаете больше, чем они. Не уверен, что у меня хватило бы куражу на такое дело… А у вас бы хватило? - Ахмад повернулся к ней.
        - Не знаю, - пробормотала Клодия. - Так приятно, когда все живут в согласии.
        Официанты, почти невидимые, беззвучно разносили по столам сыры: свежий козий, знаменитый камамбер, усыпанный синими точками рокфор. К сырам принесли фрукты и разнообразные крекеры. Потом подали кофе с тортом, пышные бисквитные слои которого были проложены свежей малиной со взбитыми сливками. Если бы только она могла оценить это изобилие! Но у Клодии скрутило желудок, она ничего не могла проглотить.
        Потихоньку гости начали расходиться, на прощание откланиваясь. Ясно, что банкет не удался.
        - Что дальше? - спросил Ахмад, отодвигая для Клодии стул. - Вы не знаете вкуса нашей ночной жизни. Давайте убежим из этой мрачной атмосферы. Я покажу вам такую сторону нашей столицы, о какой не найдете упоминания ни в одном туристском путеводителе.
        - Спасибо, - сказала Клодия, мечтательно поглядывая на дверь. - Но я очень устала…
        - Ах, это разница во времени! Но у меня есть надежное средство против усталости. Веселиться до рассвета.
        - Мне так не кажется, - возразила она. Ей хотелось только одного: добраться до гостевой комнаты Амины, забраться в постель и уснуть.
        - Пошли, красивая помощница Сэма. - Он взял ее за руку и потянул к двери.
        - Но, правда, нет…
        - Она сказала «нет»!
        Клодия оглянулась. Рядом с Ахмадом стоял Сэм и сердито смотрел на своего кузена.
        - Ну и прекрасно. Я лишь хотел показать, где ее дом…
        - Я это сам сделаю.
        - Тогда до завтра, - Ахмад пожал плечами.

        Клодия и Сэм направились к дверям.
        - Я не понимаю, - начала она, не в силах сдержать так и рвавшиеся наружу слова. - Если я что-то сделала, что привело к отказу от вашей помолвки, мне следовало бы знать…
        - Вы?! - Сэм удивился так, словно сама мысль об этом показалась ему абсурдной. - Конечно, нет. Это сложно объяснить… То, как вела себя Захара в апартаментах Амины, имеет свою причину, к вам не относящуюся. Захара очень надеялась, что помолвка не состоится. И сделала вид, будто возмущена вашим присутствием. Разыграла сцену ревности.
        Клодия закусила губу, чтобы не расплакаться. Она устала, измучилась, буквально валилась с ног. А это удивление в его голосе, его возглас «вы?!» обидели ее.
        Она не успела ничего сказать, как к ним подошел его отец.
        - Что это значит? - требовательно спросил он, схватив сына за руку и отведя его в сторону. - Для меня это жестокое разочарование.
        - Отец, прости. Я хотел тебе сказать первому. Но ты был все время занят… А я обещал Захаре, что сохраню секрет до вечера.
        - Я не понимаю! Мы годами планировали этот союз. К радости обеих семей. Это была мечта всей жизни - объединить две семьи. Все пришли к согласию. И вот - все кончено. - У отца Сэма задрожал голос. - Сын, ты должен мне объяснить.
        Сэм кивнул и положил руки на плечи отца. Клодия огляделась. Куда ей удрать от этой семейной сцены? Ведь она здесь чужая. Ниша у дверей в бальный зал, где она осталась, словно капкан, не выпускала ее.
        - Захара в кого-то влюблена, - услышала она голос Сэма. - Она отказалась от обручения. Когда я поговорил с ней, понял, что отказ от нашей помолвки только к лучшему.
        - Но почему? Что случилось? Кто он? Кто увел невесту у моего сына? - вопрошал отец Сэма. Глаза у него наполнились слезами. Клодия, видя все это из своего укрытия, искренне жалела пожилого человека. Все его надежды рухнули по воле одной импульсивной девицы.
        - Захара полюбила человека, который работает в их компании, - спокойно объяснил Сэм.
        - Рабочего? - почти в ужасе воскликнул старик. - Слугу? О, из этого ничего не получится. Мне жаль эту семью… Какой позор!
        - Не важно, кто он, - невозмутимо продолжал Сэм. - Имеет значение другое. Она приняла решение, которое я поддерживаю.
        Интересно, Сэм полностью поддерживает ее решение? Не обижен ли он? Или испытывает облегчение? Ведь это Захара отказалась от помолвки. Она променяла Сэма на кого-то другого. На кого?
        - Отец, из всех людей ты один должен бы понимать Захару, - сказал Сэм. - Ты нарушил правила и женился на чужой для нашего общества женщине.
        - Да. И посмотри, что случилось. Твоя мать никогда не чувствовала себя здесь дома. Мы думали, что нашей любви достаточно. Но ошиблись. Я был молодой и глупый. Но я уже заплатил за это. Ты и Амина тоже. - Глаза у него наполнились слезами.
        - Не проклинай себя, отец, - Сэм потрепал его по плечу. - Ты окружил нас лучшим из того, что есть в мире. И если бы ты женился на другой у тебя не было бы меня, - улыбнулся Сэм. - И Амины.
        Отец покачал головой и оглянулся на Клодию, так и стоявшую в нише.
        - Это твоя помощница?
        - Да, это Клодия.
        - Вы, должно быть, думаете, какая странная семья? - Старик обратился к Клодии. - Обручение не состоялось. Семья рассыпалась.
        В этот момент появилась Амина и немедленно овладела ситуацией.
        - Пойдем, отец, - обняла она отца за плечи. - Пора домой. Вот увидишь, все будет хорошо. - Она сердито посмотрела на Сэма, но ничего не сказала.
        Амина знала?..

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Сэм и Клодия молча стояли перед входом, ожидая, пока им подадут машину со стоянки.
        - Неприятно слышать, что отец сожалеет о женитьбе на моей матери, - наконец проговорил Сэм натянутым тоном.
        - Думаю, он не это имел в виду, - возразила Клодия.
        - Вы слышали, что он сказал. Что любви для брака недостаточно.
        - Он был потрясен и расстроен и сделал свой вывод. Вот и все.
        - Я знаю, какой он сделал вывод. Ему надо бы поговорить с Захарой, а не со мной. Ему нет нужды убеждать меня. Я и так убежден. Любовь и брак - это не для меня. Клодия, вы знаете меня лучше, чем другие. Вы можете представить меня женатым? Связанным по рукам и ногам? Семейным человеком с обязательствами? С женой, которая требует, чтобы я проводил время с ней, а не на работе? - Он даже вздрогнул и бросил на нее пронзительный взгляд, будто предотвращая возражения.
        К счастью, подъехал лимузин с водителем.
        - Вы можете не отвечать, - продолжал Сэм уже в машине. - Я знаю вашу позицию.
        - Я бы предпочла не говорить о моих переживаниях. Они не имеют ничего общего с вашей ситуацией…
        - Брак в любой ситуации - брак, - резко прервал он ее. - Вы отказались от него, едва попробовав. Что произошло?
        - Я бы предпочла об этом не говорить, - сдавленно пробормотала она и отвернулась к окну.
        Наступило долгое молчание.
        - Вы и правда собираетесь завтра плавать с Ахмадом? - спросил Сэм.
        Клодия вздохнула.
        - Полагаю, будет невежливо отказаться. Если, конечно, у вас нет для меня работы.
        - У меня утром встреча с отцом. Мы обсудим разные вопросы, которые не имеют к вам отношения.
        - Мне жаль его.
        - А Захару? Ее вам не жаль? Ее заставляли выйти замуж за меня, тогда как она любит другого. А меня вам не жаль? Мне пришлось бы жениться. А вы знаете мое отношение к институту брака в целом. Я должен был принять то, во что абсолютно не верю.
        - Да. - У нее в голове все смешалось. - То есть я имела в виду - нет. Не знаю… - Клодия совсем растерялась.
        Холодный воздух из кондиционера в лимузине слегка освежал ее покрасневшую на солнце кожу и перегруженные мозги. Она больше не хотела разговаривать и улыбаться. Осталось единственное желание: закрыть глаза и забыть о проблемах семьи аль-Хамри.
        Зачем она сюда приехала? Ей не дали роли в этой пьесе.
        - Надеюсь… Я имею в виду… Захара поступила по велению сердца. Но вряд ли вы этого хотели…
        - Как вы можете так говорить! - В его голосе явно слышалось раздражение. - Просто я не создан быть мужем. Никогда им не был и никогда не буду. Поэтому, конечно, я испытываю облегчение. Огромное облегчение. Отец смирится. Ему придется смириться. - Сэм повернулся к ней, несколько натянуто улыбаясь. - Не позволяйте проблемам нашей семьи портить вашу поездку сюда. Отправляйтесь на морскую прогулку. Наслаждайтесь, пока вы здесь, Может быть, это ваш единственный шанс…
        Она понимала, что он имеет в виду. Вся их поездка в Тэззатайн сопровождалась неприятностями. И Сэму, наверное, не захочется в ближайшее время снова приезжать сюда. И даже если он поедет в свою страну, то вряд ли еще раз возьмет свою помощницу.

        Сэм открыл дверь в апартаменты Амины.
        - Мне нужен аспирин. Я знаю, где он у нее лежит. - Он пошел через холл в ванную комнату.
        А Клодия рухнула на большую белую кушетку в гостиной и сбросила туфли. Вернувшись, Сэм остановился у окна в дальнем конце комнаты. Расслабив галстук, уставился на мерцавшие огоньки, отражавшиеся в воде.
        - Сегодня на банкете все интересовались, кто вы.
        - Потому что все друг друга знали, а меня - нет.
        - Нет, потому что вы выглядели совершенно… другой. - Перед словом «другая» он сделал паузу, будто искал другое слово: чужая, странная, иностранка…
        - Я надела платье и туфли Амины. - Она пригладила ладонями юбку. - Поэтому была другая. Завтра я снова буду сама собой.
        - Хотелось бы мне верить, что все вернется к тому, что было. Но боюсь, завтра весь город наполнят слухи о том, что случилось. Это маленькая страна, маленький город и маленькое общество. Наша семья известна в Таззэтайне. Меня будут проклинать.
        - Почему? Ведь это не вы отказались от помолвки.
        - Не я. Но об этом знаем только вы и я. Все произошло так потому, что Захара верит в любовь, в волшебные сказки и счастливый конец.
        Клодия улыбнулась. Захара права - любовь существует, хотите вы этого или нет.
        - У Захары начнутся проблемы, едва она выйдет замуж. Ее избранник намного ниже ее по социальному положению. Но она женщина с сильной волей. И я восхищаюсь ею.
        Клодии показалось, что весь воздух вышел из легких. Сколько еще раз он будет восхищаться Захарой?
        - Это был длинный день. - Сэм провел рукой по волосам. - Я сейчас прямо в постель. И вам советую. - Он помахал ей рукой и ушел.
        Она провожала его глазами, пока за ним не закрылась дверь. Итак, помолвка Сэма не состоялась. Клодии бы надо радоваться, а ей хотелось плакать.

        На следующее утро горничная подняла жалюзи. За окном сияло солнце. Ничего удивительного. Здесь в году бывает больше трехсот ясных дней. Горничная улыбнулась Клодии и поставила возле кровати поднос со свежевыжатым апельсиновым соком, хрустящим круассаном и дымящимся кофе с молоком.
        - Мисс Амина говорит разбудить вас. Она говорит вы увидеть ее в бассейне под крышей. Там плавать, пока не жарко.
        Клодия не успела возразить, что не привезла с собой купальник. А горничная уже открыла шкаф и достала оттуда несколько купальников на выбор: бикини разных цветов и черный закрытый, а к ним купальный махровый халат.
        Позавтракав, она накинула на плечи пеньюар, вышла на балкон и сделала несколько снимков города, лежавшего внизу. Три ряда бульваров, сталь и стекло современных зданий и лазурное море.
        Клодия перемерила все купальники, покачала головой, вздохнула и надела ярко-алый бикини. Если она собирается быть отважной, то почему бы не начать с самого откровенного купального костюма? Тем более что они будут в бассейне вдвоем с Аминой.
        Но они не были вдвоем. Рядом с Аминой на бортике бассейна сидел Сэм. Головы сдвинуты, ноги опущены в прозрачную, кристально чистую воду. Клодия не решилась прервать их разговор и на мгновение остановилась в тени, скрытая роскошной листвой пальм.
        - Я знала, - говорила Амина Сэму. - Я знала, что-то идет не так. Бедный отец…
        - Спасибо, что отвезла его домой. Надеюсь, он смирится.
        - А что еще ему остается? Отец проклинает старого Одаля за то, что тот не был тверд со своей дочерью. А еще папа беспокоится о тебе. Но он зря волнуется, правда? Ты не того типа мужчина, который может влюбиться в женщину, не подходящую тебе по происхождению.
        - Влюбиться? Ведь ты хорошо меня знаешь. И я рад, что сорвался с крючка.
        - Послушай, а хоть небольшое разочарование ты испытываешь? - Сестра смягчила свой вопрос, игриво шлепнув его по спине. Потом она прыгнула в бассейн и теперь стояла по талию в бирюзовой воде.
        - По-твоему, у меня нет чувств? - спросил он.
        - Ты так глубоко их закопал, что теперь сам не можешь найти.
        - Может быть, они на дне бассейна, - Сэм вскочил и весело бросил сестре: - Сейчас поищу.
        Когда он плыл к противоположному бортику бассейна, Клодия невольно залюбовалась его загорелыми широкими плечами, тонкой талией и длинными ногами. Прежде она только догадывалась, что у Сэма мускулистое тело. В Сан-Франциско он постоянно ходит в гимнастический зал и по утрам бегает в парке. Но Клодия никогда не видела такое совершенное тело. Как женщина в здравом уме могла отказаться от него? Это не укладывалось в ее сознании.
        Клодия подошла к креслу, стоявшему у бортика, и ухватилась за него, чтобы не упасть.
        Сэм встал на трамплин и подпрыгивал, готовясь нырнуть.
        - Что-нибудь нашел? - весело поддела его сестра.
        - Я был прав. - Он сделал руку козырьком над глазами и посмотрел вниз. - Они там. Мои чувства. Не удивительно, что я никак не могу их нащупать. - Затем он посмотрел вверх и заметил Клодию.
        Она затянула потуже пояс купального халата и шагнула к бассейну.
        - Иди сюда! - помахала ей рукой Амина из глубокой части бассейна. - Ты как раз вовремя, чтобы загнать моего брата на глубокое место.
        - Боюсь, я для этого не подхожу, - вздохнула Клодия.
        - Покажи, какой купальник ты выбрала, - попросила Амина.
        Клодия втянула побольше воздуха и развязала пояс халата.
        - Правильно, - улыбнулась Амина. - Я так и думала, что ты выберешь этот.

        Сэм потерял равновесие и полетел вниз, шлепнувшись в воду с гигантским всплеском. Камнем пошел на дно, а потом вынырнул в дальнем конце бассейна и покачал головой, отряхиваясь и отфыркиваясь. Кто эта женщина? Неужели Клодия? Что происходит? Вчера она поразила его друзей и родственников. Сегодня она демонстрирует бикини. И все это из-за Амины. Пора остановить его сестру! Клодия его помощница. И сегодня она собирается на морскую прогулку с Ахмадом.
        - Откуда это у нее? - понизив голос, спросил он у сестры. Сначала платье. Теперь этот купальник. Сколько еще сюрпризов придется ему пережить?
        - Насколько я понимаю, речь идет о купальнике? - с невинным видом спросила Амина. - Это новая линия, которую я продвигаю. Ты не можешь себе представить, как она популярна. По-моему, Клодия выглядит грандиозно. Ты не согласен? - спросила Амина, когда его помощница исчезла в бирюзе воды в дальней части бассейна.
        - Ты не понимаешь! Клодия приехала сюда, чтобы работать!
        - Ты не в Калифорнии. Забыл, что у нас здесь совершенно другой стиль жизни? Мы оставляем время и для радостей. И не говори мне, что тебе не нужен перерыв. Ты уже и выглядишь лучше, чем когда только прилетел.
        Пока они разговаривали, Клодия решила превратить плавание в упражнения. Она энергично продвигалась взад - вперед. А он уставился на ее прекрасно очерченное тело под водой и удивлялся, как ему удавалось не замечать его под строгими костюмами?
        - Если тебе нечего делать, ты мог бы показать Клодии наши достопримечательности.
        - Боюсь, она занята, а я должен встретиться с отцом. - Незаметно наблюдая за пловчихой, Сэм восхищался ее аккуратными гребками. - Ахмад повезет ее на морскую прогулку.
        - Я этого не знала, - нахмурилась Амина. - Почему никто не предупредил Клодию? Ахмад пофлиртует с ней, а разговоров будет на целый год. Я уверена, что ты мог бы ее куда-нибудь повезти, если бы захотел. Скажи отцу, что ты занят. Скажи ей, что у тебя есть работа и она нужна тебе. А потом, будто бы случайно, передумай.
        - А ты хитрющая! Тебе не приходило в голову, что, может быть, она хочет поехать на морскую прогулку с Ахмадом? - Эта перспектива ему определенно не нравилась. - Разве не ты говорила, что нам надо расслабиться и повеселиться?
        - Это значит, и тебе тоже. Повези Клодию на прогулку в старинную рыбачью деревню, пусть она посмотрит. Там есть лавки местных мастеров. Она получит больше удовольствия с тобой, чем с Ахмадом.
        Когда Клодия вышла из воды, Сэм спросил, что бы она хотела сегодня делать.
        - Я здесь, чтобы работать, - твердо сказала она, и Сэм с удовольствием принял ее слова.
        Вода стекала с ее волос на голые плечи. Верхняя часть бикини еле-еле прикрывала грудь. Он снова постарался отвести взгляд. Но это оказалось невозможно. Получилось совсем не так, как он представлял их поездку сюда. Сначала отменили помолвку. Едва он пережил этот удар, как его помощница, его строгая и целомудренная Клодия, явилась полуголой в бассейн. И вот теперь он - должен вертеться, как уж на сковородке, чтобы не смотреть на нее.
        - Ты слышала, что она сказала? - обратился Сэм к сестре. - Мы сюда приехали не развлекаться.
        С другого конца бассейна слуга посылал ему какие-то сигналы.
        - Простите, сэр, что побеспокоил вас, - сказал Керим, - но ваш отец звонит по неотложному делу. - И он вручил Сэму телефон.
        - Придется отложить объединение, - раздался в трубке голос отца. - Старика Одаля увезли в больницу. Пока неизвестно, что с ним. Может быть, сердечный приступ. Вчера он плохо выглядел.
        - Что это значит? - спросил Сэм.
        - Не знаю. С меня и так хватит приключений! - Голос отца звучал устало. - Я хотел бы сосредоточиться на другом. И мне нужна твоя помощь.
        - Конечно, - сказал Сэм.
        - Если я буду лучше себя чувствовать, мне бы надо поехать в Сиди-Бу-Сэйд и оттуда на рынок верблюдов. Меня интересует один верблюд…
        - Я поеду с тобой! Думаю, надо пока отступить, дать Баяди выздороветь, если он в этом нуждается.
        - Я знал, что ты согласишься, - обрадовался отец. - У старого простака, наверное, больше дюжины возражений против наших бумаг. Он прислал мне целый список изменений, какие он хочет сделать. Я их пока не смотрел. Не удивлюсь, если он пробудет в больнице неделю и больше. Что касается меня, то не могу сказать, что я настроен на путешествие прямо сейчас. Возьми своего секретаря и поезжай с ней. И не забывайте о моем верблюде. Я позвоню, чтобы приготовили дом.
        - Неделю и больше… - повторил Сэм и мечтательно подумал о Сиди-Бу-Сэйд. Там, посреди пустыни, стоял их семейный дом, там же находились и его лошади.
        - Твоя помощница, прежде чем уедет, должна хоть что-то увидеть в стране!
        - Прекрасно, - сказал Сэм. - Мы будем готовы в дорогу через час.
        Клодия вышла из воды и закуталась в халат.
        - Старик заболел? - спросила Амина. - Как и предсказывала Дуррах. Может быть, теперь ты поверишь ей? - Она посмотрела на брата, потом на Клодию. - Но это еще не все. Высокий, темноволосый незнакомец - ее будущее… Может, это Ахмад?
        - Она уже встречала его. Как он может быть незнакомцем? - покачал головой Сэм. - Амина, забудь о гадалке. Клодия, наши планы изменились. Баяди прислали целый список возражений против пунктов контракта. Мы с успехом можем работать и в нашем семейном доме в пустыне. Вероятно, там даже лучше. Никто не будет отвлекать.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Амина настояла, что нужно взять чемодан нарядов. Клодия и не предполагала, что ей понадобится столько одежды. Но Амине, которая лучше знала жизнь на семейной вилле в пустыне, виднее. Клодия с удовольствием опустошила свой шкаф: костюм для верховой езды, плащ для вечерних прогулок, когда в пустыне холодно, шорты, майки без рукавов, босоножки и легкие ночные сорочки. И конечно, Клодия сама выбрала два купальника.
        Потом Клодия, Сэм и водитель сели в машину и направились по современному шоссе в сторону города, а затем дальше. Скоро дорога пошла вверх, они приблизились к горам. Поднялся ветер.
        - Это песчаник, - сказал Сэм, показывая на скалы, видневшиеся впереди. - Когда мы пересечем горы, попадем в пустыню.
        Так и получилось. Когда горы оказались позади, Клодия увидела, что дорога, словно стрела, уходит по песку вдаль. Интересно, далеко ли оазис Сиди-Бу-Сэйд?
        - Бедуины. - Сэм показал на людей в длинных одеждах с капюшонами. На обочине дороги они пасли коз. - Это кочевые племена, которые контролируют пустыню. Они знают, где источники воды.
        - Им не жарко жить в пустыне?
        - Они привыкли. А если нужно, могут перекочевать в ущелье. Бедуины возят с собой шатры из козьей или верблюжьей шерсти. И так живут столетиями, предпочитая кочевую жизнь.
        - Могу понять их желание жить по собственным правилам и подальше от переполненных городов.
        - Это как? - Сэм с любопытством покосился на нее. В этот момент мимо них промчался огромный грузовик с буровым оборудованием. - Ведь вы городской человек?
        - Да. И я люблю свой дом в Сан-Франциско… Все недалеко. Музеи, парки, кафе. Но если бы я родилась среди бедуинов, то хотела бы жить на просторе, где легко дышать. Где нет цемента, нет высоких зданий, загораживающих солнце.
        - Посмотрите, - Сэм обвел рукой горизонт. - Когда вижу буровые вышки, я всегда вспоминаю, какие изменения произошли в моей стране.
        - Кто еще будет на вашей вилле? - спросила она.
        - Только мы и слуги. Ничего интересного. Сначала я лишил вас морской прогулки. Теперь везу вас по пустыне, чтобы купить отцу верблюда. Едва ли вы этого ожидали… - Он чуть улыбнулся.
        Немного спустя Сэм попросил водителя свернуть с дороги и остановиться, чтобы выпить чай в лагере бедуинов. Быстро развели костер, чтобы вскипятить воду для чая, и пожилой бедуин жестом предложил им сесть на шерстяные подушки. Вскоре им подали мятный чай и корзинку свежих фиников.
        - Это гостеприимство пустыни, о котором вы мне рассказывали? - тихо спросила Клодия у Сэма, сидевшего рядом.
        - Эти бедуины бедные люди и к тому же нас не знают, - кивнул Сэм. - Но они приветствуют нас и делятся тем, что у них есть.
        - Не будут ли они возражать, если я сделаю снимки?
        После переговоров и монет, проскользнувших в ладонь хозяина, Клодия несколько раз сфотографировала Сэма с гостеприимными жителями пустыни. Потом она задумчиво потягивала чай. У Сэма с бедуинами завязалась оживленная беседа.
        - Не могу представить, чтобы такое случилось где-нибудь еще в мире, - поделилась она с Сэмом своими мыслями. - Останавливаемся на обочине дороги, и незнакомые люди приглашают выпить чаю. Удивительный обычай.
        Сэм положил ладонь на ее руку. У Клодии словно подскочила температура. Вспыхнуло лицо, трудно стало дышать.
        - Я рад, что вы оценили эту традицию, - сказал Сэм. - Приятно, когда чужестранец воспринимает нашу страну так, как вы. Я смотрю на этот обычай как на само собой разумеющееся. - Он внимательно посмотрел на раскрасневшуюся Клодию. - Но становится жарко. Лучше поскорее вернуться в машину с кондиционером. - Он помог ей встать и, держа под руку, повел к машине.
        Ей надо бы было протестовать. Сказать, что она прекрасно себя чувствует, только побаливает сердце. Но она, конечно, ничего не сказала. Просто позволила ему окружить себя заботой. В машине она закрыла глаза и подставила разгоряченное лицо потокам холодного воздуха.

        Через пару часов они оказались в Пальмерии. Клодия вошла в каменные ворота виллы, и ее тут же окружила волшебная, сказочная атмосфера. После жары и суровости пустыни они вдруг очутились в роще, где шумели пальмы и где несколько слуг уже ждали их перед дверьми. По сторонам от входа в дом два старых кипариса тянулись к небу. Рядом гигантская яркая фуксия и разноцветные бугенвиллеи обвивали беседку.
        - Как красиво, - выдохнула Клодия. Но это было больше, чем красиво. Это было фантастично, будто явилось сюда прямо из сказки.
        - Я рад, что вам нравится, - повторил Сэм. - Сейчас я вам все покажу. Если вы не устали…
        - Ох, нет, нет! Совсем не устала.
        Они шли, и Клодия вдыхала сладкий аромат цветов. С другой стороны дома виднелся бассейн, выложенный мавританской плиткой, с фонтаном из каррерского мрамора, посылавшим вверх столбик воды.
        - Надеюсь, вы взяли купальный костюм, - заметил Сэм.
        - Да, Амина укладывала мои вещи и положила два купальника, - вздохнула она. Можно только надеяться, что Сэм будет так занят, что не вспомнит про бассейн.
        - Она, конечно, подумала обо всем.
        Обо всем, кроме того факта, что Клодия влюблена в ее брата.
        - По ту сторону от ворот есть коттедж для гостей. Там мои родители провели свой медовый месяц. Если хотите, можете остановиться там. Но я подумал, вы предпочтете комнату в главном доме на втором этаже.
        - Конечно. В главном доме - это прекрасно. - Клодия убрала с лица прядку волос за ухо. В офисе она никогда не носила волосы распущенными. Но сегодня перед отъездом Амина причесала ее по-своему. Сэм, наверное, не заметил бы перемену, даже если бы она постриглась как индеец. - И я в любом случае не отказалась бы от чашки чая.
        - В пустыне надо опасаться солнца. Оно слишком интенсивное. Здесь у нас хотя бы в пальмовой роще тень.
        - Здесь все напоминает сказки «Тысяча и одной ночи». - Клодия окинула взглядом сад и залюбовалась апельсиновыми, лимонными и абрикосовыми деревьями, сгибавшимися под тяжестью плодов. Над ними простиралось бездонное голубое небо.
        - Здесь и ночи очень красивые. Столько звезд я не видел нигде.
        - Когда вы были здесь в последний раз? - спросила Клодия.
        - Очень давно. Отец был прав. Мы правильно поступили, что приехали сюда. И все благодаря вам. Вы легкая на подъем. Эту черту я особенно ценю в вас.
        Ей удалось улыбнуться. Он ценит в ней какой-то пустяк. Что ж, это лучше, чем ничего. О да, вспомнила она с горькой усмешкой, еще он ценит ее деловую хватку и способность анализировать контракты.
        - Сейчас пойдем в дом, - Сэм повел Клодию к арке над парадным входом. - Много лет назад отец перестроил дом в традиционном арабском стиле. Он думал, что мать оценит его старания. Дом состоял из трех частей. Самая большая комната - гостиная. Потом столовая и спальня.
        Слушая его, Клодия удивлялась, как его мать могла отказаться от такого красивого места. Тоска по этому дому, должно быть, ужасно мучила ее.
        В гостиной на стенах висели картины. Они принадлежали еще деду Сэма.
        - Похоже на художественную галерею, - заметила Клодия. - Можно я сфотографирую их?
        - Конечно. Фотографируйте, что хотите.
        Она сделала несколько снимков.
        Прежде чем они продолжили осмотр, появились слуги с подносами и вынесли их на террасу. Сэм и Клодия устроились под брезентовым навесом, окруженные роскошной зеленью. Они пили холодный сок из только что выжатых плодов. Потом ели полукруглый горячий пирог, а на столе уже стояли блюда с миндалем и фисташками.
        - А где офис? - спросила Клодия, допивая лимонад.
        - В другом крыле дома. Я сейчас покажу вам. Знаете, Клодия, я вам очень благодарен за то, что вы помогли мне понять…
        - Что я заставила вас понять? - спросила Клодия, голос ее поднялся почти до визга. - Я ни слова не говорила.
        - Вам и не надо ничего говорить. Достаточно посмотреть на ваше лицо, и я уже знаю, что вы думаете.
        Клодия сжала губы и отвернулась. Это не могло быть правдой. Если это правда, то он должен бы знать о ее любви к нему. А он не знает. Значит, это неправда!
        Он потянулся через стол и взял ее руку в свою.
        - Вам нельзя играть в покер, - сказал он, поворачивая ее руку, чтобы изучить ладонь. - Вы не сумеете спрятать мысли от своего противника.
        Нет, это сон наяву. Неужели это тот Сэм, которого она знала? Сидит напротив, держит ее руку и шутливо дразнит. За два года совместной работы она ни разу не видела его таким.
        Он провел пальцем линию на ее ладони.
        - Так что предсказала вам старая карга? Насчет высокого, темноволосого незнакомца…
        - Ох, все, что обычно говорят гадалки! - Клодия так разнервничалась от прикосновения его руки, что не могла вспомнить слова Дуррах. - Мол, ждет тебя долгая счастливая жизнь. И все в таком роде.
        - Хотите, я расскажу вам, что вижу? - Большим пальцем он описывал круги на ее ладони.
        Клодия подалась вперед. Надо высвободить руку. Надо встать. Надо приниматься за работу. Подняться в свою комнату. Распаковать вещи. Надо что-нибудь делать, а не сидеть здесь! Он будто бы заколдовал ее.
        - Это, конечно, линия вашей судьбы. - Сэм поднял голову и посмотрел ей в глаза.
        - Откуда вы знаете? - смогла выговорить она.
        - Когда Амина и я были маленькими, за нами смотрела няня. Специалист в предсказаниях. Для нее ладонь была книгой, которую она изучала. Она знала все рисунки, создаваемые линиями. Она предсказала Амине, что та будет носить красивые платья. А мне, что я, как и отец, займусь бизнесом. - Он улыбнулся, будто они вместе играли в какую-то интересную игру.
        - Но вы должны признать, что она была права.
        - Потому, что предсказала очевидное. Амина всегда любила одеваться. А моя судьба - идти по стопам отца. Никакого чуда в ее гадании не было. Но в то время мы жили под впечатлением ее слов.
        Думали, что она не только старая, но и мудрая. Она обычно говорила, что судьба контролирует нашу жизнь. Я больше в это не верю. Но давайте посмотрим, что говорит линия судьбы. - И снова его пальцы начали чувственное путешествие по линиям ее ладони.
        У Клодии в горле стоял ком. Голос пропал. А его рука, державшая ее, оставалась твердой и сильной.
        - Вот здесь. Линия образует угол, это говорит о том, что вы подчиняете свои интересы интересам других. К примеру, моим. Поэтому нам так хорошо вместе работать. Вы все отдаете мне и работе. Разве не так? - Он поискал ее взгляд и долго смотрел ей в глаза. - Насколько я правильно помню, это линия брака. - Большой палец двигался и поглаживал самые чувствительные точки. Сердце словно таяло под солнцем пустыни. - Очень интересно. У вас брак выражен не в одной линии. Вот первый брак. - Он поднял руку и показал ей. - А вот и второй. Линии, которые встречаются с линией брака, говорят о детях. Правильно. У вас будет четверо детей.
        - Перестаньте! - запротестовала Клодия. - Я не планирую еще раз выходить замуж и не планирую иметь детей. Это абсолютная чепуха. Вы в нее верите не больше, чем я. - Она наконец высвободила руку.
        - Возможно, я ошибаюсь, - согласился Сэм. - Возможно, там есть еще что-то. Итак, вы были замужем. Это брак номер один…
        - По-моему, вы собирались показать мне офис. - Клодия встала. - Я думала, нас ждет работа.
        - Я тоже так думал, пока не увидел вашу руку, - сообщил он с лукавой улыбкой. - Но если вы настаиваете… Пойдемте со мной..
        Он встал и потянулся, мучительно искушая ее видом своего плоского загорелого живота.
        - Это настоящий офис, хотя, наверное, такой здесь и не нужен. Отец и Амина утверждают, что наш дом создан для отдыха и покоя. Но нам надо просмотреть бумаги, которые дал мне отец. Надо решить - разумные ли там замечания? А потом мы у себя дома все проверим.
        - Дома?
        - Я имею в виду Сан-Франциско. Откровенно говоря, я не знаю, где у меня дом. Может быть, здесь. - Он помолчал и огляделся. Пальмы, яркие цветы, фонтаны. Сэм опять взял руку Клодии и напряженно посмотрел на ладонь. - Я завидую вам, Клодия. У вас есть дом в городе, куда вы можете вернуться. Вы точно знаете, где вы своя.
        - Но ведь вы дома во многих местах. Здесь, в городе, в Штатах - где бы вы ни оказались.
        - Могли бы вы чувствовать себя дома здесь? - вдруг спросил он.
        - Не знаю… Здесь очень красиво, но для меня не реально. Будто во сне…
        Он кивнул и отпустил ее руку.
        - А теперь пойдемте немного поработаем.

        В офисе работал кондиционер и было прохладно. Сэм развернул контракт с карандашными пометками.
        - Посмотрите, что из этого можно сделать. А я сверю с тем, что лежит в нашем офисе.
        Клодия немедленно разделила страницы с комментариями на полях. Она видела, как он включил компьютер и стал читать полученную информацию. Когда она наконец подняла голову, он сидел, откинувшись на спинку кресла, и наблюдал за ней.
        - Что вы думаете? - спросил он.
        - Здесь несколько проблем. И у меня есть идея. Только позвольте мне сначала досмотреть контракт до конца. А потом мы поговорим. Не знаю, согласитесь ли вы со мной.
        Он кивнул, но по-прежнему сидел, уставившись на нее.
        - Что-то не так? - спросила она.
        - Не знаю. Может быть, это разговоры о том, что я трудоголик. Или атмосфера этого места. Но я не могу сосредоточиться. Я всегда ценил вас, Клодия. Но до сих пор не понимал, как сильно завишу от вас.
        Наконец он поднял трубку и позвонил отцу. Клодия засомневалась, должна ли она присутствовать при разговоре, но решила остаться. Она поняла, что объединение остается главной заботой. Когда Сэм повесил трубку, она поговорила с ним о контракте, предложила некоторые нововведения, которые могут сдвинуть дело с мертвой точки. Рассказала и о некоторых направлениях, в которых могут участвовать члены семьи Баяди.
        - Мы напомним Баяди о преимуществах объединения. Видимо, они не осознают, что компания «Шипинг аль-Хамри» работает с четырьмя новыми нефтяными районами. Мы знаем, что у них есть контракт в Австралии по танкерным перевозкам в Китай. Как они будут с ними справляться без наших новых районов? Насколько мы знаем, в настоящий момент лизинг для них неприемлем.
        - Блестяще, - оценил ее сообщение Сэм. - Я снова позвоню отцу.
        - Подождите. Мы соберем дополнительные сведения о них.
        Они провели еще час, обмениваясь идеями, бракуя или развивая их. Потом Сэм снова позвонил отцу. Как всегда, он не выпячивал свои успехи и не приписывал себе ее заслуги.
        - Отец под большим впечатлением, - сказал Сэм, положив трубку. - Но мы не знаем, будет ли наш план работать, пока не подписан контракт. В любом случае вы заработали свою зарплату за месяц, - добавил он. - Фактически, я думаю, вы заслужили прибавку.
        - Сэм, вы только что дали мне прибавку, - запротестовала она, покраснев.
        - Ее вы тоже заслужили. - Он встал и обошел комнату, разглядывая картины на стене, фарфоровые безделушки, награды и призы, будто он их никогда раньше не видел.
        - Пора сделать перерыв, - объявил Сэм. - На сегодня хватит. Вы еще не видели свою комнату.

        В комнате для гостей, которую заняла Клодия, стены украшал орнамент из плиток теплого желтого и холодного голубого цветов.
        Слуги уже распаковали ее вещи. Клодия быстро переоделась в легкие брючки и рубашку - они оказались более облегающими, чем она обычно носила. Это были вещи Амины. Сестра Сэма и Клодия носили один размер, но Амина любила более тесную одежду.
        Захватив фотоаппарат, Клодия поднялась в сад на крыше. Оттуда открывался прекрасный вид на пальмовую рощу. Тишину нарушал только шелест листьев и чириканье ярких птиц, перелетавших с дерева на дерево. Она начала щелкать, кадр за кадром.

        Сэм поднялся в свою комнату на втором этаже и переоделся в рабочие шорты, кожаные сандалии и футболку. Он мог бы вернуться в офис и доделать кое-какую работу. Но он не хотел сегодня быть снова втянутым в дела. В особенности без Клодии. А у нее он уже и так отнял слишком много времени. Первый раз за прошедшие месяцы он не хотел думать о нефтеналивных судах, таможенных сборах, контрактах и объединении компаний.
        Это, должно быть, Пальмерия так на него подействовала? Он давно здесь не был. И сегодня оазис оказывает на Сэма странное воздействие. Может, потому, что Клодия здесь? Когда они въехали в ворота, выражение ее лица сказало ему все. Она тоже попала под очарование этого места. Но надолго ли?
        Когда он показывал ей оазис, у его обычно сдержанной и реалистичной помощницы в глазах появилось мечтательное выражение. Перед его мысленным взглядом возникла картина, как она держит ветку с желтым цветком гибискуса и останавливается, чтобы послушать пение птиц.
        Сэм так и не вернулся в офис и вышел из дома. Какой-то звук привлек его внимание, и он посмотрел наверх. Прямо над ним на балконе какая-то женщина щелкала фотоаппаратом. Клодия? Он ее не узнавал. Она не только выглядела как другой человек. Она и поступала как другой человек.
        Сколько он знал свою помощницу, ему и в голову не приходило, что она увлекается фотографией. Честно говоря, Сэм понятия не имел, чем она вообще интересуется. Он лишь знал, что она ходит в кружок вязания и вроде бы в книжный клуб.
        И разве в Сан-Франциско он с этой женщиной, бывало, просиживал за рабочим столом целые дни? Она так увлеклась фотографированием, что не видела стоявшего внизу Сэма. А он мог продолжать разглядывать ее и удивляться произошедшим в ней переменам. Или это он изменился?
        - Спускайтесь вниз, - позвал он ее.
        Она вздрогнула, взглянула с балкона вниз и кивнула.
        Сэм вдруг обнаружил, что с нетерпением ждет ее. Клодия еще не все здесь видела. Показать ей оазис - это развлечение, какого у него не было долгие месяцы. Она благодарно принимала все, что он предлагал, - от еды до цветов, от птиц до плодов и картин на стенах. Теперь он хотел увидеть, что она подумает о его бесценных владениях.
        - Скорее. Я хочу вам что-то показать.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        - Что это? - спросила она, подходя к нему. Рубашка и брючки тесно облегали ее фигуру, позволяя ему еще раз убедиться, что у этой женщины в самом деле прекрасная фигура.
        - Какие-нибудь новости из офиса?
        - Ничего нет, - покачал он головой. - Еще рано. - Он не стал признаваться, что даже не проверял почту. - Я собираюсь пойти посмотреть на лошадей и подумал, что вам тоже будет интересно увидеть их.
        - Очень интересно, - согласилась Клодия.
        Она с восторгом смотрела на все, что он ей показывал. Наверное, она ведет слишком уединенный образ жизни, возможно, мало куда выбирается из дома. Сэм теперь не понимал лишь одного: почему он прежде никогда не брал ее в деловые поездки? Правда, Клодия и так всегда была под рукой на другом конце провода. Он мог позвонить ей в любой момент, не заботясь о том, какой час в Калифорнии.
        Он понял одну важную вещь - она скучала без него. Да и он скучает, когда ее нет рядом. Ему не хватает ее проницательности и энтузиазма.
        Сэм повел ее в конюшни, которые находились в пальмовой роще за домом. Увидев хозяина, с полдюжины гордых арабских скакунов заспешили к забору. Белый, серый, два гнедых и великолепные каурые радостно и громко заржали.
        - Ох, Сэм! - воскликнула Клодия. - Какие они красивые! Они узнали вас, правда? Они рады вас видеть.
        - Конечно, они узнали меня. - Сэм постарался погладить морды, протянутые к нему. - Клодия, познакомьтесь. Джаден, Эль-Моктар, Тандер, Паша, Рэнджер и Араф.
        - Можно мне приласкать их?
        - Конечно. Они оценят это. И дайте им сахар. - Он положил ей в руку куски сахара. - Этих арабских скакунов разводят за разумность, скорость и выносливость. Но я не стал бы держать лошадь с плохим характером. Здесь все лошади принадлежат к одной из линий с исключительно хорошим характером. Вы умеете ездить верхом?
        - В детстве брала уроки… В парке в Сан-Франциско есть конюшни. Боюсь, что там были слишком спокойные занятия, всегда с инструктором, всегда в хвосте кавалькады. Потом мы чистили лошадей, кормили их, поили. Но они были совсем не похожи на эти великолепные создания.
        Сэм расплылся в улыбке. Его так порадовал комплимент, будто похвалили членов его семьи. Может, в какой-то мере лошади и заменяли ему семью?..
        - Я сам выбрал этих животных и вырастил их. И я так горжусь ими, словно они мои собственные дети. И это хорошо. Потому что других детей у меня, вероятно, не будет, - печально проговорил он.
        - Разве это не огорчит вашего отца? - Клодия протягивала руку с сахаром одному из скакунов.
        - Пусть Амина позаботится о внуках. - Сэм достал из кармана морковку для своей любимой кобылы. - Отцу придется привыкнуть к этой мысли.
        - Из-за того, что Захара отказалась от помолвки? - Клодия подалась вперед, чтобы дотянуться до головы лошади.
        - Из-за того, что я убежденный холостяк. Я не того типа человек, чтобы обзаводиться семьей. Вы хорошо меня знаете и можете понять, что я имею в виду.
        - На этот раз мне не обязательно соглашаться с вами, - после паузы возразила она.
        Он повернулся, чтобы посмотреть на свою помощницу. Неужели она серьезно?
        - По-моему, вы могли бы сделать счастливой любую женщину, - развила свою, мысль Клодия. - Но вот сумеет ли она сделать вас счастливым, это другой вопрос.
        - Вы знаете меня лучше, чем кто-либо другой. Вы знаете, что семья считает меня слишком эгоистичным, слишком эгоцентричным, чтобы жениться. И лишнее тому доказательство - мое последнее фиаско.
        - Я правильно понимаю, что ваше сердце не разбито?
        - Как у меня может быть разбито сердце, если у меня его нет? Так считает моя сестра.
        - По-моему, вы просто от всех его прячете.
        - Хватит говорить обо мне. А что привело ваш брак к распаду?
        - Я бы предпочла не говорить об этом, - сухо заметила она.
        - Другими словами, это не мое дело. - Сэм не понимал, почему он завел этот разговор. Он знал, что она разведена. - Давайте устроим прогулку верхом, - предложил он.
        - Не уверена, получится ли у меня. По правде говоря, я совсем неопытный наездник.
        - Думаю, Тандер будет как раз для вас. Он сильный, но нежный. Иногда говорят, что у этих жеребцов горячая кровь. Это значит, у них дух и плоть созданы для скорости. Но они глубоко чувствуют и умные. А Тандера мы называем великим посредником. Он настраивается на всадника. Я скажу, чтобы его оседлали для вас.
        - Если вы уверены, что я сумею…
        - Абсолютно. - Сэм не был полностью уверен, но он знал своих лошадей и знал, что этот скакун - лучший выбор для начинающего. Он попросил мальчика, работавшего в конюшне, оседлать Тандера, а для него - любимого Джадена.
        Клодия поставила ногу на его протянутую ладонь. Он легко подбросил ее вверх и поддерживал ее за упругое бедро, пока она не устроилась в седле. Сэм поднял голову и встретился с ней взглядом. Стрела желания, словно молния, ударила его. Что-то сегодня с ним неладно. Это, наверное, на него действует оазис.
        Он сделал шаг назад. Оазис или отмененная помолвка. Хотя он никогда не испытывал ни одной искры влечения к Захаре. А ведь его бывшая невеста - просто красавица!
        Он стоял, уставясь на Клодию, сидевшую на лошади, и удивлялся, что произошло. Сэм не понимал, почему он не замечал сияния этих глаз. Как он все это время не обращал внимания на ее фигуру? Она была маленькая и компактная, с упругой полной грудью. Казалось, Клодия совершенно не сознавала, как выглядит в платье для коктейля, которое ей предложила Амина, или в обычной рубашке и брючках, какие были на ней сейчас. Если она сама не сознавала свою привлекательность, как он мог ее заметить?
        Но что-то изменилось. Или в ней, или в нем. Или, может быть, изменились они оба?
        Он стоял, не в силах привести в порядок свои мысли и чувства. А она отвела глаза и начала ласково, разговаривать с красавцем Тандером, поглаживая его между ушей. Будто совсем не замечала Сэма. Будто всю жизнь только и делала, что ездила верхом и все знала.
        Сэм сел на Джадена, и медленной рысью они выехали через задние ворота в пальмовую рощу. Сэм двигался впереди, спокойно огибая деревья. Время от времени он оборачивался, чтобы проверить, в порядке ли Клодия. Только сейчас он понял, как скучал без общения с этими удивительными созданиями - лошадьми. С ними не возникает никаких сложностей, которые обычно появляются при общении с людьми.
        Его радовало, что они приехали в Пальмерию.
        Совершенное место, где можно забыть о мире и сосредоточиться на основах жизни. Думать о лошадях, деревьях, воде, семье. И потом здесь была Клодия… Женщина, которая точно знала, где ее место. И оно определенно находилось не здесь.
        Они выехали из рощи. Теперь Сэм выбрал дорогу между песчаными барханами по другую сторону поселения. У лошадей копыта тонули в песке.
        - Вы в порядке? - спросил Сэм. Он с удовольствием наблюдал, как Тандер медленно и осторожно спускается с бархана, вместо того чтобы опрометчиво нестись вперед, как поступила бы другая лошадь, с горячей головой. Но Тандер словно знает, что у него на спине сидит новичок. Иначе он бы догнал Джадена и Сэма.
        - Пока да, - успокоила его Клодия.
        Сэм подождал, пока она поравняется с ним.
        - Вперед, - сказала она. - Вам нужна скорость. А я подожду здесь.
        Он неуверенно помедлил, потом кивнул и дал лошади команду. Песок летел ему в лицо. Жаркий ветер рвал одежду. Сэм забыл обо всем, полный чувства власти и силы. Счастливый и довольный, он вернулся к барханам, где его ждала Клодия. Пот лил с его лица, но он не мог сдержать довольной улыбки.
        - Вы такой естественный… - Она тоже улыбалась ему. - Ведь вы ездили верхом всю жизнь?
        - Да. Но я так давно не бывал здесь. Очень давно. Я забыл это чувство. В следующий раз, когда мы поедем па прогулку, вы и Тандер тоже будете участвовать в бегах.
        Они легким галопом спокойно вернулись домой. Как давно он не чувствовал себя таким полным жизни! Спешившись, он потянулся вверх, чтобы помочь Клодии сойти на землю. Она без усилий, спокойно соскользнула в его объятия, будто это самое обычное для нее движение. Посмотрела на него, в глазах застыл вопрос. Но он не сумел ответить. Она облизала губы. И тут это случилось снова. Раскаленное добела, жаркое и внезапное желание обожгло его. Сэм наклонился и поцеловал ее так, что мир закружился вокруг них. Губы у нее оказались сочные и нежные. Ему хотелось целовать их снова и снова. Он услышал, как она удивленно втянула воздух.
        - Простите, - пробормотал Сэм, отступая на шаг. - Извините. Не знаю, что нашло на меня. Должно быть, это оазис так влияет. - Он огляделся с таким видом, будто не понимал, где он. - Это была ошибка.
        Она кивнула и быстро вышла из конюшни.

        Сэм принял душ и переоделся. Он надеялся, что Клодия поймет: этот поцелуй ничего не значит. Просто она женщина, а он мужчина. Вот и все. Конечно, она поймет. Ведь она не только привлекательная, но и чуткая…
        В кухне Сэм узнал, что у них сегодня к обеду гости. Старейший бедуин и его сын проезжали мимо и хотели справиться об отце Сэма. А Сэм вспомнил поручение отца - купить верблюда, побеждавшего в соревнованиях. Гости расскажут ему, где, когда и как он сумеет приобрести верблюда-чемпиона.

        Клодия направилась в свою комнату, чтобы подготовиться к обеду. У нее так дрожали колени, что она едва поднялась по лестнице. Ее еще никогда так не целовали. Она давно мечтала, чтобы Сэм ее поцеловал. Но поцелуй оказался лучше всякой мечты.
        Она разглядывала платья, которые положила ей Амина, и размышляла, какое больше всего подходит для обеда. Наконец выбор пал на длинное, свободное, традиционное платье из хлопка с вышивкой вокруг ворота. Конечно, это было платье Амины. Красивое, удобное. Совершенное.
        Амина, как всегда, подумала обо всем. Она только упустила, что ее брат поцелует свою помощницу. Клодия понимала: его поцелуй ничего не значит. Разве он сам об этом, не сказал? Возможно, это просто реакция на несостоявшуюся помолвку.
        Клодия посмотрела в зеркало. Она выглядела по-другому. Она и стала другой. Щеки разрумянились, губы разгорелись, волосы растрепались. Без Амины она не сумеет их причесать так аккуратно, как раньше. Лучше дать им свободу и распустить по плечам.
        Одевшись, Клодия вышла на балкон гостевой комнаты и смотрела, как солнце освещает пальмовую рощу. Она убеждала себя, что это всего лишь прекрасный сон. Вот сейчас она проснется у себя в офисе в рабочем костюме и в туфлях на низких каблуках. Как всегда, будет отвечать на звонки и записывать телефонограммы, переданные для Сэма. И он будет обращаться с ней как со служащей, а не как с желанной женщиной. Конечно, с цепной служащей, но эта разница останется. Совсем не так, как здесь… Если бы только он не поцеловал ее, она могла бы притворяться, что все идет как обычно.
        Дальше откладывать невозможно. Она вышла из комнаты, услышала внизу голоса и начала спускаться по лестнице.
        - Клодия, - встретил ее Сэм, наблюдая, как она входит в гостиную. - Знакомьтесь, наши гости.
        Оба гостя носили на голове тюрбаны, оба были в свободных длинных одеждах. Они приехали навестить отца Сэма и огорчились, не застав его. Сэм уговорил их остаться к обеду, и теперь они сидели за большим длинным столом.
        Клодия с облегчением вздохнула. Они не будут вдвоем и не будут думать о том поцелуе… Отвлекутся на гостей. За обедом никаких неловких разговоров. Оба будут делать вид, что ничего не произошло. Все внимание уйдет гостям с выдубленной ветрами, потемневшей от солнца кожей.
        Они рассказывали о своих путешествиях, а Сэм переводил.
        Сначала принесли маленькие кебабы, квадратики мяса, маринованные с овощами. К ним подали закусочные тарелки и вилки, хотя гости привычно ели с помощью рук. Затем принесли большое блюдо с кускусом, и каждый набирал себе светло-желтые, пахнущие шафраном шарики.
        В перерывах между блюдами старший, его звали Азури, рассказывал о гонках и верблюжьем рынке, который находился в двух днях пути по пустыне от Сиди-Бу-Сэйда. Клодия, хотя не понимала ни слова и должна была ждать, пока Сэм переведет, как зачарованная наблюдала за движением и выражением лип, гостей. Слушала их возбужденные или недоверчивые выкрики.
        Сэм узнал, что верблюд-победитель определенно будет на этом рынке.
        - Отец хотел этого верблюда, Зару, уже давно. Он самый быстрый в стране и побеждает на всех гонках. Правда, владелец вроде бы не собирался его продавать. Но отец не успокоится, пока не купит этого верблюда.
        - Что он с ним будет делать? - спросила Клодия.
        - Поставит здесь в конюшне и, когда сможет, будет выставлять на гонки. Отец станет объектом зависти всей страны. Испытает радость и гордость владельца. По накалу страстей с этим ничто не может сравниться. Ни помолвка, ни объединение, ничто.
        Несколько минут спустя принесли салат. Сэм обратился к Клодии:
        - Я должен ехать на рынок в Вади-Халфу и купить там верблюда.
        В этом приключении ей нет места. Ее туда не возьмут.
        - Он дорогой? - только и спросила Клодия.
        - Это не важно, - объяснил Сэм. - Отец хочет этого верблюда, остальное не имеет значения. Он годами говорил о Зару.
        Разговор о верблюдах продолжался. Слуги принесли маленькие чашки с крепким мятным чаем и медовое печенье.
        Мужчины обсуждали, какую дорогу они выберут, когда поздно ночью отправятся в путь. Сэм повернулся к ней.
        - Я выеду завтра. В Вади-Халфу есть два пути. Один - по дороге на «лендровере», это самый длинный. Другой - верхом по пустыне. Он гораздо короче.
        - Могу догадаться, какой выберете вы.
        - А вы?
        - Я?! - Она ошеломленно поставила на стол чашку.
        - Вы не хотите видеть настоящие верблюжьи гонки? Рынок, бедуинов? Не хотите спать в шатре?
        Она изучала его лицо. Несомненно, его возбуждение не имеет к ней никакого отношения. Он взволнован от предстоящего путешествия. Поцелуя, который перевернул ее мир, будто и не было, даже обидно… И эта обида никогда не пройдет. Теперь все его внимание обращено на предстоящую дорогу- А ее он приглашает как туристку. И это все.
        - Конечно, хочу, - сказала она. - Но…
        - Тогда все устроено. Слуги со всем необходимым поедут вперед на «лендровере», а мы с вами отправимся завтра на лошадях. Это будет потрясающая поездка. И гораздо больше интересного, чем когда едешь по дороге. Мы минуем пески за несколько часов. Машина должна объезжать горы, а мы направимся через горы.
        - Через горы? Несколько часов верхом? Я никогда так долго не сидела на лошади…
        - Мы будем останавливаться и отдыхать. Возьмем с собой много воды и еды. Вы увидите такую пустыню, какую никто из иностранцев не видал. Это край кочевников-бедуинов. Вы сможете сделать удивительные снимки древних наскальных рисунков.
        Как могла она отказаться? Как могла остаться здесь, когда все события происходят там? Нет смысла беспокоиться, что поцелуй повторится. Пора забыть, что ее поцеловали. Сейчас ей надо отправиться в путь, чтобы отвлечься от печальных мыслей.
        Вечером Сэм забросил в «лендровер» ее спортивную сумку с одеждой вместе с походной палаткой, кухонной утварью и спальными мешками. Эти вещи слуги его отца отвезут в поселение Вади-Халфа. Завтра утром они вдвоем отправятся в дорогу. В подседельных сумках у них будут бутылки с водой, фрукты и крекеры.

        Рано утром, пока воздух прохладный и. свежий, они готовились в путь. Лошади казались такими же взволнованными и полными энтузиазма, как Клодия. Сэм тоже выглядел лучше, чем она могла вспомнить. Он расслабился, улыбался и с жаром говорил о цели их путешествия. Конечно, это способ избегать бесед о личном. Ни чтения по ладони. Ни случайных прикосновений. Ни поцелуев. Правила, принятые без слов.
        Глядя на сидящего верхом на лошади, находящегося в мире с собой и со всем окружающим Сэма, Клодия отказывалась понимать, как Захара могла ему отказать. Но она была рада, что это произошло. Рада не за себя, а за Сэма. Он не знал бы счастья с такой женщиной. А Клодия желала ему только счастья.
        Лошади медленно шли по песку, а Сэм объяснял ей, как все будет. Вади-Халфа находится под юрисдикцией соседнего шейха.
        - Мы будем спать в нашей собственной палатке, но мы его гости. Но мы не одни, кто хочет купить Зару. Верблюд знаменит. Тогда нам придется драться. По-настоящему.
        Она внимательно слушала, и это, вероятно, отражалось на лице. Он словно невзначай коснулся ее плеча. Простой дружеский жест, которым привлекают внимание коллеги или младшего.
        - Не беспокойтесь, мы его получим. Фотоаппарат с вами? Вы сделаете снимки и покажете моему отцу. Вот его новый верблюд, который завоевал победу в гонках. А Зару определенно победит.
        Клодия кивнула. Ее беспокоила та часть рассказа, которая касалась сна в палатке. Сэм сказал «в палатке», а не «в палатках». Ведь это не значило, что они будут делить палатку на двоих? Но беспокоиться об этом уже не оставалось времени.
        Несколько секунд спустя они галопом мчались по пустыне.
        Как приятно нестись навстречу теплому ветру, пытающемуся сорвать с тебя одежду и играющему твоими волосами. Приятно, но и утомительно. Ягодицы болели от непрестанного подпрыгивания в седле вверх-вниз. Лицо горело. Волосы спутались. На висках выступил пот.
        Наконец они миновали барханы. Сэм выбрал дорогу в узком каменистом ущелье. К счастью, Тандер еще раз показал, какой он замечательный. Он ступал твердо и ни разу не споткнулся.
        Остановились они у ручья. Сэм спешился.
        - Пора отдохнуть, - он подошел ближе, чтобы помочь ей спрыгнуть на землю. Она так устала, что без единой мысли сползла с лошади и проскользила по его груди, пока не приземлилась. Ох, нет, больше так не надо делать…
        Стоя рядом, она увидела себя в его солнцезащитных очках. Он держал ее за бедро. Сэм не спешил убирать руку. К счастью. Потому что ее шатало - то ли от верховой езды, то ли от близости Сэма.
        Ей показалось, что в глазах лодочками мелькнули искры каких-то эмоций. Он подался вперед, и Клодия затаила дыхание. Не собирается ли он снова поцеловать ее? В этот раз поцелует ли она его в ответ? Их разделяло всего несколько сантиметров…
        Он поднял руку и убрал выбившуюся у нее прядку за ухо. Его прикосновение послало снопы электрических искр по всем направлениям. Сэм быстро отдернул руку, будто обжегся.
        Устроившись на камнях, они пили холодную свежую воду из ручья, потом умылись этой же ледяной водой.
        - Как вы себя чувствуете? - спросил он.
        - Неплохо, только все ноет. Чуть-чуть. - Она не сознавала, как сильно у нее болят ягодицы. Пока отдыхала, сидя на теплом камне, Клодия почти забыла о боли. - Я никогда не ездила верхом так долго и так далеко.
        - Мы проделали полпути. Вы прекрасно держитесь в седле.
        Его подбадривающая улыбка и теплые слова заставили ее почти забыть о ноющей спине. Она туже завязала свой «конский хвост», чтобы убрать волосы сшей. Съела несколько крекеров и апельсин, и они продолжили путь.
        Вскоре они увидели вдали караван верблюдов, направлявшихся в ту же сторону, что и они. Сэм придержал свою лошадь и подъехал к Клодии.
        - Наверное, они идут на тот же базар, что и мы. Многие правители пытаются заставить кочевников изменить образ жизни, переехать в города, говорить на нашем государственном языке, а не на своих диалектах.
        - Но в некотором смысле они все-таки изменились. Ведь ваши гости вчера вечером приехали не на верблюдах?
        - Вы правы. Некоторые бедуины приветствуют перемены. Другие сожалеют о прошедших временах, когда они контролировали всю пустыню. Только они знали, где источники воды. Защищали одни караваны и грабили другие - те, что не платили им. Для кочевников важнее знать, кто они, и самим контролировать свою судьбу.
        - Я бы рискнула сказать, что это важно для всех нас, - улыбнулась Клодия.
        Он задумчиво кивнул.
        - Поверить вам, так все приходят на этот свет с универсальной правдой, - с улыбкой согласился он.
        Может быть, это ее воображение, но ей казалось, что последнее время Сэм больше улыбается. Должно быть, действует перемена обстановки.
        - А мне это напомнило, что я обещал показать вам наскальные рисунки. Боюсь, мы их проехали. Посмотрим на обратном пути.

        Чем ближе они подъезжали к Вади-Халфе, тем громче становились звуки традиционных струнных инструментов. Музыка словно пронизывала пески. Развевались на ветру флажки. Мужчины с тюрбанами на голове выехали их приветствовать.
        Они все-таки добрались! Когда Клодия слезла с лошади, она еле могла стоять. Она сморщилась от боли, и в этот момент обернулся Сэм.
        - Что случилось?
        - Ничего. Только немного болит…
        - У меня есть бальзам. Как раз к случаю. Он творит чудеса. Но сначала мы должны поприветствовать хозяина.
        Высокая импозантная фигура хозяина в белой одежде с традиционным тюрбаном на голове выдвинулась вперед.
        - Добро пожаловать. Проходите и возьмите холодное питье и отдыхайте. Я знаю, почему вы приехали, - сказал он и улыбнулся.

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Клодия напрасно беспокоилась о том, как они будут спать. Слуги, приехавшие на
«лендровере» раньше, уже натянули две палатки. Сумка с одеждой, походная кровать, застеленная простынями из лучшего египетского хлопка и ручной работы ковер на полу ждали ее. В кувшине она нашла холодную свежую воду и смогла умыться. А о том, что у нее болит спина и ягодицы, Клодия постаралась забыть.
        Они уже полчаса сидели на подушках, брошенных на пол, в палатке шейха, пили чай и ели оливки. Клодии, несмотря на боль, удавалось улыбаться и, как она считала, говорить совершенно правильные вещи. Но это было нелегко.
        Сначала все шло, как ей хотелось. Она сбросила пыльную дорожную одежду и хлопнулась на походную кровать. Пересекать верхом пустыню - волнующее, но довольно утомительное занятие. Она хотела только одного - не двигаться.
        В этот момент Сэм откинул полу палатки и заглянул внутрь.
        - Вы готовы? - спросил он. - Судя по вашему виду, не совсем…
        - Я только прилегла на минутку, - начала оправдываться она, не вставая. - Готова для чего? Если для другой скачки, то пока еще нет.
        - Нет. - Сэм вошел в палатку. - Это первые гонки дня. - У вас есть шанс увидеть Зару за работой.
        - Он победит?
        - Я почти надеюсь, что он не победит. Его победа привлечет больше внимания, и цена верблюда вырастет. С другой стороны… Вы в порядке? - Сэм подошел к кровати.
        - Как я могу быть не в порядке? - Она обвела рукой палатку. - Все домашние удобства.
        - Кроме душа и ванной комнаты. Но, как вы увидите, они совсем недалеко, в поселении.
        - Если бедуины так живут, то я могу понять, почему они не хотят отказываться от такой жизни.
        - Боюсь, что большинство кочевников живет совсем не так. Но шейх несет ответственность за то, чтобы гости чувствовали, что им рады. И я несу ответственность, чтобы вы не страдали после долгой скачки. Как вы себя чувствуете? Скажите правду.
        Надо ли ей настаивать, что с ней все в порядке? Не услышав ответа, Сэм вытащил из кармана небольшой пузырек.
        - Я знаю вас, Клодия, - сказал он. - Вам очень больно. Это естественно. А эта волшебная эмульсия прогонит боль. Даю гарантию.
        Она протянула руку за флаконом, но он сказал, чтобы она повернулась к нему спиной. Она спустила брюки сантиметра на два ниже талии. Сэм сел на край кровати.
        - Я знаю вас, Клодия, вам очень больно, - сказал он. Почему же он так давно не замечает, как болит у нее сердце? - Синяки. Они выглядят ужасно, - проворчал он. - Вы терпите страшную боль, теперь не время для скромности. Сейчас я наложу на пострадавшие места крем, и вы тотчас почувствуете себя лучше. - С этими словами он спустил ниже ее брюки. А она спрятала пылавшее лицо в холодных простынях.
        Сильные пальцы втирали крем. Больные места испытывали тепло и прохладу, пощипывание и нежное разглаживание. Она вздохнула, желая, чтобы его массаж никогда не кончался…
        - Забавно, - промурлыкала Клодия в подушку, когда почувствовала, что снадобье действует. - Вы гений.
        - Это не я. Это крем.
        Сэм мог говорить что угодно. Но она все равно знала, что это он. Крем, может быть, и волшебный, но она говорила о его магических прикосновениях…
        - Что в нем? - У Клодии появилось такое чувство, будто в экстазе она растворяется. Прикосновение его рук к нижней части ее спины, к изгибу бедер - это так близко к эротике…
        - Сначала эту мазь делали специально для лошадей.
        - Для лошадей?! - Она повернула к нему голову. - И вы лечите ею меня?
        - Не беспокойтесь, я не воспользовался вами как морской свинкой, - улыбнулся он. - Вы не первый человек, кого я лечил этим средством. Я попробовал его на себе и на других.
        Хотелось бы Клодии знать, кто эти другие…

        Остальную часть дня заняли гонки. Возбуждение, стоявшее в воздухе, оказалось заразительным. Копыта взрывали песок, стоны разочарования, и гортанные крики победы наполняли воздух. Как и ожидалось, Зару выиграл гонку. Все говорили только о нем. Но Сэм не выглядел озабоченным тем, что теперь цена вырастет. Он так гордился верблюдом, словно уже купил его для отца.
        Клодия сняла Сэма, стоявшего после заезда рядом с Зару. Когда-нибудь она будет рассматривать эти фотографии как доказательство, что это было наяву, а не в мечтах. Она действительно была в этом экзотическом месте. Она и правда пила чай в одном шатре с бедуинами. Она и правда, сидя верхом на лошади, пересекла пустыню. Она и правда видела, как Сэм после заезда стоял рядом с верблюдом-победителем. Из расстегнутой белой рубашки виднелась твердая загорелая грудь. В улыбке сверкали белые зубы. Этот человек читал линии судьбы на ее ладони. И он поцеловал ее…
        Торговля верблюдами начиналась на следующий день. Остаток первого дня они провели, беседуя, осматривая верблюдов, которых выставили на продажу, а заодно и призовых лошадей. Клодия следовала за Сэмом. Он представлял ее своим новым и старым друзьям. И переводил большую часть разговоров. Но не все.
        Интересно, что его друзья думают о ней? Зачем он привез ее сюда? Конечно, в Америке она может быть его помощницей. А что эта женщина делает здесь, в самом центре пустыни, на рынке верблюдов?
        - Я и правда здесь вам не нужна, - сказала она Сэму. - Но я рада, что поехала. Тут как в сказке.
        - Я так и думал, что вам понравится. Мы вместе будем подбадривать Зару. Иначе как он сможет выиграть заезд?
        - А правда, что у верблюдов обычно плохой характер?
        - Как и у людей. У некоторых очень плохой характер. Пойдемте рассмотрим Зару вблизи.
        Верблюд стоял, невозмутимо жуя овес. Очевидно, так он наслаждался премией, полагавшейся победителю.
        Сэм поговорил с владельцем, а потом обратился к Клодии.
        - Он говорит, что у Зару хороший характер, он терпеливый и интеллигентный. Ты не увидишь, чтобы он плевался или брыкался. Зару стоит каждого пенни, которое заплатит за него новый владелец. Он чистокровный, что подтверждают его бумаги. И он будет жить лет сорок, а то и больше. Еще владелец сказал, что вы можете сесть на него и проехаться верхом. Смотрите сами…
        - Он умелый продавец, правда? - усмехнулась Клодия. - Я бы очень хотела, но…
        - Всего один круг.
        Она заколебалась. Упустить такой шанс - проехаться на верблюде верхом? Будет ли у нее еще возможность сесть на спину любому верблюду, пусть и не победителю.
        - Наверное. Но сначала я хочу сделать снимок. Это разрешается?
        Она получила разрешение и подошла ближе. И уловила мягкое, даже нежное выражение в больших карих глаза, двойной ряд длинных, загибавшихся ресниц.
        - По-моему, вы ему нравитесь, - с улыбкой сообщил Сэм.
        - Или он подчиняется своей судьбе.
        Бедуин подумал, что Клодия приняла его предложение. Он отвел свое сокровище чуть дальше и приказал встать на колени, чтобы она могла сесть.
        Клодия и Сэм обменялись долгим взглядом. Не подумает ли он, что она трусиха, если не сядет на верблюда? Ведь она будет всю жизнь жалеть, что упустила такую возможность.
        Сэм послал ей сигнал, подняв большой палец. Выбора не оставалось.
        Она подошла близко к Зару, сказала ему несколько ласковых слов и перекинула ногу через спину. Он начал медленно подниматься и ворчать на своем языке.
        - Я для него слишком тяжелая? - спросила она Сэма, обнимая верблюда за шею.
        - Не беспокойтесь. Его ворчание ничего не значит. Просто он распределяет вес, когда поднимает груз.
        Когда она уже высоко сидела на спине Зару, владелец медленно повел верблюда по поселению. Движение было ровное и мягкое. И вроде бы ее ягодицы не страдали. Несколько минут спустя Сэм взял ее фотоаппарат и сделал несколько снимков. Потом верблюд снова встал на колени, Клодия благополучно спустилась на землю и от души поблагодарила владельца.
        Сэм пообещал владельцу верблюда вернуться завтра. Оба понимали, что предстоят деликатные переговоры о цене.
        - Может быть, нам не следует так открыто восхищаться Зару, - на обратном пути задумчиво - проговорила Клодия. - Предвидя переговоры о цене.
        - Неуместными восторгами мы можем поднять цену, - согласился Сэм.
        - Наверное, мы допустили такую же ошибку на переговорах с членами семьи Баяди. Мы с таким жаром говорили об объединении! На этот раз нам надо разыграть равнодушие.
        - Именно это я и говорил отцу, - кивнул Сэм. - Я сделал снимок: вы па верблюде. Вы выглядели абсолютно спокойной. Может, вместе с уроками езды верхом на лошади брали уроки езды на верблюдах? - поддразнил ее Сэм.
        - Ехать верхом на верблюде легче, чем на лошади. Не трясет, не подбрасывает…
        - По этой причине их называют кораблями пустыни. Верблюды рассекают пески, будто корабли.

        Поздний обед сервировали на открытом воздухе. Слуги приносили на подносах мясо ягненка, зажаренного на углях. От него шел такой аромат, что Клодия еле успевала глотать слюну.
        Они присоединились к остальным гостям и сидели, скрестив ноги, на шерстяном ковре. Их обслуживали женщины в разноцветных длинных платьях до пола. Руки и ногти их были покрашены хной.
        Следующее блюдо - салат фатуш. Его делают из нащипанных кусочков чурека или лаваша, помидоров, огурцов, лука, петрушки, потом обрызгивают лимоном. Салат подают холодным. Это прекрасное дополнение к ягненку. Пресный хлеб, который здесь называют нан, подают прямо из печи. Вся еда запивается чистой холодной водой со льдом.
        В перерывах между блюдами гости вставали, приветствовали друг друга, разговаривали. Сэм представил Клодию, наверное, дюжине мужчин. Одни из них были в национальной одежде, другие - в обычной европейской.
        - Вы знаете всех этих людей? - удивилась она.
        - Я должен их знать. Тут есть друзья отца, они спрашивают, как он. Удивляются, что его нет здесь. Но реальная причина, почему они останавливаются и задают вопросы, - это вы. Они хотят знать, кто вы. - Он сощурился, будто не мог сообразить. А правда, кто она?
        - Полагаю, это необычно - путешествовать с помощницей из Штатов?
        - Все считают, что вы моя жена. Они поздравляют меня, ведь я сделал такой хороший выбор, - он ухмыльнулся и поглядел на Клодию.
        Она покраснела.
        - Конечно, вы рассказали им, как относитесь к браку?
        - Если бы я рассказал им, они бы приняли меня за душевнобольного. Чтобы пресечь вопросы, может быть, нам стоит притвориться, будто мы женаты? Но тогда я должен спать в вашей палатке. А вы не хотите этого, правда?
        Клодия закусила губу. Он снова дразнил ее.
        - И если бы вы были моей женой, вам бы не следовало быть здесь. Наверное, вы бы остались в доме.
        - И что бы я там делала?
        - Заботились бы о наших восьми детях. Вязали. Обменивались слухами с другими женами. Моя мать никак не могла этого принять. Отец ездил на верблюжьи гонки или участвовал в празднике, когда спускали па воду очередной корабль. Мужчины присвоили себе все радости, а с ней обращались как с наложницей и няней одновременно.
        - Но времена изменились, - возразила Клодия.
        - Да. Но совсем чуть-чуть. К тому же произошло это, когда для моих родителей было уже поздно. Они расстались, и каждый пошел своим путем.
        Он так говорил, будто развод родителей каким-то образом затронул и его. Клодия удивилась, неужели рана еще не затянулась?
        - Клодия… Могли бы вы жить здесь? Не прямо здесь, а в поселении вроде Сиди-Бу-Сэйда?
        Как ответить? Что сказать? Если по правде, она хотела бы жить там, где живет Сэм…
        - Это удивительное место для отдыха, но…
        - Не смотрите так испуганно. Это только риторический вопрос. Конечно, вы бы не смогли жить здесь. Никто бы из западного мира не смог. Только тот, кто вырос здесь. Да и то были бы трудности. Забудьте, что я спрашивал вас.
        - А вы смогли бы?..
        - Не знаю. Я задавал себе этот вопрос. Это слишком отдаленное место, чтобы отсюда заниматься бизнесом. Даже несмотря на Интернет. Я иногда думаю, есть ли у меня дом и где он находится…
        Наступило долгое молчание.
        Они уже собирались уходить, когда к Клодии подошли две женщины. Они показывали на ее руки и что-то громко говорили.
        - Они хотят покрасить вам руки так же, как у них, - объяснил Сэм. - Не беспокойтесь, это быстро смывается. Вы участвуете в игре?
        - Конечно, если они хотят, - сказала она. Почему бы не испытать что-то из опыта бедуинов.
        - Они уведут вас в свою палатку, а я потом встречу вас.
        Клодия поняла, что Сэму надо побыть одному. Похоже, он с удовольствием освободился от нее хоть на какое-то время.
        Женщины размешали в воде темно-красную пудру и тоненькой кисточкой по образцу нанесли на руки Клодии рисунок. Пока он сох, они приготовили чай с печеньем. Потом начали петь и танцевать. Клодия очень жалела, что не понимает их, когда они обращаются к ней.
        Уже наступила ночь, когда она вышла из палатки художниц. Ее руки украшали сложные рисунки. Клодия возвращалась в свою палатку, когда столкнулась с Сэмом.
        - Ну вот, - он взял ее руки и стал внимательно рассматривать. - Теперь вы выглядите как бедуинка.
        - Они забавные художницы, - проговорила она, глядя на его теплые, большие руки, державшие ее. Как ей хотелось, чтобы он не отпускал их! Но он отпустил…
        - Уже достаточно стемнело, - сообщил он. - Наступило время серьезного наблюдения за звездами.
        Сэм свернул большой ковер, взял бутылку воды, и они прошли метров восемьсот в сторону от палаток и животных. Он расстелил ковер, и они легли на него на спину, лицом к небу.
        - Не знаю, пытались ли вы смотреть на звезды в Сан-Франциско или в любом другом большом городе. Там вы можете увидеть невооруженным глазом только самые яркие звезды и Луну.
        - Но если бы мы могли их видеть, были бы они такими же, как здесь, когда мы на них смотрим? - спросила Клодия.
        - Более или менее, потому что мы почти на той же широте. Хорошо, когда удается забраться в такие места, как это, и любоваться небом во всей его красе.
        - Нам не нужен телескоп?
        - Когда-нибудь у меня здесь будет телескоп. Посмотрите, вот Большая Медведица, а вот Малая Медведица. Ручка ковша Малой Медведицы показывает на Полярную звезду.
        Наверху, словно на черном бархате, сверкали звезды. Клодия и не думала, что когда-нибудь увидит такое сияние неба. Сэм взял ее руку и показывал дорогу к Полярной звезде. На этот раз он не выпустил ее руку.
        - Когда я смотрю на небо, то чувствую себя такой маленькой и незначительной, - выдохнула Клодия.
        - Вы тоже это чувствуете? - спросил он, крепче сжимая ее руку.
        Она попыталась сказать «да», но, когда открыла рот, ни одного звука издать не смогла. О таком счастье она не мечтала. Наедине под небом пустыни с любимым мужчиной…
        И не важно, что он ее не любит и что этот момент не будет длиться вечно.
        Когда Сэм понял, как мало Клодия знает о звездах, он воодушевился и начал рассказывать, какое большое значение имеют созвездия для кочевников.
        - К примеру, предполагается, что большинство фермеров знает, что весной надо сажать растения, а осенью собирать урожай. Это хорошо, когда сезоны четко отличаются друг от друга.
        А как быть здесь? Практически круглый год здесь одна и та же погода. Откуда бедуин узнает, что пора гнать коз на пастбище или собирать урожай фиников? Ответ простой. По созвездиям. Возьмем созвездие Скорпиона. Вам не кажется, что оно и в самом деле похоже на скорпиона?
        - По-моему, похоже, - ответила Клодия. Ей с трудом удавалось сохранять внимание на его рассказе. Теплый ветерок овевал ее лицо и доносил запах сандалового мыла от чистой рубашки Сэма. Под ними песок. Над ними небеса, недостижимые, неприкасаемые…
        Хорошо, что ей не надо будет сдавать экзамен по астрономии. Клодия, конечно, слушала Сэма, но вряд ли понимала о чем он говорит… Она мечтала о его руке, обнимавшей ее за талию, о его губах, завладевших ее ртом…
        - А это Полярная звезда, - продолжал он. - На нее показывает ручка ковша Малой Медведицы. Это очень полезный ориентир, если вы потерялись в пустыне.
        Она пробормотала что-то утвердительное, но думать могла только совсем о другом. Как бы прошел медовый месяц в палатке в пустыне? С ними только верблюды, лошади и звездное небо.
        - Где вы и Захара планировали проводить медовый месяц? - неожиданно спросила Клодия.
        - Что? Не думаю, что мы загадывали вперед… А почему вы спросили?
        - Я подумала, что это было бы идеальным местом. Такое красивое…
        Он засмеялся и отпустил ее руку.
        - Вы совсем не знаете Захару. Я ее тоже не очень хорошо знал. И не мог предполагать, что она захочет выйти замуж за конюха. По-моему, ее вкусу больше соответствует отель «Ритц» в Париже, чем палатка в пустыне. Надеюсь, он сможет угодить ее вкусам. Как вы знаете, думать, что вы любите, и любить на самом деле - это две различные вещи.
        - Я думала, вы не верите в любовь…
        - Я - да, но вы-то верите!
        - Верю.
        - Даже после того, что вам пришлось пережить? - Сэм повернулся к ней.
        Она тоже повернулась лицом к нему. Ей не хотелось говорить о своем замужестве. Но сейчас и здесь, в темноте ночи под звездным небом, ей будет не так больно все рассказать, решила Клодия.
        - Я сделала ошибку, - начала она. - Вышла замуж за неподходящего человека. Потому что была молодая и глупая. Он обманул меня с моей подругой еще до того, как мы поженились. Он признался и сказал, что больше это не повторится. Я поверила, потому что мне хотелось верить. Я поверила, что это вина моей подруги. И порвала с ней отношения…
        В горле у нее кипели слезы, она не могла говорить. Вернулись воспоминания. Вернулись обида, злость и боль от предательства.
        - Клодия, простите. Я не должен был спрашивать. - Он снова взял ее руку и прижал к груди. Она ощутила, как бьется его сердце.
        - Ничего, все в порядке, - сказала она и посмотрела на небо. - Все же я вышла за него замуж. Обман повторился. С другой женщиной. На этот раз я не стала его слушать. Все было кончено. А продолжалось несколько месяцев. Не могу вам передать, как были шокированы мои родители. Они верят, что брак заключают на всю жизнь. И упрекали меня, что я его бросила. Считали, что я должна была простить его.
        - По-моему, вы правильно поступили.
        - Я знаю. Только… - Слезы снова наполнили глаза.
        - Не плачьте, - утешал ее Сэм. Он оперся на локоть и нежно стирал носовым платком слезинки. - Мне не следовало спрашивать об этом. Этот мужчина просто идиот. Он не заслуживает одной вашей слезинки. Для меня невыносимо, что он так обидел вас.
        - Теперь все обиды позади, - запротестовала она. - Я прекрасно себя чувствую. Мне стало лучше после того, как я вам рассказала. Вы, наверное, удивляетесь, почему я верю в любовь. Иногда я сама удивляюсь… - продолжала она, а губы дрожали. Лучше вернуться к тебе звезд. - А это что за звезда? - спросила она, садясь на ковре.
        - Созвездие Ориона. Это охотник-великан. По одному из мифов, Зевс превратил его в небесную звезду. Орион охотится на Тельца, тоже есть такое созвездие. - Он сидел рядом с ней, одной рукой обхватив ее за плечи, а другой показывая на звездное, небо.
        Близость Сэма. Сочувствие, выраженное им. Тепло его руки. И его тело, прижатое к ней. Неудивительно, что ее сотрясала дрожь.
        Это всего лишь урок астрономии, убеждала себя Клодия. Хватит фантазировать, будто у нее романтические отношения с Сэмом. Он выслушал ее историю, и ей стало легче. Но все равно это всего лишь деловая поездка, какими бы признаниями они ни обменивались. Он проявил себя добрым человеком.
        - Слишком много для одного урока? - спросил он.
        Да, для одного урока слишком много. Слишком много для одной женщины, у которой было мало опыта реальной любви.
        - Ой, посмотрите, падающая звезда! - Клодия откинула голову назад. - Но ведь это не настоящая звезда, правда?
        - Это метеориты, маленькие осколки камней.
        Если бы только урок астрономии мог длиться вечно! Что может быть романтичнее усыпанного звездами темного неба над ними и мягкого песка под ними?
        - Пойдемте, - сказал Сэм, вставая. - Пора возвращаться. Это был долгий день.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Сэм проснулся от запаха кофе из хорошо прожаренных зерен. Молодой парень в длинной, до пола, рубашке и тюрбане на голове вошел в палатку и принес кофе. Он улыбнулся, пожелал Сэму доброго утра на арабском языке и вышел, оставив корзинку со свежим пресным хлебом и вазочку с финиками на маленьком плетеном столике.
        Сэм встал и огляделся. Ничего необычного. Такой же теплый, солнечный день, как и вчера. Прекрасный день для второго заезда верблюдов. Если Зару победит, цена на него невероятно поднимется. Но разве он сможет сдержаться и не подбадривать верблюда криками?
        Вместе с ним будет болеть Клодия. Она так же взволнована, как и он. Видеть, как болеет Клодия, - само по себе событие. Дразнящая улыбка, раскрасневшиеся щеки, сияние в глазах… А Клодия верхом на верблюде… Он никогда этого не забудет.
        Сэм и не ожидал, что Клодия окажется такой отважной - решится пересечь пустыню верхом на лошади. Он не мог даже предполагать, что она с таким жаром воспримет незнакомую обстановку.
        Он помнил ее за секретарским столом, удивительно сообразительную и аккуратную. Ему этого было достаточно. Большего он и не требовал.
        А сейчас… Как она изменилась с тех пор, как они приехали сюда! Сколько женщин согласилось бы провести вечер, лежа на песке и слушая его лекцию о созвездиях? Сколько женщин рискнуло бы признаться, что муж обманывал их? Сэм был тронут ее доверием.
        Конечно, он не собирался ни на ком жениться. Это было бы неправильно.
        Он оделся. Белая свободная рубашка и длинные шорты с большим карманом. Сэм предчувствовал, что сегодня что-то произойдет. День наполнится событиями и, может быть, сюрпризами. Он улыбнулся, подумав о том, как поведет Клодию на восточный базар, который здесь называется «шук». Палатки торговцев окружили палаточный лагерь. Поддастся ли она искушению купить амулет, подушки, платья или серьги? Ему хотелось купить ей что-нибудь такое, чтобы она запомнила этот день и это путешествие. Но он понятия не имел, что она любит.
        Странно, он знает Клодию два года, но не может представить, как она будет выглядеть в ювелирных украшениях. Или в яркой одежде. У него даже мелькнула мысль, что он только-только начинает узнавать ее.
        - Клодия? - позвал он возле ее палатки.
        - Войдите, - отозвалась она.
        - Вы хорошо спали? - спросил он, входя. Свежая, полностью проснувшаяся, она сидела на краю походной кровати с чашкой кофе в руках. - Можете не отвечать. Я скажу вам, что вы выглядите… отлично отдохнувшей.
        Он не мог сказать ей, что этим утром она выглядит удивительно. Совсем не та Клодия, какая была в Сан-Франциско. Он не мог оторвать от нее взгляда. С тех пор как они приехали в его страну, она непрестанно менялась. Сейчас мокрые волосы прядками рассыпались по плечам. Глаза сияли. Блестела загорелая кожа. Какие ошеломительные перемены за такой короткий срок!
        - У меня было время для душа, - объяснила она свою перемену. - И я прекрасно себя чувствую.
        - И выглядите тоже прекрасно.
        Впрочем, «прекрасно» - не совсем подходящее слово. Она выглядела как спелый, поцелованный солнцем тропический плод. Сэму оставалось одно. Подавить желание обнять ее и целовать без конца. У Клодии, наверное, вкус лета и солнечного сияния, решил он.
        На что он надеется? Еще день, два - и они вернутся в Сан-Франциско. Удивительные дни останутся в прошлом. Он не может подвергать риску их отношения. Не может вернуться в офис без нее. Он должен удерживать равновесие, которого они достигли. Они так хорошо работали вместе. Было бы неразумно отбросить осторожность и совершить что-то такое, о чем он будет жалеть всю оставшуюся жизнь.
        - Как вы себя чувствуете? Не надо повторить лечение?
        - Гораздо лучше. Благодарю вас за волшебный бальзам. - У нее кровь прилила к щекам.
        - По-вашему, вы будете в состоянии снова ехать верхом?
        - Конечно. Я предвидела это. Сейчас, когда мы с Тандером так понимаем друг друга, я прекрасно справлюсь. Сколько времени мы еще пробудем здесь?
        - Надеюсь, завтра мы договоримся о приобретении верблюда. Боюсь, вы устали жить в палатке?
        - Вовсе нет. Она вполне комфортабельная. И к тому же такое впечатление! Для вас это ничего не значит, а для меня…
        - Уверен, вы получите еще больше впечатлений. Кто рискнет предсказать, что таится в будущем? И правда, кто знает? У вас будет еще много разных приключений. Вы снова выйдете замуж…
        Мысль о том, что Клодия выйдет замуж, так поразила Сэма, что он замолчал. Ему никогда не найти никого похожего. Но что он мог сделать? Клодия - свободный человек.
        - Что бы вы ни прочли на моей ладони, - покачала она головой, - я больше не собираюсь выходить замуж. И теперь вы знаете, почему. С этим покончено. Даже если представится шанс полюбить, я им не воспользуюсь.
        - Вы передумаете! - убеждал он скорее себя, чем ее. - Вы очаровательная, способная, умная. Появится высокий, черноволосый незнакомец и сделает вам предложение. Вы не сможете отказать ему.
        Клодия выглядела такой растерянной, что Сэм задумался. Неужели прежде он никогда не говорил ей комплименты?
        - Вы еще молодая…
        - Почти тридцать.
        Хватит этого убийственного разговора! Пусть это будет день удовольствий. Сэм поставил на стол чашку.
        - Готовы? Я хочу показать вам шук, базар, который бедуины устраивают в своих шатрах. Вы там найдете все, что захотите, - от верблюжьего седла до древнего меча и барабана.
        - Тогда я должна взять деньги.
        - Ваши деньги здесь не годятся, - покачал он головой. - Если вы что-то захотите, я куплю для вас.
        Они вышли из палатки.
        - Мы купим все, на что упадет ваш взгляд. - Он взял ее за руку. - Мы непременно найдем самый потрясающий сувенир на память. Нет, два, три сувенира!

        Они переходили от шатра к шатру. Клодия примеряла агатовые бусы, медные браслеты, испытывала мягкость перьевых подушек, оценивала элегантность серег и амулетов, отгоняющих злых духов. Она трясла бубном и била в барабан из козьей кожи. Она фотографировала торговцев, стоявших у входов в свои шатры. А Сэм воспользовался ее аппаратом, чтобы сфотографировать саму Клодию в тюрбане с вуалью. Сэму хотелось купить для нее все! Но он сдерживался, только решил приобрести безукоризненное ожерелье из золотых бусин. Они продолжали бродить по шуку, покупали разную мелочь, разговаривали с продавцами, торговались, смеялись.
        Высокий торговец с длинной белой бородой предлагал красивую кожаную сумку темно-красного цвета с бахромой. Клодия пробежала пальцами по мягкой коже сумки и улыбнулась. Сэм тотчас ее купил. За сумкой последовали серебряные серьги, несколько колец и браслет.
        Клодия пыталась протестовать, но он настоял. Когда она надела серебро на руки и вставила сережки в уши, лучи солнца будто прилипли к ней. Сэм понял - он правильно поступил. Он сфотографировал Клодию с серебряных дел мастером. Эти снимки останутся у него самого.
        Конечно, она улыбалась и когда была его помощницей в офисе. Но не так, как сейчас. Или он не замечал? Не замечал, как светится ее лицо, когда она счастлива? Что-то с ним случилось… Он стал совершенно другим человеком. А она осталась собой.
        - По-моему, пустыня приняла вас, - холодно заметил он, когда они возвращались с покупками.
        - По-моему, тоже, - согласилась она и оглянулась. Сережка сверкнула на солнце. - Воздух такой сухой, такой чистый, что видно на многие мили. Как прошлой ночью. Никогда не забуду, как сияли звезды. Я благодарна вам за это зрелище. И еще благодарна вам, что вы выслушали мою печальную историю. Я обычно не рассказываю, что… со мной случилось. Но прошлой ночью… - У нее прервался голос.
        - Давайте что-нибудь выпьем, - предложил он. Они нырнули в шатер и сели в тени за круглый стол. Они ели дыню и пили мятный чай и сок, который остался на ее губах. Сэм еле удержался, чтобы не попробовать его. Пришлось просто не сводить Глаз с ее рта. Заметив, что он смотрит на нее, Клодия отвернулась.
        В эту минуту Сэм понял одно - ничего подобного раньше с ним не бывало.

        Прежде чем они ушли с базара, Клодия призналась, что ей очень понравилась керамическая посуда, в которой подают кускус. И еще медные котелки. Но вот как их везти домой?
        - Они у вас будут. Мы их купим и отправим домой в «лендровере».
        - Я имела в виду домой в Калифорнию.
        - Упакуем и возьмем с собой в самолет.
        О чем она только думает? - упрекнула себя Клодия. Как собирается разместить эту посуду в крошечной кухне своей квартирки? И разве возможно воссоздать в Сан-Франциско эту атмосферу, этот стиль?
        Сэм пошел покупать керамику и медные котелки, какие понравились Клодии. Они уже уходили с базара, когда попали в ряд, где продавались пряности. Пикантные запахи кориандра, тмина и шафрана витали в воздухе. Она наблюдала, как продавец насыпает в пакетики тонкую пудру, взвешивает, закрывает и протягивает ей.
        Когда они погрузили все покупки в «лендровер», Клодия сказала:
        - Я должна спросить у вашего повара, как используют эти пряности.
        - Я и не знал, что вы умеете готовить.
        Да, она умеет готовить, но кто придет к ней кроме знакомых из книжного клуба или кружка по вязанию? Она не может пригласить даже Сэма. Он все-таки ее босс.
        Не важно, что произошло в Тэззатайне. Когда они вернутся, все пойдет по-прежнему. Прикосновение его руки, улыбка, которой они обменялись, многозначительные взгляды - все будет забыто. Они вернутся к нормальным отношениям.
        Нормальным. Какое ужасное слово! Под ним подразумевается раннее утро в офисе, разбор сообщений, поступивших ночью. Конечно, они с Сэмом будут разговаривать. Но о чем? О грузовых судах, о выплатах. Потом ленч, который она принесет с собой и съест за своим письменным столом. Сухие сэндвичи. Ничего похожего на пахнущий тмином рис или ребрышки сочного маринованного ягненка, какие она ела здесь.
        Вернувшись в калифорнийский офис, она должна носить соответствующую одежду и вести прежнюю жизнь. Никаких роскошных платьев, пусть и взятых напрокат. Никаких мужчин, приглашающих на морскую прогулку под парусом. Никакого бикини в бассейне под крышей. Никаких экзотичных кочевников, живущих в шатрах посреди пустыни.
        - Когда начнутся следующие гонки? - спросила она. - Как бы нам не опоздать.

        В песке был пропахан новый большой круг. Сэм объяснил, что это официальные гонки, они важнее вчерашних, но значительно менее престижны, чем Королевский кубок в Дубае. Если Зару покажет лучший результат, он может попасть и туда.
        - Как быстро способны бегать верблюды? - поинтересовалась Клодия.
        - Сорок миль в час. Или двадцать пять миль в час, если дистанция длинная.
        Когда начался забег, Сэм кричал едва ли не громче всех.
        - Зару, вперед, беги, Зару! - вопил он.
        - Вперед, Зару! - до хрипоты надрывалась Клодия.
        Но Зару поблизости от финиша не было видно.
        - Что случилось? - удивился Сэм. - Может быть, он со старта не набрал скорости?
        - Но вы же сами говорили, что он будет дешевле, если не выиграет.
        - Но я не ожидал, что он придет последним, - нахмурился Сэм.
        - Смотрите, он догоняет! - воскликнула Клодия. Она никогда не бывала на гонках, и уж во всяком случае на верблюжьих. Если бы она знала, что это такое прекрасное развлечение, она могла бы ходить на лошадиные бега или скачки. Зару продолжал догонять соперников.
        Когда верблюд обогнал всех конкурентов и шел первым, у обоих от волнения закружилась голова. Сэм схватил Клодию и поцеловал. В этот раз она ответила на его поцелуй. Через несколько секунд они поняли, что произошло. Второй раз они пересекли грани дозволенного. Первый раз случайно. А теперь?
        - Простите, - проговорил Сэм, пытаясь наладить дыхание. - Он выиграл, и меня занесло.
        - Меня тоже занесло. - Клодия покачала головой. Стояла жара, и пот стекал у нее по лицу.
        - Пойдемте, найдем Зару. - Сэм провел рукой по волосам. Если он и переживал поцелуй, то недолго. Теперь он выглядел довольным. Верблюд, который станет его, выиграл большие гонки. Такой случай надо отпраздновать.
        А поцелуй? Через несколько минут он забудет о нем. Что касается Клодии, то она запомнит его навсегда.
        Они встретили Зару, его проводника и владельца возле стойла. Верблюд отвернулся от своей славы и, сунув морду в торбу с овсом и пшеницей, ни на кого не обращал внимания.
        Клодия ничего не понимала, когда мужчины вели сделку. Она наблюдала за Сэмом, зная, что он не замечает ее. Он был сосредоточен и напряжен - совершалась сделка. Она видела его таким и раньше. Только тогда речь шла не о верблюдах.
        Она знала: он твердо решил купить верблюда за любую цену. И еще она знала: владелец твердо, решил получить самую высокую цену. Она могла представить, как идут переговоры, даже не понимая ни единого слова.
        Наконец все участники этого спектакля встали и пожали друг другу руки. Потом они слегка обнялись и поцеловали друг друга в щеку. Когда они шли к главному шатру, Сэм сказал, что доволен сделкой.
        - Значит, верблюд ваш?
        - Отца. Они доставят ему Зару на следующей неделе.
        - Я не видела, чтобы деньги переходили из рук в руки.
        - Конечно. Но мы договорились. Они доверяют мне. Знают, что я заплачу. А я доверяю им - знаю, что они доставят Зару куда надо и вовремя.

        Оставшуюся часть дня они провели, наблюдая за танцами, слушая пение и музыку.
        Но Сэм все больше мрачнел. Ветер подхватывал песок вокруг, крутил в воздухе и возносил ввысь. Ярко-оранжевый шар солнца висел в полуденном небе. Клодия сидела на маленьком коврике, надвинув на уши шляпу, чтобы волосы не засыпало песком. Перед ней танцевали женщины. Подошел Сэм и сообщил, что старики предсказывают самум.
        - Что это? - спросила она, заметив складку у него между бровями.
        - Песчаная буря. Самум может сдвигать барханы, заметать дороги и даже затмевать солнце. Лучше немедленно уехать и опередить его. Я не хочу быть запертым тут в таком ненадежном укрытии, как палатка. Вы хотите ехать в «лендровере» со слугами? Там вам будет удобно.
        - А как вы доставите обратно лошадей?
        - Поеду верхом на своей лошади, а Тандер пойдет в поводу.
        - Я бы предпочла ехать с вами, - быстро ответила она.
        - Я надеялся, что вы так скажете, - с одобрительной улыбкой отметил Сэм. - Переоденьтесь. Полностью закройте тело. На всякий случай.
        И больше он не сказал ничего. Но Клодия где-то читала, что самум - это стена песка, которая несется со скоростью шестьдесят километров в час. Однако если ей и суждено попасть в центр песчаной бури, она хотела быть там с Сэмом. Если честно, она хотела быть с ним под дождем, градом, снегом или ливнем. Главное - она хотела быть с ним.

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        - Вы готовы ехать? - спросил Сэм, пока конюхи седлали лошадей.
        - Мне гораздо лучше, - заверила он его. - И все благодаря вашему волшебному бальзаму. - И волшебным прикосновениям Сэма. Конечно, об этом она не упомянула. - И я уже привыкла к лошади.
        - Хорошо. Потому что нам придется торопиться.
        Когда они пересекли барханы, Сэм обернулся. Позади небо на горизонте было темным.
        - Небо не предвещает ничего хорошего. Я рад, что мы вовремя уехали.
        Клодия сосредоточилась на дороге и старалась держаться как можно ближе к Сэму. Не стоит думать о том, что от них останется, если стена песка налетит на них.
        Она оглянулась. Песок спиралью завивался над землей. Не важно, как быстро они мчались по пустыне, ветер делал свое дело. Ей казалось, что разъяренное чудовище гонится за ними. Несмотря на шляпу и противопесочные очки, песок набивался в глаза и уши. Она попыталась что-то сказать Сэму, но ветер словно рвал ее слова и снова кидал их ей в лицо.
        Он оглянулся и помахал ей рукой. Потом прогалопировал вперед к ущелью между двумя скалами. Клодия с облегчением вздохнула. Наконец-то они избавились от безжалостного ветра! Он помог ей спрыгнуть на землю и дал воды из своей фляжки.
        - Вы в порядке? - Сэм положил руки ей на плечи. За очками она не могла видеть выражение его глаз.
        - Да, - ответила она.
        - У нас нет времени отдыхать. Мы должны опережать песчаную бурю. Простите. Ведь мы так и не посмотрели наскальные рисунки.
        Клодия кивнула и вернулась к своей лошади.
        Дальнейшее она помнила плохо. Ей казалось, прошло несколько дней. А на самом деле всего несколько часов. Долгих часов напряженной, тяжелой скачки. Наконец они подъехали к воротам Сиди-Бу-Сэйд. Когда она спешилась, у нее подгибались колени. Клодия чуть не упала, пытаясь держаться прямо.
        - Мы сделали это! - тихо пробормотала она. Но Сэм не слышал. И в этот раз он не подхватил ее, когда она соскользнула со спины лошади. Он был слишком занят разговором с конюхами.
        - Они говорят, отец хочет, чтобы я позвонил ему прямо сейчас, - объяснил он. - Что-то произошло. Сейчас я быстро приму душ и позвоню ему. - Большим пальцем он поднял ее лицо за подбородок, посмотрел в глаза. - Вы удивительная. - Указательным пальцем он обвел контур ее лица. Она почувствовала крохотные песчинки у себя на коже. - Сбросьте эту одежду. Смойте песок.
        Клодия кивнула и пошла по лестнице к себе, чтобы долго-долго стоять под душем. Холодная вода бежала по волосам, по телу. Она скребла кожу, снова и снова прополаскивала волосы. Казалось, это продолжалось целую вечность. Песок будто стал частью ее кожи. Потом она долго-долго вытиралась махровым полотенцем, пока кожа не ожила и не покраснела.
        На этот раз Клодия надела хлопковую рубашку, а к ней в пару шорты и босоножки. Спустилась вниз. В доме стояла тишина. Только слуги накрывали стол на двоих в беседке под фиговыми пальмами. Она проголодалась, но не хотела есть без Сэма. Проходя мимо кабинета, она слышала его голос.
        Наконец он появился. Темные глаза сияли. Волосы еще влажные от душа. От него пахло сандаловым мылом.
        - Вы выглядите лучше. - Он внимательно оглядел ее. - Как вы себя чувствуете?
        Все тело у нее болело, она жутко устала.
        - Со мной все в порядке. Что-то случилось? - спросила она.
        - Отец говорит, Баяди готовы вернуться к столу переговоров. Нам нужно завтра утром быть в городе.
        - А что случилось? - с жаром повторила она.
        - Их заинтересовала ваша идея о распространении преимуществ наших кораблей на их контракты. Если это сработает, вы завоюете доверие.
        - Но нет гарантии…
        - Пока нет. Но отец устал от неопределенности. Боюсь, что это на него плохо действует. Он говорит о своей отставке. Теперь, когда я купил для него верблюда, он мечтает посвятить себя верблюжьим гонкам.
        - И что это значит?
        - Это значит, что, если все пройдет, как задумано, я буду отвечать за работу наших офисов здесь и по всему миру. Мне придется взять работу отца, не отказываясь от своей.
        - Будет ли у вас база здесь, в Тэззатайне? - Клодия пыталась понять, что грозит ее миру - не разлетится ли он на клочки? Сэм в Тэззатайне. А она и весь ее мир где-то вдали. Ей нужно так мало: всего лишь видеть его каждый день.
        - Вероятно. Я знал, что рано или поздно это случится. Случилось раньше. Но я понимаю отца. Он надеется избавиться от стресса. И может быть, я буду готов к новым вызовам. А вы?
        - Я?.. Не знаю.
        - У вас прибавится работы, но будет больше денег и, возможно, больше приключений.
        Клодия не хотела больше денег и больше приключений. Она хотела Сэма.
        - А если с объединением все пойдет не так гладко…
        - Тогда отец сохранит офис здесь, - Сэм пожал плечами, - а я вернусь в Калифорнию. Я уверен, что вы найдете решение.
        - Постараюсь.
        - Если кто-то может соединить две стороны, так это вы. Отец должен будет согласиться, если он хочет, чтобы сделка сработала. Но завтра утром мы уезжаем. - Сэм подбадривающе улыбнулся Клодии.
        Он верил в нее. Считал способной и перспективной. Она это ценила, но хотела другого. Она хотела, чтобы он считал ее желанной. Увы, с таким же успехом она могла желать, чтобы небеса каждую ночь осыпали ее душем из метеоритов.
        Они сели за стол. Клодия попыталась хоть что-то съесть, но желудок сжимали судороги. Сэм слишком высоко ценил ее. Он считал, что она справится с управлением офисом в Калифорнии. Что она сумеет поговорить с Баяди и добиться их согласия на объединение.
        Клодия потягивала ледяной чай, а он поглощал салат, которые положили им на тарелки. Сэм вел себя так, будто ничего не случилось. Он оживленно пересказывал новости об Амине и семье, которые услышал от отца. Обо всем, кроме самого важного. Наверное, он думал, что таким путем отвлекает ее от тревожных мыслей. Но Клодия от этого только больше волновалась.

        Сэм ел салат и уголком глаза наблюдал за Клодией. Он знал, что поставил перед ней очень ответственную задачу. Но он также знал, что она справится с ней. Он нуждался в Клодии так, как никогда раньше. У него нет выбора. Если объединение не состоится, это будет крах семейного бизнеса. Отец воспримет это как свое личное крушение. Если же все пойдет так, как они задумали, у него, Сэма, вырастет объем работы. И у Клодии тоже. Ему придется бывать и здесь, и там - везде. Но он не сможет бывать в филиалах по всему миру, если Клодия не будет работать у него в офисе.
        Она идеально подходила для управления офисом в Сан-Франциско. Она знала об их бизнесе больше, чем сама думала. В некотором смысле Клодия была даже лучше, чем он.
        Затем его мысли приняли другое направление. Он не может забыть их поцелуи. Пусть первый поцелуй был ошибкой, а второй случился потому, что он не смог сдержаться. Но почему он не мог забыть их? Сэм целовал дюжины женщин, но сейчас не помнит даже их имен. Может быть, причина в неожиданности? Не мог же он влюбиться!
        А если бы он влюбился в Клодию… Где бы они стали жить? Он спрашивал у нее, может ли она представить, что живет здесь. И она ответила - нет.
        Сэм теперь не знал, какая она настоящая.
        Может быть, Клодия и сама не знала? Сейчас он хотел только, чтобы она согласилась с его планом. Сэм не знал никого, кому мог бы доверить управление офисом. А если управляющей станет Клодия, он сможет иногда ее видеть. Он будет прилетать в Сан-Франциско, они будут разговаривать, ходить в ресторан. А потом ему придется лететь обратно…
        Он не может сосредоточиться ни на ком, кроме Клодии. Он не может есть и спать. Эти симптомы он не откроет ни одному доктору. Потому что тот расхохочется и скажет то, что Сэм не хочет слышать. Доктор скажет, что это любовь…
        - У меня есть идея. - Она вдруг прервала течение его мыслей. - Только надо заглянуть в Интернет.

        Клодия не спала до середины ночи. Сэм задержался в офисе и предложил ей свою помощь. Она сказала, что должна остаться одна и продолжить поиски.
        - Что вы ищете? - спросил он.
        - Недавно принят новый морской закон для Европейского Союза. Это может нам помочь. Мне надо еще поискать, а когда мы вернемся в ваш офис, позвонить. Пока ничего не говорите отцу.
        - Не скажу. Я же знаю вас. Вы ничего не откроете, пока не будете совершенно уверены. - Он состроил гримасу, и сердце у нее на мгновение остановилось.
        - Сэм, если эта идея сработает и объединение состоится…
        - Я знаю, что вы хотите сказать. Вы хотите попросить, чтобы я прибавил вам зарплату и дал отпуск. Попросите! Вы получите все, что хотите.
        Он подался вперед и обхватил ее подбородок. Потом очень медленно поцеловал ее. Губы у него были теплые и уверенные. Она обняла его и вернула поцелуй. Он застонал и прижал ее к себе.
        - Клодия, - Сэм чуть откинулся назад и смотрел ей в глаза, - что я буду делать без вас?
        Она лишь покачала головой, и Сэм снова начал целовать ее.
        Клодия знала, что пожалеет об этом. Но ведь она сделана не из камня. Скоро ей придется уехать из этого волшебного места. Останутся одни воспоминания. И ничего больше. Разве это правильно, если она не возьмет то, что ей предлагается сегодня?
        Он сказал, что она может получить все, что захочет. Все, кроме него. Сейчас она не может ему сказать, что уходит. Сэм так счастлив, полон надежд…
        На обратном пути они держались за руки. Клодия с печалью наблюдала за проносившимися за окном машины пейзажами. Ведь она видела их последний раз. Противоречивые мысли переполняли голову. Работа над объединением - для нее вызов судьбы. Если задуманное удастся, она потеряет все, чем дорожит. Сэма и работу. Нет, не Сэм уволит ее. Напротив, он собирался повысить ее в должности. Но она сама должна уйти. Она больше не может с ним работать.

        На следующий день в прохладном, почти холодном, офисе аль-Хамри встретились две семьи. Такой же была и атмосфера в начале переговоров. Семья Баяди сидела по одну сторону стола. Семья аль-Хамри вместе с Клодией по другую. Каждая семья хотела получить то, что хотела, или покинуть стол переговоров.
        На Клодии был новый костюм, который ей выбрала Амина в своем бутике. Узкая полотняная юбка и в тон ей жакет. На загорелых ногах модные туфли с леопардовым рисунком. Она чувствовала себя совершенно другой личностью, чем та женщина, которая две недели назад села в самолет. Восхищенный взгляд Сэма сказал ей, что он думает так же.
        Она изучала лица сидевших напротив. Старик, соперник отца Сэма. Трое его детей, которые со временем будут управлять компанией. Может быть, даже и сегодня. Но какой компанией? Новой объединенной или старой, в которую они все вцепились мертвой хваткой?
        Сэм тепло поприветствовал присутствующих.
        - Готовы, мисс Бредфорд?
        Все смотрели на нее. Она открыла кейс, достала ноутбук, включила его и подвинула адвокату Баяди.
        Адвокат сказал, что все и так знают, в чем дело. Объединение двух компаний нарушает морской закон Европейского Союза. Это не позволит им заниматься бизнесом в странах Европейского Союза. Он будто поставил точку, со щелчком закрыв свой кейс. Семья Баяди уже приготовилась уходить, когда Клодия попросила минутку для ответа.
        Отец Сэма с ожиданием смотрел на нее. Сэм не сводил с нее глаз. Клодия и раньше присутствовала при переговорах, но никогда не участвовала в дискуссиях.
        Сейчас или никогда. Она глубоко вздохнула.
        - Есть возможность обойти это новое постановление, - начала Клодия. - Два года назад был такой же случай, касавшийся корабельной компании, которая изменила регистрацию в Либерии на регистрацию на Бермудах. Это было сделано в обход параграфа 243 Морского кодекса Европейского Союза, который касается регистрации судов. Мы можем сделать то же самое, поскольку недавно Бермуды получили специальное освобождение от этого пункта.
        Члены семьи Баяди переглянулись. Попросили время обдумать ответ. Пожали всем руки и вышли из комнаты.
        - Клодия, это блестяще! - Сэм схватил ее руку.
        Его отец долго молча сидел, потом встал и поздравил ее.
        - Сэм был прав, когда рассказывал о вас. Вы спасли дело. Они не смогут отказаться.
        Наконец Баяди вернулись, все сияли улыбками. Отец Сэма не ошибся. Они не смогли отказаться. У них не осталось причины отказываться.

        Аль-Хамри, как хозяева, устроили прием в офисе. Сэм заранее его запланировал и заказал фруктовые напитки, множество деликатесов и разнообразные сладости. Он не сомневался, что они одержат верх. Сотрудники обеих компаний присоединились к участникам переговоров и взволнованно обсуждали расширение бизнеса.
        - Вы будете одной из тех, кто введет новые правила, - сказал Сэм, протягивая Клодии бокал искрящегося сока. Они стояли у окна и смотрели на гавань. Там разгружали корабль аль-Хамри.
        Сказать ему! Сказать сейчас. Сказать ему, что она напишет эти новые правила и потом уйдет. Из офиса. Из компании. Из его жизни.
        - Что вы сделаете с премией? И куда поедете в отпуск?
        - Мне не нужна премия, Сэм, - покачала она головой. - И у меня только что был самый лучший в моей жизни отпуск. Я никогда не забуду время, проведенное в вашей стране. Я счастлива, что сегодня так все хорошо сложилось. Мне надо вернуться в Сан-Франциско. - У нее екнуло сердце при мысли, что теперь для нее город будет пустой. Без Сэма.
        - Нет необходимости спешить. Будем праздновать. По-настоящему праздновать. Я имею в виду морскую прогулку, на которую я приглашаю вас. И осмотр достопримечательностей в городе. И я хочу вам что-то сказать. Спросить вашего мнения.
        - Спросите сейчас. Потому что мне пора возвращаться домой. Вы уже и так много сделали для меня. - Губы у нее дрожали, но она заставила себя вежливо улыбнуться. Это единственный способ. Нельзя, чтобы он догадался, каково ей.
        - Понимаю, - согласился он. - У вас тоска по дому. Мне следовало догадаться, что вам, западной женщине, нелегко иметь дело с нашими странными обычаями. Вы можете уехать, когда захотите. - Голос вдруг стал холодным и отстраненным. Если бы это был кто-то другой, она бы решила, что невзначай обидела его. Но Сэм утверждал, что обидеть его нельзя.
        - Завтра.
        - Завтра, - повторил он, нахмурясь.
        - Есть еще что-то, что я должна вам сказать прямо сейчас. Надеюсь, вы не обидитесь.
        - Конечно, нет. Вы не можете обидеть меня после всего, что мы вместе пережили. Так скажите мне.
        - Можем мы отойти в сторону? - попросила она, оглядываясь на группки улыбавшихся сотрудников.

        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        - Она удивительная женщина. Не позволяй ей уйти, - пробормотал в ухо Сэму отец.
        - Не позволю, - кивнул Сэм. Но как он может заставить Клодию остаться, если она не хочет? Он мог только предложить ей другую жизнь здесь, в восточной стране, в пустыне. А этим никого не прельстишь.
        Еще совсем недавно Сэм собирался рассказать Клодии, как он ее любит. Собирался попросить ее выйти за него замуж. Но теперь он понял, как ошибался. Она не пробудет здесь дольше, чем его мать.
        Они поднялись наверх, в его пентхаус. Он раздвинул шторы, распахнул дверь на балкон, и в комнату хлынул солнечный свет. Вид открывался, как всегда, потрясающий. Но сегодня он не мог любоваться судами в бухте, или голубизной воды, или белыми барашками, брошенными ветром на поверхность моря.
        Сэм сжал руки. Клодия была такая бледная, что он боялся, как бы она не упала в обморок.
        - Садитесь. Вы в порядке? - встревоженно спросил Сэм. Он взял ее руки, холодные как лед. - Что случилось? Клодия, скажите мне, что произошло? - Невыносимо видеть ее страдания.
        - Ничего. Я в порядке. - Она высвободила руки. Обошла комнату.
        - Что случилось? - Он почти не владел собой. - Я должен знать.
        Клодия остановилась и посмотрела на него.
        - Я уезжаю, Сэм.
        - Нет, еще не уезжаете. Давайте поговорим об этом.
        - Это не касается работы. Я вообще ухожу, оставляю свое место. Я больше не могу работать у вас.
        - Уходите? - тупо повторил он. - Но что я сделал?..
        - Ничего. Вы были самым лучшим боссом в мире. Но мне надо уйти. Заняться чем-нибудь другим. - Она облизала губы. А ему так хотелось их поцеловать!
        - Вы здесь несчастливы. Я понимаю. - Это не открытие. - Здесь все другое. У моей матери было такое же чувство.
        - Мне здесь очень хорошо, здесь я счастлива. Мне нравится ваша страна. Она красивая и экзотичная. Но я не могу остаться.
        - Вы и не должны оставаться! Вы можете работать в любой точке земного шара, ведь у нас всюду есть офисы. Вы не должны оставлять компанию. Не бросайте меня! Вы нужны мне. Я люблю вас…
        Она отпрянула назад и буквально осела на кожаную кушетку. Теперь уже точно: она выглядела так, будто упала в обморок.
        - Знаю, это шок. Я сам испытал шок, когда понял, что со мной произошло. Я влюбился в вас. - Он улыбнулся, но она не ответила улыбкой. Ему надо быть убедительнее. Она должна поверить ему. Должна.
        - Сэм, вы не могли влюбиться в меня. Ведь вы не верите в любовь.
        Он схватил ее за плечи и посмотрел в глаза.
        - Знаю, Я помню, что я вам наговорил. Но я ошибался. У меня все симптомы, о которых вы упоминали. Я не могу есть. Я сутками не могу спать. И сердце… - Он взял ее руку и приложил к своей груди. - Почувствуйте.
        - Сэм, с вами все в порядке?
        - Нет, совсем не в порядке. Я не хочу быть в порядке, я не могу быть в порядке, пока вы не скажете, что любите меня и выйдете за меня замуж.
        - Это я виновата… Дурацкие симптомы… Я не понимала, что вы воспримете их серьезно.
        Он взял ее руку.
        - А теперь послушайте. Вы должны выслушать меня, прежде чем в очередной раз отвергнуть. Я вам расскажу, как отношусь к вам. Это вы научили меня ценить мою страну. Вы в каждом человеке и- вообще во всем умеете видеть хорошее. Я никогда так замечательно не проводил время, как здесь с вами. Мы работаем вместе больше двух лет, и я полагал, что знаю вас. Знал, что вы способная, готовы много трудиться, преданы делу. Но я не знал, какая вы красивая… Как очаровательно выглядите с мокрыми волосами. Не знал, какой бесстрашной можете быть во время песчаной бури. И как вы с юмором относитесь к трудностям. Вы изумили меня. Ослепили. Околдовали. - Голос его упал. Если Клодия не поверит, он не вынесет этого.
        - Сэм, остановитесь! - Щеки у нее раскраснелись. - Вам нет нужды льстить мне.
        - Это не лесть. Это правда. И я должен сказать, какое у меня к вам чувство. Потому что, если я не скажу, вы никогда не узнаете. Будете думать, что я тот холодный, сухой босс, которого вы всегда знали.
        - Я никогда так не думала, - печально возразила она и сморгнула слезу.
        - По-моему, я знаю, что вы сейчас испытываете. Вы боитесь привязанности. Вы думаете, раз первый брак не удался, не стоит опять рисковать.
        Клодия покачала головой. Она хотела верить Сэму. Но как она могла? Разве возможно поверить, что человек так сильно и так быстро изменился? Она любила 'его два года. А он загорелся всего за несколько дней? Так не бывает…
        - Я только беспокоюсь… - начала она.
        - Конечно, вы беспокоитесь, что будете тосковать по дому, как моя мать. Я говорил вам, что мы не должны жить здесь. Мы можем жить, где захотим.
        - Нет, не в этом дело. Я могу жить здесь и быть счастливой. Здесь все были добры ко мне. А ваш дом в оазисе - вообще волшебное место. Я буквально влюблена в вашу страну.
        - Но не в меня… Я понимаю, все произошло слишком внезапно.
        Клодия захлебнулась смехом. Внезапно?.. И вдруг удивление и счастье переполнили ее сердце. Он любит ее! Он и вправду любит ее.
        - Сэм, - сказала она, снова положив руку на его быстро бьющееся сердце, - мое к вам чувство не внезапное. Я люблю вас вот уже два года. Я не знаю, когда это случилось. Может быть, во время забастовки докеров, когда вы за полночь подвезли меня домой. Или когда дали мне такую блестящую рекомендацию. Или когда я повела вас на благотворительный аукцион. Или когда вы принесли цветы вдень моего рождения…
        От его улыбки в воздух летели искры.
        - Вы справились со своим разбитым сердцем. И воспользовались шансом снова полюбить. Моя любимая…
        Она кивнула, положила руки ему на плечи и вернула улыбку. В ее глазах сверкали счастливые слезы.
        - Я люблю вас, Сэм. Всегда любила и буду любить. Я выйду за вас замуж, и мы будем жить, где вы захотите.

        ЭПИЛОГ

        В день свадьбы Клодии и Сэма погода в Сиди-Бу-Сэйд стояла, как всегда, прекрасная. Днем раньше из столицы прибыла команда кулинарных мастеров. Из кухни доносились запахи пряностей и жаренного на углях мяса.
        Амина в национальной одежде, как подружка невесты, приехала в оазис, чтобы подготовить белое свадебное платье Клодии, проследить, чтобы прическа соответствовала общему стилю и чтобы невеста выглядела естественно и в то же время волшебно.
        - Сюда, - удовлетворенно улыбнулась Амина, прикалывая белую розу к волосам Клодии. - Потрясающе! - Она отступила на шаг, чтобы полюбоваться платьем, прической и будущей невесткой! - Предсказательница была права, - напомнила она Клодии. - Вот и темноволосый высокий мужчина в твоем будущем. И ты нашла счастье и богатство.
        - Да, это так, - согласилась Клодия. У нее горели щеки и сверкали глаза. - Я должна благодарить тебя за твоё участие.
        - Не благодари меня. Я ничего не сделала. Это все ты. Я всего лишь поняла, что мисс Клодия Бредфорд, как никто, подходит Сэму, в ту самую минуту, как тебя увидела.
        Клодия вышла на балкон и посмотрела вниз на гостей, собравшихся в саду. В фонтанах сверкала вода. Напротив ворот цвела гортензия. В помещениях у арочных высоких окон стояли слуги, готовые к свадебному пиршеству. Звучала восточная мелодия.
        Сэм стоял в увитой цветами беседке и выглядел еще красивее, чем в черном смокинге. Он словно почувствовал, что Клодия смотрит на него, поднял глаза и встретился с ней взглядом. Она подумала, что связь между ними крепче, чем стальные канаты. На какое-то мгновение Сэму и Клодии показалось, что они одни. У нее был он, а у него она - и больше им никого не надо.
        Наконец Клодия обернулась и, сопровождаемая Аминой, пошла вниз. Музыканты заиграли свадебный марш. Она шла по дорожке к своему жениху - высокому, темноволосому, красивому шейху. К мужчине своей мечты. После медового месяца, проведенного в пустыне, они будут жить долго и счастливо. Ведь такую судьбу увидела на ее ладони гадалка.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к