Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Грейс Кэрол: " Серенада Над Морем " - читать онлайн

Сохранить .
Серенада над морем Кэрол Грейс

        # Когда-то у Оливии и Джека была прекрасная семья. Для полного счастья им не хватало только одного - детей. Но именно это и послужило причиной их расставания…

        Кэрол Грейс
        Серенада над морем

        ПРОЛОГ

        Оливия и Джек производили впечатление идеальной пары. Одна и та же профессия, одни и те же цели, одинаковая любовь к древним развалинам. Конечно, у них были и небольшие различия. Он - сова, засыпающая уже под утро, она же - жаворонок, встающий с рассветом. Но никаких серьезных противоречий!
        Они встретились в июне и уже в сентябре устроили (идеальная пара!) идеальную свадьбу. Правда, букеты белых лилий прибыли в церковь только после окончания церемонии. Правда, фотограф Энцо не говорил по-английски. Правда, брат жениха проспал и потерялся в деревне где-то по дороге на банкет. Но все это было не столь важно. Во всяком случае, Оливия вспоминала свадьбу как самый счастливый день своей жизни.
        Она забыла все мелкие неурядицы, но помнила, каким удивительно красивым был Джек в смокинге и в белой рубашке, которая подчеркивала его бронзовый загар. Она уронила кольцо, упавшее к ногам Джека, но помнила, как парило возле алтаря ее белое шелковое платье невесты, принадлежавшее еще ее бабушке.
        А еще она помнила, как Джек надел ей на палец кольцо, где были выгравированы их инициалы и дата, и прошептал: «Навеки». А священник сказал: «Можете поцеловать невесту». И Джек так страстно поцеловал ее, что по церкви пронеслось общее
«А-а-а-ах!». Когда они покидали церковь под душем лепестков роз, от счастливых слез у Оливии повлажнели глаза.
        Наконец они добрались до Позитано, где на берегу моря в нескольких шагах от воды их ждал банкет. Никакого чрезмерно разукрашенного отеля, настоящий итальянский минимализм. Подол шелкового платья Оливии утопал в пыли, в ноздри лезли волосы, выбившиеся из прически.
        - Какая вы красивая, миссис Окли! - проговорил Джек, когда они наконец уселись за стол. Официанты начали разливать шампанское. Молодой муж заправил прядку волос жене за ухо. - Не могу поверить, что ты сегодня моя. Вся моя.
        - Поверьте, мистер Окли, - улыбалась она, вся сияя. - И не только сегодня. А даже когда мы станем старыми и седыми…
        - Когда мы оба так состаримся, что не сможем ездить на раскопки, - подхватил Джек.
        - Когда наши внуки напишут за нас наши воспоминания, - усмехнулась она.
        - О том, как ты открыла дом весталок в Помпеях, - с гордостью произнес он.
        - А ты обнаружил королевские захоронения в Нимруде, - восторженно произнесла она.
        - Поговорим о внуках, - засмеялся он. - Сколько у нас будет детей?
        - Ох, не знаю! Но их должно хватить, чтобы носить на раскоп наши инструменты, кирки и лопаты.
        - Должно хватить, чтобы записывать все интересные находки и копать, копать, копать, - закончил он.
        - А что, если наши дети возненавидят такую работу? - вдруг забеспокоилась Оливия. - Что, если они не захотят ездить с нами, а предпочтут оставаться дома?
        - Это невозможно, - покачал он головой. - Наши дети будут такие же, как ты. Яркие личности, мудрые и выносливые любители приключений. Чего мы ждем? Мне может понадобиться небольшая помощь. Давай начнем творить маленькие чудеса.
        - Сейчас? - Она окинула взглядом собравшихся друзей и родственников.
        - Сегодня ночью, в нашей комнате, высоко над городом, с лимонными деревьями под окном, под шум морских волн далеко внизу.
        - Именно там состоится наше свидание? - уточнила она и кивнула мужу.
        Если бы он сказал: «Пойдем сейчас», Оливия пошла бы за ним. Она всегда и куда угодно последовала бы за ним. Она хотела того же, чего хотел он: любовь, брак, дети, карьера, успех, признание… Но больше всего она хотела самого Джека. Неважно, что у них нет времени на медовый месяц. Впереди целая жизнь вместе. Завтра они полетят прямым рейсом домой. Начинается осенний семестр, им обоим надо преподавать.
        Ей почти тридцать. Джеку на несколько лет больше. Зачем откладывать рождение детей? Их дети - Оливия в этом уверена! - будут похожи на Джека, с его покладистым характером, с его терпением, настойчивостью и чувством юмора. И Джек станет замечательным папой.
        Но жизнь иногда проходит по своим собственным планам.
        Оливия не беременела. Они так старались, но ничего не выходило. Она даже на один семестр отказалась от преподавательской работы. Стало еще хуже. Оливия не только не беременела, но даже впала в депрессию. Джек не упрекал ее, зато сама она ела себя поедом. Джек делал все, что мог, чтобы помочь ей справиться с проблемой. Он взял часть ее учебной нагрузки в университете. Заказывал на дом обеды, чтобы ей не готовить. Нанял приходящую прислугу для уборки в квартире. Больше он ничего сделать не мог.
        Джек лишь наблюдал за попытками жены зачать ребенка, за ее беготней по врачам и больницам. В конце концов врачи сказали, что у нее в этой области все в порядке. У него тоже. Джек ничем не мог помочь жене. Он понял, что только часть своей жизни может держать под контролем - преподавание и научную работу. Он словно отгородился от Оливии и ее горя. Оба старательно избегали говорить о детях, которых так хотели.
        Оливия вернулась к работе. Это стало для нее большим облегчением. Она начала вести новый курс, писала статьи. Она устала от советов «не принимай близко к сердцу», устала от усилий зачать ребенка, а еще больше она устала от неудачи.
        Оливия стала еще больше работать. В университете в ближайшее время ее ждало звание профессора. Полностью поглощенная карьерой, теперь она держала Джека на расстоянии, ведь его вид напоминал ей о неудаче.
        Джек гордился достижениями жены. Но он считал, что ей лучше бы сделать перерыв.
        Перерыв? Они не могла рискнуть и пойти на такой шаг. Сейчас она самостоятельно вела раскопки. И по времени ее раскопки не совпадали с теми, которые вел Джек. В сезон археологических экспедиций они почти не виделись. Но даже если оба находились дома, их дорожки не пересекались. Так было легче.
        Джек получил от Калифорнийского университета предложение возглавить кафедру археологии. Оливия с ним не поехала, объясняя это тем, что ей предложили не такую хорошую работу, как та, что у нее здесь. На самом деле Джек так и не позвал ее с собой. Она сделала вывод, что ему было все равно, поедет жена с ним или нет.
        Джек же считал, что Оливия больше заинтересована в своей карьере, чем в нем. Она ведь сама отказалась от попыток зачать ребенка! И это было действительно так. Джек также считал, что Оливия больше не любит его. Но здесь он ошибался…

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Два года спустя
        Оливия страдала от морской болезни. Маленький паром из Пирея шел в Эгейское море. Пассажиров на этой старой посудине было немного, в основном участники ее экспедиции. Они все сидели внутри, приготовившись к двухчасовому путешествию. Оливия, упираясь головой в перекладину заграждения, жадно глотала свежий воздух. Так она надеялась сохранить легкий завтрак, который успела перехватить на пристани до отхода парома.
        Сохранить завтрак не единственная забота, с которой столкнулась Оливия. У нее была еще более трудная задача - как отделаться от воспоминаний о последней экспедиции в Эрмуполис [Эрмуполис - город-порт на греческом острове Сирос в Эгейском море. - Здесь и далее прим. перев.] ? Именно там семь лет назад она встретила Джека. Молодому профессору предстояло вести раскопки на редком многопластовом захоронении времен Александра Великого. Тогда Оливия не нашла в захоронении камеру, которую искала. Зато нашла Джека Окли. Умного, выносливого, отважного, амбициозного и такого яркого, что она чуть не задохнулась от избытка чувств. В воздух полетели искры. Страсть извергалась, словно Везувий. Тот самый вулкан, который высился над Помпеями. Так возникает внезапное, мгновенное влечение. Каждому было очевидно, еще пара шагов - и любовь восторжествует над приличием. Той же осенью они поженились в Италии.
        Сейчас Оливия возвращалась на те же раскопки. Повзрослевшая и поумневшая. Еще один шанс раскопать могилу, найти несколько глиняных горшков, ювелирных изделий, медных монет и наконец узнать, кто же здесь похоронен. Здесь у нее есть шанс встретиться с Джеком и убедиться, что у них все в прошлом. С тех пор как этой весной она подала заявление на развод, ей стало лучше. Хотя это была пустая формальность. Их брак существует только на бумаге.
        Правда, от самого Джека никаких известий пока не поступало. Но он должен знать, что от их союза ничего не осталось. Наступило время закрепить это официально.
        Оливия уперлась локтями в ограждение и устремила взгляд к горизонту.
        - Тебе лучше?
        Она обернулась. У нее, наверное, галлюцинации. Здесь не может быть никакого Джека! Если он член ее команды, она бы знала. Она увидела бы его имя в списке и не поехала бы, как ни соблазнительна возможность найти затерянную могилу…
        - Что ты здесь делаешь?
        - То же, что и ты. Направляюсь в Эрмуполис раскапывать старые кости. Ты же знаешь, я изучаю период Александра Великого. - И Джек одарил ее одной из своих фирменных улыбок, от которой у нее когда-то переставало биться сердце. Теперь у нее иммунитет на эти улыбки. Она стала другим человеком. - А если ты хочешь знать, что я делаю в данную минут, то отвечу и на этот вопрос. Хочу принести тебе чаю и крекеров. У тебя всегда был слабый желудок…
        Она выпрямилась и набрала в легкие побольше воздуха.
        - Нет, это не так! Мне плохо, только когда бурное море.
        - Первый раз я тебя увидел, когда ты буквально висела на ограждении. Может быть, на этом же самом…
        Он напомнил ей, как это было. Тогда, как и сейчас, он подошел к ней и предложил принести что-то успокаивающее для желудка. Как могла она сопротивляться предложению, столь необычному для совершенно чужого человека? Оливии моментально стало лучше. Не столько от чая, сколько от веселой болтовни симпатичного молодого человека. Она не могла не любоваться им. Темные развевавшиеся на ветру волосы и светлые глаза, голубизну которых подчеркивала синяя трикотажная рубашка…
        Он вручил ей чай и крекеры и указал на скамейку.
        - Садись.
        Потягивая чай, она села, довольная, что у нее есть что-то в руках и можно не смотреть на мужа. Ее мужа. Оставленного мужа. Бывшего мужа.
        - Ты не говорил мне… - начала она.
        - Да, я здесь, чтобы закончить работу, начатую семь лет назад.
        Оливия затаила дыхание. Что Джек имеет в виду? Только то, что он все-таки решил добраться до самого нижнего слоя захоронения на поле греческого крестьянина? Каждого археолога мучает мысль, будто он что-то не завершил. Такое же чувство мучает и ее. И здесь нет ничего личного. Определенно ничего. Он не имел в виду ее, он говорил лишь о работе.
        - Другими словами, мы все будем вместе раскапывать Эрмуполис. Забавно, - подытожил Джек.
        Забавно? Работать со своим бывшим мужем на том самом месте, где они встретились? Что же здесь забавного? В ее понимании это сплошные мучения.
        - Почему ты не сообщил мне, что войдешь в состав экспедиции?
        - Я подумал, что тогда ты можешь не поехать…
        Он прекрасно знал, что она в этом случае точно не поехала бы.
        - Ошибаешься! Я бы поехала! Ведь это самое монументальное захоронение из всех найденных в Греции. Твое участие в экспедиции мне совершенно безразлично, - проговорила она, гордясь собой за правильный подход к делу. - Почему я должна отказываться от такой возможности?
        Лгунья! У нее так тряслись руки, что она боялась надорвать пакетик с крекером. Как ей хотелось, чтобы ему не было безразлично ее присутствие в команде археологов. Может быть, когда-нибудь до этого дойдет? Но не сегодня.
        Он взял у нее из рук пакетик с крекером, надорвал, открыл и протянул ей. Проклятье, он всегда все замечал!
        - Так, получается, что я по-прежнему ничего для тебя не значу, - вздохнул Джек. - Тебя заботят только твои изыскания. Поэтому ты и не захотела ехать со мной в Калифорнию.
        - Ты знаешь, почему я не поехала с тобой. - Она испепеляла его взглядом. - Во-первых, ты не просил меня поехать. Во-вторых, там я не могла бы сделать ничего значительного. И в-третьих…
        - Я не просил тебя поехать со мной, - перебил он, - потому что даже встречу с тобой мне приходилось назначать через секретаря. Ты была занята. Вся в работе.
        - Да что ты говоришь! А ты был всегда доступен? Ты участвовал во всех комитетах. Даже уикенды ты проводил в делах.
        - Никаких лучших занятий мне не оставалось. Тебя никогда не было дома. Я знал, что ты любишь свою работу, добиваешься успеха. И я был доволен. Но чем я был недоволен, так это твоим безразличием. Тебя не интересовало ничего из того, что я мог предложить.
        - Это не правда! Я гордилась тобой. Твоей совершенной работой.
        - О да, ты так гордилась, что даже не пришла на прощальный обед, который кафедра устроила для меня.
        - Я говорила тебе…
        - Ты говорила мне, что очень занята. Ты всегда была очень занята. Ты не могла найти пару часов?
        - А зачем? Тебе мало было хвалебных слов сотрудников университета?
        Он сощурился.
        - Может быть. Но как приятно было бы услышать добрые слова от тебя. Но вместо этого ты прислала свою визитную карточку: «Желаю удачи». Ты даже не сожалела, когда не увидела меня перед отъездом. Ты испытала облегчение.
        - Не говори мне, какой я была! Ты понятия не имеешь, что я чувствовала. - Джек не мог знать, как ее обидело, что он собрал вещи и уехал. Она не каменная. Да, она не гордилась своим поведением в тот день, когда он уехал и когда она закрыла последнюю главу их совместной жизни. - Послушай, Джек, сейчас не время разбираться в том, что случилось тогда. Это уже история. Единственное, о чем я тебя прошу: в следующий раз, когда тебе вздумается копать в моей экспедиции, дай мне заранее знать.
        - Зачем? Ты собираешься снова вернуться с полпути?
        Именно так она и поступила тогда. А теперь слишком поздно что-либо менять…
        - Почему? - нарочито равнодушно удивилась она. - Прошлое есть прошлое. У нас было и хорошее время, когда мы вместе работали. Что мешает нам повторить это снова?
        - Рад, что ты так сказала, - холодно проговорил он. - Сезон наверняка сложится для нас удачно. Только надо отделять мысли от эмоций.
        - Пусть будет так, - согласилась она, только чтобы не спорить.
        Он сел рядом с ней и вытянул ноги. Будто они случайные знакомые, а не женатая пара, несколько минут назад готовая перегрызть друг другу горло.
        Оливия почувствовала, что он рассматривает ее. Он внимательно изучал ее, словно собирался классифицировать. Куда ее отнести - к поздним римлянам или к эллинам?
        - Ты выглядишь лучше, - сказал он.
        - Спасибо, - пробормотала она. Что он имел в виду? Лучше, чем несколько минут назад, или лучше, чем два года назад? Но она не станет спрашивать!
        - Хорошо, что мы будем работать вместе. Еще один раз, - сказал он.
        Еще один раз? А потом что? Подпишет ли он бумаги о разводе? Ознакомился ли он уже с ними? К ней он относится как к члену команды, с которым вместе работает. Как к участнику экспедиции с трудным характером, но не так, как к человеку, который значит для него все!
        - Я читала твою статью в «Археологическом сборнике», - сказала Оливия, отчаянно пытаясь изменить тему разговора. - Интересные выводы.
        Она не сказала «неправильные выводы». Но именно эти слова она имела в виду.
        - Так ты не согласна со мной? - спросил он.
        - Что на эпоху фараонов оказало влияние изменение климата? Это смешно. И у тебя нет доказательств.
        - Ни у кого нет доказательств. Никаких. Оливия незаметно отодвинулась от него.
        Теперь он для нее лишь коллега. Точно так же она относилась ко всем, кто будет работать на раскопках, например к Мэрилин Осборн. Это была женщина средних лет, археолог из университета в Питтсбурге. Сейчас она медленно ковыляла по палубе, направляясь к ним.
        - Как вы себя чувствуете? - спросила она Оливию.
        - Прекрасно. Благодарю вас, - натянуто ответила Оливия. Она не хотела, чтобы считали, будто у нее проблемы со здоровьем.
        - Как сказал Гомер: «Берегись штормовых морей в мае». Вы бывали на Сирисе раньше? - спросила Мэрилин.
        Оливия кратко переглянулась с Джеком.
        - Да, несколько лет назад, - промямлила Оливия.
        - Я собираюсь в бар, - Джек встал. - Мэрилин, вам что-нибудь принести? - (Женщина покачала головой.) - А тебе, любимая? - повернулся он к Оливии. - Еще чаю?
        Она закусила губу. Как он смеет называть ее любимой!
        - Нет, спасибо. - Как это на него похоже - исчезать, когда разговор становится рискованным! И еще притворяется, будто не получил бумаги о разводе…
        Мэрилин заняла на скамейке место Джека.
        - Я слышала, что вы женаты? Вы знаете, куда он пошел?
        - Для меня это неважно. Мы сейчас в процессе развода. Мы… живем отдельно. Джек в Калифорнии, я - в Сайта-Кларите.
        - Я понятия не имела… Надеюсь, это не прибавит нам трудностей?
        - Нет, конечно, нет. Мы и прежде работали вместе. У нас это прекрасно получается. - И Оливия наградила Мэрилин, как она надеялась, уверенной улыбкой.
        - Это очень профессионально с вашей стороны, - оценила услышанное Мэрилин. Я бы так не могла. Я замужем семнадцать лет. Роджер - домашний папа, к счастью для меня. Двое наших мальчиков сейчас подростки. Вы же знаете, что это такое.
        - По правде говоря, не знаю. - Оливия почувствовала, как возвращается тошнота. Не мысль ли о детях-подростках этому причина? У нее вот нет детей и… никогда не будет.
        - У вас нет детей?
        Оливия встала и быстро подошла к краю парома. Годами никто не задавал ей этот вопрос. Наконец ее вырвало прямо у ног Джека, возвращавшегося с нижней палубы.
        - О господи! Прости, пожалуйста, - пробормотала она, жаркая кровь бросилась ей в лицо.
        - Что случилось? - Он положил руки ей на плечи. - Я думал, ты в порядке.
        Просто я не выношу разговоров о детях.
        - Не знаю. Наверное, ты прав, у меня слабый желудок. Мы скоро пристанем?
        Джек взглянул на горизонт. Ему показалось, что он различает извилистую линию Сириса.
        - Странно, - проговорил он и отошел от бортика парома.
        - Ты о чем? - спросила Оливия, которая побрела за ним.
        Слава богу, ей стало лучше. Он не выносил ее страданий. Это напоминало ему последние годы их совместной жизни. Оливия явно пыталась загнать в бутылку свои чувства. Но он знал, что она испытывает. Она всегда скрывала боль. И никто не жалел ее. Особенно он.
        Нет, он пытался помочь ей, но она всегда поворачивалась к нему спиной. В конце концов он отказался от всяких попыток примириться и принял предложение ехать в Калифорнию.
        Джек до сих пор размышлял, правильно ли он сделал, что уехал. Вероятно, надо было быть настойчивее. Тогда бы выстоял их брак. Но не все еще потеряно. Джек решил, что этим летом он вновь попытается наладить с Оливией отношения. Если здесь, на этом красивом острове, она не растает, тогда он отступит окончательно.
        - Земли совершенно не видно. - Джек продолжал вглядываться в горизонт. - Такое в Эгейском море бывает не часто. И нигде никаких судов. Надо посмотреть карту.
        Откуда-то с нижней палубы донесся сильный, громкий удар. Началась отвратительная вибрация. Оливию буквально бросило на Джека. В следующее мгновение к нему вернулись воспоминания…
        - Что это? - спросила она, быстро освобождаясь из его объятий. Так быстро, что он почти не понял, была ли она в них. Сколько раз ему снилось, что Оливия возвращается к нему. Проснувшись, он обнаруживал, что Оливия за шестьсот миль от него. Или за шесть тысяч миль…
        - Похоже, в машинном отделении что-то случилось, - сказал он, одной рукой держась за ограждение, другой приглаживая волосы. - Надеюсь, они смогут хотя бы управлять паромом. Иначе дело… плохо. - Пока он говорил, неуправляемое судно повернулось, быстро понеслось боком, потом остановилось.
        На палубе толпились пассажиры, выскочившие из кают. Археологи окружили его и говорили все разом.
        - Джек, что случилось?
        - Что мы должны делать?
        - Почему мы стоим?
        - Успокойтесь, - обратился он к коллегам. - Сейчас я пойду поговорю с капитаном. А вы тем временем на всякий случай наденьте спасательные жилеты. - Он не был руководителем этой экспедиции. Руководил ими уважаемый ученый, профессор Тадеуш Роббинс. В данный момент профессор стоял на палубе, почесывал в затылке и озабоченно оглядывал собравшихся.
        Джек снял брезент со скамейки, на которой они сидели, и вытащил из-под нее охапку оранжевых спасательных жилетов.
        - Каждый берет один, - распорядился он и, вытаскивая из кучи, протягивал жилет.
        Оливия застегнулась одна из первых и теперь помогала другим.
        - Боже мой, - воскликнула студентка-выпускница, - мы что, собираемся прямо на дно?
        - Пока еще нет, - спокойно ответил Джек. - Но что бы ни случилось, догадываюсь, что здесь мы простоим долго. Паром обо что-то ударился, и это не похоже на мелкую поломку, которую можно исправить с помощью отвертки.
        Он все разъяснил. Постарался не допустить паники. В таких обстоятельствах это правило номер один.
        Краем глаза Джек заметил, как гречанка из пассажиров хотела позвонить по мобильнику, но вскоре бросила свои попытки. Плохой сигнал. А если им понадобится позвонить, чтобы вызвать помощь?
        - Худший сценарий, - объяснял Джек группе. - Сейчас экипаж вызовет буксир, и он потащит нас к острову. К счастью, греки едят поздно, и у нас есть еще шанс попасть к обеду.
        - Если так, то зачем мы надеваем спасательные жилеты? - спросила Мэрилин, которая запуталась в шнуровке жилета.
        К ней подошла Оливия и помогла завязать шнурки. Несколько минут назад она была бледной, ее всю трясло, но сейчас молодую женщину не узнать. Во время непредвиденных обстоятельств она всегда превращалась в несокрушимую скалу. Оливия была способна справиться с любыми проблемами. Вот только с браком у нее не вышло. Но это уже другой вопрос…
        - Лучше быть готовым к любому развитию событий, - ответил Джек.
        Ровное гудение мотора в машинном отделении парома еще недавно давало Джеку ложное чувство благополучия и безопасности. Теперь оно исчезло. Осталось опасное безмолвие. Он надеялся, что люди этого не замечают. Кроме Оливии. Ему никогда не удавалось что-либо скрыть от нее.
        Джек огляделся. Куда девалась команда? Ушла на нижнюю палубу? Вскоре они сделают объявление и объяснят, что произошло. Они будут говорить по-гречески. Кто переведет? Может быть, Оливия? Его восхищало ее отношение к языкам. Она была удивительна во многом. Вот еще одна причина, почему он рад, что она здесь. К счастью, Джек умел отделять личное от профессионального.
        Да он и сам никогда и ни в чем не терпел поражений. Пока не женился на Оливии. Проиграл самое важное в жизни дело.
        Он огляделся. Она рядом, помогает профессору Роббинсу и другим пассажирам справиться с жилетами. Оливия вроде бы полностью совладала с тошнотой. Потому что нашла свое место.
        Время шло. Никаких объявлений. Команды не видно. Вместо этого из вентиляции вырвалось безобразное черное облако. Джек перевел свою группу на другую сторону парома.
        - Что это значит? - Возле него появилась Оливия, озабоченно глядя на густой дым.
        - Ничего хорошего, - хмуро ответил он. - Огонь, вероятно, в машинном отделении.
        - Огонь? - Она вытаращила глаза. - Где спасательные лодки?
        Он печально покачал головой. Джек знал, что Оливия спокойно воспримет любое сообщение. Другая может упасть в обморок, но не Оливия.
        - А эти надувные плотики? - Она показала на белые капсулы. - Предполагается, что, попав в воду, они автоматически надуваются?
        - Предполагается, это правда. Но действуют ли они, не знаю. Надеюсь, действуют. - Он говорил спокойно. Ему не хотелось, чтобы его услышали. Оливия - единственная, в кого он верил. Она не впадет в панику.
        - Я читала рассказы о перевернувшихся паромах…
        Он мрачно кивнул. Он читал те же рассказы. Команда струсила и прыгнула за борт. Пассажиры остались одни.
        - Не беспокойся. - Он положил руки ей на плечо. - Я позабочусь обо всем.
        Оливия кивнула. Она постоянно влипала в какие-то истории. Пещера в районе Тира, наводнение на острове Родос… Но что бы ни случалось, Джек мог рассчитывать на нее. Пока другие беспокоились об углеродном методе датировки и искали черепки амфор, Оливия Окли занималась несчастными случаями. А во время раскопок они случались то и дело.
        - Ты не можешь заботиться обо всех. Где команда? - спросила Оливия.
        - Не знаю. Может, покинула судно. Оставайся со мной. - Он отвернулся от нее и закричал: - Внимание! Садимся на плоты. - Джек побежал к правому борту парома, где лежало несколько плотов. С помощью остальных мужчин он стал спускать один из них на воду. Паром начал крениться на бок.
        - Быстро на плот! - крикнул он. - Я буду на нижней палубе.
        Сначала он помог Мэрилин, потом маленькой гречанке, затем Роббинсу. За ним последовали студенты и другие пассажиры.
        - Залезай, - крикнул он Оливии.
        - Я подожду тебя.
        - Не надо меня ждать. Забирайся!
        Она открыла было рот, собираясь протестовать, но он толкнул ее в сторону плота. И тогда она посмотрела на него. О, Джек знал этот взгляд… Когда плот заполнился, с помощью лебедки он стал опускать его на воду.
        - А как же вы, Джек? - закричал один из студентов.
        - Я потом уйду. Не налетите на скалу. Когда плот коснется воды, отцепите крюк от лебедки. Он за вашей спиной. Вы поняли?
        Парень прокричал что-то утвердительное. Джек поймал взгляд Оливии. Она не выглядела счастливой.
        - Залезай. Если ты этого не сделаешь, плот пойдет ко дну вместе с паромом! - прокричал Джек. - Это важно. Залезай! - Он показал головой на сложенные канаты. Оливия выглядела побледневшей и решительной. Наконец она выполнила все, что надо.
        - Хорошая девушка, - неслышно пробормотал он.

        Первый плот ударился о воду. Оливия подпрыгнула на своем сиденье.
        Проклятье! Джек разыгрывает из себя героя. Ему надо было быть с ними! Они так нуждались в нем. Как всегда, он взял ответственность на себя.
        Оливия посмотрела на него. Он показал ей большой палец. Она вздохнула с облегчением. Джек уже готовился присоединиться к ним. Крюк лебедки ударялся о борт парома. Она посмотрела на парня, который должен был высвободить канат с другого конца. Он выполнил задание.
        Она снова огляделась. Где же Джек? Палуба парома скрылась за густым дымом и пламенем. Двое мужчин нашли на плоту весла и начали грести словно одержимые, чтобы скорее подальше уйти от парома и второго плота.
        - Подождите! - крикнула она так, что у нее заболело горло. - Стойте! Мы не можем бросить здесь Джека!
        - Надо подальше отойти от судна, оно вот-вот перевернется, - сказал кто-то сидевший рядом с ней. - Если Джек еще там, он выпрыгнет.
        Плот течением относило все дальше от накренившегося парома. К небу снова вырвался столб густого дыма. Второй плот огибал паром. В отчаянии Оливия рассматривала его пассажиров - Джека среди них не было. В состоянии, близком к истерике, она посмотрела вверх на накренившийся под жутким углом паром. Он все еще был на палубе, помогал какому-то старику надеть спасательный жилет.
        - Джек, прыгай! - закричала она.
        Вот Джек помог пожилому человеку перебраться через ограждение и прыгнуть в воду. Потом Джек проверил шнуровку на своем спасательном жилете. У нее замерло сердце. Она наблюдала, как он перелез через ограждение и прыгнул в воду. И в ту же секунду палуба исчезла в дыму. Оливия почувствовала, как по щекам бегут слезы облегчения.
        Он спасся…

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        В отеле «Аргос» сделали все возможное, чтобы заботливо встретить выживших после пожара на пароме. Маленькая гостиница на холме, смотревшая на море, использовала все возможности, чтобы разместить гостей - археологов и ежегодных туристов. Хозяйка гостиницы Хелен Мариноку тепло приветствовала постояльцев. Из кухни доносились заманчивые запахи жареного мяса и приготовленной в духовке пасты.
        Но Оливия не замечала ни очарования деревянных панелей столовой, ни тарелок с едой, от одного вида которой у всех бежали слюнки. Она сидела на углу длинного стола, окруженная членами своей группы, и не спускала глаз с двери. Желудок стянуло судорогой. Она не могла есть, не могла проглотить хотя бы ложку традиционного салата мецедес, зеленого перца с побегами какой-то зелени. Официантка поставила посреди стола целое блюдо этого лакомства. Да, за столом собрались все - их подобрал проходивший мимо рыболовный траулер и доставил на остров. Всех, кроме Джека.
        Фред Степлес, студент из университета Джека, начал разливать местное вино, пахшее сосновой смолой. Когда Оливия не подняла бокал для тоста, он озадаченно посмотрел на нее.
        - Вы беспокоитесь о профессоре Окли? - спросил он. - Он прибудет со следующим спасательным судном. Или сам доплывет до берега. Я и прежде бывал с ним в экспедициях. Жара или шторм - ему все равно. Удивительный человек.
        Оливия с трудом улыбнулась. Джек и правда удивительный. Во всяком случае, для своих студентов. Они обожали его. Но он не был бессмертным, хотя часто говорил, что у него девять жизней. Сейчас он, должно быть, их уже использовал…
        - Уверена, что он скоро появится. - Но Оливия вовсе не была уверена. Кроме нее, никто не видел, как он прыгнул с парома. Никто не видел его потом.
        Она умоляла капитана рыболовного судна вернуться к тонущему парому и поискать его. Тот отказался. Мол, корабль и так перегружен, а сзади идут другие суда, которые будут искать выживших. Все не сомневались, что Джек будет спасен.
        За столом все болтали и смеялись, пили и ели. Нормальный обед. Ее нервы больше не выдержали. Она встала и пошла через шумную, переполненную обедающими комнату. Оливия почти добралась до двери, когда в нее вошел Джек. Лицо в саже, на плечах жуткая грязная футболка и выцветшая на солнце старая куртка. И, как обычно, насмешливая гримаса. Она жадно втянула воздух и вцепилась кулаком в грязную майку.
        - Где ты был?!
        - Плыл. Скучала без меня?
        - Нет. - Она опустила руки. - Да.
        - Прости, что опоздал. - Он вел себя так, будто только что появился на коктейльной вечеринке у себя на факультете. - Мой обед не съели?
        Оливия сглотнула комок в горле и сжала челюсти, чтобы не вырвался взрыв сердитого отчаяния.
        - Почему ты не вернулся с нами? Что с тобой случилось? Ждал, пока все пассажиры оставят паром? Ты не понимал, что наша группа зависит от тебя?
        - От меня? Брось, Оливия. Раскопками руководит профессор Роббинс.
        Оливия оглянулась и посмотрела на человека, о котором говорил Джек. Тот сидел во главе стола и наслаждался бокалом вина с таким видом, будто у него вообще не было никаких забот.
        - Профессор Роббинс, может быть, и знаменит в археологии, но как руководитель он на нуле, - пробормотала она. - Вся экспедиция бы провалилась, если бы… - Она покачала головой. - Не имеет значения.
        Что пользы говорить громкие слова и злиться? Джек все равно будет поступать так, как он поступил. Он всегда так делал и будет делать. Ей остается только выпустить пар.
        - Успокойся, - сказал Джек и взял ее руки в свои.
        - Успокойся? - взорвалась она. - Тебе легко говорить. Ты знал, где находишься. Мы не знали. Думали, что ты на дне моря. Не пора ли тебе начать думать о ком-то другом? Не только о себе?
        - Я думал. Я не переставая думал о тебе, - говорил он с полуулыбкой. - Меня выловил очень симпатичный рыбак с траулера и дал сухую одежду. Она на мне. А до этого я думал, что смогу доплыть до берега сам. Каждый раз, когда я видел акулу или волна била меня в лицо, я думал о тебе.
        Оливия с трудом сглотнула и опустила руки. Так значит, Джек думал о ней!
        - Мне следовало бы знать, что заставит тебя выжить. Твои обычные амбиции и твоя суперконкурентная натура, - проговорила она. - С чем бы ты ни столкнулся - пыльная буря, наводнение, ливень, - ты всегда побеждаешь. Но однажды, Джек… Однажды… - Она запнулась. Однажды он проиграет. А ее не будет рядом, когда это случится. Нет, с нее хватит! Больше никакого героизма. И никакого Джека.
        - Все здесь? - Он окинул взглядом зал. - Больных нет?
        - Да, да. Все в порядке. Только… Только тебя одного не было. Люди беспокоились о тебе.
        На самом деле никто так не беспокоился, как она. Они же не были его женой.
        - Это приятно слышать. Ты же хорошо меня знаешь. Я никогда не опаздываю к обеду. Конечно, если не идет ко дну мой корабль. Другими словами, я не собираюсь пропустить потрясающие греческие блюда. Я проголодался. Где ты сидишь?
        Она повела его к своему месту за столом. И в этот момент в зале раздались слова, что Джек здесь! Прежде чем он сел, каждый встал и подошел к нему. Его обнимали, хлопали по спине и поздравляли со спасением. Хотя никто в этом и не сомневался. Джек - супергерой. Он выносливый и очаровательный. И ей предстоит сопротивляться этому очарованию… все долгое лето.
        Уголком глаза она заметила, что Джек разговаривает с профессором Роббинсом, который с облегчением смотрел на него. Возможно, понял, что слишком стар для такого рода приключений?..
        После обеда старшие члены группы, такие как профессор Роббинс, ушли в каменные бунгало, стоявшие среди сосен и оливковых деревьев. Усталая Оливия остановилась возле конторки портье, узнать, какой у нее номер.
        - Миссис Окли, - обратилась к ней Элена, молодая женщина за конторкой, - мы поселили вас и вашего мужа в комнате двести три наверху.
        - Что? Ох, нет! Мне нужна отдельная комната. Определенно Джеку тоже. Мы… мы по-настоящему не вместе. Нет. Вовсе нет.
        Элена озадаченно посмотрела на нее. Оливии не за что было сердиться на эту женщину. У них с Джеком одинаковая фамилия. И по закону они еще женаты. Должна ли Оливия объяснять, почему она рассталась с мужем? Конечно, такое случается везде, даже в Греции.
        - Простите, но мне сказали, что вы женаты и не будете возражать, если вас поселят вместе, - оправдывалась Элена. - Я бы рада вам помочь, но отель сегодня переполнен из-за аварии на пароме. У нас нет возможности предоставить каждому отдельный номер. Мы стараемся устроить всех. Надеюсь, вы понимаете…
        - Конечно, - быстро проговорила Оливия.
        - Это очень удобный номер. С просторной ванной. Но если вы не хотите этот номер…
        При мысли о горячей ванне кожа у Оливии покрылась пупырышками.
        - Нет, конечно, мы возьмем этот номер. Спасибо. Я бы не хотела выглядеть неблагодарной. - На одну ночь она может смириться с чем угодно. С чем угодно - ради горячей ванны. Завтра она найдет себе комнату, если придется переезжать из отеля. Она взяла ключ и, оглянувшись, увидела за спиной Джека.
        Она разглядела длинную царапину на его щеке, под глазом расплывался синяк. Ей пришлось сжать руки в кулак, чтобы сдержаться и не коснуться его лица.
        - Я… Нас поместили в одном номере. По ошибке. Но это только на сегодня. - Как ей хотелось, чтобы голос звучал увереннее!
        - Я слышал, - проговорил Джек. Он больше не улыбался и выглядел как побитый. Вероятно, не хотел жить с ней в одном номере. От усталости морщины углубились на его лице. Глаза полузакрыты…
        - Джек, ты выглядишь ужасно. Почему бы тебе… Сейчас пойдем наверх. Тебе надо хотя бы сбросить эти лохмотья.
        Тут до нее дошло, что у него нет другой одежды. И у нее тоже. И у всех остальных, кто был на пароме. Их багаж или промок, или сгорел. Им предстоит жить в одном номере. Без одежды…
        Она расправила плечи. Если Джек может принять такие условия, она тоже сможет. Слава богу, все научное оборудование они отправили на остров заранее.
        Комната оказалась маленькой, с деревянным полом, с вручную раскрашенными комодом и шкафом. И с обещанной большой фарфоровой ванной в примыкавшем к номеру помещении. Посередине стояла не очень широкая кровать, накрытая пледом ручной работы. Ну, а что она ожидала? Греки не знают, что такое кровать королевских размеров. И не знают, что бывают женатые пары, которые не спят вместе.
        Быстро оглядевшись, Оливия открыла дверь на балкон и вдохнула запах отдаленного моря и аромат растущего внизу тимьяна.
        - Иди первый в ванну, - сказала она ему. - Очень красивая ночь. Я буду здесь сидеть. - Она села и постаралась вообразить, что она в другой комнате, в другом отеле и даже в другой стране. В этом случае Джеку не удастся мучить ее воспоминаниями о счастливых временах - когда ванна была достаточно большая для двоих, а кровать - такая узкая, что они спали в объятиях друг друга…
        - Мы оба будем сидеть здесь. - Он подтащил два стула к балконной ограде.
        - Ты не устал? - почти в отчаянии спросила она.
        - А ты?
        - Устала.
        Она действительно устала. Устала притворяться, будто не тревожится за Джека. Устала притворяться, будто ее не беспокоит перспектива провести ночь в одной комнате и в одной постели с Джеком.
        - Наслаждайся роскошью, пока можешь. Скоро мы вернемся в наши палатки.
        - В палатки? А я думала…
        - Да, знаю. Это план Роббинса - остаться здесь, в отеле. Он любит комфорт. И это его раскопки. Но я хочу жить там, в поле, как в последний раз. Иначе мы потеряем уйму времени на разъезды в отель и обратно. А ты поедешь со мной или как?
        Как в последний раз…
        Слова эхом отдавались у нее в мозгу. Но на сей раз не будет так, как в последний раз. Тогда они жили в одной палатке и делили общие надежды и мечты. Это время ушло навсегда.
        Оливия и в самом деле может выбирать, где устроиться. Конечно, она может остаться в отеле со стариками, с горячей ванной каждый вечер, может позволить Джеку откопать первые находки. Даже узнать, кто был похоронен в этой могиле…
        - Конечно, я хочу быть там. Ведь в поле нас будет не двое, только ты и я? - Она рассматривала сломанный ноготь.
        - Чего ты боишься?
        - Я? Ничего не боюсь.
        Она лишь боится остаться с Джеком наедине в густой траве под безумным солнцем днем и под звездным небом ночью. Оливия молила Бога, чтобы и другие участники экспедиции отказались от удобных кроватей в отеле и тоже выбрали проживание в палатках.
        - Единственное, чего я боюсь, так это слухов. Люди уже начали поговаривать о наших отношениях…
        - Меня это совершенно не беспокоит, - Джек пожал плечами. - Нам же все ясно.
        - Мне все ясно, - кивнула она. - Мы больше не супружеская пара. Каждый из нас должен это знать.
        Он прямо посмотрел на нее.
        - Ладно. Сегодня ночью постель вся твоя, - он быстро закрыл тему и откинул голову на спинку стула. Боже, он еле жив! Ему надо отдохнуть!
        - После всего, что ты перенес, ты заслуживаешь удобного сна в постели, - объявила Оливия.
        - Я лягу на пол, - твердо проговорил он.
        - Ладно. Если ты не вообразил, что постель - это некий неправильно понятый рыцарский символ, я лягу на кровать. Но не жалуйся утром, что у тебя болит спина.

        - Ты собираешься принимать ванну? - Она стояла перед ним, уперев руки в бока.
        - Иди ты, я потом, - он махнул рукой в сторону ванной.
        Джек сидел на балконе один и смотрел в темную ночь. Вдали над морем мигали огоньки рыбачьих лодок. Наверное, в том числе и тех, что спасли Оливию и его. Он не лгал, когда говорил, что там, в море, думал о ней. Что только мысли о ней помогали ему выдержать волны, готовые утопить его, и усталость, бравшую верх. Он вспомнил, как боролся в холодной воде, почти не понимая, что он делает и зачем. Он не знал, увидит Оливию еще или нет. Там, в соленых волнах, он думал об их жизни, какая была у них, когда они жили вместе. И эти воспоминания не давали ему пойти на дно. Какая она становилась красивая, когда злилась на него…
        Раздался тихий стук в дверь. Джек открыл. Перед ним стояла Мэрилин с белым хлопчатобумажным халатом в руке.
        - Это для вашей жены, - сказала она. - Хелен нашла кое-какие вещи внизу. А я хожу, раздаю их женщинам.
        - Спасибо, - поблагодарил он. - Она оценит вашу заботу.
        - Надеюсь, я найду в здешних магазинчиках что-нибудь своего размера.
        Джек кивнул. Во время экспедиций с ним случались разные истории, но первый раз он начинал сезон вообще без всякой одежды.
        - Я рада, что вы это сделали, Джек, - мягко проговорила Мэрилин. - Конечно, мы верили, что вы справитесь.
        - Все правильно. Я рад, что мы все выжили.
        - Как себя чувствует ваша жена? Она так беспокоилась о вас, что я даже начала бояться за нее. Мы ничем не могли ее утешить. Она даже есть не могла…
        Оливия беспокоилась о нем? Это наверняка была не забота, а злость. Просто Оливия пришла в ярость, что он не сел на тот же плот, что и она.
        - С ней все в порядке. Отмокает в горячей ванне. Из кранов идет минеральная вода, вы это знаете? Очень восстанавливает.
        Мэрилин подалась вперед.
        - Она говорила что-то насчет того, что вы расстались, но…
        - Да, это так, - с сожалением подтвердил он. - Мы вместе работаем. Вот и все.
        - Гм, вижу, - протянула Мэрилин, оглядывая поверх его плеча комнату с одной кроватью.
        У Джека создалось впечатление, что она абсолютно ничего не видела. Если их брак распался, почему они сегодня ночью спят вместе? Ничего, скоро появится Оливия и все ей разъяснит. Это не его дело.
        Закрыв за Мэрилин дверь, Джек прислушался, как Оливия плещется в ванне. Если вернуться на семь лет назад, то он бы уже давно был бы там, с ней… Он мыл бы ей спину и натирал кожу травой. Мыльные пузырьки каскадом спускались по ее плечам к ложбинке между грудями…
        Он глубоко втянул воздух и громко выдохнул.
        Наверное, поехать на раскопки вместе, когда на самом деле они вместе не были, - не самая удачная идея. Он посмотрел на кровать. Все, о чем мог он думать, - это Оливия в ночном халате, в постели рядом с ним. Он с рекордной скоростью освобождает ее от халата и…
        Он бросил халат на постель и вернулся на балкон. Там почти упал на ближайший стул. Шансы на их объединение весьма хлипкие.
        Если бы воспоминания можно было бы так же легко отбросить, как халат на постель. Он закинул ноги на ограждение балкона, спиной прижался к подушке на стуле и закрыл глаза. Откуда-то снизу, с пляжа доносились звуки бузуки. Он давно не слушал этой греческой музыки. И хотя не знал слов, догадывался, что печальный напев рассказывает о потерянной любви.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        - О, какое красивое утро…
        При звуке напевавшего голоса Оливия резко села в кровати. И тут же заморгала, ослепленная солнцем. Его лучи проникали в комнату через жалюзи на окне.
        - О, какой прекрасный день, - продолжал доноситься голос Джека из ванной.
        Он пел свою любимую песню из мюзикла «Оклахома». Так, будто за последние пять лет ничего не изменилось. И это Джек! Человек, который ворчал и раздражался, пока не получал свой утренний кофе. А она, хотя и любила рано вставать, спала сегодня мертвым сном. Кстати, который час?
        Оливия вышла на балкон в ночной рубашке, врученной ей в долг. Боже, как хорошо! Море сверкало под утренним солнцем. Маленькие лодки уходили в синюю даль. Снизу из кухни доносился божественный аромат кофе и свежеиспеченного горячего хлеба. Во внутреннем дворике отеля за столиками сидели люди и завтракали. Будто вчера ничего не произошло.
        Голос Джека проникал и на балкон. «Сколько прекрасных чувств я встречаю по пути», - пел он.
        Вскоре он появился на балконе, одетый только в полотенце, обернутое вокруг талии. Капли воды слепили темные волосы на груди. Он пах лавандой и травами. У Оливии ослабли колени.
        - Почему ты не разбудил меня? - резко спросила она, быстро переводя взгляд с него на сцену под балконом.
        - Ты спала так мирно… Совершенно одна в этой большой кровати. Мне и в голову не пришло будить тебя. Кроме того, тебе требовалось отдохнуть.
        Она взглянула на него, осторожно избегая вида голых ног. Он не только пах хорошо, он и выглядел восхитительно грешно. Следы усталости исчезли. Улыбка стала дразнящей. Глаза горели, когда взгляд лениво скользил по ее фигуре, едва прикрытой тонкой хлопчатобумажной тканью. Она вздрогнула. Чувства подавали сигнал тревоги.
        - Ты спал здесь всю ночь? - Она показала взглядом на деревянную скамью.
        - Как бревно. А сейчас я проголодался. Что скажешь насчет завтрака в постели?
        - Завтрак в постели? Что люди подумают?
        - Что захотят, то и подумают.
        - Джек, этим летом мы только работаем вместе. Мы вместе не спим и не завтракаем вместе в постели. Это ясно?
        - Как и все, что ты говоришь, - кивнул он.
        Что-то уж слишком быстро он согласился… Наверняка задумал очередной «сюрприз», с подозрением подумала она.
        - Тогда спустимся вниз. Потом мне надо сделать кое-какие покупки. Тебе тоже. Надеюсь, ты не собираешься весь день носить полотенце. - Святые небеса! Даже когда у него будет настоящая одежда, она не сможет забыть, какие у него широкие плечи, как скульптурно выглядят его мышцы, как загорела кожа… Ей безумно хочется пробежаться пальцами по натянутому, точно барабан, животу…
        Они явно опаздывали. В патио собралось несколько постояльцев. Они все подняли голову и смотрели на Оливию и Джека, махали руками, улыбались. Их коллеги. Оливия почувствовала, как кровь прилила к щекам.
        Она поспешила укрыться в номере. Джек последовал за ней.
        - Это ты сделал! - Она гневно трясла головой.
        - Что я сделал? Только пропел тебе серенаду. Прости, - с улыбкой проговорил он.
        - Послушай, за нами тянется целая история. Формально мы все еще женаты. И похоже, каждый в экспедиции в курсе.
        - Ну и что ж? Оставь это им. Пусть себе думают, что хотят, - с улыбкой сказал он.
        - Мы не можем этого допустить! - Она поджала губы. - По одной причине. Это не честно! Я не позволю людям думать, будто мы живем вместе, когда это не так. Кстати, - она снова взглянула на полотенце, рискованно закрученное на его бедрах, - в ванной висят махровые халаты.
        - Правда? - удивился он. - Я и не заметил.
        - Неужели? - Он заметил. Вот только хотел довести ее до безумия. Но этим летом она твердо решила не поддаваться искушению.

        В патио подавали великолепный завтрак. Горячие рогалики, йогурт с грецкими орехами, темный мед и обжигающий черный кофе в крохотных чашечках. Джек проглотил свой кофе, поставил чашку на железный стол для грязной посуды и встал.
        - Чего мы ждем? Пора на раскопки.
        У Оливии проснулся аппетит, она взяла второй рогалик, намазала его тонким слоем тающего масла, сверху янтарным медом и впилась зубами в получившееся лакомство.
        - Не знаю, как тебе, а мне нужна одежда, - проворчала она. - Я не собираюсь копать в полотняном платье от дизайнера или в рубашке, которую носила последние три дня. Сначала надо зайти в магазин. Одежда нужна обоим. Да и ты будешь удобнее себя чувствовать в брюках и рубашке своего размера. - Оливия поморщилась, вспомнив чью-то безразмерную старую футболку и жуткую куртку-штормовку, в которой он появился в отеле вчера. - Кроме того, я уверена, что в любую минуту может появиться рыбак и потребовать у тебя назад свою одежду.
        Джек оглядел себя так, будто забыл, что вчера потерял все. И в этом весь Джек! Он никогда не оглядывается, всегда смотрит только вперед.
        - Ты права, - заговорил он. - Почему бы тебе не подобрать нужные вещи и для меня? Ну что там нужно? Джинсы, пару рубашек, мокасины, шляпу с широкими полями и крем от солнца. А я тем временем поговорю с Роббинсом, проверю наше оборудование и возьму напрокат машину. Я знаю, ты беспокоишься, как я справлюсь, правильно? Но ты же знаешь, это наш последний шанс.
        Не дожидаясь ответа, он вручил ей кредитную карточку и, прежде чем завернуть за угол, помахал рукой. Он направлялся к коттеджам, где поселился Роббинс. Она не успела даже запротестовать.
        Ты же знаешь, это наш последний шанс.
        Будь он проклят! Он уверен, что она помнит его размер? Его предпочтения в белье? А он помнит ее размер? Джек никогда не покупал для нее белье. Не помнил день ее рождения.
        Оливия вздохнула. К несчастью, она помнила о нем все, включая его день рождения. Она помнила, как он выглядит в клетчатых боксерских трусах. Как он любит тесные джинсы, обтягивающие его словно вторая кожа. Она помнила, как роскошно Джек выглядел на их свадьбе. И как быстро сбросил смокинг, едва они оказались в номере отеля…
        Еще она помнила, что, едва они приехали в университет Санта-Клариты, она оказалась на задней скамейке за спиной мужа. Он руководитель кафедры археологии, эксперт во всем, что касается античности. Не то чтобы он не заслуживал академического почтения. Он заслуживал. Но она чувствовала себя ничтожной, находящейся в тени его славы.
        Оливии вдруг расхотелось есть. Она повесила на плечо сумку, которую вчера умудрилась не потерять, так как не выпускала из рук, и направилась в отель.
        - Когда я приезжала сюда последний раз, стольких лавочек здесь не было! - Оливия заметила Мэрилин, которая расспрашивала гостиничного портье, как пройти в город.
        - За последние несколько лет Эрмуполис стал раем для туристов, - рассказывал портье. - Конечно, мы не Корфу, но наш остров тоже очень модное место. Все, в чем вы нуждаетесь, леди, в наши дни вы найдете в городе.
        - Кстати, - обратилась Оливия к клерку, - могу я купить махровые халаты, которые висят в ванной в нашем номере?
        - Конечно, я заверну их для вас.
        - Хотите, возьмем вместе такси? - предложила Мэрилин, выходя на улицу.
        На каменном заборе сидел мальчик в шортах и футболке. Темные волосы падали на лоб и почти закрывали глаза. Увидев их, он спрыгнул с забора.
        - Повести вас к достопримечательностям? К руинам? Говорю по-английски. Очень дешево.
        - Мы собираемся за покупками, - покачала головой Оливия.
        - Могу помочь, - с жаром продолжал мальчик. - Покажу английским леди, где лучше всего делать покупки.
        - Нет, спасибо. Кстати, мы американки, - с улыбкой добавила Оливия.
        Мальчишка выглядел разочарованным. И тогда она достала из кошелька доллар и дала ему. Он ласково и застенчиво улыбнулся. Оливия вспомнила, что надо бы поменять валюту, чтобы иметь местные деньги.
        - Миссис Окли? - мрачно обратилась к ней служащая отеля, стоявшая на ступеньках крыльца.
        - Да?
        - Пожалуйста, не поощряйте мальчика, - сказала она. - Он не должен здесь быть.
        - А где он должен быть? - спросила Оливия.
        - Дома, - пожала плечами женщина. - А он болтается здесь и старается подработать или ловит с пирса рыбу для местных ресторанов. По-моему, там он и должен быть, ловить рыбу. Мы не хотим, чтобы он приставал к нашим гостям.
        - Он не приставал ко мне, - возразила Оливия. Она оглянулась - мальчишка исчез.
        - А где он научился говорить по-английски? - спросила Оливия.
        - Просил деньги у туристов, так и научился, - неодобрительно пояснила женщина. - Вы сами его поощряете.
        - Я не… - начала было Оливия и тут же прервала себя, сообразив, что этой женщине ничего не объяснишь.

        Покупки они сделали легко, сворачивая в улочки, продуваемые морским ветром, с булыжными мостовыми и множеством лавочек, наполненных изделиями ручной работы. Им попадались и ювелирные магазины, которые дополняли очарование старого города. Появились здесь и новостройки.
        Жаль только, что из стильных бутиков исчезло хлопчатобумажное белье. Такое она положила в чемодан, который всегда брала в дорогу. Джеку она нравилась в шелке и кружевах… Впрочем, теперь это не имеет значения. Какое бы белье она ни носила, он его больше не увидит. Ни в отеле, ни в палатке. Нигде.
        В результате Оливия купила пару лифчиков без бретелек, кружевную ночную рубашку, несколько маек без рукавов и несколько атласных трусиков. Фактически у нее не было выбора. Она старалась спрятать покупки в сумку, чтобы Мэрилин не увидела. Но опоздала. Старая женщина вытаращила глаза, на губах заиграла насмешливая улыбка.
        - Второй медовый месяц? - со значением спросила она.
        Оливии хотелось ответить так, чтобы раз и навсегда отбить охоту к расспросам. Но им предстояло вместе работать все лето. Нет смысла враждовать. К тому же Мэрилин - женщина не вредная, только безнадежно романтичная.
        - У нас не было и первого медового месяца, - твердо ответила Оливия. - А здесь раскопки, а не медовый месяц. Давайте разойдемся на час, а потом встретимся в кафе за углом.
        Хвала небесам, Мэрилин не видела, как Оливия покупала белье для Джека! Никаких боксерских трусов здесь, конечно, не было. Оливии пришлось купить короткие трусы, которые, наверное, будут обтягивать его, как вторая кожа. Продавец вел себя исключительно внимательно. Он объяснил, что трусы будут подчеркивать мужские формы. Она еле сдержалась, чтобы не похвалиться: мол, у Джека формы не нуждаются в подчеркивании.
        - И они также пропускают воздух, - добавил продавец со своим очаровательным акцентом. - Их можно носить под любыми брюками в любую погоду… или при любой ситуации.
        Оливия не взялась бы угадать, какую ситуацию он имел в виду. Она купила полдюжины пар, быстро заплатила и перешла в соседнюю лавку. Разговаривать с продавцами о верхней одежде было гораздо легче.
        Она нашла для себя несколько пар удобных трусиков, несколько футболок и кожаные сандалии. Заплатила чеком. Потом пошла в примерочную и с облегчением переоделась. И сразу почувствовала себя другим человеком.
        Еще она купила для Джека несколько легких костюмов и теперь, нагруженная, несла многочисленные пакеты. Поскорей бы добраться до кафе за углом. И тут снова появился тот мальчик. Он уже протягивал руки к ее сверткам, чтобы помочь ей.
        - Как ты узнал, что я здесь? - спросила Оливия.
        - Я знаю, - улыбнулся он, следуя за ней мимо шикарных бутиков. - Я Илия.
        За углом она заметила Мэрилин, тоже нагруженную сумками и пакетами.
        - Вам, кажется, повезло. - Мэрилин рассматривала новое платье Оливии. - И вы снова встретили своего друга.
        Оливия уселась на террасе кофейни рядом с Мэрилин и жестом показала на свободный стул мальчику.
        - Что бы ты хотел выпить, Илия?
        Он быстро моргнул. Паренек явно не привык к такому обращению.
        - Кофе.
        - Кофе? А сколько тебе лет? Кофе остановит твой рост. Ты можешь выпить сок. - Оливия взглянула на его худые плечи. - И что-нибудь поесть.
        Втроем они съели большой салатник с мидиями, несколько кусков мяса молодого ягненка, поджаренных на гриле, долму, зеленый салат, оливки. Мальчик ел так быстро, что, глядя на него, Оливия задумалась. Кто его кормит, кто заботится о нем? Есть ли у него кто-нибудь из родных?
        Впрочем, не важно. Это не ее дело.
        Оливия расплатилась, и она с Мэрилин встали. Мальчик моментально вскочил и забрал все покупки Оливии. Он стоял на тротуаре и свистел, подзывая такси. Когда они сели в машину, Илия передал Оливии все ее свертки и пакеты. Он казался таким неприкаянным, что она спросила, куда он теперь. Мальчик неопределенно пожал плечами.
        - Садись.
        Он улыбнулся и сел рядом с водителем.
        - Оливия, куда мы его повезем? - удивилась Мэрилин.
        - Наверное, назад, в наш отель.
        - Но ведь служащая сказала…
        - Персонал отеля - не моя проблема, - бросила Оливия. Ничто ее так не раздражало, как чье-то предупреждение, будто ей нельзя делать то, что она хочет. - Если я надумала нанять человека, чтобы он помог мне донести покупки или показать достопримечательности, я его найму. И это неважно, кто он: маленький бродяга или оракул из Дельф.
        Мальчик помог Оливии и Мэрилин подняться с покупками по ступеням отеля. Потом, заметив хмурый взгляд портье, так же незаметно исчез, как и появился.
        - Миссис Окли, - обратился к ней портье. - У меня есть для вас номер. Освободился один из коттеджей.
        - Правда? - Она пристроила сверток и с облегчением вздохнула. Она спасена. Коттедж среди сосен с видом на море! К тому же на приличном расстоянии от Джека. Можно брать такси и каждый день ездить на раскопки и домой. - Я возьму коттедж.
        - Где ты была? - спросил Джек, когда она вошла в их номер. Одной рукой он опирался на стену, а другой помахивал в воздухе. Вопрос прозвучал так, будто она уезжала на несколько дней, а не часов. В этом тоже был весь Джек. Нетерпеливый и требовательный.
        - Я ездила за покупками.
        Он смотрел на нее сверху вниз. Оценивающе проскользнул взглядом по белой в полоску легкой блузе без рукавов, которая вдруг показалась Оливии слишком тесной. Затем не спеша изучил ее зеленые шорты и перешел к ногам, медленно спустился к ступням в новых кожаных сандалиях. У Оливии возникло такое чувство, будто ее поджаривают на костре. Это Джек умел. Все время осмотра она не дышала, не сознавая этого. Наконец одобрительно произнес:
        - Хорошая работа. Мне нравятся твои покупки.
        - Надеюсь, тебе понравится и то, что я купила для тебя, - быстро включилась она. - У тебя нет выбора. Вся твоя одежда, как и моя, лежит на дне темного, как вино, моря.
        Она бросила на кровать пакеты с покупками. Один открылся, и из него выпали лифчики и трусики. Следует быть поосторожней! Особенно когда Джек взял лифчик и потер пальцами шелковые бретельки и кружева.
        - Твой? - спросил он, наклонив набок голову.
        - Нет. - Ей удалось высвободить из его большой руки эту вещицу. - Моей тети Элайс.
        - Мне нравится. У этой старой девы прекрасный вкус. Значительно лучше, чем то, что обычно носишь ты.
        - Что обычно ношу я, не твое дело!
        - А это мои джинсы или тоже тети Элайс? - Джек влез в следующий пакет.
        - Это твои.
        Джек не стал терять времени и переодеваться в ванной. Он просто спустил на пол чужие мешковатые брюки. Те самые, которые ему кто-то одолжил на греческой лодке. Новые джинсы прекрасно подошли ему. Оливия пыталась отвернуться, но ей не удалось.
        Ей надо благодарить небо, что он не стал мерить трусы. У нее и так начались проблемы с дыханием. Комната с каждой минутой становилась все меньше, в ней почти не осталось кислорода. Капельки пота выступили у Оливии на лбу.
        - Как поживает старая дева? - спросил он.
        - Что?!
        - Твоя тетя.
        - А-а-а… - Она присела на край кровати. - Прекрасно. В этом году отметит девяносто лет.
        - Это белье прекрасно бы сочеталось со шляпой, в какой она была на нашей свадьбе…
        - Я так и подумала!
        - Я хорошо помню старушку. Она чертовски хороший танцор. Передавай ей от меня привет.
        - Обязательно, - быстро согласилась Оливия. - Как только вернусь домой.
        - Она спрашивает обо мне?
        - Нет.
        Еще одна ложь. Тетя Элайс не перестает расспрашивать Оливию о Джеке. Не перестает вспоминать, какой он был красивый на свадьбе, как напоминал ее первого мужа и как повезло Оливии, что она нашла такого мужа. И ради бога, объясните ей, причитала тетя Элайс, почему Оливия не отправляется туда, куда поехал ее муж?
        Старушке и в голову не приходило, что Джек вовсе не хочет, чтобы Оливия ехала с ним. Она и не представляла, что Джек Окли - безрассудный авантюрист, мечтающий стать очередным Индианой Джонсом. Шляпу на глаза - вот и вся его позиция!
        - Ты добыла одежду. А я добыл палатку для нас и спальные мешки, - сообщил Джек. - Джип ждет нас. Мы отправляемся на свидание с Александром Великим и его последователями! - Он собрал все ее пакеты и кивнул на дверь. В эту минуту Джек был похож на скаковую лошадь у стартовых ворот. - Поехали!
        - Палатку для нас? - Предупреждающие колокольчики звенели в ее голове. Слава богу, что нашелся свободный коттедж. И он записан на ее имя. - Нет, Джек. Я не могу. Я останусь в городе. Так будет лучше.
        - Ладно. Твоя палатка, - сказал он, бомбардируя ее словами, будто маленькими камушками. - Об остальном мы уже договорились. Я сплю под открытым небом. И не буду слышать, как ты храпишь.
        - Я не храплю, ты знаешь!
        - Послушай, Оливия, или мы это делаем, или не делаем. Если ты не можешь справиться с летними работами, так и скажи. Если какие-то оставшиеся чувства делают для тебя невозможной работу со мной, скажи об этом сейчас. Да или нет? Я думал, мы сумеем работать без эмоций. Теперь скажи, мы работаем или нет?
        Он наклонился и надел широкополую шляпу, которую она купила ему. Оливию точно током ударило. Он и в самом деле выглядел как Индиана Джонс. Сексуальный, мужественный, истинный мачо. Он готов завоевывать мир.
        Почему она купила ему такую шляпу? Потому что знала, как он будет в ней выглядеть. И не могла сопротивляться.
        Оливия мучительно соображала, какую придумать причину, почему она остается в стороне от раскопок. Не может же она сказать, что боится сделать колоссальную ошибку - снова влюбиться в него! Даже когда он ходил в этой смешной, чужой одежде, ей стоило большого труда сохранять трезвую голову. А теперь, в новых джинсах, обтягивающих его ноги, и в этой шляпе Джек стал еще более опасен. Он стоял такой сильный, загорелый, красивый. И уверенный. И всегда будет уверенным.
        Он не сомневался, что они найдут эту исчезнувшую могилу. Уверенно собрал группу. Уверенно пережил аварию, преградившую было ему путь. И не сомневался, что она пойдет с ним. Или сомневался? Не мелькала ли в его голубых глазах некая неопределенность?
        Она глубоко вздохнула и отступила под его напряженным взглядом.
        - Никаких чувств! - резко бросила она. - Работаем.
        Джек кивнул и взял ее за руку. Но не пожал. Он очень долго смотрел ей в глаза, в самую их глубину. В такую глубину, что мог видеть ее душу. Наверное, он точно знал, какое воздействие оказывает на нее.
        - Ты не пожалеешь, - сказал он. - Обещаю.
        Когда-то он обещал любить ее вечно. Не много ли обещаний со стороны одного человека?

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Как и семь лет назад, взятый напрокат джип стоял нагруженный оборудованием: лопатами, мотыгами, картами, сверлами, специальными ножами, генератором, бензином, емкостями с питьевой водой и огромными корзинами с продуктами, заказанными в отеле. Все это приготовил он.
        Джек хотел провести экспедицию на высоком уровне. Их ждут тяжелые времена и плохие дни, но ведь будут и хорошие. Джека ждала тяжелая работа. И самая трудная часть ее - убедить Оливию, что у них есть шанс быть вместе. Как это сделать, не вспоминая болезненное прошлое, он не знал.
        Не знал, как теперь она относится к нему. Зато ему было известно, что бумаги о разводе уже запущены в процесс. А он собирается сделать последнюю попытку, чтобы спасти их брак. Если она опять оттолкнет его, если его попытка потерпит неудачу, что ж… Во всяком случае, он не будет жить дальше, упрекая себя, что не приложил все силы, чтобы вернуть Оливию.
        Жара усиливалась. Джек надеялся начать пораньше, чтобы избежать самого пекла. Он все предусмотрел. Заказал ленч и уже мысленно рисовал картину пикника под деревьями с видом на море. И они с Оливией вдвоем. У этих летних работ должно быть хорошее начало. Второе начало. Забыть несчастный случай с паромом и сделать все похожим на прежние времена. Но что-то подсказывало ему, что прежние времена ушли навсегда.
        Джеку хотелось до начала раскопок немного побыть наедине с Оливией. Но времени оставалось мало. Рабочие ждали их на раскопках с прошлой недели. Первая группа по расписанию должна была прибыть сегодня во второй половине дня.
        Дорога осталась прежней - сплошь рытвины и колдобины. Но в джипе на этот раз было не только оборудование и продукты. В джипе царило напряжение, которое становилось тем сильнее, чем ближе они подъезжали к месту раскопок.
        Джек чувствовал его, но делал вид, будто напряжения нет и в помине. Он настроил себя не ждать многого ни от Оливии, ни от раскопок.
        Он изучил небо в поисках темного облака. Хотя бы какой-нибудь намек на дождь. Ничего.
        - Похоже, будет хорошая погода, - проговорил он.
        Стоп! Это значит, ему предстоит спать под звездами. Или, если точнее, изводить себя под звездами. А Оливия будет крепко спать в палатке. И ей приснится сон, что она, а не он, найдет бесценные монеты и глиняный сосуд.
        - Красиво, - согласилась она. - Похоже на послеполуденное солнце в Греции. Ярче и жарче, чем в любой другой точке земли. Почему так? Может быть, из-за белых домов и золотого песка на берегу?
        - Или, может быть, из-за меня? Я послал хороший дух в стратосферу.
        Она покосилась на него - глаза прищурены, но ни намека на улыбку.
        - Почему мне это не пришло в голову? Конечно, это из-за тебя, Джек. Солнце и звезды вертятся вокруг тебя. Так же, как и весь мир археологии. Как я могла забыть?
        Ветер сдул ее поцелованную солнцем светлую прядь на щеку. А Джек лишь крепче вцепился в руль, чтобы удержаться и не убрать ей за ушко выбившиеся прядки. Как ему хотелось пробежаться рукой по ее шелковым волосам и погрузить в них лицо…
        Джек не мог забыть ее кружевной лифчик, который она купила утром, продолжал мысленно рисовать картины, как она выглядит в этом кружеве…
        Джип тряхануло на выбоине, и они оба подпрыгнули на сиденье.
        - Дорога здесь не стала лучше, - перевела дух Оливия.
        - Радуйся, что нам не придется ездить каждый день, - заметил он, когда они проезжали мимо группы мужчин в мешковатых черных штанах и безрукавках. - Это на случай, если ты передумаешь остаться здесь.
        - Не передумаю, - сказала она, но не очень уверенно. - Как насчет еды?
        - Роббинс нанял местного повара для нас и для команды, которая будет копать, и для сторожей, которые будут охранять участок. Сегодня к вечеру все должно быть на месте. Включая компьютеры и генератор. Я знаю, некоторые думают, что Роббинс слишком стар для такого рода раскопок. Но он прекрасный организатор. Хотя мы потеряли все наши личные вещи, начало работ не задержалось. Роббинс на это лето возлагает большие надежды. Он не экономит на расходах, используя свой грант. Поэтому все идет довольно гладко. И даже если он сам остановится в отеле и несколько дней будет любоваться достопримечательностями, я не буду жаловаться. Он это заслужил. К тому же это даст нам возможность достичь своей цели.
        - Вроде той могилы?
        Он кивнул. Ему нравилось, когда у нее так сияли глаза. Конечно, все археологи ценят открытия, сделанные в поле. Но есть кабинетные академики, которые предоставляют другим выполнять самую грязную работу. Роббинс и некоторые из его студентов с удовольствием будут работать в лаборатории, чтобы внимательно изучать находки.
        Но Оливия не такая. Она не боится полуденного солнца и грязи по колено. Она будет просеивать и перебирать грунт, ощущая пальцами черепки древних ваз, угадывая их каким-то звериным чутьем.
        - Ночью кто-нибудь еще остается на участке? - спросила она, и в ее голосе слышалось какое-то беспокойство. Может быть, она нервничала, предвидя, что останется с ним вдвоем, да еще в одной палатке?
        - Не знаю, останется на раскопе кто-то еще или нет, - проговорил Джек таким тоном, будто ему все равно. Он вспомнил те ночи, когда они оба лежали рядом под звездами и разговаривали. Только вдвоем. И смотрели на небо. Их мысли слагались в мелодию, и слова стали не нужны. - Студенты берут напрокат мопеды, и каждый вечер уезжают в город, а утром приезжают. Молодые… Боятся упустить ночную жизнь. Ты помнишь, как это было…
        - Нет! По правде говоря, не помню. Ты, наверное, забыл, какая я была. Я оставалась на раскопе и до середины ночи изучала журналы и карты или пыталась собрать черепки глиняной посуды. - Она печально улыбнулась. - Совсем не так, как ты. Плейбой западного полушария. Я никогда не понимала, как тебе удается всю ночь веселиться и утром являться как ни в чем не бывало на раскоп.
        - Я, должно быть, именно так сжигал лишнюю энергию.
        - У тебя и сейчас много энергии, - заметила она. - Как ты вчера выжил, когда затонул паром, ума не приложу.
        - Знаешь, когда я был помоложе, все время что-то искал. Даже не знаю, что… - Джек лукавил - он знал, что искал. Он искал ее еще до того, как узнал о ее существовании. Он мог пить, всю ночь танцевать, флиртовать, смеяться, становиться душой компании, но при этом всегда знал, что упускает что-то главное. Но что? Или кого?
        Он понял все, когда увидел Оливию. Это произошло в один прекрасный день. Она заворачивала фрагмент маленькой фигурки Зевса. Он тогда сфотографировал Оливию, и этот снимок до сих пор стоял у него на столе.
        - Я думал, что был греком Зорбой.
        - Я тоже так думала. - Он не мог видеть ее лица - Оливия смотрела в боковое окно. Но в ее голосе прозвучала нотка печали.
        - Я не знал, что ты заметила, - удивился он.
        - Тебя все замечали.
        - Тогда я еще не встретил тебя!
        - Но вот ты встретил меня, но не заметил.
        - Как я мог тебя заметить? Ведь ты вся была покрыта пылью.
        Она засмеялась. Но это не было похоже на смех. Словно звук пробки, вылетевшей из бутылки с шампанским. Пузырьки газа, шипение, вскипание и вкус - еще до того, как вино попало на язык… Джек словно пил ее смех. Как шампанское…
        - Ты всегда был любителем вечеринок.
        - Не всегда.
        Только когда ее нет рядом. Тогда он становился беспокойным, не способным расслабиться. Вначале, когда Джек только приехал в Калифорнию, он не мог долго находиться в помещении, все время искал компанию, болтался по университетскому городку, обедал с коллегами - никогда не оставался один. Но зачем вспоминать старое?
        - Давай не говорить о прошлом, - предложила она.
        Он всей душой стоял за это. Но иногда все-таки придется вспоминать. Иначе они не смогут двигаться вперед.
        - Почему ты считаешь, что это могила Александра Македонского? - спросила она.
        - Александра? Может быть, и не его. Но кого-то тоже важного. Иначе зачем так старались спрятать ее? Фальшивые входы, тупики-ловушки.
        - А если это его жена или сын или начальник личной стражи? Ведь его могилу так и не нашли, правда? - Разговор переключился на безопасные темы, она откинулась назад и вроде бы расслабилась.
        - Все уверены, что Александр похоронен в египетском городе Мемфисе. Кроме меня, - заявил Джек.
        - Ты все еще думаешь, что его могила в Александрии?
        - Его тело тайно вывезли из Вавилона, где он умер, и отправили туда, где ему следовало быть. Он основал город. Город назвали его именем. Это был научный центр с самой богатой библиотекой, какая только известна в Древнем мире.
        - По-твоему выходит, что могила именно там потому, что это справедливо? - Она покачала головой. - Хотя то, во что ты хочешь верить, часто бывает на самом деле. У тебя очень развит инстинкт. В большинстве случаев ты бываешь прав.
        - Что ты говоришь, Оливия? - с насмешливым удивлением воскликнул он. - Это комплимент?
        - Ты не нуждаешься в моей оценке, Джек. Твои студенты и так считают, что ты супергерой. Ты - Мистер Археолог. Слышал бы ты их прошлым вечером! Они даже не беспокоились, что тебя нет на берегу.
        - А ты?..
        - Я не просто беспокоилась. Я была в ярости. Вспоминала тот случай, когда тебе во что бы то ни стало надо было залезть на скалу. И ты упал с высоты более трех метров и потерял сознание.
        - Конечно, всего на несколько минут. И скала осталась целой. И моя голова в порядке. Как новенькая.
        - А на следующий день, - продолжала Оливия, - ты залез в пещеру между двумя скалами и застрял там. Почему? Потому что хотел увидеть, нет ли там наскальных рисунков.
        - Они там были!
        - Их там не было!
        - Ну, может быть, не рисунки. Что-то похожее на гравюру.
        - Всего лишь обычные царапины.
        - Оливия, если ты не будешь использовать все шансы, никогда не найдешь, что ищешь.
        - Если ты не будешь безумно рисковать собой, можешь дожить до старости.
        - Ценность старости сильно преувеличена. Конечно, если не говорить о твоей тете. Когда тебе будет восемьдесят восемь, ты, наверное, будешь похожа на нее…
        - Восемьдесят девять, - поправила она. - Сомневаюсь. Это тот тип женщин, который нужен тебе. Темпераментная, взрывная, способная танцевать до рассвета…
        - Неправда, - вдруг посерьезнев, возразил он.
        - Во всяком случае, студенты думают, что ты великий, - засмеялась Оливия.
        - Но не такой великий, как Александр.
        - Таких великих, как он, больше не было. Поэтому империя и рассыпалась после его смерти.
        - И его жене пришлось бежать. Вместе с их сыном.
        - С сыном, которого он так и не увидел.
        Оливия рассматривала его руки на руле. Она была влюблена в его руки. Длинные, сильные, ловкие. Способные счищать столетия грязи со статуэтки, разглаживать страницы книги или нежно смахивать слезу с ее щеки.
        - Конечно, я бы порадовалась, если бы нашла древнее захоронение. Как и любой археолог.
        - И поэтому ты здесь? - Он сощурился и улыбнулся. - Чтобы найти следы Роксаны?
        - Она один из самых интересных характеров той эпохи. Но нельзя надеяться на такую удачу. Я буду счастлива, если мы найдем могильник, полный монет и стеклянных сосудов.
        - Я читал твою статью о жене Александра.
        - И что ты думаешь?
        - Очень симпатичная.
        - В самом деле? - удивилась она. - Это самое приятное, что ты сказал мне с тех пор, как мы приехали сюда. Будь осторожнее. Я могу вообразить неведомо что. - Джек не разбрасывался пустыми комплиментами в ее адрес.
        - Не говори мне, что ты не получила множества откликов. Я видел, как ты получала награду «Профессор года», которую присуждают студенты. Они все выбрали тебя.
        - Я счастлива, потому что люблю своих студентов. В особенности тех, кто не засыпает на лекциях.
        - Что еще ты знаешь о красавице Роксане? - спросил он.
        - Ничего нового. Его вторая жена была убита, а она продолжала жить с матерью Александра после его смерти. Но как она умерла и где похоронена, неизвестно.
        - Никто не знает так хорошо древнегреческие захоронения, как ты, - сказал он.
        Оливия должна бы радоваться. Должна бы гордиться, что Джек хочет работать с ней и ценит ее знания. Но она не радовалась. Даже напротив, она чувствовала себя увядшей. Будто кто-то проткнул шарик и весь воздух вышел. Это ее собственная вина Она позволила себе надеяться, что Джек хотел видеть ее на раскопках, потому что понял, что жить без нее не может. Потому что хотел провести с ней лето. И все устроил, чтобы так и получилось. Теперь он ясно объявил, что это вовсе не тот случай.
        - Ой, смотри, там полиция! - Оливия указала рукой вперед на дорогу.
        - Мы из археологической экспедиции, - сказал Джек, показывая полицейскому документы. Тот открыл для них широкие деревянные ворота.
        - Что-то новое, - пробормотала Оливия. В прошлый раз здесь на полях колосилась золотистая пшеница, на зеленой травке паслись овцы. Оливия помнила, в какой восторг ее привела эта картина.
        Теперь она стала старше, мудрее, искушеннее. Это было другое захоронение, другие раскопки: И ставка намного выше, ей было что терять. Джека, например.
        Оливия усмехнулась. Будто она уже не потеряла его два года назад!
        Вскоре они проехали вторые ворота с охраной.
        - На этот раз охранников больше, чем нужно, - проворчал Джек. Он еще раз показал документы.
        Они припарковались у ворот в тени оливы.
        - Думаешь, местные жители могли бы ограбить захоронение? - спросила она, выходя из джипа и окидывая взглядом место. Пред ней предстала такая мирная и спокойная сцена, такая пасторальная, что трудно поверить, будто им здесь что-то угрожает.
        - Или наши конкуренты. Роббинс старается поддерживать мир и покой, чтобы мы получили разрешение вернуться сюда снова в этом году. Но, может быть, произошла утечка информации? Ты же знаешь, какие археологи?
        - Жадные и безумные захватчики чужой территории. Ты это имел в виду?
        Он лишь усмехнулся и вытащил из багажника корзину с ленчем.
        - Давай сначала поедим, а потом приступим к делу. Я проголодался. Вопреки распространенному мнению я вовсе не супергерой. Надо сначала поесть, а потом начну выгружать вещи. Подозреваю, что обеда не будет допоздна. Греческое время.
        - А как же другие? Разве мы не поедим вместе со всеми? - нервно спросила Оливия. Ей вовсе не нужен романтический пикник на двоих.
        - Что-то я не вижу никого, а ты? Ладно, брось, давай поедим!
        Они шли по полю со старыми раскопами, отмеченными камнями. Остановились на краю обрыва, посмотрели вниз на грубо вырубленные скалы, на давно забытое поселение с храмом и кладбищем.
        - Могила там, внизу, - мягко проговорила она.
        - Если она там, мы найдем ее. У нас лучшая команда, есть нужное оборудование и хорошие люди. В этот раз мы найдем. Должны найти.
        Она кивнула. Если бы силой воли можно было найти захоронение, они бы действительно нашли. Джека хватит на это.
        Стоял гул. Мужчины в комбинезонах с лопатами и кирками работали повсюду. Одни копали, другие натягивали большую палатку и расставляли столы.
        - В этом году все намного лучше и удобнее, - заметила она.
        - Да. Есть даже переносные туалеты и душ. Холодная вода. Но в прошлый раз и такого душа не было, только море и пляж. Ты рада, что поехала?
        - Конечно. - Она рада, что поехала. Сейчас ее любимое время. Начало работ. Первый день на раскопе. Нескончаемый дневной свет. И скоро приедут еще люди. Нет причины бояться быть близко к Джеку. Он не хочет проблем, да и она тоже. Все, что ей нужно, это побольше силы воли. Вот если бы только эту волю можно было купить в виде таблеток в местной аптеке.
        Они оба направились в свое любимое место среди сосен под скалой. Наверное, он уже не помнит, как когда-то оттуда им нравилось наблюдать за солнцем, садящимся в Эгейское море. Наверное, он не помнит, что они купили в городе гамак с широкими тесемками и натянули его между двумя деревьями. Большой гамак на двоих. Она до сих пор хранит его дома, засунув подальше в шкаф.
        Она поставила на камень корзину и постелила рядом большую клетчатую скатерть. Джек достал бутылку красного деревенского вина и открыл ее. Он налил вино в два бумажных стаканчика и один протянул ей.
        - За наше прекрасное лето, - Джек поднял стаканчик. Он не сказал за наше последнее лето, но она знала и так, что это лето будет последним в их совместной жизни.
        - Чтобы мы нашли захоронение, - добавила она.
        - Мы здесь для того, чтобы найти все, что ищем.
        Она сделала глоток вина и отвела глаза.
        - Ты когда-нибудь находил на раскопках то, что хотел найти? - спросила она.
        - Только однажды, - ответил он и стрельнул в нее взглядом. Это могло означать лишь одно: когда они последний раз были здесь, то нашли друг друга.
        - Я стараюсь избавиться от надежд. - Она уставилась на море. - Иногда я нахожу то, что искала. Иногда находки хорошо сохранились. Иногда могила оказывается пустой, керамика превратилась в пыль. Но это часть игры, разве нет?
        - Ты сегодня в философском настроении, - заметил он.
        - Это единственный способ существования. - Она смотрела на белый парус маленькой лодки, нырявшей в кобальтовых волнах. - Иначе ты сама создаешь все условия для разочарования.
        Усевшись на плоский камень, Оливия начала деловито разгружать корзину для пикника. Сначала ломоть хрустящего хлеба, затем маленькую бутылку. Запахло оливковым маслом. Она понюхала и прикрыла глаза от удовольствия.
        - Теперь я понимаю: мы снова в Греции.
        Он сел у края скатерти напротив нее, нагнулся и взял кусок хлеба.
        - Ты знаешь сказку про упрямую и вздорную жену грека? Это местный фольклор.
        - Нет, но предчувствую - ты хочешь рассказать ее мне. - Оливия открыла коробку и достала маленький маринованный холодный артишок. Фольклорные сказки лучше, чем разговор об их прошлом.
        - Так вот. Эта жена отказывалась подчиниться мужу. Семь дней и семь ночей он натирал ее тело оливковым маслом. А на восьмой день она дала ему то, что он хотел, и они любили друг друга под оливковыми деревьями.
        - Поскольку это народная сказка, полагаю, что после этого они жили долго и счастливо? - Она передала ему оливковое масло.
        - Конечно.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        - Хелло, леди!
        Оливия открыла глаза. Должно быть, она задремала после ленча. Она села.
        - Илия, что ты тут делаешь?
        - Мой отец работает здесь. - Мальчик показал на другую сторону поля, где рабочие сгружали оборудование с платформ.
        Оливия испытала облегчение, узнав, что у греческого парнишки есть хоть один родитель. И все же она не могла удержаться, чтобы не предложить ему поесть. Илия всегда выглядел таким голодным. Корзинка с едой была уже собрана. Должно быть, это сделал Джек. Это Джеку надо бы подремать под деревьями, а не ей! Ведь он сегодня спал на стуле. А она в это время наслаждалась в постели.
        В корзине Оливия нашла гроздь ярко-красных виноградин и протянула мальчику. Илия моментально отправил их в рот. Она улыбнулась, когда виноградный сок побежал по его подбородку, потянулась, вытерла салфеткой.
        - Сколько тебе лет?
        - Девять.
        - Где ты живешь?
        Мальчик неопределенно ткнул пальцем вдаль. Оливия и этим должна быть довольна. Не ее дело вмешиваться в его жизнь.
        Она огляделась и увидела профессора Роббинса и Джека, с жаром обсуждавших что-то возле раскопа. Вокруг шатались вновь прибывшие студенты. Она надеялась, что они не видели ее спящей. Джек должен был разбудить ее!
        Оливия пригладила волосы. Солнце уже садилось и заливало золотом дальние холмы. Море казалось гладким, точно стекло. У нее впереди целое лето всей этой красоты.
        Она встала, сложила скатерть и убрала ее в корзину.
        - Пойдем, - обратилась она к мальчику, - я хочу тебя познакомить с мо… - Она осеклась. - С одним человеком, - неуверенно закончила она.
        Джек встретил ее на полпути.
        - А это кто? - спросил он. - Твой друг?
        - Это Илия. Он утром помогал мне нести вещи. Оказалось, что один из здешних рабочих его отец.
        Мальчик кивнул и показал на мужчину в черных брюках и белой рубашке.
        - Хочешь получить работу? - спросил Джек.
        Мальчик вытаращил глаза и широко улыбнулся.
        - Нам нужен кто-то маленький, чтобы он спускался вниз и привязывал веревку.
        - Это опасно? - нахмурилась Оливия.
        - Нет. Пойдем, я покажу тебе.
        Джек хотел, чтобы мальчишка спустился на несколько футов в свежий раскоп и привязал веревку к крюку у входа в туннель. Джек обещал платить за эту работу. Успокоившись, она пошла навстречу Мэрилин, идущей к ней со студентками из университета Джека.
        - Какое место! - воскликнула девушка по имени Сэнди. - Здесь так красиво, миссис…
        - Зови меня Оливия. - Она взглянула на Мэрилин. Оставалось надеяться, что пожилая дама еще не успела рассказать о ее распавшемся браке и вообще всю ее историю. Естественно, что студентки из университета Джека будут с любопытством смотреть на нее.
        - Расскажите нам об этом месте, - попросила похожая на сову девушка в огромных круглых очках, с волосами, собранными в конский хвост. Ее звали Дженни.
        - Прежде всего, мы счастливы, что попали сюда, - начала Оливия.
        - Это место годами было закрыто для раскопок, - пояснила Мэрилин.
        - И мы не знали, в каком состоянии находятся руины, - добавила Оливия. - Я догадываюсь, что у фермы поменялся владелец.
        - Теперь эта земля принадлежит местным властям, а они понимают ценность древностей, - добавила Мэрилин. - Это же национальное достояние!
        - Правильно. И еще здесь собираются развивать туризм. Может быть, откроют в городе музей - если мы найдем что-нибудь ценное, - опять вступила в разговор Оливия. - Нам разрешили провести на раскопе подготовительные работы еще до того, как мы сюда приехали.
        - Правда, что у нас только одно лето? - спросила одна из студенток.
        - Боюсь, что так, - кивнула Оливия. - Экспедиция рассчитана на один сезон.
        - Но кто знает, - воодушевилась Мэрилин, - если мы найдем что-нибудь важное…
        Все на что-то надеются… Если они найдут здесь захоронение, если там будут ценные артефакты, то понадобится расширить место раскопок… И тогда работы продлятся…
        Но это уже без нее. Оливия и на сей раз не поехала бы, если бы знала, что здесь Джек. На следующее лето у нее будут другие планы. И куда бы она ни отправилась, сначала обязательно убедится, что Джека там нет и не будет.
        - Я читала вашу статью о жене Александра, - сказала Сэнди, когда остальные отправились к столам под тентом. - По-моему, удивительная статья.
        - Меня всегда интересовало, кто читает эти скучные научные журналы? - Оливия покраснела от удовольствия.
        - Профессор Окли посоветовал нам ее прочесть, - пояснила. Сэнди. Он сказал, что это один из лучших материалов на эту тему, какой он читал.
        - Ох, - тихо вздохнула Оливия.
        - Он замечательный преподаватель, - продолжала Сэнди. - Мне так повезло, что я попала к нему! У него уже столько групп! Я хочу быть таким археологом, как вы.
        - Я? Не уверена…
        - Особенно с тех пор, как увидела у него в кабинете на столе вашу фотографию.
        Оливия чуть попятилась. У Джека на столе ее фотография? У нее не было его фотографии - ни на столе, ни на стене. Все их снимки Оливия упаковала в коробку и засунула подальше в шкаф.
        - Вот ты где! - К ней сзади подошел Джек, рядом с ним Илия. - Мы хотим спуститься вниз на берег, посмотреть, есть ли там старый причал, где можно держать лодку. Я вижу, ты познакомилась с Сэнди.
        Девушка с жаром кивнула.
        - Я только хотела сказать вашей же… миссис… Оливии, что со временем хочу стать таким же археологом, как она.
        Джек кивнул. Кто бы не хотел быть похожим на Оливию? Наверное, она вдохновила десятки девушек. Достаточно увидеть ее, чтобы понять - почему. Умная и красивая. Скромная, но в то же время уверенная в себе. А ее энтузиазм в полевой работе просто заразителен.
        - Правильно, - поддержал ее Джек.
        - Пойдем вниз на берег, - сказал он Оливии. - Хочу тебе что-то показать.
        - Только мне? - Она окинула взглядом компанию.
        - Можешь взять своего друга.

        Джек и Оливия спускались вместе по узкой тропинке. Впереди цеплялся за кусты и скользил по камням совершенно бесстрашный Илия.
        - Забавный парнишка, - сказал Джек.
        - Я знаю. Утром я подумала, что он один во всем мире и попрошайничает у отеля. Мне захотелось взять его под крыло. Но теперь я знаю, что у него есть отец.
        Неожиданно Оливия споткнулась о камень. Джек обернулся, схватил ее за руку, поддержал.
        Интересно, хотела ли она усыновить ребенка, когда не могла забеременеть? Хочет ли этого сейчас? Он полагал, что Оливия отказалась от своей мечты.
        Берег был широкий и песчаный. Вода спокойная и теплая. Старый причал, к которому они подошли, выглядел так, будто сейчас развалится.
        - Что ты хотел мне показать? - спросила она.
        - Причал. Над ним явно придется поработать. - Джек осматривал доски. - До того, как мы доставим сюда лодку.
        - В прошлый раз у нас не было лодки. Для чего она нам? - удивилась Оливия.
        - А вдруг мы захотим посетить другие острова? - Он показал на темные линии на горизонте. - Похоже, что это Антигифазис. Предполагают, что там есть хорошо сохранившийся храм Артемиды.
        - Я бы хотела его увидеть, - мечтательно вздохнула она.
        - Думаю, что увидишь. - Джек отвез бы ее в любое место, какое она упомянула. Ведь у них будет свободное время. Он хотел, чтобы она запомнила эта лето. Последнее лето, которое должно внести поправки в воспоминания. Стереть болезненные моменты прошлого. - У нас внизу будут рабочие. Потом мы притащим сюда маленькую лодку.
        Оливия сняла туфли. Теплая прозрачная вода лизала ей лодыжки. Мокрый песок просачивался сквозь пальцы. Она вздохнула от удовольствия. Илия кидал в воду камни.
        - Принести тебе купальник? - спросил Джек.
        - Я взяла один, но он пошел ко дну вместе с моим чемоданом… Надо будет купить в городе новый.
        - Последний раз…
        - Джек… - она стрельнула в него предупреждающим взглядом. Она знала, что он хочет сказать: последний раз они не носили купальники, всю ночь плавали голые. - Это не последний раз.
        - Я знаю. Еще я знаю, что мы до сих пор женаты. В данный момент. А это что-нибудь да значит.
        - Это ничего не значит. Просто формальность.
        - Если так, то не пора ли с этим покончить? - сказал он.
        Море было, как и прежде, спокойным и ласковым. Но Оливии показалось, будто на нее обрушилась огромная ледяная волна.
        - Это то, чего ты хочешь? - Она быстро заморгала, чтобы скрыть слезы, вдруг набежавшие на глаза.
        - Но ведь не я заполнил бумаги на развод, - напомнил он. - Или мы разведемся, или ты поедешь со мной в Калифорнию.
        - Это не так легко… - возразила она.
        - Ничто стоящее не бывает легким. - Он долго смотрел на нее. И Оливия слишком хорошо знала значение этого взгляда. Тогда, в прошлом, он мог бы поднять ее на руки и целовать до тех пор, пока их обоих не захватит такое жаркое желание, что они не смогут сопротивляться…
        Конечно, ничего похожего сейчас он не делал. Только продолжал смотреть на нее этим волшебным взглядом. Ее начало колотить изнутри. Его губы могут сказать, что он хочет развода. Но глаза говорили, что он хочет любить ее…
        - Здесь не самое лучшее место для выяснения отношений, - сказала Оливия, глядя на Илию, по-прежнему кидавшего в воду камни. И она не хотела никаких выяснений. Ни здесь, ни где-либо еще.
        Наименее болезненный способ покончить с браком - расстаться в конце лета. Ни слез, ни упреков, ни сожаления. Только довольно простой документ. Все, что Джек должен сделать, - это подписать его. Потом подпишет она. И все будет кончено. Семь лет брака. Правда, последние два года они жили отдельно, так что их можно не считать.
        - Илия, позволь, я покажу тебе, как заставить камни прыгать. - Джек переключил внимание с Оливии на мальчика. Он нагнулся и нашел пригоршню плоских, будто полированных камней.
        И так всегда. Или меняет тему, или отвлекает внимание, чтобы не попасть в неловкую ситуацию. Слишком тяжело быть так близко от него. Несмотря на жару, Оливия чувствовала, как маленькие ледяные мурашки пробегают по позвоночнику, когда он так смотрит на нее. Она хорошо знала этот взгляд…
        Оливия наблюдала, как Джек учит мальчика кидать камни. Слышала восторженные крики Илии, когда ему удалось заставить гальку много раз подпрыгнуть на воде. Оливия почувствовала старый знакомый укол сожаления. Сожаления о том, что она не дала Джеку сына, которого он так хотел…
        Она пыталась. Бог знает, как она старалась! Может быть, даже слишком. Если бы у них был малыш, они бы и сейчас были вместе.
        - Джек, Оливия! - Кто-то звал их с вершины скалы.
        Она повернулась и посмотрела вверх. Это была помощница профессора Роббинса. Она махала им рукой.
        - Нам лучше вернуться, - сказала она Джеку. - Нас ищут. У меня такое чувство, будто за нами наблюдают.

        После длинного собрания профессор Роббинс выдал им переносную рацию и несколько компьютеров на группу. Их установят в отдельной палатке. Каждому он вручил бумагу для работы и цифровой фотоаппарат, чтобы снимать находки. Джек вдохновил всех коротким энергичным напутствием.
        Оливия стояла с краю и слушала Джека. Как он говорил о целях и ожиданиях археолога. В этой теме он был очень хорош, особенно когда это не касалось его лично…
        Теперь он снял свою шляпу как у Индианы Джонса и рассказывал об эпохе Александра Великого и о том, что они могут найти на этом месте. Он говорил о большой удаче. Им вновь выпала неожиданная возможность в последний раз вести раскопки на этом месте. Он объяснил, как важно изучение этого места для лучшего проникновения в эру эллинизма. И еще предупредил не питать нереальные надежды и не считать, что успех им гарантирован.
        Он будто бы говорил с ней. Оливия все время чувствовала на себе его взгляд. Все, что он сказал о нереальных надеждах, относится и к ним.
        Если их брак закончен, Джек должен найти другую женщину. Жизнь слишком коротка, чтобы проводить ее в одиночестве. Во всяком случае, так бы сказала тетя Элайс. Она не одобряла развод своей любимой внучки. Единственный развод, какой она одобряла, был ее собственный. Он произошел шестьдесят лет назад. Она тогда стала свободной и могла крутить романы со многими мужчинами.
        Джек был самым лояльным мужем, о каком может мечтать женщина. Это подчеркивала и ее тетя Элайс. Насколько Оливия знала, Джек старомодно соблюдал брачные обеты, так же как и она, потому что по закону они еще женаты. Много ли мужчин, которых отделяет от жены шестьсот миль, будут хранить верность?
        Может быть, он и не хранит вовсе? Она посмотрела на толпу юных студенток, привлекательных девушек, мечтательно пожиравших Джека глазами. Интересно, что они говорят о нем после лекций?
        Всех участников экспедиции разделили на небольшие команды. Джек в одной команде с ней. Это ошибка, и ее надо исправить!
        Она смотрела на море. Что с ней происходит? Ее мучило безумное желание бежать вдоль берега и потом броситься в море и плыть, позволяя воде ласкать тело. Она вела себя как безнадежный романтик на каникулах, а не археолог на раскопках.
        Темнота сгущалась. Включили генератор. Свет придал всей картине сказочный вид. Оливия будто плыла по течению все дальше от задачи, которую ей предстояло решать. Воздух был полон пикантного аромата жареного ягненка. Помощница повара накрыла домотканой скатертью стол в большой палатке, поставила бутылки с водой из местного источника и с красным крестьянским вином.
        - Ты в порядке? - спросил Джек. Он встретил Оливию возле палатки, подошел, поднял большим пальцем ее подбородок, чтобы лучше разглядеть. И нахмурился.
        - Конечно.
        - У тебя такой вид, будто ты за тридевять земель отсюда.
        - Прости. Я… Понимаешь, последние несколько лет у меня на раскопках всегда были ответственные задания. В этом году все по-другому. Я одна из многих. Будто снова стала аспиранткой. Забавное чувство.
        - Это хорошо или плохо?
        - Совсем другое чувство. Будто меня вытолкнули в хорошее время. У меня нет ответственности, и я могу удрать от любой грязной работы.
        - Ты имеешь в виду, что хочешь поехать в город в ночной клуб? - удивился он.
        - Нет, нет, не это. - Она посмотрела вниз на свои голые ноги в сандалиях, засыпанные песком. - Я не знаю… Короче, я не могу быть в твоей команде.
        - Прекрасно, - сказал он. Будто ему все равно, так она решила или иначе. - Подумай. Может, решишь после обеда? За ленчем ты мало ела.
        - Я не передумаю, - проговорила она и потянула носом. - Запахи просто сумасшедшие! Но учти: вкусный обед мы едим в последний раз.
        - Каждый дежурит по очереди, - пожал он плечами. - Один готовит хорошо, а другой не очень.
        - Однажды вечером ты жарил бифштексы. Это было совсем неплохо.
        - Ты не равнодушна ко мне из-за того, что я умею готовить?
        - Пока не обнаружила, что ты можешь приготовить только одно блюдо.
        - Эй-ей! Не ругай его, это мое коронное блюдо.
        - Без него мы умрем с голода.
        - А ты еще готовишь томатный соус к спагетти?
        - По правде говоря, нет. - Зачем готовить ради одного человека? Гораздо легче открыть банку с готовым супом или намазать тост арахисовым маслом и назвать это обедом. Совсем другое дело - готовить по уик-эндам для Джека. Когда-то она стряпала его любимые блюда. Они вместе возились на кухне, когда он в последнюю минуту приглашал всю кафедру домой на обед.
        - Я тоже, - без выражения сообщил он. - Предпочитаю куда-нибудь сходить поесть.
        Она посмотрела на его широкие плечи, плоский живот и мощные руки. Что бы он ни ел, это не нанесло ему вреда. Но ее удивило, что его не приглашают на обед коллеги-женщины. Или даже студентки.
        За обедом она осторожно выбрала место между Мэрилин и одной из студенток Джека. Джек сидел в дальнем конце стола. С этого вечера Оливия решила так все выстраивать, чтобы каждый догадался, что они с Джеком уже не супружеская пара. Они могли вместе работать. Но это все. Они не едят вместе и совершенно определенно не спят вместе.
        Несколько раз он поднимал свой бокал с вином в молчаливом тосте, обращенном к ней. Фактически сегодня это случилось два раза. Она отводила взгляд, поворачивалась к своим соседкам по столу, старалась не встречаться с ним глазами, забыть о его присутствии или, что важнее, выбросить из головы. Ах, если бы она могла!
        - Вы останетесь здесь? - с легкой улыбкой спросила Мэрилин и отрезала пропитанный медом кусок торта. - С Джеком?
        - Нет, без Джека, - жестко отрезала Оливия. - Я не уверена, что останусь здесь. А как вы?
        - Вернусь в отель. Я слишком стара, чтобы спать на твердой земле. Мы приедем рано утром. - Позже, уже идя к автобусу, она громко крикнула: - Все будет хорошо!
        Оливия громко вздохнула. Что она могла ответить, чтобы пресечь слухи? Одна надежда, что никто не знает, о чем говорила Мэрилин. И еще Оливия была рада, что никто не видел, как она покраснела после слов Мэрилин.
        Уехал автобус, и последний студент на мопеде отправился в город. Из экономии топлива выключили на ночь генератор. Наступила темнота. Только луна время от времени выплывала из облака. И у Оливии был фонарик.
        - Остались только ты и я. - Из кедровой рощицы появился Джек, в руках у него были вещи.
        - Ох, нет! - У нее упало сердце. - Неужели никого не осталось?
        - Никого, - бодро подтвердил он. - Палатка твоя. - Он вручил ей мешки с бельем.
        - Это несправедливо, - слабо возразила она.
        - Жизнь, Оливия, вообще несправедлива. Одни спят на большой кровати в палатке, а другие - на твердой холодной земле.
        - Ты надеешься, что у меня проснется совесть?
        - Нет. Но если ты плохо засыпаешь…
        - Нет.
        Лгунья! С тех пор как Джек уехал, у нее началась бессонница. Она перепробовала все. Горячее молоко, горячую ванну и, наконец, таблетки. Но ничто не могло заменить мужчину, за которым она была замужем.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Место для палатки выбрали в кипарисовой роще. На одну из веток кипариса Джек повесил газовый фонарь. Они начали натягивать просторную палатку. Работали вместе, как обычно. Вбили в землю колья и натянули полотно. Когда все было готово, он принес ее вещи, корзину для ленча, ее спальный мешок и подушку. Потом сам нырнул в палатку. Она последовала за ним. Он стоял в центре и оглядывался. Голова терлась о нейлоновую крышу.
        - Я знаю, о чем ты думаешь, - сказала она. - Я хочу, чтобы ты перестал… - (Он вскинул брови.) - Ты думаешь, что палатка большая и ее вполне хватит на двоих. Но это не так.
        - И для меня тоже не так. И я не беру назад своих слов. Спокойной ночи, Оливия.
        Надо признать, она ожидала протеста или хотя бы возражений. Но он повторил то, что говорил днем. Ей хотелось, чтобы он вышел из ее палатки и ушел как можно дальше.
        - Душ еще не поставили?
        - Нет еще, но тут рядом пляж. Ох, я забыл, что у тебя нет купальника.
        - А у тебя?
        - Тоже нет. Но я не страдаю преувеличенной скромностью.
        - У тебя это не от скромности, - пробормотала она. - Но я купила нам в отеле купальные халаты.
        - Хорошая девочка. Знаешь, о чем я думаю? Мы наденем на берегу халаты, а потом там их и оставим.
        - Только ты закроешь глаза, пока я не войду в воду.
        - Конечно.
        И все же Оливия колебалась. Ведь она дала себе слово держаться от него подальше. Но вода такая теплая, а на пляже так темно… Что плохого в том, что она немного поплавает? Никто не узнает. Она открыла пакет с аккуратно уложенными халатами и протянула один Джеку. Он вышел из палатки, оставив ее одну, чтобы она могла переодеться.
        Прежде чем передумать, Оливия быстро сбросила одежду.

        Джек стоял снаружи ее палатки, адреналин будто насосом подавали в жилы. У него было такое чувство, словно он выиграл в лотерею свою мечту. Он так хотел увидеть, как Оливия освобождается от одежды! Вот Оливия является ему, словно прекрасная русалка из моря. Вот он и Оливия снова вместе.
        Или возможно, он все преувеличивает. Это всего лишь полуночное купание. Большое дело! Но это было полуночное купание с Оливией. А это большое дело!
        Конечно, он обещал, что закроет глаза. Но она ведь не ждет, что он это и вправду сделает? Или ждет?
        Он разделся и сложил одежду возле своего спального мешка. В полуметре от ее палатки. И в этот момент появилась она, в таком же халате, как у него. А он еще не успел надеть свой.
        - Ох, ты еще не готов! - Она повернулась к нему спиной.
        - Прости. Я думал… о раскопках. - Он засунул руки в рукава халата. - Готов, - сказал он.
        Лунный свет посеребрил волосы и белый халат, и Оливия казалась миражем. Иллюзией, от которой перехватило дыхание. Он подошел и потрогал ее, провел пальцем по щеке.
        - Хотел убедиться, что ты реальная.
        Она засмеялась, задохнувшись от его слов.
        Оливия была реальная. И красивая. Такая реальная и такая красивая, что у него громко бухало сердце. Он даже боялся, что она услышит этот стук.
        - Можно взять фонарик, - предложил он.
        - Света луны хватает, - возразила она.
        Он взял ее за руку, чтобы она не споткнулась. А если споткнется, чтобы упала в его объятия, как это случилось на пароме. Ему не хотелось, чтобы в следующий раз это произошло случайно. Он хотел, чтобы она желала его так же сильно, как он ее. Чтобы ее руки обвили его. Он хотел так обнимать ее, чтобы она чувствовала: он никогда не позволит ей уйти. Так целовать ее, чтобы она снова растаяла в его объятиях…
        На берегу он сдержал обещание. Отвернулся, пока не услышал всплеск, когда она вошла в море. Он сбросил халат и положил его рядом с ее. Потом сам вошел в воду, нырнул и всплыл в нескольких сантиметрах от того места, где была она.
        Он смотрел, как лунный свет омывает ее лицо.
        - Хорошая идея была - поплавать в море, - сказал он. Он не будет, не может смотреть на ее груди. Но он точно знал, как они выглядят при лунном свете.
        Они поплыли рядом в даль спокойного моря. Потом Джек перевернулся, лег на спину и стал смотреть на луну.
        - Нам нужно делать это каждую ночь, - заметил он. - Обычно мы так и делали.
        - Мы делали много такого, что больше не будем делать. - Оливия тоже смотрела на звезды.
        Он промолчал.
        Вода ласкала ей бедра, руки, грудь. Будто иголками покалывала кожу. Оливия чувствовала себя свободной и невесомой. Легко говорить, что надо, а что не надо делать. Но она хотела Джека так яростно, что желание пронизывало и обжигало все тело. Она забыла, что такое состояние полноты жизни. Ведь это ощущение она испытывала только с Джеком.
        И еще Оливия прекрасно знала, что любовь под звездами восстановит их отношения. С Джеком нет пути назад. Или все, или ничего. Джек ничего не делает наполовину. И она тоже. Тихий голос, который она определила как голос искушения, предупреждал: если они займутся любовью один раз, только один раз, они будут заниматься этим все лето.
        - Нет, нет и нет, - пробормотала она. О чем она думает?
        - Что? - спросил он.
        - Ничего. Хочу вернуться.
        - Ты босс.
        - Нет, я не босс на этих раскопках. Именно поэтому я чувствую себя такой свободной. - Она пошевелила пальцами ног. - Если это были бы мои раскопки, я бы сидела в своей палатке, потела над картами и схемами, составляла расписание, подписывала принятую работу, беспокоилась о завтрашнем дне. Вместо…
        - Вместо этого ты лежишь на воде со мной и позволяешь заботам уплыть вдаль. Тебе пришло время сделать перерыв, ты не находишь? Последние годы ты слишком много работала.
        Оливия стрельнула взглядом в его направлении. Слова «ты слишком много работала» больно ужалили ее. Подобную фразу сказал ей доктор, к которому они ходили на консультацию по поводу ее бесплодия. Его совет ни к чему хорошему не привел.
        - Я приехала сюда не для того, чтобы сделать перерыв. Я приехала…
        - Знаю. Ты приехала потому, что хочешь найти это таинственное захоронение. Потому, что ты занимаешься археологией Древней Греции. И потому, что ты любишь находить потерянные сокровища. И потому, что не можешь сопротивляться вызову…
        Он знал слишком много.

        Оливия доплыла до берега раньше, чем он, и уже надела халат, когда он вышел из воды. Задрав голову, она смотрела на луну, чтобы не видеть его красивое тело.
        - Что-то не так? - спросил он, заворачиваясь в халат.
        - По-моему, у меня лунный удар. - У Оливии подгибались колени. - Я чуть не потеряла серьги. - Она сделала шаг вперед и крепко прижалась к нему. В ту же секунду Джек заключил ее в объятия и начал целовать.
        Она обхватила его за шею и тоже целовала. Он гладил ее волосы, прижимал к себе ее голову. Она могла бы сказать, что это случилось потому, что он застал ее врасплох, она просто не подготовилась. Но это ложь. Это случилось потому, что она так хотела. Она хотела закинуть руки ему на шею. Она хотела, чтобы он покрывал ее тело своими горячими поцелуями…
        - Эй! - Откуда-то сверху донесся голос. Яркий луч пробежал по песку и остановился на них.
        - Кто это?
        - Это Ставрос, сторож, - пробормотал Джек. - И в тот момент, когда нас не надо сторожить. - Он закричал, подняв голову вверх: - Все в порядке, Став!
        Ничего не было в порядке. Джек смотрел на Оливию. И прерывисто, яростно дышал. Он не мог поверить тому, что случилось, или, вернее, почти случилось. Он был схвачен в неистовстве страсти. С ними всегда так получалось…
        - Оливия, - проговорил он.
        Она уже надела сандалии и бежала по песку к тропинке. Наступила его очередь спотыкаться, подниматься по тропинке, тяжело дыша, в попытке догнать ее и сказать, что он сожалеет. Хотя он не сожалел.
        К тому времени, когда он добрался до травяной площадки под деревьями, сторож еще стоял там. Но Оливия исчезла.
        - Простите, мистер Джек, - сказал тучный сторож с большими усами. - Я не знал, кто там.
        - Ладно, - проговорил Джек и похлопал его по плечу. Он пошел к ее палатке.
        - Оливия, ты в порядке?
        - Спокойной ночи, Джек.

* * *
        На следующее утро Оливия, полная решимости, рано встала и заспешила в ту часть большой палатки, где находилась кухня. К счастью, она не встретила ни Джека, ни его спального мешка. Если бы он попался ей на пути, она бы перешагнула через него, притворившись, будто его не существует. Ах, если бы она могла! Джек существует. И она должна с этим мириться.
        Несмотря на раннее утро, воздух уже нагрелся и загустел. Рабочие, нанятые для тяжелых земляных работ, уже начали копать.
        Запах крепкого греческого кофе наполнял воздух. Она слышала, как прибыли студенты на своих шумных мопедах. Повар начал готовить для них американский завтрак - яйца, бекон и тосты.
        Оливия поприветствовала студентов и сотрудников экспедиции, сидевших под тентом за длинными столами. Быстрый взгляд на сидевших за столом сказал ей, что Джека среди них нет. Можно надеяться, что он поел раньше и уже на раскопе.
        Она увидела профессора Роббинса и приняла моментальное решение. Оливия подошла к нему и попросила перевести ее в другую команду.
        - Мне больше хотелось бы работать здесь, в лаборатории. Очищать находки, сортировать их, фотографировать. Я привыкла возиться со щетками, уксусной кислотой и прочим, необходимым для обработки предметов старины. И конечно, я занялась бы классифицированием и составлением каталога.
        - Это клаустрофобия? - спросил Роббинс с сочувствующим выражением на добром лице.
        - Вовсе нет! - запротестовала она. - Если и есть, то чуть-чуть. Я только подумала, что могу быть полезнее здесь, чем на раскопе.
        - Конечно, миссис Окли, я одобряю такой подход. Ваш опыт нам пригодится.
        Оливия почувствовала большое облегчение. Таким образом она сможет находиться подальше от Джека.
        - Пожалуйста, зовите меня Оливия, - попросила она.
        Она пошла к буфетному столу и взяла свежий хрустящий хлеб. Хозяин только что достал его из дровяной печки. Какой прекрасный завтрак - хлеб, кусок козьего сыра с острым вкусом и немного оливок. Со всем этим богатством она присела на скамью рядом со студентом по имени Фред. Есть что-то удивительное в греческом завтраке.
        Фред болтал со студентами о вчерашних танцах в клубе и о тамошних девушках.
        - Вам надо сходить туда, - посоветовал Фред Оливии. - Греки очень забавные. Танцуют сиртаки и пьют узо. Будто завтра не наступит никогда.
        - К сожалению, завтра наступает. И я слишком стара для таких вещей, - вздохнула Оливия.
        - Нет, вы не старая, - не согласился с ней Фред. - Некоторые греки в клубе такого же возраста, как и вы.
        - Это кто такого же возраста, как Оливия? - К ним подошел Джек и сел на скамью по другую сторону от Фреда. Конечно, сам Джек выглядел так, будто провел неделю в спа-салоне. Мокрые волосы чуть пахли греческим мылом с запахом лимона. А может быть, она просто помнила, как он пахнет?..
        - Никто, - запротестовала Оливия. - Фред рассказывал о том, как весело они провели ночь в городе.
        - Правда? Тогда мы тоже одну из ночей должны провести в клубе, - сказал Джек, глядя на Оливию.
        - Не со мной! - резко возразила она.
        - Все спали хорошо? - широко улыбаясь, спросил Джек.
        Пока каждый за столом уверял его, что все в порядке, она почти давилась хлебом. Почему он так отвратительно бодр по утрам? Или это спектакль, чтобы убедить ее, что прошлая ночь для него ничего не значит? Ее переход в другую команду сотрудников должен убедить его, что для нее он тоже ничего не значит.
        Она доела последнюю оливку и быстро встала, а затем отправилась к месту своей новой работы - надо было поговорить обо всем и определиться с местом за столом. Оливия надеялась, что там уже есть находки из раскопа, требующие ее внимания. Оставалось надеяться, что Джек не устроит скандал из-за того, что она ушла из его команды.
        Оба ее желания исполнились. Она не услышала ни одного осуждающего слова от Джека. Может быть, он просто не заметил, что ее нет? Или, наоборот, безумно рад, что она ушла из его группы?
        Студенты, копавшие в южной части участка, нашла фрагменты гончарных изделий. Произошло это ближе к полудню. Студенты, грязные и мокрые от пота, очень разволновались. Правда, Оливия засомневалась в ценности их находки. Может, эта керамика вовсе и не принадлежит к эллинистическому периоду?
        По крайней мере она радовалась тому, что у нее наконец появилась работа. Оливия поискала информацию в своем компьютере. Потом встала, потянулась. Осмотрелась. Повсюду кипела жизнь. Одни студенты копали, другие мыли находки, третьи отмечали на планах места их находок. Нанятые греки-мужчины прорыли глубокие шурфы в том месте, где должно было быть основное захоронение. Должно было, но его там не оказалось. Оливия еще слишком хорошо помнила то лето, когда она испытала такое же разочарование.
        Она пошла сполоснуть холодной водой из шланга лицо. Воду качали из колодца насосом. Умывшись, Оливия набрала чашку свежей воды - хотелось пить.
        - Ты довольна найденной керамикой?
        Это Джек, в новой, но уже запачканной одежде, которую она ему купила. С улыбкой на насмешливом лице.
        - Я не уверена. По-моему, фрагменты очень поздние. Но еще рано судить. Мне неприятно говорить это студентам, они были так взволнованы. А у тебя как дела? - Что, если он нашел что-то важное?
        - Эти рабочие, которых наняли, просто великолепны. Они даже начали копать на неделю раньше. И уже вошли в туннель. Выглядит все очень занятно. Очень занятно.
        Она услышала в его голосе контролируемое возбуждение. Джек ничего не говорил, пока не был уверен. Но она догадывалась, что какая-то новость есть. Она почувствовала, как от возбуждения по позвоночнику забегали мурашки.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Весь день Оливия работала под тентом. И на следующий день тоже, и на третий тоже. На ночь она уходила в свою палатку. И избегала Джека. Это было не трудно. Она знала, где он - на раскопе. Когда Джек хотел чего-то достичь, он становился одержимым.
        Конечно, она умирала от любопытства. Но не хотела его спрашивать.
        Ночью она увидела огни вокруг раскопа - значит, в выкопанный туннель протянули свет. Она мысленно представила Джека, как он уходит под землю со своей киркой. Оливия порадовалась, что ее нет там с ним. Что она не работает вместе с ним в тесном соседстве…
        Ей надо отдохнуть от него. Если генератор будет работать допоздна и будет гореть свет, она заберется в свой спальный мешок и будет слушать ровный гул мотора. И думать о Джеке. Мысленно представлять его одного в туннеле, скребущего камень в поисках ускользающей могильной камеры.
        Что касается ее работы, то Оливия собрала несколько стеклянных фрагментов и множество глиняных черепков. Один из студентов принес монету, но она явно была римской. Не то чтобы это ее не интересовало, но монета была не значительной и не редкой, какой должна быть, чтобы заинтересовать археолога.
        Шел пятый день начала работ. Повар приготовил восхитительный ленч. Археологи позволили себе перерыв и поэтому ели в буфетной части большой палатки за столами. Оливия села рядом с Мэрилин и тремя студентками. Им предложили итальянскую пасту, свежую рыбу, приготовленную на гриле, и помидоры, сменившие на гриле рыбу.
        - Этим летом я поправлюсь не на один килограмм, - добродушно пожаловалась Мэрилин, взяв кусок питы, белой пресной лепешки. - Здесь все так вкусно…
        В белом колпаке и переднике к ним подошел повар, чтобы выслушать комплименты. Он сообщил, что приготовил особый ленч, потому что вечером его не будет - обещал приготовить специальный обед в кафе «Коринф», где обычно работает. На время экспедиционных работ профессор Роббинс, предложив повару гораздо лучшую оплату, переманил его к себе.
        Оливия надеялась, что, погрузившись в работу, Джек забудет про ленч. На него это похоже. Она ни разу не видела, чтобы он обедал по вечерам. Ей обычно приходилось напоминать ему, что пора поесть.
        - Сегодня вечером я готовлю для большой компании. В кафе устраивается праздник в честь Святого Андрея, святого патрона Эрмуполиса, - рассказывал словоохотливый повар. - Директор приглашает и вас прийти и повеселиться. Есть, пить и танцевать на улицах.
        - Очень заманчиво, - загорелась Мэрилин, а студентки в восторге захлопали в ладоши.
        - Первый раз слышу об этом, - пробормотала Оливия. В ее планы не входило идти в город на какой-то праздник, Да к тому же есть, пить и танцевать на улицах. Особенно если на этот праздник пойдет Джек. Когда они только поженились, она побывала с ним на одном таком фестивале и теперь знает, чем это кончается.
        Музыка, ритмы, танцы, атмосфера праздника. Они так завелись, что еле добежали до своего номера в отеле и занялись любовью. Безумной, страстной любовью… Едва Оливия подумала об этом, жар бросился ей в лицо. Она просто не могла позволить, чтобы такое безрассудство повторилось этим летом.

        Ближе к вечеру, когда солнце зашло за холмы и залило все вокруг золотом, только море оставалось серебряным. Оливия стояла и наблюдала, как сотрудники экспедиции, погрузившись в автобус, отправились в город. Многие студенты поехали вслед на мопедах. А Джек? Его нигде не было видно.
        К ней подошел Фред, держа за руль мопед.
        - Давайте, миссис Окли, ой… я имел в виду Оливия, залезайте. Я подброшу вас в город, - предложил он.
        - Не думаю, что это хорошая идея… - Оливия огляделась.
        Осталась только она. Действительно, почему она должна торчать здесь, словно старая карга? Она не намного старше этих девочек-аспиранток. Просто не надо думать о Джеке. Да, она едет!
        Сегодня вечером она погуляет по городу, посидит в таверне, понаблюдает за толпой. Потом сядет в автобус и вернется назад.
        - Ладно, - согласилась она. - Если ты подождешь меня с минуту.
        У себя в палатке она сбросила шорты, избавилась от лифчика и надела белое платье с узким лифом и тонкими бретельками. Еще сандалии, на плечи на всякий случай накинула свитер. Тетя Элайс гордилась бы ею. «Время от времени нужно развлекаться, - говаривала она. - Давай освободимся и для разнообразия не будем работать».
        Увидев ее, Фред усмехнулся. Несомненно, этим летом он заведет себе здесь девушку. Может быть, даже сегодня вечером.

        Джек с трудом выбрался из туннеля, который вел к гробнице, как раз вовремя. Он увидел спину Оливии, сидевшей сзади студента на мопеде. Юбка ее развевалась на ветру. Он ползал под землей часами, скреб старые камни. Сейчас он бы все отдал за горячую воду!
        Он остался один, усталый, голодный, грязный. Проклятье! Похоже, он единственный на этом раскопе, кто помнит о рабочей этике. И Оливия такая же, как все. Уселась на мопед за спину какого-то парня и помчалась, не сказав ему, куда.
        Джек прошел к душу. Холодная вода смыла грязь, но не злость. Потом направился к спальному мешку, около которого собирался переодеться, и натолкнулся на Ставроса.
        - Куда все уехали? - спросил он.
        - На праздник, босс, на фестиваль, - ответил сторож. - Вы тоже поедете?
        - Не знаю… - растерялся Джек. - Да, конечно! - Что еще за фестиваль? Начав с жаром копать, он совершенно отключился от внешнего мира. Легче погрузиться в работу, чем пытаться поговорить с Оливией. После того как она перешла в другую команду, даже не сказав ему, стало ясно - она не хочет ни работать с ним, ни общаться.
        Все думали, что захоронение находится в дальнем углу раскопа. Кроме него. Он остался копать один и потерял счет времени. Поднимался наверх, когда все уже поели. Находил остатки съестного на кухне, быстро съедал их и снова спускался вниз. Не удивительно, что он ничего не слышал о фестивале.
        Он огляделся. Никого нет, только он и Ставрос.
        Джек переоделся в чистые шорты цвета хаки и белую рубашку, сел в джип и поехал в город. Припарковался недалеко от главной площади, обтянутой канатом. Все таверны, кафе, бары и рестораны выставили столики на главной площади. Одни сидели за ними, другие стояли или прогуливались, слушая живую музыку.
        Джек два раза обошел площадь, прежде чем заметил Оливию. Она сидела за столиком с Фредом и выглядела беззаботной и оживленной. А как же с работой, которую она, предполагалось, делает по ночам? Как насчет того, что она «слишком стара» для такого рода развлечений? Джек крепко сжал челюсти. Черт возьми, ведь в конце концов, она его жена! Ей не следовало уезжать в город со студентом. Все идет не так, как предполагалось…

        Когда Оливия увидела Джека, пробиравшегося между столиками к ним, она прикрыла глаза, словно это помогло бы ей спрятаться. Зато Фред обернулся и даже помахал ему.
        - Профессор Окли, я не знал, что вы приедете, - проговорил он.
        - Очевидно, - бросил Джек и раздраженно посмотрел на Оливию.
        Фред занервничал и встал, будто его поймали с женой босса.
        - Могу я принести вам что-нибудь выпить, бокал ретсины [Греческое вино из сладкого изюма.] ?
        - Конечно. - Джек взял стул и сел напротив Оливии. - Ты могла бы сказать мне, что собираешься сюда, - бросил он ей.
        - Я не знала, где ты.
        - На раскопе. Где еще я мог быть? Занятно… Я думал, что ты тоже там. Мы ведь были с тобой в одной команде, помнишь?
        - Я подумала, что мне лучше работать наверху.
        - Лучше или легче? Если ты боишься раскопа, так и скажи. Обычно ты не позволяла клаустрофобии подчинять тебя.
        - Это тут ни при чем.
        - Тогда, должно быть, ты не хочешь работать со мной?
        - Не все вертится вокруг тебя, Джек. - Она подняла бокал с вином и сделала глоток. Он с удовольствием отметил, что рука ее чуть дрожит. Значит, он производит на нее определенное впечатление. Джек только боялся, что не позитивное.
        Официант принес огромную острую пиццу с оливками и козьим сыром. Джек попросил, чтобы он отрезал кусок ему, Оливии и Фреду.
        - Если Фред вернется, - проворчал он, оглядываясь.
        На несколько минут они словно забыли про разговор и увлеклись едой: свежей пиццей с густым соусом. Будто оба весь день ничего не ели. Джек завтракал, когда все еще спали, и теперь, конечно, умирал от голода.
        Греки, переняв у итальянцев пиццу, на ее основе создали собственное пикантное блюдо - с черными оливками и острым белым сыром, посыпанным на дрожжевое свежее тесто. Джек приподнялся, взял ее бокал и осушил до дна. Потом снова сел на место и уставился на Оливию. Это белое платье он раньше не видел. Ее волосы свободно падали на голые плечи. Она выглядела как беззаботная туристка, а не археолог. Очень красивая туристка, которая великолепно проводит отпуск. Без него.
        - У тебя хорошее лето? - саркастически прошипел он.
        - Очень хорошее, - холодно проговорила она и вздернула подбородок. - Приятные люди, интересные раскопки, чего еще может желать человек?
        - Не знаю. Я думал, ты хочешь найти гробницу.
        - Конечно, хочу. Я делаю свою часть работы, хотя и не в раскопе с киркой в руке. Кстати, где ты сейчас копаешь?
        - В южном конце участка. - Джек подозвал официанта и заказал два бокала вина. - Твой кавалер, кажется, бросил тебя.
        - Не будь смешным! Фред не мой кавалер. Он только привез меня сюда и угостил бокалом вина. Простая вежливость по отношению к старшей.
        - Старшей? Ты выглядишь как девчонка из колледжа. - Он смотрел на ее большие темные глаза, на гладкие плечи и холмики грудей под платьем…
        - Ты не знал меня, когда я училась в колледже. Тогда я носила вытянутые на коленях треники, очки с толстыми стеклами, а волосы причесывала вот так! - Она откинула густые пряди назад и зажала в кулак сзади на шее.
        Он нахмурился, пытаясь представить Оливию другой. Не такой яркой, неважно, в очках или без них. И у него ничего не получилось. Он выпил вино, которое принес официант.
        - Если бы ты знал меня тогда, ты бы не уделил мне и минуты…
        - Вы можете со мной потанцевать? - Над Оливией стоял Фред и протягивал ей руку.
        Джек вскочил со стула, не обращая внимания на боль в спине, схватил Оливию за руку и потащил на террасу. Прохладный вечерний воздух был наполнен музыкой бузуки. Зазвучала традиционная мелодия, и все кафе и таверны мгновенно опустели. Не только посетители, но и хозяева, а также официанты побежали вниз, чтобы встать в хоровод, закинуть руки на плечи соседу и станцевать сиртаки.
        Оливия крепче сжала руку Джека. Музыка наполняла вечерний воздух. Она знала, о чем говорит эта музыка грекам: о любви, потерях и надеждах…
        Покачиваясь в такт музыки, она скользнула взглядом по Джеку. Когда их глаза встретились, Оливия вздрогнула. Она знала этот взгляд - Джек и не пытался спрятать свой голод. Она попыталась высвободиться, но он только крепче сжал ей руку.
        Музыка кончилась, но Оливия все еще была в ее власти. Все разумные мысли ушли…
        И в этот момент они наткнулись на доктора Роббинса и его жену.
        - Видел вас танцующим. А как же ваша спина? - спросил профессор Джека.
        Оливия озабоченно взглянула на него. Спина? Но Джек отмахнулся от вопроса. Ее рука еще была крепко зажата в кулаке мужа. Роббинсы попросили, чтобы Джек отвез их на джипе в отель. И так получилось, что она села рядом с Джеком впереди, а Роббинсы - сзади. У Оливии сердце рвалось из груди. Она могла думать только о Джеке, сидевшем рядом с ней. Одна рука на руле, другая на ее голом колене. Она вспоминала, что эти руки умеют делать, какие чувства вызывают в ней…
        Они остановились у отеля и вышли из джипа. Роббинсы поблагодарили и пошли в свой коттедж. А они с Джеком прошли через отель на задний дворик, откуда было видно море.
        Джек положил руки ей на плечи и впился в ее губы. Жестко и жарко. Она ответила на поцелуй. Наконец он оторвался от нее.
        - Что с твоей спиной? - спросила она, пытаясь восстановить дыхание.
        - Ничего.
        - Ты потянул мышцу?
        - Да, может быть. Наверное, спазм. Пройдет.
        - Тебе нельзя столько работать. И перестань спать на земле! - При этих словах Оливия почувствовала укол совести.
        - Мне нужна горячая ванна и растирание спины.
        Наступило долгое молчание, наполненное невысказанными мыслями и мерцанием звезд в ночном воздухе. Всплыли образы другой ночи: ее руки на его спине, его руки движутся по ее спине, точно приливная волна. Они оба знали, куда это приведет.
        Она знала, что им не следует этого делать. Знала, что не смогла бы сопротивляться искушению. В конце концов, они все еще женаты. И снова вместе, во всяком случае, до конца лета. И оба знают, чего хотят. Если все кончится с концом лета, ну что же! Бывает и хуже.
        Сердце больно билось о ребра. Лицо пылало. Она хочет быть с Джеком! И хочет этого прямо сейчас!
        - Почему бы тебе… - голос ее затих.
        Через минуту Джек вернулся с ключом от номера 103, их номера.
        Оливия и не предполагала, что со спазмом спинной мышцы можно так быстро двигаться.

        На следующее утро Джек сидел на балконе и смотрел на яркое море, мечтательный и счастливый. Так он не чувствовал себя долгие месяцы, если не годы. Незабываемая ночь. Прошлое, настоящее и обещание будущего слились воедино.
        Он и Оливия снова вместе! После такой ночи разве они могут быть не вместе? Он и не понимал, как сильно скучал по ней. Каким неполноценным чувствовал себя без нее. Но после такой ночи… его мир стал другим. В нем все возможно. Они снова будут вместе. Должны. Ради этого он готов на любую жертву.
        Она вышла на балкон в платье, какое было на ней вчера. Волосы мокрые от душа. Он почувствовал прилив гордости и ощутил чувство собственника. Оливия. Его жена, его любовь, его жизнь. Навсегда.
        - После ночи на стуле и ночи в постели могу заверить тебя, что в постели лучше.
        - Нам надо поговорить. - Брови вытянулись в прямую линию. Голос натянутый.
        Улыбка исчезла. Джеку не понравился ее голос.
        - О чем?
        - О нас. Последняя ночь была…
        - Невероятной!
        - От чего-то мы должны отказаться.
        - Почему?
        - Почему? Я не должна говорить тебе, почему. Та же причина, по какой мы расстались. У нас нет совместного будущего и настоящего. Все, что у нас есть, осталось в прошлом. У каждого своя жизнь. Своя работа. Нам надо разойтись.
        Он встал. Острая жаркая боль, точно от выстрела, пронзила спину. Реальная или психологическая? Он поморщился.
        - Развестись?! После такой невероятной ночи? Так не должно быть.
        - Но так есть.
        - Нет, все не так. Я возвращаюсь в Санта-Клариту и беру любую работу, какую они могут предложить, преподавателя или даже ассистента на кафедре.
        - После того как ты был заведующим кафедрой в Калифорнии? Тебе придется подчиняться чьим-то приказам. Разве это для тебя?
        - Тогда ты приезжаешь в Калифорнию, и я даю тебе работу. Любую работу, какую ты захочешь. - Надо быстро уговорить Оливию. Иначе она вобьет в голову дурацкую идею, что они не могут быть вместе.
        - У меня уже есть работа, какую я хочу.
        - Прошлая ночь для тебя ничего не значит? - Он не сводил с нее глаз.
        - Конечно, значит… Ночь прекрасная, даже пусть невероятная, как ты сказал. Но это одна ночь. И она не повторится. Я не имею в виду, что она невозможна. Это моя вина. Ничего похожего на вчерашнюю ночь у нас с тобой больше не будет.
        - Ты можешь повторить это снова, - мрачно пробормотал он.
        - Я не могу иметь детей, - будто через силу выговорила она.
        - Это не проблема, - возразил Джек. - Нам не нужны дети. Ведь ты не собираешься отказываться от научной карьеры и сидеть дома с детьми. И я не хочу. У меня есть ты, а у тебя есть я.
        Она смотрела на него, будто он сошел с ума. Хотя, может, это она свихнулась? Что с ней происходит? Наконец они оба поняли, что должны быть вместе. Почему она вдруг решила, что это невозможно?

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Оливия не ожидала, что все следующие недели ей будет так легко избегать Джека. Он работал по собственному расписанию. Рано утром и поздно вечером. И никогда не приходил к столу, когда там обедали все сотрудники экспедиции.
        Оливия подозревала, что он питается оставшимся после общей трапезы и быстро возвращается в свой раскоп. Иногда краем глаза она замечала его, но он быстро исчезал. Она даже не успевала заговорить с ним. Ей хотелось обсудить с ним все произошедшее. Тем утром, когда они уезжали из отеля, Джек был сердит и отказался разговаривать с ней. Неужели он не может понять, как тяжело ей было принять решение? Но ведь она это делала к лучшему…
        - Как поживаешь? - услышала она как-то его голос, когда работала в большой палатке.
        Оливия замерла.
        - Прекрасно, - произнесла она высоким голосом.
        - У тебя усталый вид. - Он подошел ближе и откровенно разглядывал ее. Лучше бы он этого не делал…
        - Я не устала, - возразила она, хотя и на самом деле устала. И кто бы не устал, проводя всю ночь без сна, думая о нем, беспокоясь о нем? Как он там спит на жесткой земле с больной спиной? - Как твоя спина? - (Он пожал плечами.) - Чем ты сейчас занят?
        - Раскапываю затерянное захоронение.
        - Это я знаю. Но все думают, что это в другом конце участка.
        - Меня не интересует, что думают все.
        Он всегда был таким - преданным делу, одержимым, упрямым.
        - Посмотри на это. - Она протянула ему сломанную подвеску. Та проскользнула у нее между пальцами. - Что думаешь?
        - Бронзовый век. - Он пробежал пальцами по поверхности. - Из нижних слоев старого раскопа. - Он повернулся, чтобы уйти.
        - Подожди. Я совсем тебя не вижу, - произнесла Оливия.
        - Разве ты не этого хотела?
        - Конечно. Но я к тому же хотела, чтобы мы остались друзьями.
        Он хрипло расхохотался.
        - Так не бывает.
        - Я никогда не говорила, что не хочу… встречаться. Просто пыталась облегчить жизнь для нас обоих.
        - Облегчи ее для себя, если хочешь. А мою жизнь не трогай.
        - Если бы ты сказал мне, что летом приедешь…
        - Ты бы не приехала, правильно?
        - Не знаю. Во всяком случая, я была бы подготовлена.
        Он наклонился и был в сантиметре от ее лица. Глаза горят. Под подбородком тонкий шрам. Мгновенное напоминание об инциденте в кафе на острове Родос.
        - Как ты это делаешь, Оливия? Как подготавливаешься? Строишь вокруг себя каменные стены? Как ты это сделала сейчас. Я не понимаю тебя. Думал, что понимаю. Оказывается, нет. - Он повернулся и вышел.
        Жаркие слезы жгли ей глаза. Он ненавидит ее. Считает холодной и бессердечной. Он даже не догадывается, как ей это тяжело. Она вытерла рукой глаза. На щеке осталась сухая грязь. Пыль веков.
        - Миссис, что-то случилось?
        Илия озабоченно смотрел на нее. Оливия улыбнулась ему сквозь слезы.
        - Пойдем на берег. Я хочу что-то показать вам.
        - Что показать?
        - Пойдем. - Он тянул ее за руку.
        Она встала и положила руку ему на плечо.
        - Ладно. Пошли.

        Оливия и Илия скользили, цеплялись и прыгали по тропинке вниз к берегу. Сверкал белизной круизный катер, привязанный к новому деревянному причалу. Наконец закончен ремонт причала, и к нему привели катер. Корабль, на котором они с Джеком собирались плыть на другой остров…
        - Ох, очень красиво! - воскликнула Оливия.
        - Нет, не это. Смотрите на меня. - Илия начал бросать камни в спокойную прозрачную воду. И они прыгали, словно на пружинках, появляясь над поверхностью моря несколько раз.
        - Замечательно, - сказала Оливия. - Ты долго тренировался?
        - И мистер Джек. Он показал мне.
        - Да, помню.
        - Нет, каждый день!
        - Джек приходит с тобой сюда на берег каждый день?
        - Он очень хороший человек. Мистер Джек ваш муж, да?
        - Да. Я… хочу сказать - нет.
        Мальчик озадаченно смотрел на нее.
        Оливия сняла туфли и носки и погрузила ноги в воду. Холодную и мягкую. Ей надо почаще приходить сюда. Но так, чтобы не встречаться с Джеком. С Джеком, который больше не хочет иметь ребенка. А чтобы компенсировать недоступное, он проводит свободное время с чужим сыном, учит его бросать камешки. Она снова почувствовала свою беспомощность. Слезы наполнили глаза.
        Илия махал кому-то на вершине скалы.
        - Это мистер Джек, - радостно возвестил он.
        Оливия закрыла глаза рукой от солнца, посмотрела вверх, но там никого не было. Наверное, мальчику показалось. Джек сейчас, скорее всего, под землей. Копает словно одержимый.
        Оливия стала подниматься по тропинке. Где-то на середине пути оглянулась и тоскливо посмотрела на катер у причала. Теперь у нее нет шанса сплавать на нем к соседнему острову.

        Несколько дней спустя мэр города пригласил участников экспедиции на прием, который он устраивал для них на центральной площади города. Память о прошлом празднестве еще жила в памяти, и Оливия решила никуда не ходить. Но она хотела убедиться, что Джек пойдет. Перспектива остаться в лагере с ним вдвоем ее совсем не устраивала.
        - Уверена, что вы не хотите идти? - поинтересовалась Мэрилин, когда темнота начала окутывать территорию вокруг раскопа.
        - По правде говоря, я сегодня устала. А вы прекрасно проведете время. Вы замечательно выглядите. - Оливия восхищалась яркой широкой юбкой и крестьянской блузой, которые пожилая женщина купила в тот день, когда они ездили за покупками.
        - А как Джек?
        Оливия огляделась. Она его давно не встречала. Не удивительно, что и сейчас его не видно. Может быть, он даже ничего не слышал о приеме?
        - Я беспокоюсь за него, - продолжала Мэрилин. - Он слишком много работает. К тому же Джек копает не в том месте. Вы не можете с ним поговорить?
        - Конечно. Я поговорю с ним, - успокоила ее Оливия. - Если увижу.

        По приставной лестнице Джек быстро выбрался из раскопа и огляделся. С трудом выпрямившись, он застонал. У него ныли все мышцы, руки были измазаны грязью, он тяжело дышал. Еще не поздно, но быстро темнело. В лагере стояла тишина. Все уехали в город? Никого не видно, кроме Ставроса, сторожа.
        - Вы не видели Оливию? - спросил он Ставроса.
        - Все уехали в город. Там большая вечеринка. А вы, босс, поедете?
        - Нет, - ответил Джек.
        - Повар оставил вам еду.
        - Хорошо. Спасибо.
        - Я уже могу выключить генератор?
        - Нет, - резко бросил Джек. - Пока нет. Мне нужен свет там, внизу. Вы хотите уехать? Поезжайте. Я сам выключу генератор.
        Ставрос нахмурился.
        - Идите, - настаивал Джек. - Все в порядке.
        Нехотя Ставрос пошел к старому пикапу и, отъезжая, помахал рукой из окна кабины.
        Джек пошел к палатке Оливии. На всякий случай. Если ее в палатке нет, он поедет в город и найдет ее.
        - Оливия?
        Она высунула голову. Увидев его, вроде бы не обрадовалась. Джек уже привык к этому. Она обрадуется, когда услышит, что он нашел.
        - Хочу кое-что показать тебе. Это… занятно.
        - И не может подождать до завтра? Утром ты покажешь это всем.
        - Я не хочу показывать всем. Пока не буду убежден. Чем ты так занята? - Он не сумел скрыть сарказма в голосе. - Сейчас семь часов. Чем ты занята?
        - Это имеет значение?
        - Ты должна пойти и посмотреть сейчас!
        - Ладно. Но если это не надолго. - Она взяла фонарь и вышла из палатки.
        Они молча шли через раскопки. Оливия спустилась следом за ним по приставной лестнице на первый уровень раскопа. Здесь Джек отодвинул фанерную панель, на которой красным на греческом языке было написано: «Внимание! Опасно!»
        Он взял ее за руку и повел в узкий низкий туннель.
        - Это здесь ты копаешь один? - спросила она.
        - Нет, не один. Мне помогают. Через несколько дней сюда придет другая команда, мы движемся навстречу друг другу. Поэтому…
        - Поэтому ты должен первым получить это, да?
        - Ты думаешь, во мне силен дух соревнования?
        - Я это знаю. Во мне тоже. Как и во всех остальных. Ты хочешь первым найти захоронение. Поэтому ты отказался от отпуска и от летнего образовательного семестра, хотя там хорошо платят. Значит, дело в том, что ты нашел потерянную гробницу? - спросила она. Ее голос эхом отражался от стен туннеля. Они оказались в другом мире, в его мире. Куда не доходят звуки с поверхности и где воздух сухой и холодный.
        - Береги голову, - предупредил Джек, не отвечая на ее вопрос. - Чтобы не стукнуться о бревна на своде.
        - По-моему, фонарь мне не нужен. - Оливия заметила вдоль одной стороны туннеля натянутый провод. Примерно через каждые двадцать шагов висели голые лампочки.
        - Пока работает генератор, здесь светло.
        Оливия почувствовала страх. Тонкий провод с голыми лампами оставался единственной связью с поверхностью. С клаустрофобией она боролась всю жизнь. И когда казалось, что победа уже в руках, это чувство снова возвращалось. Если кто и помогал ей забыть об опасности, то это Джек. Она крепче сжала его руку.
        Оливия споткнулась о большую насыпь из мелкого, словно пудра, песка. Джек посмотрел на потолок, и в сантиметре от его головы посыпалась земля.
        - Это насыпалось через стропила, - заметил Джек. - Я просил вывезти отсюда землю. Мы почти дошли.
        Оливия вздрогнула. Впереди туннель расширялся, совсем немного.
        - Это здесь? - спросила она.
        - Нет еще. Иди, иди. Нам нужно провести крепежные работы, укрепить стены и потолки. Только потом мы сможем пойти дальше. Но я хотел прямо сейчас показать тебе, что нашел. Думаю, это произведет впечатление.
        Еще несколько минут, еще несколько шагов по густой пыли. Джек взял у нее фонарь, направил луч на частично откопанный кусок мрамора.
        Оливия задохнулась. Это была красивая, четко вырезанная надпись, покрытая патиной медового цвета.
        - О-о-х, - выдохнула Оливия.
        - Надгробная стела.
        - Да, да. Думаю, это так. - Оливия подошла ближе, не в силах сдержать волнение в голосе…
        - Проклятие! Только за последний час насыпалось столько песка и камней. - Джек стирал с мрамора пыль, чтобы частично открыть женскую фигуру и надпись под ней. - Можешь прочесть?
        Оливия провела пальцами по греческим буквам. Она с жадностью расшифровывала слова.
«В году 293, месяце…»
        Она покачала головой. Остальные буквы были покрыты грязью. Оливия подняла руки, чтобы смести грязь, и задела камень. Он покатился вниз и ударился о столб, который вдруг зашатался. Мелкие камни и земля посыпались на их головы. Оливия задыхалась в пыли, набившейся ей в нос и рот.
        - Садись. - Джек толкнул ее в сторону, где камнепад был меньше. А сам ударился головой о торчавшее на потолке бревно, выронил фонарь.
        - Ты в порядке? - Джек упал на колени. Здесь, обхватив руками голову, сидела Оливия.
        - Джек… Плохи наши дела? - Голос ее был тихий и дрожащий.
        Камни падали на обоих, прыгали по головам, рукам и плечам…
        Плохи их дела. Очень плохи…
        - Мы выберемся отсюда. Мы всегда выбирались. Помнишь пещеры в Базилекотте? Никто не думал, что мы сможем. А мы выплыли на отливной волне. Мы и теперь выберемся.
        Она смотрела на Джека. Он и в самом деле верит, что они выйдут отсюда? Или пытается успокоить ее? Она хотела верить ему, но…
        - Здесь плавать трудно, - проговорила Оливия, борясь со слезами. Нельзя показывать Джеку, как она боится. Противостоять клаустрофобии и без того трудно, если воображаешь, что стены сближаются и вот-вот сожмут тебя. А сейчас это случилось наяву. Это вовсе не фобия. Ее худшие страхи стали реальностью. Стены надвигались на нее со всех сторон.
        - Нам надо выбираться отсюда. - Оливия попыталась встать, опираясь на плечо Джека.
        Затрещала балка, на которой держались лампы, и рухнула рядом с головой Оливии. Туннель погрузился в темноту. Это был конец. Живыми они отсюда не выйдут. Оливия стиснула зубы.
        - Ты в порядке? - опять спросил он. Голос где-то совсем рядом.
        Она с трудом сглотнула.
        - Да.
        - Есть идея. Если бы только я мог видеть, - с нотками бодрости заговорил Джек. - Не могу найти фонарь. - Беззвучно он обругал себя за неосторожность. И продолжал водить руками по камням вокруг них. Наконец из кучи песка и пыли появился луч света. Джек схватил фонарь. Сначала он посветил на Оливию. Покрытая грязью, побледневшая, она глядела на него. В глазах страх.
        Он коснулся ее щеки.
        - Мы выберемся отсюда, - сказал он.
        - Ты всегда был оптимистом. - Ей даже удалось улыбнуться.
        - Дорога ведет только к выходу. - Он направил луч на выход из туннеля и понял, что проблема усложняется. Конечно, он оптимист. Но и реалист тоже.
        - Проклятье! - На щеках вздулись желваки. - Там рухнули еще два столба. Посмотри на эту кучу камней. Кто знает, держатся ли остальные балки?
        - Так, - сказала она. - Какой у нас выбор?
        Молодец Оливия! Несмотря на страх, думает ясно. Она рациональна и практична посреди хаоса. Если бы только у них был выбор…
        - В этом конце туннеля слишком тесно, чтобы копать, - спокойно объяснил положение Джек. - Нам мешают стены. Им придется копать с того конца.
        - Им? Кому - им? Все в городе, в лагере никого. До утра никто не вернется. Мы не можем…
        - Не говори «не можем», - мрачно попросил он. - Если бы только я не отправил Ставроса домой! Он бы непременно заметил, что линия отключилась. Он бы догадался, что я внизу. И тогда они бы начали копать с другой стороны…
        - Мы не продержимся до утра, Джек. Не хватит воздуха, уже душно.
        Он посвятил фонариком ей в лицо. Она выглядела удивительно спокойной. У другой женщины началась бы истерика, она бы проклинала его, требовала, чтобы он что-нибудь сделал. Но Оливия не такая, как другие женщины. Что пользы притворяться или лгать ей?
        - Вероятно, ты права, - согласился он. Тусклый луч фонаря погас. Туннель снова погрузился в темноту.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        - Я хотел рассказать тебе, как я жалею об одном слове, - после долгого молчания заговорил Джек. Они оба размышляли о том, какие у них ничтожные шансы выбраться отсюда. - Когда я уходил, я назвал тебя зайчихой.
        - Я и была зайчихой, когда старалась забеременеть.
        Джек покачал головой, хотя и понимал, что она его не видит.
        - Да, ты очень старалась.
        - Я никогда тебе не говорила, но именно поэтому я была против секса. Какое-то время мне приходилось делать процедуры. Это словно работа. Я ненавидела их, но не могла тебе рассказать.
        - Нет, могла! Тебе следовало рассказать мне.
        - Я боялась обидеть тебя. Мы были так близки. И я так хорошо тебя знала. Я могла предвидеть, что ты захочешь… Не отрицай.
        - Я думал, что смена обстановки пойдет нам обоим на пользу. Но ты не поехала со мной. Ты говоришь, что я не попросил тебя. Я и не собирался просить. Ждал, что ты упакуешь вещи и поедешь со мной. А ты вместо этого решила остаться. Да еще, кажется, испытала облегчение, что я уезжаю.
        - Так и было. Я не могла стоять и видеть твой взгляд. Будто я добиваю лежачего…
        - Оливия, ради бога! Ты никогда не добивала лежачего. Да я и не был лежачим.
        - А на прощальной вечеринке?
        - Я и секунды не думал об этой вечеринке. Конечно, меня спрашивали, где ты. Я отвечал, что у тебя грипп. Это никогда меня не тяготило.
        - А что тяготило? Живыми мы отсюда не выйдем. Расскажи. Я хочу знать, что заставило тебя уехать?
        - Меня тяготило, что ты не рассказываешь мне о том, что мучает тебя. Черт, ты вообще ни о чем со мной не разговаривала.
        - Ни о чем? Я все время разговаривала с тобой, - запротестовала Оливия.
        - Но не о важном. О ребенке, которого у нас не было. Об отпуске, который мы не брали. О времени, которое мы не уделяли друг другу. Мы избегали разговаривать об этом. Об обиде, которую ты чувствовала, когда меня повышали или награждали.
        - Я гордилась тобой, - перебила его монолог Оливия. - Но…
        - Продолжай.
        - Теперь я понимаю, что просто завидовала тебе. Я тоже хотела стать полным профессором. Хотела иметь время на изыскания. Глядя на тебя, я думала, это легко. - В ее голосе звучала такая печаль, что он обнял ее за плечи и притянул к себе.
        - Ты говорила, что я высокомерный и своекорыстный.
        - Мне не следовало этого говорить.
        - Нет, все правильно. Я всегда был полон собой. Ты облегчила мне путь к успеху. Ты моя команда поддержки. Без тебя я бы ничего не добился. А я никогда не благодарил тебя. Ведь не благодарил, правда? - От внезапного сожаления у него прервался голос.
        - Правда. Но ты прекрасно обходился и без меня. В Калифорнийском университете…
        - И я тоже так думал. До сих пор. А теперь понял, какой пустой была моя жизнь там. Нет, конечно, я работал с моими студентами и писал. Но никто не ждал меня вечером. Там не было тебя. - Голос упал.
        - Джек, я должна тебе что-то сказать.
        - Я знаю. Ты заполнила документы для развода.
        - Почему ты их не подписал?
        - Я не мог этого сделать. Я не мог их подписать, не сделав еще одну попытку.
        - Эти раскопки и есть твоя попытка?
        - Не совсем. Здесь еще и гробница. - Он громко засмеялся. - Но, если честно, то да. Я подумал, что раскопки заинтригуют тебя.
        - Это не то, что я хотела тебе сказать, - вздохнула она. - Перед отъездом сюда я выставила на продажу наш дом.
        - Наш дом? Ты продаешь наш дом?!
        - Это мой дом. Так ты сказал перед тем, как уехать. Ты сказал, что не вернешься. А все оставшееся мое.
        - Я наговорил много такого…
        - Вроде того, что я слишком чувствительная, слишком тонкокожая, слишком напряженная?
        - Надеюсь, ты все забыла, как забыл я. Как бы я хотел забрать все слова назад. Я так скучал по тебе, Оливия. Не могу передать тебе, как я скучал…
        - Джек, я не могу тебе лгать. Я была рада, что ты уехал. Не могла больше выдерживать напряжения. Это не твоя вина. Но я знала, как ты хочешь иметь ребенка. Все, что ты говорил, я истолковала как критику в мой адрес. Я даже не могла вернуться к прежней жизни. Поэтому я и продаю дом. Твой кабинет, твой шкаф, твои книжные полки. Все напоминало о крахе нашего брака.
        - Я не прошу тебя вернуться назад к нашей прежней жизни. Я хочу начать с тобой новую жизнь.
        - Не слишком ли поздно? - ласково произнесла она. Даже если они помирятся, им не выбраться живыми из туннеля.
        Он промолчал. Да и что он мог сказать? У него больше нет слов, сияющих оптимизмом. У них нет счастливого будущего. И нет смысла в таком утешении. Она знает так же хорошо, как Джек, что их шансы выбраться отсюда живыми практически равны нулю. Если ей суждено умереть на раскопках, она предпочитает умереть рядом с Джеком. И неважно, как часто он обижал ее в прошлом.
        - Я еще раз хочу сказать тебе, как я сожалею, - хрипло произнес он.
        - За что? За то, что ты привел меня сюда? Впечатление стоило того. Найти такое захоронение! Красивое, сохранившееся. Значит, там есть гробница. И если бы я смогла прочесть остальную надпись, мы бы знали, кто в ней похоронен.
        - Если мы не вылезем отсюда…
        У нее задрожала нижняя губа. Уж если Джек считает, что нет выхода, значит, и в самом деле надежды нет.
        - Ты всегда говорил: ради ценного открытия стоит рисковать.
        - На этот раз я слишком далеко зашел.
        - Нет, ты правильно сделал. Это я и любила в тебе. Твою готовность рисковать всем, лишь бы получить, что тебе надо.
        - Я рисковал всем, чтобы вернуть тебя. Я не имел права привозить тебя сюда.
        - А я рада, что приехала. Я люблю тебя, Джек. - Слезы бежали так быстро, что она не успевала их вытирать. - Если я должна умереть, я хочу умереть с тобой.
        - Этого не будет! - Он с силой ударил кулаком в грязь.
        - Но это уже есть…
        - Прости, что я так и не устроил нам медовый месяц.
        - И куда бы мы поехали? - спросила она.
        - Я всегда хотел поехать на Бали.
        - Там старые храмы.
        - Прекрасные пляжи.
        - Дружелюбные люди.
        - Ты назначаешь мне свидание? - спросил он.
        - Слишком поздно. Это было семь лет назад. - Она положила голову ему на плечо. Слишком поздно.
        - Семь лет. А кажется, будто все было вчера. - Он провел ладонью по ее щеке. - Как насчет Мачу-Пикчу [Древнее поселение инков в Перу, недалеко от столицы Куско.] ?
        - Я всегда мечтала туда поехать, - с завистью сказала она. - Может быть, нам стоит попытаться снова?
        - Что? Зачать ребенка?
        - Нет, - словно отрезала она. - Я не могу еще раз пройти через это. Если ты хочешь иметь ребенка…
        - Я не хочу ребенка, я хочу тебя. Но, Оливия, я не могу измениться. Я всегда буду самоуверенным и занятым только собой типом, как ты сказала.
        - А я всегда буду зайчихой-трусихой, как сказал ты.
        - И я все равно буду любить тебя. - Он взял ее руку и крепко сжал. - Ты не носишь кольцо.
        Кольцо, где на внутренней стороне выгравировано «навеки».
        - Нет. Оно напоминает о моем провале.
        - О нашем провале.
        - Может быть, мы слишком легко отказались? - Она имела в виду, что это она слишком легко отказалась от их совместной жизни.
        - Моя вина. Мне не следовало оставлять тебя.
        - Нет моя. Мне следовало поехать с тобой.
        - На этот раскоп я приехал по одной причине. Быть с тобой. Работать вместе. Убедить тебя, что мы принадлежим друг другу.
        - Ты уверен? - встревоженно спросила она. - Ты уверен, что теперь не хочешь больше иметь детей, потому что…
        - Я ни в чем не бываю уверен. Дети могут быть помехой. И кроме того, я ни с кем не хочу тебя делить.
        - Значит, если мы выйдем отсюда…
        - Не если, а когда…
        - Джек, скажи честно! Я могу это выдержать. Какие у нас шансы?
        Он долго молчал.
        - Шансы неважные, - признал он. - Надо продержаться до утра.
        - Ш-ш-ш, слушай. - До них донесся голос, такой слабый, что казался почти неслышным. Но это был реальный голос.

* * *
        Джек почувствовал, как сердце рвется из груди. Это Ставрос!
        Слабый голос пробился через блокированный камнями отрезок туннеля.
        - Джек, вы внизу?
        У Оливии слезы бежали по щекам.
        - Это Ставрос! - Джек схватил ее за руки и поцеловал в щеку. - Мы здесь! - крикнул он. - Мы в порядке. Раненых нет. Вы далеко?
        - На двенадцатом посту, - ответил Ставрос. - Шестьдесят метров. Здесь осыпались камни и завалили туннель. У вас чисто?
        - Да, - подтвердил Джек. - Слава богу, - обратился он к Оливии, - если Ставрос в шестидесяти метрах, то блокировано не больше десяти метров.
        Он не стал говорить Оливии, что, может быть, весь туннель забит камнями. Такая вероятность тоже не исключена. Волна страха накрыла все тело. Этот страх надо скрыть от Оливии. Она так отважно держалась! Никогда он не любил ее больше, чем сейчас. Когда они выйдут отсюда, он не отпустит ее от себя.
        - Пост четырнадцатый рухнул, - прокричал Джек спасателям. - Тринадцатый мы не можем видеть. - Он рассчитывал время, какое понадобится, чтобы расчистить туннель. Ставросу необходимо помочь, иначе они никогда не выйдут отсюда.
        - Вы один? - крикнул Джек. - У вас есть команда?
        Прозвучал ответ, который ничего не прояснил. Звучал он примерно так: скоро вас увидим. Больше похоже на желание ободрить Джека.
        - Он хороший человек, - заметил Джек. - И он знает, что надо делать.
        Он не мог видеть Оливию, но что-то в ее молчании подсказало ему, что она плачет. Джек болтал, не умолкая, стараясь отвлечь ее от мыслей о худшем.
        - Все зависит от размера камней, - продолжал он объяснять ей. - Нас могут освободить и через час, и через два.
        - Это самый опасный момент, правда? - спросила она. Джек понял, что она вспомнила о раскопках на Кипре. Там туннель обвалился и заживо похоронил землекопа. - Если столбы рухнули, то сам факт раскопок может вызвать новый обвал камней, еще больший.
        - И гробница будет отомщена за вторжение. Месть мумии, как в фильмах ужасов.
        - Мы не знаем, чья это могила…
        Вдруг тусклый луч света появился на вершине груды камней.
        - Джек, - позвал Ставрос. Голос прозвучал так громко, что они оба вздрогнули. - Мы пришли.
        Джек поднял Оливию на ноги. При свете фонаря увидел заплаканное лицо, пыльные волосы и крепко обнял ее, прижав к себе.
        Понадобилось еще полчаса, чтобы расчистить от камней и расширить отверстие, через которое они оба могли вылезти и перебраться в открытый туннель. Когда они вышли из туннеля, стояла сплошная темнота. Ни луны, ни лампочек, ни команды спасателей. Только Ставрос. И еще двое мужчин встали среди ночи с постели, чтобы помочь ему.
        Наконец встав на твердую почву, Оливия жадно вдыхала свежий воздух. Ноги подгибались, будто резиновые. Ведь она и вправду думала, что они так и умрут там, под землей. Она только не могла позволить Джеку узнать, как она боялась.
        - Я беспокоился о вас, босс, - говорил Ставрос, энергично тряся Джеку руку. - Я сказал жене: я должен вернуться. Надо во всем убедиться, правильно? Потом я увидел, что показатель напряжения на генераторе отключился. А вас я нигде не нашел. Я подумал, что-то случилось. И начал копать. Потом эти два парня присоединились ко мне. - Он счастливо улыбнулся. - Когда я услышал ваш голос, я понял - вы живой.
        - Хороший человек, - хлопнул Джек Ставроса по спине.
        - Спасибо вам, - тихо пробормотала Оливия. Она еще не могла поверить, что они в безопасности. Что живы - благодаря этому человеку. Он вовсе не был обязан искать их. Но он вернулся, чтобы спасти безумных археологов.

        В эту ночь они оба спали в палатке. Они даже не обсуждали это. Джек вошел следом за ней и втащил свой спальный мешок. Ее все еще трясло. Она боялась оставаться одна, не могла позволить ему выйти хоть на минуту. Прежде чем уснуть, он одной рукой крепко прижал ее к себе, как собственник свое имущество.
        - Не забудь про медовый месяц, - засыпая, проурчал он.
        Оливия лежала и размышляла, действительно ли у нее будет медовый месяц. Запомнил ли он то, что сказал в туннеле?
        Когда она проснулась, Джека рядом не было. Его спального мешка тоже. Что бы это значило? Она смыла под душем всю оставшуюся грязь и пошла завтракать. Все только и говорили, что об их вызволении из подземного плена.
        - Как вы выбрались из-под земли?
        - Как вы попали в туннель ночью?
        - Что вы нашли?
        - Вы собираетесь туда вернуться?
        А она все искала Джека, надеясь, что он не вернулся в туннель. Закончив завтрак, она пошла к раскопу. Там он и оказался. В джинсах, без рубашки. В руках лопата. Он копал недалеко от того места, откуда они вышли ночью. У нее перехватило дыхание и закружилась голова, едва она увидела его.
        Он бодро помахал ей рукой. Ничто не говорило в нем о пережитом. Будто они каждую ночь проводят в комфортабельном калифорнийском кампусе. Будто это не они несколько часов назад были почти погребены заживо в туннеле. Джек, очевидно, забыл все, о чем они говорили прошлой ночью.
        Оливия попробовала заняться работой. Сортировала находки, наносила на план места их нахождения. Но все время помнила о подземелье. Помнила затхлый воздух в туннеле.
        После ленча солнце остановилось высоко в небе. Старо жарко. Землекопы собрались под сучковатыми оливами и достали свои завтраки. Университетские работники сидели у компьютеров под тентом и в большой палатке.
        Джек нашел Оливию на скале. Прислонившись к кедру, она смотрела на мерцавшее внизу море, спокойное, будто из стекла.
        - Пойдем поплаваем. - Он позвякивал ключами на пальце. Она озадаченно взглянула на него. - Роббинс хочет, чтобы я сначала испытал катер. Я не могу приступить к работе, пока рабочие не почистят и не укрепят туннель. - Он наклонил набок голову и сощурился. - Пойдем, ты выглядишь бледной.
        Сам Джек выглядел просто великолепно. Голубые глаза яркие и спокойные, как море. Отдохнувший, выспавшийся и улыбающийся. Прошлой ночью он моментально уснул. А ее разум еще долго не отключался. Она продолжала снова и снова искать лучшее решение.
        Оливия смотрела на него и не шевелилась. Тогда он положил руки ей на плечи и посмотрел в глаза.
        - Ты думаешь о гробнице, правда? Знаешь, мы не можем туда вернуться ни сегодня, ни даже завтра. Сегодня после ленча мы свободны. По-моему, мы заслужили отдых.
        Она кивнула, потому что не могла думать, не могла говорить. Ей нужен человек, который принимал бы решения вместо нее. Ей нужен Джек.
        - Ты можешь воспользоваться солнцем. - Он нежно большим пальцем обвел ее щеку. - И свежим воздухом. Сходи за купальником. Ох да, у тебя его нет. В следующий раз будешь в городе, не забудь купить. Тебе он понадобится во время нашего долгого упущенного медового месяца.
        У Оливии не было сил спорить. Сказать ему, что никакого медового месяца не будет. Сегодня все видится по-другому. Он прав. Им нужен перерыв. Нехотя она направилась в свою палатку, то и дело оглядываясь. Там она переоделась в шорты и в белую открытую блузку.
        Когда она пришла на причал, Джек уже запустил мотор. Потом взял ее за руку и помог сойти на катер.
        - Симпатичная рубашка, - сказал он, не отрывая глаз от ее грудей.
        Она почувствовала, как напряглись сверхчувствительные соски под жадным взглядом голубых глаз. Блузка вдруг стала тесна. Гораздо теснее, чем в тот день, когда она покупала ее в городе. Должно быть, села.
        Она сидела рядом с ним на кожаном сиденье. Солнце с ясного неба било ее по голым плечам. Он повернул руль, и катер сделал резкий поворот. Приятный душ соленой воды окатил ее ноги. Она засмеялась. Может быть, она понемногу поправляется.
        - Никаких условий для морской болезни, - глядя на нее и улыбаясь, объявил Джек. - Море будто стеклянное, и ни облачка.
        Это правда. Море спокойное, и небо ясное. Но она чувствовала, какое-то бурление в желудке. Нервы? Эмоции? Или просто слабый желудок?
        - Куда мы направляемся?
        - Здесь есть недалеко остров. Называется Кастемос. Ставрос мне рассказывал о нем. Я подумал, мы можем поехать и проверить, что на нем интересного. Ты не против?
        Она кивнула. Ее не интересовало, куда они отправляются, что будут делать. Что-то с ней случилось. Может быть, это прикосновение смерти прошлой ночью. Или перемена отношений с Джеком. И не важно сколько раз она мысленно повторяла, что ничего не изменилось.
        - Я сегодня в другом пространстве, - объяснила она Джеку. - Не могу ни думать, ни сосредоточиться. Наверное, это реакция на прошлую ночь. А как ты?
        - Я чувствую себя великолепно. - Одной рукой он обнял ее за плечи. - Ты не изменилась. Это твой мозг непрерывно работает. - Он повернул голову и жадно завладел ее ртом. Оливия сморгнула неожиданные слезы, набежавшие на глаза.
        Она ничего не сказала. Тогда снова заговорил он:
        - Мы вместе вернемся домой, ты помнишь?
        - Ты уверен? - спросила она.
        - Конечно, уверен. Сегодня утром я послал e-mail в мой департамент.
        У Оливии волнение в желудке моментально усилилось.
        - Уже? Ты и правда уходишь? - Все случилось слишком быстро. У нее закружилась голова, она не понимала, в какую сторону они движутся.
        - Я вернусь, чтобы жить с тобой. Мы купим новый дом. У нас будет новое начало.
        Оливия не успела собраться с мыслями, как они уже обошли остров и продвигались к крохотному портовому городу.
        Через несколько минут они причалили в Киссани. Оливия вздохнула с облегчением, вступив на твердую землю. Она не стала говорить Джеку, что испытывала приступы морской болезни и при спокойном море. Она и раньше бывала чувствительна в таких случаях, но никогда не говорила Джеку. Ей не хотелось, чтобы он дразнил ее за слабый желудок.
        Порывшись в путеводителе, он предложил побывать в местной гончарной школе на центральной площади. Ее открыли, чтобы сохранить древнее традиционное искусство.
        Держась за руки, они шли по узкой дороге к городу. Оливия еле тащила ноги. Они прошли с четверть мили, а она чувствовала себя так, будто пробежала марафон. Это мысли давили на нее или затянулась реакция на события прошлой ночи?
        Джек возвращается. Они вернутся вместе. Все происходило так быстро, что она не успевала даже дышать. Она знала только одно. Если Джек решил - так и будет. Он не отступит, пока не получит то, что хочет.
        Он иногда дразнил ее за вечные сомнения. Она обдумывала свое решение, потом отказывалась от него и снова думала. Он принимал решение быстро и потом отстаивал его независимо от того, прав он или нет.
        В гончарной школе с толстыми старинными стенами Джек спросил, какую керамику она предпочитает. Она показала на голубую с желтым вазу, которая отличалась красотой и грацией Золотого века.
        Он купил вазу и несколько чашек и соусников, соответствующих вазе. Потом продавщица упаковала покупки в соломенную корзину, и они пошли к монастырю.
        - Ты все еще бледная, - озабоченно нахмурившись, сказал он. - Не хочешь что-нибудь съесть?
        На узкой улице за монастырем они нашли маленькую французскую кондитерскую со сварливым кондитером за прилавком. Он махнул рукой на их заказ и настоял, чтобы они взяли его знаменитый лотарингский пирог и к кофе - горячие круассаны с шоколадом.
        Джек с веселым изумлением наблюдал, как она поглощает пирог с сыром и хрустящим жареным беконом.
        - У тебя не было ленча? - спросил он.
        - Ленч был целую вечность назад, а пирог восхитительный. Ты уже свой съел?
        Он подвинул ей свою тарелку, она вылизала ее до чистоты и принялась за круассаны.
        - Спасибо, что привел меня сюда, Джек. - Она, довольная, потягивала кофе. - Это именно то, что мне было нужно.
        - Наверное, нам надо бы для медового месяца арендовать небольшой корабль и совершить круиз по островам. Конечно, только мы двое. И заходить будем в кондитерскую в каждом порту.
        - Очень заманчиво, но…
        - Ты все еще боишься, что начнется морская болезнь?
        - Нет, со мной будет все в порядке. - Голос звучал с большей убежденностью, чем она себя чувствовала.
        Она поставила чашку. Им надо поговорить. Принять более важное решение, чем то, где проводить медовый месяц.
        - Тебе не кажется немного странным говорить о медовом месяце, когда вчера мы пережили такое? - Она поставила локти на маленький круглый стол и смотрела ему в глаза.
        - Пережили такое? - Он подался вперед и взял ее руки в свои. - Мы, Оливия, ни о чем плохом не думали. Мы предназначены друг другу. Я знал, что мы снова вернемся вместе. Почему ты думаешь, я заставил тебя отправиться в это путешествие? Я никогда не уходил от тебя. А ты?
        - Я тоже. - Пришло время быть с ним честной. Не притворяться, будто ей хорошо, когда ей плохо. - Знаешь, ты занятный. Если на твоем пути нет препятствий, ты их изобретешь. Потому что ты чертовски хорош в преодолении их.
        - Оливия, ты приобрела бесценный опыт. Вместе мы прекрасно заживем. Даже лучше, чем раньше. У нас будет лучший дом, лучший медовый месяц, лучшая работа. Потому что мы почти все потеряли и теперь знаем, чего хотим.
        - Ты в этом уверен, Джек?
        - Конечно, уверен. Когда мы встретились, я был незрелый и эгоистичный. Ты права. Я думал только о себе. Потеря тебя потрясла меня. Я пришел к пониманию, что для меня всего важнее. Не работа и не дети. Только ты. Вот и все.
        Оливия закусила нижнюю губу, чтобы она не дрожала. Глаза наполнились счастливыми слезами. Облегчение гигантской волной окатило ее. Если Джек уверен, то и она уверена. Если он считал, что у них новая жизнь получится, значит, она получится. Он в поцелуе смахнул с ее щек слезы. Даже хмурый кондитер нехотя улыбнулся, когда они расплатились и похвалили его вкусную еду.
        Держась за руки, они шли по берегу моря. Розовый свет заходящего солнца отражался в воде. Наконец среди камней они разглядели дорожку из гальки и фантастического золотого песка. Еще немного - и возник причал, к которому они привязали свой катер.
        Море по-прежнему было тихое. А Оливию начало тошнить. Ее вырвало прямо на носу катера.
        - Наверное, мне не надо было есть вторую порцию пирога, - слабым голосом пробормотала она, садясь рядом с Джеком.
        - Тебе станет лучше, когда мы вернемся в лагерь, - успокоил Джек, поглаживая ей голову.
        Но ей не стало лучше. Только хуже. Один запах рыбного супа, приготовленного на открытом огне, который она прежде так любила, заставил ее бежать подальше от людей. Она не стала обедать со всеми, а взяла бутылку минеральной воды и две таблетки аспирина от головной боли. Захватив шезлонг, устроилась на скале над берегом. Ей хотелось побыть одной, но очень скоро ее нашла Мэрилин.
        - Вы и правда очень испугались прошлой ночью, - проговорила Мэрилин.
        - Да, можно и так сказать, - согласилась Оливия.
        - Все хорошо, что хорошо кончается.
        - Правильно. Надеюсь, рабочие скоро расчистят туннель. Я хотела бы вернуться туда.
        - Вы все еще думаете, что там гробница? - удивилась Мэрилин.
        - Надеюсь.
        - Отважная девушка. Мы скучали без вас за обедом. Джек говорит, что у вас слабость и головокружение.
        Лучше бы Джек молчал, подумала Оливия.
        - Я недавно поела, - объяснила она.
        Мэрилин склонила набок голову и в сгущавшихся сумерках внимательно разглядывала коллегу.
        - Может быть, вы беременны?
        - Это невозможно.
        - Рвота, подташнивание… - не отставала Мэрилин.
        - Я плавала на катере. Это морская болезнь, - раздраженно объяснила она. Если бы Мэрилин знала, как нелепо ее предположение!
        - Когда я была беременна, - снова начала Мэрилин, - меня так тошнило… я так уставала! Рвота, сердцебиение, все болит, груди такие чувствительные. У меня четверо детей и…
        - Мэрилин, остановитесь, я не беременна!
        - Конечно, конечно. Но, может, грипп?
        - Я хорошо себя чувствую. Правда. - Оливия встала. Надо уйти от этой женщины. У нее самые добрые намерения, но она вмешивается в чужие дела. Оливии быстро пришлось снова сесть, потому что мир кружился вокруг нее.
        Мэрилин смотрела на Оливию с выражением «Я же вам говорила!».

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        На следующий день Оливия сказала Джеку, что у нее в городе дела.
        - Я поеду с тобой, - заявил Джек.
        - Я хочу сделать покупки. Тебе будет скучно.
        Он нахмурился и долго глядел на нее. Она нервно потирала ладони. С ней что-то случилось, а он не мог понять - что. Последний вечер он провел у лагерного костра, беседуя с профессором Роббинсом. Оливия рано ушла. Когда в палатке он залез в спальный мешок рядом с ней, она притворилась, что спит. Хотя он заметил, что она не спала.
        Джек убеждал себя дать Оливии хоть немного свободы и личного пространства. Обвал в туннеле, когда на них обрушились стены, произвел на нее жуткое впечатление. Он не упрекал ее. Они смотрели в лицо смерти. Быть погребенными заживо - вот чего они тогда ждали.
        Оливии удалось преодолеть свою клаустрофобию. И у нее не должно было быть разочарования, потому что они не впустую вели раскопки. Значит, ее тревожат мысли о будущем. Исключительно ее проблемы. Не его. Он уже решил, что покидает Калифорнию.
        А сейчас нет смысла настаивать поехать с ней в город. Если уж она решила, то будет стоять на своем.
        Джек протянул ей ключи от джипа.
        - Тебе что-нибудь надо? - спросила она с явным облегчением, что он не поедет с ней.
        - Ты. Это все, что мне нужно. - Он обхватил ладонью ее подбородок и припал к ее рту. Губы у нее были горячие. Слишком горячие.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Прекрасно, - раздраженно отрезала она, избегая его взгляда. Потом быстро отвернулась и пошла к джипу. Он провожал ее взглядом, как она шла по неровной дороге, пока не скрылась из виду. Осталось только облачко пыли.

        Несколько часов спустя Оливия вернулась из города. Она оставила покупки на заднем сиденье, а сама побежала к раскопу.
        - Кто-нибудь видел Джека?
        Никто не знал, где он. Кроме Илии, который копал яму киркой. Он показал на берег. С высоты скалы она увидела Джека. Тот сидел у самой воды, обхватив колени и глядя вдаль на море. Она глубоко вздохнула и начала спускаться по тропинке. Маленькие камни летели вниз из-под ее ног.
        Когда она добралась до пляжа, он обернулся и улыбнулся ей. Улыбка, от которой перехватило дыхание и заныло сердце.
        - Ты сделала все, что хотела? - Он встал.
        - Садись, - кивнула она. - Нам надо поговорить.
        Он нахмурился, будто ожидал удара. А она даже не сказала, о чем будет разговор.
        - Не люблю, когда ты так говоришь, - признался он.
        Сидя рядом на камнях, они глядели на лазурное море. Вдали прыгала на волнах маленькая белая лодка. Оливия вздохнула. Такой очаровательный мирный пейзаж. Совсем некстати вносить в него болезненную ноту. Но она должна это сделать. Нельзя тянуть. И хотя она всю обратную дорогу в джипе практиковалась, как скажет ему, слова застревали в горле. Будто отказывались выходить.
        - Может быть, это не так важно, - заметил он, когда в молчании прошло несколько минут.
        - Нет, это важно, очень важно. - Слова наконец полились без запинки. - Джек, у нас ничего не получится. Ни у тебя, ни у меня.
        - Что ты имеешь в виду? - насупился он.
        - Это было давно. Многое произошло. Ты жил своей жизнью. Я - своей.
        - Ты хочешь сказать, что больше меня не любишь? - без выражения произнес Джек. На виске у него билась тоненькая жилка.
        - Можно и так сказать, - осторожно подтвердила она.
        - Я хочу услышать это от тебя, - настаивал он. - Иначе не поверю.
        - Любовь к этому не имеет отношения. Надо поступать правильно.
        - Я скажу тебе, что значит правильно. Мы снова вместе вернемся домой. Я думал, мы договорились…
        - Может быть, мы и договорились. Но мы пережили стресс. Мы оба считали, что смотрим в глаза смерти. И наговорили такого, чего не думали. Мы остались живы и можем более ясно понять, чего хотим.
        - Я все ясно понимаю. - Он словно выплевывал слова сквозь сжатые зубы. - Я никогда не говорил такого, чего не думал.
        Она кивнула. В этом проблема. Он сказал слишком много. Каждое слово имело значение, он не мог забрать его назад. Даже если бы хотел. А он не хотел.
        - Давай не будем все усложнять. Мы проживем здесь еще несколько недель. У нас есть захоронение, которое надо откопать. Вокруг люди. - Она подняла голову и посмотрела на скалу. Ее не удивило бы, если бы там собралась группа их дорогих коллег, которые хотели бы услышать, о чем они говорят. «Это они или не они?» «Они снова вместе или они расстались?» Но на скале никого не было.
        - Ты хочешь, чтобы я притворялся, будто между нами все в порядке? - требовательно произнес он.
        - Поскольку никто не знает, на какой стадии мы остановились, это будет нетрудно.
        - Я не могу. Я люблю тебя. И думаю, что ты тоже любишь меня. Я хочу, чтобы ты вернулась ко мне, и готов для этого сделать все, что потребуется. Скажи мне, чего ты хочешь.
        - Я хочу, чтобы ты забыл о том, что здесь произошло. Забыл о том, что мы помирились. Это был поспешный поступок. Мы ждали смерти. И мы наговорили то, чего не думали. Прошу тебя, Джек. Пожалуйста. - Она с трудом сглотнула. Нельзя заплакать у него на глазах. Нельзя позволить ему знать, как тяжело ей рвать по-живому. Она собрала все силы, сжала губы и отвернулась от него. - Мне это нелегко.
        - Нелегко? Впечатление, будто случилось только что. Будто что-то произошло, о чем я не знаю. Почему ты не говоришь мне, что произошло? Тогда, может быть, я бы лучше понял. По-моему, мы договорились не держать секретов друг от друга.
        Ей надо бы учитывать, что он не уйдет без борьбы. Она должна заставить его понять. А для этого пришлось бы открыть правду. Но она слишком хорошо его знала. Оливия точно представляла, что он в ответ сделает и что скажет.
        Ей ничего не оставалось, как прервать разговор, встать и уйти. Что она и сделала. Не оглядываясь, Оливия начала карабкаться по тропинке вверх. Она знала, что Джек смотрит, как солнце опускается в море и над Эрмуполисом сгущается тьма.

        Хорошая новость заключалась в том, что следующие две недели Джек так же избегал Оливию, как и она его. Еще более хорошая новость: наконец она и вся команда могли спуститься в расчищенный туннель и продолжить работу. И совсем замечательная новость: она расшифровала все послание на стеле.

«В году 293, месяца Панемокса, в день 20 Александр III, сын Аполлония и Арте, воздвиг эту стелу для своей матери Артемидорос».
        От радости ей хотелось прыгать и кричать. Артемидорос была королевских кровей. И ее могила должна быть набита украшениями, монетами и скульптурами. И также бытовыми предметами, которые понадобятся ей в загробном мире.
        Неделю спустя погребальная камера была полностью расчищена. Ее содержимое превзошло все ожидания Оливии. Вазы, статуэтки, ювелирные изделия. И это только начало. Днем появился профессор Роббинс с шампанским, чтобы отпраздновать удачу. Она искала глазами Джека. Он должен был разделить с ней этот момент! Не говоря уже обо всем остальном…
        Без него радость открытия была неполной. Она знала, что он безумно злится на нее.
        Под большим тентом в тени уходящего в море солнца хлопали пробки шампанского. В воздухе звенели поздравления. В двадцати шагах от нее Оливия заметила глаза Джека. Он смотрел на нее, в глазах застыла враждебность.
        Она отвернулась.

        Джек наполнил свой бокал шампанским. Он знал, что надо бы подойти поздравить Оливию с успешной расшифровкой надписи на стеле и с таким обилием найденных предметов. Но тогда он бы не выдержал. Он бы потребовал, чтобы она объяснила, что с ней происходит. Ничего хорошего из этого бы не вышло. Она бы ничего не сказала. У нее такой же упрямый вид, как всегда. Он хорошо знал его. Глаза будто зашторены. Подбородок вздернут. Губа закушена.
        Найти такое невероятное захоронение - и не иметь возможности разделить радость с ней! Это обидно. Обидно видеть, как она улыбается и болтает с другими. А он стоит тут с вымученной улыбкой…
        - Что-то случилось, Джек? - спросила Мэрилин. Бокал в одной руке, блокнот в другой. - У вас такой вид, будто вы только что потеряли лучшего друга. Или жену. Вы опять не вместе?
        - Да, это так. - Зачем притворяться? Лето почти кончилось. Все в восторге от результатов раскопок. Все, кроме него. Он не мог больше притворяться.
        - Оливия чувствует себя лучше?
        - Вам лучше спросить ее, - проворчал Джек.
        - Первые три месяца самые трудные, - продолжала Мэрилин. - Уж мне-то надо знать. У меня же четверо…
        - О чем вы говорите? - раздраженно спросил он и поставил бокал на ближайший столик.
        - О вашей жене. Она беременна, ведь так?
        - Не думаю.
        - Я могу ошибаться. Но у нее все симптомы. Тошнота, рвота, быстрая утомляемость.
        - У нее морская болезнь, - отрезал Джек.
        - На твердой земле? Бросьте, Джек! Бывает, что муж узнает последним.
        Джек обернулся и снова посмотрел на Оливию. Обтягивающая футболка с эмблемой колледжа. Груди, маленькие, но совершенные, натянули ткань.
        У Джека лицо пошло красными пятнами. У него появилось такое чувство, будто в груди разожгли костер и, если бы он открыл рот, пламя вырвалось бы наружу. Он словно пронзил Оливию взглядом, она обернулась.
        Это не может быть правдой! Во-первых, это было бы чудом. После пяти лет попыток забеременеть?.. А здесь вот так все просто… Невозможно. Во-вторых, она бы сказала ему. В-третьих…
        - Нам надо поговорить. - Он сделал шаг и резко схватил ее за руку.
        - Не сейчас. - У нее в глазах мелькнул страх.
        - Сейчас, - бросил он.
        Джек вытащил ее из-под большого тента. Теплый воздух казался густым от созревавшей пшеницы на соседних полях.
        - В джип! - скомандовал он.
        Он чувствовал ее сопротивление, напряжение во всем теле.
        - О чем ты хочешь говорить? - Она упиралась ногами, когда он тянул ее к машине.
        - О тебе и обо мне.
        - Нам больше не о чем говорить. - В голосе звучала нота отчаяния.
        - Ты уверена?
        Если она беременна и не сказала ему… Нет, это невозможно. Она не может так поступить с ним. После всего, что они пережили. Горы анализов. Ожидание и разочарование. Он открыл дверцу джипа со стороны пассажира. Взяв ее за локти, с силой опустил ее на сиденье. Сам обошел машину и сел за руль.
        Оливия переплела пальцы, чтобы скрыть, как дрожат руки. Мысли неслись, обгоняя друг друга. Нервы напряглись до предела. Злость, какую испытывал к ней он, буквально висела в воздухе. Конечно, он бы все равно узнал, что она беременна. Но она надеялась, что на это понадобятся месяцы. Она уедет в свой университет, он - в свой…
        - Ты хочешь мне что-то сказать? - спросил он.
        Он знал! Но откуда? Она сама только что обнаружила.
        Опасаясь, что голос выдаст ее, она покачала головой.
        - Ты беременна?
        Она попыталась отвести взгляд. Но он обхватил ее лицо ладонями и заставил смотреть ему в глаза. Она долго не отвечала, да это и не надо было.
        - Как ты могла не сказать мне? - У него бессильно упали руки.
        - Я хотела, но не смогла. Я знаю, как ты к этому относишься.
        - Ты знаешь, как я к этому отношусь? Тогда ты, конечно, знаешь, что я схожу с ума из-за того, что моя жена не говорит мне, что она беременна. Что мне приходится узнавать об этом от чужих людей.
        - Мэрилин? - пробормотала она.
        - Да, Мэрилин. Скажи мне, почему? Это все, что я хотел бы знать. Почему, Оливия, почему?
        - Потому что ты говорил, что хочешь иметь детей, а потом я поняла, что ты передумал.
        - Как ты могла решить, что я передумал?
        - Ты сказал, что дети будут препятствовать карьере. Что ты не хочешь ни с кем меня делить. Ты это говорил, не отрицай!
        - Постой, постой. Я это говорил, потому что думал, что мы не можем иметь детей. Я старался успокоить тебя. Конечно, я хочу детей!
        - Хотела бы я верить тебе, Джек, но не могу. Помнишь, когда я спросила у тебя, уверен ли ты, что не хочешь иметь детей? Ты ответил, что нельзя быть увереннее. Когда ты лгал? Тогда или сейчас?
        - Тогда. Пусть я лгал тогда, идет? Ну застрели меня. Я виноват. Во всяком случае, я не виноват в том, что скрывал от тебя самое важное, что случилось этим летом, что случилось в моей жизни. Ты думала, что я не узнаю… что ты… что мы… - Он замолчал на середине фразы, слишком разозленный, чтобы найти нужные слова.
        - Ты лгал и когда говорил, что ни с кем не хочешь делить меня? Потому что, насколько я знаю, дети дают много поводов для дележки.
        - Это значило, что мы все будем делать вместе. Ты, я и ребенок. Наш ребенок!
        - Я знала, что ты это скажешь. Джек, я не могу так жить. Поэтому ты поедешь в Калифорнию, а я останусь с ребенком в Санта-Кларите. Ты сам сказал, что ребенок будет мешать твоей карьере. - С этими словами она открыла дверцу, выпрыгнула из джипа и пошла через поле туда, где шло веселое празднование.

        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        В день, когда они покидали остров, небо заволокло облаками. На пароме не происходило ничего неприятного. Но никто не мог забыть катастрофу, разыгравшуюся в начале лета. Оливия стояла у ограждения недалеко от спасательных лодок.
        На этот раз, когда Джек подошел к ней, она не удивилась. Но и не обрадовалась. Нельзя же без конца спорить на одну и ту же тему. Он не сомневался, что они покинут раскопки вместе. Она с не меньшей уверенностью считала, что этого не будет. Больше сказать нечего. Будущее без Джека будило самые темные мысли.
        - Я насчет медового месяца, который обещал тебе, - сообщил он.
        - Не беспокойся. Я не жду его. В этом нет необходимости.
        - Ты имеешь в виду потому, что ты уже беременная?
        - Нет, потому… Этого просто не надо.
        - Я всегда выполняю обещания. Ты же знаешь. Когда мы высадимся в Пирее, машина с водителем отвезет нас на Берег Аполлона.
        - Туда, где храм Посейдона? - У нее перехватило дыхание. - Я всегда мечтала его посмотреть. - Что с ней происходит? Она собиралась отказаться от любого предложения, какое он сделает. Но ведь она не знала, что это будет путешествие к храму V века!
        - Я это знал. Нам надо быть там на закате, когда на фоне белых колонн храма вид особенно живописный.
        - Ох! - Это все, что она смогла сказать. Это лучше, чем «нет» или «да». Это давало немного времени, чтобы успеть додумать все до конца. Хотя, по правде, ей не удавалось думать. Она могла только чувствовать, и чувства с каждой минутой становились все сильнее и сильнее. Это могли быть разыгравшиеся гормоны. Или морской воздух. Или Джек.
        - Мы остановимся на побережье в отеле «Эгейское море».
        - Джек, - проговорила она, задыхаясь, - ты подумал обо всем. - Могла ли она отказать мужчине, который подумал обо всем? Она считала, что могла. Но не в те минуты, когда он выглядел как греческий бог - с взъерошенными ветром волосами и голубыми глазами, от которых взгляд не оторвешь.
        - Обо всем, кроме купальника. Мы по дороге остановимся и купим.
        - Я, м-м-м, купила в городе еще вчера.
        - На случай, если кто-то предложит медовый месяц где-то на побережье? - спросил он. - Миссис Окли, вы изумляете меня. Вы особа, которая думает обо всем.
        - Никогда не знаешь, что потребуется, - чуть улыбнулась она.
        - Но теперь ты уже знаешь? Знаешь, что я тебя люблю? И ни на один день больше не оставлю.
        - Лучше не оставляй. - Солнце пробилось сквозь облака. - Если ты уедешь, я уеду с тобой.

        ЭПИЛОГ

        Два года спустя
        Так много любителей древних развалин записались в тур Джека и Оливии, что некоторым пришлось предложить подождать следующего раза.
        - Как ты думаешь, нам не следовало упомянуть о третьем члене нашей руководящей команды, пока мы не отправились в путь? - спросила Оливия у Джека. Она стояла на балконе «Гранд-отеля», окна которого выходили на воды древнейшего города острова Сицилия - Сиракузы.
        Джек взглянул на спавшую в гостиничной кроватке дочь и улыбнулся.
        - Она так популярна в туристской группе. Это даже удивительно.
        - Кажется, никто не возражает, что она путешествует с нами в твоем рюкзаке или в ходунке.
        - Конечно, не возражают. - Джека удивила сама мысль об этом. - Хотел бы я посмотреть на того, кто начал бы возражать.
        Оливия усмехнулась. Из Джека получился самый гордый и самый преданный папаша из всех, каких видел свет. Если маленькой Сары не было рядом, у него всегда была с собой ее фотография. Как она могла когда-то сомневаться, что он станет замечательным отцом!
        - Не говоря о том факте, что она сообразительнее и умнее, чем дети ее возраста, - продолжал Джек. - Ты заметила, как сосредоточенно Сара вчера разглядывала рисунки на стенах пещеры? Я даже могу сказать, о чем она думала. Были ли эти рисунки созданы до или после норманнского нашествия?
        - Джек, ей всего лишь год, - засмеялась Оливия.
        - Но она уже путешествует с приключениями.
        - И еще Сара - любитель поесть. Она любит желе и итальянскую пасту.
        - Будет совсем здорово, если у нее появится маленький братец или сестренка, - завершил Джек. В то же время, обняв за талию жену, он подталкивал ее к спальне. - Дети будут помогать нам на раскопках. Знаешь, родители стареют и часто бывают нудными…
        - Говори о себе. Я думала, ты находишь меня волнующей.
        - Нахожу, нахожу. С каждым днем все больше. - Он опустил жалюзи на балконную дверь. - Я обожаю вас, миссис Окли. - Джек спустил бретельки ее блузки и провел губами по гладкому плечу. - Не могу поверить, что ты все еще моя. Вся моя.
        - Поверьте, мистер Окли, - сказала она с улыбкой ярче сицилийского солнца. - Всюду и навеки.

        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

        notes

        Примечания

1

        Эрмуполис - город-порт на греческом острове Сирос в Эгейском море. - Здесь и далее прим. перев.

2

        Греческое вино из сладкого изюма.

3

        Древнее поселение инков в Перу, недалеко от столицы Куско.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к