Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Грин Грейс: " Одолевая Власть Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Одолевая власть любви Грейс Грин

        # Еще подростками Броуди Спенсер и Кендра Уэстмор полюбили друг друга, хотя так и не признались в этом. Спустя почти девять лет они вновь встретились. У Кендры растет дочь, у Броуди полон дом детей… Он опять пытается завоевать ее сердце, но Кенни холодна и неприступна. Удастся ли Броуди разгадать, почему Кенни так охладела к нему?..

        Грейс Грин
        Одолевая власть любви

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Мама, я пойду сама, - сказала Меган Уэстмор, отчаянно сверкая глазами. - Ну что ты, в самом деле, мне же в следующем месяце уже будет восемь лет - я не младенец!
        - Но, рыбка моя, ты же идешь в новую школу, и к тому же мы четыре дня пропустили!
        - Мама, я справлюсь сама! - Меган открыла дверцу белой «хонды» и вышла. - Мы в пятницу говорили с воспитательницей. Я знаю, куда идти. О’кей?
        Кендра Уэстмор посмотрела на дочь, в который раз изумляясь несхожести их характеров. О, внешне они были похожи как две капли воды: пшеничные волосы, ореховые глаза, тонкая кость - но характеры разнились как небо и земля. Меган была самоуверенна и бесстрашна, а Кендра…
        - Пока, мама! - Меган закинула ранец на худенькие плечики. - До вечера!
        Дочь захлопнула дверцу машины и двинулась на игровую площадку.
        Даже не оглянулась.
        Кенни вздохнула. Она и сама понимала, что перебарщивает с материнской опекой, но ведь в этом мире у нее не было никого, кроме Меган. Если с девочкой, не дай Бог, что случится, то она… она… наложит на себя руки.
        Услышав звук школьного колокольчика, Кендра вздрогнула и нехотя завела машину.
        Вдруг мимо нее с пронзительным свистом пронесся красный пикап и, визжа тормозами, резко остановился у обочины.
        Из кабины выпрыгнула девочка с копной черных кудряшек, примерно одного возраста с Меган. Она бросилась бежать, оглядываясь на ходу и махая ручкой:
        - Пока, папа! Спасибо, что подвез. До скорого!
        Мужчина кивнул в ответ и начал медленно отъезжать, но вдруг остановился.
        Поскольку они с Кендрой двинулись одновременно, ей пришлось резко притормозить. Когда водитель выпрыгнул из пикапа, она почувствовала раздражение.
        - Эй, Джоди! - заорал он. - Сегодня же день хот-догов!
        - Ой! - Девочка развернулась и подбежала к отцу.
        Он достал бумажник, отсчитал несколько купюр и протянул дочке. Та на бегу схватила их и помчалась обратно. Кендра нетерпеливо барабанила пальцами по рулю, пытаясь разглядеть лицо заботливого папаши.
        Он был высоким, загорелым, с волнистыми черными волосами. Стройное мускулистое тело плотно облегали голубые джинсы и черная футболка.
        - Ох ух эти дети! - Засовывая бумажник в карман, незнакомец улыбнулся Кендре, и вдруг улыбка замерла на его губах.
        Он ее узнал… в ту же секунду, когда и она узнала его!
        Кенни сглотнула и отвела взгляд. Воздух между ними, казалось, наэлектризовался, как бывало всегда. Это было странно и волнующе, подобного чувства она ни к кому больше не испытывала.
        Ни к одному мужчине.
        Только тогда он был совсем юнцом. Нахальным, невоспитанным хулиганом.

«Этот юноша вам не пара, мисс!» Но она и без дедушкиных намеков понимала, что между ними нет ничего общего.
        Интересно, о чем он сейчас думает. Тоже вспоминает? Скорей всего. Вспоминает гордячку Кендру, никогда не скрывавшую своего презрительного отношения к нему.
        Его улыбка из приветливой превратилась в саркастическую.
        - Кого я вижу! Какая встреча!
        Небрежной раскачивающейся походкой, не изменившейся с тех времен, он подошел к ее машине. Положив руку на крышу «хонды», он наклонился к окну. Кенни сидела не шевелясь.
        - Никак Ее Высочество Кендра Уэстмор собственной персоной? Не терпится вступить в права наследства?
        - Неужели, Спенсер, ты остался таким же наглецом, каким был? - Она вскинула голову и посмотрела прямо в сине-зеленые глаза, опушенные густыми черными ресницами. - Будь добр, отгони машину, дай проехать. Я тороплюсь.
        Сентябрьское солнце палило по-летнему, несмотря на ранний час. Желтый топ прилипал к телу Кенни.
        - Как я понимаю, ты явилась в город только для того, чтобы продать усадьбу, - лениво протянул он. - Говорят, ты недавно вышла замуж. Твой муженек тоже приехал в Лейквью?
        Его взгляд упал на руки женщины. Пальцы крепко стискивали руль. На левой руке одиноко поблескивало узкое золотое колечко. Ей стало не по себе. Жаль, что она не надела обручальное кольцо, это было бы более… более убедительно.
        Впрочем, она не собирается ни в чем убеждать этого человека!
        - Может, все-таки дашь мне проехать? - холодно произнесла она. - У меня нет времени тут торчать. Мне надо ехать…
        - Что за спешка? Может, выпьем по чашечке кофе? Как в старые добрые…
        Взревел мотор, и «хонда» дала задний ход. Спенсер едва успел отскочить, и Кенни испытала злорадное удовлетворение, услышав за спиной: «Во дает!»
        Включив сигнал поворота, она вырулила на середину улицы и на предельно дозволенной скорости начала удаляться. Ей очень хотелось обернуться, но она заставила себя смотреть только на дорогу.
        Машина летела по Мейн-стрит, мимо озера. На душе Кендры остался неприятный осадок от неожиданной встречи.
        Прошло более восьми лет с тех пор, как она покинула родной городок Лейквью, расположенный в самом сердце Британской Колумбии. За это время она ни разу не вспомнила о Броуди Спенсере. Да и зачем? Он никогда ничего для нее не значил. Его отец, Дэнни, служил у Уэстморов садовником, и она видела Броуди только на летних каникулах, когда он помогал отцу.
        Правда, они учились в одной школе, но он был на два года старше, и их пути редко пересекались.
        И это ее очень даже устраивало!
        А что, собственно, изменилось? - с внезапным раздражением спросила себя она. Подумаешь, встретила сына бывшего садовника, и что с того?

        Знаменитая «Лейквью констракшн», которой принадлежали многочисленные офисы, лесные склады и пакгаузы, занимала несколько акров к востоку от Лейквью.
        Из школы Броуди поехал прямо туда.
        Припарковав машину во дворе, он выскочил на растрескавшуюся от жары землю и торопливо вошел в здание центрального офиса.
        Идя по коридору, он услышал знакомые голоса: прерывистые интонации Мици переплетались с радостными восклицаниями Пита.
        - … и она в пятницу подписала контракт! Это великое дело, Мици!
        - Я поручу это Сэму Флиту.
        - Да, Сэм справится с этим! А, привет, босс!
        Заметив в дверях Броуди, Пит, главный оценщик компании, приветствовал его кивком головы.
        Пышноволосая крашеная блондинка Мици вскочила. Одернув вызывающе короткое белое вязаное платье с красными сердечками, она проворковала:
        - Я принесу вам кофе, босс!
        - Лучше чай со льдом, Мици. Спасибо!
        Когда девушка упорхнула в буфет, Броуди подошел к ее столу и взял стопку бумаг.
        - О каком великом деле идет речь, Пит?
        - Да вот, посмотри бумаги. Усадьба Уэстморов «Роузмаунт». Та, которая больше похожа на средневековый замок. Она стоит на западном берегу озера, на холме. А вид оттуда - закачаешься!
        Пит приехал в городок всего полгода назад и был не в курсе его истории.
        - Старик, который ею владел, недавно умер. Эдвард Уэстмор. Сколотил состояние на фондовой бирже. Его сын Кеннет и невестка Сандра умерли лет двадцать назад. Их дочь - внучка старого Уэстмора - унаследовала усадьбу. Она и подписала с нами контракт. Хочет перестроить и модернизировать кухню.
        - Она собирается переехать туда… или продать усадьбу?
        - Переехать. Она хочет установить в кухне новое оборудование и сама управлять
«Роузмаунтом».
        Пока Броуди переваривал эту информацию, Пит продолжал:
        - А еще она хочет, чтобы снесли старую лестницу, а на ее месте возвели какую-нибудь легкую, витую…
        - Она собирается снести лестницу из красного дерева? - Броуди вытаращил глаза, не веря своим ушам. - Эта женщина сошла с ума! Это же произведение искусства! Боже правый, эти перила, искусная резьба…
        - Да, я знаю. Я пытался ее отговорить, но она довольно резко дала мне понять, что это не мое дело. Поначалу она вела себя как настоящая леди, но стоило мне начать высказывать свои соображения, как она превратилась в разъяренную мегеру. Та еще штучка! - И Пит провел ребром ладони по горлу.
        Броуди покачал головой. Невозможно поверить!
        - Вы собираетесь поручить это дело Сэму?
        В этот момент на пороге появилась Мици и протянула Спенсеру стакан чая со льдом.
        - Именно так. Да, чуть не забыла, босс, звонила Хейли. Она просила, чтобы вы после работы купили полгаллона молока. У нее нет времени зайти в супермаркет.
        - Молоко? О’кей!
        - Она просила купить обезжиренное.
        Броуди удрученно ухмыльнулся.
        - Подкаблучник, вот кто я такой! Но здесь я пока что начальник. - Он сделал несколько глотков ледяного напитка и поставил стакан на стол Пита. - Да… Мици, о деле Уэстморов… Вы уже говорили о нем с Сэмом?
        - Нет еще.
        - И не надо.
        Броуди выглянул в окно. Несмотря на ранний час, во дворе кипела жизнь: посетители ходили среди штабелей бревен; рабочие перетаскивали оборудование; подъезжали и уезжали машины; в отделе садового инвентаря прохаживались покупательницы, привлеченные сезонными скидками.
        - Я сам этим займусь, - решил Броуди.
        - В добрый час! - сказал Пит. - Ох, чует мое сердце, наплачешься ты с этой миссис Уэстмор!
        - Она не миссис Уэстмор, - рассеянно заметил Броуди. - Она была Уэстмор, но наверняка взяла фамилию мужа.
        - Но в контракте указано именно это имя. - Мици взяла у Броуди бумаги и пробежала их глазами, отыскивая нужную подпись.
        - Кендра Уэстмор! - Она состроила гримаску. - Значит, она оставила девичью фамилию. Некоторые женщины не меняют. Ума не приложу почему. Ведь если любишь человека, то хочешь носить его фамилию… и чтобы твои дети носили ее. Ну да это ее дело. Ведь старый Уэстмор поссорился с ней из-за того, что ему не понравился ее жених, - так по крайней мере говорят люди. И, может быть, она сохранила семейное имя, чтобы сделать старику приятное? - Мици повернулась к Питу. - Ты знаешь ее мужа?
        - Нет, она приезжала одна.
        - А дети? - спросила Мици. - Дети у нее есть? Ты их видел?
        - У нее дочь, - ответил Пит. - Вылитая мамочка.
        - Ну, - сказала Мици, - тогда девочка, должно быть, хорошенькая. Эта Уэстмор в юности была жуткая гордячка и выскочка, но хороша невероятно!
        И сейчас красавица, подумал Броуди. И сейчас!
        Неужели завтра он вновь увидит ее? Его сердце учащенно забилось, когда он представил надменное выражение ее лица!

        - Меган, ты забыла съесть завтрак! - Кенни, нахмурившись, вынула из ранца дочери коричневый бумажный пакет.
        - Я съем его сейчас. - Меган потянулась за пакетом, увидев, что мать начала открывать дверцу холодильника. - Я умираю от голода!
        - Неудивительно, весь день ничего не ела! - Кенни бросила пакет с завтраком на стол.
        - Сегодня был день хот-догов, воспитательница забыла сказать тебе в пятницу, что я должна принести деньги. - Меган открыла пакет и вынула английскую сдобную булочку с сыром. - Но у моей новой подружки были лишние деньги: она сегодня утром чуть не опоздала, зато папа дал ей много денег, вот она и купила мне хот-дог и шоколадное молоко. Мы договорились, что в следующий раз я заплачу за нее.
        При словах «новая подружка» Кендра улыбнулась. Она беспокоилась, как примут ее дочку одноклассники, ведь к новеньким относятся по-разному. Но вроде все в порядке. Только что это она там говорила про деньги? Кенни насторожилась.
        - А как зовут твою подружку?
        - Джоди. Ей тоже восемь лет, и у нее черные кудрявые волосы…
        Но Кенни больше не слушала. Ей не надо было слушать, она уже все поняла.
        Угораздило же Меган связаться с дочерью Броуди Спенсера! Если она такая же, как отец, то дочку Кенни ждет немало разочарований…
        Впрочем, о чем это она! Ведь это всего лишь первый день Меган в школе! Она познакомится и с другими девочками, подружится с ними. С более подходящими ей девочками.
        - Завтра я дам тебе денег, и ты отдашь долг, - строго сказала Кенни.
        - Но, мама…
        - Мне не нравится, что ты занимаешь деньги. Очень мило, что Джоди оказалась такой доброй девочкой, но завтра ты вернешь ей все и больше никогда ни у кого не будешь занимать деньги. Поняла?
        Меган пожала плечами.
        - Ладно. Надеюсь, она не обидится. Она действительно милая, - Меган откусила кусок булочки, - она пригласила меня к себе в субботу поиграть!
        - Прежде чем договариваться о таких вещах, не мешало бы для начала посоветоваться со мной, - недовольно произнесла Кендра.
        Меган удивленно вытаращила глазенки. Она никогда не слышала, чтобы мать говорила с ней таким резким тоном.
        - Я и не договаривалась! Но у нее братишка, сестренка, собака, бассейн и замечательный дом!
        Кенни села за стол.
        - Дорогая, - осторожно произнесла она, - не спеши с выбором подруги. Многие люди совершают эту ошибку. Подожди, узнай сначала всех. А затем решай, кто тебе нравится.
        - Когда ты была в моем возрасте, - с вызовом начала Меган, - твоя мама тоже выбирала, с кем тебе дружить?
        - Я потеряла родителей, когда мне было шесть лет. Я уже тебе много раз рассказывала, солнышко, что меня воспитывал дедушка Уэстмор. И хотя он не выбирал мне друзей, своими советами он помогал мне сделать правильный выбор.
        - Тогда давай пригласим Джоди к нам? Ты сама увидишь, что мой выбор правильный!
        Кендра поняла, что попалась в собственную ловушку! Ей нечего было возразить не по годам рассудительной дочери. Как выйти из этого положения?
        - Давай не будем торопить события, - сказала она. - До конца недели ты наверняка перезнакомишься с остальными ребятами, тогда и решим, кого приглашать, идет?
        - Идет. - Меган протянула руку к банке с апельсиновым соком. - Подождем до пятницы!
        Кендра вздохнула с облегчением. Но ненадолго.
        - Впрочем, я и сейчас могу сказать, - заявила Меган, отвинтив крышку и засунув в банку соломинку, - что никого лучше, чем Джоди Спенсер, я никогда не встречу!
        Зазвонил телефон, избавив Кендру от необходимости придумывать ответ. Пододвинув стул, она протянула руку к трубке.
        - Дом Уэстморов.
        - Добрый день, миссис Уэстмор! Это Мици из «Лейквью констракшн». Завтра утром к вам придут поговорить о вашей новой кухне. В половине девятого вас устроит?
        - Да, вполне. Спасибо.
        Она повесила трубку.
        - Перекусила? - спросила она Меган.
        - Угу.
        - Тогда давай прокатимся на велосипедах до школы. Я хочу убедиться, что ты сможешь добраться сама, потому что завтра утром придут эксперты из «Лейквью констракшн».

        - Я же просила обезжиренное!
        Подол коротенького халатика Хейли Спенсер развевался вокруг ее загорелых ног, когда она гневно захлопнула дверцу холодильника. Злобно фыркнув, она шмякнула пакет молока на стол.
        - Худеешь-худеешь, а ты как назло покупаешь жирное молоко!
        Она опустилась на стул и, насыпая отруби в чашку с голубой каемкой, крикнула вслед Броуди, который благоразумно поспешил ретироваться:
        - Я же сказала твоей наглой Мици, что мне нужно обезжиренное! Чтоб ей пусто было, курице безмозглой, простое сообщение и то передать не может!
        Броуди остановился в дверях и виновато улыбнулся.
        - Мици упомянула об этом… и ты прекрасно знаешь, что она не наглая! Я сам виноват. Совсем закрутился, ничего не успеваю. - Конечно, если столько думать о Кенни Уэстмор! - Я исправлюсь…
        Он едва успел посторониться, как в комнату ввалились дети. Джоди в розовых хлопковых брючках, полосатой блузке ядовито-карамельного цвета и Джек в грязной серой футболке и мешковатых шортах представляли забавную пару. Темные волосы Джека были расчесаны на прямой пробор и намазаны отвратительно пахнущим гелем. Броуди с трудом подавил недовольство. Он знал, что Джек ненавидит свои торчащие во все стороны вихры. В детстве Броуди тоже переживал по этому поводу, не предполагая, что позже его шевелюра будет вызывать восхищение и зависть у девочек. Он улыбнулся далеким воспоминаниям.
        - Доброе утро! - поздоровался он.
        - Привет, папа! - расплылась в улыбке Джоди. Джек с воинственным кличем уже плюхнулся на стул и схватил свой пакет с завтраком.
        - Что это ты так разоделся? - Протягивая руку к чашке, Джоди бросила на Броуди беглый взгляд. - Разве ты идешь сегодня не на склад?
        - Он идет в усадьбу Уэстморов.
        Хейли задумчиво разглядывала Броуди - его изумрудного цвета рубашку для поло и тщательно отглаженные брюки. Джоди тоже внимательно посмотрела на отца.
        - Ой, как здорово, что ты идешь туда! - воскликнула Джоди. - Можно тебя попросить? У нас в классе новенькая девочка. Я вчера забыла тебе сказать. Ее зовут Меган Уэстмор. У нее нет ни братьев, ни сестер, вот я и пригласила ее к нам на субботу. Она сказала, что должна спросить маму. Может, ты попросишь миссис Уэстмор отпустить Меган?
        Хейли нахмурилась.
        - Джоди, ты же знаешь, что суббота у нас семейный день!
        - Если ты уже ее пригласила, - заметил Броуди, - отказывать неудобно.
        Хейли пожала плечами.
        - Делай как знаешь…
        Но Броуди чувствовал исходящее от нее неодобрение. Он взглянул на часы. Пора!
        Он подошел к Хейли и чмокнул ее в нос.
        - Успокойся, я думаю, что миссис Уэстмор не отпустит дочку в незнакомый дом!
        Уходя, он оценивающе оглядел кухню, чего уже давно не делал. Здесь было просторно и уютно, но как-то запущенно. Хейли нельзя было назвать образцовой хозяйкой.
        Он когда-то хотел нанять женщину, которая убиралась бы в доме, но Хейли была категорически против, и Броуди не настаивал.
        Заводя машину, он подумал: интересно было бы посмотреть на дом Уэстморов. Впрочем, в самое ближайшее время ему представится такая возможность.
        Дом Броуди давно требовал ремонта, однако, как говорится, сапожник всегда без сапог. Но, черт возьми, его решение сохранить существующий порядок вещей было основано не на лени. Оно было основано на желании дать детям стабильность. Дать им чувство, что их корни никогда не изменятся.
        Может быть, закончив с перестройкой дома Уэстморов, кое-что изменить и в своем доме? Потихоньку, без спешки, чтобы перемены не происходили слишком резко и не оказались для детей слишком болезненными.
        Да, решил он, двигаясь по дороге, ведущей из города к «Роузмаунту», надо непременно заняться благоустройством своего дома.

        Кенни выводила велосипед Меган из сарая, когда до нее донесся рев подъезжающего пикапа.
        Нарядная в своем голубом костюмчике, Меган выбежала из кухни.
        - Все взяла, солнышко? - спросила Кенни.
        - Да.
        - А дорогу знаешь? Вдоль…
        - Мама, ну мы же вчера ездили с тобой! - Меган нетерпеливо схватилась за руль, села на велосипед и, скрипя шинами, поехала по белому гравию. - Пока, я поехала!
        - Пока, солнышко! Будь осторожна!
        Кенни смотрела вслед дочери, затем повернулась и окинула взглядом огромный белый особняк, стоявший тут, на вершине холма, уже более шестидесяти лет.
        Легкий ветерок перебирал ее волосы, а солнце ласкало лицо. Направляясь к открытой двери черного хода, она улыбнулась и засунула руки в карманы белых шорт. Она была рада снова оказаться дома. Более чем рада - счастлива! Когда дедушка выгнал ее восемь лет назад, она оставила в Лейквью свое сердце. Теперь она вернулась и никогда больше отсюда не уедет. Что бы ни случилось!
        Она прошла по кухне и по коридору и на мгновение остановилась, дойдя до вестибюля.
        Солнечный свет лился сквозь маленькое окошко, солнечные зайчики прыгали на персидском ковре и паркетном полу, отскакивали от старинной мебели красного дерева и забирались по стенам. Посреди комнаты возвышалась винтовая лестница, покрытая роскошной синей дорожкой.
        В детстве ей никогда не хотелось прокатиться по гладким перилам… но Меган, похоже, находила в этом особое удовольствие. Кенни прекрасно знала, что, несмотря на ее запреты, малышка постоянно норовит съехать с ветерком вниз.
        А вдруг она расшибется? Нет, этого нельзя допустить.
        В дверь постучали.
        Кенни вдруг задумалась: не лучше ли отложить перестройку кухни и заняться сначала лестницей? Да, пожалуй. Как только ее уберут, она сможет вздохнуть спокойно!
        Она распахнула дверь.
        И оказалась лицом к лицу с человеком, которого меньше всего ожидала увидеть. Он был одет, словно собрался в гости, и от него исходил едва уловимый мускусный аромат одеколона.
        - Броуди Спенсер! Что тебе здесь нужно?

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - Просто «с добрым утром», - невинным тоном ответил Броуди, - было бы достаточно!
        Губы его скривились в усмешке, когда он встретился с ее воинственным взглядом. Искры, как фейерверки, сверкали в ее ореховых глазах. Прикрытая топом кобальтового цвета, тяжело вздымалась высокая грудь.
        - Я спросила… - ледяным тоном повторила она, - что тебе надо?
        Он откашлялся и перевел взгляд на ее лицо. Что ему надо? Ей бы хотелось получить самый честный ответ на этот вопрос? Нет, сударыня!
        - «Лейквью констракшн» к вашим услугам, мэм!
        Несколько мгновений она непонимающе смотрела на него. А он… он любовался ею. Тяжелые, густые, платинового цвета волосы спадали на загорелые плечи, переливаясь на солнце. Он едва удержался, чтобы не коснуться их. Но…
        - Ты шутишь?
        - Нет, мэм. Не шучу. - Он приложил руку к сердцу и слегка поклонился. - Я пришел, чтобы обсудить твою… кухню.
        Прочитав в ее глазах недоверие, он протянул ей документы фирмы.
        Она внимательно изучила бумаги и неохотно произнесла:
        - Ну, раз так, тогда проходи. - Кендра посторонилась, пропуская его. Ее лицо напоминало застывшую маску. - План изменился, - заявила она. - Я хочу отложить перестройку кухни и начать с лестницы.
        В воздухе носился аромат кофе. Броуди невольно потянул носом - утром он второпях не успел позавтракать. Чашечка кофе была бы очень кстати, прежде чем он начнет убеждать эту несговорчивую дамочку не рушить чудесную старинную лестницу из красного дерева.
        - Сейчас все обсудим. Может, угостишь кофе?
        Он старался не замечать ее раздражения.
        - Хорошо.
        Она направилась к кухне, и он пошел вслед за ней.
        Кенни почти не изменилась: та же завораживающая походка, те же флюиды, которые заставляют его сердце биться чаще.
        - А ты пока осмотрись, может, подскажешь, как тут лучше все переделать, - предложила она.
        Он пробормотал что-то неразборчивое в ответ. Старая кухонная мебель, изжившее себя электрооборудование, протертый, а кое-где и рваный линолеум на полу и совершенно безобразные светильники… Да, подумал он, с каким удовольствием я бы распотрошил всю эту рухлядь!
        Он снова перевел взгляд на женщину, стоявшую возле раковины. Она потянулась к колонке, чтобы достать кружки. Солнце освещало ее силуэт - худенькие плечи, осиную талию и крутые бедра. Роскошная фигура!
        - Ну, что скажешь? - Ее голос донесся до него сквозь алую дымку желания.
        - О, по-моему, замечательно! - выдохнул Броуди.
        - Что?
        Ее холодный тон вырвал его из чувственных фантазий.
        - А… э… кофе. Лучше черный. Спасибо, мэм.
        Она не пригласила его сесть, поэтому он небрежно привалился к стойке.
        Из ее кружки валил густой пар, окутывая лицо.
        Ладно, подумал он, с этим пора кончать.
        Он посмотрел в ее светло-карие глаза, окаймленные густыми ресницами цвета пшеницы.
        - Твой муж, - спросил он, - тоже согласен разобрать лестницу?
        Он увидел, как ее пальцы крепче сжали кружку.
        - Я вдова, мистер Спенсер. Все решения я принимаю сама.
        Вдова. Значит, симпатичной маленькой наследнице живется не так легко, как он думал.
        - Очень жаль. - Ему действительно было жаль, потому что воспитывать ребенка одной - дело нелегкое. - Тебе, должно быть, одиноко. Как давно…
        - Шесть лет, - неохотно ответила она.
        - И ты жила… где? В Ванкувере?
        - Да.
        - Окончила университет?
        - Нет, бросила. Надо было сидеть с Меган.
        - Тебе повезло, что у тебя был выбор. И сейчас есть… Ты могла бы жить на наследство, но, говорят, ты решила заняться усадьбой… Удивительно!
        - Не вижу в этом ничего удивительного, Броуди! Я хочу сама зарабатывать деньги, на которые мы с моей дочерью будем жить. И, раз уж речь зашла о деньгах, я бы хотела кое-что прояснить. Твоя дочь вчера одолжила Меган на хот-дог. Спасибо, конечно. Не волнуйся, сегодня утром я дала ей деньги, чтобы она их вернула…
        - Нет проблем! Я рад, что Джоди выручила твою дочку.
        - На будущее я не хочу, чтобы это повторялось. - На виске у Кенни запульсировала жилка. - В следующий раз, если Меган забудет взять деньги на завтрак, ей придется остаться голодной!
        Что-то с ней не то, подумал Броуди. И ринулся в атаку:
        - Джоди сказала, что пригласила Меган к нам в эту субботу. Я присоединяюсь к ее приглашению.
        - Меган что-то об этом говорила. - Щеки Кенни густо покраснели. - Я ей сказала, что мы обсудим это в пятницу. Она еще только начинает учиться в этой школе. Я не хочу, чтобы она… бросалась с бухты-барахты…
        Кенни осеклась.
        - А, понимаю, - сказал он, - считаешь, что моя дочка не пара твоей!
        Из красной Кенни стала просто пунцовой.
        - Я не это хотела сказать.
        - Да, ты хотела сказать не это.
        Господи, ему с трудом в это верилось. Хоть и повзрослевшая, эта противная Уэстмор осталась такой же гордячкой, какой была в семнадцать лет. И, уж конечно, она ни в коем случае не позволит своей драгоценной доченьке подружиться с дочерью Броуди Спенсера.
        Ему стало жаль Джоди. Похоже, ей понравилась Меган. Она расстроится, узнав, что той не разрешили с ней водиться.
        Как он ненавидит этот проклятый снобизм!
        Он поставил кружку на стол.
        - Ладно! Будем считать, что поговорили. Давай начнем. Ты хочешь снести лестницу? Хорошо! Единственная проблема заключается в том, что чугунную лестницу, покрытую белой эмалью, о которой ты говорила с моим оценщиком, нужно заказать, и она будет готова не ранее конца октября. Так что пока займемся кухней. Я сегодня приведу сюда пару ребят, и мы обсудим проект. Но на какое-то время тебе придется остаться без кухни.
        - Я знаю. - Малиновая краска спала с лица Кенни, теперь оно было белым, как мел. - У нас есть еще кухонька, в которой раньше готовили себе слуги. Предупреди меня, когда отключат воду и электричество, чтобы я могла подготовиться.
        - Тебе надо выбрать новые шкафы, электроприборы, покрытие для пола, кафель, краску… Зайди как-нибудь на склад, только сначала созвонись со мной, и я все тебе покажу, что-нибудь посоветую.
        - Так ты и этим занимаешься? - спросила она. - Как и всей этой… ослиной работой?
        Рукам, которым несколько минут назад хотелось дотронуться до ее волос, теперь не терпелось сомкнуться вокруг ее хорошенькой шейки.
        - Да, - проскрежетал он в ответ. - Да, наряду со своей ослиной работой я раздаю и советы!
        Он знал, что, оставшись еще на минуту, скажет такое, о чем потом пожалеет, поэтому извинился и направился к двери. В гневе шагая к выходу, он догадывался, о чем она думает: «Скорее в аду станет холодно, Броуди Спенсер, чем я попрошу у тебя совета!

        Проклятье! Она всегда была самой желанной женщиной, какую он когда-либо знал… и самой неприступной. Но он собьет с нее спесь, чего бы ему это ни стоило.
        Кенни удалось взять себя в руки еще до того, как она услышала звук захлопнувшейся двери.
        Она опустилась в кресло, ее всю трясло. Отхлебнув остывший кофе, она невидящим взглядом смотрела перед собой, пытаясь привести в порядок мысли.
        Что же ее так задело? Его смазливая внешность? Насмешливый тон? Исходящая от него сексуальная аура? Самоуверенность? Он не сделал и не сказал ничего недозволенного… и все же… Их разговор больше походил на поединок.
        И это приглашение на субботу… Она имеет полное право его отклонить, не объясняя причин. Почему же тогда она испытывает чувство вины?
        К черту! Кенни поставила кружку и отодвинула кресло. Нечего о нем думать и нечего ему тут делать! Она надеялась в Лейквью обрести мирную гавань и сделать свою жизнь с дочкой более счастливой, но на ее пути встал Броуди Спенсер!
        Он нагло ворвался в их жизнь и поставил ее в очень… неловкое положение.
        Но больше с ней такого не случится!
        Она поднялась и нетвердыми шагами подошла к столу. Ей казалось, что контракт с
«Лейквью констрашн» лежит на столе, но его там не было! Куда же она его сунула?
        Кенни положила листок на стол и провела по нему пальцем, пока не нашла то, что искала. Она подошла к висящему на стене телефону и набрала номер.
        - «Лейквью констракшн», - ответил вежливый голос. - Мици у телефона.
        - Мици, это Кендра Уэстмор…
        - В чем дело, миссис Уэстмор? Разве Броуди не приходил?
        - Нет, все в порядке, приходил. Проблема в том, что…
        - Проблема? У вас проблема?
        - У нас ничего не получится. У него ничего не получится. Я хочу сказать… я хочу сказать, что не могу работать с этим человеком. Я хочу, чтобы проектом занялся кто-нибудь другой.
        - Но Броуди…
        - Никаких «если», «и» и «но». Пришлите другого.
        На другом конце провода она услышала легкий шум и отдаленные голоса.
        - Алло, алло? Мици? В чем дело?
        - Привет!
        О, она узнала этот голос! Броуди, должно быть, уже вернулся в офис. Вероятно, жалуется на ее поведение! Что ж, прекрасно! Все складывается как нельзя лучше. Он не хочет ее, а она не хочет его!
        - Дай мне поговорить с твоим боссом, - прошипела она. - Сейчас же!
        Он засмеялся, и ее охватил гнев.
        - Броуди, я тебя предупреждаю…
        - Ты хочешь поговорить с боссом?
        - Наконец-то до тебя дошло!
        - С боссом «Лейквью констракшн»? Владельцем, менеджером, председателем и президентом? - В его голосе звучал смех.
        - Да! - взорвалась она.
        - Ты говоришь с ним! - Кенни услышала в его голосе стальные нотки, которых раньше не замечала. - Броуди Спенсер - хозяин компании. Он принимает все решения, и он будет руководить перестройкой твоего дома. У нас с тобой заключен контракт, нравится тебе это или нет. Ты можешь меня не любить - и это понятно, - но ты со мной связана. Так что, мэм, лучше привыкните к мысли, что будете видеть меня.

        Остаток утра Кенни прибирала на кухне, готовясь к предстоящему ремонту. Вторая кухонька располагалась дальше по коридору, за прихожей и вращающейся дверью, отделяющей основную часть дома от помещения для слуг.
        Помещения для слуг на памяти Кенни не использовались. Ее бабушка любила окружать себя челядью, но после ее смерти дед, Эдвард Уэстмор, распустил слуг и договорился с соседкой, чтобы она приходила помогать ему по хозяйству. Молли Флинн была угрюмой и неприятной особой. Кенни терпеть ее не могла, поэтому, когда та на следующий день после похорон Эдварда Уэстмора позвонила в «Роузмаунт» и сказала, что больше не придет, Кенни вздохнула с облегчением.
        У нее из головы не шел Броуди Спенсер. Перед глазами стояла картина: насмешливо сверкающие сине-зеленые глаза, усмехающиеся чувственные губы, мускулистые плечи…
        О, как она ненавидела этого человека!
        Толкнув вращающуюся дверь, она вошла в кухоньку и грохнула поднос с посудой на вычищенный сосновый стол с такой силой, что тонкие фарфоровые блюдца задрожали.
        Ну, вот и все. Finita.
        Теперь «Лейквью констракшн» может начинать работу!
        Распахнув окно, она посмотрела на покрытую гравием стоянку.
        Как неудачно получилось! Если бы она знала! Теперь она будет вынуждена лицезреть Броуди Спенсера на протяжении нескольких недель. И еще его дочка… Угораздило же Меган выбрать в подружки именно ее.
        Что, если Меган не передумает пойти в субботу к Джоди?
        Впрочем, вероятно, после сегодняшней стычки Броуди будет точно так же против зарождающейся дружбы, как и она. Вероятно, он попытается отвадить Джоди от Меган…
        И как к этому отнесется его жена?
        Кендру вдруг осенило, что если Джоди и Меган учатся в одном классе, то они, скорее всего, примерно одного возраста. Это означало, что Броуди стал отцом в девятнадцать лет.
        Она нахмурилась.
        Он тогда был сорвиголовой, гонял на велосипеде, ходил в коже, и его губы постоянно кривились в порочной ухмылке. И еще он вечно ввязывался в разные сомнительные истории. Такие в девятнадцать не женятся, разве что их не вынуждают к этому обстоятельства…
        Значит… какая-то дурочка случайно забеременела от него! И ему пришлось…
        Кенни почувствовала легкое любопытство. Какая она, жена Броуди Спенсера? Где они живут? Если Броуди владеет «Лейквью констракшн», он, скорее всего, отгрохал себе те еще хоромы. Она видела ряд особняков к северу от Лейквью-роуд, когда возвращалась домой в город после похорон деда…
        Она вздохнула и крепко обхватила себя руками.
        Дедушка.
        Ей с трудом верилось, что его больше нет. И казалось просто невероятным, что он все оставил ей.
        Не только «Роузмаунт», но и все свои деньги. Она была уверена: вычеркнув ее из своей жизни, он вычеркнул ее также и из своего завещания.
        Она ошиблась.
        Узнав о завещании, она уволилась из гостиницы, где работала, собрала вещи и, взяв Меган, отправилась в Лейквью. Кендра всегда мечтала вернуться с дочкой в родной городок. Она любила Лейквью, но и подумать не могла о том, чем обернется ее возвращение.
        Броуди Спенсер!
        А вот и он, легок на помине, недовольно подумала она, увидев знакомый красный пикап, остановившийся рядом с домом. Явился!
        Броуди выпрыгнул из кабины. Следом подъехал голубой фургон, из-под колес которого разлетался белый гравий. Из фургона вышли двое рабочих и направились к дверям.
        Броуди успел переодеться, и вся троица была в клетчатых рубашках, джинсах и грубых ботинках. Но даже в этой одежде Спенсер был неотразим.
        Кенни со вздохом пошла открывать. Целый день, сказала она себе. Целый день!

        - Что ты здесь делаешь, мама? - сердито спросила Меган, подъезжая к матери. - Я прекрасно могла доехать сама!
        Кенни оттащила свой велосипед, чтобы пропустить ватагу ребятишек.
        - Просто мне пришлось уйти из дома. Там такой кавардак, рабочие ломают шкафы и…
        - Эй, Джоди, - позвала Меган. - Подожди!
        Кенни вдруг заметила Джоди Спенсер в нескольких ярдах от тротуара. Девочка повернулась и крикнула Меган:
        - Не могу! Меня ждут!
        С этими словами она села на велосипед и как сумасшедшая помчалась по улице. Меган крикнула ей вдогонку:
        - Но ты говорила… - Она осеклась, осознав, что Джоди уже слишком далеко, чтобы ее слышать, и, надувшись, посмотрела на мать. - Если бы ты не приехала, Джоди взяла бы меня в клуб. Учительница танцев будет набирать новеньких в кружок джаза, и я хотела записаться.
        - Джаз? А как же балет? Я думала…
        - Я могу заниматься и тем и другим. Джоди занимается и джазом, и балетом, и вышиванием!
        Решительный тон Меган ясно дал понять Кенни, что разлучить девочек будет не так-то просто.
        - И не говори, что нам это не по карману! - У Меган даже щеки покраснели. - Может быть, раньше и было, когда мы считали каждый пенни… но ты сорвала грандиозный джек-пот, когда умер твой дедушка, и…
        - Сорвала джек-пот? - Кенни уставилась на дочь. - Грандиозный? Когда умер мой дедушка? Юная леди, если эти разговоры ты слышала от Джоди Спенсер, то можешь забыть и о занятиях джазом, и о субботних визитах к Спенсерам - у тебя не может быть ничего общего с этой девчонкой! А теперь идем домой! Сейчас же!
        Меган что-то пробормотала себе под нос.
        - Что ты сказала?
        - Это не Джоди. Она только передала то, что слышала… от кого-то… другого.
        Интересно от кого, злобно подумала Кенни. Ответ на этот вопрос только один.
        - Пойдем! - Она решительно взяла дочь за руку. Они молча поехали по дороге. Меган надулась, демонстрируя обиду. Дома она так же, без единого слова, пошла наверх.
        - Ты куда?
        - У меня много уроков.
        - Есть будешь?
        - Не хочу.
        - Тогда поедим попозже. Когда уйдут рабочие.
        Черт, подумала она, пока Меган поднималась по лестнице, не хватало еще ругаться с собственным ребенком. Вздохнув, она пошла посмотреть, что происходит на кухне.
        Там раздавался вой пилы, стук и грохот, голоса и музыка, смех.
        Неожиданно дверь распахнулась, и на пороге появился Броуди.
        Они столкнулись, и Кенни чуть не упала. Броуди обхватил ее за талию, чтобы поддержать.
        Она чувствовала на своем теле его твердые пальцы, а на щеках - его теплое дыхание. Его руки пахли свежими опилками, а тело - потом. Мужской запах, который должен был отталкивать, но вместо этого волновал, пробуждая что-то первобытное, чувственное.
        - Все в порядке?
        - Да, - натянуто ответила она. Броуди отпустил ее.
        - Прости, я не хотел испугать тебя.
        - Ничего страшного.
        - Да, кстати, что насчет субботы?
        Она насторожилась.
        - Думаю, мы и тебя должны включить в список приглашенных. Так ты сама увидишь, что мы собой представляем. - Его глаза холодно блестели. - Наши отношения не должны мешать детской дружбе. Пусть они сами разбираются, дружить им или нет.
        Кенни смотрела ему в глаза.
        - Мы подумаем…
        - Но Джоди ждет…
        - Если она хочет, то может отменить приглашение.
        - Ах, как бы тебе этого хотелось! Но в нашей семье так не поступают. Приглашение остается в силе.
        Кенни пожала плечами.
        - Подождем до пятницы, Меган сама решит…
        - Меган или ее мама?
        Она раздраженно отмахнулась и вышла. У нее в ушах еще долго раздавался его издевательский смех.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        В этот день Броуди пришел с работы в половине шестого. Джоди сидела на нижней ступеньке крыльца и, когда он спрыгнул с пикапа, побежала ему навстречу.
        - Привет, папа, я тебя ждала!
        Ее ладошка скользнула в его руку.
        - Ты говорил с мамой Меган? - нетерпеливо спросила девочка. - О субботе!
        - Говорил.
        - Она отпустит к нам Меган?
        Из бассейна вылезла Хейли. На ней был черный купальник, подчеркивающий летний загар. Она взяла полотенце и, вытерев доходящие до пояса каштановые волосы, подошла к Броуди и Джоди.
        - Привет, Хейли, - сказал он. - Как провела день?
        - Была занята… все в порядке. - Она небрежно обернула полотенце вокруг бедер. - Обед будет готов через полчаса.
        - Папа! - Джоди потянула закатанный рукав отцовской рубашки. - Так Меган придет в субботу или нет?
        - Этого мы не узнаем до пятницы.
        - Ну вот! - Джоди понурилась. - Меган тоже так сказала. Ее мама считает, что ей надо присмотреться к остальным девочкам, а не хвататься за первую попавшуюся…
        Броуди стало обидно за свою дочку.
        - Не волнуйся. Я и ее маму тоже пригласил - пусть сама посмотрит, кого выбрала себе ее Меган в подружки.
        Поколебавшись, Хейли поинтересовалась:
        - А какая она?
        - О, она отличная! - сказала Джоди. - Ей нравится то же, что и мне: и танцы, и математика, и Барби, и…
        - Я имею в виду маму! - Хейли всунула ноги в цветастые шлепанцы и посмотрела на Броуди.
        Понимая, что каждое его слово шустрая Джоди при первой же возможности передаст Меган, Броуди осторожно произнес:
        - Она очень приятная.
        - Она хорошенькая? - Хейли открыла дверцу кабины.
        - Мици утверждает, - уклончиво произнес он, - что Кендра Уэстмор совершенно неотразима!
        - А ты сам как считаешь? - Хейли держала дверцу открытой, а ее васильковые глаза, казалось, просвечивали его насквозь.
        - Да. - Он небрежно пожал широкими плечами. - Эта леди действительно хороша собой.
        - Ммм. - Васильковые глаза стали задумчивыми. Но Хейли не стала развивать тему. Только позже, когда он помогал ей мыть посуду, сказала:
        - Надеюсь, эта Уэстмор все-таки соизволит прийти в субботу! - Стараясь не встречаться с ним глазами, Хейли протянула ему мокрую миску. - Если Джоди и Меган подружились, надо поближе узнать и мамашу.
        Броуди никогда не понимал, как устроен ум у Хейли. Женский ум. Да и какой мужчина поймет работу такого сложного механизма? Но ему не давала покоя мысль, что Хейли что-то замышляет. Он понятия не имел, что именно, а спрашивать не хотелось.
        Ничего, со временем все выяснится.

        Когда на следующее утро Кенни провожала Меган в школу, пикап Броуди с грохотом появился из-за угла.
        Кенни подавила вспыхнувшее было желание убежать. Но, понимая, что это вызовет ненужные пересуды, глубоко вздохнула, засунула руки в карманы длинной летней рубашки и приготовилась встретить Спенсера.
        На нем была черная футболка, шорты цвета хаки и тяжелые рабочие ботинки, скрипящие по гравию. Хорош, но до чего ж спесив, мрачно размышляла она.
        Он тоже внимательно смотрел на нее - на ее гладкие светлые волосы, высокую грудь, обтянутую тонкой блузкой, стройные ноги. Неожиданный порыв ветра внезапно взметнул подол юбки.
        Кенни почувствовала себя обнаженной и судорожно одернула легкую ткань, опасаясь, что он заметит ее замешательство… и вволю позлорадствует.
        - Раз уж ты все равно будешь сюда приходить, то возьми ключ от черного хода. - Она протянула ему запасной ключ. - Теперь можешь появляться, когда тебе удобно. И в мое отсутствие тоже.
        - Спасибо. - Броуди взял ключ и сунул его в нагрудный кармашек. - Тогда… почему такое уныние на таком прекрасном личике?
        К ее щекам прилила кровь, и Кенни сухим, деловитым тоном произнесла:
        - Броуди, у нас чисто деловые отношения. Если не хочешь, чтобы тебя привлекли за сексуальное домогательство, постарайся избегать подобных замечаний!
        Он поднял брови.
        - Неужели в наши дни мужчина не может сделать простой комплимент, не рискуя попасть под суд?
        - В сложившейся ситуации твои комплименты совершенно неуместны.
        - Ммм. Это следует понимать так, что, если ты и твоя дочь примете приглашение нашей семьи, то в субботу я смогу свободно выражать свое восхищение любой частью твоего тела, привлекающей мое внимание?
        Она зловеще процедила сквозь зубы:
        - Я не это имела в виду!
        - А если бы мы с тобой были одиноки? Тогда было бы о’кей?
        У этого человека есть жена и дети. Но если бы даже он был холост и слыл самым завидным женихом города, она и тогда не согласилась бы встречаться с ним! Он нисколько не изменился - тот же неисправимый волокита, что и прежде!
        - Да, - елейным голосом ответила она, - тогда было бы о’кей. Но поскольку я не собираюсь встречаться с тобой, Броуди, не стоит даже обсуждать этот вопрос.
        - Никогда не говори «никогда»!
        - О, это-то я могу сказать, и с большей уверенностью, чем что-либо в жизни. Я никогда - читайте по губам, мистер Спенсер, - никогда не стану с вами встречаться!
        Она развернулась и направилась к двери. Но услышала, как он насмешливо произнес:
        - Замечательные слова, миссис Уэстмор! Замечательные!
        Кенни твердо решила сегодня больше не попадаться ему на глаза, но их перепалка вызвала у нее какое-то смутное беспокойство, и ей необходимо было чем-то занять себя.
        В конце концов она решила поработать в саду, благо из кухни его не видно.

        Она стояла на коленях, выпалывая сорняки, когда к дому подкатил почтовый фургон. Из фургона выпрыгнул водитель - мужчина лет двадцати пяти, и она выпрямилась, откидывая со лба прядь волос.
        Он показался ей смутно знакомым.
        - Привет! - Он подошел и вынул из мешка два конверта. - Давно не виделись, Кендра!
        Блу Джемисон! Они вместе учились в школе. Блу был очень милым, но болезненным мальчиком, постоянно пропускал занятия и очень страдал из-за того, что сильно проигрывает своим сверстникам в физическом развитии.
        А еще она знала его отца. Бен Джемисон был семейным врачом Уэстморов.
        Кенни тяжело сглотнула, вспомнив, как в последний раз сидела в приемной доктора Джемисона. Сочельник. Восемь лет назад. Это был худший день в ее жизни.
        - Привет! Рада видеть тебя, Блу! - Она взяла конверты. - Сколько лет, сколько зим!
        - Ухаживаешь за собственным садом, да? А ты изменилась! Та Кендра, которую я знал, не стала бы пачкать свои хорошенькие ручки! - Его простодушная улыбка лишала его слова всякого яда. - В чем дело? Деньжат не хватает?
        Она засмеялась.
        - Да нет, не в этом дело! Просто я еще не успела нанять садовника, мое объявление должно появиться в сегодняшней «Лейквью газет». Дедушка в последние шесть лет пользовался услугами садовой компании, но я не хочу обращаться к ним.
        - Да, мистер Уэстмор обратился в садовую компанию после смерти Дэнни Спенсера. Какая была трагедия - ты, конечно, об этом слышала?
        - Нет. А что случилось?
        - Сын Дэнни, Джек, и его жена Морин возили старика в Ванкувер в день его шестидесятипятилетия на какой-то особенный хоккейный матч, который он хотел посмотреть…
        - Я не знала, что у Броуди был брат.
        - Джек был на пятнадцать лет старше Броуди. Отличный парень, работал в «Роял бэнк». Однако на обратном пути они попали в грозу, и какой-то пикап, у которого отказали тормоза, врезался в «пинто» Джека. Все погибли. Только Дэнни прожил еще неделю или около того, но…
        Кендра почувствовала, как вся покрывается гусиной кожей.
        - Какой ужас!
        - Люди говорят, что после этого несчастного случая Броуди очень изменился. Причем в лучшую сторону…
        - Эй, Блу, ты упоминаешь всуе мое имя?
        Они обернулись и увидели Броуди, идущего по лужайке с кружкой в руке. Он был на расстоянии нескольких ярдов от них и мало что мог слышать, кроме своего имени.
        Блу сгладил неловкость, сказав:
        - Просто напоминаю Кендре о старых временах. Ты был крутым малым! Мы все обзавидовались, когда ты купил мотоцикл «Харлей-Дэвидсон».
        - Спасибо деньгам деда Кендры! - И прежде чем она успела удивиться, он сухо продолжил: - Правда, за это мне пришлось три лета, как каторжному, пахать в его саду.
        Блу засмеялся.
        - Да, что было, то было, Броуди! Пока мы бездельничали и купались в озере, ты вкалывал. Ну, - он повернулся, - мне пора! Рад был видеть тебя, Кендра!
        Он уехал, а Броуди задержался. Кенни скатала конверты в трубочку и крепко сжала в руке.
        - Что тебе надо?
        - Просто решил передохнуть, подышать воздухом. - Он поднял брови. - Или наемному работнику возбраняется зайти в дом и выпить кофе?
        - Тебе что, доставляет удовольствие подкалывать меня?
        Он невесело засмеялся.
        - Какие подколки? О чем ты?
        - Тогда почему ты делаешь это, Броуди? Чего ты добиваешься?
        - Да ничего я не добиваюсь! Чего я хотел бы добиться… так это выяснить, почему ты такая вредная?
        - Почему это тебя так интересует? Я очень простой человек. Меня легко понять. Мне нечего скрывать!
        Это была ложь, и не дай Бог, чтобы Броуди Спенсер когда-нибудь разгадал ее тайну… Она сама ее не знает! В этом и заключается горькая ирония. Это напоминало головоломку, когда все детали на своем месте… кроме одной. Самой крупной.
        Детали, с помощью которой решается вся головоломка.
        Эта деталь разорвана на две половинки.
        У нее одна.
        У кого вторая - неизвестно.
        Это был кошмар, от которого нет пробуждения.
        Кошмар, в котором она жила более восьми лет и, вероятно, обречена жить всегда…
        - Отец Меган понимал тебя?
        - Что?
        Броуди прищурился.
        - Ты говоришь, что тебя легко понять. А твой муж тебя понимал?
        Она подавила истерический смех. Хотела бы она посмотреть на выражение лица Броуди, если бы сказала правду.
        - Да, - ответила она. - Он прекрасно меня понимал.
        Броуди смотрел на ее руки, и она вдруг обнаружила, что теребит конверты: отдирает лоскутки и бросает их на траву, словно конфетти. Как долго она этим занимается? Кенни вздохнула и остановилась, надеясь, что Броуди не догадался, что задел ее больное место.
        Но, вероятно, он догадался и, вероятно, пожалел об этом, потому что, когда он снова заговорил, его тон был совершенно нейтральным:
        - Послушай, на самом деле я вот для чего пришел: мне нужен твой совет. Мы наткнулись на… препятствие.
        - Что за препятствие?
        Они вместе прошли по лужайке, и их тени сливались на ярко-зеленой траве. Вокруг головы Броуди жужжала пчела, и он отгонял ее. Из окна кухни раздавалась ритмичная музыка.
        Когда они подошли к открытой двери, Броуди остановился, чтобы пропустить Кендру. Затем подошел к переносному радиоприемнику, стоящему на широком подоконнике над раковиной, и выключил его.
        - Эй, ребята, перекурите минут пять!
        Рабочие, отдиравшие штукатурку, побросали инструменты и сняли грязные маски. Выходя, тот, что помоложе, задержался в дверях.
        - Да, босс, чуть не забыл! Звонила Хейли. Она просила, чтобы на обратном пути вы купили хлеб и гамбургеры.
        - Спасибо, Санди. - Броуди усмехнулся. - Под…
        - Подкаблучник, вот кто я такой! - хором пропели рабочие, явно уже не раз слышавшие эту фразу, и с хохотом удалились.
        Броуди засмеялся.
        - Никакого уважения, - сказал он Кендре. - Я не пользуюсь у них ни малейшим уважением. В один прекрасный день…
        Кендра выдавила из себя слабый смешок, но думала она не о том, что сказал Броуди, а о том, что сказал Санди.
        Хейли. Это имя ничего ей не говорило. В школе она не знала никакой Хейли. Где же Броуди с ней познакомился? Может быть, она залетная птичка? Одна из тех ярких городских девушек, которые приезжают в Лейквью на каникулы и кружат головы местным парням на танцах?
        - Сюда, - пригласил Броуди.
        Она подошла к нему. В руках у него была тяжелая отвертка.
        - Посмотри.
        Он воткнул отвертку в один из шурупов, которые обнажились, когда отодрали обои. Шуруп сразу утонул в облаке пыли.
        - Сплошная труха, - сказал Броуди. - Я проверил, в таком состоянии весь угол дома, обе кухни и прихожая. Здесь нужна кардинальная перестройка.
        Кендра обхватила руками плечи, ей вдруг стало прохладно, несмотря на жаркий день.
        - Сколько времени займет работа?
        - Несколько недель, не меньше.
        - Нам надо будет переехать.
        Он прислонился к раковине.
        - Да, это было бы очень кстати. Ведь перестройка предстоит капитальная.
        Она разочарованно вздохнула и сказала, скорее для себя, чем для него.
        - Мне так не хочется снова вырывать Меган… Мы только что обосновались.
        - Да, дети болезненно переживают переезды. Хочешь отложить работу, пока не найдешь подходящее место?
        - Да, это было бы лучше всего.
        - Что ж, тогда мы можем сбавить темпы. Но послушай… если я чем-нибудь могу помочь, дай мне знать.
        Кенни спрашивала себя, встречала ли она когда-нибудь более странного человека. Несколько минут назад он ее подкалывал, доводя до бешенства, теперь же заботливо смотрит на нее и предлагает помощь.
        - Спасибо, - сказала она. - Это очень мило с твоей стороны. Но я уверена, что справлюсь сама. Вероятно, мы снимем номер в каком-нибудь мотеле поближе к школе…
        - А ты не думаешь, что лучше снять дом? Или квартиру? Черт возьми, Кендра, мотель не место для ребенка! Как я уже говорил, работа займет несколько недель.
        - Спасибо, Броуди. Я сама разберусь.
        Она хотела смягчить свой отказ, но слово не воробей…
        - Ладно. Дай мне знать, когда мы сможем приступить.
        Броуди неспешно подошел к открытой двери и, выглянув, обхватил рукой косяк.
        - Эй, ребята, - позвал он, - забирайте вещички. На некоторое время работа приостановлена.
        Кенни выскользнула из кухни и поспешила из коридора в гостиную.
        Из-за занавески она проследила, как скрылись из виду пикап Броуди и голубой фургон.
        Ну и повезло! - размышляла она. Что же делать? Куда деваться?
        Придется обсудить это с Меган, когда та вернется из школы.
        Но она знала, что Меган воспротивится очередному переезду, даже на время.
        Ей вовсе не улыбалось сообщать девочке дурную новость.

        - Нам надо поговорить сейчас?
        - Да, - сказала Кенни. - Солнышко, случилось нечто важное.
        - Хорошо. Но потом мы пойдем в клуб, записываться в танцевальный кружок?
        Они договорились об этом вчера вечером. Кенни согласилась, что Меган может заниматься джазом, если только при этом не пострадает балет.
        - Да, конечно. А знаешь, отправимся сначала лучше в клуб, а потом поговорим.
        Они вместе подъехали к клубу возле озера и, оставив велосипеды на стоянке, вошли в здание. Когда они вышли, Кенни сказала:
        - Пойдем прогуляемся по пляжу. Сегодня такой славный день!
        Берег опустел, и, пока они прогуливались по бледному зернистому песку, Кенни с удовольствием оглядывалась вокруг.
        Бирюзовая вода была чиста как стеклышко, ее спокойствие нарушали лишь редкие всплески выскакивающей на поверхность форели. За озером высились горы, чьи заснеженные вершины зазубренной линией отделяли землю от лазурного неба. Наверху, должно быть, воздух был свежим и холодным; здесь же, внизу, он был мягким и теплым.
        - О чем ты хочешь поговорить, мама? - Меган заслонила глаза от солнца и, прищурившись, посмотрела на мать.
        Кендра пересказала ей свой разговор с Броуди и закончила:
        - Он настаивает, чтобы мы переехали, пока вся работа не будет завершена.
        В глазах у Меган появился испуг.
        - Куда же мы можем переехать?
        - Я поищу номер в хорошем мотеле.
        - Мама, мотели здесь ужасные! Они стоят на главной улице, в них шумно, и… - Она замолчала, словно ей что-то пришло в голову. - Ты же сказала, что я могу пригласить Джоди. А я не могу пригласить ее в какую-то дыру! - Она недовольно оттопырила нижнюю губу. - Тебе все равно, ведь ты не хочешь, чтобы я с ней дружила!
        - Я этого не говорила…
        - Но она все равно моя подруга. И если я не смогу пригласить ее в субботу, мне придется самой пойти к ней.
        - Я не хочу спорить с тобой из-за этого, Меган.
        - Ты сама начала этот разговор! - Меган бросила на мать полный негодования взгляд.
        - По-моему, нам обеим сейчас надо пообедать. Потом, когда ты сделаешь уроки, мы сможем вернуться к нашему разговору.
        - Уроки! - Меган состроила гримасу. - Ой, забыла тебе сказать!
        - Что такое?
        - Учительница еще не получила для меня новый учебник математики, поэтому посоветовала взять у Джоди и в большую перемену сделать дополнительное задание. Потом я должна была возвратить учебник Джоди…
        - А ты забыла.
        - Он здесь, у меня в ранце. - Лицо у Меган прояснилось. - Мы ведь можем вернуть его на обратном пути, верно?
        - Ну, раз ничего другого не остается…
        Произнося эти слова, Кендра подумала, что меньше всего на свете ей хочется сейчас идти к Броуди Спенсеру. Если он увидит ее, то, вероятно, подумает, что она за ним шпионит. Но она не хотела, чтобы Меган одна разгуливала по городу.
        - Где они живут?
        - Прямо в конце Колдер-стрит. Дом сорок шесть. У него красная черепичная крыша, а вокруг белый забор. Джоди все мне о нем рассказала.
        Значит, Броуди не построил себе новомодный дом в новом районе. Колдер-стрит находилась в старой части города, где все дома были довольно скромными.
        - Я знаю, где находится Колдер-стрит. Поехали.

        Броуди косил траву на лужайке и принялся собирать ее, как вдруг почувствовал, что за ним кто-то наблюдает.
        Он повернулся и посмотрел на улицу.
        И увидел Кендру Уэстмор.
        Она стояла, опершись на велосипед, у края обочины. А маленькая девочка, которую он никогда не видел, ехала на велосипеде по дорожке к его дому.
        Девочка, как две капли воды напоминающая мать.
        Как же ее зовут?
        Меган!
        Он перевел взгляд на Кендру. Она с напускным безразличием озиралась по сторонам, но он нисколько не сомневался, что она смущена.
        Меган остановилась на дорожке.
        - Мистер Спенсер?
        - Это я.
        Она сняла ранец и, порывшись в нем, достала учебник.
        - Меня зовут Меган Уэстмор.
        - Привет, Меган! Рад с тобой познакомиться. Что могу быть полезен?
        - Это учебник математики, который я брала у Джоди. Ей он сегодня понадобится, когда она будет делать уроки. Вы можете ей его передать?
        - А почему бы тебе самой не сделать это? Она в бассейне. Иди по тропинке, там ее и увидишь!
        - Спасибо, мистер Спенсер! - Девочка повернулась к улице и крикнула: - Я сейчас, мама! - И убежала.
        Недовольная Кендра осталась стоять на том же месте.
        Даже на расстоянии Броуди видел, как она поджала губы. Но две женщины, проходившие с собаками мимо, начали оглядываться, и Кендре пришлось оставить свой наблюдательный пост.
        Броуди прислонил грабли к косилке и пошел навстречу.
        - Раз уж ты здесь, - заметил он, - может, зайдешь, выпьешь чего-нибудь холодненького?
        - Нет, спасибо, - чопорно ответила она. - Мне нужно домой.
        - Да зайди же! Дай детям передохнуть. Куда спешить? Дай-ка мне твой велосипед!
        Сначала она крепко сжимала пальцами руль, затем вздохнула.
        - Ну, только на минутку.
        Он поставил велосипед на траву и повел Кендру к воротам. Завернув за угол, они увидели, как Меган и Джоди входят в дом.
        Хейли в одиночестве плавала в бассейне.
        - Хейли! - позвал он.
        Та перевернулась на спину и, раскинув руки, повернула голову.
        Очевидно, Хейли не ожидала увидеть постороннего.
        Она заморгала и быстро перевела взгляд на гостью. Он заметил, как в ее глазах мелькнуло какое-то необъяснимое чувство, но через мгновение лицо ее стало неподвижным, словно она хотела скрыть свои мысли. Непроницаемая! Вот самое подходящее для нее определение.
        Что, черт возьми, происходит? Хейли обычно так приветлива. Ох уж эти женщины! - подумал Броуди. Их не разберешь!
        - Вылезай, дорогая, - сказал он. - Я хочу тебя кое с кем познакомить.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Да она же совсем ребенок! - поразилась Кендра, когда увидела Хейли. Господи, Броуди, должно быть, украл ее из колыбельки - она и сейчас выглядит подростком! Так что если Броуди и попал в ловушку, как она себе это представляла, то эта ловушка должна ему нравиться. Скорей всего, они счастливы…
        Хейли была сказочно хорошенькая: треугольное личико, высокие скулы, огромные васильковые глаза и роскошные волосы.
        И у нее трое детей?
        Невероятно, с такой фигуркой! Она грациозно, без всяких усилий выбралась из бассейна. Придирчивый взгляд Кендры не смог найти ни единой растяжки на ее загорелом теле, ни малейшего намека на утолщение тонкой, как у подростка, талии. А груди у нее, хоть и маленькие, были твердыми и дерзкими, как у семнадцатилетней девушки!
        Незнакомка откинула назад мокрые волосы, перебросила через плечо полотенце и подошла к ним.
        Кендра почувствовала, как пальцы Броуди слегка коснулись ее спины.
        - Кендра, это Хейли. Хейли, это миссис Уэстмор. Помнишь, Джоди о ней говорила. Это мама Меган.
        - Здравствуйте, миссис Уэстмор! Рада с вами познакомиться! - Улыбка Хейли была сдержанной, но взгляд был по-взрослому оценивающим.
        Кенни озадачила некоторая напряженность, сквозившая в хозяйке дома. Она спрашивала себя, заметил ли это Броуди. Интересно, она взволнована тем, что он привел в дом женщину? И часто ли он это делает?
        - Пойдем в дом, - пригласил Броуди. - Познакомишься с нашими головорезами.
        Чувствуя себя неловко, Кенни прошла с ним через патио, где в открытой жаровне с углями жарилась целая туша; угли еще не раскалились добела, но все шло к тому.
        Броуди распахнул двери патио, и они прошли в просторную, словно воздушную, кухню.
        Темноволосый мальчик лет двенадцати стоял за столом и лепил котлеты для гамбургеров из фарша. Он внимательно осмотрел Кенни, продолжая заниматься своим делом.
        - Джек, это мама Меган, миссис Уэстмор.
        Джек улыбнулся.
        - Здравствуйте. Не могу поздороваться за руку, они у меня в фарше!
        - Привет, Джек, - поздоровалась Кенни, не понимая, кем этот мальчик может приходиться супругам.
        - Это мой сын Джек, - небрежно заметил Броуди. - Сегодня его очередь готовить обед. Сынок, здесь хватит еще для двоих гостей… если делать их поменьше?
        - Конечно, папа!
        - Хейли… - Броуди указал рукой на шкаф за своей спиной, - сделай одолжение любимому дядюшке, дотянись до овсяных хлопьев, дай горсточку. Спасибо.
        Хейли одарила Кенни мимолетной улыбкой. Веселой, но по-прежнему… натянутой.
        - Вы останетесь? На обед ничего особенного, а на десерт мороженое и вафли.
        Кенни почувствовала, как мысли ее перепутались, словно в калейдоскопе, а в голове воцарился полнейший беспорядок. Она ничего не понимала. Она уставилась на Хейли, которая уже достала пакет с хлопьями. И на Джека, который положил гамбургеры обратно в миску, и…
        - Вернись на землю. - Броуди провел рукой у нее перед глазами. - Ты выглядишь как-то странно. В чем дело?
        - Прости. - Щеки у нее стали пунцовыми. - Я думала…
        О Господи, какая же она дура! Ее выводы оказались полностью ошибочными! Кендра смущенно пожала плечами.
        - Нет, ничего…
        Броуди настаивал:
        - Думала что?
        Она решила честно признаться и, состроив гримасу, сказала:
        - Когда Санди сказал, что позвонила Хейли, я решила, что это твоя жена.
        - Вот это да! - Броуди захохотал. - Моя жена? Черт возьми, нет, хотя, должен признать, она держит меня в ежовых рукавицах…
        - Но не может же она быть твоей дочерью! - вырвалось у Кендры, и она поняла, насколько двусмысленно прозвучали ее слова.
        Джек согнулся от смеха.
        - Хейли, - сказал Броуди, - поставь на стол еще два прибора, а я пока отведу миссис Уэстмор в гостиную и дам ей что-нибудь выпить. Полагаю, после того шока, какой она испытала, ей это не повредит! Кажется, мне надо кое-что ей объяснить.
        Кенни помотала головой.
        - Спасибо, что пригласил нас остаться, Броуди, но…
        Он схватил ее за запястье и потащил к двери.
        У нее было такое чувство, что, если она станет сопротивляться, он подхватит ее на руки и понесет.
        Кроме того, ей хотелось услышать его объяснение! Создавшаяся ситуация интриговала ее.
        Он провел ее по стертому бледному дубовому паркету холла. Кендра переступала через теннисные ракетки, хоккейные клюшки, беговые дорожки, ранцы и, наконец, через огромного черного лабрадора. Тот спал и громко храпел на коврике в открытых дверях комнаты, которая, по-видимому, была гостиной.
        - Фетч, - пояснил Броуди.
        - Что? - Кенни, ничего не понимая, огляделась. Броуди широко улыбнулся.
        - Пес! Это его имя.
        - А… - Она засмеялась, и он замолчал, продолжая сжимать пальцами ее запястье - у нее было такое чувство, будто на ней надет удобный браслет.
        - Тебе надо чаще это делать, - тихо произнес он.
        - Что?
        - Смеяться.
        Его пальцы еще крепче сжали ее запястье. Подушечка большого пальца нажала на пульс - контакт был невероятно чувственным.
        У Кенни возникло странное ощущение, будто все, что их окружает, исчезло, будто весь мир исчез. Дразнящее тепло глаз Броуди обволакивало ее как теплое одеяло в холодный вечер. Ей хотелось прижаться к нему, обнять его.
        Она задрожала.
        Он моргнул. И чары развеялись.
        - Ты обещал дать мне выпить! - излишне оживленно произнесла она, высвобождая руку.
        Он легонько подтолкнул ее вперед.
        - Что будешь пить? Пиво, херес, вино? У меня есть очень вкусный сухой рислинг.
        - Рислинг, пожалуйста.
        Броуди подошел к бару, расположенному в нише, и, пока он разливал вино, Кендра воспользовалась случаем и оглядела гостиную.
        Комната была уютной, с окном, выходящим на сад и бассейн. Ковер был неброского цвета, кресла и кушетки потертыми, но очень милыми. Вдоль одной из стен стояли книжные шкафы. Большую часть стены занимал кирпичный камин высотой от пола до потолка, с полками по обеим сторонам. На одной из полок располагались призы - за успехи в конькобежном спорте, балете и хоккее; на другой стоял стереоприемник, а на третьей - телевизор и угрожающее нагромождение видеоаппаратуры. В центре комнаты красовался кофейный столик из дуба, на котором лежали газеты, детские журналы, хоккейные шайбы, незаконченная мозаика, открытый пакетик шоколадного печенья, колода карт…
        У Кенни почему-то защемило сердце.
        Вот настоящий дом, невесело подумала она. Не подавляющий, как «Роузмаунт», а такой, куда ребенок стремится из школы, дом, где человек может расслабиться после тяжелого рабочего дня.
        Она повернулась к Броуди.
        - Мне очень неудобно, - начал он. - Я мог бы сказать, что ты пришла, когда у нас не прибрано, но, черт возьми, это была бы откровенная ложь. - Он сверкнул глазами. - Все это мелочи по сравнению с тем, что будет к пятнице. А по субботам у нас обычно проводится уборка. Мы все беремся за работу сразу после завтрака, и никто не уходит, не доведя ее до конца.
        - Броуди…
        Он указал на диван.
        - Сядь.
        Кенни опустилась на низкий диван с мягкими подушками.
        Броуди сел в кресло напротив и наклонился вперед, обхватив руками кружку с пивом.
        - Это дети моего брата, - сказал он, и смешинки исчезли из его глаз, - Джек и Морин погибли в катастрофе шесть лет назад вместе с моим отцом…
        - Блу рассказывал мне о катастрофе. - Кендра смахнула навернувшиеся на глаза слезы. - Я не знала, Броуди! Я даже не знала, что у тебя был брат! А Блу не упоминал о детях. Когда я увидела, как ты в понедельник подвез Джоди в школу, и услышала, как она назвала тебя папой, я подумала…
        - Младшие зовут меня папой. Это произошло само собой. Ведь Джоди было только два года. Джеку - шесть. Хейли… ну, с Хейли дело обстояло иначе. Ей было одиннадцать, почти двенадцать. Она никогда не забывала своих родителей. Если она меня как-нибудь и называет, - добавил он с чуть заметным сожалением, - то только… Броуди.
        На несколько долгих минут воцарилось молчание. Из другого конца дома они слышали, как Джек кого-то зовет.
        Через некоторое время Кенни спросила:
        - Значит… ты взял их всех после того, как… погибли Джек, его жена и ваш отец. У них был только ты? Больше никого?
        - Только я. У Морин не было родственников.
        Кенни спрашивала себя, доводилось ли ей так когда-нибудь в ком-нибудь ошибаться.
        - Броуди…
        У нее комок застрял в горле, и голос прозвучал как-то сдавленно. Слезы, которые она пыталась подавить, против ее воли вырвались наружу.
        - Черт возьми, Кенни, я не хотел, чтобы ты плакала! - Он поставил кружку с пивом и встал. - Знал бы - не стал бы откровенничать!
        Он был на полпути к ней, когда дверь открылась. Кенни поспешно смахнула кончиками пальцев слезы и сглотнула комок в горле.
        - Папа! - Сияющая от радости Джоди, а за ней и Меган ворвались в комнату, перепрыгнув через Фетча. - Меган правда останется на барбекю?
        Джоди подбежала к Броуди и остановилась возле него. Меган попятилась, но встретилась взглядом с матерью, и глаза у нее заблестели.
        - Да, куколка, Меган останется, и ее мама тоже!
        - Джек уже зовет, гамбургеры будут готовы через минуту!
        Кенни не представляла, как бы развивались события, если бы не вмешались дети.
        Но когда Броуди выпроводил детвору во двор, она поняла, что лучшего времени они и выбрать не могли.
        Она была так тронута этой готовностью Броуди к самопожертвованию, - хотя, произнеси она это слово вслух, он бы только удивился, - что могла совершить какую-нибудь глупость.
        Например, позволить ему поцеловать себя.
        Что, как она подумала, он и собирался сделать.

        Броуди беспокойно пошевелился на покрытом подушками шезлонге, допивая послеобеденный кофе за кедровым столиком в патио и наблюдая, как Кенни и Хейли идут к лужайке.
        Его охватила горечь. Горечь, которую он пытался подавить. Черт, он же поклялся никогда не позволять себе снова думать о прошлом; дал себе это торжественное обещание в сочельник, восемь лет назад, после того как Кендра Уэстмор так жестоко унизила его.
        Позже в этот вечер он отправился в бар Хоудауна и напился так, как не напивался ни до, ни после этого. И поклялся перед Богом, что больше ни одного мгновения не будет думать об этой гордячке!
        Это ему удалось, пусть и с трудом, а то, что она больше не приезжала в Лейквью, только облегчило ему задачу.
        Но теперь она снова появилась в его жизни.
        И она по-прежнему отвергает его.
        Отвергает все, что между ними произошло.
        Отвергает своим молчанием.
        Что ж, он скорее умрет, чем снова поднимет этот вопрос. В конце концов, у него тоже есть гордость, и, может быть, только это придет ему на помощь. Это единственное, что не позволило ему окончательно сделать из себя дурака.
        У него вдруг все поплыло перед глазами.
        Она навсегда завладела его мыслями, стоило ему впервые увидеть ее. Он работал в саду «Роузмаунта», когда она вышла из парадной двери - в красном платье, с ослепительными золотистыми волосами. Она казалась ему сказочной принцессой.
        Недосягаемой…
        До той ночи в Сиэтле.
        Солнце уже стояло низко, бросая тени на сад. В густых лучах ее волосы блестели, как бледное пламя.
        Эти волосы, эти светлые шелковистые волосы, такие мягкие, такие легкие, просеивались сквозь его пальцы, как лучи солнца, благословлявшие их, когда они любили друг друга под звуки мелодии «Воспоминания о вчерашнем дне», доносившейся до них в жаркую сентябрьскую ночь.
        Нет, они не любили друг друга.
        Это он тогда считал, что любили. Он любил ее нежно, страстно, заботливо. Он хотел защитить ее от всех невзгод.
        Она же занималась сексом!
        А потом… ушла.
        У него засосало под ложечкой. На этот раз все будет иначе. На этот раз он будет контролировать ситуацию. Если она решит поддаться влечению, которое до сих пор существует между ними, то уйдет он.
        И постарается забыть ее. В надежде, что это наваждение оставит его. Оставит навсегда. И даст ему мир, которого он так отчаянно жаждет.

        - Вы вернулись в Лейквью навсегда?
        Когда Хейли задала вопрос, Кенни остановилась.
        - Да. Я с детства люблю этот город. И хочу вырастить Меган здесь.
        Оставшись наедине с Кенни, Хейли совершенно преобразилась, словно ее подменили.
        За обедом девушка была молчалива, но, когда они пришли сюда, оставив Броуди в патио, она стала естественной и дружелюбной. Неужели она хотела, чтобы Броуди думал, будто гостья ей не нравится? Но почему?
        - Джоди сказала, что вы вдова. Мне очень жаль.
        Кенни почувствовала легкий приступ вины. Ей редко приходилось лгать, но в данном случае ей казалось, что это была совершенно необходимая ложь… Однако теперь перед этой бесхитростной девочкой ей почему-то было неловко.
        - Мы уже шесть лет живем с Меган вдвоем. Я сама зарабатываю на жизнь и смотрю вперед, а не назад.
        - Значит, вы надеетесь когда-нибудь еще раз выйти замуж?
        В голосе Хейли снова появилось напряжение. Может быть, она боялась, что Кендра положила глаз на ее брата? Но это же смешно!
        - Пока это не входит в мои планы. Я этого, конечно, не исключаю… но повторный брак… Вряд ли!
        Вряд ли ей посчастливится найти человека, которому она сможет рассказать правду о Меган.
        Она привычно задвинула в самый дальний уголок сознания мрачные воспоминания… но не могла ничего поделать с охватившей ее дрожью.
        - Вам холодно? - заботливо спросила Хейли. - Может быть, принести свитер?
        - Спасибо. - Кенни заставила себя улыбнуться. - Нам с Меган пора домой. Мы и так засиделись.
        - Нет, ничего подобного! - неуверенно, а затем настойчиво запротестовала Хейли. - Миссис Уэстмор…
        - Почему ты не называешь меня Кенни? Я ведь всего на несколько лет старше тебя!
        - Вы не возражаете?
        - Нет, конечно же!
        - О’кей, Кенни. - Хейли повертела прядку длинных каштановых волос и провела ею по плечам. - Насчет субботы… вы к нам придете?
        Кендре стало не по себе, когда она встретилась с ясными голубыми глазами Хейли.
        - Я сказала Меган, что мы решим в пятницу…
        - Знаю. - Хейли слегка наморщила лоб. - Миссис Уэстмор… Кенни… Джоди общительная девочка, и в школе ее очень любят. У нее полно друзей, но она никогда не говорила:
«моя лучшая подруга»… до сих пор. Девочки - ну, вы же видели их за обедом - можно подумать, они знают друг друга всю жизнь.
        Кенни услышала скрип и, глянув в сторону патио, увидела, что Броуди поднялся с шезлонга.
        Он стоял, наблюдая за ними, а солнце ласкало его крепкое тело. Кенни почувствовала знакомое влечение к этому человеку, который оказался совсем не тем, за кого она его принимала.
        Он был гораздо… гораздо лучше!
        Но, конечно, раньше она его не знала по-настоящему. Он был необузданным, порочным и бесшабашным, по сравнению с ним Дон Жуан показался бы монахом. Неужели под этой грубой оболочкой бьется нежное сердце?
        Человек чести, прямой и умеющий сострадать.
        Хейли спокойно повторила свой вопрос:
        - Так вы придете в субботу… ради детей?
        Броуди направился к ним. Ах, как же на нее действует эта походка! Кенни почувствовала, что пульс у нее учащается. Ей нужно уходить отсюда - и поскорее!
        Она снова повернулась к Хейли.
        - Боюсь, я действительно всю неделю буду очень занята. Мне надо искать номер в мотеле, собрать все вещи, которые нам с Меган понадобятся, и перевезти их туда. Но за приглашение спасибо. Я отпущу Меган в субботу. Надеюсь, дети хорошо развлекутся.
        Броуди подошел к ним. Он слышал конец разговора.
        - Ты не хочешь к нам присоединиться? - Глаза его были словно подернуты пеленой, как будто он до сих пор обдумывал что-то личное, что хотел держать при себе.
        - Я буду занята, - сказала она. - Может быть, как-нибудь в другой раз.
        - Я приеду за Меган. Часа в два подойдет?
        - Хорошо, - сказала она гораздо более натянуто, чем ей хотелось.
        - О’кей, отлично. А теперь пойдем в дом и посмотрим, что они там делают.
        Хейли сказала, что подышит воздухом, и Кендра с Броуди вернулись в дом вдвоем. Меган и Джоди в кухне не было.
        - Вероятно, они в комнате у Джоди, - предположил Броуди. - Идем…
        Вдруг он остановился, словно что-то вспомнив.
        - Я на минутку, - сказал он и побежал по лестнице.
        Оставшись одна, Кендра огляделась и заметила, что на всех стенах развешены фотографии в рамках. Большей частью семейные. Одна из них особенно привлекла ее внимание. Она висела над телефонным столиком и была больше остальных.
        Кендра подошла поближе, чтобы рассмотреть.
        Это был семейный портрет - цветное фото в изящной золотой рамке. Ей не составило труда догадаться, кто эти пять человек.
        Джек, Морин и трое их детей.
        Джек очень напоминал Броуди - те же волнистые черные волосы, те же тонкие привлекательные черты, те же сине-зеленые глаза. Впрочем, он был более крепкого сложения и более флегматичный. Его жена была очень хорошенькой, с такими же, как у Хейли, васильковыми глазами и каштановыми волосами. Джоди сидела на коленях у отца, и ей был примерно год в то время, когда был сделан снимок. Она была очень пухленькая, улыбалась в объектив и, казалось, с трудом могла усидеть на месте. Джека-младшего и Хейли тоже легко было узнать: Джек широко улыбался; а Хейли сидела с кротким, застенчивым выражением лица.
        Кенни вздохнула. Через год после того, как был сделан снимок, родители этих детей погибли.
        Она отвернулась. Такой тяжести на сердце она не чувствовала никогда раньше, но снова и снова ее переполняло восхищение Броуди… нет, более чем восхищение. Глубокое уважение и даже благоговение. Он возродил семью, ему есть чем гордиться.
        Она напряглась, услышав, как он сбегает по лестнице, и подняла на него глаза.
        - Они будут через минуту, - сказал Броуди, чуть улыбнувшись, и добавил: - Никогда не видел, чтобы двое детей так ладили. Это сверхъестественно. Черт возьми, они знакомы только пару дней, а понимают друг друга с полуслова!
        Он спустился и подошел так близко, что Кенни почувствовала исходящий от него терпкий мужской запах. Она хотела отступить. Но не смогла двинуться с места.
        - Мне очень понравилось у тебя, Броуди, - призналась она. - Ты создал в доме замечательную атмосферу…
        - Я ничего не создавал, Кенни. Это дом Джека и Морин. Какая бы атмосфера здесь ни была, создали ее они. Я лишь переехал сюда… после несчастного случая. И пытался сохранить все, как было, ради детей. Впрочем, недавно мне пришла в голову мысль, что пора кое-что изменить. Дом слишком мал, нам становится тесновато.
        - Будешь расширять его?
        - Вероятно.
        - Ты очень преуспел, Броуди. - Кенни прислонилась к перилам и посмотрела на него. - Твой бизнес… идет весьма успешно.
        - Ты хочешь знать, с чего я начинал?
        - Да, мне любопытно.
        - У отца был страховой полис. Мы с братом были наследниками. После катастрофы все средства достались мне. Как раз в это время продавалась «Лейквью констракшн». Вот я ее и купил. Дети имеют половину доли в бизнесе - что они с ней сделают, решать им, когда вырастут.
        - Эта компания уже тогда была довольно известной, но чтобы так развернуться! Твой отец гордился бы тобой - тем, чего ты добился.
        - Да, гордился бы, хотя сам он не был честолюбивым человеком. Кстати, моя старая хижина до сих пор сохранилась. - Теперь он смотрел на нее иначе, с некоторым… вызовом? Или снова с насмешкой? - Она по другую сторону дороги. Там папа вырастил нас с Джеком. Я ее люблю.
        Кенни не заметила, как на лестнице появились Меган и Джоди.
        - Он иногда ходит туда, когда мы ему надоедаем, да, папа? - Джоди широко улыбнулась. - Это его бегство из бедлама. Он так это называет, миссис Уэстмор!
        Кенни была рада, что их прервали. Ей не нравилось, когда Броуди говорил с ней так насмешливо: она не виновата, что родилась в состоятельной семье. И собиралась ему это сказать. А значит, без сомнения, начался бы еще один неприятный спор, которого она хотела избежать.
        - Да, и чем старше вы становитесь, мисс Нахалка, тем чаще мне хочется убежать! - Броуди шлепнул Джоди пониже спины, но она, хихикнув, увернулась. - Ну что, Меган, ты готова покинуть этот дурдом?
        - Это не дурдом, мистер Спенсер! Это самый уютный дом, в котором я когда-либо бывала, - искренне возразила Меган. - И я рада, что мама позволила мне прийти в субботу. Я не могу дождаться!

        Вечером, когда Кенни укладывала дочку спать, та спросила:
        - Что такое сваха, мама?
        - Сваха? - Кенни убрала назад прядь светлых волос, упавших на лоб девочки. - Это женщина, которая любит устраивать браки других людей. А что?
        - Джоди сказала мне, что Хейли - сваха. Она хочет женить их папу.
        - Правда? - Странно, а у нее создалось впечатление, что Хейли страшит женитьба Броуди!
        - Да! Она хочет уже давно, но никого подходящего пока не нашла. Это должна быть особенная женщина, потому что их папа тоже особенный. Хейли должна кого-то найти до следующей осени. Джоди слышала, как Хейли говорила это своей лучшей подруге Зои. Хейли хочет в следующем году поступать в колледж, но она никуда не уедет, если Броуди по-прежнему будет один. И, - малышка помолчала для пущего эффекта, - Джоди переживает, потому что Хейли сказала, будто это все из-за нее.
        - Из-за Джоди?
        - Ага. Потому что Джоди будет как раз в том возрасте, когда ей понадобится мама. Ну, Хейли ей, конечно, не мама, но почти мама. Понимаешь, что я хочу сказать?
        О Господи! Вот так дела! И очевидно, Броуди ни о чем не подозревает.
        - Да, понимаю. Но мистер Спенсер, может быть, вообще не хочет жениться!
        - Ему придется. Хейли сказала это Зои. Она сказала, что ему в конце концов придется жениться, «потому что у мужчин есть потребности».
        Вскинув бровь, девочка посмотрела на мать, и было очевидно, что она понятия не имеет, что это за потребности.
        Кенни подавила смех.
        - Довольно разговоров, юная леди! Что касается тебя, то главная твоя потребность сейчас - это сон.
        Кенни встала и направилась к двери. Когда она протянула руку к выключателю, Меган сказала уже другим, более спокойным голосом:
        - Мама, у Спенсеров повсюду полно семейных портретов. Даже фотографии мамы и настоящего папы Джоди, хотя они умерли. Почему у нас нет ни одного портрета моего папы?
        Кенни застыла на месте. Она уже давно ждала этого вопроса и часто спрашивала себя, почему он еще не задан. Может быть, потому, что Меган необыкновенно чуткая девочка и чувствует, что мама намеренно избегает разговоров об отце.
        - Мама! - Меган выглядела озадаченной. - У тебя даже нет ни одной свадебной фотографии! Почему?
        У Кендры душа ушла в пятки. Что ответить?
        Что подумает Меган, если она расскажет правду?
        Свадебных фотографий нет… потому что свадьбы никогда не было!
        Почувствовав, как ноги у нее наливаются свинцом, она вернулась к постели.
        - Солнышко, - сказала она, - мы поговорим об этом, когда… ты подрастешь. Ну, просто ты еще слишком мала, чтобы понять… некоторые вещи. Но обещаю, когда-нибудь я тебе все объясню. Ты можешь запастись терпением и… подождать?
        - Мне чего-то не хватает, мама. - В глазах у Меган заблестели слезы. - Например, у меня никогда не было папы. Только мы с тобой… и так будет всегда.
        Ее голос осекся на последнем слове, и Кендра почувствовала, что ее сердце вот-вот разорвется.
        Меган хотела того, чего мать не могла дать ей.
        Слезы выступили у нее на глазах, она опустилась на край постели и попыталась обнять дочку.
        Но Меган, всхлипнув, отвернулась, уткнувшись в подушку.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Без четверти пять в пятницу Броуди просунул голову в дверь офиса.
        - Я отчаливаю, Мици!
        Его менеджер оторвала голову от стола, заваленного бумагами.
        - Куда на этот раз?
        - Я обязан отвечать?
        - Полагаю, нет! Джорджио будет прикован к креслу, как всегда в хоккейный сезон. Черт возьми, я могу раздеться догола и танцевать перед ним, а он лишь скажет:
«Отойди, солнышко, ты загораживаешь мне экран!»
        - Настоящий мужчина! - хихикнул Броуди и, по-прежнему улыбаясь, сел в пикап.
        Ему пришлось остановиться на красный свет, и он уже собирался снова тронуться, когда увидел знакомую белую «хонду», подъехавшую на стоянку мотеля.
        Несколько мгновений спустя он увидел, как Кендра вышла из машины, открыла в багажник, вытащила громоздкую картонную коробку и поставила на землю. Затем пришла очередь коробочки поменьше. Она выпрямилась, захлопнула багажник и потерла поясницу.
        Убедившись, что на дороге пусто, Броуди въехал на стоянку мотеля. Остановившись рядом с «хондой», он открыл дверцу и вышел.
        - Привет, - сказал он. - Тебе помочь?
        Кенни подняла глаза, и он заметил, как по ее раскрасневшемуся лицу струится пот.
        - Нет, спасибо. Я справлюсь…
        - Не упрямься. - Он поднял большую коробку. - Идем. Я тебе помогу. - Обойдя ее машину и направившись к входу в мотель, он бросил через плечо: - Ты сняла здесь номер?
        Судя по раздраженному вздоху у себя за спиной, он понял, что вопрос ей неприятен.
        - Да, сняла номер, - запыхавшись, ответила Кенни, догнав его. - Сначала на неделю, пока не увижу, как пойдет работа.
        Он пропустил ее через турникет и замедлил шаг, чтобы полюбоваться ею. Волосы она сегодня красиво заплела в косу, на ней был муслиновый сарафан на бретельках, с узким ремешком на талии и длинной, соблазнительно облегающей бедра юбкой.
        Она выглядела хрупкой, женственной и чертовски сексуальной.
        Ему захотелось заключить ее в объятия и целовать, пока она не застонет. Он крепче сжал картонную коробку, и острый угол вонзился ему в пах.
        Резкая боль произвела тот же эффект, что и холодный душ.
        За что он возблагодарил судьбу, ведь меньше всего на свете ему хотелось, чтобы Кендра Уэстмор узнала, что один ее вид лишает его покоя!
        Ее номер располагался на первом этаже, и он последовал за ней по коридору, старательно переводя взгляд с ее соблазнительных бедер на безвкусные картины, развешанные на стенах.
        Она поставила коробку на пол у двери и стала искать в сумочке ключи. Войдя в номер, они увидели, что из окон видна неоновая вывеска: «Лейквью констракшн».
        Пройдя по короткому коридору в гостиную, Кенни поставила коробку на кушетку. Броуди опустил свою ношу на пол рядом с телевизором.
        - Спасибо, - сказала Кенни, распрямляя плечи. - Я целый день укладывала коробки, и у меня такое чувство, будто руки вот-вот отвалятся!
        Он огляделся.
        - Ты уже все перевезла!
        - Да, остались только эти две коробки. В одной продукты, а в другой, которую нес ты, в основном книги Меган и ее игрушки.
        Броуди прошел по номеру, оглядев спальню, небольшую ванную и уютную кухню. Открыв дверь холла, он увидел стенной шкаф.
        - Только одна спальня? - Спросил он, вернувшись в гостиную.
        - Это раскладной диван. - Она указала на диван перед окном, - для меня, а у Меган будет отдельная комната.
        - Здесь довольно тесно.
        - Наше жилище в Ванкувере было еще меньше.
        - Тогда там было по-настоящему тесно… для вас троих.
        - Для нас троих?
        - Твой муж! Когда он был жив.
        В комнате повисло тяжелое молчание. Из открытой и непринужденной Кенни с быстротой молнии превратилась в замкнутую и напряженную. Она подошла к окну.
        - Мы с Меган переехали туда после его смерти. Броуди увидел, как напряглись мускулы у нее на спине и плечах.
        - А до этого? - спросил он. - Где вы жили?
        - В Сиэтле. Там и родилась Меган.
        - Чем он занимался, твой муж?
        Кенни развернулась и спокойно встретилась с ним глазами.
        - Броуди, может быть, мы не будем говорить о нем? Мне это все еще… тяжело.
        Через шесть лет? Ему не терпелось узнать, почему. Неужели она все еще любит этого человека?
        - Прости. - Он подошел к ней. - Я не хотел тебя расстраивать.
        - Конечно… Просто я предпочитаю не говорить о прошлом. - Она обхватила себя руками, словно защищаясь, и левая бретелька соскользнула с ее плеча.
        Прежде чем Кенни успела ее поправить, он протянул руку и просунул кончик указательного пальца под тоненькую полоску. Он услышал, как у Кенни перехватило дыхание. Но он, смакуя каждую соблазнительную секунду, мягко вернул бретельку на место. Кожа у нее была теплая, загорелая и гладкая. Запах просто божественный. Ее близость казалась ему адом.
        Она смотрела на него открыто и предостерегающе, словно спрашивая: «Что ты теперь собираешься делать?»
        А ему больше всего хотелось расплести ее косу и зарыться лицом в роскошные волосы.
        Вместо этого он сказал себе, что сейчас не время, потому что остановиться не удастся. Но, черт возьми, кто же хочет останавливаться?
        Он легко провел кончиком пальца по ее ключице.
        - Да… а где же Меган?
        - Меган? - Глаза у Кенни потускнели.
        - Да, Меган. Где она?
        - Ах! - Кенни несколько раз моргнула и сглотнула. - Меган. Она… на занятиях по джазу. Я должна забрать ее через десять минут.
        Он опустил руку и мог бы поклясться, что увидел, как по ее лицу пробежала тень. Тень разочарования?
        Но это не шло ни в какое сравнение с тем, что чувствовал он.
        Он подавил стон, взглянул на часы и произнес:
        - Эх, мне вообще-то тоже пора! Сегодня моя очередь готовить обед. Я обещал детям пиццу, а потом, до большой игры, мне еще надо прибрать на кухне.
        - До хоккея?
        - Показательная игра по телевизору. Канадцы против «Нью-Йоркских островитян». - Он заставил себя пройти к двери. - Увидимся завтра, - сказал он, открыв дверь, - когда ты привезешь Меган.
        - Хорошо, - ответила Кенни. - До завтра. И еще раз спасибо за помощь.
        - Всегда к твоим услугам, - улыбнулся он.

        Ресторан отеля был недавно отремонтирован, и в помещении еще стоял запах краски. Столы были покрыты ярко-розовыми скатертями, и в центре каждого из них стояла узорная вазочка с веточкой гибких фрезий.
        Когда они сели, Кенни сказала:
        - Мы не будем часто сюда ходить, детка. Просто сегодня мне не хочется готовить. Я весь день была на ногах. А вдруг здесь вкусно кормят?
        Меган расправила салфетку на коленях.
        - Мама, может, пойдем посмотрим фильм Уолта Диснея? Начало сеанса в семь часов.
        Меган казалась подавленной с того самого вечера, когда Кенни отказалась отвечать на вопросы об отце. Из-за этого Кендру грызло чувство вины; теперь самое меньшее, что она может сделать, - это уступить невинной просьбе дочери.
        - Конечно, - согласилась она. - В таком случае давай поторопимся и закажем еду.
        Они сделали заказ и, поев, быстро вернулись в номер.
        - В кино, наверное, будет работать кондиционер, - предположила Кенни. - Давай наденем что-нибудь теплое.
        Кендра уже развесила свою одежду в платяном шкафу спальни и, скинув сарафан, натянула свитер и джинсы.
        Меган надела джинсы, а поверх футболки шерстяной кардиган.
        - Пошли быстрей, мам! Уже четверть седьмого!
        Кендра взяла сумочку.
        - Надеюсь, большой очереди не будет.

        Броуди провел зелено-белым полотенцем по стойке, накинул его на кран, включил посудомоечную машину и направился к холодильнику.
        Банка пива была холодная как лед, он в предвкушении облизнул губы. До начала игры еще оставалось время, но ему не терпелось расслабиться в своем кожаном кресле и хоть пару часов побыть одному.
        Джек ушел к своему приятелю, а Хейли повела Джоди на какой-то фильм Уолта Диснея. Она уже давно обещала это сестре, а сегодня фильм демонстрировался последний раз.
        Броуди открыл банку с пивом и сделал глоток. Господи, какое же оно всегда вкусное! У него был чертовски тяжелый день, с семи до пяти он ни разу не присел и не мог дождаться, когда…
        Джоди ворвалась в кухню, но, увидев его, снова убежала. Тем не менее он успел заметить, что она плачет.
        Он чертыхнулся себе под нос и, поставив банку, побежал за ней.
        Он поймал ее у подножия лестницы.
        - Что случилось? - спросил он, крепко сжав ее плечи. - Кто тебя обидел?
        - Это… Хейли! - Слезы размером с градины лились по ее щекам. - Она не может пойти со мной в кино!
        - Какого… - Его охватил гнев: обещание есть обещание. - Где она?
        - В своей комнате…
        - Оставайся здесь! - Он помчался вверх по лестнице.
        - Но, папа, ты не понимаешь! - крикнула она ему вслед.
        Что уж тут понимать! Он решительным шагом прошел по коридору, постучал в дверь комнаты Хейли и, услышав тихое «Войдите», тотчас же ворвался в ее спальню.
        Девушка свернулась калачиком на постели с пепельно-серым лицом. Глаза у нее были затуманены.
        - Хейли! - Он медленно прошел по ковру. - В чем дело, солнышко?
        - Прости. - Ее голос дрожал. - Я… я не могу идти. Сегодня.
        - Но в чем дело?
        Она умоляюще смотрела на него, как животное, которое хочет что-то объяснить, но не может.
        Он услышал у себя за спиной какой-то шорох, повернулся и нахмурился. В дверях с дрожащими губами стояла заплаканная Джоди.
        Она подошла к нему и знаком попросила наклониться.
        Он наклонился. Поднявшись на цыпочки, девочка прижалась губами к его уху.
        - Это женские дела, папа, - дрожащим шепотом сообщила она. - Я не знаю, что это, но Хейли сказала, что не может говорить об этом с тобой. Потому что ты мужчина.
        Он выпрямился и в замешательстве посмотрел на Хейли.
        Женские дела?
        Так. Догадался! Он почувствовал, как лицо его густо покраснело.
        - Солнышко, - обратился он к Хейли, - чем тебе помочь?
        - Ты можешь ее наполнить?
        Она слегка разогнулась, и он увидел, что к животу у нее прижата резиновая грелка.
        - Из-под крана сойдет. Я приняла болеутоляющее, оно скоро подействует.
        Он пошел в ванную, подождал, пока нагреется вода, и наполнил грелку.
        Когда он вернулся, Джоди уже не было, а Хейли лежала, укутавшись пледом.
        Он дал ей грелку.
        - Как ты, лапушка?
        Щеки ее немного покраснели от смущения.
        - Спасибо. - Она подняла плед, обняла грелку и снова свернулась калачиком.
        Броуди почувствовал себя совершенно беспомощным. Что он знает о женских недугах? Ничего! Это, вероятно, продолжалось годами, а он ничего не знал!
        Бедное дитя, как ей, должно быть, не хватало и до сих пор не хватает матери, с которой можно поговорить о подобных вещах…
        - Что будем делать? - Голос Хейли, казалось, раздавался издалека. - Я о Джоди… и ее походе в кино. Мне так не хочется ее огорчать. Если бы кто-нибудь другой мог пойти с ней…
        У Хейли задрожали ресницы, и он понял, что она засыпает. Таблетки, которые она приняла, подействовали.
        - Не беспокойся об этом, - мягко произнес он. - Отдохни и постарайся прийти в себя.
        Он бесшумно вышел из спальни и так же бесшумно закрыл за собой дверь.
        Перескакивая мыслями с одного предмета на другой, он прошел по коридору и спустился по лестнице.
        Пересек холл. Подошел к открытой двери в гостиную. Телевизор был включен.
        Он стоял, с тоской глядя на него.
        Нет! - сказал он себе. Нельзя быть таким эгоистом!
        И пошел искать младшую дочь.

        - Меган, подожди!
        Кенни и Меган мчались по покрытому ковром фойе к залу, когда их окликнул чей-то пронзительный голос.
        Обе обернулись, и Кенни увидела бегущую к ним Джоди. В фойе уже никого не было, кроме них и билетера. Фильм должен был начаться через минуту.
        Джоди, задыхаясь, догнала их.
        - Можно мы сядем вместе? Пожалуйста, миссис Уэстмор!
        - Конечно, - ответила Кенни, удивившись, что ребенку разрешили пойти в кино одному, даже в таком маленьком городке, как Лейквью, где уровень преступности почти на нуле. - На, возьми мой поп-корн. Ларек уже закрыт…
        - Мама, я поделюсь с Джоди. Ладно?
        - Как хочешь. - Она положила руку на плечо Меган и подтолкнула ее к двери, которую билетер уже собрался закрывать.
        - Осталось только несколько мест, - предупредил он. - На полпути вниз.
        Он провел их по проходу, освещая путь фонариком, к свободным местам. Их было четыре, последних свободных места, и располагались они как раз рядом с проходом.
        Джоди забралась первой, за ней Меган, а потом Кендра.
        Боковое место, рядом с Кенни, оставалось пустым.
        Хорошо. Можно вытянуться поудобнее.
        В кинотеатр они попали с трудом, поскольку оказались последними в длинной очереди.
        Хорошо, что еще остались билеты, подумала Кенни и отправила в рот горсточку поп-корна. Она уже сто лет не была в кино. Детский фильм, но Дисней - это всегда замечательно.
        Кто-то… мужчина… опустился на свободное место рядом с ней.
        Он немного повертелся, словно не мог устроиться поудобнее, и в конце концов выставил в проход длинные ноги.
        Он даже не сел, он… раскинулся. Он занимал слишком много места и вторгался на ее территорию. Легкое раздражение, охватившее ее вначале, быстро сменилось сильной неприязнью, когда их плечи соприкоснулись. Даже через свитер она чувствовала тепло его тела! Она даже уловила запах пива!..
        Что за мужчина пришел на детский фильм без ребенка?
        Она многозначительно кашлянула и отодвинулась от него. Теперь она прижалась к Меган. Меган что-то недовольно пробормотала.
        А потом…
        Потом этот омерзительный мужлан засунул руку в ее пакет с попкорном!
        Шокированная, Кенни повернулась к нему, чтобы сказать пару теплых слов. Но в эту секунду экран залился светом, и в этом свете она увидела… Как раз когда с ее уст готовы были сорваться слова негодования, она увидела, что сосед смеется над ней.
        Он не был незнакомцем.
        - Успокойся, детка! - Броуди усмехнулся, закинув руку на спинку ее кресла. - Это всего лишь я!
        Броуди оставил Джоди у дверей кинотеатра.
        - Вот тебе деньги, купи билеты, а я поставлю машину. Заходи внутрь, чтобы не пропустить начало фильма, я тебя найду.
        Он благополучно нашел ее… но чуть не задохнулся, узнав блондинку, сидящую рядом.
        Что ж, будь что будет! - подумал он. И решил немного позабавиться.
        Но теперь, вытянув руку - небрежно и нарочито - вдоль спинки ее кресла, он получил даже больше, чем рассчитывал. Ее запах навевал мысли о летних лугах, усыпанных полевыми цветами. Полевые цветы вплелись в шелковистые светлые волосы, соблазнительно спадавшие на обнаженные загорелые плечи и роскошную грудь, а его руки…
        Он прокашлялся и заерзал. Здесь не место для эротических фантазий, подумал Броуди, скрипнув зубами и уставившись на экран.
        Сосредоточься! - приказал он себе. Выкинь ее из головы и сосредоточься на этом проклятом фильме!

        Когда они покинули кинотеатр, шел проливной дождь.
        Кенни запаниковала, когда Броуди, увидев, что они с Меган без машины, предложил подвезти их к мотелю.
        Продолжение вечера не входило в ее намерения. Чем чаще она видела этого человека, тем больше привязывалась к нему. Сегодня днем она почувствовала разочарование оттого, что он не поцеловал ее, оставив одну в номере, - она была так уверена, что он ее поцелует!
        Но, открыв рот, чтобы отказаться, она увидела, что Джоди и Меган, промчавшись по улице, уже стоят у пикапа Броуди.
        Ей ничего не оставалось, как уступить.
        - Спасибо, - поблагодарила она. - Это очень любезно!
        Но все-таки девочек она усадила между Броуди и собой.
        Когда они подъехали к мотелю и Броуди еще не успел затормозить, она быстро произнесла:
        - Я бы пригласила вас на чашечку кофе, но Меган уже давно пора спать, да и ты наверняка тоже хочешь вернуться домой, чтобы уложить Джоди.
        - Можно они зайдут хоть на минутку? - взмолилась Меган.
        И эта девочка торжественно заявляла, что никогда не пригласит Джоди Спенсер в номер паршивого мотеля!
        - И мне тоже хочется! - подхватила Джоди. - Только на минутку, миссис Уэстмор! Мы не задержимся и не причиним вам беспокойства, правда, папа?
        У Кендры перехватило дыхание.
        - Солнышко, нам лучше вернуться домой, - возразил Броуди. - Я беспокоюсь за Хейли.
        - Что-то случилось? - Кендра смотрела на Броуди поверх детских головок.
        - Когда мы уходили, ей нездоровилось.
        Его взгляд был прикован к ее волосам, глаза были затуманены, словно он думал о том, чтобы прикоснуться к ним. Кендра готова была поклясться, что в кино он не раз незаметно ласкал их.
        Покраснела она или ей показалось?
        - Мне очень жаль. Надеюсь, сейчас ей лучше. - Она подобрала с пола кабины свою сумочку и похлопала Меган по руке. - Идем. Джоди может прийти в другой раз. Ладно?
        Броуди хотел было выйти, но она быстро сказала: «Не волнуйся» - и открыла дверцу. Он, похоже, был готов заключить ее в объятия, и она сейчас не смогла бы сопротивляться. На его лице явно читалась обида, он ничего не понимал. У Кендры ослабели ноги. Но она, пересилив себя, вышла из машины и поймала Меган, спрыгнувшую вслед за ней.
        - Спокойной ночи, Меган, - сказала Джоди. - До завтра!
        Броуди взглянул на Кендру и предложил:
        - Может, передумаешь насчет завтра и присоединишься к нам? Только не говори мне, что ты занята. Тебе надо разобрать только пару коробок.
        - Спасибо, но мне надо зайти в поместье. Я встречаюсь с будущими садовниками.
        Разочарованно вздохнув, Броуди завел мотор. На нем был джемпер с закатанными рукавами, и ее взгляд упал на руки, сжавшие руль. Сильные, мускулистые руки, покрытые тонкими черными волосками.
        Она сдержанно попрощалась и захлопнула дверцу.
        Они с Меган стояли под навесом, пока пикап не выехал с территории мотеля и не скрылся из виду.
        - Как здорово все было, мама! Ты рада, что Джоди и ее папа тоже пришли?
        Кендра вспоминала глаза Броуди, ласкавшие ее тепло и многообещающе, когда они прощались.
        - Да. - По спине у нее пробежала легкая дрожь, нельзя сказать, чтобы неприятная. - Я очень рада, что они тоже пришли.
        - И кино тебе понравилось?
        - Ах… да, конечно, фильм прекрасный. Разумеется, она не собиралась признаваться дочери - да и кому бы то ни было, - что даже за миллион долларов не смогла бы пересказать содержание фильма.
        Ее голова была занята совсем другим!

        Броуди заглянул к Хейли, как только они с Джоди вернулись домой. Девушка сладко спала, лицо ее немного порозовело.
        Он вышел из комнаты и, уложив Джоди, снова спустился вниз.
        В это время явился Джек.
        - Привет, папа. - Он зевнул. - Я иду спать. До завтра!
        - Спокойной ночи, сынок! - Броуди сильно, по-мужски обнял его. - Приятных снов!
        Джек поднялся к себе, а Броуди пошел в кухню, где налил себе в высокий стакан холодного молока. Он заметил на стойке пакетик шоколадных конфет и взял себе парочку.
        Отнеся поднос с ужином в гостиную, он удобно устроился в любимом кожаном кресле, включил телевизор и принялся ждать, какой объявят счет.
        Счет был 2:2.
        Он снял с шоколадной конфеты серебристую обертку и принялся с наслаждением жевать ее, полностью сосредоточившись на игре.

* * *
        Лишь только Кенни заснула, как ее потревожил звук, доносившийся со стоянки. Она посетовала на судьбу и перевернулась на другой бок.
        Но звук не прекращался. Машина работала вхолостую, вероятно, водитель кого-то подвез и они беседовали. В машине работал приемник, и музыка вырывалась из открытого окна. «Вчерашние воспоминания». Когда она узнала знакомую мелодию, сон словно рукой сняло. Она подскочила на постели. У нее бешено заколотилось сердце и пересохло в горле. Это была песня группы «Блэк бутс» - рок-группы из Орегона, собиравшей полные стадионы восхищенной публики. Они трагически погибли в авиационной катастрофе пять лет назад…
        Но она успела побывать на их концерте в Сиэтле.
        Когда ей было семнадцать лет. Девять лет назад, в этом же месяце. И всякий раз, когда она слышала эту песню, у нее по коже пробегали мурашки. Как и сейчас.
        Кендра застонала и обхватила себя руками. «Вчерашние воспоминания»! О Господи, только бы вернулись мои собственные воспоминания! - в отчаянии думала она, чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза.
        Посттравматическая амнезия, так это называют доктора. Проще говоря, она потеряла память.
        И потеряла двадцать четыре часа из своей жизни.
        Пока воспоминания об этих часах не вернутся, она не сможет ответить на вопрос, который изо дня в день мучает ее.
        Кто же отец ее дочери?

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        На следующее утро Меган заявила, что у нее болит горло, и она беспрерывно чихала.
        - Придется тебе сегодня посидеть дома. А то заразишь свою подружку Джоди, - заявила Кенни.
        Но когда она позвонила, чтобы отменить визит Меган, Броуди сообщил ей, что Джоди тоже немного простужена.
        - Привези ее, - попросил он. - Я их не выпущу из дома. С ними будет все в порядке… а вместе им будет веселее!
        Взглянув на умоляющее лицо Меган, Кендра сдалась.
        - Ладно, - пробормотала она. - Мы будем в два часа.
        Когда они приехали на Колдер-стрит, Броуди вышел им навстречу. На нем была распахнутая рубашка и обрезанные джинсы. Ноги у него были босыми, а волосы - влажными.
        Когда он наклонился к машине, Кенни почувствовала запах хлорки. Наверное, он только что из бассейна, подумала она.
        - Привет, - обратился он к ней, а потом к Меган: - Иди в дом, куколка! Джоди на кухне.
        Меган схватила коробку, которую ей вручила мать, и ускакала.
        - Спасибо, - сказала Кенни. - Теперь я все успею…
        - Не очень-то весело провести субботний вечер в мотеле! - ответил Броуди. - Приходи к нам на обед.
        Кенни знала, что должна придумать какой-нибудь предлог, но голова ее почему-то отказывалась работать.
        - Нам придется провести в мотеле много вечеров, - ответила она наконец. - Так что нужно привыкать. Кроме того, я не хочу навязываться.
        - Ты и не навязываешься.
        Она почувствовала, что роняет себя в его глазах, и насторожилась: о чем она думает? Она не могла отрицать, что он ее привлекает, да и сама, судя по всему, тоже была ему небезразлична. Но она ни за что не хотела серьезно связываться с ним. Стоит только переступить невидимую грань, расслабиться, и ее тайна выплывет наружу. Можно представить, какими глазами на нее будет смотреть Броуди. При этой мысли Кенни невольно поежилась. Наверняка позлорадствует в душе, а может, и не только в душе, что эта высокомерная штучка Уэстмор получила по заслугам!
        Таково будет его мнение, и он не преминет его высказать! Но она никогда этого не допустит. У нее еще осталось немного гордости, и она ни за что не поставит себя в такое положение, когда Броуди Спенсер - или любой другой мужчина - будет глумиться над ее несчастьем.
        - Нет. Я заберу Меган до ужина, - сказала она. - Думаю, к тому времени они вдоволь наиграются.
        Ее голос звучал напряженно, даже чопорно. Броуди поднял брови, но спорить не стал.
        - Тогда приходи в шесть.
        Его голос звучал так же холодно, как и ее. Полная противоположность тому радушному приему, который он ей только что оказал.
        Вероятно, оно и к лучшему, решила Кенни. Чем большее расстояние она между ними установит, как физически, так и эмоционально, тем безопаснее!

        От Броуди она направилась в «Роузмаунт», чтобы поговорить с четырьмя садовниками, ответившими на ее объявление.
        Она проводила встречу на воздухе, в огороженном решетками бельведере, у фонтана. В конце концов она наняла того, кто значился в списке последним, - местного жителя средних лет по имени Фрэнк Янг. Он представил отличные рекомендации, в том числе блестящую - от доктора Джемисона, за чьими садами ухаживал много лет.
        Кенни осталась очень довольна своим выбором и долго беседовала с Фрэнком.
        - Я слышал, вы планируете управлять «Роузмаунтом» самостоятельно. - Фрэнк набил трубку и искоса взглянул на дом сквозь ароматную пелену сине-серого дыма. - Дом, однако, большой. Сколько у вас комнат, миссис Уэстмор?
        - Шесть спален наверху и одна на первом этаже. Есть еще и спальни поменьше в помещениях для слуг.
        - Что ж, желаю удачи в ваших делах. - Он открыл дверцу своего фургона. - Это, безусловно, великолепный старинный дом… но в некотором смысле и мавзолей, если можно так выразиться. - Он залез в машину, закрыл дверь и добавил через открытое окно: - Его надо немного оживить, а для этого нет ничего лучше детворы! - Глаза у него заблестели. - У нас с женой их семеро, и могу сказать, что ничто так не превращает дом в человеческое жилище, как дети. Ну… - он включил мотор, - очень вам признателен за то, что наняли меня, миссис Уэстмор. Мне не терпится начать здесь работать, это будет настоящее удовольствие!
        Кенни стояла на дорожке, пока фургон не скрылся из виду, а потом вошла в дом, чувствуя себя совершенно подавленной.
        С чего это? Намеченную на сегодня программу она выполнила: наняла садовника, именно такого, какого искала.
        Ей понадобилось несколько минут, чтобы осознать: ее состояние вызвано фразой Фрэнка о том, что только дети могут превратить дом в человеческое жилище.
        Его слова затронули ее больное место. Она создаст для себя и Меган уединенный и уютный уголок, но разве не замечательно было бы иметь нормальную семью, просыпаться в своем доме, рядом с любимым мужем, готовить по утрам завтрак ему и детям?
        Она поднялась наверх и прошла из комнаты в комнату. Из всех спален открывался чудный вид на озеро; все были роскошно обставлены, и потребуется очень немного или почти ничего, чтобы подготовить их к приему гостей.
        Она постояла в дверях хозяйской спальни, затем прислонилась к дверному косяку, закрыв глаза.
        Она слушала.
        Тишина была оглушительной.
        Она попыталась представить себе, каково было бы слышать здесь детские голоса, крик, смех, поддразнивания, борьбу…
        Кенни попыталась представить, каково было бы услышать мужской голос: «Кенни! Ты здесь? Я дома, солнышко!»
        У нее болело сердце и жгло глаза.
        Проглотив комок в горле, она загнала внутрь подступающие слезы и резко оттолкнулась от дверного косяка.
        Мечты. Вот что это было.
        Всего лишь мечты.
        А она уже давно не верила мечтам.

        Хейли, Меган и Кенни стояли в дверях.
        - Вы разминулись с Броуди, - сказала девушка. - Он недавно ушел.
        Что ж, он все умело рассчитал, подумала Кенни. Намеренно избежал встречи с ней. Ну и пусть! Ей ведь тоже хотелось избежать его компании.
        Тогда почему она чувствует такое… разочарование?
        - Пожалуйста, поблагодари его за то, что он занимался с Меган. - Она посадила дочку в машину и закрыла дверцу. - Как ты себя чувствуешь? Получше?
        - Замечательно! Мне было так неловко, что я не смогла сводить малышку в кино! Слава Богу, Броуди оказался таким ангелом, что плюнул на свой матч и повел Джоди сам. Бедняга, такая жертва с его стороны. Он пропустил почти весь хоккейный матч, которого ждал всю неделю.
        Эта новая информация о Броуди затронула некоторые струны в сердце Кенни. Этот человек слишком хорош, чтобы быть настоящим.
        - Он самый лучший! - воскликнула Хейли, словно прочитав мысли Кендры. - Лучший из всех! - Ее щеки немного порозовели. - Из него бы получился замечательный муж… надо только выбрать хорошую женщину…
        Она резко осеклась и посмотрела за спину Кенни, откуда в вечернем воздухе раздался звук мотора. Даже не оглядываясь, Кендра поняла, что это пикап Броуди.
        - Ну, мне пора. - Щеки у Хейли стали пунцовыми, в тон ее свитеру. - Надо укладывать Джоди.
        Быстро попрощавшись, она ушла. Кенни изумленно посмотрела вслед девушке. Слова Хейли истолковывались проще простого: Броуди свободен и, что касается меня, я бы хотела видеть вас его женой.
        Невероятно!
        Броуди поставил свой пикап рядом с ее машиной на широкой дорожке.
        - Здорово, что застал тебя!
        Он открыл белый бумажный пакет и вынул бутылочку с лекарством.
        - Я купил это девочкам. Джоанна из аптеки сказала, что это помогает при простуде.
        Вечернее солнце причудливо играло на его волосах и придавало лицу бронзовый цвет. Кенни и прежде казалось, что он красив какой-то сдержанной и суровой красотой, но теперь, посмотрев на него, она увидела больше. Она увидела то, что кроется за внешним совершенством.
        Ей хотелось разрыдаться.
        Тот Броуди Спенсер, который был возмутителем спокойствия в Лейквью, исчез навсегда. Жизнь взяла его за шиворот черной кожаной куртки и вытрясла из него мальчишку.
        Теперь он стал мужчиной.
        Но она тосковала по тому мальчишке, которым он когда-то был. Вольнолюбивая личность, он вызывал восторг и зависть, потому что был совершенно особенным человеком.
        - В чем дело? - спросил он. - Ты опять смотришь на меня так, словно впервые видишь, - добавил он своим прежним, насмешливым тоном.
        Он, безусловно, намекал на ее пренебрежительное отношение, которое она непрестанно демонстрировала в былое время. Кендра оставила без внимания эту насмешку.
        - Очень любезно, что ты позаботился и о Меган. Спасибо!
        - Любезно? - Он с притворной строгостью погрозил ей пальцем. - Никогда не говори мне этого слова! Моя репутация полетит к черту! Современная женщина не ищет любезного мужчину - она ищет мачо!
        - А у тебя есть женщина, Броуди?
        Кенни с трудом верилось, что этот вопрос сорвался с ее уст. Она бы хотела взять его назад, но было поздно.
        - Сейчас нет. А почему ты спрашиваешь?
        Его взгляд, казалось, проникал прямо ей в душу и высвечивал все мысли, мелькающие в голове.
        - Ну, ты… - Она подыскивала ответ, но ей ничего не приходило на ум, кроме тех слов, что Хейли сказала своей подруге Зои: - У мужчин есть потребности! - В ответе прозвучали нотки вызова.
        Когда она увидела, как гневно и одновременно насмешливо сверкнули его глаза, ей захотелось провалиться сквозь землю от стыда. В конце концов, кто она такая, чтобы задавать подобные вопросы?! Она в отчаянии огляделась вокруг… и увидела, что Меган прижала личико к окну машины, нос ее расплющен, а глаза горят от любопытства.
        - У меня действительно есть потребности. - Пальцы Броуди крепко сжали ее руку. - Но… мне и в голову не могло прийти, что они тебя интересуют.
        - А они меня и не интересуют! - Кенни запрокинула лицо. - Меня не интересуют твои потребности!
        Он озорно улыбнулся.
        - А раньше интересовали…
        - Неправда!
        - Тогда кто, скажи на милость, подсматривал за мной из-за занавесок, когда я работал в саду Уэстморов?
        - Ты говоришь чушь! Делать мне было нечего, только за тобой подсматривать!
        - Эта девочка сочиняла обо мне всякие небылицы! Ей было интересно, приятно ли коснуться моей обнаженной спины, скользнуть ладонями по гладкой загорелой коже, крепким мускулам…
        Кенни резко высвободилась.
        - У тебя поразительное воображение, Броуди Спенсер! - Она чувствовала, как пылает ее лицо. - Но я была бы тебе очень признательна, если бы ты не давал ему свободу… особенно при детях!
        - Ты же прекрасно знаешь, что Меган ничего не слышит через эти окна! - Броуди обхватил ее за плечи и подвел к водительскому месту, затем схватил ручку дверцы, но не открыл, а, притянув Кенни ближе, прошептал ей на ухо: - Да, черт возьми, у меня есть потребности! И в один прекрасный день я напомню тебе о них.
        Потом открыл дверцу машины, и она скользнула - скорее упала - на сиденье.
        Пока она, не дыша, искала ключ зажигания, Броуди наклонился через нее и обратился к Меган голосом теплым и легким, как вечерний бриз:
        - Детка, надеюсь, скоро тебе станет лучше. Выздоравливай поскорей!
        Затем он захлопнул дверцу машины и, не сказав больше ни слова, ушел.
        Как он догадался, что она за ним наблюдала?

        Ведя машину к мотелю, Кендра вряд ли сознавала, что Меган разговаривает с ней, пока не услышала, как дочь произнесла:
        - А папа Джоди сегодня вечером уезжает.
        - Уезжает? Куда же он уезжает?
        - В Торонто. На большую торговую выставку. Там он выбирает новые товары и заказывает их для своей компании.
        - И надолго он уезжает?
        - Вернется в пятницу вечером. Джоди сказала, что всю следующую неделю будет занята работой по дому, потому что Хейли должна каждый день готовить еду, да еще у нее куча домашних заданий, ведь она в двенадцатом классе и хочет остаться в почетном списке, чтобы попасть в один из лучших университетов.
        - А тебе нравится Хейли?
        - Да, она хорошая. Джоди повезло, что у нее есть старшая сестра. И брат. И собака, конечно.
        - Мне в детстве никогда не разрешали завести собаку. У дедушки была на них аллергия. - Кенни заехала на стоянку мотеля. - Может быть, - сказала она, - когда мы наконец обустроимся, подумаем и о собаке.
        - Мне так нравится Фетч! Я его очень люблю! - Меган отстегнула ремень и несколько раз чихнула. - А о собаке ты не беспокойся! Я часто буду бывать у Джоди. Она сказала, что это теперь и моя собака!
        Когда они вошли в холл мотеля, Кендру охватило беспокойство. Меган действительно прочно вошла в семью Спенсер. Это было невероятно: они с Джоди знакомы только шесть дней, а кажется, словно дружат уже много лет!
        Кендра вздохнула. Ну как ей избежать встреч с Броуди, если их дочери так быстро стали неразлучными!

        В воскресенье шел дождь. И самочувствие Меган стало значительно хуже.
        В понедельник утром ее состояние ухудшилось еще больше. Кендра позвонила в школу и предупредила, что ее дочь сегодня не придет.
        Не успела она положить трубку, как раздался звонок.
        Звонила Хейли. Казалось, она была вне себя от волнения.
        - Хейли, что случилось?
        - Это ужасно навязчиво, но… я хочу попросить вас об огромном одолжении.
        - Ну конечно, если смогу…
        - Джоди все еще сильно простужена, у нее болит голова и горло… и она не может идти в школу, а я должна пойти, потому что у меня презентация. - Хейли глубоко вздохнула и продолжила с искренним отчаянием в голосе: - Нашей няни нет в городе… не могли бы вы прийти к нам и посидеть с Джоди?
        Не прошло и получаса, как Кенни уже укладывала задремавшую дочку на широкую двуспальную кровать в комнате Джоди. Сама Джоди крепко спала.
        Посмотрев на Меган, Кендра вышла из комнаты вслед за Хейли.
        - Я должна бежать, - виновато сказала Хейли, спускаясь по лестнице. - Вы справитесь? Вы знаете, где кухня, гостиная и…
        - Я найду. - Кендра подтолкнула Хейли к выходу. - Где Джек?
        - Он ушел в восемь часов. - Хейли вытащила из платяного шкафа желтый плащ. - У него занятия. Мы вернемся где-то в половине пятого. Если понадобится, позвоните в школу, меня там разыщут.
        Минуту спустя Кенни осталась одна с двумя больными девочками в доме Броуди Спенсера.

        Броуди принял душ и переоделся после первого дня на торговой выставке, а затем уселся перед телевизором посмотреть вечерние новости.
        Когда передача закончилась, он выключил телевизор и подошел к окну. Устало смотрел на город, на миниатюрные фигурки, спешащие по тротуарам, на крошечные машины, плотно прижатые друг к другу на всех шести гостиничных стоянках. Город незнакомцев.
        С некоторых пор ему перестали нравиться эти поездки. А ведь когда-то нравились! Господи, как же они ему нравились в те времена, когда он еще злился на злую Судьбу, которая не только отняла у него семью, но и заставила остепениться.
        Он прижал теплые ладони к холодному оконному стеклу, и его пристальный взгляд стал рассеянным от нахлынувших воспоминаний.
        Воспоминаний о Лори.
        Она работала коммивояжером в одной из фирм Торонто, когда он впервые посетил выставку. Она была на семь лет старше его, но страсть вспыхнула между ними, стоило им увидеть друг друга. Во время первой же встречи они стали близки и в следующие несколько лет наслаждались редкими свиданиями или в Ванкувере, или в Торонто, в зависимости от того, как позволял напряженный график работы Лори.
        Однако полтора года назад все кончилось. Лори получила ответственную должность в Галифаксе - должность, не предусматривающую командировки. И они решили расстаться.
        Он очень скучал по ней. Но их отношения были основаны исключительно на сексе, так что он не слишком скучал по ней.
        Она удовлетворяла его потребности.
        Вот и все.
        Она любила большие города и часто говорила ему, что скорее будет есть дохлых червей, чем выйдет замуж за человека, живущего в никому не известном провинциальном городишке!
        Впрочем, он никогда и не думал о женитьбе. Лори Кемпбелл была до кончиков ногтей деловой женщиной - дерзкая, сладострастная брюнетка, дьявольски сексуальная… а после пары рюмок немного грубоватая. Определенно не та женщина, которую можно привести домой и представить детям.
        Дети!
        Он снова сфокусировал свой взгляд. И свои мысли. Вернулся мыслями домой, к Джоди.
        Как она? Она подхватила какую-то ужасную простуду. Скорей всего, в школу она сегодня не пойдет. Хейли придется позвонить миссис Томас.
        Он взглянул на будильник на ночном столике: 7.05. На Тихоокеанском побережье сейчас пять минут пятого. Он позвонит домой, а затем спустится в бар и выпьет холодного пива.
        Броуди присел на постель и набрал номер. Мгновение спустя раздались долгие гудки.
        Миссис Томас, наверное, сидит в его гостиной, уютно устроившись в большом кожаном кресле, сложив на коленях страницу «Ванкувер сан» и увлеченно разгадывая кроссворд из «Нью-Йорк таймс».
        На лице Броуди появилась кривая усмешка. Как бы ему хотелось расслабиться сейчас в своем кресле!
        На другом конце провода подняли трубку. И очень знакомый голос - но, безусловно, не живой уэльский говорок их няни - ответил:
        - Дом Спенсеров.
        Броуди отдернул трубку от уха и возмущенно посмотрел на нее… словно она его ужалила.
        Кендра Уэстмор!
        Какого черта эта женщина делает в его доме?

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Кендра нахмурилась.
        - Алло! Слушаю вас. Говорите! Алло-о-о!
        В ответ ни звука.
        Она уже собралась было повесить трубку, но тут услышала мужской голос - очень знакомый голос:
        - Кендра? Что, черт возьми, происходит?!
        Она прислонилась к стене кухни. Когда зазвонил телефон, она решила, что это Хейли, и уж никак не ожидала услышать Броуди…
        И не представляла, что от одного звука его голоса у нее задрожат колени.
        - Броуди? - Она дотянулась рукой до кухонного стула, придвинула его и села.
        - В чем дело? - спросил он. - Что-то случилось?
        - Миссис Томас не смогла прийти. - Кендра смотрела на блюдо булочек с корицей, которые только что вынула из духовки. - Хейли позвонила мне сегодня утром и попросила посидеть с Джоди.
        В течение шести ударов сердца она ничего не слышала.
        Затем Броуди спросил:
        - Ты в роли няни? В моем доме?
        Вот он, этот насмешливый тон, который всегда звучит в его голосе, когда он говорит с ней! В самих словах не было ничего оскорбительного, но между строк сквозило:
«Высокомерная Уэстмор сидит с детьми Спенсеров! Разве это не сюжет для анекдота?»
        Она сдержала резкий ответ, готовый сорваться с губ.
        - Мне пришлось привезти Меган. Она тоже больна.
        - Тогда я действительно твой должник. - Насмешливые нотки исчезли. - Слушай, мне очень жаль. Это моя вина. Я должен был связаться с миссис Томас вчера вечером, прежде чем уезжать. Должен был убедиться, что она свободна, на случай…
        - Что толку плакать о пролитом молоке, Броуди, - остановила его Кендра. - Впрочем, я рада, что ты позвонил. Я хочу попросить доктора Джемисона посмотреть Меган. Интересно… это ваш семейный врач?
        - Да. Пусть посмотрит обеих. Если что, сразу звони мне. В любое время. Ты в гостиной?
        - Нет, на кухне.
        - Номер моего отеля - на пробковой доске.
        - Вижу.
        - О’кей. Ну, как там у вас? Джек и Хейли в порядке?
        - Джека я не видела. Он ушел в школу до того, как я приехала. Не волнуйся, все в порядке.
        - Скажи Хейли, что я позвоню завтра утром, часов в семь по вашему времени.
        - Броуди, я думала…
        - Да?
        - Миссис Томас нет сейчас в городе. Если доктор скажет, что Джоди завтра не следует идти в школу, будет лучше, если я останусь здесь на ночь. Меган лихорадит, я не хочу таскать ее туда-сюда. И Хейли будет спокойнее, если она будет знать, что я здесь.
        - А тебе это удобно?
        - Да. И я уже сказала… это будет лучше.
        - Миссис Уэстмор, я ваш должник, а я люблю платить долги! Когда вернусь, то устрою тебе прекрасный вечер. Коктейли, обед, танцы в любом месте, которое ты выберешь в Лейквью.
        - Вот это да! Броуди, ты, конечно, знаешь, как обращаться с девушками. Ты хочешь сказать, что мне придется выбирать между «Макдоналдсом» и пиццерией?
        - Без сарказма, Уэстмор, тебе это не идет! Увидишь, как все изменилось с тех пор, как ты уехала. Ты пойдешь со мной, солнышко! Обещаю, разочарована не будешь!
        Кендра повесила трубку, но его дразнящий голос все еще звучал в ушах, и она почувствовала, как в ее жилах закипает возбуждение.
        Вечер в городе с Броуди Спенсером?
        Это, конечно, даст пищу злым языкам! Она будто уже слышала, что о них станут говорить. Девушка из семейства Уэстмор вместе с этим хулиганом Спенсером!
        Только она уже давно не девушка, а Броуди больше не хулиган.
        Он хорош внешне, уверен в себе и многого успел добиться в этой жизни.
        То, что он взвалил на себя груз ответственности за детей погибшего брата, вызывало безмерное уважение.
        А кроме того, положа руку на сердце, Кендра вынуждена была признаться себе, что он просто очень и очень нравится ей.
        Таким, каким он стал.
        Хотя где-то в глубине души ей было жаль того нахального сорванца, который гонял в черной кожаной куртке как сумасшедший по всему городу на своем ревущем
«Харлей-Дэвидсоне»!

        - Сначала я не поверил своим ушам. А теперь не верю глазам! - воскликнул доктор Джемисон. - Кендра Уэстмор сидит с детьми Броуди, пока тот отсутствует! - Он посмотрел на Кендру поверх очков, вешая мокрое от дождя пальто на вешалку. - Старик Эдвард перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что его внучка водит дружбу с кем-то из Спенсеров!
        - Ну и пусть переворачивается! - легкомысленно заметила Кендра и повела его к лестнице.
        Доктора она не видела со дня похорон дедушки, и у них не было случая поговорить на эту тему с глазу на глаз… что, впрочем, ее устраивало. Этот человек слишком много о ней знал - теперь, когда умер дедушка, больше, чем кто-либо на свете.
        В его обществе ей было… неловко.
        Пока он разбирался с простуженными подружками, Кендра пыталась понять, как ей себя вести.
        Доктор остановился у постели Джоди, куда, невзирая на протесты матери, забралась и Меган.
        - Вы как попугаи-неразлучники! Даже болеете под одним одеялом! Одноклассницы?
        - Ага, - просипела Джоди. - И еще ровесницы. Меган немного старше меня. У меня день рождения только в декабре, а у Меган - восьмого октября.
        Кендра замерла, уцепившись за дверной косяк.
        Понял ли доктор, что следовало из слов Джоди?
        Она молча, изо всех сил молилась, чтобы он не понял.
        Он уже далеко не молод: ему, должно быть, лет шестьдесят пять. И память у него, конечно, не такая хорошая, как раньше. В отчаянии уставившись на него, она гадала, удивили ли его слова Джоди.
        Но его лицо оставалось непроницаемым.
        Она поблагодарила его за визит, подала ему пальто и открыла дверь.
        - Спасибо, что пришли, доктор. Я сделаю все, чтобы девочки пошли на поправку.
        - И сами поберегитесь. Это очень неприятный вирус, могут быть осложнения. На неделю назначаю им домашний режим. Не стесняйтесь, звоните в любое время.
        - Обязательно.
        Уходите, молча приказала она ему. Пожалуйста, уходите.
        Подойдя к крыльцу, он повернулся.
        - Кендра! - Он положил руку ей на плечо и посмотрел на нее прямым, пронизывающим взглядом. - Вы ведь недоносили свою дочь?
        Кендра тупо замотала головой, в глазах защипало от готовых вот-вот пролиться слез.
        - Я так и подумал, - устало произнес он. - Дорогуша, я работаю врачом уже сорок лет, и за все это время мне ни разу не попадалась пациентка, чья беременность длилась бы двенадцать месяцев. Я уверен, у вас есть веская причина лгать относительно возраста Меган, но в один прекрасный день вам придется рассказать ей правду. А пока я буду хранить вашу тайну. Если вам захочется со мной поговорить, вы знаете, где находится мой офис. Там же, где были восемь лет назад, когда приходили ко мне в Сочельник.
        Когда он ушел, Кенни вернулась в гостиную и подошла к окну. Поднялся сильный ветер, и дождь забил в оконные стекла. Стекла задрожали.
        Как и она сама.
        Прошлое нахлынуло на нее, и боль сжала ей сердце, когда она вспомнила свой визит к доктору Джемисону. Надо же, какая у него оказалась память! Наверное, это профессиональное. Ей не забыть тот визит в его клинику! Именно тогда вдребезги разлетелись ее девичьи мечты и навсегда изменилась жизнь.

        Приехав в «Роузмаунт» на Рождество, она решила, что пора обратиться к врачу. У нее была довольно длительная задержка, но сперва она приписала это несчастному случаю, потом - стрессу от первого семестра в университете. Последние несколько недель ей сильно нездоровилось, поэтому она и обратилась к доктору Джемисону. Это было единственное место, куда она могла обратиться вечером двадцать четвертого декабря.
        Его приемную она покинула в шоковом состоянии. Но шок быстро сменился страхом. Ей придется рассказать дедушке. И нет смысла откладывать, он ведь все равно рано или поздно узнает. Заплетающейся походкой она шла из клиники, ничего не видя вокруг себя.
        Дед начал кричать, что она опозорила честь семьи… и требовать, чтобы она назвала имя отца ребенка.
        Она, рыдая, призналась, что не может это сделать.
        Гнев исказил его холеное, породистое лицо. Скандал кончился тем, что он указал ей на дверь.
        Кенни молча повиновалась.
        Ничего этого не случилось бы, если бы она в конце сентября не поехала вместе с Эшли на каникулы в Сиэтл.

«Блэк бэте», ее любимая рок-группа, давала благотворительный концерт в Меривейл-парк, за Сиэтлом. Кузина Кенни, Эшли, работала в городе и снимала там квартиру. Поэтому, когда она позвонила и сказала, что достала два билета на субботний концерт, Кендра с восторгом приняла предложение.
        Эшли не была ее кузиной в полном смысле слова, она принадлежала к отдаленной ветви семьи Уэстмор. Дедушка Кенни порвал с ними все отношения, когда отец и мать Эшли прошли через скандальный развод. Эшли в ту пору было тринадцать лет, Кенни - одиннадцать. Но втайне от дедушки девочки продолжали дружить. Эшли ушла из школы в шестнадцать лет и поступила на работу в салон красоты в Сиэтле. Кенни в семнадцать с отличием окончила школу в Лейквью, поступила в университет Британской Колумбии и жила в общежитии.
        Концерт должен был состояться в субботу днем.
        Кенни приехала на автобусе из Ванкувера в Сиэтл накануне вечером. На следующий день девушки сели в красную «проубу» Эшли и отправились в Меривейл-парк. Было жарко, вовсю светило солнце, и на огромном, заросшем травой поле уже собралось бесчисленное количество народу.
        Сотрудник стоянки указал Эшли место под раскидистой ивой недалеко от ворот, на которых висела табличка «Выход № 4». Когда девушки вышли из «проубы», Эшли сказала:
        - Если мы вдруг потеряемся в толпе, то давай договоримся после концерта встретиться здесь, у выхода, вот на этом самом месте. Хорошенько осмотрись, Кенни.
        Кенни огляделась. Она заметила огромную иву и громадную сцену в дальнем углу поля. И до сих пор помнит, как сказала себе: «Около выхода № 4. Под высокой ивой. Под прямым углом к сцене».
        Она действительно «хорошенько» все запомнила.
        Больше она об этом дне не помнила ничего.
        На следующее утро она очнулась в больнице. У нее была травма бедра и сильное сотрясение мозга. Эшли сидела у постели с осунувшимся, серым лицом.
        - Кенни! - Эшли схватила ее за руку, когда заметила, что девушка открыла глаза. - Слава Богу, ты пришла в себя! Как ты себя чувствуешь?
        - Эшли? - Кенни была ошеломлена, голос ее звучал хрипло. - Что… что произошло?
        - Ты в госпитале, Кенни. Мы попали в аварию, возвращаясь после концерта. Я в этом не виновата, - поспешила добавить она. - У старика случился сердечный приступ, и он врезался в светофор. С тех пор ты была без сознания. Кенни… - взгляд Эшли был уклончив, - я знаю, что поступила гадко, уйдя с Гэвином и оставив тебя одну. Ох, если б ты знала, как я тут издергалась за тебя! Но ведь и ты мне успела рассказать, что кого-то встретила и вам было очень хорошо…
        Кенни не могла найти ни малейшей ниточки к тому, о чем говорила ее кузина!
        - Эшли! - Она схватила кузину за руку. - Я не помню ничего из того, о чем ты говоришь! Я не помню концерта, не помню человека по имени Гэвин, не помню ничего! Что случилось? Ты оставила меня одну? Или со мной кто-то был? - Ее глаза наполнились слезами. - Я не помню!
        - Не волнуйся, - утешала ее Эшли. - Все вспомнишь.
        Вдруг паническая мысль пронзила затуманенный мозг Кендры.
        - Дедушка… он не знает, да? Ты ему не позвонила?
        - Да ты что? - Эшли сделала большие глаза. - Ты можешь себе представить, что будет, если он узнает, что ты была здесь, на рок-концерте, да еще и со мной?! - Она засмеялась. - Не волнуйся, Кенни! В приемном покое я сказала, что я твоя сестра. Это будет наша с тобой тайна, раз и навсегда.
        Кенни облизала пересохшие губы кончиком языка.
        - Спасибо, Эш. - Она слабо улыбнулась. - Ты умница!
        Среди всех вопросов, бродивших в ее сознании, один требовал немедленного ответа:
        - Но… с кем я была… на концерте… после того, как ты ушла?
        - Не знаю. Мы встретились в машине, когда концерт уже закончился, как и договаривались… Знаешь, я, когда увидела Гэвина, так обрадовалась, что вообще ничего вокруг не замечала. Он мне всегда нравился, но поскольку был женат, то я старалась это не афишировать. Но теперь жена все равно его бросила, и… - Она скорчила гримасу. - Я всегда была эгоисткой, говорила только о себе, но, когда я начала извиняться перед тобой за то, что оставила тебя в одиночестве, ты сказала, что все в порядке, что ты кого-то встретила…
        - Кого?
        Выражение лица Эшли стало виноватым.
        - Кенни, я не знаю! Знаю только, что ты была счастлива, счастливее я тебя еще не видела. Ты вся светилась, и если бы не эта проклятая авария, то рассказала бы мне все! - Она нервно накрутила на палец прядку кудрявых рыжих волос. - Эта машина врезалась в нас из темноты. Меня немного тряхануло, вот и все… но ты… ты получила контузию. И бедро у тебя повреждено. Моя страховка все покроет, Кенни… ты получишь кругленькую сумму и…
        Это было почти девять лет назад…

        Хлопнула дверь, и Кенни мгновенно очнулась от своих воспоминаний, мысленно вернувшись из госпитальной палаты в Сиэтле туда, где она была сейчас, - в гостиную дома Броуди Спенсера.
        Она машинально коснулась правого бедра, словно оно еще болело, хотя, кроме небольших шрамов, ничто не напоминало, что бедро когда-то было повреждено.
        Из холла до нее донесся звук какой-то возни. Должно быть, это Джек пришел с прогулки с Фетчем.
        Она вздохнула и, наклеив на лицо улыбку, вышла в прихожую.
        Фетч целеустремленно направлялся к кухне. Джек расстегивал молнию на куртке.
        - Привет, - поздоровалась она.
        - О, здравствуйте, миссис Уэстмор! Вы еще здесь?
        Она объяснила, что девочкам придется остаться дома до конца недели, и сказала, что будет ухаживать за ними столько, сколько понадобится.
        - Круто! - восхитился Джек.
        - Доктор Джемисон оставил пару рецептов. Ты не съездишь в аптеку за лекарствами?
        - Конечно, без проблем!
        Хейли, обложившись учебниками, занималась у себя наверху. Узнав, что Кенни пока останется у них в доме, девушка вскочила с места и порывисто обняла ее.
        - У нас нет комнаты для гостей, - засуетилась Хейли. - Я постелю вам на диване в кабинете. Оттуда вы не услышите девочек, но я буду рядом с ними. Правда, в кабинете обычно спит Фетч. Но надеюсь, вы поладите. Он храпит во сне, однако, если выгнать его в прихожую, он будет выть, пока его не пустят обратно!
        - Не волнуйся, - заверила Кенни. - Фетч мне не помешает.
        Когда вернулся Джек, она дала девочкам лекарство и уложила их спать. Потом улеглась в заботливо приготовленную постель и провалилась в сон. Она ничего не слышала, пока ее не разбудил будильник Хейли, - ни сопения Фетча, ни бури, которая, как сказала за завтраком Хейли, бушевала всю ночь.
        Ненастье продолжалось еще пару дней, но в четверг небо прояснилось. Хотя в воздухе уже чувствовалось дыхание осени, к полудню выглянуло солнце, и город засиял в теплой дымке.
        Меган и Джоди шли на поправку, и Кенни позволила им вечером спуститься и посмотреть телевизор. Когда позже она укладывала их в постель, Меган с надеждой спросила:
        - А завтра мы сможем пойти в школу?
        - Нет, солнышко, доктор Джемисон сказал, что не раньше понедельника. Ты же знаешь.
        Джоди вздохнула.
        - Что ж, по крайней мере папа завтра вечером будет дома. Я так по нему соскучилась!
        - А когда он завтра приедет? - спросила Кенни.
        - Вечером. Хейли сказала, часов в семь.
        Хорошо, подумала Кенни. Она останется здесь, пока Хейли не вернется из школы, а потом они с Меган вернутся в мотель.
        Она надеялась избежать встречи с Броуди.

        Броуди вставил ключ в замочную скважину и мягко повернул его.
        Освещенная лунным светом дверь бесшумно открылась. Броуди тихо проскользнул в холл и закрыл за собой дверь. Он поставил дорожную сумку на пол рядом с платяным шкафом, вынул тапочки и включил свет.
        Господи, как же он устал! Его самолет прилетел в Ванкувер с опозданием на час, а дорога в Кокайхеллу оказалась более утомительной, чем обычно…
        Он поморгал, оглядев холл. Куда это он попал? Он почесал в затылке, удивленно шаря глазами по полу, где обычно к четвергу воцарялся кавардак.
        Похоже, вдова Уэстмор хорошенько тут потрудилась! Теперь она крепко спит в кабинете и не ожидает его раньше завтрашнего вечера. То-то она удивится, когда он появится за завтраком!
        Повесив куртку на перила лестницы, он выключил свет в холле и по темному коридору двинулся в кухню.
        Проходя мимо кабинета, услышал царапанье и тихий скулёж.
        Проклятье, Фетч, наверное, почуял его!
        Броуди осторожно приоткрыл дверь. В комнате было совершенно темно. Он почувствовал на своих ладонях шершавый язык Фетча. Пес, радостно повизгивая, терся о его ногу.
        Броуди пошел вслед за ним на кухню. При лунном свете, пробивающемся сквозь незанавешенное окно, он пересек кухню, открыл дверь черного хода и выпустил пса во двор.
        Он снова закрыл дверь… и напрягся, услышав в коридоре тихие шаги.
        Когда он обернулся, в кухне внезапно загорелся свет, ослепив его.
        В дверях стояла Кендра.
        - Слава Богу! - воскликнула она хриплым спросонья голосом. - Это ты!
        Ее светлые волосы растрепались, широко распахнутые карие глаза лихорадочно блестели, а белый шелковый халатик облегал соблазнительное тело.
        Его охватило желание.
        - Привет! - Он откашлялся. - Я не хотел тебя будить. Ты услышала пикап… или что я выпустил Фетча?
        - Я не слышала, как ты подъехал. Слышала только, как открылась дверь в кабинет. Подумала, что это Меган или Джоди, и хотела проверить, все ли в порядке.
        - Как они?
        - Точно так же, как утром, когда Хейли говорила с тобой по телефону. Я уверена, что к понедельнику они будут здоровее прежнего.
        - Хорошо.
        - А мы ждали тебя только завтра.
        - Мне удалось закончить свои дела раньше и вылететь первым утренним рейсом. Если б ты знала, как мне надоело мотаться по отелям! Я их ненавижу!
        - Как прошла поездка?
        Что бы она подумала, если б узнала, что он прервал эту поездку, поскольку мечтал поскорее увидеть ее? Но то, что он сейчас видел перед собой, превзошло все его ожидания.
        - Все прошло прекрасно. - Он снова откашлялся, ослабил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке.
        - Хочешь… пива или чего-нибудь еще?
        Или чего-нибудь еще, подумал он. Больше всего ему сейчас хотелось прижать ее к себе, скользнуть руками по ее спине, погладить эти растрепанные волосы, осыпать поцелуями ее лицо, впиться губами в этот припухший ото сна вишнево-алый рот…
        - Пиво, - ответил он, - было бы в самый раз. Но только если ты составишь мне компанию!
        Она слегка, почти незаметно, сморщила нос и скривила губы в невеселой улыбке.
        - Вообще-то, - пробормотала она, - я бы не возражала против чего-нибудь холодненького. Я всю ночь ворочалась. Наверное, из-за жары.
        Она вынула две банки пива и одну протянула ему.
        - Тебе нужен бокал? - спросила Кендра, открывая шкаф.
        Мне нужна ты, подумал он и, подождав, пока она налила себе пива, поднял свою банку:
        - Будь!
        - Будь! - Она сделала глоток, и ее верхняя губа покрылась пеной.
        Он пил из банки, не отрывая от нее глаз.
        - Прекрасно! - Она выглядела потрясенной. - Я никогда раньше не пила пива… но оно прекрасно… утоляет жажду, правда?
        Он поперхнулся.
        - Ты никогда не пила пива?
        - Никогда. Я вообще-то не большая любительница спиртного… но если уж что-нибудь пью, так вино.
        Он прислонился к стойке и лениво улыбнулся.
        - Вы не устаете меня поражать, миссис Уэстмор! Правда! Стоишь здесь, у меня на кухне, и говоришь мне в лицо, что в первый раз пробовала пиво…
        У нее покраснели щеки.
        - Ты считаешь меня лгуньей?
        - Вы говорите, миссис Уэстмор, что никогда даже не пробовали его на губах мужчины?
        - Именно это я и говорю, мистер Спенсер!
        Он отставил свою банку и в два шага сократил дистанцию между ними. Прежде чем она успела запротестовать, он взял ее бокал и поставил на стол.
        Затем он сделал то, к чему стремился с того самого момента, когда она включила свет в кухне.
        Он привлек ее к себе и поцеловал.

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Кожа у нее была поразительно нежной и ароматной. Она соблазняла его, неистово манила… как и аромат волос, как и мягкие груди.
        Проклятье! Нельзя было этого делать… но он хотел обнять Кендру! Он хотел - да, он это признавал - сломить ее, раздавить ее природное упрямство и высокомерие. Она отвергает его… опять! Желание овладеть ею боролось в нем с жаждой покорить ее. Целовать, пока она не запросит пощады, а затем… уйти!
        И она получала удовольствие от поцелуев, в этом не было никакого сомнения. Сначала, правда, ее тело напряглось, но когда он обнял ее крепче и приблизил губы к ее губам, она начала поддаваться. И через считанные секунды, чуть слышно вздохнув, она обняла его за шею и, - изогнувшись, прижалась к нему.
        Он гладил пальцами ее волосы, шептал на ухо всякую бессмыслицу, обхватил ее лицо руками, чувствуя ладонями мягкую, как лепестки, кожу ее щек.
        Кенни приоткрыла полные влажные губы, и он скользнул языком в ее рот. Она тяжело задышала, а затем со стоном вонзила ногти в его затылок… как кошка - когти. Рыжая кошечка, гладкая, мурлычущая, теплая…
        Желание нахлынуло на него, как ураган, и он почувствовал, как стремительно затвердела его плоть.
        Голова у него закружилась от сознания собственной уязвимости, и он вдруг резко отстранил ее от себя.
        - Прости, - произнес он, стараясь говорить как можно ровнее. - Это была ошибка. - Он выдавил из себя улыбку. - Обычно я не пристаю к няням с сексуальными домогательствами! Миссис Томас уже за шестьдесят, так что искушения раньше не было!
        Он почувствовал угрызения совести, увидев затравленное выражение ее глаз. Ее губы тоже казались побитыми; как же нежна их плоть, если один поцелуй способен причинить им боль! И ее груди были нежны - они трепетали под тонкой шелковой тканью, а похожие на бусинки соски набухли от жажды ласк, которые им посулили.
        Ему нестерпимо хотелось провести по ним ладонями. При этой мысли напряжение в паху дошло до такой степени, что он чуть не вздрогнул. Он мог лишь надеяться, что она не опустила взгляд и не увидела, что она с ним сделала…
        С улицы донесся требовательный лай - Фетч просился домой. Броуди ухватился за посланную Богом возможность отвернуться от коварной искусительницы и немного остыть.
        - Прости, - сказал он и открыл дверь.
        Лабрадор промчался мимо него, и когда Броуди обернулся, Кенни в кухне не было. Прислушавшись, он сообразил, что она убежала в кабинет.
        Фетч вихрем пронесся мимо хозяина туда, где тихонько щелкнула задвижка двери.
        Будь оно все проклято! У Броуди подрагивали пальцы. Чертова собака, не могла подождать пару минут! А он-то подумал, что пес был послан ему во спасение. Теперь придется начинать все сначала!
        Один раз он уже обжегся.
        Нельзя допустить, чтобы это повторилось!

        Утром Кенни как ни в чем не бывало пекла на кухне оладьи. Услышав в коридоре уже знакомые шаги, она уронила ложку и вздрогнула, когда та со стуком упала на пол. Трясущимися руками она подобрала ложку и бросила в посудомоечную машину. В этот момент вошел Броуди.
        Когда она увидела его стройную, крепкую фигуру и влажные после душа волосы, сердце у нее бешено забилось. На нем были белая футболка, черные шорты и двойной кожаный ремень. Он был чисто выбрит; его глаза - сегодня скорее голубые, чем зеленые, - холодно, без всякого интереса осматривали ее волосы, собранные в хвост, желтую рубашку и удобные джинсы.
        - Привет, - небрежно бросил он. - Как спалось?
        Как будто бы поцелуя и не было! Но она, конечно, не доставит ему удовольствия и не признается, что воспоминания об этом не давали ей уснуть полночи - сначала от возбуждения, затем от неистового негодования оттого, что он ее отверг.
        - Великолепно! - столь же небрежно ответила она.
        - Вот и хорошо. - Броуди взял с полки кружку и подошел к кофеварке.
        Кухня была около пятнадцати квадратных метров, но теперь, когда сюда пришел Спенсер, она, казалось, уменьшилась до размеров телефонной будки. Окно было широко открыто, но Кенни не хватало воздуха. Ему, может быть, легко играть в игру под названием «сделаем вид, что этого никогда не было». Но ей - нет!
        - Что ты хочешь на завтрак? - спросила она. - Яичницу с беконом? Оладьи? Тосты? Сосиски в томате?
        - Все, и можно без хлеба, - сказал он. Кенни невольно улыбнулась. Кажется, он не понял, что ему предлагалось лишь выбрать.
        - Тебе налить кофе? - спросил он.
        - Спасибо. - Кенни сняла оладьи со сковородки и положила их на блюдо. - Если можно, со сливками.
        Она разбила на сковороду два яйца и, когда они зашипели, добавила нарезанных помидоров. Потом взяла тарелку сосисок, зажаренных до хрустящей корочки, и поставила их согреваться.
        Выпрямившись, она увидела рядом с собой Броуди с кружкой кофе в руках. От него пахло шампунем и мылом. Очень чистый, очень… цивилизованный. Так почему же ее нервы бьют тревогу, словно он пещерный человек, который в любой момент может схватить ее за волосы и утащить в свое темное логово?
        Избегая встречаться с ним взглядом, она взяла кружку и облегченно вздохнула, когда он отошел и сел за стол.
        Дети еще не спустились. В середине стола стояла вазочка с анютиными глазками, которые Кенни срезала с клумбы, когда выпускала Фетча погулять. А в корзинке лежала гора ароматных, пышущих жаром сдобных булочек, только что вынутых из духовки.
        - Я так отвык от этого, - протянул Броуди, окидывая взглядом накрытый стол.
        - От чего?
        - От такой… домашней жизни… - ответил он, лениво глядя на нее, - со свежими цветами на столе и хорошенькой женщиной, подающей завтрак.
        - Найми себе домработницу, Броуди! - усмехнувшись ответила Кенни.
        - Я недавно думал об этом.
        - Почему ты не сделал этого раньше? Я хочу сказать… вы все очень заняты, ты сам говорил, что к пятнице у вас бывает полный беспорядок… так почему бы не нанять кого-нибудь?
        Обхватив руками свою кружку, он взглянул на нее.
        - Сначала, - сказал он, - когда я сюда переехал, было важно, чтобы все оставалось по-прежнему, по крайней мере насколько это возможно, ради детей. Я хотел нанять домработницу, но Хейли не хотела, чтобы в доме была посторонняя женщина. - Он пожал плечами. - На кухне ее матери.
        - И заняла место матери, - медленно произнесла Кенни. - Это я могу понять. Она бы… хотела сама занять это место.
        - Да, полагаю, так оно и было. Черт возьми, девочке еще не было двенадцати лет, но это она уже решила твердо. И она была права. Она приняла правильное решение. Оно сплотило нас еще сильнее, потому что в доме не было… посторонних.
        - А теперь?
        - Как дети отнеслись к тому, что ты была здесь всю неделю, вела хозяйство?
        Он не ответил на ее вопрос, но она поняла, почему он задал свой.
        - По-моему, им это понравилось… Нам было так… спокойно.
        - Да. - Он устало пригладил пальцами волосы. - Я планировал обсудить с ними вопрос о том, чтобы кого-нибудь нанять.
        Кендра спрашивала себя, стоит ли упомянуть о том, что Хейли собирается на следующий год поступать в колледж. Она решила молчать. Это не ее дело. Но ей так не хотелось, чтобы Броуди хмурился. Хотелось иметь право наклониться, поцеловать его волосы, обнять его за шею…
        И, конечно… чтобы с ним постоянно случалось то, что было вчера вечером, когда она обвила руками его шею!
        Она круто развернулась и переключила свое внимание на сковороду.
        - Поджаренной стороной вверх?
        - Да, спасибо.
        Она осторожно переложила еду на тарелку и поставила ее на стол перед ним.
        - Ух ты, как красиво! - Он вскинул брови. - Где ты научилась готовить?
        - На курсах поваров в Ванкувере.
        - После смерти мужа?
        Она покраснела.
        - Да, я пошла на курсы, когда осталась… одна. - Затем Кенни быстро вернула разговор в прежнее русло: - Когда я жила в «Роузмаунте», нам готовила Молли Флинн, но она не хотела никого пускать на кухню. Да мой дедушка этого и не позволил бы, даже если бы позволила она. Как бы то ни было… когда я в семнадцать лет ушла из дома, то не знала, как сварить яйцо!
        - У вас в школе не было домоводства?
        - Оно мне не давалось.
        - Ты там работала? Я хочу сказать, в Ванкувере.
        - Ммм. Я работала помощником шеф-повара в небольшой гостинице в Уэст-Энде.
        - У тебя там осталось много друзей?
        - Только… друзья по работе. У нас были хорошие отношения, но вне работы мы не общались. Все мое свободное время занимала Меган. Место, где мы жили, было не из приятных… Там маленькая девочка не могла гулять и играть одна. - Кенни отпила из кружки. - Это было главной причиной, по которой я с радостью вернулась в Лейквью.
        - Да уж, твое кулинарное искусство пришлось здесь как нельзя кстати. А
«Роузмаунт»… в нем ты сможешь принимать по крайней мере дюжину гостей одновременно. Да и расположение на холме идеальное.
        Прежде чем Кенни успела ответить, в кухню влетела Хейли, в куртке и с ранцем на плечах.
        - Всем доброе утро! - весело произнесла она. - Видела твой пикап, Броуди… ты рано вернулся! - Она обняла его и, стянув из корзины горячую булочку, направилась к двери черного хода. - Мне надо подготовиться к презентации!
        Не успела она уйти, как на пороге появился Джек.
        - А, ты вернулся, папа! Круто! Привет, Кенни! Можно мне то же, что и вчера? Но сегодня только четыре оладьи. Я очень есть хочу.
        Кенни, улыбнувшись, поставила кружку и приготовила Джеку завтрак. Поставив перед ним тарелку, она сказала:
        - Не забудь пакет с завтраком. Он в холодильнике. А теперь, если вы оба меня извините, я бы хотела подняться к девочкам.
        - Мы с тобой обедаем сегодня вечером, - крикнул Броуди ей вслед, когда она выходила из кухни. - В семь я заеду за тобой в мотель.
        Она остановилась, ухватившись за край двери. Он все еще хочет ее куда-то повести? После прошлой ночи? Господи, да он же назвал ее лгуньей! О, он с ней достаточно дружелюбен, но она думала, что это простая вежливость.
        - Я не могу… из-за Меган…
        - Хейли предложила посидеть с ними вечером. Я вчера утром договорился с ней об этом, когда звонил. Так что я предлагаю оставить Меган здесь еще на одну ночь.
        Он собирается идти с ней, потому что хочет отблагодарить!
        - Это совершенно не обязательно, - натянутым тоном произнесла Кенни.
        - Обязательно, - возразил он.
        По его тону Кенни поняла, что отказа он не примет. Броуди Спенсер ни у кого не хочет быть в долгу.
        - Спасибо, - сказала она. - В семь я буду готова.

        Броуди подъехал к мотелю без одной минуты семь. Он припарковался и направился к входу, когда из вращающихся дверей вышла Кенни.
        Она неуверенно улыбнулась и чуть заметно помахала ему. Он вытаращил глаза и замер, восхищенно глядя на нее.
        Роскошная грива тяжелых светлых волос с одной стороны была подхвачена заколкой. Потрясающее черное мини-платье с глубоким вырезом и без рукавов. Длинные загорелые ноги. И серебро, сверкающее в ушах, на шее и на запястьях. Грешный ангел. Ангел, который лжет.
        Лгунишка, лгунишка, горящие штанишки…
        Да, можно опять говорить это! Но штанишки-то горят на нем!
        Он тихо выругался.
        По дороге Броуди обдумывал, как будет действовать сегодня вечером. Он будет вежливым, доброжелательным… но не более того…
        Но вот он идет ей навстречу, и ему уже не терпится обнять ее и…
        Проклятье! Он начинал сердиться. Ну как с этим бороться? С тем, что называется жаждой…
        - Привет, - грубовато произнес Броуди, когда они встретились.
        Кенни была уже близко, и он почувствовал запах ее духов. Запах этот обволакивал его, вызывая почти непреодолимое побуждение зафырчать, как собака, поднять лицо к луне на синем вечернем небе и завыть.
        Возьми себя в руки! - сказал он себе. Ты не животное!

«Не животное?» - спрашивал насмешливый внутренний голос.
        - Ну вот. - Ее голос был таким же легким и соблазнительно-сладким, как и духи. - Где же тот рай, что ты мне обещал?

«Здесь! - чуть не сказал он. - Здесь, на стоянке». Ему удалось сдержаться и не произнести эти слова.
        - Это новое место. Недалеко от города. У реки.
        - Мило.
        - Тебе понравится. Там действительно очень мило. - Броуди взял ее под локоть и повел к машине.
        - Ух ты! - Кенни замолкла, бросив беглый взгляд на бежевый «вольво» последней модели. - А где же пикап?
        - Может быть, это и провинция, - ответил Броуди, открывая дверцу, - но даже Броуди Спенсер не возит своих дам на ужин в пикапе!
        Весь его план на вечер трещит по швам, а они еще не выехали со стоянки!
        Что ж, сказал он себе, выезжая на улицу, начнем сначала. Прямо сейчас.
        - Выглядишь прекрасно, - сказал он.
        Так, хорошо. Он говорил небрежно, словно наслаждался ломтем сыра в окне гастронома.
        - О… спасибо…
        Краем глаза он видел, что она теребит в руках маленькую черную сумочку. Ее тонкие пальцы открывали серебряную застежку, закрывали, снова открывали.
        Вот это сюрприз! Вдова Уэстмор нервничает из-за него.
        - Тебе очень идет черное, - заметил он. - Оно идет только натуральным блондинкам.
        - Спасибо… еще раз. - Она скрещивала и снова раздвигала ноги, открывала и закрывала сумочку. - Ты… сам… - она откашлялась, - выглядишь просто потрясающе. Я никогда раньше… не видела тебя в костюме.
        - В этом старье? - Господи, он говорит как женщина. Ему хотелось стукнуться головой о руль. - Дети называют его костюмом для мороженого. Цвет, полагаю, распространенный. Летом мимо нашего дома обычно проезжал грузовик с мороженым, и на водителе всегда была куртка такого же цвета.
        - Но его куртка, наверное, была наполовину из хлопка, наполовину из полиэстера, - не без удивления заметила Кенни. - А твой костюм - из очень хорошего льна.
        - Да, но он ужасно мнется. - Этот разговор выходил за рамки простой вежливости, но Броуди почему-то терял над ним контроль. - Хейли жалуется, что всякий раз, как я его надену, ей потом приходится отглаживать его. Полагаю, это работа для жены.
        Жены? Ему едва удалось подавить стон. Этого слова из четырех букв он обычно избегал, как чумы. Срочно сменить тему!
        - А ты, - спросил он, обгоняя громоздкий пикап, - гладила вещи своего мужа?
        Он не смотрел на нее, но чувствовал, как в воздухе повисла напряженность.
        После долгой паузы она проронила:
        - Нет.
        - Где ты с ним познакомилась? Он тоже учился в университете Британской Колумбии?
        Молчание.
        - Ты, наверное, свалилась на него как кирпич на голову, - продолжал он. - Выйти замуж такой молодой! Джоди говорила, что у Меган день рождения в октябре. Значит, ты забеременела вскоре после того, как уехала из дома?
        Она нервно вертела на коленях маленькую сумочку. Он бросил на нее беглый взгляд и заметил, что она напряженно смотрит вперед.
        - Если не возражаешь… мне бы не хотелось об этом говорить, - попросила она.
        Он пожалел, что завел этот разговор, а когда услышал, как задрожал ее голос, готов был откусить себе язык. Ну какого черта он на нее давит? Он нахмурился и, подъезжая к перекрестку, замедлил ход. Она всегда так… уклончива. Может быть, потому, что ее брак был несчастливым?
        - Последний вопрос, - спокойно произнес он, - и я больше не буду говорить на эту тему. Обещаю! - Он затормозил перед знаком «Стоп» и повернулся, чтобы посмотреть на нее. - Ты любила его? Отца Меган.
        Она повернулась к нему, и от выражения ее лица в груди у него все похолодело. Ее ясные карие глаза смотрели так, как смотрит загнанная лань, попавшая в капкан.
        - Не знаю, - прошептала она.

        Кенни положила на колени смятую салфетку и напряженно посмотрела на Броуди, знаком попросившего счет.
        Она никак не ожидала, что он так настойчиво будет расспрашивать ее о прошлом. А вопрос, любила ли она отца Меган, застал ее врасплох.
        Она уклонилась от прямого ответа, а затем заползла в раковину молчания, из которой отказывалась вылезать. В конце концов он тоже погрузился в молчание.
        Она корила себя за то немногое, что открыла ему. Зачем? О, ответ на этот вопрос ей известен! Она повернулась, чтобы сказать, что это не его дело… но… почему-то признание вырвалось у нее само собой!
        Чем Броуди Спенсер так задел ее? В полном замешательстве она смотрела, как он протянул официантке чек… а когда взглянул на женщину с небрежной улыбкой, Кенни почувствовала, как в ее мозгу словно что-то щелкнуло, предупреждая об опасности.
        Она с ужасом обнаружила, что влюбляется в него!
        Нет, не влюбляется.
        Она уже любит его!
        Любит Броуди Спенсера!
        А когда ее испуганный взгляд мельком коснулся его черных волос, тонких черт, сильных плеч, она почувствовала изумление, потрясение… и неуверенно спросила себя, не любила ли она его всегда…
        Как-то он обвинил ее в том, что она шпионила за ним, когда он работал в садах
«Роузмаунта». Она действительно за ним шпионила. Одно долгое жаркое лето за другим. И она невыносимо желала его… но запрещала себе об этом думать, потому что он был ей не пара.
        Их разделяла глубокая и широкая социальная пропасть.
        В его мире она была «высокомерной Уэстмор».
        В ее мире он был «никчемным Спенсером».
        По иронии судьбы теперь, когда ей было совершенно наплевать на его или чье-то еще положение в обществе, Броуди Спенсер по-прежнему был для нее недоступен, потому что она даже помыслить не может о том, чтобы раскрыть ему свою тайну.
        И о каких открытых и честных отношениях можно в таком случае говорить?
        Пропасть никуда не исчезла. Она была такой же глубокой и широкой. Только приняла иную форму.
        - Готова? - нарушил ход ее мыслей голос Броуди. Она сглотнула комок в горле.
        - Да, - тихо ответила Кенни, - я готова.
        Когда они вышли из-за стола, она поблагодарила:
        - Спасибо, все было…
        - Вечер испорчен! - Желваки заиграли у него на скулах, и, положив руку ей на спину, он повел ее к выходу. - Давай уберемся отсюда поскорее!

        Домой они ехали в том же мрачном молчании, которое черным облаком нависало над ними за обедом.
        Броуди остановился перед мотелем, вышел и проводил ее до вращающихся дверей.
        Кенни остановилась. И подняла на него глаза.
        - За Меган я зайду завтра. В какое время тебе удобнее?
        - В любое время после девяти.
        Он говорил жестко, но глаза были… растерянными. Она гадала, смущен ли он так же, как она. Ее сердце бешено забилось, когда она услышала собственные слова:
        - Может быть, зайдешь, выпьем чего-нибудь?
        - Нет, пожалуй, - сухо ответил он. - Но за приглашение спасибо.
        С пылающими щеками она круто развернулась и пошла прочь от него. Как унизительно! Но может быть, и неплохо, что он не принял ее приглашения? Если бы она провела с ним больше времени, она могла бы сказать - или сделать! - то, о чем бы утром пожалела.
        Лучше держаться от него подальше!
        Каблучки ее босоножек ритмично постукивали по ковру коридора, когда она спешила к своему номеру. Сейчас она примет горячую ванну, посмотрит телевизор…
        Она решительно заперла за собой дверь на два оборота.

        Броуди не поехал домой.
        Он бесцельно кружил по городу добрых полчаса, ощущая такое беспокойство, какого не ощущал никогда в жизни. Эта женщина проникла в его кровь, точно какая-то тропическая лихорадка!
        А как избавиться от лихорадки? Никак, остается только ждать, пока она не пройдет сама. Что ж, он ждал слишком долго! Пора с этим что-то делать.
        Броуди резко развернулся, скрипнув тормозами.
        На пути в мотель он остановился только раз, у ночного ларька на углу Мейн и Саванны.
        Три минуты спустя он постучал в дверь номера № 5.
        Никто не ответил.
        Он нахмурился. Постучал снова. На всякий случай заглянул в замочную скважину.
        Ответа по-прежнему не было.
        Ушла она, что ли? Но куда, к черту, она могла уйти?
        Плотно сжав губы, он уже собрался уходить, но тут дверь открылась.
        Кенни стояла перед ним раскрасневшаяся, с мокрыми волосами и босая, ее изящная фигурка была спрятана под белым шелковым халатом, и от нее исходил запах гардении.
        Она удивленно распахнула глаза.
        - Если ты что-то за…
        Он решительно прошел мимо нее через маленький холл в кухоньку, молча поставил на стол пакет. Ему казалось, что ей слышно, как стучит его сердце.
        Кенни остановилась в дверях, запахнув халат, в ее глазах читался страх.
        - Да, - заявил он, - я забыл пожелать тебе спокойной ночи!

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Броуди увидел, как у нее судорожно забилась голубая жилка на шее.
        - Что в этом пакете? - спросила она.
        - Вино.
        Она часто заморгала. Потом произнесла:
        - Бокалы в шкафу над плитой. Раз уж ты принес вино, разлей его, а я пока оденусь.
        Он хотел сказать, что в этом нет необходимости, что она превосходно выглядит и в халате, но она уже вышла.
        Недорогие зеркала сверкали чистотой.
        В ящике для ножей он нашел штопор.
        Броуди вытащил пробку и выбросил ее в мусорное ведро. Он наполнил бокалы на две трети. Вино было таким же светлым, как ее волосы, и отдавало миндалем. И грушами.
        В спальне раздался какой-то стук, словно что-то упало. Она что-то уронила? Расческу? Почему она так нервничает? Пытается понять, что побудило его заявиться сюда на ночь глядя?
        Он перенес бокалы в гостиную и поставил их на квадратный кофейный столик.
        Судя по всему, она собиралась лечь спать. Кровать уже была разобрана и аккуратно застелена белоснежным бельем. Голубая ночная рубашка, вся в кружевах и невесомая, будто морская пена, лежала на покрывале.
        Значит… под халатом у нее ничего нет!
        Отгоняя соблазнительный образ, возникший в его воображении, Броуди снял льняной пиджак и бросил на стул. Подошел к окну, выглянул на улицу. Уже стемнело, ночные фонари освещали стоянку и неоновую надпись: «Лейквью констракшн».
        - Как тебе вид, а? - иронически заметила Кенни. - Даже когда тебя нет, я не могу забыть о тебе!
        Он повернулся.
        Она переоделась в длинный, свободный, желтый, как лютик, свитер, в котором выглядела еще более женственной, чем обычно. На ногах у нее были толстые белые носки, а волосы завязаны желтой лентой.
        Щеки у нее разрумянились, и ей вполне можно было дать семнадцать лет. Как тогда, когда они слушали «Вчерашние воспоминания»…
        - Почему ты вернулся, Броуди? - Она не позволяла себе даже на секунду бросить взгляд на постель. - Если ты хотел только пожелать мне спокойной ночи, ты мог позвонить!
        Он поднял бокал и протянул ей. Она отошла задернуть занавеску. И только после этого взяла бокал. Держа его за ножку, опустилась в кресло, подогнув под себя ноги, и настороженно посмотрела на него.
        - У нас с тобой, - сказал он, - какое-то незаконченное дело.
        Кенни отпила глоток.
        - Очень приятное вино, - сказала она, проигнорировав вызов в его голосе и словах. - Французское?
        - Нам надо поговорить о том, что ты прочно обосновываешься здесь, в Лейквью…
        - Я обычно покупаю вино, изготовленное в Британской Колумбии. - Она говорила машинально, словно не слыша его слов. - Оно, знаешь ли, набирает популярность за границей. Может соперничать с…
        - … ведь если это так, то наши девочки, вероятно, крепко подружатся. По-моему, будет лучше, если я кое-что узнаю о происхождении Меган…
        Наконец он до нее добрался. Он увидел янтарные искры, мелькнувшие у нее в глазах.
        - Зачем? - Ее горящие глаза совершенно не гармонировали с замороженным голосом.
        - Затем, - сказал он, - чтобы понять ее. У нее до сих пор продолжается счастливое детство? Она очень горюет об отце? Джоди было только два года, когда погибли ее родители. Сначала она была растерянна, повсюду искала их… и бабушку с дедушкой, но она была слишком мала и вскоре успокоилась…
        - Меган не помнит отца! - Губы у Кенни побелели. - Он не часто бывал дома, она его совсем не помнит.
        - Но в ней очень много от него. Пятьдесят процентов - разве не так? Дети получают равное количество генов от каждого родителя. Что он был за человек, Кендра? Я узнаю тебя в Меган, и это хорошо. Но что в ней от отца? - Он вопросительно поднял бровь.
        Кенни отхлебнула большой глоток вина, затем еще один. Затем осушила весь бокал. Она наклонилась и поставила его на столик.
        И встала.
        - Ты невыносим, Броуди! - В ней все дышало гневом. - Ты собираешь досье на всех детей, с которыми играет Джоди? Это твое дело, конечно. Но в таком случае моя дочь будет исключением.
        Но он не собирался сдаваться.
        - Что за страшная тайна, Кендра?
        - Нет никакой тай…
        - Проклятье! - закричал он. - Не лги мне! Не лги мне! Какого черта ты скрываешь? Этот человек тебя бил? Обижал Меган? Говори! - Он подскочил к ней и схватил за плечи. - Расскажи мне что-нибудь о своем муже, ради Бога… или я буду считать, что его у тебя никогда не было!
        Ее лицо стало белее лепестка подснежника. А глаза наполнились ужасом.
        - Кенни! - Он чувствовал, как покрывается холодным потом. - Парень сделал тебе ребенка, а сам удрал?
        Ей не надо было отвечать. Ответ читался в ее глазах; он видел ее стыд, ее боль.
        - Боже правый!
        У него потемнело в глазах. Все было ложью, она жила во лжи. Но почему? В наше время женщине не надо придумывать мужа; иметь ребенка вне брака не считается грехом. В его голове возникали вопросы, требующие ответов… но он знал, что с этими ответами придется подождать. Давить на нее не время.
        Сейчас время утешать.
        Он со стоном притянул ее к себе. А когда вспомнил другие случаи, когда безжалостно пытался рыться в ее прошлом, угрызения совести доконали его.
        Броуди хрипло пробормотал слова извинений. Вряд ли он сознавал, что гладит ее по спине: только ощущал ее живую и теплую плоть под своими пальцами сквозь мягкий свитер.
        - Значит, - сказал он наконец, - ты не была замужем.
        - Нет, - прошептала она в ответ. - Отец Меган не имеет никаких обязательств. Что касается меня, то я была с ним всего одну ночь. Он исчез, даже не успев узнать, что я беременна.
        - Ты так и не сказала ему?
        - Нет, - сдавленно ответила она, прижавшись к его груди. - Я решила, что нам с Меган будет лучше без него…
        Он запрокинул ее мокрое от слез лицо и обхватил его руками.
        Она была невероятно красива!
        Броуди не мог прекратить целовать ее, как не мог помешать восходу солнца. Но когда он опустил голову, до него внезапно дошло, что его план заняться с ней любовью на грани осуществления. Однако этот план он разработал до того, как узнал о ее прошлом. Теперь он, конечно, не сможет заняться с ней любовью и бросить… как тот человек…
        Он снова прижался губами к ее губам, и все разумные мысли улетучились из его головы. Ее губы были сладкими, как вино из орехов и груш; кожа - гладкой, как созревшая на солнце гроздь. Запах гардении, который он почувствовал раньше, смешался с ароматом, исходящим от ее теплого тела.
        Он развязал желтую ленту, и ее длинные волосы рассыпались по плечам, как газовая накидка. Он снова и снова проводил руками по блестящим прядкам, убирая ее волосы назад… лаская их еще влажные кончики… переходя от них к талии… к соблазнительным выпуклостям.
        Она стонала. Звук был тихим, глубоким, гортанным. Он со стоном обхватил ее и крепко прижал к себе. Ощутив жар, исходящий от его тела, Кенни судорожно вздохнула.
        Броуди никогда еще не чувствовал в себе такой силы. Скользнув руками под ее свитер, он провел ладонями по ее груди. Соски уже напряглись в ожидании. Возбуждение ревело у него в ушах, а учащенное биение пульса почти оглушало.
        Ему так хотелось овладеть ею, что он даже не понял, что она отталкивает его, пока она не вырвалась и в панике не отскочила назад.
        - Нет! Нет, Броуди! Я не хочу…
        Он тяжело дышал, ничего не понимая. Проклятье!
        - Прости! - Она одернула свитер и обхватила себя руками, раскрасневшись и лихорадочно блестя глазами. - Не стоило мне тебя… пускать! У тебя… у нас ничего не получится, Броуди! Поэтому не будем начинать то, что мы не сможем закончить!
        - Почему у нас ничего не получится? - спросил он. - Думаешь, я похож на того парня?
        - Нет, конечно, нет!
        - Тогда… почему? Что тебя удерживает?
        Ее взгляд затуманился.
        - Я… не хочу об этом говорить.
        Он долго смотрел на нее, затем его губы скривились в ухмылке.
        - Хорошая отговорка! - Он схватил свой пиджак и резко перебросил через плечо. - По крайней мере у тебя хватило духу высказать все, что у тебя на уме! Ты Уэстмор, а я Спенсер, и вместе нам не сойтись! Ты ничуть не изменилась! Да, ты, может быть, на восемь лет старше, чем тогда, когда уехала из Лейквью, но в душе ты все та же чванливая особа!
        Он развернулся на каблуках и направился к двери.
        - Броуди, ты не прав!
        - Еще как прав! - Он распахнул дверь, но, прежде чем выйти, резко повернулся. - Я не хочу опять совершить ту же ошибку, которую уже совершил когда-то, - отрезал он. - Спокойной ночи, миссис Уэстмор. Спокойной ночи… и прощайте!
        Кендра обессилено опустилась на стул.
        Почему она ответила на его поцелуй? Почему не прогнала его сразу же… вместо того чтобы растаять в его объятиях?
        Она посмотрела на желтую ленту, валяющуюся на пушистом ковре. Губы ее скривились в горькой улыбке. Броуди хотел ее, он ясно дал это понять, когда допытывался, почему у них «ничего не получится».
        Но если бы она рассказала ему правду о Меган, он бы бросил ее так же быстро, как эту ленту. Узнав правду о Меган, он бы никогда на ней не женился. Ему было бы отвратительно привести в дом ребенка, отец которого неизвестен. Он уже дал это понять, когда стал расспрашивать о происхождении Меган, увидев, что та подружилась с Джоди. И Кенни не могла его за это винить. Он, как и всякий нормальный человек, не может позволить своим детям дружить неизвестно с кем.
        Она встала и подошла к окну. Отодвинув уголок занавески, долго вглядывалась в ночь, не зная, что хочет там увидеть.
        Она опустила занавеску, прошла через комнату и подняла желтую ленту.
        Броуди прочно обосновался в ее сердце.

* * *
        Броуди ударил кулаком по подушке и, пробормотав ругательство, повернулся на спину. Подняв руки, он схватился за спинку кровати и сердито посмотрел в потолок, на котором играли тени от листьев гигантского дуба, растущего во дворе.
        В течение более чем восьми лет ему удавалось заставлять себя не думать о том дне, когда в Сиэтле состоялся концерт «Блэк бэте». Но сегодня, когда он снова держал в объятиях ее сладкое тело и казалось, что она вот-вот сдастся, этот день опять всплыл в его памяти.
        И, как содержимое ящика Пандоры, эти воспоминания нельзя загнать обратно, если уж они вырвались на свободу; ведь, оказавшись на свободе, они обретают собственную жизнь.
        Он стонал, а они дразнили его и насмехались над ним, уводя его назад, в то время, которое он прятал в самых дальних уголках своей души…
        С еще тремя рабочими он приехал из Лейквью в Меривейл-парк на ржавом фургоне. Один из них - Дерк Грейсон - выиграл четыре билета на концерт; этого события они ждали несколько месяцев.
        Западное побережье изнывало от жары бабьего лета. В тот день было невыносимо жарко; пиво было холодным как лед. Огромная толпа жужжала в возбужденном ожидании по всему Меривейл-парку, как рой изголодавшихся по меду пчел.
        Он вспомнил, как встал в очередь к киоску. Он уже снял рубашку, солнце грело его обнаженную спину, жареные гамбургеры и лук пахли так вкусно, а свеженькие банкноты шуршали в его бумажнике… да, день обещал быть великолепным!
        Улыбаясь всем вокруг, он пробирался к трибунам.
        И тут кто-то толкнул его, какая-то блондинка, которая брела, не разбирая дороги. Она выбила гамбургер у него из руки прежде, чем он успел его надкусить!
        Она смотрела на него и, казалось, была шокирована.
        Он пристально поглядел на девушку, как не смотрел никогда прежде. Не может быть… или может?
        - Простите! - Голос Кендры Уэстмор дрожал, а огромные глаза были темны, как грецкие орехи. - Я не заметила…
        Толпа сновала вокруг них, и Броуди догадывался, что его гамбургер уже раздавлен. Он не очень расстроился, ведь та же самая толпа прижимала его к девушке его мечты. У него закружилась голова, когда он вдохнул ее запах.
        - Позвольте купить вам другой, - предложила Кенни, немного отодвинувшись и расстегнув парусиновую сумку.
        Сумка была розовой, как и ее топ. На ней были белые шорты, а розовая с белым лента связывала ее волосы в конский хвост. Солнечные лучи играли на шелковистых прядках, сначала золотистых, затем платиновых, соломенных. Он уставился на нее как завороженный. Никогда раньше он не подходил к ней так близко, никогда не замечал, что ее светлые волосы имеют столько оттенков.
        Она откашлялась.
        - Я куплю вам другой!
        Он сглотнул, поскольку в горле внезапно пересохло.
        - Да… нет, все в порядке! - Он оглядел тысячи людей, собравшихся в парке, - жующих, пьющих, беседующих, смеющихся. - Ты одна?
        Она не ответила.
        Он продолжал вопросительно смотреть на Кенни. Щеки у нее были бледные, губы дрожали. Он поднял брови.
        - Я приехала с кузиной, - тихо ответила она. - Эшли. Ей девятнадцать лет… она живет в Сиэтле. Но… она кого-то встретила, какого-то знакомого парня, и он увел ее. - Кенни беспомощно пожала плечами. Броуди пришел в ярость:
        - Она тебя бросила?
        Господи, да девочка просто в ужасе; и неудивительно! Скоро стемнеет, и это место станет совсем неподходящим для одинокой девушки-подростка, особенно такой, как Кендра Уэстмор!
        - Я должна встретиться с ней после концерта в ее машине. - Кенни повернулась и указала на огромную иву в западной части парка. - Она стоит там. - Кендра убрала со лба прядку волос. - Слушай, мне очень неудобно из-за твоего гамбургера! Но если ты действительно не хочешь другого, тогда… я тебя оставлю.
        Она его оставит? Оставит? Он чуть не рассмеялся вслух. Он одержим этой девушкой, сколько себя помнил; можно ли упустить такой шанс? Да ни за какие деньги!
        - Можешь пойти посидеть с нами! - Он пытался говорить небрежно, словно ему было совершенно безразлично, пойдет она или нет. - Я с тремя ребятами работаю в
«Лейквью констракшн». Сюда мы приехали втроем рано утром в фургоне.
        По ее лицу он увидел, что она колеблется, и внутри у него все оборвалось. До сегодняшнего дня она не сказала ему ни слова. Она была принцессой Уэстмор; он же был сыном ее садовника.
        - Впрочем, извини, - с горечью произнес он. - Я забыл, что я тебе не пара.
        Ее бледные щеки покраснели. Она невозмутимо посмотрела на него.
        - Нет, - возразила она и впервые за все время улыбнулась ему. - Спасибо, с удовольствием!
        Остаток дня они провели, гуляя вместе с ребятами. А когда стемнело, Дерк принес из фургона пиво.
        Сначала она не хотела даже пробовать. Затем отпила из его банки. При лунном свете он увидел, как расширились ее глаза.
        - Вкусно, - похвалила она. - Я никогда его раньше не пробовала!
        - Вот возьми себе банку…
        Она улыбнулась.
        - Нет, спасибо! Я лучше выпью шипучки.
        Он протянул ей бутылку и, улегшись на траве, любовался ею. Кенни сидела рядом с ним, обхватив колени руками. Лишь изредка девушка одаривала его застенчивой улыбкой.
        Антракт закончился, и все ждали, когда артисты снова появятся на сцене. Он сел, обнял ее и прошептал на ухо:
        - Хочешь, улизнем в какое-нибудь укромное местечко, чтобы дослушать концерт вдвоем?
        Он услышал, как у нее перехватило дыхание. Даже в полумраке он увидел, как в глазах ее загорелись огоньки.
        - Да, - прошептала она в ответ. - Давай улизнем!
        Они нашли уединенное местечко подальше от толпы. Он взял свою рубашку и разложил на теплой траве под молодой ивой. Густые ветви бросали на них широкие тени, а лунный свет танцевал на них, когда они целовались.
        Их охватила такая страсть, которую он раньше не мог даже вообразить; а от потрясающего открытия, что она подарила ему свою невинность, он чуть не расплакался.
        Этой ночью, прежде чем они расстались, она пообещала, что отныне будет девушкой Броуди Спенсера.
        А еще она пообещала позвонить ему на следующий день, как только вернется в университетское общежитие.
        Он следил, как она скользила сквозь толпу, чтобы встретиться со своей кузиной, следил, пока машина - «проуба» - не выехала на шоссе.
        Чувствуя себя счастливее, чем когда-либо в жизни, и безнадежно мечтая о новой встрече с ней, он вновь присоединился к своим друзьям…

        Теперь, когда воспоминания снова мучили его, Броуди чувствовал, как в нем снова закипает гнев.
        Она так и не позвонила. А когда ему наконец удалось раздобыть ее номер и позвонить ей, она не сняла трубку. Он звонил ей восемь дней подряд. Потом сдался.
        Он понял, что был дураком. Понял, что при ярком дневном свете она уже пожалела о том, что их встреча состоялась. И поклялся больше не думать о ней.
        Три месяца спустя он узнал, что она приехала в Лейквью на Рождество, но не сделал ни малейшей попытки связаться с ней.
        А в Сочельник он столкнулся с ней у дверей клиники. Столкнулся в буквальном смысле. Она не смотрела, куда идет. Он схватил ее, чтобы остановить. Она выглядела такой красивой в голубой лыжной куртке, с вьющимися золотистыми волосами и бледным, как молоко, лицом, что он забыл о данных самому себе обещаниях.
        - Кендра! - Он усилил хватку. - Я хочу поговорить с тобой!
        Она смотрела сквозь него, словно не понимая, что он здесь. Ее глаза, прекрасные лучистые глаза, были мертвы.
        Он отдернул руки, как от горячей картофелины.
        Глядя, как она бежит по улице, словно стремясь как можно скорее скрыться от него, он поклялся, что больше никогда не заговорит с ней о том, что произошло между ними. Он больше никогда так не унизится!
        А когда на прошлой неделе она вернулась в город, он вспомнил свою клятву.
        Он ни минуты не сомневался, что Кенни никогда не заговорит на эту тему, но он был не менее уверен: он уж точно не станет заводить этот разговор! Она уже дважды отвергла его: в первый раз - когда не позвонила ему, как обещала; а во второй раз - когда убежала, не сказав ни слова.
        А прошлой ночью… она снова пренебрегла им!

«Я никогда раньше не пробовала пива», - произнесла она холодным, как лед, голосом.
        Никогда?
        Никогда, - отрезала она.
        И рассмеялась. Смех был предназначен для того, чтобы стереть малейшие воспоминания о том, что произошло между ними, даже о пиве, которым он поделился с ней в тот вечер, первом пиве, которое она попробовала… во всяком случае, так она говорила.
        Как он теперь может ей верить?
        В глубине души он всегда понимал, почему она его отвергла: секс с Броуди Спенсером был ошибкой, которую она не намеревалась повторять.
        Но то, что она лгунья, он и представить себе не мог!
        Как же он ошибался!

        На следующее утро Кенни заехала к Спенсерам за Меган.
        Дверь открыла Хейли.
        - Меган готова, - сообщила она. - Хотите кофе?
        - Свою норму я уже выпила, - улыбнулась Кендра. - Но все равно спасибо! И спасибо за то, что посидела с Меган.
        - Я теперь ваш вечный должник! В следующий раз, когда вы с Броуди захотите куда-нибудь пойти, достаточно будет одного слова!
        Следующего раза не будет, мрачно подумала Кендра. Броуди ясно дал это понять.
        - Спасибо, Хейли. Ты приведешь Меган? Я подожду ее в машине.
        Какая же она трусиха: боится, что появится Броуди, боится его враждебного взгляда.
        Несколько мгновений спустя появилась Меган и с сияющей улыбкой побежала по лужайке. Она перелезла через изгородь и бросилась к матери. А когда машина отъехала, она помахала Джоди, стоявшей в дверях.
        Броуди нигде не было видно.
        Спасибо хоть за это…
        - Мистер Спенсер сегодня в плохом настроении, - сказала Меган, когда они выехали на улицу. - Наверное, Джоди плохо себя чувствует или что-то вроде этого, потому что он никогда не бывает в плохом настроении. Он всегда в субботу утром занимается уборкой, но, так как ты уже все убрала, он куда-то ушел. Обещал к ленчу вернуться.
        Внезапно ее настроение резко изменилось, и возбуждение бесследно исчезло.
        - Что случилось, солнышко? - Кендра бросила на нее взгляд.
        Меган вздохнула.
        - Я надеялась, что Джоди пригласит меня…
        - А сама ты не догадалась пригласить?
        - Конечно, нет, мама! Я знаю, что это невежливо. Во всяком случае, даже если бы и пригласила, это все равно было бы без толку. Папа Джоди поговорил с ней перед завтраком, и она мне рассказала, что он напомнил о семейном дне в субботу и попросил никого не приглашать.
        Не из-за вчерашнего ли происшествия он воскресил это правило? Если дело в этом, тогда с его стороны низко вымещать неприязнь к ней на ее дочери. Неужели он такой? Да нет, не похоже.
        - И это тебя расстроило?
        Меган откинулась назад.
        - Я же не член их семьи.
        - Нет, - спокойно ответила Кендра, - ты не член семьи.
        И никогда не будешь!
        Ей было невероятно жаль дочку. Меган никогда не говорила, что ей одиноко, но, когда ее вдруг приняли в большую дружную семью, она сразу же почувствовала, как здорово иметь братьев и сестер. Она узнала, что значит быть членом семьи Броуди…
        Кенни, разумеется, попытается восполнить то, чего так не хватает ее дочери… но чем заменить то, что девочка нашла в доме на Колдер-стрит?

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Прошел сентябрь, а вместе с ним кончилась и теплая погода. По утрам стало свежо и прохладно, начали опадать кленовые листья, а в горах выпал первый снег.
        Кенни все еще жила в мотеле, и это ее беспокоило: ей не терпелось попасть домой, но еще больше не терпелось уехать подальше от «Лейквью констракшн», чьи неоновые огни, казалось, насмехаются над ней…
        Вскоре после их ссоры Броуди передал проект «Роузмаунта» человеку по имени Сэм Флит. В последующие дни Сэм посоветовал ей купить новые электроприборы и дал несколько дельных советов по переделке кухни.
        Броуди она не видела.
        Меган и Джоди продолжали дружить, но, приходя друг к дружке в гости, не задерживались дома, а хватали велосипеды и куда-то укатывали. Отец Джоди так и не появлялся в «Роузмаунте», да и Кендру больше не приглашали на Колдер-стрит.
        Она часто ловила себя на мысли о том, как приятно ей было в доме у Броуди… самого же Броуди старалась не вспоминать.
        Когда однажды вечером Меган сообщила, что мистер Спенсер встречается с сестрой Мици, Файфи, Кендре удалось сделать вид, что это ее нисколько не задевает. Но от вопроса она все-таки не удержалась. С нарочитой небрежностью листая журнал, она поинтересовалась:
        - А ты ее знаешь?
        - Да. Она работает в школе, в кафетерии.
        - Понятно. Она… хорошенькая?
        - Вообще-то она похожа на нее. - Меган ткнула пальцем в обложку журнала. - Может быть, это даже ее сестра-близнец. Да, это точная копия Файфи!
        Кендра посмотрела на снимок, и внутри у нее все оборвалось.
        С этого момента, как бы она ни пыталась себя убедить, что ей нет никакого дела до того, что Броуди встречается с точной копией Мерилин Монро, у нее ничего не получалось.
        Морозным утром в конце октября Сэм Флит позвонил Кендре и сообщил, что она может перебираться в «Роузмаунт».
        Кендра ожидала этого звонка и уже собрала все вещи. Осталось только заказать машину, чтобы перевезти их. Повесив трубку, она взглянула через улицу - и зажмурилась, увидев неоновую вывеску.
        Слава Богу, ей больше не придется смотреть на это! Взяв розовый анорак и сумочку, она направилась к двери.
        Она не могла дождаться, когда попадет домой.
        Домой в «Роузмаунт»… и к новой жизни!

* * *
        Броуди услышал, как по дорожке подъехала «хонда».
        Он стоял в вестибюле спиной к открытой двери, глядя на лестницу из красного дерева. Сердце у него гулко забилось, когда он услышал звук мотора. Стиснув кулаки, он стал ждать.
        Наконец Кенни подошла к крыльцу и стала подниматься по ступенькам.
        Вошла в дверь.
        Он сразу же почувствовал, что она увидела его.
        В доме воцарилась тишина.
        Но только на три секунды.
        - Что ты здесь делаешь? - натянутым голосом спросила Кенни.
        Он глубоко вздохнул и повернулся. Сердце его билось неровно, с перебоями. Господи, он забыл, как она великолепна! Ее волосы напоминали белое золото, глаза были темными, как горький шоколад, а кожа гладкой - как шелк.
        - Я зашел проверить кухню, - объяснил он. - Я всегда провожу финальную проверку, прежде чем закрыть проект.
        - Так… ты ее закончил? Финальную проверку?
        - Уже закончил. Сэм хорошо поработал.
        - Так… почему ты все еще здесь?
        - Мы можем сделать тебе лестницу, которую ты так хотела… если ты, конечно, еще не отказалась от этой затеи. Я должен посоветоваться с тобой…
        - Ты бы мог позвонить. Но раз уж на то пошло, да, я все еще не отказалась!
        - Я не могу убедить тебя передумать?
        - Нет.
        Упрямая ведьма!
        - Твой дедушка перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что ты…
        - Ну и пусть переворачивается! - Кенни бросила сумочку на столик. - Если ты откажешься сносить лестницу, я найду другую строительную фирму!
        - У нас контракт.
        - Прекрасно! Но здесь все решаю я!
        Он вздохнул. Поднял руки в знак того, что сдается.
        - Вы босс, мадам! Но можешь ли ты объяснить мне, почему?
        Она с вызовом вскинула подбородок.
        - Это опасно!
        - Почему опасно? Лестница крепкая, я проверял…
        - Прочность тут ни при чем. Меган все время съезжает по перилам, а я боюсь, что она упадет и что-нибудь себе повредит. Сломает ногу, шею… - Она сделала резкий жест рукой, означающий: «Продолжать?»
        - Ты говорила ей, чтобы она этого не делала?
        - Конечно.
        - А она все же…
        - Когда думает, что меня нет поблизости. Мы пробыли здесь совсем немного, а я несколько раз заставала ее слетающей вниз. Исчезнет лестница - исчезнет и проблема!
        - Ты сказала ей, что собираешься сделать?
        - Нет. Не вижу причины обсуждать это с ней.
        Броуди нахмурился.
        - Послушай, не обижайся, но… ты делаешь ошибку…
        - Это не твоя дочь! Не тебе за нее и беспокоиться!
        - Конечно, это не моя дочь, но, будь она моей дочерью, я бы поступил иначе. Разумеется, Меган бесстрашна и отважна и эти гладкие перила представляют для нее непреодолимое искушение, но она умная девочка, и если ты ей объяснишь…
        Он замолчал, услышав звук шагов по гравию, и оба повернулись к двери.
        Мгновение спустя Меган влетела в холл с криком:
        - Привет, мама! Где… ах, ты здесь! Здравствуйте, мистер Спенсер!
        - Меган! - На лице Кенни появилась тревога. - Что случилось, детка? Почему ты не в школе?
        - Я забыла деньги на День хот-догов, а ты сказала, что я не должна ни у кого занимать, поэтому учительница позволила мне в перемену слетать в мотель за деньгами. Но мне сказали, что ты уехала, вот я и помчалась за тобой.
        Кенни посмотрела на часы.
        - Ты опоздаешь. Когда ты вернешься, перемена уже закончится. - Она взяла со стола сумочку, дала Меган пару долларов и сказала: - Пойдем, я отвезу тебя в школу.
        - А как же велосипед?
        - Хочешь, я отвезу тебя, куколка? - предложил Броуди. - А велосипед положим в багажник.
        Меган повеселела.
        - Вот это да, спасибо, мистер Спенсер! Обожаю кататься! - Она побежала к двери. - Только тогда поехали прямо сейчас, а то я действительно опоздаю.
        - Конечно! - Броуди пошел вслед за ней.
        - Броуди… - Голос Кенни остановил его. Он повернулся.
        - Да?
        - О чем… о чем мы говорили?
        - У меня на сегодня весь день расписан по минутам, но я вернусь, и мы еще поговорим. Идет?
        - Хорошо, - согласилась она.
        Но в лице ее читалась решимость, и он знал, что, если не придумает способа остановить ее, старинная лестница из красного дерева останется лишь воспоминанием.

        Когда Меган вернулась из школы, Кенни встретила ее в холле.
        - Привет, лапочка, - сказала она. - Ну как, не опоздала?
        - Нет, мы подъехали как раз со звонком. - Меган бросила ранец на персидский ковер. - Мама! - Голос ее звучал вполне серьезно. - Не надо ломать лестницу! Честное слово, я никогда не буду съезжать по перилам!
        Кендра удивленно заморгала.
        - Почему ты решила… Ах, мистер Спенсер! Он говорил с тобой об этом?
        - Да, по дороге в школу. Прости меня, мама, что я заставляла тебя волноваться!
        - Но ты же знала, что я волнуюсь! Я тебя столько раз просила не делать этого!
        Меган с виноватым видом потупилась.
        - Я знаю.
        - Так к чему же столь пламенное обещание?
        - Ты мне не веришь?
        - Разумеется, верю! Мы с тобой знаем, что всегда можем верить друг другу! Но… я не понимаю, как тебя мог убедить мистер Спенсер…
        - Ах, это! - Меган перевела взгляд на лестницу. - Он сказал, что нам она понадобится, когда явится Принц!
        - Принц?
        - Ммм. Мистер Спенсер сказал, что в один прекрасный день ты встретишь своего принца. Он сказал, что «Роузмаунт» прекрасно подходит для свадьбы, а особенно лестница, потому что самая прекрасная принцесса - то есть ты - на глазах у всех гостей спустится по ней, чтобы выйти замуж за Принца. А с современной чугунной лестницей будет уже не то. Моя шипучка в холодильнике?
        - Да…
        Меган убежала по коридору, оставив мать с несчастным видом смотреть на чудесную лестницу. Броуди уверен, что в один прекрасный день она встретит своего Принца!
        Броуди Спенсер - единственный Принц, которого она хотела бы встретить! Но он понятия не имеет, что она его любит!
        С тяжелым сердцем Кенни ухватилась за перила. Представить себя сияющей невестой, спускающейся по застеленной голубым ковром лестнице, чтобы выйти замуж за человека, которого обожает…
        Она вздохнула и смахнула слезинку. Этого никогда не будет! Она боялась сказать Броуди правду, боялась, что это изменит его отношение к ней… и ее дочери.
        Если бы девочка знала правду во всей ее сложности, она бы побежала прямо к Броуди и все ему рассказала. Она бы рискнула… не задумываясь о последствиях!
        Ей хотелось быть такой же смелой, как ее дочь.
        Отправившись в кухню, она услышала, как зазвонил телефон.
        К тому времени, как она подошла, Меган уже сняла трубку.
        - Это меня, мама, - пояснила она. - Это Джоди.
        Кенни рассеянно кивнула и вынула из холодильника банку пива. Открыв ее, она отпила и принялась осматривать новую кухню.

«Лейквью констракшн» поработала на славу, а цвет и дизайн, предложенные Сэмом Флитом, были выше всяческих похвал. Хотя новые шкафы и электроприборы были вопиюще современными, сочетание белого и стального цветов с проблесками красного придавало кухне теплый и уютный вид.
        - Мама! - Меган закрыла трубку рукой. - Хейли завтра вечером приготовит роскошный обед по случаю моего дня рождения, а затем меня приглашают остаться на ночь! Она обещает, что мы отлично отметим мой день рождения. Нам ведь не удастся ничего организовать, раз мы только что переехали! Можно?
        Кендру охватило чувство вины. На самом деле день рождения у Меган не завтра, а в июле… но его никто не отмечал.
        - Конечно, - разрешила она. - И поблагодари Джоди. В какое время?
        Меган отняла руку от трубки и с жаром произнесла:
        - Мама велела поблагодарить тебя, Джоди… и во сколько? - Глаза у нее заблестели. - О’кей! Тогда увидимся завтра в школе…
        - Меган! - Кендра подошла к дочери. - Я бы хотела поговорить с Хейли, если она дома.
        - Хейли дома? Мама хочет с ней поговорить.
        После недолгой паузы Меган протянула трубку.
        - Вот, мама!
        Кендра взяла трубку.
        - Хейли? Большое спасибо за то, что ты решила устроить Меган праздник. Я собиралась завтра на обед испечь именинный пирог… я все равно его испеку и принесу к вам…
        - Спасибо, это будет великолепно! - обрадовалась Хейли. - А вы можете испечь большой? Компания будет немаленькая - придет Зои, Джек пригласил своего друга…
        Повесив трубку, Кендра спросила Меган:
        - На какое время тебя пригласили?
        - Джоди сказала, что мы должны быть у них в шесть.
        - Мы?
        - Ты тоже идешь, мама! Я думала, ты поймешь! Нас пригласили обеих, и я сказала, что мы придем обе. Неужели они бы пригласили меня, а тебя нет? Это же наш с тобой праздник! - Она покачала головой. - Спенсеры на такое не способны!
        Сердце Кенни отчаянно трепетало, как крылышки пойманного воробышка. Будет ли на празднике Броуди?
        А если будет - эту мысль надо душить в зародыше, - будет ли там и Файфи?

        Ровно в шесть Кендра позвонила в парадную дверь дома Спенсеров, и Хейли впустила гостей.
        Взяв у них куртки, она провела их по коридору к закрытой двери гостиной.
        - Джоди здесь. - Девушка открыла дверь, посторонилась и подтолкнула Меган.
        - Сюрприз! - пронзительно завопил хор детских голосов.
        Посмотрев поверх головы Меган, Кендра от удивления раскрыла рот: в комнате прыгала и возбужденно кричала стая девчушек, числом не менее дюжины.
        Зои взгромоздилась на подлокотник кресла.
        Броуди стоял за стойкой.
        Он был один.
        Их глаза встретились, и она увидела, как поползли вверх его брови. Словно ее появление удивило его.
        Покраснев, Кенни отвела взгляд.
        Джоди выбежала вперед и потащила ошеломленную Меган к остальным.
        - Ты должна открыть все подарки до ужина! - приказала она Меган. - Держи! - Она бросила Меган какой-то веселенький сверток. - Начни с моего!
        Меган уселась на ковер и стала разворачивать подарки, а любопытные девчушки столпились вокруг нее.
        - Я пригласила всех девочек из их класса, - объяснила Хейли. - Пойду накрывать на стол!
        Она ушла, и Кендре ничего не оставалось, как присоединиться к Броуди. Усилием воли она заставила себя подойти к бару и забраться на один из стульев за стойкой. Она положила сумочку на стойку и обвила колени руками.
        - Кому же принадлежит эта идея? - спросила она. Он был неотразим в темно-синей тенниске и серебристо-серых слаксах.
        - Хейли, - ответил он.
        - А почему… ты остался здесь? - спросила она. - Ведь в пятницу вечером у тебя могут быть более интересные дела, чем детский праздник.
        - Например?
        Она пожала плечами.
        - Пойти куда-нибудь с кем-нибудь.
        - С кем-нибудь?
        - С какой-нибудь женщиной! - «Прикуси язык!» - приказала она себе, но голос, казалось, ее не слушался. - Я слышала, ты встречаешься… с сестрой своего менеджера.
        - Файфи? Ну да, я с ней встречался, но это нельзя назвать свиданием. Мы дружим уже много лет. Ее только что бросил муж, и ей надо было поплакаться кому-то в жилетку. - Взгляд Броуди был спокоен. - А я умею слушать. Каждый, у кого есть проблемы… тревоги, тайны, которыми хочется поделиться, может мне довериться!
        Она чуть не уклонилась от этого прямого взгляда. У нее возникло тревожное чувство, что он знает о существовании ее тайны и пытается докопаться, что же она скрывает.
        - Тогда Файфи очень повезло, - заметила она. - Трудно найти человека, которому можно довериться. - Прежде чем он успел ответить, Кенни легкомысленно произнесла: - Ммм, этот розовый пунш выглядит очень аппетитно! Можно попробовать, мистер бармен?
        Его губы скривились в знакомой ухмылке, и она поняла: до него дошло, что она нарочно сменила тему. Но он промолчал.
        - Клубничный пунш, - пояснил он, подходя к стеклянной чаше с пуншем, стоящей в конце бара, и с помощью черпака наполнил две пузатые стеклянные кружки искрящимся напитком. Одну из кружек он подтолкнул к ней. - Будь! - сказал он, поднимая свою.
        Ее ответ утонул в потоке восторженных детских голосов. Кенни повернулась. Счастливая Меган показывала ей горчично-желтый карманный радиоприемник.
        - Это от Хейли и Зои! - кричала она и под оглушительный радостный визг принялась рассматривать следующий подарок.
        - Я должна тебя поблагодарить за то, что ты поговорил с Меган о лестнице. Ты был прав: я страшная перестраховщица…
        - Ты любишь Меган и хочешь ее защитить. В этом нет ничего плохого… до некоторых пределов… но она и сама должна нести хоть какую-то ответственность за свою безопасность. Иначе она никогда этому не научится.
        - Да, я знаю. Только… это трудно, потому что, кроме нее, у меня никого нет!
        - Это твой выбор.
        - Да, - согласилась она. - Это мой выбор.
        Он нахмурился.
        - Меган сегодня исполнилось восемь лет. Неужели у тебя не было… никого с тех пор, как…
        Она помотала головой.
        - Единожды обжегшись… - пробормотал он. - Так?
        - Что-то вроде этого.
        - Файфи тоже обожглась, но она не из тех, кто живет прошлыми обидами. Сначала она плакала, сейчас вся бурлит от ярости, что какой-то подлец посмел испоганить ей жизнь. Это тоже пройдет. Черт возьми, ей только тридцать лет, и она знает, что у нее еще все впереди. И она по-прежнему верит в любовь…
        Кендра решила прервать этот монолог.
        - Допустим, у тебя на руках трое детей, допустим, ты не хотел приводить в дом женщину… именно из-за Хейли. Но я знаю, Хейли теперь не станет возражать, если ты женишься…
        - Откуда ты это знаешь?
        Кендра пожалела о своих словах, но сказанного не воротишь.
        - Знаю, и все.
        Броуди прищурился.
        - Я слышал, как Джоди с Меган о чем-то шептались. Не о том ли, что Хейли на будущий год поступит в колледж?
        Ну вот, придется отвечать.
        - Она не уедет, если ты не найдешь кого-нибудь.
        - Найду кого-нибудь?
        Она подавила вздох. И выдавила из себя:
        - Жену.
        - Значит… она хочет, чтобы я женился! - Броуди осушил свой бокал и поставил на стойку. - Она кого-то имеет в виду?
        Кендра отвела глаза, не в состоянии вынести его любопытный взгляд, и почувствовала, как у нее горят щеки.
        Между ними вновь воцарилось напряжение.
        - Тебя, - медленно произнес он. - Она решила быть свахой, и этот праздник… - У него вырвался вздох разочарования. - Теперь я понимаю, почему она настаивала на том, чтобы я был здесь. Теперь я понимаю, почему она не упомянула о том, что ты тоже приглашена. Она всего несколько минут назад произнесла твое имя - когда раздался звонок в дверь, и она легкомысленно сообщила: «Ах, это Меган с мамой. Я тебе говорила, что я пригласила и Кенни?» Ты знала, что я буду здесь?
        Кенни заставила себя посмотреть на него.
        - Я предполагала это.
        - И все же пришла?
        - Я не могу избегать тебя всю оставшуюся жизнь!
        - А почему тебе хотелось бы меня избегать?
        Она вспыхнула.
        - После того, что ты сделал?!
        - А что я сделал?
        Она бросила на него уничтожающий взгляд.
        - Когда я захотела, чтобы ремонтом моего дома занялся кто-то другой, ты сказал, чтобы я об этом забыла - у нас контракт, и я им связана! Но когда я отказалась в тот вечер в мотеле лечь с тобой в постель, ты вскипел и отказался заниматься моим домом, как избалованный ребенок, который больше не хочет играть, потому что партнер не позволяет ему менять правила…
        - Я не играю в игры, - резко перебил ее Броуди. - Во всяком случае, в том, что касается отношений между людьми. Я играю наверняка!
        Играет наверняка!
        Он хлопнул кулаком по стойке. Кенни пристально смотрела на его руки, на загорелую кожу с завитками черных волос, на сильные пальцы, белые костяшки которых выдавали его напряжение.
        Что он имел в виду под «играю наверняка»? Возможно ли, что он имеет в виду… то, о чем она подумала? Чувствуя стук своего сердца, она подняла голову и снова посмотрела на него… и вся задрожала, увидев в его глазах неукротимую страсть.
        - Я говорю о женитьбе, - сказал он. - Когда ты рядом, на меньшее я уже не согласен! Все или ничего. Вот так! - Его губы скривились в иронической улыбке. - Никчемный Спенсер хочет жениться на принцессе Уэстмор.
        - Броуди! - В ее голосе слышалось страдание. - Я не принцесса! Эта история, которую ты рассказал Меган… о Принце и лестнице… ты ошибаешься на мой счет! Я не принцесса…
        Раздался восторженный крик, и Меган в мгновение ока оказалась возле них.
        - Смотри, мама, это настольная игра, за которой мы столько гонялись! Спасибо, мистер Спенсер!
        Она забежала за стойку бара, и Кенни увидела, как у Броуди поднялся и опустился кадык. Он глубоко вздохнул и, заставив себя улыбнуться, поднял Меган, чтобы девочка смогла его обнять.
        Опустив ее, он весело произнес:
        - Джоди шепнула мне, что ты очень хочешь эту игру, куколка, а в день рождения мечты должны сбываться. А теперь иди сюда! Давай сделаем на стене отметку, и в следующий раз посмотрим, насколько ты выросла. Хейли, Джек и Джоди отмечаются здесь с самого рождения.
        Кенни, как в тумане, заметила многочисленные карандашные отметины на бежевых обоях, а в ушах ее по-прежнему звучали слова Броуди.
        Он хочет на ней жениться!
        Броуди поставил Меган к стене и велел выпрямиться. Затем карандашом отметил на обоях ее рост.
        - А теперь напиши свое имя и дату рождения.
        Высунув язык, Меган добросовестно выполнила просьбу.
        Подбежала раскрасневшаяся Джоди.
        - Идем соберем Барби, а после обеда будем с ними играть.
        - Спасибо вам, мистер Спенсер! - поблагодарила Меган.
        Когда девочки убежали, Кендра хриплым голосом произнесла:
        - Броуди, ты ошибаешься на мой счет…
        Он холодно перебил ее:
        - Меган на несколько дюймов выше Джоди. И во многих отношениях кажется более зрелой…
        Кендра почувствовала такой холод, будто он ее ударил. Ему явно не хотелось возобновлять недавний разговор. Он хотел на ней жениться, и никакой ответ, кроме прямого «да» или прямого «нет», его не интересовал. Она не могла ответить «да», но, если она ответит «нет», это разорвет ей сердце.
        - Трудно поверить, - добавил он, - что между ними всего три месяца разницы.
        Он понятия не имел, что это невинное замечание больно укололо ее. Никогда еще она не ненавидела свой обман больше, чем в тот момент. Она лгунья, и из-за нее Меган тоже живет во лжи. И с каждым новым днем паутина лжи разрастается. Если бы только она не была такой ужасной трусихой, если бы только нашла в себе мужество раскрыть свою позорную тайну…
        До нее дошло, что Броуди что-то говорит ей, и она заставила себя сосредоточиться.
        - Прости. - Кенни провела трясущимися пальцами по влажному лбу. - Я не расслышала…
        - Кенни! - позвала Хейли, появившись в дверях. - Покажите, как надо складывать салфетки! - И не дожидаясь ответа, исчезла.
        Кенни умоляюще посмотрела на Броуди. С одной стороны, ей нестерпимо хотелось остаться и продолжить разговор. С другой стороны хотелось сбежать, пока она не сказала то, о чем, скорее всего, будет глубоко сожалеть…
        Броуди принял решение за нее.
        - Иди, - сказал он, сделав резкий жест. - Я побуду здесь.

        Помогая Хейли и Зои сворачивать салфетки, Кенни пыталась настроиться на праздничный лад, но после разговора с Броуди была совершенно выбита из колеи.
        Конечно, она знала, что нравится ему; он и раньше говорил о том, что не прочь бы вступить с ней в «отношения». Но о женитьбе даже не заикался.
        - Спасибо, Кенни! - Голос Хейли нарушил ее сумбурные мысли. - Теперь стол выглядит замечательно! Пришли Джек и его приятель. Пора звать всех к столу.
        Оставшуюся часть вечера Кенни больше ни на мгновение не оставалась наедине с Броуди. Случайно это было или нет, она не знала.
        Она ушла, когда часы пробили десять. Броуди проводил ее до машины, но заговаривать с ней больше не пытался. Он обращался с ней до боли вежливо, словно она была почти чужой.
        Она пыталась читать, смотреть телевизор… но не могла сосредоточиться. Броуди не выходил у нее из головы. В конце концов она приняла ванну и легла в постель.
        Однако сон не шел. В голове вертелись мысли, не давая заснуть. Она спустилась вниз, выпила кружку горячего молока и снова попыталась заснуть.
        В полночь Кенни наконец сдалась. Окончательно и бесповоротно. Так больше не может продолжаться. Броуди открыл ей свое сердце. Он имеет право знать, что у нее на душе. Она должна рассказать ему свою тайну, и будь что будет.
        Он видит в ней принцессу.
        Он всегда видел в ней принцессу.
        Не изменит ли он свое отношение к ней, узнав, что ей неизвестно, кто отец Меган?
        Чувствуя себя полностью опустошенной, она обхватила себя руками. Если он от нее отвернется, ее сердце не выдержит.
        Но что она потеряет? Она не может стать более несчастной, чем сейчас!

        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        Кенни остановила свою «хонду» возле дома Броуди и заглушила мотор.
        Фасад дома был погружен во тьму.
        Но если Броуди еще не спит, решила она, он, скорее всего, в гостиной.
        Выйдя из машины, она осторожно закрыла дверцу. И услышала плеск воды. Кто-то купался в бассейне.
        Броуди? Сердце у нее забилось быстрее.
        Облизнув внезапно пересохшие губы, она прошла в ворота и, спотыкаясь в темноте, двинулась вдоль дома.
        В свете огней было видно, что в бассейне кто-то есть. Когда она подошла поближе, Джек и его друг нырнули и поплыли почти по дну.
        Кенни дождалась, когда они появятся на поверхности, и тихо позвала:
        - Джек!
        Мальчик убрал волосы со лба и удивленно посмотрел на нее. Затем подплыл к краю бассейна и ухватился за бортик.
        - Миссис Уэстмор, что случилось?
        - Ничего не случилось, - успокоила она его. - Просто мне надо поговорить с твоим папой. Ты не знаешь, он еще не спит?
        - Его здесь нет.
        Кенни разрывалась между внезапно нахлынувшим облегчением оттого, что не придется раскрывать свою тайну, и горьким разочарованием. Она ведь столько времени скрывала все, и вот теперь, когда наконец решилась… Нет, она должна рассказать ему все.
        Куда Броуди мог отправиться в столь поздний час? Ей живо представилась та красотка, двойник Мерилин Монро. Вот она идет ему навстречу с распростертыми объятиями… Джек улыбнулся.
        - Весь этот шум его достал! После вашего ухода он тоже уехал. Он в другом доме.
        - В… другом доме?
        - Ну да, в старом дедушкином доме. На Саванне. Бегство из бедлама! Кенни вспомнила, как Джоди поддразнивала его. Казалось, это было целую вечность назад.
        - Номер девятнадцать, - продолжал Джек. - Там во дворе растет большой клен.

        Несмотря на подробные объяснения Джека, она сначала проехала мимо.
        Остановившись у обочины, пешком вернулась назад по улице.
        Пикап Броуди стоял на дорожке. За ним виднелся дом, тускло освещенный уличным фонарем. Это было крохотное запущенное бунгало с гаражом на одну машину.
        Сам дом казался заброшенным, но из-под двери гаража пробивался тонкий луч света.
        Она может это сделать! Она должна это сделать!
        Кенни остановилась у дверей гаража и глубоко вздохнула. Где-то неподалеку мяукал кот, а издалека доносился рев большой буровой вышки. Из гаража не доносилось ни единого звука.
        Она сжала кулак, разжала и, борясь с желанием убежать, постучала в металлическую дверь.
        Тихий звук прозвучал удивительно громко.
        Кенни поморщилась, и сердце у нее забилось еще сильнее, когда послышались приближающиеся шаги.
        Она уставилась на полоску света из-под двери… Дверь начала со скрежетом подниматься.
        Сначала показались две ноги в черных кроссовках, потом пыльные вылинявшие джинсы, кожаный ремень с оловянной пряжкой, черная футболка, плотно облегающая мускулистую грудь, и, наконец, смуглое, словно высеченное из камня лицо…
        - Ты? Что ты тут делаешь? - изумился Броуди. Она с трудом сглотнула.
        - Мне… надо с тобой поговорить.
        Он огляделся.
        - Ты одна?
        Она кивнула.
        Броуди протянул руки, затащил ее внутрь и с шумом опустил дверь. Они оказались в аккуратном гараже с цементным полом, главным предметом в котором был…
        Блестящий черный «Харлей-Дэвидсон»!
        Кендра ошеломленно уставилась на него.
        - Твой мотоцикл!
        От нахлынувших воспоминаний у нее закружилась голова. Ну почему ей так часто хочется плакать из-за этого человека?
        - Ты… сохранил его?
        Броуди пожал плечами.
        - Я поддерживаю его в рабочем состоянии - ведь рано или поздно я его продам.
        Чего только в жизни не бывает, подумала Кендра. Кого он пытается убедить? Этот мотоцикл был любовью всей его жизни, расстаться с ним равносильно смерти.
        - Когда ты ездил на нем в последний раз?
        - Я его забросил, когда мне пришлось взять детей и потребовалась машина на четверых, и к тому же более надежная…
        Похоже, он даже не отдает себе отчета в том, что с тоской смотрит на блестящую поверхность бензобака, сверкающие фары, гладкое черное сиденье…
        Броуди откашлялся.
        - О чем же ты так хотела со мной поговорить, что не смогла дождаться утра?
        Он протер скамью фланелевой тряпкой, скрестил руки на широкой груди и выжидающе посмотрел на гостью.
        У нее сердце от волнения колотилось с такой силой, что, казалось, еще миг, и оно разорвется на кусочки.
        - Мы с тобой… говорили… в гостиной, пока Меган нас не прервала… мы не закончили…
        Он молчал.
        Щеки у нее горели.
        - Я хотела, чтоб ты понял, что ошибаешься, говоря, будто я… принцесса. Я не принцесса! Я… - Она нервно засмеялась. - И уж конечно, я вела себя не как принцесса!
        Он по-прежнему молчал. Помогать ей не собирался. Кенни в панике огляделась. От двери ее отделяли три шага. Но отступать было поздно. Она неловко переминалась с ноги на ногу.
        - Я… должна тебе кое-что рассказать, и… думаю, это в корне изменит твое отношение ко мне.
        - Ты не знаешь, как я к тебе отношусь!
        Голос Броуди поразил ее. Она заморгала.
        - Что ты сказал?
        - Я сказал, что ты не знаешь, как я к тебе отношусь.
        - Но…
        - Ты не знаешь, потому что не хочешь знать, - с горечью добавил он. - И никогда не хотела.
        - Броуди, не перебивай меня, дай досказать. А потом я уйду.
        - Согласен. Я тебя слушаю.
        Она сделала глубокий вдох и начала:
        - Девять лет назад мы с кузиной Эшли отправились на рок-концерт в Сиэтл. Но, как только мы туда приехали, она встретила своего парня, и они решили уединиться. Я… я тоже кого-то встретила. Мы - он и я - оставались вместе… в течение всего концерта. - Она сглотнула и заставила себя продолжить. - Потом мы куда-то пошли, и… я… мы…
        Она осеклась, увидев, что Броуди изменился в лице. Глаза его сузились, на висках вздулись вены, на щеках заходили желваки. Он открыл было рот, но она не дала ему сказать ни слова:
        - Ты обещал не перебивать!
        С ним явно происходило что-то не то, но Кенни не понимала, в чем дело. Броуди сдержал слова, готовые сорваться с языка, и, буркнув себе под нос какое-то замысловатое ругательство, махнул рукой, чтобы она продолжала.
        Ее ладони взмокли от пота. Украдкой вытерев их о джинсы, она вновь заговорила:
        - Мы встретились с Эшли после концерта и на обратном пути попали в аварию. Моя кузина не пострадала, со мной же дело обстояло хуже. У меня было сотрясение мозга, повреждено бедро… А когда я очнулась на больничной койке, выяснилось, что потеряла память. Я не могла вспомнить, что произошло накануне, от того момента, когда мы с Эшли расстались, до того, как я пришла в сознание.
        - Ты… потеряла память? - Броуди был явно удивлен.
        - Врачи сказали, что у меня посттравматическая амнезия. Такое часто случается после аварий, но, как правило, память со временем возвращается. - На ее лице появилась вымученная улыбка. - Но ко мне она так и не вернулась!
        Броуди смотрел на нее как на привидение.
        - Ты ничего не помнишь о том концерте?
        - Ничего.
        - Ты… не помнишь, с кем ты была?
        - Нет, абсолютно! Со слов Эшли, на обратном пути я начала рассказывать ей, что тоже встретила какого-то знакомого и провела время с ним. Но тут в нас врезалась другая машина.
        - Боже правый! - Лицо Броуди стало мертвенно-бледным. - Я не верю…
        - Поверь, - сказала она. - Так все и было. Но главное - я занималась сексом с этим человеком…
        Броуди качал головой. Ей показалось - она не могла быть полностью уверенной, но была почти уверена, - что в глазах у него блеснули слезы.
        Что ж, с непривычным для себя цинизмом подумала она, никто не любит, когда рассеиваются иллюзии.
        И теперь, когда она разрушила его фантазии и увидела, как это на него подействовало, собственная обида и горечь побуждали ее повернуть нож в ране.
        - Я понятия не имею, кто это был! - Ее голос звучал так резко, что она его не узнавала. - Это мог быть кто угодно. Может быть, совершенно незнакомый человек! До этого у меня не было мужчины. В то утро, когда я приехала на концерт, я была девственницей… а когда возвращалась домой, уже не была! Так что видишь, Броуди, я отнюдь не принцесса! Принцесса никогда бы не вела себя подобным образом. Я отдалась кому-то - может, даже незнакомому человеку… - Слезы душили ее, но она знала, что надо продолжать. - Более того…
        Броуди вскочил со скамейки и рванулся к лестнице.
        Ошеломленная, она смотрела ему вслед. Она, конечно, знала, что это произойдет. Глупо было надеяться, что, узнав ее историю, он захочет продолжать отношения с ней. Но в глубине души она надеялась, что он поймет…
        Она ошибалась.
        А ведь она даже еще не рассказала ему о своей беременности!
        Но он больше ничего не хотел слышать.
        Он услышал достаточно!
        Слезы застилали ей глаза. Рыдая, она повернулась и нетвердой походкой направилась к двери.
        - Кенни! - Нежность в его голосе остановила ее. - Куда ты?
        Она медленно повернулась и сквозь пелену слез увидела протянутую ей руку.
        - Идем, - просто произнес он. Она не двинулась с места.
        Броуди подошел, своей большой, сильной и теплой рукой взял ее холодную, дрожащую ладонь.
        - Пойдем, - повторил он. - Я должен тебе кое-что показать.
        Показать? Что?
        Ничего не видя от слез, Кенни покорно пошла вслед за ним.
        Он включил свет и, проведя ее по узкому коридору, остановился перед закрытой дверью.
        Затем повернулся к ней.
        - Сюда, - тихо произнес он. Открыл дверь и включил свет.
        - Здесь всегда была моя спальня, - сказал он. - До тех самых пор, пока я не переехал шесть лет назад.
        На подгибающихся ногах Кенни вошла и огляделась. Комната была маленькая, там стояли узкая кровать, испещренный царапинами комод для белья и самодельный письменный стол…
        На одной стене висела пробковая доска в желтой рамке, на другой - четыре огромные афиши…
        Афиши «Блэк бэте»!
        У Кенни промелькнула мысль: должно быть, Броуди тоже любил эту группу.
        Он подвел ее к пробковой доске.
        Чувствуя на себе его внимательный взгляд, Кенни озадаченно смотрела на предметы, приколотые к бежевой пробке.
        Их было только три: обрывок билета на концерт «Блэк бутс» в Меривейл-парке. Лента в розовую и белую полоску.
        И фотография…
        Билет притягивал ее взгляд, но ум, казалось, совершенно атрофировался.
        Значит… Броуди тоже был на том концерте!
        Она подошла поближе, внимательно посмотрела на ленту.
        Затем неуверенно, робко, словно лента была раскаленной добела, протянула руку и потрогала ее. Она была из тончайшей тафты, чуть тронутой временем… У самой Кенни была точно такая же, она завязывала ею волосы в тот день, когда состоялся концерт
«Блэк бэте».
        Как во сне, она перевела взгляд на последний предмет - фотографию.
        Когда она увидела на блестящей цветной фотографии Броуди и себя, ей показалось, что у нее начались галлюцинации. Горло сжало так, что она едва могла дышать.
        Они прислонились к фургону, солнце светило им в спину, и Броуди обнял ее. Он смотрел на нее с неотразимой улыбкой, покорившей ее сердце, а она смотрела на него с таким обожанием, что едва не вскрикнула.
        - Ты не помнишь? - От бархатного, ласкового голоса Броуди ее охватила мелкая дрожь. - Ты не помнишь ту ночь? Ту ночь в парке?
        Кенни чувствовала, как он кончиками пальцев коснулся ее подбородка, чувствовала, как он повернул ее лицо к себе, и видела следы слез на его щеках. Слезы наворачивались и на ее глаза, она едва видела Броуди.
        - Это… был ты? - прошептала она, не в силах поверить, не смея поверить. - Это действительно был ты?
        - Ну да, - хриплым голосом ответил он, обнимая ее. - Действительно я. И мы, дорогая моя, не занимались сексом. Мы любили друг друга! И дали друг другу обещание. Ты в ту ночь пообещала мне, что всегда будешь девушкой Броуди Спенсера. Ты моя девушка?
        - О, Броуди! Я никогда больше не была ничьей!
        Значит, Меган - его дочь!
        Даже в самых смелых мечтах ей в голову не могло прийти нечто подобное. Впервые за много лет она почувствовала себя по-настоящему счастливой.
        - Ах, солнышко! - пробормотал Броуди, притягивая ее ближе и целуя в лоб. - Наконец мы снова вместе…
        - Броуди, мне еще кое-что надо тебе сказать, мы должны поговорить о том, кто отец Меган…
        - Потом, - прошептал он ей на ухо. - Я слишком долго ждал этого…
        Пока он осыпал ее губы поцелуями, ей невероятным усилием воли удалось побороть неудержимое желание поделиться с ним правдой. Правдой, которая сделает его еще счастливее, чем сейчас, если это возможно.
        Но не стоит ли сначала сказать Меган? Разумеется, девочка имеет право узнать, кто ее отец, раньше, чем все остальные. Она так долго ждала настоящей семьи.
        Решено: сначала она все расскажет Меган!
        А потом - Броуди.
        И она отдалась нежным поцелуям Броуди. Сегодняшняя ночь будет принадлежать им, и только им!

        - Спасибо, Хейли! - кричала Меган в открытое окошко «вольво», уезжая от Спенсеров следующим утром. - Такого замечательного дня рождения у меня еще никогда не было!
        - Пока, Меган! - Хейли и Джоди, стоя на лужайке, махали вслед.
        Когда машина подъехала к концу улицы, Меган поерзала на сиденье и спросила:
        - Мистер Спенсер, а почему за мной не приехала мама? Она же обещала!
        - Я видел твою маму - был у нее в «Роузмаунте»… Она попросила привезти тебя домой. Сказала, что у нее есть большой сюрприз для нас обоих.
        - Что бы это могло быть?
        - Можно гадать сколько угодно, куколка, но, поскольку мне в это субботнее утро не придется заниматься уборкой, я не жалуюсь!
        Меган хихикнула.
        - Вы не забыли мои подарки?
        - Нет, они все в багажнике.
        - Мама вам говорила, что подарила мне на день рождения компьютер? Это для занятий, но можно и в игры играть. Он такой умный, и она его поставила у меня в спальне…
        Девочка продолжала болтать, но Броуди слушал вполуха.
        Солнце сияло, день стоял прохладный, но приятный, и весь мир казался прекрасным.
        Да может ли жизнь быть лучше? - думал он.
        Он улыбнулся, вспомнив, когда последний раз сказал эти слова. Это было на концерте
«Блэк бэте», за несколько минут до того, как он встретился с девушкой своей мечты.
        Теперь, девять лет спустя, он с трудом верил своему счастью. Кенни любит его! И всегда любила! Она сказала ему об этом вчера ночью…
        Он мельком взглянул на Меган в наушниках. Его сердце растаяло, когда он увидел, как сосредоточено ее худенькое личико… но в то же время почувствовал легкую тревогу: в эту ночь у него появился еще один ребенок…
        Затем он широко улыбнулся и нажал на газ, выехав на длинную прямую дорогу, ведущую к холму, на котором стоял «Роузмаунт». У него большой опыт в воспитании детей!
        Меган что-то замурлыкала под музыку из приемника. И начала притопывать ножкой по виниловому коврику, видимо в такт.
        Броуди опустил глаза и удивился. Раньше он не замечал, что… у Меган Уэстмор большие ступни. И ноги не такие стройные, как у ее матери! Он догадался, что бедняжка, должно быть, унаследовала этот недостаток от отца.
        Своего отца!
        Снова сосредоточившись на дороге, он почувствовал, что темное облако затуманило его счастье. Вчера ночью Кендра попыталась рассказать ему об отце Меган, а он не захотел слушать. Но потом, когда он сам затронул этот вопрос, она пообещала, что обязательно расскажет обо всем завтра.
        И вот это завтра наступило. Что ему предстоит узнать? Ему известно лишь то, что она рассказала несколько недель назад: этот человек бросил ее, и она не хочет, чтобы он имел какие-либо отношения с Меган.
        Но… что, если этот парень в один прекрасный день объявится и заявит о своих правах? От этой мысли по спине у Броуди забегали мурашки. Он знаком с Меган всего несколько недель, но она нашла путь к его сердцу и заняла в нем постоянное место. Просто немыслимо, что придет посторонний человек и захочет ее отнять…
        Он сжал челюсти. Надо сегодня же обязательно поговорить об этом с Кенни! Надо найти этого парня и заставить его подписать бумаги об отказе от каких-либо прав на дочь!
        Броуди крепко сжал руль, словно душил ядовитую змею. У каждого человека есть своя цена. Он найдет способ убедить парня!

        - Итак, солнышко, мистер Спенсер - твой папа! Я просто не знала об этом до вчерашнего вечера!
        Кенни сидела на скамейке в бельведере, Меган стояла перед ней. Кендра крепко держала дочь за руки, рассказывая ей эту историю, а Меган слушала, широко открыв глаза, молча вдыхая запах последних летних роз, доносившийся до них с прохладным ветерком.
        Теперь Кенни ждала ответа Меган, но девочка молчала. Она лишь стояла, нахмурившись и рассеянно глядя на мать. Кенни было ясно, что Меган переваривает полученную информацию и пытается понять все услышанное.
        Наконец она заговорила.
        - Значит, - медленно произнесла она, - Джоди моя кузина?
        - Да, Джоди твоя кузина… и Хейли, и Джек!
        - И… мы все будем жить вместе?
        - Да, мы все будем жить вместе.
        - И я… буду членом семьи Спенсер? В самом деле?
        Кендра почувствовала, что у нее разрывается сердце, когда увидела в карих глазах Меган робкую надежду и все возрастающее удивление.
        - Да, родная, ты будешь членом семьи. Членом семьи Броуди Спенсера!
        - О, мама… - Меган со слезами бросилась к матери, обняла ее за шею худенькими ручками, прижалась лицом к груди и прошептала прерывающимся голосом: - Я уже люблю мистера Спенсера, мама! Я так люблю моего папу, что, кажется, вот-вот разорвусь!

        Броуди, стоя у окна гостиной, увидел бегущую Меган. Она неслась к дому не разбирая дороги.
        Увидев, что она стремительно повернула к парадной двери, он отскочил от окна и легко побежал по лестнице ей навстречу.
        Она бросилась к нему и тут же оказалась в его объятиях.
        - Мама мне все рассказала! - кричала она. - Она сказала, что ты мой настоящий папа и мы будем жить все вместе и будем счастливы!
        Настоящий папа? Он?.. Почему Кендра не сказала девочке правду, что он будет ее приемным отцом? После вчерашней ночи в их семье не должно быть лжи, даже самой малой, даже по оплошности. Они же обо всем договорились… но, видно, Меган это не касается.
        Он крепко обнял Меган и поставил на пол.
        - Мы будем самой счастливой семьей на свете, - сказал он, опускаясь перед ней на корточки. Девчушка смахивала слезы, и он улыбнулся, увидев у нее на лице грязные разводы. - Но сейчас… мне надо поговорить с твоей мамой. Ладно?
        Она кивнула.
        - Твои подарки я сложил в прихожей, отнеси их в спальню и немного поиграй одна. Мы с мамой поговорим, а потом вернемся к тебе, хорошо?
        - Я буду вас ждать!
        Он проследил, как она убежала в дом, но, когда дверь за ней захлопнулась, улыбка исчезла с его лица.
        Повернувшись, он увидел, что по лужайке к нему идет Кенни, и пошел навстречу.
        Ему так хотелось сгрести ее в объятия, целовать, уткнуться лицом в блестящие пшенично-золотистые волосы…
        Но придется подождать. Прежде всего надо поговорить об отце Меган.

        Почему Броуди смотрит так сурово?
        А вдруг он узнал, что вчера ночью она не сказала ему всей правды? А вдруг эту самую правду он узнал от Меган? Она хотела сама рассказать ему, но, когда Меган узнала, что Броуди еще не знает, что он ее папа, возбужденная девочка убежала, прежде чем Кенни успела ее остановить.
        Она грустно улыбнулась: какая же она эгоистка! Ей хотелось самой рассказать Броуди потрясающую новость, увидеть радость на его лице, когда он узнает, что Меган его дочь.
        Но… он уже знает… и смотрит довольно сердито.
        - Броуди, что-нибудь случилось?
        Он засунул руки в карманы джинсов и посмотрел на нее. По-прежнему сердито.
        - Нам надо поговорить. О тебе и Меган.
        - Я… не понимаю!
        Солнце слепило ее, когда она глядела на него. Кенни подняла руку ко лбу, чтобы защитить глаза.
        - Я думала, ты… обрадуешься.
        И это было еще мягко сказано. Она думала, он будет на седьмом небе.
        - Пойдем.
        Он вывел ее из дома и повел к тропинке, ведущей в лес.
        Они почти подошли к лесу, когда он заговорил снова:
        - Кенни, ты должна сказать Меган правду. Почему ты сказала, что я ее родной отец?
        Кендра резко остановилась и уставилась на него.
        - Что ты сказал?
        На его щеке дернулся мускул.
        - Та история, что ты ей рассказала… о том, будто она моя дочь. Я знаю, ты заботишься о ее счастье… но рано или поздно она все равно должна будет узнать, что я ей не родной отец. Я больше не хочу… лжи!
        Лжи? У нее засосало под ложечкой. Боже правый, что же это такое? Он говорит, что он… не отец Меган? Неужели прошлая ночь была сном? Неужели этот кошмар вернулся снова?
        - Ты отрицаешь, что ты отец Меган?
        Он явно возмутился:
        - Кендра, даже если бы я в ту ночь в парке не предохранялся… даже если бы ты и забеременела, то ребенок родился бы летом. В июне, может, в июле… но в октябре? - Он сухо рассмеялся. - Это совершенно исключено!
        Кендра внезапно почувствовала облегчение… и не смогла сдержать вырвавшийся наружу смех.
        Он мрачно посмотрел на нее.
        - Не вижу ничего смешного!
        Кендра обняла его.
        - Броуди, дорогой мой дурачок, видишь ли, несмотря на все твои предосторожности, я все-таки забеременела. И Меган родилась в июле…
        - В октябре!
        - Нет, - тихо произнесла она. - Я это выдумала.
        Он непонимающе захлопал глазами.
        - Дай мне объяснить… Меган родилась в Сиэтле. И мы там жили первые два года после ее рождения. Но прежде я съездила в Ванкувер. Я исправила дату ее рождения, сделав дочку на три месяца моложе, чем на самом деле. Ее отец никогда не появлялся в моей жизни после той единственной ночи, и я хотела сохранить свою тайну на случай, если он появится. Я подумала, что, если запишу, что Меган родилась в октябре, ему никогда не придет в голову, что это его дочь. Что, собственно, и произошло. Если бы ты знал, что Меган родилась в июле, ты бы, вероятно, еще несколько недель назад догадался, что…
        - Ты говоришь, - перебил ее Броуди, не веря своим ушам, - что Меган действительно моя дочь? Эта очаровательная девочка - моя дочь?
        - Да, да! - Глаза Кенни наполнились слезами, и она увидела, что в глазах Броуди тоже блеснули слезы. - Она действительно твоя дочь!
        Он со стоном прижал Кенни к своей груди. Она понимала: ему потребуется время, чтобы привыкнуть к этой новости. Но сейчас его радость была неподдельной. Они долго стояли вот так, держа друг друга в объятиях.
        Он хрипло прошептал:
        - Если бы не моя проклятая гордость, мы бы могли все это выяснить несколько недель назад. Но я твердо решил не вспоминать ту ночь в парке. Ты так часто мне отказывала! - Он схватил ее за плечи и слегка отстранил от себя. - Или по крайней мере я так думал. Ты обещала позвонить в субботу, когда вернешься домой, и не позвонила, я же звонил тебе восемь дней подряд, а ты не поднимала трубку…
        - Я была в госпитале!
        - А когда мы столкнулись в сочельник у клиники, ты сделала вид, что не заметила меня…
        - Я тогда только что узнала, что беременна! Я вообще ничего не замечала вокруг!
        - А еще ты говорила, что никогда раньше не пробовала пива… но ты его пробовала, на концерте, ты отпила из моей банки и сказала, что это впервые…
        - Ах, милый, - вздохнула она, - я причинила тебе столько боли, даже не зная об этом! Обещаю, что больше это никогда не повторится! Я буду самой лучшей женой на свете!
        Он улыбнулся, как ребенок, попавший в самый большой кондитерский магазин на свете.
        - Значит… - он озорно взглянул на нее, - высокомерная Уэстмор хочет выйти замуж…
        - … за никчемного Спенсера!
        Он провел кончиками пальцев по нежно-розовым губам. Запах ее кожи сводил его с ума.
        - Надо же, - протянул он, и его зелено-голубые глаза потеплели от смеха, - я никак не могу поверить!
        - Господи, ну чего же ты ждешь, Броуди? Поцелуй меня!
        Вообще-то он был не из тех, кто пасует перед женщинами. Но, черт возьми, ситуация была неординарная, да и женщина тоже.
        - Конечно, мадам! - сказал он. - Рад вам услужить!

        ЭПИЛОГ

        Отрывок из светской хроники «Лейквью газет» от 17 июня:

«Броуди Дэниел Спенсер, владелец процветающей компании „Лейквью констракшн компани“, в субботу сочетался браком с Кендрой Джейн Уэстмор, внучкой покойного Эдварда Уэстмора. Церемония состоялась в Объединенной церкви Лейквью на берегу Саванны.
        Невеста прекрасно выглядела в бледно-голубом платье; жених был очень элегантен в темно-синем смокинге. Цветы несли Меган Спенсер, их дочь, и Джоди Спенсер, племянница жениха. Хейли Спенсер была подружкой невесты; ее брат Джек - шафером. Доктора Бена Джемисона пригласили в посаженые отцы.
        В „Роузмаунте“, где молодожены поселятся после медового месяца, состоялся грандиозный прием более чем на двести человек.

„Я собираюсь навести порядок в родовом поместье, - сообщила репортеру сияющая невеста. - Бизнес на время придется отложить: как вам известно, у нас с Броуди четверо детей…“

„И мы собираемся завести еще четверых!“ - вмешался жених, заставив невесту покраснеть.
        В качестве дорожных костюмов они выбрали костюмы из черной кожи, а в качестве средства передвижения - „Харлей-Дэвидсон“, много лет простоявший в бывшем доме жениха и наконец-то дождавшийся своего часа.
        Место проведения медового месяца держится в секрете, но ходят слухи, что первым делом молодожены собираются посетить Меривейл-парк, где повторят клятву, которую дали друг другу много лет назад, на концерте „Блэк бутс“.»

        КОНЕЦ

        Внимание!
        Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к