Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Грин Грейс: " Сохранить Связь С Прошлым " - читать онлайн

Сохранить .
Сохранить связь с прошлым Грейс Грин

        # Лорен Александер, не сумевшая справиться с потрясением из-за смерти ребенка, оставляет семью, обрывает все прежние связи и целиком отдается работе. Неожиданное событие вновь сталкивает ее с бывшим мужем. Жизнь Лорен могла бы измениться в корне, если бы она так отчаянно не сопротивлялась переменам…

        Грейс Грин
        Сохранить связь с прошлым

        Глава 1

        - Эй, старик, от-лич-ная вечеринка!
        Зак Александер сдержанно улыбнулся и снисходительно посмотрел на своего гостя. Изрядно набравшийся голубоглазый красавчик, мерно раскачиваясь из стороны в сторону, помахивал перед Заком полупустым стаканом с виски.
        - Спасибо, приятель. Рад, что тебе весело.
        Казалось, все вокруг наслаждались жизнью и предрождественским банкетом, который устроил Зак. Все, кроме самого хозяина. Заку было невыносимо скучно, и он страстно желал, чтобы эти раскрасневшиеся от веселья и выпивки люди поскорей убрались и оставили его в покое.
        И было бы особенно хорошо, если бы первой ушла эта настырная брюнетка, которая висла на нем весь вечер, делая ему недвусмысленные намеки, а теперь еще подкралась сзади и обняла его - словно осьминог, опутывающий свою жертву щупальцами. Зак поморщился, тщетно пытаясь вспомнить имя роковой соблазнительницы. Мелисса? Кларисса? Алиса?
        - Дорогая. - Он высвободился из ее объятий. - Прошу прощения, но, кажется, в моем кабинете звонит телефон.
        Брюнетка словно бы не расслышала и, промурлыкав что-то ему на ухо, снова обвила его шею руками. Зак дернулся, отталкивая ее от себя.
        - Извини, Мелисса… - Он поправил галстук и сделал шаг в направлении кабинета. - Но я должен подойти к телефону. Наверно, это мой управляющий.
        - Меня зовут Алисия! - гневно бросила ему вслед она.
        Зак скорчил гримасу. Какая разница! Уединившись в кабинете и предусмотрительно заперев дверь, он уселся за стол и тяжело вздохнул. Конечно, он солгал - не было никакого телефонного звонка. К тому же Джерри Лэрраби, главный управляющий
«Александер электронике», никогда не звонил своему шефу домой. Он посылал ему сообщения на пейджер.
        Хотя кто-то все-таки звонил: на автоответчике мигала красная лампочка. Зак покачал головой и нажал маленькую кнопочку на панели телефона.
        - Мистер Александер, - быстро заговорил приятный женский голос. - Меня зовут Донна. Сегодня семнадцатое декабря, четверг, пять тридцать после полудня. Я звоню по поручению Тайлера Брэддока из нотариальной компании «Брэддок, Брэддок и Блэк». Мистер Брэддок хотел бы встретиться с вами завтра в одиннадцать утра в своем офисе по одному очень срочному делу. Не могли бы вы перезвонить нам на автоответчик и подтвердить время встречи? Заранее спасибо.
        Тайлер Брэддок?
        Зак тихо выругался себе под нос. Это еще кто такой? Покопавшись в записной книжке, он взял телефонную трубку и набрал номер.

«Нет ничего слаще успеха!» - думала Лорен Александер, поднимаясь по мраморной лестнице домой. Час назад ей предложили продвижение по службе. Ее начальник, Джек Перрини, владелец крупнейшей страховой компании, сделал предложение, от которого нельзя отказаться. И еще он дал ей две недели отпуска, чтобы все хорошенько обдумать, как будто ей нужны эти две недели!
        - Ты работала без отдыха целых три года, настаивал он. - Когда вернешься на работу после Нового года, ты будешь абсолютно готова к переезду в Торонто и принятию обязанностей главного менеджера нашего филиала в Онтарио.
        До последней минуты Лорен не была уверена, что эту работу предложат именно ей. Ее основной и единственной соперницей была Анджела Маврик. Рейтинг ее продаж был так же высок, как и у Лорен, только Анджела была матерью-одиночкой, ее сын ходил в детский сад, а Джек не раз намекал, что для должности главного менеджера гораздо предпочтительнее человек, свободный от семейных проблем.
        Лорен зашла в квартиру, сбросила пальто и направилась прямиком на кухню. Там она открыла холодильник и достала непочатую бутылку красного вина, которую хранила для особого случая.
        Через несколько минут она уже стояла посреди кухни с бокалом в руке.
        - За успех! - громко провозгласила она, как будто кто-то мог ее услышать, и залпом осушила бокал.
        Поставив бокал в мойку, Лорен медленно побрела в гостиную. На столике в прихожей мигал автоответчик.
        - Миссис Александер, - быстро заговорил приятный женский голос, когда Лорен нажала кнопку. - Меня зовут Донна. Сегодня семнадцатое декабря, четверг, пять тридцать пять после полудня. Я звоню по поручению Тайлера Брэддока из нотариальной компании
«Брэддок, Брэддок и Блэк». Мистер Брэддок хотел бы встретиться с вами завтра в одиннадцать утра в своем офисе по одному очень срочному делу. Не могли бы вы перезвонить нам на автоответчик и подтвердить время встречи? Заранее спасибо.
        - Тайлер Брэддок? - вслух повторила Лорен. - Это еще кто такой, черт возьми?
        Она потянулась за своим органайзером в поисках номера телефона и через секунду взяла телефонную трубку.
        В пятницу, восемнадцатого декабря, без пяти одиннадцать Зак Александер припарковал свой вишневый «порше» возле офиса нотариальной компании «Брэддок, Брэддок и Блэк» в Ванкувере. Слева от него резко затормозил белый «мерседес». Краем глаза Зак заметил, как из него вышла пепельная блондинка в черном пальто и решительно зашагала в вестибюль здания. Зак последовал за ней несколькими секундами позже.
        В фойе было пустынно, лишь за прилавком, делая вид, что увлечен чтением газеты, мирно дремал пожилой охранник. Зак огляделся. Пепельная блондинка исчезла в дамской комнате. «Наверное, отправилась проверить, не слишком ли сильно подвела глаза», решил Зак. Не раздумывая он вызвал лифт.
        Прошло целых три минуты, прежде чем зеркальные двери распахнулись и Зак со вздохом вошел внутрь. Он уже нажал кнопку девятнадцатого этажа, когда услышал стук каблучков и женский голос попросил:
        - Постойте, пожалуйста!
        Зак придержал дверцу лифта, даже не взглянув на вошедшую в кабину женщину.
        - Спасибо, - коротко поблагодарила она.
        - Вам какой этаж? - вежливо поинтересовался Зак.
        - Девятнадцатый.
        Рука Зака дрогнула. Странное совпадение тоже девятнадцатый этаж!.. Возможно, она юрист, одна из этих Брэд доков… Ему в ноздри ударил аромат ее дорогих духов.

«Слишком вызывающе», - подумал Зак. Как раз под стать такой независимой и уверенной в себе женщине. Наверно, удачливая карьеристка с завидной деловой хваткой.
        Зак внезапно ощутил непреодолимое желание обернуться и посмотреть ей в лицо. Нет, не стоит. Она не в его вкусе. Ему никогда не нравился такой тип женщин - несговорчивых, хладнокровных и жестких. Его влекли натуры страстные и романтические.
        Зак вздохнул и принялся про себя считать этажи. Пятый, шестой, седьмой…
        Лорен уставилась в спину своего мужа. «Бывшего мужа», - поправила она себя. Прошло уже более трех лет с тех пор, как она порвала с ним. Более трех лет с тех пор, как она видела его в последний раз. И почему она наткнулась на него именно сейчас? Кажется, он ее не узнал. Тем лучше.
        Но он обязательно повернется к ней, пропуская вперед из лифта, и тогда непременно узнает. Как бы сделать так, чтобы он не увидел ее лица?
        Несмотря на все ее старания, она так и не смогла отвести глаз от широких мускулистых плеч. Она скользнула взглядом по его ладной фигуре, по шелковистым иссиня-черным волосам, и воспоминания, охватившие ее, болью отдались в каждой ее клеточке. На нем была его любимая кожаная куртка и изрядно потертые джинсы.
        Он соединил в себе все качества, которыми должен обладать идеальный мужчина, он был мечтой, от которой она, Лорен, сознательно отказалась.
        Он что-то насвистывал себе под нос - привычка, от которой Лорен так и не сумела его отучить за годы их совместной жизни. Он неподражаем!
        Лифт остановился, двери распахнулись. Лорен попыталась незаметно проскользнуть мимо бывшего мужа. Если ей повезет…
        - Лорен?!
        Бежать, ей нужно бежать. «Нет, сегодня определенно не мой день», - пронеслось у нее в голове. Они стояли посреди коридора и смотрели друг на друга.
        - Зак… Какой сюрприз… - вымученно улыбнулась Лорен, надеясь, что он не заметил ее смятения.
        Он выглядел старше своих тридцати лет. В уголках его холодных серых, глаз появились первые морщинки. Он по-прежнему морщил лоб, когда не знал, что сказать, и Лорен мучительно захотелось коснуться рукой его лица и приникнуть губами к его губам, как она это делала когда-то давно, в той, прошлой жизни.
        - Я бы ни за что не узнал тебя, если бы встретил на улице, - тихо сказал он. - Ты очень изменилась…
        - Люди меняются, время беспощадно… - Она привычным жестом вскинула руку и взглянула на изящные серебряные часики, свободно болтающиеся на ее левом запястье. - Мне, пожалуй, пора…
        - Ты не хочешь выпить со мной кофе?..
        - Прости, - Лорен отрицательно качнула головой, давая понять, что его предложение ее не интересует. - Я и вправду спешу: у меня назначена встреча на одиннадцать часов.
        Она резко развернулась и зашагала прочь по коридору, абсолютно уверенная в том, что Зак остался стоять на площадке возле лифта. Она подошла к офису «Брэддок, Брэддок и Блэк», протянула руку, чтобы открыть дверь, и… Зак опередил ее. Он галантно распахнул перед ней дверь и с деланой учтивостью провозгласил:
        - Прошу!
        - Благодарю, - отрезала Лорен и вошла в приемную Брэддоков. Зак неотступно следовал за ней.
        - Насчет кофе… - напомнил он. - Может, посидим где-нибудь после твоей встречи?
        - Я была бы очень признательна, - проговорила Лорен, пытаясь сохранить присутствие духа, - если бы ты перестал меня преследовать.
        Она направилась к столу секретарши Брэддока.
        - Меня зовут Лорен Александер, - объявила она. - У меня назначена встреча с Тайлером Брэддоком.
        - Пожалуйста, присаживайтесь, я сообщу мистеру Брэддоку о вашем приходе.
        Лорен обернулась в надежде, что Зак уже ушел, но, к ее разочарованию, тот не сдвинулся с места. Стараясь не обращать на него внимания, она уселась в кресло и взяла в руки какой-то журнал.
        Зак присел рядом с ней. До Лорен донесся терпкий аромат его одеколона. Мурашки побежали у нее по спине.
        - Ты держишь журнал вверх ногами, - заметил он.
        - Зак… - Лорен посмотрела ему прямо в глаза. - Нам нечего сказать друг другу. Пожалуйста, уходи. Если ты, конечно, не хочешь, чтобы я устроила скандал.
        - Лорен, которую я знал, никогда не закатывала скандалов.
        - Лорен, которую ты знал, больше не существует. Три года - долгий срок, - она презрительно посмотрела на него. - Все меняется.
        - Да, - бесцветным голосом ответил он, так, что было непонятно, соглашается он с ней или, напротив, собирается съязвить. - Наверное, ты права. Забудь про кофе - это была неудачная мысль.
        Лорен ожидала, что он встанет и уйдет, но вместо этого он лишь поудобней устроился в кресле и с деланным интересом принялся разглядывать акварели на стене, изображающие Парк Стэнли. Прежде чем Лорен успела что-то сказать, дверь в кабинет мистера Брэддока распахнулась и он сам появился на пороге.
        Это был высокий, полноватый мужчина с блестящей лысиной и добрыми глазами.
        - Мистер и миссис Александер, прошу вас, проходите.
        От неожиданности Лорен закашлялась. Неужели Зака тоже пригласили на эту встречу?
        Или?..
        Или Зак сам это затеял.
        Он хотел развода.
        Ну, разумеется! Зачем же еще встречаться в кабинете у юриста? Должно быть, он влюбился и хочет снова жениться. Сердце Лорен предательски сжалось. Она не была к этому готова. Она никогда не будет к этому готова.
        Из окон офиса открывался чудесный вид на Коул-Харбор и горы. В любой другой ситуации Зак бы непременно воскликнул: «Какая красота!», но в данный момент он был слишком озадачен поведением Лорен.
        Она внезапно побелела как полотно, закусила нижнюю губу, как всегда делала, когда была чем-то сильно расстроена, и забилась в самый дальний угол кабинета. Ей известна причина этой встречи? Или она сама ее устроила? Неужели развод? Скоро он это выяснит.
        Юрист степенно прошелся по комнате и уселся в просторное кресло за своим столом.
        - Должно быть, вы оба недоумеваете, почему мой секретарь позвонил вам и попросил прийти, - начал он. - Позвольте мне все объяснить. Случилось кое-что… мм… весьма странное… Со мной связался представитель юридической фирмы в Лос-Анджелесе… мистер Брэддок водрузил на нос очки в золотой оправе. - Если я не ошибаюсь, вы были близкими друзьями безвременно почивших Мака и Лайзы Смит?
        Безвременно почивших Мака и Лайзы Смит?!
        - Мак и Лайза мертвы? - Зак не мог оправиться от удара.
        - Вы не знали? О Господи, прошу прощения! - Мистер Брэддок покраснел. - Шесть месяцев назад мистер и миссис Смит трагически погибли во время пожара в загородном доме.
        Зак повернулся к Лорен.
        - Ты знала? - спросил он изменившимся голосом.
        Она покачала головой. На ее красивом лице был написан ужас, губы дрожали, но ни слезинки не скатилось из прекрасных глаз.

«Снежная королева, - подумал Зак. - Вместо сердца у тебя ледяная глыба».
        Казалось, он избавился уже от всепоглощающей ненависти к этой женщине, но сейчас она нахлынула с новой силой. В его душе опять разгорелось пламя, сущность которого он так и не смог понять.
        Лед и пламень.
        Лорен всегда была льдом, а он, Зак, пламенем.
        Противоположности притягиваются.
        Она сидела невозмутимая и спокойная, а ему хотелось закричать и стукнуть кулаком по столу. Он резко встал и подошел к окну. Мак и Лайза, их лучшие друзья, поженились тем же летом, что и они с Лорен. Арабелла, дочь Мака и Лайзы, родилась в том же месяце и в той же больнице, что и… Зак передернул плечами, отгоняя прочь непрошеные воспоминания и пытаясь подавить душившие его слезы. «Соберись! Возьми себя в руки!» - велел он себе.
        - Их малышка, - он повернулся к Лорен и юристу, - их дочь… она тоже?..
        - Драбелла? - Мистер Брэддок жестом попросил Зака присесть. - Поэтому я и позвал вас. Я счастлив сообщить вам, что Арабелла жива и прекрасно себя чувствует. Во время пожара она ночевала у подруги…
        - Слава богу! - Зак рухнул в кресло.
        - С тех пор как ее родители погибли, девочка живет со своей единственной родственницей, тетушкой Долли.
        - С Долли Смит? - Зак тряхнул головой, словно не веря своим ушам.
        - Вы знакомы? - осведомился юрист.
        - Еще бы! Если Бог когда и совершил ошибку, сотворяя женщину, это была Долли Смит, мерзкая старая стерва, которая…
        - Мистер Брэддок, - вмешалась Лорен. - Известие о смерти Мака и Лайзы буквально потрясло меня, и я, безусловно, рада, что их ребенку ничего не угрожает. Единственное, чего я не понимаю, зачем вы пригласили нас к себе. Я не виделась со Смитами несколько лет…
        - Я как раз собирался все объяснить, миссис Александер. Такова была их последняя воля. Пожар уничтожил все имущество мистера и миссис Смит, все их бумаги. Нам понадобилось несколько месяцев, прежде чем мы смогли разыскать их завещание. Оно хранилось в депозитном сейфе в одном из банков здесь, в Ванкувере.
        - Они жили здесь какое-то время, - заметил Зак. - Неужели вы позвали нас, чтобы сообщить, что Смиты оставили нам небольшую сумму денег? Что ж, это утешает! - горько усмехнулся он.
        - Мистер Брэддок… - Лорен нетерпеливо взглянула на часы.
        - Простите, мои дорогие, что застал вас врасплох своими дурными новостями. У меня есть копия завещания, и я зачитаю касающийся вас параграф… «Мы, Мак и Лайза Смит, в случае нашей кончины назначаем опекунами нашей дорогой и горячо любимой дочери Арабеллы наших ближайших друзей - Зака и Лорен Александер».
        На секунду Зак потерял дар речи. У него закружилась голова и пересохло во рту. Он потерял связь с Маком и Лайзой несколько лет назад, но не перестал любить их. Известие об их гибели потрясло его. Бедняжка Арабелла, как же она смогла это перенести?
        И в глубинах его израненного сердца вдруг шевельнулась надежда, которую он, как ему казалось, давно потерял. Зак поглядел на Лорен, и надежда мгновенно улетучилась, когда он увидел выражение лица своей пока еще законной жены.
        Лицо Лорен превратилось в каменную маску.
        Она поднялась на ноги.
        - Мистер Брэддок, это завещание было написано восемь лет назад, когда мы с Заком были еще связаны узами брака…
        - Мы все еще женаты, Лорен, - мягко напомнил Зак.
        - Только на бумаге! Мы живем раздельно уже три года! Я думала, что вы, мистер Брэддок, пригласили нас, чтобы обсудить условия нашего развода. В любом случае в моем доме нет места детям. Если Зак решит воспитывать Арабеллу, ему придется справляться с этим самому.
        Она решительно направилась к выходу и исчезла в приемной, оглушительно хлопнув дверью.
        В ее доме нет места детям - и это значит, что она больше не желает обременять себя узами любви, что больше никогда не сможет ни к кому привязаться. Неужели у нее действительно нет сердца?
        Тайлер Брэддок неловко кашлянул.
        - Мистер Александер?
        - Мистер Брэддок, вы должны понять, что…
        - Я понимаю, понимаю, - поспешил ответить тот. - Вам с женой очень нелегко, но вы все же являетесь опекунами девочки и не можете отказаться от этого. Хотя, если я правильно понял миссис Александер, она не любит детей.
        - Вот в этом вы ошибаетесь, - возразил Зак. - Она обожает детей.
        - Тогда почему…
        - У нас был ребенок. Маленькая девочка. Она погибла, когда ей было четыре годика, и моя жена так и не сумела это пережить.

        Глава 2

        Лорен влетела в дамскую комнату, бросилась к умывальнику и ополоснула лицо холодной водой. Ее тело сводили судороги. Она была не в состоянии вынести все это - сначала встреча с Заком, потом известие о гибели Мака и Лайзы. И последний, самый тяжелый удар, причинивший ей дикую боль, - Арабелла.
        Мак и Лайза даже не удосужились изменить завещание, как будто за прошедшие восемь лет ничего не изменилось. В этом завещании сказано, что она и Зак являются опекунами Арабеллы.
        Как жестока подчас судьба!
        Но было еще кое-что и похуже: проблеск надежды, который промелькнул в глазах Зака, когда он посмотрел на нее. Она всегда понимала его, всегда чувствовала, и то, что она увидела в его глазах, сейчас испугало ее.
        Он полагал, что Арабелла послана им Небесами, словно рождественский подарок, что произошедшее сегодня было чудом, способным вновь соединить их.
        Этого не произойдет.
        Лорен никогда не позволит дочери Мака и Лайзы войти в ее жизнь, потому что это означает обретение любви. А она может снова привязаться к ребенку. Боль от утраты Бекки не прошла, она лишь застыла где-то в уголках души Лорен, изредка напоминая о себе приступами невыносимой тоски и безысходности.
        Пусть это проявление трусости и малодушия, пусть это непростительно. Но только так у Лорен был шанс выжить.
        Она взглянула на себя в зеркало, и слезы едва не брызнули у нее из глаз. Куда делась ее искрометная уверенность в себе? На нее смотрела глубоко несчастная, беспомощная женщина. Тушь растеклась, помада смазалась…
        Дрожащими руками Лорен потянулась за бумажные полотенцем, вытерла лицо, подкрасилась и причесалась. Ей понадобилось несколько минут, чтобы привести себя в порядок и скрыть следы нервного срыва.

«Наверное, Зак все еще разговаривает с Брэддоком», - решила она и поспешила на улицу. Возле ее машины стоял Зак. Лорен вздрогнула и едва не разрыдалась.
        - Как ты узнал, что это моя машина? спросила она, тщетно пытаясь заставить свой голос звучать уверенно.
        - Я видел, как ты подъезжала. Послушай, здесь за углом есть кафе, где можно полакомиться свежими пончиками. И кофе там превосходный. Нам нужно поговорить.
        - Нам не о чем…
        Он не дал ей закончить предложение, взял за руку и властно увлек за собой по улице. Она сразу почувствовала его настроение и поняла, что не стоит ему противоречить. Если она откажется пойти, он просто возьмет ее на руки и понесет.
        Зак быстро нашел свободный столик, усадил Лорен, заказал два каппуччино с ромом и пончики с малиновым джемом. Лорен удивилась: он все еще помнит, что она любит именно малиновый джем.
        - Лорен… - начал он, когда заказ принесли. - Ты не можешь и дальше зарывать голову в песок. Ты не страус.
        - А кто сказал, что я зарываю голову в песок? - с вызовом отозвалась Лорен.
        - Я.
        Лорен сделала глоток обжигающего кофе, и над верхней губой у нее осталась полоска сладкой пенки. «Как она поступит, если я наклонюсь и поцелую ее? - вдруг подумал Зак. - Должно быть, врежет мне по физиономии».
        - Ты прячешься от ответственности. Если помнишь, когда Мак и Лайза составляли завещание, мы согласились быть опекунами их дочери, а они сделали то же самое для нас. Это было обоюдное соглашение.
        - Мак и Лайза знали, что мы расстались. Они обязаны были изменить условия завещания.
        - Разумеется. Но, очевидно, они рассчитывали пожить еще немного. Что ж, такое случается. Не все хоронят себя заживо. А ты, ты изменила завещание?
        - Нет, но это совсем другое.
        - Другое?! Другое?!
        - Не надо, Зак… - Лорен опустила глаза.
        - Что значит - другое? - тише повторил он. Она молчала.
        - Другое, потому что наш ребенок умер? Она вскинула глаза, и Зак готов был поклясться, что на секунду увидел в них слезы. Она вскочила и бросилась прочь из кафе. Зак чертыхнулся, расплатился с официантом и ринулся вдогонку.
        Он поймал ее за руку, когда она уже почти добежала до своего «мерседеса».
        - Я не договорил.
        - Пожалуйста, отпусти меня! - взмолилась Лорен.
        Ее щеки пылали, в глазах блестели слезы.
        - Тебе следовало остаться и выслушать мистера Брэддока до конца, - угрюмо упрекнул ее Зак.
        - Меня не интересует, что он сказал!..
        - Долли Смит отправила Арабеллу в интернат через три недели после пожара. Через три недели после того, как девочка потеряла родителей! Господи Боже мой! Ей нужна была поддержка близкого человека, ей нужна была любовь, а ее просто сбыли с рук, запихнув в интернат! Вспомни, Лорен, твой отец тоже отправил тебя в закрытую школу, когда умерла мать.
        - Это было давно, Зак.
        - Да, давно. Но история повторяется, и мы, ты и я, должны предотвратить трагедию. Эта маленькая девочка прошла через ад. Она потеряла родителей, рассталась с друзьями, попала в приют…
        Лорен отдернула руку и почти закричала:
        - Это меня не касается, Зак!
        Отшатнувшись, он вгляделся в нее. Ее глаза горели ненавистью. Как она похожа на женщину, в которую он когда-то без памяти влюбился! На женщину, которая родила ему ребенка, которая любила этого ребенка больше жизни…
        - Ты абсолютно права, - он стиснул кулаки. - Тебе нет никакого дела до Арабеллы.
        Черты ее лица смягчились. Конечно, теперь она со спокойной совестью может вернуться в свой затхлый, унылый мирок, в котором покупка дивана - великое событие!
        - Маку и Лайзе следовало изменить завещание. Безусловно, они совершили ошибку, когда пренебрегли этим. Но Мак был моим лучшим другом еще со времен детского сада, и я не имею права его подводить. Я договорился с Тайлером Брэддоком: Арабелла прилетит ко мне на праздники. Она приезжает завтра днем, и мы проведем вместе пару недель. Это будет как бы испытательный срок. Если ей понравится здесь, если она захочет остаться со мной, я оформлю временную опеку, а там получу и право постоянного опекуна.
        Глаза Лорен расширились, но более ничем она не выдала своего удивления.
        - Разве это не помешает твоей бурной общественной деятельности? - с нескрываемым сарказмом поинтересовалась она. - Ведь ты большой мастер по части диких оргий, не так ли? Еженедельник «Сан» регулярно упоминает тебя в колонке светских новостей.
        - Моя жизнь пуста и ничтожна с тех пор, как из нее ушла ты. - Он заметил, что при этих его словах ее губы сжались. Кажется, она изо всех сил пытается сохранить над собой контроль. - И я думаю, что жизнь Арабеллы тоже исковеркана. Возможно, нам удастся помочь друг другу справиться с нашими утратами. Возможно, мы обретем долгожданное счастье.
        Несколько секунд Лорен стояла молча, а потом вдруг, поддавшись инстинкту, подошла к Заку и коснулась рукой его щеки.
        - Ты хороший человек, Зак. Ты очень, очень славный, - прошептала она. - Я желаю тебе всего самого лучшего.
        Он поймал ее руку.
        - Лорен, - хрипло проговорил он. - Мне надо сказать тебе…
        Она так же внезапно оттолкнула его. Через мгновение ее «мерседес» уже выруливал на проезжую часть.

«Неужели это все? - подумал Зак. - Неужели она может вот так просто взять и уйти из моей жизни?»
        Он продолжал стоять в оцепенении, не замечая ничего вокруг и потеряв счет времени. Его недавно склеенное сердце снова разбилось вдребезги. Зака охватило то же отчаяние, что и в день, когда Лорен ушла от него. Он как будто падал в бездну, и никто не мог его спасти.
        Этой ночью Лорен не спалось. Задремать удалось уже перед рассветом. Ей приснился кошмар.
        Долли Смит гонялась за Арабеллой, оскорбляла и унижала ее, а девочка, горько плача, все искала, где бы укрыться. И вот кошмар изменился. Уже не Арабелла убегала, а семилетняя Лорен, заблудившаяся в бесконечных коридорах школы Святой Елизаветы для девочек. Потерянная, напуганная, Лорен отчаянно пыталась разыскать маму.
        Она закричала во сне и проснулась. По щекам текли слезы той маленькой, всеми забытой Лорен из сна, Лорен, которой, казалось, давно не существовало…
        Она встала с кровати и подошла к окну. Зарождался новый день, первые солнечные лучи ласково освещали пустынные улицы города.
        Сегодня днем Зак поедет в аэропорт встречать Арабеллу.
        Зак.
        Если ее сердце и было разбито, то это произошло, когда вчера она коснулась его щеки, заглянула ему в глаза и увидела в них презрение. Что же это такое, черт возьми?! И почему, как только ее жизнь начала налаживаться, почему, как только она занялась собственной карьерой, Зак снова появился в ее жизни?
        Слава богу, после Нового года она уезжает в Торонто.

«Ты зарываешь голову в песок! Ты прячешься от ответственности!» - звенели в ушах его слова. «Я не убегаю, - мысленно ответила она. - Я просто переезжаю. Это совсем другое дело».
        Кажется, он ее понял.
        - Ради бога, миссис Поттер, не бросайте меня сейчас, когда я так отчаянно нуждаюсь в вашей помощи! Как я могу привезти ребенка… - Зак беспомощно огляделся, - в этот погром?!
        Домработница, которая приходила раз в неделю, хмыкнула и пробормотала себе под нос: «Какой хаос!»
        Грязные стаканы, пепельницы с окурками, тарелки с засохшими остатками еды, ковры, усыпанные конфетти, надкусанные куски пиццы, ломтики картофельных чипсов, разбросанные в самых неожиданных местах, и зловещие пятна кетчупа на занавесках и диванной обивке - гостиная выглядела так, словно по ней пронесся смерч.
        - Мистер Александер, - взорвалась женщина. - Я предупреждала вас на прошлой неделе, что уволюсь, если вы не прекратите эти регулярные безумные вечеринки! Вы платите мне гроши за то, что я каждую субботу разгребаю вашу помойку! Я заработаю те же деньги, если буду убираться в маленьком летнем бунгало в Китсилано, где мне придется лишь вытирать пыль и в крайнем случае выбросить в корзинку для мусора шоколадную обертку, которую кто-то случайно забыл на кофейном столике!
        Зак заискивающе улыбнулся и ударил себя кулаком в грудь.
        - Больше никаких вечеринок, клянусь! Прибавка к жалованью вам обеспечена, плюс» специальная рождественская премия.
        - Мистер Александер, - женщина вытерла руки о фартук. - Вам нужна помощь.
        - Секунду назад я думал, что помощник у меня есть.
        - Я говорю не о доме, я говорю о вашей душе. Устраивая эти свои званые вечера, вы ничего не добьетесь, не найдете то, чего ищете. Это не принесет вам облегчения.
        Зак беспомощно развел руками.
        - Миссис Поттер, если вы думаете, что эти вечеринки доставляют мне удовольствие, вы глубоко заблуждаетесь.
        - Тогда зачем вы их устраиваете? - резонно поинтересовалась старушка, поджимая губы.

«Действительно - зачем? - задумался Зак. - Наверное, чтобы хоть как-то залатать дырку в сердце». Он вздохнул. В конце концов, с какой стати она взялась копаться в его душе?

«Не дай ей уйти!» - посоветовал внутренний голос. «Пусть уходит!» - огрызнулся в ответ Зак.
        - Всего хорошего, мистер Александер.
        Миссис Поттер сняла фартук и направилась к двери.
        Ладно, сейчас он остановит ее и попросит прощения.
        В это мгновение женщина заметила черный кружевной лифчик, небрежно сунутый за диванную подушку. Двумя пальцами, как ядовитую змею, миссис Поттер, поморщившись, вытащила его и, с нескрываемым отвращением глядя на Зака, швырнула на ковер. Зак тихо выругался себе под нос. Миссис Поттер сделала невозмутимое лицо и вышла, захлопнув за собой дверь.
        Зак посмотрел на часы. Если он начнет убираться прямо сейчас, то, возможно, успеет навести порядок, прежде чем ехать в аэропорт. Он сходил на кухню, налил ведро мыльной воды, взял несколько тряпок, вернулся в гостиную, опустился на колени и принялся оттирать ковер.
        Лорен была на кухне, когда телефон зазвонил. Она вытерла руки полотенцем и взяла трубку.
        - Я слушаю.
        - Хвала Небесам, ты дома!
        - Ты напрасно теряешь время, Зак. Я не могу…
        - Лорен, мне нужна твоя помощь.
        - Нет.
        Она слышала какой-то шум, доносящийся с другого конца провода. Он что, уже в аэропорту? Неужели разминулся с Арабеллой?
        - Откуда ты звонишь? - не удержалась от вопроса она.
        - Я в приемной «Скорой помощи».
        - В какой больнице? - напряглась Лорен.
        - В Центральной.
        - Что стряслось, Зак?
        - Ничего серьезного, просто сломал лодыжку, но, черт возьми, я застрял здесь по крайней мере еще на несколько часов! На главном шоссе произошло массовое столкновение, и здесь сейчас сумасшедший дом! У врача нет на меня времени. Лорен, самолет Арабеллы приземлится примерно через час. У меня нет выхода. Я знаю, что не стоит просить тебя об этом, но…
        Лорен уставилась в одну точку. У нее пересохло горло.
        - Наверняка у тебя есть к кому обратиться…
        - Никого нет в городе. Выходные…
        - А ты можешь позвонить в аэропорт и рассказать им, что произошло?
        - Такие вопросы не решаются по телефону.
        Послушай, хочешь ты этого или нет, опекунами являемся мы оба. Один из нас должен приехать в аэропорт и забрать Арабеллу, иначе…
        Лорен представила, как он в который раз проводит рукой по своим густым, волнистым волосам - явный признак того, что он ужасно нервничает.
        - У меня нет выбора, не так ли? - Вопрос прозвучал скорее как утверждение.
        - О Господи, спасибо, милая!
        Мурашки побежали у нее по спине. «Милая». Никто никогда не называл ее так, кроме него. Слезы навернулись у нее на глаза.
        Она прокашлялась и спокойно ответила:
        - Зак, я поеду в аэропорт и встречу Арабеллу. Я отвезу ее к себе. Позвони, когда доберешься домой, и я заброшу ее к тебе. Но после того справляйся сам.
        - Ты говоришь так, будто речь идет о ящике с овощами.
        - Только скажи мне номер рейса и время прибытия.
        Он продиктовал.
        - Записала?
        - Да, увидимся позже. И, Зак…
        - Да?
        - Я знаю, как ты ненавидишь больницы. Держись молодцом.
        Она повесила трубку. На кухне было невыносимо жарко. Лорен что-то пробормотала себе под нос. Если бы она пошла гулять, как собиралась, Зак бы не застал ее дома.
        Она вышла на балкон, и холодный воздух ударил ей в лицо.
        Арабелла.
        Интересно, как она выглядит? Наверное, у Зака в альбоме еще сохранились ее детские снимки. Должно быть, она высокая для своего возраста девочка, у нее прозрачная кожа, кудрявые ярко-рыжие волосы и огромные зеленые глаза. Когда-то она была копией своей матери, только вот носик у нее был отцовский вздернутый и веснушчатый.
        Бекки, напротив, была похожа на отца…
        Лорен поежилась. Пора отправляться в аэропорт.
        Зак стиснул зубы.
        - Что с вами стряслось? - поинтересовался доктор, осматривая поврежденную лодыжку. - Хоккей? Лыжи?
        Зак поморщился от резкой боли.
        - Упал со стремянки.
        Лицо доктора прояснилось. Он недоверчиво покачал головой.
        - Не перестаю удивляться тому, что люди умудряются получать травмы в самых неожиданных местах и безобидных ситуациях. Здесь болит?
        - Да!
        - Что, так сильно болит?

«Конечно, болит!»
        - Да, можно и так сказать.
        - Ладно, - доктор черкнул что-то в медицинской карте Зака. - Придется сделать рентген. Я пришлю сестру.
        Зак уставился в потолок. Ну почему это случилось именно с ним? Почему он загремел в больницу сейчас, когда у него такое важное дело? Да еще этот коновал - сначала причинил ему жуткую боль, безжалостно ощупывая лодыжку, а потом смылся, оставив его на попечение сестры!
        Зак попытался успокоиться и представил себе Арабеллу. Какой она стала? В четыре годика она была чудесным, жизнерадостным ребенком, а теперь, наверное, чувствует себя одинокой и заброшенной, отчаянно нуждающейся в чьей-то помощи и заботе.
        Так было и с ним, когда умерла Бекки. Воспоминания нахлынули внезапно и мгновенно завладели всем его существом. Он так и не смирился с потерей дочери, как не смирился и с уходом Лорен. Боль утрат преследовала его повсюду. Иногда ему казалось, что мир перевернулся, что черная полоса никогда не кончится, что этот ад кромешный будет продолжаться всегда.
        Мужчины должны быть сильными, и Зак старался быть сильным ради Лорен. Даже когда она ушла, он все надеялся, что она вернется и скажет, что не может без него жить.
        Только Лорен не вернулась. Она оказалась сильнее. Ей не нужна была его поддержка.
        То, что происходило с ним, сам Зак называл агонией. Поначалу он злился и роптал на Бога, который отнял у него его маленькую дочку, а потом решил отвлечься от мыслей о Бекки и Лорен и начал устраивать эти безумные вечеринки.
        Он словно окунулся в новую для него жизнь, ища в ней утешения и успокоения. Но это ему не удалось. Печаль лишь сменилась ненавистью, жгучей ненавистью к Лорен, отвергнувшей его помощь.
        Сегодня он попросил ее поехать в аэропорт, но у него не было другого выхода. Кто-то должен был позаботиться об Арабелле, пока он валяется на больничной койке. А вдруг этой девочке удастся растопить ледяное сердце Лорен, или она отвергнет Арабеллу так же, как когда-то отвергла его?..

«Мистер и миссис Александер, пожалуйста, подойдите к выходу Е79. Повторяем, мистер и миссис Александер, пожалуйста, подойдите к выходу Е79…»
        Лорен поспешила к указанному выходу. Там к ней обратилась сотрудница аэропорта:
        - Миссис Александер? Вы приехали, чтобы забрать Арабеллу Смит?
        - Все верно.
        - Могу я взглянуть на документы, удостоверяющие вашу личность?
        - Разумеется, - Лорен протянула свои водительские права.
        Женщина внимательно изучила фотографию на правах, сравнила ее с оригиналом и вежливо улыбнулась.
        - Все в порядке. А теперь вам придется заполнить кое-какие бумаги…
        Когда Лорен закончила, женщина сказала:
        - Я боюсь, Арабеллу немного укачало в самолете. Возможно, это просто нервы. Наверное, не так легко летать одной в таком нежном возрасте. Сейчас ей получше. Давайте я отведу вас к ней… Хотя вот и она сама.

«Держи себя в руках, - сказала себе Лорен. - Ты с этим справишься». Она повернулась, чувствуя, как земля уходит у нее из-под ног.
        Арабелла оказалась еще выше, чем предполагала Лорен. Она была очень бледна, а ярко-рыжие волосы с возрастом стали медно-каштановыми. На девочке были голубые джинсы, черная футболка и зеленый пиджак, а за спиной болтался небольшой рюкзачок.
        Завидев Лорен, она остановилась в нерешительности. Ее губы заметно дрожали. Похоже, она сильно нервничала.

«Бедный ребенок, - невольно подумала Лорен. - Как она растеряна и напугана…»
        - Здравствуй, Арабелла, - тихо сказала она.
        Та вяло улыбнулась, сделала шаг вперед и протянула руки к Лорен, как будто для объятия. Лорен застыла от ужаса. Ей показалось, что самый жуткий из ее кошмаров вдруг стал явью.

«Обними ее, обними ее…» - твердил внутренний голос. Лорен инстинктивно дернулась, но было уже слишком поздно, она слишком долго колебалась. Арабелла еще больше побледнела и спрятала руки в карманы своего пиджака.
        - Арабелла… - Лорен запнулась, не зная, что сказать.
        - Здравствуйте, тетя Лорен, - спокойно отозвалась девочка. - Спасибо, что приехали меня встретить.
        По пути из аэропорта Арабелла не проронила ни слова. Лорен судорожно перебирала в уме возможные темы для разговора, но так и не придумала ничего путного. Она боялась спрашивать девочку о ее родителях и не хотела заводить разговор о Долли Смит. В конце концов она решила поговорить о школе.
        Арабелла пожала плечами.
        - Все хорошо, - сказала она, глядя в окно. - Если мне здесь не понравится, директор сказала, что я могу вернуться и провести Рождество с ней и еще с тремя девочками, чьи родители за границей.
        - Твой дядя Зак с нетерпением ждет встречи с тобой. Он надеется, что вы хорошо проведете время, - пробормотала Лорен, сворачивая на свою улицу. - Я уверена, что вы подружитесь.
        Краем глаза она заметила, как Арабелла заметно напряглась.
        - Вы хотите сказать, - вопросительно произнесла девочка, - что вас с нами не будет?
        - Нет. Твой дядя Зак и я… Понимаешь, мы не совсем женаты. Мы живем раздельно. У меня квартира вот в этом доме, - Лорен остановила машину возле старинного особняка. - А он живет в Линденли, в нашем старом доме. Кстати, можешь обращаться ко мне на «ты».
        - Хорошо. А как получилось, что дяде Заку достался целый дом, а тебе только квартира?
        - Ну, знаешь ли… Это я ушла от дядя Зака, я решила расторгнуть наш брак. И мне не нужен был дом.

«Слишком много воспоминаний», - добавила она про себя.
        - Ты живешь одна?
        - Да.
        - У тебя есть кто-то'?
        - Нет.
        - А дядя Зак живет один?

«Я не уверена в этом, и этот вопрос меня ужасно мучает».
        - Спроси об этом его.
        - А где он? Почему он не приехал меня встретить?
        - Утром он повредил лодыжку. Сейчас он в больнице и ему, вероятно, накладывают гипс.
        Он обещал позвонить, когда освободится, и я отвезу тебя к нему.
        - Я помню дядю Зака, - сказала Арабелла. - С ним было весело.
        - Да, - хрипло ответила Лорен. - Очень весело.
        Зак позвонил около полуночи.
        - Где тебя носит, черт возьми? - взорвалась Лорен.
        - Я все еще в больнице. Ты встретила Арабеллу?
        - Да, она со мной. Ей стало нехорошо в самолете, но сейчас она чувствует себя гораздо лучше. В данный момент смотрит телевизор. Когда за тобой заехать?
        - Боюсь, планы изменились. Доктор оставляет меня до утра. Когда я упал…
        - Кстати, как это случилось? Откуда ты упал?
        - Со стремянки. В гостиной. Я еще стукнулся головой о кофейный столик, - неохотно объяснил он. - Кажется, у меня небольшое сотрясение, и доктор не хочет меня отпускать. Если все будет в порядке, утром меня выпишут.
        - Это значит…
        - Это значит, что Арабелла остается у тебя на ночь.
        - Зак, мы так не договаривались. Я не могу..
        Что-то заставило ее обернуться. В дверном проеме стояла Арабелла, ее глаза блестели, а губы были плотно сжаты.
        - Лорен? - позвал Зак. - Ты еще там?
        - Да, - она не сводила глаз с Арабеллы. - Все отлично. Позвони утром. Будем надеяться, что тебе станет лучше.
        - Спасибо, Лорен, я твой должник.
        - Иначе не скажешь, - отрезала Лорен и повесила трубку.
        - Я остаюсь здесь на ночь? - спросила Арабелла.
        - Да, - натянуто улыбнулась Лорен.
        - А где я буду спать? У тебя ведь только одна спальня…
        - Ты будешь спать на моей кровати, а я лягу на кушетку в гостиной. Арабелла подавила зевок.
        - Тогда можно я пойду спать прямо сейчас? Только душ приму, можно?
        - Конечно, нет проблем. Тебе помочь?
        - О, нет, - Арабелла взяла один из своих чемоданов, стоящих в коридоре. - Я очень самостоятельная. Этому нас учат в Шелдонской школе для девочек.
        Арабелла вошла в спальню как раз тогда, когда Лорен закончила стелить ей постель.
        Она выглядела особенно прелестной в белой хлопчатобумажной ночной рубашке до пят.
        - Я убралась в ванной, тетя Лорен, - сказала она и уселась в кресло возле камина.
        - А зубы не забыла почистить? - автоматически спросила Лорен и подняла глаза.
        Арабелла смотрела на нее немного укоризненно и выжидающе. Сейчас она до боли напоминала ей Бекки.
        - Ты выглядишь восхитительно! - воскликнула Лорен. - Вся такая белая… Залезай в кроватку.
        Арабелла повиновалась. Лорен привычным жестом подоткнула одеяло и потянулась к ночнику, чтобы выключить его, как вдруг Арабелла заговорила:
        - Не надо, тетя Лорен…
        - Что?
        - Ничего, тетя Лорен. Спокойной ночи. Лорен колебалась.
        - Доброй ночи, Арабелла, - наконец сказала она, когда девочка закрыла глаза, и легонько поцеловала ее в лоб. - Сладких тебе снов.
        Затем она вышла, тихонько притворив за собой дверь. Это несправедливо. Зак сломал лодыжку, застрял в больнице, а ей приходится заботиться о ребенке. И самое ужасное - она начинает привязываться к этому ребенку.
        Нет, это только на одну ночь. Завтра Зак возьмет всю ответственность на себя.
        Еще несколько часов - и все кончится.

        Посреди ночи ее разбудил шорох. Она с трудом открыла глаза и застыла от ужаса. Над ней стояла маленькая белая тень. Лорен боялась даже вздохнуть. Она чуть было не закричала, но спазм сдавил ей горло.
        Маленькая фигурка.
        В белой ночной рубашке.
        Арабелла. Лорен едва не рассмеялась от облегчения.
        Ну что еще нужно этому ребенку? Неужели ее опять тошнит? Лорен уже хотела спросить, что стряслось, но в это мгновение Арабелла тихонько прилегла на край кушетки рядом с Лорен, прижалась к ней своим хрупким теплым тельцем и через несколько секунд ровно задышала.

«Заснула», - пронеслось в голове у Лорен.
        Утром, когда Лорен открыла глаза, рядом никого не было. И если бы не длинный каштановый волосок, оставшийся на подушке, все происшедшее ночью могло показаться сном.
        Зак позвонил в девять тридцать.
        - Я все уладил, - сообщил он. - Сейчас вызову такси и приеду к тебе. Увидимся через…
        - Забудь про такси. Встретимся у главного схода в больницу через десять минут. Я отвезу тебя домой…
        - Нет, я не хочу…
        Лорен повесила трубку. Ни за что она не позволит ему заявиться сюда. Если он попадет к ней в квартиру, его уже не выгонишь он непременно найдет способ остаться. Ей нужно убедить его в том, что между ними все кончено.
        Ради него самого.

        Глава 3

        Чертовы костыли!
        Зак с трудом уселся на заднее сиденье белого «мерседеса».
        - Спасибо, что заехала, - поблагодарил он Лорен.
        - Нет проблем.
        - Эй, Арабелла! - Он подмигнул девочке, которая вся извертелась, чтобы поглядеть на дядю с переднего сиденья. - Как дела?
        - Хорошо, спасибо, - сдержанно ответила она и пожала протянутую ей руку.
        - Ужасно рад тебя видеть!
        - Я тоже рада, дядя Зак.
        Зак занервничал. Девочка была напряжена, а он сам не находил слов, чтобы поговорить с ней. И еще эта лодыжка! Боль просто-таки адская! Он подавил стон.
        И еще этот кавардак у него дома… Ни в коем случае нельзя позволять Лорен зайти туда, где прежде был их общий кров.
        Мысль об этом настолько расстроила его, что он молчал почти всю дорогу и очнулся лишь возле своего дома.
        - Ты не могла бы притормозить у аптеки на углу? - попросил он Лорен. - Мне нужно разобраться с рецептом.
        - Разумеется.
        Лорен припарковалась и заглушила мотор.
        - Давай я сама схожу, - предложила она.
        - Спасибо. Так будет намного быстрее. После того как она ушла, Арабелла отстегнула свой ремень безопасности и повернулась к Заку.
        - Дядя Зак, ведь на самом деле ты мне не ДЯДЯ?
        - Нет, милая. Я то, что называют «дядюшкой чести», а Лорен - твоя «тетушка чести». И мне всегда казалось, что это гораздо почетнее, чем быть просто тетей или дядей. Это означает, что судьба выбрала тебя на эту роль, а родственные связи тут ни при чем.
        Арабелла вздохнула.
        - А родственные связи - это как с бабушкой Долли Смит?
        Зак нахмурился. Не очень-то хорошо будет с его стороны, если он начнет критиковать старую ведьму в присутствии ребенка.
        - Твой папа и я росли вместе и, как ты, наверное, знаешь, были лучшими друзьями. Мы даже поженились почти одновременно. Твоя мама и Лорен тоже были подругами.
        - Мама с папой были очень огорчены, когда вы перестали навещать нас… после смерти Бекки.
        - Да, дорогая…
        Зак готов был отдать все, лишь бы повернуть время вспять. Сотни раз он поднимал телефонную трубку, чтобы набрать знакомый номер, и после некоторых раздумий клал ее на рычаг.
        Его снедало желание поговорить с лучшим другом, поделиться с ним своей болью, выплеснуть все, что творилось у него на душе, но в его сознании вставали образы Мака, Лайзы и Арабеллы - счастливая семья. Зак боялся, что к телефону подойдет именно Арабелла, и тогда он сорвется.
        А потом ушла Лорен, и Зак намеренно разорвал отношения со всеми семейными парами, с которыми они общались. Какая нелепость! Он, взрослый и умный человек, допустил такую ошибку - сознательно лишил себя поддержки друзей.
        К сожалению, осознание и раскаяние пришли потом.
        - Мы потеряли друг друга, - сказал он, тщетно пытаясь скрыть горечь в голосе.
        Через несколько секунд разговор возобновился.
        - Это потому, что тебе было грустно, - проговорила Арабелла так, что сразу стало ясно: это чувство ей хорошо знакомо. Она помолчала немного и снова спросила:
        - Дядя Зак, ты живешь один?
        - Да, я живу один.
        - Тетя Лорен говорит, что ты ждал встречи со мной. Значит, ты хочешь, чтобы я осталась? Навсегда?
        Его сердце бешено забилось, когда он посмотрел в ее полные надежды глаза.
        - Да, милая, но только если этого хочешь ты. Ты не обязана принимать решение сразу.
        - Ты хочешь, чтобы я осталась? - повторила свой вопрос Арабелла.
        - Да, хочу. Безусловно, нам понадобится некоторое время, чтобы свыкнуться друг с другом, но я уверен, мы с этим справимся.
        - А мне придется вернуться в интернат?
        - Тебе там не понравилось?
        - Там было лучше, чем у бабушки Долли Смит. Но там ничто не напоминает мне о семье. Там я как будто совсем одна.
        Ежась от холода, Лорен шагала к машине. Зак беспокоил ее. Выглядел он ужасно - весь какой-то нервный, напряженный, глаза больные…
        Пока он ковылял от дверей больницы до ее автомобиля, ей несколько раз показалось, что он вот-вот упадет. Он был мертвенно-бледен и, кажется, страдал приступами головокружения.
        В состоянии ли он присматривать за ребенком?
        Нет.
        Интересно, у него есть домработница или экономка? Должна быть. Иначе как же он один справляется с домом? Он даже подмести не может - ни разу в своей жизни не держал в руках щетку. Забавно - взрослый, самостоятельный, независимый мужчина становится абсолютно беспомощным, когда дело касается ведения домашнего хозяйства.
        Она тряхнула головой. Хватит! Это ее больше не касается. Пусть выкручивается сам, как умеет.
        - Ой, рождественские огоньки! Как красиво, дядя Зак! - Глаза Арабеллы расширились, когда она разглядывала разноцветные гирлянды, украшавшие дом дяди. - А у тети Лорен вообще нет никаких украшений! - с тенью упрека в голосе заявила она.
        Лорен закусила нижнюю губу. Она действительно ни разу не отмечала Рождество за последние четыре года.
        - Это потому, что я собираюсь уехать на пару недель. Я уезжаю послезавтра.
        - Ты не говорила мне об этом, - вмешался Зак. - Куда направляешься?
        - В Торонто.
        - В Торонто? А почему не на Гавайи, Карибы или Бермуды? Торонто не место для отпуска.
        - Это не просто отпуск. Я еду на поиски квартиры, потому что собираюсь осесть там. Мне предложили повышение. Я возглавлю филиал в Онтарио. Мне очень повезло, Зак.
        Его лицо оставалось непроницаемым. Тогда Лорен повернулась к Арабелле.
        - Что ж, - сказала она, открывая дверцу машины, чтобы высадить девочку. - Надеюсь, у вас с дядей Заком все будет отлично.
        - Спасибо, тетя Лорен.
        Арабелла вылезла наружу и вдруг, обежав вокруг машины, постучалась в окошко со стороны Лорен. Та опустила стекло.
        - Что-то не так, милая?
        Арабелла виновато опустила глаза и доверчиво зашептала:
        - Прошлой ночью я спала с тобой… Я просто хотела, чтобы ты знала. Мне было… одиноко. Я скучала по маме.
        Лорен почувствовала, как резкая боль сдавила ей грудь. Она хотела что-то сказать, но знала: если проронит хоть слово, разрыдается прямо на глазах у Зака.
        Арабелла побежала к дому. Лорен проводила взглядом хрупкую фигурку и опустила стекло. Сейчас Зак скажет, как сильно он в ней разочарован, назовет ее черствой и бессердечной, но он лишь тихо вздохнул и стал вылезать из машины. Сквозь слезы Лорен наблюдала, с каким трудом он вытаскивает вещи Арабеллы из багажника.
        Он так ничего и не сказал. Никогда она еще не чувствовала себя такой жалкой и ничтожной.
        Зак уронил чемоданы и тихо выругался. Сердце Лорен предательски сжалось. Должно быть, это нелегко: ощутить себя беспомощным в самых простых вещах.
        - Я об этом пожалею! - буркнула она, вытерла слезы и тоже вылезла из машины. - Я занесу чемоданы в дом.
        - Нет! - Зак побледнел. - Нет, я справлюсь сам.
        - Ну кто бы сомневался!
        Она подхватила багаж и направилась к двери. И почему Зак так испугался, когда она предложила донести вещи Арабеллы? Уязвленная мужская гордость или что-то еще?
        Наконец Зак отпер дверь.
        - Ладно, - проговорил он. - Теперь я сам. Почему же он не хочет впускать ее?
        - Куда поставить чемоданы? - спросила Лорен, решительно входя и дом. - Отнести па-верх?
        И тут она заглянула в гостиную. На секунду она потеряла дар речи и остолбенела, а потом уронила багаж и, словно сомнамбула, прошлась по гостиной. Вот перевернутый стул, вот сломанная стремянка, на ковре впитавшаяся лужа…
        - Какой погром! - пробормотала Лорен. В довершение всего она заметила кружевной лифчик, так смутивший миссис Поттер. Злость охватила ее. И сюда Зак решил привести ребенка? Она резко обернулась.
        Зак стоял позади, на его лице играла невинная улыбка. Лорен едва сдержалась, чтобы не влепить ему пощечину.
        - Возьми телефон, Зак, и позвони в бюро услуг - пусть приедут и уберут всю эту грязь, потребовала она. - Я отведу Арабеллу наверх и помогу ей устроиться, а затем мы с тобой серьезно поговорим.
        Зак перелистывал справочник и звонил в разные фирмы, но лишь в одной согласились его выслушать.
        - Сегодня? - женщина на другом конце провода истерически рассмеялась. - За неделю до Рождества? Мистер, вы знаете, что все хотят навести порядок в доме именно в эти дни? Обратитесь в другую фирму.
        - Я обращался всюду. Вы моя последняя надежда. Ради бога, только одна комната! Разве это отнимет много времени?
        Тишина.
        - Только одна комната?
        - Да. Послушайте, я только что удочерил восьмилетнюю девочку. Мне нужна помощь!
        - На какой улице вы живете? - голос женщины заметно смягчился.
        Не веря в свою удачу, Зак ответил.
        - Ладно, мистер, считайте, что вам крупно повезло, но это будет стоить вам кучу денег. Согласны?
        - Замечательно.
        - Мириам живет в вашем районе. Я пошлю ей сообщение на пейджер, и она заскочит к вам по пути к своему следующему клиенту.
        Зак вздохнул с облегчением. Теперь он пойдет на кухню и сварит кофе, чтобы угостить Лорен. Похоже, сердце Снежной королевы постепенно оттаивает. Лорен снова становится собой.
        - В этой комнате ты спала, когда приезжала к нам в последний раз, Арабелла. - Лорен улыбалась через силу. - Ты помнишь?
        Девочка огляделась.
        - Да, помню. Рядом была комната Бекки. У нее были розовые обои с голубыми мишками. А сейчас обои розовые?
        - Нет. - Лорен подошла к окну и выглянула во двор. - Мы убрали вещи Бекки и переклеили обои. Я не помню, какого цвета они сейчас, - она пожала плечами. - Кажется, серые.
        Серые и безжизненные. Как и дни, которые она влачила после смерти Бекки и ухода от Зака. Она не могла заходить в комнату дочери и однажды вывезла все ее вещи и заставила Зака сделать ремонт, чтобы ничего не напоминало ей о происшедшей трагедии.
        Комната приобрела совершенно иной вид, но воспоминания все равно остались, и едва Лорен входила туда, она снова видела голубых мишек на розовом фоне и слышала звонкий смех дочери.
        Зак просил ее оставить все как есть, умолял, уговаривал, но она была непреклонна. Ей казалось: если она уберет все, что могло напомнить ей о Бекки, боль пройдет.
        - Я разложу свои вещи, тетя Лорен. Лорен кивнула и огляделась. Арабелла открыла один из своих чемоданов и достала оттуда куклу Барби и ее багаж.
        - Ты спустишься вниз, когда закончишь? спросила Лорен.
        - Да, конечно.
        Лорен вышла в коридор и поспешно направилась к лестнице. Проходя мимо комнаты Бекки, она невольно замедлила шаг. Нет, она вовсе не хочет заглядывать внутрь - ей страшно.

«Глупости! - подумала Лорен. - Не могу же я всю жизнь от этого бегать!»
        Поддавшись импульсу, она распахнула дверь.
        Комната была пуста. Все осталось именно таким, каким было, когда Лорен ушла, - заново отполированный дубовый паркет, серые стены, окна без занавесок. Лорен в изнеможении ухватилась за дверной косяк и закрыла глаза. Почти забытые образы окружили ее, и она потеряла счет времени.
        Кто-то позвонил в дверь. Лорен вздрогнула и очнулась от оцепенения. Неужели из бюро услуг так быстро приехали?
        Лорен сбежала вниз по лестнице. Зака нигде не было.
        - Я открою! - по привычке крикнула она. На пороге стояла вызывающе накрашенная брюнетка, тщательно завитые черные волосы лежали на ее обнаженных плечах, на которые было небрежно накинуто норковое манто. Вряд ли эта женщина пришла убираться. Тогда кто же она?
        Брюнетка нагло ухмыльнулась.
        - Чем могу вам помочь? - на всякий случай вежливо спросила Лорен.
        - Я ищу Зака.
        - О, проходите, он где-то здесь. Женщина проскользнула внутрь, расточая аромат какого-то экзотического парфюма. В гостиной она скинула манто и осталась в одном коротком, обтягивающем платьице цвета «металлик», которое было ей мало по крайней мере размера на два. Со вздохом она плюхнулась на диван и вытянула свои длинные ноги в узорчатых колготках и туфлях на двенадцатисантиметровой шпильке.
        Обдав Лорен презрительным взглядом, брюнетка равнодушно заметила:
        - Вы, должно быть, домработница? - Она огляделась. - Где Зак?
        Лорен собралась было осадить нахалку, но вдруг передумала.
        - Мистер Александер! - сладким голоском пропела она. - К вам гости!
        Мистер Александер?
        Зак нахмурился. С чего вдруг такие формальности? Под ложечкой у него неприятно засосало. Что-то не так.
        - Мириам из компании «Зип-Зап»? - спросил он и поковылял в гостиную. При виде брюнетки он слегка оторопел. Нет, это не Мириам. - Привет… - он старался не глядеть в сторону Лорен. - Алисия?
        Алисия улыбнулась ему самой пленительной улыбкой, на которую только была способна.
        - Зак, дорогуша, когда я вернулась домой от тебя, то обнаружила, что кое-что здесь забыла.
        Зак вскинул брови.
        - Кое-что забыла?
        Краем глаза он заметил, как Лорен исчезла на кухне. Слава богу, у нее хватило ума уйти.
        - Итак, - он двинулся к Алиспи. - И что же ты забыла?
        Она едва открыла рот, чтобы ответить, но в комнате снова появилась Лорен.
        - Вы случайно не это ищете? - осведомилась она и протянула Алисии кружевной бюстгальтер, перепачканный кетчупом.
        Зак закашлялся. И как Алисия умудрилась оставить у него столь интимную деталь своего туалета? Лорен наверняка не поверит, что он здесь ни при чем.
        Лорен невинно улыбалась, ее глаза блестели лукавством.
        - Простите, я выбросила его в мусорное ведро - не думала, что он еще кому-то может понадобиться. Когда я вас увидела, то сразу поняла, что он принадлежит вам. - Лорен повертела лифчик в руках, рассматривая лейбл, и делано ахнула. - Неужели у вас шестой размер?!
        Алисия выпрямилась, выпятив самую драгоценную часть своего тела, и захлопала ресницами.
        - Впечатляет, правда? Большинство людей не верят своим глазам.
        Лорен решительно подошла к Алисии, схватила ее за руку и буквально поволокла к двери.
        - Эй, постойте-ка, - запротестовала брюнетка. - Я пришла повидать Зака…
        - Что ж, вы его повидали, - Лорен сунула лифчик за шиворот Алисии. - А теперь проваливайте.
        - Сладенький! - Красотка умоляюще взглянула на Зака. - Уйми свою домработницу!
        - Я не домработница, - отрезала Лорен, выталкивая Алисию из дома, и, прежде чем захлопнула дверь перед ее носом, добавила:
        - Я его жена!
        Зак в изумлении наблюдал за происходящим. Захлопнув дверь за Алисией, Лорен повернулась к нему. Ее щеки пылали, и Зак невольно задумался, почему приход Алисии так взволновал Лорен. Ведь это она бросила его, предоставив ему полную свободу, она сказала, что он волен вести себя как угодно. Неужели она ревнует?
        Зак шагнул к ней, но в это мгновение по лестнице сбежала Арабелла.
        - Закончила распаковываться? - спросила Лорен.
        - Да. Кто приходил?
        - Подруга твоего дяди, - ответила Лорен таким тоном, что у Зака мурашки побежали по спине.
        - Я видела ее в окно, - заметила Арабелла. - Она похожа на Круэллу де Виль - из мультика про сто одного далматинца.
        Лорен довольно хмыкнула и бросила на Зака уничижительный взгляд, от которого ему стало совсем не по себе.
        - Ее зовут Алисия, солнышко, - проворковала Лорен, обращаясь к Арабелле. - Какое милое имя, не правда ли? У твоего дяди Зака очень много друзей, и если все они столь же… очаровательны, как Алисия, неудивительно, что ему нравится устраивать такие вечеринки. Зак притворился, что не улавливает сарказма в ее голосе.
        - Я сварил кофе, - тихо сказал он. - Давайте пойдем на кухню…
        В дверь снова позвонили. Это оказалась Мириам из «Зип-Зап».
        Когда Зак вошел на кухню, Лорен по-хозяйски шарила в холодильнике.
        - Где Арабелла? - поинтересовался он.
        - Пошла наверх за книжкой. Зак, здесь пусто! - Она подняла на него глаза.
        - Неужели? - искренне удивился он и подошел к ней. - Здесь есть пиво. И белое вино, и сыр, и… кое-что осталось от вечеринки.
        Лорен с грохотом захлопнула дверцу холодильника.
        - Я иду в магазин, - не допускающим возражений тоном заявила она. - Надо же, чтобы вы с Арабеллой чем-то питались. Но если ты, Зак, будешь продолжать вести себя в том же духе…
        Зазвонил телефон. Зак поспешно схватил трубку.
        - Говорит Александер.
        - Мистер Александер, добрый день, это Тайлер Брэддок.
        - Слушаю вас, мистер Брэддок, - Зак поймал на себе пристальный взгляд Лорен. - Чем могу помочь?
        Брэддок заговорил, и Зак едва удержался, чтобы не выругаться.
        - Да, я понимаю, - время от времени повторял он. - Да, мистер Брэддок, да, это проблема, но я постараюсь уладить все как можно скорее.
        Он повесил трубку.
        - Что? - занервничала Лорен. - Что стряслось? - По лицу Зака она угадала, что дела были плохи.
        Зак прислонился к стене и застонал.
        - У нас проблемы. Долли Смит выяснила, что мы с тобой больше не живем вместе, и решила опротестовать завещание Мака и Лайзы. Она хочет вернуть Арабеллу, говорит, что ее долг - воспитать девочку. Она подает на нас в суд.
        - Но ей же восемьдесят лет!
        - Ей шестьдесят пять, и она здоровей ломовой лошади. С ней будет нелегко справиться.
        - О Зак! - Лорен ухватилась за спинку стула, чтобы не упасть. - Ты не можешь позволить ей забрать Арабеллу. Этой девочке нужен кто-то, кто будет ее любить и оберегать, кто действительно хочет этого, а не тот, кем движет чувство долга!
        - Безусловно, но вопрос в том, поймет ли это судья. Что он предпочтет; отдать девочку на воспитание родственнице или мужчине, от которого ушла жена и фотографию которого регулярно печатают в разделе светской хроники, потому что он знаменит на весь город своими оргиями… Лорен, мне не выиграть этот процесс…
        - Дядя Зак?
        Лорен и Зак одновременно повернулись. В дверях стояла Арабелла с детской книжкой в руках. На ее лице был написан ужас.

«Как долго она стоит там?» - пронеслось в голове у Лорен.
        - Детка… - начал Зак, но Арабелла перебила его:
        - Я слышала, что ты говорил о бабушке Долли Смит. Она хочет, чтобы я вернулась к ней. - Арабелла с трудом подавила нахлынувшие слезы. - Мне придется уехать, да?
        В глазах Зака предательски защипало. Как же получилось, что они подвели девочку? Он так готовился к приезду Арабеллы, искренне надеясь, что удастся заменить ей семью, а она, Лорен, не сделала ровным счетом ничего, чтобы помочь несчастному ребенку.
        Арабелла повернулась и бросилась обратно, наверх, Зак рванулся за ней, а Лорен застыла на месте. В голове у нее царил полный хаос. Она не может позволить Долли Смит забрать Арабеллу, но этого не избежать, если она откажется помочь Заку.
        Но тогда место главного менеджера в Онтарио будет навсегда потеряно для нее и ей придется снова жить с Заком.
        Впрочем, со временем ей могут предложить еще одно продвижение. Надо только дождаться конца судебного процесса. Когда все уладится, она сможет уехать, и пусть Зак сам воспитывает Арабеллу.
        Если она, Лорен, будет осторожна, то не привяжется к девочке и не позволит ей занять пустующее место в ее сердце.
        Это вполне возможно. И она сделает это.
        Собравшись с духом, Лорен бросилась догонять Зака, который ковылял к лестнице.
        - Зак! - Она схватила его за рукав рубашки. - Я вернусь домой, - сказала она, задыхаясь от волнения. - Но как только все уладится с Арабеллой, я уеду. Между нами все остается по-прежнему, Зак, - добавила она, чтобы он не истолковал ее порыв не правильно. - У нас будут раздельные спальни. Мы женаты только на бумаге, договорились?

        Глава 4

«Нет, Лорен, не договорились». Ответ Зака продолжал звучать в ушах Лорен и полчаса спустя. Металлические нотки в его голосе напугали и обескуражили ее. - Почему нет? - удивилась она. Он посмотрел ей прямо в глаза, и ей показалось, что в его взгляде сквозило разочарование.
        - Во-первых, это будет ложью…
        - Да, но что значит ложь, когда речь идет о правосудии? Разве цель не оправдывает средства?
        - А какова твоя цель, Лорен? Ты хочешь помочь мне, потому что считаешь, что Арабелле лучше быть со мной, чем с Долли Смит?
        - Да!
        - И тебе не стыдно так поступать с ребенком? Это жестоко…
        Лицо Лорен залилось краской. Кажется, теперь она окончательно потеряла его доверие.
        Она стояла на кухне и вспоминала эту их ссору.
        - Это жестоко! - сказал он. - Что будет с Арабеллой, когда мы выиграем процесс и ты исчезнешь из ее жизни? Ей будет казаться, что ее бросили! Лорен, девочке нужна мать. Несмотря на все твои попытки отгородиться от нее, она обожает тебя. Что же касается меня, я не собираюсь создавать видимость семьи. Арабелле нужны покой и стабильность, это я и собираюсь ей обеспечить. Я знаю, что ты предложила помощь, исходя из самых благих намерений, - более мягко добавил он. - Но иногда просто благих намерений недостаточно.
        Он отвернулся и начал медленно подниматься по лестнице.
        - Что ты намереваешься делать? - крикнула она ему вслед.
        - Найду няню, - бросил он через плечо. Няню! Он найдет няню. Это чудовищно! Он подыщет добрую и любящую няню, которая одарит Арабеллу заботой. Разумеется, зачем ребенку общаться с неуравновешенной, несчастной женщиной, которая панически боится к кому-то привязаться?
        Именно по этой причине она бросила Зака. Именно по этой причине она отвергла его любовь.
        - Я чувствую себя таким беспомощным! воскликнул Зак, наблюдая за Лорен, разгружающей сумку с продуктами.
        Ее щеки раскраснелись не то от мороза, не то от чего-то еще, на длинных ресницах таяли снежинки.
        - Дай мне какое-нибудь задание, иначе я сойду с ума!
        - Вместо того чтобы хныкать, ты бы лучше начал подыскивать няню, - съязвила Лорен и поставила в холодильник пакет молока.
        - Я уже обратился в агентство. Они пришлют кандидаток в начале следующей недели. Женщина, с которой я беседовал, сказала, что у нее на примете есть по меньшей мере шесть персон.
        - Звучит многообещающе. А с Арабеллой ты поделился своими далеко идущими планами?
        - Да, мы поговорили с ней, пока ты была в магазине.
        Зак не сводил восхищенных глаз с Лорен. Все ее движения были легкими и грациозными. Ему вдруг до смерти захотелось прикоснуться к ней, но он тут же подавил это желание.
        - Она не очень-то обрадовалась этой перспективе, - признался Зак. - И это мягко сказано.
        Лорен хмыкнула.
        - Она, по ее собственным словам, «вырыла топор войны», - Зак скорчил гримасу. - Она говорит, что уже слишком «старая», чтобы иметь няньку, потому что няньки бывают только у младенцев. И еще она сказала, что я не имею права нанимать ей няню, так как я ей не отец. Видела бы ты ее - руки в боки, глаза горят - настоящая злючка! - Он горько усмехнулся.

«Если бы тетя Лорен любила меня, - кричала Арабелла, - она бы согласилась стать моей мамой, и нянька была бы мне не нужна!» Потом она упала на кровать и зарыдала, а он обнял ее и постарался спокойно объяснить ей, что с тех пор, как умерла Бекки, тетя Лорен очень изменилась.
        Она больше не способна любить.
        - Зак? - Голос Лорен отвлек его от мрачных мыслей.
        - Прости, я задумался.
        - Так ты уговорил Арабеллу?
        - Да. Она не хочет возвращаться к Долли, а я сказал, что няня - это наш единственный шанс.
        - Что ж, хорошо.
        - А потом я едва не свернул себе шею, когда спускался по лестнице, - сухо рассмеялся он. - Поэтому я решил спать внизу, пока не снимут гипс.
        - А где ты поселишь няню?
        - Я подумал… - осторожно начал он, - поселить ее в комнате Бекки, по соседству с Арабеллой.
        Он внутренне напрягся, ожидая ее реакции.
        - Тебе придется переделать комнату, - наконец отозвалась Лорен. - Она выглядит какой-то… нежилой.
        - Я полагал, ты станешь возражать.
        - Это комната, Зак, а не святилище. Если хочешь…
        Он поморщился от внезапной боли в лодыжке и потянулся за пузырьком с таблетками.
        - Я должен был принять одну еще час назад, - сказал он. - Налей мне стакан воды, пожалуйста.
        Лорен повиновалась.
        - Ты в порядке? - спросила она, озабоченно глядя ему в лицо.
        - Да, в полном.
        - Ты скверно выглядишь. Как же ты собираешься присматривать за Арабеллой, если с трудом можешь передвигаться? Тебе придется готовить еду и…
        - Не беспокойся, мы справимся. Я взял отпуск и… О, Боже!
        - Что такое?
        - Мне придется уехать во вторник и среду. Прибывает японская делегация… - он провел рукой по волосам.
        На секунду воцарилась тишина, а потом Лорен вдруг сказала:
        - План таков: я отменю свою поездку в Торонто и тоже возьму двухнедельный отпуск. Я побуду с Арабеллой, пока ты не найдешь няню. Ты говоришь, что хорошо себя чувствуешь, а выглядишь отвратительно. Я позабочусь об Арабелле, а ты займешься делами.
        Она замолчала, потому что на кухню вошла Арабелла. Девочка явно хотела что-то сказать, но удержалась, заметив, что прерывает разговор взрослых.
        - Итак. - продолжила Лорен, - я составлю компанию Арабелле, пока ты будешь на работе.
        - Ты не едешь в Торонто? - удивилась девочка, взглянув на Лорен.
        - Я задержусь на пару недель.
        - Здорово! Тетя Лорен, ты видела - на улице идет снег? Дядя Зак не сможет покататься со мной на санках, но ведь мы с тобой можем пойти, правда?
        После недолгих раздумий Лорен ответила:
        - Конечно, можем. Только сперва мне придется съездить домой и захватить кое-какие вещи.
        - Тогда поезжай прямо сейчас, - тихо сказал Зак. - А то дороги скоро заметет. Поскольку я рано ухожу в офис, тебе придется ночевать здесь, так что возьми все необходимое.
        Лорен укладывала чемодан и не верила, что делает это! Она собиралась отказать Заку, а вместо этого услышала свой голос: «Хорошо».
        Немыслимо - он хотел, чтобы она ночевала у него! «Это всего на две недели», - убеждала себя Лорен. К тому же это удобно: ведь если снег не растает, утром никуда не добраться.
        Можно, конечно, и полететь в Торонто, но она уже отменила заказ на билет.
        Было совсем темно, когда она подъехала к дому Зака. Грузовичок компании «Зип-Зап» исчез - значит, уборка завершена. В гостиной горел свет. Лорен припарковала машину и вылезла из нее. В окне появилась крошечная фигурка.
        На секунду ей показалось, что это Бекки…
        Она тряхнула головой и вернулась в реальность - в холодную и жестокую реальность, в которой она больше никогда не увидит Бекки.
        Лорен вытерла навернувшиеся слезы и взяла себя в руки. Она достала чемодан из багажника и поплелась к дому. В лицо ей бил колючий снег. Она уже вставила ключ в замок, как вдруг дверь, словно по волшебству, распахнулась.
        - Привет, солнышко, - улыбнулась Лорен. - А что, Мириам уже уехала?
        - Ага, только вот…
        Лорен разделась. В доме пахло жидкостью для чистки мебели с лимонным ароматом.
        - Тетя Лорен…
        Только теперь Лорен заметила, что девочка бледна.
        - Что-нибудь случилось? - всполошилась она.
        - Ой, тетя Лорен, ты никогда не догадаешься, что…
        - Ты приехала! - прогремел знакомый голос. - Наконец-то!
        Лорен повернулась к Заку, но слова замерли у нее на губах. Он, как и Арабелла, явно был не в своей тарелке.
        - Что такое? - еще больше испугалась она. - Что-нибудь серьезное?
        Он провел рукой по волосам, и Лорен поняла, что он сильно нервничает.
        - Не просто серьезное, катастрофа. Кое-кто приехал!
        - Кое-кто? Кого ты имеешь в виду? Со стороны лестницы кто-то негромко кашлянул. Лорен посмотрела наверх и различила силуэт женщины на площадке второго этажа. Сначала Лорен не узнала гостью, но потом…
        - Бабушка Долли Смит! - выпалила она и едва устояла на ногах от неожиданности.
        Пожилая женщина молчала. Тусклый свет люстры бросал тени на ее лицо, но Лорен все же заметила, что Долли ничуть не изменилась те же резко очерченные скулы, прямой аристократический нос, плотно сжатые тонкие губы и близко посаженные черные глаза, пугающие своим зловещим блеском.
        - Да, деточка, - прозвучал тихий, бархатный голос. - Это я.
        Она спустилась вниз. Теперь-то Лорен смогла наконец хорошенько рассмотреть ее. Нет, она все та же, только когда-то роскошные густые темные волосы слегка поредели и совсем поседели.
        Она, как всегда, была в черном, и лишь старинная бриллиантовая брошь в форме диковинного цветка, приколотая к воротнику платья, оживляла мрачный наряд.
        Воспитанная в строгих традициях, Долли принадлежала к тому типу людей, которые ставят долг превыше всего. Она безжалостно критиковала людей, нарушавших условности, но сама, когда ей это было необходимо, не считалась ни с какими правилами.
        - Лорен, - заговорил Зак, - бабушка Долли Смит только что прилетела из Лос-Анджелеса.
        - Очень мило, - буркнула Лорен.
        - Я приехала повидать Арабеллу, - заявила Долли, как будто кто-то осмелился бы ей помешать. - Должна сразу заметить, что я против того, чтобы ребенок путешествовал в одиночку. Дитя мое, - обратилась она к Арабелле. - Я хочу поговорить с твоими так называемыми тетей и дядей наедине. Иди в свою комнату и не смей подслушивать, поняла?
        Лорен почувствовала, как гнев заполняет все ее существо. Что позволяет себе эта бездушная, эгоистичная особа?! Слова возмущения уже готовы были сорваться у нее с языка, но тут она поймала на себе взгляд Зака.
        - Ради бога, не раздражай старую ведьму! шепотом попросил он и громко добавил:
        - Арабелла, заинька, не сделаешь мне одолжение, прежде чем уйти к себе? Я приготовил чай. Сходи на кухню, возьми поднос с чайником, молочником, сахарницей и чашками и принеси все это в гостиную, пожалуйста.
        - А печенье принести? Тетя Лорен купила восхитительное миндальное печенье.
        - Да, печенье - это здорово.
        - Я мигом.
        - Спасибо, сладкая.
        - Всегда пожалуйста, дядя Зак. Арабелла убежала на кухню.
        - А мы давайте пройдем в гостиную и поговорим, - угрюмо сказал Зак.
        Когда Долли Смит появилась на пороге дома, Заку показалось, что земля уходит у него из-под ног.
        - Молодой человек, - женщина сбросила рыжее кожаное пальто ему на руки, - будьте добры, отнесите это в мою комнату. А затем я хочу, чтобы вы приготовили мне чаю, крепкого чаю. В этих самолетах ужасный сервис!..
        На секунду Заку почудилось, что она возникла из ниоткуда, что ее принес северный ветер. Он покорно взял ее вещи. «А что я мог сделать? - оправдывался он перед собой. - Не выставлять же ее на улицу, на мороз!..»
        Долли уютно устроилась в доме и, похоже, не собиралась никуда уходить. Лорен придвинула большое удобное кресло поближе к камину, и старая леди тут же уселась в него.
        Слава богу, Мириам отлично потрудилась - в гостиной не осталось и следа от беспорядка. По крайней мере, сто долларов были потрачены не зря. И что бы сказала Долли, застав здесь утренний кавардак?
        Одна мысль об этом заставила Зака поежиться.
        - Зак, ты в порядке? - Лорен подошла к нему.
        - Да, просто слегка продрог, надо подбросить дров в камин.
        Так он и сделал. Огонь затрещал с новой силой. Затем Зак сел в кресло рядом с Лорен.
        - Что ж, - Долли в упор посмотрела на Лорен. - Не ожидала увидеть тебя здесь. Мне сказали, что вы с Заком расстались. Неужели ситуация изменилась?
        Зак повернулся к Лорен, и их взгляды встретились. У нее были ясные глаза, и он понял, что ее предложение изобразить счастливую супружескую пару остается в силе. Итак, он мог сказать Долли, что у них все наладилось. Если он это сделает, старая ведьма может и отказаться от своей затеи отнять у них Арабеллу.
        Долли далеко за шестьдесят. Неужели пожилой женщине хочется обременять себя заботами о ребенке, который года через четыре станет неуправляемым подростком, со всеми проблемами этого возраста?
        Зак колебался.
        Лорен ободряюще пожала его руку. Зак заерзал в кресле.
        - А вот и чай, дядя Зак, - Арабелла поставила поднос на кофейный столик. - Простите, что меня так долго не было: я нечаянно просыпала сахар на пол. - Она поглядела на Лорен. - Я могла бы замести его под холодильник, но это было бы не правильно. Мама говорила, что нельзя вести себя плохо, даже когда никто тебя не видит. Поэтому я подмела как следует.
        Зак нахмурился. Нет, он не должен лгать.
        Он поблагодарил Арабеллу, и она ушла.
        - Итак, - Долли не сводила с Зака проницательного взгляда. - Вы снова вместе. Должна признаться, я этого не ожидала…
        - Нет.
        - Нет? - удивилась женщина.
        - Нет, Долли. - Он почувствовал, как вздрогнула Лорен. - Мы не вместе. Лорен предложила пожить у меня, пока я не найду надежную няню для Арабеллы. Потом она переезжает в Торонто - там ей предложили хорошую работу.
        Он не мог не заметить, что его слова обескуражили Долли еще больше. Старая женщина нахмурилась и перевела взгляд на Лорен.
        - Ну, девочка, не сиди как принцесса! Разливай чай!
        Лорен готовила ужин. Она слышала, как Зак скрипит костылями, расхаживая по гостиной. Через некоторое время он появился на кухне.
        - За ужином мы будем пить вино, - сказал он и поставил на стол бутылку «Пино Блан». - Что у нас на ужин?
        - Курица под грибным соусом, рис и салат из аспарагуса.
        - А десерт будет?
        - Персики и ванильное мороженое.
        - Отлично, я голоден как волк. Лорен кивнула и хотела отойти к плите, но Зак привлек ее к себе.
        - По-моему, это ни к чему, Зак.
        - Я хотел поговорить.
        Его темные глаза смотрели на нее, руки обнимали ее стройное тело. Мурашки побежали по спине Лорен.
        - Я знаю, как тебе нелегко быть здесь и видеть Арабеллу.
        - Это всего на пару недель. Я справлюсь.
        Он легонько поцеловал ее в нос и… отпустил. Она выглядела растерянной, щеки покраснели, губы приоткрылись, словно в предвкушении чего-то большего.
        Как бы она ни упиралась, она по-прежнему его любит!
        Она противилась ему, говорила глупости, даже оскорбляла его, поминутно доказывая ему свою бессердечность и безразличие, - и за всем скрывалась прежняя, любящая Лорен.

«Разве может человек, который когда-то был твоей второй половинкой, взять и отсоединиться в одно мгновение?» - думал Зак.
        У него впереди две недели, чтобы все вернуть, чтобы растопить ее ледяное сердце, чтобы заставить ее понять, как сильно он ее любит.
        Чтобы заставить ее понять, что он единственный человек, которого она когда-либо любила.

        Глава 5

        - Тетя Лорен? - Арабелла облизала десертную ложку. - Мы пойдем сегодня кататься на санках или погода слишком плохая?
        - Боюсь, если мы пойдем, будет не очень весело. Посмотри только, какая метель за окошком. А вот завтра утром, когда перестанет идти снег, мы…
        - Завтра утром, - вмешалась Долли Смит, мы с Арабеллой идем в церковь. Зак едва не подавился печеньем.
        - Но, Долли, ближайшая церковь в десяти кварталах отсюда! - возразил он.
        - Лорен нас отвезет.
        - Это будет зависеть от состояния дорог, не унимался Зак, - и от того, захочет ли Лорен вас подвозить.
        - Конечно, она захочет. Правда, девочка?
        - Я не против, но, как верно заметил Зак, все будет зависеть от состояния дорог.
        - А разве снегоочистители здесь не ездят? резонно поинтересовалась Долли. - Странные у вас обычаи. Вы что, не платите налоги?
        - Мама всегда говорила, что невежливо спрашивать людей о деньгах, - заявила Арабелла.
        Зак издал неопределенный звук. Лорен бросила на него удивленный взгляд и увидела, что он прижал салфетку к губам. За годы совместной жизни Лорен хорошо изучила его повадки.
        Судя по всему, он был чрезвычайно доволен вмешательством Арабеллы. Впервые за долгое время в его глазах засверкали веселые искорки, которые когда-то покорили ее сердце.
        - А мама не говорила тебе, - возмутилась Долли, - что еще более невежливо критиковать взрослых?
        - Давайте не будем загадывать на будущее, быстро сказала Лорен. - Что будет, то будет. Зак, почему бы вам с Долли не остаться в гостиной и не поговорить, а мы с Арабеллой пока вымоем посуду?
        Она проворно собрала грязные блюдца и чашки и поспешила на кухню. «Я как пронырливая крыса, - усмехнулась она, - которая предусмотрительно бежит с тонущего корабля».
        Ужин обернулся полным провалом. Долли отказалась от вина и ужасно разозлилась по поводу отсутствия в меню супа. «Картофельный суп очень полезен, - сказала она поучительным тоном. - И я не понимаю, почему вы пренебрегаете первым».
        Затем она заявила, что курицу переперчили, хотя Лорен и не думала класть перец в грибной соус. Мороженое оказалось чересчур сладким, персики перезрелыми, а кофе
«отвратительным на вкус».
        Лорен тяжело вздохнула. Хотелось немного побыть в тишине и не слышать нравоучений Долли. Бедняга Зак - ему не удалось найти благовидный предлог, чтобы ретироваться из столовой.
        За окнами бушевала снежная буря. Поддавшись мимолетному импульсу, Лорен подошла к окну и прижалась носом к стеклу. Как часто они сидели втроем - она, Зак и Бекки, - и Зак рассказывал им легенды о созвездиях. Самым любимым созвездием Лорен были Плеяды. Семь Сестер.
        В этом созвездии мерцала крохотная звездочка - Майя - их звезда с Заком, не самая яркая, но, согласно легенде, самая красивая.
        - У Майи есть сестренки. Ей очень повезло, - задумчиво сказала однажды Бекки. - Она никогда не будет одна.
        В ответ Зак улыбнулся и многозначительно посмотрел на Лорен.
        - Мы с мамой уже работаем над этим. Надо только надеяться и ждать.
        Слезы навернулись на глаза Лорен. Она быстро вытерла их тыльной стороной ладони и… вздрогнула, увидев в стекле отражение Зака, стоявшего за ее спиной.
        - С тобой все хорошо? Что, Долли здорово тебя достала, да? - Он внимательно смотрел на нее.
        - И как ты ее только переносишь? - горько усмехнулась Лорен.
        Он положил руку ей на плечо, и словно сотни вольт пронзили ее тело. Видимо, он почувствовал, как она напряглась, потому что сразу убрал руку.
        - Стараюсь, - ответил он. - Это единственный способ завоевать ее расположение, чтобы не потерять Арабеллу.
        Лорен повернулась и почти уткнулась носом ему в рубашку.
        - У тебя не много хороших качеств, - заметила она. - Но те, что есть, - потрясающие.
        - У меня был шанс запудрить старушенции мозги, но я подумал - это нечестно по отношению к тебе и Арабелле.
        - А что насчет тебя? Разве это честно по отношению к тебе? - Она нахмурилась, словно обдумывая что-то. - Можно задать тебе один вопрос, Зак?
        Он кивнул.
        - Ты встречаешься с кем-нибудь? Я имею в виду серьезные отношения…
        - Нет.
        - Зак, - взволнованно заговорила она. - Ты должен перестать цепляться за прошлое, перестань надеяться…
        - Надеяться на что? - Он помрачнел, словно угадывая ее мысли.
        - Ты знаешь…
        - Надеяться на то, что нам удастся снова сойтись? Тебе, кажется, известно, что я был против нашей разлуки! Я никогда не хотел тебя отпускать, черт возьми!
        - Ты должен меня отпустить, Зак.
        - Неужели? А как же ты? Когда ты отпустишь меня?
        - Уже отпустила.
        - Разве? Ладно, положим, ты избавилась от чувств ко мне, но Ребекку ты забыть не сможешь.
        - Я не хочу об этом говорить… - жалобно произнесла Лорен и попыталась уйти, но он схватил ее за руку.
        - Ты закончишь как Долли Смит! Она прожила всю жизнь, не любя никого, кроме себя! Ты будешь лелеять свое горе! Думаешь, Бекки нравится смотреть на тебя с Небес? Думаешь, она счастлива, зная, что ее дорогая мамочка так и не сумела смириться с ее смертью?
        - Прекрати! - воскликнула Лорен, теряя контроль над собой.
        - Думаешь, мне легко? Да я…
        - Ах вот ты где, Зак! - раздался голос Долли. - А я-то недоумевала, куда ты подевался. Арабелла, принеси мой кофе, пожалуйста, велела она девочке, которая тоже пришла на кухню.
        - Сейчас, бабушка Долли.
        - А потом сбегай ко мне в комнату и принеси мое вязанье…
        Зак красноречиво поглядел на Лорен. «Вот так ты хочешь кончить? - говорили его глаза. - С вязаньем в руках и больше ни с чем?»
        Лорен отвела глаза. У нее не хватало смелости признать его правоту.
        - О чем бабушка Долли Смит хотела поговорить с вами, когда отослала меня наверх? спросила Арабелла, помогавшая Лорен вытирать посуду.
        - Ну… - замялась Лорен, глядя в доверчивые глаза девочки. - Она спросила нас с Заком, живем ли мы вместе.
        - Но вы ведь расстались, да? Лорен кивнула.
        - Да, мы расстались.
        - А если бы вы не расстались, бабушка уехала бы домой?
        - Вероятнее всего.
        - А почему она думает, что дядя Зак не сумеет со мной справиться? Она считает, что из него выйдет плохой отец?
        - Не знаю, солнышко. Но что бы она ни воображала, она ошибается. Твой дядя Зак прирожденный отец. Он всегда мечтал о большой семье, о детях… Наверное, потому, что сам рос в настоящей семье.
        Лорен вздохнула. Ей вспомнился тот день, когда Зак сделал ей предложение.
        - Я хочу детей, милая, - сказал он и прижал ее к своей могучей груди. - Много детей. Я хочу большой дом, в котором всегда будет светить солнце и слышаться детский смех.
        - О Зак! - воскликнула она. - Я тоже этого хочу!
        - Мы будем самой счастливой семьей на всем белом свете, я обещаю!
        - Тетя Лорен?
        Лорен вздрогнула и обернулась.
        - Я закончила вытирать тарелки. Что еще делать?
        - Спасибо, солнышко, ты славно потрудилась. Дальше я справлюсь сама.
        - Значит, я могу пойти посмотреть телевизор?
        - Конечно.
        - Мне надо почаще смотреть телевизор, пока я здесь. Если бабушка Долли Смит заберет меня к себе, я останусь без телевизора. Она говорит, что это дьявольское изобретение, развращающее молодежь.
        Лорен отправила Арабеллу в кровать в девять, вскоре и Долли отложила вязанье и заявила:
        - Чем раньше ляжешь, тем раньше встанешь. Я буду тебе очень признательна, девочка, - обратилась она к Лорен, - если каждое утро в семь часов ты будешь приносить мне стакан горячей кипяченой воды. Завтрак должен быть готов ровно в семь тридцать - крепкий чай, два хорошо прожаренных тостика и обезжиренное масло.
        - И это все? - осведомился Зак, в его голосе слышалась плохо скрытая ирония.
        - Да, это все, - ответила женщина. - Спокойной ночи.
        Она ушла, и Зак пробормотал под нос:

«Аллилуйя!»
        - Как ты думаешь, надолго она решила задержаться? - спросила Лорен.
        - По-моему, она остается навсегда! - невесело усмехнулся Зак.
        - Расскажи мне о ней, Зак. Кто она, откуда…
        Глаза Зака подозрительно сузились.
        - Ты правда хочешь знать?
        - Да.
        - Ладно. Долли Смит родилась в Англии и выросла в Лондоне. Когда ей исполнилось шестнадцать, она обручилась со своей первой любовью. Они стали копить деньги, чтобы пожениться, но вскоре Джека призвали в армию. Он служил на флоте. Тут разразилась война с Кореей, и крейсер Джека направили в самую гущу событий. Он погиб через два года, за неделю до демобилизации. Долли уже все приготовила к свадьбе…
        - Как печально! - искренне посочувствовала Лорен. - Любить, быть любимой, ждать, а потом в одночасье потерять любовь… Но ведь это было сорок четыре года назад. Что же случилось потом?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Прошло более сорока лет. Что было дальше?
        - Ничего. Жизнь словно замерла. Долли эмигрировала в Канаду вместе с родителями, ей тогда было двадцать пять, затем они переехали в Калифорнию, где открыли свой ресторан. Долли работала там администратором, а после смерти родителей взяла дело в свои руки.
        - Я и не знала, - проговорила Лорен. - Должно быть, поэтому моя стряпня ей не понравилась - она разбирается в этом.
        - Она ушла на пенсию в шестьдесят лет. Лорен поежилась под пристальным взглядом Зака.
        - Неужели она… ни с кем больше не встречалась?
        - Нет, не встречалась. Ей никто не был нужен, кроме Джека. Все эти годы Долли Смит живет с призраком! Та же самая участь ожидает и тебя, Лорен, разве ты не понимаешь? Ты закончишь, как она, - несчастной, одинокой, никому не нужной. Бекки умерла четыре года назад. Сколько ты еще собираешься горевать?
        Он никогда не забудет выражение ее лица. И никогда не простит себе того, что сказал.
        - Ты не понимаешь, - прошептала Лорен, - ты никогда не понимал… Она была частью меня, Зак, частью моей души, частью моего тела…
        - Я тоже любил ее!
        - Я знаю, знаю! Но у мужчин… все иначе. Ты хочешь, чтобы я пережила ее смерть, но я не могу. Не смогу…
        А он-то надеялся, что у них будет второй шанс, - и вот увидел ее побледневшее лицо, полные слез глаза, и надежда умерла. Она действительно страдала.
        Зак сел на кровать в своей комнате и закрыл лицо руками. Лорен была права: он должен ее отпустить. Своими попытками возродить их любовь он лишь добавляет ей страданий.
        Утром он попросит ее уехать. Пусть отправляется в Торонто и подыскивает себе квартиру. Пусть живет с миром.
        Большего для нее он сделать не мог.
        Лорен надела пижаму и пошла проверить Арабеллу. Дверь тихонько заскрипела, когда она вошла в спальню девочки. Каштановые волосы Арабеллы разметались по подушке, щеки разрумянились от глубокого сна. Рядом на одеяле лежала книжка, которую она читала. Лорен положила книгу на ночной столик.
        Арабелла тихо всхлипнула во сне, прошептала «мама» и, перевернувшись на другой бок, снова засопела. Сердце Лорен предательски сжалось.
        Какая сильная девочка: она только что потеряла родителей, но держит себя в руках.

«Завтра, - пообещала самой себе Лорен, я обязательно отведу ее кататься на санках, а если Долли Смит хочет идти в церковь, пусть идет одна».
        Она провела рукой по пушистым волосам ребенка и тихо сказала:
        - Доброй ночи, милая, сладких тебе снов.
        На следующее утро снегопад прекратился. Однако мело всю ночь, и к рассвету повсюду лежали огромные сугробы.
        - Придется вам отложить поход в церковь, Долли, - сказал Зак за завтраком. - Хотя если удастся достать где-нибудь снегоход…
        - Молодой человек… - она одарила его ледяным взглядом, - не забывайся! Твоя дерзость непростительна. Я прекрасно понимаю, что дороги занесены. Я послушаю мессу по радио, а Арабелла будет слушать вместе со мной.
        - Простите, - вмешалась Лорен. - Я уже пообещала Арабелле, что мы пойдем кататься на санках.
        - Что ж, - поспешил поддержать ее Зак, обещание есть обещание. - Он наклонился к ней и тихо добавил:
        - Лорен, мне нужно с тобой поговорить, прежде чем вы с Арабеллой уйдете.
        - Что-то случилось? - встревожилась она.
        - Нет, ничего.
        - Можете не шептаться, - заявила Долли. - Я иду наверх. Когда я спущусь, радио должно быть включено.
        - Где Арабелла? - спросил Зак после того, как старая леди удалилась.
        Лорен опустила глаза под его пристальным взглядом.
        - Арабелла? - рассеянно отозвалась она. - Она позавтракала на кухне. Думаю, сейчас смотрит мультики. Так о чем ты хотел поговорить?
        - Когда дороги расчистят, ты можешь уехать.
        Лорен едва не выронила чашку с кофе.
        - Уехать? Могу уехать?
        - Я ценю твое стремление помочь нам и сознаю, как это тяжело для тебя. Разумеется, мне будет нелегко со всем управиться одному, но сейчас здесь Долли. Я уверен, она мне поможет. После Нового года я найму няню и домработницу. В любом случае тебе больше нет необходимости торчать здесь. Поезжай в Торонто, снимай квартиру. Я позвоню в авиакомпанию и закажу тебе билет на завтрашнее утро, договорились? Или, может, ты хочешь улететь днем?
        Лорен застыла, не в силах произнести ни слова. О чем он говорит? Он что, выгоняет ее? Но разве она хотела не этого же - чтобы он отпустил ее? Тогда почему она не чувствует облегчения?
        - Лорен?
        - Прости, - она выдавила улыбку. - Просто… я удивлена.
        - Кажется, мое предложение тебя не слишком обрадовало? Мне казалось, ты хотела уехать…
        - Да.
        - Ну и?..
        - Я хотела уехать, - она пыталась говорить спокойно, но дрожь в голосе выдавала ее чувства, - я не хотела оставаться в этом доме. Чем дольше я нахожусь здесь, тем тяжелее мне будет потом уезжать. Наверное, ты прав: для меня лучше уехать.
        - Замечательно! Только тебя все равно что-то беспокоит.
        - Я волнуюсь за тебя, Зак. Вчера вечером ты сказал, что меня ждет участь Долли - никем не любимая, черствая, бессердечная… А тебе не кажется, что ты идешь по тому же пути? Если ты все еще надеешься, что однажды мы с тобой…
        - Все в порядке, Лорен. Я все обдумал, и тебе не стоит об этом беспокоиться. Кажется, нам пора окончательно разорвать наши отношения или то, что от них осталось. Мне было очень тяжело потерять тебя. Но еще тяжелее было понять, что ты не вернешься. Никогда.
        - Зак…
        - Выслушай меня, Лорен. Помнишь тот день, когда мы встретились в офисе Брэддока? Ты побелела как мел при виде меня. Ты никогда в этом не признаешься, но ты ведь боялась, что я решил развестись. Я все еще небезразличен тебе… Ты все еще любишь меня, Лорен, но скрываешь это, потому что боишься. Боишься, что тебе придется меня потерять, как ты потеряла Бекки. Твое сердце разбито…
        - Я не понимаю…
        - Ты боишься любить меня, но еще сильнее ты боишься полюбить Арабеллу. Мысль о том, что ты полюбишь ее, приводит тебя в ужас, не так ли? Из-за Бекки.
        Лорен похолодела.
        - Зак, пожалуйста…
        - Ради бога, - хрипло проговорил он, будь честна с самой собой, хотя бы раз в жизни!
        Любовь к Заку раздирала ее на части. Ей хотелось броситься к нему, прижаться к его груди, ощутить тепло его объятий…
        - Да, - прошептала она. - Да, я боюсь. Из-за Бекки…
        - Если бы я пришел к тебе… - на секунду он запнулся, - если бы я пришел к тебе и сказал: «Вернись ко мне. Не будет никаких детей, только мы с тобой», ты бы вернулась?
        - Зак… - Лорен не могла больше сдерживать душившие ее слезы, - Зак… Ты всегда мечтал о большой семье, а я всегда хотела и до сих пор хочу, чтобы ты был счастлив. Ты ведь можешь встретить хорошую женщину, жениться на ней, и она родит тебе много детей, и вы будете жить в доме, наполненном солнцем и детским смехом!
        - Господи! - На его лице мелькнуло выражение ужаса. - Неужели ты ушла, потому что решила, что так будет лучше для меня?! Неужели оставила меня, потому что боялась: вдруг я захочу еще детей?! Скажи мне, Лорен, скажи, что это не правда! Это не может быть правдой!
        - Тебе только тридцать, Зак. У тебя впереди вся жизнь.
        - Кем ты меня считаешь, черт возьми?! взорвался он. - Я любил тебя! Я всегда любил только тебя! Я хотел быть с тобой! Дети? Разумеется, я хотел детей. Но если бы ты сказала, что не хочешь детей, я бы понял и не стал бы любить тебя меньше! Почему ты ушла?
        - Потому что я люблю тебя, вот почему! воскликнула Лорен. - Я люблю тебя! - тише повторила она. - И желаю тебе самого лучшего, Зак. Со мной же тебе будет плохо!
        - Ты любишь меня? Я знал, что это так, сердце говорило мне о том, во что отказывался верить мой разум. Тебе нужно было сказать об этом раньше. Ты опоздала. Если я нужен тебе, Лорен, если я нужен тебе, ты должна принять и Арабеллу, потому что мы с ней теперь единое целое.
        Лорен громко всхлипнула и бросилась прочь из комнаты. Зак не последовал за ней. Впрочем, она и не ожидала этого.

        Глава 6

        - Тетя Лорен! - воскликнула розовощекая, радостная Арабелла, когда они проходили мимо елочного базара. - Гляди!
        Лорен промолчала. Вся эта рождественская суета навевала тяжелые воспоминания.
        - Прости, Арабелла, я не взяла кошелек.
        - Подожди! - девочка схватила ее за руку.
        - Юрист в Лос-Анджелесе дал мне вот это, она протянула Лорен чек на десять долларов.
        - Он сказал, что я могу потратить это в случае острой необходимости. - Глазки Арабеллы заблестели. - Ведь это острая необходимость, правда?
        Лорен поняла, что попалась в ловушку.
        - Я думаю, маленькая елочка нам подойдет, - сказала она. - Но как мы дотащим ее домой?
        - На санках дяди Зака. Мы попросим привязать ее к санкам и потом вместе потащим домой.
        Огромная снегоочистительная машина ехала по улице, ведущей к дому Зака.
        - Быстрей! - воскликнула Лорен. - Надо сойти с проезжей части!
        Они подтащили сани к двери соседнего дома и дождались, пока снегоочиститель не проехал мимо.
        - Если бы мы остались на тротуаре, нас бы засыпало снегом! - воскликнула Арабелла.
        - Да уж, теперь нам придется карабкаться через сугробы…
        - Лорен Александер.
        Услышав свое имя, Лорен обернулась. К ней спешила Дженис Флитвуд, она улыбалась и возбужденно размахивала руками.
        - Дженис! - рассмеялась Лорен. - Боже мой, как ты?
        - Я глазам своим не поверила! - немолодая женщина обняла Лорен. - Как у тебя дела? Я разговаривала с Заком на прошлой неделе, а он, подлец этакий, ни словом не обмолвился о тебе! Как чудесно, что вы снова вместе! Когда я расскажу Морту, он с ума сойдет от радости!
        - Мы не вместе, Дженис, - Лорен нахмурилась. - Мы не вместе. Я здесь, просто чтобы…
        - Тетя Лорен здесь только на две недели, вмешалась Арабелла. - Дядя Зак, наверное, будет моим опекуном, а тетя Лорен обещала составить мне компанию на праздники. Мы отлично проведем время, ведь так? - Она выжидающе посмотрела на Лорен, и та поежилась под проницательным взглядом зеленоглазой девочки.
        Значит, Зак не сказал Арабелле о ее отъезде. Как же так? От возмущения Лорен даже забыла о присутствии Дженис Флитвуд.
        - Арабелла…
        - Да, тетя Лорен? Что-то не так? Лорен открыла было рот, чтобы сказать о своем скором отъезде, но слова застряли у нее в горле. Девочка будто предчувствовала, что тетя собирается сообщить ей нечто неприятное, и вся съежилась, сгорбилась, поджала губы.
        И Лорен вдруг поняла, что не может разочаровать ребенка, которого жизнь и так изрядно потрепала. Она вздохнула, взяла Арабеллу за руку и улыбнулась.
        - Я хотела сказать миссис Флитвуд, что мы торопимся домой поставить елку.
        - Какая замечательная елка! - похвалила Дженис.
        - Ее выбрала Арабелла. По-моему, она будет хорошо смотреться в гостиной.
        - Не сомневаюсь в этом, - отозвалась Дженис и снова обняла Лорен, словно не хотела ее отпускать.
        - Он тоскует по тебе, - прошептала она. - Он скучает. Мы все скучаем, Лорен. Улица уже не та без тебя. Я каждую ночь молюсь, прошу Господа, чтобы он вернул тебя домой.
        Зак помог установить елку, и Лорен с Арабеллой решили, что украсят ее после обеда. Лорен приготовила жареную свинину с морковным салатом, картофелем фри и яблочным соусом, а на десерт испекла любимый торт Зака - клубничный.
        - Правда, Лорен отвратительно готовит, Долли? - с иронией спросил Зак, когда Лорен убирала со стола.
        - Согласна, - ответила старушка. - Хотя ее стряпня гораздо вкусней той, что подают в самолетах.
        - Она так же скупа на похвалу, как и на все остальное, - тихо сказал Зак, когда Лорен наклонилась, чтобы забрать его тарелку.
        Та едва сдержала улыбку: Долли мигом проглотила обед, и по ее лицу вовсе не было заметно, что еда ей не понравилась.
        - Моя очередь мыть посуду, - сказал Зак.
        - А давайте займемся этим вместе! - предложила Арабелла. - Нет, ты, бабушка Долли, можешь отдыхать, ведь ты наш гость, а мы втроем помоем посуду. Получится быстрее.
        - Знаю-знаю, ты торопишься нарядить елку, - рассмеялась Лорен.
        - Ага!

        Было уже почти три часа, когда они закончили убираться на кухне и поспешили в гостиную. Лорен предложила пригласить Долли.
        - Я позову ее, - вызвалась Арабелла и помчалась за старушкой.
        - Эта крыса ни за что не придет, - усмехнулся Зак.
        Лора промолчала. В гостиной на нее снова нахлынули воспоминания. Когда-то этот уголок дома был ее самым любимым. Большие уютные кресла, диван, мягкий персидский ковер на паркетном полу, телевизор…
        - Нет, не придет, ты прав, - вздохнула она.
        - Она такая гордячка!
        - Можно и так сказать.
        - Хитрая старушенция! - Зак прищурился. - Давай-ка поставим музыку. Интересно, есть у нас что-нибудь рождественское? Ух ты, смотри, что я нашел! - Зак выудил из шкафа видеокассету и включил ее. На экране телевизора замелькали веселые картинки. Хор мальчиков исполнял «Святую ночь». Нахлынувшие воспоминания переполняли Лорен.
        - Где украшения? - глухим голосом спросила она.
        - Там же, где и всегда.
        - А ты… ты использовал их с тех пор, как?..
        - Нет. Я вешал гирлянды снаружи дома, но елку не ставил. А ты?
        Она покачала головой.
        - Нет, мне… было не до этого. В гостиную вбежала запыхавшаяся Арабелла.
        - Бабушка Долли говорит, что она слишком занята своим вязанием, чтобы отвлекаться на глупую елку! - с воодушевлением объявила она.
        - Глупую елку? - повторил Зак. - Да что она… - Поймав на себе укоризненный взгляд Лорен, он запнулся. - Арабелла, милая, елочные украшения лежат в чулане в большой коробке справа на полке.
        - Я принесу.
        - Помочь? - спросила Лорен. Но Арабелла уже убегала.
        - Я справлюсь! - крикнула она через плечо.
        - Скоро ли ты уезжаешь? - поинтересовался Зак, когда девочка исчезла из виду. - Я звонил в авиакомпанию. Возможно, им удастся зарезервировать для тебя место на завтрашний вечерний рейс. Не возражаешь, если тебе придется ночевать в воздухе?
        - Зак, мы должны кое-что обсудить. Почему ты не сказал Арабелле о моем отъезде?
        - Но ведь это ты уезжаешь! Разве ты не сказала ей?
        - Нет.
        - Не сказала?
        - Нет, потому что…
        - Черт тебя побери, Лорен, скажи ей об этом немедленно! Бедный ребенок думает, что ты остаешься!
        - Уже поздно, - выдохнула Лорен.
        - Что значит - поздно? - не понял Зак.
        - Я остаюсь.
        Зак уставился на нее, не в силах вымолвить ни слова.
        - О Зак, я не смогла ей сказать. Мы налетели на Дженис, когда возвращались домой, и Арабелла рассказала ей, как здорово мы проводим время. «Тетя Лорен остается еще на две недели!» - сказала она. Я-то думала, ты предупредил ее… У меня не хватило смелости сказать ей правду. Ей и так пришлось немало вынести.
        Зак пробормотал что-то нечленораздельное себе под нос, а вслух добавил:
        - Ты права. Мы не должны так с ней поступать. Ей нужна забота. Это ее первое Рождество без родителей - ей придется особенно нелегко.
        - Так ты не против, чтобы я осталась?
        - Ты жестока ко мне, Лорен. Я уже почти привык к мысли о твоем отъезде. Хочешь начистоту? Мне было бы гораздо легче, если бы ты бросила нас с Арабеллой еще в субботу, но… Ты все равно бросишь нас завтра или через две недели. Это знает она, это знаю я. Как там сказал мудрец? Благословен тот, кто ничего не ждет, ибо он не будет разочарован.
        - Сарказм не идет тебе, Зак. Пожалуйста, не надо драм…
        - Не надо драм? Боишься узнать о моих чувствах? Боишься осознать, что ты виновата в моем горе?
        - Давай не будем, Зак. Я не хочу с тобой ссориться.
        - Конечно, я забыл, ты предпочитаешь не выяснять отношения. Тебе проще взять и удрать, хлопнув дверью!
        - Да, - прошептала она. - Да, проще. Такая уж я непутевая.
        - Лорен, прости… - мгновенно остыл Зак. В гостиную влетела Арабелла. Она поставила коробку с игрушками на пол и посмотрела на взрослых. Краска залила ее лицо, словно она поняла, что прервала какой-то очень важный разговор.
        - Там осталось еще две коробки, - сказала она изменившимся голосом и снова убежала.
        - Она чувствует, что между нами что-то происходит, - заметила Лорен.
        - Да, - согласился Зак. - Девочка чертовски сообразительная.
        - Зак, мы оба хотим, чтобы она была счастлива. Почему бы нам не забыть на время о наших разногласиях и не попытаться устроить для нее настоящий праздник, без ругани и препирательств? Давай объявим перемирие.
        - Прекратим огонь? - Зак невесело усмехнулся. - Что ж, возможно, это единственный выход.

        Когда в гостиную спустилась Долли Смит, Зак распаковывал разноцветные стеклянные шарики, завернутые в подарочную бумагу, и подавал их один за другим Лорен и Арабелле. По телевизору шел клип «Прошлое Рождество».
        - Проходите, - пригласил Зак, заметив Долли.
        Лорен обернулась. Долли стояла в дверях и с недовольной гримасой взирала на экран телевизора.
        - Милая песенка, правда? «Прошлым Рождеством я отдал тебе свое сердце, но на следующий день ты вернула его. В этом году, чтобы спастись от одиночества, я подарю свое сердце другому…» - пропела Лорен.
        - Милая песенка?! - возмутилась Долли. - Разврат!
        - Тебе не нравится группа «Уэм», бабушка Долли? - удивилась Арабелла. - Она всем нравится…
        Слезы навернулись на глаза Лорен. Бекки тоже очень любила эту песню.
        - Что ж, - сказала Долли бесцветным, лишенным выражения голосом. - Бывает и хуже…
        Никто так и не понял, что она хотела этим сказать.
        - Я заварила чай, - добавила старушка. - Арабелла, принеси поднос с кухни.
        Зак и Лорен заговорили одновременно, едва Долли последовала за Арабеллой, чтобы проконтролировать ее действия.
        - Ты заметила?..
        - Я думала, она…
        - Кажется, старая крыса не такая уж бессердечная, какой хочет казаться, - закончил Зак.
        - Да, ты прав, - задумчиво ответила Лорен.
        - Но в любом случае я не позволю ей забрать Арабеллу!
        - Нет, мы не позволим, - согласилась Лорен. - Ни за что на свете!
        Вечером, когда Лорен укладывала Арабеллу в постель, в комнату к девочке заглянул Зак.
        - Можно войти?
        - А я-то думала, наивная, что ты теперь боишься лестниц! - засмеялась Лорен.
        - Я решил, что хочу спать в своей постели, а не на диване в гостиной.
        - Я только что сказала Арабелле, что завтра мы пойдем за покупками. Нам нужно купить подарки и заказать мебель в комнату няни. Можно взять твою кредитку?
        - Бери все, что пожелаешь, - Зак порылся в кармане и достал бумажник. - Вот, держи, он протянул ей карточку. - Повеселитесь с Арабеллой! Эй, малышка! Как тебе нравится твоя комната?
        - Она чудесная, дядя Зак. Но особенно мне нравится то, что моя кровать стоит возле окна и мне видно звезды.
        - Любишь смотреть на звезды? - оживился Зак. - А какая твоя любимая?
        - Сириус, собачья звездочка. Я люблю ее, потому что у меня не было собаки.
        - У твоего папы была аллергия на собачью шерсть, - кивнул Зак. - Не повезло, да?
        - А у Бекки была любимая звездочка, дядя Зак?
        - Да… Бекки любила созвездие Семь Сестер, так, Лорен?
        Их глаза встретились.
        - Да, - она с трудом улыбнулась. - Любила.
        Арабелла зевнула.
        - А ну-ка спать, юная леди! - Лорен поцеловала девочку в лоб, и, прежде чем она успела отстраниться, две ручонки обхватили ее за шею.
        - Доброй ночи, тетя Лорен. Лорен побледнела.
        - Пока, милая.
        Арабелла отпустила ее, вспомнив, что тетя Лорен не любит нежностей. Настала очередь Зака желать «спокойной ночи» ребенку.
        - Приятных тебе снов, тыковка. Завтра я уеду в офис, когда ты еще будешь спать. Желаю отлично провести день. Покупай все, что захочешь. В конце концов, Рождество бывает только раз в году!
        Когда он и Лорен вышли из спальни Арабеллы, Зак едва сдержался. Не обнять Арабеллу, шарахаться от нее! И это женщина! Неужели ее материнский инстинкт умер вместе с Бекки? Но обидные слова застряли у него в горле.
        Может, он чересчур многого ждет от нее? Лорен возится с Арабеллой, сегодня водила ее кататься на санках, купила ей елку, помогла украсить дом к Рождеству, а потом учила Арабеллу печь рождественское печенье.
        Она ласкова и предупредительна с ребенком, но все же что-то не так. Что-то мешает ей проявить свои чувства. Быть может, это всепоглощающая любовь к Бекки разбила ей сердце…
        Она ждала внизу, пока он медленно спускался с лестницы. При тусклом свете торшера Лорен выглядела восхитительно прекрасной. Ее светлые волосы казались золотистыми, голубые глаза загадочно мерцали.
        - Хочешь, я отвезу тебя в офис утром? предложила она.
        - Спасибо, не стоит, я вызову такси.
        - А что с нянями? Ты поговоришь с ними дома или на работе?
        - Я думаю сначала встретиться с ними на работе, а потом привести ту, что мне понравится, домой, чтобы Арабелла смогла тоже ее оценить.
        - Могу я чем-нибудь помочь, Зак?
        - Не думаю, что тебе следует вмешиваться в это.
        Она вспыхнула и закусила нижнюю губу. «Обиделась», - подумал Зак. Черт побери, он вовсе не хотел ее обижать!
        - Через пять дней Рождество, - сказал он. - Я хочу подарить Арабелле щенка.
        - Какая чудесная мысль!
        - Помнишь Джерри Лэрраби? Моего менеджера?
        - Да, я помню Джерри. Он и Бетти все еще живут в Альдергроуве?
        - Да, у них своя ферма. Так вот, у Джерри недавно ощенилась колли. Он продает щенков. Если позволят дороги, отвези меня завтра в Альдергроув, чтобы я мог выбрать щенка.
        - Разумеется, с радостью. А Арабеллу мы с собой возьмем?
        - Нет, я хочу сделать ей сюрприз. Я думаю, усмехнулся он, - Долли с удовольствием за ней присмотрит.
        - А когда мы заберем щенка?
        - Джерри сам привезет его в четверг.
        - Щенок… - проговорила Лорен. - Мы когда-то хотели завести собаку, помнишь?
        - Да, Бекки мечтала о собаке, а мы сказали, что подарим ей щенка, только когда она станет достаточно взрослой, чтобы самостоятельно его выгуливать.
        - Арабелла уже взрослая…
        - Да, Арабелла совсем взрослая. Ей нужен кто-то, о ком она могла бы заботиться и кто мог бы любить ее.
        Лорен побледнела.
        - Я понимаю, на что ты намекаешь, Зак. Ты жесток. Я не хочу привязываться к Арабелле и это не ради себя, а ради нее.
        - Я не хотел тебя обижать…
        Но Лорен уже не слушала его неуклюжих извинений. Она ринулась в гостиную к Долли: при ней Зак не станет выяснять отношения.
        На следующее утро Лорен проснулась и поняла, что проспала. Было уже десять минут восьмого, и Долли, наверное, заждалась у себя в комнате горячей воды.
        Лорен вскочила, накинула халат и спустилась вниз. Зак говорил, что встанет рано. Только бы он уже ушел!
        На кухне было тихо, пахло свежесваренным кофе и подогретыми булочками. Лорен поставила на плиту чайник и включила радио. Кухня наполнилась звуками зажигательного рождественского рок-н-ролла.
        - Доброе утро.
        Лорен вздрогнула. Зак. Занятая приготовлением завтрака, она и не слышала, как он вошел.
        Она повернулась и подняла на него глаза. На нем был его любимый серый пиджак, одетый поверх водолазки.
        - Я думала, ты уехал… - протянула она. Но он не слушал ее. Его взгляд скользил по ее фигуре, по лицу, по волосам… Лорен мысленно выругалась и засунула руки в карманы.
        - Разве тебе не пора на работу? - невинно поинтересовалась она.
        - Я жду такси.
        - Хорошо.
        Его зрачки сузились. Он глубоко вздохнул.
        - Зак…
        - Выключи это чертово радио! Я сам себя не слышу!
        Она повиновалась.
        - Ты выглядишь именно такой, какой я тебя запомнил.
        - Я проспала и не успела привести себя в порядок… - Лорен нервно облизнула пересохшие губы. - Долли, должно быть, рвет и мечет. Я забыла принести ей воду. Чего уж там я даже причесаться забыла!
        Чайник засвистел.
        - О! - воскликнула Лорен. - Вода вскипела!
        Она налила стакан, чтобы отнести его Долли, но на ее пути стоял Зак, и она не знала, как его миновать.
        - Прости, не мог бы ты подвинуться немного? Я не хочу пролить кипяток…
        Он наклонился и поцеловал ее. Она не могла даже отшатнуться - тогда бы стакан с кипятком опрокинулся на них обоих. Зак поймал ее в ловушку. Он все целовал и целовал ее, доводя почти до исступления. От него пахло лосьоном после бритья и шампунем.
        Лорен захотелось обнять его и прижаться к его груди.
        - А ты сегодня горячая! - улыбнулся он, слегка отодвигаясь.
        - Тебя такси ждет! - выпалила Лорен.
        - На этот раз считай, что ты спасена.
        - Угу - Счастливо, милая!
        Он вышел из кухни, и через несколько секунд хлопнула входная дверь.
        Лорен стояла, не шевелясь. Неужели он понял, как сильно она его хотела? Все было как раньше: он приходил на кухню, она готовила завтрак, он начинал целовать ее, а потом они поднимались наверх и… Зак вечно опаздывал на работу.
        - Привет, тетя Лорен!
        На кухне появилась заспанная Арабелла.
        Лорен улыбнулась девочке. Нет, ей нельзя снова увлекаться Заком. Он хочет, чтобы она полюбила Арабеллу, а это невозможно.
        Она больше никого не сможет полюбить.

        Глава 7

        После завтрака, закончив уборку на кухне. Лорен отправилась на поиски Долли. Та сидела в кресле возле камина и любовалась искорками огня, в руках она держала недовязанный носок. Арабелла стояла у окна, прижавшись носом к стеклу, и наблюдала за воробушком, скакавшим по ветвям огромного вяза.
        - Долли? - позвала Лорен.
        - Да? - отозвалась та, оторвав завороженный взгляд от язычков пламени.

«Все еще злится из-за того, что я забыла принести ей горячую воду утром», - решила Лорен и тяжело вздохнула.
        - Мы с Арабеллой собираемся в город за покупками и хотим пригласить вас с собой. Надо выехать пораньше, пока магазины еще не совсем переполнены.
        Долли вскинула голову и одарила Лорен тяжелым, проницательным взглядом.
        - Ах, Рождество… - пробормотала она и тряхнула головой, как будто совсем забыла о приближающемся празднике. - В Рождество нельзя ходить за покупками. Это грех.
        Арабелла отошла от окна.
        - Бабушка Долли, - укоризненно проговорила она. - На Рождество принято дарить друг другу подарки, а значит, придется походить по магазинам.
        - По магазинам ходят только с одной целью - чтобы потратить деньги! - в сердцах бросила женщина.
        - Но, бабуля Долли, чтобы что-то купить, нужно потратить деньги, - задумчиво произнесла Арабелла. - Когда ты даришь человеку подарок, ты хочешь доказать ему свою любовь. Ты идешь в магазин, тратишь время и деньги, чтобы купить именно то, что понравится тому, кого ты любишь… - девочка посмотрела на Лорен. - Ведь так?
        - Милая, - как можно более спокойным тоном ответила та, - сегодня довольно сыро, и, я уверена, бабушка Долли захочет посидеть дома у камина. Давай, беги надевать куртку и ботинки.
        - Я мигом! - улыбнулась Арабелла и исчезла в коридоре.
        Лорен вздохнула с облегчением. По крайней мере, Долли отклонила ее приглашение съездить в город, и теперь им с Арабеллой не придется выслушивать ее нудные нравоучения.
        - Мы, наверное, пообедаем в городе, - сказала она. - Надеюсь, вы управитесь сами?
        - Девочка моя, я управляюсь сама уже столько лет, что сбилась со счета.
        - Долли?
        - Да?
        - Я была бы очень признательна, если бы вы перестали называть меня «девочкой». Я взрослая женщина и…
        - Тогда веди себя подобающим образом! - Голос Долли неожиданно возвысился. - Что с тобой такое? Как же ты можешь упускать такого мужчину?! Это немыслимо! Разве ты забыла клятвы, что дала в день вашего венчания? Клятвы, которые ты вероломно нарушила, бросив мужа в самый трудный момент его жизни?
        - У меня были причины…
        - Причины?! Ха! Ты, словно страус, спрятала голову в песок, не выдержав нападок судьбы! Ты потеряла ребенка - да, это трагедия, но неужели ты думаешь, что Заку было легче? Помимо той боли, что он испытал, когда умерла ваша дочь, ему еще пришлось потерять тебя. Ты будто бы сознательно добавила ему страданий. Посему я буду называть тебя «девочкой», пока ты не образумишься и не перестанешь прятаться от проблем!
        Атака была столь неожиданной, что на мгновение Лорен потеряла дар речи.
        - Он наверняка рассказывал тебе о своем детстве, ведь он не из тех, кто держит чувства в себе. Отец бросил их семью, и мать превратила его жизнь в ад, потому что ни в чем не повинный мальчишка был невероятно похож на своего отца. Эта несчастная женщина не могла смотреть на него без слез или ярости.
        Да ты, наверное, знаешь об этом не хуже меня. Зак рассказывал тебе, не так ли? Он не умеет скрытничать. Бедный мальчик всегда хотел иметь семью, настоящую семью… Как я его понимаю! Он решил, что обрел истинное счастье, когда женился на тебе, но ты так и не поняла, какой мужчина любил тебя. Впрочем, иногда происходят чудеса… Да, иногда…
        Она сосредоточилась на вязании, не глядя на Лорен, всем своим видом давая понять, что разговор окончен.
        - Обличать пороки других вы, несомненно, умеете! - воскликнула Лорен. - Посмотрите же и на себя! Насколько мне известно, после смерти вашего жениха - а это тоже была трагедия - вы заперлись в четырех стенах, как будто мир вокруг вас перестал существовать. Как вы смеете критиковать меня…
        - Тетя Лорен! - прозвенел где-то голосок Арабеллы. - Ты готова?
        Лорен стиснула зубы и выжидающе посмотрела на Долли. А та подняла глаза и спокойно сказала:
        - Иди же, девочка! Не заставляй ребенка ждать!
        Лорен застыла в изумлении. Обидные слова уже готовы были сорваться у нее с языка, как вдруг в комнату заглянула Арабелла.
        - Тетя Лорен?
        - Иду, милая. Только накину пальто и сейчас же присоединюсь к тебе.
        Три битых часа они бродили по центральному универмагу, выбирая всякие милые безделушки. В машину они вернулись нагруженные свертками и коробками.
        - Ты ничего не купила дяде Заку, - заметила Арабелла. - Почему?
        - Не знаю, что ему подарить. Но не переживай, к пятнице я обязательно придумаю.
        По дороге домой Арабелла непринужденно болтала о подарках, и особенно ее волновало, что скажет бабушка Долли об элегантной бархатной блузке бордового цвета, приобретенной специально для нее.
        - Она носит только черное, - беспокоилась Арабелла. - Как ты думаешь, ей понравится?
        - Надеюсь. Мне кажется, ей пойдет бордовый цвет. К тому же на Рождество не принято наряжаться в черное. Возможно, она немного взбодрится.
        Вопреки оптимистичному заявлению, Лорен и не надеялась, что Долли понравится подарок. Она уже представляла себе, что за этим последует, - взрыв негодования, явное недовольство, саркастические замечания… Лорен внутренне содрогнулась.
        И зачем она купила именно бордовую блузку? Ведь рядом лежала точно такая же, но черная. Но почему-то в последний момент, поддавшись минутному импульсу, Лорен выбрала бордо.
        В конце концов, если Долли не понравится, пусть катится ко всем чертям!
        - А что скажет дядя Зак, когда узнает, сколько денег мы потратили? - поинтересовалась Арабелла.
        - Вероятно, он спросит: «И это все?»
        - Его что, совсем не волнуют деньги?
        - Видимо, так.
        - Мама с папой всегда очень волновались из-за денег. Наш дом даже не был застрахован. Правда, мама с папой оставили мне деньги, чтобы я могла платить за школу и университет, поэтому, если дядя Зак не захочет меня взять, я смогу жить с бабушкой Долли, - задумчиво проговорила Арабелла. - А как ты к ней относишься, тетя Лорен?
        - Можно сказать, что я ею восхищаюсь. Она всегда откровенно высказывает то, что думает, никогда не притворяется. Мы так не умеем. По крайней мере, большинство из нас.
        - Но ведь иногда, когда ты говоришь правду, это причиняет другим боль.
        - Да, бывает.
        - А ты всегда?.. - Арабелла запнулась. - Ух ты! Это же «Александер электронике»! Давай зайдем сказать «привет» дяде Заку?
        - О, я не думаю…
        - Пожалуйста, тетя Лорен! Я знаю, он обрадуется!
        - Милая, нам пора…
        - Я его вижу! - завопила Арабелла. - Дядя Зак! Дядя Зак!
        Лорен побледнела. Зак и вправду ковылял по тротуару, и ледяной ветер безжалостно трепал его темные волосы.
        - Быстрей, тетя Лорен, - поторопила Арабелла. - Посигналь!
        Лорен все еще колебалась. На секунду зажмурив глаза, она все же коснулась кончиками пальцев кнопки сигнала и слегка надавила на него, надеясь, что Зак не услышит сигнала или не обратит на него внимания.
        Арабелла прыгала на пассажирском сиденье.
        - Остановись, тетя Лорен! Тормози! Тормози!
        Лорен все еще не сбавляла скорость, надеясь проехать мимо Зака незамеченной.
        - Тетя Лорен, там впереди можно припарковаться! Дядя Зак машет нам рукой!
        Лорен скорчила недовольную гримасу, затормозила и остановилась возле тротуара.
        - Он идет! - верещала Арабелла. - Идет! Лорен подавила вздох отчаяния. Зак подошел к окошку автомобиля с ее стороны, и ей ничего не оставалось, как опустить стекло.
        - Привет! - сказала он. - Как ваш поход по магазинам?
        - Здорово! - ответила Арабелла. - А мы можем подняться к тебе в офис?
        Зак прищурился и выжидающе посмотрел на Лорен.
        - А что ты думаешь по этому поводу, дорогая? - ласково спросил он. - У тебя есть время?
        Стоило Лорен заглянуть в его сияющие серые глаза, как страх куда-то улетучился. Она снова была околдована этим взглядом, от которого у нее сосало под ложечкой и сердце давало двести ударов в минуту.
        - Да, - промямлила она и равнодушно пожала плечами. - Пожалуй, мы можем подняться на секундочку.
        - Славно! - Зак загадочно подмигнул Арабелле. - Вылезайте, а я заплачу за парковку.
        Зак привел их в огромный офис. На белых стенах висели картины известных модернистов, на полу пестрели персидские ковры, антикварная мебель из красного дерева поблескивала чистотой - кажется, секретарша Зака только и делала, что вытирала пыль.
        Лорен тяжело вздохнула. Ничего не изменилось с тех пор, как…
        Навстречу им вышла молоденькая эффектная шатенка в изящном темно-синем деловом костюме. Короткая юбка обнажала ее длинные стройные ноги, на лице играла улыбка победительницы. Сердце Лорен предательски екнуло.
        Что-то все-таки изменилось.
        Зак завел новую секретаршу.
        Женщина, которая работала здесь прежде, миссис Харриет Агертон, полная и седоволосая, воплощенная добродетель, должно быть, вышла на пенсию.
        - Пэтси! - кивнул Зак своей секретарше. Девушка ответила ему пленительной улыбкой, и Лорен не могла не заметить, как загорелись при этом ее глаза, отчего она стала еще привлекательней. Она кокетливо повернула голову и едва заметно провела рукой по бедрам. Взгляд ее огромных голубых глаз скользнул по лицу и фигуре Лорен, и в них промелькнула тень презрения.
        - Лорен, - Зак даже не смотрел на нее, позволь представить тебе Пэтси Свит. Именно она всем здесь заправляет. Даже не знаю, что бы я без нее делал! Пэтси, это миссис Александер и… - он взял Арабеллу за руку, - Арабелла.
        - Миссис Александер, - пленительная улыбка превратилась в приветливую. - Рада познакомиться.
        - Взаимно, - отозвалась Лорен, надеясь, что ее голос звучит дружелюбно.
        - Здравствуй, солнышко, - Пэтси обратилась к Арабелле. - Твой дядя Зак сказал, что ты приехала прямо из Лос-Анджелеса на каникулы. Он очень хочет, чтобы ты осталась с ним. Тебе нравится Канада? Как ты проводишь время? Наверное, радуешься снегу?
        Лорен не слышала, что ответила Арабелла, она была слишком занята невеселыми мыслями о том, какие отношения связывают Зака и эту вертихвостку. «Интересно, давно они встречаются?» - думала Лорен.
        Зак сказал, что ни в кого не влюблен, но ведь он мог просто закрутить ничего не значащую интрижку, не требующую обязательств, с этой голубоглазой куклой…
        - Пэтси, для меня есть сообщения?
        - Ничего важного. Миссис Александер, хотите кофе? Чаю?
        - Благодарю, - Лорен выдавила улыбку. - Мы с Арабеллой только что пообедали в кафе. Зак кивнул.
        - Пэтси, будь добра, позвони Сэнди и перенеси нашу встречу. Скажи, что я перезвоню, когда освобожусь.
        - Непременно.
        От Пэтси веяло дорогим парфюмом. Аромат был едва уловим. Лорен почувствовала его, только когда женщина проходила мимо. Несомненно, эта особа умеет завлечь мужчину. Лорен закрыла глаза. Жасмин, мускус, ирис и, кажется, какой-то нектар.
        Соблазнительно…
        Опасно…
        А вдруг Заку нравится?
        - Лорен, ты меня слышишь?
        - Да, Зак, прости, я… О чем ты?
        - Я сказал, что утром говорил с двумя нянями. Ни одна из них не подошла.
        - А чем они тебе не понравились, дядя Зак? - живо заинтересовалась Арабелла, усаживаясь в огромное кресло за массивным дубовым столом.
        - Первая сказала, что любит есть маленьких девочек на завтрак, а вторая - на обед, серьезно произнес Зак.
        Арабелла захихикала.
        - Ты просто шутишь, дядя Зак!
        - И сколько еще кандидатур осталось рассмотреть? - осведомилась Лорен.
        - Три. Одна придет завтра рано утром, а две другие в четверг.
        - Будем надеяться, что хотя бы одна из них ответит твоим запросам, - не без сарказма заметила Лорен, понизив голос.
        Впрочем, в этом не было необходимости, потому что Арабелла потеряла интерес к разговору и увлеклась настольным календарем своего дяди.
        - Тебе нужно подыскать кого-нибудь, и побыстрей!
        - Думаешь, я не понимаю? - Зак угрюмо ухмыльнулся. - Чем больше я смотрю на Долли Смит, тем сильнее мне хочется поскорей от нее избавиться.
        - Обратись в другое агентство. Неужели так тяжело найти нормальную няню?
        - Я ищу не просто нормальную няню. Я ищу человека, который способен заменить ребенку мать. Мне не нужна обыкновенная курица, кудахчущая, чересчур заботливая, навязчивая… Я хочу, чтобы кто-то действительно любил Арабеллу, как свою дочь! Впрочем, он провел рукой по волосам, - ты здесь не для того, чтобы обсуждать мои проблемы. Эй, Белль, хочешь пойти на фабрику? - позвал Зак. - Я покажу тебе, как мы работаем.
        - Ой, дядя Зак, я с радостью!
        Когда они выходили из кабинета, Пэтси вежливо улыбнулась Арабелле, сделала Заку знак глазами, проигнорировала Лорен, и та явственно ощутила пристальный взгляд прищуренных в усмешке голубых глаз, упершийся ей в спину.
        В воздухе царила атмосфера отчужденности.
        - Вы с дядей Заком куда-то уходите? Ужин был закончен, и Арабелла сидела на кровати в комнате Лорен, наблюдая, как та надевает теплый голубой свитер.

«Выбирать тебе щенка», - мысленно ответила Лорен.
        - Прокатимся немного, - как можно более непринужденно сказала она, подошла к зеркалу, провела щеткой по волосам и нанесла тушь на длинные ресницы.
        - Мне понравилась Пэтси. Она по-настоящему красивая, - заметила Арабелла. - А ты как думаешь?
        - Да, - неохотно отозвалась Лорен. - Она прелестна.
        - Жаль, что у меня рыжие волосы.
        - У тебя великолепные волосы, Белл. Тысячи женщин мечтают иметь волосы такого же цвета!
        - Дядя Зак говорит, что ему тоже нравится мой цвет.
        - У дяди Зака хороший вкус.
        - Он считает Пэтси хорошенькой. Лорен невольно закусила нижнюю губу.
        - Откуда ты знаешь? - с трудом скрывая предательскую дрожь в голосе, поинтересовалась она.
        - Я спросила его, а он ответил: «Да, она невероятно хорошенькая, настоящая красотка». - Арабелла подпрыгнула на кровати. - Пока вас не будет, я заверну подарки. Когда вы вернетесь?
        - Около десяти. Дай мне слово, что ляжешь спать в девять.
        - Хорошо, даю слово, - Арабелла вскочила, подбежала к Лорен и обняла ее за шею. - Спокойной ночи, увидимся завтра. С тобой было весело.
        И прежде чем Лорен успела перевести дыхание, девочка выбежала из комнаты. Тоска охватила Лорен. Ну почему она так холодна?
        Почему не может тоже обнять Арабеллу, приласкать ее?
        Разве можно быть такой бессердечной? Или все это потому, что Зак назвал Петси хорошенькой и Арабелла с этим согласна?
        Господи Боже, да она ревнует! Ну и дела! Лорен вздохнула. Неудивительно, что она чувствует себя такой разбитой и ненужной, ведь Зак больше не считает ее самой красивой женщиной на свете.
        Зак был у себя в кабинете. Лорен осторожно постучала в дверь и вошла. Он сидел за столом и разговаривал по телефону. Заметив Лорен, он побледнел и нахмурился, словно испугался, что она может уловить суть его разговора. Прикрыв трубку рукой, он попросил:
        - Ты не можешь подождать за дверью? Я освобожусь через минуту.
        Лорен застыла. Краска стыда залила ее лицо. Что же это за личный такой разговор, что ее выставляют из кабинета? Резко развернувшись, она вышла и направилась в гостиную.
        Что там сказала Долли сегодня утром? «Зак не из тех, кто скрытничает и прячет свои чувства»? Так, кажется? Что ж, Долли ошиблась. Зак ясно дал понять, что не хочет, чтобы она узнала, с кем он разговаривает. Впрочем, ее это абсолютно не интересует!

        Он не сказал ни слова за целый час, в течение которого они ехали в Альдергроув. Как и Лорен.
        И только когда они наконец приехали на ферму и Джерри отвел их в амбар, они начали разговаривать. Зак даже не успел выбрать щенка, потому что один из копошащихся меховых комочков в корзинке сам выбрал Зака.
        Это был крошечный черный щеночек с белыми подпалинами и глазами-бусинками. Стоило Заку наклониться над корзинкой, как зверек немедленно ухватился острыми, как иголки, зубками за протянутую ладонь и ни за что не хотел отпускать, отцепиться.
        - Быстро же вы нашли друг друга! - рассмеялся Джерри Лэрраби. - Значит, я привезу его к тебе в офис в четверг, да? - Его умные карие глаза озорно засверкали. - Должен сразу тебя предупредить, дорогой друг, ночью в четверг не заснешь. Он будет плакать, как младенец, которого оторвали от материнской груди. И что бы ты ни делал - подкладывал ему бутылочки с горячей водой, укачивал, пел песенки, - ничего не поможет.
        - Ох, Джерри, они все такие милые! - воскликнула Лорен, лаская оставшихся щенков. - Жаль, что мы не можем забрать их всех!
        - Насколько я знаю, ты вообще не можешь никого забрать, - довольно холодно заметил Джерри. - Зак сказал, ты переезжаешь в Торонто в наступающем году. Получила повышение?
        Лорен немного помолчала, а потом постаралась в двух словах объяснить старому другу своего мужа причину переезда. «Интересно, - думала она, - а Пэтси тоже в курсе?» Неужели Зак поделился подробностями ее личной жизни со всеми своими сослуживцами?
        - Звучит заманчиво, Лорен, - вежливо проговорил Джерри. - Желаю удачи на новом месте. А теперь… - он повернулся к Заку, - может, зайдем в дом и выпьем по чашечке кофе? Беттина давно хотела с тобой повидаться.
        - С удовольствием, только недолго. На дорогах пробки, и если мы задержимся, Долли будет рвать и метать.
        Зак всегда любил ездить к Лэрраби, как, впрочем, и Лорен. Они регулярно наведывались в гости к Джерри и Беттине, пока была жива Бекки. И Зак ни разу не был здесь с тех пор, как Лорен ушла от него. Теплая и уютная кухонька сразу навеяла множество воспоминаний.
        Казалось, время обошло стороной это место. В воздухе все так же пахло ванилью и корицей, а у плиты стояла жизнерадостная Беттина в цветастом фартуке и пекла миндальное печенье.
        Дети Лэрраби, мальчики четырех, шести и восьми лет, весело скакали по дивану гостиной, изображая героев популярного мультсериала.
        - Эй, мистер Александер, - позвал восьмилетний Сол, - какого щенка вы выбрали?
        - Черного с белыми подпалинами, - ответил Зак.
        - Отлично! Папа говорит, что, если никто не возьмет Здоровяка, белого с рыжим, он сможет остаться у нас! - обрадовался ребенок и снова обратил свое внимание на телевизор и младших братьев.
        Зак усмехнулся, придвинул стул к массивному дубовому столу и уселся рядом с Лорен, по привычке обняв ее одной рукой за плечи.
        Зря.
        Даже сквозь кухонные ароматы его ноздрей достигал запах ее изысканных духов. Он раздражал и… притягивал.
        - Джерри, дорогой, вынеси, пожалуйста, мусор, - попросила Беттина.
        Зак воспользовался ситуацией, наклонился к Лорен и прошептал:
        - Что у тебя за духи?
        - Тебе не нравится? - Ее щеки горели, но взгляд оставался таким же ледяным и пронизывающим. - Что, слишком… изысканно? А тебе, наверное, нравится что-то цветочное, например, духи, которыми без меры поливает себя твоя секретарша?
        - Пэтси? - Зак удивленно вскинул брови. - Она-то здесь при чем?
        - Ты любишь крепкий кофе без сахара, не так ли, Лорен? - Беттина поставила перед ней чашку с обжигающим напитком.
        - Спасибо, - Лорен натянуто улыбнулась. - У тебя хорошая память.
        - Зак, - в кухню вошел Джерри, - не заглянешь на секундочку в мой кабинет? Сегодня, после того как ты ушел, пришло одно сообщение, и я хочу, чтобы ты с ним ознакомился.
        - О, разумеется.
        - Мы возьмем наш кофе с собой, - сказал Джерри, ставя чашки на поднос.
        - Я скоро, - Зак бросил на Лорен таинственный взгляд и исчез.
        Джерри же запечатлел поцелуй на румяной щечке своей супруги и последовал за Заком. Стоило ему уйти, как Беттина тут же придвинулась к Лорен и тихо сказала:
        - Джерри такой замечательный! Даже думать боюсь о том, что едва его не потеряла.
        Лорен нахмурилась. Потеряла? Что это значит?
        - Он ведь не… Он тебе верен? - почему-то спросила она.
        В конце концов, она не разговаривала с Беттиной четыре года, и всякое могло случиться за это время.
        - Джерри? - улыбнулась Беттина. - Что ты, он не из бабников. В этом они с Заком похожи. Нет, я говорю о том, что нам пришлось пережить, когда мы только поженились. Это было задолго до того, как мы с тобой познакомились, и я никогда не рассказывала тебе об этом. Джерри и я… Поначалу мы даже не могли об этом друг с другом говорить, а сейчас… сейчас мы просто радуемся тому, что имеем. Мы наслаждаемся друг другом и нашими мальчиками.
        - Но что же ты имела в виду, сказав, что едва не потеряла его?
        - Нам с Джерри пришлось пожениться. То есть мы все равно собирались, мы были безумно влюблены, но хотели немного повременить. Мне только что исполнилось девятнадцать.
        - Но… Тебе сейчас тридцать два, кажется?
        - Тридцать три, а Солу всего восемь. Не состыковывается, да?
        Лорен смущенно покачала головой.
        - Сол не первый мой ребенок, Лорен. Мы с Джерри были женаты уже шесть лет, когда он родился. В первый раз у меня случился выкидыш.
        - О, Беттина, я не знала! Мне ужасно жаль!
        - Потеря ребенка практически разрушила наш брак. Я не справлялась со своим горем. У меня начался невроз, мне казалось, Джерри не понимает, что я чувствую. Да и как он мог понять, ведь ребенок был частью меня, моего тела, моей души!
        Лорен захлестнула волна сострадания к этой женщине. Беттина потеряла ребенка, но нашла в себе силы жить дальше. Мурашки побежали по спине Лорен.
        Беттина никогда не рассказывала ей об этом прежде. Зачем же она говорит сейчас? Это не просто совпадение. Как не могло быть совпадением и то, что именно она приехала сюда вместе с Заком. Он попросил отвезти его именно ее!
        А мог бы попросить Джерри.
        Нет, это заговор!
        Зак все спланировал таким образом, чтобы они с Беттиной остались вдвоем и та рассказала ей свою историю. Жгучая злоба овладела всем существом Лорен, и только неимоверное усилие помогло ей сдержаться.
        - Я все отталкивала и отталкивала Джерри, продолжала Беттина. - А потом, в один прекрасный день, произошло чудо. Я вдруг поняла, что, поглощенная своим собственным горем, не замечала, что мужчина, которого я люблю, страдает не меньше меня и так же, как и я, нуждается в поддержке близкого человека. Я просто подошла к нему и обняла его. Мы не говорили. Да и зачем нужны слова? Но мы никогда еще не были так близки, как в то чудесное мгновение, когда взяли друг друга за руки… - Слезы хлынули из глаз Беттины. - Когда я смотрю на мальчиков, на Сола, Джерри Младшего и Тодда… Я так их люблю, что мне даже страшно представить… - Она запнулась, не в силах сдерживать рыдания. - Прости меня, Лорен, мне нужно в ванную на секундочку, - пробормотала Беттина и вышла из кухни.
        Лорен немедленно вскочила. Зак! Как он мог?! Как он посмел так с ней поступить?! Она никогда ему не простит. Как можно было сравнивать то, что произошло с ней, с тем, что произошло с Беттиной?! Потерять еще не рожденного ребенка совсем не то, что лишиться очаровательной, безмерно любимой четырехлетней дочери!
        Что Зак надеялся этим доказать?..
        - А где Беттина? - раздался у нее за спиной голос Джерри.
        - В ванной. Зак, - Лорен перевела дыхание, нам пора. Долли ждет.
        - Как скажешь! - ухмыльнулся он.
        - Попрощайся за нас с Беттиной, Джерри, сказала Лорен.
        - Непременно.
        Двумя минутами позже Лорен уже вела свой «мерседес» по заснеженному шоссе. Слова застыли у нее в горле. Она еще не осознала, что случилось, и не хотела об этом думать.

        Глава 8

        Зак почувствовал, что что-то произошло, как только вошел на кухню.
        Теперь Лорен судорожно сжимала побелевшими пальцами руль и упрямо глядела на дорогу. Что бы ни произошло между ней и Беттиной, это ужасно ее расстроило.
        Зак потянулся к автомагнитоле и принялся настраивать радио. Через несколько секунд он поймал станцию, которая крутила старые рождественские хоралы. «Feliz Navidad!» мурлыкал приятный баритон Гарта Брукса.
        Зак откинулся на сиденье и закрыл глаза. Пока не стоит трогать Лорен, решил он. Пусть она остынет, соберется с мыслями… Странно, что же могло так сильно ее разозлить? И что за вспышка ревности по поводу духов Пэтси? Она-то здесь при чем?
        Ох уж эти женщины! Никогда не мог он уяснить себе последовательность непостижимой женской логики. Он-то надеялся, что поездка на ферму Лэрраби сблизит их. Разумеется, он мог бы попросить Джерри их отвезти, но ему хотелось побыть наедине с женой. Что-то пошло не так.
        Автоматически Зак принялся насвистывать себе под нос мелодию рождественской песенки.
        На часах было уже двадцать минут одиннадцатого, когда они наконец добрались домой. На столе белел клочок бумаги.
        - Это записка от Долли, - сказал Зак и прочел вслух:
        - «Арабелла спит, я тоже. Посему буду вам бесконечно признательна, если вы не станете шуметь». Старая крыса! - пробормотал он и скомкал записку.
        - Мне нужно кое-что тебе сказать, - проговорила Лорен. Ее глаза лихорадочно блестели, на щеках играл неестественно яркий румянец.
        - Я ждал этого, - ответил Зак. - Говори.
        - Как же с тобой трудно! - тихо заметила она, пытаясь сдержать эмоции, охватившие ее.
        - Разве?
        - Ты презренная, жалкая, ничтожная свинья!
        - Неужели?

«Презренная свинья». Все обстояло еще хуже, нежели он предполагал.
        - Не объяснишь, что навело тебя на эту мысль?
        - То, что ты потащил меня сегодня на ферму. Весь этот мерзкий заговор, который вы учинили. Надо быть полным идиотом, чтобы надеяться, что я ничего не пойму, - все так же тихо отчеканила она.
        - Заговор? Ради бога, Лорен, о чем ты говоришь? - удивился Зак.
        - Не изображай тупицу, Заккэри! Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Ты приволок меня к Лэрраби под вымышленным предлогом. Не будешь же ты отрицать, что мог съездить туда вместе с Джерри в любой другой день?
        - Конечно, не буду!
        - Тогда с какой стати ты поехал со мной?
        - Потому что я хотел побыть с тобой вдвоем, черт тебя побери!
        - Вздор!
        - Лорен, - дрожащим голосом произнес он. - Я правда не имею ни малейшего понятия, о чем ты говоришь.
        - Так, значит, это не ты подговорил Беттину рассказать мне о выкидыше?..
        - Эй, эй, подожди секунду! Я не понял. Выкидыш? Какой выкидыш?
        - Не строй из себя Мистера Невинность, Зак. Я просто хотела, чтобы ты знал: меня не проведешь и я не поддамся на ваши подлые уловки. И еще… Использовать Беттину и ее горе в своих корыстных целях - это самый омерзительный и безнравственный поступок, который ты только мог совершить! Если бы ты видел, как она расстроилась… - Лорен побежала вверх по лестнице. - Я ухожу, Зак. Я не хочу больше ни минуты оставаться под одной крышей с таким мерзавцем, как ты. Я поговорю с Арабеллой утром.
        Она была уже возле своей спальни, когда он поймал ее за руку.
        - Не так быстро! - Он прижал ее к стене и отбросил мешавшие ему двигаться костыли.
        Лорен отчаянно сопротивлялась. - Ладно, пробормотал он. - Давай все выясним.
        - Ты знал, что Беттине и Джерри пришлось пожениться, - хрипло проговорила она. - И что они потеряли ребенка! Ты знал, что их брак едва не распался, потому что Беттина отталкивала Джерри и…
        - Я не знал! Но даже если то, что ты говоришь, правда, я не понимаю, при чем здесь я и почему ты называешь меня презренной свиньей!
        - Ты решил, что, раз Беттина смогла преодолеть собственное горе и вернуться к Джерри, я поступлю так же!
        - Да ты спятила! Ты просто истеричка!
        - А ты наглый, бесчувственный чурбан!
        - Моя вина заключается лишь в том, что я захотел провести время со своей женой! Поняла? - Он потряс ее за плечи. - Не было никакого заговора. Это все плод твоего больного воображения! Я понятия не имел, о чем вы разговаривали с Беттиной. Я просто хотел побыть с тобой.
        Ее глаза расширились, а губы дрожали.
        - О, милая! - простонал Зак. - Ты такая красивая! - Ее глаза наполнились слезами. - Солнышко, пожалуйста, не плачь! - Он коснулся губами ее лба.
        - О, Зак! - Слезы брызнули у нее из глаз, и в следующую секунду ее губы уже неистово целовали его лицо. - Прости меня! Я говорила все эти ужасные вещи! Я не думала!..
        Он прижал ее к себе, и время словно замерло. Они всегда были созданы друг для друга, они были единым целым, идеальным союзом двух душ.
        Одной рукой Зак распахнул дверь в ее комнату.
        - Ты хочешь этого, Лорен? - прошептал он.
        - О, да!
        Постепенно они добрались до кровати. Зак уже расстегивал пуговицы на блузке Лорен, когда она вдруг замерла.
        - Зак…
        - Да?
        - Тес… Слышишь?
        Он прислушался. Казалось, в комнате находился кто-то еще.
        - Стой тихо, - шепнула Лорен и ощупью двинулась к кровати.
        Под шелковыми простынями ясно были видны очертания чьей-то маленькой фигурки, по подушке разметались каштановые кудряшки, на тумбочке валялись Барби в пижаме и книжка детских стихов.
        - Арабелла! - выдохнула Лорен.
        - Да, - тихо ответил Зак. - Арабелла.
        - Должно быть, ей стало одиноко. Не к Долли же ей идти…
        - Наверное… - Зак прокашлялся. - Ты… отнесешь ее к ней в комнату?
        - Нет, не хочу ее тревожить.
        - Точно?
        - Да, - кивнула Лорен. - Подожди, я принесу твои костыли.
        Она выскользнула из спальни и через несколько секунд появилась снова.
        - Держи, - она протянула Заку костыли.
        - Ты знаешь, где меня найти, - проговорил он, - если вдруг передумаешь.
        - Я не передумаю, Зак, - дрожащим голосом произнесла она. - Мы едва не совершили ошибку.
        - Да, - неуверенно ответил он. - Может быть, ты права. Но, - добавил он, исчезая за дверью, - ты хотела этого не меньше меня.
        На следующее утро Лорен проснулась без двадцати семь. Она зевнула, вытянула ноги и… Рядом кто-то лежал.

«Зак!» - пронеслось у нее в голове. Неужели они?.. Лорен повернула голову и увидела знакомые кудряшки.
        Арабелла.
        Лорен вздохнула с облегчением. И тут же воспоминания о жгучих объятиях Зака охватили ее. Ее воспаленные губы еще хранили след его поцелуев. Он был так нежен, так настойчив…
        Арабелла заворочалась, и Лорен задержала дыхание. Ребенок потянулся к ней, уткнулся носом ей в плечо и что-то пробормотал.
        Это произошло так быстро и неожиданно, что Лорен не смогла избежать объятия. Она оказалась в ловушке. От Арабеллы пахло молоком и детским мылом.
        Лорен вдруг подумала, что на свете нет ничего прекрасней спящего ребенка, В ее душе шевельнулось какое-то неясное чувство, глаза наполнились слезами. Она подавила рыдание и, поддавшись внезапному импульсу, прижала к себе худенькое тельце в хлопковой ночной рубашке.
        - Тетя Лорен? - сквозь сон проговорила девочка.
        - Все хорошо, милая, - прошептала Лорен и поцеловала Арабеллу в лоб. - Тебе еще рано вставать.
        - Мне было страшно. Я скучала по тебе.
        - Все нормально, не беспокойся. Арабелла вздохнула и снова заснула. Осторожно, чтобы не потревожить ее, Лорен встала и подошла к окну. Вопреки ее стараниям она с каждым днем все сильнее и сильнее привязывалась к девочке.
        Когда она спустилась вниз, Зак уже ушел на работу.
        Только вечером он вошел на кухню, где она готовила ужин. Она слышала, как он ковылял по коридору, поэтому у нее было время, чтобы собраться с мыслями.
        - Привет! - поздоровался он, его глаза лукаво блеснули.
        - Привет, - тихо отозвалась она. - Идет дождь?
        - Да, и приличный. Неутешительный прогноз, не правда ли? - Он огляделся. - Я могу тебе помочь?
        - Нет, у меня все под контролем.
        - Неужели? - насмешливо произнес он.
        - Зак… - вспыхнула она. Он приблизился к ней.
        - И почему ты продолжаешь закалывать волосы в пучок? - Он протянул руку, чтобы вытащить заколку из ее волос.
        - Пожалуйста, не надо! - Лорен отодвинулась.
        - Понял. - Зак отошел к шкафу с посудой и налил себе стакан воды. - Как прошел твой день?
        - Мы с Арабеллой пекли рождественское печенье, а после обеда я ездила в магазин. Нужно было докупить подарки. Я нашла потрясающую книжку по астрономии для Арабеллы. Она интересуется звездами.
        Ей показалось, или Зак слегка помрачнел? Наверное, вспомнил Бекки, которая бредила астрономией.
        - Хорошо, - только и сказал он. - А что ты купила старой крысе? Осиновый кол и распятие?
        Лорен невольно улыбнулась.
        - Я купила ей бордовую блузку.
        - Надеюсь, - он вдруг посерьезнел, - ты ничего не купила для меня. Ты ведь знаешь, что единственный подарок, который я хочу получить на Рождество, не купишь ни за какие деньги.
        - Зак, пожалуйста…
        - Как дела у Арабеллы? - перебил он. - Она объяснила тебе, почему перебралась в твою кровать?
        - Ей было страшно и одиноко.
        - Бедный ребенок!..
        - Если хочешь мне помочь, - сказала Лорен, чтобы разрядить обстановку, - попроси Арабеллу помыть руки перед едой. Я накрою на стол через минуту.
        - Сегодня вечером мне нужно будет уехать. Я вернусь поздно.

«Куда ты?» - мысленно изумилась Лорен, а вслух спросила:
        - Тебя подвезти?
        - Нет, за мной заедет Пэтси. Примерно в восемь.

«Ах, этот огнедышащий монстр в мини-юбке?»
        - Ладно, - спокойно ответила Лорен.
        - Присоединяйся, если хочешь…
        - Спасибо, но я не поклонница диких оргий, - холодно отрезала она.
        - Дядя Зак! - На кухню вбежала Арабелла. - Я слышала, как ты приехал!
        - Здравствуй, тыковка! - Он обнял ее. - Ужин готов. Пойдем вымоем руки и позовем бабушку Долли.
        Они ушли, а Лорен осталась стоять возле плиты. Фантазии, нарисованные ее воспаленным воображением, немедленно сложились в душераздирающую картину: Зак и Пэтси везут перед собой детскую колясочку, а рядом с ними идет счастливая Арабелла. «Он женится на ней! - думала Лорен. - Он женится на этой хищнице!»
        Итак, что же происходит?
        А. Вечером Зак куда-то едет вместе с Пэтси.
        Б. Зак считает Пэтси хорошенькой, если не сказать красивой.
        В. Пэтси умеет ладить с детьми.
        Г. Пэтси нравится Арабелле.
        Д. Арабелле нужна мать.
        Лорен никогда особо не отличалась математическими способностями, но для того, чтобы понять, что Пэтси во всем превосходит ее, не нужно было быть Пифагором. Очевидно, Зак тоже это понимал.
        В восемь вечера раздался звонок в дверь. Арабелла смотрела телевизор в гостиной, Долли вязала, а Лорен развешивала по дому рождественские картинки. Она проигнорировала звонок, притворившись, что ничего не слышит из-за телевизора.
        - Девочка, ты оглохла? - осведомилась Долли. - Открой дверь!
        Лорен сжала губы и поплелась в коридор. Зака по-прежнему нигде не было видно. Лорен вздохнула, собралась с духом и распахнула дверь. Вместо Пэтси на пороге стоял высокий, отлично сложенный блондин с открытым лицом.
        - Добрый вечер, миссис Александер! - поприветствовал он, и его карие глаза весело сверкнули. - Я приехал за мистером Александером.
        Лорен в изумлении воззрилась на нежданного гостя.
        - Я думала, Пэтси… - промямлила она.
        - Близнецы разбушевались, и няньке не удается их утихомирить, поэтому Пэтси приедет на вечер позже на своей машине.
        - Близнецы?
        - Чак и Дэнни. Неугомонная парочка. Простите, я не представился. Меня зовут Бен, я лучшая половина Пэтси. У нас пятая годовщина свадьбы, и ее родители закатили вечеринку в нашу честь.
        - Привет, Бен! - прогрохотал знакомый голос.
        - Здорово, старик! Готов?
        - Как никогда, - Зак протиснулся мимо Лорен. - Ты познакомилась с Беном, дорогая? Лорен напряглась. А вдруг Зак догадался, что она подозревала его в связи с Пэтси, что она ревновала?
        - Да, - ответил за нее Бен. - Мы познакомились. Послушайте, Лорен, почему бы вам не поехать с нами? Родители Пэтси будут счастливы с вами познакомиться.
        - Ты уверена, что не хочешь поехать? - поинтересовался Зак.
        Лорен опустила голову. На ней были старые джинсы и синий свитер, надетый поверх фланелевой рубашки.
        - Спасибо, - поблагодарила она. - Но у меня куча дел.
        - Что ж, жаль.
        - Не жди меня, - бросил Зак через плечо, ковыляя к машине Бена. - Я буду поздно.
        Она едва успела захлопнуть за мужчинами дверь и перевести дыхание, как к ней подбежала Арабелла.
        - Тетя Лорен, гляди, что я нашла! - она протянула ей видеокассету. - Здесь написано:

«Дни рождения Бекки». Можно мне посмотреть?
        Лорен стояла возле окна спальни и наблюдала, как ветер колышет ветви деревьев, растущих в соседском саду. На ясном небе сияли россыпи звезд. Лорен поплотнее запахнула теплый махровый халат и вздохнула.
        Она все не могла позабыть выражение лица Арабеллы, когда в ответ на ее вопрос ответила:
        - Боюсь, сегодня не получится. Положи, пожалуйста, кассету на место. Мы посмотрим ее в другой раз.
        Ее голос прозвучал резко и даже зло. Неудивительно, ведь после смерти Бекки она так ни разу и не смогла заставить себя посмотреть эти домашние записи семейных праздников. Воспоминания о дочери причиняли ей физическую боль. Интересно, а Зак смотрел эти пленки? Лорен закрыла глаза и ясно представила себе картины, запечатленные видеокамерой Зака.
        Вот Бекки один годик. Она улыбается, показывая свой первый зубик.
        Вот ей два, и она трясет каштановыми кудряшками. В три она танцует какой-то замысловатый танец, которому ее обучили в балетной школе. А в четыре плещется в бассейне…
        Лорен поежилась. Она уже собралась лечь, когда к дому подъехала машина Бена. Из нее выбрался Зак и медленно побрел к дому. Он помахал рукой сидящим в машине и вдруг взглянул на окно Лорен. Она не успела отпрянуть.
        - Я же предупреждал: не жди, - сказал Зак, когда она спустилась вниз.
        - Я не ждала. Я просто не могла заснуть.
        - Что-то случилось?
        - Все в порядке.
        - Тогда, - он лениво улыбнулся, - почему же ты сейчас здесь, со мной, а не в кровати?
        - Хочешь, я заварю чай? - уклончиво отозвалась Лорен.
        - Я бы не отказался от чашечки горячего шоколада.
        - Я принесу в гостиную.
        Лорен поспешила на кухню. Ее сердце билось как сумасшедшее. Она думала о его растрепанных волосах и о румянце на щеках не то от выпитого виски, не то от холодного ветра. Она быстро приготовила две чашки шоколада и отнесла их в гостиную.
        Зак стоял у окна и смотрел на звезды.
        - Вот они, - пробормотал он, - Семь Сестер.
        - Да, - отозвалась Лорен. - Давай присядем.
        Она поставила чашки на кофейный столик. В камине все еще тлели угли. Зак сел на диван и позвал ее:
        - Садись рядом.
        В старые времена они всегда сидели в этой комнате перед камином и разговаривали. Не в силах сопротивляться охватившему ее чувству ностальгии, Лорен повиновалась. Несколько минут они молчали, а потом Зак заговорил.
        - Я думал о тебе, - сказал он.
        - И о чем именно ты думал?
        - Я размышлял по поводу твоего едкого замечания насчет духов Пэтси. Не могу отрицать, сперва я был сильно обескуражен, пока не понял, что ты ревновала.
        - Она замужем, Зак!
        - Да, но до сегодняшнего вечера ты об этом не подозревала. Ты думала, у нас роман.
        Лорен хотела возразить, но он не слушал ее.
        - И я вдруг подумал, что Арабелла вполне могла повторить мои слова.
        - И что же ты сказал?
        - Она спросила, считаю ли я Пэтси красивой.
        - И ты ответил: да, - Лорен притворилась равнодушной. - Ты прав, она красивая, очень красивая.
        - А Арабелла не говорила, что я еще сказал?
        Лорен пожала плечами.
        - Кажется, нет.
        - Я сказал, что Пэтси очень красивая, но, насколько мне известно, самая красивая женщина на земле - тетя Лорен. - Зак взял ее за руку. - Лорен, когда я сделал тебе предложение, я сказал, что ты единственная. Я не лгал тогда, не лгу и сейчас.
        - Дело не в тебе, Зак, - отстранилась она. - Дело во мне.
        - А может, дело в Арабелле? Милая, я разговаривал сегодня с Джерри, и он рассказал мне о той трагедии, которая произошла, когда они с Беттиной только поженились. Понимаешь, Беттине было трудно, но она сумела… Лорен резко встала.
        - Зак, у Беттины все было по-другому. Она не была виновата в том, что потеряла ребенка.
        - Ради Бога, Лорен, - Зак тоже встал, - Бекки умерла не по твоей вине!
        Лорен уставилась перед собой. По ее щекам струились слезы.
        - Я вела машину, - проговорила она. - Я вела машину.

        Глава 9

        - Это был несчастный случай! - взорвался Зак.
        - Пожалуйста, не кричи на меня. Он глубоко вздохнул, пытаясь утихомирить отчаянно бьющееся сердце, бушевавшее в его груди и разрывавшее ее пополам.
        - Милая, не казни себя, - умоляюще проговорил он. - Ты же знаешь, что это был несчастный случай. Тот парень поехал на красный свет…
        - Я знаю, знаю, - ее нижняя губа задрожала. - Но я все спрашиваю себя, почему выбрала этот маршрут, ведь обычно, когда я отвозила Бекки в балетную школу, мы ехали через бульвар Бюрро, а потом вниз по Оук-стрит…
        Зак дотронулся рукой до ее губ.
        - Не делай этого, Лорен, не мучай себя. Ты ни в коем случае не виновата в том, что случилось. Ты не превышала скорость, ехала на зеленый свет. Ты не виновата в том, что из-за угла вдруг выскочил пьяный подросток и врезался в тебя…
        - Я знаю, Зак. Разумом я понимаю, что это не моя вина, но я все думаю: а если бы… Если бы я только поехала другой дорогой…
        Он обнял ее и прижал к себе. Она дрожала.
        - Я не могу видеть тебя несчастной. Я все сделаю, только чтобы…
        Лорен громко всхлипнула и оттолкнула его.
        - Это никогда не пройдет, Зак. Это чувство вины, это сожаление… От этого не избавиться.
        - Что ж, - спокойно сказал он, - тогда тебе придется учиться жить с этим.
        - Я пытаюсь. Правда… - она тряхнула головой. - Я пойду к себе, Зак. Мне надо побыть одной.
        Он понял, что его сочувствие лишь тяготит ее, прокашлялся и нейтральным тоном сказал:
        - Следующие пару дней я буду занят, и мы не сможем часто видеться. Завтра у меня опять встреча с японской делегацией, а в четверг, в Сочельник, я поговорю с двумя оставшимися кандидатками в няни, после обеда в офисе вечеринка. Я приеду домой примерно в полшестого вместе со щенком.
        Лорен вымученно улыбнулась.
        - Арабелла будет счастлива. Ты так хорошо с ней обращаешься, Зак.
        - Я бы и с тобой хорошо обращался… если бы ты мне позволила.
        - Я знаю. - Она коснулась рукой его щеки. - Мне бы очень этого хотелось. Спокойной ночи, Зак.
        - Спокойной ночи, милая.
        В его глазах сквозила боль. Ему мучительно хотелось схватить ее, прижать к себе и утолить ее печали своей всепоглощающей любовью, но он, как никто другой, знал, что, если уж Лорен способна победить своих демонов, она сделает это в одиночку.
        - А что в этой коробке, тетя Лорен? Лорен стирала пыль с телевизора. Она повернулась к ребенку, Арабелла в который уже раз перебирала подарки, трясла их, пытаясь на слух определить, что же такое завернуто в блестящую бумагу.
        - Я думаю, - многозначительно сказала девочка, - что здесь коробка с фломастерами.
        - Да что ты? - Лорен делано изумилась.
        - А вот это, - Арабелла взяла в руки коробку, перевязанную серебристой ленточкой, наверное, книга. Это дяде Заку от тебя.
        Девочка притворно вздохнула и снова взялась за подарки. Лорен с улыбкой наблюдала за ней. Арабелла не угадала: она купила для Зака вовсе не книгу, а уютный кашемировый халат серого цвета. Лорен была уверена, Заку понравится. Он обожает такие вещи - многофункциональные, мягкие, домашние… Может, стоило купить что-то менее интимное? Ну да теперь уже слишком поздно.
        - Я думаю, - глубокомысленно изрекла Арабелла, - дядя Зак не очень-то любит покупать подарки.
        - С чего ты взяла? - насторожилась Лорен. Она не могла даже намекнуть девочке на то, какой ее ждет сюрприз.
        - Блузку для бабушки Долли покупала ты, а на коробке написано, что это от вас обоих. И на моих подарках написано то же самое твоим почерком. Да к тому же тут ничего нет для тебя. Ничего от дяди Зака, я имею в виду.
        - Возможно, он еще не успел положить подарок под елку, - солгала Лорен.
        Она не ждала, что Зак подарит ей что-то, и, по правде говоря, ей ничего не было нужно. Когда их брак распался, Зак не только купил ей квартиру, но и положил достаточно денег на ее банковский счет. Он обеспечил ее на долгие годы. К тому же он заранее попросил ее не покупать ему подарок - видимо, и сам не собирается ей ничего дарить.
        Тогда почему же она разочарована?
        - Уже полдень! - прогремела Долли. - По какой причине обед до сих пор не подан?
        - Я как раз собиралась вас позвать, - немного раздраженно ответила Лорен. - Сегодня мы будем обедать на кухне.
        - А почему не в столовой? - допытывалась Долли.
        - Потому что я уже накрыла там праздничный стол. Если вы не хотите обедать на кухне, я принесу вам обед в гостиную.
        - Что за глупости ты говоришь? - фыркнула женщина. - Конечно, я не хочу обедать на кухне! Принеси мне поднос, девочка, и побыстрей!
        Лорен открыла рот, чтобы сказать какую-нибудь колкость, но за спиной прозвенел голосок Арабеллы:
        - Я помою руки, тетя Лорен.
        На обед Лорен сварила суп из помидоров и приготовила сэндвичи с тунцом и треской, а на десерт подала карамельный мусс. Она поставила тарелки на поднос и не спеша понесла его в гостиную. Проходя по коридору, она услышала, как Арабелла разговаривает сама с собой в ванной комнате:
        - ..И еще я надеюсь, что дядя Зак найдет мне хорошую няню, потому что, если он не найдет, у нас не будет шанса выиграть это дело. А если мы не выиграем дело, я останусь с бабушкой Долли, хотя она меня терпеть не может. Впрочем, мне кажется, она не переносит не только меня. Она зла на весь свет. А вот тете Лорен я нравлюсь. Очень. Я абсолютно в этом уверена, потому что она так добра со мной! Досадно, что она не хочет иметь семью. Это все потому, что Бекки умерла. Поэтому я даже не надеюсь, что она захочет стать моей мамой.
        Лорен почувствовала, что плачет. Слезы стекали по ее щекам. Черт побери!..
        Она поспешила в гостиную и установила поднос на массивный дубовый столик. Она успела вытереть слезы, прежде чем решилась взглянуть в глаза Долли.
        - Я принесла вам обед. Женщина отложила вязанье.
        - Давно пора!
        Лорен стиснула кулачки.
        - Все! - запальчиво воскликнула она. - С меня хватит! Мало того, что вы явились сюда без приглашения, так еще имеете наглость всеми помыкать! Что ж, мне это осточертело! Можете укладывать свои вещи и катиться отсюда куда глаза глядят! Если у Зака не хватает мужества вас выгнать, это сделаю я! Уходите!..
        Лорен всхлипнула и разревелась. Чтобы скрыть свой позор, она ринулась по коридору, желая лишь спрятаться от боли, терзавшей ее изнутри. Она слышала, как Долли что-то говорила ей вслед, но слов не разбирала. Вихрем взлетела она по лестнице и заперлась в своей комнате.
        Через несколько секунд она уже лежала ничком на кровати, уткнувшись в подушку. Это уж слишком. Все на нее давят! Все - Зак, Арабелла, Долли!..
        Что же ей делать? Куда спрятаться?
        - Лорен? - Голос Зака прозвучал откуда-то издалека и эхом разнесся по комнате. Как будто во сне.
        Она мгновенно очнулась, тело нестерпимо ныло, глаза слипались. В комнате было темно. Она лежала в тишине и прислушивалась.
        - Лорен? С тобой все в порядке? Нет, это не сон. Это Зак осторожно стучит к ней в дверь.
        - Все хорошо, - отозвалась она.
        - Можно мне войти?
        Она бросила взгляд на настольные часы. Было уже без четверти шесть. Значит, она проспала более пяти часов.
        - Нет, - твердо ответила она и села на кровати, обхватив колени руками. - Я спущусь вниз через минуту.
        - Ужин готов, - напомнил Зак, потоптался возле двери и ушел.
        Лорен заставила себя встать с кровати и направилась в ванную. Взглянув на себя в зеркало, она содрогнулась. Ну и видок! Бледные впалые щеки, синяки под покрасневшими глазами, растрепанные волосы…
        Лорен быстро разделась и юркнула под душ.
        Она так готовилась к праздничному ужину! И Арабелла с Заком ждали этого вечера с нетерпением… Она их подвела. Она не справилась со своими чувствами и этим подвела всех.
        И что на нее нашло? Как можно обвинять Долли Смит в том, что та испортила им Рождество? Ведь если кто и портил здесь праздник, так это она сама.
        Зак в смятении спустился вниз и стал ждать Лорен. Что же, черт возьми, произошло, пока он был на работе?
        Он пришел домой и нашел испуганную Арабеллу, протирающую тарелки на кухне, и Долли, тихо сидящую рядом с ней и читающую газету. Из духовки доносились аппетитные запахи. На женщине был любимый фартук Лорен. Зак спросил, что стряслось.
        - Тетя Лорен отдыхает наверху. Ее нельзя беспокоить, - ответила Арабелла.
        - Долли, что, черт побери, происходит? Черные глаза блеснули.
        - Ребенок сказал: Лорен отдыхает. Оставь ее в покое.
        Так он и сделал. И только когда Долли объявила, что ужин готов, он решил за ней подняться.
        - Зак?
        Он резко повернулся и… Лорен выглядела ужасно. Она была тщательно накрашена, влажные волосы были зачесаны назад и закручены в пучок на затылке. Скулы заострились, нос как будто вытянулся… На ней было красное вязаное платье.
        - Ты плакала, - сказал он.
        Лорен сделала неопределенный жест рукой.
        - Я… Это ерунда. Наверное, я просто устала. Сейчас все в порядке. Правда. - Она взглянула в сторону кухни. - Кто готовил ужин?
        Что бы ни случилось, она не хотела об этом говорить.
        - Долли хозяйничает на кухне с самого обеда.
        - Долли?
        - Ужин на столе! - крикнула Арабелла.
        - Зак, а где щенок? - прошептала Лорен. - Ты его привез?
        - Да, я приехал пораньше. Щенок спит в корзинке в обнимку с горячей бутылочкой и будильником в моей комнате.
        - А как с нянями? Удачно прошло? Зак покачал головой.
        - Есть еще одна на примете, но об этом я буду думать после Рождества.
        Долли пожарила гуся и украсила его ломтиками ананаса, яблоками и вишней. На гарнир она подала картофель по-крестьянски, рисовую запеканку и суфле из брюквы, а на десерт приготовила сладкий творожный крем, политый смородиновым сиропом.
        Ужинали молча. Долли настояла на том, чтобы самой принести все блюда, и больше не проронила ни слова. Лишь Арабелла, доев свой десерт, попросилась выйти.
        - Конечно, - разрешила Лорен. - Только, прежде чем заняться чем-либо, почисти зубы. Сладкий сироп способствует развитию кариеса.
        После того как девочка ушла, Долли принесла кофе, разлила его по чашкам и объявила, что свою порцию выпьет в гостиной.
        - Хотите, я помогу вам отнести поднос? предложила Лорен, впервые за весь вечер глядя прямо на Долли.
        Ее немного обескуражила неестественная бледность пожилой женщины, ее озабоченный вид, потускневшие глаза, опустившиеся плечи…
        - Благодарю, - бесцветным голосом ответила Долли. - Я, пожалуй, справлюсь сама. Зак поднялся из-за стола.
        - Ужин был восхитительный, Долли!
        - Да, - согласилась Лорен. - Никогда не ела ничего вкуснее.
        Долли вынула из кармана огромный белый платок и вытерла глаза.
        - Мне ясно дали понять, что мое присутствие в этом доме излишне, - сказала она, обращаясь к Заку. - Утром я уеду. Я пробыла здесь достаточно долго, чтобы убедиться в бесполезности этой затеи.
        Ошеломленная, Лорен уставилась на нее.
        - Но вы не можете уехать! - воскликнул Зак. - По крайней мере завтра! В Рождество!
        - Он прав, Долли, - промямлила Лорен. - К тому же сейчас невозможно достать билеты на самолет.
        - У Зака связи, он мне поможет. Мало кто путешествует в Рождество. Самолет будет пуст.
        В голосе Долли не было прежнего высокомерия и холодности. Он звучал как-то жалко, и в душе Лорен вдруг зародилось сочувствие. Ей следовало бы радоваться, что Долли уезжает - ведь так было лучше для Зака и Арабеллы, но она почему-то огорчилась.
        Молча она проводила Долли взглядом и повернулась к Заку.
        - А знаешь что? - спросил он, горько ухмыляясь. - Я ведь начал привязываться к старой крысе!
        - Это моя вина, Зак. Мы повздорили днем, и я… Я потеряла над собой контроль и наговорила много ужасных вещей. Я велела ей убираться, поэтому она и собирается уезжать. Я так сожалею, что не сдержалась!..
        - Это должно было случиться, - ответил Зак. - Если бы ты сдержалась, рано или поздно сорвался бы я. Она меня буквально с ума сводила своими придирками.
        - Похоже, она твердо решила уехать. А ты сможешь достать ей билет на завтрашний рейс?
        - Попытаюсь. Надо заняться этим прямо сейчас.
        - Что она имела в виду, когда говорила о «бесполезности этой затеи»?
        - Думаю, это вполне очевидно, - сухо отозвался он. - Она знает, что с нами происходит, и, видимо, лучше нас понимает, что нам не быть вместе. Она в курсе, что я не нашел няню, - он повел плечами, - и собирается подавать на меня в суд, чтобы заполучить опекунство.
        - Какой кошмар! - вздохнула Лорен. - Я не…
        - Дядя Зак! Тетя Лорен! - зазвенел взволнованный голосок Арабеллы. Девочка вихрем спускалась по лестнице. Ее каштановые волосы разметались, глаза горели счастьем, на щечках пылал румянец. В руках она держала очаровательное, черное с белыми подпалинами, создание. - Смотрите, что я нашла наверху! - закричала она. - Я зашла в ванную к дяде Заку, чтобы взять зубную пасту, потому что моя закончилась, а он… - она прижала щеночка к себе, - он сидел в корзинке! Что он там делал, дядя Зак?
        - А ты как думаешь, тыковка? - Зак прищелкнул языком. - Тебя поджидал.
        - Он мой?! - Глаза Арабеллы расширились.
        - Да, солнышко, он твой.
        - О, дядя Зак! - Ребенок не сводил с него восхищенных глаз. - И я могу назвать его, как захочу?
        - Разумеется. А как ты хочешь его назвать?
        - Не знаю, я об этом не думала. А почему ты не положил его под елку?
        - Потому что мы знаем, как маленькие собачки любят все грызть, а под елкой лежат и другие подарки.
        - Да! - засмеялась Арабелла. - Мы будем ходить на прогулки, ладно? Ты купишь ему поводок?
        - Уже купил, родная. Он лежит у меня в спальне, на тумбочке. Почему бы тебе не сходить за ним, а потом не погулять со щенком на заднем дворе?
        Арабелла убежала, а Лорен подошла к шкафу в коридоре и достала оттуда курточку Арабеллы.
        - Сегодня холодно.
        - Лорен, - Зак взял ее за руку, - у меня есть подарок и для тебя. Я преподнесу его тебе после того, как Арабелла и Долли лягут спать.
        - Это вовсе ни к чему…
        - Я очень хотел.
        Арабелла как раз спустилась вниз, и Лорен не успела спросить, что же такое купил ей Зак.
        Оказалось, Зак готовил ей подарок, о котором она не могла даже мечтать, но что это такое, она узнала лишь спустя несколько часов.
        Они провели вечер у камина вместе с Арабеллой и щенком. Долли отказалась присоединиться к ним и отправилась спать в девять часов. Лорен разрешила Арабелле задержаться допоздна и посмотреть рождественский фильм по телевизору.
        Посовещавшись, они решили, что щенок будет спать в комнате Зака, пока не научится хорошо себя вести в доме.
        - Завтра мы начнем его дрессировать, сказал Зак Арабелле, когда Лорен укладывала девочку в кровать. - Тебе придется ухаживать за ним, а это большая ответственность.
        - Я справлюсь, - пообещала малышка. - Дядя Зак, а что случится, если мы проиграем наше дело? Бабушка Долли не любит собак, и к тому же у нее очень маленькая квартира, где едва хватит места для нас двоих.
        - Это твой щенок, - ответил Зак. - Что бы ни произошло, он принадлежит тебе. Если случится самое худшее, ты все равно будешь приезжать ко мне на каникулы и наш маленький забияка будет тебя ждать. У собак очень хорошая память.
        - Знаешь, как я назову щеночка? - вздохнула Арабелла. - Я назову его Лукасом. Доброй ночи, тетя Лорен. Доброй ночи, дядя Зак.
        Уставшая от пережитых волнений, она заснула так быстро, что Лорен с Заком даже не успели ей ответить. Когда они спустились вниз, Зак спросил:
        - Хочешь полакомиться гоголь-моголем?
        - А он сладкий?
        - Очень.
        - Считай, что ты меня соблазнил.
        Зак стоял у окна и смотрел на звезды. Небо было ясное, миллионами огней сияли звезды, блестел месяц. Ветерок слегка качал деревья.
        - А вот и я! - Лорен внесла поднос с едой и напитками.
        - Лорен, - сказал Зак, когда она поставила поднос на кофейный столик. - Я хочу подарить тебе кое-что.
        - Сначала я. Подожди секундочку. Лорен подошла к елке и выбрала нужный сверток с серебристой ленточкой.
        - Ты только не подумай, что я… - она покраснела. - Я просто…
        - Давай я сперва открою, а потом ты начнешь оправдываться. - Зак развернул подарок и тихо охнул. - Как здорово! - воскликнул он. - Как ты догадалась? Узнала, что мой старый халат совсем износился? - он ухмыльнулся. - Неужели ты проникла в мою комнату, пока я был на работе?
        - Конечно, нет! - возмутилась Лорен.
        - Я просто пошутил! - Он взял ее за руку и увлек к окну. - Пойдем.
        Она осторожно приблизилась к нему.
        - Не бойся, я не кусаюсь. Зак поцеловал ее в лоб.
        - Спасибо, подарок чудесный.
        - Я рада, что тебе понравилось. Когда я увидела его, сразу подумала о тебе.
        - Это хорошо. А теперь позволь показать, что я купил для тебя. - Он подвел ее к окну. - Видишь созвездие Плеяд? Семь Сестер?
        - Альциона, Электра, Меропа, Тайгета, Келэно, Стеропа и…
        - И Майя. Согласно легенде, самая старшая и самая красивая из Сестер.
        - И самая яркая. Даже ярче Альционы.
        - Милая, я знаю, как ты любишь смотреть на звезды, и знаю, что ты думаешь о Бекки. Эта звезда. Майя, самая красивая звезда… - Он выудил откуда-то карту звездного неба. - Помнишь, в понедельник ты зашла ко мне в кабинет, когда я разговаривал по телефону, и я попросил тебя выйти? Ты обиделась, но я не мог иначе. Я беседовал с людьми из лаборатории по изучению космоса и не хотел, чтобы ты слышала, о чем мы говорим.
        Он протянул ей листок бумаги, и она принялась жадно читать. Это сертификат, подтверждающий, что 25 декабря Лорен и Зак Александер приобрели звезду в созвездии Тельца и с этого дня Центр космических исследований в Ванкувере, Канада, зарегистрировал эту звезду под именем Ребекки Александер.
        Звезда? Звезда Бекки?
        - Я услышал, что в Центре с удовольствием идут на такие сделки, потому что им нужны деньги. Так что, заплатив, ты можешь приобрести любую неназванную звезду. Я подумал, что, если ты будешь смотреть на небо и видеть звезду Бекки, сияющую по соседству с Плеядами, это… как-то взбодрит тебя.
        - О, Зак! - Лорен всхлипнула, обняла его и уткнулась лицом ему в грудь. - Как чудесно!
        - Эй, я не хочу, чтобы ты плакала, милая! Я хочу сделать тебя счастливой.
        - Я очень счастлива, Зак.
        Они сидели на диване, пили гоголь-моголь, закусывали пирожными и говорили, говорили… Перед тем как разойтись по разным комнатам, они пожелали друг другу счастливого Рождества.

        Глава 10

        Лорен не могла заснуть. Наконец она накинула халат и спустилась вниз. Огонь в камине погас. Лорен побрела на кухню, палила себе бренди, вернулась в гостиную и включила телевизор.
        На полке рядом с телевизором лежала видеокассета с записью дней рождения Бекки. Поддавшись внезапному порыву, Лорен вставила кассету в видеомагнитофон и посмотрела на экран. Она действовала как под гипнозом.
        Ей казалось, что время остановилось, что ее сердце перестало биться и остались одни лишь воспоминания, сладко-горькие, как бренди. Лорен, не в силах пошевелиться, смотрела, как перед ее глазами проплывают картины бесконечного счастья.
        Улыбающаяся Бекки, сияющий Зак и она сама, летавшая, как на крыльях.
        Бекки плавает. Жарко. Вместе с ней в бассейне плещутся четверо ее маленьких друзей. Арабелла среди них.
        Мак и Лайза приехали тогда из Лос-Анджелеса всего на неделю. Девочки не видели друг друга целый год, но выглядели так, как будто и не расставались. Неразлучницы.
        На Бекки очаровательный белый купальник с кружавчиками, а на Арабелле кремовое бикини. Они играли, визжали, кидались чипсами…
        Вечер. Девочки пьют горячее какао и обнимаются, позируя перед камерой. Сверкающие глаза, милые улыбки…
        И серые полосы на экране.
        Конец пленке.
        Конец счастью.
        Лорен не знала, как долго она еще сидела, уставившись в пустоту. И не замечая слез, стекающих по щекам. Она откинулась на спинку дивана и замерла. У нее не было сил подняться и выключить телевизор.
        Как ни странно, она чувствовала себя гораздо лучше, как будто камень с души свалился. Как будто дамоклов меч, висящий над ней, наконец упал, но чудом не задел ее.
        Она встала, выключила телевизор и перемотала пленку. Затем подошла к окну и посмотрела на звезду Бекки. Может быть, ей показалось, но звезда горела как-то особенно ярко, словно подмигивая ей.
        - С Рождеством! - прошептала Лорен. - С Рождеством, доченька!
        - Просыпайся, тетя Лорен! - Арабелла прыгала на кровати. - Рождество!
        Лорен что-то пробормотала и открыла глаза. Над ней нависала копна каштановых кудряшек.
        - Счастливого Рождества, милая! - сказала она и обняла Арабеллу. Удивленная этим жестом, девочка слегка отпрянула, а потом вдруг заплакала и тоже обняла Лорен.
        - С Рождеством, тетя Лорен! Прости, что разбудила тебя, но уже восемь часов и…
        - Восемь? - Лорен резко вскочила. - О Боже, Долли!
        - Все в порядке, - успокоила ее Арабелла. - Дядя Зак рано встал и позаботился о бабушке Долли. Он приготовил ей на завтрак крепкий чай и подгорелый тост! - Арабелла широко улыбнулась. - А теперь мы идем в сад, гулять с Лукасом.
        - Ax, Лукас! - Лорен снова обняла девочку. - Он хорошо себя вел ночью? Арабелла скорчила гримаску.
        - Не очень.
        - Научится! - рассмеялась Лорен.
        - Ага. Дядя Зак сказал то же самое. - Арабелла спрыгнула с кровати и направилась к двери. - Я пойду, а то, наверное, он меня уже ждет. Ты скоро спустишься?
        - Уже встаю.
        Как же крепко она спала! Ей даже сны не снились. Она чувствовала себя абсолютно отдохнувшей и переполненной радостью.
        Лорен улыбнулась и, напевая под нос какую-то песенку, подошла к окну. Отодвинув занавески, она выглянула наружу. На голубом безоблачном небе сияло ласковое зимнее солнышко, дул сильный северный ветер, отчаянно гнувший ветви старого, трухлявого дерева в соседнем дворе.
        Вскоре появились Зак и Арабелла. Оба в куртках. Зак, уже привыкший к костылям, легко и быстро передвигался по саду, рядом прыгала Арабелла и нещадно дергала Лукаса за поводок.
        Лорен, как завороженная, наблюдала за ними. Зак, мужчина, которого она никогда не переставала любить. И Арабелла, к которой она пыталась не привязываться и все же сильно полюбила.
        Слезы навернулись ей на глаза. Зак и Арабелла. Ее семья. Как она могла отрицать очевидное? Она с самого начала должна была понять, что не сможет отказаться от них. Мысль об этом не покидала ее с первой минуты, когда в офисе Тайлера Брэддока она услышала о несчастье, постигшем Арабеллу.
        Зак сказал, что она должна пережить смерть Бекки. Он прав: пришла пора ее отпустить.
        Лорен не знала, когда это произошло. Возможно, когда Зак показал ей звезду или когда она смотрела видео… Какая разница? Ведь она наконец смирилась со смертью Бекки. Она всегда будет горевать, но теперь у нее есть силы, чтобы продолжать жить дальше.
        Теперь она готова вернуться к Заку.
        Ей нужно немедленно сказать ему об этом. Он так хотел семью! И Арабелла… Бедная девочка тянулась к ней…
        Сильный порыв ветра просвистел над домом. Лорен как будто очнулась.
        Нет! Этого не может быть!
        Старое дерево из соседнего сада накренилось… И страшные картины снова промелькнули перед глазами Лорен. Арабелла стояла возле куста азалий, как раз на пути падения злосчастного дерева. Зак повернулся к ней спиной и не мог видеть, что происходит.
        Лорен закричала от ужаса и попыталась открыть окно. Задвижку заело.
        - Арабелла! Арабелла!
        Но ребенок был так увлечен собакой, что не слышал ее. Зато Зак услышал. Он повернулся, увидел дерево, побледнел и тоже закричал, но было уже поздно. Дерево рухнуло.
        Лорен бросилась вниз по лестнице, плача навзрыд.
        - Что стряслось, девочка? - испугалась Долли, увидев ее.
        - Вызывайте «скорую»! И службу спасения! Немедленно!
        Босая, она выскочила на улицу через дверь на кухне и застыла. Зак разбирал сломанные ветви. Где-то под ними лежала Арабелла. Рядом носился обезумевший от страха Лукас и громко пищал.
        Лорен кинулась помогать Заку, и вместе они нашли Арабеллу. Она лежала на боку, глаза закрыты, над бровью алела ссадина, кожа мертвенно-бледна. Где-то визжали сирены «скорой помощи».
        - Зак…
        - Ее нельзя двигать, - его голос дрожал. - Вдруг позвоночник поврежден…
        - Все будет в порядке, - Лорен обхватила его за шею. - «Скорая» уже едет.
        В комнате ожидания было так тесно! Зак с трудом передвигался на костылях. Все это время он молился не переставая. «Господи, не забирай ее! - повторял он. - Господи, пусть она выживет!»
        Зак знал, что еще чуть-чуть, и он не выдержит. Но он должен. Он должен быть сильным. Ради Лорен. Ей так нужна его поддержка!
        Он посмотрел на нее. Она забилась в угол, бледная, застывшая, и прижимала к груди перепуганного щенка.
        - Лорен?
        Она вздрогнула.
        - Почему?.. - прошептала она. - Почему они так долго?
        - Анализы, рентген… Они делают свою работу.
        - Доктор сказал, что все кости целы - только царапины и синяки. А вот голова…
        Лорен запнулась и закусила губу, пытаясь сдержать рыдания. Зак снова заметался по помещению. Как он мог отвернуться? Почему сам не пошел выгуливать собаку?
        - Зак? - Лорен бесшумно подошла сзади.
        - Это я виноват.
        - В чем? - удивилась она. Он повел широкими плечами.
        - Я недостаточно хорошо о ней заботился.
        - Зак! - запротестовала Лорен. - Я не понимаю…
        - Я не должен был спускать с нее глаз! Мне следовало…
        - Ты не виноват. В том, что произошло, нет ни капли твоей вины! Ты… Зак, ты сам пытался убедить меня, что Бекки погибла не по моей вине. Зачем же ты теперь казнишь себя?! Лорен замолчала на секунду, будто собираясь с мыслями. - Зак, я вела машину тогда. На мне лежит часть вины за произошедшее. Ты виноват не больше меня. Понимаешь?
        Конечно, она была права. В глубине души он сознавал, и все же ощущение того, что что-то упущено, не покидало его. Только сейчас он понял, что творилось в душе Лорен, когда они потеряли Бекки.
        Если Арабелла не выкарабкается, их браку конец. И почему он не повел Арабеллу в другое место? Почему вышел именно во двор? Почему думал о Лорен вместо того, чтобы следить за ребенком?
        - Зак? - Лорен сжала его руку.
        Он обнял ее и прижал к себе, как будто боялся потерять. Она такая хрупкая, и все же в ней чувствовалась какая-то сила, какая-то несокрушимая энергия.
        Он по-детски уткнулся лицом в ее волосы, пытаясь спрятаться от больничного шума, и вдохнул еле слышный аромат ее духов. Теперь этот изысканный запах не казался ему вызывающим. Это был запах Лорен.
        Еще от нее пахло растворимым кофе из автомата, который он буквально насильно заставил ее выпить полчаса назад.
        Это снова была его Лорен - красивая даже в старых джинсах и его фланелевой рубашке, которую она наспех накинула, собираясь в больницу, трогательная, нежная Лорен. Лорен, которую, как ему казалось, он безвозвратно потерял.
        - Милая, - пробормотал он, - моя милая… Как же тебе трудно пришлось…
        - Тебе тоже, Зак, - ответила она изменившимся голосом, - тебе тоже…
        Ее израненное сердце как будто рвалось на части. Она так любила этого мужчину, что готова была отдать все на свете, лишь бы избавить его от страданий. И почему она так поздно поняла, что никогда не переставала быть его женой?
        Если Арабелла не выживет, их брак обречен. Нет, Зак любит ее, это очевидно. Но сможет ли он простить ее за то, что она отказала в любви маленькому несчастному ребенку? Наверное, нет. Такой поступок не заслуживает прощения.
        Их отношения будто бы стали налаживаться. Они наконец нашли в себе силы поговорить начистоту. Смерть Арабеллы окончательно пошатнет их и так зыбкое и призрачное счастье.
        Она могла бы прямо сейчас сказать ему правду. Что она любит Арабеллу как родную дочь и хочет вернуться к нему, чтобы жить всем вместе, но поверит ли он ей после того, как она сделала все возможное, чтобы убедить его в обратном? Поверит ли, что она приняла это решение еще до несчастного случая?
        Он вправе оттолкнуть ее, вправе не верить ей. Но она действительно полюбила Арабеллу, полюбила всем сердцем. Неужели она опоздала?
        Отчаяние переполнило ее душу, и она почувствовала себя еще более несчастной.
        - Лорен?
        Она взглянула на него затуманившимися от слез глазами и пошевелила губами, не в силах вымолвить ни слова.
        - Что ты сказала Арабелле, когда она разбудила тебя?
        - Я? - Лорен нахмурилась. - Я пожелала ей счастливого Рождества…
        - И обняла ее? Лорен кивнула.
        - Да, - с усилием проговорила она. - Я ее обняла.
        - Когда она спустилась вниз, сияющая, как елка на Таймс-сквер, она объявила, что ты все-таки станешь ее мамой. Она сделала такой вывод, потому что ты обняла ее первой. Она была права?
        - О, Зак! - воскликнула Лорен. - Она… Я так люблю ее!.. Я боролась с этим, но…
        - Милая, ты только что сделала меня счастливейшим человеком на земле.
        - Мистер и миссис Александер? Лорен вздрогнула и повернулась на голос. Хирург, молодой темноволосый, смуглый мужчина, кажется араб, снял очки и посмотрел на Лорен своими блестящими карими глазами, в которых светилось неподдельное сочувствие.
        - Арабелла, - тихо сказал он, - находится в коме…
        Слезы брызнули из глаз Лорен. Она охнула и бросилась в объятия Зака.
        - Держись, милая, - прошептал тот.
        - Вы можете пройти к ней, - добавил хирург и жестом пригласил их последовать за ним.
        Они шли вдоль длинного коридора мимо раздвижных стеклянных дверей, и, наконец, хирург пропустил их в палату, где лежала Арабелла.
        Под белыми простынями ее тельце казалось еще меньше. Темные круги под глазами, бледные впалые щеки, повязка на лбу… Все это производило такое угнетающее впечатление, что Лорен не выдержала и снова заплакала.
        Она оперлась на Зака, который стоял безмолвный и несгибаемый, как скала. Теперь настала его очередь быть сильным.
        - Скоро мы переведем ее в обычную палату, - сказал хирург. - Если хотите, можете подождать в приемной. Вас позовут, когда мы устроим ее в терапии.
        - И мы сможем побыть с ней? - спросил Зак.
        - Конечно, - ответил хирург.
        - Как долго она пробудет в коме? - голос Лорен предательски дрожал. Хирург покачал головой.
        - Нам всем остается лишь ждать и молиться.
        Рождество пролетело незаметно, как и следующие несколько дней. Лорен и Зак сменяли друг друга возле постели Арабеллы, и их печаль росла с каждым часом, но надежда на чудо не угасала.
        Утром тридцать первого декабря Зак съездил к себе в офис и лично выдал новогодние премии персоналу. После обеда он вернулся в больницу, чтобы сменить Лорен, и та немедленно уехала на встречу со своим начальником.
        Она столкнулась с Джеком Перрини в приемной. Он как раз провожал старый год в компании своих подчиненных. На нем был строгий серый костюм, белоснежная рубашка и галстук-бабочка. Очевидно, после окончания вечеринки Джек собирался на банкет.
        Завидев Лорен, он приподнял бокал с вишневым пуншем и улыбнулся.
        Лорен поежилась, когда эти проницательные янтарные глаза принялись изучать ее. Из вежливости она приняла бокал пунша из рук босса и, улучив минутку, прошептала, что ей нужно перемолвиться с ним наедине. Он кивнул, проводил ее в кабинет и захлопнул дверь.
        Лорен подождала, пока он усядется в кресло, предварительно расправив полы пиджака, и начнет говорить.
        - Что, черт побери, происходит? - рявкнул Джек. - Ты смотрела на себя в зеркало? Не причесана, не накрашена, одета в какие-то лохмотья! - Он презрительно поморщился, глядя на ее старые джинсы и свитер. - Неужели тебе все равно, как ты выглядишь?
        Лорен едва сдержала улыбку. Она привыкла к подобным вспышкам босса. Джек был очень темпераментным и прямолинейным. И кроме того, терпеть не мог беспорядка и требовал от окружающих безупречной аккуратности.
        - Я дал тебе отпуск, черт возьми! - бушевал он. - А ты как будто но помойкам шаталась! Где ты была? На рудниках в Сибири?
        - Возможно, мне стоит там побывать, - ответила Лорен.
        - Что такое? - изумился Джек. - Неужели я слышу сарказм? Рассказывай, что с тобой стряслось!
        Лорен повиновалась. Он так просто не отстанет. Он молча слушал, а когда она закончила, проговорил:
        - Бедный ребенок! Не дай Бог такое пережить!
        - И вот я приехала, чтобы сказать тебе… - Лорен замялась, - чтобы сказать, что я отказываюсь от повышения. Я не еду в Торонто. Я остаюсь в Ванкувере навсегда. Я помирилась с мужем. Прости, Джек, прости, что подвела тебя, но брак для меня важнее всего.
        - Ты что же, уволиться вздумала? - Он вскинул брови и сделал сердитые глаза.
        - А ты хочешь, чтобы я осталась?
        - Разумеется, черт побери! Лорен нахмурилась.
        - Я не могу сейчас принять такое решение.
        - Я понимаю. - Он поднялся на ноги. - И я не стану на тебя давить. Но если с девочкой все обойдется и вы устроите ее в школу - я с радостью приму тебя обратно. На любых условиях. Ты сможешь работать неполный день. Или три дня в неделю… Или только по утрам… Как тебе будет удобно.
        - Я правда не могу сейчас об этом думать, - Лорен тоже встала. - Но твое предложение действительно очень много значит для меня. Спасибо тебе. - Она подошла к нему и поцеловала его в щеку. - Спасибо тебе, Джек.
        Кажется, он был удивлен этим порывом, потому что сразу вновь насупился и, поколебавшись немного, обнял ее.
        - Береги себя, - буркнул он. - И не забывай мне звонить. Ты сейчас едешь домой?
        - Нет, в больницу. Я сижу с Арабеллой до одиннадцати тридцати, а потом меня сменит Зак.
        - Надеюсь, это не надолго.
        - Да.
        - Оденься потеплее, - посоветовал Джек. - На улице холодно.
        Она послушно кивнула и вышла из кабинета.
        - Долли сама не своя, - сказал Зак, когда Лорен вернулась в больницу. - Она носится по дому, убирается, отвечает на телефонные звонки, кормит Лукаса, гуляет с ним, даже дрессирует его, готовит еду… Она как будто помолодела лет на двадцать.
        - Да, без нее мы бы не справились, - согласилась Лорен. - Как наша девочка? - Она взглянула на Арабеллу.
        - Доктор сказал, что лучше, хотя, по мне, она все такая же бледная.
        На минуту воцарилась молчание, а потом Лорен спросила:
        - Чем Долли кормила тебя сегодня?
        - Чем-то вроде омлета с салатом из спаржи. Я сказал, что не голоден, но она попыталась накормить меня с ложечки. Пришлось подчиниться.
        - Она права. Если мы не будем есть, то очень скоро лишимся последних сил. - Лорен нахмурилась. - Боюсь только, что теперь она меня и близко к кухне не подпустит.
        - По крайней мере, старушка нашла себе применение и, кажется, изрядно подобрела с тех пор.
        - Смягчилась, - добавила Лорен. - Она сказала, что я наконец образумилась и поэтому отныне будет звать меня по имени. На самом деле она не такая уж плохая, Зак. Чокнутая слегка, но все-таки мы ее недооценивали. Вчера вечером она сказала мне, что отправила Арабеллу в интернат только потому, что боялась: вдруг девочка не захочет жить с такой старой калошей, как она? В каком-то смысле она поступила правильно. Арабелла гораздо лучше справилась со своим горем вдали от дома.
        - Да, - отозвался Зак. - Что ж, уже поздно, тебе пора.
        - Я хочу остаться, Зак. Хочу встретить Новый год с тобой и Арабеллой.
        - Тогда я пойду позвоню Долли и скажу, что ты не придешь домой.
        Остаток вечера Зак и Лорен смотрели новогодние программы по маленькому переносному телевизору в палате Арабеллы, но незадолго до полуночи они выключили телевизор, взялись за руки и просто сидели, в тишине ожидая наступления Нового года.
        - Как ты думаешь, - пробормотала Лорен, - Арабелла слышит, когда мы говорим о ней?
        - Уверен, что слышит. Лорен закусила губу.
        - Мне кажется, мы поступили эгоистично, оставив Долли одну в новогоднюю ночь. Наверное, мне все же надо было поехать домой…
        В коридоре зашумели голоса. Кто-то спорил. В то же время в телевизоре раздался бой часов на Таймс-сквер. Лорен вздрогнула, узнав голос.
        Не может быть!
        В палату ворвалась раскрасневшаяся Долли с Лукасом на руках.
        - Долли? - хором удивились Зак и Лорен.
        - Что за идиотка эта сестра в приемном? фыркнула женщина. - Разве она не слышала, что животные оказывают благоприятное воздействие на больных?
        Шесть, пять, четыре, три, два, один…
        В коридоре снова зашумели. Врачи и сестры поздравляли друг друга с Новым годом.
        - Поздравляю, милая, - шепнул Зак и поцеловал Лорен. Затем он подошел к Долли и обнял ее. Залаял Лукас. Зак нахмурился.
        - Ради бога, - обратился он к Долли. - Ну зачем вы?.. - Внезапно он замолчал и уставился на Арабеллу. - Арабелла? - позвал он.
        Реснички на фарфоровом личике дрогнули, глазки открылись…
        - О, Зак! - прошептала Лорен.
        - Все хорошо, милая, - сказал он, не сводя глаз с Арабеллы. - Она приходит в себя!
        - Солнышко, ты нас слышишь? - спросила Лорен.
        - Голова болит, - пожаловалась девочка.
        - Деточка! - почти закричала Лорен. - Зак, зови медсестру!
        - Уже иду! - Зак на секунду выскочил в коридор и тут же вернулся.
        - Милая, - обратился он к Арабелле, - ты нас видишь?
        - Да, я вижу тебя, дядя Зак, и тебя, тетя Лорен.
        - А меня ты видишь, заинька? - вмешалась Долли.
        - Да, бабуля Долли.
        - Ты в больнице уже целую неделю.
        - Я пропустила Рождество?! - огорчилась Арабелла.
        - Сегодня первое января, - улыбнулась Лорен. - С Новым годом, Арабелла!
        - Я в больнице?
        - Да, - ответил Зак. - На тебя упало дерево, помнишь?
        - Я помню, как гуляла с Лукасом. Где он? Долли положила щенка ей на кровать.
        - С Новым годом, Лукас! - поздравила Арабелла.
        Дверь распахнулась, и в палату влетела запыхавшаяся сестра.
        - Так-так, - сказала она. - Что у нас тут? Арабелла сияющими глазами посмотрела на Зака, Лорен, Долли и Лукаса и ответила:
        - У нас здесь семья.

        ЭПИЛОГ

        Ананасовая вилла,
        Гавайи
        Восемнадцатое марта
        Дорогая миссис Флитвуд!
        Я пишу вам чтобы поблогодорить вас за то что вы согласились присмотреть за Лукасом. Я надеюсь он хорошо себя ведет и не даставлят вам особенных хлопот. Гавайи - просто отпад! Сегодня днем тетя Лорен и дядя Зак катали меня на котамаране, а потом ушли отдыхать к себе в номер. По-моему из-за солнца они какие-то сонные потому что они кучу времени проводят у себя в номере. Это ничего потому что я остаюсь в надежьных руках. Сейчас школьные каникулы и здесь много моих сверсников. Я скучаю по Лукасу. Передайте ему что я скоро приеду домой.
        P.S. Бабушка Долли Смит только что прочитала это письмо и сказала что я наделала кучу ашибок. Я ответила что не привезла с собой ластик чтобы исправить ашибки и тогда она сказала что и так сойдет.
        P.P.S. Простите что это письмо так смешно пахнет. Я случайно пролила на бумагу духи тети Лорен. На флаконе было написано Nuit Etoilee. Я спросила у тети Лорен что это значит и она сказала что это по французски и значит «Звезная ночь». А потом они с дядей Заком посматрели друг на друга и чуть не расплакались. И тогда бабуля Долли сказала «Хватит ребята. Давайте лучше обнимемся» и они все обняли меня так крепко что я чуть дышала. Не забудте передать Лукасу что я по нему скучаю.
        Я люблю вас и мистера Флитвуда и конечно Лукаса.
        Всегда ваша,
        Арабелла Смит Александер,
        Которая пишет вам с Гавайев.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к