Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / AUАБВГ / Грэхем Линн: " Подари Мне Лунный Свет " - читать онлайн

Сохранить .
Подари мне лунный свет Линн Грэхем

        Глэдис Локвуд была не робкого десятка, и в свои девятнадцать уже вполне могла позаботиться о себе. Но когда умер отец, хозяйка коттеджа, в котором они жили, попросила ее срочно освободить дом. Глэдис отправилась искать лучшей жизни в Лондон. Девушка не сомневалась, что в столице найдет хорошую работу и подходящее жилье. Но в результате оказалась в ужасной дыре и совершенно без средств к существованию.
        Руку помощи Глэдис протянул ее старый знакомый Ларсон Редгрейв, в которого она в детстве была влюблена…

        Хельга Нортон
        Подари мне лунный свет

1

        Итак, еще один неудачный день за эту неделю сплошного невезения. Глэдис села на край кровати, настроение было ужасным. Неужели неприятностям не будет конца? - подумала девушка. - Судьба нередко жестока, но должен же быть какой-то предел? Как говорится, жизнь полосатая, и после бед и потрясений должно наступить наконец хоть какое-то просветление!
        Глэдис давно не покидало ощущение, что она падает в глубокий колодец, но конца не видно. Поначалу она даже не пыталась сопротивляться - просто не было сил. Но в последнее время безысходность собственного положения стала невыносимо раздражать. Она изо всех сил старалась гнать прочь тяжелые чувства и мысли, но ничто не приносило облегчения.
        Вот и сейчас она чувствовала себя просто ужасно, осознавая тщетность жалких усилий: преодолеть свалившиеся на нее за последние шесть месяцев несчастья невозможно.
        Глэдис подняла голову, увидела свое отражение в зеркале и тут же отвернулась - зрелище было не из приятных.
        Она и так прекрасно знала, что выглядит ужасно. Глэдис перестала за собой следить, волосы, хотя и аккуратно причесанные, потеряли блеск и пышность, лицо изможденное и усталое… В общем, смотреть не на что. Она ничего не могла с собой поделать, даже когда пыталась появляться на людях улыбчивой и спокойной. Получалась гримаса, которая на окружающих производила неприятное впечатление.
        Глэдис тяжело вздохнула и достала из сумочки плитку шоколада. Медленно разворачивая обертку, она тщетно пыталась отогнать тяжелые мысли. Потом начала усердно жевать шоколад, это помогало не расплакаться. В детстве она научилась сдерживать таким образом слезы, которые то и дело наворачивались на глаза в самые неподходящие моменты. Теперь это вошло в привычку. Но остались ли еще слезы, чтобы оплакать свое горестное положение?
        Ну вот, я все бросила: и родной город, и занятия по бухгалтерскому делу, и место стажера в фирме, думала Глэдис. Приехала сюда, в Лондон, в надежде, что найду теплое местечко и заработаю кучу денег. Ничего такого не нашла, едва пристроилась на сомнительную работу и ту только что потеряла. Что теперь делать?
        Все-таки Глэдис не хотелось считать свое положение безнадежным. Может, и к лучшему, что она потеряла эту дурацкую работу? Ей так там не нравилось…
        Да кем она там была? Просто девочкой на побегушках, выполняющей идиотские поручения, за которые никто другой не брался. Но, как ни крути, это был хоть какой-то источник дохода, и что ждет ее теперь? Долго ли можно протянуть без средств к существованию? Как оплачивать счета? Что сказать квартирной хозяйке? Ответ на эти вопросы сводился к одному весьма неутешительному выводу - она скоро останется не только безработной, но и бездомной. Неужели ее удел - скамейка в парке?
        Нет, этого Глэдис допустить не может. Работу, любую работу, она всегда найдет. Но из этой квартиры придется выметаться и подыскивать что-то подешевле и, следовательно, похуже, хотя порой казалось, что хуже не бывает.
        Глэдис медленно встала, подошла к ненавистному зеркалу и заставила себя взглянуть в него. Да, когда-то - и это кажется теперь таким далеким прошлым - она была очень привлекательна: длинные, роскошные каштановые волосы, синие глаза, стройная фигура… А что теперь? Посмотри на себя! - подумала она. Волосы, словно пакля, взгляд потухший и невыразительный. А фигура! Ужас…
        Глэдис еще раз критически осмотрела себя и пришла к заключению, что в ближайшее время отправится в парикмахерскую. А самое главное, нужно нормально питаться, а не перекусывать в забегаловках.
        И вдруг раздался стук в дверь. Громкий настойчивый стук, от которого девушка вздрогнула, подумав, что это явилась ее злющая хозяйка за квартплатой. Как раз конец недели, и она тут как тут. Конечно, по поводу жалоб жильцов она никогда не зайдет!
        Ладно, сказала себе Глэдис, нечего ее бояться. Посмотреть только на жалкую конуру, в которой я живу! Она это называет квартирой, а тут условия, как в ночлежке! Холодильник не работает, занавески похожи на тряпки, в кухне текут краны.
        Распалив себя таким образом, Глэдис направилась к двери, рывком открыла ее и… застыла от удивления, увидев стоящего на пороге человека. Она покраснела и не могла вымолвить ни слова. Вот кого она меньше всего ожидала увидеть, так это Ларсона Редгрейва. А это был именно он собственной персоной - высокий, статный, красивый, такой красивый, что защемило сердце…
        - Как ты сюда попал? - только и смогла выговорить она.
        Ларсон ответил не сразу, стоял в дверях и смотрел на Глэдис.
        - Едва разыскал тебя, - сказал он наконец.
        От звука его голоса, который она хранила в памяти все эти годы, Глэдис даже вздрогнула. У Ларсона особенный, глубокий и бархатный голос, и она помнит каждую интонацию, каждую нотку, знает, как он говорит, когда сердится, как произносит насмешки, как чувственно звучит иногда самое обычное высказывание. Что поделать, если она с детства слышала, как менялся его голос, пока не стал таким, как сейчас? И если пришлось наблюдать, как он из подростка становится настоящим мужчиной?
        Трудно сказать, когда именно Ларсон перестал быть для нее просто другом брата. Но в один прекрасный момент она увидела в нем чертовски привлекательного парня, и тогда все вдруг переменилось.
        Ей было четырнадцать лет, когда она уже с замиранием сердца ждала его появления, наблюдала за ним тайком. Думая о нем, ощущала его невидимое присутствие рядом. Он волновал ее как никто другой. Ларсон тогда был уже студентом университета, держался с достоинством и весьма уверенно, особенно по сравнению с ее взбалмошным братом…
        Глэдис очнулась от воспоминаний и взглянула на Ларсона.
        - Придется пригласить тебя войти, - сказала она безо всякого энтузиазма и провела гостя в прихожую. - Могу предложить только чашку чая.
        Она вдруг почувствовала ужасное раздражение от того, что Ларсон находится здесь, в ее гадкой квартирке, от того, что…
        - С удовольствием выпью чаю, - ответил Ларсон и пошел за ней на кухню.
        Глэдис принялась готовить чай, отметив, что ей стало невероятно тесно в кухне. Кроме того, она чувствовала на себе пристальный взгляд Ларсона и не могла избавиться от желания выгнать незваного гостя. Но она разлила чай по чашкам и жестом пригласила его в маленькую гостиную. Там она села в кресло подальше от него.
        - Я хочу выразить соболезнования по поводу смерти твоего отца, - тихо произнес Ларсон.
        Он продолжал смотреть на Глэдис, и взгляд его серых глаз был невыносим. Она чувствовала, что готова разреветься, в горле стоит комок. Так случалось каждый раз при упоминании об отце.
        - Я собирался приехать на похороны, - продолжал Ларсон, - но не смог: задержали дела в Нью-Йорке.
        Глэдис пожала плечами.
        - Я и не ждала, что ты объявишься, - сказала Глэдис сухо. - В конце концов, отец был всего лишь вашим шофером.
        Да, просто шофером, который работал у Редгрейвов всю жизнь. Шофером, который жил в небольшом коттедже на территории усадьбы и еще ухаживал за парком и садом. Жил… Отец умер оттого, что должен был лишиться всего этого…
        - Почему ты продолжаешь работать на нее? - спросила Глэдис как-то отца.
        - Старику Редгрейву было бы это приятно, - ответил тот.
        Глэдис не поняла такого объяснения и посчитала просто отговоркой. Старик Редгрейв умер давно, и его вторая жена унаследовала имение. И этой ужасной, отвратительной женщине отцу приходилось угождать. Но попробуй объясни это отцу! Поэтому Глэдис промолчала. Да и ответ на ее возражения был известен заранее: он, мол, уже стар, чтобы менять свою жизнь и работу, а, кроме того, привязан к этому месту, к этой земле, ему нравится жить в деревне. И он продолжал работать и делать все, о чем бы ни попросила хозяйка. А это была работа по дому, а вовсе не услуги шофера: отец стриг газоны, выгуливал хозяйских пуделей и чинил все, что приходило в негодность в старом доме.
        И что же? Линда Редгрейв даже не соизволила явиться на похороны. Она оказалась слишком занята подготовкой к предстоящему круизу. Прислала большой уродливый венок, и все. И Ларсон, который знал отца всю свою жизнь, тоже не нашел времени приехать, ведь речь шла всего-навсего о каком-то шофере!
        Глэдис заставила себя отбросить горькие мысли, хотя было нелегко удержаться и не высказать все наболевшее Ларсону.
        Она взглянула на него и попробовала улыбнуться, чтобы не выглядеть мрачной. Правда, она ожидала, что его заденет тот сарказм, который она вложила в свое замечание, но Ларсон молча смотрел на нее, чуть прищурив глаза. Глэдис стало немного стыдно за то, что она так резка.
        - Я думал, ты продолжаешь работать на фирме в нашем городке, - наконец заговорил Ларсон.
        Глэдис отвернулась.
        - Я ушла оттуда, когда отец умер.
        Если бы он знал, какой несчастной она себя почувствовала! Работа, курсы по бухгалтерскому делу - то, чем так гордился отец, мечтая о ее будущем, - все вдруг потеряло всякий смысл. Она не считала бухгалтерию делом своей жизни, была не вполне уверена, что хочет этим заниматься. Поэтому, когда отца не стало, некому было подстегивать ее, и она с легкостью забросила учебу и решила попробовать себя когда-нибудь позже в какой-нибудь другой профессии. Что именно привлекает ее, она еще не определила. Математика ей всегда давалась легко, любые, самые трудные задачи Глэдис щелкала как орешки, можно было бы… Да, впрочем, не сейчас же думать об этом!
        - Так почему ты бросила работу? - услышала она вопрос Ларсона.
        - Потому что хотела уехать. Тебя устраивает такое объяснение? Или ты собираешься продолжать расспросы?
        А сама подумала о том, что у нее были грандиозные планы, связанные с переездом в Лондон. Куда они делись? Почему ничего не удалось осуществить и она оказалась одна-одинешенька в огромном городе, без надежд, без сил, в тоске и отчаянии?
        - Послушай, неужели ты думаешь, что отцу было бы приятно, знай он, как ты живешь? - вдруг довольно резко спросил Ларсон.
        Он обвел глазами комнату с облупившимися стенами, потертой мебелью и старым ветхим ковриком у камина с поржавевшей решеткой.
        - Ты зачем пришел? - обратилась она к Ларсону недовольным тоном, не собираясь больше обсуждать с ним свои дела.
        - Я пришел, чтобы немного утешить тебя, понимая, каким тяжелым был удар. И потом, я беспокоился, узнав, что ты бросила работу. Хотел убедиться, что с тобой все в порядке.
        - А, так значит, забота обо мне вдруг попала в твое деловое расписание? Какое великодушие! - язвительно сказала Глэдис.
        Жаль, что в действительности он ни разу не проявил великодушия к отцу и его судьбе. Ларсон даже не поинтересовался, каково тому приходится на службе у его мачехи. А разве он прислушался бы к жалобам отца, когда старик стал уставать и прихварывать? Да что говорить, мог бы и настоять на том, чтобы отец остался жить в коттедже до конца своих дней, и не позволил бы мачехе выгнать его за то, что, как она говорила, старый слуга не справляется с обязанностями. Где же тогда был Ларсон со своим великодушием и сочувствием?
        Глэдис вспомнила, как отец старался услужить своенравной хозяйке, боясь оказаться без средств к существованию и без крыши над головой. Если бы его избавили от непосильных обязанностей и оставили в покое, он бы не умер.
        Глэдис в задумчивости изучала свою чашку. Чувство горечи и обиды не покидало ее. Она не знала, как справиться с этим.
        - Послушай, Глэдис, - сказал Ларсон. - Долго мне еще придется выслушивать колкости? Тебе легче от этого? Тогда валяй, кипятись без всякого на то повода?
        - Без повода? - вскричала Глэдис, от негодования она даже вскочила с места. - Да как ты смеешь говорить такое? Что значит кипятись? Да ты понимаешь, что я потеряла единственного близкого мне человека? Я в отчаянии, а ты считаешь, что у меня просто плохое настроение? Отец был для меня всем! Твоя мачеха обращалась с ним как с рабом, а у меня нет повода сердиться? Он постарел и ослабел, а его лишили возможности провести остаток дней в вашем коттедже, который он считал своим домом! Что, нельзя было освободить его от этих дурацких обязанностей? Да он их из последних сил выполнял, боясь, что его выгонят!
        Ларсон встал и подошел к окну. Глэдис не видела теперь его лица, но догадывалась, что он сердится, - слишком хорошо его знала.
        - Мне не нравится то, что ты сейчас сказала, - бросил он через плечо глухим голосом.
        - Можешь не слушать! Уходи!
        Он обернулся, и она кивнула на дверь, подтверждая свою решительность. Но Ларсон не двинулся с места, что она отметила с облегчением, поскольку впервые за последние шесть месяцев могла поговорить с кем-то о наболевшем.
        - Меня не было здесь три года, - заметил Ларсон, по его голосу чувствовалось, что он едва сдерживается и ему не по душе нападки Глэдис. - Мачеха писала, что дома все нормально, и я верил ей.
        - Ты удовольствовался этим? Так, значит, проявлялся твой интерес к родному дому! - с горечью отметила Глэдис. - Как бы обрадовался твой папа, услышав это!
        Только что Ларсон стоял у окна, как вдруг в одно мгновение оказался прямо перед ней. Глэдис испуганно опустилась в кресло, а он склонился над ней так близко, что у девушки перехватило дыхание.
        - Вот что я тебе скажу, моя девочка! - проговорил он. - Я пришел сюда не для того, чтобы ссориться с тобой. И не для того, чтобы выслушивать обвинения в том, о чем и понятия не имел!
        - За целых три года ты не нашел времени, чтобы приехать и взглянуть самому, как идут дела! Удостовериться, что всем здесь хорошо и спокойно!
        - У меня были на то причины! - ответил он.
        Он продолжал стоять над ней, держась обеими руками за подлокотники кресла. От его близости у Глэдис даже на мгновение прошла злость и ее охватило совсем другое, волнующее чувство… Но она только еще больше рассердилась, правда, на саму себя.
        Надо же! Она решила, что покончила со своим детским увлечением Ларсоном. Так разволноваться может только девочка-подросток! Не хватало испытать все сначала!
        Усилием воли Глэдис вернула свои мысли в прежнее русло. Пусть стоит рядом и пытается оправдываться. Что из того? Он должен был интересоваться тем, как идут дела в Грин-хаузе, особенно после смерти его отца. Это его святая обязанность, о которой он, очевидно, просто забыл. Но как можно забыть о тех обещаниях, которые дал его отец своим старым слугам? Он, Ларсон, должен был позаботиться о том, чтобы они были выполнены.
        Старый мистер Редгрейв пообещал ее отцу этот коттедж. Правда, это было джентльменское соглашение - и хозяин и его слуга были старыми добрыми друзьями. Они иногда даже попивали вместе чай и беседовали, вернее делились воспоминаниями о днях молодости.
        Ларсон должен был догадаться, что для мачехи подобные соглашения - ничто. Да, она осталась жить в поместье, но дом-то принадлежит ему, Ларсону Редгрейву. Неужели он, с его-то умом, не догадывался о том, на что способна эта алчная женщина?
        - Черт возьми, Глэдис, что ты делаешь здесь? - раздался вдруг обескураживающий вопрос.
        Глэдис не сразу даже поняла, о чем он спрашивает - мысли ее унеслись далеко.
        - Что? - переспросила она.
        - Я спрашиваю, - продолжал Ларсон, снова усаживаясь на диван, - как случилось, что ты, умная и образованная девушка, бросила все и оказалась здесь, в Лондоне? Ты училась на курсах, хотя, кстати, могла учиться в университете, и стажировалась в хорошей, престижной компании. Там, насколько мне известно, у тебя дела шли очень хорошо. И вдруг ты все это посылаешь к чертям и переезжаешь сюда. Почему?
        - Ты забыл, - ответила Глэдис холодно, - что у меня не было крыши над головой. Твоя мачеха ясно дала понять: чем быстрее я выметусь из коттеджа, тем лучше.
        - Черт возьми, почему же ты не написала мне в Нью-Йорк? - воскликнул Ларсон в сердцах.
        Он явно нервничал - резким жестом взъерошил волосы, как обычно делал и в детстве. Растрепанный, он выглядел одновременно и сердитым, и обескураженным, причем ничуть не менее привлекательным.
        - Спасибо за дельный совет, - ответила Глэдис. - Но просить милостыню не в моих правилах. А кроме того, я и не собиралась жить рядом с твоей мачехой.
        Глэдис с содроганием вспомнила Линду Редгрейв, эту жеманную, крашеную блондинку, которая в тридцать два года смекнула, что неплохо бы женить на себе человека вдвое старше себя и извлечь из этого брака как можно большую выгоду.
        - Неужели тебе лучше в столь жалкой квартирке? - спросил Ларсон.
        - Ты ничего не понимаешь.
        - Я понимаю больше, чем ты думаешь.
        - Как же! Особенно, если учесть, что это наша первая встреча за несколько лет! И ты уже успел все понять за полчаса? Ты просто гений психологии!
        Глэдис уже порядком надоел этот разговор, она чувствовала себя неуютно, хотелось убежать, спрятаться. Тем более что выглядит она неважно. Пополнела, подурнела.
        - Где ты работаешь? - поинтересовался Ларсон.
        - Да есть одна работенка, - лениво отозвалась Глэдис. - Пришлось сразу найти себе место.
        Ей совсем не нравилось, что он так внимательно смотрит на нее. Она видела себя словно со стороны, его глазами, и подмечала все свои недостатки. Наверное, под обтягивающим свитером видны складки на животе, да и слишком узкие теперь брюки подчеркивают излишне полные бедра… Вот черт! Нет, чтобы ей раньше взглянуть на себя критически и вовремя прекратить поедать сладости и разные булочки! Да, но раньше ей было наплевать, а сейчас вдруг стало не безразлично, как она выглядит.
        - А чем ты занимаешься? - не унимался Ларсон.
        - Чем угодно, лишь бы оплатить квартиру. - Но это явно не связано с бухгалтерским делом.
        - Ты что, меня осуждаешь? - возмутилась Глэдис. - Да ты не имеешь права вваливаться сюда и с порога отчитывать меня! Я, видишь ли, все делаю неправильно! Если тебе так охота сеять добро, появился бы год назад. Может, тогда бы мой отец не умер.
        Ларсон ничего не ответил. Оба они некоторое время сидели молча, избегая смотреть друг на друга. Неожиданно раздался стук в дверь, и Глэдис резко вскочила. Кто бы это ни был, он явно избавил их от возникшей в разговоре неловкости.
        Глэдис не сразу пошла открывать. Отойдя в сторону, бросила взгляд на Ларсона и увидела, что он довольно спокоен. Вообще, у него редкостное самообладание, это ей хорошо известно. Но уж если его вывести из себя, то только держись. Однажды, когда Ларсону было пятнадцать лет, один задира в школе позволил себе оскорбительно отозваться о мистере Редгрейве. Ларсон не бросился на парня с кулаками, он просто подошел к нему вплотную и что-то тихо сказал ему на ухо. Тот побелел, поплелся прочь и больше вообще никого не задевал в школе. Глэдис наблюдала эту сцену издали, ей так и не удалось выяснить, что именно сказал Ларсон, но эффект был потрясающий.
        Открыв дверь, Глэдис увидела квартирную хозяйку. Та стояла на пороге, подбоченясь, и ее воинственный вид не предвещал ничего хорошего. Естественно, она явилась за деньгами, которые Глэдис задолжала с прошлой недели. У нее и сейчас было нечем платить.
        - Я уже несколько дней пытаюсь вас поймать, - заявила грозная миссис Бентон.
        У нее был резкий, противный голос и говорила она всегда таким устрашающим тоном, что мороз пробегал по коже, даже в том случае, если человек ни в чем не провинился.
        - Я знаю, что должна вам за прошлую неделю, миссис Бентон, - опередила ее Глэдис.
        - Да. - Хозяйка поджала губы. - Многие хотели бы заполучить эту квартиру, как вам известно. Я же предупреждала, что у меня было несколько претендентов, и я отказала хорошим людям ради вас. И вообще, в моем доме очередь на свободную площадь. Это удобное место, и многим…
        - Вы действительно считаете, что это хорошая квартира? - вмешался Ларсон.
        Глэдис в первый раз увидела, как хозяйка открыла от удивления рот - как же, кто-то посмел ее перебить!
        Ларсон, сунув руки в карманы, подошел к миссис Бентон почти вплотную. Взгляд его был колючим, на губах играла усмешка.
        - Мне придется разочаровать вас, - сказал он ледяным тоном. - А для этого стоит кое-кого пригласить сюда, чтобы осмотреть эти жалкие комнатенки, которые у вас хватает наглости называть квартирой.
        Миссис Бентон уставилась на незнакомца, переминаясь с ноги на ногу.
        - Многие хотели… - Она снова затянула было свою песню, но Ларсон резко перебил ее:
        - Да, многие вынуждены ютиться в подобных дырах, потому что не имеют возможности выбирать. Но есть и такие, и я в их числе, которые не прочь привлечь вас к суду за то, что вы смеете сдавать под жилье квартиры без элементарных условий.
        - Но я готова все отремонтировать и починить, пусть только мисс скажет, что нужно сделать. Она никогда не жаловалась…
        - Вы разве забыли, что холодильник не работает? - усмехнулась Глэдис. - Я сказала об этом первый раз четыре месяца назад и с тех пор неоднократно повторяла жалобу.
        - Ах, да, конечно, - пролепетала миссис Бентон. - Я как раз собиралась сказать, что заменю на днях холодильник. Не беспокойтесь, сэр, - обратилась она почтительно к Ларсону, а поскольку тот был высок ростом, ей пришлось задрать голову, - я обязательно это сделаю. Прямо завтра. Поймите, у меня были такие неприятности, все из-за моего мужа. Он пьет, знаете ли… и вот приходится…
        Глэдис впервые услыхала подробности о личной жизни миссис Бентон. Она почему-то считала, что миссис Бентон не замужем, а, скорее всего, вдова, загнавшая супруга на тот свет. Такое она производила впечатление.
        - Я заплачу за квартиру на следующей неделе, - пообещала Глэдис.
        Она не хотела ссориться с хозяйкой, понимая, что Ларсон уйдет, а ей придется еще иметь с ней дело. Жилье потерять нельзя, и эта стерва права - в Лондоне не так-то легко найти недорогую квартиру в удобном районе. Глэдис потратила немало времени на поиски, и то, что она видела, вообще не поддается описанию. Так что ее квартира еще вполне сносная; но этого Ларсону не понять.
        - Да ладно, - махнула рукой миссис Бентон, с радостью оставив неприятную тему. - Заплатите, когда сможете, но все же не позже субботы.
        Она направилась к двери, но потом вроде, как спохватилась.
        - Да, вот еще что, - сказала она, масляно улыбаясь, - мне придется поднять цену со следующего месяца. Инфляция, знаете ли…
        Сообщив Глэдис точную сумму, миссис Бентон отправилась запугивать других жильцов. Глэдис с тяжелым вздохом опустилась на диван.
        - Я никогда не смогу столько платить, - растерянно сказала она. - Откуда я возьму эти деньги?
        А про себя подумала: «Я же осталась без работы!»
        - Ну, не такая уж это большая сумма, - небрежно заметил Ларсон.
        Глэдис посмотрела на него с упреком: для богача, конечно, это небольшая сумма, но у нее едва ли хватит средств, чтобы свести концы с концами, даже если удастся найти какую-то работу, вроде той, что была у нее до этого.
        - Тебе легко говорить, - пробурчала она. - Ты не привык считать деньги. Но для меня это очень высокая плата.
        - Попроси на работе прибавку.
        - Прибавку? - горько усмехнулась Глэдис. - Да будет тебе известно, это невозможно. С сегодняшнего дня я пополнила ряды безработных.
        Она встала, схватила пустые чашки и направилась на кухню, но остановилась и бросила через плечо:
        - Впрочем, ничего страшного. Я просто начну понемногу тратить свои сбережения, пока не подыщу что-нибудь.
        Но делать это Глэдис хотелось меньше всего. Она не копила деньги на что-то определенное, однако само существование небольших сбережений придавало девушке больше уверенности в себе. Пусть это и крошечная сумма, но, слава Богу, есть хоть что-то. Так, на всякий случай, на черный день. Но неприятно осознать, что черный день наступил и придется потратить деньги на это убогое жилище. А разве у нее есть другой выход?
        - Как же случилось, что ты потеряла работу? - спросил Ларсон, когда Глэдис вернулась из кухни.
        - По-моему, тебе пора уходить, Ларсон. Будем считать, что ты исполнил долг вежливости, выразил соболезнования и утешил меня как мог.
        Глэдис схватила свою сумочку, достала оттуда шоколадку и принялась медленно жевать ее. Плевать, что он думает о ней и ее привычках! Может, она хочет быть толстой? Ему-то какое дело!
        - Ответь на мой вопрос, Глэдис!
        Ему-то в жизни везет, все дается легко. Еще бы, он родился богатым, умным и красивым. Где ему понять ее проблемы? Уселся тут и задает дурацкие вопросы!
        - Я разругалась с начальником, - заявила она наконец. - Не буду кривить душой и отрицать, что сама виновата. Но сколько можно оправдываться перед этим ничтожеством! Мне всегда не нравилось, как он ведет дела, а точнее, абсолютно ничего не делает, предпочитая проводить время в баре, вместо того, чтобы работать. После того как я высказала ему все, он меня и уволил. Вот и вся история.
        Глэдис едва сдержала улыбку, припоминая подробности разговора с Гриффитом Уилсоном, глупым коротышкой с лицом хищного зверька. Как все мужчины маленького роста, он пыжился изо всех сил, чтобы казаться важным, напускал на себя свирепость, отчего казался еще глупее. Она с таким удовольствием выпалила ему все, что думает о нем и его дурацкой фирме! Это следовало сделать даже под угрозой потери места.
        - Ты никогда не умела сдерживаться, - заметил Ларсон, глядя на нее с укором. - Пора научиться сначала подумать о последствиях, а потом уж высказываться. Это только создает новые проблемы. Скажи, чего ты добилась своей прямотой?
        Глэдис пожала плечами.
        - Не бойся, я сама справлюсь со своими проблемами, - сказала она.
        - И будешь продолжать жить здесь?
        Он снова обвел глазами комнату, и ей пришлось, проследив за его взглядом, в который раз признать, что это - отвратительная дыра. Но что делать?
        - Ты, Ларсон, просто других не видел. По сравнению с ним эта квартира - дворец. Я непритязательна. Главное, есть крыша над головой.
        Она взглянула на ковер. Хоть и старый, хоть и потертый местами, он был дорог ей как память о бывшем доме. Она забрала его из коттеджа и, глядя на него, частенько вспоминала, сколько было радости, когда отец купил его. Им так хорошо жилось, и вдруг грянул гром: Линда Редгрейв объявила о своем решении - коттедж надлежит освободить в ближайшее время, так как он намеревается переделать его в домик для гостей. Она по-хозяйски обошла весь дом, прикидывая, что именно придется сделать. Видно было, что планы у нее грандиозные и ей не терпится приступить.
        Где же тогда был Ларсон? Отец так нуждался в его поддержке. Но, возможно, ему были известны намерения мачехи и он дал молчаливое согласие. Пусть, мол, делает все, что хочет, пока я здесь в Америке, занимаюсь большим бизнесом…
        - Глэдис, послушай! Нельзя же всю оставшуюся жизнь убиваться от горя, - сказал Ларсон, заметив отчаяние в ее глазах.
        - Да ты что? Как ты можешь так говорить? Я вовсе не убиваюсь!
        - Я понимаю, тебе тяжело смириться с утратой, но пойми, отца не вернешь, что толку сидеть, сложа руки и мучаться. Надо подумать о себе.
        Глэдис закусила губу от обиды. Никто не смеет так с ней разговаривать. На похоронах все проявили такое понимание, обращались с ней тактично и осторожно. Даже ее бывший начальник, мистер Грин, отнесся к ней с большим сочувствием, и понял, почему она хочет уехать. И друзья поддержали ее… Вспомнив о них, Глэдис нахмурилась - с тех пор как она покинула Вулвертон, она ни разу не связалась с ними. Сначала ей трудно было звонить кому-либо из знакомых и бередить прошлое, а потом постепенно вошло в привычку обходиться без друзей. А ведь она со многими из них выросла вместе. Они все пришли на похороны, помогли ей в трудную минуту. Глэдис стало ужасно стыдно, она подумала, что в ближайшее же время непременно позвонит кому-нибудь.
        Она взглянула на Ларсона, который исподлобья наблюдал за ней.
        - Глэдис, жизнь продолжается, - произнес он. - Нельзя все время держаться только за свои обиды и горе. Ты многое упустишь.
        Ей очень не хотелось говорить на эту тему, но смолчать, не ответить она тоже не могла.
        - Тоже мне, проповедник нашелся! - резко отце шла она, отошла к окну и уставилась в стекло. - Я тебя сюда не звала. Чего ты пришел? - Резко повернулась и сердито оглядела его с ног до головы. - Это моя жизнь, живу как хочу, и меня это вполне устраивает, понял?
        - У тебя все очень плохо получается, - сказал Ларсон таким тоном, будто говорил со взбалмошным ребенком. - Посмотри, ты бросила учебу, осталась без работы, живешь в этой… - Он осекся на мгновенье, потом взглянул на девушку оценивающим взглядом и добавил: - Я осмелюсь также наметить, что раньше ты выглядела лучше.
        Глэдис покраснела, слезы навернулись на глаза. Скорее всего, из-за того что он прав.
        Ларсон с минуту помолчал, было видно, что ему пришла в голову какая-то идея, и он прикидывает, как лучше подать ее.
        - Прежде всего, ты съедешь отсюда, - сказал он решительным, не терпящим возражений тоном. - Ты переедешь пока в мою лондонскую квартиру, где я живу сейчас. Потом подыщешь себе что-нибудь. А кроме того, будешь работать в филиале моей фирмы.
        Глэдис выслушала все это молча, удивленно глядя на Ларсона. Потом наконец произнесла:
        - Ты с ума сошел!
        - Давай, собирайся и поедем сейчас же. Вряд ли это займет много времени. Не похоже, чтобы у тебя было много вещей.
        - Никуда я с тобой не поеду! - воскликнула Глэдис. - Не нужны мне твои благодеяния!
        - Ты сделаешь все так, как я сказал, Глэдис! - заявил Ларсон твердо, и стало ясно, что он не отступит.
        - Почему?
        - Потому, что я так решил.
        - Можно подумать, ты - Господь Бог! - возмутилась Глэдис и нервно рассмеялась.
        Ларсон подошел к ней и взял за руку.
        - Я понимаю, тебе хочется обвинить кого-то в смерти отца, - сказал он. - И похоже, ты выбрала для этой роли меня. Что ж, я не стану спорить, потому что когда-нибудь ты поймешь, как глубоко заблуждалась. Но сейчас я увезу тебя отсюда, ты ни минуты не останешься в этой дыре. Понятно? Пакуй свои чемоданы. Мы едем.
        - Откуда такая настойчивость? Я не собираюсь…
        - Да должен хоть кто-то заставить тебя действовать! - перебил ее Ларсон. - Если бы твой брат был здесь, он наверняка взял бы эти заботы на себя.
        - Заботы? Так меня, оказывается, нужно опекать? Ах, скажите, пожалуйста, бедная маленькая Глэдис Локвуд совсем не умеет жить!
        - Вот это точно.
        Она хотела разозлиться, но поняла, что спорить бесполезно. Если Ларсон принял решение, его невозможно переубедить. Он как скала - не сдвинешь. Явился, решил, что она не может справиться со своими проблемами сама, и принялся устраивать ее жизнь. С чего бы это? Может, чувствует себя виноватым?
        - Мне не нужна твоя жалость, - гордо заявила Глэдис. - И никто мне не нужен.
        - Ты - еще ребенок, Глэдис, большой ребенок. И ты сама не знаешь, что тебе нужно. Благодари Бога, что я вернулся вовремя и могу помочь тебе.

2

        Глэдис сидела рядом с Ларсоном в машине, изо всех сил стараясь не смотреть на него. Она не могла понять: то ли злиться, то ли обижаться, то ли, наоборот, радоваться, что он настоял на своем. Ларсон словно не замечал ее настроения, он завел светскую беседу, задавал какие-то вопросы, не касающиеся ее лично. Глэдис приходилось отвечать.
        Она понимала, что ведет себя глупо, как ребенок. Злиться на Ларсона глупо, но как-никак задето ее самолюбие - предложение помощи прозвучало от человека, принадлежащего к той семье, которая так несправедливо обошлась с ее несчастным отцом. Но, с другой стороны, никто другой не смог бы ей дать сразу две необходимые в жизни вещи - жилье и работу.
        Глэдис улыбнулась, вспомнив самый приятный момент в этой истории - визит к миссис Бентон. Та просто обалдела, услышав, что Глэдис освобождает квартиру. Так и осталась стоять с открытым ртом, не в состоянии произнести ни слова.
        Глэдис украдкой взглянула на Ларсона, на его профиль на фоне темного окна машины, и вдруг заволновалась. Конечно, он сделал ей огромное одолжение, предложив поселиться в своей квартире, это королевский подарок, но она не могла избавиться от странного чувства, будто попала в сети, пока достаточно просторные, но тем не менее не дающие полной свободы.
        Ларсон посмотрел ей в глаза, и Глэдис поспешно отвернулась.
        - А Брайен сколько пробыл дома после похорон? - спросил он.
        Глэдис отметила, что он не испытывает неловкости при упоминании о смерти отца. Большинство людей либо вообще избегали говорить на эту тему, либо изъяснялись намеками.
        - Брайен спешил домой, - ответила она, разглядывая через окно улицы вечернего Лондона. - Джоан не смогла приехать, она была на восьмом месяце беременности и врачи запретили ей дальние поездки. Брайен, как ты понимаешь, спешил к ней.
        Глэдис припомнила, с каким сожалением расставалась с братом. Для нее было бы огромным утешением, останься он рядом с ней подольше, хотя с момента его женитьбы они немного отдалились.
        Когда Брайен собирался жениться, он прислал отцу приглашение и билет на самолет. Глэдис вспомнила, с каким волнением тот собирался лететь: им казалось, что до луны и то ближе, чем до далекой Австралии.
        Да, женитьба Брайена повлияла на взаимоотношения брата и сестры. Они продолжали непринужденно общаться по телефону, часто писали друг другу, но теперь его внимание больше не было сосредоточено на младшей сестренке. У него появилась жена, которую Глэдис видела только на фотографиях, а теперь еще и ребенок. Есть о ком заботиться помимо сестры.
        - Он звал меня с собой, - сообщила она Ларсону, украдкой рассматривая его.
        - Почему же ты не поехала? - поинтересовался он, не поворачиваясь.
        - Это так далеко! Просто на краю света. - Ей так казалось тогда, и она боялась оказаться оторванной от мира. - А кроме того, я боюсь огромных пауков.
        Она сказала это нарочно, чтобы разговор о брате не принял слишком серьезный оборот.
        - Да тебе просто не хотелось лететь в Австралию, - заметил Ларсон с усмешкой.
        Как знакома ей эта его загадочная улыбка! Словно Ларсон догадывается о чем-то таком, что ей самой еще не известно. Раньше, в юности, ее завораживала его улыбка: когда он так весело, даже насмешливо, смотрел на нее, то казался таким близким!.. Глупая, она принимала желаемое за действительное.
        - А почему ты решил уехать в Америку? - поинтересовалась она в свою очередь.
        - Были на то причины, - ответил он неопределенно, но голос его дрогнул.
        - Какие причины? - не отставала Глэдис.
        Ларсон нахмурился и бросил на девушку недовольный взгляд.
        - Я вижу, ты так и не научилась быть тактичной, - заметил он.
        - Тебе, значит, можно задавать любые вопросы, касающиеся моей личной жизни, и это считается тактичным. А как только я хочу узнать что-нибудь, сразу становлюсь неприлично назойливой.
        - Потому что ты еще ребенок. А детям вредно слишком много знать, - рассмеялся Ларсон.
        - Перестань, - даже обиделась Глэдис. - Ты просто ставишь меня на место, намекая на то, что я у тебя в неоплатном долгу и должна покорно слушать тебя и кивать головой.
        - Тьфу, какая ерунда! Придет же такое в голову, - отмахнулся Ларсон. - Но если тебе действительно интересно, я отвечу. Я уехал в Америку, чтобы заработать деньги.
        - Мне казалось, что отец оставил тебе достаточно денег. Разве нет?
        Этим вопросом Глэдис явно переступила черту дозволенного, вряд ли стоило касаться столь деликатной темы. Ларсон прав, она временами бывает бестактна, но, с другой стороны, почему она должна чувствовать себя приниженной только из-за того, что ее отец работал на семью Редгрейвов?
        Кроме того, Глэдис, понимая несправедливость такого суждения, или, скорее, обобщения, мысленно связывала воедино Ларсона и его мачеху, и от этого начинала злиться именно на него.
        - Отец оставил мне поместье и большую долю состояния, а руководство компанией перешло к Линде.
        Удивительно, что она не попросила тебя остаться, - сказала Глэдис. Она помнила, что Ларсон вел все дела в компании в течение четырех лет, пока не умер мистер Редгрейв.
        - Ну, Линда просила меня об этом. Ей много что было нужно… - заметил Ларсон сухо, и Глэдис стало ясно по его тону, что он не собирается распространяться на столь щекотливую тему. - Ведь мы не всегда получаем от жизни то, чего хотим, правда? Я предпочел создать свою компанию в Америке.
        - Что ты и сделал.
        Он взглянул на нее и ответил коротко:
        - Да, мне это удалось.
        Они ехали по самому престижному району Лондона. Можно было подумать, что это пригород - кругом деревья, дома спрятаны от любопытных глаз в глубине парков или за высокими заборами. Везде ухоженные газоны, подстриженные кусты и экзотические растения.
        Машина свернула на длинную извилистую аллею, и через несколько минут они подъехали к большому роскошному зданию - старому особняку викторианской эпохи, переделанному в многоквартирный дом. Глэдис удивленно вытаращила глаза: Ларсон живет здесь! Понятно, почему на него не произвела впечатления сумма, названная миссис Бентон.
        В холле стояла шикарная мебель и причудливые растения в кадках, он был больше похож на гостиную в особняке. За стойкой сидел дежурный портье или охранник.
        - А сюда разрешается приводить на ночь гостей? - прошептала Глэдис, когда они подошли к лифтам.
        Ларсон взглянул на нее удивленно и улыбнулся.
        - Весь этот дом принадлежит мне, - сообщил он. - Купил его за две недели до отъезда из Англии. Надо было выгодно пристроить часть денег.
        - Так ты знал, что вернешься?
        - Конечно, - подтвердил Ларсон, и взгляд его стал колючим. - Я был уверен, что вернусь. Оставалось решить когда.
        Глэдис почувствовала в его словах некий скрытый смысл, недоступный ее пониманию. Она, конечно, не собиралась ни о чем больше выспрашивать, что касалось только самого Ларсона. Он нее равно ничего не скажет, пока не решит, что это необходимо. Это не скрытность, это черта сильного мужского характера, достойная лишь уважения.
        Глэдис вышла вслед за Ларсоном из лифта, и они оказались в просторном холле, застеленном мягким белым ковром. Апартаменты Ларсона занимали весь этаж.
        Четыре спальни, две ванные комнаты, кабинет, две гостиные, кухня, к тому же все комнаты великолепно обставлены. Да, подумала Глэдис, неплохая квартира ждала Ларсона, пока он решал, когда настанет пора вернуться.
        Он поставил на пол чемоданы, и Глэдис оглядела гостиную: светлая мягкая мебель, стильные светильники, картины на стенах… Все подобрано с большим вкусом, нет излишней роскоши, но выглядит богато.
        - Неудивительно, что ты назвал мою квартиру дырой! - заметила она.
        - А это и была настоящая дыра, - ответил он.
        Ларсон снял пиджак и закатал рукава рубашки, обнажив свои сильные руки до локтя, отчего Глэдис охватил волнующий трепет. Ей пришлось сделать над собой усилие, прежде чем непринужденно заметить:
        - Мне, конечно, весьма любопытно увидеть, как живут состоятельные люди.
        - Так, Глэдис, давай сразу определимся, - заявил Ларсон, не двинувшись с места и глядя ей в глаза. - Ты будешь здесь жить, и твои комнаты будут совершенно отдельно от моих. И, если учесть, что меня большей частью не бывает дома, мы будем видеться нечасто. Но учти, при встрече я больше не желаю подвергаться нападкам с твоей стороны по какому бы то ни было поводу. Понятно?
        - Нечего обращаться со мной как с ребенком! - парировала Глэдис и обиженно поджала губы.
        - Тогда перестань вести себя по-детски!
        Ларсон подошел к двери, взял ее чемоданы и сказал:
        - Пойдем, я покажу твои комнаты.
        Все оказалось так, как он сказал: ее спальня, примыкающая к ней ванная и маленькая уютная гостиная находились в другой части квартиры.
        Глэдис озиралась по сторонам, стараясь скрыть восхищение. Ей все очень нравилось. Она даже не удержалась и пощупала атласное покрывало на кровати. Комнаты словно сошли с картинки журнала по интерьерам.
        - Сколько надо платить? - спросила она.
        - Не говори глупостей.
        - Но я должна же платить за жилье! - настаивала Глэдис. - Я не могу жить здесь бесплатно.
        - Мне не нужны твои деньги, - отрезал Ларсон. - Я тебя знаю чуть ли не с пеленок. Неужели ты думаешь, я буду брать деньги за то, что предоставил тебе часть этой квартиры?
        - Я не хочу милостей от вашей семьи! - объявила она упрямо, смело глядя ему в глаза.
        И подумала: то, что случилось с папой, послужило мне хорошим уроком. Одной рукой дают, другой - забирают.
        - Гордость не всегда хороший советчик, Глэдис, - сказал Ларсон, он не сердился, просто хотел объяснить свои принципы.
        - Без гордости мы - ничто!
        - Это в какой же книге ты вычитала такой девиз?
        Глэдис покраснела, потому что действительно когда-то прочла это, ей понравилась фраза, и она решила взять ее на вооружение.
        - Я буду платить тебе такую же сумму, как и миссис Бентон, - объявила Глэдис. - Понятно, что это не составит даже десятой доли реальной стоимости, но я не располагаю большими деньгами. Ты ведь хочешь загладить свою вину передо мной и папой этой услугой? Так ведь?
        - О Господи! Что ты такое говоришь? Ладно, покупай раз в месяц что-нибудь для дома. Пусть что успокоит твою болезненную гордость.
        Глэдис подумала немного и кивнула.
        - Хорошо. Пусть так.
        Ларсон направился к двери.
        - Хочешь перекусить? - спросил он. - Или у тебя кусок застрянет в горле?
        Он что, смеется над ней? По лицу не скажешь - вид вполне серьезный. Не стоит, однако, цепляться к словам…
        - Мне приготовить что-нибудь? - поинтересовалась она.
        Он удивленно поднял брови.
        - Ты умеешь готовить? Помню, когда тебе било лет тринадцать, ты нам с Брайеном что-то состряпала. Мы честно пытались съесть это «изысканное» блюдо, но так и не смогли.
        - Очень смешно.
        Никогда не упустит возможности поиздеваться над ней! Вот несносный характер. Да он вообще не считает ее взрослым человеком. Думает, перед ним все та же глупая девчонка, за которой нужен глаз да глаз.
        - А что ты приготовила тогда, я что-то не помню? - насмешливо спросил Ларсон по дороге на кухню.
        - Жареного цыпленка. И он слегка пригорел.
        На самом деле этот цыпленок сгорел почти дотла, потому что она поставила его на слишком сильный огонь. Единственным съедобным блюдом был овощной гарнир. Глэдис как сейчас помнила эту сцену на кухне - она стоит у плиты, нескладная, неуклюжая девочка-подросток с заколотыми на макушке непослушными волосами, которые все равно торчат в разные стороны, а мысли ее только о сидящем сзади красавчике Ларсоне.
        Теперь она наблюдала, как он занимается приготовлением ужина на своей роскошной кухне. У него все ладится, все нужное под рукой. Как зачарованная, Глэдис следила за каждым его движением - как ловко Ларсон орудует с кастрюлями, в одно мгновение открывает какие-то банки.
        - Твой отец был великолепным поваром, - заметил вдруг Ларсон. - Он обычно опробовал на нас с Брайеном свои кулинарные изыски, ты еще была маленькая и не участвовала в пиршествах. Блюда, приготовленные им, были нередко весьма неожиданными по рецептуре, но оказывались потрясающе вкусными.
        Глэдис помолчала, ей нелегко было вспоминать.
        - Да, он очень хорошо готовил, - проговорила она и почувствовала ком в горле, в глазах защипало…
        Она достала из сумочки шоколадку - нельзя позволить себе расплакаться. Глэдис не привыкла делиться воспоминаниями об отце. Со дня его кончины она все эти мысли загнала вглубь сознания, боялась думать о прошлом, ей причиняли боль воспоминания о былых счастливых днях, она не могла говорить об этом вслух…
        Задумавшись, Глэдис дожевала шоколадку и облизала запачканные пальцы. Потом подняла глаза и увидела, что Ларсон наблюдает за ней. Она попробовала оправдаться:
        - Я скоро сяду на диету.
        Он ничего не сказал, и от этого ей стало еще больше стыдно за проявленную слабость, а заодно она разозлилась на него. Ларсон снова занялся сдой, а ее попросил накрыть на стол, кивком головы указав на буфет с посудой.
        Глэдис нехотя встала и принялась доставать посуду. Она все равно чувствовала себя достаточно неловко.
        - Я знаю, что поправилась, - сказала она, - Я просто привыкла в последнее время постоянно что-то жевать…
        - Не нужно оправдываться, Глэдис, - ответил Ларсон, расставляя тарелки.
        Он приготовил на ужин спагетти с ароматным острым томатным соусом. Достал бутылку вина и разлил по бокалам.
        - Я вовсе не оправдываюсь, - заметила Глэдис. - Я просто хотела объяснить, что… - Но она запнулась, передумала и заявила: - А мне нравится, как я выгляжу!
        Почему она в его присутствии чувствует себя такой слабой и глупой девчонкой? Ну, она немного растерялась после потрясений, которые испытал не так давно. Так пусть бы он оставил ее в покое, она в состоянии самостоятельно справиться со своими проблемами. Наверняка все вскоре встало б на свои места, она сумела бы преодолеть отчаяние и боль. Зачем он жалеет ее? От этого еще хуже, не нужна его жалость. Как бы хотелось, чтобы он отстал наконец от нее со своими разговорами, взглядами, заботой. Но нет, сидит напротив и смотрит…
        - Ты, кстати, тоже изменился, - заметила она.
        Ларсон хитро улыбнулся и спросил, откинувшись на спинку стула:
        - Правда? Ну-ка, скажи, каким я стал?
        Глэдис пристально посмотрела на него и проняла, что не стоило затрагивать эту тему, ведь спокойно и беспристрастно судить она не в состоянии. Внешность Ларсона слишком волнует воображение.
        И тем не менее она постаралась взглянуть на него другими глазами. Да, он стал еще привлекательнее и мужественнее. Но черты его лица приобрели жесткость, он казался еще более невозмутимым, чем в юности. В то же время заметно, что это человек, который умеет держать себя в руках, знает, как нужно себя вести.
        - Ты стал старше, это видно, - сказала Глэдис.
        - Это вполне естественно. Что еще?
        - Ну… Конечно, ты по-прежнему… привлекательный мужчина… - добавила она не без усилия и тут же принялась за спагетти, сделав вид, что ее больше интересует пища. Он громко расхохотался.
        - Господи, как ты смутилась, сказав это! - и поглядел на нее, хитро прищурившись, - Можно подумать, ты совсем не общалась с представителями мужского пола!
        Чувствуя на себе пристальный взгляд, Глэдис покраснела. Он недалек от истины - ей трудно припомнить что-нибудь серьезное из скудного опыта с мужчинами. В двадцать один год она еще девственница. С парнями она, конечно, встречалась, ходила на вечеринки. Правда, отец всегда относился очень недоверчиво к мальчикам, особенно к тем, кто провожал ее домой или заходил за ней. Он считал Глэдис еще маленькой для увлечений.
        На самом деле единственным, кем она всерьез интересовалась, всегда был Ларсон Редгрейв. Все остальные - просто друзья, с которыми можно болтать, смеяться, танцевать, но не больше. Лет в девятнадцать она стала встречаться с одним мужчиной с работы. Это был уже почти роман, но Глэдис не испытывала к этому человеку никакого серьезного влечения; тот настаивал на интимных отношениях, но она не уступила. Поэтому все очень скоро закончилось, а позже ей уже вообще было не до любви.
        Но надо что-то ответить Ларсону.
        - Я, к твоему сведению, общалась со многими парнями, - сказала она.
        - Насколько близко?
        - А это не твое дело!
        - Просто спросил, подумаешь! - Он пожал плечами и рассмеялся, ее ответ никоим образом не задел его.
        - Я же не спрашиваю тебя обо всех твоих женщинах, - проворчала она, недовольная поворотом разговора.
        - Да спрашивай, пожалуйста. Ничего не имею против, - заявил он.
        Глэдис бросила на него осторожный взгляд, и ее поразило, как участливо он смотрит на нее. Правда, она знает эту манеру Ларсона - делать вид, что все его внимание сосредоточено на ней, она не раз попадалась на эту удочку. Ей тогда начинало казаться, что он, наконец, заметил ее.
        - Мне не интересна твоя личная жизнь, - заявила Глэдис с безразличным видом и приняла доедать спагетти.
        Соус оказался просто произведением кулинарного искусства. Такого она никогда не ела, а о том, чтобы самой приготовить нечто подобное, и речи быть не могло. У нее ничего не получалось даже по рецептам. Поэтому она предпочитала обедать в кафе, а домой приносила готовые блюда.
        Глэдис встала и начала убирать со стола посуду, считая, что пикантная тема разговора иссякла Правда, ей было интересно, кто же у Ларсон следит за порядком в доме.
        Словно угадав ее мысли, он сообщил, что сюда через день приходит женщина, которая убирает, стирает и гладит.
        - Хорошо ты устроился, - заметила Глэдис.
        Он налил кофе в чашки, поставил их на поднос и пригласил ее в гостиную. Они сели за маленьким столиком - Глэдис на диване, Ларсон в кресле напротив.
        - Давай определимся, Глэдис, - сказал он. - Тебе неприятен я лично или ты относишься с предубеждением к моей семье?
        - Ты ждешь честного ответа на этот вопрос? Дело в том, что я оказалась в трудном положении, ведь мне предоставлено бесплатное жилье, - ответила она. - Теперь я перед тобой в долгу…
        - Приятно отметить, что ты так и не научилась лгать. - Он пристально смотрел на нее. - Ты напустила на себя вид возмущенной девочки и пытаешься казаться холодной и колючей. Но это может обмануть кого угодно, только не меня. Я понимаю, что тебе просто нелегко пришлось в последнее время. Я прав?
        - Ты всегда прав.
        - Думаю, основная причина того, что с тобой происходит, кроется в твоем замкнутом существовании все эти месяцы. Ты ни с кем не говорила о смерти отца, скрывала свои переживания, боялась собственных чувств и достигала иллюзорного спокойствия путем невероятных усилий. И что в результате? Сейчас ты в таком же состоянии, как была в день его смерти, - нервная, издерганная, потерянная, все время готова разреветься.
        - Ничего подобного! - попыталась возмутиться Глэдис.
        Ларсон только сокрушенно покачал толовой.
        - Ты почему-то считаешь, что я бросил твоего отца на произвол судьбы, уехав из Англии, - продолжал Ларсон. - На самом деле это не так. Я писал ему время от времени, а примерно год назад послал ему чек, думая, что деньги будут для него нелишними. Мой отец завещал ему некую сумму, которую он положил на счет, я решил, что и с этими деньгами он поступит так же. Но он вернул мне чек, поблагодарив и написав в письме, что у него все в порядке и он ни в чем не нуждается.
        Глэдис застыла от удивления - она ничего не знала об этом.
        - Гордость… - проговорила она наконец.
        - Вполне вероятно, - согласился Ларсон. - Но я ничего не знал о том, как обращается с ним моя мачеха.
        Глэдис чувствовала, что он говорит правду.
        - А если бы ты узнал об этом, что, кинулся бы его защищать? - с запальчивостью спросила она.
        Ларсон замялся лишь на секунду, и этой паузы было достаточно для Глэдис, чтобы понять - он не откроет ей все до конца, и на то у него свои причины. Неужели он считает, что деньги - это все, что нужно было бедному старику? Глэдис по чувствовала, что ее начинает бить дрожь, но не знала, то ли это приступ гнева, то ли расшалившиеся нервы. Ларсон взглянул на нее и наконец ответил:
        - Я бы решил эту проблему.
        - Находясь за тысячи миль от дома? Сомневаюсь.
        Ну и что бы он мог сделать? Написать еще одно письмо? Два письма? Это ничего бы не изменяло… Нет, он живет в другом мире, в котором нет места заботам о личном шофере, слуге. Глэдис чуть не расплакалась от обиды, поняв это. Но он была слишком сердита на Ларсона, чтобы позволить себе эту маленькую слабость.
        - Что это тебе вздумалось приехать? - спросила она. - Если все так удачно складывалось в Америке, зачем было возвращаться?
        - Я решил: сейчас или никогда, - коротко и значительно ответил он. - А ты забыла мой вопрос? Я повторю: тебе неприятен я лично или как представитель семьи Редгрейвов?
        - Тебе это так важно знать?
        - Разумеется.
        Глэдис не хотелось говорить об этом, но деваться некуда - надо.
        - Я бы не сказала, что ты неприятен мне, - начала она, стараясь подобрать правильные слова. - Хотя мне далеко не все в тебе нравится.
        - Что именно?
        - Ну ты не тот тип человека, который я нахожу приятным.
        - Так какой я? - настаивал Ларсон. - У тебя, очевидно, большой опыт, поэтому, сравнив своих бывших знакомых со мной, легко определиться.
        Он смеется над ней, это ясно, но Глэдис решила не реагировать. Хочет услышать о себе нелицеприятные вещи, пусть слушает.
        - Ты слишком красив и знаешь это. Жестокий, надменный, неспособный на настоящие, искренние чувства по отношению к людям.
        - А ведь ты понятия не имеешь, какие я испытываю чувства, - усмехнулся Ларсон и стал медленно потягивать кофе, не сводя глаз с Глэдис.
        Она не стала продолжать болезненную для нее тему. Сколько сил ей понадобилось, чтобы перестать мечтать о нем! Долгое время она вынашивала в себе стойкую неприязнь к Ларсону. И причина столь резкого отчуждения - неожиданно услышанный давний разговор, несколько обидных, унизительных слов. Как-то раз Глэдис отправилась в хозяйский дом с каким-то поручением, еще не успела повернуть за угол, как нечаянно услышала:
        - Ты должен быть поосторожней с дочерью шофера, Ларсон! - Это был голос Линды. - Эта девчонка не на шутку увлечена тобой.
        Прижавшись к стене, Глэдис была не в силах уйти, стояла, как громом пораженная, и слушала.
        - Пусть тебя это не волнует, - отозвался Ларсон.
        Он сказал это довольно безразличным тоном, Глэдис, даже не видя его в тот момент, догадывалась: он занят своими мыслями, и ему вовсе не до того, что говорит мачеха. Но та не унималась.
        - Но, дорогой мой, - воскликнула она, - ты же очень красивый юноша. - Тут ее голос стал вкрадчивым. - Неудивительно, что девочка находит тебя неотразимым. Да она все время старается попасться тебе на глаза. Неужели ты не замечаешь, что она всегда приходит, когда ты дома?
        Ларсон ничего не ответил, и тут Линда сказала го, что прозвучало как приговор:
        - Ты должен помнить, что она всего лишь дочка шофера. Ей нельзя позволить питать какие бы то ни было иллюзии на твой счет.
        Глэдис замерла, прижав руки к пылающим щекам. На веранде хлопнула дверь, но это уже было неважно. Она совершенно забыла, зачем пришла, развернулась и побежала прочь. Какая боль, обида, какое унижение! Те слова ранили ее в самое сердце, и забыть такое невозможно.
        Вспоминая эту сцену, Глэдис молча допила кофе. Потом почувствовала на себе взгляд Ларсона. Пожалуй, надо высказать ему все до конца.
        - Ты в ответе за то, как обращались с моим отцом, - сказала она с горечью в голосе. - Тебя могло и не быть рядом, но ты обязан был позаботиться о людях, которые много лет верой и правдой служили вашей семье. А ты исчез, предоставив этой женщине право распорядиться их судьбой по своему разумению. Знаешь, что многие из старых слуг были уволены всего через несколько дней после смерти твоего отца?!
        Глэдис сделала паузу, ее вопрос был чисто риторическим, поэтому она поразилась, услышав в ответ:
        - Да, знаю.
        - Тебе сообщили?
        - Да. И я позаботился, чтобы им выплатили приличную компенсацию.
        - А откуда же ты узнал об этом, черт побери?
        Она действительно не понимала, каким образом человек, находящийся за тысячи миль от дома, может быть в курсе таких частностей, как увольнение слуг. Тем более, что он, как ей стало ясно, не поддерживал отношения с мачехой.
        - У меня свои каналы информации.
        - Ты имеешь в виду шпионов?
        - Скажешь тоже! - Он даже улыбнулся. - Просто кое-кто был в курсе всех дел и ставил меня в известность. Я сразу узнал о том, что Линда начала увольнять людей.
        - Почему ты не приехал, чтобы навести должный порядок?
        - Это невозможно было сделать.
        Она поняла так, что он даже не пытался что-либо предпринять. Но с другой стороны, он же позаботился о денежной компенсации. Почему?
        - Значит, ты знал и о том, как Линда обращалась с моим отцом? - возмущенно спросила Глэдис.
        Ларсон покачал головой.
        - Я знал только, что он единственный, кто остался в доме. Все остальное было сугубо личным делом - вашим и ее. Но, предчувствуя неприятности, я предложил ему деньги, которые он решительно отверг. Конечно, надо было все проверить… Я положился на его слово. А мне стали известны кое-какие факты…
        - Какие?
        - Ничего такого, что могло быть тебе интересно, - ответил он достаточно твердо, давая понять, что разговор на эту тему закрыт.
        Опять Ларсон не договаривает. Озадачил ее какими-то обрывками информации, а объяснить что к чему не желает. Может быть, считает ниже собственного достоинства раскрывать карты перед девчонкой, которая не принадлежит к его кругу? Хотя, уж кого-кого, а Ларсона снобом не назовешь. Значит, у него свои соображения, что говорить и когда.
        - Что ты сделала с вещами отца? - спросил он вдруг.
        Глэдис усмехнулась.
        - Да их было немного. Кое-что, в основном большие вещи, я оставила у друзей в деревне. Мелочи забрала с собой в Лондон.
        Она уставилась в пустую чашку. Мелочи… Это медальон с портретом матери, пачка детских писем, которые Глэдис писала Санта-Клаусу, какие-то ее школьные тетради, табели с оценками, шкатулка с фотографиями, часы, подаренные отцу мистером Редгрейвом на пятидесятилетний юбилей… Вот, пожалуй, и все ценное, что папа бережно хранил. Она аккуратно упаковала это в коробку и привезла с собой, а потом боялась открыть…
        Глэдис смахнула слезу со щеки, надеясь, что Ларсон не заметил этот торопливый жест. Не хватало, чтобы он полез к ней с утешениями, да еще совал носовой платок, чтобы утереть слезы!
        - Ну что, давай обсудим твою предстоящую работу.
        Слава Богу, он ничего не заметил!
        - Тебе вовсе не надо заниматься моим трудоустройством, - запротестовала Глэдис, которой действительно было неловко от его неожиданных благодеяний.
        - Я все понимаю, - сказал Ларсон. - Понимаю, насколько тебе трудно принять помощь от члена семьи Редгрейвов. Но придется, потому что это не жест, не милость, как ты, очевидно, считаешь. Мне действительно нужны работники, на которых можно положиться. У меня здесь, в Англии, несколько компаний, который я приобрел два года назад на унаследованные деньги. Тогда они были в плачевном состоянии, теперь дела пошли в гору.
        Так он покупал фирмы в Англии уже после отъезда? Глэдис ничего не могла понять.
        - Значит, ты приезжал за это время в Англию? - догадалась она, оторопев.
        - Да.
        - И даже не заехал домой повидать мачеху?
        - Нет.
        - Почему?
        - Не задавай так много вопросов, - лениво отмахнулся он, улыбаясь.
        - Хорошо, сэр. Простите, сэр, - съязвила она.
        - Так-то лучше. А теперь слушай. В одной из контор есть вакансия бухгалтера. Чему ты успела научиться за время учебы и стажировки?
        Глэдис устроилась поудобнее на диване, поджав под себя ноги.
        - Я немного не дотянула до диплома, - призналась она наконец, ожидая новых упреков со стороны Ларсона.
        Он ничего не сказал, и Глэдис начала подробно объяснять, что освоила в бухгалтерском деле - налоговую систему, юридические основы, аудиторский контроль и прочее. В то время как она говорила, Ларсон внимательно слушал, и вид у него был весьма серьезный. Глэдис закончила свой «отчет» и нервно рассмеялась:
        - Но учти, я могла забыть все это!
        - Едва ли. Судя по тому, что ты рассказала, твоей квалификации более чем достаточно для этой должности. А если ты на своей последней работе преуспела в этой области…
        - Больше некуда! В основном, печатала на машинке и возилась с бумажками! - заметила Глэдис и беззаботно рассмеялась.
        Господи, да она смеется первый раз за все это время! Она даже не поверила, что у нее так легко получилось. Казалось, разучилась смеяться вообще.
        И вдруг…
        Ларсон сказал, сколько она будет получать, и Глэдис уставилась на него с удивлением.
        - Это очень много! - проговорила она.
        - Такая откровенность вредна в вопросах карьеры, - заметил Ларсон. - Ты не продвинешься но службе, если не научишься сдерживать ненужные эмоции. Я хорошо плачу работникам, потому что жду от них усердия и преданности делу. В конце концов, на них держится вся компания, и если они не оправдывают доверия, я их увольняю. Но при большой текучке кадров трудно преуспеть в деле.
        - Главное - это успех и процветание, так?
        - Точно.
        Глэдис внимательно посмотрела на Ларсона. Если это его девиз, то он явно достиг своей цели. По всему видно, что дела идут отлично. Он всем своим видом, характером, манерами олицетворяет именно то, что проповедует. Успех.
        - Ты сам руководишь этой конторой? - поинтересовалась Глэдис.
        На самом деле ее эта идея не очень вдохновляла. Можно смириться с совместным проживанием, к счастью, изредка встречаясь в огромной квартире, но видеться с ним почти ежедневно на работе было бы слишком.
        - Нет, - ответил Ларсон и, откинувшись на спинку кресла, знакомым жестом взъерошил волосы. - У меня совсем другие дела. Эту фирму возглавляют директора, которые отчитываются передо мной время от времени.
        - А кто будет моим начальником?
        Этот вопрос, конечно, интересовал Глэдис. Она надеялась, что тот не будет похож на мистера Уилсона. Правда, трудно представить, чтобы у Ларсона работал такой дурак.
        - Одна женщина, американка. Ее зовут Тельма Фокс. Она умна, энергична, очень хороший специалист.
        Женщина? Американка? Стоило тащить издалека такую ценность, когда в Лондоне полно умных и энергичных женщин!
        Кого он пытается обмануть? Конечно, Глэдис наивна, но не до такой степени, чтобы не сообразить, что умная и энергичная Тельма Фокс - не только работник. Что он из меня дуру делает? - подумала Глэдис. Сказал бы прямо: моя любовница.

3

        Неужели вся одежда большого размера обязательно должна быть такой скучной? Глэдис придирчиво осмотрела себя в большом зеркале и осталась недовольна: выглядит старомодно одетой провинциальной дурнушкой. Надо же, она носит этот костюм уже несколько месяцев и ни разу не задумывалась над этим! Ей было абсолютно все равно. А теперь вдруг возникла проблема, Глэдис расправила складки на юбке, но это не помогло. Ничего с этим дрянным фасоном не сделаешь. Обычный летний костюм, светлых топов, как она считала раньше, а теперь видела, что просто блеклых.
        Глэдис причесалась, заплела косу, но непослушные волосы все равно выбивались из прически, и только с помощью геля и лака она смогла придать голове аккуратный вид.
        Хорошо, что Ларсон уехал в командировку и не видит, с какой тщательностью она собирается на работу. Конечно, он не делал ей замечаний по поводу внешности, но вполне достаточно нескольких оценивающих взглядов его серых глаз. Она сразу чувствовала себя виноватой и начинала оправдываться как последняя дура. Ларсон прав, она ведет себя по-детски, ужасно закомплексована…
        Глэдис вспомнила последний разговор перед отъездом. Ларсон сказал, что позвонил Тельме и обо всем договорился.
        - Нет никаких причин нервничать, - добавил он.
        - С чего ты взял, что я нервничаю? - парировала она. - Что, эта Тельма кусается?
        - Не говори глупостей, - сказал он сухо и посмотрел на нее так, что Глэдис стало не по себе и она покраснела, - Но тебе не мешает знать, что Тельма очень требовательна и не выносит вспышек гнева от подчиненных.
        - А я потеряла работу вовсе не из-за вспышки гнева, понятно? И нечего учить меня хорошим манерам, - рассердилась Глэдис.
        Но тем не менее она понимала, что следует быть более сдержанной и вежливой. То, что она позволила себе с прежним боссом, больше не должно повториться, это неразумно.
        Тогда она этого не понимала. Просто ей все надоело, работа не нравилась, платили гроши, она заставляла себя тянуть лямку, мечтая послать проклятую работу ко всем чертям. Естественно, при первом удобном случае она не сдержалась.
        А сейчас для нее было крайней важно получить это место. Глэдис даже удивилась тому, насколько ее волновала предстоящая встреча. Пусть это милостыня со стороны Ларсона, попытка загладить вину перед ней и отцом. Но это ей сейчас даже неинтересно.
        Глэдис бросила взгляд на фотографию отца, стоящую на каминной полке, и впервые не ощутила желание заплакать. Она мысленно обратилась к нему, пожилому человеку с добрыми глазами и гордо поднятой головой, и пообещала, что не даст своему чувству к Ларсону помешать ей на новой работе.
        - Он ни на секунду не должен сомневаться в моих способностях, не должен бояться, что я подведу, и не должен догадаться, что я люблю его, - произнесла она вслух решительным тоном.
        Услышав собственный голос, который слишком громко прозвучал в пустой комнате, Глэдис ухмыльнулась - с ума сошла, что ли? Разговаривает с фотографиями. А дальше что?
        Компания, куда она направилась, была одной из четырех, которые Ларсон приобрел три года назад и возродил почти из небытия. Глэдис обнаружила, что здание оказалось куда больше, чем она ожидала: вид у него был настолько внушительный, что она впервые оробела, но в то же время ощутила непреодолимое желание получить здесь работу.
        Когда Ларсон говорил об этой компании, она почему-то представила себе старенькое помещение, которое подремонтировали, привели в порядок к приезду босса. Но перед ней было трехэтажное здание, отделанное тонированным стеклом, Глэдис постояла с минуту и понаблюдала, как служащие один за другим исчезают в дверях, потом вздохнула и присоединилась к ним.
        В приемной она уселась в кресло и поставила на колени маленький портфель, с которым обычно ходила на работу. Это был подарок отца. Он был своего рода талисманом. Сейчас в нем лежали несколько нужных справочников по бухгалтерскому делу и законодательству. Конечно, на фирме наверняка есть книги, но она привыкла пользоваться своими.
        Глэдис огляделась вокруг - интерьер в американском духе. Может, ей так показалось, потому что там, где она работала раньше, все было очень английским, традиционным или даже просто старым.
        В вестибюле светло, просторно, кругом много цветов и комнатных растений. На стене - три большие картины, все представляют образцы абстрактной живописи - смелые, резкие мазки ярких красок, сочетание красного, синего и оранжевого. Очевидно, это что-то означает, только ей не очень понятно, что именно. Глэдис больше нравилось нечто более реалистичное - пейзажи с видом гор, озера или леса, глядя на которые можно представить, что ты находишься на природе. Красиво, и к тому же не надо напрягаться и гадать, что хотел сказать автор картины.
        Справа от нее, немного поодаль, находились лифты. Глэдис сосредоточила внимание на них, так как предполагала, что Тельма выйдет оттуда. Интересно, какая она? Думая о ней, Глэдис не могла не вернуться к своим подозрениям насчет их отношений с Ларсоном.
        Глупо с моей стороны размышлять на эту тему и гадать, просто спят они или собираются пожениться, подумала она. Какое мне до этого дело? И почему это должно меня волновать? Пусть себе делают, что хотят! Но ужасно любопытно, что из себя представляет эта американка.
        Интересно, похожа ли она на тех девушек, которых Ларсон время от времени приводил домой? Они почти все были маленького роста, хорошенькие, все время улыбались и ходили за ним по пятам. Как она их ненавидела!
        Глэдис наблюдала за ними издалека, иногда слышала обрывки фраз, а в основном черпала сведения из рассказов брата о приключениях его закадычного друга Ларсона.
        Она нахмурилась, поддавшись приступу меланхолии, как вдруг заметила, что к ней направляется девушка с волосами пепельного цвета. Одета аккуратно, просто с иголочки. Глэдис встала и протянула ей руку.
        - Вы - мисс Фокс? - спросила она неуверенно.
        Та одарила ее широкой приветливой улыбкой.
        - Я - одна из секретарш мисс Фокс, - объяснила она и повела Глэдис к лифту. - Кстати, она предпочитает, чтобы ее называли Тельмой. Говорит, что между начальником и секретарем не должно быть никаких барьеров.
        Глэдис еще крепче сжала ручку портфеля и кивнула.
        - Меня зовут Патриция, - представилась секретарша. - Вы легко нас нашли?
        Глэдис снова улыбнулась и кивнула. Из лифта они вышли в широкий, покрытый ковром коридор, переходящий в холл. Интерьер этих, казалось бы, обычных помещений продолжал удивлять Глэдис - довольно дорогая простота стиля.
        Спланировано все так, что создается иллюзия открытого пространства, - видны все кабинеты секретарей, за ними двери, ведущие к руководству. Глэдис заметила, что все заняты делами, никто не слоняется бесцельно из комнаты в комнату. Да, рабочая обстановка чувствовалась во всем.
        Все это разительным образом отличалось от того, что происходило на ее последней работе, где царила такая неразбериха, что было непонятно - офис это или какая-то забегаловка.
        - Здесь очень тихо, - заметила Глэдис. - Ну просто, как в библиотеке.
        Патриция опять улыбнулась.
        - У нас есть небольшая библиотека в другом конце здания. Там такая тишина, что в ушах звенит. По сравнению с ней, здесь - настоящий базар. Тельма не против того, чтобы мы разговаривали, но считает, что постоянная болтовня мешает делу.
        Наконец они подошли к нужному кабинету. Патриция пропустила Глэдис вперед и закрыла дверь.
        Женщина, которая сидела за письменным столом, своей внешностью превзошла все ее ожидания. Тельма Фокс говорила по телефону. При виде Глэдис она кивнула, указала жестом на стул и продолжала разговор.
        Глэдис получила возможность внимательно рассмотреть американку - она оказалась настоящей красавицей. Натуральная блондинка с роскошными пышными волосами, обрамляющими лицо с гладкой, золотистой кожей и тонкими правильными чертами. На вид ей чуть больше тридцати.
        Тельма закончила разговор, встала из-за стола и протянула Глэдис руку. Они поприветствовали друг друга. Стоя рядом с ней, Глэдис чувствовала себя чуть ли не великаншей - та оказалась небольшого роста.
        - Привет, Глэдис, - сказала Тельма, - садись!
        В том, как она держалась, было нечто такое, что сразу не понравилось Глэдис. Может, нарочитая деловитость? Или просто холодность? Во всяком случае, ее красивое лицо не выражало почти ничего, оно было, как у куклы, лишено индивидуальности. Взгляд зеленых глаз - проницательный, колючий и безжалостный. Да, такой женщине трудно понравиться.
        - Я не знаю, - начала она, - что Ларсон говорил о компании, поэтому если я буду повторять то, что уже известно, скажи. Но я хочу объяснить, чем мы занимаемся.
        Глэдис всегда считала, что неприлично прерывать говорящего, а тем более заявлять, что ей уже известна какая-то информация. Пусть Тельма рассказывает все, что считает нужным, вряд ли ей понравится, если Глэдис прервет ее важный монолог.
        Пришлось терпеливо выслушать длинную речь, отмечая про себя особенности американского акцента. Глэдис все настойчивее убеждала себя, что этой женщине нельзя доверять, хотя и не могла понять, откуда возникло это чувство. Не относится ли она к Тельме с предубеждением? Разве можно так невзлюбить человека за двадцать минут общения?
        Постепенно Глэдис поняла, почему Ларсон привез мисс Фокс из Америки: в ней так же, как и в нем самом, ум сочетался с выдающимися внешними данными, что немаловажно для успешного ведения дел в большом бизнесе. Чисто американский подход, но он, наверное, привык к подобному стилю за годы, проведенные за океаном.
        Она слушала, как Тельма рассказывает об основных направлениях развития компании, об успехах последнего времени, а перед глазами стояла картина - Ларсон под руку с этой блондинкой. Отличная пара. Она - красавица с золотыми волосами, невысокого роста, и он - высокий, статный, темноволосый и тоже очень красивый. Они могут на равных обсуждать финансовые дела и перспективы компании. Да, завидная общность интересов…
        - Вот так, - закончила Тельма свою речь и взглянула на часы. - Что-нибудь пояснить?
        Глэдис задала несколько вопросов, стараясь показать знание дела.
        Выяснилось, что работать она будет в комнате, находившейся поблизости, и подчиняться непосредственно Тельме.
        - Мистер Редгрейв… Ларсон не вмешивается в дела компании. Он отдал все бразды правления мне, - заявила Тельма с важным видом. - Честно скажу, ситуация с твоим трудоустройством весьма необычна, и вообще я категорически против кумовства. Ларсон сказал, что принимает участие в твоей судьбе и его дело - предоставить тебе работу. Он считает, что тебе полезно поработать со мной… - Глэдис слушала, стараясь удержать на лице вежливую улыбку. - Он рассказывал, что вы вместе росли. Но знакомство с ним не дает тебе никаких преимуществ. Не думай, здесь к тебе не будут относиться как-то по-особенному из-за этого.
        - Я не жду ничего подобного, - ответила Глэдис, продолжая улыбаться, но у нее уже челюсти спело от этой деланной улыбки.
        - Очень хорошо. И еще одно, что необходимо обсудить сейчас, с глазу на глаз. Ты считаешь приличным жить в его квартире?
        Тельма подождала ответа, но Глэдис не решилась сказать что-либо, поэтому та продолжала:
        - Ты - молодая девушка, тебе вряд ли понравятся некоторые ограничения в свободе, что неизбежно в подобной ситуации. Я объяснила это Ларсону, и мы решили, что тебе стоит подыскать отдельное жилье, раз вопрос с работой уже решен.
        Она говорила так, словно они с Ларсоном - неразлучная парочка, два голубка, которые делятся сокровенными мыслями и принимают совместные решения во всем. Глэдис так и подмывало спросить, каковы же их отношения. Но, конечно же, она сдержалась.
        - Ларсон ничего не говорил мне об этом, - сказала она. - Я, разумеется, не собиралась злоупотреблять его гостеприимством.
        Тельма улыбнулась.
        - Я понимаю. Ведь тебе захочется приглашать в гости мальчиков…
        - Мальчиков? У меня нет никаких мальчиков.
        Тельма встала.
        - Так появятся, - сказала она с уверенностью, приняв участливый вид. - Я помню себя в твоем возрасте - мальчики, новые наряды, вечеринки. Так было здорово!
        Глэдис с трудом могла представить, как Тельма Фокс хихикает с мальчиками или напивается на вечеринке. Она - особа не того типа, чтобы позволить себе настолько расслабиться.
        - Уверена, ты будешь нас частенько видеть вместе, но мы с Ларсоном покажемся тебе очень скучными.
        - А почему я буду часто видеть вас вместе? - с невинным видом спросила Глэдис.
        - Потому что мы сотрудники и у нас много общего. Мы встречаемся, чтобы обсудить дела, - резко ответила Тельма.
        - Боюсь показаться грубой, но Ларсон не сказал, что вы его частая гостья.
        То ли Глэдис показалось, то ли красивое личико Тельмы вдруг перекосилось и превратилось в злобную гримасу, буквально на долю секунды.
        - Он очень скрытный, - поспешила парировать Тельма. - Но и в мои правила не входит обсуждение личных дел с подчиненными. Поэтому предоставляю тебе возможность поразмыслить самостоятельно на этот счет. Хотя в твоем возрасте, - произнесла она слащаво, - мысли могут быть заняты совсем другим.
        Глэдис хотела заметить, что их разница в возрасте не столь значительна, но промолчала, боясь оказаться бестактной. Именно отсутствие такта послужило причиной ее последнего увольнения, поэтому прикусить язык.
        - Ну, а теперь прошу извинить, дела… У меня важная встреча буквально через полчаса, - заявила Тельма.
        Глэдис встала и направилась к двери. Но, оказалось, начальница намерена показать ей рабочий кабинет. Столкнувшись в дверях с Тельмой, Глэдис снова почувствовала себя толстой и неуклюжей. На самом деле она никогда не стеснялась своего роста, но именно сейчас захотелось стать ниже - тогда не пришлось бы смотреть на эту миниатюрную блондинку как бы свысока.
        Проследовав за Тельмой в кабинет, Глэдис увидела молодого человека примерно ее возраста. Он выглядел абсолютно несерьезным - рыжий, весь в веснушках, да еще с таким выражением лица, будто вот-вот расхохочется.
        - Стивен введет тебя в курс дела, - сказа! Тельма и нахмурилась, увидев в пепельнице дымящийся окурок.
        Когда за ней закрылась дверь, Стивен обратился к Глэдис:
        - У нее навязчивая идея - заставить меня бросить курить. Даже посылала пройти курс лечения, но я наотрез отказался. Надеюсь, ты не будешь против? Вообще-то я не злоупотребляю курением, но стоит мне взять сигарету, как входит Тельма.
        Глэдис облегченно вздохнула, поняв, что с рыжеволосым Стивеном она поладит.
        - Да, тебе явно не везет, - согласилась она.
        Они занялись работой. Стивен терпеливо и добросовестно вводил ее в курс дела, скрупулезно объясняя детали. Он показал ей таблицы и графики, различные документы. Глэдис все схватывала буквально на лету и порадовалась тому, что ничего не забыла.
        Перед ней открывалось довольно широкое поле деятельности, работа обещала быть интересной, не в пример предыдущей. Предстояло заниматься не только экономическими вопросами, но и многими другими, что значительно расширяло возможности профессионального роста. Понравилось Глэдис также и то, как все здесь было организовано четко и ясно. Естественно, пришлось признать, что в этом прежде всего заслуга Тельмы. Ее компетенции и таланту руководителя можно позавидовать Она не просто возродила компанию, но и внедрила новый стиль руководства, новый подход и новые методы.
        Тельма, бесспорно, достойна уважения, сказала себе Глэдис, сидя вечером у телевизора. Удобно устроившись на диване, она вспоминала сегодняшний рабочий день, и больше всего думала о Тельме Фокс, которая, конечно же, профессионал высокого класса, да к тому же красавица. Что ни говори, столь привлекательная внешность наверняка производит впечатление на клиентов, любой клиент обалдеет от нее, а это только ей на руку.
        Глэдис перевела взгляд на столик, где стоял приготовленный ею самой ужин. Пользуясь отсутствием Ларсона, она решила поупражняться на кухне - там так просторно, полно всяких приспособлений, которые ускоряют и облегчают готовку. Ей даже стало интересно, только не хватало знаний в области кулинарии.
        Впервые за долгое время Глэдис отказалась от привычек жевать на ходу что попало, обедать гамбургерами и чипсами. Правда, иногда раньше, под настроение, она готовила себе что-нибудь по рецепту из книги, но это блюдо даже по виду не было похоже на аппетитную иллюстрацию, а уж о вкусе и говорить нечего. Кулинарную книгу ей подарил отец на день рождения, пожелав успехов на этом нелегком поприще. Он еще добавил с улыбкой, что ее как будущую жену ожидает настоящая битва с кастрюлями, сковородками и продуктами, поэтому надо хорошо подготовиться.
        Глэдис попробовала цыпленка с овощами. Вкусно. Но тут вдруг ей снова вспомнилась Тельма с ее великолепной фигурой! Сразу расхотелось есть, и девушка отодвинула тарелку.
        Пора наконец заняться собой, и не только внешностью. Собираясь в Лондон полгода назад, она ставила перед собой определенные цели, про которые со временем забыла. Теперь же, после первого дня работы, Глэдис ощутила неожиданный прилив энергии, появился смысл в жизни, да и на себя она взглянула другими глазами. Во-первых, поняла, что может вполне справиться с ответственной и перспективной работой, а во-вторых… Больше никаких шоколадок!
        Мысли ее вернулись к Тельме, которой удалось выразить многое, хотя и не впрямую. Она почти сразу дала понять, что Глэдис - незрелая и неопытная девчонка, которую Ларсон жалеет и опекает. Потом выяснилось, что ее присутствие в этой квартире весьма нежелательно для Ларсона и, как выяснилось, для Тельмы.
        По ее намекам получалось, что квартира перестала быть для них с Ларсоном уютным гнездышком, раз здесь поселилась Глэдис, которая явно будет мешать уединению любовников. Но больше всего Глэдис разозлило то, что Ларсон, видимо, думает точно так же. Тельма неустанно повторяла «мы», «нам», «нас». Зачем ей врать? А почему Ларсон скрыл от Глэдис правду? Хорошо бы спросить его самого.
        Нет, наоборот, хорошо, что его сейчас нет, а тс бы она наговорила лишнего. Через пару дней она успокоится, как следует все обдумает, чтобы не рубить с плеча.
        Конечно, рассыпаться перед ним в благодарностях она не собирается, а если он ждет именно этого, то его постигнет разочарование. Да, он действительно спас ее, предоставил работу и приютил, но, будь у нее другой выход из этой трудной ситуации, она отвергла бы помощь Ларсона решительно и бесповоротно.

        Прошло два дня. Глэдис втянулась в работу, и ей все больше и больше нравилось то, чем она занималась. Теперь ей было не понятно, почему она решила бросить бухгалтерское дело, когда приехала в Лондон. Может быть, была не уверена, что это - ее призвание. Сейчас сомнения исчезли, и работа приносила удовлетворение - ведь приходилось решать довольно широкий круг вопросов.
        Она почти не видела Тельму, которая наведывалась только за тем, чтобы удостовериться - все ли идет нормально. Результаты ее устраивали вполне, во всяком случае замечаний она не делала. Но Глэдис поймала себя на том, что ее выводит из себя широкая американская улыбка и звучный голос начальницы. Однако теперь Глэдис научилась держать себя в руках, да еще делать совершенно непроницаемое лицо, поэтому проблем не возникало.
        Со Стивеном ей работалось великолепно. Умный, сообразительный и очень способный парень, он помогал ей во многом, а потом постепенно перестал проверять Глэдис, отдав под ее ответственность расчеты. Она иногда решалась спорить с ним, и он прислушивался к ее мнению. Кроме того, Стивен развлекал ее бесконечными историями про свою девушку.
        В общем, работа доставляла Глэдис удовольствие, и она летела в офис как на крыльях.

        Глэдис сидела за своим рабочим столом и ела яблоко. Она не ушла на обеденный перерыв, так как предстояло сделать важные расчеты. Вообще она предпочитала оставаться в кабинете, когда требовалось довести дело до конца. Глэдис сосредоточенно глядела на лежащие перед ней документы, когда услышала, как открылась дверь.
        Она даже не оглянулась, думая, что вернулся Стивен. Сейчас расскажет ей еще об одной неудачной встрече с Эмили. Схема их свиданий была стереотипной: сначала ссора, за которой следует бурное примирение, после этого снова обиды и новая ссора, а потом все повторяется вновь. У Глэдис уже сложилось впечатление, будто она знает обоих давным-давно.
        - Привет! - раздался знакомый голос, и девушка вздрогнула. - Решил зайти посмотреть, как ты устроилась.
        Глэдис понимала, что рано или поздно увидится с Ларсоном здесь, но не ожидала, что это произойдет именно сегодня. Появление его было столь внезапным, что она не могла не удивиться и, что хуже всего, не смутиться. Взглянув на него, приветливо улыбающегося, Глэдис густо покраснела.
        - У меня все отлично, - скороговоркой произнесла она и довольно неуклюже поднялась из-за стола.
        Вошла Тельма и встала рядом с Ларсоном, взяв его под руку - жест собственницы. Ларсон не обратил внимания на эту фамильярность, так, во, всяком случае, показалось Глэдис.
        Глядя на эту пару, Глэдис с горечью отметила, что они действительно отлично смотрятся вместе.
        - Мы идем обедать, - победоносно произнесла Тельма.
        Странно, но она впервые сообщила своей подчиненной о том, куда направляется.
        - Хорошо, - пробормотала Глэдис.
        Она старалась не смотреть на Ларсона. Только недавно перестала сердиться на него, а сейчас того и гляди вспыхнет от гнева.
        - Ты что, собираешься остаться здесь на обеденный перерыв? - удивленно спросил Ларсон.
        Он пристально смотрел на Глэдис, и девушке стало не по себе.
        - Я все время говорю ей, - заявила вдруг Тельма, не дав Глэдис ответить, - что нужно поразмяться и пройтись куда-нибудь, но она предпочитает перекусить за работой.
        Глэдис впервые слышала о предложении «поразмяться» от Тельмы. Все эти четыре дня она радостно перекладывала на новенькую обязанности секретаря, радуясь, что во время перерыва кто-то остается на телефоне.
        - Полезно немного отвлечься, - сказала Тельма участливо.
        Она одарила Глэдис слащавой улыбкой - ну прямо заботливая мамочка. Глэдис стало так противно, что она едва сдержалась, чтобы не съязвить.
        - А ты не пойдешь с нами? - спросил вдруг Ларсон. - Мы собрались в итальянский ресторан.
        - Нет, - поспешила отказаться Глэдис, которой совсем не хотелось быть третьей лишней. - То есть спасибо за приглашение, но я не пойду. У меня полно дел, надо все сегодня же закончить.
        - Слушай, Ларсон, - вмешалась Тельма, - не стоит заставлять бедную девочку идти с нами, раз она решила поработать. Такое рвение у молодежи необходимо только приветствовать.
        Ларсон не слушал ее.
        - Пошли, пошли, - сказал он. - Закончишь потом.
        Интересно, кого больше не устраивает перспектива обеда втроем - меня или Тельму? - подумала Глэдис, глядя, как та мгновенно изменилась - поджала губы, и лицо стало каменным.
        Глэдис встала и, нельзя сказать чтобы охотно, последовала за ними к лифту. Она заметила, как Ларсон решительным жестом высвободил свою руку, ему явно не нравилось проявление такой привязанности на людях. В лифте он вообще встал на почтительном расстоянии от Тельмы.
        - Как тебе эта работа по сравнению с тем, чем ты занималась раньше? - поинтересовался Ларсон у Глэдис, когда они сели в такси.
        - Очень интересная, - ответила она.
        Ларсон смотрел на нее, буквально гипнотизируя взглядом. Глэдис почувствовала, как сердце ее дрогнуло и даже дыхание перехватило. Она постаралась не показать вида, непринужденно откинулась на спинку сиденья, надеясь, что не проигрывает перед Тельмой, которая, положив ногу на ногу, выглядела нарочито соблазнительно - узкая короткая юбка подчеркивала изящный изгиб бедра.
        - Конечно, ведь ты до этого работала в маленькой фирме, так? - спросила Тельма, повернувшись таким образом, чтобы как бы невзначай обнажить ногу еще выше.
        - Да, в маленькой, но…
        - Я поначалу сомневалась, - обратилась Тельма к Ларсону с очаровательной улыбкой, - справится ли Глэдис с работой. Ведь у нас целая сеть фирм, а это совсем другое дело, правда? Но она отлично работает.
        - Спасибо. Но фирма, где я работала…
        - Ну, а теперь, Ларсон, - продолжила Тельма, не обращая на Глэдис никакого внимания, - расскажи о своей поездке. Как там Нью-Йорк?
        Она снова превратилась в деловую женщину.
        - Стоит на месте, - сухо ответил Ларсон.
        Он по-прежнему смотрел на Глэдис, и девушка уставилась в окно. Эта ситуация напомнила ей времена ранней юности, когда она случайно встречала Ларсона с одной из его подружек. Как было неприятно, да просто ужасно! Приходилось терпеливо раскланиваться, знакомиться с его пассией. И в этот момент она ощущала себя неуклюжей дурой по сравнению с очередной красоткой. Да к тому же вынуждена была наблюдать, как он обнимает эту куклу. Сейчас хоть этого не происходит!
        - С кем встречался? - не унималась Тельма. - Ты видел Малколма? Я получила от него телеграмму несколько дней назад. Похоже, интересующая тебя сделка состоялась?
        - Мы же не будем обсуждать наши дела сейчас, не так ли? - отрезал Ларсон.
        Глэдис решила вмешаться. Она повернулась к ним и сказала:
        - Пожалуйста, не обращайте на меня внимания. Я редко езжу в машине и мне любопытно посмотреть на город из окна автомобиля. Оказывается, вокруг столько интересного!
        А сама подумала - раз вы решили оказывать милости бедной девушке и считаете меня объектом своего сочувствия, то я и буду вести себя таким образом! Ларсон взглянул на нее и нахмурился.
        - А я езжу по Лондону исключительно на машине, - заметила Тельма. - В метро так ужасно!
        - Мне нравится! - заявила Глэдис. - Не очень, правда, приятно в час пик. Такая давка!
        - Наверное, только молодежь может вынести толпу, - обратилась Тельма к Ларсону. - Ты согласен, Ларсон? Ну, не то чтобы я так уж стара, - она рассмеялась и кокетливо поправила волосы, - но терпеть не могу большого скопления людей. Мне кажется, это потому, что я выросла в Америке, где традиционно в семейном гараже стоят три машины. Общественный транспорт мне не знаком…
        Такси остановилось у ресторана.
        Поглядывая на спину Тельмы, идущей впереди, Глэдис подумала: вдруг эта маленькая блондинка споткнется на своих высоких каблуках и со всего размаху неуклюже шлепнется на тротуар! Вот будет картинка! Нет, целый спектакль. Глэдис чуть было не протянула руку, чтобы осуществить столь коварный план, но вовремя одумалась. Но даже воображаемый вид Тельмы, распростертой на земле в неприглядной позе, потешил ее немало.
        Глэдис ужасно хотелось им назло заказать самые изысканные блюда, но она взяла только салат. Ларсон удивленно поднял брови, и она сделана вид, что не видит этого.
        Наконец, когда обед завершился и Тельма направилась в дамскую комнату, Ларсон поверну к Глэдис и спросил:
        - Черт возьми, что с тобой, Глэдис? Работа тебе нравится, это ясно. Почему же у тебя такой несчастный вид?
        Спасибо за комплимент! - с горечью подумала Глэдис. Больше не нашелся что сказать!
        - Да, я в восторге от работы, - ответила она, чувствуя, что краснеет. - Но мне не нравится, что ты заставляешь свою подругу нервничать…
        - О чем это ты?
        - Сам знаешь о чем!
        - Я не телепат и понятия не имею, на что намекаешь. И, по правде говоря, не собираюсь играть в угадайку. Если у тебя есть какие-то претензии, скажи прямо, не темни.
        - Я не темню!
        - Тогда прекрати дуться!
        - Я не дуюсь.
        - Нет? Да ты и пару слов не сказала, за обедом! А когда тебя о чем-то спрашивали, отвечала односложно и смотрела в тарелку со своим дурацким салатом. Как это назвать?
        - Ладно! Признаю, что не пришла в восторг от столь великодушного приглашения! Раз у тебя с ней свидание, при чем тут я? Ты, впрочем, не заметил, что Тельме было неприятно, когда ты пригласил меня пообедать.
        - Свидание? Что за ерунда? Твои фантазии на этот счет становятся просто навязчивой идеей, Глэдис.
        Он отпил глоток джина, поставил стакан и удивленно посмотрел на Глэдис. Она же продолжала:
        - Значит, ты плохо знаешь женщин, несмотря на столь богатый опыт. Да это же совершенно очевидно - Тельма была категорически против моего присутствия на обеде! Она хотела побыть с тобой наедине, ей не нужен был третий лишний, тем более я.
        - Побыть со мной наедине? Возможно, ты неправильно поняла - мы собирались обсудить некоторые детали моей поездки. Только и всего.
        - Неужели? - иронически заметила Глэдис, но этот разговор стал ей неприятен.
        Она смутилась - может быть, действительно, ей все это показалось, а она чуть не устроила Ларсону сцену? Тот же с усмешкой наблюдал за ней.
        - Если ты была влюблена в меня, Глэдис, это не значит, что все женщины на свете последовали твоему примеру.
        - Я вовсе не влюблена! - воскликнула она в испуге.
        - Я сказал «была», в прошедшем времени, - подчеркнул Ларсон, все еще усмехаясь. - Ты сама призналась, что я тебе не нравлюсь, а особенно тебе неприятны некоторые мои качества: высокомерие, эгоизм и… что там еще? Ах, да! Я довольно красив, а это не в твоем вкусе. - Глэдис молчала. - Хотя, возможно, я ошибаюсь в оценке сложившейся ситуации, - продолжал он, потирая ладонью подбородок и поглядывая на девушку. - В последнее время ты махнула на себя рукой, затем пришло время самооценок, тут-то твое уязвленное самолюбие и нашло выражение в ревности к Тельме. Она, кстати, очень красивая женщина.
        Глэдис мысленно продолжила его речь: «Такой, как она, тебе не стать никогда!» Только папа, считал ее красивой, но кто же полагается на мнение родителей?..
        Ларсон жестом подозвал официанта, неотрывно глядя на Глэдис.
        - Похоже, я попал в точку своим предположением, - сказал он.
        - Черта с два! Ты настолько далек от истины, что даже представить не можешь, - воскликнул Глэдис в сердцах. - Все дело в том, что Тельме, видимо, слишком многое известно о причинах моего поступления на работу…
        - Разве это секрет?
        - Я не желаю, чтобы меня обсуждали за моей спиной!
        - Послушай, я устал от твоих приступов гнева по каждому пустяку!
        - Пустяку? Ты считаешь, что поступаешь правильно, раструбив всем о том, как ты мне сочувствуешь? Все, оказывается, должны знать, что ты исполнил свой моральный долг по отношении к сироте, которой предоставил жилье и работу!
        - Не испытывай моего терпения, Глэдис!
        - Приношу глубочайшее извинение! - произнесла она с демонстративным поклоном. - Я считаю, что мне действительно пора подыскать себе квартиру.
        В этот момент Тельма вышла из дамской комнаты и направилась к столику.
        - Вот что, - сказал Ларсон, наклонившись к Глэдис. - Не время и не место обсуждать это. Поговорим позже, дома. Я приду к восьми надеюсь, к этому времени ты угомонишься и будешь способна рассуждать здраво.

4

        Глэдис решила поговорить с Ларсоном спокойно и приготовила следующую речь:

«Тельма намекнула, что мне пора подыскать отдельную квартиру, и посоветовала приступить к этому как можно скорее. Я склонна прислушаться к разумному совету. Очень признательна тебе за помощь, но не могу злоупотреблять твоим гостеприимством. И поэтому вскоре перееду».
        Больше никаких обид, никаких намеков на близкие отношения с Тельмой. Она будет сдержанной, спокойной и собранной - важные качества, которых ей всегда не хватает, а особенно в обществе Ларсона. Еще бы! Он начинает подтрунивать над ней всякий раз, когда она пытается вести серьезный разговор, и Глэдис выходит из себя, говорит совсем не то, что надо.
        Можно было, конечно, выяснить отношения до конца еще в ресторане, но вряд ли это удалось - Ларсон не дает ей возможности говорить спокойно и взвешенно, без конца прерывая насмешливыми репликами.
        Теперь же Глэдис мысленно выстроила всю беседу, приготовилась к возможным выпадам с его стороны, хотя, вероятно, никаких споров и не будет. В половине восьмого она уже сидела у себя в комнате перед телевизором, поглядывая на часы каждые три минуты.
        Ларсон явился без пяти восемь - через закрытую дверь она услышала его шаги. В половине девятого Глэдис переоделась в джинсы и белую рубашку и вышла из комнаты. К своему удивлению, она обнаружила Ларсона на кухне, занятого приготовлением кофе.
        Он был без пиджака, рукава рубашки закатаны, как всегда.
        - А я гадал, дома ты или нет, - воскликнул Ларсон при виде Глэдис. - Зачем ты прячешься в своей спальне?
        Глэдис уселась за стол, скрестив руки на груди.
        - Я не прячусь, - ответила она. - Я просто читала и смотрела телевизор.
        - В твоем возрасте можно вечером найти занятие поинтересней, - заметил он и рассмеялся.
        От его смеха Глэдис стало легче, напряжение прошло.
        - Какое занятие для моего возраста считается интересным? - спросила она. - Пить чай с друзьями, смотреть мультики или раскрашивать картинки?
        - К чему такой сарказм?
        Ларсон налил дымящийся кофе в чашку и тоже присел к столу.
        - Никакого сарказма, - ответила Глэдис. - Естественная реакция на постоянные намеки по поводу моего юного возраста. Осмелюсь напомнить, что в двадцать один год девочки давно перестают играть в куклы.
        - Я знаю, что ты не ребенок, Глэдис, - улыбнулся Ларсон, вглядываясь в лицо собеседницы, отчего Глэдис стало не по себе. - Неужели я не вижу, что ты давно уже не та худощавая, плоскогрудая девчонка, которая бегала когда-то по усадьбе?
        От этого замечания Глэдис слегка покраснела. Конечно, плоскогрудой ее теперь не назовешь! У нее большая, полная грудь, и это особенно хорошо заметно сейчас - дома она не носит лифчика да и сидит в данный момент, откинувшись на спинку стула.
        - Тогда перестань обращаться со мной как с ребенком! - Девушка почти кричала. - Сам явился ко мне, объявил, что я не способна о себе позаботиться, вытащил из квартиры, поселил здесь, да еще устроил на работу к своей заграничной директрисе, якобы ради моей же пользы. Ты все решил за меня! Считаешь не маленькой девочкой, а просто полоумной!
        Взгляд Ларсона стал напряженным.
        - Мы это уже обсудили, я высказал свое мнение и не собираюсь повторяться! Тебе снова пришла охота интерпретировать мои действия на свой лад? Пожалуйста, избавь меня от истерик.
        Если бы в руках у Глэдис было что-нибудь, она запустила бы в него этим предметом или просто шнырнула бы на пол. Вместо этого она хлопнула в сердцах ладонью по столу с такой силой, что даже поморщилась.
        - Значит, по-твоему, я говорю неправду? - выкрикнула она.
        - Не надо делать из меня страшного волка, заманившего овечку в свое логово! Давай лучше посмотрим на факты по-другому, отбросив ненужные эмоции!
        По его тону было понятно, что он не собирается ругаться и ссориться. На него не произвела особого впечатления очередная вспышка гнева Глэдис. Но, с другой стороны, Ларсон всегда отличался самообладанием и не любил несдержанности в других.
        - Факты? Хорошо, - кивнула она. - Посмотрим, какова правда по Ларсону Редгрейву.
        - А правда состоит в том, что ты довела себя до крайности во всем. Жила в халупе, за которую уже не могла платить, потеряла работу, которую и работой не назовешь, а хуже всего - ты не имела никакого понятия, что делать дальше.
        - А может, мне было хорошо! - выкрикнула Глэдис.
        Она вскочила и для большей убедительности подалась вперед, опершись обеими руками о стол. Так, ей казалось, она всем своим видом изображает протест.
        - Тебе было ужасно плохо! Ты выглядела потерянной и несчастной! - заявил Ларсон.
        Он не повысил голоса, но было видно, что начинает сердиться, и это странным образом обрадовало Глэдис: значит, он не так тверд, как кажется.
        - Поэтому в тебе вдруг заговорила совесть и ты решил спасти меня! - сказала она. - Я поехала с тобой, потому что у меня не было выбора!
        - Ты поехала со мной, потому что сама так захотела! - отрезал Ларсон. - Если ты пытаешься убедить меня в том, что я вытащил тебя силой, то ты просто дура!
        - Конечно, дура! Кто же еще?
        Он резко вскочил, так же как она уперевшись кулаками в стол. Глэдис на секунду показалось, что он готов ударить ее. Но Ларсон пристально смотрел на нее, не отрывая взгляда. Потом опустил глаза.
        Тут Глэдис заметила, что у нее расстегнулась рубашка, обнажив вздымающуюся грудь. Девушка смутилась, но не попыталась исправить оплошность. Ларсон поспешно отошел к кухонной раковине. Он некоторое время стоял там, спиной к Глэдис, и она воспользовалась этим, чтобы застегнуться на все пуговицы. Мысль о том, что он увидел ее обнаженную грудь, привела ее в ужас! Она покраснела и не могла вымолвить ни слова.
        Ларсон повернулся и сказал, небрежно облокотившись о край разделочного стола.
        - Нет, ты не дура, Глэдис Локвуд. Кто угодно, но не дура.
        Он смотрел девушке в глаза, и та не в силах была отвести взгляд. При ярком свете ей была видна каждая черточка его лица, выражение которого было жестким, чужим…
        Зачем она затеяла весь этот разговор, набросилась с обвинениями? Если все так, как она считает, надо было тихо собраться и уйти из его дома. Но она не могла решиться на это…
        Ларсон нарушил затянувшуюся паузу неожиданным вопросом:
        - Ты ужинала?
        Глэдис кивнула.
        - Что же ты ела?
        - Салат.
        - Опять салат?
        Он явно старался разрядить обстановку. Интересно, он почувствовал то же, что она минуту назад - накат волны неожиданного, опасного чувства?
        - Пытаюсь похудеть немного. Я же говорила, что собираюсь сесть на диету.
        - В этом кроется другая опасность - стать слишком худой.
        - Да? В модных журналах про это не пишут.
        Разговор не ладился, и Глэдис облегченно вздохнула, когда Ларсон перевел взгляд. Она опустилась на стул.
        - Послушай, - сказала Глэдис, - я не капризничаю, не дуюсь на тебя как обиженный ребенок. Я достаточно взрослая, чтобы понять - мое присутствие здесь создает лишние проблемы.
        - Каким образом?
        - Не прикидывайся, что не понимаешь. У тебя есть личная жизнь! А из-за меня… из-за того, что и живу здесь, все может быть нарушено. Если этого уже не произошло.
        Глэдис выразила свою мысль довольно сбивчиво, но сказала самое важное. Тельму она не упомянула намеренно. Опять он не так ее поймет.
        Спит он с ней или нет? Тельма намекнула на какие-то особые отношения - нечто большее, чем отношения босса с преданной служащей.
        - Пусть тебя не волнует моя личная жизнь. Я же о твоей не беспокоюсь, правда?
        Он произнес это спокойно, но в глазах было явное изумление: что это она еще придумала? Глэдис так хотелось ответить: «У детей не бывает личной жизни!» Но она вовремя сдержалась.
        - Вот что, Ларсон, - сказала она решительно. - Обещай предупредить меня, когда пора будет уходить, ладно? Я не собираюсь тут оставаться надолго, просто необходимо время, чтобы подыскать приличное жилье. Но ты ведь скажешь?
        - Наконец-то слышу здравую речь.
        Глэдис улыбнулась ему и встала - конец спорам, пора возвращаться к себе. Там, в спальне, спокойней и уютней. Он может расхаживать по всей квартире, он - хозяин, а она на его территории чувствует себя незваной гостьей. Кстати, Ларсона, похоже, не смущало ее присутствие в квартире, а вот ей всегда не по себе при нем.
        - Уже уходишь? - поинтересовался Ларсон удивленно, когда она направилась к двери.
        Глэдис обернулась.
        - Но я только пришла обсудить… поговорить об этой проблеме, - смущенно произнесла она.
        - А что ты собираешься делать? Что-нибудь важное? - не отставал Ларсон.
        Вот любопытный!
        - Собираюсь дочитать книгу.
        - Побудь лучше со мной.
        К нему вернулось игривое настроение, он весело глядел на Глэдис. С таким Ларсоном надо бы поосторожней, она знает. Никогда не могла сказать ему, когда он вот так просит…
        - Пошли в гостиную, поговорим. Расскажи что-нибудь. У меня была такая жуткая неделя!
        - А ты благополучно заснешь под мои нудные разговоры?
        Ларсон рассмеялся.
        - Нет, не засну!
        Они перешли в гостиную.
        - Ты не можешь быть нудной и скучной, Глэдис. Буйной и шумной - да, но только не нудной, - сказал Ларсон с доброй усмешкой.
        Он сел на диван, откинулся назад, раскинув руки, а Глэдис устроилась в кресле напротив, поджав под себя ногу. Почувствовав, что тщательно завязанный полчаса назад хвост растрепался и непослушные пряди торчат в разные стороны, она распустила волосы - так свободней и лучше.
        - Почему эта неделя оказалась для тебя трудной? - поинтересовалась она.
        Ларсон прикрыл глаза - стало заметно, что он устал.
        - Я занимаюсь исследованием возможности и много важного приобретения, - ответил он. - Это очень деликатное дело. Необходимо просчитывать каждый шаг.
        - А, догадываюсь, ты заходишь то с одной стороны, то с другой, не открывая карт?
        - Почти. Если хочешь приобрести компанию, нужно совершать настоящие маневры. И главное, не торопиться, выверять абсолютно все, чтобы в конечном итоге добиться успеха.
        Они помолчали. Ларсон открыл глаза и посмотрел на Глэдис.
        - Скажи, а часто ты виделась с Линдой, когда жила там, дома? - спросил он вдруг.
        Девушка нахмурилась, вопрос ее озадачил.
        - Только по мере необходимости, - сухо ответила Глэдис. - Я понимаю, что она - член твоей семьи, хотя и не прямая родственница. Но у меня с ней не может быть ничего общего.
        Даже если бы они с Линдой были ровесницами и учились вместе или были соседями, она ни за что не стала бы дружить с ней. В ранней юности Глэдис была сорванцом, предпочитала носить свободную, чище мальчишескую одежду, наряжаться не любила и не умела. Линда же одевалась со вкусом и очень продуманно, и это было для нее, пожалуй, главной целью жизни. Но не только этим Линда отличалась от Глэдис, а точнее, всем. Они настолько разные, что их ничто не могло сблизить никогда. Особенно, если учесть поведение хозяйки отношению к отцу.
        - Скажи, а что происходило после моего отъезда, если, конечно, не касаться истории с коттеджем? - поинтересовался Ларсон.
        - Ты имеешь в виду, в деревне? - переспросила Глэдис, подивившись ходу мыслей Ларсона.
        Она чувствовала, что за этими на вид обыденными вопросами кроется нечто особенное, довольно важное для него, но что именно, понять могла.
        - Да ничего особенного не происходило, - ответила она.
        Неужели его интересуют житейские истории и деревенские сплетни?
        - Кто-то родился, кто-то умер, какие-то соседи повздорили, - сообщила она. - Жена Гарольда Лэнса сбежала с соседом. Дочка Грэйс Милтон родила ребенка, и никто не знает от кого.
        Тут Глэдис ехидно усмехнулась - эта самая Грэйс Милтон всегда была первым борцом за нравственность в деревне, осуждая многих женщин за их безрассудство. Ну и чего она добилась? Собственная дочь преподнесла ей «наглядный» урок.
        - А больше ничего? - спросила Ларсон.
        Она отрицательно покачала головой.
        - Нет, ничего такого, я же сказала.
        - А ты не скучаешь по дому? По тиши и покою деревенской жизни? Если не считать маленьких происшествий, жизнь течет там размеренно и беззаботно.
        Глэдис показалось, что он как бы осуждает ее за скоропалительный отъезд.
        - Ничуть, - сказала она. - Лондон многому меня научил. Оставшись в деревне, я бы многого не узнала. И потом, при жизни отца все было по-другому. Тогда для меня все, что ты упомянул, имело значение…
        Глэдис вдруг поняла, что на этот раз сердце ее не наполнилось нестерпимой горечью при упоминании об отце. Удивительно, но она сама говорит об этом, а раньше не смела…
        - Ты не думаешь, что тебе тут скоро надоест?
        - А ты беспокоишься, что я сбегу с работы, на которую ты меня устроил? - язвительно переспросила Глэдис.
        - Я разве сказал это?
        - Не обязательно говорить, я в состоянии догадаться. Так вот, уверяю тебя, что не собираюсь домой. Впрочем, - она горько усмехнулась, - у меня и дома-то нет.
        - Не будем начинать все сначала, - решительно произнес Ларсон, в его голосе появились сердитые нотки.
        - Извини, - сказала она сухо. - Я забыла, ведь это запретная тема. Не следовало даже упоминать об этом, а то ты опять упрекнешь меня в том, что я веду себя как обиженный ребенок.
        Он молча смотрел на нее.
        - Наверное, думаешь, что я не создана для жизни в огромном городе, - продолжала Глэдис.
        Если уж она села на своего конька, ничто не может ее остановить. Она должна высказать все, что приходит в голову.
        - Скорее всего, ты сама так думаешь, - ответил Ларсон. - Во всяком случае, когда я тебя увидел в той мерзкой квартире, ты не производила впечатления взрослой, уверенной в себе и довольной жизнью девушки.
        Он сказал это незлобно, без насмешки, но Глэдис не понравилось его замечание. Она нахмурилась.
        - Не смотри так, - улыбнулся Ларсон. - В утешение могу сказать: сейчас ты не выглядишь брошенным, обиженным ребенком. Ты выглядишь привлекательной, но очень сердитой молодой девушкой.
        Это ее вовсе не утешило, ей не нравился его покровительственный тон - словно учитель в школе или пастор в церкви.
        - Между прочим, только с тобой я такая, - объявила Глэдис, чем явно развеселила Ларсона. - А на работе все нормально. На Стивена я вовсе не сержусь.
        - Стивен? - переспросил Ларсон, пытаясь вспомнить, кто бы это мог быть.
        - Мы работаем вместе, - объяснила Глэдис.
        - И вы подружились?
        - Конечно, - улыбнулась она, припомнив веселое лицо молодого человека. - У него легкий характер и отличное чувство юмора.
        - Похоже, скоро у моей двери будут толпиться парни? «Здрасьте, а Глэдис дома?»
        - Нечего издеваться! - возмутилась она.
        Никогда за ней не бегали толпы парней, а тем более не выстраивались в очередь у дверей. Ларсону это хорошо известно. Глэдис не из тех девчонок, у которых сразу несколько ухажеров, из-за нее не спорили, вокруг нее не увивались. Просто в ней не было ничего выдающегося, она не умела себя подать, как некоторые, не носила туфли на высоких каблуках и облегающие платья, не красилась, не стриглась модно. Он же знает все это, так зачем говорить глупости?
        - И потом, - добавила, она, - у Стивена уже есть девушка.
        - Ай-ай-ай! Какое разочарование для тебя! Не так ли?
        - Слушай, если бы мне нужен был парень, я бы нашла себе подходящего! - заявила Глэдис так, словно говорила о покупке какой-то вещи. - Тебя устроит это? Может, ты успокоишься, когда у меня появится любовник? Во всяком случае, перестанешь бояться, что я имею виды на тебя.
        - Ах вот что, - сказал Ларсон и глянул на девушку с укоризной. - У меня, оказывается, есть причины для беспокойства?
        - Никаких.
        - Это обнадеживает. Значит, мне не надо запирать дверь своей спальни на ночь?
        Глэдис изо всех сил старалась сдержаться и не наговорить лишнего. Она даже попробовала улыбнуться, но лицо исказила странная гримаса.
        - Точно. Не надо, - ответила она.
        - Надеюсь, ты тоже не опасаешься моего ночного визита в твою комнату?
        Тут она заметила, что в его глазах появилось игривое, насмешливое выражение. Очень смешно! Надо же, развеселила усталого, замученного хозяина!
        - Не опасаюсь.
        - Почему?
        - Потому, что мы выяснили отношения, - сказала Глэдис, натянуто улыбаясь. - Ни я, ни ты друг другу не интересны в этом плане.
        Девушка встала, считая, что на этом щекотливая тема исчерпана и разговор окончен. Не было сил притворяться дальше, к тому же Глэдис волновалась, что рано или поздно Ларсон при его-то проницательности заметит неладное и будет продолжать травить ей душу до бесконечности: его это, похоже, развлекает.
        - Уже уходишь? - искренне удивился Ларсон, встал с кресла и подошел к Глэдис. - Ты помогла мне снять усталость.
        - Я заметила, - холодно сказала она. - Впредь, когда вы переутомитесь, сэр, примите перед сном две ложки моей детской болтовни и обязательно хорошо заснете ночью.
        - Не говори глупостей, - одернул ее Ларсон.
        Улыбка сошла с его лица, и он смотрел на Глэдис с непривычной серьезностью, от чего девушке стало совсем не по себе.
        - Когда ты перестаешь жалеть себя, с тобой очень хорошо и легко. Это как глоток свежего воздуха.
        Освежающая Глэдис! Что-то новенькое. Других ощущений она не вызывает - она не сексапильная Тельма, которая просто создана для таких мужчин, как Ларсон. Он только кажется холодным и неприступным, хотя любовник наверняка страстный. Но принадлежит Тельме, Глэдис его совсем не интересует. Наивная, молодая и неопытная. Глоток свежего воздуха! Не то, что тонкий ум и умопомрачительная внешность… Все больше она уверялась в том, что у Ларсона и Тельмы близкие отношения.
        - Понимаешь, хорошо, что ты именно такая. Так ты была воспитана, - говорил ей Ларсон, стоя так близко, что у девушки кружилась голова. - Тебе надо благодарить отца за это.
        Глэдис почувствовала ком в горле и опустила глаза. Мысль об отце вызвала приступ горечи и тоски.
        - Я знаю, - пробормотала она. - По маме я почти не скучала. А он был для меня всем, не могу поверить, что его больше нет и никогда не будет. Я столько не успела сказать ему…
        Как ни пыталась Глэдис сдержать слезы, они сами покатились по щекам. Наверное, не надо было говорить об отце, но ей необходимо было высказать то, что слишком долго хранила в душе.
        - Понимаю, Глэдис, - тихо проговорил Ларсон. - Но он же не исчез без следа, он в твоей памяти навсегда.
        Сквозь слезы девушка пробормотала:
        - Прости…
        - За что? - удивился он.
        Глэдис поспешно вытерла слезы и всхлипнула.
        - За то, что я такая плакса.
        Он ничего не сказал на это, просто притянул ее к себе и нежно обнял. Глэдис уткнулась носом ему в грудь, даже не думая в этот момент о том, что это Ларсон Редгрейв. Ей действительно стало легче от поддержки, которой она была лишена долгое время. Она слышала, как бьется его сердце, и пыталась успокоится. Ларсон гладил девушку по голове и шептал:
        - Тише… все… все, тише…
        Вдруг Глэдис словно очнулась, осознала двусмысленность ситуации и почувствовала - или ей только показалось? - неладное. Она отстранилась и, не глядя на Ларсона, проговорила:
        - Извини меня, - и попыталась усмехнуться.
        Ларсон не выпустил ее из своих рук, только ослабил объятья. Теперь она явственно ощущала тепло его ладоней на спине. Боже, вдруг он почувствует, как бешено колотится ее сердце?
        - Перестань, тебе надо было выплакаться. Ничего такого. - Он улыбнулся, и Глэдис попыталась сделать то же самое.
        Его губы были так близко, что Глэдис могла думать лишь о том, чтобы он ее поцеловал. От этой мысли ее бросило в дрожь.
        В этот момент Ларсон наклонился и осторожно коснулся губами ее лба. Вот это поцелуй! Так обычно целует ее местный викарий. Глэдис попыталась представить на месте высокого и статного Ларсона маленького полного священника, надеясь, что это поможет ей отвлечься от опасных мыслей, но в голове было только одно - ее обнимает Ларсон Редгрейв. Пусть даже ради того, чтобы просто утешить.
        - Тебе лучше? - раздался словно издалека голос Ларсона.
        - Да, спасибо. Гораздо лучше.
        Глэдис едва могла говорить. Она попробовала высвободиться, но он не разжимал объятий. Думает, что она упадет без его поддержки? На самом деле у нее действительно слегка подкашивались ноги и голова кружилась. Наверное, это из-за того, что она поддалась минутной слабости и расплакалась. Любой человек после такого слабеет. Определенно, ее состояние чисто психологического свойства, и Ларсон тут вовсе ни при чем. Глэдис постаралась собраться.
        - Ну и хорошо, - сказал он. - И запомни: горе лучше выплакать, чем держать внутри. Что бы ты обо мне ни думала, в чем бы ни обвиняла, какими бы необоснованными ни были твои претензии, я всегда относился и отношусь к тебе с пониманием и терпением. Так что не надо стесняться своих чувств.
        Значит, он готов стать ее утешителем? И только? Глэдис с сожалением подумала, что ей хотелось бы гораздо большего. Она тяжело вздохнула и посмотрела на Ларсона. Глаза их встретились.
        - Да, ты прав, - проговорила она.
        Глэдис мысленно умоляла Ларсона оставить ее в покое. Это же невозможно - она чувствует его всем телом, никак не может унять дрожь…
        - Значит, ты согласна со мной? Надо отметить этот день в календаре! - И он рассмеялся.
        Глэдис опустила глаза, не в силах больше смотреть на него… А Ларсон вдруг опять поцеловал ее в лоб, а потом, приподняв лицо за подбородок, в губы - легонько, едва касаясь.
        Так целовать можно только девушку, у которой подавленное настроение. К сожалению, для него она лишь бедное расстроенное дитя. Глэдис попыталась опять представить на месте Ларсона священника… Мог ли тот утешать кого-то подобным образом? Боже, как глупо!
        И в этот момент Ларсон поцеловал ее по-настоящему.
        Глэдис затрепетала в его руках, не веря происходящему. Ощущение, нет - вкус его губ поразил ее, она отвечала, потрясенная невероятным блаженством, охватившим ее. Она прильнула к нему всем телом, испытывая приступ страстного желания…
        Ларсон провел ладонями по спине девушки. О, если бы он расстегнул рубашку, стал ласкать ее грудь… Глэдис закрыла глаза, мысли ее перепутались. Она понимала, что ничего подобного делать нельзя, это опасная игра, и в то же время хотела продолжения…
        Но все решил Ларсон - он отпустил ее и резко отстранился, не сводя с девушки затуманившегося взора. Они смотрели друг на друга некоторое время, тяжело дыша.
        - Я думаю, - произнес Ларсон хриплым голосом, - тебе пора идти спать.
        Он отошел к окну и стоял молча, повернувшись к Глэдис спиной. Наверное ждал, когда она уйдет.
        Она же была не в состоянии сдвинуться с места, произнести хотя бы слово. Глэдис никогда еще не чувствовала себя такой униженной и подавленной.
        Она постояла немного, стараясь собраться с силами и выйти из комнаты, хотя ей хотелось бежать. Только не это! Наоборот, надо медленно, рассчитывая каждый шаг, дойти до спальни, открыть дверь, войти и поплотнее закрыть спасительную дверь. Наконец остаться наедине с собой, со своими мыслями.
        Она не зажгла свет. Подошла к кровати и без сил опустилась на край. Уставилась в пустоту, пытаясь сообразить: что же произошло несколько минут назад?
        Оставалось надеяться, что он сейчас винит себя в случившемся. Думает, что воспользовался слабостью бедной отчаявшейся девушки, и корит себя за это?
        Но ведь нужно быть полным идиотом, чтобы не понять, что она вполне охотно ответила на его поцелуй, не заставив себя долго уламывать!
        Она даже не пыталась воспротивиться. Наоборот - льнула к нему, прижималась всем телом, готовая растаять в его объятиях. Хоть разумом и понимала, что не стоит этого делать, но разве чувствам можно приказать, особенно, когда охватывает такое блаженство…
        Остается признать - она не понравилась Ларсону. Глэдис даже застонала, вспомнив, как крепко обнимала его.
        Господи, что же он подумал, когда она буквально повисла на нем? Какой ужас! А он, обнимая ее, наверное понял, что она полновата… Впрочем, за эти несколько дней Глэдис похудела без особых усилий. Конечно, до Тельмы ей далеко, да и глупо стремиться к этому. Фигура почти в норме, а вот одежда висит на ней, как на вешалке. Денег на новый гардероб нет, надо хотя бы ушить старые платья. Да вот беда - обращаться с иголкой и ниткой она не умеет. Следовало научиться этому в детстве, но ей тогда было все равно. Теперь придется наверстывать. В общем, не стоит отчаиваться: она сделает из себя такую девчонку - закачаешься!
        На следующее утро Глэдис не торопилась вставать - пусть Ларсон уйдет на работу, Наконец, решив, что прошло достаточно времени, она вышла из комнаты.
        Больше всего ей не хотелось увидеть на его губах ехидную улыбку, когда он вспомнит вчерашний вечер.
        Глэдис осторожно вошла в кухню и увидела Ларсона, сидящего с газетой в руках перед чашкой утреннего кофе. У Глэдис сердце так и упало.
        - Привет, - бросила она небрежно и принялась готовить тосты и чай.
        Судя по одежде, Ларсон собирался идти на работу, пиджак, как всегда, висел на спинке стула. Глэдис обратила внимание, что костюм другой, вчера был синий в полоску, сегодня - темно-серый, идеально выглаженный. Еще бы, у него достаточно денег, чтобы иметь хоть сто костюмов, да и не сам же он гладит, чистит и чинит одежду. Она заняла себя этими мыслями нарочно, чтобы отвлечься.
        - Я тебя ждал, - сказал Ларсон.
        Глэдис чувствовала спиной его пристальный взгляд, и от этого ей снова стало не по себе.
        - Да? - бросила она небрежно, не оборачиваясь.
        Но все-таки пришлось подойти к столу, чтобы поставить завтрак.
        - Прости. Я бы вышла раньше, если бы знала, - соврала она. - Решила поваляться немного в постели.
        Еще одна ложь - она проснулась давным-давно.
        - Я хочу извиниться за вчерашнее, - сказал Ларсон, на его лице при этом не отразилось ни тени смущения.
        А что ему переживать: он важный, богатый человек, а она всего-навсего неотесанная деревенщина.
        - О, какая ерунда! - ответила Глэдис спокойно, мысленно желая провалиться сквозь землю. - Не стоит беспокоиться. Думаю, мы оба были немного не в себе, - отличное оправдание любой неловкости. - Я так расстроилась, мне казалось я уже смирилась с мыслью о папиной смерти но - нет. Я была явно не в себе, да и ты устал. Было уже поздно, ну и… все это произошло случайно. - Тут она рассмеялась, словно ей не впервые подобные ситуации. - Да ничего, в сущности, не произошло! - добавила она сквозь смех.
        Ларсон молча смотрел на нее, да так долго, Глэдис уже начала сомневаться - все ли она правильно сказала? Может, допустила оплошность?
        - Ну и прекрасно, - сказал он наконец, и было видно, что он успокоился окончательно.
        Наверное, его вполне устроило, что Глэдис взяла неприятные объяснения на себя. Ларсон поднялся из-за стола.
        - Одно маленькое замечание, Глэдис. Мы так давно знаем друг друга, что можем считать происшедшее недоразумением. Только вот другой мужчина сразу поймет, что его водят за нос. Так обычно и случаются… недоразумения, понятно?
        Он надел пиджак и принялся застегивать его. Глэдис смотрела на него, открыв рот от удивления, и покраснела. Потом пришла в себя и сказал запальчиво:
        - Спасибо, я сама о себе позабочусь. Не тебе быть моим ангелом-хранителем, понятно?
        Она многое могла добавить, но он повернулся и вышел, оставив ее с чувством вины за вчерашнее.

5

        В течение последующих нескольких недель Глэдис старалась не попадаться Ларсону на глаза. Он занялась поисками жилья, и это обернулось настоящим кошмаром. Теперь, когда ситуация изменилась, Глэдис стала слишком критически подходить к многочисленным предложениям, не могла остановить свой выбор на чем-то определенном. Поездив по разным адресам, Глэдис поняла, что ей ничего не нравится. Плата за квартиры в Лондоне довольно высокая, а те, что она может себе позволить на сегодняшний день, хотя и дороже предыдущей комнатенки, все равно выглядят весьма непривлекательно.
        В этот день Глэдис вернулась домой после посещения очередной, пятой по счету, квартиры. Пришлось прокатиться на другой конец города, и она устала. Войдя в гостиную, она увидела Ларсона - первый раз за много дней в это время дома! Он сидел на диване, уткнувшись в какие-то документы, повсюду, на столе и на полу, валялись разбросанные бумаги.
        - Ох, извини за беспокойство! - воскликнула Глэдис, стараясь пройти так, чтобы не наступить на листы, и глядя при этом под ноги, - здесь словно ураган пронесся.
        - Где ты была? - спросил Ларсон, оторвавшись от бумаг, в которых делал пометки красным карандашом.
        Глэдис растерянно посмотрела на него и стала прикидывать, как пробраться через гостиную безопасно для документов.
        - Не получится, - предупредил он, проследив за ее взглядом. - Оставайся там. Мы сейчас отправимся куда-нибудь поужинать.
        - Зачем?
        Глэдис искренне удивилась, а Ларсон начал спокойно собирать бумаги, заодно просматривая их.
        - Да, идем, - ответил он решительным тоном. - Думаю, ты еще не ужинала?
        - Нет, но…
        - Тогда решено.
        Он встал, потянулся, посмотрел на Глэдис и не смог сдержать улыбку - девушка стояла на одной ноге. Собиралась пробраться к столу, занесла было ногу, да так и застыла, поразившись предложению Ларсона.
        - Ты похожа на аиста, - пошутил он.
        Какая у него чарующая улыбка! У Глэдис всегда сердце замирает, когда он так улыбается.
        Она рассмеялась, ей вдруг пришло в голову, что они очень давно не разговаривали. Вообще не виделись толком: обычно он уходил на работу рано, возвращался поздно.
        Настроение у нее было хорошее, несмотря на то, что пришлось проехать через весь город для того, чтобы посмотреть квартиру в старом мрачном доме. Но погода стояла отличная, тепло и солнечно даже сейчас, под вечер.
        - Я не одета для такого случая, - сказал Глэдис.
        На ней были джинсы и рубашка, как всегда.
        - На мой взгляд, ты выглядишь вполне нормально, - заметил Ларсон, и она тут же пожалела, что привлекла к себе его внимание.
        Теперь он осматривал ее с ног до головы, а она при этом всегда чувствовала себя неловко.
        - А кроме того, - продолжал он, - ты же не знаешь, куда я собрался тебя пригласить.
        - В какую-нибудь закусочную? В прилично место меня просто не пустят.
        - Только не в закусочную. Давай пойдем в итальянскую тратторию.
        - Лучше я отведу тебя куда-нибудь, - предложила Глэдис.
        - Ну что ж, веди.
        Она нерассчитывала, что он согласится. Вряд ли ему приходилось бывать в кафе или кабачках, хотя, возможно, он наведывался туда очень давно, в юности, когда было все равно где перекусить. Теперь же у него определенное положение в обществе, а такие люди не посещают подобные места.
        Глэдис оглядела его с ног до головы таким же оценивающим взглядом, каким он недавно смотрел на нее.
        - Я не уверена, что ты одет подобающим образом для визита в то кафе, которое я имею в виду.
        Но Ларсон, как она и думала, не пошел переодеваться, и через полчаса они оказались в шумном, многолюдном и ярко освещенном кафе. На столике перед ним стояли два подноса с гамбургерами, чипсами и большими пластиковыми стаканами кока-колы.
        Глэдис опустила глаза и едва сдерживала улыбку, поглядывая на представительного мужчину, сидящего напротив, - Ларсон в своем костюме и белой рубашке совершенно не вписывался в атмосферу простенького кафе.
        - Не думаю, что тебе часто приходится бывать в подобных заведениях, - сказала Глэдис, объясняя этим свою усмешку.
        - Честно говоря, я не очень-то и стремлюсь сюда, - ответил Ларсон, обводя взглядом весь зал, в котором толпились жующие гамбургеры посетители. - Хотя это место, кажется, пользуется успехом.
        Ларсон взглянул на свой поднос.
        - Интересно, можно ли назвать это настоящей едой? - сказал он.
        Глэдис рассмеялась.
        - А ты возьми и попробуй. - И она принялась с удовольствием уплетать двойной гамбургер с салатом и кетчупом.
        Давненько она не заходила сюда, даже соскучилась по такой сытной еде.
        - А ты так и не ответила на мой вопрос, - заметил Ларсон, пробуя чипсы. Со стакана с колой он снял крышку, предпочитая пить без соломинки.
        - Какой вопрос?
        - Где ты была после работы?
        Глэдис ответила не сразу - сперва похрустела чипсами, потом глотнула колы.
        - Я ходила смотреть квартиру, - сказала она.
        - Квартиру? - нахмурился Ларсон. - Ты ищешь квартиру? Зачем?
        - Чтобы жить в ней.
        - Я же, по-моему, ясно сказал, что тебе не нужно переезжать из моей квартиры.
        - А я посчитала, что ты будешь рад, если я съеду. - Глэдис сделала вид, что не замечает, как он помрачнел.
        - Как, черт возьми, мне может понравиться перспектива снова мчаться через весь Лондон, чтобы вытаскивать тебя из очередной дыры?
        - Но я, насколько помню, не просила тебя об этом.
        - Да. Я вернулся в Лондон навсегда, и так случилось, что ты - единственная связующая нить с моим прошлым, единственная, кого я хотел найти.
        - Линда не в счет?
        - Нет.
        - Причины ты не объясняешь.
        - Во всяком случае, не сейчас. - Он помолчал немного и потом продолжил: - Должен заметить, что всегда вспоминал о тебе с большой теплотой и вполне искренне забеспокоился, узнав, что ты сбежала в Лондон после смерти отца. Вот поэтому я и появился тогда у тебя. А теперь вернусь к сказанному минутой раньше - я не хочу больше вытаскивать тебя из дурацких халуп, в которые ты так стремишься.
        - Я не собираюсь снимать халупу, - заявила Глэдис, обидевшись, что он снова с ней обращается, как с несмышленышем. Как это он сказал? Всегда вспоминал с большой теплотой? Ну прямо как о любимой собаке!
        - Ты уже разок накололась, мало?
        - Я теперь могу выбирать. Положение мое вовсе не такое отчаянное, как в самом начале, когда я только приехала в Лондон.
        - И какую же квартиру ты нашла? - Ларсон не просто спросил, а потребовал ответа.
        - Пока никакой. Это довольно нелегко, - прижалась Глэдис и посмотрела на него с укоризной. - Меня избаловала твоя шикарная квартира, с ней просто невозможно сравнивать то, что я видела. Ну, из тех жилищ, которые мне по карману. Так что все пока безрезультатно.
        - Зачем тогда вообще этим заниматься?
        - Я же не могу остаться у тебя навсегда! - рассердилась она и даже нахмурилась. - Может, ты и рассчитываешь на то, что я скоро уберусь в свою деревню, но, боюсь, придется долго ждать, гораздо дольше, чем ты предполагаешь. А я не собираюсь жить у тебя все это время.
        Еда казалась теперь невкусной, просто отвратительной, все остыло, и Глэдис решительным жестом отодвинула поднос в сторону, откинулась на спинку стула и уставилась на свои руки. Но коль скоро она коснулась щекотливой темы, придется высказать все до конца.
        - Мне пора съезжать, правда, - сказала она, Хотя эта мысль не вызывала у нее энтузиазма. Но об истинной причине не хотелось задумываться. - В конце концов, совершенно очевидно, что из-за моего постоянного присутствия в доме ты не можешь… ну, в общем, ты понимаешь.
        - О Господи! О чем ты говоришь?
        - Ты не можешь приглашать женщин, - выпалила Глэдис, имея в виду Тельму Фокс. - С тех пор как я вселилась в твой дом, я не видела ни одной. Но ведь не может быть, чтобы они не приходили к тебе раньше.
        Она с трудом подбирала слова и боялась поднять глаза.
        - Ну, ты из меня сделала какого-то похотливого самца, - произнес Ларсон удивленно, в его голосе не было ни капли раздражения. Его похоже, даже развеселили слова Глэдис.
        - Нет, просто нормальный мужчина с нормальными… ну, этими… - пробормотала Глэдис и покраснела.
        - С нормальными инстинктами? - весело подсказал Ларсон, отчего девушка смутилась еще больше. - А что тебе известно о мужчинах и инстинктах, Глэдис?
        - Перестань смеяться! - одернула его Глэдис, сердито посмотрев ему прямо в глаза.
        Ларсон старался выглядеть серьезным, но у него не сразу это получилось.
        - Я вовсе не смеюсь! - стал оправдываться он, все еще улыбаясь, но улыбка была доброй. У меня и в мыслях этого нет.
        Пришлось ему поверить. Чтобы прекратить неприятный разговор, Ларсон поднялся, и Глэдис последовала за ним к выходу. Но они не поехали домой, а решили немного прогуляться.
        Только в такси Глэдис вернулась к разговору о квартире.
        - Тебе придется еще потерпеть мое соседство. Все, что я видела, выглядит ужасно, а мне не хочется снимать, что попало. - Она вздохнула, пристально глядя в окно. - Как, оказывается, легко привыкнешь к хорошей жизни!
        На самом деле Глэдис только теперь поняла, почему отцу так трудно было покинуть усадьбу Редгрейвов. Разве обычный, скучный городской дом может сравниться с уютным коттеджем, увитым плющом и окруженным зелеными лужайками?
        Она повернулась к Ларсону - в мелькающих бликах света с улицы его лицо выглядело каким-то загадочным.
        - Какая ирония судьбы! - воскликнула девушка. - Я точно в такой же зависимости от тебя, как в свое время мой папа от твоего отца. Я даже работаю на тебя!
        - Никакой иронии в этом нет.
        - Я так не считаю.
        - Ты, наверное, думаешь, что твоя судьба в моих руках и я могу поступить с тобой так же, как Линда с твоим отцом?
        - Не знаю.
        Глэдис стало не по себе, они затронули болезненную тему, но деваться некуда.
        - Неужели ты можешь отождествлять меня с Линдой?
        В глазах Ларсона появились странные нотки, даже имя мачехи он произнес как-то необычно. Глэдис отрицательно покачала головой.
        - Вовсе нет.
        - Тогда больше нет проблем, правда?
        - Нет.
        Глэдис так и подмывало признаться Ларсону, что она устала от намеков Тельмы, которая неустанно твердила, что Глэдис пора переезжать, хотя и делала это весьма тонко и изощренно - мол, пора обзавестись собственным гнездышком, чтобы почувствовать себя независимой.
        Тельма всегда представляет дело так, словно они с Ларсоном одно целое, у них одинаковые взгляды и интересы. Так ли это? Глэдис начала сомневаться, действительно ли они обсуждают что-либо, кроме работы. Вот что определенно не вызывает сомнений, так это стремление Тельмы завладеть Ларсоном. Как все красивые женщины, она уверена в успехе, а кроме того, она целеустремленная и опытная. А значит, опасная соперница.
        Такси подъехало к дому, и Глэдис услышала, как таксист присвистнул, глядя на роскошное здание, которое светилось ярко-оранжевым светом под лучами фонарей. Да, вид внушительный. Не удивительно, что Глэдис не впечатлило все то, что она успела посмотреть за это время.
        Пока они шли к дому, Глэдис поглядывала на Ларсона. Пожалуй, она в такой же ситуации, как и отец в свое время, только ее зависимость от Редгрейва особого рода: она ведь любит его. Оставшись когда-нибудь без крыши над головой и без работы, она потеряет и самого Ларсона. Эта мысль так испугала ее, что Глэдис вздрогнула. Сердце забилось сильнее, она боялась отвести от него взгляд, словно он мог исчезнуть, раствориться… Происходящее походило на сон - она и Ларсон идут домой, к себе домой…
        Только в лифте Глэдис удалось взять себя в руки и принять беспечный вид. Не хватало, чтоб Ларсон что-нибудь заподозрил!
        - Собираешься поработать? - спросила Глэдис, когда они вошли в квартиру.
        Ларсон кивнул.
        - Ты хоть когда-нибудь отдыхаешь?
        - Кажется, только что я как раз отдохнул, - заметил он.
        - Что ж, - сказала она. - Спасибо за приятный вечер.
        Ларсон стоял напротив и улыбался.
        - Это я должен тебя поблагодарить. Ты же меня угощала, в конце концов. Надеюсь, я не очень тебя подвел.
        - Что ты имеешь в виду? - удивилась Глэдис, покраснев от неловкой мысли, которая пришла ей в голову.
        - Ты подумала, что я выгляжу довольно вычурно и нелепо в таком месте, как это кафе. Так?
        - Нет, вовсе нет.
        - Конечно, подумала, не отрицай этого. У тебя всегда все на лице написано, Глэдис. Кстати, для меня это кафе не явилось открытием, в Америке таких полно.
        - Но ты же их не посещаешь. Предпочитаешь шикарные, дорогие рестораны, французскую кухню, учтивых официантов, фарфор и хрусталь…
        - Перестань.
        - Что?
        - Фантазировать. У тебя это плохо получается.
        Что это он все время смотрит на нее и улыбается! Глэдис отвела взгляд и вынуждена была признаться, что совсем не хочет, чтобы вечер закончился вот так - прощанием на пороге кухни. Она мечтала пойти с ним в спальню, оказаться в его объятиях… Неожиданное, жгучее желание охватило ее, и она даже сжала кулаки, чтобы прийти в себя.
        - Хорошо, - не буду, - сказала она твердо. - Но сейчас, мне кажется, пора идти спать.
        Она направилась было к себе, но он окликнул ее.
        - Кстати, я совсем забыл сказать тебе кое-что. В субботу вечером у меня будут гости.
        - Ты хочешь, чтобы я ушла на это время?
        Это первое, что пришло ей в голову.
        - Господи, до чего же ты глупая! - проворчал Ларсон. - Я тебя приглашаю. Соберется большая компания, человек двадцать.
        - Что-то вроде деловой вечеринки? - усмехнулась Глэдис.
        - Несколько человек из Нью-Йорка. Остальные - мои лондонские друзья и коллеги.
        Интересно, он пригласил ее потому, что у него нет другого выхода или это искренне? А если бы она не жила у него, но они поддерживали знакомство, стал бы он звать в гости дочку шофера? Конечно, Глэдис не собиралась спрашивать его об этом. Ее сразу же заняла другая мысль.
        - Как будут одеты твои гости? - спросила она.
        - Понятия не имею.
        Разумеется, он не придает этому значения, ему не о чем беспокоиться? У него проблем нет, а вот для Глэдис это - головоломка. Ей не хотелось вырядиться, а потом обнаружить, что все в джинсах, равно как и наоборот - появиться в повседневной одежде среди нарядных гостей и, в обоих случаях, выглядеть белой вороной.
        - Мне надеть платье? - поинтересовалась она на всякий случай.
        - А у тебя есть платья?
        Обидный вопрос, но не будет же она спорить с Ларсоном о нарядах, тем более, что приличных платьев действительно нет.
        - Я могу купить что-нибудь новенькое, - заявила Глэдис. - Как раз собиралась заняться покупками на днях.
        Ничего подобного она не планировала. Она вполне обходилась привычной одеждой - джинсы, брюки, свитера, да несколько деловых костюмов. Но именно сейчас ей пришло в голову освежить гардероб, что называется, сменить имидж.
        - Отличная мысль! - воскликнул Ларсон весело. - Мне давно интересно, есть ли у тебя ноги под брюками, из которых ты не вылезаешь.
        Шутка явно не понравилась Глэдис, девушка нахмурилась.
        - Извини, нечаянно вырвалось, - сказал Ларсон, смеясь.
        Глэдис молча вышла из кухни, слыша за спиной обидный смех.
        На следующее утро она не застала его на кухне, Ларсон ушел на работу рано.
        Она пришла на рабочее место, чувствуя себя не в духе - поздно заснула ночью и спала беспокойно. Выпила большую чашку кофе и немного ожила.
        Стивена очень заинтересовала новость о вечеринке в доме босса.
        - А почему меня не пригласили? - спросил он. - Чем я не нравлюсь начальнику? Скажи честно, Глэдис, от меня разве плохо пахнет?
        Он явно дурачился, и Глэдис рассмеялась.
        - Конечно, нет. Иначе я бы тебя в два счета отсюда выставила! - сказала она. - Понимаешь, у него нет другого выхода, как позвать меня тоже. Не может же он взять и выставить свою квартирантку на целый вечер. Слишком хорошо воспитан для этого.
        - Да? - Стивен задумался. - Тогда пусть даст моей девушке пару уроков этикета. Она такая невоспитанная, всегда выгоняет меня, когда ждет гостей.
        На следующий день Глэдис задумалась всерьез над приглашением Ларсона, все та же проблема: что надеть? Она никогда еще не бывала на официальных приемах, хотя представляла, какие вечерние туалеты положено носить дамам. Но это, конечно, самая обычная вечеринка. Что одевают в таких случаях? Как определить золотую середину? Нужно выглядеть красиво и в то же время неброско. Тельма наверняка могла бы дать совет, она великолепно одевается, но не будет же Глэдис у нее консультироваться! Чем больше она узнает свою начальницу, тем меньше та нравится ей.
        В пятницу пришлось потратить обеденный перерыв на магазины. Глэдис так редко занималась покупкой одежды, что у нее на это ушло в два раза больше времени, чем она рассчитывала. Она даже не знала куда пойти - в больших универмагах терялась, а в маленьких модных магазинчиках смущалась. Продавщицы там выглядели, словно модели, сошедшие с картинки, и Глэдис казалась себе неуклюжей и нескладной.
        Она вернулась без сил к часу дня и наотрез отказалась показывать Стивену покупки.
        - Наверное, купила что-то очень сексуальное, - предположил он, взглянув на девушку оценивающим взглядом.
        Глэдис, не отрываясь от таблиц и диаграмм, проговорила:
        - Ошибаешься. Я же не Брижит Бардо.
        - Если перестанешь носить старомодные костюмы блеклых цветов, из тебя может получиться что-нибудь интересное. - И он подмигнул ей.
        - Так что ты предлагаешь? - Она даже отложила работу и выжидательно смотрела на Стивена. - Мини-юбки и высокие сапоги?
        Тот снова оглядел девушку и прищелкнул языком в знак одобрения. - Да, это то, что надо.
        - Но не мне. Это не мой стиль.
        - Ты же ни разу не пробовала.
        - Не имею ни малейшего желания примерять подобное.
        - Слушай, иногда ты такая зануда!
        - Зато ты весельчак!
        В это время на пороге возникла Тельма, и они оба замолчали. Глэдис обратила внимание, как одета начальница: потрясающий черный кожаный костюм плотно облегал фигуру и делал ее похожей на ядовитую змею, красивую и опасную, которая способна сразить свою жертву наповал.
        - Я вижу, вы трудитесь, не покладая рук, - снисходительным тоном сказала Тельма.
        - Да, мы работаем, - ответила Глэдис с некоторым вызовом.
        - Мой отчет по налогообложению почти закончен. Отпечатаю и отдам вам к концу дня.
        - Хорошо. - Тельма помолчала, подумала и продолжила: - Ты не забыла проверить счета филиалов?
        - Все сделано, - сказала Глэдис, улыбаясь.
        Стивен следил за беседой женщин, а в глазах его плясали хитрые искорки.
        - Ты все делаешь раньше срока, - сухо заметила Тельма, и рот ее скривился в подобии улыбки.
        - Да, - подтвердила Глэдис подчеркнуто спокойным тоном. - Хотя я работаю в своем обычном темпе.
        Она всегда все делала быстро и тщательно: собирала информацию, иногда по крупицам, а потом, подводя итог, радовалась, что все так хорошо получилось. Порой Глэдис приходилось не просто считать, но заниматься настоящими исследованиями. Она каждый раз с энтузиазмом принималась за новые задания, дела фирмы стали ей близки и интересны.
        - Хорошо, - сказала Тельма. - Ты не могла бы зайти на минутку в мой кабинет, Глэдис?
        Глэдис встала из-за стола, недоумевая, почему Тельма обычное приказание произнесла в форме вежливого вопроса. Она взглянула на Стива, но тот уткнулся в свои бумаги, демонстративно вертя пальцами зажженную сигарету. Он в последнее время стал курить меньше, до пяти сигарет в день, старался закурить именно тогда, когда вход Тельма, наверное, ей назло. И, конечно, та не преминула наморщить нос, вдохнув табачный дым, но на сей раз замечания не сделала и вышла.
        Глэдис последовала за начальницей, прихватив отчеты, чтобы быть готовой к ответу на любой вопрос. Волноваться не приходилось, так как не было вопроса, на который она бы не ответила.
        Но очень скоро выяснилось, что речь идет вовсе не об отчетах. Тельма мельком просмотрела документы и отложила в сторону.
        - Ларсон сообщил, что ты приглашена на нашу маленькую вечеринку завтра, - сказала она неожиданно.
        - Да, приглашена, - кивнула Глэдис.
        Она больше ничего не добавила, так как знала, что с Тельмой надо держать ухо востро. Она хотя и делает вид, будто приветствует неформальные отношения на работе, любое проявление дружелюбия пресекает в корне, всегда держится немного отстраненно, особенно с Глэдис, которая ей явно не нравится. Ее вынудили принять девушку на работу, но заставить испытывать к ней дружеские чувства - увольте! Кстати, Глэдис и не стремилась подружиться с Тельмой, поэтому сохраняла олимпийское спокойствие при встречах с начальницей, стараясь держать себя в руках. Потерять работу из-за дурацкого характера нельзя ни в коем случае.
        - Тебе вовсе не обязательно на ней присутствовать, - заявила Тельма, пытаясь придать этим словам форму доброго совета. - Думаю, тебе все это покажется весьма скучным.
        - А может, будет весело, - парировала Глэдис.
        - Ты же будешь едва ли не самая молодая в нашей компании, - сообщила Тельма. Начальница сидела за столом, выпрямив спину и положив перед собой руки. - Уверена, тебе гораздо интереснее провести время со своими друзьями. Думаю, у тебя их уже много в Лондоне?
        - Да, есть несколько. - Глэдис действительно подружилась с некоторыми девушками из фирмы, да еще разыскала своих старых друзей, которые с удовольствием возобновили с ней отношения. - Но с моей стороны было бы довольно грубо отказаться от приглашения Ларсона.
        Это был последний аргумент, против которого Тельме нечего возразить. Начальница поджала губы, И взгляд ее стал жестким. Она лишь на долю секунды дала волю чувствам, и тут же справилась с собой.
        - Конечно, ты права, - согласилась она. - Ларсон, естественно, будет крайне разочарован отсутствием своей любимой протеже. Кстати, мы подумали, чем тебя развлечь, и решили, что ты могла бы помочь разливать напитки. Разумеется, будут приглашены повара и официанты, но я уверена, себе больше понравится помогать по хозяйству, чем толкаться среди стариков и слушать занудные воспоминания.
        Очередная совместная идея? Глэдис сомневалась на этот счет, но Тельма, как всегда, напустила такого туману, что толком не разобрать, где выдумка, а где правда. Тем более что оснований не верить ей у Глэдис не было.
        - Конечно, тебе решать, - поспешила добавить Тельма, - но чем проводить бесцельно время среди деловых людей, лучше найти себе занятие. - Она деланно рассмеялась. - Когда я была в твоем возрасте, приемы у родителей казались мне ужасно утомительными.
        - А самим родителям было весело?
        Глэдис спросила это только для того, чтобы удержаться от какого-нибудь колкого замечания.
        - Не особенно. - Тельма встала. - Тебе вряд ли интересно слушать рассказы о моих родителях.
        Она направилась в двери и бросила через плечо.
        - Надеюсь, ты не станешь передавать Ларсону наш разговор?
        - Зачем? - Глэдис пожала плечами. - Я очень благодарна Ларсону за все, что он сделал для меня, но я знаю свое место.
        - Ты разумная девочка, - похвалила ее Тельма. - И это видно по твоей работе. Хорошо справляешься. Так, мне пора бежать. Если позвони Алекс Кеннот, запиши, что он скажет. Очень важно заманить его в клиенты.
        - Конечно. До завтра.
        Глэдис едва выговорила последние слова - она почувствовала себя отвратительно.
        Как Тельма посмела предложить ей разливать паршивые напитки? Этот вопрос мучил Глэдис весь вечер. А Ларсон? Он ни слова не сказал об этом, но неужели одобряет подобную идею?
        Зато теперь Глэдис знала, что ей следует делать. Решение пришло в голову неожиданно, когда она ехала домой после работы. Глэдис понравилась ее задумка, поэтому прямо с утра в субботу она отправилась по магазинам.
        Торчать дома целый день не было никакой необходимости. Там уже суетилась нанятая по такому случаю прислуга, гремя кастрюлями на кухне. В программе значился
«шведский стол» с различными холодными закусками: салаты, мясное ассорти, пудинги, тарталетки и прочие деликатесы.
        Когда Глэдис вернулась домой, столы ломились от изобилия изысканных блюд. Она даже задержалась на минуту у двери кухни, чтобы полюбоваться на всю эту красоту. Повар, высокий худой мужчина, вдруг принялся объяснять ей секреты сервировки.
        - Вот смотри, все в порядке, - сказал он уверенным тоном. - Обычно украшением блюд занимается мой помощник, но Джон, безобразник эдакий, взял выходной, а этому, - он кивнул на парня, который колдовал над тортом, - доверять нельзя. Видела бы ты, какое уродство он сотворил вместо цветов из мармелада! Ни черта не умеет!
        Глэдис глянула на торт, - потрясающе красиво и очень, на ее взгляд, профессионально, - но не стала высказывать свое мнение. Она ничего не понимает в кулинарном искусстве. На самом деле ее удивило то, как повар обратился к ней, явно приняв за прислугу.
        - Понятно, - сказала она наконец. - Извините, мне пора переодеться к ужину. Увидимся позже. Меня просили помочь с напитками.
        - Но… ты что, живешь здесь?
        - Да. Временно, правда. Наверное, будет весело исполнять роль официантки. Хоть какое-то разнообразие среди этих скучных гостей, да и не придется поддерживать пустые светские беседы.
        Глэдис вышла, оставив повара с открытым от удивления ртом.
        Позже, из своей комнаты, она слышала голос Ларсона. Он отдавал распоряжения, отвечал на какие-то вопросы, потом рассмеялся. Когда гости должны были вот-вот появиться, он постучал к ней и поинтересовался, собирается ли она выйти сегодня из своей спальни. Глэдис ответила через дверь, что уже одевается.
        На самом деле она еще и ванну не приняла. Для того чтобы ее выход произвел впечатление, торопиться не следовало. Пусть все гости соберутся.
        В восемь Глэдис отправилась в ванную, приняла горячий душ, чтобы выглядеть свежей и бодрой.
        Потом тщательно вытерла волосы и уложила и с помощью фена так, чтобы получились красивые волны. Она всегда собирала свои длинные волосы в обычный хвост. Теперь же следовало показать свою пышную гриву во всей красе. Волосы, пожалуй, единственное ее достоинство.
        Глэдис принялась накладывать макияж, и тут девушке пришлось нелегко, так как она почти не пользовалась косметикой и знала только теорию этого искусства. Она не стала накладывать тени, лишь чуточку подвела глаза и подкрасила ресницы. Секунду поразмыслив, решила слегка подрумянить щеки. Помаду выбрала светлую, ей не нравились ярко-красные губы - слишком вульгарно. Будь у нее больше времени, стоило бы накрасить и ногти, но следовало поторопиться. Слишком затягивать со своим появлением не стоит. Она слышала шум голосов в гостиной - похоже, гости уже собрались.
        Глэдис быстро оделась. Только бы Ларсон не пришел за ней и не увидел ее раньше времени. Тогда все старания пойдут насмарку.
        Глэдис подошла к зеркалу и критически оглядела себя со всех сторон. Первое, что бросалось в глаза - она здорово похудела за эти несколько недель. Конечно, не миниатюрная, но уже заметна красивая линия талии и живот не торчит. Ноги вообще замечательные - длинные и стройные. Пусть Ларсон полюбуется!

6

        Огромная квартира была наполнена гостями, говорили все разом, стараясь перекричать друг друга. Шум стоял невообразимый. Два официанта с подносами ловко, сновали между людьми.
        Глэдис оглядела гостиную и встретилась взглядом с Ларсоном, который ошарашенно уставился на нее. Несколько человек возле него тоже смотрели на вошедшую Глэдис, своим появлением она сразу привлекла всеобщее внимание. Не то чтобы все смолкли и, открыв рот, глазели на неизвестную гостью, взоры были обращены к ней, но общение продолжалось, и поэтому Глэдис легче было вести себя непринужденно. Она еще не привыкла к своему наряду: черная блузка с вырезом, черная короткая юбка - костюм официантки. А в довершение ко всему - крохотный кружевной белый передник. Глэдис надела туфли на высоких каблуках и сравнялась ростом со многими мужчинами.
        Никогда в жизни она не производила подобного впечатления на такое количество людей сразу. Готовясь к эффектному выходу, Глэдис не продумала, что станет делать при этом. Она улыбнулась всем - а дальше что? Поздороваться, что ли? Но на помощь пришел Ларсон, который громко и весело сказал:
        - Я вижу, всеобщее внимание приковано к только что вошедшей девушке, поэтому представлю ее сразу всем. Это Глэдис Локвуд, давний друг нашей семьи, которая в данный момент проживает здесь.
        Раздались одобрительные возгласы, потом все вернулись к своим разговорам, и Глэдис направилась к кружку людей возле Ларсона.
        Ходить на высоких каблуках было непривычно, и Глэдис двигалась медленно, покачивая бедрами, как ходят манекенщицы. Она чувствовала, что ее провожают десятки глаз, и от этого нисколько не смутилась, а наоборот, приосанилась и почувствовала приятное возбуждение.
        Наконец она подошла к Ларсону и вежливо подождала, пока он представил ей своих друзей. Потом он повернулся к ней.
        - Когда я сказал, что это не официальный прием и одеться можно во что угодно, то не представлял, что ты поймешь меня настолько буквально, - проговорил он сердито.
        Глэдис удивленно посмотрела ему в глаза и поняла, что Ларсону не до шуток. У него был злой, почти свирепый вид, взгляд колючий, губы поджаты.
        Тельма, стоявшая рядом, тоже была не в восторге, чего и следовало ожидать. Глэдис нежно улыбнулась Ларсону и сказала:
        - Мне предложили помочь разливать напитки, поэтому пришлось одеться соответственно.
        - Очень приятно, что именно ты, крошка, будешь подавать напитки, - заметил какой-то блондин с голубыми глазами, стоящий справа от Ларсона.
        Глэдис взглянула на молодого человек и вспомнила, что Ларсон представлял этого американца, но она забыла его имя. Он улыбался Глэдис, держа в руке полупустой бокал.
        Она кивнула на бокал и сказала:
        - С удовольствием приступлю к своим обязанностям и обслужу тебя. - Девушка протянул руку к бутылкам. - Чего изволишь?
        Ларсон придержал ее и сказал с металлом в голосе:
        - Напитки подают официанты, Глэдис. Конечно, если хочешь, можешь оставаться в этом нелепом наряде, но я не позволю тебе разливать спиртное и разносить подносы.
        Глэдис нечего было сказать на это, она лишь молча улыбалась. Наступила неловкая пауза.
        - Лично я считаю, что ты в этом наряде просто великолепна! - воскликнул молодой американец, и женщина, стоявшая рядом, весело согласилась с этим комплиментом.
        Тельма явно была другого мнения, об этом говорил ее холодный взгляд, она стояла, натянутая, как струна, стараясь сохранить непроницаемый вид. Глэдис стало неприятно смотреть на них с Ларсоном, и она повернулась к американцу.
        - Спасибо за милые слова, - произнесла она с чарующей улыбкой.
        - Я в восторге! - не унимался американец, тоже улыбаясь, но весьма игриво, что, как ни странно, польстило ей.
        Тельма подошла ближе, почти прижалась к плечу Глэдис - ростом не вышла, чтобы склониться к уху! - и проговорила тихо:
        - Может быть, тебе стоит переодеться во что-нибудь менее… - она замялась, взглянув на Ларсона, - менее откровенное?
        Что это - дружеский совет? Или, может, она печется о ней, как старшая сестра? Как бы не так!
        - Нет, - бросила Глэдис достаточно громко, чтобы Ларсон услышал. Не хватало после всего уйти переодеваться! Потом прийти в обычном невыразительном платьице и чувствовать себя полной дурой. - Может быть, я считаю, что разливать напитки - очень интересное занятие, и хочу повеселиться! - заявила она, глянув Тельме прямо в глаза.
        Глэдис взяла из рук американца бокал и спросила, что он пьет. Тот просто растаял:
        - Вынужден признать, мне нравится ваш подход к обслуживанию, - воскликнул он. - Это британский обычай? Очень здорово.
        Только благодаря ему она чувствовала себя уверенно.
        - Насколько я знаю, нет, - ответила она. - Я импровизирую.
        Он понимающе подмигнул ей.
        - Понял.
        Американец крутился возле Глэдис весь вечер - ходил за ней как тень, пока девушка подавала напитки, стараясь при этом не попадаться на глаза Ларсону.
        Часа через два Глэдис поняла, что ей совсем не скучно среди этих незнакомых людей, а наоборот, очень весело: она оказывалась в центре внимания, где бы ни появилась.
        Представители мужского пола изо всех сил старались попасться ей на глаза. Те, к которым она еще не успела подойти с бокалами, подходили сами, вежливо заговаривали, шутили, ее повсюду сопровождали восхищенные взгляды. Только Ларсон оставался серьезным, не выпуская ее из поля зрения. Ну и наплевать! Пусть сердится; настала его очередь дуться.
        Еда казалась такой аппетитной. Глэдис взяла тарелку и присела ненадолго, чтобы попробовать угощение. И тут же возле нее собрался довольно большой круг гостей, и за место рядом с «официанткой» возник молчаливый спор.
        Светловолосый американец опять оказался в первых рядах. Как выяснилось, его звали Филипп Моррис. Он представился и тут же стал объяснять, что родители сыграли над ним злую шутку с этим именем.
        - Жаль, что я завтра улетаю в Нью-Йорк, - сказал Филипп со вздохом.
        - Действительно, жаль, - ответила Глэдис; не то чтобы парень ей понравился, но с ним так весело и легко.
        - Если случайно будешь в Нью-Йорке, обязательно позвони, - и он протянул свою визитную карточку.
        Последние гости ушли около часа ночи. Незадолго до этого Глэдис постаралась спрятаться от Ларсона в толпе уходящих. Она решила прибрать немного в гостиной, потушила верхний свет и только услышав, как захлопнулась входная дверь, поняла, что они остались одни. Ларсон наверняка все еще сердится. Он ни разу не заговорил с ней за весь вечер, но сейчас молчать не будет, это точно.
        Глэдис отправилась на кухню. Официанты и повара ушли, наведя идеальный порядок. Да, они потрудились на славу, все было сделано на высшем уровне.
        Но мысли ее были о предстоящем разговоре с Ларсоном. Глэдис мечтала об одном, - чтобы это произошло не сейчас, чтобы у нее было время обдумать свои доводы и постараться избежать ненужной ссоры.
        Глэдис принялась мыть стаканы, которые принесла из гостиной. Она стояла спиной к двери, но сразу почувствовала, когда вошел Ларсон.
        - Может, ты оставишь в покое посуду и повернешься ко мне? - раздался вопрос.
        Глэдис повиновалась. Ларсон стоял, облокотившись о косяк двери, руки в карманах, взгляд серых глаз напряженный, пронизывающий.
        - Вечеринка, кажется, удалась… - начала она, но осеклась и замолчала, чувствуя неловкость от своего бодрого тона. Именно в этот момент Глэдис вдруг поняла, что ее юбка очень короткая, а вырез на блузке слишком откровенный. - Все прошло удачно, ты согласен? - отважилась Глэдис на новое замечание. - Угощение замечательное! Здорово, что были холодные закуски и не пришлось сидеть и ковыряться с ножом и вилкой. Мне все понравилось!
        Пока она произносила эти слова, Ларсон молчал и ждал, когда же ее храбрость иссякнет. Глэдис, действительно, хватило ненадолго.
        - Какого черта ты надела на себя все это? - спросил Ларсон после небольшой и тягостной паузы.
        Самое ужасное, что голос его звучал не грубо, а как-то подозрительно вкрадчиво. Глэдис стало не по себе.
        - Я, кажется, все объяснила, - ответила она, пытаясь улыбаться.
        Но улыбка быстро сползла с лица, потому что Ларсон молчал.
        - Ты ни за что бы не пригласил меня, если бы я не жила у тебя в квартире. Мне здесь не место Ларсон. Вот я и подумала - может, стоит помочь по хозяйству, чтобы не выглядеть непрошеной гостьей среди твоей теплой компании.
        Глэдис говорила, и ей казалось, что ее голос отдается эхом в кухне.
        - Так ты, значит, решила одеться соответственно своей гениальной идее? - вполголоса спросил Ларсон.
        - Это же просто шутка!
        - Выставить себя напоказ всем моим гостям - для тебя шутка?
        Вот как он все повернул! Представил это отвратительным и дешевым трюком? Глэдис рассердилась и метнула на Ларсона гневный взгляд.
        - Всем, кроме тебя, понравилась моя идея!
        - Это глупая идея инфантильной девицы!
        Глэдис даже поперхнулась, от такой наглости.
        - А чего ты ожидал от меня? Да, я - глупа и инфантильная! Ты сам неустанно твердишь об этом. Что ж, извини, что я так подвела тебя в присутствии стольких друзей!
        Ларсон нервным жестом пригладил волосы.
        - Все мужчины глазели только на тебя, - процедил он сквозь зубы. - Этот Моррис бегал за тобой, как собачонка, весь вечер.
        Глэдис и сама заметила это. И, в общем, была не против.
        - Мне он понравился. Хороший парень.
        - Ему только одно и было надо!
        - Неправда!
        Обстановка накалялась, и разговор принимал довольно неприятный оборот.
        - Что за наивность! - воскликнул Ларсон - О чем может думать нормальный мужик, глядя на тебя в этом наряде?
        Глэдис покраснела и отвернулась, чтобы поставить стакан, который судорожно сжимала в руках. Когда все-таки пришлось снова повернуться к Ларсону лицом, она скрестила руки на груди, словно закрываясь от его взгляда.
        - Далеко не у каждого мужчины в голове один секс, - сказала она.
        - Ты так думаешь? Но им невольно приходит именно это на ум, когда они видят такое тело, как у тебя. Да еще в этом наряде.
        Глэдис не сразу поняла истинный смысл услышанных слов. Такое тело? Что он имеет в виду? Значит ли это, что она привлекательна? Она было обрадовалась, но тут ей вспомнились все прежние девицы Ларсона, в том числе и Тельма…
        - Такое тело, как у меня, - передразнила она Ларсона. - Прекрати. Я слишком высокая, слишком полная. Кроме того, наивная и инфантильная. Разве я могу стать секс-бомбой даже в этих тряпках?
        Ларсон вдруг двинулся к ней, и Глэдис в испуге прижалась спиной к буфету, у которого стояла. Сердце бешено колотилось, а он медленно приближался, и глаза его сверкали.
        - Ну, пожалуй, ты слегка похудела, да это и неважно. Ты очень соблазнительна, Глэдис.
        Выражение его лица красноречиво подтверждало, что он говорит серьезно.
        - Я? - Девушка рассмеялась. - Перестань издеваться, Ларсон.
        Никто никогда не считал ее соблазнительной. Однажды отец сказал, что она симпатичная и привлекательная девчонка, другие вообще не касались темы ее внешности. Вот такие, как Тельма, - другое дело. В них все говорит само за себя - лицо с ярким чувственным ртом, глаза с особым блеском, фигура, манеры, стиль одежды.
        - Это все мой вызывающий наряд, - уверенно сказала Глэдис, которая прежде себя не представляла иначе, чем в джинсах. - Я никогда не надену впредь ничего подобного.
        - Разве тебе не понравилось быть в центре внимания? - удивился Ларсон.
        - Да нет, не очень… - пробормотала она, глядя себе под ноги.
        Ей вдруг пришло в голову, что даже на высоких каблуках она ниже Ларсона на несколько дюймов.
        - Признаюсь, меня сегодня замучили комплиментами в твой адрес. Каждый считал своим долгом выразить свое восхищение.
        - Извини, - только и сказала Глэдис.
        Разговор стал надоедать ей. Может, Ларсон пьян, что вдруг стал говорить на столь щекотливую тему? Нет, не похоже. Тогда почему он высказывает ей претензии?
        - А ты тоже восхищался мной? - задала она вопрос, который неизвестно откуда возник в ее голове. - Или я только мозолила тебе глаза своим глупым видом?
        Что, если она действительно раздражает его?
        - А ты как считаешь?
        Ларсон порывисто шагнул вперед и оперся о буфет руками по обе стороны от нее. Глэдис оказалась как в ловушке, совсем близко к нему, так, что дух захватило.
        - Ты ведь считаешь меня ребенком.
        - Беру свои слова назад. Внешне ты - настоящая женщина, к тому же очень привлекательная.
        Он, не отрываясь, смотрел ей в глаза, и Глэдис безумно захотелось, чтобы он поцеловал ее. Когда это произошло, она не удивилась, именно этого она ждала, и этого явно хотел он сам, не в силах противостоять желанию.
        Глэдис, ни секунды не колеблясь, с готовностью ответила на поцелуй. Она даже не подозревала, что способна на такую страсть.
        Ларсон стоял, опираясь ладонями о буфет, не обнимая ее, их соединял только поцелуй - то томительно-осторожный, то горячий и жадный, словно оба не могли насытиться вкусом пылающих губ друг друга.
        Лишь на мгновение он оторвался от нее. Глэдис покачнулась, но его рука уже оказалась на ее затылке, пальцы запутались в волосах, и Ларсон привлек ее к себе. Она прильнула к крепкому, сильному телу, обвила его шею руками… Он снова целовал ее, и у девушки голова шла кругом.
        Не отрывая губ от шеи Глэдис, Ларсон попробовал расстегнуть крошечные пуговицы на блузке, но руки дрожали от нетерпения, и он порывисто рванул ее вверх вместе с бюстгалтером. Мужчина застонал, увидев красивую полную грудь. Глэдис торопливо сняла блузку, ощущая, как он коснулся ладонями напрягшейся груди - сладостная желанная ласка… Когда Глэдис опустила глаза, изнемогая от блаженства, и увидела, как он провел губами по пылающей коже к затвердевшему соску, она не выдержала и застонала, задыхаясь от захлестнувшей волны наслаждения, мечтая лишь о том, чтобы это продолжалось как можно дольше.
        Девушка начала расстегивать его рубашку, стремясь поскорее сбросить тонкую ткань - единственную преграду между ними. Ей хотелось почувствовать напряжение его мускулов своим разгоряченным обнаженным телом. Ларсон крепко прижал девушку к себе и, касаясь губами ее уха, иступленно гладил по спине. Потом его ладони сжали ее бедра, скользнули под юбку. Глэдис оцепенела от нежного прикосновения мужских пальцев к своему животу. Медленно, словно испытывая ее терпение, он опускал руку ниже и ниже…
        Дикое, необузданное желание охватило ее, Глэдис полностью потеряла контроль над собой, мечтая лишь об одном - чтобы он овладел ею сейчас же, тут, на кухне.
        Она едва не кричала от потрясающих, неведомых ранее ощущений, от прерывистого дыхания Ларсона. Он снова нашел ее губы, жаждавшие поцелуя, но на этот раз Глэдис опередила его.
        Никогда никто не возбуждал в ней подобной страсти. Ларсон великолепно знал, как доставить наслаждение, умело вел девушку к вершине неведомого ранее блаженства. Глэдис готова была умолять взять ее сию же секунду…
        - Это какое-то безумие, - услышала она вдруг его голос.
        - Почему? - прошептала она.
        Он взял ее за плечи и взглянул прямо в глаза.
        - Потому, что мы знакомы целую вечность. Мы выросли вместе, и я всегда считал тебя просто маленькой Глэдис, лазающей по деревьям в нашем саду. Никогда раньше я не видел в тебе женщину.
        - Так сколько можно повторять, что я выросла? - усмехнулась Глэдис и нежно провела ладонями по его обнаженной мускулистой груди.
        Зачем он остановился? Она не желает говорить, думать, отвлекаться от того, что происходит между ними сейчас. Да, она хочет его так сильно, что все тело ломит от вожделения.
        Ларсон словно прочел ее мысли, наклонился и принялся нежно касаться губами ее подрагивающих губ, будто дразня, но эта игра не могла надолго увлечь его, слишком велико оказалось искушение слиться в страстном поцелуе, который не утолял жажды любви, а только разжигал страсть.
        Глэдис требовательно положила его руку себе на грудь, чтобы вновь испытать изумительную ласку. Ларсон застонал от нестерпимого возбуждения…
        Несомненно, оба уже готовы были слиться в любовных объятиях, но в этот момент Глэдис услышала чей-то голос. Плохо соображая, что происходит, словно в тумане, она отстранилась от Ларсона, который тоже прислушался.
        - Ларсон?.. Где ты, Ларсон?
        Это было так неожиданно, что Глэдис едва не подпрыгнула от испуга. Она порывисто высвободилась из объятий Ларсона, который, наоборот, словно окаменел, и начала быстро одеваться и приглаживать волосы, чувствуя себя виноватой.
        Ларсон проявил сдержанность и не суетился. Он спокойно застегнул рубашку и, к тому времени, как Тельма, а это оказалась она, появилась на кухне, оба были вполне одеты. Глэдис нервно схватила в одну руку тарелку, а в другую - полотенце, словно это помогало создать впечатление, что ничего не произошло.
        Тельма остановилась в дверях, обвела их подозрительным взглядом. Ларсон выжидающе смотрел на незваную гостью и ждал, что же она скажет. Неловкая пауза затягивалась, и Тельма, поняв, что пора как-то объяснить вторжение, сказала:
        - Я вернулась за сумочкой, а дверь была не заперта.
        При этом она не спускала глаз с Глэдис, избегая взгляда Ларсона. Не выдержав напряжения, Глэдис покраснела.
        - Так ты нашла свою сумочку? - спросил Ларсон подчеркнуто сухо.
        Он не спеша направился к Тельме, которая перевела на него свой взгляд, мгновенно ставший абсолютно другим. Естественно, только Глэдис заслуживает порицания, на Ларсона это не распространяется.
        - Пойдем, - бросил Ларсон Тельме.
        Пропустив женщину вперед, он плотно закрыл за собой дверь.
        Глэдис еще раз пригладила волосы и одерну, юбку. Что теперь делать? Выбраться потихоньку из кухни и пойти к себе? Она стояла в нерешительности некоторое время, как показалось, чуть ли не час, и прислушивалась, в надежде, что раздастся щелчок закрываемой двери. Но не услышала ни одного звука. Не может же она стоять тут целую вечность? Глэдис на цыпочках подошла к двери, приложила к ней ухо - ни звука. Тогда она потихоньку вышла.
        Ларсон и Тельма находились в гостиной за закрытой дверью. Что бы там ни происходило, они позаботились о том, чтобы их никто не подслушал. Может, Тельма устроила скандал? Старается отвоевать мужчину, которого считает своим? А что она могла заметить? Разве что крайнее смущение на лице Глэдис, но этого мало, чтобы угадать, что было между ними с Ларсоном. А Тельме большего и не надо, в своих выводах она довольствуется малым. Поэтому, скорее всего, она поняла все с первого взгляда.
        Глэдис почти бегом направилась в спальню. Там она, по крайней мере, чувствует себя в безопасности. Она заперла дверь и стала стаскивать наряд, который успела возненавидеть. Забросила одежду в дальний угол; больше ей этот костюм не понадобится. Какая же она дура, что устроила этот маскарад! Что ей взбрело в голову? Неужели решилась на подобный спектакль только из-за Тельмы, которая предложила ей раздавать эти чертовы напитки?
        Да, импульсивность никогда не приводит ни к чему хорошему, решила Глэдис, уже лежа в кровати. Она сожалела о своем поступке. Если бы она не выставила все свои прелести напоказ, Ларсон не поддался бы искушению и не стал целовать и обнимать ее. Он продолжал бы относиться к ней, как к младшей сестре, к девушке, которую знает с детства, а не как к соблазнительной женщине, с которой можно заняться любовью.
        Ларсон ласкал ее, и она отвечала на его ласки с такой страстностью, которой теперь устыдилась.
        Глэдис почувствовала, как пылают ее щеки. Как она могла допустить такое! Следовало найти любой предлог, чтобы уйти, и Ларсон даже не посмел бы остановить ее. Можно было рассмеяться и выскользнуть из его рук, когда он только попытался поцеловать ее. Но она ничего не сделала, потому что желала его, хотела этих объятий, поцелуев, ласк, таяла от каждого прикосновения, задыхалась от счастья и наслаждения…
        Девушка в отчаянии уткнулась головой в подушку, чтобы не слышать ни одного звука - ни тиканья часов, ни шума ветра за окном. Пусть мучительные воспоминания обрушатся на нее с сокрушительной силой в тишине и полном одиночестве. Может, после этого станет легче? Может, вместе с ними придет в голову какая-нибудь спасительная мысль?
        Как вести себя с ним завтра? Сделать вид, что ничего не произошло? Как трудно придумать что-нибудь убедительное. Хотя, остается только дать понять Ларсону, что для нее происшедшее ничего не значит.
        А если он ничего не скажет утром, она не затеет объяснения первой, как в прошлый раз. Будет молчать, пусть сам говорит, что хочет. Если же Ларсон начнет неприятный разговор, она скажет, что ей вспомнилось, как она была им очарована в детстве, и она на минуту представила себя той маленькой! Глэдис, захотелось узнать, как все могло быть. Потом она посмеется и только. Ларсон поверит. Мужчины легко верят в подобные байки. Нельзя позволить Ларсону понять ее истинные чувства, догадаться, что для нее все гораздо серьезней. Глэдис закрыла глаза и постаралась представить все так, как придумала. Вместо этого снова вернулись воспоминания прошедшего вечера, потом - всех недель, проведенных с Ларсоном в этой квартире. Она ворочалась, не могла заснуть почти до утра, потому что поняла, и мысль эта поразила ее до глубины души, - она по-настоящему влюблена в Ларсона.

        На следующее утро Глэдис встала разбитой. Но настроение не было подавленным, тяжелые мысли больше не мучали, наоборот, в памяти всплыло тс неожиданное открытие, которое она сделала перед сном. Глэдис надеялась, что к утру иллюзии рассеются, и она, трезво все оценив, поймет, что заблуждалась. Но нет, сердце трепетало от сокровенных слов - «люблю Ларсона Редгрейва»!
        Она влюблена в человека, который вчера буквально потерял голову из-за нее. Вряд ли он любит ее, но она - желанна.
        Глэдис вошла в кухню с невероятным волнением, но напрасно - там никого не оказалось. Она даже вздохнула от облегчения, увидев на столе записку, из которой следовало, что Ларсон уехал по делам и не появится до середины следующей недели. Значит, не придется объясняться.
        Но по каким делам? По делу Тельмы? Или вместе с ней?
        Глэдис безоговорочно поверила в эту версию, потому что считала, что где бы Ларсон ни находился, та теперь ни на шаг от него не отойдет и от себя не отпустит. Поэтому, когда Глэдис пришла на работу в понедельник и увидела Тельму на месте, то не могла не поразиться этому до глубины души.
        Дверь в кабинет Тельмы была открыта, что тоже было удивительно, поскольку обычно этого не случалось. Значит, она желает видеть, кто пришел, а, вернее, поджидает Глэдис. Словно затаившаяся в зарослях хищница, которая выслеживает жертву.
        Поняв это, Глэдис не могла незаметно прошмыгнуть мимо, это было бы проявлением трусости с ее стороны, поэтому она заглянула поздороваться. Тельма, подтянутая и безукоризненно одетая, сидела за своим столом и глядела на дверь орлиным взором.
        - Заходи, пожалуйста, - сказала она ледяным тоном, не удосужившись даже подняться из-за стола.
        Глэдис нехотя подчинилась. Пришлось закрыть та собой дверь по знаку Тельмы.
        - Думаю, ты догадываешься, о чем я хочу с тобой поговорить?
        Глэдис села на стул напротив, положила ногу на ногу и осторожно глянула на начальницу.
        - Нет, не совсем.
        Тельма ядовито усмехнулась.
        - Неужели ты хочешь меня убедить в том, что настолько глупа?
        - Ну, если это касается субботы…
        - Это действительно касается субботы. А точнее того, как ты сделала из себя последнюю дуру, напялив этот идиотский наряд. Но я не пойму, для чего ты это затеяла? Решила таким манером привлечь внимание Ларсона? Думала, что такой, как он, клюнет на столь дешевый трюк?
        Тельма даже привстала и подалась вперед к Глэдис. Хорошо, что между нами стол, подумала девушка.
        - Не кажется ли вам, что здесь не совсем уместно обсуждать подобные вещи? - спросила Глэдис, но, судя по реакции начальницы, ей стоит промолчать.
        - Это мой кабинет! - заявила та злобно и посмотрела на Глэдис с такой ненавистью, что девушка притихла. - Ты - всего лишь наша с Ларсоном подопечная. Или забыла об этом?
        - Нет, я всегда помню о том, что он сделал для меня, и…
        Еще одна ошибка. Но поздно, слова обратно не вернешь. Надо было молчать с самого начала.
        - Да, он был очень любезен, крайне любезен. Ты не заслужила и такой любезности, а тебе все мало. Когда же ты успела сообразить, что можно получить от него больше, чем просто жилье и работу? Когда тебе пришло в голову использовать его?
        - Я ничего подобного не собиралась делать! - воскликнула Глэдис.
        В глазах начальницы появилось такое выражение, которое могло означать только одно - ты уволена!
        - Перестань сейчас же лгать! - Тельма изо всех сил стукнула кулаком по столу, да так, что едва не перевернула чашку с кофе. - Встретившись с ним, ты сразу смекнула - раз он так тебя жалеет, не составит труда охмурить его!
        - Как вы смеете обвинять меня в таких вещах? - заявила Глэдис, побледнев.
        Но можно было и не спрашивать, ответ ясен: Тельма говорит о том, как поступила бы сама на месте Глэдис. Для нее это единственный способ завоевать мужчину. Ничего другого она и не поймет. Любовь для Тельмы - чувство неведомое, она вовсе не влюблена в Ларсона. Просто он нужен ей, а заодно и все остальное, что он может дать, - деньги, власть, имя.
        - Это не обвинения, это - правда! Я вижу тебя насквозь, сразу раскусила, несмотря на невинный вид растерянной маленькой девочки. А скажи, как скоро ты поняла, что у тебя с ним ничего не выйдет? Когда сообразила, что Ларсона не привлекают бедные маленькие девочки, и быстренько преобразилась?
        Тельма сделала многозначительную паузу, а Глэдис обдумывала достойный ответ на обидные слова.
        - Ларсону нужна настоящая женщина, - выпалила Тельма, и лицо ее превратилось в уродливую маску. - Ему не нужна девчонка!
        - Тогда, почему вы так волнуетесь? Чего боитесь меня, если за все это время он так и не привязался ко мне настолько, чтобы проводить со мной все свободное время?
        - Значит, чтобы не скучать по выходным, ты решила завлечь Ларсона крикливым нарядом? Оделась как потаскуха?
        Это было уже оскорбление. Глэдис вспыхнула от обиды и злости. Но что можно сделать? Тельма с явным удовольствием наблюдала за ней, понимая свое превосходство.
        - Неправда!
        - Конечно, правда! - презрительно усмехнулась Тельма. - Поэтому он и набросился на тебя на кухне! А ты подумала, что наконец добилась своего?
        - Ничего подобного, - начала Глэдис и осеклась, задохнувшись.
        Она не могла врать, утверждать, что ничего не было между ними, но ее бесила та форма, в которой была представлена вся ситуация.
        - У тебя ничего не выйдет! - продолжила Тельма. - Может, Ларсон и увлекся на минуту, потому что ты поманила его, - какой мужчина откажется, если ему все преподносят на блюдечке? Но ты для него ничего не значишь. Поняла? Мы с Ларсоном люди одного круга. И он будет моим.
        Глэдис больше не желала слушать - встала и вышла.
        Удивительно, что ее не уволили. Скорее всего, пришло ей в голову позже, Тельма не имела полномочий сделать это. И все же она - опасный враг.

7

        Глэдис не видела Ларсона всю неделю. Он обещал приехать еще в среду, и она прождала его вес: вечер, а потом, разочарованная, отправилась спать. Правда, пыталась уговорить себя не расстраиваться, ведь она твердо решила держаться него подальше. Но мысленные уговоры толь растравили душу, и все кончилось тем, что она опять ворочалась полночи без сна.
        Когда и в четверг Ларсон не появился, Глэдис сказала себе, что это даже к лучшему и нечего переживать. Наоборот, надо только радоваться, что он не маячит у нее перед глазами. Весь вечер она лежала в кровати с книгой и заснула, забыв потушить свет. Ей приснился тяжелый сон, в котором участвовала она, Ларсон и Тельма, деталей она не запомнила, остались лишь неприятные ощущения, потому что проснулась Глэдис в плохом настроении.
        Ларсон приехал, когда Глэдис заканчивала мыть посуду после ужина и уже собиралась идти спать. Она вдруг услышала, что открылась входная дверь, а потом щелкнул замок. Все дни она напряженно ждала этого звука, готовилась к встрече, убеждая себя в том, что будет вести себя сдержанно, спокойно и безразлично. Увы, напрасно - внутри все сжалось, во рту пересохло и стало трудно дышать.
        Она поспешила из кухни в спальню, но тут же столкнулась с Ларсоном. Он не спеша закатывал рукава рубашки, и, если неожиданное появление Глэдис и удивило его, он не показал вида. Просто небрежно кивнул девушке. Она потопталась на месте и все-таки решилась заговорить:
        - Привет, как прошла поездка?
        - Хорошо. Даже очень хорошо. Стоило кропотливо прорабатывать каждый шаг месяцами, чтобы, в конце концов, добиться такого результата. Теперь понемногу все встает на свои места. Америка, если хочешь знать, это только прелюдия. А тебе действительно интересно? Если дела пойдут, как намечено, моей добровольной ссылке скоро наступит конец.
        Он устало улыбнулся и направился в кухню.
        - Кофе есть? - спросил он.
        - Все это связано с Линдой? - спросила Глэдис ему в спину.
        Ларсон обернулся.
        - Да, дело касается Линды. А теперь ответь на вопрос - кофе, есть?
        - Только что сваренный, горячий и дымящийся? Ты будешь неприятно удивлен, но нет.
        Глэдис не собиралась расспрашивать его о Линде. Как всегда, ей было трудно вести с ним непринужденный разговор. Ларсон рассмеялся.
        - А можно попросить тебя приготовить кофе? - спросил он.
        - Лучше не надо, - задумчиво ответила Глэдис, радуясь тому, что он не вспоминает о происшедшем. - Но если ты сам собираешься заняться кофе, то свари чашечку и на мою долю.
        Через несколько минут Глэдис уже сидела за столом, пила кофе, чувствуя себя уютно, по-домашнему, в повседневной одежде, без макияжа, и внимательно слушала рассказ Ларсона о Нью-Йорке.
        Он с мягким юмором детально описывал места, о которых она только слышала, - поездка за границу была всегда для нее равносильна полету на Луну. Глэдис никогда никуда не ездила, они с отцом не могли себе позволить подобные траты. Поэтому ей было очень интересно узнать от Ларсона об Америке. Гораздо спокойнее говорить о путешествии, чем о его мачехе и обо всем, что с ней связано.
        - Послушай, - сказал вдруг Ларсон, усмехаясь, - ты так запросто сидишь со мной, беседуешь и даже не подозреваешь, какой подвергаешься опасности.
        Он посмотрел на девушку проницательным взглядом, и Глэдис забеспокоилась.
        - Ты о чем? - спросила она, и голос ее слегка дрогнул.
        - Ты льстишь моему самолюбию, выслушивая меня столь внимательно, - сказал он, облокотившись на стол и подавшись вперед. - Разве отец не говорил тебе о том, что проявление живого интереса к мужчине чревато некоторыми… последствиями?
        - Нет, - ответила Глэдис, не зная, принимать ли всерьез замечание Ларсона, но его слова смутили ее, и надо было как-то выйти из положения. - Ничего он мне не говорил. Попробовал однажды затеять рассказ о птичках и пчелках, но стеснялся больше меня. Я-то уже все знала об этом.
        - Еще бы! - весело заметил Ларсон.
        Он не сводил с нее глаз. Глэдис стало не по себе.
        - От подруг, разумеется.
        - От кого же еще!
        - Прекрати смотреть на меня так! - вспылила Глэдис, не выдержав его насмешливого взгляда.
        - А мне нравится смотреть на тебя!
        Глэдис нервно рассмеялась и встала.
        - Ты уходишь? - удивился Ларсон. - Я разве обидел тебя?
        Он тоже поднялся из-за стола. У Глэдис ноги вдруг стали словно ватные, и девушка медленно двинулась к двери.
        - Я иду спать, - твердо сказала она, не оборачиваясь. - И ты меня ни капельки не обидел.
        Приходится врать, это стало входить в привычку. Во всяком случае, как только Ларсон начинает задавать личные вопросы, она избегает говорить правду.
        - Какая хорошая мысль, - лениво протянул он, следуя за ней. - Очень здравая, хотя ты говоришь неправду.
        За ее спиной раздался сдавленный смешок.
        - У тебя слишком неуемное самомнение, - сказала Глэдис.
        Они подошли к двери ее спальни. Интересно, что он будет делать дальше? Ларсон ни разу не входил в ее комнату с тех пор, как привез сюда. Да и сейчас вряд ли собирается это сделать, хотя у него какое-то странное, игривое настроение. Глэдис повернулась к нему и открыто взглянула в глаза.
        - Почему ты считаешь, что каждое твое слово приводит меня в трепет? - спросила она.
        - Потому что по выражению твоего лица можно прочитать многое.
        - Ты плохо читаешь, - сказала Глэдис. - Я вовсе не трепещу каждый раз, когда ты заговариваешь со мной. С чего мне впадать в подобные крайности, когда мы знакомы тысячу лет? Так что это игра твоего воображения.
        Глэдис даже возгордилась собой, настолько взвешенно и спокойно прозвучали ее доводы. Главное, она вполне владела собой, и голос ни разу дрогнул. Но раздражало, что Ларсон выслушал тираду с усмешкой, похоже, сказанное не произвело на него никакого впечатления. Да разве такой самоуверенный тип признается, что заблуждался?! Он считает, что разбирается в ее характере лучше, чем она сама.
        - Кажется, сегодня я останусь наедине со своим самомнением, - печально заметил Ларсон.
        - Видимо, ты привык, что женщины бросаются в твои объятия всякий раз, как ты приближаешься. Но запомни, я не из их числа.
        - А как же понимать то, что произошло в незабываемый вечер после вечеринки?
        Глэдис молчала некоторое время, пока пауза стала тягостной. Тогда она взялась за ручку двери и сказала:
        - Давай не будем говорить об этом.
        - Да, пожалуй, слов не надо, - каким-то странным голосом согласился Ларсон.
        Он уже не улыбался, но вид его не понравился Глэдис - в его серых глазах было такое неприкрытое вожделение, что у нее дрожь пробежала по телу.
        Она быстро открыла дверь спальни и проскользнула внутрь, чтобы оказаться в безопасности.
        - Глэдис! Ты что, собираешься на этом закончить наш разговор? Мы же только начали его! - удивился Ларсон, стоя в дверях.
        Сердце ее дрогнуло, но голос прозвучал на удивление ровно.
        - Я устала. У меня была трудная неделя.
        Вот это правда. Хотя Тельма больше не высказывала никаких претензий, Глэдис каждый раз, проходя мимо кабинета начальницы, с опаской поглядывала на дверь, - вдруг оттуда выйдет Тельма и набросится на свою жертву. Глэдис даже придумала ей кличку
«вампир».
        Стивену она ничего не рассказала о своей встрече с Тельмой, но тот сразу догадался по выражению ее лица - что-то произошло между ними. Кстати, он пришел в восторг от новой клички Тельмы, даже принес на работу ростки чеснока в горшочке, что невероятно развеселило Глэдис. Они шутили на тему вампиров всю неделю, но напряжение все-таки не проходило.
        Но Ларсону ни к чему было знать обо всем этом. Ему вряд ли понравится, что неподражаемая импортная директриса, способности которой вызывали у него нескрываемое восхищение, отнесена младшим персоналом к категории «нечистой силы».
        - А почему неделя была трудной? - спросил Ларсон.
        Вместо ответа Глэдис попыталась закрыть дверь. Меньше всего она ожидала, что он распахнет ее настежь и ввалится прямо в ее комнату. Она уставилась на него, открыв рот от удивления. Потом все-таки поинтересовалась, в чем дело, получив весьма вразумительный ответ.
        - Проверяю, все ли тут в порядке.
        Он огляделся и обратил внимание на всякие мелочи, которые она расставила на каминной полке: фотографии в рамочках, безделушки, с виду довольно безвкусные, но дорогие памяти сувениры, которые дарил ей отец. Еще были книги и журналы, аккуратно расставленные на полках, новая маленькая лампа на столике.
        - Я ничего тут не трогала, - сказала Глэдис, продолжая стоять у двери.
        - Да, здесь гораздо уютней, чем там, откуда я тебя не так давно вывез, - заметил Ларсон, внимательно рассматривая фотографию отца Глэдис, сделанную несколько лет назад.
        Ларсон продолжал экскурсию по комнате. Он подошел к книжным полкам, просмотрел книги, потом вернулся к камину и взял в руки мексиканскую статуэтку, которую Глэдис купила когда-то в подарок отцу на день рождения. Ларсон покрутил ее в руках, потом поставил на место и принялся изучать бронзовый подсвечник. Глэдис терпеливо ждала, когда он удовлетворит свое любопытство.
        - Если хочешь сделать перестановку или сменить интерьер, пожалуйста. Предоставляю тебе полную свободу действий, - сказал Ларсон.
        - Меня вполне устраивает то, что есть, - воскликнула Глэдис удивленно. Что это он выдумывает? Она не собирается ничего тут менять, а модные интерьеры, вроде черных стен или полосатых оконных рам, вообще не для нее. - Модные, вернее модерновые, интерьеры не в моем вкусе. Я бы чувствовала себя неуютно.
        Ларсон внимательно выслушал Глэдис и вдруг двинулся прямиком к ней. Может быть, он направляется к двери и собирается уйти? Но нет, остановился, не сводя с нее глаз.
        - Насколько я понимаю, ты собираешься уйти? - проговорила она, стараясь оставаться хладнокровной.
        - Интересно, ты всегда разговариваешь со мной, сжав руки на груди. Что бы это значило? Психологу не составило бы труда разгадать этот жест.
        Он схватил ее за запястья и опустил руки.
        - Что ты делаешь?
        - Когда ты стоишь так, похоже, что ждешь нападения и готова защищаться. А еще похоже, будто ты стесняешься собственного тела, - заявил Ларсон, усмехаясь.
        В его глазах кроме веселого выражения было еще нечто такое, что совсем не понравилось Глэдис. Этого она боялась больше всего.
        - Разве я должна тебя опасаться? - спросила она, облизнув пересохшие губы.
        Ларсон не успел ответить, как она поспешила продолжить:
        - Лично я считаю, что нет. И я вовсе не стыжусь своего тела. Некоторое время назад у меня еще были комплексы, я тогда немного располнела и переживала из-за этого. А сейчас… я… в отличной форме. Правда, изящной и тоненькой я никогда не буду, но это меня мало волнует.
        Глэдис говорила, гордо подняв голову, вглядываясь в глаза Ларсона, словно хотела понять, волнует его это или нет.
        - Ты меня неправильно поняла. Я-то имел в виду другое. Но, действительно, почему тебя должна волновать твоя фигура? У меня, например, никогда не возникало желания стать маленьким и худеньким.
        Глэдис рассмеялась.
        - Не думаю, что твоим женщинам это понравилось бы, - сказала она.
        Пора напомнить, что она знает о существовании кое-кого, о ком он упорно умалчивает, а кроме того, надо было немного разрядить явно накалявшуюся обстановку, потому что Глэдис, как всегда в его присутствии, начинала терять самообладание.
        - В настоящий момент у меня нет никаких женщин, - тихо и твердо сказал Ларсон.
        - Серьезно? А как же Тельма? - вырвало у Глэдис.
        - Ах, Тельма… Ты давно намекаешь на нее. Ее качества деловой женщины достойны уважения, и только поэтому я предложил ей работу.
        - Думаю, у нее на этот счет другое мнение.
        Взгляд Ларсона стал жестким.
        - В этом смысле я поставил ее на место, - сказал он и вдруг неожиданно погладил девушку по щеке. - Как только тебе пришла в голову подобная чушь? Тельма прекрасный работник, но она женщина совершенно не моего типа. Правда, мне следовало это предвидеть, опасная ситуация назревала, а я не замечал очевидного. Понимаешь, я уделял много времени и внимания ее карьере. А она усмотрела в этом нечто совсем иное.
        - Бедная Тельма, - печально произнесла Глэдис, вдруг посочувствовав этой женщине.
        - А вот жалеть ее не надо, - предупредил Ларсон. - Досадные промахи никак не отразятся ни ее послужном списке.
        - Она разве уезжает?
        - Это ее решение, не мое.
        Ларсон продолжал гладить девушку по щеке, коснулся пальцем губ… Глэдис изо всех сил старалась сделать вид, что ей это безразлично, хотя сердце бешено колотилось в груди.
        - Мне казалось, ей нравится работа.
        - До тех пор пока Тельма не поняла, что не получит того, на что явно рассчитывала, то есть меня. - Взгляд его при этом стал жестким, но лишь на мгновение.
        - Да, женщину всегда винят в том, что она завлекает мужчину.
        - Я никогда не давал Тельме повода считать, что между нами может быть нечто большее, чем чисто деловые отношения. Может, она неправильно меня поняла? Так разве я виноват?
        - Нет, конечно, - пробормотала Глэдис, наконец решившись убрать его руку со своего лица. - Я вижу, тебя абсолютно не в чем винить. Твоя совесть чиста.
        - Ну и хорошо, - сказал Ларсон. - Я рад, что ты поняла меня.
        Глэдис хотела было что-то сказать, но в этот момент он резким движением прижал ее к стене и поцеловал в губы. Задохнувшись от неожиданного восторга, она ответила ему страстно и жадно, но потом, словно очнувшись, оттолкнула.
        - Что ты делаешь? - спросила она, едва выговаривая слова.
        Ларсон заключил ее в объятия, не давая пошевелиться, ей только и оставалось, что смотреть в его глаза и чувствовать всем телом невероятное напряжение его мускулов.
        - Именно то, что мне все время хотелось сделать, - ответил он.
        - Прекрати!
        Но Ларсон осторожно провел пальцами по ее щеке, потом погладил нежную кожу шеи. Ладонь скользнула под воротник ее рубашки.
        - Послушай, - хрипловатым голосом сказала Глэдис, - я вовсе не хочу стать еще одним победным трофеем Ларсона Редгрейва. Что будет потом, ясно - тебе скоро это наскучит, и ты пойдешь дальше, а я останусь…
        - Я хочу тебя, Глэдис!
        - Не всегда можно получить все, что захочешь.
        - И ты ведь тоже хочешь меня…
        - Да ты даже не слушаешь, что я говорю!
        - Я все чувствую, стоит только дотронуться до тебя, и ты…
        - Пожалуйста, Ларсон! - взмолилась она. - Тебе лучше уйти сейчас, пока не случилось то, о чем ты утром будешь сожалеть.
        Глэдис не понравилась эта фраза - до того избитая, - но больше ничего не пришло в голову. Она уже дрожала от его прикосновений, которые становились все настойчивее.
        - Как можно сожалеть о том, чего мы оба жаждем?
        - Я не могу просто взять и переспать с кем-то, Ларсон. Меня не так воспитали. Может, тебе это кажется глупым и старомодным, но я отношусь к этому слишком серьезно.
        - Значит, ты хочешь сохранить себя для мистера То-Что-Надо? Правда, трудно представить, что он будет именно то, что надо, с первого взгляда кажется одно, а потом выясняется совсем другое. В этом можно легко убедиться, если вспомнить про растущее число разводов.
        - Поэтому нужно ложиться в кровать с каждым? - спросила Глэдис и, высвободившись из его объятий, отошла к окну.
        Ларсон подошел к ней сзади и, не приближаясь смотрел на ее отражение в стекле.
        - Почему ты выбираешь крайности - либо безбрачие, либо распутство? Секс - это удовольствие, и мне нравится заниматься им, но это не значит, что я все свободное время трачу на попытки заманить женщин в постель.
        - Тебе и не нужно прилагать к этому много усилий.
        - Да не бегаю я за юбками, не коллекционирую победы, как ты считаешь! Ничего хорошего в таком образе жизни нет, и это не по мне. Но, с другой стороны, если встречаются двое и между ними возникает пусть не любовь, но обоюдная страсть, то почему бы, черт возьми, им не спать друг с другом?
        Как он разумно все объяснил! Согласно его логике выходило, что попытки придерживаться моральных принципов в этом деликатном вопросе равносильны глупости.
        - Замечательно, - сказала она. - А потом наступает горькое разочарование?
        - Можно подумать, этого можно избежать, если у тебя обручальное кольцо на пальце. - Ларсон рассмеялся, и его цинизм больно задел Глэдис. - Это вовсе не романтично, Глэдис, - сказал он. - Это более чем наивно.
        - А я хочу оставаться абсолютно наивной.
        Да, Ларсон Редгрейв - опасный человек. Красивый, обаятельный, умный, богатый. Он может заставить людей делать то, что они никогда сами не сделали бы. Вероятно, он действительно не давал повода Тельме надеяться на серьезные отношения, но на самом деле проявил к ней видимый интерес, хотя и чисто деловой - восхищался ее талантом руководителя, привез в Лондон, поручил ответственную работу. Неужели он не догадывался, как она может расценить подобное внимание? И не пользовался ее преданностью?
        А все эти разговоры о браке? Он открыто высмеивает супружеские отношения, не верит в прочность брачных уз…
        - Ты что, вообще не признаешь брак? - спросила Глэдис. - У твоего отца был счастливый брак, я имею в виду первый.
        - Вот эта оговорка важнее всего. Она как раз и подтверждает мою точку зрения. Отцу действительно повезло с первым браком, после чего он решил, что так всегда и бывает. И попался на удочку молодой красотке, которой было наплевать на любовь, ее волновал только его счет в банке. - В его голосе снова появились жесткие нотки.
        - Он совершил ошибку, - сказала она.
        - Что обычно случается, когда сердце берет верх над разумом.
        - Как жестоко! Следовательно, ты осуждаешь брак вообще только потому, что твоему отцу не повезло?
        - Я ничего подобного не утверждал, - поправил ее Ларсон. - Просто не считаю, что нужно торопиться с этим, едва встретив желанную женщину.
        Глэдис тоже уже начинала сердиться.
        - А когда же, по-твоему, надо жениться? - спросила Глэдис.
        - Когда имеется подходящая кандидатура, можно спокойно все обдумать, прийти к взвешенному решению. То есть понять, что эта женщина подходит мне и не нарушит образ жизни, к которому я привык.
        - О, ты меня просто сразил своим подходом к этой проблеме! Какая продуманность, Ларсон! А эта подходящая женщина должна будет заполнить анкеты? Ей надо будет представить характеристики?
        - Не болтай глупости!
        - Это не я, а ты несешь вздор!

«Подходящая кандидатура»! - с возмущением подумала Глэдис. Понятно, какую он имеет в виду: элегантную, красивую, из хорошей семьи. Женщину с родословной, дипломами, незаурядного ума. Другими словами, полную противоположность ей, Глэдис. Насчет нее у Ларсона незамысловатые планы: получить максимум удовольствия и попрощаться. Хорошо еще, что он не скрывает своих намерений.
        - Послушай, Глэдис! Неужели ты хочешь сказать, что не собираешься заниматься любовью с тем, кто не является потенциальным женихом?
        - Да, я так считаю. По-моему, нет ничего более отвратительного, чем лечь в постель с мужчиной с единственной целью - развлечься на полчаса.
        - А как насчет удовольствия?
        Ларсону явно начинал надоедать этот разговор, в голосе звучало нетерпение. Но его ждет еще большое разочарование, когда он поймет, что ничего не получится. Горевать он не станет, пожмет плечами и уйдет, зная, что обязательно найдет десяток умопомрачительных красавиц, умирающих от желания отдаться сию же секунду, стоит ему лишь подмигнуть. Правда, какая-нибудь из них может и пожелать чего-то более постоянного, чем он предлагает. Что ж, тогда Ларсон применит свой дедуктивный метод и вынесет решение.
        Глэдис понимала, что скоро ей ничего не останется, кроме как сожалеть о том, что она не отдалась ему. Может, правду говорят: «Хоть час, да мой»? Ведь ей вовсе не хотелось остаться старой девой, которая не сможет взглянуть на другого мужчину только потому, что он не идет ни в какое сравнение с Ларсоном Редгрейвом. Нет, такое будущее ее вовсе не прельщало.
        Но если не слушать голос разума, совершенно очевидно, что ее ждет. Она любит Ларсона и станет любить еще больше, если сейчас ляжет с ним в постель. А потом, когда их связи придет конец, останутся лишь горечь и боль. Поэтому лучше не поддаваться инстинкту, даже если потом и придется сожалеть.
        - Когда Тельма собирается уезжать? - спросила Глэдис, меняя тему разговора.
        Она уже едва могла держать себя в руках, на нее невероятным образом действовал какой-то поистине дьявольский магнетизм, которым обладал Ларсон в такие минуты.
        - Я сказал ей, чтобы не торопилась, но, скорее всего, она не задержится дольше двух месяцев. В Америке у нее связи, работу найдет без труда. Ну а я, конечно, дам ей лучшие рекомендации.
        - Какой жест милосердия! - ядовито заметила Глэдис. - Правда, в этом ты как раз большой специалист. Особенно, когда нужно очистить совесть.
        - О Господи! - воскликнул Ларсон в сердцах. Нервным жестом он привел в порядок волосы.
        Теперь он смотрел на Глэдис сердито, что порадовало ее - пусть лучше разозлится, тогда, может, из его головы улетучатся грешные мысли.
        - Послушай, я думал, мы покончили с обидами, - сказал Ларсон.
        - Ты - определенно да!
        - А ты - нет? Все еще хочешь представить меня в роли эдакого предателя?
        - Ни в какой роли я тебя не представляю! - заявила Глэдис. - Просто надо добавить, ради большей объективности, пару изъянов в явно идеализированный портрет самого добродетельного в мире человека, которым ты себя представил.
        Ларсон посмотрел на нее с улыбкой. Это было так неожиданно для Глэдис, что она почувствовала себя безоружной - чего она добилась этим разговором, своими колкостями? Ему как с гуся вода, а она от его улыбки снова начинает таять…
        - А потом ты еще вздумаешь убедить меня в том, что ты святой, - продолжала Глэдис, стараясь говорить что угодно, лишь бы Ларсон не заметил, как сильно она возбуждена.
        А он, улыбаясь, не сводил с нее восхищенных глаз, только поднял брови, удивившись последнему пассажу Глэдис.
        - Ничего не вижу смешного! - воскликнула она.
        Ларсон явно задался целью вывести ее из себя.
        - Правильно, ничего смешного. Я просто любуюсь тобой, потому что ты выглядишь такой соблазнительной, когда злишься!
        Глэдис чуть было не сказала, что и он выглядит именно таким. Ей совсем расхотелось противостоять его чарам. Что особенного, если…
        - Я бы не сердилась, если бы ты не вломился в мою комнату без разрешения, - тихо произнесла она.
        - В мою комнату, - поправил Ларсон.
        - О, конечно, в твою. Но ты разве забыл, тут живу я. По твоему, естественно, приглашению. Я имею право на уединение.
        - Только не тогда, когда я хочу заняться с тобой любовью.
        Спокойно! - пыталась взять себя в руки Глэдис. Вдох и выдох. Не смотри ему в глаза, там опасные искорки. Постарайся преодолеть это сейчас, потом будет легче!
        - А если я скажу «нет», это считается ответом? - спросила Глэдис.
        - Не припомню, чтобы мне когда-либо отказывали.
        - Ты самый тщеславный человек, какого я когда-либо встречала! - воскликнула она.
        Ларсон расхохотался.
        - Я так и знал, что ты возмутишься! Вот это реакция. Но ты весьма предсказуема, Глэдис. Ну, попробуй отрицать, что я не привожу тебя в трепет!
        Конечно, он все заметил - дрожь, блеск глаз… Глэдис молчала. Она не могла ничего придумать в ответ. Все равно ничего у нее не выйдет, поскольку все ее существо стремится к нему, и он это чувствует, видит. Какие тут могут быть аргументы в свою защиту?
        - Скажи, что я тебе не нужен. Что ты не хочешь меня, - медленно проговорил Ларсон вкрадчивым голосом.
        Глэдис молчала, словно оцепенев. Во рту пересохло, язык будто прилип к нёбу. Ларсон осторожно сжал ее лицо в ладонях и наклонился к ней так близко, что она чувствовала на губах его дыхание. Глэдис ждала его жадного и желанного поцелуя, но он не торопился.
        Он коснулся губами уголка ее рта и продолжал целовать ее, с каждым разом все крепче, пока она не стала сама искать его губы, сгорая от вожделения. Вот тогда он и поцеловал ее по-настоящему.
        Глэдис не сопротивлялась. Она обвила его шею руками и прижалась к нему всем телом. Не отрываясь от ее губ, Ларсон подхватил девушку на руки и понес на кровать.
        Он осторожно расстегнул блузку, любуясь девичьей грудью, просвечивающей сквозь черные кружева. Глэдис выгнулась от неистового возбуждения. Когда девушка застонала от вожделения, Ларсон расстегнул застежку бюстгальтера и начал ласкать грудь ладонями, наблюдая за реакцией от умелых прикосновений. Глэдис притянула его голову к груди, чтобы вновь ощутить обжигающие поцелуи, потом нетерпеливо расстегнула его рубашку, чтобы чувствовать каждый мускул его тела. И вот уже ее дрожащие пальцы скользнули под пояс его брюк. Ларсон застонал от нетерпения, порывисто срывая с себя остатки одежды.
        Губы его скользнули вниз, лаская ее живот и устремляясь все ниже… Глэдис зажмурилась, боясь увидеть, как он будет целовать ее, пусть лучше эта изощренная ласка придет в ощущениях, Ее трепещущие бедра раскрылись навстречу его поцелуям, тело горело от прикосновений умелых рук… Она услышала стон… его стон… или собственный?..
        Ларсон чуть отстранился, продолжая неистово гладить ее тело. Глэдис дотронулась до его бедра и он направил ее руку так, чтобы она ощутила, как велико его желание.
        И тут Глэдис охватил страх. Она словно очнулась ото сна, вернувшись к реальности. В одну секунду девушку представила, во что превратится ее жизнь, если она отдастся Ларсону, уступит своим безумным желаниям.
        Так, наверное, случается, когда люди говорят «увидел всю свою жизнь за доли секунды». Только перед ее глазами пронеслось не прошлое, а будущее, очень ярко, словно в кино.
        Да, она любит Ларсона, но если дать волю страсти, она будет любить его еще сильнее. Ее любовь, увы, безответна, Ларсон испытывает к ней лишь физическое влечение, не больше. Она попадет в путы слепой зависимости, желая одного - быть с ним всегда. Но к тому моменту, когда ему наскучит эта связь, что неизбежно, у нее не останется ничего, даже гордости.
        Глэдис вдруг представила, как она бежит за ним, скуля, словно побитая собака, умоляя не оставлять ее, радуясь проявлению милости с его стороны. Разумеется, рано или поздно ему наскучит собачья преданность влюбленной девушки. Она постепенно превратится в несчастное существо, убитое страхом, что каждый день, проведенный с любимым, может оказаться последним. Любовь к Ларсону Редгрейву не принесет счастья. Она может доставить лишь страдания. Ведь он ищет развлечений, а не прочной связи.
        Как отбросить ее моральные устои и жизненные принципы и отдаться человеку, который не собирается связывать с ней свою жизнь?
        Единственное, что ждет Глэдис в будущем, если она будет принадлежать Ларсону, это тоска и одиночество, так как она скоро наскучит ему. Глэдис предчувствовала, как он объявит ей о разрыве спокойным холодным тоном, подчеркнув, что никогда ничего ей не обещал.
        Представив все это в считанные секунды, Глэдис оттолкнула Ларсона.
        - Извини, я не могу, - сказала она хриплым голосом.
        Он не ослабил объятий, продолжал крепко обнимать ее.
        - Нет! - выкрикнула Глэдис.
        Ларсон поднял голову и посмотрел на девушку удивленно.
        - Что значит «нет»?
        - Это значит, что я не могу допустить этого. Прости.
        Она хотела отвернуться, но он держал ее за подбородок, заставляя смотреть себе прямо в глаза.
        - Ты, наверное, шутишь?
        - Я не могу заниматься любовью с тобой Ларсон. Ты нравишься мне, но…
        - Знаешь, как называются такие, как ты? - спросил он злобно, натягивая брюки.
        Глэдис посмотрела на его загорелое тело и жмурилась.
        - Прости! - проговорила она вполголоса.
        Предательские слезы текли по щекам, и девушка закрыла лицо руками. Ее охватил неожиданный порыв - сброситься к нему и умолять остаться, но она не двинулась с места.
        Дверь хлопнула так, что зазвенели оконные стекла. И тогда Глэдис уткнулась лицом в подушку и зарыдала во весь голос.

8

        Глэдис даже не могла представить, насколько изменятся их отношения с Ларсоном. В течение последующих двух недель они редко виделись, но когда случайно сталкивались, Ларсон обращался к девушке подчеркнуто вежливо, что было более неприятно, чем неприкрытый гнев.
        Обычно он заговаривал с ней на ходу, убегая на работу, лишь в необходимых случаях: здоровался, давал указания, - и делал это с подчеркнутой любезностью. Выражение его лица оставалось непроницаемым. Глэдис с ужасом думала: неужели она больше не увидит в его глазах неподдельный интерес, не услышит беззаботный смех, остроумные шутки, неужели он больше не будет подтрунивать над ней, рассказывать о своих поездках? Перспектива долгих одиноких вечеров на кухне повергала девушку в отчаяние.
        Когда все было иначе и Ларсон всегда был рядом - то усталый и сердитый, то энергичный и веселый, Глэдис и в голову не приходило, как будет тяжело обходиться без того, что, оказывается, стало частью ее жизни. Глэдис чувствовала себя потерянной и одинокой, и это чувство усугублялось с каждым днем, с каждой мимолетной встречей.
        Мучимая безответными вопросами, она изводила себя воспоминаниями, от которых становилось еще тяжелей. Без возможности видеть его, смотреть в его глаза, наблюдать за каждый жестом, ставшим знакомым и родным, Глэдис просто задыхалась. А что же он? Думает ли он о ней? Вспоминает ли минуты страсти? Или просто вычеркнул ее из своей жизни?
        Когда Глэдис задавала себе эти вопросы, ответы, которые приходили на ум, были совсем не такими, как ей хотелось. Но, судя по его теперешнему поведению, похоже, он продолжает спокойно жить дальше, как жил до сих пор. Меньше всего он походил на человека, который пытается загасить все еще пылающий огонь желания.
        И только по ночам, лежа в постели без сна, Глэдис могла предаваться мечтам. В ее воображении Ларсон совершал поступки, которые явно не соответствовали его характеру. Так, он врывался в ее спальню с пылкими признаниями в любви. Или встречал ее у дверей и бросался обнимать. В каждом видении Ларсон чудесным образом превращался в абсолютно другого человека - сдержанность, самообладание, высокомерие испарялись под воздействием пылкой любви. Таким виделся ей образ Ларсона по ночам, а наутро, во время очередной недолгой встречи, Глэдис убеждалась, что он остался прежним. Ничего не менялось, лишь ее невыносимые страдания росли день ото дня.
        Именно по этой причине Глэдис стала подолгу задерживаться на работе - что угодно, лишь бы не сидеть дома! Завершив очередной отчет, она просматривала другие папки с документами, чтобы все привести в порядок. Девушка работала в одиночестве, так как Стивен считал сверхурочную работу помехой личной жизни (когда же ему еще мириться и ссориться с подружкой?). Глэдис изучала материалы о приобретении недвижимости, проекты предполагаемых сделок, отложенные на время финансовые справки и прочие бумаги. Ей попалась на глаза разработка плана развития компании на следующий год, сделанная Тельмой. Интересно, что им со Стивеном начальница вручила лишь набросок этого плана, видимо, считая, что клеркам вовсе не обязательно знать подробности и детали.
        Работа помогала Глэдис не думать о Ларсоне. В тишине офиса девушка чувствовала себя спокойно и уверенно, она находила интерес даже в тех занятиях, которые не имели прямого отношения к роду ее работы. Ничего предосудительного в этом нет, ей нравится возиться с документами.
        Глэдис сомневалась, что, окажись Тельма на ее месте, она бы с такой готовностью принялась наводить порядок в шкафу для хранения формуляров. Но начальница не докучала Глэдис, более того, она перестала проявлять рвение к работе фирмы, с которой уже почти уволилась. Правда, Тельма не обмолвилась ни единым словом о своем решении.
        И вдруг выяснилось, что Тельме тоже стали необходимы сверхурочные часы. Она время от времени приходила на работу рано утром. Глэдис узнала об этом, придя как-то в половине седьмого и обнаружив, что мисс Фокс уже сидит за столом, погруженная в дела. Она не заметила Глэдис, которая, в свою очередь, не стала заходить в кабинет.
        Однажды, перебирая папки, Глэдис наткнулась на документы, которые чуть позже произвели эффект разорвавшейся бомбы, но поначалу, перелистывая страницы, она не подозревала, что держит в руках настоящий пакет взрывчатки.
        Она обратила внимание, что папка не укомплектована, документов явно не хватает. Внимательно просмотрев подборку, она поняла, что отсутствует переписка с финансовыми службами банков, нет отчетов о переговорах и прочей мелкой информации, которая составляет дело, заведенное на определенную фирму. Материалы представляли собой несколько страниц заметок, сделанных рукой Тельмы.
        Глэдис лениво листала страницы и с грустью думала, что сегодня пятница, все развлекаются, а она возится с бумагами. И вдруг у нее возникло чувство, что документы, которые она держит в руках, не предназначены для посторонних глаз. Эта странная папка, по ее мнению, не должна была находиться в шкафу. И положила ее сюда, конечно, не сама Тельма, которая никогда не занималась такими мелочами, перепоручая все секретарше.
        Этой папке явно здесь не место. Глэдис это сразу поняла, потому что нашла ее, только когда полностью выдвинула ящик. Тот, кто принес ее сюда, явно промахнулся, и папка завалилась за ящик к самой стенке шкафа.
        Конечно, Бренда, секретарша Тельмы, не могла этого сделать, она славилась своей аккуратностью, поэтому подозрение пало на временно взятую на работу новенькую девушку, которую Тельма, в конце концов, уволила за некомпетентность.
        Глэдис хорошо помнила эту девушку, потому что она ей понравилась. Синтия, так ее звали. По характеру довольно прямолинейная, даже резкая, но деловая и ловкая. Тельма невзлюбила новенькую с первого взгляда и, недолго думая, уволила под благовидным предлогом.
        Глэдис как раз зашла подписать счета в кабинет начальницы, когда та говорила по телефону с агентством, приславшем Синтию. Она слышала, как Тельма сказала:
        - Девушка слишком шумная и, главное, не совсем подходит для той работы, которая ей поручена.
        Может быть, Синтия засунула эту папку в шкаф из чувства мести? А ведь могла натворить чего-нибудь и похуже. Глэдис даже отложила бумаги, чтобы представить себе разъяренную Тельму которая обнаружила подвох.

        Глэдис провела на работе весь уик-энд, заезжал домой лишь переночевать. В офис она попадала по специальному пропуску, который вручался только отделу управления, правда, до этого Глэдис не использовала его.
        В течение нескольких часов она проверяла документы, сделала пару телефонных звонков и поняла, что компании, которая значилась в бумагах, не существует. Поразмыслив немного, Глэдис решила: чтобы окончательно разрешить эту проблему, нужно проникнуть в святая святых - в кабинет Тельмы. Она тут же направилась туда, вошла на цыпочках, не потому, что боялась шума, а на всякий случай, из предосторожности. Сюда не то чтобы запрещалось входить, просто никто не осмеливался это делать в отсутствие начальницы.
        Тельма, всегда опрятная и подтянутая, содержала кабинет в идеальном порядке. Ничего лишнего, строгий деловой интерьер. Искусственные комнатные растения, из личных вещей - фотографии на столе, безделушек нет и в помине.
        Ничего определенного и важного Глэдис не обнаружила ни в одном из шкафов; там хранились обычные папки с документами. Всю следующую неделю девушка мучилась над трудной загадкой, которая превратилась в настоящую головоломку. Решить ее надо было во что бы то ни стало.

        В субботу утром Глэдис опять собралась в офис, чтобы продолжить поиски. Оделась, схватила сумку и на минутку забежала на кухню, чтобы выпить чашечку кофе. Она спешила и пила кофе почти на ходу, стоя у кухонного шкафчика, как вдруг вошел Ларсон.
        Они не виделись целую неделю, Глэдис почти и не вспоминала о нем, занятая совсем другими мыслями, поэтому от его неожиданного появления мгновенно разволновалась.
        Ларсон тоже удивился, увидев девушку, но моментально взял себя в руки, принял невозмутимый вид и, поздоровавшись, начал готовить кофе. Не так давно он попросил бы Глэдис сделать это, но сейчас подобная просьба исключалась.
        - Собралась уходить? - спросил он, сухо оглядев девушку с ног до головы, потом сел за стол, достал газету и принялся читать.
        - Иду на работу, - небрежно бросила она в ответ. Он промычал что-то неразборчивое, продолжая читать газету. Даже не удосужился поднять глаза. Вот невежа! - Большое спасибо за внимание! - громко заявила Глэдис.
        Вот тут Ларсон отреагировал: отложил в сторону газету, выпрямился и положил руки на стол. Потом поднял взгляд на Глэдис, впервые после того, как выскочил тогда из ее комнаты, побелев от гнева.
        - Чего ты от меня хочешь, Глэдис? - поинтересовался он. - Тебе нужно мое внимание и притворный интерес к тому, как ты собираешься провести субботу?
        - Ничего. Читай дальше свою газету, - пробормотала Глэдис с обидой.
        Она вымыла свою чашку и поставила ее в буфет. Повернувшись, увидела, что Ларсон все еще внимательно смотрит на нее. Ни тени симпатии, ни улыбки.
        - Как и все женщины, - сказал он вдруг, - ты думаешь, что я просто извелся от отчаяния из-за тебя.
        - Вовсе нет! - воскликнула Глэдис, но почувствовала, что начинает краснеть.
        - А ты надеялась, что я снова заявлюсь к тебе, в твою комнату?
        - Все, я ухожу.
        Она прошла мимо него, и тут Ларсон схватил девушку за руку.
        - Почему ты идешь на работу, Глэдис? - спросил он.
        После всего, что он наговорил, меньше всего верилось в искренность его интереса к ее делам.
        - Потому что там более здоровая атмосфера, чем здесь, - довольно резко ответила Глэдис.
        - Ты высказалась предельно ясно: никакого секса без любви и супружества. Так к чему же теперь язвить?
        Все это было сказано ледяным тоном, и можно стерпеть, только пусть отпустит ее руку!
        - Я должна была догадаться, - начала Глэдис, тщательно подбирая слова, - что, поскольку идея о чудесном спасении несчастной подружки детства себя изжила, а идея о выполнении интимных услуг не прижилась, то мне вряд ли найдется другое применение.
        - Бедная Глэдис! - сказал Ларсон и отпустил ее руку, чего она уже не очень хотела. - Может, стоит попробовать стать тебе кем-то вроде папочки?
        Глэдис отвернулась. Представить себе Ларсона Редгрейва в такой роли, все равно, что заставить его играть Деда Мороза на детском утреннике! Она не могла избавиться от неприятного ощущения, вызванного бестактным вопросом Ларсона. Он задел за больное. Именно Ларсон был первым человеком, кто после смерти отца выслушал ее сбивчивые мысли и воспоминания. Не пристало ему шутить подобным образом.
        - Я дурак, Глэдис! Прости. Мне не следовало говорить этого, - признался он совсем другим тоном.
        Ларсон смотрел на девушку и молчал. По его взгляду трудно было догадаться, о чем он думает, но выражение лица изменилось. Глэдис стало немного не по себе. Она не знала, что сказать, что сделать. Стояла, переступая с ноги на ногу.
        - Мне иногда так хочется поговорить с тобой! - услышала она вдруг свой голос. - А тебе?
        Вот к чему приводят любовь и отчаяние - начинаешь произносить то, что должно остаться в глубине души, выдаешь себя с головой жестами, выражением глаз…
        - Так почему ты идешь на работу?
        Лучшего способа показать безразличие к тому, в чем она призналась, он не мог. Ясно, она наскучила ему. Надо же было выставить себя такой дурой! Заявить, что тоскует по нему! Еще пара подобных выпадов, и она превратится в то самое несчастное существо, образ которого возник у нее перед глазами той злополучной ночью.
        - Надо кое-что сделать, - ответила Глэдис, стараясь изо всех сил взять себя в руки.
        - Что?
        Глэдис пожала плечами и сказала безразличным тоном:
        - Да так, ничего особенного.
        - Ты что-то скрываешь! - громко воскликнул Ларсон, и его голос даже зазвенел в тишине кухни.
        Глэдис попятилась от неожиданности. Что это он так завелся? Но объясняться с ним она не собиралась, равно как и докладывать о странных бумагах и своих подозрениях. Нужно сначала все проверить.
        - Ничего я не скрываю, - сказала она.
        - Ты точно идешь на работу? - переспросил Ларсон, подозрительно глядя на девушку. - Нечего смущаться, если ты собираешься встретиться с каким-то мужчиной. Думаешь, я буду ревновать. Ничего подобного. Так у тебя свидание?
        Глэдис чуть не закашлялась от такого неожиданного предположения, но быстро справилась с собой и обрадовалась возможности отвертеться.
        - Да, - сказала она. - Я иду на свидание. Довольно глупо с моей стороны смущаться, но ты же меня знаешь…
        Ларсон весело рассмеялся.
        - И ты хочешь переспать с ним?
        Глэдис с укоризной взглянула на Ларсона. Вот идиот!
        - Ладно, не будем об этом, - проговорил он, встал и подошел к мойке. - Если захочешь привести парня сюда, пожалуйста, меня не будет дома всю ночь.
        - Я подумаю. Спасибо, - смутившись, пробормотала Глэдис.
        Она постояла еще немного, глядя ему в спину. Ларсон молчал и тупо смотрел в окно. Значит, он не собирается вести дальнейшие разговоры.

        По дороге к метро Глэдис, мучимая ревностью, размышляла, куда он исчезает на всю ночь? Тельма, похоже, исключается. Может, завел новую любовницу?
        Она старалась отвлечься от этих мыслей, подумать над тайной несуществующей компании, которую пора было раскрыть, но ничего не получалось.
        Вместо этого вспоминала каждое слово короткого утреннего разговора, пыталась угадать скрытый смысл сказанного и невысказанного, но чем сильнее старалась, тем больше подводила ее память.
        Единственное, что особенно ярко запечатлелось в ее мозгу, это безразличие Ларсона к ее признанию, взгляд, в котором ничего нельзя было прочесть, и тон, которым он говорил.
        И вдруг ее поразила еще одна мысль - а не считает ли Ларсон, что она посягает на его свободу, что она, как Тельма, хочет женить его на себе, да вдобавок заполучить его деньги?
        Глэдис бросило в жар от ужаса, она едва не проехала свою остановку. Выйдя на улицу и направляясь к зданию компании, она стала размышлять дальше.
        Получается, что дочка шофера прокладывала себе дорогу в высшее общество. Неужели он понял все именно так? У него уже есть пример перед глазами - Линда. Она женила на себе старика Редгрейва, чтобы заполучить его деньги, причем проделала это достаточно ловко и умело. Поэтому Ларсон вполне мог прийти к такому заключению.
        Погруженная в невеселые мысли, Глэдис даже прошла лишний квартал, так что пришлось возвращаться.
        Но когда она оказалась в офисе, то без особых усилий переключилась на то, ради чего пришла в выходной на работу. Она обошла все комнаты, удостоверившись, что никого нет. Не хватало, чтобы ее застукали за весьма «интересным» занятием! Поди потом объясни, зачем ей это понадобилось. А особенно важно, чтобы самой Тельмы случайно не оказалось тут.
        Глэдис хранила фотокопии «странных» документов в ящике стола, предварительно вытряхнув оттуда всякие мелочи и тщательно запирая его на ключ. Достав документы, она внимательно их изучила снова, и мысли о Ларсоне улетучились из головы.
        Ключ к разгадке явно находится в кабинете Тельмы, его нужно отыскать, и Глэдис решительно направилась именно туда. Правда, сначала проверила все шкафы, стеллажи и даже большую кладовку для канцелярских принадлежностей - нет ли там чего-нибудь важного?
        В кабинете Тельмы она подошла к письменному столу, в котором только один ящик запирался на ключ. Глэдис применила свои познания по взлому замков, которыми ее как-то еще в школе снабдил одноклассник - сын мастера по изготовлению сейфов. Замок в ящике был простейший, и ей удалось открыть его запросто при помощи обычных ножниц.
        Глэдис принялась за работу. Она сделала копии всего, что там находилось. Изучать документы она будет потом, дома, в спокойной обстановке. А сейчас главное - не попасться. Но взглянув опытным глазом на колонки цифр и быстро смекнув, что это, она поняла - дела обстоят намного хуже, чем она предполагала.
        Она действовала быстро и бесшумно, настороженно вслушиваясь в тишину, чтобы молниеносно среагировать на любой звук, будь то скрип двери или шаги по коридору.
        Домой Глэдис вернулась часам к семи, а только в одиннадцать закончила изучение всех документов, читая и перечитывая все, что ей удалось переснять и не переставая поражаться неожиданному открытию.
        Около полуночи она услышала, что вернулся Ларсон, и очень удивилась - он же сказал, что уходит на всю ночь. Глэдис нахмурилась, так как пришлось отвлечься от бумаг, разбросанных по всей кровати, собрала документы и положила в секретер. Теперь уже спокойно не поработаешь - хочешь не хочешь, а в голове снова будут роиться беспокойные мысли о нем, раз слышно, как он ходит, стучит чашками, включает воду…
        Меньше всего она ожидала, что Ларсон придет к ней в комнату, что он тут же и сделал. Слава Богу, я успела все спрятать! - первое, что подумала Глэдис, а уже потом разозлилась на него за бессовестное вторжение. Даже не постучал! Просто распахнул дверь, будто имеет полное право нарушать ее покой, и остановился в дверях с наглым видом.
        - В чем дело? - спросила Глэдис сердито.
        Она сидела на кровати, поджав под себя ноги. Ночная рубашка была слишком короткой, чтобы ее можно было натянуть хотя бы на колени, но ничего не поделаешь - не лезть же, черт возьми, под одеяло! Поэтому она приняла весьма воинственный вид.
        - Что тебе тут нужно, Ларсон? Или ты ошибся дверью?
        По его лицу пробежала какая-то странная тень, взгляд стал подозрительным.
        - Ты еще не спишь? - задал он совершенно идиотский вопрос, словно пришел проверить.
        Он сделал один неуверенный шаг, но продолжал держаться за ручку двери.
        - Да, как видишь, не сплю.
        - А что ты делаешь? Читаешь? Что-то я не вижу книги поблизости?
        При этом он не спускал с девушки глаз. Вообще, в его облике было что-то совершенно ему не присущее - настороженность и недоверие. Это весьма озадачило Глэдис, но она старалась не показать виду.
        - Я вовсе и не читала книгу, - сказала она, но тут вспомнила про пачку документов, которые спрятала только что, и слегка покраснела.
        Ей ведь придется когда-нибудь сказать Ларсону о них, но не сейчас. Сначала необходимо хорошенько все обдумать и решить, что предпринять.
        - А что же ты тогда делала? - прищурив глаза, настаивал он.
        Вот нахальство! Пристает с допросом.
        - Занималась древним искусством трансцендентальной медитации, - сообщила Глэдис ехидным тоном. - Все? Может, уйдешь?
        Ларсон не двинулся с места.
        - Что здесь происходит? Почему у тебя такой таинственный вид?
        Глэдис, продолжая думать о своем секрете, замялась.
        - Да ничего тут не происходит! Послушай, а ты, часом, не выпил лишнего?
        - А ты, часом, не прячешь в шкафу кого-нибудь? - заявил он вдруг, криво усмехаясь.
        Слова прозвучали, как шутка, но за этим крылось что-то еще, Глэдис никак не могла понять, что именно, но чувствовала - все это неспроста. Что с ним происходит?
        - Не в шкафу, а в ванной, - сказала она с усмешкой. - Бедный парень спрятался там, услышав, как хлопнула дверь. Видишь ли, он очень застенчивый, а я его уверила, что тебя не будет до утра.
        Глэдис проследила за взглядом Ларсона - он смотрел на дверь в ванную. Неужели, действительно подозревает, что она прячет там мужчину? Это так глупо, что Глэдис чуть не расхохоталась.
        Она открыла было рот, чтобы сказать, что пошутила, но не успела, поскольку Ларсон в ту же секунду вышел и аккуратно закрыл за собой дверь. Она слышала его шаги по коридору - отправился в свою комнату. Потом все стихло.
        Пораженная до глубины души этим инцидентом, Глэдис долго не могла прийти в себя. Что бы все это значило? Неужели он ревнует? Отбросив эту мысль, она потушила свет и улеглась спать. Сон не шел. Она вернулась мыслями к бумагам, которые лежали в секретере, - как с ними поступить, вернее с тем, что в них заключено?
        Пожалуй, есть только один выход, неожиданно поняла Глэдис. Надо попробовать, а потом посмотреть, что делать дальше.

        В понедельник вечером, когда сотрудники стали расходиться по домам, Глэдис остановила Тельму в дверях ее кабинета. Начальница уже собралась уходить, держала в руках свой рыжий портфельчик, но Глэдис сказала, что хочет поговорить с ней.
        Она думала, что будет лучше побеседовать с начальницей при закрытых дверях, чтобы никто не слышал их разговора. Предстояло выяснить весьма нелицеприятные подробности, и свидетели ни к чему. Да и неизвестно, как поведет себя Тельма.
        - В чем дело? - спросила Тельма с недовольным, вернее, раздраженным видом, ей явно хотелось побыстрее уйти.
        Глэдис посмотрела на нее внимательно, пытаясь пожалеть эту женщину, которая пошла на обман и подлог ради собственной карьеры. Впрочем, нет, ей совсем не жалко ее. Наоборот, ничего, кроме презрения она не вызывает.
        - Так что же, Глэдис? - нетерпеливо заявила Тельма. - Неужели нельзя отложить дело до утра?
        Даже ее голос раздражал Глэдис, но она все-таки улыбнулась и сказала:
        - Боюсь, вопрос действительно очень важный.
        - Даю тебе пять минут. - И Тельма вернулась в кабинет, села за стол.
        Глэдис последовала за начальницей. Пяти минут вполне достаточно. У нее в руках была папка, обнаруженная в шкафу.
        Если Тельма, внимательно просмотрев документы, сможет доказать свою непричастность и невиновность, или объяснит все как-то иначе, то тогда Глэдис забудет об этой истории. Она решила дать Тельме Фокс шанс. Может статься, подозрения напрасны…
        Девушка закрыла за собой дверь и подошла к столу. Тельма, усевшись в кресло, вопросительно смотрела на подчиненную. Оставшись стоять, Глэдис протянула начальнице папку и сказала без всяких преамбул:
        - Я знаю, что вы заняты, но, может, вам будет интересно взглянуть на то, что я нашла несколько дней назад в шкафу для документов. Папка завалилась за ящики.
        - Почему мне должно быть это интересно?
        - А потому, - многозначительно начала Глэдис, глядя Тельме прямо в глаза, - что все написано вашим почерком. Дело касается некой несуществующей компании. Я уже это проверила.
        Тельма не взяла папку, а резко встала и отошла к окну. Она стояла к Глэдис спиной, и, судя по всему, была крайне напряжена.
        Теперь ясно, что вся эта история просто так не закончится. Если минуту назад были основания сомневаться в причастности Тельмы к этому темному делу, то теперь Глэдис все больше уверялась - никаких объяснений не последует. Поэтому она угрюмо глядела на Тельму и ждала хоть какого-то ответа. Напрасно.
        - Я также обнаружила кое-какие другие документы, - продолжила она спокойно, правда, не собираясь объяснять, каким образом. - Думаю, вы знаете, о чем речь.
        Тельма повернулась и взглянула на Глэдис. Сейчас она, казалось, выглядела старше. На ее красивом лице появились морщины, губы сжаты в тонкую линию.
        - Ты очень хорошо потрудилась, детка, - язвительно произнесла она. - Положи папку на стол и уходи.
        - Хорошо, - спокойно сказала Глэдис, выполнила указание и собралась уходить, но передумала и добавила: - У меня есть копии всех бумаг.
        С минуту они, не мигая, смотрели друг на друга, словно боксеры на ринге. Напряжение возрастало с каждой секундой, и Глэдис подумала, что если дело дойдет до драки, что, конечно невозможно, но можно представить, то Тельма такой хрупкой и маленькой, придется туго.
        - Значит, ты осмелилась вломиться в запертые двери?
        - Пришлось, дело слишком нечистое.
        - Я могу уволить тебя за это. - Тельма скрестила руки на груди и гордо вздернула подбородок.
        - Не думаю, - усмехнулась Глэдис, чувству себя неуязвимой. - Вы дорабатываете последние недели. Не стоит так рисковать из-за меня.
        Она увидела, как дернулся мускул на лице Тел мы - от нервного напряжения у женщины начал тик. Она впилась ногтями в рукава своего безупречного костюма.
        - Сколько ты хочешь?
        - Что? - не поняла Глэдис.
        - Сколько? За то, что будешь молчать?
        Глэдис попятилась к двери.
        - Мне деньги не нужны. Дело касается вас и Ларсона. Пусть он решит, как поступить, - сказал она сухо, глядя на Тельму с откровенной неприязнью.
        - В таком случае, - проговорила та сквозь зубы, стараясь сдержать переполнявшую ярость, - я хочу предупредить тебя: меня не будет здесь целую неделю. Если ты будешь так глупа, что обмолвишься хоть словом с кем-нибудь, повторяю, с кем-нибудь, то, клянусь, твой любимый Ларсон заплатит за все сполна.
        - Что вы имеете в виду?
        - А вот что. Ему позарез нужно только одно на этом свете, - ответила Тельма, язвительно улыбаясь, - и я позабочусь, чтобы он не получил этого. Если только ты поставишь его в известность.
        - О чем идет речь? - недоумевала Глэдис, но старалась не выказать замешательство.
        - Разве он не говорил тебе? Ты меня удивляешь! А я-то думала, что вы с ним уже делитесь всем сокровенным! - Тельма не могла удержаться от колкостей. - Не надейся, ты не нужна ему, дорогая, так же, как и я не нужна была ему никогда. Единственное, чего он хочет - это вернуть компанию отца. Да, и еще мечтает отомстить своей мачехе.
        Тельма заметила изумление на лице Глэдис и радостно улыбнулась.
        - А почему, ты думаешь, он вернулся? Потому что Линда собралась продать компанию.
        - Он рассказал вам об этом? - прошептала Глэдис, почувствовав, как у нее вспотели руки от волнения.
        - Как бы не так! Ларсон никого не посвящает в свои планы, он говорит только то, что тебе можно знать. Неужели ты не замечала за ним этого, дорогая? Когда я работала с ним в Нью-Йорке, то имела доступ к его персональным делам. Однажды я случайно обнаружила важную информацию, не скажу какую, но настолько значительную, что решила приберечь это на черный день. К несчастью, черный день настал. Ларсон недвусмысленно дал понять, что я не нужна ему, - при этих словах лицо женщины исказила злоба, - и теперь я имею возможность разрушить его мечту. Так вот что, Глэдис: если ты выдашь меня, примешь в этом участие - то сведешь на нет планы, которые Ларсон вынашивал в течение трех лет. Если ты пойдешь на это, он никогда не простит тебя, - Тельма ядовито усмехнулась, - и куда ты тогда денешься со своей глупой любовью? Правда, у тебя в любом случае нет никаких шансов, не надеешься же ты выйти за него замуж? Нет? Но у тебя есть шанс сделать так, чтобы он тебя возненавидел.
        Она выдержала паузу. В комнате было так тихо, что звенело в ушах.
        - Надеюсь, мы поняли друг друга, - завершила свой монолог Тельма.
        Глэдис не могла ничего сказать. Она медленно подошла к двери, открыла ее и вышла. Бредя по коридору, спускаясь по лестнице, она пыталась осмыслить все, что услышала.
        В голове гудело, виски сдавила невероятная боль, на сердце было неспокойно. Даже выйдя на улицу, Глэдис не почувствовала себя лучше. Выбор, перед которым она оказалась, предельно ясен: или Тельма доведет задуманную махинацию до конца, или Ларсон не сможет перекупить компанию отца.
        Она едва доплелась до дому, прошла на кухню, приготовила ужин, но толком не смогла поесть, еда казалась совсем безвкусной. Глэдис ничего не оставалось, как ждать прихода Ларсона Редгрейва.
        Уже было почти одиннадцать, когда раздался щелчок замка входной двери. К этому времени Глэдис успела принять ванну, переодеться в джинсы и футболку, а, кроме того, обдумать, как лучше все объяснить. Услышав шаги, она выскочила из комнаты и поймала Ларсона у дверей его спальни.
        - Что такое? - спросил он, едва взглянув на девушку.
        - Мне надо поговорить с тобой.
        - Не сейчас.
        Он собрался уйти, но Глэдис схватила его за руку.
        - Пожалуйста, - попросила она. - Это очень важно.
        Ларсон посмотрел ей в глаза, потом перевел взгляд на ее руку, потом - снова на ее лицо, пожал плечами, и тогда Глэдис повела его в гостиную. Он уселся на диван, она же стала нервно ходить по комнате. Ларсон нетерпеливо заметил:
        - Да ты сядешь, наконец? У меня голова закружилась, глядя на тебя.
        Глэдис послушно села напротив, нога на ногу, потом поменяла позу - поджала одну ногу под себя.
        - Так о чем ты хотела поговорить? - равнодушным тоном произнес Ларсон и даже зевнул для убедительности, мол, устал, разве не видишь?
        - Если ты постараешься не заснуть, - съязвила Глэдис, - может быть, и заинтересуешься тем, что я собираюсь сообщить.
        Ларсон бросил на девушку деланно сонный взгляд:
        - Не могу такого обещать.
        - Я не знаю, с чего начать, - призналась девушка, не обращая внимания на его издевательский тон. Она вскочила, походила по комнате и снова села в кресло. - Ну, в общем, слушай. Дело в том, что я много работала в офисе последнее время.
        - Если речь идет о прибавке к жалованию, тебе следует обратиться к своей начальнице. Хотя я бы на твоем месте подождал смены руководства. Думаю, Тельме вряд ли захочется удовлетворить твою просьбу.
        Он хотел было встать, но Глэдис воскликнула:
        - Прибавка тут ни при чем! Тут такое дело… и в нем замешана Тельма.
        Ларсон уселся поудобней и вопросительно посмотрел на Глэдис.
        - Да? Что такое? - поинтересовался он, перестав играть роль сонного и усталого человека.
        - Я часто оставалась на работе по вечерам, - быстро заговорила Глэдис, чтобы успеть все выложить, пока он слушает. - Перебирала документы, в основном из любопытства, а, в общем, для того, чтобы проверить себя - могла бы я работать по таким серьезным счетам.
        - И что же?
        - Я совершенно случайно наткнулась на одну папку… Это одна из папок Тельмы, все бумаги написаны ее почерком, несколько страниц занимают описания одной компании, которой, как я выяснила, не существует.
        - Понятно, - только и сказал Ларсон, оставаясь абсолютно спокойным.
        - Прости, Ларсон, но она тратила деньги компании. В доказательство у меня есть другие документы, вернее их копии. Все началось не так давно, но суммы постоянно росли.
        - Понятно.
        - Я сейчас принесу документы.
        Глэдис встала, Ларсон посмотрел на нее и сказал все так же спокойно:
        - Что-нибудь еще?
        - Да, - ответила Глэдис, помедлила в нерешительности, но все-таки продолжила: - Она сказала, что если я отдам тебе компромат, она сделает все возможное, чтобы помешать тебе перекупить компанию отца. Разрушит твои планы.
        - Неужели так и сказала? - Ларсон помрачнел и резко поднялся.
        - Она случайно обнаружила информацию о твоих намерениях еще в Нью-Йорке, подготовилась и затаилась, ожидая удобного случая.
        - Понятно.
        Он по-прежнему вел себя настолько сдержанно, что это даже пугало Глэдис.
        - Спасибо, Глэдис, за то, что пришла ко мне, предупредила…
        Он смотрел на девушку дружелюбно, но мысли его были далеко. Глэдис направилась к двери, но он окликнул ее.
        - Завтра мы с тобой отправимся в одно маленькое путешествие. Пора возвращаться домой.

9

        Они выехали после полудня, когда солнце уже ярко светило на небосклоне. День выдался просто чудесный - ясный и спокойный, такая погода совсем не подходит для неприятных дел, которые ждут их впереди. Глэдис чувствовала, что грядет настоящая буря, поскольку женщина, к которой они направлялись, не сдастся без боя.
        Ларсон с утра не пошел на работу. Глэдис встала рано, в половине восьмого, и обнаружила, что он говорит по телефону, перелистывая кипу бумаг на столе. Он оглянулся на звук шагов, но, казалось, не видел ее, потому что продолжал разговаривать. Глэдис вышла из гостиной, плотно прикрыв дверь.
        У нее было достаточно времени все как следует обдумать: и скоропалительный отъезд Ларсона в Америку, и его неожиданное возвращение в Англию. Он был, оказывается, в курсе всех дел, происходивших в компании отца. Глэдис до недавнего времени ничего не подозревала, а Ларсон все знал. Он тщательно собирал информацию и ждал удобного момента, чтобы предпринять какие-то шаги.
        Глэдис попыталась еще раз поговорить с ним. Она приготовила завтрак - две чашки кофе, булочки с сыром, джем, - поставила все на поднос и вошла в гостиную. Ларсон продолжал говорить по телефону, но одобрительно кивнул и жестом показал, чтобы она поставила завтрак на стол. Глэдис накрыла ему одному и ушла завтракать на кухню. Ларсону сейчас явно не до нее.
        Он не выходил до одиннадцати, а когда появился, она бросилась к нему с вопросом:
        - Что теперь будет?
        - Спасибо за кофе.
        Ларсон подошел к столу, сел и пригладил растрепавшиеся волосы.
        - Ты не ответил на мой вопрос.
        - А ты - ужасно назойливое создание, - сказал он, глядя на девушку с улыбкой.
        - Если хочешь что-либо узнать, приходится проявлять назойливость. - Она тоже села за стол. - У тебя усталый вид, Ларсон. Ты давно на ногах?
        Она потягивала кофе, четвертую чашку за утро - ведь ей абсолютно нечем было заняться, поэтому она время от времени присаживалась попить кофейку. Хоть какое-то дело, да и нервы успокаивает. Когда-то подобным образом на нее действовал шоколад, но это, кажется, было сто тысяч лет назад.
        - Я встал в пять, - ответил Ларсон, потирая глаза.
        - Говорил по телефону?
        - Точно. Будил людей и заставлял отрабатывать те деньги, что я им плачу.
        Ситуация казалась ей нереальной - вот так запросто сидеть с Ларсоном на кухне и непринужденно беседовать, вместо того, чтобы находиться на работе. Не хватало встретиться с Тельмой именно сегодня, после вчерашнего разговора. Хотя та грозилась уехать…
        Ларсон встал из-за стола, заправил рубашку в брюки и вопросительно взглянул на Глэдис.
        - Ты готова?
        Она немного помедлила.
        - Я как раз хотела спросить, разве мне так необходимо ехать с тобой? Дело касается лично тебя, планов, которые ты строил долгие годы. Зачем тащить меня туда?
        - Я даю тебе шанс, который не стоит упускать, - ответил Ларсон, улыбаясь собственным мыслям. - Ты сможешь вернуться туда, где с тобой обошлись недостойно. Разве ты этого не хочешь? Не хочешь увидеть Линду и наконец получить возможность сказать ей все, что ты о ней думаешь? Дать волю праведному гневу?
        Увидеть Линду… От этой мысли Глэдис стало немного не по себе. Она никогда не высказывала хозяйке своих претензий, не пробовала поставить на место. После смерти отца она была настолько убита горем и так подавлена, что было не до выяснения отношений. Потом Глэдис уехала в Лондон, и мысли о Линде стали просто фантазиями, которыми Глэдис тешила свое уязвленное самолюбие и болезненную гордость. Но, представляя эту коварную женщину и мысленно бросая в лицо обвинения, она никогда не помышляла приехать к ней для откровенного разговора.
        - Да, возможно… - начала Глэдис нерешительно, а Ларсон вдруг громко рассмеялся, чем невероятно смутил девушку.
        - Возможно? Так ты еще сомневаешься?
        - Не в этом дело! Она же будет все отрицать. Скажет, что мой отец был свободен в выборе, мог уйти, когда захочет, и никто не заставлял его работать до изнеможения. Скажет, что уволить работников было необходимо, что у нее не было денег на содержание дома и поместья. Мне нечего будет возразить. Кончится тем, что Линда выставит меня за дверь.
        - Не посмеет, - усмехнулся Ларсон. - Это мой дом.
        - Да, конечно. Но она хозяйничает там уже три года и может объявить его своей собственностью.
        - Что будет большой ошибкой с ее стороны, - коротко заметил Ларсон. - Пора ехать.
        Глэдис нехотя поднялась, вид у нее был неуверенный.
        - Ты выглядишь так, будто я собрался отдать тебя на съедение акулам, - сказал он по дороге к машине. - День сегодня великолепный, и ты не пошла на работу.
        - Да, работать сегодня я не в состоянии. Голова и так идет кругом.
        Он рассмеялся, и они сели в машину.
        - Когда ты решился на все это? - спросила Глэдис, лишь позднее сообразив, что выразилась недостаточно ясно, но, как оказалось, Ларсон прекрасно понял вопрос.
        - Решил отплатить Линде за отца. - Ларсон помрачнел.
        - Он, кажется, был счастлив с ней, - сказала Глэдис.
        - Она использовала его. А как аукнется, так и откликнется.
        Взгляд его стал жестким, колючим, стало ясно - он не из тех, кто прощает. Глэдис отвернулась. Может, Тельма права? Он посвятил себя одной идее - мести, и больше его ничего не интересовало и не волновало. Но как же их дружеские отношения? Разве он не был с ней искренен в некоторые моменты? Разве не он один понял глубину ее горя и сумел помочь?
        Глэдис откинулась на спинку удобного сиденья и прикрыла глаза - приятно ехать в автомобиле.
        - Так можно и привыкнуть к этому, - пробормотала она.
        - К чему? К машине или ко мне за рулем этой машины? - весело спросил Ларсон.
        Глэдис украдкой взглянула на него. Зачем он задает такие вопросы? Разве не понятно, что они выводят ее из равновесия?
        - Общественный транспорт - сплошное мучение, - сказала она в ответ. - Толпы народа и жуткий запах пота.
        - Почему бы тебе не ездить на такси?
        - А почему бы мне не летать на вертолете.
        Он рассмеялся, и некоторое время они ехали молча. Лондон был запружен машинами и людьми. Глэдис смотрела на это столпотворение и думала: будет ли она скучать по большому городу, если надумает перебраться обратно в деревню? Когда-то она отчаянно стремилась уехать оттуда, а сейчас, когда привыкла к мысли, что папа умер и ей надо продолжать жить без него, возвращение в город своего детства перестало пугать ее.
        - Поговори со мной, - вдруг сказал Ларсон, и она тут же открыла глаза.
        - О чем?
        - О чем хочешь. Мне нравится тебя слушать.
        Глэдис охватило приятное возбуждение, но она не могла позволить себе расслабиться.
        - Можно побеседовать о Тельме.
        Ларсон нахмурился.
        - Нет, о чем угодно, только не о работе. Я вижу, ты с головой ушла в свою бухгалтерию.
        - Минуту назад я раздумывала, не вернуться ли домой, - сообщила Глэдис.
        Приятное чувство сразу покинуло ее, как только Ларсон одобрительно кивнул.
        - Здравая мысль. Я знал, что ты решишь вернуться, рано или поздно.
        - Значит, одобряешь? - сухо спросила она.
        - Ты что, обиделась?
        Он бросил на девушку хитрый взгляд.
        - Знаю наперед все, что ты сейчас скажешь: Лондон мне не подходит, я создана для жизни в деревне, где время течет неторопливо, как раз то, что надо для таких глупышек, как я.
        - Ничего себе глупышка! А кто раскусил Тельму? - возразил Ларсон.
        Это было сказано, чтобы успокоить Глэдис, но она поняла, что он просто не стал развивать тему о ее возвращении на родину.
        - Мне бы и в голову ничего не пришло, если бы та папка случайно не попала мне в руки.
        - Но ты не остановилась, пока не докопалась до истины.
        - Видишь, какая я дотошная.
        - Как же твои предыдущие работодатели просчитались, уволив такого работника! Какая потеря для фирмы!
        - Точно. Они до сих пор льют крокодиловы слезы, - ответила Глэдис с иронической улыбкой.
        - А ты вернешься на прежнюю работу? - спросил Ларсон как бы между прочим.
        Значит, думает, что она окончательно решила вернуться в родной город. Ждет не дождется, когда это произойдет. Мечтает избавиться от нее.
        - Нет, - бросила Глэдис. - Там было слишком скучно.
        - Я знал, что ты это скажешь.
        - Не стоит изображать из себя эдакого всезнайку, - отрезала она. - Зачем спрашивать, если ответы известны заранее?
        - Ты проголодалась? - поинтересовался Ларсон.
        Что-то с ним не то, подумала Глэдис. Он ведет себя так, словно между ними не было никаких разногласий. Почему? Может, узнав о ее планах, предвкушает расставание? Эта мысль греет ему душу? Ах да, впереди еще неизбежный акт возмездия.
        - Ты хочешь есть? - повторил вопрос Ларсон.
        - Не очень.
        - Подъедем к заправке, там можно будет перекусить.
        В придорожном кафе оказалось полно народу, им пришлось постоять в очереди и в результате купить пару гамбургеров, чипсы и напитки. Ели они в машине. Голодная Глэдис быстро все проглотила, а Ларсон, медленно дожевывая гамбургер, высказал свое мнение по поводу качества мяса. Он, по своему обыкновению, шутил, но Глэдис никак не могла избавиться от тягостного чувства, которое возникло у нее, как только Ларсон радостно согласился с ее идеей вернуться в родные места. Она сама еще окончательно не решила вернуться, а он уже собрался выселить ее из своей квартиры.
        - Ну ладно, - все тем же веселым тоном обратился к ней Ларсон. - Пора ехать дальше.
        - Что это ты в таком прекрасном расположении духа? - поинтересовалась Глэдис. - По идее, ты должен быть напряженным и нервным. Утром ты был именно таким.
        Ларсон как раз сворачивал на шоссе, он ловко проделал маневр и вышел на скоростную полосу. Глэдис бросила взгляд на его лицо - опять улыбается своим мыслям. Вот ее это разозлило и захотелось стукнуть его как следует.
        - Что скажешь? - она напомнила, что ждет ответа на вопрос.
        Ларсон глянул на нее и снова стал следить за дорогой.
        - У меня хорошее настроение, дорогая, потому что все, наконец, становится на свои места. Гонка окончена, а чудеса только начинаются.
        - Замечательно, что ты можешь предвидеть будущее, принять верное решение и сделать все, как надо и как хочешь сам.
        Все это для нее недостижимо, она дальше собственного носа ничего не видит. Никаких планов, плывет по течению в надежде, что все образует само собой.
        - А разве нет? - бросил Ларсон.
        Судя по знакам, они уже были недалеко от нужного поворота. Скоро подъедут к большому дому, с которым связано столько горьких воспоминаний. Она увидит коттедж, бывший когда-то ее родным домом. Его, наверное, не узнать после перестройки - его ведь превратили в домик для гостей…
        - Ты сейчас такой самодовольный! Плохое качество, - сказала Глэдис.
        - Ну, если ты так считаешь, если у меня нет достоинств, - усмехнулся Ларсон, - тогда почему же ты влюбилась в меня?
        Глэдис вздрогнула, замерла и почувствовала, как заливается краской.
        - Какая чушь… - пролепетала она.
        Она понимала, что должна отвернуться и не смотреть на него, но не могла отвести взгляд, пытаясь разглядеть, что скрывается за самодовольным выражением лица.
        - Скажи, а ведь у тебя не было никого той ночью в спальне? - спросил он и не дождался ответа. - Ну, так как? Не было?
        - Разве я утверждала, что там кто-то был? Ты сам это сказал.
        - Но ты не отрицала. Почему? Хотела, чтобы я ревновал?
        - Не говори глупости, Ларсон.
        - Ты ведь читала тогда документы, которые сфабриковала Тельма. Когда я пришел, ты их спрятала, поэтому у тебя и был такой виноватый вид.
        Глэдис едва слышала, что он говорит. Она не могла пошевелиться, не чувствовала своего тела.
        Состояние полуобморочное, хотя она никогда в жизни не падала в обморок. Уставившись прямо перед собой, Глэдис пыталась собраться с мыслями.
        - Я всегда знал, что нравлюсь тебе, - продолжал Ларсон, а она мысленно молила его замолчать. - Но только сейчас все понял.
        - Я вовсе не влюблена в тебя, - проговорила Глэдис каким-то чужим голосом. - Не желаю слушать глупости.
        - Конечно, влюблена.
        - Если тебе нравится так думать, пожалуйста. Разве я могу запретить тебе?
        Ларсон стал тихонько насвистывать какую-то мелодию.
        Так вот почему он в таком благодушном настроении, подумала Глэдис. Решил, что я попалась! Я в его руках. Он не простил меня за то, что я выгнала его тогда из спальни, и захотел взять реванш! Она почувствовала, как от обиды и унижения глаза наполняются слезами, и отвернулась к окну.
        Они уже свернули с шоссе на проселочную дорогу и ехали через луга, которые в ярком солнечном свете выглядели изумрудно-зелеными. Пейзаж невероятно красив, но она не в состоянии любоваться природой.
        - Я никогда не буду спать с тобой! - произнесла Глэдис дрожащим голосом. - Никогда.
        - Ага, значит все, что я сказал, - правда?
        Ларсон остановил машину на обочине, и Глэдис испуганно наблюдала за ним, чувствуя себя загнанным зверьком.
        - Я как-нибудь справлюсь с этим сама… - прошептала, она чуть не плача.
        Она не понимала, как может человек, который еще недавно уверял ее в том, что никогда не обидит, не причинит зла, доводить ее до такого состояния. Вот, смотрит на нее, в глазах какой-то подозрительный блеск, и непонятно, чего ждать дальше…
        - Почему мы остановились?
        - Потому что мы уже почти подъехали к дому и должны поговорить, пока есть такая возможность.
        - Не о чем нам говорить! - отрезала Глэдис. - Думаю, ты уже все решил. Господи, и почему ты не оставил меня там, где нашел?
        Этот вопрос вырвался нечаянно, как крик души.
        - Ты была так несчастна.
        - Мне нравилось быть несчастной!
        С тем несчастьем она бы как-нибудь справилась, а вот что делать с новым?
        - Ты так желанна для меня, - признался Ларсон.
        Глэдис опустила глаза и смотрела на его руки - одна на рычаге передач, другая на руле. Глядя со стороны, ни за что не догадаться, какой разговор происходит между ними.
        - Ты слышала, что я сказал?
        - Даже не хочу слушать! Ты как охотник, который поймал в силки добычу и смотрит, как она себя поведет! Почему ты не найдешь другую женщину? Наверняка сотни девиц готовы прыгнуть к тебе в постель, не дожидаясь особого приглашения.
        - Ни одна из них не вызывает во мне того, что удается тебе.
        - Так вот почему ты притащил меня сюда? - в сердцах воскликнула Глэдис. - Решил, что можешь поймать меня в свои сети именно там, где я особенно уязвима - дома? Решил овладеть мною, пока я еще не уехала из Лондона?
        - Боже, ты представляешь меня каким-то монстром. Я вовсе не такой, - совершенно спокойно заметил Ларсон.
        Глэдис была на грани истерики.
        - Неужели? - спросила она.
        - Разве ты забыла, какой была твоя жизнь еще недавно? А теперь?
        - Конечно же, только благодаря тебе!
        - Вовсе нет, но я все-таки дал тебе шанс.
        - Тысяча благодарностей, - не без ехидства заметила Глэдис. - Ты выбрал не ту профессию, Ларсон. Почему бы тебе не возглавить всемирный комитет по борьбе за счастье человечества?
        Ларсон засмеялся. Смотрел на нее ласковым, добрым взглядом, и Глэдис поспешила отвернуться, чтобы не поддаться на эту уловку.
        - Ты такая забавная! - сказал он.
        - Я это уже слыхала однажды.
        От напряжения она так крепко сцепила пальцы, что ей даже стало больно.
        - И очень желанная, - добавил он тихо.
        Это слово, мысленно повторенное ею, вызвало целый сонм образов, ощущений и чувств, на что, вероятно, и рассчитывал Ларсон, сказав это нарочно, чтобы обезоружить ее. Правда, он и пальцем ее не тронул, не двинулся с места, и в этом девушка тоже усмотрела некую хитрость, потому что сидеть и слушать, как он говорит все это бархатным голосом, нельзя спокойно, без обволакивающего сладостного чувства, которое все сильнее охватывало ее. Глэдис даже вжалась в кресло, чтобы преодолеть искушение глянуть на Ларсона и сдаться.
        - Подумай об этом, Глэдис.
        Ларсон завел мотор, и машина тронулась с места.
        Глэдис думала об этом, А о чем еще она могла думать весь остаток пути? Только когда автомобиль выехал на знакомую тенистую аллею, ведущую к усадьбе, мысли ее переключились на другое, и она жадно всматривалась в этот с детства памятный пейзаж. Вот и поворот к дому…
        - Линда ждет нас?
        - Нет.
        Наконец Глэдис осмелилась взглянуть на Ларсона. Весь его облик изменился - сама сдержанность, собранность и уверенность. Она не столько видела, сколько чувствовала это.
        - Но она дома, - добавил он.
        - Откуда ты знаешь?
        - Подстроил так.
        Они медленно проехали мимо коттеджа. Ничего не изменилось - маленький кирпичный дом, окна с белыми рамами, увитый плющом фасад… В свое время отец подстригал этот упрямый плющ, теперь с ним мучается садовник…
        Воспоминания детства и ранней юности нахлынули на нее. Картины прошлого, сменяя друг друга, словно кадры кинофильма, пронеслись перед глазами, поражая воображение яркостью и реальностью ощущений.
        Вот она, держа отца за руку, идет с ним на прогулку и внимательно слушает рассказы о цветах и растениях, которые попадаются им на пути. Он показывает открывшей рот от удивления девочке гнездо птички, спрятанное в кустарнике… А вот отец, торжественный и смущенный, дарит ей первое в жизни «взрослое платье» в день тринадцатилетия… Его образ был настолько ярок, что она бы не удивилась, если бы он появился сейчас на пороге дома и помахал им рукой. Но этого не произошло.
        - С тобой все в порядке? - спросил Ларсон.
        Глэдис прислонилась головой к окну.
        - Все нормально, - ответила она.
        Коттедж исчез из вида, и через две минуты машина подъехала к фасаду большого особняка. Этот дом тоже знаком и ей, и ему до боли. Глэдис казалось, что она помнит каждый кирпич и каждое окно, даже звук открываемой входной двери… А что же говорить о Ларсоне? Ему это еще ближе и роднее. А ведь он здесь не был так давно…
        Она взглянула на него.
        - Ты чувствуешь, что вернулся домой? - спросила она.
        - Да, конечно, - проговорил Ларсон, не поворачивая головы и глядя прямо на дом - свой дом. - До этого, где бы я ни жил, все было временно, проездом. И вот - конечная цель моего долгого путешествия. Я это знал с самого первого дня.
        Во дворе не было видно ни одной машины, и Глэдис вдруг подумалось: не напрасно ли они приехали, раз никого нет дома, но потом она вспомнила, что за домом есть стоянка и гараж.
        Линда всегда имела в своем распоряжении два автомобиля - серебристый «роллс-ройс», на котором папа возил ее на разные приемы и встречи, и «мерседес», спортивная модель, который Линда водила сама. Глэдис опять представилась картинка из прошлого - вишневый автомобиль на полном ходу подъезжает к парадному крыльцу, Линда за рулем, ее золотистые волосы подвязаны шарфом, на носу модные темные очки - прямо кинозвезда.
        Вспомнив Линду, Глэдис впервые почувствовала невероятную решимость и порадовалась тому, что Ларсон взял ее с собой в эту поездку.
        Дверь открыла какая-то молоденькая девушка, которую Глэдис никогда не видела раньше. Лиз, прежняя горничная, прослужившая в доме верой и правдой много лет, была уволена сразу же после смерти мистера Редгрейва. Линда невзлюбила ее с первого взгляда, считая, что эта пожилая женщина подрывает ее авторитет, поэтому не замедлила избавиться от нее при первой же возможности. Потом горничные сменяли друг друга с невероятной быстротой, ни одна из них не отвечала требованиям капризной хозяйки. Линда умудрялась так с ними обращаться, что не выдерживал никто.
        Новая горничная, пухлая девица с конским хвостом, уставилась на Ларсона с любопытством.
        - Миссис Редгрейв в гостиной, - сказала она. - Я провожу вас туда…
        - Я знаю дорогу, - перебил ее Ларсон.
        Горничную это заявление удивило, но она привыкла подчиняться, поэтому впустила гостей и закрыла за ними дверь.
        - Линда, смотрю, все тут переделала на свой вкус, - заметил Ларсон, оглядевшись вокруг.
        То, что представилось его взору, ему совсем не понравилось. Глэдис тоже поглядела на этот интерьер, который уже видела раньше и даже успела привыкнуть к нему, потому что все было отремонтировано сразу после смерти мистера Редгрейва. Но она могла понять недовольство Ларсона.
        Стены были оклеены экзотическими обоями огромные цветы, виноградные лозы и сказочные птицы. Такой рисунок подошел бы к спальне, и то не ко всякой, а огромный холл с высоким потолком, красивой лестницей, ведущей наверх, казалось, потерял все свое величие в этих диких зарослях нарисованных растений.
        - Она считала, что окраска стен очень скучная, - заметила Глэдис.
        - Когда она впервые приехала сюда с отцом, то говорила совсем другое, - вспомнил Ларсон. - Просто захлебывалась от восторга.
        Глэдис промолчала.
        Они прошли в гостиную, где их уже поджидала Линда. Она встала с дивана им навстречу, и Глэдис отметила, что она ни капельки не изменилась. На ней был костюм канареечного цвета, длинное жемчужное ожерелье на шее. Линда выглядела крайне удивленной.
        - Ларсон, дорогой, - сказала она, придя в себя - Совсем не ожидала тебя увидеть. Я думала, мистер Гудвин…
        - Я вместо него, - перебил мачеху Ларсон, не пожав протянутую руку.
        - А… Ну, ладно. Садись. Так приятно тебя видеть.
        Она делала вид, что не замечает Глэдис.
        - Линда, ты разве не помнишь Глэдис Локвуд? - спросил Ларсон.
        Только тогда Линда взглянула на Глэдис и кивнула.
        - Конечно, помню. Я очень переживала по поводу смерти твоего отца.
        - Сомневаюсь, - бросила Глэдис.
        Атмосфера накалилась. Больше нечего притворяться.
        - А что это ты тут делаешь? - спросила Линда холодно.
        - Она со мной, - ответил Ларсон. - Я попросил ее сопровождать меня в этой поездке.
        - Правда? Как мило.
        Она отвернулась от Глэдис с таким видом, словно ей было неприятно на нее смотреть, и села на диван. Ларсон и Глэдис остались стоять.
        - Ну, конечно. У тебя, видимо, роман с этой девицей, - сказала Линда с усмешкой.
        Маска гостеприимной хозяйки исчезла с ее лица, а вместе с ней и вся ее искусственная привлекательность. Перед ними сидела злая, полная презрения и ненависти женщина с неприятно колючими глазами. Теперь она выглядела на свой возраст, что всегда тщательно старалась скрыть с помощью короткой, до колен, юбки и толстого слоя грима.
        - Нетрудно было догадаться, что все так и произойдет, Ларсон. Ведь я тебя предупреждала насчет нее, милый.
        Он ничего не ответил, только посмотрел с такой неподдельной ненавистью, что Линда даже отвернулась.
        - Может, вы прекратите обсуждать меня в моем присутствии? - гневно обратилась к ней Глэдис, чувствуя, что вот-вот взорвется. - Если вам так хочется оскорбить меня, то уж будьте добры как воспитанная женщина сказать все это с глазу на глаз.
        Линда метнула на девушку злобный взгляд.
        - Хорошо. В таком случае, объясни, что мой пасынок делает в компании такой босячки, как ты? Я знаю все, что происходило между вами в Лондоне, и если бы твой отец, - она повернулась к Ларсону, - мог видеть это, он бы перевернулся в гробу.
        - А откуда, интересно, ты черпаешь информацию? - спросил Ларсон. - Или не стоит испрашивать?
        Линда рассмеялась, и в это же время раздался стук в дверь. Она рассмеялась громче, и в ее смехе было злорадство.
        - Очень кстати, - бросила она. - А если тебя интересуют дела, Ларсон, я могу кое-что прояснить. Твой приезд сюда - пустая трата времени. Я знаю причину и считаю, что ты совершил большую ошибку. Первый раз в жизни ты крупно просчитался.
        Некоторое время они смотрели друг другу в глаза с нескрываемой ненавистью, и, наблюдая за ними, Глэдис гадала, что еще кроется за всем этим.
        Открылась дверь, и все трое, как по команде повернули головы. Глэдис подумала, что эта сцена была похожа на отработанный сценарий, но неподдельное чувство опасности делало его слишком реальным.
        Выражение лица Ларсона почти не изменилось при виде входящей в гостиную женщины, словно он ожидал такой поворот событий. Но Глэдис открыла рот от удивления - вошла Тельма, изысканно одетая, как всегда привлекательная, но оттого еще больше похожая на ядовитую змею.
        - А я думала, когда же ты наконец пожалуешь сюда, - сказала она Ларсону и села рядом с Линдой.
        Глэдис поразило их неожиданное сходство - обе маленького роста, обе блондинки. Все-таки разница в возрасте, конечно, есть, но если не за мать с дочкой, то за двух сестер они сошли бы вполне. Хотя, возможно, их сходство сводилось к одинаковому выражению лица - победному ликованию.
        - Я же просила тебя держать язык за зубами, - прошипела Тельма, взглянув на Глэдис, - но тебе захотелось сделать по-своему, и теперь рухнули грандиозные планы бедного Ларсона.
        Потом она обратилась к Ларсону.
        - Я бы спокойно уехала в Штаты с небольшой суммой денег, заслуженно мною заработанных, но твоя вездесущая малышка раскрыла мой план, так что же мне оставалось делать?
        - У меня есть другой покупатель, - объявила Линда радостным тоном. - Я договорилась с Эстином Уилкинсом и Мейсоном Кливлендом, поэтому ты зря стараешься. Компания уже продана.
        Глэдис была не в силах взглянуть на Ларсона. Неужели это правда? Столько приложено сил и все зря?
        Ларсон отошел к веранде и молча смотрел на парк.
        - Тебе не следовало связываться с этой девчонкой, - нравоучительным тоном заявила Тельма. - Если бы ты понимал это, ничего бы не случилось.
        Тут Ларсон повернулся, и вид у него был такой, что у всех разом захватило дух.
        - Ты что, действительно решила, что можешь перехитрить меня, Тельма? - спросил он ледяным тоном.
        Этот вопрос был встречен гробовым молчанием. На лицах Тельмы и Линды появился страх. Обе смотрели на него, пытаясь угадать, к чему он клонит.
        - Но директора компании… - начала Линда.
        - Они работали на меня, - перебил он мачеху, - с того дня, как я покинул Англию. Компания больше не принадлежит тебе.
        Линда встала, дрожа от негодования.
        - Но меня уверяли… - попыталась возразит она, но не смогла закончить фразу.
        - Каждый твой шаг немедленно становился известен мне. За тысячи миль от тебя я был в курсе того, что ты делаешь или только намереваешься сделать. - Ларсон вышел на середину комнаты и сообщил: - Сделка была оформлена и совершена еще вчера вечером.
        Обе женщины ловили каждое его слово, как завороженные.
        - А что касается тебя, Тельма, - продолжи Ларсон, - ты заплатишь каждый цент, который нагло растратила, даже если тебе придется мыть полы для этого. Потому что в Америке тебе работы не найти, а здесь тем более, об этом я позабочусь. Большинство компаний не любят иметь дело с нечистыми на руку работниками, предающими своих боссов.
        - Ты не сделаешь этого, - сдавленным голосом проговорила Тельма, но Ларсон даже не потрудился отреагировать на эту реплику - ответ был написан на его лице.
        Тут Ларсон жестом подозвал к себе Глэдис, которая тихо стояла в сторонке, едва дыша. Она медленно подошла к нему, и он, к немалому удивлению девушки, обнял ее за плечи.
        - Ты, наверное, забыла, Линда, - обратился Ларсон к мачехе, - что этот дом принадлежит мне. Я хочу, чтобы ты собрала свои пожитки и убралась отсюда к концу дня.
        - А куда мне деваться? - ужаснулась она.
        Линда и Тельма выглядели так, будто для них наступил конец света.
        - Отец оставил тебе кое-какие деньги по завещанию. Можешь продать автомобили. Ты все поняла? Иди собирайся, а Глэдис присмотрит, чтобы ты уехала вовремя.
        Он посмотрел на Глэдис, девушка почувствовала его взгляд, но боялась поднять глаза. Вдруг он произнес неожиданно мягким голосом:
        - У Глэдис есть весомая причина выставить тебя отсюда, потому что мы скоро поженимся и она станет хозяйкой этого дома.

10

        Прошло много времени, пока Глэдис удалось спросить Ларсона о его неожиданном заявлении.
        Неужели он говорил серьезно? Тогда получается, что он сделал ей предложение? Настоящее предложение выйти за него замуж. Или же здесь тонкий расчет - сразить напоследок двух хитрых дамочек, которые решили облапошить его? Тогда это только эффектное завершение триумфальной речи, и все. Пусть теперь лопнут от злости, потому что и одна и другая терпеть не могут Глэдис, а эта дура Тельма имела на Ларсона виды.
        Глэдис нахмурилась и угрюмо побрела за Линдой, слыша ее злобный визгливый голос, но не разбирая слов. Ей совсем не до нее, пусть орет что хочет, без нее есть над чем задуматься.
        Это, конечно, злило Линду еще больше - получалось, что все ее гадкие слова не находят отклика. Глэдис не реагирует, и ожидаемого скандала не получается. Разъяренная мачеха бросала дорогую одежду в большие роскошные чемоданы, наполняя их один за другим доверху. Глэдис заметила, что ей придется здорово помучиться, чтобы разгладить смятые вещи, на что Линда ответила длинной истерической тирадой, в которой недобрым словом помянула всех: и покойного мужа, и Ларсона и Глэдис с отцом. Потом она вдруг зарыдала, видимо, представив, как ей придется жить дальше без той роскоши, к которой она привыкла в последние годы.
        Но Глэдис уже вновь предалась своим размышлениям. На этот раз она попыталась разобраться в том, каким тоном Ларсон заявил о женитьбе. Она же не видела его лица, поэтому оставалось вспомнить звук голоса. Но это оказалось настолько трудно, что Глэдис оставила безнадежную затею.
        Линда закончила паковаться только к вечеру. Она собрала по всему дому то, что считала своими вещами. Глэдис подозревала, что многое никогда ей не принадлежало, но спорить не стала и решила сказать Ларсону об этом, пусть сам разбирается.
        Только когда Линда остановила жадный взгляд на нескольких картинах, Глэдис решительным тоном заявила, что по этому поводу нужно посоветоваться с Ларсоном, так как картины принадлежат семье Редгрейвов и с незапамятных времен находятся в доме, в который Линда попала случайно и ненадолго.
        И вот наконец Линда стоит в холле, окруженная дюжиной чемоданов различной величины. Глэдис уселась в кресло, не зная, что ей теперь делать, но тут, к счастью, появился Ларсон. Тельмы поблизости не было - может, уже уехала? Он подошел ближе и придирчиво оглядел внушительный багаж. Мачеха старалась не смотреть в его сторону.
        - Ну, что, Линда, все собрала? - спросил он.
        Та только фыркнула и вздернула подбородок, пытаясь изобразить уязвленное самолюбие.
        Ларсон обнял Глэдис за плечи, точно так же, как тогда в гостиной, и сердце девушки дрогнуло.
        - Это останется на твоей совести до конца жизни, - с ненавистью бросила ему в лицо Линда.
        - Так же, как и все содеянное тобой лежит на твоей совести, - ответил Ларсон с презрением. - Например, люди, выброшенные тобой на улицу. Теперь и ты поживи в их шкуре. Впрочем, может, тебе удастся подцепить еще одного богатого старичка…
        Линда метнула злобный взгляд сначала на Ларсона, потом на Глэдис.
        - Не могу пожелать вам счастья, - сказала она ехидно. - Мне все равно, выйдет ли толк из этого глупого брака. Ты, дорогуша, - она кивнула на Глэдис, - хорошо поработала, чтобы заполучить богатого жениха, но тебе Ларсона не удержать. Ты же неотесанная деревенщина!
        Она вдруг посмотрела на Ларсона совсем другим взглядом, который Глэдис показался странным.
        - Между нами все могло быть по-другому, - сказала она тихо, и Глэдис даже показалось - с надрывом в голосе.
        - Не думаю, - ответил Ларсон, еще крепче прижимая к себе Глэдис. - А теперь, пожалуй, пора прекратить обмен «любезностями», шофер ждет тебя в машине, дорогая. Все остальные вещи будут отосланы по твоему новому адресу.
        - В Нью-Йорк, - объявила Линда и вызывающе взглянула на Ларсона, ожидая вопроса, которого не последовало, и, недовольная тем, что не произвела ожидаемого впечатления, продолжила: - Мы с Тельмой решили заняться бизнесом. Откроем фирму по дизайну интерьеров. Тельма считает, что мой стиль найдет большой спрос в Америке.
        Глэдис опустила голову. Она давилась от смеха, представив, как эта парочка будет действовать - не мытьем, так катаньем окрутят любого в два счета.
        Наконец Линда и часть ее чемоданов отбыли. Ларсон взглянул на Глэдис.
        - Так, - сказал он. - Теперь ты.
        Он повернул девушку к себе и держал за плечи.
        Глэдис взволнованно смотрела на любимого, не представляя, что сейчас последует.
        - Да, я, - проговорила она.
        Ларсон улыбнулся.
        - Кажется, мы не закончили один разговор…
        У нее все оборвалось внутри.
        - Ларсон, - начала она, но он приложил палец к ее губам.
        - Неужели ты собираешься спорить со своим будущим супругом?
        Взгляд у него был такой, что у Глэдис закружилась голова.
        - Ты же пошутил, - пробормотала она.
        - Разве?
        - Хотел их позлить побольше.
        - Неужели ты и впрямь так считаешь?
        Он повел Глэдис к лестнице, они поднялись наверх и пошли по коридору, который раньше, когда она ребенком попадала сюда, вызывал у нее благоговейное восхищение - на стенах портреты предков славной фамилии. Ларсон подвел девушку к двери в конце коридора, двери в его комнату.
        К счастью, хоть эта комната осталась такой, как была, - Линда, видимо, еще до нее не добралась. В контраст всем остальным комнатам в доме, изуродованными цветастыми обоями, здесь сохранился строгий декор и изысканный интерьер. Стены голубовато-серого оттенка служили отличным фоном для мебели темного дерева. Два огромных окна выходили в сад.
        Глэдис осталась стоять в дверях, прислонившись к косяку. Ларсон шагнул вперед.
        - Моя спальня, - сказал он, обернувшись.
        Потом подошел к Глэдис и нежно провел ладонью по ее щеке. От этого прикосновения девушка вздрогнула.
        - Ты, правда, хочешь жениться на мне? - спросила она.
        Он засмеялся.
        - Боже, ты так это произнесла, будто я намереваюсь совершить нечто ужасное!
        Звук его голоса гипнотизировал ее, перед глазами плыл какой-то туман, мысли путались…
        - Ты собираешься жениться на мне только ради того, чтобы спать со мной? - воскликнула она в отчаянии.
        - А что, разве тебе это будет так неприятно?
        У Глэдис едва не подкосились ноги, она почувствовала, что слабеет, и крепче схватилась за спасительный косяк двери. Словно заметив это, Ларсон взял ее за руку.
        - Да, будет, - ответила она храбро, попыталась высвободить руку, но не тут-то было.
        - В таком случае, - Ларсон погладил девушку по волосам, - я вот что скажу: я хочу жениться на тебе потому, что безумно влюбился. Как насчет этого?
        - Ты влюбился в меня?
        - Ну вот, ты повторяешь все мои слова. Это плохая привычка.
        - Пожалуйста, Ларсон, - прошептала она. - Не дразни меня.
        - Милая моя! - И он поцеловал ее, сначала легонько, а потом крепче. - Я никогда не был так серьезен, как сейчас. Много лет назад, когда мы дружили детьми, я считал тебя забавной малышкой и не мог даже предположить, что ты превратишься в настоящую колдунью, а я поддамся твоим чарам.
        Глэдис обвила его шею руками. Ларсон любит ее! Возможно ли это? Голова шла кругом и все плыло перед глазами.
        Ларсон поднял девушку на руки и перенес на кровать. Сам вытянулся рядом и, опершись на локоть, смотрел на нее и продолжал говорить.
        - Не знаю, когда я впервые понял, что полюбил тебя. Думаю, что-то дрогнуло внутри уже тогда, когда я пришел в ту квартирку, которую ты снимала. У меня не было намерения забирать тебя оттуда, пришел просто повидаться, но сразу понял, что не могу оставить тебя там. Потом старался убедить себя в том, что поступил так из чисто альтруистических побуждений, но не переставал думать о тебе. Как только мы оказывались вместе, я не мог отвести от тебя глаз и мысли путались…
        - Но я же была такая толстая! - воскликнула Глэдис.
        На самом деле ей хотелось сказать, что она чувствовала то же самое, но речь-то сейчас не о ней!
        - Ты не имеешь ни малейшего представления о том, что привлекает мужчину. - Ларсон обнял девушку одной рукой и, наклонившись, поцеловал в висок. - Когда на той дурацкой вечеринке ты появилась в своем более чем откровенном наряде, - говорил он тихо, прямо ей на ухо, - и все мужчины не могли оторвать от тебя глаз, я чуть с ума не сошел от ревности. Никогда раньше не ревновал, считал это глупым ребячеством, но тут просто вскипел. Даже хотел отвести тебя в твою комнату и заставить переодеться во что-нибудь, лучше в мешковину, закрыть от горла до пят.
        Глэдис весело рассмеялась. Она вспомнила вечеринку, представила, как Ларсон переодевает ее.
        - Замечательно! - сказала она. - Вместо этого ты устроил мне скандал на кухне!
        - Насколько я помню, я пытался овладеть тобой, хотел тебя до безумия.
        - Я тоже, - призналась Глэдис.
        - Знаю. И потом, когда я пришел к тебе… Ты сгорала от желания, я видел и чувствовал… Пытка! Знать, что ты готова отдаться мне и боишься этого.
        Этот разговор привел Глэдис в невероятное возбуждение. Она потянулась к нему губами, и Ларсон поцеловал ее.
        - Послушай, - спросила она, - а ты, подобно Тельме и Линде, не решил, что я набиваю себе цену?
        Это было именно то, что волновало Глэдис больше всего, она вспомнила, как мучилась из-за этого не так давно. Ларсон прижал девушку к себе.
        - Мне никогда ничего подобного не приходило в голову, - признался он искренне. - Я слишком хорошо тебя знаю. Ты даже не пыталась завлечь меня. Ну разве что своими постоянными подколками и обвинениями. Кроме того, и Тельма, и Линда видят в людях то, чем грешат сами. Тельме нужен был не я, а мои деньги, так же как Линде - деньги моего отца. Она заполучила его.
        - И ты уехал потому, что ненавидел мачеху.
        - Я уехал потому, что она приставала ко мне. Отец был еще жив, а эта женщина однажды ночью явилась ко мне в спальню, заявив, что было бы не плохо заняться любовью. Только из-за папы я не ушел из дома прямо тогда. А как только он умер, я сразу же уехал.
        Глэдис ужаснулась этому откровенному признанию.
        - Именно тогда ты решил вернуться и перекупить компанию у Линды, чего бы это ни стоило? - спросила она.
        Он отрицательно покачал головой.
        - Я решил сделать это, когда узнал, как быстро все приходит в упадок. Отец создал компанию своими руками, столько сил вложил в любимое дело, а для Линды она была очередной игрушкой - она увольняла кого хотела, назначала кого хотела и делала что хотела, ничего в этом не понимая. Представляешь, как мне было больно узнать правду? Хотя, не могу отрицать, в моем решении месть сыграла не последнюю роль.
        Глэдис прильнула к нему, Ларсон стал ей таким родным и близким.
        - Послушай, дорогая, - сказал он вкрадчивым голосом. - Хватит разговаривать. Нам есть чем заняться, правда?
        Она молча кивнула, и Ларсон начал расстегивать ее блузку. Глэдис завороженно следила за его движениями. От бюстгальтера она ловко освободилась сама, обнажив полные, жаждущие ласк груди. Ларсон застонал и провел ладонью по гладкой прохладной коже. Но, вопреки ожиданиям, не стал целовать ее, а продолжал, неторопливо раздевать. Когда ее брюки оказались на полу, он встал с кровати и быстро скинул свою одежду. Наблюдая за его ловкими движениями, Глэдис не могла оторвать взгляд от крепкого, загорелого тела, любуясь игрой упругих мускулов. Сгорая от нетерпения, она протянула руки, чтобы принять его скорее в свои объятия.
        - Боже, как ты хороша… - прошептал он, обжигая ее восхищенным взглядом.
        В следующую секунду он уже был рядом и впился страстным поцелуем в ее губы. Он неистово сжимал сильными ладонями ее подрагивающее от желания тело, и Глэдис задыхалась от наслаждения. Потом Ларсон стал целовать ее шею, плечи и, наконец, грудь. Но это были легкие, дразнящие поцелуи, в то время, как она жаждала совсем другого, вспоминая, как искусно он умеет пробудить самые дикие и необузданные желания, лаская языком ее напряженные от ожидания груди. Она придержала его голову, и стон сорвался с ее губ, когда он выполнил ее желание.
        Ларсон покрывал поцелуями все ее тело, девушка извивалась под его ласками и мечтала скорее ощутить блаженное слияние изнывающих от вожделения тел. Меньше всего она думала о том, что волнует девственниц перед первым актом любви, она доверяла опыту Ларсона и так страстно желала его, что не испытывала никакого страха от неизбежной боли.
        Предчувствие не обмануло. Когда Ларсон наконец овладел ею, она ощутила такое сладостное потрясение, что была готова умереть от счастья. Его движения были осторожными, он неотрывно смотрел любимой в глаза, очевидно, желая удостовериться, что не причиняет ей боли.
        Глэдис вскрикивала от наслаждения и, по мере того, как нарастал ритм движений пылающих тел, становилась все более необузданной и страстной. Ей казалось, что она падает вместе с любимым в какую-то волшебную, манящую бездну и нет конца этому чудесному полету…
        Глэдис старалась отдышаться, тело ломило от истомы, легкое головокружение мешало сосредоточить взгляд. Но ее переполняло невероятное счастье. Наконец она обрела то, к чему стремилась всю жизнь - любовь любимого человека, и наконец испытала то, о чем мечтала - единение телесное и духовное.
        Она повернулась к Ларсону, лежащему рядом и наблюдавшему за ней, и погладила его по щеке. Ей хотелось поделиться своей радостью, хотелось сказать ему слова, которые она еще никогда не произносила, но не могла - такое случается от избытка чувств.
        - Ты знаешь, - сказал Ларсон, прикрыв глаза, - если бы ты решила уехать, я бы последовал за тобой.
        Глэдис улыбнулась.
        - Правда?
        - Я нашел бы тебя в очередной дыре, закатил скандал и уволок обратно к себе.
        - И так каждый раз, пока я бы не сдалась?
        - Точно. Потому что ты должна принадлежать только мне.
        - А ты - мне! - Глэдис провела пальцем по его губам.
        Ларсон открыл глаза и смотрел на возлюбленную жадным взглядом. Потом взял ее руку и медленно переместил вниз. Он снова желал ее и хотел, чтобы она ощутила это в полной мере. Глаза Глэдис заблестели в предвкушении наслаждения.
        - Не дразни меня, - прошептала Глэдис - Возьми и люби…
        Не сводя с него взгляда, полного вожделения, Глэдис приподнялась, наклонилась и поцеловала его в губы, ее ладони ласкали его грудь, бедра…
        - Хочу тебя… Скорее… - прошептал Ларсон.
        Но он не проявлял инициативы, желая, чтобы на сей раз Глэдис все сделала сама. Она готова была выполнять любые его прихоти. Принадлежать Ларсону, любить его, соединяться с ним в страстном порыве и сгорать в адском пламени неземного наслаждения - что может быть прекраснее!
        В спальне стало совсем темно, и только тогда Глэдис поняла, как давно они вместе.
        - Я люблю тебя, - прошептала она Ларсону, и он улыбнулся. - Конечно, ничего нового я не сказала. Ты давно это знаешь, сам признался еще в машине. Я думала, что умру от смущения, поняв, что все раскрылось.
        - Ты не понимаешь, как я был счастлив. А когда понял, что сам люблю тебя, готов бы кричать об этом всем. Это такое замечательное чувство. Я был таким дураком, что не сразу это понял.
        Они помолчали.
        - Между прочим, - сказал Ларсон, - ты так и не ответила на мое предложение. Ты выйдешь за меня замуж, Глэдис?
        - После всего? Как же я могу отказаться!
        - Думаю, мы переедем сюда, ведь ты хотела вернуться. Квартиру в Лондоне оставлю за собой, но здесь удобнее заниматься делами фирмы.
        Глэдис ничего не ответила, но идея ей понравилась. Она чувствовала, что ее дом здесь, ее всегда тянуло прочь от шума и суеты Лондона сюда, в деревню.
        - Как ты думаешь, мы сможем жить здесь, в этом доме? - поинтересовался Ларсон. - Здесь все связано с воспоминаниями об отце.
        - У меня остались лишь хорошие воспоминания о нем, и мне будет хорошо здесь, с тобой.
        - Тебе придется обновить интерьер дома…
        Они рассмеялись, вспомнив Линду с ее экстравагантным вкусом.
        - Но некоторое время придется жить в этой пестроте и безвкусице.
        - Что ты испытала, когда Линда уезжала отсюда? - неожиданно спросил Ларсон.
        Глэдис слегка нахмурилась.
        - Смотрела на нее и думала, что она глупая женщина, - ответила она. - Линда вышла замуж без любви, из чистой корысти, а потом, после смерти мужа, добившись богатства и положения, возомнила себя настоящей хозяйкой и стала все перекраивать и портить. По-другому она поступить не могла. Такие, как она, получив власть, страшны своей разрушительной силой. Она же не слушала никого, думая, что ей все дозволено. Мелочная и тщеславная, она стала относиться ко всем, кто ниже ее по положению, с презрением и надменностью, получая удовольствие от возможности унизить их. При этом очень быстро забыв, что сама недавно была без имени и средств. Похоже, ей и в голову не приходило, что ты вернешься отомстить за все.
        - Да, - согласился Ларсон. - Все три года она считала себя неуязвимой. Она не ожидала такого поворота в судьбе.
        Он сказал это с чувством удовлетворения от совершенного акта возмездия. Глэдис вспомнила, как мастерски провернул он эту операцию, и улыбнулась. Ей стало особенно тепло и приятно от мысли, что он - ее любимый, ее муж, друг и защитник.
        - А ты не боишься, что со временем я тоже стану такой? - шутливо спросила Глэдис.
        Она не удержалась и поцеловала его, потому что один взгляд на его губы порождал желание. Ларсон улыбнулся, отвечая на поцелуй.
        - Ты? - сказал он весело. - Дорогая, ты - настоящее сокровище. Мне придется всю жизнь быть начеку, чтобы кто-нибудь другой не украл тебя у меня.
        Он покрыл нежными поцелуями ее лицо.
        - Меня нелегко украсть, я сильная женщина и могу постоять за себя.
        - Между прочим, я чуть не забыл о еще одном предложении. - Глэдис удивленно взглянула на Ларсона. - Предлагаю перейти работать в мою компанию. Ты доказала, что великолепно справляешься с самыми сложными проблемами, способна докопаться до самой сути. Я хочу, чтобы ты возглавила финансовый отдел, ну, конечно, до тех пор, пока фирма снова встанет на ноги.
        - А потом?
        - А потом, любовь моя, - он поцеловал ее и нежно погладил по плечу, - кто знает, может, придет время и ты больше не захочешь работать?
        - Да? Это по какой же причине?
        - Попробуй догадаться.
        Ларсон провел ладонью по ее бедру по животу, и Глэдис придвинулась ближе.
        - Кажется, понимаю, - сказала она. - И я хочу, чтобы это время наступило как можно скорее.
        Что могло быть для Глэдис важнее, чем родить ребенка от Ларсона - самого дорогого и желанного мужчины на свете.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к