Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
За трофей! Роберт Альберт Блох

        Роберт Блох
        ЗА ТРОФЕЙ!

        В голове у администратора Рэймонда зудел осиный рой. Он буквально мозгом чуял этих назойливых воображаемых насекомых. Прежде чем открыть глаза и вернуться в мир бодрствующих, он протянул руку.
        Ёрл, дежуривший у его кровати, надо полагать, весь последний час в ожидании его пробуждения, вложил стакан с аспергином в его дрожащие пальцы.
        Рэймонд осушил его. Свистопляска пальцев унялась. Осы в голове постепенно передохли. Нормально, жить можно. Надо открыть глаза. И встать.
        И, едва Рэймонд сделал это, голубокожий коротышка-ёрл улыбнулся ему, отвесил поклон и сказал:
        - Доба утра, Министрата.
        Рэймонд ответил добродушным оскалом. Интересно, долго ли еще ёрлы будут кланяться ему, если узнают, что сегодня - последний день его пребывания на этой планете. Назначили нового Администратора, и вскоре Рэймонду предстояло вернуться домой, к цивилизации, на Вегу. Как же он истосковался по родине - по нормальной розовой травке, по сладкоголосому храпу птиц!
        С другой - не самой приглядной - стороны, Ёрлу и ее обитателей покидать просто так не хотелось. Стороннему человеку коротышки с голубой кожей могли показаться бесконечно чуждыми и неотесанными, но после пяти лет, проведенных на Ёрле, Администратор Рэймонд - странная штука жизнь!  - едва ли не сроднился с ними.
        Отдуваясь, Рэймонд втиснул себя в деловой костюм. Черт бы побрал эти традиции, но все ж таки нужно соответствовать. В конце концов, ему встречать новичка-сменщика. Он надеялся, что там, наверху, нашли подходящего человека. Требовался определенный темперамент, чтобы свыкнуться с духотой и одиночеством жизни на Ёрле. И, уж точно, требовался определенный темперамент, чтобы свыкнуться с самими ёрлами.
        - Корабль призёмся!  - Вбежал еще один ёрл, как всегда - не постучавшись, виновато заулыбался Рэймонду.  - Привез юдика!
        «Юдики». Так ёрлам давалось слово «люди». Наверное, сегодняший «юдик» - новый Администратор.
        - Иду,  - сказал Рэймонд гонцу.
        Ёрл помотал головой.
        - Проблема не. Юдика доведем. Рямо в ваш офиск!
        Ишь ты: собственную встречающую делегацию успели организовать. Отлично. Рэймонд улыбнулся, представив, как новичок спускается по трапу - и попадает в окружение голых коротышек с голубой кожей. Так можно и в ступор впасть - а уж если они своими трофеями начнут хвастаться, так однозначно так и будет. Ничего, привыкнет. Рэймонд привык довольно быстро - а прибыл на Ёрлу он пять лет назад.
        - Иди-ка к нему и скажи, что я сейчас буду,  - проинструктировал Рэймонд гонца. Тот убежал. Оставшийся ёрл, служка, торжественно вручил Рэймонду одеколон, натирку для туфель и еще один стакан аспергина - ровно в таком порядке.
        Рэймонд привел себя в порядок, спустился вниз, в офис - и уже застал там нового Администратора.
        Тот стоял на руках в центре кабинета.
        - Приветствую,  - сказал он, все еще пребывая тормашками кверху.  - Вы Рэймонд, да? Я Филипп.
        - Рад видеть вас,  - сказал Рэймонд, гадая, стоит ли пожать Филиппу ногу, коль скоро руки новичка временно выполняли ножные функции.
        - Прошу прощения за такую вот… неформальность,  - объяснился Филипп.  - Просто хочу немного восстановить тонус мышц. Долгая дорога в невесомости, сами понимаете.
        Новичок лег на пол, но вместо того, чтобы подняться, принялся отжиматься. Выходило у него это резво, споро - сам же Рэймонд почувствовал себя уставшим от одного созерцания упражнений Филиппа.
        - В здоровом теле - здоровый дух, верно?  - довольным голосом сообщил Филипп. Он даже не сбил дыхание.
        Рэймонд кивнул, разглядывая новичка. Что вверх тормашками, что в нормальном человеческом положении Филипп был этаким молодым красавчиком. Светлые вьющиеся волосы, выдающиеся черты, живые голубые глаза, выбеленные зубы, накачанные мускулы. Его улыбка лучилась здоровьем и жизнелюбием. Одним словом, он выглядел как-то слишком уж хорошо для того, чтобы быть настоящим, и Рэймонд невольно задался вопросом, кому на Веге вздумалось определить этого энергичного молодчика администрировать такую глушь, как Ёрла, а не какую-нибудь стратегическую планету.
        Филипп вскочил на ноги,  - к щекам его прилил здоровый румянец,  - и протянул руку Рэймонду. Хватка бодрая, совсем как его голос.
        - Рад вас видеть,  - сказал он.  - Кстати, капитан Рэнд шлет извинения. Был небольшой казус на посадке - что-то там неладно в дюзах. Мне техническая сторона недоступна, но, боюсь, экипаж и корабль пробудут здесь где-то с неделю с ремонтными работами.
        - Неделю?  - Рэймонд нахмурился.  - Но я уже собрался. Я думал, вылет - сегодня.
        Филипп пожал плечами.
        - Понимаю ваши чувства,  - сказал он.  - Но позвольте мне взглянуть на это все с эгоистичной стороны. Я вот рад этой задержке. Успею узнать кое-что у вас, освоиться.
        - Что ж, ладно.  - Рэймонд кивнул.  - Думаю, это также часть моих обязанностей. Рад буду поработать с вами.
        - Хотите увидеть мои документы?  - уточнил Филипп.
        - Формальность…  - отмахнулся Рэймонд - Я вам верю.  - Он обернулся к выжидательно застывшему ёрлу, поманил его пальцем.  - Два аспергина, бегом-бегом!
        Ёрл кивнул и выбежал из комнаты. Филипп покачал головой.
        - Мне не надо, благодарю.
        - Посмотрю на вас через неделю,  - улыбнулся Рэймонд.  - Эта планета славится своими лихорадками.
        - Знаю,  - сказал Филипп уверенно.  - Кое-что я все же успел разузнать. Но, знаете, я в своей жизни ни дня не болел.  - Он выждал, пока дверь за ёрлом захлопнулась, понизил голос: - Странные тварюшки, не правда ли?
        - Вы к ним привыкнете,  - сказал Рэймонд.  - Из них выходит отличная челядь. Коли захотите - вам и пальцем шевелить не потребуется. Вас обуют, умоют, почистят вам зубы, если вы того захотите.
        - Боюсь, мне ни к чему такие излишества,  - сказал Филипп.  - Не кажется ли вам, что в этом всем есть нечто… показное?
        - Если вы о том, что мы бросаем деньги на ветер - забудьте,  - ответил Рэймонд.  - Интерплану это встает в считанные гроши. Ёрлы не жадные. И им нравится работать на юдиков. Всяко проще, чем шахтерский труд. Отнеситесь к ним достойно - и они будут вас на руках носить. Как только привыкнете к голубой шкуре, их языку и нравам…
        Филипп сел, хрустнул костяшками пальцев.
        - Вот по поводу нравов,  - сказал он.  - Вы знаете, как они встретили меня, когда корабль приземлился? Размахивали копьями, на концах которых были головы.
        - Они выказывали вам уважение,  - объяснил Рэймонд.  - Это их трофеи, и они любят показывать их гостям.
        - Трофеи? Хотите сказать, это в их традиции - рубить головы?
        - Конечно, нет. Они хранят эти черепушки, но не убивают ради того, чтоб пополнить их количество. Они ведь не варвары какие-нибудь, в конце концов. Да и Интерплан не потерпел бы такой дикости.
        - Тогда откуда берутся эти головы?
        - Ну, как вам известно, многие ёрлы - шахтеры на наших разработках. Работа у них тяжелая, она им не особо нравится, но им по нраву наши товары, так что обе стороны в итоге остаются удовлетворенными. Когда вожди ёрлов выработали соглашения с Интерпланом, они установили квоту. Каждый ёрл, нанятый для добычи полезных ископаемых, обязан добыть определенное количество руды. Если квота ёрлом не выполняется или он тунеядствует - его соплеменники отрубают ему голову.
        - И вы говорите, что они - не варвары,  - пробормотал Филипп.
        Рэймонд пожал плечами.
        - Это Ёрла, не Вега и не Титан. Помните старую поговорку? Назвался ригелианцем - полезай в кибер-кузов…
        - Но обезглавливать своих же!.. Мне кажется, стоит подумать о введении своего рода полиции.
        - На административном уровне?  - прищурился Рэймонд.
        Филипп не решился сказать напрямую, но было понятно и так.
        Рэймонд вздохнул.
        - Знаете, не помню точно, но, быть может, что-то похожее и я чувствовал, когда только-только прибыл сюда. Но за прошедшие пять лет я многое понял. Как я уже говорил, ёрлы не убивают ради удовольствия - несмотря на то, что очень высоко ценят свои трофеи. У них есть свои ограничения. И свое понятие справедливости.
        - Но законы…
        - У них - свой закон. Помните, что Интерплан послал нас сюда, чтобы администрировать, контролировать операции по добыче и торговле с ёрлами. Насаждение собственных законов и вмешательство в местные обычаи не входит в нашу компетенцию. К тому же - как бы жестоко это ни звучало,  - система работает, как часы. Мы получаем от ёрлов то, что нам нужно - в требуемом объеме. Они получают от нас то, что нужно им - и нас устраивает требуемый им объем. Зачем вводить дополнительный штат - полицию, надсмотрщиков,  - из-за того лишь, что наши методы регулирования отличаются от местных? Выйдет дороже. Процент выгоды резко упадет.
        - Вы не правы! Гуманизм призывает нас…
        - Гуманизм.  - Рэймонд снова вздохнул.  - Гуманизм - это понятие, выработанное человечеством для человечества. А ёрлы, пусть и гуманоиды,  - не люди. Эту простую истину вам лучше всегда держать в голове.
        Ёрл-служка вернулся в комнату.
        - Полдень, Министрата,  - сказал он.
        Филипп бросил удивленный взгляд на Рэймонда. Тот кивнул:
        - Да, дни тут короче. Ну ничего, вы привыкнете.  - Он обратился к ёрлу: - Что-то еще?
        Ёрл потупился.
        - Вы хотеть улетать, да?  - спросил он.
        - Да. Я улечу, а Филипп будет вашим новым администратором. Но я здесь еще побуду. Корабль пока на ремонте.
        - Но мы не хотеть вас улетать!  - взволнованно проговорил ёрл.
        - К сожалению, Интерплан устанавливает правила, а не я. Уверен, вы полюбите Филиппа.
        - Дело,  - шмыгнул ёрл.  - Но вы же идти в торга? Ночь куду, да? Идти?
        - Нас приглашают на вечеринку в их селении,  - объяснил Филиппу Рэймонд.  - Да, мы там будем.
        - Ура-ура!  - расплылся ёрл в улыбке.  - Веселье, да! Много!

        Может быть, это и было ёрлам в радость - даже Рэймонд проникся,  - но Филиппу куду не понравился ни на йоту. Он сидел в тени дерева, спасаясь от плотного марева жаркой ночи и наблюдал за весельем с отстраненно-кислой улыбкой. Рэймонд толкал речь, объяснял ёрлам, что его эра администрирования подошла к концу, и его место займет Филипп. Ёрлы, заслышав это, все как один испустили стон разочарования, тянувшийся по меньшей мере минуту. Но вот пришел черед пира, и ёрлы принялись сновать с подносами гниющих фруктов. Филипп брезгливо сморщился, когда один из голубокожих коротышек протянул ему в почтительном поклоне местный зловонный деликатес. Ситуацию спас Рэймонд, приняв подношение. Всю традиционную еду ёрлов он привык заливать аспергином.
        Филипп, похоже, презирал их. В его глазах они были дикарями - и всеми правдами и неправдами Рэймонд не смог бы изменить эту его точку зрения. Ёрлы танцевали нестройным кругом, галдя и размахивая копьями с надетыми на острия трофеями. Отрезанные головы улыбались - их хозяева будто приняли смерть в чудеснейшем расположении духа. Страшноватое зрелище… но улыбки на лицах танцоров были еще более отталкивающими.
        Круг распался на две параллельные линии: мужчины и женщины, лицом друг к другу. Грохочущие отовсюду барабаны взяли неистовый темп. Линии по команде сошлись, и танец плавно перетек в свальную оргию.
        - Рэймонд!  - прошептал Филипп, явно уязвленный до глубины души.  - Вы только взгляните! Что, вы им так и позволите…
        - А почему нет? Пусть себе веселятся.
        - Какая упадочность! Какой позор!
        - Я же сказал вам - у них свои обычаи. Это все, между прочим, в нашу с вами честь…
        - Возмутительно!  - Филипп резко поднялся на ноги.
        - Естественно,  - пожал плечами Рэймонд.  - Куда это вы?
        - К себе. Боюсь, меня это все совершенно не устраивает.
        - Подождите!
        Но Филипп не стал ждать - пошел прочь. Рэймонд заковылял следом, пыхтя и отдуваясь - старику было не так-то просто нагнать юношу. Но у самого здания Администрации они все же поравнялись.
        - Вернитесь,  - прохрипел Рэймонд, хватаясь за грудь.  - Вы их обидите, если уйдете вот так вот.
        - Обижу? А что еще мне нужно сделать, чтобы не обидеть их? Может, поучаствовать?
        - Если они вас пригласят - да.
        - Вы серьезно?
        - Конечно! Зачем пренебрегать гостеприимностью? Нам с ними еще долго работать, как-никак. Да и потом, нет в этом ничего отвратительного. Да, у них голубая кожа, но после пяти лет здесь вам это станет абсолютно по барабану.
        - Говорите за себя,  - хмыкнул Филипп.  - Нет, я не вернусь.
        - Послушайте, дайте-ка я вам объясню кое-что…
        - Не утруждайтесь. Я от вас уже наслушался. Оказывается, под опасениями Интерплана больше реальных оснований, чем я думал. Мне даны специальные инструкции для разрешения ситуации…
        Филипп взял паузу, сделал глубокий вдох.
        - Мне жаль, что придется вот так вот, без подготовки, открыть вам глаза, но пора уже понять. Они знают все о вас, Рэймонд. Они знают, как вы тут самоуправством занимаетесь, и ваши методы они одобряют не больше, чем я. Расхаживать тут барином и воображать, что времена доисторических земных колоний не остались в далеком прошлом, вам больше не дадут.
        - Но Интерплан назначил меня и никаких официальных нареканий пока не высказывал. Я справляюсь со своей работой. Нет протестов среди населения, рудные запасы полнятся, никаких проблем не возникает…
        - Конечно же, у населения нет протестов! С какого перепугу им протестовать, если им все дозволено - убивать, дебоширить, сушить головы своих преступников? Вы ведь и палец о палец не ударили - просто позволили всему идти своим чередом. За пять лет - целых пять лет!  - вы не предприняли ни единой попытки обучить их чему-либо, не установили гуманных законов, не обеспечили их управленцами и надсмотрщиками, не повысили уровень их жизни. Вместо того, чтобы послужить им примером, вы опустились до их уровня.
        - Так, погодите-ка…
        - Не собираюсь. С завтрашнего дня я администрирую эту планету. Официально. Вы ждете, пока капитан Рэнд закончит ремонт - но в процессе больше участия не принимаете.
        - Все не так просто, Филипп! Я знаю ёрлов. Я понимаю их. У вас не выйдет перевоспитать их за одну ночь. И знаете, почему? Да хотя бы потому, что они вам отвратительны! Вот где - первопричина, вот где основа. Чтобы изменить их, вам придется стать для них своим, понять и принять их!
        - Вы, я смотрю, так и поступили?  - с коротким смешком уточнил Филипп.  - Вы, я смотрю, думаете, что это такая высшая милость - держать штат в двадцать голов прислуги, которая носится с вами, будто вы какой-то чертов хозяин замка? Ну да, зато вы не жалуетесь на беспутство и убийства!
        - Они имеют право на свой образ жизни, свою свободу…
        - Свобода - не акция, удостоверяющая право на что-либо.
        - Вы не понимаете.
        - Я все понимаю, Рэймонд. Боюсь, даже слишком хорошо понимаю. Аспергин и должность Администратора плохо сочетаются. Я советую вам пойти проспаться.
        Филипп повернулся и пошел по коридору в свою комнату. Карауливший у двери ёрл встрепенулся и отвесил поклон.
        - Хотите…  - начал он.
        Филипп бросил взгляд на аборигена - и понял, что перед ним даже не он, а она; более того, он, похоже, понял, что ему только что предлагалось. Лицо его сделалось красным - не то от стыда, не то от крайнего возмущения.
        - Вон!  - крикнул он.  - Иди отсюда! Иди к Рэймонду!
        Лопоча извинения, ёрлиха послушно засеменила по коридору прочь.
        Филипп вошел в свою комнату и захлопнул дверь. Тут его тоже ждал ёрл - в этот раз, вне всяких сомнений, мужского пола. В руках коротышка держал опахало.
        - Вон,  - приказал Филипп.  - Ты здесь не нужен.
        - Но я охладить вас по высший класс!
        - Спасибо, сам как-нибудь охлажусь.
        - Помочь снять одежда?
        - Нет! Чего непонятного? Мне не нужна прислуга! Сам о себе позабочусь.
        Ёрл шмыгнул за дверь, кланяясь до самой земли, но Филипп все же увидел на мгновение озадаченную гримаску на лице голубокожего человечка.
        Еще бы он не был сбит с толку - после пятилетней привычки к мажорству Рэймонда! Ну ничего, скоро этому всему конец. Филипп твердо решил обозначить свои намерения населению в самое ближайшее время. Начать предстояло с нуля: работа сложная, но трудностей Филипп не боялся.
        Первее всего - разобраться с собирателями трофейных голов.
        Завтра.
        Филипп погрузился в прерывистый сон, в котором начальники Интерплана танцевали вокруг него с копьями, на концы которых были нанизаны головы ёрлов. Совершенно омерзительная деталь, как назло, перекочевавшая в сон - улыбки трофейных голов,  - обострила свой гротескный характер. Во сне Филиппа головы смеялись.
        А громче всех смеялась голова Администратора Рэймонда, сморщенная, стариковская, обтянутая ёрловской голубой кожей.

        Рэймонда приятно удивил тот факт, что Филипп присоединился к нему за завтраком. Еще больше удивляло то, что молодой Администратор пребывал в явно примирительном настроении. Он не извинился за все сказанное накануне вечером, но поубавил свой воинственный пыл.
        - Я хочу, чтобы вы поняли меня,  - стал объясняться он.  - Я не собираюсь помыкать чувствами местных жителей. У меня нет ни малейшего намерения издавать какие-то официальные приказы насчет менее радикального решения проблемы тунеядства в шахтах. Я все равно не могу обеспечить их соблюдение.
        - Вот теперь вы говорите с умом,  - отметил Рэймонд.  - Серьезно, обдумав все как следует, можно понять - ну никак тут не получится ваш план провернуть.
        - Заметьте, я не говорил о том, что не получится,  - поправил Филипп.  - Я просто согласился с вами в том, что силовые решения не принесут успеха. Тут нужен психологический подход. Нужно решить вопрос о канализировании их агрессии.
        - Простите?..
        - Я просто займу их чем-то менее смертоносным. Предложу замену.
        - Так вот чему сейчас обучают в университетах - канализированию?
        - Именно. Надеюсь, вы не язвите?
        - Конечно, нет,  - хмыкнул Рэймонд.  - Я-то свое место знаю.
        - Отлично! Тогда, возможно, вы можете помочь мне прояснить ситуацию.
        - С превеликой охотой. Валяйте, спрашивайте.
        - Вы сказали, что ёрлы отрубают головы только бездельникам, тунеядцам, неэффективным работникам. Это точно так?
        - Точно.
        - Тем не менее, они ценят личные коллекции голов очень высоко.
        - И это правильно.
        - То есть они всегда ищут кого-то, кто нарушает правила?
        - Верно. Каждый ёрл внимательно следит за коллегами по работе. Выходит что-то вроде круговой поруки.
        - Иначе говоря, они конкурируют друг с другом за выявление возможных жертв.
        - Можно сказать и так.
        - И эта их оргия прошлой ночью…  - Филипп кашлянул.  - Я, конечно, всего не углядел, но, как я понимаю, в их действиях был некий фактор соревнования.
        - Если вы хотите сказать, что ёрл-мужчина, успевший взять наибольшее количество женщин, считается лучшим, то да, вы правы.
        - Итак, снова - конкуренция! Если я смогу обеспечить безопасную замену, отвечающую их конкурентным инстинктам, я приведу их в норму.
        - Норму? Что ненормального в сексуальной активности?  - Рэймонд моргнул.  - Прошу прощения за вопрос - просто я в университете не учился.
        - Ничего страшного. В такой активности нет ничего ненормального - при условии, что она осуществляется в соответствии с надлежащими правовыми институтами и исключительно в целях продолжения рода.  - Филипп улыбнулся.  - Не думайте, что я мыслю узко…
        - Конечно.  - Рэймонд подал знак, и к нему подбежал ёрл с платочком - промокнуть лоб.  - Так каков ваш план?
        - Мы выявили истину: ёрлы - по природе соперники. Все их социальные институты основаны на конкуренции. Думаю, я могу привнести в их жизнь кое-что новое.
        - Например?
        Филипп снова улыбнулся.
        - Увидите,  - пообещал он.
        Три дня спустя Рэймонд увидел.
        Вернее, три вечера спустя. Филипп заглянул в его комнату и позвал в торгу. Сумерки дышали необычайно сильной жарой, и Рэймонд решил, что ему будет лучше, если четыре ёрла донесут его на паланкине. Он понятия не имел, где молодой человек берет свою энергию - он шагал пружинистым шагом, метался от хижины к хижине, что-то кому-то объяснял, проверял, правильно ли размечен ринг…
        Ринг.
        - Погодите-ка,  - пробормотал Рэймонд.  - Не говорите мне, что обучили их боксу.
        - В точку!  - просиял Филипп.  - Я посоветовался с ними. Их идея поставила на уши. Ринг поставлен добровольно, ну а перчатки пошил им я. После того, как я объяснил саму суть, участников набралось немерено. Я натренировал двоих. Думаю, вскоре будет большой матч. У ёрлов на редкость хороша естественная координация - вы заметили? Жду с нетерпением первых победителей.
        - А я вот не жду,  - пробормотал Рэймонд.
        - Что, простите?
        - Ничего. Когда начало?
        - Да уже скоро. Смотрите, они собираются!
        Он был прав - голубокожие маленькие гуманоиды обступили ринг со всех сторон. Кто-то стоял, кто-то сидел на корточках, но у всех в глазах стояло выжидательное выражение. И вот первые бойцы-ёрлы заступили на свои позиции по углам ринга. Филипп, одетый в рубаху и шорты, переступил через пряди порг-травы, натянутые вместо веревки. Он, похоже, взял на себя роль судьи - даже обзавелся свистком, висящим сейчас на шее. Он кратко пообщался с каждым бойцом. Те покивали со счастливыми улыбками на личиках.
        Грянула барабанная дробь. Филипп вышел в центр ринга, поднял руки, призывая к тишине. Он вкратце поведал о правилах предстоящего состязания и о достоинствах мужественного искусства самообороны. Бой, заявил он, будет честным, отвечающим всем лучшим принципам спортивного мастерства.
        Филипп отступил.
        Бой начался.
        Ёрлы побежали друг на друга - каждый из своего угла. Толпа закричала.
        Ёрлы обменялись хорошими боксерскими тумаками.
        Толпа взвыла.
        Ёрл ростом повыше ударил своего соперника ниже пояса.
        Филипп поспешно шагнул вперед.
        Ёрл поменьше припал на колено и ударил второго бойца в подбородок.
        Филипп дунул в свисток.
        Ёрлы не обратили на него никакого внимания. Может быть, они даже не слышали свист из-за галдежа толпы. Они вошли в раж. Они пинали, кусали и толкали друг друга. Боксерские перчатки были сброшены ими - за явной ненадобностью.
        Филипп, отчаянно размахивая руками, дул в свисток. А ёрлы катались по рингу переплетенным клубком. Меньший ёрл оседлал своего противника, обвил ручками его шею и принялся душить.
        Толпа всполошилась - но не так сильно, как Филипп.
        - Брейк!  - заорал он.  - Ты убиваешь его!
        Ёрл-победитель кивнул со счастливой улыбкой, занес руку и вонзил разведенные «козой» пальцы в глаза противника.
        А потом Рэймонд все же протиснулся к рингу, помог Филиппу оттащить ёрла от распростертого тела второго боксера и принялся успокаивать толпу.
        …К зданию Администрации они шли вместе - во тьме.
        - Ничего не понимаю,  - как заведенный, твердил Филипп.  - Не понимаю! Я же предложил им логический выход… сублимировать…
        - Может быть, они не хотят сублримировать,  - сказал Рэймонд.  - Может быть, они просто не могут.
        - Но основы психологии…
        - …применительны к человеку,  - закончил за него Рэймонд.  - Но - совсем не обязательно к ёрлам.  - Он хлопнул Филиппа по плечу.  - Что ж, вы пытались. Теперь, быть может, вы понимаете, почему я никогда не пытался перевоспитать их. Никакого толку.
        - Я не сдамся так просто,  - заявил Филипп.  - Идея, так или иначе, хороша. Спорт - лучшая замена для реальных боевых действий. Это всегда работает.
        Рэймонд привел его в свой кабинет и усадил на стул. Подбежавший ёрл услужливо влил в него стакан аспергина, не забыв вытереть подбородок.
        - Замена,  - произнес старый Администратор.  - Вы не можете допустить хоть на секунду, что ёрлам просто неведом сам принцип замены? Зачем им замена, когда они могут биться всерьез? Постановочный бой, бой с правилами - это их никогда не удовлетворит. Это все - понарошку.
        - Понарошку…  - эхом откликнулся Филипп и резко поднялся.  - Ну конечно же! Почему я раньше об этом не подумал? Никому не нужна замена, когда есть что-то, чем можно заменить саму замену! Но если альтернативная замена более недоступна, им придется согласиться с тем, что есть!
        - Что вы имеете в виду?  - спросил Рэймонд.  - Если у вас есть какие-то новые дикие идеи, молю, откажитесь от них.
        Филипп покачал головой.
        - Никаких «диких идей». Один лишь здравый смысл. Вы наставили меня на верный путь, Рэймонд! Я в большом долгу.
        Он развернулся и направился по коридору в свою комнату. Ёрл-служка было хотел пойти следом, но замер на полпути, вспомнив, что его услуги не нужны. Озадаченно моргая, он пошел готовить Рэймонду два стакана аспергина.
        …Два часа спустя Рэймонд лег в постель, чувствуя приятное аспергиновое опьянение. Его почти не потревожили какие-то странные вспышки за окном, сопровождаемые слабыми криками.
        Только когда прибежал ёрл из торги, Рэймонд открыл глаза и сел.
        - Что такое?  - пробормотал он.
        - Вы придти!  - задыхаясь, выговорил ёрл.  - В торга, скорее!
        - Зачем?
        Глаза ёрла - все в синих прожилках - закатились.
        - Нова министрата там! Он жечь трофеи!
        - Мать мою так!  - Рэймонд выпростал ноги, и служка в мгновение ока нацепил на них туфли. Порылся в своем комоде, выискивая бластер - вещь, до этого ни разу не пригождавшуюся. С холодной тяжестью рукояти в руке он последовал за ёрлом-гонцом вниз, на улицу, на тропу, ведущую в торгу.
        По мере их приближения вспышки делались все ярче.
        Ёрл не врал.
        Филипп дождался, когда все в селении уснули, а потом, под покровом ночи, осуществил свой план. Он ходил из одной незапертой хижины в другую и собирал копья, торжественно стоявшие у порогов. Снеся всю добычу на поляну, он достал свой бластер - и принялся уничтожать трофеи. Головы полыхали в плазменном огне ярчайшим пламенем - но даже оно смотрелось блекло в сравнении с гневом и отчаяньем разбуженных вспышками и шумом ёрлов.
        Филипп в позе победителя стоял над горящей грудой с бластером в руке. Ёрлы взяли его в кольцо, визжа, размахивая копьями, с каждым шагом сужая круг.
        - Отойдите!  - кричал Филипп.  - Я не собираюсь делать вам больно! Это для вашего же блага - разве не видите? Нельзя рубить головы! Нельзя убивать!
        Рэймонду еле удалось разобрать слова во всеобщем гомоне. Вряд ли сами ёрлы услышали или поняли их. Даже если услышали и поняли - для них они, эти слова, ничего не значили. И потому они сужали круг, и острия копий уже почти тыкались Филиппу в живот.
        - Стоять!  - рявкнул Филипп.  - Я - ваш Администратор! Я приказываю вам вернуться в хижины! Еще один шаг, и я…
        Никто не решился сделать этот шаг.
        Зато у самого уха Филиппа свистнуло брошеное копье.
        Он не попытался бежать. Он даже не пригнулся. Не дрогнул. Обернувшись к метнувшему оружие ёрлу - голубокожему коротышке с пустыми руками,  - он наставил на него дуло бластера и спустил курок.
        Вспыхнув, серебристый луч вонзился ёрлу в лоб и прожег его насквозь, весело потрескивая. Ёрл упал наземь, скрючившись и почернев.
        Толпа дружно охнула.
        Гомон стих.
        Копья опустились.
        Что-то громко зашипело: это Рэймонд плеснул кадку воды в костер.
        Они все смотрели молча на то, как он вырвал бластер из руки Филиппа и бросил в центр умирающего пламени. Смотрели на то, как он тащит его прочь. Смотрели на него, когда он вернулся и простер к ним руки.
        - Я искренне сожалею!  - крикнул он.  - Филипп совершил большую ошибку, но больше такое не повторится! Дайте ему уйти с миром!
        Молча он повел Филиппа сквозь темноту обратно. Он не проронил ни слова до самого офиса.
        - Думаю, теперь лучше вам начать сборы,  - тихо произнес он, дав отмашку служке-ёрлу оставить их.  - Как мне сказал капитан Рэнд, корабль будет готов к отлету в ближайшие трое суток. Вам лучше убраться с этой планеты вместе с ним.
        Не став ждать ответа Филиппа, он повернулся к нему спиной и налил себе стакан аспергина. Сам.
        Не успел он поднести его к губам, как Филипп молча удалился.

        Во второй половине следующего дня Филипп вернулся в офис. Рэймонд выжидательно взглянул на него.
        - Уже начали собираться?  - поинтересовался он.
        Филипп покачал головой.
        - Я не уеду.
        - Но…
        - Я не уеду. С чего бы вдруг?
        - И это вы у меня спрашиваете? После вчерашнего? После того, что вы натворили?
        - А что я такого натворил?
        - Вы смертельно обидели ёрлов. Нарушили серьезный запрет. Убили одного из их лидеров.
        Филипп качнул головой снова:
        - Это была самооборона. И я считаю, я поступил правильно.
        - По вашим стандартам - да. А по ёрловским…
        - Да поглядите на него!
        Филипп ткнул пальцем в угол. Служка-ёрл сидел там, согнувшись. Его голубое личико побледнело, глаза выпучились, едва Филипп остановил на нем взгляд.
        - Ну? Не видите? Теперь он боится меня. Все они меня теперь боятся - после прошлой ночи. Я не сразу понял… но одну необходимую вещь все же сделал. Положив конец этому их фетишизму, уничтожив их трофеи, я доказал, что человек сильнее, чем вся их варварская культура с верой вместе взятые. Им нужна была какая-то наглядная демонстрация, чтоб до них доходить начало. Демонстрация силы.
        - Но теперь они вас ненавидят.
        - Ерунда. Они ненавидели меня прошлой ночью. Уверен, после нашего ухода, они все встали в круг и стали молиться о моей смерти. Просить каких-нибудь своих богов испепелить меня молнией. Когда я сегодня пришел в селение, для них это был шок - узреть меня живым-здоровым.
        - Вы ходили в торгу?
        - Только что оттуда.  - Филипп бросил беспечный взгляд на ёрла, и тот вздрогнул.  - Так они на меня теперь все реагируют. Никто не осмелился напасть на меня. Никто не проронил ни слова. Я собрал их на поляне и объявил закон. С этого дня - никакой охоты за головами. Работа в шахтах будет вестись на основе моих приказов, под угрозой моего наказания в случае неповиновения. До них, уж поверьте, дошло, что я говорю серьезно.
        Рэймонд почесал в затылке.
        - Но разве вы сами не возмущались моим «колониализмом»? Я думал, вы против эксплуатации труда.
        - Против,  - кивнул Филипп.  - Абсолютно точно против - тогда, когда все упирается в вопрос мелочных личных прихотей. Но тут - совсем другая история. Тут - основы. Для того, чтобы привить им цивилизованность и здравомыслие, нужно объявить закон и следить за его исполнением.
        - Я никогда ни к чему не принуждал их, и вы это знаете. Ёрлы рады служить мне. Им это легче, чем вкалывать на шахтах.
        - Да, и в этом-то вся беда! Вы дали им выбор. Вы никогда не применяли силу. Вы даже не пытались объявить первый - важнейший!  - принцип: мы, люди, обладаем превосходством. Они должны подчиняться нам ради собственного же блага. Ради того, чтобы мы смогли возвысить их. Поднять на достойную планку.
        - Но им наши планки не нужны. Они - не люди. Они - иной природы.
        - Чепуха. Вам, Рэймонд, не остановить эволюцию, не остановить прогресс. С этого момента давайте руководствоваться научными принципами. И твердой рукой.
        Рэймонд вздохнул.
        - А как быть со спортом?  - тихо спросил он.  - Полагаю, при новом режиме он ни к чему?
        Филипп улыбнулся.
        - Шутить изволите? Не утруждайтесь,  - ответил он.  - От этой программы я не имею ни малейшего намерения отказываться. На самом деле,  - вчера я вам это уже говорил,  - сублимация очень важна, особенно на данном этапе. Туземцы будут нуждаться в выходах своей агрессии. И, как только старые способы попали под запрет, им волей-неволей придется перейти на новые. Сейчас они уже осваиваются.
        - Сейчас?
        - Именно. Я дал им поручение расчертить футбольное поле.
        - Футбол?
        - Конечно. Стоило сразу об этом подумать. К черту бокс. Футбол - это естественный спорт. Командная игра, грубая, зрелищная - то, что нужно, великолепная отдушина и для игроков, и для зрителей. В колледже я слыл лучшим полузащитником целых два сезона. Мои медали…
        - Филипп, все это годится для людей. Но ёрлы в футбол играть не будут. Им недоступны абстракции. С чего бы им бороться за какую-то безделушку - будь то кубок, медаль?
        Филипп рассмеялся.
        - Боже, ну и дерьмовая же у вас аргументация,  - сказал он.  - Делайте что угодно, но факт есть факт - ёрлы будут учиться играть в футбол. Они построят стадион рядом с полем. Я буду учреждать команды и инструктировать их. Они ведь не лишены способностей, в своем роде. Немного теории, немного практики - и вы сами все увидите. К завтрашнему дню я надеюсь успеть поставить ворота.
        - Бога ради, Филипп. Вы совершаете ошибку. Я не могу просто стоять в стороне и смотреть, как вы это делаете.
        - А вы не стойте,  - с улыбкой произнес Филипп.  - Я ведь забыл… корабль отходит через три дня. Так что результатов вы увидеть, увы, не сможете. В общем, Рэймонд, стоять с открытым ртом вам некогда. Идите и потихоньку пакуйте чемоданы.
        Рэймонд не собирался с этим просто так мириться, но - смирился. В течение следующих двух дней Филипп не показывался. Если он и вел свои работы по популяризации футбола, делал он это тише воды и ниже травы. Рэймонд не предпринимал попыток наведаться в торгу или на раскинувшееся за ней поле. Он собрал свои пожитки, запил обиду огромным количеством аспергина и попытался воспринять все максимально отстраненно и спокойно.
        В последнюю ночь перед отлетом Рэймонд почти избавился от волнений. Подумать только, ведь совсем недавно он был в восторге от самого факта: покинуть ёрлу! Вернуться на Вегу! К комфорту, цивилизации, к качественному аспергину! А ведь аспергина нужно будет теперь много - если учесть, что Интерплан дышит ему в загривок. Им, значит, не нравилась его управа. Да что они могут знать о ёрлах? О том, как эти существа живут и думают? Может быть, он не учился в университете, но суть работы своей ухватил верно. И без этой работы ему будет скучно.
        Вот что было плохо - но новый Администратор был хуже всего. Ёрлы никогда не будут работать, если над ними будет довлеть страх и чья-то сила…
        …но так ли это? Ведь ёрлы взаправду теперь боятся Филиппа. Боятся его наказания. Ему достаточно махнуть рукой - и они будут играть в его идиотский футбол. Будут делать все, что он скажет - а на недовольных сыщется бластер. Вот оно, простое и эффектное решение задачи об управлении.
        - Может, я-таки неправильно жил?  - спросил Рэймонд у самого себя.  - Может, я так ничего и не узнал о ёрлах?
        Внезапно он почувствовал себя очень старым и уставшим. Откинувшись на спинку стула, он сложил руки на своем выпячивающемся стариковском пузе.
        Именно в такой позе ёрл-гонец застал его.
        Он ворвался в офис - как и прежде, без стука. На его лице сияла улыбка.
        - Доба вечера, Министрата! Вы идти сейчас?
        - Идти куда?
        - Смотреть игра!
        - Игра? Ты про футбольный матч, что ли?
        - Это да! Фу-Бол игра! Мячи! Удар! Вы идти?
        - Слушай, приятель, я устал, и мне еще собираться…
        - Но вы идти! Пжалст!
        - Ладно, черт с тобой.  - Рэймонд поднялся, перебарывая усталость и аспергиновое головокружение. Ему не хотелось идти, но сегодня - последняя ночь, и ёрлы обидятся. Они в чем-то были похожи на детей - всегда шли делиться радостью с ним.
        Может быть, это была хорошая идея, в конце концов. Да, Филипп совершенно несносен и пустоголов, но уж если ему удалось организовать футбольный матч за жалких три дня, он заслуживает свою долю признания.
        К тому же, быть может, он разрешит Рэймонду сказать ёрлам пару слов на прощание. Может, Рэймонду удастся слегка исправить ситуацию. Хоть отчасти убедить их, что Филипп, в общем-то, не держал на них зла. Он попросил бы их подчиняться ему беспрекословно.
        Но, если подумать, последнее - совершенное лишнее. Незачем просить их подчиняться Филиппу, когда они уже это делают - играют в футбол, да еще и в ночное время!
        И вот они с ёрлом-гонцом вышли к полю. Поле было сделано добротно. Факелы окружали неглубокий, но просторный котлован, по краям которого сгрудились ёрлы. Была выделена специальная эстрадка для барабанщиков и девушек-ёрлов, размахивающих пучками порг-травы. Филипп подарил им не только футбол, но и идею групп поддержки. Две радости по цене одной.
        По полю уже носились две команды. В их беготне не было ни малейшего намека на принуждение. И в улюлюканьи зрителей его тоже не было.
        Рэймонд вздохнул. Филипп был прав. А он - нет.
        Открывшееся зрелище послужило окончательным доказательством. Как только игра подменила собой реальность, ёрлы подстроились - совсем как люди. Ну а все остальное - дело времени. Лет за пять Филипп устроит так, что все они будут вкалывать на разработках и платить налоги. Ёрлы станут цивилизованным обществом - с тюрьмами, приютами и психиатрическими лечебницами.
        Ему не очень-то верилось в такую перспективу. Ёрлы всегда казались слишком приземленными для чего-то подобного. Разве могут они променять реальность на условность, а истинный азарт - на стерилизованный пыл футбольной игры?
        Одна из команд сейчас пыталась забить филд-гол - игрок занес ногу над мячом. Рэймонд пытался найти на поле Филиппа. Он ведь должен быть где-то там. Исполнять роль арбитра.
        Но все, что он видел - мяч, летящий навстречу воротам. Все, что он слышал - рев толпы.
        Толпа неистовствовала. Рэймонд вздохнул еще раз, развернулся и зашагал обратно к зданию администрации. Он устал, но придется снова разбирать вещи. Придется писать рапорт в Интерплан и объяснять, что он, Рэймонд, был все это время прав, а вот Филипп ошибался. Придется объяснять, что прогресс так и не пришел на Ёрлу. Что ёрлы остались реалистами. Им были непонятны такие вещи, как сублимация или необходимость биться за какие-то бесполезные штуки. Они будут играть в футбол, да, но только за реальный трофей, вроде того, что он только что видел пролетающим над штангами ворот.
        Трофеем этим была голова Филиппа - с грязью в светлых волосах, с навсегда застывшим удивленно-недоверчивым выражением на красивом лице.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к