Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Sword Art Online Progressive. Том 5. Рэки Кавахара
        Sword Art Online Progressive #5

        Приключения Кирито и Асуны в летающем замке Айнкрад продолжаются. Впереди очередной этаж, на котором  их ждут старые друзья и новые враги. Это первая книга из двухтомника о шестом этаже.

        Предисловие переводчика.

        Рад представить вам любительский перевод очередного тома из серии SAO Progressive уважаемого Реки Кавахары, который недавно был издан на английском языке. Не знаю, усугубились ли мои сложности с английским, или на этот раз, при переводе с японского тоже возникали сложности, но в процессе чтения английской версии, я часто сталкивался с ситуацией, когда завороженно смотрел на фразу, и не мог её осмыслить. Это доставляло определенные сложности, и немного повлияло на скорость перевода. В связи с этим, приношу свои извинения тем, кто с нетерпением ждал завершения перевода.
        Я уже давно перевожу серию Progressive, но в этот раз испытал некоторый дискомфорт от моего старого варианта некоторых имен, и аббревиатур. Хотя, сейчас, я не во всем согласен с моим прошлым выбором, я все же оставил такие имена и названия без изменений. Однако, звучание одного имени я все-таки немного поправил, но не настолько, чтобы вы его не узнали.
        Напоминаю, что это крайне любительский перевод, сделанный одним человеком, со всеми вытекающими из этого последствиями. В связи с этим, заранее прошу прощения за ошибки, опечатки и прочие возможные косяки в тексте.

        P.S.
        Это окончательная версия перевода, в которой исправлены многие недочеты.

        SWORD ART ONLINE PROGRESSIVEVolume 5
        Канон золотого правила (начало) 

        Reki Kawahara

        abec

        bee-pee

         Шестой этаж Айнкрада. Январь 2023 года.

        — ПА-ЧУУ!
        Я повернулся, чтобы узнать природу странного звука, который раздался у меня за спиной, и увидел, что моя временная спутница прижимала руки к своему носу. Через несколько секунд она изогнулась, и раздался еще один непонятный звук.
        — Ты чихаешь или намекаешь на то, что хочешь пачули для своей вечерней ванны? — усмехнулся я, и получил в ответ свирепый взгляд.
        — Мне не нравится пачули.
        — А как насчет тыквенного аромата?
        — Никак.
        — Может, пастернак?
        — Нет... Эй, это даже не предмет! — огрызнулась она, добавляя шутке новый смысл.
        Мечница восемнадцатого уровня вздохнула и сказала:
        — Это было чиханье... Я так думаю. Я не уверена.
        — В смысле? Ты что, не можешь сказать, чихаешь ты или нет?
        На этот раз я действительно удивился и остановился посреди дороги.
        Всего пару часов назад центральная улица Карлуина, главного города пятого этажа Айнкрада, была заполнена людьми, но теперь она пустовала. Новогодняя вечеринка с фейерверками в честь 2023 года закончилась, и игроки разошлись, вернувшись в свои комнаты или уйдя в пустоши на охоту. Мы смотрели на фейерверк из руин старого замка и вышли на улицу только тогда, когда всё успокоилось. Я решил так поступить из-за неожиданной и опасной встречи в руинах. Даже с моим прокаченным навыком поиска было бы сложно обнаружить слежку в толпе.
        Я вскользь посмотрел назад, ожидая реакцию Асуны. К моему удивлению, у неё был очень рациональный ответ:
        — Чихание - это непроизвольная физическая реакция, предназначенная либо для повышения температуры тела, когда холодно, либо для удаления посторонних предметов из носовой полости. Ничего из этого аватару не нужно.
        — Хм, неплохо.
        — Итак, если система SAO искусственно воспроизводит что-то наподобие чихания, я не уверена, что это можно назвать настоящим чиханием... Это моя точка зрения.
        — Понятно... — пробормотал я, удивленный.
        В этот момент в моем носу начало щекотать. Было ли это последствием холода или результатом частого повторения слова «чихание», но в конце концов я не смог больше терпеть и чихнул:
        — Брууш!
        Асуна ухмыльнулась.
        — Что такое? Ты хочешь сказать, что будешь на завтрак брускетта?
        — ... Что такое брускетта?
        — Это такая итальянская закуска.
        — На самом деле, звучит неплохо, — пробормотал я, представляя, как эта брускетта могла бы выглядеть, и рефлекторно поднял воротник пальто, даже не осознавая, что я делаю.
        — Эй, мне кажется, или здесь действительно холодно?
        — Да, здесь довольно прохладно...
        На Асуне была шерстяная накидка с капюшоном, но она кончалась выше мини-юбки, которая, судя по всему, не сильно согревала. Обходительный и внимательный парень молча предложил бы ей свое пальто, но я не обладал навыками, которые не мог приобрести в видео играх.
        К счастью, прежде, чем я сказал или сделал что-нибудь неподходящее, Асуна открыла системное меню и изменила свою экипировку. Её обнаженные ноги охватило сияние, которое поблекло и превратилось в белые колготки. Учитывая специфику этого мира, здесь не было искусственных тканей, но каким-то образом блестящий материал сиял так, что я не мог отвести от него взгляд. Раньше Асуна окинула бы меня холодным взглядом и разразилась бы резкими словами, а возможно, даже применила бы физическую силу, однако на этот раз она просто откашлялась и посмотрела на верхний этаж, еле видимый в темноте.
        — ... Все же сейчас начало года - так можно ожидать, что будет холодно, однако четвертый этаж был довольно теплым. Интересно, как в Айнкраде управляют временами года?
        — Хм... в бета-тесте был август, но, несмотря на это, хотя в полдень и было жарко, все же жара не была неприятной. Это не было удушающей жарой, свойственной разгару лета в реальной жизни.
        — Полагаю, если бы было так жарко, никто не смог бы использовать полную металлическую броню и другое подобное обмундирование.
        — Хорошая мысль, и она заставляет меня задуматься, что же делали летом европейские рыцари...
        — Крестоносцы - рыцари Иерусалимского королевства - были разбиты Саладином, потому что их ослабила жара.
        — Ясно.
        Как обычно, Асуна показала, что владеет множеством разнообразной информации. Мне в голову пришли неприятные мысли о том, что в конце концов Асуна узнает об Айнкраде больше меня, и я быстро вернулся к старой теме разговора:
        — Дело в том, что в Айнкраде действительно моделируются времена года, но я не думаю, что температура достигает некомфортного уровня. Я имею в виду, что сейчас середина зимы, но температура, которую мы ощущаем, не такая, как в реальном мире.
        — Даже в моей одежде худшее, что может произойти, - это чихание.
        — Однако есть исключения. Я читал в журналах об этажах, на которых круглый год зима или лето.
        — Хм... — Асуна снова взглянула наверх и задумчиво спросила: — а ты находил во время бета-теста этаж с вечным летом?
        — Тогда было лето, но я помню пляж на южной стороне седьмого этажа. На нем был белый песок с кокосовыми пальмами, и многие игроки наслаждалась летними каникулами в купальниках.
        — То, как ты об этом говоришь, заставляет меня предположить, что ты не принимал в этом участия, — проницательно заметила она, — хотя парень, проводящий каникулы в одиночестве, - это довольно грустно.
        — Все нормально, я был сосредоточен на том, чтобы пройти игру.
        Это отчаянное оправдание заставило Асуну усмехнуться и забыть про холод. Она похлопала меня по спине.
        — Южная сторона седьмого этажа? Я это запомню. Если там действительно область вечного лета ...
        — ...То что?
        — Хм... Пока оставлю это при себе, сначала пойдем в следующий главный город. Прохождение шестого этажа начинается завтра, хотя нет, уже сегодня.
        Фехтовальщица пошла быстрым шагом, и, озадаченный, я поспешил за ней. Прошло уже более месяца с начала нашего временного партнерства, а я все еще не мог понять большую часть её мыслей.
        Но я считаю, что это часть её очарования, - подумал я, хотя обычно, я о таком не задумывался. Я покачал головой, и мои ноздри снова начали зудеть. Это было достаточно безвредно в безопасном городе, но если я чихну в подземелье, пытаясь спрятаться, то последствия могут быть катастрофическими. Мне нужно понять, как подавить желание чихать. Я попробовал зажать нос, потом затаить дыхание, но это не сработало. В конце концов зудение достигло своего пика:
        — Ваа-кеш!
        Асуна остановилась и повернулась, чтобы посмотреть на меня с раздраженной, слегка загадочной улыбкой.
        — Ты так взволнован летним отдыхом? — спросила она.
        — Н-нет, я ...
        — Тогда нам лучше поскорее пройти через шестой этаж.
        — Говорю же тебе, это не так!
        Но как бы я ни возражал, самодовольная улыбка не покидала лицо фехтовальщицы. В конце концов, даже я не был уверен, действительно ли я хотел, чтобы седьмой этаж оказался вечным летним раем, или нет.

        1

        ДАЖЕ НА ДРУГОЙ СТОРОНЕ ТЕЛЕПОРТА воздух все еще был прохладным.
        В отличие от Карлуина, главного города пятого этажа, который представлял собою руины древнего города, Стахион, построенный на шестом этаже, оставался в первозданном состоянии. Основным материалом для его строительства был блестящий серый камень, похожий на полированный гранит, и каждое отдельное здание было собрано из одинаковых блоков размером около восьми дюймов, что делало все постройки прямыми и угловатыми. Эффект был настолько впечатляющим, что, когда я впервые посетил это место в бета-тесте, моя реакция была точно такой же, как сейчас у Асуны.
        — Ой... Это как блоки...
        — Да, мы словно оказались в видео игре, — ответил я стандартной для Стахиона шуткой, что принесло мне пронзительный и холодный взгляд, который еще больше снизил температуру моего тела.
        Я подтянул воротник пальто, но это не помогло мне избавиться от холода. Конечно, было намного лучше, чем настоящей зимой, но одной из наиболее раздражающих особенностей виртуального мира было то, что, как только вы обратили внимание на тепло или холод, единственным способом избавиться от этого ощущения была активация каких-нибудь других игровых алгоритмов.
        Было три часа ночи, 1 января 2023 года.
        Энтузиазм празднования игроками Нового года сгорел вместе с фейерверком, и едва ли можно было встретить кого-то на площади телепортационных ворот Стахиона.
        Сухой северный ветер пронесся через пустую площадь, которая была около пятидесяти ярдов в ширину. Я подумал, что Асуне было холодно в её мини-юбке, однако, похоже, она была достаточно защищена накидкой с капюшоном и колготками с флисом.
        Или, может быть, холод, который я сейчас ощущаю, был больше чем просто искусственные ощущения, вызванные Нейрошлемом...
        В руинах старого замка на востоке Карлуина, где мы с Асуной собирались посмотреть фейерверк, я пошел за едой и был атакован таинственной фигурой в черном пончо.
        Разумеется, замок находился в безопасной зоне города, поэтому план Человека в черном пончо состоял в том, чтобы хитростью заставить меня поверить, что я нахожусь вне зоны действия антикриминальной системы, и заманить меня в подвал замка, который уже не был безопасным. Несмотря на уровень моего навыка «Поиск», Человек в черном пончо подкрался ко мне сзади и, приставив нож к моей спине, прошептал: «Время шоу!». Его холодный голос до сих пор звучал в моих ушах… Голос был очень мелодичный, однако абсолютно не передавал эмоций.
        Я успел разгадать его блеф и использовал в безопасной зоне серию боевых скиллов, в надежде оглушить его. Однако он использовал неизвестное мне снаряжение и поставил дымовую завесу, которая помогла ему скрыться. Я бросился обратно в комнату, где оставалась Асуна, и, увидев, что моя спутница в безопасности, обнял её, чем заработал мощный хук справа. Но это не решило основную проблему.
        Я предполагал, что Человек в черном пончо был боссом Мортэ - топорника, который пытался убить меня на дуэли. Он был лидером группы ПК, который подговорил Легендарных Героев организовать мошенничество с амуницией, и пытался столкнуть между собой Альянс Рыцарей Дракона (АРД), и Армию Освобождения Айнкрада (АОА). Благодаря тому, что мы с Асуной вмешались, ни один из этих инцидентов не превратился в катастрофу. Наверное, поэтому Человек в черном пончо и хотел избавиться от меня, и он не откажется от задуманного после одной неудачной попытки. С этого момента я должен постоянно быть на чеку.
        Была еще одна проблема -  с большой вероятностью после меня они займутся Асуной. Я должен предотвратить это в первую очередь, и все же я пока не рассказал ей о недавнем нападении. Конечно же, я не собирался долго держать это в секрете. Сегодня вечером в гостинице я расскажу ей все подробности об этом человеке и дам ей еще один урок по основным принципам боя PvP. Но сейчас меня волновало то, что произошло после того, как мы поднялись на пятый этаж.
        Асуна попросила меня дать ей урок боя между игроками, будь то PvP или простая дуэль. После битвы с Мортэ на четвертом этаже я осознавал важность такого урока, поэтому мы организовали дуэль в подходящих развалинах. Но как только мы начали, Асуна не смогла двигаться. Вместо этого она со слезами опустила клинок и сказала, что не хочет этим заниматься.
        Дело не в том, что у нее не было способностей для PvP. Когда один из ПК-шников завладел её Рыцарской рапирой в подземелье пятого этажа, она блестяще использовала моба-грабителя, чтобы вернуть себе рапиру. Как только к её находчивости добавятся знания и опыт, она сможет успешно использовать это в боях между людьми.
        Но в соответствии с действующими правилами SAO, где смерть в игре означала смерть в реальной жизни, поединок игроков был борьбой насмерть. Если оба игрока окажутся одинаково сильны, победа будет за тем, у кого будет меньше сомнений относительно жизни другого. Другими словами, без необходимого уровня жестокости любая потенциальная победа может обернуться поражением.
        Если я собираюсь научить Асуну, как сражаться с другим игроком, было более важно, чтобы она приняла эту холодную рациональность, чем научилась от меня каким-то приёмам. Разумеется, я никогда не убивал других игроков, но, если это будет необходимо для моей защит или защиты Асуны, я полагаю, что смогу это сделать. Если сформулировать по-другому: в глубине души я не был достаточно хорошим человеком, чтобы колебаться в такой момент.
        Но Асуна была другой. У неё была честная и мягкая душа, гораздо более добросердечная, чем у меня. Я не хотел говорить ей, что она должна стать холодной и жестокой и была готова убивать...
        — ... Эй, Кирито!
        Я поднял глаза и увидел, что Асуна стоит прямо передо мной с обеспокоенным выражением лица.
        — Почему ты внезапно замолчал? Ты что, уже не голодный?
        — Н-нет, конечно нет...
        — Тогда я могу задать свой первый вопрос на шестом этаже?
        — Конечно, задавай, — сказал я.
        Когда закончился бета-тест, мы были посередине десятого этажа, поэтому, включая этот этаж, осталось всего четыре с половиной этажа, на вопросы о которых я мог ответить Асуне.
        После всего этого мы уже на шестом этаже, - поразился я.
        — Что это? — спросила фехтовальщица:
        — Где?
        Асуна показала под наши ноги. Я проследил за её тонким указательным пальцем: к одной из серых плит, которыми была выложена площадь телепорта. Подобно блокам, из которых были сделаны здания, это были простые камни размером около восьми дюймов, но примерно на каждом четвертом из камней была нанесена арабская цифра от одного до девяти.
        — Ах да, это...
        Я сделал два шага назад и показал вниз, точно так же, как она.
        — Видишь, здесь линия между ними толще?
        — Ты прав…
        — Эта более толстая линия разбивает плитки на квадраты девять на девять. Всего восемьдесят одна плитка. Тебе это знакомо?
        — Девять на девять... — пробормотала Асуна. Она три раза моргнула и, подняв глаза усмехнулась. — О, я поняла. Это головоломка Судоку! Я была очень в них хороша. Интересно, квадрат плиток создают паз...л...
        Она замолчала, снова взглянув на площадь телепорта. Если исключить сами ворота телепорта в её центре, то вся площадь со стороною в пятьдесят ярдов была покрыта такими плитками. И головоломки Судоку с их числовыми подсказками тянулись от начала до конца.
        — ... Сколько же здесь головоломок?
        — Если с бета-версии ничего не изменилось, то здесь двадцать семь строк и столбцов из наборов по восемьдесят одной плитки. Поскольку один набор занимают ворота, то здесь ровно двадцать семь в квадрате минус один набор. Это составляет семьсот двадцать восемь наборов.
        — Семьсот... — Асуна задержала дыхание и отвернулась от цифр у её ног, — на мгновение я подумала об их решении, но больше они меня не интересуют.
        — Мудрое решение, — сказал я серьёзным тоном, подражая голосу NPC, которые руководили поселениями. — Во время бета-тестирования были игроки, которые так увлеклись Судоку, что отказались от дальнейшего прохождения игры. Их прозвали Судокерами...
        — Это еще более грустное прозвище, чем Хранители, которые увлекались поиском сокровищ в руинах. Но учитывая, сколько здесь этих головоломок, не означает ли это, что есть какая-то огромная награда за их решение?
        — Думаю, что так и есть, я предполагал это во время прохождения бета-теста, и судокеры конечно же в это верили. Но неприятность заключается в том, что в каждую полночь цифры меняются.
        — Что?! Ты говоришь, что если бы ты хотел решить все головоломки, то тебе нужно было бы решить семьсот двадцать восемь головоломок Судоку в течение двадцати четырех часов? — воскликнула Асуна.
        Она начала подсчитывать на пальцах:
        — Давай посмотрим... На первый взгляд, они выглядят как максимально сложные, поэтому на решение одной головоломки даже эксперт потратит около двадцати минут. Умножая это на семьсот двадцать восемь, мы получаем четырнадцать тысяч пятьсот шестьдесят минут.Теперь делим на шестьдесят и получаем двести сорок два часа и сорок минут...
        Я должен был признать, что скорость этого расчета подтвердила её заявление , что она очень хороша в математических головоломках.
        — Это же более десяти дней! — воскликнула Асуна, и ее потрясение переросло в раздражение. — Это невозможно! Я не собираюсь их решать!
        — Никто и не говорит, что ты должна. Судокеры разделились на группы и попытались решать их параллельно, но даже тогда они были недостаточно быстры, чтобы успеть до полуночи. Поэтому в последний день бета-тестирования они прибегли к запрещенному способу.
        — Запрещенному?
        — Так как в бета-версии можно было входить и выходить из игры в любой момент, то они записали все поля и вышли из игры, чтобы воспользоваться внешними программами для решения Судоку…
        — О, я понимаю, — ухмыльнулась Асуна.
        Я продолжил свой героический рассказ:
        — Они рассчитали все за час до окончания бета-теста. Посмотри, ты видишь, что одна плитка из каждого комплекта более темная, чем все остальные?
        — Хм, ты прав.
        — Цифры в этих плитках - часть ключа. Так что в конце всего Судокеры получили ключ из семисот двадцати восьми цифр...
        — Ну и?
        — Это все.
        — Как?
        — Никто не знал, что с ним делать. Говорят, что в течение последнего часа до конца бета-теста бедные Судокеры бегали по площади в одних трусах, кричали цифры и сходили сума.
        — ...
        Раздражение Асуны сменилось на жалость. В лунном свете она осмотрела пустынную площадь из плоского камня с номерами. Не произнеся ни слова, она на мгновение закрыла глаза и махнула правой рукой открывая меню.
        — О, уже четвертый час. Нам пора идти в гостиницу. Думаю, что
        АРД и АОА тоже спят, но я все равно хочу встать и заняться делами в десять часов утра.
        — Хорошая идея, — согласился я и вспомнил о своём недавнем беспокойстве.
        Но улыбка Асуны была искренней и невинной.
        — Тогда вот мой второй вопрос. Какое место ты порекомендуешь для жилья в Стахионе?
        Мы пошли на восток по дороге, выложенной такими же плитками, как и площадь, и через три минуты я подвёл Асуну к невзрачной гостинице среднего размера. Хотя, учитывая, что всё в городе было построено из одинаковых маленьких блоков, было сложно найти у зданий отличительные черты. Толкнув деревянную дверь (по крайней мере хоть что-то выделялось из общей массы), я заглянул за стойку и заказал две смежные комнаты на втором этаже. Пустая прихожая была в десять блоков шириной, что составляло более шести футов, и в ней негде было спрятаться.
        Я был на чеку с того момента, как мы оказались на этом уровне Айнкрада, и пока мы добирались до этой гостиницы, за нами никто не следил и не наблюдал, по крайней мере, так я думал. Но я не мог быть абсолютно в этом уверен, так как подозревал, что уровень навыка «Скрытие» у Человека в черном пончо так же высок, как и у моего «Поиска». Я больше не мог доверять своим глазам и ушам.
        Остро осознавая, что мы находимся в потенциальной опасности, я подошел к концу коридора. У Асуны была угловая комната №201, а мне досталась комната №202 напротив.
        Фехтовальщица изящно зевнула перед своей дверью и посмотрела на меня.
        — Хм... давай встретимся в ресторане внизу в восемь, или нет, давай в девять часов?
        — Я не против.
        — Тогда спокойной ночи, Кирито.
        Асуна махнула рукой и взялась за дверную ручку. Однако ручка просто дребезжала и сопротивлялась ее давлению.
        — Упс? Может, у меня другая комната? — сказала она и потерла сонные глаза.
        Я взял её за плечи.
        — Нет, это правильный номер.
        — Тогда почему она не открывается?
        Ее вопрос был весьма разумным. Как правило, номера в Айнкраде не имели ключей: двери автоматически открывались для владельцев (или их зарегистрированных друзей и сопартийцев, что было сделано для удобства игроков. А мы были в группе, так что, даже если бы она пыталась открыть мою комнату, дверь должна была открыться.
        Я подошел к удивленной, полусонной Асуне, и указал на табличку №201 прикрепленную к её двери. При ближайшем рассмотрении, квадратная пластина оказалась разделенной на сетку из шестнадцати квадратов, а на каждом из маленьких квадратов, были свои, менее яркие номера. Кроме этого, в правом нижнем углу было пустое место.
        — Разве тебе это незнакомо? —  подсказал я.
        Асуна раз пять моргнула, и, наконец, сказала:
        —  О... это что, пятнашки?
        — Бинго. Только в этом случае цифры идут от нуля до четырнадцати.
        — ... Ты хочешь сказать, что если я не решу эту головоломку, то дверь не откроется?
        — Абсолютно верно.
        —  ...
        На ее лице появилось выражение,представлявшее собою смесь сонливости, подозрения и отвращения. Заметив это, я поспешил добавить:
        — Но не беспокойся. Здесь есть один трюк...
        Я подошел к табличке, и начал двигать деревянные квадраты с номерами, которые были в случайном порядке разбросаны вокруг цифр 201.
        — Видишь, легко получить ноль через семь в двух верхних рядах. После этого мы просто выстроим восемь и двенадцать в левом нижнем углу, затем поставим девять и тринадцать рядом с ними, ну а дальше все просто...
        В тот момент, когда я переставил четырнадцать в нужное место, раздался громкий щелчок, и дверь разблокировалась. После этого, я нажал на ручку, и на этот раз дверь открылась.
        — ...Спасибо, — сказала Асуна, но благодарности на её лице не было.
        Я привел её именно сюда, из-за головоломок Стахиона, так как те, которые были в этой гостинице, были довольно простыми.Но, было нечто более важное, чем информация об особенностях этого города, или даже всего этажа, и я должен был рассказать ей все сейчас.
        Асуна была сильно утомлена, и я тоже достиг пика своей усталости, но последнее, что я хотел сейчас сделать, это отложить разговор до завтрашнего дня, и потом сожалеть об этом.
        — Ну, спокойной ночи, — сказала Асуна, и начала исчезать в дверном проеме.
        Я напряг голос, и сказал несколько громче чем обычно:
        — Асуна!
        — Что? —спросила она, и посмотрела на меня опухшими глазами.
        Я чувствовал себя виноватым, но отступать было некуда.
        — Я... У меня есть нечто-то важное, что я должен тебе рассказать. Не возражаешь, если я ненадолго зайду в твою комнату?
        — Мм... Вперед ...
        Получить ее разрешение, оказалось поразительно легко. Шатаясь, Асуна вошла в двери, и я поспешил за ней, пока они автоматически не закрылись.
        В угловой комнате №201 были большие окна с восточной и южной сторон, но сейчас, горизонт не просматривался. Площадь комнаты была около 175 квадратных футов, и в ней была стандартная мебель: кровать, которая была достаточно просторной для одного человека, но мала для двух, диван и письменный стол. Пол был темно-коричневый, но с привычным восьмидюймовым узором. Асуна устало подошла к кровати, и упала на ее мягкую поверхность. Она ждала, когда я заговорю, еле сдерживаясь, чтобы не заснуть.
        — Так что это за важная вещь, которую ты должен... сказать? ... Важная вещь? — повторила она, моргая.
        Внезапно её глаза широко раскрылись. Асуна осмотрела комнату и снова посмотрела на меня. Почему-то её левая рука потянулась к большой подушке. Схватив подушку и выставив ее перед собой, Асуна запинаясь заговорила:
        — Э... Подожди... Я... Подожди, я... Я не готова...
        Было непонятно, о чем думала Асуна, но, к счастью для меня, чтобы это ни было, оно её немного расшевелило. Я сделал шаг ближе.
        — Слушай, Асуна.
        — Нет, по... подожди, просто подожди!
        — Я не могу ждать.
        — Что?!
        Она так крепко сжимала подушку, что та вся смялась. Я сделал еще один шаг ближе.
        — Асуна... Я хочу, чтобы утром ты попрактиковалась со мной в PVP.
        — Что?!
        — Я знаю, что ты ненавидишь PVP, но мы подошли к моменту, когда без этого не обойтись. Прежде, чем мы начнем прохождение этого этажа, мы должны потратить на тренировку хотя бы полдня...
        — Стоп!
        Асуна резко взмахнула рукой, оборвав меня. Сделав несколько глубоких вздохов, она поднялась на ноги, все еще держа подушку.
        — ... Я знаю, что не могу избежать этого. Поэтому я согласна с твоей точкой зрения. Я готова к этому.
        — О... Круто.
        — Но позволь мне сначала кое-что сказать.
        Фехтовальщица любезно улыбнулась, взяла подушку в правую руку и замахнулась:
        — Надо же было так ввести в заблуждение! — закричала она, бросая в меня подушку с легким поворотом корпуса, прямо как настоящий пинчер.
        Несмотря на то, что подушка была мягкая, она ударила меня с такой силой, что вспыхнул фиолетовый барьер предупреждения о нанесении урона.
        Глоток холодной воды немного успокоил Асуну, после чего я кратко объяснил, что произошло в руинах замка Карлуин. Она пришла в ярость из-за действий Человека в черном пончо и переживала из-за меня, но приняла ситуацию рассудительно и согласилась возобновить учебные дуэли. Было уже без двадцати четыре, и мы перенесли продолжение разговора на полдесятого утра, после чего я покинул комнату №201.
        Моя сила воли уже не справлялась со сном, и глаза начали непроизвольно закрываться. Но было кое-что еще, что я должен был сделать, прежде чем открыть дверь в свою комнату.
        В отличие от комнаты №201, пятнашки комнаты №202 имели пару двоек, а наибольшее число было тринадцать. Хотя из-за этого я и сделал несколько ошибок, мне все-же удалось решить головоломку менее чем за тридцать секунд. Я открыл дверь в свою комнату, снял снаряжение и завалился на кровать.
        За три секунды, которые прошли прежде чем я уснул, в моей голове пролетело несколько мыслей.
        Я забыл сказать Асуне, что тема этого этажа - загадки. И что-же она имела в виду под «ввести в заблуждение»?

        2

        ХОТЯ Я И НЕ СТАВИЛ БУДИЛЬНИК, мои глаза открылись всего за три минуты до запланированной встречи. В реальном мире я бы никогда не успел встать за это время, но здесь не было необходимости умываться, причесываться или выбирать, что надеть. Я просто вылез из постели, надел поверх рубашки пальто и вышел из комнаты.
        Звук, с которым открылась и захлопнулась дверь, был громче, чем я ожидал, и на мгновение мне показалось, что я еще не проснулся. Но нет, в этот же момент появилась моя соседка.
        Около двух секунд мы с Асуной смотрели друг на друга. Казалось, что она только что проснулась, и ее голова еще не работала на полную мощность. В тишине я услышал, как номерные таблички обеих дверей щелкали и трещали, перетасовывая свои головоломки.
        — Хорошо... — начал я, но Асуна откинула свою накидку и промчалась мимо меня к лестнице.
        Почему она убежала?!
        Но ответ сразу же пришел мне в голову: она собиралась первой добраться до ресторана, чтобы иметь возможность обвинить меня в том, что я проспал.
        — Нечестно! — закричал я и побежал, но не смог догнать Асуну, бегущую на полной скорости, учитывая её (скорее всего) более высокий показатель ловкости.
        Когда она исчезла в конце коридора, её длинные волосы блеснули под утренним солнцем. Все шло к моему проигрышу.
        Извинившись за плохое поведение, я подпрыгнул и пробежал три шага по ближайшей стене, скользя подошвами по плоскому камню. Это был несистемный навык, который я назвал «Бег по стенам». Три шага были для меня максимально возможным количеством, которое я мог сделать без бонуса от снаряжения, но игроки с высоким уровнем «Ловкости», такие как Крыса Арго, вероятно, могли бы пробежать намного дальше.
        Тем не менее этого было достаточно, чтобы достичь конца коридора, и на третьем шаге я, сильно оттолкнувшись, прыгнул на дальнюю стену за углом, после чего перепрыгнул через перила на лестнице. Я приземлился прямо за Асуной, которая замедлилась в коридоре, который поворачивал за лестницей. Очередным длинным прыжком я проскользнул мимо неё и бросился в вестибюль на первом этаже.
        — Эй, нечестно! — закричала она позади меня, но спортивные соревнования изначально несправедливы.
        Вход в ресторан был возле стойки регистрации. Я пригнулся и подготовился к последним пятидесяти футам гонки.
        — Хийя! — раздался резкий крик за моим плечом, и я почувствовал, что меня рвануло назад.
        Асуна схватилась за подол моего пальто, в результате чего мои подошвы потеряли сцепление и заскользили по полированному полу.
        — Эй... Фол! Фол! — закричал я, падая на задницу, но свистка арбитра не последовало.
        Когда белые сапожки мелькнули возле моего лица, я услышал:
        — В следующий раз!
        Да, в этой битве не было ни правил, ни судей. Только наша совесть ограничивала наши поступки. И я был тем человеком, совесть которого была далека от идеала: я подросток и бывший бета-тестер. Молча протянув руку, я схватил левую лодыжку Асуны.
        — Хейла?! — воскликнула фехтовальщица, что могло быть странной аббревиатурой фразы «Эй, что ты делаешь?», и потеряла равновесие.
        Через секунду после того, как мы оба оказались на полу, девушка NPC за стойкой регистрации сказала:
        — Пожалуйста, никаких боев внутри здания, — и, если это не было игрой моего воображения, её голос был холоднее, чем обычно.
        Мы сели за самым дальним столиком в задней части ресторана и заказали завтрак и кофе. Асуна вздохнула:
        — Последнее, что мне нужно, это усталость утром…
        — Ты сама все это начала.
        — Я просто шла в своем темпе, вот и все.
        Я знал, что она врала, но еду принесли прежде, чем я смог сказать ей об этом. Меню завтрака менялось в зависимости от города и заведения. Этот завтрак состоял из двух шариков масла, зеленого салата, сыра, ветчины и яйца, что было довольно обычной комбинацией.
        Асуна аккуратно разрезала квадрат сыра на два треугольника и отметила:
        — Нам не пришлось решать головоломку, чтобы получить еду.
        — О, так ты хотела бы? Я знаю ресторан, в котором еду подают в коробке с головоломкой...
        — Нет, спасибо, — сказала она, откусив кусок сыра.
        Мы ели в тишине, и только тогда, когда разобрались с нашими тарелками на половину, Асуна снова заговорила:
        — Почему в Стахионе так много головоломок?
        — Потому, что тема этого этажа загадки, — ответил я, наконец-то раскрывая детали, о которых умолчал прошлой ночью.
        Фехтовальщица удивленно моргнула.
        — Ты имеешь в виду, что такой не только главный город, но и весь этаж?
        — Да. Большинство подземелий полны головоломок и загадок. Этот этаж действительно удивил игроков во время бета-тестирования.
        — Ясно…
        В взгляде Асуны было что-то странное, но с моим низким навыком общения я не мог понять, что это было.
        — О чем ты думаешь? — спросил я, делая бутерброд из ветчины и маленькой булочки.
        Асуна пожала плечами.
        — Не могу сказать, что я не люблю головоломки… Мне нравится Судоку, и я люблю складывать пазлы, решать головоломки на распутывание и тому подобное. Но когда я думаю о боссах пятого этажа, я начинаю волноваться...
        — Да, и правильно делаешь…
        Наконец я понял, почему она выглядела расстроенной. Фускус Свободный Колосс, побежденный Босс пятого этажа, изначально был обычным големом, но сейчас оказался абсолютно другим существом, слитым воедино со своим залом. Затем он провернул ряд сложных трансформаций и трюков, которые были огромной головной болью для участника рейда.
        — Значит, если тема этажа загадки, то и Босс такой же? — спросила Асуна.
        — Что-то вроде того, — согласился я, — в бета-версии Босс был похож на Кубик Рубика с оружием и ногами. Ряд, который был атакован, начинал вращаться, и после складывания всех его сторон, броня отваливалась. Но так как никто не соблюдал это правило, то цвета только запутывались.
        — ...
        Асуна глубоко вздохнула, ее вилка с огурцом замерла в воздухе.
        — Именно об этом и будут спорить Линд и Кибао. Они не смогут договориться, кто будет управлять атаками. Может быть, лучше мы займемся этим Боссом той же группой, что и с последним?
        Это было смело, но мне пришлось отказаться от этой идеи.
        — Нет, нет. У нас не было другого выбора, так как АОА пыталась вырваться вперед, но основная идея сражения с Боссами - использовать полный рейд и нападать с максимальной силой. К тому же, мы не знаем, что было изменено со времени бета-тестирования.
        — Наверное, сделали что-то более раздражающее.
        На этот раз я должен был согласиться. Я не хотел думать о чем-то более раздражающем, чем Кубик Рубика, но если общая идея и сохранилась, то остальное с момента бета-теста уж точно не стало легче. Кроме этого у меня возникла еще одна проблема, связанная с прохождение Босса, пусть на прямую к нему и не относящаяся.
        Асуна почувствовала это и, жуя огурец, взмахнула вилкой, как маленьким флагом.
        — Говоря об этом, что... Что ты собираешься делать с той штукой, которую у себя хранишь?
        — Не знаю, — сказал я, и она сделала вид, что приняла это за ответ.
        «Штука», которую я хранил, была Флагом доблести. Это был очень редкий предмет, который выпал из Босса пятого этажа и был известен как «Флаг гильдии». Если вы зарегистрировали Флаг в своей гильдии и подняли его в бою, то любой член гильдии в радиусе пятидесяти футов получал четыре различных бонуса к своим характеристикам. Причина, по которой АОА пыталась в одиночку вступить в битву с Боссом, была в том, что они боялись, что АРД получит «Флаг гильдии»и завладеет его невероятными бонусами. Но рейд, который мы с Асуной неожиданно собрали, одолел Босса пятого этажа, и флаг достался мне. Линд, вероятно, еще не знал о существовании флага, поэтому сегодня я собирался встретиться с руководством АРД и все им объяснить. Зная гордость этого человека, нельзя было заранее предположить, как он на это отреагирует.
        Когда Кибао вошел в зал Босса сразу после того, как мы победили Фускуса, я дал ему обещания, которые нужно выполнить до того, как я отдам «Флаг гильдии».
        Первое - флаг будет у меня до тех пор, пока не появится еще один флаг, и таким образом у АОА и АРД будут свои личные флаги.
        Второе - если АОА и АРД объединятся, то я сразу отдам им флаг.
        Любой из этих вариантов меня устраивал, но я знал, что это было далеко от реальности. Флаг был уникальным предметом, и в бета-версии он появился только один раз на пятом этаже. АРД и АОА придерживались противоположных идеологий, и их объединение было крайне маловероятно.
        — Если мы отдадим флаг одной из гильдий, то уничтожим баланс, который сейчас установился. Это навсегда уничтожит любые шансы на мир между двумя сторонами, а в худшем случае приведет к уничтожению половины группы проходчиков, — пробормотал я, глядя на зелень петрушки, оставшуюся на моей тарелке.
        Я почувствовал, как Асуна кивает, сорвал листочек, закрутил его пальцами, и продолжил:
        — Но флаг настолько мощный, что позволить ему гнить в моем инвентаре будет большой глупостью. В настоящий момент у нас практически нет средств для добавления боевых баффов, а поднятие флага обеспечит нам сразу четыре разных усиления.
        — А какие конкретные улучшения он дает?
        — «Повышенная сила атаки», «Увеличение защиты», «Уменьшение времени оглушения» и «Повышенная устойчивость ко всем дебаффам».
        — Вот это да… — ошеломленно произнесла Асуна.
        Она все еще была новичком в общих понятиях RPG, но даже она могла понять, какие огромные выгоды представляет эта комбинация эффектов.
        — Разумеется, в числовом понимании увеличения весьма малы, но они распространяются на неограниченное количество игроков и действуют неограниченное время. И самым поразительным является тот факт, что сам «Флаг гильдии» классифицируется как ручное оружие с возможностью нескольких модернизаций...
        — О... Сколько?
        — Десять.
        Недоверие снова мелькнуло по лицу Асуны.
        — Я предполагаю, что это не для того, чтобы просто увеличить его силу атаки как у простого оружия, но и...
        — Это также должно влиять на величину даваемых им улучшений. Я почти боюсь представить, что будет, если успешно улучшить его десять раз.
        — Хм… —тихо пробормотала фехтовальщица и указала на меня ножом и вилкой, — тогда как насчет такой идеи?
        — Какой?
        — Почему бы тебе не создать новую гильдию, не зарегистрировать в ней флаг и не поглотить АРД и АОА?
        Из моего рта вырвался странный непередаваемый звук. К счастью, я избежал опасности заплевать Асуну пережёванной петрушкой, но что-то пошло не так в игровой системе имитации вкуса, и у меня во рту появилось странное ощущение. Я сделал глоток кофе, несколько раз глубоко вздохнул и на этот раз выразился более рационально:
        — Абсолютно нет! Ноль процентов вероятности! Ноль-точка-ноль-ноль-ноль-ноль!
        — ...
        Взгляд на ее лице говорил Ты что, ребенок? Асуна сделала маленький глоток кофе.
        — Это была всего лишь идея. Я знаю, что тебе такое не по душе, да и у меня нет никакого желания быть членом какой-либо гильдии. Самой практичной версией этой идеи, было бы спросить Эгиля, но даже это вряд ли сработает...
        Асуна задумалась и замолчала. Я решил спросить, согласна ли она быть моим заместителем в гипотетической гильдии, но я не был уверен, что озвучивать это было хорошей идеей, и решил оставить эти мысли при себе.
        — ... Ну, Эгиль уже возглавляет собственную гильдию, но, если бы мы заставили его превратить Бро в более крупную организацию, я чувствую, что он заставил бы всех использовать двуручное оружие...
        — Ах-ха-ха-ха, никоим образом!
        Асуна рассмеялась, но внезапно замолчала. Должно быть, она представила себя членом отряда Бро с огромным боевым молотом в руках и покачала головой.
        — В любом случае мы должны подумать о том, как эффективно использовать «Флаг гильдии». Будем надеяться, что у Линда найдутся разумные идеи...
        — Да, хорошо бы...
        В этот момент часы пробили десять. Наша встреча с АРД в Стахионе была назначена на двенадцать тридцать, таким образом нам оставалось чем-то занять около двух часов. Я бросил последний ломтик хлеба в рот, пробормотал «спасибо за еду», и предложил:
        — В завершение утра почему бы нам не пройтись по Стахиону, не принять все квесты, которые мы сможем взять, и не пройти парочку самых простых? Или мы можем попрактиковаться в дуэлях, как мы договорились вчера. Что ты выберешь?
        — Хм… — пробормотала Асуна, но очень быстро продолжила, — Практика. Я не хочу откладывать ее, и потом сожалеть об этом.
        — О... Круто! — сказал я, ошеломленный ее выбором. — В таком случае давай найдем место, где мы сможем быть одни. Если нас услышат или будут подсматривать за нашими занятиями, то это будет иметь противоположный эффект.
        — Звучит неплохо... Ты помнишь такое место?
        — Думаю, да — сказал я усмехнувшись и вскочил из-за стола.

        В отличие от прошлой ночи, площадь телепорта была шумной и заполненной людьми.Довольно много игроков с пергаментом и пером в руках исследовали пронумерованные плитки. Пока было не понятно, станут ли они новым поколением Судокеров, но я мысленно пожелал им удачи и прыгнул сквозь сияющие синим цветом ворота телепорта в центре площади.
        Мы отправились в Зумфут, главный город третьего этажа, но сам он не был нашей целью. Я прошел мимо трех гигантских баобабов и, ориентируясь по карте, пошел по тропе. Когда я убедился, что за нами никто не следит, я быстро направился глубоко в лес на юго-западе. Время от времени нам попадались мобы, но сейчас мы с Асуной были достаточно сильны, и для уничтожения засады маленьких треантов или гигантских пауков в Лесах мерцающих туманов было достаточно не более двух ударов меча. Мы не обращали на них внимания и продолжали бежать, оставляя их позади в пыли.
        В конце концов мы достигли долины, и туман стал плотнее обычного. Я оставил свою карту открытой и еще минуту бежал прямо через долину. Внезапно туман исчез, как будто его никогда и не было, а перед нами появились высокие флагштоки со знамёнами. На полотнищах были изображены сабли и рога, а за флагами расположилось около двадцати темно-фиолетовых палаток разных размеров. Но это была не обычная деревня, это был палаточный лагерь Темных эльфов - место, в которое могли попасть только те игроки, которые были связаны с фракцией Темных эльфов из квеста «Война эльфов». Кроме этого, это место создавалось для каждой отдельной группы, то есть сама игровая система не давала другим игрокам не то что попасть в него, а даже просто увидеть.
        Когда мы вошли, Асуна поклонилась бесстрастным стражам и прошептала:
        — С тех пор, как мы были здесь в последний раз, прошло уже десять дней. Конечно, приятно возвращаться, но почему именно сейчас? Неужели в Стахионе или Карлуине нет уединенных мест?
        — Есть, но я хочу кое-что проверить.
        — Что? Разве следующий этап Войны эльфов не на шестом этаже?
        Я кивнул. Общий смысл квеста, начавшегося на этом этаже, состоял в том, что Темные и Лесные эльфы сражались за шесть тайных ключей, которые открывали ворота в место под названием Святилище, которое было где-то в Айнкраде. Но в этом конфликте участвовали и Падшие эльфы, которые тайно охотились за ключами.
        Мы завладели ключом Джейд на третьем этаже, Ключом Лапис на четвертом, и ключом Амбер на пятом. Элитный эльфийский рыцарь Кизмель использовала Дерево Духов - специальное средство передвижения между этажами, доступное только эльфам, - чтобы доставить ключи в крепость на северо-западе шестого этажа, где они теперь и хранились. Как только мы доберемся до этой крепости, начнется шестой этап квеста, но у меня было кое-что, о чем нужно позаботиться прежде, чем мы это сделаем.
        — Это не имеет отношения к квесту, просто я хочу прокачать этого парня, — сказал я и прикоснулся к рукояти своего меча.
        Асуна понимающе кивнула.
        В центре долины находилась большая обеденная палатка, перед которой была крошечная торговая зона. Вдоль дорожки были расположены магазины амуниции, портной, кожевник и кузнец. Все выглядело также, как и во время нашего последнего визита, за исключением того, что сейчас обычно пассивные и молчаливые эльфы приветствовали нас и спрашивали, как наши дела. Я был настолько ошеломлен этим, что все, что я мог делать, -  только кивать, но Асуна улыбалась им и отвечала «Добрый день!».
        Я догадался, что какая-то характеристика наших отношений с Темными эльфами растет по мере нашего продвижения по квесту, и это означало, что вместе с ней растут наши известность и уважение среди Темных эльфов. Мы не контактировали с ними на пятом этаже, поэтому я надеялся на то, что подобное продолжится и на шестом этаже.
        Я остановился у четвертого по счету магазина. Перед нами оказался суровый эльф с волосами, завязанными в хвостик, одетый в тяжелый фартук и длинные перчатки. Он ритмично бил молотом по куску раскаленного металла, лежащего на наковальне.
        После того, как изменились другие эльфы, я предположил, что он тоже станет более дружелюбен, поэтому дождался паузы в его работе и позвал:
        — Эй, привет!
        Эльф посмотрел на нас, фыркнул и снова вернулся к работе.
        — ... Ну, он совсем не изменился, — прошептала Асуна, сдерживая хихиканье, но я все еще не сдавался.
        Я снял с ножны и продолжил:
        — Я хотел бы улучшить этот меч.
        Эльф снова фыркнул. Единственным признаком того, что он не отказал моей просьбе, было то, что перед нами появилось специальное меню NPC кузнеца.
        Клянусь, когда-нибудь я заставлю этого парня полюбить меня, - подумал я, пока вводил свой запрос в меню.
        Мой меч, «Закаленный клинок +8», был моим верным помощником с самого начала этой игры смерти, но он сломался пополам во время поединка с Командиром лесных эльфов в битве за замок Йофель на четвертом этаже. Теперь я использовал длинный одноручный «Вечерний меч», который получил в награду за победу в том сражении. Имея высшие базовые характеристики для своего уровня, меч также обладал магическим эффектом, который увеличивал ловкость владельца на 7 очков. С его помощью я мог бы продлить свой бег по стене шагов до десяти.
        Однако, мощное оружие было довольно сложно улучшать, поэтому на протяжении пятого этажа я просто использовал его и не пытался улучшить. Теперь, когда мы собираемся заняться шестым этажом, мне хотелось улучшить его хотя бы до +3. Насколько мне известно, лучшим NPC кузнецом был этот парень. С его умением некоторое недружелюбие не было большой проблемой... Я надеюсь…
        Выбрав в игровом меню материалы, которые были нужны для улучшения оружия моего типа, я дошел до раздела с дополнительными материалами и остановился, задумавшись.
        Система обновления оружия в SAO позволяла выбрать между пятью различными параметрами: Острота, Массивность, Скорость, Точность и Прочность. Острота (или Крепость для тупого оружия) просто увеличивала урон, а Массивность увеличивала шансы разбить оружие или броню противника. Скорость увеличивала скорость выполнения как обычных атак, так и боевых скиллов, в то время как Точность повышала уровень критических атак, а Прочность увеличивала способность оружия противостоять урону. Любой из этих параметров был хорош, но умным шагом было бы выбрать улучшение, наиболее соответствующее вашему стилю боя. Я часто выбирал Остроту и Прочность, потому что они не опирались на помощь системы, как это делали другие улучшения.
        Я решил дважды улучшить Остроту и один раз Прочность, поэтому выбрал максимальное количество дополнительных материалов, которые соответствовали Остроте, и нажал кнопку «OK». При работе с кузнецом-человеком приходилось вручную выкладывать необходимые основные и дополнительные материалы из своего инвентаря, но с кузнецом-NPC все происходило автоматически. Над окном появилась небольшая сумка с материалами. Я взял её одной рукой, другой схватился за меч и протянул все это кузнецу.
        Однако эльф проигнорировал сумку с материалами и взял только меч. Вытащив его из ножен, он поймал лезвием отражение утреннего солнца. Между его бровей появилась небольшая складка.
        — ... Это работа мастера Льюсулы? — резко спросил он.
        Сначала я запаниковал, задаваясь вопросом, было ли это началом какого-то игрового события, но все же я должен быть честным. Королевство Льюсула, в котором жили Темные эльфы, существовало ещё до того, как был создан Айнкрад, и они до сих пор называли себя народом Льюсулы.
        — Д-да... Я получил его от хозяина замка Йофель на четвертом этаже.
        — Тогда, это меч Лейшрен.
        Я наклонился к Асуне, чувствуя, что где-то слышал это имя раньше, и прошептал:
        — Это кто?
        — Пора уже запоминать такие вещи. Это Виконт Йофилис.
        — О, понято. — сказал я, но потом неуверенно нахмурился.
        Кузнец только что непринужденно сослался на имя благородного Темного эльфа, и я не мог понять, было ли это значительное событие в обществе Темных эльфов, или обычное явление.
        Однако, похоже, он совершенно не обращал внимания на наше перешептывание и, рассматривая красивый меч, продолжил:
        — Ты заказал улучшить Остроту?
        — Да, для начала.
        — Не стоит.
        — Что!?
        Теперь я был действительно ошеломлен и чувствовал, как мои глаза и рот широко раскрылись. Старик Ромоло - кораблестроитель, который построил нашу гондолу на четвертом этаже, - был очень необычным NPC, но даже он не отказывался от просьбы.
        Тем не менее, эльф-кузнец отклонил заказ, который я выбрал в системном меню.
        Однако он никогда не жаловался, когда я просил его увеличивать Остроту
        Закаленного клинка...
        — Хм... Почему? — спросил я.
        Кузнец фыркнул с явной досадой, но на этот раз все же объяснил:
        — Этот меч уже достаточно острый. Улучшение не приведет к резкому увеличению его остроты.
        — Ясно…
        Я понял, что в отличие от «Закаленного клинка», улучшение Остроты на 1 принесет лишь очень небольшое увеличение силы атаки.
        Действительно, улучшение оружия должно соответствовать его типу. Повышение Скорости массивного двуручного боевого молота на +1 или +2 практически не приводило к какому-либо изменению скорости его атаки. Увеличение Массивности быстрой рапиры или кинжала только уничтожило бы их уникальные особенности, не добавив им способность уничтожать оружие противника. Но я никогда не думал о том, что есть индивидуальный подход к улучшению оружия, которое относится к одной и той же категории одноручных мечей. Ошеломленный, я спросил его:
        — Тогда, какое улучшение ты бы порекомендовал?
        — Выберите любое улучшение, которое вам нравится, кроме Остроты. Это мой обычный ответ, но, если Лейшрен так вам обязан, что отдал этот меч, то, полагаю, вы заслуживаете более качественных советов, — сказал он ледяным тоном.
        Снова посмотрев на «Вечерний меч», он продолжил:
        — Этому мечу подойдет Точность.
        — Да ну… — выпалил я, как раздраженный ребенок.
        Улучшение Точности увеличивало критический урон оружия, и это был неоспоримый факт. Проблема состояла в том, что дискуссия о том, что же такое критическая атака в SAO, все еще не была завершена.
        У многих мобов были слабые места, и в случае удара по такому месту наносился огромный урон. Почти все игроки посчитали это критической атакой. Но помимо этого, когда атака попадала в обычное место, был очень редкий шанс, что визуальный эффект атаки будет более ярким, чем обычно, а нанесенный урон немного увеличится. Было легче добиться этого скиллами, чем обычными атаками, но это не было обычным усилением атаки, для которого использовались определенные движения руками и ногами, что приводило к автоматическому исполнению удара. Просто была вероятность того, что удар по врагу мог вызвать такой эффект, а мог и не вызвать, и происходило это абсолютно случайно.
        По мнению серьёзных игроков из числа тех, кто изучал механизм критических ударов во время бета-тестирования (мы называли их криттерами), удар в уязвимое место противника зависел от умения игрока, и наносимый им урон не являлся критическим. Они долго изучали именно случайное увеличение урона, которое было настоящим критическим ударом в RPG и которое не зависело от действий игрока.
        Кроме этого существовало бездонное болото из идеализма и культового фанатизма вырваться из которого было почти невозможно. Криттеры говорили, что настоящий крит зависел от того, насколько полной была адаптация игрока к Нейрошлему; что чем больше в вашем оружие было дерева, тем выше был шанс получить крит; что чем меньше HP у вас оставалось, тем выше была вероятность прохождения крита; что полная Луна увеличивала ваши шансы и так далее, и так далее... Не хватило бы жизни, чтобы тщательно проверить все эти теории. И, честно говоря, у меня не было никакого желания погружаться в это болото, но проблема заключалась в том, что я все-же знал, что настоящий критический удар существует, и он не является просто ударом в слабое место. К удовольствию видеть увеличенный на 20% урон в случае прохождения критического удара можно было быстро привыкнуть.
        Я не был настоящим криттером, но, с другой стороны, я не заполнял слот модификации уже в течение пяти дней после того, как достиг 150 очков навыков в категории одноручных мечей. Я не мог выбрать, хотел ли я сокращения времени задержки между скилами или увеличения критических атак, которое, как я предполагал, должно повлиять на шансы прохождения крита.
        Вы могли бы подумать, что это очень заманчиво и я должен выбрать повышение критических атак, но проблема была в том, что характеристика оружия Точность влияла именно на критический урон по слабому месту противника, а не на простой критический удар. Когда Точность оружия была увеличена, система автоматически корректировала ваш удар, стараясь попасть в слабое место моба. Некоторые игроки, такие как Асуна, могут овладеть этой системой и постоянно её использовать. Но я не хотел зависеть от помощи системы, которая отнимала бы у меня контроль над происходящим. Во время бета-теста я опробовал «Закаленный клинок» с точностью, увеличенной до 8, и ощущение от меча, который сам рвется ударить моба в слабое место, заставляло меня почувствовать, что у меня в руках живое оружие с собственным разумом.
        Итак, как я должен объяснить Темному эльфу свою причуду, основанную на личном предпочтении, а не на рациональном подходе? Если бы я настоял на увеличении Остроты, это могло бы решить проблему, но мне казалось, что существует одно, нет, десятипроцентный шанс того, что этот конкретный NPC ответит «Тогда я не буду это делать». Вместо этого мой взгляд просто метался между его лицом и мечом.
        Наконец Асуна сломала тупиковую ситуацию идеальным, простым решением.
        — Почему увеличение Остроты - не лучший выбор? — спросила она.
        Кузнец кивнул.
        — Из всех клинков Льюсулы этот особенно острый и, значит, хрупкое.
        Чтобы сохранить и защитить лезвие, лучше всего наносить врагу как можно меньше ударов. Это означает, что для начала нужна Точность, а потом Прочность.
        — Да, я понимаю. Точность поможет сделать бой более эффективным, — сказала Асуна, повторяя мою собственную реакцию.
        У моего меча была неплохая Прочность, но с тех пор, как я начал его использовать, я заметил, что она быстро уменьшается в сражениях. «Вечерний меч» скорее был рассчитан на разрезание мягких частей тела, а не на пробитие брони. Если с самого начала сосредоточиться на ударах по слабым местам, то, возможно, эффект от поддержки системы и не будет таким дезориентирующим.
        Это не развеяло все мои опасения, но если этот меч выковал Темный эльф, то было разумно принять совет кузнеца Темных эльфов.
        — Хорошо, я понял. Тогда, пожалуйста, давайте улучшим его Точность. — сказал я.
        — Очень хорошо, — ответил кузнец, и окно меню снова появилось.
        Я опять выбрал необходимые материалы, нажал кнопку «ОК» и взял появившийся мешок.
        На этот раз кузнец принял его и бросил в печь, которая, казалось, была сделана из дерева. Материалы мгновенно расплавились, и засияло оранжевое пламя. Он засунул в огонь «Вечерний меч», и тот быстро раскалился до голубого сияния. Затем кузнец перенес меч на наковальню - я не понял, почему он выбрал именно этот момент - и начал стучать по нему молотком. Десять ударов прошли достаточно быстро, чтобы у меня не оказалось времени нервничать, и меч ярко вспыхнул.
        — Сделано, — сказал он и протянул мне меч.
        — Хм, — сказал я, не принимая его, — мне нужно еще один раз поднять Точность, а потом увеличить Прочность.
        Даже используя максимально возможное количество материалов, которые могли участвовать в процессе, шанс удачного улучшения не мог быть выше 95 процентов, но кузнец легко выполнил три удачных улучшения. В соответствии с моим характером, я хотел продолжить удачную полосу улучшений, но, к сожалению, у меня не было нужного количества материалов. Хотя у меня все еще оставались три дощечки Му-Му для проведения стопроцентного улучшения, но я хранил их для того момента, когда они действительно будут необходимы.
        Вместо этого Асуна решила улучшить свою «Рыцарскую рапиру» до +7, что было довольно волнительно, так как у неё оставалось всего восемь попыток. После этого мы поблагодарили кузнеца, который выдал нам очередное фырканье и вернулся к своим делам. Мне было любопытно, почему он назвал Виконта Йофилиса по имени Лейшрен, но у нас не было на это времени, так как пришлось бы ждать ответов целый день.
        Мы посетили кожевенников и швею, где немного улучшили нашу амуницию. Все они оказались женщинам и были, по крайней мере, раз в пять дружелюбнее, чем кузнец.
        Когда мы закончили, то пошли с Асуной на открытые тренировочные площадки в западном конце лагеря. Было только 10:40 утра, так что, даже учитывая время на переезды, у нас был целый час, чтобы попрактиковаться.
        У меня не было возможности научить Асуну всем маленьким хитростям, которые я узнал за время игры, и это было не очень хорошо. Однако лучше дать ей то, что поможет использовать её собственные таланты и способности. Проблема заключалась в том, что урок психологии был гораздо сложнее, чем урок обучения технике боя. И все это осложнялось тем, что учитель был просто тупым ребенком, без какого-либо опыта обучения.
        Я остановился у входа на пустую тренировочную площадку, взглянул на Асуну, которая стояла рядом со мной, и пытался придумать, с чего же мне начать. Я думал только о том, что сказала мне Асуна во время практики на четвертом этаже: она не хочет сражаться против игроков.
        — Так... Хм... — тянул я время, пытаясь найти способ начать.
        Внезапно Асуна хихикнула и сказала:
        — Слушай, Кирито.
        — Да?
        — Когда мы были в деревне Шиайя на пятом этаже, я принимала ванну с Арго.
        — Серьезно?
        Мне показалось это знакомым, но я не мог понять, почему она сейчас вспомнила про это. Я подозрительно посмотрел на нее и сказал:
        — Точно. Кажется, я вспоминаю. У вас с Арго были девчоночьи разговорчики.
        — Ничего подобного! — надувшись сказала Асуна, и ухмыльнулась, — у нас с Арго был поединок!
        — Что!? В ванной!?
        — В ванной.
        — Без одежды?
        — В купа... Стой! Это не главное!
        Cжав два пальца, она ударила меня в живот. С опозданием я вспомнил, что мы не в безопасной городской зоне, но, к моему облегчению, она не сделала ничего хуже этого.
        — Когда я говорю о дуэли, то все, что мы делали, это били друг дружку пучками ароматизирующих трав, которые они клали в ванную. Арго спросила меня, боюсь ли я дуэли.
        — ... И что ты сказала?
        — Я была честной и рассказала ей, что испугалась. Но, размышляя об этом, я подумала, что Арго использует все свои очки улучшений на «Ловкость», поэтому у нее НР еще меньше, чем у меня. Тем не менее, в поединке она упорно сражалась травяным пучком и, похоже, совсем не нервничала. Она без малейших колебаний направляется в глубины подземелий... Поэтому в ответ я спросила её: «Разве ты не боишься?».
        — И что она ответила?
        — Боюсь, я не могу сказать тебе это бесплатно, — сказала Асуна, замечательно имитируя стиль «Крысы» Арго, и направилась к другому концу площадки.
        Я окликнул её:
        — Ты могла бы объяснить, что означает эта история?
        Фехтовальщица резко обернулась, ее длинные волосы взметнулись, и она дьявольски усмехнулась:
        — Как, ты думаешь, что это значит?
        Как, черт возьми, я должен это знать?! - мысленно закричал я. Скорее всего, Асуна пыталась сказать, что сейчас все наладилось. Поэтому я просто должен научить её как можно большему за короткое время. Как только она преодолеет свой страх перед боем с другим человеком, не оставалось ничего, что могло бы сдержать мощь Асуны и острие её «Рыцарской рапиры +7».
        Я взглянул на лес, окружавший лагерь, и прошептал Человеку в черном пончо и его друзьям, где бы они ни находились:
        — В следующий раз я тебя достану.
        — Что? Ты что-то сказал? — закричала Асуна.
        — Ничего! — закричал я и поспешил по короткой траве к своему партнеру.

        3

        КОГДА МЫ ВЕРНУЛИСЬ В СТАХИОН, площадь телепорта была забита игроками. Большинство выглядело как туристы с первого этажа, но было довольно большое количество игроков в весьма приличном снаряжении.
        Вторая группа активных игроков начала собираться на месяц или два позже, чем передовые проходчики, и не была достаточно высокого уровня, чтобы охотиться в приграничных зонах, но шоппинг в городе был совершенно безопасным. И поскольку, в RPG обычно было правило: чем в игре дальше город, тем лучше в нём товары - открытие каждого нового города было шансом купить себе лучшее снаряжение, конечно, если вы могли себе это позволить.
        В этом смысле принципы общего распоряжения деньгами, снаряжением и информаций, практикуемые в АОА Кибао, не были ошибочными. Если бы передовые группы использовали свой заработок, чтобы помочь развитию отстающих игроков, то те смогли бы безопасно получать ХР и догнали бы ведущих игроков намного быстрее.
        Но на практике распределять ресурсы было довольно сложно. Группа проходчиков не тонула в деньгах, поэтому если бы вы хотели распределять деньги среди игроков, то делали бы это только для тех людей, которые серьезно относились к цели достижения линии фронта. Но для того, чтобы отделить их от остальных, нужно было проверять уровень их умений. Даже в многочисленной АОА не было людских ресурсов для всего этого. К тому же, если бы они делали это с настойчивостью полицейских, то вызывали бы у игроков недоверие.
        Когда я опередил всех и, победив Босса пятого этажа, заполучил «Флаг гильдии», Кибао спокойно поблагодарил меня. Вероятно, он понял, что мы были вынуждены это сделать, чтобы не допустить развала коалиции проходчиков. Он мог говорить гадости, но не был плохим человеком. Именно поэтому он был так предан благородному делу перераспределения ресурсов и хотел дать шанс каждому. С другой стороны, Линд из АРД был его прямой противоположностью: человеком, который предлагал накапливать ресурсы. Он хотел создать группу элитных игроков, которые аккумулировали бы деньги, снаряжение и опыт и сияли бы на переднем крае. Идея заключалась в том, что это вдохновило бы начинающих игроков трудиться еще сильнее, в надежде на вступление в его гильдию. Такие идеалы, казалось, несколько противоречили реальности.
        Но ясно было одно: где бы уникальные свойства флага не работали лучше - в АОА или в АРД - понятно это станет позже. Нам с Асуной нужно будет рассказать Линду об уникальных свойствах флага, а также об условиях, на которых мы согласны с ним расстаться.
        — Еще пять минут. Где они остановились? — спросила Асуна, выходя из телепорта.
        Я проверил свои сообщения.
        — Они написали, что мы встречаемся в гостинице «Копыто Пегаса». Это там, — сказал я, воспользовавшись своими воспоминаниями из беты и указывая на белое здание в северной части площади.
        Гостиница была гораздо больше, чем «Пятнашки», в которых мы остановились.
        Стахион располагался на пологой лестнице, северная его часть была выше, а южная опускалась ниже. Я назвал это место лестницей, а не холмом, потому что поверхность состояла из знакомых восьмидюймовых кубов - поэтому плавного склона не было. Хотя это и не выглядело одинаковыми ступеньками расположенными по всему городу, но идя на север или на юг, вы определенно поднимались или спускались по огромной лестнице.
        Когда мы подошли к гостинице, Асуна посмотрела в северном направлении и спросила:
        — Кто живет в самом большом доме на северной окраине?
        — Это особняк Лорда. Там живет бородатый парень по имени Сайлон. Он дает кучу квестов, поэтому мы будем ходить туда несколько раз. Реально утомляет взбираться на все эти лестницы, хотя... Это просто кажется лестницей, а на самом деле это обычный холм.
        Асуна воздержалась от комментариев, она нахмурилась и пробормотала:
        — Сайлон... Где я слышала это имя?
        — Разве это не плохой парень из Властелина Колец?
        — Это был Саурон, чудик... Ну да ладно. Сколько еще минут?
        — Э... одна минута двадцать две секунды.
        — Если мы опоздаем, они будут счастливы. Побежали!
        Фехтовальщица рванулась к нашей цели, и мне пришлось поспешить, чтобы не отставать. Мы прошли через большую дверь «Копыта Пегаса» за семь секунд до половины первого, но сидящий на диване в вестибюле игрок с голубыми волосами громко заявил:
        — Вы опаздываете. Обычно на любые встречи приходят за пять минут до назначенного времени.
        Если мы, так или иначе, должны были попасть в засаду, то я сожалел, что мы не опоздали минут на пять. У меня не было выбора, кроме как помахать Линду, лидеру гильдии АРД, и его офицерам Шивате и Хафнеру.
        — Эй, парни, вы уже поели?
        Судя по тому, как они выглядели, они были старшего подросткового возраста, поэтому я как школьник должен был спросить: «Господа, вы уже насладились обедом?». Но это был Айнкрад - земля вне законов. Кроме того, казалось, люди думали, что я был на два, три, а может быть, даже на четыре или пять лет старше, чем мне было на самом деле. Единственное, к чему может привести употребление вежливой формы обращения, это к засорению моего онлайн-соединения речевыми данными.
        Похоже, Линда совсем не беспокоило мое отношение к данному вопросу. Его лоб прорезала морщина, и он озвучил то, что его действительно волновало:
        — Мы ждем здесь уже пятнадцать минут. Как ты собираешься компенсировать потраченное время?
        Я считал, что времени у нас достаточно, но решил сохранить дружественный тон и предложил:
        — Тогда почему бы не поговорить за едой? Ты собираешься вернуться к прохождению после обеда?
        По моим стандартам это была далеко идущая стратегия, так как я надеялся, что Линд может смягчиться за хорошей едой, но синий мастер гильдии покачал головой:
        — Нет, я не хочу, чтобы нас услышали. Мы поговорим в комнате, которую моя гильдия зарезервировала для этой цели.
        — …Понятно. — сказал я после паузы.
        Если Линд снимал комнату, то никто другой не смог бы открыть дверь. Но она все равно открывалась бы изнутри, а мы были в городе - поэтому они не могли удерживать нас силой. Я не думал, что лидер могущественной гильдии опустится до этого, но «Флаг гильдии» имел магическое очарование, подобно Кольцу Всевластия, поэтому я должен быть осторожным.
        Линд поднялся со своего места и, захватив с собой Шивату и Хафнера, которых я прозвал «Легкоатлет» и «Футболист», пошел к лестнице в задней части вестибюля. Я думал, что Линд мог быть членом клуба каллиграфии, хотя это могло быть только потому, что кончик его конского хвоста казался мне кистью. Пока я шел за этой троицей, я не мог удержаться от того, чтобы не думать о чем-то совершенно бессмысленном.
        Может быть, если мне действительно понадобится записать что-то на пергаменте и у меня будут чернила, но не будет ручки, то я мог бы окунуть этот хвост в чернила и...
        Они привели нас на третий этаж «Копыта Пегаса». Казалось, это было верным признаком того, что они являлись большой и богатой гильдией... за исключением одного момента, которым я поспешил воспользоваться.
        — Эй, парни, вы уже заходили в эту комнату раньше? — спросил я, прежде чем мы подошли к двери.
        Линд обернулся и проворчал:
        — Нет, мы арендовали комнату сидя за столом.
        — Понятно... так что, вы еще не решили эту головоломку? — указал я на очень сложный, запутанный металлический предмет, размещенный в нише рядом с дверью.
        — Что это? — удивился Хафнер, подняв густую бровь.
        Но Асуна поняла что это за предмет и спросила:
        — А где вчера ночевали АРД?
        — Ну, мы все веселились, празднуя конец года, и после вечеринки остались в гостинице Карлуина. На шестой этаж мы пришли только сегодня утром.
        — Понятно.
        Асуна бросила на меня быстрый взгляд. По-видимому, объяснение ситуации было моей работой, поэтому я прочистил горло и продолжил:
        — Я уверен, вы заметили, что этот город… вернее, весь этот этаж заполнен головоломками, которые есть и в гостиницах. Практически каждая гостиница требует решения загадки, которая и откроет дверь в комнату. Тип головоломок варьируется в зависимости от заведения: например, «Копыто Пегаса» специализируется на литых металлических головоломках, которые являются большими и сложными заданиями на распутывание. В самых дешевых номерах довольно простые головоломки, но чем дороже гостиница, тем задания сложнее…
        — ...
        Поклонники легкой атлетики, футбола и каллиграфии молча смотрели на металлический предмет в нише стены. После того, как они обменялись несколькими взглядами, в которых читалось нет, ты первый, Шивата сдался и потянулся к головоломке.
        Загадка состояла из трех плотно зацепленных U-образных деталей с небольшими выступами, похожими на оленьи рога. Две части были прикованы к стене, а на третьей был ключ от двери. Ключ не освободится, пока детали не займут правильное положение под правильными углами. Для решения такой трехмерной головоломки были необходимы высокая точность и наблюдательность.
        Шивата гремел головоломкой около тридцати секунд, после чего бросил её и отступил. Хафнер не продержался и двадцати. Третьим был Линд, и весь его вид говорил:«Во славу гильдии!»
        Наблюдая за ними с расстояния шести футов, Асуна прошептала мне:
        — Наверное, название «Копыто Пегаса» намекает на эти головоломки в виде подковы.
        — Пятнашки в нашей гостинице ведь намного лучше, да?
        — Может быть, если в них разобраться...
        Пока мы болтали, доблестная попытка Линда разобраться в головоломке продолжалась, но и он примерно через минуту сдался.
        —... Это не решается. Что-то должно зацепиться…
        — Да ладно, Линд, это не будет настоящей головоломкой, если не будет решения.
        — Тогда сделай это, Хаф!
        — Слушай, я в этом плохо разбираюсь...
        Какая-то моя часть хотела наслаждаться наблюдением за членами АРД, но наш разговор был достаточно важным, так что пришло время мне вмешаться.
        — Прошу прощения, — сказал я, беря в руки запутанную металлическую головоломку.
        С тех пор, как я занимался головоломками этого города в бета-версии, прошло четыре месяца, но мышечная память об этих металлических штуках сохранилась… По крайней мере я на это надеялся.
        В то время, когда засыпали в игре лежа на кровати, Нейрошлем автоматически выводил вас из погружения, так что когда вы просыпались, то оказывались в своей комнате в реальном мире. Выход во сне был популярным трюком среди бета-тестеров, потому что он позволял избежать обычной дезориентации после полного погружения. Но во время бета-теста я смог сделать это всего несколько раз.
        Тем временем я шевелил пальцами, медленно пробираясь через выступы, пока часть с ключом не отцепилась.
        — Вот, — я передал ключ Линду, у которого такое развитие событий вызвало противоречивые чувства.
        Он засунул ключ в замок и повернул влево. Запор громко щелкнул.
        — А что мне делать с этим... — начал он, но ключ вырвался из его рук и вернулся обратно в нишу на стене. Он снова запутался с двумя другими деталями, и головоломка вернулась в исходное положение.
        — Что это было!? — воскликнул Шивата.
        — Это похоже на волшебство, что-то вроде проклятия. Лорд города объяснит это вам, — сказал я, хлопнув Линда по плечу, — давай уже поговорим, я уверен, у тебя тоже мало времени.
        Люкс в «Копыте Пегаса» действительно был роскошным. Помимо большой гостиной в нем были две отдельные спальни, небольшая кухня и ванная комната. Стойкость Асуны пошатнулась, когда она взглянула на дверь в ванную, но, учитывая, что она только что купалась в лагере Темных эльфов, её ваннометр был стабилен, и она прошла мимо ванной комнаты без её изучения.
        — ... Почему вы арендовали такое дорогое место? — удивленно спросил я, смотря через большое окно на Стахион.
        Вместо Линда ответил Хафнер:
        — Это вопрос безопасности. Если кто-то, с навыком «Подслушивание» будет стоять в коридоре, а мы будем в большой комнате, то, скорее всего, мы выйдем из эффективного диапазона работы навыка.
        — Понятно…
        По крайней мере это подтверждало, насколько серьезным АРД считает этот разговор.
        В центре гостиной стоял диван, но Шивата и Хафнер решили перенести его к окну на южной стороне, стараясь из-за лишней осторожности поставить его как можно дальше от входной двери.
        Я хотел предложить просто оставить за дверью охранников, но потом понял, что у них уже есть люди, находящиеся внизу, в холле.
        Диван был достаточного размера, чтобы разместить троих. Я предположил, что мы с Асуной возьмем стулья, но Линд жестом предложил нам сесть на диван, и мы воспользовались его предложением.
        Линд и Хафнер сели в кресла, а Шивата встал в стороне. Я не был уверен в том, что они решили нас усадить, а одного из своих оставили стоять, чтобы создать на нас психологическое давление, или это было просто совпадение. Неожиданно Хафнер сказал:
        — Мы с Шиватой рассказали Линду о том, что случилось с Боссом пятого этажа. В том числе и причину, по которой вы захотели напасть на Босса, а мы решили участвовать.
        Я моргнул и удивленно спросил:
        — Рассказали?
        Когда Шивата и Хафнер решили присоединиться к нашему импровизированному рейду, они не сказали об этом Линду. Я думал, что мы будем держать это в секрете или используем в качестве отправной точки в сегодняшнем разговоре, но, похоже, они уже избавили нас от лишних сложностей.
        В этот момент мы могли просто сразу все выложить, но сидящая справа от меня Асуна, посмотрела на Шивату. Я проследил за ее взглядом и увидел, что коротковолосый фехтовальщик подавал нам глазами какой-то странный сигнал.
        Я прищурился, пытаясь понять, что же он хотел сказать, но Линд заметил мой взгляд и повернулся вправо чтобы посмотреть на Шивату. Асуна сразу же заговорила:
        — Линд, значит, ты уже все знаешь о Флаге гильдии?
        После упоминания о главном предмете обсуждения, Линд снова развернулась к нам.
        — Да, но только в общих чертах. И, буду честен, я все еще не уверен, верить в это или нет. Прежде, чем мы начнем переговоры, я бы хотел бы его увидеть.
        Использование Линдом слова «переговоры», вместо «обсуждение»насторожило меня, но на данном этапе было еще рано думать об этом.
        — Хорошо, — сказал я, открывая свое меню.
        Но прежде, чем материализовать флаг, я принял меры безопасности.
        Сначала я открыл экран с экипировкой аватара и перетащил иконку «Вечерний меч +3» из слота моей правой руки в инвентарь. Я убрал свое оружие прежде, чем мы вошли в здание, так что это действие ничего не изменило в моей внешности. Затем я выбрал Флаг Доблести из категории «Оружие» в моем инвентаре и перетянул его на изображение аватара. Это было двуручное оружие, поэтому значок копья появился и в правом, и в левом слоте. Мои руки озарило свечение, которое тут же превратилось в длинное древко флага.
        Когда вы просто вытаскиваете оружие из хранилища предметов и выбираете материализацию, оно появится в ваших руках. Но если оно было экипировано, то оружие появится в одном из двух возможных мест. Если раньше у вас было выбрано в качестве оружия копье, то его местом расположения по умолчанию была спина, и именно там оно и появлялось. Но если за спиной не было достаточно места для появления оружия, то оно материализовывалось в руках. Поскольку мои руки лежали на коленях, то Линд и его люди не могли с уверенность сказать, взял ли я флаг из инвентаря, или он был экипирован как оружие.
        В тот момент, когда Линд увидел десятифутовое платиновое копье, его глаза округлились. Основание копья оказалось возле окна, а наконечник, пройдя над коленями Асуны, выступал за конец дивана. Верхняя четверть копья была обернута белой тканью, которая удерживалась серебряной тесьмой. Его оружейные характеристики были абсолютно не впечатляющими, но тонкий орнамент, вырезанный на древке, красивая окантовка ткани и общее впечатление, которое производил флаг, говорили о том, что это был особенный предмет.
        Если бы я просто вытащил флаг из инвентаря, то Линд мог бы его выхватить и выбежать из комнаты. После того, как Шивата и Хафнер не позволили бы мне в течение пяти минут активировать команду «Материализовать все предметы», право владения флагом перешло бы Линду. Но поскольку сначала я установил его как оружие, мои права собственности длились бы целый час.
        Я давал им не больше одной десятой процента успеха на проведение подобного трюка, но Линд просто постучал по древку, открыл окно свойств, внимательно его прочитал и, вздохнув, закрыл. Он подождал, пока я верну флаг обратно в инвентарь, откинулся на спинку и проворчал:
        — Да, понимаю. Похоже, что на пятом этаже действительно появился предмет разрушающий баланс.
        — Я не знаю, насколько хорошо это работает, не проверял, — признался я.
        Глава гильдии пожал плечами.
        — Описание не будет врать. Сотня футов в диаметре с четырьмя различными баффами... Уже это выходит за рамки разумного. Я не обвиняю Кибао в том, что он пытался всех опередить и заполучить флаг, даже если я нахожу его неприятным.
        Он не был так зол, как я себе это представлял. Похоже, что у Асуны было такое же мнение.
        — Ты уже разговаривал с АОА? — спросила она.
        — Нет, мы не разговаривали. Вчера вечером мы болтали с Кибао на вечеринке, но тогда я не знал о существовании этого флага.
        Уголок его рта искривился, и Линд посмотрел в сторону Хафнера, который с виноватым видом приглаживал свои волосы. Это означало, что он услышал всю историю в течение нескольких последних часов. И тот факт, что он был таким спокойным, говорил о том, что он, как и Кибао, был рад, что другая гильдия не завладела флагом. Именно об этом я и молился.
        — Теперь, когда ты сам увидел флаг, я объясню условия, на которых готов его отдать... Естественно, это те же условия, которые я выдвинул АОА. Вариант первый: допустим, что где-то выпадает еще один «Флаг гильдии». Я уверен, если это произойдет, то либо АОА, либо АРД обязательно его получат. В таком случае я совершенно безвозмездно передам свой флаг той гильдии, у которой его не будет. Вариант второй: АОА и АРД объединяются в одну гильдию. Если это произойдет, я безоговорочно отдам вам флаг.
        Когда я предложил это АОА в зале пятого Босса, они кричали мне «Этого никогда не произойдет! Ты шутишь!» Но Линд, возможно, уже знал об условиях, потому что он ничуть ни смутился.
        Вместо этого он задал мне очень любопытный вопрос.
        — Кирито, в бета-тесте вы не победили Босса десятого этажа?
        — Да, совершенно верно. Лабиринт назывался «Замок тысячи змей» и представлял собой местность в традиционном японском стиле. Мы не полностью его прошли.
        — И до того момента  «Флаг гильдии» не выпадал из других Боссов?
        — Нет... Я полагаю…
        — Хорошо, — пробормотал Линд, — это означает, что очень вероятно флаг не выпадет, по крайней мере, до десятого этажа...
        Я кивнул. Если флаг выпадал на пятом этаже, то шансы, что он выпадет и на десятом, были достаточно высоки. Но никакой гарантии, конечно же, не было. Сейчас мне хотелось, чтобы мы напряглись в бета-версии и все же прошли Босса десятого этажа, но сожалеть об этом было уже поздно. Кроме того, мобы в «Замке тысячи змей»,а особенно змея-самурай «Элитный страж Орочи» и змея-ниндзя «Элитный убийца Кучина» были очень трудными противниками, и просто мысль о том, что однажды мы будем вынуждены с ними сражаться, вызывала у меня холодок на спине. Я даже не хотел представлять себе их финального Босса.
        Парень, я мог бы пойти выпить чашку горячего зеленого чая, - подумал я, ожидая, когда он продолжит. Но Линд не стал комментировать возможность второго варианта и открыл свое меню. С излишней осторожностью, я наблюдал за движениями его рук, но он извлек не оружие, а очень большой кожаный мешок. Он поддержал мешок коленом и поставил его на низкий столик. В этот момент мешок издал тяжелый металлический звук.
        Позже, намного позже Асуна усмехнулась и сказала мне: «Если бы ты сразу согласился продать его, я бы схватила мешок с деньгами и выбросила бы его в окно». Но в этот момент я уставился на кожаный мешок не в силах ответить. Я не был ошеломлен наличием в нем трехсот тысяч, и я не обдумывал выбор, продавать или нет. Нет, я внезапно вспомнил прошлое.
        Это произошло около месяца назад, вечером 2 декабря 2022 года. Я вспомнил эту дату, потому что это был день первого собрания в Толбане для обсуждения стратегии по прохождению Босса первого этажа, и именно в этот день я в первый раз встретил Асуну в глубине лабиринта. Однако то, что я вспомнил, не было связано ни с одним из этих событий. Через торговку информацией,«Крысу» Арго, я получил предложение продать мой «Закаленный клинок +6». Начальное предложение составило 29800 коллов, и позднее было увеличено до 39800. У «Закаленного клинка» было всего две попытки обновления, и то, что я улучшил его до +6 без сбоев, сделало его в то время весьма ценным. Однако его цена была максимум 35000 коллов. Я вдвое превысил цену Арго за молчание, подняв её с пяти сотен до тысячи, и она рассказала мне, что покупателем был Кибао. После этого я стал еще более скептически настроен, но лишь до середины битвы с Боссом первого этажа, когда я понял, что Кибао тоже был среди нас. Я осознал, что человеком, который на самом деле пытался купить мой меч, был Диавель - лидер первой рейдовой группы в SAO. Его идея заключалась не
в том, чтобы усилить себя, а в том, чтобы удалить меня из рейда, получить бонус последнего удара по Боссу и укрепить свою позицию в качестве лидера игры. Но с момента бета-тестирования атаки «Лорда Кобольдов Иллфанга» полностью изменились, и бывший бета-тестер Диавель попал в ловушку своих ошибочных ожиданий.
        Несмотря на кажущуюся отстраненность, Кибао достаточно уважал Диавеля, чтобы взять на себя грязную работу по покупке чужого оружия, а Линд был приближенным участником его группы. Они оба хотели занять его место, но их значительные расхождения в идеалах привели к созданию своих собственных групп, которые стали двумя самыми большими гильдиями в игре.
        Сумма в триста тысяч коллов, лежащая на столе сейчас, была в десять раз больше той, которую Диавель предложил за мой клинок, но это, конечно, совпадение, так как Линд не знал о том, что тайно делал Диавель. Когда-нибудь я спрошу Кибао, почему он согласился на просьбу Диавеля и что он думал об этом...
        Я прервал свои размышления, покачал головой и, смотря прямо в глаза Линду, сказал:
        — Нет... Я не продал бы его даже за сумму в десять раз большую. Кроме того, АОА меня за это повесит в прямом смысле этого слова… К тому же, будем откровенными, ты ведь на самом деле не думал, что я соглашусь на это?
        Лидер гильдии пожал плечами.
        — Нет, конечно. Но было важно сделать это предложение. Если бы ты действительно был готов его продать, то это того стоило бы. А твой отказ сказал бы нам, что флаг невозможно купить за деньги.
        — Да, я понимаю, что ты имеешь в виду. Но в наш сотый разговор, скажем… сумма в тридцать миллионов коллов могла бы меня убеди… хак! — закончил я свою фразу каким-то странным получеловеческим звуком.
        Сидящая рядом Асуна сбросила интеллигентное выражение лица и ударила меня в бок рукой. Линд не отреагировал на произошедшее, но Хафнер и Шивата закатили глаза.
        Я откашлялся и вернулся к разговору:
        — Во всяком случае, я прав, что АРД понимает и принимает условия получения флага?
        — Да... Я должен признать, что текущая ситуация является самым разумным компромиссом. Я не хочу, чтобы отношения между нами и АОА ухудшались. Но после того, как я увидел его характеристики, мне очень жалко, что мы не сможем использовать «Флаг гильдии» в следующем бою с Боссом.
        — Согласен. Мы постараемся придумать, как его использовать, а я всегда открыт для разумных предложений, поэтому дай знать, если вы что-нибудь придумаете.
        — Конечно.
        Линд и Хафнер встали. Я собирался посмотреть, как они уходят, но потом вспомнил, что именно АРД арендовали эту комнату, и быстро поднялся. Один за другим мы вышли из комнаты, и Линд повернулся ко мне.
        — Кстати... Другие постоялые дворы тоже оснащенные этими неприятными головоломками?
        — Ответ и да, и нет, — усмехнулся я.
        Линд выглядел удивленным.
        — Я имею в виду, что не только гостиницы. Магазины NPC, дома -в общем всё. Помимо входных дверей, каждая дверь в каждую комнату в этом городе имеет свою головоломку. Так что получайте удовольствие.
        Я хлопнул ошеломленного «Мастера кисти» по плечу и поспешил вниз по лестнице.

        4

        — ХОРОШО, ЧТО ЭТО ПРОИЗОШЛО ГОРАЗДО БЫСТРЕЕ, чем я ожидала, — сказала Асуна, когда мы отошли подальше от «Копыта Пегаса», но в её тоне было некое разочарование.
        — Ты хотела, чтобы мы спорили об этом подольше?
        — Конечно нет, болван!
        Фехтовальщица замахнулась на меня, но затем осмотрелась и продолжила тихим голосом:
        — Я ожидала более дальновидного решения. Не похоже, что второй флаг упадет через несколько дней, поэтому единственный способ использовать его на этом этаже - слияние, и это очевидно для всех. Потому я и подумала, что если кто-то и собирается сделать первые шаги в этом направлении, то это будет АРД, а не АОА...
        — Действительно? Почему ты так решила? — спросил я, чувствуя, что обе стороны с большей вероятностью скажут, что предпочтут войну, чем объединение в единую гильдию.
        — АОА - гильдия, стремящаяся к воплощению своих идеалов, а АРД - гильдия, преследующая практические цели. Я уверена, что в случае слияния, конечно же, произойдут какие-то изменения, но не думаешь ли ты, что члены АРД будут меньше на это жаловаться? Они уже знают, что их модель наиболее подходит для прохождения этой игры и у них есть уверенность в своих действиях.
        — Да, я понимаю, о чем ты говоришь, — сказал я и посмотрел на нижнюю часть седьмого этажа, которая висела в сотне ярдов над нами.
        «Армия Освобождения Айнкрада» была названа в честь освобождения всех десяти тысяч (сейчас уже восьми тысяч) игроков, попавших в ловушку этого летающего замка. Но также в названии читалось другое сообщение: «Освобождение от ситуации, когда только пятьдесят или шестьдесят элитных игроков монополизировали все ресурсы игры». С другой стороны, название «Армия Рыцарей Дракона», кто бы его не придумал, похоже, не имеет большого смысла. Это было типичное фантастическое название, которое можно найти в любой онлайн-RPG. Если бы изменение названия гильдии стало точкой преткновения при слиянии двух сторон, то Асуна, вероятно, была права в том, что члены АРД будут меньше сопротивляться этой идее.
        Вот почему она надеялась, что АРД продемонстрирует возможность реализации этой идеи, давая нам путь к возможному слиянию. Но…
        — Система SAO допускает существование только одного лидера гильдии, — пробормотал я.
        Шаги рядом со мной остановились. Я пошел медленнее и добавил:
        — Даже если бы мы могли организовать переговоры о воссоединении, ни Линд, ни Кибао, не откажутся от лидерства. Они оба верят, что являются наследниками Диавеля.
        — … В таком случае!..
        Я был поражен силой голоса и посмотрел в её сторону: Асуна остановилась, сжав кулаки, и смотрела вниз, на восьмидюймовые плитки под ногами.
        — ... В таком случае почему они оставляют тебе все самые опасные задания? Они ссорятся из-за всех этих бессмысленных вещей, таких как их идеи и гордость, а платишь за это всегда ты. Лидеры так не поступают.
        Эти слова были очень похожи на те, которые она сказала вчера в зале Босса, и я не мог дать ей другой ответ.
        — Они меня не заставляют. У меня есть «Флаг гильдии» потому, что я залез туда, куда не стоило. И мне действительно жаль, что я втянул тебя во все это...
        Вчера Асуна заплакала, но сегодня этого не повторилось. Она подняла свои карие глаза: в них светилась сила и решимость. Когда Асуна заговорила, её голос был тихим, но сильным.
        — Ты больше не можешь оставаться таким легкомысленным. Человек в черном пончо напал на тебя вчера вечером потому, что ты мешал ему сталкивать АОА и АРД. На самом деле... Держу пари, что он хотел украсть у тебя «Флаг гильдии». Это идеальный инструмент для сталкивания передовых игроков друг с другом.
        — Что?.. Каким образом информация могла так быстро распространиться?
        Единственные люди, которые в тот момент знали, что у меня был  «Флаг гильдии», - это те, кто принимал с нами участие в рейде на Босса и передовые игроки АОА...
        Теперь все прояснилось. В АОА проник не только топорник Мортэ, с которым я сражался на третьем этаже. Вероятно, что в их рядах были и другие участники отряда ПК под руководством Человека в черном пончо. Это означало, что информация о «Флаге гильдии» сразу попала к ним.
        АОА немного отставала от АРД с точки зрения уровня участников и снаряжения и поэтому они пытались компенсировать это количеством. Наличие у них специальной команды по подбору новичков, которая активно приглашала игроков, желающих присоединиться к передовой гильдии, вызывало восхищение, но это также делало гильдию уязвимой для проникновения людей с плохими намерениями.
        Мне начало казаться, что было бы разумно собрать руководство гильдий и поделиться с ними информацией о существовании этой банды ПК. Я стал понемногу отходить от своего первоначального отрицания.
        — Возможно, ты права. Но из-за этого очень важно, чтобы флаг не попал кому-нибудь другому. У меня уже есть мысли, что они могут сделать, и некоторый опыт PVP из бета-версии...
        Асуна резко вдохнула, задержала дыхание и медленно выдохнула. Она отвернулась, и её пальцы погладили серебряную рапиру, висящую на левом боку.
        — Теперь, когда ты научил меня основам дуэлей, я тоже обязана с ними сражаться.
        — ЧТО?! Нет, я так не думаю…
        — Я так решила! — заявила Асуна и, отпустив рапиру, ткнула меня пальцем в грудь.
        Таким образом, моя временная спутница отдавала мне свои приказы.
        — Послушай! Ты не будешь больше сбегать, не сказав мне ни слова, как ты это сделал, отправившись на поиски Арго на четвертом этаже! Ты должен быть у меня на глазах все двадцать четыре часа. Это понятно?!
        — Что?!
        Похоже, что она относилась ко мне как к дошкольнику, но выражение лица Асуны говорило, что она не шутила. Я хотел заговорить, но получилось только несколько раз открыть-закрыть рот. Наконец я запротестовал:
        — Но как насчет ночевок в гостиницах?
        К моему удивлению, у Асуны уже был ответ на этот вопрос. Раньше она бы покраснела, и напала бы на меня, но теперь мгновенно ответила.
        — Вы снимем двухкомнатный номер. Если разделить стоимость, это не должно быть слишком дорого.
        — ... Д-давай, — согласился я, так как у меня не было другого выбора.
        — Хорошо, — сказала Асуна, как довольный школьный учитель.
        Она повернулась на каблуках и пошла вперед, громко стуча ими по плиткам. В трех шагах она остановилась и снова повернулась ко мне:
        — И куда мы идем сейчас?
        — Хм ...
        Я огляделся: мы были недалеко к востоку от главной улицы Стахиона, которая протянулась от площади телепорта на север и на юг. Хотя это была нецентральная улица, она была достаточно широкой, с полосой зелени на правой стороне и рядом крошечных магазинов слева. Среди них были и рестораны, о чем свидетельствовали ароматные запахи, щекочущие мой нос.
        — ... Как насчет того, чтобы мы сначала пообедали, а потом пошли в особняк Лорда? — предложил я.
        Асуна согласилась и наконец улыбнулась:
        — Отличная идея. Я бы хотела съесть что-то подходящее для новогоднего праздника.
        Мы пообедали мясными рулетами и креветочными блинчиками, что можно было великодушно интерпретировать как западное новогоднее блюдо в японской кухне Осаки. Затем мы направились по пологой лестнице на север и прибыли в особняк, который возвышался над остальной частью Стахиона.
        За особняком начинался внешний периметр Айнкрада, поэтому синева неба была очень близко. Если развернуться у больших ворот и посмотреть назад, можно увидеть перед собой весь прямоугольный город, и раскинувшиеся за ним пустоши шестого этажа.
        — ... Когда смотришь на все это, то понимаешь: шесть миль - огромное пространство, — заметила Асуна.
        Я собирался сказать ей, что Айнкрад конусообразный и каждый этаж был на две сотни футов меньше, чем предыдущий, но потом понял, что это не настолько важно.
        — Обычная карта в RPG с открытым миром имеет размер от шести до двенадцати миль в каждом направлении, а здесь мы имеем несколько таких карт сложенных в стопку. Согласно легенде о «Великом разделе», упомянутом Кизмель, Айнкрад был построен из кругов, вырезанных с поверхности, расположенной ниже. Задумайся, насколько велика та карта...
        — В легенде Лесных эльфов говорится, что если собрать все шесть ключей и открыть Святилище, то это вернёт Айнкрад на землю, — сказала Асуна, пересказав общую суть квеста «Война эльфов».
        — А Темные эльфы говорят, что открытие Святилища приведет к тому, что Айнкрад будет разрушен. Мы определенно хотим избежать разрушения, но я также предпочел бы, чтобы все это не возвращалось обратно на землю. Что если карта внезапно окажется в десятки или сотни раз больше? Трудно оставаться мотивированным и продолжить её прохождение.
        — Разве мы не смогли бы пропустить прохождение всех лабиринтов и сразу зайти в подземелье последнего Босса?
        — Может быть, но мы все равно не сможем его пройти...
        На мгновение я представил, какой последний Босс ждет нас на сотом этаже, как сказал об этом Акихико Каяба в первый день нашего заключения, но быстро помотал головой, чтобы рассеять это видение.
        — Давай войдем внутрь. Мы возьмем все квесты от Лорда и попытаемся до конца дня закончить те, которые делаются в городе.
        Сайлон, Лорд Стахиона, был маленьким и худым человеком с великолепной бородой, одетый в ужасную, кричащую тогу. Он был очень рад всем незнакомцам, которые появлялись у его дверей. На самом деле, нам даже пришлось немного подождать за пределами его кабинета, так как там уже было три группы игроков. Но это была не его вина. Пока мы ждали, нам даже подали чай.
        Внешний вид и история Сайлона были такими же, как и в бета-версии, но все равно стоило обратить внимание на некоторое обновление. В соответствие с ним, обилие головоломок по всему городу было результатом проклятия, наложенного из-за предыдущего Лорда. Его звали Питагрюс, и он очень любил числа и загадки. День и ночь он хвастался, что нет головоломки, которую он не смог бы решить. Однажды особняк посетил путешественник, который привез чрезвычайно сложную числовую головоломку, и Питагрюс не смог ее решить. В ярости он схватил стоящий рядом золотой куб и избил им путешественника до смерти. С последним дыханием путешественник наложил проклятие на город. И с тех пор Стахион был заполнен головоломками всех видов ...
        — Питагрюс был ошеломлен этим событием и навсегда покинул Стахион, забрав с собой только покрытый кровью золотой куб. С тех пор прошло уже десять лет. Я подозреваю, что его больше не среди живых, — сказал Сайлон, уныло потягивая свой чай.
        — Как старший ученик Питагрюса, — продолжил он, — я взял на себя его обязанности и изо всех сил стараюсь отменить проклятие, которое наложил убитый путешественник, но число головоломок только растет, и каждый день появляются новые. Уже почти все внутренние двери города, и все сундуки пострадали от головоломок, а входные двери долго не продержатся. К этому моменту мы больше не сможем здесь жить... Добрые люди, пожалуйста, найдите золотой куб, который Питагрюс забрал из этого особняка, и верните его. Если куб окажется на могиле путешественника и будут произнесены молитвы в его память, я уверен, проклятие головоломок будет снято. Пожалуйста, спасите Стахион от этой угрозы!
        Сайлон глубоко поклонился, и над его головой появился золотой знак «!». Асуна взглянула на меня и сказала:
        — Очень хорошо. Мы принимаем вашу просьбу.
        Знак быстро превратился в «?». Затем настало время для вопросов, но поскольку мы знали, что другие игроки ждут в очереди, чтобы получить свои квесты, мы сократили их до минимума и выбежали из комнаты для гостей. После этого мы быстро осмотрели особняк, который благодаря своей кубической конструкции был очень похож на дом из видеоигры. Наконец мы отправились на задний двор, чтобы произнести короткую молитву на могиле путешественника, которого убил предыдущий Лорд.
        — А-а-а... Идя в такие особняки, я всегда хочу осмотреть все книжные полки, ящики, кастрюли и тому подобное, — сказал я, потягивая спину.
        Асуна изобразила преувеличенное отвращение:
        — Э... Это твой фетиш, Кирито?
        — Что?! Во-первых, это не фетиш, а во-вторых, это основной принцип RPG: «Если попали в дом - ищите игровые предметы!». Хотя во многих играх о ковбоях охранники будут тебя преследовать, если ты...
        В течение трех секунд Асуна с подозрительностью воспринимала мой протест, но потом захихикала:
        —Я полагаю, ты не из тех, кто тайком ворует вещи. Заставить владельца вывалить весь его инвентарь на землю - вот твой стиль.
        — Я... я не помню, чтобы такое...
        Затем я вспомнил, как Асуна материализовала все свои вещи на втором уровне, и мне внезапно пришлось прокашляться.
        — Проклятие Стахиона - действительно длинная серия квестов, поэтому, если мы не будем делать их быстро, то можем опоздать на битву с Боссом. И, вдобавок ко всему, на этом этаже у нас есть квесты из «Войны эльфов».
        — Честно говоря, меня больше интересуют именно эти квесты. Со всеми этими убитыми путешественниками и пропавшими лордами местная история кажется немного мрачной.
        — Как правило, квесты в RPG неинтересны, — прокомментировал я.
        Но правда была в том, что я хотел как можно скорее увидеть Кизмель. Чем длиннее была серия квестов, тем больше опыта с него получали. Однако высокая доходность была связана с большим риском, а последнее, чего все хотели - это умереть. Поэтому прохождение квестов по-прежнему было самым быстрым способом повышения уровня.
        Асуна внезапно подняла руки вверх и потянулась, будто занимаясь утренней гимнастикой.
        — Хорошо, давай сделаем это! Куда пойдем сначала? — спросила она.
        — К старику, который был дворецким у старого Лорда: будем задавать ему вопросы.
        Заинтересованность Асуны заметно упала.
        —Тьфу, это так скучно... Нам придется снова ждать у входа?
        — Может, купим несколько кольцевых головоломок, чтобы поиграть, пока ждем?
        — Нет, спасибо.
        Фехтовальщица грустно покачала головой и устало пошла прочь. Я поспешил за ней.
        Дом бывшего дворецкого находился на другом конце Стахиона, в самой южной его части. Если северная половина города была роскошной и с большим количеством зелени, то южная половина была застроена небольшими домами, ютившимися вокруг тесных переулков. Большинство зданий были деревянными, но всё также сделанными не из досок и бревен, а из восьмидюймовых деревянных блоков, так что они больше походили на блок-хаусы в натуральную величину.
        К счастью, в нашем пункте назначения других игроков не было, и мы закончили разговаривать с пожилым NPC всего за десять минут. Его история была такой же, как и в бета-версии: бывший дворецкий не присутствовал при убийстве путешественника, он услышал крики и бросился в комнату хозяина, где и увидел обезображенное тело. Он рассказал, что голова путешественника была разбита, а скромная дорожная одежда залита кровью. В бета-версии игроки шептались, что этот квест должен быть отнесен к категории R.
        Дворецкий не имел никаких сведений о местонахождении Питагрюса или золотого куба, но он сказал, что, скорее всего, бывшая служанка могла что-то знать. Поэтому мы направились к дому служанки. Когда мы шли по узкой дорожке, Асуна подняла очень разумный вопрос:
        — Скажи, Кирито, разве ты не знаешь конечный пункт этого квеста? Мы не можем просто пропустить все эти этапы и пойти прямо туда?
        — На самом деле, мы не можем. Если нарушить порядок, то все разрушится: персонажи не будут говорить с нами, а нужные события не произойдут. Если бы мы сначала не поговорили с Сайлоном, то этот старик не пустил бы нас в свой дом.
        — А со сколькими персонажами нам еще нужно поговорить в городе?
        — С шестью.
        Асуна резко выпалила:
        — Фалуйон!
        — Что это было?
        — Я сказала, что предпочитаю квесты с убийством монстров, а не квесты расследования. Это на эльфийском!
        — Нга-грунга!
        — Что?
        — Я полностью согласен. Это на оркском.
        Так, шутя и болтая, мы шли, пробираясь через Стахион к дому служанки, которая счастливо вышла замуж после её ухода с работы (хотя, на самом деле, нам этого не говорили). Оттуда мы пошли к бывшему садовнику, затем к повару, потом к первому ученику, ко второму ученику, к любимому бармену, пока наконец не получили информацию о том, что Питагрюсу принадлежит дом в соседнем городе. На данный момент это был конец квестовой линии в Стахионе. Когда мы выходили из паба, небо во внешнем проеме было красновато-фиолетовым.
        К этому времени, была уже половина шестого вечера. Так много времени прошло в основном потому, что у всех людей из квеста были свои собственные, дополнительные, поручения. Выглядящая уставшей Асуна потянулась:
        — Итак, после всего этого... мы не так много и узнали. Питагрюс был чудаком, но, кажется, все им восхищались, и у него не было жены и детей. Никто не знает, кем был убитый путешественник или откуда он пришел...
        — Ну, это не так странно, правда? У путешественников здесь, нет паспортов или аккаунтов в социальных сетях.
        — Но телепорты не работали десять лет назад, поэтому, если это путешественник, то он пришел откуда-то с шестого этажа, верно? Здесь может быть три или четыре деревни, поэтому, если мы хотим проверить их, должна быть возможность их найти? — сказала Асуна и уставилась на меня.
        — Ч-что?
        — Погоди... ты же знаешь конец этого квеста! Куда ушел Питагрюс? Кем был путешественник?
        — Хм ... ты действительно хочешь об этом спросить?
        Будь то онлайн-мультиплеер или нет, истории всегда были чувствительны к спойлерам. Некоторым людям было все равно, а некоторые разозлились бы на подобное. Конечно же, приоритетным в SAO было выживание, и Асуна, похоже, не зацикливалась на спойлерах, но я старался не раскрывать результаты квестов, пока мы к ним не добрались.
        После недолгого удивления Асуна поняла, что я имел в виду, и слегка хихикнула:
        — О, так ты сдерживаешься ради меня! Все в порядке. Я не очень разбираюсь в подобных квестах.
        — Хм… в таких квестах?.. Тогда квесты какого типа ты предпочитаешь?
        — Душевные и слезливые.
        — ...
        Из всех квестов, которые мы выполнили вместе, какие она бы отнесла к душевным, а какие к слезливым? И к какой категории относится «Проклятие Стахиона»? Через несколько секунд я пришел к выводу, что пытаться это выяснить бессмысленно.
        — … Хм, я прав, думая, что ты не разозлишься, если я расскажу тебе конец этого квеста?
        — Не волнуйся. Это ведь один из печальных квестов?
        — ...
        Я ненавидел это признавать, но она была права. После всех трудностей, с которыми я столкнулся, чтобы пройти квест в бета-версии, у меня осталось такое плохое послевкусие после него, что я хотел бы поговорить с автором сценария.
        — Хорошо, тогда я собираюсь все испортить. Для начала, не было никакого путешественника.
        — Что?! — вскрикнула Асуна.
        Она остановилась и повернулась ко мне.
        — Не было путешественника? Но дворецкий и служанка видели тело. А садовник на заднем дворе вырыл яму для могилы. Так кто же был убит и похоронен? Ой!
        Она остановилась в момент прозрения. Я зааплодировал.
        — Бинго. Это было тело бывшего Лорда Питагрюса. И убил его…
        — ... Сайлон?
        — Снова бинго! Сайлон был первым учеником Питагрюса, Короля головоломок, но, когда тот объявил, что его главным учеником станет другой, Сайлон разозлился и избил своего учителя до смерти. Чтобы скрыть свое преступление, он изуродовал его лицо до неузнаваемости, одел тело в потертую одежду и выдумал…
        — Я знала это! Я знала! — закричала Асуна, положив руки на бедра и наклонившись вперед, — я знала, что будет разочарование! Вот почему мне не нравятся такие квесты! Но, в любом случае, что означает Король головоломок? И что получает в наследство наследник Короля головоломок?!
        — Не кричи на меня. Не я это придумал. Я не знаю, что они получают, но есть Короли викторин, Короли медалей и так далее. Думаю, что некоторые люди действительно мечтают об этом.
        — В этом нет смысла… К тому же я понятия не имею, кто такой Король медалей…
        — Извини, забудь, что я это сказал. Во всяком случае, такой конец квеста. Но мы получим за это массу опыта, так что давай просто его пройдем.
        — Хорошо, — сказала Асуна без особого энтузиазма.
        Она опять посмотрела на нижнюю часть верхнего этажа. Поверхность из камня и стали становилась темно-фиолетовой, говоря о том, что через час стемнеет. Следующий город был всего в миле отсюда, и вдоль дороги не было много монстров, поэтому мы определенно могли добраться туда, пока ещё не стемнело. Но проблема была в следующем этапе. Второй дом Питагрюса был пустыми руинами, которые кишели монстрами астрального типа (то есть призраками), с которыми нам придется сражаться прежде, чем мы получим очередную подсказку. Я решил сохранить эту часть в секрете и слегка похлопал фехтовальщицу по плечу.
        — Давай поужинаем в соседнем городе и после этого продолжим квест. Если мы сможем закончить его к завтрашнему вечеру, то доберемся до крепости Темных эльфов уже на следующий день.
        Лицо Асуны посветлело, и она энергично ответила:
        — Отлично!
        Сурибус, второй город шестого этажа, был прекрасным местом с южноевропейской атмосферой и все теми же восьмидюймовыми блоками. Через большую реку, протекающую через его центр, были перекинуты многочисленные мосты, что напоминало Ровиа - главный город четвертого этажа. Однако, к нашему сожалению, на этой реке не было ни одной гондолы. Тем не менее, вид оранжевых огней, отражающихся от темной поверхности воды, имел особенную красоту, которую можно найти только в виртуальном мире. Мы на минуту остановились на мосту, ведущем в город, чтобы насладиться этим видом.
        — ... Я надеюсь, в этом городе нет проклятых загадок? — сразу же спросила Асуна.
        — Нет, — ответил я, — но если ты хочешь их разгадывать, то головоломки можно купить в сувенирных магазинах.
        — Нет уж, спасибо, — ответила она твердо, — лучше давай что-нибудь поедим. Что есть вкусного в Сурибусе?
        — Хм, дай мне подумать…
        Во время беты, я просто проходил квесты и не проводил здесь много времени. После некоторого размышления, я понял, что у меня не было много возможностей вкусно поесть в Айнкраде. Если у меня и было свободное время, то я тратил его на повышение уровня, а если бы я полностью погрузился в виртуальный мир, то мои мама и сестра ругали бы меня. Я пытался разобраться в своих смутных воспоминаниях об этом месте, но у меня плохо получалось.
        — Запеканка! — раздался голос сзади.
        Я резко развернулся, прикрывая собой Асуну.
        Однако к каменным перилам моста прислонился не Человек в черном пончо, который пытался убить меня на днях, а невысокая девушка в плаще. Верхняя часть её лица была скрыта за соломенно-желтыми кудрями, но щеки не давали ни одного шанса ошибиться.
        Это был лучший и единственный источник информации в Айнкраде - «Крыса» Арго. На секунду она выглядела ошеломленной, а затем надулась.
        — Что такое? Что я сделала, чтобы заслужить от тебя такую реакцию Ки-бой? Это обидно.
        — Извини… Я сейчас на грани. Давай назовем эту неделю «Ожидание скрытой атаки»…
        Асуна выскочила из-за моей спины:
        — Добрый вечер, Арго! Я не видела тебя в Стахионе - конечно же, ты уже была здесь.
        — Привет, A-чан!
        Арго помахала ей и оттолкнулась от перил, чтобы подойти ближе.
        — Я хотела завтра представить мое очередное «Руководство по стратегии», но, похоже, что большинство передовых игроков, уже переезжает из главного города в Сурибус.
        — Но почему? — спросил я, прежде чем ответ пришел мне в голову, — точно, все эти головоломки - большая боль в заднице!
        — Хи-хи-хи! Бинго! И мобы в этих местах не очень сильные. Я ненавижу приносить плохие новости, но почти все комнаты в Сурибусе заняты. Доступны только дорогие люксы.
        Мы с Асуной посмотрели друг на друга. В любом случае, сегодня вечером мы планировали остаться в номере с двумя спальнями, поэтому недоступность одноместных номеров не было проблемой. Но учитывая довольно грозный девиз Арго «продавать любую информацию, которая может быть продана», этот бесплатный совет был немного, нет, он был довольно подозрительным.
        — О, понимаю. Но я уверен, что если мы поищем, то найдем свободную комнату или две, — ответил я.
        Брови Арго дернулись, но она больше ничего не сказала по этому поводу.
        — Ну что, судя по тому, что вы говорили ранее, я полагаю, вы собираетесь обедать?
        — Да, мы решали, что будем на ужин, — сказала Асуна. — Арго, ты говорила, что этот город славится своими запеканками? Можешь порекомендовать ресторан?
        — Вообще-то, я только сегодня пришла из Стахиона. Был шанс опробовать только одно место, но там было очень вкусно.
        — Тогда пойдем туда! — настаивала Асуна.
        У Арго не было иного выбора, кроме как поморщиться, но согласиться. Если бы это был я, то она потребовала бы денег за эту информацию, но теперь, когда Асуна относилась к ней как к подруге, «Крыса», похоже, не могла навязывать ей свои обычные методы ведения бизнеса.
        Арго привела нас на третий этаж здания, стоящего вдоль реки, которая протекала через Сурибус. Здесь было что-то вроде тайного заведения. Первый и второй этажи были просто неприметными квартирами, и вряд ли можно было найти это место, если не побывать здесь раньше. Лестницы были достаточно узкими, на них едва ли можно было разойтись двоим игрокам, а дверь в конце коридора была выцветшей и вся в сучках, но внутри было довольно чисто. Там был прилавок и два стола на четверых, один из которых мы и заняли.
        Я представлял, что знаменитая «запеканка» будет похожа на пельмени гёдза, но в результате получил круглый мясной пирог около восьми дюймов в диаметре. Мясо, томаты, овощи и много сыра - все это было завернуто в горячую хрустящую корочку и было довольно вкусно. На самом деле, это было здорово.
        В одно мгновение я превратил круглый пирог в полукруг. Сделав большой глоток холодного травяного чая, я спросил торговку информацией:
        — В этом городе все хлебобулочные изделия имеют вкус помидоров и сыра?
        — Нет. Если всё будет похоже на бета-версию, то в каждом заведении будет свой вкус. Поскольку это прибрежный город, большинство блюд здесь из рыбы.
        — Рыбный пирог?.. Мне кажется это странным, — пробормотал я.
        Однако на лице у Асуны появилась улыбка.
        — Прямо как знаменитый тыквенный пирог с сельдью.
        — Знаменитый?..
        Я откинул голову назад, размышляя, есть ли в Айнкраде такое блюдо, и увидел, что Арго ухмыляется.
        — А-чан, если ты собираешься дать намек, который этот фанатик сможет понять, то он должен быть из игры.
        — Полагаю, ты права…
        — У тебя впереди еще много работы…
        — Не обманывайся! Я имею в виду, что это партнерство не продлится вечно!
        — Хи-хи-хи-хи!
        Теперь, подумав об этом, я заметил, что это первый раз, когда я ощутил в Айнкраде вкус томата. Пища в этом мире была вкусной, но с большим количеством специй. К этому можно было легко привыкнуть, но в большинстве ресторанов всегда находилось что-то, что было неприятным. Аромат этих томатов был слишком сильным и искусственным. Я бы с удовольствием попробовал его с недоваренными спагетти, а не с аккуратным маленьким пирогом...
        Однако я все равно доел все до последнего.
        — Отличная работа, Арго. Ты знаешь лучшие места, куда можно пойти.
        — Я не говорю, что вы должны мне за чаевые, но...
        Она осмотрела комнату и, убедившись, что других игроков нет, прошептала:
        — Эта штука... Как все прошло?
        Учитывая, что мы были одни, она могла бы просто сказать название предмета. Но это была достаточно важная тема, которой нельзя было рисковать. Я наклонился над столом и прошептал достаточно тихо для того, чтобы никакой навык подслушивания не смог услышать мои слова через дверь:
        — Мы предложили АРД те же условия, что и АОА. Они их приняли, но...
        — Но?
        — Они попытались купить его у нас за триста тысяч коллов.
        Арго очень медленно моргнула. Ее нарисованные усы дернулись.
        — Хе-хе... Такова их тактика. Ну, в таком случае ...Он действительно забыл Диавеля, — сказала она, не вымолвив ни слова, допивая остатки травяного чая.
        Асуна вопросительно посмотрела на нас, но я прошептал:
        — Я объясню позже, — и вернулся к теме разговора, — во всяком случае, пока он будет у меня. Единственная проблема заключается в том, что мы не сможем использовать его в предстоящих битвах с боссами. Они сошлись во мнении, что нужно найти легкий способ его использовать.
        — Легкий, способ?..
        Арго скрестила руки, что-то пробормотала про себя и улыбнулась.
        — Помнишь, что сказал парень с чакрой, который помог тебе с Боссом на пятом этаже? Если ты создашь гильдию, то «Легендарные Герои» сразу присоединятся к тебе.
        На самом деле, если бы вы сделали лидером А-чан, а не тебя, то, держу пари, у вас будет целая толпа людей, которые захотят присоединиться. Как насчет этого?
        — Ч-что?
        Как раз этим утром Асуна сказала, что не хочет быть в гильдии. Она так сильно мотнула головой, что кончики её длинных волос ударили меня по лицу.
        — Тебе только шутки шутить! Мне раздражает даже наблюдать за ними. Я не хочу иметь ничего общего с работой гильд-мастера!
        — Раздражает?..
        Я не ожидал, что ее ответ будет таким неожиданным, а Арго только усмехнулась.
        Мы попрощались с торговкой информацией возле ресторана с пирогами и направились прямо к дому Питагрюса, который стоял на окраине города.
        Река, протекающая через Сурибус, начиналась в водопаде, который извергался прямо с одного из огромных столбов у внешнего края Айнкрада, и впадала в озеро, расположенное в центре этажа. Город располагался вдоль обоих берегов реки, которые сообщались бесчисленными мостами. Некоторые из этих мостов были настоящими зданиями с крышами и окнами. Один из таких мостов был объектом нашего квеста.
        Мы начали день с тренировок в лагере Темных эльфов на третьем этаже, затем поговорили с АРД, после чего бегали по всему городу, выполняя квесты. Потом мы покинули город и сражались с нашими первыми монстрами на этом этаже, а теперь добрались в поужинали. Естественно, что Асуна выглядела немного уставшей, но как только она увидела мост, к которому мы шли, её глаза загорелись.
        — О, он прекрасен! Он похож на Понте Веккио!
        Это название показалось мне знакомым, поэтому я сверился со своими воспоминаниями о реальном мире, рискуя полностью затереть информацию об этом фантастическим мире, и спросил:
        — Хм, ты говоришь о ... мосте в этом ... э-э ... знаменитом токийском парке?
        Асуна дважды моргнула и улыбнулась:
        — Да, верно. Они его скопировали в аквапарке, не так ли? Но оригинальный Понте Веккио - это мост во Флоренции через реку Арно. Конечно, настоящий мост намного больше этого, но он такой же красивый…
        Она снова зачарованно посмотрела на мост-дом, а я погрузился в свои мысли. С четвертого этажа Асуна уже второй раз упомянула название города в Италии. В этот момент было бы неплохо спросить, была ли она там в действительности или просто читала об этом. Само собой, это было не важно, но в сочетании с её внешностью, коммуникативными навыками, отсутствием игровых знаний и широким кругозором, все это говорило о том, что у Асуны была полноценная и «нормальная» жизнь в реальном мире. Так как она попала в SAO в первый же день игры, когда было выпущено всего десять тысяч копий?
        — Давай, давай пошли! Бьюсь об заклад, что там великолепный вид на реку!
        Она похлопала меня по спине, и я пришел в себя.
        — О-о, да, держу пари ...
        Снаружи второй особняк Питагрюса был красивым, но внутри он был полностью разрушен. К тому же он был полон монстров астрального типа, которых Асуна называла «не моя сильная сторона», и это, вероятно, означало, что она их очень боялась. Но прежде, чем я смог объяснить что-либо из этого, фехтовальщица направилась к зданию, поэтому единственное, что я мог сделать - последовать за нею.
        Пока мы шли вдоль реки к мосту, три игрока начали спускаться по каменной лестнице, которая вела к дому над водой. Мы инстинктивно встали за деревьями, растущими вдоль дороги, и прислушались к их разговору.
        — ...Эту дверь ни за что не открыть.
        — Пустая трата времени. Забудь об этом. Три цифры уже плохо, а шесть - невозможно!
        — Да, но я чувствую, что там должно быть что-то ценное...
        Ворчливое трио прошло мимо нас и исчезло из вида. Из-за соседнего дерева выглянула Асуна и посмотрела на меня.
        — Там что, еще одна загадка?
        — Да.
        — Ты говорил, что они есть только в главном городе.
        — Нет-нет, здесь есть только одна, — добавил я, выходя на дорогу.
        Мост, который Асуна сравнила с Понте Веккио, был длиной около восьмидесяти футов и шириной в двадцать. Первый этаж был просто обычным мостом, но вдоль боковых перил стояли колонны, которые образовывали многочисленные арки, поддерживающие жилые комнаты на втором этаже. После времени, проведенного в Стахионе, с его равномерным блочным видом, местная архитектура была действительно элегантной и привлекательной. В начале моста стояли особенно большие опоры - главные столбы, на которых висели таблички с названием моста. В одной из опор была короткая лестница, которая вела в жилище Питагрюса. Когда я подошел к старой двери, то увидел на ней очередную головоломку. На твердом дереве был расположен металлический циферблат, состоящий из шести круглых панелей. Это был замок, в котором каждая круглая панель с цифрами от нуля до девяти могла поворачиваться вокруг своей оси.
        Асуна первой подошла к головоломке и начала щелкать циферблатами, перемещая цифры. Через некоторое время она повернулась ко мне:
        — До сих пор ни в одном из квестов нам не говорили ключ для числового замка. Мы должны сами это решить?
        — Можно попытаться подобрать трехзначный код, но шестизначный - практически невозможно. Кодом может быть любое число от нуля до девятисот девяносто девяти тысяч девятьсот девяносто девяти - то есть сто тысяч вариантов...
        — Ты имел в виду миллион?
        — А? Ой ... да, да. Миллион вариантов. Таким образом, если бы мы просто перебирали варианты, то это заняло бы у нас несколько дней. Но мы можем найти нужную комбинацию в офисе Сайлона.
        — Что? Где она была написана?
        — Пейзаж на стене, — сказал я.
        Асуны надула щечки.
        — Эй, ты мог бы об этом сказать. Если бы я знала, что там будет намек, я бы посмотрела поближе и заметила бы код.
        — Нет, я очень в этом сомневаюсь. Сначала мы должны прийти сюда и подумать: «Яне знаю код!».Затем мы возвращаемся в Стахион, чтобы спросить об этом Сайлона, но он нам не ответит и начнет прятать картину. Затем он выгонит нас, и мы должны будем подождать, пока он уйдет, и только после этого сможем рассмотреть картину. Это очень скучно...
        — Ты прав, я бы не стала проходить через все это, — призналась Асуна, и нахмурилась, — но, какой в этом смысл? Я имею в виду, Сайлон ...
        У меня было чувство, что она скажет сейчас что-то несуразное, поэтому я оглянулся через плечо и прервал её:
        — Давай поговорим внутри. Я не хочу, чтобы кто-нибудь видел, как мы открываем дверь.
        — Хорошо-хорошо. Итак, какая правильная комбинация?
        — Посмотрим…
        Я начал вспоминать код, который был в бета-версии, но по моему позвоночнику пробежал холодок. Если перед выпуском игры код был изменен, то я буду выглядеть очень глупо. Я нерешительно произнес шесть цифр:
        — Шесть, два, восемь, четыре, девять, шесть.
        — Так…
        Асуна быстро расставила цифры на циферблатах. Раздался громкий щелчок, и замок раскрылся. Я с облегчением шагнул вперед, но Асуна смотрела на циферблаты, и не поворачивала дверную ручку.
        — В чем дело? Если быстро не открыть дверь, то замок снова закроется.
        — О... ну да. Я просто подумала, что цифры мне знакомы. Может быть, я действительно заметила их на картине, не осознавая этого, — тихо сказала Асуна, открывая дверь.
        Внутри было темно, и наружу вырвался поток холодного влажного воздуха. Фехтовальщица немного отступила назад, словно что-то предчувствуя, но я подтолкнул её за плечи, и она шагнула вперед. Как только мы оказались внутри, дверь сама закрылась за нами. Раздался царапающий звук, который издавали вращающиеся диски замка, и я почувствовал, что плечи Асуны дрожат у меня под пальцами.
        — Хм, здесь темно.
        — Да, уже ночь.
        — Как же мы найдем нужное место? Может, подождем до утра и вернемся?
        — Нет, все нормально.
        Я открыл меню и материализовал предмет, который всегда был у меня на первой странице инвентаря.
        — Фоонааарь, - сказал я жутким голосом, надеясь, что это поднимет Асуне настроение.
        Однако все, что я получил от Асуны в ответ - холодный взгляд через плечо. Я неловко прокашлялся и зажег фонарь, осветивший нас оранжевым светом.
        Как и следовало ожидать от дома, принадлежащего Лорду Стахиона, - прихожая была довольно просторной. Поскольку дом был построен на мосту, он неизбежно был немного вытянутым, но коридор, проходивший вдоль левой стены, был достаточно широким, и в нем не было тесно. В углах и на потолке висели клочья паутины, а на полу валялась разбитая посуда и обрывки бумаги. Это был настоящий заброшенный дом. Глаза Асуны говорили, что на такое она не подписывалась. Она повернулась ко мне и заговорила:
        — Итак, вернемся к тому, что я говорила.
        — Что-то насчет Сайлона?
        — Да. Какой смысл в том, что он делает? Если он убил Питагрюса и похоронил тело на заднем дворе в одежде путешественника, то почему он просит нас расследовать это преступление?
        — Сайлон не просил нас расследовать убийство путешественника. Он попросил нас найти золотой куб, которым воспользовались при убийстве.
        — О, точно… — небольшая морщинка между ее бровями ослабла, и она продолжила, — но в этом все еще нет смысла. Сайлон забил Питагрюса до смерти золотым кубом. Разве он не спрятал оружие?
        — Причина этого становится ясна в конце квеста. Итак, Сайлон разозлился, избил Питагрюса до смерти и переодел его в выдуманного путешественника, чтобы скрыть свое преступление. В конце концов, когда он подумал, что все получилось, куб с его кровавыми отпечатками исчез с места убийства. Кроме того, это было городское сокровище и символ Лорда - именно этим кубом формовали все каменные и деревянные кубы, из которых построили город. Таким образом, идея Сайлона заключается в том, что единственный способ, который может снять проклятие Стахиона, - найти потерянный куб, убрать с него отпечатки и положить куб на могилу путешественника, которым является Питагрюс.
        — Это кажется… очень эгоистичным. Если он действительно хочет снять проклятие головоломок, то ему не стоит беспокоиться о кубе. Он должен признаться, что убил Питагрюса и сдаться полиции.
        — Конечно. Но в Айнкраде нет полиции.
        Асуна смущенно пробормотала:
        — Да, конечно, — но её негодование не рассеялось.
        В качестве мест, где он мог бы сдаться высшей власти, она предложила Городскую стражу, крепость Темных эльфов и даже дворец Блэкайрон в стартовом городе на первом этаже.
        — Ну и…, — сказала она, посмотрев на меня.
        — Что?
        — Ты не понял, что я имею в виду? Кто украл золотой куб? Только не говори мне, что у него выросли руки и ноги, и он убежал... О!
        — Ты о чем?
        — Это действительно произошло? Ты сказал, что Босс этого этажа похож на гигантский Кубик Рубика. Золотой куб превратился монстра?
        Теперь настала моя очередь принять ошеломленный вид. Я был поражен воображением фехтовальщицы, но мне пришлось покачать головой.
        — К сожалению, нет. На самом деле, может быть, это было бы и неплохо: если бы Босс был полностью золотым, нам не пришлось бы собирать его стороны. Но вернемся к прохождению... Мы уже встретили человека, который забрал куб.
        — Что?!
        Асуна нахмурилась и опустила глаза, обдумывая услышанное.
        — Ты говоришь, что это один из семи, с которыми мы разговаривали в Стахионе?  Бывший дворецкий, служанка, садовник, повар, два ученика и бармен, которого он любил посещать -так что, куб сейчас у одного из них? Кто же это?
        — Давай выясним это сами. В конце концов, мы здесь, чтобы получить подсказки, — сказал я со вредной ухмылкой.
        Асуна надулась:
        — Хорошо, давай покончим с этим. Ты знаешь, в какой комнате подсказка?
        — К сожалению, место, где появляется подсказка, выбирается случайно.
        — Тогда нам нужно просто начать с первой комнаты и идти по порядку...
        Мечница пошла по прихожей. Когда она отошла от меня, я крикнул:
        — Будь готова к бою, в некоторых комнатах есть призраки
        — Конечно-конечно…
        Шаг, еще один, тишина...
        Внезапно Асуна оказалась за моей спиной и, положив руки мне на плечи, силой втолкнула меня в первую комнату. К счастью, как и в бета-версии, на внутренних дверях не было кодовых замков. Я толкнул двери и оказался в комнате, в которой было темнее, чем в коридоре. Свет зажженного фонаря не доходил до всех её уголков.
        За моей спиной раздался тихий голосок:
        — Здесь есть призраки?
        В какой-то момент у меня появилось желание пошутить, но я знал, что розыгрыш в таком месте, будет концом нашего партнерства, поэтому честно ответил:
        — Не похоже, что в этой комнате кто-то есть.
        — Это мне не подходит! Я хочу точный ответ!
        — Ладно-ладно. Здесь нет призраков.
        Только после этого Асуна вышла из-за моей спины и с самодовольным спокойным видом осмотрела комнату.
        — Фу… это место в ужасном состоянии.
        Я был вынужден согласиться. Вероятно раньше это был небольшой гостевой салон с роскошной мебелью и огромным камином на дальней стене, но вся мебель сгнила за десять лет забвения, а ковер съели насекомые.
        Асуна подошла к неплохо сохранившемуся столу, провела пальцем по его поверхности,  покрытой толстым слоем пыли, и поморщилась.
        — Когда-то это была роскошная мебель. Теперь она никому не нужна ...
        — Если её отнести к NPC-столяру, то мебель можно отремонтировать.
        — Подожди, разве это можно делать? Я думала, что в домах NPC нельзя перемещать объекты.
        — Обычно да. Но в этих подземельях безопасной зоны есть много мебели с не заблокированными координатами, — объяснил я, подойдя к Асуне и схватив стол обеими руками.
        Когда я потянул стол вверх, его ножки оторвались от пола.
        — Видишь?
        — Ты прав.… Но не думаю, что захочу пользоваться мебелью из такого места, как это. К тому же я понятия не имею, появится ли у меня когда-нибудь собственное жилье.
        — Да, это хорошая мысль, — сказал я, опуская стол.
        Этого небольшого движения оказалось достаточно, что бы стол развалился и превратился в груду деревяшек.
        — Ты все сломал, и у тебя проблемы! — подшутила надо мной Асуна, хищно ухмыляясь.
        Она оперлась на спинку соседнего трехместного дивана, и его ножки сразу сломались. Диван продолжил разрушаться, и развалился на две части.
        — Ой, я все скажу учителю! — пошутил я в ответ, сказав то, что не говорил даже в начальной школе.
        Асуна фыркнула и ткнула меня левым кулаком. Я не мог ответить на этот удар и просто беспомощно улыбнулся.
        — Здесь больше ничего нет. Пошли дальше, — сказал я, указывая на соседнюю дверь.
        — Хорошо, как скажешь. Но что мы ищем?
        — Что-то, что указало бы на местоположение золотого куба.
        — Что это может быть? Ладно, если это ключ к квесту, держу пари, они позаботились о том, чтобы его можно было увидеть.
        — Будем надеяться, — сказал я и направился в коридор.
        На всякий случай я проверил входную дверь, но, похоже, она не открылась пока мы были в гостиной. Асуна посмотрела на меня и спросила:
        — Эй, а что произойдет, если мы будем здесь, а кто-то еще решит комбинацию на кругах?
        — Это общая локация, так что они окажутся рядом с нами.
        — А что будет, если другой игрок найдет подсказку раньше, чем мы?
        — Я бы сказал, что нужный предмет заблокирован, его можно находить бесконечно и его нельзя переместить или уничтожить. Однако некоторые из таких предметов могут быть уничтожены, и в таком случае они будут возрождаться через определенные промежутки времени. Обычно до возрождения проходит тридцать минут или час, но встречаются предметы, которые появляются через день.
        — Тогда нам лучше быстрее найти его и уйти. Пошли дальше!
        Асуна подтолкнула меня на несколько шагов дальше по коридору, и мы подошли к новой двери. Комната, примыкающая к гостиной, была большой столовой. Массивный обеденный стол и стулья были не повреждены, но около десяти столовых приборов, лежащих на столе, выглядели довольно жутко. Бутылки с вином и подсвечники были посеревшими от пыли, а люстра, свисающая с потолка, вся опутана паутиной.
        В течение пяти секунд Асуна топталась за моей спиной, но как только она убедилась, что здесь нет призраков, то вошла так, будто ничего не произошло.
        — Можно перемещать вино и посуду? — спросила она.
        — Наверное. Хочешь забрать это с собой и выпить?
        — Нет, спасибо. Похоже, что предметов с подсказкой здесь нет, — пробормотала Асуна и подошла ближе к обеденному столу.
        В этот момент раздался шипящий звук, похожий на тот, который мы слышали в подземной часовне на пятом этаже, и под столом появился бледный свет. Сквозь грязную скатерть прошли два астральных моба. Судя по длинным стройным силуэтам и потрепанным белым платьям, это были призраки. В этой категории были и другие виды мобов: фантомы, духи и привидения, но, честно говоря, я понятия не имел, чем они отличались друг от друга.
        Хотя Асуна и не закричала, как на предыдущем этаже, но она подпрыгнула и так быстро оказалась за моей спиной, словно бежала по воздуху - с такой скоростью она двигалась.
        — Они там! Скорее! Сделай что-нибудь! — приказала она.
        Я вытащил «Вечерний меч +3», но вместо того, чтобы сразу атаковать, стал удерживать призраков на расстоянии с помощью острия меча.
        — Асуна, я думаю, будет лучше, если ты наконец сразишься с мобами астральных типов.
        — Но ...
        — Все нормально. Возможно, ты забыла, но сейчас мы в городе. Независимо от того, как они атакуют, ты не потеряешь ни одного пикселя HP.
        «Это не проблема», - вероятно подумала Асуна и вздохнула. Но у неё были собственные мысли на этот счет, и она все еще выглядывала из-за моего левого плеча. Однако очень медленно, бочком, она все же вышла из-за моей спины и встала рядом. Высоко держа фонарь, она вытащила «Рыцарскую рапиру +7» и направила её на призраков, парящих над столом.
        Я тоже сосредоточился на призраках и вызвал их маркеры. Под панелью HP на английском языке было написано «Надоедливый дух», а сам маркер был очень слабого розового цвета. Это означало, что, даже если бы мы не были в городе, это были слабые противники.
        — Я не помню, чтобы когда-либо видела Надоедливых духов, — сказала Асуна хриплым голосом.
        Как можно спокойнее я спросил:
        — Что значит это название?
        — И что ты делал на уроках английского? Это «раздражающий» или «вызывающий беспокойство».
        — Понятно. Это подходит для такого квеста. Как я уже сказал, мы в городе, поэтому мы не потеряем ни одного HP. Это обычные призраки, поэтому удар по конечностям или подолу платья не нанесет большого урона, а если ударят они, то могут наложить дебафф.
        — Подожди, ты меня никогда не предупреждал об этом! — закричала Асуна.
        Призраки отреагировали на звук и, взмахнув руками, завопили:
        — Хооо!
        Астральные мобы человеческого типа могут быть мужского пола, женского или неопределенного, но, похоже, призраки в основном были женщинами. Они были весьма страшными, из рваных платьев торчали тонкие, как кости, руки, а вместо лиц - голые черепа, в глубине глазниц которых горело синие пламя. Призраки угрожающе размахивали руками с острыми и длинными, словно кинжалы, когтями. Я уклонился от их первой атаки и ударил призрака в туловище. В глубоком разрезе образовалось белое вещество, похожее на дым, но удар был не очень сильный, и призрак потерял только одну десятую своего здоровья. Однако существо ужасно закричало и отлетело в угол столовой. Я держал меч направленным в его сторону и оглянулся, чтобы проверить Асуну.
        — Почему ты! Фххх! Швааа! — шипела фехтовальщица, издавая не менее странные звуки, чем призраки.
        Она с невероятной скоростью наносила колющие удары, и их частота была настолько большой, что даже призрак не мог пройти через её рапиру. Моб двигался восьмеркой, и Асуна время от времени била призрака по рукам, но это не наносило ему большого урона.
        Мобы астрального типа имели полупрозрачные тела, поэтому обычное оружие не наносило им эффективного урона. В других играх были заклинания пламени или света, которые наносили призракам большой урон, но из-за древнего «Великого разделения» в Айнкраде была потеряна настоящая магия. Как бы там ни было в любом случае у нас были только физические атаки.
        Наиболее распространенным методом увеличения урона призракам было наложение на оружие специальных баффов, но на данный момент это можно было сделать только в церквях больших городов, и заклинание стоило недешево. Также можно было использовать боевые скилы с высоким анти-астральным эффектом, но большинство из них были у булав и цепов. Кроме этого можно было принести много света, который повышал уязвимость астральных мобов, однако все это было трудновыполнимым для группы из двух мечников.
        К счастью, «Рыцарская рапира» Асуны и мой «Вечерний меч» имели эльфийское происхождение, что давало им несколько большую эффективность в борьбе с нежитью, и этого было достаточно, чтобы противостоять таким слабым мобам, как эти.
        Я выставил свой фонарь вперед и прикрылся им. В этой ситуации воин, использующий щит или двуручное оружие, должен был положить фонарь на землю, но наличие у меня свободной руки позволяло держать фонарь.
        Если углубиться в подробности, то в бою помогал не только фонарь. Факел, например, был даже лучше, так как не считался нестандартным снаряжением и имел дополнительный урон для астральных мобов, которые были уязвимы к огню. Единственным его недостатком было то, что размахивать факелом нужно было осторожно, так как можно было случайно поджечь помещение.
        Раздраженный желтым светом фонаря Надоедливый дух издал пронзительный вопль и соскользнул вправо, чтобы уйти из пятна света. Но это было именно то, что я хотел, и, когда он попал в зону досягаемости, я ударил его трех-ударным скиллом «Острый коготь».
        Самыми сильными скиллами, которые были мне сейчас доступны, являлись четырех ударные навыки «Горизонтальный квадрат» и «Вертикальный квадрат», которые открывались на уровне мастерства 150, но они были слишком размашистыми для такого помещения. Я бы не стал беспокоиться о том, что могу разрушить стены или мебель, но так как мы были в зоне действия антикриминального кодекса и вокруг было много нерушимых предметов,  я не хотел, чтобы мой меч отскочил от препятствия и серия ударов прервалась.
        «Острый коготь» был отличным тройным скиллом, где удары наносились по близким траекториям и под большим углом. Мой светящийся серебром меч вонзился в туловище Надоедливого духа, не зацепившись за стену или потолок. Первый и второй удары снизили здоровье моба на две трети, и последний удар вряд ли добил бы его. Тем не менее, в тот момент, когда начался третий удар, «Вечерний меч» отклонился, словно притянутый магнитом. Клинок разрезал плечо призрака, прошел точно через центр его груди и вышел из тела. В отличие от первых двух ударов, у меня появилось ощущение, что меч разбил что-то маленькое и твердое.
        Вопреки моим ожиданиям полоса HP призрака опустилась в красную зону и, не останавливаясь, достигла нулевого уровня. Три визуальных следа от ударов висели в воздухе как следы когтей свирепого зверя, покрытые голубоватым эффектом, появляющимся после смерти моба.
        Я смотрел на свой обновленный меч, все еще стоя в позе, в которой я закончил удар. Изменение траектории удара, несомненно, было вызвано улучшением точности, которую я недавно повысил. Я думал, что эффект активируется, когда игрок намеренно целился в слабое место, но я понятия не имел, что в груди у моба-призрака есть что-то небольшое и твердое, являющееся уязвимой точкой. Это значит, что «Вечерний меч» сам ударил Надоедливого духа в слабое место.
        —  Это правда? — тихо спросил я.
        Меч, конечно, мне не ответил, но я услышал крик своего партнера:
        — Униии!
        Вероятно, это было выражение отвращения и разочарования. Я обернулся и увидел, что на другой стороне большой столовой фехтовальщица активировала скилл. В настоящее время, это был ее лучший удар - «Треугольник». Прямого удара «Рыцарской рапирой +7» с использованием этого скилла было достаточно, чтобы забрать половину моего НР, и рапира пробила призрака с огромной скоростью. Однако прямо перед активацией скилла призрак поднялся чуть выше, и удар пришелся на нижнюю часть юбки. Белый эктоплазматический дым заклубился у места удара, но у призрака осталось еще 30 процентов НР.
        — Хо-хо-хоо... — закричал призрак насмешливым тоном.
        Он взмахнул длинными руками в сторону Асуны, которая застыла в задержке после активации скилла. Она не получила урона, но на её панели засветилась иконка с бледной рукой. Это был дебафф «Озноб», который понижал температуру тела.
        — Фья! — крикнула Асуна, отскочив назад, как только снова смогла пошевелиться.
        Она крепко держала рапиру, но сильно дрожала. Холод не наносил никакого реального урона, но это было серьезное ослабление, вызывающее чихание и мешающее уклоняться от атак врагов.
        Я бросился к ней и крикнул:
        — Асуна, хочешь?..
        — Нет! — огрызнулась она, отказываясь от моей помощи.
        Однако она не собиралась разобраться с призраком самостоятельно.
        — Просто подскажи мне что-нибудь! Его HP отказываются падать!
        — О да, удары рапирой чуть ли не худший вариант для атаки против астралов…
        Летающий под потолком Надоедливый дух вряд ли мог понять, о чем я говорю, но он выбрал весьма подходящий момент для очередной порции смеха.
        — Асуна, ты освоила какие-нибудь режущие скиллы? — спросил я.
        Голос моего партнера прозвучал достаточно жестко, вероятно, из-за её борьбы с холодом, а не потому, что она действительно злилась на меня:
        — Когда я достигла уровня мастерства в сто пятьдесят, то научилась использовать скилл «Фолиум».
        — Да, думаю, это сработает. Хорошо, в следующий раз, когда призрак приблизится, используй «Фолиум» прямо на середине его груди.
        — Что? Какая её часть середина? — крикнула она в ответ.
        У меня не было мгновенного ответа. В случае с Кобольдами или Рептилоидами я бы сказал ей бить в сердце. Все гуманоиды, включая игроков, имели сердца (уязвимые точки), расположенные слева от центра груди. Тем не менее, маленький узелок, который я почувствовал в груди призрака, был прямо посередине. Не было другого способа объяснить это.
        — Хм ...
        Я убрал меч за спину и, оглянувшись, взял с обеденного стола пыльный десертный нож. Он не являлся оружием, а у меня не было навыка «Метательные ножи», но я и не собирался наносить реальный урон.
        — Ях!
        Я бросил нож, сконцентрировавшись только на точности, и он попал прямо в середину груди покачивающегося призрака - прямо туда, где должен быть маленький узелок.
        Прежде чем упасть на пол, нож нанес урон в один НР, а на потрепанном белом платье остался красный эффект от повреждения.
        — Туда! — крикнул я, но Асуна уже начала двигаться.
        Когда она приблизилась, призрак опустился с потолка. Она уже изучила особенности «Надоедливого духа» и держала рапиру в стороне, заманивая врага как можно ближе. Руки призрака - в основном голые кости - потянулись, чтобы схватить ее, но вспыхнул светло-зеленый свет.
        Скилл «Фолиум» был редкой атакой в категории рапир, и траектория его удара была необычной. Удар начинался от левого бедра вверх, затем в наивысшей точке удара рапира делала петлю и опускалась к правому бедру, рисуя фигуру похожую на строчную букву «і».
        Задача такого удара состояла в том, чтобы отразить нападение врага, и он не совсем подходил для попадания в конкретную точку. По крайней мере я так думал.
        — Tья!
        «Рыцарская рапира» вошла в правый бок призрака и прошла точно через отмеченную мною точку, после чего сделала петлю и вышла из левого бока. Должно быть, удар разбил слабое место, потому что последняя треть полосы HP призрака мгновенно опустела. Надоедливый дух издал отвратительный вопль и взорвался. Моя напарница, не сказав ни слова, выпрямилась и вложила меч в ножны. Я подошел к ней.
        — Эй, хороший удар. Прицел сработал? Или это?..
        — Па-чуу! — ответила она, чихая.
        С бледным лицом Асуна убрала рапиру и обняла себя руками за плечи.
        — Я… Мне так холодно…
        — Да, ты получила «Озноб». Он исчезает минут через пять, так что ты просто должна...
        — Па-чуу!
        Её повторное чихание заглушило мои слова. Асуна была бледной и вся дрожала. Даже зная, что это безвредно, я не мог ей не посочувствовать.
        В самом конце бета-версии мы пользовались «Кристаллами очищения», которые могли мгновенно отменить несколько дебаффов, включая и этот, но здесь, на шестом этаже, кристаллы только начинали выпадать и все еще были очень редки. Единственным способом отменить дебафф, был индивидуальный подход в каждом отдельном случае: зелье противоядия от яда, отмена проклятия в церкви и так далее.
        У «Озноба» тоже был свой способ излечения: можно было согреться у огня, но фонари и факелы не давали необходимого количества тепла. С другой стороны, в предыдущей комнате был камин, и мне пришло в голову, что он был там установлен специально для того, чтобы отменять дебаффы призраков. Однако это было немного не удобно. Хотя нет, это было очень неудобно.
        Вместо этого я открыл меню, чтобы использовать удобный, но несколько смущающий метод. Я достал толстое одеяло для кемпинга и накинул его на спину как накидку. Чтобы скрыть смущение от того, что я собираюсь сделать, я постарался переключиться на посторонние мысли: например, одеяло было очень тяжелым и неплохо бы использовать пуховик. Но, готов поспорить, что это будет довольно дорого. Я подошел к удивленно смотрящей на меня Асуне и со словами «прости меня» обнял её и завернул нас обоих в одеяло.
        Её тело мгновенно напряглось у меня под руками, и прямо в моем ухе раздался высокий хриплый голос:
        — Эй, что ты дела?.. Па-чуу!
        — Это самый быстрый способ отменить «Озноб». Просто потерпи еще двадцать секунд.
        Ледяной холод от ее тела начал просачиваться в меня, вызывая зуд в носу. Холод был просто виртуальным ощущением, создаваемым Нейрошлемом, а мое настоящее тело находилось в какой-то больничной палате с идеально контролируемой температурой, но я не мог не задаться вопросом, не вызывает ли чихание здесь чихание там...
        — Послушай, даже если это должно помочь отменить дебафф, если кто-то увидит нас в таком виде, то они сделают неправильные выводы…
        В тот момент, когда её голос затих, передающийся мне от её тела холод внезапно исчез. Я уже сталкивался с этим раньше: когда эффект «Озноб» проходил, он оставлял после себя приятное ощущение тепла во всем теле. Это было похоже на раздевание зимой в холодной раздевалке и последующее быстрое погружение в ванну с восхитительной горячей водой. Я не мог винить Асуну в том, что с её губ сорвался необычный стон.
        Взгляд Асуны расфокусировался и, судя по всему, она перестала замечать, что происходит вокруг. Однако она быстро взяла себя в руки, её глаза заморгали, и Асуна выскользнула из моих рук.
        — Хм, это было не… Это не…, — пробормотала она, плотно сжав губы, и отвернулась от меня, — я благодарна тебе за то, что ты снял дебафф. Но в следующий раз, будь добр, сначала объясни!
        — Я подумал, что если бы мне пришлось сначала объяснить, то это было бы вдвойне неловко, — сказал я, убирая тяжелое одеяло в инвентарь.
        К моему удивлению, Асуна просто сказала:
        — Похоже, что ты уже делал это раньше.
        — Да?! Ну, я знал об этом потому, что уже делал так в бета-версии... Но позволь мне сказать, что другим игроком был человек похожий на Вольфганга из «Отряда Бро»,только в два раза более волосатый.
        — Не знаю, хочу ли я увидеть такое, - сказала фехтовальщица с очень странной улыбкой на лице.
        По крайней мере её настроение улучшилось. Асуна обошла столовую, осмотрела стол и картины на стене, но ничего не нашла.
        — Судя по всему, наша битва с призраками была бессмысленной.
        — В этом вся суть квестов, — пошутил я в ответ, и наше обычное настроение вернулось.
        Мы вышли из столовой и вернулись в коридор. В кухне, кабинете и  спальне мы победили еще четырех Надоедливых духов, но так и не нашли ключевой предмет. Наконец мы добрались до последней двери. Асуна взялась за ручку и посмотрела мне в глаза.
        — Кирито, ты заранее знал, что мы ничего не найдем в первых пяти комнатах?
        — Я не мог этого знать. Как я уже говорил, в бета-версии этот предмет появлялся случайным образом в любой из шести комнат. Я уверен, что сейчас происходит тоже самое.
        — Ты говоришь прямо как NPC, — обвинила меня Асуна, что прозвучало довольно странно.
        Она открыла дверь: в ноздри ударил затхлый запах и я вспомнил, что последняя дверь вела в кладовую. Я последовал за Асуной, держа в руке фонарь. Это была самая маленькая из шести комнат, полная деревянных полок с ящиками, горшками и разными предметами быта.
        — Мы что, должны все это открыть?
        — Я бы не стал этого делать, — пробормотал я, проходя через лабиринт стеллажей в глубь комнаты.
        В самом конце комнаты вдоль стены стоял небольшой письменный стол, а на нем, словно специально там оставленное, что-то лежало и тускло блестело в свете фонаря. Это был большой ключ, покрытый за десятилетие толстым слоем пыли.
        — Ой! Это должно быть оно! — нетерпеливо воскликнула Асуна, подбегая к столу.
        Я попытался схватить ее за плечо, но моя рука ухватила лишь воздух.
        — Асуна, ноги!
        Когда я закричал, прямо под её ногой раздался треск. Колеблющийся свет фонаря осветил старую выцветшую кость. Асуна застыла в очень неестественной позе, а из стены за столом появился босс этого дома с привидениями. В отличие от предыдущих духов, этот Обиженный призрак был мужчиной. В очередной раз уровень моего знания английского языка не позволил мне точно понять, что означало имя призрака. Высокий, изможденный призрак был одет в широкую изодранную мантию, какую носили древние римляне, и размахивал своими причудливыми длинными когтями. Он настолько широко раскрывал рот, что его челюсть казалась вывихнутой.
        — Вууу! — заорал призрак.
        В то время, как  я потянулся к мечу за спиной, я подумал, что ситуация не очень хорошая. Призрак, конечно, не мог нанести нам урон, но у него было множество различных дебаффов, и если бы мы получили все их сразу, то для восстановления нам потребовалось бы довольно много времени. Это было не страшно, но я боялся потерять прогресс, которого мы добились в борьбе со страхами Асуны перед призраками. Я хотел привлечь его внимание к себе, но ограниченный пространством в четыре фута между каменной стеной слева и деревянными полками справа, я с трудом мог размахнуться мечом, не говоря уже о том, чтобы поменяться местами с Асуной.
        — Асуна, перегруппируемся в коридоре! — закричал я, снова потянувшись к ее плечу.
        Но прежде, чем её коснуться, я услышал голос, гораздо более сильный, чем ожидал:
        — Кирито, я могу сломать кости на полу?!
        — Наверное, но звучит жутковато.
        — Поняла! — закричала она, занимая атакующую позицию и разбрасывая лежащие на полу кости.
        Асуна вытащила свою рапиру и ударила приближающегося Обиженного призрака серией из пяти очень быстрых ударов. Все удары были нацелены в центр его груди, и, хотя первые четыре и не произвели большого эффекта, пятый снял около пятнадцати процентов HP призрака. По всей видимости, эльфийский клинок попал в уязвимое место, которое было в том же месте, где и у прежних врагов.
        — Бааа! — закричал от ярости призрак и поднялся к потолку.
        Пытаясь нас обмануть, он начал двигаться восьмеркой, однако в ограниченном пространстве у него это плохо получалось. С облегчением я понял, что рапирой его будет легче достать, что позволит снести его HP намного быстрее...
        — Мне надоели все эти призраки! — прокричала Асуна и вскочила на письменный стол.
        Чуть не сбросив ключ, она подпрыгнула еще выше. В самой высокой точке  прыжка она активировала скилл «Падающая звезда». Серебристый визуальный эффект возник на острие рапиры и распространился на все тело Асуны, создавая невидимую движущую силу. Издавая прерывистый звук, рапира взметнулась к потолку и высекла на груди призрака квадрат, пробив в его прозрачном теле огромную дыру. Я был впечатлен: рапира, усиленная скиллом, смогла поразить цель на гораздо большем расстоянии. Возмущенный призрак издал отвратительный крик и пропал, а наконечник «Рыцарской рапиры» воткнулся в потолок, вызвав вспышку пурпурного света.
        Активация скилла в воздухе была высокотехничным приёмом, который, по сути, позволял совершить двойной прыжок, но у него были и недостатки. Ели вы прыгнули выше, чем планировали, то могли получить урон от падения, а если вы столкнетесь с препятствием -  получите урон от столкновения. Так как мы были в городе, то было невозможно потерять HP при ударе о стену или потолок, но мне казалось, что я не могу стоять и смотреть, как моя спутница неуклюже падает на пол.
        Поэтому я сделал два шага вперед, оценивая куда упадет Асуна, и протянул руки. Я не был полностью уверен в своей силовой характеристике или в своем несуществующем навыке ношения грузов, но мне удалось поймать ее в свадебном стиле. Когда я взглянул на неё, то увидел смотрящие на меня огромные карие глаза. Я думал, что Асуна была немного ошеломлена падением, но, похоже, это было не так. Её рот несколько раз открылся и закрылся, прежде чем она наконец прошептала:
        — Спасибо.
        — Пожалуйста.
        Я поставил её на ноги, и мы оба почему-то глубоко вздохнули. Это был интересный опыт, но в настоящий момент квест с привидениями был завершен.
        — Ты победила босса, поэтому именно ты должна взять ключ, — сказал я.
        Девушка пошла к письменному столу, но остановилась и посмотрела вниз на кости, которые она разбросала всего несколько минут назад. Асуна повернулась ко мне и заговорила:
        — Эй, это ведь кости не Питагрюса?
        — Что? О, нет, это не они. Помнишь,  убив Питагрюса, чтобы стать повелителем Стахиона, Сайлон похоронил его тело во дворе позади особняка?
        — Тогда чьи эти кости?
        — Хм...
        Над ответом нужно было подумать. Поскольку я уже рассказал финал, выстраивание в порядок деталей и поворотов истории становилось довольно сложным делом.
        — Мы пропустили этот шаг, но помнишь, как я рассказывал о правильном порядке поиска кода для замка входной двери? — спросил я.
        — Конечно. Мы должны вернуться в Стахион и посмотреть на картину в кабинете Лорда.
        — Именно. И мы поймем, что картина - это намек, когда Сайлон попытается её спрятать. Именно это подскажет нам, что Сайлон знает, что код этого замка скрыт в картине.
        — Да, я понимаю… Но какой в этом смысл? Если он знает код для открытия этого дома, почему Сайлон не придет и сам не исследует это место? Тогда он найдет этот ключ, который ведь от того места, где находится золотой куб?
        Я был впечатлен скоростью мышления Асуны и ее способностью экстраполировать полученную информацию.
        — Неплохо подмечено. Однако причина, по которой он не может этого сделать, заключается в том, что Сайлон знает код, но не знает, где его использовать.
        Единственным человеком, который знал про второй дом Питагрюса, был бармен, кафе которого он посещал. И это последний человек, с которым мы разговаривали в Стахионе. Питагрюс держал это место в секрете от всех, включая своих учеников и слуг.
        — Но почему?
        — Ты узнаешь, если посмотришь книги в кабинете.
        — Фууу, — поморщилась Асуна.
        В любой фэнтазийной RPG книги были важным элементом в оформлении интерьера. В доме должна быть книжная полка, а на книжной полке должны быть книги. Но книги - один из худших врагов игрового дизайнера. В отличие от мебели или посуды, книги делает важными их содержание. А наполнить огромное количество игровых книг осмысленным содержанием практически невозможно. Таким образом, в большинстве игр либо делают невозможным взятие книг с полки, либо предоставляют доступ только к нескольким книгами с возможностью просмотра нескольких страниц.
        Но SAO, вероятно, благодаря какой-то разработке Акихико Каябы, смело оспорило это ограничение. Все книги в этом мире были полностью функционирующими, их можно было взять с полки, а все страницы были отпечатаны. По всей видимости, доступ к книгам обеспечивался через внешнее хранилище, поскольку почти все книги содержали тексты классических книг на оригинальных языках, которые по состоянию на 2024 год были в свободном доступе. Таким образом, игроки имели доступ к огромному количеству книг, но читать их было слишком сложно. Ходили слухи о том, что здесь встречались и японские книги, но я их никогда не видел.
        Было странно думать, что книги, написанные на реальных языках, стоят на полках в мире, в котором есть эльфы, гномы и им подобные. Но если вы продолжите этим заниматься, то вам придется задуматься и над тем, почему не игровые персонажи говорят на японском. Именно поэтому, несмотря на то, что книгу можно взять и просмотреть ее содержание, мысль о проверке множества книг заставила Асуну застонать.
        — Я увидела достаточно кириллицы и арабского алфавита, чтобы мне хватило этого на всю жизнь, — проворчала она.
        — А мне нравится. Греческая литература прямо создана для меня... Прости, прости, это просто шутка, — добавил я, когда увидел взгляд, которым она  меня одарила.
        — Большинство книг в квесте именно такие, как ты и ожидаешь, но среди них есть и руководства по решению головоломок. Другими словами, «Король головоломок» Питагрюс хранил свои секретные книги с решениями головоломок предыдущих лордов и своих собственных здесь, в своем тайном доме. Но если бы мы попытались их прочитать, мы бы их не поняли.
        — Да, понимаю… Я ненавижу плохо говорить о мертвых, но он выглядит жадным. Может быть, если бы он позволил своим ученикам читать эти книги, то смог бы выжить, — сказала Асуна, печально качая головой, и посмотрела на кости на полу, — Итак… чьи это кости?
        — Это помощник Сайлона. Как и мы, он услышал о втором доме в баре и зашел так далеко, используя полученный у Сайлона код. Но призраки убили его прежде, чем он смог вернуться, и все рассказать своему хозяину.
        — Подожди, ты имеешь в виду, что человек, который здесь умер, не был тем духом, с которым мы только что сражались?
        — Тогда, в других комнатах, где мы тоже нашли призраков, также должны были быть кости. Я думаю, что когда дом оставлен без присмотра и разрушается, то призраки заводятся в нем естественным образом.
        — Если я когда-нибудь куплю здесь дом - буду убирать его каждый день. И тебе нельзя будет в нем мусорить.
        — Хорошо-хорошо… — пробормотал я, но затем замолчал.
        Хм… Какую ситуацию она рассматривает в этом сценарии?
        Когда я начал размышлять над её словами, Асуна растерялась, и её белая кожа мгновенно покраснела.
        — Нет!!!
        — Все нормально? — спросил я, пораженный ее внезапной вспышкой.
        Она схватила меня за левое плечо и продолжила:
        — Это не то! Это точно не то!!!
        — Хорошо.
        Я не был уверен, что это было за «то», но лазеры, стрелявшие в упор из ее глаз, убедили меня, что я должен сказать, что все понял. Асуна фыркнула, отпустила мое плечо и повернулась к столу. Она выхватила ключ и раздраженно обернулась.
        — Это нужный нам предмет?
        В левой части моего обзора обновился журнал квестов и я ответил:
        — Да.
        — И какую дверь он открывает?
        — Не знаю.
        — Ты не знаешь?..
        — Единственный, кто это знает, - тот, кто спрятал Золотой куб и оставил ключ на этом столе.
        — Значит, мы должны найти этого человека, — сказала Асуна, выглядевшая несколько удрученной. Но она быстро пришла в себя, открыла игровое меню и, положив ключ в инвентарь, продолжила: — Скоро десять часов. Займемся этим завтра.
        — Согласен. Или... Я бы… Но... — начал я, очень тщательно обдумывая, на сколько я могу испортить впечатление от квеста, — скоро кое-что произойдет, и это тебя удивит. Но никакой опасности для жизни нет. Другими словами, потери HP не будет. Так что реагируй спокойно.
        — Что ты имеешь в виду? Что должно случиться?
        — Слушай, я бы не хотел испортить тебе лучшую часть квеста. Просто думай об этом как об американских горках и наслаждайся поездкой.
        — Это заставляет меня ожидать чего-то нехорошего, — заворчала Асуна и оглянулась по сторонам.
        Вокруг были стены и полки. В конце концов, она собралась духом, закрыла меню и, схватив меня за плечи, развернула в противоположном направлении.
        — Иди первым.
        — Понял.
        Я знал, что порядок, в котором мы пойдем, никак не повлияет на то, что произойдет дальше. Поэтому я подавил улыбку и пошел назад тем же путем, которым мы пришли.
        Мы вышли из лабиринта полок и дошли до двери. Выйдя в темный коридор, я посмотрел через плечо на нервное выражение лица Асуны и направился к далекому выходу. Слева от нас были двери в комнаты, которые мы уже обыскали, и вскоре свет от фонаря в моей левой руке достиг прихожей. Это была практически отдельная комната, и свет не проникал в её углы. Когда мы вошли, я не мог не волноваться, даже зная, что мы были в безопасности, и переживая это во второй раз. Внезапно появился шипящий звук, и облако ядовитого зеленого дыма заволокло все вокруг.
        Обычно есть шанс избежать отравленный дым, просто задержав дыхание, но, поскольку это было сюжетное событие,  этот способ не работал. Позади меня закричала Асуна, и я повернулся, чтобы взять её за руку и успокоить. Вскоре дым достиг уровня наших лиц, и в тот момент, когда я почувствовал его едкий запах, мои ноги онемели, и мы упали на пол. Полоски нашего HP, которые были расположены в верхнем левом углу поля зрения, были окружены рамкой цвета дыма. Это указывало на то, что мы в состоянии паралича. Но если при обычном параличе все еще можно было использовать правую руку (совсем немного), то сейчас мы были совершенно неспособны двигаться и даже говорить. К счастью, чувство осязания было нетронуто, и через кожу Асуны я пожелал ей успокоиться.
        Через тридцать секунд газ полностью исчез, и его источник стал виден в свете фонаря, который теперь лежал на полу. Это был маленькая баночка с символом черепа на боку. В этот момент раздались приближающиеся шаги двух человек. В углу прихожей появились двое мужчин в одинаковых плащах с капюшонами: большой и маленький. Я мог сказать, что это были мужчины, только потому, что уже знал, кто они такие. Под глубокими капюшонами были видны странные кожаные маски, которые закрывали их лица.
        Громила остановился посреди комнаты, а меньший подошел к нам и поднял баночку. Он убрал её в карман плаща и снял капюшон с маской, которая явно защищала его от газа.
        — Ооо! — услышал я вздох Асуны.
        В оранжевом свете фонаря были видны впалые щеки, лысеющая голова и внушительная борода Сайлона - Лорда Стахиона.
        — Ну, хорошо… Я очень удивлен. Не думал, что ты найдешь убежище Питагрюса так быстро. Мне потребовалось много лет, чтобы найти его, так как я не ожидал, что оно будет в Сурибусе, а не в Стахионе.
        Он театрально покачал головой и посмотрел мимо меня вдаль  коридора.
        — Меня интересует секретная формула, которую он так скрывал в своих головоломках, но начну я с…
        Его ботинки прошли мимо меня и направились к Асуне. Благодаря ловкости его рук или просто ради развития сцены, золотой ключ оказался у него в ладони, хотя должен был в безопасности лежать в её инвентаре. Разглядывая мелкие детали ключа, Сайлон заговорил:
        — Я надеялся, что найду куб здесь, но у меня есть идея, от какой двери этот ключ. Конечно же, предмет, который я ищу, будет там, — сказал он, и его уныние превратилось в приятную улыбку. Он спрятал ключ в плащ и погладил длинную бороду.
        — Вы проделали очень хорошую работу. Обычно в таких случаях я на этом прощаюсь, но у меня есть для вас еще одна работа. Вы не возражаете, если я снова попрошу вашей помощи?
        Он вытянул левую руку и щелкнул пальцами. Громила в маске, который до сих пор не проронил ни слова, подошел и вытащил из-под плаща большой мешок. Он опустился на колени, схватил меня за воротник необычайно большой ладонью и, легко подняв, бросил меня в мешок. Я уже проходил это раньше, но в бете я выполнял квест самостоятельно. Интересно, когда в группе два человека, они принесут два мешка или просто?..
        Я получил ответ на свой вопрос, когда мешок снова открылся и моя спутница упала на меня. Если бы я мог говорить, то ойкнул бы от удара. Конечно, Асуне вряд ли это понравится, но ей придется потерпеть ради получения квестового XP.
        Через плечо Асуны, я увидел Громилу, который заглядывал в мешок. Посмотрев на нас, он завязал горловину, и больше мы ничего не видели. Я почувствовал, как мешок закинули за спину, и он закачался в ритме шагов. Послышались звуки открывания и закрывания дверей. Сквозь тяжелую мешковину я услышал слабый шум реки и далекую музыку NPC-музыкантов.
        В это время в Сурибусе многие игроки ужинали и ходили по магазинам. Нас похитили и несли прямо через город, что было довольно смелым решением для квеста. Мешок был достаточно большим для нас двоих, но, что случится, если квест будет выполнять полная группа из шести игроков? Прежде, чем я смог что-то придумать, последовал сильный удар, и мы перестали качаться. Я услышал звуки дыхания лошади, и судя по всему, нас погрузили на сиденье коляски. Через несколько мгновений коляска снова закачалась: вероятно, Громила и Сайлон тоже сели. Раздались щелканье кнутов, стук копыт и грохот колес - коляска медленно поехала по прибрежной дорожке.
        Паралич по-прежнему мешал мне двигаться и говорить, но я чувствовал себя неплохо, зная, что мы возвращаемся в Стахион на бесплатном такси. Проблема заключалась в том, что я понятия не имел, что думала обо всём этом лежащая на мне Асуна. Вероятно, когда мы снова сможем двигаться, она будет кричать на меня за то, что я не предупредил её о таком развитии событий. Хотелось бы верить, она поймет, что я просто пытался сохранить для неё такой сюрприз.
        Через несколько минут коляска оказалась за городом, и дорога под колесами превратилась из брусчатки в грязь. До Стахиона была миля пути без мобов, а это значит, что поездка займет всего пять минут. Естественно, по приезде в город квестовые события продолжатся, так что пройдет еще минут тридцать, пока мы полностью не вернем себе свободу. Поэтому заночуем мы в Стахионе, а не в Сурибусе...
        Внезапно лошадь заржала, и коляска резко остановилась. Я широко раскрыл глаза, так как это было единственное, что я мог сделать. Однако из мешка ничего не было видно.
        — Кто здесь?! Я Сайлон, Лорд Стахиона!
        Послышался звук удара, лошадь снова заржала и дернулась. Мешок с нами выпал из коляски и приземлился на короткую траву. Я бы закричал, если бы мог. Удар приоткрыл горловину мешка, что дало нам возможность выглянуть наружу. Стоя в коляске Сайлон сражался на мечах с бандитом в черном капюшоне, а недалеко от него Громила в кожаной маске бился с еще одним бандитом. Маркеры Сайлона и его помощника были желтыми, а маркеры бандитов оранжевыми.
        Этого события не было в бета-версии. В том, что квесты отличались, не было ничего не обычного, но это означало, что мои знания больше не помогут. Нам все еще нужно ждать, пока паралич не исчезнет, но как только это произойдет, нас могут попросить выбрать между Сайлоном или бандитами, а могут просто предложить убежать...
        — ... !!
        Мне показалось, что я чувствую напряжение Асуны, которая дышала тяжелее, чем обычно. Через мгновение я понял почему: Когда мы сражались с Лесными эльфами, которые были не игровыми персонажами, их маркеры были красными, как и у мобов. Но у бандитов в черных капюшонах, сражавшихся с Сайлоном, маркеры были оранжевыми. Цвет преступников. Это были не NPC. Это были игроки.
        Когда меня осенило, бандит, сражавшийся на коляске, использовал скилл и безжалостно свалил Сайлона. Сила удара откинула капюшон и обнажила его лицо. В бледном лунном свете засверкала серебряная кольчужная шапка с оборванным краем, а под ней - большая насмешливая улыбка. Я знал это лицо. Сейчас у него был меч, но я бы никогда не принял его за кого-то другого. Этот топорник вызвал меня на дуэль на третьем этаже с целью убить меня... Это был Мортэ.
        Парализующий яд Сайлона лишь обездвиживал тело и никак не влиял на мозг игрока, однако несколько мгновений я не мог ни о чем думать. Наконец в моей голове начали появляться вопросы, а затем и ответы. Они были мимолетны, как пузыри, которые поднимаются и лопаются.
        Чем занимаются Мортэ и его друг? ...Это очевидно. Они точно не спасают меня и Асуну от Сайлона. Как раз наоборот - они хотят использовать наш паралич, чтобы убить нас. Тогда, как они узнали, что мы будем парализованы и окажемся в этом месте именно в это время? Они все время следили за нами? Нет. Мортэ был бета-тестером, как и я. Он знал все о квесте «Проклятие Стахиона», и он знал, что если сделать ставку на дом Питагрюса, то в конце концов он увидит меня и Асуну.
        Но ответа на третий вопрос не последовало. Было вполне возможно вмешиваться в выполнение квеста другим игроком, если это происходило на общих локациях, и я испытал это на себе и в других играх еще до SAO. Но мне даже в голову не приходило, что может произойти нечто подобное.
        Сайлон упал на сиденье коляски, и его безоружные руки протянулись к атакующему:
        — Убийство Лорда тяжкое и ужасное преступление! — закричал он. — Вас никогда не пустят в Стахион или в любой другой город!
        Я не мог сказать, были ли эти слова частью одного из шаблонов диалогов Сайлона или чем-то спонтанным, что он придумал, столкнувшись с возможностью неожиданной смерти. В любом случае, его угроза не повлияла на Мортэ. Тот сделал два шага вперед и, все еще улыбаясь, сменил оружие на одноручный топор, которым нанес резкий удар по голове Сайлона.
        Панель HP, под маркером с именем САЙЛОН, опустилась до нуля. Лорд Стахиона медленно покачнулся назад и со все еще протянутой правой рукой выпал из коляски. Его тело упало прямо перед нами - наступила неестественная тишина и Сайлон разлетелся на крошечные синие осколки.
        Как и следовало ожидать от Лорда, после него осталось несколько золотых и серебряных монет, которые зазвенели, разлетаясь по земле. Именно из-за этой прибыли многие превращались в оранжевых игроков, но Мортэ совсем не обратил на них внимания. Стоя в коляске, он смотрел на нас. Его глаза были скрытый под краем прически, но улыбка на тонких губах стала еще шире.
        В этот момент другой бандит в капюшоне, сражавшийся с Громилой с другой стороны коляски закричал:
        — Эй, если ты покончил со стариком, помоги мне! Эта толстая задница довольно высокого уровня!
        Я напряг глаза, насколько только мог, и увидел, как огромные кулаки Громилы, обтянутые кожаными ремнями и усеянными металлом, били игрока в капюшоне, который довольно ловко уворачивался. В руке у бандита был тонкий кинжал, и это подсказало мне, что именно он встречался с Мортэ в катакомбах на пятом этаже. Если здесь были эти двое, то, возможно, поблизости находился и глава банды ПК - Человек в черном пончо. Он пытался убить меня во время шоу фейерверков, но здесь я его пока его не увидел.
        Игрок с кинжалом умело избегал ударов Громилы и бил в ответ, но  держался на расстоянии и не подходил достаточно близко - поэтому и не мог нанести большой урон. На данный момент нашей единственной надеждой оставался Громила, который засунул нас в этот мешок. Если он сможет продержаться еще несколько минут даже с участием Мортэ, то мы с Асуной сможем оправиться от нашего паралича. Но…
        — Извини, я сейчас занят. Если ты не можешь его завалить, то уведи в лес и потеряй его там, — приказал Мортэ и повернулся к нам.
        Его партнер был недоволен, но было очевидно, что Мортэ занимал более высокое положение в банде. Вместо этого он заорал на Громилу, чтобы тот последовал за ним, и помчался в густой лес с южной стороны дороги. Громила в кожаной маске издал приглушенный рев и потопал за ним.
        Когда две пары шагов затихли, наступила полная тишина. По какой-то причине даже обычные звуки ночных насекомых и крики сов полностью исчезли. Когда Мортэ спрыгнул с сиденья коляски, в этой тишине раздались легкие шаги. Топор, которым он убил Сайлона, лежал на его плече, и он, небрежно перешагнув через разбросанные по земле монеты, направился к месту, где лежали мы с Асуной.
        — Так-так-так... Я ждал тебя, Кирито. У меня было чувство, что ты возьмешь квест Лорда, но я не был уверен, хочу ли ходить за тобой с самого его начала. Вместо этого, начиная с прошлой ночи, я просто сидел и наблюдал из гостиницы за домом Питагрюса. И наконец…
        Мортэ слегка смутился, почесал затылок тыльной стороной топора и продолжил:
        — Босс всегда говорит мне, что я должен остерегаться слишком длинных разговоров, но, похоже, это вряд ли можно изменить. С другой стороны, будет ужасно, если вы оправитесь от своего паралича, пока я тут болтаю. Поэтому, боюсь, пришло время прощаться. Он со свистом крутанул пальцами топор и пошел в нашем направлении.
        В этот момент зеленая рамка вокруг полосок нашего HP начала мигать. Оставалось тридцать секунд до прекращения действия дебаффа, но, чтобы убить беззащитного игрока, ему потребуется всего пять секунд.
        Асуна лежала на боку спиной ко мне, поэтому я не видел ее лица. Я не мог сказать ей ни слова. Не мог взять за руку. Вся эта ситуация возникла только из-за моей неосторожности. Я знал, что нас вывезут из города в совершенно беспомощном состоянии, и я должен был понять, что это сделает нас уязвимыми для ПК. И даже если бы я этого не понял, то, возможно, Асуна была бы достаточно наблюдательной, чтобы заметить мою глупость, если бы она не была так удивлена неожиданными сюрпризами.
        Шаги звучали все ближе.
        Дебафф еще не прошел.
        Мое сердце колотилось.
        Это не было исключительно виртуальным ощущением. Я знал, что, где бы я ни был в реальном мире, мое сердце там тоже колотилось. Мой разум ускорился, и время прошло медленнее, чем обычно, так как мой мозг на огромной скорости перебирал всевозможные варианты.
        Я видел каштановые волосы Асуны, зеленую траву, темно-синий лес на заднем плане и россыпь предметов, которые выронил Сайлон после своей смерти: золотые и серебряные монеты, странные мешочки, довольно дорого выглядящий длинный меч, кожаная маска, железный ключ, золотой ключ и маленькая баночка. В мозгу блеснула быстрая как молния идея. В настоящий момент я не мог двигать руками или ногами. Но были две вещи, которые я мог сделать: я мог смотреть и дышать.
        Мортэ зашел мне за спину и остановился в полутора футах позади меня. Я лежал на боку, и, хотя не мог видеть его напрямую, черная тень с занесенным высоко над головой топором легла на землю передо мной.
        В этот момент я резко выдохнул воздух, который задержал сжатыми губами. Я целился в маленькую баночку, которая стояла примерно в трех футах от меня. На её боку был нанесен символ черепа - именно её использовал Сайлон, чтобы нас парализовать. В момент выпадения баночка должна была повторно инициализироваться в свое начальное состояние: то есть стать закрытой и полной.
        Баночка была всего два дюйма в высоту, но поток выдыхаемого здесь воздуха имел повышенную силу. На четвертом этаже мы могли сбивать своим дыханием фрукты, однако я не был уверен, смогу ли опрокинуть банку. Однако, к моему удивлению, в это же время на неё обрушился еще один поток воздуха: Асуна пришла к такой-же мысли и пыталась сделать то же самое.
        Маленькая банка качнулась от двух потоков воздуха. Она качнулась назад, наклонилась вперед и упала. Крышка, которая просто лежала на горлышке, скатилась на землю, и из баночки вырвался мощный поток отравленного зеленого дыма. Я глубоко вдохнул чистый воздух и задержал дыхание. В это мгновение нас окутал дым, и все позеленело. Я услышал кашель и почувствовал, что Морт спешно удаляется. Мигание зеленой рамки вокруг моего индикатора HP становилось все быстрее и быстрее.
        В Айнкраде, благодаря повышению двух характеристик разных типов, можно было получить такую физическую силу и скорость, которые были бы невозможны в реальной жизни. Но в VRMMO с полным погружением все же было несколько особенностей, напрямую связанных с нашими физическими телами. Одной из таких особенностей был объем легких. Если ваша голова оказывалась под водой, то игра присваивала вам статус «Утопающий», но до тех пор, пока вы задерживаете дыхание, потеря HP не происходила. Так как дыхание было связано не только с аватаром, но и с физическим телом, это означало, что игроки, которые имели большой объем легких в реальном мире, могли находиться под водой дольше. Это относилось и к задержке дыхания в ядовитом газе.
        В начальной и средней школе, я мало занимался спортом, так что был уверен, что объем моих легких небольшой, однако газ Сайлона продержался в доме с привидениями только тридцать секунд, и я знал, что смогу столько продержаться. Проблема заключалась в том, сколько времени оставалась у нашего паралича, и сможет ли Мортэ продержаться тридцать секунд.
        С распыления газа прошло пять... шесть... семь секунд, и в этот момент, значок дебаффа исчез. Чувства мгновенно вернулись к моему телу, и я вскочил, оттолкнувшись от земли левой рукой и потянувшись правой к мечу.
        В этот момент Мортэ бросился на меня сквозь ядовитую завесу. Газ был настолько плотный, что я видел только мутные очертания врага. Тоже самое видел и Мортэ, но удар, который он нанес, прорезая топором дым, был нацелен мне точно в лицо. Если бы я блокировал летящий в меня топор ударом меча, то не смог бы полностью погасить силу его удара. К тому же у меня не было времени ударить, полусидя на земле. Мне оставалось только упереть щеку клинка в ладонь левой руки и поставить мечом двуручный блок.
        Топор Мортэ врезался в боковину «Вечернего меча», выбив такие яркие искры, что они ослепляли даже в густом дыму. Удар был настолько сильным, что я немного боялся, что мой меч может сломаться. Но легендарный клинок клана Йофилис доблестно выстоял, а отдача отодвинула Мортэ немного назад. Я вскочил и с глухим ревом активировал левой рукой скилл рукопашного боя «Внезапный удар». Окутанный красным свечением кулак рванулся вперед, и Мортэ заблокировал его сжатым кулаком своей правой руки. Но этого было недостаточно, и он зашатался, потеряв равновесие. Я застыл в паузе после применения скилла, но из всех известных мне приемов у «Внезапного удара» была самая короткая задержка. Когда менее чем через секунду я смог двигаться, Мортэ все еще шатался. Справа он был защищен серьёзно выглядящим топором, но его левый бок был беззащитным. Лучший способ нанести ему удар - использовать скилл «Горизонталь».
        Стоп. Когда я сражался с Мортэ в лагере Лесных эльфов на третьем этаже, он тоже использовал быструю смену оружия, чтобы сменить меч на топор. Но вместе с топором, он использовал круглый щит. Однако теперь его левая рука была пуста. Он изменил свой стиль? Зачем? Чтобы заставить меня думать, что его левая рука была пуста! Я стиснул зубы и прекратил активацию скилла, которую уже начинал, отводя назад свой клинок. В тот же момент левая рука Мортэ дернулась, и что-то полетело мне в лицо. Нечто пронзило ядовитый газ и столкнулось с моим мечом, который я еле успел поднять. Судя по силе удара и громкому металлическому лязгу, это был метательный дротик. Вероятно отравленный. Когда я приготовился защищаться, Мортэ уже избавился от задержки, но он предпочел отступить, а не контратаковать. Он отскочил назад, и я последовал за ним, стараясь помешать ему воспользоваться метательным оружием еще раз.
        Вокруг нас уже не было ядовитого газа, поэтому я выдохнул и глубоко вдохнул свежий воздух. В пяти ярдах от меня Мортэ тоже вздохнул и улыбнулся широкой ликующей улыбкой.
        — Ха-ха! Молодец, Кирито! Не могу поверить, что ты все отбил.
        — И где же ты взял отравленные дротики? — спросил я его.
        Говоря это, я взглянул на отражение в полированном клинке «Вечернего меча», чтобы увидеть, что происходит сзади меня. Асуна должна была прийти в себя в то же время, что и я, но она все еще не вышла из зеленого дыма. Иконка дебаффа исчезла с полоски её HP, так что я знал, что она не получила новую дозу яда, но я не понимал, почему она до сих пор не двигалась.
        — Ну, если бы я сказал, ты бы тоже их захотел. Удивительно, насколько полезными могут быть эти штуки, — вздохнул Мортэ и достал из своего пояса новый дротик.
        Яды в SAO - а особенно парализующие яды - были невероятно опасны, и то, что нас чуть не убили, пока мы были парализованы, в очередной раз это подтверждало. По этой причине игрокам было сложно их найти. Мало того, что было достаточно проблематично создать парализующий яд даже с высоким уровнем умения «Смешивание», но и просто нанести его на любое оружие было невозможно. Само лезвие должно было обладать крайне редким атрибутом «Токсичность», но я еще никогда не видел такого оружия. Человек в черном пончо, босс Мортэ, утверждал, что нож, который он приставил к моей спине, был усилен параличом пятого уровня и ядом пятого уровня, но позже я обнаружил, что это был просто блеф. Но четырехдюймовый дротик, который Мортэ держал в руке, отражал свет луны маслянистым блеском. Он отказался от щита, чтобы иметь возможность скрытно атаковать этим оружием, так что, эти дротики точно были отравленными. Что бы он не предпринял, я точно не позволю ему ударить меня таким оружием. К счастью, дротики изначально были одноразовым оружием и продавались комплектами по три штуки. Первый, который бросил Мортэ, отправился
куда-то в лес, поэтому у него осталось еще два. Если бы я мог убрать их из нашего уравнения, то у меня появилось бы преимущество.
        Взгляд Мортэ немного изменился. Он выставил свой топор вперед и спрятал за ним метающую руку. Я держал свой меч на среднем уровне, готовый уклониться в любую сторону. Позади меня все еще клубился ядовитый газ. Когда нас отравил Сайлон, газ продержался только тридцать секунд, поэтому я предположил, что и сейчас будет также. Но что, если продолжительность действия газа была специально уменьшена для квестового события, а в случае применения его игроком, время действия было больше? А если это продлится две минуты или даже одну? Я не был уверен, что Асуна сможет так долго задержать свое дыхание. Но если паралич исчез, почему она не выходит из дыма? Как только я начал волноваться по-настоящему, издалека послышался визг:
        — Фу! Наконец-то я от него избавился! Эй, ты там уже закончил?
        Второй игрок в капюшоне, который увел NPC в лес, вернулся раньше, чем я ожидал. Я заскрежетал зубами, а улыбка Мортэ вернулась. Если у Асуны были какие-то проблемы и она не могла встать, то, защищая её мне, придется сражаться против двоих. На самом деле, её жизнь была главным приоритетом, поэтому в случае необходимости я был готов пожертвовать собой ради того, чтобы она могла сбежать.
        На поверхности клинка - импровизированном зеркале заднего вида - я увидел темную фигуру в капюшоне, обходящую ядовитое облако на большом расстоянии.
        — Черт, он еще жив? Откуда взялся этот дым? Мы ведь не должны были его использовать.
        — Это не я. Кирито нашел способ активировать предмет выпавший из NPC, — со смехом ответил Мортэ.
        Второй капюшон театрально щелкнул языком.
        — Настоящая боль в заднице. С другой стороны, может, мне и повезло: теперь я смогу кого-нибудь прикончить. Я до сих пор в ярости от того, что у меня украли сильварическую рапиру на пятом этаже. Эй, а где девчонка?
        — Кажется, она все еще парализована в облаке дыма.
        — Отлично. Тогда давай сначала убьем битера, — сказал Капюшон номер два и снял с талии сверкающий кинжал.
        Пока эти двое разговаривали, я молчал, но в тот момент, когда они упомянули Асуну, я почувствовал, как моя кровь закипела, и чуть не рванулся в атаку. Но я понимал, что как только повернусь спиной к Мортэ, он тут же метнёт в меня дротик. «Полуночное пальто», которое я улучшил в лагере Темных эльфов, было все еще достаточно хорошим, чтобы использовать его на шестом этаже, несмотря на то, что это был бонус, полученный за последний удар при прохождении Босса первого этажа. Проблема заключалась в том, что, как и вся неметаллическая броня, пальто было уязвимо для колющих атак. Это было незначительной проблемой в Айнкраде, где не было луков и стрел, но наряду с копьями, пиками и одноручными стилетами метательные дротики очень хорошо подходили для пробивания такой защиты
        Я должен как можно быстрее победить Мортэ и не дать ему воспользоваться дротиками, а потом заняться его товарищем. Это был единственный выход из сложившейся ситуации. Однако, учитывая дуэльные способности Мортэ, которые с нашей последней встречи, наверняка, только улучшились, смогу ли я на самом деле одолеть топорника? Даже если я обладаю силой и техникой для этого, смогу ли я пересечь последнюю черту? В отличие от реального мира, до тех пор, пока у вас на индикаторе остается хоть один пиксель здоровья, вы можете полноценно сражаться. Таким образом, единственный способ гарантировать его нейтрализацию без яда или ловушек - это снизить его здоровье до нуля. То есть, убить его.
        Поскольку Мортэ и его друг с кинжалом напали на Сайлона и его помощника, их игровые маркеры стали оранжевого цвета - цвета преступников. Будучи зеленым игроком, я мог атаковать их без страха тоже стать оранжевым. И все это происходило по правилам игры. В настоящий момент SAO была смертельной игрой, и потеря вашего HP означала, что Нейрошлем сожжёт ваш мозг интенсивными микроволнами. Если я убью Мортэ и его друга здесь, то я убью их и в реальном мире. Убийство в игре стало теперь настоящим убийством. Смогу ли я сделать это?
        Преступники интуитивно почувствовали мою нерешительность, и Мортэ зашипев рванулся вперёд. Я отпрыгнул влево, чтобы уйти с его пути и держать игрока с кинжалом на виду. Но Мортэ это просчитал и, повернувшись в том же направлении, сильно ударил топором.
        Пока он держал в левой руке отравленный дротик, то считался вооруженным двуручным оружием и не мог использовать скиллы для одноручного оружия. Но одноручный топор Мортэ обладал силой, которую нельзя было игнорировать, даже если он будет использовать только обычные удары. В отличие от «Закаленного клинка», с его большим весом и прочностью, «Вечерний меч» был очень острым, но легким и мог не выдержать мощных ударов. Поэтому техника моей защиты должна быть тщательно подобрана под его свойства.
        Когда я приземлился, то резко откинулся назад, и толстое лезвие топора со свистом пролетело там, где только что была моя шея. Инерция удара была настолько велика, что Мортэ провернулся на месте и оказался ко мне спиной. Несмотря на моё положение, я мог бы напасть на него и из этой позиции, но Капюшон номер два налетел на меня со своим кинжалом. Если они окружат меня на открытым пространстве, то в конце концов я получу удар отравленным дротиком. Мне нужно заманить их в лес на северной стороне дороги, чтобы я мог встать спиной к дереву. Я согнул колени, готовясь снова отпрыгнуть.
        В этот момент за спиной Второго капюшона из зеленого облака дыма показалась фехтовальщица в тёмно-красном плаще с капюшоном и серебряной рапирой в руке. На её лице была чудовищная кожаная маска-противогаз, которой Сайлон пользовался в доме Питагрюса и которую он выронил после своей смерти. Именно поэтому Асуна смогла более минуты прятаться среди газа. Ни Мортэ, который пытался развернуть свой топор в мою сторону, ни Второй капюшон её не заметили. Асуна могла использовать это преимущество, ударив скиллом в беззащитную спину Второго капюшона. Но вопрос был в том, сможет ли Асуна, которая никогда не участвовала в смертельных дуэлях, сделать это? Если во время активации Асуна промедлит хотя бы мгновение, то скилл сорвется, а она окажется замороженной и открытой для удара.  Я задержал дыхание и сосредоточился на топоре Мортэ. Если выражение моего лица выдаст Асуну Второму капюшону, то её терпение и хитрость будут потеряны. Я должен был поверить в моего партнера.
        Мортэ снова взмахнул топором. Я отступил назад лишь на столько, насколько мне было нужно, чтобы избежать удара, и не сводил взгляда с его левой руки. Он хотел, чтобы его удар топором был заблокирован, что даст ему возможность метнуть свой дротик, поэтому мне пришлось держаться подальше, качаясь из стороны в сторону. Краем глаза я увидел, как Асуна с невероятной скоростью сокращает дистанцию и заносит свою рапиру для нанесения удара. Ее цель неожиданно замерла, возможно услышав шаги за своей спиной. Острие рапиры засияло ярко-красным светом, и сияние перешло на всю правую руку Асуны. Готовясь к третьему удару Мортэ, я послал ей молчаливое сообщение: «Давай, Асуна!»
        Последовала серия мощных ударов. Скилл «Треугольник» ударил прямо в спину Второго капюшона, сбив его с ног и забрав более трети здоровья.
        — А-а-а… дерьмо! — заорал он от боли и ярости, кувыркнувшись по земле.
        На его спине кровоточил визуальный эффект от удара, но он не был заморожен и сразу вскочил на ноги.
        — Она не парализована! Это ловушка! — закричал он.
        Асуна пришла в себя после задержки от применения скилла и, игнорируя его лицемерный протест, сняла кожаную маску и бросила её на траву. В бледном лунном свете прекрасные черты её лица были искажены таким гневом, что одного этого было достаточно, чтобы визг прекратился. Я еще никогда не видел Асуну в таком состоянии.
        — Займись Мортэ, а этого оставь это мне...
        Её тихий голос был ясно и отчетливо слышен даже на расстоянии более тридцати футов. Я посмотрел в её глаза, которые пылали ярким холодным светом, кивнул и повернулся к топорнику. На его жестких губах больше не было ни малейшего намека на улыбку.
        — О, боже, — прорычал он, — Наше веселье быстро превратилось в настоящую проблему.
        — Ты надеялся, что вам будет легко убить обездвиженных людей? Подумай еще раз.
        — Еще ничего не решено, и у меня все еще есть два ядовитых дротика! — крикнул он, взмахнув топором вертикально вверх.
        Я откинулся назад, и темное лезвие пролетело возле моего носа. Было непривычно не отбивать удары, но «Суровый топор» Мортэ имел +6 к «Тяжести», и этого было достаточно, чтобы в момент начала удара смещать центр тяжести его аватара. Это было очень незначительное смещение, но если за ним следить, то его можно было заметить.
        Пока я был занят Мортэ, Асуна и Второй капюшон начали весьма впечатляющий поединок. Оба были скоростными персонажами, и кинжал с рапирой сталкивались с головокружительной скоростью, освещая ночь потоками искр. С точки зрения абсолютной скорости, ни один из игроков на переднем крае не сможет превзойти Асуну, хотя экстремальный билд AGI от Арго все же может быть более быстрым. Но в PvP стиль Асуны был слишком прямолинейным. В лице оппонента, хорошо разбирающегося в финтах и уловках, она встретит серьезного противника. Но после того, как она сдалась в простом тренировочном поединке против меня, тот факт, что она бросилась в бой против настоящего убийцы, был признаком огромного прогресса. Я должен последовать ее примеру. Я не могу все время оставаться в обороне.
        Мортэ продолжал яростно нападать на меня, пытаясь заставить меня отбить его топор или просто вывести меня из равновесия, чтобы он мог нанести мне прямой удар дротиком. В реальном мире он бы уже задыхался, но до тех пор, пока вы не выполняли действия, превышающие уровень вашей силы, скрытый «Коэффициент усталости» не был проблемой. Ночью в лесу была плохая видимость, и если я продолжу уклоняться на неровной почве, то в конце концов споткнусь о корень или камень. Я должен был выйти из этой ситуации, прежде чем такое произойдет.
        — Ш...шваа!
        Быстрыми движениями ног я уклонился от нескольких ударов Мортэ: бокового, а затем вертикального. После  я немного сыграл, притворившись, что споткнулся, и резко подавшись вперед. Мортэ мгновенно атаковал.
        — Хаааа! — зашипел он, замахиваясь топором сверху.
        С тех пор, как я начал уклоняться, он стал довольно далеко отходить от меня. Независимо от того, были топоры одноручными или двуручными, они были мощным оружием, но если вы, используя всю свою смелость и храбрость, подобрались достаточно близко, то  могли бы воспользоваться их конструктивной слабостью.
        — Аааа! — закричал я, напрягая согнутую «споткнувшуюся» левую ногу и отталкиваясь ею.
        Я оказался за траекторией лезвия падающего топора и смог подставить под его рукоять левое предплечье. Боль пронзила мои руку и плечо, и я потерял около пяти процентов здоровья, но в это же время я активировал скилл «Срез». Светящийся синим клинок ударил Мортэ по левой руке, когда тот отводил запястье назад, чтобы бросить отравленный дротик. Я думал,  будет отлично, если я смогу заставить его просто уронить дротик. Но шедевр Темных эльфов показал свою способность достойно поддержать мою рискованную игру. Меч мягко и беззвучно отрубил левую руку Мортэ чуть ниже локтя. Рука взорвалась крошечными хрустальными осколками, и дротик, который он держал, упал на траву. Я нанес урон с частичной потерей. По крайней мере еще три минуты, пока он не оправится от этого удара, он не сможет бросать дротики левой рукой.
        — Ха-ха! — рассмеялся Мортэ, либо блефуя, либо давая знать, что у него все еще есть в запасе несколько трюков.
        Он отпрыгнул назад, и яркие красные частицы вылетели из его обрубленной руки, словно кровь.
        Я был не из тех, кто продолжает атаку после того, как уже нанес удачный удар. Использование скиллов в погоне за максимальным уроном, также увеличивало вашу собственную уязвимость, и было очень легко потерпеть поражение, если вас поймают в этот момент. Но в этом конкретном случае, как только моя задержка после примененного скилла закончилась, я бросился вперед, преследуя отступающего Мортэ. Оказалось, что я был более зол, чем думал раньше. Я злился на них за преследование нас с Асуной и злился на себя, за то, что не осознавал опасность квестового паралича.
        — Раааааа! — взревел я из глубины груди, толкая меч вперед движением запястья.
        Из острия вырвались потоки бледно-голубого света, и невидимая сила подтолкнула меня сзади. Это активировался скилл низкого удара - «Свирепый шип». Этот скилл открывается при мастерстве одноручного меча в пятьдесят очков и является одним из основных скиллов после «Диагонали», «Вертикали» и «Горизонтали». Поэтому он имел небольшую силу, но, в отличие от «Звукового рывка», который состоял из прыжка вверх и удара вниз, он бил прямо вдоль земли, что делало его более точным и трудным для защиты.
        После того, как Мортэ лишился левой руки и выронил дротик, к нему вернулась способность использовать скиллы одноручного топора. Однако, когда он увидел, как я мчусь, пригнувшись к земле, то сразу же отказался от идеи контратаки. Мортэ развернул топор, выставил его перед собой и приготовился защищаться. По сути, рукоятка топора была простой круглой палкой, хотя на некоторых рукоятках могли быть шипы или маленькие лезвия. Но из-за материала рукоять была слабым местом во время атаки. Однако, в отличие от мечей, топоры гораздо реже разрушались при защите, независимо от того, куда был направлен удар. А учитывая его опыт, у Мортэ не будет особых проблем с отбиванием моего удара рукояткой топора, которая была менее дюйма толщиной. Однако даже заблокированный удар может поразить цель. Настало время вложить в эту атаку все и, не опасаясь последствий, дать ему понять, с кем он имеет дело.
        — Аааа! — проревел я и направил меч прямо в его грудь.
        — Сшшш! — прошипел Мортэ, взмахнув на пути бледно-голубой линии рукояткой топора.
        Острие моего меча рванулось вперед, готовое расколоть дерево. Но потом… Меч будто бы ожил и начал двигаться сам по себе. Острие слегка качнулось вправо, и в этот момент абсолютно твердый «Вечерний меч» приобрел живую гибкость, изгибаясь в попытке обойти препятствие… или так мне показалось. Клинок слегка задел лезвие топора, высек из него сноп искр и, восстановив свою обычную твердость, с ужасающей точностью ударил Мортэ на дюйм левее центра груди - прямо в сердце. Темно-серая броня, которая обтягивала топорника, выглядела влажной и слегка блестящей и, по всей видимости, была сделана из шкуры мобов. Она позволяла легко и тихо двигаться, и идеально подходила для ПК, однако её способность отражать проникающие атаки ничем не отличалась от моего пальто. В результате, «Вечерний Меч» вместо того, чтобы остановиться, ударившись о толстую металлическую пластину, разрезал чешуйки брони и погружался все глубже и глубже ...
        Шаaдaaaмм !!
        Я использовал этот скилл, больше раз, чем мог сосчитать, и никогда не слышал, чтобы он вызывал такой взрыв. Отдача от удара пронзила мою ладонь так сильно, что загудела голова. Визуальный эффект был в два-три раза ярче, чем обычно, и мое зрение помутнело, а вокруг все стало синим. Звук, свет, обратная связь - все это говорило о том, что произошел настоящий критический удар. И к тому же был крит уязвимости. Когда сияние утихло, я увидел, что более половины моего меча вонзилось в грудь Мортэ. Индикатор HP в середине оранжевого маркера, плавающего над головой топорника, начал уменьшаться. Казалось, что он двигался медленнее, чем обычно возможно потому, что я был в состоянии сильного возбуждения, но, судя по всему, он не планировал останавливаться. Почти из максимального состояния он упал до семидесяти, затем до шестидесяти, затем до пятидесяти процентов и ушел ниже - в желтую зону.
        Я был уверен, что движение скоро прекратится, но желтая линия продолжала уменьшаться в том же постоянном темпе. Она уменьшилась до сорока процентов, затем до тридцати пяти… и тридцати. Теперь, находясь в красной зоне, индикатор все ближе приближался к левой границе шкалы.
        Когда он бросил мне вызов на дуэль до половины здоровья на третьем этаже, Мортэ довел мою жизнь до чуть более половины, чтобы он смог сбить оставшуюся часть одним ударом. Но, в конечном итоге, тот бой закончился с двумя полосками HP чуть более 50 процентов.
        Двадцать пять... двадцать три... падение продолжалось. Можно ли одним ударом полностью уничтожить всё HP игрока высокого уровня, даже если прошли оба крита? В том месте, где эльфийский меч вонзился в грудь Мортэ, пульсировал мерцающий красный свет, очень напоминающий кровь. Ладонью правой руки я чувствовал похожую на сердцебиение дрожь. Ни я, ни Мортэ не сдвинулись, ни на дюйм.
        Несколько раз в прошлом я уже получал так много урона за один раз, что даже не мог дышать, а тем более двигаться, пока моя полоса HP уменьшалась. Это было достаточно неприятно даже в бета-версии, но теперь смерть была настоящей. Если это не прекратится, то Мортэ… парень, лежащий на кровати где-то в Японии, будет убит своим Нейрошлемом.
        Не осознавая этого, я перевел взгляд с красной полосы HP Мортэ, на его лицо под кольчужным капюшоном. Красный свет, льющийся из его сердца, бросал слабый отсвет на верхнюю часть его лица, которая обычно скрывалась в тени. Мой первый близкий взгляд на убийцу, показал мне обычного парня, возможно на несколько лет старше меня, но все еще подростка. Его застывшие глаза смотрели в пространство через мое правое плечо, на мою полосу HP, которую мог видеть только он. Его лицо ничего не выражало, но губы, которые обычно изгибались в усмешке, слегка приоткрылись, словно не веря происходящему. Я уже открыл рот, чтобы спросить его, зачем он выбрал путь убийцы, как чрезвычайно высокий и резкий голос сзади пронзил мои барабанные перепонки:
        — Мамору! Вытащи меч!
        В одно мгновение я все понял. Жизнь Мортэ падала не от комбинированного критического удара. Она уменьшалась от непрерывного колющего повреждения. Мой меч все еще был в нем, и его здоровье продолжало выходить из него с кровью.
        Когда Мортэ это понял, то издал нечеловеческий панический вопль. Он выронил топор и схватился правой рукой за Вечерний меч. Если бы я схватился за рукоять меча обеими руками и толкнул бы меч глубже, я мог бы убить его менее чем за пять секунд. И, наверное, я должен это сделать. Он пытался использовать квестовый паралич, чтобы убить нас с Асуной. Если он выживет, то снова попробует что-то подобное. Я не хотел умирать и особенно не хотел, чтобы умерла Асуна. Она превратится в намного более сильного воина, чем я, приведет игроков к победе, и спасет тысячи жизней.
        Нет ничего более важного, чем жизнь Асуны.
        Поэтому было крайне важно, чтобы я сделал сейчас этот шаг…
        — Aaaa! Aaaaaaa!
        Сзади снова раздался нечеловеческий крик, и кто-то побежал в мою сторону. Инстинктивно я положил левую руку на грудь Мортэ и вытащил из него «Вечерний меч». Когда я взмахнул им, красные крупицы рассыпались по лезвию, как раз в тот момент, когда «Второй капюшон» прыгнул на меня с кинжалом. Его преследовала Асуна, но он двигался так быстро, что она не успевала добраться до него вовремя. Я шагнул вправо и, готовясь встретить кинжал, поднял меч, но все же, я не перестал присматривать за Морте на случай, если он решит бросить свой третий дротик здоровой рукой.
        Однако Мортэ оставался неподвижным, и Второй капюшон применил неожиданную стратегию. Он метнул в меня кинжал на ходу, не останавливаясь, чтобы прицелиться. Одним ударом меча я отбил летящий кинжал в сторону, но в этот момент Второй капюшон бросил что-то другой рукой. Это оказалось не оружием, а маленькой сферой размером чуть больше дюйма. Я уже видел такой предмет менее тридцати часов назад, поэтому побежал к Асуне и крикнул:
        — Стой! Это дымовая бомба!
        Сзади раздался мягкий низкий гул. Когда я подбежал к ней и обернулся, то увидел более темную чем ночь дымовую завесу, которая поднималась, чтобы скрыть убийц. Я успел заметить, как кинжальщик схватил Мортэ за правую руку и помог ему подняться. Затем густой дым скрыл их силуэты, и я услышал быстрые тихие шаги, удаляющиеся в направлении леса на севере. Два оранжевых маркера погасли одновременно.
        Я уже знал, что дымовая завеса не дает никаких дебаффов. Так что, если бы я стал их преследовать, была большая вероятность того, что я смог бы навсегда избавиться от них обоих или, по крайней мере, от тяжело раненого Мортэ. Но мои ноги внезапно отяжелели, и я упал на колени в траву. Асуна тоже не стала их преследовать.
        Холодный ночной ветерок пронесся сквозь деревья и рассеял ядовитый зеленый газ с дымовой завесой. Когда воздух прояснился, Асуна убрала «Рыцарскую рапиру» в ножны и пробормотала:
        — Что он имел в виду, крикнув «Мамору»? Если бы он этого не сказал, я бы не колеблясь стала их преследовать.
        Когда Мортэ умирал от непрерывного урона, Второй капюшон  назвал его «Мамору».
        Это было либо прозвище между товарищами, либо... Я не должен был развивать эту мысль - и убрал свой меч в ножны.
        — Я почти сделал это, но все же не смог убить его. Когда я вытащил свой меч, то был уверен, что никогда не позволю ему снова это повторить...
        — Я удивлюсь, если они вернутся, — пробормотала Асуна.
        После некоторых размышлений, я ответил:
        — Думаю, они вернутся. И у них будет какая-то новая схема ПК, которую мы никогда раньше не видели…
        После этих слов я понял, что должен был сказать что-то еще. Я повернулся к Асуне, быстро посмотрел в её заинтересованные глаза, отвел взгляд и поклонился.
        — Извини, Асуна. Я знал, что в квесте нас вывезут из города в парализованном состоянии, поэтому я должен был догадаться, что такое может произойти. Но поскольку я не задумался об этом, то подверг тебя опасности. Мне очень, очень жаль.
        Наше партнерство началось на первом этаже, и с тех пор я неоднократно вызывал гнев Асуны. Я даже не мог вспомнить, сколько раз она бросалась в меня подушкой или била в бок только на одном этом этаже. Но эта моя ошибка была на абсолютно другом уровне. Если бы я не дал ей своё неосторожное обещание, подкрепленное опытом бета-тестирования, что это будет «абсолютно безопасно», а просто рассказал бы ей, что должно произойти, она могла бы заметить возможную опасность. Опасность, которую мы только что пережили, была очевидно вызвана тем фактом, что я был битером. И я не могу гарантировать, что подобное не случится снова.
        — Я думаю, что у меня больше нет права  быть твоим другом, — продолжил я, но что-то мягкое коснулось моей опущенной головы.
        Я понял, что это были руки Асуны. Она подняла мою голову, заставляя меня выпрямиться. Не убирая рук, девушка посмотрела мне прямо в глаза.
        — Я скажу тебе одну вещь, которую действительно ненавижу.
        — Какую?
        — Когда два человека знают, что чувствуют друг к другу, но решают продолжать использовать расплывчатые, неточные слова и держатся на расстоянии. Да, иногда полезно смягчать свои слова, но действительно важные вещи следует говорить четко и ясно. Согласен?
        — Хм... О чём мы говорим?
        Я понял, что она имеет в виду, но я не знал, как это связано с нынешней ситуацией. Но Асуна так крепко держала мою голову обеими руками, что я даже не мог почесать затылок, чтобы все это обдумать.
        — Мой вопрос в том, — сказала Асуна, глубоко вздохнув, — ты имеешь в виду, что хочешь разорвать наше партнерство?
        Не имея возможности уйти от прямого вопроса, у меня не было иного выбора, кроме как ответить честно.
        — Если это вопрос о моем желании, то я не хочу, чтобы мы расстались.
        — Хорошо. Я тоже этого не хочу, так что это наше обоюдное решение.
        — ...
        Меня поразила сила воли Асуны, а она взъерошила мне волосы и отпустила мою голову.
        — Теперь, когда все решено, нам нужно о многом поговорить. Чем мы должны заняться в первую очередь?
        — Хм...
        Чтобы прийти в себя, я вдохнул освежающий зимний лесной воздух и осмотрелся. Во время сражения мы продвинулись дальше, чем я думал. Утрамбованная грунтовая дорога находилась примерно в двадцати пяти футах к югу от нас. Лошадь и коляска без пассажиров все еще стояли на дороге. Мы должны были что-то с этим сделать, ноя понятия не имел, что именно. Вокруг коляски валялось множество блестящих предметов: золотые монеты по тысяче коллов, серебряные по сто коллов и много разных изделий. Все это принадлежало Лорду Сайлону из Стахиона до того, как его убил Мортэ.
        — Для начала, поднимем то, что выронил Сайлон, а что делать потом, обсудим позже, — начал я, но тут же понял, что нужно было взять в первую очередь.
        Я оторвал взгляд от кареты и снова посмотрел на траву.
        — Асуна, найди топор и кинжал, который они выронили — крикнул я.
        Затем я пробежал несколько ярдов и наклонился над густой травой. Я был уверен, что это было где-то здесь: я искал место, где отрубил левую руку Мортэ, в которой у него был отравленный дротик. И как только его отрубленная рука исчезла, дротик…
        — …Ага!
        Я полез в траву и осторожно поднял черный кусок металла, который воткнулся в землю. Он был шестиугольным, чуть меньше четырех дюймов в длину и три десятых дюйма в самом толстом месте, и его внешний вид вызвал у меня ассоциацию с долотом. Начиная от центра и до иглоподобного острия была вырезана спиралевидная канавка, из которой сочилась маслянистая жидкость. Мне было любопытно проверить его свойства, но право владения дротиком все еще было у Мортэ, и мне придется сделать все возможное, чтобы украсть его у него. Если они доберутся до безопасного места и воспользуются командой «Материализовать все предметы», то оружие мгновенно исчезнет. На самом деле Мортэ может даже не беспокоиться об этом.
        — Я все нашла, — сказала Асуна, подбегая ко мне с топором в правой руке и кинжалом в левой.
        Я перебрал в памяти список мобов, которых можно было встретить в лесах на шестом этаже. Я знал, что здесь был один особенный зверь. Одно из тех отвратительных существ с такими же привычками, как у крыс, скрывающихся в катакомбах пятого этажа. Он назывался…
        — … Асуна, сходи в лес и посмотри, нет ли там моба «Грабитель Мюрики».
        — Мю-риикии?.. Странное имя. Как это пишется?
        — Ох, это сложно... М-ю-р-и-к-и, я думаю.
        — Хм ...
        Даже Асуна с её энциклопедическими знаниями не знала это слово. Я подумал, что не должен был забыть его за два месяца прошедших между окончанием бета-тестирования и запуском игры. Посмотрев в лес на северной стороне дороги, я не увидел ничего напоминающего мне нужного моба. Обычно мобы не приближались к дорогам даже в лесах, но это работало, пока игроки молча занимались своими делами. Я беспокоился о том, что визг пытающегося спасти Мортэ кинжальщика мог привлечь к нам мобов, но, к счастью, или в данном случае, к сожалению, его крики никто не услышал. Это значит, что нам нужно идти в лес и искать моба, но будет ли у нас на это время?
        Мортэ и его группа уже были преступниками, поэтому они не могли войти ни в один город или деревню, что затрудняло для них поиск безопасного места, но при разработке своего плана они уже знали об этом. Если у них было безопасное место где-то поблизости, то всё зависело от того, доберутся ли они туда раньше, чем мы найдем Грабителя Мюрики...
        — Эй, Кирито.
        Упоминание моего имени заставило меня отвлечься от размышлений. Моя спутница указывала не на север, а на юг, позади меня. Я повернулся и посмотрел в темный лес.
        — Ох... Ооо!
        Я расслышал тихие нечеловеческие звуки и заметил несколько маленьких силуэтов среди ветвей деревьев. Над их головами возникли красноватые маркеры, которые идентифицировали их как мобов. Их было десять - пятнадцать штук.
        — Посмотри! Они все Мурики! — отметила Асуна.
        На самом деле они назывались Мюрики, но это не было поводом для празднования. В тот момент я был девятнадцатого уровня, а Асуна восемнадцатого. Это было значительно выше уровня, необходимого в начале шестого этажа, поэтому для нас их маркеры были бледно-розового цвета, но их было много. И там были не только нужные мне Грабители, но и такие мобы как «Крикун Мюрики» и «Метатель орехов Мюрики». Оказалось, что визг кинжальщика был довольно эффективным и привлек целую стаю Мюриков, которые обычно оставались в глубине леса.
        Громкость голоса у всех игроков в SAO была одинаковая, но так как воспроизводился реальный голос человека, то его распространение в окружающей среде зависело от того, как он звучал. У человека с кинжалом был отвратительный высокий голос, который отказывался сливаться с природными звуками и далеко распространялся даже в шумном ночном лесу. Возможность собирать паровозы мобов лишь своими криками очень подходила для ПК, но я не думаю, что он решил заняться этим только из-за своего голоса.
        — Итак… что теперь? — спросила Асуна.
        Разумеется, вопрос был направлен мне, но несколько Мюриков спустились с деревьев по виноградным лозам и стволам, как будто отвечая на её вопрос.
        — Ху-ху-ху, — кричали они, приближаясь к коляске.
        Когда Мюрики вышли из-под кроны деревьев, их тела осветил лунный свет.
        — Ой… Это обезьяны, — заметила Асуна.
        Действительно, Мюрики были мобами-обезьянами с пушистым мехом и длинными лапами. Они были намного меньше, чем обезьяны, которые появятся на верхних этажах, и были ростом всего в четыре фута. Однако они были очень быстрыми и использовали деревья, чтобы перемещаться в трех измерениях, что доставляло немалые проблемы. Четверо из них спрыгнули на землю. Среди них было трое похожих на кенгуру «Грабителей», а четвертый, с палкой в руке, был «Крикуном». Мы с Асуной могли уничтожить этих четверых в одно мгновение, но нападение спровоцирует появление подмоги с деревьев. Мы тренировались и выполняли квесты с самого утра, а потом сражались на смерть против Мортэ и его друга, и я был уверен, что Асуна сильно измотана. Однако для того, чтобы завладеть таинственным отравленным дротиком и кинжалом, мы обязательно должны сразиться с Мюриками. Единственный вопрос был в том, как заставить себя это сделать.
        Пока я размышлял над этим затруднительным положением, трое Грабителей подошли к задней части коляски и принялись собирать монеты, складывая их в мешки. Это событие немного взволновало Асуну.
        — Эй, они собирают вещи Сайлона!
        — Да, это идея, — пробормотал я.
        Асуна скептически посмотрела на меня. В этот момент тяжелый топор, оттягивающий её руку, исчез с шипящим звуковым эффектом. Мы опоздали, расстроился я, но потом понял, что кинжал и отравленный дротик все еще были у нас. Это означало, что двое убийц еще не добрались до безопасной зоны и не использовали материализацию всех предметов. Мортэ только что использовал «Быструю замену», чтобы вернуть свое основное оружие - одноручный топор. С кинжалом такого не произошло, и это значит, что у его хозяина не было мода «Быстрая замена». Тем не менее крайне важный отравленный дротик, мог исчезнуть в течение следующей минуты. Все, что нужно было сделать Мортэ, - это сменить предмет на иконке «Быстрой замены» с топора на дротик, а затем снова использовать умение. Лучше позволить забрать его мобу, чем вернуть владельцу, поэтому я быстро бросил дротик под ноги Грабителей Мюрики и крикнул Асуне:
        — Брось кинжал туда же!
        — Да, конечно!
        Асуна тут же бросила черный кинжал рядом с дротиком. Один из Грабителей приблизился, крикнул и быстро схватил дротик и нож. У него был навык «Ограбление», поэтому право собственности на предметы мгновенно передалось ему, и ни «Быстрая замена», ни материализация всех предметов не сможет удаленно их восстановить. Как только стая Мюриков подобрала все предметы, они отступили вглубь леса, так что шансы Мортэ и его друга на возвращение оружия были почти равны нулю. Я успокоил себя тем, что такой вариант развития событий был не самым плохим, и повернулся к Асуне, чтобы предложить ей вернуться в город. Но прежде, чем я смог заговорить, она воскликнула:
        — Конечно! Наконец-то я поняла! Ты хотел сделать то же самое,  когда ты вернул мою рапиру на пятом этаже!
        — Что?
        — Давай убьем их, пока они не ушли! Бери себе того, который с палкой!
        Она буквально светилась энергией, и я не мог этому не удивиться, прежде чем пришел в себя и поспешил за ней. Когда все было кончено, я понял, что стая из шестнадцати Мюриков не так уж и опасна, как я думал. Поскольку мы сражались с ними у дороги, а не в лесу, они не могли применять свои обезьяньи уловки используя деревья. Хуже всего было то, что Метатели орехов бросали нам в спину твердые орехи, но как только мы к ним привыкли, то смогли довольно легко отбивать орехи в воздухе. Кроме того, Грабители обычно убегают, когда на них нападают в одиночку, но в стае, они защищались до конца. Это позволило нам вернуть все предметы, которые забрала троица Грабителей.
        Самой большой проблемой после битвы с обезьянами, показалось возвращение большого помощника Сайлона. Я совсем забыл о нем, но теперь, когда Второй капюшон оставил его в лесу, он снова вернулся к коляске. Когда он вышел из леса, я испугался, что нас ожидает очередной бой, но Громила, не глядя на нас, залез в коляску, и поехал по дороге к Стахиону. Я не был уверен, понял ли он или нет, что его хозяин мертв.

        Как только мы прошли через городские ворота, и сообщение, на котором было написано «БЕЗОПАСНОЕ УБЕЖИЩЕ», исчезло, Асуна без сил облокотилась о столб ворот, а я заговорил:
        — Сонные… уставшие… голодные…
        Асуна посмотрела на меня и нахмурилась.
        — Это что за выражение такое?
        — О… просто я озвучил твои мысли.
        Моя спутница несколько мгновений в ужасе смотрела на меня, а затем наклонилась еще ниже.
        — Знаешь… я даже не могу заставить себя отрицать эту клевету. Давай просто пойдем в гостиницу ...
        — Хорошая идея, — сказал я, осматривая главную улицу, на которой стало намного тише.
        Если бы мы прошли квест как полагалось, без вмешательства Мортэ, то после короткой драки, мы бы освободились в Стахионе и остались бы там в гостинице. Теперь, когда мы неожиданно вернулись в Сурибус, то столкнулись с проблемой занятых комнат в гостиницах, о которой нас предупреждала Арго.
        — Э-э… ну… я не думаю, что мы найдем две отдельные комнаты рядом… — осторожно предположил я.
        Асуна хмуро посмотрела на меня и пробормотала:
        — Люкс с двумя спальнями подойдет… Помнишь, мы уже говорили об этом?
        Это действительно было так, но главным образом это планировалось для защиты от нападения ПК. Теперь, когда группа Мортэ, скорее всего, затаится на некоторое время, это уже не выглядело необходимым. С другой стороны, Человек в черном пончо, который был их главарём, еще не появлялся, а ущерб, который мы им нанесли, был и моральным, и материальным, поэтому не было никакой гарантии, что они не вернутся прямо сегодня.
        — Конечно. В таком случае есть хорошее место на левом берегу реки. Давай, попробуем зайти туда, — предложил я.
        Асуна утвердительно пробормотала и неуверенно встала. Она потянулась ко мне, вызвав у меня панику, когда я подумал, что она собирается держать меня за руку. Вместо этого она схватилась за конец моего пояса, который торчал из-под пальто. Ведя Асуну, которая шла на автопилоте, я привел нас к четырехэтажному зданию, стоящему недалеко от северных ворот. Это была гостиница выше среднего уровня, и все комнаты имели балконы с видом на реку, откуда открывался лучший вид в городе.
        Гостиница «Жейд и Кингфишер» была заполнена примерно на восемьдесят процентов, возможно, из-за непритязательной вывески, и если бы мы не заботились о том, чтобы быть вместе, то могли бы взять две отдельные комнаты. Но Асуна, которая все еще сжимала мой пояс, без малейших раздумий заказала номер люкс. Казалась, что она была полностью обессилена. Я подтолкнул Асуну вверх по лестнице и открыл дверь без головоломок, которая вела в нашу комнату. Через огромное окно открывался вид на ночной Сурибус. Если бы мы вышли на балкон, то смогли бы увидеть огни города, которые отражались в реке, но Асуна просто остановилась в центре гостиной и взглянула на двери двух противоположно расположенных спален.
        — … Я выбираю эту. Спокойной ночи. — сказала она, зевая, и исчезла в комнате слева.
        Я услышал звук снимаемого снаряжения, и наступила тишина. Подойдя к открытой двери, я увидел Асуну в её обычной одежде, лежащую на просторной кровати лицом вниз. После нескольких секунд колебаний я вошел в комнату и схватился за край простыни. Очень осторожно я потянул простыню, и перевернул крепко спящую Асуну на спину. Теперь она лежала на подушке лицом вверх. Накрыв её одеялом, я прошептал «Спокойной ночи» и вышел из комнаты. Немного поразмыслив, я решил оставить её дверь открытой. Вернувшись в гостиную, я выдохнул.
        Это было действительно роскошное жилье. В комнате стояла причудливая мебель, а на столе между диванами была корзина с фруктами. Я взял фрукт, формой как у киви и цветом клубники, и откусил. У него была текстура банана и аромат ананаса. Пока я ел, то размышлял о прошлом. Когда мы остановились в роскошной комнате в Зумфуте на третьем этаже, там тоже была корзина с фруктами. Я вспомнил, как Асуна швыряла в меня фрукты со вкусом яблока, груши и личи, и, хотя это было всего две недели назад, я не помнил, почему она это делала. И все же я отчетливо помнил наш разговор:
        «Если когда-либо я буду тебе больше мешать, чем помогать, лучше сразу скажи мне», - сказала Асуна, когда мы лежали на соседних кроватях. Она ушла из Стартового города, чтобы оставаться собой… Хотя она могла бы заставить меня защищать её. С того дня Асуна неустанно работала над тем, чтобы соответствовать этому утверждению. Она впитала огромное количество информации об игре, стала лучше сражаться и даже преодолела свой страх дуэли с другими игроками. Все, чему я научил ее сегодня утром в лагере Темных эльфов - несколько технических приемов и советов о психологическом настрое перед боем. А вечером она уже сразилась с партнером Мортэ. Если бы сейчас я захотел победить её в дуэли, то я не смог бы выиграть, используя только обычные приемы. Мне придется применить тактику более высокого уровня. Таким образом, бесконечное беспокойство о том, что Асуна подвергается опасности, будет для неё оскорблением. Но знание этого, не помогло мне перестать себя обвинять.
        Я доел фрукты, открыл свой инвентарь и начал просматривать предметы в порядке их приобретения, пока не заметил название «Кувшин с ядом Немнепента (0)». Это была маленькая баночка с ядовитым газом, который парализовал меня и Асуну, а потом спас нас от опасности, хотя теперь он был пуст. Я нажал на надпись и переместил ее в начало списка предметов, указав его местоположение в подменю. Таким образом, каждый раз, когда я открывал инвентарь, я видел это название, и оно напоминало мне о моей горькой ошибке.
        В Айнкраде яды, а особенно парализующие, были невероятно мощным оружием. Паралича, получаемого от мобов, можно было избежать с помощью знаний и опыта, но было почти невозможно защититься от вооруженного им злого и умного игрока. Если мы продолжим борьбу с этой бандой ПК, то они почти наверняка снова будут угрожать нам парализующим ядом. Но я не собирался допускать, чтобы Асуна подверглась этой опасности во второй раз. Никогда больше.
        Закрыв окно, я потянулся к кнопке, которая снимала все снаряжение, но передумал и руками снял со спины меч в ножнах. Я медленно, чтобы не шуметь, вытащил меч, и свет лампы осветил клинок. Несмотря на яростную битву с Мортэ и последующую бойню Мюриков, узкий «Вечерний меч» сиял как зеркало. Когда я ударил «Свирепым шипом» в центр груди Мортэ, меч изогнулся, словно живой объект, чтобы пронзить его критическую точку - сердце. Два моих апгрейда «Точности» в лагере Темных эльфов просто улучшали автоматическое наведение… Но в тот момент, когда меч поразил слабую точку призрака, процесс корректировки направления удара очень напоминал выражение воли самого оружия. Дело было не в том, что меч подстраивал мой удар, направленный в слабое место, в которое я пытался попасть. Все это выглядело так, словно меч сам определял оптимальное место для удара и хотел попасть именно туда.
        ...Странно, что я никогда раньше не использовал оружие с улучшением точности. Было хорошо, что меч поразил Мортэ прямо в сердце и вселил в него страх умереть от одного удара. Иначе просто так они бы не убежали. Я провел пальцами по щеке клинка и вернул меч в ножны. На этот раз я нажал кнопку «СНАРЯЖЕНИЕ», и он исчез в моем инвентаре вместе с пальто.
        Теперь, когда мне стало спокойнее, я оглянулся на комнату Асуны, немного подумал и, войдя в спальню справа, стянул с кровати одеяло. Вернувшись в гостиную, я лег на диван, который был немного твердым, и завернулся в одеяло. Если я буду спать здесь, то получу преимущество перед тем, кто найдет способ обойти систему и проникнуть в нашу комнату. Мы с Асуной были равноправными партнерами, поэтому действовать так,  будто я был обязан обеспечивать её защитой, было бы чистым высокомерием. Тем не менее, если я мог что-то сделать, то я хотел это сделать. Я был уверен, что Асуна тоже присматривала за мной в какой-то своей форме, которую я даже не осознавал.
        Постучав по столу, чтобы вызвать меню комнаты, я выключил свет. Когда я закрыл глаза, мне показалось, что я слышу слабое дыхание из соседней комнаты. Я пожелал Асуне спокойной ночи, и почувствовал, что мой разум погружается глубоко-глубоко.

        5

        2 января 2023 года.
        В отличие от вчерашнего дня, утреннее небо было мрачным и темным, хотя мы видели его только через щель в стене замка. Наш день начался с небольшой проверки инвентаря. После завтрака в ресторане гостиницы мы вернулись в номер на четвертом этаже и материализовали на столе все предметы, полученные за вчерашний день. Большинство предметов представляли собой материалы неопределенного назначения, которые выпадали из Мюриков. Это были шкуры обезьян-пауков и их пушистые хвосты, но на столе, было не только это. Выроненные Сайлоном драгоценности и золото были подобраны Грабителями Мюриками до того, как мы их забрали, поэтому теперь они смешались с нашими деньгами. Однако мы не были уверены, правильно ли было использовать или продавать предметы, которые он выронил.
        — Интересно, есть ли у Сайлона семья, — пробормотала Асуна, беря в руки безвкусный золотой кулон.
        — Нет. Я не помню, чтобы в его особняке была жена или дети, — покачал я головой в ответ.
        — Ясно. Но главный вопрос в том, означает ли это, что Сайлон исчез из Айнкрада навсегда? В таком случае, никто больше не сможет начать квест «Проклятие Стахиона».
        Я снова покачал головой.
        — Нет. Я сомневаюсь, что до этого дойдет. Когда он появился в доме в Сурибусе, то в особняке в Стахионе уже сидел другой Сайлон. Тот, кого убил Мортэ, был просто «нашим» Сайлоном. Могу поспорить, что это не повлияет на других игроков, которые собираются начать квест после нас.
        Асуна прижала пальцы к левому виску и вздохнула:
        — Я просто не могу уместить в голове эту идею. Персональные локации уже достаточно сложно осмыслить, но когда один и тот же персонаж, находится одновременно в нескольких местах…
        — Понимаю, что ты чувствуешь, — сказал я со смехом.
        Разлив по стаканам лимонад из кувшина, я протянул один Асуне. Сделав глоток сладкого напитка, я продолжил:
        — Я почти уверен, что во время прохождения квеста «Война эльфов» на третьем этаже, я уже рассказывал тебе, как получил «Закаленный клинок» на первом этаже. Для этого необходимо выполнить квест, в котором нужно собрать в лесу лекарственные растения для больной девочки. Когда она выпивает готовое зелье, то ей становится лучше, но это происходит только в тот момент, пока ты находишься в их доме. Когда в дом заходит другой игрок, то он видит больную, страдающую девочку. Видишь ли, это неизбежно. Люди сойдут с ума, если только самый первый игрок сможет выполнить  квест. Тем не менее, в этом есть что-то раздражающее.
        Асуна тоже сделала глоток лимонада, скривила губы и вздохнула:
        — Да, знаю. Я чувствую, что Сайлону тоже было очень больно глубоко внутри. Он был первым учеником Питагрюса, но его учитель сказал, что он не может унаследовать титул, поэтому он разозлился и убил его. Целое десятилетие он был вынужден хранить эту тайну. Кроме того, кто-то сбежал с золотым кубом, на котором был кровавый отпечаток его руки, поэтому он знал, что по крайней мере одному человеку известна правда... Я верю, что все десять лет он был на грани…
        Она предполагала, что Сайлон это реальная личность. Я сомневался, что как NPC, он будет чувствовать какую-либо вину, потому что вряд ли его так запрограммировали. Но если подумать об этом. В отличие от бета-версии, в текущей версии Айнкрада было несколько NPC, обладающих таким большим интеллектом и эмоциями, что они были почти неотличимы от людей: Кизмель, Виконт Йофилис... и, возможно, Сайлон.
        Асуна откинулась на диван, выдохнула и продолжила:
        — Я думала... что в конце квеста Сайлон раскается в своем преступлении, примет  наказание... и, возможно, даже получит прощение... но уже слишком. Эй, Кирито!
        — Что?
        — Если мы вернемся в Стахион и встретим в особняке еще одного Сайлона, то квест ведь не будет продолжаться с того места, на котором мы остановились?
        — Нет, не думаю, что такое произойдет. Во-первых, мы не закончили важное квестовое событие. Могу поспорить, что журнал квестов все еще стоит на этом...
        У меня уже было открыто окно инвентаря, поэтому я переключил его на вкладку квестов и нажал на пункт «Проклятие Стахиона», чтобы сделать его активным квестом. Последняя запись в квесте…
        — Давай посмотрим… «САЙЛОН, ЛОРД СТАХИОНА, БЫЛ УБИТ БАНДИТАМИ. ВЫ ДОЛЖНЫ НАЙТИ НУЖНОЕ МЕСТО ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ДВУХ ПОСЛЕДНИХ КЛЮЧЕЙ».
        Мы молча посмотрели друг на друга и перевели взгляд на стол. Среди всего прочего на столе лежали два ключа: один из золота, другой из железа.
        — Что?.. Постой. Убийство Сайлона было частью истории квеста? — спросила Асуна.
        Я несколько раз покачал головой.
        — Нет, это невозможно. Мортэ и его приятель не игровые персонажи, они другие игроки. Здесь говорится, что они бандиты, но система SAO не могла заставить их напасть на Сайлона.
        — Тогда почему об этом говорится в журнале квестов?
        — Хм… Единственное, что я могу предположить, что разработчики предусмотрели возможность убийства Сайлона между городами другим игроком и подготовили это сообщение…
        — Правда? — Спросила Асуна, недоверчиво смотря на меня, — если они были готовы к подобному случаю, разве они не могли просто сделать Сайлона таким сильным, что никто не сможет его убить?
        — Да, конечно, но тогда нам придется задуматься, почему тот, кто не является воином вдруг такой сильный. Мир SAO весьма требователен к подобным вещам...
        — Действительно. Я имею в виду, что они идут даже на то, чтобы напечатать содержимое всех книг, даже если мы не будем их читать, — признала Асуна.
        Она поставила на стол стакан с лимонадом и взяла золотой и железный ключи.
        — Это золотой ключ, который мы нашли в доме? Итак, зачем нужен железный ключ?
        — Не знаю… Золотой ключ открывает темницу под особняком Лорда, но я никогда раньше не видел железный ключ…
        — Темница?.. Это там, где мы найдем золотой куб?
        Я не был уверен, должен ли я отвечать на этот вопрос, но потом решил, что, поскольку мы уже полностью отошли от сюжетной линии, с которой я был знаком, это совсем не повредит.
        — Да, — признался я, — куб забрала и спрятала бывшая служанка, с которой мы уже говорили. Её звали... Теано, если я не ошибаюсь. На самом деле, она сама была гением головоломок, и именно её Питагрюс хотел сделать своим наследником.
        — Неужели? Но если Теано видела, как Сайлон убил Питагрюса, то почему она скрывала орудие убийства, а не обвинила его как свидетель?
        — Дело в том, что Сайлон и Теано были любовниками.
        — О, мой…, — пробормотала Асуна, смотря на ключи в своих руках, — десять лет назад Сайлону было за тридцать, а Теано - около двадцати пяти. Так что, возможно, ей не хотелось обвинять своего любовника в убийстве, но её совесть не позволяла ей стоять в стороне и ничего не делать…
        — Я думаю, что все произошло так. Теано спрятала золотой куб под особняком Лорда и спрятала ключ от него в убежище в Сурибусе. Она хотела, чтобы Сайлон признал свой грех и искупил его.
        — Что ты имеешь в виду?
        — Подземелье под особняком представляет собой последовательность сверхсложных головоломок, и добраться до его последней части невозможно без изучения книг из убежища. В течение десяти лет Теано ждала, когда Сайлон признается в своем преступлении и обратится к ней за помощью. Если бы он это сделал, она сообщила бы ему местонахождение второго дома. Чтобы вернуть золотой куб, Сайлону нужно было тщательно изучить книги в убежище и решить головоломки в подземелье. На самом деле, это тест, который должен определить, достойны ли вы унаследовать титул Короля головоломок и Лорда особняка.
        — Ясно. Сайлон не пытается сам пройти тест, а нанимает для этого других людей…
        — И похищает тех, кого он нанял для прохождения, — отметил я.
        Асуна глубоко вздохнула.
        — Если бы Мортэ не вмешался, что бы с нами случилось?
        — Сайлон собирался запереть нас в подземелье особняка и хотел заставить достать для него куб. Но Теано узнала об этом и помогла бы нам на окраине Стахиона. С этого момента мы бы проходили квест вместе ней…
        — Хм. Может нам стоит спросить у Теано, что делать с этим ключом? — предложила Асуна, показывая железный ключ.
        Я неуверенно согласился.
        — Это было бы… стандартное решение. Мы можем игнорировать Теано и использовать золотой ключ, чтобы войти в темницу и получить куб самостоятельно. Но я не могу предсказать, как будет развиваться история в этом случае.
        — Тогда не стоит тратить время впустую.
        Асуна с ключами в руке выпрямилась, но я схватил её за рукав и заставил снова сесть.
        — Подожди. Мы еще не приняли важное решение.
        — Что? А, ты про вещи Сайлона? Подожди, ты же не собираешься их продавать?
        — Нет, конечно. Хотя, держу пари, этот противогаз уйдет за весьма круглую сумму…
        Я взял в руки довольно уродливую кожаную маску, которую Асуна носила прошлой ночью, когда подкралась к кинжальщику, и быстро положил её обратно на стол. Затем, убрав всё со стола, я сложил вещи в специальное хранилище в гостиничном номере.
        После этого я материализовал метательный дротик из темного металла и менее редкий кинжал. Увидев их, Асуна поморщилась.
        — О, точно… Ты был очень ими заинтересован. Я вспомнила, что мне тоже кое-что досталось.
        — Что?
        К моему удивлению, Асуна открыла свое меню и быстро достала еще один дротик. Когда она положила его рядом с первым, то стало ясно, что они были идентичны по цвету, фактуре и изогнутому шестиугольному дизайну. Хотя это было удивительно, но я быстро понял, что это первый дротик из набора. Именно он исчез в деревьях, когда я отбил его мечом. Вероятно, его поднял Грабитель Мюрики, а после того, как его убила Асуна, дротик попал в её инвентарь.
        — Ого! Отличная командная работа обезьянки и Асуны!
        — Это… не похоже на комплимент, — пробормотала Асуна.
        Она задумалась, и нахмурилась.
        — Подожди… — приложив палец к щеке, она продолжила, — все предметы, которые мы получили от Мюриков, сразу оказались в нашем инвентаре, верно?
        — Да, — сказал я, размышляя, куда она клонит, но обнаружил, что у меня нет ответа на ее следующий вопрос:
        — Тогда почему, когда Мортэ убил Сайлона, все его предметы упали на землю?
        — Э-э ... ммм...
        Это был очень хороший вопрос. Мы выжили только потому, что Сайлон выронил в нашей досягаемости свою банку с ядовитым туманом. Но разве она не должна была автоматически оказаться в инвентаре Мортэ?
        — Я вижу два варианта. Либо у Мортэ не было места в инвентаре, либо при убийстве NPC правила выпадения предметов отличаются от обычных.
        — …У Мортэ достаточно высокий уровень, поэтому у меня есть сомнения по поводу первого варианта.
        — Ты права. Он должен следить за свободным местом, потому что он переключается между мечом и топором, но, даже не учитывая это, я не могу себе представить, что он планировал напасть на нас, имея почти полную загрузку. Так что это может быть особый набор правил, но мы не можем это проверить.
        — Как это работало в бета-версии?
        — Мне кажется, что было так же, как и при охоте на мобов, но тогда я не встречал ПК, поэтому не могу сказать точно. Если мы увидимся с Арго, то обязательно её спросим.
        Я оставил тему распределения предметов и вернулся к черным дротикам, лежащим на столе. Мы получили два из трех отравленных дротиков, но реальной проблемой было то, откуда они взялись. Я молился, чтобы в их свойствах была подсказка, и нажал на один из них. Мы с Асуной наклонились поближе, чтобы прочитать появившуюся информацию.
        — Хм… Мне кажется, это называется… Шип… ш… Шмаргора, — с трудом закончила Асуна.
        — Что это значит? — спросил я.
        Я чувствовал, что использую своего партнера в качестве ходячего англо-японского словаря, но, похоже, Асуну это не раздражало.
        — Это можно перевести и как «позвоночник», и как «шип». Я думаю, что «Шмаргор» - это имя. Но я никогда не слышала его ни в реальном мире, ни в Айнкраде.
        — Хмм...
        Я продолжил читать. Характеристики атаки и долговечности были немного выше, чем у предметов, которые можно было купить в магазине, но ничего особо выдающегося в них не было. Настоящей проблемой был особый эффект, описанный ниже:
        «ПАРАЛИЧ (3): ПОСЛЕ УДАРА ЭТОГО ШИПА, БУДЕТ НАЛОЖЕН ОТРАВЛЯЮЩИЙ ЭФФЕКТ ПАРАЛИЧА ВТОРОГО УРОВНЯ. ЯД ИСЧЕЗНЕТ ПОСЛЕ ТРЕХ ИСПОЛЬЗОВАНИЙ...»
        — Вау! Второй уровень? Мы еще даже не получили парализующий яд первого уровня. Это означает, что лекарство первого уровня из магазина предметов даже не сработает.
        — Что же можно сделать?
        — Либо повышать уровень навыка «Смешивания», чтобы создать котел для зелий второго уровня, либо использовать  кристалл очищения, но…
        Асуна спросила, приподняв бровь:
        — Какой уровень мастерства нужен для приготовления зелий второго уровня?
        — Думаю, около ста.
        — Ого!
        Эта реакция так идеально соответствовала тому, что я сказал, что я не мог не посмотреть ей в глаза. Асуна немного покраснела и, запинаясь, продолжила:
        — У нас пока еще нет никаких кристаллов. Так что, мы не можем противостоять параличу этого дротика?
        — Хм ... ну ...
        Основным способом прекратить действие яда было применение зелий и кристаллов, но это было не всё. Среди, казалось бы, неограниченного количества видов различной еды и напитков, присутствующих в этом мире, встречалась еда, имеющая свойство удаления дебаффов. Кроме этого, существовало множество предметов, которые при использовании давали бонус к излечению. Были и доспехи, и аксессуары, которые повышали сопротивление яду и ...
        Мой разум начал закипать, когда читающая описание дротика Асуна резко вздохнула.
        — Ой…
        — Ч-что?
        — «ЗАТОНУВШИЙ ЭЛЬФ, ГЕНЕРАЛ НОЛЦ, НАПАЛ НА ДРАКОНА ШМАРГОРА И СРЕЗАЛ ЕГО ШИПЫ, ИСТОЧАЮЩИЕ ЯД», — прочитала она, пока я смотрел на текст.
        Очевидно, что Шмаргор был драконом с ядовитыми шипами. Но это было не самое удивительное. Затонувшим эльфом, по всей видимости, был Падший эльф, а персонажа по имени Генерал Нолц, мы с Асуной видели лично.
        — Ты имеешь в виду, что этот дротик -  шип, который генерал Нолц отрубил у дракона?
        — Тут сказано именно это...
        — Но... Как?.. — мне пришлось сделать паузу, чтобы допить свой лимонад, — как у Мортэ оказалось нечто подобное?
        — Ты же не думаешь, что он на самом деле победил Генерала Нолца? — спросила Асуна.
        Я подумал и покачал головой:
        — Нет. Я не могу в это поверить. Ты видела цвет маркера Генерала?
        — Да, — сказала Асуна и её щеки побледнели сильнее обычного.
        Мы встретили генерала Нолца на базе Падших эльфов, глубоко спрятанной в затопленных пещерах на четвертом этаже. В то время я был шестнадцатого уровня, а его маркер казался мне абсолютно черным, и у меня совсем не было желания выпрыгивать из укрытия и бросать ему вызов. Даже сейчас, спустя десять дней, когда я получил девятнадцатый уровень, я был уверен, что я если я это сделаю, то мы с Асуной умрем менее чем через минуту. Падшего эльфа окружала настолько ледяная аура, что даже у таких опытных бойцов, как Мортэ и Кинжальщик, не было против него ни единого шанса. Другими словами, если бы они были достаточно сильны, чтобы победить Нолца, то они могли бы легко убить нас обоих без необходимости использовать квестовый паралич.
        — Я думаю,  они либо пробрались в укрытие Падших эльфов и украли там дротики, либо получили их в результате крайне редкого дропа с одного из низших Павших эльфов.
        Сам я не до конца был в этом уверен. Решив проверить нож, лежащий рядом с дротиками, я нажал на него пальцем. Когда я увидел его свойства, слова застряли у меня в горле. Нож назывался «Кортик агонии». Его специальные бонусы включали в себя повышение устойчивости к яду и морозу, а также небольшой шанс нанести кровоточащий урон любой цели. В описании говорилось, что он был получен в качестве награды от Командира Падших эльфов.
        — Награда от Падшего эльфа? — пробормотал я.
        Асуна отодвинула лбом мою голову и, прочитав текст, тоже была потрясена.
        — Это значит… Это награда за выполнение задания?
        — ...
        У меня не было готового ответа на ее вопрос. Описание предмета не предлагало никакой другой интерпретации, но если это правда, то это означало, что Кинжальщик получил задание от Командира Падших Эльфов, завершил его и получил этот нож в качестве награды. И если это действительно было так, то ядовитые дротики Мортэ были не украдены, а переданы ему Падшими эльфами. Хорошо, если это была награда за разовый квест, но не было никаких гарантий, что задание не было повторяющимся. Это означало, что парализующие дротики, которые мы с таким трудом украли, могли быть доступны в неограниченном количестве.
        — Асуна... — сказал я, и в этот самый момент она тоже заговорила.
        — Скажи, Кирито…
        Мы замолчали и посмотрели друг другу в глаза, предлагая собеседнику продолжить. Наконец чуть менее терпеливая Асуна продолжила:
        — Мне, конечно, интересно узнать все о квесте Стахиона, но я думаю, что сейчас нам нужно вплотную заняться происхождением этих дротиков.
        — Я как раз собирался предложить тоже самое, — сказал я, вызвав улыбку на её губах, прежде чем они снова сжались.
        — Если они могут постоянно получать такое оружие, то это очень большая проблема. Они будут постоянно нас преследовать, и мы должны быть уверены, что у каждого Проходчика есть средства противодействия параличу.
        — Я полностью с тобой согласен, но, как я уже говорил, у нас очень мало вариантов для борьбы с параличом от яда второго уровня. Поэтому мы должны спросить об этом.
        — Спросить кого? — удивилась Асуна.
        Я лукаво улыбнулся.
        — Рыцаря, который знает все о Падших эльфах и ядах.

        Шестой этаж Айнкрада был разделен на пять равных частей хребтами крутых гор, а в его центре находилось озеро в форме звезды. Стахион и его сосед Сурибус располагались в северо-восточной части, а башня Лабиринта находилась в соседнем юго-восточном районе. Однако скалистые горы между ними были настолько высоки, что почти достигали потолка и мешали передвигаться по этажу. Поэтому игроки были вынуждены продвигаться по этажу против часовой стрелки. Горы были около ста ярдов в ширину у основания, и подземелья, служившие проходом под ними, были довольно короткими. Но они были заполнены надоедливыми головоломками, а на выходе из каждого подземелья стоял средний по силе босс.
        Две ведущие гильдии переместились из Стахиона в Сурибус в первый же день. После того, как все восстановили и обновили снаряжение и отдохнули в гостиницах без загадок, они начали планировать переход в соседний, северо-западный, район. По крайней мере именно это следовало из сообщения, которое я получил от Эгиля - лидера «Отряда Бро». Когда от него пришло сообщение, мы с Асуной завтракали в ресторане и планировали до полудня вернуться в Стахион, чтобы завершить квест, состоящий из нескольких частей. После этого мы хотели отправиться в северо-западный район, но из-за оружия Мортэ и его друга наши приоритеты изменились. Мы собрали наши вещи, выселились из «Жейд и Кингфишер» и направились в подземелье в самом южном конце области.
        Хотя мы вышли поздно и столкнулись с парой мобов вдоль дороги, вдвоем мы были быстрее, чем рейдовая группа из нескольких дюжин человек. К тому времени, когда мы добрались до нашей цели, три группы игроков все еще отдыхали в глубокой расщелине перед входом в подземелье.
        — Черт, я надеялась, что они уже очистили подземелье  и мы сможем просто пройти через него, — проворчала Асуна, стоя в тени деревьев.
        Подумав, я предложил:
        — Разве мы не можем просто подождать, а потом тихо пойти за ними?
        — Существует огромная разница между «мы спешили, но не успели вовремя» и «мы решили не торопиться и предоставить это вам». К тому же с ними группа Эгиля.
        Действительно, перед подземельем собрались восемнадцать игроков, одетых в синий цвет АРД (три группы), еще восемнадцать человек  в зеленых цветах АОА, и четыре игрока из «Отряда Бро»,  носивших разную броню, но  вооруженных исключительно двуручным оружием. В конце своего сообщения Эгиль сказал, что, если у нас есть время, то мы можем помочь им пройти через подземелье. Поэтому мысль о жалобах на собственные проблемы, заставила меня чувствовать себя виноватым.
        — Хорошо, думаю, нам пора, — сказал я, выпрямившись и похлопав Асуну по спине.
        Мы зашли в узкую расщелину, которая вела в подземелье. Когда мы проходили мимо отвесной каменной стены со странными рельефными изображениями, я постарался как можно сильнее стучать сапогами, чтобы объявить о нашем появлении, а затем помахал «Отряду Бро», члены которого сидели ближе к нам, сгрудившись вокруг небольшого костра.
        — Эй, привет, — поприветствовал их я.
        — Добрый день Эгиль, Вольфганг, Лоубакка и Найджан, — добавила Асуна.
        Крутые парни поприветствовали нас в ответ, но улыбнулись они только Асуне. Тихо их проклиная, я уселся рядом с Эгилем. Быстрый взгляд дальше показал, что АОА Кибао и АРД Линда наблюдали за нами с недовольными выражениями лиц. Я отдал им салют двумя пальцами и повернулся к огню.
        В отличие от реального мира, здесь не нужно было обладать особыми навыками, чтобы зажечь огонь, но найти качественные бревна для топлива было на удивление сложно. Повсюду в лесной местности лежали упавшие ветви, но если вы хотели разжечь хороший костер, то нужно было удостовериться, что они называются «Ветки мертвого дерева». «Ветки живого дерева» или «Влажные ветки» производили много дыма и давали слабое, неустойчивое пламя. В городских магазинах продавались пачки хороших дров, но они были довольно тяжелыми и занимали много места - так что носить их с собой было неудобно. Но благодаря высокому показателю силы у членов «Отряда Бро», они имели большую грузоподъемность и использовали красивые, купленные в магазине бревна. Над огнем был установлен металлический штатив, на котором висел чайник, распространявший запах чая.
        — Эгиль, сколько вы еще будете отдыхать? — спросила Асуна.
        Парень ответил, что отдых продлится еще минут десять, поэтому я решил, что у меня есть достаточно времени. Я открыл меню и достал упаковку сладкого картофеля под названием «Рыбный картофель», которую хранил с четвертого этажа. Вынув три картофелины, я бросил их в огонь.
        Этот продукт был и в бета-версии и продавался он по весьма высоким ценам. Вероятно, это происходило потому, что выпадал он из мобов-полурыб, а так как четвертый этаж в бета-версии состоял из сухих, пыльных каньонов, присутствие в них рыбоподобных существ сделало их довольно страшными. Но как только игроки узнали, что приготовленный на костре картофель был вкуснее любых купленных в магазине сладостей, его цена сразу взлетела до небес и началась картофельная лихорадка, в результате которой перебили всех полурыб ради получения крахмальной добычи. В нынешней версии Айнкрада информация распространялась не очень быстро, и я мысленно отметил, что должен вернуться на четвертый этаж и снова запастись картофелем.
        Через пять-шесть минут от костра стал исходил сладкий запах. Асуна и «Бро» прекратили свою болтовню, и их ноздри начали шевелиться, однако я позволил сладкому картофелю полежать в огне как можно дольше. В тот момент, когда картофель почти сгорал, он приобретал свой самый лучший вкус, и именно в это время я вытащил свой меч и трижды ткнул им в огонь. Вокруг разлетелись искры, а когда я вытащил меч из костра, то на его конце было наколото три идеально приготовленных картофелины. Все пятеро моих друзей, словно по команде, молча протянули руки, и я, разрезав каждый картофель пополам, угостил их. Зеленый чай, который сварил Эгиль, очень хорошо сочетался с картофелем, полученным из полурыб. Мой родной город Кавагоэ в префектуре Сайтама был хорошо известен своим сладким картофелем, и я, когда был ребенком, все время его ел. Поэтому я был придирчив и к вкусу, и к текстуре, хотя даже я немного устал от его частого употребления. Этому цифровому сладкому картофелю я бы дал не менее девяноста пяти баллов из ста.
        Картофельные половинки быстро исчезли в виртуальных желудках, и в унисон раздались шесть довольных вздохов. Вольфганг, который в будущем планировал открыть на втором этаже стейк-хаус, спросил меня, где можно достать такую картошку. Чтобы не нагружать его лишними фактами, я просто сказал:
        — Я буду дешево его продавать, — и допил чай.
        «Отряд Бро», конечно же, сражался с некоторыми из полурыб в башне Лабиринта на четвертом этаже, но «Земледельцы-ихтиоиды», из которых выпадал картофель, не ходили по одному и сразу убегали, как только их НР опускался до половины. Единственным надежным способом их победить было использование в нужный момент мощного боевого скилла.
        За тридцать секунд до конца отдыха Эгиль убрал костер и принял нас в свою группу. В настоящее время «Отряд Бро» состоял всего из четырех человек, так что мы с Асуной как раз помещались в максимальный размер группы из шести игроков. Однако рано или поздно они наберут новых участников, и мы не сможем быть уверены, что для нас всегда найдется место. Мне пришло в голову, что нужно подумать о том, что нам делать, когда мы неизбежно столкнемся с проблемой создания группы на крупных рейдах.
        В этот момент ко мне подошла Асуна и задала неожиданный вопрос:
        — Эй, Кирито. Как игрок с оранжевым маркером может снова получить зеленый цвет?
        — Что?
        Почему она спрашивает это сейчас? Я моргнул, но быстро понял, куда она клонит. Скрывая свои личности, Мортэ и его товарищ пробрались в АОА и АРД и, используя различные приемы, пытались натравить гильдии друг на друга. К тому времени, как я разгадал их схему на третьем этаже, Мортэ уже покинул гильдию, но я предположил, что «Кинжальщик» все еще был в АОА. Но вчера он напал на NPC, помогавшего Сайлону, и окрасил свой маркер в оранжевый цвет. Таким образом, он не мог войти ни в один город, и ему было бы очень трудно встретить своих товарищей по гильдии. Это могло означать, что в рядах АОА был игрок, который либо внезапно исчез прошлой ночью, либо придумал оправдание для изменения своего цвета. Все это было так, если только он не вернул свой маркер в зеленое состояние этой ночью.
        — Чтобы вернуть зеленый цвет, нужно выполнить специальный квест под названием «Восстановление равновесия». Я не знаю точно, как это работает, но если курсор становится оранжевым, то пустошах периодически будут встречаться NPC - путешественники, у которых можно взять этот квест… По крайней мере, мне так кажется, — пробормотал я, не совсем уверенный в своих воспоминаниях по этому вопросу.
        Задумавшись, Асуна спросила:
        — Это можно сделать за ночь?
        — Сложность и продолжительность квеста меняются в зависимости от преступления. После кражи у NPC чего-то дешевого не потребуется очень длинный квест. Но если вы напали на игрока или кого-то убили, то все будет намного серьезнее. Если вы совершите то же преступление снова, то во второй раз квест будет сложнее, чем в первый. А в третий раз сложнее, чем во второй. Я припоминаю, как в бета-версии люди говорили, что если убить пять игроков, то вы уже не сможете снова стать зеленым.
        Поняв, что мое объяснение на самом деле не решает проблему, поднятую Асуной, я добавил:
        — Если честно, то я не знаю, сколько потребуется времени, чтобы очистить Кинжальщика. К тому же он только напал на Громилу, но не убил его...
        — Да, и еще проблема в том, что здесь находится только половина АОА.
        — Я сомневаюсь, что они воспримут нас всерьез, если мы попытаемся рассказать им правду.
        Наш тихий разговор был прерван громким голосом, гулко доносящимся от входа в подземелье.
        — Эй, если вы хотите пойти с нами - добро пожаловать! Но если вы присоединились к рейду, то должны следовать нашим командам!
        Этот голос я никогда ни с кем не перепутаю, так как он принадлежал Кибао, лидеру АОА, - игроку с прической, напоминающей шипастую палицу. Я показал ему ОК, он фыркнул и повернулся ко входу. Рядом с ним были знакомые лица: алебардщик Окотан и закованная в броню Литэн, которые помогали нам в битве с последним Боссом. Они незаметно нас поприветствовали, и мы с Асуной поклонились в ответ.
        Было решено, что прохождение этого подземелья возглавит АОА, и Линд, Шивата и Хафнер, возглавляющие свои группы из АРД, согласились на это без единого возражения. «Отряд Бро» с двумя дополнительными игроками поступил аналогичным образом. Проверив, что все группы были готовы, Кибао прогремел:
        — Давайте пройдем через это подземелье и пообедаем в следующем городе!
        Члены АОА изо всех сил поприветствовали его, а остальные сделали это менее восторженно, и отряд из сорока двух человек направился в подземелье, которое прорезало горную цепь.
        Менее чем через двадцать минут мы уже сражались. Само подземелье было очень простым и состояло из больших помещений и соединяющих их коридоров. Довольно быстро и без особых проблем мы очистили первую комнату от десяти мобов «Живая статуя». Проблема возникла, когда мы добрались до замка-головоломки на дверях в задней части комнаты. Замок выглядел как скользящая головоломка - в Японии их часто называют «Дочь в коробке» - которая состояла из больших, средних и маленьких блоков, двигающихся относительно друг друга. Чтобы решить головоломку, нужно было переместить большой блок, размещенный на самом верху загадки, к выходу внизу. Во время бета-тестирования в замке был один большой блок, четыре вертикальных блока, один горизонтальный блок и четыре маленьких блока, что было довольно простым классическим вариантом головоломки. Однако сейчас головоломка на дверях была сложнее и в ней было восемь маленьких блоков.
        Естественно, именно Кибао начал с уверенным видом первым решать головоломку. Но через пять минут и, по крайней мере, триста ходов он ни на шаг не приблизился к ее решению. Линд, уставший от ожидания, предложил ему сдаться, и позволить попробовать кому-то еще. Кибао накричал на него и предложил держался подальше. Это привело к тому, что АРД и АОА встали в явном противостоянии по разным сторонам комнаты.
        — Как знакомо это выглядит, — раздраженно вздохнула Асуна и, прислонившись к дальней стене, продолжила: — Скажи, разве нет простого и надежного способа решить эту задачу, как в случае с пятнашками?
        — К сожалению, нет... Я помню, что самое короткое решение предыдущей версии головоломки состояло из восьмидесяти одного хода, но здесь есть четыре дополнительных блока. Не думаю, что смогу вмешаться и быстро это решить.
        Пока мы разговаривали, Кибао был занят перемещением металлических блоков и громко стучал ими, двигая их взад-вперед. Но он постоянно оказывался в положениях, в которых уже был минутами ранее, и совсем не приближался к решению.
        — Кстати, Кирито, загадки в Стахионе были проклятием Лорда города? Мы не брали этот квест, поэтому я не знаю точных деталей, — сказал Эгиль, присоединяясь к нашему разговору.
        Я посмотрел на его мужественное лицо и кивнул.
        — Кое-кто умер в поместье Лорда, и теперь это место проклято.
        — Тогда, почему в этом подземелье, которое находится за много миль от города, есть загадки, а в Сурибусе их нет?
        — Неплохо подмечено…
        Я всегда знал, что шестой этаж - это этаж с головоломками, и поэтому никогда не думал об этом, но теперь, когда он заговорил об этом, я задумался. Если проклятие не распространяется даже на Сурибус, то не было смысла в его появлении в этих далеких подземельях. На самом деле головоломки тянулись дальше на юг через озеро и были даже в башне Лабиринта, но я не помнил ничего из бета-версии, что могло бы это объяснить.
        «Ну... это всего лишь окружение, которое кто-то придумал», - безнадежно заключил я, оценивая, стоит ли мне говорить это вслух, когда громкий голос прервал мои мысли:
        — Эй, ты просто вернул все в самое начало! — заорал Линд, привлекая наше внимание.
        Действительно, в массивной головоломке, которая открывала каменную дверь, большой блок вернулся в свое исходное положение наверху. Возясь с длинными вертикальными блоками под ним, Кибао хмыкнул:
        — Когда вы застряли - начинайте все сначала! Это здравый смысл!
        — Ты только что признался, что застрял! Пусть кто-нибудь еще попробует!
        — Я этого не говорил!
        — Говорил!
        Раздраженная их препирательством, Асуна прокомментировала:
        — Иногда мне кажется, что на самом деле они лучшие друзья.
        — Может быть ты и права...
        — Ох, Кирито. Просто иди туда и реши для них головоломку.
        — Послушай, к тому, что было раньше, добавлен целый дополнительный ряд. Я не смогу решить её ходами, которые помню…
        Но затем я пришел к выводу, что в нижней части было добавлено четыре блока самого маленького размера, которые были самими маневренными, и ими можно в значительной степени игнорировать. Все, что нужно было сделать,  - это доставить большой блок вниз, а затем переместить небольшие блоки по его сторонам, создавая путь к выходу.
        — Хм... — хмыкнула Асуна, и улыбнулась.
        — … Думаю, я попробую.
        Оставив их позади, я пересек большую комнату и подошел к запертой двери. Кибао и Линд услышали мои шаги и повернулись ко мне, готовые возразить, но я поднял руки, чтобы остановить их.
        — Послушайте, у этой головоломки нет особого способа решения, и можно просто запомнить ходы. Я решу её, и если вы запомните, как я это сделаю, то сможете легко  повторить, когда столкнетесь с ней еще раз.
        Парочка зажмурилась, но потом быстро переглянулась. Линд кивнул, а Кибао отвернулся от меня.
        — Ну, если ты так говоришь, то я позволю тебе попробовать.
        — Тогда, если вы простите меня...
        Я подошел к головоломке, которую только что сбросил Кибао, и начал собирать её, полагаясь на память. Я сказал, что нет никакого особого способа, но, в целом, самым быстрым способом было собирать длинные вертикальные блоки с левой или правой стороны, а затем заставить их занять верхние ряды. К счастью, мне удалось переместить самый большой блок вниз и не застрять. Как я и предполагал, после этого потребовалось всего несколько шагов, чтобы выставить новые блоки и сдвинуть самый большой блок к точке выхода.
        — Ооo, — пробормотала толпа игроков, когда массивная дверь ушла под пол, предлагая нам пройти в коридор.
        — Давайте двигаться, — торжествующе заявил Кибао, зовя своих товарищей по гильдии.
        Частично мое выступление произошло по просьбе Асуны, но у меня была и другая цель. Проходя мимо АОА, я как бы случайно пошел рядом с ними и приблизился к усатому денди, идущему в их заднем ряду.
        — Привет, — прошептал я Окотану - главе подразделения по подбору новичков в АОА.
        Он посмотрел на меня и пробормотал:
        — Отличная работа.
        — Спасибо. Слушай… Мне неудобно спрашивать это так внезапно, — начал я, вызывав с его стороны любопытный взгляд, — но из тех членов АОА, которые первоначально должны были участвовать в прохождении этого подземелья, никто внезапно не пропал?
        Я действительно ожидал услышать кое-какое конкретное имя от Окотана. Игрок, который дал мне прозвище Битер после прохождения Босса первого этажа. Игрок, который пытался наказать Нежа за участие в скандале с оружием. Игрок, который утверждал, что мы с Асуной пытались монополизировать квест «Война эльфов» на третьем этаже.  Игрок, который обвинил меня в попытке оставить себе «Флаг гильдии», и сказавший броскую фразу «Я знаю правду!». Это бы один и тот-же человек по имени Джо. Я всегда с подозрением относился к нему и, когда его не оказалось среди членов АОА в этом подземелье, мои подозрения усилились.
        Единственное, что объединяло Джо и вчерашнего «Второго капюшона» - было то, что они оба носили кинжалы и были примерно одного роста. Вчера игрок в капюшоне не снял его даже ночью, и то же самое происходило во время нашей встречи в катакомбах, а Джо всегда носил кожаную маску, закрывающую его лицо. Так что у них была явная общая черта. Их высокие голоса тоже были похожи, хотя маски могли изменять тон голоса, так что это было ненадежное сходство. На пятом этаже Кибао сказал Джо, что его информация о «Флаге гильдии» была верна. Это означало, что у Джо был доступ к информации из бета-версии, которая могла прийти от бета-тестера Мортэ. В АОА было несколько кинжальщиков, к тому же не было никакой гарантии, что «Второй капюшон» не менял свое основное оружие, пока был с АОА. Однако если Окотан упомянет имя Джо, то мои подозрения превратятся в обвинения.
        — Ну, что же… — начал Окотан без всяких подозрений и  взглянул влево, где в поле его зрения был список участников их рейда.
        Покачав головой, он продолжил:
        — Нет, никто не изменил свои планы. Есть все, кто подтвердил свое участие на вчерашнем собрании.
        — О… Понятно, — ответил я без явной видимой реакции, однако внутри был ошеломлен.
        Планируя свое нападение, Мортэ и его приятель должны были знать, что станут оранжевыми игроками. Их план мог состоял в том, чтобы пройти ночью квест «Восстановление равновесия» и вернуть зеленый цвет, но, спасая Мортэ, кинжальщик потерял свой основной клинок - «Кортик агонии». Если бы он не бросил нож, чтобы отвлечь меня, я бы разбил дымовую шашку мечом до того, как она взорвалась. Потеря такого мощного оружия, полученного от Падших эльфов, серьёзно подорвет его боевую силу и повлияет на его способность выполнить квест до утра. Я предполагал, что если «Вторым капюшоном» был Джо, то он придумал бы какое-нибудь оправдание своему отсутствию на рейде. Однако оказалось, что Джо и не планировал в нем участвовать. Мне нужно было получить как можно больше информации, пока была такая возможность, и я продолжил расспрашивать Окотана:
        — Хм, а в какое время дня у вас было собрание?
        — Это было после обеда, так что, наверное, около восьми тридцати вечера.
        Наконец Окотану показалось, что мои вопросы несколько подозрительны, и он спросил:
        — Зачем это тебе?
        — Э-э… хорошо… Прошлой ночью мы видели кого-то похожего на члена АОА, сражавшегося в лесу. Я немного беспокоился - вот и все ...
        Я понимал, что это было слабое объяснение, но фактически я не лгал, а просто не говорил, что сражался он со мной и Асуной. Окотан принял это за чистую монету и даже немного поклонился.
        — О, понимаю. Спасибо за твою заботу. Я ничего не слышал о том, что у кого-то были проблемы прошлой ночью.
        — Отлично, — ответил я, обдумывая эту информацию.
        Если собрание было в восемь тридцать, то они закончили после девяти. На нас напали около девяти вечера, и если нашим «Вторым капюшоном» был Джо, то он не мог быть на собрании. Я хотел знать, был ли Джо на собрании или нет, но спросить об этом было бы очень подозрительно. И даже если Джо не был на собрании, это только усилило бы мои подозрения, но не дало бы мне никаких веских доказательств. Если бы я только мог выяснить причину, по которой Джо не участвовал в сегодняшнем рейде, ведь до этого момента он всегда принимал участие во всех подобных событиях!
        — Эй, впереди следующая комната! Всем приготовиться к бою! — закричал Кибао с головы колонны.
        Все члены АОА салютовали своим оружием. Я решил, что нет смысла продолжать разговор, и, поблагодарив Окотана, отошел назад. Как только мимо прошли АРД, и я снова оказался в тылу, ко мне подошла Асуна.
        — О чем ты говорил с Окотаном?
        — Я спрашивал, не отказался ли кто-то из АОА от участия в рейде в последнюю минуту.
        Асуна сразу поняла, что я задумал, и наклонилась ближе ко мне:
        — И что?
        — К сожалению, он сказал, что таких не было.
        — Я думаю, что поймать его за хвост будет не так легко…
        — Да уж. В таком случае мы должны быть внимательными в течение всего дня.
        — Что ты имеешь в виду?
        Я наклонился к ней еще ближе:
        — Правда в том, что на самом деле, не так уж сложно скрыть истинную причину, по которой он стал оранжевым. Можно сказать, что он использовал атаку по площади, которая случайно зацепила NPC, и попросить своих товарищей по гильдии помочь ему выполнить квест «Восстановление равновесия». Причина, по которой он этого не сделал, вероятно, в том, что он допускал, что их атака прошлой ночью не увенчается успехом. Он мог бы обмануть своих товарищей по гильдии, но если бы ты или я выжили и узнали, что кто-то в АОА стал оранжевым, то мы могли заявить, что это он на нас напал. И если они достаточно сообразительны, чтобы тщательно такое спланировать, то они могут решить, что мы потеряем бдительность и не будем ждать повторной атаки на следующий день. В таком случае, мы станем более легкой мишенью.
        — Когда ты так говоришь, это кажется возможным. Итак, исходя из того, что теперь мы будем более внимательно следить за нашими спинами… — говоря это, Асуна с сердитым взглядом наклонялась все ближе ко мне, — … я хотела бы исправить твои слова "ты или я выжили".
        — Что?
        — Почему ты думаешь, что если один из нас будет убит, то другой убежит? Скажи это снова, но правильно: «Если ты и я».
        — Х-хорошо...
        Конечно же, я не планировал бросать Асуну и убегать, но допускал, что, возможно, мне придется использовать себя в качестве щита, чтобы дать ей возможность уйти. Понимая, что если я осмелюсь высказать это вслух, то получу в ответ гораздо больше, чем сердитый взгляд, я согласился и исправился. В этот момент позади нас раздался громкий свист.
        — Температура поднимается!
        — Они бы растопили даже Северный полюс! — начали подшучивать над нами Лоубакка и Найджан из «Отряда Бро».
        Почти мгновенно мы перестали соприкасаться плечами, и между нами образовалось достаточно большое расстояние. Я не мог не подумать о том, что не подшучивал так над Шиватой и Литен, потому что был уже в девятом классе и считал себя слишком взрослым для этого!
        Мы прошли через четыре большие комнаты, в каждой из которых была похожая на первую головоломка, но только сложнее. Несмотря на ссоры Кибао и Линда, мы одолели их всех и оказались в последнем зале, где находился похожий на виноградную лозу босс. Он быстро выращивал стручки, которые стреляли в нас взрывающимся горохом, но Эгиль и Лоубакка налегли на свои боевые топоры и наконец перебили ему корни. Я не получил бонус «Последняя атака», так как был занят уклонением от гороха, но, по словам Эгиля, все, что он получил с босса, было огромной кучей стручков с горохом. С большим энтузиазмом я предположил, что, весьма вероятно, горох будет сладким если его сварить. Выйдя из подземелья, мы отделились от остальных игроков и продолжили свой путь.
        АОА, АРД и Отряд Бро направились к виднеющемуся на горизонте силуэту следующего города, но у нас с Асуной была другая цель - мы шли в крепость Темных эльфов, которая на шестом этаже была расположена в этом северо-западном секторе.
        — Я понимаю,  нет смысла сейчас жаловаться на дизайн карт Айнкрада, — сказала Асуна после нескольких минут ходьбы по тропинке через пустошь, — но, когда между нами и начальной областью проходит горная цепь, очень хочется это сделать.
        — Без комментариев. — ответил я.
        Северо-восточный район, в котором находились Стахион и Сурибус, в основном был покрыт густым лесом, как и третий этаж, но соседний с ним по карте северо-западный район представлял собой обожженную красную пустыню, прямо как в вестернах. На этой холмистой местности совсем не было зелени, здесь стояли только обтесанные ветром камни и кактусы странной формы. Когда начался сильный ветер, он вихрями поднял песок, и видимость сильно упала. Голод и жажда не могли убить в Айнкраде, но в реальном мире мы бы никогда не ступили в такое место без нескольких бутылок воды. Пункт нашего назначения был рядом с проходом на север, на расстоянии около двух с половиной миль. Здесь не было дорог, поэтому мы шли по сухим руслам рек, обходя выходы на поверхность скалистых пород и сражаясь по пути с многочисленными мобами. К счастью, Асуна не находила гигантских скорпионов, огромных сороконожек и огромных верблюжьих пауков такими же страшными, как астральных монстров, несмотря на то, что большинство девушек  их боятся. Как только мой инвентарь заполнился такими неаппетитными ингредиентами, как хвосты скорпионов и челюсти
верблюжьих пауков, я наконец достиг двадцатого уровня.
        — Да!
        В тот момент, когда меня окружил световой эффект повышения уровня, я поднял правый кулак и подпрыгнул. Недавно достигшая девятнадцатого уровня Асуна удивленно отступила на шаг назад.
        — С-с каких это пор, ты начал себя так вести?
        — Я делал также, когда получил шестой и двенадцатый уровни, — напомнил я.
        Наконец Асуна поняла:
        — О, значит, у тебя появился еще один слот для умения... В таком случае, некоторые поздравления действительно уместны.
        — Да!
        — Конечно, конечно! Так какое пятое умение ты выберешь?
        — Мама миа! — закричал я, но осознал, что немного увлёкся, когда моя напарница одарила меня ледяным взглядом.
        Смущенно откашлявшись, я продолжил:
        — У меня уже есть «Одноручные мечи», «Боевые искусства», «Поиск» и «Скрытность». Поэтому, я думаю, что возьму либо «Метательные ножи», либо «Спринт».
        — Я рекомендую «Спринт» — сказала Асуна, — Он увеличивает скорость движения,  да и просто побегать приятно.
        — Да, мне нравится это умение, но…
        С тех пор, как мы начали совместные похождения, прошел уже месяц, и я подумал, что сейчас уже можно это спросить, хотя все еще сомневался.
        — Скажи, Асуна… У тебя есть «Рапиры», «Легкая металлическая броня», «Портняжное дело» и «Спринт» - а что еще?
        На девятнадцатом уровне у Асуны было всего четыре слота умений, но, благодаря крайне редкому предмету, который, вероятно, был уникальным в этом мире, она могла использовать дополнительное, пятое, умение. Я знал, что она использовала хрустальную бутылочку «Калес`О», чтобы переключаться между «Портняжным делом» и «Спринтом», но то, что у нее было в последнем слоте, всегда оставалось для меня загадкой.
        Асуна несколько раз моргнула, отвела от меня взгляд и поджала губы. Это только заинтриговало меня, но я бы никогда не смог угадать её ответ.
        — Хм… это секрет. Я не хочу, чтобы ты на меня злился.
        — Что?! Злился?! Я?! Постой, я не собираюсь злиться. Я имею в виду, какие бы умения ты не выбрала, это твое личное дело...
        — Учителя, которые так говорят, всегда потом злятся.
        — Учителя...
        Ну, в этом она может быть и права, но я все же не учитель. Воспользовавшись моим молчанием, Асуна ткнула меня пальцем и продолжила:
        — Мы сейчас говорим не обо мне. Я спросила тебя, какое умение ты собираешься взять.
        — Э-э, верно… Как я уже говорил, это будут либо «Метательные ножи», либо «Спринт»... Но я пока подожду.
        — Понятно. Тогда, давай продолжим, — сказала она приказным тоном.
        Асуна повернулась на север, никак не прокомментировав  мою нерешительность в выборе. Полагаю, что она действительно не хотела говорить о своем пятом умении.
        Последние несколько минут мы шли по песчаным каньонам, которые напоминали мне американский штат Юта. По фильмам, конечно, а не по личному опыту. Рельеф здесь был однообразный, но сложный, а карта просто показывала направление нашего движения. Единственным способом достичь нашей цели было пройти через этот естественный лабиринт. Если знать правильный маршрут, то можно просто пробежать в нужном направлении и избежать встречи с мобами, однако даже такой Битер, как я, который прошел этот лабиринт всего несколько месяцев назад, не запомнил его прохождение. Мы должны были просто идти в перед и убивать всех скорпионов, многоножек и смертельных «Монгольских червей», которые вылезали из трещин в пыльных стенах каньона. К тому времени, когда мы наконец столкнулись с признаком цивилизации, проникающий в каньон свет становился все темнее и темнее.
        Внезапно дно каньона расширилось, и по бокам выстроились многочисленные каменные колонны и блоки, возвышавшиеся над мелким песком как мост. Перед нами показались большие ворота, сверху которых трепетали многочисленные знамена со знакомыми символами из сабель и рогов.
        — Вау! Они огромные…
        Асуна уже устала от всех этих постоянных сражений, но даже она не могла скрыть свою реакцию на появление ворот замка. Исходя из её уровня, она все еще была слишком сильна для этого этажа, но все эти ядовитые монстры и волнение из-за возможного нападения РК приводили к нервному переутомлению. Мы не могли оставаться в постоянном напряжении из-за угрозы нападения и должны были подумать о способах активного устранения этой опасности - сказал я себе, когда мы шли по каменному мосту.
        — Расположенный наверху замок Гэлей является самой большой крепостью Темных эльфов. Само строение не так шикарно, как замок Йофель, но у них есть столовая и ванная.
        — Подожди, ты сказал «ванная»?
        Асуна не прыгала с криками «Да!», но изменившееся выражение её лица говорило, что счетчик её энергии вырос с тридцати процентов до семидесяти. Она ускорила шаг, и я поспешил догнать её, в конце концов решив, что мне следует кое-что уточнить.
        — Дело в том, что столовая отличная, но с ванной есть небольшие проблемы. Хотя, может быть, и нет…
        — В смысле?
        — Ну хорошо, на самом деле, это общественная ванная...
        Поначалу Асуна не поняла, что я имел в виду, и повторила:
        — Общественная?..
        Она задумалась и, нахмурившись, продолжила:
        — Значит, это не лично наше пространство? Другие игроки тоже могут войти?
        — Совершенно верно. Из всех локаций Темных эльфов только Королевский замок на девятом этаже и замок Гэлей являются публичными. Я полагаю, что разработчикам было трудно сделать целую кучу больших крепостей и замков, которые одновременно существуют в одном и том же месте.
        — Замок Йофель тоже был достаточно большим. Хотя я, конечно, не могу жаловаться. Итак, ты говоришь, что другие игроки могут войти в столовую, ванную и так далее, — опечаленно проговорила Асуна.
        Я практически слышал, как шипел уменьшаясь счетчик её энергии, и поспешил уточнить:
        — Теоретически, да, но сюда могут зайти только игроки, выполняющие квест «Война эльфов» за фракцию Темных эльфов, и только те, кто смог пройти его также далеко, как и мы. Я не думаю, что сейчас есть такие игроки кроме нас, так что, купайся в свое удовольствие. К тому же, я могу постоять на страже снаружи,  как я делал на третьем этаже…
        Казалось, что Асуна приняла эту идею и расслабилась, но внезапно она снова стала очень серьезной.
        — Замок Темных эльфов ведь не безопасное убежище?
        Я был немного озадачен и взглянул на ворота, которые были уже гораздо ближе. Антикриминальный кодекс, который давал абсолютную защиту здоровью и жизни игрока был невидим, но аура, окружающая замок, была не такой, как в людских городах.
        Я посмотрел на Асуну и кивнул.
        — Да, похоже на это. Теоретически, конечно, возможно, что банда Мортэ каким-то образом проникнет в замок и нападет на нас. Но, как я уже сказал, чтобы сделать это, они должны быть связаны с фракцией Темных эльфов. Я не думаю, что у них было так много времени для прохождения квеста. И в таком случае Дж… кинжальщик не смог бы проникнуть в АОА. Бровь Асуны дернулась, когда я чуть не произнес имя, но её реакция этим и ограничилась, а вот её следующие слова, были неожиданными:
        — Как ты думаешь, виконт Йофилис сказал бы нам об этом, если бы мы спросили?
        Может ли он сказать, работают ли Мортэ или его друзья на Темных эльфов?
        — Хм...
        Я остановился и, не осознавая этого, скрестил руки на груди. В конце концов я покачал головой.
        — Нет… Замок Йофель является примером того, почему Виконт Йофилис должен существовать отдельно для каждой группы игроков, проходящих его квест. Наш Йофилис, вероятно, сказал бы, что мы единственные люди, которые помогают Темным эльфам в их борьбе.
        — О… Я должна еще раз сказать, что мне не нравится эта система, — пожала плечами Асуна.
        Она повернулась к высоким воротам замка и продолжила:
        — Тогда, в замке нужно быть на чеку. Давай, пошли.
        — Да, — согласился я, и мы с напарницей одолели последний пролет каменного моста.
        Мы приблизились к огромным воротам, которые казались вырезанными из цельного огромного камня. Во всех предыдущих лагерях и фортах перед входом всегда стояла охрана, но была особая причина, по которой эльфы замка Гэлей почти не выходили наружу. Вместо этого из эркеров на воротах раздались грубые голоса:
        — Прочь!
        — Эти ворота не открываются для людей!
        Крики стражи были даже резче, чем в замке Йофель. Но, высоко подняв кольцо «Знак Льюсулы», которое дал мне Виконт Йофилис, я заставил стражников у эркеров повернуться и подать сигнал в замок. Откуда-то из замка зазвучал звонкий колокол, и ворота начали медленно открываться. Чтобы полностью открыть ворота, было необходимо около минуты, поэтому, когда хватило места, чтобы протиснуться одному человеку, я подтолкнул Асуну внутрь и протиснулся вслед за ней. В тот момент, когда мы пересекли порог, ворота изменили направление движения и загрохотали, закрываясь.
        Асуна сделала три шага, остановилась и воскликнула:
        — Ооо!
        Замок Гэлей был построен в круглой котловине диаметром более шести сотен футов. Трехэтажное здание, изогнутое вдоль внутренних стен котловины, было  построено не из камня или дерева, а вырезано скульптором прямо в природной скале,  как и некоторые древние руины. Возле замка в форме буквы «С», тянулось открытое пространство,  покрытое мозаичной плиткой. По нему спокойно ходили стражи и слуги Темных эльфов. Других игроков я пока не видел. В центре этого открытого пространства стояло большое лиственное дерево. Пустыня и каньоны, через которые мы шли, не отличались изобилием растений, кроме коричневых кактусов, но ветви этого дерева были сплошь укрыты яркими зелеными листьями. В его корнях резвился источник с кристально-чистой водой, которая сверкала золотом в тех местах, где сквозь ветви на неё падали лучи солнца. Рядом с основанием дерева виднелось большое дупло, и, присмотревшись, можно было увидеть, как в нем пульсирует слабый синий свет.  Когда Асуна заметила это, она прошептала:
        — Это Дерево духов?...
        — Да. В этом замке есть Дерево духов.
        «Деревья духов» были телепортами, которыми Темные и Лесные эльфы пользовались, чтобы переходить с этажа на этаж. Это очень напоминало ворота, которые были в распоряжении игроков. Но в то время, когда наши ворота всегда можно было найти в самом большом городе на любом этаже, многие из Деревьев духов располагались в дали от эльфийских поселений. И этот факт я находил весьма любопытным. У этих деревьев была своя продолжительность жизни, и они росли около ста лет, но даже эльфы не знали, где и когда они вырастут. Однако Дерево духов на шестом этаже отличалось долговечностью и росло веками, что позволило построить вокруг него замок Гэлей.
        Когда я рассказывал Асуне всю эту справочную информацию, дверь в западном крыле замка громко открылась, и лицо Асуны вспыхнуло от счастливой улыбки.
        — Асуна! Кирито!
        К нам бросилась женская фигура в черной броне и темном плаще, с изогнутой саблей на левом бедре. Её кожа была светло-коричневого цвета, а коротко подстриженные волосы были серовато-фиолетовыми. Асуна побежала вперед и широко развела руки. Эльфийка прыгнула в объятия Асуны и обвила руками спину фехтовальщицы. Через пять долгих секунд она с распростертыми объятиями направилась ко мне. Я собирался ограничиться рукопожатием, но мне пришлось подавить свою стеснительность и принять ее медвежьи объятия. В глубине моей головы появилось странное рассуждение, утверждающее, что раз она была в тяжелых металлических доспехах, то ничего плохого в этих объятиях не было. После очередных пяти секунд объятий девушка отпустила меня и, отступив, хлопнула  по плечу. Мы расстались всего три дня назад, но мне казалось, что прошло намного больше времени. Я поприветствовал члена отряда Рыцарей пагоды Льюсулы - прекрасную темную эльфийку, которая была нашим хорошим другом.
        — Кизмель, рад тебя видеть!
        — Это действительно  Асуна и Кирито! Я так рада, что вы пришли! Наверное, было трудно пересечь все эти засушливые земли пешком, — сказала Кизмель.
        Асуна просияла:
        — Это было легко, зная, кого мы увидим в конце пути!
        — Я рада слышать такие слова. Пожалуйста, зайдите внутрь и очиститесь от пыли вашего путешествия, но только после того, как окажете свое почтение Господину замка. Извините, что задерживаю ваш отдых.
        — Нет, если мы собираемся насладиться здесь гостеприимством, мы должны показать нашу признательность. — сказал я.
        С извиняющимся видом Кизмель повела нас через площадь. Пока мы шли, я размышлял о том, что с момента посещения лагеря на третьем этаже, замка Йофель на четвертом и деревни Шиайя на пятом NPC Темных эльфов никогда не были к нам открыто враждебны, хотя, в целом, они были довольно сдержанными. Однако сейчас мне начинало казаться, что квесты, которые мы выполняли для них, начали влиять на их отношение к нам, потому что охранники и слуги, которые встречались нам по пути, вежливо нас приветствовали. Это могло быть только потому, что с нами была Кизмель, но я все равно отвечал на все приветствия. Мы направились налево от Дерева духов - к парадным воротам замка. Основная часть замка была довольно высокой и возвышалась над скалами, окружающими котловину, примерно на пятнадцать-двадцать футов. Я был здесь во время бета-тестирования, но просто принял основной квест, а потом доложил об его выполнении. Поэтому у меня не было большого количества воспоминаний о замке. Но когда я прошел через охраняемые двери в главный зал, то не мог не присоединиться к восхищению Асуны. Снаружи замок Гэлей был вырезан из
красноватой скалы со множеством мелких деталей, но с однородной текстурой, которая не обладала такой красотой, как замок Йофель. Но внутри он был выложен изящной черно-белой плиткой и вовсе не был похож на старые руины. Я понял, что во время бета-тестирования интерьер был упрощенным, и позже дизайнеры приложили немало усилий, чтобы украсить это место. Или это сделали Темные эльфы.
        Мы пересекли абсолютно чистый зал, в котором не было ни пылинки, и поднялись по двойной спиральной лестнице в кабинет Лорда на третьем этаже. Хозяин замка, Граф Мелан Гас Гэлейон, был чрезвычайно редким эльфом - большим и добрым, с великолепной бородой, однако он не обладал той же человечностью (эльфийством?), которая была у Виконта Йофилиса. Наш диалог был довольно простым: он просто поприветствовал нас,  выдал один главный квест и три дополнительных. Когда мы вышли из его комнаты, Кизмель с облегчением выдохнула. Я посмотрел на её профиль, не понимая, в чем дело, и она виновато мне улыбнулась.
        — Я простого происхождения. С тех пор, как я получила задание найти ключи, я стала чаще общаться с дворянами, но для меня это все равно непривычно.
        — Ха-ха, я тоже простой человек и всегда нервничаю рядом с важными людьми. А вот насчет Асуны не уверен.
        У меня имелись подозрения, что Асуна была довольно избалованной богатой девочкой, но это не лишило её склонности к неожиданному насилию. Фехтовальщица мгновенно оправдала свою репутацию и стукнула меня в бок кулаком.
        — Конечно же, я тоже из простой семьи! И да, я тоже нервничаю!
        — Ха-ха-ха! Вы так прекрасно ладите. Хорошо, позвольте мне показать вашу комнату.
        Кизмель положил руки нам на спины и подтолкнула нас по коридору без окон на запад. Вскоре мы подошли к гостевой комнате на третьем этаже западного крыла. На её противоположной от двери стене было решетчатое окно, через которое виднелось заходящее солнце. В его лучах Айнкрад приобрел ярко-красный цвет.
        — О, какое прекрасное место! — воскликнула Асуна, кружась в центре комнаты.
        — Она немного меньше гостевой комнаты в замке Йофель, — начала Кизмель, — но на самом деле, она - вторая по величине во всём замке Гэлей.
        — Нет, здесь совсем не тесно! Могу поспорить, что на одном только диване можно разместить пять человек!
        Асуна проявляла все признаки мебельной одержимости. Она сняла свое снаряжение и упала на длинный деревянный диван с элегантным изогнутым дизайном. Кизмель усмехнулась, сняла саблю и села рядом с ней, а я, избавившись от меча и доспехов, опустился в кресло напротив. Мебель в номере гостиницы «Копыто Пегаса», где мы обсуждали с Линдом «Флаг гильдии», тоже была довольно роскошной, но, конечно же, с точки зрения качества обстановки и плюшевых подушек замок графа был на один-два уровня выше. Мне казалось, что это были бесполезные растраты, так как мы с Асуной были единственными игроками, которые останавливались в этом замке. В этот момент я понял, что сначала мне нужно кое что подтвердить.
        — Послушай, Кизмель.
        — Что? — спросила рыцарь, которая потянулась к тарелке с фруктами, стоящей на кофейном столике между нами.
        Я тщательно подбирал слова.
        — Слушай, есть ли в замке Гэлей другие люди, кроме нас?
        Улыбка исчезла с лица Асуны, но Кизмель просто сказала:
        — Нет, никого нет.
        — Ясно. Извини за странный вопрос, — сказал я, расслабляясь и беря с тарелки фрукт в форме звезды.
        — Но я слышала, что другие люди-мечники тоже помогают народу Льюсулы. — продолжила она. — Возможно, вы когда-нибудь их встретите.
        Я застыл в неудобном положении, а рука с фруктом замерла прямо перед моим открытым ртом. Почти два месяца прошло с начала этой игры смерти, и больше двух недель назад мы открыли третий этаж. За это время другие игроки вполне могли взять квест «Война эльфов» и выбрать сторону Темных эльфов. Но если это были Мортэ и его друзья, то в замке Гэлей мы будем перед ними беззащитны. Мортэ, не колеблясь, убил Лорда Стахиона Сайлона. Если они захотят, то попытаются сделать это и с Темными эльфами в этом замке - в том числе и с Кизмель. По абсолютной боевой силе, Кизмель была гораздо сильнее их, но нельзя было не учитывать изворотливость и хитрость этих людей. Решив, что нам нужно как можно скорее завершить то, ради чего мы пришли в этот замок, я, посмотрев в глаза Асуне, бросил фрукты в рот и открыл меню игры. Я вытащил из инвентаря, который эльфы называли «Магический свиток», обоюдоострый кинжал и два метательных дротика, которые имели общий зловещий дизайн. Как только Кизмель увидела на столе оружие, её лицо напряглось.
        — Кирито… что это?..
        — Хм… Прошлой ночью на нас напали два человека. Они потеряли это оружие пытаясь...
        Кизмель резко вскочила.
        — На вас напали?! — закричала она. — Это была попытка ограбления или?..
        — Э-э… думаю, что они пытались нас убить.
        — Какой ужас!!!
        Мне казалось, что глаза Темной эльфийки засияли бледным пламенем. Она выпрямилась, схватила саблю, которую только что положила, и, стоя у края дивана, закричала:
        — Если бы я была там, то отрубила бы им головы! Кирито, Асуна, вы не должны возвращаться в человеческие города! Вы должны остаться со мной!
        — Нет-нет-нет, у нас все хорошо. — заверил я разъярённую эльфийку, заставляя её сесть.
        Успокоив Кизмель, я снова указал на оружие на столе. Кизмель положила свою саблю на диван и подняла дротик высоко над головой, так, чтобы он поймал свет из окна.
        — Это не сталь. Он сделан из шипов животного. — сказала она.
        Асуна наклонилась вперед и, постучав по другому дротику, прочитала вслух информацию о свойствах предмета:
        — Кизмель, эти человеческие слова говорят, что Павший эльф Генерал Нолц сразился с драконом Шмаргором и отрезал его шипы, с которых стекает смертельный яд.
        — Нолц… Шмаргор?! — переспросила Кизмель и, резко поднявшись, отвела руку с дротиком как можно дальше от себя.
        Успокоившись и восстановив самообладание, Кизмель положила дротик на стол.  Она посмотрела на нас и заговорила официальным тоном:
        — Шмаргор - это злой дракон, о котором говорится в древней эльфийской легенде. Давным-давно, когда эльфы, люди и гномы всё ещё жили на земле, злая маленькая змея проскользнула мимо жрицы и взобралась на Священное дерево, чтобы укусить единственный плод, выросший на кончике одной из ветвей. Змея обрела вечную жизнь, но была проклята, и все, что попадало в её рот, превращалось в яд. Каждый раз, когда змея ела, она страдала и умирала, но постоянно возвращалась к жизни благодаря силе Святого плода. Спустя несколько веков змея превратилась в большого и уродливого ядовитого дракона, который нападал на города и деревни. Однако герой-человек Сельм победил его, и дракон сбежал в ледяную страну далеко на севере…
        Приятный голос Кизмель стих, и мы с Асуной выдохнули. Её плавное, лирическое выступление было очень приятно слушать, но мы хотели попросить рассказать нам нечто большее, хотя начали подозревать, что она вряд ли сможет это сделать.
        — … Хм, это довольно грустная история. Я сомневаюсь, что змея хотела укусить плод Святого древа со злым умыслом. — сказала Асуна, качая головой.
        Кизмель кивнула.
        — Как говорят, плоды Святого древа дарят вечную жизнь, а их сок делает плоть неуязвимой. С ними связано много трагических истории. Есть еще одна такая легенда... В конце месяца, который люди называют декабрем, Святой мудрец дарит детям подарки. Однажды он узнал, что подарок, который он должен был отдать больной маленькой человеческой девочке, на самом деле являлся куском плода Святого дерева. Не в силах подавить свое любопытство, он открыл коробку и увидел великолепный кристалл. Мудрец возжелал этот кристалл и не доставил подарок маленькой девочке. Без защиты кристалла девочка не дожила до нового года, а святой мудрец был проклят и сошел с ума. Говорят, что он вечно бродит сквозь ночь, которая никогда не заканчивается...
        — Все твои истории так заканчиваются? — спросила Асуна.
        Кизмель пожала плечами.
        — Большинство из них. Нельзя желать дары Святого древа.
        — Из того, что я помню, Падшие Эльфы были изгнаны именно потому, что они пытались добыть сок Святого древа. — добавил я, и у Асуны перехватило дыхание.
        — Точно! Падших эльфов тоже изгнали на крайний север. Поэтому было бы логично, если бы они встретили там Шмаргора. Но подождите, значит ли это, что генерал Нолц живет с тех времен, как был создан Айнкрад?
        Пока мы разговаривали, Кизмель молча хмурилась, поэтому я осторожно спросил ее:
        — На самом деле… Сколько лет назад появился Айнкрад?
        — На самом деле мы, королевские рыцари, не знаем подробностей. Я думаю, что Лорд Йофилис сказал вам, что только Её Королевское Величество знает все легенды, связанные с Великим разделением и шестью священными ключами. Нам говорят только то, что этот летающий замок был создан очень давно.
        Кизмель на мгновение остановилась и, поправив застежку плаща, продолжила:
        — Однако я слышала, что Её Величество и Король Лесных эльфов живут очень долго. Так что предводитель Падших, тоже должен быть таким же древним как они. Хотя он меня не пугает.
        Это обнадеживало, но я не хотел, чтобы Кизмель закончила сражением с Генералом Нолцом. Я не сомневался в её умениях как рыцаря, но даже воспоминание о взгляде Нолца заставляло меня задыхаться. Он был страшнее всего, с чем мы сталкивались до сих пор, включая Босса пятого этажа. Хотя Кизмель и не могла понять, о чем я думаю, она пристально посмотрела на меня своими темными глазами и снова потянулась к столу. На этот раз она взяла черный «Кортик Агонии», который выронил «Второй капюшон». В отличие от дротика, Кизмель просто повертела кинжал и сказала:
        — Действительно, это оружие Падших.
        — Ты можешь понять это, просто на него посмотрев? — спросила Асуна, широко раскрыв глаза.
        Рыцарь указала на основание тонкого клинка.
        — Видишь здесь еле заметный символ?
        — Что? — вскрикнул я.
        Мне было стыдно, что я не заметил этот символ, когда осматривал клинок в гостинице в Сурибусе. И точно, чуть выше рукояти была видна очень тонкая резьба, которая блестела на солнце оранжевым цветом. Изображение состояло из двух пересекающихся линий, которые создавали узор из трех бриллиантов, но я понятия не имел, что это значит.
        — Что это?.. — удивилась Асуна.
        — Очевидно, это - символ льда и молний, — ответила Кизмель.
        — Ох… — одновременно выдохнули два человека.
        У Темных Эльфов на гербе были сабли и рог, у Лесных эльфов был щит и длинный меч, а у Падших эльфов - лед и молния. В другой игре можно было бы подумать, что Падшие были мастерами магии льда и молний, но, к сожалению -  а на самом деле к счастью - в SAO не было магии. Кизмель положила кинжал обратно на стол и скрестила руки на груди.
        — Это действительно оружие Падших. Такая же отметка была на клинках тех, с кем мы сражались на третьем и пятом этажах. Но, мне кажется, что виденные мною символы были не просто вырезаны, а отлиты серебром.
        — Теперь, когда ты упомянула про это, я вспоминаю, что это действительно так. — согласилась с ней Асуна.
        Честно говоря, я не мог этого вспомнить, но сомневался, что такой искусственный интеллект, как Кизмель, может ошибаться, поэтому продолжил:
        — Ты говоришь, этот кинжал проще, чем оружие Падших, с которыми мы сражались?
        — Можно и так сказать, но это еще не все. Я подозреваю, что это оружие предназначено для союзников из других рас. Это значит, что нападавшие на вас люди не украли этот кинжал у убитого Падшего, а получили его в качестве награды за их помощь.
        — ...
        Этим утром мы с Асуной уже обсуждали такую возможность, основываясь на тексте из описания «Кортика Агонии». Я чувствовал, что слова Кизмель превратили это смутное подозрение в уверенность. Мортэ и его приятель, нашли ветку квеста, которая включала в себя не борьбу с Падшими Эльфами, а сотрудничество с ними. Таким образом, мы должны были предположить, что существовал способ повторно получать отравленные дротики. Если мы собирались продолжать сражаться с ними, то нам нужно было как можно скорее найти способ нейтрализовать парализующий яд второго уровня. Я вздохнул и хотел это объяснить, но меня прервали:
        — Не волнуйтесь. Как я вам уже говорила, пока я на вашей стороне - никакие бандиты не будут вам угрожать. — категорически заявила Кизмель.
        Она слегка похлопала Асуну по колену и встала.
        — Э-э, Кизмель, мы не… — начал я, но увидев, что мы пытаемся встать, она продолжила:
        — Почему бы нам сначала не смыть пыль вашего путешествия? Вы нахватались много песка по дороге в этот замок.
        Эти слова превратили глаза Асуны в сердечки или, если быть точнее, в иконки с изображением горячих источников. Сейчас её уже ничто не сможет остановить. Я быстро спрятал оружие обратно в инвентарь и поспешил за девушками.
        Когда я был в замке Гэлей в бета-версии, то осмотрел здание. Хотя я и не посещал бани, но запомнил  их местоположение. Однако Кизмель не пошла на второй этаж восточного крыла, где, как я помнил, располагались ванные. Вместо этого она спустилась по лестнице в центре западного крыла. Меня это смутило, но не так сильно, как когда мы продолжили спускаться ниже первого этажа. Разве мы не шли в баню? Был ли вообще в бете подвал? Но походка рыцаря была совершенно уверенной. Лестница закончилась на уровне подвала, и мы оказались в прихожей с кафельным полом, которая была освещена необычно окрашенными лампами. Пока мы шли, холодный воздух постепенно становился все теплее и теплее. В конце концов в правой стене появилась большая дверь. Она не была украшена занавеской с надписью «Ванная», как это делается в Японии, но открытый дверной проем источал белый пар. Так что это определенно было то самое место. В реальном мире подвал, в котором было много пара, полностью заполнен плесенью, но нам не нужно было беспокоиться о микроорганизмах или вирусах в виртуальном мире. По крайней мере я на это надеялся. Когда
Кизмель и Асуна прошли через дверь, я остановился и крикнул:
        — Хорошо, я подожду вас здесь.
        Рыцарь повернулась и, выглядя обиженной, поманила меня:
        — Не глупи, Кирито. Иди с нами.
        — Хм… Мне будет неудобно, если я заставлю вас надеть купальники, как это произошло в замке Йофель. К тому же хоть и мизерная, но все же есть вероятность, что те бандиты снова нападут.
        Асуна выглядела очень смущенной, она попалась в ловушку между её чувством вины за то, что она будет единственной, кто искупается, и ее нежеланием купаться в толпе. Но Кизмель не колебалась.
        — Не беспокойся о нападении, — сказала она. — В этот замок можно войти только через Южные ворота, а когда они открываются - сигнальные колокола можно услышать по всему замку. И тебе не нужно волноваться о другом.
        — Да?..
        — Зайди и посмотри.
        Кизмель схватила меня за руку и затащила в дверной проем. Здесь был своего рода зал отдыха, повсюду украшенный приятными лиственными растениями, а у стен стояли столы и стулья из ротанга. На столах стояли кувшины и стаканы для воды. Здесь не было других Темных эльфов, возможно, потому, что было еще рано для купания. На дальней стене было еще две двери из ротанга, которые, по всей видимости, вели в ванную. На левой двери был изображен круг, а на правой - квадрат.
        — Баня в этом замке очень большая, поэтому, здесь есть отдельные входы для мужчин и женщин. Вам не понадобятся ваши плавательные костюмы.
        — О… это имеет смысл. — сказал я с облегчением.
        В таком случае я был не против расслабиться в огромной ванне. Я  не имел ничего против хороших ванн.
        — Тогда, увидимся позже.
        Кизмель улыбнулась, и, помахав мне, они с Асуной исчезли в дверях с кругом. Я направился в двери с квадратом и, как и ожидал, оказался в раздевалке. Помимо плетеных корзинок для одежды в полном соответствии с жанром фэнтези здесь были даже крючки для брони. Но благодаря своему «Магическому свитку», я просто нажал кнопку «СНЯТЬ ВСЕ» и убрал свою одежду в инвентарь. Обернувшись, чтобы проверить, что рядом никого нет, я снял последний кусок материи. Накинув на бедра белое полотенце, я направился в следующую дверь. Коридор, облицованный плиткой, повернул налево, ведя в...
        — Ох ...
        Это было достаточно фантастическое зрелище, которое на мгновение меня заворожило. Помещение представляло собой массивный купол радиусом около тридцати футов. Мягко изогнутые стены и потолок явно были вырезаны прямо в скале - но это только подчеркивало естественность горячего источника. В стенах через равные промежутки были ниши, в которых горели лампы, освещая пространство мягким светом. Бассейн под куполом был заполнен жидкостью молочного цвета, и нечто, похожее на густую виноградную лозу, свисало с середины потолка до самой воды. Вероятно, этот купол был расположен прямо под площадью на поверхности, и это означало, что виноградная лоза была корнем Дерева духов. Убрав полотенце в инвентарь, я встал на первую ступень ванны, позволяя теплу наполнить меня до макушки. На этот раз с моих губ сорвался звук блаженства. Здесь было слишком мелко, чтобы погрузиться всем телом, поэтому я направился в центр, разгоняя по пути тяжелый пар. Под корнем вода доставала мне уже до талии, и наконец-то я погрузился в горячую воду. В этот момент белый пар развеялся, открыв прямо возле меня еще одну фигуру. Здесь было
слишком глубоко, чтобы я мог резко отпрыгнуть в сторону, поэтому все, что я мог сделать, это смотреть.
        В общем-то, я не был человеком, который сильно зависел от правил, самоконтроля или личных убеждений, но даже у меня было несколько вещей, которые я от себя требовал. Я никогда не задумывался: «А что бы было, если я бы сделал то, а не это». Для меня было важно понять причину, по которой все происходило, чтобы не повторять свои ошибки. Но беспокоиться о том, почему я что-то сказал, или раздумывать о том, что не начать ли мне делать домашнюю работу пораньше, было не более чем пустой тратой моих и так ограниченных временем умственных ресурсов. Но даже я в одно мгновение увидел целый ряд возможностей, которые мог бы реализовать. Я мог бы удовлетвориться краем ванны. Я мог бы догадаться, почему огромная ванна была круглой. Если бы я более внимательно обдумал слова Кизмель о том, что здесь есть отдельные входы для мужчин и женщин. Если бы только… Если бы я мгновенно закрыл глаза и, отвернувшись, заявил «Я ничего не видел!», возможно, был бы другой результат моих действий. Но единственное, что я сделал, - это несколько секунд ошарашено рассматривал обнаженную девушку, которая стояла в двух футах от меня.
Мой взгляд блуждал от её плечей до покрытых водой бедер и обратно, пока, наконец, я не увидел её лицо. В этот момент кроме меня в замке Гэлей был только один игрок. Естественно, девушка, которая ошеломленно смотрела на меня, была моей спутницей на протяжении последнего месяца. Это была мисс Асуна. «Ух ты... после всех этих неприятностей, мы прошли Боссов пяти этажей за месяц. В таком случае мы можем оказаться на десятом этаже к середине января», - подумал я, цепляясь мыслями за что попало, кроме реальности, с которой столкнулся. Сначала шея, а потом и щеки Асуны стали огненно-красными. Когда краснота достигла линии роста её волос, она издала нечленораздельный звук и с сильным всплеском подняла руку. Увидев её сжатый кулак, я подумал: «Ну , я точно заработал этот справедливый удар… Нет, нет, подожди!»
        Меня нельзя бить! Этот замок не был безопасной зоной. Если Асуна с её девятнадцатым уровнем нанесет мне мощный удар, то из-за того, что я абсолютно не защищен снаряжением, моё здоровье сильно пострадает. В свою очередь это приведет к тому, что цвет её маркера изменится на оранжевый. Обычно, когда мы были не в городе, она тщательно рассчитывала свои удары по мне, но сейчас все ограничения были забыты.
        — Нет! Подожди! — закричал я, но Богиня ярости, стоящая передо мной, не понимала человеческих слов.
        Асуна закричала, но прежде, чем она смогла нанести удар, я выбрал один из вариантов, который не позволил бы ей стать преступницей. Я упал - но не назад, а вперед - и, обняв её, свалил в воду. Мы погрузились в белую ванную фута на три и подняли большой фонтан  брызг. Я держал бьющуюся девушку, которая продолжала пытаться кричать даже под водой, и хотел сказать: «Ты станешь оранжевой!» Но единственные звуки, которые выходили из моего рта, были «Буль, буль, буль!». Естественно, над полосками наших НР появился значок «Утопление», и скоро вместе с воздухом из нас будет выходить жизнь. Я не мог позволить нам так глупо умереть, поэтому, все еще держа Асуну, я встал, и наши головы оказались над поверхностью воды. Это был мой последний шанс предупредить её о том, что она может стать оранжевой...
        В этот момент на нас полился поток ледяной воды, который мгновенно охладил наш пыл. Совершенно сбитый с толку я застыл на месте и увидел Кизмель, которая опоздала из-за того, что вручную снимала свою броню. Смотря на нас с высоты бортов бассейна, она прокомментировала происходящие:
        — Так, так, мы уже не дружим?
        Конечно же на ней абсолютно не было одежды, но к этому моменту у меня уже не осталось сил, чтобы размышлять над этим.
        Позже мне рассказали, что Дерево духов в замке Гэлей постоянно всасывало корнями горячую воду из источника и иногда забирало её так много, что вода капала с ветвей как дождь. Именно поэтому снаружи, у основания дерева, образовался еще один бассейн. Остывшая вода постоянно просачивалась в скалу, накапливалась в ней и примерно каждый час выливалась водопадом в подземный источник. В этом был определенный смысл, а может и не было, но в любом случае это спасло нас от множества потенциальных неприятностей. Класс Асуны временно изменился с «Фехтовальщицы» на «Богиню ярости», но когда она вспомнила, что мы не в безопасном убежище, то поняла, что означали мои действия. На её лице сменилось пять или шесть различных выражений, прежде чем она сказала:
        — Прощу прощения, — и снова стала человеком.
        Я погрузился по плечи и думал, что же мне теперь делать. Сама вода была почти непрозрачной, поэтому, если вы держались на расстоянии пяти футов друг от друга, то не могли увидеть тело другого человека. Однако у меня не было силы воли, чтобы наслаждаться ванной при таких обстоятельствах. Казалось,  я должен просто надеть плавки, которые Асуна сделала для меня на четвертом этаже, но по какой-то причине, она оцепенела и не надевала свой купальник. Поэтому я почувствовал некоторую нерешительность  и не открывал игровое меню. В конце концов я решил, что нужно просто отойти и выбраться из бассейна. Когда я отошел в сторону, Кизмель, сидящая с другой стороны от меня, заговорила:
        — Вы знаете, о тех дротиках... Я думаю, что знаю, как можно противодействовать их яду.
        — Что?..
        Это было именно то, о чем я наделся её спросить. От неожиданности я приподнялся и приблизился к ней на несколько дюймов, но жесткий взгляд Асуны меня остановил.
        — Если эти метательные дротики действительно созданы из шипов дракона
        Шмаргора, то будет полезно ознакомится с историей Сельма, который сражался с драконом. Насколько я помню, Сельм с помощью эльфийского мудреца создал нечто, что останавливало действие яда дракона…
        — Ого, и как это сделать? - спросил я, снова наклонившись вперед.
        На этот раз Асуна смотрела на Кизмель, поэтому я не вызвал у неё приступ злости.
        — Мудрец был Темным эльфом или Лесным? — быстро продолжил я.
        Кизмель пожала плечами и продолжила:
        — Я слышала эту историю от моей бабушки, когда была ребенком. Боюсь, что я не помню точные детали. Но я думаю, что Сказочник Темных эльфов может вспомнить всю историю Шмаргора.
        — С-сказочник? И где его можно встретить?
        «Пожалуйста, пожалуйста, пусть это будет где-то на этаже, который мы уже очистили, и желательно поближе к главному городу!» - взмолился я.
        Ответ оказался на удивление удачным.
        — В этом замке есть свой Сказочник. Но он очень старый и большую часть времени спит, поэтому вам придется прийти в библиотеку в середине дня.
        — Отлично! — сказал я и еле сдержался, чтобы не добавить «Сладенькая!».
        Хотя это и не гарантировало, что мы сможем создать противоядие, но даже такое начало уже было что-то. Что касается Асуны -  она заинтересовалась еще кое чем. Повернувшись к Кизмель, она создала волны на поверхности ванны.
        — Я никогда раньше не видела пожилого эльфа... Они тоже молодо выглядят?
        — Наши старейшины редко выходят за пределы городов. Что касается их вида... Ну, я считаю, что это непростой вопрос.
        — Ой. Конечно. Я просто очень хочу увидеть их лично.
        — Это хорошая идея. Кажется, мне пора идти. А как вы? — спросила Кизмель.
        Несколько мгновений мы с Асуной смотрели друг на друга, но затем согласились, что нам тоже пора. Я развернулся и полуприсядью направился в сторону мужской раздевалки, хотя так и не понял, зачем делать две отдельные раздевалки, которые ведут в одну ванную. Но перед тем, как я ушел, мне в голову пришел последний вопрос, и я резко обернулся.
        — Ах, да, Кизмель…
        Перед моими глазами оказалась верхняя половина стоящей эльфийки, и Асуна, старающаяся прикрыть рыцаря руками. Я быстро отвел глаза.
        — Хм-м? Что, Кирито?
        — Э-э… Я спрошу в гостиной! Увидимся позже!
        Прежде чем подвергнуться очередной атаке, я быстро преодолел ванну брассом.
        Одной из приятных особенностей SAO было то, что влажные волосы и кожа очень быстро высыхали при выходе из воды. Поэтому мне не нужно было вытираться полотенцем, и когда я прошел по темному коридору в раздевалку, то сразу надел черную рубашку, брюки и вошел в гостиную. Девушки еще не вернулись, никого больше не было, и я, глубоко вздохнув, лениво плюхнулся в одно из ротанговых кресел, расставленных вдоль стены.
        Вообще-то, у меня не было проблем с купанием, но с тех пор, как я стал партнером Асуны, оно пару раз доставило мне неудобство. Мне пришлось носить плавки с медведем в замке Йофель, где меня окунули с головой. Я должен был охранять купающуюся Асуну в лагере Темных эльфов на третьем этаже - там, где раньше Кизмель присоединилась ко мне в ванне. Ничего особенного не произошло на втором этаже, но на первом...
        — На самом деле, я думаю, что все это началось из-за купания... — пробормотал я, наливая воду из кувшина стоящего на столе в стакан и выпивая её.
        На самом деле, когда мы впервые встретились, Асуна никогда не снимала свой красный капюшон. Впервые я почувствовал, что расстояние между нами понемногу сокращается, когда она пришла в гостиницу, в которой я жил в Толбане, на первом этаже Айнкрада. Целью её визита было воспользоваться моей ванной. В этот момент появилась торговка информацией Арго и крайне не вовремя направилась в ванную, чтобы примерить свое снаряжение. Но, если бы у меня не было жилья с роскошной ванной, мы бы никогда не оказались вместе. Поэтому, независимо от того, сколько раз это приводило к инцидентам, я не мог сопротивляться баням Айнкрада. Просто в следующий раз мне нужно убедиться, что мужские и женские бани полностью раздельные.
        Открылась дверь с круглым знаком, и в комнату вошли Асуна и Кизмель. На фехтовальщице была желтая туника, которую я никогда раньше не видел, а рыцарь была в мерцающем пурпурном платье. Их одежда была заметно более прозрачной, чем обычно, что поначалу меня волновало, но потом мне показалось, что после произошедшего в бане, в этом уже нет необходимости. К счастью, воспоминания Асуны об этой катастрофе были затерты удовольствием, полученным от её первой ванны в природном горячем источнике Айнкрада. Довольно улыбаясь, она упала в кресло из ротанга справа от меня и сказала:
        — Аааа… это было хорошо…
        Я протянул ей чашку холодной воды, которую она выпила с выражением блаженства на лице. Элегантно подогнув свои длинные ноги, Кизмель села в кресло слева от меня и сказала:
        — Это действительно великолепная ванна. Жаль, что мне придется уходить, когда моё задание на этом этаже завершится.
        — Понимаю, у тебя мало свободного времени. Кизмель, ключи Джейд, Ляпис и Янтарный сейчас в безопасном месте?
        — Конечно. Они находятся в кладовой на четвертом этаже центрального корпуса.
        — Это хранилище сокровищ?..
        Я бы очень хотел там побывать, но, держу пари, что в таком месте мне будут не рады. Однако у Асуны были более практические мысли.
        — Кизмель, тебя не беспокоит, что Лесные эльфы могут снова атаковать хранилище ключей,  как и в замке Йофель?
        Это был очень хороший вопрос. Обычные - хотя и толстые - каменные стены и ворота делали это место значительно более легкой целью, чем замок Йофель, который был со всех сторон окружен водой. Лесные эльфы приложили множество усилий, чтобы вернуть ключи назад, и было трудно представить, что они сдадутся после одного поражения. Вражеские солдаты могут красться за воротами прямо сейчас, пока мы спокойно сидим здесь. Эта тревожная мысль чуть не подняла меня с кресла.
        —  Нет. Вам не нужно об этом беспокоиться, — заявила Кизмель.
        Мы с Асуной одновременно посмотрели на неё. Мрачное выражение её лица придавало этим словам особую уверенность.
        — О, я понимаю. Пустыня за пределами замка…
        — Совершенно верно. Пустыня, которая нас окружает, такая сухая, что ни Темные, ни Лесные эльфы не могут долго в ней находиться. Внутри замка мы защищены благословениями Дерева духов, но, если дерево погибнет, мы будем вынуждены покинуть это место.
        Когда я посетил замок Гэлей в бета-версии, Темный эльф, который дал мне квест - не Кизмель, не Граф Гэлейон, а просто безымянный командир - сказал то же самое. В то время я принимал все за чистую монету, но теперь это вызывало вопросы.
        — Но тогда, как же вы добудете спрятанный на этом этаже ключ? Вы можете телепорт… э… путешествовать сквозь Деревья духов в замки на пятом и седьмом этажах, но ключ ведь далеко от этого места, не так ли?
        — Так и есть. — призналась Кизмель.
        Казалось, что её лицо омрачила слабая тень, но, когда она повернулась к нам, на нём была только обычная томная улыбка.
        — Но не бойтесь. На случай внезапного чрезвычайного происшествия в этом замке есть средства для выхода наружу. Они позволят нам пересечь засушливые районы.
        В этот момент мы с Асуной многозначительно переглянулись. Нам не нужно было говорить вслух, чтобы понять друг друга.
        — Кизмель, — сказала Асуна, — мы с Кирито заберем ключ, спрятанный на этом этаже. Возможно, мы не так сильны, как ты, но сейчас мы гораздо сильнее, чем были раньше.
        — Я в этом не сомневаюсь, — нерешительно ответила эльфийка, - но я не могу ждать, пока вы сделаете эту работу за меня. Конфликт с Лесными и Падшими эльфами -  наша проблема. Посмотрите на это так: если бы вы не спасли мою жизнь в Лесу мерцающих туманов, меня бы убил Лесной эльф. В лучшем случае мы бы сражались с ним до нашей взаимной смерти. Как я могу оставаться в замке в целости и сохранности и позволить вам выполнять всю грязную и опасную работу?
        Я хотел сказать, что это очень просто, но выражение лица гордого рыцаря остановило меня. Похоже, что Асуна хотела присоединиться к разговору, но я остановил её движением руки и сказал:
        — Хорошо, тогда, завтра ты должна пойти и забрать этот ключ. Но не нужно лишнего риска. Если что-то окажется слишком сложным, ты должна пообещать немедленно сообщить нам об этом.
        Я протянул ей свой левый мизинец. Кизмель посмотрела на него и спросила:
        — Что случилось с твоим пальцем?
        — О, э… Это человеческий обычай. Когда мы даем обещание, то переплетаем свои мизинцы.
        — Ой. Как это?
        Кизмель захватила своим правым мизинцем мой палец и подвигала рукой вверх-вниз. Асуна встала со стула со словами «Я тоже!» и протянула правую руку Кизмель, которая, неловко улыбаясь, повторила то же самое свободной рукой.
        — Странный обычай, но это весело. Я обещаю не брать на себя ненужный риск, если вы пообещаете мне подумать о вашей собственной безопасности.
        — Конечно! — в унисон ответили мы, и рыцарь засияла.

        После подземной бани Кизмель привела нас в столовую на втором этаже центрального корпуса. Был обед, и в столовой собралось много эльфов. На небольшой сцене два эльфа в причудливых костюмах играли на лютне и флейте. Некоторые из солдат даже тихо пели под красивую мелодию. Сама еда была заметно проще, чем утонченные блюда в замке Йофель, но она больше соответствовала моему вкусу. А тушеные клубни и мясо на кости были так хороши, что я попросил добавку.
        Решив, во сколько утром мы встретимся, мы попрощались с Кизмель в коридоре на третьем этаже западного крыла, хотя её комната была рядом с нашей, и вернулись в нашу гостевую комнату. Мы тяжело вздохнули и уставились друг на друга. Я думал, что мне нужно извиниться за свое скандальное поведение в ванной, но Асуна дала мне молчаливый сигнал, не говорить вообще. Игровое меню сообщило, что еще не было восьми часов вечера, и в обычный день это означало, что я отправляюсь на ночную охоту. Однако сегодня мы устали от прохождения подземелья и путешествия по пустыне и согласились, что должны пораньше лечь спать. Мы еще не понимали, что столкнулись с самой большой угрозой дня. В этой гостевой комнате спальня была расположена отдельно от гостиной, но, в отличие от номера, в котором мы останавливались прошлой ночью, здесь была только одна дверь в спальню. Мы снова посмотрели друг на друга и, молча пройдя по гостиной, открыли эту единственную дверь. Спальня была очень красивая, но в центре комнаты стояла только одна, хотя и очень, большая кровать. Прошлой ночью я спал на диване, а не на кровати, поэтому мог
сделать то же самое и здесь, за исключением того, что тогда Асуна уснула первой. Зная, как моя спутница ненавидела, когда ей создавали особые условия, я подозревал...
        — Хм… Давай я буду спать на диване, хорошо?
        — Тогда ты не сможешь хорошо выспаться.
        Я бы запротестовал, но на самом деле, она была права и знала это. Во время сна в SAO реальное тело игрока также находится в состоянии сна, но Нейрошлем все время передает телу сигналы из виртуального мира. Если вы спите на красивой кровати, то будете чувствовать спиной мягкую поверхность. Если вы спите на земле, то получите ощущение дискомфорта. Естественно, что последний вариант обеспечит вам более короткий сон, часто не приводя к чему-либо большему, чем поверхностная дремота.
        Диван в гостиной был достаточно большим и мягким, но поскольку подушки сидений были разделены, то он не очень подходил для сна. Когда я играл соло на первом этаже, я все время разбивал походный лагерь, и для сна у меня было только одеяло на земле. Но согласится Асуна на этот вариант или нет, это уже был другой вопрос.
        — Слушай, я могу спать где угодно. Не думай обо мне, просто возьми кровать и…
        — Мы партнеры или как? — прервала меня Асуна и конечно же была права.
        — Конечно, партнеры.
        — Именно поэтому неправильно сваливать все на одного из нас.
        Опять же, она была абсолютно права.
        — …Согласен.
        — Тогда, это единственный вариант.
        Асуна потащила меня за рукав в спальню, откинула половину одеяла на большой кровати и провела пальцем линию прямо по центру идеально-белых простыней.
        — Это граница.
        Я не слышал этих слов с тех пор, как мы спали в палатке Кизмель в лагере Темных эльфов на третьем этаже. От этого воспоминания я рассмеялся, чем вызвал хмурый взгляд Асуны.
        — Хорошо-хорошо. Я понял. Ферштейн.
        Асуна посмотрела на меня, но посчитала, что этого достаточно, и положила одеяло обратно. В то время, как мы нашли компромисс в вопросе о кроватях, текущие обстоятельства все же серьезно отличались от условий в палатке. Сон на земле мог оправдать потенциально возможные контакты. Но не может быть оправданий, если все это произойдет в здании, в правильной спальне и в подходящей кровати. Граница, нарисованная на простынях, была такой же хрупкой и опасной, как линия разграничения в Кашмире. Но весьма восприимчивая к неожиданным происшествиям фехтовальщица, в этой ситуации проявила удивительную стойкость.
        — Хорошо. я буду спать на этой стороне. — сказала Асуна и проскользнула под одеяло на половину кровати, которая была дальше от окна.
        Повернувшись ко мне спиной, она открыла меню, нажала одну или две кнопки и закрыла его. Из-под одеяла донесся свистящий звук, который, вероятно, переодевал её в пижаму. Асуна так натянула одеяло, что я мог видеть только её затылок. По всей видимости, её стратегия заключалась в том, чтобы как можно скорее заснуть. Это показалось мне правильной идеей, и, постучав по стене, я выключил свет в спальне и в гостиной. Сквозь кружевные занавески окна, расположенного на западной стене спальни, струился призрачный лунный свет. Утро было облачным, но днем погода прояснилась. «Надеюсь, завтра будет хорошая погода»,- подумал я, пытаясь отвлечься, когда лег на край кровати напротив Асуны. Ширина кровати была около шести футов, поэтому, пока я оставался на самом краю, то был далеко от границы и  даже не чувствовал физического присутствии моего партнера. Независимо от того, из чего был изготовлен матрас, он имел правильное соотношение упругости и мягкости, а одеяло было легким и теплым, совсем как пуховое. Я должен был признать, что Асуна оказалась права: диван и мое сверхпрочное походное одеяло были очень далеки
от такого комфорта. Моя голова упала на пухлую подушку, веки закрылись, и, несмотря на ситуацию, я почувствовал, как ко мне подкрадывается фея сна.  Мы засыпаем, засыпаем, а завтра попросим дополнительную комнату…
        — Кирито, ты еще не спишь,?
        — ...Нет.
        Фея улетела прочь. Если Асуна скажет, что она просто меня проверяет, то что я должен ответить? Но из-за границы прилетело неожиданное продолжение.
        — Ты же знаешь о системе против преследования? Та, которая сработала в мастерской мистера Ромоло на четвертом этаже, когда ты пытался меня разбудить?
        — Конечно...
        Эта зловещая тема полностью развеяла мою сонливость. Я понятия не имел, куда она клонит.
        — Я просто подумала... Ты ведь толкнул меня, когда мы были в ванной.
        — Н-нет… Я не позволил тебе стать оранжевой.
        — Но ты толкнул меня.
        — ...Да.
        — Так почему же эта система не активировалась?
        — Почему не?..
        У меня не было мгновенного ответа. Мне нужно было об этом подумать.
        — Хм… Может, она не срабатывает, если мы в одной группе? Нет - потому что на четвертом этаже мы были в группе. Может, это зависит от продолжительности контакта? Но нет, я не помню, чтобы очень долго касался тебя на четвертом этаже, либо...
        — Это не зависит от вида контакта. Когда ты пытался меня разбудить, то просто дотронулся до моего плеча, и система активировалась, но этого не случилось, когда ты толкнул меня голую.
        — Пожалуйста, не говори так… — взмолился я.
        Действительно, было не логично, что система активировалась от простого прикосновения к ее плечу, но не сработала, когда я толкнул её абсолютно без снаряжения. Чем еще отличались ситуации в мастерской и в подземном источнике, кроме конфигурации группы и времени контакта?
        — М-м-хммм...
        Я пытался отогнать фею сна, которая опять начала овладевать моим разумом, но кровать была такой мягкой и пушистой, и, если бы она была еще более мягкой и пушистой, она была бы мягкой... пуховой…
        — ...Ох!
        В тот момент, когда я начал падать в пропасть сна, ко мне пришла мысль...
        — Когда это случилось… ты спала.
        Должно быть, она тоже уже засыпала, потому что её ответ пришел с задержкой.
        — Что? Система активировалась, потому что я спала? Ты имеешь в виду, что она не сработает, если ты не спишь?
        — Нет, я не думаю, что только поэтому… Но это единственное, что я могу придумать.
        — Хм...
        После очередных нескольких секунд молчания, моя спутница снова меня удивила.
        — Мизинец…
        — Что?
        — Протяни свой мизинец.
        Я провел пальцем по одеялу, но затем вспомнил о невидимой линии.
        — Но граница…
        — Один маленький пальчик может пройти. Давай скорее.
        — Хорошо…
        Я нерешительно протянул руку, и мой мизинец пересек центральную линии кровати. Через несколько мгновений мизинец Асуны нащупал мою руку и переплелся с моим пальцем. Я инстинктивно отодвинулся назад.
        — Итак, что мы делаем?
        — Просто успокойся.
        — ...
        — Окно предупреждения не появляется, поэтому, если мы так заснем, а утром увидим сообщение, то это будет означать, что твоя теория в некоторой степени верна.
        — …Хм, понимаю.
        Мое тело расслабилось, давление мизинца Асуны немного ослабло, и она прошептала:
        — Спокойной ночи…
        — Если окно появится, то не нажимайте кнопку во сне.
        — Да, знаю.
        — Доброй ночи.
        В мире одеял наступила тишина, и единственное, что её нарушало, были тихие звуки сна. Я снова закрыл глаза, но нежное тепло её мизинца не позволяло рассеяться моему сознанию. Конечно, мне было любопытно, как работает система защиты от домогательств, но у нас с Асуной было еще много дел на этом этаже. Мы не завершили квест «Проклятие Стахиона» и должны помочь гильдиям в прохождении этажа. Судьба «Флага гильдии» все еще висела в воздухе, а завтра мы будем помогать Кизмель в поисках ключа Агат. И самой большой проблемой были РК. Я неоднократно говорил себе, что бессмысленно пытаться понять их образ мыслей, но ничего не мог с собой поделать. Почему Мортэ, «Кинжальщик» и «Человек в черном пончо» пытались заставить «АРД» и «АОА» сражаться? Особенно тогда, когда было очевидно, что это только навредит нашим шансам победить в этой игре и обрести свободу от электронной тюрьмы? Но независимо от их причин, я никогда не прощу им попытку убить Асуну. Я никогда не позволю их злым клинкам снова оказаться рядом с ней.
        На мгновение меня охватило невероятно сильное желание. Я не хотел мизинца. Я хотел схватить Асуну за руку, притянуть к себе и обнять. Я хотел дать ей понять, что всегда буду защищать её. Но я не мог этого сделать. Наше партнерство не будет длиться вечно. Да и не должно. Но до того дня, когда она встанет во главе наших самых лучших и ярких воинов и выступит в качестве символа надежды для всех людей в игре, я буду продолжать оказывать ей любую возможную помощь. Это моя роль. Позволив напряжению медленно уйти из моего тела, я выдохнул и напряг палец. Мне просто хотелось еще раз почувствовать, что она была здесь.

        (Продолжение следует)

        Послесловие автора.

        Спасибо за то, что вы прочитали Sword Art Online Progressive 5 «Канон золотого правила (начало)» Предыдущий том вышел в декабре 2015 года, а это значит, что прошло более двух лет с нашей предыдущей остановки. Я очень сожалею об этом. Мне также очень жаль, что это первая двухтомная история в этой серии!
        SAOP двигался со скоростью один том на этаж, и каждый том требовал, чтобы какая-то часть истории была рассказана в виде дайджеста (квесты, прохождение этажа, бои с боссами), и я всегда сожалел об этом... На этот раз я решил, что хочу написать об этом этаже как можно больше. Но как только я начал, то сразу понял, что получается слишком много материала для одной книги, особенно с учетом большого количества материала о Кизмель, а идею что-нибудь вырезать было слишком тяжело выносить. Поэтому я решил сделать двухтомную историю и выбиться из сложившейся системы. Из-за этого в конце этой книги многое остается недосказанным, но вторая часть должна появиться очень скоро, поэтому, пожалуйста, просто наберитесь терпения до нашего прибытия на седьмой этаж! Пожалуйста!
        Что касается содержания... Я решил сделать головоломки темой шестого этажа, потому что всегда хотел сделать этаж на основе головоломок. К тому же, я тоже не очень хорош в решении головоломок когда они появляются в подземельях RPG (смеется). Особенно в ММО, когда требуется координация одновременно нескольких игроков. Когда я представляю, что облажался и на меня кричат все остальные, то появляется ощущение, что у меня открывается язва. Я планирую поставить Кирито в такую непростую ситуацию во второй части, так что давайте подбодрим его и будем надеяться, что он все сделает правильно с первого раза!
        Некоторые из вас могут начать беспокоиться о том, что Кирито и Асуна начинают очень быстро сближаться. Меня тоже это беспокоит! Идея состоит в том, что Progressive соединяется с основной серией - поэтому то, что уже в самом начале у них все так хорошо складывается, начинает напрягать пространственно-временной континуум. Однако я продолжу свою безответственную политику, оставив это на их усмотрение, и верю, что в конце концов всё срастется.
        Кроме этого, есть несколько объявлений. Примерно в то же время, что и эта книга, должна выйти игра «FatalBullet». Она основана на мире GGO, и это первый крупный релиз с оригинальными героями, поэтому, я надеюсь, что вам понравится это приключение вместе с Кирито и Асуной. Кроме этого, мобильная MMORPG игра «IntegralFactor» является прохождением Айнкрада с самого первого этажа, точно так же, как и в Progressive - так что вы обязательно должны её проверить!
        Рэки Кавахара. Декабрь 2017

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к