Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Sword Art Online Progressive. Том 6 Рэки Кавахара
        Sword Art Online Progressive #6
        РЕКИ КАВАХАРА
        SWORD ART ONLINE PROGRESSIVE
        Канон золотого правила (конец)
        Шестой этаж Айнкрада, январь 2023
        Предисловие переводчика
        Рад представить вам мой ознакомительный перевод шестого тома серии SAO: Progressive от уважаемого Реки Кавахары. Не буду надолго отвлекать вас от чтения этой замечательной книги, и быстро попрошу прошения за допущенные мною в переводе грамматические, лексические и прочие ошибки.
        Как и всегда, этот перевод является результатом работы одного человека, и у меня нет ни времени, ни сил, ни возможности предложить вам текст идеального качества. Несмотря на это, я надеюсь, что мой перевод подарит вам несколько приятных мгновений, и прошу вас не судить строго плоды моих скромных усилий.
        Если у вас есть желание и возможность, то можете отблагодарить меня по следующей ссылке:
        Попов. Сентябрь - Август 2019
        Глава 6
        Я проснулся от того, что рядом кто-то зашевелился. Сквозь едва раскрытые веки я увидел слабый, светло-серый утренний свет. Судя по всему, было около пяти часов утра. В это время я обычно сплю, но лёг я очень рано и проспал уже девять часов. Мы собирались встретиться с Кизмель в столовой в семь, так что у меня ещё было время расслабиться, но я решил, что лучше не бездельничать.
        И всё же, мои глаза снова закрылись. Холодный воздух раннего январского утра проиграл сражение с уютом тёплой кровати. Едва проснувшись, я снова погрузился во тьму.

«Ещё тридцать минут… Нет, двадцать»,  - подумал я как школьник утром в понедельник, и снова попытался уснуть.
        В этот момент раздалось слабое «Мммм…», и я ощутил, что рядом со мной кто-то потянулся. Сначала я подумал, что мне снится кошка, но потом понял, что это не кошка и это не сон.
        Мои веки были такими тяжёлыми, что, казалось, их склеили. Несмотря на то, что в виртуальном мире не использовались наши настоящие глаза, невозможность сосредоточиться в полусонном состоянии была странным образом похожа на ощущения в реальной жизни. Возможно, это было результатом взаимодействия между мозгом и «Нейрошлемом». Я несколько раз моргнул, пока серые пятна не превратились в нормально изображение.
        Верхняя половина поля моего зрения была занята большой подушкой, а нижняя была заполнена чем-то светло-коричневым. Я понял, что лежу на правом боку, а моя правая рука вытянута вперёд и зажата между чем-то коричневым и подушкой.
        Под моей левой рукой было что-то мягкое, а ноги в чем-то запутались. Сложно было сказать наверняка: это они кого-то поймали, или сами оказались в ловушке. Я ещё немного поморгал и, используя свободную руку, попытался оттолкнуть прилипшую к моему телу загадку…

        - Нее…  - раздалось откуда-то из-под моего подбородка, и нечто мягкое под моей левой рукой внезапно зашевелилось.
        Это была не кошка и не какое-то другое маленькое животное. Это было большое животное одного со мной роста. Человек. Игрок. А конкретно, это была моя временная спутница, леди Асуна. Нечто коричневое, лежащее на моей правой руке, оказалось её головой.
        В тот момент, когда мой мозг осмыслил сложившуюся ситуацию, он мгновенно перешёл из сонного состояния в сверхсфокусированное. Когда мой разум набрал рабочую скорость, я выбрал курс действий.
        Одна моя рука выступала в роли её подушки, а второй я держал Асуну за плечо. Я лежал на правом боку, а она на левом, и наши лица почти соприкасались, но я не мог видеть, что происходило с нашими ногами. Попытавшись осмотреться так, чтобы не сильно двигать шеей, я взглянул на изголовье кровати. Мы лежали на левой стороне кровати, значит это именно я нарушил наш территориальный договор. Когда мы засыпали, то просто касались мизинцами, а ночью, я как-то перелез на другую сторону кровати.

        - Ууу…
        Асуна снова пошевелилась. Интервалы между её активностью становились всё короче, и через несколько минут, а возможно и меньше чем через минуту, она проснётся. Мне нужно срочно отступить на свою территорию с правой стороны кровати.
        Я осторожно отпустил плечо Асуны и поднял руку. Однако, моя правая рука всё ещё была зажата между головой Асуны и подушкой, и забрать её было сложнее, не говоря уже о наших переплетённых ногах. Единственным способом освободиться и не потревожить Асуну был кристалл телепортации, но кристаллы телепортировали только к городским воротам, и что более важно, были недоступны на шестом этаже.
        Тем не менее, если я верю в чудеса, то должен попробовать это сделать, к тому же, у меня не было другого выбора. Если бы я смог освободить правую руку, то распутал бы наши ноги и сбежал.
        Я попытался приподнять голову Асуны левой рукой.

        - Ммм…
        В тот момент, когда мои пальцы коснулись её затылка, Асуна поморщилась, и я быстро убрал руку. Она покрутилась ещё несколько секунд, и, протянув руку, сжала воротник моей рубашки.

«всё, я труп»
        Позволив своим мышцам расслабиться, я стал ждать наступления судьбоносного момента.
        Два часа спустя…

        - Кирито, почему ты кладёшь свою рыбу на тарелку Асуны? Тебе не нравится рыба?  - спросила меня Кизмель.
        С грустной улыбкой заговорщика, я ответил сухим тоном школьного учителя:

        - Нет, я люблю рыбу.

        - Тогда почему ты ей всё отдаёшь?

        - Хм…
        Я был в растерянности и не знал, что ответить. Однако, Асуна ткнула вилкой в мою жареную рыбу и с радостью объяснила:

        - Кирито сделал кое-что плохое, и поэтому он платит за своё преступление.

        - И что же он сделал?

        - Ну…  - начала Асуна, но я вмешался прежде, чем она смогла описать произошедшее.

        - Видишь ли, я вторгся в личное пространство Асуны. Это означает, что я слишком близко приблизился к ней физически,  - сказал я, чтобы объяснить терминологию личного пространства, и получил холодный взгляд от фехтовальщицы за свой комментарий.
        Да, факт обнимания кого-либо в постели был несколько выше уровня простого нарушения личного пространства, но если я буду противен и Кизмель, то мне придётся весь день быть в одиночестве, занимаясь приседаниями в углу замка.
        Я молился, чтобы она всё поняла и приняла такое объяснение, хотя и предполагал, что этого не произойдёт. Но к моему счастью, Кизмель кивнула с серьёзным видом:

        - Я понимаю. Хотя я впервые слышу этот термин, но мне понятно его значение. В эльфийском обществе слишком близко подходить к другим также считается нарушением норм.

        - О, правда?  - спросила сидящая справа от меня Асуна.
        Она поставила на стол чашку травяного чая и задумчиво продолжила:

        - Но Кизмель, когда ты рядом с нами, мне кажется, что ты не держишь дистанцию. В подземелье Королевы пауков, на третьем этаже, ты спрятала нас под своим плащом.
        Я вспомнил, что тогда был довольно взволнован многочисленными контактами с её руками, ногами и другими частями тела. Эльфийка мечтательно улыбнулась и посмотрела на свои руки.

        - Да, я это помню. По сравнению с другими Тёмными эльфами моё личное пространство довольно маленькое, но Тилнель очень нравилось цепляться за меня. Когда мы были детьми, то были практически одним целым, поэтому я привыкла к этому ощущению.
        Я заметил, как глаза Асуны расширились после упоминания Кизмель имени её покойной сестры, которая погибла в битве с сокольником Лесных эльфов на третьем этаже.
        Мы с Асуной никогда не встречали Тилнель. На самом деле, я полагал, что в Айнкраде никогда не было Тёмной эльфийки по имени Тилнель. Детство Кизмель с любимой сестрой, момент, когда она стала рыцарем, а Тилнель травником, смерть Тилнель во время миссии по возвращению священного ключа… Всё это должно было быть предысторией, детали которой были разработаны и помещены в память Кизмель. К тому же эльфы были долгожителями, поэтому Кизмель была гораздо старше, чем выглядела, может быть на пятьдесят или шестьдесят лет, а может даже больше. Тем не менее, мир Айнкрада существует только с 6 ноября 2022 года. В реальном мире прошло менее двух месяцев.
        Но после общения с Кизмель, виконтом Йофилисом и даже со старым Ромоло и кузнецом из лагеря Тёмных эльфов мой образ мышления медленно менялся. Всё это было слишком многогранным и сложным, чтобы быть просто сгенерированными воспоминаниями, которые имплантированы, чтобы определить персонажей и придать им индивидуальность.
        Но я был вынужден напомнить себе, что в 2022 году, хотя нет, сейчас уже 2023 год, человечество ещё не разработало должным образом функционирующий искусственный интеллект.
        Хотя искусственный интеллект добился больших успехов за пять лет, прошедших с 2017 года, который считается первым годом Эпохи искусственного интеллекта. Существовали приложения для игры в Сёги и Го, которые можно было установить на смартфоне, и которые были лучше любых профессиональных игроков, программы для торговли акциями и валютами, которые могли выполнять тысячи транзакций в секунду для эффективной торговли, а в больницах было оборудование для автоматической диагностики по изображениям высокого разрешения. Прошло совсем немного времени, прежде чем мы достигли 5-го уровня развития ИИ, когда по дорогам общего пользования начали ездить полностью автоматизированные автомобили.
        Хотя ИИ и способен рассуждать о вещах с определёнными результатами, такими как выигрыш, проигрыш, правильно, неправильно, он останавливается, когда нет чёткого ответа на вопрос. Чёткие определения слабо применимы к обычному разговору.
        И всё же, прямо сейчас, в видеоигре, которая не была вершиной развития ИИ, прямо передо мной сидит и задумчиво потягивает свой травяной чай NPC Тёмных эльфов, который никогда не давал нам бессмысленных ответов на любые наши вопросы. Возможно, это было потому, что мы избегали поднимать какие-либо темы, которые Кизмель могла не понять, но даже при этом её способность вести беседу была практически на человеческом уровне.
        Как компании «Аргус», а именно Акихико Каябе, удалось внедрить такой высокоэффективный ИИ в видеоигру? Я мог представить только один способ: создать огромную базу всевозможных диалогов между людьми и ИИ на конкретные темы, а затем отсеять статистический шум. Но это нелегко. Достаточно сложно привлечь сотни людей и объяснить им, что разрешено обсуждать, а что нет. К тому же, возникают вопросы, как их набирать и как оплачивать их работу.
        Но в мире VRMMO игроки обычно говорят только на внутриигровые темы, им не нужно платить, они с радостью войдут в систему и бесплатно проведут в игре многие часы. Если тысячи игроков будут в течении месяца общаться с ИИ, то можно собрать недоступные ранее данные.
        Затем, используя эту базу, можно заставить ИИ разговаривать друг с другом. Без участия реальных людей такие разговоры можно было бы сделать намного, намного более быстрыми. Таким образом, через пару месяцев можно смоделировать столетия диалогов между отдельными ИИ.
        Это означало, что Тёмные эльфы и другие неигровые персонажи могли иметь свою реальную историю, которая началась с момента создания Aincrad, ещё до официального запуска SAO, и среди них были специальные персонажи с разговорными способностями, близкими к человеческому интеллекту, такие как Кизмель и виконт Йофилис.
        Если моё воображение было недалеко от истины, то возможности ИИ SAO уже сегодня находились в «ближайшем будущем».
        Сейчас в Айнкраде было в десять раз больше игроков, чем в бета-версии, и целых десять тысяч людей каждый день общались с ИИ. Могут ли эти данные накапливаться, уточняться и оттачиваться в достаточной степени для того, чтобы привести к появлению драгоценного камня - истинного искусственного интеллекта? Я не мог категорически это исключить…

        - Эй, Кирито!
        Удар по локтю заставил меня быстро заморгать.

        - Ой? Чт… Что?

        - Не чтокай мне! Тебя так сильно шокировало, что я взяла твою рыбу? Ты до сих пор почти ничего не съел.

        - Ой…
        Я посмотрел на свою тарелку, где всё ещё лежали два кусочка жареной рыбы, которые остались после того, как я отдал Асуне остальное. К салату и тосту я даже не прикоснулся. Наше дневное приключение обещало быть долгим, поэтому, нужно было заправиться, пока у нас была такая возможность, даже если калории были ненастоящими. Я насадил на вилку кусок рыбы и сунул её в рот. Жареная корочка рассыпалась, уступая место сочному куску белого мяса. Пока я очищал свою тарелку, то не мог не задаться вопросом, ощущала ли Кизмель такие же вкусовые ощущения, и получала ли она от них удовольствие? После того, как я покончил с едой и отполировал тарелку, я глотнул травяного чая.

        - Я не просила тебя мгновенно всё проглотить,  - пробормотала Асуна.
        Резко наклонившись, я ухватил зубами помидор, наколотый на её вилку, и стащил его.

        - Ааа! Это зачем?!
        Асуна атаковала меня вилкой, а я стал защищаться ножом.
        Кизмель покачала головой с видом старшей сестры. Заметив это, Асуна опустила руку.

        - Кизмель, ты можешь рассказать нам побольше о Тилнель?

        - Да, конечно. Я расскажу вам несколько историй о наших приключениях.

        - Отлично, я не могу дождаться!  - сказала Асуна, вызвав у Тёмной эльфийки улыбку.
        На этот раз в улыбке Кизмель не было ни тени печали.
        После еды Кизмель повела нас на склад снабжения замка Гэлей. Эльфы были очень щедрыми и бесплатно предложили нам пять лечебных зелий, пять противоядий и пакет с пайками и закусками. К сожалению, противоядия были только первого уровня, поэтому они не могли противодействовать парализующему яду второго уровня из метательных дротиков Мортэ.
        Меня очень интересовала возможность найти противоядие, которое могло бы эффективно работать против этого яда, и хотел встретиться с Рассказчиком, о котором вчера вечером упоминала Кизмель, но, к сожалению, мы могли увидеться с ним только между полуднем и тремя часами дня.
        Мне не нравилась идея продолжения нашего квеста без средств нейтрализации яда, но пока Кизмель была рядом, всё должно быть в порядке. У неё было кольцо с магическими чарами противоядия, и я не мог себе представить, что банда Мортэ нападёт на Элитного рыцаря, уровень которого был настолько высок, что её курсор казался нам чёрным. С учётом того, что владелец кинжала, он же Чёрный капюшон номер два, потерял своё основное оружие чтобы попытаться спасти Мортэ, или Мамору, как он его называл, они не будут так рисковать своей жизнью.
        Но это означало, что, когда они снова попытаются напасть на нас, то сделают это в ещё более выгодных для них условиях. В следующий раз они сделают всё возможное, чтобы убить нас, и, вероятно, сейчас они работали над своим очередным дьявольским планом.
        Я почувствовал новую волну опасений по поводу идеи просто ждать, когда они сделают следующий шаг, но я не мог придумать, как мы могли ударить их первыми. Даже если бы у меня был план, то мне понадобилось бы большее количество силы воли, чем то, которым я обладал сейчас. Даже если мы узнаем, где находится их укрытие, в Айнкраде не было надёжного метода задержания игрока на длительные периоды времени. Единственный способ помешать им совершить очередное зло - это навсегда вывести их из игры. И единственный способ сделать это наверняка - это снизить их HP до нуля, что привело бы к смерти игрока в реальной жизни…

        - Эй, Кирито, мы собираемся выходить!

        - Не заставляй нас оставлять тебя позади!
        Я оторвал взгляд от плиток на полу и увидел, что рыцарь и фехтовальщица зовут меня к источнику у корней Древа духов.
        Ветви и листья массивного дерева, растущего из центра бассейна, ослепительно блестели от бесчисленных капель росы, которые ловили утреннее солнце и стекали вниз как золотые нити. Две девушки на этом фоне выглядели поразительно красиво.
        Хотя Кизмель это Кизмель, а Асуна в этот момент могла быть сильнее меня в чистом боевом мастерстве, я всё же подбежал к ним, ощущая в своём сердце сильное желание защитить их обеих.
        Мы вышли из ворот замка, сопровождаемые звуком колокольчиков и молчаливыми взглядами охранников. После первой же минуты движения по мосту, построенному над дном песчаной долины, в которой не было ни единой травинки, около панели НР Кизмель появилась незнакомая иконка дебаффа.
        Я вспомнил, что изображение человека с поникшей головой было символом слабости. Мне пришлось испытать подобное только один раз в бета-версии, когда я сражался со Змеиными жрецами в Замке тысячи змей на десятом этаже. Дебафф забрал большую часть силы и ловкости и очень меня ослабил. Я был не в силах убежать в безопасное место и вскоре меня убили.
        Кизмель выглядела не так уж плохо, но я заметил, что её смуглая, кофейно-коричневая кожа очень быстро стала заметно бледнее. Асуна взволнованно позвала её по имени и попыталась предложить ей руку, но рыцарь уверенно оттолкнула её и достала из мешка за спиной тонкую накидку.

        - Я думала, что смогу продержаться дольше, но это всего лишь напоминание о том, что мы, эльфы, бессильны без даров леса и воды,  - хмыкнула она, меняя свой обычный плащ на накидку.
        Как и у Асуны, эта накидка была с капюшоном и имела особый, таинственный оттенок серебристого зелёного цвета. Я даже мог различить на ней рисунок, похожий на прожилки листьев. В тот момент, когда Кизмель накинула капюшон на голову, значок дебаффа исчез, и его заменила иконка со значком усиления.

        - Вот так…
        К лицу Кизмель сразу вернулся нормальный цвет. Мы с Асуной были настолько ошеломлены немедленным улучшением, что рыцарь гордо улыбнулась.

        - Эта накидка - особое сокровище, которое хранилось в Королевстве ещё до Великого разделения. Она сшита из драгоценных листьев Святого древа, которые даже в середине зимы почти никогда не опадают. Во всех замках и крепостях осталось не более десяти таких накидок.

        - О! Это восхитительно, она сделана из листьев Святого Древа,  - прошептала Асуна, осматривая накидку.
        Между тем, мне было гораздо интереснее узнать, на что влияет новый бафф с изображением листьев, но я не мог просто постучать по накидке Кизмель, пока она была на ней одета. Я сделал мысленную пометку, чтобы попросить её разрешения рассмотреть накидку, как только мы вернёмся в замок Гэлей, и открыл своё главное меню, чтобы проверить журнал квестов.
        Мы собирались заняться основной историей квеста «Война эльфов» на шестом этаже, известной как «Агатовый ключ». Сама суть квеста была простой - заберите ключ из подземелья в южной части и доставьте его в замок. Проблема заключалась в том, что мы были в северно-западной области из пяти радиальных областей вокруг центра шестого этажа, и чтобы добраться до южной, нам нужно пройти через всю западную область.
        Это означало прохождение через два пограничных подземелья, которые разделяли области. Первое подземелье было достойным испытанием для полной рейдовой группы АОА и АРД плюс Отряд Бро. Даже с Кизмель это будет непросто. На всякий случай я проверил наш маршрут.

        - Хм, Кизмель, насчёт нашего пункта назначения… Полагаю, мы направляемся к Главной святыне в самой южной части этажа?

        - Правильно. Я впечатлена, что ты знаешь про храм на юге,  - с удивлением сказала Кизмель.
        Очевидно, что я не мог сказать ей, что уже был там во время бета-тестирования, поэтому я объяснил Кизмель, как работает моя Волшебная книга. На самом деле в журнале квестов действительно указывалось местоположение подземелья, так что это не было абсолютной ложью.

        - Понятно. Ваши человеческие чары действительно сильны,  - отметила рыцарь.
        Я подошёл, чтобы показать ей полную карту шестого этажа, на которую Асуна смотрела с противоположной стороны. Девушки проследили путь к нашему месту назначения за моим пальцем.

        - Наше текущее местоположение здесь, а храм с ключом где-то здесь. Значит, мы должны пройти через проходы под горами здесь и здесь. Это будет серьёзным испытанием, но если есть какой-то короткий путь, известный только Тёмным эльфам, тогда…
        Асуна толкнула меня в бок.

        - Не приставай! Кизмель, прости, пожалуйста, не обращай на него внимания.

        - Хм. Я не помню, чтобы слышала что-нибудь о коротком пути,  - ответила рыцарь.
        Кизмель подняла голову и улыбнулась.

        - Но нет нужды пересекать горы.

        - Как нет?

        - Оставим этот сюрприз на потом. Давайте сначала направимся к центральному озеру.
        Кизмель положила руки нам на спины и подтолкнул вперёд, поэтому мне пришлось закрыть окно и начать движение.
        Звездообразный водоём в центре этажа назывался озером Талфа, и если бы мы смогли его пересечь, то это действительно могло значительно сократить нам путь. В время бета-тестирования многие игроки использовали плавучие материалы и пытались его переплыть. Однако, озеро было домом для невероятно мощного гигантского водяного монстра, который хватал каждого, кто пытался его пересечь, и утаскивал всех в подводные могилы.
        Это было захватывающим развлечением в обычной игре, но встреча с этим монстром в сегодняшнем SAO была ничем иным, как самоубийством. Мысль о намерениях Кизмель меня беспокоила, но у меня не было другого выбора, кроме как довериться ей.
        Мы перешли каменный мост и направились в лабиринт стен каньона. Песчаные монстры быстро начали появляться вокруг нас, но Кизмель была даже сильнее, чем в то время, когда мы искали с ней священный ключ на пятом этаже, и она с лёгкостью уничтожала Пустынных пауков и Смертельных червей, которые недавно доставили нам столько неприятностей.
        С точки зрения эффективности прокачки, SAO была соло игрой, в которой лучшим способом повышения уровня была игра в одиночку. Но на данный момент не было никакого штрафа на очки опыта из-за разницы уровней между монстром и игроком, поэтому один или два очень мощных игрока могли войти в группу и, с лёгкостью убивая монстров, прокачивали всех остальных. Сейчас был именно такой случай, поэтому я хотел, чтобы мы могли найти хорошую точку с быстрым возрождением монстров и покачаться там в течение двух или трёх часов. А может, и полдня, или даже целый день, чтобы получить новые уровни. Но учитывая, что у нас была важная задача по поиску священных ключей, я не мог попросить Кизмель это сделать. (Разве я уже не рассматривал эту идею на третьем этаже?)
        К моему разочарованию, на пути через песчаные каньоны на юг мы избегали сражений и к десяти часам утра достигли холмов на другом конце нашей области.
        Пять одинакового размера областей шестого этажа были расположены как части веера, поэтому, чем ближе мы подходили к озеру в центре, тем уже становилась полоса земли. Примерно в пятистах метрах с лева от нас была видна отвесная скала, и, если бы я присмотрелся, то смог бы увидеть вход в пещеру, через которую мы вчера прошли.
        С правой стороны тоже была похожая каменная стена, но выход из туннеля, проходящего через эту скалу, был направлен в сторону внешнего периметра этажа и отсюда был не виден. Пока мы не достигнем звездообразного озера Талфа, стены будут постепенно сходиться всё ближе и ближе.

        - Ну вот, наконец-то мы прошли через сухую долину,  - произнесла Кизмель, снимая свой зелёный капюшон.

        - Эй, для тебя уже безопасно его снимать?  - спросил я.

        - Да, в этой зоне уже есть несколько растений и источник воды.
        Насколько я мог видеть, окружающее пространство было бесплодной, красновато-коричневой пустошью, и из растений здесь появлялись только колючие кактусы и суккуленты. Пейзаж категорически не был переполнен «щедростью леса и воды», но рыцарь всё равно сняла свой плащ.
        Иконка дебаффа не появилась, но после двух часов, проведённых под капюшоном, лицо Кизмель выглядело бледным и уставшим. Асуна тоже это заметила и спросила:

        - Ты уверена, что можешь её снять? Мы ведь ещё не достигли озера?

        - Да… Как я уже говорила, Накидка «Зелёных листьев» очень ценная. Если я буду носить её там, где в этом нет необходимости, или поврежу её в бою, то это будет позором для наших предков,  - ответила Кизмель.
        Аккуратно сложив накидку, она положила её в сумку, и, достав свой обычный плащ, одела его с глубоким вздохом.
        Я открыл свой инвентарь и материализовал для неё бутылку воды, которую она с благодарностью приняла. Затем я достал ещё две, для Асуны и себя, и мы утолили нашу жажду, стоя втроём в ряд. Почему-то мне захотелось опереться левой рукой о свою талию, но я не стал этого делать из-за опасения, что мои спутницы ко мне не присоединятся.
        Когда бутылка опустела наполовину, я убрал её в инвентарь. Игроки могли нести столько еды и воды, сколько им позволял предел веса, но у эльфов не было инвентаря как у игроков, и им приходилось носить все свои вещи на себе.
        То же самое относится и к человеческим NPC, а это значит, что, когда Мортэ убил Сайлона, то все золотые и серебряные монеты, которые из него выпали, хранились где-то в его одежде.

«Держу пари, что у лорда города есть довольно тяжёлый кошелёк»,  - подумал я ни с того ни с сего. Однако, эта мысль заставила меня задуматься. Когда Сайлон умер, он выронил золотой ключ, который украл у нас, и ещё один железный ключ. По этой логике, он либо всегда носил железный ключ с собой, либо брал его из своего особняка, если он был ему нужен. Последнее имеет смысл только в том случае, если Сайлон намеревался доставить нас с Асуной в место, для которого был нужен железный ключ.
        Когда я был парализован в бета-тесте, слуга Питагрюса и его тайная протеже Теано спасли меня на глухих улицах Стахиона, поэтому я не знал, куда должна была приехать коляска. И я не помню, чтобы какой-либо железный ключ появлялся в серии последующих квестов. Так что я сомневался, что мы смогли бы увидеть железный ключ, если бы Мортэ не убил бы Сайлона.
        Это означало, что ключ, который лежал в моем инвентаре, был сгенерирован системой в момент смерти Сайлона в середине квеста, что говорило о возможности альтернативного развития квеста «Проклятие Стахиона» в случае смерти Сайлона.
        Недолго думая, я начал прокручивать открытое окно инвентаря в поисках железного ключа. Мне даже пришлось схватить своё запястье другой рукой, чтобы это прекратить. Настало время сосредоточиться на квесте «Агатовый ключ», а не на «Проклятии Стахиона». Мы могли вернуться в Стахион в любое время, и, что более важно, если Кизмель поможет нам пересечь озеро Талфа, то мы сможем вырваться вперёд, пока другие игроки обходят карту против часовой стрелки.

        - Хорошо, пошли…  - начал я, но заметил, что Асуна и Кизмель стояли спиной ко мне перед довольно большим кактусом.
        Я подошёл, чтобы посмотреть, что они делают, и увидел, что девушки выщипывают что-то красное между шипами кактуса и едят это.

        - Эй! Что это ты ешь!  - крикнул я.
        Асуна быстро взглянула на меня и вернулась к сбору урожая. Теперь она заработала обеими руками и засовывала в рот нечто красное с удвоенной скоростью.
        Не выпуская их из виду, я обошёл вокруг кактуса и заметил у основания шипов длиной около десяти сантиметров что-то красное. Я осторожно протянул руку и сорвал круглый фрукт размером менее трёх сантиметров. Когда я нерешительно укусил его, то из него вырвался холодный, кисло-сладкий шипучий сок, и я онемел от удовольствия.
        Сразу поняв, что это было даже вкуснее сладкого картофеля полурыб, я быстро сорвал ещё один фрукт, но возможно, из-за того, что мои руки были больше, чем у девушек, я не мог собирать фрукты очень быстро. К тому времени, как я вытащил третий фрукт, Асуна уже крутилась с моей стороны.

«Она собирается съесть мою долю!»
        От волнения, я в спешке схватил четвёртый плод, но моя рука дрогнула и я накололся на шип кактуса.

        - Ой!!
        Как и в случае с ощущениями в бою, это была не настоящая боль, но я всё равно инстинктивно отдёрнул руку назад. Асуна воспользовалась этой возможностью, и, схватив мой фрукт, засунула его в рот.
        В итоге, к тому времени, когда кактус был полностью очищен, я собрал всего десять фруктов. Я посмотрел на моих довольных подруг и проворчал:

        - Я не могу в это поверить. Вы могли бы сказать мне, прежде чем начали их есть…

        - Ха-ха-ха, прости меня за это, Кирито!
        Кизмель, которая была уже в гораздо лучшем настроении, засмеялась. Возможно, плоды кактуса обладали некоторыми целебными свойствами.

        - У этих фруктов очень изысканный вкус, но кактус цветёт и даёт плоды только раз в году. И более того, плоды могут появиться в любое время года, и они опадают всего через тридцать минут после того, как вырастут. Поэтому, если вы их видите, то должны съесть как можно быстрее.

        - Тридцать минут?  - переспросил я, осматривая пустыню.
        Пейзаж украшали больше ста кактусов, но год длился восемь тысяч семьсот шестьдесят часов, то есть пятьсот двадцать пять тысяч шестьсот минут, и только в тридцати из них, на отдельно взятом кактусе были плоды. Шансы на то, что рядом окажется плодоносящий кактус, были невероятно низкими. Не стоило бродить по пустыне в их поисках, какими бы вкусными они ни были, так что это может быть первым и последним разом, когда я получил шанс их попробовать.
        Я повернулся к своей временной спутнице, которая, казалось, всё ещё наслаждалась послевкусием после еды.

        - Асуна?

        - Что?

        - Сколько плодов кактуса ты съела?

        - Около сорока или пятидесяти. Хотя, я могла бы пойти и на большее… Просто дайте мне их целую ванну!

        - О…!  - простонал я, понимая, что мне всё равно придётся возвращаться, чтобы снова их найти.
        Кизмель похлопала меня по плечу.

        - Пойдёмте. Сейчас нас не будут беспокоить противные насекомые.
        Как она и сказала, монстры, которые водились в холмистой местности, в основном напоминали койотов и ящериц, и ни у одного из них не было яда, что позволяло легко от них избавляться. На протяжении последнего километра или около того мы слушали, как Кизмель рассказывает нам истории о её сестре Тилнель, которая очень интересовала Асуну.
        О том, как совсем маленькой она вывела гребную лодку в озеро рядом с королевским городом на девятом этаже и пропала на целый день. О том, как она положила слишком много экстракта можжевельника в ванну и пахла как дерево в течение недели. О том, как во время своего обучения умениям травника она подарила Кизмель экспериментальный тоник, благодаря которому волосы Кизмель стали зелёными, как у дриады.
        Асуна смеялась над всеми этими историями, а мне они напомнили о моей младшей сестре Сугухе, но я не мог сдержать в своей голове одну волнительную мысль. Если все воспоминания Кизмель о Тилнель были просто «предысторией», то всё это было придумано сотрудниками и сценаристами «Аргуса».
        Но действительно ли они могли дать такую богатую предысторию Кизмель, которая была всего лишь одним из потенциально бесчисленного количества NPC, которые населяли Айнкрад? Казалось, что историям рыцаря не будет конца, как будто Кизмель вспоминала каждый день, проведённый с Тилнель. Если такими были не только особые персонажи, подобные Кизмель и виконту Йофилису, а все NPC в игре, то даже команда писателей не смогла бы придумать столько историй.
        Почти час истории Кизмель проникали в моё левое ухо, а дым от перегретого мозга выходил из правого. Наконец, расстояние между двумя горными массивами сузилось до пятисот метров, и впереди появилась блестящая, синяя поверхность озера.
        Мы переглянулись, и, пробежав остаток пути, оказались возле воды.

        - О, вау!  - воскликнула Асуна, и я не мог её винить.
        Резко изгибающийся берег представлял собой пляж с чисто белым песком, и потрясающей, прозрачной водой. Поверхность воды меняла цвет от изумрудно-зеленого возле берега, до кобальтово-синего на глубине, и ослепляюще блестела на солнце. Даже воздух здесь казался немного теплее.
        В сравнении с первым этажом, диаметр которого десять километров, озеро Талфа не выглядело большим, но всё же, его ширина была более пятисот метров, и противоположный берег скрывался в дымке. Но скалистые стены, которые разделяют этаж на пять равных частей, были отчётливо видны справа, слева, и прямо перед нами. С первого взгляда стало ясно, что это был центр, где встречались все пять областей.

        - Эй, я могу немного поплавать?  - спросила Асуна, всё ближе приближаясь к песку.
        Я собирался предупредить её, но Кизмель меня опередила.

        - Нет, нельзя! В этом озере живёт ужасное чудовище. Я никогда его сама не видела, но говорят, что его чрезвычайно длинные щупальца могут достигать берега из глубины озера.
        Асуна сразу же отшатнулась от воды.
        Судя по всему, гигантская морская звезда, получившая название Змееносец, жила на дне озера и в финальной версии игры. Теперь мне стало ещё более любопытно, каким образом Кизмель хочет добраться до противоположного берега.
        Рыцарь почувствовала на себе мой взгляд и уверенно улыбнулась. Она вытащила из сумки стеклянную бутылочку размером не больше большого пальца руки, заполненную голубой жидкостью.

        - Кирито, покажи мне подошву ботинка.

        - Хм… Хорошо,  - согласился я, но даже в виртуальном мире я не мог поднять ногу так высоко, что бы было видно подошву моей обуви.
        Это было легче сказать, чем сделать. Мне удалось поднять правую ногу и вытянуть лодыжку настолько далеко, насколько это вообще было возможно, но когда я расположил подошву перпендикулярно земле, то потерял равновесие, и, вскрикнув, упал, махая руками, на песчаный пляж. Смех Асуны был перекрыт глухим звуком удара.
        Смущённый, я хотел вскочить на ноги, но Кизмель сказала:

        - Отлично, так сойдёт,  - и, откинув меня назад, сделала так, что мои ноги стали торчать вертикально вверх, что не заставило меня чувствовать себя лучше.
        Эльфийка осторожно открыла бутылку и капнула по одной капле на мои подошвы. Обувь засветилась синим цветом, а на моей панели появилась незнакомая иконка. Учитывая изображение ботинка, стоящего на воде, я мог догадаться, что это означало, но я всё же ждал, когда Кизмель всё объяснит.

        - Ты можешь встать,  - сказала она.
        Я наклонил ноги ближе к голове, и резко рванув их вперёд, встал одним движением. Я должен занять более выгодную позицию, чтобы восстановить равновесие с моей партнёршей после того, как она так любезно засмеялась при моем падении.
        Асуна бросила на меня взгляд и сказала:

        - Давай, Кизмель.
        Она подняла правую ногу, но не вперёд, а позади себя, придержав лодыжку рукой. Конечно, это был гораздо более простой способ обнажить подошву без лишнего напряжения в суставах. На самом деле, вероятно, девять из десяти человек сделают тоже самое. Я был впечатлён и рассержен этим способом.

        - Нечестно,  - обижено проворчал я.
        В последнюю очередь капнув жидкость себе на сапоги, Кизмель запечатала бутылочку и вернула её в сумку. Пройдя по песку, она осторожно ступила на воду, которая плескалась у берега. Первые несколько шагов прошли через поверхность воды, но после четвёртого шага по воде побежала странная рябь, а пятый и шестой шаги явно были над водой.

        - Ого,  - удивлённо сказали мы с Асуной.
        Рыцарь повернулась и подозвала нас:

        - Давайте, вы двое. Медленно наступайте на воду.
        Мы покачали головами и подошли к краю озера. Просто чтобы быть уверенней, я взял Асуну за плечо и остановил её.

        - Кизмель, если мы пойдём по поверхности воды, то морская звезда не появится?

        - Гарантирую. Но всё же…

        - Но всё же?

        - Чары Капель Вилли на ваших ботинках действуют только при мягком, спокойном шаге. Если вы побежите или начнёте прыгать - вы пробьёте поверхность и эффект потеряется. Тогда морская звезда вас заметит, поэтому постарайтесь не потерять хладнокровие.
        Мне показалось, что последняя часть её фразы была адресована исключительно мне, но решил, что это игра моего воображения. Более серьёзный вопрос заключался в том, можем ли мы доверить свои жизни магии, так называемым «чарам», которые могли потерять свои силы просто от резкого движения. Самого Змееносца так никто и не видел, он просто протягивал свои длинные щупальца, хватал игроков и утаскивал их вниз. Поэтому его было невозможно победить в бою, и, в отличие от бета-версии, если мы умрём на дне озера, то не возродимся во дворце в Стартовом городе.
        Я хотел сказать Кизмель, что мы не можем позволить себе умереть, но остановил себя. Это утверждение было таким же верным для Кизмель, как и для нас. Даже если после её смерти в лесах третьего этажа появится ещё одна Тёмная эльфийка с таким же именем и внешностью, то это будет уже другая Кизмель. Как я мог сказать ей: «Не проблема, если ты умрёшь, но мы важнее»?

        - Всё в порядке, Кирито,  - прошептала Асуна, по-видимому, читая мои мысли.
        Она потянулась, чтобы сжать пальцы моей правой руки и прошептала:

        - Нам просто нужно идти. И даже если мы упадём, то у меня в рукаве есть туз. Или в штанине.

        - В штанине…?
        Я понятия не имел, на что намекала фехтовальщица, но спокойно идти по воде оказалось не так сложно. По крайней мере, это было намного легче, чем в обычной видеоигре, где границей между ходьбой и бегом был точный наклон стика геймпада.

        - Ну ладно. Просто будь осторожна и всегда думай о том, что ты делаешь.

        - Говори за себя,  - ответила Асуна, и мы пошли вперёд.
        Сначала вода забрызгала нашу обувь, но вскоре ноги перестали проваливаться сквозь неё. Мы стояли на поверхности воды, которая словно превратилась в толстый слой резины. Как только мы добрались до Кизмель, которая терпеливо нас ждала, она одобрительно улыбнулась и, развернувшись, пошла по направлению к дальнему берегу. Мы последовали за ней.
        Отойдя примерно на двадцать метров от берега, Асуна сказала:

        - Использовал ли эти чары виконт Йофилис, когда мы сражались с Гиппокампусом на четвёртом этаже?

        - Подожди, разве он не бегал по воде как сумасшедший?

        - Догадка Асуны верна только наполовину,  - сказала Кизмель.
        Она повернула голову через плечо, чтобы посмотреть на нас, и продолжила:

        - Жидкость, которую я накапала на подошвы нашей обуви, это ценный эликсир, который могут приготовить только водные духи Вилли, или ундины. Но туфли виконта Йофилиса сотканы из волос Вилли, и они никогда не утонут в воде.

        - Из волос? Ты же не имеешь в виду, что он убивал духов и отрезал их волосы?  - спросил я, представляя себе страшноватые сцены, но Кизмель с возмущением покачала головой.

        - Нет конечно!
        Под её ногами плеснула вода, и рыцарь пригнулась. К счастью, этого было недостаточно, чтобы разрушить чары, и она тихо продолжила:

        - Для нас, эльфов, ундины, включая Вилли, такие же священные, как и дриады леса. Они наши соседи и наши покровители. Для нас срубить живое дерево или испортить чистый ручей является нарушением табу, но убийство Вилли - это проклятие для всего эльфийского народа.

        - Извини, я не должен был думать о таком… Но тогда как виконт получил такие ценные туфли?
        В данном случае цена была неважна, но фэнтезийные РПГ всегда рассматривали предметы, позволяющие летать или ходить по воде, как ценные артефакты. К этому моменту мы уже были около центра озера, и гигантская морская звезда скрывалась всего в нескольких метрах от нас, но я был настолько поглощён этой темой, что, ожидая ответ, забыл про опасность.
        Кизмель отвернулась, снова покачала головой, на этот раз почти незаметно, и прошептала:

        - Я не знаю деталей. Но если верить слухам, то в далёком прошлом виконт и девушки Вилли… Нет. Я не должна говорить о том, чего точно не знаю. Пожалуйста, представьте, что вы этого не слышали.
        Асуна, которая была примерно в тысячу раз более заинтересована в подобной теме, чем я, вздохнула. Но она не стала настаивать и шла молча.
        Я не мог не задаться вопросом, может ли шрам на лице виконта иметь какое-то отношение к этой истории, но вероятно, у меня не было способа это узнать. По крайней мере, водяные ботинки Йофилиса точно не предназначались игрокам, поэтому я мог спокойно отказаться от этой идеи.
        Противоположный берег, который с этого расстояния казался туманом, стал гораздо ближе. Нам предстояло пройти ещё около двухсот метров, но его белый пляж и каменная стена позади него были хорошо видны.
        Из пяти областей, которые составляли шестой этаж, первая область на северо-востоке, где находился Стахион, была лесом. Вторая область на северо-западе, в которой был расположен замок Гэлей, являлась бесплодной пустошью. Западная область была болотом, а четвёртая область на юге, куда мы направлялись, была спроектирована как огромное подземелье. Это было не рукотворное подземелье, а естественная пещера, к тому же там были места, где можно было увидеть небо или нижнюю часть седьмого этажа. Пещера не была забавным местом для прогулок, но она безусловно была лучше, чем западная область, которую мы обошли, с её грязью и глубоким илом рядом с дорогой.
        Как только мы получим священный ключ, нам придётся вернуться в замок Гэлей, а возможность прохода через озеро будет огромным преимуществом в тот момент, когда мы начнём прохождение Лабиринта шестого этажа. Но «Капли Вилли» явно были чрезвычайно ценными, поэтому я не мог попросить их у Кизмель, по крайней мере не тогда, когда это было просто ради нашего удобства.
        Тем временем далёкий берег становился всё ближе, под поверхностью воды всё становилось более чётким, и под ногами начали плавать маленькие косяки рыб. Временами в песке внизу блестело что-то вроде монет или драгоценных камней, что вызывало у меня желание протянуть руку и схватить их, но это явно была ловушка. Нужно подождать, пока у нас не появится способ победить морскую звезду.
        Наш обычный распорядок требовал, чтобы один из нас двоих, обычно я, облажался и попал в серьёзную проблему непосредственно перед тем, как мы должны были оказаться в безопасности, но на этот раз всё прошло хорошо. Мы снова встали на твёрдую поверхность, прошли по белому пляжу и со вздохом облегчения остановились.

        - Всё бывает в первый раз, и это было довольно волнующе,  - сказала Кизмель.
        Я повернулся к ней с удивлением.

        - Подожди, ты тоже впервые ходила по озеру?

        - Конечно. Раньше я никогда не выходила за пределы замка Гэлей.

        - Тогда ты не знаешь, где находится подземный лабиринт, в котором хранится ключ?  - спросил я, подумав, что это может быть редким случаем, когда мы поведём Кизмель, а не наоборот.
        Но рыцарь достала из длинного тонкого футляра на своём поясе свиток пергамента и гордо сказала:

        - Я там не была, но я знаю дорогу. Хочешь посмотреть?
        Я посмотрел на пергамент. Это была карта южного района, нарисованная довольно подробно. Красная метка была нанесена внутри комплекса извилистых пещер, а красная линия указала путь прямо от берега озера.

        - О, у тебя есть карта? Итак, это озеро, это наш пункт назначения, а что это за знак? Он похож на голову насекомого,  - сказала Асуна, указывая на место в нижней части карты.

        - Правильно,  - кивнув, ответила Кизмель,  - в пещерах скрывается гигантская сороконожка, которая покрыта каменными доспехами. К счастью, нам не нужно пересекать её владения, но я слышала, что многие забрели в её логово и заплатили самую высокую цену.

        - Фу… Морская звезда, сороконожки - в этом месте есть всё. Я просто надеюсь, что здесь нет многоножек или ганимедов.
        Я мог бы с превосходством заявить, что последнее являлось названием планетарного спутника, а не существа, но я оставил это при себе.
        В бета-версии в южной части шестого этажа не было полевого босса-сороконожки. В башне лабиринта, расположенной в последнем, пятом районе, находился главный Босс, а в озере жила непобедимая морская звезда, но это было всё, что я запомнил.
        На предыдущих этажах некоторые из полевых боссов были изменены, например, гигантская черепаха на четвёртом этаже превратилась в двухголовую морскую черепаху, но нам пока ещё не встречалось добавление новых боссов. Группа проходчиков действовала в соответствии с этой предпосылкой, поэтому, если АОА или АРД в их конкурентной спешке столкнутся в пещере с боссом-многоножкой без предварительной подготовки, то это может привести к катастрофе.

        - Извините, дайте мне минутку,  - попросил я девушек, которые всё ещё изучали карту.
        Зайдя на вкладку СООБЩЕНИЯ в своём главном меню, я отправил короткое послание торговке информацией Арго:

«ГДЕ СЕЙЧАС САМЫЙ ДАЛЬНИЙ ПП?»
        ПП было сокращением уважительного прозвища «Первопроходец», которое Арго дала проходчикам Айнкрада. Должно быть она не была в бою и не шпионила, потому что я получил ответ в течение десяти секунд:

«ОНИ БУДУТ ПРОБОВАТЬ ПРОХОДИТЬ ДАНЖ, ВЕДУЩИЙ В ТРЕТЬЮ ОБЛАСТЬ. 10 °C»
        Как всегда, в конце её сообщения была указана его стоимость, и выставленный счёт заставил меня поморщиться.

        - Слишком быстро,  - пробормотал я, проверяя вкладку карты.
        Передовая группа вышла из первого района во второй половине вчерашнего дня, 2 января, и они перешли в следующий район всего через сутки.
        Во втором районе был только один маленький город Арарро, а замок Тёмных эльфов Гэлей был не нужен, если вы не выполняли квест «Война эльфов». Монстры, исключая тех, которые находились в долине, ведущей к замку, были достаточно простыми, так что я ожидал быстрого продвижения. Однако, скорость прохождения оказалась ещё более высокой. Скорее всего, Кибао и Линд подсчитали, что смогут проходить одну область в день, и завершат прохождение шестого этажа всего за пять дней. Учитывая, что мы прошли пятый этаж за четыре дня, это не было очень быстро, но там был прямой путь к Лабиринту, а здесь требовалось делать гораздо больше переходов.
        Во всяком случае, нам нужно ожидать, что заболоченная третья область будет пройдена к завтрашнему дню, после чего передовая группа достигнет четвёртой области. Я вернулся к Кизмель, чтобы посмотреть карту. Логово гигантской сороконожки располагалось на пути к пещерному городу Госкай, который был самым большим городом в этом районе. Если уставшая после расчистки подземелья передовая группа будет спешить в город, то у них будет гораздо больше шансов без подготовки наткнуться на пещеру сороконожки, чем я хотел бы признавать.
        Я снова открыл окно и отправил второе сообщение Арго:

«ПОЛУЧИЛ ИНФУ О СУЩЕСТВОВАНИИ НОВОГО ПОЛЕВОГО БОСА ПЕРЕД ГОСКАЕМ В ЧЕТВЕРТОЙ ОБЛАСТИ»
        Арго мгновенно ответила:

«МОЙ ПОСЛЕДНИЙ ОТВЕТ БЕСПЛАТНЫЙ»
        Этого должно хватить, чтобы АРД и АОА не столкнулись неожиданно с боссом-сороконожкой. Тем не менее, не то, чтобы я не доверял им, но я тоже хотел бы принять участие в этой битве с новым боссом.
        Более важный вопрос заключался в том, сможем ли мы завершить квест к завтрашнему дню и снова догнать передовую группу?

        - Эти человеческие чары дальней связи очень удобны,  - сказала впечатлённая Кизмель, которая наблюдала, как я посылаю сообщения Арго.

        - Эльфы ведь посылают разведчиков, чтобы передать письма, не так ли? Даже с Древами душ, это кажется тяжёлой работой,  - произнесла Асуна.

        - Верно. Мы, эльфы, мало думали о ваших человеческих чарах, но видя, на что вы способны, я подозреваю, что одни только ваши сообщения могут превзойти всю магию, которой мы всё ещё обладаем.
        Я не знал, как ей ответить. Кизмель принимала это за магию, но меню игрока и мгновенные сообщения были игровыми функциями, и я не мог объяснить, что это такое. Кроме того, игроки-люди могли использовать эту «магию», а люди NPC не могли.
        Но Кизмель больше не проявляла интереса к искусству Дальних сообщений. Вместо этого она подняла вопрос, о котором я давно не задумывался.

        - А что именно сказал Падший эльф Нолц на четвёртом этаже? Когда у них будут все ключи и они откроют дверь в Святилище, то величайшая магия человечества исчезнет, верно?

        - Да, он так и сказал,  - ответила Асуна, и её щеки слегка покраснели.
        Я удивился происходящему и попытался вспомнить обстоятельства той сцены.
        Мы выплыли на гондоле из Ровиа и оказались в самой глубине водной пещеры, где и подслушали разговор Падших.
        Помимо генерала Нолца в маске там были бригадир Эддху и женщина-эльф, которая была помощником генерала. Эти слова прозвучали от Нолца в адрес его помощницы, которую звали Кисара: «Как только мы получим все ключи и откроем дверь в Святилище, даже величайшая магия, оставленная человечеству, исчезнет без следа».
        В ответ Кисара сказала: «Конечно, ваше превосходительство. Момент нашего триумфа становится всё ближе».
        Если мы не сможем использовать «Магическую книгу» и «Дальние сообщения», то это станет огромной проблемой. Но это казалось невозможным. Одно дело мгновенные сообщения, но использование главного игрового меню? Игру невозможно пройти без выбора навыков, хранения предметов или просмотра карты.
        Значит ли это, что «величайшая магия», о которой говорил Нолц, была чем-то другим? Потеря чего-то, что связано с какой-то великой мечтой Падших эльфов. Что же это может быть?
        В этот момент моё воображение натолкнулось на кирпичную стену. Мой правый кулак стал в отчаянии сжиматься и разжиматься. Асуна подошла ко мне и сильно наступила на мою левую ногу своим ботинком.
        Это стало спусковым крючком, который вызвал новый поток воспоминаний. Когда Нолц говорил все эти вещи, мы с Асуной прятались в маленьком деревянном ящике, скрюченные и неподвижные. Моя рука застряла под доспехами Асуны и…

        - Я считаю, что мы уже достаточно отдохнули. Я бы хотела закончить задание и вернуться в замок засветло,  - сказала Кизмель, вытаскивая меня из воспоминаний.
        Я молча посмотрел в сторону Асуны. Она фыркнула и бросила на меня взгляд, который приказывал мне стереть это воспоминание раз и навсегда, и пошла рядом с эльфийкой. Перед ними возвышалось огромное каменное лицо с зияющей пещерой на месте рта.

«А ведь код предупреждения домогательства не сработал и в этот раз»,  - подумал я, поспешив за ними. Интересно, видела ли она окно предупреждения, когда проснулась этим утром?
        Большая часть пещеры не была абсолютно тёмной как обычные подземелья, так как здесь встречались открытые места, которые пропускали свет снаружи, и даже в самом мрачном месте было достаточно естественного света и не были нужны факелы или фонари.
        К счастью, здесь не было насекомых, а жили летучие мыши и разные слизистые монстры. Самыми неприятными были слизни, впервые появлявшиеся здесь в Айнкраде. Японские RPG славились тем, что слизи были самыми слабыми начальными монстрами, но в SAO это было не так. Во-первых, в этом мире не было ни магии огня, ни магии льда, которые могли эффективно противостоять дрожащим слизистым телам. Таким образом, мы должны были обойтись имеющимся у нас оружием.
        Режущие и колющие удары были не очень эффективны против слизи, и только тупое оружие наносило какой-либо приличный урон. В нашей группе у нас с Кизмель было режущее оружие, а у Асуны колющее, поэтому слизни были для нас исключительно сложными.

        - Ну вот!
        Асуна не пыталась скрыть своё разочарование, когда активировала навык «Косой удар». В момент удара её рапира осветила окружающее нас полутёмное пространство. Удар предназначался Жадному слизню коричневого цвета, который лежал на полу пещеры.
        В центре слизня, который был шириной примерно в один метр, появилась большая дыра, и хотя она выглядела так, как будто бы слизня разорвало на части, его HP не сильно снизились. Когда визуальные эффекты исчезли, кусочки слизи слились вместе и приняли свою первоначальную дрожащую форму.
        Я заметил, что передняя часть слизня начала выпячиваться наружу, и предупредил Асуну:

        - Уклонение!
        Фехтовальщица отпрыгнула, как только смогла пошевелиться, и тут же выпуклая часть слизня выпустила маленькое похожее на кнут щупальце. Оно попыталось обвиться вокруг «Рыцарской рапиры» но схватило воздух, когда Асуна отдёрнула своё оружие назад.
        Если слизню удастся схватиться за оружие, то он с огромной силой вырвет его из рук владельца и утащит в середину слизи. Будет трудно вернуть оружие, и после этого оно сильно потеряет в прочности. Даже я не знал, что может произойти, если слизень утащит игрока в лёгкой тканевой броне.
        Жадный слизень, названный так за то, что он с жадностью похищал вещи, убрал своё щупальце и покачивался, будто бы издеваясь над Асуной.

        - Кирито, что мы будем с ними делать?!  - удивлённо спросила Асуна.
        Я оглянулся и увидел Кизмель, которая была занята двумя летучими мышами-вампирами. Её HP вообще не упали, так что с ней было всё в порядке. Я снова посмотрел на Асуну и негромко, чтобы не привлечь других монстров, сказал:

        - Во-первых, вымани его на свет!

        - Я… Я попробую!
        Асуна начала медленно отступать назад и вправо до тех пор, пока дрожащий слизень не выполз в пятно естественного света, проникающего через дыру в потолке. Тело, которое в темноте было грязного желто-коричневого цвета, на свету окрасилось в блестящий золотой цвет. Однако, это было всё, и слизень не получил от света никакого урона, не казался расстроенным и не пытался убежать в тень.

        - Ничего не происходит!  - воскликнула Асуна, и я дал ей следующий намёк.

        - Посмотри внимательно на тело слизня, сейчас оно прозрачно на солнце!

        - Да?! Точно, и там что-то есть.
        Как всегда, острый взгляд Асуны нашёл то, что нужно, всего за две секунды. Не в центре слизня, а ближе к тому, что являлось его «ножками», было что-то блестящее, похожее на глазное яблоко, рыбью икринку или на прозрачное пирожное в форме капли дождя.

        - Это ядро слизняка! Разбей эту мелочь лезвием, и ты убьёшь его одним ударом!  - крикнул я.
        Как будто поняв меня, слизняк неожиданно свернулся в шар. Он не испугался, а подпрыгнул высоко над землёй, где стал плоским и широким. Если он обернётся вокруг головы, то игрок начнёт получать постоянный кислотный урон и будет задыхаться.
        Но вместо того, чтобы отступить, Асуна применила ещё один боевой навык. В тонком слое слизи, просвечиваемом солнцем, было очень хорошо видно ядро слизня, что сделало его идеальной целью для удара. Кончик рапиры оставил после себя серебряную полосу и ударил прямо в ядро шириной два сантиметра. Полупрозрачное тело некоторое время сопротивлялось, но потом разлетелась с лёгким хлопающим звуком.
        Когда здоровье слизня достигло нуля, слизь потеряла внутреннее сцепление и разлетелась на множество крошечных кусочков. Они брызнули на лицо и тело фехтовальщицы, покрывая её тёмно-жёлтым желе. Асуна не успела взвизгнуть, а слизь уже превратилась в маленькие синие многоугольные текстуры, которые сразу исчезли.
        Пока Асуна стояла с всё ещё поднятой рапирой, к ней подошла Кизмель, расправившаяся с двумя летучими мышами, и весело сказала:

        - Молодец, Асуна. Немногие эльфы достаточно опытны для того, чтобы убить слизня одним ударом рапиры.

        - Спасибо…  - пробормотала девушка.

«Её губы дрожали из-за того, что ей в рот попали остатки слизи?»
        Я быстро становился любителем самых причудливых блюд Айнкрада и хотел спросить её, каково это на вкус, но мои инстинкты выживания подсказали мне, что сейчас не время. Вместо этого я хотел с улыбкой сказать: «Хорошая работа!», но это мне тоже пришлось сдержать.
        Вдали послышались слабые звуки, как будто что-то тряслось и качалось. Я приложил палец к губам, чтобы девушки замолчали, и внимательно прислушался. Необычный звук извивающейся слизи становился всё ближе и громче, но я не видел ни одного маркера. В бета-версии, это происходило потому, что…

        - На верху!  - крикнул я.
        С потолка пещеры, усыпанного тонкими, похожими на сосульки сталактитами, на наши головы падало что-то бесформенное.
        Асуна заметила это с опозданием и попыталась отскочить назад, наблюдая за падением, но, к несчастью, споткнулась о низкий сталагмит и упала. Кизмель подняла свою саблю чтобы защитить Асуну, но если она просто нанесёт удар по падающей слизи и не попадёт в ядро, то жидкое существо получит небольшой урон и атакует их обеих одновременно.
        Я инстинктивно поднял меч для использования навыка «Звуковой скачок». Я хотел подпрыгнуть под максимальным углом, который позволяла система, и ударить падающую слизь. Поскольку слизь была совсем рядом с дырой в потолке, то она не освещалась солнцем и выглядела как тёмное пятно. Нельзя было с уверенностью сказать, где в ней находилось ядро.
        Но я очень внимательно смотрел на слизня и ударил его своим «Вечерним мечом» +3. В обычной ситуации я бы прибавил скорости к атаке, добавив движение тела к автовыполнению удара системой, но на этот раз я намеренно замедлил удар настолько, насколько возможно, лишь бы только не оборвать выполнение навыка.
        Когда лезвие прорезало липкое вещество, я почувствовал, как оно встретилось с более плотным объектом. Я прекратил замедлять удар и, позволив ему продолжиться, услышал, как лопнуло ядро. HP слизняка мгновенно исчезли и монстр разлетелся прежде, чем я смог прочитать его имя на маркере. Может я и почувствовал бы его вкус, если бы поймал ртом немного летающего вокруг желе, но внезапное предчувствие заставило меня закрыть лицо рукой. Когда я приземлился, все его остатки превратились в синий свет.
        Это был довольно впечатляющий подвиг, поэтому я повернулся и с улыбкой спросил девушек, прямо как персонаж манги:

        - С вами всё в порядке?
        По какой-то причине Асуна злобно смотрела на меня сидя на полу.

        - Это… Оно снова попало мне в рот.

        - И как оно на вкус?  - спросил я, не в силах побороть своё любопытство.
        Асуна сказала, что кусочки Жадного слизня очень кислые, словно зелёные сливы, маринованные в лимонном соке. Второй слизень оставил после себя предмет под названием «Липкое желе», но я не был большим поклонником кислых вкусов и решил спрятать его в глубине моего инвентаря.
        Как только Асуна поднялась на ноги, она сразу же потребовала от меня объяснения.

        - Кирито, я собираюсь забыть тот факт, что ты мог с самого начала рассказать, что у слизи есть ядра, и как их найти. Однако, когда ты разрезал второго слизня, на нем не было света. Ты случайно попал в ядро?

        - Конечно, нет. Не бывает такой удачи.
        Даже если бы это было так, то я бы потратил все свои силы, чтобы убедить этих двоих, что у меня всё получилось специально. Однако, эту мысль я удержал при себе.

        - Естественный свет - лучший способ найти ядро слизи, как ты только что сделала,  - объяснил я,  - но это работает и с факелами, или фонарями, и даже в очень тёмных местах. Как только ты убьёшь достаточно слизняков, чтобы хорошо изучить их, ты поймёшь, как находить ядро с другими источниками света.

        - Другой свет…?  - скептически повторила Асуна.
        Но Кизмель, внезапно прозрев, захлопала в ладоши.

        - Да! Конечно! Ты использовал свечение от удара меча что бы осветить ядро.

        - Точно!  - сказал я, аплодируя ей в ответ.
        Но потом я замолчал. Это был известный факт, что неигровые персонажи могли использовать навыки мечей, но должен ли я говорить о связанных с этим «внеклассных» уловках? Однако, выражение лица Кизмель закрыло этот вопрос. Асуна тем временем выглядела скептически.

        - Что? Между появлением свечения и ударом проходит меньше секунды. Ты сможешь найти ядро слизняка за это время?

        - Ну, всё сводится к опыту и замедлению применения навыка. Слизняки не очень подвижны, поэтому, если вы замедляете навык настолько сильно, насколько это возможно, то у вас будет больше времени, чтобы обнаружить ядро.

        - Замедление…  - пробормотала Асуна с равными частями удивления и раздражения.
        Она загнала свою рапиру обратно в ножны и продолжила:

        - Признаю… Я думаю, что эта техника невероятна, и мне понадобится некоторое время, чтобы изучить её, поэтому сейчас я рассчитываю, что ты позаботишься обо всех слизях в темноте.

        - Да, конечно,  - сказал я единственно возможный ответ.
        Кизмель добавила:

        - Не волнуйся, я тоже выучу этот приём.

        - Да, да… С нетерпением этого жду.
        После этого мы встретили не только тёмно-жёлтого Жадного слизня, но и синих слизней, красных слизней и даже каких-то знакомых на вид чёрных слизней. Как Кизмель и сказала, в течение трёх схваток она эффективно овладела трюком с освещением слизней светом от удара навыками. С этого момента у нас не было с ними особых проблем, и до обеда мы добрались ко входу в подземелье глубоко внутри пещеры.
        Я надеялся совершить небольшую дополнительную вылазку до пещерного города Госкай, который был не слишком далеко, чтобы поесть и восстановить запасы, но Кизмель не хотела рисковать и появляться в человеческом городе. Если кто-то из игроков проходит квест за Лесных эльфов, то они увидели бы, что маркер Кизмель переливается от красного к чёрному.
        Поэтому мы сели у входа в подземелье и съели кое-что из пайков, которые получили в замке Гэлей. К моему удивлению, пирог полный орехов и сухофруктов был фантастически вкусным. Даже Асуна - самодовольный гурман - казалась довольной. Наш боевой дух восстановился, и, войдя в темницу, мы шли всё глубже и глубже, где сражались уже с совершенно другим набором монстров. Однако, примерно через час мы столкнулись с таким препятствием, которое я даже не мог себе представить.

        - Это подземелье ведь построили эльфы много лет назад?  - пробормотала Асуна, осматриваясь вокруг.
        Кизмель кивнула, соглашаясь.

        - Да. Согласно легенде, в старину, сразу после Великого разделения, шесть ключей были отправлены на шесть этажей и спрятаны в шести подземельях, чтобы хранить их в тайне и в безопасности.

        - Тогда что такое?

        - …Я не знаю.
        Кизмель шагнула вперёд, потянулась к квадратной каменной панели, которая блокировала огромные двери перед нами, и коснулась её пронумерованных частей.
        Это явно была головоломка «Пятнашки», за исключением того, что в этом варианте размер головоломки был шесть на шесть блоков, так что это была головоломка «Тридцатипятка». Во всяком случае, это была одна из тех проклятых головоломок, которые повсюду встречались в Стахионе.
        Кизмель осторожно передвинула блок рядом с открытым полем и повернулась ко мне.

        - Это… Это сделано не Тёмными или Лесными эльфами. Граф Гэлейон тоже ничего не говорил о том, что в лабиринте есть такая штуковина.

        - Это создано людьми,  - сказал я, и Кизмель вздрогнула.

        - Как? То есть какой-то человек пробрался в этот лабиринт раньше нас и поставил это устройство на дверь? Означает ли это, что ключ уже забрали?

        - Нет, нет, не обязательно. Кроме того, возможно, что этот пазл, эта печать, была установлена человеком, который сюда не приходил.

        - Это как?  - подозрительно спросила Кизмель.
        Мы с Асуной с трудом рассказали ей об убийстве в Стахионе и о последующем проклятии, так как не могли объяснить, что такое игровые квесты.
        Когда мы закончили, эльфийка несколько минут молчала и, наконец, заговорила:

        - Значит проклятие человеческого лорда, убитого десять лет назад, вырвалось из города Стахион и породило эту числовую головоломку на дверях такого далёкого подземелья?

        - Да, и это единственный способ объяснить появление головоломки. Я не думаю, что у старого Питагрюса были какие-то причины специально проклинать подземелье эльфов.

        - Никогда не знаешь, что может произойти. Проклятия - это действительно страшные и непредсказуемые вещи. Особенно когда эти проклятия наложены мёртвыми. У Тёмных эльфов есть множество историй о несчастных, которые достаточно пострадали от проклятий, которые были никак с ними не связанны. Не говоря уже о знаменитой истории о том, как злой дракон Шмаргор попал под проклятие Святого древа и мучил людей, которые ничего ему не сделали.

        - Совершенно верно…
        В каком-то смысле, весь летающий замок Айнкрад был проклятием безумного гения Акихико Каябы, а мы были несправедливо пойманы в его ловушку. Хотя я, как бета-тестер, неизбежно стал бы его жертвой.
        Однако не было никакого смысла оплакивать наше положение. Всё, что я мог сделать, это поверить, что однажды я одержу победу над этой смертельной игрой, и я буду каждый день двигаться вперёд к этой цели.
        У Асуны был отсутствующий взгляд, что подсказывало мне, что она думает о том же. Кизмель посмотрела на нас, затем снова повернулась к дверям и сказала:

        - Если эта загадка - дело проклятия, то полагаю, что ни один меч не сможет её уничтожить.

        - О да, эта штука неразрушима.

        - Тогда мы должны её решить,  - просто сказала рыцарь.
        Я удивился, и стал её расспрашивать:

        - Эй, а Тёмные эльфы тоже решают головоломки?

        - Ну… В детстве мы складываем картины из перепутанных кусочков и распутываем кольца, но я никогда не видела такой головоломки с цифрами. Мы должны изменить порядок пластинок в числовой последовательности?

        - Да, начиная с верхнего левого края и двигаясь рядами,  - объяснил я, хотя внутри начинал паниковать.
        Простая головоломка из пятнадцати кусочков уже была достаточно сложной, если вы не знали особой уловки, но здесь было тридцать пять пластинок. Я подумал, что это будет слишком сложно для Кизмель в качестве её первого опыта. Я не знал, была ли у Кизмель как у продвинутого ИИ способность решать подобные головоломки. Из того, что я вспомнил, n?n разрядные головоломки, подобные этой, назывались в вычислительной теории NP-трудными задачами, и это означало, что обычным компьютерам было трудно решить их за наименьшее число возможных ходов.

        - Кизмель, может мне стоит…  - начал я, но, поражённый, замолчал.
        Кизмель начала перемещать блоки, потратив на изучение их расположения всего три секунды. Быстрые щелчки скользящих плиток заполнили Тёмный коридор, и на моих глазах тридцать пять чисел начали выстраиваться в правильном порядке. К нашему с Асуной шоку, тридцать пятая плитка очень быстро встала на своё место.
        Вся каменная доска на мгновение засияла, и дверь медленно открылась. Кизмель посмотрела на нас через плечо и улыбнулась.

        - Теперь я понимаю. Ваши человеческие загадки довольно бодрят.
        Когда дверь открылась, перед нами оказался почти прямой коридор, в котором практически не было монстров, и мы быстро добрались до последней комнаты. Охраняющий ключ босс был такой же, как и на пятом этаже - безголовый дуллахан, но в этот раз он был гораздо сильнее. К счастью, мы тоже подросли, а присутствие Кизмель было явно нечестным, и битва была выиграна без особых трудностей, хотя мы и использовали целебные зелья из замка Гэлей.
        В задней части комнаты босса было маленькое святилище. В центре алтаря покоился чёрный как смоль Агатовый ключ. Получение ключа не являлось завершением миссии. В SAO не было иной телепортации, кроме ворот и кристаллов, поэтому без средств быстрого передвижения у нас не было другого выбора, кроме как вернуться в замок Гэлей пешком. Вместе с тем это означало, что у нас будет больше времени, которое мы проведём вместе с Кизмель.
        Мы вышли из подземелья и, стараясь по возможности избегать слизняков, покинули пещеру. Наконец нас встретила блестящая синева озера Талфа, и после короткого перерыва на пляже мы перешли через озеро и вернулись в северо-западную область.
        Идя через пустыню, мы не встретили ни засад Падших эльфов, ни плодоносящих кактусов. Кизмель снова укрылась под накидкой «зелёных листьев», и мы прошли через пыльный каньон. К тому времени, когда показались главные ворота замка Гэлей, нижняя часть верхнего этажа над нами была окрашена в цвета заката.
        Когда мы прошли через ворота в сопровождении звона колоколов, я проверил время в своём игровом меню. Было двадцать минут пятого вечера. К сожалению, мы пропустили время, когда старый Рассказчик был в библиотеке, но для такого длинного квеста, как этот, мы показали очень хорошее время прохождения. Я потянулся, чувствуя приятную боль от усталости, и Кизмель с улыбкой хлопнула меня по спине.

        - Сегодня мы хорошо поработали, но это ещё не всё. Мы должны доставить ключ графу Гэлейону.

        - Да, точно,  - ответил я, но честно говоря, у меня не было настроения завершать квест прямо сейчас.
        Я знал, что Асуна думает точно так же. Как только мы доставим ключ и выполним квест, Кизмель сможет использовать Древо духов, чтобы уйти на седьмой этаж.
        Королевский город, где жила Королева Тёмных эльфов, находился на девятом этаже. Именно там квест «Война эльфов» достигал своего грандиозного финала. Когда мы начинали квест на третьем этаже, мне казалось, что нам нужно пройти очень долгий путь, но сейчас мы уже пересекали его половину.
        Я понятия не имел, что будет с нами и Кизмель после окончания квеста. Возможно, мы могли бы видеть её всякий раз, когда будем возвращаться в королевский город, а может быть и нет. Но по крайней мере, я был уверен, что мы никогда больше не сможем сражаться рядом с ней. Кизмель была слишком сильна, и нам не позволят брать её с собой на совершенно другие квесты и обычную прокачку.

        - Хм… Кизмель,  - сказала Асуна озвучивая мои мысли,  - когда мы отдадим графу ключ, ты собираешься уйти на следующий этаж?
        Она была в сто раз честнее сама с собой, чем я. Мне показалось, что эльфийка что-то скрывала, но довольно быстро Кизмель улыбнулась своей обычной приятной улыбкой.

        - Это хороший вопрос… Всё зависит от решения священников, присланных из королевского города. Скорее всего, мне будет приказано доставить четыре ключа в крепость на седьмом этаже.

        - В конце концов, это очень важная миссия…  - тихо сказала Асуна, глядя на Древо духов перед нами.
        Она повернулась к Кизмель, сделала большой шаг вперёд и спросила:

        - Но в таком случае, почему именно ты собираешь эти ключи? Мы уже вернули четыре ключа из шести. Почему другие рыцари или сами эти проклятые священники не могут пойти и забрать два последних ключа?

        - Я не считаю эту миссию трудной или неприятной,  - улыбнулась Кизмель.
        Она ласково погладила каштановые волосы Асуны, прямо как старшая сестра.

        - Как рыцарь её Величества, я обязана поддержать её, и я хочу, чтобы вы мне помогали. Иногда мне хочется, чтобы ключей было не шесть, а десять или двадцать.

        - Кизмель…

        - Асуна опустила голову, готовая заплакать. Эльфийка обняла её одной рукой за спину, поманила меня другой, и тихо сказала:

        - Кроме того, в глубинах этой миссии есть множество хлопотных политических расчётов и ссор. Как я уже говорила, моя бригада Рыцарей пагоды, бригада охранников дворца Сандалового дерева и бригада тяжёлых Рыцарей трилистника часто находятся в ссоре. Особенно соперничает между собой наше руководство. Когда была получена информация, что Лесные эльфы ищут спрятанные ключи, у нас возник весьма серьёзный спор о том, какая бригада Тёмных эльфов должна выступить с нашей стороны.

        - Я так понимаю, что они не пытались переложить ответственность на других, а совсем наоборот,  - предположил я.
        Кизмель кивнула и продолжила:

        - Конечно. Уже более ста лет рыцари Льюсулы покидают замок только для выполнения заданий. Противостояние против Лесных эльфов длится тоже не менее ста лет. Три бригады боролись за честь выполнения этого задания, но в конечном итоге задание получили Рыцари пагоды, с учётом нашей лёгкой брони и подвижности.
        Авангард из шестидесяти Тёмных эльфов был отправлен на третий этаж, где нет крепости Тёмных эльфов. Мы должны были построить базовый лагерь и разведать лабиринт, в котором находился ключ. Мы не ожидали сражений в процессе выполнения этого задания…
        Кизмель тяжело вздохнула. Я знал, куда ведёт эта история, и хотел сказать, что не нужно переживать, но опоздал её прервать.

        - Во время нашей первой разведывательной миссии, для которой авангард разделился на две группы, мы попали в засаду Лесных эльфов. Группа разведчиков была практически уничтожена внезапным нападением с тыла, и именно тогда погибла Тилнель. Командир авангарда запросил у нашего руководства больше воинов, но его запрос был отклонён. Они понимали: если выяснится, что группа, недавно спустившаяся на третий этаж, уже наполовину разбита, то остальные бригады немедленно воспользуются этим, чтобы очернить нас.

        - Нет! Вы сражались из последних сил! Они не могут просто…  - закричала Асуна.
        Кизмель огляделась и повела нас к скамейке, стоящей вдоль стены замка. Она села между нами, скрестила пальцы на животе и посмотрела на Древо духов, нависающее над внутренним двором.

        - Мы боролись изо всех сил,  - спокойно повторила она,  - это правда. Но когда ты рыцарь королевы, просто тяжёлой борьбы недостаточно. Когда ты сражаешься, ты должен победить. Поэтому я не проклинаю наш штаб за отказ в нашей просьбе. Во всяком случае, я благодарна за то, что они позволили мне вернуть себе честь.
        Но Асуну не убедил этот ответ. Она сжала лежащие на коленях кулаки и смотрела вниз.

        - Но это не значит, что ты должна заниматься этим одна.

        - Асуна, это правда, что я одна занимаюсь поиском ключей, но это не потому, что другие рыцари сидят без дела и ничего не делают. Командир авангарда составил новый план, позволяющий успешно завершить нашу миссию с гораздо меньшим числом воинов. Около десяти рыцарей по очереди нападают на Лесных эльфов и отвлекают их внимание. В это время умелый в скрытном передвижении рыцарь ищет ключи в лабиринтах. Мы с Тилнель часто играли в прятки, так что я была уверена в своих способностях и сама вызвалась на это задание.

«Интересно, когда эльфы играют в игры и представляют себе монстров, о чем они думают? Вероятно, о чем-то типа огра» - подумал я прежде чем снова сосредоточиться на теме разговора.
        Я вспомнил, как Кизмель сказала мне, что она решила выполнять миссию в одиночку, когда мы стояли с ней перед могилой Тилнель в лагере на третьем этаже. Диверсия и проникновение были очень искусным планом, но это подвергало Кизмель большой опасности. Она забрала ключ, спрятанный на третьем этаже, но Элитный рыцарь Лесных эльфов погнался за ней и они чуть не убили друг друга.
        Перед могилой своей сестры Кизмель сказала мне, что она вызвалась на эту миссию понимая, что может умереть. Возможно, какая-то её часть даже хотела этого.
        Но, глядя в профиль на её спокойную улыбку, я уже не замечал ту глубокую грусть, которую я увидел в тот момент. Я посмотрел на свою напарницу, которая всё ещё сжимала кулаки.

        - Асуна, миссия Кизмель очень сложная. Но она делает это не одна… Мы ей помогаем.

        - Конечно, это абсолютная правда,  - сказала Кизмель энергично кивая и гладя Асуну по голове,  - с тех пор, как ты и Кирито начали помогать мне, я никогда не думала об этой миссии как о проблеме, и я не собираюсь умирать, не выполнив свою задачу. Мы найдём все шесть ключей и вместе пойдём во дворец на девятом этаже. Тебе там очень понравится.

        - Конечно,  - сказала Асуна тихим, но твёрдым голосом, и положила голову на плечо Кизмель.
        Мы молча сидели на скамейке и смотрели, как меняется цвет солнца, которое становилось всё темнее с приближением ночи.
        Глава 7
        После нашего доклада графу Гэлейону квест «Агатовый ключ» был завершён. Мы с Асуной получили огромное количество опыта и могли выбрать разное снаряжение.
        Бонусы были фантастические, но то, что Кизмель дали целый день отдыха, сделало нас ещё более счастливыми. Завтра, 4 января, она могла делать всё, что хотела, и ей не нужно было идти на седьмой этаж до утра пятого января. Я всё ещё беспокоился о том, что передовая группа достигнет южного района к завтрашнему дню, но я передал информацию о новом боссе-сороконожке через Арго и поэтому не опасался, что они встретятся с ней неподготовленными.
        Мы должны были принять участие в прохождении лабиринта и основного босса, но если бы Кизмель дала нам «Капли Вилли», то мы смогли бы перейти прямо из второй области в пятую. А если нет, то мы всё ещё могли догнать передовую группу по обычному маршруту примерно за полдня, если предположить, что подземелья уже были расчищены. Я сказал об этом Асуне после того, как мы вернулись в комнату на третьем этаже западного крыла, и мы решили, что завтра тоже будем отдыхать.
        Вернувшись в прихожую и встретив Кизмель, мы пошли в подземную ванну чтобы смыть виртуальные пот и грязь. Чтобы избежать повторения вчерашнего происшествия, мы заранее договорились, что место для купания будет разделено между полами. Однако то, что я слышал, как две девушки болтали и смеялись по другую сторону корней Древа духов, не облегчило мне процесс купания.
        Когда мы закончили купаться, то немного расслабились в зоне для отдыха, после чего отправились в столовую. Основным блюдом сегодня была рыба на гриле. Мало того, что в ней не было странного пряного соуса, которым любили пользоваться повара в SAO, так ещё и кожа рыбы была хрустящей и ароматной. С учётом всего этого, мне пришлось сходить за добавкой. После еды мы наслаждались чаем и болтали, вспоминая наши приключения на четвёртом и пятом этажах.
        Из столовой я вышел очень довольным. Кизмель ненадолго ушла, чтобы вернуть накидку «зелёных листьев» в хранилище сокровищ, поэтому мы с Асуной решили немного осмотреть замок и пошли к восточному крылу, которое ещё не видели.
        Именно тогда в тёмном дворе замка зазвенел колокол. Мы остановились, слегка заинтересованные тем, что эльфы звонили в колокола после завтрака и обеда, но я вспомнил, что это не сигнал времени.
        Кизмель говорила, что колокол звенел только тогда, когда открывались южные ворота. Так как Тёмные эльфы практически не выходили из замка, то звон колокола говорил о том, что в замке Гэлей появились другие игроки.
        Асуна поняла это одновременно со мной. Мы переглянулись и бросились к окну. Прижавшись к стеклу, мы посмотрели во двор и увидели, что огромные ворота действительно медленно открываются.
        Моя первая мысль была о том, что это Мортэ или кинжальщик, или оба сразу. Замок Гэлей находился за пределами зоны безопасности, поэтому ничто не помешало бы им войти даже с оранжевыми маркерами преступников. Всё, что им было нужно для открытия ворот, это такие же кольца с символикой Льюсулы, что и у нас. Прошлой ночью я предположил, что им будет трудно вовремя пройти квест за Тёмных эльфов, но у меня не было никаких доказательств этого.

        - Мы должны выяснить, кто это,  - напряжённо сказала Асуна.
        Я отбросил мгновенную нерешительность и сказал:

        - Да, идём вниз. Будь наготове.

        - Конечно.
        Мы развернулись и побежали к лестнице открывая, свои игровые меню. Заменив простую одежду на боевое снаряжение, мы вооружились своим любимым оружием и быстро спустились на первый этаж западного крыла. Вместо главных дверей замка мы бросились к боковой двери в конце коридора и, слегка приоткрыв её, выглянули во двор.
        Колокол всё ещё звонил, но ворота уже закрывались. Если посетитель уже исчез в просторном замке, то будет очень трудно его найти.
        Но даже в этом случае мы могли бы спросить солдат возле ворот, как выглядят вошедшие игроки. Я набрался смелости и вышел на открытое место, направляясь к воротам вдоль отвесной стены, вырезанной из скалы.
        Примерно через пять шагов Асуна протянула руку и схватила меня за воротник. Я издал приглушённый звук и остановился.

        - Зачем?  - прошипел я.

        - Смотри, Кирито,  - прошептала она в ответ, указывая не на ворота, а на Древо духов во дворе. Я присмотрелся и заморгал. Возле источника Древа духов стояли спиной к нам четыре человека. Их маркеры были такими же зелёными, как и наши.
        Судя по их числу, было похоже, что это не группа Мортэ. К тому же у нас с Мортэ был официальный поединок на третьем этаже, и теперь наши имена всегда отображались друг для друга, в результате чего один из этих четырёх курсоров должен быть подписан как МОРТЭ, но всё, что я мог видеть, было столбиками HP и тэгом гильдии.
        У ОАО Кибао был герб с серыми мечом и щитом на зелёном фоне. АРД Линда использовали серебряного дракона на синем поле. Но этот тэг гильдии был мне незнаком и представлял собою символ, похожий на золотую букву «Q» на чёрном фоне.

        - Кирито, ты уже видел этот знак?  - прошептала Асуна.
        Я покачал головой.

        - Нет. А ты? Хотя, ты бы не спросила, если бы видела.
        Асуна не ответила, но я почувствовал, как она покачала головой. Система подтвердила, что среди них не было Мортэ, и мне казалось маловероятным, что группа РК во главе с Человеком в чёрном пончо сформирует гильдию и зарегистрирует её с таким отчётливым, запоминающимся логотипом. Однако, у нас пока ещё не было подтверждения, что они не были связаны между собой. Этот замок не был безопасным убежищем, поэтому мы должны быть очень осторожными.
        Я стоял, прислонившись к грубой каменной поверхности, и думал, что же теперь делать, когда Асуна прошептала:

        - Если игроки начнут драку внутри замка и их маркеры станут оранжевыми, как на это отреагируют Тёмные эльфы?

        - Хм…
        У меня не было мгновенного ответа на этот вопрос. Причина, по которой оранжевые игроки (преступники) не могли попасть в города с активным анти-уголовным кодексом была не в каком-то магическом барьере, который отталкивал бы преступников. Это происходило потому, что на них бы напали невероятно мощные охранники NPC. В бета-тестировании были люди, которые преднамеренно нарушали закон и шли в город, чтобы попытаться победить стражей. Они называли себя Гуардлерс, что по всей видимости было сокращением от «Убийцы стражей», но в отличие от Судокеров в Стахионе, никто из них не преуспел к концу бета-теста.
        Скорее всего, солдаты Тёмных эльфов в замке Гэлей не были столь сильны, как стражи порядка в городах игроков, но я чувствовал, что они не будут игнорировать людей, бегающих с обнажёнными мечами внутри своего замка. Я могу с уверенностью сказать, что, если эти игроки нападут на нас, то по крайней мере Кизмель точно придёт к нам на помощь, а если она прикажет, то к нам присоединятся и охранники замка.
        Я сжал все эти рассуждения в одну фразу:

        - Не думаю, что они это проигнорируют.
        Асуна согласилась.

        - Я тоже так думаю. Давай просто поговорим с ними.

        - Наверное, это единственный правильный выбор,  - поддержал я.
        Если мы не уйдём из замка, то не сможем остаться для них незамеченными, а у нас здесь ещё было слишком много работы.
        Мы вышли из тени стены и, будучи готовы мгновенно достать наши мечи, пошли в сторону четырёх игроков, которые всё ещё смотрели на источник. Никто из нас особо не пытался скрыть свои шаги, но даже когда мы оказались в десяти метрах от них, ни один из игроков, стоящих к нам спиной, никак не отреагировал. Вероятно, они были слишком поглощены своим разговором.

        - Лучше не нужно.

        - Но я хочу разок попробовать. Никто так и не подтвердил, что только Блэльфы могут телепортироваться через Древа духов.

        - Хорошо, проверяй. Но если ты исчезнешь, мы за тобой не пойдём.

        - Если охранники разозлятся, мы убежим и оставим тебя одного.
        Похоже, что в группе было трое парней и одна девушка. Основываясь на содержании их разговора, они определённо выполняли квест на стороне Тёмных эльфов, хотя термин «Блэльф» оставался для меня загадкой.
        Мы остановились в двух метрах позади них, а они всё ещё нас не видели, поэтому я послал Асуне безмолвное сообщение и сделал полшага назад. Выражение её лица изменилось с напряжённого на ультраобщительное, и она крикнула приятным голосом:

        - Добрый вечер!
        Все четверо в шоке затоптались на месте, но никто не потянулся за оружием. Пять секунд они ошеломленно смотрели на Асуну, после чего их взгляды переместились немного вверх. Это был признак того, что они изучали её маркер. Потом они снова смотрели на Асуну несколько секунд и, наконец, заметили меня.
        Первой заговорила девушка, которая была вооружена большим ятаганом и баклером.

        - Добрый вечер. Прошу прощения, вы нас испугали.

        - О нет, это я прошу прощения за мой неожиданный крик,  - ответила Асуна с улыбкой, и опасение мгновенно покинуло их лица.
        Если бы с ними говорил я, то мне бы потребовалось раз в десять больше времени, чтобы смягчить их.

        - Ух, ты действительно заставила меня понервничать. Я не ожидал встретить здесь других игроков,  - потирая нагрудник, заговорил невысокий парень с двуручным мечом, который только что говорил о своём желании изучить телепортацию через Древо духов.
        Стоящий рядом с ним высокий, худой парень с глефой пожал плечами:

        - Конечно же здесь будут игроки. Замок ведь общественный.
        Последним был молодой человек со странным сочетанием башенного щита, толстого, как металлическая плита, и тонкого короткого копья. У него была короткая борода и приветливая улыбка.

        - Всем привет, мы из гильдии «Кьюсак». Сейчас проходим квест Блэль… Тёмных эльфов.
        Всё ясно, Блэльфами они называли Тёмных эльфов. Когда мы с Асуной пожали руку игроку со щитом, я задумался о том, как они прозвали Лесных эльфов.
        Мы представились друг другу. Девушку с ятаганом, которая казалась умной и рассудительной, звали Лазули. Спокойного парня с двуручным мечом звали Тэмуо. Подвижного и высокого игрока звали Хайстон, и наконец, крепкий щитоносец был Гиндо.
        Как и Асуне, мне были незнакомы их имена, и я никогда не слышал про гильдию «Кьюсак».
        В данный момент в летающей крепости были в ловушке около восьми тысяч игроков и, конечно же, никто не мог запомнить все имена. На самом деле, я знал по имени менее сотни игроков. Если бы мы встретились в одном из главных городов, то я бы не обратил на них внимания, но третьего января замок Гэлей был на передовой линии похождения игры. По дороге сюда им пришлось пробиться через множество отвратительных ядовитых монстров в каньоне, а у них была даже не полная группа из шести человек. Они должны быть достаточно близки к нам по уровню, так почему же я никогда раньше их не видел?
        Я почти решился нагрубить и спросить, не были ли они неигровыми персонажами, но очередной взгляд на их маркеры показал мне обычный зелёный цвет. Всё ещё будучи в напряжении, я взглянул на их доспехи и попытался их оценить. Двое были в лёгкой металлической броне, а двое в тяжёлой. Метал имел глубокий, богатый блеск, свойственный качественным изделиям. Несмотря на то, что они только что прошли очень опасным путём, их снаряжение выглядело свежим и невредимым, не считая щитов Лазули и Гиндо.
        Возможно, что они не вышли из ворот Стартового города в числе первых игроков два месяца назад, но их способности позволили им догнать передовых игроков. Если так, то это обнадёживало, и скоро их обязательно завербует АОА.

        - Вы вдвоём выполняете квест эльфов?  - спросила Лазули, шагнув вперёд.
        Её тёмно-зелёные волосы были завязаны в хвост, а гордые черты лица и хриплый, но пронзительный голос придавали ей вид активного и сильного человека.
        Я послал Асуне ещё одно мысленное сообщение. Она посмотрела на меня, снова улыбнулась, и ответила:

        - Да, всё верно. На самом деле, мы только вчера добрались до этого замка.

        - Хм… это значит, что вы в группе проходчиков?

        - Ну, если только технически…,  - пожала плечами Асуна.
        Большие глаза Лазули стали ещё больше.

        - Ничего себе, я никогда не встречала никого из вас! И ты такая красивая! Я не могу в это поверить!
        В её голосе были искреннее удивление и восторг, но какое-то мгновение трое парней смущённо смотрели на неё.
        В чем дело? Я присмотрелся, но не смог прочитать их мысли по выражению лиц. После всего того времени, что я провёл с Асуной, я только сейчас начал понимать, о чем она думает… возможно начал.
        Асуна тоже заметила их реакцию, но продолжала разговаривать с Лазули, не выдавая никаких подозрений. Она рассказала о том, что мы были частью передовой группы, но не входили в какую-либо гильдию, а Лазули упомянула, что четверо «Кьюсак» покинули Стартовый город только четыре недели назад. В этот момент Асуна предложила продолжить разговор в столовой.
        Голодные искатели приключений сразу же согласились, и мы направились на второй этаж через вестибюль замка Гэлей. Кизмель уже должна была справиться с задачей в хранилище сокровищ, но я не увидел её в столовой. Честно говоря, я не мог предвидеть, что может случиться, когда она будет взаимодействовать с другими игроками, и поэтому я решил, что не стоит её искать. Все шестеро сели за стол у окна.
        Подошёл управляющий, и мы с Асуной попросили чай, а группа Гиндо заказала еду и хлеб, и им тоже досталось немного рыбы. Хайстон сразу же приклеился к своей тарелке. Когда он съел всё первым, на его измождённом лице появилось извиняющееся выражение.

        - Вы должны простить нас. Обычно у нас нет денег, а сейчас мы в замке Тёмных эльфов и еда здесь бесплатная, поэтому мы не можем себе отказать в таком удовольствии.
        Тэмуо, чья голова была выбрита как у бейсболиста из старшей школы, набросился на рыбью голову и ударил Хайстона по плечу.

        - Не будь таким сдержанным перед красивой девушкой! В эльфийской деревушке на пятом этаже ты дважды заказывал шампуры с мясом!

        - И в каждой руке их было по три штуки!
        Они были весёлой группой, но что-то в них показалось мне странным. Хайстон сказал, что они бедны, но у них была довольно дорогая амуниция. И если у них хватило сил зайти так далеко, то при условии, что они не вкладывали свои средства в ненужные вещи и азартные игры, у них должно быть достаточно денег, чтобы потратить их на приличную еду.
        Но я не собирался изучать финансовое положение гильдии, с которой только что познакомился, поэтому просто сидел и потягивал чай. Затем, с самой непринуждённой и естественной улыбкой, которую только можно себе представить, Асуна спросила:

        - Так где вы познакомились?

«Учитывая, что, когда мы впервые встретились в Толбане на первом этаже, она была похожа на колючего ёжика, то сейчас Асуна превратилась в довольно приятную светскую даму…»
        Эта мысль попыталась вырваться из моего носа, и я почувствовал, как жидкость в моей чашке забурлила. Поняв мои мысли, фехтовальщица осторожно наступила на мою левую ногу, посылая мне очень чёткий, хотя и молчаливый сигнал.
        Не зная про акт запугивания под столом, четверо друзей переглянулись. Бородатый денди Гиндо, пусть и не такой холеный как Окотан из АОА, прежде чем ответить, аккуратно вытер рот салфеткой.

        - Мы познакомились в Стартовом городе. Но сначала мы не планировали покидать город… Мы больше походили на братство по обмену информацией.

        - По обмену информацией?  - повторила Асуна.
        Гиндо почувствовал подозрение в её голосе и объяснил:

        - Учитывая ваше положение в игре, это будет звучать для вас жалко, но «ждуны», которые предпочитают оставаться в безопасности Стартового города, не имеют жилья и голодают. Конечно, здесь нельзя умереть от голода, и можно спать на улице, но все хотят горячую пищу и мягкую постель. Это означает, что всё равно нужны деньги на еду и жилье.
        Это было правдой. И хотя я давно не возвращался на первый этаж, я знал, что это было намного сложнее, чем выглядело. Самый быстрый способ заработать денег - убивать монстров. В SAO даже слабые черви и кабаны прямо за границами Стартового города выбрасывали по несколько монет. Убивайте их по десять штук в день - и вы сможете позволить себе приличную еду и место для сна. Однако, даже в случае с кабанами было невозможно абсолютно исключить несчастные случаи.
        Слишком сконцентрируетесь на одном монстре - и вы можете пропустить появление другого, возродившегося поблизости, что приведёт к необходимости сражаться сразу с двоими. Благодаря повторению небольших ошибок или неточностей в суждениях, человек приобретал знания, опыт и в конечном итоге силу. Но в этом мире у вас была только одна жизнь, и она была платой за ошибку. Скорее всего, большинство из двух тысяч игроков, которые уже покинули смертельную игру, погибли недалеко от Стартового города. И согласно приблизительным подсчётам Арго, среди них было несколько сотен бета-тестеров. Одной ошибки, приведшей к панике, было достаточно, чтобы истощить ваши очки жизни независимо от того, как много вы знали об игре…

        - Однако мы зарабатывали деньги, не выходя в пустоши и не убивая монстров. На самом деле в Стартовом городе можно найти множество квестов - сказал Гиндо.
        Настала моя очередь повторить за ним.

        - Квестов?

        - Да. Конечно мы не могли брать такие квесты как «Выйди из города и найди эту штуку» или «Убей Х монстров», но внутри города можно делать такие задания, как разные поручения, поиск потерянных вещей и даже такие редкие квесты как уборка дома и выгул домашних животных…

        - О, да, точно!  - сказала Лазули, которая доедала маринованные овощи с жареной рыбой,  - Это там, где ты должен был навести порядок? Это было непросто… По всему дому были кучи вещей, и пришлось сортировать их в огромные деревянные ящики во дворе. Чтобы пройти квест, нужно было идеально отсортировать все вещи, но было сложно определить, игрушки это или бытовые предметы…

        - А вы знаете, что если украсть монеты, драгоценности или другие вещи из этих куч, то вы окажетесь в подвале этого особняка на полдня?  - добавил Тэмуо.
        Хайстон вздохнул.

        - Только ты попытался сделать что-то подобное.
        Наблюдая за ними, Асуна хихикнула, а их лидер Гиндо криво улыбнулся и развёл руками.

        - Дело в том, что есть множество квестов, которые дают безопасный заработок. Но, так как они не угрожают вашей жизни, то все они очень утомительны. Мы начали встречаться друг с другом в различных квестовых локациях и, естественно, начали обмениваться информацией.

        - Абсолютно верно. Хотя сначала я пыталась держаться на расстоянии от этого подозрительного старика,  - сказала Лазули, указывая вилкой на Гиндо.
        Он простонал:

        - Не такой я и старый…
        Хотя его внешность и манера поведения были совершенно другими, я видел в жестах Гиндо сходство с человеком по имени Кляйн, с которым я провёл несколько часов, охотясь на кабанов в первый день игры.
        Он остался в Стартовом городе, чтобы быть вместе с друзьями. Повышал ли он сейчас свой уровень, чтобы добраться до передовой? Или он сосредоточился на своей безопасности? Его имя всё ещё было в списке моих друзей, поэтому я мог написать ему сообщение, когда захочу, но последние два месяца мы не общались. Полагаю, что я чувствовал себя виноватым из-за того, что оставил его, и решил не вспоминать об этом, общаясь с ним.
        Стартовый город казался бесконечно далёким, но с воротами телепортации до него был фактически один шаг. Если мы посетим Стахион, было бы неплохо снова побывать на первом этаже.
        Именно тогда Лазули сказала:

        - Тем не менее, как правило нет штрафа при прохождении квестов в группе. Если вы работаете вместе, то делаете всё быстрее и можете использовать дополнительное время для поиска книг на японском языке для чтения. Вскоре наша маленькая компания по обмену информацией стала настоящей игровой группой.

        - Ясно…  - сказала удовлетворённая ответом Асуна и убрала носок ботинка с моей ноги под столом.
        Казалось совершенно естественным, что люди работают вместе, чтобы проходить безопасные квесты в Стартовом городе, но мы были в замке Гэлей, расположенном прямо на передовой. Между группой, выполняющей городские квесты чтобы не сражаться с монстрами, и группой, создавшей игровую гильдию, была огромная разница. Если они создали гильдию, то прошли сложный и опасный квест на третьем этаже. Кроме того, у них было отличное снаряжение, и они прошли через скорпионов в пыльном каньоне на пути к этому замку.
        Хайстон почувствовал мою настороженность и, откинув длинные пурпурные волосы, повернулся, чтобы посмотреть мне прямо в глаза.

        - Теперь, когда мы добрались до этой части истории, мы можем довести её до конца. Когда мы основали группу, то какое-то время получали довольно солидный доход. Однако, хотя Стартовый город достаточно большой, в нём не бесконечное количество квестов. Некоторые из них - ежедневные квесты, которые можно выполнять только один раз в день. Но когда об этом стало известно, их начало проходить столько людей, что приходилось ждать по полдня, что пройти их.

        - Да, в этом есть смысл,  - сказал я.
        Бородатый денди Гиндо продолжил вместо Хайстона:

        - Все городские квесты были пройдены ещё до того, как был очищен первый этаж, и поэтому у нас возникли проблемы. Не то чтобы я критиковал вас - ребят из передовой группы - как раз наоборот. Мы очень благодарны за ваш тяжёлый труд и нам стыдно, что вы делаете всё это для нас. Мы даже не можем себе представить, что могли бы сделать то же самое, проходя лабиринты и убивая Боссов этажей…

        - Однако, это не совсем правда,  - сказал я чуть более прямо, чем мне, вероятно, следовало бы это сделать.  - Судя по всему, у вас высококачественное снаряжение, и если вы смогли добраться до этого места, то вы можете сражаться в лабиринтах без особых проблем…
        Я хотел спросить их, не хотят ли они присоединиться к рейд-группе, но все четверо вдруг начали качать головами.

        - Нет, нет, нет, мы не можем. Мы не такие,  - начала протестовать Лазули, но Гиндо оборвал её.

        - Давайте объясним всё по порядку. Итак, я рассказывал вам, как мы проходили квесты в Стартовом городе. Что ж, в тот момент у нас были приличные сбережения, поэтому в ближайшее время нам не грозил голод. Однако, даже живя в самой дешёвой гостинице, мы бы в конечном итоге опустошили наши кошельки. Мы обсудили это и взвесили два варианта: растянуть наши деньги максимально долго и жить в безопасности города или потратить всё на снаряжение, зелья и покинуть город.

        - Неужели…?

«Если бы у вас был такой вариант, то вы бы выбрали его с самого начала»,  - подумал я, прежде чем кое-что понял.

        - Точно. Если вы проходите квесты, то получаете больше, чем просто деньги. Вы получаете очки опыта.

        - Именно,  - сказал Тэмуо с торчащим изо рта рыбьим хвостом.
        Он заработал губами чтобы втянуть оставшуюся часть внутрь и улыбнулся.

        - К тому времени, когда мы прошли все внутренние квесты в Стартовом городе, мы все были на пятом уровне.

        - Что…?
        Я замер, и мы с Асуной переглянулись.
        Я покинул город на первом уровне сразу после речи Акихико Каябы, но я помнил, что, когда я получил «Закалённый клинок» в Хорунке, я всё ещё был только на четвёртом уровне. Чтобы проиграть червям и хрякам вокруг Стартового города группе из четырёх игроков пятого уровня с хорошей экипировкой понадобится катастрофическое стечение обстоятельств.
        Но особенность MMORPG заключалась в том, что возможность катастрофы присутствовала всегда. Что бы игроки, которые были в безопасности города почти месяц, наконец решили бы покинули эту зону, должен был появиться серьёзный мотив, который подтолкнул бы их вперёд.

        - Мы знали, что наши уровни были высокими, но причина, по которой я утверждал, что мы должны выйти в мир, была иной,  - робко сказал Хайстон, держа свою чашку обеими руками.

        - Я просто хотел проходить больше квестов. Квесты в SAO, как правило, детальны, хотя многие из них похожи на творение ребёнка. Вы просто не можете сказать, что в них произойдёт в следующее мгновение. Мне кажется, что, когда мы думаем о решении загадки или бегаем по городу в поисках недостающего предмета, то это единственные моменты, когда мы действительно можем забыть, что играем в игру, которая пытается нас убить…

        - Серьёзно?! Это всё, о чем ты думал?!  - закричала Лазули, сердито хлопая Хайстона по плечу.
        Тем не менее, её хмурый взгляд очень скоро превратился в улыбку.

        - Ты просто должен был это сказать! Тогда бы нам не пришлось спорить все те часы.

        - Да уж. Мы все знали, что ты самый большой любитель квестов из всей группы,  - отметил Тэмуо.
        Хайстон покраснел и попытался доказать, что он не такой уж одержимый.
        Глядя на ссорящихся спутников, Гиндо снова улыбнулся и продолжил:

        - В любом случае, мы решили использовать почти все наши сбережения для покупки снаряжения и вышли из города. Сначала мы прошли все квесты на истребление и сбор урожая, которые мы не могли выполнять раньше, и, получив шестой уровень, заработали новый слот навыков. В тот момент я даже начал думать, что с такой скоростью мы очень скоро догоним передовую группу…
        Внезапно, он перестал улыбаться и сжал руки в кулаки.

        - Мы с лёгкостью завершили все квесты в Хорунке и Мидае и попытались пройти через болото до Толбаны. Через неделю после того, как мы покинули город, нам уже казалось, что мы очень хорошо сражаемся. Кобольды вокруг были достаточно слабыми, и мы стали довольно дерзкими. В болотах нам попалась группа из трёх кобольдов и мы не заметили, что один из них был нам незнаком…

        - Это был Ловчий болотных кобольдов?  - спросил я.
        Гиндо выглядел удивлённым, но кивнул.

        - Да, думаю его звали именно так. В то время я использовал одноручный меч и петля, которую бросил кобольд, опутала мой клинок, и он упал в болото. Я попытался его поднять, но пока я дотягивался до него, на меня напал другой кобольд…

        - Вы не читали «Руководство по стратегии»?  - спросила Асуна, и её голос стал чуть жёстче, чем раньше,  - Я почти уверена, что к тому времени оно бесплатно распространялось в Мидае.

        - О… э-э…
        Гиндо неловко повернулся, чтобы посмотреть на своих друзей, и вздохнул.

        - Конечно мы читали его перед тем, как покинуть Стартовый город. Просто эти руководства были в основном посвящены монстрам и предметам, а информация о квестах была ограничена большими и сложными заданиями. Мы очень гордились тем, что выполнили все квесты в Стартовом городе. Мы начали думать, что знаем больше чем «Руководство», поэтому просто пролистали в Мидае его обновлённую версию. Когда позже мы внимательно прочитали его, то увидели, что там была инструкция по борьбе с Ловчим болотных кобольдов и предупреждение об опасности, которую он представлял…
        Я открыл было рот, но понял, что не знаю, что сказать. «Руководство по стратегии» было направлено на информирование игроков о безопасном прохождении. Это было основной причиной, по которой Арго создавала и распространяла его в одиночку. Чтобы охватить все квесты, даже не смертельные, ей бы понадобились многочисленные помощники.

        - В тот момент я был очень близок к смерти, а жизни Тэмуо и Лазули были в жёлтой зоне,  - сказал Гиндо, опустив голову от стыда.

        - Я был в полной панике. Я просто хотел убежать, но мы были в болоте, поэтому бегать было трудно. Я был уверен, что умру. Мы бежали и бежали, как одержимые, и наконец оторвались от монстров, но в тот момент наш дух был сломлен…
        С момента официального запуска SAO я сражался на переднем крае, но, к моему удивлению, смерть очень редко тянулась ко мне. Однако, я точно понял, что он имел в виду, когда говорил о сломленном духе. Я всё ещё чувствовал, как по моему позвоночнику бежал холодок, когда я вспоминал сражение с Королём Тельцов на втором этаже. Тогда я был парализован после его молниеносной атаки и, будучи не в силах ничего сделать, просто смотрел на приближающегося Босса.
        Только из-за того, что рядом со мной была Асуна, я не бросил после этого группу проходчиков и не спрятался в безопасности города. Она говорила что-то вроде: «Я скорее умру, чем сдамся», и я не мог оставить её одну и вернуться в Стартовый город. Я прекрасно представлял, что пережили эти четверо.
        Тем временем Гиндо продолжил:

        - Когда мы вернулись в Мидай, разбитые и опустошённые, на городской площади собрались игроки и что-то кричали. Когда мы спросили, что случилось, они рассказали, что, пока нас не было, был убит Босс первого этажа. Это было захватывающе и замечательно, и мы были благодарны игрокам, которые сделали это, но мы поняли, что это не для нас.
        Гиндо вздохнул, и в разговор вмешался бритоголовый Тэмуо.

        - Мы только что потерпели поражение и были несчастны, и вдруг слышим эти новости. Это показало нам, насколько мы бесполезны. Я играл в молодёжной бейсбольной лиге до средней школы…

        - Что?!  - вскрикнул я, перебивая его.
        Частично я удивился от того, что он играл в бейсбол, но в основном это произошло от того, что он так легко сообщал незнакомцам подробности о себе в реальном мире. Тэмуо казался удивлённым моей реакцией, но Хайстон раздражённо покачал головой.

        - Мы уже говорили тебе, не начинай разговоры о реальной жизни.

        - И что? Я могу говорить о своей жизни, если захочу. Правильно?  - спросил он, обращаясь ко мне за поддержкой.
        Я неловко согласился.

        - Э-э, да.

        - Видите ли, в бейсболе действительно легко сказать, когда вас превзошли. Конечно, это верно для всех видов спорта, но в вашей команде всегда есть хотя бы один парень, которого вы никогда не превзойдёте, а когда вы играете в турнире, то видите монстров, которых даже он не может победить. Только люди, которые могут преодолеть это, достигают вершин в спорте, но я не смог. Когда я услышал, что Босса убили, я снова вспомнил это чувство. Ощущение того, что я нахожусь на трибунах, а все события происходят далеко от меня…
        Он замолчал, его глаза смотрели в никуда. Как будто он видел жаркую дымку над бейсбольным полем в середине лета.
        Как участник сражения против Босса первого этажа, я должен был что-то сказать, но не смог найти слов. Тэмуо говорил о том, что их уже победили, и они не в состоянии на что-то повлиять, но я категорически не разделял это мнение. Единственное, что определило текущую передовую группу, это успешный старт в самом начале игры, и ничего больше. Ни один из Боссов не был лёгок. Когда они стояли в Мидае и удивлялись нашей победе над Ильфангом, мы оплакивали смерть Диавеля, лидера нашей рейд-группы.

        - Так почему после этого ты не вернулся в город?  - спросила Асуна, затаив дыхание.
        Тэмуо несколько раз моргнул, настолько прямым был её вопрос.

        - Если бы мне пришлось использовать для ответа одно слово, то это было бы слово упрямство.
        Он посмотрел на своих друзей, и все они кивнули.

        - Мы знали, что не собираемся участвовать в передовой группе, но мы всё ещё были упрямы, думая, что знаем о квестах больше, чем кто-либо другой. Поэтому мы сказали себе: прежде чем сдадимся и вернёмся в безопасную зону, давайте проверим, как далеко мы сможем продвинуться с помощью одних только квестов.

        - Только квестов?  - спросил я, а рядом со мной ахнула Асуна.

        - Ой! Означает ли это, что «К» из «Кьюсак» это…?

        - Да! Ты очень проницательна, Асуна!  - заметила Лазули, щёлкая пальцами.
        При этом, думая, что зовут его, стюард Тёмных эльфов бросился к столу, испугав Лазули. Но Асуна воспользовалась возможностью и заказала медовый эль, а когда официант ушёл, Хайстон продолжил объяснение.

        - Ты права, первое «К» это от слова квест. А остальное говорит о мешках золота, которые мы соберём. Это всё придумал наш друг, играющий в бейсбол.
        Асуна разразилась милым смехом, а я добавил своё гораздо менее милое бульканье. Так как у всех гильдий, которые мы знали, были крутые и яркие имена, такие как «Армия Рыцарей Дракона» и «Легендарные Герои», то простота и честность «Кьюсак», которым не хватает квестов, чтобы заполнить мешки золотом, подействовали на нас как щекотка.
        В этот момент удачно доставили медовый эль, и я, сделав глоток сладкой, освежающей жидкости, утолил свою жажду.

        - Понятно. Буду честен, вы казались мне весьма подозрительными, но раскрыли все секреты. Судя по всему, у вас действительно мало денег, а всё ваше снаряжение - это награды за квесты.

«И причина, по которой вы выглядели так неловко, когда мы признались, что мы из передовой группы, заключалась в том, что вы чувствовали вину за то, что не помогаете нам» - мысленно добавил я.
        Что-то в том, как Гиндо потянул за свою короткую бороду, подсказало мне, что он понял мои не высказанные слова.

        - Да, ты прав. Мы предпочитаем получать больше опыта, чем денег за выполнение квестов, но, выбирая среди возможных наград, можно собрать довольно хорошее снаряжение. К сожалению, чтобы получить такую награду, всё же приходится сражаться.

        - Твои слова - абсолютная правда,  - признал я.
        Но у меня всё ещё оставался один вопрос. Хотя они и были квест-ориентированной гильдией, но как у них получилось добраться да замка Гэлей такими свежими и чистыми? Гигантские насекомые и членистоногие в бесплодных каньонах были самыми жёсткими из обычных монстров, которых можно было встретить в этом районе.

        - Итак, вы говорите, что начали играть за фракцию Тёмных эльфов, взяв квест «Война эльфов» на третьем этаже, и пришли в замок Гэлей, чтобы продолжить поиски тайных ключей?  - спросил я.
        Четыре члена «Кьюсак» кивнули.

        - Всё так. Вы уже взяли ключ с этого этажа?  - спросил Хайстон.
        Прежде чем ответить, я посмотрел на Асуну.

        - Да, мы только что вернулись. Если вы хотите, мы можем рассказать вам основные моменты, на которые следует обратить внимание.

        - Это было бы очень ценной информацией.
        Хайстон улыбнулся и, наклонив голову, продолжил пить.

        - Мне кажется, что случайные мобы по дороге были сложнее, чем разгадывание загадки… У вас были проблемы с гигантскими жуками на пути к замку?  - задал я очень плавный по моим меркам наводящий вопрос.
        Моя спутница раскусила мою попытку и неловко откашлялась. Однако, все четверо были такими же прямыми, как и предполагалось из названия их гильдии, и никто не отнёсся к моему вопросу скептически.

        - О, мы просто оставляли нападавших нашему эскорту, и сосредоточились на самообороне,  - произнёс Гиндо фразу, которую я не сразу понял.

        - Эскорт? Вы наняли других игроков?

        - О нет. У нас нет на это денег. Я имею в виду NPC Тёмных эльфов. Разве у вас его нет?  - спросил он.
        Я снова посмотрел на Асуну.
        Сначала я подумал, что к «NPC Тёмных эльфов» можно было отнести Кизмель, но она не была нашей охраной или эскортом, и мы встретились с ней в замке Гэлей. Или это означало, что у них была своя Кизмель? Может им тоже удалось победить Рыцаря лесных эльфов в Лесу мерцающих туманов и, спася Кизмель от смерти, получить её в спутники?
        Я осмотрел столовую, но не увидел никого, кто подходил бы по описанию. Они могли разбить группу в момент прибытия, но это может означать, что наша Кизмель может наткнуться в замке на другую Кизмель. Я не мог себе представить, что произойдёт в этом случае.
        Асуна хрипло спросила, разорвав возникшую тишину:

        - Как… Как зовут ваш эскорт…?

        - Как зовут?  - повторил ошеломлённый Гиндо.
        Он посмотрел на своих спутников.

        - Ребята, вы знаете имя этого блэльфа?
        Остальные покачали головами, и Лазули ответила:

        - На его маркере просто написано, что он Скаут Тёмных Эльфов. Разве это не имя?
        Теперь настала наша очередь переглянуться. Кизмель была рыцарем, а не скаутом. Она относилась к Королевской гвардии Тёмных эльфов. Это уменьшало вероятность того, что эскорт «Кьюсак» был ещё одной Кизмель, но я должен был быть абсолютно уверен в этом.

        - Кстати, какого пола ваш эскорт…?

        - Мужчина. Настоящий хрен,  - сказал Тэмуо.
        Мы с Асуной выдохнули.
        В дальнейшем разговоре мы узнали, что, как и предполагалось изначально, в начале квеста им встретились Тёмный и Лесной эльфы, которые погибли. Они кое-как сумели выполнить задания командира лагеря, а на последнем этапе квеста на третьем этаже им дали Скаута Тёмных эльфов, который стал их эскортом и пятым членом отряда. Он исчезал при входе в человеческие города и снова появлялся, когда они из них выходили. Если они принимали другие, несвязанные квесты, или просто охотились, то он снова исчезал. Он был очень холодным, как и положено Тёмному эльфу, и не вступал ни в какие личные или светские разговоры.
        Когда я соло выполнял квест «Война эльфов» в бета-версии, у меня не было сопровождения, и тот факт, что оно появилось, говорил о том, что его добавили в официальном релизе. Если этот эльф был настолько же сильным, как Кизмель, то я прекрасно понимал, как четыре ориентированных на квесты игрока добрались до замка Гэлей без какого-либо ущерба.
        Но в то же время я почувствовал опасность. Этот квест продолжался только до девятого этажа, и скаутский эскорт исчезнет после того, как квест закончится. Смогут ли они продолжить безопасное прохождение игры без него?
        Я задумался об этом и о многом другом, пока потягивал медовый эль, но решил, что это не моё дело. Они выполнили и другие квесты за пределами кампании эльфов без телохранителя, а Асуна и я, безусловно, получили огромное количество тактических и эмоциональных преимуществ от присутствия Кизмель. Учитывая, что скаут для них был просто телохранителем, то «Кьюсак», возможно, легко двинутся дальше без потери мотивации, когда квест эльфов будет завершён.

        - Посмотрите на время,  - сказал Гиндо, отвлекая меня от мыслей.
        Тарелки на столе были вычищены, и Тэмуо с Лазули выглядели сонными. Гиндо закрыл окно меню, поднялся и похлопал Тэмуо по голове.

        - Кирито, Асуна, было приятно с вами пообщаться. Мы собираемся взять квест у лорда замка, но сегодня будем отдыхать.

        - Спасибо, что уделили нам ваше время,  - сказала Асуна, вставая со стула.
        Я тоже склонил голову, мы договорились встретиться снова утром, и «Кьюсак» вышли из зала.
        Когда двери закрылись и их маркеры исчезли из поля зрения, я взглянул на свою спутницу. Через несколько секунд Асуна тихо сказала:

        - Я думаю, что такие люди, как они, тоже относятся к проходчикам.

        - Я никогда не задумывался о возможности создания гильдии, ориентированной только на квесты. Оказывается, что даже без целенаправленной прокачки уровней можно продвинуться так далеко, просто проходя квесты.

        - Мы тоже не очень много гриндим,  - отметила Асуна.

        - Ты права.
        Последовала пауза, и в конце концов мы одновременно выдохнули. Хорошо, что всё больше игроков сосредотачивались на том, чтобы покидать города, и ориентация на квесты открывала для этого новые возможности. Наша встреча с группой Гиндо была радостным событием, но что-то давило в моей груди и отказывалось уходить.
        Возможно, это было просто какое-то инфантильное раздражение после того, как другие игроки вторглись в замок во время нашего долгожданного отдыха с Кизмель. Однако, замок Гэлей был публичным местом, поэтому все игроки имели право его посетить. В SAO, как и в любой другой MMORPG, было классическим нарушением правил «захватывать» общие локации и отказывать другим в праве там появляться.
        Как союзники по фракции Тёмных эльфов, здесь мы могли обмениваться полезной информацией. Я сказал себе перестать быть эгоистичным ребёнком и следовать примеру Асуны, которая так сердечно общалась с «Кьюсак». И ещё…

        - Раньше я говорила, что не являюсь поклонником инстансов. Теперь я забираю эти слова обратно,  - неожиданно заявила моя спутница.
        Я с удивлением уставился на неё.

        - Почему?

        - Потому! И куда же ушла Кизмель?  - огрызнулась она, явно пытаясь сменить тему и без толку осматривая столовую.
        Практически все Тёмные эльфы разошлись, и, конечно же, Кизмель здесь не было.

        - Может, она вернулась в свою комнату?

        - Тогда мы тоже должны вернуться.

        - Да, хорошая идея.
        Фехтовальщица быстро пошла к выходу из столовой и, следуя за ней, я размышлял о том, смогу ли я когда-нибудь полностью понять ход её мыслей…
        Со вздохом я решил, что этот день никогда не наступит.
        Глава 8
        Когда мы открыли дверь в наш гостевой номер на третьем этаже западного крыла, намереваясь переодеться, прежде чем пойти в комнату Кизмель, то с удивлением вскрикнули. Стройная эльфийка уже сидела на диване в нашей комнате.

        - Что ты здесь делаешь, Кизмель?
        Рыцарь подняла узкий стакан в правой руке.

        - Жду вас, конечно. Вы уже поговорили с новыми посетителями?

        - Что? Ты знала, что мы встречаемся с другими игро… Я имею в виду с другими человеческими воинами?

        - Конечно. Я просто держалась на расстоянии, не желая вмешиваться.

        - Ты могла бы об этом не беспокоиться…
        Однако, несмотря на моё заверение, было действительно очень хорошо, что Кизмель такая внимательная. Она была гораздо более человечной и по своим манерам и интеллекту, чем другие Тёмные эльфы, и, конечно, чем обычный Скаут Тёмных эльфов, который сопровождал «Кьюсак». Я не мог представить, как они могут отреагировать на неё, и было не ясно, как это повлияет на Кизмель. Ведь игроки могли открыто говорить о том, что этот мир был просто игрой в виртуальную реальность.
        В онлайн ролевых играх, в которые я играл до SAO, я не был хорош в ролевой части игр. Но почему-то для меня стало естественным брать на себя роль «человека-мечника, путешествующего через Айнкрад» при взаимодействии с Тёмными эльфами, и это наполняло меня лёгким удивлением.
        Кизмель движением руки предложила нам сесть.

        - Вы закончили говорить с новыми посетителями?

        - Да, они сказали, что собираются навестить лорда замка,  - сказала Асуна.
        Рыцарь поставила перед ней новый стакан и налила из бутылки, стоящей на столе, бледно-золотую жидкость. Когда она сделала то же самое для меня, я почувствовал знакомый, освежающий запах. Это было то самое Лунное вино, которое так любила её сестра Тилнель.
        Мы подняли тост, и я сделал глоток довольно крепкого алкоголя, который на самом деле не пьянил, и продолжил:

        - Эти четверо утром покинут замок и отправятся в храм на юге, поэтому мы не увидим их до вечера. Завтра у тебя ценный выходной, поэтому мы должны придумать, чем займёмся…
        Асуна внезапно ткнула меня в бок локтем. Я посмотрел на неё в недоумении, прежде чем понял, что я только что сделал.
        Завтра четверо членов «Кьюсак» отправятся на юг за «Агатовым ключом». За тем самым ключом, который мы только что нашли.
        Этот набор из шести тайных ключей, открывающий таинственное Святилище, которое, как гласили легенды Тёмных эльфов, уничтожит Айнкрад, и которое, как полагали Лесные эльфы, вернёт его на землю, не может существовать в двух экземплярах. Насколько знала Кизмель, мы прошли с третьего до шестого этажа и, преодолев большие испытания, сумели собрать четыре из этих драгоценных, уникальных в своём роде ключей.
        Но в игровой системе было столько же секретных ключей, сколько было игроков, выполняющих квест «Война эльфов». В этот момент «Кьюсак» получили запрос от графа Гэлейона на получение «Агатового ключа». Что если завтра они вернутся после завершения квеста, и Кизмель станет свидетелем того, как они несут копию ключа? Это вполне может произойти.
        Что если она спросит нас, почему эти четверо идут в ту же самую святыню? Если у неигровых персонажей в этой игре такой продвинутый ИИ, разве они не должны быть запрограммированы на возможность интегрировать эту информацию и воспринимать её сходу?

        - Конечно… Я знаю, что слишком много прошу у вас, людей,  - пробормотала Кизмель.
        Она допила свой бокал. Я автоматически взял бутылку, наполнил его снова, и осторожно спросил:

        - Э-э… ты знаешь причину, по которой они идут в храм, Кизмель?

        - Конечно, чтобы получить ключ.

        - …
        Мы с Асуной уставились на Тёмную эльфийку, которую, казалось, абсолютно не беспокоила эта информация. Когда она заметила, что мы на неё пялимся, она улыбнулась и с лёгким любопытством спросила:

        - Так вы не знали?

        - Не знали что?  - тихо сказала Асуна.
        Улыбка Кизмель стала немного извиняющейся.

        - Командир передового отряда объяснил, что он использует рыцарей, чтобы сбить с толку и ввести в заблуждение Лесных эльфов. Мы делаем то же самое в части нахождения ключей.

        - Что… Что это значит?

        - После того, как мы забрали ключи, разведчики оставили в тех же храмах ложные ключи, созданные нашими священниками. Если кто-то обещает нам свою помощь в поиске ключей, то мы её принимаем. Всё это делается, для того, чтобы ввести в заблуждение Лесных эльфов …

        - …
        У нас с Асуной не было слов. Само существование поддельных ключей было неожиданностью, и даже более того…

        - Но тогда… Разве это не подвергает рыцарей и солдат опасности?  - спросил я ошеломленно.
        Кизмель опустила взгляд.

        - Конечно. Лесные эльфы напали на несколько таких отрядов, и некоторые рыцари погибли.

        - Но зачем вам идти на такие жертвы?!  - спросила Асуна, резко наклонившись вперёд.
        Рыцарь положила нежную руку ей на плечо.

        - Потому что нахождение тайных ключей - это крайне серьёзная миссия. Провал недопустим. Вся история и знания эльфов, людей и гномов хранятся в этом летающем замке, и, если он рухнет, всё будет потеряно вместе со многими, многими жизнями. Мы не можем позволить разрушить то, что защитила древняя жрица. Я верю, что её Величество Королева хочет собрать шесть ключей, чтобы вечно держать дверь Святилища закрытой…
        Кизмель замолчала, но я продолжал размышлять на эту тему. После того, как мы с Асуной вмешались в битву между Кизмель и Рыцарем святого леса Лесных эльфов на третьем этаже, дуэли между Тёмными и Лесными эльфами начали происходить постоянно. Наше вмешательство было вполне естественно, так как таким образом игрок начинал квест «Война эльфов», но, если принять объяснение Кизмель за чистую монету, то Тёмные эльфы целенаправленно рисковали своей жизнью ради того, чтобы наша история развивалась.
        Но действительно ли дизайнер этого квеста, какой-то сценарист из «Аргуса», учитывал такой ход событий при разработке? Было логично, что в MMORPG одно и то же событие могло происходить для каждого игрока, так как что-то меньшее будет несправедливым. Если смотреть на это изнутри игрового мира, то может показаться, что один и тот же персонаж умирал и возвращался к жизни снова и снова, но ни один игрок не собирался на это жаловаться. Например, маленькая девочка из квеста «Закалённое лезвие» болела, выздоравливала, опять заболевала и это повторялось снова и снова.
        Действительно ли именно дизайнеры игры создали такие второстепенные элементы, как фальшивые ключи и рыцари-приманки для защиты целостности мировоззрения и игровой механики? Или это было что-то другое, например, самостоятельные действия игрового мира?

        - Что такое, Кирито?
        Я поднял глаза, когда услышал своё имя, и встретился взглядом с Кизмель, которая тоже была погружена в свои мысли.

        - Н-ничего… Просто задумался.

        - Я понимаю, что ты чувствуешь. Иногда даже мне интересно, собираем ли мы настоящие ключи или нет.

        - Реально?  - спросил я, случайно перейдя на сленг настоящего мира.
        Но это выражение явно включалось в словарный запас Кизмель, и она не обратила на это внимания.

        - Да, на самом деле это возможно. Хотя мы и взяли ключ из святилища, но как только он был помещён в хранилище, никто не может сказать, подменили его священники или нет…

        - Да, понимаю…

«Потенциально возможно, что и наши ключи, и ключи «Кьюсак» являются подделками. Или, может быть, все они настоящие?» - Я снова потерялся в вопросах, на которые не было ответа.
        Сидящая рядом Асуна спросила:

        - Если создают фальшивые ключи, чтобы отвлечь Лесных эльфов, разве не плохо то, что и настоящие и поддельные ключи собираются в одном месте? Я имею в виду, что, например, замок Йофель подвергся нападению.

        - Да, в твоих словах есть логика,  - согласилась Кизмель, подняв глаза к потолку.
        В гостевой комнате замка Йофель были огромные окна, из которых открывался вид на улицу, но замок Гэлей был вырезан прямо в скале, поэтому окна были только со стороны прихожей, и это компенсировалось большим количеством внутреннего освещения. В дополнение к настенным светильникам, похожие были установлены в гостиницах в Стахионе и Сурибусе, на потолке висела сложная люстра, похожая на канделябр, в которой мерцали огоньки.

        - Мы думали, что замок Йофель никогда не подвергнется нападению. У Лесных эльфов на четвёртом этаже было всего лишь несколько маленьких лодок, и мы не могли предположить, что они объединятся с Падшими эльфами. Если бы вы нас не предупредили, мы бы не подготовились вовремя к их атаке. Даже не смотря на силу виконта Йофилиса замок мог быть потерян. Но…
        Кизмель посмотрела на нас и ободряюще улыбнулась.

        - Даже со всей злой сообразительностью Падших они не смогут напасть на замок Гэлей с большой армией. Как вы сами убедились, я бы не смогла сделать и десяти шагов за пределами этого места без накидки «зелёных листьев». У Лесных эльфов есть подобные накидки, но тоже в небольшом количестве. Эти вещи были сшиты из листьев Святого Древа, и сделать что-то подобное уже невозможно. Даже Кабаны, самые сильные воины Лесных эльфов, не нападут на этот замок, имея в своём распоряжении не более десяти накидок и рискуя потерять сокровища, которые были получены после Великого разделения.

        - А что насчёт Падших эльфов? Возможно ли, что у них есть что-то похожее?  - продолжила Асуна, но Кизмель снова покачала головой.

        - Ты забыла? Падшие были прокляты Святым Древом. Если они наденут плащ из его листьев, то сгорят дотла. Ну, может что-то и не такое страшное, но боль и шрамы будут обязательно.

        - Да, ты права,  - сказала Асуна прикусив язык, чтобы показать, насколько она забывчива.
        Кизмель усмехнулась в ответ, но её веселье длилось недолго, и она сложила руки в задумчивой позе.

        - Но, как сказала Асуна, хранить ключи в одном месте слишком долго - это, пожалуй, ненужный риск. В замке есть Древо духов, и я полагаю, что мне придётся отказаться от выходного и продолжить задание, как только наступит утро…

«Что!?» - собирался закричать я, но Асуна была быстрее.

        - Нет!
        Она практически перелетела через низкий столик к Кизмель и схватила её за руки.

        - Извини, что заставила тебя волноваться. Теперь я понимаю, что этот замок в безопасности. Просто оставайся с нами завтра! Я уже знаю, что мы будем делать!
        Тёмно-фиолетовые глаза Кизмель несколько раз моргнули, и она снова улыбнулась Асуне нежной улыбкой старшей сестры.

        - Отлично. Тогда я уеду через два дня, как и планировалось изначально. Чем мы завтра займёмся?

        - Это всё ещё секрет. Я расскажу об этом утром, так что жди сюрприз,  - сказала Асуна с улыбкой, и я немного занервничал.
        Через несколько минут бутылка с нежным вином опустела, и Кизмель откинулась на спинку дивана.

        - Ух ты… Мне кажется, что я немного опьянела.
        Я посмотрел на её лицо, но кофейно-коричневая кожа ничем не отличалась от своего обычно цвета, и я не мог предположить, что случится с ИИ, если он напьётся. Однако Асуна выглядела обеспокоенной и спросила:

        - С тобой всё в порядке? Ты сможешь вернуться в свою комнату?

        - Ха-ха, я не настолько пьяна! Но…  - Кизмель замолчала и осмотрела нас по очереди,  - моя комната слишком велика для одного постояльца. Вы не возражаете, если я посплю сегодня на этом длинном диване?

        - Что?!  - рефлекторно вскрикнул я.
        Но на самом деле у нас с Асуной не было причин ей отказать. Конечно, я собирался сказать ей, что всё в порядке, и сразу понял, что в ситуации с двумя женщинами и одним мужчиной было ясно, кто должен лечь на диване.

        - В таком случае, ты можешь спать в спальне с Асуной, а я буду спать на диване.
        Но эльфийка выгнула спинку и покачала головой.

        - Нет. Это твоя комната. Кирито, я не могу заставить тебя покинуть твою спальню. В таком случае, я бы предпочла вернуться в свою комнату.
        Кизмель начала подниматься, но Асуна схватила конец её тонкой туники. С умоляющим выражением на лице, она взглянула на дверь спальни и тихо сказала:

        - Эта кровать может вместить и три человека.

        - Что?!  - снова вскрикнул я, не в силах сдержаться.
        Но Кизмель подошла к этому вопросу рационально.

        - О, конечно ты права.

        - Но ведь между нами останется только около полуметра пространства - возразил я, прежде чем задаться вопросом, понимают ли Тёмные эльфы системы измерения реального мира.
        Кизмель только пожала плечами.

        - Это мало чем отличается от того, когда мы на троих разделили палатку в лагере на третьем этаже. Или ты не хочешь спать со мной в одной постели, Кирито?

        - Я не имел в виду это.
        Это был единственный вариант ответа, который я мог дать на её вопрос. Рыцарь лукаво усмехнулась.

        - Тогда нет проблем.
        Нам пришлось обсудить, как мы расположимся в постели, и все согласились с тем, что Кизмель ляжет посередине, Асуна будет слева, а я справа. Я беспокоился о количестве свободного места, но Асуна и Кизмель легли поближе, оставив мне чуть меньше метра постели.
        Я лёг в кровать последним и, выпрямившись как стрела, лёг максимально близко к краю. Учитывая всё это, я надеялся, что не повторю катастрофу сегодняшнего утра, но всё ещё была возможность того, что я проснусь, цепляясь за Кизмель. Я был совершенно уверен, что система отследит ненадлежащий контакт с неигровым персонажем и, пропустив ожидание нажатия жертвой кнопки во всплывающем окне, автоматически накажет преступника. Я не хотел просыпаться в камере Железного дворца, поэтому должен был держаться как можно дальше.
        В полной темноте раздался шёпот:

        - Кирито, если ты будешь там лежать, то упадёшь с кровати.
        Сквозь одеяло пролезла тонкая рука и схватила меня за правое запястье. Я неохотно пододвинулся поближе, и в этот момент кончики моих пальцев коснулись Кизмель.

        - Тебе будет теплее, если ты прижмёшься поближе.

        - Н-нет, я думаю, что и здесь очень хорошо.

        - Ты не в том возрасте, чтобы стыдиться подобных вещей…

«Она имеет в виду, что я слишком взрослый? Или слишком маленький?» - задумался я, но Кизмель не уточнила. Асуна не вступала в эти переговоры, что было верным признаком того, что она уже спала.
        С другой стороны, в новом положении мне действительно стало гораздо теплее, и я почувствовал себя очень сонным. Я закрыл глаза и медленно выдохнул.
        Когда я был ребёнком, мне было очень трудно уснуть где-нибудь, кроме моей собственной кровати. У меня были проблемы со сном во время школьных экскурсий в начальной школе, и даже на семейном отдыхе.
        Тоже самое происходило, когда я впервые пришёл в этот мир. Ночами я по несколько раз фармил один и тот же спот, так как всё равно не мог уснуть. Но в какой-то момент это прошло. Несмотря на то, что я спал в разных местах практически каждую ночь, я мог крепко уснуть в течение десяти минут после того, как забирался под одеяло.
        Не потому ли это происходило, что я просто привык спать в виртуальном мире? Однако я сразу понял, что это было не так. Я не мог легко заснуть, пока не встретил Асуну. Мне казалось, что в моей жизни было меньше проблем, когда я был один, и это выглядело странно. Возможно, в качестве компенсации за все эти дополнительные проблемы я получил что-то полезное.
        Когда я погрузился в сон, то надеялся, что с Асуной и Кизмель происходило нечто подобное.
        Ночь 3 января прошла в тишине…

…или так я думал.
        Меня разбудил мощный звук тревоги, который глубоко вонзился в мой мозг. Не открывая глаз, я открыл меню и выключил будильник, который слышал только я.
        Открыв глаза, я увидел, что в комнате всё ещё было темно. Пред тем, как как лечь спать, я поставил будильник на два часа ночи, и поэтому было ещё темно. Когда я ставил будильник, то волновался, как пройдёт ночь, но теперь я почувствовал, что мне не о чем беспокоиться.
        Я сосредоточился на звуках комнаты и услышал только спокойное сопение спящих Кизмель и Асуны, что заставило меня захотеть вернуться в приятное тепло сна. Только усилием воли я заставил свои глаза оставаться открытыми.
        После того, как я выдержал тридцать секунд бодрствования, соблазн сна утих. Осторожно, чтобы не разбудить девушек, я соскользнул с кровати и вышел в гостиную. Мне пришло в голову, что будильник, который мог слышать только я, по мнению Тёмных эльфов подпадает в категорию человеческих чар.
        Осторожно открыв дверь, я вышел в коридор. Я был на пятьдесят процентов уверен, что по крайней мере Кизмель точно почувствует моё движение, но казалось, что я с этим справился. Снова открыв меню, я одел своё длинное пальто и повесил за спину меч.
        По обе стороны изогнутого коридора никого не было. Ни один охранник не смог бы остановить меня, но на всякий случай я очень тихо направился к лестнице в центре западного крыла.
        Когда рано вечером прозвенел колокол, мы сбежали по этой лестнице, но на этот раз я не спешил и осторожно пошёл наверх. Как я помнил из бета-версии, лестница продолжалась и после четвёртого этажа западного крыла, которое было самым крылом замка.
        В конце концов я оказался у маленькой двери и, повернув ручку, открыл её. Меня мгновенно окружил свежий, холодный воздух.
        Дверь вела на крышу западного крыла замка. Здесь не было никакого освещения, но лунный свет, падающий из внешних проёмов этажа, разгонял тьму.
        Единственным, что находилось на огромной крыше, был дверной проем, через который я вошёл. В однопользовательской RPG в уединённых местах всегда можно найти сундуки с сокровищами, но здесь не было даже маленького камешка.
        В отличие от полированных стен замка, крыша была шероховатой и потрескавшейся. Я пошёл по её внешнему краю, который граничил с внутренним двором. Здесь были парапеты высотой около трети метра, но они не защищали от падения. До булыжников внизу было добрых двадцать метров, поэтому падение с крыши может оказаться фатальным.
        На всякий случай я убедился, что был один, и наклонился, чтобы посмотреть во двор, который выглядел иначе, чем днём. Бесчисленные маленькие фонарики синего и оранжевого цвета освещали огромное Древо духов, а роса на его листьях и ветках сияла, как жидкий огонь. Вокруг дерева медленно ходили пары охранников. Всё это было похоже на видение из какой-то фантастической мечты.
        После минуты восхищения я снова внимательно осмотрел каждую часть внутреннего двора, которую мог видеть - всё было в порядке. Колокола не звонили, и это означало, что никто не заходил в замок, но мне всё ещё нужно было кое-что проверить, прежде чем я мог отойти от края. Я обернулся и посмотрел на внутренние границы замка.
        Замок Гэлей был вырезан в стенах древней круглой впадины в скале, поэтому его внутренней границей была гладкая естественная скала. Даже с крыши до вершины скалы было почти десять метров, поэтому, несмотря на бонус к ловкости от «Вечернего меча», я не мог подняться по скале.
        Но ещё со времён бета-версии я всегда задавался вопросом, что может быть за этой скалой. Я был уверен, что ворота замка на южной стороне были неуязвимы, но пока я сам этого не увидел, я не мог исключить возможность нападения на замок со стороны скалы. Мне нужно было убедиться, что вероятность вторжения Лесных эльфов равна нулю.
        Я отвёл взгляд от скалы и пошёл направо. Впереди вырисовывалась трёхсекционная остроконечная крыша центрального здания замка, которая была на один этаж выше любого из крыльев. Крыша была крутой, но не вертикальной, как скалы.
        Вершина крыши равнялась с краем обрыва, поэтому ещё в бета-версии я думал, что смогу взобраться на эту конструкцию. Но как бы я ни пытался, я всегда скользил и падал примерно через три метра. Тем не менее, сейчас мои характеристики стали лучше, а ботинки были более высокого качества и с хорошим сцеплением. Я остановился примерно в двадцати метрах от остроконечной крыши, выбрал направление движения и побежал.
        Через пять метров я достиг максимальной скорости. Под той крышей находился запретный пятый этаж центрального здания, в котором были частные покои графа, так что существовала возможность столкнуться с большими неприятностями, но сейчас было уже поздно об этом беспокоиться. Мощный прыжок отправил меня на середину крыши, и оттуда я побежал вверх по диагонали склона в семьдесят градусов. После пятого шага я почувствовал, что мои ноги скользят, а на седьмом шаге они соскользнули несколько сантиметров назад, но я успел сделать ещё два шага, прежде чем снова прыгнуть.
        Если я закричу от напряжения, то это может разбудить графа Гэлейона, поэтому я должен был молча растянуться так, как только мог. Кончики моих пальцев схватились за край утёса и, позволив инерции приподнять меня, я вцепился в него изо всех сил.
        Я был готов увидеть фиолетовый барьер, устанавливаемый системой в недоступных местах, но этого не произошло. Мне удалось подняться наверх, и тяжело дыша я перевернулся на спину. То, что я только что сделал, не использовало ни одной калории энергии моего физического тела, но когда вы доводили свой аватар до его физического предела, всегда появлялось тяжёлое дыхание.
        Всего через несколько секунд дыхание успокоилось и я медленно сел. Передо мной простиралась абсолютно пустая плоская поверхность. Я сомневался, что дизайнеры могли так сэкономить, но впереди был только грубый ровный камень, без каких-либо особенностей или перепадов высоты. Я встал и топнул по поверхности. Камень оказалась прочным. По крайней мере, мне не нужно беспокоиться о том, чтобы не провалиться сквозь какую-то полигональную трещину и не уйти в другое измерение.
        Другими словами, скала могла выдержать и сотню солдат. Кизмель утверждала, что эльфы не могли пройти через пыльный каньон без накидок, сделанных из листьев Святого Дерева, но не было никакой гарантии, что это относится и к вершине этого утёса. Мне нужно выяснить, был ли сюда какой-нибудь другой путь, кроме как через крышу замка.
        После краткого осмотра я пошёл прямо на север. На вершине плоской горы не было ни монстров, ни кактусов, поэтому я использовал как ориентир массивную колонну, поддерживающую вдали следующий этаж Айнкрада, и шёл, используя для освещения только лунный свет.
        Асуна любила высокие места, и я подумал, что ей понравится бесплодная равнина, но была веская причина не приводить её сюда. По правде говоря, я всё ещё не полностью доверял членам «Кьюсак». Было правдой, что, если вы будете проходить много-много квестов, то заработаете столько же опыта, сколько при эффективной охоте на монстров, и получите качественное снаряжение в награду за квесты. Но было немыслимо, что четверо игроков без большого боевого опыта смогут дойти до этого замка, даже с сопровождением в виде солдата Тёмных эльфов, к тому же не было ответа на вопрос, почему они это делают.
        По их словам, они ушли из Стартового города чтобы зарабатывать деньги на еду и проживание, иными словами, чтобы время ожидания было для них как можно более приятным. Они были удивлены, узнав, насколько сильны, и решили, что смогут добраться до передовой группы. Однако, эта мечта была разбита встречей с Ловцом болотных кобольдов.
        Всё это привело к формированию гильдии, ориентированной только на квесты, и всё это имело смысл. Что меня беспокоило, так это время их прибытия на передовую линию, которое совпадало с временем самых передовых игроков.
        В настоящее время единственными людьми рядом с нами были АОА и АРД, которые в сопровождении Отряда Бро и Арго двигались против часовой стрелки в дальнюю часть этажа. Было очень мало надёжной информации о монстрах и рельефе этой части шестого этажа, и даже при наличии мощного союзного NPC риск смерти был достаточно велик. Если бы я был на их месте, то отставал бы от передовой группы как минимум на один этаж и принимал бы участие в квестах только тогда, когда выходило руководство Арго. В любом случае, квест «Война эльфов» не был бы в числе первых выполняемых мною квестов.
        Таким образом, должна быть другая причина для их стремления как можно быстрее добраться до замка Гэлей. Возможно, что их кто-то для чего-то нанял. Возможно, этот кто-то хотел причинить нам вред. Другими словами, я не мог исключить подозрения, что у «Кьюсак» была какая-то связь с бандой Морте.
        С вероятностью в девяносто девять процентов, я перегибал палку, но сразу после инцидента с параличом я поклялся, что меня больше не застигнут врасплох. Если «Кьюсак» были связаны с Мортэ или он манипулировал ими, то они могли искать альтернативные маршруты в замок. И первое, что пришло мне в голову, это проверить утёс, который закрывал заднюю часть замка. Как показали исторические сражения за Ити-но-Тани и Ицукусиму, лучшим традиционным средством атаки было спуститься с обрыва… Хотя, может быть я слишком драматичен.
        Я шёл по пустой скале и тщательно осматривал окружающее меня пространство. Тем не менее, я не видел ни людей, ни монстров. Если я обойду по кругу весь периметр и никого не встречу, то мне придётся извиниться перед членами «Кьюсак».

        - Что?!
        Я вскрикнул и изо всех сил попытался остановить проваливающуюся вниз ногу. Мой баланс нарушился, и я замахал руками, пытаясь схватиться за воздух. Под моей опорной ногой оказалась пустота, которую я не заметил из-за одинакового цвета каменистой поверхности и общего фона. Я оказался на прямом, словно срезанном ножом, краю крутого утёса. Похоже, что меня ожидало падение с высоты более тридцати метров.
        Я резко выдул воздух из лёгких и мне удалось сместить центр тяжести и упасть назад.
        Когда моё сердце перестало бешено биться, я пополз вперёд и осторожно посмотрел через край. Скала была настолько крутой, что это была практически вертикальная стена, продолжавшаяся до самой земли. Ни один игрок или лесной эльф не сможет подняться по этой поверхности. Это невозможно.
        Я отполз на четвереньках подальше от края и встал только тогда, когда оказался на безопасном расстоянии от обрыва. Открыв игровое меню, я проверил карту и обнаружил, что расстояние между моим текущим местоположением и внешней границе Айнкрада было не более двухсот метров. Это была северная оконечность скалистой горы.
        Было почти три часа ночи, но я должен выяснить, как далеко простирался этот утёс. Я достал из своего инвентаря бутылку воды и быстро пошёл на восток. Хотя я и держался на приличном расстоянии от края, но в темноте предрассветной ночи было очень трудно определить, где находится обрыв. Хотелось бы посветить фонарём, но если на вершине горы были другие игроки, то они наверняка меня увидят - на поверхности плато совсем не было укрытия.
        Я шёл, максимально пристально вглядываясь в поверхность перед собой. Иногда я приближался к краю и смотрел вниз, но не замечал изменений в обрыве. Примерно через пятнадцать минут я начал задумываться, не переосмыслить ли мне моё отношение к засаде Лесных эльфов или к зловещему «Кьюсак», и именно тогда я увидел то, чего совершенно не ожидал увидеть.
        В ровной каменной поверхности было отверстие, которое переходило в вырубленную прямо в скале лестницу, очень похожую на подобные объекты из ранних RPG. Внизу мерцал слабый свет.

        - …
        Я застыл на две секунды, а когда мой мозг снова начал работать, я молча опустился на одно колено. Прикосновение к краю лестницы подсказало мне, что, как и сам замок, она была высечена прямо в скале. Текстура поверхности, обработанной долотом, была очень похожа на текстуру стен замка, но я не мог быть уверен, что это сделали Тёмные эльфы.
        Если окажется, что там есть кто-то враждебный и настолько опасный, что я погибну в бою, то мне не придётся извиняться перед Асуной и Кизмель за свою глупость.
        Я понимал, что мне следует избегать опасности и, вернувшись, предупредить девушек. Но когда я встал, чтобы уйти, то почувствовал аромат, который явно был здесь неуместен.
        Это не было неприятным запахом. Наоборот, вкусно пахло специями, луком и жирным мясом. Больше мне не с чем было сравнивать, но мне показалось, что запахло старым добрым стейком.

        - …
        На три секунд мой разум застопорился, живот скрутило, а рот заполнила слюна. Я пришёл в себя только тогда, когда чуть не захлебнулся слюной.
        Стоя на коленях, я обдумывал ситуацию: если у подножия лестницы ждал какой-то людоед, соблазняющий добычу запахом стейка, то спуск и моя последующая смерть сделают меня идиотом мирового уровня. Но что если бы был какой-то крошечный шанс, что эта лестница вела к фее стейков, которая появляется только один раз в году? В конце концов, были же кактусы, которые приносили плоды только в течение тридцати минут в году, так почему не может произойти и такое чудо?
        Я сжал кулаки и через десять секунд принял решение.

        - «Асуна, Кизмель, простите. Даже зная, что это может быть ловушкой, я должен спуститься по этой лестнице»
        Поднявшись на ноги, я шагнул вниз по узкой лестнице. Отверстие представляло собой квадрат со стороной чуть более полуметра, поэтому сделав всего три шага вниз я упёрся животом в потолок узкого тоннеля.

        - «Проход к лестнице должен быть прямоугольником»,  - подумал я, ворча, и откинулся назад, чтобы сползти по ступеням. Только через двадцать ступеней я оказался в достаточно высоком для меня коридоре, где смог стоять, упираясь головой в потолок не смотря на мой невысокий рост.
        Коридор был таким узким, что в нём было почти невозможно разминуться двум людям, так что, по крайней мере, на меня не нападёт людоед или гигант. В коридоре не было источников света, но впереди, метрах в десяти, стены мерцали отблесками красного пламени, а запах готовящегося мяса усиливался. Я медленно и осторожно шагнул вперёд.
        Когда я добрался до поворота на право, то остановился и быстро выглянул из-за угла, мгновенно откинув голову назад.

        - …?
        Я воспроизвёл увиденное в своём сознании, как будто снял его на плёнку, но оно сбивало меня с толку.
        В конце коридора была комната около трёх метров в ширину. По середине стояли маленький стол и стул. На правой стене висели деревянные полки, а на левой была небольшая дверь. У дальней стены стоял чёрный цилиндр, похожий на кухонную плиту, перед которой стоял человек в чёрном халате и рассматривал сковороду. Было ясно, что именно сковорода являлась источником шипящего звука и соблазнительного запаха, но к сожалению, я не мог рассмотреть её содержимое.
        Фигура в чёрном стояла ко мне спиной, поэтому я не мог сказать, был ли это человек, эльф или какой-то другой получеловеческий монстр, типа гоблина или орка. По крайней мере, он был ниже меня, поэтому это не мог быть людоед, питающийся людьми. Я снова заглянул за угол, но на этот раз смотрел достаточно долго, чтобы маркер фигуры оказался в моем фокусе.
        Удивительно, но чёрный халат казался сделанным из очень тонкого материала, похожего бархат. Непослушные локоны серых, почти белых волос, струились по его спине, а на голове была остроконечная шляпа из того же материала, что и одежда. Плавающий над ним маркер был жёлтого цвета - NPC. Имя персонажа было Бухрум: Рассказчик Тёмных эльфов. Имя мне было незнакомо и я понятия не имел, что такое «рассказчик», но я точно мог сказать, что он был Тёмным эльфом. Таким образом, старик не должен был внезапно на меня напасть… Вероятно.
        Я сконцентрировался и, завернув за угол, прошёл через коридор в комнату.

        - Добрый вечер,  - сказал я, и Тёмный эльф в мантии мгновенно подпрыгнул на воздух на треть с лишним метра, а его вьющиеся волосы взметнулись, когда он повернулся ко мне лицом.

        - Что?! Кто здесь, или что здесь?!  - закричал старик.
        Это был пожилой мужчина лет восьмидесяти, с худым, морщинистым лицом и с парой маленьких круглых очков. У него были характерные длинные острые эльфийские уши, торчащие из кудрей, так что на самом деле ему могли быть и сотни лет. Серебряная борода свисала с подбородка почти до самого пола.
        Из всех персонажей, которых я встречал в Айнкраде, этот был ближе всех к классическому представлению о волшебнике. Но меня также поразило лёгкое чувство дежавю, как будто я встречал этого эльфа раньше. Но я никогда не забыл бы такого необычного персонажа.
        По крайней мере, старик меня не узнал. Его крошечные глаза выпучились за очками, а длинная борода задрожала, когда он закричал:

        - Мальчик! Ты ведь человек? Как ты попал в мою тайную комнату?!

        - Нормальным путём, вниз по лестнице…  - Сказал я, указывая на прихожую, в которую только что спустился.
        Старик замахал кулаком.

        - Ты дурак, это не вход!

        - Да? Тогда что это?

        - Это мой дымоход! И кроме того, там вершина лысой горы, которую даже птицы не решаются пересечь! Как ты там оказался?!

        - Ну…  - Замялся я, думая, что у меня будут проблемы, если я скажу ему правду.
        С другой стороны, с ним у меня явно были проблемы, так в чем же разница?

        - Я поднялся по крыше центрального строения замка.

        - …
        Глаза и бородатый рот старика стали круглыми, и это выражение застыло на его лице на несколько секунд, прежде чем он издал странные звуки.

        - Ка-хья! Ка-хья-хья… Ты говоришь, что молодой человек поднялся по крыше спальни маленькой Миланы?
        Видимо звук «ка-хья» был его смехом. Старик опустил поднятый кулак, погладил бороду другой рукой, и тихо продолжил:

        - Понятно. Видимо, ты тот человек-мечник, который помогал собирать ключи. Теперь я понимаю, что ты не вор, но что заставило тебя взобраться на гору в такое позднее время?

        - Ну, эээ… У меня была ночная прогулка, вы понимаете… Небольшое ночное восхождение на гору… Мне стало интересно, на что похожа вершина утёса. Я бродил вокруг, пока не нашёл вашу лестницу, и не почувствовал приятный запах.

        - Ааа!  - неожиданно закричал старик, и пришла моя очередь подпрыгнуть от неожиданности.
        Бухрум резко повернулся назад и быстро схватил ручку сковородки голыми руками.

        - Ой!
        Он поставил горячую сковороду на стол и подул на свою покрасневшую ладонь. Это было настолько внезапно и волнующе, что я не знал, что делать, пока не увидел, что шипит по середине сковороды.
        В сковороде лежал продолговатый кусок рубленого мяса длиной около пятнадцати сантиметров и обжаренный до прекрасного коричневого цвета. Это был идеальный стейк, подобных которому я никогда раньше не видел в Айнкраде.
        Старик заметил мой взгляд и, перестав дуть на руку, воскликнул:

        - Ч-что ты хочешь? Это не для тебя! Это моё единственное наслаждение раз в месяц, а у меня осталось не так много удовольствий! Из-за тебя он чуть не сгорел!
        Если бы это было одно из обычных блюд из сиги, или курицы, которые эльфы так часто подавали в своих лагерях и замках, то я бы поборол своё искушение и заявил бы: «Я не говорил, что хочу это съесть»
        Но это был стейк. Он не был моим самым любимым блюдом, но без регулярных в Айнкраде карри и рамена просто его внешний вид и запах производили эффект взрыва. Я представил, как режу его и вид погружающегося в мясо ножа, который позволяет соку вытечь изнутри, вытеснил все остальные образы из моего мозга.
        Если бы был какой-то способ заставить этого упрямого старика отказаться от половины его стейка! Даже от трети! Мой разум работал так же быстро, как в сражении с Мортэ, и меня поразило вдохновение. Я глубоко вздохнул.
        С помощью деревянной лопатки старик переложил стейк на металлическую тарелку. Как можно спокойнее, учитывая обстоятельства, я спросил:

        - Вы… Просто так?

        - Что ты имеешь в виду?  - подозрительно спросил старик, отодвигая тарелку подальше от меня.

        - Человеческий обычай гласит, что такое вкусное мясо нельзя есть само по себе. Вкус мяса можно по-настоящему оценить только с овощами и хлебом.

        - Ха!  - усмехнулся старик, размахивая свободной рукой,  - я устал от овощей более ста лет назад. Мне достаточно того, что повара в этом замке каждый день пытаются накормить меня зеленью и фруктами, потому что «это продлит вашу жизнь». Положить этот мусор в мою тарелку - значит разрушить мой драгоценный фрикатель.

        - Фр-фрикатель?
        Я едва сдержался, чтобы не спросить его, чем это отличается от стейка. Пока блюдо выглядело как стейк, и имело вкус стейка, не имело значения, как его называли эльфы. Вместо этого я махнул рукой чтобы вызвать игровое меню. Старик явно ничего не видел из людских чар, так как отреагировал с любопытством, но я быстро нашёл то, что искал, и вытащил это из своего инвентаря.

        - Тогда как насчёт этого?
        В моей руке оказался продолговатый ярко-фиолетовый предмет. Это был последний оставшийся у меня сладкий картофель. Хотя к стейку лучше подошла бы обычная картошка, но такая тоже подойдёт.

        - Что это?  - спросил старейшина Тёмных эльфов, который, очевидно, прожил века и не видел ничего подобного.
        Его серые брови топорщились от напряжения, и я обогнул стол, чтобы показать ему картофель.

        - Это сладкий картофель, который можно найти только на четвёртом этаже. Если его пожарить на сковороде, то, держу пари, это будет прекрасный гарнир для вашего стейка… Вашего фрикателя.
        Если бы здесь была Асуна, то она использовала бы свой достаточный словарный запас и умение выражаться, чтобы очаровать, убедить упрямого старика, чтобы он попробовал это, но я решил её не будить. Эльф всё ещё с подозрением поднял очки, чтобы лучше рассмотреть картофелину.

        - Говоришь, сладкий картофель? У него странный цвет.

        - Внутри другой цвет. Если её пожарить, то она будет сливочного цвета,  - сказал я, словно разносчик жареной картошки.
        Взгляд старика метался между моим лицом и картошкой и, наконец, он откашлялся.

        - Гм-хем… Я полагаю, что могу это попробовать. Если это так хорошо, как ты говоришь, то я отдам тебе половину моего фрикателя. Однако картошка полностью достанется мне.
        Это выглядело как злоупотребление властью, но я съел столько картофеля, что в этот раз мог позволить себе от него отказаться.
        Старик взял картошку и поставил сковороду, всё ещё скользкую от сока жирного мяса, обратно на плиту. В правом углу комнаты была крошечная кухонная зона, и он пошёл туда, чтобы нарезать картофель на куски толщиной менее двух сантиметров. Затем старик бросил кусочки в сковороду, которая снова начала трещать. Вскоре комнату заполнил сладкий запах.
        Бухрум всматривался в сковороду, что-то бормоча и восклицая, и я наблюдал за ним с большим удивлением. Для использования таких примитивных методов готовки, как бросание пищи в огонь, не требовалось наличие умения «Приготовление пищи», но мне казалось, что жарка на сковороде с маслом требует некоторого опыта. Если он сделал дымящееся мясо из различных ингредиентов, то должен обладать навыками кулинарии.
        Минуту спустя старик поднял тарелку и, использовав длинную мясную вилку, переложил кусочки картофеля один за одним на тарелку. Золотистые кружки сладкого картофеля выглядели отлично приготовленными.

        - Ну как?  - нетерпеливо спросил я, забыв свои манеры.
        Старик посмотрел на меня краем глаза.

        - Я бы сказал тебе, если бы съел кусочек. Сейчас, когда…
        Он взял обычную вилку и сунул в рот один из маленьких кусочков сладкого картофеля. Эльф долго его жевал, стонал и наконец проглотил.

        - Ooх…

        - Ну как?  - повторил я.
        На этот раз старик посмотрел мне прямо в глаза и сказал:

        - Неплохо.

        - Неплохо?!
        Казалось, что сделка не состоялась, но если это так, то теперь у меня есть право съесть весь сладкий картофель, который он отверг. Однако, старик продолжил:

        - Это будет действительно потрясающе, если добавить немного масла.

        - Масла?
        Я был сильно удивлён. В Айнкраде есть масло? Перед моими глазами старик вытащил из полки справа небольшой кувшин. Он поставил его на стол и сказал:

        - Не стой там, как идиот. Садись, человеческий мальчик.

        - Э-э-э, сэр…
        Я сел на маленькую табуретку за столом, и старик поставил передо мной ещё одну металлическую тарелку.

        - Ты выиграл, мальчик. Наслаждайся половиной фрикателя… И из-за моего великодушия, этими двумя кусочками картофеля.
        Прежде, чем я успел произнести слово, он разрезал гигантский стейк пополам и перенёс истекающую соком половинку на мою тарелку. Затем старик положил рядом два кусочка сладкого картофеля, а всё остальное сложил на свою тарелку, и сел напротив меня.
        После этого он притянул кувшин поближе и, воткнув в него маленький нож, достал кремово-белое вещество, которое намазал на ломтики картофеля. Когда он передал кувшин мне, я сделал то же самое.
        Мне не хватало словарного запаса, чтобы описать всю красоту быстро тающего на жареном картофеле масла, рядом с горячим, сочным стейком. Пришло время выключить мозг и побаловать себя. Я поднял нож и вилку и объявил:

        - Начнём!
        Старик отрезал большой кусок мяса и поднёс его ко рту. Он несколько раз пожевал, добавил кусочек намазанного маслом картофеля, ещё раз пожевал, и с видом невыразимого блаженства замычал:

        - Мм…
        У меня мгновенно случился ещё один приступ дежавю. Я определённо видел этого старика раньше. Это было не в последние два месяца в Айнкраде, а до этого… Тем не менее, это очевидно невозможно. Я не встречал древних Тёмных эльфов в реальной жизни. Тогда где?

        - Ах… Да!  - закричал я, поднимаясь со своего места.
        Это вызвало у старика подозрительный взгляд.

        - Что такое, мальчик? Почему ты не ешь?

        - Я буду, буду… Но сначала… Скажите, сэр, вы Мастер медитации?

        - Хм?  - хмыкнул старик, подняв одну бровь и уставившись на меня.  - Мальчик, ты знаешь, кто я? Да, я величайший Рассказчик Льюсулы и Мастер медитации, великий мудрец Бухрум. Мы раньше встречались?

«Конечно! В бета-тесте!» - мысленно воскликнул я, но мой рот беззвучно закрылся.
        В течение месяца бета-теста мы обнаружили единственное дополнительное умение, и это было «Медитация». Это скрытое умение было доступно для выбора только тогда, когда были выполнены определённые условия, в том числе получение навыков рукопашного боя на втором этаже. На самом деле Арго тоже изучала боевые искусства в бета-версии, но эта информация не распространялась.
        Таким образом, «Медитация» была единственным скрытым умением, которое я изучил в бета-версии, но я помню, что оно было настолько привередливым, что я не особо его использовал. Внешность, голос и стиль разговора у NPC из квеста «Медитация» были идентичны старику, готовящему стейк. Только его одежда и длинные уши были другими.
        Медитирующий NPC в бета-версии был старым человеком, одетым в простую коричневую тунику. Он жил не возле замка Гэлей, а в маленькой хижине глубоко в болотах западной части шестого этажа. Он был весьма сварливым, но я не помнил, чтобы у него была особая любовь к стейкам.
        Но в тот момент, когда я получил умение медитации, старик улыбнулся мне довольной улыбкой, абсолютно идентичной улыбке, которую я видел у Тёмного эльфа, когда тот наслаждался стейком и сладким картофелем с маслом. Эта улыбка прорвала мою память. Да, этот Бухрум был тем же NPC, что и медитирующий старик из бета-версии, просто помещённый в другую обстановку и контекст. Теперь мне нужно было тщательно выбирать слова.

        - Нет, я тебя не встречал, но я слышал слухи…

        - Ага. Так что, слава о моем мастерстве достигла даже человеческих городов? Ка-хья-хья,  - захихикал он, и сунул в рот ещё один кусок мяса, выглядя совершенно опьяненным. Я понял, что мне тоже нужно съесть свою порцию, и воткнул нож в половину стейка на тарелке. Внешняя обжаренная поверхность была упругой, но внутренняя часть была нежной и идеально приготовленной. В тот момент, когда я разрезал стейк, из него потекли мясные соки, источавшие пряный аромат.
        Ожидание заставило мускулы гортани напрячься, и я поднёс свой первый за два месяца кусочек стейка ко рту. Тихо извинившись перед Асуной я поклялся, что отведу её сюда, когда у нас будет такая возможность, и широко открыл рот.
        Именно в этот момент старик заговорил:

        - На всякий случай, я должен тебя спросить. Мальчик, ты хочешь изучить искусство медитации?

        - Ха…?
        Я смотрел на него широко раскрыв рот. К моему удивлению, у него над головой появился золотой знак наличия доступного квеста, хотя сам Бухрум не мог его видеть.

        - Э-э…  - запнулся я, несмотря на то, что кусок мяса в двух сантиметрах от моего рта занимал большинство моих мыслей.
        Если я отвечу «нет», то у меня, вероятно, никогда не будет другого шанса получить умение медитации. По совпадению, я достиг двадцатого уровня всего два дня назад, и у меня был пустой слот умения. Но умение «Медитация» имело сомнительную выгоду - вы должны были на определённое время принять причудливую позу, похожую на дзен, чтобы получить продолжительный эффект постоянного исцеления и эффект сопротивления дебаффам. Среди бета-тестеров было распространено мнение, что есть лучшие умения, ради которых можно было потратить ценную ячейку.
        Вполне возможно, что эффекты «Медитации» были изменены после официального запуска, поэтому я мог просто пройти квест, взять умение, а потом отказаться от него, если оно мне не понравится. Но вспоминая, как долго и тяжело проходил период обучения, я не мог сразу сказать «да».

        - Э-э-э,  - продолжал стонать я, надеясь отложить ответ, чтобы хотя бы съесть свой стейк.

        - Мой мальчик, если ты хочешь тренироваться, то не должен есть этот фрикатель.

        - Что? Почему бы и нет?

        - Потому тренировка искусства «Просветления» - это особая техника медитации.

        - Просветление?
        Я никогда раньше не слышал этот термин. На мгновение я действительно забыл про мясо на моей вилке.
        Прямая интерпретация того, что он имел в виду, заключалась в том, что в дереве развития навыка «Медитация» было более высокое умение, называемое «Просветление». Но NPC в бета-версии не упоминал об этом. Я понятия не имел, что оно делало. Кроме того…

        - Разве можно тренировать это умение, не обладая искусством медитации?  - спросил я.
        Бухрум взял третий кусок стейка и улыбнулся.

        - У тебя хорошо развита интуиция. Конечно, это так, но условия обучения искусству «Просветления» включают в себя раскрытие тайны в библиотеке замка и обнаружение этой маленькой комнаты. Тебе удалось найти меня здесь, пусть и через вентиляцию в потолке, так что ты выполнил нужные требования.
        Я перевёл взгляд с лица Бухрума на маленькую дверь на левой стене.

        - Ты имеешь в виду, что по ту сторону двери находится библиотека замка Гэлей?

        - Правильно.

«Полагаю, я мог бы просто сойти с этого пути»,  - подумал я, стараясь избежать сложностей и смотря на сочный кусок мяса, висящий на конце моей вилки.
        Если верить словам старого Бухрума, то в тот момент, когда я суну этот стейк в рот, я больше не смогу получить таинственное умение «Просветление». Рациональный игрок решит, что одно блюдо не стоит возможности потерять скрытое умение, о котором, вероятно, не знала даже Арго. Но на самом деле привлекательность мяса, которое находилось всего в нескольких сантиметрах от моего рта, его внешний вид, запах и предполагаемый вкус практически не оставляли мне сил на сопротивление. Это может быть мой единственный шанс получить навык «Просветление», но я получил этот стейк после весьма каверзных переговоров, и, возможно, уже никогда не смогу съесть что-либо подобное.

«Что я должен делать? Что я должен делать?» - я сжал челюсти, и вилка в моей руке задрожала.
        Я оказался в ловушке перетягивания каната между мозгом и животом. Сидящий напротив Бухрум засовывал в рот горячее мясо, намазывал маслом сладкий картофель и провокационно бормотал что-то вроде «О, как хорошо». Я снова уставился на свой стейк и, собрав всю силу воли, которой я обладал, опустил правую руку.
        Когда я впервые поднёс мясо ко рту, то дал безмолвное обещание спящей Асуне, что однажды приведу её сюда. Это было обещание, зависящее от того, будет ли у нас возможность снова это попробовать. Я не мог сделать выбор, который навсегда лишил бы нас такой возможности.
        Целых пять с лишним мучительных секунд я опускал вилку на тарелку, и опустив, тяжело дыша спросил старика:

        - Прежде чем я буду обучаться искусству «Просветления», могу я хотя бы съесть картошку?

        - Нет, ты не можешь,  - сказал старик беспощадно и, собрав последние кусочки стейка, намазал маслом сладкий картофель.
        Он обмяк и простонал:

        - О, это самое вкусное…
        Я подождал, пока он жевал и глотал, и сказал:

        - Старик… Я имею в виду, мистер Бухрум, пожалуйста, научите меня умению «Просветление».
        Символ «?», плавающий над его головой, превратился в «!», сообщая о том, что я принял квест. Бухрум вытащил носовой платок, осторожно вытер свою бороду, и властно заявил:

        - Очень хорошо. Но обучение не будет лёгким. Я прожил очень долгую жизнь, но я могу подсчитать количество учеников, которые прошли испытания и освоили «Просветление» на моих двух руках, и никто из них не был человеком.

        - Испытание? Не курс обучения?
        Хотя, если это будет что-то вроде «иди туда и победи такого-то монстра», то это не самый плохой вариант. На самом деле, я даже молился, чтобы он сказал именно это.
        Старик погладил свои серебряные усы и загадочно сказал:

        - Это и тренировка, и испытание. Сначала выпрями спину.

        - Что? Ладно.
        Я выпрямился сидя на круглом стуле. Старик вытащил из халата короткий посох и постучал им по металлической тарелке передо мной.
        С тарелкой произошло нечто волшебное, потому что остывшее мясо внезапно снова начало шипеть. Запах жира, специй и сливочного масла снова заполнил комнату пытаясь разбудить аппетит, который я старательно сдерживал.

        - В течение следующих трёх часов ты должен отбросить все отвлекающие тебя факторы и сохранить спокойствие твоего разума. Если ты сможешь сделать это, то будешь стоять у начала пути к «Просветлению».

        - Спокойствие моего разума?
        Столкнувшись с трудным испытанием, я перевёл взгляд с любящего стейки старика на его любимое блюдо.
        Это выглядело как вполне подходящий метод тренировки медитации, но как он определит, наполнен ли мой разум мирскими мыслями? На самом деле, в Айнкраде было не так сложно избежать движения тела и мышц лица. Вы можете сохранять одно и то же положение аватара в течение нескольких часов, не получая в результате отсиженной ноги или боли в спине и, если вы не найдёте действительно странную позу, то даже не начнёте получать штрафы за усталость. Я никогда намеренно не сидел без движения в течение трёх часов, но чувствовал, что при необходимости смогу это сделать.
        Что бы не предлагало это умение, но условия получения дополнительных способностей не могли быть проще, чем изучение боевых навыков. Я должен был предположить, что у Бухрума были какие-то средства обнаружения активности моего разума. Или, точнее, что сама система SAO, действующая через Бухрума, обладала такой способностью.
        В этот момент я кое-что понял.
        Нейрошлем на моей голове в реальном мире постоянно отслеживал электрическую активность моего мозга. Таким образом, мои мозговые волны должны радикально отличаться в периоды интенсивной концентрации и в периоды ленивого отвлечения, и система в виде Бухрума легко сможет это заметить. Если я хотел получить умение «Просветление», то я не мог просто удерживать свой аватар без движения. Мне нужно было проявить настоящую умственную концентрацию. Целых три часа. С шипящим стейком под моим носом.
        Наверняка, «Просветление» было интересным умением, но будучи подростком, больше интересующимся едой, чем противоположным полом, я не мог себе представить, что смогу так долго быть сосредоточенным…

        - «Нет, подожди» - разве я не могу просто использовать ситуацию в своих интересах и сосредоточиться только на стейке? Нейрошлем может быть передовой технологией, но на самом деле он не может читать мои мысли. Думать только о стейке три часа подряд? Я смогу это сделать.

        - Отлично. Засекай время.
        Было чуть позднее трёх часов утра. К тому времени, когда я закончу свою тренировку, будет начало седьмого, но я смогу вернуться в комнату до того, как Асуна и Кизмель проснутся.
        Я глубоко вдохнул, а старик достал что-то из своей одежды и поставил это на стол. Предмет оказался большими песочными часами в деревянной раме. Часы выглядели практически неотличимо от реальных, за исключением того, что весь песок находился в верхней камере, и ни одна песчинка не упала вниз.

        - Прекрасно. Тогда начнём твоё обучение искусству «Просветления». Старт!
        Бухрум постучал по песочным часам своим посохом, и странный зелёный песок начал тихо пересыпаться в нижнюю камеру. Я жадно всмотрелся в стейк. Волшебная тарелка постоянно его нагревала, но он абсолютно не терял свою сочность. Мясо вдоль среза блестело, а вытекающий из него сок смешивался с растопленным на нарезанном картофеле сливочным маслом, образуя на тарелке чарующую мраморную лужицу. Я хотел схватить вилку и наколоть всё это на неё одним ударом. Я видел, как нарезаю стейк и делаю из него бургер. Я добавлял соус для барбекю или, что ещё лучше, пряно-сладкие терияки, смешанные с майонезом. О, как я этого хотел, хотел, хотел…

        - Кааа!  - вдруг закричал Бухрум, и сильно ударил меня по плечу коротким посохом.  - Ты дурак! Ты по уши утопил себя в нечистых мыслях! Начать всё сначала!

        - Да? Не мог бы ты сказать, о чем я думал?

        - Не издевайся над великим мудрецом! Твоя голова была полна грубого, жадного желания фрикателя!

        - Ух… Ладно, ты меня поймал,  - сказал я, опуская голову.
        Старик фыркнул.

        - Ты сдашься?

        - Нет, я продолжу.

        - Очень хорошо.
        Он снова постучал по песочным часам, и песок мгновенно собрался в верхней камеру.

        - А теперь ещё раз… Старт!
        С третьим взмахом посоха я закрыл глаза.
        Судя по всему, Бухрум, как часть системы SAO и Нейрошлема, воспринимал моё сознание лучше, чем я рассчитывал, и мой план думать только о стейке не сработал. Это всё усложняло, и мне нужно решить задачу об экстремальной медитации.
        Я отключил всю сенсорную информацию и расслабил свой разум. К счастью, это входило в число моих возможностей. Я позволил своему разуму расшириться в темноте, ни о чем не думая, но и не засыпая, просто становясь пустым, пустым… Какой же чудесный запах… и соблазнительный шипящий звук. Я мог бы использовать этот звук в качестве утреннего будильника… О, какой запах… Я мог прямо сейчас попробовать бургер из тери-майо…

        - Кааа!
        Старик так ударил меня по плечу, что я даже вскрикнул.

        - Всё было точно так же, как в прошлый раз!
        Я открыл глаза, и увидел Бухрума с поднятым над головой посохом.

        - Твоя первая попытка была десять секунд, а вторая двадцать! С такой скоростью ты никогда не достигнешь трёх часов подряд!

        - Хм…
        Естественно, что даже с закрытыми глазами я не мог не ощущать запах стейка. Я уже проголодался, и было совсем не легко поддерживать отстранённость разума.

        - Ты продолжишь?  - спросил пренебрежительно старик.
        Я понимал, что мой основанный на стейке план провалился, и шансы победить были невелики, но я не хотел сдаваться. При тщательном рассмотрении поддержка полного отсутствия мыслей в течение трёх часов была невероятно трудным заданием в видеоигре. Возможно, есть какая-то стратегия, уловка, которую можно было бы использовать, чтобы облегчить задачу.
        Бухрум сказал: «…отбрось все отвлекающие факторы и сохраняй спокойствие своего разума». Я чувствовал, что ключ в интерпретации «спокойствия». Сосредоточенность не была спокойной, если в её фокусе было желание съесть стейк. Поэтому, если бы я мог сосредоточиться на цели, которая не включала бы в себя желание или волнение, то возможно, я бы соответствовал его требованиям.
        Я должен был представить в деталях то, что принесёт мне спокойствие, а не волнение.
        Первым, что пришло мне в голову, был мой меч. Его внешний вид, текстура и вес уже запечатлелись в моей памяти. Конечно, меч был оружием, но когда я чувствовал себя подавленным или обеспокоенным, то сжимал ножны, и по какой-то странной причине расслаблялся и снова был готов вставать и сражаться. Все игроки, попавшие в этот мир и надеявшиеся пройти игру, в большей или меньшей степени чувствовали то же самое - оружие предоставляло психологическую поддержку.
        Но я не был уверен, смогу ли сохранять сосредоточенность, думая о своём мече в течение трёх часов подряд. Было бы очень обидно продержаться часа два, а затем потерять хватку. Если мне придётся заново начать трёхчасовой обратный отсчёт, то я точно не смогу пройти его, так как я легко представил, что Асуна просыпается и отправляет мне сообщение.
        Это должно быть нечто более важное, чем просто меч, с более яркими воспоминаниями. Во-первых, прошло довольно много времени с тех пор, как я провёл одну из моих одиноких ночей, сидя у ствола дерева и сжимая свой меч обеими руками, чтобы не волноваться. Это было потому, что…

        - Точно…  - воскликнул я.
        Однако Бухрум истолковал это по-своему, и стал издевался:

        - И что скажешь? Ты сдаёшься? Если ты это сделаешь, то сможешь съесть этот фрикатель.

        - Нет. Я сделаю это,  - объявил я, говоря себе, что это будет моя последняя попытка.

        - Отлично. Старт!
        Он снова постучал посохом по песочным часам, и зелёный песок начал падать в тишине. Я закрыл глаза, чуть наклонил голову и открыл дверь своим воспоминаниям.
        Серебряный метеор расколол тьму моего разума.
        Это был не настоящий метеор, а сияющий свет от навыка меча, который добивал опасного солдата Руинных кобольдов в глубине лабиринта первого этажа. Это был удар рапирой, выполненный фехтовальщицей, чьё имя в то время я даже не знал.
        Первое, что я сказал ей, когда она облокотилась о стену после победы над тяжело вооружённым кобольдом, было: «Если бы меня спросили, я бы сказал, что это слишком». Не самая элегантная или поэтичная фраза. Когда она не поняла, что я имею в виду, то я объяснил ей концепцию чрезмерного урона, и фехтовальщица резко ответила: «В чем проблема нанесения слишком большого ущерба?»
        Именно так я впервые встретил Асуну, мою нынешнюю спутницу. В то время, даже во время еды, Асуна постоянно носила капюшон. Она сводила разговоры к минимуму и никогда не улыбалась. В первый раз, когда я увидел нечто похожее на улыбку, было… Да, это было, когда мы победили лорда кобольдов Ильфанга, Босса первого этажа. Я вышел из зала Босса первым, чтобы активировать ворота телепорта на втором этаже, и она пошла за мной.
        Асуна сказала, что впервые нашла то, чем хотела бы заниматься в этом мире. Когда я спросил её, что это, она просто улыбнулась и ответила, что это секрет. Это произошло четвёртого декабря, а сегодня четвёртое января. Прошёл целый месяц, но эта улыбка всё ещё оставалась в моей памяти.
        Так или иначе, я напрочь забыл о стейке, и даже о том, что прохожу испытание для изучения нового умения. Вместо этого я вспомнил в мельчайших деталях всё, что мы пережили с тех пор с Асуной.
        На втором этаже «Рапира ветра» Асуны была вовлечена в мошенничество с улучшением оружия, для разгадки которого потребовалось немало усилий. На третьем этаже мы встретили Кизмель и отправились на поиски секретных ключей. На четвёртом этаже участвовали в водных сражениях и построили лодку, которую называли Тилнель. На пятом этаже, чтобы избежать тотальной войны между АОА и АРД, мы взялись за Босса крошечной группой. Мне казалось, что за всё это время у Асуны находилось гораздо больше поводов улыбаться мне, чем раньше.
        Ничто не изменилось в этом смертельном месте, где сообщение «Игра окончена» было последним, что игрок видел в жизни, и было трудно надеяться на будущее, когда мы достигли лишь шестого этажа из сотни, но тем не менее, мы вдвоём, а иногда и втроём с Кизмель, каждый день старались изо всех сил, чтобы выжить. Мы много раз чуть не погибли. Я дрожал от ярости и отчаянья, но продолжал идти вперёд, и это происходило благодаря присутствию Асуны.
        Я знал, что соглашение о нашем партнёрстве не должно длиться вечно. Мы встретились в экстремальных обстоятельствах и мы почувствовали что-то друг в друге, что заставило нас принять решение сражаться вместе. Если бы мы не оказались в SAO, а встретились бы где-нибудь на улице, ни Асуна, ни я даже не подумали бы остановиться.
        Пока я не знал, как закончится наше партнёрство. Но это произойдёт, будем мы в этот момент дуэтом или нет. Либо наш HP достигнет нуля, и «Нейрошлем» сожжёт нам мозги, либо мы победим в смертельной игре и вернёмся в реальный мир. Пока мы продолжаем сражаться на передовой, одно из этих событий неизбежно произойдёт.
        Поэтому я не хотел называть эмоции, которые испытывал по отношению к игроку по имени Асуна. Моя роль бывшего бета-тестера состояла в том, чтобы рассказать ей всё, что я знал об игре, и продолжать сражаться рядом с ней, пока в этом есть необходимость. Асуна обладала гораздо большими способностями и потенциалом, чем я. Она могла стать настоящим лидером, более сильным, чем Линд, Кибао и даже сам Диавель. Возможно, весь смысл моего присутствия здесь, в этом тюремном мире, заключался в том, чтобы Асуна дожила до этого великого момента. Однако, я всё же не считал себя простым щитом или одноразовой пешкой.
        Я многое получил от Асуны. Каждая мелочь, которую я видел с закрытыми глазами - её хмурое лицо, ощущение локтя в моих рёбрах, была яркой записью в моей памяти и давала мне силы продолжать жить.
        До встречи с Асуной я думал, что общение с другими людьми - ничто иное, как лишнее беспокойство. Я не пытался заводить друзей в школе и строил стены между собой, моими родителями и сестрой, и только онлайн я искал ничтожную замену человеческому взаимодействию.
        Но правда была в том, что я был создан как личность родителями, которые воспитывали меня в течение четырнадцати лет, сестрой, которая общалась со мной, несмотря на моё презрение, и всеми другими людьми, с которыми я встречался в жизни. Каждый человек дал что-то другим и получил что-то взамен. Даже Мортэ и его друзья, пытаясь нас убить, не были исключением.
        Я не знал, по какой причине они нас преследовали. Мортэ, кинжальщик, которым мог быть Джо из АОА, и их лидер - Человек в чёрном пончо. У них могут быть свои мотивы, свои симпатии и даже свой собственный вид справедливости.
        Но когда я решил использовать «Свирепый шип» на Мортэ, у меня был выбор: убивать ли его ради защиты Асуны. Технически, это бонус точности «Вечернего меча» направил клинок в его сердце, но даже зная, что непрерывный урон убьёт Мортэ в течение нескольких секунд, я не пытался извлечь из него лезвие.
        У меня было только две руки, и я не мог спасти всех игроков. Какой бы ни была причина, по которой банда ПК пыталась убить Асуну, я нанесу ответный удар столько раз, сколько потребуется. Я сделаю всё, чтобы защитить эту нежную улыбку…

        - …Прекрасно! Этого достаточно,  - сказал чей-то голос, но я не сразу открыл глаза.
        Но когда я вспомнил, кому принадлежал этот голос, я с неохотой прервал воспоминания. Не похоже, что прошло три часа, но зелёный песок в часах полностью заполнил нижнюю камеру.

        - Тренировка закончилась?  - хрипло спросил я, глядя через стол на старика в халате.

        - Хм… Я готов понизить свои требования, и признать, что ты готов научиться искусству «Просветления». Полагаю, что у тебя есть что-то более ценное, чем свежеприготовленный фрикатель.
        Было похоже, что он мог точно сказать, о чем я думал, но я не стал просить подтвердить мои подозрения. Было бы неудобно услышать, как он подробно излагает мои самые сокровенные мысли.
        Позже я понял, что, когда я вновь заявил о своём желании сражаться с бандой Мортэ, моё психическое состояние всё больше отдалялось от состояния покоя. Возможно, тот факт, что старик не остановил меня, был признаком того, что он действительно следил за моими мыслями.
        Но в этот момент, после трёхчасового обдумывания одних и тех же мыслей, мой разум находился в ослабленном состоянии. Я тупо смотрел как золотой знак «!» над головой старика исчез, но когда я начала вставать с табуретки, то понял, что стейк на металлической тарелке всё ещё горячий.

        - Хм… Так как моё обучение закончено, могу я…?
        Но прежде чем я успел сказать «съесть это», Бухрум быстро отодвинул тарелку и резко крикнул:

        - Нет! Если ты съешь это сейчас, то твоё обучение будет напрасным!

        - Что?! В самом деле?
        Дополнительные умения были частью игровой системы, поэтому, как только они появятся в дереве навыков, то никакие последствия употребления стейков не смогут их оттуда удалить. Но после уверенного заявления старого мудреца я не мог с ним спорить.
        Я встал, пообещав себе, что когда-нибудь в будущем приведу сюда Асуну и съем этот чертов стейк. Когда я встал, Бухрум сел и засунул нож в мясо, которое только что у меня забрал.

        - Теперь иди! И если ты когда-нибудь захочешь прийти снова, то используй нормальный вход, а не мой дымоход!

        - Конечно, конечно,  - проворчал я, глядя на дверь на левой стене, которая, как я полагал, была тем самым «правильным входом».
        Пройдя через эту дверь, я попаду в библиотеку замка Гэлей, что было бы более короткой дорогой обратно в нашу комнату, но мне нужно окончить осмотр вершины горы.

        - Вероятно я вернусь. Спасибо тебе за всё, Бухрум,  - сказал я.
        Мудрец тепло попрощался со мной:

        - В следующий раз принеси три сладких картофеля. Нет, четыре.
        Я вышел из маленькой комнаты, и поднявшись по тесной лестнице, вернее по вентиляции, снова оказался на плоской вершине горы. Согласно системному меню, было шесть пятнадцать утра. Небо в проёмах Айнкрада было фиолетовым от светящих с востока красных лучей. Я глубоко вдохнул холодный воздух, надеясь пробудить свой уставший разум.
        Это действительно был странный опыт. Как будто всё произошло в сказке, но когда я обернулся, квадратный вход всё ещё темнел на ржаво-красной скале.
        Я медленно покачал головой и переключил меню на вкладку умений. На левой стороне было пять слотов для умений, четыре из которых были заняты «Одноручными мечами», «Боевыми искусствами», «Поиском» и «Скрытностью». Уровень их мастерства шёл в таком порядке: 168, 97, 142 и 117. Боевые искусства имели самый низкий уровень из-за того, что я использовал их только в качестве дополнительного умения, а «Скрытность» не была прокачана, так как благодаря своей спутнице я пользовался ею очень редко.
        Я подумывал вообще удалить «Скрытность», но пока не решался. Несколько мгновений назад, открывая умение «Просветление», я напомнил себе, что моё партнёрство с Асуной не будет длиться вечно. Когда я снова стану сольным игроком, мне понадобился этот навык.
        Я хотел посмотреть, что же делало только что разблокированное дополнительное умение. Асуна и Кизмель могут проснуться в любое время, и мне нужно быстро вернуться в замок. Я отсортировал свой список умений по дате разблокировки.
        Увидев умение сверху списка, я вскрикнул:

        - Что…?
        Там я обнаружил не «Просветление», как много раз говорил Бухрум, а старое умение из бета-версии «Медитация», которое я не очень часто использовал.

        - Ч-что здесь происходит?
        Мне захотелось пролезть назад по вентиляции и спросить об этом великого мудреца, но, к сожалению, у меня не было на это времени. Я качал головой взад-вперёд, размышляя об этом, но в конце концов пошёл дальше и перетащил значок «Медитация» на левую панель. Когда я разместил его в пятом слоте, я опять задохнулся.

        - Как?!
        Рядом с умением должно было стоять число «0», указывающее на уровень его мастерства, но вместо этого индикатор рос с невероятной скоростью. В одно мгновение значение стало больше ста, потом сразу двести. Триста, четыреста, и только после четырёхсот пятидесяти его скорость начала замедляться, пока не появилось «500».
        После трёхсекундного замешательства, я, на всякий случай, потёр число кончиком пальца. Конечно же, оно не исчезло.
        Мастерство - 500.
        Я использовал «Одноручные мечи» каждый день по несколько часов подряд, в течение двух месяцев, и уровень умения был всего 168. Но, в отличие от оружейных навыков, которые имели небольшой шанс увеличиваться с каждой атакой, умение «Медитация» прокачивалось только тогда, когда вы принимали позу дзен не менее чем на минуту, пока не начинался положительный эффект. Я даже не мог себе представить, сколько медитаций дзен нужно было сделать, чтобы получить такое потрясающее число, как пятьсот.
        Я нажал на название навыка для вызова всплывающего окна с подробной информацией. Именно на экране модификаций я нашёл источник этого странного явления. В упрощённом дереве модификаций, рядом с иконкой «Медитация: 500», было небольшое добавление «Просветление».

        - Значит «Просветление», это не название нового умения, а просто мод умения «Медитация»?
        В моем воображении старый Бухрум высунул голову из вентиляции и закричал: «Совершенно верно!»
        Мод - сокращение от «Модификатор умения» - являлся специальным эффектом, который мог быть применён, как только уровень умения достигал определённого уровня. В других играх были такие термины для этого понятия как перк или расширение, но все они означали одно и то же. Это было очень важной особенность развития, так как решение о том, какой мод использовать, могло кардинально повлиять на то, как работал определённый навык.
        Например, когда я достиг пятидесятого уровня умения владения одноручными мечами, то я выбрал мод «Уменьшение времени отката навыка I», а на сотом уровне активировал «Быстрая замена». Я ещё не использовал возможность модификации на сто пятидесятом уровне, но склонялся к «Увеличение вероятности критического удара I». Но, например, «криттеры» которые были одержимы идеей получения критических ударов, использовали бы такие три варианта модов: «Увеличение вероятности критического удара I», «Увеличение вероятности критического удара II», «Увеличение вероятности критического удара III». В этом смысле, моды умений могут создавать совершенно разные игровые стили даже среди игроков, использующих один и тот же тип оружия.
        Практически все умения имели первый выбор модов на пятидесятом уровне. «Боевые искусства», которые классифицировались как дополнительное умение, не были исключением. Сразу после появления такой возможности я выбрал мод «Свободное снаряжение», который дал мне возможность активировать навыки боевых искусств свободной рукой или ногами даже тогда, когда в доминирующей руке у меня было оружие. Но в соответствии с деревом умений, у «Медитации» не было возможности выбора мода до тех пор, пока вы не достигли уровня в пятьсот очков.
        Другими словами, поскольку я прошёл испытание Бухрума и сразу заработал мод «Просветление», то игровая система мгновенно повысила уровень «Медитации» до пятисот очков.
        Удивляясь тому, какой эффект может предложить мод, требующий такого высокого уровня мастерства, я нажал на ярлык «Просветление» и прочитал появившийся пояснительный текст.
        Крайняя сосредоточенность и высвобождение скрытых сил.

        - Что, черт возьми, это такое?!  - закричал я в одиночестве на пустой скале.
        Здесь ничего не говорилось о конкретном эффекте. Я подумал, что смогу использовать этот навык, но кнопки «ПРИМЕНИТЬ» не было. Это означало, что мод был не активный, такой как «Быстрая замена», а пассивный, который давал некий эффект сразу после разблокировки. Проблема заключалась в том, что я не только не знал, что это за эффект, но и рядом с моей панелью HP не появился значок нового баффа, который мог бы рассказать мне о сути эффекта. Одно я знал точно, что теперь не могу удалить «Медитацию» из пятого слота умений. Конечно, слот не был заблокирован, но у меня было ощущение, что как только я удалю умение из слота, его уровень вернётся к нулю, и я потеряю мод «Просветление».
        Вероятно, если я сяду медитировать и активирую умение «Медитация», то эффект мода «Просветление» проявится автоматически, но у меня не было времени этим заниматься. Вместо этого я закрыл окно, пытаясь подавить своё раздражение. Примерно в это время Асуна уже могла послать мне сообщение, но перед возвращением в замок я должен закончить то, что начал этой ночью.
        Я осмотрел вершину горы, на которой стало намного светлее, убедился, что поблизости нет других игроков или монстров, и побежал на запад вдоль обрыва.
        Так как мне уже не нужно было беспокоиться о том, куда я наступал, то я смог бежать на полной скорости. Через минуту я добежал до конца плато, остановился и заглянул вниз. Передо мной были величественные резные ворота замка. Это означало, что замок Гэлей со всех сторон был окружён вертикальными скалами, по которым не поднимется даже горный козёл, и попасть внутрь можно только через ворота. Лесные эльфы не смогут перебраться через гору для тайной атаки. Об этом уже не стоило беспокоиться, и я облегчённо выдохнул.
        Всё ещё оставалась возможность того, что «Кьюсак» может быть каким-то образом связан с бандой Мортэ. Однако, они могли проникнуть в замок только через главные ворота, и до тех пор, пока я не услышу колокол, не было никакой опасности, проснувшись, увидеть злоумышленника с ножом рядом с кроватью. Вероятно, мы снова увидим группу из четырёх человек в столовой, поэтому, когда мы встретимся в следующий раз, я выясню как они смогли добраться сюда так быстро.
        Когда я потянулся и начал размышлять, как же мне вернуться в комнату, прозвучало звуковое уведомление о входящем мгновенном сообщении. Я скривился и, стукнув по иконке, получил от своей партнёрши простой вопрос: «ТЫ ГДЕ?»
        Секунду спустя я ответил: «УТРЕННЯ ПРОГУЛКА, СКОРО БУДУ».
        Я находился на скале возле восточного крыла замка, рядом с главными воротами. Так как наша гостевая комната была в западном крыле, то прямого пути назад не было. Мне нужно пробежать всю гору и спуститься по треугольной крыше центрального здания на основную крышу замка.
        Пока я это обдумывал, мои глаза скользили по окружающему меня пространству. На мощных воротах была дорожка с парапетами, на которой патрулировал один охранник Тёмных эльфов. От того места, где я стоял, до дорожки было около шести метров, но, учитывая мои характеристики, я мог туда допрыгнуть.
        Если внезапный порыв ветра меня сдует, и, промахнувшись мимо дорожки, я упаду на землю, то мгновенно умру. В смертельной игре подобные испытания были неразумны, но по какой-то причине у меня возникло желание проверить, можно ли попасть с горы на ворота, пока у меня была такая возможность.
        Когда охранник ушёл в другом направлении, я прыгнул. Дорожка была шириной около двух метров, поэтому я не думал, что могу промахнуться. Я широко расставил руки, чтобы сохранить равновесие, и приземлился по центру дорожки.
        Я не получил урон, но звук падения был довольно громкий и его услышал охранник. Он примчался с длинным копьём наготове, поэтому я быстро поднял левую руку с кольцом Сигил.
        Я не был уверен, что это нужно, но во всяком случае, охранник опустил копьё и подозрительно спросил:

        - Что ты здесь делаешь?

        - Гуляю,  - сказал я, повторяя своё оправдание Асуне

        - Понятно. Ты можешь свободно гулять по замку, но не мешай нашим официальным обязанностям. Эти ворота - ключ к обороне замка Гэлей, и мы не можем позволить даже мыши проникнуть сюда.

        - Конечно я понимаю,  - ответил я, и спросил: - а кто-нибудь из врагов нападал на замок?

        - Если под врагом ты имеешь в виду Лесных эльфов, то никогда. Эльфы ослабевают, когда путешествуют по этим сухим пескам,  - сказал охранник, указывая на юг от ворот.
        Посмотрев в указанном направлении, я увидел, что окружаемый скалами каньон тянулся на сотню метров и переходил в мост, который пересекал груды белого песка. У меня возник неожиданный вопрос.
        Я повернулся к охраннику и спросил:

        - В таком случае, кто построил эти каменные платформы? Разве Тёмные эльфы, построившие этот замок в далёком прошлом, не испытывали проблем с работой в каньоне?

        - Ты прав.
        Охранник обернулся и посмотрел на огромное Древо духов, которое возвышалось над внутренним двором замка.

        - Ты знаешь, почему это Древо духов живёт веками?

        - Потому что высасывает горячую воду из земли?

        - Ты подготовился,  - с удовлетворением заметил охранник.
        Покачивая блестящим чёрным шлемом, он указал на источник вокруг корней дерева.

        - В далёком прошлом был проект по созданию акведука, который должен был подавать воду из источника за пределы замка. Идея была в том, чтобы посадить в каньоне деревья, чтобы мы смогли выходить из замка. После постройки ста метров акведука источник начал пересыхать, и проект был поспешно отменен. Камни выглядят как дорожка, но на самом деле это остатки древнего акведука.

        - О… Я понятия не имел - сказал я, отметив, что, хотя стейк и стал «фрикателем», они всё ещё использовали единицы измерения реального мира,  - спасибо, что рассказал мне это.

        - Не за что. Взамен я прошу тебя помочь нашему рыцарю.

        - Обязательно,  - сказал я, отходя от него.
        Я спустился по лестнице на западной стороне дорожки (к счастью, этот вход был правильной прямоугольной формы) и направился во двор, где помчался к дверям в западное крыло.
        Поднявшись по ближайшей лестнице, я полетел в гостевую комнату на третьем этаже, где наткнулся на взгляды сидящих на диване девушек. В тот момент, когда я почувствовал доносящийся из стоящих на столе чашек ароматный запах чая, мой желудок заворчал, жалуясь на отсутствие в нем стейка. Но сейчас было не до этого.

        - Асуна, Кизмель, доброе утро!  - сказал я с совершенно естественной и приятной улыбкой.
        Фехтовальщица посмотрела на меня, и спросила тоном заметно прохладнее обычного:

        - Тебе понравилась утренняя прогулка?

        - Ох, было холодно. И я проголодался.

        - Неудивительно. Сейчас январь.
        Я мог сказать, что она была весьма недовольна. К счастью для меня, рыцарь Тёмных эльфов бросила мне спасательный круг.

        - Не будь такой сердитой, Асуна. Рано вставать и куда-то уходить абсолютно характерно для мальчика его возраста.
        Слово «мальчик» показалось мне не совсем приятным, но я подумал, что мне исполнилось четырнадцать лет всего два месяца назад, и для долгоживущих эльфов я мог быть вообще ребёнком.
        И с этой точки зрения моя партнёрша, похоже, не сильно отличавшаяся от меня по возрасту, тоже была ребёнком. Но она повернулась к Кизмель с самодовольным взглядом и сказала:

        - Если он ушёл на прогулку, то мог бы оставить записку. Он не ребёнок.

        - Я очень сожалею об этом,  - сказал я, сложив руки и кланяясь.
        Наконец, выражение лица Асуны смягчилось. На этот раз она повернулась ко мне и посмотрела мне прямо в глаза.

        - Когда я проснулась и поняла, что тебя нет в комнате, то забеспокоилась. Ты не забыл, что мы за пределами безопасной зоны?
        Тот факт, что она использовала термин «безопасная зона» перед Кизмель, и даже не заметила этого, говорил мне, что её беспокойство было реальным. Я серьёзно посмотрел на неё и сказал правду, пусть и наполовину:

        - Извини, но меня действительно кое-что интересовало, поэтому я пошёл осматривать гору вокруг замка.

        - Что?  - произнесла Кизмель, больше заинтересованная тем, что я сказал, чем термином «безопасная зона».
        Она поставила свою чашку на стол.

        - Ты поднялся на внешнюю стену замка? Как?

        - Хм… Я пробежал по крыше над спальней лорда.
        Реакция Кизмель была почти такой же, как у Бухрума: её глаза на мгновение округлились, и она засмеялась так, как никогда раньше.

        - Понятно, тогда ты ещё более озорной парень, чем я считала. Даже Тилнель никогда не осуществила бы такой смелый план, даже если бы она его придумала.

        - Нет, правда, это не было чем-то особенным…

        - Я не думаю, что она тебя хвалила,  - отрезала Асуна.
        Я снова повернулся к Кизмель, которая, успокоившись после смеха, спросила:

        - И что ты искал на внешнем кольце?

        - Я ничего специально не искал…
        Я решил, что не буду рассказывать им о том, что нашёл тайное укрытие Рассказчика, и продолжил свою первоначальную историю.

        - Мне было интересно, смогут ли Лесные эльфы перебраться через эту гору, чтобы напасть на замок.

        - А… Понятно. Я никогда не думала о такой возможности.

        - Всё закончилось потраченными впустую усилиями. Гора, это «внешнее кольцо», имеет обрыв высотой более тридцати метров, и ни один человек или эльф не сможет подняться на неё. Поэтому я думаю, что сегодня мы можем спокойно отдыхать,  - объявил я.
        Асуна несколько раз моргнула.

        - Кирито… Ты пошёл туда, чтобы осмотреть гору ради сегодняшнего дня?

        - Можно и так сказать…

        - Понятно,  - пробормотала она и улыбнулась,  - в таком случае я прощаю твой несанкционированный отпуск. А теперь пойдём позавтракаем.

        - Согласна. Асуна, сегодня ты решаешь, что мы будем делать,  - подтвердила Кизмель, поднимаясь на ноги.
        Асуна похлопала её по плечу:

        - Конечно! С нетерпением этого жду!

«Надеюсь, мы не собираемся провести весь день, совершая тур по различным ванным комнатам замка» - подумал я, выходя за ними из комнаты.
        Мы насладись здоровым, но полноценным завтраком из зелёного салата, сделанного из похожих на базилик растений, смешанного с измельчёнными орехами омлета, йогурта с нарезанными внутрь фруктами и тонких, хрустящих тостов. Однако, пока мы ели, Асуна так и не обнародовала свои планы на день.
        После еды мы пили чай и обсуждали сегодняшний день («Держу пари, что мы сделаем то-то и то-то, бла-бла-бла… Нет, опять не верно») и дождались появления в столовой четырёх сонных членов «Кьюсак».
        Заметив нас, они пошли к нашему столику, и я внутренне напрягся. В отличие от прошлого вечера, у нас за столом была Кизмель. Но было бы неестественно встать и уйти, и мы не могли просто прогнать их.
        Пока я молился, чтобы они не заговорили об игровой системе, группа Гиндо села за столик рядом с нами. Через несколько мгновений я сказал «доброе утро» и представил Кизмель как «рыцаря Тёмных эльфов, путешествующего вместе с нами».
        К счастью, Тэмуо, который с большой вероятностью мог осложнить ситуацию, сидел полусонный, и знакомство прошло без лишних комментариев. Вчера вечером Кизмель рассказала нам о приманках и поддельных ключах, поэтому я подумал, что мы будем в безопасности, если разговор затронет тему их сегодняшнего квеста, но на всякий случай решил поднять другую тему.
        Чтобы убить двух зайцев одним выстрелом, я спросил «Кьюсак», как они так быстро приблизились к передовой зоне, хотя сейчас было очень мало информации о новом этаже.
        Ответ Хайстона не показался странным, но тем не менее, он ошеломил нас с Асуной.

        - Дело в том, что мы планировали ещё три дня проходить квест в Стахионе. Но неожиданно пришлось изменить наши планы…

        - Что случилось?

        - Подождите, вы не знаете? Центральная фигура квеста, лорд Сайлон, просто взял и исчез. Я думаю, что это произошло ночью первого числа. Мы расспросили всех слуг в особняке, но никто не знает, куда он пошёл, и в журнале квестов об этом нет никаких упоминаний. Мы просто не знали, что ещё делать, и пошли дальше.
        Глава 9
        После того, как «Кьюсак» отправились на поиски «Агатового ключа», мы с Асуной пять секунд молча смотрели друг на друга.

        - Сайлон исчез потому, что его убил Мортэ?

        - Они сказали, что это случилось ночью первого числа. Это соответствует времени засады Мортэ и кинжальщика. Но как это вообще возможно? Я предполагал, что только наш Сайлон мёртв, а все остальные всё ещё живы и здоровы в своём особняке - пробормотал я.
        Кизмель с любопытством посмотрела на меня.

        - О чем ты говоришь?

        - Это о квесте, который мы выполняли в Стахионе. Когда мы говорим «квест», то имеем в виду просьбу или задание,  - объяснил я, прежде чем приступить к краткому описанию «Проклятия Стахиона».

        - Десять лет назад произошло убийство и пропал золотой куб. Лорд Сайлон нанял нас найти его, и мы оказались в заброшенном доме, в соседнем городе Сурибус. Лорд неожиданно появился там и парализовал нас. Когда, погрузив нас в повозку, он возвращался обратно в Стахион, на него внезапно напали и он был убит.
        К концу истории брови Кизмель нахмурились, и она пробормотала:

        - Итак, всё это вы пережили, прежде чем прибыть сюда. Получается, что тот, кто напал на вас, убил лорда. И именно у них были отравленные иглы Падших…

        - Всё так.

        - Асуна, это нельзя просто проигнорировать,  - сказала Кизмель, повернувшись к фехтовальщице,  - я очень хочу узнать, как ты запланировала мой выходной, но разве мы не должны всё это расследовать? Нужно узнать, как использовать ключи, которые вы нашли.

        - Что-что?  - выпалила Асуна.
        Мы оба широко раскрыли глаза.
        Я был обеспокоен квестовой линией «Проклятие Стахиона», так как мы оставили её висеть незаконченной, и я был не против идеи потратить время на то, чтобы продвинуть её дальше. Однако, если Кизмель собирается к нам присоединиться, то ей придётся войти в Стахион. Я несколько раз молча открыл и закрыл рот, прежде чем понял, что спросить у эльфийки.

        - Твоё присутствие очень нас усилит, но ты уверена, что хочешь пойти в человеческий город?

        - Эльф ведь может дышать в черте города? Я никогда не была ни в одном из больших городов, но я знаю множество историй о моих товарищах, которые пробирались в города людей из любопытства или для выполнения какой-то тайной миссии. До Великого разделения люди и нелюди часто посещали города друг друга. Если я надену капюшон, то они могут даже не заметить моих длинных ушей.

        - Может быть и так, но…

«Даже если спрятать её уши, люди всё равно увидят маркер неигрового персонажа с надписью: «Королевский рыцарь Тёмных эльфов»,  - подумал я, посмотрев на партнёршу.
        По какой-то причине Асуна улыбалась Кизмель.

        - Кизмель, конечно пошли! На самом деле я планировала сегодня провести экскурсию по Стахиону.

        - Что?!  - крикнул я - это и был твой план?

        - В Стахионе есть ворота телепорта, а Древа духов эльфов появляются только с третьего этажа. Поэтому я решила, что ни Кизмель, ни другие Тёмные эльфы никогда не видели ни первого, ни второго этажа Айнкрада,  - сказала Асуна, поворачиваясь к эльфийке.

        - Это правда. Некоторые эльфы исследовали башни Небесного столпа, который вертикально соединяет этажи, но начинали они только с третьего этажа. Насколько я знаю, ни один эльф не ступал на первые два этажа с древних времён. Я смогу похвастаться перед своими родственниками и товарищами на девятом этаже, что я прошла через человеческие ворота на второй этаж. Я даже смогу рассказать это Тилнель, когда нам будет суждено встретиться снова.
        Асуна протянула руку и погладила Кизмель по спине. Я тоже немного расстроился, но не мог удержаться от того, чтобы подумать над логистикой такого путешествия.
        В Стахионе были сотни NPC, и игроки не собирались проверять маркер каждого персонажа, который бродил по улицам. Но это не решало все проблемы. Может ли NPC путешествовать через ворота телепорта для игроков? Я ни разу не видел, что бы NPC использовали телепорт.
        Что если мы втроём войдём в ворота, а Кизмель не сможет переместиться и останется позади? Тогда мы с Асуной могли бы просто вернуться назад. В более сложном случае Кизмель, а может и всех нас, может отправить по случайным координатам. В худшем варианте возможно полное удаление Кизмель из системы. Я не мог исключить такую возможность.

        - Нет, подождите.
        Внезапно мне пришла в голову мысль, и я открыл над столом окно игрового меню. В папке входящих сообщений у меня всё ещё было сообщение, которое я получил вчера, перед входом в пещеру четвёртой области. Я коснулся его и использовал кнопку «ОТВЕТИТЬ», чтобы отправить новый вопрос.

«ЧТО произойдёт, ЕСЛИ ВОЙТИ В ТЕЛЕПОРТ С NPC В ГРУППЕ?»
        Арго потребовалось на ответ не более тридцати секунд.

«КВЕСТОВЫЙ NPC УДАЛЯЕТСЯ ИЗ ГРУППЫ. ОХРАННИК ОТПРАВЛЯЕТСЯ С ВАМИ. 10 °C. В КАЧЕСТВЕ БОНУСА: ПП ПОСЕРЕДИНЕ ТРЕТЬЕЙ ОБЛАСТИ.
        Таким образом, я снова увеличил свой счёт, но по крайней мере, получил информацию, которую хотел. В крупных городах были казармы, где можно было за деньги нанимать NPC-телохранителей. Я никогда не пользовался этой услугой и вряд ли когда-либо видел группы с такими NPC, поэтому я просто не знал, что случалось с этими охранниками, когда они проходили через ворота телепорта.
        Мы с Асуной не платили Кизмель за общение с ней, но наши поиски ключа на шестом этаже уже завершились. В этот момент Кизмель сопровождала нас по собственной воле, поэтому было трудно сказать, к какому из двух вариантов Арго относится наша ситуация.
        По крайней мере оказалось, что система была подготовлена к тому, что неигровые персонажи могут заходить в ворота телепорта, и у нас не будет таких несчастных случаев, как отправление по неизвестным координатам или полное уничтожение. Я поднял взгляд и перебил девушек, которые говорили о девятом этаже:

        - Думаю, что Кизмель тоже может использовать ворота телепорта. Так как этот вопрос мы решили, то давайте начинать. Нам потребуется некоторое время, чтобы добраться до Стахиона …

        - Я готова уйти в любое время.

        - Я тоже!
        Я вскочил на ноги и сунул себе в рот последний кусочек тоста Асуны, жуя на ходу. За спиной я услышал жалобу о моих плохих манерах и пригнул голову, а Кизмель и эльфийки за соседним столом захихикали.
        Я ожидал, что переход из замка Гэлей в Стахион займёт не менее четырёх часов, независимо от того, как мы будем двигаться. Даже избегая сражений, где это только возможно, нам всё равно нужно пройти через подземелье, разделяющее первую и вторую области. Густой лес, который покрывал центр первой области, не был нанесён на карту, поэтому нам пришлось бы отклониться далеко на запад, чтобы пройти через Сурибус.
        Но в конечном итоге, несмотря на то, что Кизмель потребовалось десять минут, чтобы получить разрешение на использование накидки «зелёных листьев», мы почти вдвое сократили ожидаемое мной время.
        Основная причина этого заключалась в том, что Кизмель снова дала нам «Капли Вилли», что позволило пройти в первую область через озеро, а не через подземелье. Вторая причина была в том, что, когда мы приблизились к лесу в первой области, Кизмель с запасом восстановила свою энергию и заявила, что мы пойдём прямо через лес. Она провела нас по известному ей пути, и мы даже нашли в глубине леса небольшие руины, а убив живущего там босса получили немного сокровищ. Если бы не это, то путь мог бы занять всего полтора часа, а не два. И конечно, третьей причиной было то, что на нашей стороне были огромные боевые способности Кизмель.
        Когда деревья стали меньше, а вдалеке появился ярко-белый Стахион, Асуна удивилась:

        - Ух ты, прямо в цель… Кизмель, как ты нашла путь без карты?

        - Ты не должна недооценивать мои способности. Мы, эльфы, никогда не теряемся в лесу.

        - Это невероятно!  - сказала Асуна с восторгом.
        А я цинично подумал о том, что Кизмель получала доступ к картографическим данным игры. Прямо как по сигналу, мне вспомнилась сцена из нашего вчерашнего приключения.
        В подземелье, в котором находился «Агатовый ключ», мы столкнулись с головоломкой из тридцати пяти плиток, и Кизмель решила её за минимальное количество ходов, абсолютно не задумываясь.
        Это нельзя было объяснить силой интеллекта ИИ. Традиционные компьютеры, пытающиеся решить за наиболее эффективное количество ходов такие сложные NP-задачи, как решётки N?N, требовали огромного количества ресурсов процессора. С другой стороны, сама система SAO создала эту загадку для входа в подземелье, и поэтому ей должно было быть известно самое быстрое решение. Что если Кизмель, не осознавая этого, получила доступ к сохранённому в системе решению? Точно так же, как эльфы могли путешествовать по лесу не теряясь, так как у них были системные карты.
        Задумавшись и качая головой, я вышел за девушками из леса. Перед нами лежало открытое поле, слегка коричневое от зимнего холода, за которым раскинулся странный, ступенчатый Стахион.
        Кизмель потянулась под мягким солнечным светом и опустила капюшон своего тёмно-синего плаща, а драгоценная накидка «зелёных листьев» давно была спрятана в её сумке. Затем она полностью завернула себя в плащ и завязала узел вокруг эмблемы Королевских рыцарей Пагоды. Теперь никто не мог сказать по её внешнему виду, что она была Тёмной эльфийкой.
        Асуна подняла свой тёмно-красный капюшон, и я захотел присоединиться, но подумал, что группа из трёх человек скрывающих свои лица, будет выглядеть подозрительно. Основной состав проходчиков сражался с гигантскими лягушками и водяными жуками в отдалённом болоте третьей области, и мы вряд ли встретим в Стахионе кого-то, кто нас знает.
        Мы срезали путь прямо через поле и, выйдя на главную дорогу, остановились чуть южнее городской черты. Кизмель посмотрела на белый город и сказала:

        - Он прекрасен, но всё же, какое странное место…
        Мы с Асуной уже привыкли к этому, но собранный из одинаковых пятнадцатисантиметровых блоков город действительно выглядел странно.

        - Все крупные человеческие города построены таким образом?

        - Конечно нет! Только этот город такой необычный,  - быстро объяснила Асуна.

        - Помнишь, я рассказывал об исчезновении золотого куба из особняка лорда? Весь этот город построен из блоков дерева и камня, которые вырезаны по точным размерам того куба.

        - Ого…

        - Давайте не будем здесь стоять и болтать. Я голодная,  - сказала Асуна.
        Благодаря короткому пути Кизмель, ещё не было десяти утра, но я тоже чувствовал себя немного голодным. Я подумал, что прежде, чем мы приступим к квесту, было бы неплохо показать Кизмель людские тортики.
        Проходя через ворота, я немного нервничал, но в Кизмель ничего не изменилось и после того, как в поле моего зрения появился знак «БЕЗОПАСНАЯ ЗОНА». Похоже, что она не видела этот визуальный маркер. Я вспомнил, что Кизмель пробралась в Зумфут на третьем этаже, так что это не было для неё впервые.
        На широкой главной улице города было довольно много игроков, но большинство из них были просто туристами, прибывшими с нижних этажей. Как я и ожидал, никто не остановился, чтобы присмотреться к жёлтому маркеру Кизмель. Я расслабился и с облегчением предложил:

        - Может, выпьем чаю? Тут недалеко. Мы можем провести остаток утра, расследуя исчезновение лорда, а после обеда спустимся к воротам телепорта.

        - Согласна!

        - Это мне подходит,  - добавила Кизмель.
        Я повёл нас к ресторану с богатым меню сладостей, расположенному недалеко от южных ворот. Мы свернули на запад от главной улицы и пошли по переулку. Через некоторое время Кизмель остановилась и потёрла один из тёмно-коричневых деревянных блоков, используемых для построек.

        - Сначала вы разрубаете деревья на маленькие части, а потом снова их складываете. Люди делают очень странные вещи.
        Мы с Асуной переглянулись. Тёмные эльфы, Лесные эльфы и даже Падшие эльфы никогда не срубят живое дерево. Если они и использовали деревья для своих зданий и мебели, то только те, которые сами упали в конце жизни.
        В этом смысле, южная часть Стахиона была самой большой растратой дерева, которая мне известна. Может быть, это было не лучшее место для прогулки с эльфом, но несмотря на моё беспокойство, Кизмель просто удивлённо посмотрела на нас:

        - О, я не возмущаюсь,  - сказала она улыбаясь,  - у эльфов свой образ жизни, у людей свой. Раньше я… На самом деле, все Тёмные эльфы, начиная с далёкого прошлого, презирают другие расы, считая их глупее и ниже нас. Но с тех пор, как я встретила вас и стала иногда вас сопровождать, я поняла, что человечество обладает многими добродетелями. Мы впервые встретились, когда вы спасли меня от Лесного эльфа. Именно спасение моей жизни людьми заставило меня изменить своё мнение.
        Мы с Асуной смущённо посмотрели друг на друга. Когда мы увидели сражающихся в лесу эльфийских рыцарей, то самой большой причиной, по которой я выбрал Кизмель, было то, что я сделал так в бета-версии. Я просто выбрал знакомый маршрут. К тому же, Кизмель была красивой, взрослой девушкой. Хотя в других играх и романах часто случалось так, что Тёмные эльфы были антагонистами. Лесной эльф выглядел героическим, сияющим рыцарем, и поэтому мы могли бы выбрать его.
        Думал ли я в тот момент о чем-то другом кроме того, что Кизмель была девушкой?

        - Хм, Кизмель,  - тихо сказала Асуна, подходя ближе к рыцарю,  - правда, что когда мы подошли, чтобы помочь тебе на третьем этаже…
        Я запаниковал, не зная, что она собиралась сказать, но у меня не появилась возможность вмешаться или услышать всю фразу. Кизмель схватила Асуну за плечи и, притянув её ближе к себе, прокричала оглядываясь через плечо:

        - Кто там?!
        Тревога в её голосе заставила меня повернуться, чтобы посмотреть в том направлении.
        На улице шириной около трёх метров никого не было. Мы были не в торговом районе, поэтому вдоль дороги стояли дома с плотно закрытыми дверями. Я присмотрелся, но не увидел ни намёка на зелёные, жёлтые или даже оранжевые (что было невозможно) маркеры.
        Но именно в этот момент в тени здания, практически из пустоты, проявился маленький силуэт. Персонаж был одет в плотный серый плащ с капюшоном, который скрывал его фигуру. Маркер над его головой был жёлтым, что указывало на NPC.
        Кизмель быстро схватила рукоять своей сабли, а я потянулся за мечом через плечо. Тем не менее, силуэт покачал головой и достаточно громко, чтобы мы услышали, сказал:

        - Я надеюсь, вы не причините мне вред.
        Голос принадлежал очень молодой девушке и был мне знаком. Интересно, где я его слышал? Я не мог сразу вспомнить. Судя по маркеру, её звали Мия, но это имя ни о чем мне не говорило…
        Кизмель повторила свой вопрос.

        - Кто ты? Почему ты следила за нами?
        На Кизмель был чёрный капюшон, и в этом они были очень похожи, за исключением своего роста. Кизмель была чуть выше меня, а девушка в серой одежде выглядела как ребёнок.

        - Я просто хочу поговорить с этим фехтовальщиком,  - сказала NPC, указывая на меня тонкой рукой.

        - Да? Со мной?

        - Сэр фехтовальщик, у вас есть такой?  - сказала девочка, раскрывая ладонь и показывая висящий на верёвочке маленький ключик.
        Этот предмет я сразу узнал.

        - Кирито, это он?  - прошептала Асуна, и я кивнул.
        Я открыл свой инвентарь и материализовал предмет, который получил три дня назад. Это был железный ключ, который выронил убитый Сайлон.
        Я взял ключ, который тоже был одет на небольшую петлю, и позволил ему свисать так, как это делала девушка-NPC.
        Затем произошло нечто очень странное. Абсолютно обыкновенный серый ключ тонко зазвенел и мягко завибрировал. Ключ NPC стал вести себя точно также.

        - Кто ты? И что делает этот ключ?  - спросил я.
        NPC в сером плаще спрятала ключ и подошла ко мне. Кизмель держала руку на рукоятке сабли, но не вынимала её из ножен.

        - Пока эти ключи у нас, мы не в безопасности даже в городе. Давайте уйдём от сюда,  - сказала NPC по имени Мия.
        Я обменялся взглядами с Асуной и Кизмель. Мы не могли сбрасывать со счетов возможность ловушки. Но мы приехали в этот город, чтобы раскрыть тайну двух ключей Сайлона, так что теперь не было смысла отступать.

        - Хорошо,  - сказала Асуна,  - и куда нам идти?
        Мия кивнула, огляделась, и прошептала:

        - Следуйте за мной.
        Мы пошли за девушкой в плаще к западному концу южной половины Стахиона, где застройка была самая плотная. Она открыла дверь небольшого дома другим ключом бронзового цвета, провела нас внутрь и выглянула наружу, чтобы убедиться, что никого рядом не было. После это она закрыла и заперла дверь.
        В конце короткого коридора оказалась гостиная. Несмотря на то, что было уже десять часов утра, внутри было довольно темно. Ставни самого большого окна в комнате были опущены, поэтому солнечный свет мог проникать только через несколько маленьких окошек. Мия зажгла лампу, висящую на стене, и повернулась к нам, чтобы извиниться.

        - Мне жаль, но я не могу открыть окно. Подождите, я поставлю чай,  - сказала она, направляясь на кухню, но Асуна остановила её.

        - В этом нет необходимости. Пожалуйста, расскажи нам всё.

        - Да, конечно.
        Мия сделала паузу и указала на диван посреди гостиной, на котором мы поместились втроём. Она села в кресло напротив нас и опустила капюшон.
        Асуна ахнула. Я тоже был ошеломлён. Исходя из её роста, я предполагал, что девушка была очень молода, но теперь, увидев её черты на свету, я понял, что она была всего лишь ребёнком, возможно, не старше десяти лет. На всякий случай, я взглянул на её уши под аккуратно подстриженными светлыми волосами, но она не была эльфийкой.

        - Меня зовут Мия,  - представилась она.
        Имя было простое, но какое-то загадочное.

        - Я рыцарь Кизмель,  - сказала эльфийка, откинув капюшон.
        Мы с Асуной последовали её примеру.

        - Я мечник Кирито.

        - А я мечница Асуна.

        - Кизмель, Кирито и Асуна. Так правильно?  - спросила она, проводя знакомую процедуру NPC для проверки произношения.
        Девочка посмотрела прямо на меня серовато-зелёными глазами.

        - Кирито, твой железный ключ раньше был у лорда Сайлона из Стахиона?

        - Да,  - согласился я.
        Однако я сразу понял, что могу создать ошибочное первое впечатление о себе, и продолжил:

        - Но я не отбирал его силой. Я поднял его с земли.
        Асуна спокойно спросила:

        - Мия, ты знаешь, что случилось с Сайлоном?

        - Да,  - девочка кивнула, опустив глаза с длинными ресницами,  - я слышал от Терро, садовника в особняке, что мой отец Сайлон подвергся нападению разбойников за пределами города и умер три ночи назад…

«Садовник? Отец?» Эти два слова столкнулись в моем мозгу и им потребовалось некоторое время, чтобы отправиться в нужном направлении.
        Единственными, кто знал, что Сайлон мёртв, были я, Асуна, Кизмель, Мортэ, кинжальщик и крупный NPC, служивший Сайлону. Это означало, что большой человек, который ехал с нами в экипаже, был садовником по имени Терро и, судя по всему, Мия была дочерью покойного лорда.
        Наутро после нападения Мортэ, Асуна спросила меня, есть ли у Сайлона семья, и я сказал, что не помню в его особняке ни жены, ни детей. Я никогда не видел семью Сайлона в бета-версии, но это не было доказательством того, что Сайлон вообще не имел семьи.

        - Мия, ты дочь Сайлона?  - спросила Асуна, без слов понимая мои мысли.
        Мия подтвердила, что да, и Асуна, недолго помедлив, продолжила:

        - Я… Прости, Мия. Мы были там, когда грабители напали на твоего отца. На самом деле, они преследовали меня и Кирито. Сайлон оказался случайной жертвой…
        Мою голову переполняли мысли. Мия была неигровым персонажем, и разговор с ней должен быть частью квеста «Проклятие Стахиона». Но Мортэ убил Сайлона, и это было спонтанное событие, а не запрограммированный шаг истории квеста. Как случилось, что всего за три дня это было включено в сценарий квеста? Я был уверен, что после того, как мы увидели смерть Сайлона, в Стахионе появился другой, идентичный Сайлон, и для всех остальных игроков квест продолжился без изменений.

        - Тебе не нужно извиняться за это,  - сказала Мия не по годам серьёзно. Я поднял голову.

        - Я знаю обо всём от Терро. Как Отец отравил и похитил вас, как собирался запереть в лабиринте под особняком и заставить отрабатывать долг, нет, искупление, которое должен был нести он…

        - Искупление…  - повторил я, не осознавая этого.
        Мия посмотрела на меня своими таинственными зелёными глазами. Я набрался смелости и спросил девочку NPC:

        - Ты знаешь, что сделал твой отец?

        - Да,  - ответила Мия, опустив глаза,  - мама мне недавно всё рассказала.

        - Мама…?  - снова повторил я.
        Асуна ткнула меня локтем в бок в тот момент, когда я размышлял о том, была ли её мать женой Сайлона. Удар помог моим синапсам правильно заработать, и я вспомнил, что у Сайлона десять лет назад была любовница.

        - Значит ли это, что твоя мать служила предыдущему лорду?  - спросил я, чуть не сказав «была учеником», так как знал это из бета-версии.
        К счастью, Мия не нашла этот вопрос подозрительным.

        - Да,  - сказала она,  - мою маму зовут Теано, и я слышала, что десять лет назад она служила Питагрюсу, предыдущему лорду Стахиона.
        Теано…
        Я впервые встретился с ней четыре месяца назад, во время бета-теста SAO. Она произвела на меня сильное впечатление, и я легко мог вызвать в памяти образ её красивого лица. Я даже видел некоторые её черты в Мие.
        В нормальном квесте «Проклятие Стахиона» (хотя в этот момент уже нельзя было сказать, что нормально, а что нет, поэтому назовём это бета-квестом) я был парализован Сайлоном в доме в Сурибусе и увезён в мешке в Стахион, где был спасён Теано.
        Когда-то она служила в особняке лорда и была экспертом по головоломкам, чем заслужила восхищение Питагрюса, а кроме этого умело владела мечом. Десять лет назад она была свидетелем ярости Сайлона, который до смерти избил Питагрюса золотым кубом.
        Ей следовало сразу рассказать об этом охране, но после долгих размышлений Теано решила молчать, так как Сайлон был её любовником. Сайлон убил Питагрюса за то, что он не назвал его своим преемником, но на самом деле Питагрюс планировал назначить следующим лордом Теано, которую он тайно обучал. Когда Сайлон вышел из комнаты, Теано проскользнула внутрь и, взяв окровавленный куб, заперла его в самой дальней части Подземелья испытаний под особняком лорда. Затем она спрятала ключ от подземелья в Сурибусе и бросила свою работу в качестве слуги.
        Теано надеялась, что Сайлон пожалеет о своём преступлении и расскажет ей обо всём. Только в таком случае она планировала рассказать Сайлону, где ключ. Но Сайлон утверждал, что тело, лицо которого было разбито до неузнаваемости, принадлежало безымянному путешественнику, и именно Питагрюс его убил. Результатом этого стало появление проклятия загадками, которое появилось в Стахионе и по сей день неуклонно расширялось за пределы города.
        В бета-тесте мы с Теано пробрались в особняк, убедили Сайлона принять его ошибку и использовали золотой ключ, чтобы войти в подземелье под особняком. Мы втроём решили множество головоломок и в глубине подземелья пробились сквозь монстров астрального типа. В самом конце мы обыграли в головоломке мстительного призрака Питагрюса и забрали куб. Очистив куб святой водой, мы положили его на могилу путешественника (фактически Питагрюса), после чего его призрак снова появился и простил Сайлона, закончив историю.
        Но в этот раз Сайлон не мог искупить свой грех и снять проклятие, так как был убит Мортэ. Это событие, которое должно было повлиять только на наш с Асуной квест, подействовало на всех игроков. Оказалось, что Сайлон вообще исчез из Айнкрада.
        Теперь было невозможно выполнить квест с тем порядком событий, который был в бета-версии. У меня был золотой ключ, так что мы могли войти в подземелье и забрать куб, но поможет ли это снять проклятие Питагрюса? И почему к нам пришла не сама Теано, а её дочь Мия?

        - Мия, где сейчас твоя мама?  - осторожно спросил я.
        Губы девочки сжались, и она покачала головой. Вытащив железный ключ из своей рубашки, она не отрываясь смотрела на него.

        - Я не знаю. Наутро после того, как она узнала, что отца убили, она оставила записку, этот ключ и исчезла.

        - Что говорилось в записке?

        - Там были извинения для меня, правда об убийстве путешественника десять лет назад и просьба связаться с Барро, если она не вернётся…

        - Кто такой Барро?  - спросил я, хотя это имя звучало знакомо.
        К моему удивлению, мне ответила Асуна, а не Мия.

        - Когда Теано работала в особняке, он был там садовником. Помнишь, мы разговаривали с ним три дня назад?

        - О, точно…  - пробормотал я.
        Мия кивнула и объяснила:

        - Барро - отец Терро, который сейчас ухаживает за садами. Десять лет назад мой отец убил Питагрюса, предыдущего лорда, а всем рассказывал, что это пропавший лорд убил путешественника. После этого многие слуги ушли из особняка, включая мою маму и Барро. Но Барро плохо разговаривал и не мог сам себя содержать, поэтому мой отец Сайлон, новый лорд, согласился нанять его.

        - Да, понимаю…  - сказал я, вспоминая покорного и молчаливого человека, который появился в старом доме вместе с Сайлоном.
        Вероятно, Сайлон в глубине души был не такой и плохой. Я вздохнул. Наступила гнетущая тишина, которую сломал мягкий голос Кизмель.

        - Мия. Ты сказала, что, пока ключ у нас, мы не в безопасности даже в городе. Почему?
        Это было действительно любопытно, хотя для меня был более интересным тот факт, что два NPC взаимодействовали без заранее определённого плана. Интересно, будут ли они вести настоящий логичный разговор.

        - Ночью, после того как мама оставила мне письмо и этот ключ, в наш дом на городской площади проник вор. Я проснулась от шума и пошла в гостиную, где увидела вора, который держал этот ключ. Одетый во всё чёрное разбойник вытащил кинжал и напал на меня. Мне удалось отбиться от него и забрать ключ, но я поняла, что оставаться в доме опасно, поэтому и переехала сюда.

        - А чей это дом?

        - Моего отца. Именно здесь он жил, прежде чем поселился в особняке в качестве ученика лорда Питагрюса. Отец никогда сюда не возвращался, но моя мама иногда приводила меня, чтобы убираться в доме.

        - Ясно,  - сказала Кизмель, скрестив руки,  - значит, разбойник ещё не знает об этом доме.
        Стоя с ней рядом, я бубнил про себя.

«Понятно. Это изначальный дом Сайлона. Если мы всё изучим, то можем найти какие-нибудь подсказки. Нет, подожди. Разве Мия не сказала недавно что-то странное?»

        - Мия, подожди минутку. Ты сказала, что вор с кинжалом пришёл, чтобы украсть твой ключ. Ты сама с ним сразилась?  - спросила Асуна, пока я пытался вспомнить, что же такого сказала Мия.
        Да, это было именно то. Мия сказала, что отбилась от вора, но как могла десятилетняя девочка сделать это?
        Я посмотрел на рыжеволосую девочку новым взглядом. Даже с её серым плащом было ясно, что она невероятно худая. На колени опирались тоненькие, похожие на кукольные ручки. Сможет ли она размахивать ножом, не говоря уже о мече?
        Мия кивнула Асуне и ответила, не меняя выражения лица:

        - Да, с самого раннего возраста моя мама…
        Но мы не услышали продолжения. Раздался грохот, и маленькое окно в задней части гостиной разбилось.

        - Что это было?!  - крикнул я, вскакивая с дивана.
        На полу комнаты крутился чёрный шар. Как только Кизмель его увидела, то сразу закричала:

        - Всем задержать дыхание!
        Я вдохнул столько воздуха, сколько могли выдержать мои лёгкие, и закрыл рот. Шар раскололся пополам и выпустил густой пурпурный дым.

«Хватит с меня ядовитых газов!» - выругался я про себя, вытаскивая из-за спины «Вечерний меч» +3. Я не знал, что это был за яд, но такое не ограничивается простым дымом.
        Асуна открыла меню и материализовала похожий на маску объект. Это был кожаный противогаз, который после смерти выронил Сайлон. Я думал, что она собиралась надеть его на себя, но вместо этого Асуна перепрыгнула через стол и приставила противогаз к лицу Мии.
        В этот момент разлетелись большие двойные окна и в комнату впрыгнули две Тёмные фигуры. Они мягко упали на пол и, одновременно вскочив, вытащили ножи с короткими изогнутыми лезвиями. Под жёлтыми маркерами было написано: «Неизвестный грабитель». Это были NPC, а не игроки.
        Увидев сверкающие лезвия ножей, я вспомнил, что мы находимся в городе. Эта битва была квестовым событием, но дом находился в пределах безопасной зоны. Никакие монстры не могли проникнуть внутрь зоны, а HP игроков были защищены от урона и не могли потерять ни одного пикселя. Это было одно из железных правил SAO.
        Но подождите…
        Игрок, напавший здесь на игрока, становился преступником, но является ли преступлением, если NPC, действующий согласно истории квеста, нападает здесь на игрока? Я никогда не оказывался в такой ситуации. Возможно ли, что если в городе произойдёт квестовое сражение, то система безопасности нас не защит?
        Я хотел крикнуть Асуне и Мии, чтобы они подошли к нам, но не смог этого сделать, задерживая дыхание. Фиолетовый, полупрозрачный дым был уже на уровне лица, и как только я его вдохну, то получу какой-то дебафф. Если код не сработает, и я, например, получу постоянный урон, то смогу выпить зелье, чтобы оставаться в безопасности, но если это снова будет парализующий яд, то у меня не было средств противодействовать ему. Я подал им знак рукой, надеясь, что они поймут моё сообщение, и поднял свой меч.
        Справа от меня стояла с обнажённой саблей Кизмель. На ней было ультра-редкое кольцо противоядия, но это не имело большого значения в случае с парализующим газом.
        У нападавших в чёрной одежде лица были полностью завёрнуты в ткань, и на них были противогазы, которые отличались от маски Сайлона и скрывали черты их лиц. Они подняли свои блестящие изогнутые ножи, но не атаковали.
        Им просто не нужно было этого делать, секунд через тридцать или сорок у нас кончится дыхание, и мы вдохнём газ. Другими словами, мы должны уничтожить наших врагов за это время.
        Мы с Кизмель переглянулись и одновременно рванулись вперёд. Взломщики в чёрных масках прыгнули на долю секунды позже.
        В тот момент, когда наши клинки столкнулись, вражеские курсоры стали ярко-красными. Даже для меня, с двадцатым уровнем, их цвет был очень насыщенным. Сила у разбойников была примерно такая же, как и у смертоносных Младших рыцарей Лесных эльфов в битве за замок Йофель на четвёртом этаже.
        Я стиснул зубы и сильно ударил врага, но дыхание у меня уже заканчивалось. После удара Кизмель из-под её сабли полетели искры, но даже силы Элитного рыцаря было недостаточно, чтобы сразу победить врага. Мы должны были как-то выйти из этой ситуации, прежде чем яд доберётся до нас…

        - Кирито, Кизмель, пригнитесь!  - раздался храбрый, но молодой голос позади нас.
        Я наклонился вправо и увидел ярко-красную вспышку, пролетевшую слева от меня.
        Последовала серия ударов, и разбойник в чёрном полетел назад с тремя линиями эффектов урона на груди. Мгновение спустя противника Кизмель постигла та же участь и он ударился о дальнюю стену.
        Кизмель помогла Асуна, а моей спасительницей была Мия. Как и Асуна, она использовала навык «Треугольник» для рапиры.
        Ошеломлённый, я посмотрел вниз на девочку в маске и на её короткую, но красивую рапиру. Мы с Кизмель не могли упустить такую возможность и подбежали к нашим врагам, чтобы нанести им последние удары.
        Однако, грабители что-то сняли с поясов и бросили в нас. Мне удалось отбить это нечто своим мечом, но они воспользовались задержкой и выпрыгнули через разбитое окно. Их шаги стали быстро удаляться.

«Никуда вы не денетесь!» - подумал я, и прыгнул вслед за ними через окно на задний двор. Со свежим воздухом, наконец-то заполнившем мои лёгкие, я пронёсся через деревянные ворота и, посмотрев налево и направо, не увидел в полуденном переулке ни людей, ни красных маркеров.

        - Они ушли,  - раздался голос позади меня.
        Я обернулся и увидел озабоченную Тёмную эльфийку. Я кивнул Кизмель и вернулся во двор, закрыв деревянные ворота.

        - Они были довольно жёсткими и быстрыми. Хорошо, что ты была с нами. Извини конечно, ты ведь не подписывалась на всё это.

        - Это может быть не совсем так.

        - Как это?

«Проклятие Стахиона» было квестом, который происходил исключительно между людьми и не имел никакого отношения к эльфам. Пока я хотел протестовать, Кизмель поднесла к моему лицу длинный узкий предмет. Именно это бросили в нас грабители, когда убегали, но когда я внимательно пригляделся, моя челюсть отвисла.
        Между пальцами Кизмель была отравленная игла шестиугольной формы - шип Шмаргора.
        Сначала я задался вопросом, могли ли нападающие быть Мортэ и его другом кинжальщиком. Но это было абсолютно невозможно. До того, как стать красными, их курсоры были жёлтыми, а если бы они были игроками, то курсоры стали бы оранжевыми, а не красными.
        Но тогда кем они были?

        - Я узнала тонкие серповидные ножи, которые они использовали,  - тихо сказала она,  - это оружие убийц Падших.

        - Ты имеешь в виду Падших эльфов?  - спросил я.
        Эльфийка выгнула бровь.

        - Соберись, Кирито. Ты когда-нибудь слышал в Айнкраде о падших гоблинах или падших орках?

«На самом деле, я бы предпочёл такой вариант»,  - подумал я.

        - Да, конечно. Но что здесь делают Падшие эльфы? Эльфы не имеют никакого отношения к этому квес… К этому инциденту.
        Лицо Кизмель не изменило своего выражения:

        - Да, в самом деле. Возможно, что за нами следили, когда мы покинули замок Гэлей, но в этом случае они могли напасть на нас в пустыне или в лесу в любое время, а не ждать, пока мы войдём в человеческий город,  - отметила Кизмель.
        Она была абсолютно права. Значит, целью была…
        Асуна и Мия вышли из задней двери справа от разбитых окон. Асуна была максимально сосредоточена и осматривала местность с «Рыцарской рапирой» в руке, а Мия всё ещё была в противогазе. Рапира, которую она использовала, чтобы выполнить «Треугольник», была в ножнах, которые висели на внутренней стороне её серого плаща.
        Несмотря на недавнее нападение, девочка выглядела удивительно спокойной. Казалось, что Мия слышала наш с Кизмель разговор, и когда она заговорила, то её голос был приглушён маской, но не настолько, чтобы быть неразборчивым.

        - Они были одеты так же, как и вор, который проник в мой дом два дня назад. Как и в прошлый раз, я думаю, что они искали ключ моей матери.

        - Да, понимаю…
        Другими словами, эта десятилетняя девочка отбивалась не от обычных грабителей, а от убийц Падших эльфов. Она показала такое же мастерство владения рапирой, как и Асуна, и мне до сих пор в это не верилось. Мия не могла быть более чем на год или два старше, чем бедная болезненная Агата, чей квест я выполнил, чтобы получить «Закалённый клинок» на первом этаже.
        Но сейчас было нечто более важное, чем это. Я достал железный ключ из своей сумки на поясе и поднял его на высоту кожаного противогаза Мии. Ключ на её шее среагировал, и они начали слабо резонировать.
        Я спросил:

        - Мия, что это за ключи? Ты знаешь, где их нужно использовать?

        - Нет,  - ответила она, качая головой,  - в письме моей мамы говорилось только то, что это воспоминание о времени, которое она провела с моим отцом, поэтому она хотела, чтобы я сохранила его. Если бы она знала, что за ним охотятся опасные люди, я не думаю, что она оставила бы его мне.

        - Согласен…
        Похоже, что мы не узнаем правду, пока не найдём пропавшую Теано. Кизмель наклонилась к девочке и сказала:

        - Мия, как ты нас нашла? Ты следила за нами до того, как я заметила тебя в переулке?

        - Да… Я прошу прощения за это, но я хотела убедиться, что вы не за одно с грабителями.

        - Нет, я тебя не виню,  - мягко сказала Кизмель,  - в таких обстоятельствах ты поступила правильно.
        Девочка кивнула и прижала крошечную ручку к груди.

        - Ключ, оставленный моей матерью, и ключ, который держит Кирито, который раньше принадлежал моему отцу, связаны друг с другом. Даже будучи разделёнными большими расстояниями, они всегда слабо вибрируют, пытаясь указать на другой ключ.

        - Да? В самом деле?
        Я изменил высоту и угол направления своего ключа так, чтобы он указывал прямо на ключ, свисающий с шеи Мии, и действительно, ключи тонко завибрировали. Мия вздрогнула, ощущая вибрацию своего ключа.
        Таким образом, ключи использовали вибрацию, чтобы указать направление, и звуки разной частоты, чтобы указать расстояние друг от друга. Если знать об этом, то не трудно найти второй ключ даже в переполненном лабиринте Стахиона. Тем не менее, это не отвечало на вопрос, какие замки должны открывать эти ключи, и почему Падшие эльфы хотят их украсть.
        Пока я рассматривал тонкую отделку ключа, выроненного Сайлоном, Асуна, которая всё ещё держала руку на плече Мии, как будто что-то поняла.

        - Скажи, Кирито, реагирует ли золотой ключ, который мы нашли в укрытии в Сурибусе, на железные ключи?

        - О, я не знаю…
        Я открыл инвентарь, вытащил золотой ключ из вкладки «ВАЖНЫЕ МОМЕНТЫ» и на всякий случай проверил свой журнал квестов, но последняя подсказка всё ещё не обновилась: «ЛОРД СТАХИОНА САЙЛОН БЫЛ УБИТ. ВЫ ДОЛЖНЫ НАЙТИ ПРАВИЛЬНОЕ МЕСТО, ЧТОБЫ ИСПОЛЬЗОВАТЬ КЛЮЧИ, КОТОРЫЕ ОН ОСТАВИЛ»
        Не углубляясь в то, кто мог написать это краткое уточнение, я закрыл инвентарь и повесил железный ключ на правой руке. У золотого ключа не было петли, поэтому я держал его прямо в левой руке и указывал ими друг на друга, сдвигая их то ближе, то дальше друг от друга, но они не производили вибрации или звуков.
        Однако, при ближайшем рассмотрении, ключи были очень похожи, не считая цвета. Все ключи в Айнкраде имели старомодный вид, в соответствии со средневековым фантазийным стилем, поэтому я видел много общих элементов в дизайне головки и зубчиках этих ключей.

        - Это…?  - тихо произнёс тонкий голос, и я прервал осмотр золотого ключа.
        Мия сделала шаг вперёд и внимательно посмотрела на золотой ключ сквозь маску.

        - Это тот золотой ключ, который моя мама взяла из особняка десять лет назад?

        - Да, я думаю, это так. Мы нашли его в старом укрытии Питагрюса в городе Сурибус.

        - Может быть моя мама пошла искать его…,  - мрачно сказала Мия.

        - Что?  - вырвалось у меня.
        Но Асуна, казалось, поняла.

        - Да, я думаю, что это возможно. Садовник Терро просто выполнял приказы Сайлона и, хотя он знал, что должен был нас парализовать и запереть в темнице под особняком, я не думаю, что он знал главную цель этой миссии. Поэтому он вряд ли мог объяснить Теано, что случилось с золотым ключом.

        - Да, когда Терро посетил нас ночью перед исчезновением мамы, я тоже была там. Но он ничего не сказал о ключе.

        - Итак, Теано пошла в Сурибус? Она узнала, что ключ забрали. После того, как Сайлон был убит, ключ мог оказаться только у его убийц или у нашей группы. Исходя из этого, это нас она искала в течение последних трёх дней?
        Кизмель нарушила своё молчание:

        - Не думаю, что это так. У того, кто забрал золотой ключ, скорее всего оказался бы и железный ключ, а Теано знала, что два железных ключа связаны. Поэтому, если бы она захотела найти нынешнего владельца золотого ключа, то она не оставила бы свой железный ключ дома.

        - Да. Хорошая точка зрения…
        Попытка найти владельца другого ключа, не принеся свой собственный ключ, будет похожа на поиск метала в земле без металлоискателя. Так где же была Теано…

        - Кирито, подумай внимательно,  - сказала Кизмель как старшая сестра или учительница.

        - О чем?

        - Ключ ничего не стоит сам по себе. Для того, чтобы ключ хотели украсть, должно быть место, которое он открывает.

        - Да, теперь я понимаю,  - пробормотал я, глядя на север.
        Там, в северном направлении, за крышами домов из деревянных блоков был виден белоснежный особняк.
        После того, как Теано услышала историю от Терро, она пришла к выводу, что целью напавших на Сайлона разбойников был золотой ключ. Конечно, настоящей целью Мортэ был не ключ, а наши жизни, но Теано не могла этого знать.
        Если она искала разбойников, укравших золотой ключ, то железный ключ ей был не нужен, так как очень мала вероятность того, что оба ключа будут у одних и тех же людей. Что ещё более важно, и о чем сказала Кизмель, гораздо лучшим выбором было бы наблюдать за местом, где разбойники будут использовать ключ.
        Когда мы сражались вместе в бета-версии, Теано была умным и терпеливым воином. Вполне возможно, что она спряталась у входа в подземелье и ждала воров. К сожалению, это было просто тратой времени, так как золотой ключ был у меня, а банда Мортэ вряд ли интересовалась ключами или кубом.

        - Если Теано в особняке, то мы должны найти её и объяснить ситуацию,  - предложил я.
        Кизмель с Асуной согласились, но Мия ничего не сказала. Несколько секунд спустя она подняла лицо, на котором всё ещё была маска, и так тихо, что было еле слышно, сказала:

        - Кирито, Асуна… Мой отец обманул вас, отравил, похитил и хотел заставить выполнять опасную работу. Злые действия порождают ещё больше зла. Его смерть - это божественное наказание. Если моя мама пытается отомстить за его смерть, то вы не обязаны помогать ей. Я просто хотела предупредить вас об опасности, так почему вы мне помогаете?

        - Эм… Ну…
        Вопрос Мии был совершенно обоснованным, но у меня не было на него ответа. Теано спасла меня, но это было в бета-тестировании. Она не знала меня в этой версии мира, и у нас не было причин помогать ей отомстить за смерть Сайлона, который парализовал нас и засунул в мешки. Однако, квест «Проклятие Стахиона» всё ещё продолжался, хотя Мия и не знала об этом. Развитие квеста в корне отличалось от известного мне, но я быстро терял интерес к разделению событий на «правильные» и «неправильные».
        Я просто не знал, как всё это объяснить. Но к счастью, вместо этого Асуна подошла и наклонилась к Мии.

        - Дело не в логике или разуме. Ты пыталась предупредить нас об опасности, в которой мы оказались, поэтому, если у тебя проблемы, то мы обязательно поможем. Ты беспокоишься о маме?
        Прежде чем кивнуть, Мия долго молчала.

        - Конечно. Спасибо вам всем.

        - Не нужно. У меня своя, очень крепкая связь с теми, кто на нас напал,  - сказала Кизмель с улыбкой и продолжила,  - но как долго ты будешь носить эту маску? Яда давно уже нет.

        - Э-э-э…
        Мия подняла руки к маске и повернулась, чтобы посмотреть на Асуну.

        - Ты не возражаешь, если я ещё поношу эту маску?

        - Конечно, но разве в ней не душно?

        - Всё в порядке. Я чувствую себя в большей безопасности, когда она на мне.
        Асуна всё ещё выглядела скептически, но затем замерла. Я понял, о чем она думает. Противогаз, который одела Мия, принадлежал Сайлону. Они были в разлуке в течение десяти лет и, возможно, она даже никогда не встречалась с ним, а в этой маске девочка могла чувствовать запах своего отца. Если это её успокаивает, то как мы можем требовать, чтобы она сняла маску? Даже если это портило внешность маленькой девочки.
        Асуна снова выпрямилась и положила руку на плечо Мии.

        - В таком случае, давайте вместе пойдём в особняк лорда. Могу поспорить, что мы найдём там твою маму.

        - Хорошо!  - радостно сказала Мия.
        Именно тогда под тремя уже присутствующими в верхнем левом углу моего поля зрения полосками НР появилась ещё одна. Когда я увидел маленькие цифры рядом с надписью «МИЯ», то чуть не закричал от неожиданности.
        В настоящее время я был двадцатого уровня, а Асуна восемнадцатого. После разделения на пятом этаже Кизмель обогнала нас и достигла двадцать первого уровня.
        Мия была двадцать третьего уровня…
        Кизмель являлась NPC элитного класса, чьи характеристики были выше, чем у обычных NPC или монстров её уровня, поэтому напрямую сравнивать их уровни не стоило, но по крайней мере это означало, что сила Мии была сравнима с Кизмель.
        Я поймал себя на мысли, что радуюсь тому факту, что Мия не подозревала меня в убийстве Сайлона. Такими темпами у нас в группе скоро будет больше NPC, чем игроков. Чувствуя себя немного неловко из-за такой разницы в уровнях, я вышел через ворота в переулок.
        Глава 10
        К сожалению, мы не нашли Теано в поместье лорда, и она была не единственной, кого там не было. Поскольку лорд Сайлон был мёртв, или пропал без вести, как говорилось в официальной версии, большинство его слуг исчезло, и особняк встретил нас в уныло-тихом состоянии. Наша группа из четырёх человек направилась ко входу в подземелье на втором этаже подвала, но Теано там не было, а мраморная дверь была плотно закрыта, поэтому мы вышли на улицу, чтобы разыскать садовника Терро.
        Когда мы нашли его в углу двора, Терро отказался отвечать на любые наши вопросы, утверждая, что он ничего не знает и не понимает. Было даже непонятно, вспомнил ли он нас с Асуной. Однако когда Мия, всё ещё с противогазом на лице, потребовала, чтобы он рассказал всё, что скрывает, крупный мужчина сразу сдался.
        Утром второго января, на следующий день после смерти Сайлона, из ниоткуда появилась Теано и заставила Терро помочь ей открыть секретную заднюю дверь в подземный лабиринт. На этот раз я не сдержался от крика:

        - Что!? Черт возьми!
        Задняя дверь! Если она существовала, то ключ для входа в темницу был совершенно бессмысленным. Сайлон мог просто зайти туда и забрать золотой куб. Я был настолько ошеломлён, что сел на корточки и обхватил руками колени.
        Асуна опустилась рядом и прошептала мне на ухо:

        - Неужели в подземельях не бывает какого-то скрытого прохода или двери в самой последней комнате, из которой можно выйти наружу?
        На самом деле, Асуна раньше не играла в РПГ, но даже она смогла понять такие базовые правила игры. Действительно, если задуматься, то только человек, прошедший через подземелье, мог узнать о секретной задней двери. Это были Питагрюс и Теано, и один из них был давно мёртв. Я прошёл через подземелье в бета-версии, но телепортировался обратно ко входу после того, как получил золотой куб.
        Вспоминая об этом, я понял, насколько часто мы использовали телепортацию в бета-версии, но в финальном выпуске такая возможность была удалена, включая и телепортацию в Железный дворец после смерти.
        Осмыслив всё это, я встал, успокоился и позволил Терро отвести нас к задней двери подземелья. Крупный NPC использовал свою огромную силу, чтобы сдвинуть основание каменной статуи в углу двора, под которой скрывалась лестница вниз. Обойдя все головоломки, монстров и босса, мы сразу оказались в последней комнате подземелья.
        Как я и ожидал, там не было никаких признаков окровавленного золотого куба или матери Мии. Мы вышли из особняка и молча остановились в десяти метрах от его величественных ворот.

        - Может найдём тихое место, где сможем обсудить ситуацию?  - предложила Асуна.
        Кизмель и Мия согласились, я тоже был не против, но понимал, что два игрока и два неигровых персонажа, трое из которых в капюшонах, обязательно привлекут внимание. Так как нас уже атаковали в запертом доме, то находиться в закрытых помещениях города было не безопасно.

        - Может на открытой террасе вдоль главной оживлённой улицы вероятность нападения будет не так велика,  - предположил я, полагая, что мы должны оставаться на виду.
        Но прежде, чем Асуна смогла что-то сказать, заговорила Кизмель:

        - У вас с Мией ещё есть необходимость оставаться в городе?

        - Что?
        Мы с Асуной обменялись взглядами и посмотрели на Кизмель.
        Вообще то, у нас были планы. После завершения квеста мы собирались воспользоваться воротами телепортации Стахиона, чтобы посетить первый этаж и показать Кизмель Стартовый город. Но в сложившейся ситуации мы должны быть готовы к нападению и во время осмотра достопримечательностей, к тому же, сейчас с нами была Мия.

        - Ну… Хм…  - запнулся я, и Кизмель так и не услышала ответ на свой вопрос.
        Я увидел, как эльфийка, поворачиваясь к Асуне, улыбается в глубине своего капюшона.

        - Асуна, я была очень тронута, узнав, как много ты запланировала на этот день. Однако, я не могу проигнорировать нападение на вас и Мию. Прежняя я вообще не волновалась о ссорах людей, но после того, как вы спасли меня, я хочу спасти Мию.
        Асуна медленно закрыла глаза и открыла их с невероятно нежной, даже любящей улыбкой.

        - Наши планы могут подождать, у нас есть всё время мира. Как только мы решим все эти проблемы, я смогу придумать что-нибудь ещё. К тому же, мы с Кирито тоже не хотим бросать Мию.
        Я был уверен, что Асуна видела уровень девочки, но похоже, что она не учитывала это при рассмотрении сложившейся ситуации. Хотя и сама Мия не считала свои навыки чем-то особенным.
        Мия глубоко поклонилась нам.

        - Спасибо, я даже не представляю, где сейчас моя мама и что она делает. Пожалуйста, я буду очень признательна за вашу помощь.

        - Конечно,  - сразу сказала Кизмель и, посмотрев на меня, продолжила,  - теперь у меня есть предложение. Почему бы нам не отвезти Мию в замок? Падшие там её не побеспокоят, и мы найдём много мест, где можно расслабиться и поговорить открыто.

        - Как?!  - вскрикнул я.
        Но это было правдой. Так как даже анти-уголовный кодекс не помог нам в городе, то ни одно место не могло быть для нас более безопасным, чем замок Гэлей. Единственный вопрос заключался в том, согласится ли Мия покинуть свой дом в Стахионе и отправиться в такое далёкое путешествие.
        Когда я рассказал Мие о замке, её глаза за стёклами противогаза стали большими и сверкающими. В спешке её язык заплетался:

        - Конечно я хочу увидеть замок эльфов!
        Мы покинули Стахион, отправились по короткому маршруту через лес и воспользовались быстро истощающимися запасами «Капель Вилли», чтобы пересечь озеро Талфа. Пересекая пустыню второго района, мы нашли ещё один плодоносящий кактус и сделали небольшой перерыв, полностью его обобрав. Чтобы поесть, Мия впервые за несколько часов сняла маску; она воскликнула, что никогда раньше не пробовала такие вкусные фрукты. Кизмель гордо объяснила ей, что кактус плодоносит всего тридцать минут в течение целого года.
        Гигантские скорпионы в каньоне были такими же крутыми, как и всегда, но мы быстро справились с ними, имея поддержку не одного, а двух мощных NPC. Я бы хотел пофармить здесь полдня, но моя совесть взяла надо мной верх, и я знал, что неправильно использовать десятилетнюю девочку в качестве инструмента для прокачки. Тем не менее, благодаря опыту, который мы заработали вчера в подземелье южной области, и бонусу за квест «Агатовый ключ», я получил двадцать первый уровень, а Асуна достигла двадцатого уровня. Когда это произошло, Кизмель и Мия подарили нам аплодисменты.
        В начале второго часа дня мы достигли каньона перед замком Гэлей.

        - Ого!
        Даже издалека массивный замок очень удивил Мию. Все свои десять лет она не выходила за пределы Стахиона, поэтому величественное здание Тёмных эльфов должно выглядеть для неё чудом. Нечто похожее я испытал, когда в первые увидел замок Кавагоэ в реальном мире. Хотя у того замка не было башен и выглядел он гораздо менее впечатляющим.
        Некоторое время назад я бы мучился, размышляя, что на самом деле означает «чудо» для NPC. Но в последнее время я начал менять своё отношение к интеллекту NPC в целом. Я уже не предполагал, что только Кизмель и виконт Йофилис были особыми NPC с высоким уровнем интеллекта.
        Когда мы приблизились к замку через каменный мост, который когда-то был акведуком, зазвенели колокола, и тяжёлые ворота начали открываться. Только тогда мне пришло в голову, что Мия была человеком и не принимала участие в квестах Тёмных эльфов, но охранники абсолютно ею не заинтересовались и пропустили всех в замок. Возможно это произошло из-за присутствия Кизмель. Когда мы проходили через ворота, я сделал мысленную пометку спросить у Кизмель, можно ли достать для девочки охранное кольцо Тёмных эльфов.
        Увидев на фоне нависающего над ними замка огромные ветви Древа духов, Мия снова вскрикнула. Расположенный по дуге вдоль изогнутой скалы замок Гэлей разительно отличался от Стахиона со всеми его прямыми углами. Как только всё закончится, мы сможем показать ей Карлуин на пятом этаже, замок Йофель на четвёртом и Зумфут на третьем.
        Тем временем, Кизмель опустила капюшон накидки «зелёных листьев» и спросила:

        - Поговорим в вашей комнате или в столовой?
        Фехтовальщица опустила свой капюшон и ответила:

        - В ванной…
        Я знал, что не имею права отказаться, и единственной надеждой на избавление от ванной была маленькая Мия. Однако девочка с радостью согласилась, и у меня не было другого выбора, кроме как последовать за тремя девушками. Мы спустились по западной лестнице в подвал и зашли в раздельные раздевалки. Разозлившись, я решил, что не буду надевать плавки, чтобы позлить их, и сразу направился к горячему источнику под свисающими корнями Древа духов.
        Когда я опустился по плечи в паряющую, горячую воду, то неожиданно для себя издал восторженный стон. Мне не хотелось это признавать, но после похода в Стахион и обратно, а также после всех этих боев в пыльной долине, погружение в горячую ванну было крайне приятным. Я откинулся на пружинящие корни и закрыл глаза, позволяя разуму расслабиться. В реальном мире засыпая в горячей ванне вы подвергаетесь риску обезвоживания и утопления. В виртуальном мире, если уснуть и оказаться под водой, то можно получить статус тонущего и начать терять НР. И всё же, было невозможно удержаться от удовольствия и не расслабиться среди приятного мускусного запаха дерева…
        Не очень далеко раздался голос:

        - Интересно, он всё ещё в раздевалке?
        Я практически заснул и не смог сразу среагировать.

        - Ему нужно многое сделать чтобы подготовиться,  - ответил другой голос.

        - Я не представляю, что ему необходимо для подготовки. Но в любом случае, давайте подождём его у корней. Вчера я обнаружила в них вмятину, которая по форме почти как кресло…
        В этот момент на меня навалилось что-то мягкое, и никакое расслабление не помешало мне мгновенно среагировать.

        - Что?!
        Потребовалось гораздо более двух минут, чтобы разрядить последовавший за этим кризис.

        - Я могу поклясться, что мы договорились оставаться на противоположных сторонах от центральной границы,  - произнёс такой возмущённый голос, что я буквально ощущал исходящий от него пар.
        Не надеясь на победу, я возразил:

        - Но это место рядом с границей…

        - Нет! Ты был почти на четыре сантиметра на женской половине ванны!  - заявила Асуна.
        Она сидела в отвоёванном у меня маленьком коконе, а Мия отдыхала на её коленях. Кизмель уселась неподалёку на толстый корень, но пар был настолько густым, что я не видел даже их силуэты. Единственными источниками информации о месте нахождения дам были их зелёные и жёлтые маркеры.

        - К тому же, если ты уже был в воде, то должен был сообщить нам о этом. Когда ты в таком виде прячешься в этом месте, я, естественно, могу предположить, что у тебя в голове что-то нехорошее,  - продолжала злиться Асуна.
        К разговору подключилась Мия и невинно заявила:

        - Я думала, что ты с Кирито сестра и брат или девушка и парень.
        Асуна запротестовала с крайней неловкостью:

        - Ну… Ты не права! Он просто участник группы. Партнёр, слуга, сопровождающий, или как там ещё!
        Внезапно я задумался: Мия подумала, что это я старший брат, или Асуна старшая сестра? Учитывая цену «Нейрошлема» и сложность покупки SAO, казалось маловероятным, что Асуне было меньше четырнадцати лет, а её широкие познания придавали ей вид старшей сестры. Но время от времени она выдавала такие проблески детства, что было трудно сказать что-то определённое. В любом случае, «слуга» прозвучало совсем уж жёстко. Думаю, что «приятель» подошло бы лучше…
        Пока мои мысли начинали свой свободный полет, по воде разнёсся звонкий голос смеющейся Кизмель.

        - Ха-ха-ха! Я с вами довольно давно, но даже у меня возникают сложности с определением характера ваших отношений. Когда вы сражаетесь, то превращаетесь в одно целое, но это не мешает вам ругаться по три раза в день. Кстати, это был второй раз.

        - Что? Нет, сегодня мы ругались только один раз.

        - Ты злилась на Кирито, когда он вернулся после утренней прогулки.

        - О, это была не ссора. Я просто его предупредила.

«Если смотреть на это таким образом, то я не могу вспомнить, чтобы я злился и расстраивался из-за Асуны, или ссорился с ней. Конечно, отчасти это происходило потому, что только я всё время попадал в разные истории».
        В любом случае, если я продолжу слушать их разговоры, то мои нервы не выдержат, поэтому я прочистил горло и подключился к разговору:

        - Может мы поговорим о том, что нам делать дальше?
        Раздался всплеск воды, и я остро осознал, что три девушки сосредоточились в моем направлении.

        - Полагаю, пора. Но я чувствую, что есть не так уж много фактов, которые мы можем переосмыслить,  - сказала Асуна.
        Я решился пойти дальше и перечислить то, что нам было известно, и о чем я думал всю дорогу в замок.

        - Давайте посмотрим на всё в хронологическом порядке. Прежде всего, десять лет назад, ещё до того, как произошёл инцидент, лордом Стахиона был Питагрюс - гений и так называемый «Король головоломок». В то время его основной ученик Сайлон и служанка Теано жили в его особняке. Сайлон и Теано были любовниками…

        - Интересно, знал ли об этом Питагрюс,  - пробормотала Асуна.

        - Нет…  - подключилась Мия.  - Мама не часто говорила о времени, проведённом в особняке лорда, но она сказала, что никто не знал о ней и моем отце.

        - Понятно…

        - И как раз перед инцидентом Теано забеременела Мией.
        Я постарался произнести это настолько зрело, насколько это было возможно для мальчика из средней школы, говорящего о концепции беременности. Но мои слова заставили меня задуматься о том, как игровая система справлялась с процессом беременности и рождения. Я быстро остановился, понимая, что неигровые персонажи не будут создавать и растить детей просто по собственному желанию. В конце концов, убийство, совершенное десять лет назад, было не реальным событием, произошедшим в Айнкраде, а просто серией воспоминаний, данных этим NPC, чтобы построить историю для игроков… Я так думал. Я был почти в этом уверен.
        Прочистив горло я продолжил:

        - Итак… Десять лет назад Питагрюс говорит Сайлону, что он выбирает другого ученика, чтобы сделать его своим преемником, и Сайлон в ярости избивает Питагрюса до смерти золотым кубом, который является символом лорда города. Теано, ставшая свидетелем этого, не смогла заставить себя публично обвинить в убийстве своего любовника и отца её ещё не рождённого ребёнка. Когда Сайлон вышел из комнаты, она пробралась внутрь и забрала золотой куб и золотой ключ. Она заперла куб в подземелье под особняком и спрятала ключ в секретном доме Питагрюса в соседнем городе. После этого она оставила свою работу в особняке.
        Я объяснял всё это Асуне несколько раз и у меня были знания из бета-версии, которые помогли заполнить пробелы после изменения некоторых деталей в финальной версии. Мия ни разу меня не исправила, и это говорило о том, что у меня было правильное виденье происходящих тогда событий.

        - После того, как Питагрюс был убит, каждый день в Стахионе начала появляться новая проклятая головоломка. Теано вернулась в свой старый дом, и, сосредоточившись на воспитании Мии, ждала, что Сайлон придёт к ней и признается в преступлении. Но Сайлон придумал убийство вымышленного путешественника и, заняв должность лорда, нанимал искателей приключений искать золотой куб. Через десять лет по просьбе Сайлона мы с Асуной обнаружили заброшенный дом в Сурибусе, где и нашли золотой ключ.
        Это выглядело так, как будто мы были лучшими из тех, кто пытался это сделать, но это было неизбежно, потому что именно так и создавалась история квеста. Проблема была в следующей части истории.

        - Затем появился Сайлон, парализовал нас отравляющим газом, украл ключ и c помощью Терро повез нас обратно в Стахион. По дороге туда на Сайлона напали воры и убили его. Терро сбежал в Стахион и, посетив дом Теано, рассказал ей, что произошло. На следующее утро Теано оставила Мии записку и железный ключ, который раньше она всегда держала при себе, и, зайдя через секретную дверь в особняке, забрала из подземелья золотой куб. В ту же ночь в дом Мии проник грабитель и попытался украсть железный ключ, но потерпел неудачу. Теперь всё,  - закончил я.
        Сквозь пар донёсся голос Асуны.

        - Всё это поднимает больше вопросов, чем даёт ответов. В основном о Теано. Я просто не понимаю, почему она оставила железный ключ в своём доме. Сайлон и Теано жили отдельно целых десять лет, но все эти десять лет они хранили ключи, которые были воспоминанием об их отношениях. Я предполагаю, что это было что-то очень ценное для Теано…

        - Ха-ха. Асуна, у тебя как всегда самые романтичные взгляды,  - усмехнулась Кизмель.

        - Я… Я не имею это в виду. Я просто реалистична и рассудительна.
        Лично меня больше интересовало то, что Кизмель использовала слово «романтика», которое по-видимому было заимствовано ею из словаря Асуны.
        Однако, вопрос был действительно интересный. Учитывая, что ключи притягивались друг к другу, ключ Сайлона мог привести его убийц ко второму ключу, и было слишком опасно оставлять его у Мии. Уже дважды воры приходили за ключом. Мия получила отличную боевую подготовку, но это не казалось хорошей причиной подвергать опасности собственную маленькую дочь.

        - Кстати говоря,  - сказал я стене корней,  - Мия, где сейчас ключ твоей мамы?

        - Он у меня на шее,  - ответила девочка.

        - О, это хорошо.
        Я выдохнул с облегчением. Падшие эльфы не могли проникнуть в этот замок, но мне было немного страшно думать, что ключ оставили в раздевалке без присмотра.

        - А где твой ключ, Кирито?  - спросила Мия.
        Я собирался сказать, что он в моем инвентаре, но понял, что лучше этого не делать.

        - Он в моей «Волшебной книге».
        Это был эльфийский термин, но к счастью Мия его поняла.

        - О, ты имеешь в виду те древние чары, которые могут использовать только искатели приключений.
        Мне в голову пришла другая мысль, и я спросил девочку:

        - Скажи, ничего, что этот ключ у меня? Это был ключ твоего отца, так может пусть они оба будут у тебя?

        - Нет,  - сказала Мия, не задумываясь,  - если это не проблема, то я хочу, чтобы он был у тебя. Я думаю, что есть причина, по которой эти два ключа были разъединены. Я чувствую, что лучше им не приближаться друг к другу, пока мы не найдём для них правильное применение.

        - Ох, ну ладно.
        Как для десятилетней девочки, у неё была очень хорошая голова на плечах. Но было ли уместно думать так о NPC?
        В этот момент раздался звук брызгающей воды, и заговорила Асуна:

        - Если мы не знаем, где использовать два ключа, и не знаем, почему Теано забрала золотой куб из особняка, то мы как бы застряли. Я понятия не имею куда нам идти и что делать дальше.

        - Кстати, об этом,  - сказала Кизмель, которая наконец нарушила своё молчание, и её голос эхом отозвался от камней.  - Почему бы нам не показать ключи Рассказчику? Понятно, что они находятся под магическими чарами. Я не эксперт, но Рассказчик может нам что-нибудь рассказать. И, если я не ошибаюсь, вы хотели спросить старика о том, как можно защититься от яда дракона?
        Когда мы вышли из горячего источника и встретились в гостиной, было уже два часа дня. Мы выпили холодной воды и направились в библиотеку на третьем этаже восточного крыла замка. Когда я шёл за Кизмель и Мией, которая снова надела противогаз, я обнаружил, что полон волнения и беспокойства.
        Если бы мы получили новую информацию о железных ключах, это могло бы продвинуть нас вперёд в этом зашедшем в тупик квесте. Но я был абсолютно уверен, что Рассказчик, о котором упоминала Кизмель, это никто иной как эксцентричный старик Бухрум, которого я встретил рано утром. Мне не очень понравился любящий стейки старик, и я всё ещё не знал, как использовать умение «Просветление», которое на деле оказалось просто модификацией «Медитации». Мне было трудно представить, что он даст нам честные ответы о ключах. И вдобавок ко всему, как я должен себя вести, когда мы встретим его в библиотеке?

        - Эй, Кирито,  - тихо сказала Асуна мне на ухо.
        Я быстро посмотрел в её сторону.

        - Что?

        - Как ты думаешь, когда вернутся «Кьюсак»?

        - Ой…
        Пока она не сказала это, я полностью забыл о других игроках. На мгновенье я задумался.

        - Хм… Они сказали, что собирались сегодня пройти квест «Агатовый ключ», так что, наверное, поздно вечером. Хотя нет, подожди. Они не смогут пройти через озеро Талфа, поэтому им придётся идти из северо-западной области против часовой стрелки на запад и затем на юг. Это долгое путешествие. Я предполагаю, что они проведут ночь в Госкае на юге и вернутся завтра днём.

        - Ясно. Значит до этого момента они не встретятся с Мией.
        Я понял, о чем беспокоится Асуна. Мы смогли объяснить присутствие Кизмель, так как она была нашим NPC-телохранителем в квестовой линии «Война эльфов». Но было совершенно ненормально, что в замке гостит человеческий NPC.
        Я легко мог себе представить, как эксперт по квестам Гиндо будет задавать всевозможные вопросы для удовлетворения своего любопытства.

        - Полагаю, что нам следует придумать какую ни будь историю, которая покажется достаточно естественной…  - пробормотал я.
        Но Асуна нахмурилась.

        - Я не хочу лгать людям, которые действительно серьёзно относятся к квестам, но если они узнают, что квест «Проклятие Стахиона» всё ещё продолжается, им определённо будет любопытно.

        - А если что-то запутается, то они могут оказаться целью Падших эльфов. Грабители в Стахионе были определённо жёстче эльфийских солдат, с которыми мы сталкивались в квесте, а если они используют иглы с параличом, то они смертельно опасны. В зависимости от обстоятельств, мы можем покинуть замок до того, как «Кьюсак» вернутся…
        С другой стороны, чтобы уехать, нам была нужна цель. Нашей единственной надеждой были знания старого Бухрума.
        Мгновение спустя Кизмель обернулась и её длинная накидка закрутилась.

        - Это библиотека. Рассказчик должен быть рядом.
        Она открыла тяжёлую дверь на левой стороне коридора, и из дверного проёма запахло приятным запахом сухих растений.
        За дверями оказалась очень просторная комната, заполненная огромными книжными полками, которые тянулись до самого потолка. Я представлял себе библиотеку, подобную библиотеке в школе, но малиновые ковры, лежащие вдоль проходов, и огромные картины маслом на стенах были даже шикарнее, чем украшения в тайном доме Питагрюса. Я протянул руку к одной из красивых полированных книжных полок и взял одну из книг в кожаном переплёте, но, как обычно, содержимое было текстом из какой-то европейской страны и было совершенно мне не понятно.
        Я поставил книгу обратно и поспешил за Кизмель. Пройдя около восьмидесяти шагов вдоль прохода, мы обнаружили небольшое свободное пространство размером с комнату, где стояли стол, диван и большое кресло. Сначала показалось, что здесь никого нет, но когда мы приблизились я заметил, что развёрнутое к дальней стене кресло издавало странный шум.
        Кизмель и Мия остановились, а я прошёл мимо них, чтобы посмотреть на кресло. Как я и думал, в кресле мирно спал старик в чёрной мантии и в чёрной шляпе, с длинной белой бородой и маленькими круглыми очками на носу. Это был никто иной, как самозваный мудрец Бухрум.

        - Мне кажется, что Рассказчик сейчас отдыхает. И что же нам делать?  - сказала Кизмель, выглядя слегка обеспокоенной.
        Я бросил на неё быстрый взгляд, и, схватив спинку удобного кресла, принялся качать его взад-вперёд.

        - А?! Что?! Что происходит?!  - завопил старик.
        Увидев меня сквозь косо сидящие очки, Бухрум закричал:

        - Картофельный мальчик! Почему ты здесь?! Я уже тебе сказал, что ты не получишь ни одного из моих фрикателей!
        NPC, спящий на работе. Разочаровавшись, я сказал:

        - Я не «картофельный», меня зовут Кирито. И я здесь не для того, чтобы есть фрикатели.

        - Хм…  - промычал старик, поправляя очки.
        Он оглянулся и, наконец, заметил Кизмель, Асуну и Мию, которые стояли позади меня. Старик сразу же проворно вскочил, потирая длинную бороду и прочищая горло.

        - Гхм, гхм! Прекрасная рыцарь Льюсулы и великолепная мечница, как этот старик может вам помочь?
        Ого, я не мог не заметить, что меня он приветствовал несколько иначе. Поскольку девушки были слишком ошеломлены, чтобы ответить, я решил начать сам.

        - Дедушка Бухрум, мы пришли, потому что нам нужна твоя помощь. Я надеялся, что ты нам кое-что расскажешь.
        Коротко рассказав девушкам о нашей утренней встрече и утаив секретную комнату и стейк, я открыл мой игровой инвентарь и вытащил один из железных ключей. Держа его перед глазами старика, я спросил:

        - Дедушка, ты знаешь, к чему подойдёт этот ключ?

        - Хм…?
        Бухрум взял ключ, внимательно его осмотрел и наклонил остроконечную шляпу вправо.

        - Мне кажется, что на нем есть странные чары, но я их не узнаю.

        - Посмотри получше. Ты наша единственная надежда, де… Я имею в виду Великий мудрец.

        - Вы всегда подлизываетесь ко мне с «Великим мудрецом», когда вам что-то нужно,  - пробормотал старик, снова садясь в кресло.
        Он посмотрел на всё ещё ошеломлённых девушек и указал на диван морщинистой рукой.

        - Ах, простите меня за невнимательность. Пожалуйста, юные леди, присаживайтесь. На столе есть чай и чашки, мальчик, иди туда и сделай нам чаю.
        Я решил проглотить свои возражения и направился к столу. Если бы мне пришлось измельчать цельные листья и заваривать чай с самого начала, я бы не выдержал, но, к счастью, большой стеклянный кувшин уже был полон красновато-коричневой жидкости. Я поставил четыре чашки на серебряный поднос, осторожно налил чай и отнёс его к низкому столику.
        Поставив по одной чашке перед тремя девушками, я начал подносить четвертую чашку к своим губам, но старик протянул руку и вырвал её у меня. Шумно потягивал чай он поднял взгляд от ключа к моему лицу.

        - У тебя ведь есть ещё один такой же?  - прохрипел он.

        - Э-э, да… Как ты узнал?
        Я почти уже сказал ему, что он просто любящий стейк лысый старик, но сидящая в противогазе Мия молча вытащила другой ключ и протянула его Бухруму. Старик взял его и внимательно рассмотрел.

        - Хм…
        Бухрум поставил свою чашку на стол и подвинул ключ ближе к моему. Высокий звон эхом отозвался от высокого потолка библиотеки, и каждый раз, когда ключи были обращены друг к другу, они дрожали как живые. Старик свёл ключи ещё ближе друг к другу.
        Мы почему-то не пробовали соединять ключи. Что забавно, потому что обычно такие вещи не принимают свою истинную форму, пока их не объединят.
        Как только мне пришла в голову эта мысль, мелькнула серебряная вспышка и прогремел небольшой взрыв. Ключи вылетели у нас из рук, и один ударился о стену, а второй попал в книжную полку.
        Ни я, ни девушки не смогли быстро отреагировать, и единственный раздавшийся крик исходил от Бухрума.

        - Как?!

        - Эй, это всё из-за тебя!  - крикнул я, пытаясь найти ключ, вылетевший из моей руки.
        Я видел, как он врезался в стену и отскочил, но после этого… Вероятно, он был около чайного столика в углу…

        - Да… Я нашёл его.
        Петля зацепилась за высокий чайник. Другой ключ полетел к книжной полке, и Асуна встала, чтобы достать его между книг. Она вернула ключ Мии, а затем, очевидно приспособившись к личности Бухрума, наконец обратилась к нему.

        - Мистер Бухрум… Что только что произошло? Похоже, ключи отталкивали друг друга…

        - Ах, да… Это специально так сделали. На ключи нанесены мощные чары, которые мешают им соприкоснуться.

        - Нанесены?  - спросил я,  - другими словами, их не было пока кто-то не наложил заклинание на ключи?

        - Это же очевидно,  - ответил мне старик, примерно в три раза грубее чем Асуне.
        Не испугавшись, я поднажал:

        - Кто же будет делать такие вещи? И почему?

        - Как ты думаешь я это узнаю?  - раздражённо фыркнул он.
        Настала очередь Кизмель:

        - Но Рассказчик, ты являешься одним из величайших умов во всём Льюсуле. У тебя нет никаких мыслей, никаких догадок? Нам пригодится любая подсказка, которую мы сможем получить.

        - Я конечно могу многое,  - признался Бухрум.
        Старик посмотрел на ключ в моей руке.

        - Из того, что я вижу, эти два ключа изначально предназначались для объединения перед использованием. Их головки и зубья вырезаны так, чтобы идеально совмещаться.

        - Что? В самом деле?
        Я осмотрел ключи по очереди, но не мог ничего сказать по их внешнему виду, и я не мог проверить это утверждение, так как ключи отталкивают друг друга. Но я не думал, что самозваный мудрец это просто выдумал, так что я предположил, что исполнение моего предчувствия про их объединение и принятие истинной формы на самом деле не за горами.
        Если бы мы смогли отменить заклинание на ключах и объединить их, то мы бы получили новую подсказку или немного информации.

        - Сними чары, дедуля,  - быстро сказал я.
        Старик посмотрел на меня.

        - Всё не так просто. Я только что сказал вам, что это могущественное заклинание. Я подозреваю, что только тот, кто создал это заклинание, может отменить его эффект.

        - Ну… Тогда скажи нам, кто его создал.

        - Кааа!  - крикнул Бухрум издав звук, который я много раз слышал во время тренировки «Просветления».
        Не вставая со стула, он замахнулся на меня кулаком.

        - То, что я Великий мудрец, ещё не означает, что я всё знаю! Я рассказал вам всё, что мне известно об этих ключах!

«И это не означает, что ты хоть что-нибудь знаешь»,  - произнёс я в безопасной глубине моих самых сокровенных мыслей.
        Я ещё раз рассмотрел ключи. Даже мудрость Бухрума не принесла нам много новой информации, но, с другой стороны, без вмешательства Мортэ и убийства Сайлона эти предметы не должны были вообще попасть в руки игроков. Поэтому я не мог слишком сильно жаловаться на отсутствие объяснений.
        По крайней мере, будем надеяться, что старик сможет помочь нам с другим вопросом, но это ещё предстоит выяснить. Я схватил чашку с недопитым чаем Асуны и, выпив остатки, затронул вторую тему.

        - Кстати, дедуля… Мы бы хотели спросить тебя о злом драконе по имени Шмаргор…
        Через десять минут я покинул библиотеку, а Асуна, Кизмель и Мия остались тренироваться под надзором старика.
        Наша миссия по поиску средств противодействия отравленным иглам Падших эльфов была успешной, хотя и в несколько другой форме, чем я ожидал. Бухрум не знал, как изготовить «Платиновый щит», который древний герой Сельм предположительно использовал для защиты от шипов Шмаргора, но он смог предложить кое-что взамен. Это было умение «Медитация».
        Изучать «Медитацию» было не так сложно, как разбить камень при изучении «Боевых искусств». Всё, что нужно было сделать, это удерживать позу, которая активировала умение, непрерывно в течении часа. В бета-версии местом изучения была вершина каменной колонны шириной не более пятнадцати сантиметров, так что это было не так просто.
        Но когда дамы изъявили желание освоить это умение, то метод обучения Бухрума свёлся к тому, что было необходимо посидеть час на мягких подушках на полу. Я чуть не закричал от возмущения. Хотя, конечно же, не было никакого смысла разглагольствовать о том, что в бета-версии всё было по-другому. Я хотел понаблюдать за этим альтернативным обучением, но Асуна выгнала меня из комнаты, заявив, что ей будет неловко, если я буду смотреть.
        Конечно, медитативная поза в стиле дзен не была особо очаровательной или милой, но если вы хотели использовать её в бою, то должны уметь принимать её независимо от окружения. Я сказал Асуне, что ей нужно привыкнуть к тому, что на неё смотрят, но она прервала меня и выгнала из библиотеки.
        По крайней мере я знал, что, с учётом удобной обстановки, все трое должны пройти тест с первой попытки. Казалось беспрецедентным, что NPC могут получать дополнительные умения, но моя планка удивления значительно поднялась за последние несколько дней. Ничто не сможет по-настоящему шокировать меня, пока мне не скажут, что Кизмель и Мия на самом деле контролируются игроками-людьми.
        Но хватит об этом. Я покачал головой, чтобы разогнать лишние мысли, и направился к окнам на южной стороне коридора. Ещё не было трёх часов дня, и заполняющий двор замка солнечный свет имел лишь слабый золотой оттенок, а до заката ещё оставалось время. Я хотел использовать этот свободный час с пользой, но на всякий случай, не решился охотиться за пределами замка. Асуна может заметить, что моё HP падает, и отвлечётся на это.

        - Значит, у меня есть выбор… Вздремнуть или перекусить…
        Через три секунды я остановился на перекусе. Мои запасы сладостей были довольно скудными, но я мог найти что-нибудь интересное, если бы пошёл в столовую.
        Пройдя по коридору на запад, я пошёл на второй этаж центрального здания замка. Столовая была совершенно пуста, так как обед закончился, а ужин ещё не начинался, но, когда я сел на диван вдоль стены, ко мне сразу подошёл слуга. Я попросил десертное меню и выбрал пирог с каштанами и грецкими орехами и травяной чай.
        Роскошный пирог со сладкими варёными каштанами, ароматными грецкими орехами и кучей воздушных сладких сливок быстро исчез в моем виртуальном желудке. Я потягивал чай и собирался заказать ещё один пирог, когда сильное желание спать придавило меня как тонна кирпичей.
        Внезапно я вспомнил, что, проснувшись в два часа ночи, я начал исследовать окрестности замка и изучил «Просветление» в тайной комнате Бухрума. Затем я прошёлся до Стахиона и обратно. Неудивительно, что после такого тяжёлого графика, сидя на диване с куском пирога в желудке, я почувствовал сонливость. Я пытался сопротивляться, но груз на веках увеличивался с каждым морганием.
        Ещё тридцать… Нет, сорок минут будет продолжаться их обучение «Медитации». Конечно же, мне было позволено немного вздремнуть в это время. Если бы это был ресторан в реальном мире, то строгая официантка спросила бы, хочу ли я что-нибудь ещё, но официанты Тёмных эльфов были достаточно добры, чтобы позволить мне поспать…
        Резкий звук колокола вырвал меня из приятного сна. Сначала я напрягся, но потом понял, что это «Кьюсак» возвращаются после выполнения квеста. Я рассчитывал, что это произойдёт завтра, но вероятно, они промчались по этапам квеста без каких-либо остановок и без выполнения по пути побочных квестов.
        Полусонный, с закрытыми глазами, я сидел и размышлял над этой идеей, когда скорость и интенсивность ударов колокола увеличилась в несколько раз.
        Дзинь! Дзинь! Дзинь! Дзинь! Дзинь! Дзинь!
        Глава 11
        Почти на автопилоте я вскочил с дивана и побежал к дверям из столовой. Холодный воздух коридора помог мне изгнать последние остатки сна. Я бросился к окну и посмотрел сквозь стекло вниз во двор.
        Первое, что я увидел, были широко открытые ворота замка. Мерцающие во дворе белые вспышки определённо были визуальными эффектами сражения.
        Почти не думая о том, что делаю, я распахнул окно, и звуки лязга металла и криков усилились. Собравшиеся позади меня слуги закричали.
        Возле ворот знакомые охранники Тёмных эльфов сражались против группы одетых в чёрное воинов с характерными масками на лицах. Я прищурился и, сосредоточившись на группе нападающих, увидел ярко-красный маркер «Воин Падших эльфов».

«Падшие эльфы!»
        У меня было подозрение, что это они, когда я впервые увидел нападающих, но официальное подтверждение системой сделало шок ещё сильнее. Раньше они организовывали небольшие засады и тайные нападения в пустошах и подземельях, но таких масштабных атак не было. Падшие держались в тени борьбы между Лесными и Тёмными эльфами. Так почему же они предприняли вторжение в замок Гэлей, возможно, наиболее защищённый из цитаделей Тёмных эльфов? Как они убедили охранников открыть ворота? И я думал, что эльфы не могли пройти через бесплодную долину без посторонней помощи…
        Вопросы возникали очень быстро, но если я буду просто здесь стоять, то ответы на них не появятся. Я должен был принять решение о том, что мне делать.
        В данный момент сражение происходило между воротами замка и бассейном Древа духов, но из открытых ворот появлялось всё больше и больше Падших эльфов. Сейчас их уже было около тридцати. Конечно, из дворца выбежало больше охранников, но отдельно взятый воин Падших был сильнее простого охранника Тёмных эльфов. У меня было ощущение, что надеяться на охранников при обороне замка - не самая лучшая идея.
        Но моим самым главным приоритетом были жизни Асуны, Кизмель и Мии.
        Основываясь на этом, я предположил, что мы должны попытаться сбежать из замка, пока охранники всё ещё сдерживают Падших эльфов. С другой стороны, гордый рыцарь Кизмель никогда не убежит и не бросит своих товарищей, а Асуна, несомненно, захочет сражаться вместе с Кизмель. В любом случае, первым делом нужно объединиться с ними в библиотеке.
        На улице раздались крики.
        Сражавшиеся на первой линии обороны охранники Тёмных эльфов споткнулись, и трое из них одновременно упали. Судя по маркерам, их HP было заполнено более чем наполовину. Я был ошеломлён, пока не заметил мерцающую иконку с решёткой. Паралич.
        Недалеко от боковых стен замка виднелись несколько вражеских эльфов с надписью: «Разведчик Падших эльфов», которые что-то бросали в охранников. Отсюда я не мог видеть, что это было, но инстинктивно понял, что снова появились ядовитые иглы.
        Охранники Тёмных эльфов были в металлической броне, но она была неполной. Большая часть их рук и ног была открыта, являясь лёгкой целью. Дыра в линии обороны закрылась новыми охранниками, а парализованных воинов отнесли в безопасное место. Однако было ясно, что если парализуют слишком много охранников, то оборона быстро разрушится.
        Объединиться с Асуной или броситься на помощь охранникам? Я на мгновение застыл в нерешительности, но сделал резкий вдох и начал действовать.
        Открыв игровое меню, я сел на пол в коридоре. Сначала я отправил краткое (возможно ненужное) сообщение Асуне о необходимости прервать обучение, а затем сложил ноги в позу лотоса. В настоящей дзен-медитации я должен был сформировать ладонями эллиптическую символику, но в этом мире мне просто нужно было выпрямить пальцы и положить ладони на ноги. Это была поза активации навыка «Медитация».
        В бете, для активации умения нужно было удерживать эту позу в течение шестидесяти полных секунд. Поскольку потратить столько времени сразу после начала сражения было нереально, то это умение быстро назвали бесполезным. Однако, у меня уровень умения доведён до пятисот, и, вероятно, это должно уменьшить время активации.

«Пожалуйста, позвольте мне не ошибиться!» - взмолился я. Система мне не ответила, но к тому времени, когда я молча сосчитал до двадцати, на моем индикаторе HP появилась иконка, которую я не видел несколько месяцев. Это был силуэт человека сидящего в позе дзен - символ баффа «Медитация».
        Если верить Бухруму, то этот бафф был способен аннулировать парализующий яд второго уровня. Если этого не произойдёт, то это будет очень плохой новостью, но если я буду просто стоять здесь и смотреть, то плохие новости не заставят себя ждать. Всё, что я мог сделать, это довериться старику и действовать.
        Я встал и приказал слугам позади меня:

        - Идите в кладовую и принесите все лечебные и противоядные зелья во двор!
        Большинство слуг испуганно отступили в сторону столовой, но самая старшая из них смело сказала:

        - Конечно! Давайте сделаем это!  - и, подняв свою длинную юбку, побежала в восточное крыло.
        Её младшие коллеги пристыженно обменялись быстрыми взглядами и бросились за ней.
        Я бы с удовольствием спрыгнул во двор из окна, но разведчики Падших меня заметят, а я хотел получить преимущество от неожиданности моего появления.
        Я побежал к концу западного крыла, отправив на ходу второе сообщение Асуне.

«ВСЕ ТРО СДЕЛАТЕ ВАШЕ БАФФ ПЕРЕД НАХОДОМ В ДВОР»
        Я слишком торопился, чтобы исправлять свои опечатки.
        С начала их обучения прошло около пятидесяти пяти минут. Если обучение прервалось в тот момент, когда зазвенел колокол, то ни одна из моих инструкций не имела значения, но тот факт, что ответа не было, позволял мне надеяться, что обучение всё ещё продолжалось. У меня было ощущение, что от того, получат они умение «Медитация» или нет и смогут ли они использовать его во время сражения, будет зависеть наша победа или поражение.
        Перепрыгивая на лестнице по десять ступенек за раз, я бросился из главного здания в западное крыло и вдруг услышал в голове голос моей спутницы:

«Ты не будешь спешить, не сказав мне ни слова! Ты должен быть в моем поле зрения все двадцать четыре часа. Это понятно?!»
        Это было всего три дня назад, после того, как мы поговорили с офицерами АРД в трактире в Стахионе. С тех пор я держал это обещание, исключая только такие места, как раздевалка горячего источника, но я полагал, что в замке Гэлей безопасно и это усыпило мою бдительность. Асуна сказала мне не смотреть, как они тренируются, но в библиотеке было много книжных шкафов, и я мог бы просто подождать за углом.
        И как раз во время обучения, как будто это было специально рассчитано, напали Падшие эльфы. Конечно, это совпадение, но это было очень похоже на знак. Я ускорился, пытаясь опередить своё предчувствие, и подбежал к боковой двери в конце первого этажа западного крыла.
        Я затормозил, так как пнуть дверь и выскочить из неё было плохой идеей. Вместо этого я чуть-чуть приоткрыл её, чтобы проверить расположение ближайших врагов. Поскольку боковая дверь была довольно близко к внутренней стене, если я выйду и направлюсь вдоль стены, то я скоро доберусь до разведчиков, бросающих отравленные иглы. Но была только половина третьего дня, и ещё очень далеко до темноты, которая могла бы скрыть моё присутствие.
        Очевидно, что я не мог дожидаться наступления темноты, и должен вытащить свой меч и выйти на открытое пространство.
        Меня встретили звон мечей и крики. Я поморщился от шума и побежал вдоль стены справа от меня.
        Круглая впадина, которая полностью вмещала в себя замок Гэлей, была чуть более двухсот метров в поперечнике, а источник, питавший Древо духов и находившийся посередине этого пространства, имел ширину около тридцати метров, так что от стены замка до горячего источника было около восьмидесяти метров. Линия обороны охранников замка уже была отброшена на половину этого расстояния. Если Падшим удастся проникнуть в замок, будет очень трудно помешать им добраться до сокровищницы, расположенной на четвёртом этаже главного здания замка, где в настоящее время хранились четыре священных ключа. Мы должны были остановить их во дворе, и устранение Падших разведчиков, бросавших свои парализующие иглы, было первостепенной задачей.
        Как только я увидел впереди первого разведчика, то перестал красться и рванулся вперёд. Падший почувствовал меня и обернулся, показав маску с отверстиями только для глаз. Он вытащил из пояса чёрный дротик и отвёл руку назад.
        Когда я увидел блеск иглы, то воспоминание о событиях, произошедших три дня назад, вспыхнули в моей голове. Чувство беспомощности, которое я ощущал, лежа на земле, неспособный пошевелить даже пальцем, смотря на ужасающее зрелище приближающегося Мортэ, стало жидкостью холоднее льда, которая заполнила мои вены.
        Но я стиснул зубы, сдерживая страх, и поднял свой «Вечерний меч».
        Рука Падшего разведчика размылась в воздухе, и покрытый парализующим ядом второго уровня «Шип Шмаргора» со свистом полетел к моей груди. Было слишком поздно уворачиваться или защищаться. Если бафф «Медитация» не защитит меня от паралича, то я беспомощно свалюсь на землю в самый разгар битвы.
        Я почувствовал удар чуть ниже моей левой ключицы, а в нижнем левом углу поля зрения появилось тёмное пятно. Но я не стал отвлекаться и сосредоточил всё своё внимание на мече в моей руке.
        Клинок засиял синим светом, и невидимая рука системной помощи толкнула моё тело вперёд.
        Никакого паралича!

        - Давай!  - закричал я, активировав четырёхударный навык «Вертикальный квадрат».
        Когда разведчик понял, что я не парализован, его глаза расширились. Он потянулся к талии за кинжалом, но было уже слишком поздно. Мой первый удар ударил его в левое плечо, оставив после себя в воздухе блестящую вертикальную линию. Мой меч отлетал назад, выполняя удары вниз и вверх, оставляя на теле разведчика визуальные эффекты урона. Эти три слеша уничтожили почти шестьдесят процентов здоровья противника.
        Затем мой меч вернулся в исходное положение и отошёл ещё дальше, почти за спину, готовясь нанести разрушительный четвёртый удар. Я снова почувствовал, как рукоять «Вечернего меча» дрожит в моей ладони. Но вместо того, чтобы сопротивляться воле меча, я направил его по скорректированному направлению.
        Улучшенный эльфами клинок тяжело вонзился в грудь Падшего разведчика. Критический удар по уязвимой точке уничтожил его оставшиеся сорок процентов жизни. Завершенный квадрат из синего света вспыхнул ярче и рассеялся, а мгновение спустя тело разведчика распалось на бесчисленные осколки.
        С начала квеста «Война эльфов» я убил более десяти Падших эльфов, и это было обычным занятием, поскольку я должен был это делать по условиям квеста. Хотя это и было убийством, я не мог остановиться. Я помогал Тёмным эльфам и я должен защитить Асуну, Кизмель и Мию. Даже Асуна, которая считала NPC ещё более человечными, чем я, без колебаний сражалась против Падших.
        Сквозь тающие многоугольники, оставшиеся от мёртвого противника, я увидел двух других разведчиков Падших эльфов, которые бросали свои иглы в охранников с другой стороны ворот замка. Я не мог себе представить, что они не заметили мою атаку, но в данный момент они предпочли помогать своим товарищам. На мгновение я посмотрел налево и увидел, что теперь красных маркеров Падших эльфов было чуть больше, чем жёлтых маркеров защитников замка.
        Прежде чем мой взгляд вернулся к двум оставшимся разведчикам, я кое-что заметил и прищурился. У солдат Падших эльфов, которые были одеты во всё чёрное и сражались стоя спиной ко мне, было что-то странное, прикреплённое к поясам. Это были узкие палочки с ярко-зелёными пятнышками, привязанные за кончики. Палочки не были частью их снаряжения, это были живые ветки деревьев.
        Ветки с листьями на конце были около трети метра в длину, и были отломаны от обычного дерева. Если бы ветки носили обычные игроки, я бы даже не обратил на это внимания. Но тот факт, что это были эльфы, в корне менял ситуацию. Как и все эльфы, Падшие не могли причинять вред живым деревьям. Я хорошо помнил, что генерал Нолц говорил в затопленном подземелье на четвёртом этаже, где Падшие эльфы тайно покупали у людей древесину.

«После лишения благословения Святого Древа мы всё ещё связаны табу эльфийской расы».
        В этом и был секрет того, как Падшие передвигались по каньонам. Как бы они не обошли табу, они были защищены неким барьером, создаваемым ветвями. Это означало, что их следующий вероятный ход…

        - Аaа!
        Крик во дворе отвлёк меня от размышлений. Сражавшийся на переднем крае охранник Тёмных эльфов рухнул на землю и был убит изогнутым клинком воина Падших эльфов. Прежде чем его соратники смогли помочь ему, его тело превратилось в синие осколки и исчезло.

        - Черт!  - выругался я и прогнал мысли о ветках из моей головы.
        Нашим главным приоритетом было повернуть вспять ход битвы. Мой бафф скоро исчезнет, и я должен устранить оставшихся разведчиков прежде, чем это произойдёт.
        Я взял меч в левую руку и вытащил парализующий дротик, застрявший под ключицей. Он всё ещё был пригоден для использования, поэтому я прицелился и бросил его в одного из разведчиков.
        Пока я не использовал свой пятый слот под «Медитацию», я думал о том, чтобы занять его умением «Метательные ножи». К счастью, даже без специализированного умения мне удалось попасть в левую ногу разведчика, которая была хорошей, неподвижной целью. Судя по всему, у него не было никакой защиты от паралича и он молча рухнул на землю после того, как вокруг его маркера появилась зелёная рамка. Другой разведчик поспешил к нему, чтобы дать своему напарнику зелье, но я уже приближался на полной скорости.
        В последний момент разведчик отказался от намеренья излечить своего напарника и достал кинжал. Я ударил его простым, но сильным ударом. Падший скорее уклонится, чем отобьёт его, но именно этого я и жду. Когда я ненадолго застыл после своего удара, разведчик ловко бросился вперёд и ударил меня кинжалом.
        Эта атака была сильнее и быстрее любого удара, который я видел у Падших до сих пор, но я уже мог применить «Молниеносный удар», основной навык умения «Боевые искусства», который я использовал против Мортэ.
        Кинжал коснулся моего правого плеча, а мой левый кулак ударил разведчика в бок. Алгоритмы NPC и монстров имели привычку реагировать на внезапное использование другого типа атаки чуть медленнее.

        - Oй…
        Урон от «Молниеносного удара» был очень маленький, но разведчик ойкнул от неожиданности и замер. Это был шанс использовать боевой навык, но вместо этого я обхватил спину разведчика свободной рукой. Как я и ожидал, мои пальцы коснулись ветки дерева. Я схватил её и вытащил из его пояса.
        Я не ждал, что это приведёт к мгновенной смерти Падшего эльфа. В конце концов, мы были во дворе замка под защитой Древа духов, и им не понадобится ветка, пока они не выйдут за ворота, но глаза разведчика выпучились под маской, и он хрипло закричал:

        - Отдай!
        Прежде чем эльф смог схватиться за ветку, я приставил острие «Вечернего меча» к его горлу и спросил:

        - Как ты получил эту ветку?!

        - Это не нужно знать человеку!  - выдавил эльф, опуская оружие.
        Глаза Падшего горели ненавистью.

        - Какое тебе дело до нашей борьбы?! Вражда между эльфами не имеет ничего общего с людьми!

        - С людьми?  - повторил я.
        Я оглянулся, но рядом был только парализованный разведчик. Асуна и Мия ещё не вступили в бой.
        Разведчик цокнул языком, вероятно рассерженный тем, что слишком многое наговорил. Он отскочил назад, чтобы отдалиться от кончика моего меча, и снова приготовил свой кинжал. Чувствуя, что больше не получу от него никакой информации, я высоко поднял ветку в свободной руке. В тот момент, когда его взгляд инстинктивно поднялся вверх, я отбросил ветку в сторону и сделал выпад.
        Разведчик опомнился, но этого было достаточно, чтобы замедлить его реакцию. Я воспользовался преимуществом и нанёс тройной удар «Острый коготь». Три красных черты, похожие на когти свирепого зверя, вспыхнули на груди разведчика, и он отлетел назад, ударившись о стену замка. Когда он отскочил от неё, я добавил одиночный горизонтальный удар.
        Торс Падшего разрезало пополам, и разведчик молча растворился в воздухе. Когда его осколки окружили меня, я развернулся и подошёл к парализованному разведчику, у которого тоже была ветвь за спиной. Статус паралича пройдёт не скоро, но его глаз, который был виден мне под этим углом, бросал на меня взгляды ещё более острые чем метательные дротики.
        В конце концов он оправится, поэтому я не могу оставить его в живых. Если я просто пронзил бы его сердце, то непрерывного проникающего урона было бы достаточно, чтобы убить его.
        Вместо этого я остановился и убрал свой меч. Возможно, это было бессмысленное действие, а возможно, даже вредная эмоция, но я просто не мог заставить себя казнить беспомощного врага, как будто он был каким-то насекомым.
        На кожаном ремне разведчика были карманы для метания игл, и внутри оставалось около десяти «Шипов Шмаргора». Я забрал их все и положил в свою сумку для переноски. Кроме этого, я бросил туда же его ветку и чёрный кинжал. Подобрав выброшенную мною ветку первого разведчика, я повернулся и осмотрел поле битвы.
        Разведчики Падших больше не бросали свои отравленные иглы, но линия обороны замка проходила лишь в пятнадцати метрах от горячего источника. Если стражников оттеснят к воде, то оборона рухнет и враг может прорваться. Как только это произойдёт, через несколько секунд Падшие эльфы окажутся у входа в замок.
        Сейчас замок атаковало около двадцати пяти воинов Падших эльфов, а охранников оставалось меньше двадцати. Около десяти охранников были парализованы, а из замка больше не появлялись новые защитники.
        В бою участвовали все воины замка Гэлей, и, к сожалению, я не ожидал, что сам граф Гэлейон спустится вниз, чтобы переломить ход битвы.
        Несколько секунд спустя я решил присоединиться к сражению и вытащил из сумки парализующие дротики. Девять дротиков я забрал у разведчиков, два отнял у Мортэ и ещё два получил у напавших на дом Мии Падших. Всего у меня собралось тринадцать дротиков. Если бы я смог парализовать ими хотя бы десять воинов Падших, то мы могли бы изменить ход битвы. Я нацелился на ближайшего ко мне Падшего и бросил в него дротик.
        Игла попала прямо в щель между частями его брони. Воин на мгновение застыл, но затем продолжил размахивать ятаганом так, как будто ничего не произошло.

        - Что?!
        Я затаил дыхание и заметил незнакомую иконку на панели HP воина Падших. Она была похожа на чёрный лист и, возможно, это был эффект сопротивления параличу. Очень вероятно, что бросающие дротики разведчики могли случайно попадать в своих союзников, поэтому имело смысл как-то защититься от этого. Это было очень умной стратегией, даже слишком умной для неигровых персонажей. К тому же я всё ещё не знал, как Падшие эльфы прошли через ворота.
        Я спал в столовой, когда меня разбудил колокол. Но я вспомнил, что сначала я услышал нормальный звон, сигнализирующий об открытии ворот, и только через несколько мгновений он превратился в сигнал тревоги. Означает ли это, что охранники открыли кому-то ворота, а Падшие неожиданно прорвались через них? Но в длинном пыльном каньоне, ведущем к воротам, негде было спрятаться. Если бы десятки врагов бежали к воротам от начала каньона, то у охраны было бы много времени, чтобы закрыть ворота за гостями.
        Был только один вариант.
        Те, кому открыли ворота, были в сговоре с Падшими, а кроме нас в этот момент квест "Война эльфов" проходили только «Кьюсак». Если они войдут в замок и захватят башню у ворот, то смогут продержать ворота открытыми достаточно долго для того, чтобы подошли Падшие эльфы.

«Неужели это правда?» - спросил я себя, не в силах в это поверить.
        Я развернулся и побежал к ближайшей башне ворот. Открыв дверь, я с мечом наготове ворвался в комнату, но внутри никого не оказалось, а у меня не было времени искать доказательства убийства находившихся здесь Тёмных эльфов. Я поднял голову и увидел, что надо мной было много шкивов, канатов и гирь. Прямо передо мной был расположен деревянный рычаг, который я дёрнул изо всех сил.
        С гулким грохотом наверху начали вращаться шестерни. Ворота закрывались, и это гарантировало, что любые потенциальные подкрепления не смогут попасть в замок. Я беспокоился о том, куда могли пойти «Кьюсак», но в данный момент битва во дворе была самой важной.
        Выскочив из башни, я помчался к месту боя. Если парализующие иглы не действовали на Падших эльфов, то верный меч мне точно поможет.

        - Рааах!  - закричал я, набирая силу для удара, но теряя преимущество неожиданной атаки.
        Трое ближайших Падших обернулись, и я бросился в центр их группы, чтобы подобраться как можно ближе, прежде чем активировать навык «Горизонтальный квадрат». Он не наносил такой большой урон одной цели, как «Вертикальный квадрат», но у него была лучшая точность и более широкий угол охвата.
        Последовательность из четырёх горизонтальных ударов поразила всех трёх воинов, забрав две трети их здоровья и отбросив назад. Если бы я мог использовать этот недавно приобретённый навык снова и снова, я мог бы убить их всех, но, к сожалению, у навыка был таймер перезарядки чтобы компенсировать его значительную силу. Я должен был максимально использовать все атакующие навыки, которые изучил к настоящему времени. Здесь было более двадцати врагов, и если меня окружат, то я точно превращусь в мёртвый кусок мяса.
        Ещё двое падших заметили меня. Я использовал на одном из них дальний удар «Звуковой прыжок». Этот воин защитился от атаки, но его ятаган был слабее «Вечернего меча» и он дрогнул, неспособный выдержать силу моего удара.
        В тот миг, когда ненавистная задержка после применения навыка прекратилась, я использовал на замершем воине удар боевых искусств «Водяная луна». Инстинктивно почувствовав другого врага позади меня, я развернулся и активировал «Горизонтальную дугу». На груди воина появились V-образные разрезы, и он с хрипом отлетел назад.
        Жаль, что я не смог добить его, но, если бы я потратил слишком много времени на одного врага, остальные бы меня окружили. Я заметил, что трое Падших, сбитые моим «Горизонтальным квадратом», уже встали, и атаковал одного из них навыком «Свирепый шип».
        Моя атака шла так близко к земле, что рука практически скользила по ней. Чтобы отбить атаку, воин попытался использовать базовый навык ятагана «Разбойник». Если он меня ударит, то не только оборвётся выполнение моего навыка, но и я замру оглушённый. Поэтому я начал отклоняться, пытаясь избежать попадания «Разбойника». С другой стороны, если я отклонюсь слишком далеко от правильного направления моего удара, то оборву выполнение моего навыка. Покрывающий мой меч бледно-голубой свет начал мерцать, давая мне понять, что выполнение навыка может оборваться.

        - Джааа!  - прорычал воин, опуская вниз пылающее зловещим оранжевы цветом лезвие.
        Острый кончик его ятагана зацепил мою грудь, забрав около пяти процентов здоровья, а мой меч отрубил его левую ногу. Оставшиеся HP воина исчезли и его стройное тело разлетелось, как тонкое стекло.
        Громкий звуковой эффект привлёк внимание всех Падших, которые сражались в огромном дворе. Один из них, особенно крупный, который казался командующим, поднял свой ятаган, похожий на длинную саблю, и крикнул:

        - Сначала избавьтесь от него! Окружите с четырёх сторон и прикончите!
        Мгновенно четыре практически невредимых воина покинули линию атаки и бросились на меня. Это создало дыру в их линии атаки, но атакующих всё ещё было большее, чем защищающихся.
        Один из охранников Тёмных закричал:

        - Помогите мечнику!  - но им будет трудно пробить даже ослабленную линию Падших.
        Я должен был разобраться с этими четырьмя сам. На самом деле, если бы я мог просто прорваться через этот приближающийся строй, то это изменило бы ситуацию в нашу пользу и сделало бы победу возможной.
        Падшие эльфы плавно скользнули вокруг меня. Я всё ещё не мог использовать «Горизонтальный квадрат», свою единственную хорошую широкую атаку, поэтому я отступил, выбирая правильную цель для удара. Но все они были одеты в одинаковую чёрную экипировку с капюшонами, и у них оставалось примерно одинаковое количество HP, поэтому мне было сложно выбрать лучшую цель.
        Позади этой четвёрки воины с вдвое меньшим HP отступали к стене и пили лечебные зелья. Если они восстановят полное здоровье, то четверо окружающих меня Падших превратятся в восемь, и будет трудно даже убежать, а не то что уничтожить их.
        Худшая ошибка, которую можно сделать в такой ситуации, это пытаться сразиться с одним врагом и прекратить двигаться. Как и в случае с монстрами, общая идея заключалась в том, чтобы продолжать двигаться, избегать окружения и постепенно уменьшать HP врага. Если подобное происходит в подземелье, то другие игроки могут разозлиться, так как вы легко соберёте «паровоз», привлекая внимание всё большего и большего количества монстров, но сейчас хорошие манеры ничего не значат.
        Я глубоко вздохнул и, вскочив с земли, рванулся к выбранной наугад цели. Атакуемый мною Падший поднял свой ятаган в оборонительную позицию по диагонали, а остальные трое бросились ко мне. Скорость их реакции и командная работа были намного лучше, чем у обычных монстров, хотя этого и следовало ожидать.
        Единственным плюсом было то, что ни один из воинов не имел тяжёлой экипировки или щитов. тяжело бронированных бойцов было очень трудно убить, но у Падших были только лёгкие металлические доспехи и ятаганы, и это означало, что я смогу преодолеть их оборону.
        С опущенным мечом в правой руке я бросился вперёд. Воин заколебался, потеряв самообладание. Возможно он планировал отбить мой первый удар, но атака без применения оружия вносила элемент неопределённости в алгоритм работы ИИ.
        Когда я был в двух метрах от него, воин наконец принял атакующую стойку. Я ускорился настолько, насколько мог, и вытянул свободную руку с разжатой ладонью вперёд. Я убедился, что оружие противника проскользнуло мимо, и, прогнав страх потерять пальцы, схватил ятаган за лезвие.
        Мелькнула серебряная вспышка, и я почувствовал, как моя рука и оружие воина слились воедино. Я вырвал ятаган из руки врага и перевернул его, чтобы схватить за рукоять. Это был навык захвата оружия «Голодный круг», который я изучил, когда уровень умения «Боевые искусства» достиг ста, что произошло прямо в разгар этой битвы. Естественно, если бы я не покупал у Арго информацию о «Боевых искусствах», то не смог бы сразу его использовать, и узнал бы о его появлении только после окончания сражения.

        - Как ты смеешь, мошенник?!  - прорычал воин, потянувшись к своему оружию.
        Я ударил его по руке Вечерним мечом и получил бонус отрубленной конечности. Воин застонал, схватившись за частично исчезнувшую руку. Я ударил его ногой и развернулся. Трое других Падших никак не отреагировали на мой трюк с захватом оружия.

        - Шиа!
        Я парировал диагональный удар ятаганом и, когда искры от этого удара брызнули мне в лицо, вонзил свой меч в бок нападающего. Предчувствуя ещё одну атаку справа, я заблокировал горизонтальный удар своим мечом. Второй воин дрогнул, и я, ударив его по шее ятаганом, бросился через щель между ними.
        Пока в правой руке у меня был «Вечерний меч», а в левой захваченный ятаган, я находился в состоянии нерегулярного снаряжения, и это означало, что я не мог использовать боевые навыки. Но в сражении один против четверых я не хотел использовать какие-либо сильные атакующие навыки, которые могли привести к значительному снижению моей подвижности. Напротив, наличие меча в каждой руке давало мне больше возможностей для защиты.
        Я не мог не подумать, что для таких случаев я бы мог использовать щит в слоте умения «Быстрая замена», но у меня достаточно неплохо получалось блокировать мечом быстрые и лёгкие удары Падших. К тому же я чувствовал, что мне нравится сражаться двумя мечами, и я мог блокировать удары и атаковать обеими руками.
        Развернувшись, я сказал себе, что если я переживу этот бой, то серьёзно задумаюсь о тренировках с двумя мечами.
        Я увидел перед собой последнего невредимого воина, позади которого стояли ещё два не сильно раненных Падших. Воин, у которого я украл ятаган, бросился назад к своим исцеляющимся товарищам чтобы одолжить оружие.
        Согласно маркерам, их здоровье уже поднялось почти до семидесяти процентов. Через минуту они полностью исцелятся, и до этого момента я должен убить ближайших ко мне троих Падших. Но могу ли я сделать это без навыков? Я уже показал им всё, что имел. Вопрос не в том, смогу ли я это сделать. Я просто должен это сделать.
        Если я буду стоять на месте, то меня быстро окружат, поэтому, сосредоточившись на воине справа, я бросился в атаку. Должно быть разгадав мою тактику нападения сбоку, Падшие начали так менять направление своего движения, чтобы всегда оказываться прямо передо мной. Но если бы я продолжал поворачивать направо, то в конце концов оказался бы в ловушке у стены замка.

«Отступать? Нет, у меня нет времени. Я должен завязать ближний бой и надеяться, что найду способ победить»
        Я как раз собирался начать игру «всё или ничего», когда услышал голос:

        - Кирито, берегись!
        На мгновение мне показалось, что я ослышался, но моё тело инстинктивно среагировало и увело меня влево.
        Перед моими глазами засияло малиново-красное зарево. Самый яркий из визуальных эффектов, который я когда-либо видел, с потрясающей скоростью обрушился на воинов Падших эльфов. Среди зарева был виден силуэт атакующего, но я не мог его рассмотреть из-за слепящего света. Воздух ревел, а камни под моими ногами дрожали.
        Три преследующих меня воина попытались увернуться, но красное зарево уже их накрыло.

        - Ааа!  - закричал центральный воин, поднимая свой ятаган.
        Двое других заняли аналогичные оборонительные стойки.
        Кабуум!!!
        Центральный воин взлетел высоко в воздух, а стоящие по бокам были сбиты с ног и упали на землю. Один из них оказался у моих ног, и абсолютно инстинктивно я ударил его мечом, сбив последние крохи оставшегося здоровья.
        Присмотревшись сквозь разлетающиеся синие частицы, я увидел, что пролетевший мимо, как неудержимый грузовой поезд, силуэт остановился в вихре пыли на расстоянии шести или семи метров от меня.
        Красный плащ с капюшоном. Плиссированная юбка того же цвета. Длинные каштановые волосы. Мне не нужно было проверять маркер, чтобы понять, что это была Асуна - моя временная спутница.
        Но какой навык она использовала?! Я не помнил атак такой мощности в категории «Рапира». Сила и дальность этого удара намного превосходила её любимый навык «Падающая звезда».
        В этот момент пыль начала рассеиваться, и я задохнулся от того, что увидел.

        - Что?!
        В руках Асуны была не «Рыцарская рапира», а огромное копьё длинной не менее двух метров. У копья было тёмно-зелёное древко, обмотанное кожей, а лезвие выглядело сделанным из серебра, с причудливыми украшениями у основания. Это было прекрасное оружие, но меня интересовало не то, где она его взяла, а то, как она могла так хорошо им владеть.
        В настоящее время в SAO было четыре типа копий. Одноручные копья, двуручные копья, одноручные пики и двуручные пики. Из них наиболее часто встречались двуручные копья. Вообще то, в игре было мало копейщиков. Я мог вспомнить Кухулина из Легендарных храбрецов, алебардщика Окотана и Хокай Икуру с трезубцем из АОА и Хайстона из «Кьюсак» который использовал глефу. Их оружие относилось к категории двуручных копий. Ещё меньше было игроков с одноручными копьями. Кроме Шинкенспика из АОА, я мог вспомнить ещё только одного или двух игроков. У обычных двуручных копий было мало навыков, и я вообще не видел на передовой игроков с таким оружием.
        Причиной этого был небольшой выбор оружия и то, насколько сложно им было пользоваться. Единственным оружием, которое относилось к умению «Копья», были копья с длинными древками, которыми можно было только колоть. Их было трудно использовать и в одиночку, и в группе, и в рейде. Нигде не было ситуаций, когда копьё было бы решающим. Так что в нынешнем SAO, где не было места для выбора умений в качестве хобби, копья были пустой тратой слота умений. На мой взгляд…

        - Почему? Где? Как?
        Это всё, что смогло вырваться из моих губ вместо вопросов:

«Почему копьё? Где ты его взяла? Как ты можешь им пользоваться?»
        Но Асуна поняла основную причину моего шока и крикнула мне после того, как прошла её долгая задержка:

        - Объясню позже! Прикрывай мою спину!
        Действительно, с двуручным копьём, которое было больше её роста, было сложно поворачиваться. Я бросился к ней и вспомнил, что двое из трёх воинов с которыми она сражалась, были ещё живы.
        Но мне не пришлось их добивать. Я услышал позади два кристаллических взрыва почти одновременно, и обернувшись через левое плечо, увидел сквозь облако осколков текстур Кизмель с саблей и Мию с рапирой.

        - Кирито, извини за опоздание!  - крикнула Кизмель, в то время как Мия кивнула головой, всё ещё одетой в кожаную маску.
        Боковая дверь в восточное крыло находилась позади них, и должно быть они пришли с этого направления. Судя по иконке баффа «Медитация» на их полосках здоровья, обучение новому умению прошло хорошо.
        Я избавился от трёх разведчиков Падших эльфов, которые бросали парализующие дротики, но нельзя было гарантировать, что ни у одного из оставшихся бойцов-мечников не было своих игл. В этой битве, и во всех других потенциальных битвах против Падших эльфов, мы должны всегда принимать защитные меры против паралича.
        Пришедшие к нам на помощь могущественные союзники уравняли наши силы. Если Асуна сможет применить одну или две атаки копьём на большем количестве врагов, то мы победим. Я просто должен её прикрывать.

        - Асуна, сколько ещё секунд до перезарядки?  - закричал я, взмахнув мечами в каждой руке.
        Через плечо я услышал её ответ:

        - Сто!

        - Понял!
        С момента её атаки прошло двадцать секунд, поэтому перезарядка навыка занимала две минуты, что было разумно, с учётом его огромной силы. Охранники должны были продержаться это время, к тому же, пять или шесть официанток выходили из замка и давали зелья парализованным и раненым охранникам, которые не сражались. К сожалению, лекарство было не способно мгновенно излечить паралич второго уровня, но если мы сможем удерживать нашу позицию, то в конечном итоге они выздоровеют.

        - Кирито, с юга!
        Голос Кизмель привлёк моё внимание к четырём лечившимся воинам Падших эльфов, которые заходили к нам с юга, хотя их здоровье было только на уровне семидесяти процентов. Воин, у которого я украл ятаган, тоже был там и с заимствованным кинжалом прикрывал тыл.

        - Кизмель, Мия, держите фланги! Кирито, враги с севера!  - крикнула Асуна.
        Эльфийка и девочка-воин побежали на фланги. Посмотрев как они удаляются, я обернулся и увидел двух Падших, которые вышли из боя перед горячим источником и вместе с пятёркой своих союзников на юге пытались взять нас в клещи.
        Нас было четверо на семерых, но я знал, что мы не можем проиграть. Сокращение численности противника означало, что линия обороны постепенно набирала силу и удалялась от замка.

        - Держитесь подальше, людишки!
        На нас прыгнули два воина Падших, и их голоса были полны ярости. Я блокировал их точно рассчитанные удары своими мечами. Жёлтые искры от столкновения мечей ослепили меня, а руки ощутили мощное давление, но я собрал все силы и сопротивлялся их атаке. Я обещал защищать спину Асуны и я не отступлю ни на шаг.
        Как только я почувствовал, что выдержал их напор, то сразу использовал навык боевых искусств «Водяная луна». Это был единственный навык, который я мог применить, держа в руках два одноручных меча. Получив удары ногами в живот, один воин споткнулся, но устоял, а другой рухнул на землю.
        Под влиянием внезапного вдохновения, я воткнул ятаган в землю, отменяя штраф за неправильный выбор оружия, и, использовав свой длинный меч, активировал «Вертикальный квадрат», который только что откатил время своего применения. Стоящий передо мной воин принял на себя все четыре удара, и, упав на землю, взорвался.
        Когда я снова смог двигаться, то вытащил ятаган из земли и нанёс серию последовательных ударов по другому Падшему, который к этому времени успел поднялся на ноги.
        Конечно, в бета-версии были игроки, которые пробовали использовать мечи в обеих руках. Основным противовесом недостатку, заключённому в невозможности использовать навыки, был тот факт, что магические бонусы от обоих мечей складывались. Например, если у меня появится две копии моего «Вечернего меча», то я получу бонус +14 к ловкости, что даст мне огромное повышение подвижности.
        Но, насколько я знал, к последнему дню бета-теста ни один игрок не стал мастером двух мечей. Я попробовал этот стиль, но обнаружил, что при одновременных ударах двумя мечами половинки моего тела пытались вести себя как два абсолютно различных существа.
        В конечном итоге, в бета-версии игроки пришли к пониманию, что, в лучшем случае, можно использовать один меч для защиты, а другой для атаки. Однако, для защиты всё же лучше носить вместо второго меча щит. Даже сейчас я не встречал игроков, которые использовали два меча, не считая Арго, хотя её когти были двумя частями одного оружия и использовали обычные навыки меча.
        В этот момент я выполнял серию из пяти или шести ударов и понял, что начинаю запутываться в мечах. Меня снова охватило странное чувство разделения, и ятаган выпал из моей левой руки.
        К счастью, последнего удара хватило, чтобы уменьшить HP воина до нуля, и я инстинктивно отвернулся от разлетающихся синих осколков.
        С начала битвы я уже убил шесть Падших эльфов. Я ни о чем не думал, когда убивал полудюжины обычных монстров, таких как кобольды и ихтиоиды, но в данном случае я чувствовал какое-то странное давление. Я покачал головой, разгоняя чувство диссоциации и слабую вину, и посмотрел на юг.
        Асуна как раз собиралась активировать свой навык. Её пылающее зелёным светом двуручное копьё полетело в пятерых Падших, которых Кизмель и Мия собрали в одну тесную группу. Атака была не такой мощной, как предыдущая, но с большого расстояния она пронзила Падшего воина насквозь. Асуна быстро вытащила копьё и снова бросилась вперёд. И ещё раз. Это была атака, состоящая из трёх ударов.
        Трое из пяти Падших эльфов упали и разлетелись на части. Сила ударов была разрушительной. В бою один на один ловкие Падшие эльфы были грозным врагом, но в массовом сражении, где была возможность поймать врага в ловушку, ни одно оружие не могло быть более эффективным.
        Но Асуна не могла научиться пользоваться двуручным копьём прямо перед битвой. Исходя из количества навыков, которые она использовала, и их силы, уровень её мастерства владения копьями должен быть не менее ста очков. И теперь, когда я подумал об этом, я вспомнил, что, когда мы недавно обсуждали изучение умений, Асуна сказала мне что-то странное…
        Мои мысли были прерваны новыми звуками. Потрясающе быстрыми атаками Кизмель и Мия уничтожили двух оставшихся противников. Воин, у которого я украл ятаган, не имел никаких шансов воспользоваться полученным кинжалом. Он превратился в осколки данных и был удалён из системы.
        Мы уничтожили семерых воинов, которые пытались взять нас в клещи. Я обернулся, чтобы подсчитать количество оставшихся врагов, и по двору пронёсся рёв:

        - Сулаа!
        Сначала я запаниковал, но это была не новая группа врагов и не наше подкрепление. Чуть больше дюжины стражников Тёмных эльфов, которые отчаянно защищались перед Древом духов, одновременно прокричали боевой клич. Теперь я увидел, что число нападающих было примерно равно обороняющимся, а если учесть охранников, которых лечили в тылу, то нас было больше. Командир Падших что-то крикнул, чтобы сплотить своих воинов, но никто не ответил ему тем же.

        - Хорошо, давайте убьём командира и сломаем их…  - начал я говорить Асуне, когда что-то пролетело у меня перед глазами.
        Потом ещё… И ещё…

        - Что это?  - выдохнула Кизмель и указала в небо.
        Я посмотрел за её пальцем и потерял дар речи.
        На фоне золотисто-синего потолка этажа над нами кружились в воздухе бесчисленные маленькие хлопья. Я присмотрелся, и они оказались листьями… Листьями Древа духов, которые, увядая, падали с его веток.
        Я инстинктивно протянул руку и поймал один лист прежде, чем он упал на землю. Светло-коричневый сухой лист рассыпался в моих пальцах и растворился в воздухе.
        Я снова посмотрел вверх и перевёл взгляд на само дерево, которое стояло примерно в тридцати метрах от меня. Его ствол абсолютно не изменился, но листья падали с ветвей и разлетались во всех направлениях.
        Это не могло быть естественным явлением. В январе слишком поздно для падения листьев, к тому же Древо духов никогда не засыхало, так как оно веками получало подпитку от горячего источника у его корней.
        Мои глаза округлились в ужасном предчувствии.
        Листья Древа духов начали осыпаться в момент атаки Падших эльфов не случайно. Если все листья упадут, то «Защита Древа духов», как назвала её Кизмель, будет потеряна, и замок Гэлей станет таким же, как пыльный каньон за его стенами. Дебафф затронет всех Тёмных эльфов в замке, и охранники не смогут сражаться. Однако, у Падших эльфов на поясах были свежесрезанные ветви, и они смогут продержаться.
        В этом и заключался их план с самого начала. И наиболее вероятный способ нанести вред Древу духов был…

        - Кизмель, у тебя есть накидка «зелёных листьев»?!  - крикнул я.
        Рыцарь в шоке посмотрела на меня и покачала головой.

        - Нет, я вернула её в сокровищницу. Если Древо духов увянет, тогда…

        - Правильно, именно этого они и ждут. Возьми это,  - сказал я, и, как можно быстрее открыв инвентарь, вынул ветку, которую забрал у разведчика Падших эльфов.
        Кизмель заметила, что все Падшие носили такие ветки, и застыла в изумлении.

        - Они срезали ветви с живых деревьев! Но как?!

        - Я не знаю, но это единственный вариант, который у тебя есть. Если все листья Древа духов упадут, то охранники не смогут сражаться.
        Я сунул ветку в руку рыцаря и повернулся к Асуне. Я очень волновался за неё, но знал, что Кизмель не оставит своих товарищей, а Асуна не уйдёт без неё.

        - Просто ждите… Я сейчас вернусь!

        - Куда ты?!

        - В подвал!  - крикнул я, убегая.
        Я мчался сквозь падающие листья на полной скорости. Когда началось такое необычное явление, Охранники остановились, но потом продолжили сражаться. Листьев хватит ещё минуты на три, но оставалось пятнадцать воинов Падших эльфов, включая их командира, и даже с тремя девушками было бы сложно уничтожить их всех в течение этого времени. Я должен был остановить увядание Древа духов.
        Я занёс меч над правым плечом, надеясь перед уходом нанести хотя бы ещё один удар, и достиг желаемого, направив «Звуковой удар» в спину стоящего отдельно от основной группы воина Падших. От удара он упал, и я сорвал ветку с его пояса.

        - Сбивайте ветви со спин Падших!  - крикнул я охранникам так, чтобы Падшие тоже меня услышали, и помчался сквозь бой к главному входу в замок.
        Было трудно попасть по ветвям на спине врага, но это должно оказать некоторое психологическое давление на Падших. Если они потеряют свои ветви, то тоже будут подвержены слабости после смерти Древа духов.
        Через несколько секунд я добрался до дверей и передал только что полученную ветку официанткам, которые помогали раненым и парализованным охранникам.

        - Если Древо духов завянет, соберите всех вокруг этой ветви!
        Я был уверен, что действие ветви будет непродолжительным, но всё же даже этого достаточно, чтобы хоть что-то изменить. Как только ошеломлённые официантки кивнули, я бросился внутрь.
        Прихожая первого этажа была пуста. Скорее всего, граф Гэлейон и Первосвященники забаррикадировались на верхнем этаже. Я не думал, что они выслушают какого-то человека-странника, как это сделал виконт Йофилис, и если дерево засохнет, они будут такими же беспомощными, как и все остальные.
        Лестница к подземному источнику была немного дальше по коридору западного крыла. Я повернул налево и снова набирал скорость, когда услышал знакомый голос.

        - Привет, Мальчик! Помедленнее!

        - …?!
        Я резко остановился и посмотрел вверх по направлению голоса. На террасе второго этажа вестибюля стояла фигура в чёрной мантии и дико размахивала руками.

        - Дедуля?! Что ты хочешь? У меня нет времени для…
        Но самозваный «великий мудрец» отчаянно прервал меня:

        - Я знаю! Я подозреваю, что Падшие бросили в источник яд, и я знаю, что ты идёшь туда! Но ты не сможешь это исправить самостоятельно!

        - Тогда что мы можем сделать?

        - Вылей это в источник!  - крикнул Бухрум, бросая что-то стеклянное с террасы.
        Я знал, что, если это была сюжетная линия квеста и я не поймаю объект, то квест сразу же окончится неудачей, поэтому я выронил меч и обеими руками схватил стеклянный шар.
        Это была круглая колба с плоским дном, диаметром около десяти сантиметров. Она была заполнена тёмно-зелёной жидкостью, а в коротком горлышке была пробка. Жидкость выглядела очень ядовитой.
        Я хотел спросить старика, действительно ли это безопасно для дерева, но не стал терять ни секунды. Решив поверить на слово мудрецу, который вовремя обучил Асуну и девушек навыкам медитации, я поднял свой меч.

        - Хорошо, я сделаю это!

        - Прекрасно!
        Я снова побежал, и когда с правой стороны зала появилась лестница вниз, быстро спустился в подвал. В коридоре с красноватыми лампами нужно быть максимально осторожным, так как с этого момента Падшие могут скрываться где угодно.
        В конце изогнутого коридора показалась большая дверь, ведущая к подземному источнику, из которой вылетали клубы пара.

        - Ох…
        Я инстинктивно закрыл рот и нос рукой с мечом. Раньше здесь пахло родниковой водой, но теперь появился неприятный заплесневелый запах.
        Остановившись у входа, я внимательно прислушался перед тем, как войти. В просторной комнате отдыха никого не было, а зловоние стало сильнее. Если запах исходил от бассейна, из которого пили корни дерева, то нельзя было терять ни секунды. Я распахнул следующую дверь и, промчавшись через пустую раздевалку, вошёл в подземный купол.
        Увидев бассейн, я сжал зубы. Чистая, молочно-белая вода источника стала чёрной. Большие липкие пузыри поднимались на поверхность и, лопаясь, испускали зловоние. Свисающие с куполообразного потолка корни почернели почти на четыре пятых своей длинны, что, без сомнения, произошло из-за всасываемой ими ядовитой воды. Если я не очищу воду прямо сейчас, то многовековое дерево умрёт через минуту.
        Но я не мог пройти дальше. Передо мной, у самой кромки воды, стоял воин в цельнометаллических доспехах. В его правой руке было короткое копьё, а левая держала щит…
        На меня настороженно смотрел лидер «Кьюсак».

        - Убирайся с дороги!  - крикнул я.
        Гиндо поставил между нами свой большой щит и сказал:

        - Я не могу уйти, пока эти корни полностью не сгнили.
        Стало ясно, что именно Гиндо бросил яд в горячий источник. Однако его маркер был зелёным и, значит, это не он убил охрану Тёмных эльфов и открыл ворота замка. Вероятно, это были его товарищи.
        В любом случае, «Кьюсак» полностью меня одурачили. Мой рот заполнил горький вкус сожаления и ненависти.

        - Вы помогаете Падшим эльфам или вы часть банды ПК?
        Я ожидал услышать от Гиндо всё, что угодно, но только не то, что услышал.

        - Ни за что! Мы даже не знали, что в Айнкраде люди занимаются PK! Поэтому я… Я никогда не подозревал его в этом…

        - О ком ты…?
        У меня не было времени продолжать разговор. Нельзя было тратить ни секунды. Во дворе, прямо над нами, Асуна, Кизмель, Мия и охранники Тёмных эльфов отчаянно сражались, чтобы спасти замок. Судя по тому, что я мог видеть на полосках HP нашей группы, девушки не слишком сильно пострадали, но если Древо духов умрёт и охрана больше не сможет сражаться, то мои подруги будут в серьёзной опасности.

        - У меня нет времени говорить с тобой. Если ты не отойдёшь,  - сказал я поднимая свой меч и направляя его на стоявшего в пяти метрах от меня Гиндо,  - я заставлю тебя силой.
        Напав на Гиндо, курсор которого был зелёного цвета, я стану оранжевым преступником, но я выполню квест «Восстановление равновесия» столько раз, сколько будет нужно, лишь бы Асуна и остальные остались живы.
        В ответ Гиндо выровнял свой щит, высота которого превышала метр. Он явно не собирался двигаться с места, пока дерево не засохнет. Будет нелегко прорваться сквозь его защиту, но, если дело дойдёт до этого, я могу использовать серию навыков, чтобы разбить щит…
        У меня возникла идея, и я посмотрел на меч в своей правой руке. Я молча вернул его в ножны на спине, открыл окно и положил флягу в инвентарь. Когда Гиндо увидел меня с пустыми руками, на его лице мелькнуло выражение неуверенности.
        Через мгновение я рванулся с места. Гиндо отчаянно попытался поднять своё короткое копьё, но я прыгнул вправо, уходя в слепое пятно его большого щита. Затем я снова бросился вперёд и, упёршись обеими руками в щит, изо всех сил толкнул его.
        В безопасной зоне даже самый сильный игрок не может оттолкнуть других игроков, так как персонажи имеют свойства неподвижных объектов. Но за пределами зоны безопасности это не применяется. Я не знал, где проходит грань между простым толканием человека и совершением преступления. Если вы столкнёте кого-то с высокой скалы и нанесёте урон от падения, то вы определённо станете оранжевым, но текущая ситуация казалась мне безопасной.

        - Ааа!
        Я взревел и продолжил толкать воина в тяжёлой броне, чьё снаряжение весило вдвое больше чем моё. То ли из-за разницы в силе, то ли просто от удивления, Гиндо замер и начал понемногу скользить назад. На самом краю бассейна он попытался сопротивляться, но не смог и упал в грязную чёрную воду, подняв большую волну.

        - Ох!  - выдохнул Гиндо, когда его лицо появилось из-под воды.
        Он выплюнул воду и замахал руками, но из-за веса брони и щита не смог удержаться на плаву. К счастью, почерневшая вода была вонючей, но не ядовитой для игроков, так как на его маркере не появился значок дебаффа. С опозданием я понял, что если бы его HP пострадало, то я бы стал преступником. Но, по крайней мере на данный момент, я не получил нарушения «равновесия».
        Я провёл пальцами по открытому окну инвентаря и материализовал сосуд, который только что поместил в инвентарь. Быстро выбив пробку, я вылил зелёную жидкость в горячую воду.
        Из точки касания жидкости с чёрной водой источника вырвался поток белого пара, который быстро охватил бултыхающуюся фигуру Гиндо. Реакция быстро распространилась на весь бассейн, и пар заполнил всё поле моего зрения.
        Происходящее напомнило мне о шутке, которую я сыграл в детстве со своей младшей сестрой Сугухой, когда я бросил ей в воду огромный кусок сухого льда.

        - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, дедуля,  - пробормотал я.
        Ответа конечно не последовало, но через несколько секунд я почувствовал первое изменение. Густая вонь, которая скопилась в гроте, начала быстро исчезать, сменяясь свежим древесным запахом, который напоминал лес после дождя. В конце концов, белое облако рассеялось, и я снова мог видеть.
        За несколько мгновений ядовитое болото, в которое превратился горячий источник, претерпело потрясающую трансформацию. Зеленоватая вода стала прозрачной, и можно было отчётливо увидеть дно бассейна с твёрдым покрытием, а неприятный запах полностью исчез. Свисающие с потолка корни всё ещё были чёрными сверху, но даже там чернота медленно отступала. Похоже, что мы избежали кошмарного сценария, по которому Древо духов должно было умереть.
        Я снова проверил полоски HP членов своей группы и, удовлетворённый тем, что они всё ещё держались на уровне около семидесяти процентов, вздохнул с облегчением. В этот момент победа Тёмных эльфов наверняка была гарантирована, но участие игроков в сражении всё ещё могло повлиять на происходящее. Я должен был вернуться во двор и помочь уничтожить Падших.
        Развернувшись на каблуках, я остановился и снова посмотрел на Гиндо. Стоящий на коленях в воде тяжёлый воин повернулся ко мне и еле слышно сказал:

        - Теперь… Они все умрут.

        - Кто? Почему?  - спросил я.
        С выражением пустоты на лице, словно из него ушла душа, Гиндо крикнул с отчаянием:

        - Как ты думаешь, кто? Мои друзья! Лазули, Тэмуо, Хайстон… Им дали яд и держат в плену.
        Глава 12
        К тому времени, когда я вернулся во двор замка, в живых оставалось только три воина Падших эльфов. Неудивительно, что одним из них был командир с длинной саблей. Однако сюрпризом было то, с кем он сражался.
        Тёмный эльф, размахивающий тонким длинным мечом и одетый в блестящие серебряные доспехи и синий плащ, был не кем иным, как хозяином замка, графом Меланом Гусом Гэлейоном. Он потерял почти двадцать процентов своего здоровья, и его движения были неуклюжи, но командиру Падших было гораздо хуже, и я не стал вмешиваться. Два других врага были полностью окружены охранниками. Большинство листьев Древа духов осыпались, но опадение прекратилось.
        Быстрый осмотр двора показал, что Асуна, Кизмель и Мия помогали слугам ухаживать за ранеными, а рядом с ними был и Бухрум.
        Когда я подошёл, мудрец был как никогда напыщен.

        - Приятно видеть, что ты умеешь следовать указаниям, мальчик. Чтобы вытащить графа из укрытия и заставить его присоединиться к битве, мне пришлось ворваться в спальню маленькой Меланы.
        Я посмотрел на хихикающего старика, потом на храброго графа Гэлейона и снова на Бухрума.

        - Так как ты мудрее и важнее, чем лорд замка, я хочу тебя кое о чем попросить…

        - И что ты задумал?  - подозрительно спросил Бухрум.
        Я наклонился к его длинному уху, частично скрытому белыми бакенбардами, и прошептал:

        - Мне нужны четыре ключа, которые хранятся в комнате сокровищ.

        - Что?!  - заорал старик, и мне пришлось прикрыть его рот рукой.

        - Пожалуйста! Мои друзья… Вернее, хорошие знакомые, находятся в смертельной опасности. Я верну ключи, как только спасу их!
        В тот момент я полностью забыл, что стоящий передо мной старик был NPC. Если размышлять прямо, то NPC, действующий по правилам, никогда не поможет в краже. Но происходящее несколько последних дней и общение с повстречавшимися нам NPC говорило о том, что в их поведении было что-то слишком человеческое.
        Граф Гэлейон, который сейчас сражался с командиром Падших, в первую нашу встречу казался не более, чем просто квестовым персонажем, выдающим задания и читающим сухие строки в соответствии с указаниями системы. Но, наблюдая за ним сейчас и видя, как он неловко и отчаянно сражается, я рисовал себе яркий портрет человека с изнеженным воспитанием, который старался соответствовать своей роли лорда, подстрекаемый суровым старым учителем. Раньше я думал, что Кизмель и Виконт Йофилис - единственные особые неигровые персонажи, но после встречи с Бухрумом и Мией мне стало казаться, что такими были все неигровые персонажи, живущие в Айнкраде.
        Бухрум ответил на мою просьбу свирепым взглядом и рычанием:

        - Хрррммм…

        - Послушай, я знаю, что это безумная просьба. Но это единственный способ…

        - Хм. Хорошо.

        - Да?!
        Это оказалось гораздо проще, чем я ожидал. Бухрум взглянул на Асуну, которая давала охраннику зелье, и пробормотал:

        - Копьё, которое я одолжил этой молодой леди, тоже было в сокровищнице. Подожди здесь.
        Бухрум развернулся и, закрутив чёрные одежды, побежал к парадному входу. Гиндо, наблюдавший за нами из тени массивной двери, торопливо отошёл назад, но старик не обратил на него внимания и скрылся в замке.
        По двору пронёсся боевой клич, это граф Гэлейон победил вражеского командира. Два оставшихся воина бросили свои ятаганы и сдались.
        Мы успешно избежали разрушения замка Гэлей, но борьба ещё не закончилась. С неизвестным, который похитил трёх членов «Кьюсак» и заставил Гиндо открыть ворота в замок, нужно было разобраться раз и навсегда.
        Я сделал глубокий медленный вдох, выдохнул и направился к Асуне, чтобы объяснить сложившуюся ситуацию.
        Пять минут спустя мы быстро бежали через пыльный каньон за пределами замка Гэлей.
        В тридцати метрах впереди бежал Гиндо, который без доспехов и щита стал гораздо легче. Я предупредил его, что он будет в большой опасности, если на него нападут монстры, и поэтому он не должен далеко убегать, но его темп явно ускорялся. Гигантские членистоногие, населявшие каньон, в основном использовали для охоты не зрение, а вибрацию от движения цели, и, будучи тихими и осторожными, их можно миновать, но Гиндо явно не заботился об этом.
        Я понимал, что он чувствовал, но, если он привлечёт внимание монстров, то нам придётся спасать его, и нас могут увидеть. Я никого пока не видел, но здесь были десятки маленьких расщелин и теней, в которых могли скрываться игроки.

        - Кстати, что случилось с тем эльфийским эскортом, который был у «Кьюсак»?  - спросила Асуна.
        Я повторил то, что рассказал мне Гиндо.

        - Он погиб в бою, когда на них напали монстры в этом каньоне. Именно тогда, по его словам, появился незнакомый игрок и спас их, но я держу пари, что сначала он собрал монстров и скинул их на «Кьюсак».

        - Это тот самый человек, который убил отца Мии и пытался убить вас с Асуной?  - спросила Кизмель.
        Недолго думая, я положил руку на плечо Мии и кивнул.

        - Точнее, я думаю о боссе тех людей, которые убили Сайлона. Мы с Асуной зовём его Человек в чёрном пончо. Обычно он не сражается сам, а тайно сталкивает людей между собой.

        - Ох… Прямо как один из демонов в древних мифах.

        - Д… Демоны?
        Это напомнило мне, что я до сих пор не видел в Айнкраде настоящих монстров демонического типа. Я взглянул на Кизмель, и она, кивнув, продолжила:

        - Глубоко под землёй в земле древних существовало подземное царство, где, как говорили, жили злые демоны и дьяволы. Время от времени они поднимались на поверхность, маскируясь под людей и эльфов и занимая места дворян или военных лидеров, и сеяли раздор среди невинных.
        Интересно, она говорила, что Человек в чёрном пончо не игрок, а неигровой персонаж из какой-то давно бездействующей расы демонов Айнкрада, или предполагала, что он мог быть настоящим демоном, который одел Нейрошлем и зашёл в SAO. Очевидно, что я не собирался её расспрашивать, поэтому, сосредоточившись на спине бегущего далеко впереди нас Гиндо, я сказал полушутя:

        - Как только мы снимем капюшон этого пончо, мы всё узнаем.
        К моему удивлению, Мия кивнула и сказала:

        - Когда я была маленькой, мама читала мне историю, в которой был демон. Я думаю, что если у него будут на голове острые рога, то он демон.
        Это звучало как безобидный комментарий, но она говорила о боссе людей, которые убили её отца, и я должен отплатить ему за то, что он приставил нож к моей спине на улицах Карлуина. Было и так достаточно сложно пройти эти этажи, и нам не нужны лишние сложности с кучкой ПК, создающих проблемы. Если Человек в чёрном пончо лично похитил оставшуюся часть «Кьюсак», то это был идеальный шанс свести с ним счёты, конечно после того, как троица будет в безопасности.

        - Будь он демон или человек, он очень опасный враг. Я очень надеюсь на вашу помощь, хотя знаю, что вы устали.
        Я похлопал Мию по плечу. Маленькая девочка в противогазе кивнула одновременно с Кизмель и Асуной.
        Честно говоря, я очень хотел отвести Асуну в сторону и расспросить её о двуручном копье, но было трудно говорить об игровых системах перед NPC. Когда я вернулся во двор, копья, которое Бухрум взял из хранилища сокровищ, уже не было на виду, но держу пари, что оно было в инвентаре Асуны, так что у меня ещё будет шанс спросить о нем. Всё это может подождать, пока мы не спасём Лазули, Тэмуо и Хайстона.
        По словам Гиндо, после того, как на них напал рой монстров и погиб телохранитель Тёмных эльфов, из облака странно пахнущего дыма раздался голос, сказавший: «Сюда». Они побежали в том направлении и, сбежав от монстров, увидели красивого игрока с очаровательной улыбкой, который отвёл их в пещеру в конце каньона. Как только они расслабились, игрок их парализовал.
        После этого он вытащил Гиндо из пещеры и с той же улыбкой сообщил ему условия, которые он должен выполнить, чтобы вернуть своих товарищей по гильдии. Гиндо один вернётся в замок Гэлей и отравит подземный источник. Когда все Тёмные эльфы в замке умрут, он сможет вернуться. С другой стороны, если все Падшие эльфы погибнут во время атаки, он должен украсть четыре священных ключа из сокровищницы и доставить их в пещеру. Если одно из этих условий будет выполнено, то его друзья вернутся к нему живыми.
        Когда Гиндо объяснил ситуацию, моя первая мысль была о Нежа, бывшем кузнеце и шакрамщике из «Легендарных храбрецов». Он описывал Человека в чёрном пончо, который предложил им идею о мошенничестве с апгрейдами, как кинозвезду. По его словам, это был красивый мужчина с приятной улыбкой. Я никогда не видел его лицо, но казалось очевидным, что «красивый игрок с очаровательной улыбкой», с которым говорил Гиндо был тем же самым человеком. Насколько же харизматичным должен быть этот парень, если так много игроков теряют рядом с ним бдительность?
        Может быть, он действительно был дем…
        Нет, я не должен думать об этом. Будь он демон или человек, если у него есть полоска HP, то его можно победить. Я колебался, когда сражался с Мортэ, но я не совершу эту ошибку дважды. Я убил в битве за замок Гэлей шесть Падших эльфов, зная, что в этом мире не было принципиальной разницы между их жизнями и жизнями игроков.
        Бегущий впереди Гиндо указал своим коротким копьём вверх и изменил направление движения. Это был сигнал, что место назначения близко. Прошло всего десять минут с тех пор, как мы покинули замок, и даже избегая боев с монстрами мы преодолели не более полукилометра. Гигантский скорпион полз по правой стороне оврага, поэтому мы обошли его по левой стороне и остановились перед поворотом, на котором свернул Гиндо.
        Примерно через двадцать метров тропа заканчивалась зияющим ртом пещеры, в которой были в плену остальные члены «Кьюсак». Гиндо открыл инвентарь у входа, одел броню и вошёл.
        Если Человек в чёрном пончо или его друзья будут ждать возле входа в пещеру, то он должен был поднять своё копьё. Однако, копьё Гиндо было всё ещё направлено к земле. Наш план состоял в том, чтобы Гиндо обменял четыре ключа на своих друзей, и как только они благополучно выйдут из пещеры, мы атакуем преступников. Пещера была тупиковой, так что нам не нужно было беспокоиться о побеге Пончо.
        Вполне возможно, что убийца заберёт ключи и, нарушив своё обещание, нападёт на Гиндо, но, если это произойдёт, мы немедленно ворвёмся в пещеру. Гиндо был зарегистрирован в нашей группе, так что я мог видеть его HP в режиме реального времени и, учитывая оборонительную направленность его персонажа, даже враг выше двадцатого уровня не сможет убить его в одно мгновение.
        Гиндо медленно приближался к пещере и, переступив границу между залитым закатом оранжевым песком и тенью от высоких скал, окрасился в тёмно-серый цвет.

        - Эй, Кирито,  - прошептала Асуна, присев рядом со мной,  - мне интересно, это ведь Падшие эльфы хотят получить ключи, а чёрное пончо просто им помогает?

        - Хм… Думаю да. Вряд ли у него есть свой интерес в войне между эльфами. Может быть, в обмен на помощь Падшим он и его приятели получают кинжалы и парализующие дротики?

        - Но Падшие эльфы, которые напали на дом Мии в Стахионе, искали наши железные ключи. Они связаны только с «Проклятием Стахиона», так почему же Падшие хотят их заполучить? Ты же не думаешь, что эти железные ключи - это два оставшихся священных ключа?

        - Нет… Этого не может быть,  - сказала Кизмель, которая практически легла мне на спину, чтобы заглянуть в проход.

        - «Рубиновый ключ» и «Адамантовый ключ» бережно хранятся в Святынях на седьмом и восьмом этажах. Люди не знают, где находятся эти Святыни и что делать с ключами.

        - Это хорошо,  - сказал я, решив не говорить, что половина её заявления определённо не соответствует действительности.
        Любой игрок, который прошёл квест кампании «Война эльфов» в бета-версии, знал, где находятся Святыни седьмого и восьмого этажа, в том числе и я.
        Но двумя железными ключами владели не игроки, а мать Мии, и лорд Сайлон, и только эльфы могли подниматься по этажам до прохождения нами башни шестого этажа. Так что если эти ключи не были священными, но Падшие эльфы по какой-то причине хотели их получить, то это означает…
        В этот момент Мия крикнула из-под Асуны:

        - Ой… Смотрите…
        Я сосредоточился на проходе. Гиндо всё ещё не вошёл в пещеру, по какой-то причине, он стоял в нескольких метрах от входа. Либо он что-то заметил, либо…
        Но предчувствие, которое начало у меня зарождаться, было опровергнуто - из темноты появились знакомые лица.
        Из пещеры вышли: Лазули с хвостиком, бритоголовый Тэмуо и длинноволосый Хайстон. Они были в броне, но без оружия. Их шатающаяся походка была вызвана не эффектом от парализующего яда, а скорее психическим потрясением.
        Сначала я почувствовал облегчение, так как все трое были в безопасности, но потом стал очень подозрительным.
        Гиндо ещё не отдал Человеку в чёрном пончо четыре ключа. Почему же заложников освободили? Ключи были просто оправданием, и всё, чего он действительно хотел, это открыть ворота замка Гэлей? Но Падшие эльфы были побеждены, а Древо духов выжило. Около десяти охранников погибли, но я сомневаюсь, что он хотел достичь только этого.
        Что-то не складывалось, но, по крайней мере, остальная часть «Кьюсак» была в безопасности. Гиндо отбросил свой щит в сторону, бросился к друзьям и взял их за руки. Обрадовавшись воссоединению, он повернулся к нам и помахал руками.

        - Полагаю у нас больше нет причин прятаться,  - сказала Асуна.
        Я согласился и выпрямился. Как только Мия поднялась с гравия, мы направились к пещере. В конце небольшого прохода нас встретил улыбающийся Гиндо со слезами на глазах.

        - Спасибо… Большое спасибо. Благодаря вам все живы и здоровы.

        - Но… Мы ничего не сделали…  - сказал я, почёсывая голову.
        Бледный Хайстон, здоровье которого было почти полным, сказал:

        - Парализовавший нас игрок ушёл из пещеры около пяти минут назад. Я думаю, он знал, что вы шли за Гиндо, и убежал. Так что это всё же благодаря вам.

        - Если он знал, что мы идём, то это само по себе проблема,  - пробормотал я, оглядываясь по сторонам.
        За пять минут можно убежать далеко, но если он просто ушёл, то всё ещё может быть по близости. С другой стороны, пещера и тропа к ней вели в тупик, и если бы он не поторопился, то мы бы его увидели.

        - Он получал сообщение перед тем, как уйти?  - спросила Асуна.
        Лазули покачала головой.

        - Нет, он был совершенно спокоен после ухода Гиндо и время от времени колол нас ядовитыми иглами. Потом он просто встал и вышел из пещеры. Когда паралич прошёл, мы тоже вышли и увидели Гиндо.

        - Хм…
        Асуна всё ещё выглядела настороженной, а Кизмель и Мия оглядывались так, как будто не чувствовали себя в полной безопасности. Даже если чёрное пончо использовал своё умение скрытности, то он не мог не привлекая внимания подкрасться к нам в этом месте, но в этом мире ни на что нельзя было положиться.
        Между тем, Гиндо казался полностью спокойным и расслабленным. Он подошёл ко мне и поклонился.

        - Я в долгу перед тобой. Этот опыт был для нас болезненным уроком. Мы ещё не готовы находиться так близко к передовой линии. Мы вернёмся на пятый этаж, закончим оставшиеся квесты и продолжим совершенствоваться. Ты можешь получить их обратно.
        Гиндо открыл инвентарь и передал мне небольшую кожаную сумку. Я заглянул внутрь и увидел зелёный, синий, жёлтый и чёрный священные ключи.

        - Всё на месте…
        Я сделал паузу. Если бы он подменил ключи на подделки, то я не смог бы увидеть разницу. Я не мог исключить возможность того, что они были в сговоре с Человеком в чёрном пончо, и это был большой план по получению ключей.

        - Хм, подожди. Извини, я могу кое-что проверить?  - спросил я.
        Гиндо абсолютно не обиделся.

        - Да, конечно.
        Я подозвал Кизмель и показал ей сумку.

        - Можешь проверить, настоящие это ключи или нет?

        - Могу, но как я уже говорила ранее…  - рыцарь пожала плечами.
        В этот момент чуть левее нас взметнулся фонтан песка.
        Я отскочил назад и увидел, что красновато-коричневый песок начал вращаться в небольшом вихре. Вихрь? Я никогда не видел ничего подобного в этих каньонах.
        Через секунду в середине песчаного вихря высотой два метра я увидел тусклый блеск и, закричав «Оборона!», выхватил «Вечерний меч», взяв его двумя руками.
        Держа меч перед собой, я закрыл Асуну, а стоящая рядом Кизмель обнажила саблю и заняла позицию перед Мией. Члены «Кьюсак» стояли дальше, и всё, что я мог сделать, это надеяться, что Гиндо использует свой огромный щит, чтобы защитить друзей.
        Песчаный вихрь беззвучно лопнул сверху вниз, и из него рванулся малиновый свет. Это была активация навыка для ятагана «Тройная коса», который наносил урон вращением по области. Хотя, нет…
        Нас атаковали мощнейшим навыком для катаны «Вращающееся колесо», который тоже наносил массовый урон.
        Мощнейший, почти беспрецедентный шок смел остаток всех моих мыслей. Я держал меч обеими руками, но не смог устоять. Перед моими глазами вспыхнул поток искр, и невероятный удар прошёл через всё тело. Я ударился спиной об Асуну и, пролетев около шести метров, мы растянулись на гравии.
        Я несколько раз перекатился, но сумел остановиться на коленях. Я отбил атаку но потерял около двадцати процентов здоровья, а НР лежащей на земле Асуны снизилось на десять процентов. Кизмель удалось удержаться на ногах, но она тоже была отброшена на значительное расстояние, а Мия лежала позади неё.
        Оглянувшись через левое плечо, я увидел, что «Кьюсак» отступили, но в остальном были в порядке, за исключением того, что верхняя четверть большого щита Гиндо исчезла. Песчаный вихрь развеялся, и мы увидели напавшего на нас персонажа. Это был не Человек в чёрном пончо.
        Обтянутая тёмно-серой кожей с шипами фигура атакующего была стройнее, чем у Кизмель. Капюшон того же цвета покрывал плечи и голову, но это явно была женщина. Опущенное после удара оружие, действительно, было катаной. Это был второй раз, когда я видел этот редкий тип оружия в финальной версии игры. Впервые я увидел подобное оружие у лорда кобольдов Ильфанга, Босса первого этажа, который использовал огромный нодати.
        Стоящая после атаки с согнутыми коленями девушка выпрямилась грациозным движением и сбросила капюшон свободной рукой. В свете заходящего солнца заблестели её пепельно-седые волосы, которые были длиннее с одной стороны и закрывали половину лица.
        Я посмотрел на чёрно-красный маркер цвета засохшей крови. Её звали Адъютант падших эльфов Кисара.
        Я узнал это имя. Именно эта эльфийка была с генералом Нольцем, когда мы встретили его в водном подземелье на четвёртом этаже. И только в этот момент я понял, что прояснилась одна из нерешённых загадок.
        Гиндо попал в ловушку Чёрного пончо, и, оставив заложников, вернулся в замок один. Охранники открыли ему ворота, так как у него было кольцо доступа. В этот момент меня разбудил в столовой обыкновенный звон колокола. Я вспомнил, что он превратился в сигнал тревоги через десять секунд после этого.
        Большой отряд Падших эльфов не мог пробежать через каньон к воротам замка всего за десять секунд. Как я изначально и предполагал, кто-то прошёл через ворота с Гиндо и убил Тёмных эльфов в комнате управления воротами. Но этот кто-то так и не появился во время битвы, заставив меня гадать до последнего момента.
        Теперь я знал, что на комнату у ворот напала девушка с катаной. Мне было непонятно, почему она не участвовала в битве во дворе, но вполне возможно, что её присутствие позволило бы Падшим победить.
        Эльфийка осмотрелась похожими на лёд голубовато-фиолетовыми глазами и воткнула конец своей чёрной катаны в песок. Когда она вновь подняла катану, то на её кончике была наколота кожаная сумка, которая выпала из моей руки во время нападения.

        - Тридцать моих братьев погибли, чтобы я смогла получить это…
        Голос, исходящий из её тонких губ, производил впечатление сладкого яда. В этот момент Кизмель оправилась от шока и замахнулась мечом.

        - Ты… Ты пособница генерала Нольца Грабительница Кисара!  - крикнула она,  - Положи сумку на землю! Они не для таких, как ты!
        Но Кисара и глазом не моргнула. Она пристально посмотрела на Кизмель ледяным взглядом и ответила:

        - Рыцарь Льюсулы, боюсь, я не знаю твоего имени. Я не верну ключи, они необходимы для исполнения нашей самой великой мечты.

        - Тогда я заставлю тебя вернуть их моим мечом!  - крикнула Кизмель, срываясь с места.
        Я знал, что должен атаковать прямо сейчас, но мой аватар не слушался.
        Атака Кизмель была достойна королевского гвардейца. Это был не навык, а простой удар, но разрезающая виртуальный воздух сабля засияла серебряным светом, а созданный ею поток воздуха долетел до меня с расстояния нескольких метров.
        Раздался неприятный звон, и металл застонал.

        - Ах!
        Слева от меня вскрикнула Асуна, и в тот момент, когда Кисара одним лёгким движением подняла катану и отбила удар, по всей длине меча Кизмель пробежала чёрная трещина. Это был знак того, что срок службы оружия вот-вот закончится.
        Стиснув зубы, Кизмель отскочила назад. Она всё ещё держала саблю наготове, но один хороший удар легко её разрушит.
        Тем временем, Кисара осторожно опустила катану и положила ключи в сумку на талии. Её взгляд перешёл с Кизмель на нас с Асуной, а затем на членов «Кьюсак». Сапоги Кисары скрыл ещё один пыльный вихрь, который поднялся до её колен, и она с потрясающей скоростью переместилась прямо к группе Гиндо.

        - Ааа!  - закричал в страхе Тэмуо.
        Кисара схватила его свободной рукой за нагрудник и с лёгкостью подняла в воздух. Тэмуо изо всех сил махал руками, пытаясь вырваться на свободу, но замер, когда его горла коснулся кончик катаны.

        - Я могу убить тебя прямо сейчас, но я не люблю убивать детей, а моя ветвь скоро иссякнет.
        С опозданием я понял, что за спиной Кисары тоже есть живая ветка дерева. Если я смогу её забрать, то Кисара будет ослаблена и не сможет двигаться, так как у неё не было накидки «зелёных листьев», как у Кизмель.
        Но я не мог двигаться, пока катана была у шеи Тэмуо. Если бы он был одного уровня с Кисарой, то даже в случае атаки жизненно важной точки его HP не могло обнулиться за один удар. Но, учитывая силу катаны, которая чуть не уничтожила саблю Кизмель одним ударом, и тот факт, что для моего двадцать первого уровня её курсор выглядел почти чёрным, она действительно могла нанести один смертельный удар.

        - У вас есть ещё два ключа. Не священных, просто железных, которые сливаются воедино,  - сказал Кисара, всё ещё держа Тэмуо в воздухе.
        Мне потребовалась лишняя секунда, чтобы понять, что она имела в виду. Мои плечи инстинктивно дёрнулись, и Кисара направила свой сине-фиолетовый глаз прямо на меня.

        - Их вы тоже отдадите. За каждые десять секунд вашего промедления я буду убивать по одному из ваших знакомых.
        Тэмуо снова начал бороться, а Лазули резко вскрикнула. Хайстон, стоящий на коленях в песке, перевёл взгляд с Кисары на меня и обратно и сказал дрожащим фальцетом:

        - Это… Это ведь сюжетное событие квеста «Война эльфов»?! Кто-то нас спасёт, верно?!
        Я хотел верить в это, но был абсолютно уверен, что это нападение не имеет ничего общего с сюжетом квеста. Это были непредусмотренные события, которые происходили из-за того, что чёрное пончо и его банда вступили в контакт с Падшими. Это был инцидент…

        - Семь, восемь…
        Когда отсчёт достиг девяти, я сказал:

        - Хорошо. Я отдам тебе ключи.
        Как только я сказал это, то подумал, что Кисара NPC и она может воспринимать десятисекундный предел в очень буквальном смысле. Если она не получит право собственности на ключи, то она может безжалостно убить Тэмуо. По крайней мере, если это было предусмотрено сценарием.
        Но уже прошло больше десяти секунд, а она просто кивнула и не пошевелила катаной. Убеждённый в том, что это не какое-то заранее записанное событие, я как можно быстрее вытащил свой железный ключ из хранилища.
        Я бросил свой ключ в песок у ног Кисары, и рядом воткнулся второй, который прилетел с другой стороны. Это был ключ, который Мия получила от своей матери. Ключи оказались друг от друга на расстоянии около трети метра и зазвенели и завибрировали.
        Кисара посмотрела вниз и одной рукой бросила Тэмуо в сторону его друзей. Гиндо раскрыл руки но не смог удержать товарища, и они оба упали на землю. К счастью, обошлось без потери HP.
        Падшая эльфийка пригнулась, теряя интерес к заложнику, и потянулась к ключам. Внезапно я остро осознал вес меча в правой руке.
        Если Кисара возьмёт два ключа в одну руку, то между ними произойдёт реакция, которую мы видели в библиотеке замка, и они разлетятся с очень большой силой. Это был наш единственный шанс контратаковать. Я мог бы направить в неё все удары навыка «Вертикальный квадрат», который конечно её не убьёт, но выведет из равновесия, и у меня появится шанс сорвать с неё ветку.
        Кисара подняла первый ключ. Я сместил свой центр тяжести немного вперёд.
        В этот момент кто-то схватил меня за лодыжку.

        - …?!
        Я повернулся и мой взгляд упёрся прямо в широко раскрытые глаза Асуны. Она не сказала ни слова и не сделала никаких других жестов, но было предельно ясно, что моя спутница требует от меня неподвижности.
        C нетерпением я ждал продолжения. Как я и ожидал, Кисара взяла один ключ и протянула ту же руку к другому. Вибрация стала намного сильнее, но Падшая эльфийка не обратила на это внимания и схватила второй ключ.
        Раздался громкий звук, похожий на взрыв, и рука Кисары скрылась в серебряном свечении, однако, два ключа не разлетелись в противоположных направлениях. Падшая крепко держала ключи в руке, как будто ожидая, что это произойдёт. Пепельно-серые волосы разметались от воздействия силы, которая пробивалась между её пальцами. Чёлка, которая закрывала правую сторону лица Кисары, сдвинулась в сторону, и я впервые увидел, что на её правом глазу была небольшая повязка. Однако, я снова сконцентрировался на её руке.
        Сжав губы, Кисара продолжала с удивительной силой удерживать два ключа вместе, а в это время её катана была направлена на нас, и мы не могли приблизиться к ней. В конце концов, раздался ещё более сильный взрыв и серебряное свечение погасло.
        В руке у Кисары оказался один единственный ключ. Как и говорил Бухрум, зубчики и головки двух ключей идеально совместились.

        - Я слышала, что на них наложили странные чары…  - пробормотала Кисара, бросая ключ в сумку.
        Падшая поправила растрёпанные волосы и повернулась к нам.

        - Мои дела здесь завершены. Человеческие воины…
        Она сделала паузу, и её тонкие брови еле заметно дёрнулись.

        - Больше не влезайте в дела эльфов. Вам не нужны чужие неприятности,  - фыркнула она.
        Вложив чёрную катану в ножны на левом бедре, Кисара вскинула руки вверх. Поднявшийся у её ног вихрь мгновенно скрыл эльфийку в облаке песка.
        Я на секунду отвернулся от жгучего ветра, и вихрь рассеялся, уронив песок на землю. Падшая эльфийка исчезла.

        - Мы отказываемся от квеста эльфов. Если подобные вещи будут происходить и дальше, я не могу себе представить, что мы доберёмся до его конца…  - сказал Гиндо.
        После этих слов члены «Кьюсак» пошли к выходу из пыльного ущелья. Они собирались использовать ворота телепортации в Стахионе, чтобы вернуться на пятый этаж, где они планировали обсудить планы на будущее. Оружие Тэмуо, Лазули и Хайстона забрал Человек в чёрном пончо, но они сказали, что у них есть запасное, и они смогут безопасно вернуться в город.
        Что касается меня, то я хотел извиниться перед «Кьюсак» за то, что подозревал их в заговоре с Падшими эльфами во время битвы за замок Гэлей. Я надеялся обменяться с ними дополнительной информацией и пока не хотел прощаться.

        - Спасибо, что спасли нас. Мы обсудим всё это чуть позднее, как только успокоимся,  - сказала Лазули, и я понял, что мы ещё встретимся.
        Когда четвёрка скрылась из виду, я подошёл к Кизмель, внимательно посмотрел ей в глаза и низко поклонился.

        - Прости Кизмель. Ты проделала огромную работу, чтобы собрать ключи…
        Это было всё, что я смог сделать.
        Кизмель тоже поклонилась до пояса и серьёзно сказала:

        - Кирито, Асуна простите меня. Моя работа состояла в том, чтобы защитить вас…
        Мы ударились головами и неловко выпрямились. Асуна хихикнула.

        - Кизмель, тебе не за что извиняться. Кроме того, я не думаю, что ты проиграла Падшей эльфийке. Просто её оружие было гораздо мощнее твоего.
        Кизмель подняла голову и поморщилась.

        - Оружие Королевских рыцарей Пагоды не дешёвые безделушки, а мой меч едва не сломался от одного единственного удара. Это говорит о несовершенстве моей техники владения мечом.

        - Не говори так,  - возразил я,  - я тоже не смог на неё напасть.
        Настала очередь Асуны извиняться.

        - Кирито, извини, что схватила тебя за лодыжку. Ты ждал момента нанести ответный удар?

        - На самом деле, ты сделала правильный выбор. Я собирался прыгнуть на Кисару в тот момент, когда она возьмёт ключи, но судя по всему, она знала, что они будут отталкивать друг друга. Если бы я это сделал, она бы сразу меня порезала.

        - Понятно. Но как же она сняла чары с ключей? Бухрум сказал, что это могущественные чары, и только тот, кто их наложил, может их отменить,  - сказала Асуна.
        Ответ пришёл от Мии, которая наконец сняла противогаз, чтобы выпить воды. Когда она напилась, то убрала бутылку с водой и сказала:

        - Мне показалось, что она просто разрушила чары своей силой.

        - Если это правда, то это просто смешно,  - сказал я, и внезапно понял, что должен извиниться перед девочкой.

        - О, прости, я поступил не очень хорошо. Ты отдала ключ, который твоя мама так долго хранила, чтобы спасти малознакомых людей.

        - Если бы мы этого не сделали, я уверена, что она бы меня тоже убила,  - ответила Мия со спокойствием, не свойственным её возрасту, и снова надела противогаз на своё маленькое личико.
        Её голос стал немного приглушённым, и она продолжила:

        - Кроме того, учитывая то, как она говорила, мне кажется, что в первую очередь ей были нужны священные ключи. Мне кажется, что наши ключи были для неё дополнительным заданием. Может быть, кто-то попросил её забрать их.

        - Да, у меня тоже такое чувство…  - сказала Асуна, и положила руки на тонкие плечи Мии.
        Я нахмурился, задаваясь вопросом, кто же мог о таком попросить Падших. Но прежде чем я смог найти какие-либо ответы, всплыла иконка входящего мгновенного сообщения. Мне написала Арго.

«АРД И АОА СРАЖАЛИСЬ С БОССОМ-МНОГОНОЖКОЙ В ЮЖНОМ РАЙОНЕ. БОЙ БЫЛ СЛОЖНЫМ, НО ПОЯВИЛАСЬ ЖЕНЩИНА NPC И ПОБЕДИЛА БОССА. В ЕЁ ЛЕВОЙ РУКЕ БЫЛА ЗОЛОТАЯ КОРОБКА, И КОГДА ОНА ПОДНЯЛА ЕЁ, БРОНЯ СОРОКОНОЖКИ ПРЕВРАТИЛАСЬ В МАЛЕНЬКИЕ КУБИКИ И ОСЫПАЛАСЬ. У ЛИНКИБЫ НЕТ ИДЕЙ, ЧТО ЭТО ТАКОЕ. НУЖНА ИНФОРМАЦИЯ»

        - Что?!
        Кизмель и Mия с удивлением посмотрели на меня, не понимая, почему я закричал.

        - Это просто… Я получил странную информацию… Э-э, мои чары дальней связи…

        - От кого?  - поинтересовалась Асуна, которая отошла от Мии.
        Я переключил окно в режим видимости для членов группы и задумался о том, что это значит.

«Золотая коробка» может быть «Золотым кубом», который забрали из особняка лорда в Стахионе. Возможно ли, что NPC, который вмешался в сражение, это Теано - мама Мии? Что это значит, что, когда она подняла куб, доспехи многоножки рассыпались? Золотой куб - это просто квестовый предмет, символ лорда города, и не должен иметь собственной силы. Кроме того, зачем Арго придумала Линкибу? Если Линд и Кибао узнают об этом, они будут в ярости…
        В этот момент, запутавшись в своих мыслях, я взглянул на Асуну. Моя спутница подняла голову, мы несколько секунд смотрели друг на друга и одновременно кивнули.
        Когда я закрыл окно, Асуна повернулась к Мии и сказала:

        - Знаешь… Я думаю, мы можем найти Теано.

        - Что?!  - спина девочки выпрямилась как стрела, и она шагнула к Асуне,  - Г-где? Где моя мама?!

        - Ну… Якобы её видели в пещерах в южном районе.

        - Южный район?  - спросила растерянно девочка.
        Только тогда я вспомнил, что Мия никогда не покидала Стахион. Асуна присела и нарисовала на песке простую карту.

        - Видишь, шестой этаж, на котором мы находимся, разделен на пять областей. В середине есть звездообразное озеро, а южная область, или четвёртый район, находится здесь. Сейчас мы на северо-западе, это с другой стороны.

        - Но это так далеко. Что моя мама там делает?  - расстроилась Мия.
        На самом деле, прямое расстояние от замка Гэлей до пещерного города Госкай на юге составляло чуть более пяти километров. В реальном мире это расстояние от центра Кавагоэ до центра Сайтамы, но я не думал, что Мия или даже Асуна поймут, что я имел в виду.
        Тем не менее, для тех, кто провёл всю свою жизнь там, где их заставили находиться, место на другой стороне карты могло казать другой страной. Когда я впервые покинул Стартовый город, мне казалось, что Башня лабиринта находится на противоположном конце мира.

        - Я не знаю, что задумала Теано,  - сказал я,  - но основываясь на её действиях, мне кажется, что она пытается перенести куда-то золотой куб.
        Асуна кивнула.

        - Согласна. И я сомневаюсь, что южная область - конечный пункт её пути.

        - Я думаю, она идёт в Столп небес,  - сказала Кизмель, прервав своё долгое молчание.

        - Кизмель, ты что-то знаешь?

        - Я не уверена… Когда мы были в Стахионе, в моей памяти всплыло одно воспоминание. Хотя я сама этого не видела, но я знаю, что Столп небес на этом этаже построен из таких же каменных кубиков.

        - О, я пом…
        Я чуть не произнёс вслух некорректную фразу, остановившись в последний момент. В бета-версии я прошёл Башню лабиринта шестого этажа, но я не мог объяснить это Кизмель и Мии. Я вспомнил внешнюю часть башни, которая точно была сделана из таких же блоков, как и Стахион.

        - Значит мы должны поторопиться. Я не знаю, что Теано будет делать в Башне, но там есть страшный зверь-хранитель,  - заметила Асуна, бросая на меня многозначительный взгляд.
        Я кивнул.

        - Да, хорошая идея, но дай мне кое-что проверить.
        Окно моего меню всё ещё было открыто, и, чувствуя на себе восхищенный взгляд Мии, я быстро набрал ответ Арго. Только тогда мне пришло в голову, что человеческие NPC не могут использовать инвентарь или окно меню, но по понятным причинам я не мог объяснить ей, что это такое.
        Торговка информацией ждала моего ответа, и я получил новое сообщение менее чем через минуту.

«ПОСЛЕ УБИЙСТВА БОССА NPC УШЛА ЧЕРЕЗ ПЕЩЕРУ НА СЕВЕРО-ВОСТОК НИЧЕГО НЕ СКАЗАВ. ЛИНКИБА ДУМАЕТ, ЧТО ЭТО NPC ИЗ КВЕСТА, КОТОРЫЙ ТАЙНО ВЗЯЛ КТО-ТО ИЗ НИХ. ПОСЛЕ ОТДЫХА В ГОСКАЙ ОНИ ПОЙДУТ В ПЯТУЮ ОБЛАСТЬ»
        Я нахмурился. Если на третьем и пятом этажах Линда и Кибао настраивали друг против друга ПК, то на этот раз параноиков столкнула между собой разыскиваемая нами Теано. Мы не могли оставить это без внимания и должны были не только успокоить Мию, но и обеспечить спокойствие между двумя главными гильдиями.
        Я дал Арго знать, что скажу ей больше при личной встрече, и закрыл окно. После очередного обмена взглядами с Асуной я присел, чтобы поговорить с Мией.

        - Похоже, что твоя мама направляется в пятую область. Мы собираемся пойти за ней, но…
        Я хотел сказать ей, что она должна вернуться в Стахион и подождать там, но Мия показала чрезвычайно любопытную реакцию для неигрового персонажа и перебила меня.

        - Нет, я хочу пойти с вами. Если моя мама делает что-то опасное, то я не могу просто сидеть дома и ждать.
        Девочка уже потеряла отца, и если она была так настойчива, то я не мог её остановить. Не говоря уже о том, что Мия выше уровнем, чем мы с Асуной.

        - Хорошо,  - сказал я, выпрямляясь.

        - Я тоже хотела бы пойти,  - сказала Кизмель печальным тоном,  - но я должна сообщить Рассказчику и лорду, что позволила Падшим эльфам украсть четыре священных ключа и повредила свой меч…

        - Но ведь во всём обвинят тебя! В том, что ключи украдены, виноваты мы, поэтому и идти должны мы.  - нервно сказала Асуна.

        - Конечно,  - подхватил я,  - пойду я и принесу должные извинения старому Бухруму и графу Гэлейону.
        Но рыцарь только улыбнулась.

        - Не волнуйтесь. Я - одна из Королевских рыцарей Пагоды. Только её Величество и Командир рыцарей имеют право официально обвинять меня, а священники могут только пожаловаться им на меня. Однако, правда в том, что я не смогла противостоять Грабительнице Кисаре. Мне придётся всё обдумать и решить, как вернуть ключи.

        - Когда ты это сделаешь, мы будем сражаться вместе с тобой,  - воскликнула Асуна, хватая правую руку Кизмель обеими руками.
        Я подошёл к рыцарю, и мы тоже обменялись рукопожатием.

        - Кизмель, скажи старику Бухруму, что я собираюсь вернуться и извиниться перед ним. И если хочешь, возьми, пока твой меч не починят. Тебе может не понравиться, что это вражеский клинок, но…
        Говоря это, я вытащил из своего инвентаря «Крепкий меч», который получил во время боя с Капитаном Лесных эльфов на четвёртом этаже. Даже в своём базовом, не модернизированном состоянии, он был почти таким же мощным, как мой старый «Закалённый клинок» +8.

        - Ооо…  - сказала Кизмель, вытащив зеркальное лезвие из украшенных серебром ножен.
        Я сразу же пожалел о своей идее. Длинная сабля Кизмель относилась к категории оружия «Изогнутые клинки», а «Крепкий меч» был в «Одноручных мечах». Если у вас не было умения для использования определённого типа оружия, то вы не могли применять относящиеся к нему навыки.
        Но Кизмель улыбнулась и, вложив меч в ножны, сказала:

        - Это хороший меч, и я с удовольствием его возьму. Лесные эльфы наши давние враги, но умение их кузнецов неоспоримо. К тому же…
        На мгновение показалось, что она собирается сказать что-то ещё, но рыцарь только покачала головой и повесила «Крепкий меч» на место потрескавшейся сабли. Закинув ножны с саблей за спину, Кизмель полезла в сумку.

        - Здесь немного, но я хочу отдать это вам.
        Она протянула мне маленькую бутылочку, которая была вырезана в форме кристалла. Бутылочка была размером с большой палец, но я знал, что в ней было нечто невероятно ценное.
        Я посмотрел Кизмель прямо в глаза.

        - Ты… Ты уверена? Разве это не великое сокровище Тёмных эльфов?

        - Если бы не вы, Падшие захватили бы замок Гэлей, и всё содержимое его сокровищницы было бы потеряно. С учётом этого, это довольно скромная награда, а с её помощью вы сможете пересечь озеро и не идти по длинному пути.
        Она была права. Дорога из второй области в Башню лабиринта по обычному маршруту займёт почти целый день, даже если мы будем избегать монстров. Чтобы догнать Теано, которая была уже в четвёртой области, «Капли Вилли» были не просто полезны - они были жизненно необходимы.

        - Спасибо, это действительно нам поможет,  - сказал я, принимая подарок.
        Кизмель отступила назад и посмотрела на Асуну и Мию.

        - Подозреваю, что, как только я закончу доклад лорду, то сразу отправлюсь на седьмой этаж. Мы расстанемся на некоторое время, но я верю, что скоро мы снова увидимся.

        - Обязательно!  - сказала Асуна, обнимая Кизмель.
        Мия протянула эльфийке свою маленькую руку для рукопожатия. Мы вышли из прохода и пошли в разные стороны, оглядываясь и махая руками. Вскоре спина Кизмель скрылась за красноватыми скалами, а ещё через минуту полоска её НР бесшумно исчезла из верхнего левого угла моего поля зрения.

13
        Пройдя через сухой каньон с минимумом сражений, мы пересекли пустошь, не подвергнувшись искушению внезапным появлением плодоносящих кактусов, и в конце концов засветло достигли берега озера Талфа.
        Было пять минут шестого, и тёмно-синее озеро сияло огнём в свете заходящего солнца. Мия встала на краю воды и, подняв противогаз, удивлённо воскликнула:

        - Ух ты! Я в жизни не видела столько воды. Это океан?
        Стоявшая позади Мии Асуна, которая держала девочку за плечи (похоже, Асуне нравилось так стоять) сказала:

        - Это Талфа. Это озеро. Мия, океан намного, намного больше. В сотни и тысячи раз больше этого озера.

        - В тысячи раз? Больше всего этажа замка?

        - Да, верно. Настоящий океан можно увидеть только на земле, которая намного ниже Айнкрада.
        Пока они болтали, я открыл бутылочку, подаренную Кизмель, и осторожно капнул жидкость на подошву своих ботинок, на этот раз подняв ногу позади себя. Когда бафф активировался, я подошёл к девушкам и повторил процедуру. Жидкости в бутылочке было намного меньше чем тогда, когда я в первый раз её увидел, но похоже, её оставалось ещё на несколько переходов.
        Я положил бутылочку обратно в свой инвентарь и осторожно ступил на воду. После нескольких шагов я почувствовал знакомый толчок в подошве, и поверхность озера начала вести себя как слой резины.
        Позади меня медленно шли, держась за руки, Асуна и Мия. Мы рассказали девочке про гигантскую морскую звезду, которая скрывалась в глубинах озера, так что в неуверенных шагах Мии определённо чувствовался страх. Но так как она была очень маленькой и лёгкой, то я решил, что ей меньше всего угрожает возможность пробить поверхность воды неосторожным шагом. Мы с Асуной были примерно одного роста, и я не мог с уверенностью сказать, кто из нас тяжелее, а спросить такое напрямую я не решался.
        Размышление о личных вопросах напомнило мне, что я до сих пор не спросил Асуну о двуручном копье. Казалось, сейчас была хорошая возможность поболтать, поскольку нам ничего было делать во время прогулки по воде, но воспоминания о вооружённой копьём Асуне были настолько шокирующими, что мне всё ещё было трудно обсуждать эту тему. Я решил сделать это в следующий раз и сосредоточился на ощущениях в ногах.
        Когда мы шли за ключом в четвёртую область, мы пошли почти прямо на юг, но, чтобы попасть в пятую зону нам нужно было пересечь озеро на юго-восток. Дальний берег окутал туман, и его было плохо видно, поэтому я позаботился о том, чтобы моя карта была открыта во время движения. Нужно было пройти не больше километра, но мы были вынуждены идти медленно, и переход занимал довольно много времени. Красноватый свет заката очень быстро угасал, и вскоре настали тёмно-синие сумерки.
        Внезапно ветер над озером стал холоднее, и я поёжился. От холода, поднимающегося с ног, у меня начало щекотать в носу. В этот момент, по моей спине пробежал холодок иного происхождения.

«О нет! Только не чихать!»
        Я остановился, прикрывая рот рукой и пытаясь ослабить зуд, но он только усиливался. Когда я хотел вздохнуть, мои лёгкие самопроизвольно полностью наполнились воздухом. Я не мог ничего сделать. Я не мог устоять.

        - Апчхии!!!
        Закрывавшая рот рука несколько приглушила звук, но я не смог удержать тело от резкого вздрагивания. Моя правая нога пробила упругую плёнку и с громким всплеском ушла под воду. Инстинктивно я попытался опереться на другую ногу, и немного приподняться, однако левая нога тоже начала погружаться под воду. Я был уверен, что полностью уйду под воду, но почувствовал, как меня тянут за расставленные в стороны руки. Я поднял глаза и увидел пытающихся удержать меня Асуну и Мию.

        - Медленно! Очень медленно подними ноги!  - приказала Асуна.
        Я расслабился, и равномерно распределив вес между левой ногой и руками, осторожно вытащил правую ногу из воды и снова опёрся ею о поверхность.

        - Спасибо, ты спас…
        Но прежде, чем я смог поблагодарить её, Асуна подняла руку.

        - Тсс! Ты слышал это?
        Я замолчал и прислушался к булькающим звукам, доносящимся из центра озера. В ужасе от того, что смогу увидеть, я присмотрелся и увидел поднимающиеся из-под воды большие пузыри.

        - Что?! Даже от этого?
        Я застонал. Всё, что я сделал, это провалился сквозь поверхность на одну секунду!
        В свете заходящего солнца вода не была прозрачной, но я чувствовал, что нечто невероятно огромное поднимается со дна озера.
        В конце концов, на расстоянии около тридцати метров от нас один за другим появились три маркера. На каждом из них было написано: «Щупальце Офометуса». Цвет маркеров был тёмно-красным, очень похожим на цвет маркера Кисары. Щупальца появились, когда мы были примерно в центре нашего маршрута, и независимо от того, повернём мы назад или пойдём дальше, при нашей скорости ходьбы по воде от них не было спасения.
        Я был в отчаянии и хотел предложить позволить щупальцам схватить нас и утащить ко рту морской звезды. Когда мы окажемся рядом с монстром, у нас появится шанс победить его. В этот момент Асуна закричала:

        - Кирито, Мия, нужно бежать!

        - Но если мы побежим, то сломаем чары «Капель Вилли» - ответил я.

        - Делайте короткие шаги и переносите вес на левую ногу прежде, чем правая начнёт тонуть! Бафф от капель позволит это сделать!
        Я подумал, что нечто похожее делают ниндзя, но прежде чем я смог всё обдумать, Асуна толкнула меня вперёд. Мне пришлось опереться на правую ногу, и мне показалось, что я снова начинаю тонуть, но пока сопротивление плёнки полностью не сломалось, я быстро сделал шаг левой ногой. Потом правой ногой, потом левой, правой, левой… Первые несколько шагов были неловкими, но как только я приноровился к частым коротким шагам, я понял, что бегу по воде.

        - Вау! Это на самом деле работает,  - пробормотал я, быстро приближаясь к берегу.
        Вскоре с левой стороны меня обогнала Мия. Похоже, ей было даже весело, и во время бега она издавала отчётливые звуки: чпок - чпок - чпок - чпок… Справа меня обошла Асуна, которая двигалась плавными скользящими движениями. Судя по всему, она в этом уже практиковалась, и я вспомнил, как она сказала вчера: «Если морская звезда действительно появится, то у меня есть туз в рукаве».
        Вероятно, она имела в виду именно эту технику бега, но единственной причиной, по которой я смог освоить бег с первой попытки, были чары от «Капель Вилли». Я мог легко представить, что без чар пойду ко дну после третьего шага. То же самое можно было сказать и об Асуне, так как же она придумала эту технику, похожую на бег ниндзя?
        Этими мыслями занималась десятая часть моего мозга. Шесть частей контролировали мои ноги, а остальные три были сосредоточены на бульканье воды позади нас. Я не мог остановиться, чтобы выяснить природу бульканья, но моё воображение легко рисовало мне картины огромных щупальцев, которые гонятся за нами. У меня было ощущение, что они приближаются, но у нас не было иного выхода, кроме как продолжать бежать изо всех сил.
        Мы пересекли три полосы парящего над озером тумана, и перед нами появился освещённый оранжевым закатом пляж. До выступающего в озеро мыса оставалось примерно сто метров.

        - Ааа!  - заорал я и побежал ещё быстрее.
        Обычно я бегал длинными прыгающими шагами, так что этот вид бега был мне чертовски чужд, но если бы я делал шаги чуть длиннее, то уж не смог бы удержаться над водой.
        Могу поспорить, что Арго была очень хороша в такого рода беге. Может быть, мне тоже стоит немного поднять AGI, подумал я, покрыв оставшееся расстояние и выйдя на берег двумя секундами позже Мии. Я продолжал бежать даже после того, как под моими ботинками оказался песок, и двигался вперёд, понемногу замедляя темп.
        Только тогда, когда песок под моими ногами превратился в траву, я остановился, тяжело дыша. Когда я обернулся, то увидел, что три красных маркера мерцали на расстоянии около десяти метров над землёй у самой кромки воды. Под маркерами, словно змеи, извивались тёмно-серые щупальца. Их кончики были очень острыми, а у поверхности воды щупальца достигали диаметра около трети метра. Судя по размеру щупалец, монстр был настолько большим, что у меня абсолютно не появлялось желания узнать его точный размер.
        Ещё десять секунд щупальца в расстроенных чувствах хватали пустой воздух, но потом сдались и скользнули обратно под воду. Маркеры исчезли в глубине озера, и только тогда я, наконец, с облегчением выдохнул.
        Рядом со мной стояли Мия и Асуна и молча смотрели на воду. Пляж был обращён на запад, и сияющее сквозь проем в дальней стене этажа заходящее солнце, отражалось красным цветом на поверхности озера. Это было прекрасное зрелище, даже с учётом того, что в озере скрывалась чудовищная морская звезда.
        Я смотрел на закат четвёртого января и внезапно почувствовал сильную усталость.
        В конце концов, я встал в два часа ночи, исследовал границы замка Гэлей, восхищался стейком Бухрума, приобрёл умение «Просветление», отправился в Стахион, встретил Мию, подвергся нападению Падших эльфов, вернулся в замок, начал дремать, был разбужен вторжением Падших, отбил нападение, спас заложников «Кьюсак», потерял священные и железные ключи, расстался с Кизмель, пересёк озеро Талфа и убежал от гигантской морской звезды. Это может быть рекордным количеством моих приключений за один день с момента официального запуска игры.
        Моя энергия почти полностью иссякала, и я был готов съесть ужин в гостинице и залезть в постель, но этого пока не было в наших планах. Если мать Мии направлялась к Башне лабиринта, то наш единственный шанс догнать Теано - это перехватить её перед Башней. Если Теано войдёт в лабиринт, то её будет очень трудно найти.

        - Готовы?  - спросил я девушек, и они повернулись ко мне.

        - Конечно. Я абсолютно готова,  - сказала Асуна.

        - У меня тоже всё хорошо,  - сказала через противогаз Мия,  - я всё ещё могу идти.
        Это исключало любую возможность попросить о перерыве.

        - Тогда давайте отправимся в ближайший город. В этом районе только одна прямая дорога, так что и Теано, и передовая группа пойдут по ней.
        Когда я отвернулся от моря воды, то столкнулся с новым морем - морем песка.
        Пять отдельных областей шестого этажа, которые были разделены высокими скалистыми горами, имели совершенно разный ландшафт. В первой (северо-восточной) области, в которой находился главный город этажа, были леса и поля. Вторая (северо-западная) область, где был расположен замок Гэлей, представляла собой каменистую засушливую пустошь. Третья (юго-западная) область, которую мы пропустили, была болотом. Четвёртая (южная) область в которой находился священный ключ эльфов, представляла собой огромную пещеру, а пятая (юго-восточная) область, где мы находились сейчас, была пустыней.
        Пустыни были классической темой для ролевых игр, но в случае VRMMO я столкнулся с настоящей пустыней и был ошеломлён её огромными размерами. Массивные песчаные дюны тянулись так далеко, на сколько было видно, и здесь не было ориентиров для определения расстояния. Тут встречались даже тепловые миражи, выглядевшие как оазис, но исчезавшие до того, как вы их достигали. Вдобавок ко всему, перспектива была размыта пылью, поднятой ветром, и даже Башня лабиринта не была видна до тех пор, пока до неё не оставалось менее ста метров.
        Хуже всего, что экран карты показывал ту же картину, что и в Лесу мерцающих туманов на третьем этаже, случайным образом закрашивая неизученные участки. Единственное, чему можно было доверять, была узкая дорога из красного кирпича, которая тянулась через всю пустыню, хотя и была видна только на определённых участках пути. Трава, на которой мы стояли, исчезала через десять или пятнадцать метров, переходя в песок, отличающийся от песка на берегу озера, и только одинокая тропинка, которая могла исчезнуть на ветру, тянулась впереди.

        - Мы просто пойдём по этой тропинке?  - спросила Асуна.
        Я кивнул.

        - Да, она должна привести нас к безопасной зоне этой области - деревне Муруцуки.

        - Там встречаются полевые боссы?

        - Если идти из четвёртого района, то прямо перед Муруцуки должен быть босс в виде хищного растения, но с нашей стороны всё должно быть чисто.

        - Слишком много «должно»,  - сухо заметила Асуна, что вызвало у Мии хихиканье.

        - Кирито, ты был в этой пустыне раньше?

        - Да…  - ответил я автоматически, прежде чем подумать и удержать себя от необходимости рассказывать Мие о бета-тестировании.

        - Только один раз, давным-давно. По крайне мере, я должен помнить, где была деревня.

        - Тогда пойдём, и будем оставлять след из панировочных сухарей на случай, если мы потеряемся,  - сказала девочка.
        Сначала я подумал, что Мия шутит, но, судя по всему, это было не так. Её слова заставили меня задуматься, читала ли ей Теано сказки?

        - Хм. Я думаю, что в пустыне крошки хлеба сдует ветер. Пока мы не потеряем из виду кирпичную дорогу, у нас всё будет хорошо. И если мы заблудимся, то всегда сможем вернуться сюда.

        - Тогда я позабочусь, чтобы мы всегда были на верном пути!  - сказала Мия и пошла в пустыню, заставляя нас с Асуной её догонять.
        Моя спутница наклонилась ко мне и прошептала:

        - Ты удивительно искусен в отношениях с маленькими девочками.

        - Ч-что? Я очень плох в этом! Так же плох, как и с девочками моего возраста, и с девочками старше меня!

        - Да, да…  - сказала фехтовальщица, отстраняясь от меня с выражением толи раздражения, толи жалости на лице.
        Через пять минут озеро Талфа скрылось за огромными песчаными дюнами. Всё, что я видел через плечо, было бледно-пурпурное небо и тёмно-красное солнце, а впереди нас и по сторонам всё было окутано песчаной дымкой. Даже столбы внешнего периметра скрылись от глаз. Я мог разглядеть каменистый потолок над нами, но его детали были нечёткими.
        Даже наша верная кирпичная дорога была покрыта песком и разваливалась на части. Время от времени, такие пустынные монстры как ящерицы и змеи атаковали нас из близлежащих песков. Если нужно было найти хоть одну положительную черту этого места, то это было отсутствие «Благословения зелени», так же, как и в пустошах. Это снижало вероятность нападения Падших эльфов до ноля, если не учитывать их проклятые ветки. С другой стороны, после того, как Кисара отняла у нас железные ключи, возможно, нам и не нужно больше беспокоиться о том, что они ещё раз нападут на нас. Тем не менее, пока мы шли, я сохранял бдительность.
        Примерно через тридцать минут, с Мией во главе, мы прибыли в Муруцуки, и в этот момент позади нас исчезли последние лучи солнца.
        Это было не очень большое поселение, но в нем был большой оазис с источником воды в центре, где росли пальмы и саговники, раскидывающие свои длинные узкие листья вдоль воды. Здания были сделаны из камня песочного цвета, с той же грубой текстурой, что и замок Гэлей, но без каких-либо украшений. Короткая главная улица была освещена простыми фонарями, и откуда-то играла грустная струнная мелодия.

        - Это какой-то арабский инструмент…  - прошептал я Асуне,  - в бета-версии я хотел найти, как он называется.
        Асуна немного наклонила голову.

        - Я уверена, что это уд.

        - О… Ясно - сказал я, поражённый её знаниями.
        Понизив голос я продолжил:

        - Если к тому времени, когда мы пройдём эту игру, я не забуду об этом, то обязательно поищу этот инструмент.

        - Раз ты здесь, то почему бы тебе не попробовать попрактиковаться с ним?

        - Я не думаю, что умение «Музыкальный инструмент» будет здесь очень полезным,  - сказал я, качая головой.
        Этот был идеальный момент для разговора об умении «Двуручные копья», но прежде, чем я смог этим воспользоваться, Мия оглянулась и позвала нас.

        - Там… Там очень странная лошадь!
        Девочка указывала на одну из пальм на северном краю источника, к которой было привязано большое четвероногое существо с коричневым мохнатым мехом. Я узнал его бросающуюся в глаза форму спины и изогнутую шею по фотографиям из реального мира, а не из личного опыта.

        - Это не лошадь, Мия. Это верблюд,  - сказала Асуна, подходя к девушке и указывая на спину животного.

        - Видишь эти большие горбы на его спине? Если горб один, то это дромадер. Если горба два, то это верблюд.

        - Но у этого верблюда есть кое-что ещё.

        - Что?
        Мы с Асуной присмотрелись и увидели, что у верблюда на спине было три горба. Это не было для меня новостью, так как я уже видел его в бета-версии, но Асуна неловко замолчала, после чего продолжила:

        - Это… Это называется трёхгорбым верблюдом.
        Из моего горла вырвались клокочущие звуки, и Асуна бросила на меня злобный взгляд. Девушки побежали к верблюду, чтобы рассмотреть его поближе.
        При ближайшем рассмотрении, центральная площадь Муруцуки была меньше, чем внутренний двор замка Гэлей, но они были похожи по планировке. В центре находился природный источник около двадцати пяти метров в поперечнике, с растущими по краям пальмами. Вдоль внешнего края площади в форме пончика были расположены магазины, гостиницы и рестораны.
        Теано непременно пройдёт через эту площадь по пути к Башне лабиринта, так что мы будем сидеть на открытой террасе вдоль северной стороны оазиса, где начиналось продолжение дороги, и будем её ждать. Играющий на уде NPC находился на южной стороне источника, так что я не мог его видеть, но расстояние делало громкость музыки весьма подходящей для ужина.
        Размышляя о том, чего бы поесть, я осмотрел ряд зданий и увидел два кафе, в которых еда продавалась с тележек. В одном подавали жаренное мясо, похожее на шашлык, а в другом торговали супом, напоминающим карри. В игре было мало ресторанов, в которых подавали карри, поэтому в бета-версии многие игроки специально приходили из Стахиона в далёкий Муруцуки. Однако, я не был в восторге от местного карри, так как в нем не было риса. Карри в арабском стиле с традиционными лепёшками был хорош, но, будучи подростком, я хотел видеть огромную ложку на вершине дымящейся кучи белого риса. Так что сегодня на ужин будут шашлыки.

        - Эй, я закажу немного еды,  - крикнул я изучающим верблюда девушкам.

        - Хорошо,  - ответили они, помахав мне руками.
        Это означало, что я отвечаю за заказ. Я развернулся, решив заказать исключительно мясные блюда. Мы не можем впустую тратить время на жалкие салаты или тушёные овощи!
        Держась за свой пустой живот, я сделал три шага по направлению к палатке, когда с южной стороны площади прибежал невысокий игрок и бросился к прилавку магазина кебабов. Как только я увидел зелёный курсор, то поспешил встать рядом с ним.

        - Эй, приятель, я возьму Адана кебаб!

        - Эй, мистер, мне три Донер кебаб, три Урфу кебаб и…  - крикнул я в борьбе за очередь, но в этот момент узнал голос другого клиента.
        Высокий, кокетливый голосок с горловыми переливами.

        - Арго?!

        - О, Ки-бой!  - сказала Крыса Арго, и её щеки с татуировкой в виде усов расплылись в усмешке.  - Ты уже в Муруцуки? Это быстро.

        - Это ты говоришь со мной о скорости?! Я думал, что для прохода через пещеру четвёртого района потребуется не менее пяти часов…
        Бородатый повар закричал:

        - Еда готова!  - и мы получили наши блюда.
        Арго несла в руках два шампура, но у меня было три круглых бутерброда с обжаренным мясом и три шампура на стойке, поэтому мне потребовалось немного эквилибристики, чтобы всё это нести.

        - Может сядем за тот стол?  - предложил я, взглянув на одно из свободных мест перед палаткой.
        Но торговка информацией нахмурилась и покачала головой.

        - Не думаю, что у нас есть время.

        - Почему?

        - Потому что, если я здесь, это значит…
        Наконец-то я уловил подтекст. Если Арго только что прибыла в Муруцуки, преследуя Теано, это означало…

        - Тьфу. Так Теано… Тот NPC с золотым кубом уже прошёл через деревню?!

        - Я спросила у NPC гида на входе, и он сказал, что одинокая женщина прошла здесь около тридцати минут назад.

        - Тридцать минут…  - повторил я, мысленно изучая карту пятой области.
        Муруцуки была в центре веерообразной области. Башня лабиринта находилась в северо-восточном углу, на расстоянии около километра, хотя извилистая дорога делала путь вдвое длиннее. Если идти быстрым шагом, то дорога всё равно займёт меньше двух часов, и даже меньше, если бежать, а мы должны предположить, что Теано торопилась.

        - Где АОА и АРД?

        - Должны уже быть в пути, но они сказали, что сначала остановятся в Госкай и пополнят запасы. Держу пари, что они отстали примерно на тридцать минут.

        - Хм…
        Восхитительный запах Донер кебаб в моей левой руке и ещё лучше пахнущие Урфу кебаб в правой сбивали мои мысли с правильного направления.
        Причина поступков Теано до сих пор была неясна. Но если она направлялась к Башне лабиринта, то вполне возможно, что её конечным пунктом назначения был зал Босса. Если преследуя Теано мы столкнёмся с Боссом, то наиболее вероятно, что все мы погибнем. Правильным решением было бы дождаться прибытия в Муруцуки основных сил проходчиков.
        Однако, квест «Проклятие Стахиона» был полностью изменён. Скорее всего, Теано действовала исходя из того, что можно было назвать её собственной волей. В конечном итоге, она собиралась сделать то, что может стоить ей жизни. Это означало бы потерю Мией, которая достаточно доверяла нам, обоих родителей.
        Я принял решение менее чем за три секунды и повёл Арго прочь от магазина кебабов. В северной части оазиса две девушки до сих пор гладили трёхгорбого верблюда. Увидев их, я крикнул:

        - Эй! Мы уходим!
        Асуна была не в восторге от идеи есть на ходу, но когда она услышала информацию Арго, то сразу изменила своё мнение. Как только она поняла, что Теано всё ещё была впереди нас, то очень быстро съела свою еду и сделала это так грациозно, как только это было возможно.

        - Ты сказала, что она прошла через деревню за тридцать минут до нас, но как она преодолела полевого босса?  - спросила Асуна у торговки информацией,  - Теано может быть очень сильной, но этого монстра не победить одному.

        - Это правда, но посмотри на это,  - сказала Арго, которая прикончила два шашлыка так же быстро, как и я.
        Она открыла инвентарь и вытащила нечто странное. Это был зеленовато-коричневый куб с размером грани около двадцати сантиметров.

        - Когда я добралась до логова полевого босса, такие штуки были разбросаны по земле.

        - Что это?  - спросил я.
        Арго неожиданно бросила куб мне. Я с трудом поймал его и внимательно рассмотрел. Материал был похож на дерево, и по всей поверхности куба был нанесён тонкий волокнистый рисунок.

        - Подожди, это кусок того хищного растения?

        - Возможно. Когда та женщина вступила в схватку с боссом-многоножкой в четвёртой области, то она разбила его броню на кубики такого же размера. Рассыпалась только броня, а тело под ней осталось целым, но защита босса резко упала, и проходчики одолели его массовой атакой. Сороконожка называлась Базальтовая Морфа и была покрыта чертовски крепким камнем. Может быть тот куб способен разрушать любые минералы и растения?
        В соответствии с её репутацией, гипотеза Арго казалась очень реалистичной. Я представил себе далёкий Стахион - главный город этого этажа.
        Все здания в городе были построены из каменных или деревянных блоков. Раньше я предполагал, что золотой куб был просто стандартом, по которому сделаны все строительные блоки города. Фактически, именно так это и объяснялось в бета-версии. Но возможно, что это не так. Если этот куб мог превращать минералы и растения в блоки, то именно благодаря ему появились сотни тысяч, если не миллионы блоков Стахиона…

        - Эй, Асуна, как ты думаешь, сколько всего блоков в Стахионе?  - спросил я, прерывая свой мыслительный процесс.
        Фехтовальщица нахмурилась и спросила:

        - Ты хочешь знать это прямо сейчас?

        - Хотелось бы.

        - Если быть точным, то размеры города две тысячи футов с севера на юг, и тысяча футов с востока на запад. Итак, раздели двадцать четыре тысячи на восемь, чтобы получить три тысячи, а затем умножь на полторы тысячи, что в итоге составит четыре с половиной миллиона.

        - Э-э… Спасибо…
        Асуна ударила меня по руке, а Арго раздражённо фыркнула. Идущая впереди Мия ловко обернулась с недоеденным кебабом в руках.

        - Кирито, это количество камней, которые образуют поверхность. Но здания поднимаются над ней, так что…

        - О, верно. Хм…  - запинаясь ответил я, и начал представлять весь Стахион.
        Асуна поняла смысл сказанного быстрее.

        - Послушайте, почему бы нам не считать, что это будет в три раза больше базовой суммы? Так что получим что-то около тринадцати с половиной миллионов блоков.

        - О, спасибо за миллионы,  - сказал я, но Асуна всё ещё не успокоилась.

        - Так зачем тебе эта цифра?  - настаивала она.

        - Я просто подумал: что если блоки, из которых состоит Стахион, были не вырезаны из камня и дерева, а являются результатом разрушения близлежащих гор и лесов силой золотого куба?

        - Да, понимаю. Я только что видела кучу блоков, в которые превратился растительный босс, так что у твоей сумасшедшей идеи есть реальные основания,  - усмехнулась Арго, и тут же задумалась.
        Мы давно вышли из Муруцуки и шли по пустыне. К настоящему времени солнце уже полностью зашло, и хотя пылевые облака блокировали лунный свет, склоны дюн сияли бледно-голубым отражённым светом. Что бы увеличить скорость передвижения, мы могли бы взять в Муруцуки напрокат верблюдов и насладиться ночным походом по пустыне, но у нас не было на это времени, и я слабо представлял, где можно сидеть на трёхгорбом верблюде.
        В холодном ночном воздухе голос Арго прозвучал серьёзнее, чем раньше:

        - Знаешь, если это правда, то у нас могут быть проблемы.

        - Что ты имеешь в виду?

        - Если она может разрушать все виды камня и дерева, разве она не сможет пройти сквозь стены подземелья? Сделайте прямой проход до босса и забудьте про все ловушки и уловки. АОА и АРД думают, что это сила Теано разрушила броню сороконожки. Но если они узнают, что это способность куба, то будут за ним охотиться.

        - Хорошая мысль.
        Немного воображения показывало, что возможное использование золотого куба выходило далеко за рамки подземелий. Айнкрад был полон растительных монстров, таких как Треанты и Непентесы, и каменных чудовищ в виде Големов и Горгулий, которых можно было мгновенно разложить на блоки. А если бы вы могли получать за это очки опыта? В таком случае, можно прокачиваться с невероятной скоростью. Лежащий в моём инвентаре Флаг гильдии и близко не имел такой силы, когда разговор заходил о разрушающих эффектах.
        Если бы квестовая линия «Проклятия Стахиона» продолжалась бы обычным образом, то игроки никогда не узнали бы истинную силу куба, а тем более не могли бы им обладать. Но той ночью, когда Мортэ убил Сайлона, квест начал резко меняться. У меня возникло ощущение, что Куб можно захватить, убив Теано…

        - Я думаю, что Арго права,  - сказала Мия, которая закончила есть и снова надела противогаз.
        Арго, считавшая её простым квестовым NPC, удивлённо моргнула, а девочка очень естественно продолжила:

        - Однажды моя мама сказала мне, что Стахион построен из магии и проклятия. Она не объяснила мне, что это значит, но возможно, она сказала так из-за того, что в золотом кубе есть такая ужасная сила.

        - Ты хочешь сказать, что Теано направляется к Небесному столпу, чтобы что-то сделать с силой куба?  - предположил я.

        - Мы пока этого не знаем,  - ответил Асуна,  - может быть, она просто пытается что-то сделать с кубом, но нам нужно её догнать.

        - Это правильна мысль,  - согласилась смотревшая вперёд Арго.
        Как и прежде, узкая тропинка вела нас через песчаные дюны, но я чувствовал, что где-то впереди, в тёмно-синей тьме, скрывается огромное строение.

        - Давайте поторопимся,  - сказала Асуна, и мы снова набрали скорость.
        Нужно было приложить усилия, чтобы не сбиться с кирпичной дорожки, и хотя мы встречались с монстрами всего четыре раза, мы так и не догнали Теано в пустыне. Если она не действовала по заранее запланированному сценарию, то обычные монстры должны были её атаковать, а ящерицы и змеи не являлись деревьями или камнями, и куб не мог их разрушить. К тому же, поскольку это была последняя область шестого этажа, то все монстры здесь были очень сильными. Если она могла победить их сама, то Теано была на одном уровне с Кизмель и намного сильнее, чем Сайлон, которого легко убил Мортэ.
        Из-за присутствия Мии я очень надеялся, что нам не придётся сражаться с Теано.
        Перед нами возвышалась особенно большая дюна. Асуна и Мия, опередив меня, первыми достигли её вершины. Они остановились и стали вглядываться в даль.
        Когда я поднялся на холм, то тоже увидел гигантское чёрное сооружение, стоявшее всего в ста метрах от нас. Это была Башня лабиринта шестого этажа. Мы достигли её через четыре дня после начала прохождения.
        Если следовать обычному плану, то при поддержке передовой группы день - два тратились на составление карты внутренней части башни и поиск зала Босса, ещё один день уходил на выработку стратегии сражения против Босса и ещё один день тратился на саму битву. Но сейчас мы не могли сидеть сложа руки и не спешить. Как и на пятом этаже, где нам нужно было пройти башню и победить Босса за один день, здесь нам снова нужно было спешить, черт побери!

        - В конце концов, мы не догнали Теано, а АОА и АРД не догнали нас,  - пробормотал я, оглядываясь через плечо с вершины дюны.

        - Башня - это одно, но мне не нравится, что мы направляемся в зал Босса такой маленькой группой,  - взволновано сказала Асуна

        - Остаётся только надеяться, что Теано идёт не к Боссу.

        - Да, но в Лабиринте больше нечего делать.

        - Тогда мы должны догнать её до зала с Боссом,  - сказала Арго.
        Я обернулся, и она бросила нам с Асуной длинные тонкие бутылки. Я поймал свою, снял крышку и поднёс бутылку к губам. Вкус охлаждённого лайма освежил моё горло. Это не было похоже на зелье, но напиток был очень вкусный, особенно после пробежки по сухой пыльной пустыне. Мия тоже пила, держа бутылку обеими руками. Освежившись дарами Арго, мы поспешили к Башне по последней песчаной дюне.
        Башня шестого этажа была не круглой или квадратной, а пятиугольной. Однако, она была настолько огромна, что было трудно это заметить, просто посмотрев на неё. Во время бета-теста среди тестировщиков велись споры о том, что же означает её пятиугольная форма, но мы так и не пришли к общему согласию.
        Тёмные каменные стены башни действительно были прочерчены линиями через каждые двадцать сантиметров, так же, как и все здания в Стахионе. Огромные двери на первом этаже были плотно закрыты, а вокруг не было ни души. Мы только предполагали, что Теано идёт сюда, поэтому всегда оставалась возможность, что мы ошибались, но я в это верил.

        - Давайте откроем двери.
        С этими словами я положил руки на бронзовые двери и сильно их толкнул. Двери загрохотали, разошлись в сторону, и порыв холодного воздуха вырвался из здания.
        Когда двери полностью открылись, я подозвал остальных, и мы вошли в башню. Как и в предыдущих башнях, в середине не было абсолютно темно. Высоко над головой горели голубоватые огни, которые давали достаточно света, чтобы видеть, куда идти. Если план башни был такой же, как в бета-версии, то за входом должен быть большой треугольный зал с дверями на каждой стене…

        - Ой, посмотрите туда!  - сказала Мия, у которой, судя по всему, зрение было лучше, чем у игроков, и указала вперёд и налево.
        Когда я это увидел, то неловко ахнул:

        - Ух ты…
        Железные двери были на том же месте, что и раньше, но в каменной стене справа от дверей зияла огромная дыра. Стена не была разбита, казалось, что сила сцепления блоков исчезла, и они просто рассыпались по полу.
        Я подошёл к дыре, поднял один из каменных блоков и сказал:

        - Итак, Теано использовала золотой куб, чтобы сломать стену…

        - Но почему она не прошла через дверь? Там заперто?  - спросила Асуна.
        Я осмотрел комнату и сказал:

        - Видишь каменные столбы, торчащие из пола? Сначала нужно решить головоломки на них, а затем победить монстров, которые после этого появятся. Я почти в этом уверен,  - сказал я, изо всех сил стараясь не вызывать у Мии удивление своими знаниями.
        Фехтовальщица кивнула с довольным видом.

        - Она просто пропустила этот шаг. Если мы пойдём по её пути, то нам не придётся решать головоломки…

        - Возможно и не придётся, но нам всё ещё будут попадаться чудовища, с которыми придётся иметь дело,  - сказал я, пиная каменный блок в сторону.
        В этот момент из дыры донёсся рёв, очень похожий на звук грохочущих камней.

        - А вот и они!
        Я вытащил свой меч, остальные сделали тоже самое. Асуна и Мия обнажили свои рапиры, а Арго приготовила когти, которые были прикреплены к тыльной стороне её рук.
        Через несколько секунд из дыры вылезло гуманоидное существо с широкой, плоской головой рептилии, похожей на кобру, длинным тонким туловищем и человеческими конечностями. Это был Офидиан, один из рептилоидов, которые водились во всей Башне. Он был похож на ихтиоидов и рептилоидов, с которыми мы уже сражались, но в его длинных руках было копьё с внушительным радиусом действия, а ядовитые клыки только и ждали того момента, когда кто-то окажется в их досягаемости. За ним появился ещё один, и ещё два…
        Я понял, что мы должны были активировать «Медитацию» перед входом в башню, но сейчас было слишком поздно. К счастью, яд на клыках Офидианов относился к отравляющему, а не к парализующему типу, и мы могли справиться с последствиями отравления.

        - Они ядовитые! Не торопитесь; цельтесь в оружие и заставьте их бросить копья! Арго, объединяйтесь с Мией!  - быстро скомандовал я.
        Девушки мгновенно отреагировали. Без Кизмель самый высокий уровень в нашей группе был у Мии, но она была ребёнком и имела очень маленький радиус атаки. У Арго была та же проблема из-за её оружия, а не из-за возраста, поэтому я подумал, что им будет лучше объединиться.
        У двух Офидианов были копья, а третий был вооружён глейвом. Основываясь на украшении их доспехов, я решил, что обладатель глейва является лидером, и напал на него.

        - Шррррл!  - прошипела тварь и, высунув язык, ударила меня глейвом.
        Я уклонился, нанёс несильный удар по держащей копьё руке и отскочил. Асуна, Арго и Мия взяли свои собственные цели и рассредоточились по просторной комнате.
        Я кое-что вспомнил: - «Полагаю, Асуна больше не использует копьё?»
        Воспользовавшись тем, что я на мгновение отвлёкся, лидер змей использовал навык «Быстрый выпад». Это был простой, одиночный удар, но в тоже время он был одним из самых быстрых ударов в игре, и справиться с ним было не так просто. Если не начать отклоняться в тот момент, когда только появляется визуальный эффект начала удара, вы точно не сможете его избежать.
        Вместо этого я просто продолжал стоять. Я приказал остальным сосредоточиться на разоружении противников, но для накопления урона ударами по чешуйчатым рукам требовалось время. Нам нужно было догнать Теано и мы не могли затягивать наш самый первый бой в башне.
        Я сосредоточился на светящимся алым наконечнике копья, подготавливая навык «Вертикаль» и рассчитывая время и угол моего удара, словно заправляя нитку в иголку. Я хотел, чтобы лезвие моего меча скользнуло по копью во время его удара, но если угол относительно копья будет слишком малым, то я не смогу изменить направление удара копья, а если он будет слишком большим, то меч заблокирует атаку и отскочит назад. Я ударил под оптимальным углом, и копьё слегка изменило направление удара, а мой меч пошёл дальше и поразил цель. Эта техника называлась встречное парирование.
        Глефа скользнула по левой стороне моей груди, а «Вертикаль» попала по держащей копьё руке. Треугольные чешуйки взлетели в воздух, и удар отрубил змеиную руку.

        - Джааааа!  - прорычал змей, пытаясь контратаковать другой рукой.
        Но удар удерживаемым только одной рукой тяжёлым копьём был очень медленным. копьё едва набрало скорость, а я уже восстановился после задержки от применения навыка. Я шагнул вперёд и вошёл в зону досягаемости его ядовитых клыков. Офидиан резко откинул голову назад, надеясь меня укусить, но я ждал именно этого. Когда голова кобры подалась вперёд, я ударил по ней тройным навыком «Острый коготь».
        Большая клыкастая голова Офидианов была и главным оружием и основной слабостью. Три косые черты появились на морде змеиного человека, он резко дёрнулся, застыл на месте и разлетелся на куски. Я бросился сквозь разлетающиеся частицы и направился в сторону Офидиана, с которым сражалась Асуна.
        Мы прикончили трёх могущественных Офидианов чуть более чем за две минуты и, убедившись, что на этот раз мы применили эффект «Медитация», прыгнули через дыру в стене. Асуна сказала, чтобы я смотрел в другую сторону, пока мы активировали бафф, а Арго, как настоящая бизнес-леди, предложила купить у нас информацию о новом умении. Так как мы спешили, я сказал ей:

        - Позже!
        Вскоре мы обнаружили много дыр, которые Теано наделала в стенах, но так её и не догнали. Она сражалась с Офидианами в одиночку, так как эффект золотого куба не должен действовать на рептилоидов, но она проходила их быстрее, чем наша группа из четырёх человек.
        Я вспомнил, что Офидианы в башне восстанавливались через пять минут, следовательно, как только мы перестанем видеть монстров вдоль нашего маршрута, то между нами и Теано будет разница менее чем в пять минут.
        Тем не менее, Офидианы, жуки и магические монстры продолжали набирать силу. В течение двух или трёх сражений все члены нашего отряда приноровились сражаться в этом подземелье, и мы начали выигрывать наши бои в течение минуты или даже меньше. Но тот факт, что мы не приближались к Теано, был доказательством того, что она была очень мощным персонажем, с кубом или без.
        Судя по всему, в будущем мы будем всё чаще встречаться с высокоразумными, мощными персонажами, такими, как Теано и Кисара, которая забрала все наши ключи. И хорошо это или плохо, но они будут играть главную роль в прохождении этой смертельной игры. Они могут стать могущественными союзниками или ужасающими врагами, хотя это и не было чем-то абсолютно новым.
        В любом случае, благодаря тому, что Теано вела нас по маршруту минимальной длины, мы с невероятной скоростью мчались по стометровой башне, обходя все головоломки и ловушки. На пятом этаже, в середине подземелья, находился босс Офидиан и несколько его подчинённых, но, когда я заглянул в его комнату, то увидел там только разбросанную по полу добычу, которая осталась после босса. На мгновение я испугался, что там есть и вещи Теано, но дальняя дверь была широко открыта, поэтому я предположил, что она благополучно ушла.

        - Судя по всему, она совершенно спокойно может сражаться и с Боссом этажа,  - пробормотала Асуна, уставившись на гору сокровищ.
        Арго глотнула зелье и скривившись сказала:

        - В таком случае, может быть она сможет подняться по лестнице и разблокировать следующий этаж. Я даже не предполагала, что такое возможно. Как она может быть такой крутой?
        Ей ответила родная дочь Теано:

        - Моя мама никогда не пропускала свои ежедневные тренировки, и иногда она выходила из города одна ночью и приходила домой утром, вся в синяках. Я думаю, что она сражалась с монстрами в лесах на юге.

        - Но зачем ей это делать?  - спросила Асуна.
        Девочка в противогазе покачала головой.

        - Я много раз спрашивала её, но она мне не отвечала. Теперь я думаю, что она готовилась к сегодняшнему дню.

        - Это просто смешно!  - крикнул я.  - Квест «Проклятие Стахиона» изменился, потому что Мортэ убил Сайлона. Если бы не это непредсказуемое событие, то всё бы шло как в бета-версии: Теано спасает нас от паралича, мы пробираемся в особняк, убеждаем Сайлона вернуть золотой куб из подземелья и успокаиваем мстительного призрака Питагрюса.
        Теано не была слабой, когда я сражался вместе с ней в бета-версии, но её уровень и характеристики были близки к моим, и она определённо не могла в одиночку пробиться через Башню лабиринта. Если верить Мии, то Теано начала тренироваться много лет назад, задолго до смерти Сайлона.

        - Ну что же, давайте разберёмся с этим и продолжим,  - сказала Арго, возвращая меня в чувство.
        Я взглянул на лежащую вокруг амуницию.

        - Кстати, мы это заберём?

        - Думаю, будет не слишком хорошо, если всё это найдут гильдии, когда сюда доберутся.

        - Возможно, но ведь именно Теано победила босса,  - сказал я, зажатый в ловушке между вежливостью и жадностью.
        Мия с недоумением посмотрела на меня.

        - Я думаю, что мама оставила это потому, что не смогла унести. Если ты используешь свои чары и соберёшь всё, то я уверена, что она это оценит.

        - Да, хорошая идея. Так и сделаем.
        Я быстро открыл инвентарь и бросил туда оружие, доспехи, материалы и другие предметы. Арго быстро начала поднимать мелочёвку, и даже Асуна нерешительно к нам присоединилась.
        Менее чем за минуту мы собрали всю добычу, и наши HP полностью восстановились.

        - Хорошо, давайте…,  - начал я, но Асуна приставила свой указательный палец к моим губам.

        - Подождите. Я только что что-то слышала.

        - Да?
        Я замолчал и прислушался. Мне показалось, что я услышал очень слабый крик и лязг метала. Но звуки шли снизу, а не сверху.

        - Похоже, что Линкиба догоняет…  - прошептала Арго.
        Она послушала ещё две секунды и добавила:

        - Но они всё ещё далеко. Мы слышим звуки боя из-за огромных дыр в стенах. Чтобы добраться сюда, им понадобится добрых десять минут или около того. Как ты думаешь, мы должны их подождать?

        - Нет, пошли,  - быстро сказал я,  - поиск Теано является более высоким приоритетом.

        - Я согласна,  - поддержала меня Асуна.
        Мия опустила голову.

        - Я просто… Я не знаю, что сказать…
        Я положил руки ей на плечи и развернул к себе лицом.

        - Ты скажешь, когда всё это закончится. Давайте поторопимся!

        - Хорошо!
        Во второй половине лабиринта уровень врагов заметно повысился, но, проверяя добычу, полученную от босса, я нашёл отличную рапиру (чуть ли не такую же хорошую, как «Рыцарская рапира» Асуны) и когти, у которых было +5 к ловкости. Рапиру я отдал Мии, а когти достались Арго. В результате мы продолжали подниматься примерно с той же скоростью, что в нижней половине Башни.
        Был уже девятый час вечера, но, как ни странно, сокрушительная усталость, которую я почувствовал на берегу озера Талфа, не возвращалась. Я был уверен, что в следующий раз не смогу ей сопротивляться, но сейчас всё, что я мог сделать, это продолжать бежать. Асуна должна быть такой же уставшей, но и она ни на что не жаловалась.

        - Эй…  - позвала меня Асуна.

        - Что?

        - Ты заметил, что уже довольно давно нет монстров?

        - Действительно…
        Она была права. Офидианы и другие монстры, которые постоянно встречались после комнаты босса, исчезли и не появлялись последние пять минут. Это происходило не потому, что изменилась их модель поведения, а потому, что кто-то впереди нас убивал их, и они не успевали восстановиться. Мы были в пяти минутах от Теано.
        В данный момент мы находились в центре восьмого этажа, а зал Босса была на десятом. С нашей текущей скоростью мы могли не успеть догнать Теано прежде, чем она достигнет Босса.

        - Это конечно авантюра, но я думаю, что мы должны бежать,  - предложил я.
        Асуна согласилась, и даже Арго и Мия кивнули.
        Раньше мы внимательно наблюдали за признаками появления монстров и за мельканием красных маркеров по сторонам, но теперь я рванулся вперёд на полной скорости. Я часто был самым быстрым, когда сотрудничал с передовой группой, но сейчас у меня была самая низкая ловкость в нашем отряде, и я старался бежать изо всех сил. Текстуры коридора размылись, и в лицо мне ударил сухой воздух.
        В спринте по подземелью решающим фактором поддержания скорости была способность быстро проходить повороты. Без обуви с отличным сцеплением и без высокого уровня умения «Спринт» можно не справиться с поворотом и врезаться в стену. Поэтому я отказался от обычного способа поворота и решил пробегать повороты по стенам, так же, как в нашей с Асуной гонке по гостинице в Стахионе.
        Асуна и Арго тоже освоили такой стиль поворота, и поэтому на следующем левом повороте я отправился на пробежку по стенам. Только когда я спрыгнул на пол, я мысленно обругал себя. С нами была NPC Мия и она не могла двигаться таким нестандартным способом, который бросал вызов общим правилам движения.
        Я слегка притормозил, оглянулся через плечо и обнаружил, что беспокоиться не о чем. Мия, которая бежала перед Асуной, проворно сделала пять шагов по стене, как будто гравитация для неё ничего не значила, и ловко спрыгнула на пол. Мне пришлось повернуться и ускориться, чтобы она меня не догнала. По-видимому, сражение на мечах было не единственное, чему Теано научила свою дочь.
        Зная, что больше не было необходимости двигаться медленнее, я побежал изо всех сил. Когда нам попадались перекрёстки, мы не останавливались для выбора направления, а продолжали бежать по пути, на котором не было монстров и валялись выпавшие из них предметы. В коридоре, который закончился тупиком, мы нашли ещё одну дыру в стене, через которую был проход на лестницу, и помчались по ней на полной скорости.
        Десятый этаж лабиринта был почти полностью занят залом Босса, поэтому девятый этаж был последним этажом лабиринта. Обычно это было чрезвычайно опасное место, где злобные монстры блокировали все проходы, но после Теано на полу остались только выпавшие из них сокровища. У нас не было времени останавливаться и осматривать добычу с обычных монстров, но проницательная Арго мгновенно идентифицировала редкие предметы и цепляла их на бегу своими когтями. Даже я не мог подражать такой ловкости и оппортунизму.
        После трёх минут бега по коридорам и через гигантские дыры в стенах мы обошли все ловушки девятого этажа и, срезав путь, подбежали к проходу с величественным дизайном, который вёл наверх, к огромной лестнице. Это был проход на десятый этаж, но ни в коридоре, ни на лестнице никого не было.
        Я закусил губу. Казалось, что Теано уже вошла в зал Босса.

        - Мама!  - закричала Мия и, снимая противогаз, промчалась мимо меня.

        - Эй!  - крикнул я, догоняя её, и кое-что заметил.
        впереди раздавались тихие шаги, хотя идущего человека не было видно. Лестница разделялась на два прохода, которые позже соединялись на промежуточной площадке, и кто-то определённо поднимался по лестнице, невидимый за поворотом. Теано была менее чем в тридцати метрах от нас, но комната Босса была к ней ближе.
        Мия двигалась с недостижимой даже для Арго скоростью и забежала в левый проход. Если Теано и Мия зайдут в зал, то двери за ними закроются. У меня не было другого выбора, кроме как обнажить свой меч и положить его на плечо.
        Я закричал и, активировав навык «Звуковой прыжок», выбрал правый проход. Намеренно оступившись после завершения навыка я упал и кубарем закатился на площадку, где и догнал Мию, потеряв всего пару пикселей НР.
        Пока я кувыркался, задержка после удара прошла, и, оттолкнувшись от стены, я побежал по второму лестничному пролёту, смотря на фигуру, которая бежала впереди. Это была женщина с золотистыми волосами, с рапирой в правой руке и с большим кубом в левой. На жёлтом маркере было написано: ТЕАНО.

        - Теано!

        - Мама!
        Женщина сделала ещё три или четыре шага и остановилась на самой последней ступеньке перед десятым этажом. Она развернулась, взмахнув хвостом из волос и длинной тёмно-зелёной юбкой, и посмотрела на нас пепельно-зелёными глазами того же оттенка, что и у Мии.
        Даже в официальном релизе это был не первый раз, когда я увидел Теано. Во время прохождения квеста от Сайлона в Стахионе первой, с кем мы решили поговорить, была бывшая слуга Теано. Но тогда она была одета в простое платье-фартук и выглядела как обычная домохозяйка, а сейчас на ней были блестящие кожаные доспехи, и с рапирой в руке она выглядела как ветеран-мечник.
        Выражение лица Теано смягчилось, и мягким, чистым голосом она сказала:

        - Мия. Кирито. Я ожидала, что вы последуете за мной, но не думала, что вы меня догоните.

        - Мама…  - повторила Мия, обхватив рукоятку своей рапиры обеими руками.
        Я заговорил за нас обоих, тщательно подбирая слова.

        - Теано, я не знаю, что ты пытаешься сделать, но пожалуйста, не заходи туда в одиночку. Остановись и сначала поговори с нами… С Мией…
        В этот момент подоспевшие Асуна и Арго встали по сторонам от меня. Теано по очереди осмотрела всех нас и заговорила со своей дочерью.

        - Мия, ты стала такой сильной. Я прошу прощения за исчезновение без предупреждения, но такова моя роль. Пока этот куб существует, проклятые головоломки Стахиона никогда не исчезнут, и кровавая битва за наследство будет продолжаться. После смерти Сайлона никто не сможет сдержать проклятие. Оно должно быть уничтожено.

        - Но как?!  - отчаянно спросил я,  - что ты собираешься делать?!
        Теано внимательно посмотрела на меня.

        - В таком состоянии куб невозможно уничтожить. Но если его вернуть туда, откуда его забрали, то защищающая его сила исчезнет.

        - Туда, откуда его забрали?  - пробормотала Асуна. Она наклонилась вперёд и продолжила:

        - Это ведь зал Босса… Куб из зала, в котором находится хранитель Столпа небес?

        - Не совсем так, Асуна,  - сказала Теано, прекрасно помня и правильно произнося имя фехтовальщицы, с которой она встречалась три дня назад.

        - Место, которому принадлежит куб, находится не в зале, оно в самом Хранителе. Этот куб изначально был частью стража. Давным-давно лорд Питагрюс вытащил его и принёс в Стахион. Тогда это была просто безымянная маленькая деревня. Именно сила куба помогла городу принять ту великолепную форму, которую он имеет сегодня, но эта сила никогда не должна была попасть в руки человека.
        Теано замолчала и посмотрела на золотой куб в своей руке.

«Это часть тела Босса? Предыдущий лорд забрал куб у Босса и использовал его силу, чтобы создать Стахион?»
        Я изо всех сил пытался переварить эту информацию, которую не знал даже в бета-версии.
        В бета-версии Босс шестого этажа представлял собой большой куб, каждая сторона которого была разделена на девять частей разных цветов: красный, синий, жёлтый, зелёный, белый и чёрный. По сути, это был гигантский кубик Рубика с руками и ногами. После удара по краю куба соответствующие части поворачивались на девяносто градусов в этом направлении. Когда удавалось собрать определённый цвет, маленькие кубики рассыпались и открывали центральное ядро, которое можно было повредить, но я не помнил там золотых кубов.
        С другой стороны, новые Боссы нередко отличались от бета-теста. Фактически, все босы с первого по пятый этаж, большие и маленькие, имели какие-то отличия от своих версий в бета-тесте. Вопрос был в том, к какому эффекту приведёт возврат золотого куба, который забрал Питагрюс? Первая мысль, которая пришла мне в голову, была о том, что это восстановит первоначальную силу Босса, и он станет сверхмощным. Нам нужно пройти Босса, и мы должны избегать подобных превращений.

        - Слушай, Теано,  - сказала торговка информацией, которая никогда не упускала возможностей,  - меня зовут Арго и я тесно связана с Кирито и Асуной. Я надеюсь, что ты сможешь мне кое-что сказать. Что именно произойдёт, если ты вернёшь этот куб в тело зверя-хранителя? Ты не думаешь, что он может стать настолько сильным, что его будет невозможно победить?

«Понимает ли она, что означает этот термин?» - задумался я, и начал отвлекаться.
        Тем не менее, Теано это не беспокоило.

        - Я знаю, что вы надеетесь победить Хранителя и перейти на следующий этаж. Мне не известны все подробности, но я уверена, что возвращение куба заставит Хранителя двигаться и атаковать. Но это как раз хорошо, так как, пока куб находится вне тела Хранителя, они оба защищены невидимой силой, которая делает невозможным причинение им любого вреда.

        - Что?!  - закричали мы вместе с Арго.
        Мы посмотрели друг на друга, затем на Теано и снова друг на друга. Если то, что она сказала, было правдой, то золотой куб был абсолютно необходим для прохождения Босса этажа. Но где-то должны быть намёки на это.
        Хотя, в случае нормального прохождения квеста «Проклятие Стахиона» и получения игроками золотого куба, могла появиться дополнительная информация о том, что этот куб необходим для прохождения Босса этажа.

        - Когда куб будет вставлен обратно и страж снова оживёт, мы сможем атаковать Стража, а уничтожение Стража уничтожит и куб?  - спросила Асуна.
        Теано ничего не сказала, но твердо кивнула.

        - Мама!  - закричала Мия, прерывая своё долгое молчание - Позволь мне помочь тебе! Я знаю, что зверь-хранитель очень опасен, и я знаю, что ты беспокоишься обо мне, но если ты войдёшь в комнату одна и не выйдешь, то я не смогу жить в одиночестве!
        Я заметил нерешительность на лице Теано. Это было не просто какое-то заранее написанное событие, Мия и Теано имели свои независимые личности и вели себя совершенно осознанно.
        Через несколько секунд Теано закрыла глаза, немного подумала и снова их открыла. Она вложила рапиру в ножны и улыбнулась.

        - Хорошо, Мия. Ты стала намного сильнее, чем я когда-либо думала. Я научила тебя сражаться, чтобы ты могла выжить без меня, но это была моя эгоистичная идея. Мия, помоги мне, пожалуйста!

        - Конечно!  - воскликнула Мия, сбрасывая взрослый вид, который она принимала во время поисков мамы.
        Теано погладила дочку по голове и посмотрела на нас.

        - Кирито, Асуна, Арго я очень благодарна вам за защиту моего ребёнка.

«Это твой ребёнок защищал нас» - подумал я, кивая ей в ответ.
        Мы поднялись по ступенькам и встали у входа на десятый этаж рядом с Теано. Обняв дочь левой рукой, Теано молча протянула нам правую руку, которую мы по очереди пожали. Пятая полоска HP появилась на моей панели. Я нерешительно проверил уровень Теано. Тридцать второй…

        - Хм…
        Я отошёл и задумался. Это был высокий уровень, особенно для меня, недавно получившего двадцать первый. Но он был не настолько высоким, чтобы она могла самостоятельно уничтожать монстров быстрее, чем группа из меня, Асуны, Арго и Мии, которая была двадцать третьего уровня. Конечно, её снаряжение было неплохим, но не более того, что продавалось в магазинах.
        Хотя, больше не было смысла угадывать силу Теано. Через несколько минут нас догонят основные силы, и она конечно согласится сражаться вместе с нами, так как это обезопасит Мию.
        Я шёпотом попросил Асуну объяснить ситуацию остальным. Прежде, чем подойти к Теано, она бросила на меня взгляд, который говорил: «Ты серьёзно?»
        Я выдохнул и огляделся.
        Угрожающе украшенный коридор продолжался ещё около десяти метров и заканчивался массивными двойными дверями. Я подошёл на несколько шагов ближе и увидел декоративный барельеф, отображающий Стахион в сетке девять на девять квадратов. Но вид и имя Босса всё ещё были не известны.
        Обычно требовалось как минимум три разведывательных операции, но Теано немного прояснила ситуацию. Мы не можем атаковать, пока золотой куб не будет помещён обратно в Босса, и вероятно, его нельзя будет извлечь ещё раз. На основании этого трюка с активацией, у меня было подозрение, что двери в зал Босса будут закрыты до конца боя.
        Но в любом случае, мы уже были здесь. Произошла серия неожиданных событий, но это была не однопользовательская RPG - это была VRMMO с восемью тысячами игроков, запертыми внутри. Наверняка на нашем пути наверх, к такому далёкому сотому этажу, с нами будут происходить всё новые и новые неожиданные события, и нам придётся их преодолевать.
        Я резко развернулся и вернулся к своей группе.
        Через пятнадцать минут по лестнице с шумом поднялась передовая группа и получила от меня в качестве приветствия неловкую улыбку. С помощью Асуны и Арго я дал скептически настроенным Линду и Кибао как можно больше объяснений того, как мы здесь оказались.

        - О, так этот NPC был с вами?  - проворчал Кибао.
        Однако, когда мы рассказали им, что золотой куб был необходим для прохождения босса, споры двух гильдий утихли.
        После отдыха мы приступили к организации рейда для битвы с Боссом. Группы «A», «B» и «C» состояли из АОА Кибао. В группы «D», «E» и «F» входили игроки из АРД Линда. Группой «G» были Асуна, Арго, Мия, Теано и я. К сожалению, все члены «Отряда Бро» имели низкую ловкость и не подходили для бега на длинные дистанции, поэтому они не участвовали в погоне.

«У нас нет танков, но мы сможем восполнить это подвижностью» - подумал я, прислонившись к стене в отдалении от остальной группы.
        Просто для уверенности я осмотрел лица присутствующих АОА и АРД. В рейде было несколько новых участников, но я не видел ни Мортэ, ни Джо.
        Конечно, это было хорошо, но мы так и не поняли, что задумал Человек в чёрном пончо, объединившись с Падшими эльфами. Только ли для того, чтобы получить парализующие дротики? Дротики были очень мощным оружием, но неужели они похитили членов «Кьюсак» и заставили отравить Древо духов только ради получения хорошего оружия?

        - Интересно, попробуют ли они снова что-то испортить,  - произнёс голос рядом со мной.
        Это была Асуна, которая пристально смотрела вниз по лестнице. Судя по всему, ход её мыслей был близок к моим.

        - Хм… Не думаю, что Мортэ и Джо смогли бы в одиночку подняться на эту башню. Если у них и есть какие-то планы, то, может, они касаются седьмого этажа?

        - Возможно,  - ответила Асуна, но в её голосе всё ещё была нотка беспокойства.
        Чуть не умерев вместе с Сайлоном и пережив атаку на замок Гэлей, мы были в постоянном ожидании нападения, и я понимал, почему она не хотела, чтобы такое повторилось.
        Я оглянулся вокруг, засомневался, но набрался смелости и отвёл свою левую руку чуть в сторону. Мои пальцы нашли руку Асуны, и я слегка сжал её мизинец. Тонкая рука Асуны вздрогнула, но она не закричала и не отдёрнула её. Несколько секунд спустя рука Асуны пошевелилась, и она тоже сжала мой палец. Было девять часов вечера, 4 января 2023 года.
        Рейд завершил все приготовления и выстроился перед двойными дверями, ведущими в зал Босса. Стоящий впереди Кибао прокричал короткий, но энергичный клич и толкнул двери.
        Глава 14
        Он был огромен. Почти весь десятый этаж Башни был занят залом Босса, что само по себе не было неожиданностью, однако, когда я в первый раз увидел зал Босса на шестом этаже четыре с половиной месяца назад, он поразил меня своими размерами. Стены, пол и потолок были голубовато-серого цвета, а слабое освещение оставляло углы зала тёмными. Огромная звезда была нарисована на потолке высоко над головой, напоминая о том, что башня и этот зал на самом её верху были пятиугольной формы.
        Если смотреть из пустыни, то ширина башни казалась примерно равной половине её высоты. Если Башня имела сто метров в высоту, то диагональ пятиугольника была около пятидесяти метров, а каждая сторона…

        - Эй, Асуна, каково соотношение диагонали пятиугольника к его стороне?  - спросил я.
        Фехтовальщица бросила на меня недоумённый взгляд.

        - Квадратный корень из пяти, плюс один, и разделить на два. Это примерно одна целая шестьсот восемнадцать тысячных.

        - Один, точка, шесть, один, восемь…  - повторил я и продолжил - Значит, если бы диагональ была пятьдесят метров, то сторона была бы около тридцати метров?

        - Точнее около тридцати одного, но думаю, что это не имеет большого значения.

        - Согласен…
        Мы могли поболтать на отвлечённую тему, так как ждали пока АРД и АОА займут свои позиции, и, судя по всему, у нас оставалось ещё секунд тридцать. На этот раз Асуна сама повернулась ко мне и сказала:

        - Выражение квадратный корень из пяти, плюс один, и разделить на два называется Золотым сечением.

        - Золотым?

        - Его можно найти в соотношении длины к ширине Парфенона, или в соотношении верхней и нижней половины Венеры Милосской, и даже в человеческих лицах. Нос и рот считаются хорошо сбалансированными, если соотношение их ширины составляет один к одной целой шестьсот восемнадцати тысячным.

        - Ого,  - пробормотал я, глядя на лицо Асуны и пытаясь понять, правда ли это.
        Она быстро ткнула меня в бок, и Арго окликнула нас:

        - Эй, мы в комнате с Боссом!
        Стоящая рядом Мия захихикала.
        Наконец, с другой стороны зала раздался голос Кибао:

        - Размещение завершено! Мы готовы!

        - Понял!  - закричал я, быстро оглядываясь.
        Открывающиеся внутрь зала двойные двери всё ещё были широко открыты. Я молча помолился, чтобы они такими и остались, и посмотрел на Теано, которая стояла рядом с дочерью.

        - Давай, Теано.

        - Хорошо,  - сказала она и посмотрела на золотой куб в своих руках.
        Я заметил, как на её прекрасных чертах промелькнуло нечто похожее на волны на пруду, но быстро исчезло.

        - Тогда давайте начнём. Мия, не заходи слишком далеко вперёд,  - предупредила она дочь и пошла к центру комнаты.
        Там, куда она направлялась, возвышался куб со стороной около полуметра. Он был чёрным и не отражал свет, как будто был вырезанным из угля. Хотя в тусклом освещении было сложно разобрать детали, на обращённой к нам стороне я заметил квадратное отверстие со стороной примерно двадцать сантиметров. С первого взгляда было очевидно, что золотой куб идеально поместится внутри.

        - Как только куб войдёт туда, то станет заподлицо с блоком, и мы не сможем вытащить его обратно,  - лениво заметил я.
        Стоящая справа Арго сказала:

        - Я осмотрела блок, и на его противоположной стороне тоже есть дыра.

        - Тогда туда можно засунуть палку и вытолкнуть куб обратно?

        - Палку или…  - начала говорить Арго, но замолчала.
        Теано присела и вставила куб в отверстие. Он вошёл так, как будто был смазан: не было ни звука, ни царапин, вообще ничего. В тот момент, когда чёрное и золотое стало одной поверхностью, голубоватый пол завибрировал.
        Внезапно чёрный куб засиял золотым светом. Теано быстро отступила, и участники рейда приготовились. В абсолютной тишине большой куб поднялся в воздух, и многочисленные мечи и копья отражали его сияющий свет. Остановившись примерно в трёх метрах от пола, он начал боковое вращение. Сначала медленно, но потом, набрав значительную скорость, куб слился с мраком зала. Оставалась видна только линия, создаваемая золотым кубом, которая выглядела как кольцо света.
        Раздался грохот, и зал снова затрясся. В воздухе появилось множество золотых кубов меньшего размера, которые тоже начали вращаться. Хотя я и не мог их пересчитать, но точно знал, что их было двадцать шесть. Золотые кубы окружили быстро вращающийся большой чёрный куб и начали прикрепляться к нему. Вращение постепенно замедлялось и наконец остановилось, показав нам один золотой куб, который был в три раза больше предыдущего и имел почти двухметровую сторону.
        Двадцать шесть кубов выстроились по сторонам чёрного куба сеткой три на три и соединились вместе, хотя между ними и оставался промежуток. Другими словами, перед нами образовался гигантский кубик Рубика.

        - Прямо как в бета-версии! Если вы ударите по кубам на гранях, то они повернутся в…  - я остановился, кое-что заметив.
        В бета-версии стороны были разноцветные, здесь же все стороны были одинакового золотистого цвета, и не было возможности выстроить их по цветам. А может быть они уже выстроились…
        С мощным рёвом все двадцать шесть маленьких кубиков начали вращаться случайным образом во всех направлениях. Когда они остановились, то на каждой стороне куба образовался узор из девяти квадратов, в общей сложности пятьдесят четыре квадрата.
        Нет, это был не просто рисунок. Это было что-то очень знакомое…

        - Ц… цифры?!  - ахнула Асуна как раз в тот момент, когда гигантский кубик Рубика остановился.
        Ниже появившейся полоски его НР было написано сияющими, яркими буквами: Иррациональный куб.
        Как я и ожидал, в этот момент двойные двери захлопнулись.

        - Начинается!  - крикнул голос, скорее всего принадлежащий Линду.
        Словно в ответ на этот крик три из восьми углов Босса выпустили бледно-серые лучи, которые были направлены в сторону рейда. Я собрал всю силу своих лёгких и заорал:

        - Уклоняйтесь!
        В этот момент вдоль серых лучей ударили красные лазеры. Лучи лазеров издавали ужасающие шипящие звуки, а в трёх местах зала блеснули небольшие вспышки. К счастью, никто не получил прямой удар, но я видел, что несколько полосок HP немного просели из-за теплового излучения.
        Имя и цвет Босса отличались от бета-версии, где он назывался Раздражающий куб, однако его атака была мне знакома. Сначала появлялись прицельные линии, которые было непросто заметить, а секунду спустя вдоль них били лазеры. Лазер наносил огромный урон любым легкобронированным игрокам, но пока вы были спокойны и внимательны, было не очень сложно уклониться от лучей. Главное не споткнуться или не потерять подвижность.
        В надежде получить подсказку от имени Босса, я повернулся к своей мудрой партнёрше и быстро спросил:

        - Асуна, что означает слово иррациональный?! В бете он назывался раздражающим…

        - Что-то вроде нелогичный или непоследовательный.

        - Нелогичный…  - повторил я.
        Даже ребёнок мог выстроить цвета, но эти цифры… Хотя, может быть цифры должны быть одинаковыми?

        - Может нужно заполнить каждую сторону одинаковыми числами?!  - спросил я, надеясь, что нашёл решение.
        Арго мгновенно разбила мою надежду.

        - Но там цифры только до девяти!
        Она была права. Расположенные случайным образом светящиеся арабские цифры принадлежали последовательности от единицы до девяти, что делало невозможным заполнить ими шесть сторон куба как в классическом кубике Рубика. Я даже рассмотрел вариант, в котором шестёрка, это перевёрнутая девятка, но и этого было бы недостаточно, к тому же шестёрки и девятки имели совершенно разное написание.
        Может быть NPC знают какой-то намёк, который нам поможет?

        - Теано, что нам делать с цифрами?  - спросил я, но женщина только задумчиво покачала головой.

        - Я тоже не знаю. В легенде говорилось, что для уничтожения золотого куба его нужно вернуть в тело Стража башни, и всё…

        - Ох, ну ладно…
        Тем временем, Босс продолжал стрелять своими лазерами из центра комнаты. Члены рейда петляли и подпрыгивали, уворачиваясь от лучей, и начали бить парящий куб своим оружием. Каждый удар заставлял ряды или столбцы куба поворачиваться на девяносто градусов, но его HP не уменьшалось. Казалось, что пронумерованный куб непобедим, и нам нужно решить головоломку, чтобы убрать золотые блоки. Но мы ничего не могли сделать, не выяснив, что же это за головоломка.
        Беспокойство и разочарование, которые наполнили комнату, привели к тому, что возле Босса вспыхнула оранжевая вспышка. Кто-то использовал на Боссе боевой навык.

        - Нет!  - крикнул я инстинктивно, но, конечно, было уже слишком поздно.
        Двойной удар копьём выбил с поверхности Иррационального куба искры, но не нанёс ни малейшего урона, а Босс мгновенно навёл на атакующего прицельную линию.

        - Уворачивайтесь!  - проревел Кибао.
        Несколько игроков стоящих рядом с прицельной линией сразу отпрыгнули, но замороженный после применения навыка копейщик остался на месте, и красный луч лазера ударил его прямо в грудь.

        - А-а-а-а!  - завопил игрок, и раздался глухой звук удара.
        Шинкенспека из АОА сбило с ног, и он рухнул на пол. Одна из полосок HP группы «C» опустилась в жёлтую зону и замерла на полпути к нулю. Друзья перенесли раненого к стене, но ему понадобится некоторое время для восстановления здоровья.

        - Кирито, может быть, нам лучше отступить?  - напряжённо спросила Асуна
        Я слегка покачал головой. Это была абсолютно верная мысль. Босс был непобедим, и мы не знали, как убрать его защиту. Если затянуть сражение, то это неизбежно приведёт к катастрофическим результатам. Но…
        Обернувшись, я посмотрел на закрытые двери. Асуна проследила за моим взглядом и ахнула: она ещё не знала, что двери закрыты.

        - Не уверен, что их нельзя снова открыть,  - сказал я.
        Подбежав к дверям, я ударил по ним свободной рукой. Толстый металл не сдвинулся с места и даже не дрогнул. Двери были заперты.
        Внезапно у меня перед глазами вспыхнула цепочка бледных огней, и я резко развернулся. Затаив дыхание, я подумал, что это атака Босса, но ничего не почувствовал. Я снова повернулся к дверям, и моё дыхание сбилось.
        Числа.
        На поверхности дверей светилась сетка с арабскими цифрами в клеточках. Цифры были того же шрифта, что и на теле Босса, но здесь было больше пустых клеток, чем клеток с числами внутри.
        Я сделал шаг назад, чтобы получше рассмотреть, и тут ко мне подбежала Асуна. Через секунду мы закричали:

        - Головоломка судоку?!
        В этом не было никаких сомнений. Точно такие же головоломки были на главной площади Стахиона.

        - Если мы решим это, то двери откроются?!  - спросила сзади Арго.

        - Я думаю да,  - неуверенно ответил я,  - но это невозможно…
        Не в моих правилах было сдаваться прежде, чем пытаться что-то сделать, но на этот раз другого варианта не было. В головоломке было двадцать семь рядов и столбцов из головоломок судоку, каждая из которых имела формат девять на девять, а всего их было семьсот двадцать девять. Здесь было на одну головоломку больше, чем на площади в Стахионе, но их расположение было идентичным.
        Мысленно я повторил то, что Асуна сказала мне четыре дня назад:

«На первый взгляд, они имеют максимальную сложность, поэтому даже эксперту потребуется двадцать минут на решение одной головоломки. Умножив это на семьсот двадцать восемь, мы получим четырнадцать тысяч пятьсот шестьдесят минут. Разделим на шестьдесят и получим двести сорок два часа и сорок минут».
        Двести сорок два часа. Чуть более десяти дней. Или один день, если решать будут одновременно десять человек. Сделать это, сутки избегая атак Босса? Это невозможно.

        - Мне кажется, что даже раскладка чисел точно такая же, как на площади Стахиона.  - прошептала Асуна хриплым голосом.

        - Мы должны были разгадать судоку в Стахионе и в конце дня прийти сюда. Это обязательное требование для прохождения этого Босса…

        - Но, как бы мы…
        Я хотел сказать «узнали об этом», но вспомнил, как смотрел на эти двери с другой стороны и видел на них рисунок с сеткой девять на девять. Если бы я подумал о судоку, то вспомнил бы про площадь в Стахионе.

        - Черт!
        Я собирался ударить сжатым кулаком по пылающей загадке, когда услышал позади себя голос:

        - Кирито, нам просто нужно разгадать головоломку?
        Моя рука замерла в воздухе. Я обернулся и увидел стоящую без противогаза Мию, которая уставилась на меня своими большими глазами.

        - Ты… Ты можешь решить это?

        - Да!  - прощебетала она голосом, гораздо более подходящим для её возраста.
        Подбежав к дверям, Мия потянулась к головоломке в правом нижнем углу. Её палец с головокружительной скоростью отслеживал пустые клетки, пока не остановился на светящемся квадратике. Мия постучала пальцем по выделенной клетке и выбрала семёрку из появившегося окошка с цифрами. Все клетки этой головоломки исчезли и их заменила одна большая семёрка. Это заняло у неё всего десять секунд.

        - Что…? Как… Как ты сделала это так быстро?
        Мия повернулась ко мне и улыбнулась.

        - Когда я была маленькой, то каждый день решала с мамой такие головоломки на городской площади.
        Это объяснение не оправдывало скорость, которую она продемонстрировала, но потом я кое-что вспомнил. Кизмель не увлекалась головоломками, но она решила загадку в подземелье за считанные секунды. Если ИИ смог быстро решить ту задачу, то головоломки судоку не будут представлять для него сложностей.

        - Конечно, я тоже вам помогу,  - сказала подошедшая к Мии Теано.
        Я посмотрел на головоломку. При решении одного поля за десять секунд, на всю головоломку потребуется семь тысяч двести девяносто секунд, или чуть больше чем два часа. Вдвоём они управятся за час. Судя по всему, у нас был шанс…

        - Теано, Мия, пожалуйста, сделайте всё возможное.
        Мама с дочкой кивнули, встали в разных углах головоломки, и их пальцы начали летать над клетками. Я коснулся плеча всё ещё ошеломлённой Асуны и сказал:

        - Асуна, мы должны отвлекать внимание Босса. Наша задача - продержаться один час.

        - Хорошо!

        - А мне что делать?  - спросила Арго.

        - Когда Мия не сможет дотянуться до головоломки, поднимай её! -
        крикнул я и побежал с Асуной к центру комнаты.
        На полпути я резко остановился.

        - Что, новая идея?

        - Послушай, если нужно выбрать правильную цифру из выпадающего меню, не можем ли мы просто взять и перебрать все цифры, начиная с единицы?
        Фехтовальщица посмотрела на меня самым раздражённым взглядом за всё время, которое мы провели вместе, и приблизилась ко мне так близко, что наши носы почти соприкоснулись.

        - Если решать головоломку таким образом, то наверняка придётся начинать всё с начала, как только мы ошибёмся!

        - Точно…
        На этот раз я по-настоящему побежал к Боссу.
        Следующий час был самым длинным и тяжёлым из всех проведённых мною в Айнкраде до сих пор. Бои с Боссами на предыдущих этажах были тяжёлыми, но я был сосредоточен на сражении, а не на подсчёте времени. Сейчас всё было иначе, и мы должны целый час уклоняться от атак, чтобы просто выйти из зала.
        Нужно просто следить за прицельными лучами, которые могут вылетать из всех восьми вершин Иррационального куба, и уклоняться от ударов лазера. Однако, всё было не так просто. Прицельные лучи было сложно рассмотреть, а их направление постоянно изменялось; к тому же, их логику было сложно осмыслить. Довольно часто лазер бил с задержкой в том направлении куда вы уклонились. Иногда лучи пытались согнать нескольких игроков в одно место, чтобы столкнуть их друг с другом, а иногда непрерывно преследовали одного человека. Каким бы ни был процесс управления прицеливанием, он явно был непростым алгоритмом.
        Когда мы с Асуной присоединились к сражению, то, конечно же, объяснили сложившуюся ситуацию АОА и АРД, и это оказало пусть небольшое, но неоспоримое влияние на общий моральный дух. До этого момента все предполагали, что, если вращать цифры достаточно долго, то в конечном итоге они смогут нанести урон. Но нужные числа оставались неизвестными, и все были разочарованы, узнав, что им необходимо уворачиваться в течение целого часа только для того, чтобы убежать; а когда уровень концентрации падает, то это приводит к неприятностям.
        На текущий момент уже более десяти игроков из тридцати шести участников рейда оправлялись от прямых попаданий, сидя вдоль стен зала. Иррациональный куб пока не удалялся далеко от центра зала, так как именно там находилось большинство игроков. Чем больше людей отступят к стенам, тем скорее Босс начнёт их атаковать, и тем шире станет диапазон его передвижения. Всё это может привести к тому, что куб окажется возле дверей и нападёт на Мию и Теано, пока они решают головоломки. Этого нельзя допустить.
        Мы с Асуной безмолвно обменялись мыслями, и я ударил Босса трёх-ударным навыком, замерев в задержке после атаки. Конечно же, HP куба не пострадало, но вся его агрессия сконцентрировалась на мне, и три луча прицеливания навелись на меня. Но перед ударами лазеров Асуна подхватила меня и вынесла из зоны поражения. Позади нас раздался взрыв, но мы не получили никаких повреждений, кроме ощущения небольшого жара на спине.
        Теперь Асуна нанесла по Боссу тройной удар, и настала моя очередь выносить её из-под прицела. Этого было достаточно, чтобы противник сосредоточился на нас двоих.
        Естественно, алгоритм атаки Босса был не так прост, чтобы сосредоточиться исключительно на игроках с самым высоким коэффициентом агрессии, и иногда он переключался на других участников рейда. Но если бы мы могли забрать на себя половину лазерных ударов, то дали бы остальным время на передышку.

        - Кирито, вперёд и влево!
        Я выполнил указание Асуны и избежал прицельного луча, которого не заметил. Придёт время, и я верну услугу.
        После того, как мы повторили это множество раз, начало происходить нечто странное. Время от времени я чувствовал, куда мне нужно идти, ещё до того, как раздавался голос Асуны. С ней это тоже случалось. Уже не раз я кричал «Верно!» после того, как Асуна уже прыгнула в нужную сторону. Как будто наши разумы были связаны через какой-то безмолвный канал…
        Это был неприятный бой, так как я знал, что он не окончится победой, но я чувствовал необъяснимый восторг, когда уворачивался и крутился вокруг линий прицеливания. Когда у меня была возможность, я проверял время в своём меню, но минуты ползли очень медленно. Наконец, без чего-то одиннадцать вечера раздался юный, но твёрдый голос Мии:

        - Это последняя, Кирито!
        Я инстинктивно отскочил назад и посмотрел на двери. Почти все отдельные судоку уже имели свои правильные ответы, а Теано решала последнюю, центральную головоломку.
        Она нажала на клетку, выбрала число из выпавшего меню и оно, быстро увеличившись, начало светиться.
        Как и ожидалось, за час они решили семьсот двадцать девять головоломок. Зал и двери сотрясла вибрация. Между половинами закрытых дверей пробежала светящаяся линия и раздался громкий щелчок открывающегося замка, говорящий о том, что наконец-то путь для побега свободен.

        - Отступаем в коридор! Первыми идут раненные!  - приказал Линд, размахивая своим ятаганом.
        Дюжина игроков, которые пили зелья вдоль стены, встали и побежали к дверям. Даже Иррациональный куб, который ещё несколько секунд назад дико стрелял своими лазерами, остановился, признавая открытые двери.
        По крайней мере, теперь нам не нужно было беспокоиться о том, что вся передовая группа будет уничтожена. Печально, что мы не смогли сбить ни одного пикселя с панели HP Босса, но это произошло потому, что нам не хватало важной информации. Если бы мы прошли все квесты в Стахионе и Муруцуки, мы бы выяснили, каким образом нужно подбирать числа на Боссе.

        - Кирито,  - прошептала Асуна хватая меня за локоть.
        Я увидел, что она смотрела на всё ещё закрытые двери. Асуна что-то ощущала, но я понял, что пока она не могла сказать, что это было. Посмотрев на огромные двойные двери в двадцати метрах от меня, я почувствовал, что время начало замедляться. Семьсот двадцать девять головоломок превратились в 729 светящихся чисел. Семьсот двадцать девять, это двадцать семь в квадрате. Двадцать семь рядов и двадцать семь столбцов. Это была сетка девять на девять из таблиц три на три.
        Вытянув шею, я оглянулся на летающий в центре комнаты Иррациональный куб, и снова посмотрел на дверь. Вдохнув столько воздуха, сколько могли выдержать мои лёгкие, я закричал:

        - Стойте!!!
        Первый от дверей игрок, не добежавший до них несколько метров, остановился и повернулся ко мне. Стоявший ко мне ближе всех Шивата из АРД выглядел ошеломлённым.

        - В чем дело? Разве мы не уходим?!

        - Подождите, я думаю… Эти цифры…
        Я бросил взгляд на Асуну и подбежал к дверям с расставленными руками, сигнализируя всем остановиться, и замер. Если моя догадка верна, то эта головоломка предназначена не для побега. Да, её решение открыло двери, но вероятно это было уловкой. Если мы просто подождём, то я уверен, уверен…
        Раздражение участников рейда становилось всё заметнее. Пять, шесть, семь… Когда с момента решения Теано последней головоломки прошло около тридцати секунд, это, наконец, произошло.
        Все семьсот двадцать девять чисел внезапно вспыхнули. Более половины чисел исчезло, как будто сгорев. Пустые клетки сетки слабо засветились. Четыре линии сетки расширились, разрезая весь шаблон на блоки по девять на девять клеток.

        - Ах…!  - вскрикнула позади меня Асуна.
        Стоящие у головоломки Мия и Теано тоже выглядели потрясёнными. Это были не случайные и бессмысленные числа, расположенные в таблице из двадцати семи строк и столбцов. Это был набор из девяти новых головоломок судоку.
        Раздался оглушающий рёв, и весь зал затрясся. Я обернулся и увидел, что Иррациональный куб снова начал двигаться. Но это было не всё. На трёх из четырёх его вертикальных граней выросли длинные руки, состоявшие из десятков маленьких кубиков. Оставшаяся грань начала ярко светиться.

        - Начинается!  - взревел Кибао, выхватывая меч из-за спины.
        Линд отдал приказ своим людям:

        - Отступление отменяется! Если вы ранены - продолжайте лечиться и возвращайтесь в строй!
        Все поняли, что атаки босса усилятся, но это означало, что теперь есть шанс его победить.

        - Мия! Теано! Разберитесь с этими головоломками!  - крикнул я.
        Они снова встали у дверей и заскользить ладонями по гораздо большим головоломкам. Десять секунд спустя они одновременно нажали кнопки и выбрали свои ответы. Последние цифры увеличились, и стали светиться ярче. Мама и дочка решали головоломки с прежней скорость, Теано взяла более высоко расположенные головоломки, а Мия решала самые низкие. Было решено четыре, шесть, восемь… Оставалась ещё одна.
        Сзади них раздавались сильные взрывы, лязг и крики, но они сделали всё возможное, чтобы не обращать на это внимание и сосредоточиться на решении. Теано положила руку на центральную головоломку и выбрала из открывшегося меню пятёрку. Число расширилось и заполнило всю последнюю судоку.
        В тот момент, когда все головоломки были решены, двери засияли ещё ярче, чем в прошлый раз. Я сделал несколько шагов назад и запомнил порядок девяти гигантских чисел, которые светились на дверях.

        - Спасибо! Мы разберёмся с остальным!  - сказал я им.
        Я помчался к рейду и закричал изо всех сил:

        - Сверху слева: восемь, три, четыре, один, пять, девять, шесть, семь, два!
        На мгновение всё стихло, но потом со всех сторон раздался боевой клич. С появлением нужных нам цифр упавший боевой дух снова начал расти. В этой ситуации командная работа и координация двух основных гильдий проявились в лучшем виде. Даже не до конца восстановившие здоровье игроки встали в строй и окружили Босса.
        И всё же, выстраивать числа вместо цветов было гораздо сложнее, чем можно себе представить. Числа должны были располагаться только на одной стороне, но каждый удар сдвигал сразу три числа. Нужно было постоянно знать, какие цифры были на какой стороне, и просчитывать движение на несколько шагов вперёд.
        Через три минуты после возобновления боя мои опасения оправдались. Подборка чисел двигалась медленно. Первые четыре были получены довольно легко, но затем движение одного числа приводило к тому, что другие числа нарушались, и в голосах Линда и Кибао начало нарастать раздражение. Если бы мы сосредоточились только на подборе, то мы бы решили эту задачу, но на длинные руки Босса нельзя было не обращать внимания. Лазеры, бьющие из вершин, и удары его рук неуклонно уменьшали HP бойцов.
        Я не мог решить, пойти мне в первый ряд сражения, или оставить командную работу шести группам.

        - Всё, я поняла,  - резко сказала Асуна.
        Она бросила на меня быстрый взгляд.

        - Кирито, я собираюсь сосредоточиться на том, чтобы отдавать приказы, куда бить. Ты удержишь Босса?

        - Э-э… Да, конечно.
        Мы кивнули друг другу и одновременно пришли в движение. Асуна встала перед Боссом и махнула рапирой:

        - Удар по нижнему блоку вправо!

        - Сделаем!  - ответил Хафнер из АРД.
        Он поднял свой большой меч, обежал Босса с правой стороны и ударил в нужном направлении. Урона, конечно, не последовало, но нижний блок действительно повернул вправо, как и сказала Асуна.

        - Теперь левые блоки вниз!

        - Понял!  - ответил Окотан из АОА, и его алебарда рассекла воздух. Левая колонна блоков повернулась вниз.
        Иррациональный куб почувствовал угрозу и издал диссонирующий металлический вопль. Он размахнулся двумя руками из кубиков и ударил ими Асуну. Я быстро прыгнул вперёд и активировал навык «Вертикальная дуга». Комбинация из двух ударов отбросила руки Босса, а стоящая позади меня Асуна не сдвинулась ни на шаг.
        Как только она сосредоточилась исключительно на числах, приказы Асуны стали пугающе точными. С каждым поворотом блоков мы чувствовали, что приближаемся к решению.
        Но Босс тоже это почувствовал и неоднократно нападал на Асуну, которая не атаковала его физически. Я мог отбивать руки Босса, но с лазерами было сложнее. Каждый раз, когда прицельные лучи наводились на Асуну, я подхватывал её и уносил в сторону. Мне становилось всё труднее, так как Босс начал делать отсроченные комбинации лазерных выстрелов, после чего применял физические атаки.
        Участники рейда смотрели на нас с отчаяньем, но если бы они попытались атаковать Босса, чтобы привлечь его внимание, то формирование куба, над которым мы так усердно работали, было бы нарушено, а если бы слишком многие попытались окружить Асуну для защиты, то она не смогла бы увидеть цифры.
        После очередного прыжка назад для ухода от лазера моя спина ударилась о твёрдую плоскую поверхность. Не осознавая этого, я приблизился к стене, и руки Босса приготовились нанести мне удары с двух сторон. Я мог отбить один удар, но не два одновременно…
        Рядом раздался голос:

        - Кирито, это моя!
        Я крикнул в ответ:

        - Давай!  - и сосредоточился на руке, приближающейся слева.
        После того, как я отбил её «Горизонталью», я повернулся направо и увидел, как Теано отбивает другую руку своим мечом.

«Вот это сила!» - удивился я, готовясь к следующей атаке.
        Тем временем, Асуна продолжала отдавать приказы, которые добросовестно выполнялись участники рейда. Время от времени они ошибались, но исправить ошибку было очень просто.
        Через двадцать шагов бесконтактного нападения на Босса Асуна громко крикнула:

        - Следующий последний! Бейте центральные блоки вниз!

        - Мы сделали это!
        Линд и Кибао не собирались отдавать честь последнего удара. Ятаган и меч одновременно ударили по центральной колонне.

«Не дави, Линкиба!» - подумал я, но их цель была верной.
        Центральная колонна загрохотала и, провернувшись, показала «три», «пять», «семь». Девять цифр на лицевой грани Босса засветились так ярко, что я не мог на них смотреть.

        - Мы прошли его!  - раздался чей-то голос, едва не заглушенный оглушительным грохотом, когда двадцать шесть кубов и три руки, составлявшие непобедимую броню Иррационального куба, рассыпались.
        Бесчисленные осколки растворились в воздухе, обнажив первоначальный чёрный куб со стороною в полметра. В центре обращённой к нам стороны был виден предмет поменьше - тот самый золотой куб, который вставила туда Теано.
        На этот раз из чёрного куба вытянулось шесть новых чёрных рук. Они издали неприятные высокочастотные звуки и потянулись к нам.

        - Это настоящее сражение! Успокойтесь, и давайте разберёмся с ним!
        В ответ раздался одновременный крик АОА и АРД:

        - Да!!!
        Это была действительно жестокая битва, но без своей абсолютной брони Иррациональный куб не мог противостоять элитным бойцам группы проходчиков и, что ещё более важно, маме-мечнице тридцать второго уровня. Единственная полоса здоровья Босса уменьшалась медленно, но верно, и всего за семь минут она опустилась ниже десяти процентов.
        Когда до конца оставался один удачный удар, Иррациональный куб издал ужасный вопль, похожий на крик умирающего, и дико взмахнув всеми шестью руками, выстрелил лазерами из всех восьми углов.

        - Он сходит с ума! Держитесь!  - приказал Линд.
        Рейд ушёл в оборону, и через мгновение все руки были отбиты, а от всех лазеров уклонились. Появилось впечатление, что у Босса шестого этажа разрядились батареи, и он с глухим стуком рухнул на пол и перестал двигаться.
        Я расслабил плечи, думая, что наконец-то всё кончено, но на его панели HP остался один упрямый пиксель.

        - Что это? Что происходит?! Самоуничтожение?!  - завопил Кибао.
        Я тоже был удивлён. Ближайшие к месту падения Босса участники рейда отпрыгнули и прикрылись от взрыва, но ничего не произошло. Босс и золотой куб молчали. Это напомнило мне, что Арго кое-что сказала. Кое-что об обратной стороне куба…
        В этот момент игрок в серебристо-синей форме АРД подбежал к кубу. Кто бы это ни был, он предположил, что самоуничтожения не будет, и хотел получить бонус последней атаки. Позднее Линд наверняка его отругает, но всё же это был конец долгой, долгой битвы…
        Рядом вскрикнула Асуна, и я вдруг понял, на что она смотрит.
        В руке бегущего к Боссу игрока было не оружие. Это был узкий кусок металла длиной всего несколько сантиметров. Метательный дротик… Нет…
        Ключ.
        Все замерли, а игрок присел позади куба и воткнул ключ в замочную скважину, которая мне была не видна. Послышался слабый щелчок, и золотой куб, выскользнув из Босса, упал на пол. Теано резко выдохнула и прыгнула вперёд, я помчался за ней.
        Игрок из АРД встал, обежал вокруг Босса и поднял золотой куб с пола. Теано на бегу замахнулась рапирой, но игрок из АРД высоко поднял куб обеими руками и закричал:

        - Связать!!!
        Раздался звук разрываемого воздуха, и из куба вырвалось кольцо золотого света, которое, расширившись, поглотило нас с Теано и ушло дальше. Мои ноги внезапно приросли к полу и я эффектно споткнулся. Я подумал, что падаю, но так как мои ноги прилипли к поверхности, то я наклонился под максимальным углом и снова выровнялся. С Теано происходило то же самое.

        - …?!
        Ошеломлённый, я посмотрел вниз и увидел полупрозрачные кубы, которые поднимались от пола и уже поглотили мои ноги. Инстинктивно я проверил свой датчик HP. Справа от списка баффов появилась новая иконка, которой не было секундой раньше. Это был незнакомый мне дебафф: человеческий силуэт в квадратной рамке.

«Зачем?! Зачем ты это делаешь?!» - попытался закричать я, но с опозданием заметил, что у меня пропал голос. Всё моё тело - ноги, руки и даже пальцы - стало тяжёлым, как свинец.
        Даже в разгар этой чрезвычайной ситуации часть моего разума была занята другим вопросом. Уровень Теано был определённо высок, но не достаточен, чтобы уничтожать монстров башни одним ударом. Должно быть она использовала силу золотого куба, чтобы заморозить Офидианов.
        Внезапно я понял, что зал Босса заполнила тишина. Я не слышал ни голосов, ни звона металла. Золотой свет полностью заполнил огромный пятидесятиметровый зал. Абсолютно все участники рейда были связаны. Я не мог двигать правой рукой, поэтому не мог даже открыть системное меню. Это была полная иммобилизация, намного превосходящая даже парализующий яд.
        Таинственный игрок из АРД медленно опустил золотой куб. На нем был шлем с капюшоном которые закрывали его голову, оставляя видимым только рот. Из-за дебаффа, который он только что использовал, маркер над его головой был оранжевого, криминального цвета. Игрока звали Баксум, и я не мог вспомнить, чтобы когда-либо видел это имя в прошлых рейдах.
        Рот Баксума резко изогнулся в дикой ухмылке. В этот момент я всё понял: он был заодно с Мортэ и Джо. Это был один из последователей Чёрного пончо. В какой-то момент он проник в АРД и ждал подходящего времени, чтобы нанести удар.
        Если бы это был Мортэ, то он обязательно бы посмеялся своим сухим смехом и театрально обсудил бы некоторые моменты, связанные с происходящим, но Баксум просто посмотрел на нас и ничего не сказал. Вместо этого он взял куб в левую руку, а правой вытащил свой длинный меч. Он сделал это скромно, но влажный блеск на тонком лезвии говорил о нешуточных характеристиках оружия. С мечем в опущенной руке он пошёл прямо на Теано.
        Я сразу понял, что он собирается её убить. Я не был уверен, собирался ли он убить всю рейдовую группу, начиная с Теано, или хотел убить только NPC. Но даже если верным был второй вариант, я не мог пассивно наблюдать за происходящим. Мия стояла позади меня, и я никак не мог позволить десятилетней девочке наблюдать за убийством матери, которую она только что нашла. Ни в коем случае…

        - ………!
        Вместо крика из моего горла вырвался только шипящий поток воздуха. Я использовал все силы, которые смог собрать. Мышцы моего аватара дрожали, а суставы скрипели. Но окружавшая меня невидимая оболочка не сдвинулась с места.
        Баксум остановился перед Теано и, подняв меч, осторожно нацелился в её сердце, готовясь закончить всё одним ударом.

«Двигаться, двигаться, двигаться, двигаться, двигаться…» - единственное слово полностью заполнило мою голову, вытесняя из неё всё остальное. Раздался высокий звонкий звук, и по всему телу распространилась вибрация.
        И тогда я увидел это.
        Значок дебаффа «Связан» начал мигать. Рядом с ним начал мерцать новый знак. Силуэт человека в позе медитации дзен. Но это была не «Медитация». Дизайн был таким же, но сейчас за силуэтом человека светилось золотое кольцо.
        Мне показалось, что что-то сломалось, и моя правая нога, оттолкнувшись от пола, мгновенно отправила меня на десять метров вперёд. Запущенный невидимыми нитями, я на лету выхватил «Вечерний меч». Баксум заметил мой рывок, и под забралом шлема его глаза расширились от удивления. С удивительной скоростью реакции он поднял меч и занял оборонительную позицию.

        - Ааа!  - проревел я, замахиваясь на него мечом по прямой линии.
        Раздавшийся звук прозвучал как дикий крик. Длинный меч Баксума разлетелся чуть выше рукояти, а его левая рука была отрублена почти у локтя.
        Я пролетел мимо Теано и Баксума, и как только приземлился, сразу развернулся на 180 градусов. Это произошло очень быстро, я должен был упасть, но инерции больше не было. С лица Баксума, который потерял свой меч и руку, исчезла кривая улыбка. Здоровой рукой он снова поднял куб.

        - Св…
        Но прежде чем слово слетело с его губ, я снова ударил. Правая рука тоже была отрублена в локте, и золотой куб упал на пол.
        Несмотря на то, что он был врагом, я искренне восхищался самообладанием и скоростью реакции Баксума, который после потери двух рук резко развернулся и помчался на огромной скорости к выходу из зала.

        - Нет!  - закричал я, но силы ушли из моих ног, и я упал на колени.
        Иконка «Медитации» мигнула и пропала.
        Мне удалось подняться на ноги только тогда, когда Баксум уже был у дверей. Он врезался в них телом, чтобы открыть, и исчез в коридоре. Я не мог догнать его на такой скорости.
        Через несколько секунд одна из полосок HP команды «F» беззвучно исчезла. Борясь с удушающим весом, который был последствием наложения таинственного дебаффа, я осмотрел зал Босса. Теано, Асуна, Арго, Мия и все остальные участники рейда всё ещё находились под действием заклинания связывания. Конечно же, паралич не был постоянным, но как его устранить? Ответ был очевиден.
        Я вложил меч в ножны, и, подняв куб с пола, подошёл к чёрному блоку. На полоске здоровья Босса всё ещё оставался один пиксель.
        Опустившись на колени перед Боссом, я наконец посмотрел на золотой куб в моих руках. Этот объект изменил жизнь многих людей. Сайлон, Теано, Мия, садовник Терро и, конечно же, сам Питагрюс. Теперь, пришло время его уничтожить.
        Я вставил куб в отверстие в блоке, толкнул его, и он плавно скользнул внутрь. Подождав, пока поверхность станет ровной, я снова обнажил меч. Вместо того, чтобы ударить блок уставшим лезвием, я стукнул по нему навершием рукояти.
        Этого оказалось достаточно. От места удара по блоку побежали трещины, а изнутри полился синий свет. В этот момент у Иррационального куба, Босса шестого этажа Айнкрада, обнулился HP, и он рассыпался на части, включая и золотой куб, который был внутри. Только стальной ключ избежал этой участи и, звеня, упал на пол.
        Когда появилось сообщение о полученном бонусе «Последняя атака», я обессиленно сел на пол. Мгновением спустя все участники рейда были освобождены от дебаффа, и зал заполнился шумом. Кто-то обессиленно сел на пол, но многие повернулись к Кибао и Линду.
        Словно проснувшись от кошмара, зал Босса стал светлее и наполнился живыми звуками. Услышав приближающиеся шаги, я поднял глаза и увидел, как ко мне подходит Теано.
        Но она была не одна. Асуна, Мия и Арго тоже бросились ко мне. Окутанный непреодолимой усталостью, я с трудом поднял правую руку и помахал моим дорогим спутницам.
        Глава 15

        - Уфф… Наконец-то мы вернулись…
        Когда я открывал окно своего меню, Асуна потянулась. Я даже не удосужился поднять руку и активировал меню низко над землёй. Было без двадцати час ночи пятого января.
        Махнув левой рукой, я убрал окно и осмотрел окрестности.
        Несмотря на то, что по стандартам онлайн-игр было ещё довольно рано, на площади телепортации в Стахионе, главном городе шестого этажа, почти не осталось людей. По моему мнению, это произошло из-за того, что ворота на седьмой этаж были активированы, и все туристы уже ушли наверх, а головоломки судоку, которые заполняли площадь, полностью исчезли.
        Во мне практически не осталось тяги к загадкам, но Теано, стоявшая рядом с Асуной, с задумчивым выражением смотрела на пустые плитки. На её спине лежала спящая Мия с противогазом на голове.
        Прошло всего два часа с момента победы над Иррациональным кубом, Боссом шестого этажа, и за это время мы совершили переход через пустыню пятого района, прошли через озеро Талфа и кратчайшим путём пересекли лес первого района…
        Конечно же нет. Вместо этого мы поднялись по спиральной лестнице до седьмого этажа, дошли до его главного города, активировали телепорт и перенеслись сюда.
        Насколько я знал, Мия и Теано стали первыми квестовыми NPC, которые использовали ворота телепорта для перемещения между этажами. На самом деле, я даже волновался, что они могут не пройти и просто застрянут на седьмом этаже. Однако система SAO оказалась более дружественной, чем я себе представлял. Хотя оставался шанс, что это была ошибка, аналогичная багу с рудой, который нашла Литен, и в будущем это будет исправлено.
        Что касается Теано, то её не интересовали магические врата, через которые она прошла. Вместо этого она молча смотрела на площадь и на город в дали. В конце концов, она подошла к нам с Асуной и поклонилась, хотя Мия всё ещё лежала на её спине.

        - Кирито, Асуна, вы спасли меня… Мало того, что вы уберегли Мию, я уверена, что не смогла бы в одиночку победить зверя-хранителя и уничтожить золотой куб.

«А ты знаешь, что Мия более высокого уровня, чем мы?» - хотел я спросить, но мудро воздержался. Вместо этого, я покачал головой и сказал:

        - Пожалуйста… Но если бы вы с Мией не решили головоломки на дверях, то мы бы оказались в ловушке и погибли.

        - Он прав,  - добавила Асуна,  - я думала, что довольно хороша в этих головоломках, но я никогда не смогу справиться с ними за десять секунд.
        Теано слабо улыбнулась. Она поправила спящую на её спине дочь и обернулась, чтобы посмотреть на поднимающийся ступеньками Стахион. В конце главной улицы в лунном свете сиял особняк лорда. Тёмные окна говорили об отсутствии в нем жильцов.

        - Что будет с особняком и со всем городом?  - спросил я.
        Их дальнейшая судьба была уже не в моих руках. В принципе, города в RPG управлялись игровой системой, а не NPC мэром, который в них жил, поэтому отсутствие Сайлона не должно повлиять на сам город. Но я не мог не заметить сильную грусть на лице Теано, которая появилась, когда она смотрела на особняк.
        Не оборачиваясь к нам, она прошептала:

        - Я думаю, что ничего не изменится, кроме того, что исчезли загадки. Только лорд Питагрюс, который создал Стахион. заботился о его управлении. Он бросил вызов страшному зверю-хранителю, вытащил из него золотой куб и использовал его силу для создания и связывания между собой каменных и деревянных кубов, из которых построен этот великий город.

        - Что? Значит способность «Связывание» склеивала кубики?  - удивлённо спросила Асуна.
        Теано оглянулась и кивнула.

        - Да, это его основное назначение. Но когда живое существо находится в пределах радиуса его действия, его тоже связывает. По словам лорда Питагрюса, золотой куб был прототипом оружия, созданного магами Альянса Девяти, который когда-то существовал на потерянных землях.

        - …
        Я посмотрел на Асуну. Кизмель рассказывала нам миф о создании Айнкрада и о Великом разделении, но я предположил, что это всего лишь эльфийская легенда. Кто же такой этот Питагрюс? Я поздно задумался об этом, но у меня не было настроения копаться в квесте «Проклятие Стахиона» после то, как мы его закончили. У нас было много других забот.
        Например, Падшая эльфийка Кисара украла четыре священных ключа, которые мы собрали. И что ещё хуже, пропал таинственный Баксум, который использовал золотой куб, чтобы обездвижить всех нас в комнате с Боссом, и который пытался убить Теано, а может быть и всех участников рейда. АОА и АРД собирались провести экстренное совещание прямо в зале, но мы с Асуной не хотели, чтобы Теано и Мия услышали о нашем затруднительном положении в смертельной игре, и поэтому сопроводили их на седьмой этаж. Однако, эту ситуацию нельзя было игнорировать, поэтому я знал, что скоро мне придётся собрать основных членов обеих гильдий и рассказать им всё, что я знал о человеке в чёрном пончо и его банде. После того, как они стали свидетелями деяний Баксума, не составит большого труда убедить их в том, что в Айнкраде действует банда PK.

        - Десять лет прошло с тех пор, как умер лорд Питагрюс…,  - сказала Теано сходя с места, на котором она остановилась.
        Мне пришлось напрячься, чтобы снова сосредоточиться на её истории.

        - За эти десять лет таинственная сила, защищавшая куб, постепенно пропитывала город, создавая в Стахионе головоломки на каждой двери, точно так же, как она сделала в Столпе небес. Я не знаю, как лорд Питагрюс сдерживал силу куба, но я всегда надеялась обнаружить это вместе с Сайлоном, чтобы мы смогли убрать загадки, которые так мучили горожан. Но…
        Теано замялась, а темнота скрывала её черты. Тихим голосом она продолжила:

        - Но я не могла простить Сайлону убийство лорда Питагрюса в приступе гнева. Мы пообещали друг другу быть вместе, вот почему я хотела, чтобы он признал свой грех, раскаялся и подумал о том, что нужно сделать, чтобы действительно стать хранителем города. В течение долгих десяти лет я ждала того дня, когда он придёт ко мне…
        Пока я смотрел как она качает головой, я, не задумываясь, задал вопрос, который часто крутился в моей голове.

        - Теано, а что именно привлекло тебя в Сайлоне?
        Асуна толкнула меня в бок, давая мне понять, что я задал потенциально грубый вопрос. Но Теано только мечтательно улыбнулась и посмотрела куда-то вдаль.

        - Ещё в детстве он был безвольным и подозрительным, но гордым и всегда боролся с другими детьми…

«С детства? Они были друзьями с детства?» - задумался я и понял, что это правда.
        Самый большой город шестого этажа был всего шестьсот метров шириной, и в два раза больше в длину. Дети одного возраста должны были знать друг друга.

        - Но на самом деле он был очень добрым. С самого детства мне было поручено служить в особняке лорда Питагрюса. Я волновалась, и чтобы подбодрить меня он сказал: «Не переживай, я пройду испытание лорда Питагрюса и стану его учеником. Просто подожди меня». Он сдержал своё слово и мечтал, что в конце концов станет следующим лордом города, женится на мне, и мы будем жить в особняке вместе. Но когда он узнал, что его не выберут, его разочарование было очень велико…

        - Что? Но,  - я запнулся, быстро посмотрев на Асуну,  - я думал, что Питагрюс выберет следующим лордом города тебя. Так что Сайлон не должен был так сильно переживать…
        Теано на мгновение выглядела сбитой с толку, но затем быстро покачала головой. Лежащая на её плече Мия что-то пробормотала во сне, и мама нежно её успокоила. Затем она снова сосредоточилась на разговоре и опять покачала головой.

        - Нет. Хотя лорд Питагрюс и научил меня всему, что касается головоломок, но это было для него просто игрой. Ему не нужен был наследник. Лорд Питагрюс был бессмертен и жил веками ещё до того, как построил Стахион.

        - Что - что?!  - закричал я и зажал рот рукой.
        Как только я убедился, что Мия не проснулась, я продолжил более тихим голосом:

        - Он… Он не мог умереть?
        Я начинал задаваться вопросом, что, возможно, Питагрюс не был убит, и всё ещё жив, но Теано сделала отрицающий жест.

        - Нет, я имела в виду, что у него была вечная жизнь. Он не мог умереть от старости. Когда я пришла в особняк, то он уже был стариком с седыми волосами, а дворецкий, который был старшим из всех слуг, утверждал, что Питагрюс выглядел так же, когда он был ребёнком.

        - Значит, когда Сайлон узнал правду…  - пробормотала Асуна, и Теано кивнула.

        - Сайлон узнал, что лорд Питагрюс не умрёт от старости, и не будет никакого наследования должности. Я думаю, что гнев, разочарование и, возможно, даже страх, который он почувствовал, подтолкнули его на этот ужасный поступок. Как и сам этот город, лорд Питагрюс был свыше человеческого понимания…
        Теано замолчала, и я понял, что мне больше не нужно поднимать тему о Сайлоне. Вместо этого я нащупал сумку на поясе и достал металлический ключ, который поднял в конце боя с Боссом.

        - Теано, он должен быть у тебя,  - сказал я, отдавая ей ключ.
        Прежде, чем взять ключ, Теано мгновение его рассматривала. Взяв в руку объединённый ключ, она сказала:

        - Значит, этот ключ всегда должен был быть единым. Лорд Питагрюс дал нам с Сайлоном эти ключи в наше восемнадцатилетие, но он не сказал, для чего они. Я никогда бы не догадалась, что они представляли собой ключ для извлечения золотого куба из тела зверя-хранителя. Зачем он отдал нам такую важную вещь?
        У нас с Асуной не было ответа на этот вопрос.
        В конце бета-версии квеста «Проклятие Стахиона» призрак Питагрюса простил Сайлону убийство, велел ему работать вместе с Теано на благо города и исчез. Другими словами, бета-Питагрюс назвал Сайлона и Теано своими преемниками.
        Я задавался вопросом, возможно ли, что тоже самое случилось бы и с бессмертной версией Питагрюса, но я не мог поднять эту тему.
        Вместо этого Асуна взяла на себя смелость сказать:

        - Я уверена, что он любил тебя и Сайлона.
        Не говоря ни слова, Теано снова посмотрела на далёкий особняк. Мне показалось, что на её лице что-то блеснуло, но когда она повернулась к нам, то снова мягко улыбалась.

        - Возможно, ты права.
        Теано положила ключ за воротник своих доспехов и потянулась назад, чтобы погладить голову спящей дочери. Она заставила нас дать обещание, что мы когда-нибудь снова посетим их, и унесла свою дочь с площади. Когда их полоски HP исчезли, в центре моего поля зрения появилось системное сообщение о том, что квест завершён. В отличие от бета-версии, мы не получили ни денег, ни предметов, но очков опыта было более чем достаточно, и мы с Асуной одновременно повысили свои уровни. Теперь я был двадцать второго уровня, а Асуна двадцать первого, но у меня не было ни сил, ни настроения для моего обычного прыжка радости.
        Мы обменялись взглядами, сказали друг другу «поздравляю» и пожали руки. Казалось, что это привело Асуну в чувство, и, став более похожей на себя, она спросила:

        - И что теперь? Мы вернёмся на седьмой этаж?

        - Я умираю.

        - Что?

        - Мой бак полностью пуст. Примерно через три минуты я собираюсь потерять сознание и спать десять часов подряд.
        Это вызвало в мою сторону один из обычных раздражённых взглядов Асуны. Она вздохнула:

        - Это всё потому, что ты бродил всю прошлую ночь. Ох, нам же нужно вернуться в замок Гэлей. Мы должны извиниться перед стариком за пропавшие ключи.

        - Ты права, но сейчас мне нужно поспать.

        - Тогда давай останемся здесь. «Копыто Пегаса» подойдёт?

        - Мне всё равно, лишь бы были одеяло и подушка.
        Асуна снова покачала головой и, схватив меня за левую руку, потащила за собой. Она привела меня в большую гостиницу на северной стороне площади, и мы подошли к стойке регистрации. У стойки я уснул, но сквозь сон слышал, как Асуна заказала номер на третьем этаже и подтолкнула меня к лестнице.
        Когда мы подошли к дверям в самом конце длинного коридора, Асуна что-то тихо прошептала. Я поднял тяжёлые веки и увидел, что моя напарница рассматривает нишу в стене рядом с дверью.
        Это напомнило мне, что именно в этой комнате мы разговаривали с членами АРД о «Флаге гильдии» в день нашего прибытия на шестой этаж. Линд и Шивата безуспешно боролись с установленной в нише металлической загадкой, но теперь она исчезла.
        Асуна потянулась, провела по пустой нише пальцами и, убрав руку, повернула дверную ручку. Раздался тихий щелчок, дверь распахнулась. Мы обменялись взглядами и, улыбнувшись, вошли в номер.
        Номер был всё так же великолепен. В довольно большой гостиной комнате стоял стол с четырьмя стульями и диван, а в противоположных стенах были двери, ведущие в отдельные спальни.
        Асуна спросила меня, какую комнату я бы хотел. Честно говоря, я мог просто поспать на диване, но я знал, что она меня отчитает, и поэтому сказал:

        - Левую…

        - Тогда я возьму правую. Спокойной ночи. И не забудь снять своё снаряжение, прежде чем упасть в постель.

        - Спо… но…
        Я пересёк гостиную по диагонали на полном автопилоте и повернул ручку двери на левой стене. В тёмной спальне я остался один и, открыв меню, дважды нажал кнопку «СНЯТЬ СНАРЯЖЕНИЕ». Оставшись только в нижнем белье, я упал лицом вниз на кровать. Почувствовав, что погружаюсь в мягкое одеяло, я напомнил себе, что ночи уже холодные, и одеялом нужно укрыться, но моё тело не слушалось.
        Когда я играл соло на первом этаже и мне попадалось хорошее место, то для меня было обычным делом прокачиваться в течение двадцати четырёх часов подряд. Но сегодняшняя усталость была далеко за пределами того, что я ощущал раньше. Сегодня была не монотонная охота, где запоминание повторяющихся боевых схем позволяло моему разуму работать в течении долгого времени. Сегодня я постоянно ломал голову над тем, как приспособиться к различным ситуациям и опасностям, которые появлялись одна за другой. Но ведь то же самое происходило и с Асуной. Была ли она в лучшей форме, потому что использовала свой мозг чаще чем я? Если это так, то, если я хочу продолжать её защищать, мне нужно становиться умнее. Конечно, как её временный партнёр…
        Мои мысли растаяли, и сознание начало погружаться в глубины бесконечной тьмы…

        - Я поняла! Кирито, я поняла!
        Дверь в мою спальню распахнулась, и в комнате раздался неприятно громкий крик триумфа. Загорелся свет, и сквозь веки, которые разжались лишь на пару миллиметров, я увидел, как в мою комнату вбегает Асуна в ночном белье.

        - У тебя что?  - с трудом спросил я.

        - Числа! И не только это!  - воскликнула Асуна, стуча руками по краю кровати напротив того места, где я лежал.
        Я хотел сказать ей, чтобы она оставила это на завтра, но Асуна была так взволнована, что мне удалось перевернуться на бок и спросить:

        - Какие числа…?
        Асуна наклонилась ближе, и её карие глаза заблестели от волнения.

        - Дверь в тайный дом Питагрюса в Сурибусе! Помнишь шестизначный код замка? Меня сводило с ума, что я не могла понять, что они означают!
        Действительно, когда я сказал ей код замка, Асуна говорила, что цифры ей что-то напоминают.

        - Там было… Шесть, два, восемь, четыре, девять, шесть?  - спросил я, вырывая числа из памяти.
        Асуна дважды кивнула.

        - Точно, и это не просто случайная цепочка чисел. Это первые три совершенных числа.

        - Совершенные числа?
        Звучало знакомо, и я точно мог слышать об этом в школе. Любопытство заставило меня проснуться достаточно для того, чтобы я смог поддержать голову левой рукой.

        - Что в них такого совершенного?

        - Совершенное число - это целое число, которое равно сумме всех своих делителей. Смотри, делители шести - один, два и три, верно? Если их сложить, то получим шесть. Делители двадцати восьми - один, два, четыре, семь и четырнадцать, что в сумме составляет двадцать восемь. И четыреста девяносто шесть - это следующее такое число.

        - О… Понятно…
        Это было интересное открытие, но оно не казалось мне большим и важным событием. Просто тот, кто писал историю для квеста «Проклятие Стахиона», выбрал для кода замка первые три совершенных числа.
        Но Асуна уже знала, о чем я думаю.

        - Это ещё не всё! Итак, когда ты играл в бета-версию, ты видел маркер призрака Питагрюса?

        - Да, видел.

        - Как его звали? Как было написано его имя?

        - Э-э… На самом деле мне кажется, что там было просто общее название «Беспокойная душа», без индивидуального имени.

        - Значит, они и тогда это скрывали,  - серьёзно ответила Асуна.
        Затем, без предупреждения, она запрыгнула на кровать. Асуна перекатилась на бок рядом со мной и открыла окно меню так, чтобы я мог его видеть. Не подавая вида, что она заметила мой ошеломлённый вид, Асуна перешла на вкладку «СООБЩЕНИЯ» и использовала пустое поле для ввода сообщений в качестве блокнота для набора букв западного алфавита.

        - Видишь ли, я думаю, что правильное написание имени Питагрюса будет таким. Мы просто никогда не видели, как пишется его имя, а только слышали, как оно произносится.

        - Точно?
        Я положил голову обратно на подушку и рассмотрел окно, в котором была следующая строка символов:
        PYTHAGORAS

        - П… Та… Тха… Что? Это так пишется его имя?

        - Да, по правилам английского правописания. Тебе может быть всё ещё не понятно. Если бы ты был лучше знаком с японским произношением, или с правильным греческим.

        - Японское произношение?
        Совершенно растерянный, я снова посмотрел в меню. Я попытался произносить иностранные буквы так, чтобы они звучали на японском языке.

        - Пи… Са… Гoрас? Пиза… Подожди, нет… Это должно быть… Подожди, это тот знаменитый математик?!
        Девяносто процентов моей сонливости исчезли из-за притока адреналина. Я не был самым прилежным учеником в школе, но даже я знал это имя. Во втором семестре моего второго года средней школы, незадолго до того, как я попал в ловушку SAO, я узнал о древнегреческом математике, имя которого было связано с теоремой о сторонах прямоугольного треугольника. Он также был основателем какого-то математического клуба, названного его именем, и обнаружил целый набор математических свойств и концепций. И он был одним из тех, кто называл эти числа «совершенными».

        - Так почему они просто с самого начала не сказали, что это Пифагор - проворчал я, зарабатывая смешок от Асуны.

        - Вероятно, они хотели установить небольшую дистанцию между персонажем и исторической личностью, и именно поэтому они скрыли алфавитное написание его имени. В конце концов, он был только образцом для персонажа.

        - А был ли силён настоящий Пифагор в решении головоломок?

        - Нет, я никогда не слышала ничего подобного. И его никогда не называли Королём головоломок или чем-то похожим. Хотя, мне кажется, что его акцент на гармонии и целостности чисел связан с концепцией головоломок.

        - Ну и ну…
        Я перевернулся на спину и стал вспоминать события последних четырёх дней.

        - А ведь настоящий Пифагор умер из-за своего последователя,  - пробормотала Асуна.

        - Точно?

        - Это был человек, который хотел присоединиться к ордену Пифагора, но его отвергли. Из-за желания отомстить он поднял жителей города на протесты против Пифагора. Хотя я не помню, звали ли его Сайлон.

        - Поднял их…  - повторил я, думая уже не о Пифагоре, а о Человеке в чёрном пончо и его друзьях.
        Проникший в АРД Баксум, который пытался украсть золотой куб, откуда-то знал, что открывает железный ключ, хотя этого не знала даже Теано. А кроме этого, он даже знал, как использовать силу золотого куба.
        Как у Баксума оказался железный ключ, который Кисара забрала у нас с Мией? Каким образом Баксум и Человек в чёрном наладили свои отношения с Падшими?
        Квест о проклятии закончился, и мы без потерь победили Босса шестого этажа, но нас окружали загадки и нерешённые проблемы. Если я хотел решить эти проблемы и защитить Асуну, то я должен стать сильнее. Достаточно сильным, чтобы сражаться с Кисарой один на один.

        - Ах, да, Кирито.
        Упоминание моего имени заставило мои полузакрытые веки снова подняться.

        - Ч-что?
        Асуна села и посмотрела прямо на меня.

        - Покажи мне твои глаза.

        - Хм?
        Я удивлённо моргнул, не понимая, что задумала моя спутница.

        - Когда в зале Босса ты прорвался через «Связывание», я увидела, что твои глаза сияют золотым светом.

        - Что? Действительно? А сейчас?

        - Сейчас они чёрные.
        С облегчением я расслабился и позволил векам опуститься под взглядом карих глаз Асуны. Я почувствовал, что разум начал покидать моё тело, и понял, что действительно нахожусь на грани потери сознания.
        Мягкая улыбка Асуны растворилась во тьме, и, засыпая, я услышал её тихий шёпот:

        - Спокойной ночи, Кирито.

        - Спокойной ночи, Асуна - сказал я, хотя и не был уверен, что эта фраза прозвучала вслух.
        (Конец)
        Если у вас ещё не пропали желание и возможность, то можете отблагодарить меня по следующей ссылке:)
        https://www.donationalerts.com/r/pomorianhttps://www.donationalerts.com/r/pomorian(https://www.donationalerts.com/r/pomorian)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к