Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Монро Керк: " Осень Без Надежды " - читать онлайн

Сохранить .
Осень без надежды Керк Монро

        Рыжая Соня # Бесстрашная воительница Рыжая Соня продолжает свои странствия по землям Хайбории. На сей раз путь ее лежит в Бритунию, где она обороняет свои земли от диких гирканских орд и обретает совершенно неожиданных союзников.

        Керк Монро
        Осень без надежды

        Предварение
        Трое разных людей

        Рыжая Соня возвращалась домой. Собственно, она давным-давно не представляла, где именно находится ее дом, благо никогда не задерживалась долго в одном месте. Только минувшим летом Соне удалось надолго застрять в Туране - началась большая война с гирканцами, и дороги стали небезопасны не то что для одиноких путешественников, но и для больших, охраняемых караванов.
        О возможном нашествии из Великой Степи, с Полуночи и из-за Вилайета слухи ходили уже давненько, но никто в царственном Аграпуре не мог предположить, что молодой гирканский каган Бурэнгийн столь быстро повернет свои тумены на казалось бы незыблемую и могучую Туранскую империю.
        Словом, Султанапур, первый крупный город на пути степного кагана, пал в первый день весны нынешнего года. А потом… Череда больших и малых сражений, постепенный отход армий туранского повелителя на Полдень, потеря Акита, Самарры, Бельзины и наконец - решающая битва при Аграпуре, битва за Золотой Трон туранского императора. Единственным трофеем, который Соня получила в Аграпуре являлся меч старинной работы и вроде бы как с наложенными на клинок заклятиями против боевой магии. Меч остался в сонином невеликом хозяйстве не столько из-за древности и красоты, сколько по необходимости - Соня, пускай и была отличной лучницей, прекрасно понимала: в ближнем бою, буде такой случится, луком особо не попользуешься. Клинок в рукопашной надежнее.

…Аграпур пал после семи дней осады. Рыжая Соня, тогда входившая в число воительниц, охранявших императора, сумела выбраться из горящего города по чистой случайности - помогли природное чутье на опасность и неожиданный знакомец, бритунийский эрл Данкварт, родом происходящий из Бергиса…


* * *
        Он действительно когда-то был эрлом и носил серебряную корону. Ему принадлежал замок Бергис в Бритунии, ленное владение с таким же названием, два рудника, десяток деревень и небольшой город, приносивший, однако, изрядный доход, благо стоял на основном торговом пути из Турана через Бритунию в Немедийское королевство. Путевые пошлины, налоги с купцов, десятина кметов, неиссякаемый источник серебра в Кезанкийских горах… Что еще нужно молодому эрлу, не столь уж и дальнему родичу светлейшего короля Бритунии, рано оставшемуся без родителей и сделавшемуся полноправным господином собственного маленького государства? Однако именно всевластие и повседневная рутина управителя круто изменили его судьбу - Данкварт возжелал изменений. Ему стало скучно - истинно дворянская привилегия.
        Бедствия Данкварта, в те времена привлекательного юноши и богатого жениха, на которого посматривали даже благороднейшие девицы из Нарлака, мечтающие об удачном замужестве, начались незаметно и в то же время внезапно.
        Отцовская библиотека, собираемая в древнем Бергисе многими годами, всегда оставалась для Данкварта лишь хранилищем знаний о прошлом, записанных на коже или папирусе мудростей старых времен или собранием хозяйственных книг княжества. Когда безвременно скончался отец, смертельно раненый на поединке чести, а затем от горя отошла за круги видимого мира мать, Данкварту пришлось самостоятельно знакомиться с хитрой наукой управления подвластных ему земель, унаследованных от доблестных предков, отвоевавших некогда Бергис (как, собственно, и всю Бритунию) у воинственных немедийцев и надменных подданных Турана.
        Юный рыцарь до той поры мало интересовался старинными манускриптами, его более привлекали турниры при дворе короля Ариорикса, путешествия или любовные приключения с прекрасными девами.
        Рукопись, лежавшая на самой пропыленной и дальней полки библиотеки и случайно попавшаяся на глаза Данкварту, буквально свела его с ума. Назывался старинный гримуар, датированный 608 годом от основания Аквилонского королевства странно:
«Настоящее чародейство, магия и колдовские ухищрения, используемые людьми, одаренными талантом волшебства».
        Утомленный хозяйственными делами Данкварт взялся за переплетенный зеленоватой кожей небольшой манускрипт лишь ради того, чтобы развеять скуку. Волшебство? Это просто здорово!
        Полную ночь мерцали свечи в спальне эрла Данкварта. Утром он приказал управителю замка немедленно подготовить лошадей, взял десяток охраны и ускакал к своему серебряному руднику, располагавшемуся на закатном склоне Кезанкийских гор. Впервые за всю историю копей благородный эрл спустился вместе с наемными рабочими в шахты, долго бродил с лампой по нескончаемым туннелям, будто что-то выискивая, а когда поднялся наверх, старый десятник дружины Бергиса, служивший еще отцу Данкварта, заметил в глазах юного господина нездоровый блеск.
        Гримуар, теперь лежавший в походном сундучке, изменил все. Доверив управление Бергисом опытному каштеляну, эрл уехал. Сначала в столицу Немедии, затем в Аквилонию. После длинная многовесельная триера под знаменем Зингары унесла Данкварта аж в саму Стигию. Около шести лет никто не видел эрла в своем поместье, однако письма каштеляну-управителю с одинаковым приказом выслать деньги с нарочным в ту или иную часть света приходили исправно.
        Данкварт напрочь позабыл, что в Бритунии существует старинный и никем не оспариваемый закон: «Владетельный эрл, тан, граф или любой другой благородный человек, владеющий землями, угодьями, а также рудным промыслом, лишается права на собственность в случае отсутствия в своем поместье протяженностью более семи лет. Исключения составляют: служба при дворе короля Бритунии, участие в войне, которую ведет Бритунийское королевство, или тяжкая болезнь, застигшая владельца поместья в иных землях. Во всех же прочих случаях владение отторгается в пользу короля Бритунии, долженствующего передать лен любому благородному человеку по своему усмотрению».
        Зря управитель отсылал господину панические письма со слезными просьбами приехать хотя бы на несколько дней, показаться на глаза соседям и наместнику короля в Пайрогии. Минуло семь полагающихся лет, законный владелец Бергиса по-прежнему бродил в неизвестных далях чужих и незнаемых земель… Однажды в замок явился легат Бритунийского владыки и громко прочел перед лицом каштеляна и осиротевшей прислуги давно ожидавшийся указ. Бер-гис перешел под руку Ариорикса, государя и великого короля Бритунского государства. Любые претензии бывшего хозяина лена не рассматривались, да их и не поступало. Больше никто не отвечал на письма, в которых Данкварт просил выслать серебро.
        Лишившийся звания эрла Данкварт Лаур-Хельк вновь ступил землю титулованных предков только по прошествии четырех долгих лет.
        Он по-прежнему был хорошо одет, его кошелек приятно отягощали монеты, среди которых встречались даже удивительно дорогие платиновые аквилонские «фениксы». Ненадолго появившись в Пайрогии Данкварт прямо в столице купил двух лошадей, наведался в Бергис - полюбоваться издали на свое бывшее владение, заглянул с кратким визитом к наместнику, а затем снова исчез. На этот раз, как казалось соседям и некогда знакомым благородным дворянам - навсегда.
        Никто не знал, какие обстоятельства вызвали столь неожиданное и бесславное падение рода Бергисов. Его величество король Ариорикс, беспокоясь за дальнего родственника, попытался разузнать подробности его местопребывания и жизни, но не преуспел. Данкварта вроде бы некогда видели в библиотеках самых просвещенных городов мира, ходили слухи, будто он служил при дворе великого короля Аквилонии - не то жрецом, не то предсказателем, после провел два года в Стигии… И ничего более.
        Никто кроме самого Данкварта не знал, что бывший владетельный эрл учился волшебству. И у магов Черного Круга, и у митрианских жрецов, и даже у знаменитых колдунов Гипербореи.

…Война застала Данкварта в Аграпуре, когда он изучал магические трактаты в библиотеке туранского императора.
        Когда стало ясно, что из города надо бежать, иначе можно лишиться головы и встретиться с безжалостной степной саблей гирканцев, Данкварт бросился в гавань и за огромные деньги купил место на корабле идущем в Хоарезм. На забитом беженцами и ранеными воинами судне, Данкварт оказался соседом некоей молодой привлекательной особы в мужском походном костюме, с луком и колчаном, полным стрел, независимым взглядом и копной ярко-рыжих волос. Звали неожиданную попутчицу Соней. А прозвище она имела вполне соответствующее своему облику - «Рыжая».


* * *

        - Так ты родом из Бритунии?

        - Именно. А ты?

        - Как бы это сказать правильнее?.. Отовсюду. Вольна, как морская чайка.
        Темно-зеленые волны Вилайета били о борт триремы, а мужчина и молодая женщина, устроившиеся возле борта, тихонько беседовали, стараясь не потревожить одного из раненых, за которым им обоим волей-неволей приходилось ухаживать. Рук на корабле недоставало, каждый помогал другим, как мог.

        - У тебя неплохое вооружение, Соня. Ты наемница?

        - И это тоже. Кстати, этому парню надо бы сменить повязку.

        - Похож на зингарца…

        - А он и есть зингарец. Из знаменитого легиона города Артос. Слыхал про таких?
        Данкварт нахмурился. Конечно, слыхал. Еще как! Самый непобедимый и самый необычный воинский отряд на всем Материке. Впрочем, насчет непобедимости можно поспорить - зингар-цев, отправленных по союзному договору между королем Кордавы и туранцами, на помощь против гирканского нашествия, наголову разбили в Аграпурском сражении.
        Спастись удалось лишь немногом. Самую малую часть раненых артосийцев успели перенести на корабли - из Аграпура начинался повальный исход жителей.
        Но не это главное. Легион Артоса, называвшийся зингарским словечком «Кастельон» -
«Крепость», славился удивительными традициями.
        Артос не прославился выдающимися поэтами, историками или волшебниками, там запрещались лицедейские представления и азартные игры, не приветствовались «дома отдохновения», а воспитание молодежи полностью возлагалось на военную знать. Многоученый Данкварт назвал бы Артос образцом «страны, управляемой Мечом». Если раньше считалось, что многие чужие расы - к примеру, бессмертные альбы или оборотни Пограничья - превосходят человека, то, как видно, управители Артоса задались целью создать людей, превосходящих все прочее человеческое сообщество.
        Расовые уложения в этой аррантской провинции, по мнению многих, стали не просто жестокими, но бесчеловечными. В Обители Мудрости Тарантии и ученых заведениях Аграпура Туранского, пожилые мудрецы откровенно говорили о том, что в Артосе выращивают не людей, а породистых животных, как раз более всего беспокоясь о
«породистости», нежели о духе. Ибо, как известно, величайший поэт, сочинитель, астролог или любой иной ученый муж может быть горбуном, одноглазым, а то и вовсе пораженным проказой, чему несчетно примеров в мировой истории.
        Однако жители необычного зингарского города не обращали внимания на злословие варваров и придерживались своих традиций.
        Подверженные болезням новорожденные сбрасывались в море со скалы, являвшейся одновременно главным святилищем Артоса, родившиеся девочки отдавались на воспитание в соседние провинции Зингары, в городе оставлялись только мальчики, для восполнения поколений покупались самые здоровые и красивые рабыни, процветал культ физической силы и красоты, взрослым аргосийцам (а таковым житель города считался с четырнадцати лет) запрещалось вступать в постоянный брак с женщиной, ибо, как речется у знаменитейшего аквилонского пророка Эпимитриуса, женщина - орудие совращения.
        Еще днем, когда корабль уходил от пылающего Аграпура, Данкварт сказал раненому, пытавшемуся отказаться от помощи:

        - Нехорошо отказывать, когда люди хотят сделать тебе добро.

        - Мой друг умер два дня назад на поле боя. А я - выжил.

«Смертник,  - догадался Драйбен.  - Когда один из воинов „Кастельона“ погибает или умирает, его напарник дерется до последнего, стараясь положить как можно больше врагов и не щадит своей жизни. Полагаю, гирканцам с этим легионером лучше не сталкиваться лицом к лицу - ему уже нечего терять. А если останется жив - покроет себя позором. Все-таки второй из пары умер, что не говори, на войне, и неважно, поразила ли его сталь противника или внезапная болезнь… Не позавидуешь парню».
        Рыжая Соня относилась к зингарским традициям с пониманием, но отнюдь их не приветствовала. Однако, по три раза в день делала не желавшему называть свое имя зингарцу перевязки и болтала с Данквартом о всякой чепухе. Бритуниец, мигом прозвал раненого «Безымянным», с чем тот молча согласился.
        До гавани Хоарезма оставалось три дня морского пути.


* * *

        - Жаль расставаться,  - сказал Данкварт Рыжей Соне, когда на траверзе забелели купола Хоарезма.  - Кажется, мы успели подружиться. Ты куда собираешься теперь?

        - Не знаю,  - пожала плечами Соня.  - Дорог на свете много.

        - А я - домой, в Бритунию. Началась война, моим соотечественникам могут потребоваться мои познания в волшебстве и мой меч… Пускай я теперь даже не эрл, а самый обычный человек.

        - А я, представь себе, самый настоящий тан,

        - фыркнула Рыжая Соня,  - причем у вас, в Бритунии.

        - То есть как?  - изумился Данкварт.  - Ты - бритунийский тан?

        - Именно. Несколько лет назад я служила в дружине герцога Юстиния Райдорского. И за помощь в одном крупном деле - не хочу сейчас об этом вспоминать, дрянная вышла история,  - герцог одарил меня жалованной грамотой на танство. Сейчас название припомню… Кертоно?

        - Кернодо,  - подсказал Данкварт.  - Точно, есть такое. На самой Полуночи страны. Глухомань невероятная… Нет, неужели правда?
        Соня, с надменной усмешкой покопалась в поясной сумочке, и вручила бритунийцу измятый пергамент.
        Да, самая настоящая жалованная грамота! С подписью и печатями герцога!

        - И ты что же, никогда не ездила в Кернодо?  - продолжал допытываться Данкварт.

        - Ездила один раз. Давно. Ты верно сказал - глушь и дыра. Нужен мне больно этот титул… Уж хотела и грамоту выбросить, чего ей место занимать, когда другого хлама приходиться таскать не меньше, чем верблюдице…

        - С ума сошла! Это же твой дом! Законный, настоящий дом! Целое ленное владение!..
        - Дан-кварт подумал, и несмело предложил: Если уж я собираюсь в Бритунию, рванули вместе, а? И веселее, и вдвоем безопаснее. Ты же сама сказала, что не имеешь четкой цели путешествия! Поедем?

        - А твоего Безымянного куда денем?  - нахмурилась Соня, кивком указав на раненого зингарца.  - Ведь не бросишь одного, без денег, без товарищей, в чужой стране. Да еще и хворого…

        - Вот не думал, что ты у нас эдакая защитница вдов и сирот,  - хмыкнул ученый бритуниец.  - Ладно, обузой он нам не будет… Ты согласна?

        - Идет,  - Соня, почти не раздумывая, протянула Данкварту сильную ладонь.  - Я - проводником, благо путь неблизкий, а с тебя - все расходы на дорогу.

        - Только меня забыли спросить,  - процедил сквозь зубы раненый зингарский легионер, но на его ворчание никто внимания не обратил.
        Ближе к полудню, когда корабль разгрузился в порту Хоарезма, Данкварт уже успел купить у торговцем скотом три молодых лошади. Специально для легионера из
«Кастельона» был приобретен вороной зингарский жеребец, злобный и норовистый.
        Ближе к вечеру тройка всадников уже пробиралась по тропам гор Ильбарс на Полночь, в сторону Хаурана и предгорий Кезанкии…
        Глава 1
        Каина-Гора

        Полуночные области Бритунии,
        неподалеку от рубежей Пограничья.

453 год от воцарения короля Конана Канах.


        Райдорское герцогство многие называют угрюмой страной. Если ехать на Полночь от наполовину покинутой жителями Пайрогии, угасающей столицы раздираемого войной Бритунийского королевства, в сторону зубцов Кезанкийских гор, где они встречаются с хребтом Граскааля, то путник рискует на всем протяжении пути созерцать бескрайние поля торфяных болот, поросших мелким блеклым сосняком, проезжать под зелеными сводами хвойных лесов, мимо сопок и отдельных скал, пересекать множество мелких речек, огибать озера…
        Так путешественник очутится в одном из владений его светлости герцога Райдора, небольшом и крайне отдаленном танстве Кернодо.
        По дороге встретятся редкие деревушки или обособленные хутора, населенные неприветливыми и суровыми людьми.
        В двух единственных городках танства невозможно будет найти приличный постоялый двор или хороший трактир - отдаленное ленное владение герцога Юстиция Райдора редко посещалось чужеземцами, а потому местные жители не находили смысла в содержании достойных богатых путешественников странноприимных домов или роскошных таверн. Кабаки, разумеется, имелись, однако предназначались они для своих, райдорцев, а точнее - кернодцев, привыкших к тяжелым дубовым столам, аляповатым глиняным кружкам и низким прокопченным потолкам. Обитателей танства Кернодо за глаза и в глаза именовали не иначе как медведями и лесовиками, не знающими ничего, кроме охоты, ремесла углежогов и дровосеков, а также тяжкого, но прибыльного труда в серебряных рудниках, расположившихся на отлогих склонах закатной части Кезанкийского хребта.
        Благородные загорные соседи-аквилонцы, свои же бритунийские или немедийские дворяне а то и владетельные господа из Вольных Баронств, что на Закате Пограничья, которых волею случая заносило в Кернодо, сначала ужасались, потом начинали плеваться (область, где невозможно достать даже вина, ибо кернодцы не выращивали виноград, пробавляясь ячменным и солодовым пивом!), а затем внезапно очаровывались простотой здешних нравов, величественной природой, тишиной и тысячелетней безмятежностью. Кернодо не меняло свой облик долгие столетия - лишь подновлялись замки, строились новые дома, точь-в-точь похожие на прочих своих собратьев: деревянные избы из толстых бревен под соломенными или дощатыми крышами, наречие обитателей танства сохранилось едва ли не со времен Эпимитриуса, а кернодские комары почитались самыми крупными и злыми.


* * *
        По традиции, негласно установленной в семействе Райдорских герцогов, править танством Кернодо доставалось либо провинившемуся, либо самому младшему. В Кернодо ссылали буянов, не уважающих законы и традиции, бунтовщиков, заговорщиков или пьяниц, а рядом с замком тана, именовавшемся Кайна-Гора (в переводе с местного наречия, несколько отличавшегося от привычного всем бритунийского языка, это означало вполне банальное «Пьяный холм»), за много столетий его существования образовался восхитительный ^некрополь-кладбище.
        На могильных плитах красовались громкие имена представителей правящей династии, а поскольку один из древних герцогов, еще во времена короля Конана Аквилонского начавший ссылать в Кернодо неугодных родственников, обладал своеобразным чувством юмора, на всех могилах выбивали причину смерти захороненного.
        Надписи разнообразием не блистали. «Скончался, перепив можжевеловки», «Упал в пьяном безобразии с лошади», «Умер от излишеств» (радея о нравственности, управители Каина-Горы не уточнили, от каких именно излишеств), «Задавлен медведем на охоте» - такая смерть почиталась за героическую. Самой веселой эпитафией полагалась надпись, выведенная на могиле скончавшегося сто сорок лет назад тана Витгольва Райдора: «Помер, обожравшись жареных перепелов». Коротко и ясно. А главное - всегда можно составить представление о нравах в здешней провинции.
        Разумеется, в Кернодо имелись и свои достопримечательности. Кайна-Гора славилась забавным гербом - двумя стоящими на задних лапах волками, поддерживающими пивной жбан. Еще в замке хранился скелет двуглавого теленка, а трон тана, в подражание Золотому трону ныне сгинувших в пучине Великого Нашествия туранских императоров, целиком отлили из серебра.
        Если проехать от Каина-Горы на Восход, к рудникам, можно было обнаружить несколько каторжных тюрем, куда ссылали преступников не только из герцогства Райдор, но и из Вольных Баронств и Пограничья, отделявших маленькую полунезависимую державу Райдоров от охваченной военным беспокойством Гипербореи, а заодно из полуденных областей Бритунии, пока не захваченных гирканцами.
        Замечательное развлечение для благородных: еще до начала эпохи непрерывных войн с варварами, дворянам время от времени приходилось подавлять бунты каторжников, изредка заключенные сбегали и на них устраивали веселую облаву, а самое главное - каторжные копи приносили Кернодо постоянный и вполне солидный доход в виде серебряных слитков, каковые, впрочем, тут же изымались герцогом на благо всего Райдора.
        О комарах здесь уже упомянуто, однако Кернодо славилось и иными кровососами. По большей части легенды о самых разнообразных вампирах, водящихся в предгорьях, оставались только легендами, хотя народная мудрость правильно говорит: «Нет дыма без огня». Утверждали, будто в самой что ни на есть глухомани, в горах, при стыке границ Пограничья и герцогства стоит замок Рудна (каковое название к железным рудам не имеет никакого отношения, но более к крови), в котором обитает целое семейство кат-таканов, то есть (как написано в ученых книгах), «представителей давно вымершей человекоподобной расы, способных к телесным превращениям и питающихся горячей кровью».
        В области Рудна - самом труднодоступном и отдаленном владении тана Кернодо - располагалось несколько деревень, чьи жители не подчинялись никому, кроме старост, не платили налогов тану, а всем любопытствующим отвечали, что замок-то существует, да вот уже лет четыреста пустует. Одни летучие мыши да пауки. Как пройти к твердыне? Кто бы знал, господин хороший. Нам до того замка дела никакого нету.
        И все равно по герцогству бродили упорные слухи, будто на полуночи Кернодо обустроили свое гнездо упыри и кровопийцы, пускай никаких доказательств к тому не находилось.
        Отдаленное танство вообще славилось изобилием нечистой силы - тут тебе и вампиры из Рудны, и знаменитое проклятие эрла Ронина, трехглавое собакоподобное чудовище с Ронинских трясин, и заброшенные города альбов в тайных горных долинах…
        Кернодцы гордились и откровенно хвастались перед другими подданными династии герцогов Райдоров необычностью и таинственностью своих земель, утверждая, будто захолустное танство есть наиглавнейшее хранилище древних чудес и секретов. Даже знаменитый Боссонский Ямурлак бледнеет перед таинствами этой забытой цивилизацией земли.
        Может быть, так оно и было. Кернодо никогда не знало вражеских нашествий, добраться до Каина-Горы получалось далеко не у всех праздных путешественников, которых заставляли не спать ночами и звали в дорогу малоинтересный в эпоху Нашествия варваров волшебные чудеса, старинное благочиние не исчезло здесь с течением лет, а каждый обитатель маленького государства в государстве, от последнего кмета до благородного эрла, помнил: чем реже в Кернодо будут появляться чужаки, тем лучше для самого Кернодо.
        К чему иноземцам разрушать устоявшиеся традиции и пытаться исследовать дух старинной сказки, витавший в заброшенной провинции бесчисленные годы?
        Так и жили, пока…


* * *

…Пока Райдорское герцогство не прекратило свое существование менее чем за седмицу. В течение шести дней огромное войско гирканского полководца Хасгата по прозвищу Ветер Степи, объединившись с пришедшими с полуночи нордлингами, взяло все главные города, столицу, гирканцы сожгли замок герцогов (во время стремительного штурма коего погиб сам герцог Юс-тиний и шестеро его старших сыновей), и пронеслось далее на Полдень, к Пайрогии и рубежам Немедии да Коринфии.
        Хасгат, до определенного времени остававшийся в пределах разоренной степняками Бри-тунии, получил приказ кагана всех гирканцев в пятый день первой осенней луны
453 года от начала правления небезызвестного короля Конана Канах из Аквилонии (даже степняки теперь пользовались принятым на Закате календарем). Каган Бурэнгийн строжайше наказывал своему наместнику немедленно подготовить конные тысячи к стремительному броску на Немедийское королевство, минуя Райдор, Пограничье, Полуночную Бритунию и Вольные Баронства - удар приходился по плодородным землям Трона Дракона с полуночного восхода на полуденный закат, туда, где уже хозяйничали пикты и нордхеймцы, рассекшие некогда великую Аквилонию на несколько самоуправляемых и слабо сопротивлявшихся Великому Нашествию герцогств.
        Бурэнгийн предполагал отсечь главные города Бритунии от житниц, воинство Хасгата обязано было разделить королевство надвое, пройти через Пайрогию и остановиться Карпашского хребта. Сам каган гирканийцев, проведя подчиненные лично ему конные тысячи через Туран-скую пустыню к Золотому побережью Шема, рассчитывал разграбить портовые города, затем резко повернуть на полночь, через Кофийские горы и соединиться с Хасгатом уже в самой Немедии, неподалеку от главного города - Бельверуса
        К дню наступления зимы Бурэнгийн наделся сокрушить Немедию, дать армии перезимовать на вновь захваченных землях, а затем идти дальше на Полуденный Закат, к владениям Пуанте-на (между прочим, доселе храбро отбивавших все нападения пиктов), Аргосу и богатым городам Зингары.
        Гирканцы не нашли в Бритунии ни богатой добычи, ни привычных для них степей. Что же до танства Кернодо - там узнали о грянувшей войне в самый последний момент. Отправившиеся на покорение Каина-Горы две тысячи гирканцев и присоединившихся к ним нордхеймцев попросту исчезли, но зато население отдаленного танства увеличилось почти вдвое за счет беженцев из коренного Райдора и областей вокруг Пайрогии.
        А война, получившая через много столетий название «Гибель Хайбории», тем временем продолжалась.


* * *

        - Господин каштелян, господин каштелян!

        - Занят!  - рявкнул невысокий плотный человек с остриженными «под горшок» седыми волосами. Широкоплечий толстяк восседал за безбрежным столом, покрытым измызганной белой льняной скатертью, и грустно рассматривал целую гору пергаментов, наваленных на столешницу. Его короткие, покрытые рыжеватыми волосками пальцы сжимали серебряный кубок, доверху наполненный пенистым элем, а в правой руке вместо пера или стилоса виднелась начисто обглоданная куриная косточка.  - Войто, ты дашь мне пожрать или нет? Сказал же - если не степняки, меня не дергать!
        Войто, совсем молодой безусый стражник Каина-Горы, которому насчитывалось от роду едва лет шестнадцать, замер у дверей, изобразив на веснушчатой физиономии глубокое раздумье. Месьор каштелян был человеком суровым (хотя и отходчивым) и запросто мог приказать высечь надоедалу.
        С другой стороны, дело-то самое неотложное! Надо попробовать еще разок.

        - Господин каштелян, там приехали… Ругаются. Пустить требуют под ваши ясные очи. А, господин каштелян?

        - Яйца отрежу и в окно выкину!  - негодующе взревел толстяк. В бедолагу Войто полетела кость от куриного бедрышка, но тот резво увернулся. К вспыльчивому нраву вельможного Ста-шува Альдойского из Альдоя, управителя танст-ва Кернодо, привыкли давным-давно. Полуночная провинция герцогства управлялась его рукой уже без малого четыре десятилетия, почтенный Сташув перевидал на должности каштеляна не менее пяти ссыльных и трех наследных танов, а ныне принял на себя тяжкое бремя всеобщей власти, что танской, что законодательной. И вот такому занятому человеку не дают перекусить!

        - Месьор Сташув, госпожа тоже пообещала яйца отрезать… Вы уж решите между собой, кому первенство отдать,  - пролепетал Войто.  - Только думайте побыстрее, а то господа нетерпеливые.

        - Что за господа?  - разъяренно процедил каштелян. Если опять беглецы с Полудня, особенно благородные, селить их негде. Пускай едут в деревни, там устраиваются. Кайна-Гора - не постоялый двор, а танов замок!  - Войто, дурень! Язык проглотил? Отвечай!

        - Так вроде бы, вельможный каштелян, госпожа приехала… Госпожа Соня. Та самая, которой светлейший герцог наше танство подарил за какие-то заслуги. Госпожа Соня, собственною персоною, с двумя оруженосцами, первый из которых представляется Данквартом из Бергиса, а второй вообще молчит. И ноги у него голые.

        - Киммериец, что ли?  - ахнул Сташув, вспомнив про неприличествующие мужчине одеяния киммерийцев - клетчатые фейлбрекены и тут же выругался. Откуда нынче киммерийцы возьмутся? С неба?

        - Эх, если бы киммериец, господин… С Побережья откуда-то.

        - Шемит?

        - Не! Вроде этот… зингуриец!.
        Тут ясновельможный Сташув понял, что трапезы ему не видать и лучше пойти вниз да разобраться самому. Потому как если на самом деле припожаловала благородная госпожа Соня (что вообще-то невозможно, а дурной Войто перепутал все, что мог и не мог перепутать), та самая Соня по прозвищу «Рыжая», коей герцог Юсти-ний за воинскую доблесть несколько лет назад подарил целое танство, значит, в округе начинаются чудеса.
        Почтенному господину Сташуву в следующем году исполнялось шестьдесят лет - возраст изрядный.
        Росточком сынок давно почившей господи баронессы Хальфриды Альдойской отнюдь не вышел, едва три локтя с ладонью набиралось; однако по молодости лет еще не располневший, розовощекий Сташув был причиной слез многих кернодских девиц. Собой хорош, силен как бык, доблестный воитель,  - впервые взявший меч в четырнадцать лет, когда герцог воевал за порубежные земли с королем из Вольфгарда, что в Пограничье. Ныне же, по прошествии десятилетий, бычок поседел, отрастил изряднейшее брюхо, но по-прежнему мог без усилий поднять передок груженой телеги своими руками и единственным ударом кулачищи сбить с ног крупного мерина. Он привык всегда таскать на себе кольчугу, носить вместо меча тяжеленную булаву, быть куртуазным с дамами и крутым с подчиненными, но в то же время за грозным Сташувом отнюдь не велось славы самодура, а то и хуже - злодея да тирана. Просто он был радетельным хозяином вверенного герцогом танства.

        - Проводи меня, Войто,  - могучий каштелян Каина-Горы утвердил на поясе неподъемную, окованную железом дубину, которую только он мог именовать булавой, громко дохлебал пиво из кубка и, чуть переваливаясь, пошел к лестнице замковой башни, предвкушая, как всласть наорет на незваных гостей и выставит вон.  - Так они представились, будто райдорцы, наши?

        - Два райдорца,  - послушно ответил юный стражник.  - Третий голоногий. Я ж объяснял! Из побережных.

        - Ой, дубина…  - вздохнул господин управитель.  - Тебя мамка, небось, часто из колыбели роняла?

        - Во-во, это мне все твердят - и десятник, и командир стражи. Обидные ваши слова, благородный каштелян. Если б я знал, что война будет, так хоть немного грамоте научился бы. А так - забрали из деревни… Я ж бортник да пастух, и охотник еще.

        - Потому что охотник - и забрали,  - буркнул Сташув.  - Из лука бить умеешь? Умеешь! Теперь такие люди нужны. Приучайся жить при господском доме.

        - Так я бы с радостью, вельможный сударь, да от вас только и слышишь - яйца отрежем, руки отрубим. Лесовик, деревенщина глупый…

        - Не занудь,  - поморщился каштелян.  - Показывай, где твои гости.

        - За воротами,  - горько вздохнул Войто.  - Господин десятник меня до вас послал. Доложить. А сам их не пускает.
        Замок Кайна-Гора оседлал высокий скальный выход, поднятый к небу среди покрытых столетними елями холмов, будто палец великана. Наверх вела достаточно широкая и удобная дорога, но если бы по ней собрался взойти враг - тут ему и конец! Путь от подножия к воротам древнего кубообразного сооружения с башнями по углам отлично простреливался из бойниц, проезд всегда можно завалить камнями или залить горячей смолой. Сейчас, пока в Кернодские дебри враг не совался, стража допускала к воротам Каина-Горы любого, и в то же время в каждый момент была готова превратить крепость в орех, недоступный ничьим зубам.
        Сташув вместе с неуклюже держащим тяжелое копье Войто вышел в нижний двор, небрежно-величественно, как получается только у стариков, видевших не одну войну, кивнул начальствующему нынешним вечером десятнику, и направился прямиком к воротам. Створки, конечно, закрыты. Только решеточка размером в ладонь на калитке откинута.

        - Кого принесло на ночь глядя?!  - взревел каштелян, заранее полагая, что его басовитый голос всяко напугает торчащих по ту сторону дармоедов. И ведь не стесняются, заразы! Вместо того, чтобы оборонять герцогство от навалившегося недруга, сбегают в глухомань, надеясь здесь отсидеться'! Да не выйдет у них ничего! Недаром месьор Сташув сообразил самостоятельно подпить ополчение из деревень, командирами приставить благородных бритунских кнехтов и оборонять Кернодо до последнего человека. Всякому работа найдется, что сыну кмета, ладно обращающемуся с луком или самострелом, что испугавшемуся неисчислимых степных орд беглому дворянину.

        - Сташув из Альдоя?  - послышался высокий голос из-за решетки.  - Как же, узнаю! Вас не узнать невозможно! На любого рычите, будто раненый медведь на охотника!

        - Да ты кто таков, чтоб так со мной говорить?  - от натужного крика господина каште-ляна лошади, стоящие во дворе замка, нервно повели ушами и затоптались. Сташув метнул глазами молнии на десятника и неотлучного Войто, напыжился, покраснел по самые кончики ушей и гаркнул: - А ну, открывай! Посмотрим на смельчака! Пусть в глаза мне скажет, а не сидит за крепкой доской!

        - Давно бы так,  - Сташув едва различил тихий хриплый голос.  - Соня, у вас в Кернодо подданные считают нужным выражать почтение законному господину криком?
        Подчиняясь неистовству каштеляна, наверху заскрипели деревянные зубчатые колеса, окованные металлом створки ворот поползли в стороны, а сам Сташув, торжественно возложив ладонь на свою любимую булаву и горделиво задрав голову, шагнул к трем всадникам, нарисовавшимся на фоне вечернего неба. Никто из них не подал коня вперед и хвала за то богам - тотчас нашпиговали бы стрелами.

        - Узнаешь?  - подал голос один из незнакомцев, оглядывая каштеляна с высоты седла.
        - Вельможный господин Сташув из рода баронов Альдойских? Помнишь ли, как в первый мой приезд пугал меня самолично, напялив медвежью шкуру? А кто меня отвел на буевище вурдалаков ловить? Помнится, всю ночь просидели, ни единой потусторонней чуды не встретив?

        - Митра Светоносный!..  - каштелян схватился за сердце, путь и был человеком до удивления здоровым, не знавшим никаких хворей.  - Чудная госпожа! Ты, что ли?

        - Нет, призрак,  - ответил (вернее, ответила) собеседница и спустилась с седла, одновременно сбрасывая с головы серый капюшон, открывший волнистые ярко-рыжие волосы. И рожа мальчишеская.  - Я это. Я и никто другой. Нас впустят или как?
        Господин Сташув, привыкший за долгие годы службы на месте каштеляна не доверять никому, кроме самого себя, всмотрелся в полумрак, разгоняемый огнями факелов, от переизбытка чувств рыгнул, но все-таки заставил себя оглядеть спутников истинной владетельницы танства Кернодо.
        Первый ничего особого из себя не представляет. Харя кругом благородная, нос с едва заметной горбинкой, волосы длинные и соломенные. Одет - проще не придумаешь: темный колет, штаны, сапоги, плащ. Дорожное облачение любого путешественника.
        Второй куда более чудаковатый. Осень, холодно, а он напялил что-то наподобие безобразно короткого женского платья с широким поясом. Туникой такая одежда называется, носят ее далеко на Полудне. Высокий, сразу видно, невероятно сильный. Небольшой меч на боку. Ага, чужеземец. И штанов не носит - ноги облачены лишь в сандалии, укрепляемые на лодыжках ременной перевязью. Смотрит, однако, благожелательно, но не без настороженности.
        Потом разберемся, кто здесь кто.

        - Госпожа,  - выдавил Сташув.  - Вот не ждали… Так что вы стоите, будто чужие? Войто, бездельник! Беги к стряпухам, пускай курей жарят! Радость какая - госпожа приехала!


* * *
        Внезапные гости въехали во двор Каина-Горы как раз в момент, когда блеклое солнце исчезло за лесистыми холмами, а ближе к полуночи весь танов замок был перевернут с ног на голову.
        Вельможная госпожа Соня (имевшая, впрочем, на Кернодо довольно призрачные, по мнению большинства дворян, права) вместе с друзьями желала лишь одного - поесть горячего, поспать под крышей, а не в сыром лесу, и отложить все заботы по ознакомлению с беспокойным кернодским хозяйством до утра. Еще очень хотелось как следует отмыться, о чем и было заявлено месьору Сташуву. Пока гости утоляли голод холодными лепешками с ягодами и грибами, оставшимися от вечерней трапезы, да поглощали темный, недавно сваренный эль, для них нагрели несколько чанов воды. Кайна-Гора не могла похвастаться наличием аквилонских терм или изысканных туранских бань, оттого бочки для купания, наполненные горячей водой, поставили прямиком в кухне замка, отгородив деревянной ширмой.

        - Сначала ясная владычица освежится,  - хлопотал каштелян, когда Соня и ее дружки заявились вниз.  - Вы, благородные господа, попозже.

        - Оставь,  - равнодушно махнула рукой Соня.  - Мы все привыкли делать вместе. Дан-кварт, Рей! Чего застыли, как столбы? Марш купаться! Совсем от человеческой жизни отвыкли?

        - Философический вопрос,  - ответил прибывший вместе с Соней райдорский дворянин, устало расстегивая потрепанную кожаную куртку,  - что же такое «приличная, человеческая жизнь»? Это когда с неба не капает? Или когда тебе на ужин могут предложить сразу полсотни блюд? Или когда одно, но хорошо приготовленное?

        - Достойный Сташув,  - обернулась к каштеляну Соня,  - прикажи, чтобы принесли чистую одежду для всех троих.

        - Так…  - раскрыл рот толстяк,  - достославная госпожа! Вы ведь наверняка из припасенных прежними тановыми женами платьев выросли, да и обтрепались они со временем…

        - Для меня - приличную мужскую одежду,  - отрубила Соня.  - Иди, Сташув, займись делом.
        Каштелян, проклиная собственную непредусмотрительность и неизящно сквернословя под нос, отправился прочь. Пока господа изволят принимать омовение, придется расстараться и показать владетельной хозяйке Кернодо, что стольный замок ее танства управляется радетельным, знающим свое дело мужем.

        - Войто!  - огласил Сташув двор низким бычьим голосом.  - Ты где, балда? Ага, опять к девкам в портомойню удрал? Войто! Высеку!

        - Что угодно вельможному каштеляну?  - Войто, оказывается, никуда и не уходил, постоянно шествуя за плечом управителя.  - Изволите чего-нибудь приказать?

        - Беги в сторожевую башню к десятникам!  - чуть задыхаясь, ответил каштелян.  - Делай, что хочешь, грози от моего имени разжалованием и ссылкой в Рудну, но от пива их оторви! Пускай поднимут стражу да построят на дворе! Брось ты копье свое глупое!

        - Не могу,  - сразу ответил парнишка.  - Вашим же указом положено каждому, кто в страже, носить копье. А ежели кто без пики, сами, вельможный господин, грозились палок всыпать, да на то копье насадить.

        - Дай сюда!  - рявкнул каштелян, отбирая древко с ржавым наконечником.  - Сегодня ты не в страже. Будешь моим личным порученцем.

        - Так вы бы, господин, к примеру, не меня, а Рюдегера взяли… Он год у митрианских жрецов учился, буквы разумеет. А я-то, как сами стократ указывали, дурень дурнем.

        - Рюдегер твой хоть и учился, да от пива не просыхает! Гнать бы его, засранца, в шею… Что сказал - беги в башню! Уши надеру!
        Кайна-Гора могла похвастаться аж целыми двумя внутренними дворами. Первый побольше, сразу возле ворот, украшался деревянными конюшнями, колодцем, кузней и кучей мелких покосившихся пристроек, выполнявших роль то складов, то хлевов, то жилых помещений для охранявшей замок тановой дружины. Второй, не такой просторный, зато чистенький, находился у дальней стены квадратного укрепления, за главной башней-донжоном. Там и было указано собрать всех, кто свободен от службы на стенах.
        Попутно разбушевавшийся Сташув своими руками выгреб из кладовых лучшие запасы, попенял стряпухам, что никудышно работают (хотя кухня пылала от жара, будто самая сердцевина вулкана), отдал распоряжение конюхам почистить, накормить и устроить в лучших сенях господских лошадей, среди которых выделялся огромных размеров жеребец светлой масти, несший на себе невиданное седло и обладавший омерзительным характером. Знатоки сразу рассудили, что такая порода лошадей происходит откуда-то с Побережья, вроде бы аж из самой Зингары, где лето круглый год - страны-сказки, о которой в райдорской глухомани ходили лишь неясные, но красивые легенды. И реки у зингар-цев будто текут молоком и медом, и каждый человек живет счастливо да богато, а правит удивительным государством Морской Король, родом происходящий прямиком от древних богов и вроде бы самого Митры Солнечного, принявшего человечий облик.
        Впрочем, так говорили обо всех королях из древних династий, уцелевших во время Великого Нашествия. Будь то аквилонские Канахи, неме-дийские Эльсдорфы или зингарские Бальтанасы.

        - Где ж я им возьму три спальни сразу-то?  - причитал Сташув, подобно громоносному шарику на ножках носившийся по Каина-Горе и улаживающий десятки мелких дел, связанных с приездом госпожи.  - Простыней-то льняных чистых нету! Эх, знал бы, где упасть - соломки бы постелил… Придется хозяйке на шкурах спать, да оно и мягче. Мужиков уложим при казарме стражи, потерпят. Где бы полыни добыть супротив клопов? Да разве ее среди ночи добудешь, проклятую? Войто! Беги за полынью!

        - Куда? Где я вам ее найду, вельможный каштелян?

        - Где хочешь, там и ищи! Чтоб была тотчас! Батюшки! Я ж про одежду для господ забыл распорядиться! Войто, брось полынь, беги в кладовую! Самое лучшее заберешь!

        - Во, сударь, вспомнил! В кладовой, где одежды сложены, и полынь отыскать можно! Она там моль отгонять развешана!

        - Так почему стоишь, балбес? Одна нога здесь, другая 'там!
        В главной зале, где тускло поблескивал в свете факелов трон из серебра - потемневшее от времени и слегка небрежно отлитое местными умельцами жесткое кресло
        - вовсю накрывали длинный стол, выметали подгнившую солому, стлали вместо нее свежую, и выгоняли незнамо как забредших в увешанное старинными знаменами помещение гусей да кур.
        У белошвеек даже нашлась чистая, ни разу не пользованная скатерть, на которую, впрочем, немедленно опрокинули блюдо с зажаренными утками, плававшими в густом соусе из чеснока и белых грибов. С кухни тащили все, что успели приготовить: помянутых уже уток, непременные грибы во всех разновидностях - соленые, вываренные, моченые, жареные; курицы, окорок, свежие ягоды, на которые были щедры кернодские болота, сушеную рыбу, пышные блинчики, залитые медом и вареньем… Особое райдорское кушанье - измельченное мясо, завернутое в кусочки раскатанного теста и сваренное в бульоне - поставили на трапезный стол в необъятном глиняном горшке, туда же присовокуплялись пахучие травки, от укропа с петрушкой до малознакомых цивилизованным людям лесных корешков. Репка и морковь в горшочках, рябина черная и красная, колбаски из поросятины и оленины, бычий язык…
        Сташув сознавал, что несколько перестарался и всем этим добром можно запросто накормить человек двадцать самых голодных взрослых мужиков, только вернувшихся с битвы от зари до заката, однако никто не посмеет упрекнуть управителя танетва в том, что кернодцы негостеприимны и не смогут достойно встретить правопреемницу владетельного герцога Юстиция, да упокоится он за гранью мира, на Серых Равнинах…

«Погоди-ка, старый боров,  - ахнул вдруг про себя достойный каштелян.  - Что же такое у нас получается? Сели все семейство господина нашего герцога перебили дикари, когда штурмовали Пайрогию… А младшего сына Юстиния, благородного Хенрика, загубили пиктские варвары во время битвы при Гарантии, значит… Значит наша ясноокая господа - единственная наследница! Не по крови, а по писаному бритунийскому закону - герцог лично ей жалованную грамоту на поместье выписал! Древние законы Райдора и Бритунии признают право женщины наследовать престол герцогов, если в живых не осталось родственников-мужчин и тем продолжать династию. А если и родичей-женщин не осталось - наследует тот, у кого жалованная грамота! Выходит, Соня - светлейшая герцогиня всего Райдора?
        Девица низкого рода! Низкого? Да и плевать, зато настоящая, доподлинная и законная хозяйка появилась! Беда на мою седую голову!»

        - Войто! Войто-о!

        - Полынь принес, одежду в купальни переправил,  - отрапортовал появившийся ниоткуда веснущатый страж.  - Еще какие поручения, вельможный каштелян?

        - Сгинь с глаз моих, лоботряс! Хотя нет, постой. Нет, катись отсюда и чтоб я тебя не видел! Марш в казармы, переоденься в чистое, а то смердит потом, будто от объезжаемого жеребца. Чего господа?

        - Покупались, одеваются. Может, еще чего нужно сделать?

        - Веди их мигом в малый двор. Я сам сейчас спущусь. Иштар Добросердечная, ужин остынет! Разве можно кушать холодное?

        - Можно,  - уверенно ответил Войто.  - Смотрите, сколько наготовлено. Да пусти меня за такой стол, я бы из-за него седмицу не вылезал! А сами, господин каштелян, стражу капустой кормите, да жирной свининой.

        - Не твоего ума дело! Позор для дружинника брюхо отращивать! Чего стоишь? Бегом!
        Сташув, которого так и распирало от жажды деятельности (пусть управитель и был более «жаворонком», нежели «совой», предпочитая ложиться рано, а вставать с самым рассветом), шустро пронесся к озаренному факельным светом малому двору Каина-Горы, обозрел бравое воинство (десятникам удалось собрать едва полсотни человек, а самих десятников слегка покачивало от пивных паров), после чего принял надлежащую позу и проорал:

        - Ригг! Торольв! Хансе! Вы, вы, дармоеды! А ну, ко мне со всех ног!

        - Чего изволите, вельможный?  - вопросил самый смелый и молодой из десятников. Кольчуга у него была слегка драная под мышками и на заду, а крепким элем от доблестного воителя смердело за тридцать локтей.

        - Ты, Хансе, заткнул бы пасть и слушал, что каштелян говорит!  - надсаживал голос Сташув.

        - Отчего оружие не чищено?

        - Так никто не приказывал, господин… Сами же говорили - если придет супостат, будем не мечом работать, а луком да арбалетом. И никакая степная зараза к Каина-Горе за перестрел не подойдет.

        - Строй подровнять! Знамя-то, знамя где? Куда, собаки, знамя подевали?

        - Так оно…  - проворчал вислоусый Торольв,

        - в главной зале висит, вместе с остальными вымпелами. Сугубо для красоты и услаждения взоров.

        - Ой, лопухи! И как вас тан только на службе держит!  - простенал Сташув, забывая, что настоящего тана здесь последний раз видели лет семь назад, а заезжавшую еще до начала Великого Завоевания на несколько седмиц госпожу Соню как правительницу никто не воспринимал всерьез - подарил герцог боевой подруге во владение Кернодо, и пусть его. Герцогская семья может распоряжаться земельными владениями как угодно
        - хоть последнему нищему подари.
        А тут - молодая и решительная златоволосая особа с видами на благородство!
        Соня тогда лишь поохотилась, погуляла по окрестностям, забрала с собой плавленые слитки серебра, с помощью которых собиралась набрать боевой отряд для каких-то своих таинственных целей, и более Соню в Кернодском танстве никто не видел. Где пропадала - то тайна великая есть.

        - Так тащить знамя?  - вопросил Торольв.  - А то всамделе нехорошо получается. Танова дружина, да без вымпела.

        - Войто!  - воззвал Сташув.  - Войто! Возьмешь на нижнем дворе лестницу, снимешь кернодский флаг с потолка! Не тот, что синий с полосками, а зеленый! Это где два волка к бочке приникли! Понял?
        Явилось знамя, несколько пропыленное, но торжественное, Войто блистал чистой сероватой рубахой, на воротнике которой не было черной полосы, а лишь светло-коричневая, Сташув заменил непотребную для благородных булаву на фамильный меч, а пятьдесят скучающих дружинников Каина-Горы сумели построиться почти что в прямую линию.
        Господа не приходили.

        - Что ж делается?  - расстраивался каштелян.  - Войто!

        - Чего изволите?

        - Ты где оставил госпожу с друзьями?

        - Сказали милостиво, будто зайдут в главную залу и тотчас явятся.

        - Сам пойду приглашу… Войто, ты куда собрался?

        - С вами, господин. Сами сказали, будто порученцем я у вас теперь. Вдруг чего поручить нужно будет?

        - Дурак. Ладно, пошли.
        Вельможный господин Сташув из Альдоя сокрушительным вихрем ворвался в трапезную, одновременно выполнявшую роль и тронной, после чего неприлично раскрыл рот и отшатнулся к дверям.
        Богатый стол был едва тронут. Похоже, госпожа и двое ее сопровождающих лишь чуточку откушали пирога да, судя по нечистым ложкам, едва похлебали лукового супу с кабаньим мясом. Еще виден пустой жбан из-под пива.
        Благородная владычица Кернодо и, если судить по писаному бритунийскому закону, герцогиня Райдора, устроилась между двумя мужчинами прямиком на полу, возле очага, в обнимку с обоими. Постелили на солому плащ, укрылись другим, и запросто заснули, не соизволив проследовать в комнаты, где имелись постели, пушистые медвежьи и волчьи шкуры, тазики с ледяной водой для освежения лица и пучки сушеной полыни, притащенные исполнительным Войто.

        - Видать, господа устали,  - подал голос мальчишка.  - Не тревожить бы их, а, господин каштелян?

        - Помолчи,  - ошарашено проговорил достойный Сташув.  - Надо же, и не потрапезнйча-ли всласть! И дружину не посмотрели! Кушанья же остыли, завтра с утра разогревать - невкусно будет. Войто?

        - Поручения прикажете выполнять?

        - Умолкни, болван. Значит…  - судя по хмурому лицу Сташува, управитель принимал тяжелое, но необходимое решение.  - Зовешь сюда десятников с подмогой. Пускай стол почистят. То есть всю готовую трапезу заберут в казармы. Дружине тоже побаловаться нужно. И чтоб тихо у меня! Госпожу не разбудить! Понял?

        - Угу,  - кивнул Войто.  - А мне можно чего забрать? Уж больно крольчатина соблазнительная…

        - Забирай,  - огорченно вздохнул каштелян.  - Все равно пропадать.

        - Ладно. А девкам в портомойню можно отнести?

        - Да делайте, что хотите!  - со слезами в голосе воскликнул несчастный Сташув, сплюнул в солому, развернулся на каблуке и отправился наверх, в комнату, которую он по-ученому именовал «кабинетом». От душевного расстройства кагателяну остро захотелось хлебнуть эля и завалиться спать.
        Если бы Соня, Данкварт и неизвестный никому в Кернодо чужеземец, в действительности происходящий родом с Зингарского Побережья, проснулись, то их глазам предстало бы весьма странное зрелище.
        Трое десятников тановой стражи, взявшие в помощники особо доверенных дружинников, собирали с богатого господского стола нанесенную снедь, переправляли ее в мешки или в закопченные котелки, а один из стражей, балансируя на неустойчивой деревянной лестнице, вешал на вбитый в каменную стену штырь зеленое знамя с двумя серебристыми волками и черной бочкой.
        Нахальный Войто, окончательно потерявший всякую нравственную ориентацию, с деревенской запасливостью уволок целое блюдо с поджаристыми курями, сунул в неизвестно откуда взявшийся мешок побольше пирогов, прихватил под мышку жбанчик и исчез в полутьме.
        Рассвет он встретил на сеновале - сытым и довольным жизнью.
        Серебряное блюдо (проснувшийся Войто, едва его увидев, подумал, что драгоценность нужно тотчас вернуть в трапезную, иначе месьор Сташув точно прикажет высечь) было завалено плохо обглоданными косточками, а справа и слева от доблестного стража Каина-Горы почивали две ублаготворенные и улыбающиеся во сне девы с пышными косами.
        Обслуга замка давно привыкла не отказывать господам дружинникам, но одно дело - хмурый десятник с колючей бородой, и совсем другое - ретивый молодой лучник с едва проклевывающими усами, который, вдобавок, может хорошенько угостить своих подруг.
        Войто был почти счастлив.


* * *

        - Великие боги, где мы?
        Данкварт проснулся первым, потер виски, ибо голова разламывалась, приподнялся на локте и осмотрел помещение. Он сам, Соня и Реп возлежали на толстом слое сухой травы, устлавшей громадную залу. Из-за того, что ночью ерзали, широкий плат под гостями свалялся в кучу войлока, отброшенную потом в сторону. Рей, как обычно, дрых на спине, откинув правую руку и положив под голову кулак левой. Соня свернулась калачиком, забран себе все «одеяло», роль которого играл еще один серый и непритязательный войлочный плащ.
        Сквозь узкие окна, более напоминавшие бойницы, лился мягкий золотистый свет осеннего солнца. Данкварт поймал лучик, сосредоточился и замер. Сейчас, приобретя какой-никакой опыт в настоящем волшебстве, он умел отделять душу от тела, воспарять над смертной оболочкой и с безмерной высоты оглядывать все окружающее.

…Мысль Данкварта словно бы находилась на расстоянии лиги или двух над землей. Обзор великолепный. Далеко внизу - коричнево-бурая коробка замка, громоздящегося на скале, чуток к восходу начинаются змеистые горные отроги, меж которыми светятся осенней листвой и густой зеленью сосен глубокие долины, пятнышками разбросаны желтоватые крыши домов редких деревень. На Закате, где холмы становятся более пологими - беспросветные лесные пущи, тянущиеся до самых границ Вольных Баронств и Пограничья. Если глянуть на полночь, пейзаж не изменится - лес, снова лес, еще раз лес и редкие скальные выходы, на которых виднеются маленькие скромные крепости. Только одна из них более-менее достойна внимания - когда-то величественный, овальной формы замок, ныне полуразрушенный и забытый. Кажется, он называется Рудна? Точно…
        А потом - Граскаальский хребет. Снежный, и непроходимый. Затем - Гиперборея
        Глянем на полдень. Пустота, дым и смерть. Хватит. Не хочется туда смотреть. Возвратимся обратно, в свое тело. Достаточно лишь краткого взгляда для того, чтобы понять - мы очутились в одном из самых безопасных мест Материка, дремучем танстве Кернодо, входящем в ленные земли владетеля разгромленного бешеными ордами гирканийнев герцогства Райдор.

        - Данкварт?
        Конечно, мигом проснулся Рей. Тот самый подраненый в Аграпурской битве зингарец, которого долго кликали Безымянным и у которого, оказывается/нашлось собственное имя, данное отцом. Матери Рей, воспитанный в Артосе, разумеется, не помнил.

        - Что?

        - Если я правильно понимаю, мы в гостях у… у Сони? В подаренном ей владении? По-мо-ему, здесь все выглядит несколько по-варварски.

        - Еще раз назовешь Бритунию варварской - получишь в лоб,  - недовольно ответил Данкварт.  - То, что для зингарца чужое, не обязательно «варварское». И вообще, ныне в мире столько варварства развелось, что перепутать несложно… Поднимайся. Демоны всех стихий, как жрать хочется!

        - Учись умерять свои желания,  - буркнул Рей и с крайним недовольством осмотрел одежду, выданную ему вчера вечером. Штаны, ужас какой! Ни один человек воспитанный в Артосе, городе чтящем древние традиции атлантов, никогда не наденет эту жуткую одежду! Хотя…
        Рей выкопал из связки, в которую входил кожаный колет, помянутые штаны, мягкие сапоги и тяжелый клепанный ремень, длинную рубаху, вышитую на вороте и рукавах, и подумал, что ее, если, конечно, закрепить поясом, можно использовать в качестве туники. Но все равно смотреться будет отвратительно. У туники определенный покрой, она не должна свисать с тела, как бесформенная тряпка…

        - Не мучайся,  - сказал Данкварт, наблюдая терзания зингарца.  - Твои вещи, наверное, взяли стирать. Подожди один момент.
        Райдорец вновь обратился к свету солнца, золотыми клиньями пробивавшемуся в окна-бойницы, прошептал два или три слова, неразличимые для Рея, чуть пахнуло морозом, и вот перед зингарцем лежит готовая белоснежная туника с золотистой тесьмой по краям и крепким поясом.
        Солнце даровало Данкварту достаточно силы, для волшебного творения.

        - Спасибо,  - вежливо кивнул Рей.  - Никак не могу привыкнуть к твоим чудесам. Обычный человек чужд волшебству. Но все равно я благодарен.
        Зингарец нашел сандалии, погребенные за ночь под соломой, аккуратно очистил их от забившихся между ремнями сухих золотистых травинок, натянул подаренную магией Данкварта тунику и, вытянув из небольшого мешка с вещами гребень, расчесал волосы, обрезанные мечом по плечи.

        - Что будем делать?  - поинтересовался Рей, озадаченно глядя на спящую доселе Соню.
        - Хозяева почему-то не показываются. Видимо, они очень благородные люди и не хотят потревожить наш сон.

        - Не наш, а ее,  - ответил райдорец, одеваясь и указывая кивком на девушку.  - Запомни раз и навсегда - хозяин в этой крепости один. Соня по прозвищу Рыжая. Эй, подруга, проснись!

        - Какого?..  - Соня, едва ее тронули за плечо, мгновенно вскинулась, опасливо оглядевшись. И тотчас облегченно вздохнула.  - Хвала Вековечному Пламени, мы все-таки дома!

…Рев трубы заставил вздрогнуть не только Соню, но даже хладнокровного зингарца. Громыхало под окнами, в большом дворе. Затем неблагозвучие было поддержано боевыми рогами, барабанами и еще каким-то невероятным шумом, лишь с большой натяжкой достойным именоваться музыкой. С широких каменных подоконников поднялись на крыло перепуганные вороны.

        - Ничего не понимаю,  - нахмурилась Рыжая Соня.  - Там что, сражение начинается?

        - Никак не сражение,  - послышался от выхода на лестницу густой басок.  - Сие - лишь торжественное приветствие дружины благороднейшей герцогине… Государыня, соизвольте почтить доблестное воинство самолично, окажите высокую милость…

«Я - и вдруг государыня?..  - оторопела Соня.  - Что они там напридумывали, демоны зеленые?»
        На Соню, озабоченно улыбаясь, глядел вчерашний седоволосый брюхан, теперь разодетый в фиолетовый, самую малость потертый, бархат. Данкварт вспомнил, что этот малорослый толстяк в Каина-горе состоит вроде бы управителем или наместником… Вчера бывший эрл оказался настолько уставшим, что не помнил ничего, кроме незамысловатой бани и легкого ужина.

        - А-а! Доблестный Сташув!  - «благороднейшая герцогиня» поднялась на ноги, отряхнула штаны от соломы и слегка поклонилась. Соня никак не тянула на столь высокий титул - просто молодая худощавая девушка в измятой мужской одежде и с заспанными, красными глазами. Буйные рыжие волосы взъерошены.  - А без церемоний разве не обойтись?

        - Как можно!  - задохнулся от праведного негодования каштелян.  - Покойный герцог всегда порядку требовал, так и вы традиций не рушьте! Раз уж по праву танством владеете! Благоволите обозреть дружину и принять присягу!

        - Присягу?  - не поняла Соня.  - Хорошо, хорошо, месьор, не дуйтесь, будто гусак. Боги бессмертные, мне и одеться-то не во что!
        Госпожа вздохнула, подобрала сапоги и натянула их на босу ногу. Пуговицы колета упорно не желали застегиваться.
        Сташув, мелко семеня, приблизился, и развернул сверток холстины, который притащил с собой.

        - Вот, приложите к челу… Тогда каждый поймет, кто здесь тан!
        Корона. Серебряная танова корона с четырьмя зубьями в виде листьев клевера. Украшают ее несколько плохо обработанных изумрудов и один синий сапфир во лбу.

        - Ах, беда какая,  - схватился за голову каштелян, узрев, что корона велика и постоянно сползает на уши Соне.  - Надо немедля приказать кузнецу обруч стянуть. Да вы тряпочку пока подложите, все ж прочнее сидеть будет!
        Рей наблюдал за суматошными действиями Сташува с безмерным удивлением, а Данкварт только посмеивался втихомолку. Все знакомо до боли! Родное райдорское разгильдяйство в наилучшем виде - корона велика, замок прокопчен до конька крыши, пиво кислое, дружина пьяна, а ночи холодные… Все как в детстве, в полузабытом фамильном имении. Интересно, гирканцы успели сжечь родовое гнездо предков Данкварта или старая крепостишка еще стоит?..
        Наконец обруч худо-бедно утвердился на голове Сони, принимавшей заботу каштеляна с понимающе-саркастичной улыбкой.
        Предусмотрительный Сташув обрядил хозяйку в зеленый, плащ («Так оно приличнее будет, все-таки герцогиня, а не девка какая заезжая…») и потащил к выходу. Соня бросила на Данкварта и Рея умоляющий взгляд, и те двинулись следом.
        Видать, славный каштелян поднял дружину задолго до восхода солнца. Двор слегка подмели, свиней загнали в хлевы, чтоб не маячили пред светлым ликом госпожи. Впечатление от предстоящего торжества портили только курицы, квохчущие на открытых насестах, и маленькая черно-белая собачка, с лаем шнырявшая под ногами дружинных.

        - Чарующая дремучая патриархальность…  - кашлянул Данкварт, оглядывая с высокого деревянного крыльца ряды маленькой армии Каина-горы.  - Рей, как тебе нравится?

        - Не стану осуждать, но и приветствовать не могу,  - уклончиво ответил зингарец.  - Для меня такое зрелище… немного странно. У вас всегда так?

        - Всегда,  - кивнул райдорец.  - А частенько бывает и похуже. Но, видишь ли, никогда, за всю историю герцогства, наши земли не бывали побеждены. Завоевывали Райдор не раз - и аквилонцы, и гипербореи,  - но не побеждали… Эти обтрепанные вояки, поверь мне, многого стоят.
        Рей промолчал, однако выкроил на лице такое выражение, что любой понял бы - принимать слова Данкварта на веру зингарец не собирается.
        Вельможный каштелян вывел на верхнюю ступеньку крыльца Соню (серебряная корона на сей раз лихо съехала набок), раскрыл рот и… И позабыл все приготовленные по такому случаю слова.

        - Так,  - прочистив горло выдавил Сташув.  - Госпожа изволила прибыть домой. Все поняли?
        Строй дружинных одобряюще загудел. Вот и хорошо, без длинных речей, коротко и ясно.

        - Значит… Эй, эй, Хейнс, ядрить твою впере-хлест!! Куда знамя в самую пыль наклонил?! Подыми тотчас, чтоб на ветру колыхалось! Вот олухи, уж простите меня, благородная госпожа! Ну ничего, вы у нас порядок наведете!

        - Наведу,  - пытаясь не улыбнуться, согласилась Соня.  - Вы, господин каштелян, продолжайте, не тушуйтесь. Что надо делать? Целование знамени, присяга?

        - Потом - пир,  - брякнул окончательно потерявший нить событий Сташув.  - И… И если пожелаете - охота на медведя.

        - Лучше уж на гирканца,  - проронила Соня, поняв, что дело надо брать в свои руки.
        - Дружина! Слушать меня!..
        Глава 2
        Где живет упырь?

        Новый денек у месьора Сташува выдался донельзя беспокойным. Каштелян был прав, заявив на «церемонии», что стол), внезапно прибывшая госпожа наведет порядок, пусть и не осознавал, какие последствия по влечет за собой возвращение хозяйки Кернодо.
        Пир и охоту на медведя отменили. Сопя потребовала от управителя подробнейшего отчета о всем, происходившем за последнюю луну как в Кернодо, так и в Райдоре, спокойно выслушала неутешительные новости о гибели всей семьи герцога Юстиния, уничтожении столицы и двух крупнейших городов герцогства, а после начала командовать.
        Соня не удосужилась объяснить Сташуву, где и как она провела последние два с половиной года, но отдавать приказы - ясно, как день!  - хозяйка научилась здорово.

        - Значит,  - нахмурившись, говорил Данкварт,  - теперь, если следовать букве старинных уложений о престолонаследии, ты из почти законной владетельницы в затрапезном Кернодо превратилась в единовластную повелительницу герцогства Райдор? Могу лишь поздравить.

        - Не с чем поздравлять,  - поморщилась Соня, рассматривая обнаруженный в библиотеке Каина-Горы подробнейший план Райдорского герцогства. Пергаменту было лег семьдесят, не меньше, однако основные дороги, поселки и тропы обозначенные на карте сохранились до нынешних времен.  - Как хорошо жить в стране, где почти ничего не меняется! Оставим пока. Насчет золотой короны герцога… Где она, та корона? Ланкварт, представь, что произойдет, если кто-то из родственников моего друга Юстиния остался жив? Потом, после победы, меня немедля обвинят в самозванстве, а в мои планы не входит закончить жизнь на плахе… Вы, месьор Сташув, наверное, слышали о взятии степняками замка большинства городов полуденной Бри-тунии от случайных и перепуганных свидетелей?

        - Точно так, светлейшая,  - закивал каипс-лян.  - Уж как перепуганных - страсть! Штаны мокрые - через одною.

        - Вот и я о том. У страха глаза велики. Кто-нибудь наверняка спасся. Поэтому я оставляю за собой только наместничество в Кернодо и титул тана. Пока. До времени, когда дело прояснится. Теперь, месьоры, побеседуем о должностях. Сташув, ты остаешься каштеляном Кайна-Горы, а заодно будешь командовать ополчением из деревень. Данкварт! Данкварт, хватит жрать пиво! Послушай! В Кернодо сбежались многие благородные дворяне из полуденных ба-ронств и графств, разместились где как. С помощью благородного Сташува ты за несколько дней их оповестишь, отберешь боеспособных мужчин и пригонишь сюда, в Каина-Гору.

        - Зачем?

        - Устраивать дворянскую конницу. У многих есть свои лошади, безлошадные захватят ездовую скотину в бою, у гирканцев. Понятно? Если наскребем пару сотен рыцарей, будет просто чудесно. Тебя я поставлю командовать конницей танства. Сможешь организовать?

        - Ну, я попробую,  - пожал плечами Данкварт.

        - Не попробуешь, а сделаешь. Ты у нас пока без титула, если не ошибаюсь? Прости, но восстановить тебя в правах эрла Бергиса я не могу, закон есть закон. Дарую титул светлейшего керлата… э-э… Месьор Сташув! Где у вас не назначен человек на керлатовство?

        - Так… нигде!  - поразился нововведениям каштелян. Войт, то бишь тысяцкий или пятисот-ский военный начальник, управлявший небольшими поместьями, в Кернодо не назначался лет полтораста, со времени большой войны с Акви-лонией. Войты обычно управляли ополчением, но чаще не дворянским, а деревенским.  - Вельможная госпожа, мы вовсе и забыли, что это такое!

        - Замечательно. Данкварт вам напомнит. Сташув, подберите верных людей, чтобы посадить керлатов во все области Кернодо. А ты Данкварт, получай в подарочек… Рудну. На твоей совести продовольствие, обеспечение войска и сбор всех мужчин, способных держать оружие в руках.

«Рудна…  - Данкварт только глаза к потоку возвел.  - Шесть крупных деревень, если верить карте, три десятка хуторов, несколько рудников, два из которых каторжные. Ну спасибо, дорогуша! Ах да, еще полуразвалившийся замок с упырями, восстанавливать который нет ни средств, ни возможностей».

        - Рей!  - позвала Соня зингарца.  - Можешь заниматься, чем тебе заблагорассудится, но ты все-таки вырос в городе воинов и должен знать досконально благородную ратную науку. Поможешь?
        Рей, не раздумывая, кивнул. Немедля залопотал месьор каштелян:

        - Госпожа, да какое нынче благородство? Я как думаю - вы вроде воевать собираетесь? Выходить в чисто поле да биться?

        - Не совсем,  - терпеливо ответила Соня.  - Сташув, вы намедни наверняка перепили, коли говорите сказки о чистом поле. В открытом противостоянии гирканцы или пикты перебьют нас за милую душу вдвое меньшим числом.

        - И я о том же, и я!  - быстро-быстро закивал старик.  - Полагаю, как делать надо… Из леса выскочили, дикарей перерезали, лошадей угнали, и обратно в трясины спрятались. Будем их хитростью давить. Всех, конечно, не передавим, но урон нанесем. Засады там всякие, колодцы можно потравить в деревнях, где гирканцы стоят. Я ж вам. говорил, хозяйка - пару седмиц назад двадцать сотен узкоглазых сунулись в Кер-нодо по главному тракту. Ну, мы сначала их чуток из луков постреляли, в зарослях прячась, потом они мою дружину преследовать начали… Мы, конечно, побежали. Добежали аж до самых Ронинских трясин. В коих сейчас степняки и булькают. Кметы с рогатинами да вилами их в клещи взяли, с тылу дружинный отряд ударил. И загнали мы дикарей в самую топь. Больше почему-то не суются.

        - Поверьте, благороднейшие месьоры, не пройдет и луны, придется встречать гостей,
        - заметил Данкварт.  - Они сожрут все, что захватили в Полуденной Бритунии, возле Пайрогии, и заявятся в Кернодо, за едой и фуражом.

        - Встретим,  - шарахнул увесистым кулаком по столешнице господин управитель.  - Только чуток подготовиться надо. Если постараться, тысяч семь-восемь мужиков наберем. Еще благородных сколько-то.

        - А если каторжников?  - подал светлую мысль Данкварт.  - Пообещать отпущение всех грехов, коли будут честно воевать?

        - Умно,  - согласилась Соня.  - Только не создавать отдельные отряды из рудничных рабочих, а распределять их в уже набранные сотни. Человек по нескольку. Иначе вместо дружин получим лихие банды, которые начнут своих же грабить.

        - Еще полторы тысячи рыл,  - заключил месьор Сташув, отлично знавший, как обстоят дела с каторжниками во вверенном его попечению танстве.  - Большое войско получается, а, судари мои?

        - Не такое уж и большое,  - ответила на то госпожа,  - но вполне достойное. Наше преимущество в том, что мы знаем здешние леса, тайные тропы в горах и болотах, можем ударить внезапно, потом отойти почти без потерь. Ищи ветра в поле. Что же, благородные соратники, за работу?

        - Я тогда сегодня же отправлюсь в Рудну,  - сказал Данкварт.  - Гляну на хозяйство. Сташув, выделите мне полтора десятка дружинных?

        - Как же,  - прогудел каштелян.  - Забирайте. Однако намаетесь вы с ними. Только и умеют, что пиво хлестать да за юбками бегать.

        - Ничего, Рей их быстро научит военному порядку,  - легкомысленно заявил новоиспеченный керлат.  - Рей, надеюсь, ты поедешь со мной?

        - Как прикажете,  - безмятежно ответил зингарец.  - Ваше дело командовать, мое - исполнять.

        - Вот и отлично,  - закончила разговор Соня, поднимаясь из-за стола.  - Сташув, начинайте рассылать людей по деревням, чтобы переписали беженцев. Данкварт, отправляйся. Буду ждать тебя послезавтра к вечеру.


* * *
        Впервые за много седмиц Данкварт чувствовал себя на дороге в полнейшей безопасности. Главный тракт> ведущий от бритунской столицы Пайрогии и самого Райдора, резиденции герцогов, к Каина-Горе, обрывался непосредственно у подножия замка, далее от резиденции тана звездочкой расходились в стороны полтора десятка проселков, дорог, дорожек, тропинок, некоторые из которых даже украшались деревянными столбами, отмерявшими лиги, и указателями из досок наподобие: «Здесь направо не сворачивай, попадешь в болото».
        Извилистый путь от Каина-Горы до области Рудна идущая рысью лошадь покрывала за день. Плохо наезженная дорога разрезала хмурый и дикий лес - огромные ели со стволом в три обхвата, редкие поляны, поросшие молодыми елочками и редкими березами.
        Изредка попадались заболоченные овражки, покрытые сплошным багровым полем клюквы. Пахло сыростью, грибами и хвоей. Непуганое множество самого разнообразного зверья, ничуть не стесняясь, пересекало дорогу прямо перед всадниками - табунки оленей, спешащие по своим делам кабаны, однажды был замечен прямо-таки чудовищных размеров лось с рогами, напоминавшими остистую чашу, где-то в глубине чащи, наверняка на берегах стекавшей с гор речки, взревывал медведь, отъедавшийся к зиме пойманной рыбой. Красота. И безопасность.

…Путь от печально знаменитого Аграпура, где потерпела сокрушительное поражение армия туранцев и далее, через заморийские степи, предгорья Коринфии, Замору, по которой рыскали отряды степняков-гирканцев и напуганную страшной войной Полуночную Бритунию к танству Кернодо занял тридцать два дня, и Данкварт собирался никогда не вспоминать трудности и опасности, встретившиеся по дороге. Например, к стенам Аренджуна трое путешественников подошли ровно за день до появления возле торгового города степных сабельных тысяч, и хвала всем богам, что рассудительный Безымянный (он же, как выяснилось по пути, Рей, сын Кордалеса) потребовал обязательно продолжать странствие, не задерживаясь в гостеприимном заморийском городке, не ждавшем нахлестывающей волны Завоевания. На Вольном рынке Аренджуна лишь продали верблюдов, поменяли лошадей, закупились припасами и споро отправились дальше.
        Слухи, как известно, летят быстрее ветра. Особенно дурные. Через несколько дней Соня, Рей и Данкварт узнали, что основное войско Бу-рэнгийна следует прямиком за ними - великий завоеватель решил не размениваться на длительную кампанию против заморийских городов (никуда они от степного повелителя не сбегут), и нацелить главный удар на полуденные границы богатейшего Немедийского королевства и протектораты наподобие Коринфии. Случалось, что трое путешественников утром выезжали из захолустною поселка, стоящего в степи неподалеку от границ Заморы, а вечером тот же поселок уже занимали передовые отряды неисчислимой гирканской армии.
        Шли на полночь, постепенно забирая к закату… Остались позади два небольших герцогства, целая цепочка которых прикрывала рубежи Немедии от возможного нападения с полудня, по наблюдали за нарастающей паникой. Тем более, что вести из Аквилонии не обнадеживали - пикты и нордлинги постепенно уничтожали воз рожденное знаменитым Конаном Капах королевство…
        Когда до гранил Гайдора осталось едва десять лиг, внезапно наткнулись на разъезд степняко:. - гиркаинев было, двадцать человек, а предводительствуемый Рыжей Соней отряд состоял всего из троих человек. По счастью, стычка про изошла днем, ибо райдорец не умел пока пользоваться силой ночных светил для того, чтобы преобразовывать их свет в магическую мощь. Конечно, создать облако огненных шаров и направить их на неизвестно откуда взявшихся гир канцев у него не получилось, но Данкварт, каждый вечер практиковавшийся что в обычной магии, что в боевой, шествуя заковыристым путем проб и ошибок, сумел напугать варваров иллюзией. Он создал видение огромного чудовища, использовав без остатка всю свою фантазию. Гирканцы, устрашившись зрелищем невиданной твари, размерами превосходящей любого из сказочных драконов и составлявшейся из туловища ящерицы, головы кабана и лошадиных ног, к коим привешивался шипастый хвост, позорно ретировались.
        Это была первая встреча с отрядами армии Хасгата Степного Ветра, шедшей на соединение с армией кагана гирканцев Бурэнгийна. Далее пробирались лесами, опасаясь попадаться кому-либо на глаза и вводя многочисленного противника в заблуждение несовершенным искусством Данкварта.
        Райдор разорили, это было ясно, как день. Путники обошли стороной Пайрогию и все главные замки, возле которых кишели орды дикарей. По отрывистым и неполным сведениям, получаемым от прячущихся в лесах подданных герцога Юстиния, они поняли
        - Райдор постигла мгновенная и сокрушительная катастрофа. Малонаселенное герцогство не могло долго и активно сопротивляться многотысячным армиям степного кагана.
        На тридцать второй день пути, ближе к закату, Соня указала вперед, на темнеющий над острыми еловыми верхушками замок, устало сообщив, что цель достигнута. Вот она, Кайна-Гора.
        Соня, кстати, не особо переживала от того, ей придется временно принять власть в Кернодо. Да, собственно говоря, и переживать смысла не было. В Райдоре женщины всегда пользовались уважением и могли занимать государственные должности, а вот в Туране дело обстояло прямо наоборот. Посему герцог Юстиний и даровал своей помощнице танство - словно предчувствовал гибель семьи. Никто не уцелеет - значит власть перейдет молодой и решительной воительнице. Она справится. А если переживет Великое Нашествие - оснует свою династию. Может быть…
        Сама Соня о таких высоких материях не думала. Вот ты, вот - враг, уничтожающий твой мир. И надо сопротивляться. А если в руках есть власть - действуй!
        Кернодо для Данкварта было провинцией малоизвестной. Он забредал сюда в поисках знаний лишь один раз, заинтересовавшись секретами Рудны, однако уехал несолоно хлебавши - древняя земля тщательно хранила свои тайны, не желая открывать их чужаку, пускай даже и райдорцу. Теперь судьба порешила так, что Данкварт, природный бритунийский эрл, стал полноправным управителем отдаленной Кернодской области - Рудны.

        - Эй, Войто!  - господин керлат чуть натянул поводья лошади, чтобы шла помедленнее, голова в голову с сереньким мерином, на котором восседал вошедший в отряд деревенский мальчишка, внезапно поднявшийся до поднебесных высот звания «танова стража». Господин Сташув, скрепя сердце, отправил неразумного Войто вместе с остальными в качестве проводника, ибо тот происходил родом как раз из окрестностей Рудны.  - Войто, скажи мне…

        - Завсегда пожалуйста, месьор!

        - Так вот, объясни, почему Рудну люди называют прибежищем упырей?

        - Кто б знал, благородный керлат… Вот вы, наверное, человек умный, книжки всякие читали. Говорят, в книжках все написано. У нас в деревне объяснений тому никаких не было, я про упырей, в смысле. Ну, живут. И пускай их живут. Людей не кусают, скотину не портят.

        - Значит, все-таки живут?

        - Конечно!  - уверенно согласился Войто.  - Признаться, так старосты деревень, что ни полнолуние, собирают дань да отправляют к замку.

        - Дань? Серебро, золото?

        - Да откуда ж у нас золото?  - укоризненно глянул на Данкварта Войто.  - Золото только у господ благородных. Так, корзины с едой собираем. Окорока, птицу битую, хлеб. Если с каждой деревни понемножку взять, ни от кого не убудет, а нам защита.

        - Какая защита?  - поразился Данкварт, так и подпрыгнув в седле.  - От кого?

        - Вот прошлой зимой,  - увлекся Войто,  - в предгорьях землетрясение нескольких медведей из берлог выгнало. Лесной хозяин голодный, отощавший… И начали медведи на людей охотиться. Старосты на совет собрались, порешили отправить посланника в Рудну. О помощи просить. Вы не думайте, сударь, в деревнях люди многое помнят и многое знают, да не всем говорят.

        - Отчего тогда мне говоришь?

        - Так вы же керлат. И слуга нашей вельможной госпожи. Значит, свой, кернодец. Так вот, про медведей. И седмицы не прошло, как о шатунах даже слухов не рассказывали. Повывелись. А две туши медвежьих кто-то приволок в нашу деревню, да причем ночью, и положил у крыльца дома старосты. Кто - неведомо. Следов на снегу не нашли.

        - Значит,  - рассудительно сказал Данкварт,  - если ваши старосты носят в Рудну дань, просят неизвестно у кого о помощи в трудном положении и эту помощь получают, в Рудне кто-то живет. Видел кто-нибудь хозяев?

        - Не, сударь. Они вроде бы того… Незримые. Староста приходит к воротам, говорит, что нужно, потом уходит. Там же телегу с припасами оставляет. Потом мы телегу забираем, и глядь - пустая она.

        - Ты сам в Рудне-то был?

        - Не, господин. Боязно. Рядом ходил, но только днем. Старенькая такая крепость. Две башни совсем обвалились, полуночную стену оползень разрушил. Ветер завывает в камнях. Если уж люди говорят, что там упыри, значит, так оно и есть.

        - Глас народа - глас богов,  - ввернул Рей, внимательно слушавший Войто, известную зин-гарскую поговорку.  - Данкварт, полагаю, мы туда не полезем? Или ты поведешь себя также, как в подземных упокоищах Аграпура? Соня мне много рассказывала об этом захватывающем путешествии.

        - Соня любит поговорить. И она сама виновата. Я, например, категорически отказывался забираться в некрополь.

        - А что такое некрополь?  - осмелился поинтересоваться Войто.

        - Жальник, кладбище.

        - Ой, судари мои, так если вам кладбища интересны, могу, когда война кончится, отвести в красивую долину. Там сплошь альбы похоронены. Гробницы такие красивые, только разрушенные…

        - Чего-о?!  - ахнул Данкварт.  - Где?

        - К восходу, в горах. Я, когда с отцом на кабана ходил, видел. Звездочки восьмиконечные, розочки из мрамора, деревья со звездами, буквы всякие…
        Данкварт искренне восторгался. Вот она, глухомань, дебри и пущи, где древние секреты хранятся лучше, чем в торжественных библиотеках Бельверуса или Тарантии! Надо же, Войто запросто назвал основные символы сгинувшего народа альбов - дерево, звезда и роза. Времена знаменитого Роты-Всадника! Почти девять тысяч лет!
        Войто не врет, это видно. Здешние простецы, уж простите за каламбур, слишком просты для того, чтобы выдумывать и фантазировать.

        - Сударь, а сударь!  - позвал Войто.  - Сейчас на холм заедем, от него, если посмотреть налево, как раз Рудна видна будет. Только незнающему человеку до нее пройти тяжело, а то и вовсе никак. Есть только две тропы. По одной мы телеги с провизией туда отправляем, эта идет через гать, Лисью скалу и буковую рощу. Вторая
        - для охотников. Точно ведет мимо Рудны, Дальше к горам.
        Рей, наблюдая, как у Данкварта загорелись глаза, только головой покачал:

        - Малыш, ты бы не рассказывал господину керлату так много интересных вещей. Он ведь решится и пойдет к вашим вампирам с визитом вежливости.

        - А чего?  - недоуменно вскинул брови Вой-то.  - Наши вампиры, сиречь, как ученые люди говорят - каттаканы, не простые, а хорошие. А господин Данкварт теперь керлатом в Рудне. Как не пойти?

        - Почему ты решил, будто в замке живут именно каттаканы?  - спросил Данкварт.
        Ему самому были отлично известны полтора десятка описанных в трактатах разновидностей что сказочных, что реально обитающих под солнцем живых и магических существ, коим приписывались повадки пить человеческую или звериную кровь.
        Каттакан, удивительная тварь, обликом сходная с человеком, относилась всеми мудрыми мужами к области абсолютных небылиц, ибо их сказочные способности менять облик по желанию, превращаться то в летучих мышей, то в волков являлись несомненной выдумкой. Вдобавок каттаканы встречались в одном-единствен-ном месте на Закатном материке - в Кернодо, разумеется. Вроде бы пару столетий назад некоему немедийскому кнехту удалось умертвить подобного монстра, а голову притащить в столичный университет. Сказка и легенда, ничего более!
        Однако, если Войто с непосредственностью дремучего селянина утверждает, что в Рудне кто-то живет… Объяснений тому можно придумать множество. Беглые каторжники, например. Поселились в заброшенном замке, запугали округу и вовсю пользуются предрассудками безграмотных обитателей дальних деревень. Одно не поддается осмыслению - почему легенда гласит, что каттаканы живут в Рудне спокон веку? Никакой каторжник, будь он хоть двух, хоть трех-жильный, не протянет несколько столетий!
        Дело шло к вечеру, когда отряд Данкварта приблизился к своеобразной столице области Рудна. Довольно большая деревня была обнесена тыном - мощные сосновые стволы, заточенные поверх в виде кола выставлялись вокруг домов сплошным непреодолимым забором, в котором имелись лишь одни ворота, укрепленные довольно грамотно построенной деревянной башней.
        Подъехали. Перед закатом ворота уже закрылись, но с башни за приезжими из Каина-Горы пристально наблюдали.

        - Кто пожаловал, назовись!  - в бойницу выглянула бородатая рожа.  - К кому, зачем?

        - Праш, ты, что ли?  - не дожидаясь приказаний Данкварт, в голос заорал Войто.  - Не узнаешь родного племянника? Отпирайте, керлат приехал! От самой вельможной госпожи из Каина-Горы! Война теперь!

        - Знаю, что война,  - сердито ответили сверху.  - Какой такой керлат?

        - Данкварт из Бергиса, по приказу тана Кернодского!  - громогласно выкрикнул бритуниец.

        - Зови старосту, я пергамент от госпожи привез.
        Данкварт стрельнул глазами в десятника и тот поднял повыше наскоро сшитый еще в Каине зеленый вымпел с непременными волками и пивной бочкой.
        Ждали недолго. Ворота, сидевшие на добротно откованных местным кузнецом железных петлях, безо всякого скрипа распахнулись. Глянь-ка, целое посольство. Бородатый Праш, рядом с ним и чуть впереди высокий мужчина средних лет, за последним шествует трое старцев.

        - Тот, кто повыше, и есть наш староста,  - шикнул Войто Данкварту.  - Запомните, вельможный господин: деревня наша называется Ве-линка. Старосту зовут господином Яскотом.

«Яскот,  - мысленно перевел Данкварт с кернодского наречия на привычный бритунийский,

        - добротный, сильный, хорошо сделанный. Подходящее имя. Такой с полутыка кулаком лося завалит. Будем знакомиться».
        Староста не пожелал кланяться, просто встал перед лошадьми, безошибочно опознал в Данкварте главного и молча, вопросительно уставился на него.
        Славный керлат, непривычный к общению с верховными людьми самоуправляемых деревень, этаких маленьких вольных герпогств, запнулся, не зная, как правильно говорить. Выручил непременный Войто.

        - Дядя Яскот, керлат приехал. Над всей Рудной теперь господин. До конца войны.

        - А-а, Войто…  - узнал староста.  - Как оно теперь живется? Погляжу, настоящую кольчугу носишь? Здравствуйте, благородный керлат. Если приехали из Каина-Горы от самого уважаемого месьора Сташува - милости прошу.

        - Я не совсем от него,  - уточнил Данкварт.  - Меня послала вельможная госпожа Соня, наследница Райдорская, тан всего Кернодо.

        - Наследница?  - нахмурился мужик.  - Та девица, которой герцог Юстиний танство подарил во владение?

        - Она самая.

        - Тогда тем более попрошу. О лошадях позаботятся. Приглашаю вас к себе. Откушаем и поговорим заодно.
        Данкварт облегченно вздохнул, соскочил с седла и, махнув рукой страже, последовал за старостой. Обитатели Велинки почему-то перестали казаться ему страшными и дремучими простецами, знающими лишь свои леса, охотничий нож да медвежьи тропы.


* * *
        Проснулся Данкварт еще до восхода солнца от того, что Рей толкал его кулаком в бок.

        - Просыпайтесь, благородный гранд, нас ждут великие дела.
        Зингарец, как видно, поднялся затемно, успел умыться и даже подогрел в открытом очаге на угольях вчерашнюю оленину, которой потчевал гостей староста Яскот.

        - Х-холодно,  - стукнул зубами Данкварт, коснувшись голыми пятками утоптанного земляного пола.  - И вообще, Рей, отвыкай от своих зингарских представлений о званиях и титулах. Какой я тебе гранд? Королевский гранд должен скакать на белом коне под развевающимся штандартом, позади него пылит тяжелая конница по уши в броне и щитах, трубы медные ревут, барабаны всякие, флейты наяривают что-нибудь поторжественнее… А здесь? Бородатые мужики с вилами да мальчишки с охотничьими ножами.

        - И я о том же,  - согласился Рей.  - Пойди наружу, я возле колодца для тебя полное ведро воды оставил, умыться.
        Данкварт содрогнулся при одной только мысли о ледяной воде, но зингарца было не переспорить.
        Несмотря на долгое совместное путешествие, за время которого Соня и ее колдун-оруженосец пытались сделать все для того, чтобы превратить мало похожего на нормального человека воителя Артосийского легиона в компаньона, не обремененного безумным количеством предрассудков, Рей не избавился от большинства старых привычек. На первом месте, разумеется, оставалась забота о телесном здоровье - зингарец запросто купался в предгорных озерах, где вода едва только не застывала льдом, находил любую возможность для того, чтобы помыться, пускай условий к тому не имелось никаких, а меньше чем в лиге поднималось зарево от сожженной гирканцами деревни. Ежеутренне сумасшедший зингарец брал оружие, выполнял с мечом и щитом какие-то странные упражнения, а затем просил Данкварта встать против него в потешной схватке. Данкварт, конечно же, постоянно проигрывал.
        Однако Рей почти перестал тосковать о своем товарище из «Кастельона» или тщательно научился скрывать свои чувства. Зингарец здорово изменился - если вспоминать первые дни знакомства, Рей (тогда еще носивший выдуманное Данквартом прозвище
«Безымянный») оставался лишь человеком, насильственно вырванным из обстановки, привычной с колыбели, и оказавшимся в абсолютно неизвестном ему мире. Чужие люди, странные традиции, никак не согласующиеся с уложениями удивительного зингар-ского города Артоса, постоянные насмешки со стороны язвительной Сони…
        Седмицы через полторы-две Данкварт начал замечать, что вечно исполнительный зингарец, скрупулезно выполнявший любые, даже самые бессмысленные распоряжения предводителя маленького отряда, внезапно начал думать самостоятельно. Используя свой опыт, Рей советовал, где лучше встать на ночевку, как избежать встречи с противником, охотился, добывая пропитание, а в конце концов преодолел тяготивший его и попутчиков негласный закон своего легиона - любой «кастельон» после гибели напарника обязан либо искать смерти, либо немедленно найти себе пару. Зингарец назвал Данкварту свое имя и тем ясно дал понять, что отныне полагает райдорца
«братом». Соня втихомолку посмеивалась, однако ёрничать не решалась.

        - Кошмар-р!  - прорычал Данкварт, когда Рей окатил его колодезной водичкой.  - Проще умереть на месте, чем испытывать такие терзания! А ну, еще разок!

        - Ты вроде вошел во вкус,  - улыбнулся легионер.  - Нравится? Вот и отлично. Все, вытирайся, надевай рубаху и давай решать, что будем сегодня делать.

        - Как - что?  - не понял Данкварт.  - Со старостой мы вчера поговорили, когда дружинные проснутся - разошлем их по деревням с оповещением. А сами прокатимся в Рудну.

        - Так и знал,  - сокрушенно вздохнул Рей.  - Отчего тебя так сильно притягивает пустой замок? Господин Яскот вчера вечером сказал, будто его обитателей не видел никто и никогда.

        - И все равно я хотел бы лично посмотреть на главную легенду Кернодо,  - отрезал Дан-кварт и пошел в дом одеваться.
        Вечерняя беседа со старостой Яскотом и его приближенными принесла свои плоды. В отдаленной Рудне отлично знали про обрушившееся на Райдор нашествие дикарей и обитатели позабытой кернодской области меньше всего хотели увидеть чужаков на своих землях. Значит, госпожа Соня желает собрать ополчение? Что ж, поможем. Кликнем всех бессемейных мужиков, парней, кто постарше, и вообще всех желающих. Глядишь, за оружие возьмутся девять или десять сотен. Деревни здесь большие, зажиточные, хутора еще… Кернодцы тяжелы на подъем, но если уж приказала госпожа из Каина-Горы - делать нечего. Вдобавок никто не хочет, чтобы дедовский дом сожгли какие-то пришлецы из дальних степей.
        Данкварт поблагодарил господина Яскота за столь быстрое и однозначное решение, и как бы невзначай поинтересовался: нельзя ли заполучить в союзники обитателей Рудны? Яскот только глаза вытаращил, сказав:

        - Ну вы, славный господин керлат, и удумали… Конечно, здесь каждый знает, что в крепости кто-то живет, но лучше бы смертному человеку не соваться к тварям бессмертным. Не нашего они рода. Чужие, пусть и привычные.

        - Если я правильно понимаю,  - осторожно сказал Данкварт, тщательно подбирая слова,
        - хозяева Рудны заключили с вами своеобразное соглашение - вы их кормите, а они изредка помогают вам в случае беды. Но сейчас беда, причем немаленькая, подошла к самым воротам вашего дома. Если вы, господин Яскот, остерегаетесь обратиться в Рудну, я это сделаю сам, как керлат Руденской области.

        - Дело господское,  - насупившись, согласился Яскот.  - Говорите с ними от имени вельможной госпожи, глядишь, что и получится…

        - С ними?  - быстро переспросил Данкварт.  - С кем? Если вы знаете, кто они, то скажите.

        - Нелюди,  - коротко ответил староста.  - Упыри. Большего не знает никто, да вот только иногда охотники в лесах встречают звериные туши. Словно бы начисто высушенные. Ясно, что кровь выпита. Один костяк со шкурой остался. Лоси, олени…

        - Но вас они не трогают?

        - Уже несчетно лет тому. Старики поговаривали, будто в давние времена хозяева Рудны и на людей охотились, но потом прекратили. Вот моего пра-пра-прадеда со стороны матушки упырь и загрыз. В нашей глуши помнят все, что происходило в Велинке с самогй ее основания. Легенды из уст в уста передаются, от отца к сыну. И легенды те, скажу я вам, господин керлат, превесьма мрачные.

        - Обожаю мрачные легенды,  - неслышно проворчал Данкварт, твердо решив, что утром он обязательно поедет в Рудну. По крайней мере, с восходом солнца любая нечисть теряет силу.


* * *
        Замок показался внезапно - лошади выехали с устилавшей трясину гати на сопку, миновали вершину, повернули по заросшей чертополохом дороге направо, а далее глазам всадников предстало обычная для Кернодо скала с рукотворным венцом на макушке.

        - Потрясающе!  - ахнул райдорец, впервые увидевший Рудну вблизи.  - Рей, глянь только!
        Архитектура в точности напоминает строения, возведенные в первые века кхарийской эпохи! Лет через двести-триста после падения Роты-Всадника. Тогда люди еще помнили науку аль-бов и пытались копировать их искусство строительства.

        - По-моему, это просто груда камней,  - прозаически ответил зингарец, совершенно не разбиравшийся в архитектурных изысках обитателей глубин Закатного Материка.  - Старая, грязная и замшелая.

        - Ты ничего не понимаешь!  - взгляд Дан-кварта восторженно блуждал по выветрившимся и полуразрушенным стенам, образовывавшим тройное кольцо, напоминавшее тиару властителей Атлантиды. Первый круг укреплений был выстроен на половине высоты скального выхода, второй, тоже кольцеобразный или скорее овальный, повыше, и третий, венчавшийся отнюдь не тяжеловесной, а легкой и стройной, как острие копья башней, уселся на самую макушку. Видимо, когда-то стены были облицованы мрамором, но со временем кладка осыпалась, обнажив скрепленные желтоватым раствором гигантские валуны.  - В точности говорю, альбы возводили именно такие сооружения. Честное слово, будто на старинный рисунок смотришь: сторожевая крепость альбов.

        - Альбы тут жили,  - встрял в разговор Вой-то, которого взяли проводником.  - Про ихний жальник я уже говорил. Еще, месьоры, есть заброшенный храм на Седой скале, это четыре лиги к полуночи. Удивительное дело, скажу я вам, ясный керлат - если постоять и посмотреть, во храме изредка огни зажигаются, будто бы сами собой. У нас в деревне кто посмелее, туда ходил. Чистого любопытства ради. Парни рассказывали, будто в земле вертикальные шахты проложены, в точности как на серебряных копях. Шахт всего четыре, по углам храма. В нужный момент оттуда с шипением газ выходит, нежданно загорается и образует громаднейшие факелы. Настоящее альбово чудо.

        - Сам видел?  - поинтересовался Данкварт.

        - Не, сударь. Мальчишки, кто постарше, рассказывали. За что купил - за то и продаю.

«Что же у нас получается?  - подумал Данкварт.  - Без всякого сомнения, Кернодо располагается в землях, где раньше было одно из крупнейших королевств альбов. В наидавнейшие времена! Доказательств множество. Некрополь, о котором упоминал Войто, храм этот странный… Постойте, если верить сохранившимся летописям, где-то неподалеку произошла знаменитая битва при Аэльтунне, когда люди разгромили войско бессмертного народа. Кажется, Аэльтунн стоял полуденнее, рядом с нынешней бритунийской столицей. Вопрос: а вдруг… Вдруг в Рудне сохранились последние живые альбы, не пожелавшие покинуть этот мир? Бред, и ничто иное! Альбы, прикидывающиеся вампирами? Смешно! Кроме того, всем и каждому известно, что после падения Небесной горы несколько тысячелетий назад и появления в Хайбории ее Хозяина из Ямурлака, открылись Врата в другие миры - достаточно вспомнить Руазельский лес в Аквилонии, который стоит на границе Сопряжения Сфер! И тамошний портал, открывавшийся на время, когда правил король Конан Киммерийский! Восхитительная загадка!»
        Вероятно, в древние годы Рудна могла произвести впечатление даже на самого сдержанного человека. Недаром кернодцы опасались близко подходить к заброшенной крепости.
        Замок нависал над любым незваным гостем, будто каменный великан, занесший кулак, готовый обрушиться на тебя с безмерной высоты. Кайна-Гора по сравнению с обтрепанной временем Рудной и сейчас могла показаться хлевом, возведенным под окнами дворца туранских императоров.

        - Здесь старосты обычно оставляют телеги, нагруженные податью,  - полушепотом сказал Войто, потрясенный величием древнего укрепления.  - Не доходя до первых ворот. И отсюда же забирают пустые повозки. Вы, господа, всерьез хотите подняться?

        - Боишься - оставайся внизу,  - спокойно произнес Данкварт.  - Я и Рей скоро вернемся.

        - Лучше с вами,  - выдавил Войто.  - Втроем оно повеселее. Вот останусь один да из болота вдруг упырь вылезет?

        - Упыри не охотятся днем,  - с твердой интонацией много повидавшего охотника на упырей ответил Данкварт, хотя ни разу в жизни не видел настоящего кровососа (если, конечно, не считать комаров, клещей или летучих мышей-вампиров, обитавших в Иранистане).
        Три всадника миновали запретную черту - арку ворот, ведущих за первый круг стен. Светлейший керлат не переставал удивляться - над сводом можно было различить стертую бесчисленными дождями, ветром и морозами восьмиконечную звезду альбов. Значит, догадки верны. Это не человеческое подражание альбийской архитектуре, а самое настоящее сторожевое укрепление исчезнувшего народа. Надо же, простояло почти полторы тысячи лет! Самые серьезные разрушения видны со стороны восхода и Самоцветных гор, чьи пики вырастали неподалеку. Все правильно, именно в той стороне рухнула на землю Небесная гора. Мощь взрыва снесла несколько башен и периметр стен длиной до двухсот шагов. Интересно, остался кто-нибудь в живых после катастрофы?

        - Эге-гей! Слышит меня кто?  - внезапно крикнул Данкварт, заставив Войто вздрогнуть, а зингарца удивленно поднять правую бровь.  - Мое имя Данкварт, эрл Бергиса и керлат Рудненской области! Пришел поговорить от имени тана всего Кернодо!

        - Сударь, не орали бы вы так,  - прошептал Войто, настороженно прислушиваясь к разносящемуся меж камней эху.  - А то всамделе проснутся, из укрывищ повылезут да закусают до смерти…

        - Тихо,  - отмахнулся светлейший керлат.  - Никто ничего не слышит?
        Скептически настроенный зингарец, привыкший замечать любой шорох в лесу, наклонил голову, прислушался и пожал плечами. Гробовая тишина.
        Данкварт попробовал использовать свои магические способности и заклинанием
«третьего глаза» осмотреть крепость снизу доверху.
        Очень любопытно! Заклинание, безусловно, действовало.
        Мысленный взгляд Данкварта, направляемый «третьим глазом», скользнул по башням, заваленным осыпавшимся камнем переходам, сохранившимся залам и комнатам с рухнувшей крышей, однако ничего особенного обнаружить не удалось.
        В то же время «третий глаз» не мог проникнуть в глубины подвалов замка - ниже уровня земли клубился едкий коричневатый туман, разглядеть что-либо в котором было абсолютно невозможно. Вероятно, Данкварту противодействовало куда более сильное заклятье, либо сохранившееся издревле, либо наложенное совсем недавно.

        - Погуляем?  - гостеприимно предложил керлат и соскочил в седла. Лошади не беспокоились, а это был добрый знак - домашние животные всегда чувствуют присутствие нечисти и стараются подать знак хозяевам, что неподалеку затаился враг.  - Войто, отправляйся с господином Реем, а я пройдусь в одиночестве.
        Войто покраснел и едва слышно выдавил:

        - Боязно, сударь.

        - Ничего, Рей тебя защитит от любой опасности. Лошадей оставляем здесь. Вы топаете направо, я налево. Встречаемся у ворот.
        Рей, как всегда молча, набросил поводья своего норовистого коня на каменный выступ в форме не то клыка, не то рога, окликнул настороженного Войто, и они отправились вдоль стены исследовать полуночную сторону Рудны.
        Данкварт, влекомый любопытством, полез наверх, к главной башне.

…Никто не потерялся, не упал в замаскированный колодец, не попался в ловушку и не был укушен упырем. Замок пустовал. Данкварт и Войто с Реем могли запросто перекликаться, ибо звук голоса разносился здесь очень далеко. Господин керлат тщательно обследовал основные переходы крепости, отмечая следы культуры бессмертного народа - где черепок с узором, где растрескавшееся изображение дерева под звездами. Его спутники просто бродили по замку, любуясь открывавшимся с высоты видом кернодских лесов или копаясь в каменном хламе - вдруг что интересное отыщется?
        Уезжать собрались только ко времени, когда должен был звучать шестой послеполуденный колокол. Как раз, чтобы успеть в Велинку к закату.

        - Откопали что-нибудь забавное?  - вяло поинтересовался Данкварт, встретив Войто и Рея в нижнем дворе Рудны.  - Я, например, видел только паутину, спящих летучих мышей и осколки посуды, вымытые дождями из глины.

        - А у меня вот что есть,  - похвастался Вой-то, предъявляя на раскрытой ладони ничуть не заржавленный, ярко блестящий под вечерним солнцем наконечник лучной стрелы. Данкварт взял, осмотрел, подивился отделке и чистоте металла, после чего вернул добычу проводнику.
        Бесспорно, альбы знали тайну изготовления сплавов, не разрушающихся с течением времени и этот наконечник, вероятно, пережил не одно тысячелетие… Клейма нет, имя мастера не проставлено, да и какой мастер будет ставить на заточенном лепестке стали свое имя? Пускай Вой-то носит на счастье жалкий осколок погибшей цивилизации древнего народа.

        - Я тут заметил,  - как бы невзначай сказал Рей,  - одну интересность. Данкварт, мы вроде бы слышали, будто простецы из деревень привозят в Рудну продовольствие? Идем, покажу.
        Если свернуть за угол, а потом спуститься по каменной лесенке, ведущей в тупик, обнаруживалось нечто вроде замкнутой с трех сторон площадки. Здесь почему-то удивительно чисто. Камень ступенек на лестнице не крошится, никакого мусора или обвалившегося гравия. Словно подметали. Но дело в другом. Отчего это вдруг на площадке валяется засохший кусок ржаного хлеба?

        - Если рассуждать здраво,  - кашлянул Данкварт, осматривая находку,  - то этот хлеб мог жевать какой-нибудь беглый рудничный рабочий, уносивший ноги от погони и не побоявшийся скрыться в заброшенной крепости.

        - Животные?  - подал идею Рей.  - Какая-нибудь тварь вроде лисицы утащила хлеб у людей и принесла сюда?

        - Ты когда-нибудь видел лисицу, питающуюся хлебом?
        Маленькая тайна осталась нераскрытой. Начинало смеркаться и Войто, не забывавший легенды, напрямую потребовал убираться из Руд-ны как можно быстрее. Данкварт согласился, видя, что ничего нового обнаружить в крепости не удастся. Рудна либо необитаема, либо хозяева слишком уж хорошо спрятались. Например, в подземельях, которые нельзя увидеть даже с помощью магического зрения.
        Лошади осторожно спустились с крутизны, вышли к болоту, окружавшему скалу, и ступили на гать. Подгнившая древесина слегка потрескивала под копытами, хлюпали лопавшиеся на поверхности застойной воды пузыри, слабенько верещали лягушки, наслаждавшиеся последними теплыми днями осени. Войто облегченно вздохнул, когда мощеная срубленными стволами деревьев гать закончилась и дорога вышла в еловый сухой лес.


* * *

        - Войто, ты уверен, что мы не сбились с дороги?

        - Обижаете, господин. Я в тутошних лесах каждую тропинку наизусть знаю. Видите кривую сосну? У нее еще ветка на голову оленя похожа?
        До Велинки поллиги осталось, не больше. Вы не беспокойтесь, благородный керлат, я с закрытыми глазами среди безлунной ночи вас к дому выведу.

        - Талант,  - вздохнул Данкварт. Обратный путь показался ему куда более длинным, и тому было объяснение - если в Рудну он ехал, искренне надеясь на новые чудеса, на раскрытие одной из тайн, неизвестных никому, кроме ее обладателей, то сейчас надежды испарились и Данкварт обуялся истинно дворянским грехом - скукой. Можно, конечно, послушать непринужденную трепотню Войто, сына, внука и правнука охотников, о медвежьих повадках, глухариных токах по весне или заячьих норах, но…
        Райдорское лесное зверье было только привычным зверьем, а отнюдь не таинственными каттаканами, которые по всем законам обязаны обитать в Рудне. Чего необычного в волке или куропатке?
        Рей молчал, предпочитая обозревать непривычную для зингарца природу полуночных лесов, оживляясь только в случае, если дорогу важно переходил невиданный на Полуденном побережье полосатый зверь барсук или мелькала в кустах черники рыжая лисья шкура.
        Зингарец по-детски восхищался окружавшим его невиданным и суровым миром, который по сравнению со светлыми кипарисовыми рощами Зингары, где порхали яркие птицы и бродили золотистые дикие кошки, казался удивительно хмурым и негостеприимным.
        Войто, наоборот, хватался за лук, едва увидев перепела и ближе к деревне с пояса танова стража свисало полдесятка забитых птиц. Охота - дело святое.
        Солнце, бросив прощальные лучи на верхушки елей, кануло за рубежи обитаемого мира, уступив место коротким осенним сумеркам. Лес постепенно затихал, умолкали птицы и только в отдалении послышался не то радостный, не то торжествующий волчий вой. Данкварт поймал себя на мысли о том, что в округе становится жутенько - темные еловые лапы будто скрывали за собой силуэты вышедших на ночную охоту нечистых духов, мелькали в полутьме зеленые глаза неизвестных животных, а любой хруст, раздавшийся в предночье, заставлял человека слегка вздрагивать.

        - Вы, месьоры, не бойтесь,  - весело говорил Войто.  - Вон глазки красненькие справа видели? Олень в ельнике затаился, никто иной. У нас в Кернодо леса чистые. Вот если забирать к полуночи, еще дальше, в необитаемые нарлакские земли, кого хочешь и не хочешь встретить можно. И волкодлаки тебе, и мантикоры, и прочие зубастые чуды. Так люди говорят, сам не видел. А еще…

        - Люди, значит, говорят?  - неожиданно подал голос Рей, отвлекая развлекавшего Данквар-та Войто.  - А люди тебе никогда не говорили, что у человека глаза могут золотом светиться?

        - Не-е…  - уверенно помотал головой Войто.  - Если луч света попадет, человечий зрак в ночи красным отливает, как, например, у лани или барсука. Только такое редко увидеть можно. А что?

        - Ты посмотри вперед,  - преспокойно сказал зингарец.  - Чудо увидишь.
        Данкварт и Войто одновременно натянули поводья лошадей, керлат машинально положил ладонь на рукоять меча, а юный страж Каина-Горы только ахнул.
        Посреди узкой дороги стоял человек, едва различимый в серо-лиловых сумерках. Вроде бы одет в длиннющий темный плащ с капюшоном, натянутым на лицо. Две желто-золотистые точки глаз пылают, ровно тусклые свечи.
        В первое мгновение Данкварт едва сумел подавить появившееся ниоткуда желание заорать, хлестнуть лошадь и бежать отсюда как можно быстрее. Он испугался. Очень испугался. Так, лошадь… Почему скакун ведет себя, как обычно, лишь едва прядает ушами, словно его чем-то озадачили? Если неразумное животное, чующее нечисть за лигу, остается спокойным, значит…

        - Нам бояться нечего,  - Рей вслух продолжил мысль Данкварта.  - Я не понимаю, кто это, но, по-моему, он один и нападать не собирается.
        Войто, побледневший от страха настолько, что в полутьме его кожа приобрела синеватый оттенок, попытался заскулить, однако Данкварт протянул длинную руку, встряхнул парнишку за шиворот, а потом сунул ему под нос крепко сжатый кулак.

        - Молчи,  - шикнул благородный керлат.  - Издашь хоть звук - прикажу вельможному Сташуву тебя высечь.
        Войто, видевший перед собой ничто иное, как чудище из Рудны, до хруста в пальцах сжал поводья, но смирился. Разгневанный Сташув хуже любого упыря.
        Данкварт, понимая, что ситуацию нужно немедленно брать в свои руки, дал шпор лошади и выехал вперед. Нет никаких чудовищ, существование которых нельзя было бы объяснить известными образованными человеку науками.

        - С кем имею честь?  - выкрикнул райдорец, остановившись в десяти шагах от желтоглазой тени.  - Вы хотите с нами поговорить или все-таки позволите проехать? Я хотел бы оказаться как можно скорее в Велинке, нас ждут.
        Существо в темном плаще вскинуло голову и подняло правую руку в приветствии. Данкварт ошарашено заметил, что стоявший на изрядном расстоянии от него незнакомец внезапно оказался возле самого стремени. Переместился за какое-то мгновение!

        - Желаю здравствовать до поры, пока круг твоей жизни не прервется…
        Очень вежливый молодой голос. Совсем вблизи золотистый свет зрачков погас.

        - Кто вы?  - выдавил Данкварт.

        - Я? Мое настоящее имя вам ничего не скажет, достопочтенный господин Данкварт из Бергиса…

        - Откуда вы знаете, как меня зовут, сударь?

        - Вы же представлялись,  - слегка разочарованно протянул незнакомец.  - Помните, когда вы зашли в крепость, вы произнесли свое имя? Я назовусь так, как меня именуют обитающие в окрестностях люди. Рэльгонн. Страшный кровожадный упырь из старой крепости. По человеческим воззрениям я могу носить титул эрла. Если угодно
        - именно я являюсь хозяином земель, которые вы обобщили именем Рудна.

        - Вы…  - сердце Данкварта заколотилось в два раза быстрее.  - Вы вампир? Тот самый, из легенд о заброшенном замке?

        - Нет, не вампир. Может быть, вы позволите вашим друзьям продолжить путь домой? Вы меня крайне заинтересовали, сударь. Я впервые за многие десятилетия вижу человека, наделенного даром волшебства. Мы можем отправиться вместе в Рудну, где и переговорим.

        - За многие десятилетия?  - Данкварт едва не схватился за голову.  - Значит, вы альб?

        - Не альб, не вампир и не упырь,  - терпеливо сказало существо в плаще.  - Давайте я отвечу на ваши вопросы в более спокойной обстановке. На все. Посмотрите на мальчика, он в ужасе. Чем быстрее я уйду, тем лучше будет для него.

        - Х-хорошо,  - заикнулся Данкварт и обернулся: - Войто, Рей! А ну быстро езжайте в деревню! Это приказ! Я должен… поговорить.

        - Приказ так приказ,  - буркнул зингарец и, подхватив из застывших ладоней Войто поводья его коня, ударил подошвами зингарских сандалий по бокам своего жеребца.  - Малыш, поехали. Если господин приказывает - нам нужно выполнять.
        Когда два всадника исчезли в стремительно сгущающейся темноте, Данкварт снова услышал голос неизвестного:

        - Предпочитаете отпустить лошадь и оказаться в Рудне немедленно или отправитесь своим ходом?

        - Ну…  - Данкварт запнулся, не понимая, как следует воспринимать столь неожиданный вопрос.  - Пусть будет так, как вам удобнее, почтенный Рэльгонн.

        - Вы смелый человек,  - донеслось из-под капюшона.  - Вылезайте из седла. И во имя Вечности, не бойтесь. Никто не собирается высасывать из вас кровь или приносить в жертву на алтаре забытых богов.
        Данкварт спустился на землю и бросил поводья. Лошадь задумчиво потопталась, затем отошла к деревьям, по-прежнему не проявляя никакого беспокойства.

        - Дайте руки,  - попросил Рэльгонн, протянув свои ладони. Более чем человеческие, только ногти длинноваты.  - Готовы? Тогда отправляемся!
        У Данкварта на мгновение закружилась голова, лес превратился в смазанную черно-зеленую полосу, затем растворился в буроватом тумане…
        Зал. Большой зал, освещенный факелами. Данкварт стоял на твердом каменном полу, дышал полной грудью, а от головокружения не осталось и следа.

        - Добро пожаловать в Рудну,  - рядом стоял Рэльгонн.  - Перед рассветом я отправлю вас обратно. Если пожелаете, прямиком в деревню. Теперь позвольте представить вам моих близких…
        Глава 3
        Оборотная сторона легенды

        Так значит, они настоящие вампиры?

        - Сколько можно повторять: хозяева Рудны не имеют ни малейшего отношения к вампирам из сказок! Упырь, вурдалак, рабирийский гуль

        - все эти определения неприменимы к Рэльгонну и его… семье.

        - Тогда кто они? Каттаканы?

        - Да, каттаканы.

        - Но ведь любой каттакан - вампир?

        - Рей, ты в самом деле такой непонятливый или умело прикидываешься? Каттаканы - это их самоназвание, ставшее однажды известным людям. Любое незнакомое слово, истинный смысл которого мы понять не можем, как правило, становится для человека чем-то угрожающим, принимает отрицательный оттенок.

        - Но кровь-то они пьют?

        - Иногда. И только звериную.

        - Если пьют, значит, вампиры.

        - Тьфу на тебя! Как видно, ты не слишком старательно обучался логике у себя в Зингаре.

        - Логика как раз ничуть не страдает. Если хозяева замка действительно пьют кровь - как их не называй, они только лишь упыри.
        Данкварт обиженно замолчал и сосредоточил внимание на кружке с пивом. Сейчас рассветало, мутные лучики солнца заползали в дом сквозь окна, затянутые бычьим пузырем. Рей встретил вернувшегося из Рудны Данкварта на пороге - зингарец предпочел не спать всю ночь, но компаньона обязательно дождаться.

        - Поверь,  - мягко сказал Данкварт,  - господин Рэльгонн - очень приличный человек. Конечно, не совсем человек, но все-таки…

        - До какой степени не совсем?  - поинтересовался Рей.  - К светящимся в темноте глазам следует добавить клыки с палец длиной, синюю кожу и сложенные под плащом крылья летучей мыши? В подвалах крепости наверняка томятся узники, заготовленные к следующему пиршеству, подземные коридоры завалены белыми косточками невинных жертв, а на столе расставлены золотые чаши с дымящейся кровью? Надеюсь, тебя угостили?

        - Тупой бык!  - обругал Рея Данкварт.  - Ты внимательно меня слушал? Который раз можно повторять - Рэльгонн и его семья не люди, но это обстоятельство не делает их чудовищами! Рудненские легенды, конечно, основаны не на пустом месте, но в большинстве рассказы безграмотных поселян есть вымысел, продиктованный страхом перед чужаками. Каттаканы не принадлежат нашему миру. Они порождение иной Сферы! Мира, о котором мы не знаем ничего. Возможно, на их родине обыкновенный человек тоже считался бы невероятным монстром…

        - Ладно, ладно, я же шучу. И все равно я не могу доверять существам, которые, как ты выразился, не порождены обитаемой человеком Сферой Вселенной. Давай потихоньку собираться. Всю миссию мы выполнили, надо возвращаться в Каина-Гору. Соня ждет.

        - Конечно,  - согласился Данкварт.  - Где Войто и остальные?

        - Дружинные поехали по деревням еще вчера, оповещать народ. Войто ушел домой, к родителям. Я ему предлагал остаться на ночь со мной…
        Данкварт откровенно фыркнул.

        - Здесь тебе не Артос,  - наставительно сообщил он.  - Тебя не поймут. Традиции, понимаешь, другие.

        - То-то и оно,  - грустно согласился Рей.  - Боюсь, мне однажды придется заняться просветительной деятельностью в землях варваров. Хочу напомнить, что традиции Артосийского легиона сохраняются много столетий, и никто никогда не был против…

        - Оставим,  - поморщился Данкварт.  - Пойди, отыщи Войто и остальных из дружины, кто остался в Велинке. Надо уезжать. У меня для Сони есть потрясающие новости.
        Данкварт ничуть не преувеличил. Действительно, сегодня он мог подивить единовластную повелительницу Кернодо весьма неожиданными сведениями, добытыми за время короткой поездки в далекую полуночную область танства. У Сони внезапно появились удивительные союзники, которые, впрочем, решили помочь не столько из чувства патриотизма, сколько желая немного развлечься. Конечно, кого хочешь заставит скучать многотысячелетнее бессонное бдение на одном месте.
        Известно, что когда произошло событие, именуемое падением Небесной горы, а иногда и Сопряжением Сфер, нарушились некоторые законы мироздания, ранее полагавшиеся незыблемыми. На Закатном материке, в Аквилонии и вос-ходнее моря Вилайет внезапно открылись Врата. Проходы в чужие Сферы.
        Данкварт, отчасти знакомый с космогонией и космологией, заумными науками, созданными и развившимся в Великолепной Аквилонии, представлял, что мир, в котором обитал он сам и его друзья, земли, славные райдорскими лесами, офирской пшеницей, табунами Гиркании, фруктами Полуденного Побережья и прочими дарами Большого Творения, во Вселенной не один. Аквилонские космологи учили: появляющиеся ночью? езды есть не что иное, как отражения иных планов бытия, Сфер, точно также населенных людьми или не-людьми. Как раз туда, в сторону дальних миров, возможно, и ведут Ворота.
        Люди, из тех, кто посмелее, частенько отваживались ходить через проходы в пространстве, попадая в весьма неожиданные приключения. Большинство рассказов таких путешественников, скорее всего, было откровенным враньем. Разве можно представить, что на небе светят два солнца, по округе бродят ящерицы размером с быка, а жители одной из отдаленных Сфер якобы катаются на железных, испускающих дым повозках, не влекомых лошадьми?
        Всего к 1288 году, когда трон Аквилонии захватил знаменитый Конан Канах, было описано полтора десятка Врат, разбросанных по всем материкам. Достоверно известно, что Врата Руазельского леса вели в Сферу, до крайности похожую на обжитой мир и населенную подданными Сета - змееногими; Врата Степные, находившиеся неподалеку от Вилайета, могли переправить человека в мир с упомянутыми двумя солнцами и слоноподобными ящерицами; проход, расположенный на склонах Рабирийских гор, позволял любопытному узреть удивительную Сферу, где росли титанические деревья, превосходящие высотой иные горы, а обитатели, по виду обычные люди, поклонялись природе и великим растениям, главенствовавшим над их миром…
        Однако чаще случалось так, что путешественники просто исчезали. Уходили к Вратам и никогда не возвращались из застилавшего проходы меж Сферами холодного тумана. Никто и никогда не выяснил, куда ведут Врата в Дарфаре, на полуночи Гипербореи или на островах Ваниров.
        Имелось ли что-нибудь за створками Дверей Мира или там клубилась вековечная пустота? Люди благоразумные испытывать это на своей шкуре никак не желали, а потому ученые мужи лишь фиксировали появление новых или закрытие старых Врат, и со временем перестали ими интересоваться вовсе.
        Впрочем, случались и крупные неприятности, связанные с Вратами. Около трехсот лет назад в горной Киммерии из Дверей Мира поползла откровенная нечисть - невероятные и очень зубастые звери, мигом получившие наименование «демонов», человекоподобные существа, обладавшие немыслимыми способностями к колдовству…
        Данкварт был одним из редких людей, которые знали, что обычно Врата охраняются. Охраняются воплощенными духами природы, помощниками богов, сохраняющими мир от нежелательных вторжений. Один из таких, воплощенных в человеческое тело духов, знакомый Дан-кварту, как-то рассказывал ему о долгой охоте на какое-то чудовище, выползшее из прохода, расположенного на реке Рагнара, в Ванахейме. Но Данкварт никак не мог предположить, что Сопряжение Сфер внезапно заставило некоторых обитателей иных миров прочно застрять среди чужаков.

…Так и произошло с каттаканами. Данкварт, всегда тянувшийся к новым знаниям, прошлым вечером и ночью изводил Рэльгонна вопросами: откуда вы, как и почему очутились в Сфере людей, в Хайбории, отчего про вас ходят такие невероятные слухи и так далее, почти до бесконечности. Ответы он получил более чем внятные и вполне доходчивые. Пусть каттаканы и полагали людей этого мира слегка туповатыми существами с зачаточным разумом.
        Рэльгонн выглядел почти как человек. Две руки, две ноги, голова. Глаза действительно желтые и очень хорошо приспособленные для того, чтобы видеть в темноте. Райдорец слегка похолодел, когда, тщательно оглядев Рэльгонна, выяснил - зрачков у него нет, наличествует только пульсирующая огромная золотистая радужка, плавающая в красновато-белом глазном яблоке. Кожа у неожиданного знакомца оказалась снежно-белой, с каким-то нездоровым сероватым оттенком. Так обычно выглядят люди, пораженные кровавым кашлем. Пальцы несколько длиннее, нежели у обычного смертного, ложа ногтей темные, будто у гномов…
        Лицо? Тут и не поймешь, человек рядом с тобой или некая злая пародия на любимых детей Солнечного Митры. Огромные золотые глазищи, брови отсутствуют, будто у прокаженного, тяжелые веки в складках. Ушные раковины сглаженные, очень плотно прилегают к черепу, оконе-чья слегка заострены. Нос с горбинкой удивительно узок, однако ноздри широкие и слегка подвывернутые - кажется, будто на тебя нацелены два темных отверстиях. Губ почти не видно, рот щелью. И зубы. Ничего похожего на вам-пирьи клыки не обнаружилось - оказалось, что у каттакана все зубы совершенно одинаковые, острые и конусообразные, будто у ящерицы.

        - Вас не пугает мой внешний вид?  - участливо поинтересовался Рэльгонн.  - Вижу по глазам, что пугает. Люди обычно не принимают ничего нового и необычного, полагая, что чужак обязательно враждебен. Присаживайтесь, сударь.
        Рэльгонн каким-то невероятным волшебством перенес Данкварта с лесной дороги в закрытое, душноватое помещение, которое, скорее всего, являлось подвалом Рудны. Здесь отлично сохранились мраморные резные панели на стенах - узор, как обычно у альбов, растительный. Посреди залы красивый отполированный деревянный стол, креслица без спинок. А у стола…
        Данкварт насчитал восьмерых сородичей Рэльгонна. Одеты все одинаково - темные хламиды с плащами, надвинутые капюшоны, мужчин никак не отличить от женщин, если, конечно, женщины здесь присутствуют.

        - Выпейте вина,  - манерно предложил хозяин.  - Не сомневаюсь, что вам, как человек образованному и много лет путешествовавшему по более цивилизованным государствам, кернодское пиво обрыдло.

        - Откуда вы знаете?  - Данкварт пораженно опустился на сиденье.  - Про образование, путешествия? Вы читаете мысли?

        - Нет,  - не меняя выражения на узком лице, ответил Рэльгонн.  - Прочесть мысли невозможно, но мы обладаем способностью чувствовать… как бы это сказать? Чувствовать запах мысли. Некоторые ваши воспоминания - да что некоторые, абсолютное их большинство!  - пахнут дорогами, кострами, книжной пылью, войной, начавшейся так внезапно и трагично. Сожалею, но я не могу разъяснить вам, как у меня получается увидеть ваше прошлое. Итак…  - Рэльгонн обошел стол, представляя остальных. Называя имена, он касался плеча каждого.  - Имя семьи мы обычно ставим в последнюю очередь. Гонн - это означает на вашем языке нечто вроде «Шепчущий под луной». Это мой брат Си-гонн, двое моих сыновей… Мой дядя Ритагонн… Это трое племянников-близнецов…

        - А…  - протянул Данкварт.  - Могу ли я познакомиться с вашей уважаемой супругой?
        Конечно, если у хозяина Рудны есть сыновья, значит, должна быть и жена. Однако Рэльгонн только рассмеялся.

        - Мы не люди. Наш вид размножается своем по иному принципу. Женских особей каттаканы не знают.

        - Извините,  - буркнул Данкварт.  - Я не хотел вас обидеть.

        - Что вы, что вы. Все в порядке. Вы просто привыкли к одному-единственному принципу построения жизни, а ведь мы - совсем иные. Мы здесь гости. Задержавшиеся гости.
        Судя по всему, на этом странном собрании право говорить принадлежало лишь главе семьи. Остальные желтоглазые и слова не вымолвили. Данкварт подумал и задал самый главный вопрос, висевший на языке:

        - Откуда вы? Откуда вы пришли?

        - Кхм…  - едва слышно кашлянул Рэльгонн. Все сидели, только он неустанно бродил вокруг стола, отчего Данкварт устал поворачивать голову, следя за собеседником.  - Вам известно понятие «планета»?

        - Вы имеете в виду небесную сферу, обитаемую людьми? Тогда, пожалуй, известно. Я учился в лучших обителях мудрости Немедии и Ак-вилонии. До войны.

        - Замечательно,  - кивнул лысой головой каттакан.  - Как вы думаете, почтенный Данкварт, каково расстояние от этого мира до ближайшей звезды?

        - Ну… Тысяча тысяч лиг, не меньше.

        - Больше, гораздо больше. В момент всеобъемлющей катастрофы, постигшей вашей планету несколько тысяч лет назад - помните падение гигантской Небесной Горы, затем уничтоженной королем Конаном Канах?  - произошел невероятный катаклизм, разрушивший некоторые принципы построения пространства. Вот, обратите внимание…  - Рэльгонн поднял руку и вытянул одновременно большой и указательный пальцы, заканчивающиеся острыми плоскими ногтями.  - Скажите, каково кратчайшее расстояние между подушечками моих пальцев?
        Знакомый с ученой наукой геометрией Данкварт ответил сразу:

        - Прямая линия.

        - Ничего подобного,  - каттакан медленно соединил пальцы.  - Расстояния не существует.
        Его нет. Огромный выброс тепла и силы, которую вы почему-то называете
«магической», хотя в действительности она производится лишь мыслью разумного существа, сложил окружающее пространство таким образом, что в некоторых точках образовалось нечто вроде червоточин, ведущих к самым отдаленным мирам. Знаете, что такое «портал»? Отлично. Ваши Врата Миров и есть такие порталы, проводящие сквозь так называемый Чертог Первичных Пространств Пустоты. Из одной Сферы в другую. Теперь, когда ваш мир постигает катастрофа, сдвигаются огромные пласты земли, мощь Врат, даже закрытых прежде, увеличивается. Мне известно, что в настоящий момент постоянно действуют восемнадцать порталов, четыре из которых завязаны на Сферу, именуемую мной Гебер, почти полностью копирующую вашу действительность, остальные ведут в самые разные места, когда чудесные, когда чудовищные. Но только не к нам домой.

        - А как вы покинули свой дом, почтенный Рэльгонн, и почему оказались здесь?

        - Несколько тысячелетий тому, порталы открылись,  - терпеливо объяснял хозяин Рудны.  - Во времена, которые вы называете эпохой Роты-Всадника - тогда и нала Небесная Гора. В те годы Врат существовало гораздо больше. Около полутора сотен. Один портал открылся в наш мир. Я, мой дядя и мой брат отправились сюда проверить, что же за чудо стряслось… Своего рода научная экспедиция. Мы хотели посмотреть на чужой мир, столь внезапно ставший доступным. И опоздали. Портал закрылся, когда мы находились тут.

        - Вы бессмертны?

        - Нет. Скорее, мы… долгоживущие. Мы живем гораздо дольше ваших гномов, оборотней или гулей из Рабиров. По вашим меркам мне уже около четырех тысяч лет. Половина жизни пройдена. Поймите, мы здесь застряли. Скорее всего, навсегда.

        - И значит,  - догадался Данкварт,  - вы заняли заброшенный альбийский замок, поселились здесь и с тех пор Рудна считается вашей вотчиной?

        - Именно. Со временем у первых троих поселенцев появились потомки.

        - Значит, вы не вампиры?

        - Отчасти,  - развел руками Рэльгонн.  - Кровь животных, да чего скрывать, и человека тоже, нам необходима для продолжения рода. Единственная деталь - мы никогда… почти никогда не использовали кровь людей. У меня может появиться ребенок только, когда я подселю в теплокровный организм зародыша… Через укус. Потом носитель за счет своей жизни выносит ребенка, использующего жизненную силу хозяина. Вам это кажется ужасным? Возможно, так оно и есть - погубить ни в чем не повинное животное или человека, убить его только ради появления новой жизни, насквозь чужой для вашего мира?.. Поверьте, если бы у меня была возможность немедленно покинуть вашу Сферу, Хайборию, и вернуться в привычную мне обстановку, я бы так и сделал. А сейчас я и мои родственники должны отсиживаться в подвалах заброшенной крепости, невероятно скучать и…

        - Постойте,  - поднял руку Данкварт, перебивая.  - Как же сказки? Упыря можно убить серебром, воткнуть кол в сердце, под солнечными лучами кровосос превращается в факел и погибает? Это про вас? А превращение в летучую мышь?
        Рэльгонн расхохотался. Звуки были похожи на клекот орла.

        - Давайте по порядку. Посмотрите, я ношу на груди серебряное украшение.
        И действительно, Рэльгонн вынул из-под хламиды висевший на цепочке медальон с изображением не то дракона, не то невероятно отощавшей чешуйчатой белки.

        - Если вы ударите меня колом, ничего особого не произойдет. Меня очень тяжело убить привычными человеку средствами. Особенности организма, понимаете ли. Солнечные лучи? Дело в том, что мир, из которого я прибыл, не знает солнца в прямом смысле этого слова. Рядом с нашей планетой нет близлежащей звезды. Тепло, свет и прочие радости жизни мы получаем от постоянной активности вулканов и особых свойств нашей атмосферы, то есть воздушной оболочки, окружающей твердую сферу. На человеческий взгляд у нас мрачновато. Вечный полумрак. Посмотрите на цвет своей кожи. Коричневатая, загорелая, правда? Вы можете сопротивляться лучам солнца, загорая. Каттаканов светило обжигает. Поэтому мы предпочли ночной образ жизни.
11ревращаться в летучую мышь? Иногда можно и в мыть… Мы способны менять форму тела при помощи мысленного усилия или, как вы говорите, волшебства. Однако эти изменения лишь временны.

        - То есть,  - подумав, сказал Данкварт,  - вы можете кому-то подражать? Вроде того, как некоторые ящерицы изменяют цвет, сливаясь с окружающей обстановкой?

        - Именно. Теперь вам более-менее ясно, кто мы такие?

        - Да. Заблудившиеся существа, принужденные жить… Жить в тюрьме? В тюрьме, которой для вас обернулся наш мир? Хайбория?

        - Точнее не выразишься,  - кивнул Рэльгонн.  - Мы научились есть вашу пищу, следим за событиями, происходящими вокруг, попытались сделать так, чтобы люди, окружающие Рудну, жили хоть отчасти счастливой жизнью. Мы помогаем вам чем можем, не раскрывая, кто мы такие. Для жителей округи мы лишь легенда, пусть и страшноватая.

        - Тогда почему вы, почтенный Рэльгонн, открылись мне? Рассказали тайны, не предназначенные для чужих ушей? Почему я стал человеком, вызывавшим ваше доверие?

        - Вы можете использовать мысль для того, чтобы изменять окружающий мир. Называйте, как хотите - волшебство, магия, ментальная энергия… Это очень любопытно только потому, что много столетий мы ни с чем подобным не сталкивались - волшебников становится все меньше и меньше. И, конечно, мы вами заинтересовались. Во-вторых, мы видим, что Сфера, которая нас приютила и стала вторым домом, постепенно разрушается. Мир начал резко изменяться.

        - Вы знаете об этом?  - Данкварт аж привстал.  - О столкновении материков, о нашествии варваров?

        - Знаем. Но позвольте мне закончить. Третья причина, по которой я позвал вас в свой дом, крайне проста. Минувшим днем вы попросили о помощи. Не в наших правилах отказывать людям, которые нас кормят. Чего вы хотите? Я вместе со своей семьей сделаю все, что возможно.

        - И ничего за это попросите?  - подозрительно прищурился Данкварт.

        - Ничего. Все, что нам нужно, у нас есть. Нет главного - дороги домой. Портал, находившийся когда-то в подвалах Рудны, закрыт. Ваш мир, Хайбория, с годами стал и нашим. Я не хочу, чтобы мой дом был уничтожен из-за вашей собственной человеческой глупости и природной катастрофы. Силы ваших богов мы преодолеть не сможем, но… Просите, господин Данкварт. Прошу поверить, каттаканы могут сделать многое. Если только это не сопряжено с преступлениями против нашей морали. Просите, раз уж пришли…


* * *
        Прошло всего два с половиной дня, но Данкварт поначалу не узнал местность вокруг Каина-Горы.
        На полянах у кромки леса, по лугам, расчищенным от деревьев трудолюбивыми сельчанами, обжившими окрестности стольного замка, даже на голых камнях у скалы теперь, будто разноцветные грибы, выросли шатры и палатки. Данкварт насчитал около пятидесяти шатров, после чего сбился. Кругом незнакомые люди, некоторые даже в приличных дворянских одеждах, ржание лошадей, где-то забивают свинью, а сама свинья, противясь смертоубийству, истошно верещит.
        Можно заметить вымпелы благородных - вот пожалуйста, длинное знамя эрла Румского, что из Румы, стоящей прямиком на полуденной границе Райдора.
        Далеко забежал светлейший эрл, ничего не скажешь. От Румы до Каина-Горы лиг триста по прямой, а в нынешние времена по прямой только вороны летают. Штандарты герцога Пайрогийского, владения графов Роганов, синие вымпела немедийских графского дома Клейнов, чьи владения у Соленых Озер тоже подверглись атаке гирканцев, мрачный черный бунчук владельцев самых плодоносных рудников, расположенных в области Роттхайм. Почти все знакомые Данкварту дворянские семьи разгромленной Бритунии.
        Соня, как видно, развила бурную деятельность, собрав у своей крепости всех укрывшихся в Кернодо благородных кнехтов.
        Разумеется, Данкварта и его сопровождающих пропустили в замок беспрепятственно, хотя меры к охране были приняты самые строгие. Внимательный Рей заметил, что караулы усилены вдвое, на башнях бдят лучники из дружины каштеляна, а призванные из деревень кузнецы обивают деревянные ворота металлическими полосами.

        - Мне это не нравится,  - проворчал зинга-рец и, увидев недоуменный взгляд Данкварта, добавил: - Если появится враг, палаточный лагерь у стен снесут при первой же атаке. Если Соня решила укрепить Каина-Гору, то ей следовало бы вначале устроить лагеря в стороне от крепости, в лесах. Не далеко, но и не близко. Когда начнется осада, ваши конники смогут атаковать гирканцев с тыла, а затем снова исчезать в чаще.

        - Наша Рыжая Соня, между прочим, отнюдь не дура, как ты успел заметить,  - возразил Данкварт.  - Видимо, пока опасности прямого нападения не существует, по Пайрогийскому тракту расставлены дозоры, которые обязательно оповестят о приближении гирканцев. Наверное, владетельная госпожа всея Кернодо таким образом поднимает боевой дух. После того, как рухнуло государство и погиб герцог Райдор, людям нужна определенность и уверенность, Что хоть где-то поддерживается привычный порядок и есть освященная законами и временем власть.

        - Тут понимать надо,  - вставил Войто,  - разве можно жить без господина? Каштелян, он что? Только управитель. А хозяйка - она и есть хозяйка. Традиции…

        - Степного кагана ведет вперед невероятное честолюбие, и мудрость всегда воевавшего степного народа,  - рассудительно сказал Рей.  - И уж каган Бурэнтийн возжелает подмять под себя этот диоцез бывшей Бритунии, то мы ничего не сможем поделать. Властелин степи проведет подчиненных ему гирканийцев через леса и болота, оставив без внимания охраняемый тракт, а потом… Каина-Гору могут спасти только дремучие чащобы, в которых можно спрятаться.

        - Пораженец!  - беззлобно проворчал Данкварт.

        - Реалист,  - пожал плечами зингарец. Потертый кортеж месьора керлата взобрался
        на крутой дороге к воротам, въехал в нижний двор и остановился, потому что пространство меж стенами и башней-донжоном оказалось до отказа забито людьми.
        На крыльце танова дома надсаживался вельможный каштелян Сташув:

        - Судари, достойные судари, потише! А то у меня уже ухи болят! Вот вы, господин Хольм, отчего орете, будто причинное место в дверях защемили? Госпожа никого пока не примет! Недосуг! Если чего надо - у меня спрашивайте! И по очереди! Чего желаете, эрл Эттен?
        Эрл, едва сравнявшийся возрастом с Войто, безусый, темноволосый и горячий, проорал:

        - Фураж для лошадей! У меня девять всадников, все, что уцелели! Люди-то прокормятся, а скотину прикажете еловыми лапками кормить?

        - Дам фураж!  - согласился каштелян.  - Немного.
        И далее в том же духе. Месьор Сташув охрип, взмок и был готов своими руками удавить любого, кто потребует у него еще продовольствия, еще сена или, к примеру, новую телегу. Провиант следовало расходовать донельзя экономно - запасы в Кернодо небольшие, хорошо хоть год урожайный выдался. А впереди зима, в предгорьях весьма суровая. Как прокормить эдакую орду?
        Новоприбывшие протолкались к конюшням, оставили лошадей, а всезнающий Войто предложил проводить Данкварта и Рея в покои тана по тайной лестнице, чтобы не встречаться с каштеляном и не распихивать локтями требовательную толпу, осаждающую главный вход.

        - По тайной?  - нахмурился Данкварт.  - Если лестница тайная, ты откуда о ней знаешь?

        - Так всякий знает, господин,  - без тени смущения ответил Войто.  - По ней из кухни трапезу наверх носят, так оно короче. Если угодно, скажу, что внизу лестница в подземный ход уводит, а дальше есть вход в лесную пещеру. На случай внезапного отступления.

        - Понятно,  - безнадежно ответил керхат. Удивляться тут было нечему - в Кернодо каждый знал все возможные тайны, начиная от секретных ходов в тановом замке и заканчивая количеством щенков, принесенных любимой гончей каштеляна.
        Рыжую Соню, новоиспеченную «герцогиню», обнаружили в «кабинете» Сташува, каковой она превратила в свою спальню и рабочую комнату одновременно. Это было сделано хотя бы потому, что бывшая резиденция каштеляна (Сташув переселился на первый этаж, в комнату возле кухни) могла похвастаться библиотекой в количестве целых тридцати двух томов и неплохим набором рисованных на пергаменте карт полуночных областей Райдорского герцогства и королевства Пограничного. Госпожа, разметав по плечам рыжие волосы, восседала в глубоком кресле, на которое пришлось положить несколько подушек для того, чтобы доставать до столешницы и хмуро разбирала донесения.

        - А, Данкварт? Привет,  - рассеянно кивнула она, будто рассталась с друзьями не далее, как прошлым вечером.  - Здравствуй, Рей. Как съездили?

        - Благополучно,  - ответил керлат.  - Деревенские старосты обещали подкрепление. В Рудне только настоящего оружия нет, к чему селянам мечи?

        - Надеюсь, ты не приказал всем кузням заняться ковкой клинков?  - поинтересовалась Соня.  - Лишний расход железа и трудов. Простецы запросто управятся с топорами да кольями, оружием испытанным.

        - Нет, не приказал. Какие у вас новости?

        - Плохие, как всегда. Рей, ты зачем торчишь на пороге? Устраивайся, где хочешь, наливай пива. Если вы голодные - хватайте пироги с зайчатиной. Совсем свежие. Последние новости таковы. Если собрать все разрозненные сведения, которые я сумела получить за минувшее время, то становится ясно - Райдорское и Пайрогийское герцогства разгромили передовые части армии Хасгата Степного Ветра. Основные силы на подходе, это движется вторая волна завоевания. Пока что идущие впереди конные тысячи застряли в схватках с на Закате Бритунии и Пограничья и порубежными дружинами немедийских графов. Данкварт, мне становится страшно. Если Райдор был уничтожен тремя или четырьмя конными отрядами, и это лишь небольшая часть армии степного кагана, то что ждет Бритунию?

        - Государства Заката могучи и непобедимы,  - сказал Данкварт, сам понимая, что его слова звучат жалко. Туран тоже был могуч, а разгромили его за две луны.  - Может быть, степняки увязнут в сражениях с войском короля, вдобавок скоро наступит зима… Я не знаю.

        - В Кернодо мы не отсидимся,  - тихо сказала Соня.  - Земли моего танства могут прокормить только его обитателей. На всех прочих пищи на зиму не хватит. Какой вывод?

        - Отвоевать часть полуденных земель, где еще сохранились запасы продовольствия,  - поразмыслив, сказал Данкварт, а Рей добавил:

        - Может быть, следует не отвоевывать потерянное, а просто вывезти хлеб под прикрытием нашего небольшого войска? Мы все равно не сумеем справиться с кавалерией Хасгата Степного Ветра. Переживем зиму, а там наверняка подойдет помощь со стороны аквилонцев и этих… как называются варвары, обитающие дальше к полуночи? Которые в Пограничном королевстве живут? Хотя нет, надо рассчитывать только на себя. Если Хасгат доселе задерживается у Кезан-кийских гор, а его ударные отряды прошли через Райдорское герцогство дальше к Полудню, мы можем улучить момент и… Главные силы дикарей расположены полуночнее и полуденее. В ваших городах наверняка остались маленькие отряды, запугивающие уцелевших местных жителей и обязанные собрать фураж для лошадей и продовольствие для второй волны завоевания…

        - Ограбить бы их как-нибудь, а?  - сказал Данкварт.  - Действительно, момент очень подходящий. Заодно и проверим, можем ли мы хоть как-то сопротивляться.

        - Есть у меня одна мысль,  - после долгой паузы проговорила Рыжая Соня,  - мысль особенная, с сумасшедшинкой. Рей, ты всю жизнь воевал, опыт большой…

        - Мне двадцать два года,  - напомнил зингарец.  - Из них я в походах с пятнадцати лет. Какой опыт? Я был лишь обычным легионером в «Кастельоне», даже до десятника не дослужился.

        - У нас опыта и того меньше,  - отмахнулась Соня.  - Я видела только штурм Аграпура и Хауранскую битву… Скажите-ка мне, други, что случится с подданными Кернодо, дружиной, начавшим собираться ополчением и всеми вами, если я, например, погибну?

        - С ума сошла?  - Данкварт от неожиданности вскочил, расплескав пиво из деревянной кружки.  - Что за мысли такие?

        - Успокойся, умирать я пока не собираюсь. Просто хочу себе представить, что бы тогда произошло.

        - Ну… Люди, и без того напуганные столь внезапным крушением привычного миропорядка, перепугаются еще больше. Соня, ты понимаешь, что, вернувшись в Каина-Гору, стала объединяющим символом? И вельможным эрлам, и крестьянам из вольных деревень плевать, что ты молодая девчонка, которая лишь умеет недурно обращаться с мечом и даже не происходит из правящей династии, а владеет танством по праву дарения земель! Ты символ, знамя. Видя тебя, райдорцы понимают, что государство не погибло. Есть законная правительница, у нее есть армия, пусть и до крайности маленькая. Все верят, что ты сумеешь постоять за Райдор и встанут у тебя за спиной. Если бы не верили - я не увидел бы табора под стенами Каина-Горы. Твоя смерть может окончательно погубить Райдор. Сколько вопросов сразу встает! Если сменилась династия и нет уговоренного завещанием герцога наследника, кому теперь править? Кто снова поднимет знамя борьбы против нашествия варваров? Да наши эрлы и бароны, желая отхватить себе кусок призрачной славы, начнут резать друг друга вместо того, чтобы воевать с гиркан-цами! Я могу обозначить последствия твоей смерти
одним-единственным словом: «Смятение». Смятение с большой буквы!

        - В самую суть попали, вельможный керлат,  - довольно усмехнулась Соня.  - Теперь подумай, что будет, если погибнет один из виднейших военачальников кагана гирканцев Бурэнгийна, а с ним - и десяток-другой десятитысяч-ников? Сам Хасгат Степной Ветер через Райдор пока не проходил… Понимаешь?

        - Ты спятила,  - убежденно сказал Данкварт.  - Покушение на Хасгата? В отместку за его смерть варвары превратят Райдор и все полуночные провинции Бритунии вплоть до По-граничья в пустыню! В Пограничье всем оборотням хвосты повыдергивают, чтоб не выпендривались!

        - Или испугаются,  - неожиданно поддержал Соню Рей.  - Дикари привыкли быть непобедимыми. Насколько мне известно, никто из тысячников и туменчи войска кагана Бурэнгийна не погиб в бою. Возможно, их действительно охраняет неведомая сила поднявшая на дыбы Закатный Материк, но… Но это невозможно. Я имею в виду покушение. Наверняка Хасгата охраняют лучшие воины Степи, он едет в центре войска, сюда же добавим магию приближенных к нему колдунов. Решительно невозможно!

        - Шепчущие в ночи…  - Данкварт вдруг задумчиво почесал затылок и воззрился на Соню.
        - Да, именно, Шепчущие в ночи!

        - Кто?  - не поняла кернодская госпожа.  - Ты о чем?

        - О хозяевах Рудны. Этот рассказ я приберегал на сладкое. Я познакомился с повелителями заброшенной крепости. Прошедшей ночью. Соня, только не делай такие глаза! Я не сумасшедший и не лгун. Рей свидетель.

        - Ну-ка, ну-ка?  - Соня всем телом подалась вперед.  - Ты что, сумел раскрыть главную тайну Кернодо? Так запросто, за одну ночь? А ведь многие поколения до тебя терзались догадками о происхождении рудненских упырей! Неужели действительно не врешь?

        - Ты слушай, а не тешь себя сомнениями! С меня взяли слово, что главных тайн я не раскрою, однако мне позволено передать тебе следующее. Рэльгонн, нынешний владелец Рудны, предлагает свою помощь тану Кернодо. Любую, какая в их силах.

        - И что «в их силах»?  - настороженно спросила Соня.  - Они же… вампиры?

        - Митра Великолепный и все боги мира!  - воздел очи горе Данкварт.  - Сначала один твердит, что кругом сплошные вампиры с упырями, теперь другая! Рея можно простить, он просто неученый костолом, знающий лишь науку меча и щита, да и вообще зингарец (Рей только нос поморщил, слушая). Но ведь тебе, очаровательная моя Соня, бурная жизнь дала приличное образование! А веришь в сказки, будто деревенская девчонка!

        - Тогда объясни,  - потребовала Соня. Данкварт плеснул себе пива из жбанчика, встал, прогулялся по пыльной комнате («Цену набивает»,  - подумал Рей), пожевал лепешку и поэтически начал рассказ:

        - Представь только: вечерний лес, черно-зеленые ветви елей склоняются к исходящей туманом земле, дорога, ведущая из ниоткуда в никуда, и вот…

        - Короче!  - рявкнула Соня.  - Есть в Рудне вампиры или нет?
        Данкварт осекся и предпочел не гневить хозяйку Кернодо. Рассказал все коротко и ясно. Да, в Рудне живут существа нечеловеческого происхождения, которых молва обвиняет в самых жутких деяниях: они и упыри, грызущие кости похороненных на жальнике людей, и кровососы…
        Любой, кого укусил вампир, сам становится нежитью… Вроде бы их пепелят солнечные лучи, а в полнолуние проклятые вурдалаки устраивают безобразные оргии, пляшут на гробах и досуха выпивают кровь похищенных невинных младенцев.
        Так вот, все это - неправда! Что правда? Слушай…

        - И ты им поверил?  - Рыжая Соня невинно воздела глаза на Данкварта.  - Это твой… Рэльгонн сам признался, будто раньше они пили кровь из человеческих жил.

        - Им это было необходимо для выживания,  - поморщился Данкварт.  - Если не ошибаюсь, много тысяч лишним лет назад, во времена гибели Роты-Всадника и падения Небесной Горы, люди без особых угрызений совести пожирали трупы себе подобных и не в последнюю очередь благодаря столь необычной пище наша раса выжила и вновь расцвела после Катастрофы.

        - В уложениях Артоса записано,  - некстати добавил зингарец,  - что, если более сильным и выносливым необходимо выжить и продолжить род во времена всеобщих бедствий, есть человеческое мясо дозволительно. Но сами понимаете, этот закон не использовался со времени падения Небесной горы и войны хайборийцев против Кхарийской Империи.

        - Сколько всего нового узнаешь о своих друзьях,  - вздохнула Соня.  - Один якшается с вампирами, второй готов сожрать тебя на ужин… Рей, честное слово, из меня даже бульона хорошего не получится. Кожа да кости. Ладно, оставим глупые смешки. Данкварт, когда я смогу встретиться с… с эрлом Рудны?

        - Хоть сегодня ночью,  - самоуверенно заявил керлат.  - Они владеют магией, и я владею магией. Я могу позвать Рэльгонна в любой момент при помощи мысленного усилия. Каттаканы способны мгновенно перемещаться с места на место, но только после заката. Ты опять что-то придумала?

        - Кажется, это ты придумал,  - парировала Соня.  - Только не сумел высказать свою мысль четко. Господа Рудны - наши союзники, пусть и нежданные? Отлично! Используем их в своих целях.

        - Похоже, Хасгат Степной Ветер обречен,  - скептически фыркнул Рей.  - На беднягу натравят сонмище вампиров, зато нам достанется вся слава. Ибо, как я заметил, каттаканы нечестолюбивы. Но все планы может нарушить единственное осложнение - мы не знаем, где Хасгат, куда он хочет направиться и даже не представляем, как он выглядит. Будем бегать по всему становищу гирканцев и спрашивать, где палатка многоуважаемого туменчи Хасгата?

        - Разберемся,  - рубанула воздух ладонью Соня.  - Идите отдыхайте. Данкварт, после заката я тебя жду. Вместе с новыми друзьями.


* * *
        Кернодская госпожа нетерпеливо побарабанила пальцами по столу. Вот-вот на башне должны были звонить полночь, давно стемнело, а гости, которые, как утверждал Данкварт, должны появиться по его мысленному зову, запаздывали. Новоназначенный рудненский керлат находился здесь же, в кабинете и, улавливая недоуменно-скучающие взгляды Рыжей Сони, молча пожимал плечами, всем своим видом говоря: «Я сделал все, что мог».
        Данкварт подозревал, что каттаканы из Рудны отнюдь не чураются театральных эффектов и ради знакомства с таном Кернодо могут учинить какой-нибудь спектакль, дабы и себя поразвлечь, и публику потешить. Например, свалятся на головы стражи в виде баснописных летучих мышей или прибегут в облике стаи волков, забавы ради перепугав обитателей Каина-Горы.
        Рэльгонн признавался Данкварту, что его необычное семейство, однажды пристрастившись к подобным милым шуточкам (отсюда и пошли жутчайшие легенды о рудненских упырях), доселе не избыло желание хоть иногда невинно пошалить, пугая до холодного пота попавшихся на дороге людей.

        - По восемь тысяч лет в каждом глазу,  - безапелляционно заявила Соня, услышав от Данкварта рассказ о вампирьих шутках,  - а до сих пор дурью маются. Как детишки малые!
        Предполагалось, что, как только Данкварт при помощи своих колдовских знаний позовет Рэльгонна и его зубастую родню в Каина-Гору, каттаканы, обладающие властью над пространством, заявятся немедленно. Едва солнце кануло в далеких водах Закатного океана, керлат сосредоточился, отправил в пустоту мысленный призыв, тотчас получив ответ. Нечто наподобие: «Спасибо за приглашение, непременно будем». Колокол на донжоне успел отбить три раза и вскоре должен был оповестить танов замок, его хозяев и гостей о наступлении середины ночи.
        О предстоящем визите, разумеется, никого из посторонних не известили. Страже было ясно указано: с наступлением темноты в покои госпожи Сони не допускать никого, включая господина Сташува. Если вдруг придут неожиданные известия о приближающихся врагах, сначала надо аккуратно постучать в дверь и спросить, можно ли керлати, а отнюдь не ломиться, открывая притвор по кернодскому обычаю куртуазии, пинком сапога.
        Охрана замка подивилась новым порядкам, но приняла к сведению речи госпожи.

        - Данкварт, я работала целый день,  - не выдержала наконец Соня.  - Эти бесконечные донесения, под окнами орут, дверь все время хлопает! Месьор Сташув, по-моему, вообще отучился разговаривать обычным человеческим голосом. Его спросишь, когда обед подадут, а он как гаркнет: «Сей момент, сударыня!» - пыль с потолка осыпается. Может быть, в Кернодо это местная традиция - сидеть всю ночь и ждать вампиров? Сташув несколько лет назад, желая повеселить скучающую девицу из приближенных герцога Юстиния, таскал меня в некрополь, где похоронены все предыдущие таны Кернодо, утверждая, что ночью туда приходит вурдалак и его можно подстрелить серебряной арбалетной стрелой.

        - И ты поверила?  - хмыкнул Данкварт. Да, в самом деле… Пора отдыхать. Может быть, у Рэльгонна что-то случилось и он не может придти.

        - Если вся эта история - розыгрыш,  - пригрозила Рыжая Соня,  - я тебя разжалую из кер-латов в денщики! Будешь мне сапоги чистить по три раза на дню! О, слышишь? Полночь звонят.

        - Вельможная госпожа!  - дверь, конечно, раскрыли пинком. Данкварт обернулся, машинально хватаясь за кинжал - не узнал голос. На пороге стоял Войто, вновь оснащенный жутким копьем стражника - глаза вытаращены, лицо бледное, рот открыт. Колокол наверху раскатисто гудел.  - Госпожа, там… Там… Там такое!..

        - Что?  - привстала Соня.  - Ночное нападение? Гирканцы? Пикты?

        - Хуже!  - выдавил Войто.  - Упыри едут!

        - Чего?  - ахнул Данкварт.  - Повтори! На чем едут?

        - Не на телеге же!  - потеряв всякое представление о субординации, брякнул юный страж.  - Да вы бегите на стену, сами гляньте! Жуть такая, что и в белой горячке не привидится!

        - Пошли,  - решительно сказала Соня, хватая с кресла плащ.  - Данкварт, твои приятели совсем ополоумели? Да завтра мы лишимся половины войска, люди просто испугаются! Гирка-нец пока является врагом призрачным, далеким, пусть некоторые и видели завоевателей своими глазами, до того, как сбежали в Кернодо. Зато вампиры - вот они, рядом. Запросто ездят в гости к хозяйке замка! Значит, Рыжая Соня - ведьма!

        - Рэльгонн очень умен,  - вяло ответил Данкварт, выходя вслед за Войто в коридор.  - Если он счел нужным появиться с такой помпой, значит, в этом есть смысл.
        Взобрались на стену рядом с надвратной башней. Данкварт мимолетно подумал о том, что каттаканы избрали наилучшее время для визита - ровно в полночь. Как по легенде.

        - Вон они, вон! Жуть-то какая!  - твердил Войто. Дружинные стояли за спиной хозяйки и Данкварта молча. Как видно, боялись.
        Конечно, испугаешься тут. Дорога на Рудну выходила из леса в полулиге от Каина-Горы, изгибалась меж полей, а затем вливалась в прямой Пайрогийский тракт, заканчивавшийся у подножия оседланной замком скалы. Темно, только горят редкие костерки возле шатров.
        Соня поначалу решила, что видит перед собой цепочку голубоватых светляков, плавно приближающихся к Каина-Горе. И лишь вглядевшись, поняла - это факелы. Мертвенный, светло-синий огонь, образующий колеблющиеся, будто живые, тени. Количество всадников пока не сосчитать - ясно только, что больше пяти и меньше пятнадцати. Черные тени на гигантских лошадях. Стука копыт не слышно. А что это за красноватые взблески? Никак лошади еще и пламя из ноздрей изрыгают?

        - Что такое? Что за беда стряслась?  - Рыжая Соня, несказанно пораженная открывшимся зрелищем, не обратила никакого внимания на вопли примчавшегося месьора Сташува. Вельможный каштелян со встрепанными седыми волосами, видать, едва успел напялить штаны, когда его подняли с постели. Сейчас он лихорадочно заправлял рубашку под ремень, едва сходившийся на его впечатляющем брюхе. Со стороны окружающего замок палаточного лагеря начали доноситься первые панические крики. Видать, охрана заметила необычных визитеров.
        Лошади страшненьких гостей перешли на галоп, пытаясь как можно быстрее миновать отделяющее от замка расстояние.

        - Ворота закрыть, лучников на стену!  - каштелян, как человек без воображения, тотчас начал распоряжаться, но Соня внезапно подняла руку.

        - Месьор Сташув, успокойтесь и самое главное - не орите. Кажется, к нам гости.

        - Упыри!  - загробным голосом сообщил Вой-то.  - С Рудненского тракта, да кони огнедышащие, да мертвые огни, как факела!..

        - Заткнись,  - шикнул Данкварт, отвешивая Войто подзатыльник.  - Тебя отец не учил помалкивать, когда старшие о серьезных делах говорят?

        - Так упыри же…

        - Сташув!  - позвала Соня управителя.  - Сташув, отошли кого-нибудь за моей… В смысле тановой короной. Кстати, в этой суматохе ты удосужился отправить ее к кузнецу, чтобы стянуть обруч? Ах, до сих пор в кузне?

        - Войто!  - последний, как всегда, оказался крайним. Месьор Сташув сгреб мальчишку за воротник, тряхнул и, дыша перегаром в лицо, приказал: - А ну со всех ног в кузню! Корона чтоб была сей момент! Потеряешь - госпожа из тебя отбивную сделает!

        - Понял!  - внезапно осенило Данкварта.  - Понял и вспомнил! Я же читал!
        Он быстро нагнулся к уху кайнагорской хозяйки и что-то горячо зашептал. Соня недоверчиво взглянула, чуть насмешливо сморщила нос, но все-таки согласно проворчала в ответ:

        - Если ты не ошибся, значит, каттаканы действительно твари изощренные… Стража! До моего возвращения ворота не открывать! Запалить все факела, какие найдете! Если кто начнет стрельбу - вздерну!
        Соня цепко схватила Данкварта за рукав и потащила к главной башне. Похоже, она на лету ухватила суть предстоящего спектакля с участием тана Кернодо, вампиров из Рудны и пока что перепуганного народа.
        Внизу, за стенами замка, нарастал панический шум.
        Глава 4
        Очень деловые люди

        Соня в кои-то веки сбросила мужской костюм и явилась на нижний двор замка в платье. Сей наряд незаменимый господин Сташув обнаружил в сундуках, принадлежавших некогда супруге ныне покойного тана Бохота, что лежал на кладбище Каина-Горы под эпитафией: «Как жил, так и помер - бестолочью».
        Кратко и многозначительно. Сташув, уже в те времена являвшийся каштеляном и управителем Кернодской области, свято чтил заветы герцога Варта Райдора, заповедовавшего обязательно писать на могилах ссыльных танов причину смерти.
        Редкостная невоздержанность на язык каште-ляна позволяла предположить, что вельможный господин Бохов загнулся, изнуренный своим слабоумием. Однако супруга его, благородная сударыня Таира, происходившая родом с полуденного Пуантена, была женщиной светской и даже в глуши, куда сослали ее беспутного мужа, предпочитала одеваться красиво. Сундуки с одеждами до времени оберегались в кладовой и вот, спустя четверть века, их содержимое пригодилось.
        За двадцать пять лет ткань немного слежалась и выцвела, но золотая вышивка по-прежнему блистала первозданной красотой. Соня, чертыхаясь, с помощью Данкварта натянула длинное зеленое платье, щелкнула пряжкой изукрашенного коваными листочками клевера пояса, быстро прикинув, какие драгоценности могут подойти к такому наряду, выбрала из ларца браслеты с растительным узором и гривну с изумрудами.

        - Если ты ошибся,  - постоянно твердила она, сражаясь с застежками украшений,  - и это маскарад окажется никчемным, точно разжалую в денщики! Нет, хуже! Я заставлю тебя все это одеть и носить! Уф, кажется, справились. Быстрее, мы обязаны их встретить! Не-ет, я эту ночь долго не забуду!
        Данкварт только улыбался своим мыслям. Он не зря посоветовал Соне надеть зеленое с золотом и сделать так, чтобы в украшениях прослеживалась единая линия - веточки, листики, цветочки… А как этот наряд подходил к ее великолепным рыжим волосам! Ах!
        На лестнице столкнулись с Реем. Зингарец, тщательно соблюдавший установленный им для самого себя распорядок, проснулся, едва снаружи начали шуметь.

        - Митра Всеведущий и все боги Хайборийского мира!  - Рей, увидев Соню, лихо мчавшуюся по ступеням, приподняв юбки, дабы не наступить на полы платья, только отшатнулся.  - Рыжая, сегодня какой-то праздник?

        - Именно,  - процедила Соня.  - День дурака. Вернее, не день, а ночь. Рей, возьми оружие и быстро спускайся во двор. Увидишь такое представление, что лицедеи аргосских амфитеатров посинеют от зависти. Если, конечно, верить Данкварту. Потрясающий фарс со мной в главной роли.
        Рея долго упрашивать не требовалось - зингарец ничего не понял, но по привычке не стал задавать вопросов. Спустя несколько мгновений Рей с непременным мечом-гладием на левом боку выбежал по двор вслед за Соней и донельзя довольным собой вельможным керлатом.
        Сцена была подготовлена отлично - радетельный Сташув позаботился. Факелы, народ мечется, ожидая не то налета вампиров, не то конца света, неприкаянный Войто торчит у ворот, сжимая в левой руке изъятую в кузне корону и проповедует нашествие упырей. Сташув, только в рубахе и постоянно сползающих штанах, бесполезно командует.

        - Веселье в самом разгаре,  - снисходительно ухмыльнулся Данкварт.  - Как я люблю свою родину и эту постоянную суматоху! Вот чего мне не хватало за десять лет непрерывных путешествий! Рей! Рей, соверши чудо - утихомирь стражу и попробуй их построить. Месьор Сташув! Господин каштелян, вы меня слышите?

        - А?  - обернулся старик.  - Ой, судари мои! Упыри в ворота ломятся! Вы как приказали не стрелять, так мы не стреляем. Стража надвратной башни с перепугу вся сбежала. Лошади, понимаете, огнедышащие… Будто не лошади, драконы какие-то! И под скалой народишко бунтует…
        Данкварт подумал, что, возможно, они сейчас встретятся с неуправляемой паникой - обычные люди не сталкивались с волшебством тринадцать столетий. Увидев столь яркие проявления ночного (следовательно, враждебного) колдовства, могут с перепугу натворить нехороших дел. Или Рэльгонн (будь он проклят, вампир поганый! Тоже мне, любитель лицедейских эффектов!) предусмотрел и подобный оборот событий?
        Ворота, окованные минувшим днем железными полосами, слегка вздрогнули под тремя ударами. Сильно, ничего не скажешь. Будто тараном колотятся.
        Навести порядок в смятенной дружине даже для Рея оказалось делом сложным. Здоровенный и быстрый зингарец утихомирил кого пинками, кого криками, и все-таки умудрился собрать танову стражу в неопрятного вида толпу, менее всего напоминавшую строй. Войто вообще исчез.
        Рыжей Соне следовало бы поблагодарить Данкварта за то, что сумел перехватить запаниковавшего мальчишку и отобрать у него корону, каковая немедленно заняла свое законное место на голове хозяйки. Как ни жаль, серебряный танов венец теперь оказался слегка маловат - кузнец в своем рвении перестарался.

        - Отпирай,  - приказала Соня, поднявшись на крыльцо, спокон веку исполнявшее в Каина-Горе почетную роль заметного любому торжественного возвышения.  - Данкварт, не стой столбом! Помоги им! Видишь, люди от страха едва в обморок не хлопаются!
        Створки беззвучно расползлись. Соня прикрыла лицо ладонью - ударил порыв холодного ветра, потушивший две трети освещавших двор смоляных факелов, не гаснувших даже под весенними ливнями. Дружина попятилась, не обращая внимания на яростные выкрики Рея, которому, как видно, было все равно - вампиры тут или аквилонский король. Он просто исполнял приказ.

        - Да, впечатляет,  - тихо сказал Данкварт, взобравшийся на крыльцо и вставший рядом с Соней.  - Зрелище, прямо скажем, инфернальное.

        - Какое?

        - Это по-стигийски. Инфернус - Нижняя Сфера Вселенной, где царит вековечная тьма и обитают демоны зла, служащие Сету-Змееногу… Зато как красиво, а?
        В абсолютной, не нарушаемой даже дыханием людей тишине, на нижний двор крепости Кайна-Гора въехал десяток странных всадников. Лица рассмотреть было невозможно, тела скрывались под обширными темными плащами, по которым шныряли синеватые искорки, правая рука каждого всадника сжимала рукоять факела, пламенеющего на конце шаром бело-лазоревого огня. Но самое кошмарное зрелище представляли из себя лошади.
        Огромная, цвета густой смолы тварь, превышающая в холке на локоть даже принадлежащего Рею зингарского вороного жеребца. Антрацитовая шкура лоснится и кажется, будто лошадь, как и хозяева, затянута в черный, поблескиваю щий в свете шелк («Боюсь, к такому монстру ни один наш конюх даже близко не подойдет»,  - промелькнула у Данкварта глупая мысль). Глаза у зверюг красные, отчетливо светящиеся в полутьме. Конь переднего всадника громко и яростно фыркнул, ударил копытом по земле, подняв облачко пыли, и выпустил из ноздрей две струйки темно-багрового пламени.

        - Данкварт,  - прошептала Рыжая Соня,  - если это твои друзья, то я начинаю в тебе сомневаться. Скажи мне, кто твой друг…

        - И я скажу, кто ты,  - перебив, шикнул в ответ верный оруженосец кернодской хозяйки.  - Не дергайся, по-моему, все будет хорошо. Это жутковатое представление рассчитано не на тебя и меня, а на твоих подданных.

        - Идиот,  - ахнула Соня.  - Меня тотчас обвинят в общении с демоническими силами! Вся репутация пойдет прахом!

        - Да какая у тебя репутация, бродяжка с мечом? Тихо,  - Данкварт заметил, что перед крыльцом начинает происходить что-то необычное.  - Молчи и смотри.
        Синие факелы, горящие неживым огнем болотных гнилушек, внезапно начали менять цвет. Вначале пламя огненных шаров стало белым, затем потеплело, обращаясь в привычный желто-оранжевый цвет огня. Еще спустя мгновение факелы погасли. Десять всадников будто по команде опустили руки и спрятали черенки под одеждой. И тем не менее, во дворе было светло, как днем. Данкварт озирался, пытаясь отыскать источник света, но не нашел. Видимо, действовало неизвестное волшебство.
        Первый всадник, самый высокий и кажущийся наиболее опасным из-за ореола синих искр, танцующих на длинном плаще, покинул седло, чуть погодя за ним последовали остальные. Каттаканы, если это действительно были они (Рэльгонн никак не дал знать Данкварту, что планируется столь помпезное представление, поэтому керлат терзался сомнениями), не торопились, двигаясь преувеличенно медленно.
        Послышались разудалые крики. По скальной дороге к Каина-Горе взобрались самые смелые из обосновавшихся вокруг замка бритунийских дворян. Почуяв неладное, благородные эрлы и таны, одевшись кто во что, схватили оружие и помчались на помощь госпоже Соне, осажденной явившейся в ночи нечистью.
        Разномастная толпа остановилась за чертой ворот, будто наткнувшись на невидимую преграду. Внимательный Данкварт увидел ярко-красные одежды жрецов Митры Лучезарного, затесавшихся среди вооруженных людей. Почти все они сжимали в руках отгоняющие зло символы солнца, носимые на шее в качестве амулетов и знаков жреческого достоинства. Впрочем, серебряные коловороты не произвели на удивительных гостей никакого впечатления.
        Огнедышащие лошади, оставленные хозяевами, ибо те спустились на землю и бросили поводья, потоптались, а когда вожак внезапно развернулся к хозяйственным сараям, занимавшим правую половину двора, последовали за ним. Угольные чудовища зарысили, сорвались в стремительный галоп.
        Вожак прыгнул, взвился в воздух, едва коснувшись копытами крыши оружейного склада, следующим прыжком достиг стены, воспарил над Кайна-Горой и неожиданно обратился смазанной полосой голубоватого тумана, мгновенно рассеянной налетевшим порывом ветра. То же самое произошло и с прочими черными скакунами, за несколько мгновений обратившимися в ничто.

        - Потрясающе,  - одними губами шептал сам себе Данкварт.  - Вот это настоящее волшебство!
        Свет разгорелся еще ярче, обитатели Каина-Горы и примчавшиеся выручать Соню бритунийскиек дворяне замерли, ожидая, что произойдет дальше. Рыжая Соня посматривала заинтересованно, но без боязни, а Рей втихомолку шпынял готовых запаниковать дружинных.
        Предводитель отряда каттаканов шагнул вперед, остановился у первой ступени всхода, ожидая приглашения. Древняя традиция - если хозяин не позвал к себе, керлати на крыльцо его дома нельзя.
        Данкварт незаметно толкнул локтем Соню. Та понятливо встрепенулась.

        - В Каина-Горе,  - внятно произнесла она,  - всегда рады гостям, пришедшим с миром. Поднимитесь сюда, почтенные.
        Происшедшее далее заставило Данкварта подумать, что он повредился умом. Предводитель черных нарочито медленно вскинул руку к фибуле плаща, щелкнул ею так громко, что некоторые из присутствовавших в крепости вздрогнули, стянул капюшон и величественным жестом отбросил свое верхнее одеяние в сторону.

        - Ой,  - только и сказал Данкварт. Чего-то подобного он ожидал, но такого?.. Рэльгонн явно перестарался с маскировкой.
        По собравшейся толпе прошел невнятный гул, сливающийся в одно-единственное слово:
«Альбы!»
        Вот она, легенда давно ушедшей эпохи Роты-Всадника! Бессмертные! Самые настоящие!
        Черная искрящаяся накидка скрывала под собой удивительно красивого, высокого и золотоволосого человека в ярко-зеленых с золотом одеждах. Исчез мрачный призрак, примчавшийся в Каина-Гору на чудовищном коне. Это альб, настоящий альб, как его описывают хроники докхарийской эпохи.
        Данкварт понял, что Рэльгонн с семейством, вероятно, изменил облик неприятного для человека лысого, бледного существа на внешность альба, едва завидев приближающуюся к замку процессию. Райдорец отлично помнил сохранившиеся описания альбов, их удивительных лошадей, синих мертвенных факелов. То, что он увидел под стенами Каина-Горы, было живой иллюстрацией к древним летописям. Но чтобы владеющий искусством волшебства Рэльгонн, заявлявший, будто каттаканы могут удерживать лишь очень краткое время, сумел полностью восстановить все забытые чудеса исчезнувшего народа? Обитателей Рудны можно только уважать за их способности…
        Да, это в точности повторяло магию альбов. Во дворе замка стало гораздо теплее, мягкий золотистый свет лился от любого неживого предмета, будь то острие копья дружинного десятника, камень фундамента башни или доска притулившегося возле хлева покосившегося нужника. Рэльгонн, величественно поднимавшийся к заулыбавшейся Соне, сиял ярко-голубыми глазами и золотом волос, его хламида перехваченная широким, сверкающим камнями и золотом поясом, переливалась всеми оттенками изумруда…

        - Счастливы приветствовать вождя древнего народа у порога своего дома,  - непринужденно сказала Рыжая Соня, когда высоченный альб оказался рядом с ней. Тот, не раздумывая, преклонил колено, взял Соню за правую руку и поцеловал ее перстень, украшенный опалом.

        - Счастлив узреть владычицу древней земли, что перешла в наследство от нашего народа - вашему,  - достаточно громко для того, чтобы его услышали внизу, ответил альб.  - Нам известно о бедствии, поразившем обитаемые просторы Средней Сферы, и мы рады будем помочь смертным, ныне занявшим наше место под звездами,  - и совсем тихо, так, чтобы различили только Соня и Данкварт, добавил: - За определенное вознаграждение, конечно.
        Господин керлат фыркнул, решив, что это очередная шутка каттакана, и, наклонившись, шепнул:

        - Рэльгонн, ты великолепен. Признаться, я в восторге.
        Альб поднялся, положил правую руку на пряжку пояса, а левую - на рукоять длинного меча в сияющих гранеными камнями ножнах, свисавшего почти до земли, чуть недоуменно воззрился на Данкварта и осторожно произнес:

        - Мне очень лестно, благороднейший правитель, но я отнюдь не Рэльгонн.

        - А-а,  - хлопнул себя ладонью по лбу Дан-кварт.  - Вы, наверное, его брат, Сигонн. Я все равно очень рад видеть вас и вашу семью. Надо же, как чудесно вы сумели ввести всех нас в заблуждение! Такая сказочная личина, живая легенда!

        - Сударь,  - спокойно ответил альб,  - несомненно, нам очень приятно, когда смертные называют нас живой легендой, благо мы давно позабыли вражду, некогда обуявшую наши народы. Но мне кажется, вы ошибаетесь… Мое имя не Рэльгонн и не Сигонн.

        - То есть?  - Данкварт, доселе ничего не понимая, удивленно оглянулся на Соню.  - Ведь вы из Рудны?

        - Нет, ничуть,  - улыбнулся альб.  - Я из Аэльтунна.

        - Откуда?  - выдавил Данкварт и пошатнулся.  - Откуда?

        - Из Аэльтунна. Позвольте назвать вам свое имя, благо мы доселе не были знакомы. Ллэр. Мое имя Ллэр.

        - «Не носящий облика»,  - мигом перевел Данкварт, изучавший по сохранившимся в Акви-лонии книгам альбийское наречие.  - Что происходит? Какая-то чудовищная ошибка?.. Альбы либо ушли после победы над Ротой-Всадником за грань мира, либо вымерли. Вы мне еще живого О'Ши покажите!"

        - Может быть, мы не будем разговаривать на глазах ваших подданных?  - невинно поинтересовался Ллэр.  - Я приехал ради того, чтобы помочь вам советом или военной силой, но хотел бы обговорить условия наедине.
        На Данкварта напал столбняк. Соображавшей немного быстрее Соне пришлось поддержать беседу.

        - Я приглашаю вас, благородный господин Ллэр, пройти в мой дом и пользоваться всеми благами, которые сможет предоставить вам небогатое танство Кернодо,  - провозгласила госпожа Каина-Горы, и ее голос разнесся по всему двору. Месьор Сташув согласно закивал. Надо же, настоящие альбы! По Кернодо ходили слухи, что кое-где их еще можно увидеть, но чтобы вот так, запросто? Да, времена настали удивительные! Великие войны всегда приносят великие откровения!
        Войто, побаивавшийся упырей, схоронился за хлевом, а теперь, забравшись на его крышу, во все глаза рассматривал гостей хозяйки. Все, как рассказывал прадед об альбах - одежда, внешность, манеры! Чудо, настоящее чудо! Ушедшие вернулись! Или они никуда не уходили?

        - Идите за мной,  - тихо сказала Рыжая Соня Ллэру.  - Кажется, мы все пребываем в заблуждениях и нынешней ночью произошла какая-то ошибка. Если вы до сих пор не знаете, я - Соня Райдорская, по жалованной грамоте наследница герцога Юстиния, ныне тан Кернодо.

        - Мы все знаем,  - вежливо заметил альб.  - И никакой ошибки не случилось. Просто я и моя свита приехали без приглашения, чем вызвали удивление у вас и ваших людей.

        - А где Рэльгонн?  - вставил огорошенный Данкварт.

        - Представления не имею. Давайте я все объясню, когда мы окажемся в спокойной обстановке.
        Ллэр едва заметно кивнул своим, тоже сбросившим черные плащи, и Соня вместе с альбами исчезла за дубовыми дверями, ведущими в башню-донжон. Данкварт постоял еще немного, бросил свирепый взгляд на Рея, которому было вроде бы все равно, махнул рукой и побежал следом. Избывший страх Войто слезал с крыши хлева и раздумывал над тем, как бы проникнуть в покои госпожи, чтобы подслушать разговор - он всю жизнь хотел увидеть сказочного альба и теперь не желал терять представившуюся возможность.
        Месьор Сташув, когда госпожа с гостями скрылась, только отгрыз ноготь указательного пальца, сплюнул и возгласил:

        - Разойдись! Все, кто на страже - марш на стены! Остальным спать! Редкостное дело какое случилось - альбы заявились! Ну, теперь Кернодо неприступно… Батюшки, полон дом гостей, а ужин не приготовлен! Войто! Ослище! Куда пропал? Бегом на кухню!
        Войто не слышал, потому как свернул в сторону верхнего двора, отыскивая дверь тайного хода.
        Данкварт догнал Соню и десятерых визитеров возле коридора, ведущего к кабинету. Просочился по стеночке мимо и первым распахнул притвор. Конечно, в небольшой комнате места немного, но в тесноте, да не в обиде.

        - А я вас жду,  - из-за стола, с кресла тана поднялось очень знакомое Данкварту существо. Лысый череп, бумажно-белая кожа и желтые глаза без зрачков. Рэльгонн. В одиночестве.  - Вы, полагаю, гостей встречали?
        Последним в кабинет вошел невозмутимый Рей, притворил за собой дверь и устроился в уголке, постелив на доски потрепанную волчью шкуру. Зингарец заинтересованно оглядывал альбов, но в разговор встревать не пытался. Его обязанности просты - охранять госпожу Соню и Данкварта от любых опасностей. Сейчас Рей опасности не видел.


* * *
        Альбов частенько именуют Бессмертным народом, что несправедливо. Когда Рэльгонн повествовал Данкварту о происхождении обосновавшейся в Рудне семьи каттаканов, он употребил словечко "долгоживущий", вполне подходящее и к альбийской расе. Без сомнения, альбы жили неизмеримо дольше людей, они не знали, что такое старение или болезни, но к окончанию долгого века "уставали" от тяжести несчитанных столетий и исчезали. Как, куда - неизвестно. Уход альба из мира зримого, его смерть были и оставались доселе наиболее тщательно скрываемой тайной древних обитателей этого мира.
        До нынешнего дня предполагалось, что альбы вымерли или, что вероятнее, ушли после победы над Ротой-Всадником в другую Сферу, куда доступ людям был закрыт. Последний раз настоящих альбов видели незадолго до падения Небесной горы - сохранилась летопись, сообщающая о прибытии посольства Древних к правителю государства, находившегося на территории нынешнего Пограничья.
        Альбы требовали оградить их леса, простиравшиеся от полуденной границы холмов, после катастрофы превратившихся в Граскаальские горы, вплоть до земель, теперь населенных немедийпами и бритунцами, от вторжения людей-переселенцев, искавших новые места обитания.
        Люди плодились, будто крысы, земли не хватало, альбовы чащобы вырубались или выжигались, самих Древних оттесняли все дальше… Само собой, это сопровождалось постоянными пограничными стычками, но до большой войны никогда не доходило. Во-первых, альбы прекрасно понимали, что потерпят поражение, ибо они никогда не были многочисленным народом, а во-вторых, человек окончательно уверовал в то, что обитаемая Сфера принадлежит только ему и перестал обращать внимание на представителей чужих рас. Воевали только с гномами, оспаривая у подземных карликов их богатые копи, но потом гномам надоело зазря проливать свою кровь в сражениях, где на одного маленького бородача приходилось пятнадцать людей, они уступили, а сами ушли в самые глубокие подземные лабиринты, куда не было доступа никому другому. И теперь подгорный народец сохранило только три королевства - в Граскаале, Кезанкии и Эйглофиате.
        К эпохе Кхарийской Империи сохранилось от силы тридцать тысяч Древних. Большинство жило на Полуночи материка, часть альбов, получивших название "проклятых" стало народом гулей и обосновалось в Рабирийских горах, прочие ушли на острова Закатного Океана и в Боссонский Ямурлак.
        Между альбами и людьми давным-давно признавался негласный договор - вы нас не трогаете, и мы вас не трогаем. Из-за упомянутого перенаселения, вызванного тремя столетиями мягкого климата, постоянных и стабильных урожаев, а также отсутствием крупных войн такой паритет долго сохраняться не мог - альбы были обречены на вымирание.
        Существовал и другой путь - попробовать жить вместе с людьми, сметать свою кровь с кровью смертных и таким образом хотя бы частично обеспечить продолжение рода.
        А затем началось нашествие хайборийцев.
        Некоторые альбы - считанный десяток - решились на столь вопиющее преступление перед древней кровью.
        Хроники скрупулезно зафиксировали редкие браки между людскими аристократками и выходцами из альбовых семейств. Одна незадача - даже во времена Кхарии и Атлантиды, когда благоухал Золотой век, смертные женщины дотягивали от силы до ста лет, уже в семьдесят превращаясь в безобразных старух. Их мужья так и оставались молодыми красавцами. Потомство смешанных браков получало в наследство более долгую жизнь, однако после Падения Небесной Горы кровь Древних разжижалась, и постепенно династии, происходившие от альбов, угасли.
        Если бы все Древние предпочли медленному угасанию ассимиляцию в человеческой среде, то, возможно, многих бедствий Эпохи Неспокойствия, как было названо продолжавшееся двести лет хайборийское нашествие, удалось бы избежать.
        Но ведь альбы - Древние, Избранные, Первые и (почти) Бессмертные! Отдать свою дочь за краткоживущего волосатого дикаря? Фи! Почему тогда не за обезьяну? Разницы никакой - человек, обезьяна…
        Абсолютное большинство Древних, помнивших расцвет своей расы в Начале Времен, при владычестве Роты-Всадника, пришествие смертных, беспрестанные битвы, когда выяснялось, что старинная цивилизация не может противостоять нахлынувшим с полуночи варварам, полагали людей только разумными животными, да и разумность-то их, если посудить строго, тоже весьма относительна…
        Развитые инстинкты, среди которых первенствует размножение, речь, более напоминающая бессвязное мычание, и постоянное желание уничтожать все на своем пути, не исключая даже представителей своего рода, если таковые вдруг мешают тебе пользоваться благами природы. Более всего альбов поражало отсутствие какого-либо механизма, позволявшего человеку следить за численностью своего народа, отчего смертные сравнивались с кроликами, крысами, комарами, тараканами, саранчой и прочими малоприятными существами. Если хватало еды, человек мог плодиться бесконечно, совершенно не думая, что однажды переизбыток голодных ртов вызовет чудовищное бедствие. Альбы жили в предвкушении, надеясь, что однажды увидят, как человеческие стада пожрут сами себя.
        И вот свершилось - упала Небесная гора. Последовала великая катастрофа, воздвигавшая новые горы и затапливающая обжитые земли.
        Продолжайся вызванное поднявшими в небеса тучами пепла зима целый век, жизнь в обитаемой Сфере на том и прекратилась бы. Досталось всем - и людям, и нелюдям, причем последние пострадали гораздо больше. Гномов попросту расплющило (уцелело лишь три подгорных царства), данхан и кромара вымерли полностью, погибнув в вихре гигантских пожаров, уничтоживших две трети лесного покрова Полуночи материка, начал уменьшаться магический потенциал мира, чтобы было тяжелейшим ударом не только по людям, но и по альбам. Когда открылись Врата, Древние решили, что лучше бежать куда угодно и как угодно быстро, лишь бы не оставаться в этом кошмарном обиталище смерти, огня и пепла.
        Массовое возникновение Врат-порталов после Падения Небесной Горы не прошло незамеченным. Большинство уцелевших альбов, еще сохранявших свои способности к малому творению, быстро разведали, что нахолодится за Дверьми Миров, выбрали себе подходящую Сферу и удрали, не желая более наблюдать за ужасами, происходящими в их родном доме.
        Альбовы пророчества сбывались: человечество начало пожирать свою плоть. После Падения Небесной горы, когда плодородность усыпанной пеплом почвы снизилась в десятки раз, когда солнце видели по несколько лун в году, когда людоедство на Закатном Материке вошло в привычку и никого более не изумляло, численность людей сократилась в сотни раз. Выжили только самые сильные, самые наглые и самые приспособленные - кхарийцы и хайборийцы, вступившие в непрекращающуюся войну за плодородные земли.
        Среди альбов раздавались голоса, призывавшие добить поганую расу, пройтись по всем континентам с огнем и мечом, после чего начать восстанавливать мир буквально из пепла, но все-таки было решено уйти.
        И они ушли. Все. До единого. Как выразился однажды Данкварт, рассказывая Соне и Рею эту историю, "громко хлопнув дверью". Во всяком случае, люди так полагали несколько тысяч лет.
        А теперь - извольте видеть. Сюрприз. Целый десяток вполне настоящих, ясноглазых альбов, причем, как выяснилось из церемонных представлений в кабинете Соне, они только лишь "посланцы" своих семей.
        Из этого следует понимать, будто в округе, в горах Кезанкии и Граскааля, живут еще альбы, причем довольно много. Где ж они прятались несколько тысячелетий? Не в болотах же под камнями, как лягушки?
        Данкварт уныло взглянул на Соню, та ответила ему убийственным взглядом. Как не крепилась госпожа Каина-Горы, в обществе, составлявшемся из обладавших весьма непосредственным характером альбов и вампира из Рудны она чувствовала себя неуютно.
        Нахальные визитеры заняли кресла и скамьи, стащенные в кабинет, ничуть не замечая, что хозяйка стоит, и только лысый длинноухий Рэльгонн сподобился уступить кернодскому тану ее же собственное кресло. После чего жутковато выглядящий упырь принялся шпынять альбов и наводить порядок - ты садись туда, ты сюда, ты вообще постоишь. И не морщи нос, молодой еще, ноги не отсохнут. Как видно, Рэльгонн был отлично знаком с бессмертной братией, каждого называл по имени и вообще вел себя с альбами без всякого пиетета перед древней расой.

        - Лайлэ!  - рудненский упырь едва не за шиворот потащил одного из альбов к двери.  - Быстро марш в кухню, принесешь пива для кернодских господ и своих дружков,  - командовал Рэльгонн. Альб тотчас выкроил на загорелом красивом лице такое высокомерно-презрительное выражение, что Данкварт не удержался от улыбки. Странные взаимоотношения, однако, между альбами и вампирами. Почему Рэльгонн командует Древними?
        Лайлэ напыжился, попробовал стряхнуть с плеча ладонь низенького упыря, и буркнул:

        - Здесь что, слуг нету? Почему я всегда крайний?

        - Иди, иди,  - Рэльгонн подтолкнул его в спину и выставил за дверь, крикнув вслед:
        - Кухня на первом этаже, справа от лестницы. Уф! Беда с вами, любезные месьоры.
        Рыжая Соня наблюдала за каттаканом, раскрыв рот, а Данкварт, улучив момент, наклонился к уплощенному уху "эрла Рудны" и шепнул:

        - Вам не кажется, что это несколько невежливо?

        - Невежливо - что?  - нарочито громко спросил Рэльгонн, поворачиваясь к райдорцу всем телом.  - Невежливо посылать одного из здесь присутствующих за пивом? Или невежливо обращаться с нашими молодыми друзьями, будто с мальчиками на побегушках? Милейший господин керлат, отбросьте старые предрассудки и прабабушкины сказки! Буйная орава, которая явилась к вам в гости, приехала по моему требованию. Причем они опоздали и устроили это невероятное представление во дворе, без которого вполне можно было обойтись!
        Упомянутая "орава" захихикала.

        - Ллэр, я бы на твоем месте, вообще, помолчал,  - продолжил Рэльгонн, косо посматривая своими огромными желтыми глазами на великолепного альба.  - Тоже мне, альбийский король в полном блеске! Кто придумал спектакль с огнедышащими конями? Ты? Мой драгоценный господин Данкварт, что вы помните об альбах? Песенки под звездами, цветочки-лютики, веточки омелы и сияющие в ночи ясные очи?

        - Мы разве плохо поем?  - возмутился альб, устроившийся справа от Ллэра.  - Рэльгонн, кем ты выставляешь нас перед хозяевами?

        - Теми, кто вы есть,  - упырь скривил безгубый рот в улыбке.  - Безалаберными детишками с неплохими задатками, несколькими здравыми мыслями в голове и юношеской тягой к дурацким приключениями. Я доходчиво изложил свою мысль? Данкварт, вы узнали только их имена, рассмотрели внешность, но в действительности ничего о своих гостях не знаете. Позвольте просветить.

        - Может быть,  - кашлянул Данкварт,  - они сами расскажут?

        - Они вам такого расскажут… И как сражались при Аэльтунне во времена Роты-Всадника, и как лично ловили сачком Небесную гору, но не поймали, и как дрались насмерть с демонами Нижней Сферы! Воображение у них не по разуму.

        - У-у-у…  - слитно прогудели альбы, слушая Рэльгонна. Ллэр только заметил:

        - Я предупреждал, что связываться с вампирами чревато. Ты, Рэльгонн, существо мудрое, но без фантазии. Это серьезно вредит.

        - Чему?  - вздернул плечи желтоглазый правитель Рудны и оскалился так, что Соня едва не вскрикнула и прикрыла рот ладонью. Длинные конические зубы упыря, сходившиеся при сжатии челюстей, будто зубчики шестеренок на водяных мельницах, кого хочешь вгонят в состояние почтительного ужаса.  - Чему это вредит? Правде о вас? О том, что вы просто стайка молодежи, которой надоел привычный образ жизни и которой хочется перемен к лучшему? О том, что ваши родители окончательно закоснели в своих предрассудках и ставят традиции выше выживания? Истине, которая заключается в простых словах о ценности каждой жизни, каждой культуры и каждой цивилизации, будь то цивилизация дикарей из Пущи Пиктов или тех же самых гирканцев, стоящих ныне на краю бездны? Или цивилизации альбов и каттаканов?

        - Ничего не понимаю,  - наконец подала голос Соня.  - Уважаемый Рэльгонн, мне кажется, вы немного нарушаете этикет. Ллэр и его друзья приехали ко мне, а не к вам. И, если не ошибаюсь, вы почтили своим присутствием мою крепость ради того, чтобы говорить именно со мной, а не с альбами. Полагаю, что вам следует все мне рассказать и попробовать не сбиваться на ненужные нравоучения, в чей бы адрес они не звучали. Времена сейчас не те, чтобы разводить пустые разговоры.

        - Простите старика,  - поклонился Рэльгонн.  - В моем возрасте невольно начинаешь поучать и резонерствовать. Однако, пока этот бездельник Лайлэ не принес пиво, начинать разговор бессмысленно. Где он застрял, интересно? Надеюсь, не подрался со стражей и не прижимает в углу какую-нибудь очаровательную служанку.
        "Какой кошмар!  - подумал Данкварт.  - Где они, светлые легенды? Тут уже начинаешь задумываться, есть ли хоть крупица истины в том, что мы знаем об альбах? Я не могу себе представить этих существ похожими на людей - забияками, пьянчугами и развратниками. Не желаю в это верить!"
        В коридоре громыхнуло, послышалась яростная ругань на незнакомом языке, дверь, по славной кернодской традиции, открыли пинком.
        Ввалился Лайлэ, зажавший под мышкой деревянный жбанчик с элем, а правой рукой тащивший за ворот кого-то вопящего и отбивающегося…

        - Подслушивал!  - альб толчком отослал человека в середину комнаты, тот не устоял и свалился на пол, под ноги Рэльгонну. Данкварт едва не сплюнул.
        Войто!
        Маленький мерзавец, видимо, решил посмотреть на альбов поближе. Посмотрел. На скуле парня наливалась багрецом изрядная ссадина - Лайлэ постарался.

        - Молодой человек, поднимитесь,  - Рэльгонн нагнулся, потянул Войто за плечи и поставил его на ноги.  - Ваш батюшка не знакомил вас с вполне справедливой мыслью о том, что подслушивать нехорошо? Что вы на это скажете?
        Войто, перед лицом которого возникла бледная физиономия каттакана, взвизгнул, шарахнулся в сторону и был изловлен зингарцем, доселе со стоической безучастностью наблюдавшим за беседой.

        - Упырь!

        - Боги, опять все сначала!  - схватился за голову Данкварт.  - Войто, перестань орать! Какие упыри в наши просвещенные времена? Познакомься, это господин Рэльгонн из Рудны. Ты его уже видел на дороге. Помнишь, позавчера вечером?

        - Упырь,  - повторил Войто, но уже гораздо тише.  - Изыди, демоново семя!

        - Перестаньте пугать мальчика,  - раздался мелодичный голосок. Из тени в уголке появился один из спутников Ллэра. Вернее, не спутник, а спутница. Одна из двух альбийских девиц, приехавших вместе с отрядом в Каина-Гору. Кажется, ее зовут Эйя?
        - Пустите меня к нему.
        Альбийка отбросила зеленый капюшон, укрывавший ее соломенные волосы, уставилась на тяжело дышащего Войто глаза в глаза, и медленно, спокойно проговорила:

        - Ты его не видишь. Здесь нет никакого упыря, оглянись…
        Войто вздрогнул, осмотрел комнату и вроде бы начал успокаиваться. Щеки снова стали розовыми, ибо прежде он в точности сравнялся цветом кожи с Рэльгонном.

        - Ой, точно… Привиделось, наверное, госпожа альбиня.

        - Альбиня,  - фыркнула красавица, оценивающе разглядывая Войто.  - Меня зовут Эйя. Если хочешь, пойдем на стены, подышим свежим воздухом. Надеюсь, здесь обойдутся без меня. Так ведь?
        Эйя стрельнула глазами на Ллэра, тот лишь хохотнул и помахал рукой:

        - Обойдемся, обойдемся. Погуляйте…

        - А… а можно?  - выдавил Войто, жадно рассматривая альбийку. Та лишь подхватила его за локоть тонкой рукой и повела к двери. Когда створка захлопнулась, Данкварт вздрогнул от дружного громового хохота гостей. Громче всех смеялся Рэльгонн.

        - Быстро же малыш попался в сети очаровательной Эйи!  - простонал вампир.  - Бедный парень, он еще не подозревает, что его ждет! Данкварт, не смотрите на меня такими удивленными глазами. Вы подумали совершенно правильно. Прогулки под звездами, ласковые щебетания, невинные заигрывания, и чем все кончается? Верно, сеновалом. Альбы тоже живые существа и тоже не прочь порадоваться жизни.

        - В отличие от вас,  - съязвил Ллэр.  - Ты подобных радостей не знаешь. Почтенные господа, может быть, займемся тем, зачем мы сюда приехали? Лайлэ, открывай бочонок!


* * *
        Господина каштеляна Каина-Горы, вельможного месьора Сташува Альдойского трясло.
        Он и сам не мог понять, каковы его чувства - то ли возмущение, то ли безмерное удивление, или, например, страх перед возродившейся древностью? Страх?! Ничего подобного! Сташув никогда, ничего и никого не боялся. Даже во времена правления ссыльного тана Львувека Райдора (эпитафия на могиле последнего гласила: "Поднят на вилы и хвала всем богам за это!". Сташув, заказывая плиту для некрополя у камнерезов, решил лично отомстить Львувеку, сделав так, чтобы люди надолго запомнили, что тан окочурился вовсе не по-благородному…), каковой Райдор отличался безумным пьянством и столь же безумными забавами в аквилонском вкусе, невысокий каштелян собственным кулаком поучал шебутного тана, а когда тот решил навсегда избавиться от строптивого управителя, поднял бунт, закончившийся для господина Львувека печально - кметы действительно насадили его на вилы.
        По молодым и зрелым годам Сташув хаживал на медведя с пикой или рогатиной, усмирял бунты каторжников на серебряных копях, водил танову дружину на войну с бароном Вельса - господином одного из Вольных Баронств к Закату от Пограничного королевства, заведшим дурную привычку грабить порубежные деревни Кернодо.
        Сташув благополучно разбирал споры между деревнями за пашни, когда буйны головы с той и другой стороны вовсю призывали односельчан к колу и топору… Сташув не боялся ничего, что было ему знакомо с юности. Чего такого жуткого в медведе? Лесной хозяин, конечно, опасен, но зачем его бояться? Война? Отцы и деды ходили воевать, и ничего страшного с ними не случалось. Коли убьют, значит, такова судьба.
        В Кернодо господин Сташув знал все и обо всех, умел заговорить зубы самому отъявленному буяну, если нужно - пустить в ход кулаки или булаву. Наверное, поэтому Сташува уважал каждый, начиная от мелких поместных дворянчиков, содержавших маленькие замки в Кернодо, и заканчивая деревенскими дурачками. И даже наместник бритунийского короля в Пайрогии!
        На известие о великой войне, столь неожиданно постигшей вначале Туран, а затем Акви-лонию, Бритунию и само тихое Райдорское герцогство, Сташув отреагировал, как было должно - ждал приказов из герцогского замка от светлейшего владетеля Юстиния. Кто, в конце концов, такой Сташув из Альдоя? Не эрл и даже не тан, всего-то младший баронский сын без права наследования!
        Месьор Сташув - всего лишь управитель большой, но отдаленной предгорной и порубежной области, поставленный присматривать за порядком и блюсти законы от имени герцога или нынешней хозяйки и ее венценосного покровителя - короля Бритунии. Только когда стало известно, что ГТайрогия взята, герцогово семейство перебито, а государства вроде бы как не существует (ибо все знают, что бритунийское государство олицетворяет собой державный король, бежавший от гирканцев в Немедию), месьор Сташув зашевелился, решив действовать по своему разумению.
        Рассуждал он просто: рано или поздно война кончится, эрлы, графы и герцоги решат, кого выбрать новым королем и снова появится освященная традициями власть. Пока надо бы держать Кернодо в повиновении и постараться не допустить сюда вражин - недаром каштелян
        Каина-Горы имел право назначать керлатов, собирать ополчение и в случае опасности прибегать к особым мерам.
        Сташув забрал в дружину младших неженатых сыновей из больших крестьянских семейств, сочтя, что мужчина может держать оружие с четырнадцати лет, поручил десятникам вымуштровать молодежь, организовал дозоры на главном тракте и лесных дорогах, и вскоре одержал блистательную победу над большим отрядом гирканцев, сдуру решившихся сунуться в Кернодо.
        Все понятно и привычно. Война, завоеватели, здесь ты, там враг. Напали, отступили, снова напали. Основой стратегии каштеляна были мгновенные ураганные вылазки и тайная неблагородная война - то есть Сташув не желал класть головы своих подданных в открытых боях, потому что именно в таких сражениях полегла большая часть бритунийского дворянства.
        Дело шло бы как по писаному, не заявись внезапно госпожа Соня. Тут-то и начался кавардак. Сташув не роптал, зная, что госпожа есть госпожа, ее права на танову корону законны и неоспоримы, доказаны подписанным покойным герцогом Юстинием пергаментом, однако… Чересчур уж бойкая девочка появилась в Кернодо!
        Соня не желала обороняться, а хотела наступать. Мало того! Хозяйка, по мнению Сташува, перешла любые границы приличий, даже по весьма невысоким кернодским меркам. Всегда носит мужскую одежду, что недостойно всякой девицы, пусть и не дворянского рода ("Зато удобно!" - заявила Соня Сташуву, когда тот вежливо попытался намекнуть), ночует в одной комнате с двумя мужчинами, не будучи замужем ни за одним из них (один безбожный зинга-рец чего стоит! Надо же, мужчина - и без штанов ходит!)
        Вдобавок Соня начала командовать ничуть не хуже прожженного десятника из королевской гвардии, ни во что не ставя опытного каштеляна. Назначила керлатом беспутного Данкварта и задумала какую-то жуткую авантюру, не считаясь с возможными жертвами.
        Месьор Сташув всегда полагал, что можно отсидеться в Кернодо - оборонить лесные и горные владения очень просто. Коли вдобавок выгнать чужаков… Тогда пропадут трудности с продовольствием и жильем.
        Все перечисленное можно бы перетерпеть. Соня - законный кернодский тан, дело управителя только подчиняться приказам, каковые Сташув смиренно исполнял.
        Однако сегодня госпожа превзошла любые ожидания. Натащить полный замок нечисти?! Это невыносимо!
        Сташув решительно отбросил шерстяной плед и сел на постели, неприязненно глядя на потолок.
        Со второго этажа башни смутно доносились залихватские вопли и дружный ор, иногда что-то грохало, как будто стол переворачивали… По скрипучей деревянной лестнице то и дело кто-то пробегал вверх-вниз, оглушительно громыхая дверью нужника. Отдохнуть в такой обстановке невозможно! Если любое посольство альбов превращается в пьяный дебош, то оно и к лучшему, что всех Древних перебили в годы Черного Всадника Роты!
        Сташув вздохнул, довольно громко выругался, оделся, натянул сапоги и отправился на крыльцо. Уж коли разбудили, стоит проверить караулы. Хозяйке, как видно, не до того.
        Наступал Час Быка - время в промежутке между кромешным ночным мраком и первым заревом рассвета. Сейчас особо хорошо спится тем, кто это может себе позволить. Сташув уже предвкушал, как выдаст зуботычин нерадивым лучникам, заснувшим на стенах, однако разочаровался - все караулы бодрствовали.

        - Хостин!  - зевнул каштелян, взобравшись на площадку надвратной башни. Десятник подскочил мигом.  - Чего скажешь хорошего, Хостин? Все спокойно?

        - Где ж тут спокойному быть,  - проворчал дружинник.  - Госпожа с гостями бузить изволят, под стенами одно смятение. Люди до сих пор ждут, желая всамдельных альбов узреть… Чего это господин каштелян, Древний народ вдруг приперся? Сколько столетий не видывали таких чудес…

        - Не твоего ума дело,  - привычно ответил Сташув.  - Коли приперлись, значит, нужно. Воевать на нашей стороне будут. Может, помощь какую окажут супротив зловредного колдовства степного кагана гирканцев. Ладно, пойду. Смотри у меня!
        Каштелян заковылял обратно и вдруг обернулся, привлеченный девичьим хихиканьем. Ну точно, очередная влюбленная парочка. Дружинный, небось, с караула сбежал. За что сейчас сполна поплатится.

        - Стой!  - гаркнул Сташув, заглушив даже доносящиеся из окон башни крики. Похоже, там всерьез повздорили.  - Стой, кому сказал? Подойди, назовись!
        Две тени, выскользнувшие из двери амбара, замерли, пошептались, затем медленно направились к каштеляну.

        - Кто таков?

        - Сударь, не узнаете разве?

        - Войто, охламон? Все, ты у меня попался! Отправь девку спать, потом марш ко мне, лично розог всыплю!

        - То не девка, достойный господин,  - робко заметил Войто, чье лицо Сташув вначале не разглядел в темноте, и тотчас сдавленно застонал, потому как каштелян запросто ухватил его своими сильными пальцами за ухо.  - Сударь, да вы что? Ухи поберегите, пригодятся! Вельможный месьор! Ухо-то за что?!

        - Возражать мне вздумал?  - разъярился Сташув.  - Ежели это не девка, то кто, парень, что ли? От господского дружка из Зингары непотребств нахватался? Десятком розог не отделаешься! А ты, потаскуха, марш отсюда, чтоб глаза мои тебя не видывали!

        - Сударь,  - произнес ласковый девичий голосок,  - я и раньше слышала, что люди несколько грубоваты, но чтобы настолько? Извинитесь немедленно! И отпустите ухо моего друга, распухнет.
        Внезапно появился свет. Мягкий, золотистый, будто от свечи. Исходил он от очередной подружки Войто - от одежды, кожи, глаз. Волосы вообще заблестели расплавленным золотом. Сташув отшатнулся и разжал пальцы. Войто исподлобья взглянул на каштеляна, прихватив ладонью забагровевшее левое ухо.
        Альбова девица. Как есть…
        Вот неприятность какая - господских друзей обидеть!

        - Милостиво прошу простить,  - каштелян искоса воззрился на лучезарную девицу. Магичка, не иначе.  - Не хотел, сударыня, сказать ничего плохого, так уж вышло. Вы бы с Войто поосторожнее. Он как в Каина-Горе появился, блудит направо и налево. Чего вы хотите, молодой еще.

        - Я-то была осторожна,  - улыбнувшись, прошелестела альбийка.  - Зато наш общий друг вовсе наоборот. Поверьте, господин…

        - Сташув,  - шепотом подсказал Войто.

        - Господин Сташув. Поверьте, в некоторых дарованиях человек намного превосходит альба. Отчего вы так покраснели? Не смущайтесь… Вот что, давайте загладим взаимное недоразумение. Полагаю, мои друзья и госпожа Соня еще не успели полностью истребить запасы эля, хранящиеся в этом замечательном доме. Пойдемте отпразднуем знакомство?

        - Э-э…  - растерянно запнулся каштелян. Золотоволосая девица столь непринужденно
        подхватила его под руку и повлекла за собой, что сопротивляться не оставалось никакой возможности.
        Войто плелся позади, неприязненно поглядывая на месьора Сташува, испортившего ему столь замечательный вечер.

        - А вот и мы!  - торжественно провозгласила альбийка, приоткрывая дверь кабинета.

        - Так скоро?  - невинно-язвительно поинтересовался Ллэр.  - О, у нас новые гости! Дан-кварт, налейте пива этому пузатому господину и юному другу нашей замечательной Эйи! Вы кто, сударь? Нас пока не представляли.

        - Управитель танства Кернодо, каштелян Каина-Горы, господин Сташув из баронства Альдой,  - вместо потрясенного Сташува проговорила Соня.  - Знакомьтесь, каштелян. Да входите, не стойте на пороге!

        - Я - Ллэр из Аэльтунна,  - представился альб, от которого смердело пивом, будто от самого запойного из десятников дружины.  - Это Эйя, но, кажется, вы уже подружились… Здесь еще Лайлэ, Кэйро, Рингволд…
        Упомянутый Рингволд сидел в обнимку с зингарским приятелем хозяйки. Оба над чем-то хохотали, и таковое поведение было в высшей степени нехарактерно для молчаливого выходца с Побережья.
        Ллэр небрежно ткнул пальцем в очередного гостя, называя его имя:

        - Рэльгонн, упырь из Рудны.

        - Кто?  - ахнул месьор Сташув. Вгляделся, пошатнулся и первый раз в жизни потерял сознание.
        Глава 5
        Философия войны

        Слушай, Данкварт, ты спишь?

        - Спал… Да не толкайся. Посмотри, солнце едва всходит. Дай отдохнуть.

        - "Едва всходит"? Глаза продери! Полдень недавно миновал.

        - Да? Прости, не заметил.
        Полностью одетая, свежая и деловая Соня, сверкая природной рыжиной буйных волос, стояла рядом с импровизированной лежанкой господина керлата Рудны и легонько пихала его носком сапога в бок. Данкварт пытался отбиваться, но не преуспевал.

        - Поднимайся! Данкварт, сегодня куча дел! Ты не забыл, что собираешь нашу кавалерию? Вставай

        - Это ведь не прямо сейчас?  - проворчал Данкварт из-под покрывала.  - Срок, который мне назначен - целая седмица! Дай поспать.

        - Между прочим,  - ядовито сказала Рыжая Соня,  - Рей давным-давно муштрует дружинных к нижнем дворе. Вообрази, я назначила его сотником тановой гвардии!

        - Его мечта сбылась,  - лениво проговорил Данкварт, по-прежнему не снимая одеяла с головы. Керлат улегся в углу, постелив на иол бурую медвежью шкуру и реквизировав покрывало, ранее красовавшееся на скамьях.  - Рей стал настоящим сотником. Соня, прелесть моя, можно мне сегодня не просыпаться и не думать о благе государства?

        - Нельзя,  - жестокосердная Соня шагнула к столу, забрала кувшин с водой и, вернувшись, рывком отбросила плед.
        Данкварт валялся на шкуре, закрыв глаза и положив кулак под щеку.

        - Ты ненормальная!  - исходящий из самых глубин страдающей души крик заполнил комнату, вырвался наружу через окно и щель под дверью, напугав щенка дворовой собаки, решившегося обследовать второй этаж главной башни Кернодской крепости. На голову Данкварта низвергся водопад холодной колодезной воды.  - Вековечное Пламя и все боги обитаемого мира! Да будь я проклят!

        - Будешь,  - кивнула Соня.  - Если немедленно не поднимешься на ноги и не займешься делом. Действительно, Кайна-Гора оправдывает свое название. Не могу понять: пили все, маешься один ты. Рей выглядит так, словно только что родился. Войто жив и здоров, хотя выхлебал вдвое больше твоего. Месьор Сташув отоспался и вовсю гоняет стражу. Альбы, как выяснилось, похмельем не страдают вообще…
        Мокрый Данкварт уселся, скрестив ноги и приложил пальцы к вискам.

        - Они уехали?  - с надеждой спросил вельможный керлат.  - А где Рэльгонн?

        - Все разошлись, когда ты завалился спать. Хоть помнишь, о чем говорили?

        - Середина на половину… Горазды твои бессмертные дружки пиво жрать. Куда только влезает? Два-три подобных вечера - и мне можно будет подыскивать место в некрополе танов Кернодо. Представляю себе эпитафию: "Здесь покоится Данкварт скончавшийся по причине того, что альбы опоили его прокисшим элем". Дай хлебнуть чего-нибудь!

        - Спустись в кухню,  - непринужденно посоветовала Соня.  - Найдешь эль или пиво. И берись за работу. Твое дело - собрать этим днем дворянский совет. Решай, как обустраивать конное войско. Заодно возьми под свое управление дозорный приказ, созданный почтенным месьором Сташувом. Через несколько дней мы обязаны сделать вылазку в земли коренного Райдора, в саму Бритунию. Время не ждет.
        Соня презрительно фыркнула, поправила пояс с мечом и исчезла за дверью. Данкварт едва сумел заставить себя встать, тихонько охая, спустился вниз, повернул направо и оказался в огромной замковой кухне. Это что? Свежесваренный эль в бочонке. Остается только взять ковш, зачерпнуть жидкость, пахнущую травами и специями, и пить, пить, пить…

        - Данкварт? Завалился взмокший Рей.
        Надо же, еще и утро не миновало, а кажется, что зингарец с самого рассвета таскал камни в гору. Точно двужильный, никак иначе. Военное воспитание.

        - Чего?  - простонал керлат.  - Только не говори мне, что я должен идти и заниматься с дружиной. Ты теперь сотник? Действуй, и оставь меня в покое.

        - Кернодские вояки более чем понятливы,  - пожал плечами зингарец.  - Строй держат, немного подучить - запросто построят "черепаху"… Я уже попросил у господина управителя заказать у плотников большие деревянные щиты. Оковать железом, приделать ремни…

        - Отвратительно,  - сник Данкварт,  - после такой безумной ночи оставаться настолько деловым. Лучше расскажи, что случилось, когда я заснул?
        Рей, как видно, тоже страдавший от недавнего злоупотребления крепким кернодским пивом, слегка отхлебнул эля, посмотрел на Данкварта ясным взором праведника, пожал плечами и кратко доложился:

        - Не знаю.

        - Как не знаешь?

        - Я ушел. Альбы песни начали петь, Рэльгонн показывал колдовские фокусы, а мы… то есть я…

        - Мы?  - Данкварт поймал зингарца на слове.  - Какие такие "мы"? Никак ты с этим, как его?.. С Рингволдом пошел читать кансоны под "звездами? Неужто и среди альбов встречаются тонкие ценители и знатоки зингарской поэзии?
        Рей довольно громко поставил ковшик на крышку бочонка, молча развернулся и вышел из кухни. Обиделся, что ли?
        В памяти начали всплывать события минувшей ночи. Точнее, не сами события, но соглашения высоких договаривающихся сторон, достигнутые за непомерным употреблением хмельных напитков и веселыми разговорами. Данкварт только зубы стиснул.
        Во-первых, скучающие упыри-каттаканы из Рудны, способные моментально преодолевать многие сотни лиг при помощи врожденной магии, обещали присмотреть за перемещениями гирканцев и конкретно за туменчи Хасгатом Степным Ветром, который сейчас вроде направлялся на Полдень, в коренную Бритунию.
        Вдобавок рудненские чужаки пообещали возможное содействие во время спланированного неугомонной Рыжей Соней покушения на первейшего военачальника кагана гирканцев Бурэнгийна.
        Во-вторых, стало понятно, откуда, для чего и почему заявились альбы, доселе считавшиеся смутной легендой далекого прошлого.
        Во времена Роты, Всадника Ночи, часть сообщества Бессмертных не покинула обитаемую Сферу, причем по собственному желанию. Альбы ждали, что человечество вымрет, мир очистится от скверны и вновь станет их владением.
        Ничего не вышло.
        Небеса прояснились, почти сразу после уничтожения крепости Роты люди вновь воспряли, Врата, ведущие к избранной альбами Сфере, закрылись. Мало того, Аэльтунн
        - огромный город Древнего народа, доселе сохранился, несмотря на предания, повествующие о его разрушении армиями людей. Теперь в нем обитало не более тысячи Бессмертных.
        Легенды врали: оказывается, Аэльтунн располагался не рядом с теперешней столицей герцогства Райдор, но гораздо полуночнее, в одном из горных ущелий Кезанкийского кряжа, номинально входившем в земли танства Кернодо. От Рудны лиги четыре к полуночному восходу и… И ничего, поскольку сохранившие часть волшебства альбы сделали все для того, чтобы смертные никогда не нашли их тайное поселение.
        В-третьих. Крохотная диаспора Аэльтунна со временем разделилась на два лагеря, две враждующие втихомолку партии. Первую представляли те, кого Ллэр называл Изначальными - альбы, рожденные до Изгнания Роты-Всадника, сохранившие память о Золотом Веке и всех прежних временах, полагавшие, что недостойно их древнего народа снисходить до общения с "прямоходящими обезьянами". Изначальные требовали от всех подданных Аэльтунна никогда не встречаться, не говорить и не иметь никаких дел с людьми. Они делали вид, будто не замечают, как сообщество альбов начинает очень медленно по человеческим меркам, но чрезвычайно быстро по счету истории, деградировать и вымирать.
        Вторая партия составлялась из молодежи. Тех, кто появился на свет после Падения Небесной Горы. Тех, кто не хотел жить в замкнутом мире, кого интересовали события, происходящие за пределами Аэльтунна, кто не был предубежден против человека, как существа сородственного. Если бы человек и альб не были близкими родичами, у смешанных браков в прежние времени никогда не появились бы дети….
        Ллэр и его приятели как раз верховодили над альбами, противящимися старым порядкам. Их возраст исчислялся всего несколькими столетиями; для любого взрослого альба Ллэр (хотя он был одним из альбов родившихся до Падения), Эйя или Лайлэ считались детьми. По человеческому счету - лет шестнадцать-семнадцать, а, как выяснил Данкварт, обычный альб живет не менее десяти-двенадцати тысяч лет по счету людей. Детишки. Но умные детишки, решившие, что лучше выйти в широкий мир, чем медленно угасать в затворничестве.
        Поначалу Ллэр и его сообщники познакомились с каттаканами, обитающими в Рудне. Давно. То есть лет восемьсот назад. Известно, что ребенок альбов взрослеет почти мгновенно, точнее, не взрослеет - приобретает облик взрослого. Над его воспитанием, образом мыслей, если угодно, его душой должен долго и тщательно работать внимательный и добрый воспитатель. Каковым и оказался Рэльгонн, удивительное существо из другого мира, по воле нелепого случая и собственной ошибки очутившийся в чужой Сфере, Хайбории, где каттаканы в легендах местных обитателей превратились из добрых и разумных человекоподобных тварей в упырей и вампиров. Похоже, именно Рэльгонн подтолкнул Ллэра к мысли о том, что проповедуемое Изначальными альбами отшельничество ведет в тупик. И ведь верно - альбы никогда не общались ни с бритунийцами-соседями, ни с подданными Немедии, ни с оборотнями Пограничья… Они жили в созданной самими собой тюрьме, куда не допускался человек.
        Все закручивалось не так просто, как казалось на первый взгляд. He-люди, составлявшие абсолютное меньшинство, всегда старались дружить меж собой, надеясь, что подобная дружба хоть как-то защитит их от натиска человека. В Аэльтунне с радостью принимали гномов, броллайхан, последние остатки данхан (сейчас племя лесных карликов представляло собой всего четыре семьи общим числом в сотню душ). Но никогда не звали человека.

        - Вы удивительно нецивилизованы,  - втолковывал Данкварту Рэльгонн прошлой ночью.  - И не можете даже представить, что такое настоящая цивилизация. Разумеется, в моем понимании этого слова. Когда-то, уже после того, как моя семья навсегда осталась в вашем мире, я очень удивлялся… Я сумел побывать на всех континентах вашей Сферы, увидеть жизнь сотен племен, но, разумеется, более всего я исследовал жизнь на этом материке - материке Заката, еще именуемом Туранским. Вероятно, падение Небесной Горы, годы владычества Черного Роты и многочисленные бедствия очень повлияли на ваш общий разум, вы откатились к начальным стадиям развития общества. К примеру, на полуночи, у полудиких племен доселе царит матриархат, гипертрофированное и, видимо, искусственно поддерживаемое представление об изначальном величии самки только потому, что она продолжает род. Следствие - тотальное неравноправие между особями разных полов. В Гиперборее, например.

        - Как?  - переспросил мало что понявший Данкварт.

        - Неважно. Вы пьяны, значит, поймете. Мир, в котором я родился, не знает подобных предрассудков. Каттаканы однополы, хотя мы понимаем преимущества двуполых рас. У вас больше возможностей для развития, зато у нас больше времени. Наша цивилизация наполовину техногенная…

        - Какая?

        - Не перебивайте. Дайте хоть раз высказаться. Так вот, наше сообщество признает как техногенный, так и духовный путь развития. Что такое "техногенность"? Очень просто - наличие механизмов, помогающих биологическому существу. Но в то же время мы сохранили путь мысли. Мы умеем думать, значит, и творить. Часть творения мы поручили машинам, чем этим коренным образом отличаемся от альбов, которые творят только силой духа. Я им завидую. Эти существа великолепны во всех отношениях. Если бы в чисто человеческий мир однажды попал одинокий альб, он стал бы богом.

        - Или его зарезали бы на первом перекрестке,  - вздохнул Данкварт.  - Мы не принимаем чужого.

        - Ах, сударь,  - широко улыбнулся Рэльгонн, оскалив все свои клыки.  - Что есть "чужое"? Я для вас чужой только потому, что у меня иное строение челюсти и напрочь другая система размножения? Потому что я, когда требуется продолжить род, обязан подселять своего зародыша в теплокровное дышащее существо через кровь последнего? В моем мире для этого существуют неразумные твари, наподобие ваших лосей, оленей, волков или лисиц. Животные, способные выносить моего ребенка, произвести его на свет и одновременно не получить никакого ущерба для себя. Это называется ученым словом "симбиоз" - сосуществование двух видов, когда один берет от другого некие определенные блага и взамен получает что-то для себя. Ваш мир очень убогий. Нищий. Может быть, вам вполне хватает того, что есть, но мне или моим друзьям-альбам этого мало. А теперь вы еще и претерпеваете невероятную катастрофу - крушение старых королевств и традиций, изменение очертаний материков… Люди выживут, я уверен, но…. Но пройдет еще несколько тысяч лет, сменятся сотни поколений людей и только тогда вы сравняетесь с нами. Поняли?

        - Нет, не понял,  - пьяно мотнул головой Данкварт.  - Но все равно очень интересно. Скажите, Рэльгонн, надо ли нам с вами равняться? Кажется, вы проповедуете насилие.

        - Разве?  - изумился упырь.

        - Конечно. Вы хотите притянуть нас к счастью за уши. К счастью в вашем понимании. Нет? Но ведь я вижу счастье совсем по-другому, чем вы.

        - Возможно,  - согласился Рэльгонн.  - Отправляйтесь спать, Данкварт. Ваш организм вскоре не выдержит такого количества пива и вы отравитесь. Сон избавит вас от неприятных последствий. Отдыхайте. Обещаю, что не высосу из вас ни капли крови.

        - Подите вы…


* * *
        Тинг, иначе говоря, дворянское собрание, в Райдоре являлся весьма почитаемой традицией. В действительности, существовало множество тингов - любой эрл, граф, барон или тан имел право созывать глав благородных фамилий своего владения на совет, но пользовался этой привилегией не столько для того, чтобы выслушать мнения соседей и вассалов о положении дел в танстве, сколько ради совместной выпивки и общения.
        Государственный тинг Райдорского герцогства, отдаленно напоминавший Королевский совет Пайрогии, собирался герцогом раз в год, на праздник Йуле, ко дню середины зимы.
        Приглашенные весело встречали новый год, заключали договоры о помолвках и свадьбах, пили, ссорились и мирились, делили земли, сражались на поединках, снова пили, а походя разрешали несколько мелких государственных дел, предложенных герцогом на рассмотрение почтенных гостей.
        Разумеется, райдорские герцоги никогда не выпускали из рук всю полноту власти, однако посредством тинга создавали для дворян иллюзию деятельного участия владетельных господ в создании законов и управлении отдаленной бри-тунийской провинцией.
        Данкварт, так и не избавившийся от головной боли, приобрел новую и страдальчески думал, что туповатыми, но исполнительными крестьянами и ремесленниками командовать гораздо проще, нежели задирающими носы господами.
        Дворянская вольница в Райдоре признавала только непосредственного сюзерена, герцога и божественную силу в виде Вечного Пламени Митры Солнечного, из которого была создана Вселенная. Вельможные господа, привыкшие за годы мирной жизни к скуке и праздности, вовсе не желали подчиняться какому-то малоизвестному дворянину, вдобавок лишенному несколько лет назад ленного владения и титула, предпочитая более говорить, нежели слушать.
        Для начала представителей благородного сословия, устроившихся под стенами Каина-Горы, оскорбило негостеприимство госпожи Сони. Если уж затевать тинг, то как положено - в тронной зале крепости, с выпивкой и закускою, шутами и девками, а не где-то там на полянке, у опушки леса. Где кресла с коврами, почему их заменяют толстые бревна, сидя на которых можно застудить филейные части, обретя геморрой? Подумаешь, война! Вы, месьор Данкварт, должны понимать - здесь вам не сиволапые крестьяне собрались!
        И еще. Соня была законной наследницей танства. По закону - герцогиней Райдора, ибо погибший герцог оставил единственную "титульную" (то бишь получившую власть по праву пергамента, а не крови) наследницу. И происхождение у этой Сони весьма подозрительное… Мужичку будем на трон сажать?!
        Признаться, собралось-то весьма немного людей, от силы полсотни. Участвовать в тинге могли лишь старшие в роду и предводители дружин. Данкварту вполне хватило и такого количества - досточтимые месьоры, не желая проникнуться серьезностью положения, предъявляли все больше претензий, желали видеть лично Рыжую Соню и выдвигали совершенно безумные требования. На стороне Данкварта остались лишь те, кто помоложе, наподобие эрла Эттена и некоторых его сверстников, большинство из которых не пересекло двадцатилетний рубеж. Старшие же только возмущались.

        - Не бабье это дело - войско водить!  - громыхал сиятельнейший эрл Алаш Румский - здоровенный мужичина с буйной рыжей бородищей. Сам-то, небось, не желает вспоминать, как сбежал из Румы, предпочитая отступление прямой схватке с непобедимыми гирканцами.  - Корону пускай носит, это закон дозволяет! Хозяйством занимается, как девице и положено! Чтоб войску фураж давать, кормить, зимовку обеспечить. А командовать надо человеку знающему поручить!

        - Уж не вам ли, месьор Алаш?  - покраснев лицом, заорал в ответ Эттен, стоящий рядом с Данквартом.  - Не изволите ли вспомянуть, кто драпал триста с лишним лиг, едва углядев единственного гирканца?

        - А ну повтори, молокосос! Коли не понимаешь своим воробьиным разумением науку тактику, так и вовсе молчи!

        - Ведь что удумала,  - поддержал эрла Алаша высокий худощавый старикан с гербами танов Звечских,  - какая вылазка? К чему? Только людей положим ни за что, ни про что! Окопаться в Кернодо и носа не высовывать!

        - Да, а жрать что? Комаров? Или своего жеребца заколете, когда в кишках пусто будет?!

        - Я своего жеребца в Туране за пятьсот золотых ауреев купил!

        - На блошином рынке, сударь? То-то он у вас на четыре ноги спотыкается!
        Собравшиеся увлеченно внимали. Данкварт морщился и почему-то поглядывал на лесок к восходу от Кайна-Горы, будто чего-то ждал. Свара разгоралась.

        - Нигде в уложениях не сказано, что девица, пускай даже законная преемница погибшего герцога Юстиция, может мужчинами командовать! Не доросла еще!

        - Верно, месьоры! Пускай с куклами сидит!

        - Так и противоположного в законах не указано! Вспоминаете герцогиню Рагимунду? И в походы ходила, и победы одерживала…

        - Точно, точно. Заодно, помнится, как-то тинг разогнала, когда ей возражать принялись!

        - То когда было! А коли госпожа Соня возжелает против нас слово сказать, без защиты останется!

        - Вот как? Не больно-то вы ее защищаете, светлейший эрл! Дальше побежите прятаться? Куда? В Пограничье? Так вас там и ждут! Глядишь, король и пожалует титул государева золотаря, хозяйское дерьмо выгребать!

        - Месьоры!  - тщетно воззвал Данкварт.  - А сиятельные месьоры! Здесь вам тинг или что?
        Данкварт сделал ошибку. Внимание разбушевавшихся эрлов мигом перенеслось на его скромную персону.

        - Лучше бы помолчали, господин Данкварт из Бергиса!  - владетель Румы, светлейший эрл Алаш от возбуждения аж поднялся с бревна, на которое для удобства наложил кожаных полушек.  - Вы вообще в тинге голоса не имеете, а взялись председательствовать! Титула лишились, вот и помалкивайте!

        - Я керлат Рудны,  - едва пытаясь сдержаться, процедил Данкварт.  - Звание даровано кернодским таном.

        - Так и различайте титул со званием! Пока вы бегали незнамо где, да умные книжки читали, много воды утекло!

        - …И за какие такие заслуги госпожа Соня вас при себе держит? Не изволите просветить? Звание ночного герцога вам еще не пожаловали?
        Это было уже прямое оскорбление. Данкварт схватился за меч, на его плечах повисли Эттен с приятелями.

        - Тише, месьоры, тише! Придерживайте недостойные слова! Алаш, сядьте или не миновать поединка!

        - Да с удовольствием!  - подался вперед Румский здоровяк.  - А тебе, умник, повторяю
        - утри молоко с губ, засунь язык в задницу и помалкивай! Не будем под девицей ходить! Да еще и под низкорожденной!

        - Да уж, вы привыкли над девицами завсегда сверху находиться…

        - Вельможные господа! Здесь же тинг!
        И так далее. Данкварт не бросился в атаку только потому, что понимал - Рыжая Соня такого поступка не одобрит. Нынешняя хозяйка Кернодо отлично знала, во что может вылиться так называемое "дворянское собрание", где Данкварту поручалось сформировать конный отряд. И намекнула, что примет кой-какие меры. Данкварт даже предполагал, какие именно.
        Бесспорно, рудненский керлат мог без осложнений создать небольшой, но действенный отряд из людей наподобие молодого Эттена, числом до трехсот всадников, включая как самих дворян, так и дружины, ходящие под их рукой, но все равно - останется вечно недовольное большинство, которое будет только мешать. Нет ничего опаснее неверного союзника.
        Конечно, райдорские таны не переметнутся к гирканцам или варварам-пиктам, но станут действовать по своему невеликому разумению и однажды испортят все дело. Если судить строго, и барон Румский, и все, кто стоит за его спиной - люди неплохие, да только любят не вовремя погалдеть и терпеть не могут подчиняться приказам. Соня рассудила верно: если господа не хотят ее слушаться и согласиться с ее решениями добровольно, их следует добротно припугнуть. Так, чтобы впредь и вякнуть не посмели против решений кернодского тана.
        В подробности замыслов Рыжей Сони Дан-кварта не посвятили, но велели любой ценой продержаться от полудня до второго колокола, и вот тогда…
        Колокол на донжоне Каина-Горы отбил два удара. Ненужные споры вовсю продолжались, причем толпа увеличилась - подходили родственники участников тинга, создавшие вокруг бревен плотный круг. Это только добавляло шума и неразберихи. После того, как перемыли косточки Данкварту, твердо решив, что лишенному титула и наследства человеку, будь он хоть десять раз керлатом, доверять руководство не следует, приступили к выборам командующего, но вновь перессорились.

        - Страшно смотреть,  - тихо сказал Данкварту молодой Эттен, убирая со лба темные волосы.

        - Будто никакой войны нет… Знаете, как я получил титул тана? Очень просто - вся родня погибла. А восемнадцать мне исполнится только следующим летом. Едва успел вывести часть дружины в леса Пограничья, потом по тайным тропам отступить в Кернодо. Спасибо оборотням

        - помогли.

        - Сочувствую,  - кивнул Данкварт.  - Вам повезло, месьор Эттен.

        - Называйте меня по имени, господин керлат - Босан. И можно на "ты".

        - Спасибо.

        - Знаете, мне ужасно хочется взять клинок и порубить всю эту орущую шайку в мелкую-мелкую крошку. Разве так можно? Любой благородный человек прежде всего должен отомстить врагу за утерянное, а они… Боюсь, у госпожи Сони ничего не выйдет, даже если ее поддержат колдовские силы.

        - Какие силы?  - переспросил Данкварт.

        - Не прикидывайся. Все видели, как вчера альбы приехали. Слухи по лагерю мигом распространились. Только что такое десяток альбов, пускай и волшебных, против наших взбесившихся эрлов? Да ты глянь! Все-таки подрались!
        И точно - кто-то из мелкопоместных танов вцепился в бороду вельможному господину Алашу. Их начали растаскивать, действо сопровождалось негодующе-восторженными криками и разудалым свистом. Данкварт, заинтересованно посматривающий на драку, недовольно отмахнулся от Босана, теребящего собеседника за рукав.

        - Данкварт! Поглядите! Да плюньте вы на поганого Алаша! Надеюсь, у него вся харя будет расквашена, а я, если что, добавлю! Данкварт, опять чудеса начались!
        Войт среагировал только на слово "чудеса".
        К опушке, возле которой происходило столь замечательное заседание тинга, несся вынырнувший из чащобы конный отряд. Всадников двести, не менее.

        - Господа! Месьоры, остановитесь!  - Данкварт сбросил ладонь Босана с плеча и заорал так, что ветви на деревьях задрожали.  - Себя не уважаете, так благородную госпожу Соню уважьте!
        Его, конечно, не услышали. Потасовка была в самом разгаре.

        - Замрите, не шевелитесь,  - Данкварт попятился, потянув за собой Босана. Приближающиеся всадники натягивали луки.  - Похоже, это альбы. Видите синее знамя с изображением розы, окруженной звездами? Точно, альбы. Откуда их столько?
        Беззвучно поднялась в небеса туча лучных стрел и в стволы деревьев, поваленные бревна, в землю ударили наконечники. Затрепетали бело-оперенные древка, досточтимые дворяне внезапно замерли в изумлении, почуяв неладное. Ни одна стрела никого не ранила, смертоносные острия проходили на палец от человеческих тел, пронзали почву у самых подошв, расщепляли дерево рядом с пальцами сидящих на бревнах, но не причинили никому и единой царапины.

        - Здорово!  - восхитился Босан, поднимая одну из стрел.  - Альбово колдовство! Вот не думал, что Древние вернутся и я когда-нибудь их увижу… Ах, зараза!
        Тонкое тисовое древко стрелы, зажатое в пальцах тана Эттена, неожиданно начало расширяться, обращаясь чешуйчатым телом змеи. Босан с испуганным вскриком отбросил оказавшуюся в его руках гадюку и едва не споткнулся о носки сапог Данкварта. Повсюду упавшие стрелы принимали облик темных змей с зигзагообразным рисунком на туловище и острой головой. Твери ползали под ногами перепугавшихся господ, сразу несколько десятков ядовитых гадов обустроились вокруг самых отъявленных буянов, не исключая месьора Алаша. Вдруг стало очень-очень тихо. Только копыта лошадей били о землю, да беззаботно стрекотали сороки в кустах.
        Всадники окружили тинг плотным кольцом. Два предводителя выехали вперед.
        Соня в своем обычном костюме - белая рубашка, распахнутый колет, солнечно-рыжие волосы стянуты ремешком на затылке, клинок на левом боку. Рядом с ней знакомый Данкварту синеглазый альб - Ллэр. А за их спинами - множество его сородичей. Видна остроносая физиономия Лайлэ, больше всех пившего минувшей ночью. Улыбается чему-то.

        - У-уберите змеюк!  - заикнулся эрл Румский.

        - Попозже,  - ответила ослепительной улыбкой Соня.  - Данкварт, ты живой? Надеюсь, вельможные месьоры не успели тебя оскопить?

        - Ты подоспела в самое время,  - хмыкнул Данкварт.  - Еще немного - и было бы слишком поздно.

        - Достойные дворяне,  - проникновенно сказала Соня, окинув взглядом тинг,  - придется мне вам кое-что объяснить. И не дергайтесь, пожалуйста. Змеи - они твари нервные и кусачие. Первое. Кто не хочет воевать со мной против гирканского кагана, может отправляться на все восемь сторон света и более не возвращаться. Второе. Кто останется, будет выполнять все, что скажу я и назначенные мною керлаты. Третье. Кто захочет бунтовать - умрет. Я доходчиво выразилась? Потрудитесь рассудить до заката. Месьор Данкварт придет ко мне и сообщит о решении тинга. До свидания.
        Соня развернула коня, дала ему шпор и вместе с Ллэром отправилась в сторону Каина-Горы. Змеи еще немножко пошипели, поизвивались, а потом, будто по неслышному приказу их хозяина, исчезли вообще.

        - Кхм…  - прочистил горло Данкварт, ободряюще похлопав по спине Босана.  - Тинг продолжается, месьоры. Кто еще хочет высказаться?


* * *
        Досточтимый рудненский керлат оказался в Каина-Горе лишь к вечеру, как, впрочем, и было условленно. На этот раз Данкварт приехал не один, с небольшой свитой, состоящей из Босана, тана Эттена, нескольких дворян из области Соленых Озер, включая графа Крейна и двух "вольных эрлов", то есть младших и ненаследных сыновей богатых владетелей, не сумевших разделить землю между многочисленными отпрысками.
        Вольные эрлы в Райдоре всегда составляли силу, с которой приходилось считаться, ибо именно они, люди нищие, но благородные, служили герцогам в дворцовой гвардии, достигавшей числом трех тысяч всадников. Абсолютная преданность гвардейцев райдорскому владетелю объяснялась просто - вольные эрлы были всем обязаны светлейшему герцогу, который их кормил, поил и одевал, а при удаче и усердии давал возможность выслужиться и получить собственный лен, образовав новую династию со своим гербом.
        Большая часть гвардии полегла во время битвы за Пайрогию, а уцелевшие справедливо рассудили, что если где и можно укрыться, так это в Кернодо. Ни один из гвардейцев не считал себя "бывшим", они присягали Юстинию Райдору и его семье. Следовательно, если герцог и преемники рода по мужской линии погибли, значит, клятва заставляет служить госпоже Соне, как единственной "титульной", а следовательно и законной, наследнице.
        Данкварт перебросил поводья конюху, походя приказал выбежавшему на двор каштеляну устроить новых друзей (месьор Сташув схватился за сердце, тотчас заявив, что в замке и так полно народу, но, уловив свирепый взгляд Данкварта, примолк) и поднялся наверх. Постоял перед дверью в кабинет, подумал, но все-таки легонько ткнул притвор носком сапога. Обычай такой.
        Рыжая Соня с видом великого полководца, озирающего взглядом план грядущего сражения, сидела на углу обширного стола и водила пальцем по рисованной карте Райдорского герцогства и Полуночной Бритунии.
        Рей стоял рядом, сжимая в руке полупрозрачный кубок, наполненный (невероятно!) молоком.

        - Пиво есть?  - устало осведомился Дан-кварт.

        - Угу,  - отрешенно кивнула Соня.  - Бочонок на лавке справа, посмотри. Чем кончилось историческое заседание тинга? Надеюсь, вельможные месьоры оценили мой спектакль? Альбы старались от дущи…

        - Где ты набрала столько этих пропойц?  - керлат налил себе полную чашу, залпом выпил половину и плюхнулся в свободное кресло.  - После истории со змеями и твоего появления наши благороднейшие подданные…

        - Наши?  - подняла взгляд Соня.  - По-моему, это мои подданные. Скажем так, временно…

        - Не придирайся к словам. Так вот, я продиктовал им все, о чем мы условились утром. Удивительное дело, хоть бы кто пикнул! Только не знаю, надолго ли хватит их терпения, молчаливости и страха? Хочешь совет? Давай устроим показательную казнь! Например, снесем голову месьору Алашу из Румы. Он орал громче всех.

        - Насилие - плохой способ решения проблем. Своего лучше добиваться только через угрозы и запугивание,  - непринужденно сказала Соня.  - Данкварт, не вздыхай так умиленно. Это не моя фраза. Я ее слышала однажды от герцога Юстиния, в самом начале войны, когда мы полагали, что гирканцы собираются в обычный набег и не вынашивают планов великого завоевания Заката.

        - Ты достойная ученица своего покровителя. В общем, кавалерия у нас есть. Тысяча четыреста всадников. Некоторые отказались, и я посоветовал им покинуть Каина-Гору. Вроде бы не смирившийся эрл Румский с приятелями собираются уехать в Офир, под защиту монарха Золотой Страны и нашего, бесславно бежавшего от степняков короля… Чтоб его сплющило, труса!

        - Эти господа совершают ошибку,  - вставил зингарец.  - Офир сейчас под серьезной угрозой. Мы с Соней посидели, подумали и решили, что кампанию против государств Полудня каган Бу-рэнгийн завершит за две луны, если ему ничего не помешает. Удар по двум неожиданным направлениям, Хасгат Степной Ветер отсечет полуночные области Бритунии от хлебных запасов на полудне… Тогда мы окажемся в полном окружении. За спиной - хребет Граскаальских гор, слева - Кезанкийский хребет, остальные две стороны света заняты степняками. Каган гирканцев Бурэнгийн не успокоится, пока не раздавит Кернодо. Мы для него как шило в заднице.

        - Скорее, он просто не обратит на нас никакого внимания,  - предположил Данкварт.  - Кто мы такие? Богатств особых нет, да, впрочем, эта война ведется отнюдь не ради обогащения, а ради овладения миром… Такое в истории уже бывало - помните нашествие хайборийцев на Кхарийскую империю? Если гирканцы все-таки всерьез решатся уничтожить Кернодо, можно будет отступить по горным тропам на Полночь, к стране оборотней, в Пограничье.

        - Ты гений,  - усмехнулась Соня.  - Идти зимой через перевалы? Скольких людей мы сможем забрать с собой? Сколько уцелеет за время путешествия? Несколько десятков? Даже не думай об этом! Единственное, что мы можем делать - гадить Бурэнгийну по мелочи. Разорять тылы, убивать военачальников. Пугать, наконец! Ты спрашивал, откуда появились альбы? Ллэр предводительствует над двумя отрядами своих единомышленников, каждый числом в две сотни. Альбы - это не только мечи, но и колдовская сила, которой Древний народ владеет изначально, У нас магов нет - только ты, со своими малыми способностями, прочие либо разбежались, либо перешли на сторону врага. А вот альбы великие мастера по части иллюзий. Каждый.
        С их помощью мы сумеем добиться неплохих результатов в войне.

        - Альбы решились помочь просто ради развлечения или же выставили условия? Ты чего-то не договариваешь…

        - Я и сама не понимаю, чего они хотят. Ллэр несколько раз намекал, что альбы, конечно, патриоты, если, конечно, таковое слово можно применить к этим существам, однако рано или поздно он потребует уплаты. Но какой? Золото? Смешно! Альбы не собирают материальные богатства, золото для них только красивый металл и ничего более.

        - Политика,  - подсказал Рей.  - Альбов мало, они сидят запертыми в своем городе. В случае победы, что, по-моему, невозможно, альбы могут потребовать предоставления земель и равных прав с людьми в райдорских владениях.

        - Я с удовольствием даровала бы им такие права,  - задумчиво сказала рыжеволосая кернодская госпожа,  - но история учит: союзы альбов и людей никогда не приводили ни к чему хорошему. Они живут столетиями, мы - меньше века. Ллэр, с которым я могу заключить договор, уйдет из этого мира через полторы тысячи лет, а то и больше. За это время сменится двадцать поколений моих потомков, которые быстро забудут, о чем там договаривалась с долгоживущим альбом их пра-прабабушка. У нас разное ощущение времени. Или альбы нашли способ, как обойти это препятствие? Не знаю… Вдобавок Ллэр постоянно твердит: война бессмысленна, обречена на поражение, изначально проигрышна, ибо…
        Данкварт, не дожидаясь, завершил фразу:

        - Мы боремся со следствием вместо того, чтобы уничтожить причину?

        - Слово в слово! Однако как бороться с причиной - альбы не представляют. Смещаются плиты материков, континенты постепенно меняют очертания, многие области погрузились в море, варвары невероятно размножились и хапают себе столько новых земель, что хватит на прокорм новых бесчисленных орд. Когда народятся… Мир разрушается! И мы можем приостановить обвал, но не стать преградой на его пути!

        - И что нам делать?
        Рыжая Соня сжала губы и проронила:

        - Сопротивляться! Иначе нас утопят как крыс.


* * *

        - Разрешите пожелать вам доброго вечера.
        Сейчас Рэльгонн появился неожиданно - просто возник из воздуха в дальнем углу кабинета. Одет, как всегда, в черное, в озаряемом свечами полумраке глаза каттакана полыхают золотом и белоснежно поблескивают конусообразные зубы из-под приподнятой верхней губы.

        - Как я же рада вас видеть!  - всплеснула руками Рыжая Соня.  - Пива или, может быть, вина?

        - Благодарю,  - куртуазно поклонился прибывший ближе к полуночи упырь. Рэльгонн переместился ближе к столу, сел на табурет и уставился на разложенную карту.  - Давайте сразу займемся делом. К сожалению, ваш план несколько неточен, но если лучше наглядного пособия не найти, я сумею указать передвижения вражеских отрядов и на этом рисунке. Вот собственно Райдор, замок герцогов. Полуденнее города стоят два тумена, подошедшие со стороны Коринфийской границы. Еще десять тысяч гир-канцев и кочевников отошли дальше к полуночи, превратили в пепел Великое Герцогство Хор-нет на Восходе Бритунии и остановились в ста лигах от Пайрогии. Примерно вот здесь… Они сосредотачивают силы для мощного удара вдоль полуденных рубежей Коринфии и Офира к морю. Видел Хасгата Степного Ветра - мерзкий тип, но умный человек, это чувствуется.

        - Неужели сами видели?  - скептически отозвался зингарец.

        - Разумеется. Вы бы, молодой человек, не ёрничали,  - Рэльгонн, будто походя, чуть шевельнул ладонью с длинными гладкими ногтями, и Рей, внезапно исчезнув из зримого мира, моментально оказался возле двери.  - Прогуляйтесь за обещанным вином. Оно ведь хранится в подвалах, не правда ли?
        Зингарец, которого впервые за долгое время всерьез удивили - как же так, только что сидел по правую руку от Рыжей Сони, и вдруг за мгновение переместился на пятнадцать с лишним шагов?  - посмотрел на Рэльгонна уважительно и отправился восвояси.

        - Он сомневался,  - улыбнулся каттакан.  - Пришлось доказать свои преимущества над обычным человеком. Пожалуйста, во имя Вечности, не обижайтесь на эти слова. У смертных насчитывается гораздо больше преимуществ, чем у нас. Итак, продолжим. Через шесть-семь дней Хасгат минует Бритунийское королевство и окажется за его пределами. Степной полководец полностью уверовал в собственную безопасность, его охраняют две или три сотни гвардейцев, как они называются? Нукеры?

        - Именно,  - подтвердил Данкварт, хорошо знакомый с наречием Гирканской Степи.

        - Значит, я не ошибся. Длинный язык кер-нодских лесов вдается в широкие просторы Полуденного Райдора, рассекая пшеничные поля, вырубки и речные поймы приблизительно на двадцать лиг. Мне кажется, наиболее краткий путь от нынешней ставки Хасгата к офирским границам идет именно по этой заросшей елью полосе. Вдобавок там проложена отличная дорога, кажется, у людей она называется "Дорогой королей"? Мои родичи тщательно следят за всеми передвижениями гирканцев, и если вдруг этот человек, справедливо прозванный Степным Ветром, поедет на Полдень, за Пайрогию, не огибая леса с полуденного заката, то… То с ним может случиться маленькая неприятность.

        - А вы сами, почтенный Рэльгонн, не могли бы убить Хасгата?  - внезапно спросила Соня.  - Если вы говорите, будто можете следить за ним так, чтобы вас не замечали, значит…

        - Это ничего не значит,  - умиротворяюще сказал Рэльгонн.  - Соня, дорогая моя владычица, я прожил в этом мире много лет и знаю, какие возможности предоставляет мне Средняя Сфера, как новая родина. Для того, чтобы следить, шпионить, соглядатайствовать, мне не обязательно перемещать к месту назначения мое тело. Достаточно мысленного взгляда. Господин Данкварт тоже владеет похожими способностями, пусть и в гораздо меньшей мере. Да, я могу перемещаться когда угодно и куда угодно, но предпочитаю не рисковать.

        - Пачкаться не хотите?

        - И это тоже. Хасгат Степной Ветер просто обманутый человек. Человек, на разум которого могуче воздействуют силы ваших богов, решивших изменить облик Хайбории. Изменить навсегда. В сущности, он ни в чем не виноват - Хасгат просто воин. И он выполняет приказы.

        - Мне кажется,  - ледяным тоном начал Данкварт,  - что прозвище Степной Ветер, который уничтожает все на своем пути, так просто не дают. Обманули его или нет, но всю затаенную жестокость Хасгат обращает против обычных людей, ставших жертвами войны. С полудня Бритунии, из Коринфии, Заморы, приходят очень нехорошие донесения. Убивают всех, сжигают села… Раньше гирканцы брали рабов, теперь их главной целью стало уничтожение жизни. Рэльгонн, если вы настолько могущественны, убейте Хасгата. Вам это нетрудно. А ведь вы даже можете убить кагана Бурэнгийна… Достаточно на мгновение возникнуть в его шатре, вонзить нож в сердце и столь же быстро исчезнуть. Упырь прикрыл желтые глаза тяжелыми дряб лыми веками и, выдержав паузу, заговорил:

        - Помните, я упоминал об условиях своей помощи? Я не стану нарушать установленные моим народом законы морали. Каттаканы не убивают разумных существ, если такое убийство не требуется нам для продолжения рода. Хотите, я вместе с родичами похищу Хасгата? Доставлю его сюда, в Каина-Гору, далее вы можете прочищать ему мозги, перевоспитывать и уговаривать… Или, если угодно, торжественно казнить. Убивать я не стану.

        - Постойте,  - остановила спор Соня,  - Дан-кварт, Рэльгонн! Умерьте пыл! В настоящее время смерть Хасгата должна произойти не от ножа появившегося в ночи убийцы! Я поняла, что нужно делать!

        - Хотелось бы послушать,  - заинтересовался упырь.  - По-моему, вы первой начали разговор об убийстве. И вдруг изменили свое мнение.

        - Простая, объяснимая смерть одного из подручных повелителя гирканцев Бурэнгийна не станет событием,  - горячо сказала Соня.  - Его тотчас заменят. Другое дело - внезапный налет, ночная битва… Гирканцы полагают, что теперь они хозяева, господа, которые могут ничего не бояться, которым не оказывается никакого сопротивления. Нужен эффектный, громогласный и запоминающийся всем ход! С криками, пожарами, шумом, магией! Сделать так, чтобы это событие стало как можно более громким! Пусть все люди на Материке узнают - гирканцы и их Хозяин только лишь создали легенду о непобедимости. Степнякам, терзающим Аквилонию пиктам и нордхеймцам, жаждущим наших земель, можно противостоять. Хитростью, подлостью, ударом в спину, но все-таки можно!

        - Соня,  - позвал Данкварт,  - тебе не кажется, что сейчас твоими устами говорит Судьба нашего материка? Та самая судьба, воля богов - причем не наших, а зверобогов вышедших из вечной тени, которые жаждут непреодолимой ярости, страсти уничтожить противника… Сильных чувств, которые порождают только времена, подобные нашим.

        - Самое великое чувство после любви - ненависть,  - добавил Рэльгонн.  - Частенько они равняются меж собой. Хотя я не вижу особой разницы между пламенной любовью и пепелящей ненавистью. Лучше оставаться посередине.
        Данкварт подумал и буркнул:

        - Тупик. Сражаться нельзя, склонить голову перед судьбой тоже. Рэльгонн, я не понимаю вашей философии и не хочу следовать собственным чувствам. Последние никогда не приводили к добру. Предпочитаю получить ясный приказ. Соня?

        - Сражаться,  - отрезала она.  - Потом видно будет.
        Глава 6
        Первая победа

        Сударь, сударь!

        - Войто, паршивец! Еще раз откроешь дверь ногой - отправлю на всю седмицу чистить хлевы!

        - А что, месьор? Для меня это ремесло привычное. У нас в деревне…

        - Тогда отошлю к альбам! Пусть они займутся твоим воспитанием. Разве не видишь, что мы с госпожой Соней работаем?
        Войто подозрительно оглядел стол, кубки с ягодным вином, нарезанный копченый окорок, тарелка с которым прижимала угол заляпанной жиром карты, и подивился. Если благородные господа так работают, то как же они отдыхают?

        - Так я, досточтимые господа, по делу.
        Данкварт едва сдержался - хотелось попросту выставить настырного Войто за дверь и улечься спать хотя бы на короткое время до полудня. Всю ночь вельможный керлат, Рыжая Соня и Рэлыонн провели за философически-пустыми беседами, поименованными язвительным упырем "неприкладным умствованием". Рассуждали о судьбах мира, древних, новых и будущих временах, делились соображениями и глубокими мыслями, реализовать которые не имелось никакой возможности.
        Едва начало рассветать, Рэлыонн, сославшись на врожденную непереносимость к солнечному свету, откланялся, поцеловал ручку Соне и исчез, переместившись в подвалы Рудны, надежно защищающие семейство каттаканов от жарких лучей светила.
        Данкварт, кстати, осведомился, что произойдет, если Рэлыонн окажется в ясный день посреди открытого поля. Хотелось развеять еще одну легенду, повествующую о том, что ночные кровопийцы превращаются в живые факелы, едва их коснется свет Вековечного Пламени.

        - Сильный ожог,  - вздернул плечи Рэль-гонн, выпячивая нижнюю губу.  - Затем - долгая болезнь. Данкварт, суньте руку в кузнечный горн и поделитесь впечатлениями. На меня не действует обычный свет - свеча, факел… Но близлежащая звезда испускает огромное количество силы, именуемой словом "свет". Мне опасен не сам свет, но несомые его лучами незримые частицы. Долго объяснять, вы не поймете. Невидимые лучи и все такое прочее… Я очень сожалею, что ваше разумное сообщество доселе не сумело развиться в цивилизацию, имеющую хоть малейшее представление о структуре мира, в действительности состоящего из мельчайших частиц.
        Заметив разгорающиеся глаза Данкварта, упырь замахал руками так, что его желтоватые ногти слились в длинные полосы.

        - Нет, нет, никаких объяснений! Я с вами прощаюсь до грядущей ночи. Думаю, мои драгоценнейшие родичи успели разведать что-нибудь интересное. Я вам непременно сообщу…
        Рэльгонн картинно запахнулся в плащ и растворился в воздухе. Будто свечу задули. Спустя несколько мгновений в коридоре башни раздался громкий топот. Цокали по камню подковки сапог. Дверной косяк вновь содрогнулся от удара.

        - Войто,  - устало сказал Данкварт,  - что там случилось на этот раз? В рудниках гномы из щелей полезли? Или Эйя решила взять тебя замуж и ты хочешь попросить разрешения у госпожи?

        - Скажете тоже, господин…  - покраснел Войто.  - Каштелян прислал. У него донесения имеются.

        - Ты по-человечески можешь говорить?

        - Передай господину Сташуву,  - не выдержала Рыжая Соня,  - чтобы отправлялся со своими донесениями к демону на пирушку! Еще пятый полуночный колокол не прозвонил! Я собираюсь спать, и кто мне помешает…

        - Славная госпожа!  - взмолился Войто.  - То особые донесения! Гонец с дальних застав примчался ночью! Степняки-гирканцы появились!
        Опять по Пайрогийскому тракту прут, тьмой неисчислимой! Тыща, не меньше!
        Малознакомый с наукой исчисления Войто мог подразумевать под словом "тьпца" и полный тумен, отправленный на покорение Кернодо, и заблудившуюся сотню гирканцев, случайно сбившуюся с дороги. Но с другой стороны, известие так или иначе неприятное.
        Сонливость как рукой сняло. Наконец-то можно проверить едва организовавшуюся кернод-скую армию в деле.

        - Войто,  - Соня, подхватив перевязь со своим памятным мечом, добытым в оружейной коллекции туранского императора во время штурма Аграпура, подняла взгляд на мальчишку,  - где альбы стоят, знаешь? Ты у нас все знаешь…

        - Как же! Полторы лиги к полуночному восходу, по Водопадной тропе, там ихний лагерь.

        - Слушай внимательно. Сейчас берешь коня…

        - Месьор Сташув заругается! Конев брать не приказано.

        - Я сказала - берешь коня! Скачешь к аль-бам, находишь Ллэра…

        - Да как же я его найду посреди ночи?

        - Тогда находишь Эйю, а она ищет Ллэра. И не перебивай старших! Ллэру передаешь от меня приказ немедля быть со всеми конниками возле Каина-Горы.

        - А не послушается?

        - Бегом!
        Обескураженный свалившимся на него ответственным заданием Войто исчез за дверью, как видно, столкнулся с кем-то в галерее, отчего последовало два потока ругани - один молодым дискантом, другой - суровым басом. Притвор вновь распахнулся, содрогнувшись от удара подошвой тяжелого сапога.

        - Вельможная сударыня!

        - Что?!  - в один голос рявкнули Данкварт и Соня. На пороге пыхтел взволнованный каште-лян.

        - Так оно… Степняки изволили пожаловать!

        - Тьмой неисчислимой?  - невинно поинтересовался Данкварт.  - Тыща, не меньше?

        - Больше,  - доложился месьор Сташув, у которого внезапно пропало чувство юмора, если оно вообще когда-то имелось.  - По донесениям

        - пятнадцать сотен. Заявились на тракт прошлым вечером, остановились на ночь возле Кобылок…

        - Возле кого?

        - Деревня такая, в восьми лигах к полудню. Была. Сожгли они ее. Надо полагать, из вековечного военного озорства или по особой злобе. Теперь наверняка в сторону Каина-Горы ползут. Прикажете готовить замок к осаде?

        - Какая осада? Сдурел?  - взвилась Рыжая Соня.  - У нас тысяча триста конных да кайна-горская дружина, да четыре сотни альбов!

        - А в подвале мышь на аркане, да и та повесилась,  - раздраженно ответствовал каштелян.

        - Дозорных, госпожа моя, надо будет на кол посадить! Пропустили вражин почитай в середину танства, теперь гонцов шлют - спасайте! И как погань степная по тракту незамеченной прошла от самих пайрогийских пределов?

        - Потом решим, кто прав, кто виноват,  - перебила Соня.  - Как, говоришь, деревня называется, Кобели?

        - Кобылки…  - насупившись, бросил Сташув, недовольный тем, что госпожа доселе не сподобилась в точности ознакомиться с географией Кернодо.  - Значит, никакой осады? В поле разобьем?

        - На ваших полях, вельможный каштелян,  - яростно ответила Соня, сражаясь с пряжками ремней перевязи,  - если что и можно разбить, так только собственную морду, в яму свалившись! А ну, оба ко мне! Данкварт, вот Кайна-Го-ра,  - молодая госпожа ткнула пальцем в план.  - Дикари идут точно с полудня по тракту. Вокруг замка проплешины в лесах. Там, где вчера был тинг, ставь в засаду дворянскую конницу.

        - Всю?

        - Всю. Альбов спрячем за скалой. Дружина пускай остается в крепости. Когда гирканцы подойдут, ударим сразу с двух сторон. На стенах лучников расставим.

        - Ага,  - мелко закивал керлат.  - Штурм ту-ранской столицы, Аграпура, помнишь? Как накрыли огнем из катапульт собственную конницу? Может, проще их в болото завести?

        - Не проще! Нам нужны лошади. Либо принудим гирканцев сдаться, либо перебьем. Наше превосходство очевидно - замок на скале неприступен, тракт можно перекрыть поваленными деревьями, а если степняки решатся отступить через лес, им конец. Альбы аккуратно перебьют всех до единого. Заодно попробуем использовать магию.

        - Не уверен, что у меня получится создать хотя бы десяток огненных шаров,  - заметил Данкварт.  - Какую-нибудь жуткую иллюзию я обеспечу, но с боевым волшебством пока туговато. Умения не хватает.

        - Так готовиться к осаде?  - стоял на своем каштелян.  - Или понадеетесь не на каменные стены, а на дурную магию? Кто ж в нынешние времена настоящим колдовством владеет, кроме альбов?

        - Вам, достойный месьор,  - Данкварт раздраженно зыркнул на Сташува,  - жаба в штаны никогда не попадала? Так выньте ее поскорее, да не разглагольствуйте о вещах, в которых не смыслите!
        Месьор Сташув позеленел, почуяв, как под одеждой зашевелилось что-то большое, живое и холодное, после чего рванул завязку и извлек из правой штанины неведомо как очутившуюся там огромаднейшую жабу размерами со щенка волкодава. Мерзкая тварь выражением морды и крупных золотистых глаз имела невероятное сходство с каштеляном.

        - Делом, месьоры, занимайтесь,  - изрекло бородавчатое чудо, которое потерявший дар речи Сташув держал за заднюю лапу. Жаба извернулась, подмигнула и добавила ясным голосом:

        - Штаны-то поддержите, не то упадут.

        - Всеблагие небесные силы, Иштар Славная!

        - бледный каштелян отшвырнул порождение волшебства Данкварта в угол и левой рукой схватился за сползающие штаны.  - Не шутите так над стариком, вельможный керлат! Так осаду-то готовить или как?

        - Ворота закрыть, дружину на стены!  - скомандовала Рыжая Соня.  - Сейчас же поднять конницу, женщин и старцев перед тем пропустить в крепость! Данкварт, займись! Сташув, когда заявятся альбы, впустите девиц-альбиек. Правда, я не уверена, что Эйя и ее подружки захотят отсидеться за укреплениями. Воевать, стервы, полезут. Ну, чего стоите? Исполняйте!


* * *
        К полудню Кайна-Гора целиком приготовилась к встрече противника. Данкварт при помощи тана Босана Эттенского сумел быстро организовать боевое конное построение дворян, палаточный лагерь свернули, небоеспособных отправили наверх, в крепость. По своему разумению Данкварт несколько изменил диспозицию, отдав предпочтение открытому боевому построению у опушки леса. Бритунийские кнехты выстроились полукольцом, отдельный засадный отряд под командой незаменимого Рея и Босана скрылся в перелеске, а главная сила поблескивала под солнцем доспехами и поднимала на копьях цветные вымпела. Едва гирканцы завидят врага, они непременно бросятся в атаку, увязнут в сражении с конной тысячей. Когда настанет время - с тыла ударят альбы и всадники тана Босана.
        Данкварт понимал, что ставит рыцарство под удар степных стрел, но укрыть всю конницу в густых зарослях, окружавших скалу Каина-Горы, не представлялось никакой возможности.
        Победа так или иначе очевидна - вышедшие с тракта гирканцы окажутся в полном окружении. Крестьяне из близлежащей деревни перекроют дорогу завалом, охотники с луками устроятся на ветвях сосен, альбы непременно используют волшебство…

        - Сударь!

        - Войто, только тебя здесь не хватало!
        Доблестный страж тановой крепости примчался к возглавлявшему конницу Данкварту на взмыленном, низкорослом, но могучем жеребце, принадлежащем досточтимому Сташуву. Надо полагать, Войто понял распоряжение госпожи Сони дословно, и прихватил из конюшни лучшего скакуна, которого нашел. Правда, Войто не успел оседлать лошадь, но легкому всаднику без седла ездить проще.

        - Госпожа прислала с сообщением!

        - Говори.

        - Альбы стоят к полуночи и полудню от скалы. Госпожа просила передать, чтобы битву начинали только после переговоров. Если степняки откажутся сдаться, поднимите над строем три синих знамени.

        - Войто, ты почему кольчугу не надел? И шлем где?

        - Так второпях позабыл… Чего прикажете передать госпоже Соне?

        - Ответь, что понял. Три синих вымпела над головой отряда. Только не знаю, захотят ли дикари вести переговоры. Поезжай. И еще… Войто, ты лучше не суйся в самую гущу.

        - Не, сударь, мне интересно. Вы за меня не беспокойтесь, я с альбами буду. Защитят, если случится горячее дело.
        Войто ускакал, не слыша, как со стены Каина-Горы месьор Сташув честит конокрада последними словами. Надо же, наглец, каштеляно-ва коня увел! Теперь Войто десятью розгами не отделается!

        - Приказ по цепи,  - Данкварт повернулся к одному из вольных эрлов, принявшему на себя обязанности керлатова оруженосца.  - Отдельными отрядами в битву не вступать! Только по команде! Выстроиться в три клина - два фланговых впереди, центральный отстает на двести шагов. Возьмем варваров в клещи. Ясно?
        Удивительное дело, господа дворяне со своими дружинами послушались - после перестроения образовалось три группы всадников. Если посмотреть сверху, действительно покажется, что на поле брошена клешня речного рака. Красиво: тяжелые доспехи, закрывающие все лицо шлемы с цветными плюмажами, кольчуги переливаются серебристой рыбьей чешуей, яркие гербы на щитах… Но достаточно вспомнить, сколько раз гир-канцы таких красивых кнехтов гоняли как щука окуньков, и предположения об исходе грядущего боя становятся весьма туманными.
        Солнце миновало зенит, лошади нетерпеливо топтались, за спиной Данкварта все громче слышался недовольным говорок - мол, лишнюю панику подняли. Коли бесполезное ожидание продлится и дальше, господа кнехты снова начнут буянить, будто на тинге, и наверняка обвинят керлата в том, что гирканцы задерживаются.
        Из лесочка справа вынырнули идущие на рысях райдорские всадники, числом до пятидесяти. Под золотистым с черной свернувшейся саламандрой штандартом Румы. Надо же, эрл Алаш появился! А только вчера вопил, что уедет в Офир!

        - Позволите поучаствовать?  - прогремело из-под шлема эрла, направившегося прямиком к Данкварту. Металлическая личина по краям украшалась прядями не вместившейся рыжей бороды.  - А, вельможный керлат?

        - А как насчет вчерашнего?  - недовольно спросил Данкварт.

        - Вы, сударь, не берите в голову. То от горячности крови и прирожденной резвости характера. Мне чего, извиняться? Тогда покорнейше прошу простить за несдержанность.

        - На левую сторону идите,  - указал Дан-кварт.  - И чтоб без самодеятельности! Иначе не миновать вам плахи, господин Алаш.

        - Так мне ее, родимую, так или иначе не миновать. Из-за помянутой окаянной резвости… Тихо!
        Алаш сдернул с головы шлем, сверкнул ярко-рыжей бородой и поднял руку. В отдалении послышался ровный топот многих сотен копыт. От просеки Пайрогийского тракта на распаханные поля под Кайна-Горой выходили первые степные сотни.


* * *
        Данкварт, участвовавший в великой битве при Аграпуре, и наслышанный о некоторых других сражениях, прогремевших минувшим летом в Туране и Бритунии, неплохо представлял себе тактику гирканцев. Внезапный удар малыми силами, отступление, затем, если противник начинает преследовать легких конников, в бой вводятся свежие тысячи, дожидавшиеся в отдалении. Очень долго такой способ ведения боя себя оправдывал - тяжелая кавалерия бритунцев или немедийцев не в состоянии преследовать быстрых, очень подвижных, вооруженных только саблей и луком степняков, не говоря уж о пехоте.
        Сегодня ратников кагана Бурэнгийна лишили возможности совершить свой обычный маневр. Во-первых, гирканцев слишком мало, во-вторых, свободное пространство вокруг Каина-Горы весьма ограничено. И в-третьих, степняки повели себя неожиданно.
        Обычно перед сражением, согласно традициям Вечной Степи, командиры туменов высылали вперед одного всадника, который вызывал на бой самого ловкого и сильного воителя из стана противника. Иногда гирканцы шли на переговоры, в основном предлагая немедленно сложить оружие, еще реже - предлагали обменяться пленными. Но вышедший к Каина-Горе отряд пренебрег всеми старинными уложениями, и, даже не сумев толком построиться в обычный для конных армий кагана Бурэнгийна полумесяц, рванул на врага оголтелой, плохо организованной толпой.

        - Ничего не понимаю,  - бормотал Данкварт, наблюдая, как дикари, пустив лошадей в галоп, поднимаются от леса к небольшому войску Кер-нодского танства.  - Их тысячник спятил, не иначе! Это же закон - кавалерия никогда не атакует вверх по склону! Надо ловить момент!
        Черно-коричневая лава гирканцев приблизилась на четверть лиги, Данкварт два раза взмахнул рукой, приказывая поднять один синий, один красный и один зеленый вымпел, давая понять засевшим в перелеске лучникам - пора угостить пришлецов несколькими залпами. Густой рой стрел появился, будто ниоткуда, взметнулся к синему небу в кляксах кучевых облаков, затем ринулся вниз, накрывая первую волну атакующих.
        Никакого впечатления на гирканцев это не произвело. Конечно, лучные залпы выбили из седел изрядное количество всадников, покалечили лошадей, однако наползающий бурный поток не остановили и даже не замедлили его движения. Казалось, варвары разъярились еще больше.

        - Слу-ушай!  - поднял голос Данкварт.  - Правое крыло, левое крыло - вперед! Центр - по приказу! С нами Митра Солнцезарный!
        Лесок поднятых копий по сторонам от отряда Данкварта опустился, направившись на врага, ощутимо вздрогнула земля под тяжелой поступью боевых лошадей, два фланговых отряда сначала медленно, потом все быстрее и быстрее пошли в бой - клинья едва заметно расходились в сторону от центра, рассчитывая сжать по бокам конницу гирканцев.
        Теперь настало время всадников, которыми командовал Данкварт.

        - Двинулись!  - рявкнул керлат.  - Держать строй!
        Он рывком опустил забрало нового шлема, выкованного кернодскими умельцами, металл противно скрипнул. Щит закрывает уязвимый левый бок и грудь, клинок вылетел из ножен и блеснул в солнечных лучах, конь недовольно фыркнул, почувствовав толчок шпорами и с места сорвался на довольно резвую рысь.
        "Ошибка! Ошибка, которую впредь допускать нельзя!  - машинально заметил самому себе Данкварт, озирая через прорези шлема склон, на котором уже начало разгораться сражение.  - В стычках с гирканцами никогда не вооружать кавалерию тяжелыми и неудобными копьями, пригодными только для поединков между кнехтами или атаки на строй пехоты! Надо работать мечами!"
        Как и было запланировано в диспозиции, крылья кернодского войска охватили беспорядочную толпу гирканцев, которые сами, повинуясь глупости тысячника или чувству собственного превосходства, лезли на рожон. Небось привыкли легко побеждать. Бритунийцы и рыцари Райдора стиснули варваров с флангов, в центр врубился тяжелый отряд Данкварта, могущий похвастаться не только кольчужными, но и громоздкими металлическими доспехами, неуязвимыми для плохоньких степных сабель. Однако натиск оказался невероятно силен - гирканцы разбили клин Данкварта на две или три кучки, окруженные со всех сторон яростно визжащим врагом
        Данкварту везло - спасал доспех. Сабельные удары соскальзывали по наплечникам, отражались окованным щитом, кольчуга была крепка и надежна. Но если его возьмут в круг и начнут рубить со всех сторон - никакая магия не спасет., Уяснив, что варвары находятся под сенью какого-то непонятного волшебства, Данкварт сам машинально начал использовать невеликие знания в колдовском искусстве. Ничего сложного - шепнул заклятье, мысленно представил его действие, отослал силу в нужном направлении… Частенько требуемые сочетания слов ложились на язык сами, почти без участия разума - огненный шар создать крайне трудно, да в такой сутолоке и невозможно, угодишь в кого-нибудь из своих, однако набросить невидимые арканы на шеи двух или трех гирканцев, стянуть их, рвануть за созданную мыслью веревку… И вот уже враги валяются под копытами напуганных шумом, кровью и запахом смерти лошадей.
        Перевес продолжал клониться в сторону гирканцев. Отчего? Силы практически равны, если ударят альбы - степняки не выдержат и побегут. Любой одоспешенный кнехт может уложить десяток варваров, снаряженных лишь войлочными стеганками и кожаными шлемами. Видимо, дикари были твердо уверены в своей победе. Не встречая раньше сколь-нибудь серьезного сопротивления, они разучились быть осторожными, оставаясь при том крайне опасными.
        Внезапно, когда Данкварт уже начинал тихо паниковать, небеса раскололись. Грянуло так, что некоторые лошади, обезумев, начали отбивать по залитой кровью земле какой-то невероятный танец, сбрасывая всадников.
        По металлу кольчуг зазмеились синие искры, солнце исчезло, закрывшись черной непроглядной тучей. Очень походило на явление какого-либо сочувствующего людям воинственного божества, вроде Эрлика Победоносного, да вот чувство опасности неожиданно сменилось странной радостью. Теперь колдовская гроза не несла смерть и разрушение - в битву вступили альбо-вы колдуны.
        Данкварт и его кнехты ощутили неожиданный прилив силы, будто и не было изматывающей схватки, гирканцы теперь смотрели не радостными глазами самоуверенных победителей, а скорее испуганно и непонимающе, постоянно ревел гром, в котором слышались перестукивания победных барабанов, и ветер нес в лица варваров неизвестно откуда взявшуюся серую пыль, мешавшую взгляду.
        Несмотря на удивительную помощь древнего народа, зазевавшийся от неожиданности Дан-кварт пропустил сильнейший удар эфесом сабли по шлему. Металл надрывно взвизгнул, издал неприятное "кряк!", в глазах потемнело, а среди мрака запорхали разноцветные искры и начали расплываться невиданные соцветия, обращающиеся в круги, кольца, змеящиеся полосы… В последний миг Данкварт понял, что его еще ударили в грудь, пропороли кольчугу, но кольца смягчили удар лезвия, которое не смогло проникнуть через подкольчужник и кожаную рубаху к телу.
        Рудненский керлат выпустил поводья и молча, без единого стона, завалился набок. Ступня застряла в стремени, но умная лошадь извернулась, встала над хозяином и впредь оставалась рядом с ним, не желая отходить. Может быть, ее тоже вразумило альбийское волшебство? Непонятно…

        - Данкварт? Боги, да что с ним такое? Вроде бы даже не ранен, а бледен, как мертвый!
        Солнечный луч в глаза. Слепит. Знакомый голос. Рыжая Соня?

        - Сударыня, ему бы холодной водички! Принести?

        - Какая водичка?  - зло ответила госпожа.  - Данкварт, очнись!
        Войт с трудом разлепил веки. Каждое движение отдавалось невероятной болью в голове.

        - Мы… Победа?

        - Абсолютная,  - твердо и весело сказала Соня. За ее плечом маячила покрытая веснушками физиономия Войто.  - Полный разгром. Две сотни пленных, с ними сейчас занимаются альбы. У нас семьдесят погибших и в два раза больше раненых. Что с тобой случилось? Тебя подобрали на поле, полумертвого.

        - Голова…  - простонал Данкварт.

        - Ясно. Твое самое слабое место. Лежи пока здесь, я пришлю Ллэра. Оказывается, он неплохой лекарь, а не только альб, трепло и пьяница.
        Данкварт с натугой оглянулся, даже моргать было больно. Над головой нависала красноватая скала, поверх тянулась низкая, но такая надежная и знакомая стена Каина-Горы, в небе, описывая долгие круги, парили два коршуна. Солнце, уйдя из зенита, скатывалось к закату, в сторону Океана.

        - Господин, а господин,  - Войто потеребил Данкварта за плечо.  - Может, пивка хотите? Или покушать? А то белый, будто упырь.

        - Сам упырь,  - прохрипел керлат, мысленно представил себе кружку с пивом и, закашлявшись, вывернул из желудка противно воняющую желчь. Заботливый Войто утер Данкварту губы какой-то омерзительной тряпкой и рассудительно сообщил:

        - Тогда вам, сударь, пива нельзя. Я вот, зимы четыре назад с парнями из деревни с горки катался, так тоже головой треснулся. Об корень еловый. С любой пищи блевать тянуло. Давайте я вам мокрую тряпочку на лоб положу…

        - Отвяжись,  - шепнул Данкварт и вдруг снова отправился в полет между чернотой и фейерверками цветных огней.
        Ллэр застал его в забытьи.


* * *

        - …Его спас шлем, госпожа. Придется полежать несколько дней. Спокойствие, хорошая пища, никакой беготни и хмельных напитков.

        - Данкварт этого не переживет. Я не про пиво или можжевеловку - ему хватит брусничного сока. Но стоит хоть на день отказать ему в активной деятельности - немедля начнет тосковать.

        - Тогда последствия за свой счет. Я попробую кое-что сделать и, надеюсь, подниму его на ноги побыстрее.
        Обнаженной руки Данкварта коснулось что-то холодное. Послышалось непонятное стрекотание, похожее на треск сверчка, кожу больно укололо.

        - Вам лучше?  - участливо произнес знакомый баритон.  - Откройте глаза, посмотрите на меня.
        Прямиком на керлата взирали огромные желтые очи Рэльгонна. Смотрел упырь заинтересованно. Рядом, в ногах, сидела Рыжая Соня. Неподалеку топтался озадаченно-недоверчивый Вой-то, косо поглядывающий на гостя из Рудны.

        - Это что?  - Данкварт уставился на свое правое предплечье, оседланное полупрозрачной штуковиной, внутри которой шевелилась неясная тень, изредка помаргивающая зелеными вспышками.

        - Не трогайте,  - приказал Рэльгонн.  - Иногда здоровье человека зависит не только от его жизненных сил, но и от действенной помощи механики. Мы, каттаканы, оказавшись в вашем мире, сберегли все… э-э… особые приспособления, взятые с собой из дома. Если угодно, я когда-нибудь объясню вам принцип действия этого устройства. Не снимайте его пока.
        Сознание прояснялось с удивительной быстротой, хотя рука, в которую вцепилось непонятное приспособление Рэльгонна, понемногу начинала неметь.
        Упырь довольно улыбнулся, сверкнув острыми зубками, отошел к столу (Войто шарахнулся в дальний угол) и опустился в кресло.

        - Милостиво прошу простить, уважаемый Данкварт,  - сказал Рэльгонн,  - я пришел несколько позже, чем того требовало ваше состояние. Сейчас наступает полнолуние, у меня нелады со здоровьем.

        - Вот как?  - ответила за керлата Рыжая Соня.  - Я была уверена, что долгоживущие существа наподобие вас никогда не болеют. Разве такое возможно?

        - Более чем возможно,  - начал объяснять упырь, посверкивая радужкой глаз, ставшей при пламени свечей желто-оранжевой с темными прожилками.  - Мое тело устроено по-другому, чем у вас, почтенная Соня. Но есть и некоторое сходство. Каждые несколько месяцев, когда полная, насыщенная светом солнца луна вашего мира, стоит в зените и одновременно испускает максимум света и силы, каттаканы становятся… Как бы это сказать? Слегка необычными.

        - Интересно,  - протянул немного воспрявший Данкварт,  - а в остальное время вы полагаете себя самыми заурядными и тривиальными? Простые, тихие и привычные каждому человеку вампиры?

        - Мы представляем различные расы,  - абсолютно бесстрастно сказал каттакан.  - Для моих соотечественников я такой, как все. Если вам неинтересно, я могу не рассказывать.

        - Очень интересно,  - призналась Соня.  - Не обращайте внимания на Данкварта, его слишком часто били по голове. Так что вы говорили о двойном полнолунии?

        - Это воспоминание о моем мире,  - журчаще потекла речь Рэльгонна.  - У нас, представьте, на небе две луны. Во время их высочайшего подъема к зениту наступает время размножения. Так сказать, месячный цикл.

        - Кхм,  - кашлянула Рыжая Соня.  - Вы серьезно?

        - Понимаю ваше смущение. В этом организм каттакана и организм самки человека очень похож. Только вы отправляетесь искать особь противоположного пола, а мне для первоначального развития зародыша нужно… нужно попить крови. Вы, конечно, не знаете, что в крови теплокровных существ содержится железо. Так вот, оно необходимо нам для создания потомства. Спустя некоторое время я должен буду подселить свое дитя в организм носителя… ', Рэльгонн говорил просто и откровенно, без всякого стеснения, вогнав в краску Соню, которая стала не только рыжей, но и багровой, вызвав интерес у Данкварта и дрожь у Войто, который понял только одно: сегодня упырь вроде как должен кусаться. Легенды о кровавом полнолунии подтверждались целиком,

        - Вы живете у нас множество столетий,  - Данкварт внезапно сообразил, что между захватывающим повествованием о личной жизни кат-таканов и реальностью есть определенные несоответствия.  - Абсолютное полнолуние происходит два раза в год. Рэльгонн, в Рудне вы мне представили восемь сородичей. Простите, если я вас обижу, но мне кажется, каттаканов должно быть гораздо больше. Тринадцать столетий удвоить, выйдет две тысячи шестьсот. Столько детей у вас должно было родиться за это время.

        - Воздержание,  - грустно сказал в ответ каттакан.  - И нечего зубоскалить, это совсем не смешно. Вообще-то наша раса, как вы изволите выражаться, долгоживущая, приучилась контролировать собственную численность. Представьте, что произошло бы в нашем мире, производи каждый из нас по два ребенка в год на протяжении всей жизни? Только люди борются с перенаселением дикарскими методами: сначала вы неудержимо размножаетесь, когда ваш популяция достигает критической отметки, случается голод, война или эпидемия, а чаще - все сразу. Половина вымирает, множество детей не рождается, а оставшиеся снова начинают плодиться до момента следующего кризиса. Иногда я задумываюсь над тем, действительно ли вы разумные существа или очень удачно имитируете разум?

        - Мы темные и необразованные, и нам очень стыдно,  - фыркнул Данкварт.  - Так вы не ответили на мой вопрос: почему у вас только двое… сыновей? Помнится, вы говорили, будто прибыли к нам через Врата втроем. Вы сами, брат и дядя. За огромный срок заточения в нашем ужасно нецивилизованном мирке, населенном полуразумными тварями, только и способными е… кхм… плодиться, у трех каттаканов появилось шесть продолжателей рода. Знаете, Рэльгонн, легенда о воздержании не выдерживает критики. Я верю в вашу силу духа, однако сам, даруй мне боги отведенный каттаканам срок жизни, столько бы не выдержал. По одному ребенку за шестьсот пятьдесят лет?

        - Вас послушать, так это не у меня проблемы с воздержанием, а у вас,  - едко парировал Рэльгонн.  - Хорошо, раскрою еще одну страшную тайну. Нас действительно больше. Ненамного, но ощутимо. Я не хотел вам этого открывать, только потому, что вы можете потерять ко мне всяческое уважение. Милый Войто, вы не могли бы выйти? Сейчас будет разговор для взрослых.

        - А я что, дитятко малое?  - внезапно набычился Войто, набравшийся смелости возразить Рэльгонну.  - Шестнадцать зим миновало, господин упырь. Посвящение охотника получил. Жениться могу, свой двор заводить.

        - Если так - желаю счастья,  - усмехнулся эрл Рудны.  - Только прошу вас, молодой человек, никому не рассказывать о том, что вы услышите здесь. Обещаете?

        - Да ну вас, месьор, пойду я лучше,  - Войто бочком прошел к двери кабинета.  - Только вы мне скажите, господин упырь: вы нынешней ночью точно кусаться не будете?
        Рэльгонн на мгновение потерял самообладание, внезапно растянул бесцветные губы в жутчайшем оскале (Данкварт за время долгих путшествий по побережью Закатного материка и Полуденным морям видывал пару раз страшную рыбу акулу - Рэльгонн сейчас чуточку на нее походил), блики свечей превратили его пасть в зрелище совершенно непотребное и жуткое, в результате чего Войто, сдавленно пискнув, вылетел из комнаты, будто камень из пращи.

        - Вот так приходится воспитывать молодежь и прививать уважение к пожилым людям,  - как ни в чем не бывало сказал каттакан.  - Что ж, удовлетворю ваше любопытство. По моим подсчетам, наша семья, якобы состоящая из девятерых представителей рода, в действительности насчитывает около шести десятков особей… Я вам говорил, что мы прививали зародышей в тела диких животных?

        - Да,  - согласился Данкварт, и неожиданно понял, что именно хотел сказать Рэльгонн.  - Неужели вы не уследили за некоторыми отпрысками? Не нашли часть своих детей?

        - Звери частенько мигрируют,  - огорченно сказал упырь.  - Простите, если это оскорбит вас, но я раньше предпочитал выбирать в качестве носителей именно людей. За человеком уследить гораздо проще. Я использую его кровь, заражаю… частицей самого себя, спустя две-три седмицы человек заболевает, а к моменту полного развития зародыша умирает. Через сутки после смерти мой потомок покидает мертвый организм, я могу его забрать и начать воспитывать. Кстати, не в последнюю очередь из-за человеческой нетерпимости мы отказались заражать людей. У вас чудовищные предрассудки! Зачастую труп сжигали до того, как рождался каттакан. Естественно, он погибал вместе с телом носителя.

        - Вы говорите ужасные вещи,  - помотала головой Рыжая Соня.  - Честное слово, будь вы, Рэльгонн, человеком, я бы не задумываясь убила вас.

        - Следует знать о союзнике все, включая его далеко не лучшие черты,  - снова нашелся с ответом упырь.  - По крайней мере, теперь я для вас предсказуем. Мне заканчивать?

        - Извольте…

        - Когда мы отдавались силе инстинкта и заражали животных, в большинстве случаев звери терялись, уходили умирать в берлоги, пещеры… Найти их было практически невозможно. Рождались наши потомки. Далее следует самое неприятное: каттакан, которого не воспитывают и не обучают сородичи, становится дикой неразумной тварью. Возьмите у человека маленького ребенка, подбросьте в семейство волков, и через несколько лет детеныш утратит возможность говорить, общаться, думать, превратится в бегающее на четвереньках существо, в котором куда более от волка, нежели от человека. Я объясняю не чересчур сложно?

        - Вы нас прямо-таки за каких-то дикарей держите,  - обиделся Данкварт.

        - Простите. Итак, "дикий каттакан" выходит на свободу. Что дальше? Наши инстинкты гораздо более глубоки и совершенны, чем у людей. Каттаканы могут выжить в любой, самой враждебной обстановке, если только они достаточно взрослые. Взрослеем мы быстро - несколько месяцев, и ребенок получает все способности к управлению творящей мыслью, называемые вами магией. Нужно искать пищу, постоянное пристанище… Инстинкт на высоте, но разума нет. И абсолютное полнолуние два раза в год. Понятно теперь, откуда идут сказки про вампиров? Добавьте обостренные чувства, возможность на краткое время изменять форму своего тела, привычку днем прятаться, а ночью охотиться… Такие дикари крайне опасны, и я полностью сознаю, что ответственность за их появление несу только я и мои сородичи.

        - А ваши сыновья, которых я видел?  - спросил Данкварт.  - Они рождены от людей или животных?

        - Один от альба, один от человека,  - признался Рэльгонн.  - Трое детей моего брата выношены оленями, которых мы ловили и держали в Рудне. Это случилось, когда мы поняли - если не остановиться, не воздерживаться от нападений на людей и безнадзорных животных, три каттакана запросто перевернут этот мир и вызовут катастрофу. Только потому что мы не можем сохранить нашу численность в разумных пределах. Не беспокойтесь, дикий каттакан не может размножаться, он просто этого не умеет - ребенка нужно обучить искусству продолжения рода. Иначе - ошибки и, следовательно, бесплодность неминуемы. Вывод: несколько десятков моих так называемых сородичей, появившихся на свет из-за моего собственного недомыслия, обитают на закатных склонах Самоцветных гор. Выследить и уничтожить их крайне сложно. Они убивают для того, чтобы выжить, не понимая разницы между человеком и зверем. Собственно, главная причина того, что я решился вмешаться в дела вашего мира и помочь вам, состоит не в Нашествии варваров и подвижке материков, а в… помощи. Мы хотим помочь выжить человеческой расе. Лучшей ее части, скажем так.

        - Как? Как вы сказали?  - дернулся Дан-кварт.  - Вы способны нам помочь преодолеть навалившееся бедствие? Охранить от воли зверо-богов-разрушителей?

        - Могу, но об этом йотом. Дайте договорить. Я хочу искупить свою вину. Потому что именно я и двое моих родственников виновны в том, что на свет появились… упыри. Ваш мир до появления каттаканов не знал этого слова. Единственными кровососами здесь были только комары, пиявки и прочие твари, в чем-то похожие на вашего покорного слугу. Кровь им требуется только для размножения. Надеюсь теперь, когда все объяснено и секретов больше нет, вы не выставите меня за дверь?

        - Не выставим,  - сказала Соня.  - Давайте забудем, дело прошлое. Что вы говорили помощи против Великого Нашествия? Рэльгонн, поймите, это очень важно!

        - Нашествие?  - упырь оперся острым подбородком на кулак.  - Подождите некоторое время. Пока я ничего не скажу о гирканцах, пиктах или нордлингах. Следует понаблюдать за обстановкой - этим занимаются мои родичи. Затем я представлю вам развернутый доклад, в котором сочетаются все наши знания. Мы столкнулись с необычным явлением, которое можно поименовать огромным переселением народов, однако назвать сие явление непобедимым я не решусь - Оно не представляет из себя сказочного воплощения Мирового Зла. И еще… Соня, простите за столь вопиюще нечеловеческую просьбу. Если вы откажете сразу то я, конечно, подчинюсь.

        - Говорите,  - устало махнула рукой Рыжая Соня.  - Вам что-то нужно? Продукты? Я немедленно распоряжусь. Месьор Сташув отдаст все необходимое.

        - Не совсем,  - смущенно произнес Рэльгонн,  - Мне требуется несколько жизней.

        - Что?!  - Рыжая Соня поднялась с лавки и Данкварту показалось, что ее глаза метнули искры.  - Рэльгонн, объяснитесь! Кажется, вы перешли допустимые границы приличий! Я благодарна вам за откровенность, но…

        - Мне нужно несколько человеческих жизней,  - твердо сказал упырь.  - По вполне банальной причине: полнолуние. Такой возможности я упустить не могу. Вы взяли больше двух сотен пленных гирканцев. Подарите мне деся-ток-полтора. Зачем они вам? Кормить, поить, содержать… Альбы Ллэра может быть и сумеют возродить их разум, затуманенный войной и вашим собственным человеческим зверством, но должно пройти время… Но, конечно, если вы против и я оскорбил вас как представителя человеческой расы…

        - Забирайте,  - недолго подумав, сказала Соня.  - Только об этом никто не доложен знать. Кроме меня, Данкварта и ваших родичей. Если необходимо, скажите Ллэру, но и только.

        - Благодарю,  - Рэльгонн встал и поклонился.  - Не ожидал, что найду понимание среди людей. Как видно, вы можете мыслить гораздо шире, чем многие сородичи. Кровь берет свое… А сейчас я уйду. Отдохните. Днем вы воюете, ночью беседуете со мной, иногда нужно и поспать.

        - Что он говорил про "затуманенный разум" варваров?  - нахмурилась Соня, когда упырь сгинул.  - Данкварт, ты слышал? Рэльгонн сделал вид, будто в этой невероятной войне виноваты сами люди… Странно.

        - Рано или поздно он объяснится,  - устало ответил керлат.  - Кажется, каттаканы знают о природе этой войны куда больше нас. Спокойной ночи.


* * *
        Войто посчитал, что если уж госпожа и вельможный керлат ничуть не боятся упыря, находящегося посреди ночи в их комнате, то и обычному лучнику дружины страшиться нечего. Бесспорно, он никак не мог доверять хозяевам Руд-ны, о которых ходило столько леденящих кровь слухов и историй - с очень давних пор главными персонажами сказок рудненских деревень являлись страшные упыри.
        Когда зубастый месьор Рэльгонн прогнал Вой-то прочь, тот спустился на двор, перекинулся парой слов с охранявшими покой госпожи Сони стражниками - речь в основном шла о сегодняшней великой битве под стенами замка, когда конница благородных бритунийских кнехтов и волшебство альбов в один момент смяли дикарей из дальней Степи.
        Потом Войто отправился к конюшне (в кармане у него лежали две морковки, заботливо припасенные для коня месьора Сташува, прошлым днем носившем молодого дружинника на своей спине).
        Сташув, когда Войто вернулся, от переизбытка впечатлений и огорчения - дружина Каина-Горы так и не вступила в бой, хотя каштелян отменно подготовил осаду - лишь громогласно отругал ворюгу и тотчас убежал по своим загадочным каштелянским делам.
        Затем Войто позаботился о господине Дан-кварте, сидел с ним, бессознательным, полный вечер, а на вражин так и не посмотрел. Очень хотелось глянуть, как выглядит настоящий живой гирканец.
        Собственно, почему бы и нет? Спать не хочется, ночь едва началась, упырь сидит в парадной зале и ведет с госпожой умные разговоры… Можно, пока все спят, взять коня месьора Ста-шува, съездить в лагерь альбов, благо Древние встали неподалеку от замка и принялись охранять пленных.
        Надо найти Ллэра или Эйю с приятелями - они наверняка позволят хоть одним глазком взглянуть. Альбы - они добрые. Только сумасшедшие немного.
        Войто быстро оседлал приземистого и широкогрудого солового жеребца, на котором всегда ездил каштелян. Скотина спокойная и даже немножко похожа на самого месьора Сташува - такой же укладистый, основательный и сильный. И кличка у него подходящая
        - Прок. Слово, означающее надежность, прочность, нечто крепкое и годное.
        На воротах Войто пропустили тотчас, несмотря на ночное время. Знали, что деревенщина из Рудны вдруг приблизился к самому господину каштеляну, став его порученцем, а вдобавок ему благоволит госпожа и новоназначенный керлат из Бергиса. К тому же узнали Прока - в Каина-Горе только лишь жеребец каштеляна более походил не на лошадь, а на перекормленного кабана.
        Вниз, по дороге со скалы, потом на тропку - все отлично видно. Две луны, одна розовая, одна белая, пылают с невозможной яркостью. Видно, будто днем. Прок топает мелкой рысью, уверенно и тяжеловесно.
        Вот они, альбовы огни. Древние не разводят костров, предпочитая обходиться колдовством - синевато-белые яркие шары пламени мелькают за деревьями.

        - Кто? Зачем?
        Войто, услышав голос, сразу натянул поводья, останавливая лошадь.

        - Дружинник Войто из Велинки,  - напыжив-шись, крикнул он в ответ невидимому альбу-дозорному.

        - А-а!  - рассмеялись из ветвей.  - К Эйе в гости пожаловал? Она тебя ждет - не дождется! Проезжай! Только осторожнее на поляне, там дикари спят!
        И точно. Конь вывез слегка смущенного Вой-то (надо же, и совсем незнакомые альбы знают про него и Эйю!) на обширную прогалину, освещенную волшебными огнями со всех сторон.
        Прохаживаются бессонные альбы с луками и длинными обнаженными мечами. Вокруг вповалку спят люди - гирканцы.
        Прок неожиданно всхрапнул и приостановился, покосившись на всадника удивленно. Что, мол, такое происходит? Опасности никакой, однако необычно.

        - Ну! Поехали! Шагай вперед!  - Войто ткнул жеребца пятками, но Прок упрямо застыл
        - пока не объясните, что происходит, дальше не пойду.

        - Ах, зар-раза!
        Войто едва не повалился из седла. Под грудиной полыхнул снежной остью холодный комок. Была бы возможность заорать - заорал бы. Никак. Воздуху не хватает.
        Со звездных небес, где двумя разноцветными глазами пылали круглые луны, на спящих вражин падали огромные, с человека, не меньше размером, крылатые тени. Упыри.
        Прок без лишнего беспокойства шагнул вперед, чуть присел на задние ноги, почуяв страх всадника. Войто этого было достаточно - он прошипел что-то невнятно-паническое, пальцы разжались, отпуская ремень повода, и Войто повалился на землю. Падал неудачно, боком и головой вниз. Расшибся бы обязательно, не подоспей чьи-то сильные руки. А тени бесшумно и стремительно налетали.

        - Эй, приятель?  - насмешливый высокий голос, который может принадлежать только аль-бу. Один из Древних, оказавшийся рядом, держал Войто на руках, потом отпустил и поставил на землю.  - А-а, узнаю! Ты отчего по ночам шляешься? После заката человеку спать положено.

        - Это что?  - Войто протянул дрожащую руку. Удивительные крылатые существа подхватывали выбранных ими гирканцев, воспаряли высоко в воздух и исчезали. Странно, но никто из спящих не просыпался - все происходило без малейшего шума.

        - Тебя это не касается,  - твердо сказал альб.  - Эйю ищешь или Ллэра? Отправляйся по дорожке прямо, возле рябины повернешь. И шагай своими ножками. Коня на поводу поведешь. Давай-ка лучше я тебя провожу. Главное - не смотри по сторонам.
        Войто, слегка подталкиваемый в спину альбом, покорно отправился вперед. Прок, не ощущавший никакого иномирного зла, пыхтел за спиной, моргая на голубые факела Древних.
        Ночь вошла в самую темную свою половину и, не будь на небе сверкающего полнолуния, человек не сумел бы различить даже пальца на своей руке.
        Глава 7
        По завету предков

        Обычно подданные любого правителя, особенно если указанный правитель любим в народе, справедлив и счастлив в битвах, склонны преувеличивать заслуги господина. Происходит сие вовсе не от желания выслужиться, но от вековечного, унаследованного с кровью и материнским молоком, пиетета к мирскому владыке.
        Право управления над людьми и право власти над их телами и душами передается династиям герцогов издревле, от богов, а последние зачастую считаются родоначальниками многих почтеннейших семейств эрлов и танов. Обычному человеку необходимо видеть перед собой символ, пример для подражания, ибо во мнении общества герцог всегда является честным, благородным, в меру воинственным и достаточно трудолюбивым для того, чтобы вести за собой свой народ. Бывали, конечно, исключения, однако таковые лишь подтверждали правило.
        Так почему бы не похвалить господина? Если он действительно отвечает радужному представлению большинства об освященной временем и Силами Незримыми монаршей власти, значит, он ни в коем случае не зазнается, принимая расположение верных слуг как должное.
        В общем-то победа при Каина-Горе никакого особенного стратегического значения не имела. Хиленькая победа, прямо скажем. Почти случайная. Не вмешайся вовремя альбы со своим колдовством, взбесившиеся гирканцы нанесли бы коннице райдорских кнехтов значительно больший урон, а, может быть, и… Но ведь этого "и" не произошло? Значит
        - хвала на веки веков Рыжей Соне, титульной правопреемнице герцогов из Райдора и тану Кернодо! Заодно - слава ее верным соратникам и союзникам! Ура!
        Данкварт, живший несколько лет в Аквило-нии, прежде видывал триумфы полководцев тамошнего короля. Конечно, аквилонцы праздновали куда торжественнее, с размахом, внушающим благоговение. Цветы, разбрасываемые монеты, леопарды и тигры на поводках, пальмовые веточки охапками, лавровые - снопами, гуляния, ночные фейерверки и бесплатная раздача вина. Выспренно и пышно. В летописи обязательно заносилось полное описание праздника, с указаниями: сколько дней веселились, сколько золотых кесариев потратили, сколько диких животных перебили на потешных игрищах, и, наконец, как много плебеев умерло с перепою или погибло по случайности. Величие огромной державы, что тут скажешь!
        Ни на что подобное в Райдоре в лучшие-то времена средств не доставало, а сейчас тем более. Но, сколь не помпезны торжества Аквилонии, всегда остается горький привкус ощущения, что подданные Трона Льва устраивают столь роскошные праздники, предчувствуя скорую и неизбежную гибель. И от пресыщенности. Зато в Райдоре - от души.
        Широка райдорская душа! Следующим днем восхищенные благородные месьоры, невзирая на слабое сопротивление Рыжей Сони, пронесли ее на сомкнутых щитах вокруг всей Каина-Горы. Хозяйственный Сташув приказал наварить безмерное количество пива, использовав для того любые обнаружившиеся в округе большие котлы и солидный запас ячменя. От восторженных криков опадали осенние листья на деревьях, замок украсили всеми возможными штандартами и знаменами, словно молодую сосенку на праздник Йуле
        - игрушками и лентами. К вечеру доблестное кернодское войско упилось до такого состояние, что, нагрянь сейчас гирканцы, и битву устраивать бы не понадобилось - бери всех тепленькими.

…Данкварту не спалось, хотя минувший дневной переход через буреломы Кернодо выдался утомительным и тяжелым. Болота, густейший лес, узенькие тропки, на которых еле расходились два всадника, моросящий дождик и холодный, пропахший трясинной гнилью воздух. Противно. Еще противнее ночевать в ямке у еловых корней - влага проникает под войлочный плащ, единственное спасение от холода заключено под пробкой деревянной фляги со жгучей сливовицей, каковая сливовица, увы, начинает иссякать. И можно бы заснуть, даже на холоде и мокром плаще, но буквально в десятке шагов несносно галдят альбы, которым, как кажется, нипочем ни сырость, ни болото, ни отсутствие костра - Ллэр с компанией зажгли свои синие огоньки, устроились на ветках деревьев и что-то горячо обсуждают на своем языколомном (отнюдь не певучем, как утверждают легенды) наречии. И пьют, конечно. Кажется, альбы прихватили в поход только ягодное вино, забив баклагами мешки под завязку. Иногда слышен голос Рея - зин-гарец тоже увязался, хотя Соня упрашивала его остаться в Каина-Горе. Не захотел. Сказал только, что если получит приказ - спорить не будет, но,
если приказывать никто не станет - уйдет вместе с отрядом. У Рыжей Сони, похоже, язык не повернулся отдать подобное приказание, оттого неотлучный зингарец покинул кер-нодский замок вместе с прочими охотниками за головой десятитысячника Хасгата.
        Данкварт поворочался в своей яме, удрученно выслушал, как под боком хлюпает вода и едва сдержался от того, чтобы плюнуть на собственную подстилку. Он ввязался в авантюру, это бесспорно, но он предпочитал участвовать в авантюрах лишь в случае, если предоставляются более приемлемые условия для жизни и путешествия. Например, свой шатер, готовая горячая пища (стряпать которую, разумеется, должен кто-нибудь другой), теплые попоны, вдоволь хорошего вина, заменяемого нынче сивухой крестьянского изготовления. И летом, конечно. Почему нельзя спасать мир в теплое время года, а вовсе не в середине прохладной и дождливой осени?
        Авантюра. Жуткая. Хасгата Степного Ветра они, понимаешь, убивать едут. Данкварта терзали смутные подозрения, что эта затея изначально абсурдна. Убийство одного человека ничего не решит. Просто мелкая гадость. Кагану гирка-нийцев Бурэнгийну стоит лишь шевельнуть пальцем, и на место Хасгата Разрушителя тотчас встанет другой, не менее талантливый и не менее одержимый жаждой полководец. Гирканцы вообще талантливый народ - захотели бы превратить свою Степь в царство радости наподобие былой Аквилонии, обязательно смогли бы.
        Теперь остается ждать, когда наступит та самая заветная ночь, когда небольшой отряд под совместным командованием Данкварта, Ллэра и Рыжей Сони героически ворвется в лагерь степняков и не менее героически погибнет. Плененных либо посадят на кол, либо… Сажание на кол Данкварт полагал весьма легкой и приятной смертью. О прочих вариантах даже думать не хотелось - подданные Бурэнгийна большие выдумщики на предмет всяких смертоубийственных и болезненных забав.
        Разошедшиеся альбы вопили так, что в округе наверняка не осталось ни одного гирканца, не предупрежденного о прибытии врагов. Звуки, особенно высокие, ночью отлично разносятся по лесу. Надо бы встать и рявкнуть на Ллэра - пусть умерит пыл. Впрочем, для альба лес - дом родной, Ллэр отослал в дальний дозор нескольких родичей, обязанных высматривать противника. Альбы являются изрядными весельчаками и разгильдяями, однако вовсе не дураки и не торопятся так запросто подставлять свои красивые бессмертные и бесшабашные головы под степной ятаган.

        - Доброй ночи,  - жизнерадостно проворковали откуда-то сверху. Данкварт, стараясь не упустить из-под плаща последние жалкие остатки тепла, высунул голову и осмотрелся. Наверху, в ветвях старой ели, мерцали два желтых глаза. Упырь явился.

        - Здравствуй, Рэльгонн. Ты отчего на дереве сидишь?

        - Филина изображаю,  - легкомысленно отозвался каттакан.  - Нет, нет, не вставай. Не хочу, чтобы ты меня сейчас видел - зрелище весьма неприглядное. Пришлось изменить форму тела, мне так удобнее.
        Отчасти из вредности, отчасти из интереса Данкварт вылез из своей ямки, вытянул из нее превратившийся в совершенную грязную тряпку плащ и, шепнув давно изученное заклятье, извлек из пальца струйку желтоватого пламени. Нечто вроде свечи.

        - Фу!  - райдорец содрогнулся, узрев висящего вниз головой Рэльгонна.

        - Я же предупреждал - не надо смотреть… На данный момент упырь являл собой весьма неудачную скользкую помесь самого себя с летучей мышью. Голова каттакана, и без того не блистающая привлекательностью, со всеми ее зубами, горящими зенками и широкими ушами прикладывалась к туловищу бледно-желтой летучей мыши размером с небольшого теленка. Толстенная ветвь ели угрожающе поскрипывала под весом Рэльгонна.
        Но ладно бы летучая мышь - иногда эти тварюшки вполне симпатичны: забавная подвижная мордочка, розовые ушки, тело, окутанное мягкой коричневой шерсткой. Рэльгонн, изменяя свою внешность, о симпатичности не позаботился. Голая мокрая кожа в морщинах/складках и каких-то неприглядных бугорках, сложенные крылья напоминают только что выделанный пергамент, когти на сгибах подозрительно напоминают лезвия хорошо отточенных искривленных охотничьих ножей.

        - Ты откуда… такой?  - выдавил Данкварт и погасил язычок пламени. Лучше уж разговаривать с Рэльгонном в темноте - привидится подобное чудовище во сне, точно седым проснешься…

        - Развлекался неподалеку,  - усмехнулись сверху.  - Гирканцев пугал. Заработал две стрелы в бок. Больно… но не опасно. Я, собственно, с докладом.

        - Тогда валяй, докладывай,  - обречено вздохнул Данкварт. Немедля пришлось шарахнуться в сторону, ибо с темного неба к небольшой полянке спикировало еще одно крылатое чудовище, с неимоверной точностью уцепившееся за ветку, на которой видел Рэльгонн.  - А-а, Си-гонн, мое почтение. Тоже веселились?

        - Какие наши годы!  - развязно прохрипел родственничек хозяина Рудны.  - Гирканцы так забавно визжат, когда пролетаешь над их шатрами… Наши остались буйствовать в их лагере и наводить панику.
        Данкварт мельком подумал о том, насколько странные союзники ему достались. Альбы пьянствуют и развратничают направо и налево (если не между собой, то с людьми, что, кстати, для них куда привлекательнее из-за необычности). Вампиры обзавелись привычкой каждую ночь насмерть стращать бедолаг-гирканцев или рассекать воздуся прямиком над стоянками отряда.
        Охрана, впрочем, из них неплохая - отлично приспособленный к ночной жизни каттакан не пропустит даже подбирающуюся к стоянке мышь-полевку, если та имеет враждебные намерения. Один из сыночков Рэльгонна, очень молодой (по воззрению каттаканов) упырь забавлялся тем, что швырялся с высоты подхваченными на еловых ветках шишками. Поведение "союзников" ставило Данкварта в тупик и добавляло происходящему оттенок безумной абсурдности. Такое впечатление, что развеселая компания из людей, альбов и вампиров собралась не в опаснейшую экспедицию, а решила прокатиться по Райдору лихим ярмарочным балаганом.

        - Кхм-кхм,  - напомнил о себе Рэльгонн задумавшемуся человеку.  - Милейший керлат, вы отчего такой смурной? Я вам уже сколько раз говорил: невозможно спасать мир с серьезной рожей. Будьте проще, смотрите на происходящее веселее! Берите пример с альбов! Сгоните с лица мрачное выражение-Ветка, на которой болтались Рэльгонн и его брат, внезапно и громко хрустнула, переломившись аккурат возле ствола. Оба упыря в неопрятном переплетении крыльев, задних лапок и когтей с шумом рухнули на покрытую прошлогодней хвоей землю. Возник жуткий дрыгающийся клубок, из которого доносились недовольные хрипы: "Слезь с моей шеи!", "Ты мне крыло отдавил!", "Не пихайся!".
        Данкварт, не выдержав, загоготал. На звук прибежали альбы.

        - Не вижу ничего смешного!  - Рэльгонн извлек голову из-под кожистой перепонки.  - Что за конюшня, благородные господа?! Встали вокруг и ржут, будто жеребцы, вместо того, чтобы помочь!

        - Рэль, ты сегодня невероятно обаятелен,  - задыхался, держась за живот, Ллэр.  - Мужественный профиль, ушки в разные стороны торчат… А эти крылышки! Гы-ы-ы!

        - Убирайтесь!  - сверкнул клыками каттакан. Впрочем, его гневливость не произвела на Древних особого впечатления. Альбы исчезли лишь после того, как Рэльгонн начал яростно сквернословить на неизвестных Данкварту языках.

        - Вот любопытно…  - состроив омерзительно-любезную улыбку, злорадно вопросил вельможный керлат у нахохлившегося Рэльгонна,  - что это вы, сударь, такой серьезный? Разве можно с таким лицом спасать мир?
        Оба упыря метнули в Данкварта глазами желтые молнии. Обидчивый Сигонн начал упрямо карабкаться на голый ствол давно погибшего дерева, чтобы попытаться взлететь.

        - Не ёрничайте,  - строго указал Рэльгонн и как-то по особенному сложил крылья - уселся на задние лапки летучей мыши, опершись костяком, на которых держались перепонки так, чтобы казалось, будто каттакан стоит.  - Просто ветка подвернулась сухая. Ничего особенного, со всеми бывает. Повеселились, и будет. Итак! За последние четыре ночи мы изрядно застращали варваров, разбивших лагеря в округе. Подчиненные Ллэру альбы добавили для живописности леденящего душу волшебства и всяких кошмарных иллюзий. Далее. Вы находитесь в шести лигах к полуночи от становища туменчи Хасгата. Остается всего один дневной переход. Если Хас-гат Степной Ветер снимется с места и отправился дальше к рубежам Немедии, придется догонять. Я готов обеспечить вашему отряду необходимое прикрытие - как можно больше шума, страха и магии. Вы можете проскочить в центр лагеря, захватить или убить туменчи, а затем безнаказанно скрыться.
        Данкварт кивнул. Упырь еженощно докладывал ему о самых малейших изменениях в диспозиции степной армии и передвижениях знаменитого военачальника кагана Бурэнгийна. Хасгат находился почти рядом с крючком рыболова, оставалось лишь подвести сей крючок к его пасти и дернуть за леску. Наживкой служила дворянская конница, которой поставили командовать, как ни странно, вельможного эрла Алаша Рум-ского, давеча больше других оравшего и возмущавшегося на тинге. Алаш, несмотря на склочный характер, отлично показал себя в сражении при Каина-Горе, оказался стоящим командиром и могучим кнехтом - когда пришедшие на выручку альбы пробились сквозь строй гирканцев, стало ясно, что месьор Румский нагромоздил вокруг себя множество тел врагов, сам получив лишь незначительное ранение в плечо. Присматривать за героическим, но взбалмошным эрлом Алашем поручили Босану из Эттена и его молодым дружкам. Мало ли…

        - Рэльгонн, вам не кажется, что мы ничего не выигрываем от этой эскапады?  - пессимистично заметил Данкварт, уже без всякого отвращения глядя в сторону нахохлившегося кат-такана. Рэльгонн постоянно ерзал, ему явно было неудобно сидеть на земле из-за необычного строения нынешнего тела.  - Мы собираемся убить одного, только лишь одного человека. Но ведь гирканцев многие тысячи! К ним пристали кочующие племена Турана, горцы Кезанкийско-го кряжа… Вы мне сами доносили, будто Хасгат создал из покорившихся нашествию бритунийских кнехтов и дружин заморийцев особый отряд. Мы… мы…

        - Обязательно проиграем, это вы хотите сказать?  - Рэльгонн недовольно колыхнул тонкой кожей крыльев.  - Сколько лет живу среди людей, и все не перестаю удивляться вашей беспредельной глупости и трусливости! Для вас, людей, любая тварь может казаться опасной, пока вы не будете знать, как с ней бороться. В моем мире мы давно поймали бы кагана Бурэнгийна сетью, одели ошейник, посадили на цепь и показывали интересующимся. Но у моего мира свои законы. Здесь - другие. Есть такое умное слово, у вас неизвестное - противофаза. Тотальная противоположность. Главная составляющая этого понятия заключается в невероятной внушаемости разумного существа, именуемого "человеком". Вам можно задурить голову, заставить мыслить не так, как вы хотите, а так, как нужно! Никакой магии, черного и страшного волшебства кагане степняков или предводителе армий пиктов, рвущих Аквилонию на части, попросту нет! Они всего лишь обладают способностями воздействовать на разум столь низкоорганизованных тварей, как вы. И ведут за собой человеческие армии, сами движимые честолюбием и гордыней. Не обижайтесь, Данкварт, вы
низкоорганизованы только потому, что не прошли многих тысяч лет развития. Подумайте сами, что произойдет, если маленьким человеческим детям дать в руки столь мощное оружие, как, например… э-э… зингарский огонь, эту жуткую смесь, которая горит даже в воде?

        - И что?  - огорчился Данкварт.

        - Поймите, для моей цивилизации горючая смола - даже не позавчерашний день. Такое оружие употреблялось нами во времена, когда в вашем мире еще не появился человек. Вы не можете себе представить, чем владеют каттаканы… Несмотря на врожденную и старательно развиваемую способность творить при помощи мысли, мы умеем обращаться и с мертвой материей, которая способна вызвать чудовищные разрушения… Для вас это далекое будущее. Так вот, если в ваши руки попадут такие игрушки, вы станете с ними обращаться также, как малолетний идиот с арбалетом. Что случится, если выстрелить в своего приятеля по игре в куче песка? Ребенок не осознает, что его друг умрет или будет серьезно ранен. Он не знает, что такое смерть, не понимает всей глубины этого понятия. Ему интересно. Бу-рэнгийну, которому тоже просто интересно, Судьба дала в руки такой арбалет - великую и почти непобедимую армию. И Бурэнгийн начал стрелять. Не по собственной злобе - по неразумию. Итог - вы получили мировую войну. Только из-за любопытства. Вашего, Данкварт, вашего, и лишь отчасти Бурэнгийнова. Человечество вашего мира не повзрослело. Надеюсь,
однажды вы поймете, что хвататься за арбалет надо только при самозащите, а не устраивать великие войны только ради призрачной и недолговечной славы нескольких талантливых гордецов-полководцев!

        - Я знаю, что мы виноваты!  - заорал Данкварт, выходя из себя.  - Знаю! И пытаюсь хоть как-то искупить вину неразумного человечества! Хотя, что может одиночка?..

        - Так вы не говорите, а делайте,  - наставительно сказал Рэльгонн.  - Рассуждать мы все горазды. Помните, что проходя через струи собственной крови народы взрослеют. Действуйте. А я вам помогу. Нет такого греха, который нельзя было бы искупить.


* * *

        - Войто!

        - Чего, сударь?

        - Молчи.

        - Я и так молчу. Откуда привычка такая, вельможный керлат? Едва господа благородные не знают; что и как делать, то сначала дают по шее Войто, а потом только соображать начинают.

        - Закрой рот, я сказал!

        - Тогда чего звали?
        Сия напряженная беседа между благородным месьором Данквартом из Бергиса и затесавшимся в отряд Войто из Велинки, происходила в глубине подгнивающего бурелома, где оба и пребывали. Нормальный человек совершенно точно не сумел бы уместиться в узкой норке среди палых ветвей, поваленны^ стволов и груд перепревшей листвы, но эти двое смогли пристроиться вполне удобно, даже почти не впритирку - играли свою роль привычка молодого дружинника к кернодским чащобам и умение обустраивать охотничьи засады.
        Войто оказался в отряде Рыжей Сони и Дан-кварта отнюдь не случайно, что бы там не думал помощник владычицы танства. Его зазвали альбы, а точнее, очаровательная альбийка Эйя.
        Древние, составлявшие костяк ударного отряда, на который возлагалась главнейшая задача: убить или пленить Хасгата Степного Ветра,  - самовольно захватили право брать с собой, кого пожелают. Конечно, еще можно смириться с присутствием четверых болтливых и кокетливых альбийских девиц. Во-первых, чем они хуже Рыжей Сони? Во-вторых, управляются с оружием, особенно с луками и маленькими самострелами, получше самого опытного наемника, а в-третьих - альбы-мужчины, как выяснилось, не мыслят себе жизни без женщин. Красавицы, понимаете ли, вдохновляют их на подвиги. Но когда отряд разросся сверх планируемых пятнадцати бойцов аж до тридцати, Данкварт стукнул кулаком по заросшему мхом валуну и твердо заявил: "Хватит! Тут вам не разъездной бордель!". Альбы ужасно огорчились, но были принуждены согласиться.
        Охотой на большого зверя, таким образом, занялись рудненский керлат Данкварт и сама госпожа Соня (она, между прочим, не забыла составить завещание по всем правилам, заверенное каштеляном и свидетелями, и передавала в случае смерти кернодское танство и титул Данкварту, после чего за ним прочно укоренилось малоприятное и совершенно необоснованное прозвание "ночного тана"). С ними отправлялись Ллэр, четыре помянутых красотки-луЧницы, шестеро самых близких приятелей Ллэра, Рей, отказавшийся оставаться в замке, и неотвязный Войто, которому хотелось обрести подвиги, приключения и непременное общество Эйи. Данкварт не сомневался: альбы ввязались в эту авантюру лишь ради острых ощущений и вели себя так, словно впереди маячило не самоубийственное предприятие, но развеселая прогулка с песнями и танцами под луной на лесных полянах.
        К тому следует добавить обязательные ночные визиты упырей под командованием Рэльгон-на и совсем новых участников охоты - четверых данхан, пришедших вместе с Ллэром из Аэльтунна. Последние являли собой малюсеньких карликов-лесовичков, чья макушка едва достигала середины бедра Данкварта. Но если ростом данхан больше напоминали шестилетнего ребенка, то в пронырливости, умении прятаться и пробираться в любые закоулки леса они превосходили и альбов, и людей, вместе взятых. Войто, большой любитель старых деревенских сказок, тотчас определил маленьких разведчиков отряда - карликов с густыми бородищами, цепкими ручками, зелеными глазами и манерой все время подслушивать и подсматривать - как баснословных "лешаков".
        Вынужденное пребывание посреди буреломного завала объяснялось тем, что Данкварт возжелал лично осмотреть место грядущей битвы. Данхан, безусловно, молодцы: лесные карлики разнюхали и подглядели все, что было возможно, в точности выяснив расположение юрт в лагере Хасгата, количество телохранителей и простых нукеров, но все-таки лучше увидеть стоянку дикарей собственными глазами. Взяв с собой Войто как опытного следопыта, Данкварт приказал остальным не высовываясь, сидеть в густом березняке, и отправился в дозор.
        В этих местах как раз проходила полуденная граница Кернодо и начинались земли короны, принадлежащие не танам и эрлам, а лично королю Бритунии и его семье. Пайрогийский тракт убегал сквозь холмы и леса на Полдень, другая, куда более широкая и наезженная дорога, уводила в обход танства к Пограничному королевству и далее через владения оборотней к Гиперборее. Именно возле перекрестка двух трактов и устроил временную ставку грозный туменчи.

        - Что они себе думают?  - шипел под нос Данкварт, рассматривая сравнительно небольшое скопление гирканских степных юрт, поставленных в пологой ложбине меж двумя холмами. Данхан посчитали верно - войлочных палаток было ровно двадцать две, выставлены кругом, центр лагеря защищают кибитки. Охраны - от полутора до двух тысяч человек. Над стоящей посередине белой с золотом юртой - темно-зеленый бунчук, цвета самого Хасгата. Данкварт достаточно долго прожил среди гирканцев, чтобы разбираться в незамысловатой степной геральдике.  - Разве можно так безалаберно ставить лагерь? Уверены в собственной безопасности так, словно никогда и не покидали Великую Степь!

        - Сударь, глядите - дымок,  - Войто тронул Данкварта за плечо.  - Во-он, на две ладони правее солнца, за распадочком. Наши, не иначе.

        - Точно,  - прищурился керлат, рассмотрев в указанном направлении очень далекую и тонкую струйку дыма, но не сероватого, как обычно, а голубого, почти теряющегося на фоне вечернего неба. Альбовы шуточки - в конную гвардию к эрлу Алашу Румскому и молодому тану Босану Эттенскому были отправлены трое или четверо Древних, помогать волшебством. Синий дым означал, что все в порядке, конные сотни наготове, зеленый оповещал о возможной опасности, красный - о прямом соприкосновении с противником.
        План составили простой до гениальности.
        Три крупных отряда - конница Алаша и две группы кернодских лучников, набранных из самых метких охотников, способных ночью попасть в глаз белке,  - после заката начинают атаку с трех сторон. Перед нападением на лагерь Хасгата Рэльгонн и его упыри устраивают небольшое представление с применением колдовства и прочих особых способностей каттака-нов. Между прочим, Рэльгонн с братией минувшими ночами усердно стращали всех находившихся в округе варваров, но к лагерю туменчи не приближались, дабы не разрушить эффект внезапности.
        Начинается суматоха (как, по вашему, поступят нормальные люди, не ожидающие нападения, когда сначала являются жуткие упыри, а потом налетает незнамо откуда взявшаяся конная лава?), во время паники кружащие над юртами каттаканы "пасут" Хасгата, указывая Дан-кварту и его сумасшедшим альбам направление, а дальше… Остальное пусть решит Митра Солн-цезарный.

        - Войто…

        - Опять ругаться будете, сударь?

        - Не мели языком, а слушай. Беги к Соне и Ллэру. Передашь им, что встречаемся… Повернись влево. Видишь четыре сосны у самой опушки? Встречаемся возле них сразу, как стемнеет. Я пока останусь здесь.

        - Вельможной госпожой бросать вас не велено,  - насупился Войто.  - Сами слышали, госпожа сказала, чтобы вместе возвращались.

        - Или ты, балда, исполняешь приказ, или идешь на все восемь сторон света! Рей тебе не объяснял, как выполняются распоряжения вышестоящих в зингарской армии и как наказывают за отказ следовать приказу?

        - Рей из беззаконного народа происходит,  - отползая, пробурчал Войто.  - Хуже любого норд-хеймца-дикаря. Ладно, ладно, сударь, не гневайтесь. Уже иду. Значит, у четырех сосен?

        - Катись, кому сказано!
        Данкварт снова уткнулся подбородком в мягкий мох и прильнул к щели, образованной двумя толстыми стволами давно погибших берез.
        Над ухом лениво пищал припозднившийся осенний комар.
        Собственным зрением многое не увидишь, придется попробовать искусство, называемое умным Рэльгонном "силой мысли". Таковая сила дает возможность владеющему ею человеку проникнуть когда угодно и куда угодно, лишь бы точно себе представлять желаемое. Сейчас Дан-кварт желал увидеть самого Хасгата.
        Стоит лишь отвлечься от зримого мира, закрыть глаза, не обращать внимания на запахи и беспрестанный шум леса, в который вплетается как комариное зудение, так и шорох падающей листвы вкупе с потрескиванием деревьев, стрекот сороки, недовольное цоканье белок и отдаленный грохот обрушившегося мертвого ствола, как разумная частица человека воспаряет над телом и, если ты верно направил ее, устремляется к интересующей тебя точке. Сейчас ты видишь не только зримое. Заметны разноцветные, более теплые или более холодные потоки воздуха, мысль окружающих людей обретает собственный цвет - удивительно, но стоящие в четверти лиги от края леса гирканцы обладают вполне обычной человеческой мыслью, зеленоватой с желтым и золотистым. Мыслью цвета степных трав. Одна беда - их разум словно закрашен густой коричневатой краской с непременными розовыми прожилками. А розовый - цвет охранного волшебства. Вязкая пелена не дает разуму человека прорваться наружу, сдерживает его, связывает и пленит.
        Какой вывод? Правильно: в отряде Хасгата Степного Ветра есть несколько шаманов-колдунов, которые установили магическую защиту.
        Скверно. Остается надеяться, что магия Рэль-гонна и его крылатых дружков окажется сильнее.
        Данкварт несколько раз ткнулся в юрту ту-менчи, но перед ним постоянно вставала густая пелена слепящих розовых огней. Проникнуть сквозь завесу невозможно. Маги-шаманы отлично знают свое ремесло. А будешь настаивать - тебя вскоре обнаружат. И пропал столь желаемый упырями "эффект внезапности".

        - Эй, харя! Слышишь меня? У? К тебе, к тебе обращаюсь!
        Данкварт, вздрогнув от неожиданности, открыл глаза. Голосок тонкий, но в то же время хриплый и дребезжащий.

        - Кто тебе здесь харя, недомерок?
        Сверху на поваленном дереве восседало существо, слегка похожее на обросший сероватым лишаем пенек. Данхан. Представители этой расы никогда не отличались почтением к человеку и сдержанностью на язык.
        Значит, сказки Войто говорят правду о злонравных и пакостных леших. Только леший со временем превратился в легенду, дух зеленой чащобы, а вот малыш-данхан существует реально и является, по выражению Рэльгонна, обожающего бахвалиться своими познаниями в строении окружающего мира, "тупиковой ветвью эволюции".

        - Не харя разве?  - сварливо гукнул карлик.

        - Дык рожи ваши человечьи погаже кабаньих будут! Съел?

        - Я тебя самого сейчас съем. Говори, для чего пришел?

        - Девка твоя прислала. У?

        - Зачем?  - повторился Данкварт. Если беспутные альбы вызывали у него только легкое раздражение, то данхан светлейший керлат не переваривал всем нутром.

        - Дык, просила передать - придет. К сосенкам. А чё? Под сосенками всяко любиться приятней. В кустах задницу наколешь. У?

        - Сгинь, зараза! Передай госпоже, что жду.

        - Дык. Всяк ждет, да не всем достается. Ок-ромя Древних. Оные завсегда дупло подыщут. Дык как, сгинуть или передать? Дык, в самом деле! У?

        - Уйти и передать,  - стараясь придать голосу максимальное спокойствие, ответил Данкварт.

        - Исполняй!

        - Ого,  - согласился данхан.  - Командовать любишь, харя? У?

        - Исполняй, сказано!  - шикнул Данкварт и передразнил лешачка: - У?

        - В штанах у тебя "у",  - не остался в долгу данхан и сбежал - Данкварт попытался запустить в него гнилой шишкой. Вот уж точно нечисть, в лучшем виде, почище любых упырей с мантикорами! Хотелось бы спросить у Ллэра, как альбы терпели в своем закрытом городе несколько семейств этих лесных мерзавчиков на протяжении сотен лет? Или у альбов слишком извращенное чувство юмора?


* * *
        Солнце, с явным отвращением посмотрев на обитаемую людьми Сферу, закрыло свой красный закатный глаз наползающими со стороны далекого Океана тучами, и кануло за Грань. Копошение смертных ему было неинтересно, все картины светило могло наблюдать бессчетные тысячи веков, в любых кулисах и декорациях. Лишь сцена не изменилась - старинный Хайбо-рийский мир мужественно переносил очередной кровавый спектакль, разворачивающийся на ее подмостках.
        Полтора десятка всадников, надежно укрытых сумерками и молодой порослью лесной опушки, ждали неподалеку от выросших на сравнительно открытом склоне четырех древних сосен. Под корнями вечнозеленых деревьев сидели бородатые лешаки, переругивавшиеся на своем, непонятном даже альбам, гортанном языке. Данхан и знать ничего не хотели о грядущем сражении - они исполнили все, приказанное Древними, и теперь отдыхали, попивая из маленьких тыквенных баклаг брусничную настойку и дуясь в кости.

        - Что скажете, светлейший керлат?  - невинно осведомилась Рыжая Соня у Данкварта и мимоходом погладила гладкий сверкающий нагрудник доспеха. Месьор Сташув отыскал в Кайна-Горе самую лучшую броню для своей хозяйки.  - Отчего у вас столь мрачный вид?

        - Прощаюсь с жизнью на этой земле, и готовлюсь к путешествию на Серые Равнины,  - Данкварт скривил губы в иронической улыбке.  - По-моему, двадцатое или двадцать первое прощание за прошедший год. Сие занятие становится мрачной традицией, что мне совсем не по душе.

        - Сударь, зачем огорчаться?  - подал голос Войто.  - Ну, убьют. Всякое же бывает, а на войне - особенно.

        - Ах, это непосредственное юношеское отношение к жизни и смерти,  - воздел глаза к небесам Ллэр. В отличие от людей, альбы не носили доспеха, хотя их тела точно также могли поразить меч и стрела. Данкварт полагал, что они либо бравируют презрением к опасности, либо окончательно свихнулись. Даже Войто раздобыл кольчугу, наручи и шлем, явно ему великоватые.  - Почтенные други мои, вам-то бояться нечего, душа человека бессмертна и после гибели тела уходит в Залы Отдохновения. Вот нам придется умирать по-настоящему… Альбы покидают этот мир, исчезая в Неизвестность, и никогда сюда не возвращаются. Творец был большим шутником, даровав нам немыслимое для людей долголетие, а с ним - черную неопределенность после смерти.

        - Никогда не пробовал проповедовать новые религиозные идеи?  - огрызнулся Данкварт и похлопал ладонью по шее забеспокоившегося коня.  - Отправься к жрецам Митры Солнечного, они тебя примут с распростертыми объятиями. Монахи-митрианцы очень любят рассуждать о Предопределении.

        - Монахи-митрианцы?  - в голос рассмеялся альб.  - Глупейшая идея! Знавал я этих болтунов. Почитают богом великого Духа Природы, которому смертные практически безразличны и ничего более!… Тайны Вселенной просты и объяснимы, милейший господин Данкварт. Раскрыть еще парочку секретов бытия? Или вам не нравится быть разочарованным?

        - Не нравится,  - отмахнулся керлат.  - Смотрите!
        От темнеющих небес к земле низринулась крылатая тень. Рэльгонн. Опять в своем омерзительном облике летучей мыши.
        Упырь, используя восходящие потоки от нагретой за долгий солнечный день земли, парил над всадниками, выписывая зигзаги.

        - Начинаем!  - донеслось сверху.  - Не забудьте вовремя подать сигнал кавалерии! Желаю удачи!
        Рэльгонн тяжело взмахнул широченными перепончатыми крыльями, сделал круг над опушкой леса и поднялся выше. По оценкам Дан-кварта, на поллиги.
        Вскоре в покрывающемся звездами небе к силуэту Рэльгонна присоединились еще восемь бесшумных воздушных призраков - это катта-каны направились к стоянке Хасгата Степного Ветра.

        - Упыри и вурдалаки приготовились к атаке,  - насмешливо процитировал Ллэр, но вернулся к прозе: - Хотелось бы узнать, какие сюрпризы породила для варваров болезненная фантазия наших крылатых дружков?
        Ждали недолго. Лощина осветилась полыхнувшим на большой высоте багрово-оранжевым шаром, затем превратившимся в распространяющееся по ночному небу кольцо живого пламени, связанное с центром разрыва струями и алыми тающими нитями огня. Замелькали бьющие в землю фиолетовые и зеленые молнии, окрашивая лес и поля в самые фантастические цвета.

        - Ух ты!  - даже хладнокровный зингарец поразился.  - Красиво, между прочим. Как во время фейерверка в Тарантии на праздник Дня Эпимитриуса.

        - Слепит,  - поморщился Данкварт, прикрывая" глаза ладонью.  - И, что характерно, мы находимся далеко. Воображаю, каково сейчас дикарям.
        Дикарям, наверное, приходилось плохо. Молнии подожгли несколько юрт, насмерть перепугали пасущихся лошадей и превратили округу в огненный кошмар. Пылала даже влажная осенняя трава, а среди вспыхивающих разрядов, прямо над головами, проносились жуткие чудовища на нетопыриных желтоватых крыльях. Твари оглушительно визжали, ударяли лапами, сверкали громадными желтыми глазищами и оставляли в воздухе за собой расплывающийся туманный след, на несколько мгновений приобретавший форму совсем уж непривлекательных призраков - Рэльгонн не зря целую ночь расспрашивал Данкварта,  - желая узнать у прожившего много лун в Степи керлата, чего именно могут бояться гирканцы. И теперь представлял на суд зрителей бесчисленные и невоплощенные орды демонов степной мифологии. Ведь создать иллюзию так просто!
        Рэльгонн извернулся, резко сменил направление полета, пытаясь избежать слабого и неточного удара саблей, а перед покусителем на жизнь упыря, нукером из личной охранной сотни Хас-гата Степного Ветра, моментально возникла скрюченная и безумно хихикающая магрика - источающая смрад разложения чудовищная ведьма, обитающая на местах захоронений. Степняк, заорав, кинулся в сторону, но справа на него пялился Красный Пес Цэн, дух гор, собирающий души неправедных и утаскивающий злодеев в свои мрачные пещеры. Кругом парили жестокие саабдак, мертвые и несущие смерть, шныряли демоны дуд, пожирающие человечину, восставали из земли подобные взбесившимся шакалам божества Мамо, верещали зловредные ньены и скалили зубы дэвы.

        - Подавайте сигнал лучникам, господин кёр-лат,  - Соня, заинтересованно взиравшая на кавардак в лагере степняков, повернулась к Дан-кварту.  - По-моему, гирканцы достаточно напуганы.
        Альбы запустили в воздух три своих факела-шарика, воспаривших над опушкой подобно синеватым шаровым молниям. Каттаканы, увидев огни, поднялись выше, чтобы не попасть под лучный залп, из леса показались два отряда кер-нодцев, с двух сторон подходивших к стоянке, и, наконец, нанесло удар не волшебство, а холодное железо лучных наконечников.
        Семь залпов подряд. Полторы тысячи стрел, поражавших как людей, так и запаниковавших степных лошадок, не сумевших понять, что происходит. Сначала пугающий свет, молнии, запах грозы, крики людей, потом в конские бока и спины начали вонзаться стрелы… Однако колдуны-шаманы, находившиеся рядом с Хасгатом, тоже не дремали.
        Данкварт, отвлекшийся от весьма занимательной разноцветной картины, вновь попытался использовать мысленное зрение. И в который уже раз увидел пляшущий туман, сотканный из розовых огней. Стена постепенно окутывала гир-канцев, защищая их от воздействия магии Рэль-гонна. Еще немного - и дикари очухаются.

        - Конница, конница пошла!  - заверещал Войто, указывая на вышедший со стороны Пай-рогийского тракта отряд. Для пущего устрашения Алаш Румский вместе с Босаном вытребовали у альбов сотню бело-голубых огней, а входившие в конный отряд альбы решили добавить в спектакль красок и неслись впереди на чудовищных огнедышащих лошадях. Тоже ничего особенного - обыкновенный скакун, коему рука умелого альбийского колдуна придала устрашающий вид.

        - Ну, пугать так пугать,  - выдохнул Дан-кварт, схватил висевший на цепочке символ Вековечного Пламени, приложил его ко лбу и груди, рванул из ножен клинок и скомандовал: - Никому не отставать! Не разбиваться на группы и не теряться! Все за мной!
        Эффект внезапного нападения постепенно сходил на нет. Бритунская кавалерия эрла Алаша, разделившись на два отряда, ворвалась в лагерь, но затем откатилась. Потерявшие значительную часть лошадей гирканцы перебороли страх и взялись за луки, отогнав конников пока еще редкими, не слаженными, но чувствительными залпами. По счастью, уцелевшие от огня варвары сосредоточились ближе к полуночной стороне лагеря, те, кто успел поймать не пострадавших от лучного обстрела лошадей, сбивали конные десятки, пытаясь атаковать кернодцев. В суматохе почти никто не обратил внимания на прорвавшихся в круг стоянки чужаков.
        Данкварту оставалось лишь сердечно поблагодарить Рэльгонна за то, что было относительно светло - упыри, с огромной скоростью носившиеся над землей, не переставали поддерживать кольцо огня в небесах.
        Пошла привычная работа - Данкварт отмахнул лезвием по голове бросившегося к стремени пешего гирканца, сшиб конем другого, третьего поразил в шею… Альбы не отставали - девицы во главе с Эйей мастерски палили из маленьких, будто игрушечных, луков, удерживаясь в седлах с неожиданной легкостью. Им будто не требовалось держаться за поводья. Войто, зло поблескивающий глазами из-под конического шлема, довольно лихо управлялся с самострелом, Рыжая Соня и Рей предпочитали мечи. Серьезно помогали каттаканы Рэльгонна, запуская во врагов сверху не убивающие, но способные надолго оглушить тонкие молнии.
        Первый и второй круг юрт пройден, остается прорваться через кибитки. По счастью, несколько повозок сгорели дотла, оставив только угольки. За ними - шатер первейшего военачальника подчиненного кагану Бурэнгийну. Один из упырей мечется над округлой крышей юрты, указывая, что Хасгат пока остается на месте.
        Слева, в некотором отдалении, загремел кон-"ный бой - гирканцы все-таки ухитрились собрать сравнительно небольшой, но вполне боеспособный отряд. Если они дерутся с таким же безумием, как и при Каина-Горе, эрлу Алашу придется тяжко.
        Отряд личной охраны, отмеченный золотыми значками с распахнувшим крылья соколом, сражался насмерть, не помогали даже преимущество всадника перед пешим, колдовство альбов и упыриные штучки.
        Против пятнадцати конных и девяти каттака-нов, не имевших возможности спуститься на землю, вышло полсотни самых лучших нукеров Хасгата Степного Ветра. Данкварт, попеременно работая то клинком, то собственным волшебством, особо ярко проявлявшимся в минуты опасности, заметил, как неподалеку на утоптанную траву с размаху шлепнулся нашпигованный стрелами каттакан. Но и тогда странное существо из другого мира не сдалось - упырь бил пытавшихся изрубить его на куски гирканцев когтями крыльев, кусался своими жуткими зубами, однако его поглотила черная волна людей, наотмашь полосующих саблями.
        "Надеюсь, это был не Рэльгонн",  - промелькнула и тотчас забылась мысль. По счастью, наверняка погибший каттакан сумел отвлечь внимание полутора десятков варваров.
        Убили Лайлэ, близкого друга предводителя альбов. Сам Ллэр оказался ранен в грудь, но продолжал биться. Данкварту, пробив саблей кольчужные чулки, оцарапали ногу. Практически не пострадали Войто и Рыжая Соня - их прикрывали искушенный в ратной науке Рей и несколько альбов. Зингарцу вновь досталось по руке и шрам, полученный при Аграпуре, перекрыла новая рана.
        Затоптать отряд Данкварта у гирканцев не вышло. Совместная мощь простого оружия и магии альбов, дополненная необычайными способностями и замысловатыми приспособлениями каттаканов сделали свое дело. Оставалось несколько мгновений для того, чтобы ворваться в шатер Хасгата и…
        Данкварт разрубил полог юрты, тут же нырнул внутрь и едва не ослеп. Хладнокровно восседающего на кошме пожилого полноватого степняка окружало яростное розовое пламя. Хасгат будто находился внутри сосуда, сотворенного из живой мысли Хозяина. За спиной гирканца, получившего прозвище Степной Ветер, столь же невозмутимо стояли двое шаманов-колдунов, творивших заклятия охраны. Их лица выражали такую уверенность в себе, что Данкварт похолодел. Неужели ничего не выйдет?
        Щелкнули альбовы самострелы. Эйя с подругами отбросили луки, взявшись за небольшие, похожие на миниатюрные арбалеты, приспособления, укладывавшиеся в ладони. Никакого толку - тяжелые, выкованные альбовыми кузнецами, стрелы бессильно упали на ковер перед Хас-гатом.

        - Вы смелы,  - не меняя величественного выражения на лице, кивнул старый гирканец.
        - Я не знаю, кто вы, но вижу вашу цель. Меня хранят Заоблачные…
        Данкварт попытался ударить Хасгата мечом, но лезвие скользнуло по розовым огням и едва не выскочило из руки.

        - Господин, отпусти его,  - сказал один из двух степных магов, оставшихся при знаменитом туменчи.  - Он уже не сможет причинить нам вред.
        Сквозь безумный танец искр Данкварт не сумел рассмотреть лицо говорившего, но подумал, что голос ему знаком. Сейчас не было времени вспоминать всех известных ему ближних Бурэн-гийна. Следовало либо немедленно отступать, либо за несколько мгновений придумать способ убить старого туменчи. И светлейший керлат Рудны всей шкурой ощущал снисходительно забавляющийся взгляд Хасгата Степного Ветра. Тот будто хотел сказать: "Шли бы вы отсюда, сударь, подобру-поздорову… Иголкой медведя не убьешь."

        - Что, что здесь?!
        В юрту вихрем ворвалась Рыжая Соня. Сбросила шлем. Выругалась.  - Он?

        - Да,  - безнадежно ответил Данкварт.  - Ты понимаешь… никак!

        - Что "никак"?  - яростно вскричала Соня.  - Что ты возишься?
        Она оттолкнула Данкварта, занесла свой меч и, вложив в удар всю доступную силу, низвергла клинок на голову так и не успевшего удивиться Хасгата.
        Странное дело: огоньки отпрянули от синевато-стального лезвия меча Рыжей Сони, пропустив его беспрепятственно. Сталь легко рассекла пушистую, меха черно-бурой лисы, шапку ту-менчи, раздробила кости черепа, глубоко проникнув под его свод, брызнул короткий фонтанчик темно-багровой крови.
        Хасгат, даже не охнув, завалился набок, а розовые искры начали постепенно опадать на ковер, прогорая.
        Один из колдунов туменчи прянул было на врага, но его тотчас поразили серебристые болты альбовых самострелов.
        На второго накинулся отшвырнувший меч Данкварт. Просто не оставалось времени на какие-либо раздумья.
        Гирканец, неожиданно высокий и сильный для своего племени-, никак не ждал, что противник останется без оружия и пока не пришел в себя, пораженный исчезновением своего волшебства. Удар латной перчаткой в шею, степняк падает…

        - Месьор, месьор!  - надрывался Войто у входа в юрту.  - Где вы копаетесь? Не успеем!

        - Успеем,  - процедил Данкварт, подхватывая оброненный клинок.  - Повсюду успеем! Войто, дурень, хочешь прославиться?

        - Кто ж не хочет, господин мой?

        - Видишь старого мерзавца с прорубленной башкой? Хватай меч, отруби ему голову!
        Войто ошарашенно замер, исподлобья глянул на благородного господина, но все же потянулся за своим мечом. Отсечь голову Хасгата Степного Ветра неопытному дружиннику получилось только с третьего удара.

        - Во, удумал!  - физиономия Войто посветлела.  - Для пущей страсти… А, ладно, побегу да сделаю! Как прадеды учили.
        Небольшой отряд все-таки прорвался к лесу. Успели даже выхватить из-под носа гирканцев тела погибших - Лайлэ и еще одного альба из маленькой свиты Ллэра, проигравшего ставку в игре жизни и смерти.
        Древние дали сигнал к общему отступлению, и теперь кернодские лучники вместе с изрядно потрепанной в ночном сражении бритунийской конницей эрла Алаша уходили к Полуночи по свободному Пайрогийскому тракту.
        Всадники Данкварта предпочли путь по лесным тропам, в обход. Войто, улыбавшийся так, что его лицо светилось в лунных лучах, будто начищенная серебряная монета, тащил тонкое копье с острием, украшенным мертвой головой. В точности как завещали предки.
        Глава 8
        Победители на отдыхе

        Слышь, Данкварт, может быть, ты все-таки откроешь глаза и соизволишь ознакомить вельможных господ с последними донесениями? Эй, кто-нибудь, толкните керлата!  - Не надо меня толкать,  - Дан-Кварт зевнул и протер глаза. Медленно оглядел собравшихся
        - заседали в парадной зале Кайна-горского замка, ибо теперь маленький кабинет Сони не вмещал всех желающих посетить госпожу светлейшую герцогиню.

…Да, именно герцогиню, а отнюдь не тана области Кернодо. Несколько дней назад Соня (по-сле невыносимо долгих уговоров со стороны соратников) приняла герцогский титул Райдора и наспех сделанную золотую корону - герцогов венец отлили прямиком в Каина-Горе из офир-ских золотых монет, ибо, как известно, чеканенные в государстве Золотых Копей деньги отличались малым количеством примесей. На восемь долей чистого золота добавлялось по доле серебра и меди. Возможно, как утверждал досточтимый эрл Алаш Румский, делать корону из денег, да еще чужестранных, было отнюдь не патриотично, но Соня не решилась просить у дворян отдать немногие сохраненные золотые украшения, дабы переплавить их и создать ненужную сейчас побрякушку.
        На коронации, где непременно должна фигурировать корона герцогов, настаивали все - громогласный Алаш, его ближайшие помощники-воеводы, жрецы Вековечного Огня, меньше чем за месяц построившие у подножия Каина-Горы деревянный храм Солнцезарного Митры…
        Альбы с радостью согласились поработать в кузнице, заявив, что герцогиня всея Райдора получит в подарок от Древнего народа такой чудесный венец, что прочие государи перемрут от зависти. И точно, за два полных дня работы Ллэр и его развеселые дружки создали идеальное произведение искусства в лучших альбовых традициях - почти невесомый обруч с резьбой по металлу, четыре зубца короны в виде четы-рехлепесткового клевера осыпаны, будто снежинками, мелкими алмазами, по ободу светятся багрово-красным и алым рубины с темными гранатами, центр каждого зубчика украшен синим камнем ромбовидной формы… Когда готовый венец предъявили Соне, Данкварт сварливо заметил, что теперь в случае провала дальнейших планов и вынужденного бегства в Зингару или на Закатные Острова найдется, что продать. Или заложить.
        Первый день третьей осенней луны ознаменовался торжеством: Рыжая Соня, единственная оставшаяся в живых правопреемница светлейшего Юстиния (никого не смущало, что она не приходится Юстинию даже отдаленной родственницей), изволила принять из рук благодарного народа трон и корону Райдорского герцогства. Все сомнения в правомерности сего действа были отброшены - вездесущие каттаканы постарались. Рэльгонн с родичами несколько ночей подряд шнырял по всей стране, успевая от заката до восхода солнца посетить множество городков, деревень, лагерей степняков и заброшенных хуторов в поисках хотя бы одного-единственного оставшегося в живых после штурма Пайрогии родственника герцога Юстиния. Каттаканы буквально перевернули Райдор вверх дном и принесли в Каина-Гору неутешительные новости. Горестные слухи о гибели семьи герцога полностью подтвердились.
        Соне потребовалось авторитетное свидетельство каттаканов, ибо господа благородные дворяне в кои веки решили выразить единое мнение: государству необходим законный правитель. Немедленно. Пускай территория герцогства Райдор сократилась на четыре пятых, но Кернодо - это тоже Райдор, танство остается свободным, обладает маленькой, однако вполне боеспособной армией, тинг собирается исправно… Значит, и впредь жизнь должна идти согласно закону и традициям.

        - Учтите,  - заявила тогда Соня прибывшей в замок делегации тинга, состоявшей из Алаша Румского, тана Босана и еще двоих, не столь знатных дворян,  - если выяснится, что я короновалась незаконно и остался кто-нибудь из родичей благороднейшего Юстиния - отрекусь тотчас! И вообще мне эта затея не по душе - терпеть не могу привязывать себя к одному месту!..

        - Сударыня, уймитесь,  - добродушно прогудел Алаш.  - Без государя в нынешние тяжкие времена никак нельзя. Соизвольте внять желанию дворянства и народа! А ежели станет известно, что кто-нибудь из прежней герцогской фамилии живым остался, что ж, отречься всегда можно. Единым росчерком пера. И вообще, замечу: кто смел - тот и съел. Уж коли успели занять трон, то и сидите не рыпаясь.

        - Вы редкостный хам, месьор Алаш,  - вздохнула Соня. И согласилась.
        Короновались в деревянном храме Неугасимого Пламени Митры. Жрецы долго распевали моления к Солнцезарному, принесшему в Сферы Вселенной огонь жизни, госпожа красовалась в длинном золотистом платье, подаренном аль-бами, и горностаевом плаще (шить плащ поручили скорнякам из близлежащего поселка), Дан-кварт, Ллэр, Рей, вельможный господин Сташув и все приближенные блистали лучшими (то есть не слишком потертыми) нарядами; альбийки из отряда амазонок, набранного Эйей, нацепили на себя уйму старинных драгоценностей и более смахивали на живые ювелирные прилавки, а на балке под потолком висели вниз головой два приглашенных каттакана, ибо значительная часть церемонии происходила глубокой ночью. Рэль-гонн с братом, к их вящему сожалению, так и не дождались самого торжественного момента, потому что по традиции жрец возлагал корону на голову нового правителя в миг восхода солнца, когда Вековечное Пламя заново рождалось и благословляло первыми лучами своего царственного потомка.
        Утром после коронации Соня переоделась в более привычный мужской костюм и уже в качестве полноправной герцогини подписала несколько сочиненных Данквартом указов. Во-первых, танов престол Кернодо ныне оказался вакантным и его следовало передать достойному человеку.
        Разумеется, старинным тансгво со всеми Правами и обязанностями перед короной герцогов одарили Данкварта. Простодушный месьор Сташув не преминул сообщить, что на нового господина распространяются все обычаи и привилегии Кернодо, включая установку надгробного камня на знаменитом кладбище. Господин каштелян понадеялся, что в некрополе появится хоть одна могильная плита с достойной надписью, повествующей о причине смерти тана. Дан-кварт сухо поблагодарил государыню и управителя замка за высокое доверие.
        Во-вторых, назначались управы - восстанавливать государство, так восстанавливать по-настоящему. Для начала - создать правительство.

        - Только чем править будете?  - вздыхал господин Сташув.  - Кернодскими землями, где половина лесов, половина болот, а все остальное - горы?
        За угрюмое ворчание каштеляна тотчас повысили до главы конюшей управы. Теперь в ведомстве Сташува находилось все хозяйство Кернодо: снабжение войска фуражом, работа кузен, мельниц, рудников, всевозможные промыслы, от шерстобитного до оружейного…
        Данкварт остался главой тинга. Воеводское звание отдали Алашу Румскому с непременным условием - говорить поменьше, делать побольше.
        Рей-зингарец удостоился сотничества над дружиной Каина-Горы, Рэльгонн со товарищи превратились в "почтенных господ советников", а Войто из простого дружинного дорос аж до порученца при светлейшей персоне райдорской герцогини, чем немедля возгордился.
        Должности рангом пониже раздали особо отличившимся. Например, Босан из Эттена стал полутысяцким, альб Ллэр возглавил отряд личной охраны герцога. В остальном изменений не последовало - маленькое танство осталось лишь танством, где правила государыня, величие титула которой превосходило всех эрлов, танов, керлатов и прочих старост. Герцогине надлежит править герцогством!
        Но по большому счету Рыжей Соне вовсе и не хотелось никем и ничем править. С каждым днем она все больше начинала скучать. Пока в Каина-Горе ее держали только обязанности и друзья.


* * *

…Не случись почти блистательной победы в ночном сражении на Сеггедском тракте, Соня никогда не получила бы титул. Пускай многие погибли, пускай кернодское войско лишь слегка укусило огромного степного зверя за лапы и выкололо ему один глаз, пусть оно не нанесло сколь-нибудь ощутимого поражения степнякам, но главной цели достичь удалось: люди поняли, что они могут побеждать. И побеждать всерьез. Убить самого Хасгата, правую руку великого кагана Степи?! Можно!
        Теперь голова Хасгата, вернее, то, что от нее осталось после двух седмиц пребывания под ветром, дождем и солнцем, красовалась на металлическом шесте, вбитом над воротами Кайнагор-ского замка. /
        Темные, желтовато-коричневые кости черепа проглядывали сквозь разложившуюся скользкую плоть, вороны, сначала потрепав этот чудный трофей, вскоре перестали обращать на него внимание. Видимо, пахло слишком сильно даже для птиц-падалыциц. Но голова первейшего военачальника Степи превратилась в такой же символ победы, как и законная коронация ее светлости герцогини Райдорской Сони, по прозвищу Рыжая.
        Вкус победы слегка портила горькая примесь. "Допустимые потери", как называл Рэльгонн убитых в ночной битве, превысили любые ожидания. Кавалерия эрла Алаша оставила в лощине около тридцати человек, вдвое больше оказались ранеными, нескольких альбов задело стрелами и клинками настолько серьезно, что пришлось отправлять их обратно в таинственный и закрытый Аэльтунн, а двое Древних удостоились погребального костра.
        Данкварт не преминул осведомиться у Рэль-гонна, кто именно из его родственников погиб. Светлейшему керлату и тану отлично запомнилось, как один из каттаканов, утыканный стрелами, ровно ежик иглами, упал на землю, после чего на упыря, потерявшего большинство своих преимуществ перед людьми, накинулись полтора-два десятка гирканцев.

        - Погиб?  - удивился Рэльгонн.  - Разве? Ах, вы имеете в виду Ритагонна, моего дядюшку? Ему, конечно, повезло меньше других, однако он жив, уверяю вас.

        - Но как же?..  - у Данкварта глаза на лоб полезли.  - Я лично видел, что пораженный лучными стрелами каттакан затем был изрублен на мелкие куски!

        - О, отнюдь не на мелкие,  - возражая, замахал руками упырь.  - Дядюшке всего лишь отсекли верхние конечности, разрубили грудь, голову и ногу. Пытались обезглавить, но не успели. Я вместе с сыновьями выхватил его из лап озверевших варваров и мгновенно доставил в Рудну. Успокойтесь, господин Данкварт. Рита-гонн цел и почти здоров. Его тело полностью восстановится примерно через две-три ночи. Помните, я говорил, будто представителей нашей расы почти невозможно убить, используя примитивное человеческое оружие?

        - Завидую,  - вздохнул Данкварт.
        Ближе к вечеру состоялся военный совет. Размышляли, что делать дальше. Бесспорно, последние седмицы ознаменовались началом кровавой тайной войны против степняков, остававшихся в землях полуденнее Кернодо. Маленькие отряды крестьян-охотников по десять-пятнадцать человек устраивали засады на дорогах - несколько точных выстрелов из лука по десятникам и сотникам войска Бурэнгийна, мгновенное отступление в чащу, новый набег… Когда требовалось захватить караваны с продовольствием, в дело вступали каттаканы с альбами: вначале, по испытанному плану, упыри пугают дикарей и наводят панику, затем начинают действовать люди и альбы, угоняя повозки и лошадей. Во время ночного налета даже удалось отбить небольшую деревянную крепостишку, оберегавшую с вершины холма Пайрогийский тракт, но ее бросили тотчас: один из упырей донес, что к укреплению движется не менее трех-пяти тысяч очень разозленных выходками кернодцев степняков.

        - …Не надо меня толкать,  - повторился Данкварт.  - Хотите услышать последние донесения, вельможные госиода? Извольте. Паршивые новости. Основное войско степняков почему-то застряло на рубежах Немедийского королевства. Они разграбили пять или шесть графств в Полуденной Бритунии, включая пограничные с Кернодо области, и теперь стоят на месте вместо того, чтобы бодро двигаться дальше, на полуденный закат. Словно ждут чего-то. К нам не суются, обложили полуденные рубежи, и не более того.

        - Степной дикарь,  - со знанием дела заявил вельможный каштелян,  - к лесу не приспособлен. Боятся. Дорога среди чащоб узкая, извилистая. Пока не грянет зима и не замерзнут болота, ни один гирканец сюда не заявится. Вот потом… Уж и не знаю, как зимой оборону выстраивать.

        - Придумаем,  - уверенно кивнула Соня.  - Еще что-нибудь умное имеете сказать, благородные господа? Нет? Тогда идите отдыхать. Дан-кварт, останься. Есть приватный разговор.


* * *
        Осень постепенно сдавала свои права зиме. Ночами на стенах Каина-Горы появлялся иней, и в лунном свете замок на некоторое время становился серебристо-голубым, словно в волшебной истории про альбов и древние времена. Говорят, тогда строили удивительные дворцы из светившегося в темноте камня, продаваемого людям и альбам гномами-торговцами, добывавшими чудесный минерал из глубинных штолен под нынешними Кезанкийскими горами.
        Этим вечером с пасмурных небес летел редкий колючий снежок, почти сразу таявший на земле. Заходящее солнце скрыли тучи, но в стороне заката облака приобрели холодную желто-алую окраску - зелено-черная линия уходящих в немыслимые дали лесов разительно контрастировала с небом, точно две полосы на знамени.
        Войто, услышав четыре удара колокола на башне, глянул в сторону верхних окошечек донжона Кайнд-Горы, углядел промелькнувшие темно-красные одежды жреца Вековечного Пламени, следившего за точным отсчетом времени, и спустился с башни барбикена в сарайчик, где грелась стража. Четыре колокола означали для Войто начало свободного времени. Пускай он и состоял теперь порученцем при госпоже герцогине, цо суровый месьор Сташув заставил Войто нести сторожевую службу в крепости наравне со всеми прочими.
        Сходить к госпоже, что ли? Может, чего приказать изволит? Или нет, госпожа Соня еще утром сказала Войто, что он волен отдыхать до завтрашнего дня. Не наведаться ли к альбам?
        Шествуя через двор и изредка смахивая с ресниц сухие снежинки, Войто приметил выходящих с главного крыльца господ управителей. Вот вам, пожалуйста, лешачья бородища эрла Алаша Румского, розовощекая физиономия каш-теляна, молодой господин Босан, Ллэр… Господин Рей из Зингары с самым деловым видом отправился в дом стражи
        - порядок наводить. Среди кайнагорской дружины въедливого зин-гарца полагали самым великим проклятьем, свалившимся на замок за последние лет так полтораста. Похоже, Рей всерьез решил превратить стражу Кернодо в образцовый боевой отряд.
        Альб легко зашагал к конюшне, и Войто устремился ему наперерез. Если Ллэр отправляется к своим, в лес, можно увязаться с ним.

        - Ага, месьор Войто!  - полушутя, полусерьезно сказал альб, заметив мальчишку. Только он и еще главный упырь иногда обращались к Вой-то уважительно, словно к совсем взрослому, семейному человеку.  - Отчего скучаешь?

        - Не скучаю, думаю,  - улыбнувшись, ответил Войто.  - Госпожа Эйя у вас?

        - Куда ж ей деваться-то от нас, хорошеньких?  - фыркнул альб.  - Навестить хочешь? Тогда седлай коня и вперед!

        - Опять ночь напролет петь будете?

        - Ночью,  - поучающе сказал Ллэр,  - можно не только петь. Еще можно пить. Наши ездили в Аэльтунн за кой-какими припасами, приволокли несколько бочонков с медовой настойкой на корешках. Да ты пробовал уже. Вкусно, правда?
        Войто хотел возразить, но осекся. Особенный напиток альбов, очень похожий на мед по вкусу, но жидковатый, словно вино, на людей действовал сногсшибательно в самом прямом смысле данного слова. Одного-двух глотков хватало, чтобы позабыть самое себя.

        - Наверное, господин Сташув сегодня никуда не поедет,  - философски заключил Войто, глядя на пасмурное, темнеющее небо.  - Кто ж по такой погоде воюет? Дома надо сидеть, правда, месьор альб?

        - Именно,  - решительно подтвердил Ллэр, открывая высокую дверь конюшни.  - Собираешься позаимствовать господского коня? Не влетит?

        - Еще как влетит,  - огорченно сказал Войто, разглядывая топтавшегося в яслях широкогрудого Прока.  - Но если Сташув точно останется в замке, то почему бы не жеребца не прогулять? Ведь застоится.
        Ворота Каина-Горы пропустили двух всадников. Первый восседал на огромном вороном коне с иллюзорной, но очень впечатляющей особенностью: из пасти и ноздрей животного вылетали наколдованные Ллэром язычки холодного пламени. Лошадь, привыкшая к подобному обращению, не обращала никакого внимания на постоянное мелькание перед мордой красноватых огней. Или, что вероятнее, просто их не видела. За Ллэром ехал Войто и пляшущий под всадником каштелянов соловый жеребец счастливо пофыркивал, довольный неожиданной прогулкой.
        Древние устроились недалеко - так, чтобы находиться рядом с Кайна-Горой, но в то же время не надоедать людям: многие пока не доверяли альбам, полагая чужаков очередной напастью, порожденной смутными временами. Их костры и фонарики не замечались с тракта или из замка, но стоит Соне или Данкварту поднять тревогу, альбы примчатся моментально. Вместе с отрядом новоявленных союзничков.
        Гирканцев.
        Войто и Ллэр миновали караулы, выставленные на лесной дороге, объехали несколько больших альбовых шатров, вполне мирно соседствовавших с удивительными для кернодского леса юртами и странными, округлой формы шалашами. Предводители альбов из Аэльтунна предпочитали жить по традиции, на свежем воздухе.
        Полянка, окруженная сплошной цепью огней. Посреди разложены ковры, воздух кажется 'сухим и теплым, как в летний день. Аккуратный очаг из крупных булыжников - не простое кострище, именно очаг, наподобие камина в главной зале тановой крепости.
        Войто подумал, что от ветра, снежинок и сырости альбов оберегает волшебство, но слегка ошибся. Древние умели устроиться где угодно, даже в мокром осеннем лесу, со всеми мыслимыми удобствами.
        Лица знакомые. Непременная Эйя, которая, как недавно выяснил Войто, доводилась Ллэру младшей сестрой и совсем недавно, шесть лет назад, справила совершеннолетие
        - двести пятьдесят солнечных кругов от роду. Войто сначала удивлялся долгому сроку жизни Древних и тому, что Эйя родилась во времена, когда Войтова пра-прабабушка считалась глубокой старухой, но после оттаял - уж больно непосредственно вели себя альбы.
        Рядом с Эйей на подушках восседали Рин-гволд - приятель Рея-зингарца, и Кэйро, не похожий на прочих Бессмертных, ибо у него волосы имели не обычный золотистый оттенок, а темно-рыжий цвет лисьей шкурки.
        С ними, разумеется, двое томных девиц в длинных платьях, но с непременными маленькими арбалетами под рукой. Завернувшийся в черный плащ родич Рэльгонна - наверное, его брат. Войто давно перестал бояться упырей из Рудны, однако доселе полагал каттаканов опасными.
        И еще один гость - человек.
        Человек был высок, локтя три да сверх того две с половиной ладони. Сложением напоминал Рея: сухощав и весьма широкоплеч. Кожа очень загорелая, глаза узки, волосы темные и коротко обрезанные. Но, несмотря на чужую внешность, красив. Словно видишь перед собой замечательного хищного зверя наподобие горного барса, принявшего человеческое обличье. Одет в некое подобие короткого, до колен, саккаремского халата. Голову украшает белая, с вышивкой, четырехугольная шапочка.
        Гирканец. Первый из плененных при Каина-Горе степняков, перешедший на сторону тана Кернодо. Звали его Менджин.

        - Полагаю, все знакомы, никого представлять не нужно?  - с обычной непринужденной развязностью вопросил Ллэр, входя на окруженную пламенными шариками поляну.  - Эйя, смотри, кого я привез!

        - Войто!  - ахнула альбова девица.  - Наконец-то! Я решила, ты про меня забыл и отдал симпатии какой-нибудь человеческой красотке! Я уже начинала ревновать! А ну, садись! Ты голодный?
        Войто, по-деревенски гордому, хотелось сказать, что кушать он не хочет и господин Сташув уже накормил стражу непременной капустой, но от котла альбов тянуло таким головокружительным ароматом, что робкие мысли о сопротивлении сразу пропали.
        Гостеприимная Эйя усадила Войто рядом с Менджином, выглядевшим спокойно, но несколько обескуражено, и поднесла стаканчик с ягодным вином.

        - Черничное, твое любимое,  - пояснила аль-бийка.  - Кушанья скоро сготовятся, потерпи. Побеседуй с почтеннейшим Менгу, вам будет интересно познакомиться ближе.

        - Э-э…  - Войто опасливо покосился на гир-канца, думая, о чем можно завести разговор.  - Скажи пожалуйста, у вас в Степи все лошади маленькие и мохнатые?

        - Все,  - коверкая привычное кернодское наречие и спотыкаясь на многочисленных шипящих звуках, кивнул Менджин.  - За морем Вилайет, далеко-далеко на восходе, пасутся несчетные табуны таких лошадей. Если ты здешний, порожден лесом и болотами, и никогда ничего не видел, кроме сизых елок, то поразишься красоте Вечной Степи. Когда все кончится - я имею в виду войну - обязательно приезжай.
        Слово за слово, фраза за фразой. Войто неожиданно для себя подумал, что дикари-гиркан-цы лишь обычные люди. Хорошие, очень вежливые, смущающиеся. Впрочем, в обществе легкомысленных и беспечных альбов любой поначалу будет чувствовать себя не в своей тарелке.
        Эйя вскоре подала ужин.


* * *

        - Соня, на этот раз ты точно обезумела!

        - За последние дни ты бросил мне не меньше сотни подобных обвинений! Заметь, все придуманное мною почему-то приносит ощутимые результаты -. Хасгата обезглавили, государство восстановили…

        - В пределах одного-единственного заболоченного танства, где нечисти больше, чем людей! Предлагаю наведаться к Ронинским трясинами и взять в союзники трехглавого болотного пса. Надеюсь, фамильное проклятье эрлов Ронинов проникнется идеей спасения мира и станет отличным дополнением к уже собранной компании якобы исчезнувших навсегда альбов, упырей и лешаков.

        - Лешаки - герои сказок. Рэльгонн тебе сто раз объяснял, что данхан - отдельная небольшая раса, которую мы, люди, почти истребили.

        - Знаю. Что из этого? Леший остается лешим, как его не назови…

        - Не заговаривай зубы! Я жду твоего решения.

        - Ты еще схвати кинжал и приставь мне к горлу. Соня, не время заниматься подобным баловством! Что значит - уходишь? Почему отречение составлено на мое имя? И потом: я уже немолод для принятия такого титула! Почему я? Тан Босан Эттенский подойдет гораздо больше - молод, силен, красив, смел. Предан нашему общему делу, как собака!

        - Балда! Неужели не понимаешь, что Бриту-нии нужны не только преданные собачки, но люди, способные за уши вытянуть государство из черного омута! Ты принадлежишь к одной из ветвей королевской фамилии, хорошо образован, неплохо знаешь военную науку, владеешь недоступным никому из обитающих в Кернодо людей волшебством. Твоей родословной может завидовать сам король Бритунии…

        - Я что-то не понял,  - Данкварт грозно воззрился на собеседницу,  - при чем здесь моя родословная? Ты лошадь на базаре покупаешь? Честное слово, Соня, я люблю тебя как сестру. Сколько лиг пройдено вместе, сколько авантюр провернули… Ты чудесный союзник, боевой товарищ, друг, прекрасно устроила дела в Кернодо и вдруг хочешь все бросить? И не хочу я быть герцогом, дел невпроворот, мне просто не до того!

        - Тебе всегда было не до того!  - с оскорбительной насмешкой заявила герцогиня всея Райдора.  - Книги, путешествия, поиски знаний! Между прочим, господин керлат, откройте страшную тайну - когда вы последний раз общались с женщиной постельным образом?

        - Ну-у… Честно или вежливо?

        - Честно!

        - Забыл. Хотя нет, еще до прихода войск кагана Бурэнгийна, в Аграпуре, ходил в дом услад, хотя какое отношение это имеет к твоей безумной затее?

        - Самое прямое!  - Соня, потряхивая гривкой ярко-рыжих волос, возбужденно отмахивала шаги по опустевшей тронной зале.  - Тебя что, больше привлекает Рей?

        - Вот не посмотрю, что ты девица и коронованная государыня, и врежу по морде,  - яростно пригрозил Данкварт.  - Оставь Рея в покое! У него другое воспитание, другие традиции и, кажется, он вполне утешился с этим альбом… не помню, как имя. Подумай лучше о другом - ты сейчас возжелала предать всех, кто тебе поверил! Они же не просто нацепили корону на голову простолюдинки, явившейся из ниоткуда с жалованной грамотой герцога Юстиния в рукаве! Ты действительно смогла стать властительницей! И ты понимаешь, что начнется, когда ты… Уедешь?

        - Плевать! Итак, ты согласен принять герцогство из моих рук?

        - Великие боги и все силы мира! Такое не решается за один вечер! Я ведь должен… подумать.

        - Думай,  - легко согласилась Соня.  - Можешь начинать прямо здесь. Пойми, я уважаю чувства другого человека и понимаю, что означает такая ответственность. Но в нынешние времена любовь к себе, драгоценному, должна обратиться на свою страну. Если ты за год успеешь жениться и появится наследник, то не вспыхнут склоки между дворянами, продолжится династия. Право на твоей стороне. Ты, надеюсь, не позабыл - для Райдора выше герцогской власти только власть королевская, каковая ныне отсутствует, сила божественная и древний закон!

        - Это вымогательство и насилие!  - вяло запротестовал Данкварт.  - Принуждать к короне, ссылаясь на войну и тяжелое положение родины! Я всегда знал, что ты сумасшедшая!

        - По крайней мере, не ханжа,  - смело улыбнулась Соня.  - Итак, будешь думать? Делаю одолжение - прошу вежливо. Подумай, пожалуйста.

        - Кстати говоря,  - совсем уж угрюмо произнес Данкварт,  - я жду Рэльгонна. Сегодня руд-ненские упыри доллжны доставить новые донесения о передвижении степного войска по Бри-тунии. Забыла?

        - Ничего я не забыла. Темнеет, Рэльгонн скоро появится. Почему у тебя на первом месте всегда стоит дело?

        - Ох, милочка моя!  - возмутился Данкварт.  - Глянь на себя! Кто собрался в такие тяжелые времена бросить законно доставшийся герцогский трон и снова отправляться бродяжничать?

        - По-моему,  - шепнули откуда-то со стороны,  - столь образованный и решительный благородный месьор, как Данкварт из Бергиса вполне оправдает доверие кернодцев и собравшихся здесь дворян Бритунии…
        Из полутьмы сверкнули желтые глаза Рэльгонна. Упырь появился, как всегда, незаметно.

        - Подслушивал?  - гаркнули Данкварт и Соня.

        - Подслушивал,  - невозмутимо согласился Рэльгонн.  - Подслушивать чрезвычайно интересно, всегда узнаешь что-то новое и получаешь массу удовольствия от чужих словопрений. Хотите совет очень пожилого и опытного в мирских делах вампира?

        - Ну?  - нахмурился Данкварт.

        - Возьмите кувшинчик с вином… отсутствует вино - с пивом, и отправляйтесь наверх. Подумайте об этом деле вдвоем, один на один. Там все и решится. И еще, Данкварт… Мне кажется, то если Соня решила уйти, ее ничем не удержишь. У человека всегда должен быть выбор - свой она сделала. Верно, Соня?

        - Гори оно все синим пламенем,  - безнадежно отмахнулся Данкварт, взял со стола початый кувшин с крепким элем и предложил Соне руку.  - Ваш кабинет, светлейшая герцогиня, кажется мне самым уединенным помещением во всем замке. Полагаю, дружине и слугам ни к чему слушать выяснение отношений меж господами?
        Соня фыркнула и благосклонно наклонила голову:

        - Как нельзя более согласна.
        Эпилог

        Утро зарождалось вязко и грустно. Над неизмеримым пространством лесов и заболоченных пустошей, простиравшихся от герцогского домена до самой полуночной границы танства Кернодо, обрывавшегося в безлюдных пущах "ничейной" земли, висели грязные низкие тучи, в предрассветной полутьме казавшиеся черными. Однако из-за Самоцветных гор уже выбивались первые проблески светила, готового вновь явить свой лик хмурому миру смертных.
        В Каина-Горе еще было темно, хоть глаз выколи. Факела, прогоревшие за ночь, едва теплились, фитили масляных ламп угасали, юркали по прохладным коридорам редкие мыши-полевки, избравшие человеческое жилище местом постоянного обитания - тут тебе и зерно, и вдоволь места для гнезд, да и почтенные хозяева нерачительно оставляют вкусные хлебные корки… Прирученные хорьки, призванные кернод-скими господами охотиться на серую хвостатую нечисть, свое отработали и отправились спать - мышам раздолье.
        Рей-зингарец выбрался из своей комнатки-конуры, с неудовольствием приметил шмыгнувшую мышку, и отправился на двор. Выкупался в громадной бочке, специально для него поставленной и ежевечерне наполняемой из колодца, подивился невиданной на Полуденном Побережье холодрыге - пришлось разбивать ладонями тоненький слой льда, образовавшийся на поверхности воды - но остался доволен: ничто так не освежает после ночи, как бодрящий холод. Теперь надо как следует протереть тело грубой холстиной, так, чтобы кожу жгло огнем, одеться и идти проверять караулы.
        Удостоившись весьма значительного положения сотника дружины, Рей отнесся к своим новым обязанностям с максимальным рвением. Кайнагорская дружина - это, почитай, личная гвардия госпожи Соне, почти королевы. Но, увидев у дружинных нечищеное, затупленное оружие, старый доспех и уяснив, что кернодцы даже малейшего понятия не имеют о слове "порядок", Рей пришел в ужас.
        Он, бывший легионер "Кастельона", лучшего военного отряда Материка, не мог спокойно видеть царившее в Каина-Горе разгильдяйство и немедля принялся оное нещадно истреблять, в чем преуспел.
        Всего-то десять дней прошло, а кузнецы изготовили для гвардии, сиречь личной охраны ее светлости, новые кольчуги и все, к ним причитающееся - шлема, наручи, поножи, оголовья. Клинки сверкали на солнце, будто серебро, умелые ткачихи из ближайшей деревни буквально за две ночи соткали и вышили новый штандарт и вымпела для каждого десятка, дружинные теперь не потребляли на службе пиво в количестве превесьма безумном, но всевозможно радели и не отправлялись спать, когда захочется.
        За свои нововведения суровый Рей получил прозвание "Ведьмачина". Ему стоило возблагодарить богов, что дружинные поименовали нового командира сравнительно мягко, и если возмущались строжайшими порядками, то втихомолку.
        Первым делом следует проверить внешние караулы. Стена, ворота, главнейшие проходы внутри замка. Неприятность какая, даже не к чему придраться… Кернодские воители бдят и сторожат, сна ни в одном глазу, на клинках ни пятнышка ржавчины и, словно нарочно, орут, едва услышав стук деревянных подошв: "Тишина в округе, господин Рей!" Научились распознавать сотника по походке. Засим - стража внутренняя. Здесь вполне может повезти: коридоры Каина-Горы оберегаются самыми яркими прохвостами и бездельниками, из которых, впрочем, еще можно сделать настоящих легионеров. Кто-то наверняка смылся на кухню, другой отправился к девкам, третий дрыхнет на посту… Посмотрим.

        - А ну, встать!  - рявкнул зингарец, проходя через второй этаж главной башни. Вот мерзавцы, на службе в кости играют! Наказание палками в Кернодо не приветствовалось, но дальнейшую судьбу преступников решить можно запросто - выгнать из дружины, либо отправить в дальний дозор на полуденные рубежи танства. Еще можно воздать за нарушение установленных Реем правил более мягко: надевай весь доспех, мешок с камнями за спину - и вперед, десяточек кругов бегом вокруг скалы. На третьем круге обычно начинаешь задыхаться, к десятому пока не приходил никто, самое большее - к седьмому.

        - Это ж я, Войто!  - поднялся дружинный.  - Посидел полночки у Древних и вернулся… Кстати, господин сотник, вам привет передавали и спрашивали, отчего давно не заглядываете? Не на службе я вовсе, караулить иду только со следующего заката на полную ночь!

        - Тогда почему не спишь?  - раздосадовано буркнул Рей.  - И почему возле господских покоев отираешься? Кто там с тобой?

        - Так то господин упырь. Время коротаем.

        - Доброй ночи, Рей,  - державший стаканчик с костями каттакан отбросил капюшон и зубасто улыбнулся зингарцу: - Играю с нашим жизнерадостным Войто и не перестаю удивляться: кости - суть простейшая игра с ненулевой суммой и некоррелируемым фактором случайности выигрыша. Однако люди каким-то образом научились обходить жесткие законы исчислительной науки и непринужденно жульничать!

        - Вы, господин упырь, меня за руку ловили?  - немедля возмутился Войто.

        - Так,  - оторопел зингарец.  - Войто, заткнись. Месьор Рэльгонн, я не сомневаюсь, что игра в кости самым ранним утром есть традиционное развлечение вампиров, но, может быть, вы объясните, что вы здесь делаете? И где стража?

        - Стражу я отослал спать до рассвета,  - ответил каттакан.  - Все равно никто не охранит замок лучше меня. Я сам ожидаю, когда госпожа Соня и Данкварт из Бергиса завершат свои дела, после чего намереваюсь с чистой совестью отправиться домой, на заслуженный, но кратковременный отдых.

        - Сотня лишних слов вместо того, чтобы сказать просто: жду Соню,  - покачал головой Рей.  - Она разве не спит? Постучитесь.

        - Не спит,  - с ироничным смешком подтвердил каттакан.  - По причине того, что в Каина-Горе в противовес традициям стучаться в двери не принято, я предпочитаю обождать до поры, пока утренний свет не станет для меня невыносимым. Время есть - осенью светает поздно, вдобавок облака, способные защитить меня от солнечных ожогов… И потом, обычаи этого чудесного замка предполагают не стучаться в покой ее светлости, но сразу выламывать дверь пинком.

        - В общем, сидим, господин сотник,  - философски заключил Войто и посчитал в уме, что упырь проиграл ему шесть медных монет и один серебряный немедийский талер.
        Рей ничего не понял. Подошел к двери кабинета Соне, ударил в нее два раза кулаком и, не дожидаясь ответа, попросту вошел. И мигом вылетел, как ошпаренный, с глазами на лбу.

        - Я предупреждал,  - скорбно вздохнул Рэльгонн.

        - Заходите, заходите,  - проорали изнутри голосом Данкварта.  - Рей, ты что ли?
        На пороге появился вельможный керлат, укрытый лишь длинной набедренной повязкой из льняной простыни. Выражение лица у него было весьма загадочным - несколько растерянным, крайне самодовольным и недоверчивым одновременно. Будто он только что совершил рискованный поступок, которого от себя никоим образом не ожидал, и теперь размышлял: достанет ли ему нахальства отважиться на повторение?

        - Извини, что помешал,  - деревянно пробормотал Рей, старательно глядя куда-то в сторону.  - Вас… Тебя… Словом, там Соню дожидаются.

        - Доброе утро,  - мило ухмыльнулся Рэльгонн, снова оскалив свои замечательные зубы. Войто машинально содрогнулся, но обычного страха не испытал. Сейчас его более глодала другая мысль - собирается упырь расплачиваться или нет?
        Вошли. Рэльгонн устроился в своем любимом кресле, Войто топтался у входа, зингарец присел на лавку и безучастно оглядел заваленное мехами ложе, где недавно уютно расположилась светлейшая герцогиня.
        Соня, быстро одевавшаяся в кожаный дорожный костюм, пребывала в состоянии блаженном, чего совершенно не скрывала.

        - Рэльгонн, почему ты один?  - весело осведомилась она, взглянув на каттакана.  - Неужели не вышло выследить гирканийцев?

        - Отчего же, мы виделись и расстались чрезвычайно довольные друг другом,  - преспокойно ответил упырь.  - Среди степного племени уже поползли невероятные слухи о летучих гигантских вампирах, наводнивших всю Бритунию. Кстати, вокруг столицы Коринфии полным-полно гирканцев. Подошла армия Бурэнгийна, двигавшаяся от шемского побережья через Карпаш-ские горы на полночь. Город беззащитен и, скорее всего, будет взят в ближайшие два дня. Наместник короля вместе с гвардией благоразумно удрал - кажется, бежал в Офир. Вот и все новости. А вы что решили?
        Упырь вопросительно глянул на затягивающую перевязь с мечом Рыжую Соню.
        Она молча подошла к столу, развернула несколько внушительного вида пергаментов и аккуратно подписала каждый. Заставила расписаться Рэльгонна и Рея, как свидетелей. Потом с преувеличенной церемонностью поклонилась Дан-кварту.

        - Счастлива приветствовать вашу герцогскую светлость. Отречение от титула и документы на ленные земли составлены в полном соответствии с традициями и уложениями Бриту-нийского королевства. Итак, я уезжаю.

        - Куда?  - вытаращился Рей. Данкварт только вздохнул.

        - В мире множество дорог,  - Рыжая Соня криво улыбнулась.  - Одну из них я уж сумею выбрать. Оставайтесь, живите, а я… Только не думайте, я однажды могу и вернуться!

        - Только уже не в качестве герцогини,  - усмехнулся Данкварт, подошел к Соне, откинул ее рыжие волосы и поцеловал. Она не сопротивлялась.  - Но желанным гостем в Каина-Горе ты будешь всегда.
        Соня, подхватив давно собранный дорожный мешок, поправила перевязь клинка, подхватила свой любимый лук и молча вышла из кабинета. Ни одного слова прощания сказано не было. Она предпочла уйти молча.
        Рэльгонн, не обращая внимания на огорченные физиономии людей, встал, поклонился и мгновенно исчез. Из пустоты к ногам Войто брякнулся матерчатый кошелек с монетками.

        - Надо же, честный…  - подивился Войто, поднимая мешочек.  - Хоть и упырь.


* * *
        Как одинокая всадница выезжала из ворот Кайнагорского замка видела только уныло бдящая и позевывающая на утреннем холодке стража, да господин Сташув, поднявшийся с рассветом на надвратную башню.

        - Кого это с раннего утра на Пайрогийский тракт понесло? Дезертир, что ли? Эй, Войто! Поди разберись, кто лошадь из конюшни без дозволения увел!

        - То госпожа уехала,  - хмуро бросил Войто.

        - Чем ей у нас не понравилось? Хорошо ведь жили все вместе!
        Сташув сначала не понял, о чем толкует Войто, а когда до вельможного каштеляна дошло, что именно случилось, старик схватился за сердце и долго глядел вслед удалявшейся по лесному тракту всаднице.

        - Но почему?..  - наконец выдавил Сташув.

        - Почему? Чем мы ее обидели? Тьфу, ведь только жизнь налаживаться начала! Войто, Соня не сказала, когда вернется?..


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к