Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Тин Гарри: " Последние Защитники Земли " - читать онлайн

Сохранить .
Последние защитники Земли Гарри Тин

        Великая война роботов Повесть для детей о приключениях роботов, которые при загадочных обстоятельствах остались одни на планете и начали поиски людей.

        Гарри Тин
        Великая война роботов
        (книга первая)
        Последние защитники Земли

        Глава 1.
        Странная планета

        Это было давно. Так давно, что многие уже и не помнят. Да и мы еще не скоро до этого доживем.
        В космосе, вокруг все еще горячего Солнца, вращалась прекрасная голубая планета Земля. Еще несколько не менее прекрасных планет также кружились вокруг Солнца. За их красоту и таинственность всех их когда-то посвящали богам.
        Самая близкая к Солнцу и самая горячая планета Меркурий - бог торговли. Наверно потому, что торговля, как и жизнь, впервые появилась в очень теплых краях. Затем задумчивая, вся в облаках, как в кудрях, красавица Венера - богиня любви.
        Красный злой Марс - бог войны. Самый большой и могущественный бог - Юпитер. Самый необыкновенный по виду и по делам - Сатурн. Ужасные боги подводных царств и подземелий Нептун, Уран и Плутон.
        А между любовью и войной находилась наша Земля. Это местоположение и определяло все происходящие на ней события. Наше дальнейшее повествование лишь подтверждает этот факт.
        На этой планете жили не боги, а люди. Сначала их было мало, потом стало очень много. Они любили друг друга, но одновременно почему-то все время воевали и сражались между собой. И чаще всего превозносили и помнили тех, кто больше всех сражался, мучился и наслаждался: Юлий Цезарь, Александр Македонский, Вашингтон, Наполеон, Сталин, Казанова, Христос.
        Такие вот странные были эти люди. Не помнили тех, кто создавал и строил, а только тех, кто разрушал и погибал.
        Наверно потому Земля никогда и не была божеством. И также странно, что, несмотря на это, любили ее больше всех других богов.
        Вот и сейчас она вращалась вокруг Солнца, кружилась, показывая свое великолепие со всех сторон. Голубой фон, белые кружева, черные косы, сверкающий взгляд.
        Но так казалось только издалека, если смотреть от Солнца или других богов-планет. Изнутри же зрелище было странным. Странным и непонятным.
        Стоэтажные здания-башни были наполовину разрушены, редкие полоски леса были частично сгоревшими, в синих морях и океанах плавали большие черные острова. А вся земля была покрыта низкими белыми постройками, над которыми торчали пики антенн.
        Но самым странным для человеческого глаза и уха было не это. На Земле было что-то не то с движением и звуком. Нет, они были, но какие-то не такие, чего-то им не хватало. Выл ветер, была пыль, стояли сооружения и механизмы, что-то росло на полях. А человеку на ней стало бы страшно.
        Но как раз людей там и не было. И поэтому некому было бояться и удивляться. Все было спокойно. И очень странно.



        Глава 2.
        Метеоритный поток

        А где-то из глубин космоса приближался к Земле метеорный поток. Миллионы лет назад столкнулись две планеты. От ужасного удара они распались на большие и маленькие куски. Остальные планеты своим притяжением растянули куски в разные стороны, а Солнце заставило их носиться по всему пространству.
        Летящий поток отбил часть колец Сатурна, пробомбардировал Юпитер. Но эти гигантские планеты и не заметили нанесенного им ущерба. Для Земли же и оставшаяся часть потока была слишком велика.
        И она приготовилась к защите. Во-первых, прикрылась своим гигантским спутником Луной. Во-вторых, включила магнитные пояса для захвата металлических частиц.
        Но самой главной, крепкой и надежной ее защитой был, как ни удивительно, мягкий и легкий воздух. Твердые предметы для летящих с огромной скоростью каменно-железных частиц не являлись преградой, они их просто разбивали или пробивали.
        С воздухом это сделать было невозможно. Легкие частички отступали от камней, терлись о них. Их было очень много, миллиарды и миллиарды. Своим трением они нагревали обломки, а содержащийся в воздухе кислород заставлял горячие камни гореть как бумагу от зажженной спички.
        И на этот раз защита сработала четко. Поток был побежден. Все небо окрасилось белыми полосами от сгорающих метеоритов. Но несколько особенно крупных, летевших друг за другом камней, все же прорвались к поверхности Земли.
        А один из них на последнем издыхании обрушился на одиноко стоящий большой невысокий дом с красным крестом на крыше.



        Глава 3.
        Пробуждение

        От удара в крыше образовалась огромная дыра, и посыпались обломки стен на стеклянные перегородки, большие столы, лежащие на них блестящие инструменты и валявшийся на полу длинный металлический предмет.
        При этом раздался звук, как при ударе о пустое железное ведро. Предмет задергался, заскрежетал и на одном из его концов загорелись две зеленые лампочки. Затем послышалось непонятное бормотание, раздававшееся из отверстия под горящими лампочками.
        - Don’t... I don’t know... I don’t... (Донт... Ай донт ноу... Ай донт).
        Предмет как-то странно согнулся углом и непонятным образом поднялся. И оказался длинным, тонким металлическим роботом белого цвета с такими же длинными и тонкими руками и ногами, которые постоянно сгибались в разных направлениях.
        - Включаю кнопку самоконтроля, - прохрипел робот. - Так, вмятина на голове и нет синхронизации конечностей. Включаю кнопку коррекции. Все в порядке, хотя вмятина и осталась. Good, O.K. (Гуд, окей).
        После этого робот осмотрел и обошел все помещение.
        - Что за развал? Что за дыра в потолке? Что-то не в порядке. Don’t good, not O.K. (Донт гуд, нот окей).
        Он начал уборку помещения. Большие осколки выбросил и окно. Включил на пульте, в углу комнаты, кнопку пылеулавливателя и вся пыль потекла к открывшейся дверце в стене. Затем включил кнопку кругового обзора местности вокруг дома. Но на экране киновизора увидел только свое отражение.
        - Странно, уже десять лет как по отчетам эта система не ломалась. Don’t good, it is bad (Донт гуд, ит ис бэд).
        Затем он включил кнопки связи и видеофона. На пульте набрал код своего руководителя РГМА-034. Глава медицинской администрации не отвечал. А на экране он опять увидел лишь свое отражение.
        - И здесь very bad (вэри бэд). Все не работает.
        Он сел в кресло и нажал кнопку на ручке. Открылась новая дверь в стене, кресло само выехало за дверь и на лифте опустилось на первый этаж. После нажатия еще одной кнопки кресло выехало во двор и остановилось возле двери.
        - It's good, it’s O.K., I like it (Итс гуд, итс окей, ай лайк ит). Тут все в порядке, это работает.
        На улице не было заметно ничего странного. Недалеко стояло, как всегда, полуразрушенное здание стоэтажного небоскреба, а вдали виднелось такое же невысокое здание, как то, из которого он выехал.
        Робот обратно сел в кресло и задумался. После этого он опять нажал кнопки «Самоконтроль» и «Коррекция».
        - Ах, вот оно что! Оказывается, я все забыл, наверное, от удара. Ведь вмятина на корпусе не могла появиться сама. Но кто меня ударил? Скорее всего, что-то свалилось сверху через крышу. Не могла же дыра на потолке образоваться сама.
        Значит так. Я робот-врач, хирург. А это больница, hospital (хоспитэл). Но странно, что я не помню, где мои больные и моя постоянная собеседница - медсестра.
        Да, к сожалению, мы больше беседуем, чем кого-нибудь лечим. Люди стали так долго жить - до 500 лет - и стали портиться реже, чем роботы. А ведь какое удовольствие сделать приятное человеку, не то что роботу, - отрезать старую руку или нос и приделать новые, отличного качества. Но это бывает так редко.
        Он вздохнул и покачал головой. После этого включил пульт управления креслом, обратно заехал в дом, поднялся на второй этаж и начал искать медсестру.



        Глава 4.
        Вдвоем

        На полу уже не было пыли, только в потолке зияла большая непонятно откуда взявшаяся дыра. Робот собрал разбросанные инструменты, сложил их в коробку с красным крестом на крышке. Затем приложил ее к спине и она сама примагнитилась к ней.
        После этого он начал объезжать на самоходном кресле отсеки большого зала второго этажа здания, разделенные между собой стеклянными перегородками.
        В каждом отсеке посередине находился стол. Сверху свисала странной формы лампа. Сзади стояло какое-то приспособление с металлическими отростками разной конфигурации и длины. С двух боков были высокие шкафы с множеством стеклянных дверок.
        А спереди находился большой пульт управления с рядами синих клавиши с надписями и большим экраном в правой части пульта.
        В верхнем ряду находились клавиши «Руки» «Ноги» «Туловище» «Голова» «Шея». Ниже были клавиши «Нервы» «Кровеносные сосуды» «Мозг» «Сердце» «Кости» «Другие запасные органы». Еще ниже - «Заменить» «Отремонтировать» «Отрастить» и тумблер «Вкл./выкл. сознание». В самом низу были три желтых клавиши «Начало» «Конец» «Репетиция».



        Чтобы проверить, что с ним все в порядке, и он не забыл своих функций, робот зашел в одни из отсеков. Там он медленно обошел все помещение, внимательно оглядывая находившиеся в нем предметы. Долго рассматривал большие стеклянные стеллажи.
        Медленно подошел к пульту и нажал клавишу «Репетиция».
        Задвигались отростки у впереди стоящего приспособления, щупальцы-манипуляторы протянулись к боковому шкафу, открыли одно из отделений и перенесли оттуда на стол специальный макет человека.
        Затем он нажал клавишу «Начало». При этом загорелся справа экран, и на нем появилось изображение макета, лежащего на столе. После нажатия клавиш «Голова» и «Отремонтировать» изображение тела на экране уменьшилось, а головы - увеличилось.
        Робот взял находившийся сбоку световой карандаш и дотронулся им до носа макета. На экране высветилась надпись: «Идет операция носа. Какие размеры и материалы?». Из появившихся названий он выбрал «маленький» и «пластмассовый».
        Начали работать манипуляторы, при этом на экране все время появлялись надписи о том, что происходит, а части тела, которые оперировались, высвечивались более ярким цветом.
        Сначала манипуляторы достали из боковых шкафов запасное электронное сердце и подключили его к макету. После этого отключили его собственное. Если бы это был настоящий человек, то он не почувствовал бы никакой боли. Он заснул и проснулся бы уже здоровым.
        Дальше весь макет покрыли тонкой пластиковой оболочкой, чтобы части тела крепче держались во время операции. Эта же оболочка обеспечивала и другие необходимые условия для проведения операции: стерильность, питательные вещества, обезболивание.
        Хирург дотронулся световым пером до носа макета на изображении экрана и ультразвуковые скальпели в щупальцах манипуляторов тотчас же отделили ста¬рый нос и прирастили новый, предварительно вынув его из соответствующей ячейки бокового шкафа.
        По окончанию операции была снята пластиковая оболочка макета, подключено собственное сердце и отключено электронное. На экране засветилась надпись «Окончание операции». Доктор нажал клавишу «Конец», экран потух, манипуляторы перенесли макет обратно в шкаф и неподвижно замерли.
        - O.K. Это все помню. Но что было вчера, все равно не помню, - проворчал робот и пошел дальше проверять отсеки.
        В одном из отсеков он обнаружил лежащую на столе неподвижную пластмассовую девушку-робота из красивого сиреневого пластика.
        - Вот это, наверно, моя медсестра. С ней, должно быть, произошло то же самое, что и со мной. Надо попробовать включить ее сознание.
        С этими словами он подошел к пульту и передвинул тумблер в положение «Вкл. сознание». Машина загудела, тело на столе зашевелилось, начало подниматься. Но тут раздался треск, появился дым, тело упало на пол и все смолкло. Доктор подбежал к нему, поднял его и осторожно положил опять на стол.
        - И здесь что-то не работает, что-то не так. Что же теперь будет с моей помощницей?
        Он осторожно пошевелил ее, затем начал поднимать обе ее руки за голову и опускать их, как это делают при искусственном дыхании человека. Сначала робот лежал неподвижно, но через несколько минут все тело вздрогнуло и зашевелилось. Тогда доктор похлопал его по щекам и для чего-то надавил на нос. При этом глаза у робота на секунду приоткрылись и опять закрылись.
        Доктор вторично провел процедуру хлопанья по щекам и еще сильнее нажал на нос. Как ни странно, но даже в те времена при отключении техники в запасе оставались только старинные прадедовские методы исцеления. Глаза открылись, закрылись, опять открылись и неподвижно замерли, глядя на доктора.
        Тогда он отчетливо спросил:
        - Ты робот-медицинская сестра РМС-2345?
        - А-З-З-А-..., - раздалось в ответ что-то неясное.
        - Не понимаю, I don’t understand (Ай донт андэстэнд).
        - АЗА..., - послышалось снова.
        - Ну, заладила: аза, аза. Тебя, как и всех роботов, надо хорошенько встряхнуть.
        Он потряс ее и снова спросил:
        - Так ты робот-медицинская сестра РМС-2345?
        - Я - робот-медицинская сестра РМС-2345? - послышался удивленный, но уже вполне сознательный голос.
        - Что ты заладила, то «аза, аза, аза», то повторяешь все за мной. Что с тобой?
        - Я не помню.
        - Странно, It is strange (ит ис стрэндж). Ну да ладно, я уже это прошел. И то, что ты ничего не помнишь, как и я, еще больше убеждает меня в том, что ты и есть моя помощница.
        Запомни, ты - робот-медицинская сестра РМС-2345. Хотя, мне кажется, что раньше ты была повыше ростом и другого цвета. Вчера что-то случилось, разбита крыша нашего госпиталя. И я тоже ничего не помню.
        - А как меня зовут?
        - Повторяю в сто третий раз. Робот-медицинская сестра РМС-2345.
        - Нет, а какое у меня имя?
        - У тебя код, имена бывают только у людей.
        - А я хочу иметь имя.
        - То твердишь «аза, аза», то ничего не помнишь, то хочешь иметь имя.
        - Ну, если так сильно хочешь, то и можешь зваться Аза. Что, нравится?
        - Нравится, нравится, очень даже нравится. А как тебя зовут?
        - Ты что, ничего не помнишь? Я - робот-главный хирургический врач РГХВ-123.
        - А какое у тебя имя?
        - Опять: имя, имя. Нет у роботов имен. I don’t know (Ай донт ноу).
        - Тогда я сама придумаю тебе имя. Я буду звать тебя... Какое бы имя придумать покрасивее? А, вот! Ты все время говоришь какие-то непонятные слова и чаще всего «ДОНТ», «ДОНТ». Поэтому будешь... Дормидонт. Отличное, очень красивое имя и очень подходит тебе.
        - Как-то непривычно это, ну да пусть будет Дормидонт. Дормидонт и Аза. Прямо как Ромео и Джульетта. Согласен.
        А говорю я не непонятные слова, а английские. Раньше я много читал специальных медицинских книг. В том числе и старинных. А в старину, оказывается, не то, что сейчас, все говорили на разных иностранных языках.
        - А вот так. Например, мы говорим «я не понимаю». На старинном английском это будет «ай донт андэстэнд», а на немецком - «их нихт ферштэйн». Поняла?
        - Как то не очень. «Я не понимаю» - это понятно. Это я не понимаю тебя или еще что-то не понимаю. Но «нихтферштэстэнд» - это какая-то абракадабра, которую я очень даже понятно не понимаю, Ясно тебе?
        - Ну, ты все запутала, из простого сделала сложное. Давай еще раз. Вот слово «голос», а по-английски - «войс».
        - Вот здесь что-то понятно. Можно говорить по-разному, в том числе и выть. То есть по нашему «голос», а по ихнему - плохой голос или вой.
        - Опять не поняла. Тогда еще пример. Вот куда ты смотришь сейчас?
        - Я? На тот красивый журнал.
        - Ну а теперь переведем это на английский. Смотреть - это look, звучит как «лук». Понятно? Теперь слово «журнал» пишется как magazine, а читается «магазин». Что получается?
        - Теперь поняла! По-нашему «смотреть журнал», а по-английски - look magazine, то есть «лук в магазине».
        - Таких тупых я уже давно не видел, - начал сердиться Дормидонт. - Хотя, может быть и видел, но забыл. Вот тебе последний пример, если не поймешь, значит, для тебя иностранные языки не доступны. Возьмем самое простое и распространенное слово. «Хлеб». Ну, так по-английски это bread, то есть «бред». Очень просто. «Хлеб» - «бред». Поняла?
        - Ну, как сказать? Сначала-то понятно, что хлеб - это бред. Особенно понятно для тех, кто хлеба не ест. Но вот наоборот не очень понятно, что бред - это хлеб. Как может бред быть хлебом? Что-то ты здесь, Дормидонт, напутал.
        - Бред - это с тобой говорить, - совсем раскипятился Дормидонт. - I don’t want to say with you! (Ай донт вонт ту сэй виз ю). И не скажу тебе, что это обозначает.
        - Ну и не надо, донт, донт, Дормидонт. С одним языком гораздо лучше. Давай, дальше рассказывай.
        - Особенно с таким, как у тебя, - недовольно пробурчал Дормидонт. - Ну да ладно, слушай дальше.
        Так вот. Потом люди стали болеть реже, а роботы стали меньше ломаться. Книги перестали быть особенно нужны. Поэтому я почти все забыл, но иногда эти иностранные слова как бы сами собой выскакивают из меня. А ты говоришь, какие-то. Не какие-то, а настоящие английские.
        - Ну ладно, Дормидонт, не сердись. Я вижу, что ты очень большой ученый, раз лечишь самих людей. Ты лучше скажи, где же эти люди и почему мы все забыли?
        - Где? Я и сам удивляюсь. Что-то никто не приходит, видеофон и киновизор не работают. Да и движущихся самобилей я ведь утром не видел ни на улицах, ни в воздухе. И эта дырища в потолке. Очень странно, very (вэри).
        - Значит, нам надо все выяснить, Дормидонт. Пойдем из дома и все узнаем.
        - Как это пойдем? У всех свои функции. Мы должны оставаться в госпитале. Другие должны присылать к нам больных. Администрация должна заботиться о сохранности здания и сообщать все нужные нам сведения. А ты предлагаешь самим всем этим заниматься? Так не положено.
        - Не положено потому, что не положили. Сколько же мы будем ждать? Ведь связь не работает. Поэтому надо самим проявлять инициативу. Надо идти на поиски.
        - Может быть, тут ты и права. Только кто пойдет, а кто и поедет. Подожди, я сейчас сменю магнитную подвеску на моем любимом кресле на пружинно-колесную и выходим.



        Глава 5.
        Обследование местности

        Они вышли на улицу. На первый взгляд, по мнению Дормидонта, кроме отсутствия людей вроде ничего не изменилось. Азу тоже ничего не удивляло, хотя она отчетливо ничего прошлого и не помнила.
        Сначала направились к виднеющемуся вдали ближайшему белому дому, похожему на их собственный. Дормидонт сидел на своем катящемся на колесиках, а иногда подпрыгивающем и подскакивающем кресле, а Аза шла рядом, держась за его ручку.
        Населенный пункт, где они находились, состоял из нескольких десятков расставленных далеко друг от друга невысоких двух- и трехэтажных белых домов. Между домами в траве были протоптаны довольно широкие тропинки.
        Внутри поселка и рядом с ним возвышались две громады разрушенных стоэтажных небоскребов. Но обломки вокруг них были убраны. Вдали, на горизонте, виднелись какие-то строения, вышки, несколько пятен леса. Еще дальше, с земли невидимое, простиралось гигантское озеро или залив, за которым угадывались очертания невысоких гор.
        Когда они подошли к дому, то увидели стоящий около него самобиль, но хозяев нигде не было видно. При их подходе дверь в дом автоматически открылась. Они зашли внутрь, прошли первый этаж, поднялись на второй, но никого не встретили по дороге.
        Стали осматривать комнаты. В одной из них обнаружили лежащего на полу робота. На все их команды он никак не реагировал. Тогда Дормидонт решил повторить свой изобретенный метод оживления.
        Он поднял и потряс его. Ничего не произошло. Он потряс сильнее. Опять ничего. Начал трясти изо всех сил. В результате из робота посыпались какие-то части, а у самого Дормидонта отвалился со спины ранец с медицинскими инструментами. Но чужой робот не заводился.
        Еще одного робота они нашли во дворе дома. Но он также оказался недействующим.
        Тогда они пошли к другому дому. Там картина была такая же. К вечеру обошли почти все жилые дома поселка. Везде наблюдалась странная закономерность. Лишь малая часть автоматики работала в домах. Иногда встречались неработающие и неподвижно лежащие в самых различных позах роботы. Но людей нигде не было видно. Ни одного человека.
        В этот момент они находились на краю поселка и собирались возвращаться назад. Но тут Аза заметила вдали какое-то странное большое сооружение. Оно было похоже на гигантскую площадку, высоко стоящую над землей на столбах.
        К этой площадке вела узенькая тропинка, по правой стороне которой, на расстоянии ста метров друг от друга, располагались невысокие шесты с зелеными флажками.
        Мнения разделились. Дормидонт хотел вернуться назад. Может быть, им за это время в госпиталь пришло какое-нибудь сообщение или начали работать средства связи? Если же ничего не изменилось, то завтра можно было бы продолжить поиски.
        Но Азе не терпелось их продолжать прямо сейчас. И она начала уговаривать Дормидонта сходить осмотреть замеченное сооружение. Дормидонт вначале упирался, но потом согласился, так как и сам был немного заинтригован. В этом поселке он был уже больше года, но такого сооружения, резко отличающегося от стандартных домов, не помнил.
        Сначала пошли по тропинке, которая почему-то сильно петляла на ровном поле, покрытом невысокой травой. Из-за этого дорога оказалась намного длиннее, чем казалась вначале. После очередного поворота, когда дорожка свернула почти в противоположную сторону от цели, Аза предложила Дормидонту пойти напрямую, чтобы было быстрее.
        Они свернули с тропинки, и пошли по траве к площадке. Но не успели преодолеть и ста метров, как вдали сверкнула вспышка, послышался нарастающим вой и ужасный взрыв впереди сбил их с ног. Затем опять наступила тишина.
        - It’s bad (Итс бэд), озадаченно проговорил, не вставая Дормидонт, когда обнаружил, что из пробитого чем-то ранца вытекает какая-то мазь.
        - It’s very bad (итс вэри бэд), - с грустью повторил он, нащупав новую вмятину на голове рядом со старой.
        Правда, новая была гораздо меньше.
        - Что это было? - спросила Аза, также не решаясь подняться.
        - I don’t know, - ответил Дормидонт.
        - Донт, донт, Дормидонт, это я и сама знаю. Что это там взорвалось? Надо пойти посмотреть.
        Как обычно, любопытство постепенно начало побеждать у нее страх.
        Аза и Дормидонт направились к воронке, над которой вилась струйка дыма. Но они успели пройти всего половину расстояния до нее, как вдали опять что-то сверкнуло, опять послышался вой и раздался новый взрыв. Но уже позади них.
        На этот раз Дормидонт, вспомнив вмятину на голове, уже лежал на земле при первых звуках воя. То же сделала и Аза. Дело принимало плохой оборот.
        - Надо быстрее добраться до строения. Там укроемся. Побежали быстрее.
        Они бросились вперед. И сразу же возобновились вспышки.
        Только вместо воя теперь появился свист и с разных сторон на них обрушились длинные огненные стрелы. «Молнии» с шипением врезались в землю, оставляя в ней круглые колодцы глубиной около метра. Вот они уже стали падать почти вплотную к ним.
        - Еще быстрее, - теперь прокричал Дормидонт.
        - Я быстрее не могу, - ответила Аза.
        И действительно, быстрее двигаться она уже не могла. Ведь приходилось постоянно падать на землю и подниматься. К тому же кругом были дыры в земле от стрел, которые тоже надо было оббегать. В то же время Дормидонт для ускорения своего движения всего лишь нажимал кнопки на ручке катящегося и прыгающего кресла.
        Тут Дормидонт что-то вспомнил и нажал новую кнопку сбоку кресла. При этом выдвинулась маленькая подставка.
        - Становись сюда! - приказал он Азе.
        Затем передвинул еще один рычажок, и снизу кресла выдвинулась большая толстая пружина. Кресло приподнялось почти на метр над землей.
        - Держись крепче, поскакали!
        Дормидонт двинул рычажок вперед, кресло опустилось немного вниз и резко взлетело вверх на высоту двухэтажного дома, пролетев при этом метров пятьдесят вперед. Они сразу вырвались из-под обстрела и поскакали по направлению к платформе.
        Но так продолжалось недолго. Где-то на полдороге стрелы опять приблизились к ним. Дормидонт стал маневрировать креслом, заставляя его прыгать в разные стороны. Но чья-то чужая воля упорно их преследовала, и было ясно, что долго они не продержатся.



        Глава 6.
        Встреча

        Ситуация становилась катастрофической. Внезапно Аза увидела катящийся на них белый шар размером с футбольный мяч. Он быстро мчался, шипя и разбрасывая вокруг себя искры. Шар был в каких-то нескольких метрах от них.
        От испуга Аза не смогла даже крикнуть, чтобы предупредить Дормидонта, который был весь поглощен управлением своего кресла. Она схватила его за плечо и только смогла произнести:
        Но от этого ее движения рука Дормидонта дернулась, а вместе с ней и рычажок на ручке. Кресло резко прыгнуло в сторону, и Дормидонт чуть было не выпал из него.
        - Что ты делаешь, девчонка, да разве...
        Но Аза показала ему пальцем на шар, который после прыжка кресла проскочил под ним и попал в яму, оставшуюся от взрыва огненной стрелы. Послышался глухой хлопок, огненная жидкость выплеснулась из края ямы и вся территория вокруг нее запылала.
        Быстро оглядевшись, они заметили, что их догоняют еще несколько шипящих шаров.
        - Еще быстрее вперед, - прорычал Дормидонт.
        - Нет, ничего не поможет, - ответила Аза. - Смотри вверх.
        Сверху стремительно приближался, снижаясь и точно следуя за перемещениями кресла, большой блестящий металлический предмет кроваво-красного цвета. Это был и не снаряд, и не самолет.
        - Летающий робот! Какой страшный. Мы пропали!
        - Да, это конец, - обреченно согласился Дормидонт.
        Робот спикировал вниз и остановился прямо перед ними. Он схватил кресло, которое тотчас замерло, сколько ни старался Дормидонт дергать рычажки на нем.
        Откуда-то из руки пришельца появился автомет. Аза от ужаса закрыла глаза. Раздалась серия щелчков, а затем вокруг все загрохотало. Открыв глаза, она с удивлением увидела, что они все еще живы и почти со всех сторон окружены огнем, а робот из автомета достреливает последние горящие шары.
        Затем, также непонятно куда, автомет исчез из рук робота. Он повернулся к ним и представился:
        - Я - БРЗТ-111 - боевой робот защитного типа. Сделан по подобию Марса, бога войны. Охранник этой запретной зоны. Вы нарушили правила нахождения в ней. Пока, главное, не двигайтесь, тогда вы в безопасности.
        - Как и зачем вы здесь очутились?
        Но вместо связного ответа Аза схватила робота за руку и от избытка чувств и благодарности прижала ее к себе. Правда, рука была такая большая, что со стороны могло показаться, будто сама Аза прижалась к этой защитной руке.
        - Марс, Марсик, милый, какой ты красивый, - понесла какую-то чепуху она.
        - Мы ничего не нарушали. Спаси нас! - И слезы брызнули из ее глаз.
        - Так нельзя, я - официальное лицо, а Марсик - это уже вроде и не бог. И странно, плачущий робот. Наверно, какая-то новая конструкция.
        Я вижу, что от вас сейчас объяснений не получить. Оставляйте свое кресло и идите за мной. К сожалению, я не могу переносить по воздуху большие грузы, иначе я бы вас перенес сам.
        Не прошли они и десяти шагов, как раздался очень хорошо известный им вой и на месте оставленного кресла вырос огненный столб.
        - Прощай, дорогой друг! Good by! (Гуд бай). Мне было так хорошо с тобой, - прошептал Дормидонт.
        - Если ты не ускоришь шаг, то с тобой сейчас будет то же самое, что с твоим креслом. Вперед! Осталось пять метров.
        Они спрыгнули в не замеченную ими ранее траншею. И тут же, как по мановению волшебной палочки, стрельба и взрывы прекратились, и наступила тишина. Только впереди клацал железом Марс, ведя их к цели. Сам он, видимо, наслаждался происходящим.



        Военная хитрость. Вы двигаетесь, видна ваша голова - значит надо стрелять. Вы спрятались, ничего не видно - молчание. Ха-ха-ха.
        По траншее они быстро добрались до навеса, к которому так неосторожно стремились. Вблизи это оказалось гигантским сооружением на толстых металлических опорах десяти метров в диаметре каждая. На этих опорах держались четыре ровные площадки. Под площадками находилось много других сооружений поменьше. На более высоких и более тонких опорах, окружавших площадки, было установлено множество непонятных приборов и антенн.
        - Это стартодром для ракет, - кратко пояснил Марс. - Но при мне здесь не было еще ни одного запуска. Говорят, что теперь некому заниматься проблемами космоса, да и незачем.
        Они прошли в одно из помещений под площадками и начали по ступенькам подниматься наверх.
        - Лифт не работает, - пояснил Марс.
        Дормидонт многозначительно посмотрел на Азу, но ничего не сказал. Скоро и так все должно стать ясным.
        Поднявшись по лестнице, они несколько метров прошли по коридору и вошли в какое-то помещение. Это был большой зал. Передняя часть его, выходящая на улицу, состояла полностью из стекла. Сверху над стеклянной стенкой нависала площадка. Отсюда можно было сделать вывод, что они забрались почти на самый верх сооружения.
        Впереди из окна открывался вид на поле, по которому они так легкомысленно хотели пройти. В углу комнаты, как обычно, стоял пульт и какая-то аппаратура с экраном. Это было помещение, из которого наблюдалась и охранялась запретная зона.
        Только теперь, в спокойной обстановке, они смогли, как следует рассмотреть своего спасителя. БРЗТ-111 или, как назвала Аза, Марсика.
        Этот Марсик был на голову выше Дормидонта и почти в два раза шире. Грудь и спину его закрывал пластичный панцирь, как у древнего рыцаря. Только вместо копья было два автомета, вмонтированных в руки, а вместо лошади - ракетный двигатель в пятках ног.
        Поэтому робот мог летать, правда, довольно медленно. Но зато благодаря этому мог преодолевать различные преграды. Уши у него были радарами, и он очень смешно ими вращал. И еще у него было много разных механизмов, встроенных в корпус и много ящичков для хранения боеприпасов и запчастей.
        Если следовать инструкции, - заговорил Mapc, - то я должен доложить об этом случае человеку - главе администрации района и отвезти вас к нему. Но сразу признаюсь вам, что его почему-то уже несколько месяцев нет на месте. Все мои попытки установить с ним связь оказались безрезультатными. Поэтому я сейчас нахожусь в затруднительном положении. С одной стороны, вы - нарушители и я должен действовать четко по программе и как минимум задержать вас до выяснения всех обстоятельств дела. Но с другой стороны, я понимаю, что у нас что-то произошло. Теперь вы - единственные с кем я могу общаться и что-то обсуждать. И если бы я вас задержал, то опять оказался бы один. Что делать, я не знаю. Ну, а пока просто расскажите, кто вы такие, что вы знаете о произошедших событиях и почему оказались именно здесь? Ведь этой зоне уже более ста лет, а вы почему-то об этом не знаете. Я зафиксирую ваши данные, чтобы позднее можно было показать их главе администрации
        Кончив свою длинную речь, он подошел к пульту и включил клавишу для записи их ответов. Потом приготовился слушать сам.
        - Во-первых, - начал отвечать Дормидонт, - мы здесь находимся не очень давно, так как мы - роботы новой серии и только недавно были созданы.
        Во-вторых, мы - специализированные медицинские роботы и наше дело - лечить людей и других роботов, а не бродить по окрестностям поселка. Поэтому мы ничего не знали об этой зоне. Наш госпиталь находится в белом двухэтажном доме в центре поселка около разрушенного небоскреба.
        - Знаю, знаю, - прервал его повествование Марс. - Я хотя сам тоже из новой серии, но уже успел побывать у вас. Это было чуть более года назад, когда я только начал охранять эту зону. Я не смог уйти от огненного шара и оплавил ноги. Так мне у вас за два часа поставили новые. Правда, еще пришлось и двигатель монтировать. С тех пор очень уважаю хирургов.
        - На новой технике, которую недавно у нас установили, эту операцию я бы сейчас сделал за полчаса, - ответил ему Дормидонт. - Но двигатели мы не ставим.
        А что касается нашего пребывания на этой территории, то мы здесь оказались по той же причине, что заботит и тебя. У нас тоже нет связи с главой медицинской администрации. А произошло нечто странное и непонятное. Разрушена крыша госпиталя, сломано оборудование, нет ни с кем связи.
        - И при этом мы ничего не помним, - влезла в разговор Аза.
        - Это ты ничего не помнишь, а не я, - проворчал Дормидонт. - Хотя частично она права.
        События последнего времени и я не могу вспомнить. Но не это главное. Главное, что мы вообще не нашли в поселке людей, хотя и обошли довольно много домов.
        И он рассказал Марсу всю историю их поисков, от своего пробуждения до появления в запретной зоне.
        Слушая их историю, Марс озабоченно качал головой.
        - Да, что-то стало не так в этом мире, - подтвердил он мнение Дормидонта. Но все же по такой опасной зоне лучше не ходить. Ведь в первую очередь пострадаете вы сами. Согласны?
        - Это мы признаем. Это правда. You are right. I agree with you (Ю а райт. Ай эгри виз ю).
        При этих словах Дормидонта Марс нагнулся к Азе и тихонько ее спросил:
        - Что это он бормочет? Может он не кое-что забыл из прошлого, а у него кое-что перегорело, и он вообще ничего не понимает?
        - Да нет. Это такой научный медицинский язык. Я тоже раньше не понимала, но за день почти его выучила. Сейчас он сказал: «Вы правы, я согласен с вами». А есть и другие научные слова, например, «not» и «don’t» - это «нет», «yes (ес)» - это «да», «please (плиз)» - это «пожалуйста» и так далее. Очень просто, мне даже нравится.
        Марс с сомнением выслушал объяснение Азы по поводу научной речи Дормидонта. Лично он остался при своем мнении, что у того какие-то неисправности в устройстве или программе и неплохо было бы самому врачу немного подлечиться.
        Но с другой стороны, все, что ему рассказывали до сих пор, выглядело достаточно правдиво. Поэтому он решил пока просто внимательно понаблюдать за ними. Одна плачет, другой что-то бормочет. Ну и послал бог помощничков. Надо быть начеку.
        - Опять ты отвлекаешь нас, - прервал размышления Марса недовольный голос Дормидонта, обращенный к Азе. - I don’t like it (ай донт лайк ит). Мне это не нравится. Давайте продолжим нашу беседу по основной теме.
        Мы не нашли людей в поселке. Встречаются только бездействующие роботы. Связь не работает. Не работает часть приборов и механизмов, в том числе самобили и ракетосамы. Почему?
        Марс внимательно выслушал это замечание Дормидонта. Все было логично. Он и сам об этом думал. Похоже, что с ними в основном все в порядке. Ну, может быть небольшие сбои после приключений в запретной зоне, но не страшные. К ним можно привыкнуть, а на основное поведение они, по-видимому, не влияют.
        - Согласен, - подтвердил Марс заключение Дормидонта. - Надо что-то решать. Вы за один день пришли к такому выводу, а я уже целый месяц об этом думаю. Но вас двое и вы можете советоваться друг с другом. А я один и к тому же военный. У нас дисциплина на первом месте. Приказы надо исполнять, а не обсуждать.
        Поэтому я и продолжаю исполнять свои обязанности, независимо от окружающей обстановки. Но после разговора с вами начинаю понимать, что дело настолько серьезное, что надо самостоятельно принимать решение. Возможно, дело идет о безопасности самих людей, а здесь первая заповедь робота - защищать человека.
        В таком случае я вам расскажу о своих поисках и наблюдениях, а потом попытаемся принять какое-нибудь общее решение.
        Тут Марс встал и выключил записывающее устройство. В отношении Дормидонта и Азы он уже принял решение. Больше они не были подследственные, поэтому и записывать их слова не было нужды. У них теперь была одна цель, они стали соратниками.
        - В отличие от вас, - продолжил Марс, - я уже не один день ищу ответы. Я тоже думаю, что случилось что-то очень важное и, по-моему, очень плохое, если меня даже не успели предупредить.
        Ну, так вот. Пользуясь тем, что я могу перемещаться по воздуху, я обследовал всю территорию в радиусе двухсот километров. А это два города и десять таких поселков как ваш.
        Правда, подробностей с воздуха не мог разглядеть и выяснить. Но основное ясно. Везде одна и та же картина. И, что самое удивительное, никаких новых следов разрушений или сражений. Этого я не понимаю.
        Если было бы сражение, то все ясно. При существующем оружии в одной битве могут погибнуть все. Но от такой битвы обязательно остались бы следы. А тут никаких новых разрушений, нет и погибших. Я не знаю, что сказать.
        - Зато я знаю, - опять вмешалась Аза. - Решение очень простое. Надо искать людей. Не могли ведь они просто так все исчезнуть. В крайнем случае, они должны были где-то оставить хоть какое-то сообщение, какой-то след. Надо только хорошенько поискать.
        - Опять влезла без приглашения, - остановил ее Дормидонт. Не забывай, что ты только РМС-2345 и моя помощница, а имя носишь только благодаря случаю. А то получила имя, и характер у тебя стал прямо как у человека. Все время хочешь чему-то учить и подсказывать, как делать. И при этом не слушаешь старших.
        А ведь в первую очередь люди должны были бы выслушивать нас, роботов. Ведь роботы не говорят ничего лишнего, а главное, точно помнят и обязательно выполняют то, что им было поручено раньше. А человек вечно перезабывает и перевирает свои же решения.
        Мы и без тебя знаем, что надо искать. Вот Марс уже больше месяца ищет. Надо не просто везде смотреть, а выработать четкий план. У простейшей хирургической операции и то всегда есть план, а тут такое сложнейшее дело.
        Кого искать - понятно. Надо решить, как искать и где искать.
        Но чтобы это решить, нужно иметь хоть какие- то гипотезы, предположения о случившемся. А мы ничего толкового и предположить не можем, так как оказывается, что сами целых два месяца были бездействующими.
        Как же мы сами ожили? Может это и с другими может произойти? Так с чего мы начнем?
        - Я знаю, - начала Аза, как будто ей только что не была прочитана лекция о хорошем поведении.
        У Дормидонта от возмущения так широко раскрылся рот, что челюсти чуть не выпали на пол.
        - Надо идти в ближайший город - продолжила Аза, - и найти центральное хранилище информации. Оттуда мы сможем узнать, что произошло и уже тогда решить как и где нам искать людей. А может быть и искать больше нет смысла.
        И она опять заплакала.
        - Странная конструкция робота и очень большая жалость к людям, - заметил Дормидонт. - Может быть, это присуще всем медицинским сестрам?
        Люди, конечно, хороший материал для лечения, но можно и без них жить и лечить только роботов. Хотя и роботов, похоже, без людей тоже не оживишь.



        А я думаю, что Аза дала хороший совет, - высказался Марс. - И мы должны, Дормидонт, с этим согласиться.
        - Да я и не так, чтобы не согласен. Просто странно, что она смогла такое придумать сама, - вынужден был признать Дормидонт.
        - И все же хорошо, когда есть четкие приказы и решения, - продолжал о своем Марс. - А это конкретное и четкое решение. Нужно только выбрать город.
        У военных должен быть порядок. Один - подчиненный, другой - командир. Один - приказывает, другой - исполняет. Если что-то случилось, то надо доложить по порядку вверх, начальнику. А как же я буду теперь получать приказы, если у меня нет командира?
        А без приказа нельзя ничего делать, иначе будет беспорядок. Например, сделали тропинку к станции, отметили ее флажками - отлично видно и понятно. А вы взяли и пошли по полю. Вот что бывает, если действовать не по порядку.
        - Не беспокойся, Марсик, что ты все делаешь без приказа, - опять влезла без приглашения в разговор Аза. Вот ты без приказа спас нас и очень хорошо сделал. А если бы ждал приказа, то мы бы погибли.
        И вообще, если бы была моя воля, то я бы тебя сделала самым большим командиром и ты бы тогда не должен был ждать приказов, а мог делать, что хочешь.
        - А вот это твое второе здравое предложение, - опять вынужден был признать Дормидонт.
        - Людей нет, никого больше нет, а мы начинаем большую операцию и нам нужен свой военачальник. На это время я предлагаю назначить Марса главнокомандующим нашими войсками. Правда, все наше войско пока состоит из него одного, но это ничего.
        Все согласны? Вот и отлично!
        - Главнокомандующим? - удивился Марс. - А что, это может и неплохо. Это развяжет мне руки. Сам главнокомандующий, сам отдаю себе приказы и сам их выполняю. Прекрасно. И, главное, все ясно и понятно.
        - Тогда, - подытожил Дормидонт, - вперед!



        Глава 7.
        В поход

        Но прежде, чем отправиться, надо было собраться. Оказалось, что ближайший город был не близко. Чтобы дойти до него, надо было преодолеть большой лес и, что самое трудное, большое озеро. Их видел Марс, когда обследовал территорию.
        Хоть с этим у них было все в порядке. Они не боялись заблудиться, их было кому вести. И это было очень важно, так как связь не работала, а без нее на далекие расстояния было бы трудно перемещаться. Ведь в те времена пешком никто далеко не ходил и не имел никакого опыта таких путешествий.
        Поэтому надо было еще собраться в дальнюю дорогу, ведь и они помногу раньше не передвигались. Надо было подвинтить суставы, смазаться машинным маслом, собрать в дорогу комплект запасных частей.
        Самые большие сборы проводил Марс. При этом он не просто собирался, а выполнял приказы. Причем свои собственные.
        - Приказываю укрепить держатель на правом колене. - Есть укрепить! Но где взять крепитель? - В хранилище номер три. Ясно? - Ясно, взять в хранилище номер три. Но там ничего нет. Что делать? - Посмотреть в хранилище номер семь. Ясно? - Так точно, но там также пусто. Какая будет следующая команда? - Найти крепитель самому. - Есть найти! Но нигде не могу его найти.
        - Какой же ты бестолковый исполнитель, ничего тебе нельзя поручить, все приходится делать самому.
        - Какие приказы, такое и исполнение, - тихо пробормотал Марс-исполнитель, обиженный на несправедливые упреки Марса-главнокомандующего. - Сам бы попробовал найти.
        - Отставить эти разговорчики, выполнять приказание!
        - Есть выполнять, - уныло произнес Марс.
        И так далее, немного препираясь, но по командам, Марс проводил свои сборы.
        А они у него были большими. Кроме обычного комплекта запчастей, он главный упор сделал на вооружение и специнструменты. На удивленные расспросы Дормидонта и Азы, зачем они нужны, Марс рассказал им то, что знал из прошлого по своей специальности.
        Оказывается, войны на Земле прекратились только в последние годы. А до этого люди постоянно воевали друг с другом. Отсюда и пошли разные запретные зоны. Это были специальные ловушки, в которых уничтожали противника. Автоматические разнообразные орудия открывали огонь по этим зонам, когда на них замечалось движение.
        Почему эти зоны не убрали после наступления мира, Марс не знал. Или не было сил, или прошло еще мало времени, но этого сделано не было.
        В каждой зоне лишь были обозначены защитные проходы к находящимся на них объектам. В зонах, расположенных близко от поселений людей, расположили охранных роботов. Но где конкретно находились остальные зоны, Марс не знал.
        Поэтому оружие и боеприпасы были нужны для защиты от возможной автоматической атаки на запретных зонах. Кроме того, в пути им предстояло преодолевать различные препятствия, в том числе лесную чащу, водные преграды, возможные овраги. Значит, были нужны веревки и тросы, крючья, топоры, лопаты. Марс даже взял динамит, чтобы подрывать непреодолимые препятствия.
        Надо заметить, что если бы не Марс, то этих инструментов наши герои нигде не смогли бы найти. Ведь кругом в то время была только электроника и автоматика. Поэтому такие инструменты могли сохраниться только у робота, приспособленного к ведению боевых действий и строительству различных оборонных сооружений.
        У Марса таких приспособлений был целый склад. И на его теле было много всяких отсеков для хранения боезапаса, специальные приспособления для подвешивания грузов, привязывания тросов.
        Часть вещей он поручил нести Дормидонту и Азе. У Дормидонта тоже нашли пару боксов для хранения припасов, а часть из них положили ему в медицинский ранец. А вот у Азы не нашли ни одного крючка для подвешивания снаряжения. Марса это очень рассмешило.
        - Совсем новая модель роботов. Научили медсестру слезы проливать по больным, но забыли сделать приспособления, чтобы им можно было что-нибудь принести.
        - А вот и нет, - обиделась Аза. - Для этого применяется специальный столик на колесиках, на котором привозится все необходимое больным.
        Это навело Марса на одну мысль.
        - Сейчас я вам что-то покажу. Вы все любите на колесиках. То самоходное кресло, то столик для больных. Будут вам еще одни колесики.
        С этими словами он открыл один из ящиков и достал оттуда небольшую коробочку на цепочке с несколькими кнопочками на ее передней части. Затем нажал одну из них. При этом приподнялась дверь в стене и оттуда, с небольшим жужжанием, выкатился цилиндрический невысокий предмет оранжевого цвета, похожий на пуфик.
        - Всем присутствующим здравствуйте, - вежливо сказал «пуфик» низким гудящим голосом. После этих слов верхняя половина его корпуса повернулась на сто восемьдесят градусов и на Азу уставились два больших голубых глаза с защитными сетками, похожими на ресницы.
        - Это небольшой механизм для переноски разных грузов и оказания нам разных вспомогательных услуг, - пояснил Марс. - Так сказать робот для роботов. Он не может мыслить как мы, исходя из конкретной ситуации, но четкие поручения выполняет просто блестяще.
        Он управляется вот этой коробочкой пультом, через которую можно задать ему несколько программ поведения. Если пульт отключить, то и робот будет бездействовать. Радиус действия управления - несколько километров. Главная задача этого робота - помогать и охранять того, у кого находится коробка управления.
        - Какой славный роботик, - прошептала восхищенная Аза. - Как он мне правится. Я буду им управлять!
        - Тобой самой надо постоянно управлять, - проворчал Дормидонт. - Но у нас с Марсом и так уже много разных вещей. Так что придется согласиться с твоим предложением.
        - Спасибо, Дормидонтик, спасибо, Марсик.
        - Роботик, ты будешь меня слушаться? - погладила она Пуфика. И нажала наугад одну из кнопок на пульте.
        - Конечно, это моя обязанность, - ответил Пуфик и при этом открылась верхняя его крышка, a изнутри выдвинулся какой-то зонтик.
        - Смотри, не отвинти ему голову, - встревоженно произнес Дормидонт. - Марс, ты бы лучше объяснил ей попроще, как с ним обходиться.
        Марс взял пульт и рассказал Азе как им пользоваться. Все было очень просто. Там находилось всего пять кнопок с запуском программ. Это было: «Сопровождение», «Охрана», «Поручение», «Ожидание», «Совет». Надо только выбрать желаемую программу и нажать соответствующую кнопку. Для начала Марс выбрал программу «Сопровождение», по которой Пуфик теперь должен был повсюду сопровождать Азу.
        После этого они стали загружать роботика различными необходимыми вещами. Для этого использовался специальный отсек под верхним колпаком. Работать было очень легко и удобно. Все делал сам Пуфик, а остальные только давали ему указания.
        - Пуфик, с хранилища номер восемь возьми моток веревки. Нет, не там, а около окна. Уложи ее себе. А теперь рядом, в соседнем отсеке, возьми крючья для палатки и также уложи их.
        И так далее.
        Пуфик выполнял все быстро и очень аккуратно укладывал вещи. При этом он, в отличие не только от людей, но и от некоторых высокоинтеллектуальных роботов, не сердился, если ему давали неверные или противоречивые указания.
        Когда в шкафу не оказывалось нужного предмета, то он спокойно спрашивал, где еще можно посмотреть. Если никто не знал, то спрашивал разрешения самому поискать эту вещь. А так как все делалось очень быстро и ловко, то часто сам находил необходимое быстрее, чем Марс мог вспомнить, где оно лежит.
        Поэтому вскоре ему перестали говорить, где что лежит, а просто перечисляли предметы, которые нужно было взять с собою. Да оно и понятно, ведь Марс этим почти никогда не пользовался, а в армии на всякий случай всегда хранится очень много всякой всячины.
        Особенно нравилось Азе наблюдать, как Пуфик доставал что-либо с верхних полок. При этом он использовал два метода. Если вещь была видна, то у него вытягивались руки, и он спокойно снимал ее. Если же ее не было видно, то у него выдвигались ноги и он, как на лифте, подымался вверх.
        Вначале Аза даже боялась, как бы он не упал, так как было непонятно, как такой плотненький и тяжеленький пуфик-цилиндрик мог так высоко удерживаться на таких тоненьких ножках.
        Но сам Пуфик, как ни в чем не бывало, продолжал свою работу, и вскоре Аза перестала беспокоиться за него.
        За час все было собрано. В лице Пуфика они обрели незаменимого помощника.
        Закончив сборы, товарищи по несчастью еще раз уточнили свой дальнейший план действий. Для экономии времени они выбрали для поисков ближайший город. По описанию Марса путь к нему был не гладкий и прямой, но они надеялись благополучно его преодолеть.
        Им ведь не требовалась никакая еда, а отдых был нужен только для осмотра и текущего ремонта. Немного беспокоило то, что Марс точно не помнил дорогу, а приблизительно. Ведь он не мог и подумать, когда там пролетал раньше, что через какой-то месяц ему придется с товарищами преодолевать пешком тот же путь. Но и заблудиться они не боялись, так как он мог в любой момент подняться в воздух и определить верную дорогу. Поэтому и вся дорога их не страшила.
        Правда, раньше они никогда не путешествовали. Да и вообще, расстояния в то время не имели никакого значения. Тысячей километров больше или тысячей меньше, выше или ниже - все равно. С помощью техники все цели достигались быстро и просто. А техника связи делала все эти операции безошибочными и безопасными.
        То, что путешествовать придется пешком, не казалось им особенно затруднительным. Они считали, что это то же путешествие, что и по воздуху, только дольше. Но тут уж ничего поделать было нельзя.
        Да и какая разница, идти по бетонной дороге, по лугу или лесу. Лес - это та же дорога, только вокруг стоят деревья. Ну, обойдешь дерево, если оно попадется на пути, и пойдешь себе дальше. О хищных зверях, которые там когда-то водились, теперь помнили только из сказок.
        Еще им надо было пересечь озеро, на противоположной стороне которого и стоял город. Вот это казалось им трудным и не вполне ясным для выполнения. Но пока решили не ломать об это голову и искать решение тогда, когда подойдут к воде. Все же рядом был лес, в наличии были разные инструменты. Да и роботы были самые современные, а значит и самые умные. Что-нибудь придумают на месте.
        Ну, а если говорить откровенно, то Марс и Дормидонт не хотели обсуждать этот вопрос еще и из-за Азы. Они опасались, что она опять не даст им нормально обговорить все проблемы, а будет вмешиваться в серьезное дело и бесконечно придумывать разные скороспелые идеи.
        Дормидонт же любил все делать обстоятельно и только наверняка. О Марсе и говорить не приходилось. Четкая команда - и вперед. Аза же постоянно выбивалась из этой системы. Несерьезная девчонка, да и только. От нее много пользы не будет.
        На первых порах так оно и было.



        Глава 8.
        ЧП в лесу

        С рассветом маленький отряд выступил в путь. Катастрофы видно не было.
        Так, без приключений, они прошли всю первую половину дня. Дормидонт потихоньку поругивал Марса, который не обращал на это никакого внимания, спокойно шагая впереди. А Аза полностью была увлечена Пуфиком, и он ей отвечал тем же. Даже трудно представить, о чем они могли все время говорить, но болтали они без умолку. Справедливости ради надо заметить, что инициатива в этом все же принадлежала Азе.
        Вскоре начался лес. И сразу оказалось, что они и понятия не имели, что это такое. Вернее, знали теоретически, но никогда в нем не бывали. Ведь роботы просто так не гуляют, а грибами и ягодами не лакомятся. Поэтому сразу возникли проблемы.
        Во-первых, отсутствовал ясный путь. Идти стало намного труднее. Лес оказался густой, деревья были очень толстые и высокие. Корни у этих деревьев были тоже толстые, их было много, и часть их почему-то находилась выше земли. Деревья стояли на них, как на ногах.
        Сначала они обходили эти корни, но когда несколько деревьев стояло рядом, то обходить приходилось довольно далеко. Поэтому, где возможно, решили идти прямо между корней. И если Марсу так идти было только неудобно - ему приходилось постоянно нагибаться и протискиваться между ними, то Азе идти так было просто страшно.
        Проходя между корней, они оказывались как бы в живом капкане. По бокам стояли толстые кривые корни, от которых отходило множество тонких извивающихся отростков. А сверху чувствовалась огромная тяжесть дерева. При этом потолок этого капкана постоянно колыхался, то опускаясь, то поднимаясь.
        Чтобы было не так страшно, Аза привязала к Пуфику веревочку и так шла за ним, немного упираясь. Проще было сказать, что Пуфик тащил ее.
        Во-вторых, идти они стали очень медленно. Если раньше, планируя поход, думали пройти этот лес за день-два, то при той скорости, с которой они теперь шли, это должно было занять несколько недель.
        В-третьих, совершенно непонятно было направление, куда идти. Так как они обходили деревья, то направление их движения постоянно менялось.
        Не оправдались и их надежды на умение Марса летать. Так как деревья были очень густые, то встречалось не так уж много мест, где можно тоянно и если бы после каждого дерева Марс поднимался вверх для уточнения дороги, то их движение замедлилось бы еще в несколько раз.
        Потом оказалось, что город виден сверху только в хорошую погоду, а когда солнца не было, то и города не было видно.
        Из-за этого с ними и случилось ЧП - чрезвычайное происшествие. Или можно сказать по другому, они попали в ЧП - чрезвычайное положение. А случилось вот что.
        Марсу надо было в очередной раз взлететь, чтобы проверить направление движения.
        - Ну-ка, давай, Марсик, покажи свое мастерство, - напутствовала его Аза.
        Ей очень нравилось наблюдать эту процедуру. Да и как она могла не понравиться. Вокруг большого, тяжелого, неподвижно стоящего робота появлялось яркое огненное кольцо. Из этого кольца Марс в течение нескольких секунд подымался на метр вверх. Некоторое время он оставался на этой высоте, опираясь уже на две струи огня, вырывающегося из его ступней. Затем, быстро набирая скорость, бесшумно устремлялся вверх.
        И на этот раз все шло как по нотам. Выбрали место, где между деревьями вверху был небольшой просвет. Марс включил двигатели, золотистой стрелой устремился вверх, между кронами деревьев, и исчез за ними.
        Обычно через пять минут он опускался и показывал новое направление движения. Но на этот раз через пять минут он не вернулся.
        - Очень уж понравилось ему летать, - заметил Дормидонт, который никак не мог решить, снимать ли ему рюкзак на эти пять минут вынужденной остановки.
        - Конечно, вверху тепло и светло, - подтвердила Аза.
        - И нет рюкзака за плечами, - уточнил Дормидонт.
        - Но зато, благодаря ему, мы идем к цели кратчайшей дорогой, - ради справедливости отметила Аза.
        - Идем то мы, а он летает, - не унимался Дормидонт.
        - Ну хочешь, я понесу твой рюкзак? - предложила Аза.
        - Хочешь, хочешь. Я-то может, и хочу, но и сам как-нибудь справлюсь. Но что-то он очень долго не возвращается.
        И в самом деле, прошло уже больше десяти минут, а Марса все не было.
        - Не случилось ли чего-нибудь? - забеспокоилась Аза.
        - Если бы что случилось, то он бы сюда и упал, - успокоил ее Дормидонт.
        - Но тогда где он?
        Они попробовали кричать и звать Марса, но результат был тот же. Он не появлялся. Это уже было ЧП. Оставалось или еще ждать Марса, или начинать его искать.
        Дормидонт решил, что ждать не имеет смысла. Чего это Марс будет висеть над ними полчаса и не спускаться? Скорее всего, что-то случилось с двигателем, и он куда-то отлетел в сторону. Поэтому надо искать.
        Как искать? Ведь их оставалось всего двое, не считая Пуфика. При этих поисках они сами могли потеряться. Но Дормидонт сегодня был в ударе.
        - Мы сделаем вот что. Чтобы не потеряться, останемся вместе, здесь. Тем более это место покидать нельзя, так как сюда может вернуться Марс.
        На это Аза, конечно, не выдержала.
        - Так что же это за поиски, если мы оба не будем покидать это место, а Марсик сам вернется сюда? Похоже, Марс не зря вчера предполагал, что у тебя что-то не в порядке с памятью после удара. Я его разубеждала, но, кажется, он был прав.
        - Да ты дослушай хоть раз до конца, - рассердился Дормидонт. - Искать будет Пуфик.
        - А вдруг он потеряется? Лучше уж я потеряюсь, чем он.
        - Ну, ты прямо невозможна, прямо человек, а не робот. У тебя ведь с ним есть дистанционная связь. Мы будем стоять на месте, а Пуфик будет обходить вокруг, все время расширяя круги поиска. Если Марс придет сюда, то мы сообщим об этом Пуфику. Если же он найдет его, то тогда сообщит тебе. Все ясно и понятно.
        А потеряться он не может. И вот почему. У дистанционной связи есть та особенность, что чем дальше друг от друга находятся два объекта связи, тем хуже связь, тем слабее они слышат друг друга.
        Поэтому, если бы Пуфик заблудился и стал удаляться от нас, мы бы стали его хуже слышать и скомандовали бы ему выбрать другое направление. То, где слышимость стала бы улучшаться. Это значило бы, что он приближается к нам.
        - Ну, ты и голова, Дормидонт. It is O.K. Я бы сама никогда до этого не додумалась. Да и как до этого додумаешься, если ничего такого не знаешь? Прости, что я тебя перебивала, но мне было очень жаль Пуфика.
        - Ладно, ладно, - пробормотал Дормидонт, польщенный таким признанием Азой его достоинств.
        Пока они выясняли, кто из них прав, случилось событие, отменившее все их планы. Невдалеке от них вдруг раздался взрыв, потом еще один.
        По недавно приобретенной привычке Дормидонт сразу шлепнулся на землю.
        - Что ты делаешь, Дормидонт? Это же далеко. Это, наверное, Марс попал в беду, в какую-нибудь запретную зону. Бежим быстрее туда, - воскликнула Аза.
        И, не дожидаясь ответа, бросилась в направлении взрыва. Пуфик, конечно, последовал за ней. Дормидонту ничего не оставалось, как сделать то же самое.
        Не успели они пробежать и полдороги, как раздался очередной взрыв.
        - Быстрее, мы на верном пути! Если взрывы еще раздаются, значит, Марсик еще жив, еще воюет.
        И в самом деле. Вот они почувствовали запах дыма и тут же выбежали на маленькую полянку. На ней они увидели Марса, который почему-то на коленях стоял на земле.
        - Марсик, Марсик, что с тобой?! - закричала Аза и, не думая о возможной опасности, бросилась к нему.
        Дормидонт попытался перехватить ее, но не успел. К счастью, все обошлось благополучно. Аза подбежала к Марсу и повисла у него на шее.
        - Что со мной? - спокойно, как будто ничего не произошло, проговорил Марс, поддерживая Азу, чтобы ей было удобнее висеть на нем.
        Со мной ничего Небольшой сбой. Еще одно не учтенное нами обстоятельство. Поэтому я и опустился не туда.
        А чтобы привлечь ваше внимание, просто взрываю динамитные шашки.
        Для тех, кто не знает, надо пояснить, что динамитные шашки - это не те шашки, в которые, как и в шахматы, играют дети. В эти шашки им играть категорически запрещается. Это особая форма хранения взрывчатки, которая применяется в военном деле и для строительных работ.
        Потом Марс, обращаясь к Дормидонту, который за это время подошел к ним, добавил:
        - Все же инструкции правы. Аварийный запас всегда надо носить с собой, он очень даже может пригодиться.
        - Да подожди ты об этих инструкциях, - не выдержала Аза. - Что с тобой случилось, почему ты оказался здесь?
        - Простая история, как я уже сказал, неучтенная мелочь.
        Незнание нами особенностей местности передвижения.
        - Ну, давай, давай, рассказывай быстрее, а то и Пуфик уже волнуется.
        Правда, что касается Пуфика, то он был совершенно спокоен. Он был включен только на программу сопровождения Азы и даже не на ее охрану. Поэтому раз с ней все было в порядке, то и он не особенно волновался.
        - Да, незнание нами особенностей местности передвижения, - повторил Марс. - Взлететь то я взлетел, осмотрелся вокруг и заметил направление движения. Но когда собирался опуститься, то оказалось, что сверху совершенно невозможно было определить место, с которого я поднялся. Внизу была густая шевелящаяся масса деревьев, через которые не была видна земля и тем более вы.
        Ну, кто бы мог подумать, что такой вроде бы пустяк будет так непреодолим. Если бы я взлетел низко, как первый раз, то, конечно, легко бы вернулся. Но ведь день уже шел к концу и видимость уменьшилась.
        Поэтому я решил подняться повыше, чтобы лучше было видно. Город впереди я рассмотрел, а вот место вылета при этом совершенно потерялось. Из-за колышущихся ветвей было ощущение, что внизу совсем нет просветов между деревьями.
        Сверху все видно не так, как снизу. Тут мы смотрим на небо, на свет и поэтому все отлично видно. Там же, с ясного неба, я смотрел на темный лес и пытался высмотреть под ним еще более темную землю.
        Мне уже стало казаться, что я не только не найду место своего взлета, но и вообще не смогу никуда опуститься. Поэтому стал искать хоть какое-нибудь возможное место приземления. И при этом, конечно, окончательно потерял ориентиры.
        Хорошо, хоть я догадался не включать двигатели на полную мощность, чтобы далеко не отлететь. И как только заметил первую мало-мальски подходящую поляну, тут же пошел на посадку.
        Ну а дальше вы все знаете. Тут я уже действовал согласно аварийной инструкции. При этом главное - привлечь к себе внимание. Обычно это делается ракетницей, которая стреляет разноцветными ракетами, оставляющими за собой дымный след. Но из-за деревьев вы бы их не заметили. Тогда я использовал звуковой способ привлечения внимания.
        - Да так использовал, что Дормидонт от испуга чуть в землю не зарылся, - поддела того Аза.
        - Вы сегодня оба молодцы, - из-за того, что все хорошо кончилось, Аза была особенно щедра на похвалы. - Оба не растерялись в критической ситуации. И ты, и Дормидонт. Ведь это он предложил нам при твоих поисках не отходить со старого места. А то мы могли бы уйти совсем в другую сторону и ничего бы не услыхали. А потом и сами не нашли бы первоначальное место.
        - Да, на будущее надо запомнить и соблюдать этот основной закон потерявшихся. Дормидонт был абсолютно прав. Я-то знаю это из инструкций, ну а у Дормидонта видимо очень отличная логика.
        Если бы Дормидонт был человеком, то тут бы он, наверное, покраснел от смущения и удовольствия. Его сегодня все так хвалили, что он простил за это Азе ее невежливость, а Марсу дополнительный рюкзак с грузом.
        Ведь робот испытывает почти те же чувства, что и человек, только выражает их немного иначе, более сдержанно. Правда, Аза все время нарушала это правило. Но ведь не зря же говорится в правилах (по Марсу - в инструкциях) грамматики языка, что исключение только подтверждает основное правило.
        Вот и здесь, Дормидонт не покраснел. Он этого не смог бы сделать, если бы и захотел. Он только часто заморгал ресницами. Конечно, Аза и здесь сказала бы, что при желании он смог бы покраснеть, но для этого ему пришлось бы накраситься красками.
        Марс не заметил радости Дормидонта и продолжал: - Всегда из потерявшихся кто-то один должен оставаться на месте, а другой его искать. Самое трудное здесь - определить, кто должен оставаться. Для этого есть несколько правил. Обычно младший или менее опытный остается, а старший его ищет. И еще, потерявшийся ищет основное место стоянки и так далее.
        Поэтому в данной ситуации я должен был искать место вылета, а из вас кто-либо обязательно оставаться на нем. И не просто оставаться, а тоже подавать сигналы. Для этого в рюкзаке Дормидонта также есть динамитные шашки. Если бы вы меня не услышали, то он их, конечно, тоже бы взрывал, и я нашел бы вас сам.
        На это замечание Дормидонт дипломатично ничего не ответил. Дело в том, что он не только не думал о каких-то там шашках, но до этого вообще не знал, что это такое. Да и вообще ему противно было думать обо всем, что находилось в рюкзаке из-за его веса.
        Тут Марс закончил свои пояснения и объяснения. ЧП счастливо завершилось. Можно было трогаться дальше.
        Но день уже закончился и солнце зашло. И если на полях, в городе, после захода солнца еще довольно светло, то в лесу, тем более густом, быстро наступает темнота.
        Надо было устраиваться на ночлег и обсудить новую ситуацию, при которой Марсу запрещалось постоянно взлетать наверх, а лес еще далеко не кончился.



        Глава 9.
        Поиски выхода

        Место для стоянки решили специально не искать и остановиться на той же небольшой полянке, где приземлился Марс. Разместились прямо в ее центре, подальше от страшных корней деревьев. Чтобы было светлее, развели костер. Марс предложил всем высказаться.
        Высказываться никому особенно не хотелось. Темнота кругом, теплый огонь как-то больше настраивали просто на сидение, а не на думание. Да и мыслей особенных ни у кого не было.
        Сам Марс еще не успел осмыслить обстановку. Дормидонта сегодня так хвалили, что он не в состоянии был сейчас думать. А Аза была рада счастливому финалу и просто не хотела думать. Happy end (хэппи энд) - как сказал бы Дормидонт, если бы его кто спросил.
        Но что-то требовалось предпринимать, чтобы зря не пропал завтрашний день. Голоса Азы не было слышно. На сегодня она предоставила право выбора роботам-мужчинам, а сама грустно сидела в стороне, обняв Пуфика, и молчала. Дормидонт с Марсом принялись решать задачу, но ни к чему хорошему не пришли.
        Конечно, будь это в наше древнее время, а не в будущем, то можно было бы использовать компас и идти по магнитной стрелке. Но к тому моменту развитие так ушло вперед, что компасов днем с огнем было не сыскать. И поэтому лучшее, до чего они договорились, было передвигаться небольшими отрезками.
        То есть, сначала они выстраиваются друг за другом с расстоянием между собой в пятьдесят метров и образуют прямую линию, направленную на цель. Затем последний в цепочке переходит вперед и становится первым в ней. Но становится так, чтобы их цепочка опять представляла собой прямую линию.
        Правда, это было бы очень долго, да и точность была не особенно высокой. Притом по одному идти было тяжело. Обычно, когда встречалось препятствие, они помогали друг другу его перелазить. А так как их было всего трое, то в новых условиях стоило кому прийти на помощь другому, как прямая линия нарушалась и они опять могли потерять нужное направление.
        Больше ничего не могли придумать и с этим легли спать. Хотя они были и роботы, но спать им также было необходимо восемь часов. Дело в том, что энергию их искусственные сердца получали прямо из атмосферы, из воздуха, от солнца. Но во время движения они ее много тратили. И тратили больше, чем получали. Поэтому и нужен был отдых, чтобы накопить достаточно энергии для следующего перехода. Кроме того, во сне автоматически подрегулировались трущиеся части тел.
        Наступило утро. Сборы у роботов не долги. Рюкзак на плечи, проверить, не оставили ли чего на месте стоянки, и в путь. И на этот раз все было не дольше.
        Действовать начали по разработанному вчера ночью Дормидонтом и Марсом плану Верное направление движения они знали. Марс, хотя и попал вчера в серьезный переплет, не растерялся и все же зафиксировал его перед посадкой.
        Поэтому первую прямую линию они образовали быстро и легко. Да и на поляне им ничто не мешало это делать. Марс выбрал точку начала движения и остановился на ней. Дормидонт прошел пятьдесят метров вперед и тоже остановился на том месте, где сказал Марс. Аза прошла еще на пятьдесят метров дальше Дормидонта.
        Получилась цепочка, или линия. Сзади был Марс, а впереди Аза. Но линия получилась немного кривой. А этого допускать было нельзя. Ведь лес был большой и если бы они на каждом маленьком отрезке допускали даже небольшое отклонение, то вышли бы совсем к другому его концу. Или даже опять пришли в то же место, описав по лесу большой круг.



        Поэтому Марс подкорректировал место стоянки Азы. Когда линия стала совсем ровной, он сам сошел со своего места и стал впереди Азы на пятьдесят метров. Теперь прямоту линии контролировал Дормидонт, находящийся сзади всех. Марс, находящийся первым, мог это делать и сам. При этом на месте оставался Дормидонт, а перемещался Марс.
        Перед остальными у него было преимущество в том, что он имел специальное вмонтированное прицельное устройство и прямую линию выбирал безошибочно по пунктиру на сетке прицела.
        Самое слабое место у них получалось, когда сзади была Аза. Тогда Марс оказывался в середине и не мог пользоваться прицелом. Тут все надежды были на Дормидонта, который самостоятельно выбирал место своей временной стоянки.
        Все это было очень утомительно и к полудню они прошли едва три километра. Как ни странно, легче всех, хотя она была самой маленькой и слабой, приходилось Азе. Они очень хорошо устроились с Пуфиком преодолевать препятствия.
        Если поваленное дерево надо было переходить сверху, то сначала на него залазила Аза, становясь предварительно на голову Пуфика, а потом за собой перетаскивала и его. Если препятствие надо было преодолевать снизу, то Пуфик легко находил этот путь между ветвей, а за ним по веревочке проползала и Аза.
        Да и когда крайними стояли в цепочке, то последнему на другой стороне было легче их отыскать для прицеливания, так как со своей белой веревочкой они были хорошо заметны в темном лесу.
        Дормидонт первым обратил на это внимание и по привычке стал ворчать:
        - It is very interesting (ит ис вэри интристинг). Я должен не только груз тащить, так еще с ним лазить по деревьям. А она мало что ничего не несет, так ее еще Пуфик по веревочке за собой перетаскивает. Я бы тоже не отказался от такой веревочки. I want it (Ай вонт ит).
        - Не сердись, Дормидонт. Просто без веревочки мне не видно, где можно легко проходить. Ну, если очень хочешь, то возьми себе пока Пуфика для помощи.
        - Ну, вот еще чего, - и это не понравилось Дормидонту.
        Взять ведь Пуфика у Азы ему было неудобно. Все же он был сильнее ее.
        - Мало мне что ли своего груза, так еще и Пуфика тащить. Thank you (сэнк ю) за заботу.
        - Тебе, Дормидонт, никак не угодишь. Может, хочешь, я понесу тебя?
        - Скорее мне придется тебя вместе с Пуфиком посадить в рюкзак и нести, чтобы было лучше слышно твои прекрасные речи.
        За этими препирательствами они и не заметили, что Марс остался сзади и не переходит вперед, хотя была его очередь. Он неподвижно застыл с поднятой вверх рукой. Потом вдруг громко произнес: «Веревочка!» и стал хлопать себя по бокам, открывая то одно, то другое отделение на своем туловище.
        Думая, что с ним что-то случилось, Дормидонт и Аза бросились назад.
        Похоже, что со своей веревочкой ты не только меня скоро сведешь с ума, - на ходу бросил Дормидонт Азе.
        Когда они подбежали, Марс уже ничего не произносил, но по-прежнему продолжал искать.
        - У меня все в порядке, успокоил он их. - Как говорит наш друг или friend (фрэнд) Дормидонт, все O.K., все в порядке. Просто вы мне подали замечательную идею. Веревочка... Белая... Хорошо заметная...
        Наконец он что-то нашел и достал из своих отсеков. Это оказался небольшой черный предмет, похожий на пистолет. Потом достал металлическую стрелу, у которой сзади было небольшое отверстие на стержне. Из другого отсека он вынул тонкую веревку яркою оранжевого цвета на катушке, и конец ее прикрепил к стреле.
        Сейчас я вас помирю, - сказал Марс. - И тебе, Дормидонт, будет веревочка. И у Азы останется. И белая веревочка и оранжевая.
        А веревочка действительно была замечательной. Она прямо светилась в руке Марса.
        - Ну вот, Дормидонтик, ты зря на меня обижался. Теперь тебя Марсик привяжет к себе за веревочку и будет тащить, как козлика, - невинно заметила Аза.
        - Не хочу быть козликом, - обиделся Дормидонт. - Это ты у нас козлик, выпрыгиваешь, когда не надо. А я и без веревочки обойдусь.
        - Да не ссорьтесь, - остановил их Марс. - Это совсем не для того веревочка. Сейчас я вам объясню.
        Ваши споры о веревочке натолкнули меня на интересную мысль. А все остальное уже было, как говорят, делом техники. Я подумал, что действительно, вместо того, чтобы нам выстраиваться в прямую линию, можно просто иметь яркую веревку подлиннее Азиной.
        Вопрос был в том, как ее ровно натянуть. А это уже техническое решение.
        И он показал им черный предмет.
        - Это гарпун. То есть пистолет, который стреляет стрелами. Им мы решаем проблему прокладки веревки вперед и прямоту линии. Выстрелянная из гарпуна стрела летит ровно по прямой линии. А чтобы она не улетела совсем, катушка с веревкой прикрепляются к ней.
        Теперь я вам покажу его действие.
        Он прикрепил катушку к пистолету, после этого направил его в ту сторону, куда они шли, и нажал курок. Стрела-гарпун полетела вперед и потащила за собой веревку, которая стала быстро разматываться с катушки. И через секунду они увидели перед собой яркую оранжевую линию, которая была прочерчена через лес где-то на высоте одного метра.
        - Вперед, forward (фовэд), - сказал Марс.
        Он отцепил от катушки конец веревки и все пошли за ним.
        Веревка была хорошо заметна издали даже когда они обходили корни низких деревьев. Когда же добрались до конца веревки, то увидели, что стрела застряла в дереве. Марс вынул стрелу из дерева и отцепил от нее веревку.
        Теперь они ясно наблюдали позади себя прямую линию, по которой пришли, и по которой надо было продолжать движение.
        Марсик подцепил конец веревки, который раньше был на стреле, к катушке и нажал на ней кнопочку. Катушка завертелась, и вся веревка на нее смоталась. Оставшийся конец Марс опять прицепил к стреле и снова выстрелил из пистолета в нужном им направлении.
        - Ура! Да здравствует Марсик, наш мудрый Архимед, - захлопала в ладоши Аза.
        - Yes, not bad (ес, нот бэд), да неплохо, - подтвердил Дормидонт.
        - Это не я, - скромно ответил Марсик, - это все Аза с Пуфиком, это их идея.
        - Тогда да здравствует Пуфик, - сказала Аза и чмокнула его в макушку крышки.
        После этого дела у них пошли значительно быстрее и к вечеру они проделали довольно большой кусок пути.
        Перед остановкой Марс поднялся в воздух. На этот раз он долго выбирал поляну побольше для такой операции. Оказалось, что они прошли почти полпути и находились в самом центре леса.
        - Полдела сделано, - подвел итог Дормидонт.
        - Остальное - дело техники, - добавил Марс.
        - И ног, - внесла свою долю Аза.
        На этот день весь план был выполнен.
        Друзья приготовили место для ночевки и легли отдыхать. Настроение у всех было отличное. Они с честью вышли из трудного положения. Теперь они точно знали, что завтра или послезавтра выйдут из леса и подойдут к озеру.
        Им так уже надоела эта постоянная мрачность и густота, что они совсем не хотели думать о том, что проблема переправы через озеро ими не решена.



        Глава 10.
        Битва неизвестно с кем

        Утром все быстро поднялись и без лишних слов продолжили путь. Способ передвижения был отлажен и много времени не тратилось.
        Где-то, через два часа пути Дормидонт объявил, что по его расчетам они достигли середины леса. Все были очень довольны. Ведь получалось, что если раньше все время входили в лес, то теперь наконец-то начали выходить из него. А это было намного приятнее.
        После полудня Аза сменила Марсика за его занятием, хотя Дормидонт и возражал доверить ей это дело. Но скоро он перестал ворчать, так как Аза с Пуфиком приноровились это делать быстрее Марса.
        Сразу после выстрела Пуфик брал пистолет с пустой катушкой от веревки и бежал вперед. Так как он был маленький, то ему быстрее было добираться до цели, и не надо было обходить низкие завалы. Он легко пробирался внизу между ними.
        Добежав о стрелы, Пуфик снимал с ее конца веревку, прикреплял ее к катушке и запускал последнюю крутиться. И когда остальные подходили к нему, то веревка уже была намотана на катушку, а другой ее конец был прикреплен к стреле. Азе оставалось только прицелиться и выстрелить вперед.
        Так они спокойно прошагали целый день Вечером перед остановкой, Марс опять поднялся вверх. Спустившись, он объявил, что они только чуть-чуть отклонились от курса и показал как его скорректировать. По его подсчетам завтра к полудню они выйдут из леса.
        Это известие опять встретили на «Ура».
        Утром все троекратно повторили вчерашнее «Ура» и бодро продолжили путь.
        Аза даже запела песню:


        Вокруг бушующий простор
        И не видать ни зги,
        Мы всем врагам дадим отпор,
        Прочистим им мозги.


        Когда идем на абордаж,
        То все вокруг дрожит
        И неприятель, как мираж,
        От нас пускай бежит.


        Один за всех и как всегда
        Не страшно ничего.
        Ну а когда придет беда,
        Мы все за одного


        При этом каждый куплет она завершала еще длинным припевом.


        Ну а пока, ну а пока
        Несет нас ветер прочь
        И перед нами, как всегда,
        Веселенькая ночь.


        Ну, а когда придет пора,
        То встретим мы восход
        И крикнем десять раз «Ура!» -
        Окончен наш поход.


        Первые куплеты она пела тихо, как бы про себя. Но понемножечку распалилась и последний куплет с припевом пропела уже громко, подпрыгивая на ногах и размахивая во все стороны руками.
        Дормидонт, конечно, не мог спустить такое.
        - Что за чушь?! - возмутился он. - Это же какая-то пиратская песня, откуда ты ее выкопала?
        - Я не знаю, - ответила Аза. - Как-то сама в голове оказалась.
        - Может у тебя там еще что-нибудь окажется? Когда вернемся назад, надо будет тебя основательно полечить. Вычистить всякую ерунду и наполнить твою голову полезными знаниями.
        - Постой, постой, Дормидонт, - заступился за Азу Марс. - Ты не прав. А мне нравится. Как это она там пела:


        Мы всем врагам дадим отпор,
        Прочистим им мозги.
        Бам-бам-бум-бум
        Бам-бам-ба-ба.


        - Очень неплохо, даже здорово. Еще неизвестно, кого из вас надо лечить. Это именно то, что нам, воякам, не хватало.
        Последнюю фразу он произнес под мотив услышанной песни, правда, при этом нещадно его перевирая:


        Ха ха-ха ха
        Прочистить им мозги
        Бум бум-бум-бум
        Ба-ба-ба-ба!


        И бумбукая себе под нос эту строчку, довольный двинулся вперед. Но не успел он сделать и нескольких шагов, как что-то ударило его по голове. Да так, что вокруг пошел звон.
        - Ну, что, пират, полу..., - начал радостно Дормидонт, но не окончил, так как сам получил довольно чувствительный удар по плечу.
        - Что такое? - тут же перестал он радоваться. Что за шутки, да еще так сильно и небезопасно.
        Они остановились и огляделись. Марс ничего не нашел, но около себя Дормидонт увидел круглый металлический шар размером с куриное яйцо.
        - Да таким и убить можно! - возмутился он, - Мне это не нравится. I don't like it (Ай донт лайк ит).
        - И я донт лайк ит, - повторил за ним Марс.
        - И я донт лайк ит, хотя по мне и не попали, - согласилась с ними Аза, увидев металлическое яйцо. - Меня такое так точно сразу убьет и мокрого места не останется.
        Но вокруг стояла тишина, и ничего подозрительного не было видно. Они осторожно сделали несколько шагов и остановились. Ничего не произошло.
        - Что за черт? - удивился Дормидонт.
        Они двинулись дальше.
        - Ой, ой, - тут же закричала Аза и упала.
        - Что случилось? - бросились к ней друзья.
        - Не знаю, только что-то больно ударило меня по ногам.
        Они опять обыскали глазами окрестности, но ничего не нашли.
        - Что за чертовщина? - теперь не выдержал Марс. - Может нам это кажется?
        - Ничего себе кажется, - плаксиво проговорила Аза, потирая больную ногу. Я почти не могу идти, а им все кажется. Сами идите вперед.
        Марс смело сделал это и тут же по нему, словно пулеметная очередь, застучали металлические шарики, правда, поменьше первого.
        - Вперед, - сам себе крикнул Марс. - Это враги, а мы врагов не боимся.
        - Forward (фовэд), - поддержал его Дормидонт, который в минуты настоящей опасности становился смелым и не бормотал разные нравоучения.
        И они бегом бросились вперед, надеясь найти невидимого врага и вступить с ним в схватку. Но удары только участились и усилились, а видимого врага как не было, так и не было. Пытаясь спрятаться от ударов, Дормидонт бросился под корни рядом стоящего дерева.
        - Стой! - закричал Марс. Туда нельзя, оно опускается.
        Но было поздно. Дормидонт уже заскочил под него. И в этот момент ствол дерева опустился прямо на его голову. От такого удара он упал. А дерево продолжало опускаться все ниже. Еще немного и оно бы раздавило Дормидонта и втерло его в землю.
        - Держись, друг! Я сейчас, - закричал, подбегая к дереву, Марс.
        При этом в его правой руке ослепительно засверкал лазерный меч. Не раздумывая, он ударил своим мечом по передним корням дерева. На месте удара появились яркие вспышки и сразу три корня оказались перерубленными.
        Теперь дерево держалось только на оставшихся трех корнях другой стороны, а на этой стороне его ничего уже не связывало с землей. Поэтому оставшиеся корни, которые продолжали опускаться вместе с деревом, сразу потянули ствол на свою сторону. И со страшным шумом и треском дерево рухнуло на бок, повалив еще несколько рядом стоявших таких же деревьев.
        К этому моменту и Аза подбежала к ним. Она не видела, как Дормидонт попал под дерево. Но заметила блеск меча Марса и тут же бросилась к ним на помощь. Хотя от нее и помощи никакой не могло быть. Но в этом была вся Аза.
        На месте упавшего дерева лежал на спине Дормидонт, обнимая руками рюкзак, который при падении переместился ему на живот. Это и спасло его, так как падая, дерево внутренними короткими корнями царапало и рвало только рюкзак, а не Дормидонта.
        - С тобой все в порядке, Дормидонт?
        - I don’t know (Aй донт ноу), - слабо, еле слышным голосом произнес тот. May be I am died? (май би ай эм дайд). Может быть, я уже умер, все может быть.
        - Ну, если ты так говоришь, то, похоже, что живой и даже неповрежденный.
        - Да? В таком случае я очень рад этому. I am glad (ай эм глэд). Хотя и не верится.
        - Ну, ты от волнения стал что-то очень много говорить на своем тарабарском медицинском языке, - заметил ему Марс.
        При этом разговор они продолжали оставаться в прежних позах. Но если поза Марса была нормальной и понятной, то почему Дормидонт не вылазил из ямы, было не совсем ясно. Может, теперь там стало безопасней, чем наверху? А может, просто захотелось полежать, отдохнуть?
        Я не понимаю тебя, продолжал Maрс, - I don’t understand you (Ай донт андэстэнд ю). Тьфу ты, сам начал на нем говорить, как зараза какая-то. Вылазь оттуда, опасности уже нет.
        Их разговор на медицинском языке был прерван криком приближающейся Азы. Увидев, что с Дормидонтом все в порядке, она тут же вспомнила, что оставила Пуфика одного, и побежала обратно за ним. И вот теперь опять возвращалась, но уже хромая на обе ноги. Вокруг нее суетился, но ничем не мог помочь, Пуфик.
        - Ой, не могу больше! Я дальше не пойду!
        И она упала рядом с Дормидонтом, который, хоть и пришел в себя, но все еще не спешил выбраться со старого места.
        - Тогда лежите и не двигайтесь! - приказал им Марс. - Я, кажется, все понял. Мы все попали в ловушку, в новую запретную зону. Только, в отличие от первой, я не знаю ни ее размеры, ни точно как она действует.
        Но есть и кое-что похожее. Когда мы не двигаемся, она с нами не сражается. И, наоборот, чем больше мы двигаемся и чем быстрее бежим, тем сильнее она реагирует и атакует нас.
        Смотрите, что я еще обнаружил и понял. То дерево, что поймало Дормидонта, не настоящее. Это искусственное боевое дерево, которое по виду совсем не отличается от настоящих, которые были в начале нашего пути. Вот почему ему удалось провести нас.
        Он показал им перерубленные части корней. В том месте, где их касался меч, все увидели застывшие куски пластмассы с кусочками проводков внутри.
        - И металлические шары вернее всего также вылетали из таких же деревьев. Поэтому мы долго ничего не могли понять. Но еще более сильные удары производят их ветви и корни, которые распрямляются и бьют путников. От этого пострадала Аза.
        Теперь и Дормидонт вспомнил, что он видел, как ветка опустилась вниз и ударила Марса. Но тогда он не поверил своим глазам. Да и он сам на ровном месте вдруг споткнулся о корень и упал. А когда поднялся, то вроде и корня рядом никакого не было. Теперь им стало все понятно.
        Стало понятно и то, что когда ошеломленный и обескураженный противник, спасаясь от невидимого врага, начинал прятаться под защиту деревьев внутри их корней, сами деревья начинали опускаться вниз и всей своей тяжестью их раздавливали.
        Надо было что-то предпринимать. До выхода из леса оставалось совсем близко и, возможно, Марс и Дормидонт добежали бы до его опушки, если бы держались подальше от стволов деревьев и чем-либо прикрывали голову от ударов. Но Аза не то что бежать, даже идти больше не могла.
        Она понемножку плакала, а Дормидонт совсем не мог соображать, находясь рядом с деревом, которое его чуть не раздавило. Но и отойти от него он не мог, потому что боялся двигаться.
        Поэтому Марсу просто не с кем было обсуждать вопросы спасения. А, как известно, только при обсуждении, даже все равно с кем, рождаются мудрые мысли.
        И тут он подумал о Пуфике. Вспомнил, что хотя Пуфик был только сопровождающим роботом, но зато у него была специальная кнопка включения другой программы работы «Совет». Вот ее он и решил нажать.
        - Пожалуйста, спрашивайте, задавайте ваши вопросы и, если я смогу, то отвечу на них, - вежливо произнес Пуфик, как будто он и не находился у гибельной черты.
        И Марс начал задавать вопросы, на которые роботик в основном отвечал «нет». Он не знал даже, кто были их враги, как с ними бороться и как от них защищаться. Но, в конце концов, Марсику все же удалось получить от него один-единственный совет. Но его можно было назвать бесценным, так как он мог спасти жизнь Азы.
        Оказалось, что сам Пуфик сделан из очень крепкого металла и все свои наружные приборы и антенны может прятать внутрь, а глаза закрывать специальной решеткой. А так как он имел большую скорость передвижения, то ему легче было увертываться от ударов деревьев, и можно было не бояться быть раздавленным относительно медленно опускающимся деревом.
        Но главное было в другом. Он сам напомнил, что у него, кроме постоянно работавшей программы «Сопровождение», была и программа «Охрана» Раньше он о ней им не напоминал, так как его не спрашивали. А находясь в программе «Сопровождение», он сам не принимал никаких решений и не давал советов, пока его не просили и не переключали в программу «Совет».
        Марс так и поступил, включив для Пуфика новую программу «Охрана».
        После ее включения верхняя крышка его туловища откинулась в сторону. Затем он предложил Азе залезть внутрь его ногами и сесть на крышку. Что Аза и сделала. Теперь сверху над ним высовывались только ее туловище и голова.
        С другой стороны от крышки высунулся тонкий стерженек, и над ним раскрылось что-то вроде зонта. Этот «зонт», изгибаясь на гибком стержне, мог защищать Азу от возможных нападений.
        Вопрос с Азой был решен. Сам Марс, поняв кто были его враги, не собирался безучастно наблюдать за ними. На левую руку он прикрепил небольшой щит и увеличил длину своего лазерного меча. Он намеревался просто отрубать те ветви и корни, которые будут преграждать им дорогу.
        Теперь в самом незащищенном положении оказался Дормидонт. Ему оставалось только идти вслед за Марсом, который будет защищать его от ударов спереди. А при нападении сзади Дормидонт будет его предупреждать. Для прикрытия собственной головы он решил использовать проверенную боевую защиту в виде собственного рюкзака, который однажды его уже спас.
        После этого, построившись боевым порядком, все бросились вперед. Но теперь они не были так беззащитны как прежде. Они замечали и перепрыгивали корни, а Марс рубил мечом тянущиеся к ним ветви.
        Труднее было с метательными шарами. Здесь каждый выкручивался как мог. Марс отбивал их щитом. Пуфик вертел своим «зонтиком» в разные стороны, в основном защищая Азу, а не себя.
        Ну а Дормидонту приходилось только надеяться на рюкзак и побольше втягивать свою голову в плечи. Самые неприятные моменты для него были, когда снаряд попадал в руку. При этом рюкзак выпадал из ушибленной руки и Дормидонт становился совсем беззащитным. Ему оставалось только торопливо опять напяливать его на голову. Со стороны это даже могло показаться смешным, но, как он потом уверял, ему было не до смеха.
        Боевые действия заняли у них довольно много времени. Поэтому, когда петляя и уклоняясь от ударов, они наконец-то выскочили на опушку леса, на землю опустилась уже глубокая ночь.



        Глава 11.
        На берегу озера

        Только утром они смогли осмотреться и оценить результаты вчерашней битвы. На туловищах Дормидонта и Марса были заметны небольшие вмятины от ударов стальных шаров. На пластиковой оболочке Азы ничего не было видно, зато она продолжала немного хромать. На Пуфике ничего не было заметно.
        Но самую крупную потерю они обнаружили чуть позже, когда надо было уточнить курс на город, и Марс решил подняться в воздух. Но не тут-то было. Двигатель на правой ноге перестал работать.
        Снаружи не было видно повреждений. Значит, они были внутри. Это могло случиться только от двух причин. Или от удара стальными шарами от сотрясения внутри отошли какие-то контакты управления. Или же что-то попало внутрь сопла правого двигателя. Хоть такое и было маловероятно, но могло случиться при падениях Марса на землю.
        Марс попробовал подняться на одном двигателе левой ноги. Это было нелегко сделать. Ведь теперь вертикальная ось центра тяжести Марса не совпадала с осью силы тяги двигателя. Поэтому Марс наклонился на левую сторону, чтобы компенсировать такое несовпадение и запустил двигатель.
        Как всегда он временно завис на небольшой высоте и быстро устремился вверх. Но если раньше это происходило спокойно и красиво, то сейчас этого нельзя было сказать.
        Во-первых, Марс сам как-то перекосился, чтобы переместить центр тяжести. А во-вторых, чтобы не потерять равновесия, он все время балансировал руками и правой ногой. Скорее было не красиво, а страшно. Страшно за него.
        Дурные предчувствия и оправдались. После одного из неловких движений Марс внезапно развернулся в воздухе, описал кривую траекторию, пытаясь как-то выровнять свое положение, и врезался головой в землю.
        От такого удивительного полета Аза сразу забыла о своих неприятностях и побежала помогать Марсику. Но он уже сам ощупывал себя и включал разные системы диагностики и самоконтроля.
        - Чуть-чуть не упал, - пошутил он в стиле Азы.
        - Ты чуть-чуть не разбился, - очень серьезно ответила она. - И больше не смей летать на одной ноге!
        Да, подъем на одном двигателе, с попыткой сохранения равновесия, оказался очень опасным. Хорошо, что Марс не успел набрать большой высоты. Ведь упав с нее, можно было разбиться насовсем.
        Повторный, более тщательный осмотр двигателей показал, что в походных условиях, без специального оборудования, их не исправишь.
        - Да, зря ты так рисковал, - задумчиво произнес Дормидонт. - Чтобы сберечь двигатель, спикировал головой на землю. Голову не пожалел ради двигателя. А его все равно нельзя исправить.
        Как ни странно, в тяжелых условиях юмор проснулся даже у Дормидонта. А говорят еще, что между людьми и роботами большое отличие. Ерунда это.
        О полетах решено было забыть.
        Теперь надо было думать, как преодолеть озеро. Обходить его было бы долго из-за больших размеров. С того места, где они стояли, не было видно ни одного из его концов. Да и идти по суше, не зная местности, как показал их предыдущий опыт, оказывается, было весьма опасно.
        При этом не учитывались возможные болота около берега, переправы речек и тому подобное. Поэтому было принято решение переправиться на другую сторону по воде.
        Само решение долго искать не пришлось, так как, по сути, оно было единственным. Надо было строить плот или искать лодку для переправы.
        Правда, уже после принятия решения, Дормидонт предложил альтернативу. Он откуда-то вспомнил о воздушном шаре и начал всем рассказывать, как это было бы приятно, интересно и, главное, быстро.
        - Эх, сидишь себе в корзинке, а ветерок несет тебя над водой прямо к городу.
        - И приземляет тебя прямо в запретную зону, - продолжил Марс. - И после этого ты опять взлетаешь в воздух, но уже без шара.
        Как всегда, при напоминании о запретной зоне у Дормидонта немного падало настроение. Но он все же не унимался.
        - Ладно, ладно. Был бы шар, уж я нашел бы, куда его приземлить.
        - Но ведь его, наверно, сделать непросто. Надо же знать, как делать оболочку, чем ее наполнить. Еще там должны быть какие-то приборы для управления. Ты все это знаешь?
        - А откуда, ты же сам говорил, что из госпиталя даже за город не выходил?
        - Все из специальной литературы. На этот счет есть капитальный труд. Называется «Приключения Незнайки и его друзей». Почти как у нас.
        - А тебя не смущает, что главного героя звали Незнайка?
        - Раньше смущало, а теперь нет. Я понял, что в экстремальных ситуациях именно из незнаек получаются настоящие изобретатели. Я этому труду сейчас стал доверять еще больше.
        - Какой же ты большой ученый, Дормидонт, - восхищенно произнесла Аза. - Все, что раньше было непонятным, ты перевернешь наоборот, и сразу все становится ясным. Так и сейчас. Ты прав. Чем больше ты не знаешь и чем хуже условия, тем выше становится знание. Я и сама думала об этом, но не могла выразиться так ясно, как ты.
        - Да, наука - это сила. It is wonderful! (Ит ис вандэфул).
        - Ну, тогда давай, делай свой шар, мы не возражаем.
        Но тут оказалось, что между теорией и практикой, как и между желаниями и их осуществлением, большая разница. Практически Дормидонт ничего предложить и сделать не смог.
        Шар оказалось не из чего делать. Даже по классическому произведению. Не было трубок, насоса, какого-то клея и многого другого. А главное - не было времени на длительные приготовления.
        Поэтому они опять вернулись к идее водной переправы. Марс решил сразу строить плот. Это было самым надежным.
        Главная проблема была в том, что в лесу росли только очень большие деревья. Но Марс полагал, что срубив их, они как-нибудь сумеют и дотащить их до берега. Это было метров пятьсот. В крайнем случае, можно было, обрубив все ветви, попытаться докатить деревья до воды.
        Он тут же принялся за дело. Достал из своих запасников складные пилу и топор. Теперь надо было найти место, где деревья были подходящими и место недалеким. Не забыл он и о том, что предварительно это место надо проверить на наличие ловушек
        Аза же и Дормидонт решили поискать лодку, хотя Марс сомневался в успехе их поисков. Но они все же захотели пройти по берегу в обе стороны хотя бы на километр.
        На правой стороне, как и предсказывал Марс, ничего не нашли. Везде шла ровная линия берега, а на опушке леса не было видно никаких строений. А значит, здесь никто не бывал, и лодку искать было бесполезно.
        А вот на левой стороне им повезло. Сначала они тоже ничего не нашли и, пройдя километр, решили было возвратиться назад. Но тут Дормидонт с высоты своего роста заметил чуть-чуть дальше какую-то блестящую полоску на земле. Решили посмотреть.
        Подойдя ближе, они поняли, что это была не полоска, а маленькая речушка, впадающая в озеро. Так как обычно жилые постройки ставят на берегах рек, впадающих в озера или моря, то Дормидонт с Азой решили подняться чуть выше по течению реки и исследовать ее берега. Идти по берегу было легко, потому что это была даже скорее нe речка, а большой ручей и при необходимости его можно было бы перейти вброд.



        Но на первых порах никаких построек не встретилось. А потом начался лес. Правда, он не подступал вплотную к воде, и идти трудней не стало. А вот само желание идти заметно уменьшилось. Но все же решили довести дело до конца и углубиться внутрь хотя бы на двести-триста метров.
        И вот тут им повезло. Не прошли они и ста метров, как заметили две вытащенные на берег лодки. Хотя никаких строений вокруг не было. Ощущение было такое, что кто-то их вытащил и пошел в лес за грибами.
        Раньше такую лодку без разрешения они никогда бы не взяли. Но сейчас все уже прекрасно знали, что это ощущение временного отсутствия обманчиво. Никого не было не только здесь, но и на многие сотни километров кругом.
        Поэтому они без всяких сомнений решили ими воспользоваться. Но ни у них, ни в лодках не было вёсел, да и без помощи Марса навряд ли можно было столкнуть их в воду, так как те стояли довольно далеко от нее.
        Радостные, они побежали обратно за Марсиком с известием, что ему не надо делать плот, и что проблема решена. Но пока только наполовину. Лодки были, а вот вёсел пока не имелось.
        - Ерунда, сделаем, - утверждал по дороге Дормидонт.
        На старом месте Марса не оказалось. На опушке леса он рубил дерево. Похоже, что это было не очень легко. За несколько часов, что они отсутствовали, он срубил только одно и лишь начал второе.
        Судя по темпам, все же за день можно было срубить нужное их количество. Потом еще надо было освободить их от сучьев, напилить на ровные куски и докатить до берега. Затем бревна требовалось скрепить. Но это для них не было проблемой - чего-чего, а тросов и веревок было в избытке.
        Одним словом, дня за три плот можно было сделать. Это и сказал Марс, когда они подошли к нему.
        - А мы нашли лодки, - не слушая его, начал Дормидонт. - Можно сразу отправляться в путь.
        И он рассказал Марсу о находке.
        - Правда, там нет вёсел, - добавила Аза. - Но Дормидонт сказал, что вырубить их ерунда.
        Но тут Марс не согласился с ним. Как ни странно, легче было сделать большой плот, чем маленькие весла. Ведь в этом лесу росли одни только гигантские деревья и совсем не было тоненьких. Поэтому и легче было спилить и докатить до берега несколько целых деревьев, чем вытачивать из здоровенного дерева два маленьких весла. В этом он был уверен, особенно после того, как свалил одно из них.
        - Эх, знал бы, так с собою взял бы, - с досадой проговорил Дормидонт, за которым раньше не наблюдалось большое желание носить запасные предметы.
        - Это точно, - добавила Аза. - А в лесу с их помощью отбивал бы летящие на тебя шары.
        Дормидонт с подозрительностью на нее глянул, не смеется ли она над ним. Но Аза смогла сдержаться и сделала вид, что очень огорчена такой забывчивостью. Дормидонт был очень тронут такой заботой.
        - А есть ли там уключины? - вспомнил вдруг Марс.
        - А что это такое? - не поняла Аза.
        - Это такие металлические опоры на бортах лодки, к которым крепятся весла.
        - Нет, борта там гладкие, на них ничего не было. Это я помню точно.
        - Тогда с лодкой все ясно, - сказал Марс. - И понятно, почему там не было вёсел. На таких лодках плавают по мелким речкам. А вместо весел используют шест, которым отталкиваются от дна реки. Река там глубокая?
        - Нет, - подтвердила Аза. - Очень мелкая.
        - Ну вот, все как я думал. А уключины сделать не так просто. Еще сложнее, чем вёсла. Так что давайте делать плот.
        Но Дормидонт так просто не хотел отказываться от своей находки. Он поднапрягся, вспомнил все прочитанные книги и решил подлить Марсу ложку дегтя в его затею с плотом.
        - А ты знаешь, что это за деревья, из которых хочешь строить плот?
        - Нет, да и какая разница.
        - Ну, так вот. Тогда ты еще не все учел для постройки плота. Оказывается, что не все деревья плавают в воде.
        - Не может быть, - не выдержала Аза. - А что они делают?
        - Тонут. Некоторые виды деревьев такие тяжелые, что тонут, как железо. Они так и называются - железные деревья. А Марс говорит, что это дерево тоже очень твердое. Надо бы сначала провести испытание.
        Марс отпилил от срубленного дерева один небольшой кусок, чтобы его легко было поднести к воде. Но на удивление, даже его они вдвоем с Дормидонтом еле дотащили до берега. Там они зашли по колено в воду и сбросили бревно.
        На воде ничего не осталось.
        - Где же наш плот? - удивленно воскликнула Аза.
        Дормидонт сделал шаг вперед и тут же упал, споткнувшись обо что-то на дне.
        - Где, где? На дне, вот где, - поднимаясь и отряхиваясь от воды, ответил Дормидонт.
        Марс с большим изумлением смотрел на то место, где только что было бревно. Потом с не меньшим уважением посмотрел на Дормидонта. С одной стороны, ему было обидно, что его план провалился. Но с другой стороны, когда он представил себе, сколько ему пришлось бы затратить труда на обработку деревьев и их перенос, то облегченно вздохнул.
        Еще представил он себе сделанный плот, медленно погружающийся в воду и себя, стоящего на нем посередине. И еще раз вздохнул. А ведь кроме всего они потеряли бы и кучу времени на эти бесполезные работы.
        - Веселенькое дельце, - ворчал тем временем Дормидонт. - Плот - нельзя, вёсел - нет и ночь на носу. Весёленькая ночь. Как там у Азы припев ее дурацкой песни?


        Ну а пока, ну а пока
        Несёт нас ветер прочь
        И перед нами, как всегда,
        Весёленькая ночь.


        - Постой, постой, - продолжал он бурчать, но уже более возбужденно.
        - Несет нас ветер прочь! Ветер! Ну конечно ветер. Все же я был прав. Раз нельзя сделать воздушный шар, то это не значит, что нельзя сделать парус, который с ветром понесет нас к городу.
        Стойте, стойте! - громко закричал он всем. Я придумал. Мы сделаем парус к лодке, и нам не будут нужны вёсла.



        Глава 12.
        Дормидонт учится

        Это было отличное решение. И легко осуществимое.
        Марс сразу предложил в качестве мачты использовать большие нижние ветви от дерева. Чтобы лишний раз не ходить, решили все необходимое сразу взять с собой.
        Они вернулись на старое место. Там Марс выбрал две ветки потолще и поровнее, отрубил и обработал их.
        - Одна будет запасная, чтобы потом не возвращаться, если вдруг понадобится, - пояснил он.
        Затем еще отрубил несколько веток потоньше, но тоже ровных. Эти должны были пойти на оснастку самого паруса и его крепления к мачте.
        Забрав палки, они вернулись на место первоначальной стоянки, где у них были оставлены кое-какие вещи и рюкзак Дормидонта. Посмотрев на рюкзак, Марс вспомнил, что с парусом у них тоже не будет проблем, так как сам запасливо упаковал кусок материи в этот рюкзак. После таких слов Дормидонту его ноша сразу перестала казаться тяжелой.
        Всё собрав, отправились по направлению к речке, где находились обнаруженные лодки.
        Пока добирались до места, наступил вечер. Поэтому постройку паруса перенесли на утро. Марс их заверил, что у него есть все необходимые материалы и инструменты и что никаких трудностей не должно возникнуть.
        Ночь прошла без приключений и с первыми лучами солнца все принялись за постройку паруса. Работа была не трудная, так как парус они не собирались делать большой, а где-то в свой рост. Да и нужен он им был всего на день или два.
        Именно основываясь на непродолжительности пересечения озера, Марс и уверял их, что у него есть все необходимое. Главная идея заключалась в том, что он все крепления решил сделать веревочными.
        Конечно, при длительном плавании веревки могли перетереться и для крепления современных мачт и парусов нужен металл. Но для временного паруса было достаточно и веревки.
        Первым делом начали ставить мачту. Для этого сделали небольшую выемку в центральном толстом брусе, проходящем по дну лодки. Здесь понадобились всего лишь молоток и обыкновенная старинная стамеска. Это дело Марс поручил Дормидонту.
        Как-то само собой получалось, что всеми практическими работами руководил Марс. И не только руководил, но большинство сам и выполнял. Дормидонт был силен в теоретических советах. Но когда дело касалось конкретного воплощения, то у него получалось зачастую нечто противоположное тому, что задумывалось.
        Поэтому и сейчас Марс поручил Дормидонту долбить выемку, а сам занялся подготовкой паруса. Так как выбран был простейший вариант, косой парус, то для этого понадобились три палки потоньше. Марс скрепил их в форме большого прямоугольного треугольника.
        Прямой угол с более короткой стороной был внизу. А более длинная сторона этого угла должна была крепиться к мачте. Такую функцию выполняли три завязки, укрепленные на этой стороне. Впоследствии их свободные концы привязывались к мачте.
        Подготовленную рамку паруса Марс обтянул материей. Это было пятнисто-зеленое защитное полотно, используемое для маскировочного снаряжения в армии. Красота была не особенной, но к счастью, функции паруса не зависели от цвета полотнища на нем.
        Закончив свою работу, Марс пришел посмотреть, как продвигаются дела у Дормидонта. Тот, оказывается, давно все закончил и теперь, с сознанием выполненного долга, отдыхал. Марс проверил выемку. Все было в порядке. С такой работой смог справиться даже теоретик.
        После этого они вдвоем занялись установкой мачты. Пожалуй, это была самая ответственная часть работы. Даже на воде можно было что-то подправить в парусе, в креплениях. Но если бы отвалилась мачта, то на неустойчивой лодочке восстановить ее было невозможно.
        Конец мачты поставили в углубление и закрепили ее клиньями. Получилось довольно прочно. Но ведь на озере ветер будет дуть рывками и это могло бы раскачать крепление. Поэтому были сделаны дополнительные крепления в виде веревочных растяжек от мачты к бортам лодки. Причем дополнительно закрепили как нижнюю, так и верхнюю часть мачты.
        Можно было приступать к креплению паруса. Аза с Дормидонтом подняли и поднесли его к лодке, а Марс привязал завязками к мачте в тех местах, где для этого предварительно были вырезаны пазы.
        Оставалось придумать управление таким парусом. Но родные веревочки выручили и здесь. Две веревочки привязали на тот конец паруса, что находился дальше от мачты.
        В оба борта по их центру ввинтили по стержню с кольцом на конце. Затем через эти кольца пропустили веревочки, одну за правую сторону, другую - за левую. Свободные концы временно привязали к задней скамейке лодки.
        Это и было все управление лодкой. Сидящий сзади управлял лодкой, держа веревки в руках. Натягивая одну и освобождая другую, можно было поворачивать парус в любую сторону, изменяя движение лодки.
        И вот наступил торжественный момент спуска лодки на воду. Вроде все было подготовлено для этого. Но тут Аза заметила, что на мачте нет флага. А что это за корабль без флага?
        Но как они не думали, нигде не могли найти ничего яркого и похожего на флаг. В очередной раз, беспомощно оглядевшись вокруг, Аза увидела невдалеке большой куст с крупными красными ягодами. Недолго думая, она подбежала к нему и оторвала большую пышную ветку.
        - Вот наш флаг, - заявила она и попросила Марса прикрепить его.
        Дормидонт с сомнением посмотрел на такой флаг и покачал головой.
        - Еще бы пиратский черный флаг, я бы понял. Пиратские песни, пиратский флаг.
        - Когда идем на абордаж, то все вокруг дрожит и неприятель, как мираж, от нас пускай бежит, - пропел он специально противно-хриплым голосом и сам рассмеялся.
        - Но от такого флага, я думаю, неприятель, если мы его найдем, также убежит. Подумает, что здесь сумасшедшие. Ведь это не пиратский, а какой-то ведьмин флаг.
        - Я намек поняла. Пусть будет ведьмин, - ответила Аза. - Итак, ведьма и ее экипаж готовы к спуску судна на воду. Начинай, Марс.
        Марс начал, но сначала у него ничего не получилось. Потом вроде лодка пошла. Но это только так показалось. Не лодка пошла вперёд, а Марс назад. Его ноги по колено увязли в песке.
        Если раньше Дормидонт с Азой не могли это сделать, то теперь и Марс не смог, так как после установки паруса лодка стала еще тяжелее.
        - Навалимся втроем, - предложила Аза.
        - Нет, не получится, - вздохнул Марс. - Очень плохая опора в песке. Надо использовать технику.
        Под техникой имелась ввиду оставшаяся запасная мачта. Он подсунул се под корму лодки и, как рычагом, двинул вперед. Лодка чуть-чуть поддалась. Тогда Аза с Дормидонтом стали по бокам и начали ему помогать.
        Когда нос лодки достиг воды, стало легче. Еще одно усилие - и лодка полностью оказалась на воде, придерживаемая рукой Марса.
        Погода была отличная. Светило яркое солнце. Вода была тихая, и совсем не чувствовалось ветра. Но в том-то и заключается хитрость паруса, что он своей большой поверхностью умудряется собирать все, даже самые маленькие, дуновения ветерка.
        И вот эти маленькие, нежные потоки воздуха, собираясь в одном месте, неожиданно приобретают большую силу, способную двигать не только лодку, но и ее пассажиров почти в безветренную погоду.
        Так же ветер толкает и большой парусный корабль. Корабль тяжелее лодки, но и парус у него значительно больше и он собирает намного больше ветра в одном месте. Только гениальный человек в далеком прошлом смог прийти к мысли собирать вместе такой слабый на вид воздух в парусе.
        Итак, все было готово к отплытию. На самом носу лодки устроилась, конечно, Аза, чтобы наблюдать за курсом движения. Около неё, как всегда, был Пуфик, опять переведенный в режим «Сопровождение». Марс поместился посередине лодки перед парусом. А Дормидонт, как предложивший идею, вызвался управлять парусом и находился на корме.
        Лодка по течению речушки спокойно поплыла к озеру. Парус надувался и Дормидонт крутил им в разные стороны, горделиво поглядывая на своих спутников.
        Наконец, речка кончилась. Началось озеро. Но течение реки все еще ощущалось, и оно влекло лодку вперед. Так продолжалось недолго. Лодка понемногу замедлила ход и остановилась. А парус вдруг выгнулся в обратную сторону и закрыл Дормидонту всю видимость.
        Вот этого он никак не ожидал. Он считал, что подгоняемые ветром, они легко и плавно достигнут противоположного берега. И довезет всех туда не кто иной, как он, Дормидонт, придумавший такой замечательный способ передвижения.
        Но оказывается, в каждом, даже простом деле, есть свои тонкости. Уверенность у Дормидонта начала убывать, особенно когда лодка, постояв немного неподвижной, начала понемногу двигаться в обратную сторону.
        - Эй, Дормидонт, - спросила Аза, - ты, может быть, перепутал берега и думаешь, что мы причаливаем к городу?
        - Нет, он наверно забыл свой скальпель на берегу, - поддержал ее Марс. - Хорошо еще, что мы не на воздушном шаре, а то улетели бы куда-нибудь в космос.
        Но Дормидонту было не до шуток. Он попытался управлять парусом, повернув его в сторону, но при этом лодка так накренилась, что он тут же вернул его обратно.
        Тогда, чтобы что-то видеть, он решил обойти с другой стороны парус и стать там, где был Марс. Но как только он с трудом произвел эту операцию, парус тут же хлопнул и надулся в первоначальную сторону. При этом Дормидонт оказался в его середине и опять нечего не видел. Но зато лодка стала двигаться вперед.
        - Вот так и стой! Похоже, что лодка собирается все время двигаться в другую сторону, чем ты ее направляешь, - подбодрила его Аза.
        Дормидонт не хотел сдаваться, он решил подчинить себе парус. Но тот как живой вертелся в его руках и как нарочно надувался не туда, куда было нужно.
        С берега это выглядело бы очень смешно, а главное, непонятно. Почти не было ветра, была спокойная вода, а капитан почему-то бегал все время вокруг паруса и сам дул на него, так как парус выдувался от него и постоянно менял свое положение.
        Надо заметить, что им очень повезло, что не было настоящего ветра. Будь ветер хоть чуть-чуть посильнее, они бы уже давно перевернулись в своей лодочке. Ведь вес их был достаточно большим.
        Солнце уже перешло половину небосклона, когда наконец-то у Дормидонта стало что-то получаться. Раньше лодка двигалась туда-сюда или вертелась на одном месте. Теперь она также не продвигалась никак к городу, но зато стала вычерчивать довольно большие кривые на поверхности воды.
        Аза уже давно не делала никаких замечаний Дормидонту. Ей это просто надоело. Марс вообще-то и не очень любил их делать. И еще он хорошо понимал, что каждое новое дело требует специальных навыков. Тем более, что сам недавно так же самоуверенно строил плот.
        Дормидонт не сдавался. Часам к пяти он уже мог проплыть по прямой, не отклоняясь в сторону, метров пятьдесят. Это казалось большим успехом.
        Но если Аза и Марсик к этому времени были полны физических сил, то энергия Дормидонта подходила к концу. Стоя вроде на одном месте, он ее столько затратил, сколько в обычных условиях не тратил, может быть, и за неделю.
        К тому же солнце клонилось к закату. И хотя Дормидонт убеждал их, что он полон сил и довезет всех сегодня до города, решили не рисковать и перенести поход на завтра, а сейчас вернуться на прежнее место, с которого и начали поход.
        Вот теперь было хорошо, что они за целый день не смогли отплыть от берега и на двести метров. Близко было возвращаться. Тем более, что пройти такое расстояние для Дормидонта теперь оказалось вполне доступно.
        Он направил лодку к берегу чуть дальше от того места, откуда они начинали, чтобы течение реки им не мешало. Скоро все спокойно высадились на песок, перенеся вторую попытку на завтра.
        После пережитых неудобств Аза с Дормидонтом с радостью опять ступили на твердую землю.

        - Спасибо, Дормидонт, что не утопил, - поблагодарили они его.



        Глава 13.
        Вторая попытка

        На следующее утро погода была такая же хорошая, как и в предыдущий день. Быстро собравшись, опять все погрузились в лодку и оттолкнулись от берега. Дул небольшой ветерок.
        На этот раз Дормидонт не подкачал. Правда, в начале два раза он их чуть не перевернул в воду. Но через полчаса они уже успешно, хоть не совсем по прямой линии, продвигались вперед.
        Дормидонт от удовольствия даже запел Азину пиратскую песню:


        Ну а пока, ну а пока
        Несет нас ветер прочь
        И перед нами как всегда
        Веселенькая ночь


        Ну, а когда придет пора,
        То встретим мы восход
        И крикнем десять раз "Ура"
        Окончен наш поход


        Но их поход еще далеко не был окончен. Впереди лежала зеркальная гладь воды, и только где-то очень далеко вдали смутно виднелись очертания города, Дормидонт не зря пел боевую песню. На этот раз он твердо настроился довести дело до конца. И пока это ему удавалось, Теперь лодка шла почти по прямой линии и где-то к середине дня они уже достигли и середины озера.
        Тишина и покой были вокруг. Но это была естественная, нормальная тишина. Не то, что в городе. Здесь так и должно было быть. Солнце и вода. И ласковый шепот ветерка.
        Лодка почти не требовала управления, но, тем не менее, Дормидонт не выпускал веревок управления из рук и внимательно следил за поведением паруса, чутко реагируя на все его колебания.
        В этом было большое отличие их лодки от настоящего корабля. Чтобы быть похожими на корабль, пусть маленький, приспособленный для надежного плавания под парусами, им не хватало еще двух частей, хотя и находящихся под водой, но очень важных - киля и руля.
        Киль идет вдоль корабля под его днищем. Его площадь и тяжесть всегда сопротивляются попыткам корабля перевернуться от резкого удара волны или плохо выполненного под ветром поворота. На деле это выглядит следующим образом.
        Сильный порыв ветра ударяет в парус. Под этим ударом парус вместе с мачтой начинает клониться к воде, увлекая за собой корпус корабля. Стоит теперь корпусу зачерпнуть при наклоне воды, что особенно легко на волнах, как он накренится еще сильнее и может легко перевернуться.
        Вот тут и вступает в действие киль. При его наличии корпус трудно резко наклонить. Попробуйте очень быстро провести под водой рукой с раскрытой ладонью. Не очень-то и получится, вода сильно сопротивляется.
        Так и широкий киль не дает перевернуться корпусу от резкого толчка. Но киль еще и тяжелый. Поэтому, если корпус от чего-то даже и наклонится, то тяжесть киля старается вернуть его в прежнее положение.
        Вот почему Дормидонту приходилось все время следить за парусом. Вот почему они сделали парус маленьким. Сила ветра в больших парусах могла превысить вес лодки и перевернуть ее. Скорость лодки от небольшого паруса была невысокой, зато плыть было безопасно. А настоящий корабль может нести такую массу парусов, что сам под ними едва виден. И высота мачты зачастую превышает длину всего корабля. Да и мачт бывает несколько.
        Еще кое-что о руле. Он здорово облегчает управление судном. Ведь даже при отличной погоде ветер дует небольшими порывами. Притом постоянно меняется его направление. Кто когда-нибудь наблюдал за флюгером, могут подтвердить это. А из-за разного направления ветра при неподвижном парусе и лодка будет плыть в разные стороны. Мало того, что появляется опасность перевернуться из-за резкой смены курса, но ведь и приближение к цели замедляется из-за движения зигзагами.
        А руль позволяет при более-менее постоянном ветре закрепить паруса и реагировать на изменение ветра всего лишь небольшими его поворотами. Да и управлять рулем легко. Лодка дернулась влево, вы руль - вправо. Она - вправо, руль - влево. И всего делов.
        А Дормидонт мог очень легко запутаться со своими веревочками, да еще и натягивать их надо было с разной силой. Не зря без опыта в первый день у него ничего не получилось.
        Да и сейчас, говоря откровенно, он справлялся с лодкой только благодаря тихой погоде. Если бы она была другой, да добавить сюда волны, то на такой лодке, и особенно с таким капитаном, все давно ловили бы рыбку под водой.
        Но, к счастью, погода их не подводила.
        - Эх, покупаться хочется, - мечтательно произнесла Аза.
        - Чего тебе хочется? - удивился Дормидонт. - Купаться? Да мы с нашей тяжестью сразу пойдем па дно. Ты, правда, из пластика, легче нас, и наверное, сможешь удержаться на поверхности. Но зачем?
        Я даже не понимаю, зачем вообще люди плавают? Если они хотят куда-то доплыть, то на катере или ракетосаме это гораздо быстрее. Может быть им, наоборот, нравится медленно двигаться? Тогда зачем изобретать все более быстрые средства передвижения? Вот даже Марса сделали летающим.
        А может они хотят просто помыться в воде? Ну так это можно сделать и дома. И ходить не надо и утонуть нельзя. Я лично думаю, что это какая-то наследственная родовая болезнь людей. Здесь они очень похожи на разных зверей, поросят. Думающему человеку должно быть просто неинтересно заниматься дерганьем и фырканьем в воде. А ведь она еще попадает в глаза, нос. Ф-ф-ы-р-р... Совершенно непонятно!

        - Я с тобой согласна, Дормидонт. Ты, как всегда, прав. Но вот ужасно хочется и все тут. Особенно понырять.
        Их милую беседу прервал Марсик, подтвердив, что плавание - действительно опасная болезнь. Стоило только заговорить о нем и лодка поплыла почему-то в противоположную сторону.
        Недовольно бормоча под нос, обвиняя во всем разных "ныряльщиков", Дормидонт исправил свою ошибку, и они снова понеслись вперед. Теперь никто уже не сомневался, что скоро, даже до захода солнца, они будут в городе.
        Еще через час можно было ясно различать городские постройки и даже выбрать приблизительное место для причаливания, куда Дормидонт и направил лодку.
        От такого приятного плавания и от ничегонеделания Азе захотелось еще поговорить. Чтобы не отвлекать Дормидонта, она начала беседу с Марсом.
        - Послушай, Марсик, а что мы будем делать, когда найдем людей? Ну, откопаем их из какой-нибудь ямы и скажем: «Здравствуйте, вот и мы! Заждались нас?».
        Это шутка. Я, конечно, понимаю, что без них и у нас нет никакой цели существования. Да и наша вся жизнь и поведение запрограммированы ими. И сделаны мы по их подобию. Это я понимаю, но не понимаю, как мы их можем спасти?
        Если они все перебрались в другое место, то значит, нас тут оставили специально. И своим приходом мы только нарушим их планы. А если случилась какая-то авария или они заболели, то разве мы сможем всем помочь? Даже если их завалило в каком-то подземном убежище, то неужели ты думаешь, что трое роботов смогут придумать и сделать больше, чем сотни и тысячи людей?
        И она вопросительно уставилась на Марса, ожидая ответа.
        Но он к таким дискуссиям не был готов, да они его и не интересовали. Он просто должен был помогать и охранять человека, спасать его. Все остальное было вторичным.
        Хотя в словах Азы была одна мысль, на которую надо было ответить. Это касалось того, что их оставили специально, и они нарушили приказ. Вот тут ему пришлось немного подумать.
        Но, поднапрягшись, он вспомнил соответствующую инструкцию. А она гласила, что в критических, аварийных ситуациях, в случае потери связи, робот может действовать по своему усмотрению, исходя из обстановки. А обстановка была такой неясной и тревожной, что решение могло быть только одно - искать людей. Здесь они все сделали правильно.
        Эти мысли он и изложил в ответ на Азин вопрос.
        - А на счет спасения всего человечества, - добавил он, - так это роботам и не нужно. Нам надо найти хоть одного человека или освободить его, если это понадобиться. А дальше уже он будет руководить остальными действиями. Наше дело станет подчиняться и выполнять приказания. Все ясно.
        Азе осталось только признать правоту Марса и дальше молча созерцать прямолинейное скольжение лодки.
        Но тут лодка почему-то стала отклоняться в левую сторону. Дормидонт поправил парус. Но через некоторое время лодка опять отвернула влево. Не понимая, что происходит, Дормидонт управлял парусом.
        Картина была следующая. Ветер дул в сторону города, туда же был направлен парус, а лодка отклонялась в другом направлении. Происходило что-то непонятное.
        Марс, решив, что во всем опять виноват Дормидонт, встал и сам отрегулировал парус. Через некоторое время он торжествующе воскликнул:
        - Вот видите, теперь лодка плывет прямо к городу. Не очень способный, оказывается ты, Дормидонт. Вчера целый день учился, нас чуть не утопил, а у меня, вот, сразу получилось.
        Это было, конечно, не очень скромно с его стороны - хвалить самого себя. Но до города было рукой подать и им казалось, что это легко сделать теперь каждому.
        Аза даже обрадовалась происшествию. Хоть она и любила Дормидонта, но уж очень часто он делал ей разные замечания. А тут сам попал впросак.
        Дормидонту оставалось только молчаливо слушать их насмешки и недоуменно разводить руками.
        Но радость была недолгой. Немного проплыв вперед, к городу, лодка опять начала поворачивать влево. Но на этот раз быстрее.
        Здесь оживился Дормидонт.
        - Эй, Марс, что ты все крутишь парус туда-сюда! Это тебе не дверь, которую надо то открывать, то закрывать. Нам ведь надо вперед плыть, а не входить-выходить.
        Пришла очередь оправдываться Марсу.
        Что, мол, он просто не учел последнего порыва ветра, не сделал скидку на то, что день близится к закату и на остальные глупомысленные причины.
        Это еще больше развеселило Азу.
        Они начали спорить, кто из них лучший капитан. Причем Аза сначала поддерживала Марсика, потом Дормидонта, потом опять Марса.
        Так они спорили, пока Аза вдруг перестала участвовать в споре и закричала, показывая рукой на воду:
        - Смотрите, что это, какие-то полосы!
        И в самом деле, картина была странной. Уже было ясно видно, что лодка не просто отклонялась влево, а потом плыла прямо. Нет, она двигалась по кругу! Притом двигалась достаточно быстро. А на воде появились какие-то полосы, как бы небольшие волны, хотя ветер и не усилился.
        - Нас несет по кругу, - продолжала Аза. - И с каждой минутой все быстрее! И что это за темное пятно там вдали? Похоже, что мы около него и вертимся.
        Уж не чудо-юдо это из сказки, которое решило попить водички?
        В самом деле, темное пятно в центре круга, по которому они двигались, стало еще шире и еще темнее. Если вокруг их лодки волны были небольшие, которые ее легонько подымали и опускали, то около пятна казалось волны пошли вниз. Вода стала проваливаться.
        Это было невероятно и необъяснимо. Лодка кружилась около этого пятна. Ее круги становились все меньше и меньше, а скорость движения была уже намного большей, чем когда они плыли под парусом. Пятно становилось все глубже и глубже. И вдруг оно все провалилось в дырку.
        Да, просто в том месте, где раньше была вода, ничего не стало. Но при этом они почувствовали, что их лодка почему-то накренилась в сторону дыры. Они уже крутились вокруг нее с наклоном.
        Никто ничего не говорил, так как ничего не понимал. А раз не понимал, то и не о чем было говорить. Но какой-то страх (вернее для роботов это было чувство самосохранения) начал проникать в их искусственные сердца.
        Дыра быстро продолжала расти, и также быстро стал увеличиваться наклон лодки. Вот они оказались на ее краю и с ужасом заглянули вниз, но там была одна чернота и глухой рев.
        - Водоворот! - закричал Дормидонт. - Водоворот!



        Глава 14.
        Кругом вода

        Да, это был водоворот. Водоворот, который возникал всегда на этом месте в одно и то же время перед заходом солнца.
        Таким образом город снабжался водой.
        Под дном озера был проложен гигантский туннель, который оканчивался далеко в озере, где вода была чистой и где не плавали люди. И раз в день отверстие этого туннеля открывалось для набора воды. По этому туннелю она доходила до берега и дальше по многочисленным подземным каналам растекалась в разные концы города, где скапливалась в хранилищах. За день вода расходовалась на разные цели, и процедура повторялась снова.
        Хотя люди куда-то исчезли, и связь не действовала, видно какие-то наиболее простые механизмы продолжали функционировать и здесь. Они-то и подавали городу ненужную теперь ему воду, регулярно открывая туннель в положенное время.
        А за ограждениями или возможными предупредительными сигналами смотреть стало некому. Поэтому наши герои и оказались в такой ситуации.
        И вот теперь они находились на склоне гигантской водной воронки, несясь и опускаясь по ее стене все ниже и ниже в самую пасть чуду-юду.
        - Мы погибли! - воскликнула Аза.
        - Пока еще нет, - ответил Марс, который, когда стала ясна ситуация, начал действовать, как положено спасателю.
        - Может быть, нас выбросит наверх, если мы облегчим нашу лодку. Да и из-за других причин нам в первую очередь надо срубить мачту с парусом. Она нам теперь только мешает.
        Но чтобы срубить мачту, нужен был топор, находящийся в запасниках. Для того, чтобы рубить, надо было встать, что сделать на накрененной лодке было практически невозможно. Зато у Марса на поясе имелся нож. И хорошо, что крепления мачты являлись веревочными.
        - Дормидонт, бросай концы управления, - крикнул ему Марс.
        А сам ножом быстро перерезал веревки крепления мачты. Для этого ему не пришлось даже вставать. Мачта с парусом покачнулась, наклонилась почти к борту, но устояла, закрепленная в самом низу клиньями в днище.
        Тогда, рискуя свалиться в воду, Марс приподнялся, обернулся и двумя руками с силой дернул мачту. Она, как пробка из бутылки, вылетела из гнезда и, даже не касаясь воды, полетела, кувыркаясь по воздуху, куда-то вниз, в центр водяной ямы.
        - О, ужас! - только прошептала Аза.
        Но Марсу было не до переживаний. Еле устояв на ногах, когда его чуть не свалил падающий парус, он продолжал действовать.
        Азе было приказано перевести управление Пуфика на режим «Охрана», что она быстро и сделала. Всем остальным требовалось прикрепиться к лодке или держаться за неё. Сам Марс взял за руку Дормидонта и нажал на своем теле какую-то кнопку. Тут же за плечами у него появился спасательный надувной жилет.
        Это было сделано очень вовремя. Лодка уже больше не двигалась по кругу, а повернулась носом к отверстию и отвесно вниз начала скользить в черную ревущую дыру.
        Аза закрыла глаза, ожидая ужасной гибели. От резкого падения вниз она потеряла чувство времени, все куда-то неслось и...
        Ничего не произошло. Никакого удара, треска. Почти как на аттракционе «Американские горы». Вы соскальзываете в тележке на рельсах с высокой металлической горы. Кажется - всё, вы не можете дышать. А через секунду - приятная легкость во всем теле.
        Так и здесь. Благодаря тому, что вода в туннель попадала по воронке, они не упали вниз, а просто опустились по спирали. Солнце сверху померкло и все погрузилось в темноту.
        Конечно, это так говорится «опустились по спирали». Их по этой спирали бросало, крутило и кидало. Но всё было очень быстро и они просто ничего не успели осмыслить. А во-вторых, по сравнению с ожидаемой гибелью, это был такой пустяк, что его можно было и не учитывать.
        - Мы еще живы, - еле слышно прошептала Аза, - или уже умерли? Никак не пойму.
        - Конечно живы, раз я тебя охраняю, - ответил Пуфик.
        - Конечно живы, раз ты занимаешься своим любимым делом - задаешь глупые вопросы, - подтвердил Дормидонт.
        Их группа представляла собой живописную, если бы кто-нибудь мог видеть, картину. Сверху на поверхности воды, как две бочки, покачивались Марс на спасательном жилете и Пуфик, который и на суше-то был похож на небольшой бочонок.
        Около них виднелись две головы - Дормидонта и Азы, которые за них держались. А еще ниже, под ними, была лодка, заполненная водой. Она не утонула только потому, что все роботы по приказу Марса были к ней прикреплены. И также как Аза с Дормидонтом, она держалась на спасательном жилете Марса и на нетонущем по своей конструкции Пуфике.
        Первым делом на плавучем совете было решено поднять лодку.
        Красиво звучит: «Совет». Если и совет, то совет мокрых куриц. Пуфик был не то что плавающим, а скорее не тонущим. Поэтому на поверхности у него попеременно были то голова, то ноги. Аза так прилипла к нему, что сразу было не разобрать, одно это или два существа. А от Марса с Дормидонтом торчали только головы, так как их собственная тяжесть и тяжесть лодки почти утопили надувной жилет.
        При этом они чувствовали, что их куда-то несет. А после солнца еще ничего не видели. Но совещались. А это значит, что они и в самом деле жили. Жили и собирались действовать. И не сдаваться.
        Вот почему их первое решение было не о себе, а о лодке. Для этого Марс посильнее надул свой жилет, и борта лодки показались над поверхностью воды.
        Затем ее требовалось освободить от этой воды. Для этого все сняли свою обувь, кроме Пуфика, у которого она была несъемной, и стали ею ее вычерпывать. Не прошло и двадцати минут, как вода была вылита и лодка снова стала держать их на воде. Можно было сдувать жилет.
        Теперь оказалось, что вокруг не было абсолютной темноты. Благодаря этому им и удалось выполнить подъем лодки. Просто в том состоянии, в котором находились потерпевшие кораблекрушение, они сразу не смогли этого осознать.
        Присмотревшись, стало видно, что они находились в огромном туннеле с полукруглым сводом, наполовину заполненном водой. Свет исходил из небольших тусклых светильников, расположенных на самом потолке. Вокруг была одна вода.
        Вот только теперь, когда их жизни не угрожала непосредственная опасность, можно было подумать, что с ними произошло, и где они оказались. Факты говорили, что это сооружение - искусственное. Для каких-то нужд вода забиралась из озера. Грандиозность постройки указывала на его необходимость создателям.
        Кому же нужна была вода в трубах, если ее было полно в озере? Тут можно было долго не думать. Вода является основой жизни человека, используется в большинстве производств. Поэтому, скорее всего это был городской водовод, доставлявший в город воду или для питья, или для технических целей.
        Это было хорошо. По крайней мере, такая дорога приближала к городу, к цели.
        Но почему такое сооружение не охранялось? Очевидно, что причина была та же, которая заставила их пуститься в путешествие. Это - отсутствие контроля, связанное с отсутствием людей.
        В то же время такое сложное сооружение работало. Появилась надежда, что они смогут встретить, по крайней мере, себе подобных роботов. В противном случае бесконтрольная работа водовода могла причинить много бед, в том числе и им самим.
        Самым крупным специалистом по водоводам опять оказался Дормидонт. В поисках медицинской литературы он просматривал много книг. Ненужные книги откладывал. Но даже несколько мельком просмотренных из них страниц часто запечатлевались в его памяти. Поэтому какие-то отрывистые сведения у него были почти по всем областям знаний. В том числе и по подземным коммуникациям.
        Сейчас своими знаниями он щедро делился с друзьями. При этом у него через каждых пять слов шестое было "don’t", "it’s" и так далее. Но к этим выражениям все уже привыкли и они никому не мешали, а даже делали речь Дормидонта более обоснованной и убедительной.
        Итак, это была большая подземная река, медленно текущая куда-то вперед. После всех предыдущих событий, после того, что они вообще чудом оказались живы, приятно было это осознавать, сидя на скамеечке и глядя по сторонам.
        Сначала решили плыть просто так, наугад, считая, что течение куда-нибудь их само принесет. Но с этим не согласился Дормидонт, который не всеми знаниями еще успел поделиться.
        В свете новых знаний получалось, что их положение не было таким уж хорошим, как им казалось теперь. Впереди их могли ожидать большие неприятности.
        Главной опасностью были гигантские баки накопления, разбросанные по всему городу, куда из туннеля по подземным каналам растекалась вода. Здесь, в туннеле, они могли хоть куда-то плыть, выбирать направление. А попав в такой накопительный резервуар, они вообще не имели бы выхода.
        Поэтому просто так плыть по течению было опасно. Надо было остановиться, пристать к какой-нибудь стенке и обдумать ситуацию.
        Но даже это оказалось нелегким делом. Парус они потеряли, да здесь он и не пригодился бы им из-за отсутствия ветра. А без весел и небольшое расстояние до стен туннеля не так-то легко было преодолеть, учитывая, что им еще придется бороться с течением, которое влекло вперед.
        В качестве весел оставалось использовать только руки. Хорошо еще, что у Марса и Дормидонта они были большие. Особенно у Марса руки были похожи на небольшие лопатки. От Азы, конечно, не было никакой пользы, да и Пуфик не годился для такого дела.
        Поэтому Дормидонт устроился на носу лодки, а Марс на корме. Так они могли грести обеими руками сразу с двух сторон лодки.
        - Загребай, - скомандовал сам себе Марс и мощно оттолкнулся руками от воды.
        Оттолкнулся то он мощно, да вот лодка не очень сильно отреагировала. Но постепенно они с Дормидонтом приноровились и понемногу лодка начала приближаться к краю потока.
        Пристав к стене, занялись обсуждением. Плыть наугад было опасно, а не наугад - не ясно куда. Приняли следующие решения. Не давать лодке разгоняться по течению, чтобы легче было затормозить при опасности. Внимательно слушать шум течения подземной реки, чтобы попытаться заранее услышать звук падения сверху в накопительный резервуар воды.
        Они предполагали, что в резервуары вода будет поступать по коротким отросткам, отходящим от главных каналов. Поэтому в месте разделения русла на несколько направлений было решено закреплять моток длинной веревки на специальной защёлке. Если они услышат по звуку приближение к резервуару, то по этой веревке смогут выбраться обратно и поплыть по другому каналу.
        Если же им ничего не встретится, то достаточно было три раза подряд резко дёрнуть веревку, чтобы защёлка отщёлкнулась и освободила веревку от места зацепления. Это было довольно медленно, но они и не собирались долго так плыть, а до первого выхода на поверхность.
        В дальнейшем знание Дормидонтом устройства водоводов и предусмотрительность Марса не один раз их спасали. Дело в том, что шум падающей воды сразу услышать было нельзя, а только приблизившись к месту ее падения. Но при приближении к резервуару скорость течения возрастала и им не всегда удавалось даже приблизиться к стенке, а не то что руками выгрести против течения назад.
        В этом случае их спасала страховочная веревка, которая останавливала лодку. И по ней же они возвращались обратно.
        Так довольно долго продвигались вперед в нужном им направлении, обходя встречающиеся ответвления. Прошло несколько часов. Но ни одного выхода пока не встретилось, хотя по их подсчетам уже проплыли под землей не то что расстояние до города, но и весь город от начала до конца.
        Вывод мог быть только один. Они заблудились, обходя ловушки. И плыли, наверное, не по прямой, не по главному коридору, а по длинным боковым ответвлениям.
        Решено было опять найти главный канал. Но это было трудно сделать. То им казалось, что один канал шире, то казалось, что другой - выше. А в конце они вообще не могли вспомнить, отличался ли вообще центральный канал, по которому они вплыли в город из водоворота, от его боковых ответвлений к хранилищам воды в разных районах города.
        По времени уже стояла глубокая ночь, и надо было устраивать отдых. Но кругом находилась только вода, и отдыхать можно было только в лодке. Они выбрали ближайший встретившийся поворот и, прикрепив защёлками лодку, остановились на отдых.
        Сначала занялись осмотром себя и лодки. Хорошо еще, что в каналах везде было пусть слабенькое, но освещение. С лодкой было всё в порядке, не считая потери паруса. Воду она не пропускала, и внутри было сухо. Так что хоть и тесновато, но они могли спокойно все вчетвером, лежа в ней расположиться.
        У самих роботов тоже было все нормально, только как мы знаем, не действовал один из летательных двигателей Марса. Но двигатели здесь и не требовались.
        Из вещей же пропал лишь рюкзак Дормидонта. Никто не мог вспомнить когда, но скорее всего во время падения в воронку. В данный момент это их не огорчило. А Дормидонт даже обрадовался, что ему не надо его больше таскать.
        - А я бы, Дормидонт, сама его с удовольствием понесла, - протянула Аза. - Прямо сейчас, наверху, на воздухе и на солнышке. Лучше там быть с рюкзаком за плечами, чем без него сидеть под землей в воде.
        И настроение у всех опять испортилось. Они решили перенести все обсуждения на потом, а пока установили свои внутренние часовые таймеры на восемь часов и легли отдыхать.



        Глава 15.
        Плавающая ракета

        Через восемь часов они поднялись. Вокруг все было так же, как и вчера. Та же вода и то же тусклое освещение. Поэтому и настроение было то же самое.
        Отплывать дальше на поиски выхода не хотелось, так как было непонятно, где и как его искать. Марс, правда, предложил самим проделать выход. Одной их своих боевых ракет пробить потолок туннеля. Но Дормидонт вовремя отговорил его.
        Ведь ракета могла не пробить потолок, а они бы от взрыва погибли. А если бы даже и пробила, то их все равно засыпало бы обвалившейся сверху землей.
        Как всегда в неясных ситуация выход нашла Аза. Она предложила делать отметки на стенах тех каналов, по которым они проплывали. Отметку в виде стрелки, острым концом указывающей направление, по которому они плыли.
        Все единогласно приняли эту идею и даже Дормидонт не ворчал. Оживилась и сама Аза. Появился конкретный план, а так как количество резервуаров для воды и площадь города были ограничены, то рано ил поздно выход должен был найтись.
        В запасах Марса нашелся баллончик с желтой светящейся краской. Им Аза на высоте своих глаз должна была рисовать стрелки на стенах, вдоль которых они проплывали.



        - Тронулись, - скомандовал Марс, а Аза подготовила баллончик.
        Они отцепили защелку, но лодка не сдвинулась с места. Это было непонятно, но потом оказалось, что просто не было течения. Тогда стало неясно, как же теперь обследовать каналы.
        Почему не было течения, первым разгадал Дормидонт. Пока вода с озера заполняла хранилища, было и течение. Когда же хранилища оказались заполненными, воде стало некуда течь и поэтому не стало и течения. Это было логично.
        Им еще, оказывается, повезло. Ведь если бы люк отверстия для забора воды не закрывался, то воды могло бы набраться до самого потолка, и они не смогли бы спастись.
        - Больному стало лучше, больной умер, - произнес Дормидонт одну из своих любимых поговорок. - С одной стороны, нам все же везет, иначе мы давно бы погибли. А с другой стороны, у нас все равно нет никакого выхода, кроме как опять погибнуть.
        - Очень смешно, правда? - спросила Аза Марса.
        Но тот ничего не ответил.
        Делать было нечего, они стали грести опять руками. Но одно дело подгрести к стене тоннеля, а другое - переплыть целый город, да еще в разных направлениях. Это было совершенно бесполезно, Надежда оставалась только на чудо, на то, что они сразу найдут выход.
        Но выхода никакого не находилось. А плыть стало не только медленнее, но и опасней. Ведь теперь вода стояла высоко и должна была заливать и сами накопители воды. Раньше-то они определяли их присутствие по шуму и ускорению течения. Теперь сделать этого было нельзя.
        И если бы вдруг, при нахождении над хранилищем, из него взяли большое количество воды, то они сразу бы оказались в ловушке, из которой было бы невозможно выбраться.
        Даже если бы вода стала уходить понемногу, то все равно, гребя руками, они не смогли бы противостоять возникающему течению в направлении на накопительный резервуар.
        То, что вода расходовалась, это было точно. Людей давно не было, а канал постоянно работал, забирал в озере воду.
        Значит, также постоянно, вода расходовалась из резервуаров. Только вот кем и для чего - было неясно.
        Нужны идеи, хорошие идеи, good ideas, - ворчал Дормидонт. Кто даст идею? Это же смешно, в конце третьего тысячелетия великолепные роботы не могут дать идею как выбраться из простейшей канализационной трубы. It's simply absurd (Итс симпли эбсэд). Это просто смешно!
        - Как это не могут. Еще как могут! - внезапно оживился Марс. - Просто мы забыли здесь про третье тысячелетие. Хорошо, что ты об этом напомнил.
        Летать то я не могу, да это и не надо. Но ведь один двигатель у меня действует. А для лодки больше и не требуется. И как это мы не смогли сообразить этого раньше. Теперь у нас будет не лодка, а ракетный катер.
        Это тебе, Дормидонт, не good или bad, хорошо или плохо. И не воздушный шар или парус. Это все прошлые тысячелетия. Надо было раньше вспомнить о третьем.
        И он поделился с ними своей идеей.
        - Ну какая же ты милашечка, Марсик, - погладила железного робота Аза. - Что бы мы без тебя делали?
        - Ну ладно уж, ладно уж, - смущенно произнес Марс. - Роботы не привыкли к такому обращению. Я привык к приказам.
        - А вот я бы хотел, чтобы мне сказали: «Дормидоитик, умница». А то все им не нравится, ни шар, ни парус. А когда загорали на солнышке на озере, тогда нравилось, - произнес обиженно Дормидонт.
        - Ну ладно, друзья, не будем ссориться. Все вы у меня умницы и молодцы. Каждый в свое время. Вся надежда только на вас. Давайте приниматься за дело.
        После этих слов Марс перешел на корму лодки и приказал им привязать его к сиденью. Ведь если бы его не привязали, то после включения двигателя он бы сам улетел прямо вперед, в воду, а остальные попали бы под огонь реактивного двигателя А так, после скрепления Марса с лодкой двигатель будет толкать вперед Марса, и вместе с ним и лодку. А, следовательно, и всех ее пассажиров.
        Так они и сделали. Привязали Марса к корме с выдвинутыми за борт ногами. Сам Дормидонт стал на носу лодки, чтобы управлять движением, говоря, куда и как двигаться, быстрее или медленнее.
        - Ну-ка, теперь попробуй двигатель. Посмотрим, что получится, - скомандовал Дормидонт.
        Марс включил двигатель, лодка дернулась. Раздался плеск, как будто рядом вынырнула большая рыба.
        Но это была не рыба. Это был Дормидонт, наоборот, нырнувший в воду. Правда, нырнувший не по своей воле, а от толчка. Теперь, пуская пузыри, он хватался руками за борт.
        - Ничего себе третье тысячелетие, ворчал он, пытаясь залезть наверх. - А утонуть можно, как в первом. Да так ты нас всех угробишь! Это ведь тебе не ракета, а все же лодка.
        - Мое дело маленькое, отвечал Марс, который поняв, что с Дормидонтом все в порядке, решил не оправдываться.
        - Я ведь даже обернуться не могу. Что мне приказывают, то и делаю. Влево надо - пожалуйста, вправо - возьмите. Включи, выключи. Давай командуй. Просто ты не умеешь командовать. Только со стороны кажется, что это легко. А когда самому приходится, то оказывается, что это очень даже не простое дело.
        Вот сейчас, что мне делать? Направо или налево плыть? Включаю двигатель!
        - Стой! Стой! - заволновался Дормидонт. - Ни в коем случае. А то в такой темноте вы меня под водой не найдете!
        Тут Аза помогла Дормидонту залезть в лодку. Пока с него лилась вода, он продолжал еще что-то ворчать, ругая Марса, погоду и все на свете.
        Но понемногу он успокоился и приободрился, особенно когда Марс напомнил, что ждет команду. Дормидонт покрепче устроился на носу лодки, но уже не стоя, а сидя.
        - Береженого - бог бережет и в третьем тысячелетии, - с умным видом напомнил он.
        - А пока, малый вперед! - важно произнес Дормидонт и на всякий случай покрепче ухватился за борт лодки.
        Они поплыли вперед. Дормидонт командовал, Аза отмечала пройденные места.
        Хуже всех было, конечно, Марсу, хотя от него все и зависело. Он только выполнял команды, но сам даже не видел, куда они плывут.
        Дело пошло довольно быстро. Теперь они не боялись попасть даже в течение, так как могли или успеть проскочить опасное место, или, развернув лодку, спокойно выплыть против течения с таким двигателем, как у них.
        Когда Марс включал двигатель на полную мощность, то лодка летела вперед, почти не касаясь воды. Казалось, еще немного и она полностью понесется по воздуху. Но освещение было слабое, и Марс редко применял такой маневр. Ведь всегда оставалась опасность, что коридор повернет в сторону и тогда они могли бы врезаться в стену.
        Но когда они удирали от накопительных резервуаров, то этот вариант срабатывал всегда. Во-первых, против течения так было быстрее уйти от опасного места, а во-вторых, возвращаясь обратно, они уже знали путь и все ранее пройденные повороты.
        К двенадцати часам дня, по их часам, они уже обследовали настолько большую часть туннелей, что им стали опять попадаться нанесенные ранее стрелки на стенах. Хотя это и говорило о слепом блуждании по лабиринту, тем не менее их такая ситуация не обеспокоила. Ведь благодаря высокой скорости движения они надеялись вскоре обойти все каналы.
        Но впереди ждала новая опасность. Аза вдруг заметила что-то странное, когда рисовала новую стрелку там, где они раньше были, но плывя в обратную сторону. Последние стрелки почему-то оказывались нарисованными гораздо ниже первых.
        Она сказала об этом Дормидонту, как главному теоретику и решателю сложных проблем. По его мнению, все было нормально. Просто вода в городе продолжала расходоваться. Поэтому уровень ее быстро понижался. Если бы не мощный двигатель лодки, они бы намного раньше смогли заметить это.
        Во время обсуждения проблемы вода уходила прямо на глазах. Лодку начало сносить течением. Пришлось прикрепиться опять защелками к стенке канала, чтобы обдумать новую ситуацию. Но обдумывать именно эту проблему не пришлось, так как еще через полчаса лодка уже стояла на самом дне огромной цилиндрической трубы.
        За это время они сообразили, что их ожидает. Оказывается, запаса времени на поиски совершено не было. Все время ограничивалось одними сутками - от одного набора воды до другого. А они-то собирались искать до победного конца.
        Ведь первый высокий фронт волны нового набора смоет и разобьет их, все равно, на лодке или без нее. И сейчас у них оставалось всего три часа до открытия туннеля.
        - Что будем делать? - спросила Аза, и голос ее отдался гулким эхом от стен пустого канала.
        - Ну, во-первых, отвяжите меня, - напомнил о себе Марс.
        - Ой, извини, Марсик, сейчас мы это быстро сделаем.
        Вдвоем с Дормидонтом они распутали Марса и вся компания опять была готова для очередного обсуждения. Но на все предложения ответ был "No", то есть "нет". Время безвозвратно уходило. Но и делать было нечего.
        Если бы вода не ушла, то на лодке с двигателем они смогли бы осмотреть большее пространство. А пешком много было не пройти. Но что-то требовалось предпринимать. И как ни жалко было бросать лодку, но приходилось. Больше она им помочь не могла.
        Друзья оставили лодку, и пошли вперед. При малой скорости движения коридоры казались бесконечными. А они сами - маленькими-маленькими на дне огромной пустой трубы без воды.
        Аза сначала продолжала ставить стрелы, отмечая их путь движения. Но когда до впуска воды остался только час, она бросила их рисовать. Тем более, они снова попали в ту часть туннеля, где уже проходили и в ту, и в другую стороны. Ничего похожего на двери или лестницу не встречалось.
        Наконец, им попалось ответвление, где еще не было стрелок на стенах. Это была их последняя надежда.
        И в это же время где-то далеко раздался глухой мрачный удар.
        - Все, конец, - остановилась Аза. Я дальше не пойду. Зачем?
        - Бороться надо до конца, - ответил твердо Марс.
        Он посадил Азу на Пуфика и, вместе с Дормидонтом поддерживая ее с обоих сторон, они побежали вперед. Их металлические подошвы гулко стучали по металлическому полу.
        Но вскоре их звук стал заглушаться зловещим шуршащим шумом вдалеке. Это приближалась гора воды.
        Вот шум усилился и, обернувшись назад, они заметили за спиной громадный пенный вал воды до самого потолка высотой с пятиэтажный дом, который неумолимо накатывался на них.
        Это была не обычная вода. Не та, которую мы пьем из-под крана или которой мы обливаемся, когда жарко. Это было нечто другое, чему трудно дать название. От этой воды веяло ужасом, а не прохладой. Это было состояние человека в узком тоннеле, застигнутого мчащимся на него поездом. Ни одного шанса на спасение.
        Укрыться было негде. Впереди был длинный ровный коридор.
        Вот вал наклонился над ними, стало почему-то тихо-тихо, и прямо перед ними внизу на полу открылась крышка люка. Оттуда протянулась чья-то рука и чей-то голос, прозвучавший в этой наступившей тишине как ангельский, произнес: «Быстрее, быстрее».
        Все кубарем скатились вниз, и крышка захлопнулась вместе с частью воды, успевшей попасть в люк. Затем послышался мощный гул мчащегося над ними потока, но их взоры были устремлены вперед.
        Перед ними стоял пингвин.



        Глава 16.
        Буль

        Нет, конечно, это был не пингвин.
        Это был робот, такой же как и они. Просто он немного был похож на пингвина, блестяще-черный и небольшой. Голова его плавно переходила в туловище, от которого отходили руки-ласты.
        - Робот-смотритель подземных водяных коммуникаций РС-987, - представился "пингвин".
        Он это произнес с каким-то акцентом и в горле у него как будто что-то забулькало.
        Как позже они узнали, все дело было в специальной конструкции горла, чтобы роботы такого типа могли между собой разговаривать под водой. Как это делают дельфины, в то время как людям такое недоступно. Поэтому Аза по своей привычке сразу окрестила «пингвина» Булем.
        Как потом им рассказал РС-987 или Буль, город имел три подземные системы: транспортную, водную и коммуникационную.
        Коммуникационная шла почти по поверхности земли. Это были разного типа кабели, провода, световоды. Их укладывали в небольшие трубы, которыми были связаны все объекты в городе.
        Ниже располагалась транспортная система. Когда-то, чтобы не засорять воздух для дыхания, весь транспорт перевели под землю. Там ходили общественные, грузовые и легковые машины.
        Это были гигантские туннели, намного больше, чем те, куда попали Аза с друзьями. Такие туннели были проложены даже между городами. Выгода была очевидной. Ведь при огромном количестве техники человек на поверхности чувствовал себя спокойно и мог по-прежнему наслаждаться природой в полной мере.
        Это поняли давно. Первый подземный транспорт - метро - появился на Земле еще в конце второго тысячелетия. Но прокладка новых трасс стоила очень дорого. Поэтому только крупные города, где было много населения, могли позволить себе такое.
        В будущем, когда энергия стала дешевой, такое строительство началось повсеместно и продолжалось сотни лет. За это время Земля была изрыта подземными транспортными ходами. Но на ее поверхности это никак не отразилось. Остались озера, леса, луга.
        Но в настоящее время транспортные коммуникации оказались почти заброшенными. Вот уже сто лет, как человечество окончательно перебралось на воздушный транспорт. Причем самых разнообразных классов.
        Существовали большие ракетосамы, перевозившие людей между континентами и на значительные расстояния. Чтобы такие гигантские аппараты не вредили атмосфере, они летали к пунктам назначения через космос. То есть подымались вертикально вверх в одном месте, летели по назначенной траектории в безвоздушном пространстве и вертикально опускались вниз в нужном городе или другом месте. В космосе они летали как ракеты, а приземлялись как самолеты.
        Между городами, как правило, передвигались на больших газовых дирижаблях, для экологической чистоты оснащенных электрическими двигателями. При этом не наносился вред атмосфере, да и взлетать такие устройства могли с места. Взлетно-посадочных площадок в любом городе всегда было несколько, и рейсы были частыми.
        Такому дирижаблю было даже не страшно столкновение в воздухе с другими летательными аппаратами. При столкновении двух дирижаблей они просто отскакивали друг от друга в стороны, как резиновые мячи. А если какой-то аппарат и пробивал обшивку воздушного гиганта, то выходила из строя всего лишь одна ячейка из многих тысяч ячеек оболочки. И дирижабль спокойно мог докончить свой путь.
        Для внутригородских и близких перемещений использовались самобили. Вот здесь их разнообразие не имело пределов. Каждый мог заказать себе любую форму и тип. Это были и педальные аппараты, и надувные, с электрическими и другими типами двигателей.
        Между близкими городами, а также местами большого скопления людей, были построены специальные магнитные дороги. Только дороги эти использовали не принцип притягивания магнита, а противоположный его принцип - отталкивание. Самобиль, снабженный специальной магнитной подвеской, мог пользоваться такой дорогой.
        На определенной высоте дорога и подвеска самобиля вступали во взаимодействие и дальше магнитное поле и внутренний двигатель несли самобиль в нужную сторону без участия водителя. Это было безопасно, быстро и экологически чисто.
        Ну а по земле такой самобиль передвигался как обычный автомобиль прошлого. Только с той разницей, что в нем все было автоматизировано и электронизировано. На обычных городских маршрутах роль водителя в основном сводилась к выбору объектов назначения.
        Все эти, и множество других специальных летательных аппаратов, понемногу стали вытеснять подземный транспорт. А когда на Земле осталось мало людей, то этот транспорт и совсем пришел в запустение.
        Третья подземная система находилась еще ниже транспортной. Она включала в себя канализационные, ливневые и водоводные каналы.
        По первым город отдавал все ненужное ему. Отходы фильтровались в специальных отстойниках различного типа. В результате получали удобрения, разные химические элементы и чистую воду.
        Ливневые туннели использовались просто для отвода излишней воды. Такие излишки получались после дождей, наводнений, штормов в приморских городах, простой поливки улиц. Ливневые каналы, по сути, выполняли те же функции, что и канализационные, только требовали меньшего уровня очистки.
        Водоводные каналы выполняли прямо противоположную функцию. По ним жилые пункты обеспечивались питьевой и технической водой. Такая вода поступала из артезианских, пробуренных в земле, скважин, из ближайших озер или рек, а также из очистительных сооружений.
        Именно в такой канал и попали наши герои. Их соображения о его устройстве, в принципе, были правильными. Роковая ошибка состояла в том, что они надеялись легко найти выход. Но изнутри выйти самому было просто невозможно.
        Все входы-выходы управлялись автоматически, а двери были тщательно подогнаны к стенам. Это было связано с большим уровнем и напором поступающей воды. В противном случае вода просто-напросто прорвала бы двери и разрушила сооружение.
        Вот в канализационных каналах такие выходы существовали. И их было много в различных частях города. В них просто не было напора воды под давлением, а люки выходили прямо на поверхность земли.
        Все это Буль рассказал спасшимся путешественникам несколько позже. Правда, он не знал, да и не очень интересовался, почему стало мало на Земле людей. Буль был чистым специалистом по истории и устройству водоводных сооружений.
        Но, тем не менее, и он смог четко установить связь между последним недавним исчезновением людей и снятием внешней охраны водовода. А также заметить, что куда-то подевались другие ремонтные роботы, в том числе его напарник по водоводу РС-988.
        Пока же, хотя он остался один, продолжал выполнять свои прежние обязанности.
        - Я открываю туннель для набора воды, - объяснял им Буль, - поливаю из подземных хранилищ улицы, ремонтирую всю систему. Поэтому и форма у меня такая, чтобы удобно было перемещаться по суше и плавать под водой.
        Он также объяснил им, что под водяным туннелем здесь находится еще один, рабочий.
        - Вот и сегодня, - продолжал Буль, - я включил систему управления и вдруг услышал сверху стук. Сначала решил, что что-то сломалось, и поспешил туда. Ведь люк был уже открыт, и вода приближалась к этому месту. Пока я добрался, то звук удалился и я понял, что здесь не поломка, а кто-то или что-то перемещается внутри туннеля.
        Догоняя, я уже слышал ваши голоса и подумал, что внутри оказались люди. Здесь много выходных люков, но они герметически закрыты от попадания воды. А выскочить наверх и позвать вас я не мог, так как сразу понял, что волна вот-вот вас догонит. Сверху я ничем не мог помочь, так как на верху нет органов управления. Поэтому я догонял вас понизу и еле успел.
        Я, конечно, рад, что вы спаслись. Но, к сожалению, вы не люди. А я уже больше месяца, как их не видел и не знаю, что с ними случилось. Да и из роботов вы - первые, кого я за это время встретил. А так все время один и не знаю, что делать дальше.
        В ответ Дормидонт рассказал Булю их собственную историю и приключения, которые они пережили. При этом он особенно выделил свою идею пересечения озера, как бы забыв о замечании Марса. Но Марс не стал мешать ему хвалить себя. А на Буля это не произвело особого впечатления. Ведь он был плавающим роботом и пересечение озера являлось для него пустяком.
        После всех волнений Аза была единственной, кто догадался поблагодарить Буля за их спасение. При этом ей удалось и ему придумать уменьшительно-ласкательное имя. Булечка.
        Она и поплакала немножко, и посмеялась, вспоминая о прошедшем. Булечка, конечно, был удивлен этим слезам, но все остальные уже привыкли и не обращали внимания.
        Рассказали они Булю и о своих планах. В первую очередь - о поисках хранилища информации, откуда хотели почерпнуть сведения о происшедших событиях. А так как Буль тоже остался без руководства, и его работа, по сути, стала бессмысленной, то предложили и ему присоединиться к ним для совместных поисков.
        К сожалению, Буль не знал, где находится такое хранилище, так как раньше его это не интересовало. Но зато немного знал город. Поэтому он согласился с их доводами и решил отправиться вместе с остальными роботами на поиски людей.
        Все пошли вперед по коридору, продолжая обсуждать полученные друг от друга сведения. Обо всех неприятностях было забыто, их занимало только будущее. Хотя над их головами еще явственно ощущалось тяжелое течение воды.
        Вскоре Буль подвел их к небольшому лифту и нажал кнопку с надписью «Поверхность».
        Выйдя наверх из служебного здания, они оказались в городе.



        Глава 17.
        Город

        Как же приятно было находиться на поверхности, по сравнению с сутками, проведенными под землей, в воде. Но уже наступала ночь, и они, только оглядевшись вокруг, вернулись обратно в здание, чтобы продолжить поиски утром.
        Искать хранилище информации оказалось не так-то просто. Во-первых, все они были специализированные роботы, а не роботы- универсалы. А во-вторых, это были не старинные библиотеки, которые легко узнавались по грудам газет на столах и кипам книг на стеллажах.
        В то время вся информация уже хранилась только на специальных микрофишах или микрочипах - небольших пленках и кристаллах. Эти кристаллы закладывались в небольшие устройства, и по желанию посетителя можно было просматривать содержимое на экране или воспринимать через встроенный в них «голос». На одном кристаллике умещалась тысяча обыкновенных книг.
        Поэтому по внешним признакам такую библиотеку или, как ее называли, инфотеку было трудно найти. Но все же решили начать осмотр с самых больших здании города. Ведь информация в то время стала основной ценностью общества и должна была храниться в каком-то престижном помещении.
        Город, как и их поселок, тоже был какой-то полуразрушенный. В основном это касалось высотных домов. От половины из них остались лишь нижние этажи. Хотя обломков на дорогах не было, а улицы были свободными и широкими. Кое-где около домов стояли самобили. Но они тоже все были бездействующими.
        Также не работало и большинство лифтов в домах. Вот бы где пригодилось умение Марса летать. Он мог бы снаружи осмотреть все здания и при необходимости проникнуть в них через окно. А так подъем на километровую высоту по ступенькам занимал несколько часов. Пуфик и Буль, как не приспособленные к таким подъемам, чаще всего ожидали остальных внизу.
        Затраты энергии от таких подъемов были настолько высоки, что более восьми часов в день они не могли обследовать дома. Поэтому даже краткий осмотр занял у них пять дней.
        Высотные дома, как они поняли, представляли собой научные лаборатории и школы. В основном, этажи не имели внутренних перегородок и каждый этаж был одним большим залом с потолками различной высоты - от пяти до десяти метров.
        В каждой комнате на стене находилось несколько экранов. Часть из них принадлежала устройствам связи и сообщений. Назначения остальных роботы не знали.
        Судя по количеству кресел в комнате, чаще всего одно, иногда два - это все же были рабочие места ученых, а не общественные библиотеки. И вообще все стали склоняться к мысли, что для библиотек такие дома были не нужны.
        Ведь если у каждого имелись индивидуальные экраны связи, то незачем было самому ходить в информационные хранилища. Достаточно было нажать кнопку и получать любую информацию прямо у себя дома.
        Аза очень огорчилась такой потерей времени. Но Дормидонт, как самый опытный из роботов и больше всех имевший дело с людьми, считал, что это не напрасно.
        Во-первых, теперь они более точно смогут искать инфотеки в других местах. Во-вторых, они проверили, что и здесь нигде не было людей. И, в-третьих, раз нигде не было новых разрушений, то все произошедшее было похоже не на катастрофу, а на какие- то осознанные действия людей.
        Ну, например, все они решили переселиться на другую планету. Правда, другого примера он привести не смог. Да и по первому не смог толково объяснить Азе, зачем, им это было нужно.
        Для следующего этапа поисков решили выбрать большие приземистые сооружения, которые могли оказаться верхними этажами подземных хранилищ. Ведь там информация была бы в самом защищенном месте, и ей не грозило бы случайное уничтожение.
        С утра возобновили обходы города, но выбирая на этот раз именно такие здания. Дело двигалось достаточно быстро, так как принадлежность этих зданий определить было легче. В основном в них находились видеотеатры, кушальницы, спортивные залы и бассейны. Буль по привычке понырял в этих бассейнах, обследуя их текущее состояние, В трех строениях, едва только зайдя в них, Дормидонт определил лечебные заведения.
        Наконец они нашли сооружение, которое могло бы, по их представлению, быть инфотекой. Оно было всего трехэтажное, с невысокими этажами и небольшими окнами. Но очень массивные стены говорили о том, что у этого сооружения скорее всего есть подземная часть. А множество разнообразных антенн на крыше только подтверждало догадку об информационном центре.
        Обследование начали с верхних этажей. Там было множество комнат небольшого размера, и в каждой находился экран с маленьким пультом.
        - Как же мы всю эту информацию прочитаем? - вздохнула Аза. - Ведь одних комнат здесь штук сто, а то и больше.
        - Ты сначала найди, что читать, а потом уже подумаем, - как обычно, отреагировал на ее слова Дормидонт.
        В его словах было много правды. Экраны, как и другое оборудование, не работали. Правда, двери сами открывались и закрывались при их приближении или уходе. Сам включался и выключался свет. Но сложная электронная техника не действовала. Оставалось только одно - пробовать работу всех кнопок и переключателей.
        Обследование третьего этажа не дало никаких результатов. Но в первой же комнате второго этажа их ждал успех. Что-то начало работать. После нажатия самой первой кнопки на дверь и окна изнутри опустились металлические сетки.
        - Наконец-то! Все правильно. Ничто не должно мешать изучению информации.
        После нажатия второй кнопки яркое верхнее освещение сменилось тусклым. А на экране появилась надпись: "Вы готовы?".
        - Ура! Я была права, это чтобы удобнее было просматривать экран. Мы готовы, готовы!
        И Аза быстро нажала третью кнопку. Что-то загудело, и раздался щелчок.
        - Сейчас, - продолжала учить всех Аза, - мы...
        И вдруг они полетели куда-то вниз. Полетели вместе с комнатой, с экраном.
        - Ловите меня, держите меня, - послышался все тот же голос.
        - А это, наверно, чтобы можно было быстрее читать информацию, - закончил за Азу Дормидонт, у которого, несмотря на падение, прорезалось чувство юмора.
        Но тут падение прекратилось, и их милая беседа закончилась. На экране появилась новая надпись: «Этаж 0». Опять зажегся яркий свет и двери открылись.
        - Вот видите, все же я была права, - как ни в чем не бывало продолжала пришедшая в себя Аза.
        - С твоей правотой и с жизнью расстаться не долго, - даже Марс не выдержал больше ее болтовни.
        Они вышли в коридор, расположение комнат в котором напоминало верхние этажи. Только в самом конце находилась одна большая комната, какой не видели раньше. Да еще в этих комнатах не было окон.
        Все было похоже на то, что они попали на склад кристаллов информации. А падение вниз оказалось всего лишь спуском на лифте. Теперь им это показалось даже удобным.
        Зайдя в большую комнату, все остановились около пульта. Перед ним, в отличие от ранее виденных, стояло сразу четыре кресла. Роботы уселись в них, ну а Пуфик остался стоять около Азы.
        Недолго думая, так ничему не научившись от прежних событий, Аза сразу нажала первую кнопку. Закрылись двери, и уменьшилось освещение. Это для них уже не было сюрпризом, и Аза нажала вторую кнопку.
        Тут же из кресел выскочили гибкие захваты и защелкнулись перед ними. Теперь встать с кресел они не могли, хотя руки и ноги оставались свободными. Правда, благодаря своей конструкции Буль при желании смог бы это сделать. Но только он один. Поэтому пока решили ничего не предпринимать.
        Перед пультом зажегся экран и на нем начали появляться сообщения, которые сменяли друг друга: «Объявлена тревога», «Попытка включения средств защиты», «Главный компьютер не работает», «Действуют только аварийная сирена и средства блокировки дверей».
        - Так это же ПУЗО! Мы попали в ПУЗО! - воскликнул Марс.
        - Что за пузо, Марсик? И чье оно?
        - Это сокращение такое. Расшифровывается как Пункт Управления Защитой Объекта. Раньше в каждом населенном пункте такой был. Только я таких больших еще не видел. Теперь понятны и подземные этажи и множество антенн на крыше.
        - Это и нам теперь понятно. Вот только не понятно, как из этого положения выбраться, - и Дормидонт заерзал в кресле.
        Но для Азы таких проблем не существовало. Она тут же, ни с кем не советуясь, продолжила нажимание всех кнопок подряд. При этом где-то что-то хлопало, моргал свет, выла сирена. Наконец, при нажатии очередной кнопки двери открылись и захваты кресел убрались. Но убрались у всех, кроме Азы.
        Она хотела и дальше нажимать кнопки, но тут Марс с Дормидонтом не выдержали такого легкомыслия, опасаясь, как бы с ними опять чего-нибудь не случилось. Они запретили ей больше что-либо нажимать без консультации с ними.
        - Хорошо еще, что электроника не работает, а то нам бы был уже капут, - это сказал, конечно, Дормидонт.
        - Включи лучше Пуфика на режим "Охрана", он что-нибудь придумает, - посоветовал Марс.
        Аза так и сделала. Пуфик и в самом деле придумал. Он оказался мастером на все руки. Обследовал всю систему, что-то где-то отогнул, что-то открутил, и захват упал с Азы. Она была свободна.
        - Спасибо, Пуфичек! И извините, друзья, я буду стараться больше так не делать, подвергая вас всех опасности. Просто я почему-то решила, что это уж точно библиотека и поэтому так неосмотрительно себя вела.
        Все, конечно, простили ее. Но им еще надо было выбраться наверх, на свободу.
        - Я вас сейчас на лифте... Ой, извините. Я молчу. Решайте сами, - смиренно проговорила Аза.
        Марс и Дормидонт посоветовались с Булем и решили не рисковать на лифте, а поискать запасной выход. Они поставили эту задачу перед Пуфиком и через десять минут он ее решил. Правда, подыматься наверх было не так приятно, но зато безопасно. Это дело они хорошо умели делать после обхода небоскребов. Через полчаса все были наверху.
        Осмотр остальных строении данного типа не принес никаких результатов. Зато они нашли музей механических машин, где в числе экспонатов был и старинный автомобиль с ручным управлением. Но он оказался ни к чему.
        - Знать бы, где искать, так и ногами дойти можно, - резонно заметил Марс.
        Они стояли на пустынной улице. Посреди мертвого города - небольшая группа живых существ. Да, живых, ибо себя они считали живыми, да так оно и было. Ведь они же мыслили и могли действовать самостоятельно.
        Но их было очень мало для такой огромной Земли. И посреди огромных разрушенных небоскребов особенно ясно ощущалось их бессилие. Это было не общество людей и даже не ассоциация роботов. Это были отдельные жалкие индивиды, собранные волею случая в одном месте.
        У них не было ни личных желаний, ни каких-либо потребностей для себя. Их жизнь на Земле, с человеческой точки зрения, не имела цели. Они одинаково хорошо себя чувствовали везде и в то же время ни куда и ни к чему не стремились.
        Что они могли сейчас сделать? Идти дальше, искать другой город - не имело смысла, раз ничего не смогли найти в этом. К тому же городов осталось так мало на Земле, и они находились очень далеко друг от друга. Без возможности Марса летать и выбирать дорогу, такое также было почти невозможно.
        Но так рассуждать мог только человек, их же программы еще не достигли совершенства мышления. Они были только роботы. И поэтому у них цель была, был смысл в их жизни и деятельности. У людей беда, им нужна помощь. А кто еще, если не роботы, помогут им. Это была благородная цель.
        Сейчас же им оставалось только идти назад, туда, откуда они пришли. Может быть, за время их отсутствия там что-нибудь изменилось? А возможно, на месте, где им все было знакомо, удастся починить средства связи и таким способом найти оставшихся на Земле людей или хотя бы других роботов.
        Поэтому с утра решили двинуться в обратный путь.



        Глава 18.
        Находка

        Самым тяжелым было расставание с Булем, который решил остаться в своем городе. Ведь все роботы были специалистами своего дела, создавались для выполнения конкретных работ. Долг выполнять заданные человеком задания был определяющим в роботах. Поэтому Буль и остался поддерживать порученную ему систему водоснабжения города.
        Остальные роботы не спорили с таким решением, хотя им и было грустно расставаться с ним. Ведь, кроме того, что их вообще мало осталось на планете, он ведь еще спас всем им жизнь.
        Но с другой стороны, и они сами тоже возвращались обратно в свой поселок. Там была их работа, там было выполнение их долга.
        На всякий случай они оставили Булю координаты своего поселка, хотя он один до них все равно бы не добрался. Но кто знает, что будет дальше происходить? Также, на всякий случай, они обменялись кодами и паролями для личной связи, на случай ее восстановления.
        - Как же ты будешь один тут, без нас, Булечка, - поплакала немного на прощание Аза. - Может, все же пойдешь с нами? Ведь тебе будет так одиноко одному.
        Но Буль, как и остальные роботы, не был таким чувствительным как Аза и не считал все это очень уж большой трагедией.
        - Но я буду все время помнить о вас, - сказал он на прощание. - А если понадобится моя помощь, то приходите опять. Буду очень рад.
        - И ты приходи к нам.
        Они попрощались, по человеческому обычаю похлопав друг друга по плечам. Буль, правда, чуть не упал, когда эту процедуру выполнял Марс, но дружеские руки успели поддержать его.
        Роботы пошли на выход из города. Буль нырнул в свой тоннель.
        На обратном пути, по привычке, на всякий случай заглянули еще в несколько строений. Потом еще в несколько. За этим делом и не заметили, как быстро наступили сумерки.
        Переночевать остановились в небольшом домике на окраине города. Когда они открывали дверь, кто-то произнес что-то:
        - Что ты сказала, Аза? - переспросил, не расслышав, Дормидонт.
        - Ничего я не говорила, тебе наверно от усталости стало что-то мерещиться, - ответила ему Аза.
        - То ты все время говоришь "послушай, послушай", то "плохо слышишь", - недовольно пробормотал Дормидонт и вошел в дверь.
        Ночь прошла спокойно, без всяких неожиданностей. Да они ничего уже и не ожидали. Просто надо было возвращаться обратно, вот и все.
        С первыми лучами солнца все были готовы в дорогу. Аза с Пуфиком первые пошли на выход, а Дормидонт с Марсом немного задержались. Они услышали звук открываемой двери, а затем голос Азы:
        - О каком это звукофоне ты говоришь, Дормидонт?
        Тут пришла очередь удивляться Дормидонту.
        - Ничего такого я тебе не говорил.
        - Но я же не глухая. Я сама слышала, как ты предложил послушать звукофон.
        - Ну вот, вчера ты мне предложила его послушать, а потом отказалась от своих слов. А сегодня придумала, что это я их говорил. Хватит дурака валять!
        - Так ты ничего не говорил?
        - Нет, конечно. Тебе показалось.
        Но Азу так просто нелегко было остановить.
        - Нет, что-то здесь не так. Показаться-то может, но чтобы одно и то же разным роботам в разное время? Это маловероятно. Надо разобраться. Дормидонт, а где ты был вчера, когда услышал эти слова?
        Они услышали стук закрывающейся двери, а затем опять голос Азы, но голос какой-то возбужденный.
        - Идите-ка быстрее сюда.
        Не торопясь, они подошли к ней.
        - Ну что там у тебя еще?
        - А теперь выйдите на улицу, - предложила она им.
        Хотя все это порядком надоело, но просьбу ее они исполнили. Ведь все равно надо было уходить. Остановились около входа. Аза закрыла за ними дверь.
        - А теперь смотрите и слушайте. Но заметьте, что я молчу.
        - Это чудо какое-то, что она молчит, - не удержался Дормидонт.
        Но Аза ничего не ответила, а просто снова открыла дверь. При этом чей-то голос опять что-то произнес:
        - Поняли? - торжествующе спросила Аза. Это звуковое напоминание тому, кто сюда входит. И эта фраза произносится каждый раз при открытии двери, до тех пор, пока ее не сотрут.
        - И что отсюда следует? - недоуменно спросил Дормидонт, не понимая возбуждения Азы.
        - По-моему, ничего, - ответил за нее Марс. Это обычная вещь и она есть почти во всех домах.
        - Нет, ты не прав, - возразила Аза.
        - Ведь, чтобы не засорять звукофон лишними напоминаниями, тут же, около входа, есть кнопка стирания. И после прослушивания, записи обычно стирают. Тем более такую как эта, которая ничего не значит.
        - Но она ничего не значит для них, - продолжала увлеченно Аза.
        - Но много значит для нас. Раз ее не стерли, значит тот, для кого се записали, не прослушивал ее. То есть это - последняя запись одного из людей перед исчезновением. Поэтому нам надо обязательно прослушать всю запись на звукофоне.
        Сделать это было проще простого. Как правило, все такие вещи объединялись в одном узле связи. Надо было только выбрать режим прослушивания звукофона и нажать кнопку. Что они и сделали. Но ничего не услышали.
        - Похоже, что вы все растерялись, - подсказал им Марс. - Сначала надо перемотать запись на ее начало, а только затем включать воспроизведение.
        Они последовали совету Марса. Из звукофона раздался мужской голос:
        - Дорогая, я срочно улетаю, у меня не было времени посоветоваться с тобой. Мы только что обнаружили новое явление. В нем самое важное - это возникновение волн перекрытия, которые, отражаясь от предметов, причем только из определенных материалов, взаимно гасят друг друга.
        По нашим данным, такое место есть недалеко от города. Примерно двести километров. Это ущелье Трёх скал в Синих горах.
        Больше нет времени говорить. Я срочно увожу туда для укрытия Альфа. Лети к нему и оставайся там. Я позже свяжусь с вами. Мы должны постараться ус...
        На этом запись закончилась. Видно было, что человек очень спешил и выключил звукофон, даже не договорив до конца фразы.
        Это было уже что-то. Пусть маленькая, но победа. Пусть в последний момент и в какой-то мере случайная. Но их поиски увенчались первым успехом.
        - Victory, victory (Виктори), - довольный, напевал Дормидонт.
        Ясно было, что это сообщение как-то связано с изменениями, происшедшими на Земле. Что-то произошло, раз какого-то Альфа надо было укрывать и спасать, причем очень срочно.
        Скорее всего, это был разговор мужа с женой, которые больше не встретились. Что касается Альфа, то, вероятно, он был их ребенком.
        Правда, даже найдя его, от ребенка много сведений нельзя было получить. Зато к нему могли прилететь родители. И, главное, у них опять появлялась цель, конкретная и ясная цель поиска человека.
        Но где было искать эти Синие горы? За двести километров их не увидишь, даже поднявшись на самый высокий небоскреб города.
        А в том, что они туда доберутся, сомнений не было. За плечами у них имелся довольно большой опыт путешествий
        Как ни странно, проблему эту с ходу решил Пуфик. Он, может быть, не очень хорошо соображал, но зато очень хорошо запоминал все, что было. Тут же он вспомнил, что в одном из высотных домов была школа, а на стенах висели географические карты.
        Сразу, не мешкая, отправились отыскивать эту школу. Она находилась довольно далеко отсюда. Но город они уже немного изучили, так что все дело было только во времени. Благодаря Пуфику дорога заняла всего два часа. Он безошибочно привел их на нужное место.
        Это был обычный полуразрушенный небоскреб. На его двадцать третьем этаже и находился зал с картами. Но здесь пришлось повозиться, прежде чем нашли на них Синие горы. Скорее всего, это был небольшой горный массив, так как на картах большого масштаба их не было.
        Пришлось искать эти горы по более подробным атласам, десятки которых лежали на полках. И вскоре Дормидонт торжественно позвал всех полюбоваться Синими горами. К сожалению, пока только на карте. Это действительно были небольшие горы, что их как раз устраивало. Искать будет легче.
        Прямой дороги к горам не было. Но и никаких видимых препятствии тоже. За несколько дней к ним можно было спокойно добраться.
        Тут Азе пришлось совершить небольшое преступление. Недрогнувшей рукой она вырвала страницу с картой великолепного атласа.
        - Что ты делаешь? - возмущенно начал Дормидонт.
        - Я забочусь только о твоем здоровье, ответила Аза. - Ну не тащить же тебе этот тяжеленный атлас целиком? Или, может быть, ты соскучился по рюкзаку?
        Дормидонт, который действительно уже забыл о рюкзаке, но по-прежнему не желавший таскать лишние тяжести, быстро пошел на попятную.
        - Да нет, это я просто спросил, что ты делаешь? Я сразу не понял. А ты, оказывается, просто вырываешь страничку. Все понятно. Подумаешь, одна страничка. Их ведь там еще много останется. Все О.К., все good.
        - Ну, то-то же, а то я, было, подумала, что стало жалко атласа.
        - Нет, нет. Вообще-то сначала немного было, но потом стало жальче себя. Так что рви на здоровье. Даже два!
        Совершенно неожиданно возникла еще одна проблема. Им надо было торопиться и попасть к горам как можно быстрее. Ведь там был ребенок Альф. И скорее всего ему нужна была помощь. Каждый день мог оказаться решающим. Но все средства передвижения не действовали, так как в них не работало электронное управление.
        И опять на помощь пришел Пуфик.
        - Как вы думаете, - сказал он, - а не подойдут ли вам для передвижения велосипеды?
        - Конечно подойдут, это даже лучше, чем самобили, которые не проедут по узким дорожкам и не смогут приземляться в горах. Но где их взять?
        - Если вам нужно, я видел их в музее.
        Они все были в музее, но почему-то кроме Пуфика никто их не заметил.
        - Ну, ты молодец, Пуфик. Сегодня второй раз выручаешь нас из трудного положения. Быстрее в музей!
        И они побежали в музей механических машин. Действительно, там было около десятка велосипедов самых различных конструкций. Все стали весело подбирать подходящие им машины. Один Пуфик тихонько стоял в сторонке.
        - В чем дело, Пуфик? Тебе, как автору идеи, полагается самая лучшая гоночная машина.
        - Нет, дело в том, что я по своей конструкции не могу ездить на велосипеде. Так что вы быстрее едьте, а я останусь здесь ожидать вас.
        - Ну вот еще что! - воскликнула Аза. - Ты столько раз спасал меня, а я тебя брошу? Никогда!
        И она выбрала себе не двухколесный велосипед, как Дормидонт и Марс, а трёхколесный, с большими колесами. Такой велосипед мог ехать не так быстро, но зато сзади у него была небольшая подставка, где спокойно мог уместиться Пуфик.
        Все проблемы были решены, и можно было продолжать поиски.
        - А Буль? Мы забыли про Буля, - вспомнила вдруг Аза.
        Да, они были так взволнованы находкой, что совершенно забыли про Буля.
        Сначала все решили идти за ним. Но рассудительный Дормидонт охладил их пыл.
        - Нам дорог каждый час для поисков Альфа. А сколько мы будем искать Буля в его водяных туннелях, никому не известно. Он ведь не ожидает такого скорого нашего возвращения и мог уйти куда-нибудь далеко вглубь. Как мы сможем быстро найти его в этом подводном лабиринте?
        Всем пришлось согласиться с этим. Правды ради надо признать, что и повторять поиски под землей из-за не очень приятных воспоминаний им также не очень хотелось.
        Поэтому решили сейчас продолжить поиски Альфа без Буля. А на обратном пути, если они найдут Альфа, встретиться с Булем опять.



        Глава 19.
        Снова в путь

        Опять перед ними привычно лежала дорога. У Азы никаких проблем с велосипедом не было, даже с Пуфиком сзади. Наоборот, на крутых подъемах он подталкивал велосипед, а если встречалась большая лужа поперек дороги, то помогал ей переносить его.
        Иначе обстояли дела у Марсика с Дормидонтом. Их скоростные велосипеды никак не хотели развивать положенную им скорость. А проще говоря, они никогда раньше на велосипедах не катались. Дело то вроде и нехитрое, но требует определенной сноровки.
        За всю их прежнюю жизнь, Марсу с Дормидонтом не приходилось изучать столько нового, сколько за прошедшие несколько недель. Для освоения велосипеда им очень помог высокий рост. Несколько раз упав, они придумали интересный способ езды. Крутанув два раза педали, они снимали с них ноги и продолжали ими отталкиваться, но уже от земли.
        Если у Азы был трехколесный велосипед, то у них получался как бы четырехколесный. Это и не очень замедляло движение и помогло им довольно быстро овладеть коварным аппаратом. Где-то через час они уже довольно сносно ехали на велосипедах, распевая песни.
        Сначала, пока у них не все получалось, пели старую пиратскую песню, особенно ее второй куплет:


        Когда идем на абордаж,
        То все вокруг дрожит
        И неприятель как мираж
        От нас пускай бежит.


        А когда все наладилось с велосипедами, и дорога стала казаться им значительно легче, начали вслед за Азой разучивать новую песню, которую на этот раз она придумала сама.


        На прекрасной на Земле
        Лужицы блестят,
        Только роботы в седле
        День и ночь не спят.


        Мчатся, в даль,
        Крутя ногой быструю педаль.
        Им за подвиг за такой
        Не нужна медаль.


        И заветную мечту
        До цели донесут,
        А в конце концов пути
        Всех людей спасут.


        Каждый куплет заканчивался таким припевом:


        Вот какие мы друзья -
        Марсик, Дормидонт и я.
        Пуфик с нами, как всегда -
        Мы герои - да, да, да!


        Так напевая, "герои" не забывали нажимать на педали.
        Дорога постепенно сужалась и скоро перешла, как почти повсюду на Земле, в небольшую тропинку. Велосипед был самым подходящим транспортом для езды по такой дороге.
        Иногда им встречались на пути одинокие строения. Две небольшие речушки переехали по мостикам. Аза даже пошутила, что без приключений и ехать-то скучно. Но Дормидонт и Марс были серьезными роботами и поэтому не поддержали такого разговора.
        Так, без событий, прошел целый день. Правда, один раз им показалось, что вдалеке что-то пролетело. Но больше это не повторялось и постепенно они забыли об этом случае.
        На ночевку остановились в небольшом поселке, очень похожем на тот, из которого они начали свой путь. Ради интереса Дормидонт даже заглянул в местный госпиталь. Там было все то же самое. Только не было второго Дормидонта.
        Пока ходили по дому, осматривая комнаты, наступила ночь. Так как это была больница, то в ней имелось много комнат для предполагаемых больных. Дормидонт любезно предложил каждому по свободной комнате.
        Ночь также прошла спокойно. С утра обсудили порядок движения. Получалось, что за вчерашний день они смогли проехать половину пути. Марс отметил их путь по карте, которую раздобыла Аза. Как пройденная, так и предстоящая дорога не вызывала затруднений.
        Но на карте не было обозначено ущелье Трёх скал, а только сами Синие горы В этом была главная трудность. Вот если бы у Марса работал ракетный двигатель, то проблемы бы не было. С воздуха можно было осмотреть все горы и найти одно или несколько мест, похожих на упомянутое название. А внизу осталось бы только уточнить их. Но двигатель не работал.
        Правда, Марс все равно их частично выручил. Раньше он изучал картографию и рассказал, что на картах, чем выше горы, тем более темным цветом они изображаются. Можно было предположить, что если место названо по выделяющимся горам, то это должно быть одно из самых высоких мест Синих гор.
        Поэтому по карте они предварительно определили, к какой части Синих гор им надо идти. Это довольно значительно уменьшало поиски.
        Друзья решили за день добраться до гор, чтобы с утра, непосредственно на месте, приступить к поискам Альфа.
        Все залезли на велосипеды, и кавалькада тронулась в путь с хорошим настроением, распевая новую песенку:


        На прекрасной на Земле
        Лужицы блестят,
        Только роботы в седле
        День и ночь не спят...


        Где-то к полудню они впервые увидели вдалеке горы. Горы были без снежных шапок, а это значило, что их высота не превышает двух-трех километров. Следовательно, проводить поиски в таких горах будет не очень трудно.
        Колеса весело крутились, горы быстро приближались и часам к трем дня они полностью лежали перед нашими путешественниками во всей своей красе. Что их еще больше обрадовало, так это полное соответствие местности и карты.
        Как и на карте, перед ними явно выделялись два более высоких горных массива. Один - ближе к ним, на левой стороне, у самого начала гор. Другой - вдали, где-то в центре гор.
        Сначала решили обследовать ближайшее левое возвышение Синих гор и направили туда свой путь. Но если раньше горы приближались быстро, то теперь, к их удивлению, они почти перестали приближаться.
        Но как опять объяснил им Марс, это был просто оптический обман. Все дело в том, что теперь они уже ехали не по равнине, а незаметно для себя вступили в предгорья. Поэтому и ехать стали медленнее, и видимость приближения уменьшилась из-за изменения угла зрения.
        В конце пути их ждало препятствие. Небольшая горная речка. Моста на ней не было. Здесь уже не было даже видимой тропинки, потому и мост никто не делал. Сюда можно было забраться уже только пешком или на велосипедах.
        Да на таких речках мосты, как правило, и не ставят. В середине лета, когда горные реки мелеют, их легко перейти и вброд. Весной же, когда начинает таять снег, эти реки становятся такими полноводными, что смывают все простенькие мостики. В такое время через них просто не переправляются.
        Сейчас как раз был период перехода от одного состояния реки к другому. Поэтому перейти ее было можно, но не так-то просто из-за очень быстрого течения. Ведь речка брала начало в горах и текла по крутым склонам.
        Их просто могло опрокинуть в воду такое течение. Даже если бы они сами попробовали ее перейти, то еще оставались велосипеды, с которыми надо было что-то решать. Оставлять их было нельзя, ведь после форсирования реки еще было нужно перемещаться между обследуемыми горными массивами.
        Растерянности не было. Сразу стали искать решение. Плот и лодка на такой быстрой реке были бесполезными. Можно было сделать мост из дерева. Но для этого нужно было довольно высокое дерево. Но такого рядом не оказалось. Дело в том, что чем выше они поднимались в горы, тем деревья становились все меньше. Вот и около них не оказалось нужных.
        И опять им помог Пуфик. Это были его звездные дни. Правда от этих решений не зависела их судьба и скорее всего они чуть позже и сами бы что-нибудь придумали. Но все же это была помощь, и Пуфик не чувствовал себя лишним в их компании даже когда не надо было спасать Азу.
        А решение было очень простое. И предложил он его опять из-за своей хорошей памяти. Пуфик напомнил им путешествие через лес с помощью стрелы-гарпуна. Этот немного измененный метод можно было применить и здесь. И при этом не нужно было большое дерево, хотя какое-нибудь дерево все же требовалось. Причем дерево не на этом, а на том берегу и даже не обязательно очень близко к берегу.
        Они быстро нашли такое дерево. Марс достал свой гарпун и привязал к нему на этот раз не тонкую светящуюся веревку, а канатик покрепче. Затем прицелился и выстрелил в дерево. Так как на этот раз оно было недалеко, то стрела крепко в нем засела.
        Другой конец они обернули вокруг дерева на этом берегу. Получились перила, вполне достаточные, чтобы противостоять течению реки. Только их надо было закрепить еще и на этой стороне.
        Командовал переходом, как самый опытный в таких делах, Марс. Первому он приказал идти Дормидонту. Вместе со своим велосипедом.
        Дополнительно Марс привязал к нему свободный конец веревки, которую он сам продолжал крепко держать и натягивать сразу после ее обкручивания возле дерева. А так как сил у него было очень много, то натянутая веревка не болталась, а была почти как металлическая.
        Держась за нее одной рукой и неся в другой велосипед, Дормидонт вошел в воду. Сильное течение сразу качнуло его в сторону и если бы не канат, то свалило бы в воду. А так, скользя по канату одной рукой и делая мелкие шаги, чтобы проверить дно, он спокойно перешел на другой берег.
        Вторым решили пустить Пуфика. Он смело вошел в воду... и тут же исчез из их глаз.
        - Быстрее тащи его обратно, - крикнул Марс Азе.
        - Только сама покрепче держись за веревку. Аза бросилась вслед Пуфику и через несколько секунд вытащила его обратно на берег.
        Оказалась, что для Пуфика веревка была натянута очень высоко. И когда дно в реке понизилось, руки не достали до веревки и течение его опрокинуло.
        - Других ты хорошо охраняешь, - начала отчитывать его Аза, - А о себе совсем не думаешь.
        В ответ Пуфик только виновато моргал ресницами-сетками.
        Теперь уже он был обязан Азе своим спасением.
        Марс и Дормидонт на разных берегах переместили свои концы веревки пониже к земле и Пуфик пошел повторно в воду. Пошел без малейшего страха. На этот раз все обошлось без неприятностей.
        За Пуфиком процедуру легко повторила Аза. Правда, у нее был довольно громоздкий велосипед. Но она очень ловко придумала зацепить его за перила. Теперь ей оставалось только подталкивать велосипед вперед по веревке, а самой идти сзади. На другой стороне Пуфик помог вытащить велосипед на берег.
        Настала очередь Марса. Здесь пришлось немного сменить технику перехода. Ведь на этом берегу никого не оставалось, и некому было держать веревку. Привязать к дереву ее тоже было нельзя, так как тогда они не смогли бы забрать ее обратно после перехода.
        Вот поэтому Марс и отдал в начале переправы Дормидонту свободный конец веревки. Теперь Дормидонт привязал этот конец тоже к дереву, рядом с другим концом.
        Он мог и сам держать его, как раньше делал Марс. Но это было рискованно, так как Марс был очень тяжелым, а Дормидонт не таким уж и сильным.
        Поэтому веревка была завязана, и Марс перешел речку по двойному поручню. Ему переходить было легче всех. Ведь кроме всего он был тяжелее всех и вероятно смог бы перейти реку и вообще без перил.
        После переправы Марс отвязал второй конец и спокойно перетянул веревку обратно на свою сторону. Затем снял ее с гарпуна и уложил все обратно к себе.
        Переправа была закончена. Прямо перед ними лежали горы.



        Глава 20.
        Горы

        - Да, - протянул Дормидонт. - Как-то вблизи они гораздо выше, чем казались издалека.
        И в самом деле, горы стояли стеной. Ближайшая гора закрывала обзор остальных гор. Здесь поиски могли оказаться еще сложнее, чем в городе. Речи не могло быть, чтобы так просто понять, где здесь находится ущелье Трёх скал.
        Для начала надо было постараться найти самую высокую вершину, чтобы с нее осмотреть все окрестности. Но как выбрать эту самую высокую гору? Снизу они все казались высокими.
        Надо было лезть на любую, чтобы с нее осмотреться, а уже затем выбирать высочайшую. И хоть горы были не очень крутыми, но все равно было страшновато.
        Марс решил обойти сначала несколько гор кругом. Дормидонт с Азой захотели сразу лезть наверх. Так как большинство было за немедленное восхождение, то Марсу пришлось уступить и согласиться с тем, что они хотели сделать.
        Немедленно начали восхождение. Дормидонту помогал в подъеме его длинный рост. Руками на большой площади вокруг себя он искал разные зацепы для подтягивания. А если встречались наверху небольшие площадки, то он просто перевешивался туда всем корпусом, а потом понемногу подтягивал ноги.
        Аза же, как всегда, действовала на пару с Пуфиком. Сначала она помогала ему забраться повыше, подсаживая его. Потом, управившись наверху, уже Пуфик подтягивал ее вверх.
        Но так длилось не очень долго. Обойдя за это время гору кругом, Марс застал следующую картину. Дормидонт и Аза находились примерно на высоте пятиэтажного дома. Перед ними был довольно большой валун, который легко можно было обойти с левой стороны. Но они почему-то не двигались.
        Снизу казалось, что их местоположение не очень высокое. Но прислушавшись, Марс понял, что Аза тихонько плачет, а Дормидонт что-то бормочет, очень похожее на ругательства.
        - I don't may (Ай донт май), I don’t want (ай донт вот), It’s impossible (итс импоссибл)...
        - Аза, в чем дело? Что невозможно, Дормидонт? - обратился к ним Марс.
        Но они его даже не услышали, поглощенные своими заботами. Пришлось ему крикнуть еще раз, чтобы получить ответ.
        - Мы не можем больше лезть вверх!
        - Ну, тогда спускайтесь вниз.
        - И вниз мы тоже не можем.
        - Почему? Это же невысоко.
        - Может тебе снизу это кажется и невысоко, а нам отсюда - совсем наоборот, - срывающимся голосом ответил Дормидонт. - Так высоко, что чувство самосохранения говорит вниз не спускаться!
        - Ну, тогда обойдите этот валун слева. Это довольно просто сделать.
        - Это довольно легко снизу говорить. Здесь мы не можем двинуться больше ни в какую сторону. Или нас кто-нибудь снимет, или мы скоро сами шлепнемся вниз. Но отсюда мы больше никуда не двинемся. Это я заявляю вполне официально.
        Пока Дормидонт препирался с Марсом, Аза молчала и только дрожала, крепко вцепившись двумя руками в находящегося выше ее Пуфика.
        - И вообще, - продолжал ныть Дормидонт, - чем давать советы, как все легко, сам бы попробовал залезть сюда и посмотреть, вниз.
        У Марса не было возражений.
        И тут они увидели еще одну возможность боевого робота. На руках и ногах Марса появились длинные острые шипы. Это были даже не шипы, а скорее толстые когти. И с помощью этих когтей Марс полез по стене, как танк идет по полю.
        Он не выискивал легких мест, а лез напрямую. Там, где не за что было зацепиться, он просто сильнее ударял рукой или ногой по камням и когти входили в камень, как гвоздь в дерево.
        Обходя их на склоне, Марс глянул на Дормидонта и посмотрел вниз. Затем сказал только: «Ха-ха-ха» и полез дальше вверх.
        Дормидонт от возмущения даже закрыл глаза, чтобы не видеть этого. Когда он их открыл, Марс уже был высоко над ними и также быстро продолжал двигаться дальше.
        - Конечно, с такими когтями... - начал Дормидонт...
        Не успел он окончить свое критическое замечание Марсу, как у того из-под ноги сорвался небольшой камушек.
        Но это было только начало. Этот камень, падая, начал ударяться внизу о другие камни. Те, в свою очередь также начали падать и также начали ударяться о следующие камни, сбрасывая их вниз. Не прошло и нескольких секунд, как вместо одного небольшою камушка вниз летела целая лавина камней. Начинался камнепад.
        - Аза, Пуфик, держитесь крепче, - только успел крикнуть Дормидонт, и тут лавина долетела до них.
        Мимо проносились небольшие булыжники и огромные глыбы. Их счастье, что они не смогли преодолеть валун, закрывавший им дорогу наверх. Теперь, как щитом, он прикрыл их от камнепада, от проносящихся кусков гранита. По рукам и телам их сыпался песок.



        Когда в защитный валун попадал большой камень, он сильно вздрагивал, и роботам казалось, что вот-вот их защита будет разбита. Но она все выдержала. Опять стало тихо, и только внизу было слышно небольшое шуршание скатывающихся камней.
        А Марс, не замечая, что чуть-чуть не потерял всех своих товарищей, продолжал неутомимо лезть вверх. Через час он был на вершине.
        Оглядевшись, Марс первым делом спустил вниз канат с крючком на конце. Первому Дормидонту, так как Азу держал Пуфик, а Дормидонт был готов в любой момент свалиться вниз.
        Но Дормидонт после пережитого уже ничего не хотел. Ни вверх, ни вниз, ни с крючком, ни без него. Обняв камень, он застыл около него, как приклеенный клеем. Он даже не смотрел по сторонам. Пришлось Марсу самому с трудом подцепить его крючком и подтягивать вверх.
        - Нет, нет, наверх не хочу, - сразу очнувшись. стал дергаться Дормидонт. - Я хочу вниз, вниз. Там мне намного лучше. Ты сам все осмотри, я тебе доверяю.
        Пришлось его опустить вниз. Это было также нелегко, потому что Дормидонт все равно упирался. Он, наверно от страха, уже просто не соображал, где верх и где низ. Но вниз спустить его было все же легче, так как под своей тяжестью он сам понемногу опускался, а сил сопротивляться у него просто не осталось.
        Опустив Дормидонта вниз, как мешок с картошкой, Марс отцепил от него крючок и предложил свои услуги Азе. Но та также не изъявила никакого желания подниматься наверх.
        Поэтому Пуфик прицепил к ней канат и Марс помог ей спуститься вниз. По сути, ее также спускал Марс, так как она сама не в состоянии была двигаться и лишь только отталкивалась от стены, когда ее к ней приближало.
        А вот Пуфик от помощи Марса по подъему наверх не отказался и вскоре стоял на вершине горы. Марс был очень рад этому. Последние события показали, что способностью Пуфика хорошо запоминать разные вещи нельзя пренебрегать. Особенно в горах, где так трудно ориентироваться.
        Хотя они с таким трудом забрались наверх, гора оказалась не самой высокой в данной части Синих гор. Было еще несколько вершин повыше. Но ничего похожего на три рядом стоящие горы не было.
        За этой группой гор открывалась довольно широкая горная долина. А за ней располагалась та вторая группа, которую они наметили еще в городе для обследования.
        Но сначала надо было внимательно осмотреть территорию, где они находились. Она представляла собой две линии хребтов, лежащих параллельно друг другу. Точки возвышения в виде отдельных вершин довольно равномерно чередовались с плоскими участками. Только в одном месте на выходе в долину несколько вершин стояли поближе друг к другу.
        Оглядев это великолепие гор, и почувствовав их могущество, Марс и Пуфик поняли, что никакой возможности обойти все у них нет. Надо было иметь четкие ориентиры. Поэтому решили осмотреть пока только выделенную Марсом гряду гор на границе долины. Тем более она лежала по дороге к их второму, намеченному ранее, пункту обследования.
        Запомнив все, что им было нужно, Марс помог спуститься Пуфику на землю, а потом сам спустился вниз. Но если подымался он на вершину час, то спускался гораздо медленнее. Это только так кажется, что вверх подыматься труднее. Кто хоть раз пробовал, знает, что это не так. Совсем наоборот.
        Так он продолжал потихоньку спускаться, пока Пуфик снизу не дал ему дельный совет.
        - И как я сам не догадался? - огорчился Марс.
        После этого он вбил крюк с ушком на конце в скалу на том месте, где находился. Затем пропустил через это ушко веревку и по двум ее половинкам, точно так же, как при форсировании реки, быстро спустился вниз. На земле ему осталось только потянуть за один из концов веревки и стянуть ее всю вниз. Правда, крючок пришлось оставить на скале.
        К этому моменту Дормидонт и Аза уже пришли в себя, и им можно было рассказывать о результатах осмотра местности. Особое внимание к рассказу проявил Дормидонт, причем, не делая никаких критических замечаний. Наверное, потому, что ему было немного стыдно перед Марсом за свою слабость.
        Но с кем это не бывает. Один боится высоты, другой - лягушки, третий при виде кипяченого молока чуть не падает в обморок. Ну не нравилось Дормидонту наверху, что тут поделаешь.
        Первое их восхождение на горы было закончено. Теперь все надежды были устремлены на вторую группу гор. Маленький отряд двинулся дальше в путь.
        Сначала передвигаться было довольно тяжело. После устроенного Марсом камнепада вся территория около горы была усеяна камнями. Приходилось идти осторожно, переступая через маленькие и обходя большие. А ведь еще надо было тащить на себе велосипеды. Но вот каменные россыпи кончились и дело пошло быстрее.
        Теперь им не приходилось все время тащить свои транспортные машины. Там, где место было более или менее ровное, уже велосипеды катили их вперед. Здесь преимущество двухколесных машин Марсика и Дормидонта было очевидным. Ловко управляя рулем, они легко находили свободную тропочку и легко объезжали препятствия.
        На большом и неповоротливом велосипеде Азы это было сделать труднее. Да и подыматься на нем на возвышенность тоже было нелегко. Так что они с Пуфиком согласованно, как и раньше, продолжали время от времени перетаскивать своего трехколесного "коня" через препятствия. Поэтому велосипед больше ехал на них, чем они на нем.
        Велосипедисты ехали между двух рядов гор, каждая из которых была повыше той, куда они забирались. Это было место, которое лежало перед входом в долину, которую ранее отметил Марс. Но проезжая вблизи, стало очевидно, что здесь не могло находиться ущелье, которое они искали. Здесь все горы стояли в ряд и отдельно друг от друга, словно зубы большой пилы. Чтобы понять это, даже не потребовалось делать остановки.
        Но вот окружающие их горы стали заметно понижаться. Дорога сделалась ровнее и вместо каменной поверхности начали попадаться участки земли, сначала голой, а потом уже и покрытой травой.
        - Приближаемся к долине, - объявил Марс.
        И в самом деле, скоро перед ними открылась обширная долина. Это было прекрасное зрелище. Со всех сторон окруженный серыми и коричневыми горами, перед ними лежал зеленый волнистый ковер, покрытый, как украшениями, множеством цветов.
        На противоположной стороне долины выделялись горы повыше. Это и был конечный пункт их движения. На велосипедах преодолеть ровную поверхность не представляло никакого труда. И они уверенно покатили вперед.
        Колеса приминали траву, стебли цветов ласково били их по ногам. Невысокие кустики объезжали, не снижая скорости.
        Но над всем этим великолепием почему-то не летала ни одна птичка или бабочка.



        Глава 21.
        Атака с неба

        Первой, как всегда, обратила на него внимание Аза.
        - Слышите? - спросила она своих товарищей.
        - Да, вроде что-то посвистывает. Что бы это могло быть? Может, это ветер в горах шумит?
        - Вроде не похоже. Кажется, это где-то вверху, прямо над головой. Но, может быть, нам только кажется? Может это эхо, которое очень сильное в горах?
        - Странное эхо, что бы мы ни говорили, а оно только свистит.
        - Ты ничего не понимаешь, Дормидонт. Не эхо от наших слов, а эхо от шума ветра при ударах о скалы.
        Вскоре они привыкли к этому посвисту и ехали, не обращая на него внимания. Тем более, что ничего больше не происходило. Они крутили педали и пытались определить, к какой части горного массива им надо направляться. На фоне неба четко вырисовывались шесть горных вершин.
        По мере приближения горы увеличивались в объеме, но также вырастали и расстояния между ними. Стоящие скалы не было видно. Правда, они не знали, что находится за этими первыми горами. Вполне возможно, там и находились те вершины, которые они искали.
        Поэтому было решено повторить тот же маневр, что и при исследовании предыдущих гор. То есть сначала залезть на любую гору и, осмотревшись сверху, решить, что делать дальше. При этом молчаливо предполагалось, что сразу полезут только Марсик и Пуфик, а Дормидонт с Азой останутся их ждать.
        Они выбрали гору повыше и направились к ней. Усилившийся свист опять привлек к себе их внимание, когда они были на расстоянии одного километра от горы. Свист приближался сверху. Затем вдруг в небе появились какие-то точки, от которых и исходил этот свист. Точки быстро увеличивались в размерах.
        - Птички, - радостно воскликнула Аза. - Это птички, первые живые существа за столько времени. Значит, где-то тут должен быть и Альф.
        Так как никакой еды у них не было, то она сорвала несколько цветков и протянула их приближающейся большой птице.
        Но это была не добрая "птичка". Она камнем упала на Азу. И если бы не Пуфик, находившийся в режиме "охрана" и успевший выдвинуть над ней свой защитный зонтик, неизвестно что бы было.
        - Ничего себе птичка, - растерянно пролепетала Аза.
        - Осторожнее! - предупредил всех Дормидонт, - они опасные.
        Да, появившиеся из точек другие птицы также не отличались миролюбием. Они попросту атаковали наших путешественников. На каждого приходилось по две-три птицы. Это были серьезные противники. Они обладали крупной гладкой черной головой и узкими длинными крыльями. Скорее всего, от этих крыльев, когда они быстро рассекали воздух, и происходил резкий свист.
        Но главным оружием птиц были не крылья, хотя ими они спокойно могли сбить любого с ног. Главным оружием их были когти, находящиеся на больших и толстых ногах и отливающие металлическим блеском. Растопырив широко лапы, птицы пытались схватить ими роботов.
        - Берегите голову и отбивайте лапы, - раздалась команда Марса. - Нам надо быстрее добраться до гор. Там мы попытаемся укрыться между скал.
        Они нажали на педали и быстрее помчались к горам, которые были уже совсем близко. Отбиваться от птиц было трудно, так как еще требовалось управлять велосипедом и хоть одна из рук постоянно была занята рулем. Поэтому приходилось наклонять голову и прятать ее между плеч.
        Марсу помогала его масса и крепость стали, из которой было сделано его тело. Низко наклонив голову к рулю и даже не отбиваясь, он мчался вперед как танк. Птицы хватали его, но из-за тяжести и скорости движения не могли зацепиться и остановить его. Их когти только царапали по броне, не причиняя особого вреда.
        Аза с Пуфиком имели большой опыт совместной обороны. Аза управляла велосипедом, а Пуфик на заднем сиденье отбивался от крылатых чудовищ. Особенно ему удавался прием с раскрытием зонтика. Сначала он его складывал и действовал им как прутом. Но когда птицы подбирались совсем близко, то внезапно открывал его и отбрасывал их резким ударом всей поверхности зонтика.
        Труднее всех опять приходилось Дормидонту. Он был длинный и нескладный, и его легко было зацепить за любую часть тела. Поэтому ему приходилось постоянно одной из рук отрывать лапы птиц от себя. У него не было массы Марса и защитника вроде Пуфика. Оставалось полагаться только на свое умение езды на велосипеде. К счастью, предыдущие уроки не прошли даром. А опасность только увеличила его мастерство.
        Он вытворял прямо-таки чудеса. То сильно разгонялся и резко останавливался. При этом птицы по инерции пролетали впереди, даже иногда касались земли. То на полном ходу вдруг вставал на свои длинные ноги, поворачивал на них велосипед и мчался совсем в другую сторону.
        В отличие от своих друзей ехал он не по прямой линии к горам, а различными зигзагами. При этом голова его и туловище вертелись в разные стороны, уворачиваясь от лап птиц. Если бы не реальная опасность, то ему можно было бы похлопать, как в цирке.
        Но всем было не до аплодисментов. Долго так продолжаться не могло. Птиц было много и достаточно было одного неверного движения, чтобы их стащили с седла. А в чистом поле, уступая в скорости, роботы быстро стали бы жертвами нападающих.
        Вся надежда была на горы. А они находились уже совсем рядом. Марс первым добрался до них, бросил велосипед и, прислонившись спиной к большому валуну, стал поджидать остальных. Вот уже и машина Азы добралась до валуна. Только Дормидонт продолжал выделывать кренделя на своем велосипеде в чистом поле. Но наконец, и он достиг спасительного укрытия.
        Но спасительным оно казалось только до тех пор, пока они к нему стремились. На самом деле их положение стало еще хуже.
        Да, с одной стороны, прислонившись к скале, они могли не ожидать нападения сзади. Но с другой стороны, им теперь некуда было деваться. Рано или поздно они все равно допустят ошибку в обороне. Тем более и птицы изменили свою стратегию. Они теперь пытались выбрать кого-нибудь одного и атаковать его всей стаей.
        Вот они схватили Азу и потащили ее по земле. Она закричала и Пуфик с большим трудом смог отбить ее, прежде чем им удалось поднять Азу в небо.
        Вот они напали на Дормидонта и ударами крыльев и лап свалили его на землю. Ища спасения, он попробовал забиться как можно дальше под валун. Сначала это помогло. Но помогло только потому, что птицы действовали несогласованно.
        Оказалось, что одна тащила его за ноги, а другая за голову, причем в разные стороны. Потому-то он и оставался на месте. Но потом они вдвоем схватили его за ноги и потащили из-под скалы. Голова Дормидонта стукалась о землю, а руки бесполезно пытались зацепиться за что-нибудь.
        Если бы не Марс, то Дормидонту пришел бы конец. Он расшвырял их в стороны и Дормидонт помчался дальше в горы за Азой и Пуфиком. Но и Марсу досталось. На него обрушилась вся стая. И хоть он был сильный, но тоже не смог устоять против всех. Его сбили с ног на землю.
        Увидев это, Аза закричала:
        - Используй оружие, Марсик. Иначе мы все без тебя пропадем и не спасем Альфа. А нам надо обязательно его спасти и выполнить нашу задачу.



        Это был удивительный приказ. Ведь роботы всегда слушались и помогали людям. А люди давно уже не убивали никаких животных и птиц. Тем более их и так оставалось на Земле совсем ничего. Поэтому и роботы не были настроены на убийство любых живых существ.
        Это можно было сделать в одном-единственном случае. А именно для спасения жизни человека. Поэтому Аза и отдала приказ именем Альфа. Хотя она и не знала где он, но их целью было спасение человека. А это оправдывало применение оружия.
        Хорошо еще, что у Марса все его вооружение было встроено в нем самом. Иначе он не смог бы достать его руками, которые были захвачены птицами. А так его лазерный меч сам собой выскочил из руки. От неожиданного яркого блеска птицы на миг отпустили Марса. Но этого было достаточно, чтобы он вскочил на ноги и направил оружие на ближайшего врага.
        Блеснуло яркое лезвие и... из развалившегося надвое тела вместо крови посыпались кусочки каких-то деталей и проводов.
        - Роботы? Роботы! Боевые роботы! - закричал Марс. - Но как они оказались здесь и при этом все действующие?
        Раздумывать было некогда. Перестроившись, птицы, хотя уже было ясно, что это не птицы, а каким-то образом сохранившиеся летательные аппараты, возобновили нападение.
        Три птицы постоянно атаковали Марса, чтобы он не мог прийти на помощь остальным. Но опасаясь его меча, они теперь сами увертывались от него, как недавно Дормидонт в долине от них.
        При этом действовали очень согласовано, показывая то ли отличную выучку, то ли хорошее управление. Как только меч Марса направлялся на одну из птиц, тут же другая сзади хватала его за руку. Не успевал он повернуться, как хватавшая за руку птица улетала, а две остальных усиливали атаку.
        Марсу приходилось не только отбиваться, но и продвигаться вперед на помощь друзьям. Вот он срубил мечом еще одну птицу и догнал товарищей.
        Им приходилось тоже несладко. На троих был всего лишь один защитный зонтик Пуфика. Да и сами они не являлись бойцами. Полагаться приходилось только на быстроту ног, смекалку и помощь Марса.
        Но и птицы были не менее быстрые, и смекалкой тоже обладали, что доказывалось изменением их действий после каждой потери или неудачи. Теперь они, продолжая нападать на Марса, с успехом прятались от его ударов за спинами его товарищей. Боясь задеть друзей, Марс уже не мог так решительно действовать своим оружием.
        Положение осложнялось еще тем, что подниматься наверх становилось все труднее, и врагам это было только на руку.
        Отбиваясь от врагов, они выбрались на относительно ровную площадку, сразу за которой гора резко уносилась ввысь, нависая над землей. Подняться выше без приспособлений или помощи друг другу было невозможно.
        Прижавшись все вместе к отвесной стене, прикрыв свой тыл, они вперед поставили Марса, а Пуфик отражал атаки сверху. Но надо было еще и двигаться, искать выход, а они уткнулись в глухую стену. Идти было некуда.
        Сейчас роботы находились на небольшой, довольно ровной каменистой площадке. За ними была отвесная скала, а впереди и сверху - птицы, которые с неослабевающей энергией продолжали нападать, в то время как энергия защищающихся начинала уменьшаться.
        Дело шло к вечеру, а за целый день они не имели возможности ни минуты отдохнуть. Это было заметно даже по мечу Марса. От его меча, который по желанию мог достигать в длину трех метров, сейчас, по сути, остался небольшой сверкающий кинжал.
        Так как, оберегая головы, роботы закрывали их руками, то за эти руки их в основном и хватали птицы, чтобы сначала вытащить на площадку, а потом унести. Отражали удары Марсик и Пуфик, поэтому все, чем Аза с Дормидонтом могли помочь им, это предупредить их от нападения сбоку.
        А еще они, держась одной рукой за друзей, другой цеплялись за стенку. Поэтому у
        Марса и Пуфика обе руки были освобождены, и вытянуть их было нелегко, так как за них держались Дормидонт с Азой.
        - Что будем дальше делать? - отрывисто прокричал Марс, ни на секунду не опуская руку с кинжалом.
        - Не знаю, Марсик, дорогой, - еле слышно ответила отчаянно уставшая Аза, цепляясь из последних сил за камни.
        И вдруг ее рука нащупала какой-то выступ, скорее даже не выступ, а ручку. Она ухватилась за нее, чтобы крепче держаться... и ручка вдруг поддалась. Раздался скрип, и на уровне их плеч в стене открылась дверца.
        - Марсик, Дормидонт, здесь в стене какая-то дверь, - прошептала Аза, как бы боясь, что птицы смогут ее подслушать.
        - Быстрее лезьте, хоть в дверь, хоть в окно, хоть к черту на рога, лишь бы подальше от этих проклятых птиц, - прорычал Марс, даже не оборачиваясь на ее слова.
        Раздумывать и советоваться было некогда, да и другого выхода не имелось. Подтягиваясь за ручку двери и опираясь на Дормидонта, Аза быстро залезла в открытый проем и тут же высунулась по пояс обратно.
        - Давайте все сюда! Тут вроде нормально!
        Она протянула руку Дормидонту, который благодаря своим длинным ногам даже без помощи спины Пуфика ввалился внутрь отверстия.
        Теперь все удары птиц были направлены только на двух оставшихся снаружи роботов.
        - Скорее, скорее! - торопила их Аза.
        - Пуфик, теперь ты, - приказал Марс. - Я прикрою тебя.
        Но Пуфик из-за своего роста не мог даже дотянуться до протянутой руки Азы. Пришлось Марсу быстро нагнуться и подсадить его наверх.
        Но как ни быстро это было сделано, этого мгновения было достаточно для врагов. Четыре птицы сзади налетели на него, схватили когтями за руки и оттащили от скалы.
        Пуфик повис на руках Азы. Она одна не могла его подтащить, и пока он пытался сам вскарабкаться по стене, еще две птицы налетели на него и выхватили из рук Азы.
        Это была катастрофа. Сражаться целый день, и когда спасение было совсем рядом, все сразу потерять! Аза в ужасе смотрела на происходящее снаружи.
        Не выпуская свои жертвы из когтей, птицы тяжело подымались вверх, описывая большие круги над площадкой. Марс, с беспомощно торчавшим мечом, отчетливо был виден между ними на фоне голубого неба.
        - Что они хотят с ними сделать?! Куда они их несут? - шептала сквозь слезы Аза.
        Но они никуда не собирались их нести. Достигнув высшей точки своего подъема, птицы на мгновение застыли в воздухе, а затем с торжествующим криком бросили свои жертвы вниз на скалы. Сначала Марса, а затем и Пуфика.
        Аза и Дормидонт не могли даже кричать. Их глаза неотрывно следили за падающими телами, которые стремительно приближались к земле. Еще несколько секунд и от их друзей останутся лишь мелкие осколки.
        Но что это?! Вдруг из Марса, когда он почти коснулся земли, вырвался столб огня и дыма.
        - Взорвался, о ужас! - Аза закрыла глаза, чтобы больше ничего не видеть.
        - Смотри, смотри! - с удивлением и какой-то надеждой в голосе толкнул ее Дормидонт.
        - Вот что значит выдержка и умение! Включенный двигатель сделал его посадку мягкой, он даже не упал! Как в такой обстановке он о нем вспомнил, не понимаю. Это высший класс!
        Аза открыла глаза и увидела Марса, выбегающего из облака пыли, поднятого струей газа из двигателя. Большущими прыжками он несся к скале и через несколько секунд был в безопасности вместе с ними.
        Но у Пуфика не было двигателя! Что могло ему помочь? Аза только тихо молилась:
        - Пуфичек, Пуфичек, не упади, не упади...
        Но он упал. Упал и подскочил высоко вверх.
        - Ах, - только смогли выдохнуть друзья.
        Пуфик упал опять. И опять подскочил вверх. Только немного ниже, чем в первый раз.
        - Я не могу на это смотреть. Прощай Пуфик. Я так тебя любила.
        А Пуфик тем временем продолжал себе прыгать и прыгать, все ниже и ниже.
        - Пружины! У него пружины вместо ног! - закричал в восторге Марс. - Вот это да!
        И в самом деле. Теперь, когда Пуфик стал прыгать медленнее, все увидели вокруг каждой из его ног две пружины. При падении его на землю они сжимались, а затем подбрасывали тело вверх. Все еще подпрыгивая высоко, он не мог их убрать и стать на ноги, так как ноги сразу бы сломались. Надо было ждать, когда высота подскоков уменьшится и только тогда убирать пружины.
        Но площадка, на которой все это происходило, была небольшой и вдруг все заметили, что с каждым прыжком Пуфик приближается к ее краю и вот-вот сорвется со скалы вниз.
        Не раздумывая, Аза вылезла из двери, спрыгнула вниз и побежала к Пуфику. Марс и Дормидонт не смогли даже ничего сообразить. Аза подлетела к Пуфику, и когда он в очередной раз коснулся земли, ухватилась и повисла на нем.
        Вес, который поднимали пружины, увеличился в несколько раз и поэтому, невысоко подпрыгнув еще два раза, Пуфик и Аза оказались неподвижно стоящими на земле возле самого края площадки.
        Похоже, что Пуфик пока ничего не соображал после таких прыжков. Схватив его под мышку, Аза потащила Пуфика к спасительной двери. Навстречу ей уже спешил Марс, которого ничуть не испугала перспектива опять оказаться в плену у птиц. Он быстро передал Дормидонту Пуфика, подсадил Азу, сам заскочил внутрь и закрыл за собой дверь.
        И в самый раз! Тут же глухие удары взбешенных птиц, потерявших свою добычу, бессильно застучали по металлу.
        Внутри же пещеры Аза плакала, смеялась, обнимая своих друзей и называя их ласковыми именами. Даже Дормидонт впервые расчувствовался и неловко обнял всех несколько раз.



        Глава 22.
        В пещерах

        Несколько часов затем они неподвижно сидели и молчали. Говорить после всего пережитого не хотелось, но и отключиться на сон тоже не было желания. Просто было очень приятно всех видеть и сидеть вместе.
        Но их путь не был закончен, а телам требовалось восстановление. Поэтому дальнейшее обсуждение событий, как всегда, отложили на утро. Не зря старинная пословица гласит, что утро вечера мудренее.
        О том, что наступило утро, они узнали по узенькому лучу света, проникавшему в пещеру через маленькую дырку около ручки двери. Пуфик, как специалист по технике, осмотрел дверь и сказал, что она очень древняя, ей, возможно, несколько тысяч лет. А на месте этой дырки раньше был замок, который за долгое время, наверное, съела ржавчина и он отвалился. Поэтому и дверь открылась, когда Аза случайно ухватилась за ручку и потянула ее.
        Дверь решили не открывать и наверх не выходить. Ведь все равно вперед по горам дороги не было. Надо было возвращаться назад и искать новую дорогу. А это сейчас было невозможно из-за птиц. То, что они были где-то там снаружи, все знали по прекрасно теперь знакомому тонкому свисту в небе.
        - Это не могла быть ловушка, - сказал Марс.
        - Во-первых, зачем ее делать в горах, где редко кто бывает? Во-вторых, у птиц не было настоящего оружия поражения, а это тоже не очень похоже на ловушку. Хотя, с другой стороны, если тебя бросают с высоты ста метров вниз, то и оружие не нужно.
        А, в-третьих, мы знаем, что на Земле никакие летательные аппараты почему-то не действуют. Значит, в ловушках могли применяться только простые механические устройства. Но чтобы летать в воздухе, нужны сложные системы управления, взаимной связи и высокоорганизованная память.
        - Скорее всего, - продолжал Марс, - все это как-то связано с той запиской, что мы нашли в городе. Я думаю, что мы где-то близко у цели.
        Это, наверное, какие-то особенные горы, раз в них решили спасать ребенка. И тут, почему-то, сложные аппараты продолжают действовать. Правда, частично их программы повредились, раз они напали на нас, чего роботы не должны делать. Но все остальное действует великолепно, в чем мы с вами вчера убедились.
        Здесь, скорее всего, раньше был старый склад боевых летательных роботов.
        Это было похоже на правду. Но тем более выходить не имело смысла. Не очень хотелось связываться с роботами, да еще боевыми, у которых испортились программы.
        - Давайте пока осмотрим то место, где мы находимся, - предложил Марс.
        - Ведь раз на входе была дверь, значит, когда-то все это делали люди. И пещера должна куда-то вести. А куда? Возможно, вглубь горы, в тупик, где можно было что-то прятать, например, сокровища. В этом случае нам просто придется вернуться назад и снова думать о дальнейших действиях.
        Но пещера может иметь и сквозной выход на другую сторону или часть горы для незаметного перехода или для сокращения пути людей, ее создавших.
        Этот вариант их устроил бы абсолютно. Так они смогли бы уйти от птиц и приблизиться вперед к тому месту, где был Альф. Все, почему-то, после предположений Марса уже нисколько не сомневались, что достигли ущелья Трех скал.
        Правда, самого ущелья они не видели, да и были они не у трёх гор, а внутри одной неизвестной. Но что-то должно было поддерживать их в пути, и они предпочитали верить в удачу.
        Так решили и тронулись в путь. Пещера была довольно широкая и идти было легко. Сначала дорога понемногу спускалась вниз. Это, вроде, говорило за первый вариант происхождения пещеры, как хранилища.
        Радость понемногу начала уступать место тревоге. Но затем дорога начала опять подниматься вверх. Все повеселели.
        Ну а потом на это уже и не смотрели. Подъемы и спуски часто сменяли друг друга, и уследить, куда ведет пещера, стало невозможно. Дорога чаще всего сворачивала направо и лишь иногда налево. Изредка попадались небольшие боковые ответвления, но на них не обращали внимания и шли основным путем.
        Через некоторое время им встретился боковой ход пошире. Все это вдруг напомнило недавнее пребывание в подземных водяных туннелях. На минутку даже стало немного страшно, но они быстро преодолели это чувство.
        - Нечего бояться, друзья, - проговорил Дормидонт. - У нас уже есть опыт, и мы не будем повторять ошибки прошлого. При этом здесь нам ничего не угрожает. Если этот ход существовал тысячи лет, то, скорее всего, простоит еще несколько. А чтобы не заблудиться, будем с самого начала отмечать наш путь стрелками. Аза уже имеет в этом деле большую практику.
        Марс опять выдал Азе баллончик с краской, и она стала отмечать пройденный путь. Там, где они шли, ставила стрелку, а боковые проходы, куда они не сворачивали, на всякий случай отмечала крестиком.
        Так шли довольно долго. Если бы пещера вела прямо через гору, то они уже должны были быть на другой ее стороне. Но в то же время это говорило о том, что это не просто пещера, а тайник.
        Длинный путь подтверждал, что он выбран не случайно, что он куда-то ведет. Это же подтверждали иногда встречаемые, довольно гладкие участки стены пещеры. Было похоже, что естественные пещеры в этих местах искусственно соединяли или расширяли.
        Появилось два основных предположения. Так как зашли они в пещеру не внизу горы, а повыше, то длинный путь говорил о том, что они подымаются к вершине или опускаются к подножию горы. Прямой туннель просто нельзя было делать из-за того, что он получился бы очень крутым. Отсюда и длинная дорога, по спирали обходящая гору много раз, чтобы склон дороги получился удобным.
        Второе предположение состояло в том, что путь вел не на другую сторону этой горы, а куда-то дальше, возможно через несколько гор. Поэтому решили еще пройти вперед и посмотреть, что будет дальше.
        Но час проходил за часом, и также ничего не менялось. То вверх, то вниз. То вправо, то налево. То маленький боковой отвод, то побольше. Стрелка, крестик, стрелка, крестик... Пора было устраиваться и на отдых.
        И тут Аза наконец-то заметила одну интересную особенность. Ведь они уже давным-давно отошли от двери, прошли множество поворотов, а все же в пещере сохранялась видимость. Пусть видно было не очень хорошо, на несколько шагов, но все же было видно.
        Но почему? В отличие от водяных туннелей под городом, здесь не было никаких осветительных приборов. И, тем не менее, свет откуда-то странным образом проникал вовнутрь скал. Никто не мог дать ясного ответа.
        - Скорее всего, это еще раз подтверждает, что мы на верном пути, - с надеждой произнес Марс.
        - Раз это место было выбрано для спасения Альфа, значит, оно чем-то отличалось от других. Даже возможно, это светятся сами стены пещеры или сам воздух в ней. В других местах такого не бывает.
        Здесь надо заметить, что даже если это было излучение и оно испускалось радиоактивными веществами, то в те далекие времена оно уже было почти безопасным как для людей, так и для роботов. Поэтому причину свечения и не стали искать. Светит - и хорошо, лишь бы видна была дорога.
        - Я предлагаю завтра еще один день идти вперед, - продолжал Марс. - А потом, если не будет выхода, еще раз подумаем, что делать.
        Но и завтрашний день ничего не изменил. Теперь оставалась только одна версия, что
        пещера очень длинная и ведет далеко вперед. Ведь если бы они заблудились, а дорога проходила внутри одной горы, то хотя бы раз они должны были выйти на то место, которое проходили раньше, и которое было отмечено стрелками. Но таких мест еще не встречалось. Правда, случайно они могли и пропустить его, но это было маловероятно.
        Третий день также не принес никаких изменений. А на четвертый они уткнулись в стену. Вернее, это была не стена, а довольно большая комната, из которой дальше не было хода. Это был тупик.
        И в этом тупике около стены лежали четыре скелета. Но лежали они очень необычно. Их кости составляли крест, головы были в центре, одна к одной, и руки переплетены.
        Про людей говорят, что в этом случае у них мороз идет по коже от страха. У роботов же, наоборот, стрессовые ситуации вызывали напряженную работу электронных цепей и краткий их перегрев. Это приводило к местному замыканию и секундной потери памяти.
        Так вот, Аза отключилась на две секунды, а вот Дормидонт не приходил в себя все десять.
        - А еще хирург, должен вроде привыкнуть к такому, - удивился Марс.
        Но как тут выяснилось, Дормидонту настоящих раненых и лечить-то не приходилось.
        Да, они пережили несколько очень неприятных минут. Но Марс на эти вещи смотрел просто и сказал, что нет причин для беспокойства. Ведь они были не то что хлипкие люди и у них была отмечена пройденная дорога. Если они не смогут найти точку, где ошиблись, то всегда смогут вернуться назад к первоначальному месту. От таких простых выводов все приободрились.
        - Хорошо, что ты такой смелый и мудрый, Марс, - похвалила его Аза. - С тобой ничего не страшно.
        - А со мной? - обиделся Дормидонт.
        - А с тобой не скучно, - похвалила и его Аза.
        Дормидонт расцвел от удовольствия и готов был смело смотреть в лицо любой опасности.
        Пятый день ушел на выход из тупика и возвращение к прежней дороге. Но это было не напрасно, так как, в конце концов, они нашли развилку, где могли ошибиться в выборе пути. И двинулись обратно вперед в новом направлении.
        Но шли они все медленнее и медленнее. Первым понял, в чем дело, Марс.
        - Все, привал. Кончается энергия. Слишком много ее мы потратили на борьбу с птицами. А потом сразу оказались в подземелье и уже пять дней находимся без солнца. Нам нужна солнечная энергия для подзарядки батареи. Текущее восстановление во время
        отдыха нам уже не помогает.
        - Что же нам делать? - встревожилась Аза. Только вышли из тупика и опять новая беда. Может быть, все-таки вернемся назад, пока не поздно.
        - Ну, во-первых, уже поздно. Мы сюда шли четыре дня, а энергии осталось меньше чем на день. У кого-то чуть-чуть больше, у кого-то чуть-чуть меньше. А, во-вторых, беспокоиться нам нечего. У меня это уже не пер¬вый такой случай, поэтому я все предусмотрел.
        - Вот замечательно! Что мы будем сейчас делать? - деловито воскликнула Аза.
        - Дормидонт, - позвал Марс. - А ну-ка, раскрывай свой медицинский ящик и доставай резервные автономные батареи, которые я тебе положил нести.
        Но Дормидонт не спешил выполнять его просьбу. Потом с неохотой все же снял со спины свою коробку и протянул ее Марсу. Марс раскрыл ее и удивленно произнес:
        - Что за черт! А где же батареи? Я сам их точно клал сюда!
        - А какие они? - с какой-то безнадежностью уточнил Дормидонт.
        - Такие небольшие блестящие цилиндрики. Ровно четыре штуки.
        - Небольшие, но очень тяжелые?
        - Да, пожалуй, что тяжелые. Ну конечно тяжелые. Ведь в каждом цилиндре было энергии на три дня.
        - Ты извини меня, Марс, - виновато протянул Дормидонт. - Они и в самом деле были очень тяжелыми. И поэтому, когда мы сели в лодку, я, чтобы не таскать на себе тяжести, переложил их в рюкзак. А рюкзак, как вы знаете, к сожалению, утонул, когда мы попали в водоворот.
        - ...? - На Марса было жалко смотреть.
        Я ведь специально положил их так, чтобы они всегда были при тебе.
        Дормидонт виновато молчал. Молчали и остальные. Положение становилось критическим. Ведь Марс уже раньше сказал, что назад они не успеют дойти, а идти вперед, в лучшем случае, смогут один день.
        Это оказалось еще хуже, чем недавно в тупике. Там хоть времени было хоть отбавляй. А сейчас ситуация как-то очень неприятно стала напоминать ту, другую, когда у них совсем не оставалось времени. Но второго Буля могло и не быть!
        Так просидели целый час. Что-то надо было делать. Но делать было нечего и ничего не хотелось.
        - И все же надо идти, - решительно прервал молчание Марс. - Мы тут раскисли все, а возможно, что за следующим поворотом нас ждет выход. А мы уселись удобно и ничего не делаем.
        А ведь могло быть и так. Надо было верить. Тем более, что кроме надежды у них ничего не оставалось.
        Быстро за Марсом все пошли вперед. Но ни за первым, ни за вторым поворотом выхода не было. Темп сам собой спал, но Марс продолжал уверенно вести их.
        - Аза, - через плечо попросил ее Марс, - спой нам песню.
        И Аза запела:


        Нас враг в когтях своих держал
        И не пускал к надежде,
        Но храбрый Марсик нас спасал -
        Мы шли вперед как прежде.


        И Дормидонт не отступал,
        Хоть нелегко нам было.
        На птиц он храбро наступал,
        С седла его не сбило.


        Геройски Аза в трудный час
        Не плакала ничуть,
        А Пуфик защищал всех нас,
        Прокладывал нам путь.


        Пускай нам тяжело сейчас
        И горы, сумрак против нас,
        Но победим мы всё и всех,
        А впереди нас ждет успех.


        А потом все вместе они спели и другую песню, закончив ее знакомым уже нам куплетом:


        Свою заветную мечту
        До цели донесем
        И в конце концов пути
        Всех людей спасем.


        Вот какие мы друзья
        Марсик, Дормидонт и я.
        С нами Пуфик как всегда,
        Мы герои - да, да, да!


        Затем для поднятия духа спели и пиратскую песню. Песни им здорово помогли и с ними они отшагали полдня. При этом Аза не забывала ставить яркие стрелы и кресты на стенах, вдоль которых они проходили.
        Но выхода все не было. И понемногу ходьба опять начала замедляться. Они уже шли только с половиной той скорости, с которой начинали путь в пещере.
        Все чаще ноги стали цепляться за каменистый пол. Уже не так высоко были подняты головы вверх. Была вера, было настроение, но уменьшались силы. А так как в жизни все взаимосвязано, то постепенно, с уменьшением сил, начали падать вера и настроение.
        Песни они уже не пели, а понуро брели вперед по коридору. Даже Марсик больше не подбадривал их своими возгласами «Вперед» или, подражая Дормидонту, «Forward». И Аза ставила свои стрелы не так часто, а иногда даже пропускала и не отмечала боковые отводы. А потом и совсем перестала их рисовать.
        Она же первая и не смогла дальше идти. Просто опустилась на пол и осталась так лежать. Говорить она могла, руки немного подымались, а вот ноги почти не действовали.
        И хоть дорога была каждая минута, Марс предложил отдохнуть час. Все не сели, а свалились, как мешки, прямо там, где стояли и неподвижно застыли на час.
        Через час Марс всех поднял. Нельзя было терять последний шанс и последние силы. Тем более, ни у кого их почти не прибавилось, а Аза как не могла раньше идти, так и теперь не могла.
        - Аза поедет на мне, - сказал Пуфик и открыл свою крышку.
        Так и сделали. Но самостоятельно она даже не смогла залезть на него. Дормидонт помог ей, и они двинулись дальше.
        Это было довольно жалкое зрелище. Красивые блестящие роботы понуро брели, согнув спины. На Пуфике тихонько плакала Аза. Ей было жалко не себя, роботы вообще себя не жалеют, хотя их создают так, чтобы они до последнего защищали свои жизни.
        Ей было жалка Альфа. И хоть она ни разу не видела его и даже не представляла, какой он, большой или маленький, все равно он был ей почти как родной.
        А теперь они не могли выполнить свою задачу. Из-за этого человек, возможно, последний человек на Земле, погибнет без их помощи. Но она никому об этом не говорила, чтобы не расстраивать их еще больше, а беззвучно плакала сама. Но и без этого у остальных настроение было почти такое же.
        Вторым не выдержал Дормидонт. Со своего роста он просто с громким стуком свалился на каменный пол.
        - Не поднимайте меня, - сказал подошедшему к нему Марсу. - Идите вперед, может быть, вы дойдете без меня. Я так виноват перед вами, что потерял аварийные батареи.
        Но Марс даже не стал с ним обсуждать эту тему. Он с трудом поднял его, положил его руку к себе на плечо и медленно пошел дальше вместе с Дормидонтом. С другой стороны Дормидонта догнал Пуфик и теперь он шел, вися на Марсе и опираясь на Пуфика. Но шел - это не то слово, скорее его тащили.
        Теперь они даже и не пытались запоминать места, по которым шли. Возможно, они уже шли по боковому отростку. Возможно, если они запутались, и по своим старым следам, так как давно не следили за знаками на стенах.
        Но вот наклон пола заметно увеличился, идти стало легче. Коридор начал расширяться. Может быть, впереди их ждет выход? Откуда-то прибавились силы, и они почти побежали.
        Правда, это только им так показалось, что побежали. На самом деле как тащились, так и продолжали тащиться. Только воодушевление давало им такое ощущение.
        Впереди появилось какое-то светлое пятно.
        - Мы спасены, - прохрипел Марс. - Еще немного...
        Перед ними открылся довольно большой подземный зал, от которого отходило три коридора, не считая того, по которому они пришли. Высота потолка в зале была повыше, и это создавало иллюзию света.
        Но хоть зал был большой и света было больше, но это все же был только подземный зал и искусственный свет. Это не была свобода, и не было солнца.
        Но может быть, сразу за залом будет этот выход, может, это такой вход в пещеру с другой стороны?
        Прямо через зал они протащились в центральный коридор и прошли метров двести. Ничего не было. Вернулись обратно и осмотрели немного вперед левый и правый коридор. Тоже ничего. Опять ничего.
        А дорога снова начала подыматься вверх, все круче и круче. Марсу было ее уже не преодолеть. Он опустился сначала на колено, потом на второе и без звука лег на пол.
        - Все, - только и сказал он.
        Вместе с ним рядом примостился и Дормидонт.
        Оставался один Пуфик. Да и тот тащился, кажется, не потому, что у него была в запасе какая-то энергия, а только потому, что нес на себе Азу. И ради нее находил в себе остатки сил.
        Он мог оставить всех и попробовать один пройти дальше. Вдруг выход и солнечный свет очень близко? Вдруг это всего сто метров?
        Но если этих метров нет, если надо идти дальше? Тогда он уйдет один от друзей. И они будут беспомощно лежать здесь, а он также беспомощно валяться где-то там.
        Нет, такое решение было не по нем. Они должны быть все вместе. На всякий случай он пронес Азу немного вперед и высадил ее там. Потом вернулся и с трудом дотащил до Азы Дормидонта. И если Аза еще могла видеть, то Дормидонт был совсем бездейственным.
        Оставался Марс. Но это было почти невозможно для маленького Пуфика. Он попробовал его тащить, но не смог сдвинуть с места. Тогда он подлез под Марса, так что только ноги того волочились по полу, и потихоньку побрел к остальным товарищам. Это было его последнее усилие.
        Дойдя до Азы, он рухнул вместе с Марсом на пол. При этом Марс даже не открыл глаза. Да и у самого Пуфика они уже еле светились.
        Все что он смог еще, это положить на себя руку Азы. В ответ она только моргнула ему один раз, и последняя маленькая слезинка скатилась из ее глаз.
        Для них все было кончено.



        Глава 23.
        А в это время

        Он вытянулся, потянулся, затем принял свое обычное положение и двинулся вперед. Быстро поднимая на возвышение передние две ноги, он затем осторожно, чтобы не упасть, подтягивал к ним две задние.
        Солнце зашло, появились звезды. Все обязательные дела на сегодня были закончены. С пищей, как всегда, все было в порядке. Небо было чистое, ничего не изменилось и на земле. Да и что могло измениться?
        Но все же он обошел свои владения еще раз, что заняло не больше часа. Это была почти ровная окружность. После этого приступил к продолжению основного плана, который осуществлял уже много дней.
        Легко перепрыгивая с камня на камень, он приблизился к едва заметной расселине. Да, четыре ноги - это вам не две! В таком положении можно пройти где угодно и надежно себя чувствовать даже на неровной поверхности.
        Поиск надо было продолжить. У него появился определенный опыт от долгого занятия этим делом, но, к сожалению, положительных результатов не было.
        А ведь путешествия становились все опаснее и опаснее. Вчера сзади упала какая-то плита, и он еле выбрался наружу, проблуждав внутри почти всю ночь. И не с кем было поделиться своими мыслями и результатами. Это было запрещено. Надо было только ждать.
        Но ждать было не в его характере. Кто-то заложил в него чувство непокорности, хотя это и противоречило его назначению. Глубоко внутри в нем жил дух исследователя и завоевателя. Но хоть это постоянно сдерживалось, но также постоянно и пробивалось наружу.
        Дорога привела его на широкую ровную площадку. Ее он отыскал вчера. Это было странное место, но кто-то же его создал. Несколько путей вокруг него он обследовал, но они никуда не привели. Оставалось два. Но, похоже, что они были такие же самые и никуда не вели.
        Но все же он решил довести дело до конца. По сути, это было его единственное занятие за все эти бесконечные дни, которое поддерживало его активное состояние. Он пошел вперед. Поворот, еще поворот. Нет, то же самое, что и вчера. Ничего. Надо возвращаться обратно.
        На завтра оставалось обследовать еще один путь. А потом? Или идти дальше или признаться в своих запрещенных занятиях? Возможно, что придется выбирать второй путь, хотя это не сулило ему ничего хорошего.
        К моменту возврата небо посветлело, но солнца не было видно. Вообще здесь оно появлялось очень редко и то всего на несколько минут. Правда, он в нем особенно и не нуждался, но вот другой?
        Ну ладно, на сегодня хватит.
        Он тихо пробрался назад на свое место и устроился так, как будто никуда и не ходил. К сожалению и сегодня ничего нового не произошло. И что же все-таки случилось там?



        Глава 24.
        Воскрешение

        Кругом было одно великолепие. Высоко в небе ярко светило желто-оранжевое солнце. Его лучи отвесно падали вниз, освещая каждую выемку на земле, не оставляя места тени. Голубое небо прекрасно гармонировало с этим цветом. Ни единого облачка не было на нем. Как будто кто-то аккуратно тряпочкой стер все остатки мела с голубой доски.
        Но голубое небо было не везде. Почему-то оно было только в самом верху. Как будто смотришь на него со дна глубокого колодца или кувшина. Только самый краешек был не ровный, а весь в зубчиках. Темно-коричневые, светло-коричневые и серые стены странным образом перемешивались, создавая какую-то нереальную и в то же время величественную картину.
        Дно колодца было устлано зеленой шелковистой травкой. Травка была покрыта разнообразнейшими цветочками. Только ножки у этих цветочков были яркие, сочные и очень длинные, а краски головок немного размыты на фоне яркого солнца и качались высоко вверху.
        И запахи, множество запахов, причем очень редко встречаемых и очень редких формул. Они заполняли весь объем, все пространство. Какой-то нереальный, как будто не настоящий ветерок носил их вперед и назад.
        Вдруг раздался какой-то звук. Это было жужжание. Звук этот, с одной стороны, вписывался во всю эту картину. Он был такой толстый, насыщенный и создавал такое ощущение, что его место именно здесь, а вот ваше в другом месте. Но в то же время этот звук рождал какое-то сомнение, что-то тревожное, какое-то внутреннее воспоминание, что его не должно было быть.
        Вдруг, неизвестно откуда, возникло улыбающееся лицо с длинными волосами, а потом крепкие руки, подбрасывающие маленькую девочку вверх. Девочка смеялась звонко, как колокольчик. Но постепенно звук колокольчика опять перешел в жужжание. На этот раз более реальное, так как объявился его носитель - золотистая пчела, которая медленно ползла по зеленому стеблю. Но пчелы тоже почему-то не должно было быть.
        И на фоне всего этого "не должно быть", как его подтверждение, стоял козёл.
        Почему-то без бороды, но с рогами и хитрыми-хитрыми глазами. Стоял и жевал.
        Только этого не доставало. Альф и козел. Постой, постой, какой Альф, откуда он взялся? Козел вот он, здесь стоит. А Альф?
        Но сознание медленно и понемногу возвращалось. Уплывали назад прежние образы, смутно начали появляться новые. Лес, река, подземелье, велосипед, Альф... Почему-то все время Альф. И зачем-то этот козёл, о котором не было никаких воспоминаний.
        И вдруг все стало предельно ясно, сознание вернулось полностью. Руки, ноги не работали, но память действовала четко.
        Да, Альф, именно Альф. Странное ее пробуждение, встреча с Дормидонтом, Марсом и Пуфиком. И поиск людей.
        Почему-то на земле не осталось людей, и они решили их искать. И первый след, па который вышли, был Альф, ребенок человека. И на этом пути железные птицы загнали их под скалы, в пещеру, где все они погибли. Погибли от отсутствия солнца, от потери энергии.
        Она все это прекрасно помнила. Как ее тащил Пуфик, как упал Дормидонт и Марс, как у нее в голове как будто что-то выключилось.
        Но почему она снова все это помнит? И откуда вокруг свет, много света? Это явно не было подземелье. Где же она находилась и где находятся ее друзья?
        Она попробовала повернуть голову и, к ее удивлению, на этот раз голова послушалась. И не только голова. Она чувствовала, как понемногу начинают подчиняться руки и ноги, как волны энергии заполняют все се тело.
        Значит, хоть и непонятно почему, она
        опять живая. А что с другими? Приподнявшись немного, она тотчас поняла, что с другими происходит то же самое, что и с ней.
        Пуфик сам приближался к ней на качающихся ногах. Чуть дальше ворочался Дормидонт, пытаясь хотя бы сесть. И у могучего Марса, который лежал еще неподвижно, уже светились открытые глаза.
        Получалось, что они шли спасать Альфа, а на самом деле кто-то спас их самих?



        Глава 25.
        Ущелье Трех скал

        - Ну что, очнулись? - вдруг спросил козёл.
        Затем поднялся на две ноги и оказался обычным роботом, таким же, как и они. Даже рога куда-то убрались. Правда его желтый пластик был очень похож на шкуру, да и жевать он продолжал по-прежнему.
        - Вижу, что очнулись. Ну и намучился я с вами, - продолжал он, как будто ничего особенного не произошло.
        - А кто ты такой?
        - Шоколадный робот УПР-4381.
        - А как мы здесь оказались? - спросила Аза.
        - Как вы там оказались, где я вас нашел, я не знаю. А как здесь, пожалуйста, могу рассказать.
        - Ребята, идите все сюда, - позвала друзей Аза. - Жвачкин нам расскажет, как мы здесь оказались и что с нами случилось.
        - Какой Жвачкин? - переспросил УПР-4381.
        - Это она тебя так назвала, - ответил за Азу подошедший Пуфик. - Она всем дает какие-нибудь имена. И тебе, наверное, дала.
        - Извини, УПР-4381, - виновато произнесла Аза. Это у меня само вырвалось. Ты все время что-то жуешь, хотя и непонятно что. Если тебе не нравится, мы не будем тебя так называть.
        - Нет, ничего, ничего, можно и так. Я не обиделся. Ведь это моя профессия - жевать. Я просто удивился. Люди сейчас и то редко друг к другу по фамилиям обращаются, все больше по именам. А тут ко мне по профессии обратились. Я и удивился.
        - А мы уже привыкли, - вступил в разговор незаметно подошедший Дормидонт. - С ней пообщаешься, еще и не то увидишь. Я в больнице не успел снять ее с операционного стола, как она меня сразу обозвала.
        - А ты что?
        - Ничего, - сказал Дормидонт и тяжело вздохнул. - Я уже привык. Мы вообще теперь внешне ведем себя почти как люди.
        - Ну, тогда представьтесь по именам, - предложил Жвачкин.
        - Меня зовут Дормидонт, - взял в свои руки инициативу доктор. - Ее зовут Аза. Она медицинская сестра, моя помощница. А это ее помощник Пуфик.
        - А тот большой кто?
        - Это Марс, боевой робот.
        - Не Марс, а Марсик, он уже не боевой, а просто очень красивый.
        - Ну, не знаю как красивый, а то что тяжелый, так это точно. Я его еле дотащил.
        - Это потому, что я весь из специальной брони, - объяснил приблизившийся Марс. - Я должен не бояться даже осколков снарядов в бою.
        - Как ты себя чувствуешь, Марсик, а то что-то долго не вставал? - заботливо поинтересовалась Аза.
        Я ведь самый большой и мне нужно больше всех энергии. Вот пока ее не набралось достаточно, я и не мог встать. Но я слышал все, о чем вы говорили. Я так понял, что Жвачкин нам сейчас обо всем расскажет.
        - Да тут нечего особенно рассказывать, - начал Жвачкин, продолжая непрерывно жевать.
        - Я наткнулся на вас в подземном коридоре и притащил сюда. Вот как я вас тащил - об этом можно было бы долго говорить, но я из скромности не буду.
        Нашел и притащил. Вот и все. Тут нет ничего интересного.
        А вот зачем вы шли по ходу, который никуда не ведет, этого я до сих пор не понимаю.
        - А зачем ты нас вытащил?
        - Ну как зачем? Вы же роботы, при том никаких неисправностей у вас я не обнаружил. Значит, мой долг был доставить вас сюда, на свет, и посмотреть в чем дело. А вы просто разрядились. Правда, я этого не понимаю. Ведь нас уже давно так делают, что мы постоянно получаем энергию от солнца.
        - А нас удивляет, как ты догадался, что мы живые? Ведь сейчас повсюду лежат десятки роботов, и ничто не может их оживить. И даже тщательный осмотр не показывает никаких повреждений.
        - Где это везде? - удивился Жвачкин. - Я такого не знаю.
        - Да на всей Земле, наверное. Мы осмотрели несколько городов и поселков. Кроме нас, не осталось никого живого.
        - Не может этого быть! Хотя... я чувствовал, что тут что-то не так. А что все-таки произошло? Я нахожусь здесь давно и ничего не знаю.
        - Вот в том-то и дело, что ничего не произошло. На вид все как и обычно. Только не действуют никакие сложные приборы и средства связи, транспорт и роботы. А главное - с земли исчезли люди.
        - Люди? Как интересно!
        - Тебе может и интересно, а нам нет. Что мы будем делать одни на этой огромной планете?
        - Да я не об этом! Просто я чувствовал, что что-то происходит или должно произойти. А как вы тогда остались?
        - Вот этого мы тоже пока не понимаем.
        И друзья наперебой начали рассказывать Жвачкину свою историю. У Марса она получилась ясной, как стеклышко. Охранял, мол, охранял, а потом просто не стало для кого охранять. После долгих внешних поисков нашел своих теперешних товарищей у себя на охраняемой им зоне.
        С Дормидонтом было сложнее. У него выпал из памяти какой-то промежуток времени. Может быть, тогда все и случилось. Потом эта непонятная дыра в крыше его госпиталя.
        А Аза, так та вообще не помнила, что было раньше, хотя вроде она была помощницей Дормидонта. Для нее все началось с существующей ситуации.
        Пуфик же просто раньше был выключен, пока Марс не предложил его в помощь Азе.
        Жвачкин с огромным удовольствием слушал про их похождения. Он прямо-таки переживал все вместе с ними. И если Дормидонт и Марс еще не научились смеяться, то у Жвачкина это отлично получалось. Он хохотал громко и со вкусом, особенно когда рассказ шел о переправе Дормидонта через озеро. Лично Аза сразу почувствовала симпатию к такому роботу.
        А слушая про битву с птицами, Жвачкин несколько раз становился на четыре ноги и воинственно выставлял вперед свои рога, которые могли выдвигаться и прятаться обратно. Но здесь этих птиц он ни разу не видел.
        Со вниманием он выслушал рассказ о том, как они шли по пещере, и особенно его заинтересовало и возбудило то, что всю свою дорогу, кроме последнего отрезка, они отмечали краской на стенах. Было видно, что его это живо интересует.
        Если бы кто-нибудь мог наблюдать за ними со стороны, то ему было бы очень заметно, что где-то, начиная с середины рассказа, Жвачкин стал проявлять явное нетерпение. Чувствовалось, что ему так и хочется их прервать и что-то сказать, но он изо всех сил сдерживался.
        Во-первых, для воспитанного робота это было бы не очень красиво - прерывать своих невольных гостей. А во-вторых, было видно, что он приготовил им какой-то сюрприз и ждет не дождется подходящего момента, чтобы его продемонстрировать.
        А этот момент мог еще долго не наступить. Наши герои сами увлеклись описанием своих подвигов и никак не хотели остановиться. Особенно при таком заинтересованном и переживающем слушателе, как Жвачкин. Правда, к их чести, надо добавить, что они не столько восхваляли себя, сколько хвалили своих товарищей. А подвигов было столько много, что все оказались героями.
        Но постепенно пыл рассказов стал спадать. Герои-то герои. Но, в конце концов, все геройство закончилось тем, что их самих спасли, а не они чего-то добились. Получалось, что негерой Жвачкин сделал больше, чем все они, вместе взятые. Ощущать это было не очень приятно, и им стало немного стыдно.
        И тут они вспомнили, что даже не поблагодарили Жвачкина за свое спасение. И переключили все свое внимание на него.
        Жвачкин расцвел от удовольствия и больше не мог сдерживаться:
        - Повторите-ка еще раз, как называется то место, где вы собирались искать Альфа.
        - Ущелье Трёх скал, - ответили ему все хором.
        - А теперь посмотрите вокруг, - предложил он им.
        Впервые с момента оживления все перестали говорить и осмотрелись кругом. Они стояли около расщелины в скале, которая уходила внутрь горы. Оттуда их и вытащил Жвачкин. Чуть ниже шла гряда невысоких каменистых холмиков и россыпей камней, которые получались от камнепадов с гор. А еще ниже находилась такая же холмистая поверхность, но не каменная, а покрытая плотным зеленым травяным ковром, в который были вплетены множество разнообразных цветов.
        Эту прекрасную долину со всех сторон окружала стена гор без единого промежутка между ними. То есть они находились как бы на дне глубокого высохшего горного озера.
        - Красиво, - ответила восхищенно Аза.
        - Ах, только красиво? Ну, тогда отойдите немного от скал и осмотрите окрестные горы, - нетерпеливо посоветовал им Жвачкин.
        Так они и сделали. Отошли из-под выступа скалы, стали на ближайший невысокий холм и огляделись снова. Вокруг была стена гор, ровным кольцом опоясывающая долину. И на фоне этой стены очень отчетливо, в трех ее точках, вырисовывались высокие горные выступы.
        - Ущелье Трёх скал? - прошептала Аза.
        - Да, это оно, - торжествующе ответил Жвачкин.
        Да, это было ущелье Трёх скал.



        Глава 26.
        Встреча с Альфом

        - Так это ты и есть Альф? - не удержавшись, разочарованно протянула Аза. - А мы думали, что это человек. Столько испытаний и все напрасно. Найти еще одного робота...
        Но тут она взяла себя в руки и продолжила более спокойно:
        - Хотя робот - это тоже хорошо. Нас сначала было всего двое. А теперь уже шесть. И нам веселее жить будет, да и продолжать поиски людей будет легче. Но все же мы так надеялись, что Альф - это человек. Может быть единственный на планете.
        Тут Жвачкин, который опять еле сдерживал себя, не выдержал:
        - Да вы что, совсем там спятили под землей? Какой же я Альф? Но настоящий Альф тут. Тут он.
        - И ты его знаешь?!
        - Еще бы мне не знать. Его же вручили мне на сохранение.
        - Ура! Мы нашли Альфа! - закричала Аза и, схватив Жвачкина, закружилась по траве.
        Но когда общая радость от успешного завершения предприятия прошла, она подозрительно спросила Жвачкина:
        - Так, где же он? Внизу в долине никого не видно. И как вы сами сюда попали, если эти горы не разделяются и снаружи зайти невозможно? Оттуда даже не видно, что здесь три горы.
        - Подожди, не спеши. Я вам все расскажу по порядку. Мы расположились в пещере на той стороне ущелья. Попали сюда еще проще. На самобиле прямо сверху. А Альф пока спит.
        И еще тут есть одна тонкость, один секрет, в сохранении которого вы должны мне помочь как роботы роботу. Хотя бы первое время.
        Дело в том, что мне поручили охранять и заботиться об Альфе. И как вы правильно догадались, поручили его родители. Ведь в этом и состоит назначение УПР-4381. Хотя, по настоянию детей, которые очень любят шоколад и для которых мы, в общем-то, и созданы, нас теперь чаще называют ШР - шоколадный робот.
        В широком смысле мы не шоколадники, а Универсальные Продовольственные Роботы - УПР. Наша цель - добывать людям еду по их желанию. Для этого мы едим любую органическую материю, любую биомассу: траву, цветы, листья, ветки и другие растительные культуры.
        А внутри себя, используя энергию солнца и заложенные в нас программы, всю эту органику мы перестраиваем в любой известный продукт по заказу. Но для этого нам надо много есть и все перерабатывать. Аза вот сразу заметила, что я почти все время жую, чтобы подготовить исходные компоненты для заказанной еды.
        Это может быть молоко, кисель, хлеб, разные каши, соки и, конечно, конфеты. Правда, без оберток. Да обертки и не нужны. Зачем же носить конфеты с собой, если в любой момент можно получить свеженькую конфетку прямо от меня.
        Но взрослые в основном обходятся без нас. У них есть специальные заводы по получению пищи и специальные места, где ее едят, так называемые кушальницы. А вот дети любят путешествовать, ходят в походы, да и просто так любят пожевать. Еще за ними надо наблюдать постоянно, чтобы они чего-нибудь не натворили.
        Вот мы вместе с ними и живем. И поэтому из УПР постепенно превратились в ШР. Ведь основная еда детей, когда они одни - это шоколад и разные напитки. Да еще они очень любят жвачку. Так что по сути это не меня, а их надо называть жвачкиными. Ведь я работаю, а они для удовольствия жуют.
        - Так может ты все же обиделся, ШР? - обеспокоилась Аза. - Хочешь, я буду называть тебя Шоколадик? Когда ты без рогов, не стоишь на четырех ногах, да еще и не жуешь, так ты даже очень красивый. Прямо шоколадка. Правда, жалко, что мы, роботы, ничего не едим. А мне почему-то очень захотелось шоколадку.
        - Да ладно. Мне все равно, как меня будут звать. Я привык, что дети часто меняют мне имена. Был УПР, потом ШР, потом Жвачкин, теперь Шоколадик. Как кто хочет, так пускай и называет. Лишь бы мне не забыли сказать, что это мое новое имя, а то я и отзываться не буду.
        Но давайте не будем отвлекаться. Лучше вы дослушайте меня, а то скоро Альф проснется.
        Дело в том, что нас с Альфом уже давно завез сюда его отец. И приказал мне неотступно быть при нем. Его что-то очень тревожило, и он повторил мне это несколько раз. Особенно запретил лазить в горы и пускать туда Альфа.
        Вы все знаете основное правило роботов - подчиняться человеку и точно выполнять его желания, особенно если они отданы в форме приказа. А тут мне была еще поручена и охрана Альфа. Правда, скоро должна была прилететь мама Альфа, но она так и не появилась. Теперь, после вашего рассказа, понятно почему.
        Ну а я, говоря по правде, очень любопытный. А если признаваться во всем, так и немного упрямый. Если втемяшу себе что-нибудь в башку, то меня очень трудно остановить. Может быть, от детей научился не слушаться, а может быть, меня таким случайно создали, забыв всунуть внутрь какой-нибудь ограничитель.
        И вот из-за этой своей привычки я и не выполняю один из запретов. Когда не прилетела мама Альфа в обещанный срок, я почему-то решил, что здесь что-то не так и стал предпринимать свои действия, чтобы найти выход отсюда. И, как видите, оказался прав, там случилась беда.
        Но это не уменьшает моей вины в невыполнении приказа. Ведь я должен быть как нянька для детей. За такие поступки мне могут изменить программу, а то и вовсе пустить на переплавку. А мне очень хочется быть самим собой, таким, как я есть.
        Вот поэтому я и просил бы вас никому не говорить, что я оставлял Альфа и исследовал пещеры. Он сам тоже этого не знает, так как я все делал по ночам. Правда, если вам прикажут, вы должны будете сказать правду людям. Да я и сам скажу, если мне прикажут. Но если они не спросят, то вы не выдавайте меня, пожалуйста.
        - Не беспокойся, Жвачкин, не выдадим, - хором ответили Дормидонт с Марсом.
        - Мы сами теперь многое делаем без соблюдения правил. А что касается Азы, то за нее мы ручаемся. Ведь, по правде сказать, она и тебе даст сто очков вперед по части непослушания и несоблюдения правил.
        - Ну, тогда, - продолжил Жвачкин, - слушайте. Я вам расскажу все по порядку.
        В последнее время, что мы жили в городе, стало заметным уменьшение там количества людей, особенно детей. Теперь мне становится понятным, что уже тогда что-то начинало происходить. Но я на это не обращал внимания. Я был робот Альфа и мы с ним продолжали выезжать на прогулки, только, может быть, не так часто.
        Но последние пять дней в городе мы никуда не выходили. Так нам было приказано. Сидели вдвоем дома, и никто из родителей не появлялся, даже по вечерам.
        А потом, неожиданно, без предупреждения прилетел отец Альфа, посадил нас в самобиль и привез сюда. Все было так срочно, что Альф не взял с собой никаких вещей и приборов облегчения жизни. У него был только я.
        После высадки отец сразу же улетел. Правда, как я говорил, он пообещал, что прилетит мама, но она не прилетела. Через несколько дней я стал волноваться за Альфа. Мы и раньше уходили путешествовать, бывало и вдвоем. Но на день, на два, на три. А тут прошла неделя и никто не появился.
        А ведь у Альфа здесь ничего нет. Даже спит он на подстилке из травы, которую мы здесь насобирали. Еще повезло, что мы нашли хорошее место для ночлега, да и погода стоит замечательная. Растительности здесь много, так что проблем с едой у него нет.
        Закончив последнюю фразу, Жвачкин оторвал ветку от ближайшего куста и медленно ее сжевал вместе с прутиком. После этого он продолжил свой рассказ дальше.
        - И тогда я решил действовать. И самое первое, что надо было сделать, это найти выход из этого ущелья. Но все оказалось не так легко, как казалось. Через горы это невозможно. Может один я и перебрался бы через них, но Альфу такое не под силу. Они очень крутые и там часто бывают камнепады.
        Я несколько раз попадал под них и с трудом спасся. А ведь если бы я погиб, то от голода умер бы и Альф. Так что приказ его отца вообще-то был правильным. Но с другой стороны, сколько можно жить в неизвестности?
        И тут я вспомнил про пещеры, которые обследовал, когда искал жилище Альфу. Некоторые были очень глубокими и тогда они нам не подошли. А теперь я решил заняться их исследованием. И вот почти каждую ночь стал проводить там. Но ходить далеко опасался, так как не мог рисковать из-за Альфа. Да и ваша история - подтверждение того, что риск был бы очень большим.
        Под горами оказался целый подземный город. Множество ходов, больших залов. Но также и очень много тупиков. Мне стало ясно, что их строили специально и что они ведут на другую сторону ущелья. Я нашел несколько, как мне кажется, верных путей и думаю, что до отыскания выхода мне осталось немного.
        Тут не выдержал Дормидонт:
        - Не обольщайся, дружок. Ты за одну ночь вытащил нас четверых изнутри. А мы пять или шесть суток шли вперед. Так что ты не продвинулся и на десятую часть пути.
        - Но ты забываешь, - вмешался Марс, - что мы могли и не продвигаться вперед, а крутиться на одном месте.
        - Но ведь так же и он мог крутиться, - не сдавался Дормидонт.
        - Да я и не настаиваю, - примирительно ответил Жвачкин. - Мне так казалось, а что на самом деле, нам всем не известно.
        Ну, так вот. И когда я обследовал выходы из одного большого зала, я наткнулся на вас. Сначала подумал, что это скелеты, их здесь довольно много валяется. Тем более, что вы лежали кучей. Но потом я случайно за кого-то зацепился и понял, что это металл.
        Сначала я предположил, что вас сюда просто выбросили, как хлам. Но быстро убедился в своей ошибке, так как вы все новой конструкции, а не старые изделия. Да и на вид вы были в полном порядке. Но мне даже и мысли не пришло, что вы оттуда идете. Я даже не знал, что у роботов может иссякнуть энергия - сам я все время провожу на свежем воздухе и на солнце.
        Я больше склонялся к мысли, что здесь какая-то связь с излучением стен. Правда, на меня это не действует, но вы были какой-то необычной конструкции. Поэтому я приписал вам свои недостатки и решил, что вы также без команды стали лазить внутри, перепутали ходы, заблудились и от воздействия радиации испортились.
        Но раз вас сюда специально завезли, значит, вы были нужны людям. Из-за этого я и решил вас вытащить, чтобы люди могли потом разобраться. А вы вдруг взяли и на свету ожили. Это для меня было не меньшей неожиданностью, чем для вас ваше пробуждение.
        - Одним словом, все хорошо, что хорошо кончается, - подвела итог рассказа Жвачкина Аза. - Шоколадик нас спас и за это ему наше большое спасибо. А теперь пора идти к Альфу.
        Они спустились с подножия горы и вступили в небольшую долину. Скорее ее можно было бы назвать большой поляной, если бы дело происходило в лесу, а не в горах. В одном месте даже заметили текущий с гор ручей.
        Как ни странно, земля, по которой они шли, была мягкая и упружила под ногами. Кое-где навстречу им попадались небольшие россыпи камней. Проходя мимо кустов, Жвачкин время от времени срывал небольшие их охапки и отправлял в рот.
        Скоро все подошли к противоположной стороне поляны. Место, где они остановились, представляло собой основание одной из трех гор, составлявших ущелье. Осмотревшись, друзья ничего не увидели.
        - Чуть-чуть выше, - показал им Жвачкин.
        К месту, на которое им показали, вела тропинка. На высоте пяти метров она переходила в небольшую площадку, в дальнем конце которой находилась неглубокая пещера. Вернее, это был небольшой грот или каменный навес, так как отсутствовал узкий вход.
        Под этим навесом, на куче сухой травы спал мальчик.
        На вид ему было лет 14-16. Одет он был в защитно-зеленый комбинезон, такую же рубашку с короткими рукавами и толстые кроссовки. Рядом с ним лежали бинокль, моток веревки и небольшой детский карабин, стреляя из которого, дети развивали твердость руки и зоркость глаз.
        - Альф, - позвал Жвачкин. - Пора вставать, у нас гости.
        Не успел он докончить фразу, как Альф уже был на ногах.
        - Что, Па и Ма прилетели?
        - Нет, они сами пришли. Только это не Па и Ма. Через горы. Они специально искали тебя.
        - Меня? Зачем? Что-нибудь случилось с Ма?
        - Подожди, не спеши. Они тебе все расскажут сами. Вот познакомься. Это - Марс, это - Дормидонт, это - Аза, а это Пуфик.
        - Меня зовут Альф, - представился всем мальчик. - Но какие у вас странные названия, как у людей. Вы что, какие-то новые роботы?
        - Да нет, - вмешался Жвачкин. - Они обычные роботы, но когда ты узнаешь, как они здесь оказались, ты все поймешь.
        - Ну, тогда быстрее рассказывайте, а то мы тут ничего не знаем, что происходит в мире.
        Рассказывать взялся Дормидонт. Привычно он начал со своего странного пробуждения, рассказал, как они собрались все вместе, как решили искать исчезнувших людей. Во время рассказа он постоянно отвлекался на описание героических поступков, ими совершенных. При этом, конечно, главное, место в них отводилось ему, Дормидонту.
        Но Альф никак не давал ему возможности развернуться. Он постоянно перебивал его, торопясь узнать, что же сталось с его родителями.
        В конце концов, не выдержал Марс. Он остановил Дормидонта и кратко, по-военному, доложил все, что они знали и что с ними произошло.
        Альф напряженно слушал. Когда рассказ дошел до находки звуковой записки в доме Альфа, у того вдруг на глазах появились слезы. Потом он еще какое-то время пытался сдерживаться, но слезы лились сами, как он ни пытался их укротить.
        Альф был здесь единственным человеком и не хотел показывать свою слабость роботам. Но он был еще мальчиком и ему нужен был кто-нибудь повзрослее для утешения. Поэтому, как-то само собой, он выбрал в утешители большого Марса, прижался к его широкой бронированной груди и только всхлипывал: "Па, Ма, Па, Ма...".
        Марс, который не привык к такому поведению, неловко обнял его за плечи и только прижимал к себе.
        Но тут в разговор вмешалась Аза. Видя, что дело принимает не такой радостный оборот, какой они предполагали должен быть при встрече, она решила все взять в свои руки.
        - Альфик, не плачь, - сказала она и погладила его по головке.
        Но он, наоборот, от этого простого прикосновения заплакал еще безудержней.
        - Не плачь, не плачь, - настойчиво продолжала Аза.
        - Ничего еще не ясно, и может быть, все будет хорошо. Ведь мы же нашли тебя, хотя тоже много раз думали, что все потеряно. Мы же не видели ни одного погибшего человека. Может быть они где-то, как и ты, спрятались, или куда-то временно улетели. Они обязательно прилетят за тобой, если обещали, но попозже.
        Но и мы не будем ждать и сами продолжим их искать. Мы поможем тебе найти твоих родителей. Я уверена, что они тоже живы. Только не надо вешать носа.
        - Я... Я... Я и сам знаю, - продолжая всхлипывать, ответил Альф. - Я знаю, что они прилетят, я не нюня какой-нибудь. Просто слезы сами полились из глаз. Сейчас все пройдет.
        И он вытер слезы рукавом рубашки. Марс обнимал ею, а Аза гладила по голове.
        - Я не плакса, не думайте. А вы, в самом деле, поможете мне их отыскать? - доверчиво и с надеждой переспросил, переставая плакать, Альф.
        - Конечно, это наш долг. Ведь нас уже много. Жвачкин тоже горит нетерпением продолжить поиски, а ведь еще в городе нас ждет Буль.
        - А кто такие Жвачкин и Буль? - понемногу успокаиваясь и как всякий, ребенок, быстро переходя от слез к надежде, спросил Альф.
        - Буль - это робот-специалист по системам водоснабжения города. Так уж получилось, что он там пока остался.
        И Аза рассказала Альфу про Буля, про его участие в их истории.
        - Постойте, постойте. Это случайно не РС-987? - вмешался в разговор Жвачкин.
        - Да, он самый. А ты что, его знаешь?
        Оказалось, что Жвачкин прекрасно знал его. И знал места, где его можно было искать. Ведь кроме ремонтных работ, Буль еще прекрасно собирал озерные травы и цветы. Этим же, как продовольственный робот, занимался и Жвачкин, но для других целей. На этой почве они иногда общались.
        Друзьям показалось очень интересным, что в то время, когда на земле исчезло все живое, у них неожиданно оказались общие знакомые.
        - Ну а Жвачкин, - продолжила Аза, - так вот он, это твой робот. Ведь он помог нам найти тебя.
        - Жвачкин, а почему Жвачкин? - в первый раз немного улыбнулся Альф, - это же РШ-4381.
        - Ну а мы решили на время поисков назвать его Жвачкиным за его постоянное жевание. Аза называет его еще Шоколадиком. Можно и так, и так.
        Тут Аза вспомнила, что из-за них Альф еще не завтракал. Да и главное, им хотелось посмотреть, как работает Жвачкин. Но Альф ни за что не хотел есть. Он настаивал прямо сейчас отправляться на поиски родителей. С большим трудом удалось уговорить его съесть хотя бы одну шоколадку.
        - Я дам тебе твою любимую, "хлопушку", - предложил Жвачкин.
        - Мне все равно, - нехотя проговорил Альф.
        Тут у Жвачкина откинулась вперед грудная клетка, и он стал похож на официанта, который держит в руках поднос. За грудной клеткой оказался пульт со множеством кнопок, рычажков, отверстий, трубочек и лампочек. Жвачкин что-то нажал, в ответ раздалось несильное гудение, сопровождавшееся миганием лампочек.
        Потом лампочки погасли, что-то щелкнуло и на поднос из отверстия упала большая шоколадка которую Жвачкин тут же вручил Альфу. После этого грудная клетка обратно поднялась и закрыла пульт управления. Вместо официанта перед ними опять был Жвачкин.
        - Ничего себе подносик, - уважительно произнесла Аза и похлопала Жвачкина по металлической груди. - Прямо скатерть-самобранка. Надо надеяться, что в будущем люди придумают роботов, которые смогут есть. Мне тоже что-то захотелось скушать шоколадку.
        Под эти их разговоры Альф по привычке откусил кусочек. Раздался хлопок, как будто изнутри шоколадки вырвался воздух. Поэтому они и назывались "хлопушки". Причем в зависимости от величины откусываемого куска звук хлопка был разным по высоте. Некоторые дети даже умудрялись наигрывать мелодии, кушая шоколад. Правда, при этом для исполнения и тренировок его требовалось достаточно много, но это не останавливало "музыкантов".
        Альф тоже, исполняя звуковое кушание шоколада, понемногу увлекся, слезы у него высохли и он снова стал обычным веселым ребенком. Он уже верил, что родителей они скоро найдут, тем более, что у него были верные друзья, готовые ему помочь.
        Так как дополнительно собирать в поход было нечего, то сразу после окончания еды все были готовы в путь. Но так просто взять и пойти оказалось невозможно. Главное - неясно было, как отсюда выйти. При Альфе еще и нельзя было обсуждать со Жвачкиным подземный проход. А сама Аза с друзьями последнюю часть пути, где они уже не делали отметок, не помнила.
        Была и еще одна, более серьезная причина не отправляться на поиски сразу. Ведь роботам нужно было время хорошенько зарядиться энергией, так как никто не мог предсказать, сколько дней они проведут под землей без солнца. Да и Жвачкину надо было запасти побольше биоэлементов для питания Альфа в дороге.
        Что они сразу отвергли, так это переход через горы сверху. Ведь кроме Марса, у всех были неприятные воспоминания о восхождениях. A ведь здесь горы были еще выше.
        К тому же, нельзя было отбрасывать возможность вторичного нападения железных орлов, хотя Альф и Жвачкин за все время пребывания в горах ни разу их не видели и не слышали.
        Единственным выходом оставался тот путь, которым сюда попали роботы.
        Поэтому в поход решили выступить завтра вечером. Ведь под горами все равно темно, что днем, что ночью. И если идти с утра, то за ночь часть энергии у них уйдет на внутреннюю профилактику. А проведя профилактику днем (то есть по-человечески - просто поспав) и на воздухе, вечером будет самым выгодным и экономичным выступить в путь.
        На этом и остановились. Затем они вышли из-под каменного навеса и устроились прямо на траве в долине. Чтобы не терять времени, Жвачкина отправили "пастись". Так как в долине деревьев не было, то для удобства он принял козлообразное положение и пошел щипать травку.
        Марс и остальные, чтобы быстрее включиться в дело, попросили Альфа рассказать о том, что он знает и запомнил о последних событиях в городе. Ведь теперь он все события мог вспоминать под новым углом зрения.
        Но ничего особенного Альф не рассказал Ведь люди тогда уже жили несколько сотен лет и полностью взрослым человека начинали считать после пятидесяти лет, а до этого он учился и постигал накопленное ранее знание. Поэтому таких детей, как Альф взрослые не посвящали в свои проблемы. Правда, дети смотрели киновизор, слушали разговоры взрослых. Но сразу Альф ничего не мог вспомнить.
        Отсюда можно было сделать вывод, что что-то такое случилось на Земле внезапно. И все события произошли за то время, а это месяц или два, что Альф находился в ущелье Трех скал.
        Второй вывод - что это не была обычная война, которую многие сотни лет раньше вели земляне между собой. Об этом бы все сразу узнали. Да и воевать-то было особенно некому. Ведь землян всего оставалось несколько тысяч на всей планете.
        Так что из воспоминаний Альфа они пока что не извлекли ничего конкретного. Но гораздо больше пользы от него было бы в городе. Там он знал и размещение хранилищ информации и видеопросмотровых залов. Знал места, где работали Па и Ма и другие родители его друзей. Он хорошо знал окрестности города, где много путешествовал со Жвачкиным, знал расположение исследовательских центров, аэродромов и космических портов.
        Единственная существенная зацепка, которую они смогли извлечь из рассказов Альфа, было воспоминание, что самые последние дни дома и в городе в разговорах взрослых часто упоминалось какое-то неизвестное излучение. Но в то время Альф не придавал этому особого значения. Это вполне могло быть еще одно из открытий, которые довольно часто стали делать на земле после окончания воин и объединения всех оставшихся людей для мирной жизни.
        Как сейчас вспоминалось Альфу, в этих разговорах было упоминание о таинственности, неразгаданности, о всепроникающей силе и даже о возможности злых умыслов и страшных последствиях.
        Но эти взрослые опасения и разговоры мало трогали детей, у которых, как всегда, были свои тайны и свои опасности. Даже отправку в ущелье Трех скал Альф воспринял как очередное веселое приключение.
        Оставалось надеяться, что на месте, в городе, он сможет вспомнить что-нибудь еще. На следующий день с утра, пока Альф спал, удалось обсудить некоторые вопросы будущего похода со Жвачкнным. Впереди будет идти Марс, чтобы не выдавать ночные походы Жвачкина. Но по сути, до большого зала их будет вести именно он. А там, на месте, потребуется вспомнить, из какого прохода они попали в этот зал, чтобы затем продолжить по нему путь.
        После этого весь день тянулся очень медленно, так как всем не терпелось поскорее выступить в путь.



        Глава 27.
        Печальное спасение

        К заходу солнца все были готовы в дорогу. С последними его лучами, о которых можно было судить только по окраске горных вершин, они направились к входу в пещеру, из которой совсем недавно появилась Аза с друзьями.
        Впереди шел Марс, а за ним все остальные. Завершал движение Дормидонт. Никакого сожаления об оставляемом ущелье или страха перед предстоящей дорогой ни у кого не было.
        Темп движения был невысоким, так как проходы были довольно узкими, а пол неровным. Но зато настроение было бодрым, и даже велись разговоры на разные темы.
        Оно и понятно. Для Жвачкина этот путь был хорошо знакомым. Остальные роботы это знали и тоже без сомнений шли вперед. Ну а Альф, вероятно, считал, что раз столько роботов раньше прошло горы оттуда, то также спокойно они пройдут и туда.
        Идя впереди, Марс ориентировался по маленьким крестикам на стене. Эти крестики раньше были сделаны Жвачкиным. Он, как и наши друзья, догадался, что дорогу в запутанном лабиринте надо отмечать. Но никакой краски или мела у него не было и ему приходилось делать это обычным камнем, просто царапая им стены. Поэтому его крестики были очень непохожи на яркие аккуратные крестики Азы, которыми она отмечала боковые проходы.
        Крестики Жвачкина были плохо заметны, и их с трудом можно было различить среди других всевозможных полосок, кружков и других царапин на стенах. Но там, где у Марса были затруднения, ему подсказывал Жвачкин, который после многократного посещения этих пещер хорошо в них ориентировался.
        Через несколько часов монотонного пути Аза вдруг спросила, ни к кому конкретно не обращаясь:
        - А что, если пока мы здесь находимся, в ущелье прилетят за Альфом его родители?
        Все сразу остановились, как громом пораженные. Почему-то такое простое и очевидное предположение никому из них не пришло в голову раньше.
        Что в этом случае родители будут думать? Что ребенок пропал, не послушался их наказов и ушел в горы. Что робот не оправдал их надежд. Что с ними что-то произошло. Этого нельзя было допустить. А ведь и они тоже теряли дополнительный шанс встретиться с людьми.
        Надо было возвращаться назад, чтобы оставить какое-нибудь сообщение на случай прилета родителей. Альф сразу предложил, чтобы его здесь подождали, пока он сбегает и напишет записку. Но хоть Альф и был человеком, его предложение не нашло поддержки у остальных. Именно из-за этого и нельзя было, чтобы он рисковал. Их главной задачей теперь стала его охрана.
        Поэтому решили, что пойдет Жвачкин. Всем не стоило идти, чтобы зря не тратить энергию, а Жвачкин лучше всех знал дорогу и быстрее всех все бы сделал. Так и поступили.
        Немного им не повезло. Поход начался как-то не очень удачно. Все молча ждали возвращения Жвачкина. А он почему-то не возвращался, хотя по их расчетам уже должен был прийти обратно.
        На этот раз молчание нарушил Дормидонт, засомневавшийся, что родители смогут найти их сообщение. Ведь даже место для ночевки было выбрано после их отлета.
        Да, и об этом они тоже не подумали. Мало того, что Жвачкину трудно было одному что-то придумать, так ведь еще наверху была ночь и, следовательно, даже придуманное было трудно реализовать. Может быть, именно поэтому он так долго не возвращался. Надо было всем идти ему на помощь.
        Делать нечего, пришлось выбираться назад. Вот где пригодились им крестики Жвачкина. Хорошо еще, что сюда их вел Марс и поэтому все запомнил.
        Когда, наконец-то, выбрались наружу, уже начинало светать. И первое, что они заметили в предутренних сумерках, это был Жвачкин, который носился по полю и зачем-то складывал посередине его стог из травы.
        - Шоколадик, ты что это делаешь, мы не смогли тебя дождаться? - закричала ему издалека Аза.
        - Ну, слава богу, что вы пришли, - с большим облегчением ответил им Жвачкин.
        - А то я уже и не знал, что делать. Не могу никак придумать, чтобы наше послание оказалось заметным. И за вами идти - жалко время терять. Вот молодцы, что сами догадались вернуться. Я думаю сложить большой стог, чтобы его отовсюду было видно, и около него положить записку.
        - Так ведь его ветром за день разбросает, - «утешил» Дормидонт. - А записку дождем размоет.
        - Фу ты! Как вместе, так такие мудрые мысли в голову приходят, а как один - так все время какая-то ерунда. И в самом деле, ветер все разбросает. Так что же делать?
        - Ну, тут у нас специалист Марс. Сейчас мы с ним вместо травы натягаем камней побольше, чтобы получилась заметная куча, чтобы сразу было ясно, что она искусственная. Это ты хорошо придумал - сделать ее именно посередине долины. И на одном из камней побольше Марс своей красочкой напишет послание.
        Так они и сделали. Сначала таскали камни. Дормидонт - поменьше, Марсик - побольше. Дормидонт - один, Марсик - два. Получился хоть и не очень большой, но аккуратный и хорошо заметный холмик. Сразу было видно, что он искусственного происхождения. На самый его верх уложили камень побольше и яркой краской написали: "Я вместе с роботами через подземный ход ушел обратно в город. Ищите меня там. Ваш сын Альф".
        - Вот теперь другое дело, - проговорила Аза. - Можно спокойно продолжать наши планы.
        Но подумавши, они все же решили сразу не идти, а опять перенесли поход на вечер, чтобы полностью использовать солнечный день для заправки.
        Вечером, все еще раз проверив, двинулись в поход в том же составе и в том же построении.
        Идя третий раз по одному и тому же пути, пещера воспринималась как родная. И под гулкое эхо шагов Аза затянула новую песню:


        Отрядик маленький идет
        Сквозь горы напрямик.
        Отряд могучий Марс ведет,
        Наш славный проводник.


        Нашли мы Альфа в трудный час
        И помогли ему.
        Теперь и он один из нас,
        Идем домой к нему.


        Всегда в поход, всегда вперед
        Дорога нас зовет.
        Лишь смелый духом, как и мы,
        По ней к мечте дойдет.


        Последние строки особенно всем понравились. Их было так прекрасно петь под аккомпанемент гулких шагов. И среди других голосов четко выделялся звонкий голос Альфа:


        Всегда в поход, всегда вперед
        Дорога нас зовет.
        Лишь смелый духом, как и мы,
        По ней к мечте дойдет.


        Скоро они миновали тот участок, с которого вернулись обратно. Дальше пошли медленнее, так как приходилось с трудом отыскивать крестики на стенах и все чаще незаметно обращаться к помощи Жвачкина. Хорошо еще, что Альф не задавал никаких вопросов.
        Наконец, дошли до круглого зала, недалеко от которого их нашел Жвачкин. От него расходилось пять дорог, а нужно было выбрать единственную. Две сразу отпали - та, по которой они сейчас пришли, и та, на которой их нашли. Остались три - вроде и немного, но выбрав не ту, можно было и совсем не выйти на волю.
        Для начала взяли самый широкий коридор, и пошли по нему, отмечая свой путь. Вся трудность была в том, что никто не помнил, сколько времени они шли сюда на пределе энергии, не отмечая дороги. Если немного, то им надо было бы пройти только определенное расстояние по каждому из коридоров до встречи со старыми стрелками. Но теперь этих расстояний они не знали и поэтому не знали, где остановиться, чтобы вернуться назад и начать обследование нового коридора.
        Целый день шли вперед, но никаких следов не встретили. Надо было решать: идти дальше или поворачивать обратно. На практике все получалось хуже и труднее, чем в теории. Вроде простая задача становилась неразрешимой. Конечно, пока они еще в любой момент могли вернуться обратно, в ущелье. Но если дальше будут очень далеко исследовать каждый из проходов, то может повториться и недавняя неприятная ситуация.
        Мнения разделились. Одни предлагали идти вперед, а другие - вернуться назад. Даже не принимавший до этого участия в обсуждениях Альф не выдержал:
        - Я никак не могу понять, почему вы не помните точного расстояния. Ведь у вас всех есть внутренние часы, так что время вы знали точно. Да и скорость почти все время одинаковая. Так что если вы какое-то время и не делали отметок, то легко вычислить расстояние. Это же простейшая арифметическая задача. Мы такие в детском саду решали, а в вас это должно быть заложено программой.
        Да, со стороны все это было непонятно. Но так как дело принимало серьезный оборот, то тут уже было не до тайн. Только совместные усилия могли помочь им выйти из трудного положения.
        Поэтому пришлось признаться Альфу, что из-за того, чтобы не подвести Жвачкина, они ему не все рассказали. В том числе о поисках Жвачкина, о своем состоянии в то время и даже о своей смерти, когда они, конечно, не могли отслеживать никакого времени.
        При этом Аза попросила Альфа, чтобы он не сообщал об этом родителям. Жвачкин заслуживал прощения - ведь он же и спас всех их. Только благодаря ему они могут продолжать поиски и спасение людей.
        Но Альф и не собирался ругать и выдавать Жвачкина. Ведь они были друзьями. Он о чем-то напряженно думал, а потом попросил повторно рассказать об их прохождении через горы.
        Марс четко, без эмоций, стал излагать происходившие тогда события. Когда он кончил, Альфу еще раз понадобилось описание почему-то только скелетов, которых они нашли в тупике. Марс удивился, но выполнил просьбу.
        - Подождите минутку, - о чем-то напряженно думая, сказал Альф.
        Минуту он молчал, а потом с волнением произнес:
        - Кажется, у нас есть шанс. Правда, для этого мне тоже придется кое в чем признаться вам. Я знаю это место, где лежат четыре скелета.
        - Ты? Знаешь? Откуда? - удивленно заговорили все сразу. - Этого не может быть, даже мы не знаем этого.
        - Вот тут мне и придется открыть свой секрет. Только я заранее также прошу не рассказывать об этом Па и Ма, когда мы с ними встретимся.
        Дело в том, что мне тоже надоело сидеть без дела в долине. И я также решил найти выход из нее. Но Па запретил мне рисковать и лазить по горам. И об этом же предупредил Шоколодика. Так что я был под постоянным наблюдением.
        Но тут мне повезло. Через некоторое время я заметил, что у ШР пошло в привычку спать днем или, по-вашему, отключаться для профилактики. Это только теперь я понял, что он это делал из-за своих ночных похождений.
        Но тогда я ничего не знал и решил воспользоваться такой ситуацией. И когда он отключался, я отправлялся на поиски в горы. А ко времени его пробуждения возвращался обратно.
        Таким образом, я осмотрел довольно большое количество проходов, но везде натыкался на тупики. В одном из них я и встретил скелеты, о которых вы рассказывали. Думаю, что я смогу найти дорогу туда. Ведь когда я здесь ходил, то тоже делал отметки на стенах - небольшие кружочки.
        Да, мы их видели - подтвердил Марс, - но подумали, что это случайные царапины.
        - Но чтобы я нашел дорогу, надо вернуться назад, в большой зал, - продолжил Альф. - Оттуда по отметкам я доведу вас до скелетов.
        - А дальше мы уже по своим стрелкам найдем выход, - радостно подытожила Аза. - Ура!
        В очередной раз отряд повернул в обратный путь. Марс довел их до большого зала. И действительно, в начале одного из двух неисследованных коридоров они увидели на стене нацарапанный небольшой кружок.
        - Вот моя визитная карточка, - показывая на нее, сказал Альф. - Только вы тоже ищите их на стенах, чтобы не пропустить повороты.
        Выискивая на стенах кружочки, тронулись в путь. И через некоторое время повторно увидели картину, от которой совсем недавно у них на время отключились электронные цепи.
        - Вот они, родные, - возбужденно воскликнула Аза.
        - То, что они здесь, мы и без тебя видим, немного удивившись, ответил ей Дормидонт, на этот раз без особых переживаний глядевший на скелетов.
        - Но вот почему они тебе вдруг стали родными, нам не понятно.
        - Да не они, не скелеты, - отмахнулась Аза. - Вот они, мои родные стрелочки. Одна - сюда, другая - отсюда. Какие они красивые и ровненькие.
        - Ну, насчет красоты еще можно поспорить, - как всегда не соглашаясь с ней в пустяках, произнес Дормидонт, показывая на весьма кривенькие и тоненькие стрелочки.
        - Но вот насчет ровненьких - это очень сомнительно.
        - Главное, что они ведут нас к выходу, - разрешил их спор Марс. - И это так. Вперед, без остановок.
        - Keep together! (Кип тугэзэ)! - дал свой совет Дормидонт.
        - Сами знаем, что надо идти вперед, - ответила на его слова Аза, недовольная его командой.
        - Не вперед, а вместе, - пояснил Дормидонт, которого, на этот раз, просто не поняли.
        Теперь первым пустили Пуфика, как самого наблюдательного. Оказалось, что он мог идти, почти не пользуясь указателями, настолько хорошо помнил ранее пройденную дорогу. Все для него имело значение: и выщербина на стене, и выбоина в полу, и трещина в потолке. Так что другим оставалось только следовать за ним.
        Предвидя скорое освобождение, они до минимума сократили время отдыха. И если до скелетов раньше шли четверо суток, то здесь, уже после второй ночевки, Пуфик объявил, что осталось идти всего несколько километров.
        Это известие настолько их взбодрило, что все невольно прибавили темп. Их шаги громко отдавались эхом в подземелье, отражаясь от стен и потолка.
        - Еще три поворота - и перед нами прямая дорога к выходной двери, - торжественно проговорил Пуфик.
        Гул шагов перешел в беспрестанный стук каблуков о пол. Это роботы не выдержали и бросились бегом к заветному выходу. Всем так хотелось побыстрее снова увидеть солнце.
        Но одновременно с топотом ног откуда-то сзади стал нарастать какой-то посторонний глухой стук. Как будто далеко упало что-то тяжелое. Потом оно упало немного ближе и с большим стуком. Если отвлечься от того времени, в котором все происходило, и вернуться в старинные времена постройки подземных залов, то можно было вообразить, что какой-то великан гонится за ними, тяжело и грузно топая своими ножищами позади.
        Никто из наших героев, конечно, не обращал на это внимания. Дверь, заветная дверь! Вот она, рядом. Еще несколько усилий - и они на воле!
        Но перед последним поворотом им все-таки пришлось обратить на это внимание.
        Замыкавший бег, как самый тяжелый и медленный, Марс на секунду остановился, обернулся назад и с тревогой крикнул:
        - Быстрее к двери! За нами проход закрылся упавшим сверху щитом!
        Не успел он забежать за поворот, как новый могучий удар заставил его снова обернуться.
        Еще одна перегородка, но уже значительно ближе к ним, появилась сзади поперек подземного коридора. Вот что было причиной глухих ударов-шагов, постепенно догонявших их. Тоннель перегораживался дверями, блокируя проход по коридору. Через несколько минут он весь мог превратиться в отдельные секции-ловушки, из которых не было бы выхода.
        Скорее всего, причиной этого стал их поспешный бег к выходу. От стука и сотрясения стен и воздуха начали срабатывать какие-то старинные ловушки лабиринта. Может быть, они реагировали на звук или на тяжесть шагов. А возможно, решение было еще проще - во время бега случайно нажали какой-то замаскированный рычаг на полу, приводивший защитную систему в действие.
        Но что бы это ни было, им грозила смертельная опасность. И это перед самым освобождением, когда заветная цель была так близка!
        Повернувшись снова к выходу Марс громко приказал товарищам:
        - Как можно быстрее бегите вперед! Страшная опасность сзади! Ни на секунду не останавливайтесь! Кто может, пусть побежит вперед и откроет входную дверь. Быстрее! Не оглядывайтесь! Вперед!
        Времени на обсуждение не было. Приказ Марса был самым разумным в данной ситуации. Да и дверь - вот она - была рядом. Вперед вырвался Пуфик и понесся к цели. Совсем рядом с ним был Жвачкин.
        Толчок - и солнечный свет, впервые за несколько дней, осветил цепочку бегущих по коридору.
        Но цепочка эта была разнородной. Пуфик и Жвачкин уже достигли двери. За ними, не очень далеко от выхода, мчалась Аза. Немного отстав, бежал Дормидонт. За ним следовал Марс, на последней прямой обогнавший Альфа, который значительно сдал и не мог больше быстро бежать.
        Выход был близко, но опасность еще ближе. Вот Аза выпрыгнула наружу. Но последняя дверь опустилась, чуть не придавив пятки Альфу.
        В спешке из двери выпал Дормидонт. Он забыл, что выход находится довольно высоко над землей и просто ступил вниз, как через порог. Но сейчас было не до него. К выходу подбегал Марс. И чуть дальше, из последних сил бежал Альф.
        - Альфик, быстрее, осталось немного - торопила его Аза.
        Но уже начала опускаться сверху последняя дверь, прямо перед выходом, загораживая собою пещеру. Было видно, что Альф не успевает. Ему оставалось еще несколько шагов до опускающейся перегородки, а она уже наполовину закрыла проход и продолжала быстро падать вниз.
        Аза от ужаса закрыла глаза. Раздался какой-то скрип и хруст. Она закричала. И в это время кто-то спрыгнул рядом с ней. Считая, что это Марс, она без сил оперлась на него. Но это оказалось не металлическое плечо гиганта, а живая рука. Рука Альфа!
        А тем временем хруст перешел в скрежет, раздался тяжелый удар упавшей перегородки и дребезжащий звук катившегося к ним бесформенного предмета.
        Это был Марс! Раздавленный перегородкой Марс. В последний момент, увидев, что Альф не успевает, он подставил свое плечо под падающую дверь и на мгновение задержал ее падение.
        Этого было достаточно для Альфа, чтобы успеть проскочить под ней. Но даже могучий Марс оказался не в силах сдержать многотонную тяжесть плиты. С раздавленным туловищем он свалился из выхода и упал к ногам маленькой группы.
        С последним проблеском угасающих глаз, Марс только успел еле слышно пробасить:
        - Берегите Альфа... И берегитесь птиц... Не отходите от скалы до наступления темноты... Прощайте...
        И его глаза потухли.



        Глава 28.
        Новые надежды

        Да, напоминание о птицах было в самый раз. В последнюю секунду своей жизни Марс успел спасти и всех их. Противный тонкий свист от невидимых пока существ отчетливо послышался в небе. Им хотелось кричать, драться, что-то делать, но выполняя последний его приказ, все неподвижно лежали у подножия скалы, ощущая свое бессилие. Марс успел им напомнить, что главная их цель не собственная жизнь, а жизнь Альфа. Поэтому они не могли рисковать.
        Оставалось лежать и ждать. Самое опасное время было в первой половине дня, когда солнце своими лучами освещало всю площадку под навесом, где они находились. Укрыться больше было негде, а отблеск солнечных лучей от тел роботов мог их легко выдать.
        Несколько раз в дали, высоко в небе они видели темные точки птиц и опасались, что те их заметят. Но все обошлось.
        Во второй половине дня солнце ушло за скалу и на место, где они лежали, упала тень. Вместе с ней уменьшилась и опасность. Но до наступления сумерек было еще далеко.
        Время тянулось очень медленно. Говорить ни о чем не хотелось. Планировать дальнейшие действия - тоже. Раньше они всегда в таких ситуациях могли надеяться на Марса, а теперь его не стало.
        Наконец, сумерки спустились на горы. Затих и тонкий змеиный свист. Дорога была свободной, они были спасены, но спасение далось им дорогой ценой. Дормидонт и Жвачкин подняли Марса и медленно, ничего не говоря, стали спускать его вниз с горы.
        У подножия горы они нашли свои велосипеды, которые оставались там же, где они их еще недавно бросили.
        Надо было как-то перевезти Марса. Пусть и неживого. Но им и в голову не могло прийти, чтобы бросить его тут. Хорошо, что у Азы был трехколесный велосипед. Марса привязали сзади к подставке, а вместо Азы за педали сел Дормидонт, как более сильный.
        Аза взяла велосипед Дормидонта, а Альфу досталась машина Марса. Так их распределили потому, что Альф и Аза умели ездить на велосипеде.
        Оставались Пуфик и Жвачкин. Они вызвались бежать следом за велосипедами, тем более что Дормидонт с Марсом не мог быстро ехать.
        Но тут впервые техническое решение из своей прежней детской практики предложил Альф. Небольшими трубками он быстро удлинил задние оси обоих велосипедов. Не надо напоминать, что детали для такой операции они взяли у Марса, который и сейчас хранил их для своих друзей.
        После этого Пуфику и Жвачкину оставалось только встать на эти трубки ногами. Правда, при этом надо было еще руками держаться за плечи водителей. Но это не было проблемой.
        Так и тронулись в путь через долину к выходу из скал. Первое время у Азы на двухколесном велосипеде тоже не очень получалась езда. Но они с Пуфиком нашли быструю систему обучения. Первое время он бежал сзади, толкая и одновременно поддерживая ее.
        И буквально через несколько минут Аза уже смогла сама управлять велосипедом, а Пуфик примостился сзади на трубках. У Альфа со Жвачкиным никаких проблем не было.
        На всякий случай, хотя вокруг была ночь, все соблюдали тишину. Никто не знал, чего можно было ждать от птиц.
        Скоро долина кончилась. Потом они проехали и мимо скал, где совершали свое первое горное восхождение. Теперь все это казалось таким далеким и хорошим.
        Понемногу начался спуск к реке. Теперь уже можно было не бояться нападения хищников, но отряд все равно без разговоров продолжал движение. Достигнув переправы, решили немного отдохнуть, тем более, что и восход солнца был уже недалеко.
        С первыми солнечными лучами приступили к переправе. Только Альф сначала волновался, не зная, как они переправятся. Но Дормидонт достал из марсовских запасников пистолет-гарпун, связку веревки и быстро наладил переправу.
        К середине дня переправа была закончена, и перед ними до самого города не намечалось больше никаких преград. Ехать было не трудно, так как дорога все время шла под небольшой уклон. Они двигались достаточно быстро и поэтому иногда приходилось останавливаться и поджидать отстающего Дормидонта. Но, по сравнению с прошлым, это даже не могло считаться за трудности.
        Так прошел день. И еще один. А уже на следующий впереди показались силуэты высотных зданий города. К полудню они были в городе. Остановиться решили в доме Альфа.
        Когда при открывании двери Альф услышал голос отца, слезы опять навернулись ему на глаза. За время последних событий он значительно повзрослел, но здесь на минуту он не смог сдержаться. Все это прекрасно поняли.
        Первым делом Альф освободил дома свою комнату для Марса. Он сказал, что Марс будет здесь находиться до тех пор, пока они не отыщат Па и Ма. И еще он сказал, что они у него такие специалисты, что обязательно смогут починить его. И не просто починить, а восстановить прежнего Марсика с его привычками и памятью.
        Ведь основная часть организма - голова - не была затронута. И сознание он потерял не сразу, а оно постепенно ослабевало по мере потери энергии в теле. А для таких случаев, вспомнил школу Альф, в новых роботов встраивались специальные запоминающие кристаллы, из которых впоследствии каким-то образом можно было восстанавливать собственное «Я» их обладателей.
        Известие об этом для друзей было как бальзам на больные раны. А так как по своему строению все роботы были оптимисты, они безоговорочно поверили Альфу, несмотря на его малый возраст и небольшие знания. Даже недовера Дормидонт, как врач согласился с такой возможностью. Появилась еще одна цель поиска людей - оживление их друга.
        А с надеждой, как известно, и жизнь становится слаще. Как-то все сразу и Марса перестали считать погибшим и стали относиться к его отсутствию среди них как к тяжелой, но излечимой болезни. И если его имя совсем недавно было тяжело произносить, то теперь, наоборот, оно часто было у гак на устах, особенно, при воспоминаниях об их прежних похождениях.
        С появившейся надеждой прошел день, а утром все вместе пошли искать Буля. Ведь в трудную минуту надо было собрать все имеющиеся силы вместе для новых походов.
        За время их отсутствия город нисколько не изменился. Все также встречались безжизненные роботы и механизмы, и нигде не было видно никакого движения.
        - А все-таки скучно без людей, - проговорила Аза. - Если бы не их поиски, то даже и неизвестно, что бы мы делали.
        Вот Дормидонт говорит, что людям все время что-то надо, чего-то хочется. Они все время придумывают и строят новое.
        - Не только скучно, но и грустно, - поддержал ее Альф. - Все люди такие интересные, а Па и Ма так любят меня, что даже слов нет сказать как я их очень люблю. Наверно, без меня им тоже сейчас несладко. Поэтому надо мне поскорее найтись.
        - И ты найдешься, и мы их найдем, - уверенно подтвердил Жвачкин, который вообще- то не имел привычки в чем-либо сомневаться. Мы с Дормидонтом решим эту проблему.
        Вообще было заметно, что Жвачкин сильно сдружился с Дормидонтом. Они, наверно, почувствовали какую-то общность характеров. Если Дормидонт постоянно ворчат на Азу, то Жвачкину также приходилось все время опекать Альфа.
        Правда, Дормидонт был более осторожный, чем увлекающийся Жвачкин. Но как ни странно, не принимавший этой черты у Азы, Дормидонт одобрял ее у Жвачкина. А тот, в свою очередь, всячески поощрял его критику Азы.
        И если раньше на стороне Азы почти всегда был Марс, то теперь ей приходилось сложнее, когда ее постоянно "учили жить" с двух сторон.
        Ей по характеру теперь ближе всех был Альф. Но пока он очень часто грустил о своих родителях. Оставался еще преданный Пуфик, с которым она не расставалась ни днем, ни ночью.
        Но разные характеры не мешали им объединить свои усилия для поисков родителей Альфа. Как-то само собой появилось решение, что теперь, после встречи с Альфом, надо искать именно Па и Ма. В том, что это удастся, не сомневался никто, даже Дормидонт. А уже потом с их помощью восстановить Марса и продолжить поиски других людей.
        Пока же надо было найти Буля, чем они и занимались. Сделать это оказалось не так-то просто, хотя Жвачкин и знал несколько мест, где раньше постоянно его можно было встретить.
        Но, вероятно, теперь он изменил своим привычкам и проводил время где-то в другом месте. О его деятельности можно было судить по тому, что в городе постоянно была вода и работали сейчас никому не нужные фонтаны.
        Два дня поисков не дали никаких результатов. Тогда хорошую идею высказала Аза:
        - А не повторить ли нам тот же маневр, что и первый раз, когда он нашел нас.
        Хоть это было и не очень умно, но лучшего решения все равно ни у кого не было. Поэтому достали две большие колотушки и спустились с ними в рабочее помещение Буля, через которое он вывел их наверх. А затем начали этими колотушками бить по стенам тоннеля, надеясь, что Буль появится на этот звук.
        Колотушками орудовали Дормидонт и Жвачкин. Но если первый это делал без большой охоты, по необходимости, то второму все доставляло истинное наслаждение. Наконец-то он нашел хоть какой-то выход своей энергии. Если бы у него было четыре руки, то он с радостью заменил бы и Дормидонта.
        И как ни странно, эта затея дала свой результат. Уже через несколько часов, как будто они и не расставались, во входной двери появился Буль. Увидев друзей, тревога на его лице сменилась выражением огромной радости.
        - А я-то думаю, что такое произошло? Сначала вспомнил вас, но не поверил, что все может повториться так скоро. А когда понял, что звук идет из моей комнаты, решил, что сломалась аппаратура. Оказывается, первая мысль была правильной.
        Если бы вы знали как я рад, что снова вижу вас. Каждый день, с тех пор, как вы ушли, я жалел, что не пошел с вами. Оставаться здесь и знать, что во всем городе ты один - это невыносимо. Хоть иди и топись. Но для меня это невозможно, так как я не тону.
        А какими судьбами вы оказались здесь опять? Ведь вы же ушли обратно, к себе?
        Тут все наперебой начали рассказывать ему историю поисков Альфа. В этот момент появился и сам Альф, который отсутствовал во время стука колотушками, так как для него такая операция была не очень приятным и полезным занятием.
        Буль обрадовался и огорчился одновременно. Обрадовался, что друзья все-таки нашли человека, а огорчился, что все это произошло без него.
        Очень жалко ему было и Марса. Хотя он и не был с ним почти знаком, но гибель могучего воина произвела на него сильное впечатление. Особенно то, что он пожертвовал собою ради других.
        - Нет, теперь я с вами добровольно сам не расстанусь, - повторял всем Буль. - Куда вы, туда и я. Будем вместе искать людей.
        - А мы ведь как раз из-за этого уже двое суток тебя ищем, - ответила ему Аза. - Мы-то давно поняли, что быть всем вместе намного лучше. Дружба всегда помогала, и будет помогать нам. Вместе и беда легче, и радость полнее.
        К тому же, с нами теперь Альф. Он не может жить без папы и мамы. Мы ему обязательно поможем. А он постарается вспомнить все, что здесь происходило и показать место работы его родителей. Ты же, и Жвачкин, как старожилы этого города, поможете ему отыскать места работы родителей его друзей. К тому же, теперь мы сможем попасть и в инфотеки, и просмотреть все события за последние месяцы. Я уверена, что мы обязательно найдем следы того, что произошло на Земле.
        - И мы уверены в этом, - дружно подхватили за ней остальные роботы.
        Был теперь в этом уверен и Альф, имея столько друзей и помощников.
        Еще немного поговорив, все вышли на поверхность и зашагали к дому Альфа, чтобы там в спокойной обстановке разработать подробный план предстоящих походов.
        И по дороге, как всегда, когда у них было хорошее настроение, они пели песни. Спели все старые: и пиратскую, и горную, и даже подземную, которая помогала им сохранить бодрость духа в подгорных лабиринтах.
        И, конечно же, новую песню Азы:


        Когда на сердце радостно,
        Что вместе мы живем,
        Тогда нам нужно лишь одно -
        Мы песенку поем.


        Поем о том, что навсегда
        Все будет хорошо,
        Но будет это лишь тогда,
        Когда друзей нашел.


        Пусть будешь мал ты - не беда
        Или кривой совсем,
        С большою радостью всегда
        Поделимся мы всем.


        И сколько б не пришлось идти,
        Друг друга мы найдем,
        Ну а в конце концов пути
        Мы песенку споем.


        На этом оканчивается первая часть приключений роботов из повести «Через тысячу лет». Все это было только вступлением к новым невероятным приключениям и превращениям, которые ждут их впереди. А вместе с ними и вас.
        До встречи.



        Фразеологический словарь Дормидонта

        (английский, русское произношение, перевод)
        Yes (ес) - да
        Not, Don't (нот, донт) - не
        It's, It is (итс, ит ис) - это, это есть
        Good (гуд) - хорошо, хороший
        Bad (бэд) - плохо, плохой
        O.K. (окей) - все в порядке, хорошо
        Very (вэри) - очень
        Very bad (вэри бэд) - очень плохо
        Very good (вэри гуд) - очень хорошо
        I don't know (ай донт ноу) - я не знаю
        I don't understand (ай донт андэстэнд) - я не понимаю
        I don't want (ай донт вонт) - я не хочу
        I don't want to say with you (ай донт вонт ту сэй виз ю) - я не хочу говорить с вами
        I don't like it (ай донт лайк ит) - я не люблю это, мне это не нравится
        I don't may (ай донт мэй) - я не могу
        It's good, it's O.K. (итс гуд, итс окей) - это хорошо
        It's bad (итс бэд) - это плохо
        It's strange (итс стрэйндж) - это странно
        It's very interesting (итс вэри интристинг) - это интересно
        It's wonderful (итс вандэфул) - это замечательно
        It's simply absurd (итс симпли эбсэд) - это просто смешно
        It's impossible (итс импосэбл) - это невозможно
        I like it (ай лайк ит) - я люблю это, мне это нравится
        I agree with you (ай эгри виз ю) - я согласен с вами
        I want it (ай вонт ит) - я хочу это
        I am glad (ай эм глэд) - я рад, я доволен
        Good bye (гуд бай) - до свидания
        Thank you (сэнк ю) - спасибо
        Keep together (кип тугэзэ) - держаться вместе
        Happy end (хэпи энд) - счастливый конец
        You are right (ю а раит) - вы правы
        Friend (фрэнд) - друг
        Forward (фовэд) - вперед
        Victory (виктэри) - победа


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к