Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Дай Андрей: " Андреевский Крест " - читать онлайн

Сохранить .
Андреевский крест Андрей Ю. Дай
        Некаждому вруки попадает удивительная штука портал, дверь виной мир! Быть может, многие мечтают отаком, нооднажды попал он вруки людей неоднозначных инепростых. Изтех, чтосначала бьют, апотом фамилию спрашивают. Вруки братков вотставке. Вконце концов, такиеже когда-то давно Сибирь дляМосковского царства завоевали. Авот что получится унынешних - большой вопрос!
        Андрей Дай
        Андреевский крест
        Пролог
        Почему мы ушли? Почему мы ушли… Сложный вопрос, внучек. Даинемогу я завсех икаждого ответить. Только засебя да, может, ещезабратьев. Ивот чего я скажу, ребятишки! Много было причин. Одним словом инескажешь. Такчто давайте-ка я расскажувам, какмы уходили, атам исдругими вопросами определимся.
        Рассаживайтесь поудобнее, печенье вот ксебе ближе двигайте… Хомячьте, непарьтесь. Сказка моя длинная будет, напустое пузо может иневмасть пойти. Иэту… бандуру включите назапись. Ядважды баянить нестану, авам историю эту еще своим детям справнуками пересказывать. Пусть машина пишет, онажелезная…
        Короче, пацаны! Реально место, гдеПодкова была зарыта, нашел Поц. Былунас вбригаде такой персонаж. Налицо ужасный, хрен знает какой внутри. Явот сейчас лоб морщу, пытаюсь вспомнить - видел Поца хоть раз безтельняшки? Походу, иневидел ниразу. Лицо - какуконя морда. Итаскалбы типец этот какое-нибудь конское погоняло, еслибы нетельник полосатый. Болел человек водными просторами. Ислужил воВладике, ипотом надаче какую-то лодку илияхту всарае строил.
        Мореман, короче, зафанатевший погланды. Братва его попервой Боцманом нарекла, датолько изконя боцман, какизнавоза пуля. Такистал он Поцманом. Апосле ивовсе - Поцом.
        Нонужно признать - водила он был отБога. Изтех, ктомашины с«автоматом» считают женскими тележками длясупермаркетов. Навсех наших машинах всегда была механика. Ивсе наши аппараты Поц чинил сам. Потому, наверное, иработали они всегда какшвейцарские часы.
        Аеще мореман реально угорал покартам. Любым ивсяким. От,блин, глобуса досхемы проезда нарекламном объявлении. Этого добра убессменного водителя нашей боевой машины вымогателей было просто неисчислимое количество. Ценное, кстати, увлечение, явам скажу. Стаким шкипером незаблудишься!
        Гдеон сейчас? Такспитон, внучки. Нагоре подкрестом спит. Тамже, гдеиостальные, кому неповезло, когда наш «Варяг» погиб. Пусть земля ему пухом…
        Короче! Вотименно Поцман наруке алтайской принцессы портак иразглядел. Корявую такую, нарога лосиные похожую краказябру ималюсенький крестик рядом. Иведь сразу вкурил, чего это такое, прикиньте! Этиголовастики, чтомумию наАлтае изземли вырыли, - недогадались, анаш морячок - влет! Мытолько иззала музея Института археологии иэтнографии Сибирского отделения РАНвАкадемгородке, гдепринцессу показывали, вышли, аПоц мне изаявил:
        -Слышь, Андрюха, хрень та, чтоудевки наруке набита, накарту похожа. Ядома гляну…
        -Аподкрестом клад, - легко согласился изаржал тоже разглядевший изображения назапястье ипальцах экспоната Саня Коленок, третий ипоследний натот момент член нашей бригады. - Нуаче, пацаны? Поедем, выкопаем, даипоколем по-божески. Исвалим вИспанию напляжу оттягиваться имохито пить. По«мерину» каждому, абоцману еще ияхту, чтоб нас сдевками катал!
        Насчет «поколем» - немаловажный вопрос, кстати! Этотолько впеснях поется, чтоубратвы все пополам идуша длясвоих нараспашку. Реально-то дружба дружбой, атабачок врозь. Бабло - дело такое. Чуть где клювом прощелкал икакта гагара, вылетевшая поздно, пролетаешь мимо. Илиты втеме иучаствуешь вразделе добытого, илинет, иничто незаставит пацанов отделить итебе долю малую. Разпошел базар прозолото-бриллианты - определиться с«поколом» немешалобы «наберегу».
        -Тыглянь, Миша, глянь, - разрешиля. - Инетяни слишком. Лавэ ссиняковской хаты заберем имаханем вгоры. Заодно можно ивземле поковыряться.
        Больше втот день окарте наруке умершей две тысячи лет назад девахи неговорили. Навыходе еще краснополянинских встретили, побазарили, обменялись новостями. Потом как-то дела закрутили. Гоняли погороду настрелки. Возили воняющего перегаром инестираными тряпками опустившегося пропойцу кнотариусу - честно обменянную наводку квартиру оформляли. Всауне были пару раз ивночном клубе. Кшефу, когда-то давно, ещеприСоветах, бывшему нашему сКоленком тренеру посамбо, кажется, заезжали. Нукаквсе хулиганские команды, ничего особенного. Обычная жизнь средней руки вымогателей эпохи девяностых. Яуж идумать забыл окартинках накоже доисторической мумии, аПоц, каквыяснилось, - нет.
        Ячуть целлофановый пакет сденьгами неуронил. Нуприкиньте - сажусь вмашину сбаблом. Весь такой впредвкушении относительно справедливого раздела ипоследующих благ, накоторые можно спустить легко пришедшее. Азарулем Поц стакой озабоченной рожей, чтоя аж озираться начал - недай бог риелторы нас подмаски-шоу поставили! Ато так они невкурсе, каким именно волшебным образом человек поменял трешку почти вцентре наполуразвалившийся сарай вдальнем пригороде.
        -Нуче, волки? Те,которые санитары леса, - задал я риторический вопрос своей дружине, пытаясь догадаться, чемже именно озадачился наш морячок. - Завезем шефу дань задвенадцать лет, адальше? Куда двинем? Какие есть мысли, пожелания, предложения?
        -Слышь, Андрюх, - даже как-то укоризненно покачал головой водила. - Тыж говорил, клад поедем копать?! Карты готовы. Место нужное я нашел. Яилопатки саперные вбагажник кинул, ипару канистр подбензин…
        -Га-га, - словно огромный кот, потянулся, хрустнув суставами, Коленок. - Моремана тянет кобещанной яхте! Хотя базар окладе, внатуре, был. Если попонятиям, такнадо ехать!
        Нето чтоб я был против. Очень даже - за. Ловил себя намысли, чтовкакие-то мифологические сокровища совсем неверю. Авот чего-то этакое, тысячелетнее, реально древнее, хотелось вруках подержать. Прикоснуться, блин, кВечности. Черепок там какой илистрелы наконечник - мне итого хватилобы.
        Авот непрестанные тыканья вэти «понятия» терпеть немогу. Хотябы уже потому, чтомы кблатным отношение имели параллельное иворовские законы исполнять обязаны небыли. Даэто иневозможно было. Несотрудничать свластями? Этокак? Покровитель нашего шефа занимал высокий пост вадминистрации области, аначальники родного длябольшинства изнас района негнушались участвовать впраздничных мероприятиях ОПГ. Нуимзду получали ежемесячно вконвертике.
        Недавать показания? Будтобы их кто-то унас спрашивал. Ментовские командиры всаунах отподдатых братков такое слышали, чтоможно было сразу после парилки большую часть бойцов вкутузку сажать. Иневажно, признал ты вину илиуперся рогом. Только если следишь заязыком инеболтаешь лишнего, топриедут изстолицы матерые волшебники-адвокаты вголубом вертолете, блин, ипопулярно объяснят излишне ретивым легавым, вчем именно состоит их ошибка.
        Неиметь собственности исемьи? Ха-ха три раза. Вывиллу нашего шефа видели? Ссыновьями его знакомы? Ипериодически садиться вместа нестоль отдаленные - это удел лохов. Деловые люди несидят! Небрать оружие? Выэто краснополянинским скажите! Авось арсеналы свои добровольно вучасток отнесут. Амы их наследующийже день…
        Остальные «понятия» нелучше. Чтить родителей если только. Такэто ибезподсказки отчерной масти понятно. Аостальное все - блажь ифантастика. Воровская романтика исказки дляразвесившей уши сопливой шпаны изподворотен городских окраин. Только я тогда четверть века уже разменял. Считал себя опытным имудрым ишакальим песенкам неверил.
        Авот Санька прибило. Егостарший брат Николай служил морпехом наБалтике, нуипосле вПитере остался. Страна только-только выползала изперестройки, армия еще что-то изсебя представляла, исалаг учили воевать насовесть. Потому Коля отлично умел сворачивать людям шеи, атрудиться назаводе совершенно нехотел. Идаже непотому, чтонеумел - иэто тоже, - нобольшей частью потому, чтодействующих натот момент заводов встране иоставалось-то сдесяток.
        Жить как-то надо. Кто-то может торговать ибарышничать, кто-то нет. Вотистарший нашего Санька несмог. Ивстал тут перед ним вполный рост простой ипонятный выбор - вменты пойти иливбандиты. Нажалкую зарплату софициальным правом ношения оружия иликлихим деньгам, казино идевочкам?
        Ну,фильмы осчастливой западной жизни мы все смотрели. Ждать, пока встране сам собой образуется развитой капитализм, силнебыло, такчто выбор Николаю оставался очевидный. Исразу вкарманах зашелестели вечнозеленые бумажки. Тачки, клубы, сауны, кабаки. Питер какая-никакая, астолица. Деньги там другие. Больше там бабла. Коля наш сбратиком изредка карманными делился, машины дарил, те, чтоизмоды вышли. Адлянашей Сибири это выглядело… Потрясающе это выглядело, чтоуж там. Завидовала братва нашему Саньку. Черной завистью завидовала. Ачтоб парниша незазнавался, нарекли Сашку Коленком. Мол, доКоли - старшего брата иуважаемого хулигана изСеверной столицы - недотягивает. Младший Коля, короче…
        Надо объяснять, откуда умоего Санька появилось это увлечение воровскими понятиями? Итак понятно? Нуислава богу. Вобщем, поморщился я приочередном упоминании изобласти мифологической юриспруденции да иобъявил, чтонаследующее утро назначаю выезд наюг. НаАлтай.
        Каквыяснилось - зря. Конец мая несамое подходящее время дляпутешествий помалообжитым местам. Этопотом, двадцать лет спустя, вдоль Чуйского тракта стройными рядами выросли кемпинги, кафе, магазины идома отдыха, аподкаждым деревом - лошади иликвадроциклы напрокат. Тогдаже, всередине девяностых, сразу после либерализации инакануне дефолта, всяместность кюгу отБийска представляла собой одно унылое, забытое богом место. Серая дорога спотрескавшимся отстарости асфальтом, печальные, укутанные впыль домишки. Низкое, давящее намозги небо. Свиньи влужах, пьяные алтайцы иалтайки, скелеты сельхозтехники вбурьяне. Игоры сугрюмо надвинутыми папахами облаков. Апокалипсис нафоне величественных, презрительно вздернувших носы кнебу громад.
        Мишаня, каквсегда, зарулем, аСанек проплывающими мимо пейзажами непарился. Выдвинулись рано утром, иКоленок сразу уснул. Продрал глаза, мерзавец, вБарнауле наминутку, прохрипел что-то вроде: «Водки спивасиком тут надо брать, дальше одна паленка», - иснова пропал длячестной компании. Ядаже позавидовал. Сам-то спать впути немогу. Нивсамолете, нивмашине. Наполке ввагоне поезда - еще худо-бедно, ито ворочаюсь икемарю чутко. Вполглаза.
        Аехать нужно было долго. Пятьсот верст только доповорота наЧемал. Ипотом еще восемьдесят погрунтовке дочудного железного моста через Катунь. Дальше накартах Поца дороги указаны небыли. Санек еще дома хохмил, что, дескать, длярусских дорога - это вся поверхность Земли, гденет воды идеревьев, но, чтонас там может ждать, мысмореманом даже необсуждали. Мишка, хоть ивыглядел какконь вштанах, былдостаточно сообразительным парнем, чтоб понимать - если хоть какой-нибудь колеи ненайдем, раскопки отменяются. Неидтиже пешком еще пять верст вдоль реки донужного места! Слопатами, мамиными пирожками, запасами спиртного ипалаткой.
        Гоняли мы тогда на«Чероке». Забавном таком американском джипике, подаренном Коленку его питерским братом. Это, конечно, не«Гранд», способный, помнению Поца, завезти нашу бравую археологическую экспедицию вообще куда угодно, новсеже внушал определенные надежды.
        Вдеревушке сзабавным названием Еланда залили вканистры воду ирастревожили чью-то поленницу. Таскаться покустам впоисках сушняка каждый изблагородных гангстеров посчитал чем-то ниже своего достоинства. Авот сунуть пару раз взубы вяло возражавшему туземцу - хозяину дров - спревеликим удовольствием. Потом уэтогоже самого терпилы забутылку пива купили трехлитровую банку соленых огурцов. Вумении мариновать мясо надостаточно съедобный шашлык никто изнас уличен небыл, потому вБарнауле просто купили еще инесколько пачек сосисок. Жаренные накостре, онитоже очень даже ничего.
        Мост висит надревущей, словно дикий зверь, пойманный вклетку скал, Катунью. Ярость горной реки столь сильна, чтонадчерными камнями постоянно стоит леденящее облако пронзительно холодных брызг. Стальная скользкая колея моста тоже слегка подрагивает. Поцдаже вышел посмотреть напереправу. Ужесам посебе примечательный факт. Обычно наш Шумахер такими пустяками незаморачивался.
        Насчастье, колея вдоль реки все-таки была. Бодрая такая, блестящая окатанной галькой, сцелыми плантациями медунков покраям. Ничего невозможного дляскромных возможностей нашего «чирка». Десятью минутами позже Поцман притормозил и, пригнувшись крулю, уставился куда-то вправо, заКатунь.
        -Тамречка Чеба, - наконец открыл этот буратино свою страшную тайну. - Мыее переезжали.
        -Ахренеть, - вскинулся Санек. - Всевшоке! Ты,Поц, прикалываешься, чтоли? Унас водка остывает, аты, блин, достопримечательности решил показать?
        -Тамречка, - меланхолично вытащив карту иразвернув ее уменя наколенях, словно вообще неслышал вопли Коленка сзаднего сиденья, спокойно продолжил наш Сусанин. - Значит, намнужно сюда.
        -Далеко отводы, - поморщилсяя. - Идороги туда нет.
        -Нахрена тебе вода? - делано удивился обиженный невниманием хулиган сзаднего дивана. - Унас пива полно, исок тоже взяли.
        -Морду лица сполоснуть хотябы, - поясниля. СКоленком иначе нельзя. Онунас самый молодой. Брякнешь чего-нибудь, чтоможет быть воспринято какскрытое оскорбление, оногнем вспыхивает, бультерьером кидается. Абить своих нехорошо. Поэтому я лично предпочитал вскользких случаях объяснять младшему бандиту все неясности инепонятности.
        -Андрюх, - вдруг неслишком уверенно попросил Миша. - Глянь, четам? Ятам проеду?
        -Мишаня, тызаболел? - забеспокоился Санек.
        -Сыро, - пожал плечами мореман. - Камни мокрые, анам вверх надо. Начнем катиться - хрен остановишь. Хочешь так сдохнуть, Санек?
        -Нутебя, - перекрестился бугай. - Ялучше сАндрюхой пойду.
        Вышли. Исразу почувствовали висящую ввоздухе влагу. Недождь, нетуман, ачто-то менее плотное. Сырость. Коротенькая еще весенняя трава всерых жемчужинах капель. Темные, тускло блестящие камни. Изапахи. Пряный хвойный, смешанный сбьющей внос вонью сырой земли. Иеще - сладковатый оттенок каких-то розовеньких цветов исвежих, только-только распустившихся листьев накустах.
        -Курорт, блин, - прорычал Санек. - Матьего…
        Кого именно мать, мойбоевой товарищ неуточнил. Вполне могло оказаться, чтоиАлтая. Или, каквариант, нашего водилы, чьянаблюдательность привела полный состав бригады вэто неуютное место.

«Чирок» медленно, иногда взрыкивая мотором, полз следом. Пока никаких особенных препятствий дляотносительно высокого «проходимца» напути непопадалось. Шли, нет-нет да передергивая плечами отлезущей зашиворот промозглой сырости. Ксчастью - недолго.
        -Все, - крикнул Поц, приоткрыв стекло. - Можно итут встать. Крест вон там.
        Минуту спустя мореман, заглушив двигатель иподложив подскаты пару солидных валунов, присоединился кнам. Конечноже скартой вруках.
        -Вверх, - махнул он рукой иоскалил крупные, натурально конские зубы. - Тутблизко должно быть.
        -Смотри, моряк, - криво ухмыльнулся Коленок изакурил. - Никто тебя заязык нетянул.
        -Зубна, - непонял шутки Поц. - Если древняя баба че-каво изарыла, такэто должно быть здесь. Карты неврут.
        -Попивасику? - вдруг нистого ниссего возбудился Саня. - А,Андрюх? Разприехали?
        -Холодно, - который уже раз дернул я плечами.
        -Тогда водочки? - пуще прежнего обрадовался тот. - Пописят?!
        -Можно, - качнул мордой конь.
        -Соображай, - разрешиля. Мнеисамому, таксказать, «насухую» поздешним «достопримечательностям» лазать неулыбалось. Нуинадежда была, чтостарое народное средство уймет наконец давящее надушу предчувствие, чтозря мы сюда заявились.
        Вотчто в«чирке» мне нравилось - его ровный иплоский капот. Настолько мало покатый, чтопластиковые стаканчики ивскрытая банка согурцами инедумали укатываться. Рядом хватило места иналоманному кусками хлебу, ипакету ссосисками - их много, должно было хватить инажарку.
        -Давай тост, Ганс. - Ладонь уПоца огромная. Маленький стаканчик скрылся вней целиком. Мореман вообще редко называл меня покликухе. Только когда сильно волновался.
        -Ну, - поднял ия емкость сосвятой жидкостью, - чтоб унас все было инам заэто ничего небыло!
        -Гы-гы, - плюнув отвозбуждения крошками, заржал Санек. - Втему задвинул!
        -Слышь, командир, - вернув пластик накапот джипа ихрустнув огурцом, поинтересовался Поц. - Аесли мы клад выроем, типа государство может его унас отобрать? Типа там двадцать пять процентовнам, остальное типа стране?!
        -Сколько угосударства ниворуй - своего всеравно невернешь, - отвлекся наминутку отподсчета «бульков» взявшийся разливать повторой Коленок. Иснова чужими словами. Яего сдетсадовских времен знаю. Самбы он дотакой глубокой мысли низачтобы недогадался.
        -Типа государство - это кто? - коварно осведомилсяя.
        -Ну,типа менты. Илиэти… чиновники.
        -Аони - кто?
        -Легавые ипопрошайки, - выдал свою версию как-то подозрительно быстро захмелевший Санек.
        -Хрен, - хмыкнуля. - Они - это народ. Унас вконституции так писано. Типа государство - это народ. Это, Поц, чевыходит? Выходит, будто это типа народ унас станет клад отбирать?
        -Народу вдыню, - прорычал Коленок. - Загрызу!
        -Базаров нет, - расслабился Поцман.
        -Ну,прими, Господи, залекарство, - выдохнуля, поднимая стакан. - Пьем иидем искать место.
        Запасной тары набрать недогадались - стаканчиков было всего три, ипришлось позаботиться обих сохранности. Продукты просто прикрыли пакетами ибросили накапоте, апластик инавсякий случай открытую бутылку водки убрали всалон.
        Пока мы сСаньком хозяйничали, Миха добывал избагажника лопатки. Этоего «царство». Туда кнему лучше нелезть. Тамкакие-то свертки скоробками. Всевполном порядке, ничего ниоткуда неторчит, небряцает инепачкается. Второе запасное колесо ито отдельно упаковано вспециально сшитый брезентовый чехол. Апара бейсбольных бит иментовский «демократизатор» ждут своего часа вкарманах натыльной стороне задних сидений. Вотисаперные лопатки - три штуки, почислу «археологов» - ввыделенной дляних китайской сумке с«абибасом».
        Такого добра уПоца вгараже хватает. Мыоднажды вместе скраснополянинскими напригородном полустанке поезд Москва - Пекин данью обложили. Прибарахлились знатно. АПоцу вот еще сумки приглянулись. Импортные челноки невозражали. Даикуда им. Этовкино они мастера кунг-фу. Аунас - просто маленькие, полтора метра впрыжке, желтолицые человечки, попреступному упущению неделившиеся раньше сбратвой барышами.
        Светлое пятно взаметно посветлевших тучах склонилось кзападным хребтам. Подул ветер, унося ссобой висевшую прежде надтеррасой речной долины растворенную ввоздухе влагу. Этили природные игры илисто грамм сорокоградусной вжелудке, только хандра моя куда-то отступила. Мокрые камни, такиноровившие вывернуться из-под подошвы, исырая трава, мигом промочившая низ джинсов, перестали раздражать.
        Даивообще, время хоть иклонилось квечеру, стало как-то светлее. Нетак беспросветно. Оказалось, чтогорные склоны вокруг чуть несплошь были покрыты розовым налетом цветущих кустов. Акогда ветер раздвинул встороны зацепившиеся заскалы лохматые облачка, вдруг такие просторы открылись - дух захватывало. Наш, получается, левый берег Катуни был существенно выше правого. Стали видны уступы террас - древних берегов бесчисленное количество раз менявшей русло реки.
        Ато место, куда привел нас наш Сусанин втельняшке, хоть имаскировалось пододин издоисторических берегов, наверняка им неявлялось. Чудно даже, кактак вышло, чтоэтим настолько примечательным местом досих пор незаинтересовались ученые?
        Натот моментя, кроме средней школы иармии, никаким образованием похвастать немог, новсе-таки сумел сообразить, чтоскал, обвалившихся настолько ровно - идеально четким полукругом, вприроде небывает. Даиесли гора обвалилась, куда делись обломки? Ноивто, чтоэто образование метров пятьдесят радиусом инеменьше двадцати метров ввысоту было создано две тысячи лет назад руками людей, как-то неверилось.
        -Глянь, Андрюха, - сказал Коленок, успевший, пока я разглядывал окрестности, пробежать досамой каменной стены, вукромное, укрытое отреки игрунтовки кустами место. - Тутмужик подзонтиком.
        -Че? - несразу поняля.
        -Наскальные рисунки, - авторитетно заявил Поц. - Олени какие-то ичеловечки. Аэтот, вцентре, самый здоровый иподкуполом.
        -Такая очем базарю?! - вспыхнул Санек. - Внатуре тут аборигены царя какого-то хоронили.
        -Осталось отгадать, гдетут, - выговориля, прикасаясь кончиками пальцев квыбитым наотвесной скале картинкам. Еслибы невода, невлага, пропитавшая все вокруг, едва-едва заметные изображения былибы надежно скрыты отлюбопытных глаз одинаково светло-серым камнем.
        -Походу тут, пацаны, - подпрыгивая наместе отвозбуждения, определил Поц. - Тутшишка какая-то, икамни выложены… Типа Андреевским крестом. Какналапе удревней бабы.
        -Внатуре, - обрадовался Санек. - Туттебе, Поц, древние мореманы привет зарыли. Якорь, блин, вполный рост, ктвоему фрегату.
        -Вхозяйстве сгодится, - пробурчал наш механик-водитель иссилой попытался вонзить лопатку всамый верх совсем чуть-чуть, сантиметров надвадцать, возвышающегося надплощадкой бугра. Только сталь взвизгнула, вспыхнула пара искр, инаэтом раскопки застопорились. Подтонким слоем дерна ипеска обнаружилась броня изхорошо подогнанных один кдругому плоских каменюг. Снова иснова мы искали свободное место наповерхности шишки иснова иснова натыкались наувеличенные раз вдесять, блин, «тротуарные» плиты.
        -Не,здесь лом нужен! Иначеих, бляха отремня, невывернуть!
        Признаюсь честно! Когда снизу, состороны реки, раздался незнакомый голос схарактерным южным акцентом, ядаже присел отудивления. Наверное, ментовский «бобик» смигалками несмогбы поразить меня втот момент больше, чемсамый обычный, одетый ввылинявшую солдатскую полевую форму парень, боком сидящий налошади. Илизагорелый дополунегра, илипросто - коренной алтаец.
        -Тыкто, блин? Индеец? - первым очнувшись отнаваждения, спросил Коленок. Недобро так спросил. Нехорошо. Зная нашего Санька, янаместе туземца уже приближалсябы ккитайской границе.
        -Такэто, - растопырил кругленькие накругломже улыбчивом лице глаза всадник. - Знамо кто. Яэто, Васькая, бляха отремня. Еландинский, стало быть, пастух обчественный. Стадо тута, стало быть, бляха отремня, рядом, втрех верстах. Нуия сим. Идобавил сявной надеждой вголосе: - Башка трещит спохмелюги, бляха отремня. Можэто? Можесть че? Лекарственное? Выж эта. Туристами будете? Туристы всегда помогают…
        -Яте ща полечу, - бросив жалобно звякнувшую лопатку, шагнул кприблудному ковбою Санек. Благо успел поймать бойца зарукав. - Анальгину пропишу…
        -Ломнайдешь? Полечим, - предложил я итутже шепнул рвущемуся вбой соратнику: - Непугай работника. Самим, чтоли, плиты ковырять?
        -Такэто, - обрадовался индеец. - Имеется железяка-то. Взимовье, бляха отремня. Только это. Можнамашинке навашей подскочим? Всеже три версты…
        -Тебе ускорение придать? - прорычал Санек. - Могу помочь.
        -Дая это… Едууже, еду.
        Иправда. Васька изЕланды ловко перекинул ногу через голову смирного своего конька, выкрикнул что-то явно матерное, новоспринятое животным закоманду кначалу движения ивскоре исчез закустами.
        -Класс, Андрюха, - аккуратно подобрав брошенные лопаты, одобрил мое решение хозяйственный Поц. - Яуж думал, придется бросить раскопки.
        -Небоись, - оскалился Коленок. - Отроем твой якорь, морячок. Темнеет только вот. Пошли, чтоли, братва, костер зажжем да накатим помаленьку. Пописят.
        НамсМихой оставалось только согласиться. Этобыло самое разумное. Незнаю, какнаш механик-водитель, ая вуспех нашей археологии уже совершенно неверил.
        Ездил ковбой долго. Мыипалатку поставить успели, исосиски пожарить, ивыпить три раза, прежде чем послышалось цоканье подков покамням. Возникший вдруг вкруге света откостра Васька сдлинной железной палкой вруке показался мне каким-то другим. Суровым краснолицым воином изЧингисхановой орды. Настоящим хозяином этих богом забытых мест. Надменным иневероятно опасным. Ядаже оглянулся наугадывающийся вотьме силуэт джипа, гдеспало верное оружие идейного вымогателя. Этоя биты бейсбольные имею ввиду, если кто недогадался.
        -Насилу сыскал, - улыбнулся туземец, спрыгивая слошади, иводин миг стал прежним жаждущим халявной выпивки бесхитростным аборигеном. - Каменюги-то вам длякаких целей понадобились? Вона ужо, каквстали. Иеды скока…
        -Чееда, - хмыкнул Санек. - Видишь, яем? Иты садись рядом, закуривай…
        Яснова поморщился. Потому что уже знал, чтоКоленок выдаст следующей фразой. Что-нибудь вроде: «Попонятиям, впитье икуреве отказывать нельзя». Инеошибся. Какнеошибся ивпредположении, чтоуВаськи найдется тара подводку. Обычная эмалированная кружка собмотанной кожаной лентой ручкой ичерными полосами многолетних отложений чайной заварки внутри.
        -Ну,заударный труд, - провозгласил я очередной тост. - Унас, Вася, вконституции написано - каждый, мол, имеет право натруд!
        -Иправо наотдых, - заржал Коленок, подливая пастуху водки вкружку. - Тыпей, Вася, пей. Лечи башку.
        Дальний путь, скудная еда илимного спиртного - сейчас уже инескажешь. Только дальше все происходило словно какнесомной. Будтобы я смотрел наэту комедию сквозь толстое инесовсем прозрачное аквариумное стекло, аговорил идействовал вовсе кто-то другой. Нея.
        Ираньше доводилось слышать, чтоводка как-то по-особенному влияет наазиатов. Новидел такое впервые. Сколько там наш индеец выпил? Грамм двести? Врядли больше. Аэффект получился такой, будто литровый флакон изгорла выхлебал. Речь как-то водин миг стала несвязной, движения ломаными. Напростые вопросы гость стал бубнить что-то непонятное ивсе пытался завалиться набок иуснуть. Косил, короче, отработы, сволочь!
        Данетут-то было! Санек наш отгруди триста кил легкожал, чтоему худенький алтаец?! Вася был взят зашиворот, поставлен наноги ипинком ноги отправлен ковырять непокорную броню, скрывающую отнас тайну древней бабы.
        Подвел лом, наделе оказавшийся всего-навсего обрезком ржавой водопроводной трубы втри четверти дюйма срасплющенным концом. Васька честно засунул инструмент вщель между камнями инавалился всем телом. Санек даже помочь неуспел, хотя - я видел - уже даже шагнул, когда труба согнулась, ипастух кубарем покатился скаменной шишки. Ипроявил, блин, признаки жизни, только когда сердобольный Миха поднес кгубам кружку сводкой.
        Потоммы, кажется, ещепробовали кататься набоевом скакуне нашего Чингачгука, ичто-то там сосвоением нового вида транспорта пошло нетак. Потому какзачто-тоже Коленок бил Ваську?! Незапростоже так! Темболее что ния, ниПоц спасать индейца неспешили. Значит, были согласны спричинно-следственными связями.
        Утром грезы отом, чтовся наша археологическая экспедиция иночная попойка всего лишь дурацкий сон, развеялись какдым. Лучшебы развеялась сволочная туча, плотно прилипшая брюхом прямо кпроклятой каменной шишке, соприкосновения скоторой даже ломы невыдерживали.
        Было плохо. Ипива почему-то уцелела только одна бутылка. Оводке только иоставалось что вспоминать. Ещеисыро. Настолько, чтостоило пошевелиться, какзашиворот текли струйки воды.
        -Валить отсюда надо, - прохрипел Санек. - Сдохнем мы тут сэтим кладом… Туземец - падла. Всепиво украл.
        Героический человек мой соратник. Янето что говорить, мозгом шевелить немог. Опоездке поместным ухабам думал только какобизощренной пытке…
        Дальше неинтересно. Провалялись дообеда внасквозь мокрой палатке - отвисящих прямо ввоздухе капель ткань неспасала - ипотихоньку, подголодное завывание желудков, покатились вЕланду. Атам идомой. Ивсю дорогу мы ниодним словом невспомнили онеудачной экспедиции.
        Глава1
        Возвращение кАндреевскому кресту
        Прошло двадцать лет, прежде чем я вернулся кнепокорному каменному саркофагу.
        Много чего произошло заэто время. Иснами, исостраной. Всеменялось. Квласти пришел другой президент, инам, профессиональным вымогателям, стало неуютно. Краснополянинские прочухали тему первыми ипринялись тем илииным способом вкладывать деньги. Вторговые сети, спортклубы изаводы. Мы,окраинские, момент упустили. Иневмалой мере повине невовремя увлекшегося наркотиками шефа. Накакие-то полгода-год бывший тренер выпал изжизни, агруппировка едва неразвалилась. Слишком много оказалось завязано наличные связи идоговоренности лидера.
        Кто-то вроде Совы, смотрящего закрупнейшим вгороде овощным рынком, стал потихоньку стягивать кусок одеяла насебя. Другие, вроде моего Коленка, потянулись подкрыло блатных.
        Отгремело две войны загородские казино иигорные клубы. Апотом дядьки вМоскве взяли иразом навели мир ипорядок - повсеместно запретили азартные игры. Ну,кроме специальных зон, конечно. Только гдеони, этизоны. Рядом снашим городом им места ненашлось. Авдругих местах свои толпы голодных пацанов имелись.
        Потом сначала один-два, адальше ивсе сразу коммерсанты ибарыги отказались платить дань. Бояться перестали. «Маски-шоу» стали приезжать вперед «скорой», только позвони. Госбезопасность восстала изпепла, асней, прицепом, имилиция. Все-таки унас нестолица, раствориться вотьме, спрятаться отпристального внимания органов неполучится. Силовые акции против борзых барыг стали караться быстро ипугающе эффективно. Наше влияние еще сохранялось втех видах относительно честного зарабатывания денег, которые итак были награни дозволенного. Валютные спекуляции, рабочая сила изСредней Азии, торговля оружием и«конструкторами» - собранными иззапчастей «вгаражах» импортными машинами.
        Требовалось что-то серьезное ипостоянное. Бригады, какакулы, рванули позакоулкам. Никому прежде ненужные автобазы, строительные тресты ималюсенькие заводики меняли хозяев. Напустырях какгрибы после дождя вырастали ангары огромных гипермаркетов.
        МысМихой иСаней сначала ринулись вшоу-бизнес. Всмысле - решили клуб ночной построить. Типа чтоб вечером там шансон вживую играли, аночью - танцы-шманцы-обжиманцы.
        Думаете, просто? Неимея задушой никопья денег?! Только связи, кое-какую известность вузких кругах иогромное желание. Ведь что такое ночной клуб? Ну,это вроде таверны, чтоработает только свечера доутра икуда люди ходят водку пить итанцевать. Деньги? Ну,да. Первое время, пока заведений таких вгороде мало было - едвали больше десятка, - так иденьги. Бывало, поначалу вудачную ночь ипопаре штук баксов скассы снимали. Потом стало похуже…
        Ноденьги неглавное. Идевчонки, охотно крутящие попками натанцполе, - тоже. Кмоменту, какклуб наш…
        Какназвали? Гы,так это брат мой, Егор, подсказал. Да-да, вонтех бесенят сзелеными глазами родной дед. Мы-то сбратвой себе головы поломали, чтобы этакое выдумать, чегобы навывеске намалевать, чтоб сразу понимали - здесь отдыхают уважаемые бандиты ивымогатели. Кучу слов перебрали, абратан пожал плечами, даивыдал: «Тортуга». Был, мол, такой остров втеплых морях, накотором морские разбойники добычу сбыть могли икорабли починить… Даэто вы исами знаете.
        Таквот. Ктому моменту как«Тортуга» впервый раз открыла двери перед посетителями, мытакого натворили, чтоменя убить пытались пару раз. Гранату внас кидали иизобреза стреляли. Кусок свинца мне прямо подлевую ключицу вошел. Едва-едва легкое незацепил. Явыстрел помню, апотом - тьма. Очнулся уже вбольничке. Глаза открываю, анадо мной ангел склонился. Таквот я сосвоей Наташкой познакомился.
        Апока здание клуба строили, среди строителей знакомства завел. Оказалось, всем нужна дешевая ипокорная рабочая сила. Унасже, нанашем овощном рынке, силы этой было сколько угодно. Мысбывшим соседом моим - я втретьем подъезде сродителями жил, онвпятом, - сосмотрящим Олегом Саввой, бригады формировали ипоплощадкам развозили. Потом я кому надо сигналил, чтоб именно эти стройки подоблавы миграционной службы непопали. Замзду, конечно. Менты тоже любят покушать инахороших тачках ездить.
        Какклуб заработал, стали мы внашем криминальном мире известными людьми. Поднялись, таксказать, надостальными. Ушефа, бывшего тренера дяди Вовы, таких, какнаша, бригад десятка три точно было, аклуб только унас. Понты, внучки. Всевсреде хулиганов держалось напонтах. Билет взаведение совсем недорого стоил, новойти бесплатно - это статус, этоизвестность иуважение. Этопонты! Аоткого зависело, пускать илинет? Отнас!
        Вотпришел этакий крутой пацанчик скодлой своей, сдевками, аему суровый бык навходе рычит, типа касса там. Упацанчика деньги извсех карманов лезут, онможет изаплатить, новедь его уважать меньше станут, если он вочередь сдругими страждущими зрелищ встанет. Потому он зовет меня илиКоленка иввиде одолжения просится. Потом, спустя какое-то время, яснего ответную услугу попрошу. Иотказать непосмеет. Так-то вот.
        Сашку такая известность нравилась. Онмолодых шакалов покварталам насобирал идрессировал. Амне после двух месяцев вбольничке шоу-бизнес этот поперек горла встал. Япарнишку управляющим поставил. Костю Маера. Да-да, дядю Костю. Оннемец, унего порядок вкрови. Нодушой-то - русский! Онбыло всвою Дойчляндию жить переехал. Годтам прокантовался ивернулся. «Немогу, - говорит. - Скучно, ажзубы ломит. Приторно там инепо-человечьи». Вгости приходят, бутылку шнапса приносят. Домой идут - остатки спиртного ссобой уносят…
        Костя вклубе рулил, ая кстроителям все больше прикипал. Встроительном управлении одном даже начальником пообщим вопросам заделался. Таджиков выпасал, короче. Так-то это давно уже была частная контора - директор Олег Федорович сглавным инженером Андреем Палычем всвое время подсуетились, приватизировали. Аназвание старое осталось. «СУ-300», бляха отремня!
        Раз, всветлый длякаждого строителя праздник, вовторое воскресенье августа, Федорыч сПалычем меня воборот взяли. Уговаривать стали учиться. Винститут строительный поступить. Директор уже немолодой был, зашестьдесят. Говорил, мол, помру, кому все достанется? Дочка его давно замужем, встолице обитает. Внукам только бабло отдеда надо. Помрет, мигом долю его вфирме продадут, заморачиваться небудут. Аони, мол, сПалычем кровью ипотом через разруху перестройки проползли, дело развивали. Тогда вот смену свою вомне разглядели…
        Яподумал, сНатой посоветовался ипошел назаочное поступать. Санек чуть сосмеху неумер, таксмеялся, когда узнал. Яисамбы его поддержал, еслибы мне годом раньше кто сказал, чтоя встуденты заделаюсь…
        Новыучился. Честно учился, кстати. Разбирался, поночам сидел, книжки читал иформулы запоминал. Контрольные делал икурсовики. Счертежами уменя только ничего неполучалось. Терпения нехватало. Ноитут решил. Козленок один высоколобый кдевкам вобщаге подкатился. Вымогал, сученок, близость. Отчислить грозился. Ямладших кнему поговорить отправил. Такон даже сначала верить нехотел, чтонашелся кто-то задевчонок вступиться. Вобщем, козленок отправился набольничный, ая - нарисованный благодарными студентками проект преподам сдавать.
        Какдиплом получил, стал Федорыч меня везде ссобой таскать. Дела передавать. Унас нестолица, унас весь бизнес наличных связях построен. Навзаимных одолжениях иотношениях. Этоя ибезстарого строителя знал, такчто кое вчем сумел-таки его удивить. Какнаш дядя Вова сиглы снялся ибратва сеть гипермаркетов затеяла строить, наше СУподряд иполучило. Актоеще? Один я такой ушефа нашелся, фишку вовремя прочуявший.
        Одно задругое. Майер рулил вклубе, яучился строить, аМиха, какприклеенный, всюду сомной. Ивсегда забаранкой. Коленок только неприкаянным болтался. Токблатным его несло, тоеще куда. Какего брата старшего вПитере застрелили, мы, считай, последний раз всей бандой сработали. Съездили, нашли, кточего изачто, ипадлу привалили. Каждый популе выпустил, иствол вместе струпом вФинский залив скинули. Ираньше, сдетства вместе держались, апосле той командировки еще икровью повязались.
        ЯСанька вслужбу безопасности фирмы пристроил, нотот уже безкуражей жить немог. Легкие деньги, легкая жизнь. Стрелки, разборки, наезды. Дядя Вова Коленка моего забультерьера какое-то время держал. Неудивлюсь, если, кроме того гада, чторыбам накорм пошел, наСаньке иеще кто был.
        Помер Федорыч уже вновом веке. Аполгода спустя иПалыч застарым другом ушел. Иоба оставили мне свои доли вфирме. Итакое бывает. Чужой я им вроде был, нифига неродственник, априняли меня старые волки, наследником хозяйства назначили.
        Надо сказать, вовремя я отбандитской темы отвалился. Нунето чтоб совсем. Скорее так - слегка всторону отъехал. Дань дяде Вове иногда все-таки завозил. Подего, шефа, имямне такие госзаказы отхватывать удавалось, чтоконкуренты только зубами скрипели. Ковремени кризиса я уже целыми микрорайонами строил. Миллиарды через мои счета проползали.
        Нето чтоб прям олигархом был. Слухи отом, чтоприбыли состроительства почти каксгероина, сильно преувеличены. Люди думают, будтобы раз квартира стоит, допустим, десять миллионов, таких-то хозяин фирмы вкарман иположит. Какбы нетак. Астройматериалы? Азарплаты? Атехника? Ачиновнички наши, крохоборы? Четверть цены вчистую наоткаты идележ уходит.
        Нохудо-бедно ковырялся. Яхты стометровые непокупал, ножили мы сНатахой исыном Никитой вкоттедже среди сосен, аездил на«гелене». Нравилась мне его суровая простота. Танк! Уазик впределе своей эволюции.
        Авот упацанов, тех, ктовхулиганах остался, дела все хуже шли. Особенно после того, каквысоких покровителей дяди Вовы закоррупцию посадили. Менты пуганые стали. Бандитам помогать неторопились. Они, полицейские начальники, теперь сами фирмы крышевали ивподачках отбратвы нуждаться перестали.
        Стали видных ударников криминального труда насобеседования таскать кследователям. Вделах давно прошедших дней копаться. Изархивов все наши прегрешения выкопали. Неуютно сделалось пацанам вгороде, идеваться некуда. Миллионов никто нескопил, чтоб позаграницам отглупых вопросов прятаться.
        Апотом как-то вдруг все кончилось. Ходили слухи, чтодяде Вове нашему место показали, взагон определили. Типа здесь твое, асюда нелезь, занято. Ещебыла уменя такая мысль: вполне может быть, чтополучил наш шеф «привет» отдавнишнего своего соперника иврага - лидера краснополянинских, корейца Кима.
        Тренер наш вновую власть неверил. Говорил, мол, чтоб порядок вРоссии навести, стальным нужно быть, титановым. Таккулак сжать, чтоб унаших людишек спины захрустели.
        -Царь вот плевать хотел намнение всяких там, - разглагольствовал дядя Вова. - Сказал - будет вот так, ивсе побежали исполнять. Акто против, того плаха ждет снетерпением. Иликрасные, Сталин там илиТроцкий. Суровые ребята. Пинками народишко всветлое будущее загоняли. Атем, ктоупирался илипоперек базарил, - лоб взеленку. Аэтот чего? Голова втелевизоре… Всезабабло… Хрен знает, чего хочет икаккэтому всех вести собирается.
        Такиполучилось, чтоновую тему дядя Вова невкурил. Ждал все чего-то. Надеялся, чтовсе вернется ивновь полетят погороду тонированные «бэхи» сбригадами наводить порядок среди коммерсов посовести ипонятиям.
        АКим - тот другой. Пацаны его вбизнес рванули, аон сам сближниками - вполитику. Дохлых кур бабкам раздали, бабло кому надо подвезли - типа пожертвование навыборы, икраснополянинский вГосдуме очутился. Ивоблсовете его люди, ивгорсовете. Ивсе впартии власти состоят - хрен их подцепишь. Влихие девяностые эти депутаты так куролесили, такие куражи откалывали, менты досих пор вспоминают - крестятся. Атеперь - власть, бляха отремня! Наших, окраинных, последакам таскали, аэти трудовой мозоль набрюхе позаседаниям отращивали.
        Думается, мне, дяде Вове ну ихулиганам нашим лужок определили. Чтоб, блин, паслись спокойно ивсерьезные дела рыло несовали. Какому пацанчику, привыкшему понтово жить, такое понравится? Пусть иденег вкарманах неменьше прежнего, ноодно дело - покрутизне своей иметь, исовсем другое - извыделенной кормушки. Барыги, чтоеврофантиками уобменников банкуют, ите бояться перестали. Чуть что, кментам илидепутатам подкрыло перебегают. Инаказать - несмей. Конкуренция. Исовсем уж придавить шефа Киму мешал спорт. Обэтом тоже всаунах пацаны шептались. Унас ведь Федерация дзюдо исамбо Сибири, адядя Вова ее почетный президент. Акто главный дзюдоист страны? Вотто-тоже!
        Подробности своих переговоров «вверхах» шеф донас недоводил, ноитак ведь понятно. Тренера приодном упоминании оКиме трясти начинало. Ипошло-покатило изуха вухо, побежал слушок, чтобудтобы даже заголову краснополянинского назначена награда. Ибудтобы даже аж целый миллион вечнозеленых американских рублей.
        Коленок совсем неожиданно длявсех врелигию вдарился. Сначала поцерквам зачастил, спопами долго общался ислужбу стоял. Ивдруг пропал нанесколько месяцев. Мыуж думать че попало начали, аон, какоказалось, вмонастырь ушел. Вобласти, втихом месте. МысПоцем его туда навестить ездили, такэтот… инок, иликактам их называют, даже нам необрадовался. Последний год перед уходом Санек ивовсе вскиту каком-то жил. Чутьли неодин вхрен знает какой глухомани. И,кроме нас сМихой, видеть никого нежелал. Такой вот учеловека путь кБогу оказался…
        Этоя ктому все говорю, чторазошлись пути. Расползлисьвсе, поговорить нескем. Вкриминал я больше нелез ивчужие дела невникал. Костю Майера ксебе главным инженером перетащил - он тоже институт закончил, ноон все-таки… Сним мы откраснополянинских неотстреливались… Всевокруг - ну кроме Поца - чужие. Никому верить нельзя. Атут вдруг младший брат позвонил. Самый младший, любимый. Леха. Средний, дедЕгор, тоже любимый, но…
        Короче! Лехе восемнадцати еще небыло, какмы сотцом его вармию отправили. Молодой был пацан, горячий. Втойже секции, чтоия, самбо занимался. Неушефа уже, конечно, укого-то изнаших пацанов. Нуипослал тренер мелких хачу вкиоске одолге напомнить. Теипошли. Почему нет? Иябы пошел. Ахач попался… дерзкий. Ругаться стал матом. Брат сдрузьями тоже засловом вкарман нелезли. Икончились прения двумя переломами ухача иарестом Лехи.
        Дерзкий барыга заявление писать нестал. Онже некот какой-нибудь, унегоже недевять жизней. ИЛеху посовести надо былобы отпустить, нопротокол попал настол начальника отдела поборьбе сбандитизмом, итот тешил хапнуть дополнительное лавэ сизвестной вузких кругах фамилии. Нуихапнул, сука. Даеще многозначительно так намекнул, чтодело пока всейфе полежит. Малоли, мол… Япожал плечами ипоехал кгенералу ментовскому. Привет отдяди Вовы передать ивдом отдыха пригласить. Иуже там, среди голозадых девок убассейна исосен, поинтересовался, почему жадного начальника никак неотправят заказенный счет наСеверный Кавказ? Отдохнуть, развеяться изаодно навести там конституционный порядок? Зачто держите, мол, заслуженного человека вдушном кабинете?
        Дома сотцом, пусть земля ему пухом, посоветовались, инавестил я военного комиссара нашего района. Армия - школа жизни, вотирешили, чточем пострелкам иразборкам замной следом мотаться, пусть еще поучится. Таквот иполучилось, чтозадва месяца досвоего восемнадцатилетия отправился мой самый младший братишка вучебку.
        Дальше - больше. Попал братишка вморскую погранслужбу. Прямо скажем - вхорошие руки попал. Прижился там, человеком стал. Двагода оттрубил инаконтракт остался. Потом - школа мичманов, женился. Медаль какую-то получил илиорден… Позаграницам поездил… Илипоплавал? Илипоходил? Данеодинли фиг?
        Атут позвонил сосвоего Сахалина, обрадовал. Какому-то «умному» вголову пришло, чтоненужны больше российской армии ифлоту прапорщики смичманами. Ипошел мой молодой еще братик напенсию.
        Нуичего ему там, надалеком острове, делать было? Собрали они сЛюбкой детей - двое уже уЛехи пацанов росло, - шмотки вдва баула закинули, даиприкатили. Отцова хата пустая стояла. Берег зачем-то. Всепродать нерешался. Вотипригодилась.
        Егор… ну средний наш брательник, невозражал. Онисженой идетьми чутьли невпервомже построенном мной доме трешку полногабаритную получили. Вдар, таксказать, назащиту диссертации. Средний внауку пошел. Какую-то физику земли изучал. Яневтеме, четам, аон непонятно объяснял. Егорка вообще меня стеснялся. Яведь долго говорить нормально немог, всена«че-каво» срывался, аунего вокруг профессора сдоцентами. Вих банде непринято братьями хулиганами хвастаться.
        Ирка Егоркина хоть истрогая женщина, экономистом вбанке работала, анашей компании негнушалась. Тоодно, тодругое дляплемянников просила. СЕгорки-то какой добытчик? Оннанауках своих только очки исутулость заработал…
        Короче, встретил я Леху по-людски. Тетки настол снеди накидали, водка изморозилки - бутылка запотевшая, сели мы сбратами истали разговаривать. Отом, какнам теперь жить икуда старшего мичмана наработу пристроить. Одно завторое, третье задесятое, итак это все чудесно вышло, какя уже лет сдвадцать несидел. Дети скучковались, возле компьютера конечно. Жены очем-то своем, обабьем шептались. Амы сбратанами. Вместе. Каквдетстве. Родителей только застолом нехватало…
        Нуирассказал я отой наколке уалтайской бабы наруке ионашей «экспедиции». Смехом так рассказал, сюмором. Только парни вдруг всерьез заинтересовались. Истали мы думать подводку схрустящими груздочками, какможно былобы плиты те проклятые поднять иклад добыть. Егор даже бумагу затребовал исхемы рисовал, амореман мой младший список - чего нараскопки взять нужно - составлял.
        -Тыкак, Андрюх? - скалясь, поинтересовался Леха. - Наработе своей совсем завяз илиможешь сбратьями наотдых съездить? Я-то, походу, моря-окианы посмотрел иизпушки стрелять умею, авот клад ниразу еще невидел. Уважь старого моряка, свози нато место! Потом уж совсем причаливать наРодине буду.
        -Иябы свами, - неожиданно решился Егорка. - Отпуск через неделю уменя. Ирина уже надачу лыжи навострила. Датолько чея, техпомидоров сморковкой невидел? Развжизни ктайне прикоснуться, наследие предков руками пощупать. Асупругу мою ты вот, Андрюха, иуговоришь. Тебе она неоткажет. Онатебя уважает…
        -Аты? - вскинулсяя. - Тыуважаешь?
        -Ая тебя люблю, старший, - хмыкнул Егор иобнял меня заплечи. - Давайте, браты, споем…
        Через неделю целый караван измоего джипа, Егорова микроавтобуса ифургона «газельки» сприпасами, шелестел шинами наюг, наАлтай.
        Выехали рано, ещеисеми небыло. Нехотелось застрять впробках, потому еще накануне собрались все уменя дома. Загрузили машины, чтобы утром небегать заполошными курицами, непереживать, будто что-то забыли, невалить вбагажники шмотье какпопало.
        Застали еще туман внизинах. Вавгусте это верная примета - день будет жаркий. Онименно таким иоказался. Горячим, светлым, солнечным. Каким-то неожиданно золотым. Радостным. Душа прямо-таки купалась вэтих сверкающих лучах, трепыхалась, балансируя натонкой грани между просто отличным настроением иполным, безграничным счастьем. Явкомпании, окоторой мог только мечтать, ехал ктайне. Кприключениям, окоторых грезил вдетстве, зачитываясь «Копями царя Соломона» и«Островом сокровищ».
        ДоБарнаула долетели часа заполтора. Аведь инегнали особенно сильно. Приходилось подстраиваться подсравнительно более тихоходный грузовик. Апосле развязки наБийск ивовсе пропустили Мишку вперед. Мореман снова вооружился картами скакими-то одному ему понятными пометками. Такиехали досамого конца - останавливались назаправку, перекус илиноги размять там, гдеПоц начинал мигать поворотниками. Притормаживали вслед заним иразгонялись, если он решал, чтоэто безопасно.
        Аеще, заЧемалом уже, наподъезде кдеревеньке Еланда, родине Васьки-пастуха, когда сын, всюдорогу сидевший, уткнувшись носом впланшет, заявил, чтоИнтернета - тоесть связи - больше нет, поймал себя натом, чтоулыбаюсь. Чтогубы сами собой расползлись вулыбке, ия ничего немогу ссобой поделать.
        После моста начерных камнях остановились. Последняя передышка перед рывком кцели, даидети попросились вкустики. Хорошо, унас увсех пацаны. Шпана наша втальниковые заросли вроде какподелу отправилась, аитам толи жучка какого-то надыбали, толи паучка. Хорошо, порода наша такая - неродятся унас девки, ато писковбы было, визгов. Апацаны ввосторге!
        Нодело конечноже невмалышне. Микроавтобус, Егоркина Toyota Estima Emina, унашего шкипера вызывал опасения. Так-то вроде машина высокая, четыре ВДопятьже. Норядом с«геленом» или, того пуще, «газелькой» смотрелась слишком городской. Миха-то помнил, какна«чирке» тут помокрым окатышам выруливал, теперь перестраховывался.
        -Слышь, Егор, - допоследней минуты поучал Поц. - Тыесли сам почуешь, чтобрюхом можешь царапнуться илиеще какой кипешь, тыпонты тут неколоти. Понял?! Тытихонько кобочине ижди. Явернусь, ивсе рамсы по-любому разрулим.
        -Японял, Миша, понял, - засмущался брат. Нетак этого дворового приблатненого сленга, какзыркающей Ирки. Немогже он присвоей супруге показать себя беспомощным водителем.
        -Все! Поконям, бандиты, - крикнуля, поспешив напомощь среднему. - Миха - вперед. Потом Егор. Язамыкаю.
        Да,больше шума. Чтонам какие-то жалкие пять илишесть километров пообычной, прилично наезженной грунтовке, если мы уже шесть сотен верст наодометры успели сутра намотать?!
        Всебыло другое. День другой, свет иизумрудные горы. Двадцать лет назад я незаметил, какого вКатуни удивительного цвета вода. Теперь вот любовался. Изолотыми соснами, охраняющими бурный поток, изолотистыми пляжами, ицветущими террасами. Алтай другой. Толи предстал вдруг передо мной вполный рост - вот, мол, какойя. Толи иправда изменился запрошедшие годы. Научился, бляха отремня, себя этак вот рекламировать.
        Иеще, чтосразу вглаза бросилось, - теперь поберегам Катуни стало гораздо больше людей. Лагерь, лагерь изамысом еще один. Разноцветные импортные палатки. Костры, мангалы изапах готовящегося шашлыка. Подумалосьеще, чтоох какнезря тащили ссобой огромный брезентовый шатер иалюминиевые трубы кнему. Егор сразу предложил поставить прямо надместом раскопок иковыряться уже внутри. Какзнал, чтотут теперь так людно. Анам лишние свидетели ненужны.
        Сусанин неподвел, вывел караван четко ктомуже месту, гдепрошлый раз мы сосиски жарили. Теперь-то длялагеря места маловато будет, воннас сколько. Ноложбинка между кустарником икрутым подъемом натеррасу с«крестом» удобная. Самое то, чтоб машины поставить итенты натянуть.
        Время кобеду. Подороге останавливались, перекусывали. Вроде каквторой, поздний завтрак, новживоте ощутимо камни ворочались. Булькали там, падлы, издевались. Иеслибы втот момент, когда машины встали имоторы заглохли, допустили бардак иразгильдяйство, тообедалибы мы вполной темноте.
        -Стоять! - гаркнуля, поймав момент, когда пацанва покинула опостылевшие сиденья ипорскнула посторонам, наразведку. - Лех, организуй молодежь. Дрова, лагерь, разгрузка.
        -Принято, - кивнул старший мичман иотправился «строить» молодую шпану, ая снова который уже раз засмотрелся напоходку своего младшего брата. Кактам его Поц назвал, когда первый раз увидел? «Сундук»? Что-то вэтом есть. МысЕгором костью вотца - худые ижилистые. АЛеха, видно, вматеринскую линию пошел, могучие широченные плечи ибычья шея. Шагает словно покачающейся палубе ивруках этот самый сундук несет.
        Посмотрел, хмыкнул отмысли, чтомогли лебедку сдомкратами-двухтонками инетащить - этот бугай, поди, камни ируками вывернуть может, - ипошел организовывать установку шатров ипалаток.
        -Мыневармии, пацаны, - долетел снизу басок мичмана. - Унас дедовщины нет. Унас отцовщина. Значит, отцы говорят - вы делаете. Этопонятно?
        -Чего так далеко отреки? Нипосуду помыть, ниискупаться, - это Лехина Люба спретензиями. Так-то она женщина неприхотливая, привычная кпоходной жизни. Сколько они гарнизонов смичманом своим сменили - пальцев наруках нехватит. Только путает маленько свой родной Сахалин сСибирью. ВКатуни вода градусов девять. Рука заминуту синеет, куда уж там купаться. Даитечение дикое, испугаться неуспеешь, ауже вОби окажешься.
        Авот насчет посуды - это она зря. Этомы предусмотрели. Натаха моя наказала, когда обсуждали поездку, воду ссобой взять. Нуивзяли. Вфургон погрузчиком сунули кубовый пластиковый танк, авЧемале иводой его залили. Маленько перегруз получился, ноПоц - пилот опытный, довез имашину неубил. Акончится живительная влага в«канистре», Миха еще раз впоселок сгоняет. Газель кабиной квыезду поставили, чтоб удобно выезжать было.
        -Гдекухня будет? Куда продукты стаскивать? Костер где будем жечь? - Ирка более прагматична. Егор унее гм… житейский лох. Приходится бабе как-то все самой решать. Атут нашелся, накого можно свалить. Весь, поее понятиям, такой изсебя крутой иправильный. Ая че? Яниче. Старший, иотответственности небегу. Командир, бляха отремня.
        Ипрокостер она правильно спросила. Этоважно. Чтоб напалатки искры нелетели исажей рисунки наскалах неиспачкало. Неправильно это. Люди трудились, высекали своих оленей. Может, чувак, чтотут творил, потем временам закакого-нибудь Рембрандта почитался. Атут мы сосвоими кострами, плошками-поварешками.
        Шесть палаток, огромный шатер надкаменной шишкой иполог-беседка состенами изсетки. Разборный столик, стулья итенты надмашинами. Пока мы сЕгором иМишкой этот «микрорайон» строили, шпана сушняк подтаскивать начала. Пришлось доверить натягивание растяжек теткам иидти рыть костровище. Камни собирать, ямку обкладывать итолько накануне сваренную изарматуры-десятки конструкцию устанавливать.
        Хорошо получилось. Споро, дружно. Будто тренировались заранее. Всеприделе, никто неспорит инескандалит. Есть вопрос илисомнения - подошли, спросили, побежали исполнять.
        Вода вчайнике тоже быстро закипела. Согнали детей застол, накормили бутербродами. Что-то более серьезное затевать нестали, впланах навечер шашлык был. Готового угля взять ссобой недогадались, пришлось вразборном мангале дрова жечь наугли. Дело это небыстрое, ноответственное. Какие угли - такое имясо получится. Разве можно доверить жарку мяса женщинам? Никак невозможно. Бабы ирады, чтоих откулинарии отлучили. Переоделись, устроились подкаменной стеной креста, чтоб лагерь их белые телеса отлишних взоров прикрывал, изагорали, вяло переговариваясь.
        Амы уогня. Новедь ипросто сидеть - пялиться надрова - скучно. Достали пиво изхолодильника, стало веселей. Глоток заглотком, анекдот заанекдотом. Сидели, прихлебывали, смеялись. Этоли несчастье?
        Дети прибегали, хвастались находками. Жучки, паучки. Картины наскале иликамень странной формы - им все внове, всеинтересно. Даже мой Никитка наконец-таки отсвоего электронного друга оторвался. Мирвокруг увидел.
        Уходила усталость. Алтай вокруг терял краски, перестал удивлять ивосхищать. Приходило спокойствие. Безвечно трындящего телефона, глупых вопросов отзамов инаездов очередных проверяющих. Безфени отстарых «боевых» соратников ипьяных «соплей» попятьдесят раз повторяющего одно итоже дяди Вовы. Тишина, ветер, ревущая внизу река, огонь. Толькомы, семья, иПрирода.
        -Вынам так щит надместом инепоказали, - чуточку картавя - уподвыпившего Егорки всегда так - попенял нам сМихой брат. - Любопытство грызет, силнет.
        -Тыему зубы-на выбей, - оскалился Поц. Тоже вот. Тихой сапой вродню прописался, хрен сотрешь. Близкий человек, чтоскажешь?! Аон чует. Исчитает, чтоимеет право подшучивать надмоими братьями. - Пусть оно тебя нежно обсасывает!
        -Аиправда, - покладисто согласилсяя, вставая. - Чепорожняком сидеть? Пошли, глянем. Срисуем фронт работ. Мих, тыприсмотри заогнем…
        Непопросил, приказал. Ион послушался. Надо ему иногда показывать место. Онсбригадой неодин год ездил. Сам, может, вразборки инелез никогда, апонтов тоже нахватался. Чуть прогнись - вмиг нашею сядет иноги свесит. Искажет, чтотак ибыло. Этодавным-давно, когда мы темы терли идобычу набратву кололи, онмне вроде каквровень был. Теперь я ему зарплату плачу…
        Время стирает следы. Какой-то другой, неведомый исследователь согнул торчащую изшишки трубу еще раз. Так, чтоона легла, скрывшись, замаскировавшись вотросшей нананесенном песке траве. Ядаже слегка занервничал, необнаружив сразу свидетельства нашего пребывания тут когда-то давным-давно. Исловно старому приятелю, случайно встреченному после десятка лет разлуки, обрадовался опять-таки случайно попавшей подногу железяке.
        -Мне… гм… представлялась эта возвышенность несколько меньшей поразмеру, - почесал переносицу поддужками очков Егор.
        -Недрейфь, - хлопнул его поплечу Леха. - Завтра вооружим мелкую братву лопатами, иони запару часов все размеры тебе тут проявят.
        Шатер, всего-то пару часов простоявший поджарким летним солнцем, успел хорошенечко прогреться. Внутри было душно ипахло увядающей травой. Именно травой, разнотравьем, анесеном.
        -Работать можно будет только утром иливечером, - высказал я свое мнение. - Иначе запаримся. Жара тут, каквбане.
        -Жирок сгоним лишний, - хлопнул себя поедва-едва угадывающемуся подфутболкой животу мичман. Егооптимизму можно было только завидовать.
        Какиздоровью сработоспособностью. Когда следующим утром я все-таки заставил себя подняться, кряхтя ипоминая нехорошими словами явно лишнюю вчерашнюю банку пива, младший уже заканчивал расчистку каменного щита отдерна ипеска. Чумазый, мокрый отпота, ноневероятно довольный.
        -Проснулся? - радостно выкрикнул он ивыскочил изшатра, увидев явление меня изпалатки. - Пошли, польешь. Ох,хорошо наветерке!
        -Агдевсе? - удивился я необычайной тишине влагере.
        -Бабы сдетями ушли обозревать окрестности. Взяли фотики иушли. Егорка сМаслом приладу строят подлебедку.
        -Скем? - непоняля.
        -СМишкой. Масёл - это прозвище. Такунас механиков… Всех, ктовБЧ-5 служил, погоняли. Вотон меня, мичмана, Сундуком кличет, ая его Маслом.
        -Прикол, - хмыкнуля. - Завтракали?
        -Дамы-то сошпаной рано встали. Этовы лежебоки. Чайник, поди, чуть теплый. Щаподогреем.
        -Разберемся, - буркнул я поднос, направляя струйку слегка прохладной воды изкрана танка наподставленную, лоснящуюся потом спину брата. - Нашел чего?
        -Неа, - отфыркнулся Леха. - Камень только. Какпанцирь учерепахи. Егор говорит - базальт. Типа издалека каменюги сюда перли. Здесь таких нет. Чтопопало так прятать нестанут. Мазута твой…
        -Кто? - снова непоняля.
        -Да,блин, Мишка опятьже. Механик-водитель? Значит - Мазута.
        -Ичеон?
        -Весь нашарнирах. Дребезжит, хоть гвоздем прибивай. Типа древняя принцесса по-любому тут золото-брильянты дляпотомков притырила. Иподсказочку наруке татухой набила.
        Яхмыкнул. Всокровища неверил. Ктоих, предков, разберет?! Может, здесь прадед закопан илилюбимый конь мужа. Мнитсямне, другие тогда улюдей ценности были.
        -Миха ояхте мечту имеет, - пояснил я нетерпеливость боевого соратника. - Надеется напричитающуюся ему долю обзавестись.
        -Уважительная причина, - кивнул брат, перекинув полотенце через плечо. - Аты? Тыочем мечтаешь?
        Ивзглянул вдруг прямо вглаза. Мысним всегда хорошо понимали друг друга. Егор, ондругой. Вечно всвоих грезах, вдругом мире. Будтобы вечно занят внутренним, самого себя ссамим собой разговором. АЛеха простой. Такойже, какя. Теперь вот только взгляд унего стал какой-то… пристальный. Нехороший. Недоверчивый.
        -Дачерепок какой-никакой отроем, иладно будет. Чтоб можно было встарости взять вруки ивспомнить обэтом дне.
        Ивроде чистую правду сказал. Именно так идумал. Апрозвучало, словно отговариваюсь. Словно скрываю что-то.
        -Настолько хреново, брат? - тихонько спросил Леха, кода мы уже устроились вкреслах утолько-только реанимированного костра.
        Яоткрыл рот… Хотел было засмеяться, отшутиться ивдруг вывалилвсе. Ободолевших хуже горькой редьки ворах-чиновниках, тянущих изотрасли последние соки. Озамерзших, застывших вдевяностых, каккомар вянтаре, бандитах. Окризисе, отом, чтофирма моя вдолгах каквшелках, иотом, чтоя вот-вот начну технику продавать, чтоб рабочих деньгами поддержать. Ободиночестве иотом, чтонемогу никому вокруг верить… Нуиотом, чтовпервые замного-много лет мне действительно хорошо.
        -Досталовсе, брат, - жаловалсяя. - Еслибы нечетыре сотни людей, которые уменя вкассе зарплату получают, плюнулбы навсе, распродал имахнулбы вИспанию илиТаиланд тотже. Всегда мечтал путешествовать, апобывать вот дальше Питера нигде инедовелось. Дела все эти гадские, заботы…
        -Ая вот, Дюха, набродился помиру посамые гланды, - приобнял меня младший. - Носило меня так, чтоземли подногами невидел. Покоя хочу. Мира. Место свое хочу, чтоб сказать можно было - вот, мол, этомое. Отсюда, итить его колотить, идотуда. Забор, блин, вокруг иморковку выращивать…
        -Тема. Разберемся, - согласилсяя, кивая. Этомне было понятно. Однажды я захотел примерно тогоже самого. Нуиприобрел полтора гектара земли. Домпостроил. Правда, докорнеплодов пока дело недошло. - Нотебе проще. Пятьдесят соток хватит? Вернемся, оформлю натебя…
        -Красавец, - громко засмеялся Леха, краем глаза углядевший появление нагоризонте Михи сЕгоркой. - Нравитсямне, какты… - он взмахнул жесткой, снабитыми костяшками, ладонью, - какты разбираешься счужими проблемами.
        Ивдруг, всем телом повернувшись кнашим инженерам, взревел вполную мощь командирской глотки:
        -Эточего еще заякорь вам взадницу?! Гдедоклад поформе?! БЧ-пять! Доложить посостоянию электро-механической службы!
        Янаместе Поца уже вглазбы затакой наезд дал. Ну,попыталсябы - точно. Леха вон каким бычарой здоровым стал. Пока водежде, инескажешь. Акакразделся - Рэмбо нервно курит всторонке. Ипортака такого зашибенского наплече Сталоне невидать каксвоих ушей. Чтомою мышку, чтомореманский коллаж изякоря иАндреевского флага кому попало ненабьют.
        Авот Михе, похоже, игра даже понравилась. Онвдруг вытянулся, расправил сутулые плечи ичетко выдал, обращаясь комне:
        -Товарищ командир, разрешите обратиться ктоварищу старшему мичману?
        Младший кивнул. Ия тутже невольно повторил его жест. Всеправильно. Впоходе илинавойне командовать должен кто-то один. Демократия хороша длятех, ктосидит надиване утелевизора.
        -Разрешаю.
        -Товарищ старший мичман, - отрапортовал Миха, совсем чуть-чуть поморщившись отвида старательно тянущегося, нескладного, неуместного вкомпании бывших военных, неуставного улыбающегося Егора. - ПоБЧ-пять полный ажур. Генератор смонтирован иготов кработе наточке. Сборка кран-балки завершена. Лебедка установлена. Гражданский специалист предлагает начинать закладку анкеров.
        -Отлично, - совершенно серьезно похвалил Леха. - Молодцы!
        -Рады стараться, товарищ старший мичман.
        -Только я вот чего хотел сказать. - Средний первымже словом умудрился вдребезги разбить все очарование воинской атмосферы. Нуили, вернее, ностальгии потем временам. - Каменный щит мы сейчас уберем. Адальше?
        -Ахренали дальше? - взвился Поц, явно продолжая давно начатый спор сЕгором. - Че,внатуре, недогоняешь? Рыть будем, пока клад невылезет! Воттебе и«дальше»!
        -Яхотелбы уточнить вопрос обисторических ценностях…
        -Егорка, - мягко началя, опередив Леху. Младший, поди, отвык отпроявлений бараньей упертости нашего среднего, ая-то какраз нет. Знаю, стоит сейчас начать спорить, доказывать, онупрется рогом вземлю, ихрен его сдвинешь. Может ивпоселок заментами двинуть, чтоб только свою точку зрения отстоять. - Здесь везде исторические ценности. Правильно?
        Ждал его согласия. Инепродолжал, пока он некивнул.
        -Картинки эти наскале, курганы… Мымимо проезжали. Видел?
        Иснова пауза. Снова жду кивка.
        -Асколько их там, этих древних могил? Видел? Много? Правильно?
        -Да,но…
        -Погоди спорить, брат. Просто вот очем подумай. Искажи. Чтотакого этакого может быть вэтом месте, чего нет втом? Кости? Черепки? Золота помузеям мало? Какую такую страшную тайну древней истории мы недадим раскрыть ученым, бляха отремня, если нерасскажем им онаходках?
        -Нет, ты, конечно, прав, - расслабился Егор. - Новсеже…
        -Давайте так, мужики. - Ясделал вид, будто пошел накомпромисс. - Если вдруг - заметьте, ясказал - вдруг! - если вдруг мы отыщем нечто такое, чтореально может быть исторической реликвией, анепросто очередной древней финтифлюшкой, каких полно влюбом музее, тособираемся снова идумаем, каким именно образом хрень эту археологам слить исвои шеи неподставить. Идет?
        -Идет, - завсех сразу ответил Леха и, приобняв среднего заплечи, добавил: - Пошли эту хрень искать, индианы джонсы, ерштвою медь.
        Посмеялись ипошли. Вконце концов, именно заэтим мы сюда иприехали. Аудивительная бирюзовая река сизумрудными берегами - это так, пейзаж. Фондлясамого главного.
        Шишка после того, какснее сняли весь мусор, нанесенный веками, оказалась правильным овалом длиной пять метров шестьдесят сантиметров ишириной вдва споловиной. Этоя точно запомнил, потому что Егор никому недал работать, пока все непромерил иневычертил навырванном изученической тетрадки листке схему. Понятия неимею, закаким, ноон даже неполенился притащить компас. Апотом доставалнас, мокрых отпота, своими восторгами поповоду идеально точной ориентации шишки посторонам света.
        -Хорош нас лечить, профессор. Лучше помоги материально. Щавскроем, - огрызнулся вооруженный перфоратором Поц. - Иунего ориентация сменится! Говори, какой сверлить!
        Оказалось, нашученый давно уже все придумал. Пока он необъяснил, мнеивголову неприходило искать какой-то особенный порядок врасположении проклятых валунов. АЕгорка - он другой. Онпервым делом определил, чтобронекамни непросто навалены какпопало, аидут поспирали изаканчиваются точно вгеометрическом центре, бляха отремня, композиции.
        -Таким образом, товарищи, - подвел средний черту, - если мы удалим камень, установленный древними последним, состальными недолжно быть никаких проблем.
        -Короче, Склифософский! - фыркнул Мазута. - Сверлить?
        -Сверли, - крикнуля, испугавшись продолжения лекции натему кораблей, бороздящих просторы Большого театра.
        Пока наш Стаханов сэлектроинструментом ковырял каменюку, мысЛехой успели взгромоздить искрутить болтами кран-балку. Вготовые отверстия опять-таки электрическим болтовертом вкрутили пару анкеров скольцами, ккоторым подцепили крюк лебедки. Поидее механизм позволял вытягивать изгрязи машины дотрех споловиной тонн весом, иэтой мощи должно было хватить заглаза. Нонавсякий случай мы смладшим держали наготове еще пару ломов, авуголке скромно примостился гидравлический двухтонный домкрат. Вэтот раз мы приготовились какследует имогли рассчитывать наудачу вначинаниях.
        Каменная пробка спротивным скрежетом выползла изщита, ибулыжник размером скейс-дипломат повис настропе. Делом двух минут было опустить его всторону искатить кстене шатра. Апотом, сразу инемедленно, сунуть голову вотверстие. Нет, нуинтересноже - чего там внизу.
        Только зря лбами стукнулись. Ничего там особенного неразглядели. Подкаменной преградой неведомый древний строитель неполенился насыпать подушку. Странную, какую-то голубоватую, но, несомненно, глиняную.
        -Цвет Андрея Первозванного, - непонятно кчему выдал Поц. - Сверлить?
        Анкеров приготовили много. Только они больше непонадобились. Зрятащили. Остальные камни легко вынимались спомощью лома икакой-то матери. Видимо, алтайской. Труднее всего было откатывать вынутые кирпичи. Все-таки килограмм подвадцать пять каждый, атяжелоатлетов среди нас небыло.
        Потом придумали, какпобедить иэту беду. Сдвигали кран-балку всторону, обвязывали стропой вывернутый «кейс» итянули волоком лебедкой. Генератор всеравно жрал высокооктановый бензин, исправно попыхивая выхлопными газами, игрех было неиспользовать силу производимой им электроэнергии.
        Кобеду, когда вернулись наши сбратьями жены идети, успели снять три ряда. Центральный идва боковых. Этопримерно полтора натри метра. Устали, вымазались всиней глине сног доушей, новсе-таки нашли всебе силы попробовать раскопать подушку. Азарт, бляха отремня, дело известное. Вазарте еще инетакое свершить можно.
        Результатынас… ну, меня-то точно, здорово озадачили. Поддвадцатисантиметровым слоем глины была скала. Ровная, чутьли неполированная площадка обычного дляэтих мест сланца снесколькими линиями вырезанных углублений. Грубо говоря - канавок. Сантиметров подесять вширину инепонятно сколько вглубину.
        -Хотели хрень? - устало хмыкнул Леха. - Нате, ершвашу медь.
        -Исторической ценности полные штаны, - скривился Миха ибросил враскоп лопату. - Че-то мне невмасть дальше ковыряться.
        -Глуши тарахтелку, - кивнув нахондовский генератор, согласилсяя. - Амба, пацаны. Пошли мыться. Ижрать охота…
        Егор промолчал, тупо разглядывая открывшийся нашим взглядам «клад». Яуже даже успел испугаться, чтоон предложит сейчас вскрыть остатки шишки, чтоб охватить, таксказать, общую картину, имне придется отбивать его отусталых излых мужиков. Носредний все-таки покорился решению большинства ипонуро поплелся вместе совсеми кводяному танку.
        Жены щебетали очем-то своем, дети обсуждали совершенные завремя похода открытия ихвастались находками. Амы, четыре здоровых мужика, изображали оскорбленную невинность. Честно говоря, обидно было. Столько труда, столько приготовлений, азарта, ожиданий чуда, ивсе это пошло пшиком.
        -Красиво здесь, - отодвигая опустевшую тарелку, вдруг заявил Леха. Итяжело вздохнул. - Суровое место.
        Миха хмыкнул, сунул врот зависшую было наполпути ложку. Он,какивсемы, ждал совсем других слов. Чего-то этакого, чтовернулобынам… Нунезнаю. Надежда еще оставалась, ещетеплилась. Нужно было нечто, недающее ей умереть окончательно.
        -Похвасталисьбы, мужички, находками-то, - саркастично выговорила жестокая Ирка.
        -Аиправда, - всплеснула руками моя Натаха. - Чеводы врот набрали? Чего отрыли-то, гномы?
        -Ничего, - поморщился Егор. - Пусто там. Ничего нет.
        -Совсем? - удивилась Любка. - Азачем древним нужен был весь этот тюнинг? Что-тоже они прятали!
        -Материковая скала икакие-то борозды. - Средний напальцах показал ширину углублений вкамне.
        -Авних? - решила-таки уточнить Натаха. Им,бабам, просто необходимо расковырять все додна. Векпомнить буду, какона уменя вране ковырялась. Кабы неее коротенький халатик, столькобы осебе нового узнала…
        -Неттам нихрена, - скривился Поц. - Борозды эти, матьих! Иглина.
        -Уйди, старушка, явпечали, - хихикнула, поддразниваянас, Ирка. - Горе-археологи! Пошли, девочки, посмотрим, чего там предки отнас прятали.
        Мужчины все какодин посмотрели наменя. Ая пожал плечами. Пусть идут, обчем базар. Может, иправда увидят что-то, чего мы незаметили.
        -Пиво? - тихонько поинтересовался Миха, когда бабы переоделись вто, чтонежаль было испачкать илииспортить, искрылись подздоровенным шатром, адети, выпросив прежде нож, толпой ломанулись втальниковые заросли запалками длялуков.
        -Не-не, янебуду, - сразу отказался Егор. - Хочу вечерком спиннинг покидать. Говорят, наКатуни знатных тайменей тянут.
        -Говорят, - нестал споритья. Темболее что именно унашего среднего имелся реальный шанс поймать хоть что-то вэтих ледяных водах. Дед-покойничек рыбаком был знатным иохотником. Инас, внуков, премудростям учить пытался. Сострельбой ладно все вышло, авот квылавливанию холодных скользких рыбин только уЕгорки талант нашелся. Нимне, ниЛехе тупое разглядывание бултыхающегося поплавка было невкайф. Энерджайзеры взадницах свербели, недавали сидеть наместе.
        -Можно ипопиву, - улыбнулся Леха. - Глядишь, гденатрезвяк вголове пусто, сосмазкой что ипрояснится.
        Поцподорвался и, какнатуральный конь, ускакал кгазельке. Открыли, чокнулись вмиг запотевшими нажаре банками, отхлебнули. Егор, явно сзавистью поглядывавший нанас, неполенился сходить сам. Пили молча. Говорить нехотелось.
        Потом прибежали пацаны сосвоими палками. Хозяйственный Миха выдал шпане моток капронового шнура натетиву, амы, отцы, строго наказали влюдей нестрелять. Пятеро новых индейцев отчетырнадцати додесяти лет отроду сшумом, гамом ихвастливыми обещаниями снабдить племя мясом вышли натропу войны.
        Вяло обсудили таланты детей. Вспомнили наши походы наболотистый пустырь, чтоначинался запоследними городскими постройками. Летом там было полно уток вмалюсеньких озерцах, аунас, туземных обитателей закоулков, имелось вдосталь фантазии, времени ижелания добыть дичь. Загоды ипоколения перепробовали все - отрогаток измедицинской резины доподжигов измедных трубочек. Олуках ивсяческих арбалетах можно инеговорить. Этого добра там переломано вомножестве.
        Банка кончилась, каквсегда, неожиданно. Отправили опытного гонца кхолодильнику, аон поодной ипринес. Нукактак можно? Вобщем, когда верные боевые подруги индиан джонсов явились встоловую беседку, укаждого изнас подстулом валялось попаре пустых алюминиевых емкостей.
        -Покакому поводу бухаете? - процедила Лехина супруга. - Сгоря илисрадости?
        -Исключительно отохренения окружающими природными видами, Любочка, - глупо улыбаясь, выдал Егорка. - Присоединитесь?
        -Тю,алкоголики, - засмеялась дочь дальневосточных казаков. - Некогданам. Мыидем находки мыть. Всевглине уханькано…
        -Чего? Внатуре? Надыбали че-то, дамочки? - вскинулся Поц. - Нетоми душу, чернобровая, дайпозырить!
        -Дана, намнежалко. Правда, девочки? Нат, покажи этим…
        Суженая ласково мне улыбнулась, заставив сердце учащенно биться, ивыложила настол платок, вкоторый было завернуто три прямоугольных, сантиметров шесть надвадцать, уляпанных знакомой синей глиной пластины.
        -Рыжье! - выдохнул Миха, разглядев золотистый блеск. - Внатуре!
        -Илимедь, - осторожно, двумя пальцами приподнимая прямоугольник, поделился сомнениями Леха. - Легкая…
        -Медь окислиласьбы ипозеленела, - заспорил Егор, принявшись оттирать пластинку прямо оштаны, ибезтого грязные. - Зарисовать-то догадались, какони лежали?
        -Аунас всемье художников немае, - уперла руки вбоки разочарованная нашей реакцией Любка. - Скажи спасибо, чтовообще неполенились эти ваши канавки проверить.
        Вроде всего попаре банок нанос высосали, амозг какввату укутан был. Подержал вруке находку, подивился ее необычайной дляметалла легкости, нопока Егор неподскочил, несгреб все пластинки инеубежал вшатер, ивголову непришло что-либо предпринять.
        -Ирина! Тащи бегом фотоаппарат! - орал набегу наш ученый брат. - Наталья, идисюда. Нестой! Показывай, какони лежали…
        Итут вдруг все засуетились, задвигались. Миха, азаним следом иЛеха рванули кнеряшливо раскопанной шишке, попути подхватывая лопаты. Откуда только силы взялись?! Заполошными курицами брызнули вразные стороны женщины.
        -Прикрытьбы надо наночь, - вопила вовсе горло Ирина, так, чтоее наверняка даже надругом берегу Катуни было слышно. - Недай бог, ктохлебало свое любопытное сунет! Санька, Ванька! Ану бегом вфургон. Тамудяди Миши тент валялся…
        -Неваляется, алежит, - донеслось изшатра.
        Исразу следом:
        -Михаил, неотвлекайся! Инедавиты, бестолочь. Поцарапаешь!
        Воттогда я встал, потянулся, хрустнув суставами, зачем-то посмотрел нагоры, любопытно склонившие головы клагерю, иулыбнулся. Вечер обещал быть томным.
        Пластинок было тринадцать. Причем вдвух изтрех подковообразных канавках, каквыдал Егор - совсе увеличивающимся радиусом кривизны, ненашли вообще ничего. Итолько всамой кривой, внутренней, вспециально вырубленных поразмеру углублениях покоилось то, ради чего тысячи лет назад древние жители этих мест нанесли карту-подсказку накожу своей принцессе.
        Изготовлены артефакты были изкакого-то невообразимого, похожего наметалл материала, который невозможно поцарапать и, какслучайно выяснилось, когда наодин изних уронили камень, разбить. Наобеих поверхностях прямоугольников малюсенькими пупырышками шел какой-то чудной выбитый узор. Причем накаждой свой, нинаодной другой пластинке неповторяющийся.
        Аеще, когромному нашему сожалению, предки забыли положить вканавку инструкцию поприменению этой хрени. Безкоторой оспособе применения находки мы могли только гадать.
        -Типа всолнечный день отражение, матьих, лучей собирается вцентре иосвещает корону бабы, которая, типа напонтах, режет глотку барану, - разглагольствовал Миха. После целого дня переживаний он наконец успокоился иперестал переживать, чтозолота подщитом нет.
        -Барана-то зачто? - уточнил Леха, удивленный полетом фантазии моего механика-водителя.
        -Типа хавчик длябога, - авторитетно пояснил Поц. - Башнабаш, внатуре. Типа папуасы ему бебеку, атот им победу вбою. Нуипоповке этой доляху малую. Чисто нашурпу спельменями. Чеей, затруды тяжкие, отреальных пацанов невпадлу? Вкурил?
        -Внатуре, - кивнул мичман. - Азакаким наних эти пимпочки? Непрощели содного шаблона накатать одинаковых?
        -Мнепредставляется это чем-то вроде перфокарт, - вступил внаш высоконаучный спор сосвоим видением проблемы Егор. - Только наоборот. Утех дырочки были, анаэтих выпуклости.
        -Ичто это зазверь? Вкакого банка банкомат засовывать? - тоном, полным сарказма, ринулся вбой Миха.
        -Этотакие старые картонные карточки дляуправления компьютером, - пояснил средний. - Я,правда, винституте такие ЭВМуже незастал. Примне первые айбиэмки пошли. Ноперфокарты видел своими глазами.
        -Ури, Ури! Гдеунего кнопка?! - взвыл бывший матрос изаржал, какконь. - Куда совать карты, мызнаем! Акаквключить твою ЭВМ?
        -Может это просто игра? - неслишком уверенно предположил Леха. Всеутро он проиграл сшайкой малолетних шулеров вкарты ибыл слегка… врасстроенных чувствах, спустив все карманные деньги. - Вроде домино. Тутвот две шишки итут две. Ихскладываем вместе…
        -Иче дальше? - заинтересовалсяя. - Вкаждой изканавок потринадцать лунок. Ипластин точно столькоже. Походу «костей» только наодну хватит. Че-то маловато дляигры.
        -Ногипотеза интересная, - пробормотал Егор. Ненавижу, когда он вот так вот начинает смотреть впустоту. Провсе вокруг забывает. Может прямо находу замереть вкакой-нибудь нелепой позе иторчать так, пока не«отомрет» иликто-нибудь неотвлечет. Вдетстве это так мать пугало, чтоона его поврачам стала таскать. Нуате ирады стараться. Выискали, суки, гору всевозможных болячек итак родителей застращали, чтоте наотрез отказались пустить среднего снами - всекцию самбо. Унас вквартале болтали, чтоЕгорка, мол, припадочный. Мысмладшим знали абсолютно точно, чтоэто нетак, идрались, бывало, зачесть семьи докровавых соплей. Авот стем, чтобрат нетакой, какмы сЛехой, - сэтим непоспоришь.
        -Давайте-ка, пацаны, начнем сначала, - предложиля. - Ябуду говорить, авы подсказывайте ипоправляйте, если че.
        Дождавшись согласия большинства, кроме временно потерянного дляВселенной Егора, яначал:
        -Тысячи лет назад здесь жили древние папуасы…
        -Слышь, Андрюх. Внатуре, тыеще отАдама начни, - вспыхнул Поц.
        -«Слышь», Мишенька, зовут мышь, - рыкнуля. Бляха отремня, только мысли вкучу соберешь, только что-то сложится, этот умник вылезает. - Ая хомячков еще вдетстве отлюбил.
        -Проехали, - поднял ладони шофер. - Безбазара. Папуасы тут жили-поживали идобра наживали. Плодились иразмножались…
        -Помолчи. - Леха вроде легонечко ткнул пальцем куда-то вгрудь своему брату-мореману, ноПоцу хватило. Такизамер, выпучив глаза иоткрыв рот. - Че,брат, тамдальше?
        -Ивот какую хрень я заметил, - кивком поблагодарив младшего, продолжиля. - Там, направом берегу реки, полно курганов. Тамони предков своих хоронили. Тетки сдетьми верст попять ивниз потечению, ивверх все исходили, ананашей, левой стороне, могил нет. Авот это, подковы эти спластинками, - есть. Почему?
        -Почему? - завороженно повторил замной мичман.
        -Может, типа та сторона длямертвых, аэта дляживых? Осталось только понять, закаким живым аборигенам нужны были эти штуки.
        -Ха, - очнулся Миха.
        -Ивот еще че, - выдержав театральную паузу, продолжиля. - Имейте ввиду! Предки один раз положили пластинки вподкову ибольше неперекладывали.
        -Почему ты так думаешь? - вскинул глаза брат.
        -Охренелибы каждый раз каменный щит разбирать-собирать, - хихикнуля. - Лебедок уних небыло. Всеручками…
        -Нуивыдолбилибы одну подкову, - пожал плечами Поцман. - Зачем еще две? Настроить немогли?
        Изамолчал, наблюдая, какнаш «лунатик» перебирает пластинки настоле, выискивая что-то, одному ему ведомое. Потом Егор ивовсе сгреб всю добычу иубрел вдушный шатер сраскопом.
        -Надо впоселок ехать, - вздохнул Миха иснадеждой посмотрел наменя. Яего отлично понимал. Надо! Влагере больше неоставалось никапли спиртного, аиногда длясмазки мозгов, таксказать, требовалось хлебнуть чего-нибудь холодненького ипенного. Оставалось решить главный вопрос: придумать причину дляпосещения Чемала. Жены были резко против, аперед этим спрятали или, быть может, даже уничтожили наши запасы. Устроив тем самымнам, бляха отремня, сухой закон.
        -Может, тебе че-каво поработе надо позвонить? - просветлел лицом мичман. - Атут связи-то нема.
        -Натаха выкупит, - тихонько, чтоб устроившие какую-то возню укостра тетки неуслышали, возразиля. - Я,дурень, ейполдороги пел, какславно отдохнуть оттрудов наших тяжких.
        -Идите все сюда, - позвал Егорка. - Ясобрал.
        Мыпереглянулись, встали ипошли. Собрал он там чего-то илинет, аповод перетереть спацанами ометодах безобидного обмана наших благоверных вотдалении отих чутких ушей был отличный.
        -Темно, - посетоваля, пытаясь разглядеть предмет гордости среднего, уложившего плитки наих законные места вканавки. - Нихрена неразглядеть.
        -Уменя фонарь-переноска надвести двадцать есть, - засуетился чувствовавший засобой косяк Миха. - Щапритартаю. «Хонду» запустим, светло какднем будет.
        -Неси, - великодушно позволиля. Тупо разглядывать артефакты вкаменной подкове неособо хотелось, нодать подчиненному шанс искупить вину нужно было обязательно.
        Длинный ихудой водила метнулся кмашинам итри минуты спустя вернулся сдобычей. Источник света повесили точно надцентром композиции ивжали кнопку запуска генератора. Лампочка вспыхнула, наодин краткий миг осветив обширный шатер, итутже пригасла, превратившись вкрасную нитку. Зато между золотистых пластинок вдруг брызнули крохотные синие змейки разрядов. Артефакты, какмне показалось, прямо-таки налились внутренним светом, апотом надканавкой стала вставать изогнутая дугой, полыхающая всеми цветами стена. Пока неутвердилась вертикально инепревратилась внатуральную, давящую наглаза радугу.
        -Хренасе, - только исмог выговоритья, прежде чем Поц выдернул вилку изрозетки.
        Глава2
        Зарадугой
        Устройство втот день запустили еще раз. Отдышались, попили чайку, посмеялись надМихой, высказавшим опасение, анеразбудилили мы какое-нибудь чудо-юдо вроде древнего мага изфильма «Мумия». Потрясение отвида вставшей прямо изземли радуги сменилось любопытством идаже… ну незнаю… жаждой открытий, чтоли. Страшноли нам было? Неа… Хотя, чего этоя. Страшно, конечно. Небоятся только сумасшедшие илинаркоманы обколовшиеся. Ауменя наполном серьезе колени дрожали.
        Короче, всеприготовили, поставили видеокамеру наштатив итолько собирались запускать генератор, какЛеха обратил внимание напесок. Нуда, самый обычный. Только поберегам рек песочек немного другой - мелкий, какпыль. Авэтом мичман сразу опознал морской, тотсамый, которым унас все берега завалены.
        -Прикол, - хмыкнул я идал команду назапуск.
        Всебыло вточности какпервый раз. Подкова снова сожрала электричество излампочки, иподнялась радуга. Только теперь мы уже неторопились свыключением. Стояли, смотрели какчетыре барана нановые ворота наоткрывшуюся перед нами дверь. Атам, сдругой стороны, запереливающейся радужными, какнаповерхности мыльного пузыря, пятнами, светило солнышко, ветер теребил листья накаких-то кустах идоносил донас запах, который нискаким другим неспутаешь. Аромат моря.
        Покрытая песком полянка илидаже скорее просто проплешина. Метелки пальм, влажный ветерок идалекие крики морских птиц. Прямо дверь врай какая-то. Пейзаж изрекламы шоколадок «Баунти», бляха отремня! Ещебы пара минут, имы, ей-богу, какзавороженные шагнулибы запорог. Насчастье, генератор кашлянул, кхекнул изаглох. Бензин кончился.
        Наследующий день ссамого утра снарядили Миху впоселок. Забензином иводой втанк, ясен день. Нуато, чтоон еще готового шашлыка введре, пива исладкого вина дляженщин привез, такэто побочный эффект, хе-хе.
        Апока Мазута ездил, мыподчутким руководством среднего брата ползали наколенках поплите - перекладывали артефакты извнутренней, самой кривой канавки, всреднюю. Иэто мы еще легко отделались! Егорка каксцепи сорвался. Ночь, бляха отремня, неспал - все свои эксперименты планировал. Тривырванных издетского альбома длярисования листа исписал. Даеще жаловался, изверг, чтоунего, дескать, никаких приборов нету. Воткак, матьего, измерить, изменитсяли потребление тока Подковой всредней канавке илинет? Навполне резонныйже вопрос, нахрена ему это знать, какдавай орать! Такблажил, чтоаж пена сгуб полетела. Чем, сволочь близкородственная, привлек внимание наших жен. Которые, выслушав монолог потенциального нобелевского лауреата, сделали парадоксальный вывод, будтобы мы собираемся всей шоблой стартануть вневедомые дали, бросивих, сирых иубогих, одних нагрешной Земле.
        -Выче, придурки?! - шипела бешеной змеей моя ласковая идобрая Натаха. - Выче, сами непонимаете? Четам, стой стороны? Аесли там другая планета?
        -Зашибись, - обрадовался третий брат. Может, сказки иневрут? Может, иправду говорят: «Младший вовсе был дурак!» Какой черт его заязык потянул? Волшебник, бляха отремня! Одним словом, онтакой скандал устроил, чтоуменя даже перепонки заболели. Примерно так, какбыло, когда унас вклубе «Тортуга» гранату взорвали.
        -Зашибись? - Теперь моя тишайшая женушка визжала, какпожарная сирена. - Олень тупоголовый! Тамвирусы, тамбактерии! Если какая-нибудь тварь тебе, козел, тамяйца откусит, такпотом сгниешь заживо. Иникакие антибиотики непомогут!
        Зряона так. Яимею ввиду - просвятое. Развеже можно было приЛюбке так омужниных яйцах?! Удальневосточной казачки сразу вглазах тьма образовалась, иголос прорезался. Яираньше знал, чтоона поет хорошо, красиво. Нотут она сама себя перепрыгнула. Такгаркнула, даже наш сугубо штатский Егор постойке смирно встал.
        -Спецназ, мать твою?! - ревелаона. - Море поколено?! Меня втридцать лет вдовой решил сделать? Мало тебе зареванных подушек моих? Тебе, лось бешеный, напузо очередную висюльку, ая реви белугой - вкакой заднице тебя очередной раз черти носили?! Вкосмонавты теперь? Хрен тебе, спецназ, анеиные планеты, если недокажешьмне, чтоналюбую чудовищу управа утебя найдется!
        Итут доИрки тоже дошло, чтоее благоверный может заРадугу рвануть лютики-цветочки длянауки собирать, аона тут одна сдетьми останется. Ивслезы. Наколени перед сутулым Егоркой брякнулась, вцепилась вштанину. «Непущу!» - орет…
        Атас, короче. Игрозились, иревели, иподкупить спрятанной подпалаткой водкой пытались. Смех игрех. Отправка человека виной мир уЕгора последним, двести двадцать первым пунктом его списка значилась. Неужели трудно было вбумаги заглянуть?!
        Вобщем, кприезду Михи баб кое-как успокоили. Спрятанную водку благосклонно приняли: дают - бери. Оттумаков увернулись. Пообещали все дальнейшие действия сженсоветом согласовывать ипонапрасну нерисковать. Егорка еще лепетал какую-то хрень проробота-испытателя, который нагусеницах… Авот Леха, потом уже, когда помогали разгружать «газельку», наполном серьезе посетовал:
        -Какже это мы стобой, Дюх, пару стволов недогадались впоход взять? Стремно вПодкову безволын лезть.
        -Сгонять? - встрепенулся Поц. - День туда, день обратно…
        -Стоять, бояться! - вполголоса рыкнуля. - Ты,Лех, Егоркину писанину читал? Видел, какой он эксперимент хочет провести? Типа интересноему, будетли хрень работать, если пластинки надругое место уволочь. Вкурил тему, брат?
        -Итипа иче? - непонял Поц.
        -Итипа если Подкова безканавок заведется, точе нам мешает ее уменя вангаре запустить? Астволов дома - навзвод хватит! Яж типа почетный охотник РСФСР.
        -Внатуре! - расцвел Миха. - Утебя башка, Андрюха, какБелый дом!
        -Такчто, пацаны! - поманил я подельников ксебе ближе, чтоб «враг» неподслушал. - Сидим напопе ровно ибегаем нацырлах засредним. Аесли канитель безямок заведется, тащим добычу вгород итам уже готовим вылазку. Только забазаром следите, чтоб профсоюз нас невыкупил! Ок?
        -Заметано, - кивнул Миха.
        -Яволь, мойфюрер, - улыбнулся Леха. - Явделе. Работаем.
        Имы пошли работать. Всмысле - шашлыки жарить ивином жен отпаивать. Егорку уговорили эксперименты чуточку отложить. Пока шторм неутихнет.
        Где-то слышал, чтокагор придумали монахи. Иэто хорошо, потому какеслибы неони, изобретателей этого колдовского напитка инквизиторы однозначно вфольге запеклибы. Вотеще пару часов назад бабы нам тут истерики закатывали, апосле двух бутылочек красного каккровь вина идоброй порции жареного мяса вдруг изъявили желание присутствовать приочередном запуске Подковы. Контролировать, поих словам, процесс, бляха отремня, решили. Имелось уменя подозрение, чтоим тоже дожути любопытно посмотреть надругую сторону. Ноэто, понятное дело, неединственная причина.
        Впрочем, мнебыло всеравно. Пока наши доморощенные механики готовили генератор, пока наказывали детям присматривать заокрестностями - все взрослые будут вшатре иоприближении чужаков нужно предупредить, - пока приматывали скотчем камеру кдлинной палке, ясидел втенечке идумал.
        Каксейчас помню: сначала пытался рассчитать высоту Радуги. Я,прежде чем начал строить усадьбу, воздвиг здоровенный, двенадцать нашесть, железный сарай. Стройматериалы хранить, чтоб предприимчивые местные похатам нерастащили. Нуипервое время уменя там рабочие жили. Пока непривез пару специальных вагончиков.
        Апотом стало жаль ангар разбирать. Удобная штуковина получилась. Заперелеском изарослями черемухи глаза немозолит, адлядоставки грузов там специальные ворота вобщем заборе есть иколея накатанная. Ивместительный. Столько туда барахла вошло - мама негорюй! Стеллажи повсей длине вдоль стен шли вшесть ярусов. Ивсе забито какими-то коробками, ящиками имешками. Яуже ипомнить забыл, чтовэтой таре позатырено. Может, иненужно уже сто лет, ноивыбросить жаль. Снегоходы налето опятьже туда какродные входили, иквадрик назиму прятался. Ещехотел там себе мастерскую устроить, даневыдумал - чего мастерить.
        Таквот. Высотой это мое барахлохранилище было пять метров. Этоотпола доконька. Ноначетырех поперек сарая шли стальные балки, накоторых крыша крепилась. Ивсвязи сэтим вставал резонный вопрос: чтобудет, если древней машине нехватит высоты? Придется иликрышу, азначит истены, наращивать, иливсе сооружение одним апсом отземли отрывать ичто-то туда подсовывать. Нунечто-то, ажелезобетонные блоки ФБС. Те,которые дляфундаментов применяются. Незряже я винституте учился наПГС.
        Ничего вэтой перестройке особенно сложного ибыть немогло. Вотвысотку вдвадцать пять этажей - это да. Акакой-то сарай - плюнуть ирастереть. Пара КАТОибригада трудолюбивых таджиков занесколько дней легко справятся. Такчто тут решение быстро принял. Темболее что тогда еще существовал вариант, прикотором пришлосьбы вообще прямо тут, надиком левом берегу Катуни, землю выкупать итипа дом отдыха строить. Этоесли Радуга внеположенного древними алтайцами длянее места подниматься незахочет!
        Ноитут, какговорится, возможны варианты. Найдутся выходы натуземный курултай, иликактамего… Реально кусок земли купить ичто душе угодно выстроить. Правда, дорого это будет идолго. Только я был икэтому уже внутренне готов. Небросатьже такую замечательную штуковину! Спать ведь спокойно несмогу, пока через порог нату сторону, ктому океану несхожу.
        Гораздо больше обдумывал другую тему.
        Возникло уменя одно нехорошее подозрение, когда я список запланированных Егором экспериментов увидел. Подумалось мне вдруг, чтонеудержится ведь мой драгоценный братишка оттого, чтоб сколлегами наработе результатами своих исследований неподелиться. Начнет болтать - ему попервой неповерят. Ондоказывать станет. Видео покажет, замеры свои ивыводы продемонстрирует. Снего станется ивИнтернете статейку какую-нибудь тиснуть. Иприедут комне вусадьбу вежливые люди сгрозной бумагой, вкоторой черным погербовой будет значиться что-то вроде: «Артефакты изъять, первооткрывателям навалять помусалам иотобщения сширокой общественностью временно, летнадвадцать, оградить». Ибопусть я инеполитик никакой, нокое скем изэтих господ хорошо знаком, иход их мыслей дляменя нетайна. Ведь это длянас Подкова - прикольная штуковина, игрушка длямужичков среднего возраста. Адлягосударства?
        Адляправителей, внучки, эторесурс. Причем эксклюзивный, бляха отремня! Стратегический! Особенно если уЕгорки получится включить эту хрень внеканавок. Думаете, станут новый мир изучать? Институты организуют исимпозиумы? Хрен-то сдва! Зашлют роту спецуры, чтоб пробили напредмет опасности, понатащат туда жрачки итехники, отгрохают комфортабельные бунгало впять этажей. АПодкову поставят вмрачных подвалах, чтоподКремлем. Ичто?! Ито, шпана, чтонезачем им станет бояться каких-то там мировых кризисов иядерной войны. Они-то влюбой момент смогут свалить впампасы, бросив всех остальных загибаться отрадиации.
        Моглобы так случиться? Имогло, ислучилосьбы. Потому какнаша страна типа голову поднимала икакбы сколен поднималась. Астоило информации оценном ресурсе кпиндосам просочиться, тетоже захотелибы поучаствовать. Анашибы им кукиш смаслом. Типа это наша корова, имы ее доим. Пиндосы? О,ребятишки, этожители загадочной страны, которая однажды решила, чтоим нужен мир, желательно весь. Иесли они говорят, чтонебрали, значит, точно неотдадут. Этакий, бляха отремня, генеральный мировой хулиган ивымогатель. Народу - море, оружия - завались. Лихие бригады повсему миру посылали, всех делиться заставили. АРоссия? НуиРоссия поначалу делилась. Потом че-то решила вотказ уйти. Типа ядреная бомба иунас присутствует. Игде-то как-то даже больше илетит дальше. Только мнитсямне, что, разглядев смачную фигу подносом, заморская братва приколабы невкурила. Потому что те, ктоокучил один ларек, непременно захотят подмять исоседний.
        Ипоэтому хрен им, анеПодкову. Мое! Только сЕгоркой нужно было что-то решать, как-то ему объяснить, чемзакончатся благие намерения. Чтоб потом неудивляться, отчего так все хреново.
        Между тем все было готово. Тетки каквкинотеатр собрались. Стулья принесли состоликом инапротив поставили. Чайразлили ипеченюшки выложили. Миха врубил генератор, лампочка мигнула, Радуга встала. Только выже помните, чтомы пластинки всреднюю канавку переложили?! Таквот, оказывается, чембольше расстояние между концами дуги, темшире ивыше открывается дверь. Третий вариант мы проверять нестали. Итак все понятно. Подкова поднялась выше полога шатра, прихватив подороге лампочку ицентральную опору. Пока все работало исредний брат ползал наколенках возле грани, мыподвоха нечуяли. Накамеру снимали, камешки туда кидали, веточкой песок иного мира тормошили. Развлекались, короче. Авот когда Поц «хонду» заглушил, тут-то все наше разгильдяйство иповылазило. Вернее сказать, сверху попадало. Потому какРадуга, паразитка, прихватила ссобой ичасть полога, илампочку, икусок поддерживающей полог опоры. Чистенько так срезало. Каклазером.
        Ну,«хренасе» говорить было уже немодно, поэтому я просто смеялся. Ачто еще оставалось делать, разглядывая копошащуюся подрухнувшим брезентом родню ипримкнувшего кним Миху? Меня самого беда миновала, явдверях уже стоял, когда генератор выключили. Наскучило мне тупо через мыльный пузырь пялиться. Чего душу травить, если дикие бабы всеравно туда сходить непустят?
        Спасли жен из-под обвала, вынули артефакты изканавки ивелели детям полог сворачивать. Обратно вгород его тащить никакого желания небыло. Нафига он сдался, сдырой вполнеба? Ноинаместе его оставлять - только ненужное внимание привлекать. Хорошо Леха придумал - говорит, мол, вотстанем следующий раз запускать, даисунем туда рваную халабуду. Типа рано илипоздно нам всеравно туда лежит дорога. Глядишь, ирваный полог длячего-нибудь сгодится. Натом ипорешили.
        Правда, темже вечером еще потрудиться пришлось. Дети брезент быстро свернули иуобеденной беседки бросили. Ипредстало перед нами место преступления. Любому дураку спервогоже взгляда сталобы ясно, чтотут копали. Причем мы - нифига неархеологи исовершенно безбумаги, вкоторой наше право нараскопки прописывалось. Статья 243. «Уничтожение илиповреждение объектов культурного наследия». Наказывается штрафом допяти лямов либо сроком дошести. Ононам надо? Нет, ненадо. Вотипришлось канавки глиной засыпать, камни обратно покидать. Восстанавливать щит нестали, заленились. Просто навалили черные камни вкучу имусором всяким земляным присыпали. После первогоже дождя все наши следы скроются, инедокажешь, чтотут было как-то по-другому.
        Апока тягали непокорные валуны тихонько, чтоб нераздражать успокоившихся вроде жен, обсуждали последние события. Нуисмоей подачи, конечно, тему возможной передачи находки властям.
        -Ага, щазз, - скривился Поц. - Обойдутся. Сколько угосударства ниворуй, своего всеравно невернешь!
        -Небудем торопиться, - вполголоса посмеявшись, поддержал брата-моремана Леха. - Отдать всегда успеем. Зайдем, посмотрим, может, исамим начто-нибудь сгодится. Аесли уж совсем никчемная планета окажется… Тогда уж…
        -Ито, - сделав паузу впауэрлифтинге, разогнул усталую спинуя. - Отдавать, такнетем, чтовКремле окопались.
        -Акому? - удивился мичман. - Пиндосам илибундосам продать, чтоли, предлагаешь?
        -Морда треснет, - рыкнул Миха. - Спать несмогут, всюночь смеяться будут.
        -Всем сразу, - догадался Егор. Онхоть инеслабак, новсеже сфизикой особо недружит. Ичтоб он отлишнего усердия еще себе, недай бог, чего-нибудь несорвал илинеповредил, емудоверили лопату. Глину тоже кому-то нужно было кидать. - Всему мировому сообществу. Чтоб висследованиях ипоследующей колонизации могли участвоватьвсе, ктозахочет.
        -Ты,слышь, апостол Егор, - сверкнул глазами мой механик-водитель. - Тысменя начни-ка. Яте имировая и, зубнамясо, по-любасу, общественность. Самолично иисследую, иколонизирую, мало непокажется!
        Логические пути речей моего братишки-хулигана, какговорится, неисповедимы. Нообщий смысл кое-как угадывался. Ивот его-то, этот самый общий смысл, мысмладшим охотно поддержали. Пока сами все непосмотрим, непотрогаем инепризнаем никчемным - зубы держать крепко сжатыми изабазаром следить. Нислова, ниполслова оПодкове недолжно уйти налево.
        Мывсе трое русые. Леха - чуточку темнее, я - средне, аЕгор - вообще светлый. Икогда мичман добавил, вроде какточку поставил, мывсе поняли, кого именно он имеет ввиду.
        -Акто будет болтать, того будем бить поморде. Понаглой, ученой рыжей морде!
        -Нопротив экспериментов твоих я лично ничего неимею, - чтоб сгладить ситуацию, уточниля. - Разобраться, какэто все работает, надо. Придет время, быть может, твоим наблюдениям цены небудет. Нобелевская премия ивсе такое. Самый главный спец поПодкове, а? Хорошо звучит?
        -Гордо! - кивнул Леха. Натом тему изакрыли.
        Итут можно былобы уже перескочить крассказу онашем походе нату сторону, нотогда кое-что станет непонятным. Потому какнаследующий день, когда средний наш брательник закончил-таки вычерчивать наземле дуги иразложил артефакты, случилось сразу два очень важных события. Илидаже три, если считать то, чтоРадуга унас спервого раза неподнялась.
        Нехватало лампочки, бляха отремня. Та,что исправно запускала систему вшатре, понедосмотру осталась вином мире, алюбезно предложенный Подкове провод сзачищенными хвостиками эта падла жрать побрезговала. Благо прибабахнутый Егорка быстро догадался, какрешить маленькую проблему. Взял изакоротил провода. Вспыхнувшей искры хватило, чтоб надглинистой почвой поднялась наша старая знакомая дверь.
        -Молния! - скакал ипрыгал отрадости, какребенок, здоровенный дядька. - Онизапитывали ее отмолнии!
        -Убью, придурок, - ревел вответ мичман. - Лучше своими руками прибью, чемты подурости самоубейкой ласты откинешь!
        -Ой,смотрите, - совсем тоненьким детским голоском, отвлекая всех отнемедленной казни сумасшедшего ученого, закричал мой Никитос. - Атам дождь идет.
        Иправда. Там, запорогом, шелдождь. Настоящий ливень ссильнейшим, пригибающим пальмы допеска, ветром. Слышался рев где-то вненашего поля зрения накатывающихся наберег океанских волн. Носамое интересное, сюда, наодну изтеррас долины Катуни, недолетало ниединой капли.
        -Нуконечно! - догадался Егор. - Грозовой фронт. Циклон. Тамдавление ниже иветер вэтот раз отнас - туда, аненаоборот. Смотрите! Яотметил, гдекончаются врата. Видите? Онинатомже месте! Знаете, чтоэто значит, народ?
        -Ичтоже?
        -О! Этомного чего значит, любезный мой Михаил! Новпервую очередь это означает, чтотам, подпеском, закопана вторая Подкова! Подкова-выход, если угодно!
        -Ичего?
        -Дато, Мишенька, чтоположить ее могли только люди! Тамбыли илидаже сейчас еще есть люди. Человеки!
        Вотзадницейже чуял. Хотел уже даже одернуть, придавить этого крикуна, чтоб неверещал навесь берег. Нонет. Неуспел.
        -Ничего себе увас тут, бляха отремня, цветомузыка!
        Знакомый голос, знакомый акцент. Смутно припоминаемая рожа, идаже неудивлюсь, если конь точно такойже, какдвадцать лет назад. Васька-пастух собственной персоной. Вдымину пьяный, всапогах ивмятом костюме-тройке. Нарисовался - хрен сотрешь.
        Тутзаговорили все сразу. Ирка шипела надетей, втыкая им зато, чтопропустили приближение чужого кохраняемому объекту. Зряона так. Чегоони, роботы железные, чтоли? Естественно, ртыраскрыли, нарукотворную Радугу глядючи. Любаня сНатахой поинтересовались уПоца наличием вбагажнике мерина спортивного инвентаря. Миха их неслушал инавопросы неотвечал. Рычал натуземца что-то допредела матерное иугрожающее. Леха обходил «гостя» сфланга, приговаривая подороге, чтоб тот небеспокоился, больно ему небудет. Егорка рвал изголовы жиденькие волосенки ивопрошал небеса очем-то встиле революционеров-народников. Типа: «Чтоделать?» или«Чтонам заэто будет?»
        Авот мне вдруг стало весело. Яабсолютно точно знал, чтоделать. Больше того! Ядаже обрадовался явлению этого «незваного татарина».
        Васька тоже что-то лепетал. Причем хмель изнего, похоже, вылетал вместе сословами. Сначала его язык заплетался, асам ковбой пытался строить изсебя гордого туземного воина. Этакого невозмутимого алтайского Чинганчгука. Кконцуже комедии он уже снова стал обычным деревенским пастухом, попавшим невто место, невто время.
        Подошел, погладил лошадь подлинной, остро пахнущей морде, взял зауздечку и, потянув, стронул животное сместа. Повел кРадуге.
        -Сампосмотри, чего унас тут, - весело воскликнул забеспокоившемуся «татарину», засовывая голову коняги вмыльный пузырь. Даеще наподдал ладонью поокруглому крупу, когда показалось, чтопроцесс перехода затягивается.
        -Поехали, Вася!
        -Полог, быстро! - рявкнул нарастерявшихся Леху сМихой. Идобавил Егору, когда сверток тяжело плюхнулся втраву натой стороне: - Глуши патефон, братишка!
        Инаступила тишина. Целую минуту было слышно, какшумит река вкаменном русле ичирикают птахи впридорожных кустах. Яподвинул стул, сел, вытер испарину солба иулыбнулся ласковому солнцу.
        -Аон там неэто? - Ната прикоснулась двумя пальцами кшее, изображая вилку. Ласковая моя, добрейшая женушка итут была всвоем репертуаре.
        -Данет, - пожал плечами Егор, торопливо собирая артефакты сземли вспортивную сумку. - Ничего там такого… Песок, море, пальмы… Дождик вот только.
        -Нонужно будет посмотреть через несколько дней, кактам обосновался наш Юра Гагарин, - начал догадываться младший. То-то, прежде чем сказать, мнеподмигнул. - Жратвы ему там подкинуть илишмоток.
        -Аесли его искать станут? - прищурилась Ирка.
        -Амы тут причем? - хмыкнуля. - Поищут иперестанут. Дикие места, дикие звери. Амы ничего невидели. Правильно, дети?
        Шпана готова была согласиться счем угодно, лишьбы ненарваться нанаказание за«провороненного» нарушителя границы. Атак даже лучше выходило. Небыло туземца, такиругать незачто. Опятьже зрелище того стоило. Нечасто мальчикам доводится видеть, какродители изземли радугу вызвали.
        Всекончилось. Опасный свидетель отправился исследовать иной мир, Подкова сработала внеканавок, даеще исредний утверждал, чтозапорогом живут другие люди, азначит, идлянас особой опасности нет. Иможно былобы расслабиться. Запивком сшашлыками гонца заслать. Отметить, таксказать, испытательный полет. Нобыстро выяснилось, чтониукого, кроме меня, подходящего настроения необразовалось. Ещеипаникерша эта, супруга нашего ученого, намозги народу принялась капать. Мол, валить надо отседова, пока менты неявились глупые вопросы задавать. Дескать, брякнут наши малолетние «вороны» чего-нибудь, неподумав, ивозьмут нас всех подбелы рученьки…
        Ядумал, хоть старый боевой товарищ меня поддержит, ноион оказался предателем.
        -Слышь, командир, - почесав затылок, предложил Миха. - Давай-ка матрасы сворачивать да идвигать потихоньку. Дома, оновсяко лучше…
        Ну,собрались. Поехали. Ночью уже, между часом идвумя, докатились домоей усадьбы. Онаближе была, вотя исоблазнил археологов душем ибелыми простынями. Ахда! Едва незабыл! Вдороге, где-то между Бийском иБарнаулом, Егор вдруг почувствовал себя нехорошо. Упадок сил, температура, блестящие слезящиеся глаза. Ната моя переполошилась ненашутку. Заставила Ирку заруль сесть, абратишку накачала таблетками посамые уши. И,кажется, снотворное ему подшумок подсунула. Потому каквсю оставшуюся дорогу больной благополучно проспал.
        Зато нам сЛехой отначальника нашей полевой санчасти влетело посамые помидоры! Все-таки чудно уних, умедработников, голова работает, вотчто я скажу. Тутже себе насочиняла каких-то страстей. Мол, Егорка ближе всех кпорогу приближался, могкаких-нибудь вирусов нахватать, ккоторым унас иммунитета нету. Авот то, чтомы смичманом полдороги обсуждали, какие стволы измоей обширной коллекции подойдут длявылазки виной мир, еебудто инекасалось.
        Короче, водной изгостевых спален устроили карантин. Полусонных детей тщательно осмотрели, признали теоретически здоровыми, нокЕгорке доступ дляних временно ограничили. Ирка волновалась, ноТахе удалось каким-то своим, толи женским, толи медицинским способом ее успокоить. Улеглись наконец. Утихли.
        День начался поздно. Отсыпались после выматывающей дороги. Потом, после общего завтрака, разлетелись кто куда.
        Двенедели доначала учебного года. Последние деньки каникул дети единогласно решили провести уменя. Ачего? Имтам раздолье. Двагектара полян сберезовыми перелесками. Пруд спесчаным пляжем иверевкой-тарзанкой. Мостики через тихий, теплый ручей. Никита вытащил иззакромов родины пару воздушек ивелосипед. Чтоеще надо компании отлично знающих друг друга погодков? Только хотябы одного взрослого впригляд, чтоб ненатворили чего-нибудь этакого. Благо Люба изъявила желание провести этот чудный летний день наприроде.
        Миха сХамидом… Хамид? Этоузбек. Жила уменя впривратном домике семья узбекская. Хамид ижена его - Гузаль. Нуидвое дочерей, семи итрех лет. Гузаль Натахе подому помогала, аХамид потерритории. Постоянно ведь надо что-то где-то как-то. Частный дом дело такое, онзаботливых рук требует. Зарплату уменя получали. Неособо имного понашим меркам, ноумудрялись как-то еще идомой вАндижан что-то родне переправлять. Говорят, там, народине, имзавидуют. Считают, чтоони отлично устроились. Работа, жилье, гражданство, добрый хозяин…
        Ну,так вот. Поцмобилизовал Хамида порядок вангаре наводить. Втемяшилось моему боевому товарищу там, вновом мире, поморе-окияну намоторке прокатиться. Он-то, Миха, яимею ввиду, точно знал, чтошестиместка Baltic Boats BB-360AL снадувными баллонами, жестким алюминиевым днищем иямаховской соточкой уменя есть. Идаже предполагал, чтоона где-то вангаре. Араз так, топусть ищет. Заодно иместо дляПодковы расчистят.
        Супруга сИркой накормили больного, взяли кровь наанализы, сели вНатахиного «марча» иукатили вгород. Влабораторию. Амы сЛехой наполчаса позже рванули следом. В«Охоту-Рыбалку», заэкипировкой длямичмана. Этосостреляющими стволами уменя все впорядке, авот самуницией обнаружился косяк. Наменя, намой рост иразмер, шмотья полно. Новедь Леха нея. Ростом пониже, вплечах пошире итяжелее вдва раза. Эх,да чего уж там. Уэтого Рэмбо бицепс, какуменя бедро! Откуда уменя комок натакую тушу?
        Ребята мы опытные. Фуфло нам впарить очень трудно. Четко знаем, чего хотим. Такчто закупились быстро. «Русская цифра», конечно. Натовские образцы длябравых солдат России как-то впадлу таскать. Даиничем они нелучше теперь. Стех пор, каких стали вьетнамцы вПодмосковье шить.
        Разгрузки еще взяли. Прежде дляохоты мне простенькой хватало. Атут нас реальный боевой выход ждал. Пришлось озадачиться специальной моделью, чтоб иподбоеприпасы, иподтактическую рацию кармашков хватало. Нуда Леха вэтом спец. Выбрали.
        Онеще себе ножик присмотрел. Явних неразбираюсь, оплатил безвопросов. Надо так надо. Пока мичман вжелезках копался иобувь выбирал, япатронов докупил. 12х76 к«Сайге-12к», которая Лехе близко ксердцу пришлась, и7,62х39 - себе. Уменя подтри линии два ствола было. «Сайга-МК-03» и«Вепрь», онже СОК-94. Обехорошие машинки. Иесли первый легок, удобен иухватист, нонарасстояниях выше пятидесяти метров попадать вочто-то меньше барана - это высокое искусство, товторой сточностью донаоборот. Ссотки наспор расстреливал из«кабанчика» стреляные гильзы двенадцатого калибра. Иэто уменя еще оптика неособенно крутая. Обычный наш кондовый четырехкратный ПОСП. Озадачился как-то покупкой чего-нибудь импортного, жутко навороченного ипонтового. Почитал форумы, смужиками посоветовался, плюнул изабыл. Зачем? Чемменя, штатного снайпера группы войсковой разведки, может неустраивать прицел, каквСВД?! Даинавороты эти длялохов. Илиты умеешь стрелять, илинет. Иникакая оптика эту фигню неисправит.
        Самя дляохоты предпочитаю «кабанчика». Ненаутку, конечно. Начто-нибудь посерьезнее. «Эмкашку» ибрал-то ссобой хорошо если пару раз. Нодлятропических джунглей, дляпервого выхода виной мир ее короткий ствол - самое оно. Этопотом, когда мы сЛехой каксамые опытные спецназеры сходим, посмотрим, оценим степень опасности длягражданского населения, тогда настанет время «Вепря».
        -Навойну собираетесь? - решил пошутить продавец-консультант. Новенький. Яего раньше всвоем любимом магазине невидел. Абывал там часто. ПоНатахиному мнению - даже слишком.
        -Стреляю плохо, - буркнуля, вытаскивая трубку. Вопрос нужно было решать. Причем немедленно. Чтоэто еще залюбопытный тип унас варсенале образовался? Какая ему разница, длякаких целей я боеприпасы беру? Сиди, кнопки накассе жми ибабло вящик складывай. - Изрение хреновое… Четам утебя налычке вписано?
        -Тычего? - дернул зарукав Леха.
        Отвел брата всторону, разъяснил политику партии. Рассказал, чтомагазин этот одному изнаших, Сереге Лобатому, Лбу, принадлежит. Ичто кроме торговой точки служит еще хранилищем стволов длявсей группировки. Случись что, идома укаждого найдется, чемкакого-нибудь залетного придурка удивить. УПоца вон даже «шмайссер» есть. Емучерные археологи, изтех, чтонаэхе войны наживаются, притащили. Незнаю только, гдеон патроны длятакой экзотики берет. Нодлясерьезных дел волыны только здесь. Взяли, сделали дело, вернули. Инам никчему тут слишком любопытные личности.
        -Думаешь, засланный казачок? - хмыкнул мореман.
        -Ая недолжен думать, брат. Ясомнениями поделюсь. Адумают пусть те, ктосюда поставлен арсенал беречь.
        -Тоже верно.
        Особо светить, чтоя вгороде, нехотелось. Вотпускея. Уехал. Нонадо. Малоли куда этому продавцу удастся нос свой засунуть! Амне наш магазинчик именно таким нравится. Длясвоих тебе хоть пулемет привезут икакнабытовую травматику документы нанего нарисуют.
        Дождались Лба. Перетерли, обсудили мои опасения. Хозяин лавки еще сообщил, чтообомне дядя Вова спрашивал. Мол, если появлюсь, чтоб побеспокоил старика. Какая-то тема унего есть помоим строительным делам. Пообещал незабыть. Натом сСерегой ираспрощались. Онпошел изсебя злого гестапо изображать, амы сбратом рванули вусадьбу игрушки разглядывать. Уженазавтра планировали первый выход человека вотрытый космос, инужно было успеть приготовиться.
        Фигвам. Это, если верить псу Шарику измультфильма, индейская национальная изба. Дома нас встретил женсовет, сообщивший пренеприятнейшее известие. Пока моя Натаха неполучит наруки результаты анализов крови нашего больного, ниокаком посещении иного мира неможет иречи идти. Оказывается, нашсемейный медик всерьез опасалась, чтоЕгорка подцепил какую-то заразу из-за порога. Нуи, каквсегда, лаборатория могла выдать документ только через два дня. Причем это еще очень быстро, померкам нашей доморощенной медицины. Повезбы пробы кто другой, дело могло затянуться инанеделю. Этоведь мафия медсестерская почище нашей ОПГбудет. Сонечки, Маечки иНадежды Васильевны заспиной своих врачей такие дела вытворяют - мама негорюй!
        Среднийже наш брат оказался настоящей сволочью. Онновостям обрадовался. Итутже выкатил изсвоего карантина список требований вдва листа длиной. Большей частью какие-то приборы иинструменты. Истоимость этих аппаратов его совершенно неинтересовала. Вынь да положь, если, конечно, мыхотим поторопиться сисследованием того мира. Вымогатель, бляха отремня!
        Иведь прав, чертяка. Черт его знает, какой там уровень радиации илижесткого ультрафиолетового икосмического излучения! Вдруг там одна сплошная озоновая дыра? Аэтот гад еще икомментарии неполенился добавить. Мол, если энергия фотонов превышает энергию лучей видимого спектра хотябы впятьдесят раз, этоможет быть весьма опасно дляздоровья человека безспециальной защиты. Представляете?! Чуть вскафандрах незаставил нас попляжам бегать. Изверг!
        Вобщем, засадили Никитку заИнтернет. Онтам какрыба вводе, ненам смичманом чета. Мигом нашел, гдечто изсписка можно купить.
        Ещеодно посещение города мне что-то совсем невмасть было. Такчто закупками всего высоконаучного барахла озадачили Поца. Онкак-никак втехнике лучше многих разбирался, емуикарты вруки. Ая, разуж образовалось свободное отпервопроходческих забот время, позвонил-таки дяде Вове.
        Чтозажизнь учеловека?! Нипотелефону безопасений, чторазговор прослушают компетентные органы, непоговорить, нилично встретиться безлюбопытных глаз. Штирлицу вБерлине, наверное, ито легче было. Онхотябы точно знал, чтовсе вокруг враги. Аунас было пару раз, чтосамые близкие, самые проверенные пацаны вдруг начинали постукивать заинтересованным лицам. Становились, кактренер их называл, птицами высокого полета. Тоесть дятлами встратосфере.
        Этоя ктому, чтопришлось ехать. Ладно, хоть выпить неуспели. Аведь была такая мысль: раскочегарить сауну, напариться, внебольшом бассейнике поплюхаться всласть, даипивком это благое дело заполировать. Отложил навечер. Пьяным илидаже сзапахом принципиально заруль несажусь. Есть, конечно, связи вДПС,да итак, спомощью вечнозеленых пиндосских президентов можно многое решить. Только, какговорится, береженого Бог бережет, анебереженого конвой стережет.
        Встретились наоткрытой веранде огромного ресторанно-банного комплекса. Давным-давно, когда дядя Вова еще вел тренировки вспортзале одной изнаших окраинных шараг, негласным штабом группировки был ресторан «Русь». Располагался он удачно. Стометров отрайонного околотка, накраю заросшего непроходимыми дебрями сквера имени Сталина, вглубине подконтрольного нам жилого квартала. Менты туземные были прикормлены, окрестности еще вдетстве исследованы вдоль ипоперек, авсквере оказалось удобно вразумлять неразумных хазаров.
        Потом «Русь» сгорела. Накрепость она мало походила, иотбутылок скоктейлем имени товарища Молотова, брошенных твердой рукой краснополянинских бойцов, защитить нашу малину несмогла. Итогда стали собираться вбанях. Скинулись, выкупили хозяйство вчистую, пристроили кабак инебольшую гостиницу «только длясвоих». Тамтоже хорошо. Почти центр города. Рядом две магистрали… Ноя, как, наверное, ивсе остальные оставшиеся вживых ветераны-хулигангстеры, нет-нет да вспоминал сностальгией любезный моему сердцу ресторанчик наокраине.
        Тренер погрузнел. Расплылся, отрастил пузо, обзавелся бульдожьими щеками имешками подглазами. Отбылого резкого инепредсказуемого лидера наглых иголодных волков сокраины остались только набитые кулаки иглаза. Серые, даже стальные. Острые, бляха отремня, какдва кинжала. Смотрит, икажется, онтебя дотрусов просветил. Всюдушу твою вынул, измерил иобратно сунул.
        Нонас, старых, дядя Вова любил. Мы,один задругим, отваливали всторону, легализовались, становились законопослушными бизнесменами. Намнасмену приходили новые бычки изспортзалов вподвалах облезлых хрущевок. Номы, первые, всегда, влюбой момент могли запросто ввалиться ктренеру домой ипросить опомощи. Ион помогал, если мог. Авозможности его даже он сам плохо представлял. Посидит, мозгами пораскинет, достанет старую «нокию» смонохромным экраном, скажет кому-то пару слов, ипроблемы тают каквнебе дым. Реальный Дон Карлеоне, блин.
        -Банк есть такой, «МТР», чтоли, называется, - вполголоса, притянув меня поближе, сказал тренер. - Знаешь? Такты съезди туда, побазарь по-человечачьи. Контора реальных пацанов московских, азасмотрящего унас здесь кореец сидит. Правильный кореец, нета курва… Ну,ты понял.
        Яхмыкнул. Похоже, слухи обобиде шефа могли быть правдой.
        -Чувак избарыг, нолавэ рубит иотвозит безрамсов. Пацаны им довольны, такиты… ну безэтих твоих… шуточек. Онвкурсах, чтотебе надо помочь.
        Воттак. Всепросто. Ая чуть голову себе несломал, выдумывая способы спасти свою строительную фирму. Кризис, чтоб ему пусто было. Люди стали опасаться тратить деньги. Продажи квартир встроящихся домах упали почти донуля. Нетпродаж - неначто строить. Одно задругое, ибизнес, считайте, целая отрасль едва нерухнула.
        Банки моглибы помочь. Большинство серьезных строек накредиты ведется. Банки дважды вприбыли. Сами судите! Кредитуют стройтресты, апотом еще ипокупателей квартир. Такнет чтоб проценты снизить! Нет! Чтоты?! Имэто зачем? Из-за кредитов цены нажилье вразы выше себестоимости. Больше суммы - больше прибыль сипотеки.
        Яеще внесамом плохом положении оказался. Уменя итехника своя, иготовых ксдаче объектов хватало. Былвариант напару месяцев вадминистративные отпуска большую часть рабочих отправить, даипересидеть, переждать лихие деньки. Только ведь разбегутся, расползутся специалисты впоисках травы позеленее. Кто-то дрогнет иуйдет носками торговать набарахолку иливменеджеры заделается. Трудно илидаже вовсе невозможно будет их потом обратно собрать. Нельзя таких людей отпускать. Беречь их надо. Холить илелеять. Изшкуры выпрыгивать, аим жить помогать. Краны итрактора - это всего лишь железо бездушное. Нанем нужно уметь работать. Атут банки один задругим мне взаймах отказывают. Илитакой процент назначают, чтострашно становится. Вотя сгорем своим кдяде Вове иобратился.
        Нуда ладно. Этосовсем другая история. Яиупомянул-то обэтом всем только затем, чтобвы, внучки, потом неудивлялись, счего это уменя стренером все ништяк вышло. Поверил он мне сразу идоказательств непопросил…
        Доэтого еще далеко. Покаже мы стаскивали вангар приборы, которые Егорка затребовал, шмотье иоружие. Нехотелось лишний раз поусадьбе вполном боевом прикиде разгуливать. Соседи уменя вменяемые. Сами через забор сприветами нелезут именя лезущего непонялибы. Новедь уних игости бывают, которые могут вдруг полюбопытствовать. Иначнут потом глупые вопросы задавать, вроде: ачего это спецназ пососеднему участку разгуливает? Начнут копать - бываютже настырные - ивыкопают какую-нибудь чушню. Будешь потом следаку объяснять, чтоневерблюд.
        Инаконец наступил тот знаменательный день, когда «добро» напробный выход виной мир было получено. Ничего необычного вкрови нашего ученого ненашли. АЕгорка тем временем напоправку пошел. Носом еще шмыгал, нотемпература уже неподнималась, ичихать-кашлять перестал.
        Подчутким руководством специалиста набетонном полу нарисовали мелом дугу. Разложили артефакты. Включили Подкову.
        -Фух, - хихикнул Никитос. - Яуж думал, мысейчас демона какого-нибудь вызовем. Дядя Егор такие хрени нас заставил рисовать…
        -Несмей ругаться, - рыкнула нервничающая Натаха. - Училсябы лучше. Незавидно, чтодядька твой такой умный?
        Пацан взглянул наскрючившегося возле своих приборов сутулого Егора, потом нанас сЛехой, двух бравых спецназовцев, закрепляющих наплече камеры. И,судя повсему, сравнение было невпользу ученого. Так-то, умом понимаю, чтоэто неправильно. Чтоученье - свет, адуболомов вармии полно. Но,бляха отремня, приятно было.
        -Радиация внорме, - наконец выдал свой вердикт пропустивший «кастинг» средний брат. - Приборы нефиксируют никаких отклонений. Думаю, можно выходить.
        -Если твоя тарахтелка заглохнет, ясама тебе яйца оторву, - пригрозила Любаня Поцу, заведовавшему генератором, ипотянулась поцеловать мичмана вщеку. - Поосторожнее там.
        Умоей Наты нервы были ненастолько железными. Онавдруг расплакалась тихонько прямо уменя нагруди идолго неотпускала.
        -Вечно ты лезешь, хулиган мой ненаглядный, - шепнула она иотвернулась. Вотже, гадство. Никогда незнал, каклучше всего себя вести втаких ситуациях!
        -Проверка связи, - гаркнул мне прямо вухо динамик тактической рации голосом младшего брата. - Раз, раз, раз.
        -Целься вглаз, - огрызнулсяя, вскидывая верную «Сайгу» насгиб локтя. - Пошли уже.
        -Выйдете, сразу проверьте рации, - который уже раз повторила инструкции Ирка. Деловая баба, яж говорю. Сразу взяла насебя обязанности диспетчера. Аей чего? Ейомуже непереживать. Еененаглядный укомпьютера сидел инанас грустными глазами смотрел. - Траву вокруг нетрогайте…
        Леха хмыкнул икивнулмне. Мол, только после тебя. Иэто правильно. Он-то наслужбе все больше пожелезным водоплавающим коробкам лазал, авот я - исключительно полесам, подолам.
        Явыдохнул, набрал полную грудь воздуха ишагнул. Думал, какое-то сопротивление будет. Ну,всмысле, поверхностьже ворот видно. Мнилось, чтопридется как-то пробивать эту пленку, тело виной мир пропихивать. Ничего подобного. Вроде обычной двери. Только бетон подногами сменился знакомым уже крупным морским песком.
        Пять шагов вперед, остановка. Ствол «Сайги» вперед. Опустился наодно колено. Глазами пытался охватить сразу все вокруг, нотак, чтоб иголовой лишний раз некрутить. Пауза. Внезнакомом месте наодни глаза надежды мало. Тутиуши, инос должны участвовать. Всей кожей нужно опасность чуять.
        Запах моря имокрого песка. Гниющие водоросли иувядающая трава. Чуть дальше все завалено сломанными ветками каких-то растений, похожих напальмы. Суровый здесь должен был пройтись ветерок, если сумел этак-то вот туземную флору накрошить. Шелест песка, крики птиц, шумприбоя. Скаким-то неправильным, словнобы бумажным, звуком поскрипывали листья.
        Поднял руку, разрешая брату присоединиться комне. Необорачиваясь, спинным мозгом, хе-хе, почуял, какон входит итутже поворачивается лицом кПодкове. Щелкнула гарнитура.
        -Тыкак? - тихонечко, чтоб незаглушить туземные звуки, спросил мичман. Поголосу слышно - нервничает. Ая нет? Ия нервничаю, бляха отремня. Мысним, конечно, героические люди ивсе такое, ноито… Изобычного, знакомого мира шагнуть хрен знает куда инепереживать - это, скажу явам, вместо нервов нужно титановые струны иметь.
        -Норма, - ответил. Пора было проверять связь сангаром. Егорка утверждал, чтоприоткрытых воротах рации должны доставать. - База, какслышишь?
        -Хорошо слышно. - Ликующий голос Егоркиной жены показался даже нераздражающим, акаким-то… неуместным. - Вытам покрутитесь маленько, мужички. Мыже через камеры смотрим.
        -Бабы вообще охренели, - прошипел Леха. - Мыче, якорь им взад, клоуны? Крутиться им тут…
        -Расслабься.
        -Дая иненапрягаюсь. Выёживаются там… Центр управления полетом, блин.
        -Уменя чисто, - отвлек брата отзлободневной темы. Ирка, конечно, перебарщивает, новсе-таки сам ее голос внаушнике успокаивает.
        -Чисто, - угрюмо ответил мореман. - Поворачиваемся?
        -Начали. - Явстал сколена. Если вокрестностях водились опасные животные или, ещетого пуще, какие-нибудь злобные аборигены, уних было достаточно времени нас оценить. Илибо напасть, либо убраться отгреха подальше. Начали медленно, приставными шагами покругу, почасовой стрелке, поворачиваться надевяносто градусов.
        Пальмы, кусты, песок. Ничего необычного. Вразрывах листвы видно заурядное голубое небо сбелыми облаками. Ослепительное пятно светила греет правую щеку.
        -Тутбаба золотая, - деловито доложил мичман. - Истеночка каменная. Явно рукотворная.
        -Действительно статуя! - Этоуже голос Егора. - Если это инезолото, тоочень похоже.
        -Потом. - Никуда отнас находка неденется. Можно ипосле ею заняться. Авот исследовать зону навозможные опасности нужно прямо сейчас. - Начинаем движение.
        Этотоже обговорили еще дома. Если уворот ничего неслучится, обязательно дойти доокеанского берега. Шумприбоя-то даже стой стороны портала слышно. Ауж тут иотгадывать направление ненужно. Темболее вту сторону ирастительности меньше. Натаха несколько раз наказывала траву всякую руками поменьше трогать. Малоли, вдруг она тут хищная какая-нибудь илиядовитая.
        Неторопимся. Идем медленно, часто останавливаясь иразглядывая подозрительные пятна втени кустов. Доморя всего-то шагов двести. Триминуты ходьбы. Амы неменьше получаса пробирались. Чуете разницу?! Жара. Явесь взмок. Поспине пот втри ручья. Даже палец накурке вспотел, ауж сколько раз сам себе спасибо сказал, чтодогадался голову банданой повязать, одному богу известно.
        Ивот оно. Море! Лазурное, тропическое. Голубая лагуна, бляха отремня! Прямо каквкино. Мохнатые пальмы, сверкающий насолнце песок иморе.
        -Солененькая, - первым делом запихавши палец вводу, констатировал Леха.
        -Акакая она должна быть? - удивилсяя. - Этоже море.
        -Давсяко могло оказаться, - неопределенно выговорил мичман. - НашТихий океан куда солонее будет… Асчего вообще решили, чтоэто другая планета?
        -Ачтоже это по-твоему? - вклинился вбеседу двух первооткрывателей Егорка.
        -Тропики, - пожал могучими плечами старший мичман. - Какая-нибудь Тимбукту вОкеании. Ятаких мест навидался погланды. Ипальмы вон те - кокосовые. Вон, внизу иорехи валяются…
        -Кто-нибудь подумал оджипиэснике? - хихикнуля. - Ато вылезут сейчас австралийские погранцы иповяжут нас какнарушителей.
        -Уменя сотовый ссобой. - Леха засуетился, бросил винтовку иполез вкарман замобилой. - Та-а-ак. Чтотут унас… Связи нет.
        -Так, мужички, - скомандовал диспетчер. - Наснимали много. Гляньте тамеще, куда пастух этот алтайский делся. Слошадью. Иназад.
        -Кстати, да, - встрепенулся Леха. - Нинашего друга Васи, ниего четвероногого друга невидно. Итента, кстати, тоже.
        -Наделал браги изкокосов идрыхнет где-нибудь втенечке, - долетел донас голос Михи. Видимо, бросив сидеть возле тарахтящего генератора, онподошел кэкрану монитора.
        -Нунеглупееже он паровоза, - удивилсяя. - Любой нормальный человек первым делом кморю подалсябы. Бинокль, кстати, зряневзяли. Тамвон полоска нагоризонте. Этотуча илиземля?
        -Все-все, путешественники, - поторопила Ирка. - Ноги вруки идохаты. Иженщину ссобой прихватите. Унас тут полно желающих сней поближе познакомиться.
        -Фотикже есть? - снова встрял неугомонный ученый. - Вытам листья всякие нащелкайте. Травки-муравки. Пороемся вСети, поищем, гдетакое растет.
        Расслабились. Толи отходняк отполучасового напряжения, толи неверили органы чувств тому, чтовэтаком-то тропическом раю есть чего опасаться. Обратно шли, какотдыхающие попляжу. Кустики фотографировали. Бабочек всяких иящериц. Леха запазуху лохматых кокосов набрал икрасивую ракушку наберегу изпеска вырыл. Ягорсть разноцветных мутно-прозрачных камешков вкарман кинул. Вроде истекло, инепохоже. Натахе набусики - самое оно.
        Авот баба нам недалась. Невсмысле, чтомы ей какмужчины непонравились. Тяжелый унее характер оказался. Мыее даже пошевелить несмогли. Даеще, похоже, вмурована была воснование. Илирезать, илиотламывать. Влюбом случае наших сбратом сил нехватило. Леха только нож свой обновил. Накорябал стружки сплечика полуметровой красавицы. Ну,наверное - плечика. Так-то ее половая принадлежность только пообщему силуэту иугадывалась. Нилица, ниеще каких-нибудь подробностей инеразглядеть было.
        Натом наш первый поход изакончился. Всего-то счас там ипобыли. Идаже непоняли - где это там. Перешагивая порог, лично я ждал чего-то этакого. Открытий каких-то. Готовился удивляться ипоражаться. Авышла какая-то прогулка намирный тропический берег. Сказать, чтоя был разочарован, - это ничего несказать.
        Лохматые орехи, какбы я нинадеялся, оказались действительно кокосами. Никита легко нашел вИнтернете их изображения. Стопроцентное совпадение соснимками, чтомы там наделали. Разбили трофеи молотком, выковыряли мякоть. Бабы жевали инахваливали, ая едва невыплюнул. Жеваные спички, бляха отремня.
        -Не,ну аче, внатуре?! - несдавался Миха. - Построим там бунгалу, будем навыходные туда нырять. Надельфинах кататься иуху изтрепангов кушать. Аможно ивовсе какой-нибудь остров купить. Чтоб безрамсов саборигенами. Сколько втой стат?е рыжья? Кило подсто? Хватит, поди? Сколь оно хоть сейчас стоит?
        -Штуки подполторы заграмм, - пожал я плечами. - Только пойди-ка еще продай. Набабе этой пробы нестоит.
        -Фигня, - обрадовался Поц. - Ябарыгу знаю. Заполцены по-любому скинем… Эточе? Внатуре полтора ляма закило?
        -Типа того.
        -Хренасе! Астатуй где-то вполметра высотой. Кило насто потянет?
        -Золото измеряется втройских унциях, Миша, - отвлекся Егор отизучения чего-то очень, поего мнению, важного настоп-кадре снятого наплечными камерами видео. Егохлебом некорми - дай кому-нибудь лекцию прочитать. - Этопримерно тридцать один грамм. Приплотности золота вдевятнадцать стретью грамм накубический сантиметр объем тройской унции - это примерно полтора кубических сантиметра. И,таким образом, тонна золота будет иметь объем примерно вполста тысяч кубических сантиметров. Ну,это, Мишенька, кубик состороной втридцать пять илитридцать семь сантиметров.
        -Ближе ктелу, Склифософский, - невыдержал ветеран хулигангстерского движения. - Харэ меня лечить, начинай помогать материально! Сколь твоих тройных будет внашей бабе?
        -Если Андрей прав ивстатуе порядка полуметра присредней толщине отдвадцати пяти дотридцати сантиметров, внашей находке должно быть неменьше полутоны.
        -Авлавэ конвертируй?
        -Ну… это… если сильно округлить… семь споловиной надесять водиннадцатой степени. Или, чтоб было понятнее - порядка семисот пятидесяти миллионов рублей.
        -Двадцать пять лимонов вбаксах, - выдохнуля. - Че,внатуре?
        -Насвсех шлепнут, засунут вбочки, зальют бетоном ипритопят вэтом самом океане, - угрюмо выдал Леха. - Причем закуда меньшие деньги. Олигархи хреновы…
        -Ну,мальчики, - страдальчески выговорила внимательно слушавшая разговор Ирка. - Можноже как-то… Частями. Потихоньку. Детки увсех подрастут. Учиться винституты пойдут. Женятся. Квартиры всем надо. Мой-то - балбес балбесом, поди, сколько хлеб вмагазине стоит, незнает… Ая кручусь какбелка вколесе…
        Изаплакала. Любаня сНатахой кинулись ее утешать, говорить ей тихо, чутьли ненаухо, какие-то свои, чисто женские благоглупости. Амне вдруг стало весело. Ничего немог ссобой поделать. Сидел, какдебил, хихикал, растянув губы доушей.
        Потому что мы живем наочень маленькой планете. Этоя точно знаю. Апоэтому абсолютно уверен втом, чтонеможет нанашей Земле существовать тропического берега, накотором вот так просто стоит вполный рост золотая баба стоимостью вдвадцать пять миллонов баксов иникто ее досих пор неприватизировал. Иэто значит, чтотот мир, чтооткрылся нам заПодковой, - что угодно, только неЗемля.
        Женсовет был непреклонен. Ивэтом наших жен полностью поддерживал Миха. Леха сЕгором пытались спорить ипостоянно требовали, чтоб я направах главаря нашей шайки сказал свое веское слово. Только мне нечего было им сказать. Потому что, хоть эти бешеные миллионы могли мне здорово помочь вделовых вопросах, связываться снеучтенным государством золотом нехотелось. Сдругойже стороны, поймал себя намысли, что, если я прав, если мы действительно отрыли наАлтае ворота вдругой мир, деньги пригодятся. Оружие, стройматериалы длявозведения форпоста, приборы иинструменты длянауки, всеэто стоит немало. Иесли еще год назад, доначала кризиса, пыльным мешком из-за угла ударившего поэкономике большинства стран, ядаже неособенно напрягалсябы, тотеперь каждый лишний истраченный наЗаподковье миллион - это минус неделя жизни моей фирмы.
        Аеще я прекрасно отдавал себе отчет втом, чтодляэвакуации золотого подарка стой стороны кто-то должен будет туда выйти. Мишка вон сразу предложил обмотать статую тросом ивытянуть наэту сторону лебедкой. Помоему скромному мнению - вполне реальный план, ия срадостью вновь шагнулбы запорог. Сджипиэской вкармане. Ибо, если устройство все-таки непоймает спутниковые сигналы, жизнь моя наполнится настоящим смыслом. Чем-то таким, очем нестыдно будет рассказыватьвам, внучки, воткаксейчас, сидя угорящего очага.
        -Короче, - твердо заявиля, приняв наконец решение. - Слушайте сюда. Делаем так.
        Приятно было. Всеводин миг замолчали, ожидая моего вердикта.
        -Мысмладшим выходим первыми. Осматриваем окрестности. Сканируем небо навигатором. Поболтаемся пару часиков поджунглям. Нехваталоеще, чтоб нас накрыла какая-то, матьее, секта, поклоняющаяся золотой бабе.
        Любка сНатахой кивнули. Довод был железный. Уобеих имелись подруги, пропавшие вкаких-то солнцепоклонниках илиадвентистах тридесятого года.
        -Пока мы осматриваемся, Миха сЕгором иНикитосом цепляют бабу итащат нанашу сторону.
        -Зря, - фыркнул мичман.
        -Нет, - возразиля. Ипоспешил сдоказательствами, пока спор невспыхнул повторому кругу: - Мывсе уже сейчас храним тайну намиллион. Узнай кое-кто осуществовании Подковы, язанаши жизни недам ипробки отпивной бутылки. Такчто одной больше илименьше - несуть важно. Рыжье мы сМихой пристроим. Тихонечко. Частями. Безпыли ишума. Пусть инепополной цене, нонам итого хватит. Мыже непобежим себе покупать личные «боинги»? А?
        -А«бентли» дороже илидешевле самолета? - невинно поинтересовался Поц.
        -Башню отпилю, - прорычала моя добрейшая женушка. - Искажу, чтотак ибыло.
        -Мам, - громко прошептал Никита. - Аможно мне ноутбук?
        -Тывроде яхту хотел? - припомнил я давнюю, нежно лелеемую мечту боевого соратника. - Передумал?
        Посмотрел нарасплывающуюся вконской улыбке совершенно счастливую рожу механика-водителя ипонял, чтобудет по-моему.
        -Выходим через час.
        Вконце концов потная майка стала подсыхать, атело давно уже немилосердно чесалось. Даинавигатор еще нужно было поискать. Недумаетежевы, что, имея вшоферах Поца, япользовался этим хитрым спутниковым устройством ежедневно?
        Глава3
        Фазенда
        Искра нагорящем полене подавала мне сигналы. Вспыхивала итутже тухла. Точка-тире-точка-точка… Чтобы это низначило. Так-то побольшому счету - побарабану. Ясовсем небыл пьян. Вообще непил уже несколько дней ничего крепче кефира. Исмозгами, надеюсь, порядок. Такчто сигналы - это оборот речи, анеистинная правда.
        Просто нравится мне смотреть наогонь. Всегда нравилось, ссамого детства. Иногда даже казалось, чтоесть уменя какая-то тайная, скрытая отвсех связь свечно пляшущими языками пламени. Икостры всегда легко, сполпинка разводил. Инеобжигался ниразу вжизни. Идумается перед горящим очагом как-то легче. Ну,знаете, какбывает? Начинаешь размышлять очем-то одном, апотом мысль уползает-уползает куда-то, хрен знает вкакие дали дальние. Цепляется закакую-нибудь дребедень - хрен вернешь ее обратно. Авот когда сидишь перед камином, такого никогда неслучается.
        Итак, уждлясебя-то, родимого, яполностью удостоверился: мирзапорогом Подковы - это ненаша Земля. Ниединого спутника приборы неотловили. Дляконтроля притащили второй навигатор - таже песня.
        Аеще мы нашли следы нашего потеряшки. Этоя пастуха Ваську имею ввиду сего лошадью. Прошли попляжу назапад, какдва дурня, обмерили ногами длинный, выступающий вморе мыс ивернулись почти кпорталу. Атам, наберегу уютной полукруглой бухты, подпальмами сразу увидели устроенный изнашего тента шалаш нешалаш, палатку непалатку. Укрытие отдождя, короче. Кострище рядышком искелетики рыбьи. Икусты, кобылой обгрызенные. Аувялого родничка и«каштаны» конские. Только самого «татарина» там небыло. Ушел. Даеще инаправление нам указал. Прямо напеске здоровенную стрелу камнями выложил, показывающую точно назапад. Втом направлении, также, какинасевере, виднелась серо-голубая туша земли. Вбинокль было видно даже несколько неочень высоких сопок. Метров потридцать илисорок, ноуж всяко выше, чемнаш, низкий. Леха мигом сообразил, чтонашему «Гагарину», должно быть, иодного шторма хватило, чтоб бежать спродуваемого всеми ветрами берега.
        Младший рядом сидел. Так-то мы сним там часа четыре бродили. Далеко старались отПодковы неудаляться, новсе равно все время вместе. Вроде болтай, очем хочешь. Миллион вопросов можно обсудить. Ага! Какбы нетак! Попробуй гарнитуру выключи, сбаб станется вспасательную экспедицию ринуться. Иосвоей золотой статуе позабудут.
        Теперь мы снова вместе иснова одни. Всятолпа вангаре. Поцтуда ацетиленовую горелку притащил, иэта банда ринулась переплавлять произведение искусства вслитки. Вобщем-то разумно. Целиком такую гору золота непродать. Прав брат - б?шки поотрывают, квакнуть неусеешь. Амы смичманом этой лихорадкой незаразились. Понимаем, чтоэто нетолько голимые деньги, ноеще иогроменные проблемы. Поприкалывались надметаллургами, пожелали Бога впомощь да ипошли отдыхать вдом.
        Мнеказалось, Леху моего разорвет подороге - столько внем слов накопилось. Аннет. Полчаса рядом сидел, вместе сомной наогонь смотрел.
        -Какдумаешь, Дюх, чтоэто? - как-то неожиданно заискивающе начал младший. Так, чтоя сразу понял: неособенно исильно его это интересует. Спросил только, чтоб разговор счего-то начать. Потому иотвечать нестал. Плечами пожал. Гипотезы выдвигать - дляэтого унас Егорка есть. Унего голова - нанас двоих хватит. Мыеще второй навигатор включить неуспели, онуже несколько идей высказал. Мол, чтоэто прошлое нашейже Земли ичто там сейчас хрен выговоришь какая эпоха. Типа верхнепленогеновая иличто-то вэтом роде. Ещеокаком-то олигофреноцене упоминал, нотут уж мы смореманами слушать нестали. Попросту заржали, чтоте кони.
        Или, разглагольствовал средний, этопараллельная Земля. Ну,будтобы когда-то давно, вкакой-то исключительно важный момент, истории нашей ивот этой, иной Земли пошли разными путями. Ита, которая запорогом, типа укрылась вдругой, намневидной Вселенной. Аголовастые древние алтайцы придумали, кактуда ворота пробить. Нунесмешноли? Явот немог себе представить ученого, профессора, бляха отремня, всего сног доголовы покрытого татухами. Ага! Выдумал Подкову - оленя тебе назадницу набили. Дверь открыл виной мир - козла вовсе пузо вместо Госпремии.
        Помне, такневсели равно?! Больше другой вопрос волновал: заселенали людьми та сторона? Иесли да, токтоони? Какживут? Чемдышат? Чтодляних ценно, ачто мусор подногами? Многоебы тогда отдал, чтоб рвануть запорог намесяцок. Слодкой, оружием ижратвой. Посопкам полазать. Индейцев поискать…
        -Яэто… - Когда Леха так хмурит брови, этозначит, онрешение уже принял. Ихрен его теперь свыбранного пути свернешь. Проломит, какраненный взадницу кабан. Асомной разговаривает, потому что отменя что-то вего великом плане зависит.
        -Рванутьбы туда наподольше, - выдохнуля, надеясь, чтоотгадал направление устремлений брата. Говорюже: мывсегда сним хорошо друг друга понимали.
        -Ага, - разулыбался тот. - Яб там идомик выстроил. - Итутже затарахтел, какхондовский генератор. Прорвало вдругего. - Дапохрен, брателло, четам икто там. Прикинь! Чемы: хуже наших прадедов? Пришли вдикую Сибирь, крепости выстроили итатар кногтю прижали. Амы че? Рыжие? Намслабо? Также можем! Ифорт выстроим, итатар…
        -Аесли там динозавры какие-нибудь?
        -Завалим иих. Мазута твой болтал, может пулемет укопателей купить. Навышку поставим, ихана твоим динозаврам. Нашашлык, якорь им…
        -Азачем? - поделился сбратом своими сомнениями. - Нафига ононам? Корячиться, строить что-то. Рыжье вон скинуть, купить Поцу яхту ирвануть помиру путешествовать. Явот вТаиланде ниразу небыл, адавно хотел. ИливАфрику.
        -Бывал итам, итам. Отстой, брат. Везде одно итоже. Забабло тебе задницу вылижут, апотом вспину плюнут ирусским варваром обзовут. Негры - те вообще абзац. Профессиональные спиногрызы. Потом как-нибудь расскажу… Атам, заПодковой, мытеми, ктомы есть насамом деле, будем. Ниубавить ниприбавить. Жить будем по-человечески - уважать станут. Агадить начнем - найдут, какмусало раскровянить. Ипулемет непоможет… Помне, Дюх, такидолжно быть. Такинадо жить. Посердцу. Анекакздесь. Сгнило тутвсе. Душно ивоняет. Людишки эти… Ихнетрогай, асоседу хоть голову пилой пили. Телевизор, блин, важнее… Вармии бардак, атут итого пуще. Япока увольнялся, насмотрелся начиновничков этих.
        -Ха! - воскликнуля. - Нуты мне-то нерассказывай! Ясам могу такого поведать, волосы зашевелятся. Такие гниды встречаются, невышептать!
        -Во-во. Адуша-то другого просит. Нового! Чистого. Чтоб смысл жить был ичтоб нечувствовать себя букашкой.
        -Апотянем? - кивнул я набукашку. - Если тамошние «татары» окажутся дерзкими? Люди надежные понадобятся. Такие, чтоб итут неболтали, итам заспину неопасаться.
        -Найдем, - уверенно заявил брат. - Думаешь, таких, какмы стобой, мало?
        -Таких, - я обнял брата, - мало. Анормальных пацанов - полно.
        -Кактолько перед бабами все так выставить, чтоб небрыкались? - озаботился старший мичман. - Ирка вон уже получила, очем всю жизнь мечтала…
        -Разберемся, - пообещаля, веря, чтотак ибудет.
        Иведь вышло! Заужином все были веселы, возбуждены иактивно обсуждали внезапно свалившееся богатство. Переплавка трофея еще небыла завершена, новзвесить расчлененную статую уже сумели. Ужевыяснили, чтовней нимного нимало шестьсот сорок два счетвертью килограмма. Калькулятор никто застол ссобой взять недогадался. Такчто подсчеты вели прямо насалфетках, иникого несмущало, чтоувсех получились разные суммы. Вглавном-то сошлись! ИзПодковы приволокли безкаких-то жалких сорока миллионов - миллиард.
        Ивот тут-то я выразил опасение, чтонеизвестно где бродящий алтайский пастух Василий тоже видел находку. Иесли, конечно, оннеклинический идиот, вполне мог определить, изчего она сделана. Хорошобы этого свидетеля все-таки отыскать. Понятно, чтовозвращать слишком много знающего «татарина» внаш мир - это откровенная глупость. Авот держать его где-нибудь поблизости, таксказать подприсмотром, наша обязанность.
        Кроме того, чтонам мешает сделать изтого тропического берега нашу семейную дачу? Даже следов хищных животных мы сЛехой так иненашли. Даивкрайнем случае всегда можно сбежать через Подкову. Атам солнце, теплое море, кокосы…
        Ирка немедленно повелась. Яуже говорил, чтоуних сЕгором имелась дача? Огромный надел вцелых четыре сотки накраю какого-то оврага впригороде. Атут необъятные просторы. Бери, сколько захочешь.
        -Морковь икартошка там должны хорошо расти, - авторитетно заявила любительница сельского хозяйства. - Соток тридцать… илиеще лучше сорок засадить - имы все овощами обеспечены!
        -Сдохнемже натвоих плантациях, - заржал Поц. - Арабов взять неоткуда.
        -Несдохнем, - отмахнулась Ирина. - Андрей вон узбеков привезет. Имвсе равно, гдеработать, лишьбы платили. Идомик там обязательно нужно выстроить. Малоли. Дождь пойдет илиеще чего… Фазенду!
        Судя повыражению лица, Любка небыла поклонницей южно-американских сериалов ивпрелестях фазенды втропиках сильно сомневалась. Однако против самой идеи, кнашему смладшим удивлению, ничего неимела. Еепрельстили песок иморе. Ониеще иполугода вСибири нежили, аее уже ностальгия мучила.
        Егор тутже принялся планировать новые эксперименты. Икоординаты-то берега ему закаким-то лядом понадобились, итамошнюю Подкову откопать захотелось. Всенасторожились было. Оценивать стали - вкакие суммы его научный интерес выльется. Этопока я свои деньги тратил, всем было побарабану. Нотеперь-то укаждого было что терять ичто считать. Такчто повезло Егору. Вовремя он уточнил, чтоновых вложений непотребуется ивсе необходимое уже есть вего распоряжении.
        Миха тутже вспомнил оботкопанной изгруд нежно хранимого вангаре барахла лодке, аНатаха напомнила омоем обещании научить Никиту стрелять изружья.
        -Только сначала нужно проверить возможность открытия врат стой стороны, - поднял палец кнебу ученый. - Этонетрудно организовать так, чтобы эксперимент был совершенно безопасным.
        -Нодоэтого мы сДюхой еще раз посмотрим окрестности, - согласился Леха. - Чтоб неудивляться потом, если что.
        -Выдетям кшколе все купили? - хмыкнуля, глядя навозбужденных женщин ибурлящих идеями мужчин. - Неделя доосени осталась… Поеду-ка я завтра продавать часть золота. Апотом уж займемся нашей фазендой.
        Вобщем, ополноценном освоении нового мира несказали нислова, нообщее согласие напродолжение нашего там присутствия получили. Пока нам смладшим этого было достаточно.
        Утром Егорка засел спаивать издеталек какой-то прибор, жены взяли Натахину банковскую карточку ирванули вгород запокупками длядетей, амы сПоцем иЛехой отправились наовощной рынок. КОлегу Саве.
        Давным-давно, вдалеком детстве, Олег сродителями жил всоседнем подъезде. Тогда он еще Савой небыл. Савиных его фамилия. Вместе, водной компании, икрепости снежные строили, ивчужие огороды замалиной лазали. Такчто знал я его больше тридцати лет. Потом он поступил ввоенное училище, аменя вармию забрили. Капитана краповых беретов уволили изрядов посостоянию здоровья. Места своего награжданке он долго найти немог, пока однажды меня неповстречал. Ая тутже познакомил Олега стренером. Наразборки ездить офицер вотставке сразу отказался, нонавести должный порядок наподконтрольном братве рынке взялся. Инавел. Иесли внашей группировке был человек, которому я верил почти абсолютно, такэтоон. Иочень надеялся, чтоОлег поможет мне решить проблему сосбытом рыжья.
        -Дерьмо вопрос, Дюх, - сразу заявил Сава. - Помогу. Только сам-то че? Найти ювелира, который пробу пробьет искинет по-тихому - какдва пальца. Ятебе, брат, всхеме зачем?
        -Тему пробиваю, - относительно честно призналсяя. - Наменя старатели вышли. Ихканал накрылся, ароют они непо-детски. Кусок вот напробу привезли. Если все гладко будет, ониеще приволокут. Готовы поштуке заграмм отдавать, ночтоб лавэ сразу ипартии покило, неменьше.
        -Нехило, - кивнул Олег. - Акдяде Вове?
        -Двепричины, - поморщилсяя. - Первая: онмне уже недавно помог…
        -Понял, - снова качнул Сава почти налысо бритой головой. Если учесть, чтошеи укапитана дивизии имени товарища Дзержинского небыло, выглядело это монументально. - Нехочешь быть обязанным лишний раз. Принято. Авторая?
        -Тыморды видел, чтотеперь везде зашефом таскаются?
        Двеморды появились рядом стелом любимого шефа спогода назад. Почти сразу после того, какунего сКимом вышло толи перемирие, толи раздел сфер влияния. Дважилистых типа, молчаливых, какскала, ирезких, какпонос. Иготовых кинуться налюбого. Причем безкоманды. Стоит резко махнуть всторону тренера рукой - иготово. Лежишь мордой впол, руки неестественно вывернуты, ивбок ствол тычется. Самое поганое - никто, кроме дяди Вовы, незнал, какэтих овчарок звать-величать, ктоони такие иоткуда взялись.
        Нослухи, ясен день, ходили. Болтать-то людям незапретишь. Говорили, чтоэто будтобы спецура изФСБ, приставленная, чтоб больную печень нашего лидера охранять. Ичто типа пока шеф изопределенного Кимом стойла морду невысовывает, жить ему долго исчастливо. Авот если взбрыкнет, возомнит осебе невесть что - тут нашему тренеру ихана. Придавят каккуренка, водин миг. Находились даже отчаянные пацаны, которые наполном серьезе предлагали дяде Вове содействие визбавлении отэтой стражи. Начто были тутже посланы впешее эротическое путешествие вгрубой форме.
        Влюбом случае приэтих мордах серьезные люди серьезные вопросы сшефом обсуждать отказывались. Аспровадить их куда-нибудь было довольно сложно. Даже прямому приказу дяди Вовы они иной раз отказывались подчиняться. Даинефакт, чтоэти големы неумеют читать погубам.
        -Осознал, - снова согласился Олег. - Злые люди. Приних такие дела крутить - врусскую рулетку играть. Нуда ладно. Поди, имы непальцем деланы. Крутанем тему ибезшефа. Нетоннуже золота купить предлагают. Килограмчик я исам куплю. Цацки наделаю исвоимже клиентам продам. Мои«талибы» обожают наряжаться…
        Явыложил килограммовый самодельный слиток, аСава вытащил изсейфа несколько пачек денег. Обменялись, пожали друг другу руки идоговорились, чточерез недельку я привожу от«старателей» еще пару такихже брусков. Олег вышел меня проводить кстоянке. Опятьже я попросил. Аменя - брат. Вофис сгордой табличкой «Начальник охраны» Леха отказался идти наотрез, акакой-то разговор кСаве имел. Нуда иладно. Чтомне, трудно? Идаже неслишком интересно было, очем они там шептались, многозначительно поглядывая нанас сПоцем. И,видимо, результат моего младшего вполне удовлетворил. Потому каквсю дорогу домой он весело, немилосердно фальшивя, насвистывал так мной инеузнанную мелодию.
        Вангаре полчаса держал стремянку Михе. Онтянул проводку кновенькой, только-только приделанной надПодковой лампочке. Ещеодин генератор мы купить недогадались, а«хондочка» нужна была дляиспытания возможности, какметко выразился мичман, «автономного плавания». Слава богу, засов наворотах сохранился еще стех пор, какуменя здесь рабочие жили. Иначе его тоже пришлосьбы срочно приделывать. Поплану, если портал успешно запустится стой стороны, мысобирались рвануть туда всей толпой. Спалатками, пивом ишашлыками. Обмывать первый вырученный затрофейное золото миллион.
        Сначала я хотел попросту поколоть добычу всем поровну. Посто сорок тысяч. Думал дать соратникам подержать деньгу вруках, почувствовать сопричастность. Темболее что даже длянас сНатой это деньги серьезные. Совсем немногим меньше моей ежемесячной зарплаты. Старого вымогателя Поца такой суммой неудивишь, ноион, какя полагал, отнее неоткажется. Адляостальных это половина средней «японки». Нуилинеплохая дача соток вшесть. Иликапитальный гараж учерта накуличках. Семь мичмановских пенсий иличетыре доцентских жалованья.
        Абабы взяли иотказались. Они, оказывается, ещевпроцессе бродяжничества помагазинам договорились. Подесять штук каждому начулки исигареты, аостальное вобщий фонд «Фазенда».
        Исовсемнас, мужиков, добили, когда настол выложили список самых насущных покупок. Фантазия унас увсех богатая, могли себе представить, какженщины планировали начать освоение тропического берега. Такчто сами понимаете, скакими рожами мы потянули руки кбумагам. Икакиеони, морды, лица, яимею ввиду, стали, когда осознали написанное твердым, практически каллиграфическим Любаниным почерком.
        Цемент, арматура, двадцать кубов обрезной доски исто тридцать кило гвоздей - каково?! Мотокультиватор, двебензопилы, резервный генератор ишесть канистр-двадцаток подтопливо. Пластиковый танк спитьевой водой. Палатки, несколько ящиков консервов, десятки кил разных круп ивермишелей. Горы приправ, мешок соли…
        -Мычто? Туда жить переезжаем? - сверкнул глазами Леха. Этоя знал, чтоонбы исрадостью. Нопритворялся он славно. Даже его благоверная ничего непоняла.
        -Запас карман нетянет, - отрезала Ирина.
        -Малоли, - погладила своего моремана поруке Любка. - Самже знаешь, каконо может повернуться. Амы там сдетьми.
        -Тогда еще патроны допиши, - кивнул Миха. - Спирт испички.
        -Ивсе продукты умножить надесять, - поддержал Леха.
        Янестал спорить. Дахоть насто. Привезут первую партию - нужно будет ее туда перетаскивать. Тогда ипосмотрим. Асфальтированных дорог втом мире я пока еще невстречал, апопеску несильно покатаешься. Особенно нахорошо груженном грузовике. Какговорится, одно неосторожное движение педалью - игрузовик мигом тонет поступицы.
        Вчем подвох, народ начал понимать уже впроцессе выдвижения кпляжу. Поклажи-то всего ничего, асходи-ка погорячему отсолнца песку туда-сюда раз пять - офигеешь.
        -Пару квадров сприцепами нашироких лыжах, - простонал, утирая пот, Миха.
        -Голубой вертолет икино нахаляву, - хмыкнуля, выставляя запорог очередную партию сумок. - Тащи. Тебе еще лодку переть!
        Лучше всех пристроился Леха. Пока все остальные, включая легкотрудника Егора идетей, работали рабами, нашмичман занимался строительством забора изподручных материалов. Временный лагерь дообнаружения более удобного дляосвоения участка берега решили устроить наместе ночевки нашего потеряшки. Ичтоб какой-нибудь дерзкий динозавр своим неожиданным появлением неиспортил праздник, было решено воздвигнуть заслон. Вторым предназначением «стены» было ограничение свободного перемещения деточек. Пацанва унас подобралась активная, любопытная ипредприимчивая. Улизнут вджунгли каких-нибудь бабочек ловить илиобезьянку дрессировать, иабзац застолью. Ищиих потом. Иведь даже МЧСневызовешь.
        Короче, забор Леха строил ненастрах, анасовесть. Уменя настеллажах моток проволоки-вязалки нашелся. Такиего нехватило. Мыуже икостер развели, ипалатки поставили, илодку надули, аон все еще возился.
        Ивот исторический момент настал. Ворота ангара были заперты назасов изнутри, ивсе подельники оказались подругую сторону порога. Подкова продолжала переливаться всеми цветами радуги. Портал должен был работать все то время, чтомы планировали пробыть вненашей Земли. Анаслучай перебоя сэлектричеством напостамент, гдераньше стояла статуя, водрузили «хонду». Нопока незаводили. Берегли бензин.
        Искупались. Выгнали изводы детей, немедленно отправившихся собирать валяющиеся тут итам орехи. Солнце заметно склонилось кгоризонту. Егор бросил ковыряться сосвоими приборами, достал спиннинг ивкомпании Михи итозовской вертикалки отправился намыс. Женсовет трепал языками, нарезая овощи насалаты, амы сдовольным своими строительными успехами Лехой занялись углем дляшашлыка. Ну,побанке пива вскрыли, естественно. Хорошо было. Спокойно. Вроде иобе «Сайги» рядышком, иместо незнакомое, аощущения тревоги небыло. Итут моя Натаха задала вопрос:
        -Девочки? Асоль взял кто-нибудь? Эй,парни! Соль брали?
        Мать моя - женщина! Вотименно втот момент лично доменя вдруг доперло, вочто именно мы все ввязались. Ичем, бляха отремня, рискуем! Небыло там ничего. Вообще! Толькото, чтопринесли ссобой издома. Несбегаешь ксоседу затойже солью. Некупишь вмагазине хлеб илипорох дляпатронов. Иесли Подкова вдруг взбрыкнулабы… Нутам типа свет луны отразился отболотных газов ивсе такое… Еслибы портал, чтопривел нас вэтот другой, ненаш, неизвестный, непознанный мир, вдруг перестал работать…
        Вдесять раз, говорите? Всто! Втысячу раз больше! Такой здесь запас всего необходимого длявыживания должен быть, чтоб похрен стало, есть дырка домой илизаросла напрочь!
        Таксделалось жутко, чтоаж волосы наспине дыбом встали иголос сел.
        -Сейчас схожу, - прохрипеля, поднимаясь степлого песочка иподхватывая винтовку.
        -Ястобой, - почему-то шепотом заявил брат. - Малоли…
        Поблагодарил кивком. Честно говоря, страшно было дожути одному переться эти несчастные триста метров доПодковы.
        Сходили. Ивсю дорогу несказали друг другу нислова. Таквот нас придавило, чтослов ненаходилось. Нехотелось уже пива, ижареное мясо врот нелезло. Всеостальные посматривали нанас смладшим подозрительно, аНатаха даже пыталась выпытать потихоньку, чего такого унас сЛехой приключилось, чтомы оба какмешком ударенные.
        -Фигня, прорвемся, - сделаным оптимизмом отговорилсяя. Ипонял, чтоправ какникогда. Иправда! Чего этоя? Здоровые, битые жизнью мужики - неужто пропадем?! Данивжисть! Прорвемся, обустроимся, крепость выстроим итуземцев ясаком обложим! Итак это мне теплом посердцу мазнуло, чтонемог всебе новость держать. Немедленно новой банкой пшикнул итост предложил. Зарусских, которые вогне негорят, вводе нетонут ивновом мире непропадут. Вроде иЛеху после таких слов отпустило малехо. Вовсяком случае, улыбаться стал.
        Утром получили второй «привет». Выяснилось, чтоникто невзял ссобой бритву. Ноэто уже мелочи. Посмеялись даже. Поприкалывались. Решили, будем, какте казаки, чтоСибирь завоевали, бороды отращивать. Чтоб, бляха отремня, соответствовать идеалу. Остальные «недостачи» уже иневспомню. Постоянно что-то забывалось, чего-то нехватало. Нокаждый раз как-то выкручивались. Включали смекалку. Этоведь нея придумал, этонародное творчество, чтонеобходимость - мать изобретения. Когда нет дефицита, когда практически все можно купить илидостать, ототсутствия простых вещей вступор впадаешь. Авот если ты уже внутренне готов ктому, чтоможешь рассчитывать только нато, чтоесть подрукой, башка начинает варить - мама негорюй!
        Егор срассветом опять засел засвои приборы. Мыружье рядом, конечно, положили, нонадежды наэтого сумасшедшего ученого небыло никакой. Навсякий случай Любке выдали ракетницу. АНикитосу мелкашку ипачку патронов, сусловием, чтоеще боеприпас получит, только если завремя нашего плавания налодке расстреляет этот. Водиночку. Инепомохнатым макушкам пальм, апомишени. Леха затри минуты пулеулавливатель построил. Песчаный бугор, мичман исаперная лопатка - что еще надо? Кусок заранее припасенной фанеры, пачка листов счерно-белым кругом ижгучая зависть остальной пацанвы. Сынбыл всебе совершенно уверен инанаши подколки только хмыкал. Ну-ну. Этотолько кажется, чторасстрелять сорок патронов занесколько часов - проще некуда…
        Лодка была готова, загружена огнестрелом, небольшим продуктовым НЗиканистрами сгорючим. Новозникли сомнения вбоеспособности остающихся влагере подельников - акто мыеще, если валютными спекуляциями занялись? Стволы еще были, авот бойцов, способных сними управиться, ненаблюдалось. Нотут нас сПоцем Леха сумел удивить. Засмущался, покраснел даже чуток, словно красна девица, ивытащил из-за пазухи пистолет. Нормального такого, новенького «тотошу». Черного, блестящего, совсем какнастоящего. Ужнамли сМихой неузнать любимое оружие рэкетира!
        Достал, короче, иЛюбане своей отдал. Ата совершенно привычным отточенным движением чуток оттянула раму, выяснила, чтопатрон встволе, ипристроила волыну всоломенную сумочку вместе сдругими-разными тюбиками дляровного загара.
        -Амне? - деловито поинтересовалась Натаха.
        -Вмашине оставил, - виновато развел я руками. - Другой раз…
        Супруга моя кивнула, будто это обычное длянее дело - спистолем напляже чалиться. Прикиньте! Этоона-то! Прежде опасавшаяся даже прикасаться коружию. Атут еще Ирка возникла. Завела свою любимую пластинку отом, какой унее мужик никчемный. Даже пулеметом дляненаглядной неозаботился! Увсех, мол, есть, аона опять впролете, каклохушка какая-то. Поц, скалясь всорок зубов, пообещал потом дать ей «парабеллум», иона успокоилась. Амы могли наконец выдвигаться.
        Отпешего похода вдоль берега после долгих раздумий отказались. Решили, вдруг этот пляж насотни верст тянется ичто толку будет понему шляться? Унас, понимаешь, лодка простаивает! Она, конечно, жрет, кактот динозавр, нутак анафига бак напятьдесят ставили? Ещеиканистра взапасе, наслучай если увлечемся ипрохлопаем ушами. Вернуться по-любому хватит. Весла тоже еще никто неотменял. Мичман клялся, чтоиводного выгребет. Типа настоящие моряки одним веслом гребут круче, чемпехота - это он променя - двумя. Янеспорил. Зачем? Работа нудная итрудоемкая. Терпеть немогу…
        Впредпоследний выход мы сЛехой прошли довольно далеко назапад. Какбы ненакилометр. Следы Васькины искали. Теперь такой задачи нестояло, иплыть решили навосток. Тихонечко, чтоб непросмотреть чего-нибудь особенно интересное.
        Нучто сказать. Намоторе плавание особенно незатянулось. Ивернулись влагерь мы сзапада. Знаете, чтоэто значит? Правильно, внучки. Остров это был. Длинный, километра четыре, иузкий - отчетырехсот дошестисот метров. Почти точно вытянутый сзапада навосток. ИПодкова была чутьли невсамой его восточной части. Авсамой западной - пролив. Каких-то полкилометра, ита, другая земля, которую мы прежде только вбинокль разглядывали икуда пастух наш алтайский ушел.
        Несколько раз приставали кберегу. Миха сЛехой, дваспециалиста, бляха отремня, разглядывали какие-то давно высохшие водоросли, замеряли рулеткой ширину пляжа испорили дохрипоты. Апотом, как-то вдруг договорившись, вынесли вердикт: плохой унас остров. Низкий. Ну,то, чтовприлив вода почти докустов доходит, мыуже успели выяснить. Пришлось даже палатки икостер повыше переносить. Авот отом, чтовсильный шторм хорошая волна может ивовсе через весь островок перехлестывать, мневголову раньше неприходило. Даинемогло прийти. Слишком уж сухопутный я человек.
        -Самое высокое место какраз уПодковы, - утверждал мичман. - Кто-то очень грамотно точку выбрал. Заметил? Поближе ксеверному берегу. Если ветер ссевера будет, отштормов большая земля защитит. Авот если сюга - трындец. Настатуе видел, какие царапины? Здесь, может, итропики, авсезон штормов незабалуешь. Мусор всякий так несет, втанке неотсидишься.
        -Можно, конечно, бунгалу временную построить, - поддакнул Поц. - Но,кгадалке неходи, первымже серьезным штормом ее унесет вморе.
        -Интересно, какое здесь сейчас время года? - поморщилсяя.
        -Ахрен его знает, - чему-то обрадовался Леха. - Этоты уЕгорки спроси. Нехай своих ученых богов озадачит. Новот что я тебе скажу, брат. Валить надо оттуда инабольшой земле окапываться. Тытот мыс видел? Который запроливом? Накоторый Васька твой слинял?
        -Оннемой.
        -Дапохрен! Янепрото! Тывот стекла возьми, глянь. Там, гдемыс расширяется. Видишь? Сопочка. Вотесли наней форт выстроить, мывесь полуостров контролировать будем. Аземли там - валом. Будет где нашим ненаглядным грядки свои наковырять. Иштормам непозубам. Высоко. Аесли там еще иручей какой-нибудь найдется - вообще красота.
        -Зачем тебе ручей? Скважину пробурим.
        -Амини-ГЭСхочу, - развел руками здоровяк. - Напятнадцать киловатт, всего лям стоит. Чемы, чухонцы какие-то немытые? Яудобства хочу.
        -Тема, - согласилсяя. - Пятнадцать - это серьезно. Ты,походу, всепридумал уже.
        -Нунето чтоб… Размышлял. Планировал…
        -Ладно. После обеда сбегаем нату сопочку. Посмотрим, - решиля. - Асейчас влагерь. Нужно новостями поделиться. ИЕгорку подговорить Подкову выкопать. Небудемже мы грузы через пролив таскать?!
        -Точно, - обрадовался Миха, видимо уже успевший представить, кактащит вгору пару коробок тушенки. - Иэто, пацаны! Надо остров наш назвать. Нуимя ему дать. Вдруг тут их много. Ибудем берега путать, каклохи, внатуре. Яифлаг уже приготовил.
        -Этоеще зачем - флаг? - непоняля.
        -Какой флаг? - одновременно сомной поинтересовался Леха.
        -Такэто, - засмущался Поц. - Типа чтоб забить забригадой землицу, пообычаю наней флаг поднимают. Нуя типа подумал иАндреевский взял. Аче? Тебя предки Андреем нарекли, инавоенно-морском знамени - Андреевский крест. Втему, внатуре.
        -Иостров Андреевским назвать, - заржал мичман. - Докучи.
        -Хренвам, - вспылиля. - НеАндреевским, аАпостола Андрея Первозванного!
        -Даладно, ладно. Какскажешь. Тыкомандир, - отъехал Миха.
        -Неслишком солидно длятакого-то клочка? - усомнился брат.
        -Такон реально первый, накоторый наша нога ступила, - пожал я плечами. - Пусть унего иимя особенное будет.
        -Принято.
        День открытий наэтом незакончился. Егор тоже успел кое-что выяснить. Истоило причалить, нам, неуспевшим даже поделиться своими новостями, пришлось выслушивать весьма эмоциональную речь ученого.
        -Язнаю, гдемы! - вопил средний брат навесь остров. - Явычислил наши координаты!
        -Иче?! - высокомерно поинтересовался Миха. - Типа крутые? Иличе?
        -Крутые, Мишенька! Иеще как! Восемьдесят два градуса восточной долготы, пятьдесят четыре споловиной градуса северной широты!
        -Слышь, - осклабился Поц. - Мытипа все вшоке. Чеблажишь-то, какпотерпевший?!
        -Тытупой?! - набычился Егор. Ивдруг перешел нанепривычно звучащий изего уст окраинный сленг: - Несечешь тему, сопи втряпочку! Яте по-человечачьи базарю! Мы,внатуре, совсем рядом сгородом.
        -Погоди-погоди, брат, - наморщил лоб Леха. - Чтозначит - рядом? Тутморе итропики. Какой, кдьяволу, город?
        -Такия отом баяню, тьфу, говорю! Мужики! Нашгород, яточно знаю, напятьдесят пятой широте. Долготу точно непомню, нопохронометру унас сейчас разница повремени сГринвичем - шесть часов. Такчто мы водном часовом поясе сгородом.
        -Прикол, - согласилсяя.
        -Дакакой, нахрен, прикол, брат, - вспыхнул Егор. - Нанашей широте неможет быть никаких тропиков! Вообще! Понимаешь? Море - да бог сним, сморем. Нутам, полярные шапки растаяли илиеще какая-нибудь фигня. Нококосы унас просто невыживут. Впервуюже зиму всосульки превратятся…
        -Ятак понимаю, тыхочешь сказать, чтомы невтвоем этом… олигофреноцене? Иливовсе ненаЗемле?
        -Янезнаю, Андрюх, - сдался брат. - Яуже ничего непонимаю. Луна - точно наша. Характерный рисунок кратеров… Растительность тоже земная. Илюди здесь явно бывали. Кто-тоже Подкову тут оставил…
        -Но? - поощрил я ученого.
        -Ну,есть уменя одна гипотеза, - как-то неслишком охотно признался средний. - МневСеть выйти нужно. Проверить кое-что. Яночью звездное небо фотографировал. Неслишком хорошо получилось. Видимость плохая отсюда. Нонесколько созвездий удалось опознать. И… ты знаешь, янеспециалист. Этиматериалы астрономамбы показать. Номне кажется…
        -Креститься надо, если кажется, - ввернул обиженный Поц.
        -Давот тебе крест вовсе пузо, Михаил, - отмахнулся Егор. - Какие-то они нетакие, этисозвездия… Короче, мненужно ккомпьютеру.
        -Нутак иди! Вчем проблема-то? - непоняля. - Если так надо.
        -Такнепускают, - развел руками ученый. - Любаего. Говорит, вотмужички явятся, тогда можно. Ито, если кто-нибудь проводит. Нечего, говорит, одному поджунглям бродить.
        -Молодец, - поддержал жену мичман. - Правильно говорит. Пошли, провожу.
        -Амы наострове, - пожаловался Миха. Иподнял уже приделанный кдревку Андреевский флаг. - Мыего Андреевским назвать решили.
        -Апостола Андрея Первозванного, - снова уточниля. Помнится, Коленку это было важно, амнение других специалистов меня мало интересовало.
        Егор сЛехой ушли впортал, аженсовет новость обобретении островом имени пропустил мимо ушей. Младший уже успел отчитаться орезультатах разведки иотом, чтоосваивать этот песчаный клочок суши смысла нет. Такчто наши женщины уже списали висторию Андреевский… тьфу, тоесть остров Апостола Андрея…
        Детям география тоже была пофигу, авот флаг их заинтересовал. Поцу тутже предложили помощь сразу внескольких направлениях. Отпоиска веревок длярастяжек - даже десятилетняя шпана понимала, чтодолго флаг своткнутым впесок древком непростоит, - допроекта закрепления белого, скосым голубым крестом полотнища намакушке самой высокой пальмы. Если я правильно помню, именно этим Миха спацанвой изанимались все то время, пока невернулся Леха.
        Перекусили бутербродами. Бабы устроили себе отпуск иготовить отказались. Дети были ввосторге, авот мы давились всухомятку иобсуждали планы мести. Ничего «асиметричного», кроме какоблить нежившихся вшезлонгах саботажниц морской водой, вголову непришло. Даиэто забоялись воплощать вжизнь. Соленая вода скоро высохлабы нажарком тропическом сибирском солнышке, кожу стянулобы, ибабы немедленно заставилибы нас строить им душ спресной водой. Можно былобы, конечно, исмаздрякать что-нибудь наскорую руку, нозачем? Темболее имелись еще планы поразведке полуострова набольшой земле.
        Никиту взяли ссобой. Пропуском внашу компанию стали два оставшихся отцелой коробки патрона. Натаха подтвердила, чтопацан честно расстрелял все остальные, анепросто выбросил лишние вморе. Могдобитьвсе, ноподумал, что, если мы скоро невернемся, кому-то ведь придется провожать дядю Егора доПодковы, тут-то боеприпас ипонадобится.
        -Принято, - согласился мичман ивзлохматил выцветшие залето досоломенного цвета волосы мальчишки. - Форма одежды походная. Быть готовым через три минуты, соружием.
        Никитос рванул сместа спробуксовкой, ноуже отсамых палаток вернулся.
        -Патронов маловато, - поделился он своим горем.
        -Ненастрелялся? - хмыкнуля, представляя синячище наплече шпаненка. Мелкашка - это, конечно, неСВД,которая лягается, каклошадь, нодлямальца итого должно было хватить.
        -Погланды. - Сынчиркнул ладонью погорлу. Откуда только успел нахвататься этих дворовых ужимок? Вчастнойже школе учится, сопляк. - Номалоли чего. Ауменя нету.
        -Логично, - поддержал Леха. - Коробки хватит?
        -Даже много, - дернув рукой кправому плечу, поморщился наш новый боец.
        Долили бак, благо брат догадался принести изангара еще пару канистр стопливом. Проверили оружие, заставили Никитку застегнуть спасательный жилет истолкнули лодку вводу.
        Сначала двинули назапад допролива. Потом насеверо-запад. Подумали, что, если там найдется подходящий пляжик, будет удобно. Ненужно будет огибать километров напять илишесть выдающийся вморе полуостров. Прошли вдоль берега, всекруче изгибающегося насевер исеверо-восток. Мест длявысадки обнаружили предостаточно, ноочень уж они все были далеко отинтересующей нас сопки.
        Заобрывистым скалистым мысом берег резко пошел назапад, ивскоре мы оказались всильно изрезанной бухте, куда выходили русла сразу трех небольших речек. Неособенно быстрых. Натаких, пообщему мнению членов похода, мини-ГЭСставить смысла нет. Выйти насушу можно было, номы этого делать нестали. Слишком много камней имало песка. Водном иззаливчиков вообще осыпь нашлась, будтобы целая скала обрушилась. Воткней подошли ближе. Сланец - неплохая замена кирпичу, астроить «фазенду» издерева я инесобирался. Несерьезно. Даинравится мне дикий камень.
        Вобщем, признали осыпь отличным источником дармового стройматериала иповернули обратно. Дотемноты времени было еще навалом, инам хотелось осмотреть противоположный берег.
        Допролива добрались наглиссере впять секунд. Лодка перелетала сволны наволну каккакой-то волшебный дельфин, Никитос попискивал, когда брызги залетали внутрь, иоба моремана радовались какдети.
        Западный берег полуострова был изрезан куда меньше восточного. Изредка между скалами появлялись малюсенькие пляжики, аслева, километрах впяти, вбинокль разглядели еще один островок. Куда меньше нашего первого. Миха тутже заявил нанего свои права. Ну,тоесть предложил назвать его Михайловским. Даради бога. Чтонам, жалко?
        Нашшкипер полдороги оглядывался накусок торчащей изморя земли, ивитоге мы чуть невылетели нашироченный, метров вдвести, пляж. Апрямо надним высилась наша сопочка. Берег большой земли дальше уходил куда-то наюго-запад, имичман настоял, чтобы обязательно проверили, чтотам. Хотябы нанесколько километров. Он,мой младший брат, вообще разрывался между желаниями. Емухотелось ивместе сомной подняться нагосподствующую наддостаточно равнинным полуостровом высоту, ивкомпании сПоцем иНикитой продолжить открывать неведомые дали.
        Сманил ссобой. Так-то оно конечно. Останься Леха влодке, мнебылобы спокойнее засына. Все-таки изМихи нянька, какизнавоза пуля. Нодосих пор мы вморе ничего крупного невстретили. Ниакул, нидельфинов иликитов, ниобещанных Егором гигантских морских черепах. Ничего. Даже чаек итех, помнению мореманов, было маловато. Авот мне одному внезнакомом месте… Даже думать обэтом было неуютно. Если это все-таки материк, тактам итигры сольвами какими-нибудь могут проживать. Илилеопарды. Одинозаврах олигофреноценских инезадумывался, иначе вообще втроембы насопку полезли, аНикитоса лодку сторожить оставили.
        Короче, мысЛехой выпрыгнули напляж, подтянули, чтонадо было подтянуть, пощелкали тактическими рациями, проверили связь слодкой исбазой, попрыгали ипошагали. АПоц рыкнул мотором, лихо развернулся иушлепал почти точно наюг, открывать новые земли.
        Пляж окружали забором плотные заросли кустарников. Сполкилометра прошли, прежде чем нашли проход. Какие-то животные чутьли нетуннель пробили, закакими-то своими надобностями шныряя кморю. Намсплечистым мичманом пришлось чутьли неначетвереньках пролезать. Брат кряхтел, ругался нехорошими словами ивитоге поклялся извести проклятые заросли подкорень. Типа достать напалм исжечь там все кчертовой матери.
        Среди пальм, занимавших следующую террасу, идти стало невпример легче. Шершавые стволы были досередины оплетены какими-то лианами, норосли тропические деревья довольно редко, почти какнаши березовые перелески. Даиполянок хватало. Помне, таклучшебы их вовсе небыло. Трава наоткрытых солнцу инебу местах вымахала врост человека, ипробираться поэтим дебрям оказалось труднее, чемполесу.
        Апотом мы вдруг оказались всамом настоящем сосновом бору. Высоченные, метров подвадцать, столбы подпирали небо. Пахло смолой, одуряюще, каквпарфюмерном магазине. Апонизу упрямо ползли вверх плети красной смородины иеще что-то, чьилистья мичман немедленно сунул врот ипринялся жевать.
        -Кока? - поинтересовался я тихонько. Влесу, темболее незнакомом, нестоит издавать лишние звуки. - Наркоманишь потихоньку?
        -Лимонник, - весело блестя глазами, отговорился тот. - Любка обрадуется.
        -Кому что, - философски пожал я плечами. - Кому мандарины, кому ящики из-под них.
        -Этоты кчему?
        -Сказалбы, чтотвоя кислятину любит, набралибы уСавы лимонов.
        -Этонето. Лимонник только наДальнем Востоке растет. Ностальгия ивсе такое.
        Согласился. Этореально дело такое. ВЕгипте напляже вдруг так пельменей захотел, едва домой первымже самолетом неулетел. Такзадолбало это «все включено», чуть волком незавыл. Едва натуземца скулаками неполез. Показалось, оннаНатаху мою как-то подозрительно щурился, сученыш.
        Боркончился, какножом обрезало, когда довершины оставалось всего ничего. Трава там, насчастье, была нетакая богатая, каквнизу, такчто ничего, чтомоглобы помешать нам забраться насамый верх, больше необнаружилось.
        Насеверном склоне сопки растительности оказалось меньше. Какие-то чахлые деревца, короткая, будто подстриженная, трава, одинокие кустики. Заседловиной, подну которой тек широкий ручей илималенькая речка, сплошной стеной стоял лес. Чужой какой-то, неправильный. Разнокалиберные поросту итолщине неряшливые разлапистые деревья.
        Ещесвозвышенности было отлично все видно. Изамысловатую бухту насеверо-востоке, куда мы уже заплывали игде нашли каменную осыпь. Иеще один полуостров, вокруг которого поморю ползла серебряная искорка нашей лодки. Идругой залив наюго-западе, вкоторый впадала, промыв подороге широченный овраг, последняя изнайденных нами засегодня река.
        -Офигеть, - выдохнул Леха. - Красота-то какая!
        -Ага, - радостно согласилсяя, устраивая пятую точку намягонькой траве. - Сядь, немаячь. Если мы все видим, прикинь, какнас самих видно!
        Брат тутже плюхнулся рядом.
        -Жаль, бумагу скарандашом невзяли. Сейчас зарисовалибы обстановку.
        -Запомним, - отмахнулсяя, неотрывая бинокль отглаз. - Чего один невспомнит, другой подскажет.
        -Тоже верно… Блин, Андрюха! Этоместо просто супер. Будто спецом сделано длянас. Самприкинь! Воттут форт. Там… - мичман махнул рукой насеверо-восток, - там поводоразделу мин сигнальных натыкать изаборчик какой-нибудь сообразить отзверей. Стой стороны берег высокий, хрен кто залезет. Аповерху - так отсюда все простреливается забоже мой. Атам… - Наэтот раз он обращал мое внимание назападный склон сопки иустье ручья. - Ручеек так себе. Вялый, скажем просто, ручеек. Ноесли плотину построить иэтот овраг напрочь затопить, тамтакой перепад высот получится, чтонапора по-любому хватит намини-ГЭС. Аесли еще там блиндажик какой-никакой спулеметом сообразить, такэтот наш ров ниодна падла нефорсирует безтого, чтоб кровушкой неумыться.
        -Тема, - снова согласилсяя, сразу прикидывая ипримерный план нагорной крепости, ичто-то вроде отдельно стоящего равелина дляобороны будущей ГЭС.
        -Апозади, Дюх, унас шикарный пляж. Иесли когда-нибудь мы обзаведемся флотом, тамипорт можно будет устроить. АнаМихайловском острове - батарею.
        -Чего? - непоняля.
        -Ну,штуки четыре гаубицы, чтоб всю бухту сразу прикрыть. Хрен проползешь.
        -Иаэродром штурмовиков-торпедоносцев. Авон там шахту выроем. Длябаллистической ракеты. Авон там казармы ППДдивизии ВДВ…
        -Дану тебя, - засмеялся брат. - Сижу, блин, слушаю. Уширазвесил. Аон прикалывается вполный рост.
        Затрещал вызов рации Поца. Морская часть нашей экспедиции отчиталась оботкрытии нового полуострова, бухты иреки. Короче, всего того, чтомы уже разглядывали свершины. Путь взападную бухту был куда проще икороче того, чтомы сЛехой проделали, пробираясь квершине. Такчто я приказал Михе дожидаться нас вустье ручья искомандовал брату подъем. Время подходило кпяти вечера. Пока дойдем, пока обогнем намоторке два полуострова, пока вдоль нашего прошлепаем, глядишь, иночь напороге…
        Вниз - невверх. Даиненастолько крут был склон, чтоб спуск доставил какие-то неприятности. Знай ноги переставляй да успевай руками страховаться, цепляясь заискореженные стволы неопознанных деревьев. Какие-то десять минут, имы напредпоследней террасе.
        Долодки оставалось метров четыреста, когда я увидел человека. Сначала даже показалось, чтоэто женщина - голова унего была вплатке. Вроде моей банданы, ноименно что вроде. Слишком длинные концы свисали ему наспину.
        Ещеон был всветлых, какбы невпарусиновых штанах, перемотанных впоясе ярко-красной тканью, выцветшей клетчатой рубахе, авруках держал ружье.
        Сначала он просто, прячась между камней, разглядывал медленно ползущую кустью ручья серебристую лодку, апотом вдруг подтянул ксебе явно громоздкое оружие, пристроил его наисточенные морем валуны иприцелился.
        Ядаже подумать неуспел, как«Сайга» сама собой взлетела кплечу, апалец уже давил накурок. Понятно, чточетыреста метров полностью исключали прицельный выстрел. Дая инестарался. Отвлечь, напугать, чтоб незнакомец отвлекся отлюдей измоторки, - это да. Аранить илидаже убить - врядли. Янисколько несомневался, вкого именно хотел стрелять вражина. Поцвсвоей темной одежде едва-едва выделялся нафоне резких теней, авот оранжевый спасательный жилет Никитки прямо-таки притягивал глаз.
        Выстрел. Идвумя секундами спустя рядом рявкнула Лехина винтовка. Все-таки двенадцатый калибр - это нешутки. Этомы смичманом знали, чтонадистанциях свыше пятидесяти метров его «12к» может работать только пугалом дляворон, авот чужака, похоже, проняло. Онвскочил скамней, пригнулся - покамням чиркнула пуля, выпущенная Михой, - тутже увидел нас сбратом ипобежал влес. Амы, разъяренные, какэто втелевизоре говорят, неспровоцированной агрессией, рванули заним.
        Незнакомец пересек ручей, перепрыгивая свалуна навалун. Онявно знал дорогу иходил этим маршрутом неодин раз. Амы попросту прошлепали подну. Глубины там, считай, инебыло. Чуть выше берца. Единственное - потом неприятно было бежать, вботинках хлюпало.
        Застеной неряшливого, будтобы непричесанного леса скрывался склон горы. Деревья карабкались вверх, теряя приэтом ввысоте. Состороны, снашего наблюдательного пункта намакушке сопки, новой возвышенности вообще оказалось неразглядеть забуйной зеленью.
        Этобыла несопка инехребет. Наверху, куда мы влетели, отставая отзлоумышленника метров надвести, обнаружилось достаточно ровное плато. Скинутьбы лет сдесяток. Аеще лучше - двадцаточку, такмы смичманом прямо там того гада изаловилибы. Новозраст иотсутствие тренировок сказались. Влегких пожар, вглазах темные пятна. Сдвух сотен шагов можно былобы истрелять, дакуда там. Яодеревья-то спотыкался, акозла этого вообще невидел.
        -Неторопись, - прохрипел задыхающемуся снепривычки Лехе. - Никуда эта падла неденется. Земля мягкая. Следы четкие. Найдем.
        -По-любому, - прорычал брат, сгибаясь иупирая руки вколени. - Ия ему уши отрежу икадык вырву.
        -Вочередь. Спервая.
        Смочили губы, прополоскали рты. Благо оба мы были мужчинами опытными, знали, чтонестоит напиваться. Нуипошли. Тошагом, толегкой рысцой. Явпереди, высматривая отпечатки ног нажирной почве, Леха следом, успевая посматривать посторонам. Иногда примерялся кдлине шага врага. Учили меня так. Пока человек бежит безоглядки - шаг длинный инапрепятствия необращает внимания, гдеветку сломает, гдееще чего, каверзы ему вголову непридут. Акакуспокоится, оглядываться начинает, каверзы всяческие выдумывать, такидлина шага меняется. Тутинам следовалобы поосторожнее себя вести.
        Так-то я шаги несчитал. Сколько впервом запале пролетели, инескажу. Апотом ивовсе. Нопоощущениям километра четыре, падла, чесал полесу, какбешеный сайгак. Дальше илиуставать стал, илирешил проверить, гонится заним вообще кто, илиустраха глаза велики. Выбрал местечко, даиприсел подкустик. Былбы я один, тихонькобы соспины кнему мог подобраться ивзять. Абратан мой полесу пер кактанк. Топот, хруст имат - наступает наш отряд. Ятолько тормознуть Леху успел, дазаствол какого-то дерева сгладкой светлой, чутьли несеребристой корой толкнуть. Нуисам нырнул, конечно. Чея, дурак, наторчащий изветок ствол буром переть?!
        Беглец все-таки выстрелил, амы смичманом ему ответили. Потом Леха еще пару раз пальнул, пока я напузе сторонкой партизану нашему вофланг выползал. Данеуспел чуток. Почувствовал тот, ноги вруки иснова влес ломанулся. Яконечноже стрелял. Былбы автомат - былбы шанс попасть. Нуилихоть напугалбы, заставил сшага сбиться, укрываться отпотока злых пуль. Ананет исуда нет.
        Побежали дальше. Земля подногами стала посуше. Образовался легкий уклон. Вниз бежать легче, идеревья какбы расступились. Больше стало пальм. След потерять я небоялся. Враг инедумал петлять иликак-то маскировать отпечатки. Остановиться заставил нас вызов порации. ПоцсНикитосом волновались. Спрашивали, гдемы иненадоли им поторопиться напомощь.
        Сначала злыдень бежал насеверо-запад. Потом чуть довернул насевер. Последние пару километров мы точно насевер путь идержали. Аколи так, товозвращаться удобнее ибыстрее всего длянас будет ввосточную бухту, кчетырем рекам. Такмы Михе исказали, ион, получив наконец четкие приказы, повеселел. Сказал только, чтосними уже сбазы Егор связывался. Спрашивал, когда мы возвращаться думаем. Что-то он там опять открыл этакое, чтоуговаривает теперь теток илагерь снять да домой, заПодкову, вернуться. Бабы его пытают спристрастием, ноон пока отговаривается тем, чтообовсем расскажет, когда все соберутся вместе.
        Леха прямым текстом порекомендовал онашем происшествии набазу порации несообщать. Типа вернемся - сами скажем. Аподороге подумаем, вкаком свете перед бабами это приключение выставить. Егоруже сказать, чтокактолько, таксразу. Ичто неодин Егорка открытиями увлекается, унас тоже найдется чем порадовать широкую общественность. Короче, поболтали, передохнули минут десять, даипотрусили дальше. Ивскоре, километра через три, вдруг вышли надорогу.
        Ячто угодно ожидал увидеть. Динозавра встретить или, бляха отремня, «Наутилус» капитана Немо вуютной бухточке. Нотолько нетакую вот отлично наезженную колею. Чуждую. Неправильную. Узкую ибезпривычных отпечатков протектора.
        -Телегами пробили, однозначно, - почесал затылок мичман. - Интересно девки пляшут…
        -Почетыре штуки вряд, - согласилсяя. - Анаш «приятель» туда побежал. Вонотпечаток. Видишь?
        -Теперь вижу. Авон тот чей?
        Навторой, параллельной, полосе обнаженного колесами грунта красовался след другого человека. Ониобувь носил немного иную, исам был тяжелее. Имелась еще одна особенность впоходке нового персонажа. Новчем именно, яопределить затруднялся.
        -Если наш сучонок компанией обзавелся, чтоим помешает засаду сварганить? - насторожился Леха. - Сидят где-нибудь подкусточком инас, придурков самонадеянных, поджидают.
        -Мыбы так исделали, - снова согласилсяя. - Нунетупееже они паровоза… Там, вбухте, онтырился вполне грамотно. Своды его досамого выстрела неувиделибы.
        -Вотия отом. Чеделать будем, командир?
        -Уступ влево, - хмыкнуля. Иподумал, чтохорошо, когда все давно уже придумано донас. Ипо-простому, так, чтоб последнему дебилу понятно было, расписано вуставах. - Ятихонько поправой обочине влесочке пробираюсь. Аты чуток позади подороге громко топаешь. Ислушаешь. Скажу: «Падай!» - значит, падаешь икправойже обочине катишься. Осознал?
        -Оттож, - оскалился морской спецназовец. - Изнас двоих ты - леший, я - приманка. Только ты там тоже поспешай. Время кужину, анам еще обратно топать. Втемноте понезнакомой натуре неайс будет.
        -Разберемся, - пообещаля. - Накрайняк ломанем покомпасу. Акакнапляж выскочим, Поцу маякнем, чтоб подходил, забирал.
        -Вариант, - кивнул брат. - Ну,вперед?
        Дважды щелкнул тактической гарнитурой ишагнул поддеревья. Иуспел пробежать шагов пятьдесят, прежде чем вухе раздался запрос наначало движения дляприманки.
        -Идиуже, - прошепталя. - Инеторопись. Ятебя вижу.
        Эх,мнебы тогда еще лохматочку мою любимую. Так, чтоб состороны казалось, будто зеленые мохнатые кочки сами собой отдерева кдереву перепрыгивают. И«Винторез». Иотделение «Летучих мышей» вполном обвесе… О,чего было непомечтать? После пятого километра лес фоном становится. Когда последу идешь - только его ивидишь. Если только нетак, какя тогда - впоисках засады. Тогда-то оно конечно! Глаза вовсе стороны сразу смотрят, всемелочи подмечают. Ушинамакушке. Редко кто способен долго бездвижения наодном месте сидеть. Мойстаршина вармии говаривал, что, мол, люди - это такие большие мартышки. Пока вгородах - что-то еще изсебя корчат, сдерживаются. Авлесу вся их обезьянья природа сквозь одежду просачивается. Суетиться начинают, лишние движения делают. Звуки издают. Алес все видит, всеслышит, навсе реагирует. Тылишний, тынепонятный, тычужой. Врусских лесах мартышек неводится…
        Вотискользил я среди деревьев кактень. Особо инескрывался, будучи уверенным, чтооприближении кврагам меня лесные жители успеют известить. Гдеобезьяна вкустах сидит, тамптицы непоют, илистья шепчутся по-другому.
        Дорога слева изгибалась какзмея, новосновном выдерживала направление насеверо-восток. Мыпрошли еще километр, азасады так иневстретили. Леха уже успел расслабиться. Поделился даже сомной сомнениями, анелохили наши противники. Илипервый таких ужасов второму наболтать успел, чтооба теперь чешут отнас, ногподсобой нечуя.
        Ему - я брата имею ввиду - хорошо было. Емуразговаривать можно. Хоть пой вовсе горло илиматом каждое встреченное подороге дерево крой. Онидолжен был шум производить, внимание противника насебя отвлекать.
        Вобщем, углядел яих. Неожидал, чтоэти два козла такое место длянападения выберут. Неподходящее. Ладнобы наповороте, один содной стороны дороги, другой сдругой. Датак, чтоб сектора друг другу незакрывать ичтоб поддружественный огонь непопасть. Аэти - напрямом участке колеи, даеще ирядом. Первый, онсружьем искрасным поясом - трудно спутать, накорточки присел. У«базуки» его ствол тяжеленный, вотон наразвилку куста его ипристроил. Аруки дрожат - кусты трясутся. Новый враг - пояс синий. Спистолями - один вруке, второй запоясом. Такон вообще рядом стоял. Плечом оствол дерева оперся иголовой крутил. Типа вроде какскучноему. Кактакого неповеселить.
        Пощелкал гарнитурой. Потом неудержался иголосом команду быть повнимательней продублировал. Черт их разберет, мореманов этих, какие уних сигналы приняты. Ещемне нехватало, чтоб брата из-за пустяков подстрелили.
        Леха отсигналил, чтопонял, изатянул какой-то смутно знакомый марш. Пелиногами так топал, чтоувсех окрестных птичек-синичек культурный шок случился. Ну,этого, типа того, когда звезд оперы напопсовом конкурсе вжюри садят. Тепополжизни дыхалку разрабатывают, дышать правильно учатся иноты всякие горлом тянуть. Ивдруг они слышат этаких длинноногих грудастых девочек-припевочек, которые извсех песен только те знают, которые ночные кукушки наушко продюсерам поют. Хи-хи…
        Авот падлам, чтонамоего сына руку посмели поднять, песни старшего мичмана понравились. Онидаже мнением каким-то обменялись тихонько. «Синий» ивторой пистоль вынул, а«красный» ружье свое взвел икплечу приложил. Только хрен вам вполный рост, анетело моего любимого младшего брата! Яспятидесяти метров изрогатки непромахивался, ауж извинтовки иподавно. Успел даже напервый-второй их разложить. Ствол вниз - раз, ствол довернуть ивверх - два.
        -П-падай, - иначал считать. Раз, два.

«Красный» сразу мордой втраву клюнул - готов. Авот «синий» заверещал какнедорезанный поросенок изадерево прыгнул. Надоже такому случиться, руку он невовремя опустил. Какраз подвторую мою пулю.
        Бабах!!! Этоон нецелясь, просто вмою сторону изпистолета своего стрельнул. Гром, дым, вопли. Явполном офигении, лесвтумане. Война прям настоящая. Даже незнаю, чегобы я дальше делать стал, еслибы неЛеха. Вотвроде здоровенный, какмедведь. Вплечах - полтора меня. Аумеет быть быстрым какмолния. Какон изположения «лежа наобочине» дозасады добежал, одному богу ведомо. Только следующий ход его был.
        -Вотты где, блин. - Исразу следом грохот двенадцатого калибра. - Двадвести, братуха. Вылазь. Чисто.
        Нучисто, такчисто. Первого-то я точно снял, асовторым мичман разобрался. Немогже он стрех шагов промахнуться?! Чему-то ведь имореманских спецназеров учат.
        -Четут унас? - поинтересовался, выходя изсумрака.
        -Тьфу, черт, - дернулся брат. - Нуты, блин, даешь! Внатуре, каклеший.
        -ПриСоветах учили насовесть, - утирая пот ипаутину слица, оправдалсяя. - Мастерство-то непропьешь. Помнят ручки-то…
        Леха заржал ипротянул мне рукояткой вперед разряженный пистоль:
        -На,братуха. Ятакого антиквариата ивмузее невидал. Ствол, зацени, какой. Шестигранный. Аэто, походу, кремень?
        -Непохоже. - Ковырнул зажатый вдержателе золотисто поблескивающий камешек. - Егорке оттащим. Онразберется.
        -Невопрос. Яидуру эту упру. Дляколлекции. Надкамином вфорте приладим. Жаль уэтих корсаров сабли нема…
        -Ктоже полесам, подолам сжелезными палками бегает? Кстати, брат! Куда они так торопились-то? Нежелаетели, господин хороший, полюбопытствовать?
        -Морем давно пахнет, - покрутил носом мичман. - Тутуже недалеко. Араз дорога, значит, тамлюди живут. Логично?
        -Ещекак, - хмыкнуля. - Впадлу будет пройти мимо инепоздороваться. Типа соседи.
        -Типа того, - засмеялся Леха. - Ая уж переживать начал, чтонекуда будет заясаком наведываться.
        -Далучшебы подальше, - поморщилсяя. - Сколько мы прошли? Верст десять, двенадцать?
        -Пятнашку нехочешь? Нопопрямой всяко ближе.
        -Близко. Если саборигенами базар гнилой выйдет, придется соглядкой обустраиваться. Чтоб какой-нибудь баран вспину изтакой вот бандуры незазвезденил.
        -Разберемся, - любимой моей присказкой отговорился брат.
        -Попробовать нужно пальнуть изэтой пищали. - Янашел длясебя повод тащить полтора десятка километров лишние килограммы. - Посмотрим, скакой дистанции их начинать опасаться. Обратно пойдем, заберем…
        Однако прежде чем продолжить глубокую разведку, мыпотратили еще несколько минут нато, чтоб обследовать трупы врагов. Нето чтоб нам были необходимы невеликие ценности изкарманов незнакомцев. Мародерку мы сЛехой воспринимали скорее какчасть процесса сбора информации опротивнике. Любая мелочь могла много чего рассказать обобитателях этой земли. Витоге мы сбратом стали обладателями конусовидной фляжки спорохом, свинцового прутика, горсти камешков, похожих нате, чтобыли зажаты взамках оружия туземцев, нескольких медных монет, двух амулетов скаким-то незнакомым символом ипары неплохих кованых ножей. Кроме того, впоясе «синего» обнаружился небольшой кожаный кошель, содержимое которого мы изучать нестали. Заторопились. Начасах время перевалило засемь часов, солнце уже практически коснулась горизонта, абродить полесам втемноте желания небыло.
        Ахда. Яразгадал наконец-таки загадку чем-то зацепивших меня следов. Вседело вобуви. Если наногах первого, «красного», были обычные, какЛеха сказал, палубные ботинки, товторой оказался обут ввысокие, доколена сапоги сочень мягкой подошвой. Втаких хорошо красться полесу, если знаешь как. Но,судя повсему, «синий» незнал. Попросту снял ского-то, польстившись нааккуратную работу икачественный материал. Иначе неподпустилбы меня так близко ивконце концов непоплатилсябы заэто жизнью.
        Долго искать поселение туземцев нам непришлось. Деревья стремительно редели. Иногда встречались целые поляны, «украшенные» пнями игорами гниющих тонких веток. Апотом - мы икилометра непрошли - лес расступился, иперед нами открылась картина относительно обжитого места.
        Неровные квадратики полей, большей частью уже убранных. Заними, наберегу обширной бухты - пара десятков деревянных домиков сплоскими крышами, накоторых были зачем-то навалены крупные камни. Сараи. Чуть вотдалении - более крупный. Видимо, склад. Вбинокль было хорошо видно, каклюди выкатывали оттуда бочки ивыносили упакованные вткань тюки. Сети, сушащиеся наподпорках. Длинные иузкие лодки напляже. Авсамой бухте, чутьли непоцентру - деревянныйже корабль.
        -Шхуна, - определил мичман. - Только корпус какой-то странный. Слишком… - Оннадул щеки изачерпнул воздух здоровенной ладошкой. - Толстый. Во! Стаким поволнам непобегаешь. Будешь шлепать, какбревно.
        -Дапохрен, - поморщилсяя, забирая уморемана бинокль. - Тыфотик догадался взять?
        -Неа, - огорчился брат. - Маслу оставил. Ктоже знал?
        -Вотия, бляха отремня. Ирисовать неумею. Какбудем среднему рассказывать, чтореальный парусник видели идеревню эту чудную? Типа че-каво?
        -Слышь, братан, - вскинулся Леха. - Аэта, камера, чтоон нам вешал впервый заход? Тыее снимал? Я-то сразу сдернул. Онауменя место занимала нужное…
        -Этокакое такое? - копаясь внагрудном кармане, усомнилсяя. - Колись, давай, чего еще ссобой таскаешь? Ато «тотоша» запазухой - это уже сильно!
        -А-а-а, - словно мошку смахнул. - Фигня. Типа последний довод морской пехоты. «Феня».
        -Кто?
        -Некто, ачто. Граната. Ф-1. По-нашему - «феня».
        -Ну,ты даешь, - хмыкнул я инащупал наконец среди прочего барахла шарик сприщепкой. - О! Есть. Стучись набазу. Пусть Егорка ноут свой заводит исвязь проверяет. Добьет, поди? Каксчитаешь?
        -Вотипроверим, - согласился мичман, вытягивая телескопическую антенну. - Дайбог…
        -Слушайте сюда, охламоны, - затараторил Егорка, кактолько понял, ктоименно его вызвал. Слышно было плохо. Среднему брату приходилось чутьли некричать, иэто ему совсем ненравилось. - Короче, долго объяснять, ноя знаю нетолько где мы оказались, ноикогда!
        -Всмысле? - взревел Леха, вспугнув птиц сокрестных кустов. - Чтозначит - когда?
        -Аты невопи там раненым бизоном, аслушай, чего тебе старшие говорят, - рыкнул вответ Егор. - Вобщем, яскормил рисунок созвездий компу, ион выдал мне примерную дату… Поидее можно еще уточнить, нонужно оборудование, аоно серьезных денег стоит. Послушайте, апотом, Андрюх, самрешишь, надо ононам, этоуточнение, илиитак сойдет…
        -Ближе ктелу. - Уменя уже ухо заболело слушать его тарахтение. - Мытут ненапляжу задницы греем…
        -Ага-ага. Вобщем, комп утверждает, чтоположение звезд соснимка соответствует эпохе отпятисот досемисот лет тому вперед.
        -Че? - снова неврубился мичман.
        -Вочо! - разозлился Егор. - Мыпопали, братаны, вбудущее. По-среднему тут унас двадцать седьмой век. Дветысячи шестьсот хрен знает какой.
        -Охренеть, - выдохнул Леха. - Агдевсе?
        -Вотия отом! Гдевсе? Гдегорода, гдецивилизация? Что, черт возьми, случилось, если вСибири, вста верстах отгорода, тропические острова? Людей надо искать, пацаны. Свидетелей. Испрашивать. Иособенно сильно меня интересует даже нечто тут произошло, акогда! Понимаете? Вдруг мы там, усебя, блин, последние годы доживаем. Адальше - конец всему иядерная война?! Людей ищите, Андрюх! Людей! Слышишь?
        Ясглотнул вдруг образовавшийся вгорле комок, ещераз глянул надеревянный корабль вбухте идомики скамнями накрыше, кашлянул ичетко выговорил:
        -Данашли мы уже твоих людей. Лови картинку…
        Глава4
        Острог
        Никита пошел вшколу ссоплями. Днем-то запорогом жарко было, авот ночью, пока они сПоцем нас поберегу выискивали, остыл пацан. Ночи там свежие. Егор говорил, будто там ивремя года, идень вкалендаре совпадали снашими. Иначе, поего словам, ониместоположение тамошней Подковы несумелбы вычислить.
        Потом уже нашли вИнтернете карты этой местности. Богвесть какой паршивости пятидесятиверстки. Средний сМихой денек закомпом посидели ивыдали витоге распечатку. Типавсе, чтониже двухсот метров, морем закрасили, нуиберега получившихся островов немного сгладили. Подписали даже географические названия: первый наш остров Апостола Андрея ивторой - существенно больший - остров Ножа. Ничего лучше этим двум фантазерам вголову непришло, аочертания береговой линии действительно очень напоминали старый, ржавый, сиззубренным лезвием нож.
        Почти весь сентябрь Подкову невключали. Сначала бабы недавали. Натаха чутьли неистерику закатила, когда узнала, куда именно портал ведет. Кричала, мол, откуда мы знаем, аможет, люди там отэпидемии какой-то жуткой болезни перемерли? Илибиологическое оружие кто-то применил?! Могло такое быть? Да - легко. Глупо было спорить. Никто изнас неверил, чтоварсеналах мировых гегемонов нет безобидных свиду бомбочек, внутри которых спит какой-нибудь чудовищный вирус.
        Ирка снова завела старую песню оглавном. Отом, чтонужно немедленно бежать сдавать находку федералам. Уверяла, чтоесли мы сами придем, покаемся, намнепременно будет скидка. Типа неподвадцатке вуютном Магадане, апопятнашке влегкой зоне. Идотого докричалась, чтодаже ее супруг-подкаблучник невыдержал. Рявкнул идурой бестолковой обозвал.
        Авот Любаня повела себя странно. Онавдруг целиком иполностью поддержала мужа, предлагавшего продолжить исследование местности запорогом иобустройство наничейных территориях. Идоводы привела разумные. Говорила, что, прежде чем Подкову чужим дядям сдавать, нужнобы разобраться - какже так вышло, чтовбудущем образовалась такая задница! Война там была? Эпидемия? Инопланетяне прилетали ивсе поломали? Даневсели равно. Длянас, длятого чтоб принять единственно правильное решение, куда важнее знать нечто именно там случилось, акогда. Завтра? Через год? Через десять? Илиеще сто лет пройдет, прежде чем известная нам цивилизация накроется медным тазом?
        Потому что, какавторитетно заявлял Леха, если мы откроем дверь длягосударства прямо сейчас, история изменится водин миг. Верхушка по-тихому свалит, незабыв прежде громко хлопнуть дверью изапустить ракеты. Спасать все население страны уж точно никто нестанет. Авот мы можем потихоньку изымать нормальных людей изнастоящего ипереводить их вбудущее. Уговаривать, нанимать, воровать, вконце концов. Ченам стоит? Ато так мы коммерсантов вбагажниках невозили?!
        Ясмладшим был совершенно согласен. Поцвообще предлагал оставить его там навсе время сезона штормов, скорое наступление которого предсказывал Егор. Нозапорог вместо моего личного шофера выставили увешанную приборами, сваренную изстального уголка раму. Чихал средний наш брат навсе эти дрязги. Егоновый мир накрыл сголовой. Уменя создавалось ощущение, чтоон идумать очем-либо ином нежелает.
        Короче. Посовещались мы вчисто мужской компании, даипредложили нашим благоверным слетать отдохнуть вкакую-нибудь страну степлым океаном. Бархатный сезон ивсе такое… Дети практически взрослые. Сами способны вшколу собраться иуроки сесть делать. Нуамы клятвенно пообещали заПодкову ниногой. Только буквально пару шагов, чтоб данные сЕгоровых датчиков снять.
        Ясен день, янетолько спорами внашей банде занимался. Уменя как-никак целая фирма строителей спиногрызов наплечах сидела. Нужно было ионих заботиться. Ездил вбанк договариваться насчет нового кредита. Заказал иполучил наруки результаты исследования - повлияетли снижение цены заквадратный метр вновостройке наобъем продаж. Нихрена неповлияет. Девяносто процентов продаж - ипотека. Абанкам просто пофиг. Имвысокая цена даже больше посердцу.
        Часругался матом. Один. Самссобой, призакрытых дверях кабинета. Чтоб, недай бог, кто-нибудь неуслышал ивненужные уши недонес, какими именно словами я банкиров величал. Апотом пришел бай.
        Числился уменя вфирме такой персонаж. Узбек, самнеработающий, нозарплату больше многих земляков получающий. Главной его задачей было весной обзванивать родню изнакомых усебя народине, приглашая отправиться назаработки вСибирь. Потом мы сним исглавным инженером составляли изприбывших гастарбайтеров бригады ираспределяли пообъектам. Нуивпроцессе бай должен был заботиться освоих людях, следить, чтоб им было что покушать игде спать лечь. Чтоб уних были выправлены нужные бумаги, аесли нет, тооткупать изФМС. Вобщем, нужный такой иузбекским строителям, имне товарищ.
        Ато ведьих, нерусей, непоймешь. Сложно сними. Бывало, что-то сами себе насочиняют, навыдумывают, самиже найдут повод наменя какнаработодателя обидеться исбегут. Иведь вжизни непоймешь, из-за чего это произошло. Ониведь некакнаши работяги. Непридут вконтору ругаться итребовать. Всемолча, всевтихаря. Иеслибы уменя непоявился такой бай - человек, одинаково хорошо понимающий среднеазиатский менталитет ирусский образ жизни, - фигбы уменя получилось строить так дешево.
        Звали того бая… Ахрен его упомнит как. Мыего Джоном звали. Ну,илииной раз Женькой. Онсогласен был инато, инаэто. Неудивлюсь, если узнаю, чтоего эти имена-перевертыши попросту забавляли, азаденьги он был готов хоть горшком назваться.
        Пришел Джон, селнастул, сложил руки наживотике иначал жаловаться. Изарабатывают-то его узбечата мало, изасъем жилья платят много, ихолодно тут унас, аробу я только один раз всезон выдаю… Яслушал истарался неулыбаться. Этоубая манера разговора такая. Поплакаться обязательно нужно, чтоб я какбы осознал ипошел науступки. Чаще всего просьбы, которые отузбекского землячества через Джона доменя доходили, были смехотворны, ия легко их выполнял. Иногда, когда мне казалось, чтонарод борзеет итребует слишком много, - нет. Доидеи компромисса Средняя Азия еще недоросла.
        Однако вэтот раз никакой просьбы непоследовало. Иэтот факт изрядно меня озадачил. Чтоя должен был подумать? Естественно, чтоэта шайка-лейка надыбала место, где, поих мнению, трава кажется зеленее, иони решили туда всей толпой перепрыгнуть.
        -Скажи, Джон, тыменя давно знаешь? - спросил, криво улыбаясь иедва удерживаясь оттого, чтоб невмазать кулаком поэтой щекастой морде.
        -Да, - кивнул тот. Апотом, видимо почуяв неладное, кивнул еще несколько раз подряд. - Много лет уже.
        -Тогда че ты мне тут стонешь? Тебе мои проблемы рассказать? Чтокризис унас, слышал?
        -Да-да, - затряс головой узбек. - Кризис. Унас народине тоже кризис. Совсем плохо. Весной погоды небыло. Чеснок плохо вырос. Ребята каждый день звонят, спрашивают, почему я никак непозову их ксебе, недаю родне заработать.
        Ну,бляха отремня! Вотиразберись вих темном лесе! Ядумал, ониотношения рвать собрались, авыходило, чтобай еще толпу народа мне вработники сватает. Чеснок уних неуродился… Анекдот, мать их заногу. Еслибы незнал наверняка - вжизнибы неповерил, чтобольшинство узбеков зимой заняты выращиванием чеснока. Ичто отэтого овоща илипряности - хрен ее разберет - зависит благосостояние целых семей.
        -Мастеров там мало. Сварщик есть икаменщик хороший. Аостальных мы сами научим. Имсовсем немного пока можно платить. Ижить они впустых квартирах могут. Прямо настройке…
        -Вквартирах? Каких, нахрен, квартирах?! Какя потом эти квартиры продавать буду? - вспылил было, отлично себе представляя таланты южных жителей. Апотом задумался. Аведь иправда! Уменя ведь есть целая девятиэтажка двухподъездная, вкоторой ниединого квадратного метра еще непродано. Ипочемубы мне неустроить вней огроменное такое общежитие длягастарбайтеров? Сментами иМиграционной службой договориться. Делать моим рабочим временную прописку иоптом патенты выправлять. Нуиденьги сних запроживание брать. Всмысле - сзарплаты удерживать. Акто ненамоих объектах будет вкалывать, стех живым баблом. Итак меня идея захватила, чтоя решил неоткладывать дело вдолгий ящик итутже вызвал ксебе главбуха иКостю Майера - главного инженера.
        Апока они непришли, занялся прощупыванием бая напредмет организации рабочей экспедиции вбудущее. Типа подбольшим секретом поделился сДжоном новостью, чтобудтобы участвую вконкурсе наподряд построительству комплекса зданий дляодного очень иочень богатого человека. Типа тот купил себе остров вокеане инамерен его теперь благоустроить. Платит, мол, онзамечательно. Ноесть унего два условия. Во-первых, никто израбочих недолжен знать, гдеименно находится тот островок. Даиосамом участии встроительстве потом лучше неболтать. Аво-вторых, место то очень далеко, исвязи сродиной небудет. Деньги семьям рабочих можно иотсюда рассылать, авот созвониться уже неполучится. Только письма.
        -Сколько нужно людей? - деловито поинтересовалсябай.
        -Двадцать илитридцать, - пожал я плечами. - Яеще проект невидел. Посмотрю, скажу точнее. Ноточно нужны будут бетонщики, каменщики, плотники икрановщик. Если борзеть небудешь, десяток подсобников могу взять наполовинную зарплату.
        -Ладно. - Джон уже начал вуме прикидывать, кого именно изсвоей многочисленной братвы он отправит вэто замечательное место ичто получит сних взамен.
        -Ивот еще что. - Ядаже наклонился вперед иговорить стал еще тише. - Есть информация, чтопотом, после окончания строительства, хозяин тех мест хочет оставить усебя наработу человек восемь илидаже десять ссемьями.
        -У-у-у, - отшатнулся ошарашенный новостью узбек. Чудныеони. Моему Хамиду завидовали черной завистью. Считали, чтоон чутьли невраю живет. Хотя даже плохонький каменщик настройке уменя зарабатывал втри раза больше. Авозможность остаться наокладе, ссемьей, даеще натропическом острове - это дляних даже некакта морковка, чтоперед мордой осла вешается. Этовыигрыш влотерею. Джекпот протяженностью вовсю оставшуюся жизнь.
        Короче, баюимелось очем подумать. Ичто сказать своим многочисленным родичам. Внюансы организации стоквартирного общежития я Джона посвящать несобирался. Посчитал, чтодовольно снего будет итого, чтофирма примет участие вулучшении бытовых условий узбекских рабочих. Потому быстренько выпроводил пузатенького гостя, когда секретарша доложила, чтолюди, которых я вызывал, ждут вприемной.
        Авот Косте Майеру рассказал все обстоятельно. Больше того, попросил подумать, каким именно образом довести досведения гастарбайтеров, чтоприаренде жилья семейным будет оказываться предпочтение. Логика такого подхода, какговаривал товарищ Холмс, элементарна. Угроза потерять работу ижилье дляприезжего изСредней Азии, конечно, сама посебе достаточно серьезна. Особенно если заокнами зима инайти приработок практически невозможно. Априкиньте, каково ему будет, если наплечах еще ибаба сдетями? Тутуж незабалуешь! Такая мягкая кабала куда более жестока, чемстальные кандалы счугунным ядром наноге.
        Вотчто мне всегда вМайере нравилось, такэто умение планировать. Ещепять минут назад он оновом задании даже представления неимел. Асейчас уже берет лист бумаги иначинает пункт запунктом вписывать этапы организации нового структурного подразделения фирмы. Красавчик. Чтоеще сказать?
        Ятоже взял бумагу исобственноручно начертал всего две строки - напоминалки. Отом, чтонужно сегодняже заехать пообщаться схорошим архитектором, авечером поговорить сЛехой напредмет выделения денег назакупку стройматериалов. Цемента, арматуры, пиломатериалов ивсякого прочего, безчего я себе возведение крепости насопке непредставлял.
        Апотом, слушая идаже успевая поддакивать жалобам главбуха напечальное финансовое положение организации, поймал себя натом, чтокрасивыми буквами сзавитушками вывожу слово «вперед». Тогда только ипонял, чтоничто уже меня неостановит. Чтоя все уже длясебя решил. Чторано илипоздно, нонаберегу острова Нож появится поселение людей изпрошлого.
        Акархитектору втот день я зря съездил. Нужно было сначала сбратьями посоветоваться, попробовать хоть вобщих чертах спланировать то, чтоже мы хотелибы получить витоге. Вотиоказалось, чточетко иясно я навопросы ответить несумел. Только озадачил уважаемого человека своими нелепыми попытками говорить, неговоря. Яему, мол, крепость мне заказали. Вдиких местах. Рельеф - простой. Грунт - отличный. Нужен проект. Аон вответ: «Крепость - это стилизация?» Тоесть здание должно выглядеть крепостью? Яему: «Ивыглядеть, ибыть». Архитектор наменя, какначудака, посмотрел иехидно спрашивает: откого, дескать, хозяин крепости защищаться собрался? Отдиких зверей? Такотних простой забор куда лучше каменных башен защитит!
        Опятьже, когда стал необходимые строения ипомещения перечислять, вовсе запутался: «Склад иеще один склад». Азачем два? Иправда, бляха отремня. Почему два, анеодин большой? Инескажешьже, чтоодно изпомещений будет действительно использоваться дляхранения припасов, апредназначение второго - только шлюз дляперемещения грузов изнашего мира втот.
        Вобщем, кое-как отговорился необходимостью дополнительных консультаций сзаказчиком ивылетел избюро пулей. Апрямо измашины вызвонил Леху сЕгором, созывая их навоенный совет. Поца звать ненужно было. Онитак везде сомной. Уменя вусадьбе прописался. Унего вхате, поди, ужепыль впалец толщиной. Охамел дотого, что, пока Натаха потеплым странам путешествовала, могсебе позволить вванную комнату водних семейных труселях ибосиком прошлепать. Базаров нет, мыневВерсале живем, но, бляха отремня, будь какдома, нонезабывай, чтовгостях! Пользовался, гад, правами стародавнего боевого соратника.
        Разложили набильардном столе листы бумаги, распечатки скусочками карт, линейки там всякие скарандашами ипринялись творить. И,блин, заполовину ночи такого натворили, чтоутром сами офигели. Выходило, чтостроить нужно непросто довольно компактный замок, твердыню ифорпост длянаших дальнейших захватнических планов, ачутьли нецелый городок. Сарсеналом, энергоподстанцией, комплексом складов имастерских, радиовышками, четырьмя отдельными жилыми строениями иеще кучей всего. Ссемью башнями, отдаленно похожими набастионы питерской Петропавловской крепости.
        -Штурмовали мы в… одной южной стране, короче, старую испанскую крепость, - грустно улыбнулся Леха. - Прямо скажу - хреново получалось. Умели тогда цитадели строить. Аесли нам еще сюда ивот вэти точки по«Корду» поставить… Асюда вот ЗУ-23… Тогда обнас иссуши исморя зубы поломаешь, аневозьмешь.
        -Выэто, вояки! - вскинулся Егорка. - Спушками неперебарщиваете? Ядумал вподвале гравиметр поставить. Аэто прибор нежный. Тряски нелюбит. Рисуйте тогда отдельное здание, чтоб фундаменты, несвязанные сбастионами, были. Чисто мне подлаборатории.
        -Агаражи? - заблажил Миха. - Гаражи забыли? Чемы, внатуре, каклохи, будем пешкодралом везде там бродяжить? Тывот, сундук, на«Корды» облизываешься. Аслабо корефану «бардак» добыть? Машина добрая, понты перед туземцами колотить - самое оно! Ая те безбазара изКПВТшмальнуть посупостату доверю.
        -Это! - остановил я полет фантазии. - Пацаны! Безфанатизма! Япока «калашей» пяток, ито незнаю, гдедобыть. Авы уже губу наБРДМиэтотеще… гониметр раскатали…
        -Тю, - заржал мичман. - Делов-то! Нашел очем беспокоиться. Унас Украина подбоком. Атам такой «порядок», чтоможно танк купить илиистребитель. Откуда, думаешь, учехов столько стволов вдруг образовалось? Датомуже вон Саве только намекни, чтотвоим золотоискателям оружие понадобилось, онтебевсе, чего хочешь, натаскает. Успевай только ховать, чтоб ФСБнеспалило. Мыж, братаны, вмире чистогана живем, анепритоталитарном СССР. Залавэ даже то, чего нельзя, ноочень хочется, ито можно!
        -Ага, - самодовольно поддержал младшего средний. - Ямастеру вкамералке пять штук дал, онмне гравиметр типа иззапчастей собрал иоттестировал. Япопрайсам смотрел. Новый такой прибор какминимум рублей подсотню тысяч стоит.
        -Нуты, внатуре, барыга! - саркастично восхитился Поц. - Крутанулся надвести процентов! Анахрена он нам сдался, этот твой гарвиметр?
        -Гравиметр, - механически поправил Миху брат. - Ускорение свободного падения измерять… Яведь, ребята, думать больше ниочем немогу. Понимаете? Прихожу наработу исижу, тупо водну точку уставившись! Какобъяснить-то… Дело втом… того, чтомы увидели там, просто неможет быть! Нуладно. Ямогу допустить, чтопроизошло глобальное потепление. Ледники иледовые шапки наполюсах растаяли. Уровень мирового океана поднялся… Ноненастолькоже! Двести метров - это колоссальные объемы воды! Гигантские! Этопервое. Авторое: яуже выяснил, чторисунок берегов соответствует отметкам отста девяносто пяти додвухсот метров надуровнем нашего моря. Но,если верить темже самым картам, глубины моря вокруг наших островов должны быть смехотворны. Три, пять, нупусть семь метров. Даже легонький ветер натаких отмелях должен поднимать существенную волну. Аэтого тоже нет. Вбухте, гдемы первую базу устроили, ужевдесятке метров отберега глубина больше десяти метров! Фантастика! Явсю жизнь изучал тектонику Земли, нодаже представить себе процессы, вызвавшие такие катаклизмы, немогу. Нужны исследования! Промеры глубин. Замеры УСП…
        -Мнеб твои проблемы, - хмыкнул Поц.
        -Тыбы глаза выпучил итупилбы непо-детски, - огрызнулся Егор. - Какты понять-то неможешь?! Если мы поймем, каквсе происходило, тообязательно разберемся ичто там произошло. И,быть может, даже - когда. Илиты всерьез полагаешь, чтоэти твои мушкетеры спистолями смогут нам все рассказать? Тывот поделись снами, чтобыло вэпоху Ивана Грозного?!
        -Даладно-ладно, - поднял руки механик-водитель. Итутже свел все кшутке: - Незабудь сбратвой поделиться, какНобелевскую премию отхватишь!
        Покумекали еще часок. Добавили вобщую схему гаражные боксы иотдельно стоящее здание научной лаборатории. Охраняемый периметр вырос, пришлось добавить восьмой бастион иеще одни ворота. Едва небросили это безнадежное предприятие, когда вдруг всплыл еще целый пласт вопросов. Аначалось все ссовершенно невинного замечания мичмана.
        -Фигасе, махина, - восхищенно выдал Леха. - Тут, наверное, протяженность стен неменьше километра.
        -Какбы инепобольше, - согласился любовно выводящий буковки названий помещений начертеже Егор.
        -Такэто человек четыреста надо дляобороны, - наморщил лоб младший. - Батальон, якорь мне взадницу!
        -Прикол, внатуре, - заржал Поц. - Агде они будут жить?
        -Ичем мы их будем кормить? - встряля. - Невечноже им жрачку из-за Подковы таскать. Настут махом прижучат, если мы консервы длинномерами начнем мне вусадьбу завозить.
        -Наохоту будут ходить, - продолжал веселиться Миха.
        -Гонишь? - поинтересовался разозлившийся Леха. - Дамы всю живность сНожа заполгода выведем. Коров туда надо завозить. Илиеще каких-нибудь свиней. Подсобное хозяйство, короче. Огороды, картошка…
        -Какая, нахрен, картошка?! - вскричаля. - Тамгектары нужно засадить, чтоб четырем сотням здоровых лбов хватило. Даиодной картохой сыт небудешь. Мясо, овощи, хлеб, вконце концов. Петрушка сукропом… Половина того батальона должна день иночь горбатиться наплантациях, чтоб сголода непухнуть. Игде мы найдем таких покладистых вояк, чтосогласятся истену сторожить, ивнавозе ковыряться? Япока даже неспрашиваю, гдемы вообще будем людей длядружины искать…
        -Ну,кое-какие идеи уменя есть, - кивнул Леха. - Ночетыре сотни людей - это реально дохрена. Даже тупо протащить изчерез твою, брат, усадьбу - уже писец. Десять огромных автобусов! Аесли они еще исемейные? Это, блин, народу втри раза больше…
        -Женщинам нравится нагрядках ковыряться, - пожал плечами Егор. - Может, илучше семейных искать?
        -Прикинь, - хмыкнуля. - Мужик настене прохлаждается. Типа границу сторожит. Абаба евойная раком нагрядке. Пропитание выращивает. Представил? Идолго так будет продолжаться? Данебольше недели. Апотом возьмут тетки скалки внатруженные руки, инастанет нашей дружине закономерный кирдык. Кстати! Медсанчасть унас где будет расположена? Натаха нас изнасилует, если мы прямо сейчас ей амбулаторию, бляха отремня, ненарисуем.
        Воттут все иосознали наконец, чтолихим кавалерийским наскоком такие дела неделаются. Ичто мы изначально подошли кделу нестой стороны. Ведь былже унас пример перед глазами… Нупусть неувсех, Егор-то неслужил, ноостальные-то?! Влюбой ведь мало-мальски крупной военной части естьвсе, чтонужно дляполноценной жизни. Всеслужбы, отделы иподразделения. Каким-нибудь образом присобачить кэтому процесс производства продуктов питания, иполучим прекрасную модель форпоста цивилизации вмире, пережившем неведомый катаклизм. Оставалось только придумать, ктоикакбудет заниматься сельским хозяйством. Всмысле - где искать готовых переехать в«светлое будущее» крестьян?
        Пока Леха, прикусив отусердия кончик языка, переписывал встолбик подразделения ислужбы изописания структуры зарубежной военной базы, мысостальными подельниками устроили мозговой штурм.
        Естественно, япервым делом поделился планами наиспользование узбеков. Иесли втом, чтокасалось строительства, моиидеи общество полностью поддержало, тофантазии обесчисленных дехканах, трудолюбиво взращивающих насвоих делянках основу продовольственной безопасности колонии, были разбиты вдребезги.
        -Тыче, внатуре, командир? - каквсегда, прямолинейно высказался Поц. - Базарят, ктобабу кормит, тотее итанцует. Вкурил? Если «талибы» нас будут огурцами снабжать, такони ирулить по-тихому начнут. Вкурят безкипеша, чтобезних мы сголодухи загнемся. Абратва там дружная. Между собой махом добазарятся. Мечети изглины слепят ибаев выберут. Гыр-гыр-гыр по-своему, иони вшоколаде, амы впролете.
        -Да,Михаил прав, - поддержал полемику наш профессор. - Онипервым делом землячество организуют ипорядки тихонько свои введут. Может, воткрытую конфронтацию свооруженным человеком они инестанут вступать, носвои, выгодные исключительно их конклаву, интересы станут продвигать обязательно. Ноопасно даже неэто. Подумайте обудущем! Хотябы оследующемже поколении. Счем столкнутся уже наши дети? Счетко выраженным расслоением общества надва практически несвязанных общими интересами народа. Содной стороны - узбеки, которым всеравно, ктоименно сидит вкрепости икакие там унас порядки. Имы, наши потомки, отбивающиеся отвнешних угроз, даеще иобеспечиваемые продуктами только подугрозой применения оружия. Классический феодализм вродебы. Итут водин «прекрасный» момент кончаются патроны… Жутко?
        -Ладно тебе, брат, страсти-мордасти пророчить, - поспешил оправдатьсяя. - Десяток семей наобщем фоне погоды несделает. Рассуем их подеревенькам ихуторам. Детей заберем внаши школы. Государственный язык - только русский. Ивсего делов. Следующее поколение узбеков будет уже практически русским.
        -Этотолько если нас будет больше, - выковыривая изуголков глаз песчинки - стояла глухая ночь, изевали ужевсе, - заспорил Егор. - Илиесли мы будем выдерживать абсолютное превосходство вкультуре. Вдевятнадцатом веке Российская империя завоевала Среднюю Азию нестолько силой штыков ипушек, сколько подавляющей мощью европейской цивилизации. Нотам был разрыв вполитическом иэкономическом развитии какминимум ввек. Унас такого феномена ненаблюдается.
        -Слышь? - возник Поц. - Атуземцы? Уних, внатуре, ещепалки-стрелялки, какприНаполеоне. Прикатим кним на«бардаке», жахнем скрупняка, обрисуем, ктовдоме блатной…
        -Судя поизображению их поселения, - завел свой патефон профессор, - некоторая ресурсная база уних имеется. Ито судно, чтовы застали вбухте…
        -Шхуна, - блеснул познаниямия.
        -Шхуна, - согласился Егор. - Люди, которые так неосмотрительно совершили попытку нападения нанашу лодку, скорее всего, прибыли наэтой шхуне. И,думаю, неошибусь, если осмелюсь предположить, чтобочки иящики, загружаемые накорабль, - это внекотором роде дань туземцев этим пришельцам. Вобмен назащиту инекоторые послабления впоборахмы, скорее всего, сможем привлечь обитателей Ножа насвою сторону. Но…
        -Но? - заржал старый вымогатель. - Тыче, внатуре?! Такая справная дойная корова! Разведем бакланов нахавчик, инечего репу чесать.
        -Янедоговорил, - посетовал Егорка. - Иначе тыбы нестал нести глупости, амы небылибы вынуждены их слушать. Итерять время.
        -Ты,слышь… - рыкнул Миха. - Тызабазаром следи, Склифософский…
        -Селение явно живет морем, - какнивчем небывало, необращая внимания наугрожающую позу моего шофера, продолжил средний. - Огороды вокруг селения совершенно ничтожны, иурожай сних непредставляет интереса какдлянас, такидляпришельцев накорабле. Законы экономики истинны влюбое время, аэто значит, чтонет смысла гнать через море корабль, только чтобы разжиться лишним мешком какой-нибудь репы. Авот дары моря… Особенно если туземцы промышляют нетолько обычной рыбой, аиморским зверем… Китобойный промысел дает ворвань икитовый ус. Охота наластоногих - опять-таки жир, клыки иценные шкуры. Всеэти товары ивнаше время вызывают значительный торговый интерес, неговоря уж опрошлом илидаже позапрошлом веках. Только товары. Только дляторга или, каквнашем случае, ввиде дани. Нокпродуктам питания все это неотносится.
        -Короче, - подвел я итог, заметив, чтоЛеха закончил вычерчивать схемы иуже некоторое время синтересом слушает наши споры. - Будем думать. Гдебрать вояк вдружину икрестьян. Нуикаким образом прикрыть отместных властей все наше предприятие. Появятся идеи - будем снова собираться иобсуждать. Асейчас - спать пора. Утро вечера мудреней…
        Идея насчет прикрытия мира заПодковой отпристального внимания властей пришла напраздновании днюхи Олега Савы. О! Этовсегда, каждый год настоящее событие внашем обществе. Было время, когда пацанчики искренне обижались, если неполучали приглашения наочередное эпохальное событие. Идаже непотому, чтофантазия поорганизации досуга убывшего крапового берета была чрезвычайно богатой игостям скучно наего ежегодном сабантуе небывало еще никогда. Фактический хозяин рынка то устраивал глобальную пейнтбольную битву соштурмом крепости, тогладиаторские бои, топраздник ввоенном лагере Чингисхана. Естественно, вовсех его «мероприятиях» широко использовались ресурсы подотчетного предприятия. Втом числе ичеловеческие. Смуглые инородцы успели уже побывать отважными нукерами, сражались между собой напотеху толпы, скакали налошадях вокруг почти настоящих юрт, изображали изсебя покорных рабов напиратском судне… Короче, развлекали братву вмеру своих актерских талантов.
        Пока наш дядя Вова пребывал вплену уиглы, братвой командовали Олег Сава и«кошелек» ОПГ - дядя Паша. Паша, кроме «держания» общей казны группировки, ещеуправлял построенным сообща здоровенным офисным зданием вцентре города исетью гипермаркетов. Болтали, будтобы он давно уже исам баксовый миллионер, ачто уже лет пять катается наскромном «лексусе», такубогатых свои причуды.
        Гм… Короче, Пашка недал «ужаленному» главарю проколоть все общественное бабло повенам, аОлег удержал вокруг себя боевую часть организации. Благо прибылей с«талибского» рынка хватало нетолько наподдержание штанов проседающей вавторитете братвы, ноинакуражи. Ия неимею ввиду недельные загулы посаунам сдевками. УСавы ипричуды соответствовали уровню его воображения.
        Вроде той церкви, например. Какой? Даобычной, внучки, православной.
        Ну,это точно стоит рассказа! Значит, дело было так… Посути, чтоизсебя Олегов овощной рынок представлял? Этопросто огромная, такисяк заасфальтированная площадка, попериметру которой теснились небольшие, размера стандартного капитального гаража, торговые боксы. Безотопления, воды иканализации. Просто небольшие склады длясреднего опта. Анаплощади - хренова гора стоящих плотными рядами фур сномерами всех среднеазиатских государств. Задний борт надень открывался, наземлю выставлялись весы, иначиналась торговля. Покупатели въезжали врынок прямо намашинах, вбагажники которых услужливые узкоглазые пацанята ставили коробки спокупками.
        Гдежили, чемпитались икакскрашивали досуг торговые «гости» - администрацию рынка неинтересовало. Единственное, чтоСава лично итри десятка его волкодавов гарантировали, чтовнутри периметра иноземцев никто нетронет. Нименты, нибратва, ниФМС. Ивполне естественно, чтопроехавшие сполными кузовами фруктов негоцианты предпочитали заворота носа невысовывать. Вофисной трехэтажке даже отделение «Вестерн Юнион» было, чтоб вырученные деньги можно было домой пересылать инебояться, чтовыручку отберут лихие парни натонированных «восьмерках» нашоссе.
        Ивот, каждое утро нарассвете сотни смуглолицых купцов выползали изгамаков втягачах иливставали снар, устроенных вкаждом боксе, расстилали наасфальте коврик иначинали молитву. Азлой кактысяча чертей Сава взирал наэтот религиозный экстаз изокна кабинета.
        Пока всветлую его голову непришла Идея. Именно так. Сбольшой буквы! Иход его мыслей махом вся братва города заценила иеще больше Олега зауважала. Еслиони, азиаты, решил смотрящий, намерены здесь унас свои порядки наводить, такпусть инам стого польза будет. Ипостроил точно втом направлении, куда добрые мусульмане поклоны били, церковь впять голов. Сзолотыми куполами икрестами, сверкающими насолнце!
        Такой вот большой затейник мой корефан Сава. Ия его день рождения только раз пропустил. Этокогда спростреленным плечом вбольничке валялся. Хотя иоттуда Олег грозился меня выкрасть инаборт арендованного теплохода доставить. Втом году насвой юбилей майор подпиратским черным флагом поОбскому морю рассекал, распугивая всякие яхты сбаржами.
        Вэтот раз Олег еще имоего младшего позвал. Ясен день, онисдетства знакомы. Только прежде, вдетстве, яособенной дружбы между ними незамечал. Атут вдруг откуда че взялось? Вотсомной, например, майор лбами небился, моюспецназовость непроверял, хотя вкурсе был, чтоя тоже внепростых войсках срочную отслужил. Авот сЛехой - напятой минуте застолья - уже успел. Я,бляха отремня, даже приревновал слегка. Апотом как-то сразу забыл. Потому что очень уж интересный разговор унас вавтобусе случился. Такой занимательный, чтоя идумать очем-то другом уже немог.
        Расписание очередного именинного празднества изгода вгод было одним итемже. Всех, кого Олег приглашал участвовать вкураже, ждали копределенному времени наобширной парковке возле рынка. Тамгости пересаживались варендованные автобусы иорганизованной толпой отправлялись навстречу очередному незабываемому дню. Вэтом году Сава решил, чтопорабы вспомнить героев завоевания Сибири. Ипохитрой морде моего младшего братика легко было догадаться, ктоименно эту идею подал. Однако размаха мероприятия даже отставной мичман неожидал. Сава недолго думая нанял три десятка нерусей, иони занеделю выстроили накрутом берегу реки самую настоящую казачью крепость. Острог. Идаже пару пушек изжелезных труб сварганили. Акогда изсоседнего перелеска нас поперли наряженные дикими татарами Олеговы клиенты иострог вдруг наполнился грохотом выстрелов, воплями «умирающих» иматами очумевшей братвы, яедва исам нерешил, будто действительно все мы провалились напятьсот лет назад.
        Ноэто было потом. Асначала, подороге, вкомфортабельном «неоплане», как-то сам собой завязался разговор совсем одругом. Речь конечноже зашла онедавнем принуждении кмиру вАбхазии. Кто-то, чьелицо казалось знакомым, ноимени вспомнить мне так инеудалось, рассказал отом, какбедные жители Цхинвала пережидали артобстрелы, сидя поподвалам. Иотом, чтоседой уних было плохо, авот вина вбочках - хоть залейся. Иеслибы неэтот высококалорийный продукт, онитам если неотголода перемерлибы, таксума посходили - точно. Шуткали, сидеть вподземелье, когда прямо надголовой рассыпается вдребезги твой дом.
        Точно уже инескажу - кто именно… Кто-то припомнил читанную вгазетке статью, чтовШтатах будтобы есть строительная фирма, специализирующаяся навозведении подземных укрытий наслучай атомной войны илидругого какого-нибудь апокалипсеца. Тамтипа изапас продуктов предусмотрен, игорючка вотдельном хранилище. Свой генератор, системы очистки воздуха идругая всякая шняга дляавтономного существования. Вот, мол, абхазцам надо было чего-то вэтом роде себе строить, разуж подбоком такие нехорошие соседи имеются.
        Слово заслово. Вспомнили онамечающемся надекабрь двенадцатого года конце света. Поржали, посоветовали друг другу заранее озаботиться убежищем. Араз среди всех собравшихся строительством занимался я один, томеня испросили, вкакую сумму может обойтись такой комплекс. Отговорился тем, чтонадо напрячь проектировщиков исметчиков. Пошутил даже, что, дескать, разупиндосов такую услугу предлагают, тоинам надо «бороться, искать, найти иперепрятать».
        Асам думал одругом. Отом, чтостроительство самого натурального антиапокалиптического укрытия усебя вусадьбе вмиг прикроет любые наши махинации заПодковой. Стройматериалы, продукты, оружие, боеприпасы, ГСМ, инструменты иоборудование - да что угодно! Гдеграница? Ктоскажет перепуганномумне, всерьез решившему построить «ковчег» длясемьи идрузей, чтоименно несможет пригодиться вмире, разрушенном каким-нибудь катаклизмом? Ичто изэтого непригодится воткрытом нами будущем реально пережившим что-то вэтом роде?
        Короче, япил вместе совсеми, развлекался, изпушки даже сбратом пальнули иобсудили сОлегом тему безопасности приизготовлении самодельной артиллерии. Аголова все это время, будтобы отдельно отменя, продолжала обдумывать общую схему плана пообустройству нового мира.
        Леха тоже вынес много чего длясебя полезного изэтого сабантуя. Вавтобусе он еще крепился, благо был занят обсуждением спацанами очередного эпохального длятесного хулигангстерского мирка события - последней днюхи майора. Авот стоило пересесть вродной «гелен», какмичмана прорвало.
        -Каксчитаешь, брат, - обратился он комне, захлопнув дверь салона. - Этивот трубы… Буровые, да? Буровые. Онивообще большой дефицит? Илиих реально просто купить?
        -Безпонятия, - пожал я плечами. - Ноэто легко узнать. Тебе зачем?
        -Дая, глянь, чего придумал, - вытаскивая откуда-то изнедр своего бушлата, кстати, пятьдесят четвертого размера, обрывок пачки из-под сигарет, наоборотной стороне которого им собственноручно были нанесены какие-то иероглифы. - Зырь. Этонаша сопочка. Тутитут - башни. Ещетут итут. Четыре, короче. Здесь ангар типа «амбар»… Гы. Каламбур получился…
        -Аэто чего? - разглядев наконец вкорявых каракулях какой-то порядок, поинтересовалсяя. - Хрень вот эта срешеткой.
        -Этобуква «жэ», - обиделся Леха.
        -Толчок, чтоли? Эм-жо?
        -Жэ,блин. Этожилище. Жилая изба!
        -А! - обрадовалсяя. - Ятак понимаю, этооблегченный вариант крепости? Вроде того острога? Вбашнях склады, один общий дом иангар дляпортала?
        -Такточно, - облегченно засмеялся Леха. - Заказываем прямо здесь. Разбираем иперевозим насопку. Ичерез пару недель готов форпост длядальнейшего развертывания. Авбашни ставим пяток самопальных пушек скартечью. Угостим супостата, если рискнет здоровьем нас завымя пощупать.
        -Тема. Мало непокажется, - согласилсяя. Инеудержался отвопроса: - Адальше? Есть идеи, чемдальше будем заниматься?
        -Вобщих чертах, - поморщился брат. - Людей буду искать. Есть наметки. Ятут поинтересовался. Оказывается, впригороде батальон морпехов стоит. Чтоони делают впаре тысяч верст отближайшего моря - неспрашивай. Самвшоке. Съезжу, знакомых поищу. Пореформе мичманов везде сокращают. Может, найдутся такие, чтозахотят…
        -Ещеказаков посети, - посоветоваля. - Есть унас тут… Сибирское войско. Напридумывали себе чего попало. Звания раздают друг дружке имедали. Ноесть инормальные пацаны. Такие, знаешь, которым тесно жить. Душа воли просит.
        -А. Знаю. Унас наВостоке тоже такие есть…
        -Унас? - удивилсяя.
        -Тфу, - смутился Леха. - Всеникак отвыкнуть немогу. ДаЛюбка еще постоянно пилит.
        -Ну,ее-то понять можно. Оторвал бабу отродни, отдрузей. Увез хрен знает куда…
        -Домой увез, - вдруг разозлился брат. - Домой! Народину. Это, блин, не«хрен знает что». Язаэто, якорь те взадницу, глотки рвал!
        -Красавец, - кивнуля. - Уважаю! Аморпехи твои торпеды взрывают. Бывал я уних. Тамсклады охрененные. Торпеды, снаряды с«запорожец» размером. Мины морские. Ониэто добро вовраг перетаскивают ивзрывают.
        -Ого, - заинтересовался старший мичман. - БЧ-3. Аты точно уверен, чтоони только этим занимаются? Просто унас вофлоте… ну типа традиции. Нанебольших кораблях матросы, ктовминно-торпедной части службу несет, ещеивабордажную команду входит.
        -Гонишь? - засмеялсяя. - Какие теперь абордажи?
        -Чержешь? - неудержался ихихикнул брат. - Акто, по-твоему, напиратские суда первым лезет?
        -Пираты? - пуще прежнего развеселилсяя. - Флибустьеры, бляха отремня…
        -Воттебе и«ха-ха». Аяпонцы всякие скорейцами, чторыбу внаших водах ловят, ихкакеще называть? Пираты иесть. Тамведь как. Первый залп изАК-176 перед носом. Иесли уже совсем борзые, тогда изАК-630. Этотакая шестиствольная пилорама, блин. Как-то раз своими глазами видал, какпластиковую пиратскую шхуну такой штукой пополам распилили.
        -Че,реально? - удивилсяя. - Здравая хрень. Есть идеи, гдетакую уберплюху добыть?
        -Нифига себе. Аее-то тебе зачем? Этоже корабельная артустановка. Еена«бардак» невсунешь. Унее скорострельность больше четырех тысяч вминуту. Водной очереди подвести штук. Кней снаряды надо будет паровозами возить. Яуже неговорю прото, чтоработает эта хрень всвязке срадаром.
        -Класс! Асколько надо, чтоб такую шхуну, какмы наберегу видели, окончательно уконтрапупить?
        -Даочереди ихватит, - заржал мичман. - Щепки выше капов мачтовых полетят. Неуверен только, чтодеревянный корабль вообще нарадаре засветку даст.
        -Фигня, - обрадовалсяя. - Акакнасчет дальности?
        -Двемили тебе хватит? - саркастично поинтересовался мореман. - Яплохо помню… Надобы успецов, чтовБЧ-2 службу тянули, спросить… Кажетсямне, будто есть какая-то модификация этой пилорамы. Что-то сильно попроще, специально дляназемных долговременных оборонительных рубежей.
        -Воттак хватит. - Ячиркнул ребром ладони погорлу. - Апромодификацию разузнай. Прикинь! Одним таким аппаратом все бухты наши прикрыть можно. Четы там говорил насчет Украины? Сава, говоришь, может помочь?
        -Ну-ка, колись, - нахмурился Леха иткнул вменя неожиданно твердым пальцем. - Базаров нет, явсегда знал, чтоты унас голова. Нутак иделись темой сбратом.
        -Даесть мысли, - заскромничаля. - Навыходных соберемся, обсудим. Даиквозвращению женсовета нужно подготовиться. Им-то мы должны выкатить уже полностью согласованную тему. Чтоб ниодна изнаших ненаглядных ипискнуть ничего поперек несмогла.
        -Тю, - отмахнулся брат. - Ато так им дляэтого «писка» повод когда-то нужен был?
        -Ну,сморей приедут отдохнувшие, расслабленные. Мыих грамотно встретим. Уменя канал впорту есть, прямо утрапа втачку посадим ивдепутатскую ВИП-зону кофе пить повезем. Тудаже ибагаж тамошние шестерки притащат. Потом кнам вусадьбу. Сауна, застолье, соскучившиеся мужья, вседела… Ауж наследующий день мы им политику партии ивкрутим.
        -Генштаб, - уважительно покивал Леха. - План «Барбоска».
        -Почему «Барбоска»?
        -Очень уж на«Барбаросса» похоже, - гыкнул мичман. - Блицкриг, блин, напланировал.
        -Погоди, - обиделсяя. - Язапишу, чтоты отказался. Так, Любаню вычеркиваем…
        -Дане, - заторопился, представив возможные последствия, Любкин муж. - Стоп, хорош. Япросто сказать хотел, чтобабы-то унас недуры все-таки. Вмиг выкупят,что мы накакую-то авантюру их подбивать станем. Ика-а-а-ак уткнут роги вземлю, хрен сдвинешь потом.
        -Успел уже? - приторно-ласково поинтересовалсяя.
        -Чего?
        -Роги жене наставить? - Дляусиления эффекта я еще ипальцами рожки изобразил.
        -Тьфу натебя, - покраснелон. - Какскажешь чего… Всевремя забываю, чтосбывшим бандитом разговариваю. Слова лишнего нескажи, махом вязык вцепишься…
        -Анасчет «уткнут» - тут ты безбазара прав, - какнивчем небывало продолжиля. - Потому довыходных нам нужно изобрести длякаждой изнаших суженых какое-нибудь важное задание. Чтоб им, бляха отремня, некогда рогами землю ковырять было. Чтоб пахали, якипчелки, ивыдумывать всякие каверзы неуспевали.
        -Откажутся. Унихже работа, дети…
        -Лех! Унас полтонны золота. Нафига им где-то работать? Пусть лучше нанаше новое княжество трудятся. Невсеже нам одним крутиться какбелкам вколесе.
        Покрутиться все-таки пришлось. Ясен день, вмоем распоряжении был весь штат строительной фирмы, Леха широко использовал связи среди отставников, Егор беззазрения совести пользовался ресурсами своего вуза, аПоц, как-то подозрительно скорешившись смоим Никитосом, вовсю шмонал Интернет. Конечно, все, связанное смедициной, мысвалили нахрупкие плечики Наташки, порядок вфинансовой части наводила Ирка, аисполняющим обязанности кладовщика стала Любаня. Новсеже дел было столько, чтоиногда руки опускались.
        Чего, внучок? А! Ну,конечно. Конечно, мысмужиками договорились. Составили, таксказать, план генерального наступления. Напятилетку вперед расписали. Хе-хе. Только втом плане столько тонких мест было, столько вопросов, накоторые еще предстояло найти ответы, что«Барбоска» наш рухнул словно карточный домик, невыдержав столкновения сдействительностью.
        Ведь нашей главной целью было названо вовсе неосвоение пустынных территорий. Этогобы наши жены непоняли. Им,загоревшим иотдохнувшим, накупившим взабугорье модного шмотья, итак хорошо жилось. Полтонны золота втайнике внушали некоторую уверенность взавтрашнем дне. Иеслибы невисящий наднами мечом имени какого-то древнегреческого мужика грядущий апокалипсис, хрен-то сдва мы уговорилибы женсовет накакую-нибудь серьезную деятельность запорогом.
        Это, нуиеще раз помянутый алтайский пастух Васька. Вконце концов, разименно мы закинули его вмир будущего, намже следовало иозаботиться его дальнейшей судьбой.
        Короче, теткам все грамотно представили. Как, бляха отремня, заботу о, нимного нимало, выживаемости семьи. ТутЕгор сосвоей безотказной логикой неподкачал. Нужноли нам знать, когда икакслучился катаклизм? Конечно! Ведь вслучае, если Бог повернется кчеловечеству задницей уже вследующем году, лучше кэтому приготовиться заранее. Отлично. Значит, разведку набольшом, очертаниями берегов похожем нанож, острове нужно продолжать. Заодно, быть может, иследы Васьки отыщем.
        Хорошо. Нопредставим намиг, чтоконец света уже завтра. Конечно, страшно, конечно, нехотелосьбы, новдруг! Есть такая вероятность? Есть! Ичто мы будем делать? Ляжем помирать? Нет?! Включим хондовский генератор инаостатках горючки ломанемся через Подкову? Атам? Дикий берег, злые дядьки скремневыми ружьями ирыбацкая деревенька, вкоторой дома меньше туалета вмоей усадьбе. Такпочемубынам, женщины, неозаботиться строительством убежища? Причем одновременно итут, внашем времени, итам. Только тут строить натуральный подземный бункер, куда можно будет, случись что, спрятаться, собрать выживших вближайших окрестностях испокойно переселиться. Атам - крепкую, хорошо вооруженную крепость, способную защитить отлюбой опасности небольшой городок уморя. Сюда плюсом - программа продовольственной безопасности. Ведь сколькобы тушняка ссайрой игалетами мы туда ссобой ниутащили, наступит день, когда иконсервы кончатся…
        Дорого? Да! Очень дорого! Вполне может так случиться, чтовесь наш золотой миллиард наэто иуйдет. Ноподумайте только, чтомы получим взамен! Мыуже неговорим онаших спасенных отглобальной задницы семьях. Этосамо собой. Аеще?! Аеще, дамы, мыавтоматически встаем воглаву целого, пусть маленького, ногосударства. Этоведь именно мы вытащили всех изумирающего мира, мыдали им надежду иновую, чистую землю. НуиПодкова есть только унас. Иесли что-то еще можно будет забрать изнашего времени, безнас никуда.
        Этоя все ктому, чтосогласие женсовета нанаши авантюры, таксказать, вцелом мы получили довольно легко. Авот счастностями сразу начались проблемы. Вплоть доистерик игрубостей. Ирка махом примерила насебя балахон спасительницы мира, ией эта фигня, должно быть, весьма понравилась. Такчтоона, нисекунды незадумываясь, уселась писать список знакомых иприятелей, которых, поее мнению, нужно вовлечь вдело. Ниосекретности, ниопотенциальной полезности этих незнакомых мне личностей речь даже нешла. Большинство вообще проходили подштампом «хорошие люди» или«аМашенька такая милая, идетки унее умненькие». Люба прямым текстом потребовала немедленно выписать сСахалина чутьли невсю ее многочисленную родню. Амоя добрейшая Натаха скромно предложила выкрасть светил науки исразу, недожидаясь начала апокалипсеца, переправить их вбудущее. Еевера внаши возможности, конечно, умиляла, ноя, честно говоря, устал объяснять, чтоабсолютно всех мы несможем спасти, даже если привлечь кэтому ресурсы государства. Особенно если привлечь…
        Чтоб неругаться, единогласно решили отложить подбор кандидатур дотого момента, какнаша разведывательная деятельность принесет хоть какие-нибудь плоды. Однако вопрос слюдьми стоял действительно остро. Леха пообещал сагитировать десяток отставных вояк, ягарантировал рабочую силу настроительство форпоста исколько-то более илименее адекватных узбеков дляразвития сельского хозяйства. Иэтого хватилобы дляобеспечения ближайших, ограниченных исключительно семьей потребностей. Инеболее того.
        Любаня еще раз напомнила омассе «непришей кобыле хвост» болтающихся людей, желающих видеть себя неиначе какказаками. Идаже предложила попробовать аккуратно пообщаться снекоторыми изних напредмет смены места жительства. Пришлось терять время иобсуждать то, какое место внашем будущем княжестве могут занять вольные люди, называющие себя казаками. Иснова, который уже раз, столкнулись снедостаточностью информации. Какие земли наприсмотренных нами подосвоение полуостровах? Будетли там что-нибудь расти? Найдутсяли места подвыпас домашних животных? Илилучше, пока непоздно, сразу искать более просторное иплодородное место?
        Тут, какатомная подводная лодка вустье Гудзона, всплыл Поц. Всвойственных этому яркому представителю старых вымогателей выражениях бывший матрос Тихоокеанского флота усомнился вэффективности сухопутной разведки местности. Онсоглашался, чтовнекоторых особенно удобных иинтересных местах нужно ипешком пройтись. Нопрочесать весь, если верить картам Егора, здоровенный остров насвоих двоих - это была, помнению моего водителя, утопия.
        Аеще Миха задал вопрос, поставивший нашего штатного экспериментатора втупик. Онспросил, имеетли Радуга продолжение подземлей иливорота ограничены земной поверхностью? Итутже, недожидаясь ответа отбеззвучно хлопающего ртом, словно рыба насуше, Егора пояснил причину своего интереса:
        -Прикиньте, братва, купили мы катер. Акакего вэту дырдочку, внатуре, вправить? Разбирать начасти? Такэто головняк ишняга. Такскакого перепугу мы решили, чтоэти, блин, кирпичи должны типа валяться наполу, анемогут двигаться? Тупо скотчем кжлыге приматываем инаезжаем накатер. Только если снизу Радуга непродолжается - хана нашему судну. Днище отрежет нахрен.
        -Этогениально, - выдохнул наконец Егор. - Михаил, тынеподумывал обобразовании?
        -Чеэто, внатуре, неподумывал? - даже вроде какобиделся Поц. - Типа размышлял вполный рост! Короче, Егорка! Записывай, пока я рядом. Образование твое - полное фуфло. Потому каконо изумного еще умнее несделает. Авот издурака - образованного дебила - запросто. Аоно, пацан, неодно итоже! Типа читай погубам, чувак! Умный иобразованный - это неодно итоже!
        -Красавец, - засмеялся Леха. - Тыунас, Егор, умный илиобразованный?
        -Яобразованный умница, - пробурчал средний ипринялся чего-то вычерчивать налисте бумаги. Ауменя вголове защелкали варианты применения новейшей идеи Поца. Если, конечно, онасработает.
        Кран настройке нужен? Обязательно. Икорабли впорту загрузить-разгрузить… Асамый простой, самоходный, изпроизведенных еще вСССРивосстановленных народными умельцами, неодин миллион стоит! Уменя вфирме их таких несколько, новедь изпроизводства невыдернешь изаПодкову неотправишь. Нознаю я пару мест, гдевсякой разной вкусной строительной техники - море. Ипочемубы их непосетить стаким-то переносным порталом? Тихонечко подкатили, сторожей вырубили иновье вбудущее переправили. Ипусть потом ументов мозги кипят, какмогла техника прямо внутри охраняемого периметра испариться. Аесли разузнать окаком-нибудь военном складе, гдезамечательные стреляющие игрушки ипатроны кним хранятся… Мм…
        Поскольку Егор насвязь ссоциумом выходить пока отказывался, продолжили обсуждать тему морской разведки. Поцнастаивал накаком-нибудь серьезном катере, лучше всего пограничном сторожевом проекта 10410. АЛеха ржал испрашивал, гдеМасел намерен найти три десятка людей дляэкипажа?
        Мнебыло побольшому счету всеравно. Нукакой изменя моряк?! Япредпочитаю ножками, ножками. Темболее что погода была противнас. Средний предрекал существенное ухудшение погоды заПодковой наноябрь идекабрь. Ещеиоктябрь неначался, астой стороны уже пролетело несколько серьезных штормов, один изкоторых Леха оценил аж всемь баллов поБофорту. Вгробу ибелых тапках я видел там вэто время поморю плавать.
        Темнеменее еще наодну вылазку я намерен был народ уговорить. Думал переправиться сАндреевского наНож всамом узком месте пролива ипешим ходом прогуляться насевер, дотамошнего крайнего мыса. Потому что там, если верить куску нарисованной накоже карты, чтонашлась вкисете, снятом с«синего» трупа, вуютной бухточке должна была располагаться малюсенькая крепостица бродящих поморям надеревянных шхунах людей. Имне было очень интересно, чтоозначали нанесенные смутно знакомыми буквами надписи рядом собозначением укрепления.
        Глава5
        Спасение рядового Мундусова
        Серое, беспросветное небо. Серое, сцелыми стадами пенных барашков, море. Даже листья пальм, мотыляющихся поветру, словно гигантские метелки, казались серыми. Установленный Егором настальной раме четырехухий «чебурашка» показывал одиннадцать метров всекунду, имне это совсем ненравилось.
        Мореманы уверяли, будтобы такая погода - инешторм, иуж всяко нештиль - обычная дляприморья, ночто-то им слабо верилось. Чтоже это затропики, если пейзажи больше смахивают накакой-то Лондон? И,самое обидное, что, какбы нихотелось пойти наповоду упредчувствий, отменить операцию я уже немог. Во-первых, слишком долго кней готовились. Тоесть побольшей части уговаривали женсовет. Иво-вторых, хоть идома дел было погорло, новсеже сидеть там, неимея возможности выбраться вэтот манящий, словно сладкий приз, словно припрятанное отмалыша варенье, мир, было попросту невыносимо. Аскоро, сначалом обещанного средним братом сезона штормов, делать здесь станет нечего.
        Местная зима еще неначалась, ая уже заранее начал скучать поэтим белоснежным пляжам имохнатым пальмам. Яуже всей душой, всем сердцем принял этот мир, признал своим. Личным.
        Пока переплыли пролив, пока нашли более илименее удобное место длявыгрузки, вымокли донитки. Ветер срывал пену сверхушек волн, иввоздухе, какраз науровне нашей лодки, постоянно носились целые стаи этой мокрой липкой гадости. Даплюс… илиминус - это какпосмотреть, прискачках поволнам наутлой лодчонке внутрь заливало немало воды. Такчто Поцу я незавидовал. Аон, судя подовольной роже, незавидовал нам сбратом. Михе еще предстояло перевезти напляж возле нашей сопочки изрядный запас припасов, палатки, генератор сГСМи, когда Егор сНикитой откопают артефакты из-под песка, пассажиров сценнейшим грузом.
        Мазута считал, чтоотлично устроился. Чтовозить туда-сюда грузы всяко лучше, чемчёпать насвоих двоих сорок километров посырому лесу. Двадцать водну сторону, несколько сотен метров напузе ползком идвадцать обратно. Помне так ерунда. Даже интересно, чтозафорт пристроился тут унас подбоком. Чтозалюди его основали, икаких можно будет использовать. Авот таскать канистры сящиками отПодковы долодки - это действительно полная задница. Втом, чтоЕгор сосвоим помощником найдут причину, чтоб отказаться отучастия впроцессе переноса ценностей, янисколько несомневался. Хотелбы я видеть морду лица Поца, когда он осознает, чтоего роль неограничивается плаванием поморям, поволнам…
        Первую-то партию мы смладшим ему помогли загрузить. Нуиразгрузить, соответственно. Аон типа вернул любезность - придержал увесистые рюкзаки, чтоб нам удобнее было пристроить их наплечах.
        Чертбы побрал моего любознательного среднего братца. Этопоего милости мы зря протащили похлюпающим подногами низинам, через густые заросли какого-то кустарника ипохрупким, такиноровящим рассыпаться подногами острыми осколками камням попять штук мотоциклетных аккумуляторов иподесятку видеокамер.
        Поначалу-то идея показалась здравой. Подвесить надеревья возле чужого острога идеревни туземцев несколько «глаз», ачуть поодаль - систему хранения информации имощный радиопередатчик. Вроде какзакончатся шторма, мывернемся вэтот мир искачаем данные отом, какпережили «зиму» аборигены. Только ктоже знал, чтоявимся мы сЛехой, бляха отремня, кшапочному разбору?
        Деревянный двухэтажный, собранный изразнокалиберных бревнышек сарай спокатой крышей иузкими, предназначенными скорее дляружейной пальбы, чемдляосвещения, окнами-бойницами предстал перед нами жалким огрызком. Воздух был наполнен влагой, такчто неудивительно, чтофорт незагорелся, хоть местами изразвалин иподнимались тоненькие хвостики дымков.
        Вышли мы сЛехой выгодно. Надлинный каменистый язык, прикрывающий бухточку сюга. Нанем, правда, совсем небыло деревьев, ичетыреста метров отлеса допоказавшегося нам удобным длянаблюдения места то ползком, топеребежками мы преодолевали почти час. Новитоге то, чтопредстало перед нашими глазами, было достойно усилий. Потому что вбухте левым бортом костанкам форта стоял черный корабль счернымже флагом накорме. Тримачты ивысокая, покрытая сажей труба между ними. Аизбортов торчали длинные, некороче полутора метров, стволы пушек. Миллиметров этак поддвести диаметром.
        Когда относительно недалеко, метров запятьсот, начинает садить «калаш», становится как-то неуютно. Потому какизэтого аппарата может случайно достать изаполверсты. Были прецеденты. Авот когда бахнула пушка стого корабля, мнелично это показалось чем-то несерьезным. Нереальным. Игрушечным илибутафорским. Далекое «бухххх», клуб сизого дыма моментально сносит тугим ветром, анаберегу, между остатков бревенчатых стен, ужепадает черная точка ядра. Падает, невзрывается, нобревнам довольно иэтого. Летят ввоздух щепки ивалятся камни снетронутой прежде части крыши.
        -Атас, - прокомментировал артобстрел Леха, неотрывая взгляда отэкранчика видеокамеры. - Ятакого даже вкино невидел.
        -Корабль побольше снимай, - посоветоваля. Уменя была другая задача. Явысматривал внедавно купленную оптику MARCH-F 3x-24x52 намоем любимом «Вепре» людей наборту черного судна. Мнеказалось очень важным выяснить, будутли похожи эти «канониры» натех, сразноцветными поясами. Неизоднойли, таксказать, бочки их разлили? - Броню видно?
        -Чеэто тебе, броненосец «Князь Потемкин Таврический», чтоли? - хмыкнул мичман, темнеменее переводя окуляр насудно.
        -Амне похрен, - протянуля. - Тутунас специалистов икроме меня завались. Главное, чтоб непришлось гаубицу увоенных тырить. Иличем там еще можно было их броню расковырять?
        -Тю. Это, судя повсему, паровой корвет. Ито небольшой. Сколько внем? Метров пятьдесят? Если бронепояс иесть, такон только побортам. Ниже ватерлинии его точно нет.
        -Рентген, - пожал я плечами, поворачивая ствол винтовки наберег. Людей напалубе корвета было полно, нонанаших старых знакомцев походил только один. Даитот стоял наколенях идержал руки заспиной. Иесли назапястьях унего ненайдется метра прочной веревки, яготов съесть собственную бандану.
        Ите двое, чтопокинули развалины острожка иторопились укрыться влесу, такиеже, опоясанные разноцветьем ткани. Один помогал бежать второму, явно раненному.
        -Смотри, братан. Моедело - предложить. Никто тебя заязык нетянул. Инеговори потом, будто я тебе гаубицу зажал.
        -Аче сразу? - Леха отвозмущения даже камеру наминуту оставил. - Пушка, онаиесть пушка. Большим мальчикам - большие игрушки. Яб сейчас этим демократам засадилбы посамые помидоры…
        -Почему демократам? - удивилсяя.
        -Такакто еще лупит изпушек потем, ктонеможет пальнуть вответ? Демократы иесть. Общечеловеки, блин, илиберасты. Тыглянь, чего они спленным делают!
        -Ого. Недумал, чтоты политикой интересуешься, - переводя объектив прицела насудно, открыл я вродном брате неведомое прежде.
        -Вотзасадилибы тебя вдерьмище посамые уши пару раз такие вот… - Леха неопределенно пошевелил пальцами-сосисками. - Итыбы начал. Интересоваться, блин. Глянь, Дюш! Охренеть!
        Брат был прав. Перед нами напалубе черного корвета разыгрывалась трагедия, откоторой действительно можно было охренеть. Один изчленов экипажа сначала пытался что-то выспрашивать упленного. Апотом, получив накаждый вопрос только отрицательное качание головой, вдруг вытащил из-за пояса пистоль итутже разрядил его вголову стоящего наколенях человека.
        Тело пару раз дернуло вагонии ногами, нечаянно задев «следователя», итолько потом наконец замерло. Иэта «пляска смерти» вызвала приступ смеха устоящих рядом моряков.
        -Не,ну непадлыли? - горячился мичман. - Фашисты, блин! Гестаповцы! Асученыш этот даже влице неизменился. Прихлопнул человека, каккомара…
        -Лихо ты этикетки клеишь, - совсем чуточку, чтоб несбивать прицел, качнул я головой. - Либерасты, фашисты… Явот наших либералов ельцинских снежностью вспоминаю. Онистрану грабили, амы их самих. Прилибералах мы силой были. Нето что теперь… Кое-кто изпацанов комерса строптивого мог ивот этак вот… Маслиной влобешник. Аисам-то ты чего? Врагов глушил ислезы поним лил?
        -Нунелил, - рыкнул брат. - Ноивот так, хладнокровно, пленного несмогбы привалить. Надеюсь, иты, брат, вбанде своей несовсем еще скурвился, чтоб безоружному… влоб… опа на! Зырь, бандюга, какой персонаж уних нашкафуте нарисовался. Старый знакомый, якорь ему взадницу!
        -Васька, - искренне обрадовалсяя. Нетак отлицезрения алтайца, какоттого, чтоявление пропащего пастуха само собой закрыло ту скользкую тему. Куролесили мы вдевяностые - мама негорюй. Того урода, чтоКоленкова старшего брата завалил, мыименно так - пулей влоб - иказнили. Изавсе прошедшие стой поры годы небыло ниединой минуты, когдабы я отом своем деянии пожалел. Нобрату отом лучше незнать.
        Темвременем тотже самый «следователь» принялся приставать кнашему современнику. Ну,всмысле - вопросы начал свои задавать. Инарвался нацелую лавину ответов. Васька, разуж матросы недогадались ему запястья связать, ещеируками размахивал. Жестикулировал, бляха отремня. Ивскоре добился того, чего хотел. Любопытный офицер - акем он еще мог быть, если все его приказы простыми матросами исполнялись беспрекословно? - поморщился, апотом ивовсе отвернулся. Иэтой секунды Ваське хватило нагеройский подвиг. Алтаец оттолкнул ближайшего кборту охранника ипрыгнул вморе.
        -Дельфин, - прокомментировал Леха. - Афалина, однозначно. Сейчас ему его дурную башку ипродырявят! Надобы помощь оказать. Соотечественнику.
        -Класс, - прицельная сетка Illuminated FML-1 была непривычной, не«елочка», какнаСВД,акрест излинеек, нокомандующих десантом офицеров выцеливать оказалось легко. Ненапрягало, короче. - Этомы завсегда. Тытипа уже пищи чего-то вроде «наших бьют», ибудем пояснять фраерам залетным оперепутанных рамсах…
        -Апочему - пищи? - поймался наприкол здоровенный старший мичман.
        -Чтоб позицию нашу недемаскировать громкими криками, - сготовностью поясниля. Васька догадался нырнуть, иконечноже получившие приказ стрелять вбеглеца матросы цели пока ненашли. - Тыбы, кстати, начал выдвигаться кфорту. Ваську выловишь, нуи…
        -Вразвалины загляну, - догадался брат, пристроил камеру накамень, асам занялся сменой магазина на«Сайге-МК». Сразрешенного странным нашим законодательством десятипатронного натридцатку. - Асам вдровах покопаться нехочешь? Гы! Они, кажись, высаживаться готовятся. Наземная операция намечается.
        -Чесмешного? Анасчет острожка… Самкакдумаешь? Конечно, хочу. Надоже понять, чемони тут унас занимались. Боюсь только, этитоварищи наши археологические опыты непоймут.
        -Данедрейфь, братишка. Какты всегда говоришь? Разберемся? Этоже либероиды. Стоит нам разок вих сторону выстрелить, какони махом вштаны навалят иподдержку своздуха отначальства запросят. Ну,всмысле, артподдержку скорабля. Дистанция дляих пушек невелика, носкучностью большие проблемы. Иближе подойти они побоятся. Волна, видишь, каквздымается. Мелко здесь длятакой дуры.
        -Логично. Вотзаодно иглянь, зачто их эти, дети лейтенанта Мюллера, невзлюбили, - наполном серьезе предложиля. - Ая пока чуток приторможу этих резких бычков… Лех, тыприкинь! Тамуофицеров, кажись, шпаги набоку!
        -Нуаче?! - натягивая накоротко стриженную голову крепление головной гарнитуры, прокряхтел брат. - Самое оно дляэпохи кремневых ружей. Ну,все. Япошел. Насвязи. Запотерей нашей присматривай. Полюбопытствовать-то надо, какэтот сын гор докатился дотакой жизни…
        -Святое дело, - процедил я сквозь зубы. Наш«Гагарин» толи плавал, какморж, толи хитро где-то затаился. Нония, ниматросы скорвета его голову вволнах так пока иневидели. Апросвязь хорошо, чтоЛеха напомнил. Ятоже, временно отложив винтовку, принялся пристраивать наушник смикрофоном напричитающиеся им места.
        Подышал. Расслабил руки. Убрал лишние камешки из-под локтей. Попросил Бога присмотреть затраекториями полета ядер - оченьбы нехотелось принять наголову этакий-то чугунный мячик. Перещелкнул увеличение нашестнадцатикратное. Человечки вчерных шерстяных бушлатах ипарусиновых штанах напалубе черного корабля рывком подъехали ближе. Настолько, чтостали видны рукоятки пистолетов запоясами иэфесы коротких, тяжело бултыхающихся убедер сабель.
        Обычные славянские рожи. Казалось, наулицах родного города можно заполчаса насобирать близнецов этих морячков, спокойно, сшутками-прибаутками расстрелявших изпушек утлый деревянный сарай наберегу почти необитаемого острова.
        Офицеры почти неотличались. Чуть лучше одежда собувью. Вместо сабель - шпаги, наголовах широкополые шляпы. Наплече что-то вроде погона. Бляха отремня! Эточто, чей-то корабль? Какого-то неведомого нам пока государства? Иправильноли мы делаем, встревая вразборки, наснекасающиеся? Только испытывали мы сбратом кэтим морякам какое-то сложное чувство. Вроде какотразглядывания какой-нибудь особенно гадской мерзости бывает. Даведь еще иВаську вбеде небросишь! Сами его вэтот мир зашвырнули, самим ивыручать надо было.
        Впрочем, экипаж корвета водин момент рассеял мои сомнения. Какая-то особенно зоркая сволочь разглядела-таки неизвестно каким образом оказавшегося наголом каменистом берегу Василия итутже донесла освоей находке досведения начальства. Ате, даже неподумав онеобходимости разобраться, скем именно имеют дело, стали подгонять матросиков. Погубам я читать неумею, ноненужно семь пядей волбу иметь, чтоб понять жесты вражеских командиров: изловить длядопроса илиуничтожить. Авот хренвам, анепастушьего тела!
        Первый раз выстрелил ипромахнулся. Ошибся срасстоянием. Бывает. Дальномера уменя ссобой нету. Что-то вголову непришло, чтопридется вспомнить полученные двадцать слишним лет назад вармии навыки истрелять влюдей. Такчто приходилось наглаз полагаться. Аон, какизвестно, инструмент невооруженный. Нащелкал еще пару десятков метров итутже проковырял дырочку вчерном бушлате. Зачем-тоже матросика влодке скорабля спустили?! Значит, что-то важное он должен был внизу делать. Несделает, иуЛехи появится пара лишних минут навстречу беглеца иосмотр развалин.
        Вторую дырочку проковырявил вмакушке любопытного, перегнувшегося через ограждение посмотреть, чтослучилось спервым. Нуитретью пулю послал втолпу, готовящуюся кпосадке влодку. Почти нецелясь. Попринципу - кому бог пошлет.
        Впечатлились. Разбежались поукрытиям. Ощетинились ружьями всторону берегов. Блеснуло сразу несколько подзорных труб - алтайца нашего высматривали иливыискивали облачко отсгоревшего пороха. Наивные чукотские девочки. Уменя дульный тормоз стоит - вспышки-то неразглядишь, нето что дыма. Лобвместе смоднющим прицелом втюхал. Сказал, будто наш штатный киллер, Шнобель, всегда перед делом именно такой набор иберет. Носатый, каксто кавказцев, душегуб унас эстет, блин. Отстрелявшись, оружие бросает. Приходится потом ему заново закупаться. Нуда необеднеет. Емудядя Вова закаждый выстрел столько платит, можно танк купить, нето что новое ружье.
        Апастуха Леха уже успел принять ивлес спровадить. Тотчто-то пытался сказать, номичман коротко приказал заткнуться ипоспешать всторону деревеньки рыбаков. Именно туда ушли последние оставшиеся вживых обитатели разрушенного ныне форта. Иодин изних, какмы помним, былранен. Азначит - отпомощи неоткажется.
        Больше минут пяти черные люди счерного корабля невыдержали. Двигаться стали. Высовываться. Потом исам корабль вдруг выдал внебо особо ядовитый клуб дыма, какие-то неправильные, прихотливо выгнутые лопасти гребных колес вспенили серую воду. Икорвет стал медленно, словно нехотя, поворачиваться бортом вмою сторону. Нашелся, значит, уних умник, вычисливший если инепозицию снайпера, такхотябы направление.
        Снова бутафорски бахнула пушка. Ядрышко едва неперелетело весь полуостров, зарылось вприбрежный песок противоположного берега, подпрыгнуло, прокатилось еще метра три иупокоилось смиром. Метров пятьдесят правее моей лежки. Какбыло неответить нагнилой наезд?! Тщательно прицелился втемное пятно орудийного порта ивыпустил туда две пули подряд. Иеще одну, вчувака, разглядывающего берег втрубу.
        -Раз-раз, - ожил наушник голосом младшего брата. - Развлекаешься? Патронов много сжег?
        -Семь, - коротко подвел я итог стрельбам. - Инородца я видел, тыпринял. Каксам? Дошел?
        -Ага. Вхожу. Тытам, Дюш, безфанатизма! Натаких судах экипаж больше сотни рыл. Навсех по-любому патронов нехватит.
        -Принято, - согласилсяя. - Тыговори, чего видишь. Может, скажу, начто особенно посмотреть. Двухсотых видишь?
        -Четверо, - мне показалось, как-то глухо, сквозь зубы, выговорил мичман. - Ихтут всего шестеро было, прикинь! Иэти, всей толпой спушками, нашестерых.
        -Непарься, братуха. Яуже счет уравнял. Чего еще нашел?
        -Мешки, коробки, бочки. Полосы железные связками. Рыбы вяленой полно.
        -Чевмешках? Ищиличные вещи. Карманы обшманай.
        -Безсопливых скользко, - отбрил мореман. - Тылучше задруганами присматривай. Яодин против всей их кодлы тут невырулю. Эх,тяжело вбудущем безпулемета…
        -Базаров нет. Игранатометбы еще впридачу.
        -Сгорстью выстрелов кнему, - легко согласился мичман. - Вмешках шкуры. ХБЗкакие. Янезоолог… О! Рундучок. Тяжеленький. Заперт, блин…
        -Забирай. Потом вскроем. Вспокойной обстановке… И,Лех! Заканчивай уже там. Этисучьи дети лодки сдругой стороны спустили. Яих сча тормозну маленько, нобезпулемета… Короче, сампонимаешь. Приготовься кманевру посигналу.
        -Тризеленых свистка, пехтура? - заржал мореман. - Лодки, блин. Другая сторона… Шлюпки ислевого борта! Учишьвас, учишь…
        -Ты,слышь, препод, - прошипеля. - Янадтобой влесу поугораю… Атипы-то, походу, нату рыбачью деревеньку намылились. Чебы им накалоше своей туда неподплыть?
        -Ох,леший, тыиесть леший, - тяжело вздохнул брат. - Тытам волну видел? Мель там, взрослому погрудь. Накорвете иблизко неподойти. Атут дорога наезженная имеется. И,если Егоркиной карте верить, верст семь… Все. Ухожу. Шугани шпану, яхоть долеса успею… Илигостинец гостям дорогим оставить?
        -«Скажи-ка, дядя, ведь недаром…»
        -«Москва, спаленная пожаром»? Дабезбазара. Тыэто очем?
        -Недаромже ты ссобой гранаты таскаешь, - хмыкнуля, выбирая кандидата навстречу стем светом. - Растяжку сможешь? Чего ты там говорил проБЧ? Минно-торпедный ты наш спецназ.
        -Неучи отца… Сваяем влучшем виде. Тытолько сам сюда уже нелезь. Ниточка то-о-оненькая. Ясам невижу. Только пальцами чую.
        -Нашел дурака, - отправив накорм рыбам одного изгребцов, хихикнуля. - Краешком инасоединение сморской пехотой…
        Двавыстрела подряд. Сменил магазин, отодвинул затвор ируками всунул еще один патрон вствол. Потом ползком, напузике, отодвинулся закамни. Ауж там, начетырех костях, рванул кспасительному лесу.
        Подороге уже услышал очередной выстрел изкорабельного орудия. Знал ведь, чтовменя бегущего они точно непопадут, аголова сама посебе вплечи втянулась. УГоспода свои резоны, блин.
        Ноядро упало где-то встороне разрушенного форта. Ярешил, чтолюди счерного корабля разглядели-таки моего увальня-брата, иприбавил шагу, надеясь успеть прикрыть отступление мичмана.
        Короче, неуспел. Брательник мой только выглядит словно ленивый осенний медведь. Насамом деле может он двигаться быстро ичетко. КакТерминатор. Мичмана я застал завыкладыванием электронных причиндалов изрюкзака наобочину дороги. Рядом стоял небольшой, сженскую сумку, обтянутый кожей, сокованными углами сундучок.
        -Снова здорова, - поприветствовал он мое появление. - Вастам учили ненужный шмот грамотно влесах тырить? Так, чтоб враг недогадался?
        -Учили, - хмыкнуля, скидывая исвою поклажу. Действительно. Таскать ссобой никому теперь ненужные камеры саккумуляторами никакого резона небыло. - Агде наш «Гагарин»?
        -Унего тут лошадь была, прикинь. Он,какнастоящий Чинганчгук, безседла накобылу прыг - иускакал. Амы чего дальше, командир? - поинтересовался брат, когда я вернулся излеса, гдеприкопал лишний груз подприметным кустиком. - Идем Ваське вопросы задавать? Иливалим додому, дохаты?
        Хороший вопрос, блин. Иответ вполне логичный. Если совсем незадумываться осудьбе жителей той деревеньки. Думаетсямне, ихитак ждало вскором будущем нечаепитие следенцами. Апосле того, какмы здорово разозлили команду черного корабля, иподавно. Только как-то это мне впадлу показалось. Разворошили осиное гнездо ивкусты? Непо-добрососедски это. Даилишаться источника, разлюбезного моему младшему, возомнившему себя новым покорителем диких земель, совсем нехотелось.
        -Этозависит оттого, естьли утебя еще гранаты, - прищурилсяя.
        -Две, - лаконично ответил тот. - «Фенечка» и«эргэдэшка».
        -Супер, - обрадовалсяя. - Аспомощью скотча, щебенки иочумелых ручек изпятерки слабо клеймор смаздрячить?
        -Тюнатебя, богохульник, - отмахнулся мичман. - Скотч есть?
        -Главный инструмент хулигангстера, - кивнуля, вытягивая изкармана разгрузки большой моток. - Тогда типа че сидим? Кого ждем? Руки вноги ипобежали. Там, где-то впереди, один убогий другого насвоем горбе волокет. Атретий изсебя Чапаева изображает. Нуирыбачков обольшом Пэ надобы предупредить.
        -Асюрпризы, чтоб гости дорогие нерасслаблялись?
        -Иподнапряглись, - хихикнуля. - Вперед!
        Подороге ходили. Нето что особенно интенсивно, носледов хватало. Иводну сторону, ивобратную. Только следы раненого хорошо выделялись. Даизнакомые, характерные даже, углубления откопыт Васькиной лошади нисчем неспутаешь. Поэтому, когда километров через пять илишесть дорога немного довернула направо, абывшие обитатели острожка иследом пастух продолжили идти прямо влес, я, несомневаясь, двинул заними.
        Отпечатки ног икопыт, какпутеводная нить, всебольше забирали кюгу июго-востоку. Ипривели нас витоге ксамому началу оврага, подну которого журчал веселый, курице поколено, родничок, вытекающий из-под корней здоровенного пня. Анасамом пне чьей-то искусной рукой когда-то давно был вырезан очень иочень знакомый знак. Страшненький такой «паучок» биологической опасности.
        -Весело, - прокомментировал находку Леха. - Утебя, случайно, костюмчика эль-один ссобой нету?
        -Даладно тебе, - отмахнулсяя. - Аборигены пугают. Индейцы вон черепа человеческие наколья полесам расставляли. Аэти страшилку нарисовали.
        -Нарисовали, - ткнул колбаской пальца внебо мичман. - Значит, знают, чтоэто такое!
        -Сними навидео, - вынужден был согласитьсяя. - Пусть уЕгорки голова пухнет.
        Напарник кивнул ивытащил камеру. Тремя минутами позже мы уже шлепали почавкающей сырой глине илиперепрыгивали сберега наберег потихоньку набирающего силу потока.
        -Отличное место, чтоб встретить незваных гостей, - угрюмо пробурчал Леха вгарнитуру, когда откосы оврага превысили наш рост. - Дюш, тытам незевай…
        -Неучи отца… - останавливаясь, чтоб внимательно рассмотреть подозрительное место, прошептал я вответ. Ато я сам непонимал очевидных вещей?! Небылобы унас дефицита влюдях, непременнобы послал попаре глазастых ребят верхом оврага. - Держи дистанцию.
        Журчала водичка, вкронах деревьев шипела наветру листва, яростно скрежетали насекомые. Авот птичьих трелей небыло. Чегоони, Шаляпины, чтоли, длячужих, больших истрашных двуногих арии выводить?
        -Эй,хозяева! - гаркнуля, убедившись прежде втом, чтомельтешащие между ветвей пичуги избегают именно того места, гдея исамбы засел взасаде. - Мысмиром. МыВаськины друзья!
        Кричал, изовсех сил стараясь держать голос ровным. Хотя жутко было так, чтодаже наспине волосы дыбом встали. Вы,внучки, калибр их фузей видели? Стой дистанции - там метров пятнадцать было, небольше - этакой-то болванкой мнебы б?шку напрочь оторвало!
        -Думаешь, онитебя поймут? - как-то нервно хихикнул брат.
        -Акуда нам деваться? - сняв винтовку слоктевого сгиба иповесив заремень наплечо, ответиля. Что-то мне было совсем несмешно. Налюдей счерного корабля мы сЛехой, конечно, совсем непоходили, нонезря ведь беглецы рванули сюда, аневрыбацкую деревню. Либо втом селении инет уже никого, ивсе население вэтом овраге отвражин прячется. Либо встряли мы сбратом вкакую-нибудь глупую икровавую разборку вроде гражданской войны ишлепаем бережком ручья прямехонько влогово повстанцев. Ониже - бунтовщики, если смотреть сдругой стороны.
        -Ау! - продолжил я вопить. Минуты летели, ареакции ненаблюдалось. - Васька, бляха отремня! Дайнакобыле прокатиться?!
        -Дагде тут кататься, господин хороший, - донеслось наконец изкустов. - Горы да буреломы. Только ноги животному ломать!
        -Гульчетай, открой личико! - боцманским басом взревел Леха.
        -Тыкакого хрена накорабле делал, чмо?! - Этоужея. - Тебяже там чуть незавалили, каккабанчика!
        Пастух, надоже, послушался. Именя, ибрата. Высунулся изветвей.
        -Людей хороших думал спасти, - весело оскалился алтаец. - Акак, бляха отремня, понял, чтоневыйдет, всех богов начал молить. Тутчую, неслышат меня боги. Нуипобёг. Атам ивы, стало быть…
        -НунеБуддаже извинта попоганцам тем шмалять будет, - расслабленно засмеялсяя. Обычно, пока люди разговаривают, онинестреляют. Очень мало кто способен прямо всередине слова выстрелить ипопасть. Я,дело прошлое, таких умельцев инезнаю. - Такибудем нарасстоянии трепаться? Илипригласишь вгости?
        -А?! Аэто… Этоя щас… - засуетился Васька. Итутже забормотал, закудахтал вполголоса кому-то вгустых зарослях. И,видно, получив разрешение, продолжил: - Туточки, заповорот завернете. Атам веревку вам скинут. Ногами покорню ступайте, чтоб следа неосталось.
        -Андрюх, - остановил меня, ужешагнувшего было ктому повороту оврага, Леха. - Гостинцы наши! Разони тут линию обороны устроили, так, может, здесьже иподарки оставим?
        -О! Васька?
        -Туточкия.
        -Тывармии служил? Чтотакое мины, знаешь?
        -Охтыж, бляха отремня, - всплеснул руками пастух. - Увас иэто ссобой имеется?
        -Есть пара штук, - прогудел мичман. - Иставить их лучше именно тут.
        Вкустах опять забулькали наненашенском языке. Дажевнизу было хорошо слышно, какэмоциональный алтаец изображал руками взрыв ивскрикивал пресловутое «бабах».
        -Короче, ставьте, - наэтот раз безулыбочки разрешил наконец пастух. - Можно так, чтоб сюда, наверх, недостало?
        -Какнадо, такиможно, - хмыкнул Леха. - Ловкость рук, иникакого мошенничества! Аты иди, Дюх. Язакончу итебя догоню. - Идобавил уже шепотом ивгарнитуру: - Иснашими свяжусь. Чтоб знали, гденас искать, если че.
        Хороший уменя брат. Умный. Вотябы точно недогадался сЕгором иМихой насвязь выйти. Такчто мне только кивнуть оставалось.
        Веревка уже меня дожидалась. Иобещанный корень нашелся наположенном месте. Ябыл, конечно, ужедалеко недвадцатилетний солдатик, рядовой РДВтретьей разведывательно-десантной роты Энского отдельного разведбата, носил вруках еще осталось достаточно, чтоб исебя наверх затянуть, иувесистый рюкзак, иоружие.
        Атам меня ждал сюрприз. Туземные рыбачки оказались нетакими уж илохами, какими мне доэтого представлялись. Позиции были оборудованы достаточно грамотно, аукрытие снабжено дополнительной маскировкой. Короче! Закустиками прятался невысокий, втри бревна, сруб сбойницами, асам куст был собран побольшей части изнатыканных вгрунт веток. Имбы еще здоровой паранойи - я мимо прогулочным шагом прошел, онитолько раз глазами стрельнули иотвернулись - иоружия побольше, ихренбы вообще хоть один злобный враг изтого оврага живымбы выполз.
        Параллельно тому логу, покоторому мы сбратом бежали следом заВаськой, оказывается, шелеще один. Куда шире иглубже. Ссамой настоящей речкой ицелым поселком изземлянок поберегам. Стоило залениться идти посырому дну, подняться наверх, пересечь какие-то двадцать илитридцать метров заросшего молодой порослью пространства, иперед глазами открылсябы вполне мирный пейзаж: «быт партизанского отряда», бляха отремня. Нет! Онинелохи! Они - это просто детский сад, ясельная группа!
        -Фуух, - устало выдохнул я иуселся прямо накраю здоровенного лога, ноги впустоте. - Давай, Вась, посидим, передохнем малёх. Брата моего любимого подождем. Аты, пока время есть, расскажи - какты тут? Какнавоенном корабле оказался? Ичто вообще тут происходит?
        Честно говоря, мнедействительно следовало перевести дух. Успокоиться. Чтоб неорать благим матом, когда придет время общаться скомандирами этого пионерского лагеря. Ноалтаец иправда мало-помалу начал говорить. Итак меня этот рассказ захватил, чтоя едва возвращение блудного мастера-взрывастера клювом непрощелкал.
        Вдень перехода алтаец начал бухать ссамого утра.
        Оказывается, деревенское стадо ему уже пару лет какнедоверяли. Могуйти внедельный загул, бросив животных безприсмотра. Особенно летом, когда берега вдоль горной реки расцвечивались многочисленными туристическими палатками. Васька ипристроился - вроде какместным антуражем подрабатывал. Экзотикой. Этотут, вмире, пережившем катаклизм, онзаговорил чутьли неначистейшем русском. Атам, пособственному его признанию, специально коверкал язык, надувал щеки, изображая сурового инеслишком довольного вторжением чужеземцев туземца. Емуналивали. Причем охотно. Кружку мира, бляха отремня. Сним фотографировались, просили рассказать какую-нибудь местную легенду.
        Сголовой ухитрого алтайского аборигена было все впорядке, непилбы - ценыбы ему небыло. Догадалсяже однажды зимой посетить библиотеку икраеведческий музей врайцентре. Изкорыстных побуждений, конечно. Новсеже! Заучил пару сказаний. Ещенесколько сам выдумал. Археологи курганы приехали рыть возле скалы Шопот, Васька тут кактут. Вродебы нанялся землекопом, нонасамом деле какбы вразведку пошел. Лето, самый сенокос, аон отвратительно трезвый ислопатой вруках. Зато такого отученых набрался одревних скифах, заслушаешься. Особенно, если это так, дляразвлечения. Всерьез принимать его выкладки нестоило.
        Ещезимой бывший пастух промышлял охотой. Браконьерил, конечно. Откуда унего деньги налицензии? Атак - налошадке своей вгоры смотается, козу какую-нибудь подстрелит, мясо хозяйкам продаст, ивсе впорядке. Неделю можно куражить.
        Втот день Ваську начали поить ссамого утра. Целый автобус туристов выгрузился возле Железного моста. Палаток - несчесть. Всеим интересно. Какта гора называется, какэта? Чтозасуслики подороге толпами носятся? Каким богам алтайцы поклоняются игде ближайшее место силы? Глупые туристы исмешные. НоВаська там хорошо время провел. Виски он нелюбил, считал, чтосамогон гораздо лучше, ноинеотказывался никогда.
        Кнашему лагерю он несам подъехал - лошадь привезла. Натом месте лагерь редко кто разбивал: хоть ивиды оттуда открываются шикарные, нодоводы слишком далеко. Авот отставной пастух этот пригорок любил. Тамтепло иветра почти никогда небывает. Еготуда часто кобыла приносила иаккуратно сгружала втенечке. Пока хозяинотсыпался, умное животное спокойно пощипывало травку.
        Атут, совсем невовремя, какая-то часть сознания внем таки проснулась. Нет. Сам-то он момент перехода вовсе непомнил. Только смазанные светлые пятна чьих-то лиц исияющую арку Подковы. Потом уже, наморском песочке, Васька голову напрягал изовсех сил, решая загадку, какон тут очутился ичто делать дальше.
        Говорил наш невольный «летчик-испытатель» инаменя все поглядывал. Ждал, чтоя смогу-таки открыть эту страшную тайну. Амне что? Жалко? Щелкнул только сначала гарнитурой, чтоб иЛеха мою версию послушал, даиповедал заинтересованному потребителю отом, какон нас всех расталкивал ивпортал кидался. Икаклошадь сама заним туда побежала, икакпроход вдруг сам собой закрылся. Какмы потом несколько недель изобретали метод, чтоб снова дверь открыть иВаську спасти, икакоткрыли, нопутешественника наостровке уже незастали. Икакпошли его искать. Пока ненашли наборту страшного черного корабля. Короче, яусиленно подводил «Гагарина» ксамому длянас интересному.
        Нуи, вполне ожидаемо, получил ответ.
        Васька переплыл пролив налошади. Они, яконяжек имею ввиду, вообще отлично плавают. Такчто никаких затруднений уалтайца это предприятие невызвало. Удивительно, ноилюдей, местных туземцев, оннашел втотже день. Просто ехал себе потихоньку прямиком насевер, пока неуперся вдругой берег моря иненашел дорогу. Атам уже дело техники.
        -Всеодно, - вяло усмехнулсяон. - Направо пошел - кВану вселение пришел. Налево - кдядьке Ролу приехалбы. Там, километров через десяток, ещеодна деревенька имеется…
        Ябыстренько достал сделанную Егоркой карту ипопросил указать место. Васька минуту разглядывал прихотливые изгибы морского берега, апотом решительно ткнул вбухточку почти точно назапад отнашей сопки.
        -Анатом, южном берегу селения есть?
        Пословам нашего первопроходца, выходило, чтонет. Запретный это берег. Иморе кюгу отНожа - запретное. Язасмеялся даже, спросил: ктотакой дерзкий, чтоэтакой-то туче народа запретить посмел?! Начто Васька совершенно серьезно ответил, чтосам-то он кхаланов невстречал… Врыбацких селищах всякий народ проживает. Много местных. Тех, ктотут иродился, ичьи деды-прадеды тутже обитали. Аесть ипришлые. Ктосвосточных княжеств илидаже еще дальше - изЗемель Железных Людей. Ктоссеверных островов. Даже изУральского царства беглецы есть.
        Вольница тут уних. Граница между территориями южных племен иотносительно цивилизованными землями навостоке. Живи, какхочешь. Можешь кдеревенькам прибиться, нотогда придется какие-никакие правила соблюдать. Совсем лихих людей издесь нелюбят. Иные отдельно живут. Своим умом инасвой страх ириск. Хищников наострове нет, ноиз-за моря иногда приплывают. Двуногие. Итогда лучше вместе держаться. Даинемногочисленные торговцы, меняющие дары моря назерно иметаллы, укаждого мыска останавливаться нестанут.
        Авот сюга, изкхаланских степей, ниединого человека неприходило. Васька затруднялся сказать почему. Мялся долго, апотом практически шепотом, торопливо выговорил, чтобудтобы эти самые кхаланы - колдуны. Сживотными знаются, чутьли неразговаривать сними научились иочень нелюбят тех, ктоподпарусами илинамашинах поморю плавает.
        -Охренеть, - сказал мне вухо Леха. Ия был сним полностью согласен.
        -Тымне тут бананы вуши невкручиваешь? - прорычал я довольному произведенным эффектом Ваське.
        -Аты вон устарого Вана спроси, - самодовольно предложил отставной пастух. - Почему китобои вюжные бухты носа некажут. Онтебе много чего скажет. Тытолько сразу нанего необижайся… Ясмотрю, винтовочка утебя модная… АВан совсеми так разговаривает… Некультурно, бляха отремня.
        -Ну,тебя-то они приняли, ясмотрю.
        -Уменя лошадь есть, - приосанился алтаец. - Тутэто просто круто. МнезаКатуньку два баркаса предлагали!
        -Этотак кобылу твою кличут? - удивилсяя. - Катунька?!
        -Катунь, - поправил меня Васька.
        Ятолько головой покачал. Фантазия уэтого человека иправда через край била.
        -Анакорабль-то тебя какой черт занес?
        -Такзахотелось мне тутошний мир посмотреть…
        Захотелось нашему Василию, пофамилии, кстати, Мундусов, скупеческой шхуной довосточных городов-государств добраться. Посмотреть, кактам люди обитают. Чтоматросы, чтохозяин икапитан толстобрюхого судна все водин голос убеждали алтайца втом, чтоКатунь его - животное просто каких-то невероятных статей ибудет пользоваться уних народине невероятным успехом. Нуиее хозяин, соответственно. ВотВаська исобрался…
        Ипрежде чем «Гагарин» продолжил рассказ, мненужно было обязательно выяснить ответ еще наодин важный дляменя вопрос. Япротех людей сразноцветными поясами, которых мы сбратом оставили мертвыми впридорожных кустах. Почему один изних хотел выстрелить вмоего Никитоса?
        Воттут уже наш соотечественник удивился. Они-то вдеревне какраз накхаланов игрешили. Какое-то время даже позасадам наподходах кселению сидели, ждали атаки хозяев юга.
        Вобщем, ничего внятного Васька несказал. Единственное - что люди эти сторговой шхуны были. Один - простой матрос, второй - вроде наемного охранника. Апочему насына моего покушались, тоодин Господь ведает. Может, сгрозными колдунами нас спутали илилодка блестящая понравилась. Прямо пастух неговорил, новсе-таки дал понять, чтокупцы тут тоже непростые поморям ходят. Такие акулы попадаются - прислучае вмиг палец посамую задницу откусят. Вдеревнях болтали, чтонекоторые хутора ивыселки после посещения их такими вот торговцами какраз иобезлюдели. Икто его знает, толи люди подоброй воле решили переселиться, толи нет. Свидетелей неосталось.
        -Тыкаких понимать-то примастырился? Яслушал-слушал, лопочут что-то непонятное…
        -Этотолько поначалу, Андрей. - Мыуже успели познакомиться, таксказать, официально. Нуинаты перейти, естественно. - Потом слова знакомыми начинают казаться. Яуже через неделю говорить начал. Апонимать итого раньше.
        -Талант, - улыбнулсяя.
        -Дану, - отмахнулся Мундусов. - Мнезнаешь, чтокажется? Будтобы говор ихний - это вроде каксильно испорченный наш, русский. Вроде какдетки лопочут. Половину невыговаривают, другую коверкают. Те,сУрала, - по-своему. Другие, изкняжеств, - иначе. Нопонять всеравно можно.
        -Начерном корабле тоже всех понимал?
        Онпоморщился ипокачал ладонью - вроде какболее илименее.
        Чтоб изрыбачьей деревеньки попасть воткрытое море, нужно обойти длинный, километров сорок, рядмелких, заросших кустарником островков иотмелей, прикрывающих мелководный залив отсеверных ветров. Даипосамому заливу корабли, превышающие размером иосадкой рыболовный баркас, должны плыть совсей возможной осторожностью. Всезон штормов, когда огромные валы воды легко перепрыгивают преграду, рельеф дна сильно меняется. Поэтому даже опытнейшие, много раз бывавшие вгостях устарого Вана мореходы ставить все паруса неторопятся.
        Шхуну, накоторой Васька решился отправиться впутешествие наконтинент, перехватили сразу, кактолько ее шкипер утер пот иповерил, чтовсе ловушки коварного залива остались позади. Черный корабль вальяжно вышел из-за кудрявых островков ивыстрелом изпушки предложил спустить ите немногие паруса, чтонаторговце уже были подняты. Самкорвет шел подпарами иотволи ветров независел.
        -Ктоэто? - спросил алтаец упобледневшего водин миг хозяина шхуны, разглядев черный флаг иочень удивившись.
        -Черный Дом Железных Людей, - выплюнул, словно ругательство, старый купец. - Псы. Объявили себя хозяевами западных морей. Сейчас станут плату запроход требовать…
        -Таккто они такие, мать их заногу? - так ничего инепоняв, вскричаля. - Пираты, чтоли?
        -Ахрен их знает, Андрей, - скривился Васька. - Тутуних все непросто. Онисошхуны только меня иеще одного парня сняли. Акупца отпустили. Просто так. Дань невзяли. Так, поглумились немного. Взубы торговцу въехали. Сделали вид, будтобы раздумывают, анесжечьли им остановленное судно. Апотом кнам наборт поднялся этот… Незнаю точно, ктоон. Ноостальные, даже капитан черных, егослушались. Вотон приплыл, ткнул пальцем вменя ивеще одного, аостальным велел валить.
        -Алошадь твоя?
        -Чего - лошадь? Черные иКатуньку мою ксебе свели. Яж говорю - стати унее, если сместными конями сравнивать, исключительные. Железные они там или, бляха отремня, деревянные попояс, анедуракиже. Чегожеони, этакую красавицу отклячи какой-нибудь неотличат?
        -Акакона наберегу оказалась? Ясвоими глазами видел, какты скорвета прыгал. АКатунь уже наберегу травку жевала вэто время.
        -Ачего это ты меня пытать-то принялся, мил-человек? - обиделся намое недоверие Мундусов. - Подозреваешь вчем? Думаешь, этоя Черных наторговую факторию навел?
        -Асчего мне так думать, Вась? - поднял я ладони. - Яэту твою факторию только ввиде дров наберегу ивидел.
        -Онанемоя, - пробурчал бывший пастух ипродолжил рассказ: - Имужик тот… Ну,который обоими кораблями Черного Дома командовал…
        -Ихчто? Два? - вскинулсяя.
        -Два, два. Явидел два. Асколько их там, одному черту морскому ведомо. Такэтот мужик…
        Пришлось мне снова Васькину повесть тормозить иЛеху насвязь вызывать. Очень уж сердце тревожно сжалось. Какпредставил себе, что, пока один факторию расстреливает, второй кАндреевскому тихонько крадется. Атам Миха, Никитос иЕгорка. Команда таеще, бляха отремня. Слава богу, если себе чего-нибудь неотстрелят, нето что уж отврага отобьются.
        Брат меня успокоил. Сообщил, чтонаши уже сАпостола Андрея наНож перебрались. Подкову уже пробовали включать, всеработает штатно. Нашли отличную площадку наюго-западном отсопки полуострове. Сморяее, кстати, невидно вовсе. Какиим - моря. Сейчас заняты обустройством там лагеря.
        Мичман, внимательно слушавший нашу сВаськой беседу, посоветовал Поцу приглядывать-таки заберегом илагерь замаскировать. Иникаких «пионерских» костров.
        -Таквы сюда целой толпой явились? - удивился алтаец. - Чего делать собираетесь?
        -Обустраиваться, - честно призналсяя. - Дома строить. Друзей сюда будем зазывать, землю пахать иторговлю стуземцами налаживать… Тывот, кстати, сам-то чего им сказал? Какобъяснил, откуда весь изсебя красивый наих головы свалился?
        -Ая сам знал? - грустно улыбнулся Васька. - Каксам знал, такиим сказал. Так, мол, итак. Арка вроде каксветящаяся была. Наверно, яее прошел. Утром просыпаюсь, ая наморском бережку, ипальмы вокруг головами машут… Вансказал, чтоя, должно быть, снеба свалился. Уних есть вроде какая-то легенда, чтопервых кхаланов снеба их богиня спустила. Чуть нецелое племя сразу. Даипотом старики говорили, будто им деды рассказывали: нет-нет, дапоявлялись какие-то странные люди натом островке. Туда ведь изместных инесовался никто. Тамукхаланов что-то вроде храма. Онивесной, когда день иночь равны, туда толпами съезжаются ипесни поют.
        Тутмне стало смешно. Нафантазию тоже никогда нежаловался, атут будто наяву увидел озадаченные рожи степных кочевников, которые приперлись весной наАндреевский, азолотой бабы там нет. Ну,ребята. Я,может, инеЭйнштейн ниразу, ноотом, чтодикари статуе той приезжают молиться, сразу догадался. Васька, еслибы уПодковы задержался, анесразу напляж убрел, тожебы богиню увидел. Нораз мимо глаз она ему попала, значит, тактому ибыть.
        Алтаец этот итак слишком много знал. Ауж время, пока он вплену учерных был, - ивовсе темный лес. Явноже что-то недоговаривал. Что-то скрыть иотменя, иотрыбаков туземных Васька пытался. Спрашиваюего: как, мол, лошадь наберегу вперед тебя оказалась? Онплечами пожимает иглаза прячет. Хтоих, басурман, говорит, знает. Может, катались накровиночке всю ночь вокруг фактории.
        Интересуюсь: зачто Черные торговый острожек разрушили ичеловека усебя накорабле закакие такие грехи расстреляли? Снова темнит. Говорит, будтобы фактория конкурентам этого Черного Дома принадлежала. Апочему сами корабли непосылают, чтоб срыбаками икитобоями местными торговать, - глупые потому что, наверное. Нормально, нет? Специально, чтоли, дурачком прикидывался? Где-то умный, ажстрашно. Агде-то - дебил дебилом.
        Матроса того, вместе скоторым их сошхуны сняли, всюночь допрашивал этот странный мужик. ТутВаська типа опять затупил. Проговорился, чтодопрос прямо затонкой дощатой стеночкой велся, нобудтобы так они быстро наненашем языке болтали, чтоМундусов иполовины непонял. Очемже его самого странный незнакомец выспрашивал, пастух, наоборот, рассказывал охотно. Ктотаков, мол. Куда плыть собирался иоткуда такая лошадь? Тактут никакого секрета инет. «Гагарин» наш сготовностью все выложил.
        Вотскажите: такбывает? Если ты слова знаешь, если почти месяц доэтого саборигенами чутьли невдесна целовался, офилософии ирелигии сними беседы вел, то, значит, язык ты понимаешь. Очем застенкой два чувака базарят, по-любому должен вкурить. Иотом, чтотайну своего явления вэтом мире кому попало нестоит выкладывать, - тоже.
        Аэтот - вотказ. Непонял, говорит. Чтотакого, типа? Мужик будтобы инеудивился даже рассказу оразноцветной арке насвященном длякхаланов островке. Балбес, бляха отремня! Небылбы этот тип какпереводчик нужен, ей-богу, тихонечко шлепнулбыего, пока Леха невидит, ихренбы кто нашел. Аквесне егобы мураши съели, переварили изабыли.
        -Чего твой Ван дальше делать собирается? Взасаде там… - я махнул рукой всторону оставшегося сдругой стороны зарослей редута, - может, исуровые воины, новтроем они отряд Черного Дома неостановят.
        -Насущный вопрос, - прогудел вдруг оказавшийся совсем рядом мичман. - Десант уже наверняка сейчас подороге вэту сторону топает.
        -Егоиспросите, - огрызнулся алтаец. - Наменя-то чего навалились?
        -Ачуднонам, Василий, - опередив меня, начал давить Леха. Янеторопился вмешиваться. Вбратову тельняшку таких, какМундусов, четверо легко поместится. Ився эта человеческая гора измышц состоит. Такчто есть чем надтщедушным пастухом нависать. - Истранно. Удивляемсямы. Неправду какую-то чуем.
        -Так, ая…
        -Так, аты, братишка, единственный вэтом диком лесу, ктонаодном снами языке говорит икто навсе вопросы ответить может. Ипервый мой вопрос будет таким: почему они деревню свою бросили, влесу посиделки укостра устроили ивоевать спришлыми несобираются? Аво-вторых, открой-ка нам глаза, мужичок, закакие красивые глаза нас сАндрюхой прямиком ксамому секретному месту допустили, азнакомиться неторопятся? Есть унас такое подозрение, чтоочень тут кому-то наши винтовки понравились. Ихочет этот кто-то по-легкому снаших тел холодных их поиметь. Только уж ты-то должен понимать, чтопросто так мы свое неотдадим. Невосполнимые потери я гарантирую. Вотиколись по-хорошему, пока нестал первой жертвой… этого недоразумения!
        -Данахрен они кому тут сдались, ружья ваши! - оскалился, нучисто моська наслона, Васька. - Сколь увас там патронов ссобой? Десятка подва? Апотом чего? Каккончатся? Настену длякрасоты иливножи перековать… Апропустиливас… Такэто я попросил. Ванпредлагал вас еще удороги перенять искрутить, дая, дурак, сампредложил по-хорошему выведать, чего это вас замной следом несет.
        -Здесь поподробнее, - угрожающе прошипел Леха.
        -Нелюбят здесь чужаков! - скривился Мундусов. - Особенно тех, ктоневсвои дела лезет. Вытам наберегу стрельбище устроили, аЖелезные теперь деревню илодки сожгут. Кому такое понравится? Обустраиваться они тут собрались… Пионеры, бляха отремня! Я-то, грешным делом, решил сперва, чтовы замной сюда притащились. Чтособираетесь меня обратно… ну, внаш мир утащить. Тыбы вот, Андрей, хоть слово проэто вымолвил, такябы сразу нос чесать начал…
        -Апридурки, чтовон втех кустах сфузеями засели, тутже ипалить началибы? - догадался я иоглянулся назябко передернувшего плечами брата. - Нонестал этого делать, хоть иочень хотел. Непонравилось тебе, чтоя очерном корабле все выпытываю? Так? Только ты уже знал, чтоунас связь сдругими нашими людьми есть, ииспугался? Потому что тут десятка суровых пацанов с«калашами» хватит, чтоб вам незабываемую «Зарницу» устроить. Так?
        -Ну,так, - снова огрызнулся прижившийся среди аборигенов алтаец.
        -Итеперь ты голову ломаешь, чтоименно посоветовать Вану, - кивнул я сам себе. - Лошадь утебя козырная, безбазара. Ноценят тебя здесь нетолько заэто животное. Есть, товарищ Мундусов, что-тоеще, из-за чего тебя искорабля, считай, отпустили, ирыбаки местные уважают. Так?
        -Ичто? - расправил узкие плечи бывший пастух. - Вытут вообще никто. Васислушать никто небудет…
        -Тю, - вдруг заржал, пугая успокоившихся было птиц, мичман. - Тутты, братишка, мимо проехал. - Ипояснилмне, вскинувшему отудивления брови: - Сглупилон. Емубы недавать нам разделяться. Тогда иправда. Дернулбы сейчас себя запуговку, иполетелибы наши души нанебеса. Авышло, что - хрен маме вашей! Думаетсямне, этот их всесоюзный староста, товарищ Ван, вотпрямо сейчас уже лезет, прямо-таки карабкается изпоследних сил, чтоб успеть упасть внаши объятия!
        -Чего учудить успел? - хмыкнуля. Иногда излабиринтов мозга моего младшего брата такое выбиралось, невышептать! Некаждый ученый знает, какнужно думать, чтоб такое вголову могло прийти.
        -Тызабыл, чтоэто замир? - подмигнул мне старший мичман. - Яодному парню, чтоназасеке овраг сторожит, патрон показал. Хотел проверить - видели они тут донас такое, смогут понять, чтоэто, илисовсем одичали. Должноже уних хоть что-то отнашего времени остаться. Несовсемже все они профукали…
        -Понял?
        -Какдва пальца. Такие глаза выпучил - кот из«Шрека» нервно курит всторонке. Яему даю. На,говорю, напамять. Он - хвать ибегом вкусты. Там, брат, тропинка нормальная ксхрону есть. Оборудованный спуск, ёкарный бабай. Отсюда хоть ивидно все назашибись, апопробуй спустись. Шеюсломаешь, однозначно. Онитам внизу, кстати, харч варят. Пахнет вкусно, чуешь?
        -Ая так, бляха отремня, ничего нечую… тьфу… понимаю, - сугрожающими интонациями протянул Васька. - Чтоэто значит? Чтоон должен был узнать?
        -Махнемся информацией неглядя? - хмыкнуля. - Тыколешься вритме вальса, почему твои рыбачки невоюют счерными ипричем тутты, амы говорим, вкакой мир икуда именно ты попал.
        -Этотак важно? - сквозь зубы процедил алтаец. - Сами-то вы что знаете обэтом мире? Думаете, этодетские сказки - то, чтокхаланы занимаются колдовством? Ятоже так думал, но… Местные… все доединого, даже те, счерного корабля, говорят одно итоже! Представляете?! Говорящие созверями живут пополторы сотни лет! Варят какое-то снадобье, пьют иживут долго-долго! Уних вообще самые лучшие лекарства! Онивсё лечат. Всеболезни. Авы говорите…
        -Класс, - призналя. - Ичто изэтого? Причем тут Железные Люди итуземные китобои?
        -Господин Элан считает, чтоя какчеловек, пришедший из-за неба, могу заинтересовать жрецов кхаланов. Онхочет обменять меня надве дозы омолаживающего эликсира.
        -Ага, - догадалсяя. - Ипока старик Ван присматривает затобой, черные нетрогают рыбаков? Так?
        -Ибиться сердце перестало, - потянулся кзатылку Леха. - Ятакого даже вкино невидел. Аты сам-то каккэтому относишься? Тебяже, какскотину, натаблетку поменяют!
        -А-а-а, - отмахнулся, грустно улыбнувшись, алтаец. - Мнедаже интересно.
        -Врешь, чувак, - переложив винтовку так, чтоб ее можно было быстро использовать поназначению, усомнилсяя. - Врешь инекраснеешь. Тебе просто некуда деваться. Тебя инеспрашивали-то особо. Так? Тытут никто ифамилия твоя - никак. Ислово твое - вДень защиты насекомых. Потому ты тут исидишь, инам болт вухо вворачиваешь. Мытипа твой последний шанс. Прикинь, братуха, эточучело решило кинуть того модного чела скорвета инанас всю печаль свалить.
        -Некрасиво, - покачал головой здоровенный мичман. Мысмладшим всегда отлично понимали друг друга. - Уважаемому Вану это непонравится! Амы сним вроде кактеперь добрые соседи…
        -Добрые? - воскликнул, затравленно оглянувшись накусты, вкоторых сидели добрые молодцы сружьями, Мундусов. - Нетздесь добрых! Нет! Понимаете? Эти, которые изкняжеств, где-то здесь, наостровах Петли, колонию начали строить. Ибудтобы даже договорились скхаланами оторговле. Конечно, Железным это ненравится. Они-то себя хозяевами западного моря считают, носГоворящими наножах. Алекарства заиметь тоже непрочь…
        -Политика, - пожал я плечами. - Черные пацаны взаконе прижали барыг. Богзавещал делиться…
        -Иразмножаться, - заржал Леха, пересаживаясь так, чтоб между стрелками иим оказался алтаец. «Кольчужка» показалась мне маловатой, нотак убрата хотябы был шанс наответный выстрел.
        -Только непонятно, почему черные неузнали координаты колонии ушкипера сошхуны, аотправились штурмовать торговый форпост?
        -Ай. Даэто просто, - опередив Ваську, ответил мне брат. - Шхуна изодного княжества, аколонию основало другое. Ферштейн? Помнишь? Этот чувак сказал, чтогосподин Элан выбрал только одного изматросов? Стопроцентов - они как-то поодежде… или, ёкарный бабай, поформе ушей могут определять порт приписки. Вотивыцепил одного, атот нашел всебе силы нерасколоться надопросе. Пришлось им, болезным, факторию пушками бомбить. Думали кого-нибудь живьем взять, атут мы вэти рамсы влезли. Воттак-то, брат.
        -Короче, этичерные теперь нанас типа вобиде, - кивнуля. - Авот урыбачков сбрателлой Эланом все вшоколаде. Иесли старина Ван натвой патрон неповедется, тобудут нас сейчас лотошить, упаковывать идесанту скорвета выдавать.
        -Аесли поведется, тоупакуют тех двух чуваков, изфактории сбежавших, - поморщился брат, необращая внимания наВаську, открывшего рот отнаших мыслей вслух. - Имне это тоже ненравится.
        -Аналогично, - согласилсяя.
        -Чего решаем?
        -Ну,думаетсямне, Вана достаточно сильно здесь уважают. Ион обязательно придет снами побазарить.
        -Ческажешь, бродяга? - Мичман хлопнул поплечу алтайца своей лопатой, зачем-то разделенной Богом напальцы. - Придет дедушка Ван нанас посмотреть?
        -Придет-придет, - часто закивал Васька. Видок уМундусова был такой, словно его пыльным мешком из-за угла потемечку звезданули.
        -Придет, - задумчиво протянул Леха. - Ну,значит, будем жить, братуха.
        Глава6
        Обольших любителях кататься насанках
        Сминуту все сидели молча. Ну,каквсе. Кроме Поца иЛехи. Первого я уговорил, авторой сам изъявил желание остаться. Кто-тоже должен был стой стороны охранять Подкову идвух переданных нам старейшиной Ваном напоруки бывших «сотрудников» разрушенной черными торговой фактории.
        Авот остальные, таксказать, были акционерами нашего предприятия. Ибыли они отмоего рассказа, мягко говоря, вполном обалдении.
        -Так! - сказала наконец Наташа имягкими, снеизменным маникюром икоротко остриженными ноготками пальчиками достала изчехла свой сотовый. Потом встала иушла взимний сад. Явно задумала что-то. Иэто что-то требовало непростых телефонных переговоров.
        -Ятак понимаю, сэтим… э-э-э… старостой Ваном вы договорились, - констатировал Егор. Вчем, вчем, авотсутствии способности логически мыслить моего среднего брата обвинить трудно. Темболее что идоказательство успешно окончившихся переговоров было выведено наогромную плазменную панель. Этоя фотографию имею ввиду. Саму шкатулку совсем содержимым управитель рыбацкого поселканам, конечно, ссобой утащить недал. Раритеты там унего хранились. Передаваемые изпоколения впоколение ценности. Таких, быть может, повсей пережившей катаклизм Земле идесятка ненаберется.
        МысЛехой какувидели впервый раз, чуть незаржали вголос. Апотом я лично подумал отом, что, должно быть, нетак-то ипросто сохранить напротяжении нескольких сотен лет вцелости исохранности все эти простейшие длянас, длянашего времени, вещи. Чтотам было, внучок? Янесказал? А! Тактам вшкатулке всего три отделения имелось. Влевом лежал самый обычный пластиковый шприц надва кубика. Только безиголки ипоршня. Чисто пластиковый стаканчик ссоском. Вправом - отполированный тысячами пальцев чутьли недозеркального блеска патрон отСВД. 7,62х54. Классика. Итем чудеснее было увидеть его среди «богатств» старого человека вбогом забытом месте. Авсередине помещалось самое интересное. Залитое вдревний, помутневший уже пластик, изображение - вроде фото - группы людей вобычном военном камуфляже ис«калашами» нагруди. Шестеро здоровых, улыбчивых парняг, упакованных посамое нехочу ивооруженных, какнавойну.
        Никогда незабуду, какстарый, действительно старый - лет подшестьдесят - Вандрожащим пальцем ткнул водного извояк сфотки ичто-то сказал. Васька немедленно перевел:
        -Этоего предок.
        Ато так мы сами недогадались! Охренеть, каксложно!
        -Такое вот оружие тоже долго хранилось всемье Вана, - какнивчем небывало продолжил толмачить алтаец. - Пока неиспортилось окончательно. Новы, каксчитает уважаемый старейшина, все-таки сумели его сберечь.
        -Даунас этого добра навалом, - расплылся вулыбке мичман. - Такему искажи.
        Сэтого момента наши переговоры пошли какпомаслу.
        -Ивсе-таки, - потирая виски, стал допытываться Егор. - Таксказать, вцелях наиболее полной информированности. Какую позицию поотношению кэ-э-э… Железным Людям занимают наши… гм… новые соседи? Вслучае конфликта. Станутли они нас поддерживать?
        -Сейчас? - удивилсяя. Я,кажется, старался пересказать наши беседы практически слово вслово. Неужели трудно было понять, вкакой «позиции» оказались рыбаки? - Сейчас конечноже нет. Тыпойми, братишка! Имсейчас что небитых подтаскивать, чтобитых оттаскивать, лишьбы битому небыть! Искупцами княжескими нельзя ссориться - больше-то никто нерискует вПетлю ходить торговать, ипротив силы Железных непопрешь. Аигры сколдунами вообще неизвестно чем могут закончиться.
        -Кстати! Апочему архипелаг Петли? Откуда такое название? - ЭтоЛюбка. Ислава богу, чтоунее любопытство проснулось. Что-то она загрустила совсем, когда вернулся я один. Безее мужа. Упортала так вообще побелела вся ивруку Натахи моей так вцепилась, клещами хрен оторвешь. - Оникак-то объяснили?
        -Датам все просто, Любань. Течения там. Вдоль северного берега Ножа насеверо-восток теплое течение прет. Китобои говорят - так давит, слабый гребец иневытянет против него. Аобратно, наюго-запад - это уже южнее Андреевского, - там холодная река. Иполучаются наши острова вроде каквпетле.
        -Интересно! Очень интересно! - УЕгорки даже глаза заблестели. Егохлебом некорми, дайкакую-нибудь научную загадку поразгадывать.
        -Андрюша, - твердо, поджав губы, сказала Ирка. - Тысказал, чтообещал туземцам помощь. Вчем? Ичего это нам будет стоить? Ипочему вы вообще полезли невсвои дела? Нуотдалибы того алкаша алтайского этим… халатам…
        -Кхаланам.
        -Кхаланам, халатам. Дакакая разница? Мы-то тут причем? Жили как-то люди безнас сотни лет иеще столькоже проживут. Амы…
        -Ирина! - как-то, намой взгляд, слишком уж резко игрубо одернул жену средний.
        -Ир, - куда мягче, чем, честно говоря, хотелось, принялся объяснятья. - Намтам жить. Пойми! Мымногое незнаем. Ното, чтоздесь, возможно, ужескоро наступит такой атас, чтоземля подногами загорится, - это абсолютно точно.
        -Может, тотмир все-таки несовсем наш, - вяло припомнила вкоторый уже раз свои старые аргументы Егорова супруга.
        -Яначал один эксперимент, - хитро улыбнувшись, вдруг признался ученый. - Упаковал кое-что вцельнометаллический кофр… валюминиевый, чтоб коррозия ему была нестрашна. Вобщем, ясъездил вокрестности Ордынского, нашел приметное место изакопал там послание самим себе. Осталось только посетить тот холм стой стороны порога, чтоб убедиться вполной идентичности миров.
        -Красавчик, - кивнуля. - Бутылку коньяка-то догадался всвой сундук сунуть? Прикинь: напиток спятисотлетней выдержкой!
        -Дапричем тут это? - вскинулся Егорка. - Ятам разные материалы положил, чтоб выяснить влияние времени наспособность… Бли-и-ин, Андрюха! Проконьяк - забыл!
        -Такчем ты обещал помочь туземцам? - твердо стояла насвоем Ирина.
        -Продукты, медикаменты, посуда, орудия труда. - Япожал плечами. Слов нехватало, чтобы выразить всю глубину разочарования вмыслительных способностях своего высокоученого братца, атут еще эта мегера доставала. - Все, чтопоможет деревне благополучно пережить сезон штормов.
        -Чтомы получим взамен?
        -Ничего.
        -Какэто? Ничего?! Андрюш?
        -Запомощь - ничего, - подтвердиля, улыбаясь доушей.
        -Даты… Тыпредставляешь, вкакие деньжищи это нам выльется? - вспылила уставшая отвечного безденежья женщина. - Кормить три месяца сотню человек народа?! Пусть изобретают, чемснами рассчитываться. Абесплатно жрать неполучится. Хрен им, анемои деньги! Понял?!
        -Понял, - легко согласилсяя. Только улыбаться уже перестал. - Ты,Ирочка, чего блажишь, какпотерпевшая? Тыменя, старого хулигана, будешь учить, каклохов разводить?
        -Фу-у-у, - шумно выдохнула Егорова напасть. - Такизнала, чтоты что-то придумал. Чтокак-то сних деньги всеравно вытянешь.
        -Неденьги, - поправил я неуверенно заерзавшую подмоим суровым взглядом Ирину. - Самое ценное длянас втом мире. Нонеденьги.
        -Золото? Камни? Жемчуг? - Глаза банковского экономиста алчно вспыхнули.
        -Люди! Самое ценное там - люди. Кто-тоже должен будет там наполях работать, дома нам строить, рыбу нам настол ловить. Вотзаэту, какты говоришь, жратву мы людей уних иполучим.
        -Чегоони, рабовладельцы, чтоли?
        -Анам рабы иникчему. Тамдобровольцы нужны. Такие людишки, чтоб впахивали, спины неразгибая нанас, ещеиБога молили онашем здоровье.
        -Этокак?
        -Датак. Тывот только картинки видела. Фотографии. Ая своими глазами их дома вдеревеньке наблюдал. Ужас. Унас вагончики-бытовки настройке куда лучше. Авсырой землянке овражной нам сЛехой ипереночевать пришлось. Там-то вголову тема ипришла, каких подтолкнуть добровольно поднашу руку прийти.
        -Былвариант, чтоб недобровольно? - хмыкнула Любка. Неведалаона, чтоавторство другого варианта, спринуждением ксотрудничеству спомощью грубой силы идетища Михаила Тимофеевича Калашникова, какраз ее благоверному ипринадлежало.
        -Какнебыть. Был, - призналя. - Неособенно исложно. Пяток крепких бычков состволами. Один заход сдемонстрацией силы, показательная казнь самого дерзкого ипредъява вечного, неизбывного долга. Потом только нужно былобы полесу соглядкой ходить, чтоб стрелу какую-нибудь шальную избезымянного куста несловить, изакрысятничество ибегство жестоко наказывать…
        -Ну… это как-то… - Любаня покачала головой, - неправильно.
        -Ага. Непо-человечачьи. Мыствоим тоже так решили.
        -Акактогда? - Этоуже Ирина. Ужей-то, заслуженному огороднику исадоводу, незнать, каким адским трудом достаются разносолы настоле? Иесли эту работу можно спихнуть накого-то другого, мнитсямне, онапервая это сделает.
        -Данебоись, Иринка, - хмыкнуля. - Технология отработанная. Мыпримерно также коммерсов надань подписывали лет двадцать еще назад. Находили фирмочку новую, ничейнуюеще. Подкатывали кдирехтору спредложением. Типа давай, брателло, звони, если чего. Типа бесплатно. Мол, этонаш район, инам впадлу будет, если сюда чужие пацанчики заедут. Ониисоглашались. Чегоже нет, если бесплатно? Амы пару знакомых кним посылали. Нашихже, только сдругих бригад. Апотом приезжали вроде какнаразборки. Раз, другой, третий. Апотом бросали. Туткним иправда кто-нибудь иззалетных являлся. Город-то унас маленький, коммерсов нетак много. Барыга кнам, амы вотказ. Типа мы натебя, козел, полгода впахивали, тыбы хоть коньяк пацанам поставил. Нуиразводили наежемесячный абонемент.
        -Неподходит. Унас тут другой случай.
        -Дагдеже другой? Всетоже самое, Ир. Люди быстро кхорошему привыкают. Кормиего, пои, отнапастей спасай, крутым давай ему себя почувствовать. Апотом брось. Такон еще сраспальцовкой припрется - типа где моя печенька? Изапеченьку свою ненаглядную он душу продаст, нето что деньги выложит. Этот, который герр фюрер, натакую замануху целый народ купил, аты закакую-то вшивую деревеньку опасаешься. Онизатри месяца так привыкнут отпуза жрать, чтопотом сами вхолопы придут проситься. Аче? Добрые хозяева. Небьют, голодом неморят, ивсе уних есть. Чего нам непоклониться?
        -Ну,ты змей, - покачала головой Любка.
        -Большой, - кивнуля. - Искуситель. Акуда деваться, Любань? Нея такой, жизнь такая.
        -Примерил уже корону княжескую?
        -Примерил, - снова согласилсяя. - Тяжеловата, падла. Один неунесу. Сбратьями поделюсь. Тогда нормуль будет.
        -Астарик тот? Ну,который фотку вшкатулке хранит. Онкакктвоим экспериментам отнесется? Они-то, старожилы, поди привыкли вольно жить?
        -Они? - засмеялсяя. - Вольно? Между битыми инебитыми шустрить - это воля, по-твоему? Какговорили вГражданскую? Красные придут - грабют, белые придут - грабют. Вотинаши рыбачки также. ДляЖелезных эти селения наНоже каккость вгорле. Купцы изкняжеств торговать ходят, ноВан исам знает, чтоих обманывают. Если треть реальной цены дают, такэто еще хорошо. Непоплывутже через море китобои князю жаловаться. Даиникто незаставляет их ткани, зерно ижелезо убарыг залетных наворвань ишкуры менять. Сами. Всесами. Такчто если мы докажем свою силу, надежность ибогатство, тоикнам подруку все селища сострова сами прибегут.
        -Андрюш, анеслишкомли мы торопимся? - Ирине даже мысль отом, чтопридется тратиться наблаготворительность, которая пусть иокупится, ноочень нескоро, была неприятна. - Нунезавтраже мы будем туда переселяться?
        -Акогда? Послезавтра? Третьего дня? Вотсейчас скажут потелику, чтолетят нанаши города пиндосовские ракеты, имы кинемся Подкову заводить. Атам нет еще ничего. Вообще ничего, Ир! Иделать мы ничего неумеем изтого, чтобы там котировалось. Икем мы там станем? Нетушки! Ятак несогласен! Мыдолжны там так окопаться, таксебя поставить, чтоб итамошняя братва кнам побеспределу подкатывать боялась, имы чтоб репу нечесали, чемдетей будем завтра кормить.
        -Поэтому должны кормить чужих детей. Даеще иэтих двух… купцов.
        -Ирина, - вскинулась Любка. - Чтоты такое говоришь?! Необеднеем, поди, спары мешков картошки. Атамже люди!
        -Во! - ткнул я пальцем всторону Лехиной супруги. - Слышала?
        -Нуакупцы-то нам зачем? Самже говоришь, чтоони обманщики инаживаются нарыбаках.
        -Таки я непонял, - изобразил я одессита. - Тынамерена отбить взад свои деньги, илитаки будем дарить их незнакомым людям? Не,ну правда, Ир! Откуда еще мы столько информации нагребем? Уних там монет всяких море. Золото, серебро, медь… Сколько заодну серебряную медных дают? Чтосколько стоит, истоитли вообще. Тыбы видела, какими глазами нанас тамошние бабы смотрели, когда мы еду себе стали перчить! Нумы ипоинтересовались… Короче, прикинь! Уних занаперсток приправы золотой кругляк просят.
        -Кругляк?
        -Ага. Воттакой. - Ия, типа фокусник, крутанул впальцах золотую монету. Апотом катнул ее постолу всторону женщин. Мненежалко. Втом сундучке, чтомичман тащил отсамых развалин торгового форпоста, таких еще несколько десятков было. - Триграмма примерно. Трикосаря какскуста. Атраву эту мы можем туда тоннами засылать. Иливообще найти семена ипрямо там выращивать. Даже если цены вполовину собьем - пятьсот процентов прибыли. Круче, чемсгероина! Исколько там еще таких тем может быть? Тампошариться, теток местных поспрашивать, даибабло рубить ствоих грядок вместо капусты! Тропики там, Ир. Дваурожая вгод какскуста!
        -Фантастика! - Глаза Ирины заволокло мечтательной поволокой. Видно представила уже себе, какрассекает поСредиземному морю наяхте размером скрейсер времен Великой Отечественной.
        Наэтом вобщем-то обсуждение изакончилось. Инепотому, чтокончились вопросы. Их-то какраз, наоборот, стало только больше. Апотой простой причине, чтовкомнату ворвалась аж вся потрескивающая отпереизбытка энергии Натаха ипотребовала немедленно ее сопроводить заРадугу. Ейвот прямо сейчас, сиюминуту, потребовалось осмотреть раненого иоказать ему медицинскую помощь.
        Нопрежде чем вставать иидти, аточнее - бежать, нужно было еще задать всей честной компании один очень важный вопрос. Насущный, бляха отремня!
        -Подумайте пока вот очем! Такуж вышло, чтооставить теперь Подкову безприсмотра стой стороны мы неможем. Придется пока кому-то изнас там находиться. Значит, нужны нормальные бытовые условия. Этоя организую, непроблема. Вопрос вдругом. Покая, Мишка илиЛеха там - здесь работа будет стоять. Намнужны люди. Надежные, неболтливые изнающие, скакой стороны у«калаша» дуло. Вотидумайте, гденам таких брать. Даеще так брать, чтоб местные менты нас зажабры невзяли. Иэто… Любань. Глянь, чего унас изпродуктов есть. Разуж всеравно Подкову включать, такзаодно иподарки отДеда Мороза рыбакам подкинулибы.
        Неожиданно наш сНатой поход вкачестве «скорой помощи» затянулся. Сначала она занималась раненым. Потом принялась заосмотр второго… гм… вынужденного гостя. Авитоге заявила, чтонамерена сегодняже посетить иовражную деревеньку. Явобщем-то ипротив небыл. Только совершенно нехотелось тащиться погустому лесу десять километров водну сторону сдвумя тяжеленными кофрами вруках. Даеще исидеть потом там, ждать, пока наша медслужба закончит свои хлопоты. Ипока мы станем этим заниматься, бляха отремня, всеостальные дела будут стоять.
        -Нат, - скривилсяя. - Нунафига, а? Давай лучше маякнем этим беженцам, чтотут унас типа доктор прием ведет. Если им нужно будет, онисами приползут. Ананет исуда нет.
        -Тысам понимаешь, чего говоришь?! - нахмурила брови иуперла руки вбоки моя добрейшая супружница. - Самому прогуляться, значит, тебе обломно, абольных людей полесам гонять - это норма?!
        -Ну,я этого неговорил. Даиневидели мы там больных…
        -Дюш! Кактам, втом смешном фильме? Тысуслика видишь? Аон есть! Неможет небыть там больных. Люди живут всырых глиняных пещерах, едят нерегулярно инеобычную длясебя пищу. Аэто приводит…
        -Понял-понял-понял. Беру винтовку иидем.
        -Есть еще одна причина, - понизила тон моя благоверная. - Яхочу взять уэтих людей анализы. Хотябы кровь. Яуже созвонилась сдевочками излаборатории.
        -Зачем? - никак немог понятья.
        -Какэто - зачем? Андрей! Тутпрошло пятьсот слишним лет. Известные нам бактерии заэто время миллионы раз мутировали итеперь почти наверняка представляют длянас опасность. Иподействуютли наши антибиотики, если кто-то изнас заболеет? Мыдолжны быть готовы. Иеще! МысНикиткой посмотрели вИнтернете. Таместь сайты, гдесобираются выживальщики…
        -Кто? - Мнепоказалось, янерасслышал.
        -Выживальщики. Этолюди такие, которые всерьез готовятся ккатаклизмам мирового масштаба. Вроде ядерной войны илипадения метеорита. Обсуждают способы выживания, понимаешь?
        -Нет, - честно призналсяя. - Человек предполагает, аБог располагает.
        -Нуда, нуда. Ноони укрытия себе строят. Оружие подбирают, ивообще… Ну,неважно. Такуних всерьез рассматривается вариант апокалипсиса, вызванного пандемией неизвестного человечеству смертельного инфекционного заболевания. Вроде измененной военными чумы илиеще чего-нибудь вэтом роде. Дапростейшего гриппа, изменившегося доптичьего, например.
        -Ичто? Здесь всякая бяка случилась многие сотни лет назад.
        -Ито. Вих крови должны остаться соответствующие антитела… Короче, муж. Просто поверь. Если наш мир погибнет отэпидемии какой-то болезни, уних, увыживших, ворганизме обязательно останутся следы.
        -Аесли нет, тонет, - хмыкнуля.
        -Аесли нет, значит, немы ее вызовем.
        -Чтоты этим хочешь сказать?
        -Есть такие заболевания, милый, которые переносятся практически чем угодно, - Натаха посмотрела мне прямо вглаза. Иони были очень иочень грустными. - Может так случиться, чтоуместных крепкий иммунитет, авот длянас, длянашего мира - это катастрофа. Болезнь спала втелах этих твоих рыбаков, пока кним неявились вы сбратом. Два… балбеса. Теперь вы выбрались внаше время истали контактировать сдругими людьми. Ивирус, получив возможность, немедленно начал размножаться.
        -Охренеть.
        -Тызнаешь, чтовпрошлом веке отпростого гриппа умерло несколько миллионов человек? Атеперь, внаше время, этим вирусом уже никого неудивишь. Убольшинства жителей Земли кнему иммунитет. Вотидумай. Стоит нам узнать - вызвалили вы сЛехой всемирный катаклизм илинет.
        Короче, вовременное пристанище рыбаков икитобоев мы все-таки пошли. Дождались только, когда Любка передаст наэту сторону кое-какие припасы, нагрузились сПоцем, какдва верблюда, ипошли. Ясен день, этамиссия навесь день ирастянулась. КакНата, непонимая нислова, умудрилась убедить туземцев, чтонесобирается причинять им вред, адаже сосем наоборот, понятия неимею. Нопока мы сВаном припосредничестве Васьки, конечно, общались, пока объяснял, чтозапища такая спрятана впрозрачных пластиковых пакетах снадписью «крупа гречневая» икакоткрывать консервные банки, моймилый доктор половину своего оранжевого чемодана заполнила пробирками скровью. Ещеона какие-то уколы делала ишприцы тутже «потерпевшим» дарила. Таблетки есть заставила. Зубы зачем-то здоровенному мужику, похожему навставшего назадние лапы медведя, шатала. Развлекалась, короче.
        Нуамы вконце концов тоже важным делом занялись. Демаркировали, таксказать, сВаном границы. Какбы. Потому что старик вообще походу непонял, чтоВаська ему переводит. Унего вголове неукладывалось, чтоэти огромные, поего мнению, острова могут кому-то принадлежать. Целиком.
        -Вырыбаки илигде? - напираля. - Аесли вы рыбаки, нахрена вам земля? Вамморе нужно? Нутак забирайте, бляха отремня. Отберега идогоризонта. Яж то италдычу, чтокилометр земли отберега - вам подогороды, аостальное мое. АзаРола ты неволнуйся. Придет время, онтоже мою предъяву получит.
        -Зачем? - удивлялся Ван. - Тыже неможешь жить везде!
        -Я? Яинесобираюсь. Вотдом себе выстрою, приглашу по-соседски нановоселье. Сампосмотришь, какмы живем. Аземлю я буду своим людям раздавать. Внаграду заслужбу иливместо службы, чтоб продукты выращивали. Имне той земли много надо. Боюсь, этого острова инехватит.
        Ядостал распечатку карты острова истал тыкать внее пальцем, походу движения поясняя:
        -Вотздесь будет крепость, вкоторой будем жить мы сбратьями. Тут, тутитут мы поселим фермеров… Васька, блин! Янезнаю, какпо-ихнему будет «фермер». Объясни как-нибудь. Дальше! Сюда станут приходить корабли купцов…
        -Уважаемый Ван говорит, чтонебудут, - перебил мои разглагольствования алтаец.
        Старик протянул руку ккарте ипояснил свою мысль:
        -Здесь мы берем дерево налодки инастроительство жилищ. Тутмы бьем морского зверя нашкуры имясо. Сюда заходят киты. Аюжнее этого вот склона мы вообще неходим, чтоб недразнить кхаланов.
        -Хорошо, - легко согласилсяя. - Пусть так ибудет. Ствоими колдунами мы сами как-нибудь разрулим. Ноостальное - наше. Согласен?
        -Уважаемый Ван говорит, чтокрепость тебе непоможет, когда придут кхаланы. Тебе останется только молить своих богов, чтоб они неубили тебя сразу. Онилюбопытны.
        -Скажи старому зануде, чтоунас очень сильный Бог. Ичтомы, русские, еговнуки. Своим он всегда помогает.
        -Уважаемый Ван…
        -Короче, Склифософский, - рыкнул Поц. - Задолбал уже своим уважаемым Ваном. Мыче, внатуре, спервого раза, по-твоему, невъехали, скем базарим?
        -Онсказал, чтосилу вашего Бога все увидят весной, когда день иночь будут равны.
        -Гы, - обнажил лошадиные зубы Миха. - НаБога надейся, а«калаш» держи подрукой.
        -Скажи уважаемому… тьфу, блин. Переведиему, чтотипа безбазара. Весной вдуем залетным мерлинам посамые помидоры. Итогдавсе, очем мы состариком сейчас порешали, вступит всилу.
        -Старейшина непротив, - зачем-то все-таки сказал Васька, хотя Ван, внимательно выслушав, просто кивнул ихихикнул. Амы стали собираться вобратный путь. УПодковы остались еще приготовленные Любкой продукты. Поэтому теперь нас сопровождали пятеро крепких мужчинок, которые должны были утащить предназначенную деревне гуманитарную помощь обратно.
        ЕщеВаська впопутчики набился. Я,грешным делом, подумал, онстанет обратно внаш мир проситься. Чутьли невсю дорогу выдумывал аргументы дляотказа. Нафиг он мне сдался? Ведь неудержится, начнет рассказывать, гдебыл, чего видел. Недай бог, привлечет своими сказками внимание какого-нибудь бойкого писарчука изжелтеньких листков, вкоторых олетающих тарелках иинопланетянах всарае бабы Вали пишут.
        Мыспацанами раз фильм штатовский смотрели. «Люди вчерном». Хороший, веселый фильмец овсяких неземных кракозябрах, живущих вобычном земном городе вчеловеческом обличье. Тактам один изглавных героев новости посвоей теме избульварных газеток выискивал. Идумаетсямне, чтоесть какой-нибудь жутко секретный отдел ивнашем родимом ФСБ,занимающийся сбором информации овсевозможных непонятных инеобъяснимых происшествиях. Мыибезтого следов слишком много оставляем, апредставьте, какони обрадуются, заполучив живого ивесьма словоохотливого свидетеля?! Иявятся комне вусадьбу «маски-шоу» сглупым вопросом: куда я прячу портал напятьсот лет вперед?
        Ясен день, допрямого общения снашими доморощенными «людями вчерном» дело лучше недоводить. Разговаривал я как-то соскромным товарищем изконторы. Душу мне этот паразит заполчаса вынул. Причем ниразу неповысив голос, неугрожая инепытаясь меня купить. Яедва-едва ему всю подноготную нашей ОПГневыложил. Только исмог сдержаться, когда сумел дураком прикинуться. Тупым, ничего несоображающим бычком. Асейчас такая фишка непроканает. Директор ивладелец одной изкрупнейших строительных компаний города дебилом быть неможет!
        Аалтаец меня удивил. Нестал он проситься. Онпусть иалкоголик состажем, нодалеко неидиот. Прикинул, чтокчему, иразговор совсем одругом начал. Какнистранно - олошадях. Говорит, мол, если мы намерены здесь сельским хозяйством заниматься, тоочень нам пригодятся эти замечательные животные. Ичто он вовсе несочинял иневыдумывал, когда рассказывал отом, чтоего кобыла тут фурор произвела. Онсам туземных коняжек еще невидел, нокупцы рассказывали, что, дескать, онитут гораздо меньше ислабее.
        Ноипредлагать закупить еще несколько лошадок ижеребца дляразведения Васька тоже нестал. Объяснил, чтодело это непростое, требующее определенных знаний иизрядного трудолюбия, чемнисам алтаец, никто-либо изнас необладает. Однако был уМундусова наАлтае хороший знакомец. Фермер. Русский немец пофамилии Эмберг ипоимени Дмитрий. Совершенно угорелый почетвероногому средству передвижения человек. Унего вся родня давным-давно уже вФатерлянд свалила, аон уперся. Типа, вГермании сцелой толпой живности никому нафиг ненужен, абезсвоих разлюбезных коней он непоедет. Такиостался. Ижену себе такуюже где-то нашел. Живут учерта нарогах, лошадей разводят ипродают. Только будтобы жаловался этот коневод Ваське, чтодавят его там. Земли подвыпасы исенокосы недают. Заливные луга поберегам Катуни поддома отдыха ипансионаты пораспродали, аналоги незабывают каждый квартал требовать.
        Короче, написал наш толмач своему дружбану письмо имне передал. Чтобя, значит, еготам, внашем мире, вконверт положил иотправил. Естественно, яэту Васькину писанину прочитал. Малоли… Ноничего, порочащего честное имя алтайского прохиндея, ненашел, чему ибыл рад. Потому какземли унас наострове полно, илошади действительно дело отличное.
        Итак меня этот случай впечатлил, чтонаследующий денья, ожидая вызванных насовещание подчиненных, принялся составлять список потенциальных источников дляприобретения будущих граждан нашего княжества. Припомнил все разговоры иоговорки, прикинул возможности ириски. Ивитоге вывел набумаге всего несколько строк.
        Фермеры. Оних, невсплыви Васька сосвоим угорелым немчином, ябы инеподумал. Аведь среди них действительно много недовольных вялой политикой государства. Обещано-то было много. Идешевые кредиты, ипомощь сГСМ,ичеловеческие цены напродукцию. Ачто витоге? Ялично был знаком сдесятком хлеборобов иживотноводов, большая часть техники имеханизмов укоторых были взалоге подкредиты. Ипогашение или, ясен день, непогашение процентов зависело отурожая. Страшную тайну мне один изфермеров открыл. Оказывается, имкуда выгоднее, если наполях вырастет вполовину меньше, чемдаже чуточку больше, чемобычно. Плохой урожай - это высокая цена инизкие расходы науборку, сушку ихранение. Ачто хлеб вмагазинах подорожает, такгородские итак вразы больше деревенских зарабатывают. Чай, необеднеют.
        Этоя ктому, чтонаверняка среди сотни земледельцев найдется пяток таких, ктоуже сейчас стонет подгнетом банков иготов свалить хоть кдьяволу вад, нето что виной мир. Оставалось только продумать, каким образом завлечь этих людей иодновременно неспалить портал перед властями.
        Казаки. Самнисодним изтех, ктопошил себе штаны слампасами иопоясался портупеей, незнаком. Как-то неинтересны они мне прежде были. Иих сборища были уменя где-то между толкиенистскими игрищами икострами да волхвами родноверцев. Пусть уж, думаля, лучше чубами трясут, чемпоподвалам повене баянами тыкают.
        Ното, чтолюди это активные, неспокойные даже, - это я слышал. Иим идея переселения ввольный мир может прийтись посердцу. Любаня унас хвасталась, чтоисама издальневосточных казаков. Такей икарты вруки. Нехай, бляха отремня, окучивает дальнюю родню.
        Выживальщики. Тоже новая тема. Яидумать недумал, чтонайдутся люди, всерьез готовящиеся кБольшому Песцу. Нораз они таки есть иих достаточно много, почемубы непредъявить им мир, гдето, кчему они только готовятся, ужехрен знает сколько столетий назад произошло? Никитос уменя поИнтернету шарится легче, чемПоц всвоих ненаглядных моторах. Поручить ему проникнуть ввыживальскую… иливыживальческую?.. Гм… Короче, пробраться вих компанию иначать потихоньку соблазнять. Тампару слов, тутоговорился. Глядишь, ипотянутся кнам люди…
        Узбеки. Ну,сэтими все просто. Грузим вавтобус, колем снотворное, ипросыпаются гастарбайтеры уже пятьсот лет спустя. Думаю, человек пятьдесят длявозведения насопке всего, чтонам нужно, будет вполне достаточно. Нуидесяток изних потом оставим вновом мире. Остальных - автобус, укол, домой. Ибояться, чтоэта толпа, вернувшись, станет болтать что попало, нестоит. Нубыли натропическом острове. Строили что-то. Потом вернулись. Там, заПодковой, поселить их отдельным поселком, исохраной, чтоб небродили где попало. Инесовали нос вто, вочто неследует.
        Вояки. Леху изармии попросили, когда вштабах решили, чтомичманы - нисолдаты, ниофицеры - современной России ненужны. Типа основой теперь будут грамотные сержанты, каквзабугорье. Ипошли напенсию тысячи военных профессионалов, ничего, кроме какслужить, неумеющие ижизни заворотами военных городков незнающие. Часть рано илипоздно сопьется исдохнет вканаве. Кто-то окажется среди братвы. Иные попробуют пролезть вполицию илиосядут вЧОПах. Новсе, каждый поотдельности ивсе вместе, будут тосковать поармейской жизни.
        Брат обещал поискать таких. Земля квадратная. Леха мой может знать парочку бывших бойцов. Те - еще пяток. Итак, отодного кдругому, тихой сапой слух отом, чтостарший мичман вотставке, бывший мореманский спецназер, собирает бывалых мужчинок дляработы попрофилю, повсей стране расползется. Ачтоб прикрыть исчезновение этаких-то людей, даже голову ненужно особо ломать. Автобус, артефакты всумку игенератор вбагажник. Выезжаем вКазахстан, чтоб были отметки напункте досмотра, вближайшемже лесу включаем портал, ивсе. Люди пропали вСредней Азии. Неиначе отправились наемничать куда-нибудь вСирию илиЛиван. Аснас взятки гладки.
        Бомжи ипрочие пропащие люди. Сложный контингент. Былуменя… прецедент. Напряг департамент строительства крупнейшие строительные компании города на, таксказать, участие всоциальном проекте. Собрали менты погороду несколько сотен бичей, нуираспределили постройкам. Типа дали шанс вернуть себе человеческое обличье. Нуимне пригнали сорок душ. Пригрозили так… гм… деятельность затруднить, если откажемся, чтонебо совчинку покажется. Приняли, короче, мыэтих убогих. Расселили побытовкам. Робы выдали. Едуим соцработники только первую неделю возили. Апотом, видно, начальнички себе галочки поставили, отчитались, что, дескать, дело прет, иоставшиеся средства радостно попилили. Аунас нашее эти дармоеды остались.
        Нехотели бомжи работать, хоть ты им влоб, хоть полбу. Попомойкам куда проще шарить. Жрать дерьмо всякое ирванье носить. Мыться их ито мои узбеки заставляли. Так-то господ изСредней Азии исамих чистюлями неназовешь, нотут иих пробило. Отбытовок, гдежертвы гуманитарного эксперимента жили, такая вонь перла, чтоглаза метров задесять слезиться начинали.
        Короче, срок нам товарищи изкабинетов вмесяц определили. Потом хоть потоп. Вотровно месяц уменя охрана вертухаями работала. Ограничивала, бляха отремня, свободное перемещение лиц безопределенного места жительства. Акактолько проект благополучно сдулся иворота стройки открыли, такзнаете, ребятишки, сколько оттех сорока морд осталось? Один! Всего один снова человеком захотел стать. Танкист бывший. Офицер вотставке. Егозабухло изармейки попросили, онискатился. Нозашанс ухватился обеими руками. Выкарабкался. Аостальные втечение дня разбежались. Кактараканы из-под тапка.
        Оноконечно. Если им бежать некуда будет, может, чтопутное ивыйдет. Только всеравно надежда, чтоэти… люди станут заниматься общественно полезным трудом наблаго моей семьи, была очень иочень слабенькой. Одно только ихорошо - добыть вгороде таких персонажей легче легкого. Пару ящиков водки участковому, ивсе районные патрули ППСнагонят три десятка кандидатов впереселенцы занесколько часов.
        Совсем другое дело - обычные алкаши. Этоте, которые сидят посвоим хаткам изаслучайные заработки глаза всяким дешманским пойлом заливают. Среди них такие самородки встречаются - диву даешься. Взять тогоже дядю Володю - гениального сварщика. Своимибы глазами невидел, никогдабы неповерил, чтоможно варить стакими точностью икачеством, причем безвсякого уровня иотвеса.
        Аведь зеленый змий вклассовой борьбе неучаствует. Одинаково гребет ипрофессоров, ислесарей. УНатахи моей знакомец был - бывший врач со«скорой». Таккнему матерые доктора законсультациями бегали. Иесли всвоем сознании был, круче того доктора Хауса диагнозы ставил.
        Нотут вопрос: кактаких искать? Тутсарафанное радио несработает. Инаучет кнаркологу такие люди чаще всего невстают. Тихой сапой убивают себя покоммунальным комнаткам, нарадость алчным соседям. Ясен день, участковые такой контингент обязаны знать иих судьбу отслеживать. Только погороду тех участковых тысячи. Заними бегать иуговаривать - замаешься. Аесли централизованно попытаться информацию собрать, такой фантастики начитаешься - книги покупать ненадо. Добавлять нужное и«забывать» оненужном менты первым делом учатся.
        Сложно, короче. Номожно. Потому что - нужно. Сжелающими переселиться вРоссию избывших советских республик еще сложнее. Нет, сприкрытием их исчезновения какраз все впорядке. Тамвыписались, пересекли границу иисчезли. Иникто вопросов небудет задавать. Авот каких напроход Подковы сподвигнуть? Прямымже текстом ненапишешь вИнтернете. Мол, приглашаем семьи славянской национальности изближнего зарубежья отправиться хрен знает куда, работать насамозваного князя. Мало того что никто неповерит, такеще иобсмеют.
        Читал как-то одну книженцию. Автора, каюсь, незапомнил. Суровый какой-то англичанин. Таквот. Онутверждает, что, если вам ворганизацию нужен человек сопределенными качествами, анетолпа соискателей длясобеседования, нужно вобъявлении давать максимальную информацию. Ичем больше сведений приводится, темменьше выбор. Быть может, стоит так исделать? Заявить типа: «Вмалообжитую местность России требуются семейные люди длязанятия сельским хозяйством, рыболовством истроительством. Зарплата высокая. Налоги низкие. Помощь вобустройстве». Иконтракт какой-нибудь хитрый юристам поручить составить. Чтоб небузили потом, непросили обратно их отправить…
        Вобщем, пол-листа исписал. Население запорталом отэтого неувеличилось, нохоть надежда появилась, чтоневечно нам сЛехой поочереди там придется сидеть, сторожа артефакты. Появятся люди, накоторых можно будет положиться, ите, накоторых нельзя, нокоторые начнут ковать основу нашей продовольственной безопасности.
        Потом пришли подчиненные, которым я изаявил, чтоочень скоро компания приступит квозведению одного жутко секретного военного объекта. Ичто уже сейчас нужно приготовить три десятка вагончиков-бытовок идва быстровозводимых ангара подсклады. Выдал список техники, включая бензовоз сфункцией АЗС. Краны, экскаваторы исамосвалы. Несколько электровибраторов дляуплотнения бетонной смеси ибыстросъемная опалубка. И,что самое важное, автономную дизельную электростанцию. Хотябы АД100-Т400-1Р. Думаетсямне, стакиловатт нам навсе провсе хватит. Жрет этот аппарат, конечно, какневсебя. Подтридцаточку вчас заглатывает. Новедь плотину дляустановки мини-ГЭСтоже нужно будет строить. Небревнаже нам вдно ручья вбивать. Азначит, энергия понадобится сразу, анепотом.
        Ещебетонную станцию кубов насто двадцать - сто пятьдесят. Лучше всего CIFAMIX итальянский. Очень уж умакаронников загрузка бункеров удобная. Потому каквоенные желают большую часть помещений вылить изжелезобетона. Естественно - контракты напоставку арматуры ицемента. Максимального качества поминимальным ценам. ГСМвдиких количествах - длякормления целого стада машин. Ипродукты питания - дляподдержания штанов доблестных узбекских строителей.
        Обсудили. Костя Майер, посвоему обыкновению, всезаписал. ПТОпотребовали проект, чтоб хоть вобщих чертах оценить объем работ ипотребности вматериалах. Пообещал выдать немного позже. Куда мы безбумаг?
        Коварная бухгалтерия намекнула нанедостаточность средств. Обычная песня. Можно подумать, имкогда-то хватало лавэ навсе. Новэтот раз уперлись. Бетонная станция безнаворотов плюс генератор уже вмиллион тянут. Агде их брать, если фирма вся вдолгах каквшелках?
        Пожал плечами инастоятельно порекомендовал хорошенько наступить нагорло поставщикам, продавить поцене изаключить контракты. Асоплатой я буду решать уже сам.
        Попросил задержаться Джона. Онполовину совещания мне глазки строил. По-быстрому решили насчет людей. Онуточнил, всилели уговор, чтонесколько самых трудолюбивых смогут остаться наПМЖ. Подтвердил. Десять илидаже двенадцать семей. Узбек ушел, улыбаясь доушей.
        Поехал кСаве. Нужны были деньги. Причем много. Обрадовал друга, чтотаинственные старатели предлагают партию впятьдесят кило. Олежек удивился, нообещал решить. Спросил только, нельзяли часть отдать какими-нибудь товарами. Тутя изадумался. Почему нет? Нуипопросил десяток стволов. Лучше всего длинных «калашей». Ипатронов кним тысяч пятьдесят илисто. Пулемет. Лучше всего РПК. Чтоб патроны изодних итехже цинков добывать. Потом еще подумал испросил олюдях. Человек тридцать, причем таких, которых никто искать нестанет икоторые работать могут.
        -Тыникак какую-то душманскую банду снабжаешь?! - сверкнул глазами смотрящий овощного рынка. - Работорговлей заняться решил? Спать-то сможешь потом? Небоишься, чтокровавые мальчики станут сниться?
        -Гонишь, - отъехаля. Инарисовал ему сказку оживущих своим умом вдремучей тайге мужичках. Типа они сами посебе исгосударством никаких дел иметь нехотят. Моют потихоньку рыжье наручейках, огороды разводят иочень нелюбят, когда кним чужие забредают. Могут ибольше намывать, только уних типа рук рабочих нехватает. Имбы бичей каких-нибудь наперевоспитание заслать, такони нас всех озолотят.
        -Прикол, - хмыкнул майор вотставке. - Уменя как-то тоже мысля была бросить все нахрен исвалить вкакую-нибудь глушь… Завидую… Ну,так. По-хорошему. Ладно, Дюх. Покумекаем смужиками. Мож, инасобираем тебе относительно добровольных золотоискателей. Застволами кто приедет?
        -Я, - кивнул утвердительно. - Илинакрайняк брат мой. Леха. Онвтеме. Прямо сейчас умужчинок тех гостит. Вернется, будет оружейкой ихней заниматься.
        -Грамотный чел утебя братан, - согласился Сава. - Только ты вкурсе, чтоЛеха твой сотставниками чего-то мутит? Уменя координаты вояк спрашивал, ктонепришей кобыле хвост болтается ипожизни себя найти неможет.
        -Втуже кассу, - подтвердил я легитимность братовых запросов. - Тамумужчинок узкоглазые соседи обнаружились. Имвзвод бравых товарищей надобен, чтоб вменяемым вменить инеадекватных адеквакнуть. Трехразовое питание, веселая жизнь иеще раз трехразовое питание вкомплекте. Нуизолотишко вкармане - само собой.
        -А-а-а! - скривился Олежка. - Вотже, блин, жизнь - злодейка. Такая тема, ибезменя. Отэтихже талибов хрен уедешь. Явотпуске-то забыл уже, когда был. Атобы исам рванул советскую власть устанавливать водной отдельно взятой тайге. Мичман твой там, поди, отводит душеньку.
        -Небезэтого, - улыбнулсяя, припоминая лицо брата вразводах сажи игрязи после краткого боя вовраге возле убежища рыбаков. - Нуда хрен его знает, каконо дальше все обернется. Глядишь, итебе доведется вглухомани той впострелушки поиграть.
        -Самзасобираешься, незабудь старинного другана, - строго погрозил пальцем Сава. - Астволы будут. Длятакого дела немогут небыть. Ипулемет найду. Гранаты надо? Илимины-пехотки? Этого добра уменя самого имеет место быть.
        -Неоткажусь. Итебя незабуду, если че. Готовь гостинцы. ЯПоца пришлю.
        Натом ирасстались. Уменя еще одна встреча намечена была. Сархитектором. Теперь-то я был готов налюбые его вопросы ответить. Мысбратом полдня десант счерного корабля взасаде прождали. Было время все хорошенечко обсудить.
        Второй заход удался. Гораздо проще разговаривать спрофессионалом, имея нафлешке геоплан местности пятисотого масштаба исписок требующихся помещений. Военная база закрытого типа втропическом климате, стилизованная подиспанскую илифранцузскую крепость времен Людовика Пятнадцатого, - это куда понятнее дляспециалиста, чемпрежние мои невнятные жесты руками. Мысархитектором быстро заполнили стандартную форму техзадания идаже просмотрели несколько десятков фотографий изИнтернета. Обсудили «требование заказчика» оскорейшем начале строительства ивсвязи сэтим необходимость блочной структуры всего объекта. Нуидоговорились витоге, чтоспециально обученные ребятишки начнут проектировать впервую очередь энергоузел, складской комплекс схранилищем ГСМидва, обращенных назапад инаюг, бетонных бастиона. Асам господин Власенков - это фамилия того архитектора, если я раньше неговорил, - намерен был озаботиться общим, таксказать, генеральным планом всего сооружения. Ну,это чтоб более простые вплане архитектуры объекты нанашей сопке строились негде попало, агде надо.
        Естественно, обсудили ифинансовый вопрос. Япоглазам видел, чтостарому пройдохе самому интересно взяться затакой необычный объект. Ноэтоя. Другой, незнающий Власенкова столько лет, врядли что-тобы понял. Пришлось сразу, чтоб исключить попытку утолить любопытство ипрошмыгнуть набудущую «военную базу», замаскированную поднытье онеобходимости архитектурного надзора, побольшому секрету пожаловаться насовершенно беспрецедентную секретность. Мол, даже моих работяг особисты глупыми вопросами гнобят, аменя из-за криминального прошлого иблизко кстройке подпускать отказались. Пожалелеще. Типа база накаком-то тропическом острове будет. Вроде какгде-то рядом сВенесуэлой, ибылобы кайфово прошвырнуться туда, напесочке понежиться ивКарибском море искупнуться.
        Власенков о«просмотре» изаговаривать нестал. Ужмнели незнать, что, таксказать, вдевичестве умоего архитектора фамилия впаспорте была другая. Что-то вроде Велвелсон. Ичто почти вся его родня ныне обитает впредместьях Тель-Алива. Такчто пресловутый вопрос ванкете: «Имеетели вы родственников заграницей?» - ставил жирный крест навозможности доступа насекретный объект.
        Отлично, короче, съездил. Вообще день прошел плодотворно. Ножизнь, каквсем известно, этотакая полосатая африканская лошадка. Изабелой полосой неминуемо наступает черная. Иполоски все разной ширины.
        Только сел вмашину, звякнул сотовый. Звонил дядя Вова. Онтерпеть неможет разговаривать потелефону, неизменил привычке инаэтот раз. Сухо поздоровался ипригласил навестить. Причем немедленно. Чтобыло делать? Отказывать такому человеку безвеской причины нестоит. Поехал.
        Нужно сказать, погода небаловала. Осень внашем мире, бляха отремня, этонето, чтотам, заПодковой. Сыро, воняет прелыми листьями, ихолодный ветерок, каккарманный воришка, такиноровит забраться подкуртку. Несамое подходящее время дляпрогулок насвежем воздухе. Темудивительнее мне было, когда тренер все-таки предложил совершить променад понебольшому скверу неподалеку отбанного комплекса.
        -Япомню, Андрюха, чтоСаву именно ты кнам привел. - После никчему необязывающих вступительных слов оздоровье иделах дядя Вова приступил кглавной теме. - Типа ты сним вхороших отношениях сдетства, инам такой персонаж непомешает. Боевой офицер. Горячие точки… Ятогда сказал тебе, помнишь? Дабезбазара! Идаже поставил Олежку смотрящим вважное длянас всех место. Так?
        Трудно несогласиться. Всеименно так ибыло.
        -Тыисейчас что-то сСавой крутишь. Какие-то темы увас есть общие… Кое-кто трындит, типа Сава сДюшей крыски. Типа тянут отбратвы лавэ срынка. Базарят, мол, надо нож кгорлу майору приставить изажабры подергать, чтоб признался…
        -Хоть намекни, тренер, - рыкнуля. - Ктоименно рамсы попутал? Ктопосмел?
        -Некипешуй, бригадир, - поморщился глава ОПГ. - Длинные языки ибезтебя укоротили. Нопригляд засмотрящим я послал. Сампойми, Андрюха. Время нынче такое. Гниды вхребтину вцепились. Раньше срук ели, улыбки моей какявления Христа ждали. Теперь здороваться брезгуют. Вмэрии подПетра копают… Слышал?
        Неслышал. Ноинформация была очень иочень ценная. Петр Самохин служил… наверное, все-таки себе, нууж никак негосударству, напосту главы городского спорткомитета. Деньги там крутились немаленькие. Спорту припоследнем президенте стали оказывать внимание, исредства федералами выделялись. Ремонтировались истроились новые объекты. Икто получал подряды? Естественно, я. АПетр Ефимович получал откаты. Всебыли довольны.
        Дядя Вова приятельствовал сСамохиным уже много лет. Кажется, ещестого времени, какбыл простым тренером водном изспортклубов. Потом, когда братва приподнялась изанялась организацией Сибирской федерации самбо идзюдо, этопошло плюсом вличное дело начинающего функционера отспорта. Такони стренером ицеплялись друг задруга, какзвенья одной цепи. Успехи наших пацанов насоревнованиях эхом откликались наавторитете Петра. Иесли кресло подглавой спорткомитета закачалось, этобыл неприятный удар понашей братве вгороде.
        -Роют, падлы. Роют. Петр приезжал. Ночью, каквор. Чтоб никто неувидел. Помочь просил. Ядумаю пока… АСава тоже…
        -Чтотоже? - удивилсяя.
        -Походу, мальчики изконторы твоего Олежку пасут. Ты,Андрюха, давно сомной. Огонь иводу мы вместе прошли. Амедных труб нам неположено. Хи-хи. Тымне типа каксын… Неогорчай старика. Сверни пока дела сСавой. Пыль уляжется. Мыпоймем, чтоумальчиков кнашему майору есть предъявить, тогда будем движения делать… Самже знаешь…
        -Главное - движение, - подхватил я любимую присказку тренера.
        -Короче, ятебя предупредил, - кивнул дядя Вова иповернул обратно, ктеплому ресторанчику прибанном комплексе. - Аты сам решай. Мальчик взрослый…
        Янезнал, чтоидумать. Вголове какая-то каша образовалась. Сложно все было. Непросто. Слова тренера неполучится игнорировать. Слишком многое наОлежке завязано. Деньги, оружие, люди… Неговоря уж отом, чтоя его своим другом считал. Одним изнемногих. Аоно вон каквыходило. Немогже бывший майор неведать, чтопопал подприцел конторы. Иесли он все-таки знал, топочему мне несказал? Яему днями полцентнера золотых слитков должен был переправить имог попасть каккур вощип занезаконные операции сдрагметаллами. Чтобылобы, быть может, инесмертельно, ноуж точно неприятно.
        Сдругой стороны, сведения дяди Вовы - это только слова. Обих сСавой непростых отношениях, наверное, только вясельной группе детсада незнали. Моглали быть эта странная стрелка сшефом частью многоходового плана поперехвату влияния Олежки набратву? Далегко. Ктозахочет иметь общие дела счеловеком, закоторым следят внимательные глаза госбезопасности?! Сумасшедших унас встране полно, авот дураков - нет. Ниодного.
        Итогда, если все дело вовнутренних разборках, мнеследовало какможно быстрее рассказать оразговоре стренером майору. УСавы голова большая, чего-нибудь придумает. Выкрутится. Предупрежден - значит вооружен. Этонея придумал, инемне опровергать.
        -Спросят… Если спросят, очем мы тут стобой нахолодке базарили, - дядя Вова остановился иткнул мне впресс толстым твердым пальцем, - скажешь, за«Тортугу» терли. Имне цинканешь - кто именно интересовался. Развелось, внатуре, любопытных…
        -Хорошо.
        -Хорошо-то хорошо. Даничего хорошего. Чезахрень, Дюш? Чего этоя, каклох какой-то, отом, чтоты клуб продать решил, последним узнаю?
        -Дая еще инерешил. Так. Подумываю…
        -Башка нато Богом идана, чтоб думать, - согласился старый вымогатель. - Вотивыдумай, чтоб «Тортуга» твоя отбратвы неуплыла. Урон это длянас будет, сам, поди, понимаешь.
        -Дапонимаю, - поморщилсяя. - Только…
        -Деньги нужны, - перебил меня тренер. - Базаров нет. Давай я дам тебе денег. Лимона зелеными хватит? Апотом парнишка ктебе забежит. Скажет, накого клуб переписать…
        -Много, - совсем нехотелось брать лишнее. Внашей компании такое обязательно боком вылезет. Припомнится прислучае, когда меньше всего этого ожидать будешь. - Ядумал дешевле клуб продать.
        -Нормально, - отмахнулся шеф. - Этоже раритет. История! Сколько наших пацанов через твое заведение прошло? Помнишь? Алавэ… Ты,Андрюха, самзнаешь. Ясблатными неособо… Нокак-то понадобилось кстарому вору обратиться. Терки серьезные были, безуважаемого человека все могло стрельбой закончиться. Такчто пришлось напоклон ехать… Былтакой дед Гасан, слышал? Нет? Нуда. Онинесветился особо. Вмалюсеньком городишке укакой-то бабки полдома ему собщака снимали… Померон. Давно уже. Ажаль. Мудрый был старик. Сейчас таких уже нет… Короче, Дюш, онмне пробабло обстоятельно все рассказал. Глаза, матьего, открыл. Говорил, типа сами посебе деньги вообще ничего нестоят. Чтодоллары, чтозолото илиплатина - похрен. Просто еще какие-то вещи. Сильный ибезних свое возьмет, аслабому иони непомогут. Прикинь?! Но,говорил мне старый Гасан, спомощью лавэ измеряют отношение между людьми. Вотсам посуди. Пришел ктебе, допустим, лошара какой-нибудь московский ипредложил за«Тортугу» лям зеленью. Скажешь тыему, чтоэто много? Нет? Амне почему сказал? Апотому, чтомежду нами есть отношения. Вкурил тему? Мнедлятебя, Дюха, ничего нежалко.
Денег, связей. Скажи только, вседлятебя сделаю, последнее отдам. Адругие люди лучше баксы вкамине сожгут, нотебе неотдадут. Потому что ты им чужой. Никто. Враг. Понял? Спроси учеловека бабла отсыпать исразу вкуришь, ктоон тебе, друг иливраг.
        Шефвзялся заручку входной двери, ктому времени уже предупредительно распахнутой одним изопричников.
        -Езжай, Андрюха. Ипомни, чего я тебе сказал. Удачи.
        Нуя ипоехал. Чисто наавтопилоте, честно говоря. Голова задачей, какпобыстрее предупредить Олега, ночтоб прямо сейчас кнему незаезжать инезвонить, была занята, анесоблюдением ПДД. Какневъехал нивкого - загадка века. Видно, нужен я еще был Господу наэтих двух светах. Сберег. Кое-как додома добрался.
        Вусадьбе меня уже ждали. Костян Майер часа три уже, наверное, подому болтался иковарные вопросы Натахе моей пытался задавать. Аона, какхозяйка, гостя иодного бросить немогла, исидеть напопе ровно - тоже, ждала результатов анализов проб крови из-за Подковы. Такчто мое явление народу было воспринято сискренней радостью. Суженой - потому что можно было назаконном основании ускакать ксебе исесть нателефон вспокойной остановке, амоим главным инженером - так какнавопросы, которые унего вглазах светились, походу, только я ответить мог.
        Ну,«мог» - это сильно сказано. Хотелось просто послать гостя куда подальше, взять банку холодненького пивка изхолодильника ипару часов тупо втыкать поящику какую-нибудь передачу ниочем. Пропривидений каких-нибудь, экстрасенсов илиНЛО. Благо этакой-то жвачки там теперь полно. Изаявись комне кто другой, зубнамясо, такбы исделал. Атут Костян. Сним так нельзя.
        Вообще, немца я сто лет знаю. Онижил внашем дворе. Напару лет всего младше. Сдетства спокойный ирассудительный. Ивперед никогда нелезет. Нето чтоб совсем уж ведомый. Вовсе нет. Может ипострожиться налюдей, наорать. Но… какбы всегда свое место знает. МысКоленком, ещекогда клуб строили, Костю ксебе подтянули. Какоказалось - вовремя. Что-то унего напрежней работе несрасталось. Рамсы пошли сначальником, который, судя повсему, самсосклада товары тырил, крысятничал иочень хотел накого-нибудь свои грехи списать. Коленок там звездил снеделю. Такбедного воришку застроил, чтотот дышать безразрешения боялся. АМайер стал унас управляющим «Тортуги».
        Потом я учиться пошел, иКостян следом. Явкресло директорское запрыгнул, анемец вФатерлянд. Охкакя нанего тогда обижался. Незвонил, неписал иразговаривал через зубы, если он доменя все-таки умудрялся достучаться. Акакон домой вернулся, сразу комне прибежал. Каяться. Ну,я ипростил. Какраз искал подходящего человека надолжность главного инженера, ивернувшийся «блудный попугай» подходил какнельзя лучше. Такстех пор итянули. Каждый свое. Я,какпаровоз, всюкомпанию всветлую даль, азамоей спиной, первым вагоном - Костя Майер, главный потехнологии иорганизации производства.
        Воткактакого человека запорог было выставить? Даникак. Пришлось усаживаться рядом ивыспрашивать, чтозапроблемы привели обычно скромного иненавязчивого немца вмою хату.
        -Извини, Андрей, чтопобеспокоил внерабочее время, - кашлянул вкулак иначал допрос Костя. - Ноуменя появился вопрос, который мне покоя недает. Скажимне, пожалуйста… что мы собираемся строить?
        -Явроде все популярно напланерке объяснил. - Предчувствуя трудный разговор, пожалел, чтотаки недостал изхолодильника пару банок пива.
        -Перестань, - поморщился Майер. - Этоузбекам твоя сказочка прошла замилый мой. Мне-то ненадо поушам ездить. Я-то знаю, чтовМинистерстве обороны своих строителей хватает. Ичто квозведению военного объекта нивкоем случае граждан другого государства недопустят.
        Логично, черт подери. Ихорошо, чтоэто именно сейчас иименно многим обязанный мне Костя заметил. Анекто-нибудь другой, умеющий сложить два идва ивсамый дляменя неподходящий момент готовый побежать вкомпетентные органы. Такчто я какможно более искренне взглянул вблеклые глаза немца испел ему песню осуровых мужиках вдикой тайге.
        -Ещеварианты будут? - хихикнул Майер. - Этот тоже неподходит. Мало того что бетонную махину, чтобы ты ниделал, вмиг соспутников засекут иотправят глазастых мальчиков наразведку. Этораз. Адва: тыкем угодно можешь быть, новтом, чтонезаботишься освоих людях, ниразу незамечен. Потому ивтрудное время мало кто изнашей компании траву зеленее искать убежал.
        -Апричем тут…
        -Яспецификации жилых блоков илегкосборных ангаров посмотрел. Ипервое, чтовглаза бросилось, - все это длятеплого климата. Никакого дополнительного утепления. Ниполистирольных плит, нитепловых пушек. Андрюх, нунеподходят эти времянки длянашей сибирской тайги! Даиневерюя…
        Дотошный. Бетонный заводик, который я велел найти иприобрести, тоже только приплюсовой температуре может работать. Унас наостровах ивсезон штормов, какстарый Ван говорит, холодно небывает. Егорка утверждает, чтоврядли ниже пятнадцати градусов температура опустится. Такчто подозрения Костины небыли лишены оснований. Хи-хи.
        Однако тут-то я изадумался. Никакая сколько-нибудь подходящая легенда вголову неприходила, апосвящать старинного приятеля внашу тайну оказалось все-таки страшновато. Нет, так-то Костян насмотрелся. Ивклубе, ипотом. Вего светлой голове столько наменя компромата имелось, чтоновый уже инетребовался. Хватит, чтоб жизнь мне напрочь испоганить. Апотому доверять я Майеру мог практически каксебе. Но,бляха отремня, инастаруху бывает проруха. Хрен его знает, чтоон всвоей Германии делал. Может, еготам местный гестапо завербовал ивСибирь заслал. Может, онвписьмах тамошней «родне» шифровки вцентр передает. Ипопади ему вруки сведения, касающиеся, таксказать, германской национальной безопасности, онтутже сольет нашу тайну поодному ему известному каналу.
        Бред, короче, какой-то вголову лез. АКостя сидел, смотрел, какизменяются разные выражения моего лица, иждал. Нуидождался, ясен день. Куда я денусь сподводной лодки?
        -Кость, ятебя когда-нибудь обманывал? - неосмотрительно началя.
        -Сегодня, - кивнул педантичный немец. - Дважды.
        -А, - отмахнулсяя. - Унас тут такое, короче, чтоэто инеобман был, атак… легкая шалость. Слушай сюда, Костян. Тыже водилу моего знаешь? Мишку Поца? Таквот, двадцать примерно лет назад мы сМихой идругими пацанами пошли смотреть намумию алтайской принцессы…
        Глава7
        Вода
        Сколько нужно времени, чтоб разбить лагерь? Двачаса? Ну,это, внучок, смотря какой! Если обычный, туристический, тода. Пары часов вполне хватит. Люди военные провозятся немного дольше. Имведь еще иовозможной обороне места ночевки нужно подумать. Новсе равно врядли уних навсе провсе уйдет больше дня.
        Давным-давно, когда я еще был молод инаивен, всерьез полагал, чтонаобустройство быта нановом объекте строителям вполне хватит трех дней. Ну,типа день - завезти вагончики иподключить их кэлектричеству. День - назаселение, устройство отхожих мест иумывальников. Нуипоследний, третий - навсякие мелочи вроде прокладки, гдеэто нужно, дощатых настилов, навесов, скамеек истолов. Кухня, радиоточка ивсе такое…
        Короче. Узбеки занимались этим больше недели ивсе равно повечерам продолжали визжать пилы истучать молотки. Сними ведь как?! Кинулисьони, допустим, скамейки колотить. Иобнаружили, чтонет гвоздей соток. Думаете, онивозьмут имеющиеся сто двадцатые ипросто загнут потом торчащие острия? Хрен-то сдва! Всятолпа сядет втенечке накорточки, абригадир побежит кпрорабу. Тотиливыдаст нужное, илипридет, покричит пять минут начисто военно-строительном языке, впроцессе разъяснит технологию загибания, иработа продолжится. Потом этим бравым работникам понадобится… ну пусть - отвертка. Ивсе повторится вновь. Ивновь, ивновь… Пока прораб небросит все другие дела иневстанет рядом, чтоб подсказывать решение проблем втот самый момент, какони выявляются.
        Кконцу дня скамейки будут готовы. Одна, двеилипятьдесят, новсе они будут одинаковые, словно сконвейера. Арядом вырастет целая гора обрезков досок, которые никуда уже, кроме какнадрова, непустишь. Отходы вечером увидит начальник стройки изакатит прорабу скандал. Что, ясен день, аукнется, собственно, виновникам «торжества». Узбекам тоесть.
        Воттолько ненужно говорить, будтобы они - я вообще всех жителей Средней Азии имею ввиду - думать неумеют илиуних напрочь отсутствует пресловутая смекалка. Всеони могут, ивсе уних есть. Ткни пальцем вполету материала, скажи, чтотреть можно украсть ипродать, - через час приходи засвоей долей. Кактак вытащили, чтоникто незаметил, куда дели ипочем продали, даже неспрашивай. Ониирадыбы объяснить, даплоховато наш язык знают. Наэто - причем, заметьте, санкционированное начальством дело - уних имозги работают назависть, исмекалка всплывает, какподводная лодка встепях Украины.
        Авот вовсем остальном, особенно втом, чтокасается работы, - нет. Иотгадка тут проста какдва пальца обасфальт. Вседело втом, чтожизнь мусульманина вообще полностью регламентирована. Налюбой вопрос заранее есть ответ. Что, когда игде надевать, гдекланяться, агде должны склонить голову перед тобой. Каким тоном скем разговаривать, гдеискать жену, чтоесть ипить. Что, где, когда, бляха отремня, абсолютно все прописано вих святых книгах илидиктуется народной традицией. Идетей они сдетства учат сэтим всем жить.
        Занечто новое, прежде невиданное, никем изстарших неделанное, онипросто невозьмутся. Нетзакона итрадиции. Нетавторитета, который смогбы сказать - должно быть так. Онивовсе неврут инешутят, когда говорят: мыумеемвсе, хозяин. Тытолько один раз покажи… Ты,хозяин, дляних втот момент старший иавторитет. Тыдолжен явить внимающим новое правило, покоторому они ибудут жить всю оставшуюся жизнь. Иесли кто-то когда-то сказал, чтоте самые пресловутые скамейки положено собирать спомощью сотых гвоздей, тониодин изних стодвадцатку ивруки невозьмет. Ясно?!
        Унас наодной изстроек молодой прораб сэтими гастарбайтерами едва сума несошел. Кстати, какраз поповоду гвоздей. Собирали они простенькую деревянную опалубку. Молодой забил колышки, натянул нитку, получил заверения бригадира, чтодальше они справятся, иотбыл чай пить. Норовно через пять минут вынужден был бежать обратно, потому что доски оказались насорок, аненапривычные пятьдесят. Потом насклад занужными гвоздями. Потом звонить вофис итребовать обрезок рельсы, потому что узбеки всегда, заметьте, всегда выпрямляли загнувшиеся гвозди нарельсе. Все. Аут. Упарня чуть взрыв мозга неслучился. Охрана его отрастерянных рабочих оттаскивала, когда скулаками кидаться начал. Авсего делов-то было, постоять пять минут возле места работ, чтоб разом решить все вопросы.
        Вообще, яиной раз даже им, узбекам, завидовал. Всеуних просто. Самая большая проблема вжизни - это какнайти работодателя, который честно платит заработу. Авсе остальное уже заранее известно. Иливсегда найдется способный обучить нужному навыку. Возьмите одного профессионального каменщика идайте ему впомощь десяток дехкан, прибывших задлинными деньгами прямо изглухих аулов. Через месяц кирпич станут кластьвсе. Поголовно исовершенно одинаково. Поэталону специалиста.
        Ну,это я так. Отвлекся немного. Просто хотел объяснить, почему кначалу сезона штормов нихрена унас еще какследует построено небыло. ИзЛехи строитель, какизего Любани балерина, амы сМайером постоянно натой стороне находиться немогли. Безнас снемцем вся работа вфирме разом остановится. Брат ругался, махал руками ивответ получал испуганные глаза ирастерянные лица. Ностройка сместа недвигалась.
        Занеделю кое-как обустроили жилой городок. Потом еще пять дней возводили арочный ангар спрочным бетонным основанием иварили железный гараж поддизель-генератор. Иеще две недели ставили ипереставляли деревянные треноги, покоторым нужно было развешать электрокабель. Тоэти опоры доморощенной ЛЭП стоять нежелали, всенасторону заваливались. Тоотлюбого хоть сколько-нибудь сильного порыва ветра просто разваливались. Нунеделали мои работяги такого прежде, аунас сКостей времени небыло, чтобы заними постоянно присматривать.
        Вобщем, плюнули изанялись заводом всякой всячины. Майер, прожив три дня запорогом, припервойже встрече выкатил мне тщательно выверенный график иплан, каким образом скрыть отлюбопытных глаз эти совсем немаленькие перемещения грузов. Я,поегоже настоятельной просьбе, Костю виной мир вкомандировку отправил. Взамен Лехи, который очень был нужен здесь, наэтой стороне. Косте было любопытно, имне полезно. ИПоцу, которого я типа какопытного строжила назначил старшим, нетак скучно.
        Немецже чутьли несутки Миху вопросами изводил ипоокрестностям таскал. Апотом сел идва дня рисовал схемы хранения стройматериалов, место подбудущий бытовой городок исоставлял планы поставок. Нуисвое видение ситуации мне подробно изложил.
        Всего-то нужно было взять варенду обширную складскую площадку сприлегающей железнодорожной веткой. Весь день туда съезжались грузовики состройматериалами, авечером типа все это добро грузили в«припаркованные» вагоны. Изначальномы, честно говоря, такипланировали. Построить небольшой кусок железнодорожного полотна икатать нату сторону вагонами. Только Егор нас насмех поднял. Сказал, чтодаже небольшое изменение положения артефактов вПодкове отправит наш «бронепоезд» подоткос. Аоно нам надо? Нет, ненадо. Потому вечером Миха поодному загонял грузовики впортал, аутром вытягивал уже пустыми. Получалось неслишком быстро, потому что натой стороне дожди случались все чаще ичаще, иПоц наотрез отказался выезжать дальше отсыпанной щебнем площадки уворот портального ангара. Боялся застрять встремительно раскисавшем грунте.
        Первые чертежи стали поступать отВласенкова уже кначалу ноября. Нотолку сего оперативности никакого небыло. Ктому времени там, наостровах, такое началось, чтоузбеки боялись изсвоих вагончиков нос высовывать. Ветрище такой, чточетырехухие измерительные «чебурашки», которые средний расставил насопке, врабочем поселке инапляже, визжали отнатуги ивыдавали какие-то совершенно нереальные цифры. Идождь. Здоровенные капли, летящие практически параллельно земле испособные оставить вмятину налисте полумиллиметровой оцинковки. Поморю туда-сюда носились целые горы серой воды. Волны легко доставали дозарослей кустарников задвухсотметровым пляжем. Навосточной стороне, там, гдеберега каменистые, такой грохот стоял, будто дивизия гаубиц одновременно лупила поненавистному врагу. Даже впортальном ангаре приходилось напрягать голос, чтоб собеседник гарантированно тебя расслышал. Все-таки крыша была тоже собрана изметалла, ипоней тоже барабанил местный безумный дождик.
        Прикиньте, какофигели каким-то хитрым образом найденные Лехой изавербованные навесь остаток жизни шестеро отставных прапорщиков?! Ну,илиесли быть точным, двамичмана-морпеха, прапор танкист, пара десантников исвязист. Сзимы того года Российская армия вдруг, нистого ниссего, решила избавиться отпромежуточного между солдатами иофицерами звания, исто двадцать тысяч опытнейших военных специалистов отправились напенсию. Такчто умоего брата появился богатейший выбор.
        Ниче вроде так мужчинки подобрались. Младший сразу заявил, чтозакаждого готов ручаться. Ивсе они предупреждены отом, чтообратной дороги нет. Господи, дая был только рад хоть одну заботу сплеч свалить. Итутже поручил Лехе полностью взять насебя обязанности поформированию нашей дружины. Онисогласился. Куда ему деваться?
        А! Оружие длянаших новых бойцов уже давно было приготовлено. Подменил наденек Миху, аего самого отправил кОлегу нарынок. Партию слитков закинуть истволы забрать. Ипослание отменя передать. Насловах, ясен день. Итак, чтоб безпосторонних ушей. ЧтоПоц ипроделал. Модный такой, вкатил насвоей «газельке» прямо насклад, авкузове большущие коробки сфруктами. Ауже подэтими яблобананами - тщательно укутанные вцеллофан десять АКМС,один РПК ичертова уйма патронов взапечатанных армейских цинках потысяче весемьдесят штук вкаждом.
        Остальную амуницию еще только предстояло подобрать, носэтим решили неторопиться. Вконце концов, унас негосударственная армия. Единой формы одежды нет инебудет. Иесть смысл выслушать, какие предпочтения убойцов поэкипировке. Чемкакраз вовремя сезона штормов Леха изанялся. Носился какоглашенный помагазинам, заказывал через Интернет, договаривался софицерами своенных складов. Развлекался суровым мужским шопингом, короче.
        Бойцов поселили прямо вангаре. Поставили вдоль стен типовые вагончики - бытовки вроде тех, вкоторые узбеки заселились. Только непошесть человек вкаждом, какурабочих, аподвое. Асверху, вторым этажом, отдельный домик дляначальства. Мысбратьями часто там ночевать оставались, такневпалаткеже ютиться. Плюс возле ворот еще один втиснули. Вместо караулки. Оружейку выделять нестали. Автоматы людям, поодному каждому, выдали раз инавсегда. Вличное пользование, таксказать. Чтоб каждый свое холил илелеял, аненепонятно чье, тоесть общественное. Ато знаю я этих «кусков». Вармии шутили, чтопрапорщик вообще отхомяка произошел, анеотобезьяны. Облик изменился, апривычка тянуть все нужное внорку осталась.
        Хреново, конечно, нопришлось пригнать наплощадку кран имашины разгружать. Нелетная, бляха отремня, погода. Порт непринимает. Гастарбайтеры отказывались садиться зарычаги крана вшторм, ая иненастаивал. Мнетолько несчастных случаев наобъекте нехватало дляполного счастья.
        Зато архитектора перло. Нашел человек источник вдохновения. 3D-визуализацию крепости мы даже настену повесили. Красиво. Грозно иочень-очень трудоемко. Итребовало это дляэффективной обороны наличия болеесерьезного оружия, чемавтоматы. Хотябы АГС-17. Ножелательно штук шесть ЗУ-23, пару АК-330, дюжину АГС-30 идесятка два «Кордов». Аесли добавить несколько управляемых минных полей насамых опасных направлениях, тогарнизон всего огроменного сооружения можно будет сократить допяти десятков человек.
        Только я этот список желаемого Саве даже показывать боялся. Невписывалась этакая-то гора оружия влегенду осуровых дядьках вглухой сибирской тайге. Слишком это было серьезно длялокальных разборок заукромный золотоносный ручеек.
        Ходили слухи, чтонаУкраине можно танки эшелонами покупать, нето что зенитные автоматические пушки. Бардак убратьев-славян царил просто невообразимый. Такчто мы сбратьями склонялись ктому, чтобы слухам верить. ИЛеха сЕгором готовы были рвануть вныне самостийную провинцию бывшей Империи, прямо оттуда открыть портал наострова икупленное переправить. Оставалось только канал найти. Неподойдешьже кпервому попавшемуся офицеру инеспросишь…
        Снова отвлекся… Ну,вам-то, внучки, опланировке нашей крепости, поди, можно нерассказывать? Вытут, наверное, ужевсе закоулки облазали? Невезде пускают? Иправильно делают! Унас кое-где кое-что такое лежит, чтодлядетей неигрушка. Иэто неспички. Японятно объясняю?
        Короче, строить мы должны были начать сцитадели. Воттак вот. Власенкову втехзадании особо отметили, чтожилые ирабочие помещения длякомандования должны находиться вотдельном здании, особенно хорошо укрепленном. Онинарисовал нам крепость вкрепости. Размашистый трехэтажный шестигранник, разделенный поцентру надве половинки переходом. Соответственно два отдельных внутренних дворика. Иподвсем этим великолепием, ниже уровня грунта, огромный склад сосвободной планировкой ипарой эстакад, покоторым машины могут подниматься наверх. Тамже, подгалереей, центральная распределительная энергостанция, откоторой кабель вжелезобетонном коробе уходит кГЭС наплотине.
        Науглах цитадели что-то вроде бастионов. Тамвысота всего вдва этажа иплоская, пригодная дляустановки тяжелого вооружения крыша. Которая, всвою очередь, отлично простреливается изузких окон-бойниц впримыкающих стенах. Супер. Даже моему параноику младшему братику понравилось. Иособенно приятно, чтосмета навозведение этой части была более чем приемлема. Примерно какобычная пятиподъездная десятиэтажка, если безоткатов ибезумных требований. Кроме того, этомы могли попробовать построить зате три месяца, которые нам останутся после окончания природного безумия довесеннего равноденствия. Апотом приедут кхаланская «госприемка» иприемная комиссия начерных кораблях, иустранить недоделки мы сможем только собственной кровью.
        Апока снеба исморя намои острова лилась вода, мыничего делать немогли. Накапливали, конечно, материалы иденьги. Никитка сМихой активно общались снародом нафоруме выживальщиков. Сава подыскивал мне бомжей, ая через ментов искал ценные кадры среди спивающихся одиноких горожан.
        Забавно вышло салтайским фермером. Ну,помните? Тем, которому Васька письмо через меня передавал. Дима Эмберг приехал вгород всередине декабря. Оставил жену дома, нахозяйстве, иприкатил. Интересный чувак. Молчун. Люблю молчунов. Ониводу нельют. Если говорят, товсегда поделу. Ивсегда вдумчиво. Вотиэтот, заглянул вглаза изадал только два вопроса. Правдали то, чтоМундусов написал, икогда можно будет переселиться. Воттак вот. Должно быть, здорово его дома заболтали, если мужик готов был сломя голову куда угодно прыгнуть, толькобы отпроблем подальше.
        Подтвердил. Показал фото. Панораму, которую мы сбратьями свершины сопки сняли. Эмберг потеребил узкий подбородок изадал последний вопрос: длякакого количества народа там хватит места? МысНатахой даже засмеялись, благо Дима обидчивым невыглядел. Пояснили, чтодляпары тысяч точно, атри уже подвопросом. Гость совершенно серьезно кивнул, селвсвою затюнингованную подпикап «Ниву» иуехал. Даже непопрощался. Икаковоже было наше удивление, когда кконцу новогодних каникул, толи шестого, толи десятого числа, мнепозвонили споста ДПСипопросили подтвердить, чтокараван изчетырнадцати машин, большая часть которых загружена домашним скотом - лошадьми, коровами, козами всякими совцами, - идущий отграницы сАлтаем, направляется именно комне вусадьбу. Обычно втаких количествах животных только набойню вмясокомбинат возят, нотут улюдей соответствующие документы отсутствовали, чтобравых гайцов исмутило.
        Подтвердил. Идаже съездил людей встретить. Акогда весь этот табор ввалил вмои ворота искот выпустили измашин, даже соседи вышли полюбопытствовать. Я-то, глупый, прежде думал, чтодва гектара земли - это много. Хрен-то сдва, японский городовой! Твари божьи только что боками непихались, столько их было.
        Аэто просто Дима сблатовал ехать вдали неведанные еще две соседские семьи. Фермерами они официально нечислились, скота имели много икдомогательствам нашего любимого государства относились резко отрицательно.
        Прикиньте, чтовсе это стадо запару недель смоей землей сделало?! Сугробы просто исчезли, словнобы их инебыло. Всевытоптали, всенавозом удобрили. Фермеры-то, конечно, жратву дляскота ссобой привезли. Сено вкруглых таких штуках, силос икомбикорм вмешках. Носовсем немного. Васькаже Диме написал, чтозимы там, заРадугой, небывает. Трава ита вечно зеленая, ёкарный бабай. Онислишком уж заморачиваться инестали. Зато сразу после прибытия давай наменя наседать. Типа чтоб скорее их туда переправлять начинал. Аябы ирад, данаостровах какраз вто время настоящее светопреставление случилось. Егоркины приборы просто зашкаливало, аназакуску еще иземлю трясло так, чтопобетонному полу ангара трещины поползли. Одному извояк вАфгане еще пришлось повоевать. Тамчастенько землетрясения случаются, такон три-четыре балла определил. Фигня, мол. Неочем беспокоиться.
        Хренасе - неочем! Море чуть сземлей местами непоменялось. Волны стрехэтажный дом своими глазами видел. Эпицентр, видно, где-то наюге был, потому какоттуда цунамя эта иприплыла, бляха отремня. Помните, яокустарниковых зарослях вдоль пляжа рассказывал? Нуте, через которые мы сЛехой едва-едва прорубились. Все. Небыло больше кустиков тех. Каккорова языком слизала. Вместе состальной, изуголка пятидесятки, рамой, накоторой средний свою метеостанцию установил.
        Короче, пришлось нам сПоцем поокрестностям порыскать, коровье пропитание добывая. Одним изсоседей уменя ментовский отставной генерал был, такон чуть сосмеху неумирал, глядя, какмы сбратьями сено сКамАЗов фермерам помогаем сгружать. «Тебе, - кричал, - Андрюха, теперь молоко завредность нужно выдавать!» Волк позорный! Скотина-то исправно службу несла. Нетолько жрала, ноиобратно кое-чего выдавала. Уменя отэтого молока иего производных, сметаны там всякой итворога, такживот крутило, думал, рожу какую-нибудь неведому зверюшку.
        Потом Натаха сЛюбаней дело всвои руки взяли. Молочные продукты вблизлежащий детский дом пристроили, аалтайцев выдрессировали, чтоб куда ненужно нелезли иглупые вопросы незадавали. Мол, придет время, сами все увидите иузнаете.
        Усупруги моей, кстати, какое-то типа важное открытие получилось. Янеособенно врубился, честно говоря. Забот да хлопот ибезэтой шняги хватало. Понял только, чтотой бяки, которую вкрови рыбаков Натаха моя найти очень боялась, такиненашлось. Зато они вдруг обнаружили совершенно новую, пятую группу крови. Ичто самое прикольное, результаты тех замеров, иличто там уних, хрен его знает, попали вруки молодому врачу. Кровь наанализы вПервую городскую клинику «Скорой помощи» увезли. Адежурным доктором там какраз этот вот молодой специалист ивосходящее светило оказался. ЕгоДенисом Валерьевичем даже старые, матерые медсестры зовут. Уважают, короче.
        Такэтот эскулап вцепился ванализы какклещ иотпускать нехотел. Орал, типа это открытие мирового значения, ион, оформив все вдиссертацию, навеки войдет висторию мировой медицины. Смешной такой. Ната сразу сказала, чтодлядиссертации нужно эти пробы повторить, инеодин раз. Агде он их возьмет?
        Короче, посетили мы его сМихой. Прежде кглавному врачу больнички заехали сбутылкой «Хеннесси». Поинтересовались личным делом дежурного светила. Парень детдомовским оказался. Одиноким, короче. Всего сам добился. Светлая голова италантище! Кактакому непомочь? Предложил ему длительную, хорошо оплачиваемую командировку вте места, гденосители этой пятой группы размножаются наволе. Наконтракт, таксказать. Надесять лет, поосновному профилю. Ну,тоесть людей лечить. Аисследованиями заниматься никто мешать нестанет. Нотолько всвободное отосновных обязанностей время. Нужные приборы ивсякое такое барахло - позаявке врамках заранее утвержденного бюджета.
        Дениска ошалел слегка ивзял неделю нараздумья. Нобумагу срезультатами анализов нам таки отдал. Яего попросил, ион нестал спорить.
        Дюжину каких-то темных, неопрятного вида, нонеимеющих неприятного запаха личностей привез Сава. Глянул наменя хмуро ипосоветовал следить заих перемещениями поусадьбе. Аеще лучше - попросту запереть где-нибудь вподвале, пока суд да дело. Чтоб несперли чего нужного инеразбежались. Нуда унас особо незабалуешь. Этих мы тойже ночью наострова переправили. Тампосле цунами тихо было, какуБога запазухой, имы эту неожиданную паузу старались использовать помаксимуму. Восновном туда продукты таскали иновые бытовые вагончики. Всехже переселенцев нужно было где-то селить напервое время.
        Одного из… какОлежка выразился, пленных я совершенно неожиданно длясебя сразу узнал. Дядя Миша начальником участка еще устарых владельцев компании трудился. Акакя уруля встал, онувольняться пришел. Мотивировал это нежеланием работать набандитов. Прямо так мне вглаза изаявил. Может, думал, яего уговаривать стану илискулаками кинусь. Ая молча подписал заяву и, ткнув пальцем вдверь заспиной посетителя, процедил сквозь зубы:
        -Пшел вон, предатель.
        Думал еще другие фирмы строительные обзвонить ипопросить, чтоб его никуда всерьезные конторы небрали. Нонестал. Решил - Богему судья. Инадоже - попал точно вяблочко. Дядя Миша всегда неплохо зарабатывал, такчто деньги унего водились. Ещеон гордый был исебя считал непоследним человеком вгородской стройиндустрии. Сидел полгода дома, ждал тех, ктокнему явится приглашать осветить своим присутствием тьму нового объекта. Хи-хи. Датак инедождался. Икакэто часто сгордецами случается - запил. Ивсе. Такего приличная жизнь икончилась. Апопал он вруки суровому начальнику охраны рынка из-за очередной глупости. Подбили его приподъездные алкаши наовощной отправиться иотважных негоциантов изСредней Азии набабло развести. Проще говоря - слегка ограбить. Типа там сторожами все русские парни, иохрана затаджиков невступится. Наивные чукотские девочки. Слотошили их мгновенно, номентам, помня мои запросы, сдавать нестали. Таквся эта «банда» вполном составе заРадугу иотправилась. Квартиры их уже потом, много позже, мыподоверенности продали иполовину выдали там - золотыми исеребряными монетами. Какидоговаривались.
        Арожа уСавы впоследнее время постоянно озабоченной была. После моего предупреждения тот чаще оглядываться стал. Нуиприметил неприметных мальчиков, чтозаним всюду хвостиком таскались. Парнишки, быть может, ичислились отличниками боевой иполитической подготовки вконторской учебке, нопротив матерых волкодавов, какодин прошедших горячие точки, которых Олег вохрану себе подбирал, нифига некотировались. Шпиёнов аккуратно повязали исделали классическое, иззамечательного кинофильма проамериканского крестного папу, предложение, откоторого нельзя было отказаться. Типа илиих письменные показания, илимозги будут наэтом листе формата А-4…
        Ито, очем поведали мальчики, Саве очень непонравилось. Мнеон ту писанину показывал, такя тоже неввосторге был. Думаете, приятно было узнать, чтодва бультерьера, чтозаспиной нашего шефа последнее время постоянно отираются, - это сотрудники специального отдела ВИП-охраны вФСБ? Ичто подкрыло нашего тренера снекоторых пор принял какой-то там высокий шиш изтойже конторы. Датак взял, чтодядя Вова теперь типа ручного медведика угенерала. Захочет - натравит накого-нибудь, незахочет - тот сидит, медслапы слизывает. Нуипопутно денюжку вклювике носит…
        Так-то, всилу невеликого звания - оба были простыми лейтехами, - они знать таких подробностей немогли. Нотак уж случилось, чтоодин изшпиков жил водной комнате общаги сшефовым охранником, авторой… какбы помягче выразиться… геемон, короче, был. Ивременами «гостил» вкоттедже того самого генерала, нечуравшегося модных вЕвропе забав. А«приглядывать» замайором его отправили, чтоб галочку поставить вличном деле. Изаучастие воперативной разработке злобного бандита получить основания дляполучения следующего звания. Типа карьера через одно место, бляха отремня…
        Олег рассказывал, тогда едва удержался, чтоб нервануть сбойцами кшефу. Морду бить излые слова влицо бросать. Типа революция, Че Гевара, долой гоморастическое руководство, ився власть майору вотставке среальными пацанами. Дапередумал. Решил, чтоглупо это будет. Шиштренера по-любому прикроет, иреволюция станет путчем. Авот пережилбы попытку переворота сам Сава - это большой вопрос. Короче, решил мой друг сидеть напопе ровно, делать свои дела инапровокации неподдаваться. Афээсбэшный пригляд - игнорировать.
        -Есть уменя надежда, Дюш, - тихо выговорил Олег, пристально глядя мне вглаза. - Чтоесли задницу мне прижгут, яктвоим суровым дядькам втайгу смогу податься. Поможешь?
        -Даневопрос, братуха, - кивнул я иусмехнулся. - Такспрячу, Господь ненайдет, нето что фээсбэшники.
        Сава кивнул ивяло сунул мне кулаком поплечу. Этовместо спасибо, какя понял.
        -Слышь, друг, - почесав заухом, поймал я так иноровившую скользнуть идею. - Если ты наполном серьезе решил сваливать, может, напоследок сыграем стренером иего покровителями водну веселую игру?
        -Излагай, - заинтересовался приунывший было смотрящий. - И,выслушав общий скелет замысла, поморщился: - Хреново. Спалимся. Ихороших людей спалим. Лучше так…
        Еговариант мне тоже идеальным непоказался. Очем я тутже изаявил. Витоге общими усилиями идею доработали ипожали друг другу руки. Ая поехал домой, спеша поделиться сЛехой хорошей новостью. Унас появился шанс заполучить-таки тяжелое вооружение, такнеобходимое дляэффективной обороны крепости.
        Первый «кирпич» воснование цитадели заложили всередине января. Наши жены бросили покамню вжидкий еще бетонный раствор надне котлована, мысбойцами стрельнули потри раза внебо изавтоматов иосвободили площадку дляработы. Гастарбайтеры больше ждать немогли. Имденьги нужно было зарабатывать исемьям всолнечном Узбекистане отсылать. Итак два месяца отбезделья маялись, пока надостровами шторма гулеванили.
        Даиунас дел полно было. Насквадры ждали, накоторых мы сфермерами должны были южный июго-восточный полуострова исследовать. Пришла пора места подпастбища иусадьбы определять, загоны дляскота строить имою территорию отржащей, мычащей иблеющей орды освобождать. Нуи, кроме того, намсЛехой, прежде уже ногами там походившим, любопытно было, каких делов ураганам удалось натворить. Чтоб знать набудущее, каксезон штормов здесь ландшафты менять умеет.
        Поцтоже снами хотел намылиться, нопотом все-таки передумал. Унего выбор был: илитаки рвануть вБелоруссию, гдеони сНикитой через Интернет перед Новым годом умудрились накупить такое количество списанной соскладов длительного хранения военной техники, чтоменеджеры «ТехникАрм» потребовали присутствия представителя заказчика, прежде чем отправлять все это добро вРоссию. Одних Михиных ненаглядных «бардаков» четыре штуки. Ясен день - безсамого вкусного, безКПВТиПКТвбашнях. Жаль, конечно, нонесмертельно. Этамашинка исРПКбудет уберплюхой длятуземных мушкетеров.
        Ещеэти два сетевых шопоголика набрали пяток классических УАЗов, «буханок» четыреста пятьдесят вторых, две«шишиги» - ГАЗ-66, дваБТР-60, опятьже безвооружения, ипросто неприличное количество запчастей кэтому всему. Иназакуску - держитесь крепче! - четыре буксирно-моторных катера БМК-130М1. Этоте восьмиметровые цельнометаллические лодки, которые субирающимися вкорпус шасси ипрактически вечным дизелем ЯАЗ-204В.
        Короче, выкатили они мне список предполагаемых покупок наподпись. Ирка, которая внашей банде финансами заведовала, безмоего автографа невесть что оплачивать отказывалась. Иправильно делала. Потому что впрайсе мы еще много чего интересного нашли. Там«афганки» комплектами поцене китайских трусов продавали инижнее белье солдатское списанное - навес. Советскоееще, азначит, очень качественное. Яуж неговорю оплащ-палатках, ремнях-портупеях, шанцевых инструментах иеще многих имногих вещах, которые вусловиях отсутствия абсолютно всего навес золота будут.
        Апобелевшей отрезко увеличившегося списка Ирине я пообещал, чтобольшую часть этого барахла, кроме техники, конечно, мыкупцам тамошним назолотые монеты свыгодой обменяем. Никтоже нам непомешает убелорусов постоянными покупателями стать? Хорошо торговля пойдет, можно будет ипартии существенно увеличить…
        Вобщем, Поца вбратскую республику отправили, асами рванули наквадровые покатушки. Дожди сураганами вроде какзакончились, нопочва еще совсем сырая была, ининачем другом там непроехать.
        Рыбаки туземные наноги какие-то досточки привязывали - вроде очень коротких лыж, подбитых кожей морской рыбы, ккоторой грязь нелипла, икнам засъестными припасами приходили. Вперерывах между штормами, ясен день. Бывало пару раз, чтоинаночевку мужичков приходилось устраивать. Водин извагончиков. Таквянваре, когда вода снеба сыпаться перестала, теходоки жен привели. Типа вмузей. Показать, какпришельцы живут. Вкаких замечательных уютных светлых икрепких домиках. Амы сЕгоркой тут кактут. Сковарными объяснениями, что, дескать, этоунас вообще-то времянки. Мол, построим настоящие дома - тогда приходите. Аэтим нам типа ихвастаться стыдно.
        Китобои покивали лохматыми головами, всмысле, чтобазаров ноль - дляначальства по-любасу жилища крутые выстроят. Нотут иВаська встрял. Какбезнего. Мнеполиглотством вообще некогда было заниматься, аЕгор только-только стретьего надесятое понимать стал. Куда там еще иговорить! Короче, алтаец внашу рекламную кампанию удачно вписался. Заявил, чтодаже унего там, стой стороны, домкуда лучше этого вагончика был. Аон всего лишь деревенское стадо пас. Никакой неначальник типа. Имы это подтвердили. Пообещали, какфермеры наши обустроятся, кним рыбаков сводить.
        Думаетсямне, рыбачьи жены здорово туземным мужчинкам мозги выгрызли. Бабы, онитакие. Этоесли сравнивать нескем иувсех все также, какутебя, онипокладистые. Авот если можно иначе - лучше, удобнее, даеще ивсе это нарасстоянии вытянутой руки, тутуж держись! Такзапилят - небо совчинку покажется.
        Потом уже, когда места подфермы нашли, загоны изжердей сколотили да стали животных небольшими партиями через Подкову перегонять, танаша сЕгором промоутерская кампания плоды принесла. Первыми невыдержали пришлые. Те,кто наострова недавно перебрался икто там, вродной стороне, прежде сельским хозяйством занимался. Вотони ипришли. Сначала вработники кхуторянам нашим проситься. Апосле, года, наверное, через три иличетыре, большинство изних исобственным хозяйством обзавелись. Главное - это желание. Авозможности унас, поместным меркам, чутьли неволшебные. Мненетрудно мешок элитной пшеницы напосев через Радугу перекинуть, адлякого-то это, быть может, судьбу кардинально изменит.
        Этосейчас мы ксезонному светопреставлению привыкли. Атогда нам сбратом жутко было смотреть навывороченные скорнями деревья иснесенные кусты. Вовражках ипрочих лощинах все плавнем забито. Влесах буреломы - безтанка хрен проползешь. Тропинку к«партизанской» деревеньке заново прорубать пришлось.
        Зато прежде пышная, вездесущая растительность обозревать окрестности немешала. Насклон сопки выехали, вбинокль все рассмотрели иуже двинули копределенным целям. Животноводам выпасы нужны были обширные. Тем, ктовсякие фрукты-овощи выращивать собирался - земля плодородная. Такчто катались дня три. Поочереди скаждым изхозяйвов. Апотом, порезультатам, таксказать, договора составляли. Количество занимаемой земли фиксировали, границы определяли иналоги высчитывали. Хотя споборами, какбы нашему алчному счетоводу Ирине нихотелось, япо-своему решил. Десятина. Ивсе. Ничего кроме. Государству, тоестьнам, десятую часть отгрузил, испи спокойно. Никто ничего больше непотребует. Можно раз вмесяц или, каквслучае скупцами, сразу после сделки. Можно раз вгод. Новсегда деньгами. Ауж если нам вкрепости что-то изпродукции понадобится - мы это покупать будем. Мухоткотлет, короче, решили отделять.
        Что-то я невту степь заехал. Хотел ведь оначале строительства замка рассказать иотом, гдемы пушки дляобороны бухт взяли.
        Котлован рыли неделю. Этообразно я так сказал - рыли. Насамом деле нетак рыли, какщебенку иобломки камня выгребали. Геологию местную никто, бляха отремня, неисследовал. Просто вголову непришло сюда еще ибуровую установку притащить. Иуже наглубине метров четырех уперлись вкамень. Благо мягкий, податливый. Глинистый сланец. Оно, конечно, лучше былобы, еслибы гранит илибазальт. Вулканическая порода иводу непропускает, иопорой длятяжелой железобетонной конструкции сталабы замечательной. Адляаммонала побарабану, чего взрывать. Длябазальта только расход взрывчатки, которую нетак просто достать, побольшебы был, нуидыры подзакладки немного труднее былобы делать.
        Носланец тоже очень хорошо. Воронки просто гигантские получались. Пришлось даже въезд прокопать дляспуска вниз экскаваторов исамосвалов. И,кстати, нетолько дляудобства производства работ. Небо все еще продолжало изредка «радовать» нас тропическими ливнями, и, будь «бассейн» закрытым, замучилисьбы воду откачивать. Атак она сама себе путь находила.
        Глина ищебень тоже пригодились. Тотберег, чтокустью речки выходил, ибезнашего вмешательства достаточно высокий. Тампросто окоп выкопали ибетоном его облагородили. Авот вюжной бухте, там, гдешироченный песчаный пляж, берег низкий. Длябытовых нужд это даже удобно, авот воборонительном смысле - натуральная засада. Одной пушкой необойтись. Пришлось там чутьли неотдельный бастион строить, даеще исзападной стороны бухты дополнительный ДОТ. Иначе, какопасался мичман, грамотный командир лодки сдесантом мог вдоль берега провести ивнедосягаемости орудий бастиона наберег высадиться.
        Этоврядли, конечно. Понашей, таксказать, военной доктрине супостата еще наподходе положено было уконтрапупить. Новедь всяко могло выйти. Планы планами, ареальность реальностью. Или, каксказал Поц, накаждую хитрую гайку по-любасу найдется болт срезьбой.
        Леха пригорячей поддержке еще двух морпеховских прапоров как-то сумел вычислить предельную нагрузку нашей первой линии обороны. Типа отодного допяти вражеских кораблей мы еще будем способны эффективно отвадить, авот если больше, товопрос. Возможна сухопутная баталия. Нуилиесли десант сгрузят где-нибудь всторонке, икнам ворог припрется уже посуше. Тогда вся надежда накрепкие стены ипулеметы цитадели.
        Прямо скажу - хреновый вариант. Унас наберегу постепенно поселок стал образовываться. Пока небольшой совсем. Торговая фактория, таверна инесколько десятков строительных бытовок. Новедь лиха беда начало. Эти-то совершенно длянас длявсех неожиданно появились. Ия неогородке гастарбайтеров говорю.
        Фактория возникла первой ивообще какповолшебству. Яспеца подереву искал. Лесопилку мы приволокли, изнесовсем добровольных переселенцев бригаду налесоповал организовали, авот перерабатывать бревна вдоски так иненачали. Нетак это просто оказалось, какнам сМайером вначале представлялось.
        Итут один изприкормленных участковых мусорков поделился, что, дескать, есть интересный человечек один. Спец полесоматериалу. Иорганизатор отБога. Деньги сами кнему липнут, вокруг все кипит иизменяется. Ностоит мужичку запить - все. Амба итушите свет. Последнюю рубаху ссебя снимает. Пока все непробухает, неостанавливается. Атут уже чутьли неполгода запой унего. Жена его дочь забрала иизгорода кродне сбежала, квартиру вот-вот занеуплату коммунальщики отсудят иэтакий-то талантище будет бомжевать.
        Какнепомочь такому горю? Посетили мы сбратом этого деятеля поимени Саня, апофамилии Демьянов. Поговорили. Предложили новую жизнь, возможности иденьги. Только безводки. Тоткакраз спохмелья маялся изачекушку навсе согласный был. Амы чего? Притащили ему спиртное да иобменяли наподпись подконтрактом. Инаследующиеже сутки Саня уже проснулся подпронзительно-голубым небом тропических островов.
        Денек поудивлялся наш спец подоскам, анавторой взялся заработу. Датак, чтоя тому участковому премию завез. Необманул, ментовская морда. Демьянов оказался прямо-таки кудесником каким-то. Занеделю он нам лесопилку запустил инастроил, двух узбечат наней работать научил итутже начал горбыль, который отделовой древесины прираспиловке остается, вановским рыбакам нарыбу менять. Телодки вморе выгнали сразу, какшторма утихли, авот хижины какследует выстроить неуспели. Имигорбыль загреческий мрамор пошел.
        Думаете, наэтомвсе? Хрен-то сдва! Свежую рыбу Саня напару содним из«пленных» купцов начали коптить! Прямо всклоне холма яму выкопали ипоперли оттуда такие запахи, чтоквечеру уних еще неготовую партию начисто раскупили. Понятия неимею, каким образом эти двое договориться сумели - Демьян нивзуб ногой натуземном, аДерана заместную зиму только материться научили. Насамом деле. Ноглавное - результат уних назависть всем вышел.
        Таквот. Вфеврале эта сладкая парочка, Демьянов иДеран, пришла комне. Сдвумя вопросами, какСаня выразился, бляха отремня. Ну,спервым мы быстро разобрались. Просил он контракт свой выкупить. Типа лесопилку он работать запустил итолкаться там рядом бездела ему скучно. Авот если мы позволим ему поторговой части, внекотором роде независимо отнас, рядом покрутиться, воттогда отнего нам будет респект иуважуха. Хитро так, заковыристо подошел. Коварно, ябы даже сказал. Типа нужны новорожденному княжеству свои купцы ипрочие торговцы илиунас будет военный коммунизм?
        Нахрен, нахрен! Какой еще коммунизм?! Мымонархию натуральнейшую строили ипотенциально намерены были поддерживать инициативных переселенцев. Атут один такой сам пришел. Такчто иконтракт выкупить ему было разрешено, ифакторию - посути торгово-промышленный дом - организовать. Итогда этот змей второй вопрос задал. Надкоторым мы целых два вечера голову всей толпой ломали ирешение покоторому долгим эхом нам еще много лет отзывалось.
        Таквот, спросил Демьян, сколько ивкакой валюте он нам законтракт должен. Невинный исовершенно естественный вобщем-то вопрос. Авот что нанего ответить, явтот момент понятия неимел.
        Глупо было вбудущее наши бумажные деньги тащить. Мало того что их потенциальное обеспечение - тоесть все достояние Российской Федерации - уже много сотен лет каксгнило, заржавело илиутонуло. Такинеповерилибы туземцы, чтоэти разноцветные бумажки какой-то покупательской способностью могут обладать. Уних там твердая валюта вцене была. Золото, серебро, медь. Железо нахудой случай. Меха еще ценились иоружие.
        Ноиотчеканенные неведомыми странами, разные повесу ипокачеству металла, монеты использовать тоже невариант. Егор рассказывал, чтовСредние века были даже специально обученные люди - менялы, которые взвешивали каждую монетку ивысчитывали ее стоимость. Бред какой-то. Унас должно было быть все четко ипонятно. Так, чтоб инаемные работники, те, кто, отработав наостровах свое, должен был вернуться всолнечный Ташкент, иместные жители четко себе представляли, сколько чего изачто.
        Первым делом мы разрисовали налисте бумаги действовавшую втом мире систему. Объясняли нам ее насловах, ноим-то этот лабиринт зависимостей сдетства привычен. Намвот куда привычнее десятки исотни, чемкакие-то гра икиги. Короче, Егорка быстро втаблицы все прописал, вывел зависимости ивыдал результат. Оказалось, чтоодной примерно трехграммовой золотой монете, именовавшейся натуземном наречии «тигра», соответствовала куча серебряных общим весом около полукилограмма. Илиоколо трехсот грамм восьмиугольных, забавных таких, похожих наигральные фишки изказино, монет Железных Людей. Средний брат объяснял это более высоким качеством серебра, ибольше ничем. Втех кругляках, чтопривозили купцы изкняжеств, драгоценного металла было едвали половина отвеса. Чтовзолотых, чтовсеребряных. Только медь попадалась вполне сносного качества. Ноона вэтом мире ценилась совсем низко. Кига заодну золотую. Это, если верить Егору - практически точно, - два килограмма. Нусовсем чуть-чуть меньше.
        Вторым вечером, хорошенько пораскинув мозгами, пришли ктакой схеме: основой нашей валютной системы будет-таки монета серебряная, анезолотая. Хотябы уже потому, чтожелтый металл нам ивнашем мире пригодится. Темболее если начнется какой-нибудь прикол встиле Армагеддона. Ужнамли незнать, чточем хуже идут дела, темдороже презренный металл.
        Поэтому золото мы планировали большей частью скупать утуземцев. Часть продавать, чтоб было, начто финансировать обширные планы поосвоению островов, остальное переплавлять вслитки, попутно очищать искладывать прозапас. Типа казна.
        Нонекоторое количество золотых монет мы все-таки напечатали. Немного. Исключительно длядемонстрации платежеспособности. Егор едвали больше пяти килограммов истратил, авышло внушительный сундучок заполнить. ОнисПоцем откуда-то надыбали ручной пресс иматрицу где-то заказали. Содной стороны аккуратного кругляшка ровно три грамма весом косой Андреевский флаг был изображен. Надругой - номинал - десять рублей. Затакую монетку вскупке ровно три тысячи наших родных деревянных давали. Такчто курс обмена унас несовсем удобным вышел.
        Ссеребром все оказалось сложнее. Так-то унас цена ему была - полушка. Тридцать, чтоли, схвостиком рублей заграмм. Чутьли невдвести раз дешевле золота. Чтопримерно совпадало скурсом, принятым вземлях, подвластных мушкетерам счерных кораблей. Нонас это неустраивало, имы сразу заложили стопроцентную прибыль припокупке золота занаше серебро. Причестной девятисотой пробе имели нато моральное право.
        Белые монеты тоже потри грамма стали делать. Чтоб ненарушать отчетности. Только номинал другой. Развдесяти рублях должно было оказаться сто кругляков серебром, тоиизобразили наних десятки. Копеек, естественно. Прикольно получилось. Очень похоже наполузабытые, советскиееще, десятикопеечные монетки. Даже вразмер примерно попали.
        Этопотом уже, попросьбам трудящихся, таксказать, стали делать более тяжелые полтинники идаже рубли. Аначиналось все счервонцев игривенных, украшенных Андреевским крестом. Так-то вот, внучки.
        Подгм… княжеский печатный двор небольшую комнатенку вобширных подвалах цитадели отвели. Иеще одну, кпервой примыкающую, - подказну. Сварщик запару часов изуголка стеллажи сварил, мыдосок наних накрутили, вотвам иместо хранения. Ашик-блеск наводить исмысла небыло. Золото, дети, само посебе интересное зрелище. Так, бляха отремня, внимание отвлекает, некоторые вообще ничего вокруг больше невидят.
        Свалютными делами только-только разобрались, какявился незапылился бывший бомж, строитель вотставке дядя Миша. Я-то, кактолько его вкучке вынужденных переселенцев увидел, грешным делом, обрадовался. Думал его издесь присматривать загастарбайтерами поставить. Аон, паразит, сделал вид, будтобы мы вовсе незнакомы, ивместе состальными бичами отправился строить дома икоровники фермерам. Атут вдруг решение переменил. Пришел просить разрешения открыть таверну. Уверял, чтовсю жизнь обэтом мечтал, давозможности все неподворачивалось. Теперьже вродебы все учел. Иоткуда продукты брать, иповар среди собратьев поперемещению нашелся, испрос науслуги исследовал.
        Ну,я вздохнул иразрешил. Иправда, чтозагород безгостиницы иресторана? Одно только мне вего идее непонравилось. Было уменя опасение, чтобомжары снова застарое примутся. Станут полдня накого-то батрачить закопейки, аповечерам все заработанное вкабаке пропивать. Ноитут удяди Миши ответ нашелся. Заявил, чтохода всяким оборванцам вего заведение небудет. Типа он собирается приличное место делать, анедешевую забегаловку.
        Так-то вот. Изнаете, чтоизэтого всего вышло, внучки? Они, этипервые внашем городке предприниматели, только фундаменты своих построек заложили, анарод словнобы проснулся. Заскрипели затылки, заблестели глаза. Люди как-то вдруг, водночасье, почувствовали себя свободными. Вольными. Силу всебе открыли ивозможности разглядели. Фермерские дети влеса погрибы иягоды побежали. Узбеки повечерам настройках калымили, абойцы изнашей пока еще микроскопической армии помогали перегонять иразгружать длинномеры состройматериалами. Иникого, японский городовой, несмущало, чтозатруды они получают неразноцветные фантики Банка Российской Федерации, ааккуратные монетки издрагметаллов.
        Было иеще одно изменение вумах новых жителей островов. Скакого-то перепугу большинство добровольных переселенцев итех избичей, ктосмирился сновым миром, решили, чтопистолет напоясе, аеще лучше - «калаш» наплече - это признак свободного гражданина нашего княжества. Ну,если быть честным, вкакой-то мере они были правы. Тетки наши туда-сюда через портал шныряли инас неспрашивали. Наних глядя, идети повадились. ИзВановой деревушки рыбаки часто сотпрысками приходили, даиуфермеров спотомством богато было. Нашей пацанве вэтой компании интересно было ивесело. Стой стороны зима. Снег иморозы. Атут теплое море икуча всего нового. Бывало, доскандалов доходило, когда мы спиногрызов наших отлавливали ипринуждали садиться зауроки.
        Новлюбом случае припереходе изстарого мира вновый все наши непременно надевали напояс кобуру соружием. Женсовет с«тотошами», ашпане пока только смелкашками. Нуимы сбратьями вынуждены были акаэмами обходиться. Соружием поначалу было плохо.
        Ивот, глядя нанас, стволы потребовали себе иторговцы, ифермеры. Потребовали - это, конечно, громко сказано, нопросьбы были так аргументированы, чтоотказать казалось попросту невозможным. Никто, ясен день, инеждал, чтомы станем раздавать огнестрел всем икаждому. Во-первых, губа шифером покроется оттакой-то халявы. Аво-вторых, нужно было учитывать потенциальную вероятность расползания современного оружия поэтому миру. Иеслибы, скажем, пулемет попал вруки темже Железным, никчему хорошему этобы непривело. Даже еслибы мы умудрились как-то контролировать перемещение боеприпасов, последствия могли быть совсем неприятными. Чтобы убить человека, довольно одной пульки.
        Сдругой стороны - исэтим все наши, кроме разве что моей Натахи, были согласны, - вооруженные иимеющие, чтозащищать, люди, случись что, сталибы существенной помощью дружине. Поэтому было принято решение форсировать задуманную нами сОлегом Савой авантюру иоткрывать оружейную лавку.
        Вобщем-то предложение тренеру я сделал наследующийже день после разговора сосмотрящим овощного рынка. Приехал вбанно-ресторанный комплекс, отозвал дядю Вову всторонку изаявил:
        -Шеф, ятут надосуге калейдоскоп крутил-вертел, исложилась уменя угарная картинка. Типа, какиСаву нашего кчерту накулички загнать безправа наобратный билет, ибабла наэтом здраво поднять.
        -Ачего этоты, Андрюх, Олежеком озаботился? - прищурился тренер. - Тыже вхороших сним вроде был?
        -Адавай я тебе, дядь Вов, всессамого начала расскажу, аты сам рассуди, вхороших я теперь сним илитак… рядом постоять…
        Иначал я баянить осуровых дядьках, добывающих золотой песок вдебрях Центральной Сибири. Отом, какони наменя вышли идоверили сбыт намытого встуденых ручьях. Отом, какпредложил Олегу скупать это самое рыжье, иоцене, закоторую он забирать драгметалл согласился.
        -Товарищи там серьезные, тренер, - втолковываля. - Ицену своему труду знают. Иморужие нужно. Тамзверья дикого, какнапервомайской демонстрации. Даеще икакие-то конкуренты шастать начали. Якмайору нашему сунулся, такон мне такой ценник выдвинул, явспух реально. Воткакмне сним теперь вхороших оставаться? Сава намне, набрате, нажиться захотел… Япомню, какты, шеф, мнепронауку старого вора говорил. Так, походу, дляпомидорного смотрящего золото дороже нашей дружбы получилось.
        -Ая тебе отом ибазлал, Андрюшечка! - обрадовался дядя Вова. - Гнилой чувак наш Сава. Былибы сейчас старые добрые времена, яуже решилбыего… Асейчас… Слишком много глаз, слишком много любопытных носов вокруг… Такты ктем копалкам таежным Олежку заслать хочешь?
        -Ага. Ониотлишних рук неоткажутся. Япару раз дляних бичей поподвалам собирал уже. Там, говорят, холодно уних. Изверья дикого полно. Рабочей силы постоянно нехватает.
        -Авзамен?
        -Имстволы надо, дядь Вов. Пистолеты нормальные, автоматы ипулеметы. Ониикрупняк взялибы илипушку небольшую. Только гдеже ее добудешь, блин?! Вмагазинах такую шнягу некупишь.
        -Аплатить…
        -Онизолотом башляют, тренер. Слитками. Там, правда, федеральной пробы нестоит, ноя проверял. Безбазара. Самое оно.
        Шефзамолчал, изредка поглядывая надвух бультерьеров, делающих вид, будтобы разговор их совсем некасается.
        -Тывот что, Андрюха, - почти прошептал он наконец. - Тысдядьками теми свяжись. Пусть бумажку пишут. Типа каких пирогов исколько им вжилу будет. Яэту малявку покажу кое-кому. Глядишь, чего исрастется… Забирать-то они какнамерены?
        -Пореке. КакОбь весной вскроется, ихбаржа ссеверов приходит. Ониунас тут жратву ишмотки покупают. Типа какартель малёха песка нааффинажный завод сдают. Заодно иволыны вывезлибы. Аесли раньше получится, онипогатям наКРАЗе могут прибежать. Слитки они только так итаскают. Водой опасаются…
        -Ну,этоты, Дюх, знай, - перебил меня глава ОПГ. - Мнеэто знать никчему. Тащи бумажку, будем решать. Вкурил?
        -Безбазара!
        Чтотут было непонятного. Шефведь незнал, чтосписок я самже ибуду составлять. Ну,неводиночку, конечно. Всесвое особое мнение высказали. Иженсовет, иПоц, имладший. Даже уСавы нашлись непрошеные советы. Какдавай меня всякими «Печенегами» с«Кордами» стращать иот«Утесов» отговаривать, будто я вчера родился. Невчера. Ителеящик посматриваем, ивИнтернете буковки знаем, куда вписывать. Даипокажите мне нормального русского мужика, неинтересующегося оружием! Я,например, стакими незнаком.
        Ходят унас легенды, чтотипа есть отдельные существа, сомневающиеся вправе матушки-Природы единолично определять пол свободных совершеннолетних людей. Но,сдаетсямне, этоуних новый такой наклон головы. Типа мода. Модно сейчас вЕвропе использовать выходное отверстие нетрадиционным образом, вотиони тянутся. Станет модно «голубков» нафонарях развешивать зашею, этитипы первыми вруки веревки возьмут. Базаров нет - бывают всякие… индивидуумы, укоторых крыша конкретно так подтекает. Впаспорте одно написано, иможно влюбой момент хлебалом втыкнуть иосведомиться. Аим кто-то наухо нашептывает - мол, врут менты позорные, запутать норовят. Насамом деле типа ты девочка… Нутак неперевелись еще Наполеоны поотдельно стоящим зданиям свысокими заборами вокруг. Чегоже теперь, иих раз вгод напроспект сдемонстрацией пускать?
        Только, думаетсямне, даже последний Сириус изшестой палаты ближайшей дурки нанесколько минут вполне нормальным типом станет, если ему вруки «калаш» сунуть. Есть какая-то магия вэтой железяке, единственное предназначение которой - убивать живые организмы. Что-то такое, заставляющее подтягиваться пивные животы инапрягаться дряблые бицепсы. Нуимозги, ясен день, прочищающее.
        Ну,короче, запару часов мы пожелания свои набумаге изобразили. Иеще час, одним пальцем шлепая покнопкам, этот текст переносили вкомпьютер. Никитоса илиеще кого-нибудь издетей взоне доступности ненашлось. АЛюбаня, прямо скажем, опозорила высокое звание супруги старшего мичмана! Нунеможет боевая подруга профессионального воина задавать столько… гм… да… короче, столько вопросов. Вотзачем, скажите вымне, ейбыло знать, чтоскрывается подиндексом 6П41? Ей-то какая разница? Прикиньте, еслибы я вдруг скандал начал из-за того, чтовбанке рыбных консервов, бляха отремня, ажцелых 788килокалорий, ане688! Звездец! Нуконечно, этот самый 6П41, который единый пулемет «Печенег», несколько больше той консервы стоит, нутак ипокупаем мы нешестьдесят тысяч штук, атолько пятьдесят. Всего пятьдесят. Даже нетысяч. Штук, какбы это печально низвучало.
        Ещевсяких других стреляющих штук понаписали. Ипатронов кним отдуши. Глупоже будет, если вдруг окажется, чтонадо, аунас нету. Иостанется только этими высокотехнологичными изделиями врежиме примитивной дубины отворога отмахиваться.
        Потом еще примерную сумму подбили. Так-то никто изнас ранее вторговле оружием замечен небыл, иоценах наоптовые закупки мы могли только гадать. Ноуж некоторые пределы, припревышении которых вся эта затея терялабы всякий смысл, вывести смогли. Нормально получилось. Главное - поденьгам. Вернее - позолоту, большая часть которого по-любому кнам вернуться должна была после продажи жаждущим поселенцам. Аесли цены окажутся ниже иликурс обмена слитков наамериканские деньги выше, топрибыль нашей шайки ивовсе приблизится ктремстам процентам.
        Сразу скажу - списочек наш вящиковом исчислении едва-едва уместился втрех длинномерных шестнадцатиметровых фурах. Сказка одиком КРАЗе, прискакавшем кнам вгород ссеверов позимнику, приказала долго жить. Замаялсябы елозить туда-сюда. Пришлось нам склад варенду брать, типа довесны. Иментовскую охрану нанимать. Этонаслучай, еслибы глазастые мальчики изсамой любопытной встране конторы после сделки все-таки стали запартией стреляющего ивзрывающегося присматривать. Дану ипусть им. Мынатом складе три раза только ибыли. Первый, когда там груз оставляли иПодкову пополу раскладывали. Второй, когда артефакты забирали. Нуитретий, вначале мая уже, когда набитые камнями ящики набаржу перевозили.
        Всекак-то обыденно прошло. Скучно даже. Ябыл морально готов пробираться куда-то подпокровом темноты, таскать эти проклятые ящики, обливаясь потом иопасаясь неожиданного внимания бдительного часового. Ивсе такое вэтом роде. Аоказалось все совсем иначе. Проще ипрозаичней.
        Дядя Вова молча взял бумагу и, даже незаглянув, сунул вкарман. Анеделю спустя пригласил ксебе итоже безлишних слов выдал другую компьютерную распечатку сценами икурсом обмена золота накакбы деньги. Ито идругое пусть было инеблестящим, новполне укладывалась врамки. Поэтому я просто кивнул, имы стренером перешли вресторане задругой столик, гдедожидался моего решения незнакомый и, кстати, даже неподумавший представиться господин ссовершенно невыразительным лицом.
        -Трифуры, - сухо прокомментировал он кивок дяди Вовы. - Куда подогнать? Проверять комплектность будете?
        -Да, - прохрипеля.
        -Ну,нанет исуда нет, - типа пошутил блеклый типец. - Определитесь сдоставкой, позвоните. Сводилами расчет ваш. Сами разберетесь. Моедело - отгрузить.
        -Неспалимся слевыми шоферами? - забоялсяя, дождавшись, когда тренер снеприметным чувачком обсудят процесс передачи лавандоса ипродавец растворится втумане. - Сдадут ведь, какбомжара стеклотару.
        -Кому? - хихикнул шеф идобавил, напрочь закрывая тему: - Ты,Андрюха, срыжьем нетяни. Мнеего еще нужно вгрины обернуть. Другие деньги этот… брать нехочет.
        Вотивсе. Там, запорогом, пришлось оперативно возводить еще один ангар подарсенал. Потому какпервого, того, гдемежмировые ворота, подтакое количество оружия нехватало. Мыиспереброской стрелковки едва-едва ненакосячили. Из-за… ну, скажем так, хомячей натуры нашего Михи. Дело втом, чтоего путешествие вбратскую Белоруссию несколько затянулось.
        Глава8
        Отпуск вфеврале
        Никогда я столько неработал, каквконце февраля - начале марта того года. Стремительно приближалось двадцатое число - день, когда, если верить пророчеству старого Вана, кхаланы должны были явиться наАндреевский остров. Вродебы они каждый год водин итотже день как-то добирались домалюсенького клочка суши вморе, дабы совершить там какие-то свои религиозные ритуалы. Вариант, чтоподозреваемые вколдунстве кочевники приезжают поклониться статуе изчистого золота, мывнашей шайке даже необсуждали. Этоикозе понятно. Иначе чего им переться затридевять земель, если теже самые псалмы, иличто там уних, можно былобы пропеть вообще где угодно.
        Аещемы, совершенно несговариваясь, старались избегать темы исчезновения статуи. Ясен день, притопают чародеи ктому месту, гдекогда-то Подкова была подпеском зарыта, атам вместо их храма подоткрытым небом - песочница, вкоторой хорошенько порезвились несколько малолетних экскаваториков. Ну,тоесть все перерыто иброшено. Нужное приватизировано, ненужное поломато.
        Ивот выходит, весь такой модный, всвеженьких птичьих перьях набашке, самый главный кхаланий шаман, смотрит навсе оставшееся после наших раскопок безобразие итутже магичит проклятие вполный рост. Типа чтоб само небо покарало злобных осквернителей!
        Ну,снебом, допустим, мыкак-нибудь договоримся. Аесли уПоца вУкраине, куда наш бравый механик-водитель подался после Белоруссии, всесрастется, таксбогами мы вообще накрепко задружим. Другой вопрос, чего напальцах раскинут лоханувшиеся - тоесть бросившие святыню безохраны нанеобитаемом острове - колдуны?! То,что обидятся, - кгадалке неходи. Любойбы обиделся, еслибы унего из-под носа полтонны золота увели. Авот дальше что? Созовут свои басурманские орды иломанутся нечестивых пришельцев наказывать? Илиплавно стрелы двинут наЖелезных, пообещают чего-нибудь нужное вроде того самого пресловутого омолаживающего снадобья, ипридут понашу душу черные корабли?
        Мнетак первый вариант куда больше второго нравился. Потому какпротив каких-нибудь монголо-татарских индейцев мы еще способны были худо-бедно выстоять. Стволов хватилобы даже мирных узбеков вооружить дозубов. Апротив крупняка луки сострелами вообще неканают.
        Другое дело - морские длинноствольные пушки. Унас наначало марта извсей цитадели только одна бастионная башня выше уровня земли торчала. Даита всторону каменного карьера мордой лица смотрела. Неуследил, агастарбайтеры всегда впервую очередь делают то, чтопроще илегче. Щебень икаменные валуны там ближе возить было, ибетонный заводик стойже стороны располагался. Тамони толстенные, слегка наклонные стены выливать иначали.
        Леха мужичков припряг окопы рыть, ДЗОТы иблиндажи устраивать. Язабыл сказать, тамстолько всего происходило одновременно, чтопополнение нашей дружины натринадцать душ как-то фоном прошло. Типа незначительное событие. Новые бойцы почти все сженами идетьми переселились. Иесли своинами я еще время отвремени как-то пересекался, тобабский коллектив вообще вглазах неотсвечивал. Имиженсовет занимался. Ятолько заявки напоставку еще двух десятков вагончиков-времянок подписал. Нуинапродовольственном складе стало слегка меньше припасов.
        Короче, стрелять было кому. Снаселением утуземцев несказать, чтоб блестяще дела обстояли. Тамсчиталось, чтоуральские царства - самые людные изтех государств, чтовокруг Северного моря расположены. Такбеглецы оттуда рассказывали, чтовстолице Урала небольше тридцати тысяч человек живет. Райцентр иглухомань. Сколько солдат сможет кормить такое население? Тысячу? Две? Ну,три - максимум. Таких еще через море-окиян перевезти нужно. Всюдорогу кормить иразвлекать, иначе бравые вояки сами себе развлечение найдут, икомандованию оно точно непонравится. Короче - головняк. Источки зрения здравого смысла никто передислокацией этой огромной, поместным меркам, орды заниматься нестанет.
        УЖелезныхже, посведениям, полученным от«пленных» купцов, итого нет. Всеэкипажи всех кораблей, включая отдельный сухопутный «полк», игарнизоны нескольких крепостей укладываются втри наших стандартных батальона мирного времени. Тоесть тысячи полторы стрелков софицерами. Изних внабег наострова Петли мудрый военачальник больше трех сотен неотпустит. Ану каксоседи прочухают, чтомедведя вберлоге нет? Придут иобидят визвращенной форме медведицу. Будет потом надМихаилом Потаповичем весь лес смеяться… Хи-хи.
        Оружие потенциального противника мы уже видели. Идаже палить изэтих карамультуков пробовали. Адская пушка. Чтоб полдня изтакой стрелять, нужно железным дровосеком быть илинатуральнейшим мазохистом. Фузея эта привыстреле так вплечо долбает, чтонепонятно, кому больнее - тому, которому кусок свинца впузо прилетел, иликому прикладом, какконь копытом…
        После испытаний сразной развесовкой пороха авторитетнейшая комиссия всоставе меня смладшим братом пришла квыводу, чтоприцельный выстрел надистанции, превышающей триста метров, - это, внучки, фантастика. Причем ненаучная. Ну,тоесть - каким-то чудом еще может быть, атак врядли.
        Пушки - совсем другое дело. Мысмичманом своими глазами наблюдали, какядра летели чутьли ненакилометр. Попадалили они именно туда, куда канонир прицеливался, - это вопрос. Мыунего заплечом нестояли. Ирешили, чтораз снаряды долетают, значит, всегда найдется тот, ктоумеет их запускать именно туда, куда надо.
        Только если кхаланы сами придут справедливости искать, топушек уних точно небудет. Пушки встране Железных Людей насторону продавать запрещено, абольше вокрестностях наших островов их никто делать неумеет. ПроУральское царство мы уже поговорили, верно? Ивыяснили, чтосзапада нам беды ждать нестоит.
        Кочевники традиционно славились луками. Убойное расстояние кхаланских луков туземцы определить затруднились. Ктоодно говорил, ктодругое. Никитос нарыл вИнтернете, чтохваленые английские, иливернее валлийские, длинные тисовые луки могли запулить стрелу всего надвести двадцать ярдов. Авот композитные турецкие - уже чутьли ненаполверсты. Воткакхочешь, такисчитай. Ну,мы врага навсякий случай решили уважать иприняли заоснову дистанцию вшестьсот метров. Хотя Егор, например, считал, чтоприналичии таких эффективных луков туземцам незачем былобы городить городьбу изатевать производство порохового оружия.
        Яэто рассказываю, чтоб понятно было, исходя изкаких предпосылок мы нашу оборону строили. Ктоже знал, чтоМиху-моремана вообще вприличное общество выпускать нельзя. Ивочто его банальная поездка задавно устаревшей исписанной военной техникой вбратскую Белоруссию выльется.
        ЯПоца уже иждать перестал. Разоруженные БРДМ, десантные лодки икуча тряпья вгрядущей битве снепрошеными гостями никакой роли сыграть немогли, австреча груза иего переправка запорог могла здорово добавить головняков. Миха звонками нас небаловал, ая, когда вспоминал онем, ивовсе радовался. Делнавалилось выше крыши. Суток нехватало. Яспал потри часа ивсерьез жалел, чтоПодкова невывела нас накакую-нибудь другую планету типа Новой Земли. Пусть там неведомых опасных диких зверей подесятку подкаждым кустом. Нозато, чтоб сутки часов потридцать, иглавное, никаких туземцев слуками илимушкетеров начерных парусниках.
        Отвез золото тренеру. Через пару дней тот позвонил, позвал ксебе. Я,кажется, ужеговорил? Потелефону шеф общаться впринципе отказывался. Опасался прослушки. Может быть, иправильно делал. Снекоторых пор я тоже стал избегать предметного трындежа потрубе. Если уж заСавой, рядовым смотрящим овощного рынка, любопытные мальчики присматривали, такпочему должен был думать, чтоменя чаша сия миновала? Золото - это металл такой, загадочный. Онтишину любит ипокой.
        Съездил. Получил лимон вечнозеленых. Типа мою долю отсделки. Смех сквозь слезы. Нет, яинасекунду неусомнился, чтоогромная гора денег, истраченная нагору стволов, непропала зазря. Нобахнуть вэтот «Военторг» полторы сотни килограмм желтого металла, чтоб получить лям зеленью сдачи - это иправда было забавно.
        Потом, почти нанеделю переложив присмотр застройкой наплечи Кости Майера, носились сГошей погороду впоисках подходящего склада. Оформляли бумаги, прятали артефакты сгенератором изапасом топлива. Двадня принимали товар. Ночь перетаскивали нату сторону.
        Явымотался так, чтоуснул, едва прикоснувшись щекой кподушке. Итем обиднее было проснуться всего час спустя оторущего подухом телефона иобнаружить, чтозвонит Поц.
        Такчто бодростью иоптимизмом мой голос несочился. Авот унашего засланца назапад, походу, всебыло просто замечательно.
        -Дарова! - радостно заорал Поц мне вухо. - Опирогах неспрашиваю, лавэ насчету мало. Яэто, слышь? ЯвОдессе, короче. Куражусь спацанами реальными вполный рост. Такчто это… Слышь? Тамотстатуи хоть полноги осталось иливсе спустить успели уже? Мнебы сюда пуд этого добра подкинуть, яб, внатуре, такие ништяки влузу вкинул, тыссундуком своим вдеснабы меня целовать стал. Яче звоню-то, Дюх?! Запусти комне сюда… не… тут братва подсказывает, лучше сразу вСимферополь, профессора нашего. Инехай Подкову насчастье ссобой таранит. Вкурил?
        -Тытам ахренел ватаке? - вспылиля. Сонкакрукой сняло. - Одному куражить впадлу, ещебрата тебе моего надо?
        -Тынерычи, командир. - Ялегко представил себе, какскалит свои лошадиные зубы мой штатный механик-водитель. - ЯвМинске убратвы поспрашивал. Такмне малявку креальным пацанам вОдессе инарисовали. Атут я уже сам добазарился. ВКрыму наскладах нас такие подарки дожидаются, Дед Мороз нервно курит встороне. Только уних тут награнице тучи ходят хмуро. Унас столько лавандоса несоберется, чтоб стеми енотами улыбкой поделиться. Вкурил? Какмне ништяки доточки доставить, если несГошей иего волшебной Подковой? Нуикультурой сОдессой-мамой надо поделиться. Онитут тоже скульптур-мультур очень уважают.
        -Поняля. Трубу невыключай. Егор приедет, цинканет. Встретьего. Самон…
        -Непарься, Андрюха. Встретим по-человечачьи, какполагается. Тутупацанов все ходы записаны. Тытолько мне штукарь вечнозеленых на«Визу» вкинь, чтоб науровне быть. Типа я серьезный чувак, анебродяга помойная, чтоб в«отдам завтра» жить.
        Пообещал. Небросатьже старого соратника вчужом краю безсредств ксуществованию. Даиобещанные покупки очень иочень меня заинтриговали. Так-то, пожизни, Поц вбездарной трате денег был ранее незамечен. Нужную деталь ккакому-нибудь очередному самодельному устройству мог сутками искать-выбирать. Чтоб ипроизводитель был надежный, ицена адекватная качеству. Хотя деньги уМихи всегда водились. Зарплата унего дай бог каждому, семьей он так инеобзавелся, и, кроме какнасвои загадочные механизмы, тратить ему было некуда.
        Атут ему сразу пуд золота понадобился. Ужя-то его намеки прекрасно понял. Этоеще когда они статую накуски пилили, ради прикола ногу отдельно взвесили. Ровно шестнадцать килограмм вышло. Былповод посмеяться - вроде того, чтотяжелая, должно быть, жизнь была умужа-подкаблучника этой суровой женщины.
        Нуда дело невтом. Начерном рынке пуд золота - это всего лишь шестнадцать миллионов рублей. Чтотакого вкусного умудрился напокупать Миха наэтакую-то смехотворную сумму? Мывдесять раз больше истратили - втри фуры легко вошло. Аон через границу вывезти ништяки неможет… Загадка, короче! Ноневерить ветерану вымогательского движения исослуживцу порэкетирской бригаде уменя повода небыло.
        Ноиотправлять Егора одного встрану, вкоторой черт знает что творится, сполным чемоданом левого драгоценного металла ипорталом впридачу мне вголову непришло. Даинемазохист я ниразу. Чтоб мне Ирка потом весь мозг покапле выклевала? Хрен маме вашей! Леха посвоим морям тырсился, ая тут великому ученому ивосходящему светиле сопли утирал. Вотпусть теперь имладший осреднем позаботится. Ичтоб им еще веселее было, отправил вдовесок ксладкой парочке еще троих бойцов иззавербованных наслужбу вновом мире. Семейных, чьижены сдетями уже натой стороне обустраивались. Инастропалил всех скопом икаждого вотдельности, чтовслучае чего прималейшейже опасности бросать нахрен золото, хватать портал ивыходить крусской границе. Ауж народине ябы их встретил.
        Такую вот многоуровневую защиту взгромоздил, авсе равно сердце ненаместе оставалось. Вто, чтобратьев моих кто-то всамостийной Украине обидеть посмеет, яслабо верил. Авот что кинут, разведут каккроликов - легко. Неэтимли Одесса славится? Пропадет левая нога металлической бабы стяжелым характером, даибог сней. Авот еслибы потерялся портал - это былабы катастрофа. Апокалипсис водной отдельно взятой семье. Потому какнаши жены сдетьми навремя черноморского вояжа двух братьев-акробатов какраз там, вмире будущего, иоставались.
        Проводил я мужиков ваэропорт, асам наработу накинулся. Последнее время все внимание новому миру уделял. Оделах своей строительной компании идумать некогда было, нето что чего-то там решать. Темболее что новое строительство здесь я уже инезатевал. Весь офис, практически все рабочие, снабженцы исклады только настроящуюся запорогом крепость пахали. Хоть изнать того незнали, ведать неведали. Просто типа секретный военный объект где-то учерта накуличках, закоторый МО башляет вполном объеме ивовремя. Чтоеще надо?
        Анедавно через банк, гдесмотрящим стоял тот самый правильный кореец, которого мне тренер сосватал, всплыло предложение отодного крупного столичного концерна. Тамуних пододной торговой маркой много чего было. Исобственные заводы, истройуправления. Ходили слухи, чтоивкоридорах власти хозяева этого строймонстра нечужие. Типа есть входы ивыходы.
        Таквот. Предложили мне эти… гм… товарищи продать компанию. Целиком иполностью, сдолгами иперсоналом. Ибезторга. Ровно арбуз деревянными. Нуилидвадцать пять лимонов европейских рублей. Возможно - половину наличными.
        Полгода назад ябы их послал. Далеко инадолго. Прикатилибы лично, могбы ируками путь указать. Атут задумался. Всерьез. Уменя надругой стороне порога уже практически полный дубль моей здешней компании имелся. Пару нормальных прорабов еще перетянутьбы наПМЖ, ивообще супер былобы. Аостальное…
        Отстарого, прежних хозяев еще помнящего, персонала считаные единицы остались. Ите допенсии последние месяцы считали. Яэтим ветеранам погроб жизни благодарен буду. Ониизборзого щенка матерого волка сумели воспитать. Последний год эти люди уменя двойную зарплату получали. Чтоб пенсии побольше вышли. Такчто им наменя грех обижаться.
        Новыеже работники… Хорошие профессионалы ипорядочные люди, нонаемники. Яим деньги, онимне труд. Небольше, ноинеменьше. Им,думается, смена собственника даже напользу пойдет. Особенно тем, ктоодальнейшей карьере мечтает. Уменя длятаких тупик. Авглобальной всероссийской корпорации - возможны варианты.
        Вобщем, решилсяя. Ираз уж выкроилась неделя практически отпуска, постановил сэтим незатягивать. Созвонился скорейцем, съездил кнему вбанк. Пообщался, выяснил подробности. Таксказать, проявил определенный интерес ксделке. Теперь оставалось только ждать. Ходзапокупателем. Иначе москвичам могло показаться, будтобы мне избавиться откомпании нужно больше, чемим ею обзавестись. Иначалисьбы танцы схороводами, куда там знаменитым азиатским рынкам сих непременным атрибутом - жаркой торговлей замедный грошик. Комне толпу лицензированных оценщиков сротой поддержки извсяких там менеджеров садвокатами прислалибы. Ипо-любому повернулибы дело так, чтоцена упалабы вдвое, ия еще ирадбы остался, чтосделка таки состоялась. Чурменя, чур… Избави, Господи, иубереги отдиавольских козней адвокатских!
        Нуикроме этого имелся уменя еще один, таксказать, вопрос, оставшийся нераскрытым. Дело втом, чтоэтого Кима присоветовал мне дядя Вова. Ибылобы странным, еслибы оказалось, чтошеф остался невкурсе всплывшего вдруг, какподводный крейсер наЗападно-Сибирской равнине, такого заманчивого предложения отстоличного концерна. И,если идальше следовать законам логики, врядли кореец решилсябы вообще заговорить сомной опотенциальной возможности сделки, еслибы глава ОПГ ее неодобрил. Значит, таки тренер вкурсе, иему эта купля-продажа каким-то образом выгодна.
        Лезть кшефу вкарман ивыяснять, сколькоже он получит, если компания сменит хозяина, янесобирался. Побольшому счету - аневсели равно? Прошли те времена, когда я искренне полагал, чтостроительство - мое призвание. Ужтеперь-то уменя появилась забава получше! И,какуже говорил, скомпанией был готов расстаться безсожалений. Настораживало только одно обстоятельство: почему дядя Вова сам незавел сомной разговор наэту тему? Ждал, чтоприеду советоваться? Впринципе почемубы инет? Ноон что? Меня заолигофрена держит? Всерьез считает, чтоя неразгляжу его уши, торчащие из-за спины банковского смотрящего? Илиего высокий покровитель втиши своего кабинета что-то дляменя совсем уж экзотическое выдумал?
        Любопытство - дело такое, привязчивое. Какдоза унаркомана. Пока неудовлетворишь, ниспать, ниесть нормально несможешь. Всякие глупости будешь сам себе сочинять. Ибороться сэтой напастью только одним способом можно. Задавать нужные вопросы исмотреть воба.
        Тренер встретил меня так, будто давно поджидал. Будто точно знал, чтовот именно сейчас откроется дверь ивойдуя. Таким неподдельным счастьем его багровая рожа светилась, словно дедушку-миллионера, пообещавшего завещать все состояние, встречал, анебывшего члена своейже группировки. Итак мне это непонравилось, такмежду лопатками нехорошо зачесалось, чтоискренне пожалел обоставленном запорогом пистолете.
        Поздоровались. Шефусадил меня рядом застол, приобнял заплечо. Наклонился ксамому уху, словно страшную тайну решился доверить, испросил:
        -Покупками доволен?
        -Хэзэ, - пожал я плечами. - Заказчик посписку вроде утвердил. Весной приедет, скажет, доволен он илинет.
        -Саву тоже весной заберет? - совсем уже шепотом продолжил допрос шеф.
        -Неа, дядь Вов. Олежку через пару недель переправлю. Поднего отдельную баржу ненадо. Онивкунге отлично поместится.
        -Вкурсах, чтоон пацанов блатует ссобой вдебри ехать истволами запасается? Онтам твоим суровым работягам власть непоменяет? Мненадо, чтоб он сгинул схвостом, анеплечи там развернул исновыми понтами потом вернулся.
        -Имного наблатовал? - хихикнуля. Честно говоря, нечто подобное я отстарого друга иожидал. Инеудивилсябы, еслибы майор кПодкове, например, наБМПподъехал.
        -Человек двадцать, - поморщился краснолицый бандит. - Пацаны шепчутся, типа Сава чутьли незолотые горы инезабываемые приключения обещает. Онче, олень, внатуре? Втурпоездку собирается? Насафари? Абаб сдетями нахрена разрешает ссобой тащить?
        -Дапусть, - какможно более ехидно икриво усмехнулсяя. - Удядек таежных все схвачено. Якним бомжей уже засылал. Ниодин инепикнул. Вкунг они походу газ какой-то пускают. Клиент спит ивидит сны. Ипузыри носом выдувает. Атам, наместе, тихо лотошат, избавляют отвсего лишнего иклотку приставляют. Абабам чего, применение ненайдут? Там…
        -Да-да, - дернув шеей, перебил меня шеф. - Тыговорил. Ты,Андрюх, поторопи своих копателей. Ядлярынка других людей приготовил уже, аОлежек мешает… Нуда ладно. Двенедели потерпят… Тычего приехал-то?
        Если Ким неподелился стренером новостями, тоя угол дома, бляха отремня! Такиподмывало нечто вэтом роде старому краснолицему хулигану влицо ивыдать. Сдержался. Нестоило. Казаться глупее, чеместь насамом деле, выгоднее. Короче, рассказал овозможной сделке, адядя Вова сделал вид, будто первый раз обэтом слышит. Даже паузу длинную, прям театральную, выдержал, прежде чем ответить.
        -Задницей чую, что-то тут нечисто, - поморщился этот прохиндей. - Тыправильно сделал, чтоприехал. Поделился. Есть уменя канал вПервопрестольной. Пробьют этих коммерсов. Узнают, что, кто, почем. Нуипотом, если сговоритесь, помогут правильно все оформить. Небесплатно, базаров ноль. Откусишь им мальца. Тебе непривыкать коткатам… Чего там, говоришь? Двадцать пять лямов евроденег? Серьезная сумма. Боюсь, меньше чем задвадцать процов врамс невстрянут… Самдумай, Андрюх, чего тебе важнее - лишний пятак иполна задница пирогов иличуть меньше, нотишь да гладь, ибожья благодать?!
        -Дая, тренер, ещевообще нерешил, продавать тему илинет? Так-то компания именя кормит, идетей потом будет…
        -Да? - выпучил глаза шеф. - Абратва базлает, тынарыжиковой теме плотно присел. Чутьли несто кил уже барыгам скинул. Чего, злато крукам неприлипает? Там-то уж по-любасу лавэ побольше крутится, чемвкирпичах!
        -Так-то да, - кивнуля. - Пока таежные копалки другого ненашли, ктоуних слитки получшему курсу будет брать. Илипока им покупки нравятся. Амогут ведь ипослать куда подальше. Непоедуже я их подремучему лесу искать… Даиопасное это дело, дядь Вов. Хрен его знает, ктоназолотую блесну клюнет… Может такая рыба всплыть, длякоторой я червяком буду…
        -Опасно… - покачал головой тренер. Ивдруг засмеялся: - Стареют мои быки. Бояться начинают. Аты небойся, Андрюх. Тыираньше знал, чтотренер тебя вобиду недаст. Атеперь иподавно! Зубами глотки буду рвать, когтями зенки вырывать затебя! Понял?! Небойся! Крути своих золотоискателей, пусть больше рыжья везут. Стволы еще нужны будут илиеще чего - все найдем. Совсеми добазаримся. Понял! Илюдишек им врабство еще подкинем. Тытолько держиих. Недавай всторону смотреть. Покажи, чтоты все можешь, чтонатебя можно полагаться. Чтоты незаменимый чувак иреально разрулишь любые их рамсы. Осознал?
        Осознал, ясен день. Чего тут неосознать-то было? Знакомая доболи старая песня, бляха муха, оглавном. Чисто пацанский русский бизнес. Руби бабло сейчас! Завтра илитебя илилавэ уже небудет. Появилась тема снять пенки сосделки, ишеф тут кактут. Типа гарант законности. Президент страны отдыхает, пока тренер работает. Ачтоб клиент, тоестья, всеправильно понял, вскорости нужно ждать гостей. Каких-нибудь грубых мужчинок скорочками иогромными понтами. Ивменять мне станут, естественно, незаконный оборот драгметаллов. Ну,чтоб ипоэтой теме я окармане шефа незабывал.
        Вотсколько я знаком стренером? Летдвадцать пять? Тридцать? Давно, короче. Ичто меня всегда внем поражало, апервое время даже ивосхищало, такэто умение видеть ситуацию, таксказать, комплексно. Вобщем. Какбы свысоты птичьего полета. Отсюда иего легендарные догадки, инепредсказуемые решения.
        Ивот, если взять наши сним отношения исвязывающие дела, давставитьих, какдетальки огромного пазла, вобщую картину, топроявится интересная инифига нерадостная дляменя фигня. Япревращаюсь длятренера изстарого знакомца исоратника побылым свершениям вбанальную корову. Толстую, грудастую - иликактам это называется ускота - дойную корову. Вислоухую Зорьку, бляха отремня, дающую вместо молока чистое бабло.
        Было немного обидно. Совсем чуть-чуть. Инетак из-за того, чтоисключили изстаи ипричислили кстаду, какотосознания того, каклегко ибыстро были забыты прошлые мои заслуги. Пока сменя особенно нечего было взять, ябыл «сынком» истарым хулигангстером. Теперь - лох сполными карманами золотых слитков.
        Ну,допустим, в«отцовскую» любовь шефа я ипрежде неверил. Слишком хорошо его знал. Слишком много видел его поступков ирешений. Быть может, заслишком головастого меня вгруппировке несчитали, ая иненастаивал. Куда мне хотябы доумницы Егорки. Авот снаблюдательностью уменя всегда было все вполном ажуре. Какбезэтого снайперу? Ипамять уменя хорошая.
        Короче, скажем прямо - родственных чувств я кдяде Вове неиспытывал. Подвернулсябы случай, незадумываясь, слилбыего, какпарашу вканализацию. Жаль, неподвернулся пока. Придется теперь жить соглядкой. Почаще смотреть заспину инеделать того, зачто набивающийся вродню красномордый может уцепиться. Нуатам, какговаривал уважаемый Ходжа Насреддин, илиишак издохнет, илипадишах преставится. Илитак все вывернется, чтошефа егоже высокие покровители замалую плюшку противникам сдадут илимы окончательно запорог уйдем.
        Новот вчем я после разговора стренером уже совершенно несомневался, такэто втом, чтотеперь, после отбытия Олега, любопытные мальчики станут замной ходить. Ятеперь дляшефа ценность, закоторой нужно присматривать, холить илелеять. Ивыискивать допущенные мной косяки, закоторые можно будет снять скуска золота дополнительную стружку.
        Вконце концов я решил, чтокакое-то время, абсолютно точно домомента, когда «заказчик» явится забирать сосклада бездну ящиков состволами, ямогу считать себя вполной безопасности. Палева никакого я засобой нечуял, иединственное, очем реально стоило позаботиться, такэто оприкрытии длясовершенно неприличного количества перемещаемых заПодкову грузов. Стройматериалов, людей итехники. Легенда сотправлением всего этого барахла насекретную стройку, заказанную Министерством обороны, длягенерала изсамой любознательной конторы негодится - лопнет мыльным пузырем водин миг. Итогда этот самый генерал возьмет всуровую длань модный смартфон, наберет заветный номер бывшего тренера посамбо испросит что-нибудь вроде: чтоэто, мол, твой лошок втихаря невесть куда перемещает? Откуда всякую хрень берет - понятно, авот куда девает - нет. Типа возьми-ка, морда бандитская, своего человечка зажабры, даивызнай, чекчему. Иесли он каким-то таинственным образом ссуеты своей здравые лавандосики мает, топочемумы, всмысле тренер сгенералом, всееще мимо пролетаем, какта вшивая фанера надПарижем?
        Воттогда станет мне по-настоящему неуютно ипридется реально рубить хвосты ивалить заРадугу.
        Было очем задуматься, бляха отремня. Вкабинете усебя гору бумаги схемами изрисовал, нотак ничего путного инеизобрел. Даивообще поймал себя намысли, чторановато трепыхаться начинаю. Компанию еще непродаю инеуверен точно, стоитли это делать. Имальчики свнимательными глазами нас еще неспалили. Азначит, можно пока отодвинуть эту проблему всторону изаниматься более насущными вещами.
        Было мне как-то странно. Вечерами - особенно. Говорюже, прямо реальный отпуск случился. Торопиться никуда ненужно. Никто дома неждет, изаРадугу, гдебыли теперь все мои устремления ипомыслы, неуйдешь. Подкова ехала где-то попросторам самой самостийной наЗемле страны.
        Достал изхолодильника упаковку «Будвайзера», включил телик ибанку спустя понял, чтовообще невоспринимаю, чего несет изголубого глаза слащаво-радостная ведущая. Такими вдруг мелкими, ничего незначащими показались эти телевизионные проблемы, ажзубы свело. Какаямне, нахрен, разница, чего еще там новенького брякнул напрезентации очередной псевдокультурной дряни какой-нибудь размалеванный игламурно одетый недочеловек предположительно мужского пола? Уменя продовольственных запасов натой стороне только натри недели, игрузов наплощадке скопилось столько, чтоскоро зазабор будет вываливаться. Поцнасеверном берегу Черного моря какую-то хрень затеял, даеще итуземных братков посвоей теме подпряг. Иесли этот мерзавец там так языком нашлепает, чтоэти ушлые бычки кнам сюда спальцами заявятся, яМиху, зубнамясо, тамже, вместе снепрошеными гостями иприкопаю. Чтоб небаянил невстрочку, гденеследует.
        Аеще, если, конечно, Ирина сумела-таки справиться сосвоей хомячьей натурой инепритырила где-нибудь вукромной норке десятка два килограмм золота, нагоризонте перед нашим предприятием вырисовывался финансовый кризис. Потому какпланов еще было громадье идаже больше, авалюты вказне осталось пудов десять. Дайбог, чтоб нацитадель хватило. Уженедожиру, инакрепостную стену даже замахиваться страшно.
        Золото, онокакмед. Тооно вроде есть, итут хоп - иего больше нет. Иесли сжратвой унас там вближайшем будущем перспективы наметились - фермеры уже активно землицу распахивают ичто-то даже внее сеют. Или - сажают? Какправильно? Дапохрен. Главное, чтоб еда выросла, анедраконьи зубы!
        Плюс узбеки, которым ПМЖнаостровах было обещано, походу, фишку просекли. Ну,может, иненасто процентов, ноотом, чтолюбой гражданин нашего самозваного княжества имеет право нанадел земли, знали наверняка. Плохоли они там по-русски говорят илихорошо - то, чтоим выгодно, всасывают влет. Повторять дважды ненужно. Такчто, подозреваю, сразу после возобновления работы Подковы полетят всторону Ташкента иФерганы письма счастья. Аоттуда насевер потянутся длинные караваны баб сдетьми искарбом.
        Слава богу, квота пока только надва десятка семей Джону озвучена. Нонародишко этот такой, шустрый. Чует мое сердце, неостановятся они наквоте. Станут ходить, канючить, просить допустить какого-нибудь жутко работящего родственника…
        Впрочем, земли там действительно дофига. Мыедва-едва краешек длинного, очертаниями похожего нанож, разведали. АнаЕгоркиных картах совсем рядом еще земля есть. Второй крупный остров иеще несколько намного мельче. По-хорошему их тоже надобы крукам прибирать, даресурсов нехватает. Намвесной откхалановбы отбиться исЖелезными как-то развести. Уженедожиру.
        Навсе нужны деньги. Никаким самообеспечением пока унас там инепахнет. Жрачку ито КамАЗами таскаем. Недавно там настройке меня Костя Майер заловил, бумагу одну любопытную показал. Анализ заказов, поступивших отновых жителей княжества, длядоставки из-за Подковы. Типа сколько бритвенных станков, спичек, сигарет, батареек ипрочей дребедени подобного рода. И,какводится, общий «итого» внизу листа. Ясен день, собщей стоимостью еженедельной поставки. Такя вам скажу - нормальное бабло унас между пальцами утекало! Никтоже, японский городовой, деньги заэту мелочовку слюдей брать недогадывался. Пока дотошный немец проблемой неозаботился.
        Инужно-то Майеру отменя только принципиальное согласие. Нуинебольшой кредит. Всего-то пара сотен тысяч отечественных денег. Чего мне было возражать? Костя обещал изайм быстро отдать, иказну отизлишних расходов освободить. Короче, появился внашем городке еще один магазинчик. Немец даже выдумывать ничего особенного нестал, назвал «Тысяча мелочей». Точнее инескажешь.
        Потом Любаня предложила плату запользование порталом ввести. Иобосновала-то грамотно. Типа мы свои кровные наГСМ, чтопотребны длябесперебойной работы Подковы, тратим? Имашины нанимаем товары кРадуге подвозить. Расходы есть, апочему доходов нет? Думаем пока. Номне лично идея сразу понравилась.
        Асдоходами прямо беда. Усагитированных Васькой алтайцев, конечно, были ссобой кое-какие деньги, ногрешно былобы собирать сних налог, пока нараспахиваемых ими полях невыросло ниединого колоска. Темболее что людям нужно было еще иотстраивать жилье ихозпостройки. Всякие там коровники сосвинарниками ипрочими сараями. Благо хоть осене переселенцы могли небеспокоиться. Вечнозеленые тропики как-никак.
        Стройматериалы валялись подногами. Чего-чего, акамней навыделенных подзаселение полуостровах было полно. Илес рядом - знай вали толстенные стволы итягай клесопилке. Нопривсем приэтом нам все-таки приходилось вкладывать средства вбудущую продовольственную безопасность княжества. Цемент, солярка, профлист накрыши, труд наемных рабочих - все стоило денег, инемалых. Ирина тщательно фиксировала выдаваемые материалы внадежде, чтофермеры рано илипоздно заних расплатятся.
        Какие-то копейки все-таки капали сДемьянова. И,быть может, поместным меркам его обороты были уже достаточно серьезными, нопосравнению собщими расходами нашей шайки сто илисто пятьдесят грамм золота вмесяц казались просто дымом надводой.
        Иприбавить сюда еще жалованье. Огромная сумма, кстати, набегала. Одних узбеков унас уже подсто душ было. Аеще взвод дружины идоктор. Априходов - мизер. Такчто надпроблемой восполнения тающей казны все голову ломали.
        Ноэто так - тактика. Яже, разпоявилось время наразмышления остратегии, задумался оглобальном. Нутипа какбы подсесть накакую-нибудь «трубу» вроде нефтяной, накакой-нибудь прямо-таки необходимый втом мире ресурс. Чтоб инам нахлеб сикрой хватало, идетям-внукам осталось. Инужно было нечто тамошнее, непривозное. Чтоб вслучае отказа Подковы неостаться сголой задницей вокружении раздраженных врагов.
        Давно обэтой теме задумывался. Ещестого момента, какмы натот памятный пикник соль забыли прихватить. Апотом снова иснова кэтой мысли приходил. Когда смотрел, какпустеют здоровенные вроде бочки утопливозаправщика, невольно вголову всякие мысли лезли. Техники натащили уже море. Иозапчастях пришлось позаботиться. Этого нам надолго хватит. Нетак уж ичасто качественно сделанные движки ломаются. АбезГСМ вся эта машинерия махом встанет. Итутже будет разобрана ипродана наметалл. Никогда незабуду, какими глазами смотрел наэкскаватор старый Ван, когда донего дошло, чтоэта здоровенная штуковина целиком сделана изжелеза! Даеще иземлю сама роет. Железнымже ковшом! Устарого рыбака, по-моему, взрыв мозга случился. Они-то тут жалкие полоски металла повесу зашкуры морских зверей покупали…
        Никита мне давно уже карты полезных ископаемых юга Западной Сибири распечатал. Япачку бумаг всумку сунул, даитаскал ссобой внадежде таки выбрать минутку иглянуть, чего вкусного есть нанаших островах. Егору однажды обэтом сказал. Средний губы наморщил иобломал, гад. Мол, нихрена унас нет, могу непариться. Нефть качали далеко насевере илиеще дальше назападе. Железа наАлтае полно, нобольшая часть месторождений теперь натерриториях, подконтрольных Железным Людям. Вторговых княжествах полно угля, которым они Железных иснабжают. Типа откупаются отвполне вероятного аншлюса.
        Южнее, вгорном Алтае, вообще богатств полно. Иртуть, имедь, инадальнем юге, награнице сбывшей Монголией, - серебро. Апогорным ручьям изолото россыпью. Только сполитической обстановкой там сам черт ногу сломит. «Пленные», начто уж подкованные вэтом отношении люди, ито затруднились пояснитьнам, ктотам чем правит икаковы границы тамошних государств. Уморя, мол, цивилизация худо-бедно имеется, атам, вгорах, чутьли нелюдоеды пасут волшебных зверей. Поуму, тудабы хорошо вооруженную экспедицию отправить. Нотогда базу наберегу материка нужно основывать, начто исредств, илюдей пока нет инепредвидится.
        Такчто фиг нам достался, ане«труба». Одно только ирадует. Торговые караваны свостока назапад, наУрал, все-таки ходят. Нуиобратно, ясен день. Собираются вэскадры, чтобы нет-нет да пошаливающие пираты пасть напроплывающие мимо богатства неразевали, даипрут потечениям. Икаждый раз - мимо наших островов. Иначе никак. Течения так идут, нуикупеческие кораблики вместе сними.
        Вдетстве еще нам рассказывали, чтогород наш развивался напересечении торговых путей. Никаких особенных месторождений вобласти нашей нет, изаводы почти ничего непроизводят, агород растет какнадрожжах. Всесибирская барахолка, бляха отремня. Половина населения - менеджеры попродаже всего чего угодно. Такчто впринципе имы можем нечто подобное повторить. Ярмарку какую-нибудь затеять. Супербазар! Асамим встать смотрящими. Дело нехитрое. Вопрос только втом, кому этот базар нужен будет? Товарооборот между востоком изападом - микроскопический. Если три десятка судов вгод туда-сюда шныряют, такэто еще хорошо. Нетпока ничего такого нитам нитам, чтоб выгодно было торговать. Атут мы еще такие все изсебя красавцы. Типа стоп, хорош, сюда заезжай.
        Головняк, короче, получится вместо супербазара. Заметьте, яодоходах вообще молчу. Потому что абсолютно уверен, чтоследом закупцами внаши бухты ипиратики потянутся. Истанем мы отних отбиваться, драгоценный боеприпас сжигая. Хрень, короче.
        Совсем другой вопрос будет, если нанаших островах нетолько пути изкняжеств наУрал, ноисюга насевер сойдутся! Перекресток, онивАфрике перекресток. Итут уже возможны варианты. Тогда, ради южных снадобий илисеверных мехов, кнам исправа, ислева потянутся. Сложность только втом, что, если ссеверными островными общинами охотников ирыболовов еще реально договориться, тосюжными кхаланами унас конфуз вышел. Статую-то ихнюю мы попростоте душевной того, слегка приватизировали. Хорошобы как-то замириться…
        Натаха еще одну тему продвигает. Конечно, свою медицинскую, ктобы сомневался?! Говорит, типа снадобья это, конечно, штука прикольная идлянауки даже очень интересная, нокочевники неслишком-то торопятся остальной тутошний народ своей алхимией облагодетельствовать. Аболеть люди неперестали. Ивойны нет-нет, даислучаются. Такпочемубы нам эту нишу незанять? Построить медицинский центр здоровенный, итуземцев замзду малую оздоравливать!
        Только одно мне непонятно. Откуда супруга моя драгоценная собирается свои таблетки смикстурками добывать, если Радуга накроется медным тазом? Иантибиотики, насколько мне известно, нагрядках невырастишь. Яуж неговорю провсякие там УЗИсэмэртэ икапельницы срентгенами. Смогутли наши, яимею ввиду - изнашего мира, врачи лечить тотже туберкулез, когда извсех средств уних подрукой только пальмы кокосовые будут? Фигвам - индейская национальная изба, ятак думаю.
        Длясебя, заранее создав приличный запас медикаментов, легко. Авот какуслугу напродажу, давмассовом порядке - нет. Исследовать, если кхалановские лекарства вруки попадут, - однозначно. Нашмолодой доктор говорит, можно повнутреннему составу попытаться выяснить, изкаких трав икаким именно образом снадобье сварено. Яснова сомневаюсь, ноиспорить нерешусь. Уних там свои тараканы.
        Иринина идея прикольная, нониона сама, никто-то еще изнаших ометодах ее реализации нималейшего представления неимеет. Онавсе носится сидеей сделать наше княжество местным финансовым центром. Даже расспрашивала - типа допрашивала - торговцев напредмет существующей втамошнем мире банковской системы. Овекселях там всяческих идолговых расписках. Воткакнепоймет тетка, чтодлясоздания чего-либо подобного нужно обладать двумя вещами: ультимативной военной мощью ифилиалами вкаждом сколько-нибудь крупном населенном пункте окрестных государств. Итут возникает сразу две бяки.
        Наше превосходство, даже если нам удастся накопить достаточно стволов ибоеприпасов, по-любому будет зависеть отбесперебойной работы портала. Навекаже вперед ненапасешься. Этово-первых. Аво-вторых, невозможно быть сильным везде. Даже если как-то умудриться навербовать толпу банковских работников иотправить их погородам ивесям того мира, обязательно найдутся уроды, чторискнут проверить нас напрочность. Грабануть наш банк, короче. Мы,ясен день, будем вынуждены отправить последам рисковых поисковую экспедицию. Потом снова иснова, пока все козлы невкурят, чтообижать банкиров - смертельно опасное предприятие. Ипока этого благостного события неслучится, ниокаких сверхдоходах неможет быть иречи. Анам деньги нужны уже, какговорится, вчера!
        УЕгорки тоже есть мысль. Ионее, чтоназывается, думает. Списки составляет. Никитоса иостальных наших пацанов припряг поСетке информацию собирать иуже начал книжки какие-то заказывать. Предлагает основать унас вкрепости университет. Судя попопавшимся нам наглаза механизмам иоружию, снаукой после катастрофы уних там неайс. Подрастеряли технологии наши потомки. Позабыли большую часть нажитого нашей цивилизацией втяжких трудах. Унас вИнтернете столько всякого барахла болтается, которое там, запорогом, золотом повесу закаждое слово! Такпочемубы неприторговывать знаниями?
        Среднего одно только смущает. Онэто экологией называет, апо-человечачьи если выражаться - это другими словами описывается. Боится мой брательник, что, заполучив новые старые знания, туземцы примутся стольже быстро иуспешно засорять мир, какимы доних. Нифига неполезные дляприроды эти высокие технологии. Доводилось мне бывать вПекине, гдеотсмога дышать невозможно ивносу постоянно свербит. Такого гадства иврагу непожелаешь. Такчто я впринципе идею поддержал. Носодним условием! Никаких знаний, способных быстро иэффективно наносить вред окружающей среде, мывтот мир непотащим. Аккуратнее тут нужно быть. Осторожнее. Лучше несемь, асемьдесят раз отмерить, чемодин раз так отрезать, чтонаместе прекрасных тропических морей мы получим зловонную, переполненную отходами лужу. Такчто думает свою мысль Егор, ипусть. Торопить его исам нестану, идругим непозволю.
        Леха, таксказать, отлица всех несправедливо обиженных властями страны прапорщиков намерен искать наследие предков. Развалины напредмет ништяков шерстить, короче. Средний ржет надмладшим яки конь. Требует собрать-таки отряд исходить ктому заветному месту, гдеон внашем мире свой чемодан закопал. Говорит, увидят тогда «сундуки», чтоотобразцов заложенных вкейс материалов осталось, исами дурную идею позабудут. Мол, запрошедшие века вруинах городов даже прутика арматуры целой неосталось. Ибетон рассыпался, исталь вржавчину обратилась. Если где чего иосталось, такэто взапечатанных наглухо, бездоступа внешнего воздуха, бункерах. Такподи-ка их еще сыщи!
        Хитрый Поц громогласно свои предложения озвучивать нестал. Поделился только сомной, ито так коварно, чтоя сразу инепонял, кчему он речи умные ведет.
        -Слышь, Андрюх, - поинтересовался он однажды. - Типа борзые начерных лоханках кнам какнаработу будут ходить илимы типа зубы им все-таки намерены проредить?
        -Ктосмечом кнам придет, отоглобли иподохнет, - кивнуля.
        -Чевнатуре? Типа сидим напопе ровно ирамсы полными щеками хаваем? Идаже недвинем кним сответным базаром?
        -Флот нужен, - поморщилсяя.
        -Слышь, командир, - загоготал Поц. - Уморя жить ифлота неиметь - непопонятиям. Типа фраерков беспонтовых прям уих порога ловить ивстойла ставить. Ивсе неправедно нажитое добро типа приватизировать по-рыжему. Чуешь тему?
        -По-рыжему - это как?
        -По-чубайсовски, - пуще прежнего развеселился мореман. - Типа небрал, значит, неотдам, акому должен - всем прощаю. Яб там учерненьких дома, гы-гы, напланете Железяка, такзакошмарил, онибы всем табуном отберегов влеса ломанули, цацки побросав.
        Короче, верный своим идеалам старый рэкетир подбивал меня затеять банальный передел собственности. Или, если короче, торговать сдрузьями итупо грабить врагов. Навести намного осебе возомнивших людей счерных кораблей такой ужас, чтоб они идумать онападении нанаши острова боялись.
        Было что-то вэтой идее… теплое. Что-то правильное исправедливое. Греющее душу. И,что характерно, потенциально экономически выгодное. Оставалось только как-то добыть гору денег, купить ипротащить через Радугу современный военный корабль, нанять экипаж, затарить полные погреба снарядов сракетами, поднять Андреевский флаг, назвать западную бухту Тортугой ирвануть напромысел. Делов-то!
        Но,так сказать, чемпионом подлительности инапряженности споров оказалась тема, изобретенная благодаря совместным усилиям Любы смоим Никитой. Изнаете, чтоони предложили?! Этидва верных последователя незабвенного товарища Бендера заявили, чтовсе наши заморочки - пустяк, нестоящий выеденного яйца. Чтонам достаточно построить билетную кассу, вкоторую толпы народа сами понесут свое бабло. Больше того, насобранные вкассе деньги типа нужно будет покупать оружие, патроны иГСМпрямиком угосударств - необязательно вРоссии - иперепродавать уже втом мире.
        Ясно? Нет?! Даэти два начинающих махинатора разработали схему типа легализации портала. Мол, если бабахнуть информацией повсему миру целиком - ну, вИнтернете натысяче сайтов объявление поместить, - то уодной отдельно взятой страны пупок развяжется нанаш маленький бизнес лапу накладывать. ВООНе такой вой поднимется, такие резолюции полетят, чтонефтяные разборки вПерсидской луже детским лепетом покажутся.
        Аесли мы еще иновостью огрядущем катаклизме поделимся ипригласим желающих переселиться вновый, чистый мир, отбою отжелающих небудет. Итут откуда нивозьмись выплывает «зашибись». Организовать проходную так, чтоб ее даже теоретически невозможно было взять штурмом, вполне реально. Ворота наверняка останутся внаших руках. Акто владеет проходом, тотиприбыль получает. Новопоселенцам ипривычные стройматериалы понадобятся, итехника, иружья спистолетами. Моторы, бензин ипатроны. Зубная паста, кока-кола, прокладки ибритвенные лезвия. Всех вещей, чтопостоянно попадают взаявки напоставку из-за ленточки, инеупомнишь. Яговорил уже - список приличный, ненаодну страницу.
        Красиво, черт возьми. Иреально. Опасно, потому какя сам наместе надрюченного каким-нибудь президентом директора разведуправления первым делом заслалбы кнам киллера. Нетак уж исложно вычислить, ктоименно внашей теплой компании основной паровоз. Такчто, поставь мы киоск попродаже билетов вмир напятьсот лет вперед, имои сбратьями дни будут сочтены. Илиреально придется жить, носа стретьего подземного этажа бетонного бункера невысовывая. Аоно мне надо? Яжить хочу. Дышать полной грудью. Новые земли увидеть, поморям-океанам нового мира попутешествовать, анеоткаждого шороха втщательно охраняемой тюрьме вздрагивать.
        Короче - мимо. Впамяти куда-нибудь надальнюю полочку положить ипылинки время отвремени сдувать. Нопойти, кактот Вовочка Ульянов, иным путем. Каким? Тогда так иневыдумал. Решил: война план покажет, иотдобра добра неищут. Идет пока все вроде хорошо, нуислава богу.
        Глава9
        Противоправные действия
        -Онпросто безумец! - сверкая глазами, забрызгивая мой диван каплями слюны, вопил Егор. - Андрюха! Твой Миха - просто псих конченый! Ноон, мать его заногу, гениальный псих! Никому! Слышишь? Никому такое ивголовубы непришло. Аон выдумал, организовал исделал!
        Братья сдвумя охраняющими артефакты бойцами прилетели ввоскресенье. АПоц шагнул виной мир прямо там, наУкраине. Или, если быть точным, вплыл. Нарейдовой сухогрузной барже «Сватове». Или, какэто… гм… судно назвал старший мичман, надесантном катере проекта 1176 «Акула» подномером Д-305. Инепросто так, асприцепом - несамоходной морской баржей-площадкой проекта 1735. Этакий, какя понял, морской паровозик нату сторону запулили.
        -ВЕвпатории надальнем пляже есть пирс заброшенный. - Помогая руками, чтоб я точно понял, чтоон имеет ввиду, средний продолжал свой рассказ. Помне, еслибы наш доцент нетак сильно захлебывался отвосторга, былобы куда проще понимать суть его баллады ограбеже вооруженных сил самостийной Украины вособо крупных размерах. Плюс еще похищение толпы народа. Ну,это уже чтоб точно всписки намеждународный розыск попасть. - Такмы Подкову прямо там установили ипровода питания отближайшего столба протянули. Средь белого дня! Представляешь?!
        -Струдом, - честно призналсяя. Мневсегда казалось, чтопобережье Крыма - самое заселенное место навсем Черном море.
        -Представь! - потребовал брат. - Днем! Сзапада прет этот самый рейдер сбаржей ипрямым ходом вторец пирса, вРадугу. Раз! Инетих. Только предохранители наподстанции выгорели. Оказывается, Дюш, чемдальше географически вход отвыхода, тембольше энергии дляоткрытия перехода требуется. Яуже иформулы…
        -Погоди, - отмахнулся я отчто-то чиркающего насалфетке брата. - Анахрена Поц баржи-то угонял? Что, уних вофлоте чего-нибудь более приличного ненашлось? Нутам эсминца какого-нибудь?
        -Дачто ты такое говоришь! - вспыхнул Егорка. - Уприцепа максимальная осадка - два метра. Удесантного катера итого меньше. Полтора. Ито мы боялись, чтонижней части Радуги нехватит. Вводе-то радиус искажения куда больше, чемватмосфере. Ятебе зачем тут формулы рисую?! Чтоб ты понял, чтоМихаил иэти-то два парохода сриском дляжизни впортал впихнул. Аты говоришь…
        -Янеговорю, - спорить сфанатом совершенно бесполезно. - Яспрашиваю. Вынадве недели поставки нату сторону остановили. Всепроекты стоят. Вусадьбе два десятка маньяков-выживальщиков тусуются, которых Никита нафорумах вычислил икнам зазвал. Сава начемоданах сидит, авы там вкораблики играетесь…
        Свыживателями вообще полный бардак получился. Дурдом навыезде, цирк сконями икино инемцы. Короче, суббота. Сижу дома, никого нетрогаю. Тутотвъездных ворот такой рев раздался, чтоя изположения «лежа надиване» наполметра ввоздух подпрыгнул. Потом уже узнал, чтоэти Кулибины оттепловоза сирену ксвоему шестьдесят шестому примаздрячили. Типа шутка юмора уних такая. Иеслибы эти юмористы уворот сразу непояснили, чтожаждут лицезреть господина Никиту Андреевича, ябы им эту гуделку засунулбы в… какое-нибудь неожиданное место.
        Ноиэто еще невсе. Нежданные гости немедленно заявили, чтоим немедленно - представляете?! - немедленно нужно метнуться вобещанный, какони выразились, мирпосапок. Изнаете почему? Дапотому, чтоэти наивные люди вообще-то вотпуске, через две недели им нужно вернуться всвои офисы, время утекает, аони итак трое суток гнали свою «шишигу» изПодмосковья. Бляха отремня! Никита как-то неудосужился уточнить, нетолько что костюмы химзащиты ипротивогазы там совершенно бесполезный хлам, ноичто обратного хода из-за Подковы им небудет.
        Ичто самое гадское - я инепустить их впортал немог, иботогда эти мегафорумные спецы повыживанию после наступления большого пэ такогобы вСети понаписали, чтоникто больше наши предложения исмотретьбы нестал. Ипустить - это практически их похитить. Ауних, почти увсех, ижены-дети имелись, иместа тепленькие вмосковских фирмочках поторговле какой-нибудь шнягой.
        Вобщем, отложил решение довозвращения артефактов извояжа. Предложил пока уменя вусадьбе «позагорать». Аобостровах сам ничего нерассказывал иНикитке запретил. Люди нам нужны. Нашлосьбы применение иэтим аутдор-теоретикам.
        СОлегом тоже невсе просто. Леха мне изСимферополя телеграмму прислал. Мол, всевпорядке, вылетаем домой. Янемедленно отставному майору натрубу цинканул, чтоб собирал своих иготовился квыдвижению. Сроки иместо встречи, ясен день, неназвал. Стопроцентов - его телефон прослушивался. Итоли Сава меня неправильно понял, толи принял желаемое задействительное, носледующимже вечером он воглаве банды уверенных вбезнаказанности хулиганов подломил склад фирмы, торгующей квадроциклами. Иэти повелители бездорожья, матьих, совершенно нестеснялись. Выбирали нетолько все самое-самое, ноеще изапчасти кним, прицепы ирезину. Всеотлучших производителей. Всего наполарбуза рублями.
        Можете себе представить караван изчетырех десятков ревущих моторами машин стяжелогружеными прицепами, выезжающий загород? Дэпээсники раньше тоже непредставляли. Байк-клуб отправился напикник! Ночью! Наквадрах, которые поидее могут влюбой момент свернуть страссы куда угодно, нооставляют весьма характерный след. Такчто прижелании найти их никакого труда несоставит.
        Изнаете, куда эти робингуды рванули? Наворованных «конях», ссемьями? Вскит кКоленку! Типа спрячьнас, покуда Андрюха неприехал инерешил все рамсы. Я,бляха отремня, говорить пять минут немог, какузнал, нето чтоб чего-то решать. Уженаутро все менты города наушах стояли. Потелевизору программу передач ради экстренного сообщения подвинули. Вкои-то веки вертолет подняли. Шеф, скоторым «добрые люди», таксказать, контролировавшие перемещения некоторых граждан, ужеподелились новостями, прямо потелефону так матерился, чтоуменя уши покраснели. Дядя Вова скакого-то ладу решил, чтобомбануть дилера ведущих мировых производителей вездеходов - это моя идея.
        Нодаже Сава недодумался мне еще исписок честно уворованного настол положить. Авот два моих брата вкомпании ссовершенно безбашенным Поцманом - озаботились. Яклянусь - уменя руки отярости тряслись так, чтоя эту распечатку сразу состола поднять несмог. Потому что можно попытаться вкрутить вуши следакам, чтоя типа о«художествах» беглого Олежки нисном нидухом. Даинета это тема, чтоб особенно компетентные органы задницы откресел оторвать соизволили. Нусперли укоммерса немножко мотоциклов, вотудивили! Идесяти лет непрошло, какунас встране целыми заводами воровали…
        Исовсем другой базар - военная техника. Боевая, бляха отремня! Инепара пулеметов сящиком патронов, ареально дохрена всего. Этот, чтобего, десантный катер, который наУкраине вдруг пол сменил истал рейдовой баржей, водоизмещение имеет всто семь тонн. И«прицеп», который баржа-площадка, - еще четыреста. Иэти… деятели, естественно, загрузили оба судна посамое нехочу. На«Сватове» они даже танк умудрились впихнуть. Реальный такой, блестящий свеженькой краской Т-54/55. Атам пушка всто милимов, если кто невкурсе, итри пулемета. Крупняк - 12,7-мм ДШКМ,идва 7,62-мм СГМТ.
        Анаплатформе вообще чего только небыло. Горы характерно-зеленых ящиков, кое-как прикрытых зеленымже брезентом. Замаскировали, ироды, чтоб враг недогадался. Чтотам одних только 2Б14, которые «Подносы», восемь штук. Всписке вскобках еще другая его спецификация указывалась - КБА-48М. Ноэто, какмичман пояснил, ужесугубо украинская доработка. Некоторые части миномета натитановые заменены, иотэтого вес существенно снижен.
        -Боеприпасы где будем брать? - коварно поинтересовалсяя. Итутже был совершенно по-щенячьи ткнут мордой вовторой лист, накотором какраз иперечислялись уворованные своенных складов ВСУмины соснарядами и30-мм выстрелами дляАГС-17. Ихвперечне значилось аж двадцать штук, ая сармии помню, какая эта штуковина прожорливая.
        -Ну,хоть что-то вэтой махновщине хорошо, - согласилсяя. Ибостоило представить, какя заказываю через тренера сотню ящиков трехкилограммовых мин для«Подноса», дурно становилось.
        -Тынепарься, брат, - хмыкнул, разгадав причину моих терзаний, Леха. - Твой Миха - реальный отморозок, нобашка унего шарит, ажзавидно. Онтак все обставил, чтонас сэтим грузом вообще ничего несвязывает. Прикинь!
        -Этокакэто? - неповериля. - Азолото он кому? Господу Богу отдавал?
        -Ха! Слитки мы шпане одесской подрасписку выдали.
        -Михаил это произведение искусства малявой назвал, - всунул уточнение Егор.
        -Наместе стой, раздва! - рыкнул насреднего мичман. - Забыл, какя тебе язык укоротить обещал?
        Ученый фыркнул носом, нопромолчал. Этобыло что-то новое всемейных отношениях, ия пообещал сам себе непременно разобраться. Вконце концов, мнеисамому иной раз хотелось… гм… умерить чрезмерный энтузиазм доцента, иЛехин опыт непомешалбы.
        -Докладываю. Шестнадцать слитков мы передали Михаилу. Тотсразуже переправил их тамошней братве, которая уже ираспределяла золото между офицерами воинских частей, соскладов которых имущество набаржи иперегружали. Причем подокументам вооружение ибоеприпасы даже непродавались кому-либо инеисчезали смест хранения. Прикинь! Твой Поц - реально сын лейтенанта Шмидта! Ончерез одесских хулиганов убедил вороватых вояк отправить все это добро надругие склады. Вроде какизОдессы вОчаков идет попутный караван… Апотом обе баржи просто исчезли вморе. Ивсе концы вводу!
        -Апотом реальные пацанчики начнут базлать наПривозе, какхитро они ВСУнагранатометы развели, - поморщилсяя. Ужмнели незнать, какдолго хранятся секреты втесном мирке хулигангстеров.
        -Болтать будут, - подтвердил мои опасения мичман. - Авот наПривозе - уже врядли. Миха их всех на«Сватове» заПодкову вывез. Пообещал им вольное море икучу приключений, ониеще исемьи ссобой утянули. А! Прикинь! Надесантном катере экипаж был. Шесть человек. Капитаном там старый морской волчара, весь ворденах. Знаешь, изтаких, чтоправду-матку адмиралу могут промеж глаз засветить. Унас вофлоте тоже такие зубры еще встречаются, доводилось видеть. Подзавязку лет, авыше каптри им инесветит. Иуволить немогут - ветеран иорденоносец, ивыше куда-то неудобного человека поднимать нельзя. Такитянут лямку натаких вот «рейдерских» калошах. Иэкипаж себе подстать подбирают… Короче, дедэтот сосвоего «крейсера» напрочь уходить отказался. Говорит, мол, нанем хоть кчертям впекло, аиначе лучше сразу пристрелите. Ну,Миха этого крокодила сразу сильно зауважал икнам наслужбу типа взял.
        -Ахренеть, - выдохнуля. - Ичто? Этубратву типа никто вОдессе-маме искать нестанет? Сам-то вэто веришь? Считай, целая ОПГисчезла безхвостов! Датам СБУземлю носом рыть будет!
        -Аипусть, - засмеялся Леха. - Пороют-пороют иперестанут. Авторитетов там парочка навсю толпу. Аостальные - типа бычки рядовые. Пехота. ОниПоца покабакам таскали итам шумно будущую российскую гастроль обмывали. Такчто иискать их вРоссии станут. Датолько их СБУснашим ФСБнаодном поле гадить несядет, нето что сведениями опутешествующих попросторам участниках ОПГделиться. Фигня этовсе, Дюх. Даивлюбом случае - мы тут нипричем.
        -Ладно, - хлопнул я ладонью постопке листов. - Четыреста тонн, плюс катер - сто. Танк - это тонн пятьдесят. Ещестолькоже - минометы иснаряды. Аостальное место чем забито? Вдвух словах, безбумажек. Голова ибезэтого пухнет.
        -Патроны, рации, полевые кухни, новенькие дизеля вящиках, двеЗУ-23, несколько уазиков… Так, помелочиеще, - почесал затылок мичман. - Мыпотому список исоставляли, чтовсего инеупомнишь. Нотам действительно все нужное.
        -Данам сейчас ибычий хвост заверевку сойдет, - снова влез Егор.
        -Хвост? - хором удивились мы смладшим изасмеялись.
        -А! - ткнул пальцем внебо брат, двигая листы постолу всвою сторону. - Сюда кое-чего нестали вписывать. Миша попросил. Ондлясвоих ненаглядных «бардаков» там поскладам кое-чего насобирал. Говорит, мол, поштату намашине оружие должно быть, абульбаши все стреляющее скрутили. Непорядок. Такчто набарже еще почетыре неучтенных крупняка иПКТимеются.
        -Асами-то «бардаки» где? - хмыкнуля.
        -Ая почем знаю? - удивился Леха. - Где-то едут. Наверное. Мишу нужно спрашивать.
        -Некогда, - поморщилсяя. - Намсейчас нужно втайгу, вКоленковский скит, когти рвать. Саву выручать. Онитам сбабами идетями нагруде ворованного барахла какой день уже сидят. Олег мне чутьли нераз вчас названивает. Говорит, раньше бойцы отСаниных проповедей, какотназойливых мух, отмахивались. Хихикали только иКоленку вискарь предлагали. Апоследний день - прислушиваться стали, молитвы засамозваным батюшкой шептать. Иесли мы их нату сторону быстренько непереправим, тослучится одно издвух. Илиприедет злой СОБР ибудет смертоубийство. Потому какпарни так просто сдаваться ненамерены. Илиего бригада вкрестоносцев обратится.
        -Атас, - согласился мичман. - Асэтими, выживальщиками, чего делать думаешь? Так-то намбы дальняя разведка непомешала. Отправить этих угорелых оставшиеся отпавшей цивилизации ништяки поостровам искать, азаодно иче-каво посмотреть иприкинуть.
        -Базара нет. Только прикинь: какой их родня кипешь устроит, если эти… гм… чудаки насвязь выходить перестанут?! Стокодному, чтокому-нибудь они освоем маршруте все-таки говорили. Иконцы кнам выведут.
        -Значит, нужно их домой отправлять. Ажаль. Невсеже они там… - Леха покачал ввоздухе здоровенной ладонью, изобразив что-то вроде болтающегося наветру листа. - Менеджеры. Может, ктополезный инашелсябы. Аостальным недельный КМБ,«калаш» взубы, имарш-марш драг нах вестен.
        -Может, сними поговорить? - воззвал кнашей гуманности Егорка. - По-хорошему все объяснить. Пусть сами решают. Могутже они домой позвонить, предупредить, чтозадержатся…
        -Гы-гы! Задержатся - это ты хорошо сказал, - обрадовался мичман. - Почемубы инепозвонить?! Чайвдвадцать первом веке живем. Сосвязью унас все впорядке. Только пусть скажут, будтобы нифига уних тут несрослось, итипа выезжают насвоей «шишиге» всторону дома. Амы какбы ввиде извинения предложим показать им короткий выезд натрассу. Игде-нибудь вукромном месте запустим всю эту честную компанию прямиком наостров. А? Каквам план?
        -Тебя там наУкраине Поц некусал? - заинтересовалсяя. - Очень уж наего замашки смахивает. Украстьвсе, чтоплохо лежит. Ачто хорошо лежит - переместить иодин хрен украсть. Тебе зачем наострове два десятка злых мужиков? Аесли среди них шпиён какой-нибудь затесался? Типа кто-нибудь измосковских начальничков карьеру решил себе сделать. Типа злобную секту вСибири вычислить иприхлопнуть. Какдумаешь? Найдет матерый хмырь способ, каквесточку вЦентр заслать?
        Леха задумался наминутку ивсе-таки кивнул:
        -Найдет. Однозначно найдет. Иябы нашел.
        -То-тоже. Такчто нельзя нам их туда пускать. И,гадство, отпускать нехочется. ОнивСети такой вой подымут, чтонам мало непокажется. Аэтих, ждущих дня большого пэ, оказывается, достаточно много. Сынка мой натрех форумах только общается, такнакаждом больше пяти тысяч человек зарегистрировано.
        -Скорее всего, большая часть - клиенты всех трех, - кивнул непонятно чему Егор.
        -Дадаже если итак. Представь, Егор, чтонам удалось хотябы каждого десятого ксебе сманить! Этопятьсот человек! Пятьсот! Аукого-то изних исемьи есть. Жены, укоторых теже гуси вбашке, идетки, знающие, куда вружье патроны совать. Ите пятьсот легким движение руки втысячу превращаются. Ато ивполторы. Причем, заметь, этилюди изначально готовы жить вусловиях отсутствия привычных удобств. Сминимумом ресурсов.
        -Мамой клянусь, - имитируя кавказский акцент, вклинился скомментариями младший. - Половина тех «выживателей» - диванная армия. Сидит этакий жиртрест вудобном кресле уздоровенного монитора ипоучает народ, какправильно Л-1 запятнадцать секунд одевать…
        -Аэто возможно? - удивилсяя, вспоминая тот ужас ввиде нескольких десятков ремешков изавязок, который иназывался костюмом химической защиты Л-1 изткани Т-15. Инорматив там, если память мне неизменяет, - что-то около пяти минут.
        -Нет, конечно, - отмахнулся тот. - Ножиртресту обэтом неведомо. Онсам-то ниразу непробовал. Только наэтом… ютубе видел.
        -Ладно. Итог. Чтобудем сними делать?
        -Выкрадывать. Атам разберемся.
        -Поговорить нужно.
        Вобщем, всеостались присвоем мнении, чтоситуацию нисколько непроясняло.
        -Дакто вообще этих чудиков кнам зазвал? - вспыхнул мичман. Ожидаемый вобщем-то вопрос. Ввойсках это вроде традиции - найти виноватого инаказать крайнего.
        -Будем считать, чтоя, - вздохнул, бросив хмурый взгляд наскромненько притулившегося настуле вуголочке Никиту.
        -Ну,ты, брат, даешь, - покачал головой младший. - Какже ты так-то? Опростоволосился. Сразу все обдумать немог? Нужно было дотакого вот доводить?
        -Дахрен его знает, - честно призналсяя. - Ясэтими островами вкакого-то, бляха отремня, бухгалтера превращаюсь. Списки, таблицы, счета… Слюдьми поговорить некогда. Давыеще… ТоПоц чего-нибудь отчебучит, то…
        -Не. Такдело непойдет, - непринял мои жалобы брат. - Такнельзя. Тыкомандир, тоесть главный. Тыруку напульсе должен держать. Всевидеть, обовсем знать ивсе контролировать. Ичтоб безтвоего дозволения пискнуть опасались, нето чтобы вОдессу танки воровать ехать.
        -Ага. Что-то я расслабился, - прошипел вответ. - Пять планет успешно колонизировал, анашестой вот оступился. Привык, блин, чтовсе само собой делается. Думал, размы все тут профессионалы, онокак-то сладится…
        -Даладно тебе, - легким движением похожей налопату ладони стер весь мой сарказм старший мичман. - Понятно, чтонаощупь идем. Ноты-то сам себя командиром поставил. Значит, тебе нужно поручения раздавать иисполнение спрашивать, анесамому вбумажках закапываться. Авот если ипотом косяки будут, тут-то спрос стебя ипойдет. Порядок-то по-любому наводить нужно!
        -Вотивозьмись, - обрадовалсяя.
        -Зачто? - удивился Леха.
        -Зарежим! Правила выдумай. Всераспиши. Кточего имеет право, кточего - нет. Какие печенюшки задобрые дела положены, ивкакое место бить будем засамоуправство.
        -Ачего - я?
        -Акто? - коварно поинтересовалсяя. - Сновая? Иливон Никитоса попросим?
        -Ая чего? - неожиданно тоненьким дляпятнадцатилетнего пацана голоском пискнул сын. - Яничего! Яэтим дятлам все четко расписал. Чтождем мы их тут наработу, анепросто типа метнуться какнасафари, медведей тропических пострелять ипоруинам полазать. Аттракционов им никто необещал. Уменя вся переписка распечатана. Язабазар отвечу…
        -Тыгде таких слов нахватался? - рыкнуля. - «Забазар»…
        -Гы-гы. Внашей инцеклоподии таких словьев нетути, - заржал Леха. - Вот, значит, ктовиновник нашего сегодняшнего «торжества».
        -Ичто, Никита? - заинтересовался, поморщившись прежде нагрубую шутку мичмана, Егор. - Они… Этилюди… Эм… Выживальщики - да? Выживальщики. Они, прежде чем ты сообщил, куда именно они должны приехать, были согласны сустановленными тобой условиями?
        -Ну,да, дядь Егор. Дядя Миша стетей Любой даже предварительный договор составили, ия каждому изэтих… его намыло высылал иполучил обратно отсканированные копии сих подписью.
        -Сдаетсямне, Андрюха, - нахмурился младший. - Наспытаются развести каккроликов. Типа никуда их заслать мы реально несможем, ачтоб вони навсю страну неподнялось, онинас навеселую недельку сдевочками исаунами раскрутят…
        -Человеческий фактор, - многозначительно ввернул ученый брат.
        -Так, - оскалил зубыя. - Ахренали мы тут толчем тогда? Никитос! Чеши втемпе ктете Ире. Пусть она тебе соглашение осохранении тайны ирасписку одоведении досведения режима прохождения портала составляет. Распечатываешь ивыдаешь этим… господам. Подписать должнывсе. Если хоть один откажется - гони всю шоблу заворота вшею. Возьми парней, чтоб заспиной утебя постояли. Олегову банду переправим изаэтих примемся.
        -Ипусть еще письма родственникам своей рукой напишут, - подсказал средний. - Чтобудтобы так итак. Полюбил Сибирь спервого взгляда. Едувглухомань назаработки, непоминайте лихом… Илидавайте я Никите сэтим поспособствую… Если уж молодой человек озаботился зафиксировать все переговоры инаши гости были заранее предупреждены… Никтоже их заязык нетянул.
        -Егор! Слышь! Тыче, внатуре? Тыли это? - вытаращился мичман.
        -Еготоже Поц укусил, - хмыкнуля. - Поконям, Лех. Путь неблизкий. Намеще сегодня Саву надо нату сторону запустить. Аоконституции нашего княжества вдороге потрындим. Дело нужное. Ещеодин такой залет, илавочку вообще можно будет закрывать. Иначе нас контора махом срисует изапечатлит.
        Брат тяжело вздохнул, жалобно наменя посмотрел икивнул. Ачто делать? Унас, каквармии, - инициатива имеет инициатора. Впрямом ипереносном смыслах.
        Заправо зваться четвертым капитальным строением внашем городке уподножия Замковой сопки соперничают сразу три здания. Школа, механическая мастерская, которая выродилась изпростого навеса надтем местом, гдеПоцман принялся ремонтировать илитюнинговать многочисленную технику, ицерковь.
        Детей действительно как-то вдруг стало много. Оставлять их недоучками было поменьшей мере глупо, ноиотправлять обратно, пристраивать вкакие-нибудь интернаты тоже неразумно. Если уж взрослые люди заязыком следить невсилах. Нет-нет, даибрякнут чего-нибудь этакое. Тотже Костя Майер вон. Напланерке вофисе строительной компании однажды такое задвинул - усотрудников, тех, ктоневкурсе, глаза какблюдца сделались. Авсего-то - человек так привык стоимость товаров взолотом эквиваленте считать, чтоорублях уже сусилием воли вспоминал.
        Теперь прикиньте, чего деточки наши своим однокашникам, ясен день - повеликому секрету, наболталибы? Туши свет! Ваши спиногрызы еще неубегали покорять Северный полюс? Апиратов счерных кораблей бить наостров Ножа?
        Короче, школа была непросто нужна, а, можно сказать, необходима. Только лично я высказался резко против того, чтоб дляучебного заведения строить отдельное здание вгородке. Все-таки мир вокруг совсем недобрый. Ивцелях безопасности гораздо логичнее былобы детей учить вболее укрепленном месте. Например - взамке. Нотут резко воспротивился женсовет. Иих логику тоже легко было понять. Число отпрысков будет расти пропорционально росту населения города. Инеслучитсяли так, чтолет через пять илидесять нам самим придется искать новое жилище, азамок отдавать подучебу? Такнелучшели спроектировать ивыстроить школу сразу похожей нанебольшой форт? Вслучае чего старшеклассники ивего обороне могут поучаствовать. Яведь уже говорил? Унас свободное владение иношение оружия счетырнадцати лет разрешено.
        Ачтоб совсем уж неоставлять деточек безприсмотра иохраны, кшкольной крепостице присовокупили западный укрепрайон. Этотот, чтобухту Тортуга иплотину наЭлектрической речке прикрывал. Это, конечно, нецентр города получался, нооно иклучшему. Какговорится, чего невидишь, отом недумаешь. Сглаз долой - изсердца вон.
        ОМишкиных мастерских я уже упоминал. Нет? Иоего жене неговорил? Ну,короче, нашел вОдессе-маме Поц свою судьбу. Стуземной братвой подался уговаривать старого капитана «Сватове» остаться наберегу, тамивстретился глазами сосвоей Лесей. Аглаза унее, кто, внучки, сней еще незнаком, примечательные. Васильковые. Яркие. Мордашка-то так себе. Разпосмотришь - ивторой раз поворачиваться поленишься. Авот глаза - это да. Звезды!
        Особенно наее-то вечно испачканном машинным маслом лице. Думаетсямне, цвет Лесиных глаз дляМихи навтором месте был. Авот то, чтоона водворе капитанового домика мотоцикл чинила, этоей однозначно взачет пошло. Ипока хулигангстеры капитана увещевать пытались, Поц помогал Лесе какие-то железки вкеросине промывать.
        Натом холостая жизнь моего механика-водителя изакончилась. Украинка сзабавным выговором, васильковыми глазами ивечно перепачканной мордашкой последовала вПодкову вместе сотцом-капитаном. Свадьбу сыграли уже здесь, наострове. Ивенчал молодых, ясен день, Саня Коленок. Ну,кхе-кхе, тоесть отец Александр.
        Прибыли вдавным-давно брошенную, укрупненную еще приХрущеве деревеньку часам кпяти. Нунезнаю - вечера илидня. Летом - скорее дня, авот вначале марта инепоймешь. Вроде уже по-летнему светло, ноявно небелый день. Что-то, бляха отремня, среднее.
        Коленок жил вмалюсеньком бревенчатом домике возле почерневшей отвремени малюсенькойже церквушки. Слышал где-то, чтопокресту накуполе можно как-то определить, кстароверам храм относится илиуже кновой. Может быть, итак. Только чтомне, чтобрату, чтокое-как расселившимся покривобоким хибаркам Савиным бойцам побольшому счету было начихать. Дахоть мечеть, блин. Нослушали нарядившегося вчерную сутану Саню Коленка внимательно. Имужики ибабы. Идаже детишки вприсутствии попа-самозванца вели себя как-то иначе. Более… послушно, чтоли.
        АКоленок звездил. Сразу было видно. Таксказать, невооруженным глазом было легко разглядеть, чтоэто вот нежданное внимание отставному хулигану прямо какелеем поизраненной душе. Прежде-то он вособенных баянских талантах замечен небыл. Долго небазарил, короче. Чаще всего выходило, чтовесь его развод натретьей секунде заканчивался ударом попечени. Вотэто наш Саня любил иумел. Ипродолжал совершенствовать набезответных грушах вспортзалах федерации самбо.
        Атут - надоже! Говорил уже минут пять, часто наприблатненую феню срывался, руками себе активно помогал. Ноименно что помогал, анекидался скулаками наслушателей. Фантастическое преобразование смоим боевым товарищем случилось - вот что я хочу сказать!
        -Он,внатуре, вкурил, этот бродяга, чтоГосподу противно воровство, - самозабвенно вещал новый апостол веры. - Онсам, своими собственными очами, зырил: типа рядом, насоседнем кресте, страдает чувак, который всравнении сним вообще нипричем. Типа вообще безгрешный. Иисус Христос! Пацаны! Мужик, которому ипришить-то смогли только рамсы сбарыгами вХраме! Итогда, господа хулиганы, дотого злодея типа дошло! Онтипа обрел Веру! Итак он Святой верой той загорелся, чтоуже готов был еще раз через палки мусоров пройти, снова страдать ради Христа, лишьбы только помочь Иисусу. Только капец! Обаони уже! Ужевисели рядышком, какдва повешенные назабор половичка. Поздняк было метаться, пацаны! Итут, какдонес донас апостол Лука, бродяга, отвсей своей воровской души забазлал Господу: помяни меня, Господи, когда придешь вЦарствие Твое! Типа непоминай лихом, братан! Типа раскаялсяя, иТебе, Христос, вверяю я душу твою…
        Такая вот своеобразная проповедь уэтого священнослужителя выходила. Новедь его понимали! Слушали, слишком громко вздохнуть боясь. Азначит - все верно. Такидолжно быть. Значит, верный язык отец Александр выбрал, чтоб посеять семена веры вобожженные локальными конфликтами ибандитскими перестрелками души бойцов.
        Вотизамерли мы сЛехой. Отодвинули всторону заботы итревоги. Позабыли овозможной слежке иовечном дефиците времени. Какбыло непосвятить Богу какие-то жалкие десять минут, когда пацан базарил овечном?!
        Авот потом, когда Коленок завершил свою проповедь, народ начал расходиться, инас наконец заметили - все пошло совсем нетак, какпланировалось. Во-первых, втой всеми позабытой деревеньке напрочь отсутствовало электричество, азапускать Подкову безэнергии даже уголовастого Егора неполучалось. Благо сотовая связь имелась. Если подняться нахолм, топрактически все было слышно. Связались сЕгором, получили необходимые консультации иквечеру запустили собранный наколенке генератор.
        Ктому времени выяснилось, чточутьли неполовина Олеговых бойцов вовременном лагере отсутствует. Ктонаохоте - продуктов ссобой прихватили немного, акормить такую орду чем-то было нужно. Несколько групп контролировало окрестности напредмет скрытого наблюдения или, недай бог, преследования. Несколько человек искали надежный путь насевер. Бывший майор был готов даже ксамому неблагоприятному развитию ситуации, когда пришлосьбы бросить неправедно нажитое иотступать всовсем уж глухую тайгу.
        Насчастье, всеего приготовления так инепонадобились. Часов ввосемь вечера Радуга встала между какой-то избенкой идлинным амбаром свыцветшей табличкой «Домкультуры».
        Иточно напротив казавшейся чрезвычайно древней церквушки. Накоторую иперекрестился выскочивший встретить нас стой стороны Поц. Помнится, яеще подумал, чтоэто странно. Прежде мореман вособенной религиозности замечен небыл. Нотут, видимо, навсех что-то этакое снизошло. Место, чтоли, какое-то там особенное. Намоленное.
        -Хренасе, - совершенно неподходящим моменту, какмне показалось, деловым тоном, выговорил Олег. - Впрочем, после проповеди твоего попиллы я уже этому инеудивляюсь. Тому, чтовсторону твоих мифических «таежных дядек» отсюда дороги нет, - да. Авот этому… этой штуке - уже нет.
        -Этохорошо, - сказаля, только чтоб вообще что-то сказать. Несамое подходящее дляразговора время Сава выбрал. Самодельный генератор, слепленный иззапчастей отразличной техники, добытой робингудами наскладах несчастной фирмы, работал неособенно стабильно. Очень уж мне ненравились проскакивающие параллельно земле сполохи. Раньше я такого всвечении работающей Подковы ненаблюдал.
        Совсем невеселобы было, еслибы одной изтаких помех кого-нибудь ненароком распилило пополам припереходе. По-хорошему стоило отключить, кчертям собачьим, творение очумелых ручек изапустить переход стой стороны. Такчто было просто замечательно, чтоМиха сподобился выйти нас поприветствовать. Оставалось только выдать Поцу соответствующие инструкции, нодляэтого нужно было как-то по-быстрому закруглить обещавший быть трудным разговор сСавой.
        -Знаешь чего? - заявиля, опередив насекунду уже открывшего было рот майора. - Скажи: тымне веришь?
        -Верю, - кивнул тот. - Верил. Атеперь уже инезнаю…
        -Верь, - давиля. - Японимаю, тысейчас весь внепонятках. Поди, составил уже себе план, положение себе вкомпании золотоискателей определил и, какэтого добиться, придумал. Новот что я тебе скажу: давай народ изэтого мира уведем сначала. Расселим, накормим. Апотом сядем ипоговорим.
        -Вотдаже как? - вскинул брови тот. - Изэтого мира?! Ну,считай, тыменя заинтриговал. Только…
        -Потом, Олег! Сначала - люди.
        Ответа дожидаться я нестал. Сорвался сместа, чутьли небегом рванул кчто-то рассказывающему обступившим его людям Поцу. Боялся, честно говоря, чтомой механик брякнет чего-нибудь этакое, из-за чего ународа любопытство страхом сменится. Чтобы там ниговорили, ачтоб шагнуть впереливающееся радугой марево, нужно илиточно знать, чтоименно там, натой стороне, илиотмороженным нужно быть навсю голову.
        Ну,илиеще если остались заспиной сожженные мосты ивозвращаться уже просто некуда. Тогда нето что вПодкову, кчерту впасть запрыгнешь. Слышал байки, чтобудтобы средних лет тетка рукой автомобиль остановила ототчаяния. Вотэто - чудо. Атут всего-то навсего - один шаг сделать.
        -Такжарко там, - басил Поц. - Потому водной майке ивыскочил. Думал «здрасьте» вам сказать иобратно уйти…
        -Вотииди. Нечего тут простывать, - стараясь перекричать гул толпы, воскликнуля. - Мысейчас генератор погасим, аты стой стороны запустишь.
        -Далегко, - обрадовался мой шофер. - Айнмомент.
        Никто его неудерживал. Миха оскалил свои лошадиные зубы искрылся запорогом. Ая махнул Лехе, чтоб выключал натужно воющий двигатель. Радуга погасла.
        Люди нерасходились, ожидая продолжения зрелища. Ая шепнул брату, чтоб быстро, пока какая-нибудь скандальная тетка невключила «сирену», строил народ ихоть силой, хоть уговорами, но, главное, быстро запихивал виной мир. Благо бойцы уСавы были все избывших вояк. Кдисциплине привыкшие иприказы командиров обсуждать несклонные. Такчто переход еще неуспел вновь образоваться, амичман уже начал строить колонну ирассаживать гражданских поквадрам. Икактолько Подкова поднялась изасверкала - наэтот раз ровно, безнепонятных всполохов - банда робингудов двинула внеизвестность.
        -Чудо истинное узрел я очами своими, - прежде перекрестившись иосенив крестом ибезтого светящийся переход, заявил мне Саня Коленок. - Чудо, неиначе какГосподом Всемогущим ниспосланное…
        -Тыпо-человечачьи, внатуре, забыл, какбазарить? - хмыкнуля.
        -Аты? - чуть наклонив лобастую голову, какперед дракой, ответил поп. - Сам-то начеловеческомли языке говоришь? Базарить… Внатуре… Че-каво…
        -Уел, - засмеялсяя. - Хотя я стараюсь. Стыдно бывает, если какому-нибудь важному типу чего-нибудь этакое брякнешь. Вроде какдело, ментами заведенное, показываешь. Асам - как? Яж слышал, какты опокаянии ивере нафене ботал.
        -Этоты верно сказал, - чуточку улыбнувшись, согласился Коленок. - Стыдно так говорить. Ипротивно. Господь людям язык длядругого дал. Чтоб молитвы ему шептать ипесни петь. Олюбви говорить издоровье другим человекам желать. Амы столько лет грязь эту изорта изрыгали, дела поганые творили, чтопогроб жизни теперь неотмолить. Дотого дошло, чтоиные другого, чистого языка инепонимают уже. Только незакостенели вгрехе их души. Тянутся они кСвету Веры Его. Только иостаетсямне, чтонести веру, какмогу. Апотом моленьями долгими прощения уВсевышнего просить.
        -Выпросим, - махнул я рукой. - Бог - Онвысоко. Онвсе видит. Зачтет, поди, труды наши вместо слов. Темболее что я имолитв-то незнаю.
        -Там… - Саня ткнул ладонью снабитыми костяшками всторону Подковы, - некому подсказать?
        -Там - нет, - подтвердил его опасения. - Тамдругие люди живут. Нанас мало похожие. Онивдругих богов верят. Имолитвы уних другие.
        -Тоневажно. Гордыня то наша - Господу Всемогущему имена придумывать иименем этим других людей кпокорности царям приводить… Раскопали, ятак понимаю, значит, все-таки то, чтотогда Поц наАлтае нашел? Однакоже хотел спросить тебя отом, чтозавратами сими, давидно, самому придется идти смотреть. Примешь?
        -Тычего, Сань? - удивилсяя. - Тымне какбрат. Инаходка эта наша, общая. Тыже снами был. Помнишь? Чего непущу-то? Только там шум-гам. Место, конечно, райское. Море, пальмы, кокосы. Новсе непросто. Крепость вынуждены строить. Вражин вокруг полно. Оружие увсех есть. Безствола подподушкой спать неложимся. Атыже вроде каксам хотел уединения.
        -Явпустынь ушел, чтоб Бога найти.
        -Нашел? - невинно поинтересовалсяя.
        -Да. Нашел. Оказалось, зряуходил. Бог - Онвсердце живет, невскитах. Теперь чувствую долг свой - помогать иным Его чадам душой кнему прильнуть.
        -Фигасе, загнул, - уважительно протянуля. - Но - уважаю. Торопись только, отец Александр. Иди, собирайся. Долго нам здесь оставаться нельзя.
        -Такготовя… Только есть уменя ктебе, Андрей, ещеодна… просьба. Уважишь постарой дружбе?
        -Сань, обчем… Невопрос, короче.
        Попукоризненно показал головой, расслышав так инесказанные мной сленговые словечки, ноговорить начал одругом:
        -Убрата моего старшего, Николая, сыностался. Даты знаешь. Вместеже гостинцы им вПитер возили… Теперь племянник мой вырос. Двадцать пять недавно стукнуло… Вобщем, здесьон. Уменя вхате.
        -Ого. Дядю попроведовать приехал?
        -Нето чтобы, - почти невнятно пробубнил Саня. - Онитам… Ищутего, вобщем. Онисприятелем уодного серьезного человека много денег заняли инадеялись уменя здесь отсидеться, пока шум нестихнет. Только… Короче, он… какбы немужик.
        -Этокакэто? - несразу врубилсяя.
        -Онэтот… - Коленок даже порозовел отсмущения. - Гейон, короче. Иприперся комне, гаденыш, смужем своим. Негром.
        -Ибиться сердце перестало! - впоследний момент переиначил рвущееся сязыка выражениея. - Офигеть!
        -Нето слово, - тяжело вздохнул поп. - Грех-то какой! Аивыгнать немогу. Родная кровь. Только, если я стобой уйду, онитут долго непротянут. Вгород вернутся. Атам их обязательно найдут. Таких… гм… неспрячешь. Заих головы награда обещана, инемалая. Долгоони, каксам думаешь, тампроживут безменя?
        -Пару дней, - согласилсяя. - Ичего? Хочешь их ссобой вновый мир забрать?
        -Если разрешишь, - кивнул Коленок. - Понимаешь, Дюш…
        -Понимаю, Сань. Явсе понимаю. Только иты пойми. Дорога эта водну сторону. Туда я этого… этих голубков еще пущу, аобратно уже нет. Если он кдвадцати пяти годам вместо мозгов вголове дырку… гм… сзади нажил, тонет уменя ему веры. Немогу я допустить, чтоб он тут попритонам своим… гейским… языком оновом мире трепал.
        -Дамне лишьбы жив был. Горько, конечно, что, похоже, роднаш наоболтусе этом изакончится. Ноивовсе плюнуть набратова сына я немогу. Пристроится, мож, утебя там куда-нибудь. Глядишь, дурь изголовы ивыветрится.
        -Ачерненького родня нехватится? - все еще сомневалсяя. - Гражданин другой страны как-никак. Откудаон, кстати?
        -Пиндосенок, - сокрушенно выдохнул отец Александр искромно опустил глаза. - Афроамериканец, короче.
        -Мечта толераста. Самприкинь, какая вИнтернете вонь поднимется? Расово угнетенный черный гей, исчезнувший вСибири. Тутнашему президенту иКГБприпомнят, иГрузию сСеверной Осетией. Имогут так вухо нажужжать, чтоотправится какой-нибудь наш «Петров, Иван Петров» последам пропавшего гомитосика вдебри Центральной Западной Сибири. И,если землю рыть станет, аего так вМоскве надрюкают, чтонепременно станет, товконце концов нанас стобой, Саня, этот агент выйдет. Тебе-то плевать будет. Тынаостровах будешь пузо греть итамошним китобоям обИисусе сосвятыми апостолами рассказывать. Авот я постоянно туда-сюда таскаюсь. Возьмет меня тот «Петров» зажабры истанет вопросы задавать…
        -Андрюх, - тихо перебил мои разглагольствования поп. - Хватит. Мнели незнать, чтоты любого приболтаешь иотлюбого отболтаешься. Скажи просто. Даилинет. Если нет, ясними останусь. Хоть ипротивномне, хоть игрех это содомский, авсеж человеки это живые. Божии чада.
        -Пакуй, - махнул я рукой. - Разберемся. Трудно им унас будет. Сампонимаешь, какой унас там контингент подобрался. Скажем, так: далекий отевропейских ценностей иоднополых браков непринимающий. Давсоседи еще достались товарищи неспокойные. Новодном ты прав навсе сто. Тамплемянника твоего точно никто ненайдет. Если неубьют, тожить будет долго.
        -Вотихорошо, - обрадовался Коленок. - Вотиладно. Побегу я тогда…
        Кивнул. УПодковы оставался уже маленький хвостик изначально длинной колонны. Руководство переходом взял насебя Олег, освободив тем самым моего младшего брата. Даеще стой стороны Костя Майер выскочил.
        -Всевпорядке, - озабоченно доложился старший мичман вотставке. - Переправку людей итехники заканчиваем. Тамлюдей встречают.
        -Пока размещают впалатках, потом будем расселять по-нормальному, - дополнил доклад немец.
        -Плохо, чтопопалаткам, - поморщилсяя. Весна вроде наостровах уже полным ходом, анет-нет, даналетает шторм. Тропики, онитакие - непредсказуемые. Влюбую минуту какую-нибудь гадость сморя надуть может.
        -Ачто делать? - развел руками главный инженер ипосовместительству исполняющий обязанности бургомистра городка Майер. - Камня илеса полно заготовлено. Ноцемента икрепежа нехватает. Поставок чутьли месяц небыло…
        -Попенок, внатуре, снами уходит? - махом переиначив бандитскую кличку вугоду злобе дня, поинтересовался успевший накинуть наплечи ватник Поц. - Надобы ему иэто, церкву прихватить. Аче? Впадлу? Стоит тут ничейная…
        -Ну,впринципе это реально, - подтвердил Костя. - Выгоним сюда самогруз десятитонный. Человек пять мужиков синструментом, ичаса задва илитри разберем ивывезем. Только…
        -Пить, такшампусик, - загоготал Миха, довольный тем, чтоего очередную идею признали годной. - Спать, такскоролевой. Ктонас гонит? Заночь весь хутор можно приватизировать. Зубнамясо, этих будок инехватятся.
        -Можно, - подтвердил немец после минутного раздумья. - Промаркировать уже неуспеем, чтоб потом собрать. Ивообще, нужно смотреть. Чтоеще несгнило, намтам однозначно пригодится.
        -Атас, - кивнул мне Леха, разглядев мои выпученные отудивления глаза. - Самвшоке. Ноцерковь надо брать по-любому. И,навсякий пожарный, секрет надороге выставить срацией. Малоли кого понашим следам принести может, пока мы тут гнилушки приватизировать будем.
        -Нуичего стоим? - начальственно рыкнуля. - Бегом! Время нетерпит. Унас вгороде подтриста тонн грузов переправы ждет, амы тут деревянным зодчеством балуемся… Ая, разпоявилась такая возможность, сСавой перетру.
        Смайором ожидались сложности. Мнеэто сразу было ясно, аподороге иЛеху втом убедил. Потому какСава всегда меня был… какбы поточнее сказать? Выше положением, чтоли? Вобщем, ивармии - он офицером служил, ая сержантские лычки перед дембелем получил. ИвОПГон целым смотрящим наключевой длягруппировки рынок встал, ая выше бригадира «гусар летучих» так инеподнялся. Входил, конечно, втесный круг «ветеранов». Тех, ктоимел право звать шефа тренером. Ноксерьезным делам, ксудьбоносным длябратвы решениям меня иблизко неподпускали.
        Быть может, только вбизнесе мой статус был выше Олегова. Все-таки хозяин идиректор достаточно крупной строительной компании - иначальник охраны одного изшести городских рынков. Нельзя даже сравнивать. Только толку-то? Внашем мирке количество денег никогда мерилом успеха небыло. Умайора вохране пятьдесят отлично вооруженных громил числилось, которые попервому его слову наштурм Кремля кинулисьбы незадумываясь. Ашел Олег «ктаежным дядькам-золотоискателям», чтоб встать там крепко этакой наемной стражей. Отсоседей илишнего внимания властей раскольников прикрывать замзду малую. И,думаетсямне, еслибы эти выдуманные мной золотоискатели реально существовали, нанастоятельное предложение отставного офицера онибы точно пошли.
        Авмоем ЧОПе - столькоже отставной козы барабанщиков, тунеядцев иалкоголиков, подокументам числившихся лицензированными охранниками, анаделе - банальные сторожа. Такчто всиловом смысле мой номер - два. Яда младший брат - вот ився моя армия.
        Ну,ктому моменту все-таки немного больше. Леха успел уже человек подполста болтавшихся постране бездела унтер-офицеров завербовать. ДаПоц столькоже одесских пацанов набарже вывез. Плюс команда «Сватове» идесяток готовых соружием вруках отстаивать полюбившуюся вольницу фермеров.
        Короче, кого противопоставить Олеговому отряду, уменя было. Только делать этого нестоило. Зачем вообще тащить ксебе потенциально опасный контингент? Непрощели было плюнуть надружбу сСавой, даисдать эту банду атамана Орлика превосходящим силам ментов?
        Затем, чтоесли мыбы таки сОлегом договорились, дружина наша посиле какбы невдвое приросла. Даисам старинный друг - ценный кадр. Военное образование ибоевые действия вгорячих точках - те еще университеты. Таких знаний иопыта нигде больше неполучишь. Анам всвете назревающих конфликтов искхаланами, исЖелезными эти знания - золотом накилограмм живого веса.
        Ижены-сестры Олеговых бойцов нам нужны. Кто-тоже должен обустраивать огороды, сажать цветы наклумбах ивешать занавесочки наокна. Ия это совершенно серьезно говорю! Мытуда жить шли, аневбандитский налет. Меньше всего насвете хотелбы я видеть намоих островах одну огромную казарму, пропахшую кровью, ядреным мужским потом иоружейной смазкой. Мневсе нужно было. Иармия, ифлот, иогороды, исытые коты наподоконниках. Чтоб было куда возвращаться изпоходов изакого грудью перед штыками вставать.
        Немогу я верить наемнику. Какправитель нового государства - немогу. Инедолжен. Какиебы клятвы нидавались, чтобы ниобещалось, сколькобы денег нивыплачивалось, наступает момент, когда купленный настороне солдат решает, чтожизнь дороже, искладывает оружие. Авот мужик, защищающий свою землю, свою семью, свою веру, - так уже никогда непоступит. Потому как, привсей ценности человеческой жизни, есть все-таки кое-что иповажнее. Честь идобрая память, например. Гордость сына загероя-отца. Благодарность вглазах соседей. Скупое «молодец, парень» изуст древнего старика.
        Честно говоря, думал, получится оттянуть напару дней разговор сОлегом. Хотел, чтоб он там, наострове, осмотрелся. Снародом поговорил. Вморе искупался. Чтоб люди его кокосов отпуза натрескались. Ихдети сдельфинами влагуне наигрались. Влюбились вновый мир, каквлюблен внегоя.
        Проще тогда беседабы прошла. Недуракже Олег?! Понялбы, поди, чтолучшее - враг хорошего. Охкактрудно ему будет внятно объяснить дорвавшимся дотропиков людям, чтонужно все бросать ивозвращаться вхолодную зимнюю Сибирь. Кнеопределенности ижаждущим расправы ментам.
        Нуи, если честно, реакцию майора неверно просчитал. Ещекогда мы договаривались обоперации поразмену - уход непокорного смотрящего к«таежным дядькам» нагору оружия, - был унас разговор оместе Савина отряда вмире мифических золотоискателей. Ятогда вроде каккшутке все свел. Высказался втом смысле, чтотакие, дескать, грамотные вояки, даеще соружием ипрочими притащенными ссобой ништяками, влюбом случае там кместу придутся. Вотипонимай, какхочешь. Онипонял это так, что, мол, всевтвоих руках. Сколько власти ивлияния захватить сумеешь, столько ихорошо. Олег кэтому иготовился. Сэтим расчетом игруз вприцепы уворованных квадров подбирал.
        Этоя знал, чтонаостровах сгодитсявсе, чтобы они ниприхватили. Какито, чтоникаких золотоискателей вообще несуществует инамайорскую банду уменя есть свои планы.
        Сами посудите: немогже я ему откровенно выложить всю правду опортале наполтысячи лет вперед. Потому иобещать ничего конкретного был невсостоянии. Думал, вотперейдут люди нату сторону, первый шок пройдет, синее море сзелеными пальмами сотрут обиду, иможно будет спокойно обсудить новые реалии.
        Неповезломне, короче. Слишком уж инициативные вокруг меня люди подобрались. Невышло дать Саве время налечение визжащих отнапряжения последних дней нервов. Илюди его еще вместе, ещеодин отряд, спаянный общим делом коллектив. Бойцы, аособенно жены бойцов, ещенеимеют собственного, конечноже особенного, мнения. Такчто ничего иного мне неоставалось, каккидаться грудью наамбразуру. Расставлять, бляха отремня, точки над ё. Илимой старый друг понялбы все ипринял, иливокрестностях нашего городка появиласьбы еще одна колония выходцев изпрошлого. Возвращать их встарый мир я нехотел категорически.
        -Кактебе? - хлопнул я поплечу Олега, разглядывающего суетящихся иобустраивающих временный лагерь. - Тыраздевайся. Шубы здесь невмоде. Жарко тут унас.
        Самя скинул пуховик сразуже, едва порог Подковы перешагнул. Ещенехватало вспотеть, апотом мокрым обратно нахолод выскочить. Привет воспалению легких!
        -Нуикакты мне это объяснишь? - оторвавшись наконец отсозерцания тропических окрестностей, процедил снескрываемой ненавистью вголосе Сава.
        -Даникак, - хмыкнуля, внутренне холодея. Наступал самый главный момент. Тотсамый миг, когда открепости нервов отставного майора зависела судьба нескольких десятков человек. - Счего ты решил, чтоя должен тебе что-то объяснять?
        Засебя я небоялся. Подоговоренности сбратом припервых признаках чрезмерной агрессивности Олега я должен был просто упасть наземлю инемешать дружине решать проблему. Честно говоря, гораздо больше меня занимала мысль, хватитли силы духа утех людей, которые сопровождали стволами пулеметов каждое движение вновом лагере, нато, чтобы, случись неприятность, нажать накурок.
        -Вотдаже как? - угрожающе нахмурилсяон. - Тамты по-другому пел.
        -Япеть, друг, неумею. Уменя слуха нет. Даитам, самприпомни, чтоя тебе обещал?
        -Чтомне смоими людьми найдется место… Только я внимательно тут все осмотрел, ичто-то обещанных бородатых мужчинок иих секретного прииска необнаружил. Даитайги - тоже.
        -Насчет места я исейчас тебе тоже самое могу подтвердить. Тебе итвоим людям здесь унас всегда работа найдется. Авот стаежными дядьками… Тутты прав. Промашка вышла. Дядек-то тут вокруг полно, только тайги нету. Даимужичков тех ябы лучше вгробу ибелых тапках повидал, чем… Авот золото здесь есть. И,судя повсему, еготут полно…
        -Короче, Склифософский, - искусно копируя голос Поца, отмахнулся майор. - Куда ты нас притащил? Изачем?
        -Будущее это, Олег, - сказал я идождался-таки удивленно вскинутых бровей. - Около пятисот лет вперед. ЭтаЗемля пережила какой-то страшный катаклизм. Толи космический каменюка свалился, толи сядреной бомбой доигрались, только пришел всей привычной нам цивилизации большой северный пушной зверек.
        Нуи, вобщем, всерассказал. Ничего нескрывал. Глупо было секреты громоздить напустом месте. Былбы другой кто уменя тогда всобеседниках, можно былобы очем-то умолчать. Иначе акценты расставить. Выказать себя сильнее, чембыл насамом деле. АсОлегом - нестоило. Всеравно вызнает. Ачто прямо неузнает, тосам додумает. Умный он ихитрый. Небылбы практически лысым, яб его матерым лисом назвал. Атак - сова, ониесть сова. Мудрый птиц, бляха отремня.
        -Ивот сам скажи теперьмне, друг, - подвел я итог своему сказу. - Могли я тебе всю правду раньше открыть илитаки прав, чтосочинил нечто похожее иэтим тебя схлебного места сорвал?
        Новая, вторая, и, какя надеялся, последняя поворотная точка. Либо майор призналбы мою правоту, имы сталибы работать вместе. Либо несмогбы победить всебе детскую обиду иувелбы людей изгородка. Правда, исход оказалсябы фатальной глупостью. Совершенно безумной исмертельно опасной выходкой. Нотем неменее небольшая вероятность такого варианта развития событий присутствовала.
        Вотнападения я мог уже неопасаться. Потому какчуял засобой правду изнал, чтоОлег это тоже признает. Немог я раньше открыться другу. Сразу, когда мы только-только артефакты сАлтая вгород привезли, - еще можно было. Авот потом, когда бабу золотую укхаланов сперли, Ваську нашли иобустраиваться насопке начали, - уже нет. Слишком много людей зависело отсохранения тайны.
        Аеще права была моя Натаха, когда говорила, чтонормальный мужик - достарости ребенок. Просто чем старше становится, темдороже игрушки. Иесли вроли песочницы будет весь мир, никто оттакого соблазна удержаться несможет.
        -Икак… - Олег кашлем прочистил пересохшее горло. - Икактут оно вообще? Чтовокруг? Мынаостровах, говоришь? Аматерик? Тамчто?
        -Всерасскажу. Всепокажу. Стуземцами познакомлю. Тыскажи только: тыкак? Остаешься?
        -Куда я денусь? - расслабленно засмеялся Сава. - Меня теперь отсюда калачом невыманишь. Явтайгу глухую готов был ломануться, атут острова втеплом океане! Пираты, колдуны… Взводу матерых вояк раздолье. Илиты другое чего хотел мне предложить? Вижуже глаза твои хитрые!
        Нуда. Штирлиц изменя никакой. Старые друзья меня всегда какраскрытую книгу читали. Ауж Олег иподавно. Какеще легенда озолотоискателях наура прошла, вотчто удивительно! Потому, быть может, онтак иобиделся, чтотакого коварства отменя иожидать немог.
        -Злой здесь мир, Олег, - призналсяя. - Недобрый. Уместных свои взаимоотношения. КакПоц говорит: свои рамсы исвои пироги. Амы вломились вэтот мир, каквБерлин натанке. Вродебы исила занами, авсеже пока вчужие игры играем. Ничего невидим, ничего незнаем. Даито, чтознаем, понимать можем неправильно. Намрасклады туземные вызнать нужно. Ктопротив кого, ктоскем. Ктокому чего должен, ктоскем торгует иулыбается, асам нож запазухой держит.
        -Этоты кчему? - подозрительно прищурился друг.
        -Этоя ктвоей роли внашем цирке издалека захожу.
        -Клоуном небуду, - хохотнул Сава, наверняка уже догадавшийся, ккакому выводу я разговор подвожу. - Ктовармии служил, тотвцирке несмеется.
        -Клоунов тут ибезнас стобой хватает, - мигом припомнив последнее «приобретение» - негра-гомика, сморщилсяя. - Намразведывательное дело нужно ставить. Безопасностью всерьез, типа профессионально, озаботиться. Ктолучше тебя….
        -Ну,это понятно, - отмахнулсяон. Позакону жанра я должен был начать его захваливать, аон ломаться ивыторговывать привилегии. Только мы непервый год друг друга знали имогли пропустить этот этап. - КГБтебе нужно сГРУвпридачу. Авыше - кто? Ты?
        -Я.
        -Один ты илився твоя шайка?
        -Одиня, - после небольшой паузы сказал твердо.
        -Ну,ты даешь, Дюш, - опять-таки после минутного раздумья сделал вывод майор. - Тысейчас вроде каквласть всвои руки забрал? Исостарым другом сразу поделился. Молодец! Неожидал такого оттебя, но… Но,ты знаешь, было втебе всегда что-то… этакое. - Онвточности, какэто обычно делал мой младший брат, покрутил ввоздухе ладонью. - Князь, значит? Нуая вроде как - командир княжеской безопасности. Так?
        -Поздравляю, - протянул я ладонь длярукопожатия. Подавая тем самым сигнал сидящим взасаде, чтоможно расслабиться. Чтокризис миновал истрелять поновым переселенцам уже непридется.
        Аэти балбесы непридумали ничего лучшего, каквстать изкустов, снять пулеметы спозиций иотправиться всторону замка.
        -Ого, - прищурившись, заинтересованно взглянул наменя Сава. - Серьезно ты кделу подошел. Асмогбы? Сердечко недрогнулобы?
        -Слава богу, чтонепришлось это проверять, - откровенно призналсяя.
        Глава10
        Равноденствие
        Нарадаре рейдовой баржи, которую длякраткости перекрестили в«Сватью», лодки кхаланов появились утром всреду, восемнадцатого. Слабенькие такие засветочки. Совсем неподходящие здоровенным, допятнадцати метров длиной, ладьям. Оноипонятно. Сергиенко - тот самый старый капитан, чтоотказался покидать судно идаже сам завел вПодкову свою старую баржу, - говорил, что, мол, металлов уколдунских мореплавателей мало, потому ирадар их видит плохо.
        Хорошоли мы их различали накруглом экране, илиплохо - радовало, чтоони нас итак немогут разглядеть. Капитан заверил, чтозадесять миль сборта гребной лодки даже вбинокль хрен чего разглядишь. Такчто флагман нашего морского флота, накоторый, кстати, Поц впорыве энтузиазма впендюрил целых две зэушки ичетыре крупняка вдовесок, спокойно проводил незваных гостей досамого Андреевского островка иблагополучно скрылся вбухте Тортуга.
        Оттой полянки вджунглях наАндреевском, гдестояла прежде золотая баба ипокоилась подполуметром песка спящая Подкова, доближайшего берега Ножа попрямой примерно пять километров. Нашберег намного выше самой высокой точки едва-едва торчащего изморя островка, ностакого расстояния подробности того, чтотворили кхаланы, рассмотреть невозможно. Было предложение оборудовать изамаскировать секреты непосредственно уместа событий, ноделать этого мы нестали. Слишком много минусов ивсего один плюс. Ну,допустим, мымоглибы своими глазами увидеть, каквосприняли жрецы кочевников свершившиеся там изменения. Только толку стого было чуть. Всеравно никто изнас привсем желании нихренабы непонял изтого, чтотам говорилось. Авот опасность оказаться обнаруженными была признана совершенно реальной. Отом, чтобы сотворили сотважными разведчиками, даже задумываться нехотелось.
        Сава еще предлагал навешать там напальмах микрофонов. Этокуда лучше, чемпосылать практически наверную смерть людей, ноиотего проекта все-таки решили отказаться. Потойже самой причине - незнания языка потенциального противника. Думаетсямне, пару хитрых электронных девайсин Олег все-таки наАндреевском установил. Ну,ябы наего месте совершенно определенно этимбы занялся. Хотябы изтех соображений, чторано илипоздно переводчик унас появится, аузнать содержание разговоров сразу после обнаружения пропажи священной статуи всегда полезно. Вдруг там какой-нибудь Верховный Шаман пообещал отрезать уосквернителей уши ипожарить напостном масле, носначала втереться ксупостатам вдоверие ивызнать их дьявольские секреты! Мыстанем считать этого служителя культа лучшим другом, аон нанаши уши, гад, ужедавненько плотоядно облизывается.
        Нуда ладно. Шутки шутками, анаблюдателей сбиноклями ирациями вдоль берега все-таки расставили. Напляже практически круглого островка, того, чтопрямо напротив Торговой бухты, икоторый, каквы, внучки, ибезменя знаете, называется островом Архангела Михаила, укрыли все четыре моторных катера. Тесамые БМК-130 навыдвижных колесах, которые Поц изБелоруссии притащил. Удобная штуковина оказалась. Вкатили, уграницы джунглей маскировочной сеткой накрыли, ивсе. Нетуих. Экипажи рядышком втеньке сидят, кокосы дегустируют. Ностоит сигнал подать - лодки вводу скатили, моторы завели ирванули долбленые ладьи кочевников позаливам гонять. Врядли уколдунского войска нашлосьбы, чтопротивопоставить новеньким «Кордам». Ипусть этих новейших крупнокалиберных пулеметов накаждом катере только поодному было, против луков истрел это гарантия убедительного превосходства.
        Яуже рассказывал, чтоберега южного полуострова неособенно приветливые. Место длявысадки отважного одиночки еще можно найти, нодлябольшого отряда уже врядли. Нужно телепать илинанаш пляж, иливСеверную бухту, кодному изустьев толи больших ручьев, толи маленьких речек, впадающих вморе. Наместе незваных индейцев втопкие приречные заросли ябы неполез.
        Армия вообще-то впринципе может передвигаться безобоза, нонедолго. Сутки, максимум двое - ирядовые воины начнут задавать себе, апотом икомандирам простой вопрос: каквоевать, когда ниочем, кроме жратвы, думать неполучается? Поэтому умные начальники ипрочие полководцы вынуждены-таки тащить ссобой всевозможные припасы, палатки, запасы пищи иводы. Адляжрецов игоспод офицеров иеще того поболе. Плюс штаб скипой бумаг, безкоторых никак руководить войсками невозможно. Кбумагам прилагается писарь, акписарю - вестовой. Ичем больше отряд, чембольше штаб, темвыше гора бумаги. Количество писарей, чтохарактерно, отчисла документов независит. Тамуже совсем другие расклады. Авот гонцов по-любому приходится использовать больше. Чтотолку отприказа, если его недонесут доисполнителя?
        Короче, марширует ватаку доблестная армия, авлагере их остается ждать точно такаяже толпа всевозможного обслуживающего персонала. Кашевары, штабные, интенданты, служители культа, цирюльники, кузнецы икожевенники. Те,безкого любая воинская часть очень быстро превратится вогромную банду голодных грязнуль иоборванцев. И,кслову сказать, если вотряде еще илошади имеются, того народа, чтовтылу остается, какбы небольше будет, чемтех, чтовбой уходят. Такая вот, бляха отремня, воинская арифметика.
        Явустье речек ходить пробовал. Пройти можно. Только противно. Гнуса полно, сыро, иноги вгрязи сильно вязнут. Итакие слова наязык сами собой наворачиваются, которые тихо себе поднос шептать невыходит. Очень, скажем так, эмоциональные слова.
        Мысбратом там налегке прошлепали. Пофантазировали, чтонадобы это место илиосушить, кчертям собачьим, иликитайцев каких-нибудь завезти, чтобы там рис выращивали, даинаверх, ксеверной стене замка, поднялись. Подъем, кстати, тоже неподарок. Крутоватый, ирастительности почти нет. Нескроешься отприщуренного вприцел глаза. Брр.
        Потому исказал, чтонаместе кхаланских вождей хренбы я туда свойском полез. Подъем крутой, низина сырая, бухта узкая. Всекозыри вруках противника.
        Пляж - совершенно другое дело. Изюжной бухты замок игородок, уступами спускающийся кморю, отлично видно. Место там открытое. Чтоб все места высадки перекрыть, уйма народа нужна. Наступать можно широким фронтом иатаковать влюбое место повыбору. Илиобстреливать излуков сгрудившихся уводы защитников. Если исходить изпредположения, чтоуврага, унас тоесть, равноценное илидаже немного лучше оружие, южный пляж - идеальное длянападения место.
        Западная, та, которую мы вчесть пиратского острова Тортугой окрестили, тоже вариант. Только там камней поберегу навалено - черт ногу сломит. Пока эту природную преграду преодолеешь, коварный ворог множество бойцов может натот свет отправить. Сдругой стороны, завалунами удобно отогнестрельного оружия прятаться. Новот стрелять вответ уже невыйдет. Ачто это занабег, если противник втебя стреляет, аты внего нет?! Глупость какая-то, аненабег.
        Майор состаршим мичманом, какглавные мои военные советники иэксперты, водин голос утверждали, чтогород изамок кнападению готовы. Насамых опасных направлениях обустроены ДЗОТы, выверены сектора огня. Всамом центре бетонной плиты, накоторой вскорости должна была вырасти княжеская цитадель, разместили минометную батарею. Пока, довыяснения степени наглости потенциального противника, трубы были повернуты всторону пляжа. Но,какоказалось, незря Леха заострял мое внимание наоблегченном весе украинских «Подносов». Стволы недолго было повернуть куда надо. Какговорится, малой кровью имаксимально быстро. Иэто просто замечательно, потому каксопытными минометчиками унас обнаружилась настоящая засада. Навосемь стволов - два специалиста. Минбыло жаль дослез, нопришлось-таки устроить учебные стрельбы. Чтоб люди хотябы представление имели, чего крутить икуда мину совать.
        Авот наединственный танк легко набралось аж два экипажа. Ипрапорщиков, которые легко потянулибы командование боевой машиной, унас тоже имелось два. Вотчего, спрашивается, Михе несподобилось парочку Т-55 утянуть? Былбы внашей дружине танковый взвод. Ну,ладно-ладно, ровно половина танкового взвода. Добилибы «бардаками» повесу…
        Эксперименты поустановке наБРДМдвадцатитрехмиллиметровой спаренной зенитной пушки едва незакончились катастрофой. Ногибы повыдергать уэтих горе-самоделкиных испички, бляха отремня, вставить. Догадалисьже! Причем, пока они палили изсильно легкого танчика воблюбованном овраге ивдоль оси машины, всебыло просто замечательно. Броневик слегка проседал нарессорах после первойже очереди, истрелкам приходилось ждать, пока незакончится качка. Новпринципе каксредство оперативной доставки зэушки такая комбинация могла сработать.
        Апотом эти негодяи решили похвастаться перед всем честным народом. Свой, таксказать, военный гений широкой общественности продемонстрировать. Вылетели насопку прямо рядом состройкой, лихо повернули неказистую длинноствольную конструкцию всторону моря идолбанули сдвух стволов. Птицы высокого полета, чё! Дятлы встратосфере! Хорошо, тамэкскаватор ночевать кто-то оставил, и«бардаку» было обочто опереться. Анебылобы там этого Kamatsu?! Полетелбы их недотанк сгоры кувырком. Исамибы побились, придурки, имашинубы покалечили.
        Онипотом еще строительной техникой интересовались. Напредмет строительства набазе какого-нибудь фронтального погрузчика орудийной платформы. Только тут мы сМайером их обломали. Нетунас лишнего. Исолярки лишней нет, чтоб их ненаглядные стволы вдоль моря возить. Пушку счуть неопрокинувшегося БРДМсняли иустановили натот почти готовый бастион, чтоузбеки состороны каменного карьера закаким-то лядом выстроили.
        Атанку было суждено стать передвижной береговой батареей. Пробили бульдозером грунтовку вокруг замка, чтоб панцер смог прикатиться внужное место, заправили полные баки, ибоезапас вукладки напихали. Бойцов было мало, такчто вТ-55 постоянно даже экипаж ненаходился.
        Особое внимание уделили снайперам. Хороших стрелков унас сдесяток насобиралось. ИхОлег выделил вотдельный отряд иособо инструктировал. Что-то такое Сава онаших колдунах этакое нарыл, выспросил урыбаков и«пленных» купцов, чтоон ставку назоркий глаз иверную руку сделал, аненаогневую мощь.
        Янеспорил. Инелез особо. Делибезэтого выше крыши было. Начиная стого, чтотам, внашем старом мире, наскладской площадке такой завал грузов образовался - замесяц неразгребешь. Часть изскопившегося - откровенное барахло имогло легко подождать доразрешения кхаланского кризиса. Новедь многое нам призатяжной осаде о-го-гобы какпригодилось. Тоже горючее, например. Медикаменты ипродукты.
        Только когда бочки, ящики иконтейнеры смашин насклад сгружали, обочередности переправки думали впоследнюю очередь. Кконцу вынужденного простоя так ивообще валили налюбое подходящее поразмеру свободное место. Атеперь мне нужно было это каким-то образом разгрести, отделить зерна отплевел ивыпихнуть запорог.
        Причем здесь, встаром мире, грузы обрабатывали те узбеки, чтоосуществовании Подковы незнали, апоночам другие, ужеостровные, ихоттаскивали. Ите иэти были одеты вабсолютно одинаковые робы моей компании и, навзгляд обычного русского человека, очень мало отличались один отдругого. Такчто отследить, чтоб какая-то часть, таксказать, грузчиков непоменялась местами, было довольно сложной задачей.
        Плюс приближалась заранее оговоренная сшефом дата поставки очередной партии презренного металла. Мне-то что? Слитки давным-давно были готовы, нотренер, перестраховываясь, постоянно менял места ивремя совершения сделки. Яему сразу предложил, чтоб не«марать» репутацию лидера ОПГучастием вкоммерческой операции, перепоручить золотую тему кому-нибудь другому. Дахотьбы имне лично. Но,какбы дядя Вова нирассыпался впризнаниях вбесконечной любви комне, доверить обмен маленькой тяжелой сумки налегкий чемоданчик отказывался. Развел суету, короче, напустом месте.
        Мнеже его разглагольствования выслушивать вовсе неулыбалось. Ябы лучше наострова удрал. Тамвовсю шла подготовка городка кобороне иэвакуация гражданского населения.
        Старый Ван улыбался. Унего вголове неукладывалось: зачем убирать изнедостроенного замка женщин идетей иселить их всырые землянки ипалатки пооврагам, если двухэтажный железобетонный бункер - самое безопасное, помнению рыбаков, место наострове?! Темболее что даже слепой наощупь способен найти хорошо укатанную дорогу, покоторой вещи эвакуируемых вывозили влес. Чтоже это заубежище, если дляврага его найти легче легкого?
        Вдругое времяя, быть может, ипопыталсябы объяснить. Показалбы противопехотную мину, научилбы разгибать усики на«эфках» инастораживать растяжки. Десять кило тротила, заложенных подтем местом, гделягут артефакты Подковы, ясен день, несталбы демонстрировать. Если военное счастье отнас отвернется, если придется отдать приказ оботступлении встарый мир, натом месте, гдемы бросим портал, такой ад разверзнется, чточертям станет тошно.
        Вдругое время. Невэто. Оноитак утекало. Делстановилось все больше, день равноденствия приближался, амы все также представления неимели, чтозамыслили кхаланы.
        Вобщем, вовторой декаде марта жил я какбы надва мира сразу. Сидел вмаленькой конторке наскладе ируководил разбором грузовых завалов. Время отвремени Никита выскакивал изРадуги ипотелефону докладывал орезультатах разведки. Илиоходе эвакуации. Илипросил совета. Илипередавал пожелания командиров обороны…
        Последний раз сын позвонил свопросом, чтоделать сфермерами. Они, дескать, уперлись инежелают уходить «вовраги» безскота. Там, бляха отремня, людям было тесно, аони еще икоров скозами засобой тащить собрались!
        Короче, явспылил. Накричал наНикитоса низачто. Велел передать этим скотоводам, чтоперестреляю нахрен их рогатых, если они немедленно несвалят вубежище.
        -Лошадок жалко, - невозмутимо ответил, видимо, ожидавший отменя чего-то подобного пацан. - Икоров. Ониже живые. Может, ихпока крыбакам отогнать? Уних, поди, непропадут.
        -Ачего тогда спрашиваешь, если сам знаешь, какпроблему решить? - смутилсяя.
        -Положено, - тяжело вздохнул сын. - Тыглавный. Должен знать, чтоунас тут.
        -Ладно. - Ятоже успел перевести дух имог теперь мыслить адекватно. - Чтоеще? Кактам наши заморские друзья?
        -Дядя Олег говорит, онистаскивают лодки вводу. Ноособо неторопятся. Дядя Леша считает, гости сегодня уже недвинут. Время квечеру. Покато дасе. Всумерках их лучники половину меткости потеряют. Прикольно, да? Типа минус пятьдесят кнавыку стрельбы отвремени суток.
        Вынужден был признаться, чтовообще непонял смысла последнего предложения.
        -Даэдрическая сила! - возмутился Никитка. - Этоже просто. Типа виграх, чемзанимаешься, тотнавык икачается. Понял?
        -Слова вроде русские, асмысл неулавливаю, - хмыкнуля. Мненикогда ненравилось сыновье увлечение нарисованными мирами. Благо стех пор, какмы открыли проход вбудущее, играться пацанам стало некогда. Даинеинтересно. Настоящее море, пальмы, таинственные берега иличное оружие легко вытеснили изих помыслов продукты высокого девелоперского искусства.
        -Другое поколение, - ехидно хмыкнул кто-то заспиной. - Вечная проблема отцов идетей.
        Авот вэтом вопросе меня чье-либо мнение совершенно неинтересовало. Особенно донесенное таким тоном иотнезнакомца.
        -Тыкто, убогий? - Ярешил сразу расставить точки надё ипоэтому откровенно нарывался наответную грубость. Темболее что я был насвоей территории, куда широкоплечий идлиннорукий чувак вторгся безспроса.
        -Федеральная безопасность, майор Герасимов, - инеподумав предъявить документы, представился незваный гость. Можно подумать, ядолжен был всю их областную контору влицо знать.
        -Ичего тебе надо, майор?
        -Накопились унас ктебе, Андрюша, вопросики, - вздохнул Герасимов.
        -Присылай повестку, - дернул я плечом, такинерешив, какже мне себя сэтим человеком вести. - Будет свободное время, забегу.
        -Даты, бродяга, исейчас неслишком занят, - отмахнулся тот. - Адело нетерпит отлагательств, какгрится… Тыгражданину Савиных почем рыжье-то скидывал?
        -Незнаком стаким.
        -Ой,таки ненадо мне тут лохматить бабушку, - скакого-то перепугу перейдя наодесский говор, разулыбался пришелец. - Весь, понимаешь, город знает, чтоты сСавой вкорешах смалолетства, один ты невкурсе. Ещескажи, чтооспекуляциях драгметаллами ничего незнаешь. Иввооруженном ограблении складов коммерческой фирмы неучаствовал!
        -Иче? - только исмог выдохнутья. Потому какдошло наконец, чтоничего уних наменя нет. Былобы - разговорбы вдругом месте состоялся исовсем сдругими людьми. Одного того, чтоэтот… залетный уже наговорил, мненапожизненное хватилобы, араскрутившему такую «теневую акулу» офицеру - намедаль вовсе пузо. Плюс галочка генералу игромкое дело дляСМИ. Сюжет вновостях нафедеральных каналах ивсе такое.
        Насчет этаких-то печенюшек утой братвы мозги махом соображают. Такчто, появилсябы уних хотябы призрачный шанс меня напризнание раскрутить, сюда такого мастодонта, такого матерого зубра прислалибы, чтоя самбы непонял, каквсе выложил. Аэтот… Может быть, решиля, ониреальный майор ФСБ. Только неследак нифига инеопер. Какой-нибудь силовой отдел. Вроде группы захвата отдела антитеррористических операций. Припугнуть кого-нибудь, надавить - наэто унего ума хватит. Натакие «подработки» его начальство, подкручивающее свои делишки, ипосылает.
        Ипочему он комне явился - незапылился, тоже понятно. Это, таксказать, «горячий привет» отшефа иего конторского покровителя. Чтобы какбы именя нагрешную землю опустить, ивлияние свое показать. Силу продемонстрировать. Чтоб клиент, ятоесть, нерыпался, когда мою компанию продавать станут.
        Икактолько передо мной открылась цель этого мероприятия, такспокойно мне стало, чтоусилием воли заставил себя несмеяться вполный голос. Потому что давно ждал чего-то подобного исоответствующим образом подготовился.
        -Ито. - Хреново уних все-таки боевиков учат. Нифига он помоей морде непрочитал иниочем недогадался. Иначе понялбы уже, чтодальнейшие прения бессмысленны. - Вообще, Андрейка, зряты Саву покрываешь. Мыведь знаем, чтоон ввашей шайке главный, снего испрос. Аты былбы умнее исотрудничалбы соследствием, могбы исвидетелем поделу прокатиться. Японимаю, старый друг ивсе такое… Илиуже инедруг? - Герасимов наморщил лоб игаденько ухмыльнулся: - Может, высним того? Голубки? Онтебе кто? Муж, наверное?
        Авот такое нашей братве прощать нельзя. Угрозы, побои - ерунда. Нообвинение всодомии - это полный предел. После такого мне оставалось только бить. Быстро иточно. Так, чтоб этот длиннорукий майор удивиться ивстать неуспел. Втом, чтоон отличник боевой иполитической, янисколько несомневался. Исвои шансы напобеду вчестной рукопашке оценивал какочень низкие.
        Честно скажу: повезло! Ударил я майора сильно, нонеслишком точно. Хотел всамый уголок челюсти, чтоб кость сломать. Знаю точно, есть опыт - когда прилюбом движении языка отболи вглазах темнеет, уженедодраки. Нонесудьба. Погубам попал. Кровь ислюни брызнули вразные стороны, чтовкино наверняка выгляделобы шикарно, авреальной жизни - ущерб мизерный.
        Но,говорюже, повезло. Есть, видно, Бог нанебе. Инеразучился Он еще отделять хороших ребят отвсех других. Явот непомню, кактак вышло, чтосразу застулом, накотором незваный визитер безспросу, кстати, расположился, оказалась стойка вешалки. Старая такая, наверняка еще «сделано вСССР». Тяжеленная, какгрехи фашиста. Ивот прямо вэту железяку Герасимов точнехонько затылком ивъехал. Нуитутже уснул, ясен день. Этоже вроде какчугунной палкой побашке заполучить, только наоборот.
        Убедившись втом, чтомайор действительно отрубился, япринялся задело. Честное слово, будтобы кто-то заспиной стоял ичего делать нашептывал.
        Первым делом перетащил гостя ктрубам отопления. Тяжелый, зараза. Чуть пупок неразвязался, пока неперекантовал этого бугая. Хорошо хоть сзакреплением пройденного никаких проблем необразовалось. Всмысле, легко чувака этого ктрубе прикрепил. Монтажными пластиковыми стяжками забольшие пальцы рук ктонкой полудюймовой трубе. Замаешься отвязываться изубами недотянешься. Вармии совсем другому учили, новэтом отношении рэкетирский опыт оказался полезнее.
        Потом пришла очередь карманов. Вывернул, осмотрел содержимое, отделил отневеликой вобщем-то кучки пистолет - классический ПМ,даже скучно - иудостоверение. Остальное - кошелек, ключи отмашины игорсть мелочи - вернул хозяину.
        Этот тип действительно оказался майором ФСБ. Несоврал. Ифамилию верно назвал. Ободном только умолчал. Онсапером наблаго нашей родины трудился. Небоевиком инеопером. Сапером. Благородная иопасная профессия! Какой черт его внаши разборки занес, сейчас уже инеузнаешь. Какитого, какая шиза подкинула саперу идею таскать ссобой пистоль соспиленными номерами?! Наксиву свою блатную надеялся, чтоли?
        Оставалось только позвонить вместное отделение полиции, пожаловаться насамоуправство, сообщить оналичии записи всего разговора исдать бестолкового Герасимова прилетевшему повызову патрулю ППС. Ясен день, ичаса непройдет, какнезадачливого сапера из«обезьяньих застенков» освободят. Ногде-нибудь, вкаких-нибудь рапортах илидокладах факт задержания господина сконторским удостоверением инезарегистрированной волыной будет отмечен.
        Эпилог
        Потом несколько минут я взадумчивости крутил вруках трубку телефона, пытаясь… нет, даже нерешить, апочувствовать, ощутить - нужноли звонить шефу ирассказывать оявлении господина майора. Арешать там инечего было. Яипрежде знал, чтонечто подобное должно произойти. Исроки проведения этой «операции позапугиванию» практически верно вычислил. Так-то, чисто помоему мнению, нужнобы этим господам-товарищам паузу выдержать. Дать мне еще раз крутануть через них золото, чтоб, таксказать, «рыбка» поплотнее накрючок села.
        Впрочем, этоуже неважно. Случилось то, чтодолжно было случиться. Ия совершил действия, которые должен был совершить. Какговорится: мячнастороне противника.
        Нестал я никуда звонить, короче. Сначала поймал себя намысли, чтосуета эта, устроенная вокруг меня старым прохиндеем, кажется какой-то нелепой. Мелкой инезначительной. Ичто побольшому счету мне начихать, чего там еще выдумают бандит сгенералом. Морально, тоесть душой, ядавно уже считал себя жителем мира будущего.
        Такзадумался, чтоедва невыронил изрук вдруг зазвонивший телефон. Чего уж таить: воткчему я точно небыл готов, такэто ктому, чтотренер решит сам меня побеспокоить. Ядаже линию поведения длятакого случая непридумал.
        -Тыкактам, Андрюх? - мне показалось торопливо, поинтересовался дядя Вова.
        -Нормуль, тренер, - хрюкнуля. - Чего мне сделается?
        -Тыэто, слышь, че, - продолжил тараторить шеф. - Мнетут птички напели. Натебя конторские изстолицы глаз положили. Тыбереги себя, Андрей. Цинкуй, если чё.
        -Дабыл тут один уже, - хихикнуля. - Слабый какой-то. Яему веки склеил ивППСсдал. Вобезьяннике, поди, теперь быкует.
        -Атас! - выдохнул старый хулиган иповесил трубку. Чембезмерно меня удивил. Я-то ждал, чтоон начнет уверять всвоем - вмоей судьбе - участии. Ивтом, чтоон, дескать, прям сейчас начнет «жать нарычаги» и«давить намозоли», только чтоб меня ненаглядного отнапасти защитить иотуголовного преследования отмазать.
        Нато, чтоб спокойно посидеть, раскинуть мозгами, времени мне недали. Иначалось все созвонка Никиты, который доложил, чторазведка обнаружила множество лодок кхаланов наподходе кюжной бухте. Яскомандовал красную боевую тревогу, остановил все погрузо-разгрузочные работы ивыключил Подкову. Если все пойдет посамому плохому раскладу инашим семьям все-таки придется отходить встарый мир, нивкоем случае они недолжны появиться наэтой вот складской площадке. Слишком много здесь глаз. Слишком много вопросов может возникнуть. Позаранее составленному плану артефакты следовало перевезти настарое место, вангар моей усадьбы. Иуже оттуда я должен был шагнуть запорог, чтоб изнедостроенного замка участвовать вобороне.
        Золотистые бруски сложили всумку, которую я аккуратно пристроил подпассажирское сиденье своего «гелена», исобрался уже было ехать - времени оставалось совсем немного, - нонаэкране телефона вновь отобразилась багровая морда лица дяди Вовы.
        -Тынаскладе? - сразу затарахтелон. - Вали оттуда. Маски-шоу. Исимку скинь. Потом через пацанов новый номер мне зашлешь.
        Тренер неуставал меня поражать. Второй раз закакой-то час он сумел удивить меня доглубины души. Ноплохие новости, какизвестно, поодной неходят. Ятолько успел дать инструкции охране - вести себя осторожно, мусорских бойцов непровоцировать, - какмой домашний узбек, Хамид, поделился известием, чтокакие-то господа пытаются проникнуть натерриторию усадьбы. Иуних будтобы есть бумага «сорлом ипечатью», которая это проникновение разрешает.
        Обложили! Какволка красными флажками, обложили! Вотчто я подумал сразу после того, какпозволил узбеку господ впустить иуже находу выбросил вфорточку сим-карту. Ихуже всего было то, чтотретьей площадки, таксказать резервной, мынепредусмотрели. Некуда мне оказалось устанавливать Подкову. Если помещение ябы еще мог оперативно найти, тонефакт, чтотам имелсябы источник энергии длязапуска портала.
        Ноиэто побольшому счету непроблема. Средь бела дня, всередине рабочей недели, вбольшом городе, приналичии денег вкармане, можно ГЭСкупить, нето что маленький бензиновый генератор, десять метров кабеля илампочку. Исобрать эту конструкцию я уж как-нибудь, сБожьей помощью, сумелбы. Авот кто осталсябы сторожить Подкову, когда я перешелбы нату сторону? Кому я мог доверить… нет, даже неновый, чистый мир - обэтом уже инедумал. Речь теперь шла обезопасности родных иблизких!
        Куда поехать, куда податься? Сотни, если нетысячи знакомых! Десятки приятелей. Родня еще какая-то впригороде имеется. Наташкины подруги. Соседи. Огромная толпа получится, если всех водно место собрать. А,бляха отремня, доверять никому нельзя!
        Насамом деле я был неправ. Идальнейшие события совсей определенностью это доказали. Дело втом, чтокаждый серьезный бизнес современем обрастает, таксказать, побочными полезными связями. Ну,это вроде директоров ресторанов, администраторов ВИП-залов ваэропортах илимладших помощников старших инспекторов впаспортно-визовой службе. Люди, скоторыми вродебы исвязывает что-то - взаимные услуги, общие знакомые илибанальные взятки - ивродебы нет. Чистый прагматизм. Тымне, ятебе. Поддон профлиста идесяток кубов досок, снятых сзабора стройки, сблагодарностью будут приняты хозяином небольшого дома отдыха наберегу местного водоема. Авзамен можно рассчитывать натеплый прием корпоратива компании. Отследить такие знакомства даже длявсесильной спецслужбы практически невозможно. Икидать такого полезного меня им резона нет никакого. Чтоеще нужно?
        Итак, чтозасобытия происходили вокруг моей скромной персоны?! Ахороводила вокруг меня самая настоящая облава. И,похоже, мойненаглядный шеф неимел кней никакого отношения. Хотябы уже потому, чтоему это было невыгодно. Значит, заинтересовал я кого-то весом побольше, чемпресловутый покровитель тренера. Былэто кто-то высоко сидящий идалеко глядящий. И,гадство, разглядевший вразвитой нами деятельности признаки великой тайны. Ну,или, каквариант, невеликой, нопахнущей реальным баблом. Все-таки заполгода мы умудрились скинуть перекупщикам чутьли нетри сотни кило немаркированных золотых слитков! Дело нешуточное! Левый источник драгметаллов - это иливоровство сприисков вособо крупном, или… да хотябы то самое, почти мифическое золото адмирала Колчака, которое ищут, дасыскать немогут.
        Этораз. Идва - наши закупки оружия. Фурами ибаржами. Могут насторожить какого-нибудь московского карьериста? Далегко. Стволы длянекой подпольной, глубоко законспирированной террористической организации - чем нетрамплин длячестолюбивого офицера? Такое дело можно раздуть, такего начальству подать, чтодамкой ввысшие кабинеты взлетишь! Итут уж приналичии достоверной оперативной информации инатуземное начальство плюнешь, иместечковое МВД науши поставишь. Какговорится: илигрудь вкрестах, илиголова вкустах…
        Похоже? Очень даже. Иэто значит, чтонашелся-таки умник, сумевший сложить два плюс два ирешивший получить четыре. Итеперь ждут меня сраспростертыми объятиями надорогах бравые менты, выгнанные впромозглый, непо-весеннему холодный вечер наоперацию «Перехват». Представляю, какрад будет именно тот патруль, чтопервым засечет моего приметного мерина…
        Короче, машину нужно было бросать. Причем так, чтоб она какможно дольше наглаза непопадалась. Ачто может быть лучше длятаких целей, чемздоровенная парковка возле круглосуточного гипермаркета?
        Втиснул верного «гелена» между двумя почти одинаковыми «лексусами» типа «хорек», вытащил сумку сартефактами из-под сиденья, уместил верного «тотошу» заремень брюк наспину изаторопился вгостеприимно распахнутые двери огромного магазина.
        Ужевнутри купил новую симку итутже дозвонился дотого самого «заборного» владельца дома отдыха. Так-то сезон вего вотчине еще неначался, коттеджи наверняка стояли запертыми, ноя был уверен, чтовмоей маленькой прихоти - побыть пару суток наедине ссамим собой ипарой флаконов водки - мне неоткажут.
        Таконо ивышло. Пожаловался, чтобудтобы разругался впух ипрах ссупругой итеперь ищу, гдебы приземлиться. Спросил, анельзяли занять напару дней один изприбрежных домиков? Мне, мол, много ненужно. Главное, чтоб тепло было, свет влампочках иодиночество. Всеостальное пообещал привезти ссобой ихозяина попустякам нетревожить. Натом идоговорились.
        Потом было такси, водителя которого едва удалось уговорить ехать кчерту накулички, идолгая дорога, навсем протяжении которой расслабиться так инеудалось. Сидел, пялился всумерки, высматривая кордоны надороге ипоглаживая теплую рукоятку пистолета.
        Сталбы я стрелять, если чего? Сталбы, даже несомневайтесь! Еслибы дело касалось меня одного, еслибы Натаха сНикиткой, братья, ихжены идети, всята толпа людей, которую я тем илииным путем привел виной мир, ненаходилась поту сторону, яитрепыхатьсябы нестал. Попробовалбы договориться. Пообещалбы делиться мифологическими сокровищами илиеще чего-нибудь этакое выдумалбы, новот бегство отвластей незатеялбы. Неблагодарное это дело - сгосударственной машиной лбами бодаться.
        Попросил высадить наповороте. Съезд страсы там много куда вел. Одних садоводческих обществ сдесяток. Поди догадайся, куда именно я дальше отправился. Наверное, этопаранойя, новозможность того, чтотаксиста того все-таки найдут идопросят, решил учитывать.
        Опять-таки воевать сгосбезопасностью уменя желания совершенно непросматривалось. Мнеинужно-то было всего лишь выиграть время, достаточное длярешения кхаланской проблемы. Апотом всегда можно будет сделать удивленное лицо изаявить, что, мол, нисном нидухом… Такбы оно, конечно, только откудова мне знать, чтомелкий туземный коммерсант понадобился таким важным столичным вельможам…
        Спроселка меня подобрал обладатель нескольких уютных избушек напродуваемом всеми ветрами песчаном берегу. Всвободное отхозяйствования время товарищ этот увлекался походами вместа неведомые итруднодоступные. Палатки, грязь, комары, гитара укостра ивсе такое. Такчто исредство передвижения себе подобрал соответствующее. Снаружи - задранный посамое «немогу» иоттюнингованный отечественный внедорожник, авнутри климат-контроль, кожаный салон имощная аудиосистема. Новорусский парадокс, короче. Нодвигал поподмерзшей снежной каше этот агрегат вполне бодро ипривез нас кутопающим вснегах домикам уже через полчаса.
        Время утекало какпесок сквозь пальцы. Хозяин суетился, делал много лишних движений, метался покоттеджу. Товпоисках дров длякамина, торюмки искал, тообщий рубильник. Ая сжимал зубы, чтоб небрякнуть чего-нибудь грубое, улыбался икивал. Торшер, вполне подходящий длязапуска Подковы, ясразу присмотрел, абольше, кроме стен, защищающих отчужих глаз, иуединения, мнеинужно ничего небыло.
        Наконец хороший вобщем-то мужик засобирался домой. Наказал только, чтоб я обязательно звонилему, аневыдумывал вызывать сюда такси. Мол, нанизких колесах сюда инепроедешь, аему нетрудно. Темболее что он обдумывает идею вначале лета выстроить еще пару бунгало ихотелбы сомной наобратном пути посоветоваться. Онсмущался инесмотрел вглаза. Хотя я лично ничего сногсшибательного вего детской хитрости невидел. Ясен день, онрассчитывал, чтоя рабочих дам иматериалов подкину. Амне инетрудно. Этоже, чай, недевятиэтажка. Пару деревянных избенок мы занеделю выстроим. После призамкового городка это длямоих узбеков - сущие пустяки.
        Поминутно глядя начасы, сумел все-таки удержаться иневключать портал, пока вездеход нескрылся засоснами ирев его двигателя нерастаял вморозном воздухе. Потом переложил пистолет вкарман брюк, достал изсумки мел ипринялся раздвигать мебель всамой большой комнате домика. ДляПодковы нужно много места.
        Сделал круг покомнатам, проверил, чтоб двери были заперты, аокна плотно закрыты шторами. Портал сияет так, чтовсумерках больно смотреть. Такчто дляслучайного свидетеля сияющие окна одинокого домика - достойное основание длязвонка туземному участковому. Маловероятно, конечно, чтосотрудник милиции общественной безопасности тутже поверит словам какого-то зеваки, оторвет седалище отдивана иотправится кчерту накулички проверять сигнал. Ноя хотел исключить даже иллюзорную возможность потерять единственное транспортное средство изодного мира вдругой.
        Ивот все было готово. Артефакты выстроены круто изогнутой подковой наразрисованном мелом полу. Торшер занял место увершины, иоставалось лишь нажать кнопку.
        Ниразу такого небыло, чтоб тут итам была одинаковая погода. Если встаром мире дождь, вновом ярко сияет солнце исороковник втени вялых отжары пальм. Инаоборот. Ураганный ветер выпихивал меня втихий, скрупными мягкими хлопьями снегопад.
        Незнаю, почему так, нопримета верная. Можно былобы уЕгорки спросить. Может быть, онтоже этот феномен отметил, только как-то… несерьезно это. Вроде пятака подпятку перед экзаменом иличерной кошки поперек тропинки. Было уменя опасение, что… Ну,смеяться влицо средний, допустим, инесталбы, авот сИркой своей ненаглядной по-любому поделилсябы. Ипонеслисьбы поуголкам шепотки, шепоточки. Довольно итого, чтоя сам длясебя это правило вывел имог быть как-то готовым ктому, каким будет иной мир запорогом.
        Пахнуло теплой влагой изапахом сырого бетона. Ещенемного морем итравой. Работалибы строительные машины, ктамошнему букету добавиласьбы вонь сгоревшей солярки ижженой резины. Насчастье, того оттенка, которого я боялся додрожи впальцах, изпортала недонеслось. Тамстрелять еще неначали. Небыло нипороховой кислятины, нитяжелого смрада обильно разлитой поземле крови.
        Шагнул. Исразу заставил себя двигаться быстрее - скинуть гражданскую одежду, обрядиться впривычный комок. Затянуть пряжки, подвинуть кобуру напривычное место. Вставить врацию новые батарейки изакрепить наразгрузке. Ещепяток секунд - «тотошу» изкармана брюк вуютное гнездо наремне, «калаш» наплечо. Все. Яготов. Выскочил изпрохладных подземных уровней будущего замка втепло имелкий, нудно моросящий дождик.
        -Командир вэфире, - рявкнул вмикрофон, невсилах больше сдерживать рвущее душу беспокойство. - Доложить обстановку.
        -О! Дюш, свозвращением! - Голос уЛехи веселый. Значит, ничего серьезного еще неслучилось.
        -Спасибо, брат. Чего унас где? Какиндейцы себя ведут?
        -Отставить мельтешение вэфире! - Этоуже Олег. Умом-то ион прекрасно понимал, чтоврядли полудикие кхаланы прослушивают радиоэфир, новбитые вподкорку горячими точками рефлексы принуждали ксоблюдению радиотишины доначала боестолкновения. Иэто хорошо. - Дарова, княже. Тащи свою задницу наКП.
        Потащил. Душа-то успокоилась, авот любопытство, какта пресловутая советская подлодка уострова Манхэттен, всплыло. Набетоне уже настоящие лужи, вколее, приготовленной длятанка грунтовки, грязное месиво. Скользко так, чтоприходится широко размахивать руками, чтоб неупасть. Наконец, преодолев эту природную полосу препятствий, спрыгнул втщательно замаскированный насклоне блиндаж. Икакраз успел услышать речь моего Никитки:
        -Потелику показывали, дядь Олег, чтоунекоторых народов принято такими вот плясками вдохновлять воинов набитву. Нуиврага устрашать, типа.
        -Ичего это занароды такие? - ненатурально удивился майор.
        -Непомню, - сокрушенно вздохнул пацан. - Негры какие-то. Папуасы.
        -Ну,унас тут тоже неанглосаксы, - заржал Леха. - Кепки умужичков зачетные.
        -Ага, дядь Леш. В«Мадагаскаре» углавного лемура похожая была.
        -Вмультике? - заинтересовался Сава. - Точно. Молодец. Ая смотрю - похоже начто-то. Аначто именно, ухватить немогу.
        -Дайте командиру позырить назачетные кепки. - Бинокля ссобой небыло. Атобы неудержался, взглянулбы накхаланский десант еще свершины сопки.
        -Такие затейники эти твои индейцы, - принялся комментировать зрелище Олег. - Цирк наводе нервно курит встороне. Тыбы видел тот морской парад, чтоони тут устроили.
        -Накамеру сняли?
        -Ато! Танцы вот эти тоже снимаем. Дляистории.
        -Зашибись, пляшут, - согласилсяя, возвращая оптику майору. - Такчего, говоришь, унас сготовностью?
        -Данормальновсе, Андрюх. Некипешуй. Мыэтих лемуров папуасовидных запять минут вфарш превратим. Атех, ктосбежать отправедного гнева решит, Поц сСергеенко наморе встретят…
        -Засаду я чую, Олег, - призналсяя. - Как-то этовсе… неправильно. Давно они напляже высадились?
        -Часа два, - пожал плечами командующий обороной.
        -Может, онинас отчего-то другого отвлекают?
        -Мысначала тоже так подумали, - включился вобсуждение брат. - Наблюдателей наберегу надрюкали, чтоб смотрели воба. Миха кАндреевскому лодку посылал. Только - фиг. Всяорда сюда пришлепала, иникто вдругих местах невысаживался. Стех пор сидим тут игадаем, чего они хотят этой хореографией добиться.
        -Астоят удачно, - протянул какбы взадумчивости Сава. - Сейчасбы «Подносами» жахнуть и«Кордами» зашлифовать.
        -Они… ну, как-нибудь свою кнам враждебность проявляли? Нет? Нуимы пока подождем, - принял решениея. - Дело квечеру. Нестанутже они всю ночь там скакать. Думаю, ещедотемноты все решится.
        -Прикинь, - встрепенулся младший. - Ночью, пока эти гопака отплясывают, другая половина напузе кнашим редутам подползет итепленьких нас вножи…
        -Плюнь три раза, балбес, - вскинулся суеверный Олег. - Незови лихо, пока оно тихо… Аты, Андрюх! Навот, прочитай. Мытут смужчинами инструкцию тебе составили, наслучай если эти лемуры колдунское посольство затеют. Спинным мозгом чую - все ктому идет.
        Мысним неошиблись. Я - втом, чтоназначил Олега Савиных начальником спецслужбы княжества, аон - втом, чтоеще донаступления сумерек всторону оставленного жителями городка узамка изтолпы кхаланов выдвинулась группа переговорщиков. Кемеще могла быть группа наряженных вочто-то несусветное товарищей, усиленно размахивающих пальмовыми ветвями?
        -Тыинструкцию мою прочитал? - озабоченно поинтересовался Сава. И,разглядев мой утвердительный кивок, облегченно вздохнул. - Ну,тогда иди!
        -Всмысле? - удивилсяя.
        -Даты сам, Андрюх, глянь. Там, походу, самый главный шаман тебе честь оказать решил. Перетереть, таксказать, стутошним бугром зажизнь иотом, каккосмические корабли бороздят просторы Большого театра. Неайс будет, если он вкурит, чтомы напереговоры кого-то ниже рангом заслали. Международный конфуз ивсе такое. Такчто, разбумагу читал ичего мы там понавыдумывали, помнишь, тоиди. - А! - хлопнул себя полбу майор, когда я уже был вдверях. - Стой! Сигнал-то! Сигнал забыл! Навот… яблоко, чтоли.
        -Попадут? - засомневалсяя.
        -Легко, - уверил младший. Только поего роже несказать было, чтоб он насто процентов был уверен втом, очем говорил. - Тутиполкилометра нету. Самзнаешь - длявас, снайперов, этонедистанция.
        -Ну,нескажи… - заспорил былоя. Итутже нарвался наокрик Олега:
        -Иди. Хорош время тянуть. Егоколдунство уже нетерпение проявлять изволят.
        Якоротко перекрестил себе пузо, вздохнул ивыбрался изблиндажа. Шелвниз посклону иразмышлял. Отом, чтоногу нужно ставить твердо ивес тела переносить плавно. Ибохуже нет, чемшмякнуться вгрязь наглазах укхаланского посольства. Ещедумал отом, чтодождь здорово нам помог. Немогутже полудикие кочевники тетивы своих хваленых луков изполимерных материалов делать! Алюбые натуральные материалы наверняка квлаге относятся резко отрицательно.
        Помнится, ещестарался несмеяться. Нето чтоб прямо живот сводило отструдом сдерживаемого хохота, нона«хи-хи» пробивало конкретно. Такими забавными инесуразными одеяния этих… людей мне казались тогда.
        Авот мысли отом, чтовисящая ввоздухе водяная морось может помешать точному выстрелу, гнал отсебя. Какиосведениях очисленности врага - тоже невспоминал. Шуткали! Едва неподесятку накаждого нашего бойца, включая пацанву отчетырнадцати истарше, взявших вруки автоматы, быть может, первый раз вжизни…
        Подошел. Встал шагах втрех иличетырех отстарого, морщинистого аки печеное яблоко, обвешанного медными изолотыми украшениями шамана. Руки спрятал заспину изаглянул ворехового цвета глаза колдуна.
        Итутже едва нерухнул наколени. Ощущение было такое, будтобы вдруг наплечи кто-то невидимый стокилограммовый мешок положил. Уменя аж мышцы нашее посводило отнапряжения. Былабы нужда еще иговорить чего-нибудь втот момент, я, наверное, кроме рыка, ничегобы изсебя ивыдавить несмог. Привсем приэтом я глаз отзрачков шамана оторвать несмел. Вмозг будтобы кто-то шуруп ввернул. Словнобы моя душа только наэтой незримой нити втеле иудерживалась.
        Нескажу, чего мне стоила вродебы простейшая вещь - невыпустить пресловутое яблоко изпальцев. Тому, каксумел выпростать руки из-за спины иразвести их вразные стороны, досих пор удивляюсь. Помню только, чтотакая меня ярость охватила, чтодаже вживоте горячо сделалось. Подумалось лишь, чтокакая-то тварь папуасская стоит тут иглумится надмоими жалкими попытками сохранить контроль надсобственным телом…
        Выстрела я неслышал. Вушах такие «барабаны» грохотали, ябы игаубичный залп проворонил, нето что тихий хлопок длинноствольной винтовки. Только груз мой вдруг исчез. Итот, чтовруке держал, рассыпался яблочными брызгами, итот, чтонаплечах лежал, испарился, будто инебыло его вовсе.
        Ясглотнул ставшую вдруг вязкой итягучей слюну ипрохрипел первое, чтовголову пришло:
        -Тыохренел ватаке, старая мартышка?!
        Итутже услышал. Вответ. Безмягких звуков, резкое игортанное, новсе-таки наудивительно понятном русском языке:
        -Чтоже мне теперь свами делать, пришельцы?!
        Новосибирск

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к