Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Данилов Павел: " Срединные Силы Черное Пламя " - читать онлайн

Сохранить .
Срединные силы. Черное пламя Павел Петрович Данилов
        Странный парень из обычной школы и его дед, которого все считают спятившим сектантом. Могут ли они хотеть стать богами? Ведь этот мир не приносит им и крупицы радости. Но зачем мечтать? Древний фолиант, написанный в чужом мире, без утайки рассказывает, как ступить на этот путь без возврата. И никто не ведал, что после дороги к божественному даже в самых глубинах души не должно остаться ничего человеческого…
        Павел Данилов
        Срединные силы. Черное пламя
        Часть первая
        Глава первая
        Рома развалился за последней партой, даже не потрудившись достать учебник по алгебре. Вруках он держал раскрытую книжку впотертом кожаном переплете. Серые глаза впились впотускневшие строчки.
        -Факелов!- воскликнула учительница, оскорбленная отсутствием внимания.- Зачем пошел вдесятый класс? Ты ничего не делаешь!
        Роман поднял затуманенные от чтения глаза ипосмотрел на женщину слегким раздражением, как на назойливую муху.
        -В училище надо было идти!- негодовала учительница.- Штаны тут просиживаешь.
        Факелов кивнул, привычным движением поправил скользнувшие на глаза волосы иуткнулся вкнигу. Роман взял ее уродного деда- единственного человека, скоторым разделял интересы. Страсть кмистике была их общей слабостью. Старик сказал, что все написанное- чистейшая правда, что потертый фолиант- только начало великого Пути. Деда считали сумасшедшим сектантом, мать была против их общения, но внук не видел повода, чтобы не верить старику. Строки книги впечатывались вмозг, словно раскаленное клеймо вплоть. Каждое слово опровергало десятки истин, заставляя верить внебывалое.
        Роман посещал школу только по просьбе родителей. Полезные знания Факелов осваивал самостоятельно, ауроки казались пустой тратой времени. Словно издалека донесся крик:
        -Факелов! Вон из класса!
        Роман поднялся идвинулся квыходу, даже не взглянув на разъяренную учительницу. Вкоридоре он опустился на скамью ивитал вмистическом тумане до последней буквы старого фолианта.
        Факелов глубоко вздохнул изакрыл книгу. Сердце бешено стучало, ссерых глаз пропала пелена. Подобное Рома читал впервые. На религиозных текстах илегендах различных сект всегда чувствовался оттиск человеческих суждений икомплексов, акнига, данная дедом, была похожа на мемуары бога особственном детстве.
        Роман поверил всему до единого слова. «Нужно пройти два испытания, тогда ясмогу открыть дверь вСкрытый мир итам найти Наставника. Но какие испытания? Надо расспросить старика»,- подумал он.
        Факелов покинул школьное чрево, мысленно прощаясь сним навсегда. Книга полностью завладела разумом Романа, ион направился кдеду, внадежде на разъяснение некоторых вопросов.
        Внезапно грудь сжал спазм, дыхание сбилось. Роман поднял глаза- на пустынном тротуаре застыл человек вискрящемся изумрудном плаще. Под опущенным капюшоном были видны светло-желтые очи без белков. Каждый глаз разрезали два горизонтальных зрачка. Неотрывно глядя на странное лицо, Факелов не мог пошевелиться.
        -Ты прошел первое испытание,- сказал незнакомец гулким голосом ипротянул медный шестигранный медальон,- одно из самых сложных. Его невозможно пройти специально илюдям из твоего мира оно почти недоступно. Ты- поверил.
        Роман принял подарок и, подавив удивление ирадость, воскликнул:
        -Я хочу пройти второе испытание!
        -Я помогу,- произнес незнакомец визумрудном плаще.- Апосле найдешь меня вСкрытом мире.
        -Наставник?!
        -До встречи,- попрощался желтоглазый. Он сделал несколько шагов иисчез.
        Факелов разжал руку ис благоговением поглядел на подарок. Всередине медальона, размером скрупную монету, пролегал большой янтарный овал, перечерченный двумя горизонтальными полосками. «Глаз»,- догадался Роман. От желтого ока отходило одиннадцать лучей, словно очень редкие ресницы. Крайняя левая мерцала багрово-красным. Факелов нанизал медальон на цепочку испрятал под рубашку. Обдав холодком, подарок прилип кгруди.
        Роман добрался до слегка покошенного домика на окраине города. Сгорая от нетерпения, он постучал вмассивную дверь. Внутри послышались шаги. Через миг медная, почти черная от старости ручка повернулась.
        -Заходи, Рома,- скрипучим, но бодрым голосом произнес старик.- Давай на кухню.
        -Здравствуй, дед,- поприветствовал внук, аккуратно притворяя дверь.- Япрочел книгу.
        -Вопросы?- усмехнувшись, спросил старик. Несмотря на возраст, улыбка унего оставалась хищной.
        -Как пройти второе испытание?- присев на табуретку, поинтересовался Факелов.
        Старик снял сшеи цепочку, на ней покачивался шестигранный медальон Наставника. Глаза Романа расширились.
        -Почему ты раньше мне не показывал?!- воскликнул он ираспахнул рубашку.
        -Основа Пути…- пробормотал дед иначал живее:- Ты прошел первое испытание- поверил вСкрытый мир исуществование бога Срединных сил- Наставника. Тем самым ты нарушил первые две заповеди: сотворил себе кумира. Ведь Наставник не олицетворяет ни добро, ни зло.
        -Я понял,- нетерпеливо сказал Роман.- Так ты знаешь, вчем заключается второе испытание?
        Старик покачал головой ираскрыл ладонь смедальоном. Багрово-красным светом мерцали первые пять ресничек, кроме второй.
        -А если загорятся все одиннадцать?- спросил Роман, переводя серые глаза смедальона на деда.
        -Трудно вполной мере поведать об этом. Для тебя исчезнут неразрешимые противоречия. Желания, как ивозможности, станут огромными. Неощутимые человеком силы иявления наполнят мир,- туманно сказал старик.- Да ибессмертие, думаю, не помешает. Наверное, станешь полубогом.
        Глаза Романа загорелись фанатичным огнем. Вмыслях он уже завершал последнее испытание. Усмехнувшись, дед продолжил:
        -Самое интересное, смешное истрашное, что многие люди неумышленно проходят почти все испытания, но так ине встречаются сНаставником.
        -Многие завершили Путь?
        -Никто.
        Глаза Факелова потухли, но фанатичная решимость никуда не исчезла.
        -Все дело водиннадцатом испытании. Наставник за всю историю сказал онем дважды.
        От Романа шла волна жадного любопытства истарик продолжил:
        -Испытание не связано снарушением заповедей Бога или Сатаны, аопределяет качество выполнения предыдущих десяти. И, глядя втвои глаза, могу сказать, что первое ты выполнил идеально.
        Роман осклабился ипроизнес:
        -Наставник когда-то прошел испытания без чьей-либо помощи. Из туманного текста книги ясно, что это практически невозможно. Аодиннадцатое… наверное, самое легкое исложное одновременно.
        Старик сизумлением уставился на внука. АРоман продолжил:
        -Из слов Наставника все понятно. Тот, кто действительно прошел десять нужных испытаний, последнее выполнит не задумываясь.
        Дед покачал головой.
        -Не думаю. Десятки людей проходили Путь спотрясающим, безумным рвением. Потом пробовали все на свете, но медальон так ине засветился полностью.
        -Буду почаще думать оконечном испытании.
        -Ты выбираешь нечеловечески сложный путь,- предостерег старик.- Главное, не стать мертвецом при жизни.
        -Я итак добровольный изгой.
        -Тебе семнадцать, все может измениться.
        -Не отговаривай меня,- окрысился Роман.
        Старик примирительно поднял руку.
        -Как скажешь, поклонник Срединных сил.
        -Спасибо тебе,- протягивая деду книгу, сказал Роман.- Надеюсь, увидимся.
        Старик улыбнулся:
        -Все зависит от тебя.
        Глава вторая
        Роман толкнул дверь изашел вквартиру. На кухне, под мирно бубнящий телевизор, ужинали родители. Отец, пытавшийся не обращать на странного сына внимания, невозмутимо продолжил трапезу. Мать же, души не чаявшая вребенке, воскликнула:
        -Ромка! Где пропадал? Садись ужинать.
        -Я не хочу есть,- ответил Факелов искрылся вкомнате.
        Мать нахмурилась икрикнула вслед:
        -Мы едем кдяде Саше, ты снами?!
        -Нет, конечно,- донесся недовольный голос, затем раздался щелчок замка.
        Медальон, остававшийся до сих пор холодным, неожиданно потеплел. Роман насторожился. Вголове зазвучал гулкий голос:

«-Ты по-прежнему хочешь пройти второе испытание?»
        -Да.

«-Попрощайся сродителями. Убога или того, кто хочет им стать- нет ни отца, ни матери. Ты должен сделать себя сам. Убогов могут быть только братья- равные им по силе существа,- убедительно произнес Наставник. Немного помолчал, потом добавил:- Пятая заповедь Бога».
        Роман как наяву представил машину родителей, влетающую влоб грузовику. Его передернуло, холодок пробежал от шеи до поясницы.

«-Ты можешь их спасти- поехать вместе сними,- продолжал голос вголове.- Правда, медальон исчезнет, иПуть закроется навсегда».
        Роман нахмурился. Перед глазами всплыли образы, как отец учил его читать, как мать вела впервые вшколу. Роман вспомнил недолгие годы беззаботного детства, после которых мир начал погружаться втемный туман бессмысленности. На миг он почувствовал ксебе отвращение, поняв, что ценит родителей чисто инстинктивно. Тут же пришла мысль: «Или это все-таки не так, ия хочу спасти их?» Но представив жизнь снайденным исразу безвозвратно утерянным смыслом, он болезненно сморщился. На ум пришли бесконечные упреки иуказания родителей, вечное недовольство его «ненормальностью».
        Страсть кприоткрывшимся тайнам заиграла еще сильнее. Роман попробовал утешить себя десятками случаев из истории, когда люди пренебрегали близкими даже ради тени богатства ивласти.

«Я должен это сделать, потому что обычный человек на такое не способен. Втом-то исмысл. Аесли задуматься- все равно родители умрут. Тем более отец вечно недоволен ипри этом бездействует- зачем ему такая жизнь? Амама…- Роман попробовал придумать хоть какое-нибудь оправдание.- Она живет мною, ая все равно скоро покину мир. Зачем ей лишние страдания? Атак они, возможно, попадут врай. Из-за «идиота сына», как говорит отец».
        Факелов стиснул зубы иостался сидеть вкресле. Когда родители хлопнули дверью, он горестно вздохнул.

«-Встретимся вСкрытом мире»,- прошелестел голос.

«-Яприду, Наставник»,- мысленно сказал Роман.
        Роман встал скресла, сердце билось неровно- поганые мысли осудьбе родителей не давали покоя. Факелов решил отвлечься сборами, теша себя выполнением второго испытания.
        В огромный походный рюкзак отца поместилось одеяло, все найденные консервы, пара бутылок воды, нож-мутант, вкотором прятались ложка, вилка, открывалка ипрочая необходимая мелочь. Вкарман опустились золотая цепочка ипара колец матери, которые она не носила.

«Зря книгу отдал»,- вспоминая туманные описания Скрытого мира, подумал Роман.
        Охотничий нож отца сшироким острым лезвием занял место во внутреннем кармане кожаной куртки. Другого оружия вквартире не оказалось. После всех сборов Роман придирчиво глянул взеркало. Там отразился высокий парень сбледноватой кожей ичерными сдалеким лиловым оттенком волосами. Роман еще раз осмотрел наряд: кожаную куртку, наброшенную поверх рубашки, толстые джинсы иневысокие ботинки. Плечи оттягивал большой светло-зеленый рюкзак.
        Роман расстегнул рубашку ивзглянул на медальон. Красным по-прежнему мерцала только одна ресница янтарного ока. Факелов сбросил рюкзак ибыстро заходил по комнате. Вголову лезли мысли осамом страшном для него- об обыкновенной бессмысленной жизни. Роман понимал, что не сможет ни учиться, ни работать, ни красть, ни убивать, если это не будет продвигать его кобретенной цели.
        Ожидание иего вечная подруга скука завладели Романом. Раздался телефонный звонок. Обычно он раздражал, но сейчас Роман ему обрадовался.
        -Слушаю.
        -Рома…
        -Дед?! Скаких пор ты звонишь?
        -Твои родители… тебя еще не оповестили?
        -Что сними?- спросил Роман, хотя обо всем догадался.
        -Авария. Наверное, отец отвлекся, выехал на встречную…
        Роман закрыл глаза, глубоко вздохнул, стараясь убить хлынувший поток эмоций. Медальон на миг раскалился, ивновь стал холодным. Факелов взглянул на янтарное око. Первые две реснички мерцали красным светом.
        -Может, придешь ко мне?- послышалось из трубки.
        -Думаю, что лучше мне будет вСкрытом мире,- выдавил из себя Роман.
        -Я так идумал,- голос старика стал сухим ибесцветным.- Помни, ни Бог, ни Сатана тебе не проводник. Азамок Наставника- вгорах.- Дед несколько секунд молчал.- Будешь внашем мире- заходи.
        -Обязательно.
        -Удачи…
        Роман действовал по наитию. Набросив лямки светло-зеленого мешка на плечи, он нажал на янтарный глаз. Комната потеряла четкость истала быстро заполняться серо-синим туманом. Роман без раздумий шагнул вцентр марева.
        Факелов пролетел метра три вниз и, чуть не сломав ноги, повалился на землю. «Радушный прием»,- пронеслось вголове. Роман струдом поднялся. Он стоял на небольшом холме, покрытом ярко-зеленой травой иредким кустарником. Далеко справа извивалась широкая ярко-синяя река. Солнце, застывшее взените, заставляло ее игриво поблескивать. Впереди простиралась равнина, апочти на горизонте начинался лес. Перед стеной деревьев, пугливо прижимаясь друг кдругу, стояли едва различимые дома.
        Роман восхитился чистотой пейзажа иоглянулся. Брови сами поползли вверх. Вдесятке шагов холм обрывался так, словно его срезали ножом. Сразу за ним простиралась каменно-песчаная пустыня. Лишь откуда-то издалека текла река, но даже вода не могла разбавить безжизненность пейзажа. Из волнистого ковра светло-коричневого песка то здесь, то там торчали куски гранитных скал, испещренных сеткой трещин, словно древние старцы морщинами. Насколько хватало взора- картина не менялась. Вспомнив слова деда, что замок Наставника вгорах, Роман соблегчением отметил отсутствие оных. Повернувшись обратно кбезбрежному ярко-зеленому полю, напоминающему африканскую саванну, Факелов вдохнул хрустальный воздух чужого мира.
        Роман двинулся всторону небольшого поселения, надеясь квечеру стать его гостем. Спуск схолма оказался довольно пологим, иФакелов без труда шел навстречу равнине.
        Теплый ветерок беззастенчиво играл волосами. Каждый вдох был словно глоток кристально-чистой родниковой воды. Погода стояла как вконце апреля всредней полосе: ни холодная ини теплая, ни влажная ини сухая.
        Холм оказался выше, чем Роман предполагал. Стоило ему полностью спуститься, как горизонт оскудел. Парню казалось, будто он идет по бесконечному футбольному полю без ворот, разметки иигроков.
        Настроение из эйфоричного возвращалось вспокойно-рассудительное. Солнце медленно, но неукротимо двигалось на запад. «Вроде не так идалеко были эти дома»,- подумал Роман, когда сумерки стали обволакивать плотным одеялом, агоризонт стал стыком зелено-серой полосы срозоватым закатным небом. «А может схолма явидел мираж?- вспыхнула боязливая мысль.- Хотя стой же многоэтажки город просматривается на десятки километров».
        Подбодрив себя тем, что он находится вСкрытом мире, Роман оставил пространственные загадки на утро. Энтузиазм не всегда помощник. Факелов только сейчас понял, что шагал полдня без остановки. Вгорле пересохло, желудок недовольно бурчал. Роман скинул рюкзак на осточертевшую траву ипомассировал натертые лямками плечи.
        Через минуту Факелов сжадностью ел банку рыбных консервов, от которых еще вчера воротил бы нос. Вода показалась вкуснейшим из напитков. «Если припасы кончатся, ая не доберусь до людей, то мне конец»,- подумал он, но тут же отбросил упаднические мысли.
        Солнце окончательно скрылось за горизонтом. Проклюнулись редкие звезды, асветило нечисти не показало даже тонкой полоски. Свежий воздух стал холодным. Факелов завернулся водеяло иположил под голову рюкзак. Непривычная усталость захлестнула Романа, ион задремал.
        Проснулся Факелов от холода, застыв впозе зародыша. Нос не дышал, горло отчаянно резало болью. «Не все так круто, как кажется вкнигах»,- подумал сероглазый парень, разминая затекшее тело. После сборов пришлось немного пробежаться впредрассветных сумерках, чтоб хоть чуть-чуть согреться.
        Стоило лучам солнца начать греть Романа, как он сразу остановился на завтрак. Съев еще банку консервов, Факелов пошел дальше кпоселению. По крайней мере, ему так казалось.
        К вечеру пейзаж не изменился: серо-зеленый ковер по-прежнему покрывал мир до самого горизонта. Холодок паники зародился вгруди Романа. «Может, яхожу по кругу?»- подумал он.
        Однообразность угнетала. Когда Факелов заметил вдвух десятках шагов маленький клочок земли без травы, он решил остановиться на ночлег. Роман подошел ипередернулся, чувство паники усилилось. Перед ним лежал скелет влохмотьях. Никаких других вещей не было- видимо, забрали другие путники. «Наверное, унего еды совсем не было,- постарался утешить себя Роман.- Хотя если буду жрать по три раза вдень, как вгороде, то не за горами время, когда можно лечь рядом».
        Подобное соседство не радовало Факелова, ион решил пройти еще пару километров. Окончательно выбившись из сил, Роман лег калачиком иукрылся сголовой одеялом. Мысли оскелете мешали уснуть, адругих просто-напросто не было.
        Глава третья
        Солнце, застывшее взените, грело по-весеннему ласково итепло. Роман целеустремленно шагал вперед ис отвращением глядел на бесконечное покрывало низкой травы. Вдали, нарушая хрустальную чистоту воздуха, затрепетал дымок. Факелов распахнул глаза, на миг замер, азатем бросился бежать. Рюкзак, словно подбадривая, хлопал по спине. Вскоре показались домики, приведя отчаявшегося Романа ввосторг. Когда Факелов убедился, что деревушка не морок, он сбавил темп.
        От поселения ветерок принес запах жилья. Среди пары десятков домов выделялись корчма икузнеца свалившим из трубы темно-серым дымом. Рядом собителью кузнеца, под истрепанным навесом, стояла торговая лавка.
        По пути от околицы до постоялого двора Роман увидел несколько человек ипоразился их разношерстности. Молодой парень всиних джинсах иоранжевой кофте семенил за мужиком вгрубых кожаных портках ишкуре неведомого зверя. Из одного дома вдругой, несмотря на холод, пробежала смуглая девушка водной набедренной повязке. Пока Факелов шел по улице, на него взглянули лишь раз, да ито из окна, затянутого пленкой из желтого бычьего пузыря.
        Роман толкнул дверь трактира- звякнул колокольчик. Факелов вошел вполумрак пустого помещения смощными столами итяжелыми стульями итабуретами. Несмотря на отсутствие посетителей, вноздри ударил сперто-кисловатый запах. Видимо, проветривание здесь считали роскошью.
        Открылась дверь напротив, ик прилавку, напоминающему короткую барную стойку, подошел высокий, широколицый мужчина. Тонкие ниточки губ были плотно сжаты.
        -Здравствуйте,- неловко произнес Роман иудивился- изо рта лилась неизвестная речь.- Увас можно поесть иотдохнуть?
        -Чем собираешься платить?- поинтересовался трактирщик.
        Некоторые слова звучали, словно на нежном французском, адругие, будто на рубяще-шипящем немецком.
        -На сколько это потянет?- спросил Роман, показывая запястье столстым серебряным браслетом.
        -Странно, что утебя его еще не отобрали,- усмехнулся корчмарь.- Раза три неплохо поесть.
        -Здесь жесткие нравы?
        -Их здесь нет,- разведя руками, объяснил трактирщик.- Ну что?
        -Можно два раза поесть ипереночевать?- спросил Роман, чувствующий себя неуклюже из-за отсутствия денег инезнания цен.
        Хозяин корчмы кивнул искрылся на кухне. Вскоре он принес кусок холодного мяса, тарелку каши, отдаленно напоминающую манную, икувшин кваса.
        -Браслет,- проговорил он.- Ато смоешься куда-нибудь.
        Роман снял сруки серебряную цепочку ипротянул трактирщику.
        -Комната- вечером.
        Роман кивнул иуселся вуглу, подальше от двери. Пресное мясо отдавало горечью, каша была вязкой ибезвкусной. Лишь кисловатый квас слегка порадовал Романа.
        Через полчаса после окончания трапезы желудок, не привыкший кэкзотическим кушаньям илегким голодовкам, начали сжимать спазмы. Роман лег на сдвинутые стулья, иглубоко задышал. «Нужно привыкать кздешней еде,- твердил себе Факелов,- итак еле добрался».
        Роман не дал организму очиститься, безжалостно подавляя рвотные позывы, ичерез час боль вживоте утихла. До вечера было еще далеко, ион решил пройтись по деревне.

«Надо искать Наставника, ая занят простым выживанием»,- сдосадой подумал Роман и, нашарив вкармане маленькое золотое колечко матери, отправился клавке возле кузницы.
        На крепко сбитом стуле сидел грузный мужик смаленькими ехидными глазами иобъедал мясо сширокой кости. Роман подошел клотку иуставился на кинжалы.
        -Что хотел, малыш?- спросил лавочник снабитым ртом.- Милостыню не даю.
        Роман слегка смутился.
        -Нужен хороший кинжал.
        -А плохих инет. Чем платить будешь?
        -У меня есть золотое колечко.
        -Настоящее золотое кольцо?- удивленно спросил продавец. Потом пригляделся кодежде, что-то смекнул и, сделав непроницаемое лицо, попросил:
        - Покажи.
        Роман протянул кольцо. Лавочник отложил кость, попробовал золото на зуб. Затем убрал слотка кинжалы ипроизнес:
        -Можешь идти.
        Роман снепониманием посмотрел на грузного мужика.
        -Иди, пока не прирезал,- приторно улыбаясь, сказал продавец иподнял устрашающий меч.
        Роман сделал несколько шагов назад ипролепетал:
        -Дайте хоть что-нибудь…
        -Подавись, крысеныш,- швырнув костью слохмотьями мяса, сказал лавочник игусто захохотал.

«Вот урод,- обиженно подумал Роман, спеша убраться подальше.- Ну идраконьи же здесь порядки».
        Факелов зашел вкорчму, звякнул колокольчик. Трактирщик выглянул на секунду и, скривив губы, скрылся. Роман уселся вдальнем углу, поставил локти на стол. Руки непроизвольно дергали черные волосы. «В горах,- вспомнил слова деда Роман.- Сутра расспрошу утрактирщика, где эти горы, икак до них добраться».
        После встречи славочником желание что-либо предпринимать сошло на нет.
        В полной недвижимой тишине, вабсолютном неведении дальнейшей судьбы каждая минута сводила сума. Мысли безумным роем атаковали сознание. Роман запустил руку под рубашку, дотронулся до прохладного медальона. Тут же стало легче, страсть кСрединным силам заиграла спрежней мощью.
        Факелов вздрогнул. Дверь открылась стакой силой, что несчастный колокольчик жалобно звякнул иотлетел вглубь помещения.
        -Кто там такой резвый?- послышалось недовольное бормотание трактирщика.
        В корчму вошли двое высоких широкоплечих мужчин втемно-бордовых плащах, поверх легких кольчуг. Улевой ноги каждого висели ножны сдлинным мечом. Воины скользнули по Роману высокомерным взглядом исели за стол посреди помещения.
        Почти вслед за ними вошел крепкий светловолосый парень среднего роста всеро-коричневом кожаном доспехе. Шел он легко, каждое движение было пропитано кошачьей ловкостью. Парень скользнул глазами по помещению, мгновенно оценив ситуацию. На лице застыло благодушное выражение. Роман так ине понял: один он или своинами.
        -Что вам?- спросил трактирщик.
        Воины тихо разговаривали, не обращая ни на кого внимания. Светловолосый парень пожал плечами иподошел кстойке. Положив на нее маленькую серебреную монетку, он попросил приятным голосом сдалекими звонкими нотками:
        -Хороший обед, пожалуйста.
        Трактирщик кивнул ивынес такое же кушанье, как идля Факелова: мясо, кашу икувшин кваса. Желудок Романа заурчал, но не от воспоминаний оспазмах иболи. Когда парень вкожаном доспехе сел за соседний стол, рот предательски наполнился слюной.
        -Трактирщик,- позвал один из воинов. Потом презрительно махнул рукой всторону светловолосого.- Что-нибудь получше, чем унего.
        Парень недовольно глянул на воинов, но смолчал. Корчмарь не шелохнулся, мужчина вбордовом плаще осклабился ибросил серебряную монетку, которую трактирщик ловко поймал.
        -Деньги те же, ахотят лучше ибольше,- пробормотал он ипоставил на стойку две тарелки смясом икувшин кваса.
        Воин посмотрел на Романа ипроизнес повелительно:
        -Эй, беспризорник, принеси-ка еду.
        -А самим взять?- нашел смелость поинтересоваться Роман.
        -Быстро, мразь,- рыкнул воин.
        Вместо Факелова кстойке подошел парень вкожаных доспехах ипроворно ухватил тарелки икувшин. Затем поставил их перед Романом ипроизнес:
        -Ешь.
        Факелов снепониманием взглянул на неожиданного заступника. Глаза светловолосого улыбались.
        -Меня зовут Хедрик,- произнес он.
        Роман пожал протянутую руку. Не успел он представиться, как Хедрик отскочил от него, выхватывая широкий обоюдоострый клинок. Воины, хищно скалясь, медленно шли кзадире, выставив вперед длинные мечи.

«Все творят, что хотят»,- сужасом подумал Роман. Даже его сумрачная душа не воспринимала анархии.
        Воины атаковали, Хедрик удачно парировал, но на ответные удары не хватало времени. Он крутился как юла, легкие кожаные доспехи, короткий меч инебывалая ловкость спасали ему жизнь. Воины ярились, но широкие замахи делать боялись. Хедрик медленно протискивался меж столами квыходу. Трактирщик, привыкший ко всему на свете, синтересом наблюдал. Один из мужчин вбагровом плаще смекнул вчем дело исделал прыжок всторону, на миг открываясь. Хедрик лишь слегка черкнул мечом по кольчуге, но путь котступлению был перекрыт. Воины потихоньку зажимали светловолосого вугол, где без проблем могли разобраться сним длинными мечами.
        Роман пришел всебя, достал из внутреннего кармана куртки охотничий нож отца ибегом бросился кзаварушке. Лезвие вошло вбедро воина по самую рукоять. Роман выдернул нож- на ботинки брызнуло кровью. Противник дико взвизгнул от неожиданности ипронзительной боли. Ноги подкосились, ион упал, словно сломанный уоснования стебель. Второй воин на миг отвлекся, за что поплатился сначала кистью, сзажатым вней мечом, апотом ижизнью. Клинок Хедрика со скрежетом проткнул кольчугу ивонзился противнику вгрудь.
        -Помогите,- просипел корчившийся на полу воин ипотерял сознание.
        Из-под рук, прижатых кране, обильно текла кровь. Артерия была сильно повреждена, ижизнь стремительно покидала воина. Хедрик сделал клинком легкое движение, прекращая мученья случайного врага.
        Хедрик обшарил карманы мертвых инабрал горстку монет. Снял содного ножны, засунул вних меч ипротянул опешившему Роману. После современного мира Земли подобная схватка не могла ни ошеломить.
        -Держи. Так как тебя зовут? Ато нас немного отвлекли,- синие глаза Хедрика по-прежнему улыбались.
        -Роман,- на языке Скрытого мира имя прозвучало довольно грозно.
        -Меч тебе великоват, но ничего- поменяем уторговца. Кстати, без тебя бы не справился- мастера попались,- кивая на трупы, сказал Хедрик. Затем позвал:
        -Трактирщик! Разберешься сними за две кольчуги имеч?
        -Конечно.
        -Еще просьба. Скорми их свиньям, ане людям.
        Трактирщик хохотнул.
        -А ты добрый парень. Уговорил.
        Хедрик перетащил еду за стол Романа, где стояли миски икувшин воинов.
        -Им она все равно не понадобится,- заметил Хедрик.
        -Спасибо, что заступился,- садясь напротив, поблагодарил Роман.
        -Человек, которого усмиряют вюности, становится рабом на всю жизнь. Мне это не по нраву.
        Факелов задумался, кивнул. Романа с детства пытались усмирить, направить, заставить, причем не вникая в его интересы и желания. Поддайся он- сидел бы лет через семь вмаминой конторе. Без бед ипроблем, без испытаний, без взлетов ипадений.
        -Ты здесь живешь или остановился?- спросил Хедрик, прерывая размышления Романа.
        -Я только сегодня сюда пришел. Авообще хочу найти Наставника. Желтоглазый такой, сдвумя зрачками вкаждом…
        -Да знаю-знаю, бог Срединных сил. Зачем же он тебе?
        Роман насторожился, когда Хедрик слегка прищурился, адоброе выражение куда-то улетучилось. Факелов не знал, что так встревожило воина, потому сказал правду:
        -Он должен дать задание.
        Хедрик хохотнул.
        -Хочешь стать его братом? Что ж, пойдем вместе- мне тоже кнему надо. Кстати, заранее желаю удачи впрохождении испытаний.
        -А из-за чего столько иронии?- отстранено спросил Роман.
        -Здесь каждый десятый искал Наставника. Хотя… потом буду хвалиться, что раньше спасал богов от позора.
        -Сильными не рождаются, ими становятся,- заявил Роман.- Атебе он зачем?
        -Ты из какого мира?
        Роман развел руками, вопрос застал его врасплох.
        -Не знаю… Земля, наверное. Этот мир там называется Скрытым.
        -Неважно,- произнес Хедрик, немного удивленный такой реакцией.- Увас есть абсолютно добрые или злые люди?
        Роман покачал головой, затем сказал неуверенно:
        -Может злые, хотя обычно они просто ненормальные.
        Хедрик нетерпеливо кивнул, иначал:
        -В каждом есть хорошее иплохое вбольшей или меньшей степени. Срединные силы поработали как ложка вгоршке, перемешивая добро изло. Амой мир- шутка, ошибка, неудачный эксперимент Бога иСатаны. Они смогли закрыть вход Срединным силам. Абсолютное добро, как изло, скучны, бесцельны ивызывают отторжение. По крайней мере, вматериальном мире.
        Роман слушал, затаив дыхание.
        -Наставник,- продолжал Хедрик,- нашел лазейку ввиде меня. Яединственный человек, ккоторому прикоснулись Срединные силы вмоем мире. Пути Наставника всегда окольные ине поддаются человеческому объяснению. Видимо, божественная логика совершенно иная. Вобщем, ядолжен открыть ему вход, тогда мир-ошибка станет лучше.
        -Тебе, наверное, было безумно скучно,- через полминуты выговорил Роман, переваривая услышанное.
        -О, ты понимаешь?
        -Мы похожи. Мир не устроил тебя, ая не устроил мир.
        Хедрик ухмыльнулся.
        -Я пришел исправлять, аты убежал.
        -Ты пришел за помощью ксиле, которую яхочу обрести. Ввиде человека многого не сделаешь. Все вокруг пыталось исправить меня. Как организм борется сболезнью, так люди воевали со мной.
        Хедрик вздохнул иперевел тему:
        -Ты когда выходишь?
        -С утра. Яснял на ночь комнату.
        -И куда потом?
        Роман пожал плечами, взгляд серых тусклых глаз встретился сдобрым иживым взором Хедрика. Не ощущая никакого подвоха, Факелов ответил:
        -В горы.
        Хедрик присвистнул.
        -Далече же ты собрался. Откуда такая точность?
        -Точность?!- удивленно воскликнул Роман.- Мой дед сказал, что Наставник ждет вгорах.
        -Горы, так горы. Трактирщик! Комната, которую снял парень, на двоих?
        Хозяин корчмы, вытирающий пол от крови, кивнул.
        -Я займу?
        Трактирщик на секунду задумался. Затем снова кивнул, так ине спросив оплаты.
        -Вот иславно, азавтра сновыми силами впуть. Впереди лес. Поэтому наслаждайся. Возможно, это последняя спокойная ночь втвоей жизни,- приторно улыбнувшись, заявил Хедрик.
        Роман скептически скривил губы.
        -Я постараюсь,- вставая, пообещал он.
        -Отведи нас вкомнату,- попросил трактирщика Хедрик.
        Новые знакомые двинулись вслед за хозяином корчмы. Зайдя вподсобку, трактирщик указал на дверь вуглу. Хедрик иРоман, войдя внутрь, одновременно хмыкнули. Вмаленьком помещении стояли две широкие деревянные скамьи. Окно, не больше раскрытой книги, представляло собой неровно вырезанную дыру под самым потолком.
        -Райское местечко,- заметил Роман.
        -Переночуем за околицей?- шутливо предложил Хедрик.
        Роман кинул рюкзак вугол, амеч поставил уизголовья. Постелив на аскетическую кровать одеяло, он вкуртке, джинсах иботинках улегся на широкую скамью. Хедрик же завалился без всяких приготовлений ичерез несколько минут уже сопел. Роман попробовал последовать примеру спутника, но ворох впечатлений отгонял сон, словно разъяренная рысь врагов от жилья.
        Факелов поблагодарил судьбу за встречу сХедриком, который так удивил его самоотверженностью. Наверное, воин был вторым человеком после деда, который вызвал уРомана доверие исимпатию.
        Факелов еще раз прокрутил вголове рассказ Хедрика освоем мире. Раньше Роман думал, что именно так идолжно быть- добро изло четко разграничены. Анеожиданный спутник говорит, что хуже мира нет. Наверное, люди любят оставаться втени. Или отбрасывать их…
        Глава четвертая
        Завтрак, ничем не отличающийся от ужина, прошел вмолчании. Трактирщик, продавший спутникам трехдневный паек, смотрел на них сехидной улыбкой. «Похоже, он считает нас свиньями»,- подавляя тошноту от пришедших мыслей, зло подумал Роман. Покончив седой, он рассказал Хедрику ослучае скольцом иоружейником.
        -Золотое?- брови Хедрика поползли вверх.
        -Да, ачто?
        -Похоже, втвоем мире золото не так ценно. Здесь за него можно купить даже жизнь.
        Роман нахмурил лоб инедоуменно посмотрел на синеглазого спутника.
        -За слиток скулак, кпримеру, сто лет жизни,- сказал Хедрик.
        -Так же можно жить вечно!- воскликнул Факелов, кбледному лицу прилила краска.
        Хедрик пожал плечами идобавил безразличным голосом:
        -Всегда есть подвох.
        Роман ждал продолжения, но воин впал взадумчивость. Затем поднялся и, поманив нового друга, направился квыходу.
        За лотком возле кузницы сидел все тот же грузный мужик. Продавец насторожился, когда увидел рядом сРоманом Хедрика.
        -Что желаете?- спросил он, обращаясь квоину.
        -Слушай,- кладя руку на рукоять клинка, начал Хедрик,- ядаю тебе меч. Стебя же лучший кинжал, лук, три десятка стрел ипара метательных ножей.
        -Не много ли?- оскалившись, поинтересовался мужик.
        -За золотое кольцо? Это мелочь! Мы берем только необходимое.
        Продавец на миг задумался. Не найдя желания лезть вдраку, он начал выкладывать из-под лотка амуницию.
        -Пояс иколчан еще,- добавил Хедрик.
        Торговец кивнул. Через несколько минут Роман вешал на пояс ножны скинжалом, аХедрик поудобнее пристраивал за спиной композитный лук иколчан, сторчащими белооперенными стрелами. Факелов медленно вытащил новое оружие из ножен. Кинжал, спрямым лезвием, блестел серо-голубым металлическим цветом. Рукоять, крепко сидевшая владони, заканчивалась небольшим волнистым ограничителем. Роман неуклюже взмахнул клинком, чем вызвал снисходительную улыбку синеглазого спутника.
        -Буду учить тебя каждый день, ато первый же зверь загрызет,- пообещал Хедрик. Затем протянул двойные короткие ножны спарой метательных ножей.- На, возьми. Сними, надеюсь, приловчишься быстрее.
        -Спасибо, ябуду тренироваться.
        -Если успеешь,- усмехнувшись, заметил Хедрик.- Ух, не люблю ялеса…

* * *
        Темно-зеленая мрачная стена деревьев приближалась медленно, неохотно.
        -Первые полдня пути, говорят, редколесье,- сказал Хедрик.
        -Ты там не был?- спросил Роман.
        Хедрик покачал головой.
        -Обойти нельзя? Пешком или по реке?
        -Лес подступает ксамой воде, арека быстрая, сплошь испещренная порогами- разобьемся. Она пригодна кплаванью как раз за лесом,- объяснил Хедрик.- Здесь странный мир, Рома. Ты видел раскинувшуюся на севере бескрайнюю пустыню? Вот илес тянется на восток бесконечно. Или до края мира.
        -Край мира, бесконечность,- повторил Роман,- бред какой-то.
        Хедрик развел руками. Он двигался быстрыми широкими шагами. Роман, чтобы догнать его, порой срывался на бег. Ножны терлись об ногу, рюкзак тянул назад, апосле входа под сень деревьев, Факелов чуть не сломал себе лодыжку- наступил вямку.
        -Осторожней,- сказал Хедрик, сильно замедляясь.- Смотри под ноги.
        -Не беги,- окрысился Роман.- Яне привык по лесам шастать.
        -Пока мы вдружелюбной роще.
        Раскидистые деревья стояли особняком, не пытаясь преградить странникам путь. Под ногами шуршала мелкая трава иопавшая листва, потрескивали сухие веточки. Любопытное солнце находило лазейки вшироких кронах. Роман старался следовать за Хедриком нога вногу, словно шел по кочкам ввязком болоте.
        Стрекотали кузнечики, чирикали птицы, шелестели листвой деревья. Иногда Роман замечал маленьких пушистых зверьков, похожих на белок, ловко перескакивающих светки на ветку.
        -Как-то спокойно,- заметил Факелов.
        -Скучно?- усмехнулся Хедрик.- Дальше будет веселее: крупные звери, нечисть…
        -Какая нечисть?
        -Ну, должна же она здесь быть. Не думаю, что тут только белки да олени живут.
        -Ты хоть раз видел ее?- нервно спросил Роман.
        -В моем мире полно было,- безучастно сказал Хедрик.
        Деревья понемногу смыкались, стали попадаться поваленные бревна. Кроны, терявшиеся ввышине, закрывали небо, отчего вокруг царили вечные сумерки. Лесной ковер угрожающе проминался при каждом шаге, ветки напирающих деревьев царапали лицо.
        -Мы не заблудимся?- спросил Роман.
        Хедрик пожал плечами.
        -Хочешь, веди ты.
        Только Роман собрался отозваться онеудачности шутки, как Хедрик остановился ивскинул руку. Факелов замер. Хедрик медленно начал стаскивать лук сплеча, затем плавно потянул стрелу из колчана. Воин сделал стремительное движение; Роман успел увидеть смазанную линию. Через миг вдесятке шагов от Хедрика упала птица размером скурицу. Хрупкую шейку пронзила стрела. Серые перья быстро окрашивались вкрасный.
        -Ловко ты,- уважительно заметил Роман.
        Хедрик самодовольно усмехнулся иподошел кдобыче. Отхватив ножом голову, он вытащил испачканную стрелу. Роман, как завороженный, смотрел на последствия охоты. Хедрик протер листьями древко инаконечник, истрела отправилась обратно вколчан.
        -Бери птаху, ипойдем,- сказал он. Влесу воин превратился вжесткого ипредусмотрительного провожатого.
        -Как?
        Хедрик засмеялся.
        -Под хвост.
        Роман скривил губы ивзял несчастную птицу за светло-оранжевые лапы. Кровь продолжала капать из перерубленной шеи. Вскоре деревья стали пропускать путников без сопротивления. Сквозь кроны показалось светлое небо, идрузья вышли на небольшую полянку.
        По периметру росли раскидистые кусты скрупными фиолетовыми ягодами. Почти посередине поляны тек, поигрывая маленькими веточками, ручеек шириною влокоть.
        -Отличное место, здесь изаночуем,- довольно заявил Хедрик.- Собери хвороста.
        -А ты?
        -Рома, ты боишься, что ябуду сачковать?
        Факелов примирительно улыбнулся.
        -Интересно стало. Без тебя яуже сгинул бы вэтом лесу.
        -Тебя еще вкорчме убили бы,- сухо напомнил Хедрик.
        Вскоре Роман притащил большую охапку сухих веток иотправился собирать хворост дальше. Хедрик распотрошил птаху иразрезал на две одинаковые части. Насадив половинки тушки на толстую палку, он положил добычу на траву. Достав из маленькой походной сумки кремень икресало, Хедрик занялся костром. Искры падали на маленькие веточки, на сухую кору. Огоньки на миг появлялись, тухли, иввоздух поднимались лишь тончайшие струйки дыма.
        Наконец несколько искр надежно вцепились всухую плоть, Хедрик начал аккуратно раздувать маленькое пламя. Огоньки заплясали веселее, подминая под себя все больше веточек. Костер напоминал вечно голодного зверя. Чем больше кормишь, тем сильнее он становится.
        Хедрик подкинул ветки покрупнее, пламя на секунду уменьшилось, но потом лизнуло новую добычу изаполыхало пуще прежнего. Воин подставил птицу под огонь. Запахло паленым. Едкий запах ударил внос. Роман, вернувшийся сочередной охапкой хвороста, поморщился.
        -Еще тащить?- поинтересовался он.
        Хедрик придирчиво взглянул на огромную кучу хвороста, удовлетворенно кивнул.
        -Присаживайся. На ночь должно хватить.
        Смрад паленых перьев плавно переходил взапах жареного мяса. Роман синтересом наблюдал за процессом готовки несчастной птахи. Кровавый оттенок постепенно уходил, половинки тушки стали покрываться коричневой корочкой. Зашипели от капель жира угли. Желудки спутников впредвкушении заурчали.
        -Как на пикнике,- заметил Роман.
        -На чем?- не понял Хедрик.
        -Пикник- отдых на природе,- объяснил Факелов.
        -По-моему, отдыхать надо вдоме,- неуверенно сказал Хедрик.- Вроде готово.
        Воин ловко снял половинку тушки ножом ипротянул палку со второй частью добычи Роману. Спутники, обжигаясь, начали трапезу. Лопалась зажаренная корочка, капал жир, мелкие кости летели вкостер.
        Роман чувствовал, что он медленно, но неминуемо, вживается вроль средневекового странника. Еще горло перестало бы болеть по утрам да соружием научиться обращаться…
        -Я краем уха слышал про путь от человека до бога,- прерывая размышления Романа, начал Хедрик.- Что же тебе придется сделать?
        -Пройти одиннадцать испытаний.
        -Исчерпывающий ответ,- скривив губы, заметил Хедрик.
        Роман улыбнулся, вытер ладонью сгуб жир.
        -Сейчас явыполняю третье- ищу Наставника вСкрытом мире. На следующие семь бог Срединных сил будет намекать.
        -Это как?- перебил Хедрик.
        Роман на несколько секунд задумался. Потом продолжил:
        -Наставник может сказать что-то вроде: «Пятая заповедь Сатаны».
        -Тонкий намек,- хмыкнул Хедрик.
        -Если нет конкретного задания, адана заповедь, значит надо ее нарушить.
        -Темное обелить, светлое омрачить. Если бы он так намекнул, чтобы ты делал?
        -Пятая заповедь гласит: «Сатана олицетворяет месть, ане подставляет после удара другую щеку». Ястал бы думать, кого ябольше всего ненавижу икому хочу отомстить. Аиспытание… яне должен ему ничего делать.
        -Как-то просто получается,- снедоверием сказал Хедрик, подбрасывая хворост впоутихший костер.
        -Одиннадцатое испытание ядолжен пройти сам, без подсказок. Иего успешное выполнение зависит оттого, насколько хорошо яисполнил предыдущие задания,- поведал Роман.- Потому, получив такой намек, скорее всего надо стать лучшим другом ненавистного человека. Ичтобы он искренне тебя полюбил. Согласись, дружить сненавистным человеком- настоящее испытание. Опятой заповеди это так, кпримеру.
        Хедрик покачал головой, потер указательным пальцем подбородок.
        -Если ты сделаешь подобное несколько раз, то станешь бесчувственным чудовищем,- сноткой отвращения проговорил он.
        Роман пожал плечами.
        -У богов другие чувства. Возможно, надо не только отказаться от человеческих страстей, желаний, эмоций, но ирастоптать их, перешагнуть через их трупы.
        -Пройдешь десять испытаний, апоследнее не сможешь. Итвоя жизнь станет адом.
        Роман отмахнулся, на губах появилась скептическая ухмылка.
        -Человек все переживет. Аопоследнем испытании яуже начал думать,- сказал Роман, затем спросил испуганно:
        - Ты чего так смотришь?
        Хедрик хохотнул ишутливым тоном произнес:
        -Да думаю, может прямо здесь тебя прирезать, чтоб других не мучил.
        -А сам-то как тех двух воинов распотрошил? Уменя бы духа не хватило!- воскликнул Роман.
        -Надо было бы убить- убил бы. Сильные страсти втебе: жажда власти иперемен.
        Факелов развел руками.
        -Мне кажется, что светлые чувства идобрые дела намного сильнее,- перевел тему Хедрик,- потому Срединные силы больший упор делают на темную сторону миров. Так что ждет тебя, мой друг, много грязных дел.
        -Светлое идоброе сильнее?- ссомнением спросил Роман.
        -Согласись, что настоящая любовь, как чувство, всегда сильнее самой лютой ненависти.
        Роман посмотрел на Хедрика, как на наивную малолетку.
        -Ненависть- упорное, довольно ровное, негасимое пламя. Апопробуй пронести любовь через всю жизнь подобно злобе- едва ли получится,- сверкнув серыми глазами, безапелляционно заявил Факелов.- Как всеобъемлюща тьма, так ичувства, порожденные ею, настойчивы ипродолжительны. Как свет вырывает клок мрака, так любовь исамоотверженность лишь мимолетные порывы, но не спорю- сильные.
        -Ничего ты не понимаешь,- ссочувствием произнес Хедрик.- Душой надо чувствовать, ане головой.
        -Даже всамом светлом месте можно найти тень, амрак бывает без единого огонька,- продолжил философствовать Факелов.
        -Ты думаешь тьма сильнее?
        Роман поднял перед собой руки, покачал головой.
        -Нет, они равны. Свет берет мощными ударами, атьма- настойчивостью.
        -А Срединные силы их смешивают,- добавил Хедрик.- Спорить бесполезно- жизнь покажет.
        -Хочется самому ей показывать,- мечтательно сказал Роман.
        -Я спать, бог недоделанный,- растягиваясь на траве, сказал Хедрик.- Последи пару часов за костром, потом разбудишь.
        -Хорошо.
        Роман смирился спросьбами-приказами Хедрика, понимая, что без него лес не преодолеть.
        Срединные силы поработали ивкорыстной душе Факелова- слово «дружба» впервые стало обретать смысл.

* * *
        Тихо посапывал Хедрик. Роман, отчаянно борясь со сном, сопаской оглядывал кусты, казавшиеся мохнатыми чудовищами. Сразу за поляной что-то урчало, посвистывало ишелестело, держа Факелова внапряжении. Рядом костер лизал ветки, азатем раскусывал их ссухим смачным треском. Роман постоянно зевал, тело казалось ватным.
        -Хедрик,- едва слышно позвал Факелов.
        Спутник приподнялся на локтях.
        -Что такое?
        -Не могу больше, сейчас усну,- заявил Роман иповалился на траву.

* * *
        Проснулся Факелов от стука собственных зубов. Даже возле костра спать без одеяла оказалось легкомысленно. Не переставая отбивать дробь, Роман начал махать руками ипрыгать по поляне, чтобы хоть немного согреться. Размявшись, Факелов завис над почти догоревшим костром.
        -Мерзляк,- охарактеризовал Хедрик.- Разминаться лучше скинжалом.
        -Костер слабо горел, вот изамерз,- оправдался Роман.
        -Кстати, ягоды на кустах съедобные.
        Факелов кивнул иподошел ккустам, украшенным фиолетовыми гирляндами крупных ягод.
        -Не похожи на съедобные,- сказал Роман.
        Хедрик посмотрел на спутника, как родители на ребенка, которому что-то втолковывали десять раз, аон все равно не понимает. Роман смущенно улыбнулся иположил мокрую от росы ягоду врот. Фиолетовые дары леса оказались на вкус как клубника, только немного вязали язык, подобно недозрелому корольку.
        Четверть часа спустя, набив живот иокончательно согревшись, Роман был готов кпути.
        Спутники шли через бесконечное царство зеленых гигантов, наполненное свежестью идиковинными запахами. Тишину нарушали лишь шаги людей да редкая перекличка птиц. Деревья норовили выскочить перед носом, задеть тяжелой ветвью- путникам приходилось петлять.
        -А-а, что это?!- заорал Факелов.
        -Чего кричишь?- спросил Хедрик, оглядываясь.
        Роман, немного задрав левый рукав, показал на черное тельце. Насекомое, размером скрупного муравья, стремительно погружалось вплоть.
        -Вот черт,- прошипел Хедрик исбил Романа на землю.
        Воин сел другу на спину и, прижав коленями руки кземле, достал нож.
        -Терпи, иначе останешься без руки. Отвернись, закрой глаза!
        Романа забила мелкая дрожь. Он нечеловечески взвыл ипопробовал освободиться, но Хедрик держал мертвой хваткой. Роман почувствовал, как кровь растекается по предплечью. Воин, словно бесстрастный хирург, вырезал черное насекомое из мягкой плоти. Паразит хотел возобновить атаку, но Хедрик точным ударом разрубил его надвое.
        Воин оторвал кусок ткани от рубашки Романа иперевязал раненую руку. Затем он поспешно сгреб небольшую горстку хвороста идостал кремень икресало. Полетели десятки искр, огонек заалел почти сразу. Факелов глубоко ичасто дышал- такой боли он не испытывал ни разу вжизни.
        Не прошло ипяти минут, как Хедрик снова оседлал Романа, блокируя ему руки. Воин снял повязку, исразу запахло горелой плотью. Роман душераздирающе закричал, начал извиваться всем телом, из глаз брызнули слезы. Хедрик отстранил от раны раскаленный нож иотбросил его всторону.
        -Вот ивсе,- падая рядом, успокаивающим тоном сказал Хедрик.
        -Что это?- несколько минут спустя слабым голосом спросил Роман. Серые глаза Факелова еще сильнее потухли. Осунувшееся лицо прикрывали черные сосульки волос сналипшей сухой листвой.
        -Костоед. Хорошо, что заметил. Спустя пару минут он добрался бы до кости, атам- его стихия. Через час пришлось бы отрезать руку по локоть, через два- по плечо.
        Роман передернулся, представив такие операции посреди леса.
        -Спасибо тебе.
        Хедрик кивнул испросил:
        -А усебя вмире костоедов не встречал?
        -Клещи есть, но это мелочи. Априжигал от заражения?
        -От чего?- презрительно переспросил Хедрик.- Костоед мог оставить личинки, вот ипришлось тебя малость поджарить. Отдохнул? Пойдем.
        Беспрерывная, изводящая боль вруке терзала Романа. Он убеждал себя, что подобные муки будут еще сотни раз. Надо привыкнуть кжестокому варварскому миру, если хочешь стать богом.
        Стволы стояли почти вплотную друг кдругу. Деревья, словно вдружном хороводе, переплетались ветками изакрывали дорогу зелеными щитами. Лучи солнца почти не пробивались сквозь сомкнутые кроны. На толстом лесном ковре нередко попадались поваленные старые деревья, все чаще невдалеке мелькали мохнатые животные.
        -Наверное, до середины леса дошли. Деревья древние, зверье нисколько не боится,- предположил Хедрик.
        -А кого им пугаться?
        Хедрик оценивающе оглядел Романа сног до головы, покачал головой ипроизнес:
        -Да, ты прав- некого.
        Факелов скривил губы.
        -Как думаешь, сколько нам еще идти?
        -Дня за три-четыре должны выбраться,- сказал Хедрик неуверенно.- Если снова какую-нибудь дрянь не подцепишь.
        -Давай отдохнем.
        -Через пару часов на ночь остановимся,- непреклонно сказал Хедрик, на что Роман только вздохнул.
        Безразмерная, равнодушная сила леса конфузила Факелова. Он ощущал себя, словно щепка воткрытом океане. Роман, вотличие от Хедрика, не чувствовал направления ине видел ориентиров. По лесу он шел, как слепой по лабиринту. Благо был поводырь. Особенно тяжело, когда не видишь конца пути. Авоспоминания обескрайнем поле травы по дороге от холма до деревни только усиливали беспокойство.
        Хедрик присвистнул, когда деревья расступились иоткрыли вид на широкую вытоптанную поляну. Посреди нее стоял небольшой домишко из неошкуренных бревен. Избушка была слегка покошенной, но крепкой, умело сложенной. Дом казался полосатым из-за щелей между бревен, замазанных красно-коричневой глиной.
        -Лесник?- спросил Роман.
        Хедрик пожал плечами.
        -Может, дикарь какой-нибудь.
        -Ни окон, ни дверей,- заметил Факелов.
        -С другой стороны, наверное.
        Хедрик вытащил клинок, Роман последовал его примеру. Спутники, не издавая ни звука, начали обходить дом. Собратной стороны уизбы оказалась дверь икрыльцо водну ступень.
        -Врываться? Или смиром?- спросил Хедрик.
        Роман развел руками. На серо-голубом лезвии кинжала заиграли солнечные блики.
        -В одиноком лесном домике живет либо чудовище, либо замухрышка,- продолжал Хедрик.- Встань сторца. Заходи когда позову, не раньше.
        Воин огляделся итолкнул дверь. Петли, сделанные из гибкого крепкого растения, не издали ни звука. Хедрик шагнул внутрь.
        Прошли считанные секунды, иРоман услышал спокойный голос друга:
        -Заходи.
        В домике густо пахло подопревшей листвой. Посередине возвышался массивный, грубо вытесанный стол. Под ним приткнулся крепко сбитый табурет. На потолке выделялся матовый камень, испускавший неяркий ровный свет. Вдальнем конце, во всю ширину дома, стояла деревянная скамья, покрытая толстым слоем вьющегося растения. На лежанке, уперев локти вколени иположив голову на ладони, восседал невысокий, широкоплечий мужик. Создавалось впечатление, что раньше он был очень могучим, но затем сильно исхудал. Полуметровая рыжая борода ипышные усы почти полностью закрывали лицо. Волосы неопрятными прядями падали на плечи. Мужчина свялым интересом взглянул на непрошенных гостей. Зеленые глаза, из-под массивных надбровных дуг, смотрели стоской инемым укором.
        -Здравствуй,- поприветствовал Хедрик.- Позволь скрасить одиночество лесного жителя.
        -И вам не хворать,- ответил рыжий мужчина.
        -Я Хедрик, это Роман.
        -Арет,- представился хозяин дома.- Гостей не ждал- табурет один. Угостить могу диким медом да валяным мясом.
        -Спасибо, не откажемся. Арет,- начал Хедрик. Голос звучал неуверенно иудивленно одновременно.- Как тебя влес-то занесло?
        -Все настолько глупо искучно, что рассказывать нечего,- отрезал Арет имахнул на стол.- Угощайтесь.
        -Но все же,- беря вруки деревянные миски иусаживаясь на пол, не унимался Хедрик.
        Воин потянул Романа за руку вниз, но Факелов лишь отмахнулся. Он как завороженный смотрел на чучело огромного ворона вуглу дома. Взгляд проваливался вчерные, словно бездна космоса, перья.
        -Я сейчас застесняюсь,- произнесло «чучело».
        Хедрик иРоман встрепенулись.
        -Это Чет,- представил хозяин.- Ворон до двенадцатого колена. Умный ижутко противный.
        Птица проигнорировала заявление Арета, лишь повернула голову. Взгляд черного немигающего глаза вперился влохматого рыжеволосого мужчину.
        -Значит, вы не одиноки,- обескуражено произнес Хедрик.
        -Здравствуй, Чет,- улыбаясь как лучшему другу, сказал Роман.
        -Учись рыжая обезьяна! Хоть раз бы нормально поздоровался со мной или доброй ночи пожелал!- яростно закаркал ворон, затем мгновенно успокоился ипроизнес:- Привет, Роман.
        -Вот ииди сними,- усмехнувшись, предложил Арет.
        -Сам решу,- высокомерно ответил Чет.- Мог бы иразвлечь путников историей своей никчемной жизни. Яуж забыл, когда последний раз людей видел.
        -Это ты всегда рад клювом пощелкать,- спокойно ответил Арет.- Вот ирассказывай.
        Ворон начал шагать взад-вперед по короткой жердочке, выдерживая многозначительную паузу.
        Роман иХедрик не сводили глаз спотенциального рассказчика. Чет распушил перья, отчего стал похож на нахохлившегося индюка, иначал размеренным каркающим голосом:
        -Моего далекого предка превратили вворона из-за непомерной гордыни, тем самым заставив его жрать падаль. По моей родовой легенде,- заносчиво продолжал Чет,- только бог Срединных сил может вернуть мне человеческий облик.
        -На кой он тебе?- удивился Хедрик.- Летаешь, все на тебя внимание обращают.
        -Я смогу превращаться ивчеловека, ивворона.
        На секунду медальон Наставника похолодел, словно делая акцент на сказанном. Но Роман так ине понял вчем подвох.
        -Это все меняет,- согласился Хедрик.
        -Все мои предки оказались либо слабы, либо глупы. Раз ядо сих пор только ворон. Однажды, сидя на флюгере придорожного трактира, яуслышал разговор седовласого старика ирыжебородого детины,- сказал Чет и, побалансировав мгновенье на одной лапе, указал когтем на Арета.- Странник узнавал устарика путь кНаставнику. Услышав, что дворец бога Срединных сил вгорах, яхотел вспорхнуть иво всю мочь лететь кцели. Но внутри меня сыграла какая-то струна, ия увязался за рыжей обезьяной.
        -Сейчас по клюву дам,- угрожающе сказал Арет.
        Ворон ссожалением глянул на закрытую дверь ипродолжил рассказ:
        -Мы неплохо поладили, добрались до Наставника.
        -А зачем он вам?- спросил Роман, глядя на рыжеволосого.
        Ворон вновь тыкнул когтем всторону Арета имногозначительно произнес:
        -Неудавшийся бог. Раньше самый страшный зверь обходил его по дуге вверсту, асейчас… меланхоличный пустоцвет. Наставник дал ему задание- отшельничество, амне- помочь Арету. Внаграду- возможность превращаться вчеловека.
        -Падальщик оказался усложнением испытания,- широко зевая, заметил Арет.
        -Забрались мы вчащу,- игнорируя рыжего, продолжал Чет,- Арет построил дом ипредался размышлениям. Уже полтора года он вдумах, но становится только глупее. Вначале он со мной вообще перестал разговаривать, предполагая, что отшельничество иодиночество это одно итоже. Принялся есть какую-то ерунду вроде меда, ягод икореньев. Превратился вскелет, обтянутый кожей. Через десять лун Арет поделился всем, что надумал. Честное слово, это единственный раз, когда яготов был выклевать ему глаза.
        -Отшельничество что-то изменило?- спросил Роман, понимая, что подобное испытание, возможно, будет иу него.
        -Перевернуло ираздавило все мои надежды,- неистово прокаркал Чет.- Арет осознал, как много зла он совершил, несмотря на свою ничтожность.
        Ворон трагически замолчал. Брови Романа приподнялись, ион обратился кхозяину лесного домика:
        -Арет, вы посчитали себя недостойным быть богом?
        -Как можно стать богом… искупавшись вгрязи?
        Хедрик иЧет слюбопытством уставились на Романа.
        -Богом Срединных сил!- воскликнул Факелов, серые глаза расширились от негодования.- Нужно пройти сквозь добро изло, познать ито идругое.
        -Мерзость!- воскликнул Арет,- понимать, что делаешь кому-то плохо, испытывать от этого отвращение, но все же продолжать творить зло из мелкого честолюбия.
        -Жили бы ссамого рождения праведником. Возможно, после смерти стали бы ангелом,- ядовито заметил Роман.
        Арет молча лег на скамью иглубоко вздохнул.
        -Срединные силы- главный источник развития. Любопытство, смятение, непонимание, осознание, сомнения, стремление вперед ивширь… что это? Добро? Зло?- возбужденно продолжал Роман.- Ане будь таких чувств- сидеть нам вшкурах по пещерам, наслаждаясь сырым мясом, инцестом икровной местью до скончания веков.
        -Ты как фанатик вбил себе вголову, что Срединные силы- главное вмире,- усмехнувшись, заметил Хедрик.
        -И правда разошелся,- мгновенно потухнув, согласился Роман.
        -Все правильно ты говоришь, но втолковывать Арету- бесполезно,- сообщил ворон.- Яполгода на это потратил, аты хочешь за пять минут убедить.
        -Чет, пойдем кНаставнику снами,- предложил Роман.
        -За новым заданием?- задумчиво спросил ворон. Затем посмотрел на Арета идобавил:- Ясвами.
        В доме повисла тишина. Хедрик пожал плечами ипроговорил:
        -Всем доброй ночи.
        Разговор был окончен, а пренебрегать гостеприимством всердце леса- глупо.
        Спутники вытянулись на деревянном полу и, окутанные густым ароматом подопревшей листвы, провалились всон.
        Глава пятая
        Второй раз после прибытия вСкрытый мир Роман ночевал впомещении. Бодрые мысли быстро развеяли утреннюю вялость. Чет перелетел сжердочки на плечо- Роман от неожиданности покачнулся.
        -Худеть тебе надо,- заявил Факелов, ощущая немалую тушку нового знакомого.
        Ворон гордо промолчал. Хедрик иРоман поблагодарили Арета за ночлег иоткрыли дверь. Теплые солнечные лучи заиграли на пороге, торопливо ворвались вдом. Роман, свороном на плече, иХедрик вышли на поляну. За спиной послышался голос Арета:
        -Роман, если разочаруешься вСрединных силах, то приходи сюда. Нам будет очем потолковать.
        Факелов открыл рот для возражений, но передумал илишь кивнул на прощанье.
        Стоило спутникам войти под сень деревьев, как вернулось чувство тревоги. Даже сквозь плотно стоящие деревья люди замечали мелькавших неподалеку зверей. Трескучими голосами перекрикивались птицы. Над головой упорно стучал лесной лекарь.
        -А от кого больше пользы, от ворона или дятла?- хитро косясь на Чета, спросил Хедрик.
        -В лесу от дятла, ана равнинах ивдеревнях от воронов,- не заметив подвоха, ответил пернатый спутник.
        -Что же вы хорошего делаете?
        -Падаль убираем…- прокаркал Чет изамялся.
        -Рома, ты не устал таскать этот бесполезный комок перьев?
        -Надеюсь, он разомнет крылья, когда лес кончится.
        -Давай его съедим.
        Факелов на миг задумался. Чет вужасе вспорхнул, продрался сквозь нижние ветки иуселся на толстом суку.
        -Вы чего?!- обескуражено прокаркал ворон.- Яже на самом деле человек! Людоеды!
        Хедрик звонко захохотал. Усмехнулся иРоман.
        -Я же шучу…
        -Тихо,- приказал Чет.
        Вся веселость Хедрика мгновенно улетучилась. Взгляд синих глаз стал настороженным.
        -Залезайте на дерево, приближается что-то страшное.
        -Надеюсь, ты не шутишь.
        -У меня вообще сюмором хреново! Скорее!- вголосе ворона чувствовалась паника.
        -Ты чего так волнуешься?- подтягиваясь на ветке, поинтересовался Хедрик.- Улетишь если что.
        -Куда? Не хочу обратно кАрету! АкНаставнику мне без человека нельзя. Да иголодно там вгорах.
        Хедрик протянул Роману руку, чтобы помочь забраться исказал:
        -Ха, ты слышал? Мы его кормить будем!
        Факелов вответ лишь прокряхтел- саднила раненая рука. Вскоре спутники сидели на толстой ветке, сопаской поглядывая по сторонам.
        -Что ты учуял?- спросил воин.
        -Разъяренное иголодное.
        Хедрик скептически скривил губы.
        Послышался топот ихруст ломаемых веток, словно через лес неслось стадо оленей. Едкий страх перед неизвестностью заставил сердца биться быстрее. Люди едва не свалились светки, когда рядом сих деревом остановился огромный шестиногий вепрь. Из-под мощных, отливающих металлом копыт, шел легкий дымок. Вепрь издал протяжный рык иподнял морду вверх. Люди словно глянули внижний тартар. Вглазах серо-зеленого существа горел огонь преисподней.
        -Мать твою…- шепотом протянул Хедрик, выходя из оцепенения.
        Роман шумно сглотнул. Вепрь пристально, не мигая, словно гипнотизировал, смотрел на Факелова.
        -Чет, ты встречался сподобной хренью?- спросил Хедрик, избегая взгляда зверя.
        -Роман, хватит смотреть на него!- прокаркал ворон.- Хедрик, стреляй по глазам!
        Воин на миг прищурился. Рискуя упасть сдерева, он снял лук ивыхватил стрелу. Через мгновенье щелкнула тетива, затем еще иеще раз. Чет вужасе каркнул. Первые полдесятка стрел осыпались горсткой пепла, ав полушаге от вепря появилась лужица металла.
        Хедрик соблегченьем вздохнул, когда оплавленный наконечник вонзился вполыхающий пламенем тартара глаз. Вепрь дико взревел ипонесся прочь.
        -Сразу бы так,- вытирая со лба испарину, произнес Хедрик.
        -Тупая свинья. Видели, не хотел шевелиться даже на волоске от поражения,- спрезрением иуважением одновременно сказал Чет.
        Роман тряхнул головой, всерых опустевших глазах появились признаки осмысленности.
        -Мне обещали рай. Спокойный, тихий уголок. Внем нет места скуке ивеселью. Враю царит безмятежное, всепроникающее ибесконечное счастье.
        -Шестиногая тварь из ада предлагала ему рай,- засмеялся Хедрик.- Рома, проснись. Ты же фанатик Срединных сил.
        Факелов замолчал.
        -Думаю, нам стоит посидеть здесь, пока он не придет всебя,- предположил Чет.
        Хедрик кивнул.
        -Я сейчас вернусь,- сказал ворон и, неуклюже лавируя между веток, полетел вверх.
        Через несколько минут послышалось хлопанье крыльев, иЧет вернулся на ту же ветку.
        -Гадить сперепугу летал?- участливо поинтересовался Хедрик.
        Ворон снегодованием каркнул ипроизнес:
        -Через пару дней выберемся. Почти сразу за лесом город.
        -Отлично. Главное не встретить вепря.
        Роман плыл ввоздухе, ощущая приятную легкость. Рядом летела прекрасная девушка вбелых одеяниях. Она тихим, вкрадчивым голосом рассказывала омире, рае и… онем. Девушка притягивала безупречностью, ласковым ипонимающим взглядом. Она сказала, что нет счастья выше, чем полностью отгородиться от теней. Те, кто изгнал из себя свет, испытывают постоянную жажду расширения зла. Рай- безмятежен исладок, аад предсказуем. Инет силы ужасней, чем та, что перемешивает день иночь, превращая мир ввечные сумерки. Факелов хищно улыбнулся иподплыл кдевушке, заикнувшейся оСрединных силах. Легкость исчастье развеялись. Пальцы сомкнули на хрупкой шее девушки. Роман, не помня себя, начал состервенением душить глашатая рая.
        -Эй, дружище, нам пора впуть!- услышал Факелов далекое эхо.- Очнись!
        Роман встрепенулся итут же поморщился- лицо покрывал липкий холодный пот. Факелов вытер испарину рукавом, поправил прилипшие черные пряди, полные лесного мусора, иглубоко вздохнул. Перед ним застыло лицо Хедрика. Воин глядел участливо ипочти также пристально, как шестиногий вепрь.
        -У меня было видение, словно яркий четкий сон,- произнес Роман, затем собрался смыслями ипересказал слова девушки.
        Хедрик пожал плечами.
        -Тебя это тоже касается,- спокойно заявил Роман.- Ведь если она говорит правду, то ты хочешь разрушить единственный идеальный мир, где нет Срединных сил.
        -Моя земля скучна.
        -Для тебя! Но ты не бог, чтобы решать за других. Ведь люди втвоем мире счастливы.
        -Они просто живут, бесцельно. Купаясь либо вдобродушии, либо вжажде зла.
        -С такой серьезностью обсуждать насланное наваждение могут только несмышленые дети,- безапелляционно прокаркал Чет, на что спутники лишь скривили губы.
        -Спасибо, Хедрик. Ты пресек сомнения вкорне,- улыбнувшись, сказал Роман.- Кстати, забыл рассказать- ясразу придушил девчонку.
        Хедрик захохотал.
        -Ты даже внаваждении остался мерзким озлобленным мальчишкой!- сквозь смех заметил он.
        -Да ну тебя. Пойдем.
        Спутники спустились сдерева, еще раз прислушались идвинулись дальше на юг. Лес постепенно расступался, все реже попадались вековые старцы согромными наплывами на коре. Молодняк захватывал новые территории.
        Задул злой ветер, сквозь листву спутники увидели темно-серые, почти черные, низко плывущие грозовые тучи. Деревья начали качаться, плотные облака закрыли солнце, погружая мир вунылую серость. Сверкнула молния, ачерез несколько секунд разъяренный кузнец ударил по наковальне. Ливень шел сплошной стеной, вода падала снеба толстыми струями, словно из пожарного шланга. Шествие стихии было равнодушным, грозным инеобратимым.
        Люди вздрогнули, когда ледяные струи воды ударили по продрогшим от ветра телам. Нечленораздельно закричал ворон. Роман засунул комок мокрых перьев под куртку исел на корточки, прислонившись спиной кдереву. Ливень лупил до боли вголове. Комья грязи из-под струй подлетали на несколько локтей. Весь мир исчез. Остался только шум падающей воды, серая стена ипромозглый ветер. Лишь редкие молнии да глухой гром на мгновенья меняли однообразную картину.
        Четверть часа показались вечностью. Стоило тучам умчаться дальше, как под курткой началось шевеление. Роман достал Чета иводрузил себе на плечо. Ворон смокрыми растрепанными перьями смотрелся жалко. Земля раскисла, под ногами чавкало. Воздух стал свеж ипрозрачен, аумытые безудержным ливнем листья сверкали, словно россыпь изумрудов.
        -Не замерзнуть бы ночью,- обеспокоено сказал Роман,- костер явно не разжечь.
        -Надо иночью идти,- заявил Хедрик.- Гостеприимство леса кончается.
        Роман тряхнул головой, как мокрая собака. Счерных, блестящих от воды волос полетели серебряные искры. Засунув большие пальцы под лямки рюкзака, он произнес:
        -Пойдем, раз надо.
        Хедрик шел быстрым шагом, иногда переходя на легкий бег. Туча брызг, срывающихся сзадетых им веток, заставляла Романа вздрагивать от холода. Иногда Факелов оскальзывался на мокрой траве или раскисшей земле, тогда ворон, отчаянно лупя крыльями по воздуху, зависал над ним.
        К наступлению ночи промозглый ветерок исчез, но сырость все равно не давала согреться. Воздух из груди вырывался ссипом, ав голове слегка щекотало от усталости.
        Лес, превратившийся вгустую рощу, спал под легкое шуршание листвы. Лишь иногда раздавалось глухое уханье филина. Хедрик шел, наклонив голову, ичастенько зевал до хруста вчелюсти. Роман брел позади спутника ислегка раскачивался из стороны всторону, на каждом шагу рискуя сбросить придремавшего Чета. Каждая секунда, каждый метр пути сопровождались легким ударом невидимого молоточка по темечку.
        На востоке начал светлеть горизонт. Ночь неохотно сдавала рубежи. Роман спотыкался, задевал плечами деревья. Веки казались неподъемными металлическими створками.
        -Чет,- тихо позвал Хедрик.- Ничего опасного не чуешь?
        Ворон встрепенулся, по очереди посмотрел обоими глазами на воина, чей серо-коричневый доспех врассветных лучах отливал алым.
        -Нет,- каркнул Чет и, чуть не опрокинув Романа, оттолкнулся от его плеча.
        Поток воздуха качнул листву, иворон воспарил над редким лесом. Через несколько минут он расхаживал перед привалившимися кстволу людьми.
        -До конца леса- три раза крылом махнуть…- это последнее, что услышал Роман перед тем, как поддаться спасительному сну.

* * *
        Невдалеке блестела широкая река. Потеряв молодой задор, она текла по глубокому руслу спокойно ивеличественно. На берегу раскинулся небольшой городок, окруженный распаханными полями.
        -Если ядоберусь до Наставника, то третье испытание будет выполнено идеально,- сказал Роман, оглядываясь на лес, обрывающийся усеянной пеньками поляной.
        Хедрик усмехнулся. После сна он снова сиял добродушием, ав движениях появилась прежняя ловкость.
        -Быстро же ты устал. Может, все-таки бросишь затею собожествлением?
        Роман открыл рот, но Чет его опередил хриплым карканьем:
        -Решил- пускай идет! Инечего его отговаривать!
        -Корыстная ты птаха,- улыбнулся Хедрик запаниковавшему Чету.- Все-таки Арет умнее вас двоих вместе взятых. Он понял, сколько дерьма нужно вылить на себя идругих, чтобы просто попробовать встать рядом сбогом Срединных сил.
        -Будь Арет смелее- довел бы дело до конца. Иуже вобличии бога сотни раз все искупил бы. Атеперь, со своей умностью, Арет сгниет влесу вместе субогим домиком,- ощетинился Роман.
        -А если не удастся пройти одиннадцатое испытание? Получается, что ты будешь одним из самых ужасных людей на свете!- не унимался Хедрик.
        Роман заулыбался, но взгляд серых глаз при этом оставался серьезным ицепким.
        -Тысячи людей делают пакости не задумываясь, ая- во имя цели.
        -Тем, кого ты убьешь или унизишь, будет неважно, ради чего сними так поступили.
        -Да чего ты пристал!- заорал Роман.- Морализатор хренов! Ничего ужасного яеще не сделал!
        Синие глаза впились всамую душу. Перед внутренним взором мелькнула неловко, но нежно улыбающаяся мать. Роман на секунду опустил веки, изгоняя тревожащие образы. «После такого точно нельзя останавливаться»,- подумал Факелов, ивзгляд его ожесточился.
        -Спасибо, Хедрик, но явсе решил.
        Чет умильно каркнул. Воин кивнул, словно заранее знал ответ. Щелчком пальца не проверяют крепость каменной стены.
        Воздух пах речной свежестью, легкий ветерок приятно трепал волосы. Зависшее над городом солнце нежно касалось лучами всего, до чего могло дотянуться. Даже Чет выпрямился на плече Романа, подставляя иссиня-черную грудь навстречу дружелюбному светилу.
        -Спустимся кречке, ипо берегу доберемся до города. Негоже через поля брести,- сообщил Хедрик.
        Роман кивнул. После леса, где ожидание опасности натягивало струны нервов до предела, он чувствовал себя отлично. Факелов еще раз вспомнил видение, насланное огнеглазым вепрем, иулыбнулся своим мыслям. Никто не сможет поколебать его решимость.
        Почти по самой кромке воды шла дорога шириной вдве телеги. Виднелись следы колес.
        -Широкая речка,- заметил Роман, глядя на спички деревьев на другом берегу.
        -Полетов десять стрелы. Настоящая королева рек,- суважением произнес Хедрик.
        Город был окружен частоколом вчеловеческий рост- наверное, от зверья. Распахнутые, словно дружеские объятья, ворота понемногу приближались. Шаг странников, чувствующих скорый отдых под крышей корчмы, сам собой ускорился.
        Город, казавшийся до этого большой деревней, сбросил ссебя пелену расстояния ипредстал во всей красе. Далеко вглубь уходила центральная улица сдесятками домов по бокам. Некоторые стояли покошенные, ветхие, обитые темно-серыми, почти черными досками. Другие дома гордо возвышались над умудренными дождями иветрами собратьями, испуская запах свежей древесины иолифы.
        Стражник на воротах лениво взглянул на странников без повозок искота- за вход стаких не берут. Даже ручной ворон не привлек взора наторелого старожилы.
        Разношерстная троица двинулась по главной улице впоисках постоялого двора. Центральная площадь оставила привыкшего кЗемным городам Романа равнодушным, зато Хедрика заставила ахнуть. Сапоги застучали по ровной поверхности, вымощенной серыми, срозовыми прожилками камнями. Экзотической формы булыжники складывались вплотную мозаику, не давая ходу даже вездесущим сорнякам. Площадь постепенно сужалась, превращаясь вдорогу, которая вела кдеревянному дворцу из широких ошкуренных бревен. Весь терем покрывала витиеватая резьба ввиде косичек изамысловатых узоров. Аркообразный вход, куда всадник проедет не нагибаясь, закрывали массивные, обитые металлом створки.
        -Суровая красота,- заметил Хедрик.
        -Да-а…- протянул Роман, чувствовавший себя неуютно.
        От дворца шла незримая волна, давящая на сознание каким-то превосходством истранной беспокоящей силой. Улица, площадь… все вокруг пустовало. Лишь редкие прохожие, не поднимая головы, ныряли вулочки, ведущие внижнюю часть города, креке. Чет нахохлился истал похож на большую горсть углей.
        -Мертво здесь, хоть ироскошно,- прокаркал он,- не для людей строилось.
        -Ага, для ворон,- усмехнулся Хедрик, синие глаза которого, казалось, впитывали всебя каждый изгиб, каждую черточку древесного дворца.
        -Пойдем отсюда,- просительно сказал Роман, подталкивая спутника влопатку. Кожа серо-коричневого доспеха оказалась мягкой иприятной на ощупь.
        Хедрик еще секунду вглядывался встроение. Затем кивнул и, опустив голову, двинулся кпротивоположному краю площади.
        -А почему не для людей?- поинтересовался Роман, упопытавшегося нагло заснуть ворона.
        -Это ж город князя Вавила!- снотками превосходства заявил Чет.
        -Я вСкрытом мире успел побывать вбескрайнем поле травы, вдеревушке втри дома, да вглухом лесу, где прихватил самодовольную пернатую тварь,- процедил Роман, которого задел презрительный голос ворона.
        -Я вдуше человек!- возмущенно воскликнул Чет.
        -Дерьмо утебя вдуше,- вставил Хедрик.
        Факелов примирительно поднял руку. Черный глаз Чета укоряюще сверлил Романа.
        -Кто он, этот князь Вавил?- спросил Роман.
        Ворон выдержал значительную паузу.
        -Точно никто не знает…
        -Как всегда,- перебил воин и, поморщившись, сплюнул.
        -Хедрик, странный ты сегодня, озлобленный.
        -Сам ты…- начал воин, потом тряхнул светлыми локонами.- Тяжелой силой здесь веет.
        -Что-то заинтересовало втебе князя,- объяснил Чет.
        Хедрик пожал плечами иускорил шаг, направляясь кповороту вулочку.
        -По болтовне, да по легенде,- продолжил ворон,- Вавил прошел одиннадцатое испытание бога Срединных сил… случайно.
        Роман прищурился.
        -Но при этом он не выполнил половины предыдущих испытаний. Внего вошла только малая частица божественных сил, но среди людей она огромна. Он умен, ему нет равных во владении любым оружием, ему хочется верить. Вавил умеет убеждать, хотя когда князь был простым смертным- делал он это не хуже.
        Ворон замолчал, Роман повернул голову ивыжидающе глянул на Чета.
        -Все? Апо поводу последнего испытания ничего больше неизвестно?
        -А что может быть еще известно? Сказано же- выполнил случайно!
        -К нему идти смысла нет…- задумчиво произнес Роман.
        -Хотел бы- сам позвал.
        -А что еще ты про него знаешь? Расскажи, пожалуйста.
        Ворон щелкнул клювом иначал повествование:
        -Родился Вавил всемье ремесленника- не вроскоши, но ине внужде. Жизнь текла размеренная ипредсказуемая. Будущий князь стал подмастерьем отца, чтобы вбудущем стать мастером ипродолжить семейное дело. Все это происходило всоседнем городке, квостоку отсюда. Вих поселение все чаще приходили чужеземцы. Сильные, наглые ине желающие работать. Сначала что-то воровали, затем отбирали. Вавил сотцом продолжали упорно работать, не всилах защищаться от грабителей. Правитель города оказался бессильным. Точнее, равнодушным. Мастерская беднела, изделий едва хватало, чтобы прокормиться. Каждый раз Вавил смотрел на безжалостных шакалов ине понимал их. Будущий князь запомнил всех, причинивших ему иего близким боль.
        -Да, незавидная участь,- пробормотал Хедрик.
        -Перед очередной пьянкой городские разбойники вновь наткнулись на мастерскую отца Вавила. Отобрать, кроме инструментов, оказалось нечего. Бессердечный смех наполнил мастерскую, когда отец будущего князя отказался отдавать их грабителям. Ремесленник без инструментов обречен на голодную смерть. Отца убили, аВавила, который был еще подростком- связали иизбили. Изнасиловали на его глазах мать, азатем, словно она была больным животным, зарезали.
        Хедрик передернул плечами. Роман сощурился еще сильнее.
        -Вавил стал беспризорным мальчишкой,- сухо продолжал ворон, лишь иногда переминаясь слапы на лапу,- внешне он сильно ожесточился. Но сердце его жаждало доброты, справедливости исчастья для тех, кто трудится. Вавил начал следить за убийцами родителей, за расхитителями их очага, возвращающимися из трактира встельку пьяными. Через неделю они были мертвы.
        -Молодец парень,- уважительно заметил Хедрик. Роман же по-прежнему молчал, анализируя каждое слово.
        -Вавил презирал воров иубийц, но сам превратился внастоящего монстра. Лицемерие лилось из него через край, но люди начинали ему верить спервых минут. Унего была цель, ажизнь стала игрой, вкоторой он собирался играть другими… для их же счастья.
        -Душою он чист, но совершал сплошное дерьмо,- констатировал Хедрик.
        Ворон согласно каркнул, не заметив иронии.
        -Будущий князь перебрался вэтот город сгорсткой преданных ему людей. Их фанатичной идеей было добраться до власти любыми способами, чтобы уже потом, сверхушки, дарить трудящимся людям счастье,- продолжал вещать Чет.- Стали пропадать советники предыдущего князя, ушла из дома его дочь. Кстати, сейчас она жена Вавила. По городу пошли сплетни-слухи облагородном освободителе, которому нужно помочь добраться до власти.
        Ворон сделал многозначительную паузу, затем продолжил:
        -Добраться-то Вавил добрался. Трупов было много. Но ведь главное удержаться. Что Вавил думал, говорил или сделал после провозглашения его князем- неизвестно. Вспышка Срединных сил произошла втереме, вкотором он скрылся. Странная мощь пронеслась над городом. Солнце на несколько мгновений погасло, затем мир озарил белый божественный свет, потом накатил густой туман…- последние слова ворон произнес шепотом, азатем затих окончательно.
        -Жутковатая история,- отозвался Роман изадал риторический вопрос:
        -Интересно, что он сделал во дворце?
        Наконец-то спутники нырнули вулочку. Через десяток шагов они словно прошли через невидимую пленку, блокирующую все звуки изапахи. Незримая длань князя отпустила друзей. Хедрик сразу выпрямился, вдвижениях появилась ловкость гепарда. Роман лишь слегка качнул головой, словно отгоняя последние крохи чужого давления.
        Перед глазами предстал огромный речной порт вразгаре дня. Упричала мирно покачивались корабли, совсем непохожие на своих морских братьев. Паруса на невысоких столбах были спущены. Из множества бортовых прорезей, скаждой стороны, торчали длинные весла.
        Туда-сюда сновали люди. Отовсюду слышались злые крики матросов, брань надсмотрщиков, отвечающих за погрузку-разгрузку товара. Народ шастал тертый, битый, скрепкой жизненной хваткой.
        -И вроли кого мы будем проситься на корабль?- спросил Роман.
        -Купцов,- сделав многозначительный вид, сказал Хедрик.- Везем битую птицу. Редкую. Говорящую.
        Чет каркнул стаким протестом инегодованием, что даже Хедрик проникся.
        -Да шучу же, можно догадаться. Битая не говорит…
        Роман скривил губы исказал:
        -Может, как пассажиры? За деньги.
        -Проще как воины или гребцы.
        -Пшли! Пшли сдороги!- послышался раздраженный крик.- Встали тут!
        На спутников двигалась пятерка волов, запряженных вогромную телегу, наполненную свежесрубленными деревьями. Друзья отошли всторону.
        -Едешь как улитка, аорешь, словно галопом скачешь,- сказал Хедрик сидящему на козлах мужику.
        -Стоите, ворон считаете. Делом занялись бы лучше,- начал напутствовать возчик.
        -Хватит нам одной вороны. Ты лучше скажи, как до озера добраться?
        Мужик округлил глаза.
        -По реке.
        Хедрик на мгновенье смутился.
        -Может знакомый капитан есть? Или корабль какой-нибудь посоветуешь?
        -Ребята, явожу бревна от леса кверфи, от леса кверфи…- раздался щелчок плети имужик крикнул:- но, пшли, ленивые твари!
        Роман, широко зевая, двинулся вниз по улице.
        -Ты куда?- обеспокоенно спросил Хедрик.
        Роман ткнул пальцем ввывеску, прибитую кстолбу рядом сдомом. На широкой доске красовались кровать, тарелка икружка.
        -Чет, советую спрятаться за пазуху,- не переставая зевать, сказал Роман.
        -Вдруг кому-то захочется птичьего супа,- пошутил воин.
        -Хедрик, сними комнату сразу. Несколько часов сна за двое суток… япока не бог.
        Воин, едва стоящий на ногах, ухмыльнулся ипотянул дверь. Тугой, упругий запах пива ижареного мяса едва не сбил спутников сног. Пробравшись сквозь чад, заполнивший помещение сдвумя десятками тяжелых столов на шесть человек, друзья остановились устойки. Корчма пустовала, лишь за столом под высоким окошком сидели два старика, помаленьку потягивая пиво за неспешной беседой.
        -Людей нет, адыма, словно пир,- заметил Хедрик.
        -Работа закончится- народ повалит,- сказал вышедший из дымного облака высокий грузный хозяин.- Вы, видно, сдороги, раз таких вещей не ведаете.
        Роман, перекосив лицо вчудовищном зевке, кивнул.
        -Нам комнату на день иночь. Есть?- спросил Хедрик.
        -За серебряную.
        Хедрик положил на стойку монетку ипроизнес:
        -Проводи.
        -А жратаньки?
        Роман покачал головой. АХедрик объяснил:
        -В тарелке уснем.
        Хозяин скупо усмехнулся имахнул всторону лестницы. Идти по маленькому коридору второго этажа приходилось полусогнутым.
        -Чердак,- разводя руками на недоуменный взгляд Хедрика, объяснил трактирщик иотворил одну из шести дверей.
        -Спартанский дизайн,- заметил Роман, оглядывая комнатку не больше чулана сдвумя скамьями иокном, размером сальбомный лист.
        -Что?- не понял спутник.
        Факелов покачал головой, мол, ничего. Вылетел из-под куртки Чет иприземлился на подоконник шириной владонь. Роман бросил опостылевший рюкзак вугол ис наслажденьем вытянулся на скамье.
        -Ты на дежурстве,- строго сказал Хедрик птице,- смотри не усни.
        Ворон бодро каркнул изашагал туда-сюда по подоконнику, наполнив комнату тихим перестуком когтей.
        Глава шестая
        Луна, со слегка надкусанным краем, светила вмаленькое окошко. Влажный уличный воздух, вперемешку сдымом корчмы пах как прелые водоросли. Гул голосов внижнем зале давно стих. Последние гуляки либо ушли, либо уснули под столом вкуче объедков илужах пива. Раздалось громкое карканье. Хедрик вскочил, словно на него вылили ведро холодной воды. Воин со всего размаху ударился онизкий потолок идико взвыл. Перед глазами Хедрика, севшего на скамью, несколько секунд плавали разноцветные круги.
        -Чего орешь?- прошипел он.
        Чет на секунду замялся, понимая, что нельзя говорить истинную причину крика.
        -Бужу,- бодрым голосом прокаркал он.
        Хедрик снедоверием посмотрел вокно.
        -В середине ночи? Врешь!- сердито сказал воин.
        Чет, чувствовавший себя неуютно, распушил перья.
        -Придремал я, страшное что-то приснилось,- нехотя пробурчал он.
        -Нас могли обворовать, убить,- сразу успокоившись, сказал Хедрик.- Вследующий раз, когда будешь дежурить, сразу буди, если проваливаешься вдрему. Только не криком.
        Ворон дважды наклонил голову.
        -А этому хоть бы хны,- махнув на Романа, сноткой зависти проговорил Хедрик.
        Факелов невнятно забормотал.
        -Просыпайся давай,- постучав сапогом по ботинку спутника, сказал Хедрик.
        Роман открыл глаза ииздал жалобный звук- все тело ныло от жесткого ложа.
        -Наш дозорный предупредил острашном сне, вставай,- сказал Хедрик ихохотнул.
        Ворон виновато молчал.
        -Что?- не понял Роман.
        -Пойдем вниз, ато живот кспине прилип. Надеюсь, хозяин не отправит нас кчерту.
        Роман поморщился, когда иего макушка испробовала крепость чердачного потолка.
        Друзья спустились внижний зал. Всвете нескольких масляных светильников молодая девушка вытирала столы, сбрасывая объедки вогромное ведро.
        -Здравствуй, хозяин спит?- поинтересовался Хедрик.
        Глаза девушки, блестевшие всвете огня, расширились от испуга иудивления. Хедрик смотрел выжидающе.
        -Вроде,- робко прошептала девушка.
        -Не дрожи,- ободряюще улыбнувшись, попросил воин,- мы вчера комнату сняли.
        -Только проснулись,- добавил Роман.
        -А есть хочется… тебя бы полностью съел. Вместе сплатьем,- облизнувшись, проговорил Хедрик.
        Девушка задрожала еще сильнее, расценив шутку по-другому. Не выдержав, Хедрик спросил прямо:
        -Ты можешь нас сейчас покормить? Деньги дадим вперед.
        Молодая уборщица быстро-быстро закивала ипобежала кдвери рядом скухней. Через несколько минут вышел трактирщик, щуря глаза иотчаянно зевая.
        -Нагнали страху на мою дочку, она ж пугливей кролика. Так изнал, что проснетесь ночью,- запричитал хозяин.
        -Красивая она утебя,- буднично заметил Хедрик, пытаясь скрасить ситуацию,- только робкая чересчур.
        -Вот иБарыт повторяет: красивая, красивая. Заприметил дочурку мою, она теперь итени боится. Капитан сейчас вгороде, потому она так ииспугалась- думала люди Барыта,- оправдал дочку корчмарь. Затем добавил:- Даже странно, что еще никто не пришел.
        -А он что, злодей какой?- поинтересовался Хедрик.
        Желудок Романа протяжно проурчал, трактирщик усмехнулся исказал:
        -Еды принесу да посудачим.
        Факелов соблегчением вздохнул иуселся за убранный стол. Чтобы немного взбодриться, Роман дотронулся до медальона. Пальцы приятно обдало холодом. Воображение сразу начало рисовать желанные картинки. Вот Наставник, вперив все четыре зрачка вРомана, восхищенно улыбается иразводит руками. Вот внизу проплывает что-то белое иновоявленный бог Срединных сил свосторгом понимает- это облака. Роман кружится на месте, пытаясь охватить взором весь мир. Наставник смотрит на него, как хозяин на любимую собаку, которой неожиданно вздумалось погоняться за хвостом. Роман застывает, надевает на себя маску серьезности ивысокомерия. Он-то ичеловеком умел немало, атеперь он бог. Хотя несколько секунд слабости простительны даже ему. Роман щелкнул пальцами, подзывая огненного коня…
        -Мясо холодное, из-за вас двоих печь нагревать не буду,- ворчливо сказал трактирщик.
        Через минуту на столе появились два ломтя жареного мяса итри кружки пива. Роман сделал глоток, сморщился ис презрением отодвинул питье. Хедрик удивленно приподнял брови, затем демонстративно осушил свою кружку, при этом всем видом показывая неземное блаженство. Хозяин лишь усмехнулся.
        -Лучшее пиво вгороде,- гордо сказал он.
        Воин кивнул иосушил кружку спутника. Синие добрые глаза Хедрика стали участливыми.
        -Так что за Барыт?- слегка растягивая слова, поинтересовался воин.
        Трактирщик, довольный внимательным собеседником, сделал глоток иначал:
        -Непростой он капитан, ох непростой. Силен ибогат Барыт по здешним меркам. Аугораздило влюбиться вмою дочку… Он кней по-всякому: ис подарками, ис признаниями, ис обещаниями. Идаже меня просил уговорить ее выйти за него замуж. Вот что баба сделала слихим капитаном.- Корчмарь покачал головой.- Скаждым отказом он ярится все сильнее, ажелание обладать Линорой- растет. Теперь он хочет завладеть ею силой.
        -Богат, силен… что ей не так?- растянув губы вглуповатой улыбке, спросил Хедрик.

«Срединные силы!- сужасом подумал Роман,- бравый парень захмелел сдвух кружек пива!»
        -Хоть он сорвиголова иот плаваний не откажется, яне против,- сказал трактирщик.- Но не могу же язаставить дочку?!
        -Можете,- сказал Роман,- но что из этого получится…
        Хозяин корчмы махнул на него рукой инахмурился.
        -Говорит, убежит из города или впетлю залезет. Яже себя убийцей потом чувствовать буду.
        -Передай ее слова Барыту,- посоветовал Хедрик.
        -А если он озвереет? Изнасилует или убьет ее?
        Хедрик задумался. Наступило неловкое молчание. Лишь пламя вмасляных светильниках полыхало, как ни вчем не бывало. Роман заскучал. Он откровенно не понимал, зачем Хедрик лезет во все жизненные перипетии малознакомых людей. Ведь кругом одно итоже- сплошные жалобы при полном безделье. Иникакой благодарности. Что движет Хедриком? Скука, любопытство или все-таки человеколюбие?
        -Пускай уедет вдругой город или найдет мужа, который ее защитит,- подперев руками подбородок, сказал Хедрик.
        В дверь настойчиво застучали.
        -Какого черта! Ночь на дворе!- прогудел трактирщик, несмотря на забившую его дрожь.
        Дверь заходила ходуном- кто-то начал лупить ногой.
        -Открывай,- послышался властный голос.
        -Барыт,- пролепетал трактирщик, вся бравость мгновенно улетучилась.
        -Открывай, иначе прирежу, как только выбью эту гнилую доску,- сказал капитан.
        -Хедрик, только не лезь,- горячо зашептал Роман, но воин уже вытащил широкий обоюдоострый клинок.
        -Пускай входит,- сказал Хедрик, встав напротив двери.
        Роман тяжело вздохнул ипоправил ножны. Кинжал он не доставал, предпочитая не лезть на рожон. Современный мир научил анализировать ситуацию, прежде чем бросаться внее сломя голову на поводу учувств. Слишком жесток тот мир, покрытый мнимой пленкой всеобщего благополучия.
        Трактирщик отодвинул засов иотскочил назад. Дверь открылась так, словно внее ударили тараном.
        Барыт слегка опешил, когда увидел Хедрика иРомана. Похож он был не на капитана речного судна, ана лесного разбойника. Невысокий, поджарый, скосматой головой ибородой владонь. Вкорчме добавился запах старых, погибающих на берегу водорослей. Замешательство Барыта прошло спустя миг.
        -А ты кто такой?- ощерившись, спросил капитан. Он ине подумал доставать меч, лишь положил руку на отполированный ладонью эфес.- Ухажер Линоры?
        Хедрик покачал головой.
        -По-постоялец,- заикаясь, проговорил побелевший от страха трактирщик.

«Чего он так дрожит?- снедоумением подумал Роман.- Тем более этой обезьяне нужна только дочка».
        -И зачем ты достал железку?- глумливым голосом поинтересовался Барыт.- Неужто девчонку защищать?
        -Ты должен знать, что настоящее уважение илюбовь никогда не заработать силой,- пафосно заявил захмелевший Хедрик.
        -Рыцарь хренов,- пробормотал Роман.
        -Я смотрю, кто-то излишне треплет языком,- зло зыркнув на трактирщика, сказал Барыт.
        Хозяин корчмы попятился назад, скамья ударила его под колени, ион смачно бухнулся на дубовое сиденье.
        -Парень, яне знаю, кто ты,- пробасил капитан.- Но меч лучше спрячь.
        -Я спасаю беззащитных,- сгордостью сказал Хедрик.
        Капитан посмотрел на внезапного противника, как на ущербного.
        -Я привык драться за добычу. Исейчас моя добыча- Линора,- выхватывая меч, сказал Барыт.
        Противники подошли друг кдругу на несколько шагов. Меч Барыта был на локоть длиннее клинка Хедрика. Просвистела стальная молния- Роман метнул нож. Стакого расстояния даже неумелый бросок был очень опасен. Капитан качнулся всторону впоследний миг, изашипел от боли. Нож вонзился вплечо. Хедрик сделал выпад ивыбил меч из рук Барыта.
        -Молитесь, благородные,- зажимая рану на плече, прошипел косматый капитан идвинулся квыходу.
        -Зачем ты вмешался?!- накинулся на Романа Хедрик.
        Факелов округлил глаза итупо заморгал.
        -В смысле, зачем? Япомог тебе.
        -Мы дрались один на один!- заорал Хедрик, губы его дрожали. Роман видел друга втаком бешенстве впервые.- Из-за тебя ясовершил подлость.
        -Зачем ты лезешь вразборки, которые тебя не касаются?!- тоже повышая голос, спросил Роман.- Унас совсем другие цели! Нужно идти кНаставнику!
        -Почему-то когда яспас тебя, ты ничего подобного не спросил!
        Роман, убивая меланхоличной интонацией, заявил:
        -Зато подумал.
        Хедрик сдосадой махнул рукой иобратился ктрактирщику:
        -Чего расселся? Быстро снаряжай дочку, пускай бежит отсюда.
        -С минуты на минуту Барыт придет со своими людьми,- предупредил хозяин корчмы.
        Из двери выскочила Линора собъемной котомкой.
        -Спасибо,- проговорила она, затем чмокнула отца вщеку ивыбежала на улицу.
        -Дуй за мешком иЧетом, ато сейчас нас порубят на угощенье свиньям,- сказал Хедрик Роману.
        Факелов кивнул иринулся на второй этаж, низко пригибая голову.
        -Притащи пару кусков мяса,- попросил трактирщика воин.
        Через полминуты вернулся Роман снедовольно каркающим вороном на плече.
        -А ведь все из-за тебя,- вспомнил Хедрик, тыча пальцем вкомок черных перьев.- Не разбудил бы- не пришлось бы бежать сломя голову.
        -Нечего вмешиваться вчужие проблемы,- зло откликнулся ворон, заставив вышедшего скухни хозяина обомлеть.
        Роман положил мясо врюкзак ибросился кдвери. Он не хотел, чтобы его последним пристанищем стали задворки корчмы. Не успели спутники скрыться, как сзади послышался злорадно-веселый крик:
        -Вон они! Не убивать! Берите живьем!
        Роман иХедрик стремглав понеслись вниз по улице- прочь от пристани. Друзья на ходу оглянулись. Всвете факелов, со страшными проклятьями, бежали люди. УРомана от этих криков ноги становились ватными.
        -Давай мешок,- хватаясь за лямку рюкзака, сказал Хедрик.- Ато ты долго не протянешь.
        Роман начал задыхаться, вбоку закололо. Хедрик же, напротив, словно делал легкую утреннюю пробежку. Воин кое-как просунул набегу руки под лямки, потеснив на спине лук иколчан. Втот же миг врюкзак вонзилась стрела иувязла вкуске мяса.
        -Не стрелять, мать твою,- послышался разъяренный крик Барыта.
        -Мы матросы ивоины, ане гончие собаки,- донеслось до убегающих спутников.
        У Романа начали слезиться глаза, грудь вздымалась сутробным гулом. Рядом летел Чет, молотя крыльями по воздуху икаркая что-то подбадривающее. Половина огней факелов растаяла во мраке, но остальные преследователи бежали не отставая.
        -Сейчас поворачиваем,- снебольшой отдышкой предупредил Хедрик.
        Спутники нырнули вулочку, где едва бы разошлись два всадника. Пробежав полсотни шагов, Хедрик остановился. Роман прошел еще несколько шагов итоже встал, прислонившись спиной кближайшему дому. Вголове стучали молоточки, вглазах плыло. Через секунду он услышал, как рядом защелкала тетива. Люди капитана падали один за другим. Слышался только свист стрел, вскрики пораженных да хрипы умирающих.
        В воздухе завис последний факел. Перед Хедриком, споднятыми руками, стоял Барыт. Чет сторжествующим карканьем полетел кповерженным людям. Многие еще шевелились, но ворон безжалостно принялся за любимое лакомство падальщиков- глаза.
        -Стреляй, Хедрик,- струдом выговорил Роман.
        -Ты что? Он же беззащитен сейчас.
        -Вот именно, только сейчас. Он двадцать минут назад тоже был беззащитен.
        -Я не могу.
        -Давай я.
        -Нет!
        -Я смотрю, молокосос на любую подлость готов,- пробасил Барыт.
        -В моем мире это назвали бы осторожностью,- окрысился Роман, доставая кинжал.
        -Если ты его убьешь, то мне придется убить тебя,- предупредил Хедрик.
        Роман едва сдержал красноречивое словцо, готовое сорваться сгуб.
        -Свяжи его хотя бы,- поднося кончик серо-голубого лезвия кгорлу капитана, попросил Факелов.
        Воин кивнул исвязал руки иноги Барыта поясами убитых.
        -Сейчас остальные прибегут, сматываемся,- сказал Роман, сильно переживающий за сохранность бренного тела.
        -До встречи,- проговорил Барыт, словно расставался случшими друзьями.
        -Прощай,- уже на бегу откликнулся Роман.
        Послышалось хлопанье крыльев. Чет едва летел, обожравшись вороньих вкусностей.
        -Убью, тварь!- заорал Хедрик, когда увидел опустившуюся на грудь Барыта черную птицу.
        В тот же миг раздался душераздирающий вопль капитана. Чет грузно взлетел инаправился вслед за Романом.
        -Что ты сделал?!- крикнул Хедрик.
        -Откуда язнал, что он живой? Они все еще теплые,- пробурчал воправдание осоловевший ворон.
        Хедрик лишь приглушенно рыкнул инырнул впереулок, где скрылся Роман. Попетляв по улочкам, спутники выбежали креке. Перемахнув через небольшой заборчик, друзья схоронились во дворе верфи, которая, судя по заготовкам, занималась строительством рыбацких лодок. Чет, едва присев на забор, засунул голову под крыло изабылся счастливым птичьим сном.
        Из-за домов показался краешек солнца. Небо красиво заалело, на темной воде пролегла серебристая дорожка. На главную дорогу, расположившуюся вдоль реки, из улочек начали выходить первые сонные работяги. Все целенаправленно, как по давно написанному сценарию, направлялись кверфям, пристаням, складам. Новый день начинался точно так же, как начинался уже тысячи раз.
        К верфи, где скрылись от преследователей спутники, шел крепкий старик. Хедрик, заметивший мастера сквозь щели взаборе, сказал:
        -Хозяин идет.
        -Чет,- позвал Факелов.
        Ворон вытащил голову из-под крыла, встрепенулся. Взгляд черного, бесконечно глубокого иодновременно пустого глаза вперился вдрузей.
        -Чет, отвлеки хозяина.
        Вскоре ворон сидел на покачивающемся флюгере верфи ипронзительно каркал. Старик открыл калитку ипошел кмастерской. Задрав голову, он пробормотал:
        -Развелось нечисти.
        Чет обиженно замолк исо злостью посмотрел на корабельного плотника.
        Хедрик иРоман, спрятавшиеся за корпусом шхуны, продолжали начатый еще втрактире завтрак. Оба молчали. Всложившейся ситуации каждый винил другого.
        -Нужно выбираться из города,- наконец произнес Роман.
        -Здравая мысль,- иронично заметил Хедрик.- Каким образом?
        -На корабле,- неуверенно сказал Роман.- Ядумаю, что уплотника должны быть друзья-капитаны.
        -Хорошо, япосоветуюсь сним, аты жди здесь.
        Воин поднялся инаправился вмастерскую.
        -Приветствую,- войдя, сказал Хедрик.
        -Здравствуй,- отозвался старик. Затем, разглядев воина, добавил:- Что-то ты не очень на рыбака похож.
        -Мастер, ты прав, яне за лодкой пришел,- начал Хедрик.- Нужен твой совет.
        Старик, польщенный званием мастера, заулыбался, показывая желтые крепкие зубы.
        -За что взял, за то ипродам. Спрашивай.
        -Спасибо,- сказал Хедрик.- Мастер, мне имоему другу нужно добраться до озера. Может, есть капитан, ккоторому посоветуете обратиться?
        -Ну, смоими капитанами вы далеко не уплывете- явсе-таки рыбацкие посудины мастерю,- задумчиво произнес старик, затем окинул Хедрика оценивающим взглядом иоживился:- Может, свой кораблик хотите?
        Воин усмехнулся ипокачал головой. Плотник успокоился и, потеряв ксобеседнику интерес, сказал:
        -Есть уменя друг-ремонтник Марат. Он всегда знает последние новости: укого что сломалось, игде кто нужен. Кнему иобратись. Это через три верфи вниз по реке.
        -Благодарю,- кладя монетку на стол, сказал Хедрик.
        Старик улыбнулся идобавил:
        -Скажи, что от Рыбака пришел.
        Хедрик кивнул на прощанье ивернулся во двор верфи. Роман, сидевший на стопке аккуратно сложенных досок, выжидающе уставился на друга.
        -Заручился рекомендацией,- туманно похвалился он.- Пойдем.
        Стоило спутникам выйти со двора, как их окунуло вбурную портовую жизнь. По дороге, отчаянно скрипя, медленно катились телеги. Носильщики бегали от складов ккораблям. Между стоявших на обочине повозок, матросы драли портовых шлюх. Жутко матерились надсмотрщики иторговцы.
        Наконец друзья зашли во двор ремонтной верфи. Недалеко от калитки стояла лавка.
        -Посиди,- махнув на нее рукой, сказал Хедрик.- Заходить лучше одному.
        -Не возражаю,- откликнулся Роман.
        -Где Марат?- спросил Хедрик удвух работающих плотников.
        Оба, не произнося ни слова, ткнули пальцами внебольшой домик, приютившийся вуголке двора. Воин кивнул ичерез минуту стучался вгрубую крепкую дверь.
        -Кто?
        -Я от Рыбака, поговорить нужно.
        -Заходи.
        Перед Хедриком вудобном кресле сидел полноватый смуглый мужчина. Век его давно перевалил за половину.
        -Здравствуй, Марат. Янадолго не займу- совет нужен.
        -Валяй,- прищурившись, разрешил ремонтник.
        -Мне имоему другу надо козеру. Может, есть капитан, ккоторому посоветуешь обратиться?- завел знакомую песенку Хедрик.
        -Рыбак знал, куда посылать. Ты же воин? Адруг твой?- тыча пальцем вширокие ножны, спросил Марат.
        Хедрик кивнул.
        -Вчера капитан Фотэль, которому ялатал мачту, жаловался на нехватку наемников. Кажется, ему надо еще пяток воинов для сопровождения корабля.
        Хедрик заулыбался, отвесил небольшой поклон.
        -Друг уменя возраста небольшого, но вбою…
        -Хорошо-хорошо. Фотэлю расскажешь. Поищи его на «Комете» или втрактире «Речной черт».
        -Спасибо,- доставая монету, сказал Хедрик.
        -Убери,- поморщившись, произнес Марат.- От меня не убудет. Передавай Фотэлю привет.
        Воин еще раз поблагодарил ремонтника ивышел, аккуратно прикрыв дверь.
        -Если что- ты свирепый воин. Просто дьяволенок,- вернувшись клавке, сообщил Хедрик.
        Роман улыбнулся, затем поинтересовался иронично:
        -А это разве честно?
        -Да ты ивправду во время боя дьявол, просто еще не совсем умелый. Когда что-то угрожает твоей цели, ты становишься бешеным. По-моему, ты мать родную ради нее не пожалеешь.
        Роман страшно скрипнул зубами. Лицо, ставшее нормального цвета за время пребывания вСкрытом мире, снова побледнело. Он вспомнил, как соглашался со смертью родителей. Вгруди что-то похолодело, сердце на мгновение сжалось.
        Затем Факелова передернуло, лицо стало отрешенным. Вглазах засветилась непоколебимость. Хедрик сопаской следил за преображениями Романа.
        -Извини,- прошептал воин, добрые синие глаза смотрели ссочувствием.
        Роман медленно покачал головой.
        -Ничего страшного. Зато японял, насколько хорошо выполнил второе испытание.
        Хедрик замер, судорожно сглотнул. Вглазах появилось отвращение. Воин посмотрел на Романа сопасливой брезгливостью, словно на сумасшедшего преступника.
        С мачты ремонтируемого корабля слетел Чет иуселся рядом сФакеловым.
        -Я не безумен,- начал Роман,- почти. Жизнь на самом деле тяжелая, но интересная штука. Если найти смысл. Аяхочу найти смысл жизни Вселенной. Идля начала нужно стать богом Срединных сил.
        -Для начала,- усмехнувшись, повторил ворон.
        -Я уверен, что трудно быть богом. Но ведь ивчеловеческой жизни так. Если ты добровольно усложняешь жизнь, то она становится интересней, ярче, многообразней. Вмоем мире это особенно заметно,- закончил Роман, уставившись остекленевшими глазами водну точку.
        -Он прав,- прокаркал Чет.- Вот для меня смысл жизни стать человеком. Если бы мне сейчас доказали, что это невозможно, то до самой смерти япребывал бы вунынии.
        Взгляд Хедрика слегка смягчился.
        -Да ты сам решил за целый мир!- зло воскликнул Роман. Кщекам прилила краска. Лицо снова стало жестоко-упрямым.- Аты не подумал, что можешь сделать несчастными тысячи людей?
        Хедрик, глубоко вздохнув, сказал:
        -Они… неполноценные, односторонние.
        -А может, наоборот? Все ясно: кто хороший, кто плохой.
        -Люди сами должны идти кистине, добру, самоотверженности,- высокопарно заявил Хедрик.
        -Всего лишь твое мнение,- безразличным голосом сказал Роман.- Но вся жизнь- борьба мнений. Иживут согласно мнению сильнейших. Неважно кто он. Полководец, оратор, король…
        Хедрик на мгновенье прикрыл глаза. Он понимал, что спорить сейчас сРоманом, значит противоречить самому себе. Факелов смотрел выжидающе. Хедрик улыбнулся ипроизнес:
        -Да, ятоже хочу, чтобы жили по-моему.
        Глава седьмая
        В трактире «Речной черт» царил полумрак. Посреди зала какой-то чудаковатый старик наяривал на губной гармошке. Ввоздухе плавали запахи дорогого табака ивкусной еды.
        Поджарый вояка Фотэль, свиду разменявший четвертый десяток, придирчиво смотрел на Романа. Капитан щурился, жевал губами. Вглазах застыло недоверие. Роман ощущал себя щенком дворняги, которого выдавали за породистого.
        -Вы плывете водну сторону?- спросил Фотэль хрипловатым прокуренным голосом.
        Хедрик кивнул.
        -Да, нам нужно вте места.
        Фотэль сощурился идовольно заулыбался.
        -По пять серебряных, если все пройдет спокойно. Если будет нападение, имы отобьемся- добавлю. Согласны?
        -Надеюсь, обойдемся платой впять монет,- ответил Хедрик.
        Фонтэль хрипло засмеялся.
        -Пристань напротив, шхуна «Комета». Милости просим. Сегодня ночью погрузим последний товар, ана рассвете отходим.
        -А что возишь-то? Или не наше дело?- спросил Хедрик.
        -За несколько километров до впадения реки возеро стоит Старый город. Оттуда яберу небольшую партию оружия, куют там великолепно. Зато отсюда везу все подряд. Но главная прибыль ты знаешь счего…- сказал Фотэль изахохотал.- Сэтой чертовой торговлей исам баловаться начал.
        Хедрик улыбнулся, как обычно улыбаются всмеющейся компании, не имея понятия, очем идет речь.
        -Отлично, там идо гор недалеко.
        -Дьявольщина какая-то вних,- знающим, но безразличным тоном заявил Фотэль.- Уходят туда толпы, авернувшихся- по пальцам сосчитать.
        Хедрик развел руками. Фотэль поднялся, широко зевнул исказал:
        -Жду. Не подведите.
        -Придем, капитан,- бодрым голосом пообещал Хедрик.
        Фотэль еще раз глянул на Романа, скривил губы ипружинящим шагом побрел из трактира.
        -Похоже, он навеселе, потому ипрошло все гладко.
        -И Чет молчал,- добавил Роман.
        -Я хоть раз что-то испортил?- возмущенно каркнул ворон.
        -Да так, подумаешь, среди ночи орать,- улыбнувшись, вспомнил Хедрик.
        Ворон распушил перья, но промолчал. Роман достал из рюкзака последний кусок суховатого мяса ис удовольствием внего вгрызся.
        Трактирщик глянул на Факелова снеприязнью, но говорить что-либо побоялся. Роман уже пообтесался вСкрытом мире ивыглядел как маленький демон: длинные, слипшиеся черные волосы, холодные серые глаза; штаны из странного материала, куртка иботинки из кожи, сфилигранной прошивкой. Только рубашка потрепалась- снизу не хватало материала, ав некоторых местах зияли прорехи. Возле левой ноги висели ножны сдлинным кинжалом.
        Схватка сБарытом была ярка впамяти друзей, иони, чтобы избежать случайных встреч, сняли комнату. Под уверения Чета отом, что лучше него стража нет, спутники задремали. Шумела гармошка, орали гуляки, скрипели за окном телеги- все шло своим чередом.

* * *
        Чет встрепенулся от неожиданности, когда Хедрик резко встал. Потягиваясь изевая, воин подошел кокну. На западе торчал краешек солнца, оставлявший розовато-золотистую дорожку на стремительной речной глади. На пристанях зажгли масляные лампы, надсмотрщики запалили факелы, ивеселые огоньки начали дирижировать хороводом теней.
        -Рома,- позвал Хедрик.- Пора.
        Факелов забормотал, но уже через секунду проснулся. Роман накинул куртку иподхватил рюкзак- сборы были закончены.
        -Чет, полетишь отдельно от нас,- приказал Хедрик.- Подожди нас на мачте.
        -Хорошо,- сухо ответил ворон ивылетел вокно.
        Спутники выскользнули из трактира идвинулись кпристани. Город погружался всон. Лишь туда-сюда, от складов ккораблям, ходили, словно деловитые муравьи, нагруженные товарами люди.
        Возле пристани покачивалась одна-единственная шхуна. Шагов тридцать вдлину, свосьмью веслами по каждую сторону. На носу была небольшая надстройка под каюты, апосредине корабля возвышались две небольших мачты со спущенными парусами. Из кормы опускалось широкое рулевое весло.
        По мостику, перекинутому спристани на торец судна, бегали люди снебольшими ящиками. Скорабля доносились хриплые крики Фотэля:
        -Ну что ты, как впервый раз?! А, новенький! Ставь сюда! Аккуратней, мать твою! Не бревна грузишь! Аесли бы там были фарфоровые чашки?! Гнить бы тебе на моей шхуне до скончания веков! Молчать! Марш за товаром!
        Спутники подошли краскрасневшемуся капитану. Между пальцев унего дымилась самокрутка, которой Фотэль, впылу воспитательных работ, активно размахивал. Пахло от папироски далеко не табаком. «Вот иосновной товар»,- подумал Хедрик.
        -А, вы,- сказал Фотэль.- Хорошо, что пришли. Погрузка идет полным ходом, может, двинем ираньше рассвета.
        -Помочь спогрузкой?- участливо поинтересовался Хедрик.
        Капитан махнул на него рукой.
        -Дольше объяснять, что куда. Грести иногда будете, но главное- охраняйте товар.
        Хедрик кивнул.
        -Люк! Покажи наемникам корабль!- прокричал Фотэль. Затем добавил:- Это мой помощник.
        Спутники двинулись кмачте, откуда им махнул худощавый мужик вмешковатой одежде. Друзья представились, иЛюк начал экскурсию.
        -Весь товар втрюме,- указывая на широкое отверстие, куда люди таскали ящики, сказал помощник капитана.- Потому после погрузки не пускать туда ни крыс, ни команду. Под жратву унас отдельный отсек под кормой, так что матросов сразговорами о«кружечке рома» слать на хрен. Нам ни кчему обдолбанные дурью гребцы. Пойдем, покажу каюты.
        Спутники двинулись за Люком кносу судна. Палуба поскрипывала, едва уловимо пахло плесенью. Паруса неопрятными полотнами свисали смачты. Весла сдлиннющими рукоятями были закреплены цепями ибраслетами.
        Роман бросил взгляд вверх- на самом кончике мачты виднелась точка абсолютной черноты. «Где хочет, там идрыхнет»,- слегкой завистью подумал Факелов.
        -Сюда можете даже не заглядывать- это каюта для гребцов,- сказал Люк, показывая на дверь сотполированной ладонями ручкой.- Сдругой стороны каюта капитана. Анам- сюда.
        Люк потянул среднюю дверь исделал приглашающий жест. Из каюты пахнуло жильем. На правой стороне помещения стояли тумбочки истол, на котором тлела лучинка. Напротив двери светился небольшой иллюминатор. На левой стороне расположились три двухъярусных койки. На нижней полке крайней кровати, на горе тряпья, лежал человек.
        -Это старина Оби,- представил его Люк.- Как видите, унас недобор. Вчетвером ибудем здесь отдыхать. Ваша койка последняя.
        Горы тряпья пришли вдвижение иОби сел. Свет лучины падал прямо на воина. Лицо унего было молодое, но бородка впол-ладони игустые бакенбарды придавали ему какую-то умудренность.
        -Здорово, вояки,- бодро сказал Оби, силясь разглядеть новоприбывших.- Надеюсь, вы лучше тех обкуренных баб, которые были до вас.
        -Не сомневайся,- пообещал Хедрик.- Явижу, вы давненько сФотэлем плаваете?
        -Да пару годков будет,- ответил Люк.
        -И часто нужны наши услуги?
        Оба пожали плечами.
        -Как повезет,- туманно ответил Оби.- Бывает, за три захода никого не встретишь.
        -Бывает,- хмыкнув, сказал Люк и сел на табурет рядом со столом.
        -Ребята, сразу предупреждаю. Поймаю на воровстве- отрублю руку нахрен,- спокойно произнес Оби.- Пойду, составлю Фотэлю компанию.
        Спутники кивнули. Роман закинул рюкзак на верхнюю полку койки итоже двинулся на выход.
        На небе появилась луна. Вода вее призрачном свете казалась блестяще-черной, словно мазут. Стало заметно прохладней, авоздух приятно посвежел. Стоило Роману взглянуть на мачту, как от нее отделилась черная точка. Закрутив вираж, ворон спикировал Факелову на плечо.
        -Можно?- спросил Чет.
        -Ты уже сел.
        -Это еще что за нечисть?- спросил Оби.
        -Боевой товарищ,- ответил Рома.- Клюет втемечко, вглаза. Зверь-птица.
        -А нас не клюнет?- ссомнением спросил воин, почесав бородку.
        -Только по моему приказу,- улыбнувшись, сказал Роман.
        Оби скривил губы идвинулся кохрипшему от криков Фотэлю.
        -Как погрузка, капитан?
        -Через час отплываем,- просипел он.- Как наемники?
        -Хедрик вызывает доверие, апаренек, видимо, себе на уме. Интересно, каковы они вделе.
        -Надеюсь, что мы не узнаем.
        Оби пожал плечами. Затем облизал палец иподнял над головой.
        -А ветерок-то попутный,- довольно сообщил он.- Поскорей бы убраться из этого городка. Даже здесь чувствуется давление князя Вавила.
        -Зато травку выращивают отменную,- хохотнул Фотэль.
        -Выращивать- не курить,- значительно заметил Оби ипошел обратно вкаюту.
        -Гребцы, передышка,- сказал Фотэль.
        Половина мужчин, находящихся вроли носильщиков, повалились на палубу. Остальные, шумно дыша ибесконечно чертыхаясь, продолжили грузить товар.
        К середине ночи Фотэль наконец-то объявил:
        -Отходим.
        Отдышавшись изарядившись бормотухой, гребцы сели на весла- по четыре на борт. Другие матросы завозились спарусами. «Комету» отвязали от пристани, мостик отбросили на причал. Под бодрые команды Фотэля корабль начал удаляться от берега.
        Хедрик иРоман стояли на носу судна ибесцельно вглядывались вгоризонт. Огоньки города за спиной тускнели иисчезали, авпереди расстилалась бесконечная черная дорога. Река раздалась еще сильнее. Казалось, будто она течет среди абсолютного мрака. Даже при свете луны берега оставались, словно за непроглядной пеленой.
        Ветер надувал паруса, теченье помогало закаленным многими плаваньями гребцам, иторговая шхуна неслась, как быстроходная галера. На судне не горело ни единого огонька, икорабль скользил по блестяще-черной влунном свете глади, будто призрак.
        -Интересно, Линора спаслась?- оглядываясь на давно скрывшийся город, сказал Хедрик.
        Роман пожал плечами- покачнувшийся ворон недовольно щелкнул клювом.
        -Спаслась, не спаслась, аврага мы нажили.
        -Не надо было нож метать.
        -А если бы он тебя зарубил?
        -Ну ипусть,- упрямо сказал Хедрик.
        -Тогда бы Линора точно не спаслась,- усмехнувшись, сказал Роман.- Благородные поступки, благородными способами… хм. Яудивляюсь, что ты до сих пор жив.
        Хедрик промолчал, задумавшись над словами Романа. Потом зевнул исказал:
        -Пойдем спать, завтра начну учить тебя фехтованию. Все равно здесь заняться нечем.
        -А мы не вахту несем?
        -Хочешь- оставайся,- сухо ответил воин ипошел ккаюте.
        Роман скривил губы идвинулся за ним.
        В каюте по-прежнему горела лучинка. За столом сидел Оби ичто-то писал, часто макая перо вчернильницу. От средней койки доносилось умиротворенное сопение Люка.
        -Книгу пишешь?- спросил Роман.
        Оби вздрогнул изамер. Затем вяло ответил:
        -Да так, байки всякие записываю. Как идем?
        -Хорошо,- ответил Хедрик, залезая на койку.
        -Хотелось бы почитать,- показывая на исписанные размашистым почерком страницы, сказал Роман.
        -Да тут ерунда всякая, пьяные россказни,- начал отнекиваться Оби, пряча листки.
        -А мне интересно,- не унимался Роман.
        -Пойду капитана подменю,- сказал Оби, выходя из каюты.

«Все равно прочитаю»,- подумал Роман, залезая на верхнюю полку.
        Кровать стонким матрасом, после жестких трактирных скамей иголой земли, казалась царским ложем. Спать не хотелось, но легкое покачивание корабля убаюкивало. Равномерно, почти вунисон, сопели Люк иХедрик. Трезвые мысли постепенно переходили всладкие мечтания. Но скоро, под ласковым натиском сна, пропали игрезы.

* * *
        Кормили на удивленье хорошо. Несмотря на разыгравшийся аппетит, Роман едва осилил свою порцию- чашку риса скрупными ломтями мяса. Пару кусочков досталось иЧету.
        -А гребцы-то, мастера на все руки,- свосхищением сказал Хедрик, облизывая ложку.- Ипарус поднять, икашу сварить могут.
        -Поплавай снаше- ине такому научишься,- самодовольно улыбнувшись, сказал один из поваров.
        По обоим берегам тянулись зеленые полосы лиственного леса. Солнце начало припекать, игребцы разделись до пояса. Их широкие, свыделяющимися мышцами спины блестели от пота, словно отполированное дерево. Взлетающие от весел брызги на краткий миг становились бриллиантами. Осоловевший от еды Роман судовольствием за ними наблюдал. Из кратковременной идиллии его вывел голос Хедрика:
        -Пойдем, нужно тренироваться.
        -Только ж поели! Пускай уляжется.
        -А если нападут пираты? Может, ты их еще попросишь дать вздремнуть?
        Чет хихикнул, Роман тяжело вздохнул иподнялся.
        -Нечего ржать,- бросил он ворону инаправился за Хедриком.
        На носу, за каютами, была небольшая площадка. На ней, не стесненные посторонними взглядами, спутники ирешили заниматься. Ходили здесь редко, потому доски под ногами не скрипели.
        Роман вытянул из ножен оружие ипосмотрел на меч Хедрика. Кинжал, по сравнению склинком друга, показался красивой игрушкой.
        -Нападай, ато ябоюсь тебя поранить,- сказал Хедрик.
        За его спиной по-прежнему висел лук, амеч он держал одной рукой. На слегка согнутых ногах Хедрик ждал атаки спутника.
        Роман рубанул справа. Хедрик легко отбил идалеко отвел кинжал друга.
        -Меньше замах. Ато пока ударишь, тебя пять раз проткнуть можно. Когда твой кинжал отводят всторону- отскакивай или выворачивай клинок иставь защиту, иначе распотрошат на противоходе. Давай еще раз.
        Новоявленный ученик кивнул инанес более хлесткий удар. Когда Хедрик начал отводить оружие всторону, Роман отскочил ивыставил лезвие параллельно груди.
        -Примерно так,- улыбнувшись, сказал воин инарочито медленно стал наносить удар.
        Роман, слегка испуганный, отбил ссилой наотмашь.
        -Не суетись,- успокоил его Хедрик.- Не надо бить при защите. Противник может впоследний момент убрать оружие, иты крутанешься вслед своему клинку. Ивэто время тебе распорют брюхо. Ставь кинжал ребром. Вкрайнем случае, меч противника доскользит до ограничителя, но тогда он заведомо мертвец.
        Хедрик нанес удар. Вэтот раз Роман парировал спокойней, но не удержался исделал пару шагов назад.
        -За борт не вывались,- раздражая Романа снисходительной улыбкой, сказал Хедрик.- Нападай.
        Занятие продолжилось под бесчисленные комментарии Хедрика. Роман довольно быстро исправлял ошибки, внимая каждому слову опытного друга. Информация оразличных стойках, ударах, видах защиты, комбинациях сыпалась на Факелова градом.
        Обессиленный, пропитанный потом Роман сел на палубу.
        -Больше часа продержался, молодец,- похвалил Хедрик.
        Роман посмотрел на друга, который даже не запыхался, иневесело хмыкнул.
        -Надо больше тренироваться,- просипел он.- Как ты таким дрыном машешь?
        -Привыкнешь,- ободряюще улыбнувшись, ответил воин.- Вечером продолжим.
        Хедрик ушел, оставив спутника сидеть на палубе, привалившись кборту. Тут же перед Романом спикировал ворон.
        -Хорошо для начала,- со знанием дела сказал Чет.
        -Издеваешься?- хмуро спросил Роман.
        -Зачем?!- взвился ворон.- Ядаже немного горжусь тобой.
        -Спасибо, Чет. Но пока яникто. На одних желаниях далеко не улетишь.
        Ворон щелкнул клювом ипрошелся немного по палубе, стуча твердыми когтями по дереву.
        -Арет думал, что он достоин быть богом сразу, аиспытания- это так, проверка на всякий случай,- наконец произнес Чет.- Аты понимаешь, что надо идти по Пути, не жалея ни себя, ни других. Иначе успеха не добиться.
        -Невероятное самомнение- обычная черта людей,- скучающе поведал Роман.
        -Быстрее бы добраться до Наставника, получить задание,- мечтательно сказал ворон.- Эх, когда-нибудь мы выпьем стобой вина.
        -Если бы не Хедрик, мы бы стобой даже не познакомились,- поднимаясь, сказал Роман.- Потому старайся из-за всех сил, чтобы мы добрались до Наставника.
        -Мне больше тебя это надо,- напомнил Чет. Затем захлопал крыльями иулетел на полюбившееся место- на кончик мачты.
        Роман зашел вкаюту. Внутри было темно итихо. Лишь из иллюминатора падала узкая полоска света, прокладывая косую тропинку. Роман залез на кровать ис блаженством вытянулся- мышцы ныли от недавнего напряжения. Стоило немного придремать, как кто-то сшумом распахнул дверь, впуская вездесущие солнечные лучи. Роман не шевельнулся. Через несколько минут загорелась лучинка. Факелов, чтобы удовлетворить любопытство, перевернулся на бок.
        Оби доставал из ящика стола чернильницу, нитку сиголкой ирукопись. Подшив последние написанные странички ккнижонке, он достал чистый лист. Воин почесал бородку, потер бакенбарды иглубоко вздохнул. Затем перечитал последние строчки вкниге истал выводить первое слово на чистой бумаге. Уже после второго предложения Оби начал строчить. Размашистые буквы ровно укладывались встрочки. Почти неуловимым движением Оби отправлял перо вчернильницу, чтобы тут же вернуть его крукописи.
        Роман синтересом наблюдал за воином-писакой. Истосковавшийся по книгам Факелов хотел почитать хоть что-нибудь.
        Оби закончил страничку, подул на листок ис улыбкой перечитал. Затем поднял глаза изаметил Романа.
        -А, ты,- неловко сказал он.
        -Много уже написал,- произнес Роман.- Хотелось бы почитать.
        -Да что ты привязался?- беззлобно спросил Оби.- Зачем?
        -Зачем ты пишешь? Вот затем ипрочитать хочу,- слезая скойки, ответил Роман.
        Воин хмыкнул.
        -Ладно, держи,- протягивая книжку, сказал Оби.- Потеряешь или испортишь- шкуру спущу.
        Роман бережно взял рукопись из толстых желтоватых листов ивзглянул на первую страницу. На ней были выведены замысловатые буквы, но подросток легко их понимал, словно срождения жил вСкрытом мире. На листе, заменяющем обложку, было написано: «Байки, мифы илегенды всвободном пересказе Оби Путешественника».
        -Спасибо,- улыбнувшись, сказал Роман.
        Оби поерзал на табурете.
        -Только при мне не читай. Идругим не показывай.
        -Я за каюты, там обычно никого нет.
        Роман спрятал книгу во внутренний карман куртки иоставил творческого воина водиночестве.
        Глава восьмая
        Роман вдохнул запах грубой бумаги ираскрыл книжонку. Первую страницу украшал неумелый рисунок- некоторые штрихи неряшливо затерты, пропорции едва соблюдены. Но даже на таком художестве угадывался дракон, лежащий на куче монет исамородков. Следующую страницу венчал заголовок: «Легенда оруднике жизни». Идалее приписка: «История рассказана вприозерной деревушке человеком со странным произношением итысячелетней печалью вглазах».
        Роман еще раз посмотрел на рисунок, перечитал заглавие ипогрузился вчтение.

«Как попал вэтот мир- яуже не помню, но то, что яздесь, ты видишь исам. Вто время почти каждый, кто хотел приумножить силу, стремился вСкрытый мир. Дорога моя лежала вгоры. Но не кбогу Срединных сил, как ты успел подумать. Мыслей отом, чтобы пройти Путь, уменя нет исейчас.
        Всем известно, что драконы бессмертны ипадки на золото, которое охраняют всеми силами. Вто время вмоем мире бытовала легенда одраконе, который мог распоряжаться годами своей жизни. Дарить их кому угодно. Но, черт возьми, драконы бессмертны!
        В ту пору я, несмотря на молодость, больше всего на свете боялся старости исмерти. Желание найти сказочного дракона завладело мной. Яузнал, что он, дабы сохранить несметные богатства от собратьев, перенесся вСкрытый мир, где одраконах ислыхом не слыхивали.
        Жадность драконов безгранична. Акак они копят сокровища? Отбирают, воруют, обманывают. Вэтом они недалеко ушли от людей. Чтобы найти новое золото, нужно оставить без присмотра старое. Аесли чудесный дракон для сохранения богатства убежал вдругой мир, то такую роскошь он себе точно позволить не может. Ион занялся промыслом- торговлей бесконечными годами своей жизни.
        Его пещера находится далеко за дворцом Наставника. Не буду рассказывать об ужасах, поджидающих по пути кдракону. Единственно скажу, что за последнюю тысячу лет мы неплохо сдружились. Ядаже стал приводить кнему новых покупателей. Так что имей ввиду. Хотя ты воин ивряд ли боишься смерти. Так что давай лучше выпьем вина».
        Роман оторвался от книги изадумался. «Видимо, Хедрик знаком слегендой. Не зря же он сказал вдеревне, что за золото можно купить даже жизнь». Роман еще раз пробежал глазами по легенде, запоминая ключевые детали. «Информации, по сути, ноль»,- подумал он.
        Иллюстрация на следующей странице была нарисована более умело, чем предыдущая. Похоже, Оби удосужился потренироваться. На рисунке был изображен стоящий на задних лапах волк. На лобастой голове покоилась широкополая шляпа. Впередних лапах волк держал стакан. На морде застыл дружелюбный, почти человеческий, оскал. Тщательно выведенный заголовок гласил: «Байка омохнатом друге. История рассказана простодушным малым вгороде недалеко от озера».
        Заинтригованный Роман, сдетства любящий волков, начал читать.

«Мы стобой выпили, разговорились, словно лучшие друзья. Но нет, брат. Был уменя один знакомый, так после него японял- нет среди людей друзей, ине может быть. Встретились мы сним за горами, попутешествовать оба любили. Свиду- обыкновенный волк, но лопотал по-человечьи лучше нас стобой, да ивыпить не дурак был.
        Что мы сним только не пережили, где только не побывали. Изнаешь, никогда он ни головы, ни хвоста не жалел. Счастливые времена были. Устанешь- он тебя на себе подвезет; ранят- загрызет обидчика ирану залижет; будешь вгорящей избе задыхаться- шерсть опалит, но вытащит.
        Так он ипогиб за меня. Амне стех пор ирадости вжизни нет. Аесли не веришь- перейди через горы да шагай неделю до самого леса. Там они иживут. Ине бойся- не тронут, если, конечно, злого умысла не принесешь».

«Вся прелесть вгорах да за горами,- усмехнувшись, подумал Роман.- Мне бы такого дружка». Медальон на миг потеплел. Роман вытащил его из-под рубашки, иянтарное око снова стало холодным. На медальоне по-прежнему горели багрово-красным светом только две реснички- другие девять оставались безжизненными.
        День перевалил за середину, но солнце по-прежнему висело почти взените. Шхуна резво разрезала светло-синие воды, разгоняя косяки мелких блестящих рыбешек.
        Роман убрал упавшую на глаза прядь, широко зевнул- чтение на солнце слегка разморило.
        Следующей вкнижонке шла «История оВавиле». Она почти дословно совпадала срассказом Чета окнязе. Не успел Роман ее дочитать, как над кораблем пронесся ворон скриком:
        -По курсу корабль! По курсу корабль!
        -Эй, птаха, не ори!- поднял голос Фотэль.- Спервого раза понимаем. Гребцам ибойцам приготовиться. Вдруг придется удирать или драться.
        На носу появился Хедрик.
        -Слышал?- разминаясь, спросил он.- Может, сейчас опробуешь свои умения.
        -Не хотелось бы,- поморщившись, ответил Роман.- Плывешь на корыте: ни убежать, ни спрятаться.
        -Тебя вроде для другого наняли,- улыбнувшись, напомнил Хедрик.
        Роман махнул рукой.
        -Ты мне еще очести идолге наемников расскажи.
        На нос вышел Фотэль иприставил кглазу шестигранную подзорную трубу.
        -Кто там идет, ичерт не разберет,- пробормотал он.- Готовы ребята?
        -А куда деваться?- усмехнулся Хедрик.

* * *
        Вскоре команда увидела идущее навстречу судно ибез подзорной трубы.
        -Вряд ли на таком корабле большая команда,- предположил Хедрик.
        -От десяти до полусотни,- сказал Фотэль. Ачерез минуту воскликнул:- Да это же речной пес Рэдмор! Если его не утопили, то бояться нечего.
        -Я буду радоваться, когда мы пройдем мимо,- со вздохом, произнес Роман.
        -А ручки не чешутся, кровь кому-нибудь пустить?- подмигнув, спросил Хедрик.
        -Жарковато сегодня клинком махать,- вальяжно бросил Роман.
        -Может гребцов позвать? Свеслами вместо опахала,- засмеялся воин.- Капитан, авы из-за каждого корабля так переживаете?
        -А что прикажешь делать?!- задетый тоном Хедрика, спросил Фотэль.- Кто расслабляется игода наплаву не держится.
        Хедрик примирительно поднял руки.
        -Я вводных делах не сведущ. Может здесь каждый второй корабль пиратский.
        -Бывает ичаще,- многозначительно сказал капитан.

«Комета» быстро шла навстречу чужому судну, оставляя его всотне шагов от правого борта.
        -Да, Рэдмор,- довольно сказал Фотэль ипомахал рукой.
        Стоящий на носу чужой шхуны приземистый человек вскинул руку вприветствии.
        Когда корабли поравнялись, Фотэль проорал:
        -Как идешь, Рэдмор?!
        -Хреновей не бывает, мачту мне взадницу! Против ветра итечения-то!
        -Счастливого плаванья!- оскалившись, пожелал Фотэль.
        -На обратном пути посмеешься! Впереди вроде чисто!

«Комета», подгоняемая ветром итечением, пронеслась мимо корабля Рэдмора, икапитаны закончили громогласный разговор.
        Роман соблегчением вздохнул. Фотэль слегкой улыбкой отправился вкаюту.
        -Вставай, тренировка продолжается,- глядя своим обычным мягким взглядом, сказал Хедрик.
        Роман поднялся. Воин отошел, грациозно достал клинок исделал приглашающий жест. Стоило спутникам отработать пару комбинаций, как Чет снова заорал:
        -За нами корабль!
        -А может все-таки мимо?- иронично спросил Фотэль.
        -Гонят, как ужаленные!
        Хедрик иРоман подошли кмачте, скоторой вещал Чет. Медальон нагруди Факелова на миг стал ледяным. Роман от неожиданности охнул.
        -Ты чего?- подняв брови, спросил воин.
        -Медальон похолодел,- неловко объяснил Факелов.
        Хедрик нахмурился, попросил укапитана подзорную трубу иполез по веревочной лестнице на мачту. Роман задумался омоментах, вкоторые медальон оживал, но закономерности так ине проследил. Хедрик угнездился на небольшой площадке посреди мачты иподнял трубу. До Романа донеслись проклятья друга.
        -Что там?- спросил Роман.
        -Молись, дружище, своему Наставнику, чтобы сегодняшняя тренировка не была последней,- слезая, едва слышно сказал Хедрик. Затем добавил громко:- За нами пираты!
        Гребцы без команды увеличили темп, Люк побежал будить отдыхавших.
        -Мать твою, откуда они взялись?!- проворчал Фотэль.- Точно пираты?
        Хедрик кивнул.
        Из каюты вышли четыре отчаянно зевавших гребца.
        -Остальных хрен разбудишь,- пожаловался Люк.
        Далекая точка довольно быстро увеличивалась. Вскоре команда различила быстроходную галеру на двух десятках весел. Через минуту Люк воскликнул:
        -Да это же посудина Барыта!
        Роман иХедрик напряглись.
        -У меня сБарытом договоренность!- обрадовано сказал капитан.
        -Да плевал он на нее! Рвем когти!- проорал Хедрик, садясь на свободное место гребца.
        -Парень, ты чего раскомандовался?- приподняв брови, спросил Фотэль.- Нападут- будем драться. Я, кажется, для этого вас инанял.
        Хедрик встал, глубоко вздохнул ипроизнес:
        -Да, капитан. На корабле твое слово- закон.
        Воин начал лихорадочно соображать, стоит ли говорить освоем далеко нетеплом знакомстве сБарытом. Призрачная договоренность капитанов путала все карты.
        -Грести вполсилы!- рявкнул Фотэль.- Все равно догонят! Люк, как хочешь, так ибуди остальных!
        Помощник кивнул иснова направился ккаютам. Гребцы сбавили темп, экономя силы на возможную схватку. Вскоре подошел Оби скрасными от недосыпа глазами. Глянул на Романа, открыл рот итут же захлопнул. Затем повернулся кФотэлю испросил:
        -Какой дьявол по нашу душу?
        -Барыт.
        -Честность пирата подкачала?- иронично спросил Оби.
        Фотэль пожал плечами испросил:
        -Сколько унего головорезов? Рыл сорок?
        Хедрик, наконец решившись, сказал:
        -Не знаю, сколько унего людей сейчас, но вгороде человек десять мы положили.
        -Наемнички, мать вашу,- сплюнув прямо на палубу, процедил Фотэль.- Что будем делать?
        Роман встал сХедриком плечом кплечу ипрошептал:
        -Они нас сейчас вышвырнут за борт. Или просто отдадут Барыту.
        Хедрик покачал головой. Роман видел его втаком напряжении впервые: лоб нахмурен, глаза болезненно сощурены.
        -Я предлагаю сделку,- громко сказал он.- Унас есть золото, мы заплатим.
        Фотэль усмехнулся имахнул головой, мол, продолжай. Остальные смотрели на спутников как на свалившуюся проблему, которую срочно надо устранить.
        -Если ваша договоренность сБарытом действует, то он захочет забрать только нас. Естественно, мы будем защищаться. Ине думаю, что вы будете лезть, потому что один яположу половину команды.
        -Это понятно. Вчем суть сделки?- поторопил Фотэль, оглянувшись на приближающееся судно.
        -Когда Барыт возьмет корабль на абордаж, иего люди ринутся на нас, ввязаться всхватку. Сыграв на внезапности, можно будет положить человек десять точно. Помимо нашего золота, вам достанется первоклассная галера.
        Команда молчала, ожидая реакции капитана. Фотэль широко улыбнулся ипроизнес:
        -По рукам.
        Роман сизумлением взглянул на капитана. Хедрик вытер со лба испарину исказал:
        -Шанс на успех велик. ЯсРомой останусь около мачты, авам советую собраться на корме. Увсех оружие при себе?
        -Все на корму,- не переставая улыбаться, сказал Фотэль.

«Неужели он такой жадный?- подумал Роман.- Или снова накурился…»
        Гребцы, недовольно переговариваясь ибросая злые взгляды на наемников, двинулись ккапитану. Шхуна замедлилась, но продолжала плыть благодаря течению ипарусу. Ярко светило застывшее на юге солнце- до сумерек было еще далеко. Роман иХедрик встали ближе кправому борту, спиной ксолнцу, чтобы оно слепило нападавших. Если пираты это тоже учтут, то всегда можно сместиться кносу ивсе равно использовать маленькую помощь природы.
        По берегам тянулись леса, иногда сменяемые небольшими поселениями или степной пустотой. Редко, бросая вызов небу, встречались одинокие башни. Вприбрежной полосе маячили рыбацкие суденышки- этот промысел всегда славился простотой и богатой добычей.
        Вскоре галера подошла почти вплотную, идрузья разглядели Барыта- невысокого, лохматого, со скрещенными на груди руками. Через левый глаз, словно угождая представлениям опиратах, шла черная повязка. На губах застыла хищная улыбка, полная предвкушения.
        Гребцы Барыта выглядели взмыленными. Видимо, гнали без отдыха. На палубе толпились речные разбойники: разномастные, скортиками имечами, секирами иарбалетами.
        -День добрый, Фотэль,- пробасил Барыт, когда корабли разделяло не больше полусотни локтей.- Уговор всиле, но есть одна накладка.
        -Что же случилось?
        Барыт указал на повязку поперек глаза.
        -Только за это пара ублюдков ствоего корабля должны отдать жизнь. Но вдобавок они положили кучу моих людей ивлезли вдела, которые их не касались.
        -Прими соболезнования! Ичто теперь делать?- изображая удивление, спросил Фотэль.
        -Отдай мне светловолосого наемника вместе смаленьким шакалом.
        Роман вытащил кинжал, воин положил на тетиву стрелу. Барыт, опасаясь выстрела Хедрика, спрятался за мачту ипроговорил вкрадчиво:
        -Может, сдадитесь? Зачем зря лить кровь? Здесь бежать некуда.
        -Вот и иди своей дорогой, пока можешь,- в тон ему ответил Хедрик.
        -Фотэль, яне трону твой корабль, но сдай мне наемников.
        Капитан «Кометы» склонил голову иголосом, полным покорности, сказал:
        -Забирай их, но сам я к ним не подойду- полкоманды порубят. Мои люди встороне от ваших разборок.
        Барыт кивнул.
        -Мы всегда стобой договаривались,- пробасил он. Затем прокричал, указывая на Романа иХедрика:- На абордаж! Взять этих двоих живьем! Остальных- не трогать!
        Фотэль обернулся ккоманде иначал что-то горячо шептать. Роман видел, как Люк скривил губы, уОби расширились глаза, агребцы довольно заулыбались.
        Солнце понемногу краснело, словно впредвкушении крови. Река сверкала алыми бликами- мощная иравнодушная клюдским страстям. Галера почти терлась оборт «Кометы», пираты приготовили абордажные крюки.
        Щелкнула по кожаной перчатке тетива, затем еще иеще раз. Казалось, что Хедрик упражняется вскорострельности. Двое свалились вводу, четверо откинулись на палубу, один, спронзенным животом, повис на веревке около борта. Люди Барыта бешено заорали, подбадривая друг друга яростными криками. Приказ одноглазого капитана- брать наемников живьем- сильно связывал команде руки.
        Пираты залегли, затем некоторые поднялись, прикрываясь широкими щитами. Другие, под прикрытием друзей, перекинули абордажные мостики иринулись на «Комету».
        Хедрик выпустил последние три стрелы, отбросил бесполезный лук ивыхватил меч.
        -Прикрывай спину,- бросил он Роману.- Тут один сброд- махать оружием умеют, но не более.
        Факелов судорожно сглотнул икивнул. Хедрик неплохо поработал- команда пиратов почти ополовинилась. Перед спутниками, щурясь от солнца, переминалось человек двадцать. Свирепые, но пугливые, преданные, но глупые; падкие на все греховные страсти.
        -Взять их!- проорал Барыт.- Бейте плашмя!
        -Фотэль, давай!- проорал Хедрик исам бросился на пиратов.
        Отлетела чья-то отрубленная рука, брызнула кровь, несколько врагов повалились на палубу. Хедрик словно превратился внеуязвимую молнию. Роман бросил быстрый взгляд на команду «Кометы» иедва подавил горестный вздох, парируя очередной удар.
        К сражающимся, собнаженным мечом, бежал Оби.
        -Лучше умереть, чем прослыть трусом ипредателем!- прокричал он, располосовав первого пирата. Вся команда «Кометы», судя по плотно сжатым губам иполной неподвижности, думала иначе.
        Четверо отделились от общей свары исо звериным криком бросились на нового противника. Один отскочил- Оби проткнул ему плечо. Двое кинулись вновую лобовую атаку, атретий заскочил за спину иполоснул воина по незащищенным ногам. Оби взвыл, рухнул на колени, ачерез миг его голова покатилась по палубе.
        Романа иХедрика прижали кборту. Пот застилал глаза, приходилось все время защищаться- моментов для атак попросту не было.
        Подставляя кинжал под очередной мощный удар сверху, Роман рисковал упасть. Пираты лупили не жалея сил. Вглазах неожиданно потемнело- удары посыпались со всех сторон. Все тело пронзило болью, иФакелов без сознания рухнул на палубу.
        Хедрик зарычал, ииз последних сил бросился на врагов. Еще один раненый пират разразился черными проклятьями, но концовки воин не слышал- сзади обрушились мечи.
        Глава девятая
        Роман струдом разлепил один глаз, второй заплыл кровоподтеком. Он сидел, привалившись ксырой стене. Пахло плесенью ипрелыми водорослями. Рядом, хрипло дыша, лежал Хедрик. Свет падал из тонких щелей, отодвигая мрак неровными полосами. Похоже, их сбросили втрюм. Все тело ныло, аголова болела так, словно он полдня бился ею об стену. Сразу захотелось вновь окунуться вспасительное забытье, но мозг сам по себе лихорадочно заработал, пытаясь полностью оценить ситуацию. Инайти из нее выход.
        Руки иноги занемели- слишком крепко связаны. Роман попробовал пошевелить всеми конечностями- двигались, но отзывались сильной болью. «А все из-за Хедрика»,- сраздражением подумал он. Роман аккуратно дотронулся подошвами ботинок до плеча друга- Хедрик издал непонятный звук иочнулся.
        -Все-таки попались,- через минуту пробормотал он.- Ты как?
        -Сижу. Избитый исвязанный,- лаконично поведал Роман.
        Хедрик вздохнул, тут же закашлялся. Поутихнув, сплюнул сгусток крови.
        -Все поотбили, твари,- просипел он.
        -Хоть не убили,- сказал Роман.
        -Да, вначале помучают. Пальцы молотом отобьют, кожу щипцами сдерут…
        Роман передернулся- тело отозвалось болью. Унылые мысли заполнили сознание. Недолго же он шел по Пути. Третье испытание едва началось, авсе может вот-вот завершиться всыром трюме пиратской галеры- втумане боли, унижения иразочарования.
        -Фотэль оказался редкой сволочью,- продолжал сипеть Хедрик.
        -А Оби психом,- добавил Роман.
        -В нем ясразу разглядел бывалого вояку, который привык поступать честно. Удивительно, что он работал на шхуне торговца травкой.
        -Несильно ему честность помогла,- снотками грусти исарказма сказал Роман.
        Хедрик промолчал. Над головой топали, иногда доносились крики или взрывы хохота.
        -Гуляют, собаки,- зло прошипел воин,- словно флот разгромили.
        -Такие люди всегда веселятся по малейшему поводу,- заявил Роман.- Им больше ничего не надо.
        Следующие полчаса Хедрик, сжутким кряхтением, ползал по трюму, словно гигантский червяк.
        -Даже убиться нечем,- вернувшись на прежнее место, заключилон.
        Гул голосов ипьяное ржание приблизилось. Хедрик иРоман затаили дыхание, когда над головой появился квадрат слиловым небом. Неяркий свет закатного солнца заполнил трюм. Полдесятка скалящихся от собственного превосходства лиц, показалось над проемом. Водном, слегкой дрожью, Роман признал Барыта.
        Лохматый, как леший, капитан слегкой заторможенностью опустил ноги на лестницу. Другие пираты остались на палубе иглумливо хихикали вожидании представления. Барыт стяжелым сопением спустился втрюм иподошел кпленникам. На них сразу пахнуло тугим спиртным духом.
        -Боитесь, твари?- процедил Барыт.- Завтра явами займусь, спристрастием.
        Спутники прикинулись, будто они по-прежнему без сознания. Пират подошел кРоману, пихнул его сапогом вбок ипрошипел:
        -Просыпайся, шакал.
        Роман коротко вскрикнул ибросил быстрый взгляд на Барыта- пират приспускал штаны. Мощная горячая струя ударила вщеку. Роман сразу повалился на бок, пряча лицо от мочи. Спалубы донесся гнусный хохот иулюлюканье. Трюм сразу наполнился крепким зловонием. Роман пополз вглубь помещения. От омерзения иунижения хотелось плакать.
        Барыт загоготал инетвердой походкой вернулся клестнице. Через несколько минут голоса ишаги стихли. Последние лучи солнца продолжали освещать трюм.
        -Держись, дружище,- сочувственно сказал Хедрик.
        -Угу,- мрачно отозвался Роман.- Сейчас стошнит.
        -Тогда мы точно задохнемся,- сгрустью сказал воин.- Радует, что люк открыт.
        Последний прогноз Романа оказался очень точным, иХедрик поспешно отполз вдругой конец трюма.
        Над люком промелькнула тень.
        Роман понемногу приходил всебя, дыхание выравнивалось, словно после бега. Проклятые веревки мешали двигаться, невероятно хотелось помыться. Беспомощность угнетала, азлость рвалась наружу.
        -Ползи сюда, япопробую развязать веревки,- прошептал Хедрик.- Они настолько уверенны всебе, что даже слегка страшно.
        -Пьяные всегда переоценивают свои возможности,- разворачиваясь кХедрику, сказал Роман.
        Снова мелькнула тень, итут же послышалось хлопанье крыльев.
        -Ну изапашок увас здесь,- брезгливо отметил Чет.
        -Бога слегка стошнило,- наябедничал Хедрик.
        -Хорошо хоть живы,- непривычно озабоченным тоном сказал ворон.
        -Я тоже этим доволен,- согласился Хедрик.- Ты пару хитрых узлов развяжешь? Ато онемевшими пальцами на это полночи уйдет.
        Чет опустился рядом сруками Хедрика ипринялся дергать веревки мощным клювом.
        -…В обратную сторону дерни… ага… просунь впетельку. Да, иеще раз,- наставлял Хедрик ворона.
        Через полминуты воин соблегчением вздохнул ипринялся разминать руки. Вскоре он освободил от пут ноги ина четвереньках подошел кРоману.
        -Они все дрыхнут,- поведал Чет довольно,- даже рулевой клюет носом.
        Хедрик прокряхтел что-то одобрительное ивнезапно замер.
        -Чет, может оставим его здесь?- спросил воин.- Ты представляешь, сколько он гадостей сделает?
        Глаза Романа сами собой расширились.
        -Хорошего он больше сделает,- нервно сказал ворон.- Развязывай.
        -Мне бы твою уверенность,- освобождая Роману руки, сказал Хедрик.
        -Нельзя так шутить,- глубоко вздохнув, произнес Роман.
        -Нельзя,- легко согласился Хедрик иподнялся на ноги.
        Тело отозвалось болью, но вцелом слушалось неплохо.
        -Рулевому люк видно?
        -Корма возвышается над общей палубой на человеческий рост точно. Так что если особо не высовываться, то, думаю, не заметит.
        -Слышал?- помогая Роману встать, спросил Хедрик.
        Факелов кивнул.
        -Там трое прямо на палубе спят,- предупредил ворон.
        -Это хо-ро-шо,- задумчиво протянул воин идвинулся вверх по лестнице.- Вылезай, когда япозову.
        Хедрик поднялся на палубу ибыстро уполз. Роман, морщась от боли, взобрался по лестнице иосторожно выглянул. Хедрик, бесшумно стелясь по палубе, двигался ктрем недошедшим до каюты пиратам. От них доносилось сопение ичастые всхрапы. Роман вздрогнул, когда услышал три быстро следующих друг за другом хруста. Сопение исчезло.
        Из-за почти прозрачных облаков светила половинка луны. Вее бледном сиянии все вокруг казалось призрачным ивраждебным. Слабый речной ветер освежал ипридавал сил.
        Хедрик, почти сливающийся вкоричневом костюме сдосками, приглашающее махнул рукой. Роман, превозмогая боль вребрах ируках, пополз кдругу. Несмотря на ситуацию итусклый свет, Хедрик придирчиво разглядывал оружие пиратов. Он повесил на пояс нож, вруки взял два коротких меча. Один из которых протянул подползшему Роману.
        -В каюту,- шепнул Хедрик.- Никого не жалей.
        С этими словами он, словно гигантская ящерица, двинулся ккаюте собшарпанной дверью. Хедрик бесшумно открыл дверь, впуская ленивые лучи ночного светила. Вошедший вслед за воином Роман, едва не наступил на заснувшего возле входа пирата. Впомещении густо пахло ромом ирвотой. Из этих запахов пробивался едва заметный дух вяленого мяса иострых трав. На полу лежали четыре пирата, столько же смогли добраться до коек.
        Хедрик, двигаясь как тень, начал резать глотки, заливая каюту кровью. Роман глубоко вдохнул, задержал дыхание ис трудом провел мечом по горлу пирата. Тело жертвы конвульсивно задергалось, обильно потекла кровь. Роман содрогнулся- одно дело рубить кого-то впылу драки, другое- быть человеческим мясником. По Хедрику, несмотря на его постоянно выказываемое благородство, не было видно, что он терзается муками совести. Когда Роман собрался сдухом для второго убийства, воин проткнул последнего пирата, тихо бормотавшего во сне. Каюта походила на скотобойню. Ручейки крови начали соединяться, образуя лужицы.
        -Все они умерли пьяные исчастливые,- оправдался Хедрик и, аккуратно переступая через тела, вышел на палубу.

«Хорошо, что все происходит ночью»,- подумал Роман, подавляя приступ тошноты.
        Хедрик вошел всоседнюю каюту, держа перед собой меч, скоторого до сих пор срывались тяжелые капли крови. Роман вдохнул несколько раз свежий ночной воздух инырнул втемный проем вслед за другом.
        -Здесь один Барыт,- указывая мечом на койку, сказал Хедрик.
        Пират, раскинув руки на широком ложе, басовито храпел. Внутри Романа зародилось странное, никогда ранее не испытываемое чувство. Внем поднималось сладостное ощущение предстоящей мести. Ненависть, порожденная унижением иболью, захлестнула сознание.
        -Надо, чтобы он знал, кто его убивает,- процедил Факелов не своим голосом.
        -Извращенная месть никого до добра не доводила. Яркий пример- Барыт,- спокойно сказал Хедрик.- Кончай его, ипойдем вербовать рулевого.
        Роман, пытаясь справиться сохватившими чувствами, подошел кпирату. Повязки на лице Барыта не было, ивыклеванный Четом глаз зиял неестественной ипугающей чернотой. Роман поморщился исильно ударил пирата вбок носом ботинка. Барыт глухо вскрикнул ис трудом разлепил глаз.
        -Узнаешь?- спросил Роман, занося меч.
        Брови пирата поползли вверх.
        -По-го-ди…- прохрипел он, иначал захлебываться кровью.
        Роман злорадно улыбнулся ивспомнил, как на современной Земле его считали слегка ненормальным из-за излишней мрачности ижестокости. Аздесь бессердечность была чуть ли не нормой жизни. Эпоха гуманизма явно не касалась этих земель. Итемная душа Романа слегкостью впитывала безжалостные законы Скрытого мира. Вниз катиться всегда проще, чем карабкаться вверх.
        -Пойдем, помощник капитана,- сказал Хедрик.
        Роман кивнул, плюнул на труп иуказал на вещи, брошенные рядом со столиком. Хедрик отбросил меч ис довольной улыбкой нацепил свой верный клинок. Роман подхватил рюкзак, залез впотайной карманчик- цепочка икольцо лежали на месте. Затем вернул на уже привычное место ножны скинжалом. Метательные ножи илук остались на палубе «Кометы».
        -Фотэль отдал наши вещи, чтобы выслужиться перед Барытом,- хмыкнув, сказал Хедрик.
        -Его можно понять. Жизнь иполный трюм товара важнее каких-то двух неизвестных наемников,- сказал Роман.
        -Ты бы на его месте поступил бы так же?- удивленно спросил Хедрик.
        Роман не стал расстраивать друга иответил:
        -Здесь оставалось тринадцать человек. Сейчас Люк мог быть капитаном галеры, амы остались бы целыми иневредимыми.
        -Я тоже надеялся на жадность команды. Видимо, они переоценивали людей Барыта, которые оказались неумелыми пьяницами.
        Факелов кивнул, вспоминая тупоголовую ораву пиратов.
        Хедрик, не таясь, поднялся по лестнице на карму. Рулевой дремал, опершись на весло. Галеру слегка сносило кберегу.
        -Не спать на руле!- рявкнул Хедрик.
        Матрос, судя по реакции видавший виды, сразу оценил ситуацию иначал выравнивать судно.
        -Когда кончается вахта?
        -С рассветом,- пробормотал пират, затем пригляделся кспутникам ивздрогнул.
        -Знакомься, это помощник капитана,- сказал Хедрик, указывая на Романа,- я- капитан. Аты унас будешь матросом. Согласен?
        -А состальными что?- быстро прошептал рулевой.
        -В каюте, но сами они уже выйти не смогут,- скривив губы, сказал Хедрик.
        -Мертвы,- сухо пояснил Роман.- Где вы набираете воду?
        -Правый борт, рядом скаютами,- ответил пират, голос его дрожал.
        Хедрик проводил друга задумчивым взглядом.
        -Смотрю, геройствовать ты не собираешься. Иправильно- смысла нет. Меня зовут Хедрик, акак тебя?
        -Ревес,- уже спокойнее ответил матрос.
        -Дальнейшая твоя судьба, Ревес, видится мне легкой иблагополучной.
        Рулевой немного склонил голову набок, идаже подался вперед.
        -Нам нужно подплыть как можно ближе кгорам. Затем мы спешиваемся, акорабль остается твой. Захочешь- продашь, аможет наберешь команду истанешь капитаном.
        Ревес улыбнулся Хедрику, словно давнему другу. Похоже, воин затронул самые звонкие струны души матроса. Ведь стать владельцем судна мечтал почти каждый речник.
        -Надеюсь, ты не врешь,- сказал Ревес.
        -Выгоды нет. Мы ина «Комету» нанялись лишь для того, чтобы добраться до гор.
        -До приозерного городка еще снеделю пути, если ловить ветер. Аоттуда уже игоры видно.
        Хедрик кивнул.
        -Я пойду покормлю рыбок, ачерез пару часов подменю тебя. Не спи ибез шуток.
        -Конечно, капитан,- улыбнувшись, сказал Ревес.

* * *
        Роман засунул книжку Оби врюкзак ибросил его вугол каюты. Затем Факелов стащил труп Барыта на пол и, взяв скойки тонкое шерстяное одеяло, вышел на палубу. Недалеко от кают стоял простой механизм, напоминающий колодец слебедкой. Факелов забросил бадью вреку истал струдом накручивать на бревно тонкую цепь. Затем Роман выстирал вбадье куртку иповесил ее на дверь каюты. Также он поступил срубашкой иджинсами.
        Помыв ботинки, Факелов принялся купаться сам. Вода обжигала холодом, но Роман терпел, тщательно стирая ссебя грязь ипот. Выжав трусы и, не переставая стучать зубами, он закутался водеяло исел на палубу, привалившись кстене каюты. Мокрые волосы блестели как смола. Сних, словно счерных тонких сосулек, непрерывно капала вода.
        Хедрик, словно вынося из хаты мусор, со скучающим видом волочил по палубе трупы.
        -Как же все болит,- пожаловался он.- Месть местью, ателу от нее не легче.
        -Да уж,- согласился Роман.
        Над заалевшим на востоке горизонтом показался краешек свежего утреннего солнца. Первые лучи робко будили природу, словно светило само недавно очнулось ото сна.
        Роман почувствовал рядом ссобой движение исхватился за кинжал, глядя вверх на кормовую часть судна. Сердце бешено застучало, разгоняя по жилам кровь инаполняя мышцы силой. Но тут же Факелов успокоился- перед ним опустился Чет.
        -Как водичка?- поинтересовался он.
        -Могу искупать- взнак благодарности,- ответил Роман.
        Ворон наигранно шарахнулся ипрокаркал суважением:
        -А вы жестокие ребята.
        -Жизнь заставила,- грустно ответил Факелов. Хотелось спать иесть, избитое иуставшее тело ныло, требуя отдыха. Аветер, как назло, усилился, пронизывая до мозга костей даже сквозь шерстяное одеяло.
        -Поспите пару часов,- сказал Хедрик,- потом подмените меня сРевесом.
        Роман взял ножны и, по-прежнему обернутый водеяло, вошел вкаюту капитана. Труп исчез, кровавое пятно было на скорую руку затерто, авоздух посвежел. Факелов лег на кровать, выбрал бок, где ребра болели меньше, ипочти сразу окунулся вспасительное забытье.

* * *
        Над рекой поднялся плотный туман. Казалось, что корабль плывет сквозь молоко. Сразу же стало сыро инеуютно.
        -Мерзкая погодка,- передергивая плечами, сказал Ревес.- Как бы ни наткнуться на что-нибудь.
        Хедрик угрюмо кивнул. Щеки ввалились, синие глаза впали инепроизвольно щурились от усталости, светлые волосы свисали грязными космами.
        -Ты едва жив,- сочувственно произнес Ревес.
        -Как ты оказался среди пиратских отребий?- спросил Хедрик. Несмотря на усталость, взгляд его оставался мягким иучастливым.- Все полночи жрали ром, аты стоял трезвый на руле.
        -Пью только когда можно пить, потому иживой,- усмехнувшись, ответил матрос.- Апопал, как обычно… кого-то задел, где-то прогорел изадолжал. Понадобились деньги изащита.
        -Теперь отдашь все долги, там оружием полкаюты завалено.
        Покрасневшие от бессонной ночи глаза Ревеса вновь радостно блеснули. Неожиданно свалившийся пряник почему-то всегда вдвойне слаще, чем честно заслуженный.
        Хедрик дождался, когда туман рассеется под натиском набравших силу лучей солнца, ипроизнес:
        -Сейчас научим Романа рулить ипойдем спать.
        Хедрик, горбясь под тяжестью пережитого за последние сутки, спустился скормы. Двигался он, как всегда, бесшумно, иРоман даже не шевельнулся, когда воин вошел вкаюту. Хедрик потормошил друга за плечо, тот вздрогнул, проснулся итут же сморщился от боли.
        -Пойдем, встанешь на руль,- сказал воин.
        Желудок Романа протянул долгую квакающую трель, словно внутри него сидел целый хор лягушек.
        -А поесть?- озвучил его желание Факелов.
        -Будешь стоять- хоть полдня ешь,- ответил Хедрик.- Яоставил возле руля кувшин кваса исверток стемным хлебом исолониной.
        Желудок отозвался более торжественной мелодией. Роман натянул еще влажную одежду, достал из рюкзака расческу иначал струдом усмирять спутанные после сна волосы.
        Ощущение чистоты вдохнуло бодрости, тело за короткие часы сна немного реанимировалось. Даже заплывший глаз теперь проглядывался сквозь узкую щель. Иэту пожелтевшую от ушибов сторону лица теперь можно было перепутать слицом представителя восточных народов Земли.
        Ревес быстро объяснил несложную манеру управления кораблем, которая заключалась втом, чтобы держать корабль на середине реки, воткнув весло под углом вводу.
        Капитан иматрос ушли спать, оставив наслаждаться Романа полуденным теплом иживописным пейзажем. Факелов сделал пару глотков кваса, нарезал кинжалом на тонкие ломтики хлеб исолонину. Несмотря на то, что мясо было пересоленным, Роман чуть ли не урчал от удовольствия. Суточное голодание давало осебе знать.
        Течение сзавидной упорностью сносило корабль кберегу. Постоянно приходилось передвигать весло ификсировать вспециально вырубленных ложбинках.
        По берегам, спускаясь ксамой кромке воды, тянулись густые, ярко-зеленые деревья. Редко встречались короткие песчаные полоски, которые сразу же сменялись буйной растительностью.
        Желудок, набитый до отказа, лениво ворочался. Пейзаж не менялся, река тянулась ровная, как стрела. Роман зевнул. Чет, словно почувствовав тоску спутника, слетел смачты и, заложив для зрелищности крутой вираж, опустился рядом сРоманом.
        Ворон молчал, глядя на Факелова то одним бездонным глазом, то другим, смешно поворачивая голову.
        -Как ты думаешь, Ревес не подложит свинью? Ато Хедрик доверчивый…- через несколько минут спросил Роман.
        Чет щелкнул клювом ипроговорил:
        -Ревес бунтарем не выглядит, да испят они по разным каютам.
        Факелов удовлетворенно улыбнулся.
        -Кстати, если мне не показалось, то впереди корабль.
        -Встречный?- спросил Роман.
        -Откуда язнаю?- взвился Чет.- Едва видная точка.
        Ворон распушил перья, став похожим на черный вытянутый мяч.
        -Не хотелось бы идти до озера по берегу,- задумчиво сказал Роман.
        Через четверть часа Факелов разглядел судно.
        -Встречный,- определил он.- Не можем мы без гребцов идти быстрее кого-то. Паруса унас натянуты кое-как.
        Ворон недовольно каркнул.
        -Если что- разбудишь Хедрика.
        Роман взял курс чуть ближе кберегу, чтобы, вслучае неприятностей, удрать на сушу. Судно медленно, но неуклонно приближалось. Роман затаил дыхание. Стычку они не переживут, абежать не хотелось.
        Видимо, корабли не раз пересекались на водных просторах, потому что стоило бортам галеры иширокого двухпалубного судна поравняться, капитан яростно проорал:
        -Рулевой! Позови эту тварь Барыта! Он нарушил договор! Или он снова ужрался ромом ине может встать?
        Команда захохотала- сильно, наигранно, выказывая собачью преданность.
        -Барыт вместе скомандой лежит на дне!- во всю глотку проорал Роман.
        -Вот так новость! Вот веселье! Агде твоя команда?!
        -Отдыхает после боя!
        -Они заслужили! Счастливого пути!- капитан двухпалубного судна явно был ввосторге от новости.
        -Счастливого пути!- проорал Факелов, сорвав на последнем слове горло.
        -Обошлось,- довольно сообщил Чет.
        -Еще плыть иплыть,- сипло напомнил Роман.- Скукота.
        -А что веселее?- хмуро спросил Чет.- То, что мы пройдем по реке за десять дней, по суши не преодолеть иза месяц.
        Роман кивнул, поправил скользнувшие на глаза волосы.
        -Быстрее бы добраться до Наставника,- вздохнув, тихо сказал он.- Узнать, как продолжить Путь.
        -Не боишься?- лукаво спросил ворон.
        -Первые шаги были настолько ужасными, что бояться иостанавливаться попросту нельзя,- сгрустью сказал Роман. Воспоминания оЗемле, пережившей научно-техническую революцию, теперь казались давним причудливым сном. Затем добавил обыденным тоном:
        - Снова что-то плывет.
        Впереди показалась шлюпка на шести веслах. Смуглые, великаноподобные гребцы- каждый даже сидя был ростом счеловека- бешено работали короткими веслами. Роман вудивлении вытянул губы трубочкой. Лодка неслась против течения, словно быстроходная шхуна на всех парусах.
        -Алыйцы,- сказал Чет.- Славятся дружелюбием иогромной силой.
        Великаны вскинули руки вприветственном жесте иснова сбешеной силой налегли на весла. Роман помахал им вответ иприсвистнул, глядя как шлюпка слегка качнулась на волне от галеры иумчалась вверх по течению.
        -Нам бы таких гребцов,- сзавистью сказал он.
        -За три дня бы доплыли,- согласился Чет.
        Роман поднял кувшин идопил последние капли до противного теплого кваса. Ссожалением глянув на пустой сверток, он присел на палубу. Уставшее ипомнящее побои тело отозвалось благодарностью.
        День перевалил за середину. Солнце, медленно ползущее по широкому небосводу, бескорыстно согревало весь мир. Стали попадаться рыбацкие лодки, иРоман поднялся. На правом берегу лес сменили обширные распаханные поля, почти вплотную примыкавшие квысокой городской стене из ошкуренных бревен.
        -Молодой город,- синтересом сказал Чет,- яине слышал онем.
        -Ты что, весь Скрытый мир облетал?- судивлением спросил Роман.
        -За горами не бывал, аздесь ис Аретом, исам изрядно постранствовал.
        Роман изобразил на лице уважительную мину инаправил корабль ближе клевому берегу- подальше от города.
        -Быстрее бы Хедрик проснулся,- сказал Факелов после долгого сладостного зевка.
        Чет проигнорировал риторические пожелания спутника и, захлопав крыльями, умчался на верхушку мачты. Галера поравнялась сгородом, Роман на всякий случай помахал ему рукой и, вернув судно на середину, принялся ждать конца вахты.
        Глава десятая
        -Твоя очередь,- разбудив Романа, сказал Хедрик.
        -Речник- явно не мое предназначение,- пробормотал Факелов.- Сколько нам еще плыть?
        -Ревес говорит пару дней. Аты не раскисай, ты ж будущий бог.
        Роман скривил губы ирывком встал, моментально прогоняя остатки сна. Его взгляд упал на рюкзак. «Захвачу ссобой книжку Оби, хоть немного скоротаю время»,- подумал он.
        -До вечера?
        Хедрик кивнул, пригладил волосы исказал:
        -На ночь встанет Ревес.
        -Он, наверное, больше нас торопится вгород,- хмыкнув, сказал Факелов.
        -Парень оказался терпеливым, но, думаю, распрощается снами срадостью.
        Роман немного размялся- тело, за прошедшие дни, немного восстановилось. Синяки поблекли, шишки рассосались, внутри почти ничего не болело. Взяв книгу, Факелов побрел на опостылевшее место рулевого. «И как люди всю жизнь плавают?»- пронеслось вголове.
        Пообедав зачерствевшим хлебом, маленьким кусочком сыра иломтем копченого мяса, Роман принялся листать книжку Оби. Пробежав глазами по прочитанным историям, он открыл новый разворот, где на первой страничке был изображен кудрявый куст смаленькими плодами. На второй начинался текст: «Куст фортуны. История рассказана мужиком, словно сделанным из обожженной глины, вдеревеньке близ пустыни.
        Я вижу, ты из тех, кто привык добиваться всего сам. Так идолжно быть, брат. Яиз тех мест, где об этом давно забыли ивспоминать не собираются. Хуже того, живущие там люди смеются над всем миром. Хотя именно их бессмысленные жизни стали пустыми, как окружающие их пески икамни.
        Каждому, кому ярассказываю эту историю, япытаюсь вдолбить, что за подачки высших сил всегда придется платить. Япришел из глубокой пустыни, где вокруг маленького растения раскинулось обширное поселение не знающего бед племени. Я, кстати, ушел оттуда первый. Растение то кличут кустом фортуны, ионо полностью свое название оправдывает. Кто бы ни съел его плодов, тому во всех делах сопутствует огромная, неестественная удача. Каждому ясно, что впустыне выжить сложно, но только не этому племени. Понимаю, вмой рассказ трудно поверить, но расскажу пару случаев. Заканчивается еда, имужики снаряжаются на охоту. Авпустыне сдобычей несладко. Съедят охотнички перед походом по горсти плодов удачи инаходят десяток огромных варанов, уснувших невдалеке от поселения. Итакие «случайности» изо дня вдень, во всех делах. Гейзеры пробиваются невдалеке от деревни, рядом проходят только те караваны, которые нужны жителям, авоинственно настроенные кочевники опоселении ислыхом не слыхивали.
        Знаешь, кого они мне все напоминают? Коней. Отличных скакунов, которых кормят лучшим овсом исамой сочной травой. Но они стоят вконюшне, ивыйти из нее им не суждено. Они рабы куста фортуны. Если он, кпримеру, засохнет, то племя погибнет водночасье. Как запертая вконюшне лошадь, окоторой некому вспомнить.
        Вот так, брат. Дай людям сытую жизнь ииллюзию свободы, иони добровольно, сгорая от радости, станут рабами. Добивайся всего сам, как ты сейчас иделаешь. Итогда сможешь держать ответ, хоть перед Богом, хоть перед чертом».
        Роман встрепенулся- корабль сильно снесло кберегу. Передвинув весло на более тупой угол, Факелов еще раз просмотрел историю. «Мнеэти плоды явно не нужны, ато испытания будут выполнены слишком легко. Удача хороша только втех делах, где без нее никак»,- подумал он.
        Роман внимательно осмотрел горизонт иберега, акогда корабль вернулся на середину, вновь уткнулся вкнигу.
        Следующие две истории назывались: «Легенда оСильмарилле» и«Легенда оКольце Власти». Роман улыбнулся книжке как старой знакомой ис удовольствием начал читать короткий пересказ событий вСредиземье.
        Эти две легенды занимали большую часть книжки Оби. До конца рукописи оставалось несколько страниц, иРоман убрал ее вкарман, чтобы не разрушать вголове всплывший образ Средиземья.
        Факелов взглянул на катившийся по небосводу шарик солнца. Светило медленно скатывалось кзападному краю- вахта прошла больше, чем наполовину. Пришел заспанный Ревес и, не переставая зевать, протянул Роману деревянное блюдо.
        -Вовремя,- улыбнулся Факелов, принимая тарелку седой.- Когда меня подменишь?
        -Смеркаться начнет- приду,- сказал Ревес.- Рома, ты поменьше вихляй поперек реки. Держись середины.
        -Да знаю,- буркнул Факелов.- Сам хочу поскорей слезть сэтой посудины.
        -Если все будет гладко, то послезавтра причалим,- мечтательно сказал Ревес.- Пойду еще поваляюсь.
        Роман кивнул ивгляделся в уходящего матроса, у которого от одноймысли овладении кораблем спина становилась ровнее, а походка тверже. «Интересно, долго он будет радоваться?»,- с какой-то странной грустью подумал Роман ипринялся за осточертевшую солонину.
        Ветер дул внос галеры, иона едва двигалась. Роман посмотрел на потускневшее солнце имысленно поторопил его кзападному краю.
        Когда небо затянулось пурпурными красками, из каюты вышел Ревес. Он послюнил палец ивыставил его вверх, ловя ветер. Затем, натянув боковой парус, матрос неспешным ислегка раскачивающимся шагом направился кФакелову.
        -Как вахта?- спросил Ревес.
        -Тоскливо,- зевнув, ответил Роман.
        -И слава богу,- заметил матрос, становясь на место рулевого.- Доброй ночи.
        Факелов устало кивнул ипобрел клестнице. Роман покачнулся, когда на плечо спикировал Чет.
        -Не вовремя ты. Яиду спать,- пробурчал Роман.- Иты не волнистый попугайчик, чтобы вот так падать на меня.
        -Больше некуда,- оправдался ворон.- Надоела мне эта река, хуже дохлых кошек.
        -Слетай на берег,- буднично посоветовал Факелов, открывая дверь каюты.- Я-то причем?
        Чет встрепенулся, задевая уши друга жесткими перьями.
        -Погоди. Достань-ка мне мяса инабери бадью сводой. Ато после солонины пью как цапля.
        -Сразу бы так сказал, дипломат хренов- усмехнулся Роман идобавил иронично:- Ато «река ему надоела». Отожрался вплаваньи- сног чуть не сбил.
        Чет протяжно каркнул, чуть не оглушив Факелова, иперелетел на бортик, окаймляющий корабль. Роман, непрерывно зевая, выполнил просьбу ворона.
        -Спасибо,- каркнул Чет.
        -Не переусердствуй, ато летать разучишься. До завтра.
        Ворон проводил друга взглядом черного глаза и, придавив ногами мясо, принялся вырывать мощным клювом из ломтя маленькие кусочки.
        Роман зашел вкаюту, запер изнутри дверь- доверием кРевесу он так ине проникся. Добредя втемноте до кровати, Факелов снял куртку иботинки, поставил уизголовья ножны ис наслаждением лег. Вспомнилась армейская пословица- солдат спит, аслужба идет. Сейчас, пребывая внепрерывном движении кцели независимо от рода дел, он ее понял сособой отчетливостью. Роман усмехнулся своим мыслям икрепко заснул.

* * *
        Строчил пулемет, иногда раздавался мощный выстрел гранатомета… Роман проснулся ипонял, что вдверь отчаянно тарабанили. То кулаком, то ногой.
        -Кто там?!- крикнул он.
        -Одевайся ибегом сюда!- проорал из-за двери Хедрик.- Захвати мешок!
        Роман прыгнул вботинки, набросил куртку и, на ходу пристегивая ножны, бросился кдвери. Затем остановился, глубоко вздохнул. Подобрав рюкзак, Факелов уже спокойно пошел квыходу.
        Утренние лучи только-только разогнали туман. Берег показался Роману непривычно близким. Можно было разглядеть каждое дерево вотдельности. Факелов вскинул брови- корабль двигался под немалым углом кберегу. Аему наперерез двигалось судно счерным флагом. Роман про себя отметил, что пираты не успеют преградить им дорогу. Видимо, речные разбойники были того же мнения, потому что начали выполнять какой-то сложный маневр иеще отчаяннее загребать веслами.
        -Возьми еды на день пути!- продолжал орать Хедрик.- Рвем когти на берег!
        Роман кивнул иначал спускаться втрюм, вотделение спровизией.
        -Может попробуем уйти вдоль берега?!- проверещал Ревес.
        -Ты дурной?!- страшно прогремел обычно приятный извонкий голос Хедрика.- Уних два десятка гребцов!
        -Но корабль!- жалобно воскликнул Ревес.
        -О шкуре думай, матрос! Успеешь еще побыть капитаном!
        Роман переложил из бочек врюкзак пару килограмм копченого исоленого мяса. Сверху этот натюрморт украсил изрядно позеленевшая головка сыра. Факелов сделал глоток из бочки сквасом- итут же сплюнул протухшее пойло. Затем, стянущей назад ношей, Роман поднялся по лестнице.
        Хедрик кричал на паникующего Ревеса, тыкал ему вгрудь пальцем, вырывал рулевое весло.
        Берег едва возвышался над водой. Ласточки, словно сине-белые молнии, носились над рекой, уничтожая всех летающих насекомых.
        -Через пару минут будем на суше,- сказал Хедрик подошедшему Роману.
        Факелов оглянулся на пиратов- те призывно махали руками, потрясали оружием иорали что-то нечленораздельное. Судно разбойников находилось на середине реки идвигалось вслед за галерой.
        Хедрик, подбадривая Романа, хлопнул его по плечу изабежал вчулан рядом скаютами. Ревес, спокрасневшими глазами, трясущимися губами ируками, стоял на руле. Вскоре вышел Хедрик, засовывая на ходу вмешок моток тонкой веревки. За спиной унего висела перевязь собоюдоострым топором. Роман озадаченно нахмурился, но сейчас было не до расспросов- до берега оставалось не больше полусотни метров.
        Подойдя кземле вплотную, Хедрик, вместе сРоманом, перекинули на сушу широкую длинную доску. Один за другим они ринулись влесополосу, тянувшуюся вдоль реки. Над головой послышалось хлопанье крыльев инедовольно-возбужденное карканье. Ревес на миг застыл, стоской оглядел корабль икинулся за спутниками.
        Впереди, аккуратно раздвигая ветки иперепрыгивая через поваленные деревья, легко бежал Хедрик. За ним, почти след вслед, двигался Роман. Рядом бешено хлопал крыльями Чет, апозади всех, словно лось вбрачный период, ломился Ревес.
        Отдалившись немного от реки, Хедрик остановился на крошечной полянке. Роман прислонился кдереву, ворон сел на ветку над ним. Ревес застыл на краю поляны, его лицо ируки покрывали глубокие царапины, из которых сочилась кровь. Расширенные глаза блестели безумием. Он сненавистью посмотрел на Хедрика исказал срывающимся голосом:
        -Ты все подстроил! Тварь! Как ты сладко пел! Лучше бы ты меня сразу убил!
        Хедрик молча подошел кРевесу иотвесил ему оглушительную пощечину. Голова речника мотнулась, глаза слегка потускнели, ион понуро опустился на ковер из травы имелких веток.
        -Истерика,- констатировал Роман.
        -Слабак,- презрительно сказал Хедрик.- Слишком много осебе возомнил.
        Ревес тихо всхлипнул.
        -Что-то ябоюсь сним идти,- хмурясь, сказал Факелов.- Он, похоже, сдвинулся.
        Хедрик пнул Ревеса иласково проговорил:
        -Иди обратно на корабль ипопросись вкоманду.
        Матрос поднялся, опустевшими глазами оглядел спутников ишатающимся шагом побрел креке.
        -Бедняга,- покачав головой, сказал Хедрик, когда Ревес скрылся за зеленой завесой.
        -Очухается,- сказал Чет, раскачиваясь на ветке.
        Хедрик пожал плечами идвинулся на юг по едва заметной звериной тропе.
        -Давай хоть перекусим,- предложил Роман.
        -На ходу ешь,- сухо ответил воин,- надо отойти подальше.
        Роман скривил губы имолча пошел за другом.
        Под ногами шелестела трава, щелкали сучки. Трещали исвистели птицы, где-то вдалеке настойчиво работал дятел. Иногда Роман замечал, как светки на ветку прыгала белка, махавшая, как будто на прощанье, пушистым хвостом. От полусгнивших, покрытых темно-зеленым мхом деревьев пахло болотом. Но стоило старикам уступить место молодняку, как воздух наполнялся запахом свежей смолы исочной зелени.
        Роман подтянул лямки сползающего рюкзака ивздохнул, когда на плечо опустился Чет.
        -Трудно мне по лесу лететь,- оправдался ворон.
        -Разбудили, скорабля прогнали, рюкзак тяжелый, ворон тяжелый, вжелудке пусто,- вдохновенно перечислил Факелов.
        -Точно, надо было не будить,- бросил через плечо Хедрик.
        -Что-то ты подрастерял доброты,- заметил Роман скептически.
        -От тебя набрался,- мрачно признался воин.
        Факелов лишь ссомнением посмотрел вширокую спину, на которой висел раздутый мешок иперевязь стопором. Голова понемногу прояснялась, мысли потекли неспешные изаконченные.
        -Долго по лесу будем идти?- спросил Роман.
        -Пошли, проверим. Если пираты уплыли- в лес больше не пойдем.
        -И сделаем привал.
        Хедрик кивнул икруто взял влево.
        Лес закончился неожиданно, словно боялся переступать через какую-то невидимую границу. Густые заросли кустов идеревьев, плотно сплетшихся ветками, сразу переходили вузкую полоску берега. Землю покрывала лишь высокая ярко-зеленая трава. Увидев ее, Роман поморщился от нахлынувших воспоминаний опервых днях вСкрытом мире.
        Два корабля, хоть ишли против течения, уже изрядно отдалились от берега.
        -Счастливого плаванья, уроды,- прищурившись, сказал Хедрик.- Интересно, Ревес успел до них добраться?
        -Правда, интересно?- спросил Роман.
        Воин задумался, затем ответил неуверенно:
        -Ну, оставлять его влесу как-то нехорошо…
        Факелов хмыкнул исел на траву. Рядом, вожидании начала трапезы, опустился Чет. Роман раздал спутникам мясо и, поскоблив свой ломоть кинжалом, принялся жевать. Глаза унего были, словно укота, который стащил здоровенный кусок колбасы игде-то вуголке тихонько его уничтожал.
        Хедрик откусил пару раз изапустил кусок солонины вреку.
        -Достала,- пояснил он ивытащил из перевязи топор.
        Роман перестал жевать иудивленно уставился на друга, который начал рубить ближайшее дерево. Остро заточенный топор легко впивался втонкий ствол. Вскоре молодое деревце валялось уног воина.
        -Зачем?- спросил Роман.
        -А ты хочешь идти пешком?
        -А ты хочешь на дереве?
        Глупый диалог прервал Чет:
        -Так веревка же есть. Плот смастерите.
        -Молодец, ворона,- усмехнулся Хедрик.- Соображаешь.
        -Ворон,- обиженно поправил Чет.
        Хедрик срубил еще несколько деревьев, оставляя прорехи встройных лесных рядах. Зеленые братья отчаянно пытались поддержать погибающих ветками, но те неумолимо рушились под собственной тяжестью.
        Затем воин начал обрубать уних верхушки ибоковые ветви. Хедрик работал без остановок, лоб покрылся испариной, всветлых волосах виднелись листья ищепки. Вскоре молодые деревья превратились вхорошо обработанные бревна. Воин начал подтаскивать одно бревно кдругому- Роман бросился ему помогать. Хедрик прищурился, пошагал взад-вперед ипринялся разрубать стволы так, чтобы каждое отдельное бревнышко было около пяти шагов вдлину.
        -Работать ты умеешь,- снотками восхищения сказал Факелов.
        Воин хмыкнул ипринялся набрасывать на бревна петли, стягивать их друг кдругу. Плот получался довольно внушительным- вдюжину стволов шириной. Еще почти час друзья мотали, вязали узлы, скрепляли.
        -Осталось сделать пару весел,- сказал Хедрик, когда подуставший Роман опустился на траву.- Потом чуть отдохнем ивпуть- до ночи полно времени.
        Факелов мельком глянул на солнце, кивнул.
        -Вы еще мачту поставьте,- иронично заметил Чет.
        -И твои крылья вместо паруса,- втон ему добавил Хедрик.
        Ворон беззлобно ругнулся, взлетел повыше истал наблюдать, как люди выстругивают весла.
        Глава одиннадцатая
        Плот частенько крутило- река играла слюдьми.
        -Старайся грести одинаково,- устало сказал Хедрик.- Выравнивать ябуду сам.
        Роман, сосредоточено загребавший самодельным веслом, кивнул. Посреди плота лежал рюкзак, на нем дремал ворон. Факелов иХедрик сидели по бокам: один чуть впереди, другой немного сзади.
        Река вновь несла друзей на юг. Красноватое солнце подвинулось на запад иперестало слепить. Спутники старались держаться недалеко от берега, но там, где течение было сильным.
        -По-моему, быстрее, чем на корабле,- заметил Роман.
        -Ночь все исправит,- сказал Хедрик.- Как раз пора швартоваться.
        Через четверть часа река немного вильнула. За изгибом показалась небольшая бухта. Пологий берег был песчаным, смелкой галькой.
        -Давай поживее, чтоб не унесло,- тихо сказал Хедрик.
        Роман оглянулся на друга- воин сидел сгорбленно игреб из последних сил. «Тяжелый денек выдался»,- напрягаясь, что есть мочи, подумал Факелов.
        Весло воткнулось вдно, затем прошуршали по песку бревна. Спутники струдом вытолкали потяжелевший из-за воды плот на берег.
        -Пойдем за хворостом,- махнув на недалекую рощицу, сказал воин.- Чет, полетай, оглядись вокруг, пока совсем не стемнело.
        Ворон оттолкнулся от рюкзака, захлопал крыльями ирастворился ввечерних сумерках. Хедрик иРоман двинулись вредкий лесок. Под ногами скрипел песок игалька, внос иглаза лезла настырная мошкара. Над головой, вчистом лиловом небе, сияла луна. От солнца на горизонте осталась лишь ярко-красная, догорающая кайма.
        Стоило друзьям зайти под сень деревьев, как их накрыло звенящей тишиной. Не пели свои бесконечные песни цикады, молчали заунывные ночные птицы, не ухали даже филины. Опасливо оглядевшись, спутники начали быстро собирать хворост. Внекоторых местах сухие ветки лежали целыми кучами. Роману показалось, что чуть глубже вроще что-то блестит, но, мысленно махнув на это рукой, он понес первую охапку хвороста кстоянке.
        -Все чисто,- отчитался ворон.- Только магией какой-то мертвой пахнет. Что-то здесь произошло.
        -Да, лесок тут мрачноватый,- сказал Факелов.- Тихо, как вмогиле.
        Роман вновь зашел врощу ивудивлении замер, словно его заморозили. Перед Хедриком стояла миловидная девушка. Луна, найдя лазейку вкронах деревьев, светила прямо на нее.
        -А вот итвой друг!- звонким чирикающим голосом сказала она.- Как давно уменя не было гостей!
        Девушка даже слегка подпрыгнула от радости, от чего ее упругие груди закачались под почти прозрачным коротеньким платьем. Хедрик неотрывно, расширенными глазами смотрел на девицу.
        -Здравствуй,- сказал Роман вкрадчиво.
        -Приветствую тебя, путник!- облизав верхнюю губу, ответила девушка.
        Жест показался Факелову плотоядным.
        -Как ты здесь оказалась?- спросил он.
        -Я хранительница этого места.
        Медальон под рубашкой похолодел.
        -Мертвого леса?
        -Здесь была великая битва. Звери не смеют тревожить покой павших воинов.

«Развод»,- пронеслось вголове слово- эхо современной Земли.
        -Пойдем ко мне визбушку,- продолжала щебетать девушка.- Не будут же отважные путники спать на голой земле. Да иесть вещи, которые греют лучше костра.
        С этими словами она подмигнула Хедрику ипоманила его ксебе. Факелов не поверил глазам, когда воин растекся вподобострастной улыбке иответил:
        -Да, не хотелось бы ночевать под открытым небом.

«Притворяется?- подумал Роман.- Что происходит?» Тут же он вспомнил слова Чета омертвой магии, потрогал медальон, иеще раз посмотрел на глупо улыбающегося Хедрика.
        По-прежнему стояла гробовая тишина, азамолкшая девушка прищурено смотрела на Романа.
        Факеловым завладел безотчетный ужас, сердце бешено заколотилось. Он выхватил кинжал, вдва прыжка оказался около девушки и, сцепив зубы, вонзил ей клинок под левую грудь. Романа отбросило на несколько метров, спину пронзило болью, но он тут же вскочил на ноги. Девушка беззвучно упала на землю. Нечеловечески, словно подбитая собака, вскрикнул Хедрик. Вглазах его загорелась ненависть- итогда Роману стало еще страшнее. Рука воина метнулась кмечу, но стоило ему наполовину достать клинок, как над девушкой поднялось грязно-серое облачко, ина месте ее тела закопошился клубок извивающихся змей. Лес наполнился звуками, словно друзья вынырнули из-под воды.
        -Пойдем быстрее!- дрожащим голосом позвал Роман ибросился креке.
        Хедрик шумно задвинул меч обратно вножны ибросился за спутником.
        -А где хворост? Что увас случилось?- закаркал Чет.
        -Да Хедрик унас бабник,- попробовал разрядить обстановку Роман, но голос прозвучал жалко изатравлено.
        -Спасибо, Ром,- сказал Хедрик, ложась прямо на песок.
        Факелов три раза глубоко вдохнул, успокоился испросил:
        -Кто это был?
        -Оборотень какой-то, да еще ис чарами,- неуверенно сказал Хедрик, затем добавил сгрустью:- вот как бывает. Сражайся ты хоть как сотня воинов, атебя сожрет какая-нибудь тварь. Иты этого даже не поймешь.
        -Ты правда собирался кней вдом?
        -Я вообще смутно помню, что было влесу. Наверное, ябыл вее власти. Как ты решился проткнуть эту тварь?
        -Да ты обдолбанный какой-то стоял,- сказал Роман.- Апотом безумно страшно стало- смерти так не боюсь.
        -Говорил же,- проворчал Чет.
        -Я вспомнил твои слова,- польстил ворону Факелов.
        Чет горделиво вытянулся, выставляя вперед сизо-черную грудь.

«Сюда бы Оби- он бы такую легенду настрочил»,- сулыбкой подумал Роман ипринялся складывать костер.
        -Погоди,- вставая иберя вруки весло, сказал Хедрик.- Надо выкопать яму для костра, ато нас даже стого берега будет видно.
        Воин работал веслом, как совком. Через несколько минут ямка была готова.
        -Пойдем за хворостом?- неуверенно спросил он.
        Роман посмотрел на небольшую кучку веток, затем на лесок. Передернув плечами, словно от холода, он покачал головой.
        -Ну его, так не замерзнем.
        Воин хмыкнул, раздул небольшое пламя иприсел рядом.
        -Быстрее бы этот день закончился,- глухо сказал он.
        -Даже есть неохота,- ложась рядом сямкой, от которой веяло приятным теплом, произнес Факелов.
        -Вы спите,- сказал ворон.- Яподежурю.

* * *
        Лучи солнца игриво защекотали тело, затем мир стал сплошь оранжевым, иРоман открыл глаза.
        -Чертово местечко ты вчера разворошил,- сразу же сказал ему Хедрик, словно ждал, когда он проснется.
        Факелов сел, зевая ипотирая отлежанные места. Все-таки трудно привыкнуть спать на голой земле. Невдалеке на корточках сидел Хедрик икрутил над костром нанизанную на прут птичью тушку. Пахло жареным, почти готовым мясом. Факелов, уже забывший, когда последний раз ел горячее, плотоядно облизнулся. Собственный жест ему напомнил лесную ведьму.
        -С чего ты взял? Икого ты жаришь? Чета?- забросал друга вопросами Роман.
        -Одна из первых пташек, осмелившаяся прилететь вэти места,- сказал Хедрик, показывая на кучу сероватых перьев встороне.- Побывал явэтой роще. Думаю, ты спас не только меня, но иеще уйму народу.
        Роман сидел, опираясь сзади на руки, изаинтриговано слушал воина. Желудок требовал перейти от разговоров кделу, но Факелов его игнорировал.
        -Бухта ипесчаный берег, видимо, привлекали путников. Только вблизи места встречи янашел три доспеха ипять скелетов. Похоже, что обычно оборотень начинал трапезу, лишь слегка отведя жертв от места поимки,- продолжал Хедрик.- Но стобой что-то не заладилось. Исейчас лесок наполняется птицами, насекомыми, авскоре придут звери покрупнее, когда поймут, что эти места свободны. Так что следующие путники смогут спокойно набирать хворост иохотиться.
        -Хорошо,- усмехнулся Роман.- Но ты из меня героя не делай, это ж случайность.
        -Ты ж унас будущий бог,- оскалился Хедрик.- Вот яитренируюсь.
        -Да, принеси мне вжертву половину этой птицы,- указывая на подрумянившуюся тушку, исходившую сладостным паром, сказал Факелов ипротянул кинжал.
        Хедрик, ловко орудуя ножом, разделил птицу ипротянул Роману клинок обратно, снанизанным на него дымящим мясом. Факелов, обжигая губы иязык, принялся за трапезу. Скаждым горячим кусочком втело вливались новые силы.
        Прилетел сонный ирастрепанный Чет, вяло поклевал потроха своего очень далекого родственника. Затем перебрался на плот.
        -Чтоб вы меня не забыли, если яусну,- объяснил он.

«Быстрей бы добраться до Наставника,- подумал Роман.- Ато путешествие понемногу превращается всамоцель. Да-а, первые три испытания будут выполнены идеально». Последняя мысль принесла мрачное удовлетворение.
        Река за ночь опустилась, иплот пришлось толкать намного дальше, чем вечером. Наконец-то друзья оказались на плаву, ирека понесла их на юг. Чет мирно дрых на рюкзаке, Хедрик иРоман, заправленные горячим завтраком, бодро работали веслами. Небо было закрыто светло-серыми кучевыми тучами, ав просветах виднелась рябь высоких перистых облаков. Легко пробивавшиеся сквозь них лучи грели, но не слепили.
        Хедрик иРоман чередовали греблю сотдыхом, иногда перекидывались фразами. От разогревшегося солнца смаривало, испутники частенько умывались холодной водой. Дважды мимо них проплывал корабль, иплот слегка подпрыгивал на доходящих до них волнах. Солнце, не обращая ни на что внимания, упорно ползло по небосводу.
        Когда светило стало заворачивать на запад, спутники заметили впереди небольшую рыбацкую лодку. Направив плот кней, друзья насторожились. Всуденышке стояло два старика.
        -Приветствуем вас, почтенные!- крикнул издалека Хедрик.- Подскажите, далеко ли до города?
        Старики подслеповатыми глазами вгляделись вспутников. Когда плот поравнялся слодкой, один из рыбаков продребезжал:
        -Полдня по течению. До ночи точно не успеете.
        -Благодарю,- сказал Хедрик.- Доброго улова.
        Когда плот отнесло от лодки, воин произнес:
        -Через пару часов остановимся, азавтра переночуем уже вгороде.
        -Хорошо бы,- согласился Роман.
        -У тебя как сденьгами, кстати?- невзначай спросил Хедрик.
        -Есть малость золотишка. Ана что надо?
        -В горы снаряжаться буду, да илук нужно купить. Топор-то, конечно, можно продать… но иконей неплохо бы приобрести.
        -У меня цепочка иколечко.
        -Золотая цепочка?!- вскинув брови, спросил воин.
        -Ну да.
        -Настоящая роскошь.
        -Хедрик, аты слышал оруднике жизни?
        -Я ж тебе уже говорил вроде. Еще втой деревне, где мы встретились.
        -Ты вскользь упомянул. Авообще что это?
        -Где-то вгорах живет сбрендивший по золоту дракон. За него он продлевает жизнь. Слухов оруднике на три телеги хватит.
        Роман задумался. Как, наверное, тяжело жить тем людям, вкусившим продление жизни. Ведь обычный человек, где-то на подсознании, все время помнит, что он смертен. Могила всегда всех равняла. Большинство хотят жить, ижизнь ценят, какой бы никчемной она не была. Но ведут себя так, словно они бессмертные. Те, кто вступил всделку сдраконом, скорее всего, сидят по норам ипокидают их только для того, чтобы попытаться где-нибудь урвать золота.
        -Вон отличное местечко,- прервал мысли Факелова Хедрик.- Там изаночуем.
        Воин указывал на глинистый берег, полого спускавшийся ксамой воде.
        За день, проведенный свеслом вруках ина изматывающем солнце, Роман сильно устал. Веки отяжелели исами опускались, шея испина непроизвольно гнулись. Факелов зевал, закрывая рот ладонью от вездесущей вечерней мошкары. Ел он последний раз утром иот голода слегка подташнивало.
        Когда плот прошуршал по дну, Чет встрепенулся.
        -Ну игоразд же ты дрыхнуть,- покачав головой, заметил Хедрик.
        Роман открыл рюкзак ипоморщился- от мяса веяло тухлятиной.
        -Сегодня мы без ужина,- грустно сказал он, выкидывая мясо подальше от места ночлега.
        Выброшенной едой тут же заинтересовался Чет. Хедрик вздохнул, достал нож ипошел прочь от реки- взаросшую редкими кустами степь.
        -Набери хвороста, сруби пару кустов,- немного отойдя, бросил он через плечо.
        Роман кивнул. Из рюкзака продолжало невыносимо разить тухлым мясом. Факелов вытащил из него книгу испустился креке. Хорошенько простирнув походной мешок, как его называл Хедрик, Роман бросил его сушиться на плот. Пошарив глазами по темной всгущающихся сумерках земле, Факелов взялся за топор. Кусты, несмотря на близость реки, стояли сухие ипонурые. Тонкие листочки были на ощупь как наждачная бумага. Глинистая почва исухие ветра делали свое дело.
        Срубив три особенно чахлых куста, Роман по очереди доволочил их до стоянки. Спать хотелось невероятно. Хедрик не вернулся, аЧет всторонке трескал мясо. Разрубив кусты на отдельные дрова, Роман сложил вямке костер. «Как турист впоходе»,- пронеслась ироничная мысль. Но она тут же отпала, когда Факелов взял вруки кремень икресало. Туристы, чтобы разжечь костер, поджигают спичками бумагу, аособенно ленивые- горючую жидкость.
        Роман ударил кремнем об кресало- россыпь искр, упавших на ветки, сразу потухла. Лишь листочки испустили легкий дымок, но через мгновенье пропал ион. Постучав камнями еще несколько раз, Роман отложил их всторону. Затем срезал кинжалом несколько тонких полосок коры, присыпал их мелкими веточками.
        Искры- зародыши оранжевого зверя- вгрызлись вдревесную плоть. Занялась кора, перебрасывая огоньки на дрова покрупнее. Костер, задорно треща, начал разгонять вечерние сумерки.
        В освещенный круг, держа за шкирку двух сусликов, вошел Хедрик.
        -Беспечность их сгубила,- весело сказал он.
        -Как ты их?
        -Подкрался,- самодовольно сказал воин.
        Хедрик сел возле костра, удовлетворенно кивнул. Быстро обстругал ножом ветку, потом распотрошил иосвежевал маленькие тушки; серо-коричневые шкурки полетели всторону. Затем насадил свежее мясо на чистый от коры прут иначал крутить его над костром.
        С каждой минутой запах становился приятней, заставляя живот нетерпеливо квакать, арот наполняться слюной. Роман, никогда не испытывавший на Земле голод, даже немного стыдился таких явных рефлексов.
        Мясо было жестковатым, но очень нежным на вкус. Наесться сусличьи тушки не позволили, но голод друзья утолили.
        -Поплывем дальше на заре. Яуже соскучился по корчме игорячей похлебке,- обгладывая последнюю косточку, сказал Хедрик.
        -Когда надо, тогда ибуди,- ответил Факелов.- Чет, ты на дозоре.
        -Я помню,- проворчал ворон.
        Роман лег возле костра, повернувшись кпламени спиной. Хедрик постоял, словно прислушиваясь кчему-то.
        -Холодает. Замерзнем, когда потухнет,- сказал он искрылся во мраке. Почти сразу донеслись звуки ударов топора по дереву.
        Заготовив дрова, Хедрик произнес:
        -Рома, будешь просыпаться- поддерживай костер. Чет, если начнет тухнуть- буди меня.
        -Хорошо,- водин голос сказали ворон иФакелов.
        Хедрик улыбнулся итоже лег недалеко от костра. Ночь давно окутала берег плотным одеялом темноты. Лишь пламя, словно последний воин света, рьяно сражалось смраком. Сквозь облака неловко блестела луна, кое-где виднелись голубовато-белые точки звезд. Внеясном свете казалось, что река несет густые чернила, акаждый куст выглядел невиданным зверем.
        Хедрик глубоко вдохнул ночной воздух итоже повернулся спиной когню. Под треск костра, под едва слышный перестук когтей ворона ипод тихое сопенье Романа воин уснул.
        Глава двенадцатая
        Река расширялась, перетекая вогромную дельту. Впереди, на сколько хватало взора, раскинулась зеркальная гладь озера. Справа стоял обширный Старый город. За ним, далеко на западе, виднелись окутанные туманом силуэты гор. Отсюда они казались небольшими могильными холмами.
        Приозерный город не зря назывался Старым. Кольцевую стену переносили три раза, но ипоследняя успела обветшать, аза ней появились новенькие бревенчатые избушки.
        Почти каждый дом окружал небольшой огород. Красиво цвели вишни ияблони. Вдоль реки, по линии разлива, тянулись зеленеющие молодыми злаковыми поля. То тут, то там виднелись оросительные колодцы.
        В порту покачивалось несколько десятков судов, арыбацких лодок, оставленных укромки воды, было ивовсе не сосчитать. Всюду суетились люди, таскали мешки, ящики, сети. Некоторые орали имахали руками, но встречались ите, кто спокойно сидел на бережку, держа вруках удочку.
        Хедрик выбрал причал попустыннее, направил туда плот исказал Роману:
        -Поднажмем впоследний раз.
        Роман скривил губы изадвигал отполированным руками веслом быстрее. Ладони, покрытые мозолями, беспрерывно саднили. «Надо купить перчатки,- подумал Факелов.- Мало ли что еще придется делать».
        -Чет, просыпайся,- сказал Роман.- Приближаемся кгороду.
        Ворон встрепенулся, по-птичьи заклекотал ипроизнес сонно:
        -Старый город. Бывали мы здесь сАретом. Встретить тут можно кого угодно: от великанов алыйцев до тощих пустынников.
        -И даже говорящих ворон,- усмехнувшись, добавил Хедрик.
        -Воронов,- машинально поправил Чет.
        В синих глазах воина появились веселые огоньки, ион спросил:
        -А как ктебе относятся твои неразумные собратья? Самочки, кпримеру?
        Ворон громко щелкнул клювом иповернулся кХедрику хвостом.
        -Я стараюсь сними не сталкиваться,- недовольно буркнул он.
        -Извини, если затронул больную тему,- снаигранным сочувствием, выговорил Хедрик.
        -Ну тебя кчерту,- совсем уныло откликнулся Чет.
        Воин хохотнул, погладил ворона иснова налег на весло. Достигшее зенита солнце пекло, выдавливая из людей пот. Анадоевшая спутникам речка беззаботно играла бликами, словно серебряное зеркало.
        Друзья проплыли между двумя кораблями, нечаянно бортанули бесхозную лодку ипричалили кпоросшему травой берегу.
        -Плот служил нам верой иправдой,- торжественно сказал Хедрик, соскакивая на землю. Затем положил вдоль бревен весло идобавил:- Теперь он свободен.
        Роман хмыкнул, хотел сказать «аминь», но передумал. Вместо этого он произнес:
        -Думаю, что ненадолго. Обязательно кому-нибудь понадобятся либо бревна, либо веревка, либо незамысловатая посудина.
        Хедрик пожал плечами идвинулся всторону домов. Земля под ногами была утоптана до твердости камня. Даже жухлая дорожная трава не рисковала пускать на ней корни. Вокруг шла бесконечная погрузка-разгрузка телег икораблей. Между рядов складских помещений втискивались портовые кабаки.
        Воин пропустил пару трактиров, имеющих совсем жалкий вид, иподошел кдовольно сносному зданию снепонятной зеленой табличкой. Стоило Хедрику открыть дверь, как из помещения ударило плотным дымом забористой травки. Вкабаке истерично, безостановочно хохотали обезумевшие от наркотика люди. Воин поспешно захлопнул дверь инаправился вглубь города.
        -Надеюсь, там будет приличный трактир,- сраздражением сказал он.
        Роман молча поплелся следом, хотя уже начал переживать. Даже за их недолгое знакомство Факелов понял, что уХедрика талант нарываться на неприятности. Особенно на постоялых дворах.
        Пройдя мимо пары десятков домов, спутники, наконец, наткнулись на корчму собширным двориком. За оградой бегали мальчишки, кучковались люди. Многие были впыльных сдороги плащах, кто-то выводил из стойла коней, ав сторонке, на мощных лавках, сидели мужики ипопивали прохладное пиво.
        Корчма встретила запахами жареного лука иптицы. Под высоким потолком, окна чередовались смасляными светильниками. Половина столов ждала постояльцев, за остальными неспешно ели ипили по два-три человека. Сидевшие скользнули по Хедрику иРоману равнодушными взглядами, некоторые задержали взор на покачивающемся на плече Факелова вороне, но ите быстро отвели глаза, чтобы не напрягать гостей.
        -Отличное местечко,- громко сказал воин, садясь за столик около стены.
        Роман положил рюкзак на скамью, опустился напротив Хедрика. Провел пальцем по столу- он оказался гладким ичистым. Сразу вспомнилось земное кафе, стилизованное под средневековье, где Роман любил посидеть.
        Через полминуты, когда новые постояльцы уселись иогляделись, подошла полноватая женщина средних лет. Ласково улыбнувшись, она спросила, словно улюбимых чад:
        -Что вам принести?
        -Горячего,- невольно улыбаясь вответ, сказал Хедрик.- Все что есть: похлебку, мясо, кашу.
        -А попить?
        -Компот, если есть,- протягивая две серебряных, попросил воин.
        -Хорошо,- довольная оплатой вперед, сказала корчмарка ипошла обратно, покачивая мощными бедрами.
        Сидевший ближе ккухне мужик, спышной бородой ибакенбардами, крикнул подавальщице вслед:
        -Кувшин красного!
        Женщина через плечо кивнула искрылась за дверцей, впустив взал новую порцию соблазняющих запахов.
        -Приятный трактир,- сказал Роман, сталкивая ворона сплеча.
        Чет спрыгнул на столешницу, ипринялся крутить головой, оглядывая постояльцев.
        -Ворона, держи себя влапах,- шепотом попросил Хедрик.- Не порти чистоту иаппетит.
        -Я тебе не безмозглая курица,- зло прошипел Чет.
        Два парня, сидевшие за ближайшим столиком, приподняли брови ипосмотрели на ворона. Затем хмыкнули иснова уткнулись вмиски.
        Из кухни вышла сшироким подносом подавальщица. Поставила перед бородатым кувшин инаправилась кспутникам. Хедрик глубоко втянул носом воздух ишироко улыбнулся. Перед ним иРоманом опустились глубокие миски парящего рыбного супа итарелки гречневой каши скусочками оленины. Посреди стола подавальщица поставила большой кувшин, протянула Факелову иХедрику по глиняной кружке идеревянной резной ложке.
        -Спасибо,- разливая компот по кружкам, сказал Хедрик.
        -Кушайте. Чуть попозже принесу уточку.
        Раздобревший воин дал женщине еще одну монетку иполучил вответ благодарный кивок иулыбку. Роман отхлебнул из своей кружки- яблочно-вишневый компот приятно кислил, еще сильнее подстегивая аппетит. Затем еще раз вдохнув вкусные запахи, друзья, обжигаясь, принялись за трапезу.
        Через четверть часа спутники, немного осоловевшие, отодвинули пустые тарелки. Итут, словно ждала этого момента, вышла подавальщица сдымящей птицей на подносе. Женщина поставила деревянное блюдо перед Хедриком иРоманом, вопросительно обвела глазами зал и, не получив новых заказов, вернулась на кухню.
        Не успели друзья дотронуться до утки, как втрактир ввалилось четверо громко разговаривающих ипохохатывающих мужчин. Среди них спутники узнали Фотэля иЛюка. Речники были навеселе, видимо, дегустировали товар.
        -А здесь-то почти пусто!- довольно воскликнул капитан «Кометы», плюхаясь на скамью вдвух столиках от бывших наемников.
        Люк задорно свистнул, подзывая подавальщицу. Постояльцы поглядывали на вновь прибывших снеудовольствием, ау бородатого от злости клицу прилила краска. Стоило женщине выглянуть, как Люк проорал:
        -Лучшей жратвы! Да побольше!
        -Капитан, как доплыли?- участливо спросил Хедрик.
        В корчме мгновенно наступила тишина. Речники глядели на Романа иХедрика, как на выходцев из преисподней. «Началось»,- стоской инеудовольствием подумал Факелов.
        -Как вы… Барыт…- бессвязно пролепетал Фотэль.- Ребята, аможет они нам мерещатся? Вдруг это гадость так действует?
        -Даже не надейся,- хищно осклабившись, сказал воин.
        В зале перестали есть. Все повернулись ис любопытством ждали продолжения. Складывалось ощущение, что люди неожиданно перенеслись из кабака втеатр.
        Хедрик встал иподошел кстолу речников; вздохнув, за ним двинулся Роман.
        -Так как доплыли?- спросил воин снова.
        -Без проблем,- буркнул Люк, уставившись встол.
        -Кажется, ядолжен вам по пять серебряных,- заискивающе улыбаясь, сказал Фотэль. Уголки его губ дергались.
        Хедрик ударил капитана кулаком вскулу- голова мотнулась, иФотэль застыл сошарашенным видом. Люк остался сидеть. Двое других речников вскочили. Первого Хедрик ударил всолнечное сплетение, итот повалился через скамью назад, второго обезвредил Роман безжалостным ударом ноги впах.
        -Ты мог бы быть капитаном быстроходной галеры,- бросил Люку Хедрик.
        -Меня иОби никто не слушал. Все боялись Барыта,- не поднимая глаз, словно нашкодивший ребенок, грустно ответил он. Затем махнул рукой на двух валяющихся речников исказал:- Какие из них бойцы? Только иумеют грести, таскать, жрать да пить.
        Хедрик кивнул, приподнял за грудки почти пришедшего всебя Фотэля ипроизнес:
        -Пять золотых или сто серебряных имы забываем отвоей подлости.
        Фотэль часто-часто заморгал, азатем легонько кивнул.
        -Вас сам дьявол ведет. Как вы сбежали?- просипел он.
        -Мы всех убили,- просто сказал Хедрик.
        От стола донесся каркающий смех, от которого вздрогнул даже Роман. Капитан «Кометы» побледнел еще сильнее иразвязал поясной мешочек. Отсчитал оттуда пять золотых ипротянул воину. Затем, собравшись сдухом, произнес довольно твердо:
        -Все, явас не знаю.
        -А мы- тебя.
        Хедрик иРоман вернулись за стол, где Чет вочередной раз закусывал далеким родственником. Утка немного остыла, но друзья судовольствием продолжили трапезу. Фотэль ипоникший Люк пошли квыходу. Двое поднявшихся гребцов исподлобья стрельнули по спутникам глазами, услышали оклик капитана иблагоразумно двинулись за ним.
        Стоило речникам выйти из трактира, как за столами начали хмыкать ипереглядываться. Бородатый обнял одной рукой кувшин, подошел ктроице игрузно опустился на скамью.
        -Ловко вы их,- дыхнув винным перегаром, сказал он.- Аза что, если не тайна?
        -Предатели,- прожевав, ответил Хедрик.- Трусы часто ими становятся.
        -Куда путь держите?- покивав, спросил бородач.
        -Тебе зачем?- сподозрением поинтересовался Роман.
        -Засиделся ятут. Навязаться хочу,- простодушно ответил мужик ихохотнул.
        Роман скривил губы имолча продолжил добывать из утки мясо. Казалось, что птица почти полностью была из жира ипотрохов.
        -А где ты бывал?- спросил Хедрик, глядя на бородача.
        -Да везде,- без скромности заявил тот.
        -Нам разве нужен проводник?- встрял вразговор Роман.- Чет уже был там.
        -Не лезь,- поднимая руку, сказал воин.- Япомню про нашу птичку.
        Бородач глотнул прямо из кувшина ивытер рукавом губы.
        -Как там тропы вгорах?
        -Узкие, редкие. Козлиные. КНаставнику идете? Видел его дворец. Могу довести.
        Роман срастущим недоверием смотрел на бескорыстного проводника, но молчал. Факелов понимал, что для опытного Хедрика он больше обуза, чем помощник. Наверняка воин не впервый раз встречался сподобными типами- сам разберется.
        -А до гор долго идти?- поинтересовался Хедрик.
        Бородач пожевал губами итуманно ответил:
        -Смотря как идти. Когда неделю, когда две.
        -И вгорах, наверно, столько же?- не обращая внимания на заминку бородача, спросил воин.
        Мужик поспешно кивнул ипоинтересовался:
        -Когда выступаем?
        Хедрик ухмыльнулся, мягкий взгляд стал холодным.
        -Ты, видимо, новичок вэтом деле,- медленно произнес воин.- Шансы получить золото были бы больше, если бы ты просто попросил его отдать.
        Бородач оскорблено поднял кустистые брови.
        -По-хорошему тебя прирезать надо,- продолжал воин,- чтоб наивных не обманул.
        -Не пойму очем ты,- совершенно трезвым голосом сказал бородач иподнялся из-за стола.
        -И что им не работается?- риторически спросил Хедрик уРомана.- Каждый второй норовит обдуть.
        Факелов пожал плечами.
        -Еще что-нибудь?- суважением глядя на постояльцев, спросила подавальщица.
        Роман покачал головой, тут же поправив скользнувшие на глаза волосы, аХедрик поднялся ипрошептал женщине вухо:
        -Комнату на ночь. Аесли кто спросит онас, говори: поели иушли.
        Факелов заметил, что бородач искоса следит за ними. На его лице явно читались расстройство излость.
        Женщина подмигнула иушла кподозвавшим ее постояльцам за другим столом.
        -Пойдем отсюда. Кпоходу надо изрядно подготовиться.
        Друзья вышли из трактира на засыпанную щебнем дорогу идвинулись вверх по улице впоисках кузницы.
        -Что-то бородатый недобро смотрел. Видимо, задумал что-то,- предположил Роман.
        -Обиделся, наверно,- легкомысленно ответил Хедрик имахнул рукой на здание, из трубы которого валил тяжелый, темно-серый, почти черный дым.
        -В кузнице продают луки?- ссомнением спросил Роман.
        Воин пожал плечами.
        -Обычно при каждой кузне есть оружейная лавка. Атам продают все: от подков истрел до тяжелых доспехов. Если, конечно, руды вдоволь.
        На металлической блестящей табличке красовались выгравированные меч ищит. Каждая выпуклость иямочка, каждый штрих иузор поражали филигранной точностью икрасотой.
        -Хороший кузнец,- суважением сказал Хедрик.- Любит свое дело.
        Спутники вошли внебольшие жаркие сени, из которых вело две двери. От одной веяло теплом, ачерез другую, открытую, просматривались полки соружием. Глаза Хедрика заблестели, словно уголодного рядом сроскошным столом, или удолго воздерживающегося при виде обнаженной женщины.
        В округлом помещении свысокими окнами все было увешано изаставлено оружием иброней. От цельных врост человека луков, длинных алебард икопий до крохотных метательных ножей ибраслетов сшипами. Сотни солнечных зайчиков медленно блуждали по большой оружейной лавке. Вуглу, на толстоногом табурете сидел парнишка ис интересом разглядывал дремавшего на плече Романа ворона.
        -Чудесное оружие,- восхищенно сказал Хедрик, проведя пальцем по первому попавшемуся мечу.
        -Да, мастер один из лучших,- сгордостью сказал торговец.

«Даже Фотэль говорил, что здесь процветает кузнечное дело»,- вспомнил Хедрик.
        -А где мастер?- спросил воин.
        -Работает. Его лучше не отвлекать- серьезный заказ. Мне даже печь сегодня не разрешил разогреть. Что вам угодно?
        -Мне угодно все,- пробормотал воин, затем сказал громче:- Лук со стрелами, две пары метательных ножей илегкую кольчугу на моего друга.
        Факелов приподнял брови.
        -Дальше места пойдут неспокойные,- объяснил Хедрик.
        -А до этого была тишь да гладь?- улыбнулся Роман.
        -Вроде того. Доспех тебе покупать надо было сразу, да ты ж хилый- до сих пор бы по лесу шли.
        Факелов пропустил замечание мимо ушей исделал вывод:
        -А сейчас, значит, смогу идти нормально?
        Хедрик вытянул губы, хмыкнул иответил:
        -Нет, просто мы поедем верхом.
        Роман поморщился ислегка хлопнул ворона по грудке, когда тот противно засмеялся над ухом. Парнишка-торговец приоткрыл от удивления рот, но тут же взял себя вруки испросил:
        -А как увас сденьгами?
        -На что получше хватит,- сказал Хедрик ипринялся вертеть вруках треугольный композитный лук.
        -Луки все добротные. Выбирайте удобный вам,- сказал торговец, затем наклонился над ящиком ивытащил из него четыре метательных ножа вмаленьких ножнах.- Все закаленные, сутяжеленным лезвием, проверенные.
        -Попробовать можно?
        Паренек огляделся сзадумчивым видом. Потом подхватил табурет иположил на самый высокий ящик.
        -Попадете?- заходя воину за спину, спросил оружейник.
        Хедрик метнул ножи один за другим, иони ровным рядком воткнулись всиденье табурета.
        -О!- вырвалось уЧета иторговца.
        -Чудо,- сказал Хедрик, распихивая ножи по их деревянно-кожаным домикам.- Сколько за них?
        -По пять серебряных за каждый, как иза лук.
        -Двадцать пять,- машинально посчитал Роман.
        -И столько же будет за кольчугу,- добавил парень.
        -Насыпь еще стрел на десять монет,- показывая на ящик, сказал воин.
        Торговец достал три рубашки из колец на примерку ипринялся набивать колчан белооперенными стрелами спродолговатыми узкими наконечниками.
        -Убойные штуки,- похвалил их торговец.- Сблизи можно идоспех пробить.
        -Уйди,- сказал Роман ворону и, когда тот слетел, снял рюкзак икуртку.
        Кольчуги весили килограмм по десять каждая. Две оказались огромными металлическими мешками- на настоящих богатырей, как решил Роман, атретья сидела на нем вполне сносно. Покрутившись, поприседав, помахав руками, Факелов произнес:
        -Беру эту.
        -Теперь даже ты немножко похож на воина,- отеческим тоном сказал Хедрик.
        -Шестьдесят серебряных,- сказал торговец инасторожился. Затем добавил на всякий случай:- Или три золотых.
        Хедрик кивнул идостал монеты, сверкающие желтым светом. Отсчитал три штуки ипротянул парню, заворожено смотрящему на золото.
        -Красивые,- пробормотал он истал проверять на глаз изуб подлинность монет.
        -Передай мастеру большое спасибо за отличное оружие,- сказал Хедрик идвинулся кдвери.
        -Вы уже поблагодарили,- кивая на зажатые вкулаке монеты, сказал торговец.- Счастливого пути.
        Роман струдом натянул куртку поверх кольчуги, подхватил рюкзак идвинулся вслед за Хедриком. Первые пару шагов уФакелова подгибались ноги, но напрягши мышцы, он пошел ровно. Послышались учащенные хлопки крыльев, иЧет водрузился на свое любимое место- на плечо Романа. Хедрик застыл вдверях испросил:
        -Кстати, агде можно купить коней?
        Торговец на несколько секунд задумался.
        -Через две улицы кзападу будет хорошая конюшня,- ответил он.
        -Спасибо,- снова сказал Хедрик ивышел всени.
        Роман повесил на пояс два ножа, воин, потеснив топор, пристроил на спине колчан илук. Экипировавшись, друзья вышли на устланную щебенкой дорогу. Через полсотни шагов они нашли узкую поперечную тропинку, соединяющую между собой широкие улицы.
        Ветхие, вросшие вземлю избушки за дырявым забором чередовались сдвухэтажными теремами из обструганных, покрашенных олифой бревен. На высоких крышах скрипели флюгера, посреди некоторых дворов величественно возлежали свиньи, арядом сними шастали пугливые курицы. Разбрасывались лепестками ипленили сладкими запахами цветущие яблони ивишни. Вокруг них жужжали пчелы иогромные мохнатые шмели. Когда они пролетали совсем близко, Роман невольно передергивался.
        Наконец спутники вывернули сузкой улочки на широкую, мощеную на скорую руку дорогу. Хедрик остановился, понюхал воздух. На миг задумался идвинулся по улице на юг. Вскоре Роман услышал негромкое конское ржание ис интересом спросил:
        -Как ты так легко ориентируешься внезнакомом городе? Или ты уже здесь был?
        -Да все ж просто. Постоялые дворы должны быть на окраине- для вновь прибывших. Если город торгует оружием, значит, кузни располагаются поближе креке ируднику. На конях едут только за озеро ик горам, потому иторгуют ими вюго-западной части города,- объяснил Хедрик.
        -Хм, надо запомнить,- проговорил Роман.- Как-то не думал об этом.
        -Люди везде строят, чтобы было удобно. После полсотни городов идеревень все поселения становятся похожими.
        -Это точно,- поддакнул Чет.
        Спутники вошли во двор, где воткрытых стойлах хрустели овсом ишуршали сеном сдесяток коней. Стоило друзьям подойти кпервой лошадке, как из здания выбежал смуглый тощий человек валом тюрбане итемно-зеленой хламиде, наброшенной поверх серого костюма.
        -Эта семь!- громко сообщил он.- Все хороши, здоровы исмирны! До края света довезут иобратно принесут! Вот этих трех за двадцать отдам!
        Роман усмехнулся, аХедрик, словно не слыша торговца, двинулся вдоль стойла, внимательно разглядывая коней. Некоторых он гладил по морде, заглядывал врот. Наконец Хедрик остановился перед двумя жеребцами: один вороной масти, другой серой вяблоках. Кони топтались, тихо ржали.
        -Давай этих двух за золотой,- сказал воин.
        -Он каждый по золотому стоит!- оскорблено воскликнул продавец.
        Хедрик тягостно вздохнул, еще раз оглядел коней ипроизнес безапелляционным тоном:
        -По золотому за коня сседлом исбруей.
        Торговец прищурился на воина, затем махнул рукой исказал:
        -Сейчас оседлаю.

«Неплохо Фотэль раскошелился»,- подумал Роман, бросив взгляд на новую амуницию ипышущих здоровьем коней.
        Когда Хедрик протянул торговцу две золотых, тот начал двигаться ичто-то бормотать под нос втри раза быстрее. Через пару минут перед друзьями стояли жеребцы сширокими удобными седлами, новой сбруей истременами.
        -Мой черный,- быстро сказал Роман, сопаской подходя кперебирающему копытами зверю.
        -Знаешь, как на нем ездить?- усмехнувшись, спросил Хедрик.
        -Видел,- неуверенно сказал Роман.
        -Когда залезешь, держись сильнее. Ато скинет- хребет сломаешь.
        Факелов кивнул ипредставил, как конь взметается на дыбы исбрасывает его сдвухметровой высоты на каменистую дорогу. Воин еще раз хмыкнул ипроизнес:
        -Запасемся впродовольственной лавке ивпуть.
        -А как же снятая комната?- приподняв брови, спросил Факелов.
        -Я за нее даже не платил. «Проводник» обязательно разузнает уподавальщицы за монетку, что мы все-таки сняли комнату ипопросили ее соврать. Очем это говорит? Что мы придем, но боимся гостей. Амы не придем. Ибабе монетка, инам спокойнее.
        -Ловко,- уважительно сказал Роман.- Тебе интриги бы плести. Заранее знаешь, как люди поступят.
        Хедрик неловко улыбнулся и, взяв коня под уздцы, двинулся по улочке на запад. Кзвукам города добавился стук копыт. День перевалил за полдень, но солнце по-прежнему припекало. Сомлевший под его лучами ворон уснул на седле черного коня.
        Спутники остановились около домика сновенькой вывеской, на которой коричневой краской был нарисован объемный мясной окорок.
        -Только не солонину,- вспоминая речное путешествие, сказал Роман.
        -Да, этой гадости ятоже наелся,- согласился воин. Затем бесцеремонно разбудил Чета исказал:- Ворона, последи за конями. Тебе что брать?
        Ворон взглянул на вывеску иответил:
        -Мяса, любого.
        Друзья зашли влавку иневольно поморщились. Внос ударили запахи преющих овощей ипропавших рыбьих потрохов.
        -Здесь точно продают еду?- шепотом спросил Роман.
        -Начинаю сомневаться.
        В небольшом кресле дремал мужчина собильной проседью, но свиду крепкий издоровый.
        -Что желаем?- встрепенулся он, стоило спутникам сделать несколько шагов.
        -Еды вдальнюю дорогу.
        -Солонина, копченая рыба имясо, сыр, ржаной хлеб, картофель. Вы на конях?
        Хедрик кивнул.
        -Овес тоже есть.
        -Давай показывай,- сказал Хедрик.
        -Вы покупать будете или глядеть?- нахмурился торговец.
        -Давай побольше копченого мяса, картофеля ихлеба,- бесстрастно перечислил Хедрик.- Ипару торб совсом.
        Торговец открыл лаз впогреб иначал бегать туда-сюда, выкладывая на столик товар. Хедрик внимательно осматривал иобнюхивал каждый кусок мяса, каждую буханку хлеба. Пошарил рукой вовсе, встряхнул вмешке картошку.
        -Неплохо,- заключил он.- Грузи вседельные сумки.
        -Десять серебряных.
        -Грабеж,- сказал Хедрик, но, даже не торгуясь, отдал требуемое.
        Торговец расплылся вулыбке ипроизнес:
        -И на обратной дороге заходите.
        -Хотелось бы,- хмыкнул воин и, взяв небольшие мешки скартошкой, вышел на улицу.
        -Уже уходим?- удивленно спросил Чет.
        Хедрик кивнул, вскочил на серого вяблоках скакуна идвинулся всторону гор.
        Город возник ирос на берегу реки, потому, чем дальше спутники углублялись взападную часть, тем новее выглядели жилища идороги. Дома стояли далеко друг от друга- каждый хозяин пытался отхватить под огород кусок земли побольше.
        -Недолго мы вгороде были,- сказал Роман, увидев широкие ворота, втиснувшиеся встройные ряды частокола.
        -Это чтоб не расслабляться иврагов не наживать.
        -В городе неуютно,- согласился Чет.
        -Тебе?!- воскликнул Хедрик.- Какая разница, где жрать испать?
        -В городе могут помешать,- буркнул ворон.
        -Сегодня коней жалеть не будем,- сказал воин, проезжая мимо сонного стражника.
        -И завтра тоже,- добавил Факелов.- Вгорах они нам не понадобятся.
        -Загнать яих тебе не дам,- непреклонно сказал Хедрик.- Для бога Срединных сил день, что секунда- подождет.
        Факелов промолчал, взгляд его был задумчиво-отрешенным. Воин махнул на него ипоехал впереди. Под ногами стелилась дорога и, казалось, что далеко-далеко впереди, на горизонте, она упирается втуманный силуэт гор.
        Глава тринадцатая
        Копыта стучали по каменистой земле. Недавно взошедшее солнце грело спину, авеличественная цепь гор взметалась скаждым часом все выше. Для пятого дня пути Роман держался вседле довольно уверенно, но опасаться черного зверя не перестал. Заморосил дождик, тут же недовольно закаркал ворон, обреченный мокнуть без надежды на укрытие. Невысокая трава, под усиливающимися струями, припала еще ближе кземле.
        -Унылые здесь места,- сказал Хедрик, обведя взглядом каменистую равнину.- Ни деревца, ни домика.
        Роман буркнул под нос что-то недовольное иубрал намокшие пряди назад. Высота гор его пугала, ипоследние дни он все больше пребывал вдурном настроении. Третье испытание, по его мнению, чересчур затянулось. Азавершение скрывалось за непроходимыми на вид горными пиками.
        Предгорное плато шло седва заметным подъемом, испутники, сами того не замечая, скаждой минутой оказывались все выше. Застывшая туча щедро ибезвозмездно поливала друзей прохладной водой. Намокший Чет смотрелся, словно скомканная тряпка. Ворон прижался боком кспине Романа, абрюхом- кконю, чтобы хоть немного согреться.
        Через четверть часа, сквозь стену дождя, спутники увидели небольшую деревеньку. Роман иХедрик ударили коней пятками вбока, заставляя двигаться быстрее. Подойдя ближе, друзья резко осадили скакунов. Деревня выглядела странно- вглаза бросались непривычные дома. Каждое жилище было вдва человеческих роста ввысоту, ровное, как коробка, ашироченные двери шли от самой крыши.
        -Деревня алыйцев,- сказал ворон.- Что-то не помню ее.
        -Спал, небось,- откликнулся Хедрик.- Пойдем или мимо проедем? Алыйцы славятся дружелюбием.
        -Чем меньше встреч, тем лучше,- произнес Роман.- Но пополнить запасы не мешало бы.
        -Здесь ты прав- сдобычей тут плохо.
        -И от дождя укроемся,- сказал Чет.
        Роман иХедрик тронули поводья, кони сместа двинулись рысью. Дождь перешел взатяжной ливень, словно спутники оказались втропиках.
        -Никого нет,- заметил Факелов.
        -Дождь пережидают,- уверенно произнес Хедрик.
        Изгородь стояла символическая- по пояс спутникам, аалыйцы, наверное, без труда через нее перешагивали. Земля напиталась, идеревенька оказалась водной огромной луже. Поэтому спутники не стали спешиваться, оставив незавидную роль шагать по грязи коням. Дома стояли без всякой системы, но одинаково несуразные ииз-за этого безликие.
        -Даже скотины никакой не видно,- сбеспокойством сказал ворон.
        -И огородов,- добавил Роман.- Что они, такие большие, едят?
        -Одиноких странников,- приглушенно сказал Хедрик иусмехнулся.- Вместе сконями.
        Роман постучал вдверь первого дома- никто не откликнулся. Спутники постучали еще внесколько дверей, но ответа так ине дождались. Дождь лупил как заведенный.
        Хедрик заметил дом, рядом скоторым возвышался столб коновязи. Распахнулась гигантская дверь, ис порога замахала женщина, ростом почти как всадник.
        -Оставляйте коней изаходите вгости! Охотники все вгорах!- показав на пустующие дома, сказала алыйка.
        Спутники слезли сконей, от души ругнулся Хедрик- вода перетекла через голенище. Привязав поводья кпетелькам коновязи, друзья счавканьем ихлюпаньем добрались до крыльца. Хедрик вылез из сапог, вылил из них воду итолько потом зашел вдом, оставив обувь возле двери на просушку. Роман начал возиться смокрыми шнурками, но, увидев грязный пол, зашел впомещение вботинках.
        -Меня зовут Тина,- представилась хозяйка каким-то отстраненным голосом.- Еды предложить не могу- мужчины еще не вернулись сохоты, но после холодного дождя можно согреться ипо-другому.
        С этими словами алыйка расстегнула накидку, открывая взору спутников смуглую, чудовищных размеров грудь. Каждый сосок был размером стюльпан. Хедрик охнул икак-то странно заулыбался. Роман, который дотянулся бы до груди, разве что встав на носки, обеспокоено завертел головой- греться таким способом ему явно не хотелось.
        -А вдруг мужчины вернутся?- спросил Роман, смотря Тине вглаза.
        -Ради этого стоит рискнуть,- ответила алыйка инатянуто улыбнулась.- Или явам не нравлюсь?
        -Нет-нет,- замотал головой Хедрик,- просто мы устали сдороги ихотим переждать дождь втепле.
        -Может, уженщин вдругих домах есть что перекусить?- невзначай спросил Роман.
        -Давайте вначале съедим его,- сказала Тина ипоказала пальцем на сжавшегося на плече Факелова ворона. Из уголка рта унее потекла голодная слюна.
        Роман обомлел, но тут же пришел всебя, когда под ухом жалобно заверещал Чет:
        -Выпусти меня отсюда! Кругом изверги!
        -Поехали дальше,- сказал Факелов Хедрику итолкнул дверь.
        Дверь не поддалась. Роман посмотрел на алыйку ивыхватил кинжал. Глаза хозяйки остекленели, верхняя губа приподнялась иподрагивала, открывая растущие клыки. Тварь отбросила накидку вугол, итут же все ее тело стало покрываться шаровидными наростами. Хедрик метнул подряд два ножа. Чудовище качнулось всторону. Первый нож воткнулся вплечо, авторой отскочил от костяного панциря, который еще недавно был огромной упругой грудью. Хедрик присвистнул и, выхватив меч, встал рядом сФакеловым. Роман судорожно сглотнул итрясущейся рукой достал метательный нож. Затаив дыхание, он бросил его, целя вбыстро чернеющий глаз.
        -Молодец,- шепнул Хедрик.
        Тварь обиженно заревела, выдернула из дымящей глазницы нож ибросилась на спутников. Друзья отпрыгнули вразные стороны, ворон слетел сплеча иуселся на кровать вдругом углу дома. Хедрик рубанул чудовище чуть ниже бедер, но клинок лишь проскрежетал, словно огранит. Тварь развернулась инаотмашь ударила лапой. Воин встретил ее ответным выпадом и, крепко бранясь, отлетел на несколько метров назад. Чудовище срыком прыгнуло на упавшую жертву, но Хедрик успел откатиться всторону. Подскочивший Роман со всего размаху ударил приземлившуюся на четыре лапы тварь по шее. Факелову показалось, что он ударил камень, но монстр все-таки взвыл, то ли от боли, то ли от оскорбления.
        Хедрик поднялся ис разбегу ударил дверь ногой- та едва шелохнулась. Ойкнув от боли вступне, воин развернулся кчудовищу. Озлобленная тварь неумолимо надвигалась на Факелова, широко расставив лапы. Роман попробовал проскочить под одной из них, но монстр схватил его за левое плечо ис торжествующим ревом понес кпасти. Факелов заорал от страха иболи, икак безумный начал колотить кинжалом по всему до чего дотягивался.
        Сзади колотил чудовище Хедрик- звук стоял, как вкаменоломне. Среди рыка, криков истука послышалось хлопанье крыльев. Чудовище выпустило Романа ис воем схватилось за вторую дымящуюся глазницу. Тварь заметалась по дому, маша лапами как ветряная мельница. Монстр сбил один из трех горящих светильников изавыл стакой дикой яростью, что удрузей побежали мурашки размером сгорошину. Хедрик подпрыгнул, схватил два глиняных сосуда смаслом ибросил вчудовище. Затем снял горящий светильник итак, чтобы не затушить фитиля, кинул вмонстра.
        Масло занялось хорошо, но еще быстрее загорелось само чудовище. Оно зашипело, упало на пол, пламя взметнулось до потолка, словно горели бочки скеросином. Запахло кислятиной идымом, друзья кашляли имолотили вдверь, что-то хрипло каркал Чет. Тварь каталась по полу, грозя влюбую секунду поджечь людей. Наконец, монстр издал жалобный тихий стон изатих- дверь тут же сама собой отворилась.
        Первым выбежал Роман, за ним, подхватив сапоги, выскочил Хедрик. Ачерез миг, сдымящимися перьями, влужу спикировал ворон. Факелов поспешно вытащил остудившегося товарища на крыльцо.
        -Вот это хренотень,- просипел Роман, глядя на обгоревшую тушку посреди домика.
        Хедрик отплевывался ис тревогой озирался по сторонам.
        -Как бы ивправду какие-нибудь охотники не вернулись,- наконец произнес он.
        -Кони целы, значит, скорее всего, мы здесь одни,- шепнул ворон.
        -Поехали отсюда,- сказал Роман.
        Дождь кончился, вода быстро уходила внедра. Кони, беспокойно прядавшие ушами, подняли морды итихо заржали. Деревенька таяла вместе слегким туманом. Через несколько минут на месте запруженного поселения дружелюбных алыйцев стояла убогая хижина, посреди которой валялась зажаренная тушка ее хозяина.
        -Невероятно мощная магия,- удивился Хедрик, подбирая закопченные ножи.- Словно десяток чародеев постарались.
        -Даже не слышал отаких тварях,- сказал ворон.
        -Спасибо тебе, Чет,- произнес Роман, сажая птицу позади себя,- без тебя меня б сожрали.
        Ворон довольно каркнул, прижался кконю ибезмятежно уснул.
        -Отойдем подальше- устроим привал,- сказал Хедрик, струдом залезая на коня.- Что срукой?
        -Болит, но вроде целая. Икольчуга от когтей помогла.
        -А меня словно толпа поколотила,- поморщился воин и тронул коня.
        -Я уже ксмерти приготовился,- признался Роман.
        -Да-а, жуткая тварь. Одно дело навести морок, мираж, атут… все было таким реальным: дождь, дома. От наваждения ипогибла- вряд ли масло было настоящим.
        -Только седой, видимо, проблемы унее были,- заметил Роман.- Ис«погреться».
        Хедрик хохотнул.
        -Представил, что ясогласился ублажить это ведро,- начал он,- наверняка, во время экстаза она перекусила бы мне глотку. Вот так счастливая смерть.
        -И родилась бы куча каменных Хедриков.
        Воин хмыкнул исказал:
        -А ведь даже наш ворон ничего неладного не заметил.
        -Отсутствие скотины иогородов было подозрительным.
        -Дождь ислава алыйцев меня усыпили,- признался Хедрик.
        -На то ирассчитывалось,- вздохнул Факелов.
        Когда кони сами перешли на шаг, завидев встороне зеленеющий луг свысокими кустами, друзья решили устроить привал. Хедрик спрыгнул сконя и, положив на лук стрелу, пошел проверять место стоянки. Роман остался ждать, держа скакунов за поводья. Не прошло иполминуты, как раздался щелчок тетивы. Факелов, выхватив кинжал, бросился за воином, но тут же раздался его довольный голос:
        -На обед унас птичка!
        От таких слов проснулся Чет ичто-то забормотал опритеснении пернатых. Роман зашел за кусты иувидел Хедрика, державшего вруках мертвую утку.
        -Кряква,- сказал он.- Даже не ожидал здесь ее встретить. Видимо, обстоятельства заставили.
        И воин показал на круглое гнездо из тонких веток, вкотором лежало шесть белых яиц. Невдалеке тек бурный ручеек, впадавший внебольшой затон. Вокруг него иобразовалась пышная лужайка.
        -Здорово,- сказал Роман.- Наконец-то поедим свежего.
        Хедрик бросил утку, взял яйцо и, продырявив внем дырочку, снаслаждением выпил.
        -Не хочешь?
        Факелов поморщился.
        -Сырыми?
        -Вот чудной,- улыбнулся воин, выпивая второе яйцо.
        -Я их взоле запеку.
        Хедрик ссожалением посмотрел на гнездо ипроизнес:
        -Хорошо. Ты коней-то стреножь, ато они хоть илюбят нас, аубежать все равно могут.
        Роман быстро обернулся, мысленно отчитывая себя за глупость. Но кони мирно объедали кусты иявно никуда не спешили. Факелов быстро связал коням задние ноги так, чтобы они могли передвигаться только маленькими шажками. Расседлал их и, взяв полкраюхи ржаного хлеба, Роман вернулся кХедрику.
        -Нечасто тут ходят,- сказал воин, разрубая куст на отдельные ветки.- Лужок сама девственность.
        -Деревня- хорошая защита,- мрачно заметил Роман.
        -Была. Кого-то мы точно спасли от жуткой смерти.
        -Ты итак благородный насквозь,- сиронией сказал Роман.- Амне сЧетом, надеюсь, зачтется.
        Воин хмыкнул имахнул на друга рукой.
        Через полчаса, когда на весело полыхавшем костерке румянилась тушка кряквы, Хедрик задумчиво произнес:
        -Нет гармонии учеловека сприродой. Вот мы: пришли, убили утку, порубили исожгли кусты. Авзамен- ничего.
        Роман пожал плечами.
        -Утку могла сожрать лиса, акусты сгореть от молнии. Хотя вмоем мире природа- это вообще что-то отдельное от человека. Даже выражение такое есть: «поехать на природу».
        -Ну, станешь богом- исправишь,- брякнул воин, укоторого философский настрой пропал так же незаметно, как ипоявился.
        Факелов нахмурил лоб, затем покачал головой иответил:
        -Это невозможно. Да изачем?
        -Ты прав- сами разберутся.
        Роман скривил губы иначал копать ножом под золой ямку. Затем аккуратно, обжигаясь от близкого огня, положил туда четыре оставшихся яйца изасыпал углями. Хедрик тыкнул ножом крякву- на ней появилась кровавая полоска.
        -Еще долго,- констатировал он.
        Прилетел Чет идоложил:
        -Далеко вокруг- никого.
        Затем, увидев всторонке потроха, сжадностью начал трапезу.
        -Вот укого полное единение ис человеком ис природой,- указав на ворона головой, сказал Роман.
        -Что-то яему не завидую.
        -Пока он не осуществит свою мечту- да. Но ты представь, что сможешь влюбой момент превращаться вптицу. Дороги имосты станут тебе не нужны.
        -А приспичит стать человеком- будешь ходить голый,- ссарказмом добавил Хедрик.
        -Это проблема,- расстроился Роман исказал почти равнодушно:- Но полетать все равно здорово.
        Дальнейшее приготовление обеда прошло вмолчании. Спутники подбрасывали вкостер веточки, смотрели на качающееся пламя. После пяти дней копченостей запах от поджаренной тушки был одуряющим. Хедрик снял прут скряквой иперевесил на другие рогатины подальше от костра- чтоб остыла. Роман разворошил золу ивыкатил на траву посеревшие яйца. Через несколько минут отнес их кручью изасунул вместе сруками. Ледяная вода приятно обожгла кожу. Умывшись, напившись, Факелов вернулся ккостру счетырьмя белыми твердыми яйцами. Бросил одно Хедрику, ударил два друг об друга ипринялся медленно счищать скорлупу.
        На вкус яйца походили на куриные. На мгновенье Роман поддался ностальгии по Земле, но, вспомнив, что он там натворил, скривился как от дольки лимона.
        -Вкусно,- оценил Хедрик.- Буду всегда теперь так делать.
        -Такие можно денек ипотаскать- не пропадут ине разобьются,- сказал Факелов, пытаясь болтовней отвлечь себя от негативных мыслей.
        Хедрик кивнул ижестом попросил нож. Затем вытер новоявленный столовый прибор пучком травы исклонился над уткой. Ловко орудуя двумя ножами, воин разделил тушку ипротянул половинку Роману.
        -Спасибо,- сказал Факелов, откусывая сероватое мясо.
        Кряква провалилась вслед за яйцами, иРоман, чуть ли не урча от удовольствия, вытянулся на мягкой траве.
        -Смотрю, ты житейскими радостями стал дорожить,- произнес Хедрик.
        -После того, как чуть не сдох, понимаешь, что поесть иповаляться на травке тоже неплохо,- усмехнулся Факелов.
        -А те, кто это совсем хорошо понимают, вбоги не лезут.
        -И мир не изменяют,- втон ему добавил Роман.
        -Да, надо ехать. Давай наберем баклажки, больно вода хорошая, и- впуть.
        Факелов нехотя поднялся ипобрел за бурдюками ибутылками из нержавейки.
        Через полчаса вода была набрана, акони оседланы. Чет уснул там же, где иобъелся. Роман аккуратно подобрал спящего друга иводрузил на коня. Ворон проснулся, но виду не подал, наслаждаясь заботой.
        Ближе кгорам местность снова оживала: блестели пруды, окруженные камышом, бежали узкие горные речушки, попадались густые рощи.
        -Утка-то, не так далеко отлетела,- сказал Роман, указывая на маленькое озеро, где плескалось не меньше сотни крякв.- Хорошие места, алюдей не видно.
        -Потому ихорошие,- засмеялся Хедрик, затем добавил серьезно:- Предгорье, горы изагорье- все овеяно туманно-мрачными мифами. Люди либо попросту боятся, либо здесь иправда обитает лихо.
        -Не поминай лихо кночи,- угрюмо произнес Роман пословицу ипоказал на небо.
        Глаза Хедрика расширились. На них летела стая огромных красно-белых неведомых птиц. Каждая была не меньше теленка, ав пасть можно было засунуть руку по локоть. Воин нахмурился иприготовил лук. Роман вытащил кинжал инож. Два десятка птиц приземлились шагах втридцати от всадников. Спутники снедоумением переглянулись. Хедрик направил наконечник стрелы вземлю. Из стаи вышла огромная птаха, видимо, вожак.
        -Уберите свои железки,- небрежно сказал он.- Хотя, если вам так удобней, оставляйте.
        -Здравствуйте,- нашелся первым Хедрик.
        -Пропуск есть?- влоб спросила огромная птица.
        Роман иХедрик снова переглянулись. КЧету они привыкли, но сейчас сними говорил явно не человек, заколдованный вптицу.
        -Смотря что вы считаете пропуском,- осторожно сказал Роман.
        -Значит, нету,- сделал вывод вожак.- Вы зашли далеко на нашу территорию, потому пропуск вам понадобится влюбую сторону. Выхода увас нет- зарабатывайте.
        Хедрик закатил глаза, Роман шумно сглотнул испросил:
        -Что нужно?
        -Отгадывайте загадку.
        Факелов опешил. Еще раз взглянул на красно-белую птицу согромным острым клювом- со сфинксом никаких сходств.
        -Слушаем,- разведя руками, сказал он.
        -На вкус сладкое, на ощупь липкое, вводе растворяется, во тьме светится. Что это такое?
        Роман иХедрик задумались. Вголову шла одна ерунда.
        -Мы ждем,- нетерпеливо щелкнув клювом, сказал вожак.
        -Ответь хоть что-нибудь,- шепнул на ухо Чет.- Что угодно.
        -Фосфорный шоколад,- брякнул Роман.
        -Точно?- водин голос спросила вся стая. От предвкушения птицы подались вперед.
        -Точно,- сказал Роман.
        -Отлично,- сказал вожак, выдернул из себя перо и, переваливаясь сноги на ногу, подошел квсадникам. Затем протянул Роману вклюве перо ипроизнес:- Вот ваш пропуск.
        Птицы взмыли ввоздух ичерез минуту внебе от них остались только темные точки.
        -Что это было?- обескуражено спросил Факелов.
        Хедрик развел руками.
        -Они обычно задают загадки, на которые сами не знают ответы,- довольный своей помощью, сказал ворон.- Мы сАретом тоже их встречали.
        -Дурные какие-то,- хмыкнул Роман.
        -Каждому свое,- проговорил Хедрик ихлопнул коня по крупу.
        Роман повертел вруках перо, вкотором красные ворсинки чередовались сбелыми субийственной точностью. Спрятал его врюкзак, легонько хлестнул коня поводьями итот сместа пошел рысью за серым вяблоках собратом.
        Коричнево-зеленые горы, венчавшиеся белыми шапками, давили на сознание, смотрели сверху вниз, словно пытаясь вновь ивновь доказать человеку его ничтожность. Роман, отвлеченный от них беспокойным днем, снова приуныл.
        Начало темнеть. Солнце, мигнувшее на прощанье красноватым краешком, давно нырнуло за горы, оставив мир на попечении бледной сестры. Друзья расположились на берегу озерца, подпитываемого двумя быстрыми речками. Вокруг раскинулась просторная березовая роща.
        -Освежуй пару крякв,- сказал Хедрик, показывая на полдесятка подстреленных уток.
        Роман кивнул, привязал коней ивзялся за нож. Воин подхватил секиру ипошел избавлять рощу от сухостоя. Тишину наполнил монотонный звук ударов топора. Озерная свежесть перемешивалась сзапахом конского пота иптичьей крови. Факелов, поморщившись, отбросил потроха подальше. Слабый ветерок услужливо прогнал плохие запахи прочь.
        Хедрик натаскал целый курган дров иснова пошел кдеревьям.
        -Мы тут на зиму остаемся?- удивленно спросил Роман.
        Воин усмехнулся.
        -Хочу закоптить остальных птичек.
        -Может просто зажарить? Ато еще отравимся потом.
        -На Чете проверим,- бросил Хедрик иушел дальше будить всю живность вокруге.
        Роман начинил двух уток картошкой, обмазал их толстым слоем приозерной глины иположил вкостер. «Раньше проблема была яичницу на сковородке пожарить, асейчас…»,- пронеслась самодовольная мысль. Сгорели торчащие из глиняных эллипсов перья- запахло паленым. Вернулся взмокший Хедрик, бросил топор сдровами ипошел умываться козеру.
        Примерно через час Роман выкатил из костра уток втвердой обожженной глине. Осторожно ударил кинжалом вдоль эллипса, ион развалился на две половинки. Водном лежала румяная тушка птицы, вдругой прилипшие кглине перья. Факелов вытащил парящую утку из второй скорлупки глиняного яйца ипереложил на вымытые ирасстеленные листья лопуха. Орудуя кинжалом иножом, то же самое он сделал скряквой Хедрика.
        Спутники поели, Роман отсел подальше от костра истал наблюдать за воином. Больше часа Хедрик промучился сконструкцией, на которой висели утки так, чтобы дым полностью попадал на них.
        -Как бы шашлык не получился,- наблюдая за другом, сказал Факелов.
        Хедрик яростно зашипел, когда одна из уток плюхнулась вкостер, поднимая облако пепла.
        -Намучаешься ты сними.
        -Да что ж ты под руку болтаешь,- возмутился воин, вновь подвешивая злосчастную крякву.- Взял бы сам исделал.
        -Я лучше кинжалом помашу полчасика испать. Аты разбуди, когда моя очередь дежурить.
        -Чет разбудит,- буркнул Хедрик.
        Роман кивнул иушел фехтовать сни вчем неповинной березкой.
        Глава четырнадцатая
        Чем выше вгоры поднимались спутники, тем плотнее кземле прижималась растительность. Коней давно пришлось отпустить итеперь, при бесконечном подъеме вверх по узкой тропинке, кольчуга злорадно гнула кземле.
        -Правильно идем?- вкоторый раз спросил Факелов уЧета.
        -Мы сАретом шли так. Сейчас будет перевал, аза ним большое плато созером. Арет там козла подстрелил.
        Тропа частенько упиралась впочти отвесные скалистые стены. Друзья карабкались по ним, обламывая ногти ирискуя сорваться, чтобы продолжить путь по ждущей их наверху тропке. Роман старался не смотреть вниз. Хоть преграды ибыли обычно не выше десятка метров, при взгляде вниз начинало мутить. Осознание того, что одно неверное движение иты влучшем случае труп, ав худшем калека, радости тоже не прибавляло.
        -Как можно было забыть об альпинистском снаряжении?- риторически спросил Роман.
        -Каком снаряжении?- не понял Хедрик.
        -Горном. Чтобы лазить по скалам,- объяснил Факелов.- Крюки, клинья, страховки…
        -Когда совсем не за что зацепиться, вщель можно вбить нож,- сказал Хедрик.
        Тропинка повернула, иперед спутниками открылся почти пологий, метров двадцать ввысоту перевал, апо обе стороны от него ввысь взметались отвесные скалы.
        -Такое ни скаким снаряжением не преодолеешь,- задрав голову, пораженно сказал Хедрик.
        -Пару сотен метров точно,- сгрустью произнес Факелов. Предыдущая дорога, по сравнению сгорными трудностями, казалась развлекательной прогулкой.
        Спутники, нагибаясь вперед, преодолели широкий гранитный подъем. Перед ними расстилалась огромная равнина, окруженная неприступными скалами. Враскинувшееся почти посредине озеро сшумом врывалась бурлящая река. По зеленеющей равнине спокойно расхаживали стада пасущихся горных козлов.
        -Хорошо устроились,- сказал Хедрик.- Жратва, водопой, ветра нет и, видимо, хищники не достают.
        -Не пойму,- пробормотал ворон.
        -Что такое?- встревожился Роман.- Не туда пришли?
        Факелов обвел взглядом стены горного плато и, не найдя прохода, посмотрел на Чета.
        -Завалило,- обескуражено пролепетал ворон. Затем вспорхнул иумчался смотреть на скалы сверху.
        Роман опустился на землю истал следить за удаляющейся черной точкой.
        -И что делать? Мы по известной тропе еле идем,- сказал он бесцветным голосом.
        -Чет полетает, может обход найдет,- утешил Хедрик.
        Роман вскочил на ноги ипоправил волосы. Достав оба ножа, он на полусогнутых пошел кпасущейся группке козлов. Через пару минут Факелов был вдвух десятках шагов от жертвы. Козел стоял кнему боком исовершенно не беспокоился освоей безопасности. Роман ссилой метнул нож. Сверкнул молнией металл ивоткнулся животному вшею. Козел мекнул, зашатался. Факелов подбежал кжертве идвумя безжалостными ударами добил животное. Кровь ручьем текла из трижды пробитой шеи.
        -Спустил пар? Или на охоту потянуло?- спросил подошедший Хедрик. Синие глаза смеялись.
        Роман пожал плечами исел на добычу. Остальное стадо отбежало на сотню шагов ипродолжило пастись, как ни вчем не бывало.
        -Хорошая работа,- похвалил воин.- Давно пора устроить привал.
        Хедрик сбросил заплечный мешок и, вытащив из петли секиру, направился кближайшим кустам. Вскоре вернулся Чет, грудка его быстро-быстро поднималась иоседала.
        -Раньше был проход между скал, словно кто-то дверь пробил. Но сейчас туда столько камней навалило, что идесяток алыйцев не разгребут,- отдуваясь, сказал он.
        Роман стоской вздохнул. Усталость истрессы, разгоняемые лишь фанатичной идеей, сейчас как будто навалились все сразу. Он встал скозла, вокруг которого растеклась лужица крови, илег на траву.
        -Я не виноват,- добавил ворон, испуганно глянув на жертву плохого настроения Романа.
        -Может, поищешь обходную тропу? Чтобы мы лишний раз не плутали,- глухо сказал Факелов.
        -Хорошо,- согласился Чет.- Немного отдохну иполетаю вокруге.
        Подошел Хедрик сохапкой дров, перевел взгляд сРомана на ворона испросил звонким жизнерадостным голосом:
        -Все плохо?
        Ворон каркнул, Факелов промолчал.
        -Найдем другую дорогу,- оптимистично заявил воин.- Радуйтесь, что до сих пор живы.
        -Сомнительное утешение,- пробормотал Роман.
        -Лучше, чем ничего,- усмехнулся воин.- Разведи-ка костер.
        Факелов тягостно вздохнул. Медальон на груди на миг потеплел. От неожиданности Роман подскочил. Затем улыбнулся, пнул ни вчем неповинного козла ипринялся возиться скостром. «Нельзя раскисать,- подбадривал себя Факелов, складывая ветки шалашиком.- Наставника расстраивать». Роман погладил через кольчугу медальон иначал раздувать вцепившиеся вветки искры.
        Хедрик вырезал из козла мякоть, нашинковал ее тонкими ломтями иразложил на тонком камне, играющего роль сковородки. Плитку смясом воин положил на два валуна, стоящих по бокам костра. Чет хотел начать трапезу, но Роман его остановил:
        -Поищи тропы, пока светло, апотом хоть всего козла доедай.
        Ворон оценивающе посмотрел на тушу, оттолкнулся иполетел квыходу окруженной скалами равнины. Роман уставился впламя илишь иногда, машинально, подбрасывал вогонь ветки.
        -Слушай, Рома. Давай жить тут останемся,- бойко произнес Хедрик.- Спокойно, красиво. Озеро, речушка, отличные пастбища. Приведем пару женщин, создадим тут поселение. Ятебя, так ибыть, богом буду называть. А? Как ты думаешь?
        -И кчему такая жизнь? Без лишних проблем яивсвоем мире мог прожить. Только бессмысленно.
        -И то правда,- сразу потух Хедрик.- Хорошо здесь просто.
        -А зимой? Половину лета заготавливать дрова, чтобы потом не сдохнуть от холода- нет, спасибо.
        Воин кивнул иперевернул ломтики мяса на другую сторону. Мякоть потемнела, но горелым не пахла.
        Послышалось хлопанье крыльев, усиленное горным эхом. На плато стрелой влетел Чет. Сразу за ним мчалась ярко-белая, как снег на солнце, птица раз вдесять больше ворона. Чет поочередно каркал иорал по-человечески, привлекая внимание друзей. Птица, напоминающая безразмерно разросшуюся чайку, на секунду замешкалась. Человек, поднявший лук, ей явно не понравился.
        Только одна стрела соскочила стетивы, как ее место тут же заняла сестра. Птица заклекотала, на белом оперении выступили красные пятна. Огромная чайка закружила истала опускаться. На землю птица упала истыканная стрелами, как дикобраз иглами.
        -Спасибо,- валясь кверху лапами, сказал ворон.- Еле крылья унес.
        Хедрик кивнул. Убедившись, что птица мертва, он начал методично вырезать завязшие вплоти стрелы. Вытирая оперья итраву, воин забрасывал их обратно вколчан.
        -Рассмотреть что-нибудь успел?- спросил Роман, кладя на камень новые ломти мяса.
        -Я чуть жизни не лишился, аон только оделах думает,- возмущенно сказал Чет.
        Факелов развел руками ипроизнес:
        -Пора бы привыкнуть. Ну, так что?
        -Обходы есть, но все опасные. Шмякнетесь- костей не соберете. Еще иэти,- сказал ворон иуказал когтем на труп гигантской чайки.- Там их десятки. Благо одна увязалась.
        -Хоть какие-то тропы есть. Назад явлюбом случае не поверну. Буду идти, пока не дойду до Наставника или не расшибусь окамни.
        -Звучит хорошо,- ссарказмом похвалил Хедрик.- Осталось что-нибудь сделать.
        -Ага, основать поселение,- жуя мясо, сказал Роман.
        Воин поморщился и, подогревая чуть остывшие ломти над костром, бросал их врот. Переваливаясь слапы на лапу, словно гусь, побрел козеру промочить горло Чет.
        Солнце опустилось за скалы, лишив плато своих лучей. Начало смеркаться. Идти вгорах по темноте- самоубийство. Потому друзья заготовили побольше дров, распределили дежурство истали коротать ночь каждый по-своему.
        Проснулся Роман оттого, что стало тяжелее дышать. Он открыл глаза иедва удержал руку, чтобы не сбросить инородный предмет. Предметом оказался ворон.
        -Сколько спать можно?- причитал он, важно расхаживая по груди друга.
        -Я же изашибить спросонья могу. Не со зла,- вялым утренним голосом, сказал Роман.- По-другому разбудить нельзя?
        -Хорошо, вследующий раз клюну взадницу,- пообещал Чет.
        -Петух жареный,- поднимаясь, произнес Факелов.
        Ворон слетел сРомана иопустился рядом сХедриком, покаркал унего над ухом ивернулся ккозлиному окороку, начатому еще свечера. Спутники позавтракали холодным жареным мясом, набрали возере воды идвинулись квыходу сравнины, который еще недавно был входом.
        Пришлось вернуться немного назад. Свеженькое утреннее солнце светило прямо вглаза, как будто намекая на ложное направление.
        -Стойте,- сказал Чет иуказал на отвесную скалу скарнизом шириной влокоть.- Нужно пройти полсотни шагов по этой стеночке, потом залезть чуть повыше, перепрыгнуть пару обрывов, адальше начнется вполне сносная дорожка.
        -Ты убить нас решил?- горестно спросил Роман, заглянув вобрыв. Земли видно не было- все скрывал клубящийся туман.
        -Можешь отрастить крылья,- буркнул Чет.- Или спуститься кподножию ипоискать путь получше.
        -Как ворона заговорила,- сдосадой сказал Хедрик.- Ты ж понимаешь, что один неверный шаг имы трупы. Ладно, япервый.
        Воин поправил за спиной мешок иоружие, глубоко вздохнул иступил на карниз. Видя переживания ловкого иобычно бесстрашного друга, уРомана предательски затряслись коленки. Инстинкт самосохранения запрещал подходить кобрыву даже на несколько шагов. Сердце стучало так, словно Факелов пробежал марафон.
        Хедрик боком зашел на карниз, широко расставив руки встороны. Затем, чуть ли не трясь щекой оскалу, приставными шагами медленно побрел над пропастью. Роман сделал над собой усилие, плеснул впересохшее горло воды идвинулся вслед за другом. Страшно было даже дышать, казалось, что сердце иногда пропускает удары. Приходилось смотреть под ноги, чтобы не наступить на камешек или выбоину. От вида бездонной пропасти подташнивало, икружилась голова.
        Когда идешь по линии между жизнью исмертью, время останавливается. Роману казалось, что он превратился вквинтэссенцию воли инапряжения, страха ицелеустремленности. Ускалы появился верхний скол- такой, что спутники смогли за него держаться. Через метров десять Хедрик остановился, подтянулся ипропал из виду. Роман на миг застыл, глубоко вдохнул ивыдохнул. Тут над пропастью появилась голова воина:
        -Все нормально, иди. Япомогу.
        Через пару минут Факелов добрался до Хедрика. Воин взял его за запястье ипомог взобраться на широкую площадку. Роман отполз от края иостался лежать, прислонившись щекой кхолодному, вытертому ветрами граниту.
        -Ненавижу горы,- стоской признался Хедрик.- Не для человека они.
        -Угу,- прогудел Роман, принимая сидячее положение.
        -Мы иза вечность не дойдем,- проворчал ворон,- если каждые полчаса привалы будем делать.
        -Чет, яна твоем месте даже пытаться расколдовываться не стал,- сказал Хедрик.- Видимо, мудрые утебя были предки.
        Ворон подошел кнему ближе иначал буравить черным глазом, ожидая продолжения.
        -Проблем ислабостей учеловека намного больше, чем радостей.
        -Зато удовольствий ивозможностей больше,- парировал ворон.
        -Это самообман. Творец дал разум самым слабым существам, иони от этого стали сильными. Человек медленно подчиняет себе природу, придумывает различные приспособления, потому что сам по себе он ничего не может. Сголыми руками человек иот волка не отобьется ине убежит.
        -Физическая сила не показатель,- положив подушечки пальцев друг на друга исделав ладони клином, произнес Роман.- Ябы сказал даже мелочь. Вмоем мире люди, спомощью разума ивысоких умений создают такие вещи, которые не смогло бы сделать ни одно существо, даже если бы обладало разумом. Все дело вловких конечностях. Аесли для тебя так важна физическая сила… люди на Земле поднимают ввоздух такие вещи, под которыми сломается хребет иу сотни слонов.
        -А еще человек ко всему привыкает ина все унего есть оправдания,- добавил Хедрик.- Почему-то для меня это не повод для гордости.
        -Человек- это звучит гордо,- пробормотал Роман и, посмотрев на ворона, спросил:- Куда дальше?
        -Наверх.
        Хедрик поднялся и, ловко подтягиваясь на выступах, засовывая руки иноги вщели, быстро полез по стене.
        -Профи,- сзавистью сказал Роман и, стараясь повторить все движения друга, начал карабкаться следом.
        Преодолев преграду, спутники застыли перед расщелиной шириной метров впять.
        -Я не допрыгну,- уверенно сказал Роман.
        -Тут же немного,- усмехнулся Хедрик.- Снимай мешок икольчугу.
        Факелов послушно снял ссебя всю амуницию, оставшись вботинках, штанах ирубашке. Воин распихал все по мешкам изабросил их на другую сторону ущелья. Затем разбежался иперелетел через пропасть.
        -Я не допрыгну,- повторил Роман.
        -Эх, оставить бы тебя там, да жалко,- сокрушенно сказал Хедрик иполез вмешок.
        Роман представил, что он останется вгорах даже без ножа иему стало еще хуже. Воин достал моток веревки, обвязал один конец вокруг валуна, адругой бросил Факелову.
        -Обвяжись вокруг пояса, бери вруки веревку да прыгай. Не убьешься точно- вытащу.
        Понимая, что других вариантов нет, Роман выполнил команду Хедрика. Пару раз глубоко вдохнув, Факелов побежал кпропасти. На самом краю, чуть ли не об угол скалы, он изо всех сил оттолкнулся. Видимо, Роман слишком сильно подался вперед, потому что летел он словно бревно встенобитной машине.
        Перед Факеловым пронеслась пропасть, ачерез миг под ним выскочил камень. Роман ударился коленками илоктями так, что вглазах потемнело. Он взвыл от взорвавшей все тело боли. Не всилах шевельнуться, Факелов проклинал весь мир.
        -Допрыгнул,- сквозь пелену мучений услышал он голос Чета.
        Хедрик попробовал перевернуть Романа на спину.
        -Не тронь,- простонал Факелов. Он ждал, пока тело прейдет всебя после удара.
        -Пусть полежит,- сказал Чет.- Там еще одна расщелина.
        Минут через пять Роман скряхтением перевернулся на спину.
        -Живой?- спросил склонившийся над ним Хедрик.- Аговорил не допрыгнешь.
        -Лучше бы не допрыгнул,- всердцах сказал Факелов.
        Хедрик хмыкнул ипротянул Роману бутылку воды. Факелов плеснул на колени, умылся исделал пару глотков- сразу полегчало.
        -Не развязывайся,- указывая на пояс, проговорил воин,- там еще раз надо прыгнуть.
        -Так же?
        -Намного легче.
        Роман кое-как поднялся, подхватил рюкзак иневерными шагами двинулся за другом. Каменную площадку, пеньком поднимающуюся среди гор, отделяла от скалистой равнины извилистая трещина шагов пять вширину. Хедрик снова забросил мешки на другую сторону и, почти без разбега, перемахнул через провал. Роман потер колени, несколько раз присел. Страх вэтот раз был еще сильнее, но ширина расщелины успокаивала. После прыжка Роман приземлился на ступни, присел итолько потом подался вперед.
        -Уже лучше,- усмехнулся Хедрик.
        Роман поднялся счетверенек, кивнул ипринялся экипироваться обратно.
        -Невдалеке гнезда гигантских чаек,- предупредил Чет.
        -Хотелось бы пройти незаметно,- сказал Роман.- Может ночью?
        -Весь день прокукуем, апо темноте костей не соберем,- уверенно сказал воин.- Но драться тоже неохота.
        -Будем красться.
        Хедрик скептически глянул на Факелова идвинулся по наклонному плоскогорью. Через пару сотен шагов плато резко сузилось. Спутники повернули ипошли по крутому гранитному карнизу впару метров шириной. Высоко над головой кружили огромные белые птицы, друзья прижимались кстене, ичайки, казалось, их не замечали.
        Дорога понемногу сужалась. Карниз достиг ширины чуть больше полметра идальше оставался водной поре на сотни метров вперед.
        -Здесь мы еще быстрее поднимемся,- сказал Чет, глядя на уходящую высоко вверх дорогу.
        -Ты не топчись на плече ине ори под ухом,- сказал Роман.- Ато дальше сХедриком пойдешь. Он тебя таскать не будет.
        Земля вобрыве то проступала совсем близко- вдесятке метров, то едва виднелась, аиногда вовсе была скрыта одеялом тумана. Вярко-голубом небе, среди редких кудрявых облаков жизнерадостно блестело солнце. Вхолодном горном воздухе лучи светила приятно грели. Ссамого утра царил штиль. Спутники продвигались довольно быстро, делая иногда короткие передышки.
        В небе слегка потемнело- из-за скалы вылетело несколько десятков гигантских чаек. Птицы стремительно приближались клюдям. Хедрик стащил сплеча лук, ичерез миг первая стрела улетела высоко внебо. Защелкала тетива- чайки падали одна за другой, но стая была по-прежнему велика.
        Роман отбросил на несколько метров всторону рюкзак, чтобы не мешался, ивыхватил серо-голубой кинжал. Что-то отчаянно кричал под ухом Чет.
        -Положеньице,- пробормотал Хедрик, выпуская последнюю стрелу.
        Лук уступил место клинку. Воин широко расставил ноги иподнял меч. Сражение на ограниченном пространстве смногочисленным крылатым противником- испытание, вкотором может потерпеть поражение имастер.
        Птицы, не обращая внимания на потерю собратьев, мчались на пришельцев. Хедрик закрутил мечом, образуя перед собой свистящую металлическую стену.
        Налетевшие чайки падали без крыльев, лап иголов на карниз ивпропасть. Полдесятка ринулись на Романа, Чет вужасе взмыл сплеча, каркая ипроклиная все на свете. Двоих Факелов разрубил налету, третья клюнула вгрудь- кольчуга спасла от раны, но боль от удара была все равно нешуточной. Роман воткнул кинжал вптичье брюхо итут же стряхнул мертвую тушу впропасть. Летели перья, клекотали гигантские чайки, карниз покрывался липкой кровью.
        Присевший встороне ворон вспорхнул, когда на него налетели две белые птицы. Одну зарубил подоспевший Роман, от второй Чет почти увернулся, но чайка оказалась проворнее. Раздался пронзительный человеческий крик- ворону сломали крыло иперебили лапу. Факелов метнул нож вобидчицу друга. Чет ухнул вниз, иуже оттуда донеслось отчаянное хлопанье- ворон лупил по воздуху уцелевшим крылом, чтобы хоть как-то смягчить удар.
        Роман выдохся, медленнее работал мечом Хедрик. Чайки продолжали наседать, пронзительными криками зовя подкрепление. Вгорле пересохло, лицо ируки покрывала птичья кровь. Друзья отбивались, каждую секунду рискуя сорваться вслед за вороном. Чайки атаковали супорством океанских волн, исовершенно не считались спотерями.
        На воина налетело по несколько птиц со всех сторон, заставляя его крутиться. Чайки оттесняли Хедрика от стены, толкали кобрыву лапами иклювами.
        Мир на мгновенье застыл, уРомана расширились глаза. Хедрик, по-прежнему смешком за плечами имечом вруке, соскользнул скарниза под торжествующий визг чаек. Через секунду снизу раздался шлепок икороткий, сразу оборвавшийся безумный крик.
        Роман зарычал, завертел кинжалом, словно вертолет лопастями. Грудь сдавил непривычный спазм, неожиданная потеря двух друзей была больнее всех ударов. Чайки, расправившиеся сХедриком, ринулись на последнего противника. Факелов словно врос вкамень, рассекая врагов поперек ивдоль. Фонтаны крови брызгали на стену, под ноги ивпропасть.
        Ярость угасала вместе ссилами, клинок начинал двигаться медленнее. Одна из чаек извернулась исильно клюнула Романа вкисть. Факелов выронил кинжал и, не успел он его поднять, как сам полетел впропасть. Впоследний миг Роман успел вцепиться влапу одной из чаек. Птица, увлекаемая вниз, неистово замолотила крыльями. Утопающий хватается иза змею, потому падающий Роман ине думал выпускать единственный шанс на спасение. Вес птицы внесколько раз меньше человеческого, потому падение было таким, словно Факелов опускался спарашютом. Довольно мягко приземлившись, Роман свернул спасительнице шею. Остальные чайки, посчитав свою миссию выполненной, улетели прочь.
        Из царапин на щеках илбу сочилась, перемешиваясь счужой, кровь. Саднила рана вправой кисти, все тело было словно опутано свинцовыми цепями. Роман, превозмогая боль иусталость, бросился краспростертому Хедрику. Видимых повреждений не было. Факелов прислонил ухо кгруди воина- сердце, хоть иредко, стучало. Видимо, болевой шок. Роман достал из мешка друга бутылку, сделал глоток иплеснул на лицо Хедрика. Попробовал его усадить, но воин болезненно застонал. Вдесятке шагов затрепетал крылом извозившийся вкаменной крошке ворон. Факелов двинулся кнему.
        -Как ты?- спросил он.
        -Вот ипришла скосой за моим вороньим телом, но не за душой,- прохрипел Чет.
        -Ты очем?
        -Тебе придется исполнить неприятную просьбу. Мое последнее желание, так сказать.
        -А если яэтого не сделаю?- спросил Роман, которому не понравилось слово «придется».
        -Ты сдохнешь здесь от голода,- выдавив хриплый смешок, сказал ворон.- Или сломаешь хребет, пытаясь подняться.
        Роман обвел глаза скалистую тюрьму. Они оказались внебольшом кратере глубиной метров пятнадцать сгладкими отвесными стенами. Факелов поежился, представив, как он содним ножом пытается залезть наверх. Самоубийство. Ведь это то же самое, что залезть по гладкой торцевой стороне семиэтажки на крышу. Но другого выхода он не видел.
        -Ужасно все получилось,- наконец сказал он. Вместе сосознанием ситуации росла апатия.- Вы двое первые, кто меня хоть как-то понимал.
        -Погоди хоронить. Моя просьба спасет итебя. Слушай, ато мне недолго осталось,- не переставая хрипеть исипеть, сказал Чет.
        Роман насторожился иуселся рядом свороном. Черные глаза птицы подернулись пленкой.
        -Только не пугайся. Это очень древняя магия перерождения. Тебе нужно съесть мое сердце, сырым.
        -Что?! Зачем тебе это?
        -Надрежь грудь, но не повреди сердце. Вырви исразу съешь его,- давал жуткие инструкции Чет.- Ты сможешь превращаться вворона. Аясмогу вселиться вчье-нибудь тело.
        Факелов переваривал услышанное. Затем сказал, снотками недоумения:
        -Прямо сейчас? Распотрошить тебя?
        Роман истерично хихикнул.
        -Убить первого вжизни друга,- пробормотал он.- Ажевать сердце можно?
        -Нужно. Япрошу,- проигнорировав смятение Факелова, сказал Чет.- Только так мы спасемся.
        Расчетливость ихладнокровие постепенно брали вверх вдуше Романа. «Превращусь вворона иупорхну из этой ямы,- подумал он.- Тем более мешок остался наверху».
        -Заклятие составлено так умышленно, чтобы выгода была обоим,- все тише продолжал уговаривать Чет.- Ну, аесли бы меня сожрал дикий зверь, так он бы ине узнал никогда, что может стать птицей.
        -Я исполню твою просьбу,- твердо произнес Роман, доставая нож.
        -Настоящий друг,- соблегчением сказал ворон.- Прекрати мои мученья.
        Рука дрожала, дыхание сбилось. «Передо мною обычная птица, которую надо добить»,- уговаривал себя Факелов. Он сделал глубокий вдох, мысленно досчитал до трех иполоснул ворона по грудке. Раздался приглушенный птичий вскрик. Роман отбросил нож изапустил руку во внутренности Чета. Нащупал делающее последние удары крохотное сердце ивыдернул его. Кровь заливала черные перья, распотрошенный ворон испустил дух.
        На миг медальон под рубашкой раскалился ивновь стал холодным.
        Роман, не глядя на руку, положил еще теплое сердечко врот. Факелов зажмурился, быстро иглубоко задышал, подавляя приступ рвоты- сырое мясо вызывало отторжение. Сердце оказалось упругим ижилистым- Роман едва смог его разжевать. Проглотив мясо, Роман наткнулся взглядом на истерзанную тушку друга. Сдерживая очередную волну тошноты, Факелов лег на спину. Нового он ничего не почувствовал, только живот бурчал, недовольный экзотическим угощением.
        Роман достал медальон. «Десятое испытание выполнено»,- отрешенно подумал он, разглядывая внизу янтарного ока предпоследнюю справа ресничку, горевшую багрово-красным цветом. «Шестая заповедь Бога- не убий,- вспомнил Факелов.- Да-а, лучшего кандидата для выполнения испытания не найдешь».

«И как, кстати, превращаться вворона?- запоздало подумал Роман.- Спросить-то теперь не укого». Раздался тихий стон. Факелов поднялся ипошел кХедрику. Грудь воина равномерно подымалась иопускалась, словно успящего, веки беспрерывно трепетали. Роман вытащил из петли за спиной топор, снял пустой колчан илук. Продев руки Хедрика через лямки, аккуратно стянул снего мешок.
        Роман, кряхтя иотдуваясь, подкатил квоину большой валун инакрыл его курткой. Затем усадил Хедрика, уперев спиной вкамень. Воин переживал все манипуляции стоически, лишь иногда коротко вскрикивал. Роман влил вХедрика пару глотков, умылся сам- царапины обожгло болью. Затем промыл ранку на правой кисти искупо перевязал лоскутком, отрезанным от рубашки.
        Хедрик открыл затуманенные глаза. Взгляд медленно становился осмысленным. Через несколько минут воин медленно сжал иразжал кулаки.
        -Видел бы ты сейчас себя,- просипел Хедрик.- Черт-кровопивец из преисподней.
        -Рад, что ты жив,- улыбнулся Роман.
        -Это ненадолго,- стоской проговорил воин.
        Факелов нахмурился.
        -Почему?
        -Еда ивода кончатся.
        Роман продолжал недоуменно смотреть на друга. Хедрик вздохнул и, закусив губу, стал ощупывать ноги. Что-то хрустнуло, синие глаза наполнились влагой.
        -У меня уже было подобное,- струдом произнес воин.- Только теперь еще хуже- обе ноги сломаны. Хорошо хоть руки ипозвоночник целы. Хотя…
        Роман закрыл глаза итяжело вздохнул. Прыжки через расщелины, которые были несколько часов назад, казались событиями из другой беззаботной жизни. Он привык, что основные походные тяготы, заботы ирешения берет на себя Хедрик. Авоин нисколько этим не тяготился. Одного друга Роман уже потерял, асейчас, водночасье, терял второго. Да иего жизнь, вэтой скалистой тюрьме, пока что была под большим вопросом.
        -Что «хотя»?- переспросил Факелов, чтобы нарушить неловкую тишину.
        -Лучше б яумер сразу. Теперь итебе хлопоты имне страдания.
        -Может, что-нибудь еще придумаем. Еды не так уж имало. Только белых тварей вобрыв полтонны упало. Пока съешь…
        -Сырыми?
        -Там стоят деревца,- сказал Роман, махнув за спину Хедрику.- Агде растения, там, наверное, иручеек есть.
        -Что свороной?
        -Изранили его чайки. Умер Чет.
        -Преданный он был, хоть иказался эгоистом,- сказал Хедрик.- Похорони ты его по-человечески.
        -А ты благородства не теряешь,- усмехнулся Роман.- Сейчас этим изаймусь.
        Под пекущим полуденным солнцем Факелов обошел горную впадину. Нашел небольшую ямку инатаскал кней мелких камней. Затем вернулся за изрезанным иизломанным телом друга. Аккуратно опустив ворона на дно природной могилки, Роман начал ее засыпать. Когда тело скрылось под толстым слоем камней, Факелов водрузил сверху большой валун.

«-Слава всем богам! Яизабыл, что меня нужно еще ипохоронить»,- раздался вголове голос Чета.
        Роман огляделся вокруг себя. «С ума схожу от стрессов»,- подумал Роман.

«-Ятвои мысли слышать не могу, потому, чтобы говорить со мной, представляй меня имысленно говори слова»,- продолжал Чет.

«-Где ты есть?»- представляя ворона, подумал Факелов.

«-Втебе,- сказал Чет изасмеялся каркающим смехом.- Интересно побыть человеком. Но ты унас за главного, это понятно».
        Роман уселся на валун, венчавший могилу пернатого друга, имысленно спросил:

«-Авворона ясмогу превращаться?»

«-Вестимо. Влюбой момент. Нужно только хорошенько сконцентрироваться на этой мысли».

«-Зачем ты вселился вменя?»

«-Больше не вкого».

«-Ты меня обманул».

«-Япросто не все сказал. Иначе ты не согласился бы, имы бы оба погибли».

«Теперь уменя осознаваемая мною шизофрения»,- еще не придя всебя от случившегося, подумал Роман. Затем спросил уворона:

«-Больше ты ничего не утаил?»

«-Ничего».

«-Аясказал Хедрику, что ты крылья схлопнул. Ион попросил тебя похоронить. Сколько проблем из-за его принципов».

«-Поблагодари его от меня».

«-Он подумает, что яслетел скатушек».

«-Это произошло еще тогда, когда ты решил попасть вСкрытый мир»,- гнусаво хихикнув, сказал Чет.

«-Что-то ты слишком веселый для дохлого»,- недовольно сказал Роман.

«-Теперь яне мертвее тебя. Впрямом смысле».
        Роман промолчал инаправился обратно кХедрику.

«-Так интересно вчеловеческом теле. Зрение только хуже, но ничего, привыкну. Азапахи слабее, но обширней».
        -Ты склеп ему сооружал? Чет оценил бы,- послышался усталый голос воина.- Нашел ручей?
        -Сейчас пойду дрова рубить- посмотрю.

«-Скажи ему, что яжив»,- вмешался Чет.

«-Ты похоронен вон втой яме,- посмотрев на могилу ворона, сказал Факелов.- Не болтай, когда яразговариваю сдругими».
        Неожиданный гость вголове раздражал Романа, но мысль опревращении вворона грела сильнее.
        -Я отсюда даже слышу- что-то журчит.
        Роман кивнул, подхватил топор иотправился крощице- теперь ему предстояло все делать самому.
        Глава пятнадцатая
        Костер почти догорел, когда Роман проснулся. Хедрик уже лежал соткрытыми глазами ибезучастно смотрел внебо.
        -Не суждено моему миру стать цветным,- стоской сказал он, когда Факелов поднялся снедовольным уканьем- от вчерашних побоев, работы икаменной постели все тело ломило.

«-Ну игоразд же ты дрыхнуть»,- сказал Чет ехидно.

«-Кто бы говорил. Неделями тебя спящего таскал».
        -Когда япройду Путь, то постараюсь осуществить твою мечту,- пафосно пообещал Роман Хедрику.
        Воин вздохнул.
        -Мечта-то моя… ладно, давай разбирайся со мной илети кНаставнику. Только не нарвись на них снова,- сказал Хедрик, показывая на собранную Факеловым огромную кучу чаек, лежащих вдесятке метров от стоянки.
        -Полрощи придется срубить, чтобы их всех закоптить.
        -С ними япротяну пару неделек. Возможно, боль затихнет, что-нибудь придумаю. Или буду ползать на локтях, пока не умру от голода.
        Роман скривил губы. Судьба друга ему представлялась всамых темных тонах. Казалось, что воин храбрится, будучи наделенным природным оптимизмом.
        -Гадко все получилось,- вкоторый раз сказал Факелов.
        -Ты жив иу тебя есть способ выбраться- радуйся. Выполни мои последние просьбы иотправляйся дальше. Не надо играть трагедию. Нас еще вкорчме перед лесом могли скормить свиньям. ИБарыт мог кожу живьем содрать.
        Роман, отнюдь не страдавший сентиментальностью, кивнул ипринялся за сооружение небольшой коптильни под руководством воина.

«-Да-а, нелегко нам будет без Хедрика»,- протянул Чет, незримо наблюдавший за всеми действиями Факелова.
        Роман, взмокший от таскания камней ибревен, проигнорировал ворона. Через пару часов добротная коптильня из подручных материалов была готова. Факелов опустился рядом своином, опустошил полфляги воды ипринялся за завтрак- приготовленное свечера мясо гигантской чайки.
        -Вряд ли ясегодня куда-то пойду,- глядя на груду тушек, сказал Роман.- Изачем они на нас напали?
        -Видимо, защищали территорию.
        -Тупые.
        Хедрик пожал плечами, лег на живот ипополз всторону от стоянки- вбезжизненный угол горной впадины.
        -Ты куда?- подняв брови, спросил Роман.
        -Догадайся,- прокряхтел воин.- Теперь для меня по нужде сходить целый подвиг.
        Роман начал ощипывать птицу, но поняв, что так он не закончит ичерез неделю, стал убирать перья вместе скожей. Умногих чаек не хватало крыльев иголов, попадались разрубленные надвое. Через четверть часа приполз Хедрик.
        -Ну искотобойню ты устроил,- снотками удивления, произнес воин.
        Роман, вновь забрызганный сног до головы кровью, лишь пожал плечами. Попадались птицы, пронзенные стрелами Хедрика. Роман аккуратно их вырезал иклал рядом слуком воина.
        День выдался пасмурным, но без дождя. Солнце, послушно освещающее мир даже сквозь плотное одеяло облаков, не мешало работать. Жарко горел под коптильней костер, ветер вкратер не опускался иподнимающийся дым облизывал плотным языком освежеванные тушки.
        -Осмотрю свои владения,- усмехнувшись, сказал воин ипополз всторону ручья.

«-Силен Хедрик,- уважительно сказал Чет.- Ине думает сдаваться».

«-Жить охота,- бездушно констатировал Факелов, отточенным движением снимая сптицы кожу.- Надеюсь, Наставник простит мне эту задержку».

«-Год больше, год меньше- ему все равно,- уверенно заявил ворон.- Тем более ты не один такой».

«-Хочется побыстрее,- со вздохом сказал Факелов,- но как можно лучше».

«-Ну, это банальное желание»,- хмыкнув, произнес Чет.
        Роман положил на камни последнюю освежеванную тушку иуселся на бревно около костра. Когда пламя начинало затихать, Факелов ворошил прутом догорающие дрова, подбрасывал новые ветки. Мысли осложном переходе через горы водиночку навивали тоску. Отвесные скалы, обвалы ирасщелины, как оказалось, далеко не главная проблема впути. Неизвестно, дадут ли чайки вообще выбраться ему из впадины? Или будет он коротать неделю за неделей вместе Хедриком, икогда воин выздоровеет, они попробуют выбраться инайти другую дорогу? Превращаться вворона было тревожно. После того, как Чет оказался вголове, Роман мог ожидать чего угодно. Авдруг он останется навсегда вороном? Или вптичьей ипостаси Чет полностью вытеснит его сознание. Кто знает, какая тут магия… Аиз всей магии Роман только ивидел: переход вСкрытый мир, оборотня, да алыйскую деревню.
        Вернулся осунувшийся от усталости иболи Хедрик, хотя синие глаза по-прежнему живо блестели. Коричневый кожаный доспех слегка потерся, но вцелом новый вид передвижения хозяина принимал стоически.
        -Там даже грибы растут,- подобравшись ккостру, сказал Хедрик.- Оставлю на черный день.
        -Куда уж чернее,- мрачно отозвался Роман.
        -Интересно, чтобы было, если бы мы поменялись местами?
        -На бревне сидел бы ты.
        Хедрик усмехнулся испросил:
        -Но все же?
        -Наверное, явел бы себя почти также, как ты,- сказал Роман, апро себя подумал: «Только пока уменя не срослись бы кости, ты никуда не ушел».
        -А явряд ли смог бы сожрать сердце Чета.

«-Скажи, что яего ипросить бы не стал»,- тут же встрял ворон.
        Роман улыбнулся, повторил слова Чета идобавил от себя:
        -Зато япрошел еще одно испытание.
        -Осталось совсем чуть-чуть,- хмыкнув, иронично произнес Хедрик. Не дождавшись ответа, воин сказал:- Меняй тушки, эти уже закоптились.

* * *
        За круглым столом, сидя на золотых жердочках, собралось сдесяток важных элегантных воронов. Ярко-черные перья блестели синевой. Вороны мощными клювами переворачивали страницы каких-то документов. Над столом повисло напряженное молчание. Все размышляли об одном итом же, но высказать общее мнение каждый предоставлял соседу.
        -Я думаю, мы итак слишком долго ждали,- наконец сказал самый старый ворон.
        Птицы оторвали взгляды от документов. Вторым высказался ворон, сидевший по правое крыло от старика:
        -Вина давно искуплена: терпением изаслугами. Ведь мы немало сделали, как вы считаете?
        Эти слова были словно спусковой крючок. Вороны закаркали все одновременно, каждый убеждал другого втом, вчем все итак были убеждены- они заслужили. Через несколько минут самый старший захлопал крыльями, призывая собрание ктишине. Возбужденные вороны докаркали фразы изамолчали.
        -Решение принято единогласно. Постанавливаю: человеческое сознание из тела изгнать.

* * *
        Роман проснулся ирывком сел. Глубоко дыша, он вытер лоб от холодной испарины. Затем обратился кЧету:

«-Асны мои видишь?»

«-Зачем?- удивился ворон.- Уменя свои есть».

«-Ина том спасибо,- пробормотал Факелов.- Чет, когда япревращусь вворона, кто будет управлять телом?»

«-Аядумаю, почему ты не пробуешь летать?! Аты боишься!- хихикнув, сказал Чет.- Яздесь на правах паразита ивласти ни вкакой ипостаси не имею. Клянусь своей дохлой тушкой!»

«-Не привык якому-то верить, но трем существам, помимо Наставника, япочему-то доверяю».

«-Удружил,- хмыкнул Чет.- Акто еще кроме Хедрика?»

«-Дед вмоем мире остался, единственный родной человек на всей Земле ссамого детства. Эх, вот бы ему пересказать все случившееся, разбавить его тусклую серую жизнь».

«-Втвоем мире так плохо?»- удивился ворон.

«-Не совсем. Если хочешь пожить подольше ипосытнее, то удобнее ибезопаснее места не найти. Но если утебя появляется какой-то особый смысл жизни, то становись либо изгоем, как я, либо забирай мечту иверу вмогилу».

«-Думаю, подобное встречается во всех мирах. Люди везде одинаковые»,- сказал ворон.

«-Скорее всего. Единственный смысл жизни, который ясмог придумать для большинства людей, это постоянное самосовершенствование,- продолжал Роман.- Ведь если смерть лишь переход из материального мира вдуховный, то лучше будет тем, чья душа обширна иразвита. Аматериальные заслуги умрут вместе стелом».

«-Если станешь богом,- спустя минуту произнес Чет.- Обязательно проверь свои догадки».
        Роман усмехнулся, поднялся иначал разминать задеревеневшее тело. Небо едва начинало алеть, невдалеке мирно посапывал Хедрик. От ночной прохлады слегка болело горло. Факелов, подбросив вкостер свежую древесную пищу, принялся раздувать почти потухшие угли.

«-Перекушу ибуду выдвигаться,- сказал Роман, цепляя на пояс пустые кинжальные ножны.- Нечего Хедрика объедать».

«-Это главная причина»,- саркастически заметил Чет.
        Роман разогрел мясо иразбудил Хедрика. Воин приподнялся на локтях, зевнул исонно уставился на друга.
        -Давай завтракать,- бодро сказал Факелов, хотя на душе было скверно.- Иподумай, что яеще могу сделать?
        Хедрик пододвинулся ккостру, кряхтя иморщась от боли вногах. Взял протянутый кусок мяса исказал:
        -Думаю, ты итак задержался. Главное для выживания уменя есть, хотя бы на какое-то время. Ядаже слегка удивлен, что ты переживаешь.
        -Ты мне очень помог. Без тебя ясюда вряд ли бы добрался,- задумчиво сказал Роман.
        -Добрался бы,- подбодрил его Хедрик.
        -Но о-очень нескоро,- пожав плечами, ответил Факелов.
        Дальше трапеза проходила вмолчании. На светлом небе, из-за хребтов, появилось солнце. Хедрик то идело бросал взгляды на сосредоточенно жующего Романа. Синие глаза, несмотря на козни судьбы, светились силой идобродушием.
        Факелов поднялся, отложил пару небольших кусков мяса на плоский валун ипояснил:
        -Возьму на первое время.
        Затем Роман снял кольчугу иположил ее рядом стопором. Хедрик приподнял брови.
        -С кольчугой придется расстаться- ворон такой тяжести не поднимет.
        -По скалам легче будет лазить,- сказал воин.
        -Желаю тебе сил иудачи. Надеюсь, ты скоро пойдешь на поправку,- вздохнув, сказал Роман.
        -И тебе удачи,- улыбнулся воин.

«-Можно превращаться?»- спросил Факелов.

«-Ты все приготовил? Ябы на твоем месте разделся. Ворон вчеловеческой одежде- это, поверь, неудобно»,- отозвался Чет.
        Роман хмыкнул иначал раздеваться. Рядом скамнем, на котором лежало мясо икуртка, он поставил ботинки, положил свернутые штаны ирубашку сбельем. Медальон Роман оставил на шее.

«-Теперь сосредоточься на превращении»,- подсказал Чет.
        Факелов вздохнул, закрыл глаза.

«-Ястановлюсь вороном»,- мысленно сказал он.
        В голове раздался каркающий смех, Роман тут же напрягся.

«-Представь сам ход превращения, как сможешь»,- перестав смеяться, объяснил Чет.
        Роман снова закрыл глаза. Вголове пронеслось видение, как он уменьшается, обрастает перьями… ощущение было такое, словно его из жарко натопленной сауны бросили вречку. Вноздри ударил сильный мясной аромат, послышалось шуршание кожаного доспеха Хедрика окамень. Роман открыл глаза- мир преобразился. Взору открылись сотни мелочей, незаметных человеку. Каждая трещина вкамне теперь выглядела по-другому.
        Стоило лишь слегка повернуть голову, чтобы увидеть творящееся за спиной. Роман сделал неловкий шаг и, чтобы не упасть на грудь, замахал руками, вместо которых были шикарные черные крылья.

«-Тише ты,- остановил его Чет.- Сейчас привыкнешь, не торопись».
        Факелов медленно развернулся всторону Хедрика икаркнул.
        -Рома, это ты?- ошеломленно спросил воин.
        Уменьшившийся медальон приятно холодил грудь где-то под перьями. Факелов еще раз каркнул, щелкнул клювом исмог произнести:
        -Я,- ачерез минуту добавил более уверенно:- Так необычно.
        Хедрик вытянул губы трубочкой ипокачал головой.
        -Не сомневаюсь.
        Роман сделал несколько шагов, пару раз подпрыгнул изахлопал крыльями. Впервый миг Факеловым завладело ни счем несравнимое ощущение полета. Затем накатил безумный безотчетный страх. Роману показалось, что он полностью парализован: от когтей до перьев на холке. Факелов замолотил крыльями судвоенной силой. Земля ухнула вниз, еще более пугая Романа.

«-Успокойся!- проорал Чет.- Хватит лупить! Спускайся!»
        Наконец слова Чета достигли разума Факелова. Роман расправил крылья иначал по спирали снижаться обратно вкратер. Сперепуга он взмыл над впадиной на полсотни метров итеперь, медленно опускаясь вниз, Факелов отметил, что вокруг никого нет, амешок икинжал по-прежнему лежат на карнизе.
        Под пристальным взглядом Хедрика, Роман опустился рядом свещами.
        -Ну как?- поинтересовался воин.- Выглядел ты как выпавший из гнезда птенец.
        -Страшно,- пожаловался Роман.- Особенно вначале.
        -Это во всем так,- отечески сказал Хедрик.

«-Ядумал, мы убьемся»,- подал голос Чет.
        Роман щелкнул клювом, взял вкогти ботинок и, взмахнув крыльями, оторвался от земли. Сношей влапах он поднимался медленнее. Видимо, эффект заклятья распространялся ина адаптацию мозга кновому телу, потому что чувствовал себя Роман довольно уверенно. Бросив ботинок около мешка, Факелов вновь устремился во впадину.
        Через четверть часа одежда иеда лежали наверху. Труднее всего дался полет скожаной курткой, но, захлопав крыльями почаще, Роман поднял иее.

«-Обратно так же?»- на всякий случай спросил Факелов, отойдя подальше от края карниза.

«-Да».
        Роман представил, как ворон увеличивается, теряет перья ипонемногу приобретает человеческие черты. Снова на мгновение вспыхнуло ощущение, будто его из теплой шубы вытряхнули вледяную прорубь. Кчеловеческой ипостаси Роман привык сразу, лишь ощущалась легкая вялость, словно он недавно проснулся.
        Под утренним горным ветром нагой Факелов моментально замерз. Поглядев наверх ипо сторонам, Роман принялся одеваться. Весь наряд изрядно поистрепался, но был привычным иудобным. Надев белье ирубашку, Факелов натянул толстые джинсы идырявые носки. Затем обмотал их портянками иобул ботинки. Подпоясавшись ипоправив пустые ножны, Роман двинулся за валяющимся вдесятке шагов кинжалом. Клинок от кончика до рукояти был покрыт запекшейся кровью. Факелов брезгливо поморщился, как смог очистил кинжал, поскоблив окамень, ивложил его вножны. Затем Роман вытащил из мешка затухшую козлятину иположил вместо нее копченое мясо диковинных птиц.
        Набросив куртку иподхватив рюкзак, Роман чуть ли не бегом двинулся по карнизу, все время посматривая вверх иназад, вожидании атаки чаек.

«-Не забывай, что сейчас ты летать не умеешь,- опасливо сказал Чет.- Грохнемся- костей не соберем».

«-Надо торопиться. Если сейчас нападут птицы, то точно пропаду,- озабоченно сказал Роман.- Теперь яодин, да еще ибез кольчуги».

«-Никак ты не хочешь меня принимать,- обиженно сказал Чет.- Пропаду-пропаду, аведь если ошибешься, то пропадем оба».
        Роман, сосредоточенный на узкой дороге, промолчал. Без кольчуги иворона идти было заметно легче, да иловкости десятикилограммовая ноша не прибавляла. Идущий снебольшим подъемом карниз то сужался, то расширялся. Факелов оглянулся назад. Над местом, где два дня назад произошла бойня, кружила чайка.

«-Хранят как зеницу ока. Интересно, что связано стем местом?»- задумчиво спросил Роман.

«-Да мало ли кто тут водится,- сбезразличием сказал Чет.- Вспомни хоть тех красно-белых птиц. Вот на хрена им загадки?»
        Роман невесело усмехнулся ипроверил карман рюкзака спером-пропуском.

«-Неуютно без Хедрика,- вскоре сказал Факелов.- Да ибез тебя тоже. Как ночью теперь спать? Кто караулить будет?».

«-Чутче спать будешь. Ауменя теперь никаких забот. Правда ирадости только твои».

«-Аболь иусталость?»

«-Это тоже»,- недовольно признался Чет.
        Дорога повернула иначала стремительно расширяться, перерастая вплато. Далеко впереди плоскогорье вставало на дыбы, образуя ряд хребтов, от которых тянулась переливающаяся лента реки. Роман вздохнул ипораженно покачал головой. Дальше горы, вплоть до снежных вершин, превращались вступени невероятных размеров. Череда взметающихся на несколько десятков метров скал располагалась друг от друга на расстоянии всотни шагов. Узреть равнины Роман не мог, но, видя местоположение возвышений ихребтов, получалось оценить размеры плато-ступеней.
        На этом плоскогорье растительность пробивалась неопрятными клочками лишь там, где ветер когда-то намел землю. Хваткая, сневероятной жизненной силой трава не брезговала итаким существованием.
        Роман двинулся кместу, где река немного расширялась иуспокаивалась, чтобы после поворота рвануть сновой силой. Вытащив из рюкзака три литровых фляжки, Факелов вылил из них старую воду. Река обожгла холодом. Роман тщательно прополоскал фляжки инабрал хрустально-чистую воду. Факелов сделал пару глотков искривился- от холода заломило зубы.

«-Неприятно»,- оценил Чет.
        Роман пожал плечами иперешел на неспешный бег. Идти шагом без кольчуги по ровному, как столешница, плато казалось непозволительным расточительством времени. За недели странствий стренировками вфехтовании иопасными передрягами, мышцы налились силой, окоторой на Земле Факелов не мог имечтать. Аздесь это обыкновенная жизнь. Привыкать, бороться иучиться вСкрытом мире необходимо, иначе умрешь или станешь чьим-нибудь рабом. Хищной жестокости влюдях все-таки больше, чем гуманизма идоброты. Акогда страха наказания нет, то вся душевная грязь выходит наружу. Да исам по себе мир, даже без людей, был далеко не райским местечком.
        Череда хребтов медленно, но неумолимо приближалась. Скалы стояли снаклоном, собширными выступами ивпадинами. За полсотни шагов до преграды Роман снова перешел на ходьбу- восстановить дыхание.

«-Полезешь?»- поинтересовался Чет.

«-Ачто еще делать?»- отозвался Роман.

«-Может ты везде летать собрался».

«-Это мне снова раздеваться-одеваться, да еще раз десять туда-сюда летать. Аскинжалом так вообще обосраться можно»,- ответил Факелов.

«-Ятебе не орел»,- обиженно отозвался на последнюю реплику ворон.

«-Орлом бы ядо самого дворца бога Срединных сил летел,- усмехнулся Роман.- Атак… вкостюме Адама кНаставнику несподручно приходить».

«-Успехов,- буркнул Чет.- Не сорвись только».

«-Аты не каркай под руку»,- улыбнулся Роман. Напряжение последних дней снего постепенно сходило, да ик горам он почти привык.
        Факелов приметил испещренную широкими трещинами скалу и, разминая пальцы, двинулся кней. Проверил, как вытаскивается оставшийся без брата нож и, подтянувшись на выступе, покарабкался вверх. Опоры Роман выбирал тщательно, никуда не торопясь. На каждое место, куда он наступал или за которое хватался, Факелов переправлял основную часть веса илишь потом, убедившись внадежности опоры, переставлял следующую конечность.
        Выступ под ногой раскрошился, Роман охнул ивпился вскалу так, что побелели костяшки. Найдя свободной ногой другую опору, Факелов, словно гигантский паук, пополз по скале вверх.

«-Еле сдержался, чтобы не заорать,- признался Чет.- Страшновато внеуклюжем человеческом теле».

«-Какое есть»,- отозвался Роман, вставляя нож вузкую щель иподтягиваясь на нем.
        Факелов передохнул на широком выступе, ачерез несколько минут перевалился через край скалы. Перед ним раскинулась горная тундра спереплетающимися карликовыми березами иивами. Редкое деревце было выше голени. Нещадно проламывая враскинувшихся лесах просеку, Роман двинулся кследующей гигантской ступени. Факелов заметил, что чем выше он поднимался, тем холоднее становилось. Отом, что будет вснегах, Роман старался не думать.
        Речка, водопадом свергающаяся со скалы, бурно текла среди карликовой горной тундры. Поток нес камни, иногда выбрасывая их на берег, астолкнувшись спорогом, возмущенно брызгал искрящимися каплями.
        Идти приходилось медленно. Несмотря на маленький рост, крепкие стволы отчаянно сопротивлялись напору человеческих ботинок. Довольно редко влесу встречались полянки, иРоман судовольствием ставил на них ногу. Среди зелени ибагрово-коричневых стволов шныряли крошечные существа. Роман сразу вспомнил историю Джонатана Свифта оГулливере илилипутах.

«-Теперь яполностью понимаю, как хорошо быть птицей,- спревосходством сказал Чет.- Особенно вдороге».

«-Теперь ты никто»,- грубо отозвался Роман.

«-Хорош ответ,- обиженно сказал ворон.- Что ятебе сделал?»

«-Залез вбашку ипричитаешь отом, как тебе плохо- раздражает».

«-Мне-то хорошо, авот людям…»

«-Ну вот имолчи,- оборвал его Роман, затем проворчал:- Как представлю, что никогда не смогу остаться водиночестве, меня аж вдрожь бросает».
        Чет гадко хихикнул ипроизнес:

«-Не дождусь, когда ты попробуешь вино иженщину».
        Роман усмехнулся ипошел быстрее- лес наконец-то кончился ипод ногами застучал розовато-серый гранит. Вмаячащих впереди скалах виднелись провалы пещер.

«-Негусто здесь сживностью»,- заметил Роман.

«-Аты впещерку какую-нибудь зайди»,- сиронией посоветовал Чет.
        Факелов посмотрел на зияющие непроницаемо-черные сводчатые входы гротов, ипо спине пробежала легкая дрожь- он представил, что может жить вСкрытом мире втаких пещерах. Пройдя вдоль скалы полсотни шагов и, найдя изобилующее природными ступенями место, Роман начал подъем.
        Вскоре, запыхавшись от напряжения, Факелов оказался на следующем плато. Перед ним раскинулась равнина, покрытая стелящейся по земле травой. Вдалеке, по ту сторону речки, паслось небольшое стадо козлов. Скалы, щерившиеся зубцами хребтов, стояли неровным полукругом.

«-Мы сАретом вышли из той пещеры!»- радостно воскликнул Чет, когда Роман посмотрел на северо-западную часть гор.

«-Точно?»- широко улыбнувшись, спросил Факелов.

«-Конечно! Дальше мы пойдем по известной дороге».
        Глава шестнадцатая

«-Ты едой бы запасся- дальше ее попросту нет»,- озабоченно сказал Чет.

«-Затем ииду,- приближаясь кречке, ответил Факелов.- Не знаешь, как ее перейти?»
        Поток бурлил, скрежетали по песку катящиеся вводе валуны. Внекоторых местах образовывались мощные вихри. Серебристые горные рыбы едва уносили плавники от воронок. Атех, кого жизнь вэкстремальных условиях ничему не научила, могло крутить вводоворотах часами.

«-На крыльях»,- ответил Чет.

«-Ага, иголяком на козла охотиться».
        На лицо попало несколько капель, Роман вздрогнул- вода была обжигающе холодной. «Постоишь минутку втакой речке исляжешь своспалением легких,- подумал Роман.- Еще иноги камнями переломает».

«-Может брод есть?- снадеждой спросил Факелов.

«-Угорной реки?»- скептически переспросил ворон.

«-Агде Арет едой запасался?»- поинтересовался Роман, выглядывая добычу на этой стороне реки. Среди травы мелькали небольшие зверьки, виднелись крохотные ямки нор.

«-Там, где ты первого козла убил».

«-Ячерез нее не полезу»,- сказал Роман и, стараясь не шуметь, двинулся кувиденным норам.
        Факелов замер. На него смотрел безухий, напоминающий то ли суслика, то ли хомяка, заяц.

«-Пищуха»,- подсказал Чет.
        Светло-коричневый зверек засвистел, но тут же звук оборвался- Роман свернул зайцу шею.

«-Впрошлый раз ясам одну пищуху поймал- вкусная была,- вспомнил Чет.- Хотя что их ловить? Непуганые твари».

«-Амне сказать нельзя было?- зло спросил Роман, укладывая тушку взаплечный мешок.- Чуть вводу меня из-за жратвы не загнал!»

«-Забыл,- виновато сказал ворон.- Просто Арет побрезговал ими. Унего козлятины за плечами килограмм тридцать было».

«-Здоровый был твой Арет».

«-Атеперь сидит влесу, пропадает зря»,- стоской сказал Чет.
        Некоторые пищухи, потрусливее, все-таки скрывались среди травы, но большинство заворожено смотрели на гостя. Лишь впоследний момент, когда рука Романа протягивалась кхрупкой шейке, короткоухие зайцы начинали свистеть.

«-СХедриком сподручнее было,- произнес через полчаса Факелов, забрасывая врюкзак двадцатую жертву.- Выживет ли он там?»

«-Унего шансов больше, чем унас,- оптимистично заявил Чет.- Ты сколько их ловить собрался?»

«-Сколько унесу. Если вдесятке тушек будет килограмм съедобного мяса- уже хорошо. Как там дальше сдровами?»

«-Пара карликовых лесов растет на следующем плоскогорье, адальше только мхи илишайники».
        Роман кивнул. Затем методично ибез всякого азарта, словно мясник на скотобойне, продолжил охоту.
        К тому времени, когда пищухи то ли кончились, то ли поняли, что творится неладное, рюкзак Романа изрядно отвис под весом тушек любопытных иобщительных зверьков.

«-Всегда бы так охотиться»,- довольно сказал Факелов.

«-Можно вообще не охотиться, атолько подбирать за другими»,- предложил Чет.

«-Не-е, оставим падаль втвоем прошлом»,- сказал Роман, вплотную подходя ккаменной стене.
        Скалы были покрыты безобидным свиду растением проломником смаленькими розовыми цветочками.

«-Порода хрупкая»,- отметил Чет.
        Роман полез по насыпи рухнувших камней. Валуны хрустели, пытались сбежать из-под ног, но Факелов крепко держался за стену. Достигнув вершины насыпи, Роман покарабкался вверх, опираясь на трещины, сделанные проломником. От стен, покрытых мхом ирозовыми пятилистными цветами, пахло пряностями иплесенью одновременно.

«-Вгорах расстояния небольшие, аидешь целую вечность,- поднимаясь на ноги иотряхивая джинсы икуртку от каменной пыли, пожаловался Роман.- По прямой за полдня бы дошел».

«-Не зря дворец Наставника вгорах,- сказал Чет.- Лишние ислучайные не доберутся, акто дошел, тот хоть что-то может».
        Подул промозглый ветер, Роман зябко поежился. Затем по спине прошла дрожь, но уже не от холода. Даже стоя на краю плато приходилось задирать голову, чтобы увидеть верхушку следующей гигантской ступени. Роман охнул, прошел полсотни шагов иопустился рядом скарликовым лесом. На этом плоскогорье природа потеряла свою девственность. Торчали сотни крошечных пеньков толщиной сбольшой палец. Виднелись следы старых кострищ.

«-Что собираешься делать?»- созорными нотками спросил Чет.

«-Хочу спросить тебя, как вы перелазили через эту хрень? Вней же метров сто пятьдесят!»

«-Арет взял меня за лапы, ия поднял его на вершину»,- гордо сказал ворон.

«-Брешешь,- уныло обличил Факелов.- Как вы шли?»

«-Через пещеры,- сразу сдался Чет.- Правда там тоннелей- черт ногу сломит».

«-Ты знаешь путь?»- без надежды спросил Роман, понимая, кчему была сказана последняя фраза.

«-Яптица, ане подземная крыса,- моментально взвился Чет.- Тем более это было несколько лет назад».

«-Ичего ж ты радовался известной дороге?»- риторически спросил Роман, делая акцент на «известной».
        Но ворон все же ответил:

«-Знать, что есть хоть какой-то путь- намного лучше».

«-Наверное»,- сказал Роман, кладя тяжелый рюкзак на землю.
        Факелов достал кинжал иопустился на колени рядом слесом. Роман ударил по стволу березы почти усамого основания. Лезвие впивалось вдревесную плоть, но все же увязало вней. Приходилось делать по два-три удара, чтобы срубить крохотную березу.

«-Никудышный ты лесоруб»,- оценил Чет, когда Роман после полсотни ударов разогрелся исбросил куртку.

«-Ты тоже»,- бросил вответ Факелов.
        Низкие деревца рубить неудобно, но вскоре Роман приловчился. Факелов делал первый удар, затем сгибал березу ивпоявившуюся расщелину обрушивал кинжал.
        Через час Роман отошел кместу, где лес уступал траве. Шумно дыша, Факелов растянулся на жестком светло-зеленом покрывале. Вновь служа человеку, лес потерял немало детей. Новая вырубка была завалена бурыми стволами смаленькими ярко-зелеными листочками. Пахло так, словно Роман оказался на лесопилке.
        Немного передохнув, Факелов принялся складывать костры. Он решил сделать их несколько, чтобы быстрее разобраться сготовкой еды. Роман тяжело вздохнул. Он представил десятки тушек, которые надо выпотрошить иочистить от шкуры.

«-Остался бы ты живой- такой пир сейчас утебя был!»- поддел Чета Факелов.

«-Зато сейчас яголодным не останусь точно. По крайней мере один».

«-Вот стану богом, переселю тебя вкакого-нибудь воробья,- мечтательно сказал Роман.- Чтоб не выпендривался».

«-Лучше сразу убей»,- страдальчески произнес Чет.

«-Хорошо»,- легко согласился Факелов.

«-Нет-нет!- испугался ворон.- Лучше быть воробьем, чем попасть на Нижние планеты!»

«-Посмотрим»,- великодушно сказал Роман.
        Факелов достал нож ираскрыл рюкзак. Вскоре на земле появилась горка из шкурок, отрезанных голов ипотрохов. Встороне, на примятой траве, лежали маленькие ярко-красные куски мяса.
        Солнце двигалось над снежными хребтами, но обещало вскоре нырнуть за них где-нибудь на юго-западе. Ярко горели костры, сосредоточенно работал Роман. Он привык кгорным законам ине обратил внимания, как сумерки, словно серое одеяло, накрыли плато. Сготовкой еды Роман закончил, когда над головой нависало черное небо сдесятками поблескивающих бусин.
        За недели пути Факелов свыкся, что он или кто-то из спутников несет дозор. Оставшись водиночестве, Роман не знал, как поступить. Костер через несколько часов догорит, ион лишится даже этой маломальской защиты. Хищников Роман не видел, но что выходит из пещер по ночам? От мысли, что вэти самые пещеры завтра идти, становилось еще тревожнее.
        Горная тишина ибездействие убаюкивали ипугали одновременно. Даже слабый ветерок оставил впокое траву илеса, решив прогуляться вдругом месте. Лишь равнодушный ко всем бедам костер- вечный спутник странников, весело напевал незамысловатый трескучий мотив.

«-Боишься?»- спросил Чет.

«-Аты нет?»- окрысился Роман, который никак не мог свыкнуться свнезапно возникающим вголове голосом.

«-Немного,- задумчиво сказал ворон.- Но япытаюсь осознать, что от меня ничего не зависит. Сразу становится легче».
        Факелов хмыкнул.

«-Человеком становишься».

«-Это почему?»- не понял Чет.

«-Как только человек решает, что он «не виноват ииначе не мог», авиновны правители, природа, тупое общество, которое окружает его одного умного, так ему сразу становится хорошо илегко. Правда, потом страдания наваливаются вдвойне».

«-Аты не так же думаешь?»

«-Отчасти. Возможно, янамного хуже простых людей, потому что могу переступать, подобно власть имущим, через совесть имораль. Но яне захотел всю жизнь оправдывать свое бессмысленное существование чем-то посторонним. Ярешил сам что-то изменить,- возбужденно проговорил Роман.- Бездействие, равнодушие, однотипность, подыгрывание всем жизненным ситуациям- вот бич человечества. Во всех мирах».

«-Люди не верят ввозможность что-то изменить»,- после недолгого молчания сказал Чет.
        Роман покачал головой.

«-Верят, но боятся перемен. Впридуманной стабильности можно вообще не думать. Алюбая перемена требует напрягать мозги».

«-Просто может стать хуже, чем было»,- заметил Чет.

«-Попробуешь еще раз исделаешь лучше»,- сказал Факелов.
        Ворон ничего не ответил. Роман подбросил вкостер дров иповернулся когню спиной. Потом, чтобы сохранить тепло, он свернулся клубком. Факелов вгляделся втемноту и, не заметив ничего подозрительного, закрыл глаза.

«-Наверное, ты прав,- наконец сказал Чет.- Доброй ночи».
        День выдался тяжелым иРоман, несмотря на страхи, уснул почти мгновенно.

* * *
        Проснулся Роман от стука собственных зубов. Факелов со стоном вытянул одеревеневшие ноги иповернулся ккостру. Там, где ночью полыхало пламя, осталась опрятная горстка пепла. Роман струдом поднялся- нужно было срочно развести костер. Окоченевшие пальцы едва слушались. Подув на сложенные лодочкой руки, Факелов достал кремень.
        Минут через пять слабый огонек начал набирать силу, иРоман склонился над костром, вбирая каждую каплю тепла. Перекусив горячим мясом, он согрелся полностью. Роман посмотрел на отвесную гору, внизу которой чернел широкий вход, итяжело вздохнул.

«-Как там сосвещением?»- махнув рукой на скалы, спросил Факелов.

«-Почти никак,- отозвался Чет.- УАрета был факел. Еще он нащипал лучин».

«-Хорошая идея,- сказал Роман, выглядывая влесу сухостой. Затем зябко поежился идобавил:- Ну ихолод вгорах».

«-Впещерах тоже холодно, акогда заберемся выше- не знаю, что мы будем делать».

«-Надеюсь, что там ночевать нам не придется»,- кивнув на гору, произнес Факелов.

«-Мы по тоннелям полтора дня шли имного гадостей встречали. Но Арет половчее Хедрика был, так что яне переживал. Ачто мы стобой будем делать- лучше яидумать не буду».

«-Обнадежил,- уныло сказал Роман.- Арет дорогу знал?»

«-Нет».

«-Ина том спасибо»,- буркнул Факелов, доставая кинжал.
        Роман вырубил найденный сухостой. Затем очистил стволы от лишних веток, получив пару десятков аккуратных бревнышек. Орудуя ножом, Факелов начал превращать их влучины.

«-Яих зажигать по десять минут буду,- пожаловался он, кладя длинные щепы врюкзак».

«-Воспользуешься страничками из книги Оби»,- ехидно предложил ворон.

«-Это варварство»,- осадил его Роман.

«-Абросать друга сперебитыми ногами- это благородно»,- ссарказмом проговорил Чет.
        Роман опешил. Захотелось ответить что-нибудь резкое. Несколько раз глубоко вдохнув, Факелов произнес как можно спокойнее:

«-Уменя нет времени сидеть сним два месяца. Атвою просьбу, между прочим, явыполнил. Не забывай».

«-Не выполнил бы- сидел бы вместе сХедриком».

«-По-моему, ты даже уменя вголове умудрился встать ни стой лапы,- усмехнулся Роман.- Замолкни».
        Чет пробурчал что-то нечленораздельное иобиженно затих. Факелов набрал фляжки идвинулся кпещере. Рюкзак, набитый до отказа мясом, лучинами, баклажками имелочами вроде кремня или книги, сильно тянул назад. Широкие лямки ощутимо давили на плечи. Роман хотел сохранить силы для пути по горным тоннелям, потому ине думал бежать стаким грузом.
        Через полчаса Роман стоял около огромного входа впещеру. Ноги стали ватные, мысль, что ему придется блуждать больше суток по неизвестным горным кишкам, заставляла сердце замирать. Идти внегостеприимную черноту не хотелось, но отступать было поздно, да инекуда.
        Роман зажег лучину и, выставив ее перед собой, сделал первый шаг под свод пещеры.

«-Удачи»,- скупо бросил Чет.
        Десяток шагов солнце освещало дорогу, но стоило пещере изогнуться, как Роман остался при свете лучины. Факелов постоял, привыкая кцарившему мраку. Огонек лучины прыгал при каждом шаге, отражаясь мириадами бликов от влажных стен. Сводчатый потолок возвышался на несколько человеческий ростов, апол шел под легким наклоном вверх ивлево. Роман размахивал лучиной, словно шпагой, пытаясь разглядеть весь грот, чтобы ненароком не пропустить проход, знак или опасность.

«-Иди-иди, первую развилку не пропустишь»,- поторопил ворон.
        Факелов глубоко вдохнул идвинулся чуть быстрее. Широкий тоннель вилял, словно добрая собака хвостом. Иногда на голову падали тяжелые капли воды, иРоман от неожиданности вздрагивал.
        Минут через десять тоннель расширился до округлой пещеры, из которой вело два овальных прохода. Роман обвел догорающей лучиной стены. На левый проход недвусмысленно показывала глубоко выцарапанная стрелка.

«-Даже странно встречать здесь признаки жизни»,- зажигая новую лучину от старой, сказал Роман.

«-Дальше будут не только признаки»,- меланхолично пообещал ворон.
        Факелов скривил губы. Потушенный пенек от первой лучины отправился врюкзак, иРоман зашел влевый тоннель. До потолка при желании можно было допрыгнуть, аот стенки до стенки Факелов достал бы, вытянув руки.
        Чем дальше Роман погружался вгорные недра, тем глуше становились шаги, авоздух более спертым. Иногда из узких щелей дул ветерок, но бывало, что оттуда пахло нечистотами. Факелов до боли вглазах вглядывался вполумрак, каждую секунду ожидая, что обещание Чета сбудется.
        Роман остановился, разглядывая небольшой предмет на полу. Факелов поморщился идвинулся дальше, оставив за спиной полуистлевший резиновый сапог. Тоннель резко повернул, впереди раздалось шуршание. Роман выхватил кинжал исделал шаг назад. Шуршание раздалось чуть ближе. Роман опустил лучину иедва не вскрикнул. Внескольких метрах от него лежал белесо-розовый червь длиной впару локтей седва обозначенной головой. Пустые фасеточные глаза, не видевшие света, смотрели на огонек. Видимо, чудовище было ослеплено, но уползать не собиралось. Роман сделал резкий выпад кинжалом илучиной исразу отпрыгнул назад. Огонек едва не потух, иФакелов мысленно укорил себя за глупость. Червь, лишившийся глаза, скрутился кольцом, словно змея. Через полминуты невредимый монстр вновь смотрел на Романа незрячими глазами.

«-Унего нереальная регенерация! Что мне сним делать?!»- воскликнул Роман.

«-Аобязательно сним что-то делать?»

«-Откуда язнаю, как он себя поведет, когда япойду мимо? Лучше прогнать или прикончить его».

«-Отруби голову».
        Роман смотрел на гигантского червя со смесью тревоги ибрезгливости. Нужно было идти дальше. Не ждать же, пока он сам уползет? Вдруг они будут попадаться через каждый шаг. Факелов сделал пару быстрых широких шагов ирубанул по голове вдоль тела чудища. Кинжал вошел втело червя, словно вплотное желе, всего на несколько сантиметров. На поверхности раны появилась белесая жидкость. Червь показал пасть сдвумя рядами треугольных зубов. Затем изогнулся ирванул кбоковой стене. Через несколько секунд, сшуршанием искрежетом, чудище скрылось вотверстии размером сдыню.

«-Он камень жрет, как чернозем»,- пораженно сказал Роман ипоспешил вперед.
        На следующей развилке путь открывался втри тоннеля. Над центральным проходом, свиду самым узким инеудобным, нависала грубо выдолбленная стрелка. Факелов, повинуясь указаниям неизвестного путеводителя, протиснулся всредний тоннель.
        Двигаться приходилось боком инемного нагнувшись. Втаком положении, снабитым рюкзаком за плечами, спина затекла за несколько минут. Карликовые березы горели ярко имедленно, за что Роман их мысленно поблагодарил. Через полсотни шагов Факелов смог идти прямо, но вскоре он остановился. Лучина смотрела впол, освещая пожелтевший безногий человеческий скелет. Череп сжутким оскалом безразлично смотрел пустыми глазницами впотолок.

«-Гордись, ты дошел дальше, чем он»,- хихикнул ворон.

«-Ясчастлив»,- пробормотал Факелов.

«-Хотя, возможно, он шел обратно»,- злорадно добавил Чет.
        Подумав об обратной дороге, Роман поморщился. Он воспринимал выполнение третьего испытания- добраться до Наставника- как конечную цель. Зачем заранее думать, как он пойдет назад? Нужно добиться вначале одной цели, ауж потом переключаться на другую. Почти каждый понимает, что вся жизнь- борьба. Но если постоянно думать одесятках целях, со всеми их трудностями, то лучше сразу лечь вмогилу- так жизнь покажется счастливее.
        Роман внимательно оглядел тоннель и, не найдя ничего опасного, переключил внимание на скелет. Отсутствие ног напомнило оХедрике иодиноком резиновом сапоге. На безымянном пальце левой руки ускелета блестела узкая золотая полоска кольца смаленьким зеленым камешком.

«-Мародер»,- хмыкнул Чет, когда Роман потянулся к украшению.
        Факелов стянул ссухой кости кольцо- медальон на миг потеплел.

«-Оно ему не помогло»,- продолжал издеваться ворон.

«-Что может кольцо?»

«-Ячувствую магические вибрации. Азачем оно- неизвестно. Возможно, это магический преобразователь, вроде камня вжезлах колдунов. Может кольцо стреляет огнем или убивает хозяина, когда он сильно пугается».

«-Ну, последнее вряд ли,- ссомнением сказал Роман,- иначе, зачем его носить?»

«-Авдруг ему дал задание Наставник?- весело сказал Чет.- Год не бояться, аиначе- смерть. Инельзя снять кольцо. Чувство страха относится кСрединным силам, ведь это не добро, ине зло. Вдруг, нужно им овладеть?»
        Роман задумчиво покрутил кольцо иодел его на средний палец. На изумруде вспыхнула искра, имагическое украшение село как влитое.

«-Посмотрим»,- пожав плечами, сказал Факелов.
        Роман поджег новую лучину и, стараясь идти тихо, двинулся вчерноту. Тоннель вильнул ипоказал овальный проход, горящий тусклым, мертвенно-голубым светом. Роман удивленно вскинул брови.

«-Растения»,- объяснил ворон.

«-Довольно ярко».

«-Во мраке исветлячок, как факел»,- блеснул мудростью Чет.
        Роман хмыкнул и, выставив вперед лучину икинжал, пошел ксветлому пятну.
        Глава семнадцатая
        Пещера, размером сбольшую комнату, была залита голубым светом. Над проходом, откуда вышел Роман, нависала жирная выбоина ввиде стрелки. Светящиеся растения, покрывающие весь свод пещеры, напоминали чудовище стысячами щупалец. Отростки шевелились, пульсировали, вытягивались изакручивались, словно клубок спаривающихся змей.

«-Они опасны?»- брезгливо спросил Роман.

«-Арет не давал им до себя дотрагиваться».
        Факелов на миг прикрыл глаза, тяжело вздохнул иначал обход грота. Копошащиеся растения заливали холодным светом весь каменный зал, но Роман все равно не стал тушить лучину.

«Комната дверей»,- стоской подумал Факелов, насчитав четыре новых прохода. Почти над каждым он заметил пометки: черточки, стрелки, кресты. Над тремя крайними проходами нависали стрелки знакомого почерка. Факелов надеялся, что все три тоннеля годны для пути, хотя, скорее всего, неизвестный странник отмечал каждую попытку.
        Роман вскинул кинжал- ему показалось, что щупальца начали переползать на стены. «В этих пещерах можно паранойю заработать»,- зло подумал он.

«-Чего трясешься?»- невинно спросил Чет.

«-От скуки,- плюнув, сказал Факелов.- Вкакой проход идти?»

«-Внужный».
        Роман положил рюкзак исел на каменный, немного влажный пол.

«-Скорее всего, два из трех проходов ложны. Не верю, что был такой благодетель, который отмечал все годные тоннели,- начал рассуждать Факелов.- На первой развилке он вошел влевый, аво второй раз вцентральный проход. Значит, сейчас он мог войти вправый, тогда мне влевый. Но это глупо. Влабиринтах стоит придерживаться одной схемы. Если бы мой путеводитель свернул оба раза влевый проход, то тогда идумать нечего было бы».

«-Интересно»,- хмыкнул Чет.

«-Наверно, он решил заходить всегда всредний тоннель- поклонник Срединных сил, аесли такового не было, как на первой развилке, странник сворачивал вкрайний левый,- сказал Роман иподнялся на ноги.- Отлично, значит нам вправый».
        Тоннель встретил Факелова спертым воздухом игулким эхом.

«-Похоже на тупик- дышать нечем,- предположил Чет.- Хромает твоя логика».

«-Проверим,- упрямо сказал Роман.- Ты только критиковать горазд».
        Через полсотни шагов тоннель сузился иповернул почти на сто восемьдесят градусов. Роман шел, задевая плечами стены. Горная кишка почти сразу дважды повернула на прямой угол, ивоздух стал заметно свежее.

«-Сам ты- тупик»,- усмехнулся Факелов.
        Впереди узкий тоннель светлел. Жуткие, не видевшие солнца растения мерцали ишевелились. На полу разыгрался безумный театр теней, иРоман случиной исполняли не последнюю роль. Ввоображении всплыла яркая картинка, как он пытается протиснуться между стен, не тревожа растений. Но щупальца вытягиваются ипеленают его, словно паук муху. Акогда он перестает брыкаться, начинают медленно рвать на кусочки исо смаком высасывать жизненные соки.
        Под рубашкой выступил пот. Факелов помотал головой, отгоняя наваждение. От растений пахло перепревшей листвой иболотной влажностью. Роман поднес кним лучину- щупальца поспешно втянулись. Зато сдругой стороны отростки довольно быстро росли, пытаясь дотянуться до человека. Факелов без размышлений отсек их кинжалом. Обрубки щупальцев растеклись по полу, словно растаявшее желе.
        Роман зажег вторую лучину ивзял ее водну руку скинжалом. Размахивая горящими щепами вверх-вниз вдоль стен, Факелов двинулся вперед. Растения боялись огня, но особо шустрые инаглые щупальца продолжали тянуться кчеловеку. Справой стороны Роман безжалостно обрубал их кинжалом. Вспыхнул зеленый огонек иоб каменный пол разбились две синеватые сосульки.

«-Охранное колечко. Но силы экономить оно не привыкло»,- сразу пояснил Чет.
        Еще несколько раз вспыхивали изумрудные искры, изамороженные щупальца падали на пол. Наконец ботанический коридор закончился, иФакелов привалился кстене. Накатила усталость, словно он мчался несколько километров смешком ивкольчуге.

«-Еще иты не привык кподобным затратам сил,- добавил ворон.- Потом должно быть легче».

«-Хорошо. Полезная вещица»,- сказал Роман, расстегивая рюкзак.
        Факелов жевал жилистое мясо изапивал его мелкими глотками. Огарок лучины тлел на полу. То сверху, то спереди слышался шум, похожий на вялые аплодисменты. Роман положил флягу обратно врюкзак изажег новую лучину. От удара ботинка тлеющий пенек полетел впритихшие растения.
        Роман поправил сильно отросшие волосы. Пришла тоскливая мысль, что он уже забыл, когда последний раз мыл голову. Наверное, под дождем впризрачной деревне алыйцев. Отогнав ненужные раздумья, Роман сосредоточился на мрачном подземелье. Звуки шлепков, похожих на неспешную походку морского котика по кафелю, приближались. Играть впрятки, сгорящей лучиной вруке, не имело смысла. Роман вытащил кинжал. Напрягшись, словно туго натянутая струна, он двинулся навстречу неизвестному жителю пещер. То, что это не человек, Факелов мог поклясться, но надежда, что странные звуки издает безобидное экзотическое растение оставалась.

«-Знаешь, что это?»

«-Мы много чего встречали, но ничего хорошего»,- неопределенно произнес ворон.

«-ВСкрытом мире сэтим напряженка. Схорошим. Якроме Хедрика, тебя иОби больше ивспомнить никого не могу»,- сдосадой ииронией сказал Роман.
        Вскоре из мрака проступили очертания аркообразного входа впещеру. Каменный зал заполнял светящийся белесый туман. Из-за марева Роман не мог разглядеть пещеру иее таинственных шлепающих обитателей. Факелов стоял вдесятке шагов от входа ине решался подойти ближе.
        Туман впещере колыхнулся, ивпроходе возник темный силуэт. Существо, стоявшее на кривых толстых ногах, сильно горбатилось иказалось не выше человека. Короткие руки венчались трехпалыми кистями, сневероятно длинными пальцами. Неуклюжие свиду ступни напоминали широкие ласты. От вида головы Роман попятился. На сутулых плечах, игнорируя шею, сидела крокодилья башка сприоткрытой пастью. Треугольные зубы, словно покрытые фосфором, светились призрачным зеленым светом. Вмерцающих желтых глазах виднелись кошачьи зрачки.

«-Кажется, от такой твари мы убегали. Но напрасно»,- испуганно сообщил Чет.
        Роман не по обыкновению зло выругался. Вытянутая пасть, сдоброй сотней зубов, не предвещала ничего хорошего. Кольцо на среднем пальце левой руки едва заметно запульсировало, словно подбадривая хозяина. Факелов перевел взгляд сизучающей его рептилии на оружие изапоздало подумал, что кинжал давно пора сменить на меч. Ящер, подняв руки, сделал несколько шагов- раздались характерные шлепки. Все тело чудовища покрывала темно-коричневая мелкая чешуя. Пальцы оказались вполовину короче, чем думал Факелов, остальное было толстыми когтями из вороненой стали.

«И что мне делать?»- пронеслось, наверное, всотый раз вголове.
        Ящер каменной походкой двинулся кФакелову. Роман чувствовал, что неуклюжесть рептилии мнимая. «Сейчас оно бросится»,- подумал Факелов. Но чудовище надвигалось медленно- супорством инеотвратимостью стенобитной машины.
        Огонек лучины отражался вотполированных когтях, мягко светились острые зубы. Роман замер, понимая, что дальше пятиться нельзя- скаждым шагом мерцающий туман отдалялся, становилось темнее. Аящер скошачьими глазами явно имел во мраке полное преимущество. Факелов, неотрывно следя за противником, освободился от рюкзака.
        Рептилия ударила как боксер, от груди. Роман отпрыгнул всторону, сделал шаг кчудовищу ис размаха ударил, надеясь отрубить кисть. Оглушительный звон металла ометалл эхом разнесся по подземелью. Ящер стал наносить удар за ударом. Роман струдом парировал, отводя их всторону, но сместа не двигался.
        Тварь хрипло зарычала- игра в«ударь-отбей» ей начинала надоедать. Факелов качнулся влево исделал рубящий выпад. Рептилия коротко взвыла- кинжал воткнулся вперепонку между пальцами. Не успел Роман вытащить клинок, как ящер схватился за него второй рукой ис силой дернул. Факелов, чтобы не оказаться вобъятьях рептилии, выпустил рукоять. Кинжал со звоном ударился остену изатих, блестя синевато-серым лезвием.

«Это конец»,- подумал Роман, выхватывая нож.

«-Прощай, дружище»,- горестно сказал Чет.
        Разозленная ранением рептилия, видя безоружность врага, сделала несколько шагов ипрыгнула. Пасть раскрылась до невероятных размеров, когти, словно вилки великана, стремительно приближались кРоману. Тварь двигалась слишком быстро- Факелов едва успел выставить перед собой лучину инож. Но напрасно.
        Перед Романом словно лопнул огромный зеленый воздушный шар. Сразу запахло горелым, будто оплавилась изоляция проводов. Рептилия отлетела назад ибез сознания упала на спину. Факелов, пользуясь моментом, оседлал чудовище. После двух ударов ящер остался без глаз. Руки Романа тряслись от слабости, вгорле пересохло. Казалось, что он уже несколько суток не спал. Из последних сил Факелов воткнул нож вгорло рептилии, иее редко бьющееся сердце замолчало навсегда.
        Роман струдом дополз до мешка, достал флягу изалпом ее осушил. Вода прибавила каплю сил иссохшему от магии телу.
        -Спасибо,- дотронувшись до кольца, прохрипел Факелов.
        Магическое украшение запульсировало итут же успокоилось.

«-Ты за день тратишь меньше сил, чем кольцо вытянуло за секунду»,- сказал Чет.

«-Думаю, мертвому эти силы были бы ни кчему»,- отозвался Роман.
        Факелов, не вставая счетверенек, пошел за кинжалом. Лучина горела на полу около рюкзака. Чувствовал себя Роман так, словно его долго ис наслаждением избивали. Подобрав оружие, Факелов вернулся кнабитому мешку ипривалился рядом сним кстене. Сейчас его, наверное, могла загрызть идворняга. Аесли кольцо попробует его защитить, то он умрет от истощения.
        Как обычно после переутомления или стресса аппетит отсутствовал напрочь. Но Роман достал мясо пищухи изаставил себя есть. Нужно было срочно восстановить силы, аспать втоннеле Факелов не хотел.
        В светящемся тумане, за аркообразным входом, что-то промелькнуло. Роман застонал от досады ибезысходности. Втаком состоянии его убьет не чудовище, акольцо. Из тумана медленно вышла тварь- точная копия недавнего противника Факелова, но ростом не выше колена.

«-Кажется, ты убил его мамашу»,- сказал ворон ихихикнул.

«-Надеюсь, ему чужда месть»,- положив кинжал поперек ног, сказал Роман.

«-Есть еще чувство голода»,- поведал Чет.
        Факелов бросил врептилию кусок мяса. Ящер-детеныш испуганно отпрыгнул. Потом почувствовал запах. Вмаленьких желтых глазах зажегся голодный огонек. Через миг копченое мясо оказалось впасти рептилии. Светящиеся зубы вдва счета расправились сжилистой тушкой. Роман достал второй кусок- ящер стоял не двигаясь. Эту тушку рептилия, словно собака, поймала налету.

«-Зачем тратишь на него еду?- недоуменно спросил ворон.- Все равно убьешь».

«-Драться или бегать за ним- сил нет».
        Факелов достал третий кусок иподнялся на ноги, закинув кинжал на плечо. Затем помахал тушкой, подзывая ящера ксебе. Детеныш доверчиво пошлепал кчеловеку. Кольцо преданно запульсировало. Когда рептилия подошла почти вплотную, Роман бросил мясо на пол. Ящер потянулся за тушкой, иФакелов сплеча рубанул по тонкой, едва покрытой чешуей, шее. Из артерии хлынула кровь, тело забилось вконвульсиях. Через несколько секунд погасли глаза изубы. Роман, поморщившись, отошел назад иснова сел отдыхать.

«-Жестоко. Но эффективно»,- оценил Чет.

«-Без родителя, смерть которого он даже не заметил, детеныш все равно умер бы,- оправдался Роман.- Атак он погиб почти счастливый».

«-Да ты благодетель!»- воскликнул Чет изахохотал.
        Смех противным шумом отозвался вголове.

«-Заткнись, пожалуйста,- произнес Роман.- Башка раскалывается».

«-Пойдем отсюда, пока не объявился второй родитель».
        Роман скривил губы ипринялся за неоконченную трапезу.
        Силы возвращались невероятно медленно. Факелов похудел на несколько килограмм- впоясе пришлось делать новую дырку. Хотелось лечь спать, но страх бодрил, словно ледяная вода. Роман струдом встал. Рюкзак показался неподъемным, словно мешок, набитый строительным мусором. Кое-как просунув руки влямки, Факелов подобрал лучину. Несмотря на слабость убирать кинжал вножны Роман не собирался до самого выхода из горного пищевода. Ачерез что он выйдет- через пасть или задницу- его уже не волновало.
        Рядом саркой, сколько Роман не водил лучиной, никаких пометок не обнаружилось. Факелов помахал кинжалом внутри пещеры- светящееся марево слегка качнулось, словно обыкновенный дым. Очертания грота виднелись, будто через целлофановую пленку. Напротив входа Роман рассмотрел широкую лежанку, авлево ивправо уходили кривые, словно грубо вырубленные киркой, проходы. При взгляде на неровные входы втоннели впамяти сразу всплыли толстые когти из вороненой стали.
        Входить втуман Факелов боялся. Вдруг это изощренная защита, убивающая любого, кто войдет вдом рептилий? Идти обратно ипробовать другие тоннели- ничуть не лучше. Пришла дикая мысль. Авдруг неизвестный странник, рисующий жирные стрелки, перестал их выдалбливать, потому что его путь прервался именно здесь? Возможно, Роман правильно угадал последнее направление предшественника, но легче от этого не становилось.
        Факелов невольно задержал дыхание изасунул левую кисть вмарево. Ничего не произошло, кольцо тоже молчало. Роман соблегчением выдохнул.

«-Скорее всего, туман маскирует запахи,- сказал ворон.- Точнее не дает им покинуть пещеру».
        Факелов набрал полные легкие, прищурил глаза ибыстрым шагом пересек жилище рептилий. Стоило ему зайти втоннель, как марево осталось позади. Впереди лежала равнодушная непроглядная тьма. Роман поводил лучиной, оглядывая проход. Впаре метров промелькнула белесое тело огромного червя, который тут же скрылся вбоковой стене. Видимо, это был родственник дождевых червей, ина живых существ он видов не имел. Хотя наличие зубастой пасти, перемалывающей горную породу, словно землю, подсказывало, что лучше сним не связываться.
        Тоннель то сужался, то расширялся. Порой вилял, словно его прокладывал пьяный шахтер, аиногда шел прямой, как труба. На развилке вчетыре дороги Роман думал несколько секунд. Затем, мысленно махнув рукой, побрел влевый. Вокруг царила тишина, лишь временами редкая тяжелая капля срывалась сощерившегося сталактитами потолка. Факелов, подбадриваемый Четом, старался идти быстрым шагом.

«-Нежилой участок,- хмыкнул Роман.- Даже растений нет».

«-Скучаешь?»- съехидничал Чет.

«-Скука- глупое чувство,- уверенно сказал Факелов.- Для лентяев».
        Ворон возмущенно закаркал прямо вголове.

«-Аесли сидишь взасаде?! Или на дозоре?!»

«-Мне всегда есть очем подумать,- мягко парировал Роман.- Хотя всякое бывает».

«-Ясейчас только иделаю, что думаю»,- перевел тему Чет.

«-Ага, иеще испытываешь все то же, что ия»,- усмехнулся Факелов.
        В тоннеле стало чуть светлее, затем он сильно изогнулся, иРоман застыл. Он закрыл ослепленные глаза, на которые сразу навернулись слезы. Казалось, будто Факелов перенесся из мрака на заснеженное поле солнечным утром. Роман испугался не на шутку. Умение ослеплять- это вподземелье мощнее иопасней любых когтей. Для тех, укого есть глаза.
        Кольцо отнеслось кпроисходящему безучастно, иРоман, проклиная себя за потерю бдительности, понемногу привыкал ксвету. Поворачивать обратно было страшно. Факелов, сильно прищурившись, осмотрел тоннель- рядом никого.

«-Ну идурак же ты иногда»,- беззлобно посетовал Чет.

«-Предупредил бы»,- огрызнулся Роман ивздрогнул.
        Через пять шагов начиналась пещера, залитая ярким солнечным светом. Весь пол круглого каменного зала покрывали кости или человеческие скелеты целиком. Роман присвистнул. Ковер из останков достигал колена.

«-Надеюсь, ты не хочешь пополнить коллекцию»,- ошарашено произнес Чет.
        Факелов подошел ко входу ипосмотрел вверх. Отвесные гладкие стены уходили ввысь не меньше, чем на полсотни метров. Вкруглое отверстие, снизу казавшееся небольшим, светило застывшее взените солнце.

«-Уже полдня идем»,- определил Роман.
        Глаза цеплялись за оскаленные черепа, за кисти стонкими костяными пальцами, за частокол ребер.

«-Как ты думаешь, они все хотели стать богами?»- спросил ворон.
        Факелов еще раз глянул вверх.

«-Это погребальная или судная яма,- сказал он. Потом добавил:- Надеюсь».
        Из зала вел еще один тоннель. Роман, морщась, медленно побрел по хрустящему костяному ковру. Ноги проваливались, ошметки не истлевшего ине съеденного мяса едко смердели гнилью.

«-Отличное место для отдыха,- сказал Роман.- Жутко только».

«-Отличное?!»

«-Только днем. Обитатели пещер вряд ли сунутся под солнце,- объяснил Факелов.- Но хоть яиустал, аспать не рискну».
        Тьма быстро прогоняла свет, иуже через десяток шагов Роман остановился, давая глазам привыкнуть кполумраку.
        Тоннели ветвились, пещеры сменяли друг друга, встречались светящиеся растения идоносились отдаленные шлепки. Роман по-прежнему двигался по схеме: «средний проход; если его нет, то крайний левый». Факелов сильно воспрянул духом, когда на очередной развилке разглядел жирную грубую стрелку.

«-Долго он бежал»,- хмыкнул Чет.

«-Не до стрелок было,- улыбнулся Роман.- Наверно только вкостяной яме оторвался от ящера».

«-Апотом пробежал еще двадцать тоннелей на всякий случай»,- ехидно добавил ворон.
        Факелов едва заметно пожал плечами- лямки тянули вниз- идвинулся вотмеченный проход.
        С каждым часом Роман двигался медленнее. Давно открылось изакрылось второе дыхание. Силы почти полностью истаяли. Казалось, что Факелов облачен вполный рыцарский доспех ивзбирается на крутой холм.

«-Сколько япрошел?- приваливаясь кстене, спросил Роман.- Треть? Половину? Или за следующим поворотом выход?»

«-Нужно искать ночлег».

«-Не хочу спать впещерах».

«-На сколько тебя еще хватит? На полчаса? Апотом свалишься ипродрыхнешь часов пятнадцать. Если, конечно, никто не сожрет».
        Роман страдальчески вздохнул и, едва переставляя ноги, пошел дальше. Через четверть часа он нашел узкий вход внишу, которая через пару метров резко расширялась, словно гигантский пузырек. Факелов внимательно оглядел аскетичную спальню ипринялся устраиваться на ночлег. Визголовье отправился рюкзак, по левую руку Роман положил новую лучину, кремень икресало, апо правую оголенный кинжал. Затушив догорающую щепу, он лег на прохладный камень. Даже такое жесткое ложе тело приняло сблагодарностью.
        От тревоги ипереутомления Роман не мог уснуть. Лежал, вслушиваясь до отупения. Глаза закрывались сами собой, но тут же перед ними вспыхивали видения. Мерцающие зубы рептилии дробят его кости, светящиеся растения прорастают из пола ивыпивают кровь, черви, ползущие мимоходом, случайно делают внем сквозные дыры. От каждого образа пробегала дрожь.

«Кольцо обережет иразбудит»,- внезапно подумал Роман и, успокоенный этой мыслью, уснул.
        Глава восемнадцатая
        Казалось, что затекло изамерзло все: от затылка до пяток. Роман струдом сел ишироко зевнул. Сколько проспал, он не знал, но чувствовал, что не меньше полсуток. Мышцы болели так, словно Факелов вчера несколько часов занимался втренажерном зале после месячного отдыха. Вокруг по-прежнему царила могильная тишина итьма.
        Наскоро размяв ирастерев руки иноги, Роман встал на колени инащупал кремень икресало. Сверкнувший во мраке сноп искр показался вспышкой прожектора. Огоньки увязали вдереве игасли. Факелов начинал нервничать- перспектива перемещения вкромешной тьме его не радовала. Роман достал на ощупь еще одну лучину иположил корой вверх. Факелов остервенело залупил кремнем по кресалу, не заботясь отишине. Огненным потоком искры упали на лучину, итончайшая кора занялась хилым пламенем.

«-Яуж начал переживать»,- вместо приветствия сказал ворон.

«-Угу»,- безразлично отозвался Факелов.
        Когда лучина разгорелась, Роман поджег вторую щепу иубрал кремень. Добывая огонь, он успел согреться. Желудок выдавал голодные трели, ивыспавшийся Роман судовольствием начал набивать брюхо копченым мясом безухих зайцев.
        Забросив на плечи рюкзак, Роман двинулся квыходу. Повернув исделав пару шагов по нише, он остановился. Откуда-то сверху дунул легкий ветерок. Факелов, подняв двойную лучину, тщательно осмотрел стены ипотолок. Вчера, сзамыленным от усталости взглядом, он не заметил широкого отверстия. Проход зиял вбоковой стене на высоте поднятой руки иупирался втрехметровый потолок. «Как ямог не заметить?»- потрясенно подумал Роман.
        Факелов поднял лучину, пытаясь заглянуть впроход. Тоннель сгладкими стенами уходил вглубь под легким наклоном вверх. Роман подошел вплотную иприслушался. Вокруг царило безмолвие, нарушаемое едва уловимым шипением пламени.

«-Полезешь?»- неуверенно спросил Чет.

«-Думаю. Вдруг там опасно?»

«-Здесь везде опасно»,- напомнил ворон.

«-Тогда полезу,- усмехнулся Роман изабросил рюкзак втоннель.- Уж больно ветерок приятный».
        Положив лучины скраю прохода, он подтянулся. Помогая ногами, Факелов перевалился за край иуперся головой вмешок. Кое-как водрузив рюкзак обратно на плечи, Роман на полусогнутых ногах двинулся по тоннелю. Хилые огоньки бесстрашно боролись сокружающим мраком. Иуже метров через двадцать получили поддержку. Тоннель заканчивался преградой из трухлявых серых досок, вщели между которыми пробивался свет.

«-Там что-то серьезное, раз доски из такой дали перли»,- сев рядом сзаслонкой, сказал Роман.
        Пахло как встаром сарае- затхлостью иистлевающим деревом. От ветра не осталось инамека. Глаза понемногу привыкали ксвету.

«-Может, исоваться не стоит?»- нерешительно поинтересовалсяЧет.

«-Что-то ты пугливый стал,- заметил Факелов.- Столку меня сбиваешь».

«-Беспокоюсь за тебя»,- оправдался ворон.

«-За себя»,- отрезал Роман иподнялся.
        Факелов слегкостью выломал крайнюю доску изаглянул вширокую щель. Яркий, но не слепящий матовый свет заполнял небольшой зал. Высокий потолок словно был покрыт магической светящейся краской. Посреди зала возвышался каменный саркофаг, украшенный вырезанными фигурами волков иорлов. Стены ипол впещере были обыкновенные. Роман выломал еще две доски ивошел вкаменный зал. Напротив, шагах вдвадцати, он увидел точно такой же ряд досок.
        Кольцо мелко задрожало. Факелов поднял кинжал ибыстро огляделся. Но спокойствия гробницы ничего не нарушало, даже воздух казался каким-то вязким, сглаживающим все звуки.

«-Ты слишком полагаешься на кольцо»,- нервно сказал ворон.
        Роман пожал плечами имедленно двинулся ксаркофагу.

«-Вроде все спокойно,- сказал он.- Тело должны были сюда принести, значит, возможно, за теми досками выход».

«-Асветящийся годами потолок тебя не пугает? Хедрик бы сюда не сунулся».

«-Давай по делу,- поморщился Роман.- Без наставлений».

«-Тот, кто не поскупился на магическую силу для вечного освещения склепа, мог не пожалеть сил ина защиту. Не зря твой круглый помощник дрожит».

«-Может, япришел на поклон»,- подходя кгробнице, сказал Факелов.
        Посреди крышки саркофага была выведена причудливая вязь, но Роман по законам Скрытого мира без труда ее понял. Надпись гласила: «Придя сюда- уйди, авернувшись- умри».
        -Ухожу, ухожу,- скривив губы, сказал Роман идвинулся кнетронутым доскам.

«-Угораздило же тебя заметить этот проход»,- продолжал сокрушаться ворон.
        Факелов выломал ногой доски ивошел вширокий тоннель. Через десяток шагов Роман уперся взавал огромных валунов. Вголове моментально всплыла надпись сгробницы. Факелов толкнул ногой пару глыб, но те срослись намертво. Вздохнув, Роман повернул назад.
        Стоило ему шагнуть под матовый свет, как горный склеп наполнился звуками, будто кто-то бьет керамическую посуду. Вуглах зала пол вздыбился, икаменные ошметки полетели во все стороны. Роман бросился бежать квыходу. Медальон тут же похолодел, кольцо запульсировало так, словно хотело соскочить спальца.
        Из каменной пыли выскочило четыре волчьих скелета. Двигались существа также ловко ибыстро, как их живые собратья. Двое скелетов ссухим перестуком бросились наперерез Факелову, адвое других сразу перешли внападение. Двигающиеся желтоватые кости, лишенные мышц, внушали мистический ужас. Пустые глазницы ничего не выражали, костяные тела свиду казались хрупкими, но пасть пугала острыми зубами хищника.
        Одна пара перекрыла выход, адругие два волка без всяких приготовлений атаковали Романа. Факелов отпрыгнул всторону, зубы стражей гробницы клацнули совсем рядом. Скелеты едва не столкнулись между собой. Видимо, магия распространялась только на склеп, потому что остальные двое не спешили покидать пост около прохода.
        -Ну что ясделал?- сдосадой спросил Роман.- Ина фиг явам нужен?
        Вместо ответа волки прыгнули. Факелов шагнул всторону, иударил кинжалом сверху вниз- навстречу летящему скелету. Рюкзак сильно стеснял движения, но Роман надеялся убежать из склепа, не заканчивая бой. Раздался глухой звук иволк, едва не долетев до Факелова, резко опустился на лапы. Хоть движения ухищников были как уживых, весили они все-таки как скелеты. От удара кинжала на лобастой голове появилась глубокая белая прорезь.
        Роман крутил клинком, сбивая волков сног, отбрасывая их встороны. Легкий вес противников давал ему преимущество, но только пока есть силы. Они возьмут его измором. Факелов пытался отрубить волкам лапы, но скелеты представляли собой нерушимое целое. Лишь белеющих полос на желтых костях становилось все больше.
        Роман медленно продвигался квыходу, надеясь пробиться втоннель. Там, если понадобится, оборону держать будет легче.
        Волки продолжали нападать сглупым постоянством конвейера, Роман отбивался. Черные волосы прилипли квзмокшему лбу, дыхание скаждой секундой становилось чаще.
        Скелеты, перекрывающие проход, внимательно следили за Романом пустыми глазницами. Факелов выжидал момент, приближаясь мелкими шажками. Роман изо всех сил ударил по ребрам прыгнувшего волка- тот отлетел на несколько метров, второго он сбил ударом ноги по передним лапам. Поморщившись от боли, Факелов сделал рывок ксидящим стражам. Отбросив волка, словно бейсбольной битой мячик, Роман нырнул восвободившийся на миг проход. Второй страж оказался проворнее и, прыгнув, успел вгрызться влевое предплечье. Роман заорал вголос ивместе сволком упал втоннель. Скелет тут же истлел, оставив запах древнего заброшенного кладбища.
        Камень больно ударил вгрудь, азаплечный мешок хорошенько поддал по затылку. Роман, шокированный болью от укуса ипадения, медленно встал на колени иразвернулся. Волки всклепе пропали.
        Факелов почувствовал, как рука под одеждой быстро намокает, ипоторопился снять рюкзак икуртку. Нижняя часть рукава рубашки покраснела. Роман снял иее. От зрелища льющейся крови из собственной разорванной клыками руки, Факелова замутило. Отпоров от рубашки чистый рукав и, разрезав его вконце на две ленты, Роман принялся туго наматывать тряпицу на рану. Помогая зубами, Факелов наложил повязку ис трудом завязал узел. «Надеюсь, заражения не будет»,- подумал он.

«-Почему кольцо не сработало?»- спросил Роман.

«-Наверное, не считает это опасностью. Или решило, что ты сам виноват, инечего тебе помогать»,- ворчливо ответил ворон.
        Факелов вздохнул илег на пол, положив голову на рюкзак. Ныла рана; адреналин перестал будоражить кровь, итело погружалось всвинцовые оковы усталости.

«-Размялся после отдыха?»- снасмешкой спросил Чет.- Япредупреждал…»

«-Отстань»,- вяло отозвался Факелов иприложился кфляжке.
        Вскоре Роман струдом зажег лучину ипобрел по тоннелю обратно. Покалеченную руку он старался не беспокоить, потому кинжал ищепу держал вправой. Факелов кое-как спустился обратно внебольшую пещеру идвинулся квыходу.
        Редко капала вода. Тоннель шел седва заметным подъемом. Развилка появилась спустя долгое время, иРоман без колебаний шагнул всредний проход. Послышалось журчание. Тоннель изгибался, итекущая по нему вода стекала внебольшую расщелину внескольких метрах от Романа. Факелов отложил кинжал случиной всторону ис наслаждением умылся. Затем, подобрав занемевшими от холода пальцами оружие ищепу, двинулся по тоннелю.
        Хотя поток ибыл глубиной не больше сантиметра, спустя четверть часа вботинках хлюпало, аноги закоченели. Роман мечтал оразвилке, но тоннель шел прямо ивверх, авода скаждой минутой поднималась. Стуча зубами ипочти не чувствуя ног, Факелов побежал. Вокруг взлетали ледяные брызги, холод понемногу подбирался кпаху.
        При каждом шаге ботинки скрывались под водой, идти становилось труднее. На стенах появились первые блики, мрак отступал. Когда же впереди появился яркий дневной свет, Роман рванул из последних сил. Иногда по ногам били мелкие льдины икамни, но Факелов этого уже не чувствовал.
        Роман выбежал вдень посреди горной реки. Выскочив на голый каменистый берег, он высыпал из рюкзака охапку лучин иподжег ее. Факелов стянул непослушными руками ботинки, выжал носки иположил все сушиться около огня. Затем сам, отбивая зубами дробь, склонился над огнем.
        Каждая клеточка организма жаждала тепла, иРоман впитывал всебя весь жар пламени. Только согревшись, Факелов внимательней осмотрел местность. От тоннеля идо вершины ландшафт шел сподъемом. Уже через сотню метров от Романа горы были покрыты ярко-белым одеялом снега. Темная змейка реки, словно неровный шов, терялась внетающих снегах вершины.

«-Ты молодец,- сказал Чет.- Но здесь нам придется туго».

«-Адо этого было легко,- втон ему ответил Роман.- Сколько до дворца Наставника?»

«-Сутки ходьбы точно».
        Факелов глянул на десяток тонких щепок врюкзаке и, словно приговор, произнес:

«-Ночью мы замерзнем».
        Глава девятнадцатая
        Ноги увязали вснегу почти по колено. Роман не останавливался ни на минуту, боясь замерзнуть. Мяса осталось много, иФакелов почти каждый час съедал на ходу тушку пищухи.

«-На обратный путь оставь»,- посоветовал Чет.
        Роман застонал, на миг представив, что весь путь придется повторить. Лишь вера вто, что он пройдет срединный Путь истанет богом, гнала вперед иубивала страх трудностей.

«-Умеешь поддержать»,- буркнул Факелов, но запасы мысленно распределил. Чтобы впроголодь, но все-таки можно было вернуться. Отемноте тоннелей втот момент он не думал.
        На горы накатили сумерки, аидти до вершины оставалось еще километров десять по глубокому снегу. Болела голова изамученное тело, саднила раненая рука. Как пережить предстоящую ночь Роман не знал.
        Иногда попадались звериные следы, иэто было еще одним «подарком» кхолоду иотсутствию теплой одежды идров. Факелов продолжал брести, трамбуя девственный снег. Роман понимал, что будет идти, пока не упадет от усталости. Смерть будет легкой- он просто уснет. Умирать было не страшно, аобидно. Обидно было сознавать, что он такой же как исотни слабых людей, пытавшихся пройти Путь. Аведь некоторые проходили десять испытаний. Каково им, застывшим вметре от финиша?

«-Плохо дело»,- заметил Чет, чтобы хоть как-то начать разговор, но Факелов молчал.
        Мысли двигались неохотно, тягуче. На темной душе Романа было горько. Неужели вся эта вера всебя, всвое предназначение, гордыня, что он смог разглядеть небывалое всером мире оказались пустым звуком? Неужели все это бред?
        Факелов замер со счастливой улыбкой. Полетел сплеч рюкзак, иРоман принялся утаптывать небольшую площадку- метр на метр.

«-Что ты делаешь?»- снадеждой спросил ворон.

«-Топчу снег»,- засмеявшись, ответил Факелов.

«-Сумасшедший»,- буркнул Чет.
        Роман положил на утрамбованный снег раскрытый рюкзак иопустился на колени. Он сдвинул внутри мешка все припасы клевой боковой стенке ипоставил по углам лучины, словно подпорки. Затем Роман застегнул замок до середины молнии иначал раздеваться. Сверху на рюкзак он положил белье, рубашку иштаны, ботинки приткнулись рядом.

«-Я, кажется, догадываюсь»,- сказал Чет сдовольными нотками.
        Мороз пробирал до костей, но всостоянии эйфории от пришедшей мысли, Факелов его почти не замечал. Накрыв рюкзак курткой, изабросав сооружение небольшим слоем снега, Роман сосредоточился. Он представил, как уменьшается итрансформируется. На миг стало еще холоднее, затем стало неожиданно тепло, амир резко изменился. Факелов стоял среди высоких снежных стен, аперед ним возвышалось странное сооружение.
        Приподняв клювом край куртки, Роман аккуратно забрался врюкзак. Пахло мясом идеревом. Было слегка тесновато, но уютно, и, самое главное, тепло. Факелов оставил маленькую щель для воздуха и, пригнув голову, дошел до дна рюкзака- вконец импровизированной палатки.

«-Хорошо придумал»,- неловко похвалил Чет.
        Роман промолчал. Он знал это ибез ворона. Мысли его занимало кольцо, уменьшившееся, как имедальон, вместе схозяином. Оно оказалось на лапе иохватывало крошечным обручем самый маленький палец. Видимо, кольцо стало частью Факелова итоже участвовало вметаморфозе. «По крайней мере, яхоть под какой-то защитой»,- подумал Роман. Поклевав немного мяса, он провалился вмягкий птичий сон.
        Роман проснулся мокрый от пота. Врюкзаке стояла страшная духота. Спертый воздух вонял так, словно рота солдат положила портянки водном месте. Видимо, мешок занесло снегом или ветер сдвинул куртку изакрыл щель.

«-От меня за всю жизнь ни разу так не перло»,- брезгливо произнес Чет.

«-От меня тоже»,- согласился Роман.
        Факелов промял перед собой снег ивышел из рюкзака- сразу стало свежо ихолодно. Чтобы не тратить силы на выкапывание себя из сугроба, он сразу превратился вчеловека.
        Роман стряхнул сволос снег ибыстро оделся. После сна втепле иотносительной безопасности, он чувствовал себя прекрасно. Мрачные тоннели ибоязнь замерзнуть остались позади. Только зудящая рана немного портила настроение. Факелов огляделся ипобежал длинными скачками, увязая при каждом шаге по колено.
        Согревшись ислегка запыхавшись, Роман перешел на шаг идостал кусок мяса. До перевала осталось не больше часа ходьбы. Давно ему не было так хорошо. Близость цели ивозрожденное ощущение, что он на что-то способен пьянили.

«-Интересно, какое задание даст тебе Наставник?»

«-Какое бы не дал- яего выполню».
        Чет молчал. Через несколько минут он спросил вкрадчивым голосом:

«-Рома, ятебе не мешаю?»

«-Если бы твое присутствие не давало выгоды- ябы сошел сума,- усмехнулся Факелов. Затем спросил серьезно:- Что ты хочешь?»

«-Скоро мы придем кНаставнику. Спроси его, возможно ли мне вернуть тело?»

«-Когда стану богом- обязательно верну».

«-Все равно спроси. Чтобы ябыл уверен».
        Роман засмеялся.

«-Что?»- недоуменно спросил ворон.

«-За прошлый день мы могли умереть десять раз, аты говоришь окакой-то уверенности».

«-Разговорчив ты сегодня»,- буркнул Чет.

«-Ладно, спрошу»,- произнес Факелов иснова перешел на бег.
        Перевал находился меж невысоких скал. Дальше, насколько хватало взгляда сквозь метель, тянулась ровная площадка вершины. Роман пересек природный коридор и, щурясь еще сильнее, огляделся.

«-Нам налево»,- сказал Чет.
        Факелов кивнул идвинулся на юг. Впоследний миг, когда он повернулся, ему показалось за спиной движение. Роман резко обернулся иотпрыгнул всторону, увидев летящий внего предмет. Факелов упал. Снег ирюкзак сильно стесняли движения. Роман поднялся, одновременно выхватывая кинжал. На том месте, где он только что стоял, замер светло-дымчатый, счерными пятнами ирбис. Снежный барс, обескураженный промахом, смотрел на Факелова. Взгляд голубых глаз, скруглыми точками зрачков, опасливо застыл на кинжале. Ирбис оказался крупным- около метра длиной, не считая пышного хвоста. Ввысоту барс был чуть выше колена.
        Ирбис выбрался на нетронутый снег иоказался на полметра выше прежнего. Роман знал, что единственный способ охоты снежных барсов- это подкрадывание, азатем прыжок. Но рисковать он не хотел. Факелов вкоторый раз сгрустью вспомнил окольчуге. На кольцо же, после встречи сволками-скелетами, надеяться было опасно.
        -Из тебя получится отличная накидка,- сказал Роман, сбрасывая рюкзак.
        Барс, словно поняв слова Факелова, развернулся иметнулся прочь, лишь слегка приминая снег.

«-Видимо, сильно оголодал, раз на человека бросился,- сказал ворон.- Или за копытного тебя принял».

«-Верну тебе тело исразу убью»,- спокойно произнес Роман.

«-Яже шучу!- запаниковал Чет, потом неуверенно добавил:- По-дружески».
        Роман вскинул рюкзак идвинулся дальше.
        С каждым шагом снег становился глубже, аметель сильнее. Роман щурился иприкрывал глаза руками. Вдесяти метрах уже невозможно было ничего разглядеть. Снег залеплял глаза, нос, уши; покрывал волосы иморозил щеки.

«-Долго еще?»- спросил Роман. Сейчас он порадовался, что можно говорить, не открывая рта.

«-Если ты не сбился, то нет»
        В тот же миг Роман увидел взметающийся ввысь дворец из черного мрамора. Его словно полностью вырезали из одного невероятно огромного куска камня. Снег кружил рядом со стенами дворца, но дотрагиваться до них не смел. Роман, несмотря на метель, широко распахнул глаза ибросился бежать. Аркообразный вход, куда не нагибаясь прошел бы верховой алыец, был гостеприимно открыт.
        Стоило Роману вступить под свод дворца, как сразу стало тепло. Факелов словно вошел ввесенний день, со скрытым неожиданно набежавшей тучкой солнцем. Ни светильников, ни теней Роман не увидел. Казалось, что внутри дворца свет итьма находятся вравновесии. Хотя снаружи чувствовался контраст- непоколебимый черный дворец среди ярко-белого крошева снега.
        На миг медальон раскалился ивновь стал холодным.
        Роман прошел несколько шагов иоказался взале, размером снебольшую площадь. Вогромной коробке счерными матовыми стенами ощущение реальности растворялось полностью. Посреди зала, по-прежнему визумрудном искрящемся плаще, стоял Наставник со склоненной головой. Роман остановился впяти шагах от него ипоклонился.
        Наставник улыбнулся иподнял голову. Из-под капюшона на Романа смотрели желтые глаза, сдвумя черными полосками зрачков вкаждом. Роман слегка дрожал от благоговения ивозбуждения. Только сейчас ему пришло вголову, как он выглядит. Исхудавший парень вдраной потертой одежде, сгрязными смерзшимися волосами иполубезумным обожающим взглядом.
        -Похвально, мой друг,- глухим голосом сказал Наставник.- Один из десяти добирается сюда. Ияхочу, чтобы ты стал моим братом.
        -Спасибо,- только исмог вымолвить Роман.

«-Спроси про меня»,- подал голос ворон.
        -Чет, Роман сможет дать тебе человеческое тело, когда станет богом,- ответил Наставник на незаданный вопрос.- Если захочет, конечно.

«-Ябуду ему помогать».
        Наставник, не мигая, смотрел на Факелова.
        -Каноны добра втвоем мире итак очень смутные. Но основа все-таки есть. Ее втебе нужно сломать. Восьмая иседьмая заповеди Бога,- проговорил он. Помолчав несколько секунд, Наставник продолжил:- Сатана же воспевает материальные радости иполную свободу. Но сейчас ты не свободен идвигаешься по Пути. Так что собеих сторон ты приближаешься кСрединным силам. Можешь оставаться во дворце сколько угодно.
        Наставник развернулся кРоману спиной иисчез.

«-Что за заповеди?»

«-Не кради ине прелюбодействуй»,- сказал Роман, вытаскивая из-под рубашки медальон.

«-Жду не дождусь, когда ты будешь выполнять пятое испытание»,- хихикнул ворон.

«-Жду не дождусь, когда выполню одиннадцатое ивыгоню тебя кчертовой матери из своей головы»,- зло ответил Факелов ипосмотрел на медальон.
        Слева вверху горели три реснички, справа внизу- одна. «Еще семь». Эта мысль не пугала ине радовала Романа. Он просто знал, что ничем другим заниматься не сможет, пока на медальоне не загорятся все реснички.
        Факелов сбросил на мрамор рюкзак, накрыл его курткой илег прямо на полу. «Немного посплю ипойду обратно»,- решил Роман изакрыл глаза.
        Часть вторая
        Глава двадцатая
        Роман преодолел снега иостановился недалеко от темной пасти тоннеля. Быстрая река несла лед икамни, бесконечно отдавая угощенье мрачным подземельям.

«-Ятуда больше не пойду,- сказал Роман.- Тем более без лучин иеды».
        Факелов подошел кпологому склону иначал взбираться на плоскогорье, которое словно гигантская крышка прятало под собой сеть бесчисленных тоннелей. Плато тянулось на пару километров, апод землей Роману пришлось пройти раз впять больше; по темному лабиринту, населенному незнающими света монстрами.

«-Будешь вытаскивать Хедрика?»- спросил Чет.

«-Может, его там уже нет».

«-Аесли он ждет?»

«-По ситуации. Янеплохо справляюсь ибез него».

«-Акак же дружба?»

«-Хорошо, но не во вред себе,- Роман начинал злиться.- Яже сказал- по ситуации!»

«-Ты еще не брат Наставника,- напомнил Чет.- Можно ипо-человечески поговорить».

«-Ты сбиваешь меня смыслей».
        Ворон замолчал, аРоман погрузился вразмышления. Задания казались ему простыми иочень сложными одновременно. Украсть ипотрахаться. Что может быть проще? Стащить что-нибудь на ярмарке иснять проститутку. Факелов помнил, что завершающее испытания зависит от качества выполнения всех предыдущих. По поводу «не прелюбодействуй» унего уже появились мысли, авот насчет «не укради»- он пока не знал. Украсть уродных?- отпадает, здесь их нет, да ине было их вообще никогда. Удрузей? Укого, уХедрика?- это тоже слишком легко. Красть нужно что-то жизненно важное. Факелов усмехнулся своим размышлениям. Словно он какой-то изощренный клептоман, который ворует ради процесса кражи.
        Плато покрывал тонкий настил буровато-зеленого мха. Ноги увязали внем на миллиметры, но звуки шагов растение скрывало полностью. Вскоре Роман увидел, что посреди плоскогорья располагается небольшой кратер. Подходя кнему, он смутно догадывался, что там на дне.
        В небе показались красно-белые точки. Факелов заглянул вкратер искривил губы- яма была покрыта человеческими костями. Точки превратились вптиц. Роман отошел от кратера изамер. Стая из дюжины огромных, сдлинными острыми клювами птиц села вдесятке метров от него.
        -Отгадывай загадку, иначе мы сбросим тебя вжертвенную яму,- сказал вышедший вперед вожак.
        -У меня есть пропуск,- ответил Роман, доставая из рюкзака немного мятое перо.
        Вся стая разочарованно вздохнула.
        -Иди своей дорогой, странник,- буднично произнес вожак.- Только дальше для человека нет дороги- там непреодолимый спуск.
        -Как-нибудь справлюсь,- пожал плечами Факелов идвинулся дальше кобрыву.

«-Когда счем-то странным встречаешься второй раз, оно перестает быть необычным»,- поделился размышлениями Роман.

«-Это ты такой. Некоторые могут одной ерунде всю жизнь удивляться».
        Факелов пожал плечами. Ачерез несколько секунд согласился:

«-Только если она непонятная».
        Полчаса спустя Роман осторожно выглянул за обрыв итут же отшатнулся назад. От зрелища далекой земли тело костенело. Будь Факелов при полном альпинистском снаряжении, он бы все равно не рискнул спускаться.
        Романа терзали сомнения по поводу собственного плана, но отступать было некуда ион начал раздеваться.

«-Надеюсь, от такого удара кинжалу ничего не будет»,- сказал Роман.

«-Заверни водежду»,- посоветовал ворон.

«-Конечно».
        Факелов обернул оружие штанами икурткой изасунул сверток врюкзак. Застегнув мешок, Роман слегкой раскачки кинул его за обрыв. Проследив, как рюкзак превращается вточку ипадает уподножия скалы, Факелов начал превращаться вптицу.
        Роман сделал несколько шагов, подпрыгнул изамахал крыльями. Отлетев метров на двадцать от склона, Факелов стал снижаться. Не заметив опасности, Роман опустился около рюкзака.
        Вещи не пострадали, иФакелов, пристегивая ножны кпоясу, произнес:

«-Больше суток опасного пути скосил за полчаса».

«-Не будь меня, пришлось бы снова по тоннелям идти»,- таким же довольным голосом сказал Чет.

«-Умеешь радость отравить»,- проворчал Роман.
        Ворон хихикнул, но говорить больше ничего не стал.
        После каждого спуска, горы сильнее наполнялись жизнью, воздух становился теплее инасыщенней. Роман поймал несколько пищух ивпервые за долгое время ел свежее жареное мясо. Постиранное вречке белье сушилось на камнях возле костра.
        Факелов победил горы идобрался до Наставника. От осознания этой мысли прибавлялись силы, авера всебя крепла. Какие бы испытания его не ждали, Роман был уверен, что выполнит их.
        Солнце касалось вершин гор на юго-западе. Факелов решил стоянку не менять. До места, где они приняли бой счайками-переростками, оставалось несколько часов пути. Лучше туда прийти отдохнувшим. Сэтими мыслями Роман подбросил вкостер дров и, положив рюкзак под голову, уснул.
        Факелов проснулся, когда восток едва начал алеть. После тоннелей иснегов, трава следяными каплями росы казалась уютной постелью.
        Прыжки через расщелины давались намного проще прежнего, ивскоре Роман двинулся по узкому карнизу над пропастью. Но страха не было, лишь обостренное чувство осторожности.

«-Смотрю, горы тебе уже не помеха»,- суважением произнес Чет.

«-Яже говорил- ко всему привыкаешь. Это вприроде человека».
        Факелов подошел кместу, где начинался кратер, вкотором остался Хедрик. Чаек Роман не видел.

«-Наверное, упташек втот момент был брачный период. Или гнезда сяйцами рядом»,- предположил Чет.
        Роман не ответил. «Может, лучше вообще пройти мимо?- думал Факелов.- Апотом, если когда-нибудь встретимся, сказать, что шел по другой дороге. Аможет он давно умер. Нет, надо проверить. Уйти явсегда успею».
        Роман остановился иначал шарить по кратеру глазами. Хедрика он нашел лежащим недалеко от ручья на белом покрывале, огороженном счетырех сторон бревнами. Роман догадался, что это перья чаек.

«-Неплохо устроился,- судивлением иуважением сказал ворон.- Постелька, вон рыбка сушится, икостыли себе отменные выстругал».

«-Робинзон, хренов»,- стоской сказал Роман. Азатем закричал:- Хедрик!
        Воин пошевелился, но не проснулся.
        -Хедрик!- снова заорал Факелов.
        Воин поднялся на локтях, посмотрел на карниз ипотряс головой. Затем прокричал:
        -Рома, дружище!
        После каркающих разговоров Чета, после глухих речей Наставника, звонкий исильный голос Хедрика казался странным. Воин дотянулся до костылей инеуклюже поднялся. Видимо, опираясь на ноги, он испытывал боль.
        -Добрался до Наставника?!- уже чуть тише крикнул он. Несмотря на расстояние, Роман слышал хорошо.
        -Да! Меня здесь чайки не сожрут?!
        -Давно их не видел! Апарочку, которая летала, уже сожрал я!- прокричал Хедрик изасмеялся. Он был счастлив видеть Романа.
        -Как ты здесь?!
        -Одиночество ибеспомощность- страшные вещи! Первые дни было особенно тяжело, благо ты сделал для меня запас еды идров! Похоже, перелом не такой сильный, или втаких условиях тело восстанавливается быстрее, не знаю! Но через неделю ястал слегка опираться на ноги!- рассказывал истосковавшийся по людям Хедрик.- Семь дней яползал илежал- настоящая пытка! Думаю, через пару недель начну отсюда выбираться! Так как ты добрался?!
        Роман рассказал отоннелях иснегах, лучинах ипищухах, дворце иНаставнике.
        -Ну икак, мерзкое испытание?!- спросил Хедрик.
        Факелов пожал плечами.
        -Наверное, да! Но без этого не приблизишься кСрединным силам!
        -Думаю, ваду появился десятый круг! Ина нем мучаются неудавшиеся боги! Так что желаю удачи!- прокричал Хедрик.- Чет стобой?!
        -В башке! Достает потихоньку!- ответил Роман, хотя мысли были заняты предстоящим испытанием.

«-Кто кого еще»,- обиженно процедил ворон.
        Факелов думал очетвертом испытании. Не укради… Ачто если украсть оружие уХедрика? Для него это будет ужасно, почти как приговор ксмерти. Очень жестко. Беспомощного друга лишить последней надежды. Даже не надежды, ажизни. Нет, Хедрик отпадает. Он слишком беспомощен. Стаким же успехом можно просто подойти изабрать оружие, без всякой кражи. Аэто совсем не то. Даже если Срединные силы изасчитают этот шаг, то он будет намного короче, чем может быть. Да иХедрика все-таки жалко.
        -Рома, проводи меня до дворца!
        -Как?!- опешил Факелов.
        -Поживи со мной пару недель, апотом отправимся в…
        -Испытание нельзя откладывать!- резко ибезоговорочно солгал Факелов.
        -Да яине рассчитывал!- сказал Хедрик, но по голосу чувствовалось, что он расстроился.
        -Может помочь чем?! Если недолго!
        Хедрик качнул головой.
        -Я уже не пропаду! Теперь дело за временем!
        -По-прежнему хочешь переделать свой мир?!
        -Тем иживу сейчас! Мечтами!- прокричал Хедрик иуселся на камень.
        Роман чувствовал себя неуютно. Он, здоровый идобравшийся до цели, стоит над беспомощным другом, который был вдесять раз ловчее его. Хотелось поскорее уйти, но бросать Хедрика после пяти минут встречи было бы жестоко. При этом каждое слово давалось струдом, словно Роман находился на плохо отрепетированном спектакле. Ситуацию разрешил чуткий Хедрик.
        -Спасибо, что навестил! Тебе нужно идти, амне завтракать!- сказал воин.- Может, когда-нибудь свидимся! Или ты станешь богом ивспомнишь одавнем попутчике!
        -Выздоравливай, обязательно вспомню!
        Хедрик покивал, струдом поднялся и, переставляя костыли, побрел кручью. Роман полминуты смотрел другу вспину ипошел дальше по карнизу.

«-Аведь тебе ничего не стоило побыть сним!»- подал голос ворон.

«-Мне бы это стоило месяца. Итебе, кстати, тоже»,- парировал Факелов.
        Чет не нашел, что ответить, иРоман погрузился вразмышления. Конечно, можно было помочь Хедрику, но пока Путь не пройден, ничего важнее нет ине может быть. Аза помощь, которую оказывал воин, он расплатиться всегда успеет. Каким бы эгоистом Роман не был, но чувство благодарности внем присутствовало.
        Факелов дошел до конца карниза иначал спускаться. Путь вниз ипо знакомой дороге занимал намного меньше времени. Роман отмахивал спуск за спуском, плато за плато. Карликовые деревья перешли вмощные хвойные леса, аоколо озер ирек все чаще встречались животные. Каждый ужин был из свежего мяса, адров хватало на всю ночь.
        Все мысли Романа занимали предстоящие испытания. Хоть они ибыли понятны, счего начать Факелов представлял смутно. Когда перед тобой конкретная цель- добраться до дворца Наставника, все ясно, хоть итяжело. Атут… украсть. Укого? Что? Сколько?
        Неопределенность повергала вуныние. Вголову сразу закрались ненужные мысли. Всю небольшую жизнь он один. Пытается что-то найти, достигнуть, перевернуть. Среди людей ему было несложно, но он всегда чувствовал, что совершенно одинок. Лет десять он был отшельником. Хоть инаходился среди людей. Да ине нужен ему никто был. Вон, даже когда Хедрика вновь увидел… первые мысли: как спомощью него пройти испытание. Но хватит, период отшельничества кончился. Сейчас ему нужны люди, да ицель его- стать богом, вконечном счете, достигается из-за других.
        Медальон раскалился итут же снова стал холодным. Сердце Романа застучало ускоренно, рука нырнула под рубашку. Факелов взглянул на медальон Срединных сил изаулыбался. Нижняя слева ресничка горела багровым светом.

«-Поздравляю! Каким-то образом ты выполнил шестое испытание!»- воскликнул Чет.

«-Спасибо!»- ответил Роман. Неожиданный подарок воодушевил ипридал сил.

«-Очем ты думал?»

«-Оконечной цели, об отшельничестве».

«-О! Ябуду рад, если нам не придется сидеть несколько лет вкаком-нибудь лесу!»- вголосе ворона радости было чуть ли не больше, чем уФакелова.
        Роман хмыкнул. Завтра он выберется впредгорье, атам надо будет решать, куда идти дальше.

«-Чет, ты давно вСкрытом мире?»
        После нескольких секунд молчания ворон ответил:

«-Очень».

«-Где можно раздобыть карту? Чтобы на ней были все деревни игорода, княжества истраны».

«-УНаставника»,- засмеялся Чет.

«-Нам нужна карта»,- сказал Факелов, сделав ударение на слове «нам».

«-Сейчас осень,- протянул задумчиво ворон.- Степняки кзиме кочуют на юг. Кому как не им лучше знать мир?»

«-Где их можно найти?»

«-Встепи,- снова засмеялся Чет, потом продолжил серьезно:- Думаю, на юго-востоке от гор. Где будут речка ихорошие пастбища, там они иосядут».

«-Давно надо было обзавестись картой,- сокрушенно сказал Роман.- То Хедрик меня вел, то ты, то вообще наугад шел».

«-Ты главное думай побольше. Может так все задания ивыполнишь,- не переставал веселиться ворон.- Ты нигде ничего не воровал? Или может совращал кого?»
        Факелов улыбнулся.

«-Что-то не припомню. Чет, агде самая холодная зима?»

«-Примерно вполосе леса, где мы встретились. Так что на западе от города князя Вавила самые лютые морозы».

«-Агде теплее, на севере или юге? Уменя вмире просто все по-другому».

«-На юге, конечно. Просто Скрытый мир начинается от леса, адо этого что-то вроде прихожей- бесконечный покров изумрудной травы. Хотя говорят, что дальше начинается безжизненная пустыня».

«-Ине врут. Явидел пески икамни, когда попал сюда. ИуОби вкниге опустыне написано. Там даже кто-то умудряется жить».

«-Значит, есть,- легко согласился Чет.- Но морозов там точнонет».

«-Раздобудем карту иотправимся зимовать»,- усмехнулся Факелов.
        У Романа вновь появилась конкретная цель, ина душе сразу стало легче.
        Глава двадцать первая
        Прямая дорога тянулась на юго-восток, лишь изредка огибая овраги инебольшие холмы. Подошвы ботинок стоптались, икаждый камешек врезался вноги, словно Роман шел босиком. Солнце светило влицо, вынуждая Факелова щурить глаза исмотреть вземлю.

«-Скоро должна быть деревня»,- неуверенно сказал Чет.

«-Главное, чтобы не как алыйская»,- пробурчал Роман.
        Далекий перестук копыт заставил Факелова оглядеться. Приставив ладонь козырьком, Роман увидел скачущего кнему свостока всадника. Вороного коня от копыт до гривы покрывал толстый слой пыли. Когда всадник подскакал ближе, Факелов разглядел на нем потертые кожаные штаны имешковатую льняную рубашку. Вдоль ноги висели широкие ножны.

«-Будь осторожней»,- забеспокоился Чет.
        Роман вытащил правую руку из лямки, чтобы можно было скинуть рюкзак влюбую секунду. Конник остановился впяти шагах.
        -Куда идешь, бродяга?- спросил он, черные глаза-пуговки буравили Факелова.
        Роман махнул на юго-восток. Рука всадника лежала рядом срукоятью меча, иФакелов неотрывно за ней следил. Конь стоял, понурив голову.

«-Хорошо бы завладеть лошадью».

«-Хорошо бы живыми уйти»,- отозвался ворон.
        Запульсировало кольцо, амедальон потеплел. Роман ивсадник одновременно выхватили оружие, рюкзак упал на землю. Видимо, конник не собирался нападать, либо испугался прыти Факелова.
        -Брось кинжал, выверни карманы иоставь мешок. Тогда яотпущу тебя живым,- выпалил грабитель.
        -Вот зачем тебе это? Ты же впервом кабаке все пропьешь,- сокрушенно сказал Роман.
        Разбойник заулыбался.
        -Не болтай, ато ты даже снаружи кабак никогда не увидишь.
        Факелов вздохнул, медленно переложил кинжал влевую руку. Затем выхватил метательный нож ишвырнул вграбителя. Всадник впоследний миг отшатнулся иподал коня вперед. Нож просвистел внескольких сантиметрах от шеи.
        -Ах ты мразь!- взревел он.
        Роман отскочил ибыстро пробежал вдоль коня снеудобной для разбойника стороны. Скакун был уставшим икоманды выполнял медленно. Не успел всадник развернуть коня, как Факелов рубанул его по задним ногам. Конь сдиким визгом-ржанием упал на круп, толстые сухожилия лопнули, словно перегруженные веревки.
        Всадник кувыркнулся назад через голову ирухнул на колени. Застонав от пронзившей все тело боли, разбойник поднял голову. Конь завалился на другой бок исудорожно месил копытами воздух. Роман подскочил кграбителю исильным ударом кинжала выбил из руки толстый меч. Губы разбойника побелели, ав маленьких глазах читалось бешенство истрах. Он выставил перед собой руки имедленно поднялся на ноги.
        -Я не убийца, но если понадобится- прикончу тебя не задумываясь,- сказал Роман, грудь унего быстро вздымалась, словно после бега. Ободок кольца пульсировал не прекращая.

«-Лучше убить. Нечего за спиной врагов оставлять»,- возбужденно посоветовал Чет.
        Грабитель пошатнулся и, чтобы не упасть, выставил ногу вперед. Затем сделал быстрый шаг ипрыгнул на Романа. Факелов успел только выставить перед собой кинжал. Разбойник напоролся грудью на лезвие, забулькало пробитое легкое. Роман повалился на спину, рукоять больно давила вживот. Разбойник дотянулся одной рукой до горла Факелова, другой пытался вытащить кинжал. Лезвие торчало из спины, ивокруг него на рубашке образовался кровавый ореол. Роман начал задыхаться. Одна рука была придавлена, второй он пытался разжать мертвеющие пальцы. Изо рта разбойника текла кровавая слюна, дыхание вырывалось со свистом паровой машины.
        Факелов напрягся из последних сил искинул ссебя грабителя. Хватая воздух широко раскрытым ртом, Роман выдернул кинжал, вскочил на ноги ивновь воткнул его впротивника. Глаза разбойника остекленели, но скрюченные пальцы, казалось, по-прежнему сжимают невидимую шею.
        В стороне жалобно ржал конь. Роман нетвердой походкой подошел кживотному ивоткнул кинжал вшею. Конь еще несколько секунд конвульсивно подергал передними ногами изатих навсегда.

«-Зачем скотину резал?»- спросил Чет, голос унего был ошарашенный.

«-Сверховым трудно драться, ау него не было стремян. Язнал, что он упадет,- отозвался Роман, чтобы хоть как-то прийти всебя.- Аесли б повезло, его б придавило конем».

«-Надо его было сразу кончать, ане меч выбивать»,- ссожалением проговорил ворон.

«-Это точно»,- согласился Факелов иуселся отдохнуть на труп коня.
        Во рту стоял солоноватый вкус, рубашку покрывала потемневшая кровь неудачливого разбойника.

«-Надо найти ручей ивыстирать одежду, ато япохож на мясника,- устало сказал Роман.- Кстати, вон твои сородичи».
        Над ним кружил десяток воронов, дожидаясь, пока человек уйдет.

«-Превратись вворона ипопробуй глазки. Очень вкусно»,- смечтательными нотками произнес Чет.
        Роман поморщился иотправился искать нож. Минут пять Факелов блуждал безрезультатно, пока лезвие не блеснуло на солнце. Нож лежал вполусотне шагов от трупов.
        В карманах умертвеца Роман нашел одну золотую идесяток серебряных монет.

«-Изачем он на меня нападал?»

«-Ты идеальная жертва- одинокий юный странник,- объяснил Чет.- Людям снечистыми руками грех мимо такого пройти».
        Роман невесело покивал изаглянул вседельную сумку. Там оказалась подсохшая краюха хлеба. До нее Факелов не стал даже дотрагиваться. Подхватив рюкзак, он взглянул на воронов ипроизнес:
        -Пируйте.

«-Они бы ибез тебя догадались,- проворчал Чет.- Авсе-таки зря ты глазки не попробовал».

«-Больше никогда не предлагай. Еще не хватало падаль жрать».

«-Алюди что едят? Точно такое же мертвое мясо. Еще иогнем портят. Уж если кушать трупов, то свеженькими».

«-Гастрономические споры не для меня,- отрезал Роман.- Быстрее бы речку найти».
        Рубашка противно липла ктелу, но снимать ее Роман не хотел. Просаленные черные волосы лезли вглаза ирот. На шее расцвело два огромных лилово-синих кровоподтека.
        Горная речушка, вметр шириной, показалась только через пару часов. Факелов ускорил шаг. Вокруг, насколько хватало взгляда, степь пустовала. Роман наломал сухих веток урастущих недалеко от речки кустов, иразвел небольшой костер.
        Факелов разделся иначал стирать одежду. Вода была холодной, но терпимой. Засохшая кровь въелась вткань, словно краска. Факелов начал тереть ее песком. Только минут через пять кровь ипот нехотя покинули рубашку иштаны.
        Роман залез вречку и, окунувшись, рванул ккостру. Зубы стучали от холода, но огонь, солнце ипоздний обед быстро вернули тепло.

«-Ты, наверное, даже уменя вголове все время дрыхнешь?»- поддел со скуки ворона Роман.

«-Тоскливо мне здесь иногда. Никакой свободы. Куда ты, туда ия. Хотя лучше так, чем дохлым».

«-Хорошо хоть кормить тебя отдельно не надо».
        Ворон молчал, видимо, обдумывал, хорошо это или плохо. Роман натянул влажные вещи, перепрыгнул через речку ибыстрым шагом двинулся дальше.
        Не успел Роман обсохнуть, как из-за горизонта вынырнула деревня. Взглянув на чахлые избушки изаросшие сорняком поля, Факелов оставил поселение вкилометре сбоку.

«-Вдеревне можно спросить дорогу»,- сказал Чет.

«-Вряд ли там что-то знают дальше своего двора».
        Краешек солнца опустился за горы, иРоман стал выбирать место для ночлега. Найдя глазами одиноко стоящий посреди степи дуб, Факелов отправился кнему. Ствол почти втри обхватов покрывали глубокие морщины иширокие наплывы. До толстых нижних ветвей можно было дотянуться рукой. Дуб, нестесненный лесной теснотой, раскинул усыпанные желудями ветви так, что вих тени могли укрыться полсотни человек.
        Под хруст лопающихся под ногами желудей, Роман добрался до ствола. Найдя удобную впадину, Факелов улегся между корнями. Вскоре солнце окончательно нырнуло за горы, ивгустой тени дуба поселился абсолютный мрак.

* * *
        Роман проснулся от чьего-то настойчивого взгляда. Сжав рукоять кинжала, Факелов резко встал. Вглазах на миг потемнело, раздался странный хохот. Впредрассветных сумерках Роман разглядел четырехногое животное смассивной челюстью ибольшими ушами. Неопрятный мех покрывали пятна. Факелов скривил губы ипотянулся крюкзаку.

«-Ичего ты вскочил?- насмешливо спросил ворон.- Гиены испугался?»

«-Пятнистые, кстати, больше охотятся, чем падаль жрут»,- сонно ответил Роман, кидая гиене небольшой кусок мяса. Авслух произнес:- Вали отсюда.
        Факелов шагнул кживотному, выставив вперед кинжал. Гиена вновь зарычала похожим на хохот голосом, подхватила мясо ибросилась прочь.

«-Что-то ты добрый»,- заметил Чет.

«-Сон хороший был»,- вставляя оружие вножны, оправдался Роман.

«-Ты бог, ав услужении утебя Творец, Сатана иНаставник?»

«-Чтобы не случилось, явсегда буду благодарен Наставнику. Предел мечтаний- это быть равным ему,- чеканя каждое слово, ответил Факелов.- Ивообще…»

«-Хорошо, хорошо!- примирительно воскликнул ворон.- Яже пошутил».
        Роман промолчал. Завтракая на ходу вчерашней кряквой, он вернулся от дуба на дорогу. Из-за разношенной обуви болели ноги, но Факелов старался не обращать на это внимания. Дорога, словно набирающая силу от притоков речка, начала втягивать всебя северные июжные ответвления. Появился тонкий настил щебенки, слева исправа начали чередоваться леса ивырубки.
        Вскоре потянулись обширные поля, разделенные небольшими рвами. На некоторых колосилась пшеница, пригибаясь под тяжестью зерен, на других остался лишь низкий ковер покоса, ана третьих копошились люди- уборку только начинали. Около каждого огромного участка поля поднималось несколько бревенчатых изб.
        Несколько раз Романа обгоняли обозы сбитой птицей идеревянными бочками, от которых сильно разило вином. Но даже алкоголь не мог перебить запах тащивших повозки мулов. Когда показался обоз, запряженный четверкой лошадей, Роман спросил:
        -Куда едешь?!
        -В столицу, куда ж еще,- удивленно ответил возничий.- По этой дороге больше некуда.
        -За серебряник подбросишь?
        -Садись, паренек, ато смотрю сапоги утебя ни кчерту,- слегка подвинувшись, ответил торговец.
        Когда повозка поравнялась сРоманом, он на ходу запрыгнул на край обоза. Усевшись рядом свозничим, Факелов сказал:
        -Спасибо. Зачем же столько всего везут?
        -Ты, поди, сгор спустился,- ухмыльнулся вбороду торговец.- Княжна ж через две недели замуж выходит. Сюжными соседями роднимся. Вся столица пировать будет. Да что там столица- два княжества! Вот итащим на продажу все, что съесть ивыпить можно.
        Роман многозначительно покивал.
        -Как раз иурожай соберут,- сказал Факелов.- Такие праздники нужны, все смогут хорошенько отдохнуть.
        -Кроме торговцев иповаров,- снова усмехнулся возничий.
        -А они неплохо заработают итоже не будут вобиде,- улыбнулся Роман.- Рад, что попаду на такой пир.

«-Что-то ты темнишь, дружище,- ехидно вставил Чет.- Про урожаи заговорил…»
        -А ты чем занимаешься?
        -Наемником зарабатывал, сейчас вот без дела шляюсь,- легко ответил Факелов.- Думаю, после праздников найду себе работку.
        -Ты молодой. Можешь на службу ккнязю пойти.
        -Там видно будет,- пожал плечами Роман.
        -Главное, вторговлю не иди,- назидательно сказал возничий.- Дрянное это дело.
        -А сам-то что?- вскинул брови Факелов.
        Торговец скривил губы, вздохнул.
        -Затянуло,- через пару секунд ответил он.
        -Уговорил, не пойду,- хмыкнул Роман.
        Ближе кгороду потянулись виноградники ибахчи сполосатыми арбузами, ярко-желтыми дынями ипрячущимися вшироких листьях тыквами. Дома пошли опрятные истояли не кучками, адлинными рядами. Хотя некоторым избам, казалось, пошел следующий век. Ну, всемье не без мудреца.
        -А где кочевники на зиму оседают?- спросил Роман.
        Возничий покосился на него испросил:
        -Ты откуда, парень, взялся?
        -Из другого мира.
        -А-а-а,- недоверчиво протянул торговец.- Кочевники восточнее княжества селятся. На нас не нападают- боятся. Разве что иногда окраинную деревеньку снесут, но это так, слухи. Азачем тебе они?
        -Карту хочу, чтобы глупости не спрашивать. Акто, как не они, лучше знают мир?
        Торговец поморщился ипокачал головой.
        -Зайди кстарине Мэпу, лучше него картографа не сыскать. Вгороде спросишь- покажут.
        -Спасибо!- горячо сказал Роман. Он был доволен, что сел кэтому разговорчивому торговцу. Ведь пока сам все узнаешь- целый день пройдет, еще икучу монет раздашь.

«-Вот иотлично»,- произнес ворон.
        -Только учти, штука не из дешевых.
        Факелов кивнул, отвечая сразу иЧету иторговцу.
        Шуршали по щебенке колеса, сопели ифыркали лошади, тихо поскрипывал на кочках обоз. Вскоре показался город, обнесенный высокой крепостной стеной. Столице давно стало тесно вкаменной коробке, иона со всех сторон обросла домами.
        -Как правитель не лютует, все равно строятся,- объяснил торговец.- Всем хочется поближе кцентру быть.
        Проехав по пригородной части, где каждый старался отхватить под огород побольше земли, они оказались около распахнутых ворот сдвумя стражами по каждую сторону.
        -Заплати пошлину.
        -Сколько?- спросил Роман.
        -Серебряник.
        Факелов отдал стражу-сборщику монету и, когда обоз миновал створки ворот, спрыгнул.
        -Спасибо, что подвез! Где тут обувная лавка?
        -Бывай,- ответил торговец имахнул рукой на север.
        Роман проводил взглядом повозку идвинулся искать обувную лавку. Все пространство занимала дорога идома. Кое-где стояли деревца иколодцы. Жилище, видимо, каждый строил во что горазд. Особенно жалко смотрелись низенькие деревянные избушки рядом стрехэтажными каменными монстрами. Некоторые смотрелись аккуратно имогущественно, другие- словно их строил тупоголовый горный великан.
        Поднявшись вверх по улице, Роман увидел вывеску сизображением сапога. Открыв дверь, он шагнул внебольшой домик.
        В тесном помещении пахло кожей иваксой. Возле окна, на трехногом табурете, сидел хмурый мужик иотточенными движениями пришивал подошву. На полках стояли сапоги: низкие ивысокие, широкие иузкие, черные икрасные, со шнуровкой ибез.
        Мужик дошил подошву итолько тогда поднял голову.
        -Хорошие, черные, со шнуровкой,- произнес Роман.
        Сапожник глянул на ноги Факелова иподнялся. Почесав лоб, он ухватил невысокую пару сапог.
        -Меряй.
        Поморщившись от запаха портянок, Роман залез вновую обувь. Сапоги сели как влитые, словно шили на заказ.
        -Сколько за них?
        -Дюжина.
        Роман протянул золотую монету. Сапожник мельком взглянул на нее иубрал вкарман. Затем отдал восемь серебряников испросил:
        -Старые нужны?
        Факелов покачал головой.
        -Тогда брось туда,- сказал сапожник иуказал на угол, где уже лежала куча разношенной идырявой обуви.
        Роман бросил ботинки ипоинтересовался:
        -Подскажи, где найти Мэпа?
        -Вверх по улице, всамом конце.
        -Спасибо, до свидания,- кивнул Факелов ивышел.
        По улице он поднимался еще минут двадцать. Ксапогам он привык сразу, иболь вногах перестала беспокоить. Прохожие встречались редко, зато тех, кто глазел из окна или славочки, набралась бы целая толпа.
        Дом картографа напоминал макет крепости. Небольшой каменный замок свысокой металлической дверью иокнами-бойницами окружал забор вчеловеческий рост из распиленных пополам бревен. Роман дернул за тугой шнурок иуслышал едва уловимый перезвон колокольчика. Прошелестел засов ипочти сразу раздался сильный голос:
        -Кто там?
        -Можно карты посмотреть?
        -Просто посмотреть- вряд ли. Не до того сейчас.
        -Выбрать икупить,- уточнил Роман.
        Раздались шаги, ивскоре ввысокой калитке открылось окошечко. На Факелова взглянул парень лет двадцати пяти.
        -Сейчас,- проговорил он изавозился сочередным засовом.
        Роман шагнул враспахнувшуюся калитку. Помимо дома-замка во дворе поместилась пара грядок илавка, между которыми пролегла мощенная булыжниками тропинка. Парень истолковал взгляд Факелова по-своему, потому произнес:
        -Князь милостив кнам, потому разрешил огородиться. Но изадание он дал нехилое, авремени осталось-то- две недели.
        -Что ж за задание?- снеподдельным интересом спросил Факелов.- Это вы Мэп?
        -Не, яИван, помощник,- смутился парень, но увидев, что гость продолжает внимательно слушать, произнес:- кобъединению княжеств нужно нарисовать дюжину элитных карт мира, где мы ссоседями- кровная родня.
        -Это тоже обозначается на картах?- вскинул брови Роман.
        -Конечно!- горячо воскликнул Иван,- на то она иэлитная, что взглянул на нее изнаешь, кто враг икто друг, где король, агде князь, аможет там сенат правит или вообще не страна, абескрайний разбойничий лагерь. Даже пересохшие речки обозначаем, вдруг кто канал захочет сделать.
        Роман сделал удивленно-уважительное лицо.

«-Может, ну их, Срединные силы?- спросил Чет ихмыкнул.- Лучше втеатр подайся».

«-Пошел ты»,- беззлобно отозвался Факелов.
        Роман вошел вслед за подмастерьем. Внутри дом представлял собой единый зал, стремя колонами, подпирающими середину потолка. Около окна стоял стол, над которым сгорбился мужик слегкой проседью. Рядом возвышались четыре масленых светильника на серебряных подставках.
        -Здравствуйте,- сказал Роман.
        -Ш-ш-ш,- приложил палец кгубам Иван,- не отвлекай мастера.
        Помощник картографа поманил за собой. Вдругом углу дома, на длинном узком столе, лежали четыре карты.
        -Это на продажу,- пояснил Иван. Имахнув по очереди на карты, произнес:- Две, шесть, десять идвадцать монет.
        -Давай за двадцать, только научи ей пользоваться,- сказал Роман ипротянул золотую монету.
        Иван приподнял брови, скривил губы ивкрадчиво проговорил:
        -Двадцать золотых.

«-Ну итемный же ты все-таки»,- не удержался от комментарияЧет.
        Факелов открыл рот итут же его захлопнул. Затем понимающе улыбнулся иначал внимательно разглядывать карты.
        -Что ты хочешь от карты?
        -Знать, где располагаются поселения, какая там погода, кто там живет: землепашцы, скотоводы или наемники.
        -Это, дружище, на любой нормальной карте должно быть,- осклабился Иван.- Так что если сденьгами туго- бери за две.
        Роман кивнул идостал последнюю золотую монету иодин серебряник для Ивана. Подмастерье показал, что сзади карты приведены все условные обозначения ипротянул ее Факелову. Взяв монеты, Иван вернул серебряник Роману ипроизнес:
        -Не надо, это ярисовал.
        -Понятно, вобиде не останешься.
        Иван улыбнулся идобавил:
        -Если впоследний месяц никакое поселение не сожгли, не захватили ине основали, то все совпадет. Гарантия лучшего вмире картографа Мэпа.
        -Спасибо, учту,- двинувшись квыходу, сказал Роман.
        Факелов попрощался за руку сИваном ивышел со двора. Прошелестел, легонько скрипнув, за спиной засов. Роман пересчитал монеты- четырнадцать серебряников- идвинулся вниз по улице.

«-Все купил?»

«-Да вроде. Да иденег осталось чуть- пару дней втрактире пожить».

«-Аты поищи, кто приютит. На постоялых дворах пятерную цену дерут»,- посоветовал Чет.

«-Кого же?»

«-Старика какого-нибудь- по дому ему поможешь, аль вдовушку какую найдешь. Может, изадание заодно выполнишь,- сказал ворон ииздал похабный смешок.- Город-то большой».

«-Не, уменя планы пограндиознее, чем вдова. Анасчет жилья схарчами- идея».

«-Ну, не зазря ж яздесь живу»,- чванливо произнес Чет.

«-Аза то, что скормил мне сердечко»,- хмыкнул Роман.
        Идущий навстречу прохожий гордо отвернулся, когда занятый внутренним диалогом Факелов, хмыкнул ему влицо. Роман слегка смутился иускорил шаг.

«-До сих пор не верю, что ты смог это сделать».

«-Яине такое могу»,- мрачно отозвался Факелов.

«-Сейчас мы куда?»

«-Продуктовую лавку ищу. Продавец точно все знает про постоянных покупателей».
        -Девушка, подскажите, пожалуйста, где ближайшая продуктовая лавка?- спросил Роман проходящую мимо женщину лет тридцати.
        Та остановилась, смерила его взглядом иответила:
        -От ворот прямо иди. Через десяток домов будет лавка.
        -Спасибо,- кивнул Факелов изашагал дальше.

«-Решил за сегодня сапоги сносить?»

«-Ачто мне, летать что ли?»
        Оба вопроса остались без ответа.
        Продуктовая лавка стояла на улице, втиснувшись между домами. Около нее крутилась пара женщин, которых обслуживал добродушный свиду бородатый мужик. На прилавке, для ознакомления сассортиментом, лежали овощи: картофель, морковь, капуста икабачки, были насыпаны горстки крупы: пшено, гречка иперловка. Чуть встороне лежала круглая буханка хлеба изасиженный мухами кусочек копченого сала.
        Роман дождался, пока женщины запасутся продуктами, итолько потом подошел.
        -Что хотели? Все свежее.
        -Здравствуйте. Возьму всего побольше, но для начала мне нужна ваша помощь,- сказал Факелов.
        Торговец всплеснул руками иулыбнулся.
        -Если это вмоих силах, то конечно.
        -Спасибо, что хоть сразу не отказали.
        -Это явсегда успею.
        -Я только что прибыл вгород ихочу найти работу. Но где-то жить ичто-то есть тоже надо.
        Торговец слегка помрачнел. Но тут же снова заулыбался, когда Роман показ горсть серебряников.
        -Деньги остались,- продолжал Факелов,- но если жить на постоялом дворе, то хватит на несколько дней. Амне хотя бы недельку надо.
        -А япри чем?- искренне удивился бородатый.
        -Среди ваших покупателей есть те, кто мог бы меня приютить за помощь или скромную плату?
        Торговец смерил Романа прищуренными глазами ина несколько минут задумался.
        -Есть один старик,- наконец протянул он.- Как раз сегодня вечером должен прийти за едой. Возьми то, что он обычно покупает, и, думаю, он тебя примет.
        -Спасибо! Давайте вдва раза больше, чем он берет.
        -Скажи, что от меня,- доставая льняной мешочек, посоветовал торговец.- Только не заработай для меня дурную славу.
        -Не переживайте. Главное, чтобы старик меня принял.
        -Только от него пахнет,- предупредил торговец.
        -Переживу. Где он живет? Исколько сменя?
        -Пройди чуть дальше по улице ислева увидишь деревянный дом, который вклинился между каменными двухэтажками. За еду- серебряник, иеще один отдашь потом, если поселишься устарика.
        Факелов расплатился, подхватил два нагруженных мешочка идвинулся по улице.

«-На крайний случай убьешь старика. Если он одиночка, то все равно за неделю никто не заметит»,- беззаботно сказал Чет.
        Роман остановился.

«-Ты из меня монстра не делай,- прошипел он.- Яесли что-то иделаю мерзкое, то только ради выполнения испытаний. Вгороде еще тысяча домов! Зачем убивать?!»

«-Япошутил»,- очень грустно проговорил ворон.

«-Вот сам исмейся»,- сказал Факелов изашагал дальше.
        Глава двадцать вторая

«Пахнет»- это было слабо сказано. От старика смердело, как от застарелого деревенского сортира.

«-Он, наверное, канализации прочищает»,- предположил Чет.

«-Ага,- поморщился Роман.- Собой».
        Перед Факеловым стоял худой старик, некогда высокий, итеперь из-за этого сильно сгорбленный. Он внимательно выслушал цель визита Романа, посмотрел на мешочки, исказал:
        -Заходи, сынок, раз так.
        -Спасибо,- кивнул Факелов изашел всени.
        В них воняло еще сильнее, ипричину Роман увидел сразу- тут же накатила волна тошноты. Вуглу сеней стоял железный таз, служивший старику туалетом.
        -Старость,- развел руками хозяин.- Иногда идосюда не успеваю добежать.
        Факелов хотел сказать «я заметил», но вовремя спохватился исочувственно проговорил:
        -Конечно, явсе понимаю.
        Сдерживая приступ рвоты, Роман зашел вдом.

«-Ты уверен, что сможешь здесь жить?»
        Внутри дома было уютно, азапах почти не чувствовался.

«-Ябуду здесь спать ииногда забегать перекусить,- ответил Факелов.- Да ивряд ли что-то лучше можно найти. Везде будут недостатки».
        Посреди комнаты стоял изрубленный ножом овальный стол. Водном углу возвышалась печка, вдругом- кровать. Спотолка свисали охапки резко пахнущей травы. Возле стены, около печки, примостились мешочки совощами икрупами. Туда же Роман поставил исвои.
        -Располагайся, спать можешь на печке или полу. Главное, не уменя под ногами. Колодец инужник за домом.
        -Понял.
        Старик протянул Роману котелок ипроизнес:
        -Пойди, набери воды. Аяпока растоплю печь.
        Факелов принял посудину ивышел из дома. Протиснувшись между деревянной икаменной стенами, он вышел во двор. Рядом сдомом стоял колодец, асерый деревянный туалет- впротивоположном углу. По огороду было раскидано три яблони иполдесятка просевших грядок, заросших сорняком. Один рядок алел помидорами. Роман скинул ведро втемное жерло колодца, дождался плеска ипринялся крутить лебедку.

«-Давно старик тут живет- собственный двор есть. Икем-то знатным вмолодости был, раз землю не отнимают»,- проговорил Чет.

«-Ирядом все ждут, когда помрет. Чтобы забрать без скандалов».

«-Да, люди это любят. Навариваться на чужом горе исмерти».
        Роман хмыкнул.

«-Помню, бабка умерла. Ее еще закапать не успели, адомик иденьги уже поделили,- сказал он. Затем добавил:- Аскорее всего при жизни все решили. Только иждали, когда бабка дух испустит».

«-Люди падки на вещички,- брезгливо отозвался ворон.- Причем часто добывают их любой ценой. Оно им ине надо, авсе равно стараются хапнуть при каждой возможности».

«-Ивсегда находят себе оправдание»,- усмехнулся Роман.

«-Как будто не понимают, что пройдет немного времени иих же дети устроят грызню за добытое ими. Аих, влучшем случае, положат вземлю вновом костюмчике».

«-Они тем иоправдываются, мол, для детишек стараемся».
        Роман помыл котелок, вылил воду под яблоню. Затем снова наполнил ипошел обратно вдом. Проходя через сени, Факелов лишь поморщился.

«-Так ипривыкнешь»,- усмехнулся Чет.

«-Куда деваться».
        Старик принял котелок, отлил половину введро инасыпал из мешочка гречку. Затем он открыл упечи заслонку- оттуда пыхнуло жаром. Старик подцепил ухватом котелок ипоставил впечь. Задвинув заслонку, он уселся на стул иотсутствующим взглядом уставился вокно, хотя внем, кроме серой каменной стены, ничего не было видно. Роман молча уселся напротив. Травы забивали все остальные запахи резким мятным духом, ивдоме можно было легко находиться даже вобществе зловонного хозяина.
        Через четверть часа старик вновь отодвинул заслонку ивытащил парящий котелок. Огонь впечи едва горел.
        -Достань десяток картошин,- сказал дед ивзялся за кочергу.
        Поворошив ею угли, он произнес:
        -Давай сюда.
        Старик закинул впечку картошку, поправил ее кочергой изарыл вуглях. От жары дед раскраснелся ипокрылся испариной. Роман поспешил ему на помощь исам задвинул тяжелую чугунную заслонку.
        Старик разложил кашу по деревянным мискам иснова уселся на табурет. Роман тщательно протер ложку пальцами изахватил немного гречки. Пару раз дунув, он положил ее врот. Каша была пресной исухой.
        -Чистая?- спросил Факелов, подходя кведру сводой.
        Старик кивнул.
        Роман зачерпнул две кружки ипоставил одну перед дедом. Сводой гречка пошла чуть легче. Старик вновь открыл печку ивместе сворохом углей скинул картошку восвободившийся котелок. Факелов наколол парочку на нож иположил на отдельную миску.
        -Спасибо,- произнес он иразрезал картошку на дольки.
        -Кушай.
        От запеченной картошки пахло намного аппетитней, чем от гречки, да ина вкус она была лучше.
        Через час сытый Роман ставил вымытую посуду обратно на полки. Старик дремал на кровати.

«-Сейчас куда?»- спросил Чет.
        Факелов ничего не ответил иразвернул на столе карту. Просмотрев несколько раз все поселения, он ткнул пальцем внебольшой поселок намного выше города князя Вавила.

«-Землепашцы, ни ккакому княжеству не относятся, зима холодная, снежная. Вот туда дальше иотправлюсь, когда здесь все сделаю».

«-Ты же только карту купить хотел,- недоуменно проговорил Чет.- Неужели правда денег решил заработать?»

«-Не вденьгах счастье»,- отмахнулся Роман.

«-Вот почему ты все время от меня что-то скрываешь?!- обиженно воскликнул Чет.- Ядаже проболтаться не могу!»

«-Чтобы не мешал»,- спокойно парировал Роман.

«-Авдруг ячто-то посоветую?»

«-Вот-вот. Потому ине рассказываю».
        Роман прикрыл дверь ипошел кцентру города, держась обочины дороги. Мимо, слегка покачиваясь, проезжали груженые повозки идорогие кареты. Иногда Романа обгоняли прохожие, но чаще кого-то обходил он.
        Белые башни Роман увидел издали, хотя сам дворец пока что укрывался за богатыми домами.

«-Изачем тебе туда?»- пережив наконец обиду, спросил Чет.

«-Посмотреть»,- пожал плечами Факелов.
        Улица немного повернула, дома расступились, идворец предстал во всем своем громоздко-подавляющем виде. Пятнадцатиметровый гигант из белых блоков, скарнизом-крышей над аркообразным входом. Дворец венчали две башни втри человеческих роста сузкими зашторенными окнами. Карниз срезным парапетом держали две колонны ввиде статуй атлантов, упирающихся головой ируками вширокие капители.
        Дворец стоял открытый народу- без всяких заборов истен. Правда, полсотни воинов вотменных доспехах, тренирующиеся возле обители правителя, напоминали, что вся эта открытость- только видимость.
        Роман приближался кдворцу настолько уверенно, словно шел ксебе домой. Прохожие здесь не ходили, аверховые тем более. От толпы стражников отделился воин сдлинным узким мечом ибыстрым шагом направился кФакелову.
        -Дальше нельзя!- гаркнул он.- Проваливай!
        Роман сделал еще пару шагов иостановился.
        -Здравствуй, воин,- сказал Факелов.- Аправда, что ваше княжество объединяется ссоседями?
        Стражник шумно набрал вгрудь воздух, чтобы проорать что-нибудь более понятное тупому прохожему, но, видимо, скука переборола гордость, ион решил снизойти до разговора.
        -С дуба рухнул? Оба княжества только отом исудачат! Конечно, правда!- взмахнув рукой, словно там ине было тяжеленного меча, ответил воин.
        -А сами-то вы рады?
        -Я?- удивился страж.
        Роман слегка смутился ипояснил:
        -Ну, вообще воины.
        Стражник задумался, смешно вытянув губы трубочкой.
        -Мирное время- это хорошо. Но воины нужны для войны,- философски изрек стражник.- Аскем воевать? Ссоседями. Асними все хорошо уйму лет. Думаю, обживемся быстренько вместе, соберем армию сдвух княжеств ипойдем впоход за добром.

«-Ну да, забрать чужое это все мастера»,- проворчал Чет.
        -Так что ивоинам хорошо,- неуклюже заключил стражник.
        -Хочу служить вдворцовой страже,- выпалил Факелов.
        Воин хохотнул.
        -Потяни лямку лет десять вказарме, соверши пару подвигов иты здесь,- пренебрежительным тоном сказал он.
        -А что же вы совершили?
        -Я, парень, воевал на другом фронте,- заговорщицки ухмыльнулся стражник.- Но это не твое дело.
        -Но все же! Вдруг ия смогу?- строя из себя простака, спросил Роман.
        Воин смерил взглядом Факелова ипокачал головой.
        -Тебе это не грозит.
        -Почему?- упавшим голосом спросил Роман.
        -Подруге княжны ты вряд ли понравишься.
        -А сама-то княжна красивая?
        -Ну что за вопросы?- брезгливо поинтересовался стражник.- Даже если бы она была ведьмой, ясказал бы, что прекрасней нет. Но лгать не приходится- она красивая.
        -Вот бы посмотреть на княжну хоть разок.
        -Даже не мечтай,- отрезал воин.
        -Хоть издали, через окошко.
        -Вот отойди подальше исмотри,- сказал страж иуказал глазами на ближайшую башню.
        -А вы тут целый день?
        Воин прищурил глаза ис подозрением вгляделся вРомана.
        -Давай дуй отсюда подобру-поздорову,- сказал он иупер кончик меча вгрудь Факелову.
        Роман отступил на несколько шагов испросил:
        -Что ятакого сказал? До свидания.
        -Давай-давай,- поторопил воин ипошел обратно кстенам дворца.
        Роман немного отошел иуселся на первую же скамью возле чьего-то дома.

«-Икчему этот разговор?»- прокаркал Чет.

«-Яузнал, что хотел,- уклончиво ответил Факелов. Потом подумал ирешил добавить:- Узнал, где живет княжна».

«-Ты сумасшедший»,- пораженно сказал ворон.
        Роман пожал плечами. Минут через десять он зевнул иподнялся.

«-Перед разведкой надо выспаться»,- сказал Факелов изашагал кдому старика.
        Глава двадцать третья
        Ночью Роман летал впервые. Это не современный земной город, где все подсвечено фонарями ищитами неоновых реклам. Здесь дома спали во тьме, довольствуясь лишь светом звезд илуны.
        Роман взмыл высоко над городом, чтобы не разбиться оторчащие дымоходы, иполетел кдворцу. Одежду он оставил на крыше дома старика, куда, после путешествия вгоры, без труда залез. От проносившихся мимо летучих мышей каждый раз замирало сердце.

«-Да не пугайся ты так!»- возмутился Чет.

«-Аесли врежутся?»

«-Хана тебе»,- хихикнул ворон.

«-Итебе»,- мрачно добавил Факелов.
        Дворец, даже при свете неполной луны, Роман увидел сразу. Белые стены светились, словно посеребренные. Подлетев поближе, Факелов заметил вышагивающих взад-вперед часовых. Возле каждой башни сидело еще по трое воинов.
        Роман сделал вираж над дворцом иуселся на верхушку башни княжны. Один из стражей поднял голову на промелькнувшую тень ипробормотал:
        -Летает всякая нечисть.
        -Ее время,- так же вяло отозвался второй.
        -Тише,- шикнул третий.- Княжну разбудите- век из солдатской казармы не вылезем.
        На крыше дворца раскинулся уютный парк. Дорожки проходили меж клумб сцветами, призрачно блестящих маленьких прудов изаросших виноградом беседок. По всей крыше то тут, то там были расставлены широкие мягкие лавки.

«-Самый живой уголок вгороде»,- хмыкнул Чет.

«-Свластью иденьгами много чего можно позволить,- сказал Роман.- Даже атлантов, держащих огород. Вопрос вдругом: нужно ли это?»
        Роман облетел башню ивзмыл внебо. Окно княжна оставила открытым, но из-за плотных штор ничего нельзя было разглядеть.

«-Нужно все делать скорее, пока не стало холодно»,- сообщил Факелов.

«-Окошко закроет»,- догадался Чет.
        Роман за пару минут долетел до дома старика исел на крышу. Убедившись вполной безлюдности, он превратился вчеловека. На миг показалось, что его окунули впрорубь, но тут же стало жарко иночной ветерок приятно охладил разгоряченное полетом тело.
        Для человеческих глаз мир стал еще более тусклым. Едва не упав спокатой крыши, Роман натянул штаны, рубашку исапоги. Доски под ногами прогибались, словно он шел по болотным кочкам. Свесившись вниз, Роман спрыгнул. Земля гулко ударила вподошвы.
        Факелов потянул за ручку- дверь оказалась закрыта.
        -Вот, блин,- расстроился Роман. «- Похоже, старик просыпался».

«-Кукуй теперь тут до утра, злодей».

«-Яеще ничего не сделал»,- парировал Факелов иотправился на задний двор.
        Попив колодезной воды, Роман уселся на землю, привалившись спиной кяблоне. Мысли опредстоящем тревожили. Игра получалась практически вслепую. Одна княжна или сгорничной? Есть стражи за дверью или нет? Что делать потом? Завтра все решится. Сердце бешено заколотилось. Апочему завтра? Что изменится?
        Роман резко встал иподошел кдому. Подтянувшись на балке, он забрался на крышу. Быстро раздевшись, Факелов вытащил нож иположил поверх одежды.

«-Ты куда?»

«-Прелюбодействовать»,- сухо ответил Роман ипредставил, как он превращается вворона.
        Трансформация произошла почти моментально. Роман сидел рядом со стопкой одежды. Под перьями приятно холодил грудь медальон Срединных сил, едва пульсировало на пальце охранное колечко. Факелов схватил двумя лапами рукоять ножа и, забив крыльями по ночному воздуху, поднялся над городом.
        Чтобы не тревожить часовых, кдворцу он подлетел на большей высоте, чем впрошлый раз.

«-Бедняги, одними казармами вы не отделаетесь»,- сказал Чет, когда Роман посмотрел на стражников.

«-Головы полетят,- согласился Роман. Голос сквозил сосредоточенностью.- Теперь говори только по делу».

«-Хорошо. Не хлопай крыльями, планируй».

«-Спасибо».
        Роман по глубокой спирали нырнул вниз. Облетев башню, Роман юркнул вокно. Факелов боялся, что запутается вшторе, но она наоборот скрыла шум иего самого. Роман высунул голову. Вкомнате, треть которой занимала кровать, горел масляной ночник. Факелов тихонько выволок нож иобошел светлицу- из-за кровати, со спинкой ввиде редкого резного частокола, ничего не было видно. Горничной не оказалось, авот за дверью, кажется, дежурили часовые. На вешалке красовались сдесяток фиолетовых ичерных платьев сзолотым исеребряным теснением.
        Очень хотелось взлететь на спинку ипосмотреть на княжну, но Роман доверился ее ровному глубокому дыханию. Превращение прошло практически бесшумно, лишь впоследний миг Факелов потерял равновесие, но стена его дружелюбно поддержала.
        Роман подхватил нож ивыпрямился. Княжна спала обнаженной. Горячая волна хлынула вниз, асердце застучало еще быстрее уже не только от волнения. Молодая княжна, ей едва было лет шестнадцать-семнадцать, лежала на спине, привольно раскинув руки иноги. Пухлые губы были обиженно надуты.
        Нагой Роман, счерными слипшимися волосами, горящими серыми глазами иножом вруке смотрелся страшно. Факелов снял четыре платья иположил рядом скняжной на кровать. Она забормотала во сне, иРоман замер. Через несколько секунд он отрезал кусок ткани исмастерил плотный кляп.

«-Очень крепко спит»,- сообщил Чет.
        Роман слегка кивнул ивзял платье. Сердце стучало так, словно он без разминки пробежал стометровку. Груди, размером снебольшие дыни, призывно покачивались втакт дыханию. Факелов дотронулся до княжны- кожа была нежнее цветочных лепестков. Проснулась она, только когда Роман затягивал на ее руках последний тугой узел.
        Большие черные глаза глянули на Факелова снепониманием, словно на кошмарное сновидение, ожившее вреальности. Девушка открыла рот, но сказать ничего не успела, Роман грубо засунул кляп. Приставив кшее плашмя нож, он прошептал ей на ухо:
        -Пикнешь- сразу прирежу.
        Овальное, не растерявшее детские черты личико, побледнело от ужаса. Видимо, княжна проснулась полностью иосознала, что происходит. Для нее, родившейся вбезмерной роскоши иокруженной заботой десятков людей, мир перевернулся ирухнул. Княжна схлопнула ноги иумоляюще посмотрела на Факелова. Грудь Романа сдавило странной болью, словно унего забрали что-то ценное, но он сцепил зубы иподтянул княжну за ноги книжней спинке кровати.
        Девушка шумно дышала. Вся она покрылась испариной имелко дрожала. Глаза наполнились слезами, но шок, страх икляп не давали вырваться даже слабому всхлипу.

«-Ясейчас сума сойду»,- тихо проговорил Чет.
        Роман закинул одну ногу княжны на спинку ипривязал свернутым платьем. От прикосновений кмягкой женской плоти возбуждение усилилось так, что Факелов едва себя контролировал. Широко раздвинув княжне ноги, он привязал ивторую.
        Оба обнаженные, она- привязанная, он- сножом имедальоном, они смотрелись, словно на съемках садо-мазахисткого порно фильма. Но зрителем был только Чет, исейчас его черствая душа металась между отвращением иинтересом.
        За пеленой слез горели ненависть иотчаяние. Когда Роман грубо инеумело вошел вкняжну, ее лицо скривилось, послышался сдавленный писк. Как Факелов не пытался держать себя вузде, природа сделала свое. Он задвигался чаще имощнее, подпрыгивающий медальон слегка бил по груди. На простыню закапала кровь.
        Княжна под ним корчилась иизвивалась, но Роман вцепился вталию ивходил вдевушку раз за разом, совсем не заботясь оее муках. Неожиданно подступила волна невероятного блаженства. Казалось, что его сейчас разорвет от наслаждения. Роман закусил губу, чтобы хоть как-то сдержать невольно вырывающийся стон.
        Медальон на миг раскалился иснова стал холодным, атело наполнилось вялостью. Княжна плакала, черные глаза отрешенно смотрели впотолок.
        За водопадом возбуждения Факелов не до конца осознавал ситуацию. За дверью послышался лязг, один из часовых крикнул:
        -Княжна! Свами все хорошо?! Княжна!
        Не дождавшись ответа, стражи приоткрыли дверь. Роман вэтот миг отдергивал всторону штору. Стражи на миг остолбенели. Обнаженная девушка, распятая на собственной кровати; темное пятно крови на простыне инеизвестно откуда взявшийся голый парень шокируют кого угодно.
        Воины бросились на Факелова. Роман пытался сосредоточиться на превращении, но мысли после пережитого скакали. Он метнул нож- первый страж захрипел исхватился за рукоять оружия, пронзившего горло. Второй запнулся оспутника изамер, когда Факелов наконец-то превратился вворона.
        -Бей ворона!- проорал страж.
        Роман сделал прыжок, замолотил крыльями ивыпорхнул вокно. Мимо, впаре сантиметров от крыла, просвистело короткое копье. Следующие три копья полетели вниз, так ине поднявшись на нужную высоту.
        -Тревога!
        Не прошло иполминуты, как город наполнил гул труб.

«-Ворота закрыли,- сказал Чет.- Плохо, что тебя заметили. Теперь будут искать по всему свету, ав каждом вороне будут подозревать тебя».

«-Значит, за одеждой можно не возвращаться,- пытаясь говорить спокойно, ответил Роман.- Заметили, не заметили… все равно княжна все рассказала бы».

«-Красивая девка, юная. Замуж скоро,- перечислил ворон.- Хорошо ты испытания выполняешь».

«-Сам бы ятак никогда не сделал»,- попытался оправдаться Роман.

«-Ты это уже сделал,- спокойно сказал Чет.- Хотя ярад».

«-Ага»,- безразлично произнес Факелов.
        Роман взлетел еще выше, чтобы впредрассветных сумерках никто не смог его заметить. Город забурлил бегающими воинами, стены оцепили плотным кольцом.

«-Дня три точно будут рыскать по всем домам»,- сказал Чет.

«-Думаешь, не поверят про ворона?»

«-Поверят, но делать же что-то надо. Хотя никто не узнает, зачем ипочему ищут черноволосого парня».
        Через пару минут Роман пролетел над домом старика, авскоре инад закрытыми воротами. Внизу потянулись уже знакомые поля, бахчи ивиноградники.

«-Несладко старику придется»,- сказал Роман.

«-Хуже, чем княжне, никому не будет. Может только ее стражникам».

«-Без тебя гадко»,- устало ответил Факелов изадумался.
        Шесть испытаний выполнено, осталось еще пять. Хотя одиннадцатое можно врасчет не брать. От каждого шага по Пути вдуше гасло иломалось что-то прежнее, но изагоралось новое, еще непонятное даже ему. Впервые он чувствовал себя виноватым, словно человек, совершивший преступление по неосторожности. Еще иубегать приходится без денег иоружия. Даже книгу Оби он так ине дочитал. Нельзя было поступать так сэтой девушкой. Хотя почему? Чем она лучше других? Тем, что понравилась ему? Тем, что это первая девушка, которая зацепила внешностью? Тем мощнее сделанный шаг.
        Роман вспомнил ее ненавидяще-беспомощный взгляд иего передернуло. Большие черные глаза выжигали. Некстати память подкинула ведение любяще-участливого взгляда матери, иРомана захлестнула апатия. Он перестал махать крыльями изакрыл глаза. Да, он не хотел обычной жизни сее взлетами ипадениями взаведомо бессмысленном для него мире. Тусклое восприятие мира ичувство собственной значимости заставили его поверить вСкрытый мир иНаставника. Поверить, что он создан для Пути. Роман был уверен, что не успокоится, пока не завершит начатое.
        Сделанное не воротишь. Да ине хочет он ничего возвращать. Нужно размышлять опростирающихся впереди дорогах, ане топтаться на месте, или хуже того- оглядываться назад. Когда он станет богом, за все зло можно будет заплатить стократ. Пора думать оследующем испытании.

«-На лету спишь?- поинтересовался Чет.- Алюди еще коням удивляются».
        Роман открыл глаза- верхушки высоких деревьев были совсем близко. Выискивая теплые потоки, Факелов начал подниматься. Ощущение свободы илегкости понемногу вытеснили неприятные мысли. Роман нырнул впике ипо широкой дуге вновь начал набирать высоту.

«-Аты гад, Чет. Яуже полночи порхаю ине устал, аты целыми днями смоего плеча не слазил».

«-Тоже мне сравнил. Молодого игорячего спожилым имудрым. Зачем летать, если можно сидеть?».

«-Вот иу меня вмире почти все люди так думают. Есть пожрать, есть над чем поржать- зачем куда-то рыпаться илишний раз вставать скровати?»

«-Мудрый мир»,- уважительно сказал ворон.

«-Умирающий»,- добавил Роман.
        Солнце поднялось исветило вправый глаз. Город остался вкилометрах пятнадцати за хвостом. Маленький птичий желудок напомнил освоем существовании, иРоман снизился впоисках пищи.

«-Так ты голодным останешься,- высокомерно произнес Чет.- Если где-то не завалялся кусок застарелого мясца».

«-Что-нибудь придумаю»,- буркнул Роман.

«-Кстати,- оживился ворон,- соитие сженщиной бесспорно очень приятное занятие, но попробуй при первой же возможности глазик. Ни счем несравнимое удовольствие».

«-Иногда мне хочется тебя прирезать еще раз,- процедил Факелов.- Ятебя предупреждал».

«-Молчу»,- недовольно сказал Чет.
        Роман, едва не задевая кроны деревьев, полетел над рощей. Заметив полянку, укрытую красно-зеленым ковром, Факелов сделал над ней несколько кругов. Не заметив никого, он начал снижаться.

«-Ты серьезно собрался это жрать?»- возмущенно спросил Чет.
        Роман опустился на землю исдернул мощным клювом вульгарно-красную ягоду земляники.

«-По-моему, вкусно».

«-Атолку? Живот набьешь, асил не прибавится. Мясо надо жрать».
        Роман склевывал ягоды целиком. Пустой желудок срадостью принимал природную сладость. Отчасти Чет был прав, но есть хотелось неимоверно, адругой пищи Факелов поблизости не видел.
        Переваливаясь слапы на лапу, словно пингвин, Роман отошел на свободное место ирасправил крылья. Лететь не хотелось совсем. Будь Факелов вобличии человека, он бы уже замучился зевать.

«-Ты хоть на ветку взлети,- обеспокоенно попросил Чет.- Ато какая-нибудь лиса или куница нападет».

«-Превращусь вчеловека исам их съем».

«-Сперегрызенной глоткой превращение будет длиться долго»,- скептически сообщил Чет.
        Роман подпрыгнул итяжело оторвался от земли. Роща отдалялась медленно, словно родной дом вначале дальней дороги. Земля отпускала неохотно, но птичьи рефлексы помогли найти теплые потоки, иРоман вновь оказался ввышине.
        Не прошло ичетверти часа, как уФакелова прихватило живот. Не дожидаясь комментариев Чета, он сам спросил:

«-Прям на лету?»
        Роман почувствовал на себе пристальный взгляд. Слегка повернув голову, уптиц собзором намного лучше, чем улюдей, он бешено замахал крыльями. Прямо на него, выставив вперед длинные когти, летел краснохвостый ястреб: коричнево-бежевый, скрасным хвостом ибольшими совиными глазами.

«-Думаю, тебе это уже не понадобится,- грустно ответил Чет.- Или само собой получится».
        Факелов полетел вниз, но промахнувшийся ястреб моментально оказался еще ниже, пресекая путь котступлению. Роман взмыл вверх.

«-Ввоздухе тебе конец,- сказал Чет,- прорывайся кземле».

«-На фиг яему понадобился?»- сноткой паники спросил Факелов.

«-Не все земляничкой питаются»,- сухо объяснил ворон.
        Роман сделал глубокий вдох иуспокоился. Нужно сделать что-то невозможное для обычной птицы, для чего нужен интеллект. Кольцо на пальце пульсировало, но надеяться на него после случая сволками-скелетами было неразумно.
        Ястреб летел немного ниже Романа, не отставая ни на взмах крыла. Казалось, что он двигается вполсилы. Факелов начал подниматься по тонкой спирали. Ястреб закружил под ним, тоже увеличивая высоту. Так продолжалось пару минут. Когда Роман оказался на одной стороне круга, акраснохвостый охотник на другой, Факелов нырнул вглубокое пике.
        На миг ястреб растерялся, но затем крутанулся через крыло вбок иполетел кРоману. Раздался высокий зловеще-протяжный крик, от которого уРомана на миг замерло сердце. Крик хищника, не привыкшего терпеть неудачу.
        Даже ввоздухе бывает тесно. Хотя Факелов чувствовал, что успевает проскочить перед ястребом. Тому, чтобы выставить вперед когти, нужно немного притормозить, но тогда уРомана будет выигрыш во времени. Аесли ястреб решит просто отрезать путь телом, то Факелов протаранит его сам- клювом ворон может разбить даже кость.
        Ястреб летел не замедляясь. Роману очень хотелось расплыться впобедной улыбке, но клюв для мимических радостей стал неодолимой помехой. Сейчас Роман был почти уверен встолкновении, но менять курс не собирался.
        Когда их разделяло несколько метров, ястреб повернул хвост ичуть ли не спиралью изогнул правое крыло. Охотник моментально перевернулся на спину, иРоман на всей скорости летел на выставленные перед ним когти. Едва вырулив хвостом икрыльями, Факелов оказался встороне. Ястреб тут же перешел ватаку, иРоман снова помчался ввышину, петляя как заяц.

«-Сейчас ты себя ведешь как обычный ворон, который первый ипоследний раз встречается сястребом»,- констатировал Чет.
        Хищник вновь протяжно закричал.
        -Пошла вон, тварь!- зло проорал Роман.
        Ястреб, помнивший неприятную встречу слюдьми, замешкался.

«-Яуспею превратиться вчеловека иобратно вворона за время падения?»- спросил Факелов.

«-Проверь»,- хмыкнул Чет.
        -Пошел прочь!- снова закричал Роман.- Стреляй!
        Последнее слово особенно не понравилось ястребу, ион ушел всторону. Роман, пользуясь страхом птицы, помчался кземле.
        Через несколько минут он сидел на сухом песке ис ненавистью смотрел внебо. Ястреб продолжал кружить. Роман надеялся, что ухищника заиграет гордость иголод, ион вновь ринется ватаку. Тут Факелов ему иотомстит.

«-Какие же все-таки люди монстры, раз птица одного только голоса боится»,- сказал Чет.

«-Куда нам до ворона- грозы мертвецов»,- издевательски сказал Роман.
        Рядом из песка выкопалась небольшая ящерица. Роман резким ударом клюва размозжил рептилии череп иглянул вверх. Ястреб покинул место охоты, превратившись ведва различимую точку.
        Роман положил труп ящерицы на ближайший камень иначал ее готовить кеде, словно рыбу. Оторвал голову ихвост, снял шкурку. Распорол когтем белесое брюшко ивытащил кишки. Затем разорвал тело на три части и, не обращая внимания на вкус, съел рептилию за полминуты.

«-Это уже посерьезней ягод,- довольно сказал Чет.- Только зачем потрошил? Можно было итак съесть».

«-Овкусах не спорят»,- ответил Роман, чтобы отвязаться от надоедливых гастрономических предложений.
        Порывшись впеске, Факелов поймал еще двух коричнево-черных, словно мрамор, ящериц. Поступив сними, как спервой, он захлопал крыльями. Роман долетел до ближайшего леса, нашел узкое брошенное дупло ис трудом туда протиснулся. Внутри пахло сыростью итрухой. Ползали древесные вредители. Искать другое место не было даже вмыслях- сытость иусталость давали осебе знать. Роман укрылся крылом инырнул вспасительный омут птичьего сна.
        Глава двадцать четвертая
        Роман выглянул из дупла, но ничего не изменилось- вокруг царила кромешная тьма.

«-Ночной образ жизни?»- спросил Чет.

«-Скользящий»,- поправил Роман ивернулся вдупло.
        Через пару часов, когда стало видно дальше клюва, Роман разыскал невдалеке ручей. Напившись иискупавшись, он взлетел. Мокрые перья стали заметно тяжелее, потому Роман двигался грузно, словно орел сбараньей тушей вкогтях.
        От воды иутренней прохлады знобило, но, делая широкие взмахи, Роман понемногу согревался. Факелов прикидывал расстояние. Квечеру он будет между Старым городом имороком алыйской деревни. По реке они плыли дней десять днем иночью. Значит, если останавливаться только на сон иобед, то через неделю он будет вгороде Вавила. Апотом пару дней лететь на запад.
        Роман, помня вчерашнее нападение, частенько оглядывался. Утреннее небо, вредких клочках розоватого тумана, оставалось пустым. Факелов снова вернулся мыслями кпредстоящему пути. Можно сразу взять немного на запад идолететь до поселения по прямой, но так можно заблудиться. Карта помнилась смутно, лишь основные крупные элементы. Так что лучше держаться реки, ауж от города князя Вавила двинуться дальше.
        Солнце от правого крыла постепенно переползало за хвост. Леса сменялись степью, иногда мелькали тонкие блестяще-голубые нити горных рек. Когда Роман уставал, он замирал срасправленными крыльями ипарил по несколько минут, движимый течением воздушной реки.
        Как Факелов ипредполагал, когда солнце собиралось нырнуть за горы, далеко на востоке показался город. «С Хедриком все было бы по-другому,- подумал Роман.- Он за дочку трактирщика чуть голову не сложил, аза княжну сам, наверное, меня прикончил бы. Интересно, доберется он до Наставника? Когда стану богом, обязательно его разыщу». «И княжну разыщу»,- тут же признался сам себе Роман.
        Его мысли все чаще обращались кдевушке, выискивая вслучившемся снею хорошие стороны. Точнее он пытался их придумать. Разум говорил, что для нее Роман представляется исчадием ада, которое получило ее как разменную монету за грехи предков или за грехи прошлых жизней. Образ ворона илегкость, скоторой совершилось преступление, хорошо соответствовали подобной версии. Ауж надеяться на то, что княжна романтично влюбилась вночного гостя, было совсем глупо.

«-Где ночевать будем?»- спросил Чет.

«-На дереве,- любезно ответил Роман,- возле реки».

«-Ты едой озаботился бы,- сказал ворон.- Ато спать голодным плохо».

«-Как же хочется обратиться вчеловека, сделать запас еды испокойно идти. Нет же, надо каждый раз охотиться, что-то выискивать»,- сраздражением проговорил Факелов.

«-Ну, человеком ты недалеко ушел бы. Висел бы сейчас башкой вниз на городских воротах».
        Роман летел на юго-восток. Миновав приозерный город, он добрался до леса около реки. Солнце дарило миру последние лучи. Не погружаясь вдебри, Факелов полетел среди деревьев.
        Послышался жалобный, но многоголосый инастойчивый писк. Роман закружил над деревом. Под ним, на толстом суку, было сооружено гнездо из мелких веток, скрепленных глиной. Внем продолжали пищать четыре серых от сумерек птенца. Факелов угадал детенышей дрозда.

«-Мне даже немного их жаль»,- сказал Чет.

«-Природа вообще жестокая штука,- вздохнул Роман.- Про естественный отбор слышал?»
        С этими словами Роман опустился вгнездо ичетырьмя точными ударами клюва вмакушку навсегда утихомирил пищащих птенцов.

«-Скорее всего, их мать погибла,- оправдываясь непонятно перед кем, сказал Факелов,- поздно, аее нет».
        Роман решил переночевать вгнезде. Через четверть часа от птенцов остались ворох перьев игорстка костей. Так ине дождавшись разъяренных родителей, Факелов почистил гнездо. Роман укрылся крылом ивскоре уснул. Всю ночь ему снилось, как сотня маленьких дроздов разрывает его на части.

* * *
        Роман летел слева от тянувшейся вдоль реки полосы леса. Когда он видел над собой любую птицу крупнее голубя, то опускался ближе кземле. Акогда кнему устремились два ястреба-тетеревятника, то пришлось превратиться вчеловека. Камнем он вних не попал, но от охоты на воронов отвадил, наверное, до конца жизни.

«-Человек сам по себе слабое существо,- проговорил Чет, когда нагой Факелов присел на пыльный валун.- Чтобы защититься или добыть еду нужны камни, палки, железки, чтобы не замерзнуть- одежда, чтобы жить- дом».

«-Аживотные лишены развития,- парировал Роман.- Что дал Творец, тем иживут: когтями, клювом иперьями. Ибудь ты хоть всто раз умнее этих двух ястребов, ты их все равно никогда не победишь».

«-Твоя правда,- вздохнул Чет.- Но одного яникогда не понимал. Как можно так любить убивать иунижать себе подобных?»

«-Все просто. От этого чувствуешь себя сильнее изначимее».

«-Акогда сто тысяч человек врубается вдругую сотню ивыживает от силы один из десяти?»

«-Да дураки люди, ты это хотел услышать?- усмехнулся Роман.- Всегда было проще решать разногласия мечом, нежели словом. Апоскольку идиотов неизменно больше умных, то глупые войны возвели вранг самых благородных мужских дел. Да ичужое золото словом не заберешь. Аденег хочется, работать же- нет».

«-Но ты все изменишь»,- иронично сказал Чет.

«-Да,- согласился Роман, игнорируя скепсис ворона,- времени уменя хватит».

«-Аесли не пройдешь одиннадцатое испытание?- спросил Чет.- Что будешь делать?»

«-Оно зависит от выполнения предыдущих десяти, аих япрохожу хорошо».

«-Ну авсе-таки?»

«-Пройду десять испытаний заново».

«-Сумасшедший»,- выдохнул Чет.
        Роман кивнул иначал превращаться вворона. Мир вновь преобразился. Каждый запах чувствовался отдельно, ане смесью, как учеловека. Лишь слегка повернув голову, можно было разглядеть все, что творится за спиной. Ветер из монотонного гула превращался всвоеобразную природную музыку, апо крику птицы становилось ясно, где она находится.
        Стоило Роману оторваться от земли, как из леса выпорхнул другой ворон иначал грозно каркать. Факелов дружелюбно каркнул вответ, ипернатый собрат вернулся кдеревьям.

«-Территорию защищает?»- спросил Роман.

«-Наверное,- сказал Чет.- Ясреди обычных воронов не жил».

«-Акак же самочки?»- не удержался от вопроса Факелов.

«-Никак»,- буркнул ворон инадолго замолчал.
        Полноводная река тянулась ссевера на юг. По течению ипротив него медленно шли товарные корабли. Попадались дрейфующие рыбацкие лодки. На другом берегу пару раз виднелись одинокие, сложенные из огромных камней башни. Хотелось взглянуть на колдунов, но Роман решил не рисковать из-за праздного любопытства. Унего еще будет время все рассмотреть.
        Питался Роман грызунами иящерицами, мелкими птицами иих птенцами. Изредка, под неодобрительное бурчание Чета, клевал ягоды.
        По-прежнему сторонясь крупных птиц, Факелов увидел город Вавила всередине восьмого дня пути. На другой стороне реки, где летел Роман, расположилась деревенька впару десятков домов. Покосившиеся серые дома словно для того истояли, чтобы каждый мог сравнить процветающий город князя иубогую жизнь вне владений Вавила.
        Факелов хотел полететь на запад, но перед этим решил залететь вдеревню.

«-Зачем тебе туда?»

«-Людей повидать»,- усмехнулся Роман.

«-Вчеловеческом обличии лучше не мелькай. Сюда гонцы еще не добрались, но когда твое описание или даже портрет украсит каждую новостную доску, то тебя точно кто-нибудь вспомнит. Голый черноволосый парень- довольно запоминающаяся штука».

«-Не переживай,- ответил Факелов,- яисам не хочу рисковать».
        Роман пролетел над деревней. На лавке, возле небольшого домика, сидели две немощные старушки. Остальной люд ушел на работу: одни ловить рыбу, другие собирать сполей урожай. Факелов высмотрел то, что искал. Между двумя домами была натянута бельевая веревка, увешенная одеждой. Роман примерился кбольшой черной тряпке, спикировал и, ухватив ее когтями, взмыл вверх. Еще не высохшая ткань тянула вниз, но Факелов лупил крыльями изо всех сил.
        Что-то заверещали бабки, но Роман уже отлетел от деревни. Люди, работавшие вполе, вскидывали головы игрозили кулаком. Некоторые кричали про нечисть, кто-то бросал комьями земли.

«-Ичто это?»- спросил Чет.

«-Думаю, траурная скатерть».

«-Это ябез тебя понял. Зачем?»
        Наконец Факелов добрался до безлюдного места иопустился на ковер желтовато-зеленой травы.

«-Четвертое испытание? Не укради?»- не унимался ворон.
        Превратившись вчеловека, Роман приложил скатерть ксебе иответил:

«-Одежда это моя».
        Чет захихикал. Роман надорвал ткань ирезко дернул. Большая часть скатерти оказалась на земле, аоторванный кусок Факелов повязал вокруг бедер. Влажная черная ткань прилипла ктелу.

«-Пойдет,- сказал он. Затем снял повязку искатал втрубочку.- Не голым же мне впоселение приходить?»
        Вернувшись вптичью ипостась, Роман взял новоприобретенную одежду вкогти иполетел на запад.
        Чем сильнее Факелов отдалялся от города Вавила, тем холоднее становилось. Трава стояла пожухлая, аночью накатывал легкий морозец. Растения цеплялись за жизнь, отогреваясь на полуденном солнце, но похоже это было на агонию умирающего.
        Картограф Мэп не зря считался лучшим. Через два дня, едва отогревшись от морозной ночи, Роман подлетел кпоселению втри десятка изб. Поля были давно убраны иперепаханы. Сюжной исеверной стороны деревни текли узкие речки. Окружала поселение изгородь, которую не перелезет только ленивый. Возле каждого дома возвышалась целая гора дров, апо краям центральной площади стояли два пузатых амбара- самые большие здания вдеревне.

«-Здесь уже зима»,- заметил Чет.

«-Представляю, как тут уныло,- отозвался Роман.- Долгие месяцы только иделать, что дрова колоть, да булки печь».

«-Зимние дни обычно скрашивают горькой»,- неуверенно сказал ворон.

«-Трехмесячный запой?- усмехнулся Факелов.- Через пять лет от деревни ничего не осталось бы».

«-Может потому они инищие»,- парировал Чет.

«-Свиду нормальные дома, вон люди воленьих шубах ходят. Просто условия такие,- сказал Роман, ачерез секунду пояснил:- Неблагоприятные».
        Факелов снизился, выбирая место для посадки. Свою роль он придумал давно, теперь осталось внее вжиться. Роман опустился почти вкилометре от деревни, чтобы даже случайный зевака-зритель ничего не мог заподозрить.
        Факелов превратился вчеловека иобмотал бедра черной тряпкой. Ступни ожгло холодом, кожа покрылась крупными мурашками. Роман быстрым шагом направился кпоселению.

«-Как думаешь, медальон не вызовет подозрений?»

«-Вызовет, икольцо тоже,- ответил Чет.- Придумай что-нибудь. Но если кто-то знает, что это медальон Наставника, то твои слова не должны выглядеть враньем».

«-Понятно, двойная версия».
        До деревни Роман дошел минут за десять. За крохотным забором его ожидали четыре крупных бородатых мужика. Факелов насторожился, но продолжил путь. Уже издали он закричал несчастным голосом:
        -Здравствуйте, люди добрые!
        Мужики забурчали что-то между собой, иодин из них приглашающе махнул рукой.
        -Давай сюда. Ты откуда такой?
        Роман неуклюже, как сильно замерзший, перелез через изгородь. Один из поселенцев сразу накинул на него шкуру, сам оставшись вплотной сероватой рубахе.
        -Разбойники,- махнув на юго-восток, сказал Факелов.
        -Далеко? Много?- всполошились мужики. Глаза увсех загорелись тревогой ирешимостью.
        -Двое конных,- вздохнул Роман.- Обобрали, даже штанов не оставили.
        Земледельцы сразу успокоились, кним начали стекаться люди: полные женщины, крепкие старики, дети.
        -А колечко оставили?- недоверчиво спросил невысокий бородач.
        -Это символы моей веры,- прижав руку скольцом кмедальону, сказал Факелов.- Враги не могут их видеть.

«-Вот как!»- наигранно изумился Чет.
        -Чего ж вы паренька морозите?- раздался женский голос.- Дайте согреться, апотом уж вопросы спрашивайте!
        -Права баба,- буркнул один из мужиков, ибросил Роману:- Пойдем.
        Факелов зашел вслед за двумя мужиками всамую старую избу деревни. Пройдя сени, Роман увидел двух сухощавых, но крепких старика. Деды сидели на массивных стульях за еще более внушительным столом.
        -Здравствуйте,- сказал Роман исделал полупоклон.
        Поселенец, который дал Факелову телогрейку из шкуры, быстро пересказал старикам случившееся. Один из них поднял руку ипроизнес:
        -Я старейшина Юрий, аэто мой брат Владимир, акак звать тебя?
        Снова делая неглубокий поклон, Факелов ответил:
        -Роман.
        -Без злого умысла ты пришел, апопавши вбеду. Мы тебе поможем, хоть сами небогаты,- степенно проговорил Юрий.- Коль торопишься- дадим одежду иеду. Аесли не хочешь даром брать- поработай зиму нам вугоду, апо весне снарядим тебя воином.

«-Как там говорят? Змею на груди пригрели?»- усмехнулся Чет.
        -Я буду рад отплатить за ваше добродушие,- улыбнулся Роман.- Аспешить мне некуда, тем более без клинка.
        -Арсений,- позвал Владимир.- Зайди на склад, да выбери годную одежду.
        Бородач вшубе кивнул ивышел из дома.
        -Садитесь,- наконец сказал Юрий.
        Старейшина дождался пока Роман ипоселенец, поделившийся телогрейкой, усядутся ипродолжил:
        -Чтобы никого не неволить, жить будешь снами. На дворе много дерева- сделаешь себе скамью. Адела житейские: дров наколоть, печь растопить, кур накормить. Скучать не будешь.
        Роман кивнул ипроизнес:
        -Все понял, спасибо.
        -Угощайся,- сказал Владимир.
        На столе лежала половинка буханки хлеба игорстка сушеных яблок. Над этим всем возвышался темно-коричневый глиняный кувшин вокружении полдесятка хорошо вылепленных кружек.
        Роман налил воды, оторвал кусок хлеба ипринялся жевать. Хлеб оказался свежим ивкусным, авода хрустально чистой. Факелов быстро съел кусок ивновь поблагодарил старейшин.
        Вскоре вернулся Арсений сворохом одежды исбросил его на свободный стул. Вытащив оттуда залатанные внескольких местах штаны, он протянул их Роману. Факелов натянул портки из грубой ткани иподпоясался тонким кожаным ремешком. Внутри штаны были покрыты свалявшимся шерстяным начесом. Впортках стало намного уютней.
        Роман намотал чистые портянки иобул растоптанные, но крепкие сапоги. Рубашку Арсений дал новую, скрупными деревянными пуговицами. Авот телогрейка оказалась настолько старой, что нельзя было понять, кто раньше носил эту шкуру: олень, медведь или пара козлов.
        -Спасибо,- сказал Факелов вполне искренне. Одежда оказалась ему впору.- Еще намотать бы пару портянок, чтобы сапоги не болтались, ибудет вообще отлично.
        -Потом дам,- кивнул Арсений.
        Роман вернул телогрейку бородачу иснова уселся на стул.

«-Вот что значит, добрые люди»,- уважительно сказал ворон.

«-После меня они добра подрастеряют»,- ответил Факелов.

«-Не-е,- протянул Чет.- Добрые, они на то идобрые, что если им даже делают гадости, то они потом все равно клюдям относятся любя ис душой. На таких мир идержится».

«-Вот они истрадают за весь мир»,- сказал Роман.
        В его словах ворон различил оттенок печали.

«-Тебе их жаль?»- спросил он.

«-Пока еще нет»,- сухо ответил Факелов иоторвал небольшой кусок хлеба.

«-Ну да, пока они просто избавились от хлама,- глумливо заявил Чет,- аты за это будешь на них пахать ирассыпаться влюбезностях».

«-Именно».
        Чет замолк, иРоман спросил устарейшин:
        -А где можно взять инструменты, чтобы сделать скамью?
        -У плотника,- ответил Юрий.
        -Он живет через три избы,- уточнил Владимир имахнул всторону запада.
        -Примусь за работу сразу же,- сказал Факелов иподнялся из-за стола.
        Старейшины слегка кивнули, выражая удовлетворение. Роман отрывисто поклонился ивышел на улицу.
        Глава двадцать пятая
        В новой одежде холод не чувствовался. Лишь неприятно болтались сапоги, словно расшнурованные кроссовки на три размера больше.

«-Вот ты уже почти коренной житель,- проговорил ворон.- Доброта слишком доверчива».

«-Ну иотлично,- раздраженно сказал Роман.- Подозрительная добродетель не нужна. Ивообще, меня сейчас больше занимает изготовление скамьи, ане праздное философствование».
        На Факелова слюбопытством смотрели скрылец ииз окон. Женщины приветливо махали, мужчины кивали. Роман, чувствуя себя недавно заведенной домашней зверушкой, здоровался иулыбался.

«-Теперь месяц будут косточки тебе перемывать. Кто ты да откуда»,- предупредил Чет.

«-Пускай, хоть немного скрашу им жизнь»,- ответил Факелов ипостучал всамую аккуратную во всей деревне дверь.
        На пороге показался высокий мужик сгладко выбритым подбородком- это сильно отличало его от других мужчин деревни. Из сеней пахнуло свежей древесной стружкой.
        -Чего?- спросил он.
        -Скамью мне надо сделать,- произнес Роман.- Инструменты пришел попросить.
        -Сейчас,- сказал плотник искрылся вдоме.
        Он вышел ипротянул Факелову пилу скрупными зубьями, тяжелый молоток ирубанок.
        -Погоди,- проговорил плотник иснова исчез.
        Пилу Роман зажал подмышкой, амолоток ирубанок ухватил правой рукой. Вернулся плотник инасыпал Факелову горсть гвоздей впалец длиной.
        -У стариков куча хороших бревен. Как сделаешь, тащи инструменты назад.
        -Спасибо,- сказал Роман.- Постараюсь побыстрее.
        -Не торопись,- ответил плотник изакрыл дверь.
        Роман пошел обратно. Зайдя на задний двор владений старейшин, он присвистнул. Бревен было столько, что хватило бы на постройку двух домов. Чуть поодаль стояли туалет икурятник, амежду ними ибудущими дровами возвышались четыре по-зимнему голых яблони.
        Роман положил инструменты игвозди на широкий пенек, из которого торчал топор для рубки дров. Оглядывая верхние бревна, Факелов выбирал подходящее. Наконец ему приглянулся ровно обрубленный трехметровый ствол водин обхват. Бревно лежало сверху, иРоман струдом поволок его на себя. Свалив ствол на землю, Факелов откатил его подальше от запасов дров. Несколько минут Роман задумчиво осматривал бревно, затем взял вруки гвоздь.

«-Может проще спать на полу?»- поинтересовался Чет.
        Факелов поморщился ипринялся вышагивать вдоль ствола. Отмерив примерно два метра, он провел гвоздем линию. Оставшийся кусок бревна Роман разделил на четыре одинаковых части. Факелов взял пилу ипоставил на вычерченную на коре полоску. Вначале зубья неохотно гладили ствол, но потом, почувствовав вкус древесины, вгрызлись со всей мощью.
        Через три минуты Роману стало жарко, ион скинул телогрейку. Стараясь не косить, Факелов неумело пилил, двигаясь всем телом вместе синструментом.
        Через час Роман смахнул со лба пот иподул на свежие мозоли, защипавшие от соли. Перед ним стояли четыре чурбака, каждый высотой вчетверть метра. Подровняв одно поленце рубанком, Факелов на него сел.

«-Это как бы ножки»,- устало сказал он.

«-Совсем чуть-чуть осталось»,- подбодрил Чет.

«-Да пошел ты»,- равнодушно ответил Роман инеохотно встал.
        От него пахло деревом ипотом. Факелов зашел визбу- старейшины лежали на скамьях. Роман налил вкружку воды изалпом ее осушил. Тихо притворив дверь, он вернулся кработе.
        Теперь предстояло пилить бревно вдоль, иРоман боялся начинать. Сначала нужно отпилить узкую закругленную часть ствола, апотом пройтись еще дважды, чтобы получить пару широких досок.
        Факелов поставил два чурбака на расстоянии ладони друг от друга, ачерез метр от них точно также положил другие два поленца. Водрузив на импровизированную подставку бревно, Роман принялся вычерчивать длинную линию.
        Солнце висело на западной стороне небосвода. Оно уже не грело, алишь освещало мир, давая всем возможность зайти домой перед холодной ночью. Лиловое возле светила небо плавно переходило втемно-синюю громаду, накрывающую весь остальной мир безбрежным куполом.
        Роман продолжал работать, не обращая внимания на холод иподступающие сумерки. Усталость иболезненные мозоли сильно замедляли дело. Не успел Факелов допилить бревно до середины, как накатилатьма.

«-Иправда придется спать на полу»,- сказал он.
        Роман перекинул через плечо телогрейку, собрал инструменты идвинулся кизбе. Не дождавшись ответа Чета, он добавил:

«-Но это все-таки лучше, чем сидя на ветке».
        Внутри дома горела короткая лучина. Несмотря на непоздний вечер, старики уже спали. Факелов оставил инструменты исапоги всенях, асам лег на полу недалеко от двери. Что-то жалобно проурчал желудок. Но Роман решил отложить выполнение его просьбы до утра. Свернув телогрейку на подобии подушки, Факелов подложил ее под голову. Не снимая штанов, рубашки ипортянок, он почти мгновенно уснул.

* * *
        День начался сприятного запаха свежеиспеченного хлеба. Роман сел на полу иоглядел заспанными глазами комнату. За столом сидел Владимир иразмачивал поджаристую корку хлеба вкружке. Арядом сРоманом стояла юная девушка. На вид ей Факелов дал лет шестнадцать.
        -Доброе утро, яНастя,- сказала она мелодичным голосом ислегка зарумянилась.
        -А яРома,- потягиваясь, ответил Факелов.- Доброе утро.
        После вчерашней работы мышцы ныли, но Роман поборол ломоту ивстал.
        -Вы хоть бы лежанку взяли!- воскликнула девушка.
        -Где же яее возьму?- удивился Факелов.- Тем более яработал до самой ночи.
        -Я тебе принесу,- сразу перешла на ты Настя.
        -Буду благодарен,- улыбнулся Роман, затем показал на хлеб испросил:- Можно?
        -Конечно,- ответила Настя, хотя Факелов спрашивал уВладимира.- Япекла идля старейшин идля гостя.
        -Спасибо,- отрывая четверть круглой буханки, сказал Роман.
        -Кушайте,- едва не пропела Настя ивышла из дома.
        -В сенях два ведра,- сказал Владимир.- Сгрязной водой вылей под дерево, апустое набери из колодца. Когда поешь.
        -Хорошо.

«-Будущий бог- служанка устарикашек»,- ехидно проговорилЧет.

«-Ничего зазорного. Да идля дела нужно»,- спокойно ответил Роман. Мысли его были заняты Настей.
        Чем-то она его задела: знакомым, пугающим и… стыдным. Вголове вспыхнула очевидная мысль, словно снее сняли толстую непрозрачную упаковку. Черные глаза. Такие же, как укняжны. Прошло немало времени, аобиженные черные глаза изнасилованной девушки по-прежнему царапали душу. Роман вмиг погрустнел. Дожевав без аппетита корку, он вышел всени.
        Факелов обулся иподхватил ведра. Возле колодца толпились поселенцы ичто-то живо обсуждали. Роман, как наказал Владимир, вылил воду под яблоню иотправился счистым ведром кколодцу. Народ тотчас же замолк ивсе, как один, уставились на Факелова.
        Роман поставил ведро ипоклонился толпе из пары десятков человек. Те сразу оживились иприветливо замахали. Кто-то спросил:
        -Ну как унас?
        -Отлично. Хлеб вкусный, дом теплый, люди хорошие.
        -Ты, главное, не переживай, беда со всяким может случиться.
        Роман покивал ивстал вконец очереди.
        Через четверть часа Факелов стоял на заднем дворе ис тоской смотрел на надпиленное бревно. Роман скинул телогрейку ивставил пилу вдеревянную расщелину. Несмотря на боль вмышцах, он работал вбыстром темпе.
        Двигая ствол по чурбакам, чтобы не испортить подставки для скамьи, Факелов отпилил округлую доску. Подняв, он забросил ее на кучу дров.
        -Не помешаю?- спросила вошедшая во двор Настя.
        Роман покачал головой.

«-Похоже, ты ей понравился»,- сказал ворон.

«-Или ей приказали побольше обо мне узнать».

«-Вот ты будешь подозрительным добром,- сказал Чет.- Если будешь».

«-Япочитаю Срединные силы. Анедоверие как раз оттуда».
        -Как идут дела?- спросила девушка.
        -Потихоньку. Яж не плотник. Аты чем занимаешься?
        -Хлеб пеку. Хотя по весне иосени иногда вполе помогаю. Или вогороде копаюсь, если матушка занята.
        -Очень вкусный хлеб,- неуклюже похвалил Роман.
        Настя заулыбалась.
        -Я тебе лежанку принесла.
        -Спасибо,- сказал Факелов ивнимательно оглядел ее.
        -В доме уже,- засмеялась девушка.
        Роман улыбнулся вответ идважды обошел вокруг бревна. Затем взял гвоздь имедленно стал прочерчивать линию.
        -А ты как, весь день занята?
        -Когда как, но вечером почти всегда свободна.
        -Покажешь деревню?- спросил Роман первое, что пришло вголову.
        Девушка серьезно кивнула, понимая интерес гостя. Ведь для Насти весь мир- это деревня иокружающие ее поля, речки илеса. Арассказы обольших городах для нее были сродни сказкам. Она махнула рукой исказала:
        -Тогда до вечера.
        К середине дня две широкие толстые доски, выровненные рубанком, были готовы.

«-Не торопись ты так, ато новую работу придумают»,- посоветовал Чет.
        Роман скривил губы ипроизнес:

«-Аты неисправимый лентяй. Тебе-то что?»

«-Ну, отчасти это имое тело».

«-Даже не претендуй. Ты здесь на роли друга-паразита».

«-Утебя появились такие возможности!- возмущенно воскликнул Чет.- Из-за меня!»

«-Это всего лишь небольшая оплата за то, что яспас тебе жизнь»,- спокойно парировал Роман.

«-Неблагодарный»,- буркнул ворон.

«-Есть укого поучиться»,- примирительно сказал Факелов.
        Роман подошел кдровам изабрал оттуда доску, покрытую корой.

«-Скреплять же чем-то надо»,- объяснил он иначал пилить ее поперек, отступив от края три локтя.
        Через час Роман вбивал последний гвоздь вчетвертую широкую ножку скамьи.
        -Готова,- выдохнул он иотбросил молоток.
        Затем Факелов уселся посреди новоиспеченной кровати. Подпрыгнув пару раз на заднице, он проверил скамью на прочность. Доски прогнулись совсем чуть-чуть, иРоман остался доволен.
        Скамья весила килограмм тридцать. Факелов неестественно скрючился ипонес ее вдом. Стоило Роману выйти сзаднего двора, как кнему подошел Арсений.
        -Давай помогу,- сказал он и, кивнув на скамью, добавил:- Добротно получилось.
        Вдвоем они легко занесли скамью вдом ипоставили там, где еще этой ночью Роман спал на полу.
        -Спасибо,- сказал Факелов, расстилая тонкую лежанку, набитую перьями.- Так что там спортянками?
        -О, яуже изабыл,- срасстройством сказал Арсений.- Пойдем.
        Под склад приспособили небольшой сарайчик рядом содним из амбаров. Роман остался ждать снаружи, ичерез минуту Арсений вынес ему длинные портянки.
        -Носи,- сказал он иулыбнулся вбороду.
        Факелов поблагодарил ипобрел обратно вдом. Взяв устариков корыто, Роман выстирал пропотевшую рубашку ипортянки. Искупался сам, вымыв наконец голову.

«-Ксвиданке готовишься?»- поддел Чет.

«-Точно! Хорошо, что напомнил»,- сделал обходной словесный выпад Роман.
        Ворон каркнул- внутри головы это звучало странно- изамолчал.
        Старейшины дремали, иРоман снаслаждением вытянулся на очень мягкой после деревянного пола лежанке. Через час, когда день по зимней манере быстро перетек ввечер, Факелов услышал всенях легкие шаги. Он поднялся инадел телогрейку. Вкомнату заглянула Настя. Каждый раз, когда Роман смотрел на нее, вголове вспыхивал образ княжны. Ее привязанные ккровати ноги, грубо заткнутый тряпицей рот ивлажные испуганные глаза. Он загнал это воспоминание вглубь, занимая мысли предстоящей прогулкой.
        -Отличная лежанка, Настя,- сказал Факелов, выходя вслед за ней. Ипроизнес вкоторый раз за последние два дня:- Спасибо.
        -На здоровье.
        Роман пощупал висевшую рубашку- она была насквозь мокрая. Отойдя от нее, он застегнул верхнюю пуговицу телогрейки.
        -Не замерзнешь?
        -Нет, конечно,- сказал Роман.- На улице пока что тепло.
        На самой Насте была шерстяная светло-коричневая юбка до колен, одетая поверх обтягивающих штанов, которые Роман про себя назвал колготками. На ногах- аккуратные невысокие сапожки. Все остальное скрывала пушистая шуба втон юбке. Факелов оглядел девушку более внимательно ипроговорил:
        -Ты красивая.
        Настя улыбнулась, черные глаза блеснули. Она дотронулась до локтя Романа ипошла взападную сторону.
        -Погоди,- сказал Факелов.- Яинструменты забыл плотнику отдать. Занесем?
        -Завтра занесешь,- отмахнулась Настя инеспешно пошла дальше.
        Роман пристроился рядом.
        -Рядом со старейшинами живет Арсений, вследующем доме- яиматушка,- начала экскурсию Настя.- Отех, кто неинтересный, яговорить не буду.
        Она махнула рукой на красивую аккуратную дверь.
        -Тут ты уже знаешь- плотник живет. Не люблю яего.
        -А что так?- слюбопытством спросил Роман.
        -Недобрый он какой-то, молчаливый.
        -А яне заметил.
        -Да иглаз на меня положил- не дай бог свататься придет,- продолжала щебетать Настя.
        -Не мудрено,- пробормотал Роман, стараясь расположить ксебе девушку.
        Настя засмеялась иснова дотронулась до его руки. Пройдя несколько домов, она продолжила:
        -А здесь Анна смужем живет- три коровы уних. Все молоко вдеревне ихнее. Тебе интересно?
        Роман кивнул исказал:
        -Но про тебя все-таки интереснее.
        -Да что про меня? Яже все уже сказала… хлеб пеку, огород…
        -А много печешь? Откуда зерно берешь? Всем ли нравится?- перебил ее ворохом вопросов Факелов.
        -А вон стого амбара принесу полмешка зерна вдом ипеку на полдеревни двадцать буханок,- махнув рукой на пузатое здание ввосточной части площади, сказала Настя.- Ана другой стороне улицы еще один пекарь. Акому не нравится- пусть сам горбатится.
        -Здорово,- как можно искреннее сказал Роман. Затем показал на другой амбар испросил:- Аэтот что? Пустой?
        -Не-е,- протянула Настя.- Его старейшины откроют впоследний, самый лютый месяц зимы, когда опустеет тот амбар. Апотеплеет- мужики на охоту смогут выходить. Ведь надо еще ина посев зерна оставить.
        -А ты не только красивая, но иумная,- значительно произнес Роман.- Все знаешь.
        Настя переливчато засмеялась.
        -Да что ж тут знать?- спросила она.- Каждый год одно ито же.
        -Я далек от всего этого,- сказал Факелов.- Яже странник. Имного зерна уходит?
        -Мешка два вдень уходит на хлеб икаши. Столько же на корм курам,- чуть подумав, ответила Настя.- Агде ты бывал?

«-Тебе бы лазутчиком на королевской службе быть»,- не удержался от комментария Чет.
        -В последнее время плавал на корабле, побывал вприозерном городе, взбирался на высокие горы,- перечислил Роман.
        -А зачем?- заглянув ему вглаза, спросила Настя.
        -Мир познаю, людей интересных встречаю,- многозначительно ответил Факелов.- Вот не будь ястранником- не нашел бы тебя.
        -Да-а, сюда редко забредают,- задумчиво произнесла Настя.- Аосесть не хотел бы?

«-Соглашайся!- сазартом воскликнул ворон.- Кчерту все эти испытания! Такую деваху упустишь!»

«-Заткнись, отвлекаешь».
        -Насовсем?- уточнил Факелов.
        Настя залилась легким румянцем ибыстро кивнула.
        -Если уменя появится то, что сможет удержать меня на месте… хотел бы,- ответил Роман.
        -Обычно это ремесло иженщина,- поделилась опытом Настя.
        Факелов кивнул испросил:
        -А кто увас занимается ремеслом, кроме плотника?
        -Кузнец Гвоздь да гончар Кирпич. Одежду женщины делают. Но когда идет посев или сбор, вполе всем пахать приходится.
        Настя пошла на другую сторону улицы. Мимо, от одной избы до другой, проходили люди. Никто не здоровался- сутра уже все виделись. Лишь некоторые слюбопытством разглядывали Романа.
        -Уже сегодня судачить начнут онашей встрече,- пихнув Факелова локтем, сказала Настя.
        -Пускай,- пожал плечами Роман.
        За вторым амбаром стояла длинная лавка на одном конце которой сидело две старушки. Укутаны они были так, что походили на жирных медведей.
        -Здравствуйте,- громко сказала Настя иуселась на другой край.
        Эхом отозвался Роман иопустился рядом. Старушки подслеповато прищурились итоже поздоровались.
        -Как-то безлюдно увас вечером.
        -Зима, все по избам сидят,- шмыгнув носом, сказала Настя.- Весной гулянки начнутся.
        -Замерзла?
        -Немного.
        Роман приобнял девушку. Она засмеялась и, вскочив на ноги, сказала:
        -Так ты меня долго греть будешь. Ядомой!
        Роман усмехнулся.
        -Спасибо за прогулку.
        Факелов проводил Настю до калитки ивзадумчивости побрел вдом старейшин.
        Глава двадцать шестая
        Вторую неделю Роман помогал всем, кому не лень было его позвать. Больше всего Факелов крутился возле Насти, которая вшутку называла его помощником пекаря. Мать девушки принимала его благосклонно идаже иногда бросала на Романа кокетливые взгляды, чем сильно его тревожила. Оказаться вдеревенском любовном треугольнике из матери идочки Факелову представлялось пугающей фантасмагорией.
        С Романом ссамого начала обращались по-доброму. Акогда поняли, что от работы он не отлынивает, стали принимать за своего. Старейшины затеяли стройку избы для тех, кто первыми нынешней зимой или весной женится. Вмолодых ходили три девушки, включая Настю, идва парня. Но Роман был уверен, что новеньким домом иобщей смужиками работой старики хотят привязать кселу его. Лишний молодой парень- хорошее подспорье, да иникто из девок без жениха тогда не останется.
        -А много увас таких как я? Пришлых?- спросил однажды Роман иначал чистить второе вареное яйцо.
        -Плотник,- наморщив лобик, сказала Настя,- да ивсе вроде.
        -И как? Не считают его чужаком?
        Настя махнула на Романа рукой.
        -Тебя уже не считают, что уж онем говорить? Зим пять, как пришел.

«-Быстро ты вих ряды затесался,- похвалил Чет.- Скоро, наверно, ипороднишься».
        -Добрый вы народ,- сказал Факелов иподнялся.- Пойду дальше помогать избу строить.
        -До вечера,- улыбнулась Настя.
        С каждым днем мороз крепчал. Хотя за работой втолстой телогрейке он отступал. На постройку приходили почти все мужики, ведь дома сидеть- скука смертная.
        Избу строили вдва бревна толщиной, чтобы зимой меньше приходилось топить. Сегодня поселенцы начали обкладывать коробку дома вторым кругом толстых стволов. Одни таскали бревна, другие подгоняли их по длине, третьи ошкуривали, четвертые вырезали впадины иклинья для соединения на углах, апятые аккуратно укладывали искрепляли.
        Роман ошкуривал бревна специальным ножом-скребком вместе спарнем чуть постарше.
        -Похоже, для тебя строим,- тихо сказал он иусмехнулся.
        Факелов приподнял брови.
        -Ты же сНастей водишься,- продолжал парень,- да иработаешь хорошо.
        Роман улыбнулся ипожал плечами.
        -Разве примете?
        -А чего бы инет?- удивился парень.- Погоди еще недельку да иди свататься кматери Насти.
        -Там видно будет,- неопределенно ответил Роман, чтобы парень ненароком не пустил по деревне новую волну пересудов.
        Строили, пока не накатили ранние зимние сумерки. Периметр избы стоял стройный, пахнущий свежей древесиной. Гончар спарой помощников тоже работал не покладая рук, обжигая кирпичи для будущей печки. Плотник пообещал сделать мебель, акузнец- всю металлическую утварь.
        Обычно после работы Роман мылся, собирался ссилами иотправлялся на прогулку сНастей. Но пора было потихоньку переходить кделу, иФакелов сразу зашел кдевушке.
        -Уже?- удивилась она.
        -Настя, ясегодня очень устал,- ссутулившись, произнес Роман.- Давай завтра прогуляемся.
        -Бедный,- расстроилась девушка,- ты не захворал?
        Роман покачал головой исказал:
        -Пойду спать, до завтра.
        -Отдыхай,- вздохнула Настя.
        Факелов наскоро умылся илег. Хоть за окном истояла темнота, час был ранний. Немного покрутившись, он уснул.
        Роман проснулся, когда до рассвета оставалась уйма времени. Как казалось Факелову, только-только наступила полночь. Роман на носках, чтобы не разбудить стариков, вышел из дома.
        Ярко светила почти полная луна. Вокруг нее, хаотичной россыпью, мерцали звезды. Темневшее кольцо домов словно охраняло возвышающиеся внутри него амбары. Деревня крепко спала. Лишь уплотника едва заметно светилось окно. Роман зашел на задний двор ивзял топор.

«-Боюсь спрашивать, что ты замыслил»,- проговорил Чет.

«-Ну ине спрашивай»,- отозвался Факелов ипошел книзкой ограде.
        Отойдя от поселения шагов триста, Роман стал обходить его по кругу. Земля, слегка припорошенная снегом, влунном свете сияла голубизной, отчего ночь становилась еще яснее.
        Вернувшись на прежнее место, Факелов отдалился от деревни еще на сотню шагов иснова побрел по кругу.

«-Что ты ищешь?»

«-Удобное место».

«-Для кражи?- предположил ворон.- Спрятать топор хочешь?»

«-Надо чтобы никто не смог увидеть, залезть. Крутой овраг подошел бы».

«-Арека?»

«-Скоро замерзнет»,- отрезал Роман.

«-Ты, видно, еще не проснулся»,- спревосходством сказал Чет.

«-Почему?»

«-Ачто ты как дурак кружишь? Нельзя вптицу превратиться да посмотреть куда идти?»
        Роман стиснул зубы инесколько раз глубоко вздохнул.

«-Спасибо»,- сказал он иначал раздеваться.
        Вокруг царила неестественная тишина. Роман, переминаясь сноги на ногу от холода, придавил одежду топором. Через несколько секунд Факелов уменьшился вразмерах иоброс перьями. Метаморфоза происходила почти незаметно для глаз, словно взрыв.
        Роман поднялся метров на двадцать изакружил вокруг деревни. То, что искал, Факелов нашел вполукилометре на юго-западе от поселения. На дне обширной впадины чернела вязкая болотная вода, не стесненная холодом. Над ней поднимался теплый, сгнилостным запахом пар. Казалось, что дрянная вода греется от самой преисподней.
        Овраг, словно язва на чистом теле земли, был окружен чертой непаханой земли. Роман подумал, что жители могут использовать впадину как свалку, но никаких следов дороги не нашел. Тут же пришла трезвая мысль. Какая может быть вдеревне свалка? Уних каждая щепка итряпица впрок идет.
        Вернувшись квороху вещей, Роман превратился вчеловека. Нацепив одежду, он побрел кдеревне.

«-Изачем ты это болото искал?»- недоуменно спросил ворон.

«-Для дела,- улыбнулся Роман.- Апоскольку ты мне помог- ты теперь соучастник».

«-Не встреть ятебя, сейчас сидел ижурил бы Арета встарой лесной берлоге,- со вздохом сказал Чет.- Или спал бы».

«-Скучаешь?»

«-Нет, но то, как ты проходишь испытания, меня часто пугает»,- признался Чет.

«-Ты-то ни при чем,- пожал плечами Факелов.- Апо завершении Пути все равно будешь ввыигрыше».

«-Не расскажешь, что задумал?»- вернулся кпредыдущей теме Чет.

«-Нет».
        Роман озабоченно посмотрел на едва заметную цепочку следов иза полсотни шагов до деревни начал ее заметать. Когда Факелов вернулся кизбе, луна заметно сдвинулась на небосводе- прошло не меньше пары часов. Роман отнес топор на место, разделся всенях ибесшумно забрался впостель.
        Когда ночь только начала светлеть, Факелов поднялся. Опорожнив одно ведро инабрав другое, Роман наскоро умылся. Пригладив сильно отросшие волосы, он отправился кНасте.
        -Здравствуй,- сказала она.- Поможешь?
        Роман кивнул идвинулся за девушкой камбару. Настя отворила дверь, иФакелов вошел. Мешок весил килограмм под сорок. Роман скряхтением взвалил его итяжелой поступью вернулся кдому-пекарне.
        Через несколько часов, когда девушка отнесла хлеб старейшинам, аостальные забрали свои буханки сами, Роман иНастя сели завтракать. Мать ушла кподруге, иФакелов почувствовал себя вдешевом деревенском сериале. Роман открыл изакрыл рот. Затем вздохнул ипроизнес:
        -Настя, тебе не надоело вдевушках ходить?
        Настя прищурено посмотрела на Факелова. Затем улыбнулась, зарумянилась иответила:
        -Надоело.
        -Давай поженимся,- неловко сказал Роман.- Как увас тут со свадьбами?

«-Скняжной ты так не церемонился»,- ехидно заметил Чет.

«-Заткнись!»
        -Матушке скажи, потом старейшинам. Они все объяснят,- не прекращая улыбаться, проговорила Настя.- Кушай.
        Роман заглянул вчерные глаза, покивал ипринялся за свежий хлеб.
        -Пойду работать,- позавтракав, сказал Факелов.
        -Следи, чтоб хорошо строили,- подмигнув, сказала Настя.
        Роман понимающе усмехнулся ивышел на улицу.

* * *
        После рабочего дня ипрогулки сНастей, Факелов долго не заходил домой. Лишь иногда стоял минут по десять всенях, отогреваясь.

«-Что ждем?»

«-Узнаю, когда деревня ложится спать»,- ответил Роман.
        Чет издал звук, схожий одновременно схмыканьем икарканьем, но больше не сказал ни слова.
        За пару часов до полуночи деревня слилась сночью. Лишь окно плотника желтело светом десятка лучин.

«-Впоселении один чужак, ион единственная сова»,- сдосадой произнес Роман.

«-Как сова?»- не понял ворон.

«-Из тех, кто по ночам привык работать»,- объяснил Факелов.

«-Акто рано?»

«-Жаворонки,- терпеливо поведал Роман.- Акто все время дрыхнет, тот жирный ворон».

«-Жирных не бывает,- оскорбился Чет.- Иначе их сразу сожрали бы ястребы».

«-Ты прав,- вздохнул Роман.- Это могут себе позволить только люди иих домашние животные».
        Факелов подошел кзапечатанному амбару, обошел его несколько раз кругом. Не найдя слабых мест, Роман стал осматривать замок, который можно было так назвать лишь сбольшой натяжкой. Селяне не боялись кражи- кто будет пилить сук на котором сидит? Азамок висел, скорее всего, от детей или сонного пекаря. Факелов поковырял полминуты вскважине тонким гвоздиком, изамок седва слышным щелчком открылся.
        Роман заглянул внутрь. Амбар был забит мешками до уровня груди. Покачав головой, Факелов защелкнул замок обратно ипобрел вдом. Юрий иВладимир спали. Роман разделся и, водя перед собой рукой, словно слепой, нащупал кувшин сводой. Попив, Факелов тут же завалился спать.
        Ему снилось, что перед ним простирается дорога, вконце которой возвышается гора. Он знал, что если доберется до нее, то будет счастлив. Перед ним лежал Путь. Роман бежал изо всех сил, но гора оставалась нестерпимо далеко. Он терпеливо перебирал ногами, напрягал мышцы, но тщетно. Тут Роман заметил, что унего шесть ног иобомлел. Потом, словно камера вкино, картинка отдалилась, иФакелов увидел бегущего по дороге муравья. Акогда пришло осознание, что это он сам, Роман проснулся.
        Отдышавшись ивытерев пот, Факелов стал дожидаться предрассветного часа. Не отдохнувшее тело ломило, голову словно набили металлической соломой- тяжелой иничего не соображающей.
        Роман умылся ледяной водой исделал легкую зарядку- после этого стало немного лучше. Одевшись, Факелов начал день по отработанной схеме- направился кНасте. Сегодня ему нужно договориться овстречах через день. Ауставший вид ивялые фразы будут главными аргументами.
        К концу дня Роман ивправду был еле жив. Постоянная работа, переохлаждение инедосып сделали свое дело. Но неистовое желание достигнуть цели придавало силы.
        В середине ночи Роман двинулся камбару. Окно плотника чернело, словно омут. Большинство жителей закрывали на ночь ставни, но он игнорировал это правило.
        Факелов открыл гвоздиком замок истащил сближайшей стопки мешок. Поставив его около стены, Роман быстро закрыл амбар. Взвалив тяжелый мешок на плечо, Факелов двинулся на юго-запад. Если его заметят смешком вдеревне, унего было готово оправдание, мол, он проснулся рано итащит зерно кНасте. Авот если заметят, что он копается вамбаре, скоторого сеют икормятся до следующего урожая, то тогда останется либо бежать, либо умирать.
        Мешок вдавливал вковер снега. Каждый шаг сопровождался легким похрустыванием. Роман струдом переступил через изгородь, илишь когда отошел от деревни на сотню метров позволил себе передышку.
        Чет по-прежнему молчал.
        Подхватив мешок, Факелов без остановок дошагал до оврага-болота. Смрадный пар чадил над вязкой водой. Роман из последних сил поднял мешок над головой ишвырнул его вовраг. Болото седва слышным чавканьем поглотило больше двух пудов пшеницы.
        -Первый шаг сделан,- произнес Факелов ипобрел обратно впоселение.
        За следующие полчаса Роман отнес еще два мешка. Когда он тащил третий, ноги подкашивались от усталости. На обратном пути, за десяток шагов до деревни, Роман начал заметать следы. Вскоре Факелов вернулся вдом, чтобы часок вздремнуть. Ведь скоро ему предстояло снова превратиться впомощника пекаря ихорошего работящего парня…
        Глава двадцать седьмая
        Следующей ночью валил снег. Под покровом белой пелены Роман скормил болоту еще десять мешков отборной пшеницы. Исловно внаграду за щедрую жертву, местный черный божок помог ему внаступившем дне.
        Дом был достроен, мать Насти ограничилась парой наставлений идала добро на свадьбу, старики благосклонно покивали иназначили празднество на послезавтра.
        Днем Роман помогал печь хлеб, колол на два дома дрова именял воду. Остальное время он тратил на Настю иотдых, чтобы ночью продолжить выполнять испытание. Чет, чувствуя напряжение друга, по большей части молчал.
        Настя лучилась счастьем, Факелов старался ей подыгрывать, ався деревня пришла внескромное для зимы оживление. Любое событие, способное скрасить тянущуюся снежную пору, подхватывалось жителями сдиким энтузиазмом. Будь то обсуждение чужака, стройка дома или подготовка ксвадьбе- неважно.

«-Вближайшие несколько дней будет не до испытания»,- поделился размышлениями Роман.

«-АНастя не будет мешать?»

«-Надеюсь, она крепко спит».
        В день свадьбы еще не успел прокричать петух, как вся деревня проснулась. Роман слонялся без дела. Стоило ему за что-то взяться, как его тут же прогоняли, мол, нечего вдень свадьбы работать.
        Посреди деревни сложили огромный костер, но зажигать его не торопились. Из-за мороза решили не вытаскивать столы на улицу. Пир готовили вновой просторной избе, где были заняты лишь два угла: печкой иширокой лежанкой. Вдом принесли еще три стола для яств идесяток стульев для стариков.
        Куры тревожились ссамого утра, чувствуя оживленный настрой людей. Ведь когда улюдей праздник, ускотины «топорная эпидемия».
        Арсений выдал Роману новую черную рубашку, темно-коричневые штаны ине растоптанные сапоги со шнуровкой на голенище.
        -Телогрейку подарят на свадьбу,- заговорщицки сказал он иподмигнул.
        -Благодарю,- сказал Факелов иулыбнулся.
        Арсений кивнул ипошел кновой избе, подле которой толпилось полдеревни. Роман проводил его взглядом иотправился переодеваться вдом старейшин.
        Через несколько часов его позвали. Столы были заставлены куличами, пирогами, блинами, пирожками, печеньем, булочками; зажаренные целиком курицы лежали на глиняных блюдах, стояли тарелки скрылышками, ножками, отбивным инарезанным кусочками филе. Мясную ипеченую снедь разбавляли сушеные имоченые яблоки, орехи, салат из лука иморкови. Все это парило волнующими запахами, которые причудливо сливались смощным духом человеческих тел. Роман, съевший за весь день кусок хлеба, поминутно сглатывал слюну.
        В избу набилась вся деревня. Люди стояли около стен, бабки идеды сидели на стульях. Маленькие дети жались кногам родителей или залезали под столы. Возле печки стояла Настя, ее мать истарейшины. Роман поклонился всем иподошел кневесте. Гул сменился тишиной.
        Старейшины скрепили судьбы Романа иНасти внерушимый союз, пожелали счастья, здоровых детей, долгой жизни исмерти водин день. От каждого высокопарного слова по спине Факелова пробегала дрожь. Он сужасом осознал, что лишь для него все происходящее- скучный спектакль. Авсе эти несколько десятков людей, истар имлад, искренне желают ему счастья. Глаза Насти были влажны, сгуб не сходила робкая, истончающая радость улыбка. Мать невесты благословила молодоженов и, расплакавшись, отошла всторону.
        В знак того, что Романа принимают вбольшую дружную семью, Юрий преподнес ему новую телогрейку икожаные, подбитые мехом перчатки, аВладимир широкий пояс спристегнутыми кнему пустыми ножнами. Факелов ловко опоясался иту же кнему подошел Гвоздь ипротянул новенький клинок. Роман сдовольной улыбкой принял палаш длиной чуть меньше метра. Заточенное содной стороны лезвие переходило вширокую коробчатую гарду словушками для вражеских клинков. Палаш был тяжелее привычного кинжала, но вруке сидел превосходно.
        Факелов искренне обрадовался подарку ине поскупился на благодарности. Юрий хлопнул владоши, инарод, словно только иждал этого «стартового выстрела», принялся за еду. Волшебным образом на столе появились две литровые бутыли стравяной настойкой. Всем желающим наполнили кружки, ажениха никто ине спрашивал.
        Роман взял стакан ипоморщился. От настойки разило, как от дешевого портвейна, годного лишь для покраски забора. Факелов сделал глоток иотставил кружку подальше.
        Вокруг теснились жующие люди. Кто-то трапезничал степенно, акто-то жрал втри горла. Вторых явно было больше. Складывалось впечатление, что люди едят только на праздники, потому они слихвой утоляли накопившийся голод истарались набить брюхо до следующего пира. Скаждой минутой становилось шумнее. Те, кто наелся, переключался на разговоры. Через час, разгоряченный весельем, обильной едой инастойкой, народ высыпал на улицу.
        Пламя понемногу разрасталось, подминая под себя ветви ивычерчивая свободный от снега круг. Женщины свизгом, мужики со смехом начали прыгать через костер. Подошла очередь Романа. Сзади хлопнули по плечу, Факелов разбежался, прыгнул, закрыл глаза… на мгновенье теплая волна окутала сног до головы. Ивту же секунду мерзлая земля ударила вподошвы. Роман по инерции пробежал пару метров истал еще одним звеном разрастающегося круга.
        Когда весь люд очистил дух прыжками через костер, пришло время хоровода. Народ, от пятилетних детей до дряхлых стариков, закружил вокруг костра. Арсений затянул песню «О славной жизни земледельца», ивсе свосторгом подхватили. Роман слов не знал, потому просто улыбался, глядя на Настю, кружившую на другой стороне живого кольца.
        Один из бородачей вошел внутрь круга идостал деревянную дудочку. Над деревней понеслась протяжная переливчатая мелодия. Люди замедлили шаг ихором затянули: «Зимою холодна-а-а, но вольн-а-а. Поля нас жду-у-ут, но не зову-у-ут».
        Спев еще десяток печальных ивеселых, медленных ибыстрых песен, народ снова побрел визбу. Еда остыла, но после плясок на морозе, аппетит разыгрался еще сильнее. Когда последние крошки были сметены со стола, люди еще раз поздравили молодоженов иначали расходиться по домам.
        Хозяева столов истульев забрали мебель, амать Насти сподругой быстро убрались визбе. Азатем ушли исами. Роман запер дверь на засов, прикрыл ставни. Изба погрузилась во мрак. Лишь тонкие полоски света, пробивающиеся между ставен, выхватывали отдельные предметы из тьмы.
        Факелов подошел кдевушке иобнял ее. Потом они встретились губами. После продолжительного поцелуя ипары ласковых слов, Роман начал раздевать Настю. Но перед глазами стоял образ княжны. Факелов попытался прогнать его, как наваждение, но тут же осознал, что хотел бы оказаться рядом скняжной всотню раз сильнее.
        Роман иНастя легли на пахнущую перьями исвежим деревом кровать. Девушка слегка дрожала, тем самым еще сильнее напоминая Факелову княжну. Роман залез на супругу, одной рукой он оперся на кровать, адругую положил на круглую, слегка придавленную под собственным весом грудь.
        -Расслабься, Настена,- посоветовал Факелов.
        Романом овладело сладострастное возбуждение. Когда Факелов был вгорнице княжны, ощущения заглушались страхом, напряжением ибезответностью. Сейчас Роман отдался страсти без оглядки.
        Настя тихонько вскрикнула, попыталась оттолкнуть мужа, но тут же обмякла. Через пару минут она начала отвечать на ласки, неумело стараясь двигаться втакт.
        Через четверть часа Факелов простонал иповалился на спину рядом сНастей. Грудь его часто вздымалась. Настя поцеловала его вщеку иположила голову на плечо. Уставшая иразбитая она почти сразу уснула.

«-После такого еще больше хочется стать человеком»,- сказал Чет, когда Роман немного отдышался.

«-Плотские радости хороши, но мимолетны,- проговорил Факелов.- Потому лучше стать богом как можно скорее».

«-Не-е, явряд ли решусь повторить твой путь. Покуролесить бы годков тридцать-сорок, да на покой».

«-Аяуяснил, что будь уменя хоть праздная, хоть правильная однообразная жизнь, она мне все равно быстро надоест,- пожаловался Роман.- Понял еще до того, как попробовал».

«-Тяжело вам,- усмехнулся ворон,- не таким как все».

«-Точно. Это парадокс жизни. Умные завидуют беспечности илегким радостям дураков, но при этом презирают их».

«-Идень ото дня отдаляются от них ипростых человеческих радостей»,- добавил Чет.

«-Потому что обратно дороги нет. Единственный счастливый путь для умных инеравнодушных- это постоянное совершенствование себя иокружающих».

«-Иты сразу занялся приобретением инструмента,- заметил Чет.- Для воздействия на других».

«-Ты сегодня догадлив,- суважением сказал Факелов.- Долгое молчание идет тебе на пользу».
        Ворон пропустил замечание мимо бестелесных ушей, ис подозрением сказал:

«-Из твоих слов получается, что ядурак? Раз яхочу покуролесить».

«-Да нет. Умные порой прожигают жизнь сильнее простых гуляк. Только настоящей радости это не приносит. На следующий же день вдуше уних еще больше пустоты иодиночества».

«-Надеюсь, ябуду исключением»,- растеряв хорошее настроение, буднично произнес Чет.
        Роман скривил губы, но ничего не ответил. Через полчаса он начал гладить ицеловать Настю. Девушка что-то пробормотала во сне изаулыбалась. Через минуту Настя все-таки распахнула большие черные глаза испросила:
        -Уже утро?
        -Ночь только началась,- прошептал Роман иприжал девушку ксебе.

* * *
        Три дня, вбуквальном смысле, Факелов почти не слазил сНасти. Когда они оставались вдвоем втемноте, Роман, хотел он того или нет, представлял рядом ссобой княжну. Настя светилась счастьем, да иРоман был доволен жизнью. Только чем больше он получал удовольствия, тем сильнее на него давил груз предстоящего испытания.

«Как же это страшно,- порой думал Роман.- Привязаться клюдям, но вугоду собственным целям творить для них зло. Беспристрастию это испытание меня точно научит. Аведь беспристрастие тоже одна из Срединных сил. Кдобру или злу ее не отнесешь».
        В четвертую ночь, стоило Насте уснуть, Роман вышел из дома. Вдеревне не горело ни единого огонька. Спал даже плотник. Землю освещала половинка луны игорстка самых ярких звезд.
        Расшатанный замок амбара открылся мгновенно. Роман стащил верхний мешок ивзвалил его на плечо. Прикрыв дверь, Факелов побрел кизгороди. После трех бурных ночей мешок казался внесколько раз тяжелее.
        Стояла абсолютная тишина. Роман, оглядываясь через каждые три шага, наконец-то покинул деревню. Новая телогрейка оказалась настолько хороша, что сношей на плече Факелов пропотел насквозь через сотню шагов. Зато сапоги больше не болтались, словно валенки на босу ногу. Палаш тоже тянул вниз, но выходить без оружия Роман не рисковал. Мало ли какая оголодавшая тварь может бродить ночью.
        На полпути Факелов остановился ибросил мешок на снег. Усевшись сверху, Роман сминуту восстанавливал дыхание.

«-Тяжелая утебя работа»,- скептически сказал ворон.

«-Тяжелее всех»,- поднимаясь, согласился Роман.

«-Будь Хедрик рядом- не творил бы ты таких ужасов».

«-УХедрика свое задание. Еще неизвестно, кто из нас хуже делает»,- зло ответил Факелов. Попреканье благородством друга его давно достало. Особенно от корыстного ворона.
        До болота дошли вмолчании. Несмотря на царивший вокруг мороз, над оврагом клубился пар. Роман сбросил мешок вчерное чрево ибыстрым шагом двинулся назад.
        Следующие два часа Факелов таскал зерно почти без остановок. Еще полдесятка мешков оказалось вовраге. От Романа шел пар не хуже, чем от болотной воды. Рубашку ипортянки можно было выжимать.
        Отдохнув четверть часа, Факелов вернулся на маршрут: амбар- болото, болото- амбар. Украв еще пять мешков, Роман закрыл амбар ипошел спать.

* * *
        Через две недели амбар опустел наполовину.
        Роман проснулся около обеда и, набросив телогрейку, вышел на улицу за одеждой. Рубашка иштаны от мороза стали холодными итвердыми. Факелов, ежась от холода, натянул одежду.
        Посреди стола лежала буханка хлеба, ивозвышался кувшин яблочного компота. Насти дома не было. Печь хлеб она решила там, где привыкла- визбе уматери. Факелов радовался, что унего осталось подобное прикрытие. Если кто-то увидит его смешком, то подумают, что Роман несет зерно впекарню. Акуда еще? Вокруг десятки километров безлюдной заснеженной равнины.
        Поев, Роман взял ведра инаправился кколодцу. Вэто время очереди не было. Факелов помахал рукой всем, кто лениво пялился из окна, иначал крутить лебедку. На улицу вышла Настя и, увидев мужа, произнесла:
        -Проснулся, родной!
        -Спасибо за завтрак,- улыбнулся Роман. Внутри все сжалось. Факелов привязался кдевушке, аона души внем не чаяла. Настя готовила ему завтрак, обед, ужин, делила постель, аон планомерно, день за днем лишал ее дальнейшей жизни.
        -Что стобой?- обеспокоенно спросила Настя.
        Факелов встрепенулся иснова заулыбался:
        -Все хорошо, задумался.
        Молодожены зашли визбу. Послушав пересказ утренней болтовни жены сматерью иподругой, Роман отправился на задний двор упражняться.
        Факелов понимал, что для изысканного фехтования палаш мало приспособлен, но научиться рубить иколоть со всех ракурсов тоже нелегко. Чтобы хорошо владеть оружием, надо его чувствовать, словно оно продолжение руки. Да иволю нужно закалять, мало ли сколько придется рубиться. Апалаш оружие не из легких.
        Вкопанное вмерзлую землю бревно задрожало под ударами. Немного разогревшись, Роман сбросил телогрейку. Факелов прыгал во все стороны, нагибался ивыгибался, рубил сверху исбоку, колол снизу ипрямо. Утоптав снег до льда, Роман вставил палаш вножны ивернулся визбу.
        Настя дремала, по-детски подложив ладошки под щеку. Роман беззастенчиво растолкал ее, рассудив, что она должна спать ночью.
        -Сам до обеда спишь, аменя будишь,- жалобно проговорила Настя.- Яже срассвета пашу.
        -Мне плохо без тебя,- оправдался Роман, обнимая жену.
        -Давай поспим вместе.
        Факелов хмыкнул ипокачал головой. Настя приподняла брови. Вместо ответа Роман начал ее раздевать.

* * *
        Дождавшись полуночи, Факелов вновь вышел на улицу. За время странствий по Скрытому миру он оброс мышцами, потеряв подростковую угловатость. Нездоровая бледность давно сошла, азатуманенный взгляд стал цепким идружелюбным- ведь никто не знает, что он лицемерит. Черные волосы, схваченные тряпичным ободом, почти доставали до плеч. Кожа на ладонях, от постоянной работы иупражнений, превратилась водну сплошную мозоль. Вдвижениях появилась уверенность, которую Роман сразу заметил уХедрика.
        С неба падали редкие хлопья. Под ногами однообразно хрустел снег. Роман таскал мешок за мешком, как во сне, стараясь не думать опоследствиях столь масштабной кражи. Болото, пережравшее зерна, уже не справлялось сновыми порциями. Торчащие из воды мешки проседали медленно, оставаясь на поверхности по несколько часов. Факелов не видел, чтобы кто-то выходит за пределы деревни, потому не переживал по этому поводу. Ачерез пару недель он уйдет отсюда навсегда.
        Снегопад слегка усилился. Факелов нес третий мешок за ночь. Когда он отошел от деревни метров на двести, сзади послышался усиливающийся скаждой секундой хруст, словно кто-то бежал. Роман скинул мешок ивыхватил палаш.

«-Заметили»,- испуганно пролепетал Чет.
        Из темноты иснежной пелены выскочил плотник стопором наперевес.
        -И куда ты?!- яростно прошипел он.
        Объяснять что-то было глупо, потому Роман без звука бросился на противника. Слегка опешивший плотник едва успел отпрыгнуть. Телогрейка, снег итемнота замедляли движения. Факелов ударил еще раз, лезвие вошло вобух. Плотник дернул оружие на себя, но Роман успел вытащить палаш из дерева. Металл задел металл- послышался скрежет. Плотник сбольшого размаха ударил сбоку. Факелов боялся, что вдеревне могут услышать звон металла, потому даже не пытался парировать, аотпрыгивал назад.
        Плотник не смог сразу же вернуть тяжелый топор впрямое положение икакую-то долю секунды двигался вслед за ним по инерции. Роман, отскочив на одну ногу, тут же снее прыгнул вперед. Факелов успел, словно мушкетер шпагой, уколоть плотника вбедро. Финт рискованный, но действенный. Острие палаша легко прорвало штаны, ивобразовавшую прореху стала видна побежавшая вниз струйка крови.
        Плотник рыкнул от боли ивыкрикнул:
        -Куда ты падла тащишь?!
        Внутри уРомана все замерло. Он представил, как на крик плотника сбегается вся деревня, разъяренные бородачи жаждут его крови, как он набегу раздевается ипревращается вворона, иначало испытания летит кчертям.
        На среднем пальце, как ошалелое, пульсировало кольцо. То ли готовилось дать отпор, то ли напитывалось энергией боя. Роман сделал выпад итут же отпрыгнул, надеясь поймать врага на противоходе.
        Плотник, не искушенный вбою, рубанул сверху. Факелов отклонился всторону ивэтот раз достал острием левое плечо. Рука плотника дернулась от болезненной судороги, ион начал пятиться. Ярость вглазах сменилась страхом ибеспокойством. На месте укола телогрейка быстро намокала- рана оказалась глубокой. Факелов рубанул снебольшого размаха, метясь вбольную руку противника. Плотник отбил палаш всторону ипо примеру Романа тыкнул топором вперед. Факелов почувствовал ощутимый толчок вгрудь, иотшатнулся назад. Приободренный плотник перешел ватаку. Размахивая из стороны всторону топором, он маленькими шагами двинулся на Факелова.

«Вовремя мне подарили палаш,- промелькнуло вголове уРомана.- Будь уменя кинжал или топор для рубки дров, недолго бы япростоял».
        Ручка топора была вдва раза короче клинка. Факелов держал палаш вертикально имедленно отходил назад, изобразив на лице смятение. Плотник впервые за бой победно оскалился. Видимо, он решил, что выбрал правильную тактику итеперь вору несдобровать.

«-Таким маханием только собак отгонять»,- вставил успокоившийся Чет.
        Роман выпрямил палаш иопустил его на руки плотника. Тот выронил топор и, задыхаясь от боли, сужасом посмотрел на отрубленный большой палец. Факелов шагнул кпротивнику ис силой уколол вгрудь. Прорывая куртку икожу, задевая ребра иартерии, лезвие вошло всердце. Плотник умер мгновенно, атело еще несколько секунд конвульсивно дергалось.
        Факелов тяжело вздохнул ипосмотрел всторону деревни. Ночь вернула себе права на тишину.

«-Не сиделось ему дома,- пробормотал ворон.- Аты молодец, не струсил».

«-Теперь следы всю ночь заметать,- зло сказал Роман идобавил саркастически:- Пропажу плотника вряд ли не заметят!»

«-Еще осторожней будешь»,- заключил Чет.

«-Ох, как бы не закончился мой Путь вэтой дыре»

«-Может, стоит улететь прямо сейчас?»- забеспокоился Чет.

«-Переживаешь за свою астральную задницу?»- усмехнулся Роман ивытер лезвие отруп.
        Улыбка вышла вымученная. На душе было мерзко, ав груди пусто. Адреналин уходил, снимая со случившегося защитную пелену возбуждения.
        Вставив палаш вножны, Факелов засунул топор под одежду плотника. Затем взял его за запястья ипотащил прочь от поселения. Хотя на морозе раны быстро запеклись, снег был покрыт кровавыми брызгами. Плотник был вдва раза тяжелее мешка, потому Роман даже не пытался его поднять. Оставляя за собой широкую борозду, словно пахарь сплугом, Факелов медленно брел коврагу.
        Не дойдя до болота десятка шагов, Роман оставил труп. Затем он обошел овраг кругом, выбирая место для захоронения плотника. Факелов хотел, чтобы тело утонуло сразу, но забросить труп всередину не было никакой возможности. Апо всему периметру болото набито зерном, которое медленно-медленно сползало кцентру.
        Роман выбрал место, где как казалось, он меньше всего скидывал мешки. Факелов положил плотника на край оврага исел позади тела. Уперев согнутые ноги вбок ибедро трупа, Роман ссилой их распрямил. Плотник сделал оборот иупал лицом вверх. Факелов выругался. Плотник лежал на спине, словно пловец, решивший немного передохнуть. Ноги скрывала вода, алицо иразрезанная грудь поднимались над поверхностью.

«-Не хочет он туда»,- сказал Чет.
        Роман махнул на труп рукой ипошел за мешком.

«-Правильно говорят, что герои это обычно дураки ипростаки»,- начал философствовать ворон.

«-Это ты кчему?»- подозрительно спросил Факелов.

«-Вот плотник, зачем полез? Мог созвать полдеревни икранты тебе. Ан нет, героем-избавителем захотел стать».
        Роман усмехнулся.

«-Так он же вмою Настю влюблен. Яунего надежду ирадость забрал. Атут такой повод отомстить».
        Вспомнив про Настю, про то, что ее скоро придется покинуть, Факелов вмиг погрустнел ипотерял всякое желание разговаривать.

«-Яиговорю- дурак».

«-Теперь труп»,- мрачно уточнил Роман.
        Через четверть часа Факелов скинул мешок на тело, боясь, что оно не утонет даже стопором ивтяжелой одежде. Лицо плотника по-прежнему торчало из воды. Роман вбессилии плюнул вболото ипошел спиной вперед, заметая следы.
        До места потасовки Роман добрался минут через сорок. Во время боя они вытоптали небольшую площадку, иФакелов сособой тщательностью приводил ее впервозданный вид. Вглядываясь до рези вглазах, он выискивал следы крови. Найдя пятно, он комкал его вснежок изакапывал под белый ледяной ковер.
        Спустя час, промокнув ипродрогнув, Роман вернулся домой. Положив одежду на печку, он скользнул под одеяло кмирно посапывающей Насте.
        Роман не мог уснуть, боясь, что он плохо заметал следы. Что земледельцы дойдут до болота иувидят труп изерно. Прошло несколько часов, аФакелов все ворочался сбоку на бок. Тяжелые мысли одолевали. Если обнаружат пропажу зерна, то испытание пойдет прахом. Неизвестность ибессилие сводили сума…
        Перед рассветом повалил густой снег, занялась метель. Даже за закрытыми ставнями, Факелов услышал ее завывания. Роман мысленно поблагодарил Наставника имгновенно уснул.
        Глава двадцать восьмая
        Переполох начался после обеда, когда Гвоздь зашел кплотнику за новой табуреткой. Кузнец подождал полчаса иначал выспрашивать люд омастере. Через час уже вся деревня спросила друг удруга, не видел ли кто плотника. Вответ все только пожимали плечами икачали головой. Вскоре слух дошел идо старост, которые вынесли вердикт: плотник пропал.
        По деревне пошел пугливый шепот, десятки предположений иверсий, одна страшнее другой, посыпались на всех, кто готов был слушать.
        Старосты снарядили четыре отряда по трое мужиков инаказали идти вразные стороны. Роман оказался вгруппе сАрсением иГвоздем. Их отправили на север.

«-Как думаешь, мы найдем?»- скептически поинтересовался Роман.

«-Надо было не трогать труп».

«-Что?!- изумился Факелов.- Чтобы каждую ночь дежурило по пять дозорных?!»

«-Атак?»- опешил Чет.

«-Атак подумают, что он просто ушел. Он ведь тоже чужак, хоть идолго здесь».

«-Ты об этом думал?»- удивился ворон.

«-Умные люди- те, кто сразу принимает единственно правильное решение».

«-Это удачливые»,- не согласился Чет.

«-Чужой успех всегда выглядит как удача,- произнес Роман,- особенно для тех, кто сам ничего не делает».
        За ночь белый ковер увеличился сантиметров на пятнадцать. Переливающийся влучах солнца тысячами цветов снег теперь достигал колена. Роман мысленно усмехнулся, вспомнив, как вчера закапывал окровавленные снежки.
        -Прихожу я, значит, кнему, стучусь,- начал рассказывать Гвоздь, когда они вышли за околицу,- аон не открывает. Ясходил на двор посмотрел- нету. Еще раз постучал- тишина. Сел на крыльцо ижду. Когда уж совсем околел, стал прохожих расспрашивать оплотнике, да все вответ лишь руками разводили.
        -Я думаю, он насовсем ушел,- сказал Арсений, погладив бороду.- Астаросты говорят, что он побродить вышел, да заблудился из-за метели.
        -Тогда он, поди, замерз уже,- грустно заметил Гвоздь.- Интересно, табуретку-то он хоть сделал?
        -Если он ушел, то скорее всего из-за меня,- вставил Роман.
        -Из-за Насти,- поправил Арсений.
        Факелов кивнул.
        -Не понял,- соединив брови на переносице, сказал кузнец.
        -На то ты иГвоздь,- засмеялся Арсений.- Любил плотник Настю, атут Ромка пришел изахомутал ее.
        -А уходить-то зачем?- потряс головой кузнец иподнял брови чуть ли не до середины лба.
        -Видимо, неприятно ему было на нас смотреть,- со вздохом объяснил Факелов.
        Кузнец почесал заднюю часть меховой шапки ивысказался:
        -По-бабьи как-то.
        Арсений усмехнулся идальше пошел молча.
        -Это значит он живой?- спустя минуту спросил Гвоздь.
        -А что сним станет?- пожал плечами Арсений.- Думаю, зря снег месим.
        -Да все равно делать нечего,- махнул рукой кузнец,- атут хоть прогуляемся.
        Идти было тяжело. После каждого шага приходилось высоко поднимать ногу, чтобы вмять очередную порцию снега. Факелов вспомнил, что на физкультуре, втакой далекой итеперь нереальной школе, делали похожее упражнение: «бег свысоким подниманием бедра». Только там все происходило быстро ина паркете, атут…
        Отдалившись на километр от деревни, Арсений остановился.
        -Полсотни шагов влево,- сказал он,- иобратно вдеревню.
        -Да-а, так мы ничего не найдем,- посетовал Гвоздь.
        -Так иискать нечего,- произнес Арсений.- Плотник ушел, следы замело.
        -Он тебе сам рассказал? Ипопросил не трепать?- словно получив озарение свыше, спросил кузнец ис прищуром посмотрел на Арсения.
        Бородач безнадежно махнул рукой на Гвоздя. Потом все-таки пояснил:
        -Сам догадался.
        Они вернулись вдеревню почти одновременно состальными тремя группами. Мысли отом, что плотник ушел из-за Насти иРомана посетили не одного Арсения. Сойдясь на этой версии, народ немного успокоился. Из-за метели не удалось даже узнать, вкакую сторону он ушел.
        Кто-то недоверчиво пожимал плечами, кто-то махнул рукой, мол, ну ихрен сним, акто-то сетовал, что их покинул такой мастер.
        После многих часов напряжения, Роман наконец расслабился. Вялость волной хлынула вистерзанные работой ихолодом мышцы, голова потяжелела так, что Факелов сгорбился. Попрощавшись сАрсением иГвоздем, Роман зашел визбу. Сняв лишь телогрейку, Факелов свалился на кровать. Через полминуты вдом влетела Настя и, обеспокоенно глядя на мужа, спросила:
        -Что стобой, родной?
        -Устал. Да иразговоры мучают, что он из-за нас стобой ушел. Будто явиноват.
        Настя села на край кровати ивзяла Романа за руку.
        -Не обращай внимания. Плотник сам же ивиноват. Алюди посудачат да забудут. Так всегда бывает,- мудро поведала девушка.
        -Мог бы ипопрощаться,- зевая, сказал Факелов.
        -Его начали бы уговаривать остаться, аэто нужно тем, кто ине собирался уходить.
        -Ты права,- вздохнул Роман.- Я, пожалуй, отдохну немного.
        -Конечно, ая пойду послушаю, что народ еще говорит,- улыбнулась Настя. Чмокнула мужа вщеку ивышла из дома.

«-Повезло?»- спросил Чет.
        Роман промолчал.

«-Сегодня будешь таскать?»- поинтересовался ворон.

«-Пару дней перерыв. Пусть болото хоть немного переварит кашу смясом».
        Чет каркающе засмеялся.

«-Яспать»,- добавил Факелов изакрыл глаза.

«-Что-то ты часто дрыхнешь»,- подначил Чет.

«-Ты себя, пернатый, вспомни. По двадцать пять часов всутки под крылом сидел. Даже на дозоре спал».

«-Яслово, аты мне пять»,- обиженно сказал ворон.

«-Вот ине хрен вякать».

«-Клюнуть бы тебя втемечко»,- ядовито имечтательно одновременно выговорил Чет.

«-Да хоть взадницу»,- сквозь сон ответил Роман.

* * *
        Раздался непонятный грохот иФакелов проснулся.
        -Извини,- сказала Настя, поднимая упавший котелок,- ятут стряпаю.
        -Ничего,- зевнул Роман исел на кровати.
        Рубашка пропотела ипротивно прилипла кспине. Роман снял ее через голову ибросил на грядушку кровати.
        -Постирать?- спросила Настя.
        -Я сам,- покачал головой Факелов. Взял рубашку ипобрел всени, где стояло корыто иведра сводой.
        Мающийся днем от безделья Роман коротал время спалашом на заднем дворе ивпостели сНастей. Сейчас, когда иночью не нужно работать, он решил браться даже за пустяковые дела. Хоть полчаса да убьет.
        Казалось, что холоднее уже не может быть, но мороз скаждым днем крепчал, аснег ложился все более толстым ковром. Едва не отморозив уши, Роман получил уАрсения толстую меховую шапку. Когда он надевал ее иподнимал воротник телогрейки, оставались видны только глаза ипереносица. Единственное, что напрягало Факелова: слух вшапке сильно притуплялся.
        На третью ночь Роман вышел сшапкой вруках. Прислушавшись кабсолютной тишине, он нахлобучил ее на голову идвинулся камбару. Несмотря на то, что его недавно засекли, чувствовал он себя спокойнее. Ведь брезжащий чуть ли не до утра огонек вокне плотника больше не давил на нервы.
        Факелов взвалил мешок ибыстро пошел кизгороди.

«-Может пора по два мешка брать?»- спросил Чет.

«-Может пора заткнуться?»- втон ему спросил Роман.

«-Ятолько клюв открыл!»

«-Всамый неудачный момент».
        Факелов шел, оставляя глубокие снежные впадины. «Такие следы вряд ли удастся замести,- подумал Роман.- Хорошо, что никому не надо за пределы деревни».
        Легкий пар по-прежнему поднимался над оврагом. Только воды стало немного больше. Факелов сбросил мешок, ион стихим всплеском скрылся вболотной пучине. Роман улыбнулся, отметив, как быстро исчезло зерно.

«-Прочистило кишки»,- заметил ворон.
        Факелов кивнул илегким бегом двинулся кпоселению. Снег сильно мешал, аРоман хотел как можно скорее закончить сиспытанием. Привязанность кНасте росла скаждым днем, иее надо было заглушить усталостью ицелеустремленностью.
        За две ночи Факелов скормил болоту три десятка мешков, асам похудел на пару килограмм. Следующим вечером запульсировало кольцо, холодный медальон потеплел. Обычно так бывало перед опасностью, иРоман решил переждать эту ночь. Вдушу закрались сомнения, вдруг кольцо имедальон предупреждают отом, что болото сзерном будет найдено? Или кто-то зайдет вамбар? Отбросив эти мысли, Факелов стал покорно ждать сна.
        Тихо иглубоко дышала Настя, закинув руку Роману на грудь. «А ведь она готова ктому, что так будет всю жизнь. Уменя мужские дела, унее- женские. Потом появятся дети, она будет сними возиться, ия должен буду их чему-то учить,- размышлял Факелов.- Иона счастлива. Даже если за всю жизнь ничего не изменится- она будет довольна. Такие, как она, наоборот, только ихотят, чтобы ничего не тревожило, атекло «как всегда». Аясдетства болен синдромом гения: хотел увидеть необычное, уйти от ограничивающей системы, изменить себя илюдей. Хотя должен был, по сценарию родителей, получить высшее образование инайти «хорошую работу». Всмысле высокооплачиваемую, ане действительно хорошую. Потом завести семью, воспитать детей иумереть. Смог бы ятак? Конечно, смог бы. Ибыл бы рад такой жизни. Если бы ни незримые, но невероятно жесткие рамки. Быть как все. Ходить так, говорить этак, хотеть того-то, ижить для этого. Потому что так принято. Нужно уметь выходить за рамки, быть сильнее безликой машины общественного пресса. Тогда будешь счастлив где угодно. Исвоим поведением ирадостью сможешь менять людей влучшую сторону…»

«-Сегодня не пойдешь?»- отвлек от мыслей Чет.

«-Нет. Кольцо имедальон неспокойны, не хочу рисковать».

«-Исейчас?»

«-Объясняю на пальцах,- раздраженно сказал Факелов.- Если тебе сказали куда-то не ходить, то это не значит, что туда нельзя идти только во время разговора!»

«-Ачерез день можно?»- иронично спросил ворон.

«-Апотом деваться некуда- надо».
        Чет ссомнением хмыкнул, но спорить не стал.

* * *
        Роман, словно грозовая туча на ясном небе, мрачно брел по сверкающему снегу. Впустом амбаре его ждал заранее собранный мешок. Под него он приспособил старую телогрейку, сшив ее края бечевкой. Лямки Факелов сделал из нарезанных на лоскуты рукавов.

«-Доволен?»- спросил Чет.
        Роман не ответил. Все давно было продумано, итеперь он действовал по плану, стараясь как можно меньше размышлять. Ведь очем бы он не подумал, все сводилось кстрашным последствиям его кражи. Роман как наяву видел рыдающую Настю, жмущуюся кматери, кучку молчаливых бородачей ивмиг состарившихся еще на век Юрия иВладимира.

«-Страшно даже думать, что ясделал подобное»,- признался Факелов впорыве слабости.

«-Зиму-то они проживут кое-как. Охота, скотинка какая-никакая есть. Правда, ты им даже на посев зерна не оставил…»

«-Куры без зерна тоже долго не протянут,- меланхолично, сбесконечной тоской сказал Роман.- Придется всех рубить».

«-Да-а,- протянул Чет,- ты будешь богом темной стороны Срединных сил».
        Факелов встрепенулся, словно ему дали пощечину.

«-Ничего ты не понимаешь. Смерти илишения отдельных людей- необходимы! Ияне хочу им зла!- прошипел Роман.- Когда стану богом- все искуплю! Может расчет на то иесть! Будущий бог, будучи человеком, страшно иумышленно грешит, апотом, втечение бесконечной вечности, пытается загладить вину!»

«-Может ты иправ»,- легко согласился Чет.
        Факелов поник, сгорбился и, не говоря ни слова, зашел вамбар.
        Мешок вышел тяжелым. Три курицы, пять буханок хлеба, кремневые камни ипара килограмм угля для растопки. Одну из украденных фляжек Роман заткнул за пояс, чтобы вода не замерзла. Авторую, пустую, оставил вимпровизированном рюкзаке. Вэтот раз он догадался взять ссобой котелок иверевку.
        Ночь только-только перевалила за полночь. Едва заметный ветерок лениво подхватывал редкие крупные хлопья. Половинка возрастающей луны ярко отражалась взастелившем землю снеге.
        Роман влез влямки мешка изакрыл амбар. Деревня спала, даже не представляя, какую змею она пригрела.
        Факелов перешагнул через почти полностью скрывшуюся под снегом изгородь. Затем бросил последний взгляд на избу, ставшую самым родным местом вжизни, и, не оглядываясь, двинулся на юг. Километров через двадцать, насколько он помнил из карты, тянулась обширная роща.
        Снег однообразно хрустел под ногами. Роман старался идти как можно быстрее, но стем расчетом, чтобы не останавливаться до самой рощи.

«-Все?»- спросил Чет.
        Факелов пожал плечами, но вышло плохо- мешок ителогрейка тянули вниз.

«-Лучше уйти подальше. Опустевший амбар они обнаружат не сразу, авот за Настю могут ибашку снести. Из-за меня еще иплотник ушел, по их представлениям».

«-Ага,- хмыкнул ворон,- ине вернется».
        Роман вспомнил перекошенное лицо плотника иуныло кивнул.

«-Хорошо пожили»,- снова завел разговор Чет.
        Факелов, отгоняющий мысли опоселении, едко произнес:

«-Можно было остаться. Но жить свороной вголове- выше моихсил!»
        Ворон громко щелкнул клювом- вастральном теле его замашки не поменялись. Роман поморщился, словно унего под ухом взорвали воздушный шарик.
        Каждодневная ходьба ссорокакилограммовыми мешками ипалашом по глубокому снегу сделали Факелова еще сильнее ивыносливей. Нагрузи его так, когда он только попал вСкрытый мир- пришлось бы делать привалы каждые полчаса. Асейчас Роман бодро месил снег, ик земле его прижимал не тяжелый мешок, агруз совершенных деяний. «Интересно, беременна ли княжна?»- подумал Факелов. Итут же пришла другая мысль: «А вот Настя наверняка беременна».
        Роман тяжело вздохнул. Насте он жизнь загубил, да ина ребенка будут смотреть как на дьявольское отродье. «Когда стану богом- всем все объясню. Ипомогу им»,- вочередной раз успокоил себя этой мыслью Факелов.
        Обглоданная луна застыла точно на юге, высвечивая для Романа серебристую дорожку. Снегопад закончился. На безжизненную землю опустился штиль.

«-Не погонятся они за тобой,- уверенно сказал Чет.- Настя же их иуговорит сидеть дома».

«-Да-а, она добрая,- согласился Роман.- Другая такой бы крик подняла… апотом бы сама иказнила».

«-Есть за что»,- мстительно проговорил ворон.
        Факелов развел руками, мол, яине отрицаю.
        Темное пятно рощи показалось за пару часов до рассвета. Роман соблегченьем вздохнул. Теперь можно будет пожарить мясо, погреться инемного вздремнуть. Да ибородачи вряд ли заберутся так далеко. Единственное, что беспокоило Факелова- это медальон. Хотя Роман сам решил, что испытание будет выполнено, только когда он безнаказанно покинет место кражи.
        Факелов ускорил шаг ичерез четверть часа зашел под сень голых замерзших веток. Деревья стояли редко, иРоман углубился врощу на полсотни метров. Сбросив мешок, он достал палаш иначал рубить ветки. Клинок хорошо справлялся сролью топора. Нарубив дров для прокорма жаркого трехчасового огня, Факелов принялся складывать костер.
        Роман расчистил площадку три на два шага иналомал мелких веток, делая подстилку для угля. Затем снял перчатки иполез врюкзак. Высыпав на основу костра горсть угля, Роман начал складывать над ней шалашик. Вскоре вдело пошел кремень- посыпались искры. Казалось, что уголь впитывает их всебя, словно губка воду. Когда искры попадали на ветки, раздавалось едва слышное шипение, ивверх поднимались тонкие струйки пара.
        Огонь занимался неохотно, многие язычки пламени гасли. Руки вмиг замерзли, Роман надел перчатки ипродолжил стучать камень окамень.
        Одновременно вспыхнул огонь ираскалился медальон. Роман отпрянул от пламени иподнял глаза. По другую сторону костра стоял Наставник. Медальон вновь стал холодным. «Испытание выполнено»,- мелькнуло вголове.
        -Даже яудивлен твоим замахом,- гулко произнес Наставник.- Боюсь представить, что ты чувствуешь.
        Роман поклонился ивзглянул впару желтых глаз, каждый из которых разрезали два горизонтальных зрачка. На душе стало чуть легче. Среди снега ибезжизненных серых деревьев, искрящийся изумрудный плащ Наставника смотрелся нелепо изавораживающе.
        -Справляюсь кое-как,- ответил Роман.
        -Ты талантлив,- похвалил Наставник, хотя гулкий голос не выражал эмоций.- Следующие три испытания: седьмая ишестая заповеди Сатаны, идесятая Бога.
        Роман кивнул, не решаясь что-то сказать.
        -До встречи,- сказал Наставник иисчез.
        На месте, где он стоял, не осталось даже следов. Только ярко горящий костер исотни ринувшихся вголову мыслей напоминали огосте. Вид бога Срединных сил воодушевил Романа. Он посмотрел на медальон- верхние пять ресниц горели красным, четыре из шести внизу оставались тусклыми.

«-Сложно?»- спросил Чет.

«-Погоди»,- прервал Роман, выуживая из памяти текст заповедей.
        Седьмое испытание- седьмая заповедь: «Сатана представляет человека всего лишь еще одним животным, иногда лучшим, чаще же худшим, чем те, кто ходит на четырех лапах; животным, которое вследствие своего «божественного, духовного иинтеллектуального развития» стало самым опасным из животных!»
        Восьмой шаг по Пути- шестая заповедь: «Сатана олицетворяет ответственность для ответственных, вместо участия кдуховным вампирам».
        И девятое испытание- десятая заповедь Бога, который зная, что люди любят искать лазейки во всех законах иправилах, перечислил все, чего нельзя хотеть: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его…». Но вскоре понял, что зависть людей безгранична ивсего не перечислить. Потому вконце заповеди сделал обобщение: «…ничего, что уближнего твоего».

«-Ну изадачка»,- вздохнул Роман, подкидывая вкостер ветку.

«-Ты курицу пожарить не забудь»,- вернул Факелова снебес на землю Чет.

«-Тебе лишь бы пожрать ипоспать»,- бросил Роман.

«-Ты чего злишься? Ты же выполнил испытание. Тебя сам Наставник похвалил».

«-Одно выполнил, три появилось»,- хмыкнул Факелов.

«-Ты же сразу знал, что их одиннадцать…»- снепониманием сказал ворон.

«-Какие-то непонятные испытания остались. Вот восьмое: олицетворение ответственности для ответственных, вместо участия кдуховным вампирам. Это про нас. Ты иесть духовный вампир: корыстный, трусливый ибезответственный. Только это слишком просто».

«-Ядумал, мы помогаем друг другу,- обиженно сказал Чет.- Как друзья».

«-Конечно… это ятак, срасстройства. Вообще не понимаю, что от меня нужно».

«-Времени много- придумаешь».

«-План, конечно, дело важное, но его еще иосуществить потом надо»,- со вздохом сказал Факелов ивытащил из мешка трех подмороженных куриц.
        Глава двадцать девятая
        Роман проснулся от холода, умирающий огонь лениво грыз прогоревшую древесину. Факелов подбросил вкостер пару веток итихонько дунул на него. Столб серо-черного пепла малым вихрем взвился над пламенем. Роман кашлянул иподнялся на ноги.
        С трудом вытащив примерзший палаш, Факелов начал крутить клинком. Через пять минут, размявшись исогревшись, он вставил его обратно вножны. Дальше вход пошли хлеб икурица. Подогрев их над костром, Роман начал быстро, но тщательно жевать завтрак.
        Уже через десять минут Факелов быстро шагал на юг. Петлять почти не приходилось- деревья стояли редко. Аиз-за отсутствия листвы роща просматривалась почти насквозь.

«-Куда теперь?»- поинтересовался Чет.

«-Вгород. Больше испытания выполнить негде».

«-Ты уже что-то придумал?»- слюбопытством спросил ворон.

«-Отчасти. Бывает, что во время сна решения приходят сами,- поделился Факелов.- По крайней мере, после ночи все встало на свои места».

«-Ну и что ты будешь делать?»- без особой надежды спросилЧет.

«-Идти вгород»,- без ужимок поведал Роман.

«-Далеко он?»

«-Дня за три надеюсь дойти. Спать, видимо, придется как тогда вгорах».

«-Только сооруди ночлег так, чтобы мы потом не воняли»,- усмехнулся Чет.

«-Лучше сто раз пропотеть, чем замерзнуть насмерть».
        Роман старался смотреть на деревья. От недосыпа ицарящей вокруг белизны болели глаза. От погони, если она была, Роман ушел точно. Останавливаться он собирался нескоро, аза спиной, кроме деревьев, ничто не нарушало белого однообразия степи.
        Дышать втолстую телогрейку напрягало. Факелов опустил воротник идвинулся чуть быстрее. Свежий ледяной воздух ударил вноздри. Чтобы не отморозить нос ищеки, Роман каждые пять минут прикладывал кним руки.
        Размышления опредстоящих трех испытаниях немного отвлекали от мыслей одеревне. Хотя усталость иапатия, казалось, стали хроническими. Мысли текли вяло, разум отказывался обдумывать новые зверства, даже во имя великой цели. Факелов списывал все на физическое изнеможение, хотя сердцем чуял, что нездорова именно душа.
        Дойдя до конца рощи, Роман сбросил мешок на снег. Снова примерзший палаш нехотя полез из ножен. Факелов подошел ккрайним деревьям иначал рубить толстые ветви. Клены иакации струдом расставались со своей плотью. Когда набралась охапка, Роман на скорую руку обрубил сучья. Затем он обвязал ветки веревкой иприложил охапку кзадней части мешка. Обмотав концами лямки, Роман надел мешок изавязал на груди узел.

«-Впрошлой жизни ты был вьючным животным»,- со смешком заметил Чет.

«-Это предусмотрительность»,- равнодушно поведал Роман.
        Теперь мешок, получивший продолжение ввиде охапки дров, тянул еще иназад. Из-за глубокого снега штаны, от голенища сапог до колен, были мокрые. Роман поправил шапку, подтянул вперед лямки идвинулся дальше на юг.
        Никаких намеков на дорогу не было ивпомине. Ориентироваться приходилось по светящему вглаза солнцу. Иногда Факелов оглядывался назад- на цепочку тянувшихся следов. Если линия оказывалась неровной, Роман аккуратно выправлял путь.
        Когда за спиной скрылась роща, идти стало совсем неуютно. Бескрайнее, равнодушно-холодное белое поле пугало однообразностью ибездеятельностью. Факелов сразу вспомнил себя, когда он только-только оказался вСкрытом мире, среди безграничных просторов зеленой сочной травы. Также себя чувствуют моряки на деревянном судне, когда воткрытом океане царит штиль.

«-Аптицей быстрее»,- сказал Чет, чтобы хоть как-то скрасить монотонный скрип снега.

«-Иприду яснова без штанов иоружия,- втон ему произнес Роман,- ана улице зима. Да ивгород меня просто-напросто не пустят- оставят замерзать. Ведь что сголого взять?»

«-Аможет на воротах добрые люди стоят,- возразил ворон,- помогут».

«-Может,- согласился Факелов,- но так дела не делаются».

«-Тогда сразу вгород залети».

«-Атам меня камнями закидают, как срамного нищего».

«-Ладно,- сдался Чет,- делай, как знаешь».

* * *
        Солнце светило сзапада. Напряжение вногах, пояснице, плечах росло скаждым пройденным шагом. Дыхание начало сбиваться. Вголове гудело, хотелось спать, аеще нужно соорудить ночлег.
        Роман остановился, развязал узел исбросил ношу на снег. Все тело тут же наполнилось сладостной вялостью, организм приготовился котдыху.
        Факелов привычно расчистил площадку иотделил от охапки треть дров. Роман хотел подсушиться, разогреть еду ирастопить снег- вода во фляжке давно закончилась.
        В этот раз угли занялись быстро, икостер заполыхал без помощи Наставника. Когда пламя уже затухало, Роман запил ужин горячей водой инаполнил обе фляжки. Затем Факелов вытащил из вязанки дров полдесятка веток ивставил их вохапку вертикально.
        Раздевшись, Роман положил на дрова мешок, белье иштаны. Затем на фундамент смаленькими сваями надел наполовину расстегнутую телогрейку. Одна из распорок оказалась недалеко от воротника, иотверстию для головы суждено было сыграть роль входа впалатку. Азаодно ивентиляции.
        Придавив края сапогами иножнами, Факелов превратился вворона. Роман полминуты попрыгал вокруг палатки, привыкая кновому телу, иаккуратно залез внее. Улегшись на штаны, он прислонился боком кмешку. Даже сквозь толстую кожу чувствовалось тепло остывающих фляжек.
        Уютный теплый домик ибесконечная усталость мгновенно отправили Романа вобъятия Морфея.

* * *
        Роман еще спал, когда свостока на запад пролегла светящаяся дорожка. На когтистом пальце запульсировало кольцо. Факелов поднял веки, из щели пробивался тонкий нерешительный луч света. Вэтот же миг телогрейка поднялась. Слегка ослепленный Роман струдом узнал осунувшегося, спокрасневшими глазами Арсения.
        -Дьявол!- воскликнул бородач иотпрянул.
        В следующую секунду он опомнился ибросился на Факелова. Роман прыгнул ивзмахнул крыльями, но Арсений успел схватить его за лапы. Факелов клюнул бородача вруку, но тот стерпел притупленную перчаткой боль, иперехватил ворона за шею.
        -Отпусти, иначе погибнет вся деревня,- прохрипел Роман, исловно вподтверждение его слов, кольцо плюнуло вАрсения маленькой шаровой молнией.
        Бородач вужасе разжал руки и, словно мешок набитый ватой, опустился на снег.
        -Не тронь,- пробормотал он,- деревню.

«-Убьешь?»- спросил Чет.

«-Зачем?»- спросил Роман, авслух произнес:
        -Мой приход был испытаньем божьим. Возвращайся искажи об этом старостам. Если все переживете, заживете лучше прежнего. Насте передай, пускай растит ребенка слюбовью, яобязательно навещу иего, иее. Ипусть не держит на меня зла, позже япозабочусь оней.
        Арсений тупо смотрел на вещающего смешка ворона икивал почти после каждого слова. Для него за минуту весь мир перевернулся. Явно не так он представлял встречу сбеглецом.

«-Из-за тебя теперь по всему свету столько баек насочиняют про человека-ворона»,- хмыкнул Чет.

«-Пускай,- равнодушно сказал Роман,- надеюсь, недолго мне осталось им быть».
        -Возвращайся вдеревню,- повторил Факелов.
        Арсений поднялся инетвердой походкой побрел на север. Ссутулившись иопустив голову, бородач послушно уходил прочь, боясь противостоять неведомым силам. Одежда инебольшая сумка запорошились снегом, но шокированный Арсений этого не замечал.

«-Легче стало?»- поинтересовался Чет.

«-Счего бы?- сусталым удивлением спросил Роман.- Это ж все брехня».

«-Аведь догнал,- суважением сказал Чет,- двужильный, небось».
        Факелов замахал крыльями ипо узкой спирали начал набирать высоту. Поднявшись на пару сотен метров, Роман стал планировать вниз.

«-Что-то виднеется, значит, правильно идем»,- сказал он.
        Приземлившись рядом свещами, Факелов превратился вчеловека. Фигура Арсения давно скрылась из виду, иРоман был уверен, что напуганный бородач не вернется. За себя он вряд ли переживает, авот угроза насчет деревни попала всамую точку.
        Факелов быстро оделся, достал кусок мяса ихлеба ипринялся вновь сооружать конструкцию из мешка идров. Наконец завязав на груди узел, он подхватил со снега холодный завтрак. Привычно меся снег ижуя на ходу, Факелов двинулся навстречу городу.

* * *
        Костер доедал последние дровишки иугли. Верхушки городских башен показались еще вечером, потому Роман не стал экономить горючее. Ковер снега скаждым километром худел, иФакелов добрался досюда быстрее, чем ожидал.

«-Будь готов ктому, что тебя порубят прямо на воротах,- обнадежил Чет.- Или сразу втемницу потащат».

«-Учту»,- бросил Факелов, занятый сочинением версии освоем происхождении.
        Слова ворона сбили столку, Роман сразу вспомнил княжну иее черные, похожие на Настины глаза. Да… за одну только княжну его должны казнить каким-нибудь извращенным способом.
        Факелов выругался, прогоняя нахлынувшие образы, ипопытался вернуться кмыслям одальнейших действиях. Полное отсутствие денег усложняло ситуацию. Нужно сразу же искать работу сбесплатной кормежкой. Ато пока заплатят- сголоду сдохнешь.
        Северной частью территорий город не интересовался совсем. Здесь не было ни лесов, ни полей, ни дорог. Автрехметровой северной стене не потрудились сделать даже небольшие ворота. От одного взгляда на мощные фортификации становилось ясно, что город строился долго иосновательно.

«-Аздесь ты бывал?»- спросил Роман.

«-Не доводилось»,- нехотя признался ворон.

«-Ну, хоть умничать не будешь»,- злорадно сказал Факелов.
        Чет возмущенно каркнул игордо промолчал.
        Походный мешок заметно полегчал. Уголь идрова сгорели, аеды осталось на пару дней очень умеренного питания.
        Роман помочился на костер иподхватил самодельный рюкзак. Направившись кгороду, Факелов забрал немного влево, чтобы не упереться вглухую стену. Светло-синее небо было невероятно чистым для зимней поры. Ослепительный диск солнца завис точно над городом. Спасаясь от рези вглазах, Роман шел, приставив ко лбу руку козырьком. На яркий снег смотрел сощурившись.
        С восточной стороны города виднелись постройки. Каждый дом окружало сдесяток сараев. Ахозяйства находились на большом друг от друга расстоянии. Видимо, здесь занимались скотоводством.
        Наконец Роман вышел на утоптанную сапогами икопытами, колесами иполозьями снежную дорогу. Едва заметно извиваясь, она вела квосточным воротам. Вдорогу, словно притоки вширокую речку, впадали узкие тропинки. Чем дальше на юг, тем больше становилось ферм. По одной из тропинок, наперерез Роману, тяжело ступали двое мужиков. Позади них медленно ползли нагруженные сани. Факелов поспешил навстречу кним.
        -Здорово, мужики!- громко сказал он, подойдя поближе.
        -Ну, здорово,- скряхтением ответил один из них. Второй лишь сухо кивнул.
        -Давайте явам помогу,- вызвался Роман.
        -Просто так?- сусмешкой спросил более разговорчивый мужик.
        -Зачем же просто так?- наигранно удивился Факелов.- Яне местный. Пока дойдем до ворот, вы мне про город расскажете.
        -Ну, давай, впрягайся, коли так. Ятебе гуся одного дам.
        -Птицу везете?- догадался Роман.
        -Город большой, людей много, икаждый хочет жрать,- начал фермер.- Ты мотай на ус- это вступление.
        Мужики остановились, ивторой достал привязанную обоими концами ксаням веревку. Всередине кней был пришит широкий кожаный ремень.
        -Хочешь- на плечо закидывай, хочешь- на грудь.
        Роман кивнул ивлез вверевочное кольцо. Приладив ремень поперек груди, он произнес:
        -Я готов.
        -Насчет три трогаем. Раз, два, три…
        Сани сантиметр за сантиметром начали двигаться. Первые секунд пятнадцать Роман не мог продохнуть. Когда сани набрали скорость, идти стало легче.
        -А втроем сподручнее,- бодро произнес фермер.- Ана пригорке вдвоем вообще жилы порвать можно.
        -А поменьше нагрузить нельзя?- снатугой спросил Факелов.
        -Сразу видно, что ты не торговец,- хмыкнул птицевод.- Пошлину-то за сани берут. Так что неважно, сотню гусей ты везешь или три перепелки.
        -А спутниками как? Пускают?
        -Бродяг влохмотьях- нет, нормально одетых- да. Но тебе-то что переживать? Вместе снами войдешь.
        -А как сработой вгороде?
        -Как ивезде,- пожал плечами фермер.- Смотря, что умеешь.

«-Палашом махать, мешки таскать»,- охотно подсказал Чет.
        -Ремеслом не владею, но помощником где угодно могу.
        -Вот изайди ккузнецам иплотникам, гончарам иповарам. Где-нибудь пристроишься,- посоветовал птицевод.- Алучше доски объявлений около трактиров глянь, если читать умеешь. Да исами корчмари много чего знают. Правда, почти всегда за монетку.
        -Спасибо,- сказал Роман.- Сегодня же начну искать.
        В голове крутился вопрос: какая работа поможет впродвижении по Пути? Роман примерял оставшиеся испытания ко всем работам, приходящим на ум. Пока что из всех размышлений Факелов смог сделать одно заключение- все зависит от характера человека, ане от его ремесла. Один может быть духовным вампиром, ау другого может оказаться то, что он захочет «возжелать».
        Стена тянулась ссевера на юг на пару километров. Через каждые метров пятнадцать возвышалась бойница вчеловеческий рост. Зачем строилась такая мощная защита, Роман мог лишь предположить. Хотя сейчас на всей стене он заметил лишь четырех часовых.
        Восточные ворота располагались ближе кюгу, адорога тянулась почти параллельно стене. Но фермеры ине думали срезать угол. Вскоре их дорога впала веще более широкий, сземляными проплешинами тракт. Многолюдный для зимней поры, он вел прямиком кворотам.
        В основном это были такие же фермеры-торговцы: либо везущие на продажу мясо, либо возвращающиеся домой спокупками. Хотя попадались истранники, закутанные втеплые плащи, сгромоздящимися за плечами мешками.
        На воротах стояло двое стражей, еще четверо виднелись через окно прилегавшей кстене коморки. За пределами поселения она смотрелась глупо иодиноко, но, видимо, для обители стражников не нашлось места вгороде.
        Неразговорчивый птицевод показал воину пять серебряников. Когда страж кивнул, он сбросил их вбольшой деревянный ящик. Роман ифермеры струдом двинулись дальше. Здесь проплешин стало больше, чем снега, иполозья спронзительным скрежетанием тормозились окамень.
        -Помоги до площади дотянуть, ато мы тут ивстанем,- попросил фермер прерывающимся голосом.- Двух гусей дам.
        -Одного хватит,- скряхтением ответил Роман.- Только дайте пару монеток. Вдруг иправда придется скаким-нибудь корчмарем разговаривать.
        -А ты что, совсем пустой?- удивился птицевод.- Свиду не скажешь.
        -Да яиз деревни, где деньги не входу,- объяснил Факелов.- Натуральное хозяйство называется.
        -Заливаешь,- несмотря на напряжение, засмеялся фермер.- Не может быть вмире места, где есть люди, но деньги не входу.
        -Сам удивляюсь,- скривив губы, сказал Роман.
        -Ладно, дадим. Гусь все равно дороже стоит.
        -Благодарю.
        -Ты если вкакую харчевню устроишься помощником, за птицей кнам приходи,- подмигнул он.- Поторгуемся.
        Роман кивнул инапрягся до звона вушах, когда сани угодили на очередное бесснежное место. Из открытого рта валил пар, апропотевшая рубашка прилипла кспине. Через четверть часа они доволокли сани до свободного ярмарочного места иизбавились от осточертевших упряжек.
        -Спасибо, брат, удружил,- улыбнулся фермер ивытащил за лапу гусиную тушку.- Стаким куском мяса тебя влюбой дом на обед пустят.
        -Благодарю,- вкоторый раз сказал Роман иперехватил гуся за другую лапу.
        Птицевод отсчитал два серебряника ипротянул Факелову. Роман скинул монеты вкарман, азатем засунул упитанного гуся вмешок.
        -Удачи впоисках, еще свидимся,- сказал фермер. Затем махнул рукой на запад идобавил:- Вверх по улице отличный трактир.
        Роман кивнул ис улыбкой произнес:
        -Хорошей торговли.
        Факелов пошел вуказанном направлении, синтересом рассматривая город. Пока тащили сани, было не до этого. Вэтих краях, видимо, камня иглины добывали больше, чем дерева. Каждый дом, будь он из широких каменных блоков или из обожженного кирпича, смотрелся как маленькая крепость. Высокие заборы, мощные калитки. На многих виднелось название улицы иномер дома. «Этот город ближе всего киндустриализации,- подумал Роман.- Сее негласными девизами: каждый сам за себя; все против всех; чем больше людей, тем сильнее одиночество. Инад всем этим незримая длань власти».

«-Японял, почему утебя все получается лучше, чем уАрета»,- проговорил Чет.
        Факелов молчал, ожидая продолжения.

«-Ты вызываешь улюдей доверие. Акогда они открываются тебе, ты начинаешь, как кукловод, дергать за ниточки их страстей. Арет так не умел. Унего вообще ничего не было, кроме силы игордости»,- поведал ворон.

«-Интересное наблюдение, пернатый,- хмыкнул Роман.- Еще, главное, не льстить, ахвалить. Не ослепленный властью человек чувствует лесть. Если он построил избу, не надо говорить, что она лучше царского дворца. Можно сказать, что так умело сложенный дом сто лет простоит».

«-Это мне урок на будущее?»- издав короткий смешок, спросил Чет.

«-Вроде того».
        Вход втрактир скрывался под широким навесом. Слева от двери висела большая доска, исписанная черными исиними буквами. Роман никак не мог привыкнуть кстранному ощущению. Для глаз буквы были незнакомы, но разум легко воспринимал их смысл.

«Требуется работник по прочистке канализаций. Сколько сделаете- столько изаплатим»- гласило первое объявление.

«-За бочку дерьма- один медяк»,- прокомментировал ворон.
        Роман хмыкнул иначал читать дальше.

«Нужны работники для добычи камня. Жилье. Питание».

«-Проще сразу продаться врабство»,- подсказал Чет.

«Ищу помощника для строительства домов исараев».

«-Это уже поинтересней»,- сказал Факелов, поправляя сползшую на глаза шапку.

«Помощь вуходе за женщиной ввозрасте. Условия работы после разговора. Спросить Артура».

«-Туманное объявление»,- равнодушно произнес Роман ипобежал глазами дальше по неровным строчкам.
        В конце каждого объявления указывалась улица иномер дома. Об оплате- ни словечка.

«На будущую весну требуются работники для посева зерновых».
        Следующие два объявления были написаны заметно раньше других. Дешевая краска начинала опадать.

«Требуется торговец впродовольственную лавку».

«Требуется продавец для торговли тканями».
        Роман вздохнул. «Везде одно ито же,- подумал он.- Самая паршивая работа- вобъявлениях. Помню, еще мама жаловалась». Воспоминание оматери растеклось по груди неприятным холодком. Поморщившись, он двинулся прочь от трактира.

«-Ничего не выбрал?»- поинтересовался ворон.

«-Не из чего»,- буркнул Роман.
        Для себя вголове он окрестил испытания так: седьмое- «человек-животное», восьмое- «духовный вампир», адевятое- «возжелать». Сейчас Роман примерял все прочитанные объявления кэтим выражениям. «В канализации ясам стану духовным вампиром, возжелать там нечего. Агадят люди ничем не лучше ине хуже зверей. Может только более целеустремленно. Связывать Путь сдерьмом- желания никакого,- размышлял Факелов.- Каменоломня- почти тоже самое…»
        Не пройдя иполсотни шагов, Роман остановился. Сдовольной улыбкой, словно кот кмиске со сметаной, он пошел обратно ккорчме.

«-Придумал?»- спросил Чет.
        Роман слегка пожал плечами. Подойдя квывеске, он бросил на нее беглый взгляд ивернулся на дорогу. Пропустив красномордого детину, Факелов направился кбодро идущему деду. Пожилой мужчина вздрогнул иускорил шаг.
        -Подскажите, пожалуйста,- начал Роман.
        Дед облегченно вздохнул иостановился.
        -Где улица Дворцовая?
        -Иди дальше по дороге. Первая улица будет Хлебная, потом Торговая, ауж за ней- Дворцовая.
        -Длинные улицы?
        -Через весь город тянутся,- сноткой гордости ответил прохожий.
        -Благодарю,- кивнул Роман.
        Улицы тянулись сюга на север, ярмарка находилась вцентре города, слегким смещением квостоку. Трактиры стояли почти на каждом пересечении улицы споперечной дорогой. Роман, привыкший кпочти хаотичной расстановке домов ибеспорядочному пролеганию улочек, удивлялся «правильности» города. Все улицы соединяли между собой три основных дороги: центральная, по которой он сейчас шел, северная июжная.
        Центральная пролегала через площадь сярмаркой. Южная начиналась от восточных ворот, атретья дорога проходила мимо дворца ивпадала взападные ворота, сдвинутые ближе ксеверу.

«-Ачто там на Дворцовой?»- снова спросил Чет.

«-Дворец, наверное»,- легко ответил Роман.
        Факелов бросил взгляд на дом- «Хлебная, 83». Перейдя через широкую улицу, где легко разъедутся две королевские кареты, Роман посмотрел на торец дома напротив- «Хлебная, 84». Ему была нужна «Дворцовая, 36». На всех улицах, через каждые полсотни шагов, виднелись красиво срубленные, сширокой треугольной крышей колодцы.
        День не так давно перевалил за середину, потому большинство прохожих были либо дети, либо старики, либо пьяницы.
        На пересечении центральной дороги иТорговой улицы раскинулся постоялый двор. Хозяин явно не бедствовал. Собеих сторон трехэтажного дома возвышались сараи, вкоторых многие не побрезговали бы жить. Из одного из них раздалось конское ржание. Возле стоявшего посреди двора колодца возились двое мальчишек, ана крыльце курил трубку седобородый мужик. Роман решил, что ужинать иночевать придет сюда.
        Видимо, на Дворцовой дома идворы были побольше. На торце терема значилось всего лишь число 51. Факелов свернул налево и, убедившись, что номера идут на уменьшение, снова ускорил шаг.
        С первого взгляда становилось ясно, что хозяева кичатся богатством иположением. Каждый старался выделиться, показаться зажиточнее соседа. Уодних Роман заметил колодец сручкой из серебра.

«-Либо недавно поставили, либо хорошо охраняют,- заметил Чет.- Воры такого не прощают».
        Роман хмыкнул.

«-Их же соседи инаймут воров,- сказал он.- Простой люд сюда вообще не суется, наверное».

«-Если только поработать».
        Факелов прошел оставшиеся три дома иприблизился крезной, покрытой лаком калитке. Влево ивправо тянулся каменный, раскрашенный затейливым узором забор. Роман толкнул калитку, та бесшумно отворилась. Факелов зашел во двор иогляделся. Слева возвышалась запорошенная снегом беседка, арядом сней располагался обложенный камнем небольшой пруд. Сейчас его покрывала толстая корка льда. Справа стояла тройка деревьев, накрывающая голыми ветвями роскошную лавку. Чуть дальше за ними виднелся колодец. Двор пустовал, иРоман двинулся по расчищенной плиточной дорожке.

«-Неплохо живут»,- равнодушно произнес ворон.
        Факелов остановился уобитой кожей двери идернул за веревочку, которой впору обвязывать волосы принцессе. Раздался едва различимый перезвон. Через полминуты, когда Факелов хотел позвонить вновь, дверь распахнулась.
        Глава тридцатая
        -Я кАртуру,- сказал Роман смуглому мужчине лет тридцати.
        -По поводу работы?- усмехнулся тот.
        Роман кивнул, хотя так ине понял причины веселья.
        -Заходи, яАртур. Ты не первый, кто пришел, но, надеюсь, последний,- сказал мужик, протягивая руку.
        -Роман,- представился Факелов.- Ятоже надеюсь.
        -Сразу предупреждаю, работенка нервная исвоеобразная.
        -Привыкну потихоньку,- улыбнулся Роман.
        Артур покачал головой.
        -Я тут спяти лет тружусь- ине привык. Араньше проще было,- значительно проговорил он.- Асейчас помощник понадобился. Вдвоем сженой не справляемся.
        -А что так?
        -Старуха сварливая. Да ты сильно не вникай, может она тебя не примет еще,- сказал Артур. Затем махнул на вешалку идобавил:- Шубу-то повесь. Имешок соружием оставь.
        Роман скинул рюкзак иснял телогрейку. Повозившись споясом, он приставил ножны кстене. Артур критично осмотрел Факелова ипроизнес:
        -Обращаться кней только так: княжна Инесса. Госпожой она станет для тебя позже.
        На слово «княжна» душа отозвалась болью.
        -Лесть не любит, нахальство- тем более. Даже если обзовется или прогонит, то, пожалуйста, не зли ее. Ато ад дня на три мне обеспечен.
        Факелов пригладил волосы ипроизнес:
        -Понял. Хорошо.
        Покинув прохладные сени, Роман вошел вслед за Артуром вкоридор. На полу лежал стоптанный красно-коричневый ковер. Стены покрывала светло-фиолетовая известка. Коридор заканчивался тремя арками сбархатными занавесками.
        -Налево- кухня иподсобки, направо- комнаты рабов и прислуги.
        -Тут есть рабы?- удивился Факелов.
        Артур немного смутился и, кивнув, продолжил:
        -А здесь живет княжна Инесса. Погоди минуту.
        Вскоре Роман услышал громкий голос Артура:
        -Княжна Инесса, позвольте представить молодого человека, который хочет помогать вам.
        -Надеюсь, это не очередной оборванец?- раздался неприятный сиплый голос, пропитанный властностью иомерзением.
        -Благородный молодой человек, госпожа.

«-Удачи,- сказал Чет. Апотом добавил ссарказмом:- Благородный молодой человек».
        -Пусть войдет, аты проваливай.
        Отодвинулась занавеска, иАртур произнес:
        -Давай, ятебя здесь подожду.
        Роман зашел вогромную комнату. Старуха полусидела-полулежала вглубоком кресле вдальнем конце апартаментов. Прямо за ее спиной располагалось широкое окно. Левую сторону комнаты украшали бессмысленные мозаики из разноцветных камней, аправую стену покрывали гобелены сизображением волков имедведей. Перед креслом стоял небольшой столик, асправа от окна возвышалась не заправленная кровать сгорой подушек. Вся обстановка, вкупе стяжелым старческим запахом, производила впечатление затхлости иумирания.
        Факелов мельком посмотрел на хозяйку ивнутренне содрогнулся. Лицо, спигментными пятнами, напоминало заплесневевший внекоторых местах огромный сухофрукт. Кожа на руках отдавала болезненной желтизной. Одета ссохшаяся старуха была впросторный теплый халат иобитые изнутри мехом калоши. Роман дошел до середины комнаты, сделал полупоклон ипроговорил:
        -Добрый день, княжна Инесса.
        -Совсем мальчишка,- просипела старуха. Беззубый рот скривился вчем-то вроде улыбки. Казалось, будто осклабилась огромная жаба.- Так похож на моего мужа.
        Роман стоял иулыбался, не зная как реагировать. Старуха прищурилась на него испросила:
        -Что ты хочешь?
        -Стол икров,- на старинный лад ответил Факелов.
        -А деньги?
        -На ваше усмотрение, княжна Инесса.
        Старуха вновь осклабилась.

«-Вточку,- восхищенно заметил Чет.- Она скряга».
        -Месяц отработаешь,- через полминуты просипела княжна,- ая решу, что тебе пожаловать.
        -Хорошо, госпожа.
        -Как звать?
        -Роман.
        -Позови Артура.
        Факелов вышел из комнаты. За занавеской его ждал Артур.
        -Зовет,- произнес Роман.
        Артур скрылся вапартаментах хозяйки, вскоре Факелов услышал голос княжны:
        -Посели его впервой комнате. Иобъясни все.
        -Да, госпожа.
        -Через час пусть придет. Атеперь прочь.
        -Бестия,- беззлобно сказал Артур, выходя от княжны.- Бери мешок, ятвою комнату покажу.

«-Люди привыкли, что все всё делают за деньги,- начал рассуждать Чет.- Никому ивголову прийти не может, что кто-то действует ради идеи. Потому ты выглядишь бескорыстным малым. Абескорыстие подкупает сильнее денег».

«-Погоди ты, может она через час меня выгонит,- весело сказал Роман.- Мало ли что ей вбашку взбредет».

«-Не выгонит. Добродушный работник за харчи- это только всказках бывает».
        Факелов вернулся из сеней свещами исвернул вправую арку.
        -Вот, собственно, твое жилье,- обводя руками небольшую комнату, сказал Артур.
        Напротив входа, между кушеткой ивысоким столом, располагалось узкое окно. На полу лежал побитый молью ковер. Вдобавок ко всему из комнаты влево ивправо уходило еще по одной двери.
        -Проходной двор,- хмыкнул Факелов, кладя мешок укушетки.
        -Здесь живу яиКамилла, справа садовник икухарка,- показывая на дверные проемы, поведал Артур.
        -Камилла?
        -Жена моя,- голос Артура потеплел.- Ей иживу. Она сейчас на кухне помогает. Яей скажу, чтобы дала тебе подушку иодеяло.
        -Спасибо, понял.
        -Не забудь через час кстарухе зайти,- напомнил Артур.- Аясхожу на ярмарку, жратвой запасусь.
        -Погоди,- сказал Роман ираскрыл мешок.
        Достав оттуда гуся, он протянул его Артуру.
        -Забирай, свежий. Только что заработал.
        -Это как же?- хитро прищурившись, спросил Артур.
        -Сани помог дотащить,- развеял неправильные догадки Факелов.- Аесть где помыться?
        Артур принял гуся иответил:
        -В арку напротив зайдешь исразу налево. Там все есть: ведра, корыто, мочалка, мыло, бритва. Главное, не забудь потом воду набрать. Колодец иотхожее место за домом. Не перепутай только.
        Издав короткий смешок, Артур махнул на прощанье ивышел.

«-Хороший мужик»,- заметил Роман.

«-Тебе далеко до него»,- втон ему произнес ворон.

«-На себя посмотри»,- огрызнулся Факелов.

«-Мечтаю об этом,- со вздохом сказал Чет.- Акакое испытание ты здесь хочешь пройти?»

«-Ты тупой или просто не подумал?»- сиронией спросил Роман.

«-Так мне ж твоей головой приходится думать,- оправдался ворон,- вот иполучается туго…»

«-Своей ты тоже не больно много надумал»,- усмехнулся Факелов, вешая ножны обратно на пояс.
        Оттаявшие мясо ихлеб были словно из холодильника. Роман вспомнил это чудо цивилизации сулыбкой. Встарой жизни, на Земле, еда не бегала ине летала, не пряталась под землей или за колючими кустами, она мирно лежала на полках.
        Доев оставшуюся куриную ножку, Роман сделал пару глотков из фляги. Задвинув табуретку обратно под стол, Факелов двинулся вванну. Так он окрестил место, где собирался мыться.
        Роман попробовал пальцем воду. После той, которой он мылся вдеревне, эта казалась горячей. Сложив вещи на скамье, Факелов встал всередину большого плоскодонного корыта. Зачерпнув ковшиком из ведра, Роман тонкой струйкой начал лить воду на голову. Сальные пропотевшие волосы свисали неопрятными сосульками, на губах тут же появился солоноватый привкус.
        Натирая тело грубой намыленной мочалкой, Факелов наслаждалсяэтим простым житейским счастьем- купанием. Когда какая-либо мелочь входит вповседневность- ей прекращаешь дорожить, но стоит ее лишиться, как жизнь начинает казаться неполноценной.
        Намылив лицо, Роман взял напоминающую сильно уменьшенное мачете бритву. Сопаской поскоблившись, Факелов принялся одеваться.
        Слив введра мутную, сгрязными мыльными хлопьями воду, Роман отправился всени. Закутавшись втелогрейку иубрав влажные волосы под шапку, Факелов вышел на улицу.
        Зайдя за дом, он огляделся. Угол двора покрывала обширная ледяная площадка. Посредине стоял колодец, адругой угол занимало сооружение, которому на роду было написано занимать самое отдаленное место любого участка.
        Через десять минут Роман занес вванну ведра счистой колодезной водой ивернулся ксебе вкомнату. Телогрейку он решил больше не оставлять вприхожей.

«-Ну что, прошел час?»- спросил Роман.

«-Соскучился по хозяйке?»

«-Польза уже есть- япомылся,- не обратив внимания на подколку, сказал Факелов.- Ладно, пойду».
        Роман остановился посреди зала ипроизнес:
        -Я пришел, госпожа.
        Княжна подняла выцветевшие глаза ис негодованием спросила:
        -Зачем тебе оружие?
        -Защищать вас, госпожа,- мягко ответил Роман.
        -В моем доме наконец-то появился страж,- после минуты раздумий удовлетворенно сказала старуха.- После смерти мужа яни разу не чувствовала себя спокойно.

«-Она тебя еще жениться на себе заставит»,- хихикнул Чет.
        Роман стоял как истукан, сулыбкой глядя на старуху.
        -Где Артур?
        -Ушел за едой.
        -А ты? Помылся?
        -Да, княжна Инесса.
        -Завтра будешь купать меня.
        Чудовищным усилием воли Роман сохранил на лице улыбку. Чтобы закрыть кран фонтанирующей фантазии, Факелов медленно досчитал до пяти.

«-За что мне это!»- жалобным вскриком, подлил масла вогонь Чет.
        -Хорошо, госпожа,- наконец ответил Факелов.
        Княжна ощерила беззубый рот, наслаждаясь моментом.
        -Иди, через полчаса вернешься,- просипела она.
        -Сейчас вам ничего не нужно?
        -Я сказала иди!- зашипела княжна.
        Роман поспешно вышел.

«-Да-а, неудивительно, что ее муж отбросил копыта»,- сочувствующе протянул ворон.

«-Мразь она,- хмыкнул Роман.- Последняя радость таких людей- унижать окружающих».
        Факелов лег на скрипнувшую кушетку ис наслаждением вытянулся. Казалось, что последний раз он лежал втепле вечность назад, хотя прошло всего несколько дней.
        Черные воспоминания мучили Романа постоянно. Он надеялся, что время все сгладит, но боль только усиливалась. Темные образы начали преследовать иво снах. Часто вних появлялись мать иотец, княжна иНастя. Бывало, что они собирались вместе ис презрением наблюдали за Романом. Он пытался попросить уних прощения, но рот лишь искривлялся вбеззвучной судороге. Ощущение бессилия было настолько мучительным, что Факелов несколько раз просыпался со слезами на глазах.
        Усталость навалилась свинцовыми доспехами. Глаза слипались, но Роман продолжал бороться со сном, помня наказ старухи. Видимо, он все-таки задремал, потому что голос пробился кнему, словно из другого мира.
        -Я принесла вам постель.
        Факелов зевнул иприподнялся на локтях. Через секунду сон, как рукой смахнуло. Перед ним стояла невысокая девушка, едва ли старше него. Черные блестящие волосы ниспадали ниже плеч, на чуть смуглом личике застыла неловкая улыбка. Темно-карие глаза смотрели снаивной, лошадиной добротой.
        Роман сел ипроизнес:
        -Благодарю.
        Девушка положила рядом сним простынку, одеяло иподушку.
        -Я попозже принесу вам кое-что из одежды,- сказала она.- Вам же нужно как-то стирать вещи.
        -Спасибо,- улыбнулся Роман.- Как тебя зовут? Иненужно ко мне обращаться так почтительно.
        -Камилла,- сказала девушка, улыбнувшись чуть уверенней.
        -А яРоман.
        -Знаю. Ходили кИнессе?
        -Ходил,- Факелов сделал ударение на этом слове,- но скоро пойду еще раз.
        -Да, возможно она захочет втуалет.
        Роман сморщился, вызвав уКамиллы звонкий смешок.

«-Не прожги ее взглядом»,- сиздевкой сказал Чет.
        Факелов спохватился иотвел глаза.
        -Рад был знакомству,- сказал он.
        -И я. Артуру ты тоже понравился,- сказала Камилла, наконец решившись перейти на «ты».- Желаю терпения.
        Развернувшись, она легкими шагами покинула комнату, напоминая выпорхнувшую из гнезда пташку.

«-Не зря Артур доволен женой»,- произнес Факелов.

«-Как будто твоя Настя хуже была»,- ляпнул Чет, мгновенно прогоняя уРомана проблески хорошего настроения.
        Факелов помрачнел и, не говоря ни слова, пошел ккняжне. Стоило ему отодвинуть занавеску, как она просипела:
        -Ведро принеси.
        Роман хотел спросить «какое изачем?», но вспомнил слова Камиллы ипобрел вванну. Вдальнем углу комнаты стояло пустое ведро. Подойдя ближе, Роман понял, что не ошибся. Несмотря на то, что свиду ведро было чистым, зловоние оставалось. Сомерзением взявшись за ручку, Факелов отправился обратно кстарухе.
        Поставив ведро уног княжны, Роман сделал несколько шагов назад.
        -Отвернись,- прошипела старуха.
        Роман послушно развернулся исделал еще несколько шагов квыходу. Послышался удар струи вжестяное дно. Журчание продолжалось не меньше полминуты.

«-Корова»,- пробормотал Чет.

«-Не обижай коров,- устало ответил Роман,- такими сравнениями».
        -Забирай,- сказала княжна.
        Факелов взялся за ручку ичуть ли не бегом вышел из апартаментов. Дно ведра покрывала желтоватая жидкость, издающая резкий запах, от которого слезились глаза. Роман отворачивал голову истарался дышать через рукав рубашки, но помогало слабо. Как иу всех больных старых людей, моча воняла жутко.

«-Ну иработенку ты себе нашел»,- запричитал ворон.

«-Так нужно,- грустно сказал Роман.- Интересно, она за жизнь хоть раз «спасибо» сказала?»

«-Оно тебе надо?»
        Факелов покачал головой ивышел на улицу, даже не думая заходить за телогрейкой. Здесь дышать стало легче. Набрав полные легкие, Роман распахнул дверь нужника. Выплеснув мочу вяму, он пошел кколодцу.
        Только сполоснув ведро не меньше пяти раз, Факелов вернулся вдом. Зайдя кстарухе, он спросил:
        -Что-нибудь нужно, княжна Инесса?
        -Я разве говорила заходить?
        -Извините,- отступая назад, сказал Роман.

«-Яуже от нее устал»,- через полминуты пожаловался Чет.

«-Терпи,- ложась на кушетку, проговорил Факелов.- Бывает хуже. Вспомни лес или горы».
        Тихо ипротяжно каркнул Чет. Вороний крик оборвался втот же миг, когда Роман уснул.
        -Вставай, дружок,- услышал Факелов напористый шепот.- Унас днем не спят.
        -Я перед этим еще неделю толком не спал,- спросонья сказал Роман иоткрыл глаза.
        Над ним склонился Артур.
        -Отменный гусь,- довольно произнес он.- Как тебе княжна?
        -Терпимо,- поднимаясь, сказал Факелов.
        -Сходи узнай, что ей нужно. Апотом давай на кухню.
        Роман протер глаза, пригладил волосы иуже привычно пошел кстарухе.
        -Почему так долго не заходил?- гневно спросила она.
        -Вы же не говорили…
        -Я что, каждый раз должна говорить?
        -Что вам угодно, госпожа?- перевел тему Факелов.
        -Где мой ужин?
        -Сейчас принесу.

«-Чем ей угодить, проще убить»,- заметил Чет.

«-Сама сдохнет».
        Кухню Роман нашел по запаху. Пройдя по коридору дальше ванной, он свернул налево, откуда веяло аппетитными запахами. Кухня была внесколько раз больше его комнаты. Дальнюю часть занимал огромный обеденный стол, аближняя была приспособлена под готовку: печь, шкафы спосудой, мешки сзерном, высоченные столы для нарезки.
        Возле печки стояла невысокая пышнозадая женщина полвека от роду, за столом сидели угрюмый седовласый мужчина иКамилла. «Кухарка исадовник»,- догадался Роман.
        -Здравствуйте,- сказал он.- Там княжна ужин требует.
        Садовник кивнул, Камилла улыбнулась, акухарка проговорила:
        -Здравствуй. Сейчас приготовлю.
        Она достала большой поднос иположила его на высокий стол, за которым удобно работать стоя. Роман, переминаясь сноги на ногу, украдкой поглядывал на Камиллу.
        -Забирай,- вскоре сказала кухарка.
        На подносе стояли два стакана со светло-коричневым компотом, блюдце скусочками сыра ихлеба, итарелка снарубленным вкрошку мясом.
        -Она ж беззубая,- пояснила кухарка, увидев недоуменный взгляд Романа.
        -А это…- начал Факелов,- ложку, вилку там.
        -Точно!- всплеснув руками, воскликнула кухарка.- Сейчас бы тебе досталось! Хорошо, что вспомнил.
        Она положила на поднос трезубую вилку инеглубокую ложку, оба прибора были сделаны из серебра.
        -Удачи,- улыбнулась кухарка.
        Роман скривил губы ивзял поднос. Вкоридоре Факелов чуть не столкнулся сАртуром.
        -Как сможешь, сразу возвращайся,- улыбнулся он.- Будем знакомиться.
        -Надеюсь, скоро приду.
        Роман поставил поднос на столик перед княжной ипроизнес:
        -Приятного аппетита, госпожа.

«-Чтоб ты подавилась, старая карга»,- втон ему проговорил Чет.
        -Что стоишь?- спросила княжна, подняв глаза.
        Факелов развернулся и, считая про себя до десяти, медленно пошел на кухню.
        Глава тридцать первая
        Кухарку звали Ефросинья, асадовника- Игнат. Роман едва сдержал улыбку, когда они произносили имена. Артур был сама любезность, вотличие от понурого садовника. Женщины по большей части молчали.
        Наевшись запеченного ссушеными яблоками гуся изапив все вкуснейшим компотом, Роман от души поблагодарил кухарку. СФакеловым обращались хорошо. Похоже, здесь готовы были принять любого, кто возьмет общение скняжной на себя.
        -Послезавтра казни,- сказал Артур,- пойдешь?
        -Казни?- удивленно переспросил Факелов, выдав себя спотрохами.
        -Так ты вообще впервые вгороде что ли?- подняв брови, спросил Артур.
        -Да, яиз глухой деревни,- вздохнул Роман.- Пришел попытать счастья вгороде.
        -Ну иместечко ты выбрал,- покачала головой Ефросинья.
        Артур махнул на нее рукой иначал рассказывать:
        -Каждую неделю на дворцовой площади казнят икалечат злодеев. Убийц- вешают, врагам короны- голову сплеч, ворам- отрубают руку, ну анасильникам…- Артур запнулся иглянул на Камиллу.- Насильникам рубят хвост.
        -Справедливо,- суважением проговорил Роман.- Послезавтра?
        -С утра,- подтвердил Артур.- Бабку покормишь ипойдем.
        -Вот не понимаю, зачем на это смотреть?- тяжело вздохнув, спросила Фрося.- Это ж жуть несусветная!
        -Живется ему от этого легче,- пробубнил садовник.- Чужая смерть вдохновляет.
        -Ужас какой,- снова покачала головой кухарка.
        Видимо, подобный разговор заводился не впервые, потому что Артур даже не перестал улыбаться. Аразморенная ужином Камилла поминутно зевала, сонно глядя водну точку.
        -Посидели, ихватит, мне еще посуду мыть,- сказала Фрося, поднимаясь.
        -Да, амне завтра княжну купать,- скривив губы, произнес Роман.
        Все, как один, сочувственно протянули: «у-у-у».
        -Неси посуду ииди отсыпайся,- посоветовал Артур.
        Факелов кивнул ивышел.
        Роман отодвинул занавеску и, увидев на столе поднос спустыми тарелками, двинулся за ним.
        -Принеси вначале ведро,- сказала княжна.
        -Хорошо.

«-Аведь так будет изо дня вдень!- сужасом воскликнул Чет.- Неужели ты правда надеешься выполнить здесь испытание?!»

«-Когда придумаешь другой способ шагнуть по Пути, тогда иначинай вопить»,- холодно ответил Факелов.
        Роман поставил перед старухой ведро.
        -Отнеси пока,- сказала княжна, указав крючковатым пальцем на стол.
        Факелов подхватил поднос ине торопясь побрел на кухню. Вся эта суета снаглыми приказами, беганьем из комнаты вкомнаты инаигранно-добродушными слугами надоела ему за один день. Но Роман утешал себя тем, что ему нужно выспаться инемного привыкнуть.
        Вернувшись через минуту вапартаменты хозяйки, Факелов понял, что кзапаху дерьма привыкнуть невозможно. Ядовитый дух разошелся по всему залу, впитываясь вгобелены иковры.
        -Где ты так долго?!- взвилась старуха.- Уноси скорее!
        Роман схватился за ручку и, не заглядывая введро, бегом бросился на улицу.

«-Молчи»,- опережая ворона, мысленно прошипел Факелов.

«-Яумер от вони»,- прохрипел Чет.
        Через четверть часа Роман вновь зашел ккняжне ис порога поинтересовался:
        -Что-нибудь нужно, княжна Инесса?
        -Помоги перебраться на кровать.
        Солнце давно перебралось на запад, ивглядящее на юг окно попадали лишь тусклые алые всполохи. Вкомнате царил полумрак. Среди черных теней ипризрачно поблескивающих мозаичных камней, старуха смотрелась еще страшнее. Ковер скрадывал шаги, вкомнатах затихли слуги. Слегка пульсировало колечко. УРомана забрезжило нехорошее предчувствие. «Что если она какая-нибудь ведьма?» Почему слуги так ее боятся итак счастливы, что кто-то взял обязанность за ней ухаживать? Ведь по сути дел-то уних инет особо. Дома убираться, покупать иготовить еду. Сад так вообще сейчас завален снегом. Сдругой стороны, почему старуха прогоняла предыдущих работников? Акто сказал, что на самом деле прогоняла? Вечно улыбающийся Артур?
        Почему-то вспомнилось детство. Его сверстники взрослели идля них колдуны иведьмы становились персонажами сказок, адля него они были людьми, которые держат свои способности втайне идействуют исподтишка. Да икто вздравом уме будет трезвонить освоих способностях? Тем более на Земле. Ведь это опасное ребячество. Шарлатанов можно встретить везде. Их показывают по телевизору, их объявления печатают вгазетах. Хотя всредние века жгли всех подряд- на всякий случай. Асейчас итого хуже- сгноят всекретных лабораториях. Дед его ссамого детства предупреждал: чему-нибудь научишься- держи втайне.
        Роман слегка потряс головой, отгоняя неуместный трепет. Все эти мысли пронеслись, пока он медленно шел от арки до кресла. Факелов подставил руку, княжна ухватилась за нее споразительной для старческого тела силой. Нестриженые ногти, казалось, сейчас прорвут рубашку ивопьются вкожу. Княжна сделала десяток коротких шагов исела на кровать.
        -Обувь,- проворчала она.- Почему я обо всем должна говорить?
        -Извините, госпожа,- приседая на корточки, сказал Факелов.
        Когда княжна легла, Роман поправил подушки инатянул на нее одеяло.

«-Ты ее еще влобик поцелуй»,- ссарказмом проговорил Чет.

«-Надеюсь, не придется»,- смрачным весельем отозвался Факелов, авслух произнес- Доброй ночи, госпожа.
        -Погоди, сядь,- указав на угол кровати, сказала старуха.
        Неприятное ощущение возникло снова. Вкомнате прочно поселился мрак, иРоман едва мог разглядеть лицо княжны. Факелов осторожно присел на самый краешек постели изамер.
        -Расскажи мне что-нибудь.
        Роман, как ивсякий человек, впервую секунду растерялся. Про себя он рассказывать не хотел, да ине знал, что будет интересно старухе. Факелов вспомнил Оби иего рукопись. Про «Рудник жизни» Роман решил не рассказывать, боясь затронуть опасную тему. Сбивчиво поведав об авторе, Факелов начал пересказывать байку оразумных волках из-за гор.
        Закончив, Роман прислушался кдыханию старухи, надеясь, что она уснула.
        -Интересно, хоть ибред,- сонно отозвалась княжна. Итут же потребовала:- Расскажи еще.
        Факелов немного подумал иначал рассказывать историю окнязе Вавиле. Услышав через несколько минут, что старуху похрапывает, он поднялся. Пройдя на цыпочках до своей кушетки, Роман без сил повалился на постель. Даже не разувшись, он мгновенно уснул.
        Факелову показалось, что прошло несколько минут- аего уже тормошили. Возле кровати стояли Артур иКамилла.
        -Видать крепко она тебя вчера достала,- сочувственно сказал Артур.- Раз не раздеваясь уснул.
        Роман широко зевнул ипроизнес похоронным тоном:
        -Доброе утро.
        -Умывайся иприходи завтракать,- сказала Камилла иукрадкой улыбнулась из-за спины мужа.
        -К старухе заходить?
        -Сначала поешь,- сказал Артур.- Ато будешь полдня голодный сней возиться.
        -Скоро приду,- кивнул Факелов.
        Артур сженой вышли, аРоман, чтобы хоть как-то взбодриться, принялся за зарядку.

«-По-моему, вполе под шубой ты высыпался лучше»,- заметил Чет.

«-Ага»,- вяло согласился Факелов, делая очередной наклон.
        Все тело хрустело иломило, хотелось спать ини очем не думать. Полностью Роман проснулся только после того, как выплескал на лицо полведра ледяной воды. Вванной появилось еще два полных ведра. Они стояли всторонке, ана поверхности одного из них плавал серебряный черпак.

«-Хоть за водой не идти»,- пробормотал Факелов.

«-То мешки ночи напролет таскал ине жаловался, то радуешься, что два ведра набрали»,- сиронией иудивлением проговорил ворон.

«-Устал я,- признался Роман итут же встрепенулся.- Но это ничего не значит. Надо работать».

«-Ивсе равно мне кажется, что идея со старухой- бред».

«-Отвянь»,- сказал Факелов ивошел на кухню.
        Обстановка вточности напоминала вечернюю, только Игната не было за столом. Роман поздоровался скухаркой иуселся на табурет. Почти сразу перед ним оказалась тарелка гречки состатками вчерашнего гуся, кусок хлеба истакан компота.
        Посидев пять минут после завтрака, Роман произнес:
        -Ну, япошел.
        -Удачи,- водин голос проговорили кухарка иАртур.
        Вновь наткнувшись на их сочувственные взгляды, Роман улыбнулся.
        -Спасибо,- произнес он ивзял поднос.

«-Чем такими страдальческими глазками смотреть,- сказал Чет,- лучше б помогли».

«-Это слишком сложно»,- хмыкнул Факелов.
        Стоило Роману зайти вкомнату княжны, как он сразу же встретился со взглядом хозяйки. Старуха словно чувствовала, что Факелов скоро придет.
        -Доброе утро, госпожа,- сказал он, ставя на стол поднос.- Приятного аппетита.
        -И где ты так долго был?- прошепелявила княжна.- Яслышала, как ты прошел полчаса назад.

«Слух унее отменный»,- подумал Факелов, ипроизнес:
        -Я ходил за завтраком, госпожа.
        -В следующий раз ходи быстрее,- надменно проговорила старуха.- Через полчаса принеси ведро, аближе кобеду будем купаться.
        -Понял, госпожа,- сказал Роман ипоспешил выйти.

«-Боюсь представить, что значит: «будем купаться»,- хихикнул ворон.- Аты что думаешь?»

«-Что надо, то изначит,- садясь на кушетку, недовольно буркнул Факелов.- Что ты ккаждой гадости привязываешься?»

«-Так яж твой невольник!- воскликнул Чет.- Имне во всей этой пакости приходится копаться вместе стобой!»

«-Надо было оставить тебя подыхать,- зло сказал Роман.- Или добить, чтоб не мучился».

«-Ачерез пару месяцев сам бы сдох втой яме,- возразил Чет.- Ну или вснегах замерз бы».

«-Можно подумать, без тебя явообще не жилец»,- сиронией проговорил Факелов.

«-Но согласись, что от меня много пользы».

«-Польза есть, хоть именьше, чем глупой болтовни,- вздохнул Роман.- Но еще раз повторяю: не будь тебя- придумал бы что-нибудь другое».
        Ворон промолчал.

«-Ивообще, можно было догадаться, что не врай попадешь,- устало добавил Факелов.- Не тереби, итак трудно».
        Через час Роман снова освободился. Валяться на кушетке не хотелось- минуты тянулись невыносимо медленно, амысли приходи сплошь безрадостные.
        Несколько раз Факелов доставал медальон ивнимательно рассматривал семь багровых черточек. Сколько ж всего пришлось сделать, чтобы эти штрихи загорелись. Чтобы ресницы янтарного глаза налились кровью.
        Говорить сЧетом тоже не хотелось. Роман накинул телогрейку ипошел на улицу. Зайдя за дом, Факелов достал палаш. Ничто не отвлекает от мыслей так хорошо, как тяжелая работа.
        Роман крутанул клинок изадвигался на месте, шагая во все стороны. То подходя ближе кколодцу, то отступая обратно кдому. Факелов рубил иколол, раз за разом штурмуя незримого врага. Невидимый противник фехтовал не хуже, потому что Роман после своего выпада часто парировал по две-три атаки подряд.
        Через четверть часа Факелов начал обходить врага изаметил краем глаза фигуру. Сразу опустив палаш, он развернулся. Камилла стояла, прислонившись куглу дома. Глаза ее горели восхищением.
        -Ни разу не видела ничего подобного,- поражено сказала она.
        -Благодарю,- слегка запыхавшись сказал Роман.- Это ятак… время коротаю.
        Камилла улыбнулась.
        -Ты же воин,- сказала она сблагоговением.- Зачем тебе эта старуха? Можно же быть стражем или наемником.
        -Наемники долго не живут,- вспомнил затасканную фразу Роман.- Апока мне нужна только еда да крыша над головой.
        Камилла продолжала улыбаться. От мороза, даже сквозь смуглую кожу, пробился румянец, делая ее еще красивее. Камилла неуверенно покивала, видимо не совсем понимая Романа.
        -А ты, такая красивая, что забыла вэтом доме?- спросил он.
        -Я должница Артура,- невесело сказала она.- Только мне кажется, что все давно оплачено.
        -Ты же можешь уйти.
        -Некуда мне идти,- совсем погрустнела она.
        -Что-нибудь придумаем,- подмигнул Роман иснова вступил вбой снезримым врагом.
        Глава тридцать вторая
        Купать старуху было более чем неприятно. Трудно поверить, что это тело когда-то было красивым инежным. Одной рукой Роман придерживал княжну за локоть, ав другой сжимал мочалку. Слица старухи не сходила жабья улыбка, она откровенно наслаждалась моментом. Факелов аккуратно водил намыленной мочалкой по сморщенному, изрытому глубокими морщинами телу. Жидкие волосы пришлось мылить рукой.

«-Меня уже вырвало»,- пожаловался Чет.

«-Ну исиди там, нюхай»,- злорадно ответил Роман.
        Отложив мочалку, Факелов начал орудовать черпаком. Почти сразу старуха начала дрожать.
        -Быстрее,- прошипела она.
        Роман наскоро обмыл ее инакинул толстый махровый халат. Затем огромным усилием воли меняя брезгливое выражение лица на нейтральное, Факелов надел на нее белье иобувь.
        Минуты за три они доковыляли от ванны до спальни. Старуха, надсадно дыша, уселась вкресло. Роман застыл, ожидая нового приказа. Княжна немного отдышалась ипроговорила:
        -Пока свободен.
        Факелов слегка поклонился ипошел всвою комнату за телогрейкой, шапкой иклинком. Заниматься больше не хотелось, ион решил прогуляться по городу.
        Роман дошел до центральной дороги иначал спускаться вниз. Когда он проходил мимо постоялого двора на Торговой улице, Чет попросил:
        -Посмотри объявления. Вдруг что-нибудь лучше есть.
        -Вряд ли,- безразлично ответил Факелов.
        -Ты же все равно просто шляешься!- настаивал ворон.- Посмотри.
        Факелов пожал плечами иоткрыл калитку. От нее вели три расчищенные от снега дорожки: кдвум сараям ико входу втрактир. Здесь для объявлений висела доска побольше ипоухоженней. Когда до нее оставалось десяток шагов, уРомана пробежали мурашки от затылка до пяток. На доске виднелось лицо, нарисованное толстым графитовым стержнем. Вгрубом портрете Факелов без проблем узнал себя.

«-Даже сюда добрались»,- пораженно произнес Чет.

«-Вшапке меня никто не узнает,- успокаивая себя, буркнул Роман.- Да ибольшинство людей объявлений не читают».
        Роман бросил взгляд на текст рядом срисунком. Вту же секунду Чет присвистнул:

«-За такую награду будут хватать всех черноволосых исероглазых!»
        На доске крупными буквами было написано: «Враг Промийского княжества. Награда за поимку: живой разбойник- ТЫСЯЧА ЗОЛОТЫХ, мертвый- пятьдесят. Молодой юноша сдлинными черными волосами (мог остричь), серыми глазами ипрямым носом. Нижняя челюсть слегка выступает. Среднего роста, стройный (ближе кхудобе). Перекидыш- может обращаться вворона. Доставлять во дворец Промийского княжества».

«-Слушай, аты можешь гордиться,- хмыкнул Чет.- За самых страшных разбойников больше трех сотен не назначают».

«-Ясчастлив»,- ссарказмом отозвался Факелов.

«-Теперь тебя знают повсюду,- самозабвенно продолжал ворон,- твои портреты украшают все крупнейшие города мира…»

«-Заткнись,- перебил его Роман.- Тебя это не меньше касается».

«-Точно»,- сразу погрустнел Чет.

«-Что-то мне резко расхотелось гулять,- скривив губы, признался Роман.- Пойду домой- волосы обрежу».

«-Ты лучше нос себе сломай,- посоветовал Чет.- Для маскировки».
        Факелов тяжело вздохнул изнакомым путем отправился домой. Через десять минут, сидя на кушетке, Роман произнес:

«-Нужно найти книжную лавку. Ато долбануться от скуки можно».

«-Книги- это дорогое удовольствие,- предупредил Чет.- Пять золотых, как минимум. Помню, как Арет чуть не зарубил торговца, когда тот запросил за хилую книжонку пятнадцать золотых».

«-Купил?»

«-Торговец долго объяснял, какой это титанический труд. Вначале надо сочинить или собрать материал, записать его, переплести страницы. Абумага ичернила тоже денег стоят. Вобщем, продал за дюжину».

«Хоть становись изобретателем печатного станка,- подумал Роман.- Столько людей прибывает со всех миров, акниги икарты до сих пор рукописные». Через миг пришла другая мысль: «А все потому, что те, кто прибывают, думают только одостижении конкретных целей. Не помышляя оразвитии мира илюдей внем. Иославе иблагодарности тоже никто не думает. Ате, кто ине против что-то сделать, просто-напросто не представляют, как устроен даже примитивный печатный станок».
        К старухе идти не хотелось иРоман, чтобы хоть как-то убить время, поплелся на кухню. Еще за несколько шагов до входа, Факелов услышал оживленный щебет Камиллы. Когда Роман вошел, она замолчала итут же зарумянилась. Напротив нее, слицом застигнутого врасплох человека, сидела Ефросинья.

«-Тебя обсуждали»,- уверенно заявил Чет.
        -Справился?- улыбнувшись, спросила кухарка.
        Роман кивнул.
        -Есть хочешь?
        -Так, перекусил бы немного.
        Фрося поднялась инаправилась кшкафчикам.
        -Камилла, поможешь мне потом? Подстричься хочу.
        -Конечно,- пару раз мелко кивнув, ответила она.- Покушай ипойдем.
        -А где Артур?
        -Ему княжна какое-то поручение дала,- ответила кухарка, ставя перед Романом стакан молока итарелки схлебом ивареньем.
        Когда Факелов доел, Камилла произнесла:
        -Бери табурет, ая пока схожу за ножницами ипростыней.
        -И куда мне?
        -В купальню,- улыбнулась Камилла ивышла.
        Роман подхватил табурет иотправился вванну. Усевшись, он стал обдумывать, как подстричься. Вскоре вошла Камилла сперекинутой через левую руку свернутой простыней. Вправой она держала небольшие ножницы.
        Укрыв Романа простыней, Камилла отошла от него на несколько шагов испросила:
        -Как стричь?
        -Оставь только то, что выше ушей.
        Камилла приподняла брови исказала:
        -Ты же совсем другим человеком станешь.
        -Ну ихорошо,- усмехнулся Роман.
        -Я не опытная, буду стричь долго,- призналась Камилла.
        -Ничего. Главное уши не отрежь.
        Камилла нагнулась сильнее, чем нужно и, прижавшись грудью кплечу Романа, коснулась его волос. Глубоко дыша над самым ухом, она состригла несколько прядей. Факелов почувствовал, как сердце ускоряет ход. Не прекращая тереться об него грудью, Камилла отрезала одну ленту волос за другой.
        Через десять минут она стащила сРомана простыню иначала ее вытряхивать, повернувшись кФакелову спиной. Роман подошел кней иобнял за талию. Затем поцеловал вщеку ипроизнес:
        -Благодарю.
        Камилла вновь очаровательно зарумянилась исказала:
        -Не за что. Ты иди, яздесь уберусь.
        Факелов невзначай провел ладонью по ее бедру инаправился кстарухе.

«-От одной бабы сразу кдругой?»- снасмешкой спросил Чет.
        Роман поморщился, перед глазами предстали княжна иНастя. Последнее время, чтобы ни случилось, все приводило кнеприятным думам ивоспоминаниям. Скаждым разом выставлять барьеры на пути мыслей становилось сложнее. Преграды рушились, словно плотины перед цунами.
        В реальность его вернул пропитанный презрением голос старухи:
        -А ты не подумал, что вначале нужно спросить разрешения уменя?
        Роман опешил, но через миг совладал ссобой.
        -Не подумал, госпожа,- согласился он.- Больше не повторится.
        -А повторится- выгоню,- пообещала княжна.- Видел бы мой муж, скем приходится якшаться его жене.

«-По-моему, она большого осебе мнения»,- сказал Чет.

«-Так всегда. Чем человек глупее, тем сильнее беспричинная гордость».
        -Артур пришел?
        -Еще нет, княжна Инесса.
        -Раньше он был порасторопней. Если б не моя доброта, давно бы продала его на каменоломни.
        Роман стоял не двигаясь.
        -А мой муж хотел сделать его свободным. За какие такие заслуги?- продолжала старуха.- Хорошо, что янастояла на своем.

«-Муж, похоже, не был таким скупцом,- заметил ворон.- Но ужены явно был под каблуком».

«-Бедняга Артур»,- сноткой жалости, проговорил Факелов.

«-Аты еще сего женой заигрываешь»,- невинно напомнил Чет.

«-Ты прав, надо сэтим заканчивать, пока не поздно».

«-Язапишу этот день впраздничные,- сиронией сказал ворон.- Ты со мной согласился».
        Роман улыбнулся, тут же спохватился, но было поздно.
        -И что ты скалишься?- прошипела княжна.
        -Рад, что так получилось.
        Старуха прищурила оба глаза ис подозрением посмотрела на Романа. Факелов легко выдержал ее взгляд.
        -Ладно, иди. Через полчаса чтоб был обед.
        -Хорошо, госпожа.

* * *
        Остаток дня прошел вболтовне иуходе за старухой. На следующее утро, когда заря только начала тлеть, Артур разбудил Романа.
        -Княжна уже проснулась. Боится, что мы опоздаем на казни.
        Факелов сел ишироко зевнул.
        -Принеси ей ведро, апотом приходи завтракать,- продолжал Артур.
        -Доброе утро,- сподвыванием от очередного зевка, сказал Роман.
        Артур улыбнулся еще шире.
        -Для кого-то это утро не очень доброе. Два тяжких на этой неделе. Одного вздернут, другому башку отрубят.
        -Страшно,- покачал головой Факелов.
        -Хорошо, что колесования нет,- по-отечески усмехнулся Артур,- на это без дрожи вообще смотреть нельзя. Авпервый раз даже плохо может стать.
        -Заходить кней? Или сразу сведром?
        -Сразу.
        -Вот отчего плохо становится каждый раз,- скривив губы, произнес Роман.
        Артур засмеялся, апотом подбодрил:
        -Ничего, ик этому можно привыкнуть.
        Факелов пожал плечами иотправился вванну.
        Не прошло ичаса, как они шли на север, всторону дворца. Впервые, за время пребывания вгороде, Роман видел на улице такое оживление. Натянув поглубже шапку, он старался не сталкиваться слюдьми взглядами.
        -Казни еще нескоро,- предупредил Артур, вотличие от Романа крутящий головой во все стороны.- Сегодня выходной, алюди любят поспать.
        -И зачем мы идем раньше?
        -Старуха переживает, что нам будет плохо видно,- хохотнув, ответил Артур.
        -Любит казни?- спросил Роман.
        -По-моему, она ради того иживет,- сказал Артур. Ичерез секунду уточнил:- Ради мучений других.
        -Что ж она сама не пошла?
        -Летом ходит,- поморщился Артур.- Асейчас холодно.

«-Хорошо, что сейчас зима»,- пробурчал Чет.
        Когда они проходили мимо центральной дороги, пронизывающей все улицы города, Роман спросил:
        -А вдоме есть книги?
        -Не-е,- покачал головой Артур.- После смерти мужа княжна приказала продать все книги скупщику. Ачто тот не взял- отправилось впечь.
        -Жаль,- вздохнул Роман.- Асчего это она их так невзлюбила?
        Артур пожал плечами.
        -В книгах же обычно либо умные мысли, либо трудные слова написаны,- подумав, сказал он.- Мнение она уважает только свое, асложные слова ей кажутся чертовщиной.
        Роман хмыкнул ипокачал головой.
        -Тяжелый случай,- произнес он.- Самой же веселее сидеть бы было.
        А вголове вспыхнула мысль, на миг связавшая сдалекой Землей: «Ей бы сюда книгу Стивена Кинга «Мизери», вот бы она была счастлива. Хотя вряд ли она что-нибудь поняла».
        Чем ближе они подходили кдворцу, тем богаче инапыщеннее становились дома. Люди тонкой струйкой двигались кплощади. Многие их приветствовали. УРомана каждый раз замирало сердце, когда кто-нибудь начинал его внимательно рассматривать.
        -Артур, акак ты попал вдом княжны?
        -Знаешь, Ром, яне очень люблю эту историю,- без привычной улыбки, сказал Артур.
        -Извини, не хотел…
        Артур поднял руку иторопливо заговорил:
        -Нет-нет, не оправдывайся. Ярасскажу, но потом давай не будем больше этого касаться.
        -Конечно!
        -Когда мне было лет пять, на наш караван напали разбойники. Отца имать убили вбою, ая попал на невольничий рынок иобзавелся рабским клеймом. Ну, князь меня икупил,- сгорькой усмешкой поведал Артур.- Обещал освободить, когда выросту. Время шло, князь все больше чах изабирался под юбку жены. Когда яуже мог жить отдельно, князь попытался выполнить обещание, но скупая бестия не дала денег на освободительную грамоту.- Артур тяжело вздохнул.- Апотом князь помер, ишансов на свободу не осталось совсем.
        Роман молчал, скорбно опустив голову.
        -Тяжело тебе пришлось,- наконец вымолвил он.
        Артур махнул рукой ипроизнес, как можно бодрее:
        -Забыли. Все впрошлом. Асейчас, когда унас появился помощник, жить стало намного легче.
        Факелов улыбнулся изамедлил шаг. Они прошли последний дом, напоминающий малую копию дворца, иступили на обширную площадь. То тут, то там кучковались люди. Стоял штиль, потому, несмотря на мороз, погода казалась теплой.
        Во время строительства дворца упор делался явно не на красоту. Многочисленные окна были узки изарешечены, апарапеты балконов напоминали щербатые пасти чудовищ. Дворец напоминал мрачный шведский замок из темного камня. Лишь на четвертом ипятом этажах виднелись широкие прозрачные окна сзолотистыми шторами.
        Вдоль стены расхаживали стражи вкоротких телогрейках итолстых штанах. Воины следили за порядком ине подпускали никого кдворцу ближе десятка шагов.
        Посреди площади стоял высокий помост. Роман иАртур подошли кнему почти вплотную. Недавно подметенные от снега доски потемнели от влаги. Справа на помосте стоял прямоугольник виселицы смрачно свисающей удавкой, аслева возвышалась конструкция чудовищного вида.
        -Гильотинка,- хмыкнул Артур, увидев замешательство Романа.
        Орудие казни было высотой вдва человеческих роста. Внизу металлической рамы пролегали две горизонтальные жерди, свырезом ввиде полукруга вкаждой. Соединяясь вместе, они образовывали идеальный круг. Вверху рамы, закрепленный веревкой, завис огромный гильотинный нож скосым лезвием. Металлическая пластина, толстая уоснования, немыслимо заострялась кдругому краю. Лезвие ярко блестело, любовно наточенное шлифовальным камнем.
        -Вот страшилище,- суважением сказал Роман.
        -Преступники ее почему-то не боятся,- сфилософским видом сказал Артур.- Пока не оказываются втюрьме.
        -Так они ине думают оней,- пожал плечами Факелов.- Пока не попадутся.

«-Авот тебе уже пора подумать,- сраздражением сказал Чет.- За тебя тысячу золотых дают, аты разгуливаешь как глупый зевака».

«-Кому янужен? Все казни ждут».
        Артур отошел чуть всторону ипроизнес:
        -Отсюда все увидим.
        Факелов подошел кнему иеще раз взглянул на плаху. «До печатного станка не додумались, зато гильотину сделали отличную,- слегкой грустью подумал Роман.- Быстрее бы пройти Путь ипоработать сначала над Скрытым миром, если разрешит Наставник, ауж потом заняться улучшением Земли».
        Через четверть часа люди повалили со всех улиц плотным потоком. На Романа иАртура начали напирать сзади ис боков. Пробивающиеся во все стороны люди задевали их локтями иплечами.
        -Проснулись,- усмехнулся Артур.
        Казалось, что на завтрак смерти пришел весь город. Стариков поддерживали подростки, молодые женщины несли на руках детей, десятилетние юнцы просились кмужчинам на плечи. Круг людей разрывался только водном месте. От лесенки, ведущей на помост, тянулась узкая дорога кбоковому, самому невзрачному входу во дворец.
        Возбужденная толпа гудела. Казалось, что разговаривают все одновременно, икаждый пытается перекричать другого.

«-Добрые здесь люди»,- иронично сказал Роман.

«-На себя посмотри»,- хмыкнул Чет.
        Факелов пропустил замечание мимо ушей идобавил серьезно:

«-Авот власти умные. Горожане, объеденные праведным гневом ижаждой крови преступников, никогда не поднимут восстание. Им всегда есть очем поговорить. Три дня обсуждают предыдущую казнь, апотом три дня гадают, какая будет следующая».
        На четвертом этаже открылись два окна, иоттуда загудели трубы. Толпа мгновенно смолкла. Вскоре этажом выше распахнулось еще одно окно, ивпроеме появился человек среднего возраста сволевыми чертами лица.
        -Великий князь,- благоговейно шепнул Артур.
        -Приветствую вас, друзья!- зычно крикнул князь.- Сегодня мы по традиции караем тех, кто оскверняет нашу землю! Тех, кто позорит нас своим присутствием! Нельзя щадить отродье! Никогда!
        Толпа судовольствием, перетекающим вобщее безумство, закричала, засвистела, заулюлюкала. Князь, со сдержанной улыбкой на устах, благосклонно кивнул.
        Роман судивлением заметил, что обычно добродушный Артур тоже сейчас что-то орал, бешено вращая глазами. Народ стаким усердием поддерживал слова князя, будто эти преступники обидели каждого человека вотдельности.

«-Вот оно, влияние правителя и толпы. Человек сам не свой стал»,- кивая на Артура, сказал Факелов.
        Трижды грянули трубы- тут же открылись боковые ворота дворца. Люди перевели взгляд справителя на дверь. Первым вышел стражник, за ним ковылял заросший человек вветхой накидке. Каждый шаг давался ему струдом. Роман даже услышал, как гремит цепь, соединяющая ножные кандалы. Следом шел стражник скопьем, аза ним еще один преступник ивоин.
        Приговоренный шагал споднятой головой, хотя было заметно, что дается ему это струдом. Надменно обведя толпу прищуренными глазами, он двигался так, словно его вели короновать. Оскорбленная толпа вновь подняла дикий шум, покрывая преступников сотнями проклятий.
        Вскоре из дверей вышел громила всером кожаном костюме ичерной маске спрорезями для глаз ирта. Слегка завернутые губы палача были искривлены вжутковатой ухмылке. Казалось, что он сейчас пустит слюну от предвкушения.

«-Ненормальный»,- заметил Роман.

«-Аты кого ждал?- удивился ворон.- Фею?»
        Факелов пожал плечами изевнул. Подошвы сапог промерзли, иРоман, чтобы хоть немного согреться, начал переминаться сноги на ногу.
        Дунул легкий ветерок, принесший едва заметные хлопья снега. Солнце, почти переползшее за спину, ярко освещало плаху.
        Забывший обо всем на свете Артур впился глазами вподнявшихся на помост людей. Один из стражников выдвинулся вперед и, махнув рукой на понурого преступника, прокричал:
        -За убийство двух граждан приговаривается ксмертной казни через повешение!
        Народ одобрительно заорал. Палач накинул на преступника петлю, стражники заставили забраться его на высокий табурет. Затем палач подтянул веревку изакрепил ее. Несчастный, со скованными ногами исвязанными за спиной руками впервые поднял голову иистошно провизжал:
        -Чтоб вы все сдохли!
        Через миг палач выбил унего из-под ног табурет. Преступник, хрипя ибрызгая слюной, задергался. Тело искривлялось от болевых судорог. Через минуту он затих. Присмиревшая толпа вновь начала оживать.

«-Вот на что тут смотреть?»- не унимался Факелов.

«-Он мучается иумирает. Аты живой,- вкрадчиво объяснил Чет.- Это очень приятно, когда ты живой, акто-то мертвый. Тем более по справедливости».

«-Амне неприятно»,- пассивно возразил Роман.

«-Ты ж унас будущий бог. Простых смертных тебе не понять,- сиздевкой проговорил ворон.- Аесли будешь потом сам всех карать, то люди начнут убивать невиновных. Потому что люди не могут жить без козла отпущения».

«-На все утебя вороний ответ, падальщик»,- стоской заметил Факелов.
        Чет вответ лишь несколько раз каркнул.
        Стражник, увидев что люди пришли всебя, набрал полную грудь воздуха.
        -За нападение на знатную персону приговаривается ксмертной казни через отсечение головы!- показав на преступника, прогорланил он.
        Приговоренный улыбнулся, выказывая призрение ксмерти ико всем собравшимся. Преступник что-то сказал стражам испокойно направился кгильотине. Толпа зароптала. Бесстрашие казнимого вызывало вней гнев.
        Преступник опустился на колени иположил голову ввыемку. Палач тут же опустил верхнюю планку. «Гореть он будет впекле!»- услышал Роман чей-то злой голос. «Там-то снего спесь собьют!»- подхватил кто-то другой. Когда палач уже хотел перерезать веревку, раздался короткий звук трубы. Все подняли головы. Великий князь сделал стражникам знак. Воины перевернули копья и, словно обычными палками, начали лупить преступника по спине. Тот от неожиданности вскрикнул, вызвав улюдей дикий восторг. Кто-то кричал: «Слава князю!», кто-то просто хлопал владоши.

«-Зверинец»,- разворачиваясь, сказал Роман изатормошил Артура.
        Тот посмотрел на него туманными глазами.
        -Я прогуляюсь по городу,- сказал Факелов.- Скоро вернусь.
        -А что мне старухе сказать?- забеспокоился Артур.
        -Скажи, что узнаю, что делали спреступниками до казни.
        -Она будет счастлива,- мрачно сказал Артур.- Ты давай… возвращайся быстрее.
        Роман кивнул Артуру иначал пробиваться сквозь толпу кзападной дороге.
        Глава тридцать третья
        Когда Роман услышал за спиной взрывоподобный вой толпы, он понял, что случилось. Голова преступника наконец-то слетела сплеч.
        Между дворцом ивновь начавшимися домами, вплоть до западных ворот, тянулась дорога. Роман спустился по ней на Торговую улицу идвинулся на север.

«-Изачем тебе туда?»- недовольно спросил Чет.

«-Хочу посмотреть, много ли про меня объявлений,- ответил Факелов.- Заодно икнижную лавку поищу».

«-Утебя ж ни монетки».

«-Приценюсь»,- пожал плечами Роман.

«-Аты себя сдай,- посоветовал ворон,- за полцены».

«-Смешно»,- скривил губы Факелов.
        Дома на Торговой стояли не такие кичливые, как на Дворцовой, но все каменные, крепко сложенные. На многих домах висели вывески свыгравированными рисунками: посуды, молота инаковальни, хлеба, одежды. Роман шел медленно, всматриваясь вкаждую из них.
        В десятке шагов от Романа из дома вышел человек изамер. Через миг он достал из ножен ятаган. Вогнутый клинок серел плохой сталью. Факелов, взявшись за ручку палаша, быстро оглянулся. Улица была пустынна- народ не торопился возвращаться вэту закрытую, словно аппендикс, часть города.
        -Я верил, что мы встретимся,- голос человека дрожал от возбуждения.
        Роман сужасом узнал корабельного рулевого Ревеса. Сейчас внем не было итени того податливого, наивного парня. Вглазах бывшего пирата горел огонек злобного безумия.
        -Когда встречу твоего дружка- зарежу как больную собаку,- оскалившись, продолжал Ревес,- ана тебе яхорошенько заработаю.
        -За что же ты нас так ненавидишь?- достав клинок, спросил Роман.- Мы не виноваты втом, что нам встретились пираты.
        -За что?!- взвизгнув на последней ноте, прокричал рулевой.- Язнал того стража, он успел мне все рассказать, пока ему не оторвали ноги ируки.- Ревес сделал несколько шагов вперед.- Ты обесчестил княжну Акулину ивместе сней весь народ!

«-Теперь ты знаешь, как ее зовут»,- вставил Чет.
        -Это был не я!- возмущенно воскликнул Роман.
        Ревес оскалился еще сильнее.
        -Больше ты меня не обманешь, тварь,- проговорил он.- Игде твое пернатое чучело? Отдал обратно дьяволу?

«-Он меня помнит»,- сгордостью поделился Чет.
        -Да,- спокойно ответил Факелов,- скоро яотдам ему итебя.
        Ревес заметно вздрогнул и, подбадривая себя проклятьями, двинулся на Романа. Кольцо запульсировало, медальон остался безучастным.

«-Может, лучше убежать?»- сбеспокойством спросил Чет.

«-Все равно найдет,- возразил Факелов.- Амне испытания еще выполнять».
        Роман сдвинул шапку немного назад, чтобы впылу боя она не закрыла глаза, ишагнул навстречу врагу. Улица по-прежнему была пустынна, лишь внескольких окнах Факелов заметил людские силуэты.
        Ревес сделал ложный выпад иударил сдругой стороны. Роман без труда парировал атаку. Пронзительный звук удара пронесся над улицей. Факелов успел заметить на ятагане свежую глубокую зазубрину. Роман не торопился нападать, надеясь поймать противника на ошибке. Но итянуть было нельзя- на улице могли появиться стражники.
        Ревес наносил удар за ударом: бесхитростные, легко предсказуемые. Либо он пытался усыпить внимание Факелова, либо решил вымотать его за счет разницы ввесе оружия.
        Ревес рубил сбоков, страшась нанести смертельную рану. Устать Роман не боялся, понимая, что враг больше усыпляет собственное внимание. Хоть ятаган иманевренней, зато палаш длиннее имощнее. Что-то произнес ворон, но сосредоточенный на бое Факелов, его не услышал.
        При очередной атаке ятаган соскользнул спалаша иопустился Роману на предплечье. Факелов почувствовал боль, словно его стукнули ребром ладони. Толстая телогрейка даже не прорвалась. Лишь белая полоска осталась вместе удара, словно кожу много раз гнули.
        Роман воспользовался мгновеньем, пока противник пытался рассмотреть плоды атаки, исделал колющий выпад. Ревес со вскриком отпрыгнул. Боль начисто смыла сего сознания ярость, на лице читалось беспокойство. На куртке пирата зияла широкая прореха слевой стороны живота. Ревес, прижав ладонь кране, сделал несколько шагов назад.
        Роман двинулся за ним. Несмотря на мороз, на лбу выступила испарина, арубашка промокла насквозь. Факелов смахнул пот ивзглянул на оружие врага. Покрытый выбоинами ятаган напоминал гигантский земной нож для резки хлеба.
        Роман сделал два быстрых шага и, ссилой замахнувшись, рубанул слева направо. Ревес парировал удар на почти вытянутой руке. Коротко звякнул металл, лезвие палаша застряло водной из зазубрин. Рука Ревеса отклонилась, увлекая за собой оба клинка. Впоследний миг, когда оружие должно было остановиться, Роман дернул палаш вправо изо всех сил. Ятаган отлетел всторону, иРевес бросился вдом, откуда вышел.
        Не успел бывший пират закрыть дверь, как Факелов сразбега пропечатал ее ногой. Ревес проскочил сени изабежал за стол всередине обширной комнаты. Роман притворил дверь, но не запер- оставил путь котступлению.
        Стоило Факелову шагнуть вкомнату, как внего полетела табуретка. Увернувшись ивыставив палаш рукоятью вниз, Роман двинулся кпротивнику. Ревес стоял споднятым за края ножек табуретом. Роман понимал, что как оружие крепкая табуретка не хуже паршивого ятагана. Страх ипотеря крови сказались на Ревесе- лицо побледнело, аруки мелко тряслись. Табуретка опускалась сантиметр за сантиметром, пират терял силы на глазах.
        -Не убивай,- прошептал он.
        Факелов приподнял брови иподался чуть вперед, словно не услышал.
        -Не убивай,- повторил Ревес, выронив табурет.
        -Как ты смеешь просить?!- взвился Роман.- Ты пять минут назад обещал убить моего друга, аменя продать!
        -Не уби…
        Договорить Ревес не успел. Факелов широко замахнулся ирубанул врага по шее. Смгновенным хрустом ичавканьем голова слетела сплеч. Падающее на пол тело конвульсивно задергалось, заливая все вокруг кровью, словно дьявольский фонтан.
        Роман как завороженный смотрел на жуткое зрелище, также кролик не может оторвать взора, глядя на удава. Обезглавленный Ревес последний раз дернулся и, наконец, затих.

«-Ана казни ты, бедняга, смотреть не можешь»,- иронично заметил Чет.
        Факелов, не говоря ни слова, трижды вытер клинок настольной скатертью. Засунув палаш вножны, он подошел ктрупу. Пошарив по карманам, Роман нашел четыре золотых монеты, десяток серебряных имелкий шлифовальный камень. Имущество пирата перекочевало кФакелову. Поднявшись скорточек, Роман быстро обошел все комнаты. Проходя мимо одного из окон, Факелов мельком заглянул встоящий на нем горшок. Остановившись, он достал из него маленький мешочек, где оказалось еще полдесятка золотых монет.

«-Богатеем»,- невесело хмыкнул Роман.
        Не обнаружив больше ничего интересного, Факелов осторожно выглянул на улицу. Когда двое прохожих пропали из виду, Роман выскользнул из дома. Снова поглубже натянув шапку, он направился вособняк княжны.

* * *
        Стоило Роману зайти вдом, как из покоев старухи показался Артур игромко произнес:
        -Давай быстрее! Госпожа хочет подробностей!
        Роман зашел всвою комнату и, бросив от входа на кушетку телогрейку ишапку, отправился кстарухе.
        -Простите, княжна Инесса,- спорога сказал Факелов,- что заставил вас ждать.- Роман сделал полупоклон.- Говорят, что их до казни замучили так, что они ждали ее как праздника.
        -Садись,- просипела старуха, указав на кровать.- Рассказывай все ссамого начала.
        Через четверть часа Роман рассказывал овысокомерном преступнике. Используя полученный сРевесом опыт, Факелов легко поведал овторой казни, хоть ине видел ее.
        Плечи княжны слегка распрямились, она внимательно смотрела на Романа ини разу его не перебила. Видеть радость ввыцветевших, обычно холодных глазах было странно.
        Когда Факелов закончил, старуха проговорила:
        -Расскажи еще раз.
        Роман удивлено приподнял брови, потом улыбнулся ипокорно начал повествование заново. Вэтот раз княжна задавала много вопросов. От некоторых становилось жутковато даже Факелову.
        Через час он начал рассказывать оказни снова. Каждый раз Роман «вспоминал» все больше подробностей, приводя старуху ввосторг.
        Когда княжна его наконец отпустила, Факелов зашел ксебе вкомнату ибез сил опустился на кушетку. От пары часов разговоров сядовитой каргой, Роман чувствовал усталость большую, чем после ночи таскания мешков. Телогрейка полетела на пол, ножны исапоги опустились рядом. Взбив подушку, Факелов лег на живот изадремал.
        Проснулся Роман оттого, что кто-то, словно кота, гладил его по голове испине. Рядом сидела Камилла изастенчиво улыбалась. Факелов давно понял, что смущения вдевушке столько же, сколько встарухе доброты.
        -А если Артур увидит?- перевернувшись на спину, спросил Роман, хотя заранее знал ответ.
        -Не увидит,- покачала головой Камилла ивстала.- Зайди ккняжне, апотом приходи обедать.
        -Хорошо,- улыбнулся Роман ипогладил ее по бедру.
        Камилла стрельнула внего глазами ибыстро вышла из комнаты.

* * *
        День прошел вобычных делах- вподобострастном служении княжне. Ночью Роман снова спал беспокойно имного раз пробуждался.
        В очередном сне он бродил по темным горным туннелям, лучина мигала, как севший фонарик. Со всех сторон раздавался шелест, словно кнему ползли сотни гигантских змей. Впещере будто включили свет, иРоман увидел круглый зал, до колена заваленный костями. Это место словно служило для апофеоза смерти. Посреди пещеры стоял человек. Учащенно бьющееся сердце Романа заколотилось как безумное. Человек сделал несколько шагов, иФакелов разглядел его еще лучше. Ктелу плотника была приставлена рваными окровавленными краями голова Ревеса. Рука Романа метнулась кпалашу, но ножны оказались пусты. Факелов попробовал развернуться, но тело наполнилось непреодолимой усталостью, ион не смог сдвинуться сместа. Плотник-Ревес продолжал медленно шагать кнему, под его ногами похрустывали кости ичерепа. Глаза чудовища оставались закрытыми, но двигалось оно уверенно. Остановившись впаре шагов, плотник-Ревес поднял ятаган, укоторого вместо эфеса было древко топора, ирубанул по Роману сверху вниз. Факелов почувствовал боль втемени ипроснулся.
        Роман сел иснял мокрую насквозь рубашку. Колотившееся сердце понемногу успокаивалось, прохлада приводила вчувство.

«-Выспаться мне, похоже, больше не суждено,- ворчливо сказал Чет.- Нервный из тебя божок получится».

«-Потом все изменится»,- произнес Роман.

«-Аесли нет?»
        Этот вопрос больно кольнул Факелова, но он твердо повторил:

«-Все изменится».

«-Вообще не понимаю, зачем Наставнику делить стобой власть?»

«-Это человеческие категории,- высокомерно отозвался Роман.- Ияуверен- ему одиноко».

«-Одиночество тоже люди придумали,- возразил ворон.- Надеюсь, ты мне потом все расскажешь».

«-Может быть»,- ложась, сказал Факелов.
        Уснуть ему так ине удалось. Через полчаса из комнаты вышел Артур и, взглянув на Романа, радостно произнес:
        -Ты уже проснулся!
        -Доброе утро.
        -Пойду узнаю, чего сегодня хочет княжна,- улыбнулся Артур ивышел.
        Роман встал инадел высохшую рубашку. Сделав пару крадущихся шагов, он слегка отодвинул гардину, скрывающую комнату Артура. Прямо напротив арки стояло зеркало, перед которым крутилась нагая Камилла. Факелов судовольствием отметил ее округлые, чуть вздернутые ягодицы, апотом перевел взгляд на зеркало, где отражалось стройное, чуть смуглое тело снебольшой красивой грудью. Вэтот же миг его увидела Камилла. Глаза ее распахнулись, ротик приоткрылся. Роман усмехнулся изадвинул штору.

«-Красивая, черт»,- заметил Чет.

«-Вчеловека превращаешься?- иронично спросил Факелов.- Женщин оцениваешь… или просто подрос?»
        Чет злобно каркнул. Но все-таки не выдержал испросил:

«-Вмоем теле ты кем себя чувствуешь?»

«-Значит, подрос»,- весело заключил Роман.

«-Да пошел ты. Они ираньше мне нравились»,- оправдался ворон.
        Через полминуты вид старухи затмил образ пышущей плотской красотой Камиллы.

«-По-моему, она скаждым днем становится хуже»,- сказал Факелов, ставя перед княжной ведро.

«-Ты на нее дурно влияешь»,- мстительно проговорил Чет.

«-Главное, чтоб не сдохла, пока яне пройду испытания».
        Через десять минут, расправившись с«утренним туалетом», Факелов вновь зашел кстарухе.
        -Что-нибудь еще, госпожа?
        -Артур скажет,- просипела она.- Почему ты еще здесь? Где мой завтрак?
        Роман поклонился ивышел.
        -Всем здрасте,- сказал он, зайдя на кухню.- Завтрак хочет.
        Затем Факелов взглянул на Артура.
        -За зерном пойдем,- ответил раб княжны на немой вопрос.- Ей мешок пшеницы понадобился. Голода боится.
        -А что, может быть?- сдвинув брови, спросил Роман.
        Артур засмеялся иответил:
        -Если неделями дома сидеть, ине такое вбашку взбредет.
        -Понятно,- скривил губы Факелов.
        -Позавтракаем ипойдем,- сообщил Артур.
        Роман кивнул.
        -Мешок пшеницы не помешает,- протягивая Роману поднос, сказала Ефросинья.
        -Тоже верно,- равнодушно согласился Факелов ивышел.
        Глава тридцать четвертая

«-Главное, снова ни на кого не наткнуться»,- заметил Роман.

«-Ну, вчера ты совершил то, что нужно было сделать еще на корабле,- сказал Чет.- До сих пор удивляюсь, как он вас тогда не прирезал».

«-Он был как овца сдвумя волками,- хмыкнул Факелов.- Мы ж всю команду порешили. Да итебя он боялся».

«-Авчера?»- поддел ворон.

«-Апотом овца заболела бешенством»,- легко объяснил Роман.
        Роман иАртур свернули на центральную дорогу. Здесь, вотличие от улицы, снег был расчищен. Ветер обжигал холодом, аподхватываемые им мелкие градины больно били влицо.
        -Не самая удачная погода для заготовки,- прикрывая глаза ладонью, сказал Артур.
        Роман угукнул, хотя сам был рад- втакую погоду никто не пялится друг на друга.
        -Ты не знаешь, где книжная лавка?
        -Раньше на Торговой была, вюжной части,- подумав, ответил Артур.- Ана ярмарке таким вряд ли торгуют.
        -Тем более вметель,- усмехнулся Факелов.
        Увидев знакомых торговцев птицей, Роман решил иу них спросить окнигах. Один из мужиков тоже его заметил ишироко улыбнулся.
        -Здрасте, ребята!- издали сказал Факелов.- Может, хоть вы знаете, где книжки продают?
        -На хрен тебе книги?! Лучше гуся купи! Поторгуемся!- добродушно воскликнул птицевод.

«-Вечно все знают, что мне «лучше»,- устало поделился Роман.- То родители, то учителя, то друзья, авот теперь иторгаш знает, что мне «лучше»».

«-Навязчивая доброта- тоже зло»,- философски изрек ворон.
        -Я того гуся еще не доел,- вслух произнес Факелов.
        Птицевод вытянул губы ишироко распахнул глаза.
        -Не понял,- сказал он.
        -Да шучу я,- махнул рукой Роман.- Так вы не знаете, где книжная лавка?
        -Да где-то на Торговой была,- пожал плечами птицевод и, увидев подошедшего покупателя, тут же забыл оРомане.
        Факелов нашел глазами Артура идвинулся кнему. Раб разговаривал стощим мужиком, который непреклонно качал головой. Артур всплеснул руками иобратился кФакелову:
        -Рома, утебя есть два серебряника? Уперся жук, ни вкакую не уступает.
        Торговец осклабился, но встревать не стал. Факелов порылся вкармане идостал две монеты.
        -Постараюсь отдать сегодня.
        -Неважно,- махнул рукой Роман.

«-Награбленного не жалко»,- вставил Чет.
        Продавец принял монеты и, стянув ссаней ворох одеял, указал на туго набитый мешок.
        -Проверять надо?- спросил Артур.
        -Ты ж знаешь, что лучше пшеницы- не найти,- пробасил мужик. Затем добавил:- Потому ине уступаю.
        Артур взялся за углы ис кряхтением вытащил льняной мешок.

«-Снова зерно таскать,- заметил Чет.- Не надоело?»
        Роман поморщился, он старался не вспоминать опредыдущих испытаниях, хотя неприятные мысли часто приходили ибез помощи ворона.
        Артур иФакелов взяли мешок, как носилки. Роман впереди, Артур- сзади. Они вышли сярмарочной площади, иАртур снатугой попросил:
        -Давай отдохнем.
        -Неужели вдоме нет саней или тележки?- остановившись, спросил Факелов.
        -Зачем, когда есть раб?- грустно проговорил Артур.
        Роман сочувственно покачал головой.
        -Пойдем,- махнув рукой, сказал Артур.- Пустое это.
        Свернув на улицу, они еще раз отдохнули, апотом шли без остановок до самого дома. Чет не преминул судивлением заметить, что колодец ссеребряной лебедкой до сих пор на месте.
        Зайдя вдом, Роман сразу опустил мешок.
        -Нужно княжне показать,- извиняющимся тоном сказал Артур.
        -Понесли.
        -Все как вы говорили, госпожа,- произнес Артур, махая на мешок.
        -Хорошая?
        -Лучшая!
        -Пока свободны,- неразборчиво буркнула старуха, свесив голову на грудь.
        Артур открыл рот, чтобы переспросить, но Роман дернул его за локоть икивнул на арку.
        -Пойду прогуляюсь,- сказал Факелов, выйдя из кладовой спровизией.
        -Не задерживайся, мало ли что она захочет,- попросил Артур.
        Роман хмыкнул инаправился квыходу.

«-Ты куда, снова книжки искать?»- снегодованием спросил Чет.

«-Да скучно просто сидеть, атак вычитаю что-нибудь полезное. Да иот своих мыслей отвлекусь».

«-Аты не сиди! Все равно толку никакого! Сколько времени прошло, амедальон безучастен».

«-Мало прошло,- бесстрастно ответил Факелов.- Ты бы определился. Ато выходить нельзя, сидеть- тоже нельзя. Что ж делать?»

«-Проваливать сгорода».

«-Аиспытания?»
        Ворон молчал.

«-Вот ипомалкивай».
        Роман на ходу плюнул всторону заснеженного пруда ивытер губы. Прикрыв высокую калитку, Факелов зашагал на юг. Через несколько домов он увидел молодого стражника. Слуга порядка остановился ивнимательно вгляделся вРомана. Факелов почувствовал, что вмозгах юноши идет сложная работа по нахождению соответствий.
        -Как зовут начальника стражи?!- рявкнул Роман.
        -Вердан,- машинально ответил стражник, затем встрепенулся ипроизнес неуверенно:- Ты похож на одного разбойника…
        -Молодец,- расплывшись вдоброжелательной улыбке, сказал Факелов.- Ты какой район патрулируешь?
        -Юго-западный,- ответил сбитый столку юноша.
        -С такими бойцами район вбезопасности,- сгордостью сказал Роман.- Яскажу начальнику, что ты хорошо работаешь.
        Стражник стоял сприоткрытым ртом ис недоверием смотрел на Факелова.
        -Не смотри ты на меня, как на девку голую,- со смехом попросил Роман.- Япроверяю стражников-оболтусов. Среагируют ли они. Аты молодец. Некоторые вообще не патрулируют- по кабакам сидят.- Улыбка сошла слица Факелова ион, словно опомнившись, добавил:- Только ты никому не говори, особенно из новеньких. Мне еще многих проверить нужно. Понял?
        -Ладно,- ответил стражник.- Только вы меня обманываете.
        Роман усмехнулся. Стражник, наверное, исам не заметил, как перешел на «вы».
        -Хорошо, можешь отвести меня кначальнику.
        -Неужели правда проверка?
        Роман развел руками, мол, ачто делать.
        -Меня Валием звать. Не забудьте начальнику сказать.
        -Да он сам спросит,- успокоил Факелов.
        -Ну, мне надо идти,- по-прежнему неуверенно сказал слуга порядка.
        -Удачи! Всегда смотри воба! Еще увидимся!- подняв кулак, воскликнул Роман.
        Стражник кивнул идвинулся дальше по Дворцовой улице.

«-Ябы тебе не поверил»,- заявил Чет, хотя вголосе чувствовалось уважение.

«-Он доверчивостью жизнь себе спас».
        -Погодите!- послышался окрик Валия.

«-Вот черт»,- оборачиваясь, сказал Роман.
        Стражник шел кнему, чуть ли не срываясь на бег.
        -Что такое?!- приподняв брови, поинтересовался Факелов.
        -Я одного не понял. Настоящий преступник-то есть?
        Роман снова засмеялся.
        -Парень, ты когда-нибудь видел такие вознаграждения?
        Стражник заулыбался, но тут же сбеспокойством сказал:
        -Там же написано… за мертвого- пятьдесят. Вас могут убить.
        -А вот это точно невозможно. Ты во всем городе не найдешь человека, который захочет взять пятьдесят вместо тысячи.
        -Ловко,- усмехнулся стражник. Затем еще раз попрощался изашагал кцентральной дороге.

«-Кстати, зачем тебе имя начальника?»
        Роман пожал плечами.

«-Первое, что пришло вголову. Как он сказал? Вердан?»

«-Да»,- переходя на карканье, ответил Чет.
        Факелов вышел на восточную дорогу иприсоединился кдовольно плотному потоку прохожих. Люди, как иположено во всех крупных городах, смотрели друг на друга мельком. Или вообще не смотрели. Роман споткнулся, куски утоптанного снега полетели вперед ивстороны. Идущие рядом прохожие со злостью зашикали. Кто-то посоветовал жрать меньше браги иглядеть под ноги.
        Факелов молча продолжил путь, чувствуя, как по спине ползают сухие взгляды. Когда он свернул на Торговую, ощущение исчезло. Но уже через несколько секунд оно вернулось. Факелов резко оглянулся. На него пристально смотрели два коренастых мужика вудобной охотничьей одежде. Встретившись взглядом сРоманом, они ускорили шаг.

«-Убегай»,- взмолился ворон.

«-Нельзя,- со злобой сказал Роман.- Кто-нибудь увидит- тоже побежит. Асилы уменя не бесконечные».

«-Ичто же делать?»

«-Тебе- заткнуться, мне- попробовать договориться».
        Факелов остановился, понимая, что преследователи уже не потеряют его из виду. Он поправил шапку, подтянул перчатки ивытащил палаш. «Давно надо было купить метательные ножи»,- сраздражением подумал Роман.
        Выражение лиц обоих преследователей полностью рассказывало отом, как они относятся кжизни. Мужики привыкли брать от нее все: без спросу ине стесняясь. Вобщем, обычные головорезы, строящие из себя добрячков.
        Когда до преследователей оставалось шагов пятнадцать, Факелов снегодованием прокричал:
        -Что, опять?! Как вы все меня достали!
        Мужики переглянулись. Один достал небольшой боевой молот на длинной рукояти, авторой равнодушно спросил:
        -Ты чего верещишь?
        -Если япохож на какого-то урода, что мне теперь, не жить?!- продолжать гнуть свое Роман.
        -Извини, брат. На всякий случай придется попутешествовать. Снас жратва, бить не будем,- спокойно проговорил мужик, медленно подходя кРоману.
        Головорез смолотом начал заходить сбоку. Второй достал короткую абордажную саблю исказал:
        -Брось клинок, ипойдем по-хорошему.
        Романа лихорадило от злости истраха. То, что судьба не давала ему шага ступить без проблемы- бесило. Факелов видел, что головорезы мастера подобных дел имогут сним справиться. Размышления овозможной неудаче сильно отбавляли силы. Роман надеялся на колечко, ведь тогда сящером оно помогло ему. Хотя уверенности это не прибавило. «В крайнем случае сдамся, потом превращусь вворона иулечу. Кажется, уРевеса вдоме были сменные штаны ирубашка. Тем более они хотят взять меня живьем, ав бою это огромное преимущество». Приободрившись этими мыслями, Роман оценил обстановку по-новому.
        Противник ссаблей мелкими шажками подбирался кФакелову. Роман начал двигаться по окружности, отдаляя момент, когда второй сможет зайти со спины. Но долго так продолжаться не могло. Если один из них будет преграждать дорогу, адругой продолжит заходить втыл, то Роман влюбом случае окажется впроигрышном положении: либо спиной кврагу, либо прижатым кдому. Факелов отвел палаш далеко назад исделал шаг навстречу.
        -Парень, ты пойми. Пятьдесят монет тоже большие деньги,- нагловато усмехаясь, сказал первый.- Если мы тебя случайно уб-б-б…
        Речь перешла вбульканье- Роман проткнул врагу горло. Кровь хлынула на снег, превращая его воплавленный багровый ковер. Сабля выпала из рук, ачерез миг мертвец упал на нее лицом.
        Второй головорез открывал изакрывал рот, словно рыба, попавшая впустыню. Как ивсякий нагловатый иудачливый проныра, он обомлел при виде смерти. Роман же, опьянев от легкой победы, бросился на второго врага состервенением голодного тигра.
        Противник опомнился иподставил под удар рукоять. Через миг Роман атаковал снова. Вэтот раз головорезу не повезло- четыре отрубленных пальца слевой руки полетели на землю. Мужик взвыл от боли, выронил молот ибросился бежать кюжной стене. Роман вытер палаш отруп иснег, ибыстрым шагом направился впротивоположную сторону.
        Из домов, кмертвецу, тут же набежали люди. Кто-то из окна орал: «Стража! Стража! Стража!», не понимая, что по традиции слуги порядка прибудут лишь для того, чтобы полюбоваться трупом.
        Один из прохожих попробовал преградить Роману дорогу, но стоило Факелову выхватить клинок, как побледневший герой ретировался.

«-Безумие»,- благоговейно сказал ворон.

«-Ага, переживал больше,- со смешком сказал Факелов.- Но за книгами ябольше не пойду».

«-Дошло, наконец».

* * *
        Свернув свосточной дороги на Дворцовую улицу, Роман замедлил шаг. Одинокий прохожий взглянул на его сапоги и, изменившись влице, обошел Факелова по широкой дуге. Роман посмотрел на обувь ичертыхнулся.
        Смяв вруке снег втугой комок, Факелов начал тереть забрызганные кровью сапоги. Каждые десять секунд Роман оглядывался назад, высматривая прохожих. Замерзшая кровь счищалась ссапог так же, как сухая корка сзажившей раны.
        Перед калиткой Факелов внимательно оглядел штаны ителогрейку. Не найдя ничего подозрительного, он зашел во двор. На участке работал Игнат. Толкая перед собой широкую лопату, он сгребал снег квосточной стенке забора; когда потеплеет, вода потечет на улицу, ане будет превращать двор возеро.
        -Здрасте.
        -Здорово,- буркнул садовник.
        -Как жизнь?
        Игнат выпрямился ис прищуром посмотрел на Романа. Не найдя подвоха, садовник ответил:
        -Снежно.
        Факелов хмыкнул изашел всени, оставив Игната наедине слопатой.
        Глава тридцать пятая
        Несмотря на данное себе обещание, Роман сближался сКамиллой все сильнее. Уже через две недели не проходило идня, чтобы они не обменялись хотя бы парой поцелуев. Воздержание, скука изапретность отношений только усиливали влечение.
        На улицу Роман выходил только на казни. Остальные же дни слились воднообразную серую полосу. Это напомнило Землю, когда он ходил вненужную школу, учил ненужные уроки ивел сродителями ненужные разговоры.
        От бегающих по замкнутому кругу мыслей Факелова могло отвлечь либо фехтование, либо флирт сКамиллой. Конечно, во время разговоров со старухой Роман тоже не думал опрошлых испытаниях, но там ибез этого было тяжко.
        К концу четвертой недели Факелов готов был лезть на стену, стоило ему просто взглянуть на Камиллу.

«-Тяжело тебе будет вличине бога,- ссарказмом заметил Чет.- Если там действительно чувства возрастают».
        Роман некстати вспомнил мифы огреческих богах, которые восновном занимались половыми утехами. Причем сфантазией психопатов-деградантов.

«-Разум тоже возрастает,- парировал Факелов.- Так что ивоздерживаться проще».

«-Тогда нужно торопиться»,- со знанием дела проговорил ворон.
        На следующий день Роман проснулся до рассвета.

«-Доброе утро,- уныло сказал Чет.- Почему ты так мало спишь?»
        Факелов не стал отвечать.
        Когда мимо проходил Артур, он притворился спящим. Роман слышал, как старуха давала ему распоряжения, ачерез минуту Артур вышел на улицу. Факелов вскочил скушетки изабежал вкомнату Камиллы.
        Ночная сорочка едва прикрывала бедра, оставляя открытыми стройные смуглые ноги. Камилла только что встала исонно смотрела на Романа.
        -А если…- начала она.
        -Тише, он ушел,- перебил Факелов ипоцеловал ее.
        Роман зашел сзади иобнял ее одной рукой за живот, адругой начал давить на спину, заставляя нагнуться. Камилла поддалась изастыла, упершись ладонями вкрай кровати.
        За секунду до того, как Роман вошел внее, медальон раскалился ивновь стал прохладным.
        Не прошло идесяти минут, как Факелов покинул комнату под горячий шепот Камиллы: «Я люблю тебя». Роман ответил ей той же фразой ивернулся на кушетку. Сердце колотилось так, что казалось, будто оно сейчас проломит ребра.

«-Это испытание получилось одно из самых искренних»,- ехидно проговорил ворон.

«-Тебя якокнул тоже чисто по-дружески,- напомнил Роман.- Почти бескорыстно».
        В комнату вошел Артур ижизнерадостно спросил:
        -Как спалось? Госпожа уже ждет.
        -Как обычно,- поднимаясь, ответил Факелов.- Уже иду.
        -Давай,- похлопав по плечу, сказал Артур.- Потом приходи на кухню. Фрося такой пирог смастерила!
        -Хорошо,- отрешенно произнес Роман. Вдуше творилось что-то странное. Факелов смотрел на улыбающегося Артура, но казалось ему, будто на него глядит голодный ребенок, укоторого он забрал последнийкусок.

«Жена- моя единственная отрада»,- вспомнил слова Артура Факелов. Ион эту радость забрал.
        С каждым новым шагом по Пути апатия усиливалась, былой подъем иэнтузиазм давно испарились. Появилось новое, доселе неведомое чувство- отвращение ксебе. Рос страх за последнее испытание, трепет перед неподвластной Роману неизвестностью. Словно он был на самом важном вжизни экзамене, где все зависит лишь от самодурства преподавателя.
        -Ты чего?- обеспокоенно спросил Артур, выводя Романа из прострации.
        -Задумался,- тряхнув головой, пробормотал Факелов.
        -Ты как будто умер,- сдетской непосредственностью заявил Артур.
        -О пироге замечтался,- выдавив из себя усмешку, сказал Роман инаправился кстарухе.
        Остановившись вкоридоре между арками, Факелов взглянул на медальон. Внизу, четвертая слева «ресница» загорелась багровым светом. Теперь серыми оставались лишь три полоски.
        Если восьмое испытание было впроцессе выполнения, то над седьмым Роман ломал голову постоянно. «Сатана представляет человека всего лишь еще одним животным, иногда лучшим, чаще же худшим, чем те, кто ходит на четырех лапах; животным, которое вследствие своего «божественного, духовного иинтеллектуального развития» стало самым опасным из животных!» Что здесь можно придумать? Факелов раз за разом перебирал сложившуюся обстановку исвои возможности, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку.
        Показать, что человек не так опасен как животное? Вголову сразу приходили мысли использовать кухарку или Артура. Но как- Роман пока не знал. Или совершить что-нибудь совершенно противоестественное для животной сущности человека? Таким способом тоже можно пойти наперекор заповеди.
        Факелов решил думать вэтих двух направлениях.

«-Что-то ты несильно рад»,- осторожно заметил Чет.
        Роман сделал несколько глубоких вдохов. Затем шагнул вапартаменты княжны и, все-таки решив ответить, сказал:

«-Рано еще радоваться».- Доброе утро, госпожа.
        -Где ведро?
        -Простите, сейчас принесу.
        Через пять минут, морщась больше по привычке, Роман вышел на улицу. Помыв ведро, ихорошо умывшись, Факелов вернулся кстарухе.
        -Что-нибудь еще, княжна Инесса?
        -Как-то ты странно на меня смотришь,- наклонив голову чуть набок, сказала старуха.
        Роман развел руками.
        -Что вы, госпожа. Нет.
        -Сколько ты уменя работаешь?
        -Месяц, княжна Инесса.
        -Хорошо работаешь?
        -Это вам судить, госпожа.
        Старуха пожевала губами.
        -Ты несколько раз отлучался без моего разрешения.
        Факелов стоял, опустив голову.
        -И как тебе работа?
        -Ухаживать за вами- большая честь,- посмотрев вбесцветные глаза, сказал Роман.
        -Я не вполне довольна.
        -Я исправлюсь, госпожа.
        -Попробуем еще месяц,- благосклонно сказала стархуа. Об оплате яподумаю позже.
        -Как скажете, госпожа.
        Роман глубоко поклонился, ивэтот же миг медальон раскалился ивновь стал холодным.
        -Я жду завтрака.
        Факелов еще раз поклонился ивышел.

«-То по три месяца испытание выполняешь, то водин день- два шага по Пути»,- игриво произнес Чет.

«-Всмысле «один день»?- поднял брови Факелов.- Яцелый месяц за ней дерьмо выносил».

«-Яимел ввиду…»

«-Вот думай вследующий раз, прежде чем болтать»,- сурово заявил Роман.

* * *
        Пирог действительно оказался вкусным. Сегодня, впервые за много дней, Факелов ел саппетитом. Камилла, приписав эти изменения ксвоим заслугам, кушала сблаженной улыбкой. Артур же, видя счастье жены, сиял пуще обычного.
        Роман поблагодарил Фросю ивернулся вкомнату. Уже через час тень хорошего настроения слилась сцарившей вдуше Факелова ночью. Он вновь задумался оседьмом испытании.
        -Последний шажок,- пробормотал Роман. «- Но куда шагать- непонятно. Даже кобра всвоей безграничной ненависти проста ипонятна. Яне согласен сСатаной! Человек- не животное! Человек намного ужаснее животного!».

«-За примером далеко ходить не надо»,- усмехнулся Чет.

«-Совершить что-нибудь…- Роман на миг прервался.- Яитак столько страшного сделал».

«-Может нужно совершить что-нибудь именно для этого испытания? Ведь когда ты насиловал княжну, тебе девятое испытание не зачлось. Хотя она была чьей-то невестой».

«-Наверно»,- протянул Роман.

«-Эх, не прогадал я, когда стобой пошел. Арет хоть исильнее, да совестливый больно».

«-Ясразу решил, что цель оправдывает средства,- поделился Факелов.- Иеще.- Роман надолго замолчал. Чет терпеливо ждал.- После второго испытания японял, что останавливаться нельзя. Иначе ничто иникогда не сможет меня оправдать».

«-Понятно. АХедрику бы ты смог рассказать обо всех испытаниях?»

«-Чтоб он меня прирезал?- хмыкнул Факелов.- Акогда стану богом, явряд ли захочу вспоминать оПути. Тем более намеренно».

«-Оби жалко,- неожиданно вспомнил ворон.- Он такую книжку написал бы!»

«-Сам напишешь»,- скривил губы Роман.

«-Тогда торопись, пока явсе не забыл»,- со смешком сказал Чет.

«-Ятолько идумаю об этом! Как пройти седьмое испытание!»
        Роман резко встал изаходил по комнате.

«-Есть уменя одна идейка по поводу Фроси»,- уже спокойнее продолжил Факелов.

«-Иее тоже?!»- пораженно воскликнул ворон.

«-Что?»

«-Ну,- замялся ворон,- как Камиллу».

«-Придурок?»- со смехом спросил Роман.

«-От тебя что угодно можно ждать,- оправдался Чет.- Яж не знал…»

«-Научись слушать,- посоветовал Факелов.- Кухарка очень добрая. Что если создать ситуацию, когда она сделает что-то страшное? Словно кролик загрыз медведя».

«-Ты впервые делишься планами».

«-Явпервые вбольшом ступоре. Так что скажешь?»

«-Интересно. Но как осуществить- ума не приложу».

«-Туманные наметки есть,- неуверенно сказал Роман.- Но все равно, если что придумаешь- говори».

«-Хорошо».

«-Аяуже не могу об этом думать. Пойду, развеюсь».

«-Снова вгород?!»
        Факелов покачал головой.

«-Без надобности- ятуда ни ногой».
        В коридоре Роман столкнулся сКамиллой.
        -Куда ты?- спросила она. Карие глаза сияли, словно первые звездочки, загоревшиеся темной ночью.
        -Поупражняться,- хлопнув по ножнам, ответил Факелов.
        -Я приду посмотреть.
        Роман кивнул и, молча, двинулся дальше.
        Мороз за последнюю неделю сильно ослабел. Несмотря на голые деревья ипокрытые снегом дороги, дворы икрыши, незримый дух весны витал ввоздухе. Низкое пасмурное небо все чаще сменялось ясным ибесконечным, от чего воробьи исинички заливались радостным чириканьем.
        Факелов зашел за дом и, на ходу выхватив палаш, принялся парировать атаки невидимого врага. Понятное дело, что перед тренировкой лучше разогреться, но если на тебя напали- тут уж не до разминки. Роман сконцентрировался на движениях идыхании. Делая каждый последующий выпад резче исильнее, он старался не запыхаться. Факелов хмыкнул, увидев, что Камилла пришла вместе смужем.
        Роман поупражнялся еще полчаса инаправился вдом.
        -Потрясающе,- суважением сказал Артур.
        -Спасибо,- притворившись уставшим, ответил Факелов.- Пойду, искупаюсь.
        Через четверть часа, наскоро обмывшись, Роман зашел ккняжне. Старуха дремала прямо вкресле, ион на цыпочках покинул апартаменты.
        Факелов сненавистью осмотрел комнату илег на кушетку. Утро еще не закончилось, испать не хотелось совершенно. Но думать очем-то- тем более. Последовав примеру хозяйки, Роман задремал.

* * *
        Вновь потянулась серая полоса унылых дней, вожидании непонятно чего. Если раньше, словно тлеющий уголек, грела мысль овыполнении восьмого испытания, то сейчас погасла иэта головешка. Теперь бессмысленность идущих дней Роман ощутил воочию. Каждый час безделья причинял все большую боль. Хотелось действовать. Ине просто наобум, апо четкому плану. Аосознание того, что он бездействует только по своей вине- убивало еще сильнее. Словно Роман пытался найти корни нерешаемого уравнения, идо него никак не могло дойти, что нужно всего лишь на всего решать иным способом. Или взяться за другой пример.
        Роман помог старухе перебраться на кровать и, забрав поднос, отправился ужинать сам. Затолкав всебя пару картофелин, Факелов оперся локтями на стол исонно уставился на Камиллу. Спал Роман по десять-двенадцать часов всутки, отчего ходил вялый имеланхоличный.
        -Ты не болеешь?- сбеспокойством прошептала Камилла.
        -Хандра,- признался Факелов.- Ничего, скоро пройдет.
        -Я постараюсь помочь.
        Роман вымученно улыбнулся иответил:
        -Ты итак помогаешь.- Затем он поднялся идобавил:- Пойду спать.
        -Доброй ночи.
        Возившаяся спосудой кухарка сподозрением уставилась на Факелова.
        -Спокойной ночи, Ефросинья,- сказал он, словно не замечая ее взгляда.- Благодарю за ужин.
        -Съел-то,- махнула рукой кухарка.- Княжна наша больше кушает.
        -Хандра,- повторил Роман ивышел из кухни.

* * *
        Проснулся Роман от едва слышного глухого стука, за которым тут же последовал сиплый вопль старухи. Выдернув палаш из стоящих рядом скушеткой ножен, Факелов бросился вапартаменты хозяйки. Старуха лежала на полу лицом вниз иподвывала. Роман положил клинок на ковер и, взяв княжну подмышки, усадил на кровать.
        Факелов скользнул взглядом по поблескивающему палашу ипосмотрел на старуху. Из разбитой правой брови сочилась тонкая струйка крови, заливающая глаз ищеку. Тут же пришло воспоминание овпервые увиденной казни. Точнее, опроизнесенном на ней приговоре. Мысль, словно вспышка молнии, озарила разум. Роман улыбнулся смрачным удовлетворением ипроизнес:
        -Сейчас явам помогу.
        В эту секунду вкомнату вбежали Фрося, Артур иКамилла со свечками вруках.
        -Госпожа упала скровати. Дайте чистую тряпку- нужно перевязать голову,- сказал Факелов.
        -Да скорее же,- всхлипнула старуха.
        Через полминуты Камилла вернулась сдлинным узким лоскутом ткани, сделанным специально для перевязок. Фрося принесла мокрое полотенце иотдала Роману. Слуги сгрудились вокруг изастыли. Никто ине подумал прикасаться кстарухе. Факелов скривил губы ивытер хозяйке глаз, щеку, азатем промокнул ибровь. Княжна зашипела, судорожно вдыхая воздух через сжатые зубы.
        -Потерпите немножко,- сказал Роман.- Сейчас перевяжу, ивам станет легче.
        Факелов обмотал лоскут вокруг головы княжны. Сделанная снебольшим наклоном повязка закрывала лоб, раненую бровь икраешек правого глаза.
        -Все?
        -Да, княжна Инесса. Лягте поближе кстенке. Спите на спине.
        -Кто здесь приказы раздает?- взбеленилась старуха.
        -Я стараюсь для вашего блага, госпожа.
        -Ладно,- сменила гнев на милость княжна,- все свободны.
        Роман сулыбкой поднял палаш, внимательно посмотрел на Артура ивышел из покоев. Вернув клинок вножны, Факелов продолжал улыбаться, сжав челюсти до боли взубах.

«-Задумал что-то?»- то ли спросил, то ли констатировал Чет.

«-Увидишь»,- вытягиваясь на кушетке, ответил Роман.

«-Снова ты за свое,- обиженно сказал ворон.- Увидишь-увидишь».

«-Всегда, чтобы развить мысль, нужно ухватить ее за хвост. Адальше все получается само собой,- попытался объяснить Роман.- Вэтот раз «хвостом» были блеснувший клинок иструйка княжеской крови».
        Ворон недоверчиво хмыкнул.

«-Яже говорю- увидишь,- отечески произнес Факелов.- Что толку болтать оделе, которое еще не сделал?»

«-Ну, обсудить…»
        Но Роман уже не слышал его; впервые за много дней он уснул сулыбкой.
        Глава тридцать шестая
        Роман толкнул створку приотворенного окна иуселся на подоконник.
        Факелов понимал, что суется восиное гнездо, но другого плана унего не было. Хотелось скорее закончить Путь инемного расслабиться. Вкаждом действии чувствовалась вселенская усталость, подпитываемая загадочностью последнего испытания. Даже смертельная опасность не могла отрезвить Романа.
        -Вердан,- позвал он слегким вороньим акцентом.
        Коренастый начальник стражи вздрогнул ивскочил со стула. Взяв со стола кинжал, он начал оглядываться впоисках говорившего.
        Вердан стоял кРоману боком. Факелов отметил, что ему уже под пятьдесят. Короткие, угольно-черные волосы были тронуты сединой лишь на висках.
        Начальник стражи усмехнулся своей нервозности иуселся обратно на стул. Глянув на дверь, спросил:
        -Кто там?
        -Я здесь,- сказал Роман.
        Вердан развернулся ис изумлением уставился на окно. Удивляться было чему: кабинет находился на третьем этаже, адвор кишел стражами. Вердан увидел ворона исразу понял кто он такой, вголосе появилась боязливая учтивость:
        -Добрый вечер.
        -Здравствуй, мне нужна твоя помощь,- проговорил Роман иперелетел на спинку стула, стоящего напротив начальника стражи.

«-Аккуратней,- забеспокоился Чет.- Как прыгнет!»
        -А отказать ямогу?
        -Конечно! Но ты же человек семейный, на хорошем посту, апро меня ты слышал. Тем более яне прошу ничего страшного. Ты это делаешь постоянно.
        Вердан поднял брови ивпился взглядом вчерный вороний глаз.
        -Сегодня ночью было совершено покушение на знатную особу- княжну Инессу. Нападавший- раб Артур. Есть свидетель- его жена. Княжна после удара ничего не помнит. Твердит, что упала скровати. Предателя следует казнить. Завтра же.

«-Изверг…»- выдохнул Чет.
        Вердан уставился встолешницу ивзадумчивости сжал губы.
        -Зачем тебе? Жену его хочешь?- спросил он.
        Роман приподнял клювом уменьшившийся вместе сним медальон.
        -Знаешь, что это?
        -Я так идумал. Наверное, если яне соглашусь, будет только хуже.
        -Конечно.
        Начальник стражи не стал долго колебаться. Рассудив, что должность исемья важнее, ичто ворон все равно найдет способ осуществить план, он махнул рукой ипроизнес:
        -Черт стобой, ясогласен.
        -Тебе воздастся,- пообещал Роман.- Совсем скоро ятебе помогу.

«-О! Уже милости раздаешь?!»- то ли спросил, то ли отметил Чет.

«-Немилости, кстати, тоже»,- угрожающе ответил Роман.

«-Молчу»,- покорно сказал ворон.
        -Моя дочка не может ходить,- сказал Вердан.
        -Я поставлю ее на ноги. Это будет плата за помощь.
        В глазах начальника стражи блеснула радость. Кажется, он уже видел дочку здоровой.
        -Когда будете брать?- спросил Роман.- Дворцовая тридцать шесть.
        -Нужно подготовить пару бумажек. Ачерез час лично приду счетверкой бойцов.
        -С одним бойцом. Раб сопротивляться не будет, ая не хочу лишний раз нервничать.
        -Понял,- хмыкнул Вердан.- Ты даже это продумал.
        -В любом плане нужно вначале рассматривать опасные ипровальные варианты. Тогда успеха добиться легче,- поделился Роман.- Яполетел. Жду через час.
        Начальник стражи хмуро кивнул. Роман еще раз внимательно посмотрел на Вердана испрыгнул со стула. Сделав несколько взмахов, Факелов растворился вчерном проеме окна.
        Несмотря на то, что воронье зренье ощутимо лучше человеческого, Роман едва не пролетел мимо дома. Толкнув клювом незакрытое окно, Факелов прислушался- тишина. Лишь из соседней спальни слышалось легкое похрапывание Игната.
        Перебравшись на пол, Роман превратился вчеловека. Затем прикрыл окно ибыстро оделся, дрожа от холода ивозбуждения.

«-Иногда кажется, что купить можно кого угодно»,- сказал Чет, когда Роман уселся на кушетку.
        Факелов покачал головой.

«-Меня нельзя. Точнее всех идейных людей».

«-Аесли другой, более мощной идеей?»

«-Ну-у, если рассуждать так, то да. Купить можно кого угодно. Главное знать, какую монету предложить. Собаке- кусок мяса, болвану- пригоршню серебряников, властолюбцу- высокий пост, абогослужителю- древнюю мантру,- сказал Роман. Помолчав немного, заключил:- Вобщем, каждого можно купить за счастье вего понимании».
        Чет молчал, не зная, что добавить или возразить. Роман тяжело вздохнул иположил оголенный палаш рядом ссобой. Сердце непрерывно кололо, вгруди появлялась удушливая слабость. Факелов не находил себе места- вскакивал скушетки, ходил по комнате, садился обратно.
        Когда раздался властный стук, Роман все равно вздрогнул, хоть иждал этого весь час. Он специально оставил калитку незапертой, чтобы стражники не утруждали себя звоном вколокольчик. Из комнаты вышел Артур, зевая изастегивая на ходу штаны.
        -Пойду, спрошу, кто там,- сообщил он, увидев что Роман не спит.
        -Давай, ясейчас тоже приду.
        Факелов распахнул окно, готовя путь для возможно отступления, подхватил палаш идвинулся кдвери.
        -Кто там?- спросил Артур.
        -Начальник стражи,- послышался голос Вердана.- Открывайте, иначе выломаем.
        -Сейчас-сейчас,- суетливо сказал раб, отпирая дверь.- Не надо ничего ломать.
        В прихожую вошли Вердан ивысокий боец спустым преданным лицом.
        -Мы пришли арестовать преступника Артура, совершившего покушение на княжну Инессу. Где он?
        Артур привалился кстене и, как рыба на суше, начал хвать воздух ртом.
        -Вы что…- забормотал он,- яникогда… ясдетства ей служу… ошибка…
        Стражник шагнул кнему. Вглазах Артура появились слезы, теперь он даже не бормотал- спазм от вопиющей несправедливости сжал горло.
        -Р-рома, с-скажи им,- заикаясь, прохрипел он.
        -Это он,- через силу выдавил Факелов.
        В глазах Артура сверкнуло такое отчаяние, что Роман почувствовал эмоциональный удар, будто его огрели невидимой плетью.
        -За что?- совсем тихо проговорил Артур, когда стражник связывал ему руки.
        Роман не знал, что ответить. Лишь стоял, выставив вперед палаш итупо глядя на очередную невинную жертву Пути.
        -Что ж такое делается?!- прокричал Игнат, выскочив из комнаты.- Так изнал, что змею пригрели! Отпустите Артура! Вы посмотрите на него! Ну, на кого он может напасть?
        -Он совершил покушение,- бесстрастно сказал Вердан.
        -Откуда вы знаете?! От этой гниды?!- заорал садовник, ткнув пальцем вРомана.
        Факелов приставил кгруди Игната палаш ипрошипел:
        -Заткнись.
        -Ну давай, коли! Убей еще меня, тварь! Пускай три бабы как хотят живут! Или убей иих, что тебе стоит?
        Роман сделал глубокий вдох. Перевернув палаш, он ударил садовника по голове плашмя. Игнат закатил глаза имешком свалился на пол.
        -Скоро очнется,- мрачно сообщил Факелов.
        Бледный Артур стоял ис улыбкой смотрел на происходящее. Вглазах появилась отрешенность, какая бывает убезумцев.

«-Кажется, он тронулся»,- грустно заметил Чет.

«-Черт, как все надоело…»
        -Княжне надо что-нибудь говорить?- спросил Вердан.
        Роман покачал головой.
        -Идите.
        Первым вышел начальник стражи, за ним усмехающийся Артур, аследом- не проронивший ни звука боец. Застонал садовник, но Роман, едва справляющийся сэмоциями, не обратил на него внимания. Медальон оставался прохладным, никак не отреагировав на произошедшее. Факелов решил, что испытание выполнится, когда Артура казнят.

«-Держись»,- неуклюже подбодрил Чет.
        -Что теперь будет?- спросила Камилла.
        Роман встрепенулся, отвлекаясь от дум.
        -Хорошо все будет,- равнодушно ответил он.- Надо только пару дел завершить.
        -Роман! Ко мне быстро!- послышался сиплый крик старухи.
        -Пошла кчерту,- беззлобно ответил Роман изашел всвою комнату.
        Ветер намел снега, отчего пол стал мокрый. Мороз же успел неплохо полакомиться- слизал со всех поверхностей тепло. Ущербная луна пробилась сквозь снежные тучи, чтобы прищурено глянуть на спящий город.
        Роман захлопнул окно иплюхнулся на осточертевшую кушетку. Из хаотичных раздумий выделилась одна четкая мысль. Вот он на пороге завершения предпоследнего испытания, аидей об одиннадцатом шаге как не было, так инет. Неужели он плохо их выполнял? Или мысль придет, когда загорятся десять «ресничек»?
        От отвращения ксебе исобственного бессилия Факелов застонал вголос. «Нужно собраться,- твердил он.- Остались последние шажки. Нужно дождаться утра».
        Голова гудела, но спать Роман боялся. Факелов немного сомневался всговорчивости Вердана; на всякий случай ожидая от него удара вспину. Еще одной проблемой стал Игнат, но убивать садовника Роман не хотел. Да иобраз Артура, то сотчаянными, то сбезумными глазами никак не хотел покидать внутреннего взора. Стакими думами смог бы уснуть только мертвый.
        Последняя мысль показалась Роману интересной иотчасти заманчивой. Но он прогнал ее, продолжая твердить: «Нужно дождаться утра».

* * *
        Роман стоял почти усамого помоста. Люди только-только начали собираться. Предрассветные сумерки понемногу рассеивались. Еще не выглянувшее солнце зажигало редкие облачка оранжево-фиолетовым мерцанием.
        Со стороны Роман казался застывшим истуканом. Из тех, кто дожидался казни, все переминались сноги на ногу ипериодически прикладывали руку кносу. Факелов же стоял, не обращая внимания на мороз иусталость.
        На плахе возвышались сердечные друзья смерти: гильотина стяжелым косым ножом иП-образная виселица. Снег был заботливо счищен. Чем сильнее разгоралось солнце, тем больше людей стекалось на площадь. Через час гул толпы так возрос, что стало ясно- назначенный час настал.
        На четвертом этаже, по традиции, открылись два окна, загудели трубы. Вскоре показался ивеликий князь. Возбудив толпу праведной речью, он сделал знак. Снова прозвучали трубы, истражники распахнули боковую дверь дворца. За первым конвоиром вышел улыбающийся Артур, вкандалы унего были закованы только руки. Раб повернул голову икаким-то неведомым образом сразу встретился взглядом сРоманом. Внутри Факелова все похолодело. Артур улыбнулся еще шире иуставился вспину воину. Вслед за ним шло еще два стражника, между которыми прихрамывал согбенный старик, стуго связанными за спиной руками. Толпа привычно осыпала преступников проклятьями.

«-Оплот невежества»,- равнодушно сказал Роман.
        Чет вответ лишь вздохнул.
        Немного запоздавший палач добрался до помоста бегом. Когда толпа притихла, стражник показал на Артура ипроорал заученную фразу:
        -За нападение на знатную персону приговаривается ксмертной казни через отсечение головы!
        Артура подвели кгильотине изаставили опуститься на колени. Раб положил шею ввыемку, палач тут же опустил верхнюю планку. Князь сделал знак, толпа затаила дыхание. Палач перерубил веревку, нож со свистом понесся вниз. Лезвие разрезало плоть седва слышным хрустом ичавканьем, словно острым топором срубили гнилой саженец.
        Палач поднял за волосы улыбающуюся голову состекленевшими глазами. Народ пораженно протянул: «у-у-у». Роману стало дурно. Он струдом пробился из толпы, перешел по западной дороге на Торговую улицу идвинулся прочь от площади. Факелов достал медальон- две реснички по-прежнему оставались тусклыми.
        Мысль отом, что он зря убил Артура, хлестнула по разуму огненным бичом. Сердце сдавило спазмом, что Роман едва не задохнулся. Повалившись вснег, он пролежал так минут пять.

«-Ты чего?- испуганно спросил Чет иначал сбивчиво:- Вставай. Пройдешь ты испытание. Придумаешь. Япомогу. Вставай».
        Роман поднялся ипобрел дальше, опустив голову на грудь.
        Перед ним пронесся калейдоскоп мучительных образов. Хмурый, вечно недовольный им отец, участливая мать, искалеченный Хедрик, плачущая княжна, убитый плотник, объятая горем иневерием деревня, обезглавленный Артур… иснова по кругу: отец, мать, друг, Настя…

«-Ты куда?!»- вдесятый раз спросил ворон.
        Роман поднял голову. Пройдя еще сотню шагов, Факелов зашел вдом Ревеса. На полу лежал обглоданный скелет пирата врастерзанной одежде. Роман, ступая прямо по крысиному помету икровавым пятнам, зашел во вторую комнату. Факелов сел на край грубого стула изакрыл лицо ладонями.
        Роман попытался сосредоточиться, отгоняя прочь крутившиеся, словно заевшая пластинка образы. Напрягая последние капли душевных сил, Факелов погрузился вразмышления.
        Седьмая заповедь Сатаны… это можно понять по-разному ивыполнить испытание множеством способов. Нужно придумать что-то новое. Авдруг еще раз ошибусь? Даже придумывать что-то страшно. Вэтот раз япоказал лицемерие… ине только ни опроверг, аподтвердил заповедь. Что ж мне, надо побыть святым? Но это такое же лицемерие. «Самым опасным из животных». Найти животное опаснее? Бред. Даже волк опаснее человека физически. Как можно доказать, что мы не просто животные, наделенные интеллектом? Что мы для чего-то нужны? Тех людей, которые верят, стремятся кчему-то нематериальному нельзя назвать животными сразвитыми мозгами. Ведь они руководствуются тем, что не относится кматериальному. Авсё животное вчеловеке, хоть более страшное, хоть менее- относится кматерии. Акто я? Страшнее человека или животного действительно не найти.
        Волна отвращения захлестнула Романа.
        Медальон на миг раскалился ивновь стал прохладным, но Факелов этого даже не заметил. Он был настолько поглощен мыслями, что совсем выпал из реальности.
        Боль скаждой минутой становилась невыносимее. Она горела внутри черным пламенем, испепеляя все светлое, превращая душу вунылую, чуждую счастью пустыню.
        Романом овладел ужас. Если он станет богом, аболь не исчезнет? Что сним будет? Аведь чувства богов обширнее иглубже людских. Доводы, которые он приводил Хедрику, ворону исебе, теперь казались глупостью. Он не хотел ничего искупать, делать, каяться. Роман лишь мечтал, чтобы кончилась эта безграничная тоска, сжигающая душу. Мечтал отом, чтобы погасло черное пламя.
        Мысли забегали по кругу. Очем бы Роман ни подумал, все сводилось кединственному вопросу: как прекратить страдания? Итолько один, самый страшный ответ сейчас казался верным…

* * *
        За спиной послышался едва уловимый шорох, но Роман не оглянулся.
        -Осталось последнее испытание,- раздался гулкий голос.
        -Цель умерла,- медленно проговорил Роман.- Моя душа давно принадлежит не мне.
        -Ты отдал ее Срединным силам.
        Факелов закрыл глаза. Благоговение перед Наставником куда-то испарилось, авсе окружающее казалось мелочным иненужным. Только боль, словно лесной пожар, испепеляла разум.
        Роман прошептал, вголосе слышалась радость, будто кнему снизошло озарение:
        -Я покончу ссобой.
        Медальон раскалился. Картинка мира дернулась, стала странной, словно Роман смотрел сотней глаз одновременно.
        -Взгляни на меня,- приказал Наставник.
        Роман медленно повернулся. Хищно-дружеская улыбка озарила лицо Наставника.
        -Приветствую, брат. Ты закончил Путь.
        январь 2009- ноябрь 2010 Волгоград
        Послесловие
        Выполнять инструкции, описанные вкниге, ЗАПРЕЩЕНО, пока не появится Наставник!
        Руководство по тому, как стать богом Темных сил настолько ужасно, что бумага горит, акомпьютер зависает.
        А для того, чтобы узнать, как стать богом Светлых сил, книгу читать не надо. Будьте всегда исо всеми честны, доброжелательны ибескорыстны, иВы им обязательно станете!
        Павел Данилов

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к