Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Данилова Мария : " Дом Ветров И Закатов " - читать онлайн

Сохранить .
Дом ветров и закатов Мария Данилова
        Книга первая. Получить работу в Департаменте - самое заветное желание Валетты. Для этого ей придется сначала выполнить секретное поручение: нужно отправиться в дом Кайтранов, где предстоит выяснить все тайны Хозяина дома. А он к тому же молод и хорош собой. Но Валетта - профессионал и должна справиться с заданием. Сможет ли она раскрыть тайну дома Кайтранов? Все ли так просто, как кажется на первый взгляд? Что возьмет верх - чувства или закон?
        ДОМ ВЕТРОВ И ЗАКАТОВ
        КНИГА ПЕРВАЯ
        МАРИЯ ДАНИЛОВА
        Редактор Тина Лебедева
        Дизайнер обложки Мария Данилова
        
        ПРОЛОГ
        В кабинете ир Кайтрана было прохладно. Двери, ведущие во внутренний двор, как всегда, были открыты. Лето медленно подходило к концу, как и этот погожий, солнечный день. Все было размеренно и спокойно. Умиротворенно.
        Карима сидела на предложенном ей месте на удобном мягком стуле и ловила себя на мысли, что слишком широко улыбается.
        - Уважаемая ри Картэнгам, - обратился к ней Хозяин дома Кайтранов, по совместительству наниматель, который восседал за широким письменным столом. Он подался вперед, облокотив руки о стол. - Я ищу мага или человека на должность юридического консультанта, по совместительству секретаря. График не нормированный, на время работы придется переехать в дом Кайтранов. Оплата хорошая, но… должен признаться: работенка не из легких.
        Карима поджала пухлые розовые губы и попыталась проглотить волнение. Вэйран был весьма очаровательным мужчиной с хорошо проглядываемыми рельефными мышцами, черный камзол и светло-голубая рубашка сидели на нем идеально. Выразительные черты лица, мрачно-синие (ей почему-то на ум приходила именно эта ассоциация) глаза и темные, словно ночь, короткие волосы. Смуглая кожа в тени кабинета казалось мрачнила его чуть сильнее, что лишь подогревало интерес у юной соискательницы.
        - Ир Кайтран, - обратилась она к своему (возможно) будущему работодателю, - я не боюсь трудностей и мне яснее ясного, что покрытие всех возможных убытков после того или иного задания вполне себе затратно и трудоемко.
        - Однако, - словно предупреждая даже возможную мысль о возражении в глазах Вэйрана, поспешила добавить Карима, - нет ничего прекраснее тяжелых испытаний, когда по силам с ними справиться.
        Карима очаровательно улыбнулась и захлопала длинными ресницами, уже неоднозначно начиная посылать определенные сигналы в сторону Вэйрана. Мужчина столкнулся с ее взглядом, но ответа не последовало, он как будто думал совсем не о том, о чем хотелось Кариме. Сомнения и тревожность читались в его глазах.
        - Хорошо, - Вэйран поднялся с места и подошел к девушке. Она в очередной раз очаровательно улыбнулась, когда он галантно подал ей руку.
        - Ри Картэнгам…
        - Можете звать меня Карима, - задрожала от прикосновения она и сделала глубокий вздох, пытаясь унять грохотавшее от нетерпения сердца.
        - Хорошо, Карима, - вежливо улыбнулся Вэйран и отпустил ее ладонь. - Думаю, нет ничего лучше практики.
        Девушка на мгновение разинула рот от неожиданности, ведь в ее изящной головке вертелись совсем не те мысли, которые по-прежнему занимали Вэйрана. Кариме потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что именно имел в виду Хозяин дома Кайтранов. Улыбнулась.
        - Конечно, - попытавшись придать выражению лица как можно больше доброжелательности и непосредственности, Карима опустила взгляд. - Когда бы Вы хотели приступить?
        Вэйран не собирался тянуть, и предложение сделал сразу же. Деловое. Насчет практики. Хотя Карима уже вальсировала на торжественном мероприятии в честь состоявшейся их с Вэйраном свадьбы.
        Отправились почти сразу же, на улице их ждал экипаж. Несмотря на желания Каримы, Вэйран не очень-то охотно шел на контакт, всю дорогу смотрел в окно и словно ожидал окончания поездки. Кариму это расстроило, но она решила, что смирится с молчаливостью мужа. Будущего, конечно же.
        Следуя официальному запросу, поступившему в Департамент, пара прибыла в дом уже не молодой, но очень состоятельной дамы. Женщина встретила экипаж на улице и с тревогой приветствовала своих спасителей благодарственными речами, вперемежку с причитаниями и множественными вопросами типа: «А смогу ли я теперь вернуться домой после всего, что случилось?». Вэйран был спокоен и заверил даму о положительном исходе дела, а потом заторопился внутрь.
        Сгущались сумерки, вечер подкрадывался, словно ленивый кот по возвращении домой. Карима следовала за своим предположительным работодателем по пятам, откровенно разглядывая широкую, крепкую спину, выразительный профиль (в случае, когда он внезапно оборачивался на посторонние звуки), подмечая детали и мелочи, которые откладывались у нее в памяти, словно страницы книг.
        Но Вэйран по-прежнему вел себя очень профессионально.
        Когда они проследовали в дом, стало неестественно тихо. Улица кипела жизнью, но внутри их встретили только мрак и холод. Вэйран обернулся к Кариме и предупредил:
        - Будьте осторожны, леди.
        От его «леди» у Каримы чуть сердце из груди не выпрыгнуло, но она все-таки сумела справиться с собой и поспешно вытащила из внутреннего кармана золотое волшебное перо, которое незамедлительно зависло в воздухе и приготовилось к ведению юридического протокола.
        Вэйран продвигался вперед осторожно, тьма, словно кусок пирога, была осязаема и опасна. Она давила, напрягала, заставляла делать более глубокие, тяжелые вздохи. Но Карима не сдавалась, мрачные мысли не должны были помешать ее счастью.
        Конечно же, она не ожидала, что Вэйран окажется столь… привлекательным. О нем только судачили везде, но он был слишком занят, чтобы появляться на светских приемах и иных мероприятиях. Поэтому за ир Кайтраном закрепился образ затворника преклонного возраста, который только и делает, что сидит и причитает о своей не легкой судьбе в своем доме.
        Но этот мужчина не был похож на столь ярко описанный образ. От слова «совсем».
        Пройдя еще немного вперед, Вэйран вдруг остановился и обернулся к Кариме. Девушка задержала дыхание и захлопала глазками, приготовившись записывать.
        - Здесь явно обитает сумеречный дух, - сообщил он, а волшебное перо быстро записало в воздухе легким светящимся золотым следом все, что ему наговорили. По возвращении перо отлично воспроизведет каждое записанное слово на бумаге, и отчет будет предоставлен официально в Департамент. - Не заходите внутрь, Карима.
        Девушка решительно кивнула - все-таки дело это уже не просто разговор - собралась, сосредоточилась и стала наблюдать за тем, как ир Кайтран заходит в самую темную и словно изолированную комнату. Здесь не было ничего, что можно было разглядеть, но тем не менее Карима всматривалась. Особенно, когда Вэйран исчез из поля зрения, девушка приготовилась ко всему…
        И это «всё» последовало.
        Мгновение - из тьмы вылетает Вэйран, в его хватке некое существо из… серой дымки? Перо застрочило в воздухе, едва разбирая происходящее, но протоколируя каждую поврежденную вазу, стул, кресло, столик, ковер, разбитое окно - эти двое летали по комнате, словно обезумившая птица в поисках выхода. Трещина в стене - Карима вздрогнула от удара, снаружи запричитала хозяйка дома.
        Наконец они падают на пол, и серая дымка выскальзывает из хватки ир Кайтрана, устремляясь куда-то вглубь дома мимо Каримы. Девушка только и успела, что впечататься в стену, дабы избежать столкновения. Повезло…
        Но это лишь иллюзия.
        Вэйран поднялся на ноги, сделал несколько глубоких вздохов, затем приблизился к девушке и внимательно посмотрел ей в глаза.
        - Карима, - заговорил он, - это существо сильнее, чем кажется. Мне придется применить более сильную магию.
        Действие последовало незамедлительно, Вэйран призвал свои силы, и в мгновение от наполнившей дом магии девушке стало не по себе. Казалось бы: хуже быть не могло, но Вэйран на этом не закончил.
        Сначала он расстегнул камзол, потом пуговицы на рубашке, распахнул их, а затем и вовсе избавился от предметов одежды, оставшись по пояс обнаженным. Дыхание Каримы перехватило, перед ней стоял «мужчина - совершенство». Рельефные мышцы, сила, мощь, идеал…
        Но тут его торс несколько изменился. Сначала девушка решила, что ей просто показалось, все-таки в доме было необычайно темно, но потом она поняла, что это не так. Черные татуировки начали вырисовываться на его коже, выписывая сложные узоры из геометрических форм, расползаясь по его плечам и рукам.
        Девушку пронзила вспышка страха, она тут же повторно впечаталась в стену и замерла. Что ей говорили эти татуировки? Что перед ней - маг высшей степени. Что ей говорили рисунки, украсившие плечи и ключицу мага? О том, что это магия третей или четвертой ступени. Не самая высшая, но и не безобидная.
        Ни один маг высшей степени не станет без причины применять столь сильную магию. Это означало, что сейчас как раз тот самый случай. А это в планы девушки явно не входило.
        Карима попыталась проглотить волнение, но времени приходить в себя и собираться с мыслями не было, Вэйран уже бросился в атаку. И тут-то и началось самое ужасное и опасное!
        Серая дымка, а точнее сумеречный дух, подал признаки магической активности и стал заполонять собой весь дом. Вэйран метал в него заклинания, пытался пробиться к центру, но пока выходило не очень. Перо продолжало протоколировать количество повреждений с бешеной скоростью, а сама девушка от безысходности сползла на пол и в ужасе наблюдала за происходящим.
        Дымка была словно живой, она рыскала по помещению в поисках жертвы, осматривалась, ощупывала воздух. К счастью, Вэйран держал все под контролем. Так думала Карима, пока дымка внезапно не нашла в ней свою цель.
        Закричала, мир перестал существовать, и она погрузилась в ничто. Голова стала такой легкой, но тело как будто заточили в тиски. Боль, бесконечная, утопичная, поглощающая - крик вырвался из ее горла спустя миллионы лет, но это был крик такой невыносимой боли, что и не вообразить.
        И тут внезапно ее начало отпускать. Дымка рассеивалась, дыханием она дрожала словно при землетрясении. Это было странное чувство, но еще страннее было слышать голос. Как будто из глубины. Он все звал ее и звал, а потом появился образ. Человек.
        Нет.
        Маг.
        Вэйран Динари ир Кайтран.
        Несколько раз моргнув, Карима наконец-то пришла в себя. Вэйран помог девушке сесть (оказывается, она лежала на полу, хотя как она туда попала, девушка совершенно не помнила).
        Оглядевшись, Карима увидела сразу несколько вещей: все, что называлось когда-то мебелью, перестало ей являться, превратившись в обломки, проще говоря - бесполезный мусор. Волшебное перо, обычно заточенное на то, чтобы протоколировать максимально быстро, сгорело от развитой скорости и сейчас висело в нескольких метрах над землей и дымилось.
        А что самое главное - сумеречного духа больше не было.
        - Где?.. Где оно? - С испугу сразу же спросила девушка и посмотрела на Вэйрана.
        Первое, что она испытала - радость и восторг, ведь ее в своих объятиях держал такой привлекательный мужчина. Он еще ей и улыбнулся - мечта!
        Но в следующую секунду она вспомнила, что именно он делал, вспомнила татуировки на его обнаженном торсе и мысль о замужестве мгновенно умерла, была похоронена и вдобавок взорвана каким-нибудь действенным боевым заклятием для верности.
        - Каримочка, миленькая, - постарался выглядеть максимально доброжелательным Вэйран, - все хорошо, я справился. Все живы, здоровы. Пустяки.
        На последнем слове Вэйран уже понял, что перегнул палку, ведь глаза девушки расширились, она хотела что-то ответить, но потеряла дар речи и лишь бесполезно открывала и закрывала рот, словно рыба.
        «Пустяки?!», - думала про себя она, не в силах выразить все свое негодование сложившейся ситуацией, - «Это пустяки?!».
        Уже через несколько минут, когда Карима смогла встать на ноги, она бежала так быстро и так далеко, как только могла. И даже чуточку быстрее на всякий случай. Из-за громких звуков битвы улица на всякий случай опустела, а потому рядом с Вэйраном осталась лишь хозяйка подпорченного дома. Не очень довольная, надо заметить, хозяйка.
        Дело было сделано, но в связи со скоропостижным уходом очередной соискательницы расходы вновь придется оплачивать Вэйрану самостоятельно. При этом объясняться с Департаментом тоже.
        Не легкая эта работа, найти себе достойную ассистентку.
        ГЛАВА ПЕРВАЯ
        ВЭЙРАН
        Глубокая ночь загнала всех жителей по своим домам или кабакам. Мне не хотелось ехать на экипаже, поэтому до поместья я решил прогуляться пешком. Ночные фонари светили слабо, это и не требовалось на ночных улицах, ведь по дороге от силы проедет один или два экипажа. В мой дом они уж точно не поедут, я никого не жду. А та милая девушка…
        И почему так сложно найти помощницу?
        До дома я добрел ближе к рассвету. Дом Кайтранов выделялся на общем фоне в первую очередь тем, что стоял на холме. Знаю, почему так было сделано много лет назад: чтобы заявить, кто здесь главный. Впрочем, закреплять право на власть нужды и не требовалось, все знали, кто здесь живет.
        Дом представлял собой несколько десятков пристроек одноэтажного, максимум двухэтажного типа, соединённых между собой закрытыми галереями и внутренними аллеями под открытым небом. Все постройки из белого камня укрыты красной покатой крышей.
        Подъездную дорогу украшали высокие фонари, всегда зажженные в темное время суток и пасмурную погоду. На фоне небольших домиков вокруг, дом Кайтранов выглядел словно маяк для кораблей в темном, бушующем море.
        Дом, где жило мое сердце.
        Несмотря на ранний час, мне навстречу уже спешила Мойла. Девчушка была еще молодой, но упорно считала себя гораздо старше своих лет. Наверное, поэтому она носила старомодное платье и колючую шаль, что обычно носят бабушки, выгуливая внуков.
        - Хозяин, - быстро поклонилась она, встречая меня, - добро пожаловать домой!
        Хорошо, когда тебя встречают. Однако даже столь радушный и привычный прием омрачали мысли о неудавшемся деле.
        - Здравствуй, Мойла, - тяжело вздохнул я, и на немой вопрос в ее глазах добавил: - нет, она не осталась.
        Молча мы двинулись к резным дверям из орехового дерева, попали в полумрачный холл, испещренный коридорами, свернули налево и проследовали в мой кабинет. По-прежнему двери, ведущие во внутренний двор, были распахнуты настежь. Воздух был чист и прохладен. Эту традицию я не нарушал никогда. Под потолком горел слабый свет лампы, очерчивая силуэты предметов.
        - Не стоит расстраиваться, Хозяин, - пока я грузно усаживался в свое кресло, улыбаясь и причитая, хлопотала Мойла.
        На всякий случай она одновременно успевала поправить статуэтки богов-тотемы на святом месте в шкафу в углу, хотя к ним, кроме нее никто и не прикасался. Украдкой расправила сиреневые гардины с выразительным рисунком морских рыб и чудовищ, легенды забытых лет.
        В общем, Мойла, как всегда, хлопотала по хозяйству и это меня успокаивало.
        - Она даже не захотела вернуться за своим экипажем, - стыдливо признался я.
        А Мойла обернулась и нервно похихикала. Она всегда так делала, когда не находила нужных слов, но очень хотела меня поддержать.
        - Слишком много впечатлений, - продолжала смеяться юная Мойла, а в голубых глазах старательно хотела проглядывать мудрость.
        - Ну неужели я так многого прошу? - Вспылил снова я, стукнув кулаком по столу. - Четырнадцатая кандидатка! Четырнадцатая! И ведь я не прошу сражаться с духами за меня! Просто вести протокол, вот и все!
        - А юная ри Картэнгам действительно лишь вела протокол? - Скопировав по меньшей мере повадки старушки, склонила голову набок Мойла.
        Скривившись, я нехотя поерзал в кресле, устраиваясь в нем поудобнее и одновременно с тем сползая под стол.
        - Что же… она не умерла! И на том спасибо! - Решительно заявил я.
        Да, не умерла! Я ведь ее спас! Пока она там визжала и попадалась в лапы духа, чего могла бы не делать, просто отойдя в сторонку, я, между прочим, спасал ей жизнь! Разбирался с опаснейшим порождением магического мира! И если бы я с ним не разобрался!.. Неизвестно, где бы сейчас были все мы.
        Но Мойле я, конечно же, ничего подобного не сказал.
        - И все-таки, Хозяин, - сложила руки перед собой, словно в молитве, моя юная старушка, - может быть, не стоит всех кандидаток немедля вести на задания?
        - Но так ведь они же копятся! - Снова вспылил я. - Надо же как-то с ними разбираться!
        Глаза Мойлы округлились и брови поползли наверх. Проклятье! Зачем я только проговорился?
        - Хозяин, так вы что? И не рассчитывали, что она останется? Просто хотели выполнить задание?
        - Все в этом мире сплошная бюрократия! - Резко отбросив бумаги с отчетами в сторону, воскликнул я. - Шагу не дадут ступить без того, чтобы не заполнить какую-нибудь бумажку! Что мне остается? У людей проблемы, которые я не могу решить, потому что у меня нет юридического консультанта! Но это же не облегчает участь пострадавших!
        Пока я выпаливал вполне себе хорошее оправдание, на Мойлу не смотрел, хоть она и так прекрасно знала, что обычно я так делаю, когда стряпаю хорошее оправдание. Она, как всегда, была умницей, все же виду не подала и даже улыбнулась, когда я посмотрел на нее.
        - Пусть они не остаются, но хотя бы по одному делу, но я выполняю, - более спокойно заметил я. - Ты же понимаешь, я не могу просто ждать, зная, кто мои враги и откуда они пришли.
        По-доброму улыбнувшись, Мойла лишь вздохнула.
        - Знаю, Хозяин, - закивала она, и пара прядей ее волос цвета пшеницы выбились из собранной прически. - Я прекрасно помню, как Вы нашли и меня.
        - Мойла… - предостерегающе прервал ее я.
        - О, нет-нет, я вовсе не хотела поднимать эту тему! - Тут же вспыхнула девушка. - Просто порой мне кажется, что мне и жизни не хватит за то, чтобы Вам отплатить!
        И она снова поклонилась так низко, как только можно кланяться. Сколько бы лет не прошло с тех пор, как она появилась в моем доме, благодарность ее не имела границ. Вздохнул, понимая, что это не изменится, наверное, никогда, но уже в который раз не взялся объяснять ей, что это все понятно и я от нее ничего не жду.
        - Я рад, что ты со мной, Мойла, - лишь поддержал ее я.
        Ее голубые глаза заглянули в мои и наполнились слезами счастья. Бедняжка еле сдерживала себя, чтобы не разрыдаться. Но тут нас отвлекли. В тяжелые дубовые двери кабинета коротко постучали. Судя по четырем маниакальным стукам, и я, и Мойла тут же поняли, кто пришел.
        Девушка поспешно утерла слезы, и я дал ей пару мгновений, чтобы она немножко пришла в себя. Только когда она вновь мне улыбнулась, я заговорил:
        - Входи, Верт.
        Дверь распахнулась, и в кабинет ворвался худой, как щепка, Верт. Как всегда, улыбался он от уха до уха, с жадностью впитывая все, что он видел своим единственным уцелевшим глазом после схватки с духами. Его отличительной чертой всегда являлась безграничную радость, которой он заражал моментально.
        - Хозяин! Я услышал, что Вы вернулись! - Радостно заявил он и поклонился в приветственном жесте. - Как прошло?
        Я снова обреченно вздохнул, а Мойла странно засмеялась. Уже по этим двум признакам можно было понять, что все прошло и хватит об этом. Но Верт отличался тем, что жил в этом самом мгновении, не умея заглядывать ни в прошлое, ни в будущее. А еще он не очень хорошо умел считывать по лицам или поведениям людей их настроения.
        - Завтрак Вам подать в кабинет? - Уточнила Мойла, собираясь идти на кухню.
        - Нет, я буду на тренировочной площадке, - сообщил я.
        Мойла вежливо поклонилась и ушла, а я взялся рассказывать Верту о приключениях ночи. Как всегда, он слушал с таким воодушевлением, будто самую первую и самую захватывающую историю в своей жизни. И вот, что мне особенно нравилось в Верте, так это его неутомимый оптимизм.
        - Здорово, Хозяин! - Воскликнул он, как только я закончил. - Это же великолепная тактика! Ее тоже можно включить в тренировки!
        Улыбнувшись, невольно поймал себя на мысли, что в который раз после общения с Вертом я снова приободрился и почти поверил в хороший исход. Ну и что, что кандидатка сбежала? Зато я очистил дом от духа, спас жителей деревеньки, справился со всем в одиночку, да еще и жив остался. Чего не радоваться-то?
        С упоением и благоговением Верт снова взялся разжевывать каждый момент схватки, повторяя его слово в слово, как я рассказал, а потом, уходя в свои мысли, чтобы представить, как это было. Парень был симпатичным, и если не видишь его впервые, то совсем не обращаешь внимания на ужасный шрам, тянущийся через все лицо и отсутствующий левый глаз.
        Так за впечатлениями Верта мы отправились на тренировку. К тому моменту солнце уже взошло, августовские ночи уже успели охладить воздух до легкой зяби. Пройдя узким коридором, мы с Вертом вышли через белые двери на улицу к площадке для тренировок. Она была расположена подальше от основных строений на случай, если меня немного занесет, но загорожена высоким забором, чтобы случайные прохожие, прогуливавшиеся неподалеку, увидеть, что творится внутри, не смогли.
        Деревянные ширмы, украшенные рисунками диковинных птиц, пожизненно ассоциировались у меня с тренировками. Красный хохолок, белые размашистые крылья, алые всполохи огня, одинокие, но волшебные деревья - вот, что успокаивало мой разум каждый раз, когда я брал перерыв, чтобы перевести дух.
        Первые мгновения тишины, в которые я угодил по возвращении ранним утром, уже прошли. Дом закипел своими привычными делами, из кухонной печи повалил дым, в колодце заскрипел насос, застучали молотки (заканчивали строить новые корпус), заскрипели по дороге в город колеса. Жизнь снова ожила.
        - Снова не при делах, Верт! - Строго осадил мальчишку Грум, вышедший нам навстречу.
        Уже пожилой воин Империи, отправленный несколько лет назад в отставку, по-прежнему выглядел грозно и не переставал отдавать приказы. Иногда мне кажется, что в доме Кайтранов его боятся больше меня. Даже я его иногда боялся. Особенно когда он входил во вкус и выбивал из меня дух.
        Крепкий, статный, с проседью в волосах и густой бороде, морщины под темными глазами и твердость движений - Грум никогда не перестанет быть воином. Его душа осталась на полях сражений, и теперь уже не вернется к нему никогда. Как он любил иногда приговаривать: «Вот помру я и вернусь туда, где мне место».
        Верт, как и все в доме, тут же испуганно вздрогнул, дернулся, и хотел было бежать, но в то же время не желал проявлять непочтительность, а потому поклонился мне и вопросительно глянул своим единственным глазом, мол, что делать?
        - Пусть остается, Грум, - хмыкнул я, - чего мальчишке в конюшне делать? Там и без него разберутся.
        Грум лишь вздохнул и пожал плечами. С моими решениями он никогда не спорил.
        - Из столицы Империи пришли вести, - пока мы подходили к тренировочным снарядам, стал рассказывать Грум.
        - Только не говори мне, что турнир отменяется, - скривился тут же я.
        - О нет, - Грум посмеялся, - такое событие отменят, разве что все в Империи скоропостижно скончаются от чумы! Но даже тогда какой-нибудь шаман проведет ритуал и призовет все души, дабы турнир все-таки состоялся.
        Я ухмыльнулся и начал разминать мышцы.
        - Тогда что?
        - Дом Ильстаров официально подал заявку на участие, - чуть тише сообщил Грум.
        И правильно сделал! Потому что в следующую секунду я разнес боевой снаряд вдребезги.
        - Кирай будет участвовать?! - Прогремел я.
        Что Верт, что Грум предусмотрительно отступили. Я кипел ненавистью и злостью, готов был разорвать в клочья любого, кто попадется мне под руку…, но мне нельзя было проявлять эти эмоции.
        Сделал глубокий вздох, успокоился, но скривился.
        - Что надо этому выскочке? - Язвительно выплюнул я. - Никак не успокоится, что в Империи далеко не первый?
        - И именно поэтому нам нужно тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться! - Выступил более смело Грум. - Он может быть и выскочка, но неплохо показал себя на последнем задании Императора.
        Гнев пронзил меня насквозь, и я метнул ненависть взглядом.
        - Император поручал ему задание?!! - Прогремел я. - Когда?!! Почему мне об этом неизвестно?!!
        - Потому что тогда ты тоже был на задании. Духи шахт, помнишь? Тебе было чем заняться в то время…
        - Как он посмел?! - Гнев было уже не остановить. - Поэтому он заявил об участии?!!
        - Успокойся, Вэйран, - примирительно положил тяжелую ладонь мне на плечо Грум. - Гнев не поможет тебе победить. Именно поэтому я сообщил тебе эту новость сейчас, а не когда бы ты стал выступать против него на турнире.
        Кирай Риари ир Ильстар. Как же я ненавидел этого прохвоста! Мало того, что он вечно лезет куда его не просят и куда не надо, так теперь еще и на турнир заявился! Я знал, что когда-нибудь нам придется столкнуться лицом к лицу, но все-таки полагал, что это случится на каком-нибудь задании, а не на турнире.
        - Кто допустил его до турнира? Как Император вообще мог позволить такое?! - Бессмысленно сыпал пустыми вопросами, на которые нет ответа, я.
        Конечно же, его допустили, особенно если с заданием от самого Императора этот напыщенный и самодовольный индюк справился. Но проблема не в том, что его допустили, проблема в том, что я все еще продолжаю кипеть от злости. А мне нельзя.
        Стиснул зубы, прикрыл на мгновение глаза - секунда воспоминаний и я как будто вижу Учителя, который напоминает, как мне усмирить свой гнев. И все проходит. Как всегда.
        Открываю глаза и смотрю на Грума - он выглядит неопределенным, как будто приготовился к войне, но в одно и то же время не хочет показывать страха. Конечно, он меня боится. В порыве гнева все меня боятся.
        Не боялся меня только Учитель.
        Но сейчас не об этом.
        - Ладно, Грум, - стиснул зубы я и приблизился, - натренируй меня так, чтобы я упал от усталости и сразу уснул. Во что бы то ни стало мне нужно победить.
        Грум несколько секунд смотрел мне прямо в глаза, а потом улыбнулся.
        - Конечно, Вэйран, - кивнул он, - ты ведь знаешь меня: я стратег, а потому я всегда выбираю сторону победителя.
        Эти слова приободрили меня, вернули безоговорочную веру в победу. Да, Грум умел поддержать. Он всегда такой: сначала горькая таблетка, а потом сладкая. Это мне в нем нравилось.
        Мойла принесла завтрак, поставила его на небольшой столик и поинтересовалась, не нужно ли что-нибудь еще, а потом удалилась. Верт уселся на раскореженный пенек рядом с дверьми и восторженно реагировал почти на любое мое движение.
        Мы с Грумом уже собирались приступать к тренировкам, как вдруг услышали приближающийся к дому экипаж. Сначала я решил, что кто-то едет мимо, но уже спустя несколько минут послышался визгливый ор, и на площадке показалась она - Монстриха из Департамента.
        - Вэйран Динари ир Кайтран! - Отчеканила она, словно забивая гвозди.
        Оборачиваться к ней я не спешил, сначала смотрел только на Грума, наблюдая, как его лицо перекашивает от недовольства. Перспективы не очень, но выбора не было - обернулся. Маленькая и округлая дама средних лет в нелепом ядовито-зеленом платьице и раскрасневшимися от гнева щеками. Как всегда, на голове вместо прически было свито гнездо, в котором сегодня поселились какие-то неведомые существа. Возможно из другого мира. Выглядели они как синие и зеленые пятна.
        С трудом выдавив улыбку, я поприветствовал:
        - Ольриха ри Старьени, как мило, что Вы заглянули сегодня.
        Сразу за ней появилась виноватая Мойла, как будто она действительно могла помешать Монстрихе до меня добраться.
        - Я крайне недовольна своим сегодняшним визитом, ир Кайтран! - Рявкнула она, затыкав в мою сторону своим толстым пальцем. - До меня дошел отчет о Вашем вчерашнем рейде в дом достопочтенной дамы, вдовы ир Гулата, Ваиры ир Гулат, и всеми подробностями обстоятельства дела. И должна сказать - это катастрофа!
        После довольно громкого и мерзкого визга на площадке воцарилась тишина. Ольриха как будто ждала от меня объяснений. Пришлось их давать.
        - Не вижу причин для столь яркого определения, - лишь пожал плечами я, - дом цел, дама цела, призрак ликвидирован.
        - Но какой ценой! - Снова мерзкий визг в ответ, щеки Ольрихи уже почти походили на сливы. - Вы хоть понимаете, чью жизнь подвергли опасности?
        Поскольку Монстриха снова замолчала, пришлось ударяться в догадки и предположения. И тут я вспомнил уважаемую Кариму.
        - Прошу пояснить, - вежливо попросил я.
        Ольриха направилась в мою сторону тяжелой поступью, грозя своим толстым пальцем.
        - Карима ри Картэнгам является наследницей дома Картэнгам, единоличной и единственной любимой дочерью Грида ир Картэнгама! Когда он узнал, что с ней вчера приключилось, он написал официальную жалобу!
        Невольно поникнув, я выдохнул негодование и совсем расстроился. Жалоба еще и в официальном виде ничего хорошего не сулила. Но приговор Монстриха любила выносить последним пунктом.
        - До Вас, Вэйран Динари ир Кайтран, я доношу официальное постановление: до того момента, пока в Вашем штате не появится официальный юридический консультант, выезды на любые задания категорически запрещены и караются крайними мерами, вплоть до ареста!
        После столь громких слов на площадке повисла очередная звенящая тишина. Почти все слуги и жители дома слетелись на крик, поэтому то, что сказала Уважаемая Ольриха слышали все. Теперь это официально.
        Немного успокоившись, Монстриха выдохнула, поправила прическу и слащаво улыбнулась.
        - Хорошего дня, Вэйран ир Кайтран, - пожелала она и удалилась.
        Только когда экипаж увез ее обратно в Столицу, я скривился и чуть не поддался отчаянию. К счастью, подоспели мои друзья.
        - Отлично же, парень! - Положил свою тяжелую ладонь мне на плечо Грум. - Больше времени для тренировок! Сделаем из тебя лучшего бойца на турнире, никто тебя не остановит!
        - Хозяин! Как же здорово! - Радовался и Верт. - Теперь больше времени будете проводить дома!
        - Великолепные новости! - Хлопала в ладони и Мойла. - Устроим пир по этому прекрасному поводу! Только подумайте: Вы будете целым и невредимым! Это же так замечательно!
        Общему веселью я пока не поддался, медленно высвободился из хватки Грума, обошел Верта и Мойлу, еще парочку жителей дома Кайтранов, дошел до боевого снаряда и в порыве гнева разнес его вдребезги.
        Второй за день. Это не к добру.
        Обернулся - все, кто только что радостно поддерживали меня, сейчас были напуганы до смерти. Перегнул.
        - Простите, - буркнул себе под нос. - Пир - это хорошо.
        Мойла несмело улыбнулась и заторопилась на кухню, Верт чуть осмелел и радостно воскликнул. Грум просто кивнул.
        А что еще оставалось делать?
        ГЛАВА ВТОРАЯ
        ВАЛЕТТА
        В приемной ожидать было утомительнее всего. Небольшой ярко освещенный болезненными огнями холл казался камерой пыток. Но ожидание - одно из испытаний, которое необходимо пройти.
        Нас здесь осталось четверо. И если бы мне не хватало здравого смысла и волнение захлестнуло меня целиком и полностью, я бы не дошла так далеко.
        Испытания начались ровно год назад, когда я заканчивала правовую Академию. За неимением магических способностей выбор, куда податься, у меня был небольшой. Либо пойти по стопам родителей и заняться ювелирным делом, что в принципе не так уж плохо, но довольно скучно, либо идти на юриспруденцию и заниматься законами Империи.
        Поскольку я с детства была неусидчивой, я всегда представляла себе вполне конкретную картину: мне двадцать пять, я на очередном рейде, собираю доказательства вины какого-нибудь знатного господина, возможно даже главы рода, опрашиваю свидетелей и с блеском нахожу все нужные зацепки.
        Позднее в суде я представляю все доказательства по делу и выигрываю с легкостью пушинки, кружащейся в воздухе.
        А все это случилось почему? Потому что однажды я повстречала леди Гериту ри Фонингем, юрисконсультанта Империи. Мне было четырнадцать, а эта леди стала воплощением всех моих мечтаний. Я хотела быть такой, как она, разбираться во всем с легкостью и без особого труда, имея за собой статус имперской неприкосновенности.
        Во многом именно та встреча повлияла на мое решение идти на юриспруденцию. И сегодня в последний день всех испытаний, которые я прошла за весь этот год, я должна была узнать результат.
        Сначала мы просто проходили практику, потом писали многотомные тесты по темам законов, юридических поправок и обоснований. Потом сдавали экзамены и давали присягу, наизусть читали главный магический свод законов, как поправка к основному своду и посещали множественные суды.
        За внимательность на слушаниях и предоставление логических цепочек доказательств нам давали определенные баллы, что и привело нас четверых в последнюю инстанцию всего эшелона имперского Департамента.
        Пока я сидела здесь уже который час, я успела изучить весь холл: стены из мрамора, геометрические фигуры на полу, ониксовые и гранитные таблички в простенках со сводом различных законов, словно цитаты, напоминающие о правах и разных особенностях тех или иных правил.
        Здесь народу было не много, редкие работники проходили мимо и их гулкие шаги отдавались глухим эхом в просторных помещениях.
        Мы вчетвером ждали, когда откроется дверь слева, заняв удобные места на сливовых диванчиках. Между собой мы четверо не разговаривали, знали, что друг для друга лишь конкурентки. Трое моих оппоненток были из более аристократичных семей, чем моя, хоть мой отец и носил почетное звание «Придворного», реального титула у него не было. Я очень боялась, что это может мне помешать, но приободряло то, что я все же сидела среди этих высокородных особ.
        Коридор, который я просматривала насквозь, не очень-то занимал меня все это время. Только однажды за несколько часов в нем появились юная девушка по имени Карима и Ольриха ри Старьени собственной персоной. Они о чем-то беседовали, Карима выглядела расстроенной и обеспокоенной. Тема их разговора мне была неизвестна, ведь я сидела далеко, да и не было нужды погружаться в их беседу, просто хотелось себя чем-то уже занять.
        Кариму я знала лично, не скажу, что дружила, просто иногда перекидывалась парой слов. Мы с ней вместе учились в Академии, однако девушка витала в облаках и не очень-то пеклась о своем будущем. «Будет работа - ну и славно, нет - выйду замуж». Это был ее девиз на протяжении всего нашего совместного обучения. На самом деле я и не ожидала ее здесь увидеть, однако мои мысли она занимала сейчас в последнюю очередь.
        Прошел еще примерно час, прежде чем дверь наконец-то открылась, и пригласили внутрь первую девушку. Та вскочила на ноги и припустилась так быстро, что мы втроем аж вздрогнули. Ожидание хоть и было затянутым, девушка вышла довольно быстро, причем не скажу, что расстроенная. Должность была единственная, так что понять, стоило ли нам вообще ждать, сложно.
        Ни разу не взглянув в нашу сторону, девушка с надменностью проследовала в коридор и покинула зону нашей видимости. После этого мы невольно переглянулись. Впервые за столь напряженные часы ожидания каждая из нас проявила эмоцию. Тревожность читалась в наших глазах. Но в следующее мгновение от неё не оставалось и следа, ведь статус все еще обязывал.
        - Валетта ри Крос’ери, - назвали мое имя.
        Вскочив на ноги, я тоже заторопилась к заветной двери. За время сидения на месте тело одеревенело, я устала, не то слово. Но в тот момент, когда меня пригласили, я была так счастлива, что и не передать! Сердце выпрыгивало из груди, кровь шумела в ушах. Так, ладно, сейчас обморок будет не самым лучшим вариантом дальнейших действий.
        Прямо перед входом я поймала свое отражение в зеркале - волосы цвета янтаря собраны в аккуратную прическу, темно-шоколадное платье сидит на мне идеально, вид не замученный, обычный, глаза цвета морской волны сияют энтузиазмом. Вполне сойдет!
        Меня провели внутрь и подвели к единственному свободному стулу в прохладном, полутемном кабинете. Длинный стол напротив, за которым сидели четверо, сливался с силуэтами из-за невероятно яркого солнца, лившегося сквозь широкие, высокие окна в пол позади комиссии.
        Едва сдержав слезы из-за столь яркого света, я присела ровно после приглашения и выдохнула. Была, не была! Весь этот год я проходила испытания, с успехом сдавала экзамены, и все возможные тесты - пришло время моего приговора.
        То есть вердикта.
        - Валетта ри Крос’ери, - обратился мужчина… К сожалению, разглядеть я его не могла, только силуэт. - Вы с отличием закончили Академию и успешно прошли все необходимые испытания.
        Мое сердце снова забилось чаще. Все же это хорошее начало!
        - Ваши результаты показались нам очень убедительными, - эхом раздался голос уже не молодой дамы справа, - у Вас определенно есть хороший потенциал.
        Скромно улыбнувшись, я кивнула и поблагодарила за столь лестный отзыв. Услышала улыбку в ответ. Это очень хороший признак!
        - Поступить на имперскую службу дело не простое, - заговорил явно немолодой мужчина, - однако же, раз поступишь, вся дальнейшая жизнь сложится идеально. Привилегии, связи, статус - это лишь малая доля того, что получает каждый, кто становится юрисконсультом в нашем Департаменте.
        - К вашим показателям и резюме у нас совершенно нет никаких нареканий, - снова подала голос дама справа и откинулась на спинку кресла, откладывая бумаги с моим делом.
        - Однако, - в этот раз заговорил чуть более молодой голос, принадлежавший четвертому мужчине, - есть одно обстоятельство, которое нас несколько смущает.
        Желудок сжался, я почувствовала, будто лечу со скалы. Еле-еле успела взять себя в руки и попытаться быстро проанализировать полученную информацию: меня еще никто не взял, но и не развернул. Есть «обстоятельство», но оно смущает, а не становится решающим аргументом при отказе.
        - Прощу прощения, - подала голос я, - могу я узнать, что именно за обстоятельство?
        - Конечно, - продолжал диалог со мной последний мужчина. - Ваш опыт.
        Мои глаза тут же округлились, на секунду я потеряла возможность дышать.
        - Мой… опыт? - Не в силах придумать хоть что-то, выдавила я. - Что-то не так с ним?
        - Ваш потенциал показывает, насколько далеко Вы сможете пойти, ри Крос’ери, но Ваша основная практика, которую Вы проходили во время обучения, явно не оправдывает наших ожиданий.
        Практика. Слабое место. Мне не отказывают, но и не берут.
        - Что я могу сделать? - Поинтересовалась я с надеждой.
        - Пока подождите в холле, - предложил мужчина.
        Внутри меня все буквально оборвалось. Практика. Ну как же я не подумала об этом? В принципе ничего подобного возникнуть и не должно было, ведь я следовала установленному регламенту и всем доступным правилам, подумать о том, что мне подойдет нечто иное, значило отойти от протокола.
        Но что будет теперь?
        Выйдя в холл, я первым делом попала под прицел внимательных и встревоженных взглядов моих оппоненток. Прошла к своему месту, села, не смотрела на них, пока не вызвали следующую.
        Это было изматывающе тяжело, ведь я так и не знала, взяли меня, не взяли, чего я ожидаю, зачем? Мне не хватало фактов и улик для того, чтобы составить полную картину. Что же будет дальше?
        Третью девушку развернули быстро и, судя по слезам на глазах, ей отказали. Последняя кандидатка шла не очень уверенно, даже разок глянула на меня, как будто ожидая поддержки. Что я могла ей дать? Я сама хотела получить эту работу, сама хотела быть той, кто займет эту должность, максимум, на который я была способна, это не пожелать ей провалиться.
        Последняя девушка так и не вышла, зато появился тот самый мужчина, который усомнился в моем опыте. При нормальном освещении я смогла его разглядеть: средних лет, несколько замученный вид, форма скрашивала все его возрастные несовершенства.
        - Пойдемте со мной, - позвал он за собой.
        Не к добру это, ой как не к добру! Выводы первые: последнюю девушку оформляют в штат, а меня проводят к выходу, дабы я не очень расстраивалась, ибо - потенциал. Мол, где-нибудь пригожусь. Что еще думать?
        Однако я не угадала. Мужчина не повел меня к выходу, после коридора он свернул налево и повел меня дальше, как оказалось позднее - к себе в кабинет. Пригласил сесть в кресло, сам занял место за столом и внимательно посмотрел на меня своими блеклыми серыми глазами.
        - Ри Крос’ери, - обратился он, - позвольте для начала представиться: Анви ир Зарцэн, глава отдела дознавателей имперской службы.
        Это имя я, конечно же, знала, только не пересекалась с ним лично. Сердце забилось чаще.
        - Как я уже говорил ранее, есть обстоятельство, которое несколько смущает. Вы показали столь высокие результаты, что мне и всей комиссии очень бы хотелось посмотреть на Вас в деле. Не думайте о данном предложении, как об отказе, вовсе нет. Это, скажем так, донабор очков. Посоветовавшись, мы рассудили, что работа юрисконсультом Вам не подходит, а вот юридический следователь и дознаватель вполне окажутся достойными Ваших умений и знаний.
        У меня буквально перехватило дыхание, что естественно ир Зарцэн без внимания не оставил и улыбнулся. Если перевести на простой язык: я пробовалась на должность «сидим и перебираем бумажки с перспективой лет через десять перебирать больше бумажек», а мне предлагали мою «мечту»! Это именно то, чем занималась Герита ри Фоннингем, мой личный кумир и пример для подражания!
        Немыслимо! Это просто немыслимо!
        Пережив первые мгновения восторга и эйфории, я сделала глубокий вздох и постаралась успокоиться. Все-таки это не очень профессионально проявлять эмоции, особенно когда мне предлагают столь серьезную должность.
        - Это… очень щедрое предложение, ир Зарцэн, - несмело улыбнулась я. - Благодарю.
        - Не стоит, - он откинулся на спинку высокого стула, - это Ваши заслуги, ри Крос’ери, и только себя Вам за это благодарить. Однако непременным условием станет одно очень важное поручение.
        Некоторое время он выпытывающе смотрел мне в глаза, наблюдая за моей реакцией.
        - Какое же? - Вежливо уточнила я.
        - Знаете ли Вы что-нибудь о доме Кайтранов? - Спросил ир Зарцэн.
        Не сразу сообразив, пришлось порыться в памяти.
        - Я знаю, что это известный дом и что Глава дома приближен ко двору Императора, - выдала информацию я.
        - Все верно, - медленно кивал ир Зарцэн. - Совсем недавно Вэйрану Динари ир Кайтрану выдали постановление на запрет поиска, отлова и уничтожение любых запрещенных и враждебных форм жизни или смерти. Но в том постановлении есть условие: при наличии официального юрисконсульта данный запрет будет снят.
        - Ир Кайтран ищет себе помощницу? - Уточнила я, подведя итог.
        - Верно, - ир Зарцэн улыбнулся. - И Ваше задание будет как раз наняться к нему.
        Конечно, дом Кайтранов был одним из великих домов Империи, сам Глава дома - известным охотником, о котором, как правило, ходили разные слухи, да еще, как обсуждали сейчас везде, сам Вэйран Динари ир Кайтран собирался участвовать в турнире. Но все же это не совсем имперская служба, на которую я рассчитывала.
        - Это станет Вашей практикой, ри Крос’ери, - продолжал мой собеседник. - Но дело не только в ней.
        На этот момент мое шестое чувство стало подсказывать мне, что дальнейшее мне не очень понравится. Возможно.
        - Дело в том, что Вэйран Динари ир Кайтран является магом высшей степени и его сила почти безгранична. Однако столь сильным не был никто из его предков, а потому лично у меня возникает вопрос: как он обрел могущество без определенных магических сил рода? Он ведь еще молод, но как именно Глава дома Кайтранов приблизился к самому Императору и достиг определенных высот столь скоро?
        Долго думать о том, что именно подразумевал ир Зарцэн, мне не пришлось.
        - Вы хотите, чтобы я это выяснила, - подвела итог очевидного.
        - Именно, - ир Зарцэн улыбнулся. - Понимаете, доступ в их дом закрыт, а юрисконсульт, который возьмется работать с ир Кайтраном по долгу службы, вынужден проживать на территории его дома. А потому это идеальный вариант подобраться к нему и его дому поближе.
        - Есть ли у меня какие-то сроки? - Перешла к делу я.
        - О сроках говорить сложно, ведь ир Кайтран очень непростой маг, - поморщился ир Зарцэн. - Не торопитесь. Лучше все сделать хорошо и основательно, зато наверняка.
        - Ну, а далее, - он поднялся на ноги и обошел стол, замерев напротив меня в непосредственной близости, - Вас будет ждать обещанная должность. Мы договорились?
        Я смотрела в бесцветные глаза ир Зарцэна и невольно размышляла над его словами. Хотелось ли мне стать шпионкой и проникнуть в дом Кайтранов, дабы выведать их тайну? С одной стороны - нет, ведь я хотела работать с законом, а посему не нарушать его изначально.
        Но, с другой стороны, мне самой стало интересно то, о чем говорил мне ир Зарцэн. Это действительно было любопытным делом, которое я могла раскрыть. И всего лишь нужно стать юрисконсультом самого ир Кайтрана. Он не может быть настолько плох.
        И вот возникал последний и решающий вопрос в моем списке принятия решения: хотела ли я по результатам получить должность юридического следователя и дознавателя имперской службы? Ради этого все затевалось! Только так и никак иначе!
        - Мы договорились, - утвердительно произнесла я и улыбнулась.
        ***
        О том, что я должна приехать на собеседование ир Зарцэн предупредил заранее. Через два дня я собралась посетить дом Кайтранов. Ранним утром за мной заехал экипаж и я, радостная от предвкушения, отправилась в путешествие. Оно было довольно скучным, но, поскольку основные волнения по поводу собеседований у меня прошли, я села ближе к окну и стала читать книги.
        У меня оставался недочитанным на несколько сотен страниц справочник по всем известным делам Империи за прошедший век, ждали еще несколько предыдущих веков, а также «краткая историческая справка преступлений и наказаний» в шести томах, по семьсот страниц каждый.
        Ехать из Столицы до дома Кайтранов, что в северных землях, было долго. К счастью, мне было чем заняться, и я погрузилась в чтение, не очень-то обращая внимания на красоты и виды. И вообще - когда поездка закончилась, а извозчик объявил о прибытии, я даже несколько удивилась, ведь не дочитала и до середины прошедшего века, а ведь я рассчитывала закончить за время поездки хотя бы две книги.
        Но да ладно, еще будет время.
        Дом Кайтранов располагался на холме и представлял собой несколько десятков сооружений, связанных между собой внутренними коридорами и галереями. Подъездная дорожка была насыпана гравием, газон аккуратно подстрижен, деревья - листочек к листочку. Уж если здесь и заботились о внешнем виде, то делали это на совесть.
        Большие двери из ореха распахнулись, и мне навстречу выступила молодая девушка. О том, что она молода я догадалась только лишь по ее лицу, одета она была так, будто свои вещи где-то потеряла, нашлось только бабушкино.
        - Доброго дня, - приветствовала меня эта девушка. - Меня зовут Мойла, прошу, пройдемте за мной.
        По сравнению со Столицей в пригороде было заметно тише, воздух насыщенным и чистым, а жизнь размеренная и неспешная. И так бы мне казалось до самого конца, если бы я не услышала странные звуки… битвы?
        - Хозяин сейчас тренируется, - объяснила Мойла, - я доложу ему, что Вы прибыли.
        И тут-то я решила использовать свой шанс!
        - Могу ли я поприсутствовать на тренировке? - Тут же попросила я. Мойла сначала растерялась и не знала, что сказать, но я решила надавить: - Это же всего лишь тренировка, разве там происходит что-то запрещенное?
        Я делала ставку сразу на две возможности: либо все хорошо и спокойно и ир Кайтран не так уж глуп, чтобы использовать какие-нибудь запрещенные ритуалы под носом у всех, либо настолько глуп, и я застану его врасплох - дело раскрыто, я юридический следователь и дознаватель на службе Империи!
        Знаю-знаю, даже при самом лучшем раскладе так бы не вышло, но попытаться определенно стоило!
        Мойла нехотя, но все же согласилась и повела меня вглубь дома. Надо отметить, меня заметно поразили убранство и оформление комнат. Каждое помещение, что нам встречалось, имело свой собственный цвет, стиль и настроение. Были комнаты ярко-алые, украшенные золотыми орнаментами, соответствующей мебелью и наполнены солнечным светом.
        А встречались комнаты мрачные, погруженные в отчуждение и мрак. Темно-синие стены, приглушенный плотными гардинами свет, минимум мебели и роскоши, подобные помещения служили чем-то вроде немых откликов одиночества.
        Но ни в одну из этих комнат меня Мойла так и не провела. Шли мы длинным коридором, украшенным интереснейшим орнаментом бегущего тигра. Если не разглядывать рисунок, а просто двигаться вперед, создавалось впечатление, будто тигр сопровождает тебя и бежит вровень. Удивительный эффект!
        Наконец показались белые двери, и Мойла впустила в полумрак солнечный свет. Я вышла на просторную площадку с большим количеством тренировочных снарядов, будь то манекены, деревянные столбы, стенки для скалолазания или же иные различные приспособления.
        Площадку огораживали красивые ширмы с изображением ярких птиц. Из-за этого создавалось впечатление, будто я попала в иную реальность.
        И во всем этом великолепии передо мной предстали двое: уже не молодой мужчина, весь закутанный в броню, принимающий на себя большую часть ударов, и второй…
        Не скажу, что я была падка на мужчин, но не каждый день удается повидать… такое.
        Смуглый, по пояс обнаженный, очень хорошо сложен, высокий, темноволосый, сильный, властный…, так, стоп. Мужчина и мужчина. Судя по всему, именно он и есть ир Кайтран. Что же, у меня есть уникальная возможность оценить потенциального врага (если он что-нибудь нарушает, и я это раскопаю, то так и будет) на поле боя.
        Дрался он как бог. Движения четкие, выверенные, отточенные, а магия… Вот тут-то я немножко и напряглась. Татуировки черными узорами украшали его плечи и ключицу. Маг высшей степени сейчас использовал свою сильнейшую магию.
        Пока это были лишь боевые заклинания для лучших ударов, но сам факт. Невольно по телу пробежали мурашки, а где-то внутри к нему проснулось… благоговение.
        Но это лирика, главное - сделать дело.
        Заметили нас далеко не сразу, если не сказать больше - тут до нас дела не было. Но вдруг эти двое оказались поблизости, и в мою сторону была направлена окутанная магическим заклинанием, готовая схватить меня за горло ладонь. Он замер в сантиметрах, а я еле-еле заставила себя стоять на месте.
        Мы оба дышали глубоко и шумно, он - потому что сражался с противником, я - потому что страшно, когда весь боевой настрой внезапно сменяет траекторию и обращается против тебя.
        - Хо-хозяин, - подала голос Мойла, - это Валетта ри Крос’ери, прибыла из Столицы на должность юрисконсульта.
        - О, - мужчина тут же опустил руку и изменился в лице. Из полного решимости атаковать меня, он за мгновение превратился в саму любезность. - Добрый день.
        Он вяло улыбнулся, как будто воспринял наше знакомство не самым лучшим. Это так, но - что теперь поделаешь?
        - Добрый, - выдавила из себя еле-еле улыбку.
        - Вы уж простите великодушно, когда я тренируюсь у меня все мысли заняты только тренировкой, - виновато признался Хозяин дома. - Вэйран Динари ир Кайтран.
        Итак, собраться.
        - Очень приятно, - улыбнулась более уверенно теперь я.
        - Значит, - он подошел к вешалке и снял с нее безрукавку, - Вы приехали по поводу должности юрисконсульта.
        Пока он одевался, я делала вид, будто красоты окружения очень меня заинтересовали. Да, я разглядывала его идеальное тело, пока он дрался, но теперь это делать уже как-то неудобно.
        - Именно так, - нашла его глаза взглядом и очень удивилась про себя, найдя им единственное подходящее описание: мрачно-синие. Разве такое вообще возможно?
        Вэйран пригласил меня в дом, и мы проследовали коридором с тигром обратно. Теперь он словно отступал назад. Удивительная иллюзия.
        В этот раз мы задержались в кабинете ир Кайтрана. Пока он усаживался на свое место за столом, я с интересом разглядывала светлую комнату в бежевых тонах, украшенную причудливыми берегами разных островов. Несколько отличались от общего рисунка лишь сиреневые гардины, но на них тоже были изображены неизвестные мне чудо-рыбы.
        Это было странное ощущение, ведь я была здесь впервые и по вполне конкретному заданию, но… мне здесь нравилось.
        Заняв место напротив ир Кайтрана, я устроилась поудобнее и приготовилась к разговору.
        - Леди ри Крос’ери, - начал было он, но я поспешила его прервать.
        - Просто ри Крос’ери, - поправила я.
        - Значит, титула нет, - сделал какие-то свои выводы он.
        - С этим возникнут проблемы? - Уточнила на всякий случай я, ведь он мог дать мне от ворот поворот, если ему это важно.
        - О, что Вы? - Он улыбнулся и поразил меня многоликостью собственной внешности. То он казался страшным и угрожающим, а сейчас передо мной сидел как будто мягчайший и добрейший человек в мире. - Не судите строго, но для меня отсутствие титула гораздо важнее.
        Удивительно было слышать это от него. Я даже на мгновение растерялась.
        - Не сочтите за грубость, но могу я поинтересоваться - почему?
        - Понимаете, ри Крос’ери, дело в том, что… такие люди, с титулом, для них… все возводится в некий иной эквивалент. Проще говоря - их легче напугать. И не подумайте, я не хочу Вас пугать! - Ир Кайтран сам почему-то испугался. - Я просто имею в виду - людям с титулом труднее смириться с… условиями предполагаемой работы.
        Беглая нервная улыбка говорила мне о многом, но я предпочла тактику мягкого расспроса.
        - Значит, работа не из легких, - подвела итог я. - Могу я узнать подробности?
        - Конечно! - Воскликнул Вэйран. - Все, что от Вас потребуется, это вести юридические протоколы и составлять отчеты о продленной работе. Все по стандартам.
        - Что же отличается от стандартов?
        Ир Кайтран улыбнулся и спрятал взгляд.
        - Будучи Главой дома Кайтранов я не выбираю простые задания, - начал объяснять он, - как правило, все очень опасно и редко случается, что… все заканчивается хорошо. То есть - никто не умирает! Кроме врагов, конечно же, - он нервно улыбнулся, я поддержала его мягким кивком, - но… к этому нужно привыкнуть.
        Выпытывающий взгляд как будто задавал мне тысячу-другую вопросов, о которых мне, к сожалению, пока было неизвестно.
        - Объяснимо, - кивнула, - везде есть свои условия работы, Ваши мне пока не до конца, но более или менее ясны.
        Ир Кайтран закивал, но на его лице не было и намека на энтузиазм, скорее наоборот - он как будто расстроился из-за какого-то обстоятельства. Я попыталась проанализировать сказанное и пришла к выводу, что если его что-то и расстроило в моих словах, то это точно не связано со мной. Возможно, что-то было связано с тем, что я сказала.
        - Ри Крос’ери, - и снова не было энтузиазма в голосе ир Кайтрана, - возможно Вам известно, что совсем недавно мне… запретили ходить на рейды без юрисконсульта, а посему я не могу подвергнуть Вас тому же первичному испытанию, что и остальных.
        - Первичному испытанию?
        - Не подумайте! Ничего такого! - Замахал руками ир Кайтран. - Просто я считаю, что простого разговора при сложившихся обстоятельствах явно недостаточно. Поговорить мы можем о чем угодно, а вот выехать на совместное задание условие все же обязательное.
        - И, поскольку мне запретили подобное, могу предложить следующее: Вы устраиваетесь ко мне официально, мы идем на задание и если что-то не так - Вы сразу же увольняетесь! Я Вас не ограничу, рекомендации напишу самые хорошие!
        - Почему Вы так уверены, что я уволюсь после первого задания? - Улыбнулась.
        - Ну…
        Замяв тему, ир Кайтран внезапно поднялся и посмотрел на меня сверху вниз. Честно говоря, я ожидала объяснений, но он не собирался мне их давать.
        - Ри Крос’ери, готовы ли Вы пойти на данные условия?
        С одной стороны - нет, ознакомьте меня с документами. Но с другой стороны - никто не мешает мне это сделать сейчас. Да и потом - была бы я какой-нибудь просто мимо проходившей кандидаткой, то я бы сто раз подумала. Но мне же как раз и нужно устроиться к нему на работу.
        Раз уж он так сомневается во мне, я не могу сразу же согласиться, нужно идти по тому же сценарию, что и он.
        - Есть ли у Вас договор, с которым я могу ознакомиться? - Попросила я.
        - Естественно, его я предоставлю.
        - Хорошо. А что же до задания? Оно у Вас уже есть?
        Вэйран вдруг улыбнулся мне как-то снова по-новому, и от этой улыбки я почувствовала легкую слабость.
        - Ри Крос’ери, у меня всегда есть задания.
        ***
        Изучение договора отняло у меня примерно пять минут, но ир Кайтран оставил меня одну в кабинете и отправился приводить себя в порядок после тренировки, я же была предоставлена сама себе. Сначала я только читала и внимательно изучала условия нашего контракта, потом же просто прислушивалась к тому, что происходило в доме.
        Договор вопросов не вызвал, стандартная форма, но у меня было главное задание, с которым я сюда приехала и мне нужно было потихоньку начинать собирать по зернышку хоть какие-то доказательства, улики, подозрения.
        Пока я ждала, пришла Мойла и услужливо предложила мне чай. Девушка была любезной и улыбчивой, но несколько застенчивой. Если она что-то и знала, то могла бы мне об этом сообщить. Естественно, устраивать ей допрос с пристрастием в эту же минуту я не стала, всему свое время.
        Когда служанка ушла, я осмелилась походить по кабинету и изучить его наполнение. Если что-то пойдет не так на задании, то у меня хотя бы будут крупицы первых знаний о Вэйране Динари ир Кайтране.
        Из окна открывался чудесный вид на живописный дворик. Посредине небольшой бассейн, украшенный камнями причудливых форм и небольшими статуями неизвестных мне мифических животных. Невысокие деревья располагались так, чтобы не загораживать друг друга и сам вид на дворик. Кто бы ни был садовником в доме Кайтранов, свою работу он выполнял отлично.
        На самом деле на этом вся красота далеко не заканчивалась. Оказалось, чтобы увидеть все великолепие этого живописного вида, нужно было просмотреть сразу четыре плана - ближний (ближние деревья), второй (бассейн и статуи), третий (дальние деревья), и только за ровным коридором покатой красной крыши одноэтажной постройки открывался четвертый, на мой личный взгляд, самый потрясающий вид.
        За домом виднелись равнина, поросшая алыми цветами, за ней возвышалась гора. Величественное спокойствие и безмолвие. Пик горы окаймляли неподвижные облака. Завораживающее зрелище - живописное творение человека пред величием созданий самой природы.
        Оторваться было сложно, однако я не забыла о своем долге. Медленно прошлась по кабинету и заметила целый шкаф, заставленный десятками фигурок богов. Тотемы. Сами по себе они были чем-то вроде символа поклонения, но в магии имели иной, сакральный смысл. Тотемы дарили как бы благословение и даровали по требованию: здоровье, исцеление, силу, разбивали проклятия и накладывали свои.
        Судя по тому количеству, которое присутствовало у ир Кайтрана, он либо ими совсем не пользовался, либо готовился как минимум к войне.
        - Значимость тотемов сильно преувеличена, - внезапно оказался прямо у меня за спиной ир Кайтран.
        Я обернулась и заглянула в его мрачно-синие глаза. Он приоделся, темно-синий камзол смотрелся на нем очаровательно. Он улыбался очередной новой для меня улыбкой. В этот раз в ней была тайна тысячи вселенных.
        - Давным-давно я пробовал использовать их в своей работе, но…
        Вэйран лишь пожал плечами и сцепил руки за спиной. Его взгляд скользнул по статуэткам, а потом, словно в продолжение, он посмотрел на меня.
        - Вы изучили договор, ри Крос’ери? - Уточнил он.
        - Да, - кивнула.
        - Появились ли у Вас какие-то вопросы?
        - Да. Что за задание Вы выбрали для меня?
        Он улыбнулся шире, как будто его умилило мое незнание. Меня это несколько укололо, ведь я привыкла все знать. Однако в данном случае я не могла парировать, я действительно никогда не отправлялась с ним на задания. И, если честно - меня это пугало.
        - Я решил выбрать задание с минимальной опасностью и травматичностью, - сообщил Вэйран. Несмотря на то, что он сутулился, мне все равно приходилось задирать голову, чтобы смотреть ему в глаза. - Несколько месяцев назад на раскопках старого города неподалеку от Вирали, город, что в нескольких часах пути отсюда, появился враждебный дух. Он напал на археологов, и только двоим из четверых удалось уцелеть. С тех пор раскопки приостановили, но проблема до сих пор еще не решена.
        Не знаю, почему, но от его рассказа мое сердце забилось вдвое чаще. Что это? Страх или интерес? Мне пришлось сделать глубокий вздох, чтобы прояснить мысли.
        - На первый взгляд задание не сложное, - заметила я. - Почему именно Вам поручено его выполнение?
        - Потому что я - Глава дома Кайтранов, - снова улыбнулся он.
        - Потому что Вы - маг высшей степени, Вы хотели сказать? - Поправила я.
        - Конечно, - быстро отвернулся и направился к выходу ир Кайтран. - Идемте. Отужинаем и отдохнем, а ранним утром отправимся к месту раскопок.
        Порталы. Эта мысль прошибла меня насквозь, и я начала выстраивать логические цепочки, как подобраться к ним в разговоре. Отказываться не стоило, я с самого утра ничего не ела, а чай, который принесла мне Мойла, хоть и был невообразимо вкусный, наесться им было естественно невозможно.
        Бумаги я оставила на столе. Подписанные. Ир Кайтран лишь мельком глянул на них, когда мы выходили из кабинета.
        Столовая, в которую он меня привел, показалась мне… странной. Убранство и цвет багровых закатов пробуждали аппетит и заставляли обращать внимание на новые изображения на стенах. Однако меня смутило, что в хозяйской столовой за общим столом собрались как будто бы все обитатели дома Кайтранов. И дело было не в родстве, а в происхождении.
        Вот явно конюх сидит и болтает со служанкой, вроде Мойлы, только попроще; вот портниха беседует с кузнецом, какой-то калека со шрамом вместо левого глаза носится вдоль стола и о чем-то радостно всем сообщает. Странные у них тут порядки.
        - Хозяин! - Воскликнул кто-то. - Приветствуем!
        И все дружно приветствовали ир Кайтрана.
        - У нас сегодня гости, - сообщил последний, и я уже думала, что сейчас все разбегутся.
        Нет. Они просто приветствовали меня и чуть подобрались для приличия. От шока я отошла через пару секунд и приветствовала в ответ целую толпу разных профессий и сословий. Я не скажу, что была голубых кровей, титула ни у меня, ни у моей семьи не было. Но когда я жила с родителями, у нас были слуги, которые никогда не позволяли себе даже лишний раз зайти в хозяйскую комнату, только по необходимости. Да везде так было принято, поэтому я и удивилась.
        Этот… совместный ужин несколько выбил меня из колеи.
        Но выбора особо не было. Пока ир Кайтран устраивал меня на стуле, повариха уже сбегала на кухню и вместе со служанкой они принесли мне ужин на троих. То есть я столько никогда не ем, а тут - лопни.
        Я, конечно, поблагодарила за вкусную еду (она и правда была вкусной), но все равно несколько опешила от происходящего. Этот ужин больше всего походил на приличного вида вечер в какой-нибудь таверне. Все цивильно, тихо, мирно, просто все беседуют, общаются и едят за одним столом.
        Что за порядки в доме Кайтранов? Есть ли тут вообще кто-нибудь, кроме ир Кайтрана из родственников клана? Так было трудно судить, когда я осматривала толпу, но в целом возникало множество вопросов, на которые ответы получить не представлялось возможным.
        Сначала я вела себя очень скромно, представляя, будто на меня направлены все взгляды, включая самого ир Кайтрана. Но чем больше я осматривалась, тем больше понимала, что дела до меня здесь нет никому.
        Когда ужин был окончен (я попробовала все и была на один кусочек от того, чтобы лопнуть), как по волшебству рядом со мной материализовалась Мойла и взялась отвести меня в спальню. Надеюсь, спят они не так же, как ужинают.
        Поднявшись с места, я посмотрела на ир Кайтрана и кивнула в знак благодарности. Весь вечер он хоть и выглядел отвлеченным и расслабленным, мой взгляд перехватил моментально. Он ли прислал Мойлу? Похоже, за мной все-таки следили. Но это ничего. Приведи в дом незнакомца и все точно так же за ним будут наблюдать, это вовсе не означает, что во мне сомневаются.
        Я надеюсь.
        На мое счастье комната оказалась прекрасной спальней с видом, от которого захватывало дух. Не знаю, почему, но ир Кайтран, или Мойла (кто здесь больше принимает решение?), поселили меня на втором этаже. А оттуда из двух окон открывался вид на дорогу, по которой я приехала и на гору. Я как будто оказалось между прошлым и будущим одновременно. Это завораживало.
        Ночь прошла без происшествий и наутро я была готова ехать на задание. Первым, кто заглянул ко мне после того, как я собралась, была Мойла. Завтрак она мне принесла, поэтому я быстро перекусила и спустилась вниз. Ир Кайтран уже ждал меня.
        - Доброго утра, ри Крос’ери, - приветствовал он с улыбкой.
        Странное чувство - одна ночь в его доме и у меня к нему как будто легкая привычка. Словно так было всегда. Глупые мысли, которые стоить выгнать из своей головы.
        - Доброе утро, ир Кайтран, - улыбнулась и я.
        - Хорошо ли отдохнули?
        - Прекрасно, благодарю. Так хорошо я не спала очень давно.
        - То есть еще один плюс в список «Я хочу у Вас работать» Вы все-таки запишите? - Лукаво уточнил он.
        Сказать, что именно это было, сложно. Он мог действительно играть по правилам «Пожалуйста, останься, мне нужен юрисконсульт», либо все это лишь хорошо обыгранный спектакль, чтобы мне это лишь казалось.
        Слишком много двуличных людей я повидала на скамье подсудимых, чтобы так просто доверять этому ир Кайтрану. Я все же решила ему подыграть. Улыбнулась.
        - Определенно, - кивнула.
        Он просиял и от радости даже взял мою руку и заложил под свой локоть, направляясь к выходу.
        - Хорошей поездки, Хозяин! - Пожелала Мойла. - Ри Крос’ери, возвращайтесь к нам! Мы Вас будем ждать!
        Этот внезапный жест сначала показался мне чем-то вроде спланированного хода, но потом я обернулась и взглянула на эту Мойлу и вдруг поняла, что плана не было. Она просто была простодушной и доброжелательной, что не отменяло, конечно, ее возможной причастности к страшным преступлениям (предположительным, но лучше уж предположить все и ошибиться, чем недодумать и удивиться).
        Коль уж я всего лишь прохожу первичное испытание, я решила не расспрашивать об особенностях дома Кайтранов с ходу.
        - Я слышала, Вы собираетесь участвовать в турнире, - совсем уж отвлеченную тему подняла я.
        Все-таки я молодая девушка двадцати двух лет, мне свойственно интересоваться светскими мероприятиями, вроде турнира.
        - Все верно, - ир Кайтран улыбнулся и пропустил меня вперед, предварительно распахнув входную дверь. - Похоже, слухи распространяются очень быстро.
        - Разве это такой уж секрет? - ир Кайтран снова заложил мою руку под свой локоть.
        Его эта излишняя любезность казалась мне перебором, но выдергивать ладонь тоже было невежливо.
        - Вовсе нет, просто турнир состоится лишь следующей весной, а говорить о нем начали еще год назад.
        - Не удивительно, - лишь невинно улыбнулась я, - такое событие среди сильнейших магов Империи. Кто победит? Кто покажет себя лучше остальных? Все эти игры подогревают неподдельный интерес, ведь наблюдать за ними сможет каждый житель Империи!
        - Похоже, Вас турнир тоже интересует, - все улыбался ир Кайтран, пока я рассказывала.
        - А разве это плохо?
        - Вовсе нет, - покачал головой он и подвел меня к экипажу. - Наоборот, мне кажется очень любопытным, что Вы рассматриваете саму игру, а не поиск удачной партии, как делают остальные.
        Чтобы смягчить явную насмешку, ир Кайтран рассмеялся. Я вежливо улыбнулась и забралась в карету. Ир Кайтран сел напротив и мне показалось, что его улыбка была несколько неловкой. О нет, только не это. Ехать несколько часов, я надеялась почитать, а он что? Будет болтать? Ладно, поддержу разговор, а потом уткнусь в окно, пару минут подожду и…
        Но ир Кайтран как будто сам последовал моему плану и уткнулся в окно. Подождав свои пару минут для приличия, я поняла, что разговора не последует и с осторожностью достала книгу. Реакции не последовала. Открыла. Ничего.
        Счастье случилось, и я читала всю дорогу. Ир Кайтран лишь один раз, когда мы подпрыгнули на кочке, глянул на меня в испуге, словно боялся, что я что-нибудь спрошу. Да и я на него так же глянула. Но потом он заметил книгу и так долго улыбался, что я начала подозревать магию.
        В общем, до окончания поездки мы так и не разговаривали, а я почти закончила читать про дела прошлого века. Отлично! Такими темпами закончу с книгами быстро! Вообще не понимаю, чего сложного было найти юрисконсульта! Ездишь себе по разным заданиям, ведешь протокол и все!
        Когда мы остановились и покинули карету, я первым делом огляделась. Да, действительно, неподалеку располагались руины древнего города. Пока мы не отошли дальше, я решила все-таки задать вопрос.
        - Ир Кайтран, могу я узнать, пользуетесь ли Вы порталами?
        - Только в крайнем случае, - ответил он мне.
        Зачем мне был так нужен этот вопрос? Порталы в нашем мире это не простое перемещение, оно требует серьезных энергетических затрат и множество магической энергии. Только очень сильные маги способны на переходы. Не все маги высшей степени могут использовать порталы.
        Что узнала я? Что ир Кайтран сильнее, чем я предполагала.
        - Итак, - ир Кайтран замер напротив меня, - нам нужно найти и обезвредить сумеречного духа. Вы готовы, ри Крос’ери?
        - Да, - подтвердила и только после этого мы двинулись вперед.
        Древний город представлял собой руины забытых построек. Где-то уцелели целые стены, где-то только плитка под ногами. Тем не менее, даже эти руины говорили о величии этого места. Я слышала об этом городе, но по понятным причинам подробностями не интересовалась.
        Мы вошли в город с южной ее части и попали на широкую дорогу, выложенную каменными плитами. Вообще, если так посмотреть: разрушения будут стоить очень дорого. В случае с обычными жилыми домами я, как юрисконсульт, могла вести протокол сломанных и поврежденных предметов, список которых представлялся на собрании о рассмотрении дел (как правило, заочно) поимке и уничтожения магических существ. Расходы оплачивались из бюджета в том случае, если волшебное перо предоставляло неопровержимое доказательство порчи имущества вследствие запрещенных действий магическим объектом.
        Если же, например, ир Кайтран шел мимо и разбил вазу, то оплачивать будет ее он сам.
        Что же до руин города - по идее это место никому не принадлежит, поэтому счет затребовать может разве что историческое общество. А восстановление исторических объектов дело не дешевое, посему - лучше здесь не особо буянить.
        - Ир Кайтран, - обратилась я к своему работодателю. Он пока шел чуть впереди и высматривал врагов. - Хочу обратить Ваше внимание на тот факт, что это место никому не принадлежит, а посему, в случае если придется возмещать ущерб, это будет скорее всего на вас.
        Ир Кайтран остановился, спустившись на ступеньку вниз, и повернулся ко мне. Это был первый раз, когда он оказался ниже меня. Я замерла в шаге от него и наблюдала за его реакцией. Он чуть нахмурился и серьезно задумался.
        - Разве нет какого-нибудь закона, который может покрыть расходы спонсорским методом? - Уточнил ир Кайтран.
        - Есть, - кивнула, - но для того, чтобы он сработал, нужен этот самый спонсор, который спонсирует раскопки. А судя по тому, что я знаю об этом месте, старый город раскапывают на средства исторического общества. А это, как Вам наверняка известно, деньги налогоплательщиков.
        - Хм, - Вэйран нахмурился сильнее. - Как юрисконсульт что Вы предлагаете мне, ри Крос’ери?
        Он снова посмотрел на меня снизу вверх. В какой-то степени это сейчас определяло наше положение - я все же была намного лучше подкована в знаниях о законах и других юридических тонкостях, чем он. В принципе именно поэтому он меня взял.
        Не скажу, что я хвасталась, просто, учитывая мое прошлое, мне все же нравилось владеть информацией в совершенстве.
        - Я предлагаю Вам быть крайне осторожным. Пожалуйста, постарайтесь нанести этому месту наименьший ущерб.
        Ир Кайтран ухмыльнулся и оглядел руины.
        - То есть, Вы считаете, здесь есть, где разгуляться?
        И не успела я ответить, как вдруг, откуда не возьмись, появилась серая дымка. Понять или сообразить что-то я не успела, ведь дымка внезапно врезалась в нас обоих, и я свалилась на холодные камни. Пока я соображала, как такое вообще могло произойти, ир Кайтран уже вцепился в эту дымку и сейчас летал на ней, как на воздушном змее, над дорогой, ведущей вниз.
        Поднявшись на ноги, я отряхнулась и двинулась за ир Кайтраном, проверяя волшебное перо - не пострадало, к счастью, продолжало вести протокол.
        Не знаю, послушал ли меня ир Кайтран, но каждый раз, когда этот призрак пытался переломать хребет моему работодателю, последний с грацией дикой кошки, ловко избегал шатких колонн, расписанных изящными рисунками, полуразрушенных стен, и так уже пострадавших от времени и других естественных причин разрушений.
        Мне оставалось только поспевать за этими двумя и…, если честно, несмотря на вероломное нападение, чувствовала я себя вполне в порядке. Это было странное ощущение, которое я еще не распробовала, как если надкусываешь маленький кусочек печенья, но пока не понимаешь, нравится оно тебе или нет. Так или иначе, мне хотелось понять это странное чувство чуть лучше.
        Как оказалось, ир Кайтран был очень хорошо подготовлен к подобным схваткам. Примерно у поворота с каменной плитой, на которой была изображена древняя Богиня с крыльями, ир Кайтран повалил духа на землю (несмотря на необъяснимое) и одним точным и мощным ударом кулака, окутанным магической цепочкой заклинаний, избавился от проблемы. Дух взорвался и серая дымка, словно круги по воде, разошлась в разные стороны, а потом и вовсе исчезла.
        Я подошла ближе и замерла в нескольких шагах.
        - Все в порядке? - Уточнила я, пока ир Кайтран поднимался на ноги.
        - Да, - он отряхнулся, - как Вы?
        Тревога в его взгляде меня удивила.
        - Все хорошо, - заверила я и улыбнулась. - Значит, вот они какие сумеречные духи.
        - Вы впервые сталкиваетесь с ними? - Поправляя одежду, уточнил он.
        - Да. По долгу службы не доводилось выезжать на рейды по их поимке.
        Чуть отдышавшись, ир Кайтран внезапно посмотрел на меня, как будто собираясь мне что-то сказать, и некоторое время просто смотрел. Однако ничего более за этим не последовало, он словно передумал.
        А затем и вовсе отвлекся то ли на шум, то ли что-то мелькнуло, я не успела заметить. Но так ничего не сказав, он начал расстегивать камзол. Понять, зачем он это делает было не трудно.
        - Еще один дух? - Нахмурилась я.
        Ир Кайтран кивнул, всем своим видом намекая на то, чтобы я соблюдала тишину. Крадучись, он шагнул по дороге дальше, успел сделать всего несколько шагов, когда вдруг призрак вновь напал на него.
        Это было удивительно и очень странно. Из теории, которую мы проходили в Академии, я знаю наверняка: призраки не держатся группой, не собираются вместе, да и не атакуют своих жертв или тем более обидчиков столь открыто и активно. Что-то здесь явно не так. Но что именно?
        Пока ир Кайтран, уже по пояс обнаженный боролся с духом, я решила подобрать его камзол и рубашку - хоть пригожусь. Все эти баталии были столь волнительными, что я невольно начинала болеть за ир Кайтрана. Да, турнир мне определенно придется по душе.
        Однако рано я расслабилась. Вдруг в очередной неожиданный момент серая дымка окутала уже меня и - мгновение и я лечу по воздуху, испытывая смешенную гамму чувств. Вроде бы и страх, но в то же время веселье. Это что еще такое? От себя подобного я не ожидала, но…
        Дымка выпустила из своей хватки неожиданно, я больно шлепнулась об плитку и сильно ударилась при падении. Тем не менее, дух хоть и отлетел на пару метров, все же решил, что не закончил со мной, а посему атаковал снова. Что в тот момент сработало в моей голове, я не знаю, но тело двинулось в сторону раньше, чем я успела об этом подумать.
        Еще одно нападение - перекатываюсь. Еще - просто отползаю, а дух все-таки задевает меня, приподнимает в воздух и проносит еще несколько метров. Падаю на землю внезапно, чувствую сильную магию, оборачиваюсь - наконец-то подоспел ир Кайтран и за несколько мгновений с легкостью расправился с духом.
        Шагнул ко мне, присел рядом.
        - Вы в порядке? - С ужасом смотрел на меня он.
        И вот ведь странно: я должна испытывать ужас, желание сбежать, плакать, кричать, но вместо всего этого меня колотит какой-то необъяснимой эйфорией, которая буквально пронизывает мое тело насквозь.
        - Я немножко пострадала, - смущенно сообщаю и вдруг понимаю, что ир Кайтран держит меня за руку.
        Нет, не просто держит, он активировал исцеляющие заклинания и сейчас занимается моим восстановлением.
        - Простите, ри Крос’ери, - разволновался Вэйран, - я не увидел второго духа сразу. Этого больше не повторится.
        Становилось лучше, раны заживали, только эйфория не отпускала. Я заглянула в его мрачно-синие глаза и улыбнулась.
        - И часто так происходит? - Уточнила.
        Ир Кайтран издал серию нервных звуков, которые так и не смогли оформиться в слова, а потом едва выдавил:
        - Ну…, бывает. - Виноватая улыбка и он выносит себе собственный приговор. - Вы увольняетесь, да?
        Обреченность в его словах меня удивила. Это было чем-то вроде извинения за предоставленные неудобства, но ведь ему совершенно не обязательно было за меня переживать. В конце концов, я для него незнакомый юрисконсульт, разве имеет значение мое благополучие?
        - Почему Вы так решили?
        - Ну… - он отвел взгляд в сторону, намекая на недавние боевые действия, - нет?
        - Это… странно, но… - я улыбнулась и по-моему ир Кайтран впал в полнейший ступор, - это всего лишь издержки профессии.
        В этот момент я, кажется, перевернула целый мир, ведь ир Кайтран замер, словно громом пораженный, и даже перестал дышать. Закончив с исцелением, он нервно сглотнул и сдвинул брови.
        - Правда? - Уточнил он. - В смысле - Вы уверены?
        Он обвел рукой недавнее поле битвы, а я лишь улыбнулась и кивнула в подтверждение. В этот раз он уже разинул рот. Но я решила оставить всю эту лирику позади и хорошенько задумалась: нападения, что-то было не так с нападениями.
        Ир Кайтран помог подняться на ноги, и так и продолжал пребывать в легкой форме шока, разглядывая меня как неожиданную археологическую раскопку. Я же решила проанализировать произошедшее и взялась за волшебное перо. Активировав заклинание возврата, я вызвала все записанное из памяти пера и стала внимательно искать зацепки.
        Вся прелесть пера заключалась в том, что оно записывало абсолютно все, даже то, что лично я не видела, не заметила, не успела пронаблюдать. И сейчас эта замечательная функция была как нельзя кстати.
        Найдя запись о первом призраке, я тут же пролистнула к следующему. Третий призрак и я анализирую полученную информацию.
        - Ир Кайтран, - позвала я. Он так и стоял на месте, не шелохнувшись, разглядывая меня в легком удивлении. - Мои записи показывают, что все три призрака прилетели с той стороны.
        Я указала на склон, по которому дорога вела дальше вниз и приводила к большой стене, видимо, некогда бывшей библиотеки. Перо снова собрало в себя всю информацию, и было готово производить дальнейшие записи.
        Ир Кайтран посмотрел в сторону, которую я ему указала, и почти незамедлительно двинулся вперед. Подняв его вещи, я поспешила за ним следом. Он не разговаривал, был максимально собран, лишь по приближении на его смуглом теле начали вырисовываться черные татуировки. Они покрыли его плечи, ключицу и немного спину сверху, что говорило об опасности, но не настолько серьезной, как могло бы показаться на первый взгляд.
        Высокие ступени сначала проводили нас к площадке перед библиотекой, а затем почти такие же подвели нас к входу. Вблизи сооружение, а точнее все, что от него осталось, выглядело гораздо более внушительным. Удивительно, что такая большая часть уцелела, полностью сохранился почти весь фасад здания.
        А вот с крышей было похуже, ее здесь не было, зато, когда мы зашли внутрь, где-то между руинами обломков каменных альковов, некогда служивших арками, мы вдруг заметили портал. Сероватая дымка, которой он был охвачен, намекала на то, что сумеречные духи попадали в наш мир именно из него.
        Незамедлительно ир Кайтран подбежал к порталу и начал вырисовывать в воздухе серию сложнейших заклинаний. Татуировки на его теле разрослись чуть сильнее и теперь покрывали полностью его грудь и ключицу, доставая до запястий.
        Пока он создавал контрзаклятие, между оконными проемами я вдруг заметила движение. Ждать, что это там такое промелькнуло, я не стала, просто подбежала поближе к ир Кайтрану и встала рядом. Лучше ближе, чем дальше.
        Он закончил заклинание, и то принялось закрывать портал, сам же ир Кайтран шагнул ко мне ближе и, загородив собой, отодвинул меня в сторону. Было ясно, что нас атакуют, но все произошло столь же стремительно, как и в прошлый раз.
        К счастью, мне повезло, в этот раз благодаря ир Кайтрану, меня даже не задело, а вот его снова поглотила серая дымка. Он бился великолепно, разбираясь со всеми атаками, направленными против него. Призраку не оставалось никаких шансов…, но тут что-то пошло не так.
        Дымка вдруг словно взорвалась изнутри и раздалась в размерах, резко поглотила собой ир Кайтрана и рванулась вверх, приземляясь на вершине самой высокой колонны.
        Не думая ни о чем, я бросилась бежать вперед, чтобы лучше видеть происходящее. Было сложно, ведь колонна высотой метров пятьдесят, не меньше. Но я нашла более или менее удобное место и задрала голову вверх. Солнце слепило глаза, приходилось прикрывать глаза ладонью. Но схватку я разглядела.
        Ир Кайтран бился лучше из-за увеличенной силы, но дух как будто тоже знал, что уровень повышен. Потоки мощной магии сыпались вниз невидимыми волнами, рассыпая в мелкую крошку слабо сохранившиеся предметы старины. Даже до меня доставало, что уж говорить о бедных полуразвалившихся колоннах или каменных кладках?
        Поскольку ир Кайтран все же маг высшей степени, сдаваться он был явно не намерен и сосредоточился на создании мощного заклятия, дабы уничтожить духа. Действовал наверняка, но когда дух взорвался, то ли что-то пошло не так, то ли это была просто взрывная волна, но возле ир Кайитрана вдруг что-то взрывается, и он стремительно летит вниз.
        Успеть что-то сделать я не могла, да и не имела подобных навыков, но естественно немедля бросилась к нему. К тому моменту, когда я упала на колени рядом с ним, портал уже благополучно закрылся.
        К несчастью, ир Кайтран пострадал и от удара о землю потерял сознание. Что мог сделать юрисконсульт? У меня не было магических способностей и навыков.
        Зато у меня были знания.
        Магов высшей степени я изучала в свое время достаточно и знала, что их татуировки - это хорошо продуманные и сплетенные между собой заклинания. При случае можно было подобрать цепочку взаимодействий, а значит - и заклинание исцеления можно было активировать.
        Переложив бессознательного ир Кайтрана к себе на колени, я стала внимательно вчитываться в символы его заклинаний, исписанных на его груди и плечах. Некоторые были мне незнакомы, но я знала точно, что похожие символы должны находиться рядом. В сознание ир Кайтран не приходил, судя по тому, что я ощутила, когда он лег мне на колени, у него были сломаны кости.
        Ладно, собраться, не думать о его повреждениях и искать нужные символы.
        Изучив всю его грудь и плечи, я не нашла ничего путного, пришлось подтягивать его к себе и переворачивать, переходя к изучению его спины. От шеи расходились две разные дорожки, но уже знакомые дорожки - отличный признак!
        Еще несколько мгновений и я нахожу смежные символы, которые в последовательности и сочетании активируют исцеление. Осторожно прикоснувшись тремя пальцами к нужным символам, я активировала заклятие, и те вспыхнули золотистым сиянием, принявшись расползаться живительной волной по телу ир Кайтрана.
        Снова уложив его на спину, я стала всматриваться в его лицо и ждать, когда же он очнется. Раны были серьезными и поэтому быстро он в себя не пришел. Ожидание утомляло и выматывало, минуты тянулись слишком долго. Когда наконец ресницы вздрогнули, я замерла и задержала дыхание.
        Поморщившись, ир Кайтран с трудом открыл глаза и попытался улечься удобнее. Проморгался, нашел меня взглядом. Оценил обстановку вокруг и собственную позицию. Чуть нахмурился. Потом потянулся к своей спине, ведь ощущал активированные мною символы. Снова посмотрел на меня. Я лишь слабо улыбнулась.
        - Откуда Вы знали о заклинаниях? - Спросил он.
        Я улыбнулась смелее, почему-то уверенность и спокойствие его голоса придало мне сил и уверенности.
        - Я очень хороший теоретик, - призналась, - в свое время много читала. Маги высшей степени были мне особенно интересны.
        Пару секунд спустя и ир Кайтран мне улыбнулся.
        - Очень полезные знания, - заметил он и осторожно приподнявшись, сел. Пока еще не все раны зажили, поэтому вскакивать на ноги он не спешил. - Так что Вы скажете?
        - По поводу?
        Его взгляд был испытывающим.
        - По поводу всего этого, - он намекал на задание.
        Да, знаю, это все нелегко и далеко не просто. Мне несказанно повезло уцелеть. И даже несмотря на то, что мне поручили вполне конкретное и довольно непростое задание, я не могла не признать главного.
        - Знаете, мне понравилось, - я смущенно улыбнулась. - Несмотря на опасность, мне всегда хотелось стать боевым магом. Но способностей не было, посему я стала юристом. Но сегодня я вспомнила, что меня так привлекало в подобных заданиях.
        - И что же это? - Ир Кайтран почти улыбался.
        - Это ощущение, будто ты причастен к некому сакральному ритуалу, - призналась прежде всего самой себе я.
        Ир Кайтран долго смотрел на меня внимательным взглядом, как будто о чем-то размышлял, что требовало основательного процесса. А потом лишь улыбнулся.
        - Значит, Вы все-таки останетесь? - С ноткой неверия уточнил он, как будто сам до конца себе не позволяя в это поверить.
        - Если я Вас устраиваю как юрисконсульт…
        - Устраиваете, - не дав договорить, заверил он. - И, раз уж все так случилось, зовите меня Вэйран.
        В этот момент, честно признаться, растерялась. Переходить на имена, да еще и столь рано, было несколько непривычно. Такое случалось в двух случаях: первый - чтобы дать понять о серьезных намерениях породниться, второй - высшая степень проявленного доверия. И поскольку мы оба понимали, что замуж или жениться никто не собирался, тем ценнее было мне это предложение.
        Я смущенно улыбнулась и осмелела добавить:
        - Хорошо, Вэйран, - обратилась по имени уже я, - можете называть меня Валетта.
        Он улыбнулся и все-таки стал подниматься на ноги. Я тоже встала, а потом протянула ему его одежду.
        - Спасибо, Валетта, что спасли мне жизнь, - поблагодарил он, одеваясь.
        Татуировки все еще не исчезли, так как исцеление продолжалось, однако боевых действий больше последовать не должно, портал был закрыт. Мы двинулись обратно по дороге к месту, где нас ждал экипаж.
        - Кто мог открыть здесь портал? - Поинтересовалась я.
        Вэйран шагал не слишком быстро, но и не плелся, однако я понимала, что ему еще нужно время на полнейшее восстановление.
        - Порталы могут появляться случайным образом, - сообщил Вэйран. - Скорее всего, в данном случае это именно так.
        Подумав и несколько проанализировав полученную информацию, я сопоставила ее с той, что знала сама.
        - Если сильный маг открывает портал, то он, как правило, призывает полчища злобных духов к себе в услужение. Но мы не нашли ни мага, ни тем более полчища духов. Следовательно - портал был не искусственным, а действительно случайным.
        Вэйран лишь улыбнулся, сцепил руки за спиной и закивал.
        - Мне нравится Ваш необычный склад ума, Валетта, - признался он. - Любой другой на Вашем месте взялся расспрашивать меня о подробностях дела, Вы же решили дойти до всего самостоятельно.
        - Когда тебе скажут - ты можешь не запомнить, когда ты сам поймешь - это отложится навсегда, - заметила лишь я и улыбнулась.
        - Интересная мысль. Кому она принадлежит?
        - Мне, - я рассмеялась. - Путь проб и ошибок тернист, но награда бывает слаще меда.
        Вэйран некоторое время провожал меня взглядом.
        - Вы сказали, что способностей к боевой магии у Вас нет, - напомнил он.
        - Все верно, - кивнула, - но это лишь помогло мне стать хорошим юристом.
        - В этом я теперь уверен, - подтвердил Вэйран, и мы обменялись улыбками.
        Так или иначе, но, похоже, все складывается вполне хорошо. Испытание я прошла, а посему - стоит взяться за главное, а именно расследование дела ир Кайтрана.
        ГЛАВА ТРЕТЬЯ
        ВЭЙРАН
        Эта девушка была одной сплошной неожиданностью. Сначала она показалась мне еще более изнеженной особой, чем ее предшественница. Но по результатам беседы, да и нашей первого выезда на не очень легкое задание Валетта все больше удивляет меня, разбивая в дребезги все стереотипы о том, какими должны быть подобные барышни.
        Конечно, я не придираюсь и не пытаюсь навешивать ярлыки, но первое впечатление о ней было не самое лучшее. Ей бы бумажки перебирать в юридическом отделе какой-нибудь малоизвестной фирмы, а она решилась работать у меня юрисконсультом. Не самое безопасное место работы.
        Но в конечном итоге я все же доволен, ведь она мало того, что выдержала все, чему подвергло ее наше небольшое приключение, так еще и согласилась остаться. После четырнадцатой кандидатки, сбежавшей от меня, словно заложница от мучителя, я ожидал похожей реакции.
        Но был приятно удивлен.
        - Скажите, Вэйран, - по приезде в дом, заговорила Валетта. - Все ли задания столь… активны?
        Солнце так забавно отливало янтарем в ее растрепанных волосах. Не удивительно, что прическа испортилась, в конце концов, мы попали в засаду, и я удивлен, что ей удалось уцелеть. Ей, конечно, я об этом никогда не скажу, но задание выдалось травмоопасным даже для меня. Такое случалось редко.
        Но раз уж она прошла подобное испытание, с остальными вообще не возникнет никаких сложностей.
        - Скажу честно: они чаще все же активны, чем пассивны, - стараясь не очень ее напугать, завуалировал ответ я.
        Она улыбнулась, и эта улыбка могла быть признаком того, что она поняла все так, как я пытался это преподнести, а возможно это лишь жест вежливости. Пока мне было сложно ее разгадать, я просто боялся все испортить и спугнуть ее. Если она сбежит, то это уж точно станет последней каплей в поиске новых кандидаток на должность юрисконсульта. Мне вообще кажется, что их больше не осталось. А те, кто еще ищет себе работу уже прознали о моих… заданиях и способах вхождения в должность, а посему я вряд ли дождусь новых соискателей в ближайшие… никогда.
        - Что же, - наконец заключила Валетта, и я напрягся. Только бы не соскочила, только бы! - Тогда, пожалуй, мне стоит подобрать наряд поудобнее.
        Я как будто только что сбросил с себя целую вселенную. Хвала всем богам! В обычной ситуации я бы проигнорировал часть про женские наряды и самоустранился. Но в данном случае:
        - Портниху! Срочно! - Крикнул я вышедшей нам навстречу Мойле.
        Та от неожиданности растерялась и бросилась бежать, выполнять поручение. Валетта рассмеялась.
        - Я бы подождала, - заметила она.
        Лучше уж связать ее как можно большими обязательствами сразу, чтобы она не сбежала, чем волноваться из-за того, что ее решение висит на волоске.
        - Ну что Вы, - я натянул свою лучшую фальшивую улыбку, - это совсем не сложно, к тому же мне бы хотелось, чтобы Вы чувствовали себя здесь как дома.
        Валетта улыбнулась и не заподозрила подвоха. Я надеюсь.
        В дверях нам встретилась мчащаяся нам навстречу Аника, худощавая женщина средних лет, моя лучшая портниха. Всегда улыбчивая и приветливая, она тут же принялась бормотать без умолку, собираясь снимать с Валетты мерки прямо в дверях.
        Намекнув, что это лучше делать в мастерской, я отправил Валетту с ней в дом. Ри Крос’ери пообещала, как только освободится составить отчет и отправить его в Департамент.
        Первый официальный отчет и девушка не бежит от меня сломя голову - это уже что-то.
        - Хозяин, - Мойла, оставшаяся со мной, сложила руки в замок, словно в молитве и воззрилась на меня полными надежды глазами, - это значит Госпожа ри Крос’ери остается с нами?
        - Да отведут беду Боги, - тихо проговорил я.
        - Ура! - Воскликнула Мойла. - Я же говорила, что все наладится!
        И вдруг она стала прыгать от радости, все больше начиная походить на Верта. Хотелось бы сказать ей «хватит», но потом я подумал: как много нужно для счастья этой милой девушке? Пусть порадуется, раз это событие заставляет ее улыбаться.
        Отправился к себе в кабинет и обнаружил на столе стопку новых дел. Это говорило только об одном. Улыбнувшись, я как обычно взялся их разбирать и разделил папки ровно на две стопки: дела, которые требуют немедленного решения, и другие, менее важные задания, которые могут подождать.
        Отбор проходили все поступающие запросы, как Глава дома я имел право вести отбраковку. В моем положении нет возможности тратить время зря, особенно на не самые сложные задания.
        - Хозяин! - Мойла ушла готовить мне чай, а в кабинет ворвался раскрасневшийся Верт. - Хозяин! Господин вернулся!
        - Да-да! Вернулся! Спасибо за представление! - Последовало сразу, и в кабинете появился мой лучший друг, Кави.
        Как всегда, Кави выглядел недовольным так, будто вляпался в навозную кучу и ему об этом никто не говорил всю его жизнь. Очень смуглый, очень хмурый, хотя аристократичности ему не занимать.
        - Пойду, скажу Мойле, чтобы готовила вишневый пирог! - Пропустив Кави, выскочил за дверь Верт, и ускакал на кухню.
        Я лишь ухмыльнулся. Кави хоть и скривился так, будто его в этот пирог лицом окунули и всю вишню размазали, испортив вещи, все же на каком-то уровне остался доволен. Вишневый пирог, который готовила Мойла, он действительно очень любил. И в те редкие мгновения, когда никто не видел, он с наслаждением уплетал его за обе щеки.
        - Еще бы салют устроил в мою честь, несносный мальчишка, - рявкнул ему вслед Кави.
        Он всегда ворчал, поэтому я даже не обратил на это внимания, просто подошел и пожал другу руку, приглашая прогуляться по саду. Кави больше любил свежий воздух, нежели закрытые помещения.
        - Как там, в Столице Империи, дела? - Поинтересовался я, пока мы прогуливались в тени деревьев.
        - Ох, ты же знаешь: все по-старому, разве что каждый день что-нибудь новенькое.
        Кави умел отшучиваться о серьезном.
        - Грум тебе уже рассказал? - Кави взглянул на меня, а это всегда плохой признак, но в данном случае была причина.
        Теперь и я стал больше похож на Кави, сразу же разозлившись.
        - Еще бы он не рассказал, - рявкнул я, стараясь избегать прямого взгляда лучшего друга. Но выпытывающие темные глаза Кави пронзали насквозь. - Этот… слизняк все-таки полез куда его никто не звал.
        - Тем лучше, - как будто закрыл тему Кави.
        Я остановился и выплеснул на него вспышку гнева:
        - Лучше?! Кому это так лучше?!
        - По крайней мере, у тебя будет здоровая конкуренция, - с ноткой сарказма приговаривал он, - а то ишь расслабился, еле руками машешь. Совсем обленился.
        - Причем здесь лень? - Обиженно буркнул я.
        Уж от кого, а от Кави я такого не ожидал.
        - А притом: ты уже давно знаешь, что скоро турнир. И что? Разве ты готовился к нему как следует? А как узнал про Кирая, так все! Прыг-скок и внезапно стараемся!
        - Ты что? С Грумом говорил?
        - Встретились у входа, - объяснил Кави и глубоко вздохнул. Еще пару шагов и он остановился, устремляя взгляд вдаль. - Какие у тебя новости?
        - Я взял юрисконсульта.
        И тут Кави взглянул на меня полными ужаса глазами.
        - Не стоит так шутить, ты же знаешь, я не люблю таких шуток, - пригрозил он.
        - Так я не шучу, - хмыкнул, - правда, взял.
        - Серьезно? И всего сколько понадобилось, чтобы хоть кто-то остался?
        - Четырнадцать.
        - О, мой друг, тебе несказанно повезло! Я рассчитывал минимум на сотню!
        Посмеявшись, я наконец-то окончательно успокоился и перестал думать о Кирае и его участии в турнире.
        - Главное, что я смогу отправляться на задания, - чуть тише сказал я. - Слишком много проблем. Мы, кстати, только вернулись, и… мне пришлось закрывать портал.
        Кави посмотрел на меня настолько серьезно, насколько можно было быть серьезным. Он все знал и понимал, как никто другой, а потому объяснять ему что-то не пришлось. Он все молча обдумал, а затем вернулся к созерцанию горы вдалеке.
        - Ты ведь помнишь, что я собирался разузнать на счет твоих недругов в Столице, - перешел к следующей теме Кави. - Так вот, я разузнал. И то, что я узнал, тебе не понравится.
        - Что может быть хуже новости о Кирае и его участии в турнире? - Скривился я, сложив руки перед собой.
        Кави неожиданно обернулся и довольно спокойным взглядом проводил к нам Валетту. Она улыбнулась и поклонилась нам, а я представил их друг другу.
        - Валетта - мой новый юрисконсульт, - объяснил я Кави.
        - Ах, вот оно что, - улыбнулся друг. - Желаю удачи на новой должности.
        - Благодарю, - кивнула Валетта. - Прошу прощения, что отвлекаю, но я составила отчет для Департамента, хотела спросить: будете ли Вы ознакамливаться с ним?
        - Да, пожалуй, - согласился я. - Оставьте на моем столе.
        Валетта кивнула и ушла, сделав все, как я просил. Кави провожал ее внимательным взглядом. Я и за собой замечал этот интерес, который по какой-то причине к ней просыпается.
        Маленькие неосторожности, которые пока рано коллекционировать, но что-то было в этих едва заметных росчерках, почему стоило обратить на них внимание. Возможно, это лишь иллюзия, но в моем случае не стоит вычеркивать подозрения так просто.
        - Выглядит хрупкой, но внутри стержень, - охарактеризовал Кави. - Уверен, что хочешь такого юрисконсульта?
        - Кави, серьезно: она хороша в своем деле, это очевидно. А претензий к ее личности я не имею, ведь нанимал профессионала.
        - Ты же знаешь, что личность - это главное в кандидате.
        - Да, но еще я знаю, что до нее было четырнадцать попыток нанять кого-нибудь и все они увенчались провалом. Если я буду руководствоваться странными подозрениями, которые никак не обоснованы, то я останусь без юрисконсульта совсем. А ты прекрасно знаешь, как мне важно выполнять свою работу.
        Кави скривился, какое-то время смотрел на кабинет, а затем взглянул на меня своим этим «У меня созрел план, и я не передумаю» взглядом:
        - Пожалуй, я пригляжу за ней. Хотя бы первое время. Посмотрим, из какого она теста.
        - Только не перестарайся.
        - Когда это я хоть раз перестарался? - Брови Кави взлетели вверх.
        Я лишь ухмыльнулся.
        - Ну не знаю, может - всегда?
        - Именно поэтому я такой профессионал, Ран, не забывай об этом.
        В кабинете появилась Мойла и широко улыбнулась, поприветствовав Кави. На стол она поставила чай и любимый пирог моего лучшего друга. Кави, заметив это, даже подал признаки улыбки и кивнул Мойле в ответ. Она раскраснелась и быстро убежала по своим делам.
        - Что же, дела государственной важности могут подождать, а сейчас - пирог!
        Ну как тут возразишь?
        ***
        Время было послеобеденное, да и Валетта впервые выезжала на задание, оттого я решил не бежать сломя голову на следующий рейд, а дать ей время хоть немного привыкнуть. Все-таки она переехала жить в дом Кайтранов, уже успела пострадать на задании, кто бы ни хотел прийти в себя?
        К тому же идеи Аники ей так понравились, что она увлеклась этим процессом и полдня не появлялась в поле моего зрения. Чтобы немного сбросить напряжение, да и поднакопить сил, я занялся тренировками. Грум с радостью воспринял мой энтузиазм и лишь подтвердил слова Кави на счет моей лени.
        Не могу с ними согласиться, ведь дело было не в том, что я мало тренировался, а в том, что я слишком силен для любых своих врагов.
        И только этому выскочке Кираю нужно было влезть в это.
        Как обычно, мы с Грумом занимались вдвоем, Верт сидел на деревянном пеньке и подбадривал меня каждый раз, когда у меня получалось хоть что-то стоящее. Мойла исправно приносила мне воды, а Кави периодически появлялся на поле для тренировок, чтобы окинуть происходящее недовольным взглядом, а потом уйти обратно в дом с высоко поднятой головой.
        Как только начало темнеть, тренировку мы завершили. Проходя мимо мастерской по пошиву одежды, я не смог устоять и заглянул внутрь. Судя по тому, как Валетта радостно крутилась перед зеркалом, думаю, с нарядом они закончили. По крайней мере, с этим.
        Длинное, строгое платье в пол она сменила на удобные бриджи и длинную тунику с разрезами по бокам. Такое чувство, будто она собралась сама сражаться с духами. Впрочем - как ей хочется, пусть так и поступает, лишь бы протокол вела.
        По традиции, как обычно, когда возвращался Кави, я, мой лучший друг и Грум, надевали темные одежды, накидывали на головы капюшоны, и покидали дом под покровом надвигающейся ночи. Небольшой трактир в долине километрах в трех от моего дома служил нам отличным местом для отдыха, где можно было обсудить дела насущные, да и просто отдохнуть от тяжелых будней.
        - Столица кишит разными слухами, - рассказывал Кави.
        Взяв себе по кружке вкусного имбирного эля, мы расположились за столиком у дальней стены так, чтобы нас было не видно. Удачное место для тех, кто не хочет попадаться на глаза.
        - Что опять случилось у Императора? - Рявкнул Грум и сделал большой глоток.
        - Парочка драм из серии «Кто будет моей наложницей на этой неделе», истерика от его первой жены, и… ах да, чуть не забыл: всю семью Императора пытались отравить.
        Отставив кружку в сторону, я нахмурился, да и Грум подавился элем и долго кашлял, пытаясь не умереть.
        - Кто?
        - Кто бы знал? - С легкостью, которой обычно обсуждают цвет кафтана, пожал плечами Кави и сделал небольшой глоток. - Поговаривают только, что внутренние дела Империи не обходятся без вмешательства из вне.
        Темные глаза Кави обратились в мою сторону. В данном случае подозрение было вполне очевидным.
        - Король Виландри? - Хмыкнул лишь я и внимательно наблюдал за реакцией друга.
        - Да какой, к праотцам, король Виландри? - Весь красный, как помидор, прокашлялся наконец Грум. - Он же котенка по животу не пощекочет без опасений, что к нему не прибежит его мама и не расцарапает лицо.
        Кави скривился, а Грум понял, что чуть-чуть перегнул, потому и добавил:
        - Только без обид, парень.
        - На правду не обижаются, - едко заметил Кави и узрел в своей кружке нечто сверхинтересное. - Поэтому мои опасения скорее касаются не самого Короля.
        - Так-то оно так, - Все никак не мог прийти в себя Грум, снова закашлявшись. - Треклятое пойло!..
        - Главное, что у Принца Шайрина побольше амбиций, чем у Короля. О троне он мечтает уже давно. А Король только сидит и притворяется, что все у него хорошо. Тишь да гладь. Как же!
        Еще один глоток и Кави отвернулся, чтобы хоть немного совладать с гневом.
        - Кто бы это ни был, - снова громко кашлянул Грум, возвращаясь к отравителям, - он либо невыносимо тупой, либо нетерпелив. Яд приносят в самый уязвимый момент, а раз отравление не удалось, горе-отравитель такое не подгадал. А ведь на самом деле таких случаев просто уйма. Взять, например, Принцессу Зорану: она же пока росла, трижды могла свернуть себе шею, потому что мать за ней плохо смотрела.
        - Или того же Принца Садэри: местные мальчишки его чуть не вздернули однажды за то, что слишком сильно зазнавался. А где была стража? Зевала на посту. Говорил я им - в их схеме слишком много брешей и это несчастное отравление тому подтверждение! Может быть, это вообще повар случайно просыпал что-нибудь в еду! Во Дворце совершенно нет дисциплины!
        - Так-то оно так, - вернулся к разговору Кави, - но ир Ласцэн приказал держать языки за зубами и не распространяться.
        - Ир Ласцэн, - с ненавистью выдавил из себя это имя Грум, - что он вообще знает о войне и охране Дворца?
        - Мало, если допустил подобное, - хмыкнув, поддержал я.
        Грум вроде бы улыбнулся в ответ, но то была грустная улыбка. О своем времени, проведенном во Дворце, он вспоминал постоянно. И очень скучал по службе.
        - Скорее бы его кто-нибудь уже выставил из Дворца, - в сердцах пожелал Грум и допил свой эль.
        К сожалению, и он сам и все остальные прекрасно понимали, что такого не случится никогда. Ир Ласцэн слишком крепко пустил корни в местное правление и основательно поселился во Дворце.
        Впрочем, мечтать никто не запрещал.
        - Есть еще кое-что, - продолжал рассказывать Кави. - Это касается тебя, Ран.
        - Меня? - Я вскинул бровь в удивлении. - Вот уж не думал, что кто-то может судачить в Столице обо мне.
        - Да, я тоже был удивлен, - закивал мой друг, - однако не нравится мне все это.
        - А что такое обо мне говорят? - Ухмыльнулся, даже интересно стало.
        - Кое-что нелицеприятное. Кто-то распускает слух, будто ты стал чернокнижником и проводишь свои темные ритуалы вдали от Столицы. Потому тебя никто и знать не знал, да и не видел.
        Вот это уж была чушь собачья! Я не сдержался и расхохотался в голос. Однако мое безудержное веселье не поддержали. Кави сидел с серьезным лицом, а Грум вообще осуждал мою реакцию. Тоже мне - друзья.
        Успокоившись, я подался за своей кружкой и сделал глоток.
        - Мне нет дела до каких-то слухов, - заявил я.
        - Ты прав, Ран, какая разница, что о тебе судачат, пока это неправда? - Поддержал Грум.
        - Именно поэтому для тебя так важен турнир, - заговорчески прошипел Кави. - Ты появишься там, сделав вид, будто все это время усердно трудился, дабы победить. Женщины найдут в тебе героя, мужчины - пример для подражания. Пелена тайны спадет, и ты будешь свободен от всяких предрассудков.
        - Турнир не для того затевался…
        - …ой, да ладно! - Отмахнулся Кави. - А для чего, думаешь? Определить сильнейшего? Да кого это волнует? Это - показ мод! Каждый стремится туда попасть. Поэтому Кирай тоже там будет! Ему так же, как и тебе, нужна репутация.
        - Репутация-шпамутация…
        - Не отмахивайся так легко, Ран, - покачал головой Кави. - Если бы ты жил в собственной стране под собственным флагом, кто бы тебя осудил? Но здесь все решает власть, и чтобы продолжать свое безбедное существование на окраине мира, эту власть тебе придется хорошенько ублажить. Толпа требует зрелищ и тебе необходимо будет всех поразить.
        - В этом я спец, - горделиво заявил я.
        - Пока еще нет, Ран, - покачал головой Кави. - Поэтому я за тебя и волнуюсь.
        - Я выиграю! - Вспылил снова, но не пожалел ни на секунду. - Все изменилось, я больше не собираюсь останавливаться на полпути.
        Осадив Кави, последний немного поумерил свой гонор, а посему лишь развел руками и признал поражение.
        - Тебе решать, Ран. Я лишь хочу как лучше.
        Да, я знаю, Кави не раз уже доказывал свою преданность и дружбу. Но мне все-таки не верится, что какие-то глупые слухи способны помешать достижению моих целей. Кто вообще может их распускать? И кто к ним прислушивается?
        Не важно, все это не важно. Я должен ловить момент, пока есть шанс. Валетта все еще не уволилась, а это значит, завтра с утра я отправляюсь на очередное задание.
        Вот о чем я должен думать, а не о каких-то глупых слухах.
        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
        ВАЛЕТТА
        После возращения в дом Кайтранов мне хотелось немедля продолжить выполнение своих должностных обязанностей. Еще в старом городе я не до конца понимала, насколько это задание пришлось мне по душе. Странно, ведь из-за неспособности к магии я думала, что подобные рейды будут для меня малопривлекательными.
        Но, как говорится: не попробуешь - не узнаешь.
        Несмотря на мой энтузиазм и желание подобрать костюм поудобнее, я все же не могла забывать о своих прямых должностных обязанностях. Составив отчет, я отправилась в кабинет Вэйрана. Нет, мне не нужно было его одобрение, я продолжала проводить разведку и искать зацепки.
        Несмотря на то, что я здесь недавно, в доме появился новый персонаж. Судя по их общению и тому факту, что этот Кави ир Фиррат зовет Вэйрана просто Ран, они явно близкие друзья. Уточнение по отчету было лишь отвлечением, мне нужно было разведывать обстановку.
        Оставив отчет на столе, я не отправилась к портнихе, я стала бродить по дому в поисках каких-либо аномалий. Поскольку ир Зарцэн не предоставил мне никаких наводок или подсказок, приходилось обращать внимание буквально на все.
        Осмотр дома дал мне некоторую информацию. Во-первых, комнат запертых или открытых я насчитала сорок четыре. Не считая рабочие помещения вроде кухни, кузни или конюшни. Ни в одном из них я не обнаружила ничего подозрительного. Повара готовили, кузнец ковал оружие, кони спокойно паслись на холме, а по возвращении в конюшню просто отдыхали. Причастность к некой запрещенной магии проследить было сложно.
        Но я придерживалась правила: хочешь узнать маленькую тайну - начни исследовать весь мир.
        В данном случае «миром» служил дом Кайтранов, и мне определенно следовало его хорошенько изучить.
        На первый взгляд видимых нарушений не было, разве что незначительные. Все-таки знание законов - это хорошо с одной стороны, но с другой - во всем видишь нарушения и хочешь саму себя за что-нибудь оштрафовать. А уж у себя дома так и страшно простое действие совершить и не мучиться угрызениями совести.
        В общем, ближе к вечеру я вернулась к портнихе, и та любезно предоставила мне готовый наряд. Не скажу, что я была модницей, но в условиях работы с Кайтраном мне определенно лучше иметь возможность маневрировать быстро.
        Не знаю, как так получилось, но только я влезла в новый костюм и принялась крутиться перед зеркалом, как вдруг заметила, что кто-то за мной наблюдает. Виду не подала, но сумела узнать знакомую фигуру через приоткрытую щель. Следил ли он за мной специально, или же просто проходил мимо и решил узнать, как у меня дела? Знать о себе он так и не дал, ушел, но я была рада, что он не встретился мне, пока я бродила по дому.
        Ночью, когда весь дом уснул, я решила разузнать побольше о бумагах, что хранил у себя в кабинете Вэйран. Ждать подходящего момента не было смысла, но оправдание все же стоило заготовить.
        Накинув легкий халатик поверх ночной рубашки, я рассчитывала на эффект неожиданности и смущения. Мол, я тут полуголая, кому какое дело, что я делаю в это время не в своей постели? К тому же оправдание у меня было заготовлено отменное.
        Прислушалась пару раз к тишине за дверью, убедилась, что все действительно спят, еще раз обернулась и глянула в окно - сегодня полнолуние, была ясная ночь, отчего в комнате было очень светло.
        Приоткрыла дверь и выскользнула наружу. Осторожной поступью двинулась к лестнице, прислушиваясь к каждому шороху. Их не было, самой шумной была здесь только я. Сердце стучало, кровь шумела в висках, на такие серьезные задания я ни разу не выезжала.
        Но чем быстрее я со всем разберусь, тем быстрее займу свое законное место в Департаменте.
        Я понимала, что даже если дом Кайтранов хранит какую-то тайну о своем происхождении, вряд ли я приду и найду секретный ящик со всей подобной информацией. Но сидеть на месте я не собиралась. Опрос свидетелей - это следующий шаг, а пока - собираем информацию.
        Спустилась вниз и переждала пару мгновений. Все тихо. Сделала шаг и…
        - Доброй ночи, Валетта, - тихо приветствовал Вэйран.
        С испугу я пискнула и уткнулась в стену, схватившись за сердце. Он выплыл из темноты, словно самый страшный ночной кошмар, а затем приблизился и… примирительно улыбнулся.
        - Все в порядке? - Вежливо поинтересовался он.
        Так, спокойно. Я всего лишь брожу по дому, никто мне этого не запрещал, потому я ничего не нарушаю. Пугаться совершенно нечего.
        - Не совсем, - призналась я, изображая тревогу.
        Не знаю, видел ли он в столь густых сумерках мое лицо, но раз уж играешь роль, то делай это как следует.
        - Что-то случилось? - Заволновался Вэйран.
        - Да. Мне захотелось воды.
        - Разве… Мойла не оставила Вам графин у кровати?
        - Верно, оставила. Но мне приснился кошмар, я проснулась среди ночи и случайно разбила графин. Вот и… решила спуститься.
        Глаза немного привыкли к темноте, и я смогла разглядеть его лицо. Сумрак омрачал его взгляд, превращая то ли в хищника, то ли в неотвратимую погибель. Сердце билось вдвое, а то и втрое чаще. Я его боялась. Но почему? Он же не собирался меня убивать. Так ведь? Откуда вообще мысли об убийстве?
        - Пойдемте, - позвал за собой он и повел в сторону кухни.
        Оторвавшись от стены, я последовала за ним, пытаясь не отставать. Со спины он вроде бы казался не таким грозным, особенно когда попадал в лучи слабого лунного света, лившегося из открытых дверей комнат.
        - Мне очень жаль, что Вас донимают кошмары в моем доме, - пока мы шли, признался он, - могу ли я предложить Вам другую комнату?
        - О, нет-нет! - Замотала головой я. - Это мои особенности. Так всегда бывает на новом месте. Когда я поступила в Академию, я недели три не могла нормально спать. Это пройдет. Со временем.
        Конечно же, я нагло врала, но лучше уж вызывать сочувствие, чем подозрения.
        Вэйран привел меня на кухню и повелительно усадил в кресло. То есть я хотела было куда-нибудь встать, шагнуть за кувшином с водой, который стоял на столе, но Хозяин дома Кайтранов просто махнул мне на кресло… и я безропотно подчинилась. Это было странно, но у меня просто не было выбора. Да и сомнений.
        Несмотря на свой статус Главы дома, Вэйран спокойно развел в печи огонь и поставил на плитку чайник. Затем он взял фарфоровую кружку и принялся ходить с ней возле шкафа с разными травяными чаями. По щепотке он собрал целый букет и поставил ситце сверху кружки. Как только чайник закипел, он залил кипяток и принялся настаивать напиток.
        Все это время я завороженно наблюдала за его действия не в силах отвести взгляд или нарушить тишину и задать вопрос.
        Он как будто это точно знал, поэтому уловив мое внимание к своим действия, улыбнулся и взялся за объяснения сам.
        - Меня тоже иногда мучают кошмары, - признался он. - Это мой личный рецепт, который я создал путем проб и ошибок.
        Несмотря на поздний час, голова работала на результат, вопрос возник непроизвольно, но я все-таки выдержала паузу.
        - И как часто Вас мучают кошмары? - Вроде бы безобидно спросила я.
        В глазах Вэйрана играли отблески пламени печи. Он по-прежнему улыбался.
        - Благодаря моему чаю уже не так часто, - признался он.
        Я действовала по инструкции, но не должна была наседать. Еще несколько томительных секунд тишины.
        - И… что же Вас так тревожит? - Совсем уж вкрадчивым и участливым голосом спросила я.
        Вэйран улыбнулся шире, убрал ситце и с кружкой чая, аромат которого доходил до меня даже в кресле, отправился ко мне. Я приняла кружку из его рук, а он сел рядом и со всей возможной доброжелательностью стал ожидать моих дальнейших действий.
        Что оставалось делать? По идее он не должен отравить собственного юрисконсульта, это вызовет подозрения. Даже если худшее случится, ир Зарцэн точно поймет, что это было спланированным убийством. А это, по меньшей мере, законов семь-восемь нарушений. Конечно, моему трупу уже будет все равно, но хоть какое-то утешение.
        Пила осторожно, все-таки кипяток. Напиток оказался терпким, но за обилием трав я даже не разобрала ни единого ингредиента. Просто сладко, мягко, умиротворяюще…
        - Ну как? - Улыбнулся Вэйран в предвкушении.
        - Это… - я взглянула на него, - божественно.
        Вэйрану понравилась похвала, он якобы отмахнулся, мол, «Да не так уж и вкусно», но сам был полностью согласен со мной. Как бы я тут не играла, я все же не лгала, чай ему удался просто потрясающий.
        И, к сожалению, своего прямого эффекта он достиг быстро. Захотелось спать. Зевнула.
        - Вот и хорошо, - обрадовался Вэйран. - Пойдемте, я провожу Вас.
        Мы поднялись на ноги и отправились обратно ко мне в комнату. Он не знал, что моим главным делом было посетить его кабинет, но у меня не было никаких шансов от него отвязаться. Чай успокоил, не то слово. Я и так не переживала, а сейчас глаза буквально слипались. Снотворное? Возможно. Надеюсь, не усну вечным сном.
        Мы поднялись наверх, и Вэйран довел меня до кровати. Судя по его достаточно спокойной реакции на мое облачение, видеть полураздетых женщин ему не впервой. Впрочем, играть хрупкую и беззащитную девушку определенно лучше, чем пытаться проявлять сопротивление.
        Когда я уже легла, Вэйран взялся за кувшин и попытался найти следы разлитой воды.
        - Хотел помочь убраться, - объяснил он.
        Я лишь улыбнулась, вспомнив, как вытерла всю воду прежде, чем спускаться.
        - Не хотела испортить мебель или пол, - смущенно призналась. - Извините.
        - О, ну что Вы? - Воскликнул Вэйран. - Можете чувствовать себя как дома и наносить любой ущерб и повреждения. Починим, исправим, залатаем.
        - Благодарю за разрешение, но я все же постараюсь быть более аккуратной, - пообещала я.
        - Я принесу воды, - постучал по кувшину Вэйран. - Вы спите, я только поставлю его на тумбочку на случай, если Вам опять захочется пить.
        - Благодарю, - я натянула улыбку и пообещала себе не засыпать до тех пор, пока он не вернется и не уйдет окончательно.
        Но этот чай…, к сожалению, стоило Вэйрану уйти, как я тут же провалилась в сон.
        ***
        Утром я еле разлепила глаза. Во-первых, утро началось для меня ближе к обеду, во-вторых, даже после пробуждения я чувствовала себя какой-то вялой. Поднялась, села, в горле пересохло, хотела налить воды и… как назло! То ли не проснулась, то ли реакция заторможена, но задела кувшин и тот упал, разлив содержимое.
        Просто великолепно. Напророчила себе. Что же, все не так плохо.
        - Госпожа, Вы проснулись? - Поскреблась в комнату Мойла.
        - Да, - ответила я и вдруг поняла, что ощущение у меня будто я не я, а какой-нибудь шар. - Заходи.
        Мойла открыла дверь и с улыбкой проследовала в комнату. Но тут вдруг она увидела меня и замерла. Улыбка сползла с ее лица, она в ужасе ахнула и быстро пробубнила себе под нос короткую молитву.
        - Боги! Что?! - С ужасом воскликнула я и… попыталась вскочить с кровати.
        Не получилось, все еще какая-то слабость. Так или иначе, выводы сделала: если она чего-то испугалась, взглянув на меня, значит дело во внешности. Доползла до зеркала и…
        - Лучше позову Хозяина! - Воскликнула Мойла и рванулась из комнаты.
        Я же пару секунд набирала полную грудь воздуха, а потом зашлась таким диким визгом, что разбудила, наверное, все ближайшие деревеньки, вплоть до Столицы. В зеркале была не я, а какая-то раздутая во всех местах каракатица, еще и вся красная!
        Через пару мгновений в комнату ворвался сначала этот Кави, который друг Вэйрана. Первым делом он быстро бросил в мою сторону беглый взгляд, а потом принялся искать в комнате врагов. Дошло быстро, и он догадался, что я орала не из-за нападения. Тоже слегка подался назад и замер, не зная, что теперь делать.
        Прибежала добрая половина дома, но к тому моменту, когда сквозь толпу протиснулся Вэйран, я уже рыдала в три ручья. Уродка! Я уродка!
        - Боги милостивые! - Шарахнулся от меня и Вэйран.
        На его реакцию я лишь взвыла и бросилась на кровать, утонув в подушке.
        Вот, значит, каков был его план. Как же глупо я повелась! Успокаивающий чай, значит, травки безобидные, сам пьет! Изверг! Монстр! Последний человек и маг в Империи! Ненавижу!
        - В…в…Валетта, - послышался неуверенный голос Вэйрана рядом с моей кроватью.
        - Уйди! - Бросила в него подушкой я.
        Он эту подушку спокойно поймал и прижал к себе.
        - П…п…прости, пожалуйста, - лепетал все он в перерывах между моими рыданиями. - Я не знал, что у тебя может быть аллергия. У меня ее не было. Честное слово!
        - Врешь! - Завопила в подушку я.
        - Так, срочно! Принести мне моего фирменного чая! - Потребовал Вэйран.
        - Уже бегу! - Воскликнул Верт, но ломанулась добрая сотня ног, судя по топоту.
        - Валлета, милая, ну прости, пожалуйста, - осторожно присел на край кровати Вэйран.
        Бешенство охватило меня моментально, я подскочила и пнула ир Кайтрана в плечо. Он слегка вжал голову в плечи, но будем честны: это надо быть трехэтажным домом, чтобы сдвинуть Вэйрана с места. Я уж явно не была похожа ни на что внушительное!
        От бессилия я снова разрыдалась, а Вэйран попытался взять меня за руки и успокоить. Плохо у него получалось, но тем не менее он пытался.
        - Валлетточка, милая, послушай, мы тебя вылечим, - заверял меня он.
        - Ты видел этот ужас?! Это неизлечимо! Я навсегда останусь страхолюдиной!
        Несмотря на трагичность момента, Кави, стоявший рядом, прыснул. Вэйран скосил на него возмущенный взгляд.
        - Прошу прощения, - кашлянув, извинился Кави. - Я просто хотел подтвердить слова Рана. Это можно исправить.
        Вырвав руки из хватки ир Кайтрана, я осела на кровати и закрыла лицо ладонями. Позор, какой ужасный позор! Как же я так просчиталась? Как я позволила ему совершить подобное? Так просто, но так действенно.
        Нос почти не дышал, приходилось делать глубокие вздохи ртом, лицо ощущалось набитым подушками. Это просто отвратительно…
        - Хозяин! Ваш фирменный чай! - Настолько, насколько можно быстро, прибежала Мойла, поднося чашку Вэйрану.
        Тот, не глядя, схватил ее и быстро осушил до дна. Вяло улыбнулся, когда его лицо не раздуло. Впрочем, у меня эффект тоже не сразу проявился. К тому моменту ко мне в комнату также подоспела лекарка, пожилая, полная дама по имени Фари.
        Она была не многословна. Подошла ко мне, понюхала чай, осмотрела мое лицо, достала пару баночек, несколько снадобий поставила мне на столик, еще пару мазей смешала в одну и сразу же намазала мне на лицо.
        - Пить весь день, к вечеру пройдет, - единственное, что сказала лекарка и удалилась.
        К тому моменту удалились уже почти все, остались только Вэйран, который по-прежнему выглядел так, будто убил случайно всю мою семью. Еще и Кави с Мойлой все никак не уходили. Последняя стояла и смотрела на меня с такой надеждой, словно я тут решила покончить жизнь самоубийством, а она очень надеялась, что я передумаю.
        Не дождутся. Самоубийства, конечно же. Я им за это отомщу.
        Поскольку на задание мы не отправилась в связи с обстоятельствами, меня весь день опаивали очередным травяным пойлом и намазывали лицо кремами, пришлось смириться. Не могла же я такой уродиной выходить на люди.
        Ужас, какой ужас!
        Спустя время все оставили меня в покое. Я притворилась спящей, и сам Вэйран ушел, оставив меня наконец-то одну. Достал сидеть и наблюдать за моим преображением. Ужас, это самый настоящий ужас!
        Но я все же решила извлечь из этого дня пользу и взялась за свои книжки. Дочитала прошлый век и собиралась переходить к следующей, но пришло время смывать крем. Даже мои книжки не были столь важны, как моя внешность. Оказывается.
        С настроем смертника, собирающегося на тот свет не по своей воле, я умыла лицо и отправилась к зеркалу. Конечно, пока еще было не идеально, но опухоль спала, покраснения стали розоватыми, я почти вернулась в норму. От радости я обняла зеркало и возблагодарила всех богов, что этот ужас был обратим. Кто его знает? Вдруг Вэйран хотел, чтобы я осталась уродиной навсегда?
        Только вот я никак не могла понять мотивацию Главы дома Кайтранов. Зачем ему это? Какие цели он преследовал? Предупреждение, мол, «Не лезь в чужие дела»? Не знаю, но… мало приятного.
        Ближе к вечеру в дверь постучали. Я не хотела никого видеть, надеясь отоспаться и наутро перестать ненавидеть этот дом и всех его жителей. Но мой гость был настойчив.
        - Валетта, это Вэйран, - ну, конечно, кто же еще. - У тебя все хорошо?
        Это все, что он от меня хочет?
        - Да! - Крикнула я.
        - Могу зайти?
        - Нет!
        - Пожалуйста.
        - Уйди!
        - Я всего лишь на секундочку!
        - Секундочка прошла!
        - Ладно, захожу, оденься, если раздета! - Заявил он и завалился в мою комнату на всякий случай отвернувшись. - Все?
        Не дожидаясь моего ответа, он подглядел и, убедившись, что я одета, да еще и лежу под одеялом, подошел поближе и осмотрел мое лицо. Улыбнулся.
        - Боги! Ты так прекрасна и красива, как никогда!
        Мои глаза сузились.
        - Хочешь сказать, что я была страхолюдиной раньше? - Вэйран замер и разволновался, сделавшись виноватым. Похоже, я поставила его в тупик, из которого ему не выбраться. Ладно уж, не выгнал из дома и на том спасибо. - Что ты хотел?
        Выдохнув неподдельное облегчение, он осторожно присел на край кровати и протянул мне бордовую коробочку.
        - Прости меня, пожалуйста, - еще раз извинился он, - я, честное слово, не преследовал никаких дурных целей. Это случайность, совершенно никем не спланированная! Клянусь всеми Богами!
        Конечно, я ему не поверила, но препираться не было смысла.
        - Ладно, забыли, - кивнула я. - Все-таки все вернулось на круги своя.
        - Валлета, я клянусь тебе! Ты стала еще более прекрасной! Хотя раньше была неописуемой красавицей! А сейчас еще краше!
        Вэйран так старался, что я не смогла сдержать улыбки.
        - Спасибо. Верю тебе на слово. Завтра на задание?
        - Если ты будешь себя хорошо чувствовать, - заявил он.
        - Я уже в порядке. Посплю ночь и все будет хорошо. Ты уже знаешь, куда мы поедем?
        - Да. В Мархель. Город на северо-западе отсюда. Одна семья приобрела поместье, с их слов, там поселился призрак.
        - Ясно. Много драгоценностей и реликвий. Ты уж постарайся не сильно буянить.
        Вэйран улыбнулся почти без этого чувства вины в глазах. Расслабился.
        - Обещать, конечно, не могу, но постараюсь, - заверил он. - Спасибо, что уделила время. - Он поднялся на ноги. - Отдыхай.
        Я провожала его фигуру внимательным взглядом. Когда он закрыл за собой дверь, я открыла коробочку. Внутри оказалось дорогущее ожерелье из рубинов, сережки и браслет. Вообще все, что лежало внутри, стоило дороже всей моей жизни.
        Что это за тактика? Может, таким образом он хочет войти ко мне в доверие? Зачем?
        Если рассуждать логически и не брать во внимание мою миссию: ему действительно нужен юрисконсульт. И так уж получилось, ну что поделаешь? Хотел как лучше, а получилось как всегда. Печально, но всякое в жизни бывает.
        Если же это был его коварный план… В чем его суть я понять не могла. Но время расставит все по своим местам. Пока у меня есть минимальное преимущество - я здесь пострадавшее лицо. В буквальном смысле. О пострадавших не думают плохо. По крайней мере, до поры до времени.
        ГЛАВА ПЯТАЯ
        ВЭЙРАН
        Тихонько прикрыв дверь, я вздохнул и взглянул на Кави. Тот стоял, сложив руки на груди, всем своим видом демонстрируя свое неодобрение. Я лишь скривился и поплелся вниз. Друг последовал за мной.
        Только в кабинете я позволил себе слабость и уткнулся в ладони, старательно растирая лицо.
        - Что со мной не так?!
        - Мне начать сначала, или ты только о последнем событии? - Язвительно заметил Кави.
        Он сел в свое любимое кресло в углу справа.
        Смерив его возмущенным и предостерегающим взглядом, я заставил его улыбнуться в немом извинении.
        - Я просто хотел ей помочь, - объяснил в который раз уже и вздохнул. - Кто же мог подумать, что у нее аллергия? У кого вообще бывает аллергия?
        - Ну не знаю, у людей? - Предположил Кави.
        - Это не помогает.
        - Теперь уже вряд ли что помо…
        - Кави! - Вспылил, стукнув кулаком по столу. - От этого легче явно не станет! Так что кончай язвить!
        Кави весь нахохлился, минуту-другую сидел, словно индюк, пыжился и пытался сдерживать язвительные комментарии. Борьба с гордыней для него была одной из самых сложных.
        Если уж совсем по-честному, именно его гордыня в конечном итоге привела его в дом Кайтранов.
        - Нечего переживать, - наконец отошел он и стал прежним Кави, моим лучшим другом. - На самом деле получилось вполне даже благонадежно.
        - Если она уволится, мне снова придется искать юрисконсульта! - Рявкнул чересчур громко. - В чем здесь благонадежность?
        - Ну, ты же видел, она ночью пошла бродить по дому…
        - …да, но она объяснила свое ночное гуляние, - защищал Валетту я. - Проверил даже кувшин с водой - действительно пустой. Да и лужа еще не высохла.
        - Это совершенно не означает, что ей можно доверять, - отмахнулся Кави. - Я бы поступил также. Только бы еще на себя немножко пролил. Для верности.
        - По-моему, ты перегибаешь, - я откинулся на спинку кресла.
        - По-моему, именно это качество до сих пор спасало мне жизнь, - снова в его глазах вспыхнул гнев. Сейчас начнется. - Или ты забыл, как я мог не пережить ту ночь? Не будь я в тот вечер параноиком и не обрати внимания на излишнюю доброжелательность прислуги, мои кости бы гнили в земле!
        Для убедительности Кави решил потыкать указательным пальцем в мой стол.
        - Я знаю людей, Ран, знаю, на что они способны. Даже такие невинные овечки, как эта клуша, способна воткнуть тебе нож в спину.
        - Не такая уж она и клуша, - буркнул я. - Ты предыдущую не видел. Вот она уж клуша клушей.
        Чтобы разрядить обстановку я даже посмеялся, но Кави не изменился в лице, сохраняя прежнюю строгость и сосредоточенность.
        - Я уже говорил тебе и повторю еще множество раз: кто-то имеет на тебя зуб и этот кто-то умный и расчетливый тип. Пока девчонка не докажет сотню тысяч раз, что не работает на предателя, я даже на миллиграмм не перестану видеть в ней врага. И даже после. Предать можно в любой момент, даже после десятков лет дружбы.
        - А как же я?
        - А ты думаешь, я с тобой уже расслабился? - Удивленно вскинул брови он.
        Я лишь улыбнулся.
        - Но ты меня защищаешь, - лукаво заметил я.
        - И положу жизнь, но спасу твою. Пока ты не всадишь мне нож в спину.
        - Как ты узнаешь об этом, если будешь мертв? - Улыбнулся.
        - В моей религии духи после смерти могут наблюдать за живыми, - строго напомнил Кави. - Забыл?
        - Забудешь тут!
        - Вот и славно. А теперь, пожалуй, я понаблюдаю за твоим подбитым юрисконсультом еще немножко.
        - Не напирай, ладно? Все-таки я виноват.
        - Все нормально, - Кави поднялся на ноги и продемонстрировал выправку бравого воина. - Я пока еще не тронулся умом, чтобы сидеть перед ней и наблюдать за ее сном. - Кави задумался на мгновение, гордо задрав голову, а затем добавил: - Из окна будет тоже хорошо видно.
        И не дожидаясь моего одобрения или нарекания, Кави отправился вести дозор. Я лишь покачал головой, отпуская его с богами.
        Отчасти я, конечно же, был с ним согласен. То есть - не доверяй никому до тех пор, пока не докажут обратное. Это буквально его личное правило по жизни. Учитывая то, через что ему пришлось пройти, я удивлен, что он мне-то доверился.
        Впрочем, наверное, я действительно доказал ему не одну тысячу раз, что мне можно верить. Но он совершенно прав, не доверяя мне до конца даже сейчас.
        И все-таки я был не готов к поискам нового юрисконсульта, а посему решил как-то загладить вину. Отправившись в комнату, которую я не посещал с четырех лет, я все же медлил. Я знал, что там ничего не изменилось, но…
        Решив брать нахрапом, я просто залетел в комнату, схватил первую попавшуюся коробочку с украшениями и вылетел наружу, плотно закрыв за собой дверь. Как будто она могла спасти от воспоминаний.
        Она всегда любила украшения, у нее их было бесконечно много. Помню, как играл с ними, и как она не разу меня за это не наказала… Проклятые воспоминания!
        Странно, но когда я подарил украшения Валетте, это не вызвало во мне сожаления. Наоборот, какое-то освобождение. Хоть на крупицу, но…
        Возможно, я запирал эту комнату слишком долго.
        Все эти комнаты.
        Но думать о том, что случилось тогда, я себе не позволил. Было и было. Как-то я жил эти годы, так и буду продолжать.
        Пока не готов.
        ***
        Наутро стало полегче. Боялся, что у Валетты снова что-то случится, но нет. Не успел я подойти в столовую, а она уже ожидала меня у выхода.
        - Доброе утро, - улыбнулся, видя ее улыбающейся. Она лишь кивнула. - Все хорошо?
        - Сегодня гораздо лучше, - заверила она. - Мы идем? Или ты еще будешь завтракать?
        Забавный факт, которого она, вероятно, не заметила: в пылу вчерашней битвы за ее красоту мы незаметно перешли на «ты». Хотелось ли мне ее поправить? Возможно только на мгновение. С другой стороны - зачем? Это делает ее немножечко ближе. Что это для меня? Маленькое оправдание ее ночного бдения.
        Мне бы очень хотелось, чтобы Кави оказался не прав. Но практика показывала, что это случалось достаточно редко.
        Впрочем, не важно.
        - Пока запрягут лошадей, - кивнул я материализовавшемуся словно из воздуха Верту. Мальчишка радостно кивнул и бросился выполнять. - Ты ела?
        - Мойла утром принесла. Кстати, не то, чтобы я жалуюсь, но почему ты не приглашаешь в столовую?
        - Мне показалось, тебе было не комфортно, - заметил я.
        Безмолвно договорившись, мы отправились в столовую.
        - Вовсе нет, - не согласилась она, - просто… непривычно, когда слуги ужинают с Хозяином за одним столом.
        - Они не просто на меня работают, они здесь проживают, - поправил я, отставляя стул и давая Валетте сесть.
        - Какая в этом разнице? - Уселась поудобнее она.
        - Большая. Они - часть этого дома. Моя семья.
        Заняв свое место, я и бровью не повел, а Мойла и поварята мгновенно заставили стол блюдами с едой. Когда они пожелали нам приятного аппетита и удалились, Валетта чуть поджала губы и все-таки спросила:
        - Могу я узнать, где твоя настоящая семья?
        Столько лет прошло, но до сих пор ранило в самое сердце. Спрятал боль за улыбкой, принимаясь за еду. Валетта не ела, но внимательно за мной наблюдала.
        - Как я уже говорил, задание, на которое мы сегодня отправимся не такое уж сложное, - сменил тему я. - Думаю, справимся быстро и без особых повреждений.
        Валетта не стала возвращаться к теме, которую подняла, лишь улыбнулась и повела бровью.
        - Уверен?
        - Что? Ты была со мной только на одном задании! Нельзя судить обо мне только по нему!
        - Я и не сужу, - заверила Валетта. - Мне стало интересно, и я заказала отчеты о твоих предыдущих делах.
        Тут-то я и подавился яичницей. Пришлось спасать меня, а то я чуть не отправился к праотцам. Нет, ей вовсе не запрещено подобное, просто - зачем бы ей это понадобилось?
        Когда я перестал балансировать на грани жизни и смерти, я хрипло выдавил:
        - И как?
        - Впечатляет, - спокойно заметила она. - Особенно та часть, где ты все громишь.
        - Так, позвольте, я не всегда все громлю, так получается. И не по моей воле! Ты же читала! Это все сумеречные духи! Они… агрессивные, вот и швыряют меня во всякие дорогостоящие объекты.
        - Ты прав, - закивала Валетта. - Для полной картины я должна сходить с тобой еще на несколько заданий, чтобы судить обо всем в целом. Первое правило любого хорошего дела: собери достаточно доказательств, а уже потом принимай решение.
        Дружелюбная улыбка могла быть как признаком ее расположения, так и обманным маневром. Но она права, для точного приговора у меня было слишком мало доказательств.
        На этой радостной ноте мы и отправились в Мархель. Как и в прошлый раз вместо того, чтобы лезть ко мне с беседами, Валетта погрузилась в чтение. За это я был ей премного благодарен. Не знаю уж, угадала ли она мои предпочтения, или просто совпало, но мою нелюбовь к разговорам в дороге не понимал никто.
        Похоже, с ней все же будет легче сработаться. Если, конечно, она не уволится. Этого я по-прежнему опасался.
        Мархель, как всегда, встретил нас достаточно дружелюбно. Живописные виды на равнину из белокаменного города на холме, мощеные плитами дороги, благопристойные дома и хорошо одетые местные жители. Мархель являлся городом отдыха для всей элиты Столицы Империи.
        Но от нападения духов не был защищен никто в этом мире, даже высшие слои общества.
        К летней резиденции одной из уважаемых семей мы подъехали ближе к обеду. У дома нас встречали две абсолютно идентичные на вид сестрички лет тридцати, тридцати пяти на вид. Обе зареванные и перепуганные. Стоило нам выйти на улицу, как они тут же бросились к нам навстречу.
        - Ир Кайтран! Помогите нам!
        - Пожалуйста, ир Кайтран! Вы нам очень нужны!
        - Дух напал на нас! Прямо сейчас, перед Вашим приездом!
        - Как будто знал!
        Я взглянул на Валетту - она внимательно выслушала сестер, достала свое волшебное перо и, встретившись с моим взглядом, решительно кивнула. В тот самый момент, когда эти две сестрички подбежали к нам, в мою голову закралось странное подозрение, которое я предпочел игнорировать.
        Но лучше бы я прислушался к своим инстинктам.
        Что-то здесь было не так.
        Сестрички остались стоять возле ворот, а мы с Валеттой двинулись к дому. Пока ничего не происходило, а я решился проверить помещение ментально. Первая проверка совсем уж меня дезориентировала, я замедлил шаг и даже на мгновение обернулся, чтобы еще раз взглянуть на сестричек.
        - Что-то не так? - Уточнила Валетта.
        Все. Именно так мне хотелось ответить. Но ведь у нас задание, вдруг мое чутье просто подводит меня?
        - Это странно, но… - я снова посмотрел на трехэтажный особняк, - у меня такое чувство, будто… духа внутри нет.
        Валетта тоже стала рассматривать дом, видимо надеясь, что ей удастся что-то разглядеть. Это невозможно, духи не являют себя просто так. Но она смотрела какое-то время, а потом снова взглянула на меня:
        - Ошибка?
        - Не знаю.
        - Может ли это быть что-то другое?
        - Всегда может быть что-то другое, - подтвердил я. - Но… я совсем не чувствую присутствия ничего сверхъестественного внутри.
        Валетта нахмурилась и ушла в свои мысли на несколько минут.
        - Предлагаешь не ходить?
        На эти слова все мое нутро буквально вскричало: «Да! Не ходи!». Но ведь если я ошибаюсь, то дух в этом доме так и останется, а те две сестрички не смогут спокойно спать. Разве не ради их успокоения я сюда приехал?
        - Нет, надо убедиться, - принял решение вопреки собственным инстинктам я. - Мы не можем все оставить просто так.
        - Тебе виднее, - поежилась Валетта.
        Да, мне виднее. Я же здесь маг высшей степени.
        Мы подошли к дому и осторожно проследовали внутрь. Все было тихо и спокойно, чувство тревоги не уходило, но в одно и то же время какая-то часть меня успокоилась. Наверное, та самая, что отвечала за поимку и уничтожение духов. Не было здесь его, даже следа не оставлено.
        Я повернулся было к Валетте, чтобы подтвердить свои первые догадки, но в следующее мгновение рядом с ней материализовались Стражи Империи и схватили ее за руки. Не успел я даже что-то предпринять, как уже четверо других Стражей появились рядом со мной и, заломив мне руки за спину, повалили на живот, прижав лицом к полу.
        Что за?..
        Я только и успел, что оглядеть десятерых Стражей, направляющих в мою сторону боевые заклинания, которые при активации расплющат меня, словно виноградину. Отлично, а я еще думал - что могло пойти не так?
        - Вэйран Динари ир Кайтран! Вы обвиняетесь в незаконном проникновении на чужую запретную и охраняемую территорию и подвергаетесь немедленному аресту и сопровождению в тюрьму города Мархель. Ваше дело будет рассмотрено в суде в установленные порядком сроки, а так же!..
        И вот тут-то я пожалел, что с нами сейчас не оказался Кави, он бы определенно был бы очень удивлен. Сначала все просто услышали громкий крик, и только спустя пару мгновений разобрали слова.
        - ПРЕКРАТИТЬ ЗАДЕРЖАНИЕ! - Кричала Валетта.
        Страж, что меня держал, так крепко насел со спины, что я мог шевелить только глазом. Благо Валетта оказалась в поле зрения. Второй глаз, к сожалению, был прижат к полу.
        Девушку по-прежнему держали двое, но вот что меня поразило: этот хрупкий цветочек, какой она показалась мне вначале, сейчас кипел ненавистью и такой непоколебимой уверенностью, что даже я на секунду перестал дышать. Приказа иного-то не было. Я уж не говорю о Стражах, которые вообще забыли, что здесь делают.
        Валетта решительно осмотрелась и выбрала своей жертвой того Стража, что зачитывал мне обвинения.
        - Согласно своду законов, а именно номер 354, пункт 15, параграф 2: любое задержание в присутствии уполномоченного лица считается не правомерным и может быть прекращено немедленно.
        Никто не пошевелился, а Валетта что? Она еще не закончила. Я бы даже сказал - она даже не начинала.
        - Статус «юрисконсульт» согласно международному правилу номер 1 «юридических лиц Империи» является неприкосновенным в любой стране, городе или ином населенном объекте, а посему - немедленно отпустите меня! - Приказала.
        Двое Стражей, что держали девушку, одернули руки, словно ошпаренные. Валетта лишь поправила одежду, распрямилась, сделала глубокий вздох и… продолжила. Боги! Не дайте попасться ей в суде!
        - Как официальный представитель и юрисконсульт по любым правовым делам и мерам в отношении Вэйрана Динари ир Кайтрана, я приказываю Вам отпустить его. Немедленно.
        И тут Страж, что зачитывал мне обвинения, допустил главную ошибку всей своей жизни. Он попытался что-то сказать. Никто не услышал даже звука, Валетта уже предложила:
        - Согласно закону номер 612 о правах любого гражданина Империи, применять крайние меры в виде использования магии, физических действий и прочих воздействий любое уполномоченное об этом лицо может только в случае угрозы собственной жизни. Чего, Уважаемые господа, вовсе не происходило.
        Валетта смерила Стража суровым взглядом и он, разок вдохнув, кивнул тем Стражам, что меня держали, и они меня наконец-то отпустили. Осторожно поднявшись на ноги, я отряхнулся от пыли и решил пока не вмешиваться. Предчувствовал я, что на этом Валетта еще не закончила.
        - Прошу прощения, - откашлялся Страж, что выносил мне обвинения. Сейчас он говорил совсем не так уверенно, как раньше, - я знаю законы, но… хочу отметить: вы вторглись на чужую территорию.
        - Мы сделали это по запросу хозяек дома, - парировала Валетта.
        - Каких хозяек? - Удивился Страж.
        Мне вот было уже не удивительно.
        Что было удивительно, Валетта даже бровью не повела, продолжая свою безапелляционную тираду.
        - Как официальному представителю и дипломированному специалисту в области юриспруденции мне, в качестве особого дара и важного артефакта, было выдано волшебное перо. Все, что оно протоколирует, является подлинной и непреклонной правдой, любые показания, представленные пером на суде, будут носить абсолютный характер и не подвергнутся ничьему сомнению.
        - Данное перо запротоколировало все совершенные действия до того, как мы ступили на территорию данного поместья.
        - А вот теперь прошу не согласиться, - самодовольно ухмыльнулся Страж. - Ваше перо было извлечено уже после того, как ваши многоуважаемые жительницы этого дома, которые совсем ими не являлись, просили вас хоть о чем-либо.
        И нет бы Валетта огорчилась, нет, она медленно улыбнулась.
        - Согласно закону номер 123 основного кодекса любое неправомерное действие, совершенное или только задуманное, должно быть предотвращено до его непосредственного свершения. Лицо, проигнорировавшее по какой-либо причине данное бесчинство, привлекается к судебному процессу и может быть осуждено сроком лишения свободы до 10 лет. За нарушение прав и свобод ни о чем не подозревающих граждан.
        - Хорошо, - Страж не сдавался. - Мы как раз были на подходе, когда вы со своим магом заходили на территорию.
        - О, всенепременно, - продолжала улыбаться Валетта, а я уже не знал, чего от нее ожидать. - Но согласно закону номер 33 «Магического устава» любое лицо, заметившее правонарушительное магическое создание, имеет право доложить об этом магу высшей степени. Согласно правилу номер 34 «Магического устава» любой маг высшей степени обязан проверить данное заявление и убедиться в правдивости данного донесения без особых на то разрешений и согласования владельцев того или иного движимого и недвижимого имущества.
        Страж уже открыл рот, но Валетта не дала ему и слова вставить:
        - В связи с этим ваш арест моего работодателя расценивается как неправомерное нарушение имперских правил, в связи с чем я имею полное право вызвать специальный отряд для задержания вас, как препятствующих выполнению Вэйраном Динари ир Кайтраном важных обязательств и его прямых должностных обязанностей.
        - Будете ждать или сами себя арестуете?
        - Вы не имеете права! - Как-то даже обижено воскликнул Страж, немного отойдя от шока.
        - Еще как имею. Смею напомнить: чем дольше вы пребываете на чужой территории, тем больше увеличиваете свой срок лишения свободы в изоляторе временного содержания.
        Страж плотно сжал губы, пыхтел пару минут, мысленно перебирая все возможные ругательства этого мира, применимые к Валетте, а потом все-таки сдался и поспешно покинул дом, а затем и территорию поместья. Валетта еще какое-то время провожала всю группу Стражей взглядом, а потом сделала глубокий вздох и посмотрела на меня:
        - Ты был прав, - вдруг сообщила она. Я лишь вопросительно нахмурился, не понимая, в чем именно. После такой разгромной речи сомневаюсь, что я хоть раз в своей жизни был прав. - Задание, и правда, было легким.
        И она улыбнулась.
        Честное слово, после всего меня настолько пробило на хохот, что я смеялся минут пять без перерыва. Валетта сначала держалась, но потом сдалась и тоже не смогла устоять, расхохотавшись в голос.
        - Мне несказанно повезло с тобой, - заметил я, немного успокоившись. - Как тебе удалось в такой ситуации сохранить хладнокровие?
        - Все очень просто, - пожала плечами она, - я видела тебя в деле.
        Приятно, это было очень приятно слышать. Задабривала ли она меня? Или нет? В этот момент я был готов допрыгнуть до небес от гордости.
        Позднее, когда мы покинули территорию закрытого поместья и не нашли никаких следов присутствия сестричек, дабы совсем уж пережить случившееся, мы решили немного прогуляться. Когда еще мы побывает в Мархеле? После случившегося лучше будет сюда пока не торопиться приезжать снова. Пусть все уляжется, успокоится, а потом - посмотрим.
        - Как тебе удалось запомнить все эти законы? - Все никак не давало мне это покоя.
        Валетта с такой легкостью улыбнулась, я даже не представлял, что за этой улыбкой последует.
        - Когда я поступила в Академию и выяснилось, что у меня вообще никаких способностей к боевой магии нет, другие адепты стали дразнить меня и даже издеваться. Единственное место, которое они не посещали, была библиотека. Ну и раз уж я все равно была там, я решила не терять время зря и освоить весь материал. К счастью, хорошей памятью Боги меня одарили, спасибо им.
        Не нахожу ничего легкого и обычного в ее словах, но то, как она это говорила, давало понять, что она рассказывала мне это не для того, чтобы я ее жалел. За то, что я чуть не отравил ее своими травами - да. Но за ее, оказывается, не легкое прошлое…
        Она старалась, правда, но скрыть свою печаль все-таки не смогла. Что оставалось делать?
        - А ты уверена, что у тебя совсем-совсем нет способностей? - Усомнился я.
        - Думаешь, комиссия по приему что-то напутала? - Напряженно хмыкнула она.
        - Дар не всегда просыпается сразу.
        - Если он есть.
        Больше спорить я не стал, лишь улыбнулся и стал размышлять. Кто такая эта Валетта? Действительно ли она лишь невинное создание? Или, как показала практика, она - нечто большее? Нечто опасное для меня?
        Но вот ведь загвоздка: почему она спасла меня? Могла бы промолчать, меня бы арестовали. Обманный ход? Не скажу, что она ожидала нападения. Да и зачем? Она не уговаривала меня идти внутрь, она полагалась на мое решение. Она же меня не знала, чтобы манипулировать.
        Или?..
        На все нужно время. Оно и покажет.
        ГЛАВА ШЕСТАЯ
        ВАЛЕТТА
        Когда мы вернулись в дом Кайтранов, нас с Вэйраном уже ждало официальное уведомление. Несмотря на все мои старания, наша деятельность по зачистке объектов от враждебных духов приостанавливалась ровно до визита представителя из Департамента. Поскольку я здесь новенькая, я просто восприняла данную информацию, как должное, а вот Вэйран заметно расстроился.
        Точнее - пришел в бешенство.
        - Ноги здесь ее не будет! - Рвал и метал он.
        Даже его… работники, как он сам их назвал, разбегались в разные стороны на всякий случай. Чего уж обо мне говорить?
        - Давай я просто прикончу ее и дело с концом? - Точил ножи Кави.
        Да кто приедет-то?!
        Но, как выяснилось позднее в кабинете Вэйрана, когда он успокоился и перестал крушить дом, представитель из Департамента торопиться в данном случае не будет.
        - Ее зовут Ольриха ри Старьени, - будто пережевывая особенно твердый кусок мяса, приправленный обильной порцией лимонного сока, представил Вэйран. - И ей наверняка уже доложили о твоих знаниях.
        Хоть лицо Вэйрана и было перекошено от очевидной ненависти к этой тетке (не знаю, как так запросто я подхватила это чувство), все же во взгляде я прочитала некую благодарность. Признаю: случившееся не входит в десятку событий, которые я хочу пережить, но все же я говорила правду. Не можешь победить врага его методом, используй знания. Они всегда сильнее кулаков, потому что способны лишить всего даже самого сильного и влиятельного человека или мага во всей Империи.
        - Значит, она выдержит весь срок в тридцать суток, в течении которого она обязана явиться в твой дом для рассмотрения всех обстоятельств дела, - подытожила я.
        Вэйран кивнул и мягко улыбнулся. Было приятно поражать его, ведь такого как Вэйран вряд ли легко удивить.
        - И все-таки я предлагаю ее порешить, - все точил ножи Кави, сидя в кресле в углу кабинета. - Нет Ольрихи - нет проблемы.
        - Ах, как заманчиво, - соблазнился Вэйран. - Не искушай меня.
        Он послал Кави многозначительный взгляд, тот лишь ухмыльнулся и снова скользнул по лезвию клинка.
        - Ри Старьени это, конечно, здорово, но мне кажется, стоит обдумать вопрос посерьезнее.
        Кави перестал точить нож и переглянулся с Вэйраном. Последний тут же принял серьезный вид, и от него повеяло угрозой. Мурашки пробежались у меня по спине. Глубокий вздох и я почти не боюсь двух мужчин, которые явно сильнее меня.
        Задавать вопросы они не стали, да я их и не ждала.
        - То, что случилось, было явно хорошо спланированной акцией, направленной против тебя, - обращалась я к Вэйрану.
        Он недолго ждал продолжения, не знаю, чего он хотел, имя врага? Но потом лишь беззаботно улыбнулся и с особой тщательностью сдвинул папки с делами чуть в сторону.
        - Есть ли те, кому ты насолил? - Уточнила я, а Кави расхохотался.
        - Начни с меня! - Воскликнул он.
        - Себя тоже буду считать, - веселился Вэйран.
        - Уж простите мою серьезность, но мне почему-то не смешно. Имперская Стража - это не шутки. Против тебя ополчился кто-то сверху.
        - Милая Валетта, - продолжая категорически не воспринимать меня всерьез, подался вперед Вэйран. - Сверху только Боги и солнце. А они все еще на моей стороне.
        - Откуда такая уверенность? - Не сдавалась я.
        - Я же до сих пор жив, - развел руками он.
        - Да, но это не означает, что твои враги успокоились.
        - Когда они нападут, тогда я и подумаю об этом, - заверил он. - Спасибо за беспокойство. А теперь иди, ложись спать. Ты наверняка устала с дороги.
        Снова что-то категоричное было в его словах, его голосе, его позе, его взгляде. Что-то, что не терпело возражений. Он подавил меня и все мое сопротивление до последней капли, не осталось абсолютно ничего, что бы я могла сейчас использовать в качестве противовеса.
        Молча поднялась, кивнула и ему и Кави, а потом удалилась. Ушла я не так далеко, подождала немножко и почти что незаметной тенью вернулась назад. Стала слушать. Говорили тихо, но кое-что я разобрала.
        - Не будь так суров, - просил Вэйран, - в конце концов, никто не погиб.
        - Это только пока, - отвечал Кави.
        Дальнейшего разговора мне услышать уже не удалось, в примыкающем коридоре заплясали тени, и мне пришлось поспешить навстречу. На повороте я чуть не столкнулась с Мойлой.
        - Госпожа! - Улыбнулась мне она. - А я как раз хотела Вас известить: я приготовила Вам постель и теплое молоко, чтобы лучше спалось. Как Ваше самочувствие сегодня?
        Я сначала вздохнула и улыбнулась девушке, начиная отвечать на ее вопрос. Мойла мне нравилась, она была кроткой и исполнительной, но что-то в ней было сокрытое от моего понимания, что-то, что я пока не могла в ней разгадать. Пока и не стремилась.
        Девушка проводила меня до спальни и задержалась ненадолго, чтобы показать мне два новых наряда.
        - Я помогала, - сообщила она, - чтобы успеть.
        - Спасибо, Мойла, но пока новые наряды не потребуются.
        Я напомнила ей о запрете, и девушка сразу стала серьезной.
        - Да, это очень огорчило Хозяина, - заметила она и на секунду-другую ушла в свои мысли.
        Я решила воспользоваться ситуацией.
        - Ты должно быть очень любишь Вэйрана, - заметила я, приближаясь.
        - О! - Вдруг вспыхнула алым Мойла. - Конечно же, я люблю его! Как Хозяина естественно! Ведь он такой замечательный! Лучший Хозяин в мире!
        - Тебе виднее, - беззаботно улыбалась я. - Он ведь еще и очень сильный.
        - Да! - Ее глаза загорелись. - Однажды на деревню напали, и он пошел один против разбойников и справился со всеми! Он защитил всех нас и делает это каждый день до сих пор! Он - наше спасение, защита и прибежище.
        Глаза Мойлы заблестели, она искренне улыбнулась и задрожала.
        - Здорово, когда маг высшей степени вас защищает, - продолжала восторгаться я. - Наверняка это очень увлекательная история, как он им стал!
        - Да-да, - сначала поддакнула она.
        Вот тут-то Мойла и прокололась. Точнее прокололась я в том, что не досмотрела. На мгновение, какое-то мимолетное мгновение ее глаза загорелись то ли угрозой, то ли предостережением, она включила защиты и посмотрела на меня как на врага.
        Но это мгновение прошло, как будто его никогда и не было, в следующий миг Мойла шмыгнула носом и весело засмеялась.
        - Сколько времени, Госпожа! - Не глядя ни в окно, ни на часы, произнесла она. - Я, глупая такая, задерживаю Вас! А Вы ведь сегодня очень устали! Ложитесь поскорее, Госпожа! Утро вечера мудренее!
        И не успела я даже придумать хоть что-нибудь, как Мойла буквально смылась из комнаты, плотно затворив за собой дверь.
        Значит от нее мне не получить информацию. Что же, тогда стоит поискать кого-нибудь еще. Кого-нибудь доверчивого и открытого.
        Кого-нибудь вроде того мальчишки, как его? Верт, кажется? Он-то наверняка будет более словоохотлив, чем Мойла.
        Хоть я и не собираюсь сдаваться, ведь здесь нужна тактика: дождусь, пока бдительность будет усыплена, а затем повторю попытку. Рано или поздно это случится, даже самый опасный зверь когда-нибудь засыпает. Что уж говорить о милой девушке, прислуживающей в доме своего любимого Хозяина.
        ***
        Как и предполагалось, ри Старьени не приехала ни на следующий день, ни в последующий, да и вообще, как будто позабыла о том, что ей надо приехать в дом Кайтранов. Если так подумать: о том, что Вэйран мог прибегать к какому-либо виду запрещенной магии мне сообщил лишь ир Зарцэн. А точнее только лишь о своих подозрениях, ведь мне предстояло выяснить правда это или нет.
        Знали ли остальные? Точнее - подозревали ли Вэйрана в чем-то подобном? Судя по тому, что она не соизволила явиться на следующий же день после столь вопиющего нарушения, думаю, зуб на Вэйрана она имела.
        Я понимала, что здесь не для праздного любопытства и не собираюсь здесь долго задерживаться, но все же ситуация, сложившаяся в связи с множественными обстоятельствами, не могла меня не заинтересовать. В конце концов, это же не плохое дело, которое стоит расследовать.
        Как бы ни хотелось возобновить походы на задания, даже мой официальный запрос в связи с незаконной попыткой ареста ир Кайтрана не дал совершенно никакого результата. Стало совершенно очевидно, что если эта Ольриха и приедет, то в последний официальный день срока.
        Что же, унывать я была не намерена и решила заняться сразу же несколькими вещами. Во-первых, я усердно читала свои книги, постигая непостижимое и погружаясь в громкие дела и процессы былых времен.
        Во-вторых, я наблюдала за жителями дома Кайтранов и пыталась составить их портреты, выявляя самое слабое звено для моего дела. Да, я хотела подобраться к этому одноглазому мальчишке по имени Верт, но он был таким шустрым и неуловимым, да и что мне могло понадобиться от конюха?
        Пока я продолжала наблюдать и подлавливать нужный момент, я стала потихоньку замечать в поведении жителей дома Кайтранов нечто общее. Все они были очень приветливыми и доброжелательными, держались так, будто самые доверчивые люди на всей земле, совершенно не замечают ничего вокруг.
        Но стоило появиться мне, как разговоры строго меняли свой курс и траекторию. Незаметно, даже не поймешь, но поскольку я почти безвылазно сидела все это время в доме, лишь несколько раз выбираясь по делам в Столицу, мне стали заметны и понятны эти смены настроений.
        И вот тут у меня возникал вполне справедливый вопрос: почему все эти люди так осторожны и насторожены в моем присутствии? То есть я, конечно, понимала, что здесь чужая, но все же не скажу, что подслушанные украдкой речи касались чего-то запрещенного и недозволенного, за что я немедленно могла арестовать Вэйрана.
        Впрочем, с этим мне еще предстояло разобраться.
        Сам Вэйран, за неимением возможности выбираться на задания, вплотную занялся тренировками и подготовкой к турниру. С раннего утра и до самого вечера он занимался на тренировочной площадке вместе с Грумом, большим старым военным. С ними же на тренировках присутствовал и Кави. Забавно было то, что обычно уставали именно его помощники, а он был не прочь еще позаниматься.
        Мы с Вэйраном почти не общались все это время, изредка перебрасывались короткими приветствиями и фразами вежливости. Он был занят, я тоже, да у нас и не было тем для общения. Я его юрисконсульт и понадоблюсь, когда задания снова возобновятся. До тех пор я лишь изредка подглядывала за ним через окна на тренировках, поражаясь невероятной силе и выносливости. Он как будто совсем не уставал, не замерзал, хотя с каждым днем приближающаяся осень все больше напоминала о себе.
        Да, вопросы к нему определенно были, и мне уже самой было интересно получить на них ответы.
        Как бы преданна я не была своему делу и желанию поскорее расправиться с порученным мне заданием, в-третьих, я решила все же несколько изучить историю дома Кайтранов и его, так сказать, социальную жизнь.
        В один из дней я отправилась в Столицу, чтобы ознакомиться с документальными фактами в главной библиотеке всей Империи. Но каково же было мое удивление, когда я не обнаружила ровным счет ничего о доме Кайтранов. Это было очень странно, ведь записи об известных домах велись испокон веков, были заверены и подтверждены самим Императором, дабы признать все титулы, статусы и прочие атрибуты, вверенные этим семьям властью. Не говоря уже о том, что все эти записи тщательно охранялись. Я, с разрешением, и то с боем пробивалась в хранилище древних книг.
        Но записей совершенно не было.
        Встречаться с ир Зарцэном я не стала, ведь мне было просто нечего ему предоставить. Но вот с другими, случайными работниками, зато очень хорошо осведомленными в разных сферах, мне перекинуться парой фраз удалось.
        Не скажу, что все были в диком восторге от Вэйрана, но и явной неприязни не выказывали. Всех больше всего волновало количество разрушений, которые Вэйран, выезжая на задания, учинял. Что же до его личности - никто особо и не знал даже как он выглядит, ведь в свет он выходил крайне редко, если не сказать больше - никогда нигде не появлялся.
        Проведя в Департаменте целый день, я уже собиралась возвращаться, когда случайно краем глаза заметила знакомую фигуру. Она проскользнула незаметно, но видимо меня вела интуиция. Я узнала в нем Кави, и это заинтересовало меня еще больше.
        Стараясь не светиться, я отправилась за ним. Он вроде бы меня не замечал, хотя первая мысль была связано со слежкой. Как бы не старался, при каждой новой встрече Кави окидывал меня таким взглядом, будто уже готов был выплеснуть на меня сотню-другую официальных обвинений. Да, он мне не доверял. Как и я ему.
        В общем, я старалась держаться от него подальше, а посему успела только заметить, как он выходил из двери с табличкой «Отдел приема и распределения обращений граждан». По опыту я знала, что туда поступают все официальные запросы обычных людей, на которых совершалось нападение или им так только казалось.
        Поскольку я понимала, что в какой-то из моментов и Кави меня заметит, я решила использовать тактику нападения. Когда он несколько воровато оглядел пустой коридор и двинулся к выходу, я выступила ему навстречу с улыбкой.
        - Добрый вечер, - приветствовала я его.
        Он сначала замер и напрягся, еще не решив, стоит ли убить меня немедленно или дать мне пару секунд. Остановился, подобрался и подарил мне ледяную улыбку.
        - Приветствую, - почти официальный прием, не меньше.
        Так и не скажешь, что мы месяц знакомы.
        - Не ожидала Вас здесь увидеть, ир Фиррат, - призналась.
        - Появились важные дела, - продолжал обдавать меня холодом отрешенности Кави. - А Вы, ри Крос’ери?
        - Хотела разузнать, можно ли как-то поторопить прибытие к нам официального представителя Департамента. Уж очень они затягивают.
        Кави улыбнулся мне так едко, словно презирал каждое мое слово.
        Поскольку и мои, и его дела, какими бы они ни были, были закончены, нам пришлось вместе отправляться на улицу и садиться в один экипаж. Нормы приличия обязывали, иначе и я и ир Фиррат нашли бы тысячи причин, только бы не трястись в одной карете целых три часа.
        Сначала я еще пыталась смотреть в окно, потихоньку добираясь пальцами до дорожной книги, но когда я все-таки раскрыла страницу, на которой остановилась, Кави решил поговорить.
        - Значит, Вы не из знатного дома, - заявил он.
        Вообще-то я не очень кичусь своим положением, но от Кави это прозвучало как оскорбление.
        - Нет, - вежливо улыбнулась я в ответ, сохраняя мнимую нейтральность, - мои родители - ювелиры.
        - Я слышал, у Вас совершенно нет никаких способностей к боевой магии, - продолжал выстреливать в меня моими недостатками ир Фиррат.
        - Все верно, - отрицать не было смысла.
        - И юриспруденцию Вы выбрали от безысходности?
        - Вовсе нет. Она всегда была приоритетом, просто когда выяснилось, что способностей моих явно не хватает, все почему-то решили, что я приняла решение связать свою жизнь с законами именно из-за этого. Но это не так.
        - А Ваши родители? У них есть способности?
        - Да.
        - Не считаете, что это подозрительно? - Презрение в его улыбке мне было невыносимо.
        - Хотите сказать, что я не их дочь? - Улыбнулась, дабы скрыть желание ткнуть Кави в глаз.
        - Нет, конечно, такое возможно в любой семье, даже в Императорской, но просто это очень странно, что Вы, одаренная столь феноменальной памятью, обделены столь необходимым для нашей Империи.
        - О, не беспокойтесь, ир Фиррат, я вовсе не считаю себя обделенной.
        - Не поймите неправильно, - его темные глаза вдруг стали беспощадными, - но мне кажется странным Ваше стремление в верхи власти, когда Вы не могли совладать даже со своими одногруппниками в Академии.
        Еще одна злорадная улыбка и я перестала изображать из себя вежливость. Не скажу, что это было легко принять, но… только Вэйрану я рассказала о своем прошлом. Это прозвучало легко и непринуждённо, но мне почему-то захотелось довериться ему.
        А он все рассказал Кави. Конечно же.
        Нет, я знаю, что они друзья, но есть же рамки и приличия…
        Нет, их нет. Зря я испытывала нечто теплое к Вэйрану. Может быть, у меня и было задание, но где-то в глубине души мне казалось, что он не так уж плох, даже если использует запрещенную магию. Как он старался изо всех сил помочь мне, когда проявилась аллергия, как он…
        Я опустила глаза, явно проиграв в данном диалоге, а Кави лишь злорадно ухмыльнулся и отвернулся, уставившись в окно. Он резанул по моим воспоминаниям. Так на меня не обращали внимания сверстники, так они игнорировали меня. Как будто меня не существует.
        Знаю, это было глупо вспоминать прошлое, но детские обиды самые сильные. Я не хотела проявлять слабость, но Кави попал в точку.
        Да, это было тяжело. Говорить об этом с легкостью я смогла далеко не сразу. В душе всегда сидела горечь. Мне не хотелось, чтобы кто-то знал о моих слабостях.
        Но Вэйран рассказал Кави.
        Специально ли? Было ли это спланировано? Что же, пожалуй, стоит просто смириться и вернуть к главному плану: найти улики и доказательства причастности ир Кайтрана к запрещенной магии и поскорее устроиться в Департамент.
        В дом Кайтранов вернулись мы уже поздно вечером. Разговор больше не клеился, да мы и не пытались заговаривать. Едкие замечания Кави настолько подкосили меня, что мне даже читать расхотелось. Плохо, ведь это было единственным, что я умела хорошо. Получать и применять знания.
        Впрочем, сколько бы я не пыталась запихнуть обиду куда подальше, как только мы подъехали и нам навстречу вышел ир Кайтран, меня буквально прошибло эмоцией. Зря, конечно, Кави торжествовал, наблюдая за мной. Но с эмоциями справиться труднее всего.
        - Удивлен, что вы вместе, - ухмыльнувшись, подходил к нам ближе Вэйран.
        На нем была темно-бордовая рубашка и черный расстёгнутый камзол. Раньше я смотрела на него с восхищение, чего и скрывать? Но теперь его мрачно-синие глаза казались мне лживыми и злыми.
        Выскочив из кареты, я поспешила в дом. Ир Кайтран, еще ничего не подозревавший, попытался преградить мне путь.
        - Валетта, все в порядке? - Уточнил он.
        Заметил все-таки, что что-то не так. Ладно.
        - Да, ир Кайтран, все хорошо. А теперь прошу меня извинить, я очень устала и хочу лечь.
        - Валетта… - он попытался взять меня за плечо, но встретился с моим сопротивлением в виде строгого взгляда.
        Отпрянув, он даже отошел от меня на шаг, и я беспрепятственно рванулась к дому.
        Добравшись до комнаты, я позволила себе слабость. Это был первый и последний раз, когда я плакала из-за своего прошлого в доме Кайтранов. Знаю, не нужно было, но я осталась одна на чужой территории, где мои страхи поглотили меня, словно страшные древние монстры. У меня не было выбора…
        Не помню, как уснула, но провалилась в сон я надолго. Наутро пришла Мойла, и это разбудило меня. Хотелось объясниться, почему я спала в одежде, но потом я решила, что это совершенно не обязательно. Да и Мойла не задавала лишних вопросов. Она лишь с улыбкой сообщила:
        - Хозяин хочет пригласить Вас на прогулку.
        - Нет, спасибо, - довольно резко ответила я.
        - О, Госпожа, - Мойла вдруг позволила себе чуть больше, чем дозволено служанке. Подбежав ко мне, она присела рядом и взяла меня за руку. - Не держите зла на Хозяина. Он очень хороший!
        Взглянув в худое и доброжелательное лицо Мойлы, я возненавидела ее. Мои глаза сузились, и я выплюнула вопрос прежде, чем смогла о нем подумать:
        - Все в доме знают о моем прошлом?
        Мойла чуть отпрянула и несколько секунд бессмысленно хлопала глазами. То ли действительно не понимала, то ли хорошо играла свою роль. Судя по тем наблюдениям за ней, что я сделала, она действительно могла притворяться.
        - Госпожа, о чем Вы говорите? - Удивлялась она.
        - Не притворяйся! - Я вырвала руки из ее ладоней и резко поднялась на ноги, отходя в сторону. - Я, конечно, понимаю, что здесь чужая, но…
        Выдохлась я также внезапно, как и завелась. Глупости, это все глупости. Я должна держать себя в руках.
        - Мойла, передай Хозяину, что я готова поддерживать с ним исключительно деловые отношения. Никаких прогулок и никакого личного общения. Только работа.
        - Госпожа…
        - …и принеси мне завтрак в комнату. Пожалуйста.
        Мойла мяла свою шаль еще некоторое время, кусая свои пухлые губы в попытке что-то мне сказать, но в итоге так и не нашла подходящих слов, кивнула и удалилась. Как ни странно, есть хотелось страшно, поэтому когда она вновь постучалась с завтраком, я буквально рванулась к двери и резко ее распахнула.
        Завтрак был.
        Мойлы не было.
        Поднос с едой держал Вэйран собственной персоной.
        Я его не сразу заметила, но когда добралась до беспристрастных глаз, лишь придала лицу непроницаемое выражение, резко забрала поднос и закрыла перед носом ир Кайтрана дверь.
        Тот к такому явно был не готов, поэтому не воспрепятствовал и даже какое-то время просто стоял за дверью в полном шоке. Я же принесла поднос к столу, уселась и принялась есть.
        Стук в дверь. Еще один. Потом он начал меня звать. Я игнорировала все его попытки, сосредотачиваясь только на еде. Глупо, знаю, но пусть лучше обидится сам и устранится. Тогда нас будет связывать только работа.
        Через какое-то время он ушел, и я была этому рада. Это пройдет, я знаю. Но мне нужно время. Чтобы снова перестать ненавидеть.
        Чтобы вновь перестать сожалеть из-за собственного несовершенства.
        ГЛАВА СЕДЬМАЯ
        ВЭЙРАН
        - Кави! Ну, зачем ты наговорил ей все это? - Отчитывал друга я. - Она же теперь решит, что это я тебе все рассказал!
        Кави беззаботно сидел в своем любимом кресле моего кабинета и продолжал играться с собственными клинками. Он всегда это делал, самоустранялся, отвлекаясь якобы на свое оружие, не желая полноценно участвовать в разговоре.
        - Она видела меня в «Отделе обращений», - спокойно объяснял Кави, не отвлекаясь от клинков. - Мне нужно было, чтобы она забыла об этом событии совершенно. Нет ничего лучше, чем потаенные страхи и подавленные обиды.
        - Это подло и низко.
        - Это действенно.
        - Ты совершенно не понимаешь, что делаешь, - устало сев в кресло, выдохнул я. - Кем бы она ни была, она моя гостья. А я не хочу, чтобы она стала затворницей в своей комнате и перестала мне доверять.
        Кави презрительно фыркнул.
        - Ты действительно думаешь, что она тебе доверяет?
        - В той мере, в которой это необходимо. Кави, я хожу с ней на задания, она должна быть уверена, что в случае опасности я ее не подведу. А ты довел ее до полного недоверия в этом вопросе.
        - Вот и хорошо, - Кави посмотрел на меня своим коронным уничтожающим взглядом. - Пусть лучше боится тебя и даже не пытается с тобой связываться.
        - Мы уже это обсуждали.
        - И я тебе уже говорил: то, что она тебя оправдала, еще не означает, что это не часть ее плана.
        - Смысл?
        - Ты что, ослеп?! - Кави подался вперед в возмущении. - Очнись, Ран! Сколько раз тебя нужно уничтожить, чтобы ты наконец понял прописную истину? Все в этом мире могут тебя обмануть! Даже последняя безобидная бабочка! А она, я тебе скажу, далеко не безобидна! Бойся поврежденных людей. Ведь они знают, как выживать. И она, именно она, когда-нибудь предаст тебя так сильно, как никто и никогда этого не делал.
        - Я не идиот, - скривился, - я все понимаю и не жду от нее снисхождения. Тем более не ожидаю, что она внезапно станет моим лучшим другом. - Кави ревностно скривился, а меня это позабавило. - Но мне все еще нужен юрисконсульт. Иначе я не смогу выполнять свои обязанности. А ты знаешь, что это для меня на первом месте.
        - Знаю, Ран, знаю, - кивал Кави, снова возвращаясь к своим клинкам, - но мне не нравится, как быстро и легко спадают барьеры в вашем с ней общении.
        - Чего? - Не своим голосом выдохнул с улыбкой я. - В смысле?! Мы просто перешли на «ты», вот и все.
        - И как часто ты переходишь с новыми знакомыми на «ты»?
        - Глупости. Это совершенно ничего не означает. Наоборот, это упростило наше общение…
        - Это ее хитрый план, чтобы подобраться к тебе! - Кави снова стал походить на заговорщика. - Видишь, как легко ей удалось втереться к тебе в доверие. Вроде бы сходили на пару заданий, а ты уже сидишь и выгораживаешь ее передо мной.
        - Не начинай, - предостерег я. Кави чуть сбавил градус напряжения. - И потом: если это был ее план, чего же она повелась на твою провокацию? Теперь она снова со мной не общается и перешла на официальные обращения. В чем здесь ее план?
        - В том, чтобы ты за ней бегал и извинялся.
        - Она захлопнула передо мной дверь и уже третий день не реагирует на мои попытки с ней поговорить.
        - Вот видишь! Работает!
        - Кави… - я выдохнул улыбку из-за абсурдности его выводов.
        - Дело не в том, сможешь ты извиниться или нет, дело здесь именно в твоем желании. Она со своей обидой заполонила всю твою голову. И мы с тобой сидим и уже в который раз перемалываем косточки этой ситуации. Почему? Это ее план!
        Кави для убедительности потыкал пальцем в сторону закрытой двери. Я лишь вздохнул и закатил глаза.
        - Ладно, - спорить с Кави почти также бесполезно, как пытаться остановить солнце от восхода. - Хорошо. Больше не буду к ней ходить. Обиделась и обиделась. Раз ты ее так хорошо знаешь, какой будет ее следующий шаг?
        Во-первых, Кави улыбнулся, довольный тем, что добился, чего хотел. Во-вторых, он снова вернулся к клинкам и размышлял над моим вопросом некоторое время.
        - А дальше… - Кави даже отвлекся от клинков, - она попытается сыграть на твоих чувствах.
        - И каким же это образом, интересно? - Ухмыльнулся.
        Мне нравилось, когда Кави представлял себя богом и начинал якобы забираться в головы других людей. Он становился похожим на маленького ребенка, для которого нет никаких ограничений. Правда, сам он представлял себя совсем иначе, но я не торопился его разочаровывать.
        - Старым проверенным, конечно, - улыбался все он, - она попытается тебя соблазнить.
        Не сдержавшись, я расхохотался в голос.
        - Может быть, я не так хорошо разбираюсь в людях, но скажу тебе кое-что: Валетта не та, кто будет использовать подобную тактику.
        - Ты подожди.
        - И не собираюсь, - поднялся, собираясь отправляться спать. - Ладно, Кави, игры на сегодня закончились. Завтра последний день срока, а это значит, Монстриха все же прибудет. Нам нужно подготовиться.
        - А разве ты не хочешь свести ее с девчонкой? - Удивился Кави, даже не собираясь подниматься из кресла.
        - Кое-кто позаботился о том, чтобы отбить у нее всякое желание в это встревать, - игриво напомнил я.
        - Она же твой юрисконсульт! Она не посмеет отказаться!
        - Если кое-кто извинится… - так же игриво продолжал я.
        Кави тут же принялся пыхтеть, не находя подходящих слов возмущения, но потом быстро вернулся на путь истинный.
        - Чтобы Кави ир Фиррат перед кем-нибудь извинялся?! - Он даже вскочил на ноги, дабы выглядеть более убедительным. - Да ни в жизни! Заруби себе на носу! Я не извинялся даже перед отцом за действительно плохой проступок! А уж перед какой-то замарашкой без способностей и подавно не стану!
        - Хватит оскорблений! - Разозлился я. - Кем бы она ни была и какие цели не преследовала, она все же девушка. Не смей ее оскорблять.
        Кави сначала обиделся, но потом быстро понял, что перегнул.
        - Ты прав, прости.
        - Вот видишь, не так уж и сложно это сделать, - лукаво улыбнулся я.
        Кави сначала хотел что-то сказать, но потом его глаза расширились, и он осознал, что сделал. По нему было видно, что осознание случившегося было подобно падению с самой высокой башни. Причем осознание пришло в полете, но поделать уже ничего было нельзя.
        - Это!.. Это было не всерьёз!
        - Что? - Угроза в голосе ласково напомнила о том, кто в доме Хозяин.
        Кави пыжился еще пару секунд, но потом махнул на меня рукой, обругал разными проклятиями и удалился.
        Сделав глубокий вздох, я вернулся мыслями к Валетте. Мне не нравилась эта ситуация, а еще больше мне не нравилось, что она действительно теперь будет считать, что это я рассказал Кави о ее прошлом. Она же не знает, что этот хитрец сам разведал все о ней в первые несколько дней после того, как она здесь поселилась.
        Но оправдания, даже хорошие, все равно запоздалая форма признания собственной вины. Кави прав отчасти, доверять никому нельзя. Но мне не хотелось, чтобы Валетта теперь заперлась в своей комнате и больше не разговаривала со мной, только лишь по необходимости на заданиях. Как я мог переубедить ее? Идей не было. Но сначала мне нужно пережить приезд Ольрихи, потом - я подумаю о том, как вернуть расположение моего юрисконсульта.
        ***
        Ольриха приехала в последний день срока, еще ближе к вечеру. Естественно, она дотянула до последнего, но я не стал выказывать неудовольствия или непочтения. В конце концов, она делает свое дело, я - свое. Главное, чтобы она позволила мне и дальше работать. Я и так потерял месяц пустого ожидания, мне необходимо срочно наверстать упущенное.
        Если я, конечно, смогу найти нужные аргументы и убедить Ольриху.
        - Добро пожаловать в дом Кайтранов! - Улыбался шире некуда я, приветствуя совершенно недовольную Ольриху.
        Она ступила на подъездную дорожку с таким видом, будто с момента последнего визита мой дом покрылся илом и плесенью, а место буквально кишело паразитами и другими мерзкими тварями.
        - Вэйран Динари ир Кайтран, - обнаружила она мое присутствие. - Не скажу, что рада Вас видеть.
        - А я вот, напротив, очень рад, - отступая в сторону, я пригласил ее в дом.
        Шла она неохотно, намеренно тормозя процесс. Но что я мог сделать? Не пихнешь же ее, чтобы поторапливалась. Уверен, она бы нашла тысячу законов и прочих правил, чтобы оттянуть и так оттянутое до невозможности.
        Ольриха была нагловатой, а посему выбрала мое рабочее кресло и с удовольствием в нем расположилась. Мойла принесла цветочный чай и всякие сладости. Мойла была умной девочкой и знала, что особенно нравится Ольрихе, а потому, когда выходила, поклонилась мне и хитро улыбнулась. Я сдержал ответную улыбку, ведь Ольриха буквально буравила меня взглядом и отслеживала каждую реакцию.
        Насладившись чаем и съев все вкусности, Ольриха приступила к препарированию моей жизни.
        - Итак, согласно официальному запросу, поступившему из дома Кайтранов, Вы желали рассмотреть случившееся в доме достопочтенных Литарэнов. Согласно закону вторжение на территорию частной собственности без уважительной причины и официального заявления запрещено и карается мерой в виде лишения свободы сроком до 10 лет.
        - Уважаемая, Ольриха ри Старьени, - попытался вставить что-то я, - уважительная причина была. Нам пришел официальный запрос на осмотр и зачистку поместья, и…
        Монстриха слащаво улыбнулась.
        - Какой еще официальный запрос? - Злорадно уточнила она. - Никакого запроса нет и не было, уважаемый ир Кайтран.
        Понятно. Вот, значит, какой у нее план.
        - А как же сестры? - Уже без особого энтузиазма спросил я.
        Что мне грозит? Слишком многое. Если маг высшей степени не работает на благо Империи, то его сила вызывает сомнения и подлежит возможному изъятию. Раз маг принадлежит Империи, то его сила тем более.
        Ольриха чувствовала себя настолько уверенно, что я уже сдался. Но тут дверь резко распахнулась и в кабинет буквально влетела Валетта. Мое спасение.
        Или погибель. Это решать ей.
        - Ольриха ри Старьени!
        Валетта быстро улыбнулась, прошла по кабинету и толкнула меня в плечо, мол, «Уступи место». От неожиданности я так и сделал, быстро вскочив на ноги, а Валетта уселась на мое место. Обескуражен - это не то слово, которым можно описать мое негодование. Но мне определенно стало интересно, что будет дальше.
        - А Вы?.. - С презрением рассматривала юную особу Ольриха.
        - Валетта ри Крос’ери, юрисконсульт Вэйрана Динари ир Кайтрана, - представилась.
        А я боялся, что она спешила сюда, чтобы отречься от этой должности. Судя по тому, как крепко она на меня обиделась, я и не такое ожидал.
        - Славно, - с ноткой волнения в голосе выдавила Ольриха и прищурилась. - Что?..
        - На основании главного закона и основных принципов…
        В общем, Валетту так понесло, что я после первых слов совершенно потерял нить повествования. Она предъявляла примерно то же самое, чем апеллировала в разговоре со Стражем, но для себя я уловив только суть: она все же меня защищала.
        - Милочка… - хотела было возразить Ольриха, но Валетта не закончила.
        - Я Вас услышала, - улыбнулась мой юрисконсульт. - Да, официальный запрос по данному делу мистическим образом исчез. Хорошо, что я несколько педантична в этих вопросах и всегда снимаю копии.
        Брови Ольрихи ползли вверх, словно их кто-то сверху тянул. Валетта же достала из принесенной с собой папки (я ее только в этот момент заметил) копию с официальными печатями Департамента и протянула ее Ольрихе.
        - Не волнуйтесь, я сделала еще несколько копий, на случай если и эта потеряется, - просияла Валетта. - Полагаю, инцидент официально исчерпан?
        Ольриха побагровела и пыталась сдерживать себя от нецензурных ругательств минут пять, пыжась и пыхтя, словно закипающий чайник.
        - Верно, - еле выдавила из себя наконец она.
        А потом спешно удалилась, прихватив оставшиеся сладости с таким видом, будто это было самое драгоценное в моем доме. Валетта еще успела получить от нее официальное разрешение на наши вылазки перед тем, как Ольриха была такова. Мы не заговаривали с Валеттой, пока Монстриха не уехала.
        - Почему не позвал? - Насупившись, наконец повернулась ко мне Валетта.
        Меня несколько сбил ее решительный настрой и возвращение к нашей непринужденности в общении. Тем не менее, копаться в мотивах я не хотел, а посему просто улыбнулся.
        - Мне показалось, ты не захочешь участвовать в беседе, - признался я.
        - Я - твой единственный шанс усмирить эту тетку, - решительно заметила она. - Нет, если ты, конечно, хочешь все прекратить, я возражать не стану. Ты здесь Хозяин.
        - Вовсе я этого не хочу, - покачал головой, с интересом наблюдая за тем, как меняется выражение лица Валетты.
        - Вот и хорошо. Я пока не планирую искать себе нового работодателя.
        - Валетта, я… - не знаю, что меня подстегнуло, наверное, импульс, - знаю, что ты обижена на меня. И хоть это будет звучать глупо, но я к этому не причастен. - Хищное обвинение в ее взгляде меня почти обезоружило. - Но я все равно прошу прощения.
        По-прежнему молча, она чуть ли не приказала мне прекратить поднимать эту тему. Похоже, все эти дни она боролась с собой и своими обидами. Наконец она вздохнула и отвернулась.
        - Я просто решила, что это совершенно непрофессионально, вот и все. Я должна быть беспристрастна. Это главное.
        - Спасибо. За помощь, - решил дальше не углубляться, а сменить тему.
        Ведь если она готова примириться, чего я буду бередить старые раны?
        - На то я твой юрисконсульт, - пожала плечами Валетта, но уголки ее губ приподнялись.
        Мне захотелось, чтобы она улыбнулась.
        - Нет, правда, - мотнул головой, - ты разгромила ее, словно время старый город. Лучшая схватка, которую я когда-либо видел, а ведь мне приходилось присутствовать на многих судах!
        Валетта наконец-то улыбнулась и посмотрела на меня.
        - Можешь на меня положиться.
        Этот настрой мне определенно нравился. И раз уж на то пошло мне захотелось подкрепить наше примирение.
        - Валетта, - осторожно обратился я, отлеживая реакцию. Разрешает ли она к ней так обращаться? - Могу я кое-что уточнить?
        Валетта подозрительно нахмурилась.
        - Что именно?
        - Ты уж извини, что снова затрагиваю эту тему, но мне стало безумно интересно, какой у тебя уровень сил.
        Валетта скривилась в недовольстве и сложила руки перед собой.
        - Никакой.
        - Это-то и интересно. Можешь продемонстрировать?
        - Хочешь тоже стать свидетелем моей неудачи?
        - Вовсе нет. Скажем так: это профессиональный интерес.
        Валетте это не понравилось, она вздыхала и возражала, однако я был настойчив, и она все же согласилась сходить со мной на тренировочную площадку. После моей просьбы продемонстрировать свои способности, она совсем уж скривилась и нехотя попыталась сколдовать хоть что-нибудь. К сожалению, как она и говорила, уровень ее способностей был невообразимо минимален, она даже не смогла оформить простейшее заклинание.
        Меня это несколько удивило, и я подошел к ней, с разрешения взял ее ладонь и нащупал внутренние энергетические потоки.
        - Нет, все в порядке, блоков нет, - удивлялся я.
        - Я же говорила, - лишь пожимала плечами Валетта. - Ноль.
        Это действительно было странно, обычно такое встречается очень редко, хоть какой-то уровень способностей у любого жителя Империи, да присутствует. А у нее он как будто не был развит изначально.
        Я заглянул ей в глаза и в свете мерцающих огней, невольно ими залюбовался. Это был необычный цвет, которым ее одарила природа. Она тоже смотрела на меня, но то ли этот взгляд, то ли все еще никуда не девшееся чувство вины, но мне захотелось ее удивить.
        Накрыв ее ладонь своей, я попытался передать ей немного собственной магии. Когда она это почувствовала, она тут же разорвала контакт и одернула ладонь с решительным «нет».
        - Это не больно, - пообещал я и шагнул ближе.
        - Нет, - качала она головой, прижимая ладони к груди.
        - Почему? - Улыбнулся. - Это волшебно.
        - Не люблю то, что не могу контролировать, - призналась она.
        Что-то в этом взгляде показалось мне не однозначным, но воспринимать на свой счет я не стал.
        - Упрямая, - лишь хмыкнул я и прекратил напирать.
        - Поэтому я здесь, - лишь ухмыльнулась она. - Теперь когда на дело?
        - Завтра с утра. Не против сразу нескольких? А то мы так отстали от общего графика…
        - Вовсе не против, - заверила Валетта.
        Я снова улыбнулся ей и еще немножко позволил себе любоваться цветом ее глазом. Потом мы распрощались и разошлись по своим комнатам. Нужно хорошенько выспаться, завтра я планирую выложиться по полной программе.
        ГЛАВА ВОСЬМАЯ
        ВАЛЕТТА
        Получилось. Честно - не ожидала, но судя по тому, как ир Кайтран повел себя дальше, думаю, сработало хорошо.
        Конечно, сидеть и обижаться в своей комнате это хороший вариант скоротать время, но ведь у меня было задание. Которое начинало откровенно простаивать из-за моих глупых обид. Если я сижу и дуюсь, то выходить из комнаты по ночам будет слишком подозрительно.
        А когда я уже все простила и забыла - милости просим. Причем особо ничего и не подозреваем.
        Я старалась показаться ир Кайтрану максимально искренней, а это могло получиться только в случае, если бы я все равно продолжала подавлять обиду. Причем на виду. Да, знаю, меня это действительно задело. Но то было давно, сейчас все по-другому. Сейчас я веду опасную игру с магом высшей степени, и пока еще не проигрываю. И не выигрываю, конечно, но все лучше, чем быть разоблаченной.
        Когда все уснули, я снова поднялась и отправилась бродить по дому. Не было случая, но сегодня он представился, и я не упущу этой возможности.
        В этот раз я была более решительной и почти сразу отправилась в кабинет к ир Кайтрану. К счастью, по пути никто мне не повстречался, и я наконец-то добралась до его папок. Ничего удивительного в них не было, это были обычные переданные ему Департаментом дела.
        Но я же пришла не убедиться, что все хорошо и прекрасно, я пришла сюда найти доказательства, что это не так.
        Рылась я долго, сверяла данные и пыталась сопоставить факты. Чуйка меня не подвела, но некую взаимосвязь я обнаружила многим позже. Вроде бы ничего такого, дела как дела, однако же, на папках в нижнем уголке оставался небольшой отпечаток какой-то серой пыли. Может быть это случайность, ничего значительного, но в памяти я этот факт отложила.
        Разложив все папки также аккуратно, как они и лежали, я вернулась к себе и спокойно доспала до утра. Все же я была рада, что нам предстоят совместные дела. Верить в то, что ир Кайтран не рассказывал Кави о моем прошлом я не собираюсь, я не полная дура. А вот работой заняться - милое дело.
        Наутро мы встретились с ир Кайтраном уже на подъездной дороге. То есть он меня ходил, искал, об этом мне сообщила Мойла, которая случайно выскочила из дома и увидела меня, испугалась и побежала докладывать.
        - Валетта, я поражен, - улыбаясь во всю ширь, торопливо шагал ко мне Вэйран. - Конечно, я знал, что ты очень хочешь поскорее заняться делом, но сейчас же едва рассвет.
        - Я так поняла, у нас много дел на сегодня, - вежливо улыбнулась в ответ.
        - Верно. И в связи с этим мы сегодня не поедем, а переместимся.
        Вот это было неожиданной новостью. Я сразу же посерьезнела и напряглась. Сглотнула. Телепортироваться мне ранее никогда не приходилось, но я слышала, что это довольно опасная процедура.
        - Ты… уверен? - Неуверенно уточнила я.
        - Не бойся, - в его глазах сверкнули забота и теплота, - я умею перемещаться. Пару раз даже пробовал телепортироваться вдвоем. Переместилась большая часть моего спутника.
        Он широко улыбнулся, а я задержала дыхание и в ужасе уставилась на него. Вэйран подождал еще секунду, а потом расхохотался.
        - Я шучу-шучу, - заверил он, а у меня уже сердце остановилось.
        - Так, срочно - ручку и бумагу мне! - Потребовала я.
        Вэйран так не ожидал, что в первый момент даже дернулся, собираясь бежать в дом. Но потом все-таки спросил: «Зачем?».
        - Писать завещание, конечно же! - Выдохнула я с тревогой. - Кто так шутит?
        - Я, - пожал плечами Вэйран.
        Ох, он меня в могилу сведет, шутник из дома Кайтранов. Сначала подсовывает травы, потом бьет в больное место, теперь еще возможно не вернусь после телепортации. О, Боги! Дайте сил справиться со всеми испытаниями!
        Вэйран подошел ко мне поближе и протянул руку. Сделав серию глубоких вздохов, как перед погружением в большую воду, я вложила ладонь в его и замерла. Он совершил последнее движение и приобнял меня за талию. Меня мгновенно обдало его силой и… надежностью. Глупое чувство, особенно на фоне всего, что между нами произошло.
        Я постаралась сосредоточиться на перемещении.
        - Может немножко закружиться голова, - ласково предупредил Вэйран, усыпляя мою бдительность и тревогу.
        А потом мир вспыхнул сотнями красок невиданной красоты. Все завертелось, закружилось, взорвалось, а потом вдруг замерло. Я оступилась, Вэйран услужливо меня поддержал и дал пару секунд, чтобы я пришла в себя. Это, и правда, было неожиданно.
        - Почему ты редко используешь телепорт? - Поинтересовалась я, подняв глаза на ир Кайтрана.
        Он выглядел сосредоточено, разве что слишком уж пристально заглядывал в мои глаза.
        - Он отнимает много сил, - объяснил он. - А они нужны для борьбы с духами.
        - А что изменилось сейчас?
        Вэйран снисходительно улыбнулся, а из его ответа я поняла, почему эта улыбка вообще появилась.
        - У магов силы хоть и тратятся, но имеют накопительный эффект. Поскольку мы не отправлялись на задания тридцать дней, сил скопилось достаточно. Вот я и решил этим воспользоваться.
        Это резануло по мне очевидностью, я чуть резче, чем стоило, оттолкнула Вэйрана и отошла в сторону. Он еще недолго смотрел на меня, и мне показалось, порывался что-то сказать. Но в итоге так и не решился. Минутой позже мы отправились на задание.
        На самом деле с того момента весь список бесконечных, как мне тогда показалось, заданий, которые мы прошли за три дня, превратился в какой-то сплошной водоворот событий, промелькнувший у меня перед глазами, словно вспышка при телепортации.
        На первом задании Вэйран чуть не умер, опасно повиснув над пропастью. Поскольку мне едва ли можно было его удержать, особой помощи я не оказала, а Вэйран клял все, на чем свет стоит и ругался до тех пор, пока не забрался на твердую поверхность и не перевел дух.
        - Конечно…, я понимаю, что не пушинка, но… - он скосил на меня возмущенный взгляд, - хотя бы веревку подать можно было бы?
        - И где я ее тебе возьму? - Подняла бровь вверх я.
        Он хотел было сказать: «Наколдуй», но обстоятельство, по которому я не могла этого сделать, всплыло в его памяти только сейчас. Просто опытному магу, для которого создать веревку - это лишь один щелчок пальцами немножко невдомек, как сложно это сделать мне. Он же видел демонстрацию, чего он от меня хочет?
        - Ладно, - он поднялся на ноги и подошел ко мне, - обеспечу тебя всем необходимым.
        Это «необходимое» тянуло килограмм на сорок и было слишком объемным. Сначала я еще как-то пыталась с этим всем справиться, но в итоге на следующем задании получилось только сложить все тюки вместе, пока Вэйран разбирался с духами. Хорошо хоть перо все протоколировало, потому что я управилась с устройством всех сумок только когда ир Кайтран подошел ко мне и радостно сообщил, что закончил.
        Обреченно выдохнув, я уставилась на тюки - потом на Вэйрана, потом еще раз глянула туда и обратно.
        - Ты же опытный маг - справишься, - заверила я и оставила все многочисленные атрибуты покоиться на месте.
        Вэйран слегка напрягся, хотел было возразить, но я как-то слишком резко подошла к нему и обняла, готовясь к телепортации. Пару секунд он стоял и не двигался, словно боялся пошевелиться, а потом чуть приобнял меня за плечи, и мы перенеслись дальше.
        - Что это вообще за сумеречные духи? - Поинтересовалась я, пока мы уже почти час брели по фруктовому саду одного из знатных поместий недалеко от Столицы.
        Вэйран, который выглядел так, будто выслеживает свою добычу, крадучись пробираясь вперед, сначала мой вопрос не услышал. А потом ухмыльнулся и с тенью издевки произнес:
        - Ты же столько читаешь, неужели не знаешь, кто эти духи?
        - Теория и практика не одно и то же, - заметила я. - Если сложно рассказать, я не настаиваю.
        - Вовсе не сложно, - почти примирительно улыбнулся Вэйран, как будто решил бросить свою затею пытаться меня подловить на незнании. - Сумеречные духи пробираются из Сумеречья в наш мир через прорези в пространстве. Проще говоря - порталы между реальностями. Там, по ту сторону, сумеречные духи живут в некоего рода гармонии между собой. Они принадлежат стихиям и прочим высшим создания природы.
        - Но попадая в этот мир, они теряют связь со своим источником и прародителем, оттого их обуревает ненависть, и они нападают на мирных жителей Империи.
        - Если им здесь плохо, почему бы не вернуться обратно?
        - Что же, - Вэйран на секунду обернулся, как будто сверяясь с проделанным путем, - доподлинно об этом известно только самим духам, но существует теория о том, что в том мире они подчиняются правилам, находясь в своеобразной форме рабства. Здесь же оковы спадают, и они творят бесчинства, которых не имели возможности позволить себе в том мире.
        Небо над головой заметно помрачнело, стало несколько неуютно. Было ли это связано с сумеречным духом, за которым Вэйран охотился или тому причина просто обыкновенная гроза, приближающаяся с востока? Не знаю, но глядя на спокойного ир Кайтрана, который просто искал свою жертву, я тоже успокаивалась.
        - Но почему? - Все продолжала пытаться докопаться до истины я.
        Вэйран лишь улыбнулся и посмотрел на меня. Забавно было увидеть его мрачно-синие глаза, которые так любопытно перекликались с оттенками предгрозового неба.
        - Ты так расспрашиваешь меня, будто у меня есть ответы на такие вопросы, - хмыкнул он.
        - А разве нет?
        Вэйран выдохнул ухмылку и некоторое время брел вперед, стараясь не шуметь. Я уже думала, он забыл о моем вопросе, но, как оказалось, он просто не хотел закончить разговор на фразе «Не знаю».
        - И в Сумеречье, и в нашем мире природа вполне осязаема, - тише продолжал он, - наша природа дает нам силы и позволяет использовать магию. Но по принципу взаимодействия того мира в нашем есть некие противовесы мироздания. Если их разбудить, то они подчинят себе всех непокорных духов, вторгшихся в этот мир.
        Вэйран вдруг замер, обернулся и с улыбкой посмотрел на меня.
        - Но так гласят легенды, - добавил лишь он и похихикал.
        - Но откуда-то же они взялись? - Резонно добавила я.
        - Ты разве не веришь только подтвержденным фактам? - Удивился Вэйран.
        - Я верю всему, пока не доказано обратное, - хмыкнула я.
        - Интересный подход. Впрочем, в тебе это даже не удивительно.
        Вэйран возобновил ход, пробираясь между лимонными деревьями. Я двинулась следом, но его последняя фраза меня несколько озадачила.
        - Что это должно означать? - Нахмурилась я, на всякий случай готовясь к не очень лицеприятному ответу.
        Вэйран обернулся на мгновение и окинул меня быстрым взглядом. Улыбнулся. После этого я почувствовала себя голой.
        - Ты очень необычная девушка, Валетта, - признался Вэйран и то ли от смущения, то ли по долгу службы, просто двинулся вперед.
        Расценивать это как оскорбление было нельзя, ведь он не сказал мне: «Ну, ты и дуб!», например. С другой стороны - хотела ли я развивать тему дальше? Не с ним, и не в сложившихся обстоятельствах.
        - Что же призваны делать маги высшей степени с этими враждебными духами? - Продолжая тему с заданиями, спросила я.
        - К сожалению, я не высшая сила, чтобы их усмирить, да и вернуть в их мир. Потому, дабы они не беспокоили магов или людей Империи, я расправляюсь с ними.
        Вэйран снова резко остановился, и я почти уткнулась ему в грудь, когда он выпрямился во весь рост и так открыто заглянул мне в глаза. Попав в ловушку его глаз, я несколько секунд была потеряна для этого мира.
        - Все ли духи враждебные? - Поинтересовалась я, пытаясь не очень грубо отскакивать в сторону, дабы не показаться невежливой, но в одно и то же время уже хотелось прекратить эту внезапную близость.
        - Рано или поздно все становятся враждебными, - очень тихо ответил Вэйран, но я услышала его хорошо, ведь он находился очень близко. - Но я не нападаю первым. Только защищаюсь.
        После этих слов он принялся расстегивать свой камзол и раздеваться. Не к месту мои щеки начали гореть, но я воспользовалась ситуацией и немного отошла. Вэйран разделся и протянул мне свой камзол. Пришлось сделать глубокий вздох, все-таки крепкий, накаченный мужчина с обнаженным торсом - это не самая стандартная ситуация, с которой я сталкивалась в библиотеке.
        - Могу я спросить? - И все-таки любопытство меня разбирало.
        То ли это было в моем взгляде, то ли очевидно, но Вэйран догадался.
        - Почему я раздеваюсь перед схваткой? - Сам задал мой вопрос он. - Когда появляются они… - магические татуировки, словно змеи, принялись зарождаться и расползаться по его плечам и груди, - одежда как преграда. Мешает.
        Вэйран улыбнулся, а потом на него неожиданно напал дух, и он принялся с ним сражаться. Я только в этот момент перебрала в памяти все его схватки. Действительно, первым он не нападал, он только защищался. А вот духи…
        Да, я читала о них, но ни одна теория или книга не могла так кратко и, по существу, передать мне всю суть. Будучи в первую очередь вынужденным теоретиком, я все же понимала, что нет ничего лучше практики. Пусть я на Вэйрана веду почти охоту (как бы смешно это не звучало даже у меня в голове), надо использовать все возможности. Учиться чему-то новому не воспрещается даже у врагов.
        У последних особенно, ибо враг на то и враг, что по ту сторону от твоей реальности.
        Еще два задания прошли гладко, но Вэйран немножко устал. Подполз ко мне весь взмокший, тяжело дыша, из последних сил перенес нас в дом Кайтранов, а потом доплелся до первого дивана, упал туда и уснул. Кажется, еще в полете.
        Не успела я хоть как-то отреагировать, как к нему подбежала Мойла и заботливо укрыла его пледом.
        - Когда Хозяин берется за дело, он истощает себя до последней капли, - улыбнувшись теплой улыбкой, тихо сообщила мне девушка. - Теперь проспит до завтрашнего обеда. Вы голодны?
        Как быстро Мойла переключалась.
        Но я была голодна и попросила ее об ужине, ибо в дом Кайтранов вернулись мы уже после заката.
        Мойла принесла мне ужин, когда я была в самом разгаре составления отчетов.
        - Госпожа, Вам бы отдохнуть, - не менее заботливо предложила она, - утро вечера мудреней.
        Оторвав голову от бумаг, я хотела ей что-то ответить, но счастливая ли случайность или что-то иное, в дверном проеме я внезапно заметила чей-то силуэт. Первая мысль - Вэйран. Но это был не он.
        Поскольку Мойла все ждала, я лишь на мгновение задержалась с ответом, а потом продолжила, как ни в чем не бывало.
        - Ты права, - улыбнулась почти беззаботно. - Сейчас закончу этот отчет и сразу лягу.
        Мойла мне вежливо улыбнулась, уточнила, не нужно ли что-нибудь еще, а затем удалилась. Еще один беглый взгляд перед тем, как дверь закрылась - нет, Кави уже ушел. А это был именно он.
        Конечно, мне хотелось сходить сегодня в кабинет и поискать еще информации, но этот маленький инцидент дал мне понять, что за мной сегодня наблюдают. Будет ли он караулить всю ночь? Не знаю, но рисковать не стану. Если меня встретит Вэйран, можно грешить все на бессонницу.
        Но Кави беспощаден. Он сначала убьет, а потом будет разбираться. Это я уже по нему поняла. Даже не знаю, как именно.
        На следующее утро я, как и собиралась, закончила все отчеты и была совершенно свободна. Мне не терпелось уже на следующее задание, но спустившись вниз я обнаружила Вэйрана на том же диване, правда немножко сползшего одной ногой. Спал он так, как спят дети: уткнулся виском в спинку, одна рука обвилась вокруг торса, вторая под коленкой…, если бы я не знала, что это - маг высшей степени, я бы приняла его за обычного пьянчужку.
        В общем, делать было особенно нечего, будить Вэйрана я не решилась, поэтому я отправилась изучать дом. Прикрытие идеальное: «Ждем, когда Хозяин наконец-то проснется».
        В доме кипела жизнь. Повара усердно трудились над обедом, горничные убирали в доме, сметали пыль, мыли полы, в общем, совершали обычные будничные ритуалы. В конюшнях ухаживали за лошадьми, двойку даже готовили запрягать в экипаж. Догадавшись о том, что Вэйран в этот раз уже не сможет нас телепортировать, я поняла, что лошадей запрягали для нас.
        Одноглазый худой мальчик по имени Верт все бегал туда-сюда и выполнял мелкие поручения конюхов. Не знаю, откуда в нем столько веселья и оптимизма, но он притягивал взгляды своей жизнерадостностью. Убедившись, что Кави за мной не наблюдает («принцесса» намеренно спал до обеда), я дождалась, когда Верта пошлют куда подальше (на задание, а не прогонят), и направилась в ту же сторону.
        На обратном пути я как бы ненароком оказалась на пути у мальчишки.
        - Госпожа! - Обрадовался он мне. - Чем могу быть полезен?
        - Здравствуй, Верт, - улыбнулась я. - Хотела тебя попросить об услуге.
        - Что угодно, Госпожа! - Обрадовался Верт.
        - Ты можешь устроить мне экскурсию? А то я тут давно, но пока только приблизительно представляю, где что находится и зачем случается, - кокетливо рассмеявшись, я заставила мальчишку покраснеть.
        Конечно же, я лгала, все я здесь знаю, и сама найду при случае. Но мне же нужен был повод остаться с ним наедине.
        Быстренько сбегав в конюшню и решив все свои дела, Верт вернулся ко мне и принялся проводить экскурсию. Начал он с внешней стены и длинной дороги вокруг дома. Рассказывая мне истории вроде «Здесь Хозяин когда-то пробил дыру в заборе» или «А вот тут, на этом самом месте, десять лет назад стояла карета Императора, когда он приезжал в дом Кайтранов с визитом», Верт так гордился всем, что знает. Это было мне на руку.
        - Это очень замечательные истории, - когда мы уже вернулись во внутренний двор и Верт вел меня через сад, улыбнулась я, - а как ты оказался в доме Кайтранов?
        - Ох… - Верт внезапно запнулся и смутился до невозможности, - Хозяин… он… спас меня, подобрав на улице пять лет назад. С тех пор я и остался здесь.
        Внезапно Верт еще больше разволновался, замельтешил, пытаясь словно перевести тему, но тут на помощь подоспела я:
        - Должно быть Вэйран очень хороший, - заключила я, сделав вполне себе очевидный вывод.
        Верт вроде бы немножко успокоился, а то мне показалось еще чуть-чуть и у него случится приступ.
        - Да, так и есть, - все еще глядя себе под ноги, смутился Верт. - Он… очень хороший.
        - И ведь что я успела заметить на заданиях - еще он очень сильный!
        - Да! - Верт вдруг вспыхнул, словно искра, обрадовавшись такому определению. - Он сильнее всех магов высшей степени!
        - Да? - Мягко улыбнулась и по-кошачьи уточнила. - И почему?
        - Доброе утро, ри Крос’ери, - решительно поприветствовал меня, взявшийся откуда не возьмись, Кави.
        Верт что-то выдохнул, а потом исчез столь стремительно, будто его никогда и не было. Я медленно повернулась к Кави и вежливо улыбнулась.
        - Ир Фиррат, добрейшего Вам утра, - приветствовала я в ответ. Кави стоял передо мной холодный, словно айсберг, готовый в следующий момент вспороть мне живот. - Что-то Вы сегодня рановато.
        - Как это нетипично, что Вам внезапно интересен мой распорядок дня, - с каменным выражением лица ответил мне ир Фиррат.
        Я лишь сдержано улыбнулась.
        - Просто наблюдение, - безобидно пожала плечами я, - все-таки живем в одном доме, а я встречала Вас только за обедали и ужинами, завтраки Вы не посещали. Вывод не так-то сложно сделать.
        Кави смирил меня уничтожающим взглядом.
        - Гуляете, ри Крос’ери? - С издевкой и явным намеком спросил он.
        - Да, - я выдержала взгляд его темных, угрожающих глаз, - помощник конюха, Верт, любезно решил показать мне владения Вэйрана.
        - Какой молодец, - холодно похвалил Кави.
        С таким же успехом можно было сказать: «Он не жилец».
        - А Вы, ир Фиррат? Не окажете ли любезность завершить экскурсию? - Продолжая улыбаться, поинтересовалась я.
        В его темных глазах яркой табличкой вспыхнул ответ: «Да скорее горы превратятся в ямы». Но в итоге он мне все-таки ответил:
        - Почему бы и нет?
        Правда, с тем же каменным выражением лица, но все же.
        И вот он пропускает меня вперед, ведет до двери в коридор, заходит следом и останавливается.
        - Экскурсия окончена, - отрезает он. - Идите и займитесь своими прямыми должностными обязанностями.
        - Но Вэйран…
        - …уже ждет, пока Вы тут гуляете! - Почти отчитал Кави, а потом удалился.
        Я думала, что он ретировался, но это была не совсем правда.
        - Валетта, - появился у меня за спиной Вэйран. - Доброе утро.
        - Доброе, - уже не очень приветливо улыбалась я.
        Все-таки играть жертву перед таким как Вэйран многим лучше, чем пытаться его побороть. Что я говорю? Только «жертва» и это единственная стратегия по отношению к нему.
        - Надеюсь, Кави не очень тебя расстроил? - Спросил Кайтран.
        - Чем он мог меня расстроить? - Улыбнулась. - Он даже провел мне экскурсию.
        Вэйран, который, похоже, видел эту экскурсию, лишь многозначительно протянул: «Ааа» и улыбнулся.
        - Не суди его строго, - когда мы уже двинулись к выходу, попросил Вэйран. - Он просто тяжело привыкает к новым людям в его жизни.
        Хотелось мне, конечно, едко заметить: «В его жизни я уж точно не появляюсь и не собираюсь появляться», но вместо этого я лишь улыбнулась.
        - Ты отдохнул? - Уточнила я очевидное, просто чтобы сменить тему.
        - Вполне! - Заверил Вэйран широкой улыбкой.
        Мы сели в экипаж и отправились на новое задание. В этот раз, как и в прошлый, я читала, он смотрел в окно. Гармония, хоть и мнимая, но все же воцарилась между нами. Не скажу, что что-то было не так вчера, просто в моих обстоятельствах лучше уж, чтобы все было хорошо, нежели недосказанности и подозрения.
        Но как говорится - ничто не вечно.
        Первое задание прошло хорошо, Вэйран разобрался с сумеречным духом так великолепно, будто это были показательные выступления. Второе задание было чуточку сложнее, пришлось изгонять духа из самой высокой часовой башни и вот тут-то случилось то, что мне совсем на руку не сыграло.
        Все шло хорошо: Вэйран боролся с духом, летая по площадке напротив циферблата, я стояла в сторонке и с интересом наблюдала. Но тут внезапно дух такой: «А чего это я сражаюсь с кем-то посерьезнее?», взял и полетел в мою сторону. К счастью, мне удалось вовремя отскочить, Вэйран перехватил духа, принялся его уничтожать, а я… я только сейчас поняла, что скрип под ногами не к добру.
        Резко рванувшись в сторону, я просто не успела ничего сделать, потому подпрыгнула и полетела вниз, целясь в не очень крепкого вида балку. Но мне повезло! Я на нее даже попала! По инерции я стала перебирать ногами, чтобы хоть как-то восстановить равновесие и тут передо мной, как назло, буквально материализуется Вэйран.
        Я и успела только рот разинуть, как вдруг меня перевешивает, я утыкаюсь в него ладонями и пинаю вперед. Ура! Равновесие восстановлено. А где Вэйран?
        И тут до меня доходит, что я только что столкнула Вэйрана Динари ир Кайтрана с часовой башни!
        Сделала последний шаг и… страх парализовал на мгновение, но здравый смысл победил, и я подошла к краю. Вэйран лежал в самом низу, распластавшись в неестественной позе…, а у меня в голове как закрутилось количество законов, которые я нарушила и сколько лет я получу!..
        Честно говоря, голова работала отдельно от тела, а посему опомнилась я только когда подбежала к телу ир Кайтрана и упала с ним рядом на колени. Первым делом я проверила пульс - был! Сердце тоже пока билось.
        Быстренько поискав в его татуировках нужную, я активировала исцеление и опустила его обратно на землю, дожидаясь полнейшего выздоровления. Надо было видеть, как он восстанавливался. Иногда хрустели его кости, иногда дергались конечности - зрелище малопривлекательное. Но я напряженно гипнотизировала его взглядом.
        Небольшая толпа зевак собралась вокруг нас. Когда Вэйран подал признаки первого движения, я только заметила этих праздных зевак.
        - Уходите! - Стала махать на них я. - Что? Никогда не видели, как падают с часовой башни?!
        - Нет, - честно ответил один из зевак.
        Еще раз махнув на них, я поняла, что это не сработает. Ладно: что я умею лучше всего? Сделала один глубокий вздох, потом второй, затем уже уверенно посмотрела на эту толпу.
        - Согласно гражданскому кодексу Империи, неоказание помощи пострадавшему карается административным штрафом или общественными работами. Как лицо, уполномоченное выносить обвинения, я требую назвать Ваши имена, чтобы провести официальную процедуру!
        Лица зевак побелели, они напряглись и в невозможности найти для себя хоть какие-то оправдания, бессмысленно открывали и закрывали рты.
        - Если, конечно, вы немедленно разойдетесь, то догнать всех я просто не смогу…
        Договорить не успела, все тут же разбежались в разные стороны. Все-таки знание законов так помогает.
        Сделала еще несколько глубоких вздохов и вернулась взглядом к Вэйрану. Замерла. Он уже пришел в себя и сейчас насторожено смотрел на меня.
        - Вэйран, я случайно, честно слово! - Сложив руки перед собой, стала оправдываться. - Я уже падать начала, мне было не остановиться! Прости меня, пожалуйста!
        Вэйран не реагировал, просто лежал и ждал, когда кости… сломанные кости встанут на место. При каждом новом щелчке он едва морщился, но взгляд от меня не отнимал. Я уже не знала, чего ожидать! Может он что-нибудь сказать? Даже если это будет приговором…
        Нет, он жив, поэтому технически парочка десятков законов уже скинута. То есть мне дадут плюс минус лет десять. Если Вэйран подаст официальный иск.
        Когда он наконец зашевелился и сел, я отпрянула так резко и скоро, будто он собирался пырнуть меня ножом. Татуировки медленно сползли с его кожи и растворились. Он сделал несколько глубоких вздохов, а потом… ухмыльнулся.
        - Да все в порядке, с кем не бывает, - отмахнулся он. - Пойдем, нам еще одно дело предстоит.
        Сказать, что я была удивлена, это промолчать. Не скажу, что я успокоилась, но это все же лучше, чем если бы он решил мне… отомстить. Очень неловко получилось, но что теперь поделаешь? Я правда не специально.
        Только вот… почему мне кажется, что Вэйран так просто этот случай не забудет?
        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
        ВЭЙРАН
        Делаю выпад - заклинание срывается с ладони, выстреливает в сторону Грума. Тот ставит щит, отклоняется, но не ожидает еще одной атаки. Потом еще одной и еще, и еще…
        И вот Грум уже лежит на земле, а я замираю над ним в одном движении от фатального удара. Несмотря на всю свою боевую подготовку и тот факт, что он собственнолично взялся меня тренировать, в глазах Грума вижу тень страха.
        Возможно, только хочу, чтобы он там был.
        - Он бы мог подсечь и завалить тебя еще в момент псевдопадения, - критически заметил Кави.
        Я выпрямился и обернулся.
        Мой лучший друг наблюдал за тренировкой и не собирался меня щадить.
        - Я знал о его слабостях, - выдохнул.
        - О его - да. Но ты думаешь, на турнире будет один Грум?
        - Эй, малец! - Разозлился Грум, поднявшись на ноги. - Я бы и тебе ноги повырывал при случае!
        - Мы сейчас не о тебе, - не глядя в его сторону, заметил Кави. - Плохо, очень плохо. Не верю, что тебя подкосило столь простое обстоятельство.
        Укололо. Улыбнулся в защиту.
        - Простое? - Вроде бы и не обвинение и не сомнение, но намек на очевидность.
        Кави шагнул ближе и на всякий случай огляделся. Смеркалось, а посему вариант, где продолжить беседу был только один.
        По-тихому собрались и выбрались в наш трактир, где как обычно расположились за дальним столиком.
        - От нее надо избавиться, - констатировал Кави, когда мы остались вне зоны слышимости ближайших соседей по столику.
        - И как ты себе это представляешь? - Хмыкнул я.
        Да, это неприятно, но ничего не поделаешь. Факт остается фактом - она пыталась меня убить. Невинное создание без задатков и способностей к магии, но ей ведь почти удалось…
        - Давайте не будем терять голову, - рассудительно заметил Грум, замахав руками, словно пора было тушить огонь. - Может быть, все действительно не так плохо, и она случайно?
        - Да, в параллельном мире, - презрительно фыркнул Кави.
        - Ну, а все-таки, - не сдавался Грум и посмотрел на меня. - Что именно ты помнишь?
        - Я разобрался с духом, спрыгнул на ярус ниже. И тут она, несется на меня со всех ног. Потом вспышка и я лечу с башни.
        - Как ты не телепортировался?! - Стукнул по столу Кави.
        Хороший вопрос. На самом деле четкого ответа у меня не было. На мгновение, какое-то мгновение я вдруг понял, что… как же было глупо ей доверять. Не скажу, что это доверие расцвело и сейчас отравляло меня ядом, скорее больше походило на ожог. Вот я приложил руку к огню, а потом одернул. Ожог остался, но в остальном я не пострадал. Заживет.
        - Я сражался уже второй день, сил не хватило, - повторил свою идеальную ложь вновь.
        Кави с подозрением всматривался в мое лицо, пытаясь подловить, и только Грум сейчас хоть частично, но все-таки спасал меня.
        - Слушайте, ну с кем не бывает? Может, она и правда такая кривоногая. - Еще один многозначительный взгляд от Кави ответил за нас обоих. - Ладно-ладно, я просто пытаюсь сказать, что избавляться от представителя Департамента нужно потихоньку.
        - Ну да, действительно! Подождем, когда она придет к нему ночью и зарубит! - Разозлился мой друг. - Ран, ты же знаешь, я на твоей стороне. Давай я это сделаю, а?
        - Ты в своем уме? - Угрожающе подавил я. - Что ты предлагаешь?
        Кави тут же сбавил градус напряжения и отпрянул.
        - Ничего такого, в чем ты хочешь меня обвинить. - Он ухмыльнулся. - На самом деле, после того, что я сделаю, меня ни в чем нельзя будет обвинить.
        - Следи за языком! - Пригрозил. - Не смей ее трогать! Какая бы она не была…
        - Да я же не убивать ее собираюсь, успокойся! - Возмутился Кави. - Я просто хотел подставить ее на задании и уволить! Боги, как же плохо ты обо мне думаешь!
        - Ха-ха! Да-да, дело только в наших мыслях, - позабавился Грум, даже я улыбнулся. - Вспомним только, как кое-кто однажды вознамерился решить вопрос с жильем попыткой взрыва.
        Кави спокойно воспринял это на свой счет и без эмоций ответил:
        - Это было давно. Я был молод и импульсивен.
        - Конечно, дедуля! - Хохотнул Грум. - Сейчас ты вырос и больше не совершаешь глупостей!
        - Он прав, Кави, - поддержал я.
        - Ты-то с чего на его сторону пошел?! - Разозлился друг.
        - И это говоришь мне ты, - хмыкнул.
        Кави скривился, растер шею, якобы это сейчас требовалось, а потом лишь произнес:
        - Я же говорю - я был молод.
        Грум и я обменялись ухмылками.
        - Слушайте, да я же не против, чтобы она жила не тужила, но подальше от дома Кайтранов. Что плохого в предосторожностях?
        А вот тут я был согласен с лучшим другом. Конечно, когда юрисконсульт живет в доме мага высшей степени, так гораздо удобнее ходить на задания и решать множественные вопросы. Однако, если Валетта уже угрожает моей жизни…
        До сих пор не могу поверить в то, что она - наемница и рядом со мной, чтобы подстроить несчастный случай. Как такая девушка, как она, может ввязать во что-то подобное?
        - Так или иначе, но переселять ее сейчас будет не разумно, - заметил я. Кави вынужден был со мной согласиться. - Нужно выждать.
        - Но я буду дежурить у ее комнаты! - Заявил Кави. - Ран… - он немного смягчился, - постарайся выполнить все задания побыстрее.
        Побыстрее. Медленно улыбнулся и внутри все невольно сжалось. Грум понял все сразу и уткнулся в свою кружку. Но Кави был слишком увлечен сложившейся ситуацией, поэтому не сразу вспомнил.
        - Пару недель и все закончено! - Подстегивал мой друг.
        Я глянул на него все еще с этой защитной полуулыбкой.
        - Скоро октябрь, - произнес я.
        Снова все вспомнилось, снова все вернулось. Никогда, это никогда не уйдет.
        Кави изменился в лице мгновенно, чуть осунулся и теперь смотрел на меня совсем по-другому. Сочувствие, которое он хотел всеми силами скрыть за безразличием, пробивалось, словно вода, прорвавшая дамбу.
        - Верно, - только и смог вымолвить мой друг, а потом спрятал взгляд на мгновение. Вернулся ко мне он уже с улыбкой и глубоким откликом в глазах. Поддержка. - Как всегда? Маршрут полностью?
        - Как всегда, - подтвердил я и только притворился, что улыбаюсь от радости.
        Молчание затянулось на несколько напряженных минут.
        - Ты точно не хочешь, чтобы я поехал с тобой? - В очередной раз предложил Кави.
        Ответ на этот вопрос не требовался, все его знали, но Кави продолжал по старой доброй традиции его задавать. Мне было приятно это слышать каждый раз, несмотря на то, что я всегда давал отрицательный ответ.
        Несмотря на упадочное настроение, с друзьями мы провели в трактире еще несколько часов. Отвлеклись и просто хорошо проводили время. Даже взялись поучаствовать в местных забавах и в пух и прах разбили крепких наемников, остановившихся здесь проездом.
        Ближе к ночи, довольные и уставшие, мы отправились обратно домой. Спать пошел хоть и еле доплелся до кровати, но все же был рад, что отвлекся. Мысли имеют привычку навязчиво надоедать.
        Спал, как всегда, без задних ног. Но не почувствовать чье-то присутствие просто не смог. Открыл глаза - кто-то подкрадывается сзади. Сначала шальная мысль - приснилось. Но нет, шаги вполне реальны.
        И тут я вспомнил слова Кави. Крадется. Она пыталась меня убить.
        Сделав глубокий вздох, я уже даже не расстроился. Глупо было приходить сюда среди ночи. На что она рассчитывала? На эффект неожиданности?
        - Решила больше не пытаться подловить на заданиях? - Хмыкнул я и сел.
        Остановилась. Я почувствовал угрозу и обернулся как раз вовремя, ведь острый нож метил мне прямо в сердце. Но тут, в сумерках полуночной комнаты, я вдруг понял одну страшную вещь: это была не Валетта.
        В руках зажат кухонный нож, хилое тельце, только один здоровый глаз…
        - Верт, - выдохнул в ужасе и даже позволил ему чуть усилить напор.
        Верт. Мой маленький Верт? Тот самый, которого я нашел едва живого и привел в свой дом? Что я сделал не так? Насолил ему? Оскорбил? Унизил? Обидел? Впервые с тех пор, как Валетта меня чуть не убила, я пожалел, что сейчас передо мной не она.
        Верт, самый лучший из всех людей на земле, и… с ножом? На меня?
        Оттолкнул его и поднялся, пытаясь хоть как-то призвать свой здравый смысл. Но как? Как?!
        - Верт, пожалуйста…
        Он не слушал, снова бросился на меня с ножом. В этот раз я оттолкнул его чуть сильнее. Рука не поднималась причинить ему боль. Но, так или иначе, после второй попытки я оттолкнул его так сильно, что он ударился спиной о дверь и осел на пол.
        - Прости, - я приблизился и хотел помочь. - Верт, если что-то было не так, ты бы сказал, я…
        Но резкое движение и из раны на руке идет кровь.
        Верт. Как же так?
        - Верт, пожалуйста. Я не хочу причинять тебе боль, но если ты еще раз нападешь, я…
        Даже вслух это озвучивать было страшно. Нет, я не смогу, кого угодно я могу ранить, но только не его. Это продолжало уничтожать меня изнутри.
        Не знаю, подействовал ли мои слова, но что-то в решимости Верта поменялось. Подскочив на ноги, он почему-то решил бежать. Дернул на себя ручку и выскочил в коридор.
        - Верт! - Я бросился за ним, а он потерялся в коридорах…
        Что? В смысле - потерялся? Да эти коридоры он знал лучше, чем свои пять пальцев.
        На лестнице раздался топот, секунда и перед Вертом появился Кави. Он услышал шум и естественно прибежал, однако ситуация была для него еще более загадочной, чем для меня.
        - Что происходит? - Спросил Кави.
        А Верт, то ли испугавшись, то ли просто растерявшись, вдруг резко бросился на Кави с ножом. Мой друг, конечно, тоже сильно удивился, ведь подобное не ожидаешь. Но Кави тоже был не промах, потому также, как и я раньше, оттолкнул Верта в сторону и тот упал на пол, не устояв на ногах.
        - Хозяин! Все в порядке? - Выбежали и другие обитатели дома Кайтранов.
        Спрашивала Мойла. И точно так же, как и мы с Кави, все приходили в откровенное состояние шока. Никто не понимал, что происходит, почему это происходит и, главное - что будет дальше?
        - Хозяин! У Вас кровь!
        Мойла хотела было перебежать отделявшее нас расстояние, но старик Тогар, крепкий и здоровенный детина, удержал ее. И правильно сделал. Верт снова вскочил на ноги и принялся атаковать. Тогар едва успел оттащить Мойлу, Кави удалось снова оттолкнуть мальчишку. В этот раз я уже двинулся вперед, чтобы обезоружить Верта, но тут все завертелось слишком быстро.
        Кто-то закричал, вниз спустилась Валетта, и я как будто впервые ее увидел. Валетта…
        Считанные мгновения, Верт бросается на Кави, тот уходит в сторону и…
        - ВАЛЕТТА! - Ору я и рвусь вперед.
        Через пару мгновений Кави уже насел на Верта, блокируя все его движения, а я замер перед Валеттой, которая держалась за кинжал у себя в животе. Она даже не поняла, что произошло, просто хлопала глазами, а потом опустила взгляд…
        Кровь растекалась по ее светлому халату, ее повело, и она стала падать на пол. Вовремя рванувшись к ней, я подхватил ее.
        - Так, спокойно, - уверенно заговорил я.
        Вытащив кинжал, я встретился с ее взглядом и замер. Заклинание исцеления уже залечивало ее рану, но ее глаза… я видел в них мольбу. Доверие. Такое не подделать, ведь она понимает, что рана смертельна. Если бы не мои магические способности, она бы не спаслась.
        Она не может колдовать.
        За мгновение я вдруг почувствовал ее беспомощность. Как же она выживала все это время? Ответственностью пробило до кончиков волос. Она доверяла мне свою жизнь. И в этот самый миг я вдруг подумал, как глупо было считать ее убийцей. Странно, ведь именно она и могла бы быть идеальной убийцей…
        Но сейчас, лежа у меня на руках, доверяя мне так, как от нее я явно не ожидал, я был абсолютно уверен в ее невиновности.
        Это конечно не означало, что я начну доверять ей сам…
        Внимание привлек Кави. Я почувствовал опасность за долю секунды и уже кричал ему остановиться.
        - Что?.. - Кави несколько растерялся, удерживая кулак от фатального удара.
        - Не трогай его.
        - Но он пытался тебя убить! - Резонно заявил он.
        - Это не дает тебе право распоряжаться его жизнью.
        Кави замер в нерешительности, но так и не слез с Верта. Когда заклинание исцеления полностью залечило рану Валетты, я осторожно прислонил ее к стенке. Она ответила на мой не заданный вопрос: «Все в порядке?» коротким кивком головы, и вот я уже подхожу к Верту. Беру за руку, резким рывком поднимаю на ноги. Он вырывается, извивается, пытается сбежать. Но тут, в его единственном уцелевшем глазу я вдруг вижу…
        - Заклятие! - Выдыхаю и тут же обращаю действие.
        Зеленоватая дымка струится вокруг его головы, а затем исчезает.
        Верт замирает. Пару минут он просто стоит без каких-либо признаков разума. Все вокруг замерли в ожидании, каждый ждет очередного нападения. Но мальчишка наконец-то приходит в себя и моргает. Раз, другой, третий…
        - Хозяин? - Удивлен, но пока еще не до конца понимает. - Что случилось?
        Следующим беспощадным шагом становятся воспоминания. Они возвращаются к нему так, будто кто-то втыкает в него острый кинжал с каждой новой минутой, ответственность за которые он не несет.
        Ужас застывает на его лице, он наконец-то доходит до последнего события и задерживает дыхание. Это стало для него разрушением, чем-то вроде падения со скалы и разбивания об острые камни. Я видел, как это уничтожало его, как он на глазах терял всякую надежду на хоть какое-то спасение.
        Обессилив, он падает на колени и кланяется мне в ноги. Кави успел среагировать и на всякий случай рванулся к нам, но понял, что в этот раз его помощь уже не требуется. Все молчали, ждали каких-то указаний или действий. Я должен был успокоить свою семью.
        - Случилось недоразумение, - первым делом окинул я решительным взглядом Мойлу, Тогара и всех тех, кто выглядывал из-за их спин. - Теперь все в порядке. Ложитесь спать.
        Мои слова были четкими и указательными, поэтому никто не возражал. Молча поклонившись, толпа разошлась по своим комнатам. Остались только мы вчетвером: я, Кави, Грум, протиснувшийся сквозь толпу, и Валетта.
        Девушка внезапно приблизилась ко мне, и я почувствовал, что она ищет во мне защиту. Я не мог ей полностью доверять, но сейчас, вспомнив, как распознал в ночном госте именно ее, мне стало стыдно. Зря я так с ней.
        Когда в доме все стихло, остался только Верт, кто издавал хоть какие-то вздохи. Тихо всхлипывая, он неустанно просил прощения за свой поступок. Я попытался поднять его на ноги, но он только сопротивлялся и все кричал, что не достоин стоять рядом со мной наравне.
        Общими усилиями он оказался на своих двоих, под обе руки его поддерживали Грум и Кави.
        - Госпожа, - взмолился Верт, обращаясь к Валетте, - простите меня, пожалуйста. Простите.
        Валетта еще ближе придвинулась ко мне, почти спрятавшись за моим плечом. Каждое новое сокращенное расстояние было для меня неожиданным сближением, которого я не мог объяснить. Просто это было важно, что она мне доверяет.
        - Верт, - обратился я, и мальчишка замер так, будто я собирался выносить смертельный приговор. - Что случилось?
        Весь задрожав, Верт с трудом сглотнул, а затем принялся вспоминать.
        - Все было как обычно, Господин, - рассказывал он, - я бегал по поручениям из конюшни и из кузнецы, выполнял свои привычные дела. Ничего необычного.
        - Но оно должно быть, - настаивал я, заполоняя страхом бедного мальчишку звуком своего голоса. - Думай, Верт, это сейчас очень важно.
        И мальчик начал думать. Он действительно очень старался, по нему было видно, что он ушел в свои мысли очень глубоко. Но ни к какому умозаключению он так и не пришел. Извинениями он сыпал, словно ливень.
        - Ран, - позвал Кави, - я им займусь.
        Несмотря на то, что я бы мог сам устроить допрос, все же я был благодарен другу, что он берет это на себя. Предательство от Верта ударило сильнее, чем я ожидал. Более того - осознание того, что некто проник в его сознание и наложил заклятие, сеяло сомнения в отношении всех обитателей моего дома.
        Это был очень грамотный ход, и, к сожалению, очень действенный, если недоброжелатель хотел посеять смуту в моей голове.
        Кави увел за собой Верта, Грум кивнул мне, намекая, что лучше уж присмотрит за тем, как Кави будет устраивать допрос. Да, это определенно требовалось.
        - Вэйран, - позвала Валетта, и я только сейчас вспомнил о ней. Заглянул в ее глаза. Странно, что они дарили мне умиротворение. Связано ли это с ее доверием? - Ты должен подумать и вспомнить всех своих недоброжелателей. Кто мог так явно желать тебе смерти?
        На какое-то мгновение в голове еще мелькнула мысль: «Ты», но я отложил ее до лучших времен. Доверять кому-то окончательно нельзя, Кави прав, все может развернуться в мгновение ока.
        Но то лишь мои мысли.
        - У меня много врагов в Столице, - расплывчато ответил на ее вопрос.
        - Их нужно всех как следует изучить. Что мы уже знаем о нем? Он - маг. Причем хороший менталист, раз сумел наложить столь сложное заклятие на Верта. Если мальчик ничего не вспомнит, то это дает врагу еще одну ступень в магии. А это определенно сокращает список подозреваемых.
        Мне нравилось, когда Валетта начинала свои разгромно-торжественные речи, как я привык их воспринимать. Было ли то предъявление бесконечных обвинений и зачитывание законов, или же ее помощь в расследовании покушения на убийства.
        С одной стороны, девушка казалась мне такой невинной и беззащитной, но с другой - умной и сообразительной. Кави был прав, она умела выживать. А оттого она могла быть еще опаснее.
        Но какие бы цели она не преследовала, с уверенностью я мог сказать одно: из всех кандидатов она единственная, кто не мог наложить заклятие на Верта. Опять же это было связано с ее неспособностью к магии.
        - Составь список всех, кого ты знаешь, кого подозреваешь, кто может быть потенциальной угрозой, - продолжала она. - Он будет небольшим, но зато у нас появятся зацепки.
        «У нас». Это прозвучало из ее уст так забавно.
        - Почему ты помогаешь мне, Валетта? - Решил спросить напрямую я.
        Девушка замерла и даже несколько удивилась.
        - А почему не должна? - Совершенно искренне переспросила она. - Я же твой юрисконсульт. - Это прозвучало неубедительно даже для нее. Проанализировав собственные слова, она смягчилась и теперь стала походить на тот образ беззащитной Валетты, которую мне почему-то хотелось защищать. - Ты спас мне жизнь, Вэйран. Спасибо. И несмотря на то, что выйти в открытый магический бой с твоим врагом я не смогу, мне бы хотелось тебе помочь.
        Была ли она искренна в своих словах? Сложно сказать. Но ее решимость казалась мне абсолютной. Станет ли она когда-нибудь тем самым предателем, что воткнет мне нож в спину? Может быть. Но до тех пор пусть лучше считает, что к ней никаких подозрений нет.
        - Запомни, Валетта: - я чуть осмелел и положил ладонь ей на плечо. Девушка замерла и попала словно в ловушку моего уверенного взгляда. - В моем доме ты под защитой. Мне жаль, что подобное произошло. Но я обещаю тебе: больше такого не повторится.
        Растерявшись, Валетта пару секунд находила нужные слова. Затем улыбнулась.
        - В тебе я теперь не сомневаюсь.
        Может быть я полный дурак (Кави наверняка мне так скажет), но что-то было в ее словах, ее глазах, такого, что я ей поверил. Такое нельзя было подделать, душа подсказывала, что произошедшее все же изменило ее взгляды.
        Что же - пусть все идет своим чередом.
        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
        ВАЛЕТТА
        Случившееся, конечно же, меня поразило. Поскольку Кави начал пристально за мной наблюдать, я пока сократила свои ночные вылазки и старалась просто успокоить подозрения в сердцах обитателей дома на свой счет. Вэйран не проявлял недоверия, но мне всегда казалось, что он что-то утаивает от меня. Например, собственную неприязнь ко мне.
        Но после того как случилось покушение…
        В тот момент, когда Верт атаковал меня, я даже не совсем поняла, что происходит. Но когда мое тело стало умирать, это я уже совершенно четко осознала. В тот момент я испытала такое острое одиночество, какого не было никогда. Я была совершенно одна, и никто не мог меня спасти.
        А потом появился Вэйран и…
        Глупо было доверять ему, но я не могла не проникнуться к нему благодарностью. Он мог бы ничего не сделать, я умирала стремительно, даже закон бы его оправдал. Случайное нападение, случайная жертва…
        Но он бросился спасать мне жизнь. Без размышлений и каких бы то ни было сомнений. Он просто сделал это, и… с тех пор я прониклась к нему. Знаю-знаю, это не профессионально, у меня вообще-то тут задание о его разоблачении.
        Но одно дело его сила и то, каким образом он ее получил, а совсем другое это он сам. Да, пожалуй, это разные вещи. Все-таки как человек он мне все больше и больше начинал нравиться. В какие-то моменты я задавалась вопросом: «Почему все здесь живущие кажутся такими счастливыми?». Но, пожив в доме Кайтранов пару месяцев, я тоже начала поддаваться некоему прекрасному очарованию, в которое попадаешь, когда Вэйран проявляет свое радушие и гостеприимство.
        Допрос Верта ничего не дал, он не помнил, что могло послужить причиной наложения заклятия. Кави не сдался (естественно) и принялся рыть глубинные ямы в сторону уже более далекого прошлого мальчишки. Грум на всякий случай присматривал за этим сумасшедшим (я о Кави, конечно же), а Вэйран по моему наставлению составлял список подозреваемых.
        - Это все? - Увидев всего лишь четыре имени, вскинула брови я.
        Вэйран, привычно сидя за своим столом в кабинете, лишь пожал плечами. Даже он ежился от холода, ведь за последний месяц осень завладела погодой вполне полноправно. Деревья окрасились в желтые и красные, от закатов и рассветов начинало веять зимой. И все равно Вэйран не закрывал выходящую на внутренний двор дверь. Не знаю, почему это было чем-то обязательным, но, даже страшно замерзая до посинения, эту дверь никто не закрывал.
        Наверное, это все же из-за вида. Бросишь взгляд и замираешь, уносишься в какие-то иные вселенные. Ухоженный осенний сад, а за ним - целый мир. Равнина и величественная гора. Что-то наполняло душу каждый раз, когда вглядываешься в эту живописную даль.
        - Я не очень-то разбираюсь в своих врагах, - с ухмылкой заметил Вэйран.
        Что я могла сказать? Многое. Но я выбрала вполне конкретное.
        - Что ты можешь сказать о каждом?
        - Первый - Агаван ир Бэйкат, гордый отец прекрасной Личары ри Бэйкат, наведывался как-то ко мне, пытаясь сосватать свою прекрасную дочь. Но не срослось.
        - Почему?
        - Потому что за время своего визита прекрасная Личара, не успев прибыть вовремя и быть официально представленной, перефлиртовала почти с каждым, кто был одет, как высокородный.
        - И в чем его мотив?
        - Ир Бэйкат очень обиделся, когда я отказал ему в браке с его дочерью.
        - А ты планировал?
        Ухмылка и его глаза вспыхнули озорными искрами.
        - Тебе это так интересно?
        - Конечно, интересно, - совершенно серьезно заявила я. - Если это была твоя инициатива, то ты выдернул целую семью, притащил их к себе, а потом послал на все четыре стороны. Тогда у ир Бэйката гораздо больше причин тебя ненавидеть. Если же это их инициатива - то шанс, что это все-таки он, меньше. Ибо он скорее бы пытался подсунуть тебе свою дочку, нежели убить.
        Вэйран понял весь мой серьезный настрой и мягко улыбнулся.
        - Второй вариант.
        - Ясно, - вернулась к списку. - Что до Лассэна ир Нацэтти?
        - Нечистый на руку торговец. Проще говоря - вор. Приехал в наши края, принялся распродавать товар. Позднее оказалось, что это все дешевки и полный хлам. Но когда люди попытались вернуть деньги, он принялся им угрожать. Тогда деревенские пошли ко мне за помощью. Я нашел его, заставил вернуть все деньги и выгнал из города. Перед отъездом он пообещал, что отомстит мне.
        - Ладно, - кивнула, - Хитаи ри Йентар.
        Подняла глаза на Вэйрана.
        - Моя невеста.
        - Еще одна? - Моя левая бровь осуждено взлетела вверх.
        - А что? - Вэйран улыбнулся. - Я завидный жених.
        - Не сомневаюсь, - скорее в знак поддержки, чем действительно задумываясь, согласилась я. - Так что с ней?
        - Мы были обручены несколько лет назад, но когда подошло время свадьбы… скажем так: я поступил не очень хорошо.
        - Что ты сделал?
        - В день венчания возникло одно неотложное дело, и я умчался его решать. Думал, что успею. Но все было сложнее, чем я предполагал. Нашел целый рассадник духов и разбирался с ними целые сутки. Потом уснул на месте от истощения и проспал еще какое-то время. Когда через неделю я вернулся, моя невеста превратилась в страшное разъяренное чудовище.
        - Можешь ее осуждать, но любая бы на ее месте стала такой, - заметила я.
        - О, значит, в твоих тихих омутах тоже обитают чудовища? - Поддел он.
        - Поверь мне: мои чудовища это далеко не самое страшное.
        - А что может быть страшнее?
        - А я думала, ты уже понял.
        - Твое владение законами, - понимающе закивал Вэйран и широко улыбнулся. - Верно, это куда опаснее неконтролируемого чудища. Ведь даже ему ты найдешь парочку статей.
        Невольно ухмыльнувшись, я вдруг подумала о том, что Вэйран удивительно проницательно дошел до самой сути за считанные мгновения. Нравилось ли мне это? Что он так спокойно пробирается за мои оборонительные сооружения? Это спорный вопрос, на который я не готова дать сиюминутный ответ.
        - Вернемся к твоей чудовищной невесте: что было дальше? Она отменила свадьбу?
        - Нет. Она хотела за меня замуж. Но я ей отказал. Все-таки она показала мне свою не самую приятную сторону, я бы не хотел узнать ее поближе и провести с такой прекрасной принцессой всю свою жизнь.
        - Странное у тебя понимание о женщинах, - хмыкнула я, - да и вообще о людях. Получается, если кто-то показывает свою не очень приятную сторону, то с ним нужно поспешно расставаться?
        Вэйран снисходительно улыбнулся.
        - Мы о делах или о моей личной жизни? - Осадил меня он.
        Предупреждение в его голосе мне не понравилось, но он был прав, я переходила на личности.
        - Почему ты считаешь ее способной на покушение?
        - Она хорошо владеет магией и могла наложить на Верта заклятие.
        - Но она хотела замуж. То есть твой титул и власть.
        - Власти у меня почти нет, но вот титул и дом - да, здесь сложно спорить.
        За этой простой фразой я вдруг уловила нотки сожаления. Не знаю, что меня подтолкнуло, но мне почему-то захотелось это сказать:
        - Не расстраивайся, Вэйран, не все девушки такие меркантильные. Когда-нибудь ты найдешь ту, которая полюбит тебя за то, какой ты есть. Исходя из того, что я о тебе узнала, ты очень хороший человек.
        Улыбка на его лице была из серии «Да ладно, это не так», но все же по выражению лица было видно, что эта похвала пришлась ему по душе. Я не лукавила, я все еще испытывала к нему уважение и благодарность. Он спас мне жизнь, как я могла отплатить ему теперь за это?
        - Последний кандидат Тахири ир Надхан. Это разве не житель соседнего Королевства Виландри? - Нахмурилась я.
        - Именно, - подтвердил Вэйран, внимательно наблюдая за моим мыслительным процессом.
        - Чем ты ему насолил?
        - Я кое-что у него похитил.
        - Резонная причина. Могу я узнать, что именно?
        - Фамильный изумруд.
        - Зачем?
        - Это обязательно?
        - Ну, конечно! Мы же ищем мотив!
        - В камне заключалась сила. Его он хотел передать своему Королю. Если бы это произошло, то на Империю Виландри пошли войной. Когда имперские шпионы об этом узнали, они доложили Императору. И мне пришел приказ доставить этот изумруд в Империю. Что я и сделал.
        Внимательно выслушав его, я несколько удивилась.
        - Значит, дела Империи, - подытожила я. - Да, это определенно мотив. Пока он лидирующий. Но даже если так, этот список слишком мал. Вэйран. Ты должен подумать, кто еще мог желать тебе зла.
        - Если такие и есть, то их имен я не знаю, - беззаботно улыбался он, - или просто не подозреваю.
        В последней фразе я углядела скрытый смысл, который мне не понравился. Может быть, мне показалось, но ощущение, будто это был намек в мою сторону. Неужели он мне не доверяет? Нет-нет, я вовсе не наивная и не думала, что он уже готов поделиться со мной всеми своими секретами. Однако вопрос возникал вполне конкретный: в чем именно он подозревает меня?
        Поскольку больше разговаривать было не о чем, я сообщила Вэйрану, что хочу съездить в Департамент и изучить дела всех подозреваемых поближе, дабы владеть наиболее полной информацией. Вэйран естественно не возражал, я не пленница в его доме, и мне удалось отлучиться из дома Кайтранов.
        Только когда мой экипаж отъехал от дома, я наконец-то смогла позволить себе свои тревожные мысли. Конечно же, я подозревала в случившемся ир Зарцэна, а как иначе? Вот он поручает мне задание, а потом случается нападение.
        Но естественно без доказательств и мало-мальски нормальных улик я выдвигать обвинения не стану. Прежде, чем вообще на что-то идти, мне нужно изучить этот вопрос. Поэтому в неведении от Вэйрана я включила в его список и моего предположительного будущего работодателя.
        Вернуться в Столицу за столь долгое время отсутствия было непривычно. Слишком долго я прожила в доме Кайтранов, успела адаптироваться и как-то свыкнуться с мыслью о том, что это пока мой дом. Теперь Столица показалась мне слишком большой и шумной, а Департамент - холодным и отчужденным. Хотя таким он казался мне почти всегда.
        В архивах я провела почти весь день, внимательно изучая все возможные бумаги, связанные с подозреваемыми Вэйрана. Но начала я с ир Зарцэна. К счастью, или, к сожалению, выяснила про него я немного.
        Во-первых, он не обладал столь высоким магическим уровнем, чтобы накладывать заклятие самостоятельно. Во-вторых, он был связан контрактом и сам бы ни за что не выехал из Столицы без надобности. Но проверив его плотный график, я выяснила, что он не покидал Столицу последние несколько лет. Служба в Департаменте обязывала.
        Однако подозрений это с него не снимало, ведь он мог поручить это дело своему доверенному лицу. Правда, о них данных не было, и тогда я решила действовать по ситуации.
        Проверив остальных из списка, я выяснила много новых обстоятельств. По магическим способностям до нужного уровня дотягивали только двое, причем обе девушки и обе невесты Вэйрана. С чем это было связано, я не знаю, но к ним стоило быть более внимательными.
        О Тахири ир Надхане информации почти не было, сказано было, что он крупный торговец в Виландри и что он пользуется множественными привилегиями, предоставленными ему Королевской семьей. Поэтому он и собирался передать изумруд Королю Виландри.
        Как и полагается при тайных шпионских операциях, ни слова не было сказано о том самом изумруде и уж тем более о его похищении. Но я и не рассчитывала обнаружить эти данные. Информации было пока более или менее достаточно, нужно все уложить в голове.
        - Вам назначено? - Уточнила помощница ир Зарцэна, когда я попыталась попасть к нему на прием.
        Девушка была молоденькой и очень сильно выслуживалась, потому я понимала, что она будет стараться изо всех сил следовать указаниям своего работодателя.
        - Нет, я обращаюсь в частном порядке по делу, которое ир Зарцэн мне поручил, - объяснила.
        Девушка быстро заглянула в свой лист-подсказку, а затем спросила мое имя. После того, как я его озвучила, она мне мило улыбнулась и доложила о моем прибытии. Через несколько минут я уже оказалась в кабинете ир Зарцэна.
        - Ри Крос’ери, я очень рад Вашему визиту, - пригласил меня присаживаться он. - Какие новости? Есть ли успехи?
        - Пока нет, ир Зарцэн, - призналась я. - Все в доме Кайтранов выглядит совершенно нормальным и законным. Практически не к чему придраться. Я пыталась изучать документы и дела, но в них нет ничего подозрительного.
        Пока я рассказывала, ир Зарцэн лишь кивал, принимая информацию со всей серьезностью.
        - Ри Крос’ери, - он подался вперед, - у меня есть информация, что в доме Кайтранов есть некая потайная комната, где хранятся все секреты. Ее точное местоположение мне неизвестно, но Вы приближены к месту и сможете провести расследование.
        - Вы знали об этом комнате раньше? - Поинтересовалась я.
        - Да, - признался ир Зарцэн. - Но надеялся, что не придется ее разыскивать и Вам удастся найти что-нибудь самостоятельно.
        Итак, теория о втором подосланном шпионе медленно оттаивает. Но не развеивается совсем. Все-таки ир Зарцэн мог солгать.
        - Хорошо, я поняла, - кивнула. - Ир Зарцэн, у меня будет к Вам небольшая просьба. - Мило и смущенно улыбнувшись, я смяла подол своего платья. - Вы знаете, как бы мне хотелось здесь работать. Если Вас не затруднит, не могли бы Вы провести мне экскурсию?
        Ир Зарцэн сначала выглядел чуть напряженным, но услышав о моей просьбе, несколько расслабился и взялся меня сопровождать. Что я хотела от этого получить? Информацию. Если я проведу достаточно времени с ним, то смогу разузнать некоторые подробности его жизни. Мне это сейчас необходимо.
        Как бы я не хотела изучить его помощников или каких-то доверенных лиц, таковые нам на всем протяжении пути не встретились. Я старалась не задавать ир Зарцэну провокационных вопросов, чтобы он не заподозрил меня в измене, все-таки при самом удачном раскладе я все еще планировала работать в Департаменте когда-нибудь. Но все же иногда косила под дурочку и притворялась, будто просто шучу.
        Впрочем, мой собеседник никак себя не выдал и под конец экскурсии был просто рад нашей прогулке.
        Однако совсем уж без информации я не осталась.
        - Что же, ри Крос’ери, я желаю Вам удачи в Вашем деле и жду от Вас любые сведения, - тихо проговорил он.
        И тут выяснилось кое-что немаловажное. Оказалось, та милая помощница, что встретила меня, была лишь второй помощницей, зато первой оказалась моя старая знакомая.
        - Карима, наконец-то! - Обрадовался ир Зарцэн. - Я тебя искал, где ты была?
        Карима задержала на мне удивленный взгляд.
        - В суде, - не глядя, ответила она. - Валетта, добрый вечер.
        - Здравствуй, Карима, - также вежливо улыбнулась и я.
        Значит, она теперь работает на ир Зарцэна. Что же - не сказать, что эта информация полезна, просто интересно было узнать, куда устроились мои одногруппники. Особо поболтать нам не удалось, да мы и в Академии не очень-то ладили, на том мы и распрощались.
        Данных было мало, но с чего-то же надо было начинать. Посмотрим, куда приведут меня ниточки, которые я нащупала.
        ***
        На следующее утро дождь лил как из ведра. Когда я проснулась, мне даже показалось, что я каким-то волшебным образом попала под водопад, настолько сильно разгулялась стихия.
        Как не странно, дом уже не спал, хотя проснулась я рано. Вэйран находился в кабинете, когда я вышла его искать. Он стоял у распахнутой двери и смотрел во двор. За непроницаемой стеной дождя были видны только ближайшие деревья, дальше - сплошной серый мрак.
        Несмотря на то, что Вэйрана я знала не так уж и хорошо, его поза и выражение лица, когда я на него взглянула приблизившись, показались мне несколько удрученными. Решив, что он узнал какие-то не очень приятные вести, я задала ему несколько наводящих вопросов, но на все из них он просто качал головой, либо отмалчивался.
        Таким я его еще не знала.
        Несмотря на погоду дела делать все еще нужно, а посему мы отправились на улицу. Я прихватила с собой зонтик, но даже он не спас меня от ливня. Вэйран наоборот, даже не удосужился закрыться или съежиться, спокойно дошел до нашей кареты и сел внутрь, задумчиво уставившись в окно.
        Впервые мне хотелось с ним заговорить, расспросить, почему он такой хмурый. Я знала его не так долго, и он не казался слишком уж оптимистичным, как, например, тот же Верт. Однако именно сегодня я за него волновалась.
        Но традицию тишины в дороге я решила не нарушать, вернувшись к своим книжкам. Когда внезапно сквозь непрекращающийся на протяжении всего пути дождь я услышала его голос, я даже вздрогнула от неожиданности.
        Подняла глаза и посмотрела на Вэйрана.
        - Возьми, - он протягивал мне изящную булавку с бабочкой, выложенную драгоценными камнями. - Это не просто подарок, это оберег.
        Честно говоря, догадаться было не трудно, но все-таки я решила уточнить.
        - От чего он будет оберегать?
        - От вторжения в твой разум, - подтвердил мои догадки Вэйран, и как только я приняла булавку, он снова отвернулся к окну. - Такие обереги я раздал всем обитателям дома.
        Да, я обратила внимание, что вчера Вэйран бродил по дому и переговаривался почти со всеми. Не знаю, почему его угнетение так на меня действовало, но мне очень сильно хотелось, чтобы он снова стал несколько легкомысленным и отрешенным, иногда проявляющим доброжелательность и открытость.
        - Как там Верт? - Поинтересовалась я, нарушая правила тишины и со своей стороны.
        - Переживает, - не отрываясь от вида из окна, которого совершенно не было видно за дождем, ответил Вэйран. - Я много раз пытался объяснить ему, что он не виноват, но он корит себя за то, что позволил это допустить.
        Не зная, что еще сказать, я принялась вспоминать и анализировать то, что рассказал вчера Кави, вернувшись от мальчишки. Беседовали они долго и подробно во всех деталях разобрали последние события, вплоть до поздней весны. Подозрительного в этом было чуть, но Кави все равно не сдавался.
        Может быть, он меня и недолюбливает, однако к Вэйрану он всегда относился с особым почтением и даже трепетом. Это меня в нем восхищало.
        - Думаю, если так получилось, что никто изнутри или поблизости не мог сотворить нечто подобное, то уж совершенно точно заклятие на него могли наложить во время его вылазок в город.
        Вэйран грустно ухмыльнулся под внезапную вспышку молнии и раскат грома.
        - Если так, то мы тем более никогда не найдем концов, - заметил он.
        - Не факт. Ир Фиррат же сказал, что разузнает обо всех, с кем Верт контактировал в городе, а дальше проверит каждого. Это уже что-то.
        - Валетта… - Вэйран вдруг окинул меня каким-то странным взглядом, мне захотелось поежиться и отодвинуться, даже несмотря на то, что я сидела напротив, - мне нравилось, когда ты молчала.
        Да, я знаю, я хоть и действовала так же, как и он, с его попущения нарушая нашу тишину, все же перешла черту времени. Ничего больше не сказав, я вернулась к чтению и с головой ушла в перипетии стародавних процессов и разных дел.
        Я чувствовала его взгляд на себе, пыталась выглядеть беспристрастной, однако мне все же было немного неприятно, что он столь грубо прервал мои попытки его успокоить. Может быть, он и не расценивал их как попытки к успокоению, или попросту не хотел успокаиваться, но я хотя бы старалась.
        Может быть, ему нравилось его угнетение, и он просто хотел в него полностью погрузиться.
        Ехали мы достаточно долго. Я очень надеялась, что к концу поездки дождь прекратится. Но к моменту, когда экипаж остановился, казалось, буря разыгралась еще сильнее. Попыталась что-то разглядеть за пеленой дождя в окне, но ничего не получилось. Не было ощущения, что мы в каком-нибудь городе. Тогда - где же мы?
        Вэйран решительно вышел из кареты и подал мне руку, чтобы я не свалилась. Он как знал! Поскользнулась на ступеньке и уткнулась лбом ему в плечо. Он даже ахнул от удивления.
        - Прости! - Пытаясь накрыть и его своим зонтом, извинилась я.
        - Похоже, ты находишь нечто прекрасное в том, как пинаешь меня каждый раз, - едва подал признаки улыбки Вэйран.
        Это так обрадовало меня, что я улыбнулась в ответ и не удержалась.
        - Девушка же должна хоть как-то развлекаться.
        Его мрачно-синие глаза потеплели лишь на мгновение, но это было так важно почему-то, ведь эту победу заработала именно я. Ни кто-нибудь другой. Почему? Что изменилось за считанные дни? Была ли это благодарность за спасение? Или же я просто чувствовала, как он меняется? Почему? Глупости, какие глупости…
        - Где мы? - Поинтересовалась я, извлекая волшебное перо, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь.
        Вэйран вышел из-под моего зонтика и громко крикнул:
        - На болотах!
        Громко, потому что дождь продолжал лить. Сухой оставалась только моя макушка, во всем остальном я промокла до нитки. Робко двинувшись за Вэйраном, я пыталась понять, какого проклятого духа мы забыли на болотах в такую погоду?
        - Ты не мог выбрать погоду получше?! - Крикнула ему в спину я.
        Вэйран обернулся, и я заметила его довольную улыбку. Ладно, болота, так болота, только пусть улыбается, хорошо? Его угнетение терзало мне душу.
        Еще одна вспышка молнии, грохот грома - как я не люблю громкие звуки. Мы отошли всего на пару шагов, но нашего экипажа уже не было видно. Как мы вернемся обратно? Может быть, таким угнетенным Вэйран был потому, что возвращаться не собирался?
        Может, он хочет меня убить и утопить в болоте? Это бы имело смысл. Слишком уж мрачным он был сегодня. И походил на палача, который ведет свою жертву на виселицу.
        Или в болота.
        Сейчас, шагая следом за Вэйраном, глядя на его широкую спину, я разглядела в нем угрозу. Что я могу против мага высшей степени? Сыпать каким-то законами? Ах да, точно, это я могу. К тому же перо парит рядышком и если что, запротоколирует мою смерть. Благо, если юрисконсульт умирает, перо автоматически переносится в Департамент. Хотя бы докажут вину ир Кайтрана!
        Вот ведь погода! До каких темных мыслей она меня только довела!
        Внезапно Вэйран остановился и я, ахнув, уткнулась ему в спину. От него веяло теплом, а я замерзла, просто ужас как, потому я позволила себе слабость погреться возле него. Вэйран подождал, пока я отойду, но, не дождавшись, медленно обернулся. Я виновато улыбнулась не желающими слушаться губами, постукивая от холода зубами.
        - Ты замерзла, - заметил Вэйран и заволновался.
        Он незамедлительно снял с себя свой мокрый камзол и попытался меня им обернуть. Не скажу, что я была не рада его заботе, но будем честны: я и так мокрая насквозь, чем мне поможет его еще более мокрый камзол?
        Но, так или иначе, Вэйран снова действовал по своему излюбленному сценарию «Молчи и не рыпайся», потому возражать ему я просто не посмела. Так и стояла, ждала, когда он укутает меня в мокрый… стоп, нет! Он не мокрый.
        Вэйран что-то сколдовал и мои вещи, и его камзол внезапно высохли, а последний еще и сохранил его тепло. Через пару мгновений мне уже даже стало жарко.
        - Спасибо, - уютно закуталась в одежды я.
        Вэйран коротко кивнул, а потом зачем-то взглянул на небо. Был ли в этом какой-то скрытый смысл? Я не знаю, но почему-то это сработало так удивительно четко, что мне сделалось немножко не по себе. Гром и молния стихли, а стена из дождя превратилась в слабо моросящий дождик.
        Вэйран еще немножко постоял на месте, а затем развернулся и отправился дальше по своему собственному ему одному известному направлению. Мне, конечно, было невдомек, что происходит, но я хотя бы смогла разглядеть окрестности. По-прежнему было темно и мрачно, серые тучи нависали над нами, грозясь обрушиться новым ливнем, но как бы странно это не было, мы действительно оказались на болотах.
        Топь.
        Вэйран шел по мокрой земле, выбирая особые островки и тропинки, петляя между непосредственно самими болотами. Это было опасно, даже глядя себе под ноги, отказываюсь понимать, как Вэйран не утонул, когда дождь лил стеной.
        Мне не везло, я постоянно поскальзывалась и теряла равновесие, отставала от Вэйрана и очень боялась завалиться в одно из болот. Но мой проводник, казалось, шел по совершенно другой земле, ступая уверенно и решительно, совсем не беспокоясь об окружении.
        Наконец дождь совсем стих и Вэйран остановился. Что он собирается здесь искать? Лягушек? Комаров? Не знаю, спрашивать не хотелось, потому что когда дождь прекратился, стало так тихо, будто мы попали на кладбище.
        - Дальше не ходи, - предостерег меня Вэйран.
        Спасибо! Разве что не крикнула ему. Выбрала себе небольшой островок, на котором если что, точно уцелею при самом неудачном раскладе и стала стоять. Камзол согревал, не то слово, было уютно и тепло. Спасибо его магии.
        Тем временем сам Вэйран углубился в топи. Петляя по безопасным тропкам, он все дальше удалялся от меня, исчезая теперь уже за пеленой неизбежного тумана. Было очень мрачно, и когда фигура Вэйрана оказалась вдалеке, стало еще и страшновато. Свернув зонтик, я стала с опасением оглядываться по сторонам. С травинок стекали капли дождя, что-то булькало, где-то квакали первые проснувшиеся лягушки. В общем - жутковато.
        Я стояла и думала, что будет в данном случае лучше вернуться к экипажу и посидеть внутри, Вэйран все равно ушел. Да и зачем здесь мое присутствие? Как он сможет навредить болотам, что им потребуется материальная компенсация?
        Приняв решение, я развернулась и решительно двинулась вперед. В следующую секунду я тут же замерла, резко уткнувшись в кого-то. В ужасе отпрянула, но поскользнулась, а этот кто-то прижал к себе и придержал, чтобы я не свалилась на мокрую землю.
        Слишком близко. Его льдистые светло-голубые глаза слишком близко. Тонкие губы изогнулись в улыбке. Слишком светлые волосы зачесаны назад. Высокий лоб, острые скулы. Он был очень привлекательным. Но я настолько привыкла к смуглости Вэйрана, что этот тип сейчас казался мне невыносимо бледным.
        - На мой взгляд, не самое лучшее место для прогулок, - заговорил он со мной бархатистым баритоном.
        От него пахло мятой и шоколадом. Он меня пугал.
        Более или менее найдя равновесие, я дала ему понять, что уже можно отпустить, а затем отступила на довольно широкий и решительный шаг. Осмотрела незнакомца с ног до головы. Он был стройным и высоким, его бледно-голубой камзол под цвет его глаз сидел на нем великолепно. Явно из представителей высших слоев населения.
        - Может быть, - отвечала я с предосторожностью, - но то же самое могу сказать о Вас.
        Улыбнулся хитростью, лукаво, опасно. Либо слишком умный, либо беспощадный убийца. Не знаю, откуда эти сравнения, но разница его позиций казалась мне чем-то вроде дня и ночи.
        - Каюсь, - как будто прочитал он мои чувства, вскинув руки вверх, - но я здесь по делу.
        - Почему Вы решили, что я - нет? - Как назло голос подвел и дрогнул.
        Незнакомец расценил это как проявление страха и слабости. Сбавил напор еще немножко, а затем и вовсе примирительно заглянул мне в глаза.
        - Вы не маг высшей степени, и здесь явно не потому, что собираетесь ловить духа, - заметил мужчина.
        Ага, что я выяснила? Судя по всему, передо мной как раз маг высшей степени. Не хорошо. Если он не действует по закону. Так, какие к нему сейчас статьи применимы? Штук семь найду.
        - Позвольте мне представится для начала, - предложил он и уже набрал в грудь воздуха, но тут над болотами разнесся громкий оклик.
        - Кирай! - Воскликнул Вэйран, решительным шагом приближаясь к нам.
        Я успела только обернуться, а Вэйран уже обошел меня и направился к незнакомцу.
        - О, Вэйран! Не ожидал тебя здесь увидеть!..
        Больше этот Кирай ничего сказать не успел, потому что Вэйран замахнулся и попал бы ему в челюсть, если бы Кирай не отклонился. Началась схватка. Должна сказать - Кирай был ничуть не хуже подготовлен к бою, чем Вэйран. Они пытались друг до друга достать, перепрыгивали болота, уклонялись, отскакивали, всеми силами стараясь получить хоть какое-то преимущество. Но это было сложно сделать.
        В какой-то момент Кирай отскочил чуть дальше, Вэйран чуть не упал в болота и пару секунд находил равновесие. Кирай ухмыльнулся и выбрал другую стратегию:
        - Итак, смотрю, ходишь на свидания, - поддел Кирай. - И ведь так странно: чего это все женщины от тебя убегают? Милое же местечко!
        Вэйран снова бросился на противника, пару раз оба получили кулаком по челюсти, потом Кираю прилетело по колену, он свалился, но энтузиазма не растерял.
        - Вот, значит, где тебя так долго носило, - продолжал ухмыляться Кирай, парируя удары. - Решил обзавестись новым домом, как раз вблизи от своих родственников? Жаб?
        Сам же рассмеявшись своей шутке, Кирай, однако не уступал и даже успел заехать Вэйрану под ребра. Пока мой работодатель корчился от боли, Кирай спокойно обошел его и наклонился к его лицу.
        - Теряешь хватку, уголек, - насмешка.
        - Не будь так уверен, снежинка, - хмыкнул Вэйран и столь стремительно заехал кулаком в челюсть Кираю, что тот только и успел, что ахнуть и рухнуть на землю. - Ну и кто здесь теряет хватку?
        Подсечка - Вэйран увернулся, Кирай уже на ногах, они сходятся в очередном ударе и оба роняют друг друга в грязь. Вздохнула. Это надолго? Дождь-то кончился, можно было бы еще по заданиям поездить.
        Медленно поднимаются, обходят друг друга на расстоянии, не теряют из вида.
        - Что здесь забыл? - Требует ответа Вэйран.
        - Я? Ничего, - пожимает плечами Кирай. - Империя свободная, где хочу, там и гуляю.
        - Именно там, где духи.
        - Какие духи? - Снова хитрость во взгляде. - Здесь есть духи?! Ох, спасибо, что предупредил! Больше ни ногой сюда!
        Еще несколько минут оба стояли и переводили дух (устали, но признавать не станут даже под пытками), а потом Кирай медленно попятился, глянул на меня, улыбнулся и вежливо кивнул, словно прощаясь, а потом и вовсе ушел порталом, исчезнув, словно всполох тумана. Если такое вообще возможно.
        Вэйран сделал еще пару вздохов, а потом обернулся ко мне.
        - Все в порядке, я разобрался с духом, - сообщил он и кивнул в сторону экипажа.
        Я заторопилась к нему. Шли молча, не скажу, что Вэйран перестал хмуриться, возможно, просто устал, но что-то в нем все-таки поменялось.
        - Кто он? - Поинтересовалась все-таки, когда экипаж показался вдали.
        - Проходимец и прохиндей, - с ненавистью выплюнул Вэйран. - Худший человек и маг на свете.
        - Но все же высшей степени, - резонно заметила я.
        Вэйран сжал губы и несколько секунд боролся с ненавистью, это было по нему видно невооруженным взглядом. Потом - отпустило. А я вдруг подумала, что имя этого Кирая где-то уже то ли слышала, то ли видела. Знания всплыли из памяти, когда мы уже подходили к экипажу.
        - Постой, а это разве не тот Кирай, который тоже будет участвовать в турнире?
        - Да, тот! Что еще ты хочешь о нем знать?! - Наорал на меня Вэйран и даже сам удивился своей несдержанности. - Извини, - он отвернулся, - давай не будем о нем, ладно?
        Настаивать я не стала, но мне все же стало интересно, откуда такая неприязнь, и кто этот Кирай вообще такой? Главное, что с заданием разобрались и дождь наконец-то кончился. Камзол я так Вэйрану и не вернула до конца поездки, почему-то в нем было так уютно, что совсем не хотелось с ним расставаться.
        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
        ВЭЙРАН
        Прошлое вновь настигало меня. До октября оставались считанные дни, а я уже весь погрузился в мысли о предстоящем путешествии. Грум и Кави были единственными, кто знали о том, куда я направляюсь, да и зачем. Остальные обитатели моего дома вели себя как обычно.
        Но не Валетта.
        Не знаю, как, но она словно что-то подозревала. Я ей ничего не говорил, собирался поставить ее в известность перед самым отъездом. Но она вела себя совсем иначе. Учтива и мила, улыбчива и всегда открыта, она как будто чувствовала, что скоро я надолго уеду. Я только одного не понимал: почему ее это волновало?
        Да, отношение изменилось после того, как я спас ей жизнь. Но разве все только из-за этого?
        - Оставь эти мысли, Ран, - отметал любые сомнения Кави.
        Мы снова расположились в моем кабинете, я в который раз разглядывал статуэтки-тотемы и никак не мог решить, какие взять с собой. На улице было холодно, но дверь во двор я как обычно не закрывал. Привычка осталась с детства, но менять ее мне не хотелось.
        Дождь то накрапывал, то начинал заливать двор, просветов не наблюдалось. Осень будет либо вся такой, либо выльет все сейчас и успокоится.
        - Ты считаешь, это глупые предположения? - Ухмыльнувшись, глянул на друга я.
        Кави как обычно сидел в своем любимом кресле. Сегодня ему под руку подвернулся один из интересных артефактов, который я раздобыл когда-то давно в рассветных горах. На вид - обычный шар с рисунком из неизвестного металла. Но что внутри? Там явно пустота, но металл не плавился от огня. Вот я и оставил его в качестве трофея, на память о том путешествии.
        Но мой друг любит занимать себя разными загадками, вот и сегодня взялся попытаться разгадать и эту.
        - Ты слишком быстро доверяешь людям, Ран, в этом твой недостаток, - подметил Кави, не отрываясь от разглядывания рисунка на артефакте.
        - Может быть, - не стал спорить, вернувшись к статуэткам. Хоть какая-нибудь из них мне приглянется? Или я так и уеду без ничего? - Но во многом это качество дает свои преимущества.
        - Не в этом суровом мире, - парировал друг. - Не верь девчонке. Она предательница и обязательно подставит тебя при первом же удобном случае.
        - Она живет здесь уже два месяца, если бы затевала измену, давно бы уже проявила себя.
        - А как же ее блуждания по ночам?
        - Ну и что?
        - Ты ее оправдываешь?
        - Нет, но ее интерес вполне здоровый. Я бы тоже хотел знать побольше о том, с кем живу.
        - Ага! - Воскликнул Кави. - Ты определенно ее оправдываешь! Значит, ты уже ей поверил! Что дальше? Предложишь ей к тебе переехать насовсем?
        - Не смешно, - предостерег я взглядом.
        - И мне тоже! Говорю тебе! Дай ей повод, и она докажет, насколько лжива и обманчива!
        - Ты тоже не подарок, кстати.
        - Я как раз подарок! - Не согласился он. - Потому что умею открывать тебе вовремя глаза! Опомнись, Ран! Слишком много совпадений! Чересчур! Она появляется в твоем доме, потом неожиданно на тебя нападает Верт под заклятием…
        Я лишь закатил глаза и в который раз прервал друга.
        - Мы уже это обсуждали. У нее нет никаких магических способностей, я проверял. Что, думаешь, она меня и в этом пыталась обмануть?
        - Нет, конечно. В твоих способностях я естественно не сомневаюсь. Но ты должен видеть в ней врага.
        - Кави, - я устал от его бесконечных возражений, - она всего лишь девушка. Даже если она и замыслила что-то против меня, что она может?
        - А то ты не знаешь, что вытворила вторая жена моего отца, - едко заметил он.
        Да, тут спорить было сложно. Помню эту историю, которую Кави рассказывал мне пару месяцев назад. Цветочек, которых поискать. Милая, кроткая, любящая, чуткая, нежная. Чуть не убила первую жену, за то, что та - первая жена.
        Впрочем, развивать тему я не стал, этот разговор мне уже несколько поднадоел.
        Определившись с выбором, я остановился на нескольких тотемах и собрал их. В день отъезда дождь прекратился, но дули ветра и перегоняли облака по небу. Несколько неожиданностей случились из-за открытых окон, разбилось пара статуэток. Но Мойла, которая бегала и приводила все в порядок, пытаясь затворить все окна, заверила меня при встрече:
        - Когда я жила у своей тетушки, она всегда говорила, что это к счастью, - улыбнулась она и убежала проверять комнаты дальше.
        Я только и смотрел ей вслед, думая - как она вообще может помнить что-то хорошее о своей тетушке? Впрочем, не мне ее судить или подвергать сомнению ее действия. Мойла была особенной, она наполняла дом Кайтранов невинностью и добротой. Я рад, что оставляю все заботы на нее.
        Как обычно, Валетта пришла ко мне рано утром. Ветер вздымал в воздух все бумаги на столе, поэтому пришлось разложить их по ящикам и полкам.
        - Доброе утро, - поздоровалась она, пока я наблюдал за тем, как ветер беспощадно срывает уже и так почти слетевшую листву с деревьев в саду.
        - Здравствуй, Валетта, - я обернулся, - как тебе спалось?
        Подозрительность мелькнула в ее глазах, но она не стала спрашивать, решила плыть по течению. В последнее время со мной она так часто делает.
        - Прекрасно, спасибо, - поблагодарила она. - У нас сегодня задание?
        - Нет, - я покачал головой, подходя к главному. Она заметила мои вещи на стуле, метнула вопросительным взглядом в мою сторону и наконец-то подошла. - Мне придется уехать по важным делам. Они не касаются духов, поэтому ты мне не понадобишься.
        Вот он, момент, которого она боялась, но каким-то шестым чувством предчувствовала. Небрежностью я разбил ее на отчаяние.
        - Уехать? - Она выдохнула так, словно я бросаю ее навсегда. - Куда? Зачем?
        - Это важно для меня.
        - Тогда… давай я поеду с тобой. Вдруг тебе пригодится моя помощь?
        Я мягко улыбнулся ей и положил ладонь ей на плечо. Раньше эти жесты были осторожными, теперь стали привычными. Обязательными.
        - Нет, Валетта, это мое личное путешествие.
        - Ты едешь один? Даже без ир Фиррата?
        - Да, все верно, один.
        - Но… - к этому она была не готова, поэтому требовалось время, чтобы найти возможности, - а как же задания? Всё ведь будет задерживаться.
        - Я тоже буду скучать по тебе, Валетта, - не знаю даже, зачем сказал это.
        Она чуть порозовела и смущенно опустила взгляд, как будто собираясь возразить или опровергнуть это мое «тоже». Но в итоге она приняла решение не сопротивляться.
        - Значит, мне тебя не отговорить? - Еще одна бессмысленная попытка.
        - Я с тобой прощаюсь, - пояснил.
        Она вздохнула и в момент, когда я убирал руку, перехватила мою ладонь. Замер, словно за мгновение до чуда, а она заглянула мне в глаза… и сжала ладонь.
        - Это опасное путешествие? - Спросила она скорее от бессилия.
        - Ничего того, с чем я бы не справился, - очень сильно лгал сейчас ей я.
        Но она этого не знала, она мне верила.
        - Тогда будь осторожен. Я буду ждать твоего возвращения, - смирилась.
        Отпустила мою руку и это показалось мне… слишком рано. Но я не мог ничего сделать, потому что… не важно.
        - Дом остается на Мойле, по всем вопросам можешь обращаться к Кави.
        Внимательно наблюдая за ее реакцией, я не уловил ненависти или протеста. Валетта не была против моего друга, даже если и ощущала от него неприязнь по отношению к себе, не проявляла ее сама. Мне это понравилось.
        Забрав все заготовленные вещи, я улыбнулся Валетте напоследок и телепортировался. Ехать в Храм ветров смысла не было, он находился слишком далеко от любых цивилизаций, дорога туда заняла бы весь мой запланированный на путешествие октябрь. А у меня не было этого времени.
        Вокруг меня прочно поселилась тишина. Совсем иная, нежели у меня в доме. Мирная, глубокая, бесконечная. Ветренная.
        По привычке я оказался на дороге перед высокой красной аркой, ворота которой никогда и не существовали. Потому что тому, кто добрался так далеко, открытый путь служил наградой.
        Двинулся вперед, под ногами тихо хрустели галька и пыль. Крутой обрыв окаймлял дорогу до Храма. Земля находилась настолько далеко, что ее укрывали облака. Я шел вперед, слушая одинокую музыку ветра, далекие порывы, близкие вихри, холодные дуновения. Даже спустя столько лет я помнил каждый свой шаг.
        Отголосками абсолютной тишины до меня вдруг донесся собственный голос. Я остановился и обернулся, взглянув на арку. Воспоминания странная штука. Проживаешь тысячи жизней, но стоит вернуться туда, где давно не был, и ты покидаешь время.
        Я помню, я все очень хорошо помню. У арки мои родные оставили меня, у арки мы распрощались навсегда. У арки мама плакала и просила отца передумать, но все, кто приехал в тот день сюда, даже не пытались ее слушать.
        Решение было принято. Они ушли, оставив меня одного, когда мне было всего лишь шесть лет…
        Тяжело вздохнув, я снова вернулся к своему восхождению. Дорога вела наверх извилистым серпантином, добраться до Храма всегда было сложно, но сегодня, ровно двадцать пять лет спустя, в мой новый день рождения, мне не было трудно. Я возвращался сюда каждый год вот уже на протяжении десяти лет.
        Каждый октябрь.
        Сам Храм показался далеко не скоро, но предстал в своем величии. Расположившись на крутой отвесной скале, он представлял собой несколько сооружений, переплетенных между собой коридорами. Белые стены, желтые крыши. Все сильно выцвело, ведь в Храме больше никто не жил, однако это ничуть не умоляло его величия.
        Звуки детских шагов, хриплый и скрипучий голос моего Учителя внезапно добрался до меня воспоминанием. Все было почти реально, я как будто видел себя в возрасте десяти лет, как всегда безудержно бегущего вперед, потом возвращающегося к старому Учителю, пытаясь его поторопить.
        - Не спеши, Вэйран, - улыбался он морщинистым лицом. Его кожа была очень загорелой, но сильно обветренной из-за его частого пребывания на улице. Густые темные волосы никогда не трогала седина, даже несмотря на почтенный возраст. - Спешка - удел глупцов. Ты же не хочешь вдруг оказаться одним из них.
        И Учитель смеялся надо мной, ведь я воспринимал его слова столь буквально, что почти обижался. А он ведь учил меня так, как только мне было по силам усвоить все, что он в меня вкладывал.
        Храм был пуст, никого здесь не было уже многие годы, но я чувствовал себя так, будто вернулся домой. Все-таки я прожил здесь одиннадцать лет. Здесь прошло мое детство, мои тренировки, здесь я пережил свои лучшие взлеты и худшие падения.
        Здесь навсегда поселилась моя душа.
        Площадка перед Храмом почти разрушилась, но общий ансамбль из камней все еще вырисовывался. Большие валуны изображали статуи древних богов и древних демонов. Все существует в гармонии, там, где есть добро, будет и зло.
        Сквозь знакомую до боли арку, через которую я бегал по сто раз на дню в своем детстве, я проследовал в овальный зал. Как он назывался официально, я понятия не имею, но я называл вещи теми именами, которые мне нравились и запоминались.
        Рисунки на стенах давно выцвели, краска облупилась и осыпалась, но я все равно видел прекрасных зверей и птиц, рыб и животных. Это место было мне домом так долго, что иногда мне кажется, что я отсюда никогда не уходил.
        Но пришла пора для главного.
        Я улыбнулся и последовал по собственным стопам из воспоминаний, слыша, как мой Учитель продолжает наставлять меня.
        - Сегодня великий день, Вэйран, - говорил он, прогуливаясь за мной следом. - Сегодня твой день рождения.
        - Мой день рождения зимой! - Злился я тогда.
        - Твой день рождения в твоей семье - да, но здесь ты родился заново в тот день, когда достиг этого Храма. Это место стало для тебя убежищем, где ты столь многое постиг. Все, что ты теперь есть - причина, а не случайность. Поэтому мы будем праздновать.
        - Ну и ладно! Я все равно люблю праздники! - Радовался тогда я, еще не подозревая, что уготовил мне Учитель.
        А он лишь улыбался и посмеивался над моей доверчивостью и легкомысленностью. Это был первый раз, когда он решил посвятить меня в тайные знания. Те, что мне так и не удалось постичь.
        Пройдя несколько коридоров, насквозь пронизанными лучами солнца, я попал в центральную комнату, где обычно проходили все основные тренировки по управлению силой. Большой зал с деревянным полом, покрытый циновкой. Белые стены, украшенные несколькими гобеленами с абстрактными рисунками и множество различного оружия, начиная от обычных деревянных палок и заканчивая изогнутыми клинками виландрианцев.
        - Учитель! Когда начнется праздник?! - Радостно спрашивал я.
        А Учитель проходился к своей излюбленной табуретке, забирался на нее с ногами, усаживаясь поудобнее и скрещивая ноги, а потом расслаблялся так, будто это была самая мягкая перина в мире.
        - Торжество начнется, когда ты докажешь, что достоин, - сообщил мне он.
        - Достоин чего?
        - Называться моим учеником.
        И Учитель смеялся так громко и звонко, что эхо его голоса навсегда поселилось в стенах Храма ветров.
        Дойдя до закрытой двери в углу, я распахнул ее и с теплотой проследовал в небольшую комнатку с простой кроватью, на которой до сих пор лежали стертые матрасы. Место, где я спал все эти долгие одиннадцать лет.
        По привычке подошел ближе и разложил все свои вещи, что взял с собой. Охотничий лук, топор, клинки, веревки, ножи - в общем, все, что нужно для охоты. Не магической охоты.
        Но выдвигаться я не торопился, сначала нужно было сходить к источнику.
        Последний располагался за Храмом, сразу на спуске. Крутая лесенка вела вниз и если не знать, то может здорово закружиться голова, ведь обрыв сразу же за каждой ступенькой. Спустившись ниже, я попал в небольшую нишу. Понятия не имею, как сюда попадала вода, но, сколько я себя помнил, она всегда била ключом прямо из скал. Однажды Учитель сказал мне, что если присмотреться к стенам, то можно увидеть бабочку. К сожалению, несмотря на все свои способности, летать я так и не научился.
        Усевшись на каменный пол, я пару раз вздохнул, а затем достал тотем, что взял с собой. Несколько секунд разглядывал статуэтку веселого божества, надеясь на его благосклонность и радостный настрой, а затем поставил его на специальный выступ.
        Рядом с теми десятками статуэток, что уже стояли там. Каждая была разных цветов начиная от синего и заканчивая красным. Все они несли особый смысл.
        Как наставлял Учитель, прежде чем отправляться на серьезное дело, нужно попросить у богов милости, иначе дело спориться не будет.
        - Но как же они услышат меня? - Спрашивал я в прошлом, сидя ровно на том же месте, где нахожусь сейчас.
        Учитель располагался рядом со мной, но его место я никогда не занимал.
        - Ты приносишь им свой тотем, - объяснял тогда Учитель, ставя на постамент очередную статуэтку. - Многие считают это бесполезным, но здесь, Вэйран, мы выше всего к небу, а значит - ближе всего к богам. Демоны здесь нас совсем не слышат, а значит, не смогут помешать. Зато утомленные управлением мира Боги с радостью откликнутся и отзовутся на твой призыв.
        - Но будь очень внимателен, изготавливая тотемы. У тебя должны быть только чистые помыслы, иначе Боги накажут тебя за неуважение.
        - Как они узнают, о чем я думал?
        Учитель мягко улыбался мне в ответ.
        - Боги создали тебя, Вэйран, ты думаешь им не узнать, что таится в твоей голове?
        Это впечатлило меня тогда, я был поражен таким знанием. И с тех пор, каждый раз, когда я собственнолично изготавливал очередной тотем, что теперь стоят у меня в кабинете, я думал только о хорошем. Пусть бы это были лишь слова, но я верю в них до сих пор.
        Отдать дань тем, кто будет рядом, чтобы защитить меня и спасти в самый суровый час, требовало времени. Я просидел у источника целый день. Но зато мои тревоги ушли и мысли прояснились. Многое случилось за последние несколько месяцев, хорошая охота могла напомнить мне о том, как все же одни события бывают незначительны относительно других.
        Время пришло.
        ***
        Изумрудные леса, растущие на северо-востоке Империи, всегда считались третьим чудом света. Первым был Дворец Имперской Столицы, вторым - ушедший на глубину древний город Авидаль. Ну а Изумрудные леса включили в этот список, потому что когда-то именно маги Империи посадили здесь волшебные деревья, привезенные из далеких волшебных королевств.
        И так эти деревья хорошо прижились, что вскоре образовался огромный лес.
        Но никто не рассчитывал, что вместе с красотой изумрудных деревьев, по ночам светившихся, словно фонари на главной площади города, родится и магия.
        - Ариоры - опаснейшие создания, - рассказывал Учитель, когда мы впервые приближались к загадочным лесам. - Они - порождения магии и мрака, их нельзя схватить, нельзя убить. Но зато они могут нанести смертельные увечья своим жертвам.
        - Как же их нельзя убить? - Удивлялся я тогда. - Все в этом мире можно убить.
        - Верно, но они не из этого мира, - рассказывал Учитель. - Магия изумрудных лесов породила их, она питает их до сих пор. Поэтому, с тех пор как ариоры впервые объявились в этих лесах, жители Империи более не посещают эти места.
        - Почему они здесь появились? Что им нужно?
        Учитель улыбался мне на все мои вопросы, а потом всегда хвалил за любознательность.
        - В том-то и дело, Вэйран, никто этого не знает. - Он остановился перед самыми деревьями и внимательно посмотрел мне в глаза. - Вот твое испытание. Ты должен найти и победить ариора.
        Несмотря на то, что в первый раз, когда мы пришли в этот лес, мне было всего тринадцать лет, я уже тогда был полон надежд и загорелся уверенностью в своей победе. Естественно, настигнув ариоров, я только и успел, что сбежать, едва-едва уцелев.
        Весь израненный и едва держащийся на ногах, я с позором вернулся к Учителю. Он лишь покачал головой.
        - Каждый бой - это стратегия. Нельзя со всеми сражаться одним способом. Чтобы победить, ты должен найти слабое место своего врага и бить точечно. Только так можно выиграть бой.
        - Но они же… - лепетал я, - они же бестелесны…
        Помню, как упал тогда без чувств и еще долго приходил в себя, Учитель наколдовал на мне заклинания исцеления, но даже после них я не чувствовал себя лучше. Спустя время, когда тело перестало напоминать разделанную тушу какого-нибудь животного, я пришел в себя. Учитель никогда не жалел меня зря, он учил меня силе, а не сочувствию.
        - Ты тоже необычный мальчик, Вэйран, - продолжал наставлять меня Учитель. - Свои способности и уникальный опыт ты должен использовать в борьбе с ариорами.
        Стоя здесь, шестнадцать лет спустя, я впервые задумался: а зачем все это надо было? Ни разу мне не удалось сразиться с этими существами и хотя бы приблизиться к победе. Однако каждый год исправно по наставлению Учителя я возвращался сюда и шел искать ариоров, чтобы предпринять очередную попытку.
        Так было раньше, так будет и теперь. До тех пор, пока я наконец-то не найду способ их победить.
        Зашел в лес и двигался вперед очень долго, пока шапки удивительных деревьев не закрыли собой небо целиком и полностью. Изумрудное сияние, овивавшее каждый листок, стало подсвечивать мне путь. Я прекрасно знал, что ариоры не обитают где-то близ кромки леса, они жили в самой чаще, и туда добираться нужно было очень долго.
        Выслеживать ариоров с каждым годом становилось все труднее. Несмотря на то, что они были существами из другого мира, с каждым годом они как будто становились все умнее и находчивее.
        Но я все же мог выследить их по оставленным следам.
        Первые сутки на след я так и не вышел, заночевал и, проснувшись через несколько часов, ощутил, будто за мной кто-то наблюдает. Вокруг естественно никого не было. Где-то высоко свои, чужие для этого мира, песни пели диковинные птицы, которых я никогда не видел. Маленькие зверьки бегали где-то неподалеку, шурша в траве и кустах. По общему мнению, они были не опасны.
        Я тоже так думал, не желая добавлять в общий список опасных созданий еще и их.
        Вторые сутки я тоже провел бесполезно. Следов нигде не было, но мне начало казаться, что за мной следят и это не просто напряжение, вызванное одиночеством в чужом лесу. На третий день продвижения вперед мне наконец-то повезло, и я натолкнулся на первые не ясные следы и сломанные ветки. Ариоры были крупными созданиями, чуть больше тигра. Хотя тот факт, что они бестелесны никак не давал мне покоя.
        К ним действительно невозможно было прикоснуться, удары проходили сквозь них. Зато они били четко и метко. Что же до их гуляний - по какой-то причине деревьев они касались. Изучены эти создания были плохо, если не сказать больше - совсем не изучены. А посему объяснить их такие способности было невозможно. Как и невозможность обнаружить их магическим способом. Поэтому я и брожу по лесу со всем своим снаряжением охотника.
        Устроив привал, я в первую очередь сделал передышку, а во вторую очень хотел понять, откуда у меня ощущение, будто за мной наблюдают. Могли ли это быть ариоры? Они бы уже давно напали.
        Тогда кто?
        Или что? Неизвестно, что еще в этом лесу завелось. Но я, как всегда, допускал одну и ту же ошибку.
        - Ты сначала действуешь, а надо сначала подумать, Вэйран, - строго выговаривал мне Учитель и на следующий неудачный год охоты.
        Я злился, был недоволен собой и результатом, но не понимал, что можно изменить. Стратегия была одна - убей или будь убитым. Несмотря на проверку временем, это почему-то не работало.
        - Но к ним невозможно прикоснуться! - Злился я тогда. - Как их победить?!
        - Думай, Вэйран! Думай!
        Но чтобы я не предпринимал - ловушки, приманки, веревки, ножи, стрелы, даже однажды забрался на дерево и прорезал в листве дыру, чтобы достать до чудищ солнечным светом - ничего не работало.
        - Плохо, Вэйран, очень плохо, - разочарованно говорил каждый раз Учитель. - Мне бы хотелось, чтобы ты понял: все, что ты делаешь, это одни и те же стратегии. Но умным и рассудительным воином ты станешь только после того, как поймешь, где твоя ошибка. Ты - Глава дома Кайтранов, тебе следует быть гибким и изменчивым для любых обстоятельств. Но сначала ты должен понять, что ты делаешь не так.
        - Почему Вы просто не скажете мне?! - Злился я тогда.
        - Потому что дать правильный ответ означает помочь тебе там, где твой острый ум должен был найти выход сам. Нельзя разбить яйцо до того, как из него вылупится птенец. Жизнь - это борьба и только сквозь нее ты познаешь истину, всю суть этого мира. Когда-нибудь меня не станет, и кто будет давать тебе ответы? Именно поэтому я хочу, чтобы ты нашел ответ сам!
        Учитель был прав. Как он и предсказывал, настал день, когда его не стало и больше некому стало помогать и наставлять меня на правильный путь. Я понимал еще тогда, что главное - это то, как я понимаю этот мир, как я его вижу и как приспосабливаюсь к его условиям. Но после того, как Учитель погиб…
        Мне казалось, я огорчил его. Не справившись с задачей, я не смог достичь главного - его одобрения. А оно всегда было важно для меня.
        Вернувшись к поискам, я вновь стал искать следы. В этот раз они попадались очень часто. И в скором времени я уже оказался перед небольшой чащобой, где бродил одинокий ариор.
        Выглядели они все также: струящиеся черной дымкой тела, горящие алым глаза, плавные движения, острые черные когти на длинных лапах. Бесшумные, опасные, непобедимые.
        В этот раз я не спешил набрасываться на своего врага, как делал это в детстве, каждый год, возвращаясь сюда, я сначала вел наблюдения, чтобы понять их слабую сторону. Особенность ариоров заключалась в том, что они являлись миру только в октябре. С чем это было связано также непонятно, но так уж все было устроено.
        Ничего особенного ариор не делал, просто ходил между деревьев и оглядывался по сторонам. Он не заметил меня, но зато ощущение, будто кто-то за мной наблюдает, усилилось раза в четыре. Меня это стало сильно напрягать.
        Но на все мои попытки обнаружить врага я сталкивался с лесом вокруг и обычными шорохами, и прочими звуками, свойственными этому месту. Ариор все брел, не спеша в чащу, а я спокойно следовал за ним.
        Но тут внезапно резко хрустнула ветка где-то впереди, я замер, ариор резко посмотрел в ту сторону, а потом на него набросился человек в черном костюме, маске и с капюшоном на голове. Ариор даже не вздрогнул, а нападавший пролетел насквозь и рухнул на землю. Сгруппировался, перекатился и принялся рассекать ариора своим клинком. Несмотря на то, что большинство ударов проходило сквозь существо, ариору не очень-то понравилось, что на него нападают.
        Ариор рыкнул и ударил лапой по своему врагу. Того отбросило в сторону, а существо рысцой сбежало в лес. Прекрасно.
        Неизвестный тоже вскочил на ноги, прижимая раненную руку к телу, а затем убежал в сторону.
        Отличная охота!
        Немного подождав для верности, я снова двинулся преследовать ариора. Кто бы мне ни мешал, своей цели я так и не достиг.
        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
        ВАЛЕТТА
        После того, как Вэйран уехал, в доме стало пусто. Вроде бы ничего сильно не изменилось, жизнь кипела, но было ощущение, будто у дома отсутствует что-то важное. Странно было чувствовать это именно мне, ведь по идее я здесь только работаю.
        И вот тут-то я и начинала понимать, что несколько больше отношусь к Вэйрану как к своему спасителю, нежели просто как к работодателю. К сожалению. Почему «к сожалению»? Потому что у меня все еще было дело, и я должна была найти улики и доказательства против ир Кайтрана. Личные привязанности только мешали. Но, похоже, уже было поздно что-то менять.
        Знаю, это совершенно глупо и не профессионально, но… как-то так получилось. Что я могла с этим поделать?
        Поскольку глупой я не была и прекрасно понимала, что раз ир Зарцэн знает о потайной комнате в доме Вэйрана, значит, когда-то до меня он уже отправлял сюда своих тайных агентов. Работали ли они здесь также под прикрытием юрисконсультов, я не знаю, однако, если все-таки окажется, что Вэйран - преступник…
        Не знаю, почему теперь мне не хотелось, чтобы так случилось. То есть он спас мне жизнь, это понятно. Но слабость проявлять я не имела права.
        Я должна была найти доказательства. Даже если для успокоения своей души.
        Несмотря на то, что Мойла дала мне понять, что дурой будет прикидываться в самых ответственных моментах, после отъезда Вэйрана, как не странно, мы с ней очень даже сблизились. Она каждое утро приносила мне завтрак, что я просила ее не делать, ведь могла сама спуститься в столовую, но она все приходила и настаивала.
        - Мне приятно, - говорила она. - Обычно, когда Хозяин дома, я хлопочу и забочусь о нем. Но когда он уезжает, мне этого ужасно не хватает.
        - Значит, он уезжает каждый октябрь, - делала вполне очевидные выводы я. - Ты не знаешь, куда?
        Мойла вежливо улыбалась, наливая мне из чайничка земляничный чай.
        - Он отправляется в путешествие, которое очень важно для него, - все-таки хоть что-то, но отвечала мне Мойла.
        Это уже был прогресс, ведь раньше она бы просто убежала из моей комнаты. Означает ли это, что она стала мне больше доверять? Или расслабилась? Или ничего такого в данной информации не было? Не знаю, но факт оставался фактом, и в один из дней мне удалось даже узнать кое-что о ней.
        Не знаю, откуда взялась эта тоска по Вэйрану, но в его отсутствие я почти всегда работала в его кабинете. Мойла сказала, что все в порядке и Хозяин будет совсем не против, потому я и пользовалась этой привилегией, проводя долгие пасмурные или дождливые дни, сидя в его кресле.
        И однажды Мойла заглянула, чтобы осведомиться о моих нуждах, а я уговорила ее посидеть со мной. Она сначала сопротивлялась, но потом все-таки осталась. Было очень холодно, но закрывать дверь во двор я так и не осмелилась. Это была традиция Вэйрана, которую мне до безумия хотелось соблюдать.
        Почему? Я не хотела об этом задумываться. Просто его отсутствие было гораздо больнее его присутствия. И это начинало меня здорово беспокоить.
        - Хозяин очень заботится обо всех обитателях дома Кайтранов, - рассказывала Мойла, когда разговор зашел об устоях и традициях. - Он не забывает о каждом из нас, всегда находит время, чтобы узнать, как проходят дела или как мы себя чувствуем.
        Тепло улыбнувшись, Мойла взялась за браслет на своей руке - оберег, который Вэйран подарил ей для защиты от вторжения в ее разум. Каждому он даровал что-то свое.
        - Такое чувство, будто тебе он дал немножечко больше, чем просто работу, - заметила я.
        Не знаю, что сыграло роль, искренность, с которой я это произнесла, или же Мойла была подвержена желанию рассказать мне историю своей жизни, но внезапно она вдруг несколько смутилась и стала говорить:
        - Когда мне было двенадцать, на наш караван через пустыню напали разбойники. Они забрали меня и продали в рабство. Меня купила тетушка Гортензия, владелица не самого лучшего заведения в Империи. Я была еще маленькой, чтобы работать наравне с другими девушками, поэтому занималась шитьем нарядов, помогала на кухне и всеми делами по дому.
        - Но однажды… - Мойла сделала паузу. В глаза она мне не смотрела, - однажды меня увидел один… Господин. И я ему понравилась. Он обещал заплатить большие деньги за меня… и тетушка Гортензия согласилась. Она продала ему меня и… я поняла, что мое не самое легкое, но все же детство закончилось.
        - В день, когда он забирал меня, лил дождь. Я не хотела идти с ним, потому плакала всю дорогу до паланкинов, которые ждали нас у ворот. То ли везение, то ли проклятие, но в дороге на нас опять напали разбойники. Меня снова хотели продать в рабство, - Мойла горько усмехнулась. - Но тут невдалеке показался экипаж Хозяина и он, не задумываясь, бросился помогать нам.
        - К тому моменту из сопровождающих уцелели только двое, и нам пришлось тяжко. Но Хозяин подоспел как раз вовремя. Когда он разобрался с разбойниками и заглянул в наш паланкин, мне стоило увидеть его глаза лишь один раз, и я поняла, что это человек, который может меня спасти.
        - Вопреки всему я выбежала за ним и стала умолять забрать меня с собой. Взамен я обещала служить ему любой ценой. Он был удивлен моей просьбе, но все же выслушал меня и предложил выкуп. Мой рабовладелец отказался, сказал, что я нужна ему, но я так просила Хозяина, так умоляла его. И все это было уже не важно, ведь он услышал меня и решил, что заберет меня с собой.
        - Так он и поступил. Рабовладелец возмущался и грозился послать за мной армию, но Хозяин настоял на том, чтобы тот принял откуп - очень большие деньги! - и больше никогда не вспоминал ни обо мне, ни об этом дне.
        - Так я оказалась в доме Кайтранов, - улыбнулась Мойла, закончив историю.
        Меня так и подмывало спросить, но я все не решалась. Наконец любопытство победило.
        - Мойла, а почему ты так одеваешься?
        Девушка заглянула мне в глаза и улыбнулась.
        - К старушкам никто не проявляет интереса, - озвучила она вполне очевидное.
        Что же, теперь понятно, почему она ведет себя так, а не иначе. Забавно, но мне не хотелось уточнять, что такого она увидела в Вэйране, когда он оказался рядом. Я сама это увидела, когда умирала у него на руках, а он без сомнений спасал мне жизнь. В тот момент, когда я поняла, что обречена, появился Вэйран и буквально задавил мои страхи своей уверенностью. В нем действительно видишь спасителя.
        Пока Вэйрана не было дома, я занималась важным делом, а именно расследованием покушения. Ир Фиррат тоже этим занимался, но по большей степени он только и делал, что следил за мной, чем очень сильно меня нервировал и напрягал.
        Вначале еще было не так напряженно, но дальше - больше. Он словно назойливая муха, кружил вокруг меня, не давая мне покоя ни днем, ни ночью. Именно поэтому я не решалась осматривать кабинет Вэйрана днем. Ир Фиррат проверял меня каждые пятнадцать минут, иногда устраивая внеплановые проверки. Дошло до абсурда, он даже с Мойлой утром мне завтрак брался приносить.
        Но в те дни, когда он уезжал по делам, я могла расслабиться и вернуться к расследованию. Из тех подозреваемых, что выделил Вэйран, трое отвалились почти полностью. Их нельзя было исключать с полной уверенностью, но я решила сосредоточиться на самом главном подозреваемом - Тахири ир Надхаи.
        Здесь многое было не ясно, очевидна политическая подоплека и прочие международные скандалы, а посему этот ир Надхаи подходит на роль преступника больше всего. Но о нем было так мало информации, что я даже уже стала переживать, не уничтожил ли кто-то всю эту информацию специально.
        В один из дней я решила добрать книг из библиотеки по культуре и обычаям Королевства Виландри. Утром как обычно я позавтракала и отправилась в конюшни. Там меня встретил Верт. С тех пор, как он совершил покушение на Хозяина, пусть даже не по своей воле, он был настолько подавлен, что мне иногда становилось за него страшно. Он больше не улыбался, но работал на износ, словно пытаясь отработать свою вину.
        Тем не менее, никто в доме Кайтранов не считал его виноватым. Что в принципе естественно, ведь заклятие он не по своей воле на себя наложить позволил. Версии о предположительном преступнике из города, с кем общался в прошлом Верт проверял ир Фиррат, периодически уезжая на свои разведывательные миссии, судя по длительному отсутствию, ведя пристальные наблюдения за подозреваемыми.
        Но не сегодня.
        Верт убежал готовить мне экипаж, я уже было развернулась, чтобы идти к воротам, но тут передо мной материализовался Кави.
        - Доброе утро, - напором брал меня он.
        Как и всегда.
        Едва заставив себя улыбнуться, я приветствовала его в ответ.
        - Куда-то собираетесь? - Почти требовал он.
        - Да, - односложно отвечала я.
        - И куда же? - Не смущался ничуть Кави.
        Как он меня раздражал своей вездесущностью.
        - Какое это имеет значение? - Спрашивала я, пытаясь держать удар.
        - Вполне конкретное, - не сдавался он.
        Хотелось сказать что-нибудь обидное и победоносно уйти, но я не могла этого сделать. Кави был другом Вэйрана, а ссориться с его друзьями у меня совершенно точно нет желания.
        - Что Вы хотите от меня, ир Фиррат? Чтобы я докладывала Вам о каждом своем шаге?
        - Я вообще не хотел, но раз уж Вы предложили, - хмыкнул он.
        - Я работаю не на Вас, а на Вэйрана, поэтому докладывать Вам ничего не собираюсь.
        - Но в его отсутствие я во главе дома Кайтранов, поэтому должен с Вами не согласиться, - блистал своим превосходством он.
        Спокойно, спокойно, все хорошо.
        - Даже Вэйрану я обо всем не докладывала. Я здесь работаю, а не служу.
        - И все же я настаиваю.
        - Вы не можете.
        - Могу и делаю.
        И тут я не выдержала.
        - Что Вам надо? - Рявкнула я слишком резко для вежливой беседы. - Хватит уже за мной ходить по пятам! Я не преступница под надзором, чтобы нести возле меня пост!
        - Ничто не абсолютно, пока не доказано, - процитировал он одно из правил на суде.
        Я поняла, что речами его не победить, потому попробовала обойти. Он преградил мне путь дважды.
        - Пустите, - попросила я почти вежливо.
        - Как только Вы доложите, куда направляетесь.
        Вот пристал!
        - В Столицу, - выплюнула я ядовито. - Довольны?
        Кави улыбался медленно, расписываясь в собственно победе.
        - Отлично, - просиял он. - Будьте осторожны. По дороге к Столице замечен сумеречный дух.
        Вот ведь… не мог просто сказать? Ладно, не злиться, он только этого и добивается. Улыбнулась.
        - Спасибо, ир Фиррат, - поблагодарила я. - Вы всегда так любезны.
        Он лишь поклонился мне и наконец-то ушел, оставив меня в покое хотя бы временно. Я уж испугалась, он еще и поехать со мной предложит. Мне хватило одного раза. Не знаю, как его терпит Вэйран, но это не должно меня волновать. Я работаю не на Кави, посему - слава Богам.
        Отчасти я понимала, какие цели он преследовал, но, с другой стороны, он мне очень мешал. Все попытки, которые я предпринимала, чтобы найти потайную комнату проваливались даже в проекте. Кави действительно следил за мной очень пристально, я и шагу ступить не могла без того, чтобы он меня где-нибудь не поджидал.
        Да, он был прав, но мне от этого совсем не легче.
        В Столицу я приехала ближе к обеду. Поскольку о Тахири ир Надхаи информации было чуть, я решила набрать книг в общем о Королевстве Виландри и собрала целую коллекцию из пятнадцати томов. Возница был на подхвате и взялся за то, чтобы помочь мне все это донести. Но забавное замечание он сделал, когда уместил все книги в карете.
        - Госпожа, Вы решили разом взять книг до конца жизни и больше не переживать? - Пошутил он.
        Я только улыбнулась и отшутилась. Не хотелось ему говорить, что это мне до ноября, пока Вэйран не вернется домой, и мы не возобновим наши походы на задания. Да, я люблю читать, по-моему, это вполне очевидно, ведь в большинстве чемоданов были именно книги, а не вещи.
        Как бы не хотелось скрипеть зубами и потихоньку ненавидеть Кави, я поняла, что его забота хоть и была очевидным контролем за моими действиями, когда мы проезжали пролесок в нескольких километрах на подъезде к деревенькам, между деревьев я и правда заметила что-то подозрительное. Возможно, это все дождь и прочее, но было жутковато увидеть нечто светящееся и парящее в воздухе.
        С Вэйраном мне не так страшно, ведь он знает, что делать, с легкостью разбирается с враждебными духами. А что делать мне? Возница тоже, видимо, заметил это что-то в лесу, а посему погнал лошадей так, будто у нас земля из-под ног уходить стала.
        К счастью, все закончилось хорошо, и мы добрались до дома без происшествий.
        Мойла приготовила свой фирменный фруктовый чай (после случая с травами и аллергией, я предпочитала держаться от всевозможных цветов подальше), я устроилась в кресле и стала читать.
        Пару раз заглядывал Кави, проверял, не пытаюсь ли я сделать что-то запрещенное. Но нет, я просто читала, погружаясь в историю Королевства Виландри. На улице шел дождь, а я устроилась с пледом и читала себе потихоньку.
        Удалось узнать не очень много. Точнее много, но все не по теме. Все, что было написано, мало относилось к произошедшему с Вэйраном, однако кое-что полезное я для себя все-таки выяснила.
        Что бы там ни было, но Король Виландри все же был не очень доволен правлением Империи. Все мы знали из уроков истории, что когда-то давно все земли были разрознены, а посему каждое государство было отдельным и вполне самостоятельным. Однако когда династия Такарьямов пришла к власти, она решила объединить под собой множественные дружественные Королевства.
        Таким образом и образовалась Империя. Но вот Король Виландри был против такого объединения, считая, что каждый должен находиться на своем месте и вести обособленную от других политику.
        Но то, что я узнала из книг (это в основном были документальные свидетельства государства, которые не распространялись повсеместно), так это нападение на Империю. Виландри дважды совершали попытку переворота, и во второй раз они даже почти преуспели, послав своих шпионов так далеко, что те даже добрались до Дворца в Столице Империи.
        Восстание подавили, шпионов Виландри отправили восвояси, но осадочек-то остался. После этого Империя проводила более жесткую политику против Короля Виладнри и во многом лишала определенных привилегий, которые имелись раньше. Например, был введен налог на пересечение границы Империи, или же наценка в двадцать процентов на любые вывозимые товары в Королевство Виландри.
        В общем, и по сей день они продолжали бодаться, что лишь подтверждало мою теорию о том, что дело все-таки политическое. Причем здесь Вэйран - не знаю. Но ведь он мне не обо всем на свете рассказывает, а значит, у него могли бы быть какие-то нечистые дела, связанные с политикой как Империи, так и Королевством Виландри. Полную картину мне вряд ли заполучить, но почитать книжки стоит.
        ***
        Октябрь проходил, и мне как можно скорее хотелось, чтобы вернулся Вэйран. С ним все было совсем по-другому. Самое главное - он мог осадить ир Фиррата, который уже основательно достал своей постоянной слежкой!
        - Куда это Вы? - Когда я выходила из столовой, появлялся он.
        - В свою комнату, - отвечала я, потому что спорить с ним было бесполезно.
        - А потом?
        - В кабинет.
        - Что собираетесь делать?
        - А то Вы не знаете? - Злилась я.
        Ир Фиррат лишь невинно пожимал плечами, притворяясь дурачком.
        - Ну а вдруг Вы решили разнообразить свое чтение чем-нибудь интересным?
        Это он так мягко намекал на то, что я самое скучное создание во всей Империи. Но нет, я не изменяла себя, сохраняя придельную осторожность. Кави, конечно, это не нравилось, ведь я видела, как у него руки чесались меня на чем-нибудь подловить. Но я не поддавалась. Что мне не нравилось в нем, так это его терпеливость. Он не злился или возражал, он просто принимал все как есть и ждал следующего момента.
        Например, когда я выходила из примерочной, вся утыканная булавками.
        - Чем занимаетесь? - Беззаботно спрашивал он.
        - А разве не видно? - Развела руки в разные стороны я.
        - Если бы я хотел увидеть, я бы смотрел, - пронзал меня своим настойчивым взглядом Кави. - А я хочу услышать это от Вас.
        Как же он меня злил!
        - Шью.
        - Сами?
        - Нет, с портнихой.
        - Что шьете?
        - Новый костюм.
        - А потом?
        - Я здесь до вечера.
        - Но вечер неизбежно наступит.
        - Потом в кабинет. Читать. До сна. Потом спать.
        - Ясно, - и он уходил.
        Меня аж трясло от него, настолько он был настырным! Я уже не знала, как его вытерпеть! Что он вообще делает в доме Кайтранов?! Радовало только одно: изучая все эти бесконечные книги и исторические справки, мне удалось кое-что узнать. Правда это пока не подтвержденная информация, но, если ир Фиррат достанет меня очень сильно, я не поленюсь ее проверить.
        С моим новым нарядом Аника закончила на удивление быстро. Платье из голубого шелка мне понравилось, и я уходила довольная. Задержалась на несколько мгновений, чтобы проверить, не торчит ли из меня где-нибудь булавка и тут внезапно услышала голос Кави.
        Опять! Уже думала вопить дурным голос и ругаться, но быстро поняла, что разговаривал он не со мной. Говорили в комнате справа. Дверь была приоткрыта, а посему я слышала разговор.
        - А что с провизией? - Уточнял Кави.
        - Все в порядке, мы собрали хороший урожай и закупили качественные овощи и мясо, - заверила Мойла.
        - Хорошо. Ты молодец. - Хвалил Кави. Несмотря на то, что я его недолюбливала, я уже давно заметила, как он на нее посматривал. Но Мойла была слишком глубоко подавлена своим прошлым, чтобы это замечать. Хотя ее щеки часто краснели, когда она готовила его любимый вишневый пирог. - Мойла, у меня будет к тебе одна просьба.
        - Конечно, - согласилась тут же она.
        - Мне нужно будет уехать до завтра, - сообщил он радостную для меня весть, - приглядишь за нашей гостьей?
        - Конечно, Господин.
        - Только будь очень внимательна, хорошо?
        - Буду стараться.
        Поскольку я узнала все, что хотела, чтобы не показаться, будто я тут подслушивала, подождала пару минут, а потом просто спокойно отправилась мимо комнаты к лестницам. Не заглядывала внутрь, потому не знаю, смотрел ли Кави, но когда уже поднималась по лестнице, взгляд на себе я уже почувствовала.
        Ладно, не важно. Главное я услышала!
        Что же до Мойлы - ее отвлечь будет легче легкого.
        Вечером, перед самым отходом ко сну я пробралась на кухню и незаметно надрезала мешок с зерном. Ничего критичного, но когда заметят, что зерно высыпается, придется все собирать. А на это нужно время. Мойла слишком ответственна, чтобы стоять и наблюдать за происходящим. По опыту прожитых дней я знала, что повара сейчас уже разошлись по своим комнатам, а конюхи, которые кормили лошадей перед сном, заглянут сюда только через час. Время идеальное.
        Прокравшись тенью к входной двери, я недолго стояла у входа и наблюдала через окно за воротами. Как я и предполагала, ир Фиррат не стал афишировать свой отъезд и очень быстро промчался на коне по дороге. Это был единственный путь, поэтому я даже не сомневалась, что увижу его.
        Через полчаса одна из кухарок (что-то ей понадобилось в такой час) заверещала о рассыпанном зерне. И после того, как Мойла промчалась мимо, я решительно направилась в кабинет к Вэйрану.
        План был отличный, но нужно было поторопиться.
        Я подумала: если и прятать где-то потайную комнату, то лучше это делать там, где даже работники редко что-то трогают. К таким местам не относилась, например, спальня Вэйрана, которую однажды, проходя мимо открытой двери, перелопачивали с ног до головы девушки, приводя все в порядок.
        Но вот кабинет убирала Мойла, причем одна, причем поверхностно. Почему? Хороший вопрос для того, кто ищет потайные комнаты.
        В кабинете все еще было холодно, но я не стала накидывать на себя теплое покрывало или плед, решив сэкономить время. Принявшись разглядывать рисунки на стенах в поисках каких-либо дефектов или иных подсказок, что здесь скрывается потайная дверь, я не нашла абсолютно ничего полезного. Самым выделяющимся и необычным здесь была полка с тотемами. Некоторое время я сомневалась, по потом решила изучить их получше.
        Поскольку пыль стирали здесь каждый день, найти нестыковки было трудно. Но я зацепилась за эти статуэтки, как за нечто сакральное и давай их разглядывать. Множество разноцветных тотемов изображали разных богов. Красивые сувениры, если только не веришь в их чудодейственные свойства.
        Интуиция или что-то иное вело меня, я не знаю, но я принялась касаться каждого тотема в надежде что-нибудь обнаружить. И вскоре мне действительно повезло. Один из тотемов мало того, что не сдвинулся с места, он даже не пошевелился, как будто был врезан в саму полку.
        Но ведь так не должно быть.
        Поизучав тотем - он ничем примечательным не отличался от своих собратьев - я попробовала его повернуть. Ничего не получилось. Тогда надавить.
        Что-то щелкнуло, потом скрипнуло, и я поспешно огляделась. Вроде бы на первый взгляд все в порядке, ничего не изменилось, но рядом с тем креслом, на котором всегда сидел Кави, вдруг открылся тайный проход, ведущий явно в подвал.
        Отлично!
        Несмотря на ограничение во времени, спускаться я не спешила. Взяла свечу, осветила ступени и только после этого стала осторожно сползать вниз. О глубине мне было ничего неизвестно, а посему нужно быть осторожной.
        К счастью, потайная комната была небольшой и очень низкой. Свеча осветила ее полностью и там я обнаружила несколько десятков различных свитков, а также неизвестных книг. Одна из них, серая и неприглядная, лежала на пюпитре, единственном предмете мебели. Остальное лежало на полу и книгах.
        Я подошла к пюпитру и хотела было открыть книгу, но наверху раздался какой-то шум, и я поспешила спрятать книгу под тунику, а затем торопливо поднялась наверх. Только выбралась и тут же замерла.
        Передо мной стоял Кави.
        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
        ВЭЙРАН
        Поскольку ариор сбежал, пришлось выслеживать его заново. На этот раз я потратил четыре дня, чтобы хотя бы выйти на след. Когда находишься в одиночестве вне возможности с кем-то поговорить, мысли так и сыплются, словно с прохудившегося чердака. Все, что я сейчас использовал, я узнал от Учителя. Каждый прием, движение, пример, признак - все это принадлежало ему.
        - Запомни, Вэйран: я не превращаю тебя в машину для убийств, я делаю тебя достойным человеком, - наставлял меня Учитель.
        - Но я - маг! - Злился тогда я за то, что меня, как мне тогда казалось, принижали.
        - Ты в первую очередь человек, - поправлял Учитель. - Именно твоя человеческая сторона будет принимать решение, с кем ты будешь расправляться, а кого пощадишь.
        - Я не собираюсь разбираться! Если он плохой, значит, его нужно убить!
        И я рассекал магическими искрами воздух, словно мой воображаемый враг стоял прямо передо мной.
        - Хорошо, Вэйран, хорошо, - никогда не спорил со мной Учитель. - Но как ты поймешь, что он плохой?
        - Никак. Он плохой, значит - враг, - заявлял я.
        - Но как ты это понял?
        Учитель всегда заставлял меня думать, анализировать, делать выводы, давать даже самому отъявленному негодяю шанс.
        - Другие так сказали, - наконец выдавал я от незнания.
        - Но разве другие не могут оказаться плохими?
        Простые истины, которые можно было просто рассказать. Но Учитель всегда взывал к моему разуму, никогда не упускал шанса преподать урок так, чтобы именно я его хорошо запомнил.
        Я молчал тогда, не зная, что ответить, ведь об этом не подумал.
        - Что, если кто-нибудь придет к тебе и скажет, что я - плохой? - Продолжал Учитель.
        Это задело меня, я вскочил на ноги и с полной уверенностью заявил:
        - Я не поверю!
        - И почему же?
        - Потому что я знаю Вас! Знаю, что Вы - хороший, Учитель! - Горячо защищал его я.
        - Верно, Вэйран, абсолютно верно, - кивал он. - Меня ты действительно знаешь. Не так хорошо, конечно, но все же обо мне ты можешь что-то сказать, чтобы вынести приговор. Почему же ты не даешь шанса иному, кого назвали плохим?
        Это заставляло меня думать, подходить к таким вот вопросам с разных сторон. Не могу сказать, что с годами я в этом сильно преуспел. Все мы люди и совершаем ошибки, но все сейчас многим лучше, чем было тогда.
        Снова ощутил на себе чей-то взгляд. Зря, конечно, он преследовал меня, но с другой стороны - что не выйдет у меня, всегда можно расценить как преимущество для себя. Он мыслил здраво, но недостаточно остро. Или просто хотел избежать множества сложностей, которые неизбежно возникнут, возьмись он за поиски.
        Хитрый. Как и всегда.
        Но и я не так прост.
        Некоторое время не изменял себе, двигался вперед, только уже не по следу, надеясь, что он не заметит, поленится проверить. Так и вышло. Он прошел со мной около половины леса, как раз до глубокого оврага, в который я спрыгнул и поспешно сбежал, чтобы оторваться. Он не успел проследить за мной и таким образом я снова остался один.
        Не получишь от меня наводки, и не надейся!
        Но я вернулся к поискам и двинулся обратно к тому месту, где в последний раз видел четкий след. Я слышал, как наверху за изумрудными деревьями шел дождь, но сквозь плотные листья и ветви деревьев, он не доставал до земли. Ощущение, будто я нахожусь в коконе, который окружает непроницаемая защита.
        История моей жизни.
        Пока пробирался обратно, искал следы и знаки ариора поблизости, Учитель снова настиг меня.
        - Ты не думаешь, а делаешь! - Снова корил меня он, когда я после очередной попытки спрашивал: «Что я делаю не так?». - Нельзя все время полагаться только на силу!
        - Но это все, что я умею! - Горячо защищался я.
        - Это не так! Потому я и злюсь на тебя! - Говорил Учитель, чуть повышая голос.
        Мне было уже пятнадцать лет, а все мои попытки в очередной раз провалились. Что мне оставалось делать? Только искать виноватых.
        - Скажите мне, что делать, и я все исполню! - Почти приказывал я.
        - А что бы было, если бы меня не было? - Лукаво улыбался Учитель. - Что бы было, если бы я вдруг исчез? Где бы ты стал искать совета?
        - Но Вы же здесь!
        - Но я не останусь с тобой навсегда, - спокойно говорил Учитель.
        А меня это разрывало на части от той далекой боли, какую я испытал в шесть лет. Обреченность, брошенность и отрешенность. Предательство, которого я никогда раньше не знал.
        После того разговора я долго не разговаривал с Учителем. Не хотел, чтобы он знал, думал, он не понимает, что именно меня так сильно задело. Многим позже я понял, что он понимал все гораздо лучше, чем кто бы то ни был, а посему не подходил ко мне вовсе не потому, что я так хотел, а потому что мне это было нужно.
        Он вел себя обычно: с утра будил на тренировку, потом мы шли и собирали «дары небес» как называл наш маленький огород Учитель, завтракали и продолжали занятия.
        В тот день была особенно ветреная погода, и меня чуть не утащило в пропасть, когда я балансировал на балке. Учитель успел поймать меня в последний момент, хоть по нему и не скажешь, будто случилось что-то из ряда вон. Обычное дело поймать мальчишку, который летит в пропасть.
        Но в тот момент на секунду я допустил для себя мысль, что умру.
        И мне стало легче.
        Мне этого захотелось.
        Я так расстроился, что Учитель спас меня, что даже немножечко возненавидел его.
        Но только лишь на мгновение.
        Потом детская обида вылилась горькими слезами. Учитель сидел напротив меня и молча наблюдал за мной. Я плакал долго, знал, что нельзя, как глупо выгляжу, и что это совершенно неправильно. Не должен мужчина плакать, а я считал себя мужчиной ровно с того дня, как Учитель впервые встретил меня у ворот Храма ветров.
        Но тогда, в свои пятнадцать, сидя перед пропастью и пытаясь справиться со стыдом за свою слабость, я не мог остановиться. Эта боль таилась во мне слишком долго, и я наконец озвучил те вопросы, что так давно терзали меня, словно острые клинки.
        - Почему они это сделали? Почему оставили? - Мутным взглядом смотрел я на Учителя. - Почему они бросили меня одного?! Почему разлюбили?! За что?!
        Учитель не давал мне никаких ответов, он просто ждал. Чего именно? Я злился на свою семью за то, что привезли меня сюда в страхе, пытаясь избавиться от проблемы. Но еще больше я злился сейчас на своего Учителя, ведь он был так близко и на нем я мог сорвать свой гнев.
        Я вскочил на ноги, полный решимости уничтожить его, призвал силу, воспламенился, словно спичка, бросился вперед. Во мне было достаточно силы, я обучался хорошо, знал все трюки и уловки. Я бы мог разнести весь этот Храм одним лишь ударом!
        Я был способен на все!
        Но вот я оказываюсь рядом с Учителем, полный решимости и непреодолимого желания сметать города… и замираю. Заклинания клубятся бесконечным потоком, формируются, опасно кружатся всего в паре сантиметрах от Учителя.
        А он…, он даже не дрогнул, так и сидел на месте. Ждал. Только когда все стихло и успокоилось, он поднял глаза на меня и… улыбнулся.
        - Вот теперь ты сделал выбор, Вэйран, - с искренней добротой похвалил меня он. - И ты выбрал мир, а не войну.
        Оступившись, я отступил скорее от собственных страшных мыслей, нежели из-за слабости. Ноги подвели, я свалился на плитки и пару минут шумно набирал в грудь воздуха. Не мог надышаться.
        Что же я наделал? Что я чуть не сотворил?
        И Учителю не надо было ничего говорить, я просто понял. Все ответы на мои вопросы таились в этой вспышке лютой ненависти.
        Вот почему они привезли меня сюда, почему отказались. Потому что сегодня я вспыхнул этим страшным проклятием здесь, пойдя против Учителя. Но если бы я не был здесь, то когда-нибудь то же самое случилось и дома, с моей семьей.
        Усевшись удобнее, я посмотрел на Учителя.
        - Я знаю, что быть изгнанным из семьи обидно, - наконец заговорил он, - но если продолжать задаваться вопросом «Почему?» снова и снова, ответа можно так и не дождаться. У тебя есть выбор: принять то, что случилось в твоем детстве и смириться, как ты смиряешься с тем, что идет дождь.
        - Или же продолжать мучиться и терзаться сомнениями, которые будут лишь подтачивать тебя и твою уверенность. Что ты выбираешь?
        И я думал. Долго и основательно, как учил меня Учитель. Нельзя было принимать такое решение впопыхах. Я был опустошен, истощен и разбит, мне конечно же хотелось знать правду.
        Но что, если я ее узнаю? Что, если моя семья вернется за мной сегодня и ответит мне на все эти вопросы совершенно честно? Что мне это даст? Облегчение? Нет. Оно уже никогда не придет за давностью лет. Освобождение? Нет. Ведь каким бы ни был ответ, я все равно не знаю, что хочу услышать от них такого, чтобы изменило все мои мысли и чувства.
        Но вот покой я обрести очень хотел. И единственный путь, который вел к этому горизонту, Учитель мне предложил.
        Прошлое навсегда остается в прошлом, даже если оно слишком жестоко и сурово. Оно уже случилось, а я это пережил, значит, я сильнее тех обстоятельств, что могли меня сломить. Но им не удалось этого сделать. Означает ли это победу? Абсолютную. Ведь меня держали не семья и их поступки, а я сам. Злейший враг сидел внутри меня.
        И он ведь мог стать и моим лучшим другом. Оставалось лишь договориться. Переговоры не из легких, но начало всегда хороший знак. В любом деле.
        ***
        Следы снова привели меня к ариору. Тому же самому, наверное. Я в них не очень разбирался, если честно, в том вся и проблема. Нужно было понять, как они становятся осязаемыми. Я наблюдал за ними часто и долго, но не находил ответов на очевидные вопросы. Они словно специально не выдавали себя.
        Но как-то же они ударяют сами? Даже не так: они оставляют следы на деревьях, значит, в какой-то момент все-таки становятся осязаемыми. Можно ли их победить? Не уверен, но с чего-то же надо начинать.
        Ариор вел себя ровно так же, как и раньше. Гулял, наблюдал за чем-то неизвестным лично мне, ведь нас окружали только деревья. Но тем не менее он продолжал свое скучное существование, являясь смертельно опасной тварью.
        Долгое время ничего не менялось, но в какой-то миг ариор вдруг принял решение бежать куда-то в чащу. Естественно, я последовал за ним, очень пристально и внимательно наблюдая за всем, что он делает. Деревья он обходил основательно, не касался их, не оставлял следы. Но как же те, что я обнаружил ранее?
        В какой-то момент он вдруг остановился и прислушался. Я сделал то же самое. Нет, мы были одни, но чего он ожидает? Почувствовал меня? Не должен был, я действовал осторожно, меня не заметить…
        Но внезапно ариор исчезает, и я не понимаю, куда он делся. Высматриваю, ищу - резко оборачиваюсь - на инстинктах - и вижу его перед собой. Замираю. Так, это не хорошо. Нужно что-то придумать. Но что?
        Не важно. Раз разоблачили - атакуй!
        И я атаковал. Глупо, ариор естественно снова оказался бестелесным и разорвал мне все плечо одним ударом. Бессмысленные попытки отбиться от него магией только чтобы уйти целым. Он преследует, пробую разные техники и стратегии, но ничего не выходит. Все тщетно. Ариор победил.
        Снова.
        Использую телепорт и ухожу в него, появляясь где-то за несколько километров от того места. Из раны хлещет кровь, использую заклинания исцеления, чтобы остановить кровотечение. Делаю глубокие вздохи, снова испытываю разочарование.
        - И снова нет, - строго говорил Учитель в тот последний раз.
        Падаю перед ним на землю, весь в крови, обессиленный. Но не хочу взывать к сочувствую, знаю, что бесполезно. Проиграл. Снова. Вот что важно.
        Нет. Важно его неодобрение.
        - Простите, Учитель… я старался.
        - Нет, не старался. - Холодно бросает он. - А что, если бы у тебя появился другой стимул?
        Смотрю на него, не понимаю, но тут в следующий миг откуда не возьмись выскакивает ариор и нападает на Учителя. Последний даже не пошевелился, ничего не сделал, позволил монстру утащить себя в чащу.
        Бегу сломя голову за монстром следом в лес, но тот слишком быстро исчезает между деревьев. Не могу поверить, просто не могу! Учитель…
        Так и происходят события в нашей жизни. Ты ничего не ждешь, а оно настегает тебя суровым наказанием.
        Поднимаюсь, когда рана затягивается, берусь вновь искать свою жертву. В этот раз это сделать сложнее, ведь я перенесся достаточно далеко, чтобы уйти от преследования. А искать следы по-новому… Каждый раз расцениваю это как наказание.
        Прошло уже несколько недель, октябрь подходит к концу, скоро они исчезнут, и снова придется ждать очередной год. Как их победить? Разве существует такой способ? Они не выдают своих слабостей, ничего не делают, что может их уничтожить. В чем должна быть моя стратегия?
        Еще через несколько дней снова выхожу на след. Преследую. Долго, упорно, не сдаюсь, это не в моей природе. Провизия заканчивается, расходую разумно, но все равно вода заканчивается слишком быстро. В лесу воды почти нет, редко попадаются ручейки и те уже замерзли. Нужно торопиться.
        Преследую ариора, в этот раз он от меня убегает, пытаюсь догнать, настигнуть, уже не важно, что не могу победить. Хоть что-то же надо сделать. Иначе снова уйду ни с чем. Сколько можно? Бесполезно, все это бесполезно…
        Рвусь за ним изо всех сил, бегу так быстро, что задыхаюсь, воздух вокруг, но его критически не хватает.
        Вспоминаю…
        Глаза слезятся, дыхание сбивается, силы заканчиваются, но я не сдаюсь, бегу вперед. Потому что не могу проиграть. Только не ему, не ему!
        Силуэт мелькает между деревьев, ненавижу, когда он меня обгоняет! Убыстряюсь, понимаю, что затрачиваю слишком много сил! Не проиграю! Не проиграю!
        Последний рывок и я за кромкой леса, выскакиваю на освещенное солнцем поле. Кто из нас первый? Кто? Он оборачивается, мне кажется, что он пришел первым, ненависть закипает, бросаюсь на него и начинаю колотить! Ненавижу этого мальчишку! Ненавижу!
        - Вэйран! Кирай! Прекращайте! - Кричит Учитель. - Сколько можно сражаться друг с другом?!
        Но я не отступаю, потому что он тоже не отпускает, только и мельтешит его светлая голова! Ненавижу! Кто пришел первым? Кто?! Я должен быть первым! Я!..
        Реальность.
        Ариор передо мной внезапно отталкивается от земли и взлетает в воздух. По инерции бегу вперед и выбегаю из леса, выскакивая на поле. Замедляюсь, ищу в ветвях свою жертву. Но его уже и след простыл.
        Смотрю влево - стоит. Срывает маску и стягивает капюшон, ветер треплет его светлые волосы. Зол. Не меньше моего. Дышит рвано, то ли ненавистью, то ли усталостью. В последнем никогда не признается.
        А я и не уставал.
        Главное, что не ему я проиграл. А у меня…, похоже, будет следующий год.
        Смотрим друг на друга, ненавидим. Всегда.
        - Решил приодеться и закосить под ариора? - Насмехаюсь я над его черными одеждами.
        - Ну не все же пустоголово биться как ты, - язвит Кирай.
        Рычу, срываюсь, он отскакивает, отходит, да и я это не всерьез. Просто расстроен. Очередной раз остаюсь ни с чем. Но так не должно быть. Помню, как бежал за Учителем, искал его в лесу, как Кирай бежал вровень и кричал ему так громко, что даже сорвал голос. Надежда вела нас вперед, но несмотря на нее мы уже тогда понимали, что остались в этом мире одни.
        Больше не будет обучения, тренировок, все закончилось столь внезапно, что и не понять. Просто конец. Без лишних проводов.
        Молча, не сговариваясь, мы побрели вдоль леса. Шли порознь на приличном расстоянии, но все равно держали путь в одно место.
        Там, вдалеке, на небольшом холме, лежал венок из цветов. Место, где мы похоронили свое детство. Место, где мы мысленно упокоили нашего Учителя.
        По старой традиции каждый из нас возложил новый венок. Но мой был естественно лучше.
        - Что за огрызок? - Фыркнул я.
        - А это что за свадебный букет? - Парировал Кирай. - Это могила, уголек!
        - Заглохни, снежинка!
        И так каждый раз. Никогда не переносил его, с самого первого дня, как встретил его в тот день.
        - Вэйран, с нами будет учиться Кирай, - представил Учитель двадцать два года назад. - Будьте добры друг к друг.
        Недолго думая, мы сразу же подрались, и эту традицию, кажется, не перерастет и не изменит ничто в этом мире. Только в октябре, каждый возвращаясь к испытанию, с которым ни один из нас не смог справиться, между нами воцаряется негласное перемирие. У самодельной могилы мы замолкаем и перестаем ненавидеть друг друга, отдавая дань уважения нашему Учителю.
        Но это длится недолго. День неизбежно заканчивается, солнце закатывается за горизонт. Испытание вновь провалено. Конечно, я разочарован, но какой-то частью себя я рад этому, ведь через год, когда вновь вернется октябрь, я снова буду здесь, в Изумрудных лесах, искать способ убить ариора.
        Разве не это счастье? Жить чем-то, что неизменно вдыхает в тебя жизнь?
        Но до тех пор - пора возвращаться домой.
        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
        ВАЛЕТТА
        Таким злым я его еще никогда не видела. Он буквально кипел от ненависти, готовясь разорвать меня на мелкие кусочки. Темные глаза горели угрозой, кулаки сжаты, он готов сорваться в любой момент!
        - Что? Ты? Делала? - Привычно спросил он, только с такой злостью, что я невольно отступила и уткнулась в стену позади себя.
        Страшно. Как он узнал? Когда он вернулся? Я ведь… видела, как он уезжал! Что он здесь делает?!
        Шагает ко мне, ахаю от ужаса, потому что понимаю - мне не сбежать.
        - Я задал вопрос! - Гремит он.
        Вжимаю голову в плечи и с трудом сглатываю ком в горле.
        - Ничего… - лепечу я, но он уже повторяет.
        - Отвечай!
        - Ничего! Я ничего не делала! - Кричу.
        Подходит ближе, нависает надо мной - страшно, выдыхаю то ли всхлип, то ли стон, словно мне уже больно.
        Так, спокойно. Спокойно…
        - Врешь! - Рычит. - Говори правду!
        - Ничего я не делала! - Кричу, чтобы заглушить его крик.
        - Как ты узнала об этом месте?! - Кулаком пробивает стену позади меня.
        На секунду я прощаюсь с жизнью и отключаюсь. Но сознание не подводит, возвращает в реальность. Иначе не узнаю, что он сделает со мной дальше.
        - Случайно! - Восклицаю я, ловлю его глаза. В них просто жгучая ярость. - Просто решила посмотреть на тотемы и…
        Еще один удар в стену - вскрикиваю. Пытаюсь взять себя в руки, но отчасти понимаю, что виновата. Как он узнал? Почему вернулся? Как теперь выжить? Он убьет меня? Что теперь будет?
        Нависает, приближается, я уже начинаю бояться, что он собирается выгрызть мне глаза. А он тихо произносит.
        - Сейчас ты поднимешься наверх и соберешь свои вещи. А потом уедешь отсюда раз и навсегда. Ты меня поняла?
        Уехать? Уехать? Пока это слово только бессмысленно бьется о стены моего затуманенного и напуганного сознания. Уехать? Навсегда? Он скажет Вэйрану, а он…, он меня не простит. Почему теперь это для меня так важно?
        Зачем я полезла в потайную комнату?
        А почему нет? Почему я должна была не захотеть узнать правду? Он что-то скрывает, значит - плохой! Это лишь доказательства! Злостью пытаюсь сбить страх, не скажу, что помогает, но голова хоть какие-то мысли начинает подкидывать.
        - Пошла! - Шугает меня Кави.
        Вздрагиваю, но все же потихоньку возвращаюсь, прихожу в себя и соображаю. Ну, нет уж.
        - Я… - выдавливаю слабо, а он снова подгоняет.
        - Живо!
        Делаю последний глубокий вздох, а потом поднимаю глаза на него.
        - Я - представитель Департамента, юрисконсульт твоего Хозяина, - чеканю я ровно и четко, заставляю его стискивать зубы, - ты не имеешь права ко мне прикасаться, тем более угрожать.
        Дергается резко, замирает в миллиметрах, несмотря на все законы и запреты все равно страшно, когда разъяренный мужчина кипит ненавистью к тебе.
        - Ты сделаешь то, что я тебе сказал! - Запугивает очередной несдержанностью.
        Но в этот раз я держусь лучше.
        - Нет, - заявляю. - Немедленно отойди от меня, иначе я буду вынуждена предъявить тебе обвинения в покушении на убийство!
        Кави вдруг выдыхает улыбку, от которой становится еще страшнее, чем если бы он просто ненавидел. Дрожу, не в силах перестать бояться. Во что я вляпалась?
        - Ты думаешь, смерть - это самое страшное наказание? - Нашептывает он. - Я могу сделать вещи похуже.
        - И ты будешь арестован!
        И тут он так нагло ухмыляется, что у меня в голове внезапно все встает на свои места. Видимо вся эта ситуация запустила какие-то срочные процессы в моей голове, и я все поняла.
        - В последний раз - уходи по-хорошему, - наказывает ир Фиррат.
        - А иначе что? - Выпаливаю я, меняясь в лице. Даже он не ожидал моей улыбки. - Что ты сделаешь? - И не успевает он хоть что-нибудь добавить, как я добавляю: - а, Кавьяр? Наследный Принц Виландри.
        Меняется в лице, явно такого не ожидал. Прожигает взглядом, как будто пытается уничтожить мои мысли и заключения. Это была случайная догадка, я просто вспомнила, что читала о Королевской семье, о том, что произошло в последние года и все внезапно встало на свои места.
        - Беглый Принц, - добавляю. - Так это ты? Ты предал Вэйрана?
        - Ты ненормальная? - Снова пробивает стенку кулаком, теперь уже до трещины. - Я скорее убью тебя и приму смерть, чем предам его!
        Смотрю ему в глаза и понимаю: он не лжет. С правовой точки зрения это совершенно необъяснимо, но это действительно так. Он и сейчас до сих пор готов убить меня. И тут до меня доходит, что он просто пока не знает, за что.
        Что я узнала? Узнала ли вообще хоть что-нибудь? Возможно. Но что я буду делать с этой информацией? Стоит ли моя смерть привлечения внимания к дому Кайтранов?
        Да, действительно, если бы он был предателем, он бы уже убил меня. Беглый Принц, сбежал из Дворца по непонятным причинам и где-то скрывается по сей день. Вот, что гласила информация о нем. Я просто и подумать не могла, что… это он.
        Но ведь это отличный повод, чтобы наказать его.
        Ухмыляюсь.
        - Я должна доложить о тебе в Департамент.
        Попыталась двинутся к двери, но Кави скопировал мое движение. Слишком близко, чтобы я смогла выбраться.
        - Ты не можешь меня остановить, - осторожно проговорила я и попыталась уйти.
        Он стоял насмерть, но тоже прекрасно понимал, что не может. Беглый Принц из другого Королевства! Да это же лучшее, что можно было узнать! Работа моя. Вэйран невиновен…
        Но ведь задание было не таким. Ир Зарцэн просил найти источник его силы, понять, как он стал таким сильным. Вряд ли Кави является источником его силы, учитывая тот факт, что сбежал из Королевства он год или чуть больше назад.
        Но это не важно! У меня бесценная информация!
        Бегу к конюшням. Все уже разошлись, и только Верт услужливо появляется у меня на пути. Прошу его запрячь коня, он без колебаний отправляется выполнять. Оборачиваюсь - ир Фиррат стоит передо мной в нескольких шагах и холодно наблюдает. Примерно так же, как и все эти разы до этого. Только теперь он не задает вопросов, больше не в его власти их озвучивать.
        Верт выводит мне лошадь, забираюсь на нее, с настороженностью наблюдаю за Кави - просто выжигает меня взглядом, желает испепелить на месте. Но, к счастью, мне повезло, и я смогла выехать за ворота. По мере того, как моя лошадь набирала скорость, я видела Кави, оставшегося позади.
        Пронесло! Слава Богам!
        Да, уже поздний час, ночью ехать в Столицу нет смысла. Но я не собираюсь оставаться наедине с этим преступником, чтобы он не натворил, в одном доме. Вдруг он действительно надумает убить меня? Кто его знает? Почему он сбежал? Об этом не было ни одного слова, просто факт - Принц сбежал.
        Не важно. Хорошие Принцы от хорошей жизни не бегут. Просто доложить о случившемся и все.
        Разогнала свою лошадь до бешеной скорости. Не успела одеться, а потому замерзла страшно. Ладно, надо потерпеть. Доберусь до ближайшей таверны или трактира, там попрошу теплую одежду. Как представителю власти мне окажут услугу и предоставят все, что я потребую.
        Думаю о том, насколько данная информация нужна ир Зарцэну? Вдруг он все-таки примет решение взять меня на работу в Департамент уже сейчас? Не хочу больше назад, не хочу возвращаться в дом Кайтранов. Когда Вэйран вернется, Кави ведь ему все расскажет. Даже если не сам, ведь к тому моменту он, скорее всего, будет сидеть в тюрьме…
        Вспышка перед глазами появилась столь внезапно, что я ничего не успела сообразить. Вот я скачу на лошади, а тут вдруг адская боль и из легких выбивает весь воздух. Лежу на холодной земле и смотрю в звездное небо. Сегодня полнолуние, луна освещает все вокруг достаточно хорошо.
        Лежу и делаю глубокие вздохи, слушаю, как удаляется моя лошадь. Куда она? Что произошло? Это Кави? Наверняка. Он принял решение. Значит нужно как можно скорее бежать.
        С трудом перекатываюсь на бок, все тело болит и ломит, не слушается, сопротивляется. Сажусь и упираюсь ладонями в землю, ищу его. Спереди, справа, слева, сзади. Кави нигде нет, хотя поляна, на которой я свалилась, подсвечена идеально. Прятаться негде.
        Но дело не в ир Фиррате.
        Метрах в пяти от меня я вдруг вижу… сумеречный дух. Тот самый, что я видела по дороге, когда возвращалась из Столицы. О, нет…
        К сожалению, этот дух не добродушный и, не дожидаясь, пока я там что-то соображу, резко срывается с места и пытается меня атаковать. Будем честны: моя сильная сторона - это законы, против озлобленного духа я ничего не могу.
        Он подхватил меня столь быстро и стремительно, что я даже на секунду просто испытала короткую вспышку радости из-за ощущения полета.
        Зря. Потом ведь я прилетела. Дымка, которой был окутан сумеречный дух, развеялась и я обнаружила себя в нескольких метрах над землей. Полетела вниз. Удар о землю был невыносимым. Кажется, сломала плечо, воздух снова выбило из легких.
        Он же так убьет меня…, а разве не эту цель он преследовал?
        Еще один удар - меня подбрасывает в воздух, ноги как-то странно взлетают, а потом по привычке пытаюсь встать на землю. Получилось, но по инерции я так же грохнулась на колени. Хотя бы на колени!
        Пробую подняться на ноги - все болит страшно, но мне бы жизнь спасти! Больно, значит жива! Беги!
        Назвать этот позор бегом было нельзя, я скорее хромала в сторону…, да хоть в какую сторону! Только бы уцелеть! Боги! Помогите! Сейчас бы не помешал тотем! Да, как и большинство жителей Империи, я в это все не верю! Но под угрозой смерти и в кукурузное зернышко поверишь, лишь бы помогло!
        Дух был очень злобным и видимо решил надо мной потешаться, истерзывая мое и так израненное тело. Он толкал и пинал меня, каждый раз роняя меня и нанося все новые увечья. По щекам текли слезы бессилия, я так ужасно сдавалась, что было обидно, не то слово. Духу не предъявить обвинения, он же не гражданин Империи!
        Боги, спасите!
        Когда я услышала ржание лошади, я сначала обрадовалась. Неужели моя прекрасная лошадка решила вернуться за мной? Это бы мне очень помогло! Я бы забралась на нее (в теории, конечно), и она бы ускакала в сторону Столицы, подальше от этого жуткого злобного духа.
        Еще одно ржание и я слышу Возницу, тормозящего лошадей. Что? Успеваю обернуться и перестаю даже пытаться дышать - ко мне бежит Кави. Демоны пустошей! Что же мне так не везет-то?
        Клинки в его руках, он мчится так быстро, что я понимаю: это конец. Отлично съездила в Столицу. Ведь предупреждал меня о сумеречном духе!
        А может таков был его план? Кави просто надеялся, что дух убьет меня, и все беды на этом закончатся?
        Ну, теперь-то уже не важно. Волшебное перо я с дуру с собой не прихватила. Это конец.
        Почему-то вспоминаю сначала Вэйрана, думаю о том, что… вообще-то мне было с ним очень интересно работать. Если бы только Боги дали мне еще один шанс, я бы непременно выбрала остаться в доме Кайтранов.
        Если бы, конечно, он простил меня за предательство.
        Кави настигает меня, я закрываю глаза, а потом удар и наступает конец…
        ***
        Говорят, после смерти ты сначала попадаешь в обычное место. Ничем особым от нашего мира оно не отличается, но согласно преданиям, в этом месте умершая душа находит успокоение. Она понимает и осознает свою смерть, а затем постепенно переходит на нужный уровень.
        Еще говорят, что это место обычно похоже на мирской рай.
        Открываю глаза и понимаю, что лежу. Немножко укачивает, голова кружится, но не критично. Потихоньку осознаю, что сейчас нахожусь в карете и… лежу на чьих-то коленях? Чуть приподняла голову и разинула рот от ужаса удивления. Кави!
        Сомнительный рай!
        Подскочила и попыталась отползти. Получалось плохо, потому что тело слабо…, но тут накрывают воспоминания.
        Злобный дух, атака, нападение, Кави бежит ко мне…
        На помощь?
        Меня настолько поразила эта мысль, что меня мгновенно бросило в жар. Как это - на помощь? Пытаюсь вспоминать, анализировать, искать причины и следствия. Что произошло?
        Медленно, избегая резкого перехода, обвожу взглядом сначала карету, потихоньку добираясь глазами до Кави. Он больше не злится, скорее подавлен и очень устал. Смотрит на меня с обреченностью.
        Что?
        Сердце бухает в ушах, я еле-еле могу нормально дышать. Но тело не болит. Почему тело не болит?
        Карета продолжает ехать. Куда он везет меня? Что происходит? Моих данных явно недостаточно.
        - Что?.. - Пробую задать вопрос.
        - Я предупреждал, что там дух, - сообщает Кави. - Не самая удачная идея ехать в Столицу ночью. Еще и без сопровождения.
        - И?..
        - Убил его, конечно. Чего он болтаться будет? Пока еще мага высшей степени пришлют. - Безразлично пожимает плечами.
        Убил духа, он убил духа. Осматриваю себя, силюсь задать вопрос, но и на него готов ответ.
        - Заклинание исцеления, - сообщает. - Я в этом не спец, поэтому вылечил тебя не полностью. Но хотя бы кости встали на место.
        Значит, правда. Или это все же сон? Не может этого быть, просто не может. Ведь это… Сглатываю волнение, потому что понимаю: сейчас я подниму тему, которую нельзя поднимать.
        - Дух был враждебным, - смотрю в его темные глаза полные горечи и обиды. - Ты бы мог не успеть и все бы решилось. Никто бы тебя не осудил. Случайность, просто стечение обстоятельств. Ничего более. Почему ты спас мне жизнь?
        Кави очень долго молчал и смотрел мне в глаза в ответ. Думал ли он о чем-нибудь или просто пытался справиться с собственной усталостью. Но когда он решил мне ответить, сначала он улыбнулся.
        - Если ты задаешь мне этот вопрос, то ты меня совершенно не знаешь.
        Это была странная фраза, которую я не совсем поняла. Конечно, не знаю! Ты тут на меня бросался изо всех сил, пытаясь обвинить невесть в чем! А теперь - я тебя не знаю! Вот и заявление!
        Впрочем, когда первый всплеск возмущения спал, я немного успокоилась. Так мы и ехали, глядя друг другу в глаза неотрывно. Как будто ждали нападения или наоборот. Кто-то из нас мог бы сдаться?
        Медленно мысли добрались и до пункта назначения. Уж слишком долго ехала наша карета, чтобы мы в итоге направлялись в дом Кайтранов.
        На улице стояла глубокая ночь, когда мы прибыли в Столицу. Какое-то время мы молчали, Возница зевал и устраивался поудобнее. Через какое-то время он захрапел, а мы так и просидели с Кави. Больше в глаза друг другу не смотрели, просто ждали рассвета.
        Эта была очень долгая и мучительная ночь, но спать мне совсем не хотелось. Что я, что он, мы как будто ждали приговора. Но в какой-то степени я была даже рада, что так получилось. У меня было время все хорошенько обдумать. Видимо нападение совершенно вышибло из меня все желание отдыхать сегодня.
        Я думала о том, что узнала, о том, что произошло, о том, что теперь будет. Разве же любое мое действие не приведет теперь к катастрофе? Разве же я могу судить одного беглого Принца по тому, что он сделал для меня? Будет ли это справедливо? Правильно? По закону? Что есть закон, когда случается нечто подобное?
        Мне просто не верилось, что он спас мне жизнь. Он был готов меня уничтожить, даже несмотря на все запреты. Ради него, ради Вэйрана. Но он был к этому готов.
        А теперь он привез меня в Столицу, чтобы я заявила на него.
        Ком застрял в горле, когда первые работники Департамента пришли открывать здание. Все, кто видел наш экипаж, были несколько удивлены столь раннему визиту. Но ничего не поделаешь, дело не требовало отлагательств.
        Я знаю, что закон диктует свои правила. Но ведь за людей говорят их поступки. В моих ли полномочиях принимать подобные решения?
        Не думаю. Я должна действовать по правилам. Это все что я знаю и умею.
        Вздохнула и стала открывать дверцу, как вдруг Кави поймал меня за руку. Хотелось выдернуть, но он держал едва ли, слегка касался, просто чтобы меня задержать. Обернулась. Он не смотрел на меня, уже как будто бы смирился.
        - Пожалуйста, не сообщай, что я был все это время у Рана, - попросил внезапно он.
        Это просто поразило меня до глубины души. Ком застрял в горле, я даже не знала, что сказать. Да и нужно ли было? Он на пороге международного суда, который скорее всего вынесет смертный приговор, а он беспокоится о Вэйране?
        Не смогла больше сдержать слез, выскочила из кареты и бросилась к Департаменту. По щекам ручьи, всхлипываю, не могу, не могу. Ну как он?.. Мог?..
        Забегаю в здание и замираю. Делаю глубокие вздохи, пытаюсь восстановить дыхание. Слезы высыхают еще не скоро, нужно слишком много времени, чтобы хоть немного прийти в себя.
        Когда наконец собираюсь, медленно иду к нужной двери. Работники потихоньку собираются, заходят в свои кабинеты, торопятся по коридорам - мечта всей моей жизни. Вот, как я хотела сейчас жить. Чем заниматься.
        А что сейчас есть у меня?
        - Доброе утро, - улыбается мне девушка, выдающая заявления.
        Я еще недолго думаю над своим решением, а затем делаю глубокий вздох.
        - Дайте мне заявление номер 342.
        Девушка по-прежнему улыбается и достает нужный бланк, протягивает мне. Рассматриваю графы, колонки, перед глазами снова мутнеет. Сажусь за ближайший столик и начинаю старательно заполнять. Очередная стандартная форма, которая меняет жизни людей.
        Когда все закончено, выхожу на улицу и возвращаюсь в карету, без сомнений забираюсь внутрь. Кави не торопится, выглядывает в окно, ищет кого-то снаружи.
        - А конвоиры меня не заберут? - Уточняет как-то даже с претензией, мол, «Не могла все нормально сделать?».
        - Заявление будут рассматривать до тридцати дней, - объясняю.
        - А, - кривится, складывает руки перед собой, вздыхает и отворачивается к окну. - Значит у меня еще тридцать дней.
        - Иногда рассматривают раньше, - без эмоций сообщаю я.
        Кривится сильнее, стучит вознице, и мы возвращается домой.
        Как это ни странно, но то ли мое имя помогло, то ли так совпало, но заявление рассмотрели за пять дней. На шестой день ранним утром почтальон принес документы. Верт сбегал за ними и принес мне в столовую за завтраком. В этот момент здесь находились все жители дома Кайтранов, включая Кави. То ли он предчувствовал беду, то ли какие-то иные обстоятельства, о которых мне неизвестно, но после поездки в Столицу он каждый день вставал очень рано. Непривычно для него, но тем не менее.
        Когда он заметил конверт, он тут же напрягся и перестал жевать, потеряв аппетит. Потом резко поднялся из-за стола и отправился к себе в комнату. Я последовала за ним. Он шел быстрее меня, потому я настигла его только в комнате, когда он крутил перед собой два бархатных камзола.
        - Никак не решу, какой лучше, - хмурясь так, будто это сейчас самое главное, рассуждал он. Я облокотилась о косяк двери и молча наблюдала за ним. - На виселицу точно надену тот противный желтый. Так меня хоть запомнят. «Эй, помнишь того цыплёнка?».
        Пародировать он умел.
        Кави презрительно скривился, глянув в свою гардеробную. Любая модница бы позавидовала. Я лишь улыбнулась и подошла к нему ближе. Протянула конверт.
        Он все не отрывался от камзолов, но краем глаза, конечно же, смерил конверт презрительным взглядом. Вздохнул. Отложил одежды и взял конверт. Пару минут он молча смотрел на него, будто из него мог выпрыгнуть палач и немедленно отрубить его голову. Но поскольку этого пока не происходило, он все-таки открыл его.
        - Уважаемый Кави ир Фиррат, - заговорила я. Кави аж вздрогнул от неожиданности. - Как законный представитель Департамента по юридическим делам, я рада проинформировать Вас о том, что Ваше заявление на получение имперского гражданства рассмотрено в Вашу пользу. Теперь Вы являетесь официальным гражданином Империи и получаете все права, которые имеет каждый гражданин.
        Кави смотрел на меня, не моргая широко раскрытыми глазами. Остолбенел, не то слово, как будто в камень превратился. Так и держал конверт на вытянутой руке, не в состоянии даже вздох сделать.
        Интересно, в ту ночь в карете я также смотрелась со стороны?
        Когда он наконец-то сумел взять себя в руки, выдал он что-то нечленораздельное. Но я вовремя подхватила.
        - По законам Империи, любой гражданин иного Королевства, желающий получить гражданство по той или иной причине, имеет на это полное право, если по вынужденным обстоятельствам пробыл на территории Империи минимум год. Но я так полагаю, у Вас срок будет даже больше.
        - Этот закон был принят в отношении беженцев, которые никак не могли получить гражданство. Раз уж Вы - беглый Принц, то расцениваетесь как беженец. А посему имеете право.
        Кави молчал, продолжая буравить меня своими широко распахнутыми глазами.
        - Но?..
        - Знание законов, ир Фиррат, дает свои привилегии, - слабо улыбнулась. - Пусть я не самая сильная магиня в этом мире, но применять законы на практике я умею.
        Еще несколько минут тишины и в глазах Кави появляется легкая тень понимания происходящего. Улыбаюсь, потому что забавно его таким видеть.
        - Почему? - Наконец глухо спрашивает он.
        А теперь я улыбаюсь еще шире.
        - Если ты задаешь мне этот вопрос, то ты меня совершенно не знаешь, - говорю ему в точности то, что сказал мне он.
        А потом просто ухожу.
        Да, он беглый Принц, ну и что? Он мог бы дать мне погибнуть, но он выбрал спасти меня. Может быть, я и нарушила парочку законов, но зато моя совесть чиста. Мы с ним в расчете.
        - Хозяин! Хозяин вернулся! - Воскликнула Мойла снизу.
        Тепло разлилось у меня по телу, я улыбнулась шире и бросилась вниз.
        ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
        ВЭЙРАН
        Заглянув в Храм и собрав свои вещи, я еще недолго пробыл там, где прошло мое детство. Нужно было возвращаться, но я не торопился. Хотелось немного почувствовать это место, вспомнить те ощущения, что я испытывал тогда. Несмотря на все, что на меня свалилось, это все же было благословение.
        Покой. Которого мне иногда сейчас так не хватало.
        Но медлить было нельзя, меня ждала работа, с которой я был обязан разобраться.
        Вернулся телепортом, появившись у ворот, чтобы не очень пугать домочадцев. Даже несмотря на предосторожности, все равно просчитался и появился перед одним крестьянином, что нес тюки по дороге мимо дома Кайтранов как раз в тот момент. Крестьянин так перепугался, что уронил все на землю. Помог ему все собрать, извинился, но дедок, похоже, после парочки внимательных взглядов, принял решение мимо моего дома больше не ходить.
        - Хозяин! Хозяин вернулся! - Крикнула Мойла, выбежав мне навстречу.
        Не успел как следует зайти, а она уже бежит ко мне, радостная, улыбчивая, в глазах слезы. Подбежала, поклонилась, давай приветствовать. Домочадцы посыпались кто откуда, кто-то кричал: «Ура!», кто-то бежал встречать. Да, ради такого возвращения стоило так надолго уезжать.
        - Что с Вашими одеждами? - Замечала за меня Мойла. - Вы не пострадали?
        Ариор действительно постарался и в клочья разорвал большую часть одежды. Но раны уже давно были историей, я успокоил ее, заверив, что все хорошо.
        Встречать прибежал и Верт. Совсем не как обычно он мялся где-то позади радостной толпы, а когда представился шанс, приветствовал меня, упав в ноги. Попытался его поднять, но он отказался вставать в моем присутствии. Что еще должно случиться, чтобы он перестал испытывать передо мной чувство вины?
        Из дома появилась Валетта и…, меня озарило вспышкой радости. Не думал, что мог так сильно по ней соскучиться. С чего вдруг? Мы же просто работаем вместе…
        Улыбаясь, она шагала мне навстречу.
        - Вэйран, добро пожаловать домой, - приветствовала и она.
        Это почему-то было очень важно. Я улыбнулся ей и хотел взять ее за руку, но в такой толпе это было практически невозможно.
        Вскоре вышел и радостный Грум, без всяких церемоний обнял меня и даже прослезился. Мойла закрутилась, завертелась, забегала туда-сюда, раздавая указания готовить вкусности и пировать по поводу моего возвращения. Домочадцы заторопились и разбежались по ее поручениям.
        Когда из дома наконец-то вышел Кави, я сначала испугался. Он был настолько чем-то поражен, что я даже не узнал его. Где же его обычное презрение? Где самоуверенность и напыщенность? Их не было, только неподдельное удивление и ошарашенность.
        - Кави! - Помахал ему я, как бы привлекая внимание.
        Он смотрел на меня, но выглядел так, будто пребывает совсем в другом месте. Он моргнул пару раз, выдавил слабую улыбку и снова ушел в себя. Я глянул на Грума - тот лишь пожал плечами.
        Весь день в доме Кайтранов царила атмосфера праздника. Повара и поварихи наготовили всяких вкусностей, Мойла с другими девушками украсили дом, развесив гирлянды с фонариками, столы накрыли праздничной скатертью. В общем - мое возвращение стало национальным праздником.
        После всех торжеств, игр и вкусностей, по старой доброй традиции мы с Кави и Грумом отправились в трактир, чтобы обсудить все дела, случившиеся за время моего отсутствия. Поначалу было сложно, потому что Кави продолжал молчать и о чем-то усиленно размышлять. Это начинало беспокоить, ведь своего друга я таким почти никогда не видел.
        - Да что происходит? - В который раз спросил я.
        Кави лишь отрицательно мотал головой, потихоньку разбираясь с содержимым своей кружки.
        - Пока тебя не было, - решился начать вводить меня в курс дела Грум, - в Столице кое-что случилось. Думаю, тебя это заинтересует. - Грум как-то очень пронзительно смотрел мне в глаза. - Помнишь Лассара Йерами ир Хатунэй?
        Я покопался в своей памяти и вспомнил его. Мой ровесник, статный аристократ, выходец из знатной семьи, начитанный, умный. Когда нам было по двадцать пять, мы вместе получали звание магов высшей степени. Не скажу, что знаю его хорошо, но представление о нем какое-то имел.
        - Помню.
        - Так вот, насколько ты помнишь, он работал личным магом высшей степени у Принца Садэри.
        - Ты сказал - работал? - Активизировался внезапно Кави.
        - Именно, - Грум скривился и спрятал взгляд на дне кружки. - Убили беднягу.
        Последние слова повисли оглушающей тишиной во всем трактире. Удивительно, ведь народу было полно.
        - Кто? - Спросил я.
        - Кто бы знал, - пожал плечами Грум.
        - Значит, это не личная неприязнь, - быстро сделал выводы Кави, глянув на меня.
        Да, у меня была такая мысль, но подтверждения не было. До сего момента. Хоть и нельзя утверждать категорично, ведь обстоятельства дела нам неизвестны.
        - Когда это случилось? - Уточнил.
        - Только вчера из Столицы пришли вести, - объявил Грум. - Пока запроса не было.
        Он имел в виду расследование, которое не то, что стоит, обязательно необходимо было провести. Парадокс заключался в том, что подобного рода преступление свойственно расследовать магам высшей степени. Раньше по таким вопросам посылали ко мне. Но до официального запроса пока еще не дошло, поэтому я не знал, придет ли приглашение.
        - Лучше бы они позвали кого-то другого, - поморщился Кави. - Не нравится мне все это, Ран. Мага высшей степени убивают во Дворце, под носом у правящей династии. Это явно не пустяк. Поедешь туда и какова вероятность, что тебя не убьют?
        - Даже если призовут по долгу службы - подготовлюсь.
        - Ага, как будто ир Хатунэй был не готов, - фыркнул Кави. - Лично Принцу все-таки служил.
        - А что до Принца, кстати? Он не пострадал?
        - Говорят, что нет, - покачал головой Грум. - Но ты же знаешь: многое умалчивается в интересах Империи.
        Это правда. У стен есть уши, а если враг завелся где-то в верхах, лучше уж точно не распространяться о тех или иных подробностях произошедшего. Меня лично этот вопрос волновал, но не до такой степени, чтобы я начал переживать. Магов высшей степени в Империи было по пальцам пересчитать, потому что каждый из нас представлял собой сильную боевую единицу. И если начнется война, мы будем одними из самых сильных солдат в имперской армии.
        Было ли это как-то связано? Я посмотрел на Кави - он допил содержимое своей кружки и вздохнул.
        - Знаю, что ты думаешь, - произнес он. - Но доселе мне ничего не известно о планах моего отца. Ты знаешь, что он невероятный трус и не пойдет против целой Империи. Но то он. Что же до моего брата…
        Кави скривился и уставился в окно, не желая больше это обсуждать. Да, я понимал, что информации было мало. Когда Кави бежал из Королевства, его объявили предателем и запретили кому бы то ни было вступать с ним в контакт. Но даже под угрозой тюремного заключения, а в некоторых случаях даже смертной казни, нашлись преданные своему Принцу подданные. Они-то и поставляли информацию моему другу, частенько снабжая его некоторыми подробностями дел, какие творились в Королевстве Виландри.
        Происходило это не так часто, как хотелось бы, ведь отлучаться от двора и направляться к границам Империи незамеченными довольно сложно. Однако если такое происходило, Кави получал ценные знания о положении дел в Королевстве.
        - Ладно, подождем, - закрыл тему я. - Кави, может, ты все-таки расскажешь, что с тобой случилось?
        Поскольку в разговоре он подал признаки своего возвращения, я рассчитывал на то, что он уже готов ввести нас в курс дела на счет своего необычного поведения.
        Но мой лучший друг, вспомнив о тех событиях, что привели его к подобному поведению, вновь ушел в себя на некоторое время и перестал присутствовать рядом с нами. Я уже начинал беспокоиться.
        - Да что произошло? - Кави молчал. - Валетта?
        Кави наконец-то глянул на меня вполне осмысленным взглядом и выдал самое неожиданное, что от него можно было услышать:
        - Она хорошая.
        Грум мгновенно подавился и закашлялся, я на секунду даже отпрянул и удивился так, как никогда не удивлялся.
        - Что произошло? - Без эмоций спросил я.
        Кави опустил глаза и пару секунд, словно раздумывал над чем-то, а потом полез во внутренний карман своего камзола и извлек конверт с официальной печатью Департамента. Протянул мне. Я был удивлен, но раз уж он пошел на контакт, развернул конверт и извлек оттуда пачку документов.
        Изучив их все, я вернулся взглядом к другу.
        - Как она узнала? - Спросил я.
        - Она очень умная, Ран, - в этот раз без сарказма и ноток надменности, даже как будто бы хвалил Кави. - Просто почитала историю Виландри. И все. Если бы я знал, что она догадается…
        И Кави ухмыльнулся. Грум, который только что откашлялся, уставился на меня так, будто перед нами Император только что сплясал.
        - И… что было дальше? - Поинтересовался я.
        Кави ухмыльнулся и вздохнул.
        - Просто запомни: она хорошая.
        Было странно слышать эти слова именно от Кави, но раз уж он об этом говорит. Конечно же, мне было интересно, что сделала Валетта такого, что так впечатлила Кави. То есть - что заставило ее после того, как она узнала правду о моем друге, пойти на подобное? Она же законница, должна была первым делом доложить в Департамент.
        Но она подарила Кави то, что ему и в самых лучших снах не могло присниться. Я предлагал ему подать заявление на получения имперского гражданства, но каждый раз он просил меня этого не делать, дабы не привлекать внимание к дому Кайтранов. Мне было решительно все равно, но без его согласия что я бы мог сделать? К тому же я не знаю законы так хорошо, как знала их Валетта.
        Поздно вечером, когда мы возвращались домой, что-то буквально повисло в воздухе острой угрозой. Мои друзья тоже это чувствовали, настороженно шагали вперед и осматривали окрестности в поисках потенциальных преступников. К счастью, никто так и не повстречался нам на пути, однако, когда мы подошли к дому, стало ясно, что чутье нас не подвело.
        В конюшнях робко ютилась темная неприглядная карета. Увидев нас, Верт тут же рванулся ко мне.
        - Хозяин! - Шепотом говорил он, как будто нас мог подслушивать воздух. - Они приехали только что, мы хотели за Вами посылать!
        - Кто приехал? - Насторожился, глянув на дом.
        Мойла вышла из дверей чем-то совершенно ошарашенная. Увидев меня, она быстро засеменила мне навстречу.
        - Хозяин, пойдемте! - Таким же шепотом позвала она.
        Что происходит?
        Кави приготовил свои клинки, Грум исчез, решив обойти с другого входа, я же просто вздохнул, перебирая в голове подходящее заклинание. Кто бы ко мне не пришел, если он настроен враждебно, живым он отсюда не уйдет. Что еще думать, после новости о смерти мага высшей степени? Это же кем надо быть, чтобы убить одного из нас? Мы ведь не последние магии Империи, тогда как вышло, что ир Хатунэй мертв?
        Мойла торопилась, все время оборачивалась по дороге и оглядывалась на нас, как будто боялась, что мы отстанем. К своей миссии она отнеслась с большой серьезностью, что настораживало еще сильнее. Было понятно, что вела она нас в гостиную. Если бы то был один гость, она бы пригласила в кабинет. Значит их несколько. Ладно, справимся.
        Поскольку было уже поздно, Мойла успела зажечь только несколько свечей, а посему в просторной гостиной царил полумрак. Я заметил Грума, подбирающегося к комнате со стороны дверей, выходящих во двор - предосторожности еще никому не помешали.
        Итак, гости: их было трое, все закутаны в дорожные черные плащи с капюшонами, надвинутыми на лица. Несмотря на то, что они сидели, я понял, что это были мужчины. Спины прямые, позы уверенные.
        - Добрый вечер, - холодно поприветствовал я.
        Все трое синхронно поднялись, я услышал, как лезвие клинка Кави звякнуло, покидая ножны. Если будем биться, то преимущество на нашей стороне. Нам гораздо легче сейчас укрыться за стеной в коридоре. К войне всегда нужно быть готовым.
        Двое из троицы то ли знают, что мы готовим нападение, то ли по привычке, но возлагают свои ладони на эфесы клинков. Вижу рукояти, хмурюсь, потому что узнаю их. Смотрю на третьего незнакомца - он уверенно шагает ко мне и снимает капюшон.
        - Здравствуй, Вэйран Динари ир Кайтран, - приветствует он.
        Если честно - немножко не ожидал, потому сразу даже не сообразил, что говорить. В чувства привел снова звякнувший клинок Кави, который он уже спокойно убрал в ножны. Была причина.
        - Приветствую Вас в моем доме, Ваше Высочество, наследный Принц Садэри, - произнес я.
        ***
        Такой встречи по возвращении домой я уж точно не ожидал. Мойла, пораженная тем, кто посетил дом Кайтранов (а Принца Садэри в лицо знала вся Империя), побежала на кухню готовить угощения. Принц от всего отказывался, но даже он не смог устоять от вкуснейшей домашней выпечки, которую готовила Мойла.
        Поскольку ко мне домой не часто наведываются представители императорской династии, на всякий случай я пригласил на разговор и Валетту. На удивление, когда она появилась и увидела Принца, она восприняла его появление вполне спокойно. Поклонилась, улыбнулась, поприветствовала - нормы приличия были соблюдены.
        Принц Садэри был еще молод, ему еще не было двадцати пяти, и его юношеское лицо легко скидывало ему лет пять. Он был хорошо натренирован, умел себя подавать (естественно, он же Принц), отдавать указания и приказы. Так, например, первым делом он приказал заменить свечи в гостиной, ибо эти, по его мнению, имели слишком резкий запах.
        Пришлось нести ароматические свечи, дабы ублажить власть.
        Принц Садэри был похож на своего отца. Такие же несколько неправильные, но все же аристократичные черты лица, прямой длинный нос, раскосые голубые глаза, темные, забранные назад волосы. Пройдет еще несколько десятков лет и его будет легко спутать с Императором.
        Принц занял весь большой вельветовый диван (Мойла привела его в гостиную для именитых гостей), рядом на креслах расположились его личные наемники. Оба не вызывали доверия, смиряя каждого из присутствующих угрожающим взглядом. Их можно было понять, у них приказ защищать Принцу жизнь. Но после пятнадцати взглядов в нашу сторону можно было уже перестать подозревать в нас изменников Империи.
        Я сидел напротив Принца, рядом расположилась Валетта. Кави и Грума в связи с тем, что они «не имеют отношения к делу» Принц попросил удалиться. Друзья молча поклонились и ушли. Так что остались только мы с Валеттой, как представительницей Департамента. Хотя Принц сначала был и против нее.
        В общем, когда Мойла принесла чай и выпечку, прошла добрая половина ночи.
        - Я так понимаю, моего визита ты явно не ожидал, Вэйран, - заметил Принц Садэри, отпивая душистый чай.
        - Признаться честно, Вы застали меня врасплох, Ваше Высочество, - улыбнулся я.
        - Слышал ли ты что-нибудь об убийстве мага высшей степени? - Поинтересовался он.
        Несмотря на то, что смотрел я строго на Принца, удивление на лице Валетты я краем глаза углядел. Мне была интересна ее реакция на происходящее.
        - Да, - подтвердил. - Узнал только сегодня вечером. Большая трагедия.
        - Но не случайность, - Принц напряг челюсть и сжал кулаки. - Это было спланированное нападение. Лассар работал на меня, и это покушение было в первую очередь направленно против меня же.
        Принц ждал то ли вопросов, то ли ответов, но я не мог себе позволить разговаривать с ним, как раньше с Кави и Грумом. В общении с Принцем вольности карались даже смертью.
        - Я здесь по причине, Вэйран, - подался вперед Принц, и я прочитал в его взгляде тревожность. - Мне нужна твоя помощь.
        - Конечно, Ваше Высочество, я сделаю все, что в моих силах, - пообещал я. - Что от меня требуется?
        - Я хочу найти преступника, - сообщил очевидное Принц.
        - Ясно. Расскажите мне все, что знаете.
        - Хорошо, - кивнул Принц, потом взглянул на своих наемников, а потом и на Валетту. - Здесь точно безопасно обсуждать подобные вопросы?
        - Вполне, - не колеблясь ни секунды подтвердил я.
        Принц еще немного времени уделил чаепитию и поеданию вкусного вишневого пирога. И где только Мойла нашла вишню в ноябре? Впрочем, о ее неординарных способностях я знал давно, чего и удивляться?
        - Все началось два года назад, - стал рассказывать Принц. Напряжение в его голосе выдавало серьезную обеспокоенность. Впрочем, не удивительно, все-таки покушение и убийство мага высшей степени - это серьезное преступление. - Тогда это случилось впервые.
        - Что именно? - Не совсем понял я.
        Принц посмотрел на меня сначала сурово, будто осуждая, за то, что я перебил его. Но потом смягчился и вздохнул.
        - Ты должен поклясться, что никому и никогда не проговоришься, - попросил Принц.
        - Конечно, Ваше Высочество, клянусь, - пообещал я.
        Принц взглянул на Валетту. Она, как всегда, была в своем репертуаре.
        - Согласно закону любая передаваемая информация от императорской семьи во владение официального представителя Департамента является засекреченной и не подлежит распространению.
        Принц сначала еще кивал, но под конец слегка нахмурился и вопросительно глянул на меня. Я лишь горделиво улыбнулся, мол, «Смотрите, какой у меня юрисконсульт». Принц Садэри это принял и снова вздохнул.
        - По случаю именин нашей двоюродной сестры во Дворце был устроен прием, - начал рассказывать Принц. - Очередные скучные разговоры, танцы и прочее. Иногда я завидую тебе, что ты избавлен от их посещения. - Принц даже ухмыльнулся, глянув в мою сторону. - Так вот, отцу в тот день преподнесли подарок. Уникальный диковинный десерт, якобы шедевр лучших поваров Империи. Мы были на приеме, еда проверялась, но этот десерт каким-то образом попал в руки отца без его ведома.
        - Он был отравлен? - Уточнил я.
        - Что-то в этом роде, - Принц скривился. - Сначала ничего не случилось, и мы забыли об этом событии. Однако позднее у отца стали появляться… какие-то страшные следы на теле. Он сначала не придавал им значения, но лекари не могли понять, что происходит. Скверна или что это такое, распространялась по телу, разрушая его. Магия не помогала, она могла только приостановить распространение заразы.
        - Как вы поняли, что дело в десерте?
        - Все дело в мальчишке-поварёнке, - объяснил Принц, выкручивая себе пальцы от напряжения, - на таких балах всегда полно еды, отец и не съел все, оставил часть. Вот мальчика и не удержался. Во Дворце сообщили, что он заболел тем же недугом, что и Император. Вот мы и нашли связь.
        - Лекарство так и не было найдено, но на этом все не закончилось. Несколько раз было предпринято почти успешных попыток убийства Императора и всей нашей семьи. Одно из них произошло не так давно, летом. Нас снова пытались отравить. Повезло, в последний момент кто-то из поваров заметил, что не готовил блюда, которые нам подали. Вот мы и остались в живых.
        Принц снова тяжело вздохнул.
        - Я понимаю, что будучи монаршей семьей невольно подписываешь себе смертный приговор, но подобного раньше не случалось. Император очень сильно болен, а найти лекарство не представляется возможным. Куда мы только не посылали и кого не приглашали. Ничего не помогает.
        - Если… - Принц напрягся и опустил взгляд, - если все станет еще хуже, Император будет вынужден назначить своего приемника. Как только дела стали идти хуже некуда, он уже задумался о моей безопасности. Поэтому он приставил ко мне мага высшей степени, дабы он охранял меня.
        Принц снова заглянул мне в глаза с немой мольбой.
        - Но теперь он погиб, а я больше не знаю, к кому мне обратиться, - признался он. - Ты помогал отцу, Вэйран, в его самых безумных идеях и начинаниях. Ты всегда преуспевал. Когда Лассар погиб, я сразу же подумал о тебе. Мне нужна твоя защита и помощь в обнаружении предателя.
        - Конечно, Ваше Высочество, я все сделаю, - пообещал сразу же я, и Принц несколько расслабился, выдохнул напряжение, как будто я мог ему отказать.
        - Эм… простите, могу я задать несколько вопросов? - Осторожно поинтересовалась Валетта.
        Принц взглянул на нее почти без напряжения и кивнул.
        - Как погиб маг высшей степени?
        - Все случилось так быстро. Я уже отходил ко сну, что-то происходило за дверью моей спальни. Я услышал какую-то возню, а когда вышел, увидел хлопок и Лассара, который буквально растворился в воздухе.
        - Вы уверенны, что он погиб? - Уточнил я.
        - Не часто после взрыва тела выживают, - невесело хмыкнул Принц.
        - Кто был с ним? - Продолжала Валетта.
        - Никого. В том-то и дело. Я вышел и осмотрелся, но никого не нашел. Как будто… - Принц Садэри посмотрел мне в глаза, - кто бы то ни был, использовал телепорт.
        - Только маги высшей степени могут использовать телепорт, - озвучила скорее для себя Валетта. - У Вас есть подозреваемые?
        - Нет, - задумавшись на секунду-другую, покачал головой Принц. - В том-то вся и проблема, что я даже не представляю, кто все это затеял.
        Да, это действительно проблема. Но не неразрешимая. Даже духов можно победить, не говоря уже о людях. Или магах.
        Некоторое время мы еще обсуждали разные детали, а потом пришли к выводу, что отпускать Принца обратно в Столицу одного явно не стоит. Разместили его в самых лучших покоях и на всякий случай я поставил магические ловушки. Мало ли? Лучше перестраховаться, чем недосмотреть.
        Когда Принц нас отпустил, мы с Валеттой прошлись по коридору в полном молчании. Остановились у лестницы.
        - Кто бы мог подумать? - Посмотрела она на меня.
        - С другой стороны, нечто подобное вполне очевидно, - пожал плечами я. - Императорская семья, власть всегда кого-нибудь не устраивает.
        - Но маг высшей степени…
        - Да, это странно, - закивал в подтверждение, - но так или иначе, это будет интересное дело. Да?
        - Ты возьмешь меня с собой? - Валетта слабо улыбнулась.
        - Куда же я без тебя? Вдруг кто-нибудь в чем-то обвинит, а я и не отвечу ничего. Зато ты!
        Валетта посмеялась.
        - Буду стараться, - пообещала.
        Распрощавшись, она поднялась к себе, а я еще недолго смотрел ей вслед, раздумывая обо всем, что сегодня произошло. Стоило вернуться, и жизнь вновь завертелась и закружилась, словно вихрь. Жаль, что снова придется отложить дела с поисками сумеречных духов, но это подождет, пока есть кое-что поважнее.
        ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
        ВАЛЕТТА
        То, что я узнала о происшествии в императорском Дворце, стало неожиданностью. Конечно же, очевидно, что жизнь там тоже идет своим чередом, но что плетутся такие интриги, на императорскую семью совершают покушения - новость не из обычных.
        Увидев Принца Садэри собственной персоной в гостях дома Кайтранов, я почему-то только в тот момент осознала, насколько же высокое положение занимает Вэйран. Да, я знала, что он выполнял задания для самого Императора. Но знать и видеть своими глазами не одно и то же.
        Меня сильно обеспокоило, что мага высшей степени убили. Принц же попросил заняться расследованием Вэйрана, а он ведь тоже маг высшей степени. Если убили одного, могут же убить и другого.
        Я понимала, что Вэйран мог бы сомневаться, стоит ли ему браться за это дело. Но Принц попросту не оставил ему выбора. Когда Его Высочество приезжает к тебе в дом посреди ночи, тут даже если бы это был случайный крестьянин, проходивший мимо, отказать неудобно. А тут - сам Принц Садэри!
        Несмотря на срочность и бессонную ночь, наутро весь дом Кайтранов проснулся и каждый занялся своими обычными должностными обязанностями. Принц спал долго, до самого обеда и не торопился вставать. Поскольку его Высочество прибыл в дом Кайтранов тайно, с самого утра конюхи носились по конюшне, ухаживая за императорскими лошадьми, словно за самой драгоценной статуэткой из чистого хрусталя.
        Один только Верт брал на себя гораздо больше, чем стоило, по-прежнему продолжая винить себя за нападение. Поскольку мы все ждали, когда проснется Принц, чтобы уже отправиться с ним во Дворец, особо заняться было нечем. Вот я и стояла у окна, наблюдая за мальчишкой.
        Какое-то время я была одна, потом ко мне подошел Кави. Он нашел взглядом причину моего наблюдения и пару минут молчал.
        - Вряд ли это скоро пройдет, - имея в виду чувство вины перед Вэйраном, заметил ир Фиррат.
        - Да, я понимаю, - согласилась. - Похоже, единственное, что когда-нибудь сможет поменять его мнение, это если совершит нечто грандиозное.
        - Например, спасет Рану жизнь? - Хмыкнул Кави, а потом посмотрел на меня. - Будет сложно сделать это в его отсутствие.
        Я тоже глянула на Кави и улыбнулась.
        - Но мы же уезжаем не навсегда, - заметила я.
        - Тоже верно, - подтвердил вполне расслабленно он.
        После всего, что между нами произошло, не скажу, что мы стали лучшими друзьями. Но градус напряжения заметно снизился, и мы перестали концентрироваться на противостоянии. Что тут скажешь? Он повел себя совершенно для меня неожиданно, я не могла поступить иначе. Поэтому я была просто рада, что наши разногласия ушли на второй план.
        О том, что я пробралась в тайную комнату в кабинете Вэйрана мы также не разговаривали. Книга, которую я оттуда забрала, покоилась в стопке у меня в сундуках. Я не стала ее открывать, чувствуя, что лучше не нарушать личных границ. Да, у меня важное дело, которое необходимо выполнить. Но я не готова предавать Вэйрана даже перед самой собой, не то что перед кем-то другим.
        Между мной и Кави воцарилось перемирие. Не знаю, продлится ли оно долго, сможем ли мы в конце концов друг друга вытерпеть, но мне казалось, что если я возьмусь за чтение этой книги, я определенно разрушу ту зыбкую идиллию, которая невольно воцарилась с возвращением Вэйрана.
        К тому же теперь уезжать во Дворец…
        Собрались мы только ближе к вечеру и выехали не с кортежем, а обычным экипажем. Вэйран настоял на том, чтобы мы ехали в одной карете, ведь - мало ли? Вместе с нами также сели наемники, отчего стало очень тесно.
        По привычке мы с Вэйраном молчали, он смотрел в окно, я читала книгу. Но вот Принц и его наемники недоумевали.
        - Вы… не хотите меня еще о чем-нибудь расспросить? - Неуверенно спрашивал наследник престола.
        Мы с Вэйраном оторвались от наших важных дел, и взглянув на Принца, сообщили ему, что в этом нет нужды. Почему-то это Принца только лишь больше удивило. Но больше вопросов он не задавал и был задумчив и обескуражен до конца поездки.
        Прибыть в Императорский Дворец это не то же самое, что быстренько забежать в Департамент. Последний-то был величествен и впечатлял своими масштабами. Но до Дворца ему было очень далеко.
        Помпезный, величественный, великолепный, Дворец представлял собой множественные мраморные изваяния в виде башен, куполов, балюстрад и других сложнопредставляемых для понимания как это все сделано, построек, украшенных вырезанной из разноцветных камней изящной сетью. Вид был потрясающий, здесь каждый сантиметр подлежал подробному изучению.
        Но нам было не до красот.
        На входе Принца встречали Стражники, которые отвесили представителю монаршей династии глубокий поклон и поприветствовали его. Принц объявил о том, что мы с Вэйраном теперь служим ему, и наказал, чтобы весь Дворец об этом узнал. Стражники ничего не сказали, но уже к тому моменту, когда мы дошли до покоев Принца, все, кто нам встречались, сначала кланялись Принцу, а потом приветствовали нас, как ни в чем не бывало. Как будто мы тут всегда работали.
        Решив не терять ни минуты, мы сразу же стали изучать место преступления. Вэйран обнаружил остаточные магические следы, которые как он сообщил, принадлежали именно Лассару и никому другому. Это породило еще больше вопросов, а Принц уж совсем сник, вернувшись к своему нервозу.
        - Если нет следов, - нервно оглядывал коридор он, - значит, кто-то очень опасный подобрался ко мне.
        - Не волнуйтесь, Ваше Высочество, - успокаивал Вэйран, - мы будем рядом.
        - Ага-ага, - отмахивался Принц, - сегодня будет Прием по случаю помолвки моей сестры. Боюсь, кто бы ни пытался убить нас всех, он снова предпримет очередную попытку.
        - Мы будем там, чтобы этого не допустить, - пообещал Вэйран. - Отправляйтесь спокойно готовиться к предстоящему вечеру, обо всем остальном позабочусь лично.
        Не скажу, что Принц успокоился, просто нервно вздохнул только один раз, вместо двух, но мы с Вэйраном отправились в наши покои, которые вызвалась нам показать одна из многочисленных служанок. Наши комнаты были рядом, что меня лично очень порадовало. Да, я ничегошеньки не умею и не могу в плане магии, но мне как-то спокойно от того, что если на Вэйрана нападут, он там возможно закричит, а я это услышу.
        Правда размер покоев был таким, что даже если Вэйран начнет из пушек стрелять, я вряд ли услышу. Но не важно. Рядом - спокойнее.
        - Что ты думаешь обо всем этом? - Спросила я, потому что молчание уже затягивалось.
        Мы пока остались в покоях Вэйрана. Бесконечное овальное помещение с окнами в пол, было прикрыто тюлевыми занавесками и тяжелыми синими гардинами. Большая кровать с балдахином того же сапфирового оттенка могла бы вместить в себя человек десять, не меньше. Остальные предметы мебели вроде тумбочек, диванов и кресел, просто терялись в масштабах всего помещения.
        Поскольку в комнате был балкон, с которого открывался потрясающий вид на Столицу, мы с Вэйраном выбрали созерцание. Город мерцал многочисленными огнями. С балкона казалось, будто мы Боги, наблюдающие за всем миром.
        - Я думаю, что все здесь не так гладко, как кажется, - признался он, вглядываясь в даль.
        - Что-то показалось тебе во всем этом гладко? - Хмыкнула.
        Вэйран тоже улыбнулся.
        - Что-то не сходится, - озвучил свои подозрения он. - Почему маг высшей степени использовал магию, а его противник нет? Но в конечном итоге маг мертв, а его противник разгуливает на свободе.
        Задумалась.
        - Если бы ты искал слабые места у самого себя, с чего бы ты начал? - Поинтересовалась я.
        - С человеческой плоти, - ухмыльнулся Вэйран и взглянул на меня. - Но дело в том, что к магу высшей степени не подобраться.
        - Но… - я размышляла над его словами недолго, - могло бы быть такое, что его тоже отравили? Никто ведь не проверял его еду.
        - Может быть, - согласился Вэйран. - Планирую осмотреть Дворец и поискать следы, может преступник оставил их.
        - А я, пожалуй, наведаюсь в библиотеку и изучу книжки по всем известным ядам, - сообщила я. - Не то, чтобы я не доверяла лекарям, но… всегда есть шанс, что где-то что-то кто-то пропустил.
        Вэйран улыбнулся и шагнул чуть ближе. Я замерла и задержала дыхание, а он положил ладонь мне на плечо. Это была приятная близость и жест с его стороны.
        - Будь, пожалуйста, осторожна, - попросил он. - На всякий случай… - он достал из внутреннего кармана камзола неприметный браслет, кажется из черного оникса, - носи его и не снимай. Если что-нибудь с тобой случится, или тебе покажется, что тебе угрожают, просто прикоснись к браслету и я появлюсь.
        Не дожидаясь моего ответа, Вэйран одел мне на руку браслет и еще несколько минут держал меня за руку. От его прикосновения моего сердце колотилось так бешено, что я уже стала переживать, смогу ли я все это пережить. Нашла его мрачно-синие глаза и улыбнулась.
        - Спасибо, - сжала его ладонь, и он улыбнулся мне в ответ.
        ***
        Остаток дня я провела в библиотеке - привычное для меня дело. Я знаю, лекари и все остальные ищут противоядие уже два года, но меня никак не оставляла мысль, что они что-то явно пропустили. Не должны были, очевидно, но Император же все еще болен.
        Как я узнала из донесшихся до меня разговоров (даже сидя в библиотеке можно было подслушать обрывки чужих речей, которые то и дело обсуждали монаршую семью), на торжественном Приеме Император присутствовать не будет. По состоянию здоровья - как говорили они. Оно и понятно, но я не знала одного: насколько Дворец осведомлен об истинной болезни Императора.
        Впрочем, это было не столь важно, ведь нам по-прежнему требовалось многое выяснить. Сколько бы я не листала книжку по разновидностях ядов, все возможные варианты под наш явно не подходили. Сложно было представить, как в данном случае изготовить противоядие, когда неизвестно, что за яд отравляет Императора. Но сдаваться я была не намерена.
        В конце концов, что мне еще оставалось делать? С Вэйраном обследовать Дворец было бесполезно, ведь я могу только законы зачитывать, а что до расследования - могу только делать умозаключения. Вэйран же не просто обыск проводит, он ищет магические следы, а я в этом уж очень несильна.
        Вечер наступил быстро и пришлось идти на Прием. Все собирались в просторном бальном зале. Пол был выложен разноцветной мозаикой, величественные колонны, высотой под десять метров, поддерживали расписной потолок. На нем изображались Боги, как символ того, что они всегда рядом и присматриваюсь за всеми нами. Это было завораживающее произведение, хотелось рассматривать его часами.
        Как и предполагалось, Император не появился на Приеме, а посему Трон, что расположился в одном конце зала, занял Принц Садэри. Он выглядел грустным и немного подавленным, а когда занимал свое место, извинился за то, что Император не сможет посетить данное торжественное мероприятие.
        Принцесса обручалась с неким ир Вразэри, о котором лично мне ничего известно не было, да и к тому же на Приеме он почему-то не присутствовал. Как я поняла, помолвка была заочной, а жених был слишком занят своими важными делами, от которых оторваться даже для обручения было невозможно. Странно, но - кто я, чтобы обсуждать подобное? Для этого есть весь императорский двор.
        В общем, все развлекались и веселились, танцевали под оркестровую музыку, а мы с Вэйраном, периодически находя друг друга в толпе, обменивались новостями, которых пока совершенно не было. Он рассказал мне, что за день обошел только небольшую часть Дворца и требуется гораздо больше времени, чтобы во всем разобраться. Я же поделилась своими успехами в чтении, которых также не наблюдалось.
        В общем, мы разошлись, решив понаблюдать за гостями и сделать небольшие выводы. Но тут вдруг кто-то окликнул меня по имени. Этот голос я узнала бы из тысячи. Напряглась, стиснула зубы. Так, спокойно, я больше не в Академии, все хорошо.
        Обернулась. Эрана Кастэ ри Фэрийэ собственной персоной. Жгучая брюнетка с не самыми привлекательными чертами лицами, но убежденная в собственной неотразимости настолько, что переспорила в этом вопросе даже богов.
        - Неожиданно увидеть тебя на подобном Приеме, - смеялась Эрана. - Что ты здесь забыла? Решила подработать обслужкой?
        Я сдержано улыбнулась и вздохнула. Все как будто снова вернулось в прошлое. Эрана была из тех представителей знатных семей, что в первую очередь заявляла о своем положении при знакомстве, потом спрашивала о положении твоей семьи, принимая решение, стоит ли вообще с тобой о чем-то разговаривать. Ее отец владел большим количеством земель на востоке Столицы и вел успешную предпринимательскую деятельность.
        И Эрана очень верила в свою уникальную исключительность, на каждом углу объявляя о том, что в итоге важны только они, достигшие в этом обществе чего-то стоящего. Я, понятное дело, к числу таковых не относилась.
        А еще ее очень бесило, что я ко всему прочему не обладаю способностями к магии. Все время учебы она постоянно твердила мне, чтобы я уже покинула Академию, ведь таким, как я не положено получать знания. По ее мнению, мне лучше где-нибудь в шахтах работать, а в Столице для меня места нет.
        - Нет, Эрана, работаю по долгу службы, - вежливо сообщила я.
        Она сморщилась, будто я бросила оскорбление ей в лицо и выдала насмешку.
        - Какому еще долгу? Твое положение дает тебе право здесь мыть полы.
        - Так или иначе, но я работаю юрисконсультом в доме…
        - …что ты несешь? - Перебила меня Эрана. - Кто мог взять такую безродную замухрышку? Ты еще не поняла? Тебе здесь места нет! И лучше тебе уйти отсюда, иначе я приглашу Стражников, и они выведут тебя с позором.
        Моя улыбка хоть и горчила, но все-таки была достаточно широкой.
        - Осторожнее, Эрана, ты ведь училась со мной и знаешь, что бывает за оскорбление должностных лиц.
        - Заглохни! - Рявкнула она. - Законы для слабаков вроде тебя. Немощное ты создание. Таких как ты, нужно топить, как щенков, прямо с рождения. Чтобы не загрязняли Столицу своими… - она презрительно осмотрела меня с ног до головы, - лохмотьями.
        - С чего такая лютая ненависть, Эрана? - Уточнила я.
        В Академии она все же была несколько поспокойнее. Она лишь стиснула зубы и почему-то сдержала очередной порыв своей злости. Но следующая ее улыбка мне совсем не понравилась.
        - Знаешь, Валетта, тебе все-таки не понять, что такое высокородное происхождение, - сложила руки перед собой она. - То, что тебе никогда не будет доступно, для меня это как щелкнуть двумя пальцами.
        Она зачем-то продемонстрировала мне свое изящное умение, на которое, как я полагаю, она и была способна из всего, чему научилась за время учебы в Академии.
        - Мм, мне стоит похлопать? - Уточнила, ведь девчонка молчала, только злорадно улыбалась мне.
        - Тебе стоит позаботиться о себе, - ласково заговорила она. - А точнее о своих безродных родителях.
        - Зачем ты заговорила о них?
        Эрана выдержала паузу, явно наслаждаясь моментом, сделала глубокий вздох, осмотрела зал - я уже готова была повыдирать ее волосы. Но она только готовилась к настоящей атаке.
        - А ты разве не знала? - Притворно удивилась она. - Дом твоих замечательных родителей стоит на земле, которая принадлежит моему отцу. Как ты понимаешь, мой отец - знатный гражданин Империи, а посему он лучше знает, что и кому необходимо. Вот он и решил, что лучшим будет построить на том месте ювелирную мастерскую. Конечно же, не под началом твоих родителей, но… они ведь справятся. Чернь всегда находит способ как-то выжить.
        Девица улыбнулась мне так слащаво, что я едва не сдержалась. Тем не менее, я понимала: тронь я эту заразу хоть пальцем, и она закатит такой скандал, что меня упекут в тюрьму до конца моей жизни.
        Но она совершила непозволительное. Она затронула моих родителей. Что я могла сделать в данном случае? Бежать со всех ног домой!
        Но прежде…
        Сделала глубокий вздох и посмотрела на Эрану.
        - Знаешь, интеллект и деньги редко сопутствуют друг другу. Забавно, как некоторые могут кичиться тем, что дано им от рождения далеко не природой. А что не дано природой, легко отнять. Особенно когда конец вполне очевиден.
        - Ты меня оскорбляешь? - Начала злиться Эрана.
        Ничего не ответив, я улыбнулась ей, а потом быстро стала пробираться сквозь толпу. Да, расследование и все такое, но мне не до него сейчас. Нужно решить главный вопрос.
        Родители жили всего лишь в получасе езды от Дворца, а посему добралась я достаточно быстро. Вышла на пустынной ночной улице и поспешила домой. Я боялась, что дома уже нет, но, к счастью, он пока еще стоял на своем месте.
        Мама встретила меня в полном недоумении. Как всегда стройная, неописуемо красивая, с ярко-рыжими волосами, она была словно фея из сказки. Изящная, воздушная, словно видение.
        - Летта! Ты что здесь делаешь?
        - Что я здесь делаю? Мама! Почему ты не сказала мне, что вас выселяют?
        Мама сначала была настроена спорить, но потом все поняла и сникла. За время отсутствия она изменилась. Сейчас она выглядела более уставшей и изнеможённой.
        Поскольку отпираться было поздно, мама смирилась, и мы прошли на маленькую кухоньку. Мама поставила на стол мои любимые пирожки и вздохнула.
        - Я не хотела тебя огорчать, - призналась она.
        - Эфо какфэ? - Пирожки были такими вкусными. Еле прожевала. - Мама! Я же юрисконсульт!
        - Но мы и правда не владеем этой землей, - смущенно призналась мама, как будто ей было стыдно за это.
        - Ну и что! - Возмутилась. - Неси документы!
        Мама хотела возразить, но я стукнула кулаком по стулу, и ей ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Быстренько просмотрев все бумаги, я не нашла в них ничего незаконного. Все было оформлено грамотно и по существу. Но это не означало, что я собиралась сдаваться!
        - Так, ладно, - я собрала бумаги, - мне нужно возвращаться. Но я обязательно что-нибудь придумаю! Выселение только через две недели… - я запнулась и вздохнула, - если бы ты сказала раньше…
        - Не беспокойся, Летта, - попросила мама. - Нам есть куда переехать.
        Дом, о котором она говорила, был в два раза меньше нашего и походил совсем уж на крестьянский. Вот, чего добивалась эта швабра недоделанная. За что она мне мстила? Я ведь ни разу не повелась на ее провокации!
        Ладно, не важно. Надо работать с тем, что имеем.
        Распрощавшись с мамой, я отправилась обратно во Дворец. Несмотря на то, что в законах я разбиралась хорошо, я уже понимала, что с этими бумагами слишком все идеально. Естественно, ир Фэрийэ предусмотрел все и нанял лучших консультантов, чтобы совершить сделку.
        Но я так просто не сдамся! Обижать моих родителей я никому не дам!
        ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
        ВЭЙРАН
        Прием закончился только под утро. Гости еще с середины ночи принялись расходиться, но праздник не заканчивался. Только на рассвете все наконец-то улеглось, а я подумал, что празднества в доме Кайтранов ни в какое сравнение не идут с Приемами во Дворце. Дома всегда было лучше.
        Придворные взялись готовить Дворец к привычному для всех дню, а я вышел к воротам, встречать экипаж из дома Кайтранов. Едва-едва рассвело, тени казались призрачными, туман стелился по дорогам Столицы. Было еще слишком рано, чтобы встретить жителей города, на то и был мой расчёт.
        Худая фигура в сером плаще быстро подбежала ко мне. Я ждал у ворот, но достаточно далеко, чтобы у Стражников не возникло вопросов и лишних подозрений. Из-за всей этой истории с Императором и отравлением, да и нападением на Принца, все стояли на ушах. Самое сложное было делать вид, будто ничего не происходит.
        - Хозяин! - Стянув капюшон, подошел ко мне поближе Верт.
        Я лишь улыбнулся ему и похлопал по плечу. С тех пор, как все случилось, он продолжал нести бремя тяжкого груза на своих плечах. Сколько бы я не пытался его разубедить и успокоить, ничего не выходило.
        Раз не удается разубедить словами, придется использовать действия.
        Несколько ключевых слов и я передаю Верту важный конверт. Он заглядывает мне в глаза с таким трепетом и волнением, что становится чуточку не по себе.
        - Ты все понял, Верт? - Уточняю я.
        Он дрожит, легкий холодный утренний ветер тому причиной, или же ответственность, которую я на него возлагаю, мне неизвестно. Предпочитаю не заострять внимание на подобных мелочах.
        - Да, Хозяин! - Полным ответственности голосом заверяет Верт.
        - Такое ответственное дело я могу поручить только тебе, - серьезно говорю я.
        Верт еще некоторое время выглядит испуганным и даже несколько растерянным, но потом на лице появляется твердость и уверенность. Он распрямляет спину, словно готовый противостоять всем препятствиям мира и кивает. Улыбаюсь ему, даю в очередной раз понять, что доверяю ему, как себе, и кажется, это несколько возвращает в него желание жить.
        Наблюдаю за тем, как карета удаляется, и обдумываю свой план. Да, все довольно просто и понятно, дело будет сделано быстро. Но сейчас необходимо позаботиться об Императорской семье.
        Вчера мне удалось понаблюдать за многими событиями и людьми. Были ли то члены Императорской семьи, или же их приближенные, слуги и стражники, приглашенные гости и другие участники Приема. Первый взгляд был интересным, подозреваемых тоже набралось приличное количество, теперь следовало разобраться во всем по порядку.
        Вернувшись к покоям, я первым делом заглянул к Валетте. Судя по тому, что на ней было вчерашнее платье и совершенно изможденный вид, спать она вчера так и не ложилась.
        - Доброе утро, - пожелал я осторожно.
        Она оторвалась от бумаг, которые изучала и нашла меня взглядом. Причем именно «нашла», ведь в первую секунду она как будто даже не поняла, кто может заговорить с ней.
        Первые лучи солнца пробивались сквозь витражные окна, отблесками света играя в ее янтарных волосах. Хотелось любоваться ею снова и снова.
        - Вэйран? - Она как будто удивилась увидеть именно меня. - Что ты?..
        Вопросов задать она не успела, сама глянула в окно и все поняла. Вздохнула и с тяжелым сердцем поднялась на ноги, подошла ко мне. Не знаю почему, но мне было приятно, что она сократила расстояние.
        Может быть, и знаю.
        - Знаю, что целители и прочие лекари разыскивали яд и противоядие достаточно долго, - она продемонстрировала мне толстую книгу, которая также была среди бумаг, - но я решила, что может быть, они что-то упустили.
        - Что-нибудь обнаружила? - Заинтересовался я.
        - Нет, - выдохнула усталость и заглянула мне в глаза. - Но я не прекращу попытки.
        - Тебе бы отдохнуть, - предложил я.
        - Я что? Ужасно выгляжу? - Почему-то нахмурилась она.
        - Нет, - улыбнулся, - ты как всегда очаровательно прекрасна. Просто отдых тебе только в помощь.
        Она вздохнула, снова погрузившись в свои темные мысли, что ее так тревожили. Но ненадолго.
        - Может, и посплю пару часов, - согласилась она. - Что ты узнал?
        - Немного, - пожал плечами, - но сегодня планирую подергать за все те ниточки, что показались мне любопытными.
        - Что Принц?
        - С ним все в порядке, я поставил на него маячок. При появлении опасности он сработает, и я перенесусь к нему телепортом.
        Валетта устало закивала, и я уже собрался уходить, но тут она вдруг поймала меня за руку, и я замер, боясь спугнуть это мгновение. Что-то теплое было в ее прикосновении.
        - Вэйран, - она заглядывала мне прямо в душу, - я знаю, что ты очень силен, но все-таки: будь, пожалуйста, осторожен.
        Забота. Только друзья заботились обо мне. Но ее забота иная. Мне хотелось, чтобы она была, хоть до этого самого момента я этого не понимал. Тем не менее. Кави заверил, что ей можно доверять, но… действительно ли до конца?
        Почему каждый раз, когда кто-то приближается ко мне, я начинаю подозревать его в измене? Слишком тяжелый жизненный опыт? Или просто правда жизни?
        Я положил ладонь поверх ее, легонько сжал.
        - Не волнуйся, со мной все будет в порядке, - пообещал я и оставил ее одну.
        Первым делом я отправился наблюдать за всеми работниками Дворца. Начал с поваров, ведь, если рассматривать теорию отравления, что-то подмешать в еду могли в первую очередь они. Меня они не замечали первое время, носились по большой кухне, готовили завтрак, готовились к обеду. В общем - были заняты своими привычными делами.
        Конечно же, я понимал, что даже если отравитель был среди поваров, он тут явно не остался после покушения. Но мне было интересно погрузиться в обстановку происходящего здесь. Кто бы ни был предателем или убийцей, одно ясно точно: если что-то происходит в доме, то все его обитатели это чувствуют. Знают не понаслышке.
        Жизнь на кухне кипела. Все носились как угорелые, торопились, перекрикивалась - в общем чуть тише, чем бывает с утра на кухне в доме Кайтранов. Привычная обстановка. Чуть позже кто-то из поваров внезапно поднял крик.
        - Всем остановиться! - Воскликнул тучный мужчина в белом колпаке набекрень. - Случилось страшное! Пропали мои ножи!
        Как это ни странно, но пропажа ножей стала для кухни настоящим кошмаром. Все принялись носиться еще быстрее, подбрасывать в воздух предметы, падать на пол и ползать вокруг в поисках заветных столовых приборов. Крику было - как на ежегодной ярмарке в последний день, когда товаров еще много, но все нужно продать, а посему торговцы значительно снижают цены.
        Поскольку я невольно погрузился в обстановку перипетий кухонной жизни, я тоже решил поучаствовать в общем деле. Пока кто-то с факелами и свечами разыскивал ножи, другие поварята и кухарки откачивали бедного повара, которому внезапно сделалось плохо в связи с произошедшим.
        Прошелся вдоль столов неспешно, чуть пододвинул тот самый заветный набор, который потерялся, и повар вдруг как выпрямится.
        - Тихо! - Заорал он, услышав звон заветных приборов.
        Словно ищейка он быстро поднялся с места и побежал на звук. Приборы были найдены быстро, жаль только повар забыл, как сам же оставил ножи на том столе, потому что разговорился с хорошенькой служкой, которая ему явно нравилась. Винить его нельзя, но все же - забавные нынче проблемы на кухне Дворца.
        Далее я последовал за служанками, которые с особой тщательностью убирали коридоры, комнаты, покои, залы, гостиные и прочие многочисленные помещения Дворца. Несмотря на их значительное количество, каждую едва ли можно было заметить. Их так учили: будь тенью самой себя, действуй незаметно, но эффективно.
        Регламентированного времени уборки во Дворце не было, правило гласило: «Дворец всегда должен быть готов к проверке самим Императором». И это держало всех в благоговейном страхе, ведь если такое случится, никому не хотелось попасть в немилость Его Величества.
        Мне удалось понаблюдать за новенькой девчушкой, лет шестнадцати (или даже меньше) от роду, которую впервые привели во Дворец. Более опытная служанка, худая и вытянутая, словно свечка, она очень тихо, но очень четко наставляла новенькую на путь истинный. Девчушка со светлыми волосами, спрятанными под платок, с разинутым ртом оглядывала все вокруг. Для нее Дворец был мистическим обиталищем всего непознанного этого мира. Впечатлений было масса, но еще стоило послушать старшую наставницу.
        - Будешь убирать пока коридор на втором этаже, - тихо нашептывала та новенькой, - там редко, кто ходит, да и мало чего ценного. А когда подучишься как следует, пущу тебя и на третий этаж.
        Новенькая только кивала и радостно улыбалась от предвкушения. Разбредшись в разные стороны, служанки вернулись к своей непосредственной работе. Как там работает закон подлости? Правильно, подло.
        Новенькая очень старалась, но пока еще не отточила навыки, а посему, протирая колонны из небольшого ведерка, в котором из разговора с наставницей, как я понял был намешан специальный раствор, она взяла и разлила ведерко.
        Но это-то ладно. Старшая была неподалеку, увидела все это дело, пошла чуточку побранила новенькую, но не сильно, чтобы та уж не очень расстроилась. И вот когда вроде бы осталось только лишь убрать небольшую лужицу, в коридоре появляется громогласный глашатай.
        - Ее Императорское Величество, Принцесса Зорана!
        Тут уж перепугались все, давай носиться по коридору и доделывать все, что можно успеть. По правилам служанки должны быть незаметными. Если приближается кто-то из Императорской семьи необходимо куда-нибудь спрятаться или самоустраниться. Что служанки и поспешили сделать.
        Новенькая так старательно убирала все, что впопыхах подхватила ведерко и бросилась прятаться, нечаянно обронив свой передник. Принцесса уже подходила, и тут ее наставница, спрятавшаяся в другой стороне, заметила белое пятно прямо посреди коридора. Громко ахнув, она чуть не потеряла сознание. Другие служанки бросились спасать ее от обморока, а новенькая когда поняла, что произошло, так и побелела.
        Оценив свои шансы - никаких - она задержала дыхание и наверное бы так и простояла на месте, пока необходимость сделать очередной вдох не взяла верх. Обреченность в глазах, ужас, страх - это был для нее конец мирового масштаба.
        Но в последние несколько секунд перед тем, как Принцесса появилась в коридоре, передник внезапно сначала исчез, а потом вернулся на свое законное место. Новенькая не поверила своим глазам, проверила передник, снова взглянула на то место, где он до этого был обронен.
        В общем, маленькое незаметное спасение карьеры юной жительницы столицы Империи прошло незаметно и успешно.
        Таким образом весь день я наблюдал понемногу за всеми, погружаясь в атмосферу Императорского Дворца. Каждый занимался своим делом, приближенные к Принцу и Принцессе бегали по их поручениям, фавориты и фаворитки расхаживали с видом самых главных лиц Империи, в общем - жизнь текла своим чередом. Ничто не выдавало тревоги по поводу недуга Императора.
        С одной стороны, я мог это понять, лучше не афишировать, не распространяться, но все-таки было странно, что жизнь текла своим чередом настолько размеренно и привычно, что иногда я ловил себя на мысли о том, что никому и дела-то нет, кто стоит у власти. Главное, чтобы не лишали всех благ.
        Позднее я решил обсудить этот вопрос с Принцем Садэри.
        - Почему тебя беспокоит спокойствие придворных? - Удивился Принц, подъезжая ко мне на своей лошади.
        Он как раз возвращался с занятий по фехтованию верхом. Его телохранители следовали за ним попятам на двух неприметных лошадях. Сам Принц с гордостью восседал на гнедом мерине редчайшей породы. Самых дорогих и редких лошадей в Империю поставляли как раз из Королевства Виландри.
        - Не скажу, что это беспокоит, - смягчил свой вопрос я, ведь по какой-то причине его восприняли несколько жестче, чем мне этого хотелось, - я просто пытаюсь понять: сколько лиц во дворце знают о болезни Императора? И как на фоне всего, что Вы, Ваше Высочество, описали, на это реагируют.
        Принц подъехал к конюшням, слез с коня и передал его конюху. Тот вежливо поклонился и незаметно увел за собой скакуна. Двое других конюхов забрали лошадей у телохранителей.
        - Пока все дела Империи продолжают вершиться, никто не станет слишком бурно реагировать на болезнь Императора, - заметил Принц. - Болеют все: от мала до велика. Но пока недуг не мешает продуктивной деятельности всех важных дел, значит не все так уж и серьезно.
        - Верно, Ваше Высочество, - кивнул я, стараясь смиренно смотреть себе под ноги.
        - Да и к тому же, - мы продолжали идти к Дворцу. - Большинство вопросов и важных решений принимаются Императорским Советом, от самого Императора нужно только одобрение. Или запрет.
        Некоторое время мы шли молча и мне почему-то казалось, что Принц как будто мною недоволен. Я не совсем понимал этого ощущения, но не заострял на нем внимания, ведь у Принца было множество причин испытывать недовольство.
        - Могу я задать вопрос? - Осторожно начал я.
        Принц бегло глянул на меня, а потом кивнул.
        - Как сейчас себя чувствует Император?
        Принц молчал долго, мы прошли добрую половину пути до Дворца прежде, чем он все-таки заговорил.
        - Не так как хотелось бы. - Принц остановился и тяжело вздохнул. Потом он посмотрел на меня. - Если бы мы нашли средство…, если бы только знать, что именно отравляет Отца…
        Принц вдруг проявил слабость, не сдержав чувств, но уже через секунду он взял себя в руки.
        - Есть ли у тебя хоть какие-то зацепки? - Спросил Принц.
        - Пока нет, Ваше Высочество, - честно ответил, не желая увиливать. - Но мне кажется, что понять, кто желает Вам зла я смогу только находясь не менее близко к Вам, чем Ваши телохранители.
        Я кивнул в сторону головорезов, которые продолжали бдительно следить за тем, чтобы я внезапно не решился на принцеубийство.
        - Делай то, что считаешь нужным, - разрешил мне Принц и мы снова отправились во Дворец.
        Не знаю, почему, но все это дело вызывало у меня множество не оформившихся ни во что конкретное вопросов. Почему напали на Принца Садэри? Почему его телохранители не предприняли попытку помешать убить мага высшей степени? Почему во Дворце, где Стражников на каждом шагу больше, чем людей на базаре в жаркий полдень, на Принца вообще кто-то покушался? Если убийце удалось так близко подобраться к Принцу, значит, он совсем не глуп. Зачем так рисковать?
        Но на все мои вопросы, которые я даже пытался обозначить Принцу, он давал вполне конкретный и однозначный ответ:
        - Вот и разберись.
        Да, знаю, именно для этого он позвал меня. Но мне требовалось некоторое прояснение. Позднее - еще сильнее, чем раньше.
        Поздно вечером, когда Принц отошел ко сну, я отправился по коридорам еще недолго понаблюдать за обитателями Дворца. Кто бы ни затеял нечто темное, ночь всегда была самым оптимальным временем для решения подобных вопросов.
        Но до цели я так и не добрался. На следующем же повороте мне встретился слишком неожиданный гость. Не успел даже подумать, как заклинания уже сформировались, я схватил его за грудки и угрожающе притянул к себе, собираясь проткнуть его самодовольную рожу насквозь.
        - Кирай, - прошипел я, - что ты здесь делаешь?
        Кирай сначала нахмурился, оценил обстановку, скривился и отпихнул меня. Знаю, не сдержался, но мы оба понимали, что схватку во Дворце я вряд ли устрою. Погасил заклинание и отступил.
        - О, Вэйран! - Ухмыльнулся Кирай. - А я тебя и не заметил. Какими судьбами здесь?
        - Хватит юлить! - Рявкнул. - Отвечай на вопрос.
        Кирай остался недоволен, скептически осмотрел меня с ног до головы и вздохнул.
        - С какой стати я должен тебе отвечать?
        - Я - маг высшей степени Принца Садэри, - улыбнулся.
        Кирай сморщился так, будто я по меньшей мере насильно влил в него лимонный сок.
        - Ты? - С таким презрением, что аж противно, на тон выше выдавил он. - С чего это? Нынче во Дворец берут всякий сброд?
        Я угрожающе приблизился к нему и очень сильно пожелал прожечь этого выскочку насквозь одним лишь взглядом.
        - Не ответишь - расценю как неподчинение власти и упеку за решетку на сутки, - сквозь зубы процедил я.
        - Какие мы важные, - еще одна насмешка, - смотри не лопни.
        - Смотри не сдохни от переживаний за меня.
        - Тебе того же.
        - Последний шанс.
        Улыбается, его холодные глаза искрятся издевкой.
        - Может быть, ты и пренебрегаешь Приемами и прочими торжественными Дворцовыми мероприятиями, но я понимаю, что важно при желании добиться в этой жизни успеха. Помолвка Принцессы Зораны - это прекрасный повод вновь напомнить о себе.
        - Верю, что ты безмерно счастлив за нее.
        - Не то слово, - продолжал издеваться Кирай. - На самом деле мне нравится, когда происходят такие вот… события.
        - И почему это?
        - Ты на них не приходишь, - злорадно заметил он.
        - Теперь прихожу.
        - Да, даже тут все испортил.
        - Заткнись, снежинка!
        - И тебе того же, уголек! - Злорадно оскалился Кирай. - Не знаю, как ты, наемный рабочий, а я приглашенный гость. Поэтому я отправляюсь отдыхать в своих покоях.
        - Смотри не проспи свадьбу.
        - Смотри не сдохни от переживаний за меня, - ответил Кирай и удалился.
        Нравилось ли мне, что он находится во Дворце? Вообще нет. Но что я мог с этим поделать? Теперь я начинаю понимать, как он заработал право участия на турнире. Если он посещает дворцовые приемы уже давно, наверняка нашел себе парочку покровителей, которые и попросили за него.
        Жалкий червяк, ничего не может в этой жизни добиться самостоятельно. Не скажу, что стало от этого легче, но, по крайней мере, я хоть немного, но успокоился.
        А теперь вернемся к главному.
        ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
        ВАЛЕТТА
        - Ты не будешь этим заниматься! - Стукнув кулаком по столу, воспротивился отец.
        Он всегда хмурился, отчего выглядел сурово. Мама и папа вообще всегда смотрелись, как две полные противоположности: она - такой нежный цветочек, и он - суровый и хмурый, решительный и беспощадный. Но это был только внешний вид, в детстве папа меня баловал и катал у себя на спине, со всем соглашаясь. Вот это было время, не то, что сейчас.
        Мы сидели в столовой, мама по случаю моего приезда отослала прислугу и взялась готовить сама. Когда-то в моем далеком детстве это было самое приятное времяпровождение. Но сегодня семейная идиллия была приправлена небольшой ссорой.
        - Папа, ты не понимаешь! - Настаивала я. - Это нельзя так просто оставлять! Он не имеет права забирать наш дом!
        - Я не собираюсь унижаться и искать возможности жить в собственном доме! - Возмущался папа. - Это мой дом! И если он нашел способ его забрать - пусть! Пусть подавится, лысый, старый маразматик!
        - Он не такой уж лысый, да еще и твой ровесник, - вставила мама.
        - Ты на чьей стороне?! - Побагровел отец.
        - Дом я им не отдам! - Настаивала я.
        - И в кого ты только такая упертая?! - Все злился папа.
        А мама как расхохоталась. Мы секунд пять наблюдали за ее неожиданной вспышкой радости, всем своим видом требуя объяснений.
        - Ой, простите, я как будто смотрю перепалку твоего отца перед зеркалом, - сообщила она и снова посмеялась.
        - Что значит «перед зеркалом»?.. - Возмутился папа.
        - Это не перепалка, а здоровые переговоры! Просто папа не хочет понимать, что упертостью делу не поможешь!
        - Хорошо! Хорошо, Летта! Что ты можешь предложить? Где твои варианты решения?
        Вот тут-то я и не нашлась что ответить. Тяжело вздохнув, я снова посмотрела на изученные вдоль и поперек бумаги и обреченно прикрыла глаза. Не было лазейки, ни единой. Они все сделали слишком грамотно, не к чему и придраться. Даже заверитель доверенности на «Разрешение на доживание на выселяемой территории» и тот уважаемый человек без единого пятнышка в прошлом. А я проверяла.
        - Вот именно! - Лишь подтвердил папа и резко вышел из кухни, чтобы только я не успела бросить ему что-нибудь в след.
        Папа не любил проигрывать, но мама права, этим я пошла в него. Устало усевшись за стол, я сложила руки перед собой и уронила на них голову. Законы еще никогда меня так сильно не подводили. Я всегда находила в них утешение. Что-нибудь да можно было бы предпринять, исправить, предъявить.
        Но эта сделка, похоже, была одной из тех сделок, которые проходят настолько гладко, что невозможно придраться.
        - Летта, солнышко, - мама села рядом и погладила меня по спине. От этого стало еще больнее, ведь ее я подводила. - Не переживай ты так. Совершенно ничего страшного не приключилось. По-моему, это даже здорово, что мы переезжаем! Смена обстановки всегда вдыхает новую жизнь в семейную идиллию.
        Мама подбадривающе посмеялась, а я лишь сморгнула слезы от бессилия.
        Ничего, я ничего не могла сделать.
        Поднявшись в свою комнату, я сразу же почувствовала укол в сердце. Место, где прошли мои лучшие годы - детство и юность. Многие игрушки до сих пор стояли на полках слева, но, как и большинство других вещей, все вытеснили мои многочисленные книги. Их я любила больше всего, но сейчас даже они не могли спасти меня.
        Сколько же воспоминаний! Знаю, дело совсем не в них. Я выросла, и мне хотелось, чтобы я была способна решить любой вопрос. Это ведь не сложно, ну, правда, ведь! Столько законов, поправок, дополнений! Ну почему именно в этой ситуации нет ни единой возможности что-то исправить?
        Почему Эрана точила на меня зуб? Да, она недолюбливала меня в Академии, да многие недолюбливали, пожалуй, можно пересчитать по пальцам одной руки тех, кто относился ко мне нормально.
        Но чтобы вредить моим родителям, насильно выселять их из дома…
        Чтобы хоть как-то отвлечься, я решила порыться в своей домашней библиотеке. Что я надеялась найти? Секретную книгу, в которой в точности бы описывался вариант спасения моей семьи? Именно. Но завуалировано я искала законы.
        Мои старые учебники покоились в стопке у стены, и я решила порыться и в них. Ничего нового я в них касательно моей ситуации не нашла, зато обнаружила старый учебник по травам и ядам. Этот толстый томик был интересен тем, что его составляли аж несколько столетий назад. Раритет.
        Конечно, я искала пути спасения моей семьи, но и дело Императора я не могла забрасывать. Раз уж взялась, так надо доводить до конца.
        Попрощавшись с мамой, я пошла прощаться с отцом. Он дулся на меня капитально, но чмокнуть в щеку его все-таки удалось. Он в недовольстве похлопал меня по руке и отпустил с богами.
        Вернувшись во Дворец, я первым делом заглянула к Вэйрану. Его по-прежнему не было, ведь в отличие от меня он вел очень активную политику по поиску убийцы. Мы с ним почти не виделись, изредка пересекались по вечерам, чтобы обменяться новостями «по-прежнему все то же самое». Честно признаться, мне сейчас было не до него, но… каждый раз, когда я возвращалась, мне хотелось его увидеть.
        Мне было спокойнее знать, что с ним все хорошо.
        А, может быть, мне было спокойно оттого, что я просто видела его.
        Глупо, но… с чувствами расстаться сложнее, чем с рациональной цепочкой логических обоснований.
        Не теряя времени, я взялась изучать книжку. Поскольку я только недавно прочла четыре тома практически точно такой же литературы, перечитывать все это в пятый раз было делом скучным. Поскольку мое издание было древним в некоторых растениях и свойствах наблюдались расхождения в названиях. Не значительные, я даже на всякий случай открыла книги по травам, с которыми уже ознакомилась, чтобы сравнить.
        Но на пятисотой странице я внезапно нашла более значимое расхождение. Сначала я подумала, что чего-то недопоняла, проверила все книги и все же пришла к выводу о том, что не ошиблась. Перепроверила еще дважды, а потом отправилась к выходу. В дверях мне встретился Вэйран.
        - Валетта? - Улыбнулся он. - Что-то случилось?
        - Мне нужно переговорить с Дворцовым лекарем, - серьезно сообщила я.
        Вэйран кивнул и вызвался меня проводить. Заметив пять толстенных книг, он взялся их все понести, что было очень кстати, ведь книги были тяжелыми.
        Шли мы быстро, но долго, Дворец был огромным. Иногда в его коридорах я чувствовала себя маленькой песчинкой. Не представляю, как можно жить здесь постоянно. Да, здесь все роскошно, служанки приносят тебе завтрак, но это не Мойла, которая улыбается тебе, расскажет последние новости, искренне тебя поддержит или посочувствует, если не спалось всю ночь. Все здесь по-другому.
        Когда мы пришли к Лекарю, тот уже собирался идти спать. Худощавый старик с длинной белой бородой выглядел не очень приветливо, ведь мы нарушали его планы.
        - Смена закончилась еще час назад, милочка, - презрительно сообщил мне он. - У меня нет настроения участвовать в ваших ночных бдениях.
        - Закройте рот, уважаемый, - резко осадил Вэйран, у меня аж мурашки по коже побежали. - Она тебе не «милочка», а представитель Департамента и мой личный юрисконсульт.
        - А Вы, позвольте, узнать, кто? - Прищурился старикан.
        - Вэйран Динари ир Кайтран, - представился мой работодатель.
        Тут-то старик и побелел еще сильнее. Сразу осунувшись и растеряв всю спесь, лекарь в лице изменился и принялся лебезить перед представителем древнего рода. И вот за это я тоже сильно не любила Дворец. Все здесь словно сговорились и сначала требуют твой титул, а уже потом решают, стоит ли вообще с тобой заговаривать.
        Лицемеры.
        - Кадори ир Бэкрут, - представился лекарь, когда мы расположились за его чистейшим столом.
        - Ир Бэкрут, я знаю, что Вы уже достаточно давно занимались делом Императора и наверняка точно так же, как и я изучили все возможные книги по темам ядов и противоядий.
        Лекарь тут же погрустнел и понимающе закивал. В этот раз он был гораздо более охотлив до разговоров. Я глянула на Вэйрана, который прислонился к стене справа, и улыбнулась в знак благодарности. Он улыбнулся мне в ответ.
        - Да-да, конечно, - даже не возмутился Лекарь, - все было изучено! Вдоль и поперек! Все книги! Во Дворце самая богатая и полная библиотека!
        - Да-да, верно, - закивала и я. - Но кое-что меня беспокоит. Дело в том, что я недавно нашла свой старый учебник по травам у себя дома и обнаружила очень интересное несоответствие.
        Раскрыв книги на нужной странице, я придвинула их к Лекарю и предоставила возможность их изучить. Лекарь сначала нахмурился, прочитал страницу одной книги, затем другой, потом следующей и так прошелся по всем из них. Если сначала он был просто несколько озадачен, то под конец его глаза расширились и загорелись.
        Поднявшись с места, он бросился через арку в соседнюю комнату, в которой, как было видно отсюда, находились полно разных колб с травами, жидкостями и прочими ингредиентами. Пока Лекарь носился по помещению, Вэйран подошел поближе к столу и развернул книги в себе.
        - Я нашла вот это, - указала я на «гризоль», особый вид цветов, которые были полностью уничтожены на всей территории Империи в связи с ядом, который данные цветы испускали даже просто находясь рядом с жертвой. - Но вот, что странно: в моей книге, которую я принесла из дома, эта информация была. А в книгах Дворцовой библиотеки - нет.
        Вэйран нахмурился и, раскрыв ладонь, приблизил ее к страницам книг Дворцовой библиотеки. Несколько секунд голубоватое заклинание формировалось в его руке, а затем книги словно вспыхнули огненным пламенем и Вэйран одернул ладонь. От неожиданности я подскочила на ноги и отступила.
        - Не бойся, Валетта, - не глядя, успокоил он. - Это не опасно.
        - Что это такое?
        - Остаточные следы магии. Кто-то использовал ее на книгах. Похоже, кто-то специально стер эту информацию.
        Вэйран посмотрел мне в глаза.
        - Заговор? - Вэйран не ответил, но ему и не требовалось. - Чья эта магия?
        - Не знаю. Но я соберу немного для изучения.
        Вэйран огляделся и нашел пустую колбу. Затем он вернулся к книге и действительно собрал немного магии в колбу, закупорив ее магической пробкой. Я сделала глубокий вздох облегчения, когда магия вокруг книг погасла.
        Минут через пятнадцать к нам вернулся Лекарь. Он так носился, что совсем не походил на мужчину в летах. Впрочем, несмотря на энтузиазм, под конец он откровенно подустал и запыхался.
        - Итак? - Спросил Вэйран.
        - Это немыслимо! - Словно оправдываясь, заявил Лекарь. - Мы просмотрели все книги! Все! У нас есть личные тома под рукой! Но нигде! Нигде не было информации о гризоли! Причем я же знал! Знал!
        Старик раскраснелся и стал слишком уж громко дышать с тяжелым присвистом.
        - Не корите себя, ир Бэкрут, - посоветовал Вэйран. - Это магия.
        Лекарь так резко вскинул голову, что в шее у него что-то неприятно хрустнуло.
        - Меня околдовали???
        - Книги… - Вэйран кивнул на стол и раскрытые по-прежнему фолианты, - да. Но, похоже, некоторое воздействие тоже было оказано.
        - Что с противоядием? - Поинтересовалась я.
        Лекарь ответил не сразу, его очень сильно озадачила полученная информация. Некоторое время он обдумывал, насколько все плохо, а потом внезапно ответил.
        - Готовится! К утру уже настоится! - Потом он глянул на нас с Вэйраном по очереди. - Если это оно, то… Императора можно будет спасти.
        Лекарь слабо улыбнулся и осторожно сел на стул. Теперь он уже с осторожностью глянул на книги на столе. Поскольку ждать смысла не было, мы отправились обратно в наши покои. Вэйран выглядел задумчивым, да и мне было о чем поразмышлять. Однако кое-что меня все-таки беспокоило.
        - Мог ли ир Хатунэй быть причастен к подмене информации? - Поинтересовалась я.
        - Скорее всего, - подтвердил мои догадки Вэйран. - Но возникает сотня вопросов. Если это Лассар, почему он это сделал? Какой у него мотив? Отравить Императора? Даже если так, в чем его выгода?
        - И еще… - Вэйран остановился и посмотрел мне в глаза, словно передавая мысль.
        - …если это все-таки ир Хатунэй, то почему он мертв?
        Вэйран лишь закивал, и мы снова молча отправились к своих комнатам.
        - Да и потом, - не успокаивалась я, - ладно Лекарь дворцовый, но ведь приглашали остальных.
        - Похоже, кто-то, предположительно Лассар, продолжал воздействовать на них, - объяснил Вэйран. - Сейчас Лассар мертв и тебе удалось отыскать противоядие.
        Он прав, но все же непонятны мотивы мага высшей степени. Вопросов возникало все больше и больше, но ответы терялись и растворялись в еще больших вопросах, совершенно ничего не проясняя.
        Спать хотелось жутко, но я собиралась продолжить свои поиски по спасению дома родителей. Все-таки мне удалось обнаружить яд, которым отравили Императора! Это меня приободрило. Вдруг я обнаружу что-нибудь еще, чего не заметила раньше и спасу дом родителей?
        Вэйран настоятельно рекомендовал мне лечь спать, я сопротивлялась, он не сдавался. В общем, я сказала ему, что лягу, но как только он ушел, сразу же вернулась к книгам. Поскольку последнюю неделю я почти полностью не спала, усталость взяла свое, и я уснула прямо на книгах.
        Мне снились бесконечные процессы, где Эрана обвиняла меня в таких запрещенных действиях, что и не выдумать. Даже законов не существовало для подобных деяний, но меня все равно осуждали и приговаривали к сотням лет чтения. И все бы ничего, но оказываясь в огромной библиотеке с книгами, я внезапно понимала, что не умею читать, и это было таким страшным ужасом, что я даже проснулась.
        Я совершенно точно помнила, что сидела за столом, но проснулась у себя в кровати. Сначала не поняла ничего, потом решила, что сама как-то перебралась ночью, но потом обнаружила на себе камзол Вэйрана и…
        Что-то теплое было в этой его заботе, что-то такое приятное и… сделала глубокий вздох. Нравилось ли мне его внимание? Это даже не вопрос. Просто…, просто все мои мысли были заняты проблемой родителей, и я не могла думать больше ни о чем другом.
        Несмотря на то, что половину ночи я все-таки просидела за книжками, за тот недолгий срок, что я поспала, я все же хоть немножко, но отдохнула. Нужно было собраться с мыслями, что-то придумать и снова ехать домой. Пусть я ничего не придумала, но вместе с мамой и папой мне было как-то спокойнее и увереннее. Казалось, идея озарением накроет меня с головой именно там.
        Как обычно заглянув к Вэйрану, чтобы поприветствовать его и узнать о последних новостях, в покоях я его не застала. Поэтому лишь тихо прошла в комнату и аккуратно разложила его камзол на кровати. Приятно, мне было очень приятно от его заботы.
        Домой я ехала с тяжелым сердцем. Город еще только-только просыпался, но это и не важно. Главное в другом.
        - В смысле вас выселяют через три дня?! - Узнала я новости от мамы.
        Папа сразу же возмущенно вышел из гостиной, где мы расположились, чтобы обсудить семейные дела со словами: «Да пусть подавятся!». Потом хлопнула дверь наверху, и мы с мамой остались вдвоем.
        - Они приступят к строительству в ближайшие дни, поэтому нам нужно освободить помещения, - с прискорбием сообщила мама.
        Мне казалось ей больше обидно за меня, нежели за то, что их выселяют.
        - Летта, дорогая, - мама взяла меня за руку, - пожалуйста, не расстраивайся. Мы с папой справимся, я тебе обещаю!
        - Нет, мама! - Я вскочила на ноги от возмущения. - Так не должно быть! Они не имею права! Они!.. Они!..
        И тут я просто не выдержала и разрыдалась от бессилия и усталости, которые все это время подтачивали меня, словно вода камень. Мама поднялась на ноги и крепко обняла меня, принявшись успокаивать. Она умела, я знаю, но мне было слишком горько от того, что я ни на что не способна.
        Голова - работай! Ну, хоть что-нибудь придумай! Ну, пожалуйста!
        - Госпожи? - Осторожно проследовала в гостиную служанка.
        Не скажу, что я успокоилась, просто тяжело вздохнула и почувствовала себя опустошенной. Подошла к зеркалу - ну и страшила! Сейчас бы в ночной лес и распугала бы всех недоброжелателей, даже сумеречных духов!
        - К юной Госпоже гость, - сообщила служанка.
        Ну, отлично, еще и встречать теперь кого-то в таком виде.
        - Кто? - Поинтересовалась мама.
        - Вэйран Динари ир Кайтран, - сообщила служанка, и я задержала дыхание.
        Что он здесь делает? Мама посмотрела на меня в удивлении.
        - Это не твой работодатель? - Уточнила она.
        Я кивнула, затем сделала пару глубоких вздохов, еще раз взглянула на себя в зеркало и попыталась придать лицу выражение хоть отдаленно напоминающее спокойствие. Ничего не вышло, но ни мне себя в этом винить.
        Вэйран почему-то не пожелал заходить внутрь, а посему я встретила его в саду за домом.
        - Вэйран, что ты здесь делаешь? - Спросила я, пока он рассматривал садик.
        Он не ответил, стоял ко мне спиной и, казалось, был настолько увлечен, что совершенно не обращал на меня внимания. Я подошла к нему поближе и встала рядом. Он улыбался.
        - Не то, что мой сад, а? - Хмыкнул он с какой-то гордостью.
        - Ну… - если честно от такого заявления я растерялась, - да, твой сад очень красив. Но для мамы этот сад воплощение ее мечты.
        - Да, так часто бывает, - все продолжал улыбаться Вэйран. - Но не будем о садах. - Он повернулся ко мне. - Почему ты ушла из Дворца?
        Я снова растерялась.
        - Мне… нужно было решить один вопрос, - с трудом выговорила я, пряча взгляд.
        - Какой?
        - Вэйран, я бы не хотела об этом…
        - …я твой работодатель, - перебил он, и я уже не без удивления заглянула в его по-прежнему мрачно-синие глаза. - Мне важно, чтобы ты была отдохнувшей и полной сил. А ты явно загоняешь себя. Мне нужно знать почему.
        Ну вот отлично, сейчас еще и ему рассказывать о том, какая я глупая. Сделав глубокий вздох, я рассказала ему все. С большим трудом.
        - В общем, родителей выселяют через три дня, - подытожила я.
        Несмотря на всю трагичность в моем голосе, Вэйран почему-то ухмыльнулся. Я уставилась на него с таким возмущением! Да как он смеет?!
        - Ну да, конечно, - вдруг заявил он.
        И снова я растерялась.
        - Что?
        - Как это их выселяют из собственного дома? - Буквально с претензией воскликнул Вэйран.
        - Но… я же рассказала: земля принадлежит…
        Замолкнув, я завороженно наблюдала за тем, как Вэйран протягивает мне папку. Поскольку этот жест явно не терпел возражений, мне ничего не оставалось, кроме как взять ее и раскрыть. Прочитав пару первых заголовков, перед глазами все расплылось, и я уже ничего не могла прочесть из-за слез.
        - Прелесть моего положения в том, что я богат, - хмыкнул Вэйран. - И я тут решил прикупить землю. Но ведь все богачи взбалмошные и инфантильные. Купил я, значит, землю, а потом подумал: а нужна она мне вообще? Дай, думаю, подарю кому-нибудь. Кому бы подарить? А, пожалуй, тем, кто проживает на этой земле, подарок сделать будет вполне справедливо.
        Я подняла полные слез глаза на Вэйрана и с трудом разглядела его улыбку. Он держал руки в карманах брюк и смотрел на меня. Представляю, как я выглядела - о чем я вообще думаю? Ком застрял в горле, я не сдержалась, всхлипнула и бросилась к нему, крепко обняв.
        Вэйран что-то сначала попытался сказать, но потом выдохнул улыбку и обнял меня в ответ. Попытался успокоить, ведь я рыдала у него на груди громче, чем десять минут назад в объятьях мамы.
        - Не плачь, Валетта, - нашептывал он, а я все никак не могла успокоиться.
        - Спасибо, спасибо, спасибо, спасибо, - только и твердила я сквозь рыдания.
        А Вэйран смеялся и продолжал держать меня в своих объятьях.
        Потребовалось время, чтобы я немного успокоилась. Знаю, кошмар, а не лицо, но все же мне надо было знать.
        - Но ведь ир Фэрийэ владел этой землей, - гнусаво и все еще всхлипывая, дергалась я, - как тебе удалось ее выкупить?
        Вэйран медленно улыбнулся.
        - Привилегии мага высшей степени, - с гордостью заявил он. Я снова всхлипнула, а Вэйран нежно стер с моей щеки грозившиеся обрушиться очередным водопадом слезы. - Не плачь, Валетта. Причины нет.
        - Это же дорогая земля.
        - Вычту из твоего жалования, - отмахнулся он.
        - Ты не платишь мне жалования.
        - Тем более!
        Мы посмеялись и я хоть немного, но успокоилась.
        - Спасибо тебе, - так крепко держала его я, словно без него упаду, - спасибо, Вэйран.
        - Всегда, пожалуйста, - улыбнулся он. - И в следующий раз не заставляй меня разбираться в этом самому. Ты же знаешь, мои познания законов и всяких там гражданских дел оставляет желать лучшего. Пришлось подрядить все свои связи, чтобы сделать все по правилам. Просто приходишь ко мне с любой проблемой и сообщаешь: Вэйран, там конец света, помоги. И я помогу. Ясно?
        Поджав губы, я едва сдержала новую волну рыданий, и чтобы не выдавать этого, уткнулась ему в ключицу.
        - Ясно, - выдавила я.
        ***
        Несмотря на столь щедрый подарок, родители восприняли его как-то спокойно. Папа так вообще с лицом «Ты нам должен» долго изучал дарственную, а затем и Вэйрана. Похоже, он слишком проникся его придуманной наспех легендой о сумасбродном богатее, а посему как будто был в претензии к ир Кайтрану.
        Самое главное, что выселения удалось избежать и, в конце концов, что мама, что папа, горячо поблагодарили Вэйрана за неоценимую помощь и заверили, что он теперь самый желанный гость в нашем доме в любое время дня и ночи.
        Когда мы вернулись во Дворец, первым делом мы отправились к Принцу. Маячок, который поставил Вэйран, конечно, не срабатывал, значит, все было хорошо. Однако стоило убедиться лично.
        Никаких происшествий, все тихо, спокойно. А вот работа у Лекаря кипела полным ходом. Его план «К утру противоядие будет готово» не сработал, и пришлось ждать еще полдня. Но в конечном итоге он опробовал зелье, а затем припустился к покоям Императора. К тому моменту все приближенные, кто все еще знал о недуге Правителя, собрались рядом с массивной красной дверью, украшенной золотым напылением.
        - Если противоядие подействует, убийца может выдать себя, - тихо прошептала я Вэйрану.
        Он напряженно буравил взглядом дверь. Однако я успела заметить, что это было лишь первым впечатлением, ведь помимо ожидания, Вэйран наблюдал за всеми присутствующими. Не трудно было догадаться, что он подозревает убийцу среди присутствующих.
        Кто это мог быть? Личные Стражники? Служанки? Личная повариха? Медсестры, следившие за состоянием Императора? Или же неназванный Регент? Кто угодно мог быть убийцей и это несколько напрягало.
        - Не думаю, что попытку вывести Императора из игры убийца предпримет сразу же, - так же тихо шепнул мне в ответ Вэйран. - Слишком заметно и очевидно.
        - Ты выяснил, кому принадлежала магия?
        - Да, - уже по тому, как он кивнул, я догадалась о том, кто это сделал, - это Лассар.
        Задумавшись на секунду, я нахмурилась.
        - Он ведь работал на Принца недавно, так ведь?
        - Именно, - подтвердил Вэйран.
        - Но Императора отравили достаточно давно. Следовательно, ир Хатунэй должен был сделать это гораздо заранее. Только вот… - догадка была шальной, но действенной - думаешь, кто бы то ни был, пригласил ир Хатунэя во Дворец повторно, чтобы избавиться от свидетелей?
        - Непонятно, почему заказчик ждал так долго, чтобы это сделать. Не проще ли было убрать Лассара еще тогда?
        - Но ведь это же маг высшей степени. Может, у заказчика тогда не было способа это сделать?
        - Это неразумно поручать такое ответственное дело тому, кого ты не можешь победить.
        - Не все такие умные, как ты, - хмыкнула я.
        Вэйран тоже улыбнулся и глянул на меня.
        - Даже если так, должно было произойти некое событие, которое заставило заказчика внезапно возобновить старые связи.
        - Кто пригласил мага во Дворец? Принц?
        - С его слов - да.
        - Тогда это еще больше не имеет смысла.
        - Смысл в том, что убить мага высшей степени практически невозможно. Другое дело, если он знает врага и доверяет ему.
        Да, эта мысль тоже посещала меня. Если так подумать: Император умирает, а Принц собирается занять его трон. Что могло помешать ему призвать ир Хатунэя несколько лет назад, чтобы уничтожить всю информацию о яде, который он собирался использовать, дабы отравить своего отца?
        Понимаю, думать так о власти плохо и непозволительно, даже за мысли мне можно предъявить обвинения. Но ведь многое сходится в одной точке.
        Через несколько часов Лекарь единолично распахнул заветную дверь (хотя обычно ее распахивали четверо Стражников) и выскочил в коридор с ошалелыми глазами.
        - Сработало! Противоядие сработало! Император поправится!
        После этого объявления все присутствующие принялись радостно восклицать, желать Императору доброго здравия, прыгать и обниматься. Служанки даже расплакались от счастья. Но мы с Вэйраном наблюдали очень внимательно за каждым. И, к сожалению, никто не выдавал в себе предателя.
        Нет, конечно, если так подумать: неужели убийца возьмет и разочарованно взвоет? Ясное дело, что он либо радуется больше всех, либо вообще здесь не присутствует. Но все же.
        После столь радостной вести, слуги разбежались в разные стороны, чтобы сообщить последние новости Принцу и Принцессе. Мы с Вэйраном подошли как раз вовремя: мальчик-посыльный только что сообщил Принцу благую весть. Тот от удивления поднялся на ноги, лицо его сделалось почти несчастным, он едва не заплакал. Стыдясь своих слез, он отвернулся, а затем, успокоившись, заторопился в покои Императора.
        Не сказать, что он был сильно разочарован. Но он - Принц, он давно уже привык играть свою роль идеального будущего Правителя. Положено по должности как-никак. Принцесса буквально вбежала к покоям отца, и вся зареванная исчезла за массивной дверью. Нас, как и других не очень приближенных к Императору, внутрь не пускали. Но по первым впечатлениям было сложно сказать, кто из тех, кто был здесь, мог оказаться недоброжелателем.
        День пролетел быстро, и под конец все вроде бы вернулось в привычную колею. Да, никто из тех, кто был в курсе, не выказал никоем образом своей явной причастности к запрещенным действиям. Но это могла быть всего лишь роль.
        Дождавшись, когда Принц отойдет ко сну, Вэйран на всякий случай поставил на его покои защиту. Также он поступил с покоями Императора и Принцессы. Все-таки план убийцы не удался, неизвестно, как он может отреагировать на произошедшее. Попытается ли вновь напасть?
        - Если ир Хатунэй действительно причастен к отравлению Императора, почему он пошел на это? - Мы выбрали нашей негласной базой комнату Вэйрана и продолжали не спать глубокой ночью. - Какими бы не были мотивы заказчика, это надо быть очень важным представителем правящей династии, чтобы заставить его сделать подобное. Если все-таки допустить, что к этому как-то причастен… сам знаешь кто, - на всякий случай я не произносила это вслух, - то, возможно, ир Хатунэй просто не знал, что делает? А вернувшись, внезапно все понял и потому погиб?
        - Тогда теория на счет Принца Садэри отпадает.
        - Но тогда кто? Ведь даже если взять политическую подоплёку, предположить страшное и рассматривать второго наследника, а точнее наследницу, то…
        - Во-первых, - взялся рассуждать Вэйран, - она не имеет права на престол. Только в самом крайнем случае. Во-вторых, сейчас она выходит замуж за не такого уж высокого по чину представителя одного из династических верхов. После замужества она потеряет половину привилегий и будет иметь совсем уж номинальное отношение к правлению. Следовательно - у нее мотива нет вообще никакого.
        - Верно, - подтвердила я. - Но тогда кто?
        Это все еще оставалось актуальным вопросом и с этим мы пока ничего не могли поделать.
        Так или иначе, но так ни до чего не договорившись, Вэйран решительно настаивал на том, чтобы я выспалась. Да, я устала, да, хотелось спать. Но все-таки мысли не давали покоя. Вэйран был неумолим и взялся проводить в мою комнату.
        - Я бы почитала что-нибудь, поизучала, - сопротивлялась изо всех сил.
        - Нет, Валетта, тебе нужно отдохнуть, - настаивал он.
        И тут, когда аргументы должны были посыпаться новым потоком, я вдруг ощутила вспышку магии, а потом осталась в коридоре одна. Обернулась - Вэйрана не было, за ним тянулась только небольшой голубоватый шлейф магического перемещения.
        Телепорт.
        Принц!
        Вопреки любым предрассудкам я бросилась бежать к покоям Его Высочества. Да, знаю, я максимум смогу, если что закричать, но когда происходит подобное, разве я могу спокойно отправляться спать? Конечно же, нет!
        Бежала быстро, поворот, еще один - какое счастье, что покои Принца были неподалеку! И да, по меркам Дворца мои несколько минут это недалеко.
        Выскочив из-за последнего поворота, я по инерции проехалась по идеально начищенному до блеска мраморную полу, чуть не грохнулась, еле удержавшись на ногах, но все-таки справилась. Покои были передо мной, дверь распахнута настежь, наемники Принца валялись у входа то ли мертвые, то ли без сознания.
        Я поспешила заглянуть внутрь. Первым делом я заметила Вэйрана. У него на руках стонал и хныкал раненый Принц Садэри. Не думая о том, что делаю, я подбежала ближе и упала рядом с ними на пол. Принц дрожал и был настолько испуган, что я стала бояться вместе с ним.
        - Я… я… умру? - Загробным голосом вопрошал Принц.
        И тут улыбка Вэйрана кардинально перевернула все с ног на голову.
        - Конечно же, нет, Ваше Высочество, - спокойно и уверенно заверил Вэйран, а я только в эту секунду заметила, что он исцелял его.
        Сразу же вспомнилось, что случилось со мной тогда в доме Кайтранов. Невольно улыбнулась, заметив, как Принц тут же расслабился после этих слов и перестал трястись, словно действительно умирал.
        - Вы видели, кто это был? - Когда Принц почти вернулся в норму, спросил Вэйран.
        - Нет. Но я видел, что он убежал в коридор.
        - Валетта, - Вэйран заглянул мне в глаза, и я поняла, что должна буду сделать в точности, что он мне скажет, - проверь телохранителей и позови Стражников.
        Уверенно кивнув, я бросилась выполнять. Телохранители на счастье были живы, видимых повреждений не было, похоже их просто вырубили. Я попыталась привести их в чувство. Получилось с одним, второй не просыпался, как бы я не хлопала его по щекам. Зато тот, который проснулся…
        Я даже разобраться не успела, как этот тип приходит в себя и первым делом собирается проделать во мне дырку своим зазубренным клинком. Не успев ни отшатнуться, ни как-то отреагировать, я только и сообразила, как клинок замер всего в одном движении от моего сердца.
        Но от смертельного удара меня спас Вэйран, перехватив руку Телохранителя.
        Не особенно придавая этому моменту значение, Вэйран призвал мужчину к вниманию и напомнил о его прямых и непосредственных обязанностях. Пока телохранитель бежал к Принцу, чтобы уже бессмысленно пытаться защитить его грудью, Вэйран помог мне подняться, и мы уже вместе позвали Стражников.
        Толпа сбежалась такая, будто ярмарочное шествие по случаю дня рождения Императора случилось. Пока все принялись обыскивать Дворец, Вэйран начал колдовать. Это я поняла по нему, когда его глаза вспыхнули призрачно-синим свечением, а вокруг заструились многочисленные строчки заклинаний.
        Мои скудные познания подсказали мне, что он восстанавливал события произошедшего. Убийца явно ушел, но Вэйрану удалось восстановить бледно-голубоватый след, который тянулся в пространстве, указывая направление.
        Вроде бы Вэйран закончил с колдовством, зацепка была, хоть и слабела с каждым мгновением. Но когда я взглянула на ир Кайтрана, то не поверила своим глазам. Он словно растерялся и замешкался.
        - Вэйран, - я подошла к нему и положила ладонь ему на плечо. - Что не так?
        Он не отреагировал, не стал смотреть на меня, просто чуть нахмурился и сообщил:
        - Магическая защита не нарушена.
        А потом он двинулся вперед. Торопился, я еле поспевала, все-таки он был выше меня на голову. Но он не сказал мне остаться, а я не собиралась его слушаться. Мы бежали за призрачной голубоватой нитью, которая буквально на глазах истончалась и исчезала. Но чем дальше мы продвигались, тем она снова становилась осязаемой и яркой.
        Мы приближались.
        Переполох из-за покушения поднялся знатный. Проснулся, похоже, весь Дворец, но нам это было не важно. Просто иногда мы сталкивались с прислугой или Стражниками, которые табуном носились по коридорам. Куда они бежали? Что делали? Не важно. Мы преследовали нашу цель.
        Еще несколько довольно резких поворотов, нить заворачивала дальше в длинный сквозной коридор, однако Вэйран почему-то замедлился. Это было странной реакцией, но я уже начинала подозревать, в чем дело.
        - Что происходит? - Тем не менее задавала я ему не самый определенный вопрос.
        Вэйран не ответил, лишь шагнул вперед. Перед нами был длинный коридор, его перейти займет минут пятнадцать, не меньше. Вот и убийца далеко уйти не успел. Издалека я отметила нечто знакомое, но связать ничего в голове не успела. Высокий, светлые волосы, дорогой камзол.
        - Кирай! - Выкрикнул Вэйран.
        Что?
        Тот остановился и медленно обернулся. Вэйран не остался стоять на месте, решительно направился за своей целью. Да, это действительно был ир Ильстар, нить преследования исчезла, цель достигнута. Когда мы подошли ближе, я успела заметить кровь на его рукавах.
        Принц…
        Вэйран замер в двух шагах от Кирая и некоторое время оба молча смотрели друг другу в глаза без выражения.
        - Не думал, что ты способен на подобное, - холодно заявил Вэйран.
        Меня удивляло спокойствие, с которым он сейчас говорил. Судя по тому, как в прошлый раз он сразу же напал на ир Ильстара, я была уверена, что сейчас повторится все то же самое.
        Но нет.
        - Не думай и дальше, - так же холодно ответил Кирай.
        - На твоих руках Императорская кровь.
        - Мою версию выслушать не хочешь?
        - А она отличается от общепринятой?
        - Кем это она уже общепринята? - Хмыкнул Кирай.
        - Не в том положении, чтобы язвить.
        - Что случилось с Принцем? - За спиной послышался топот многочисленных ног. - Его разве магией били? Я пытался ему помочь…
        - Случайно прогуливался мимо его покоев? - Кирай уверенно смолчал, крепко сжав губы. - Неправдоподобно.
        - Но ты ведь знаешь меня.
        - Оттого и горше.
        Гордыня взыграла в Кирае, он чуть задрал голову и бросил в сторону Вэйрана взгляд надменности. Топот все приближался. Полагаю, это Стражники.
        - Объявляй, - глухо произнес Вэйран.
        Обращался он в этот раз ко мне.
        Не знаю, почему, но что-то было во всем этом совершенно не так. Однако если этого не сделаю я, то возникнут вопросы.
        - Кирай ир Ильстар, Вы обвиняетесь в покушении на Его Высочество Принца Садэри и будете немедленно взяты под стражу.
        Вэйран повел ладонью и на запястьях Кирая появились крепкие магические оковы. Подозреваемый был взят под стражу.
        ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
        ВЭЙРАН
        Все проходило стандартно, по процедуре. Стражники явились, старший из них взял Кирая и повел под конвоем в тюрьму. Я шел следом. У меня был повод, у меня были самые неожиданные мысли по поводу всего, что случилось.
        Валетта не оставляла меня ни на мгновение, и я был этому рад и благодарен. Не знаю, почему, но я как будто чувствовал ее поддержку. Почему? Она в меньшей степени должна поддерживать мое необоснованное желание…
        Оправдать.
        Как же глупо! С чего я должен его оправдывать?! Да, я его ненавидел, всю свою жизнь, которую мы прожили сначала в Храме ветров, а затем и порознь, я мечтал избавиться от этого самодовольного выскочки. Мечта всей жизни - убрать его с собственного пути раз и навсегда.
        Но вот в моих руках неоспоримые доказательства, все указывает на очевидность, а я не могу перестать думать о том, что он сказал.
        Да, он, конечно же, соврал! Мог соврать… проклятые! Ну что это за мысли? Почему, заглянув ему в глаза, я разглядел в них невиновность?
        Мне это знакомо.
        Однажды, много лет назад, в Храме рухнул алтарь. Кирай выметал пыль из комнаты и, конечно же, Учитель решил, что Кирай к этому причастен. Но он заверял Учителя, что это не так. Однако тот ему не верил. Наказав его, Учитель заставил Кирая неделями отмывать стены Храма ветров. Суровое наказание, главное - опасное, ведь большинство стен находились в опасной близости от пропасти.
        И я видел тогда его глаза. Не знаю, почему Кирай обратился ко мне за поддержкой, глупо, ведь мы вечные соперники.
        Однако я прислушался к нему, решил все лично проверить. Пока Кирай намывал стены Храма, я изучал комнату и алтарь. В первый день никакого результата. Но мне стало интересно, я задался целью, стал проводить там много времени.
        И спустя семь дней я выяснил, что причиной падению алтаря был ветер. В какие-то дни его порывы буквально врывались в помещения и алтарь не выдержал. О своем открытии я поведал Учителю. Поразительно, но он совсем не удивился, наоборот, лишь улыбнулся и похвалил за честность.
        Кирая, конечно же, освободили от незаслуженного наказания. Естественно, не было никаких соплей вроде: «Ты фпас меня ат накафания, спафибо, дафай абниму, брат!». Он даже в мою сторону не смотрел. Это было на другом уровне. Просто знание, данность. Не обязательство, но своего рода уважение. С обеих сторон.
        Это был первый раз, когда мы вышли за пределы нашей вечной вражды и добились гораздо большего, чем все наши стычки до и после этого события.
        И сейчас, не в силах выкинуть из головы его сегодняшний арест, я не могу отрицать, что он смотрел ровно так же, как и тогда, в нашем далеком детстве.
        После произошедшего дознаватели и другие представители Департамента буквально заполонили Дворец. Каждый хотел провести допрос. Каждый имел на это право. Но все выходили с одинаковыми лицами и не задерживались.
        Вердикт один: виновен. Дело уже заранее окрестили «Несостоявшийся убийца Императора». Да, Принца, да, тот выжил, но всем было все равно. Молва разнесла по Империи эту весть со скоростью солнца, заливающего утренними лучами все страны и государства мира.
        Несколько увлекшись наблюдением за дверью, ведущей в Дворцовую тюрьму, в которую входили и выходили куча народу, я даже не заметил, что кто-то приблизился именно к нам с Валеттой.
        - Вэйран! - Позвал Принц Садэри, и мы немедленно поднялись с наших мест, поклонившись представителю правящей династии. - Вот ты где. Я тебя потерял.
        Разрешив поднять голову, Принц бегло глянул на дверь, ведущую в тюрьму. Я же воспользовался случаем и осмотрел Принца. Да, он был в порядке, заклинание исцеления восстановило его полностью, с ним все было хорошо. Но меня не покидала мысль, которую мы обсуждали с Валеттой незадолго до покушения.
        Мог ли Принц, узнав о том, что противоядие найдено, обеспечить подобным образом себе алиби?
        - Боишься, что он сбежит? - Уточнил Принц у меня.
        - Проявляю благоразумие, Ваше Высочество, - ответил я с почтением. - На всякий случай.
        Принц слабо улыбнулся.
        - Я хотел поблагодарить тебя за спасение, - громко произнес он, как будто хотел, чтобы все это услышали. - Если бы не ты, я бы, скорее всего, был бы мертв. В качестве награды уже отправлены несколько сундуков с драгоценностями в твой дом. А также через три дня ты будешь торжественно титулован Императорским спасителем и защитником Престола.
        Из всего, что Принц мне тут наговорил, я заметил только мягкую улыбку Валетты. Значит это что-то хорошее. Вежливо поклонившись, я поблагодарил Принца за столь высокие подарки, но в голове все равно вертелась одна и та же мысль.
        Невиновен.
        Кирай невиновен.
        За что мне все эти дары, если я отправил в тюрьму невиновного?
        Странно, но с каждой новой минутой я все больше утверждался в этой нездоровой идее. Когда Принц ушел, и мы снова остались с Валеттой наедине перед дверью, ведущей в тюрьму, она как будто прочитала мои мысли. Незаметно прикоснувшись к моему предплечью, она привлекла мое внимание своим пронзительным взглядом.
        Глаза цвета морской волны завораживали, на какое-то мгновение я даже позабыл о том, что меня тревожило.
        - Я бы хотела его допросить, - несмело произнесла она.
        Это стало облегчением. Как у мага высшей степени у меня не было права допрашивать Кирая. Но и просить Валетту означало признавать правоту моих необоснованных во всех смыслах подозрений. Этого нельзя было допустить, ведь я мог совершить глупость. И если бы я был сам по себе, то я бы сделал все, что мне взбредет в голову.
        Но время моего одиночества давно прошло, теперь от меня зависели другие.
        Даже Валетта.
        Мы спустились вниз по узкой лестнице и прошли мрачным коридором. Тюрьма словно специально подготавливала себя как не самое лицеприятное место. Преступник должен был понимать, что даже находясь во Дворце, место, лишающее свободы - не радостный парк развлечений.
        Паломничество в камеру Кирая стало более редким, посему нам даже не пришлось ждать своей очереди. Его разместили в закрытой узкой комнате с одним единственным оконцем, выходившим на всякий случай на комнату охраны. Сбежать - невозможно. Да и смысл? Если бы он хотел сбежать, его бы здесь сейчас не было.
        Пока мы шли, нам встретилось столько Стражников, что можно было бы спокойно сколотить небольшую армию. Несмотря на то, что Валетта являлась официальным представителем Департамента, на нас все равно смотрели как на подельников Кирая, по меньшей мере, собиравшихся устроить тому побег.
        Дверь распахнулась, и мы проследовали внутрь. Кирай, как всегда, чувствовал себя так, будто сам выбрал это место в качестве отдыха. Усевшись на не самую удобную кушетку, он прислонился к стене, подложив под спину подушку, сложил перед собой руки и как будто дремал. Выражение на его лице было мало того, что невозмутимым, более того, как будто блаженным.
        Даже когда дверь за нами закрылась, Кирай не подал признаков, что ему есть до нас какое-то дело. Сначала могло показаться, будто он просто отдыхает, но мы здесь не для того, чтобы принести ему виноград и опахало.
        - Кирай ир Ильстар, - обратилась к нему Валетта довольно профессионально. - Меня зовут Валетта ри Крос’ери, я являюсь официальным представителем Департамента. Здесь я с целью провести допрос.
        Кирай открыл глаза и безошибочно глянул на Валетту. Я отслеживал ее реакции, мне было интересно узнать, что она обо всем этом думает. Но профессионализм не позволил ей показать эмоции. Перед тем, как Валетта перешла к допросу, я успел перехватить на себе взгляд Кирая.
        - Расскажите, чем Вы занимались сегодня утром, - начала издалека Валетта.
        Кирай долго не отвечал, просто смотрел на нее и использовал свою дурную технику «Пересмотри собеседника». Он использовал два типа гляделок: угрозы и соблазнение. Поскольку он по глупости не знал, кто такая Валетта, он предпочел вторую технику. Я с гордостью наблюдал за тем, как презрительно морщилась Валетта на все попытки Кирая ее соблазнить.
        - Поднялся я поздно, - начал рассказывать Кирай. Он бы и рад молчать всю оставшуюся жизнь, но неподчинение представителю Департамента грозило добавить срока к его и так не самой лучшей ситуации. - Вчера был праздник, знаете ли, милая ри Крос’ери, лег поздно.
        - Что за праздник?
        - Кое-кто из высших чинов праздновал свой день рождения.
        - Назовите имя, ир Ильстар.
        - Даслар Карн ир Видэйи.
        - Что Вы там делали?
        - Праздновал.
        - Что именно Вы делали?
        Кирай медленно улыбнулся. Знаю, Валетта хотела докопаться до правды, но она пока не знала Кирая слишком хорошо, чтобы предугадывать его ответы.
        - Я пил, веселился, беседовал с остальными, а потом мне подвернулась прекрасная светловолосая нимфа, которая была столь юна и прекрасна, что не оставляла меня до поздней ночи.
        - Лжете, - Валетта ничуть не смутилась, наоборот, улыбнулась.
        - Что? - Впервые видел замешательство Кирая.
        Оно легло лишь тенью на его лицо, но все же проявилось. Он ожидал совсем иной реакции.
        - Когда человек говорит правду, он просто перечисляет действия, которые совершал. Когда же он врет, ложь он приправляет излишними подробностями, - победоносно сообщила Валетта.
        Некоторое время Кирай молчал, а я стоял и во всю ширь улыбался, гордый за каждое ее слово.
        - Понимаю, что ты в ней нашел, - внезапно скользнул по мне взглядом Кирай и уловил мгновенное замешательство. Попал в точку. Улыбнулся.
        Я глянул на Валетту - она казалась сосредоточенной и совершенно не обратила внимания на последнее замечание. С одной стороны, я был счастлив. Но с другой - немножко огорчен. Это меня несколько удивило.
        - Во сколько Вы легли?
        Кирай снова посмотрел на Валетту и улыбнулся. Я знал его хорошо: чем больше он улыбался, тем больше он прикрывал свою неуверенность.
        - Примерно после полуночи.
        - Примерно?
        - Я не смотрел на часы, просто лег.
        - Но ведь Вы находитесь во Дворце Императора, здесь важна каждая минута. - Кирай молчал и больше не улыбался, предостерегал, но - бесполезно. - Особенно когда и так шаткая репутация едва ли начинает зарождаться.
        - Что? - Ненависть мелькнула в его холодных глазах.
        Задела за живое.
        - Ваш дом создали именно Вы, - беспощадно продолжала Валетта, - титул завоеван потом и кровью. Вы бились за каждое новое достижение, словно на кровопролитной войне. Даже за право участвовать в турнире. Во Дворце Вы очевидно не для того, чтобы праздновать. У Вас есть план, ир Ильстар. За дачу заведомо ложных показаний предусмотрена статья, так что лучше не лгите мне.
        Кирай совсем потерял лицо, просто сидел и таращился на Валетту то ли с испугом (что вряд ли), то ли с обидой. Она как будто обнажила его душу, вывернув наизнанку. С одной стороны, мне это нравилось, но с другой - откуда она все про него знала? Все те тихие долгие дни, когда она молча читала свои книги… Могла ли она изучать также подробно и меня? Это… пугало.
        - Я лег в двенадцать сорок четыре, - наконец ответил Кирай.
        - Что Вы делали до этого времени?
        - Выполнял порученную работу.
        - Кем?
        - Эта информация засекречена.
        Валетта вдруг резко обернулась и взглянула на меня. Я прочитал в ее взгляде подозрения. - Принц. Только представитель правящей династии имеет право на неприкосновенность перед представителем Департамента.
        - Что было дальше?
        - Я спал.
        - До какого часа?
        - До шести тридцати утра.
        - Дальше.
        - Встал. Отправился по поручению. - На вопрос в глазах Валетты «Чье?» Кирай ответил жестким взглядом. - Выполнил его частично. Далее побеседовал с нужными людьми касательно моих личных дел, которые Вас, дамочка, не касаются.
        - Еще как касаются. Что за дела?
        Кирай прожигал Валетту ненавистью, стиснул зубы и нехотя процедил:
        - Я хотел перебраться поближе в Столицу. А посему налаживал связи с теми, кто мне может в этом помочь.
        Валетта меня поражает. Обычно из Кирая и слова не вытащишь, а тут… Уверен, что остальным он рассказывал ту самую чушь, с которой начал разговор с Валеттой. Но почему? Хотелось задать вопросы, но я предпочел наблюдать.
        - Дальше, - продолжала Валетта.
        - Дальше… - Кирай вздохнул и ненадолго отвел взгляд, затем он посмотрел на меня, - дальше случилось то, во что никто не верит.
        Я понял его намек. В его словах я нашел облегчение. Но мало было доверять только лишь своим чувствам.
        - У меня было задание, о котором я не могу рассказать. Я пришел к Принцу Садэри, чтобы обсудить один вопрос, но к тому моменту на него уже было совершено нападение.
        - И?
        - Я хотел ему помочь, но увидел, как Вэйран появляется из портала.
        - Дальше.
        - Я сбежал.
        - Почему?
        - Потому что решил, что меня обвинят в нападении.
        - Но Вас поймали.
        - Да, - Кирай не отнимал от меня взгляд. - Вэйран.
        - Вы же предусмотрели это, не так ли? - И я и Кирай взглянули на Валетту. - Вы хотели, чтобы именно он нашел Вас. Почему?
        Некоторое время мы смотрели на нее, а потом Кирай встретился с моим взглядом. Да, она не знала о нашем прошлом, но мы друг друга поняли прекрасно. Вопрос только в том, был ли Кирай действительно невиновен? Или же пытался себя оправдать?
        - Я задала вопрос, - повторила Валетта.
        - Потому что я ему доверяю, - все-таки ответил Кирай.
        Не знаю, что сыграло роль, просто что-то кольнуло. Он перекладывал ответственность на меня, но мог ли я поверить ему сейчас? Слишком много воды утекло, я его не знал. Точнее…
        - Почему?
        - Вы - как ребенок, ри Крос’ери, - улыбнулся Кирай и спрятал взгляд. - Задаете слишком много вопросов.
        - Перестаньте увиливать, - чуть строже.
        - У нас есть прошлое, - хмыкнул Кирай. - Я о нем не расскажу. Понимаю, что не настолько хорошо подкован в знании законов, но насколько я помню, рассказывать о том, что к делу не относится, я не обязан. И это как раз тот самый случай.
        Валетта хотела спрашивать дальше, но Кирай был прав, наше прошлое к делу совершенно не относилось.
        Но ведь это же Валетта.
        - Давайте проясним: Вы заявляете, что невиновны и к покушению на Принца Садэри не имеете отношения. Вы бежите, но даете возможность именно Вэйрану поймать Вас. Никто из тех, кто вел допрос до меня, не пытался Вас оправдать, но именно Вэйрану, даже несмотря на Ваши «теплые» отношения, Вы доверяете свою невиновность. Это, ир Ильстар, еще как относится к делу.
        Кирай снова посмотрел на меня с неоднозначным намеком.
        - Валетта, - обратился к ней я, - задай ему вопрос.
        Она поняла меня с полуслова и нехотя переключилась.
        - Кирай ир Ильстар, Вы признаете себе невиновным?
        - Признаю.
        - Вы не совершали покушения на Принца?
        - Не совершал.
        - Если Вы полагали, что Вэйран поможет Вам, каким образом он может доказать Вашу невиновность? - Спросила Валетта.
        Я улыбнулся. С каждым новым днем она нравится мне больше и больше.
        Но Кирай лишь вздохнул и, пожав плечами, покачал головой.
        - Никак, - лишь сообщил он.
        ***
        Больше от Кирая ничего толкового добиться не удалось. Если сначала он шел на контакт, потом он решил, что хватит уже вести себя нормально и начал виться, словно уж. Даже Валетту он стал раздражать, она поняла, что добиться от него нормальных ответов больше не удастся, а посему мы просто ушли.
        О произошедшем мы не разговаривали, каждый пребывал в своих мыслях. Поскольку преступник был пойман, его дело передавалось на судебное разбирательство, назначенное предварительно на конец зимы, мое присутствие во Дворце более не требовалось.
        Принц Садэри по-прежнему был мне очень благодарен, но когда он пришел ко мне, чтобы попрощаться уже на следующий день, это меня удивило. Я не мог думать о нем плохо и подозревать в организации собственного покушения, даже несмотря на то, что Кирай пытался обратиться ко мне за помощью и неоднозначно намекнул на… ничто конкретное, конечно, но мысли все равно накапливались.
        Если Кирай невиновен, то это, конечно же, имеет место быть. Но откуда я знаю, что это действительно так? Мое чутье? Приятно, что оно есть, но на него полагаться нельзя, ведь это дело государственной важности. Наше прошлое не может быть важнее. Каким бы оно не было.
        Я знаю, что технически он не мог этого сделать, но Кирай был прав, доказать я этого не мог.
        С нами распрощались быстро. Принц сказал: «Тебе надо готовится к турниру! Я буду за тебя болеть!». С одной стороны - ура, за меня болеет сам Принц. Но с другой - это выглядело не менее подозрительно, чем его скорый приезд в дом Кайтранов. Если он к чему-нибудь причастен, конечно же.
        По традиции мы с Валеттой доехали до дома в полной тишине. Она, как всегда, читала, я смотрел в окно. Мне нравилась эта тишина, но разговор назревал.
        Правда, сразу поговорить не удалось.
        - Хозяин вернулся! - Радостно воскликнула Мойла и бросилась к нам. - Госпожа!
        Весь дом Кайтранов, занимавшийся своими делами и обязанностями, тут же стянулся к входу и принялся приветствовать. Нас.
        Я очень пристально наблюдал за Валеттой, она явно не ожидала такого приема. Раскраснелась, засмущалась, взяла меня за руку и спряталась за моим плечом. Это было доверием, которое она оказала мне. Я боялся пошевелиться, спугнуть ее. Она не понимала очевидного, но мне так сильно хотелось до нее это донести.
        - Не бойся, они просто рады тебя видеть, - когда мы оказались уже в кабинете, чуть приобнял ее я.
        - Но я… - Валетта замерла, а потом заглянула мне в глаза. Улыбка невольно расползлась на моем лице, - не понимаю.
        Ее щечки залились легким румянцем, она поджала губы и быстро глянула на вход, как будто кто-то должен был сейчас зайти. Должен, но отвлекалась она не поэтому.
        - Дом Кайтранов вообще располагает, - лишь пожал плечами я и улыбнулся.
        Она снова заглянула мне в глаза и… расслабилась. Страх куда-то делся, она потеплела и даже улыбнулась. А потом в кабинет ворвались все, кто только мог. Мойла принесла чай, служанки сладости, даже Кави подоспел с какими-то баранками, которые на него повесил кто-то из поваров.
        В торжественной обстановке в мой кабинет набились все жители дома Кайтранов и радостно сыпали тост за тостом «За возвращения Хозяина и Госпожи». Валетта смеялась и смущалась, продолжала прятаться за меня, но в конечном итоге не выдержала и все-таки сдалась. Веселье захватило ее, и ближе к ночи она хохотала громче всех.
        Я естественно участвовал в случайном празднестве. Наслаждался. Вот почему я любил уходить, возвращение всегда было наградой за отлучение.
        Мой дом. Место, которое я построил сам.
        Тем не менее мне все никак не давало покоя случившееся с Кираем. Да, знаю, я его терпеть не могу, доказательств его невиновности нет. Но ведь я знал, что он говорил мне правду.
        Знал это наверняка.
        Но если я попытаюсь его оправдать, то подпишу ему смертный приговор.
        Он это знает.
        Поэтому он обратился за помощью именно ко мне. Но что я могу сделать?
        Наутро Кави взялся за дела, которых, к счастью, осталось заметно меньше, собираясь пополнять наш длинный список. Я же, чтобы отвлечься, отправился на тренировку. Грум хоть и радовался вчера вместе со всеми моему возвращению, сегодня был строг и суров, дважды двинул мне по колену, сбив меня с ног.
        - Дворцовая жизнь тебя разморила! - Злился он.
        Знаю, не столько на мою слабость, сколько на свое бессилие. Дворец был его слабостью, его неотвратимым наказанием. Но сделать что-то с этим он не мог. А посему мне приходилось терпеть.
        - Ты должен был заниматься, - рявкал Грум. - Отвратительно, просто отвратительно.
        В очередной раз поднялся на ноги, выпил воды, взгляд зацепился за что-то светлое - Валетта. Она стояла у двери в дом и неуверенно жалась, не зная, стоит ли ей подходить. Я забыл сразу же и о тренировках, и о Груме, обо всем на свете.
        - Доброе утро! - Улыбнулся я ей.
        Она улыбнулась в ответ и все-таки шагнула мне навстречу.
        - Извини, не хотела отвлекать, - замялась она.
        - Ничего страшного! Все в порядке!..
        Дальше Грум двинул мне под ребра, и я сложился пополам в приступе невыносимой боли.
        - Слабак! - Воскликнул мой учитель.
        - Вэйран, ты в порядке?.. - Попыталась подбежать ко мне Валетта.
        - Это тренировка, леди! Лучше отойдите! - Пригрозил Грум.
        - Но… - слабо попыталась что-то возразить Валетта.
        - Леди - уйдите, иначе пострадаете!
        И тут я не выдержал. Перехватил руку Грума, окутал его магией и отшвырнул в сторону. Он этого не ожидал, испуг в его глазах - просто застал его врасплох. Грум свалился на землю и снес несколько тренировочных столбов. Пока он поднимался, я расправлялся с собственным гневом.
        Валетта…
        Она смотрела на меня как-то виновато и немного испуганно.
        - Прости, - мне не хотелось видеть ее страх, - я… это…
        - Ну, наконец-то! - Кряхтя, поднялся Грум. - Хоть что-то стоящее!
        Хромая, он подошел к нам ближе и похлопал меня по плечу.
        - Ладненько, - заключил Грум и нервно похихикал, - пойду вставлю ребро на место и разберусь с ногой.
        - Грум… - я создал символ исцеления, и все его раны быстро зажили.
        Он проверил свое состояние, пошевелил ногой, надавил на ребро. Нервная улыбка.
        - Все равно пойду передохну, - заключил он и глянул мне в глаза. - Что? Я старый. Мне нужен дневной сон!
        И уже более уверенной походкой Грум ушел, оставив нас с Валеттой вдвоем. Только что тренировался, но жарко стало от ее присутствия.
        - Тебе… - она неуверенно осмотрела мой голый торс, - не холодно?
        Глупое хвастовство, но мне захотелось покрасоваться. Черные татуировки чуть разрослись по плечам, и мое тело вспыхнуло пламенем. Валетта отшатнулась и отступила, в ужасе наблюдая, как меня поглощает огонь. Я же лишь рассмеялся.
        Что я делаю? Дурак.
        Огонь потух, почувствовал себя тупым и выдал извиняющуюся улыбку.
        - Это мой метод согреться, - глупо объяснил я.
        Отлично, произвел впечатление.
        - Ты… - Валетта тем не менее, по-моему, из последних сил держалась, чтобы только не убежать, - отличный маг.
        Слабая улыбка и я понимаю, что она это из вежливости.
        - Прости, - я осторожно приблизился к ней, - просто… хотелось тебя впечатлить.
        Она тут же смутилась.
        - Зачем? - С интересом рассматривала забор она.
        Зачем? Хороший ведь вопрос, который имеет вполне конкретный ответ. Который я просто не могу облечь в слова. Потому что мной двигали чувства. К счастью или к сожалению - я еще не решил.
        - Ты что-то хотела? - Решил сменить тему.
        Она сделала глубокий вздох и натянуто улыбнулась. Теперь она заглянула мне в глаза.
        - Да. Поговорить. На счет ир Ильстара.
        Не знаю, почему, но меня взяла дикая ревность, как только я представил, что она думала о Кирае после отъезда из Дворца.
        - А, - холодно отозвался я и отправился обратно на площадку. - И что с ним?
        Я подошел к снарядам и стал отрабатывать заклинания.
        - Если это неудачное время, я зайду потом, - замялась Валетта.
        - Нет уж, говори сейчас, - не сдержал заклинания и взорвал снаряд.
        Так. Нужно успокоиться. Вздох, еще один, и еще. Для верности.
        - Что про Кирая?
        - Я все думаю о том, что он сказал, - осмелела Валетта и даже шагнула чуть ближе, но не стала приближаться, ведь я взялся за следующий снаряд.
        - Он с тобой вел долгую беседу. Что именно тебя зацепило?
        - Его невиновность.
        Еще один снаряд закончил свои дни. Если так пойдет, мне придется перестроить всю площадку. Спокойно.
        - Почему ты уверена, что он невиновен? Доказательств этому нет.
        - Верно. Но мотивов тоже.
        - Почему ты так решила? - Еще один снаряд в крошку. Ее попытка защитить Кирая приводила меня в бешенство.
        - Он искал любые возможности заслужить свое право вообще существовать в высшем обществе. Зачем ему нападать на Принца?
        - Кто его знает? - Пожимаю плечами, сдерживаю злость.
        - Ты же знаешь что-то, так ведь?
        - Что я знаю?
        - Вы были знакомы, он сам сказал.
        - И что? Теперь и я виноват? - Обернулся, слишком резко глянул на нее. Не ожидала, замерла, словно попала в плен. Не хочу, чтобы в моем присутствии она чувствовала себя неуютно. - Извини…
        - Вэйран, - она шагнула ближе, я перестал заниматься, - я не обвиняю тебя, ни в коем случае. Просто я хочу понять, что связывает вас с ир Ильстаром.
        - Прошлое. И оно нас больше не связывает. - Смотрю на нее прямо. - Процесс будет длиться вечность. Счастье, если он до конца жизни вообще будет проведен.
        - И что это за жизнь такая для невиновного?
        - Он может выкупить свое право на свободное перемещение.
        - Он напал на Принца!
        - Значит заслужил!
        - Но он же невиновен!
        Гнев затмил мне глаза.
        - Он тебе нравится?
        Валетта, находившая все ответы на любые вопросы, внезапно замерла и растерялась.
        - Что? - С сомнением переспросила она.
        - Он тебе нравится? - Глупо, но я уже не мог остановиться.
        - Что это за вопрос? - Она попыталась улыбнуться.
        - Нормальный вопрос.
        - В связи с чем ты спрашиваешь?
        - Ты так и не ответила.
        - Вэйран…
        - …просто ответь! - Настаиваю, потому что до боли надо знать!
        - Я его не знаю.
        Ответ, который мне не нравится.
        - Но тем не менее ты готова его спасать, - замечаю.
        - Я и тебя готова спасать, - отвечает быстро.
        Меня это задевает еще больше.
        - То есть ты ставишь нас на одну ступень? - Холодно.
        - Ни в коем случае! - Берет меня под руку и гнев уходит, просто выветривается. - Вэйран, пожалуйста, пойми: если он невиновен, я просто хочу ему помочь. Но это не значит, что я каким-то образом его выделяю.
        - А кого ты выделяешь? - Почти требую, и она как будто сопротивляется, но не может не подчиниться. Не хочу. - Извини…
        Беру ее за руку, а она опускает взгляд и вырывается, отступает. Знаю, что нельзя было так, но… не сдержался.
        - Валетта, я… - голос срывается, но тут появляется Мойла.
        - Ой, простите, - извиняется тут же она, кланяется, кутается в свою шаль.
        Делаем глубокие вздохи, Валетта отворачивается, я тоже ищу спасение в окружении. Зачем только? Надо ей сказать, просто успокоить. Что я делаю? Куда меня несет? Чего я на нее насел?
        - Что ты хотела, Мойла? - Уточняю.
        - Хозяин, - она несмело поднимает взгляд, но потом переводит его на Валетту. - К Госпоже приехал жених.
        ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ
        ВАЛЕТТА
        Вэйран… Почему я так часто теперь думаю о нем? Почему каждый его взгляд ловлю, словно он не смотрел на меня вечность? Откуда это взялось? Знаю, я нагло игнорирую свое самое важное задание, которое обязано повлиять на мое будущее.
        Но…
        То, что он сделал для моих родителей…, это все изменило. Я и раньше не могла избавиться от мысли о том, что Вэйран очень хороший. Но теперь все перевернулось с ног на голову, и я совершенно потеряла какой-либо ориентир.
        Случившееся во Дворце меня, конечно же, потрясло. Но больше меня потряс его вопрос.
        - Он тебе нравится?
        Как?.. Как он мог задать мне подобный вопрос? Почему он злится? Глупо, да, знаю, но мне почему-то кажется, что они с Кираем не враги. Догадки, которые не имеют под собой никакой основы. А значит, не имеют права существовать.
        Но… его обращение ко мне, он что-то хочет мне сказать, знаю, что-то важное, что-то особенное…
        Но тут появляется Мойла и все как будто бы рушится. Разочарована, почему я разочарована? Я не могу, не имею права в него влюбляться… прекратить! Это надо прекратить!
        - Хозяин, - несмело говорит Мойла. - К Госпоже приехал жених.
        Сначала просто стою и не реагирую, даже не поняла, что это обо мне. Но потом…, что она сказала? Оборачиваюсь, моргаю несколько раз, пытаюсь прогнать наваждение. Что она сказала?
        Набираю в грудь воздуха…
        - Что? Кирая уже отпустили? - С обидой рявкает Вэйран.
        Ничего не успеваю ответить, потому что решительно ничего не понимаю! Какой еще жених?!
        - Ты не сказала, что выходишь замуж, - уже более спокойно говорит Вэйран, но когда заглядываю ему в глаза, вижу настоящую бурю.
        Когда он шагает к двери, мы с Мойлой быстро переглядываемся, ловим тревогу во взгляде друг друга, а потом торопливо бежим за уверенно шагающим Вэйраном. Куда он идет? Жених! Какой, ко всем проклятым, жених?!
        Бежим за ним, следуем, но он настроен слишком решительно. Боюсь. За жениха, конечно же, кем бы он ни был! А он уже был! Потому что Вэйран настроен использовать его в качестве тренировочного снаряда.
        С чего?
        Нет. Нет-нет-нет. Нет-нет-нет-нет-нет. Нельзя! Не сметь в него влюбляться!
        Проходим мимо гостиной, видимо, Вэйрана заметил Кави, а потому вышел нам наперерез. Чуть не столкнулся, но в итоге ему в объятия попала Мойла. Испугалась, шумно ахнула. Замерла. Как и он.
        Я, конечно, преследовала одну единственную цель - Вэйрана, но эти двое замерли слишком двусмысленно. Мойла казалась мне такой хрупкой и беззащитной, Кави держал ее с такой нежностью - не заметить их взаимную симпатию было почти невозможно.
        Но, как и раньше, Мойла опустила глаза, отстранилась и рассыпалась в извинениях. Кави разочарованно выдохнул, проводив ее взглядом, и только спустя пару секунд добрался взглядом до меня.
        - Валетта? - Он меня и не заметил. - Что происходит?
        - Кажется, я сейчас стану вдовой, - слабо улыбнулась я.
        Кави хмурился медленно, с каждым новым словом понимая все меньше. Я лишь отмахнулась и бросилась бежать к выходу. Кави поторопился следом.
        К тому моменту, когда мы выскочили на улицу, Вэйран уже подходил к моему заявленному жениху. Так называемый жених выглядел вполне достойно: в официальном темно-шоколадном камзоле, с цветами в руках. Улыбается. Русые волосы, острые черты лица, серые глаза - я знала этого жениха!
        Но Вэйран по приближении собирался с ним расправиться. Занес ладонь, магия вспыхнула между пальцев.
        - Вэйран - стой! - Крикнула я.
        Эвин Кьерки ир Касдари. Мой бывший однокурсник. Один из очень немногих, кто относился ко мне с теплотой и заботой пока мы учились в Академии. Ему было все равно, что я не обладаю никаким магическим даром, он просто был рядом, поддерживал меня как мог.
        Вэйран обернулся и с обидой взглянул на меня исподлобья. Я лишь покачала головой, наконец-то догнала его и обошла, уже не очень уверенно приближаясь к… жениху? Что?
        - Эвин, - обратилась я.
        Вэйран дернулся, но на подмогу подоспел Кави и удержал его от последнего фатального движения. Опасливо проследив за тем, чтобы Вэйран все-таки не совершил убийства, я вернулась к Эвину. Он выглядел обескураженным и испуганным. Ну, еще бы! Приходит тут с цветами, а его убивать собираются.
        - Валетта, я… - заговорил Эвин, чем спровоцировал Вэйрана еще раз.
        Кави уперся в него, изо всех сил пытаясь сдержать. Вэйран вырывался так, что, казалось, ничто на свете его не остановит. Но потом он резко рявкнул: «Я спокоен!» и Кави отошел в сторонку от его безудержного спокойствия. Вэйран остался стоять на месте, но смотрел на Эвина взглядом зверя, на чью территорию забрел чужак.
        Поняла.
        - Пойдем, прогуляемся, - нервно предложила я и вытолкала Эвина за ворота.
        - Валетта! - Окликнул меня Вэйран.
        Я резко обернулась. Хотела уже крикнуть ему, чтобы отстал, но глаза…, его мрачно-синие глаза выдавали мольбу. Не смогла, я не смогла устоять.
        - Все в порядке, - спокойно произнесла я и даже слабо улыбнулась. - Мы просто прогуляемся.
        Вэйран хотел еще что-то сказать, но так и не решился. До последнего не отводила взгляд, смотрела на него, находилась как будто под его заклинанием.
        Эти мрачно-синие глаза…
        Некоторое время спустя, когда мы немного отошли от дома Кайтранов, Эвин наконец-то отошел от шока.
        - Это… - начал было он.
        - Мой работодатель. Наниматель. Я работаю здесь юрисконсультом, - быстро выпалила я.
        Не хочу, чтобы он подумал…, чтобы он даже предположил…
        - Но он…
        - …просто мы только с задания, вот он и на взводе, - пресекла и следующие темы на счет Вэйрана. - Что ты здесь делаешь, Эвин?
        Эвин вздохнул, некоторое время еще приходил в себя, но потом даже подал признаки улыбки и протянул мне цветы. Остановился. Пришлось взять, а то он выглядел так, будто отказ для него либо оскорбление, либо удар.
        - Валетта, - смотрел он мне в глаза, - во-первых, я хотел проведать тебя, узнать, как ты поживаешь.
        Ладно, по крайней мере, не с места в карьер, и на том спасибо. Вежливо улыбнувшись, я заверила его в своем добром здравии и благополучии.
        - Прекрасно, - обрадовался Эвин.
        - А как ты?
        - О, со мной тоже все хорошо, - заверил Эвин. - Спасибо, что спросила. Ты всегда была очень доброй и заботливой.
        Еще одна вежливая улыбка, я, честное слово, понятия не имею, как себя вести.
        - Если ты помнишь, у меня было важное дело на южных островах, - продолжал он.
        - Ах да, точно, - действительно вспомнила я. - Ты собирался воссоединиться с родственниками по материнской линии. Конечно же, я помню.
        Я действительно помнила. Множество разговоров, которые мы вели с ним иногда по средам в библиотеке, пестрили разнообразием. Мне нравилось с ним общаться, нравилось его отношение. В те моменты я забывала о том, что меня недолюбливали. Я просто была собой. И за это я всегда была ему благодарна.
        - Что же, ты можешь меня поздравить: я это сделал! - Воскликнул Эвин.
        Вот это было неожиданностью.
        - Да что ты?! Как тебе это удалось?!
        - Ты же меня знаешь: если я поставил перед собой цель, я дойду до конца чего бы мне это не стоило.
        - Поздравляю, Эвин! - Я действительно была искренне рада за него.
        Он улыбнулся мне и расставил руки. Поддавшись на случайный порыв, я даже обняла его. А он обнял меня в ответ… совсем не так, как друг. Странный звук отвлек меня, я обернулась - Вэйран прогуливался (якобы) в нескольких метрах от нас, делая вид, будто занят разглядыванием ближайшей стены. Я даже его не заметила.
        - Валетта, - позвал меня Эвин. - Ты ведь помнишь наш последний разговор?
        Поскольку все мои мысли сейчас внезапно обратились к Вэйрану, я вообще не вспомнила, что наш разговор (какой-то) был последним. Неопределенное выражение на моем лице подсказало ему ответ. Он взял меня за руку и притянул к себе.
        - Я обещал, что воссоединюсь со своими родными, а по возвращению обязательно женюсь. На тебе.
        В голове по-прежнему свистел ветер, я думала только о том, что Вэйран все это слышит. Зачем он рядом? Зачем слушает? Как он подкрался так незаметно?
        - Эвин… - едва выдохнула его имя, - мне… это…
        Более уверенная улыбка, он шагнул ко мне еще чуть ближе. В отличие от Вэйрана (о чем я думаю в такой момент?) Эвин был всего на полголовы выше меня.
        - Валетта, - нежность в его голосе наконец-то вернула меня к нему. - Ты мне очень нравишься. Ты всегда была для меня самой красивой и доброй девушкой в мире. Ты стала для меня поддержкой и опорой, моей надеждой на успешное разрешение любой сложной ситуации. Я всегда был благодарен богам, что они свели нас вместе.
        - Эээ… Валетта! Тут, кажется, дождь собирается, может, вы зайдете? - Вмешался Вэйран.
        Я посмотрела сначала на него, потом на совершенно безоблачное небо и вздохнула.
        - Пойдем еще прогуляемся, - подхватила я под руку Эвина и потащила вниз по улицу.
        Вэйран естественно припустился за нами следом, но я тут же резко остановилась и обернулась.
        - Можем мы поговорить наедине? - Выпалила я.
        Вэйран явно не ожидал подобного, потому сильно удивился сначала. Но секунду спустя он сморгнул удивление и беззаботно пожал плечами.
        - Пожалуйста. Делай, что хочешь. Хоть замуж за него выходи. Мне-то что?
        Подхватив Эвина, я двинулась с такой скоростью, что даже ветер бы нас сейчас не догнал. Еще раз обернулась - Вэйран пинал камешки под ногами, оставаясь на том же месте - все в порядке.
        Мы спустились к полю и свернули с главной дороги, прогуливаясь по промерзлой земле. Только яркое солнце немного согревало, иначе мы бы продрогли до костей за считанные минуты.
        Снова взглянула на Вэйрана - он мялся на главной дороге, но старательно изображал, будто его не волнует, что здесь происходит. Ладно, по крайней мере, он далеко.
        - Валетта, что он от тебя хочет? - Спросил меня Эвин.
        - А? - Я так и встала, как вкопанная. - Ничего! Просто… гуляет.
        Я вяло улыбнулась, но Эвин быстро решил, что будет лучше вернуться к главному. Улыбнулся мне широко и искренне.
        - Валетта, - он полез во внутренний карман и извлек оттуда небольшую коробочку, протянул мне. - Я понимаю, что это все слишком неожиданно, но… - Он открывает коробочку, внутри рубиновое колье. - Согласишься ли ты стать моей женой?
        Что?.. Что?.. Что?.. Дышать! Как это - стать его женой?..
        Возвращаясь в мыслях в не очень приятные годы моей юности и учебы в Академии, я еще тогда свыклась с мыслью, что мое будущее максимально связано только с карьерой. Кто возьмет замуж такую дефектную, как я? Никому не нужна возможность родить детей без магии. А с моим несовершенством это вполне возможный исход.
        И когда Эвин предложил мне тогда стать его женой, я восприняла это скорее шуткой, нежели чем-то серьезным. То есть тогда я подумала: он собирается на юг искать концы своих родственных связей. Это звучало как отговорка и походило больше на пустое обещание вроде: «Когда я установлю мир во всем мире тогда и женюсь». Но кто бы мог подумать, что он решит этот вопрос так быстро?
        И вернется ко мне…
        Честно говоря, я не думала об этом, старалась себя не расстраивать. Поэтому пыталась заставить себя не засматриваться и на Вэйрана… Он же знал о моем недостатке, и…
        Смотрю на него - он ходит в отдалении, пинает дорожную пыль и изредка поглядывает в нашу сторону. Вэйран… Неужели я это серьезно? Глава дома Кайтранов, маг высшей степени и вообще, обратит внимание на меня? Лишенную любой магии? Я вообще серьезно позволила себе столь глупые мысли?
        Нет, это невозможно. Он лишь мой работодатель. Да, он очень хороший, добрый, чуткий, заботливый, он мне несказанно помог.
        Но он ведь всем своим друзьям помогал.
        Вздохнула и посмотрела на Эвина. Он улыбался мне и выглядел таким искренним. Ни разу за все время нашего общения я не уличила его во лжи. Он был… спокойным. По сравнению с Вэйраном - любой будет спокойнее. Но сравнивать все же не стоит. Вэйран никогда не претендовал на мою руку и сердце.
        Да и вряд ли когда-нибудь что-то изменится.
        Сделав глубокий вздох, я выдавила горькую улыбку.
        - Эвин, это… все же неожиданно, - призналась честно. - Я просто… это…
        - Да-да, я понимаю! - Берет мои ладони в свои, укладывает мне коробочку с колье. - Прости…, я действительно думал, что все затянется. Но я сделал свой выбор еще тогда. Если тебе нужно время, я пойму. На самом деле я просто не хотел, чтобы ты подумала, будто я это не серьезно. Но теперь - Валетта, позволь мне пригласить тебя на свидание.
        Смотрю в его серые глаза и не вижу в них того, что мне всегда было нужно, что мне так сильно нравилось в…
        Нельзя, совершенно нельзя позволять себе этого. Эвин очень славный. И он… действительно настроен серьезно по отношению ко мне. Могло ли быть что-то более лучшее в моей жизни?
        - Конечно, Эвин, я пойду с тобой на свидание, - соглашаюсь и почти верю в свою улыбку.
        Почти…
        ***
        Честно говоря - не лучшая моя идея.
        Мы с Эвином еще недолго погуляли, Вэйран куда-то пропал, и некоторое время я еще переживала по этому поводу, но потом отпустило, и мы с Эвином очень хорошо побеседовали. Он рассказал мне о своем путешествии, о том, как рад, что мы снова встретились. Но это все стало так неважно, когда он сообщил мне одну не маловажную весть.
        - Мой отец в друзьях с домом ир Фэрийэ, - рассказывал он, - и он сказал мне, что будет удачной идей породниться с Эраной. Но я сказал ему, что выбрал тебя и…
        - Стой, Эвин, - я сама остановилась, - а Эрана знает об этом?
        - Да! В том и дело! Бедная Эрана, она же рассчитывала выйти замуж, но так решили наши отцы. Я же принял другое решение.
        Эвин взглянул на меня и нежно улыбнулся, а я тут же мысленно вернулась к нашей встрече с Эраной во Дворце. Снова вспоминая наше прошлое, не скажу, что она так сильно меня ненавидела. Но если так подумать: семья Эвина действительно очень влиятельна и значительна, для Эраны это удачная партия.
        Но вот она готовится к свадьбе, а ее предполагаемый жених заявляет, что будет жениться на другой. На безродной девчонке без способностей к магии. Что-то подсказывает мне, что именно в этом причина ее такой лютой ненависти и последующего поступка.
        Что же, хотя бы знаю, за что на меня зуб точили. Правда, сильно спустя, но не важно. Прояснение обстоятельств в любое время полезно.
        Через пару часов я все-таки отправилась обратно в дом Кайтранов. Эвин очень хотел меня проводить, но я решительно отказалась во избежание кровопролития. Неизвестно, как Вэйран отреагирует.
        Не знаю, почему он вообще так реагировал. То есть - наверное, защищал свой дом и обитателей. Вот и все. Других причин нет.
        Когда я вернулась, все было спокойно. Дом жил своей привычной жизнью, что-то происходило, но ничего ужасного. Нужно было убедиться, что Вэйран здесь, и не последовал убивать Эвина. А что еще думать? Такой бурной реакции я от него точно не ожидала.
        Я нашла его вместе с Кави в кабинете. Они перебирали бумаги и о чем-то разговаривали.
        - О! Валетта! Отлично! - Обрадовался мне Вэйран. - Нам пора на задания. Мы слишком много времени потратили на дело Принца, нам нужно наверстать упущенное.
        Кави сгреб папки с делами и отправился на выход. Проходя мимо, он подарил мне полуулыбку, и я улыбнулась ему в ответ. Наши отношения почти что можно было назвать вежливыми.
        - Идем, - не успела я даже ничего понять, как Вэйран подхватил под руку, и мы отправились на выход.
        Телепортом пользоваться не стали, поехали в карете. К сожалению, ехали долго, и я поняла, что вечернее свидание явно не состоится. Написала письмо и отправила его магической почтой. Вэйран ничего не сказал, просто не обратил на этот факт никакого внимания.
        Приехали мы поздно вечером и далеко не в город. Было пасмурно и холодно, солнце как будто здесь никогда не появлялось. Вэйран подал мне руку, и я вышла на улицу. Огляделась. Забрели мы явно в запретные земли, потому что все здесь было мертво, никакой растительности и жизни.
        В нескольких метрах от нас располагались пещеры. Зияющие черные пропасти отталкивали и пугали. Но вот я взглянула на Вэйрана и тревога тут же улеглась в моей душе.
        - Что здесь за духи? - Спросила я.
        - Здесь не только духи, - спокойно сообщил Вэйран.
        - А кто еще?
        - Нечто похуже. - Это напугало, но уточнить я не успела. - Идем, нам лучше закончить со всем побыстрее.
        И мы двинулись… к пещерам. Вздохнула, разглядывая мертвую гору, отливающую каким-то жутким голубоватым свечением. Что там внутри? Что может быть хуже тех сумеречных духов, за которыми охотился Вэйран? Я достала перо и намеренно тормозила некоторое время, чтобы только оттянуть неизбежное. Конечно же, это не осталось незамеченным.
        Вэйран вернулся ко мне и протянул руку. Все мое нутро тут же сжалось, в голове промелькнули глупые мысли… Нет, нельзя их себе позволять. У меня есть Эвин, он… сделал мне предложение. Которое я пока еще не приняла, но обязательно приму. Такой, как Вэйран…, он просто хороший. Вот и все.
        С трудом вложила свою ладонь в его, он нежно сжал мою кисть и притянул к себе поближе.
        - Не бойся, Валетта, - тихо проговорил он, - я буду рядом с тобой.
        Еле выдавив подобие улыбки, я вздохнула и кивнула в знак готовности. Вэйран сжал мою ладонь чуть сильнее и повел за собой. Снова я почувствовала его эту непоколебимость, которой невозможно сопротивляться. Хотелось ли мне сопротивляться? Только тому чувству, которое начинает меня разъедать изнутри.
        Слишком близко. Слишком часто. Нужно что-то с этим делать.
        Вэйран создал огненный всполох, который хорошенько осветил нам путь. Сказать, что стало спокойнее, было нельзя. Что за монстры скрываются внутри? Сначала я еще не хотела замечать очевидное, но потом все же отметила, что чем дальше мы продвигались, тем тусклее становился огонь. Упорно игнорируя этот факт, я предпочитала серчать на свои страхи, но когда поняла, что мы уже почти в сумерках бредем, не сдержалась.
        - Почему свет гаснет? - Тихим шепотом спросила я.
        Вэйран не услышал. Да никто бы не услышал. Пришлось повторить пару раз.
        - Мы приближаемся, - сообщил Вэйран, и меня парализовало по меньшей степени.
        Страх не позволил спросить: «К чему?». Не знаю, почему я вдруг так сильно испугалась. Что изменилось? Ничего. Тоже задание. Просто теперь мы бредем в пещере. Тогда чего же я так напугана?
        Вэйран исправно продолжал сжимать мою ладонь, вселяя в меня с каждым разом новую волну уверенности. Но волна страха все равно неизбежно побеждала, ведь мы направлялись в логово зверя.
        Как думала тогда я. Но когда свет Вэйрана совсем погас и мы шли уже буквально на ощупь, до нас стали доноситься странные звуки из самой глубины пещеры. Сначала я принимала их за игру моего воображения, но перо записывало все, что слышало, а значит - это не просто страх. Там что-то происходит.
        Когда мы подобрались поближе, до нас достал тот свет, что находился внутри. Это меня удивило, но…
        Когда мы приблизились к большому полукруглому залу, меня пронзил настоящий ужас. В пещере горели факелы, можно даже сказать, что она была обставлена, как если бы… не важно. Главное, что в пещере находились люди!
        - Вэйран, - я взяла его за рукав и потянула, - что происходит?
        Он взял меня за плечи и отвел в сторону, чтобы нас не услышали. Еще раз осмотрел коридор, по которому мы пришли, обернулся на пещеру. Все было спокойно, о нас пока никто не знал.
        - Несколько месяцев назад призраков было не так много, но с некоторых пор их количество значительно увеличилось. Все маги высшей степени это заметили, ты видела количество дел у меня на столе. Но все это лишь отголоски. Причину отыскать было до некоторых пор невозможно. Я ее искал.
        В голову почему-то пришло болото, и я нашла в этих двух вылазках что-то общее. Вот, что мы делали в топях, он искал источник. И вот зачем нужна была я. Все-таки моя задача описывать с юридической точки зрения те или иные действия, на в топях что я могу описать? Однако Вэйран брал меня с собой.
        - Кто эти люди?
        Вэйран вздохнул и напрягся, кинув беглый, но очень суровый взгляд на пещеру.
        - Это культ Сумрака, - тихо сообщил Вэйран, и я тут же перестала дышать.
        Культ Сумрака. Зубы застучали, по телу пробежались мурашки, я почувствовала, как Вэйран сжал меня сильнее в своих руках, призывая успокоиться. Но как тут можно успокоиться?
        О культе Сумрака знали все в Империи и за ее пределами. Еще в раннем детстве детей предупреждали не разговаривать с незнакомцами в серых плащах, поднимать тревогу, если такие люди собираются в группы и уж тем более бежать, если они призывают магию. В Империи культ Сумрака был запрещен.
        - Легенды ты знаешь, - подтвердил вполне очевидное Вэйран. - Но то, чего ты не знаешь: они просто помешаны на сумеречных духах. Они даже не понимают, насколько эти духи опасны и уж тем более не ведают, что творят. Они верят, что призывая сумеречных духов, они обретают силу, становятся сильнее, могущественнее. Но на самом деле духи поглощают их, постепенно превращая их в себе подобных.
        - Но культы Сумрака запрещены в Империи, - шептала я от страха, - всех, кто когда-либо был к ним причастен, либо казнили, либо посадили в тюрьму!
        Вэйран лишь кивнул в подтверждение.
        - Всегда найдутся те, кто готов нарушить правила, - мрачно заметил Вэйран и снова сжал меня в своих руках. - Не бойся, Валетта, с тобой ничего не случится.
        И он уже хотел отправляться в пещеру, но я тут же перехватила его и притянула к себе.
        - Вэйран, - взмолилась я, - пожалуйста, не ходи. Они сумасшедшие! Проклятые! Они не боятся смерти! Давай доложим о них властям, и они пришлют целую армию, чтобы с ними справиться!
        Вэйран так и замер, глядя мне в глаза, кажется, даже позабыл о задании. Понадобилось время, чтобы он снова моргнул.
        - Ты ведь заметила, что они словно недавно здесь появились? - Уточнил он, намекая на многочисленные коробки и другие атрибуты в зале. Это все, и правда, выглядело так, будто они только занесли свои вещи. Я лишь обреченно прикрыла глаза, уже догадываясь, к чему он клонит. - Они прекрасно знают, что вне закона, а потому часто меняют свои пристанища. Пока мы доложим о них, пока отряд сюда доберется, к тому моменту их уже здесь не будет.
        - Вэйран, - я вцепилась в него сильнее, - пожалуйста…
        - Валетта, - выдохнул мое имя он.
        Я заглянула в его мрачно-синие глаза и сделала глубокий вздох. Я не могла его остановить, но он не уходил. Он умолял меня взглядом его отпустить. Но как я могла? Это же самоубийство! Он только что избежал опасности, вернувшись из Дворца. И теперь - культ Сумрака…
        Я понимала, что если проблему не решить, она останется, ничто не изменится, все может только усугубиться. Но мне от этого было совершенно не легче. Еще какое-то время я стояла и наслаждалась объятиями Вэйрана, но неизбежность подтолкнула меня его отпустить…
        Пока он шел вперед, пока готовился к битве, снимал с себя одежды и отдавал их мне, я вспоминала все страшные истории, которые нам рассказывали. Последователи культа беспощадны и очень опасны. Они не останавливаются перед своей целью, а цель у них одна: призвать в наш мир злых сумеречных духов.
        Последователей всегда можно было отличить от обычных людей. Поглощая духов их внешний вид менялся, глаза заплывали сумраком, они буквально дичали, становились злыми и отчаянными. Беспощадными. Сумеречные духи пробуждали в них особую жестокость и кровожадность.
        Смерти они не боялись, потому что сумеречные духи подавляли в них эти страхи. По сути - дух уже мертв, чего ему бояться? Завладевая своей жертвой, дух пожирал его сущность, меняя его и внутренне, и внешне. Страшно, от них всегда всем было страшно.
        Самое громкое дело, которое мы проходили, уже в Академии называлось «Остров разбитых кораблей». Все начиналось вполне обычно: шторм на море, корабль попадал в него и пропадал. Кто бы удивился подобному? Сначала это было случайным событием, но позднее, когда все больше кораблей исчезало все в тех же водах, флот Императора был в те воды послан с целью расследования.
        Три корабля, полные команд подготовленных к любым неожиданностям моряков. Не вернулся ни один. Воды окрестили проклятыми и старались избегать заплывать в них.
        Однако позднее по счастливейшей случайности еще один корабль стал жертвой исчезновения, но впервые один из моряков уцелел. Он вернулся на сушу, истощенный и измученный, но все же живой. Он-то и поведал, что случалось с кораблями.
        Корабль попадал в шторм, но то не было природным явлением, это была буря духов. Страшное явление, затягивающее и засасывающее за собой корабль и его команду. Кем-то духи кормились, сжирали и уничтожали. Тех же, кто выживал, выбрасывало на берег, где их подбирали последователи культа Сумрака.
        А вот они уже забирали своих жертв и уводили вглубь острова, чтобы затем проводить страшные эксперименты. До конца так никто и не понял, что именно они хотели получить, но догадки и предположения касаются возможностей создать идеальное тело, вместилище для великого Духа Сумрака из Сумеречья - страшной кары всего человечества, если он, конечно, сможет пробраться в наш мир.
        И вот именно к этим… людям подбирается сейчас Вэйран. Страшно за него, не то слово.
        Он дал мне знак оставаться на месте, а сам скользнул внутрь. Как он это сделал? Я этого не заметила, хоть и смотрела прямо на него. К счастью и последователи культа проигнорировали этот факт.
        Выбрав наблюдательным пунктом темный островок у самого края, я стала издалека высматривать Вэйрана. Что именно он делал, сказать было сложно, но каждый раз, когда я видела мелькавшую между камнями тень, я вздрагивала и хваталась за сердце. Когда он дрался с духами, я за него так не боялась, но сейчас совсем другое дело.
        Все-таки нет ничего страшнее человеческой беспощадности. Духи, проклятые, иные формы существования, настроенные враждебно против нас - все они выбирают этот путь оправдано. Но люди…
        Последователи культа были закутаны в серые плащи, но в связи с тем, что света в пещере было мало, их легко можно было принять за черные. Они хаотично двигались и что-то…, что-то…
        Было сложно понять их стратегию, я только спустя время догадалась, что они не просто бродили без цели, они что-то чертили. На полу, на стенах, на камнях белым мелом. Картина вырисовывалась не сразу, но вполне конкретно. Мои познания в культе Сумрака были минимальными, однако я предположила, что это порталы, через которые они собираются призывать духов.
        Внезапно по периметру всей пещеры затеплился тоненький свет алой нити. Сначала я даже не поняла, что он действительно появился, серчала на свои страхи. Но потом…
        Кто-то из последователей внезапно ахнул, и я успела поймать его взглядом. Вэйран оказался рядом и лишил того чувств. Исчез. Сердце забилось вдвое чаще. Наблюдаю дальше. Бесшумно исчезают один за другим, движение прекращается, пламя факелов, развешанных по периметру, зловеще вздрагивает, пугает меня еще сильнее.
        Вэйран…
        Врагов становится все меньше, но некоторые дают о себе знать. Кто-то кричит и наконец-то привлекает внимание остальных. К этому моменту на ногах остаются считанные единицы, но когда они замечают Вэйрана…
        Страшная, запретная магия серых сумеречных духов активируется в их руках и летит прямиком в ир Кайтрана. Он успевает увернуться, но последователи культа несутся на него. Набрасываются… Уклоняется, уходит в сторону, ударяет одного, дезориентирует второго, лишает чувств третьего - все в порядке.
        Но тут откуда-то берутся еще пять последователей с факелами - Вэйран активирует заклинания и ударяет сплошной волной в своих врагов. Кто-то не успел ничего понять, но кому-то удалось уйти. Пока пыль оседала, на Вэйрана уже бросается один из врагов.
        Падают на землю, Вэйран перехватывает все смертоносные атаки, последователь злится, распространяет свою магию, словно яд. Вэйран уклоняется, но магия уже опасно становится…
        Не успеваю додумать мысль, как вдруг мне навстречу выбегает тип в сером балахоне. Вжимаюсь в стену, задерживаю дыхание - но тут вообще-то негде спрятаться, по факту он меня уже увидел…
        Но на удивление проигнорировал мою персону, припустившись к выходу. Значит, он собирается бежать. За подмогой ли? Не знаю. Но его нужно остановить! Да, я не обладаю магией, да, моя физическая подготовка измеряется только количеством книг, которые я могу унести за раз. Но что-то же надо делать!
        Несусь за ним следом, разбегаюсь, набираю скорость и врезаюсь в типа. Он издает сдавленный «ох», тащу его дальше, впечатываю в стену, он снова выдыхает стон и внезапно опадает. Отскакиваю в сторону, пытаюсь понять, что я такого сделала. Вообще-то я только что совершила нападение и это нарушение сразу нескольких статей…
        То есть, да, конечно, он последователь культа Сумрака, но он же бежал мимо и…
        Дурацкие законы в моей голове!
        Похоже, тип ударился виском о скалу, потому и отключился. Ладно, вроде живой. Хоть и, скорее всего, будет приговорен к смерти. Да вряд ли он будет предъявлять обвинения…
        Зажмурилась и отправилась к пещере. К счастью, к тому моменту Вэйран почти со всеми расправился. Я смелее вышла на свет и позвала его.
        - Тут еще один! Хотел бежать! - Сообщила.
        Вэйран тут же появился рядом со мной, увидел типа без сознания, остановился, оглядел меня с ног до головы.
        - Ты в порядке? - Спросил он меня.
        Я улыбнулась. Было приятно, что он интересуется моим благополучием… Прекрати!
        - Да, все хорошо, - тут же посерьезнела. - Он хотел бежать. Видимо испугался. Или за подкреплением.
        Вэйран подошел к последователю культа, которого я вырубила, наклонился, приподнял его, похлопал по щекам, приводя того в сознание. Тип поморщился, сопротивлялся некоторое время, но потом нехотя открыл глаза.
        - Куда ты бежал? - Спрашивает Вэйран.
        Эээ… не скажу, что я хоть на секунду оспаривала методы моего работодателя, но, честно говоря, я не находила данный способ эффективным. Как я и предполагала, когда тип вообще понял, что случилось, он скривился, бросил на Вэйрана враждебный взгляд и уже собирался сообщить ир Кайтрану как далеко ему стоит сходить за данной информацией. Вэйран это предвидел, резко дернул типа за грудки и прибил к стене. Я даже не успела понять, когда он выпрямился.
        - Отвечай, - потребовал Вэйран.
        Тип лишь ухмыльнулся, выказывая свое полное пренебрежение. Нет, так не пойдет, допрос нужно…
        Я уже хотела подойти ближе и предложить свои услуги по ведению переговоров с противником. Но тут вдруг вспыхнул огонь в руке Вэйрана, я сумела разглядеть типа получше. Он был отравлен сумеречным духом, его лицо покрылось серой, склизкой чешуёй. Насколько я знаю, он еще пока был в сознании, но уже не далек от полного превращения в отвратительную форму существования.
        В принципе я была готова это увидеть. Но то, что меня поразило - то ли Вэйран как-то очень нелицеприятно на типа посмотрел, то ли вспышка огня - я не знаю. Но типа внезапно перекосило ужасом. Глаза расширились, он принялся барахтаться, пытаясь вырваться из хватки мага высшей степени.
        - Пожалуйста… - задыхаясь собственным страхом взмолился тип, - пощади меня…, пощади!
        - Отвечай на вопрос, - грозно потребовал Вэйран.
        - Мы не одни, - дрожал, словно осенний лист на ветру, тип, - это лишь одно из убежищ.
        - Сколько их всего?
        - Шесть. Включая это.
        - Где остальные?
        Пока тип судорожно принялся рассказывать о местоположении остальных запретных мест, я невольно задумалась над тем, каким же сильным был Вэйран. Он держал типа на вытянутой руке в нескольких сантиметрах над землей и ни разу ни один мускул не дрогнул. Он был очень хорош в том, чем занимался…
        - Валетта, - внезапно позвал меня Вэйран, - объявляй.
        Я настолько не ожидала, что даже не сразу сообразила, что надо объявлять. Благо, быстро сообразила.
        - Обитель культа Сумрака обнаружена. В скором времени сюда прибудут следователи из Департамента. Все участники запрещенных действий будут допрошены и взяты под стражу. Запрос в Департамент… - перо сверкнуло в воздухе золотым росчерком и исчезло, - отправлен.
        Спустя пятнадцать минут неприметную ни для кого пещеру в неизвестности заполонили следователи. Вэйран сообщил им информацию по другим обителям культа Сумрака, и дознаватели отправились по наводке.
        Это был крупнейший рейд, за который один из следователей пообещал Вэйрану какую-то там награду. Несмотря на то, что это действительно было событием, Вэйран почему-то не был этому рад. Просто стоял в сторонке рядом со мной и ожидал, когда нас уже отпустят.
        Когда мы наконец-то покинули пещеру и отправились к карете, я решила кое-что прояснить.
        - Ты заставил того типа выложить секретную информацию, - заметила я осторожно. - Такой твоей стороны я не знала.
        Вэйран выглядел задумчивым и усталым. Тем не менее на мою реплику он слабо улыбнулся.
        - Я бываю очень убедительным, - хмыкнул он.
        Еще недолго мы шли в тишине, но мое врожденное любопытство не позволяло мне оставить все как есть.
        - Не похоже, что ты его убедил, - еще осторожнее, заглянула ему в глаза, - он тебя испугался.
        Улыбка на его лице стала увереннее.
        - Конечно, он меня испугался, - заверил Вэйран и коснулся меня взглядом, от которого мурашки побежали по коже. - Я же их уничтожаю.
        Ну да, действительно, и как я об этом не подумала? Вэйран и правда был хорош. Понятное дело, я боялась их, мне с ними не справиться. Но он - маг высшей степени и он действительно их уничтожает.
        В карете мы снова ехали в полнейшей тишине, но на удивление, судя по многозначительным взглядам Вэйрана в мою сторону, какие-то вопросы у него в мой адрес возникали. Тем не менее, он так и не решился нарушать тишину до конца поездки. Какая-то немая, но очень прочная традиция, которую, словно обет, нельзя было нарушать.
        Карета довезла нас до дома только к рассветным сумеркам, и я была рада после всех приключений вечера и ночи увидеть солнце. Вэйрану может быть и не привыкать, но вот я не очень-то люблю всякие культы, тем более культ Сумрака.
        На улице легкий морозец, я заметно продрогла за считанные мгновения. Вэйран это заметил и прикоснулся к моей спине, создавая символ, способный меня согреть. Я почувствовала магию, и через пару секунд по моему телу растеклось тепло.
        - Спасибо, - поблагодарила я.
        Почему-то хотелось замедлить шаг, Вэйран тоже не торопился возвращаться домой. Там домочадцы, они обязательно создадут толпу. Но ни мне, ни Вэйрану сейчас в толпу не хотелось…
        Прежде, чем я успела отмести возможные сомнения, он все-таки заговорил.
        - Так кто он? - Спросил он, стараясь сохранять спокойствие и равнодушие, но голос дрогнул.
        Можно было бы списать все на холод, который надломил его голос, но Вэйран был очень теплым, он даже не замерз. Дело было не в холоде…, но зачем я об этом думаю?
        - Мы учились с ним в Академии, - зачем-то стала рассказывать я. - Он был моим хорошим другом.
        - И стал твоим женихом, - кажется, с обвинением заметил Вэйран.
        Я остановилась, он замер напротив меня, пряча ладони в карманах. Даже в слабых отблесках рассвета я видела его глаза. Помогали уличные фонари, которые вот-вот должны были погаснуть.
        - Почему ты так заинтересован этим вопросом? - Спрашиваю на удивление спокойно.
        Вэйран некоторое время смотрит мне в глаза и мне кажется, он задает немой вопрос: «Неужели непонятно?». Но потом он уводит взгляд в сторону, пожимает плечами и беззаботно улыбается.
        - Если ты выйдешь замуж, я потеряю лучшего юрисконсульта, который у меня когда-либо был, - сообщает он.
        Только на мгновение это обижает меня, но потом я одергиваю себя и вспоминаю простую истину: такой, как он, ни за что не обратит внимания на такую, как я. Чего я ожидала услышать? Что он претендует на мое сердце? Конечно же, нет. Глупо, очень глупо!
        Улыбнулась.
        - Я думаю, я смогу работать на полставки, - пообещала я.
        Действительно ли грусть я уловила в его глазах? Не знаю, он слишком быстро спрятал свои эмоции за очередной улыбкой.
        - Ты хотя бы… уверена в нем? То есть - то была Академия, а сейчас совсем другое.
        - Как говорят современные леди: раз предложили руку и сердце и по собственному желанию, глупо отказывать. Особенно когда иного предложения не поступало.
        Вэйран как-то странно смотрит мне в глаза.
        - А ты бы хотела, чтобы оно поступило? - Спрашивает он.
        Замираю, на какое-то безумное мгновение допускаю, что он это всерьез… Нет. Конечно же, нет. Улыбаюсь, скрывая разочарование и боль.
        - Ты знаешь, я ведь тут кое-что выяснила, - решила просто перевести тему я. - Оказывается, отец Эраны обещал, что Эвин женится на ней. Но тот сообщил ей, что выбирает меня. Похоже, ее мотивы теперь ясны.
        Вэйран как-то странно ухмыльнулся.
        - Так ты выйдешь за него замуж только из-за мести?
        И вот это меня почему-то задело. Я не думала ни о чем, просто выпалила первое, что даже не успело прийти мне в голову.
        - Ран! - Намекая на бестактность и упрек, но потом вдруг осознала, что выкрикнула и ахнула.
        Отступила.
        А Вэйран медленно расплылся в довольной улыбке.
        - Прости, - извинилась, а он шагнул следом, поймал меня за запястье. - Это… случайно. Я не специально. Я больше…
        - Нет, - он замер рядом очень близко. Не скажу, что я не могла отступить, скорее просто не хотела этого делать. - Это… было неожиданно, да. Но… приятно. - Заглядывает мне в глаза, не могу усмирить бурю эмоций, которую дарит мне этот взгляд. - Зови меня так всегда.
        Ран. Самое близкое, как к нему может обращаться кто-либо. Близкий друг, доверенное лицо, родственник.
        Невеста.
        Сделала глубокий вздох и попыталась высвободить ладонь. Вместо этого каким-то образом прикоснулась к его предплечью и снова замерла под пристальным и уверенным взглядом. Он улыбнулся мне.
        - Ты… позволишь? - Осторожно приближается он.
        Позволю ли я? Вопрос не в этом, а в другом: зачем? Думает ли он о том, что будет потом? Нет, это все зря, так нельзя, не нужно…
        - Да, - тем не менее едва молвлю я, а он улыбается и позволяет себе…
        - Летта, - полушепотом произносит он.
        До дрожи, до легкого головокружения. Близко, слишком интимно. Поджимаю дрожащие губы, не знаю, как реагировать, пытаюсь просто дышать. Впервые за столь долгое время в моей голове ни единой мысли. Глаза, его мрачно-синие глаза озаряются рассветом. Мне тепло и уютно, так приятно, так хорошо… рядом с ним…
        Смотрим в глаза друг другу так долго, что начинает казаться, будто все миры растворились в забвении. Вечности…
        Ран. Он допустил меня ближе. Он позволил мне называть его…
        - Хозяин! - Врывается в наш маленький временный рай чей-то голос.
        Не сразу соображаю, кто кричит, да и зачем, поворачиваю голову - к нам бежит Верт. По лицу видно, как он встревожен. Несется быстро, добегает.
        - Хозяин! - Задыхается от нехватки воздуха, хватается за бок. - Как хорошо, что Вы вернулись!
        - Что случилось, Верт? - Спрашивает Ран.
        Делает два глубоких вздоха и выдыхает:
        - Господин…
        Лицо Рана каменеет, глаза мрачнеют еще больше. На все мои не заданные вопросы он отвечает коротко:
        - Кави.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
        РАН
        Я знал Верта, он бы ни за что не стал переживать по незначительному поводу. Случилось что-то из ряда вон выходящее. И меня это пугало, ведь Кави один из тех, кто редко может вызвать настоящее беспокойство. Но сейчас…
        Валетта бежала рядом, не отставая. Уже по обыкновению я был рад, что она не уходит и не отстраняется. Мне нравилось, что она все больше и чаще участвовала во всем, что случалось в доме Кайтранов. Это привязывало ее с каждым разом все сильнее.
        Мы пробежали вдоль дома, и я понял, что Верт ведет нас к конюшням. Картина, которая нам открылась, меня сначала дезориентировала. В окружении Грума, Тогара, еще двух конюхов и садовника, Кави пытался всеми силами оседлать своего любимого скакуна. Рядом была Мойла и вместе с остальными, кто физически помочь не мог, пыталась помешать Кави закончить начатое. Когда мы подошли, я еще услышал обрывки разговора.
        - Пожалуйста, Господин! - Умоляла Мойла. - Вам нельзя ехать! Прошу!
        - Одумайся! - Рычал и Грум, хватая Кави за камзол и стягивая с лошади.
        Только конь смотрел на весь этот цирк взглядом «Ну и чокнутые эти люди».
        - Кави! - Крикнул я.
        Все сразу же замолчали и посмотрели на меня. Даже Кави перестал карабкаться на лошадь. Также как и остальные, он ждал, когда мы подойдем.
        - Что произошло? - Потребовал я у всех присутствующих.
        Но никто не решился отвечать, все переводили встревоженные взгляды на Кави. Он не смотрел в ответ, держался за седло, готовый в любой момент взобраться наверх и пуститься галопом.
        - Все плохо, Ран, - глухо отозвался мой друг. - Ашин…
        Конечно, всей ситуацией я был не осведомлен, но то, что Ашин был его младшим братом, конечно же, знал. Потихоньку начиная понимать, что происходит, я сделал глубокий вздох и спросил:
        - Что с ним?
        - Он при смерти. - Кави сжал кулаки в приступе безудержного гнева. - Они его убью, Ран.
        Он обернулся ко мне и окатил взглядом отчаяния и боли. Конечно, свою историю Кави рассказывал мне только однажды, остальным она была не ведома. Но все в доме знали, кто такой Кави ир Фиррат и кем он на самом деле является. Они также знали, что возвращение в Виландри станет для него приговором. Вот почему они его останавливали.
        Год назад, когда он впервые поведал мне свою историю, Кави сказал мне, что оставлял брата с тяжелым сердцем. Но его не тронут, ведь Ашин был младшим братом и не претендовал на трон. Это единственное, что успокаивало моего лучшего друга все это время. Но, очевидно, что-то пошло не так.
        - Кави… - я попытался что-то сказать, но он не хотел меня слушать.
        - Я еду, Ран. Ты меня не остановишь.
        - И что ты сделаешь? - Кави снова принялся седлать коня. - Ворвешься во Дворец? В одиночку разбросаешь армию отца, своего брата и заберешь Ашина?
        Кави сел в седло, поправил поводья, но лошадь все еще не трогал. Конь стоял на месте с удивительным спокойствием. Он во многом походил на своего хозяина.
        - Что-нибудь придумаю, - Кави смотрел на меня с уверенностью и тупой надеждой на то, что я предложу ему подходящее решение.
        Но что я мог предложить?
        - Хорошо, - кивнул, - я поеду с тобой.
        - Хозяин! - Взмолилась Мойла.
        - Куда, дубалом?! - Взревел Грум.
        - Нет, Ран, я не могу этого допустить…
        Далее все возражения превратились в сплошной шум, который разобрать не представляло возможности. Тишина воцарилась странным образом, когда к лошади Кави вдруг шагнула Валетта.
        - Я… - она не смело осмотрела всех, кто внезапно замолчал, как будто подозревая в них своих будущих палачей, - извините, ир Фиррат, но… если Вы позволите, я хочу кое-что предложить.
        Кави смотрел на нее с такой решимостью, будто только ее предложение могло все исправить. Вот уж было странно видеть Кави таким.
        - Ри Крос’ери, - дрожащим голосом выдавил он, - что именно?
        Валетта поежилась и на мгновение глянула на меня. Я лишь уверенно кивнул ей, не имея ни малейшего представления, что она может предложить такого, что нам бы могло сейчас помочь.
        - Я… не очень хорошо ознакомлена с законами Виландри, но в Империи есть один непреклонный закон, который принят в большинстве земель. Это закон об экстрадиции того или иного гражданина иного государства в случае, если его жизнь подвергается смертельной опасности.
        Озвучив это, Валетта как будто специально объявила звенящую тишину. Не было ни ветра, ни движения, ничего. Даже, несмотря на ситуацию, у нее все равно нашелся какой-то закон, который она могла использовать. Невероятно!
        Я знал, что Летта помогла Кави оформить гражданство, но мой лучший друг так и не рассказал мне всех подробностей их сложных отношений. Все-таки Летта была представительницей Департамента, а Кави - беглый Принц Королевства Виландри, почему она не доложила об этом в Департамент? Что между ними произошло?
        Поражало так же и другое. Мне вдруг подумалось: она ведь так хорошо знала законы, всеми долгими днями и ночами, не смея выйти из библиотеки, изучала их, запоминала, чтобы только не думать о тех, кто поджидал ее снаружи. Как же тяжело ей далась учеба в Академии…
        Когда Кави немного пришел в себя, он глянул на меня, словно хотел получить подтверждение. Что я мог дать ему, кроме поддержки?
        - Ты… - он вернулся взглядом к Валетте, - уверена?
        - Вполне, - Валетта казалась единственной уверенной в своих действиях и словах.
        Кави снова задумался на мгновение.
        - Что я должен делать? - Спросил он.
        Грум и Тогар снова подошли к моему лучшему другу и предприняли еще одну попытку положить конец его идее скакать в Виландри, изматывая лошадь. В этот раз все прошло успешно, они забрали поводья, Кави не сопротивляясь, слез с лошади. Верт забрал коня и увел в конюшню от греха подальше.
        - Не ты, - мотнула головой Валетта. - Я. Мне нужно съездить в Департамент и оформить запрос. Он будет рассмотрен в течение пяти дней. Если повезет - в течение суток у нас уже будет ответ. Однако есть одно «но».
        - Что за «но»? - Спросил я.
        - С момента вступления постановления об экстрадиции у нас будут только сутки, чтобы забрать твоего брата.
        - Это не проблема, - заверил я.
        - Нет, ты не понимаешь, - Валетта посмотрела на меня. - Закон построен таким образом, что экстрадиция должна быть осуществлена без применения магии.
        - Что за глупость? - Нахмурился.
        - Долго, - Кави вздохнул.
        - Это план, - возразил я.
        Кави посмотрел на меня с болью и невыносимостью своего бессилия. Я знал, что он хотел скакать во Дворец и спасать брата. Но в одно и то же время он понимал, что это самоубийство, причем совершенно бессмысленное. Ну, прискочит он, даже если до Дворца доберется, ну и что? Чем это поможет спасти его брата?
        Но тот вариант, что предложила Валетта… Она поражала меня до глубины души.
        - Ладно, - нехотя согласился он. - Я отправлюсь к границам и передам весть своим доверенным лицам, чтобы подготовили Ашина и привезли его.
        - Я отвезу Валетту в Департамент, - вызвался, - как только передашь послание, возвращайся и жди нас в доме Кайтранов. Ничего не предпринимай до того момента, пока мы не вернемся.
        Кави отвернулся и то ли кивнул, то ли скривился. Понятное дело, он был себе на уме, но я знал его слишком хорошо.
        - Обещай! - Потребовал я.
        Кави тут же вздохнул в недовольстве и выдавил из себя обещание.
        Медлить было нельзя. Кави заторопился ехать к границам, Грум на всякий случай вызвался его сопровождать. Кави рявкал и отнекивался, наспех писал письмо и все время пытался уйти от Грума. Но старик был непреклонен и прилип к моему другу, как пиявка, ходил за ним по пятам и не отставал не на шаг.
        В конце концов, Кави ничего не оставалось, кроме как смириться. Нам подготовили экипаж. Пока мы проводили Кави и отправились к воротам, к нам подбежала Мойла.
        - Вы не завтракали! - Семенила рядом с нами она, держа корзинку с едой. - Возьмите!
        - Спасибо, Мойла, я не голоден, - заверил я.
        - Да, я тоже, - поддержала Валетта.
        Но Мойла все настаивала, и внезапно удивила нас, не то слово.
        - Хозяин! Госпожа! - Мойла замерла и неожиданно для самой себя заголосила. - Сейчас вы уедете, потом проголодаетесь, и я умру от стыда и вины, что вас не накормила! Вы хотите этого?! Чтобы меня не стало?!
        Такому сложно было возражать, потому, дабы не терять время зря и не расстраивать девушку, я перехватил корзинку, поблагодарил Мойлу и мы сели в карету. Она, кажется, расслабилась и снова стала собой. Да уж, эта девушка полна сюрпризов.
        Пока мы ехали в Столицу, я не мог не думать о том, что мы собирались осуществить. Знал ли я о таком законе? Может быть, слышал что-то краем уха когда-то давно, но уж точно не в подробностях. Летта… Украдкой ловлю ее взгляды, поражаюсь, как девушка, которую знаю уже несколько месяцев с каждым новым мгновением открывается мне все с новых сторон.
        Нравилась, она мне все больше и больше нравилась, и я ничего не мог с этим поделать. Беспокоило ли это меня? Когда смертельное заклинание оказывается всего лишь в одном движении от тебя, а ты даже не попытался выставить защиты, разве есть шанс что-то изменить?
        Она далеко не первый юрисконсульт-девушка, которая работает на меня. Да, другие не часто задерживались, кто-то сбегал сразу, как эта… как ее звали? В общем, та девушка, что пыталась работать со мной до Валетты.
        Самое долгое - Энтина ри Вэркис. Вот она продержалась целых пять месяцев. Она была молодой, но очень чопорной и занудной. В ней не было ровным счетом ничего, что могло бы вызвать симпатию. Постоянно ворчала, выражала недовольство тем, что ей приходится писать длинные отчеты. Она казалось просто «вышла замуж» за свою работу.
        Но Валетта…
        Я не должен был так сильно ею увлекаться. Но то были лишь мои мысли. Чувства брали верх, и я смотрел на нее, не отрываясь, наслаждаясь…
        Летта.
        Когда мы приехали, она выскочила из кареты настолько быстро, насколько это было возможно. Я едва поспевал за ней. Когда мы зашли в Департамент, я успевал только удивляться с каждой минутой все больше и больше. Она чувствовала себя как рыба в воде. Шла и собирала по дороге нужные бланки, подписи, печати, подтверждения, все согласовывала и тут же отправляла. На все ушло всего лишь два часа. Любой другой управился бы за пару месяцев, не меньше.
        Когда она отдала заявление, она подошла ко мне и вздохнула, выдохнув всю усталость и напряжение. Невольно улыбнулся, наблюдая за тем, как она увлечена делом.
        - Теперь нужно ждать, - сообщила она.
        Молча кивнул, и мы вернулись домой. Кави встречал нас так, будто мы должны были привезти с собой Ашина. Но нет, пока только запрос, ожидающий подтверждения. Конечно, это не успокоило моего друга, но ожидание легче скоротать вместе. Расположившись в моем кабинете, мы только и делали, что принимали подношения Мойлы, которая решила, что мы явно оголодали от волнительного ожидания.
        - Асад прислал весточку, - постукивая пальцами по подлокотнику, в который раз обсуждал подробности полученных вестей Кави, - сказал, что сделает все возможное, дабы перевести моего брата поближе к границе.
        - Прошу прощения, но… разумно ли похищать Кронпринца? - Поинтересовалась Валетта.
        Кави не разозлился, наоборот, сосредоточился и внимательно посмотрел на нее.
        - Это необходимость, - объяснил он, - если бы не нападение… мое Королевство переживет.
        Вопрос, который Валетта очень хотела задать, весел в воздухе. Но Кави предостерегал о границах дозволенного, а Летта слишком хорошо умела распознавать эти самые границы.
        - Как только дадут добро… - Кави нахмурился, - ты уверена, что разрешат?
        - Да, - в который раз заверила Летта. - Этот запрос заковыристый, но его невозможно обойти. Я все продумала, можешь не волноваться.
        Мне нравились их эта странная манера общения. То они глубоко на «Вы», обращаются друг другу со всей официальностью, а то болтают о важных вещах, как будто брат с сестрой. В сложившихся обстоятельствах я предпочитал воспринимать их именно так.
        - Сколько еще ждать? - Кави снова начинал постукивать по подлокотнику. - Может, мы уже поедем?
        - Минимум сутки, - уверяла Летта. - Завтра с утра можем уже ехать. А официальное разрешение может нас догнать.
        Кави понимающе кивал, но никак не успокаивался. Оно и понятно, но это ничуть не облегчало его участи и это начинало меня беспокоить. Смогут ли его доверенные люди вывести Ашина? Не знаю. Единственное, что я знал - просто не будет. Хорошо, что мы отправляемся вместе.
        Ближе к вечеру выяснилось, что желающих больше, чем можно быть ожидать.
        - Мы тоже поедем! - Заверял Грум. - Оставлять Вас втроем глупо!
        - Да! - Поддерживал Тогар.
        - Я тоже поеду! - Вызвался Верт.
        - Так, хватит, - отрезал я, поднявшись на ноги. - Едем только мы втроем. Хватит устраивать балаган! Займитесь делами!
        Все дружно сникли, кто-то (Грум) остался недоволен, но возражений больше не последовало. Все вышли из кабинета, снова оставив нас втроем.
        - Тебе надо поспать, - тем же повелительным тоном обратился к Кави, - и даже не вздумай спорить.
        Кави скривился, морщился изо всех сил пытаясь донести до меня свое возмущение, но все-таки встал и отправился в свою спальню. Он прекрасно понимал, что силы ему понадобятся. Завтра предстоит тяжелый день…
        - Тебе тоже стоит поспать, - более мягко обратился я к Летте.
        Оказывается, она все это время смотрела на меня. Улыбнулась. Поднялась на ноги и отправилась на выход. Глупо, но эта тишина казалась мне другой. Какой-то несколько неловкой, хотелось что-то сказать, чтобы не показаться дураком. Но как говорится: хочешь показаться умным - лучше молчи.
        - Значит, ты изучала законы, - выпалил я совершенную чушь.
        Что я несу? Летта медленно улыбнулась в снисхождении и поджала губы. Отлично, теперь я полный идиот в ее глазах.
        - Может быть, мы пойдем с Кави вдвоем? - Предложила она. - Ты - маг высшей степени, и…
        - Исключено, - отрезал. - Ни тебя, ни его я одних не отпущу.
        - Но ты должен быть осторожен, Ран, - она остановилась, не обратив внимания на то, как назвала меня. Даже не подозревал, как невыносимо было думать, что она больше не обратится ко мне так. - Чтобы не случилось тебе нельзя использовать магию. Иначе всю нашу миссию можно считать провальной. Таковы условия.
        Она уже это говорила, и я понял с первого раза. Но за возможность послушать ее еще раз я был готов задавать ей один и тот же вопрос снова и снова. Особенно, как показала практика, в отсутствии нормальных идей.
        - Я приложу все мои усилия, - в очередной раз заверил я.
        Она улыбнулась, и мы снова отправились к ее спальне. Шли медленно, я тормозил, она подстраивалась под меня и тоже притормаживала. Мне столько хотелось узнать о ней, столько спросить, но в этот конкретный момент все мысли выветрились и совершено ничего не приходило в голову. Просто какое-то проклятие!
        - Ты… тоже как следует отдохни, - подбирала слова Летта. - Нам всем завтра придется нелегко.
        Ее забота была мне приятна, только я не понимал одного: почему я так безрассудно забываю обо всех предосторожностях? Нельзя - это мое кредо по жизни. И Летта не может стать исключением…
        Но с каждым ее новым поступком я все больше и больше начинал сомневаться. Ведь она узнала о Кави правду и ничего не случилось. Она приняла это, помогла ему, продолжает помогать. Это так о многом говорило. Хоть я и понимал, что иную правду она может и не примет, но тешить себя надеждами все же лучше, чем захлопывать и запирать эту дверь раз и навсегда.
        Несмотря на то, что мой дом был большим, ее комнаты мы достигли слишком быстро. Неловкое молчание, паузы, попытки о чем-то поговорить - веду себя как мальчишка. Но почему так приятно, что и она не торопится закрывать дверь? Опасно, это слишком опасно…
        - Спасибо тебе за помощь, - выдавил, она улыбнулась, а я добавил: - Летта.
        Встрепенулась. Такая милая робость…
        - Всегда, пожалуйста, - отвечает.
        Скажи это, прошу, пожалуйста. Слишком мало, ты называла меня по имени слишком мало. Оно звучало от нее особенно. Нежно… с заботой. Глупо так думать тому, для кого нежность - это элемент детской сказки.
        Но тем не менее…
        - Спокойной ночи.
        Не сдержался. Было глупо полагать, словно я действительно смогу сдержаться. Беру ее ладонь, притягиваю к себе и целую. Трепещет, словно птичка. Такая трогательная и беззащитная. Хочется защитить ее от всех невзгод этого мира. Но ведь она далеко не слабая. Умная, красивая, такая притягательная…
        Уходит, она от меня уходит. Утыкаюсь лбом в закрытую дверь и не понимаю, как действуют чувства. Чем больше себе запрещаешь, тем больше ее желаешь. Зачем? Зачем все это нужно? Она работает у меня, не больше. Она выходит замуж…
        Что же делать? Нужно ли что-нибудь делать? Да.
        Но я совершенно бессилен до тех пор, пока…
        ***
        Утро наступило еще до рассвета. Кави то ли не спал совсем, то ли проснулся в самую рань, и перебудил всех. Несмотря на его решимость уже выдвигаться, Мойле каким-то образом даже удалось нас втроем накормить. Весь дом Кайтранов не спал, все бродили и заглядывали в столовую, пока Летта раздавала указания.
        - Ни в коем случае не проявляйте себя, - наставляла она. - Одежды имперских стражей нам очень на руку! Маски как нельзя кстати. Но никто, повторяю, никто на границе не должен догадаться, что вы - маг высшей степени и беглый Принц.
        - Мы будем держаться, - пообещал я с ноткой иронии.
        Летта это поняла, но ничего не сказала.
        Одежда стражей действительно помогла. Нам ее раздобыл мой друг, Арис. Мы же должны были как-то скрыть себя. Если Кави просто приедет к пограничному пункту, вероятность, что его не узнают в лицо, равна нулю.
        А потому нужно было замаскироваться. В буквальном смысле. Строгие темно-синие камзолы, синие маски. По идее они были призваны обезличить Стражей, дабы не приписывать им личностные качества, ибо на работе они были исполнителями своих обязанностей. Кто угодно мог оказаться преступником, даже родной человек. Но маска скрывала личность.
        Забравшись в карету, мы молча двинулись в нужном направлении. Валетта сидела напротив в своем деловом бордовом платье, которое ей очень шло, и я не мог отвести от нее глаз. Может быть, любая одежда сидела на ней отлично, но я думал далеко не об этом.
        Допущения. Вот что отравляет жизнь. Особенно когда их не воплотить в реальность. А если?.. Что бы было, если?.. Глупо, как же глупо, этого никогда не случится. Я знал это с самого начала, зачем сейчас тешить себя надеждами?
        Женитьба. Да, я рассматривал такую возможность. Но никто не в силах вынести правду. Даже близко.
        Даже она.
        Тем более она.
        Летта.
        Как непозволительно мало я слышал из ее уст свое имя. Как мучительно хочется услышать еще раз. Вдруг это последний раз? Знаю, все должно получиться. Но что, если эта поездка все изменит? Что, если она узнает правду?
        Ехали мы, не спеша, но полдня прошло в напряженном ожидании. Кави не мог найти себе места, все время ерзал и пересаживался. Но мы его не трогали. Будь мы на его месте, мы бы вели себя не лучше.
        Когда раздался привычный двойной звон колокольчика, возвещающий о новой почте, Кави крикнул извозчику остановиться. Перед Леттой появилось письмо. Дрожащими руками она развернула его и быстро прочитала.
        - Разрешение получено, - заключила она.
        - ГОНИ! - Заорал Кави.
        - Итак, у нас есть ровно сутки на то, чтобы вывезти твоего брата, - с тревогой в голосе подытожила она. - Напоминаю: вы не должны вмешиваться. Предоставьте это дело мне. Если нас раскроют, мы не сможем это повторить.
        Ни я, ни Кави никак не отреагировали на ее слова. Просто едем.
        За окном проносились пейзажи приближающейся зимы, извозчик и правда торопился. Земля казалась пустой и продрогшей, холодные ветра пронизывали пустоши насквозь. Небо затянуто облаками. Мрачно.
        Нужно успокоиться.
        До границы оставались считанные метры, показался пропускной пункт, у которого мы не встретили ни одного имперца, собирающегося пересечь границу. Подозрительно, но - может быть сейчас просто не сезон?
        Так или иначе, Постовые были на месте. Что представлял собой пограничный пункт? Располагаясь в низине ущелья между двух скал, на многие километры вокруг стояли только несколько простых домов.
        Сразу же становилось понятно, что мы пересекаем границу. Дома приземистые, с красными стенами и черными крышами. Во многих городах королевства Виландри строения были такими же.
        Когда мы стали подъезжать к пограничному пункту, из домика вышли виландрианцы и Кави тут же сжал кулаки. Постаравшись успокоиться, он сделал глубокий вздох, но это совершенно не помогло снять напряжение.
        - Боги, помогите нам, - прошептала Летта.
        - Все будет хорошо, - уверенно и громко произнес я.
        Летта взглянула на меня и улыбнулась. Даже Кави перестал барабанить пальцами по ручке двери.
        Остановились.
        Как и все виландрианцы, Постовой был смуглым и черноволосым. То ли должность, которую он занимал, то ли он по жизни был неприветливым, но дружелюбием он явно не отличался. Кави выскочил из кареты первым, за ним я, потом подал руку Летте. Волнение выдала дрожь, я бы хотел ее успокоить больше, чем был на это способен.
        На заданиях со мной она почти никогда не боялась. Приятно.
        - С какой целью пересекаете границу? - После коротких стандартных приветствий потребовал Постовой.
        Представился он как Атхи, главный Постовой. Двое других держались поодаль. Разговаривали они на международном общепринятом языке.
        - Меня зовут Валетта ри Крос’ери, я - официальный представитель Департамента Империи. У меня есть официальный запрос на экстрадицию.
        Она протянула официальную бумагу, Атхи принял ее и стал внимательно изучать. Нахмурился. Читал еще какое-то время. Кави уже начал выдавать нервозность. Пришлось его легонько толкнуть. Не скажу, что помогло, просто перестал привлекать к себе излишнее внимание.
        - Бумага, кажется, подлинная, - наконец заявил этот Атхи. - Но требуется рассмотрение.
        Что я, что Кави синхронно шагнули вперед. Но Летта тут же вышла нам наперерез.
        - У Вас ровно час, чтобы подтвердить подлинность, - спокойно заявила она.
        Атхи закивал, а затем ухмыльнулся.
        - Пойдемте, - пригласил он, а потом взглянул на нас. - Они могут подождать снаружи.
        Летта обернулась и заглянула мне в глаза (за маской это единственное, что она могла видеть). Тревоги я не заметил, она вроде бы предостерегала. Но мне это совсем не понравилось. Хотелось пойти с ней, но что я мог? По правилам я всего лишь имперский страж, все, что я могу это ждать приказа.
        Они прошли к границе и зашли в домик. Дверь закрылась, и я напряженно выдохнул. С нами остались стоять двое Постовых, они приглядывали за нами и иногда посматривали на дом, в котором скрылись Постовой с Валеттой. Тревога все возрастала, я не мог понять, что не так. Летта знала, что так будет, была к этому готова.
        Тогда что в этом всем мне кажется слишком подозрительным?
        Я услышал топот копыт со стороны Виландри и это стало последней каплей. Через пару минут в ущелье показались человек десять виландрианцев, скачущих на лошадях, вооружены они были до зубов.
        - Нужно забирать ее и уходить, - тихо сказал я.
        - Не могу, - с болью в голосе произнес Кави, и я понял, что он давно осознал, во что мы вляпались. - Валетта…
        Это было впервые, когда он назвал ее по имени. И это сыграло главную роль. Я понял, что она в смертельной опасности, но сделать уже ничего не мог.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
        ЛЕТТА
        Когда мы зашли в дом, Атхи тут же кивнул одному из Постовых и тот поспешно удалился. Это показалось мне подозрительным, но что я могла сделать? У них тут свое государство. В буквальном смысле. Предприятие, которое мы затеяли, было сомнительным, но я не могла смолчать. К тому же - это ведь идеальный план!
        Был. До тех пор, пока не начал воплощаться в реальность.
        - Сейчас подойдет специалист, - сообщил Атхи с неприятной улыбочкой на лице.
        Я не могла возражать или пытаться качать свои права. Единственное, что я могла, это объявить о своей абсолютной неприкосновенности. Но вроде бы этот Атхи и так не пытался что-то мне сделать.
        Так или иначе, он сел на не самый удобный стул и предложил мне сесть напротив. Комнатка была небольшой, простой и совершенно не обставленной, вполне соответствовала нуждам и потребностям пограничников. Правда, все в этой истории мне подозрительно не нравилось.
        Ожидание казалось тяжелым, но я старалась отвлекаться и думать о чем-нибудь хорошем. Мысли невольно возвращались к Вэйрану… Рану. Глупо было позволять себе влюбляться, глупо было каждый раз при его внимании полагать, будто это он потому, что…, потому что… я ему нравлюсь…
        Нет, я не могла так думать. Но иногда, когда уж совсем переставала держать в узде свои страхи и предостережения, мне казалось, что Ран…
        Сделала глубокий вздох, чтобы успокоиться. Нельзя сейчас отвлекаться. Иначе…
        Услышать приближение лошадей было странно. Но через несколько минут в дом ворвался один из виландрианцев.
        - Они едут, - коротко сообщил он.
        - Отлично, - Атхи улыбнулся и поднялся на ноги. Его глаза недобро пронзали меня взглядом. - Убейте стражей. Маленькая представительница Департамента пойдет со мной.
        - Что?.. Нет!
        Я попыталась вскочить на ноги и бежать к двери, но Атхи быстро перехватил меня, заключил в кольцо и стал удерживать, не давая вырваться. Второй тип страховал на случай, если я все-таки смогу высвободиться, но когда сил у меня поубавилось, Атхи кинул ему: «Иди!» и тот выскочил на улицу.
        Кави, Ран! Нет! Кричала и извивалась я исправно, но они остались далеко, не думаю, что они меня услышат. Что же делать?
        - Так-так-так, - заговорил снова Атхи, - ну-ка, прекрати брыкаться и послушай-ка внимательно, златовласка. - Выдержав небольшую паузу, я все же сделала, как он велел. - У нас есть два варианта: либо ты успокаиваешься и идешь со мной, либо я вырубаю тебя и тащу твою тушку в нужном мне направлении.
        - Вы не имеете права! Я неприкосновенна!
        - Да-да, неприкосновенна, - ухмыляется Ахти. - Для официальных лиц и делегаций. Может быть, для настоящих пограничников.
        Замечаю, что он ослабил хватку, пробую вырваться, но Атхи реагирует моментально и сцепляет кольцо еще сильнее. Не хватает воздуха, пробую успокоиться, но он уже недоволен.
        - Смотрю, ты очень хочешь прокатиться со мной без чувств, златовласка, - с легкой угрозой заявляет он. - Тем лучше для меня. Ехать долго, а мне будет с чем поразвлечься…
        Брыкаюсь снова, каким-то чудом успеваю отдавить ему ногу. Орет, я вырываюсь, выскакиваю из дома - там еще один. Рвусь вперед, пытаюсь снести его так же, как сделала это с последователем культа Сумрака. Но этот тип готов к моей атаке, едва только пошатнулся, но в итоге я угодила ему в руки.
        Обернулась, ищу глазами Рана и Кави, но их нигде не видно. Что?.. Неужели?.. Неужели их уже нет?
        Отчаяние завладевает мной, Атхи выходит из дома. Разъярён и недоволен, подходит ко мне, вжимаю голову в плечи, когда он заносит руку для удара. Но в последний момент кто-то перехватывает его руку - смотрю с надеждой. Но нет. Это не Ран, ни Кави.
        Кто-то другой.
        - Ты что делаешь? - Рявкает новенький.
        Тоже смуглый, темноволосый, черноглазый. Но на нем дорогой бордовый камзол, расшитый золотой нитью. Подозрительно.
        Отшвыривает руку Атхи в сторону и угрожает взглядом.
        - Она вырывалась, - в свою защиту заявляет Атхи.
        - Она - девчонка. Ты что? Не можешь справиться с ней?
        Атхи стискивает зубы, явно недоволен, осматривается по сторонам, словно у него есть какие-то дела. Новенький кривится в недовольстве, а затем окидывает меня оценивающим взглядом. Кивает типу, что меня держит, и последний тащит меня в сторону Виландри. Пробую сопротивляться, но получается плохо.
        Смотрю вперед, вижу картеж из нескольких карет… Кто этот новенький? Я уже начинала сильно волноваться.
        Доведя до кареты, меня силой запихнули внутрь, вырваться не дал все тот же тип в бордовом камзоле. Он залез следом и усадил на сидение, сам сел напротив. Дверца захлопнулась, но я еще раз предприняла попытку сбежать.
        - Итак, Уважаемая ри Крос’ери, Вы, конечно же, можете попытаться сбежать, и я не стану Вас останавливать. Но Вы сейчас на чужой территории, под иной юрисдикцией. Все, кто пересекают территорию Виландри без надлежащего разрешения, подлежат немедленному уничтожению. Если хотите закончить свои дни подобным образом - пожалуйста.
        - Здесь же… - он обвел карету рукой, - Вы находитесь под моей охраной.
        - Вы не представились.
        - Вы пока не сделали окончательный выбор, - вскинул брови он.
        Сделала серию глубоких вздохов. Какой смысл сопротивляться, если исход вполне понятен?
        - Я неприкосновенна…
        - …и я к Вам не прикасаюсь, - парировал этот тип.
        Еще один вздох. Спокойно, все будет хорошо… Ран, Кави - живы ли они? Хоть бы они просто убежали. Да, неприятно, но все же лучше их преждевременной смерти.
        - Ладно.
        - Вот и славно, - натянутая улыбка и тип дважды стукнул по стенке кареты. Мы сразу же поехали. - Теперь о деле. Вы хотели, чтобы я представился, но Вам будет достаточно моего имени. Марак. Но не думаю, что у Вас будет время и возможность ко мне обращаться.
        - Это угроза?
        Марак улыбался едва ли, но что-то зловещее и пугающее было в этой улыбке. Сейчас он больше всего походил на пантеру перед прыжком.
        - Вы въехали на территорию другого государства и собираетесь вывести с нашей территории Кронпринца под предлогом его протекции. Вы хоть представляете насколько опасно и безрассудно Ваше предприятие?
        - Так Вы везете меня во Дворец?
        - Зачем же сразу во Дворец? - Он изящно отмахнулся. - Вижу, Вы готовы сотрудничать, это значит, что мы закончим с Вами гораздо быстрее, чем доберемся до Дворца.
        Еще одна улыбка превосходства, глаза чуть щурятся, невольно сглатываю волнение. Как мне из этого всего выбираться?
        - Что Вы хотите? - Слишком тихо и неуверенно спросила я.
        Но что от меня ожидать? Я в западне, на чужой территории, еду с неизвестным Мараком - счастье, что еще жива. Но вот долго ли я так протяну? Боги, помогите!
        - Информация, которой Вы обладаете, ри Крос’ери, должна была быть донесена только до одного конкретного человека. И это Кавьяр, беглый Принц. Никому иному она не предназначалась. Значит, он послал Вас в качестве разведки. Моя задача найти беглого преступника и передать его правосудию. Ваша задача мне в этом посодействовать.
        - С чего Вы взяли, что я сотрудничаю с Кавьяром? - Холодно спросила я. - Запрос пришел в Департамент, я отправилась выполнять.
        - Не нужно пытаться выкручиваться, ри Крос’ери, лучше Вам со мной сотрудничать. Поверьте, я умею получать необходимую информацию. Как по-хорошему, так и по-плохому. Вы же не хотите узнать, как я делаю это вторым способом.
        - Как представитель Департамента Империи я имею право не отвечать человеку, который раскрыл мне только лишь свое имя и не является официальным представителем власти Королевства Виландри, - смело заявила я.
        Улыбка хищника, умертвившего сотни жертв ради забавы, медленно рассекла его лицо. Мурашки побежали по телу.
        - Вам не понравится то, что я собираюсь сделать с Вами, - заверил он. - Но раз уж Вы настаиваете…
        - Вы не имеете права!
        - Давайте оставим права тем, кому они нужны. Ри Крос’ери, ну неужели Вы действительно полагали, что сможете просто приехать сюда и затребовать свое?
        Он поднимается, я пугаюсь, упираюсь спиной в сидение и, что есть силы, ударяю Марака ногами в грудь. От неожиданности он выдохнул и плюхнулся на сидение напротив. Я же, не теряя времени, быстро сняла с себя туфлю, и пока он еще не пришел в себя, быстро саданула его каблуком по виску. Он снова выдохнул стон и отключился.
        Пошатываясь в карете, я прислушалась к тому, что происходит снаружи. Эскорт продолжал двигаться дальше, вроде бы никто не обратил внимания на стоны этого Марака. Хорошо. Но это ведь только полбеды. Как мне изо всего этого выбираться?
        Пока мы продолжали ехать, и я пыталась успокоить себя тем, что у меня есть маленькое такое, едва ли заметное, но преимущество. Да, все в порядке, сейчас что-нибудь придумаю. Осмотрела карету: ну карета, как карета. Голубая обивка, мягкие сидения, оружия массового поражения, которым я могла бы всех мигом победить, нигде не завалялось. К сожалению.
        Что же делать?
        Осторожно, стараясь не светиться, я стала выглядывать из окон, дабы понять обстановку снаружи. К сожалению (еще одному) сопровождающие продолжали ехать на лошадях и каретах рядом. Так. Что тут можно предпринять? Если попробовать бежать, то явно не в чистом поле. Смогла разглядеть лес в отдалении, но до него еще где-то полчаса ехать, если с дороги не свернем. Смогу ли я сбежать? А какой у меня выбор? Этот Марак может прийти в себя в любую секунду. Каблук, конечно, наготове…
        И тут меня внезапно поглотило отчаяние. Ну сбегу я, ну и что? Как я теперь вернусь обратно на территорию Империи? Почему я не подумала о том, что Кави могли предать? Нет, мы, естественно, рассматривали эту версию. Но Кави же сказал, что его людям можно доверять. И в каком это месте, интересно?
        Паника накатывала на меня волнами. Я чувствовала себя загнанным зверем. Но, по сути, так и было. Куда они везут меня? Что сделают, когда привезут? Кто они? Да, знаю, Кави - объявленный в розыск преступник, которого должны казнить, как только он переступит границу собственного королевства.
        Но это все лирика. Что делать-то?!
        Когда паника отступала, я пыталась успокоить себя незначительными деталями. Мы едем к лесу - это хорошо. Марак все еще без сознания - это очень хорошо. Каблук все еще со мной - это просто замечательно. Меня все еще не раскрыли - вот, что важно.
        Ладно. План, конечно, никакой, но что поделаешь?
        Когда мы стали приближаться к лесу, я все чаще выглядывала из окон. Единственное, что спасало меня, это тюль. За ней меня и не разглядишь. Иначе снаружи бы уже давно заметили, как я всех высматриваю.
        Сделав несколько глубоких вздохов для храбрости, я собралась с духом и дождалась, когда деревьев стало слишком много, чтобы виландрианцы на конях могли окружать карету с двух сторон. Спокойно, я справлюсь, спокойно.
        Подождав еще немножко для верности, я все-таки закричала. Сначала единожды, но потом стала стонать и изображать, будто меня там разделывали, как индюшку. Вроде бы никто не обращал на подобное внимание, а я делала ставку на собственные предположительные пытки. Ну пытают, ну и ладно. Но всему когда-нибудь наступает предел.
        Заорав дурным голосом, я все-таки привлекла чуть больше внимания, и кто-то даже переглянулся. Затем и извозчик остановил карету. Этим-то я и воспользовалась! Вскрикнув в последний раз, я приоткрыла дверцу с другой стороны и незаметно прошмыгнула наружу. Пока карета останавливалась полностью, я прикрыла дверь и нырнула за первый попавшийся куст, притворившись мертвой.
        Жду. Когда меня обнаружат, когда кто-нибудь скажет: «А что это там такое пробежало?». Не самый удачный выбор наряда, надо заметить. Но я же не рассчитывала бежать! Ладно. Дышать.
        Сердце колотилось словно ненормальное, страх вцепился в меня своими колючими лапами, я еле держалась, чтобы не начать стонать. Кто-то слезает с лошади, подходит к карете - проверяю, чтобы никто не обратил на мой спасательный куст внимания и начинаю потихоньку отползать. В карету стучат, а я уже на четвереньках отползаю все дальше и дальше.
        Спасение? Пока я не заберусь в свою кровать на втором этаже в доме Кайтранов, в безопасности я себя совершенно точно не почувствую.
        Ползу дальше, оборачиваюсь, смотрю, чтобы за мной не было погони. Наплевать уже! Нужно спастись!
        Виландрианцы все постукивают и пытаются добиться каких-либо ответов от своего любимого Марака. Но тот естественно не отвечает, я тоже молчу - в общем, когда наступает тот самый момент, когда мне нужно подскакивать и нестись на максимальной скорости что-то происходит и кто-то из сопровождающих внезапно орет. Затихает. Вся толпа переполошилась, но я уже ухожу дальше, а оттого - ну да, там что-то не так, но пока меня не обнаружили, и я могу бежать - хоть горите синим пламенем!
        Сначала пригибаюсь, стараюсь прятаться за деревьями, но если честно, к такому меня жизнь не готовила, поэтому опасаюсь только одного: кто-нибудь может меня заметить. И тогда…, тогда у меня будет не так много шансов.
        Каков мой хлипкий, трещащий по всем возможным швам, план? Спрятаться в лесу до тех пор, пока мои преследователи не уйдут. Это первый шаг. Далее - возможно найти место, где можно пересечь границу незаконно. Или же отправиться к южному перевалу, где обычно пересекают границу граждане Виландри на территорию Империи. Да, это раздельные точки.
        Продолжаю углубляться в лес, уже полностью выпрямляюсь, бежать так гораздо легче. Но тут внезапно слышу чей-то крик у себя за спиной. О нет, они обо всем догадались! Оборачиваюсь - целая толпа бежит за мной. НЕТ!
        Пробую уходить, прячусь за деревьями, но они кричат и… чем больше я бегу, тем лучше их слышу. О, Боги! Помогите!
        - Заходите справа!
        - Вот она!
        - Держите ее!
        - Стреляйте!
        Мамочки! Ну, за что мне все это?! Мысли уже совсем не веселые. Осталось жить-то, наверное, пару минут. Что я могу за это время успеть? Да ничего. Это конец…
        Но я не сдаюсь! Все равно бегу, потому что даже если меня убьют - наплевать! Я буду бороться до конца!
        - Я ее виж!..
        Внезапно кто-то из этой толпы переходит на визг к концу предложения, и я слышу какой-то хлопок. Запнулся что ли? Вот дурак! Почему-то эта мысль доставляет мне столько веселья, что я начинаю хохотать. Нашла время, конечно! Но перед смертью каждый реагирует по-своему.
        Снова слышу чей-то нечленораздельный вопль, зачем-то решаю пригнуться, ведь меня тут видно, а теперь нет - прям игра в прятки с трехлетним ребенком. Не важно! Есть ли у меня шанс? Пока меня не схватили - да! Вдруг тут какие-нибудь дикие звери? Да, я не избавлена от их нападения, но хоть несколько минут выиграю!
        Еще кто-то орет, а потом я слышу, как свистят стрелы… магия? О нет! Маги Виландри очень сильны! Ну все, мне конец! Беги! Беги! Беги!
        Кто-то кричит, что-то взрывается, нервы не выдерживают, вжимаю голову в плечи… Но тут вдруг слышу нечто нереальное. Притормаживаю, не верю своим ушам. Показалось, мне показалось…, показалось?
        Продолжаю двигаться вперед, но слух не подводит, я действительно слышу…
        - Летта!
        Встаю как вкопанная, оборачиваюсь. Тут за мной погоня велась, я почти погибла, но сердце бешено колотится именно в это мгновение. Смотрю, вижу, как мелькает среди деревьев чья-то фигура в синем камзоле. Не может быть, не может быть, не может быть…
        Он выбегает, и я вижу его.
        - Ран! - Кричу и бегу обратно.
        Он цел и невредим, все еще в форме стражей Империи. Меня колотит, видеть, как он бежит ко мне такое облегчение! Не верится!
        Добегаю до него и попадаю в его объятия. Ловит меня, крепко прижимает, вцепляюсь в него, словно без него пойду ко дну.
        Я едва ли смогла уцелеть, все еще на чужой территории, но вот Ран обнимает меня и все становится таким незначительным. Одна бы я точно не справилась, но он пришел за мной. Он пришел меня спасти.
        Чуть отстраняет, заглядывает мне в глаза.
        - Ты в порядке? - Спрашивает.
        А я перебиваю и твержу свое.
        - Я так испугалась, я думала вы с Кави…
        Ран не сразу понимает, что я говорю, когда осознает, его лицо смягчается, он дарит мне улыбку.
        Сантиметры, какие-то сантиметры между нами. Наше тяжелое дыхание смешивается воедино, магия близости завладевает, задерживаемся взглядами друг на друге. В одном мгновении до самого важного шага… Его мрачно-синие глаза, в которых отражаются целые миры, заглядывают мне в душу, проникают, обволакивают, допускают возможности, о которых я так долго запрещала себе думать…
        Слова? Они совсем не нужны, эмоции на пределе, сближение, так хочется забыть обо всех предосторожностях. Сердце колотится, чувствую Рана в ответ. Страх и осторожность в каждом недвижении…
        Но чувства побеждают, он движется навстречу, и…
        - Очень сильно извиняюсь, но за нами вообще-то погоня! - Появляется, откуда не возьмись, Кави рядом.
        Вздрагиваю, пытаюсь прийти в себя, один только Ран продолжает уверенно держать меня в своих руках. Пытаюсь собраться с мыслями, но только спустя время понимаю, что Ран все еще смотрит на меня… Краснею, когда касаюсь его глаз.
        - Друзья, - Кави снова появляется, - вы видимо не очень поняли, что я сказал.
        И действительно, словно в подтверждение его слов в нас прилетает сгусток какой-то магии. Кави едва успевает перенаправить его и изменить траекторию. Пригибаюсь, а Ран обнимает меня, закрывая собой. Когда беды удается миновать, он уверенно берет меня за руку, и мы следуем за Кави. Он ведет нас дальше в лес, как я и предполагала спасаться сама.
        Но то было, когда я была одна. Теперь же со мной Кави и Ран. Пусть мы все еще на чужой территории, нам нужно как-то выбираться, но мое сердце успокаивается. Ведь я рядом с ним…
        ***
        Бежали мы достаточно быстро, но еще долго за нами длилась погоня. Когда бежишь не в одиночку как-то легче, хоть иногда и понимаешь, что тормозишь всю процессию. В какой-то момент я уже еле ноги переставляла, и тогда Ран подхватил меня на руки и побежал дальше.
        Сначала я смутилась, подумала, что это будет нас тормозить. Но Ран был действительно очень сильным, а потому мы почти не потеряли в скорости.
        Не знаю, сколько точно мы бежали, но сумерки я обнаружила только тогда, когда мы наконец-то затаились в небольшой пещерке где-то за кромкой леса. Голоса преследователей еще были слышны, но нам необходим был перерыв. И Кави, и тем более Ран, который тащил меня на себе, заметно устали, дышали шумно, с присвистом. Нужна была передышка.
        Какое-то время мы просто прислушивались к преследованию, но когда голоса начали удаляться, стало заметно легче.
        - Простите, - извинился тут же Кави осторожным шепотом. - Это все моя вина.
        - Это была ловушка, - озвучила то, что и так уже было очевидностью, - они заманили тебя сюда под предлогом. Они узнали, что у тебя есть друзья в Виландри, и таким образом решили тебя выманить.
        Кави смотрел на меня обреченностью и извинялся своими темными глазами.
        - Куда они тебя увозили? - Спросил меня Ран.
        - Не знаю. Но его звали Марак.
        - Что? - Кави тут же выпрямился. - Марак? Ты уверена?
        - Кто он?
        - Это… - Кави запнулся и нахмурился. Потом его лицо стало суровым, и он разозлился. - Он служит моему брату при Дворе. Когда-то давно служил и мне. Он всегда был амбициозен и хотел дослужиться до самой высшей должности…
        - Какой?
        - Старший следователь по делам государственной важности, - холодно отозвался Кави.
        - Значит, он хотел привлечь тебя к суду, - заключила я.
        - Значит, он наконец-то дослужился. И занялся мной.
        - Вы были друзьями?
        Кави невесело ухмыльнулся.
        - Там, где идет борьба за власть, дружбы не бывает.
        Хорошее замечание, но сейчас не до философских рассуждений.
        - Ой, - выдохнула вдруг я, осознав одну важную вещь, - это я что? Приложила каблуком Старшего следователя Виландри?
        Я виновато взглянула на Кави, тот лишь скривился.
        - Жаль, не убила, - рявкнул только он.
        - Кави, - обратился к другу Ран, - ты знаешь, как выбраться?
        Кави лишь скривился сильнее.
        - Я расскажу, как вам это сделать. Но я остаюсь. Мой брат все еще в опасности.
        - Это все было обманом, - объясняю, - твой брат в порядке.
        - Правда? - Кави пронзил меня взглядом. - Ты за это ручаешься?
        Да, он был прав, я не могла утверждать, что это действительно так. Как Мараку в голову пришла подобная мысль? А спланировали они все хорошо. Теперь понятно, почему пограничники были столь спокойны и уверены в себе, они просто были предупреждены.
        - Так или иначе, но извлечь твоего брата по закону уже не получится, - с прискорбием сообщила я. - Если мы останемся, мы погибнем. А это твоему брату тем более не поможет.
        - Я и не прошу вас оставаться! - Разозлился Кави и вскочил на ноги. Мы с Раном тоже поднялись. - Вам и в первую очередь не стоило приходить!
        - И что бы ты сделал на границе? Сдался? - Тихо проговорил Ран.
        - И так ничего не вышло!
        - Зря, - Ран покачал головой. - Мы втроем, мы живы, мы все еще не в плену. У нас есть шанс выбраться.
        - У вас есть шанс выбраться, - поправил Кави.
        - Перестань. Это глупо и необоснованно. Мы уходим вместе.
        - Но мой брат!..
        - Чем ты можешь ему помочь? - Прогремел Ран так, что Кави даже замолчал и сник. - Что ты можешь сделать, чтобы ему помочь? Кави, ты беглый Принц, за которого назначена награда! Тебя должны казнить за то, что ты вообще ступил на родную землю! Как в таком положении ты можешь сделать хоть что-то полезное?!
        Ран мрачнел с каждым новым словом, становилось неуютно. Даже Кави, который привык только парировать и сыпать аргументами предпочел отмолчаться, нежели продолжать этот бессмысленный спор, заранее выигранный Раном.
        Некоторое время все молчали, каждый успокаивался, я просто жалась к Рану, потому что с каждой новой минутой становилось все темнее, а потому - страшнее. С ним мне было спокойнее. Я чувствовала себя в безопасности.
        Потом нам понадобился план.
        - Как мы можем выбраться отсюда? - Повторил свой вопрос Ран.
        Кави молчал еще какое-то время, разочарованный своим бессилием.
        - Есть одна лазейка, - буркнул он, - ей я воспользовался, когда бежал в Империю.
        Кави глянул на Рана, последний лишь уверенно кивнул.
        Передышки, конечно, не хватило, чтобы восстановить силы, но и сидеть на одном месте было бессмысленно. Нужно двигаться.
        Честно говоря, я очень сильно устала. Знаю, мужчины устали ничуть не меньше, но я боялась их подвести. С наступлением ночи глаза стали предательски закрываться, ноги заплетаться. Смогу ли я продержаться?
        Мне казалось, мы бежали целую вечность. Сначала еще до нас доносились разрозненные крики, но потом они совсем стихли. Голова отказывалась думать, потому я решила, что просто перестала их слышать. Но оказалось, что мы каким-то чудом смогли уйти от преследования.
        Было еще темно, когда мужчины остановились и предложили устроить короткий привал. Несмотря на то, что мы бежали, было очень холодно. Ран создал три согревающих символа, которые помогали почему-то слабо. Может быть, общая нервозность или что-то еще, я не знаю. Может быть, это только я, и дрожала я вовсе не от холода.
        Предложив немного поспать, Ран улегся на собранную в кучу опавшую листву и заключил меня в свои объятия. Только тогда я перестала дрожать и уснула.
        Через пару часов Кави разбудил нас и сменил Рана. Не скажу, что мечта всей жизни спать в объятиях беглого Принца Виландри, но выбора не было. Ран пошел в дозор, а мы продолжили спать. Так я хотя бы могла заснуть.
        Следующий раз, когда мы проснулись, было уже светло. Солнечные лучи пробивались сквозь деревья, совершенно не отдавая никакого тепла. Но это уже было не важно. С трудом поднявшись, я снова поежилась (все-таки Кави был очень горячим мужчиной), и тогда меня поспешил приобнять Ран.
        Коротко обсудив дальнейший план, мы двинулись в нужном направлении. Все тело болело и ломило, все-таки спать в объятиях мужчин на перегное не самое приятное времяпровождение. Но я не жаловалась, просто стискивала зубы и уверенно шла вперед. Поскольку преследования пока не было, мы не торопились снова бежать. Нужно было экономить силы.
        Выйдя к реке, мы напились ледяной воды, о последствиях придется задуматься многим позже. Очень хотелось есть. Однако охотиться было явно не к месту, к тому же Кави сообщил, что до границы мы доберемся к вечеру. Можно и потерпеть денек без еды.
        Короткие передышки сначала еще были более или менее цивильными, но позднее, когда сил уже совсем не осталось, мы просто валились с ног, облокачиваясь на деревья и переводили дух. Уже ничего не хотелось, я стала подумывать о том, чтобы нас уже нашли. Так хотя бы для казни, но перевозили бы нас в уютных каретах.
        Конечно, своими мыслями с остальными я не делилась, но по моим спутникам было видно, что они и сами не прочь сдаться. Разве что только Ран казался более спокойным и уравновешенным. Но в один из привалов Кави едко заметил: «Это все из-за турнира».
        Да, он был прав, Ран готовился к турниру и был в этом плане посильнее нас. Впрочем, как бы хорошо он не готовился и каким бы сильным магом высшей степени не был, он тоже уставал и нельзя было валить все с больной головы на здоровую.
        Мне казалось, мы бежим настолько долго, что вся моя жизнь как будто превратилась в сплошную попытку сбежать. Но внезапно Кави, который вел нас этим путем, слегка притормозил и в конце концов даже замер.
        - Вот он, - заключил наконец он, пока я, воспользовавшись моментом, упала на землю и прислонилась к дереву, чтобы хоть немножко передохнуть. - Наш выход.
        Несмотря на смертельную усталость даже я глянула в ту сторону, куда смотрел Кави. Ран пару секунд всматривался вдаль, а потом подошел ко мне и сел рядом, приобнимая, согревая. Кави постоял на месте, пару раз вздохнул и в итоге сел напротив. Нужно было передохнуть, ведь до заветного выхода нам еще бежать целое поле. В лесу хотя бы можно было спрятаться, скрыться за деревьями, но в поле у нас уже не будет такой роскоши. Тем более возможности передохнуть.
        В бессилии я положила голову Рану на плечо и попыталась не уснуть. Кави смотрел на меня с такой жалостью, я уже поняла, насколько жутко выгляжу. Не самый мой лучший вид, но пока я жива и способна передвигаться - все в порядке.
        Что представлял собой наш выход? Через поле находился резкий обрыв, пропасть разделяла Империю и Виландри. Это было сделано специально, дабы случайные перебежчики или шпионы не проникли на чужую территорию. Умно, но - как нам поможет это искусственно созданное ущелье?
        - Там есть небольшой мост, - рассказывал Кави. - Если спуститься немного вниз по скале. Видимо когда-то давно случился обвал, и большая глыба падала вниз, но застряла и повисла в воздухе. Когда я бежал в прошлый раз, я уже не рассчитывал спастись, просто решил переждать. Но потом увидел этот мост и пересек границу.
        Я смотрела на Кави в отчаянии. Да, я понимала, что если есть нормальный проход, то он хорошо охраняется. Но ползти вниз, а потом переходить пропасть через какую-то глыбу - это уже выше моих сил. Можно я останусь здесь?
        Пока мы бежали, у меня не было времени задумываться над тем, что вообще вокруг меня происходит. Но сейчас я вдруг осознала столь важный факт: ведь они пошли за мной. И Кави и Ран, они пошли меня спасать, несмотря на то, что могли бы остаться на территории Империи и бежать обратно.
        Они отправились за мной следом, чтобы спасти…
        Знаю, это все от усталости, но в такие моменты я вдруг понимала, что еще смогу бороться. Взяв Рана за руку, я сжала его ладонь и заглянула ему в глаза. Он участливо наклонился, думал, наверное, я о чем-то попрошу.
        - Спасибо, - поблагодарила его я. - За то, что спасли мою жизнь.
        Теперь я глянула и на Кави. Тот лишь вздохнул и отмахнулся.
        - Я вас в это все втянул, - рявкнул он с обидой на самого себя, - если бы не моя дурость… - он шумно вздохнул, - нужно было ехать одному.
        - Кави, - позвал Ран, - из всех твоих положительных качеств твое самобичевание я не люблю больше всего.
        - Но это же правда!
        - Это уже история.
        - Как бы ты чувствовал себя на моем месте? - Ран промолчал, но Кави знал его гораздо лучше, чтобы точно ответить на этот вопрос. - В первую очередь ты бы просто уехал и не стал бы подвергать никого такой опасности.
        - У меня есть преимущество, - с какой-то холодной уверенностью заявил Ран, и я посмотрела на него.
        Он ничем не выдавал этого самого преимущества, но я не совсем поняла, что он имел в виду. Свою силу мага высшей степени? Проблема в том, что находясь на чужой территории любое враждебное заклинание может быть расценено как объявление войны. Поэтому если он имел в виду свою магическую силу, то это было далеко не преимуществом, а отягчающим обстоятельством.
        На реплику Рана Кави лишь скривился, отвернулся и раздраженно вздохнул, сложив руки перед собой.
        - Ты не обязан был мне помогать, - бурчал все Кави.
        - Ты мой друг, и даже зная исход заранее, я бы все равно не оставил тебя в беде.
        Такие теплые и проникновенные слова быстро стерли недовольство с лица Кави. Он, конечно, ничего не сказал, просто разглядывал примятые сухие травинки под ногами, но в лице заметно изменился.
        Поежившись, я прижалась к Рану сильнее, он же обнял меня в ответ.
        - Замерзла? - Ласково спросил он.
        Я заглянула ему в глаза и улыбнулась. Пусть мы сейчас не в самой лучшей ситуации, но с ним было так хорошо. Когда еще я смогу посидеть с ним рядом в его теплых и надежных объятиях?
        Значил ли что-нибудь тот момент? Действительно ли он готовился меня поцеловать? Готова ли я была сделать то же самое? Я знаю, Кави не со зла, но все же этот момент был жестоко упущен, и я не уверена, получится ли у нас возродить его снова.
        Еще недолго посидев, мы все-таки поднялись на ноги и первым делом хорошенько размялись. Никто ничего не говорил, но было ясно, что нам придется бежать. Сил не было вообще, но последний марш-бросок перед спасением совершить было необходимо. Если добежим и даже доберемся до земель Империи - мы спасены. Там мы под защитой, там у нас есть возможности и мои права.
        Но до спасения еще целое поле и бесконечная пропасть.
        Подойдя ближе к кромке леса, мы еще некоторое время готовились к бегу. Солнце садилось, его лучи освещали собой весь наш путь до Империи. Земли казались бескрайними. Там, за ущельем, начиналась бесконечная пустыня седой травы. Всего лишь какая-то пропасть, но там нас ждало спасение.
        Перед самым рывком стало страшно. Не знаю, почему, наверное, потому что откуда-то взялись крохотные силы, и я вдруг осознала, что все еще существует шанс не спастись. Не знаю, как это можно было заметить, но что Ран, что Кави, оба приобняли меня в знак поддержки.
        - Не бойся, Летта, - заботливо заговорил Ран. - У нас все еще есть преимущество.
        - Когда вернемся, приглашаю тебя на торжественный ужин, - вдруг заявил Кави. Ран предостерегающе откашлялся, а Кави ухмыльнулся и добавил. - Мы ведь с тобой так и не отпраздновали получение моего гражданства.
        Гражданство Кави. Мне кажется, это было так давно, в какой-то другой жизни. Однако я прекрасно понимала, что они делают. Успокаивают. Было приятно.
        - Надеюсь, я приглашен? - Снова откашлялся Ран.
        - Неа, - хохотнул Кави, - это только наше с ри Крос’ери, да?
        - Ага, - подтвердила с легкостью, прикрывающую тяжесть обреченности. - Прости, Ран.
        - Что же, - Ран вздохнул, - раз уж Кави первый, то я приглашаю тебя на следующий ужин сразу после.
        Я тихо посмеялась.
        - Какое у меня плотное расписание на ближайшее время, - заметила я.
        Ран сжал мою ладонь сильнее, призывая смотреть ему в глаза.
        - Ты ведь еще не знаешь, как проходит у нас праздник зимы, - хмыкнул он.
        - Оооо! - Протянул Кави. - И действительно! Готовься к лучшему празднику всей жизни!
        - Интересно будет посмотреть, - улыбнулась я.
        - Вот и здорово, - спокойствие в голосе Рана подкупало.
        На этой веселой ноте мы и закончили нашу вынужденную беседу. Еще пару секунд и мы выбегаем на поле.
        Усталость тут же врезалась в каждую мышцу, пронзая насквозь, словно иглами. Ран все еще держал меня за руку, Кави чуть прибавил шагу и несся вперед. Все шло хорошо, мы довольно быстро пробежали половину поля, но тут раздались непонятные звуки. Я предпочла думать, будто это лишь мое воображение, случайные совпадения, ничто иное.
        Но вот, откуда не возьмись, показались сначала двое виландрианцев, потом еще двое с боков, четверо бежали к нам с двух сторон. Ран сильнее сжал мою руку, и мы прибавили шагу, но было очевидно, что нас заключают в кольцо. Прямо из пожухлой поникшей травы выскочили еще четверо и направили магические копья в нашу сторону.
        Замедлившись, Ран притянул меня и прижал себе. Кави закрыл нас своей спиной и выставил руку, готовясь атаковать магией. Я быстро огляделась, чтобы оценить обстановку: их было двадцать человек.
        Двадцать хорошо подготовленных воинов.
        - Ты думал, я не догадался, как ты сбежал в прошлый раз? - Появился в поле нашего зрения Марак.
        Кави сдвинул брови, но выпрямился и горделиво задрал голову. Марак продолжал к нам приближаться.
        - Первым делом, как я занял новую должность, я взялся за тебя, - самодовольно улыбаясь, почти мурлыкал от удовольствия Марак. - Как я ждал этого назначения! Без него мне недозволенно было тебя преследовать. Но теперь…
        Глядя на Кави и не подумаешь, что это он тут в ловушке. Он выглядел так гордо и величественно, как лев перед прыжком на свою жертву.
        - Раньше ты был умнее и проворнее, но сейчас, похоже, растерял все свои таланты, - последний шаг и Марак оказывается на расстоянии вытянутой руки.
        Ненависть закипает во взгляде Кави, он набирает в грудь воздуха и ожидать от него можно чего угодно, но только не того, что следует.
        - Склонись перед своим Принцем, аруок, - резко приказывает Кави.
        И в следующее мгновение Марак падает ниц и кланяется Кави.
        Аруок. Из всего, что я прочитала про Виландри, я запомнила это слово. В Имперском языке ему не было аналога, но самый близкий перевод «Ты низший, склонись перед своим Правителем и подчинись его воле». Только в устах Королевских правителей оно обладало магическим свойством. Никто не мог сопротивляться, даже если перед ним был беглый Принц. Это была сила крови и сейчас она сработала.
        Марак явно не ожидал, уже так хорошо отрепетировал свою речь победителя. Но когда его отпустило, он быстро вскочил на ноги и отскочил от Кави на несколько шагов, как будто это могло его спасти. Кави излучал величие и даже те, кто готов был атаковать, сейчас пребывали в благоговении перед своим Правителем. У меня по телу мурашки побежали.
        Марак был зол, с остервенением отряхнув свой камзол, он со злостью заглянул в глаза Кави и отдал приказ:
        - Схватить их.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
        ВЭЙРАН
        Дело плохо.
        Вся эта толпа набросилась на нас, использовав магические копья, принявшись забрасывать заклинаниями. Кави тут же накрыл нас куполом своей родовой магии и на некоторое время мы оказались в безопасности. Я держал Летту, закрывая собой, но это лишь вопрос времени, когда купол спадет.
        Потянулся к пуговицам на шее, но Летта тут же перехватила мою ладонь.
        - Нет, Ран, - умоляюще смотрела она мне в глаза, - нельзя.
        Стиснул зубы, понимая, прекрасно понимая, что она совершенно права. Но неспособность защитить ее и Кави разъедала, словно яд. Сила в моих руках, просто примени ее. Это защита.
        Но нельзя. Иначе у них будет повод развязать войну с Империей.
        Этого они добивались? Тот же вопрос я поймал в глазах Кави. Нет, я не стану причиной этой вражды.
        - Кави! - Опускаю руку, сжимаю ее ладонь. - Используй взрыв!
        Поскольку мы на территории Виландри, он, как представитель Королевства может использовать магию. Правда Кави не настолько силен и хорошо обучен, но в нашем случае этого вполне достаточно.
        - Ты знаешь, я с ними не очень дружу! - Рявкает мой друг.
        - Именно поэтому! - Настаиваю.
        Кави кривится, делает глубокий вздох.
        - Сразу же бегите к ущелью! - Приказывает.
        Уверенно киваю, прижимаю к себе Летту, а Кави собирается с духом и отпускает купол. В следующее мгновение на нас набрасываются четверо. Успеваю отвести острое копье от бока Кави и отразить удар виландрианца справа от себя. Кави же выставляет ладони перед собой, бордовая субстанция вместе с молниями внутри зарождается быстро, он роняет ее в землю, а я прикрываю Летте глаза.
        Вспышка - всех врагов раскидывает в разные стороны. Смотрю на друга - да, он прав, не лучшее его заклинание. От взрывной волны он неуклюже плюхнулся на траву. Брови и волосы чуть подпалило, лицо покрылось копотью.
        - Давай! - Реву, хватаю его второй рукой, и пока все враги валяются в траве, пытаясь сообразить, как подняться, тащу и Кави и Летту к ущелью.
        Кави пока только ползет по земле, но тут выступает Летта, тоже подхватывает Кави под свободную руку. Поднять его не удается, но Кави быстро понимает, что раз даже Летта его поднимает, надо уже собраться.
        Враги снова пускают в нас магические всполохи. Оборачиваюсь и отражаю их, отбрасываю в сторону парализующие заклятия, единственное, что вообще могу предпринять, закрываю собой Летту и Кави. Чуть отстаю, но иначе в нас попадет.
        Успеваю поймать одно из взрывающихся заклинаний и роняю его в землю. Дымовая завеса из земли и грязи взметается в воздух - минимальное, но преимущество. Следую за друзьями - Летта и Кави притормаживают, кричу им, чтобы бежали быстрее! Не слушают, дожидаются, когда я догоню.
        Ладно. Ускоряюсь, добегаю до них, хватаю обоих за руки и толкаю вперед. Набирают скорости вместе со мной, Летта немного отстает, но старается изо всех сил, я это вижу.
        - Кави, показывай…
        Что-то ударяет в спину и в ушах внезапно звон. Еще слышу, как доносится голос Летты, как отчаянно она кричит…, если отчаянно, значит ей плохо. Не допущу!
        Прихожу в себя, обнаруживаю себя на земле, чья-то коленка упирается мне в спину, руки связаны за спиной. Оглядываюсь, вижу Летту - ее тоже пытаются связать. Слева Кави - его обвязывают веревками, словно он самый опасный из всех преступников.
        - Глупо было даже пытаться, - с насмешкой замечает тот самый Марак, пока нас продолжают связывать. Подходит к Кави. - Смотри, теперь твои жалкие друзья погибнут. И все из-за тебя, Наследный Принц.
        Последнее произносит с насмешкой, не может простить вынужденного поклона. Ухмыляюсь, вспоминая, как жалок он был, падая ниц перед Кави. Знаю, уже все потеряно, что нас ждет неизвестно, но…
        Кави не замечает Марака, он старательно пытается найти меня взглядом. Испуган, качает головой…
        Проклятые! Не запрещай мне! Но он продолжает настаивать…
        - Ведите их! - Торопит Марак, явно недовольный тем, что Кави совершенно не обращает на него внимания.
        Нас поднимают на ноги, Летту особенно жестко дергает один виландрианец.
        - Полегче! - Предостерегаю, когда она вскрикивает от боли.
        Сразу четверо удерживают меня…, а я не могу. Перед глазами ярость, все мутнеет, только моя цель - тот, кто посмел сделать ей больно…
        - Ран, Ран, Ран! - Шепот Кави рядом приводит в себя. - Держи себя в руках. Прошу тебя! Не смей!
        Успевает двинуть мне в бок. Перехватываю взгляд Летты.
        - Все хорошо, - боится, но улыбается, чтобы меня успокоить, - все хорошо, правда.
        Заверяет во лжи, я это знаю! Не могу, не могу больше!..
        - Не смей! - Орет Кави.
        Прикрываю глаза, пытаюсь сдержаться, но ярость кипит в моих венах. Нет иного выбора, нет иного выбора. Кави, прости…
        - НЕТ! - Снова орет мне мой друг. - ТЫ ОБЕЩАЛ МНЕ! ОБЕЩАЛ!
        Да, я обещал. Но нас ведут на эшафот, тут либо мы, либо они…
        Марак не понимает, что происходит, начинает бояться, с тревогой поглядывая то на Кави, то на меня. Летта не может отвести взгляд, боится пропустить. Даже те, кто ведут меня под руки и те чуть отступают, стараются держаться на расстоянии, не знают, что может последовать, но напуганы.
        - Не смей! Ты слышишь?! Не смей! - Все продолжает Кави.
        Давит на мое чувство вины, на обещания, на ответственность. Да знаю я все! Но…
        Держусь, из последних сил сдерживаюсь, но не могу я так, еще совсем чуть-чуть и я сорвусь. Знаю, что предам все, что так долго строил. Но как иначе? Что нам может теперь помочь? Мы одни, от Империи, которая за ущельем, нас уводит целый взвод виландрианцев. Выбора нет…
        Вдруг, откуда не возьмись, слышится топот лошадей. Судя по звуку, их целый взвод и они приближаются. Кави оборачивается, ловит мои предположения, но Марак самодовольно улыбается.
        - Спокойно, это наше подкрепление, - заявляет он и смотрит на Кави. - Тебя будут конвоировать под особым контролем. Ты же знаешь, преступники в Виландри заслуживают самое суровое наказание. Тебя проведут по улицам Алдары, где каждый будет знать по количеству Стражей, насколько сильно ты предал свое Королевство, своего Отца и свой народ.
        Откуда-то слева из-за кромки леса, которая резко сворачивала, появляются еще человек пятьдесят. Да, хорошо, что я подождал, иначе пропустил бы их появление. Что же…
        - НЕТ! - Все еще продолжает кричать мне Кави.
        Да к проклятым! Как нет-то?! В такой ситуации?! Смотрю на него, хмурюсь, он стискивает зубы и пытается одним только взглядом передать мне свой протест. Выдерживаю, потому что я уже принял решение. Пусть подойдут поближе…
        - Прекрати! - Орет Кави.
        Но я уже не смотрю на него. Жду. Когда жертва подойдет ближе.
        Оставляют лошадей и приближаются. Марак выступает им навстречу. Еще один высокий и худой мужчина возраста Кави в бордовом камзоле возглавляет процессию. Подходят ближе, приветствуют друг друга. Толпа растекается вокруг людей Марака.
        - Ацэн, ты прибыл быстро, - продолжает самодовольно ухмыляться Марак. - Рад тебя видеть. Смотри, кто угодил в мои сети.
        Марак оборачивается и демонстрирует этому Ацэну нас троих. Ну все, пришла пора захлопывать ловушку.
        - Значит, это правда, - заключает Ацэн и опрометчиво подходит ближе к Кави.
        Встает напротив него, смотрит ему в глаза. Они примерно одного роста, даже чем-то похожи между собой. Но вопрос в другом: что так старательно этот Ацэн пытается разглядеть в глазах Кави?
        - Я не… - заговаривает Ацэн, но тут же осекается, его глаза расширяются, он внезапно оборачивается и пробует бежать.
        Ничего не понимаю, а он орет Мараку…, а потом и Марак и все его Стражи падают без чувств на землю. Ацэн замирает, распрямляет свой камзол, оборачивается и возвращается обратно к Кави.
        - Не стоило возвращаться сюда, - с предостережением замечает он, а потом берется за клинок на своем поясе.
        Перерезает веревки, высвобождает Кави из пут, а когда мой друг оборачивается и смотрит на Ацэна, юноша тут же склоняется перед моим лучшим другом в почтении.
        - Мой Принц! - Приклоняются и все остальные воины Ацэна, повторяя за своим командующим.
        - Как же я рад тебя видеть, Ацэн, - выдыхает Кави недюжинное облегчение. - Поднимитесь.
        Все снова оказываются на своих ногах, двое воинов подходят ко мне и к Летте, освобождают от пут. Приобнимаю ее и мы подходим ближе к Кави.
        - Я узнал о планах Марака случайно, - сообщает, - но к тому моменту было уже поздно. Простите, мой Принц.
        - Ничего, Ацэн, все в порядке, - Кави кладет ладонь ему на плечо и в глаза Ацэна вспыхивает преданность и благодарность. В Виландри считают, что прикосновение королевских наследников являет благословение небес. - Главное, что сейчас ты здесь, со мной. И все вы!
        Кави оглядывает своих верных слуг внимательным взглядом. Каждый склоняет голову в почтении перед ним.
        - Мой Принц, но нам нужно бежать и как можно скорее, - сообщает Ацэн.
        - Мы перейдем границу здесь, - сообщает Кави, указывая на ущелье.
        - Не получится, - качает головой Ацэн и извиняется взглядом, - Марак на всякий случай взорвал камень. Я был с ним, когда он нашел этот путь. К сожалению, я не мог ничего сделать.
        - Все в порядке, - заверяет Кави. - Что с Ашином?
        - Не волнуйтесь, мой Принц, как Вы мне и приказали, я забочусь о нем и о его благополучии. Он в полном порядке, жив и здоров.
        - Марак обманул меня, - подтверждает наши теории Кави и делает глубокий вздох. - Но я не могу больше оставлять брата одного.
        - Не волнуйтесь, мой Принц, - Ацэн внезапно улыбается, - поверьте, ему не грозит опасность. Никакая.
        - Что ты имеешь в виду? - Кави хмурится.
        - Ащирин отметил его благословением! - Улыбаясь, сообщает Ацэн.
        Все, включая и Ацэна, тут же повторяют священные слова благословения: «щирэ нат», что в переводе означает «Да будет благословлен священный посланник великого Бога Ащирина». Кави удивлен, но спустя пару секунд и сам произносит священные благословения.
        - Но… почему Ашин?
        - Никто не знает, мой Принц, - улыбается Ацэн. - Но теперь все в Королевстве знают, что он отмечен Богом! Даже самый отъявленный преступник не прикоснется к нему, дабы не навлечь проклятие Ащирина!
        Кави задумывается надолго, уходя в свои мысли и размышляя обо всем, что узнал. Насколько мне известно из книг по истории Королевства Виландри, подобное случалось в последний раз лет пятьсот назад, а посему это само по себе знаковое событие.
        Ащирин - это бог, которому поклоняются все веландрианцы. Его восхваляют, но в одно и то же время страшно боятся. Он представляет собой две противоположные стороны: добро и благосклонность, зло и беспощадность. А что он выберет, зависит от поступков.
        - Значит, Ашин в безопасности, - заключает наконец Кави. - А я зря привел сюда друзей.
        - Нет, мой Принц, Вы шли по велению сердца. Каждый знает, как Вы великодушны ко всем, кто того заслуживает. Мы не забыли и никогда не забудем. И в день, когда Вы вернетесь, мы все еще будем верны Вам.
        Кави слабо улыбнулся и снова похлопал по плечу Ацэна. Тот уже сиял от счастья, столько благословения в один день.
        - Но сейчас нам нужно уходить, - сообщает Ацэн.
        - Что будет с ними? - Интересуюсь, указывая на отряд Марака.
        Ацэн отводит взгляд и смотрит на меня - никакого восхваления и почтения, только холодная отстраненность. Вроде как мы с Кави, поэтому ненавидеть нас нельзя, но в то же время мы - чужеземцы, а потому почитать тем более.
        - Мы обставим все как будто Принц смог сбежать и будем поддерживать легенду о том, что он не может пересечь территорию, бродит где-то здесь. Это займет Марака на некоторое время. Пусть ищет там, где не найти.
        - Но… - теперь уже другой взгляд: обожание, почитание, восхваление, когда он смотрит на своего Повелителя, - Вы должны уходить в земли Империи, мой Принц. Там Вы будете в безопасности.
        Кави нехотя кивает, а потом мы торопливо идем к лошадям. Пока Ацэн рассказывает о плане, я смотрю на Летту.
        - Ты в порядке? - Спрашиваю.
        Она так потрясена случившимся, что не сразу слышит мой вопрос. Вздрагивает.
        - Да, - моргает, но пока еще не до конца со мной.
        - Все будет хорошо, Летта, - заверяю, и она слабо улыбается.
        Потихоньку приходит в себя, сжимает мою руку, вижу, что успокаивается.
        Рад ли я, что тогда сдержался? Да. Но одновременно и нет. Стоило попробовать…, но сейчас не об этом. Нельзя, Кави прав, мне нельзя. Знаю, я был в отчаянии, но все-таки Боги снова уберегли от беды.
        Но сколько еще раз они будут благоволить мне?
        - Мы довезем вас до границы, - обещает Ацэн, рассказывая о плане. - Дальше вас примут как граждан Империи.
        К нам подводят лошадей, решаю взять Летту с собой на всякий случай. Она устала и измучилась, не уверен, что она сможет с легкостью управлять лошадью в таком состоянии.
        - Какие новости в Королевстве, Ацэн? - Спрашивает Кави, седлая лошадь.
        Я помогаю Летте взобраться в седло. Нам повезло, стражи подвели спокойную кобылу. Она безропотно ждет, когда на нее взберутся и поудобнее устроятся.
        - Все сейчас празднуют избрание юного Принца, - рассказывает Ацэн. - Но… как Вы понимаете, есть те, кто недоволен таким положением дел.
        На лошади взбираются с десяток стражей, остальные остаются караулить Марака и его отряд, чтобы те преждевременно не проснулись.
        - Что до имперских шпионов? - Интересуется Кави и на мгновение бросает в мою сторону быстрый взгляд.
        В это мгновение он ведет себя не как перебежчик, который получил гражданство Империи. В душе Кави навсегда останется Принцем, пусть даже его официальное возвращение сравни чуду.
        - Мы отслеживаем одну цепочку, - сообщает Ацэн и я внимательно слушаю. Виландрианец косится в мою сторону, знает, что я имперец. - Кто-то носит донесения из Империи в Виландри. Но проследить на территории Империи мы его не можем.
        Кави молча кивает, хмурится.
        - Значит… - заключает он, - у нас появилась уникальная возможность.
        - Мой Принц! - Ацэн волнуется, его лошадь начинает нервничать, чувствуя хозяина. - Вы не можете здесь оставаться так надолго!
        - Но это наш шанс, - объясняет Кави. - Вам не пересечь границу, но зато мы можем. С нами официальный представитель Департамента.
        Мой друг машет в сторону Летты и она невольно вздрагивает, когда все взгляды обращаются в ее сторону. Боится. Обнимаю ее, даю понять, что в обиду не дам. Успокаивается.
        - Повелитель… - молит Ацэн.
        - Мы будем преследовать, - твердо заявляется Кави. - Вези нас.
        Ацэн сопротивляется внутренним сомнениям и несогласию. Но в конечном итоге главное - решение Принца. А это оспорить они уже не могут.
        - Шпион должен пересечь границу через два дня, - нехотя сообщает верный воин, но продолжает выражать несогласие подобным решением. - Мой Принц, ради Вашей же безопасности, я…
        - Отлично, - отрезает Кави, - нам нужно отдохнуть и как следует выспаться перед возвращением. Вези нас.
        Ацэн сопротивлялся изо всех сил, но в конечном итоге вынужденно повел нас за собой. Я тронул лошадь и Летта схватила меня за руку. Ехали мы не быстро, но и не тормозили, Ацэн был прав, слишком опасно разъезжать с беглым Принцем по Виландри.
        - Мы ведь сможем пересечь границу? - Чуть обернувшись, спросила меня Летта.
        - Конечно, - с легкостью заверил ее я.
        - Ран, - снова назвала она меня так, невольно улыбнулся, - почему Кави сбежал?
        Уже шепотом, но не даю ответа. Она ждет, потом оборачивается и видит серьезное выражение моего лица. Это запретная тема, потому что тайна, связанная с Кави не принадлежит только мне. Я бы хотел ей рассказать, но не могу предать друга. Она это быстро понимает, делает глубокий вздох и решает перевести тему. К несчастью.
        - Что имел в виду Кави? - Спрашивает. Я все понимаю с лету, но не хочу, чтобы она задавала мне этот вопрос. Жалею о том, что приходится оправдываться. - Ты хотел использовать магию?
        Думаю, пытаюсь свыкнуться с ее предположением. Что лучше - рассказать правду или позволить ей тешить себя фантазиями? Хотелось бы мне, чтобы не было этих вопросов. Лучше, когда все легко и просто. Но я не могу позволить себе выбирать. По-прежнему от меня это едва ли зависит.
        - Да, - отвечаю коротко, каюсь во лжи, но она думает, что дело в другом. - Прости…
        - Не извиняйся, - сжимает мою ладонь сильнее. - Ты пытался нас спасти.
        Думаю, снова пробую допущения. Оправдывает меня сама, доверяет. Может ли она допустить?..
        Нет. Слишком опасно. Снова я захожу не на ту территорию. И так позволил себе слишком многое. Нельзя.
        - Спасибо, - благодарю, хотя она не знает за что конкретно, - за веру в меня.
        Даю ей подсказку, она улыбается и вроде бы все хорошо. Но я-то знаю правду, знаю, что изменится, когда единственное, что останется это…
        ***
        Ацэн привез нас в небольшую деревню и разместил в одном из пустующих домов. Под предлогом некоего осмотра (якобы в деревне завелось что-то враждебное, а они с отрядом собираются это самое отыскать и изгнать) Ацэн вместе с остальными виландрианцами отправился отвлекать местных жителей, дабы они не заподозрили, кто въехал в их деревню. Мы же поели и легли спать. После длительной погони спали долго, но я все равно проснулся раньше всех. Потом и Кави.
        Дабы не разбудить Летту мы осторожно вышли в соседнюю комнату.
        - Дела обстоят не очень, - тихо заметил Кави, делясь со мной подробностями разговора с Ацэном. - Империя уже начала запрещать пересекать территории виландрианцам. Мы снова на пороге войны.
        - Это не твоя вина, - пытался успокоить друга я.
        - Как же? - Кави раздраженно вздохнул. - На моей совести все эти события. Я должен был поступить иначе, должен был обо всем рассказать…
        Он замолчал, не в силах больше произнести и слова, просто прикрыл глаза от бессилия.
        - Но тогда бы ты предал свое Королевство, - озвучил и так очевидное я.
        - Не должно было так случиться, не должно. Теперь все хуже некуда, теперь они ищут повода, чтобы только начать вторжение. А что Империя?! Разве они расценивают все эти жалкие попытки как нечто серьезное? Нет! Они не подозревают, Ран! Им невдомек даже, что Виландри…
        - Хватит, Кави, - тихо оборвал я, - стенаниями делу не поможешь. Есть вещи в этом мире, на которые ты не в силах повлиять, что бы ты ни предпринимал, и что бы ни пытался сделать. Ты не можешь изменить эту ситуацию, но ты можешь повлиять на нее по-иному.
        - Что будет, когда мы найдем шпиона? Ты думаешь, что-нибудь изменится?
        - Я этого не знаю. Сначала нужно узнать, кто шпион. Далее разберемся по ситуации.
        Кави вздохнул, поднялся на ноги и подошел к окну. Несколько минут он простоял так безмолвно и не шевелясь.
        - Я так скучаю по дому, Ран, - грустно признался мой друг. - Я знаю, это невозможно, но вот мы здесь, на другой территории и я чувствую, как даже воздух здесь иной. Все по-другому. Здесь… моя родина. И это убивает меня, что я не могу сюда вернуться.
        - Люди остались тебе верны.
        - Да, но этого недостаточно, когда сам Король объявил меня изгнанником! - Разозлился Кави, а потом опасливо глянул на соседнюю комнату.
        Я наблюдал за Леттой на всякий случай. Она слишком устала, чтобы проснуться.
        - Родной отец… - Кави уже был в своих мыслях, - предатель всего, во что я когда-либо верил. Я никогда не смогу сюда вернуться.
        Я понимал Кави, но все-таки сложно было представить как бы сложилась моя жизнь, не отдай меня родители на обучение в Храм ветров. Вот что было непоправимо, у Кави может быть и сложная ситуация, но все-таки не необратимая.
        - Никогда не знаешь, что готовит тебе завтра, - ухмыльнулся, чтобы расслабить друга.
        Он смотрел на меня хмуро и немного обижено. Но в данной ситуации это действительно лучшее, на что я был способен.
        Позднее люди Ацэна принесли нам поесть и наказали собираться. Поскольку мы в общем-то были без всего, собирать нам особо было нечего. Летту мы не трогали почти до самого отъезда. Потом накормили ее, нам принесли чистую одежду и дали возможность умыться. Мы были готовы выдвигаться.
        - Как часто шпион пересекает границу? - Спросил Кави, когда мы ехали на лошадях к пограничному пункту.
        - Примерно раз в месяц, - сообщил Ацэн. - Вам крупно повезло, что время его очередного отъезда как раз подошло.
        - А как давно вы его заметили? - Поинтересовался теперь я.
        - Где-то полгода назад.
        - Почему не сообщил мне? - Нахмурился Кави.
        - Не было возможности. Только месяц назад мы выяснили, что он пересекает границу и отправляется в Империю. Но проблема даже не в этом. Сейчас я очень сильно рискую, появляясь с Вами, мой Принц. Однако за мной тоже следят, особенно после того, как Марак получил свой новый пост.
        - Кто распорядился?
        - Принц Шайрин.
        - Конечно же, - Кави фыркнул. - Кто же еще?
        - Марак давно к нему подбирался, задаривал, расхваливал. Это было вопросом времени.
        - Он никогда не получит трон, - огрызнулся Кави, но потом резко замолчал. По праву наследования он был старшим Принцем, и именно Принц Кавьяр должен был наследовать трон. Однако в связи с изгнанием это право автоматически переходило к следующему сыну. - Я имею в виду - Ашин же получил благословение. Следовательно, он будет править. Когда отца не станет, конечно же.
        Ацэн слабо улыбнулся, а я оглядел его людей и заметил то, что Кави естественно не понравилось. Они его осуждали. За то, что выбрал побег, а не борьбу. Конечно же, в открытую об этом никто не говорил, но в данном случае не нужно было ничего говорить, все было видно по их лицам.
        Дальше ехали в полном молчании. С одной стороны время на удивление пролетело незаметно, но с другой - Кави был огорчен тем, что не смог оправдать ожидания своего народа.
        В ожидании шпиона мы вчетвером засели в небольшом старом бараке неподалеку от границы. Остальные люди отправились по разным поручениям, в том числе и с целью встретить шпиона на полпути. Мы ждали, а я все раздумывал над тем, кому могло понадобиться во все это ввязываться. Мысли так или иначе возвращались к не озвученным до конца догадкам, но сейчас было не время и не место чтобы их обсуждать.
        Шпион появился ближе к вечеру. Сложно было его узнать, ведь он был закутан в длинный балахон, капюшон надвинут на брови и скрывал лицо. Стар или молод, мужчина или женщина - под ним мог скрываться кто угодно.
        Как это ни странно, но у шпиона был допуск к пересечению границы, он прямиком направился к пропускному пункту Империи. Так близко от дома. По Летте я видел, как она мечтала поскорее пересечь границу и почувствовать себя в безопасности. Не хотел я подвергать ее таким испытаниям, но главное, что она цела и невредима. Больше подобного я не допущу.
        Мы дождались, когда шпион пересечет пропускной пункт.
        - Все, - заключил и так очевидное Ацэн, а затем посмотрел на Кави. - Мой Принц. - Он быстро приклонил колено. - Несмотря ни на что я всегда буду верен Вам. Пожалуйста, возвращайтесь скорее домой.
        Кави некоторое время молчал и с грустью смотрел на своего верного воина. Я видел, как ему было тяжело признаваться даже самому себе в очевидном - он никогда не вернется домой. По крайней мере, как наследный Принц Виландри.
        - Спасибо, Ацэн, - искренне поблагодарил Кави. - Да воздадут тебе Боги за верность и преданность.
        Ацэн все прекрасно понял. Отпускал он нас с тяжелым сердцем. Что тут поделаешь? Обстоятельства иногда вынуждают предпринимать отчаянные шаги.
        Мы вошли в пограничный пункт и там Летта снова обрела силу.
        - Согласно параграфу 27 статьи 13 мы с гражданами Империи находились на территории Виландри по делам государственной важности. Согласно третьему абзацу разглашать информацию в отношении причин посещения Королевства мы не имеем права.
        Пограничник так и сидел с широко раскрытыми глазами, не донося перо до бумаги, где записывал всех въезжающих на территорию Империи.
        Когда он осознал, что ему сказали, он откашлялся, решил не спорить с профессионалом, ровно записал нас всех в журнал и пропустил в родные земли. Облегчение, которое я испытал не сравнится с тем, что пережила Летта. Она как будто сбросила с плеч тяжелый груз и вдохнула родного воздуха, как будто он действительно мог отличаться.
        Отличался, еще как.
        Вдалеке нас уже ждали две кареты и, пока мы приближались, у Летты стало закрадываться подозрение.
        - Нет! Ран! - Она взяла меня за руку, как будто я убегал от нее. - Я поеду с Вами!
        - Нет, Летта, - покачал головой, - мы не предпримем никаких действий, для которых нам понадобится юрисконсульт. Ты едешь домой.
        - Ран, - она заглянула мне в глаза отчаянием, - пожалуйста. С тобой мне спокойнее.
        - Может, я один поеду? - Не очень веря в свои слова, предложил Кави. Мне стоило одарить его только беглым взглядом, как он тут же вскинул руки в воздух и ретировался: - Нет, так нет, что я? Против, что ли?
        - Летта, - позволил себе чуточку больше, убрав выбившуюся прядь волос. Увлекся, забыл на мгновение обо всем. Нельзя. - Все будет хорошо. Мы только проследим за шпионом и тут же вернемся домой. Я тебе обещаю.
        Она попыталась возразить, но я не смог сдержаться и повелительно произнес:
        - Ты возвращаешься в дом Кайтранов.
        В этот раз Летта не смогла возразить, лишь разочарованно выдохнула и взглядом умоляла меня передумать. Нет, пусть она будет в безопасности. Мы уже на территории Империи, но все же мне будет спокойнее, когда она вернется домой.
        - Господин, - подошел ко мне Арис, - он движется по главной дороге.
        Арис был моим разведчиком и личным шпионом на крайний непредвиденный случай. Иногда он оставался в доме Кайтранов, но в основном вел кочевническую жизнь на территории Империи.
        Молча проводив карету Летты взглядом, мы загрузились в свою и отправились преследовать шпиона. Арис умел выслеживать врагов. Непримечательная внешность - маленький, худой, короткие волосы, невзрачный - делала его идеальным разведчиком.
        Слежка продолжалась. На территории Империи я позволил себе применить магию и наш экипаж теперь стал невидимым. Это облегчало нашу задачу.
        За шпионом мы следовали до небольшого городка под названием Каршиль. Шпион покинул карету, остановившись в местном трактире. Мы не спешили следовать за ним, ведь карету никто не убрал с дороги, а это значит он здесь ненадолго.
        И правда. Около часа он находился внутри, потом вышел из Трактира совершенно обновленным. Ни Кави, ни мне не понравился его новый наряд. Синий дворцовый камзол.
        Не трудно было догадаться, куда он направляется, но мы должны были убедиться во всем лично. В пути мы провели много времени, но за слежкой перестали это замечать. Шпион иногда останавливался в небольших деревнях и городках, чтобы передохнуть, но в конечном итоге он достиг цели.
        Когда его карета остановилась у Дворцовых ворот Императора, сомнений уже не оставалось. Знал ли я этого типа? Мы не приближались настолько близко, чтобы можно было его получше разглядеть. Однако издалека он казался мне… знакомым?
        Могла ли так обманывать меня память? Вдруг мне просто хочется, чтобы я его знал? Возможно. Но кроме того факта, что я его где-то видел, более ничего не было. К тому же - мы провели с Леттой во Дворце какое-то время, множество лиц примелькались. Может быть, тогда-то я его и видел?
        Подозрительных фактов было уже предостаточно. Конечно, мы к Дворцовым воротам не приближались, Стражники бы нас тут же обнаружили. Но нам в какой-то степени повезло. Пока мы взглядом провожали шпиона до Дворца, ему навстречу вдруг вышел Принц Садэри. Естественно, о чем они говорили, мы не услышали. Но то, что шпион поклонился Принцу, а потом и вовсе последовал за ним, как верный слуга, нас совершенно не обрадовало.
        - Не к добру это, - глухо отозвался Кави.
        Да уж.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
        ЛЕТТА
        Я смертельно устала после всего, что произошло. Но пока я была рядом с Раном и Кави, я не могла себе позволить жаловаться. Они держались, все делали, чтобы мы спаслись, сдаваться да и ныть после всего мне было, по меньшей мере, стыдно. Главное мы сделали: спаслись. А все остальное - мелочи.
        Но теперь, когда я ехала в карете домой без Рана…
        Дом. Как всего за несколько месяцев это понятие поменяло свой смысл и моим домом стал дом Кайтранов? Удивительно ли это было? Пока мы находились на территории Виландри я все время думала о том, как вернусь домой. И домом всегда представлялся именно дом Кайтранов.
        Ран. Он оберегал меня, заботился обо мне, защищал, успокаивал… Зачем я позволяла себе эти мысли, я не знаю, ведь, по сути, он просто был собой. И тот момент в лесу… Почему я не могла этого забыть? Просто выкинь это из головы и все. Подумаешь, он там тебя обнимал и почти - вот именно! почти! Факт несовершенный даже не является преступлением!
        И не то чтобы я считала наш с ним возможный поцелуй преступлением…
        Просто все это было лишь фоном сложившейся ситуации. Мы попали в ловушку, нас пытались убить, странно, что Кави не проникся к нам обоим глубокими чувствами. С другой стороны - он ведь предложил мне поужинать когда мы вернемся, так что, зная Кави, можно считать это проявлением наивысшей любви.
        На фоне всего произошедшего вывод простой - стрессовая ситуация, отягчающие обстоятельства, Ран почувствовал себя еще большим спасителем, я - больше жертвой. Вот мы и… вроде как почти…
        Но ничего не было. И хватит об этом.
        Главное, что после всего этого я пришла к одной важной мысли. На самом деле я давно к ней пришла, но меня не отпускало другое: мое будущее.
        Я подумала: пусть Ран плохой и даже хуже. Для кого? Для ир Зарцэна? По какой такой причине? Не важно. Важно, что я уже больше трех месяцев живу в доме Кайтранов и что-то я не заметила запрещенной деятельности, рабства малолетних, жестоких убийств и прочих действий, которые могли бы подходить под определение «Возмутительно!».
        Да, я не знала и ир Зарцэна, понятия не имела, что им двигало, но чем больше я жила в доме Кайтранов, тем меньше у меня оставалось хоть каких-либо подозрений, что Ран - плохой и заслуживает хоть какого-то наказания.
        Свое глупое расследование я уже давным-давно не провожу, книгу, которую нашла в тайнике, тем более не читаю. Зачем тогда я все еще числюсь на счету ир Зарцэна? Да, мне хотелось мое место в Департаменте, очень сильно хотелось!
        Но разве порядочность не самый главный критерий условий приема на работу? Разве я не должна быть прежде всего объективна и беспристрастна? Почему именно мне поручили это дело?
        Когда карета стала подъезжать к дому Кайтранов, я тут же мгновенно отвлеклась. Из дома мгновенно выбежала Мойла, за ней и Верт из конюшен прилетел. В общем - как обычно приветствовать возвращающихся прибежал весь дом Кайтранов.
        И вот я сижу в карете совершенно одна и думаю, как им объяснить, что Ран еще не вернулся? А Кави? На Мойлу страшно было смотреть, она уже как минимум ждала останки.
        В этот самый момент я почувствовала себя максимально неуютно. Вот я сейчас выйду, они будут ждать своего Хозяина, посмотрят на меня с презрением и недоверием за то, что я без Рана. А как еще смотреть на меня? Даже Кави не привезла. Чувствовала себя гонцом, принесшей плохие вести. И даже несмотря на то, что все хорошо и Ран с Кави скоро вернутся домой, мне все равно было не по себе.
        Карета остановилась у ворот, и я с тяжелым сердцем выбралась наружу. На лицах встречающих тревога и ожидание. Ладно, лучше начать с того, что все хорошо, и…
        - Госпожа вернулась! - Вскрикнул Верт.
        - Госпожа! - Подхватил кто-то.
        А потом они все принялись приветствовать меня так, как обычно делали это с Раном. Ой. Сейчас вот поймут же, что его со мной нет и расстроятся. А это еще хуже, чем если бы они сразу стояли с кислыми лицами.
        - Госпожа, - подбежала ко мне Мойла и подхватила под руку. - Как мы рады, что Вы вернулись!
        - Устроим пир! - Вскрикнула повариха.
        Подхваченное настроение быстро распространилось на всех жителей дома Кайтранов, а я все безуспешно пыталась донести до всех мысль о том, что Ран не приехал. Мне этого сделать не давали, и тогда я обернулась, чтобы связать события и как-то обозначить непоявление Хозяина. Но тут я вдруг увидела пустую карету с открытой нараспашку дверью, которая очень хорошо просматривалась и поняла, что все здесь уже знали, что я приехала одна.
        Конечно, груз ответственности свалился с моих плеч, но, с другой стороны, я так до конца и не могла поверить, что меня здесь встречали так тепло…
        Мойла повела меня наверх, приготовила мне ванную и пока я отмывалась (быстрый душ на чужой территории не считался), принесла наряды, которые за время моего отсутствие нашила мне Аника. Я была настолько поражена происходящим, что даже не знала, как реагировать.
        - Госпожа, - с теплой улыбкой обратилась ко мне Мойла после того, как к нам забежала одна из служанок и радостно сообщила, что яства готовы. - Я что-то не так делаю?
        Видимо по моему выражению лица «О, Боги, что происходит?» она что-то заподозрила.
        - Нет-нет, все хорошо, - растянулась в улыбке я. - Извини, просто… - Мойла так проникновенно заглядывала мне в глаза, что я решилась на откровения, - просто Вы же ждали Вэйрана, а он не приехал.
        Мойла улыбнулась мне шире. Сделав глубокий вздох, я уже в тот момент поняла, что мне этого было уже достаточно, чтобы успокоиться. В доме было так тихо, природа дремала за окнами, совсем не создавалось впечатления, что внизу готовится пир. Спокойно, мне было здесь очень спокойно.
        - Госпожа, Вы приехали домой и с Вами все в порядке. Мы любим Вас ничуть не меньше, чем Хозяина. Не удивляйтесь, Госпожа, Вы уже давно часть семьи Кайтранов.
        Сделав глубокий вздох, я стыдливо отвернулась, делая вид, будто рассматриваю представленные мне на суд новые наряды, но сама лишь испытала укол совести. Что я делаю? Пусть я уже давно не ищу никаких доказательств против Рана, но ведь сам факт, того, что я все еще на задании…
        Что, если я откажусь? Просто приеду к ир Зарцэну и откажусь от выполнения этого задания? Да, он не даст мне работу в Департаменте. Но ведь у меня есть работа в доме Кайтранов, разве не так? Смогу ли я работать здесь всегда? Видеть Вэйрана, знать, что он всегда будет рядом, пусть даже как мой работодатель…
        Почему-то только в этот самый миг я вспомнила об Эвине. Тоже мне невеста, напрочь забыла о женихе. Но хочу ли я за него замуж? По-прежнему ничего не изменилось, я все еще являюсь недомагиней, кого вряд ли кто-нибудь когда-нибудь возьмет замуж. Что? Раскатала губу и теперь после всего считаешь, что Ран на тебе женится? Смешно и стыдно так думать.
        Ничего он не женится. Он об этом даже не думает. Да и не станет. Ведь моего изъяна ничто не изменит, а Империя всегда строилась на победителях. Не знаю, зачем Эвин выбрал меня, но раз уж он меня выбрал нужно ловить удачу за хвост и соглашаться.
        Я ведь уже согласилась, но…
        Когда мы сидели за общим столом и каждый по очереди горячо приветствовал меня, за тостами раздавая множественные пожелания здравия и благополучия, я расчувствовалась так сильно, что даже прослезилась. Может быть, на фоне всего пережитого, может быть, просто наконец-то пришло время это осознать, но все внезапно прояснилось.
        Не знаю, почему мне понадобилось так много времени, чтобы это наконец понять, но в конечном итоге я не выдержала. Поднялась на ноги и сделала глубокий вздох.
        - Дорогие друзья, - все еще силилась бороться с подступающими слезами, начала я, - на своем веку я повидала не так-то много, всего лишь школу, да академию. Но везде я встречала людей разных, опыт накопился. И должна сказать, я никогда не встречала таких добрых, теплых и открытых людей, как все вы. Мне всегда хотелось верить, что такие люди встречаются, но лишь в добрых сказках о рыцарях и драконах. А вы, оказывается, все собрались здесь. Самые лучшие и самые замечательные на всем белом свете! Спасибо вам всем, что приняли меня так тепло и радушно. С тех самых пор, как я оказалась здесь, я действительно чувствую себя героиней самой доброй сказки.
        Закончив с речью, я ожидала хоть какого-то отклика, но все, кто сейчас смотрел на меня, молчали. Эээ… не успела я почувствовать себя глупо, как кто-то внезапно обнял меня сзади. Ахнув от неожиданности, я замерла, но… в глубине души я уже знала, кто это.
        - Хозяин вернулся! - Вскричал радостный Верт и все остальные подхватили его восторг.
        - Господин!
        - Ура!
        А я так и стояла, и дрожала, боясь сделать лишний вздох, чтобы не спугнуть. Чтобы только…
        - Спасибо тебе, Летта, - рядом с моих ухом заговорил Ран.
        - Я… - растерялась, забыла все слова, по-прежнему боюсь делать глубокие вздохи, отключаюсь, потому что волнуюсь, - Ран…
        Осмелившись, я положила ладонь на его предплечье и легонько сжала. Он выдохнул улыбку и прижал к себе.
        Праздник, который никто не завершал, продолжался, но только спустя время Ран наконец-то немного ослабил хватку и начал обмениваться с домочадцами приветствиями и новостями. Кто-то рассказывал о делах в доме, кто-то спрашивал о запланированном, в общем - жизнь в доме Кайтранов снова потекла рекой.
        Но я все стояла и думала о том, что Ран до сих пор не выпускает меня из своих рук и относиться к этому однозначно я совершенно точно не могла. Вот он смеется удачной шутке, вот поторапливает Тогара, чтобы он отошел и пропустил служанок с яствами, все вроде бы в полном порядке. Но как я должна относиться к тому, что он делает?
        Многим позже, когда пиршество немного затихло и все поуспокоились, Ран наклонился ко мне и предложил обсудить дела. Я настолько погрузилась в его объятия, что бессовестно позабыла о всяких перипетиях государственного масштаба.
        Когда мы вместе с Раном и Кави наконец-то уединились в кабинете, только ненадолго наш покой был нарушен. Мойла принесла фруктовый чай. Перед тем, как выйти, девушка взглянула на Кави и мягко улыбнулась. Несмотря на всю недоступность, последний выглядел так, будто запнулся, а потом совсем расслабился и улыбнулся в ответ. Мойла покраснела и быстро сбежала.
        Двери, ведущие в сад, как всегда, были открыты. На улице холодно, но видом на внутренний двор и живописную гору на горизонте хотелось наслаждаться вновь и вновь. Вроде бы ничего не меняется, но вид завораживал из раза в раз. Что странно - именно здесь он обретал свое величие и неповторимость, хотя из моего окна все было видно гораздо лучше.
        Закутавшись в плед, любезно принесенный Мойлой, я выслушала рассказ Рана.
        - Получается, мы все-таки оказались правы и здесь замешан Принц Садэри, - подвела итог я. Ран лишь спрятал взгляд, как будто если он подтвердит это хотя бы своим видом, это будет стоить ему жизни. - Но зачем ему это?
        - А что тут удивительного? - Презрительно фыркнул Кави. - Он отравляет Императора, вырывает все листы с противоядием предварительно, конечно же, потом ждет, когда отец испустит последний вздох и берет бразды правления в свои руки.
        - Но зачем ему шпион в Виландри?
        - Налаживает политические дела.
        - И по твоей версии, по какой причине он организовал собственное покушение? - Уточнила я.
        - Ты нашла противоядие, - напомнил Ран, - видимо, Принц решил, что мы обо всем догадаемся и попытался отвести подозрения от себя.
        - У нас совершенно нет тому прямых доказательств, это, во-первых, - перешла к делу я, - хотя, если ир Ильстар напал на Принца по его просьбе, понятно, почему он не может разглашать эту информацию. С другой стороны, это совершенно не обязательно и ир Ильстар все еще может быть невиновным.
        - Во-вторых, - и Ран, и Кави уже хотели что-то возразить, но я решила закончить мысль, - мы не можем никого обвинять. Особенно Принца! Наследного Принца на минуточку! А посему все, что мы узнали, является лишь теорий вероятностей и не больше.
        - Надо его допросить, - заключил Ран, с интересом меня разглядывая.
        - Что?
        - Да, Ран: что? - Поддержал и Кави.
        - То, как ты вела допрос Кирая… - он сел прямо и облокотился о стол, - если сможешь расколоть Принца, он не сможет отвертеться. С тобой же будет перо.
        - То есть ты серьезно хочешь пойти против Принца? - Возмутился Кави.
        - А что ты предлагаешь? - Развел руками Ран. - Мы знаем о заговоре против Императора. Если он пытался убить его раньше, он попытается и снова. Что ему помешает? Если мы ничего не предпримем, мы будем не меньшими соучастниками, чем исполнители.
        - Все верно, - поддержала я, - но действовать надо грамотно.
        - И как, по-твоему, будет грамотно поступить? - Адресовал этот вопрос мне.
        Поскольку мы тут все только что выяснили, я была не готова отвечать немедленно.
        - Ран, - подхватил Кави, - я, конечно, понимаю, что тобой движет, но не забывай, пожалуйста, и о других причинах, по которым тебе лучше в это не влезать.
        - Мы уже влезли в это, - предостережение было в его взгляде и меня это несколько напугало. - Теперь поздно выходить из игры. Тебя я не призываю ни к чему, ты здесь не причем.
        - Еще как причем! - Возмутился Кави. - Сговор с моей страной учинил предатель Империи! Я бы мог этого не допустить, но все, что мне доступно, это сидеть и мусолить важную политическую информацию как старый дед на завалинке!
        Отчаяние поглотило его мгновенно, Кави быстро встал и вышел из кабинета. Ему нужно было время, чтобы успокоиться. Я вздохнула и посмотрела на Рана. Он был поглощен собственными мыслями и, казалось, совершенно не обратил внимания на уход Кави.
        - Мы должны его допросить, - повторил Ран.
        Я лишь вздохнула и попыталась одним лишь видом выразить свое несогласие. Это было бесполезно, ведь Ран на меня не смотрел.
        - Я не думаю, что допрос Принца без обвинений и веских улик сделает нам репутацию, - призналась я с сарказмом.
        Ран наконец-то перевел взгляд на меня и еще пару минут молча смотрел.
        - А что, если это будет не допрос? Что, если ты просто поговоришь с ним? Якобы мы продолжаем расследование и все такое, но зато ты задашь ему нужные вопросы.
        - Ран…
        - Да, репутация может пострадать. Но на кону жизни невинных людей. Разве мы должны просто опустить руки и ждать, что все само как-нибудь разрешится? Летта, я понимаю, я впутываю тебя во все это, но…
        - Не смей, - сама даже от себя не ожидала, как смело это прозвучало. - Дело не в страхе за себя или что-то в этом роде. Мне страшно за тебя!
        - За меня? - Ран нахмурился. - А что со мной?
        - Во-первых, на тебя было совершено нападение, Верт подвергся магическому воздействию, а, во-вторых, еще и мага высшей степени во Дворце убили.
        - А, это, - Ран отмахнулся. - Мы были молоды и наивны, теперь все по-другому.
        Он улыбнулся и мне стоило неимоверных усилий сдержать ответную улыбку. Ран умел заражать своим настроением, каким бы оно ни было.
        - Ран…
        Он улыбнулся как будто своим мыслям, но снова перебил.
        - Не бойся, Летта, - он поднялся на ноги и обошел стол. - Со мной ничего плохого не случится.
        - Ты можешь мне это гарантировать? - Вскинула брови то ли в удивлении, то ли пытаясь требовать эти самые гарантии я.
        - Могу, - заверил он с улыбкой и протянул мне руку.
        Дрожь было не скрыть, поэтому я торопилась. Он сжал мою ладонь в своей, и я замерла, боясь пошевелиться.
        - Я сделаю все, что ты попросишь, - неожиданно даже для себя выпалила я. Его глаза, его мрачно-синие глаза разбивали все барьеры и мнимые границы, которые строились тысячелетиями. - Только, пожалуйста, будь в порядке.
        Тронуло, я видела, как это его тронуло. Он сжал мою ладонь сильнее, сделал глубокий вздох. В глазах эмоции, благодарность. Он потянул меня к себе, и я поднялась на ноги. Слишком резко, оступилась, приблизилась чересчур…, замерла. Замер. Мгновение тонуло в вечности невозможностей. Не было преград и сомнений, были только мы, полным погружением допускающие самые глубокие откровения.
        Его взгляд касается моих губ, я перестаю дышать, боюсь спугнуть, боюсь пошевелиться. Он наклоняется, подносит ладонь к моему лицу. Сердце колотится, трепещет в груди, с каждым мгновением вспыхивают искрами тысячи страхов, растворяются в вечности ворохом выжженных искр.
        - Госпожа! ГОСПОЖА! - Кричит с первого этажа Верт. И на какое-то краткое мгновение я почти его ненавижу. Но в следующий миг уже не почти. - Ваш жених приехал!
        Отстраняется, Ран отстраняется. Отпускает ладонь, уходит за свой стол, усаживается, даже не смотрит. Готова упасть здесь и отключиться. Ну зачем он это… кричал? Почему помешал? Знаю, что нельзя, знаю, что это бесполезно, все равно ни к чему хорошему мы не придем. Но…
        Как же сильно хотелось, чтобы он завершил движение. Чтобы он оказался ближе, чем когда-нибудь сможет быть.
        - Значит, - Ран откашлялся, по-прежнему игнорируя возможность смотреть на меня, - когда свадьба?
        Ранит. Знаю, заслужено, ведь я…, а что я? Мы только что выбрались с запретных земель, пережили такое, чего и не пережить. А он… как будто в перерывах между спасением собственной жизни я должна была писать объяснительные письма и расторгать помолвку.
        Не отвечаю, молча разворачиваюсь и выхожу из кабинета.
        - Летта! - Подскакивает, рвется вроде следом, но лишь упирается ладонями в стол и замирает.
        Оборачиваюсь - в глазах как будто осознание тех же очевидностей. Но с другой стороны - а разве что-нибудь изменилось? Разве что-нибудь изменит этот несостоявшийся поцелуй? Все те же обстоятельства нашего так и не начатого дела…
        Ухожу стремительно, пока не передумала, пока не позволила себе сдаться. Нужно перестать думать о нем.
        Пусть он меня обнял при всех сегодня, ну и что? Это дом Кайтранов, а не Императорский Дворец. Нет, я вовсе не о том, что ему стыдно, я о том, что это лишь благодарность. Вот и все.
        ***
        Эвин встретил меня с тревогой. В дом его по какой-то причине никто не пригласил, потому пришлось быстро одеться потеплее, а затем мы отправились на прогулку. Эвин очень переживал, что я отсутствовала так долго и не давала о себе знать. Знаю, я тоже не рассчитывала на то, что все так получится, но по понятным причинам не могла раскрыть ему тайны произошедшего.
        В общем, после того как я заверила его в том, что все в порядке, Эвин нахмурился и заявил:
        - Это сложная работа для тебя, Валетта, я бы не хотел, чтобы ты подвергала себя опасности.
        Поскольку я ему только вкратце обрисовала, что наше… задание слегка свернуло с запланированного пути, меня удивило, как быстро он сделал нужные выводы.
        - Эвин, - я улыбнулась, - но ведь это лишь издержки профессии. Все в полном порядке.
        - Да ты себя видела? - Возмутился Эвин.
        Я вообще-то только сейчас поняла, что еще даже как следует не отдохнула. Сон в том домике на территории Виландри не считается, ведь это несравнимо с полноценным отдыхом в тепле и уюте. Безопасности.
        Вообще-то прозвучало довольно грубо и неоднозначно, посему Эвин вздохнул и тут же смягчился.
        - Прости, Валетта, - он взял меня за руку, - я не хотел тебя обидеть. Но по тебе видно, как ты устала и что ничего хорошего из этого задания ты не вынесла.
        Ладно, принимается. Как там говорится о хорошей жене? Будь кроткой и покорной? Хотелось, конечно же, многое сказать, но я сдержалась. Не знаю только зачем. И все же этот вопрос я не могла оставить открытым.
        - Мне нравится моя работа, - тихо заметила я.
        Мы снова стали прогуливаться вдоль поля, и я вспомнила, как Эвин сделал мне предложение. От этих воспоминаний у любой девушки должен был вспыхнуть восторг, но меня почему-то накрыло неуютное ощущение.
        - Я понимаю, - закивал Эвин. - Но все-таки когда мы поженимся, после того как у нас появятся дети я буду за тебя спокоен.
        - Что ты имеешь в виду? - Разговоры о детях совершенно выбивали меня из колеи.
        - Понятное дело, тебе будут помогать, но в основном, конечно же, ты будешь заниматься детьми и домом. У тебя просто не будет времени на работу.
        Эвин просиял и взглянул на меня. Заметив мое негодование и разочарование, он тут же стер улыбку с лица и остановился. Взял меня за руку - совершенно не те ощущения, что с Раном. Захотелось вырвать руку, но потом я вспомнила за кого собираюсь замуж и лишь тяжело вздохнула.
        - Прости, если обидел, - Эвин казался искренним, - но… это ведь мечта почти всех девушек! Ты ни в чем не будешь нуждаться, любое твое желание будет исполнено. Разве не этого ты хочешь?
        - Отчасти - конечно, - с этим сложно было не согласиться, - но… многие девушки совмещают воспитание детей с карьерой.
        Эвин вздохнул.
        - То есть бросать это ты не собираешься?
        - Ну… я хотела работать в Департаменте… - расплывчато отозвалась я.
        И тут Эвин говорит такое, что мне и в мечтах не приходило.
        - Отлично! - Он сжимает мою ладонь сильнее. - Тогда я устрою тебя в Департамент, у моих родителей хорошие связи. И ты будешь работать там, идет?
        Это… буквально выбило меня из колеи. Работа в Департаменте. Я только собиралась отказать ир Зарцэну, а Эвин только что подтвердил мои добрые намерения. Он был так уверен в своих словах, что я ни секунды не сомневалась в правдивости его слов.
        Глянув на Эвина, я не испытала совершенно никаких чувств. Он был красивым, статным, представительным, умным. Но его главным недостатком было то, что он не Ран. Однако - разве я вольна выбирать? С таким-то багажом? Счастье, что он вообще обратил на меня внимание. Чего я еще сопротивляюсь?
        Вздохнула и тут же натянула притворную улыбку.
        - Эвин, ты лучше всех! - Бросилась ему на шею я.
        Эвин пошатнулся, слегка не ожидая моей подобной реакции, но потом рассмеялся и закружил меня, оторвав от земли. Ну и пусть сердце с ним бьется размеренно, пусть нет искр и чувств. Это не выбор, это неизбежность. Когда-нибудь я смирюсь. Наверное.
        Но сначала мне нужно сделать самое важное дело.
        Распрощавшись с Эвином, я вернулась домой. Никто не встречал меня, но в окне я увидела фигуру Рана. Он наблюдал за мной с холодной отстранённостью. Мне не хотелось с ним разговаривать, поэтому я притворилась, будто у меня разболелась голова и отправилась к себе. Мойла услужливо принесла ужин и вскоре я уснула. Это действительно было необходимо, Эвин прав, я выглядела ужасно. Сон был необходимым пунктом.
        После почти осознанного решения выйти замуж за Эвина я начала испытывать то ли чувство вины, то ли угрызения совести, но с Раном мне вот совсем не хотелось пересекаться. Даже рабочие темы я хотела отложить на потом.
        На следующий день рано утром, еще до того, как кто-нибудь проснулся, я сообщила Мойле, что мне надо в Столицу. Она как-то непонятно мне улыбнулась, но я убежала из дома до того, как вообще кто-нибудь понял, что я уезжаю.
        Не хотела смотреть, не хотела оборачиваться, но что-то кольнуло, что-то как будто толкнуло. Когда моя карета отъезжала, Ран как раз вышел из дома, намереваясь то ли догнать меня, то ли… не знаю, чего он хотел. Просто провожал взглядом мою карету. Вот и все.
        Не знаю, почему меня вся эта тема свадьбы так сильно напрягала. Ведь Эвин прав, многие девушки мечтают просто выйти замуж и воспитывать детей, ни в чем не нуждаясь. Но для меня вся эта ситуация была чем-то вроде груза, который с каждым днем становится все тяжелее.
        С другой стороны - ну чего жаловаться? Эвин даже предложил работу в Департаменте, не об этом ли я всю жизнь мечтала?
        Экипаж привез меня в Столицу в самый разгар дня. Поспешно выйдя из кареты, я заторопилась в Департамент. Помощница ир Зарцэна попросила подождать, отправив в лобби. Ладно, все в порядке, я просто объясню ему ситуацию и все будет хорошо.
        Ждать пришлось долго, но все-таки ир Зарцэн ждал от меня отчета, а посему не отказал меня принять.
        - Я был очень рад наконец-то получить от Вас хоть какие-то вести, ри Крос’ери, - на самом деле ир Зарцэн выражал минимальную доброжелательность, максимальную напряженность.
        Сегодня он был в темно-синем бархатном кафтане совершенно неуместном для Департамента. В таких обычно посещают Дворцовые приемы, а не на работу ходят.
        - Простите, ир Зарцэн, - вежливо извинилась первым делом я. - Мне нужно было как следует во всем разобраться.
        - И? - Нетерпеливо воскликнул он. - Где доказательства?
        - В том-то все и дело, ир Зарцэн, - замялась я. - Их нет. На Вэйрана Динари ир Кайтрана ничего нет.
        - Не может этого быть! - Ир Зарцэн вскочил на ноги и ударил кулаком по столу. Видимо увидев мое замешательство и удивление, он попытался успокоиться и держать себя в руках. - Простите мое нетерпение, ри Крос’ери, но это действительно невозможно. За каждым водится грешок, за ир Кайтраном тем более он должен водиться.
        - Почему вы так в этом уверены? - Зацепилась за важную для себя информацию я.
        Однако подловить ир Зарцэна не удалось, он сначала успокоился, взял паузу, чтобы устроиться поудобнее в кресле, и только потом ответил.
        - Я уже рассказывал Вам, ри Крос'ери, ир Кайтран занял свое место очень стремительно и быстро. Так не бывает, чтобы подобное случалось… без, так сказать, привлечения каких-либо посторонних сил.
        Смотрю я на ир Зарцэна и медленно все понимаю, наконец-то до меня доходит. Нельзя меня винить, ведь раньше мне было далеко не до мотивов моего нанимателя.
        - Так Вы просто хотите повесить на него обвинения? - Спокойно спросила я. - Даже без вины?
        Ир Зарцэн загорелся, но осторожно изучал меня с минуту. Понятное дело, подобное предлагать кому попало было нельзя. Но проверенное ли я для него лицо? Вопрос не просто так звучал именно таким образом. Два смысла, два варианта решения.
        Наконец, он улыбнулся.
        - Ри Крос’ери, - отвел взгляд, притворился, будто все вокруг его бесконечно увлекает, - кажется, мне становится вполне понятно, почему Ваше столь решительное на первых этапах мнение столь сильно поменялось.
        Не скажу, что эти слова меня взволновали и обеспокоили, но несколько напрягли. Теперь он не торопился, выдерживал паузу и старался вывести меня из равновесия. После Академии у него это вряд ли получится.
        - Карима, моя помощница, - продолжал тем временем он, - тоже попала под очарование ир Кайтрана. Ничего удивительного, ведь он статный мужчина со всеми привилегиями, о которых только может мечтать любая женщина в возрасте от пятнадцати и до шестидесяти пяти лет.
        Его едкие глаза впились в мои и мне совсем не понравился этот взгляд. Ехидная улыбка издевалась откровенной насмешкой.
        - Вот почему Вы не хотите очернять Вашего будущего жениха.
        - Не понимаю, почему Вы решили, что это имеет какое-то отношение к моему замужеству, - снисходительно улыбнувшись, заметила я. - Замуж я действительно выхожу, но не за ир Кайтрана.
        - Правда? - Ир Зарцэн видимо решил, что я так пытаюсь выкрутиться, совершенно не поверил моим, как ему показалось, оправданиям. - Могу я узнать имя Вашего… жениха?
        - Что же, мы пока не объявили об этом официально, но Эвин Кьерки ир Касдари.
        Ир Зарцэн не терял лица, просто кивал и перемысливал все, что у него там мыслилось. Я была рада только одному: что он не сидит рядом со мной. Иначе он бы услышал, как сильно бьется от волнения мое сердце.
        - Хорошая партия, ри Крос’ери, - заявил, наконец, он, понимая, что подобное будет легче легкого проверить.
        - Благодарю, - без улыбки приняла я. - Ир Зарцэн, я бы хотела…
        - …не спешите, - перебил он как-то очень легко. - Не нужно торопиться, ри Крос’ери. Я понимаю, Вам теперь не до работы, Вы почти замужняя женщина, причем за кем! Однако прошу Вас не торопиться отказываться от работы, которую я Вам поручил.
        - Ир Зарцэн, но дело не в замужестве, дело в том, что я не могу найти на ир Кайтрана ни одного…
        - …не торопитесь, моя дорогая Валетта ри Крос’ери, - снова прервал он. - Я Вас понял, но все же.
        - Что, по вашему мнению, может измениться?
        Ир Зарцэн пожал плечами и переложил перьевой набор с одного края стола на другой.
        - Все, что нам ясно сегодня, завтра может затуманить наш разум, - с видом философа древних лет заметил он, а потом рассмеялся. - Не воспринимайте все так серьезно. Я понял Вашу позицию и уважаю ее. К сожалению, на данный момент я не могу предоставить Вам должность в Департаменте, но в скором времени кое-что изменится, посему Вы получите свое назначение.
        Ир Зарцэн продолжал улыбаться и смотреть на меня, а я не совсем понимала его слов.
        - Вы… все равно дадите мне работу? - Уточнила я.
        - Конечно! - Уверенно кивнул он. - Вы честно отработали в доме Кайтранов три месяца, искали любые улики, но таковых не нашлось. Вы же в этом не виноваты. Не можете же Вы подкинуть их ир Кайтрану.
        Ир Зарцэн притворно засмеялся, я же даже не пыталась изображать улыбки. Этот разговор мне все меньше и меньше нравился.
        - Благодарю за понимание, - я стала подниматься со своего места.
        Ир Зарцэн вежливо поднялся и пошел проводить меня до двери.
        - Что же, ри Крос’ери, в скором времени мы будем работать вместе, ну а до тех пор Вы можете либо уйти из дома Кайтранов и спокойно дожидаться свадьбы, либо поработать, например, в другой семье.
        - Но не лучше будет остаться…, не привлекая внимания, так сказать? - Нервно улыбнулась я.
        Только представила на мгновение, что ухожу из дома Кайтранов и душу словно сковали в тески, сердце заныло, в ушах зазвенело. Может быть, я в скором времени действительно уеду, но делать это столь скоро я была не намерена.
        - Я бы настоятельно рекомендовал не оставаться там слишком надолго, - посоветовал ир Зарцэн. - Но решать Вам.
        Конечно, после всего я бы может быть и не стала слушать ир Зарцэна, но ведь он пообещал мне должность. Стоило ли ему верить? Сомневаюсь. Но все же иметь в виду я это, конечно же, буду. Хоть меня и встревожила заинтересованность ир Зарцэна, ничего конкретного с этой информацией сделать я не могу.
        Ладно, не важно, главное, что все в принципе неплохо разрешилось. Выхожу из кабинета, улыбаюсь сама себе, ведь мне теперь ехать домой…
        - Здравствуй, - звучит как будто не в мою сторону, но я понимаю, что обращаются ко мне.
        Останавливаюсь, замираю, улыбка стирается с моего лица, столбенею.
        - Ир Фиррат, - дрожащим голосом называю его. - Здравствуй.
        Зол, глаза вспыхивают ненавистью, безапелляционно кивает на выход. Идем в полнейшей тишине, Кави молчит, а я не знаю, о чем он думает. Меня пугает его злость, но что я могу? Что он задумал? Он же не мог знать, о чем мы разговаривали с ир Зарцэном. Так ведь? Судя по его виду, этого не скажешь, но… что теперь будет?
        Мы вышли на улицу и Кави решительно свернул налево. Весной и летом там цвели деревья, но сейчас в саду было холодно и пустынно. Сначала мы просто шли вперед, Кави молчал, мне казалось, он просто гуляет, возможно, даже и не по тому самому поводу меня решил отвести в сторону…
        Но так казалось только вначале.
        В какой-то момент он остановился и резко посмотрел на меня, я даже отшатнулась, настолько это было неожиданно.
        - Я знал, что ты шпионила за Раном, - прошипел Кави, - но после того, что тогда случилось, я надеялся, ты все поняла.
        - Я все и поняла! - Горячо воскликнула я, да так громко, что Кави даже огляделся вокруг, не привлекла ли я к нашей беседе внимания. Не было смельчаков в такой холод ходить по спящему до весны саду. - Я просто…
        - В том-то и дело, что все совсем не просто, - рявкнул на меня Кави. - Я думал, ты поняла, кто такой Ран. А ты…
        Он отступил, а я на секунду поддалась панике и испугалась. Дыхание участилось, как будто за мной сейчас гнался хищник, в ушах зазвенело. Я шагнула за Кави и вцепилась в его камзол. Он пренебрежительно сморщился, а я думала только о том, что он может рассказать все Рану.
        - Послушай… - мысли путались, голова начинала отключаться. Ни за что на свете я не хотела, чтобы Ран когда-нибудь узнал о том, что изначально послужило причиной моего поступления к нему на работу, - все не так, все совсем не так.
        - А как же?! - Кави перехватил мои запястья и с силой сжал их. - Что ты там делала? Не лги мне! Ты докладывала ему о Ране!
        - Нет! - Несмотря на боль, я сжала ворот его камзола сильнее, как будто он вырывался и убегал. Голова отключалась, но я приказывала себе держаться в сознании. - Ты не понял! Да, я признаю, ир Зарцэн отправил меня к Рану искать улики против дома Кайтранов. Но после того случая, когда ты застукал меня в кабинете, я ничего не искала. И ничего не нашла!
        - Тогда что ты тут делала?! - Встряхнул меня Кави. - Ты хоть понимаешь, что я убить за него готов?!
        Его глаза сузились, потемнели и только в это самое мгновение я вдруг поняла одну вещь: Кави действительно способен на это. Страшно, но не так страшно, как если бы Ран узнал правду.
        - Понимаю, - задрожала против своей воли, инстинкты сработали, - но я пришла сюда сегодня не докладывать. Я хотела положить этому конец. - Кави продолжал нависать надо мной, с болью сжимать запястья и ожидать объяснений. - Я сказала ему, что ничего не нашла и что больше не буду ничего ему докладывать. Потому что Ран чист, нет на него ничего.
        - Но ты ведь хотела подложить ему улики, - стиснув зубы, угрозой обвинил меня он.
        Значит, он все слышал. Но как?!
        - Ничего подобного!..
        - Не лги мне, Летта! - Встряхнул меня снова он. - Я не отпущу тебя, пока ты мне все не расскажешь.
        Угроза обреченности неотвратимого наказания повисла надо мной, словно меч. Продолжая дрожать, я попыталась сделать глубокий вздох, а потом рассказала все по порядку. Сначала мысли путались, но под конец все вылилось в более или менее понятный рассказ.
        - Я не предавала Рана, Кави, - мои глаза наполнились слезами, - и не предам. Никогда. - Мысли осознанием оглушали меня, но я не могла больше держать их в себе. - Я люблю его.
        Слезы пролились сплошным потоком, меня затрясло, Кави наконец-то выпустил меня и отступил. А я принялась рыдать. От обиды, от страха, от облегчения, от невыносимости. От очевидности.
        От безысходности.
        Кави наблюдал за мной сначала довольно безразлично, потом, когда меня начало трясти так, что я и на ногах устоять не могла, он подошел ко мне и поддержал, чтобы я совсем уж не завалилась.
        Мне понадобилось много времени, чтобы успокоиться.
        - Извини за грубость, - сам не свой буркнул Кави, когда понял, что я готова воспринимать информацию. - Но я говорил правду. За Рана я готов и убить и жизнь отдать.
        Не в силах пока говорить, я лишь понимающе закивала. Кави осмотрел меня с ног до головы, раздраженно вздохнул, потом потянул на себя и приобнял.
        - Ты так рыдаешь тут, будто только впервые узнала о собственных чувствах, - то ли примирительно, то ли обвинительно прозвучали от него эти слова.
        - Я не позволяла их себе, - снова всхлипнула.
        - Хватит рыдать! - Рявкнул Кави, я съежилась, а он снова примирительно похлопал меня по плечу. - И чего ты упиралась? Жениха притащила.
        - Я его не притаскивала, - отстранившись, я оттолкнула Кави и отошла, переведя еще один платок. - Он сам появился.
        - Но ты его не прогнала.
        - Как будто в этом был смысл.
        - А ты думаешь, не было?
        - Перестань. И я не разрешала называть меня Леттой.
        - Так разреши, - пожал плечами Кави так, будто это само собой разумеющееся. - Слушай… - он вздохнул, - Ран…, у него в жизни много чего было. Он не любит подпускать к себе людей. Но с тобой все по-другому. Ты не спешила лезть к нему в душу, не пыталась напроситься ему в жены, ты просто стала частью его жизни.
        - Ты так говоришь, как будто ведешь к чему-то, - обиженно смотрела на него я.
        - Не обманывай его, - почти взмолился Кави. - Он не заслуживает и половины того, что с ним приключилось. Он глава дома Кайтранов, но также его сердце. Именно он сделал его таким, какой он есть сейчас. Именно поэтому он так отреагировал вчера.
        Очередные слезы, которые я не могу сдержать, Кави кривится, но я ничего не могу с собой поделать.
        - И дело даже не в его чувствах, - продолжал Кави. - Я тебя одобрил.
        - Что?
        - После того раза. Ты удивила меня, честно. Да, я знал, что всякие люди бывают, но так меня еще никто не поражал. Ты действительно удивительная. И Рану ты очень подходишь…
        - Неправда! - Воскликнула я и поспешила отвернуться, ведь очередные слезы пролились из глаз. А Кави и так был недоволен моей истерикой. Ничего не могу с собой поделать. - Он не может меня любить.
        - Что?! - Не расслышал Кави и подошел поближе.
        - Я говорю - он не может!.. Он не возьмет в жены такую, как я!
        Кави нахмурился.
        - Это какую же? - Словно пытаясь найти тот самый изъян, он внимательно осмотрел меня с ног до головы.
        - С моими нулевыми способностями к магии, - обижено буркнула я. - Это невозможно.
        - Прекрати нести чушь, - раздраженно отмахнулся Кави. - Для Рана это даже не критерий.
        - Перестань лучше ты, - буркнула я и, отвернувшись, шумно высморкалась. - Ты не можешь за него так уверенно говорить. И вообще - не хочу с тобой обсуждать мою личную жизнь. Которой, кстати, нет.
        - Что ты там бубнишь? Я ничего не разбираю!..
        - Только попробуй сказать ему о том, что я тебе тут сказала! - Пригрозила я своим использованным платком. Кави отшатнулся, как от чумы и сморщился. - Никогда, слышишь? Никогда ему об этом не рассказывай!
        - Хватит угрожать мне своими соплями! - Отмахнулся Кави, а на попытку ткнуть его платком даже отскочил в сторону с визгом.
        Потом, правда, покраснел и надулся, но меня это лишь развеселило, вот я и принялась хохотать. Кави сначала пытался держать лицо, но потом не выдержал и начал ругаться.
        - Да чего ты то рыдаешь, то смеешься?! Как так можно?!
        - Кави, я серьезно! - Снова схватив его за ворот камзола, настаивала я. - Не говори ему.
        Кави сначала морщился, понимая, что я все-таки схватила его платком, потом вроде бы смирился и, прищурившись, заметил:
        - Я не разрешал тебе называть меня по имени.
        - Так разреши, - возмутилась я и отошла.
        Так, ладно, надо успокоиться. Сделала пару раз глубокие вздохи, израсходовала последний заготовленный платок и еще немного подышала. Кави подошел поближе.
        - Слушай, может все-таки пора нам перейти на имена? - Как будто в первый раз в жизни предложил Кави.
        Выдохнув вялую ухмылку, я обернулась и посмотрела в его темные глаза.
        - Летта.
        - Кави.
        Мы улыбнулись друг другу, а потом Кави достал свой ажурный платок и как следует утер все мои слезы. Я смеялась и уворачивалась, а он все ворчал, какая я несносная и непутевая, но заботливо отдал мне свои перчатки, когда мы двинулись обратно к дороге.
        Как-то так вышло, что мы сначала прогуливались по городу, заглянули в один из трактиров и Кави меня накормил и напоил. Какое-то время мы молчали, но потом, когда согрелись и раскраснелись, мы отправились бродить по улочкам и закоулкам и открывать их заново.
        - Пойдем здесь, - тянула я его в переулок.
        - Но там же написано: площадь прямо, - указывал на табличку-указатель Кави. - Ты что? Читать разучилась?
        - Ах! - Выдохнула я, вцепившись ему в руку. - Я ведь забыла, что ты недавний гражданин Империи!
        - Да-да, - натянуто улыбался он.
        - Я живу здесь с рождения, и это короткий путь, - объясняю.
        А Кави не верит, хмурится, даже немножко насмехается. Мы спорим, идем моим путем, сокращаем расстояние, хмурится все сильнее, а потом отвлекает меня простейшим «Это что там такое?», а когда оборачиваюсь, Кави уже поставил на нашем пути наспех сколоченную преграду.
        - Что же, не пройти, ты проиграла.
        И вот вроде бы стоит обидеться, побороться, но не могу. Да и не хочу.
        - Ладно-ладно! Признаю! - Сдаюсь, Кави улыбается, и мы снова бродим по городу в ожидании вечера.
        Это была самая необычная прогулка из всех, которые у меня когда-либо случались. Кави необычен и наша внезапно зародившаяся… дружба ничуть не уступала в этом. Но это было примирением. Я была благодарна Кави за то, что он не собирался обвинять меня в предательстве, за что был благодарен мне Кави, я не поняла, пока не наступил вечер.
        Мы провожали солнце, сидя на холме в пустующих беседках. По той же причине, что и в саду возле Департамента, здесь сейчас никого не было. Это было нам только на руку. Мы мерзли страшно, но уходить не хотели. Еще не время.
        Когда Кави заговорил, его голос я совершенно не узнала, но уже в тот момент поняла, что буду молчать до самого конца. Это ведь его откровение…
        - Он всегда верил в меня, знаешь, - с горечью и тоской начал он, - мой отец. Пусть он был Королем, но это не мешало ему быть отличным отцом.
        Задумавшись, Кави некоторое время всматривался в закатные сумерки. Я боялась пошевелиться, чтобы только не спугнуть.
        - У него были… советники, которые умели внушить ему, что делать. И это, пожалуй, был самый худший недостаток отца. Он очень быстро поддавался влиянию и верил в то, что ему говорили. Особенно тем людям, кому он по какой-то причине доверял.
        - Они были стервятниками, быстро прознав о склонности отца к доверчивости, и пользовались этим, обустраивая свою жизнь.
        Очередное воспоминание поглотило Кави, он был настолько далеко в своих мыслях, казалось, будто он переносится в то время и место, а здесь остается только его оболочка.
        - Ты уже знаешь, у меня есть средний брат. Он младше меня всего на год, но он считает несправедливым, что именно я претендовал на трон. Всеми силами он пытался доказать каждому, что достоин этого гораздо больше меня. В свете событий последних лет он начинал пользоваться популярностью, выбирая войной идти против Империи, дабы заполучить ее в свои руки.
        - Но я предпочитал мир. Несмотря на старые обиды, королевство процветало, люди начинали развиваться сами и развивать свое хозяйство, таланты. Я думал в первую очередь о них.
        Едва заметно уголки его губ приподнялись, но только на секунду.
        - Но мой брат думал только о власти. Однажды он пришел к отцу и стал навязывать ему идею, будто я хочу узурпировать власть и отнять у него трон. Не знаю, сколько времени понадобилось… - горькая усмешка ответила на многие вопросы заранее, - но он поверил. Человек, который верил в меня, теперь стал думать обо мне как о предателе.
        - Но ведь я все еще был проблемой, а потому мой брат внушил отцу мысль, что я попытаюсь его убить. И чтобы этого не случилось, он решил убить меня первым. Подослал убийц ко мне ночью, я избежал смерти только благодаря Ацэну. Он в последний момент пришел мне на помощь.
        - Понимая, что оставаться во Дворце уже нет смысла, я бежал к границам Империи. А мой отец объявил о моем изгнании, якобы поэтому я бежал. Он не хотел, чтобы народ знал о попытке убийства собственного сына.
        В этот раз Кави задумался очень надолго. Солнце уже успело сесть, мои ладони окончательно заледенели. Вокруг зажглись фонари и теплый слабый свет стал отбрасывать наши тени.
        - Когда я перебрался на территорию Империи, мне стало еще тяжелее. Я бежал, сколько мог, но на исходе моих сил на меня напали сумеречные духи. Мне уже было все равно и бороться я не хотел, предпочитая просто сдаться.
        - Тогда меня и нашел Ран.
        Больше Кави ничего мне не рассказывал, просто молча вглядывался в беспроглядный мрак на горизонте, предоставляя мне время и право додумывать. Значит, Ран спас Кави. Как последний остался в доме Кайтранов я, конечно, не знаю, но может быть это и не столь важно.
        Откровение, которое Кави доверил мне, было очень дорого. Конечно, это не уравновешивало мое слезливое признание в любви Рану, ведь я тут со своими чувствами, когда у Кави действительно тяжелая трагедия в жизни. Но я понимала, зачем он это сделал. Он мне доверял.
        Не скажу, что стало легче, ведь я по-прежнему была предательницей и так или иначе, но шпионила за Раном. У меня до сих пор находилась его книга, я по-прежнему была застукана Кави за попыткой найти улики против главы дома Кайтранов.
        Была ли эта книга хоть в половину опасна? Что в ней было такого, что ее нужно было хранить в тайнике? Хотела ли я узнать это? Очень. Особенно после всего, что наговорил мне ир Зарцэн.
        Но стану ли я ее читать? По крайней мере, не в ближайшее время.
        Может быть и никогда.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ
        РАН
        Она уехала. В этот раз по-другому. Она бежала от меня и это почему-то тревогой поселилось в моей душе. Я видел ее вчера, видел, как она гуляла со своим… женихом. Что он ей сказал? Почему она обняла его? Почему она ускользает от меня, словно вода сквозь пальцы? Что я могу с этим поделать?
        Может быть, мне бы стоило ее задержать, просить остаться, выгнать проклятого жениха и просто обо всем ей рассказать.
        Но что потом? Что будет потом? Разве я смогу рассказать ей всю правду? Разве она сможет ее спокойно вынести? Что я могу сделать, чтобы задержать ее?
        Ничего. Мое вечное проклятие, которое мне придется пронести сквозь жизнь.
        Я пытался себя обмануть, но какой в этом смысл? Это остается со мной всегда и ничего не изменится, даже если я просто притворюсь, что этого нет. Причина моего вечного одиночества, осознание этого ранит. Но я ничего не могу поделать с данностью.
        Вот уже который час сижу в кабинете и высматриваю через окно шапку облаков, преданно обнимающую верхушку горы. Они не двигаются, не убегают, не исчезают, остаются с ней. Был ли таким замысел богов? Сделать гору величественной, но одинокой? Почему она обязательно должна оставаться одна?
        Облака сейчас с ней, не спорю, но придет время, и они растворятся в вечности. Но гора так и останется горой и это неизменно.
        Время близится к обеду, ко мне заходит Мойла с чаем.
        - Хозяин, я приготовила Вам самый вкусный чай, - улыбается она, ставит на стол, наливает в кружку. - Он очень горячий, но Вам не привыкать.
        Смеется, заставляет улыбнуться. Мойла умеет отвлечь от мрачных мыслей.
        - Спасибо, - благодарю и берусь за кружку, отпиваю. - Очень вкусно!
        Мойла радуется, словно ребенок, хлопает в ладоши.
        - Благодарю, Хозяин, - улыбается все она.
        Чай и правда вкусный. Впрочем, Мойла всегда готовит отменно. Она так заботится обо мне и обо всех жителях дома Кайтранов, ей бы о своей семье так заботится. Но она даже не пытается позволить себе этих мыслей. Не раз я предлагал ей задуматься о замужестве, но Мойла смотрела на меня с осуждением и говорила одно и то же: «Вы больше не хотите меня здесь видеть, Хозяин?».
        Конечно же, дело было не в этом, мне просто хотелось, чтобы она улыбалась своим радостям, своим детям. Но я не мог ее заставлять и к чему-то принуждать.
        Она уже выходила из кабинета, когда вдруг задержалась и нерешительно замялась.
        - Что-то не так? - Даже не глядя на нее напрямую, я уже заметил ее нерешительность.
        - Хозяин, - робко обратилась она, - могу я задать Вам вопрос?
        Я поднял глаза и посмотрел на нее. Она кусала губу и нервно теребила край своей шали.
        - Почему же не можешь? - Добродушно улыбнулся в ответ.
        Мойла еще некоторое время мялась, а потом осмелела приблизиться ко мне на шаг.
        - Госпожа ведь останется с нами? - Внезапно задала неожиданный для меня вопрос она.
        Мойла вообще была скромной девушкой, она никогда не лезла в чужие дела, только беспокоилась и оставляла свои пожелания. Но подобные вопросы ей было совершенно не свойственно задавать. Меня это удивило, но раз уж я позволил ей спрашивать, было не вежливо отмолчаться.
        - Конечно, - заверил я, не зная, как лучше будет ответить на этот вопрос.
        - Я имею в виду после свадьбы, - воткнула нож мне в сердце она. А с виду ведь такая безобидная. Заметила. - Простите, Хозяин, если Вам эта тема неприятна. Просто мы так полюбили Госпожу за все то время, что она здесь. Она ведь уже стала частью нашей семьи.
        Не зная, что и ответить, я сделал глубокий вздох, еще недолго смотрел через открытую дверь на одинокую гору, но потом все-таки произнес:
        - Она не такая же часть нашей семьи, как все остальные, ты знаешь, - тихо, спокойно, без обвинений, просто констатирую. - Если она пожелает выйти замуж и уйти, я не в праве ее задержать.
        - Но…
        - Мойла, - прежде, чем наша беседа перешла все границы, которые я сам для себя воздвиг, прервал ее я, - а не сделаешь ли мне свой фирменный вишневый пирог?
        Мойла хотела закончить мысль, она уже набрала в грудь воздуха, решительности ее позавидовал бы любой. Но она прекрасно знала, что именно я сейчас сделал. Тема была не запретной, но аккуратной. Еще недолго помявшись у входа, она все-таки смирилась, примирительно улыбнулась и ушла на кухню.
        О чем она только пыталась со мной заговорить? Глупо полагать, будто я в силах что-то изменить. Только все закончить раз и навсегда. Но тогда…
        Из водоворота мыслей внезапно вывели дела, что лежали у меня на столе. Одно из них внезапно заструилось серой дымкой, а это означало одно: остальное подождать может, но это уже нет.
        Достав папку из общей стопки, я принялся изучать дело. Что вообще собой представляли дела? Из Департамента их доставал мне Кави, анализируя определенные критерии, под которые эти дела нам подходили. Обязательное условие - это всегда должны быть сумеречные духи, или все, что с ними связано.
        В Департаменте умели анализировать информацию, выявлять потенциально опасные точки, где благодаря своим знаниям и способностям они обнаруживали ту или иную аномальную активность. Как только это происходило, заводилось дело. Дальше нужно было отправить мага для проверки данной информации.
        Многие заведенные дела оказывались пустышками, потому вылазки туда не несли никакой пользы, только пустая растрата времени. Поэтому прежде, чем забрать дело Кави их тщательно проверял. Почему-то именно у него это отменно получалось.
        Собирая дела у себя на столе, я мог отслеживать, какие из них требуют немедленного разбирательства, а какие могут подождать. Дымка была сигналом - медлить нельзя.
        - Верт, - я влетел в конюшню, - седлай коня.
        Подскочив на ноги, Верт тут же бросился бежать выполнять мое поручение. Все делал в два раз быстрее обычного, мне осталось только уехать.
        - Хозяин! - Вскрикнул Верт, когда я уже собирался выезжать, - как же Госпожа?
        Он быстро догадался о причине такой спешки. Понятное дело, что так торопиться я мог только по важным делам. Но у меня по-прежнему были правила и обязательства. Если Ольриха узнает, что я отправлялся на задание без юрисконсульта, она обязательно этим воспользуется и предъявит мне обвинения.
        Но Летты рядом не было, а я не мог ждать. Нужно было срочно прекратить то, что творилось, кстати говоря, неподалеку от моего дома.
        - Разберемся после, - произнес я, а потом пришпорил коня.
        Верт еще кричал мне что-то вслед, но я не мог ждать. Нужно было немедленно остановить то, что там происходило, а иначе… кто-нибудь обязательно пострадает. А этого я себе совершенно точно не прощу. Лучше пусть все будут живы и здоровы, а мне придется разбираться с бумажной волокитой и Департаментом, чем я допущу что-то непозволительное и погибнут невинные люди.
        Перенестись телепортом я не мог. Во-первых, неизвестно, что именно там творится, а посему просто врываться в неизвестность не самая мудрая идея. Во-вторых, даже если я все рассчитаю правильно и не окажусь посреди запрещенного действа, моя магия может быть поспешно использована против меня же самого.
        Благо, добрался я быстро. На первый взгляд ничего неприметного, просто заброшенная деревенька. Еще издалека было понятно, что здесь уже давно никто не живет. Это было мне только на руку, ведь главная задача юрисконсульта - подсчитывать убытки. Кому нужно подсчитывать количество развалившихся и так разваленных домов?
        По приближении я спешился и оставил коня у дерева. К деревне я подходил уже пешком и очень осторожно. На первый взгляд ничего странного здесь и не было. Заброшенные дома, унылый пейзаж, тут даже случайные странники, проезжавшие мимо, не останавливалась бы. Но все-таки здесь что-то было не так. Я чувствовал это в воздухе, ощущал какое-то неприятное волнение. Ничего хорошего это не сулило.
        Приближался осторожно, старался не шуметь, но когда подошел к первым домам, это уже стало не актуальным. Веяло силой, запретной в этом мире, я уже догадывался, что именно там происходило, но требовалось подтверждение.
        Дорожки выжженной земли под ногами появились, стоило только ступить на дорогу. Если не знать, что они означают, можно предположить, будто это случайные линии. Но нет. Все четко выверено, расчерчено, спланировано.
        Не нравится мне все это.
        Подхожу ближе, слышу размеренные глубокие голоса, повторяющие одно и то же. Слова, которые стоило выжечь и запретить во всех возможных уголках земли. Нельзя, нельзя, нельзя…
        Останавливаюсь у последнего дома, выжидаю, подлавливаю момент и смотрю на то, что происходит впереди. Линии сошлись в едином рисунке, по центру кругом стоят они, последователи культа Сумрака. В центре лежали двое: юная девушка и парень. На вид им не больше шестнадцати.
        Жертвы.
        Стиснул зубы и сжал кулаки. Когда же эти глупцы перестанут лезть, куда запрещено?! Злюсь, закипаю, но понимаю, что это бесполезно, не будет вариантов, если я сорвусь…
        Успокаиваюсь. Ради дома Кайтранов. Ради Кави. Ради нее.
        Помогает. Но все равно. Делаю над собой усилие, глубокий вздох - нужно просто это прекратить. Снимаю верхнюю одежду, активирую силу, заклинания, словно вода, стекают по моим рукам к ладоням. Запускаю волну к кругу, ломаю основы, сдвигаю пласты и нарушаю их систему.
        Не сразу понимают, слишком погружены в свой запрещенный ритуал, даже не успевают понять, что происходит. Просто их план рушится, и они сначала просто пытаются не нарушить целостность призывающего заклинания. Кто-то заносит клинок, чтобы поскорее принести необходимые жертвы. Но я не даю им этого сделать.
        Появляюсь, отправляю заклинания в разные стороны, они вышибают каждого последователя культа, придавливают к земле, обезоруживает. Подхожу ближе к жертвам, поднимаю, привожу в себя. Не сразу понимают, что происходит, похоже, их просто похитили, они даже не успели ничего сообразить.
        Но сейчас не до них. Поскольку я без юрисконсульта, звать представителей властей я не имею права. То есть - все должно быть запротоколировано и отправлено в Департамент. Приходится отправлять анонимное послание в черном конверте и надеяться на добросовестность органов.
        Если приходит анонимное письмо, не все решаются выезжать на подобный вызов. Но - что есть.
        Ребят провожаю до дороги, дожидаюсь экипажа и отправляю их домой. Они благодарят меня, все равно не до конца понимая, в какой опасности находились. Слышу, как приближаются лошади, издалека вижу нескольких представителей Департамента. Значит, мне повезло. Хорошо. Пора возвращаться домой.
        Думаю над тем, что случилось, размышляю, стоит ли рассказать об этом Летте. Нет, пожалуй, умолчу. Так будет надежнее. Все-таки я действовал хоть и по инструкции, главный пункт был нарушен. Она этого не одобрит. Вдруг это лишний раз ее только лишь оттолкнет?
        Домой возвращаюсь пешком, хочется обо всем подумать. Больше всего беспокоит культ Сумрака и их активно развернувшаяся в последнее время деятельность. Чего они добиваются? Не было же их столько времени, почему сейчас их так много развелось? Сколько не борись с ними, а они все равно находят лазейки. И зачем только? Это же самоубийство, глупость. Но как им это объяснишь?
        Далеко после заката прихожу домой, Верт тут же подскакивает ко мне, вручаю ему коня, он забирает его и спрашивает, все ли в порядке. Заверяю его в этом и спрашиваю сам:
        - Валетта вернулась?
        Он только набирает в грудь воздуха, но тут мы оба слышим, как к дому Кайтранов приближается карета. Верт забирает моего коня и уводит в конюшни, я же дожидаюсь снаружи. На улице уже очень холодно, потому даже мне не жарко, но я хочу знать.
        Карета подъезжает, дверца открывается и появляется Летта. Как будто освещает собой все вокруг. Улыбаюсь, успокаиваюсь, ведь она вернулась, значит все в полном порядке. За ней появляется Кави и меня это несколько удивляет.
        - Ты что? Не помнишь? - Кривится мой друг. - Мы же договаривались, что поедем ужинать с Леттой.
        Леттой? Смотрю на нее, жду, когда она его одернет. Но нет, она позволяет ему называть себя так. Сказать, что мне неприятно не могу. Просто…, да пусть как хочет ее зовет.
        - Если не возражаете, пойду спать, - улыбается она, смотрит на Кави с такой легкостью, даже сжимает его руку… Сердце останавливается. Что между ними произошло?! - Мне понравилось. Надо будет как-нибудь повторить.
        - Обязательно, - сжимает ее ладонь в ответ Кави.
        Смотрят друг другу в глаза, улыбаются, так легко и просто. Это что еще такое?! Злюсь неимоверно, но молчу. Спокойно, нужно держаться.
        Наконец-то отпускает ее, Летта поворачивается, заглядывает мне в глаза, а потом резко отводит взгляд и торопливо направляется к дому, бросая напоследок: «Спокойной ночи». Стоим у ворот и провожаем ее взглядами. Она скрывается в доме и ясное дело, отправляется к себе. Но мы все стоим. Почему меня это так волнует? Почему я до сих пор отказываюсь принимать очевидность?
        - Что случилось? - Спросил я Кави, старательно пытаясь сдерживать себя.
        - Я же сказал - Кави двинулся к дому, - мы ужинали вместе.
        - С утра? - Следую за Кави, прожигаю в нем дырку.
        Чувствует, оборачивается, смотрит то ли с претензией, то ли непониманием.
        - Ран, ты что? Совсем дурной? - Кривлюсь, а Кави еще больше наседает. - То есть вместо того, чтобы видеть угрозу в ее женихе, который, между прочим, сделал ей официальное предложение, ты злишься на меня?!
        Из его уст это действительно прозвучало глупо, я быстро понял, что не держу на него зла. Только на себя.
        - Зря я поднял эту тему, - обошел его и быстро проследовал в дом, пытаясь спрятаться в кабинете.
        Кави меня догнал, уселся напротив и давай задавливать своим неоспоримым авторитетом.
        - У меня вопрос, Ран, - продолжал он. - Ты действительно думал, что она так и будет томиться в твоей башне?
        Отвернулся, выразил свое неудовольствие в отношении его слов. Но Кави всегда было наплевать на чужое мнение. Он - прирожденный Правитель Виландри, что от него еще можно ожидать?
        - Признай, Ран, она тебе нравится, - наклонился вперед.
        - Перестань, - все уводил взгляд в сторону я. - Это к делу не относится.
        - А что это тогда было?
        - Я просто беспокоился, вот и все, - слишком грубо отозвался я, нужно было помягче, но уже завелся и теперь не остановить. - Сам же учил: все враги! Чего ты от меня ожидаешь? Что я буду всем подряд доверять?
        - Да, учил! - Кави стукнул кулаком по стулу. - Но я тебе уже говорил: она другая. Совсем другая.
        - Настолько другая, что теперь ты зовешь ее Леттой? - Довольно спокойно предъявил я.
        - Это должно тебе только лишний раз доказать, насколько она другая.
        - Мне не нужны никакие доказательства, я это и так уже знаю.
        - Тогда заяви, наконец, свои права и дай ей понять, что настроен серьезно! - Словно нарастающий рык зверя, говорил Кави. - Она ведь выйдет замуж за этого, как его? И уйдет.
        - Ну и пусть, - буркнул под нос почти с обидой.
        - Ран, - рыкнул мой друг.
        - Кави! - Теперь уже уверенно я посмотрел на него. - Ты забываешь об одной не маловажной детали.
        Он замолчал на некоторое время, но решимости не потерял.
        - Еще раз повторяю: она - другая.
        - И ты думаешь, она с легкостью примет правду обо мне? - Теперь я скрывал горечь умелой улыбкой.
        - Ты же не пробовал.
        - Да ладно, Кави! С кем мне пробовать? Это вообще сейчас серьезный разговор?
        - Так в том-то и дело! - Снова стукнул кулаком по столу он. - Все те, кто были раньше, вообще не рассматривались! Но Летта…
        Вздохнул, перебарывая себя. Все-таки меня совсем не устраивало, что кто-то кроме меня зовет ее так.
        - Что с Кираем? - Резко сменил курс я.
        Кави скривился, пару раз претенциозно и напряженно вздохнул, но все же не стал настаивать. Он, конечно, был упрям, но по сравнению со мной он бабочка, летящая против ветра. Где ветер, естественно, я.
        Сложив руки перед собой, Кави откинулся на спинку стула и еще некоторое время подчеркнуто кривился. Я спокойно смирял его взглядом, ожидая, когда он уже бросит свои глупые игры.
        - Его перевели в общую тюрьму, - сообщил наконец Кави. - Слушание по его делу состоится весной, как раз в дни турнира.
        - Уже известна дата? - Удивился.
        Обычно даже самое серьезное преступление требовало рассмотрения как минимум в срок от полутора месяцев.
        - Сам поразился, - поддакнул Кави. - Похоже, кто-то очень сильно хочет поскорее разобраться с псевдовиновником нападения.
        - Ты тоже веришь в его невиновность?
        Кави ухмыльнулся.
        - Ты, конечно, никогда не рассказывал мне о ваших с ним отношениях, но иногда меня просто поражает твоя преданность.
        - Это не преданность, а здоровый интерес к делу. Он невиновен, это очевидно. Особенно после того, что мы узнали.
        - Не спорю. Но мы по-прежнему не можем самостоятельно вывести его на чистую воду. Нужна ее помощь.
        - Ты ведь отправил запрос на аудиенцию у Принца Садэри? - Уточнил я. Кави лишь коротко кивнул. - Поедем с ней.
        - Ты так уверен, что сможешь ее убедить? - Ухмылка очевидности.
        - Я не делаю ничего запрещенного. В какой-то момент она все поймет.
        Кави закивал и некоторое время мы просидели в молчании. За границами слабого света кабинета начинался беспроглядный мрак. Казалось, будто в этом мире и остался лишь мой кабинет. Глупые детские страхи поскреблись из прошлого. Самый темный час внушает благоговение перед неизведанной вечностью.
        - Пойду спать, - поднялся на ноги Кави. - Скоро уже рассвет, а если я не высплюсь, ты знаешь, каким я буду.
        Ухмыльнувшись, я лишь вспомнил, как он после недосыпа бурчит под нос, жалуется на всех и ругается без конца даже с мебелью, которая неожиданно оказывается на его пути.
        - Не так чтобы ты сильно отличался от себя обычного, - поддел я.
        - Обхохочешься! - Рявкнул Кави.
        - О чем и говорю.
        Он было хотел парировать, но когда понял, что я имел в виду, лишь недовольно фыркнул и ушел.
        Дом Кайтранов крепко спал, глубокая осень не оставила ни единого звука природы. Лишь редкий шелест тревожил ветви деревьев, вздымал защитные таблички заклинаний над дверью, позвякивая ими тихо-тихо, будто шепот самой тишины. Тихо, спокойно и… одиноко.
        Как давно я не испытывал одиночества? Сколько времени прошло с тех пор, как я по-настоящему был один? Но ведь даже когда все мои домочадцы были рядом со мной, этого все равно не хватало.
        Но все было по-другому, когда рядом была… Летта. Кави не прав, дело не в ее исключительности, дело в моем непрощении. То, что таилось в глубинах моих секретов, не могло быть чем-то, что легко принять. Я не мог взваливать на нее груз этой ответственности. Ни на кого не мог.
        Но если Кави и все, кто был в курсе, были скорее жертвами обстоятельств, то Летта… Как я мог ее так разочаровать?
        Но мне по-прежнему было невыносимо сидеть здесь, в эпицентре самого темного часа и наблюдать, как жизнь продолжает проходить мимо.
        К чему я иду? Что ждет меня в самом конце моего путешествия? Будет ли этот конец? Станет ли он избавлением для меня? Или же я примкну к армии проклятых?
        Неизвестность, вот что пугает перед прыжком. Будет ли что-то хорошее в конце? Или ты просто разобьешься о скалы вечности? Неизвестно, вот именно поэтому и боязно.
        Но я просто не готов совершить этот прыжок.
        Но и потерять ее тоже.
        ***
        Через несколько дней все как будто бы пришло в норму. Сначала мне казалось, что Летта избегает меня, пытается не встречаться со мной взглядом, но вот Кави завел тему насчет допроса Принца Садэри и она включилась в обсуждение. Мой друг как будто специально провоцировал нас на общение, и, если честно - это помогло.
        Главным аргументом, который я использовал, был Кирай. Меня немного покоробило, что Летта согласилась именно после его упоминания, но я допустил мысль, будто она просто не хотела, чтобы Кирай пострадал еще сильнее, чем до этого.
        Когда она ушла собираться на задание, я лишь глянул на Кави в подтверждение своих слов, а он толкнул меня локтем в бок и серьезно сказал:
        - Лучше бы ты так кое-что другое сказал.
        - Тебе не пора идти ругаться на всех подряд?
        - Я же сегодня выспался.
        - Поэтому я и говорю «ругаться», а не уничтожать все на своем пути.
        Кави хмыкнул и пару секунд выдерживал мой взгляд.
        - Сколько не избегай правды, она от этого ложью не станет.
        - Это правда.
        Мой друг лишь вздохнул, покачал головой и ушел. Все я, конечно, прекрасно понимал. Но чтобы что-то предпринять, надо же было еще на это решиться.
        - Что у нас сегодня за задание? - Пока мы шли к карете, поинтересовалась Летта.
        - Фермеру докучают духи, - сообщил я. - Все довольно просто.
        - Ммм, - как-то странно протянула Летта. - Знаешь, что я узнала? - Она посмотрела мне в глаза, не дожидаясь ответа продолжила. - Кто-то навел стражей на очередных последователей культа Сумрака. Представляешь?
        Сдержав удивление по поводу того, что она об этом знает, я чуть нахмурился, пытаясь определиться между озадаченностью и беспокойством.
        - Да? Надо же.
        - И тебя это совсем не удивляет? - Прожигала она меня взглядом.
        - Почему это должно меня удивлять?
        Летта вздохнула.
        - Я знаю, что это ты, Ран! - Откуда?! - Как ты мог отправиться на задание без меня? Ты же знаешь, так нельзя, и…
        - Как ты узнала?
        Сделав глубокий вздох, Летта остановилась возле кареты и снова посмотрела на меня.
        - Никто не знает, - сообщила она, - но кто еще это мог быть? Ты охотишься за сумеречными духами.
        Последнее прозвучало как-то глухо, меня это напугало, но причин для этого не было. Она уже распознает мой стиль. Несмотря на ее недовольство, мне это показалось приятным.
        - Я был осторожен.
        - Ран! - Она настаивала. - Нельзя быть абсолютно осторожным!
        Да уж, это верно. Но ведь все прошло гладко, без проблем, беспокоиться было не о чем. Никто даже не понял, что я там был. Следы я заметать умею. Впрочем, мне все же не хотелось расстраивать Летту.
        - Прости, я больше не стану так делать, - пообещал.
        Летта вздохнула и несколько минут размышляла, явно унимая свое недовольство. А ведь она могла мне высказать все, что у нее накопилось. Но нет, она сдерживалась. С каждой новой минутой она нравилась мне все больше и больше.
        - Расскажи мне обо всех подробностях, - попросила она и мы подошли к карете. - Я составлю отчет, на случай если кто-то из Департамента его потребует. А на вопрос «Почему не представили отчет своевременно?» я скажу, что требовались некоторые уточнения. Что, впрочем, чистая правда.
        Она взглянула на меня и слабо улыбнулась, а потом забралась в карету. Летта ведь действительно не понимала, как одно лишь ее присутствие озаряет все вокруг. На улице было мрачно и холодно, тучи нависали над нами, словно отяжелев и устав от осени. Но я этого совершенно не замечал.
        Пока мы ехали, я снова изменял своей традиции, снова смотрел на нее, наблюдал, изучал ее повадки, движения, взгляды. Она замечала мое внимание, а я уже даже не пытался скрыть своего интереса. Кави был прав, я должен был что-то предпринять, пока она не вышла замуж и не уехала из моего дома раз и навсегда. Такой, как Летта больше никогда не будет, и я это очень хорошо понимал.
        В деревню к крестьянину, который подал запрос, мы приехали ближе к обеду. Как это ни удивительно, но по сложившейся уже традиции он не выбежал к нам с криками: «Спасите, помогите». Он вообще не бежал, просто спокойно вышел из погреба с баночкой то ли варенья, то ли еще чего-то вкусненького, когда мы подъехали.
        Приветствовав его, мы столкнулись с неожиданностью.
        - Чиво щас приперлися? - Практически предъявил нам мужчина.
        Он был в возрасте, но не стар, хотя его кожа была морщинистой и обветренной. С равным успехом ему могло быть сорок и семьдесят.
        Поскольку эта реплика повергла в шок и меня, и Летту, мы сначала с ней переглянулись, дабы убедиться, что услышали одно и то же.
        - Мы приехали по Вашему запросу, - объяснила Летта.
        - Да фнаю я, - все-таки скорее дедуля раздраженно отмахнулся. У него не хватало большей части зубов, а потому его и так не самую богатую на речевые обороты речь было понять сложно. - Но фачем щас-то?! Дух ходит нофью!
        Мы с Леттой снова переглянулись. Логично, но вообще-то для сумеречных духов нетипично. То есть у них, конечно, нет каких-то отличительных повадок и особой формы поведения, однако обычно они, раз появившись, не выбирают в дальнейшем время. Причина, по которой он являлся именно в ночное время, мне была не ясна.
        - Хорошо, - не стал спорить, - не подскажите, где он чаще всего появляется?
        Дед не ответил, только возмущенно вздохнул и указал на амбар в отдалении. Мы решили, раз уж приехали сюда, обратно отправляться нет смысла. Мы только доедем до дома, как начнет темнеть и придется ехать обратно. Поэтому попросили разрешения подождать и отправились в амбар.
        В отдалении от шумной жизни в бескрайних полях было спокойно. Единение с природой. Ветер шумел в последних отголосках сухой травы, вздымал в воздух какую-то деревяшку, которая все время билась в стены амбара. Внутри было достаточно холодно, но я создал символы, и мы с Леттой в обогреве уже не нуждались.
        Тем не менее, в скором времени дедок подошел и принес поднос с горячим чаем, вареньем и свежеиспеченным хлебом. Скромно, но было приятно, что он о нас подумал. Простая еда иногда самая вкусная. Хлеб был ароматным, мягким, варенье густое и сладкое, чай - душевным.
        Дедок с нами не остался, сказал, что у него еще куча дел, но пожелал нам приятного аппетита.
        - А ведь поля, прилегающие к дому Кайтранов, тоже используются для засевов и сбора урожая, - заметила Летта.
        - Все верно, - подтвердил, - большая часть земель принадлежит дому Кайтранов. А потому мы вольны делать, что хотим.
        Я улыбнулся, Летта тихонько посмеялась. Шутка была так себе, но было приятно, что она меня поддержала.
        Надо было уже переходить к главному, но не начнешь же сразу без предупреждения. Пусть я, может быть, обожгусь, но я хотя бы попытаюсь…
        - Весной становится особенно красиво, - все еще не зная, как начать, улыбнулся, скрывая волнение, - все расцветает, поля наполняются жизнью. Только весной все превращается в сплошные ветра и закаты.
        - Как это?
        Я только сейчас понял, что Летта действительно этого не знает.
        - Это имя дома Кайтранов: «кайтр» - ветер и «ран» - закат.
        - Я этого не знала, - Летта и правда казалась удивленной, меня это приободрило. - Значит… твое имя означает «закат»?
        Она посмотрела на меня, и я потерялся на несколько мгновений. Ее глаза завораживали, внимание притягивало, интерес парализовывал.
        - Вторая его часть, да.
        - А как переводится первая часть?
        - Последний.
        - Последний закат? - Летта улыбнулась. - Звучит очень поэтично. Почему родители назвали тебя именно так?
        Было приятно, что она оценила мое имя, даже не знаю почему. То есть - имя, как имя, я к нему привык. Но она произносила его по-особенному.
        - Им хотелось, чтобы я запомнился этому миру, - хмыкнул.
        - И они ведь оказались правы, - едва слышно произнесла она.
        - Об этом скажут, когда я уйду.
        - Может быть, и не придется так долго ждать.
        Я понял, что она имела в виду, поэтому лишь ухмыльнулся.
        - Ты права, - закивал, - вот выиграю турнир, стану единоличным победителем, завою титул, может быть, даруют какое-то новое звание или что-то в этом роде.
        Летта посмеялась, потому что вообще-то звания и титулы не раздавали просто так, их требовалось заслужить, приложив к этому максимум усилий. Как, например, спасая наследного Принца от смерти.
        - А потом… - взглянув на неожиданно разверзшееся небо, подарившее нам маленький лучик солнца, - я обязательно вывезу всех обитателей дома Кайтранов в сиреневые сады. Ты когда-нибудь была там? - Летта покачала головой. - О, это невообразимое зрелище! Особенно во время цветения! Это словно другой мир, в который ты попадаешь. Там не удивительно и потеряться навсегда.
        - Где это?
        - Возле танцующих фонтанов на юго-западе Империи, Королевство Кехал, - я посмотрел на нее и улыбнулся. - Тебе понравится, обещаю.
        - Я на это очень надеюсь, - заверила Летта.
        Такие громкие обещания о том, что будет когда-нибудь потом. Я ведь помнил о ее свадьбе, думала ли о ней она? Давала она обещание серьезно, или же просто подыгрывала моему настроению? Когда я смотрел ей в глаза, мне казалось, что любые преграды переставали существовать. Было так легко сделать признание…
        Но потом перед глазами вставала ее предположительная, но вполне ожидаемая реакция и я уже не мог так просто пустить все на самотек.
        Нет, торопиться по-прежнему нельзя, нужно подготовить к этому почву.
        - Теперь ты знаешь о моей мечте, - так же легко заключил я, - расскажи мне о своей.
        Летта смущенно улыбнулась, спрятав взгляд в почти допитом чае. На мгновение мне показалось, что она не расскажет, но ее доверие было гораздо больше, чем мне могло показаться на первый взгляд.
        - Я всегда мечтала летать, - призналась она несмело.
        - О, но это не проблема, - отмахнулся с легкостью.
        А она слегка посерьезнела и восприняла это как нечто обидное.
        - Не для меня, - напомнила лишь она.
        Но она ведь не поняла, что я имел в виду. Каждый маг в Империи с легкостью мог создать парочку воздушных потоков и взмыть в воздух. Каждый из нас обязательно так делал пока обучался в Академиях и иных учебных заведениях. Стоило только познать азы - и все! Летаешь свободно. Но к взрослому возрасту это уже становилось не так интересно, все игры детства забывались.
        Но я ведь помнил о том, что для Летты подобное было недоступно.
        - Летта, - я позвал ее, призывая смотреть мне в глаза, - тебе нужно было только попросить.
        Она рассмеялась, как будто обнажая свои страхи и сомнения, снимая напряжение, копившееся много лет. Ей и правда не легко давались воспоминания о времени, проведенном в Академии. Во что бы то ни стало, но я приложу все мои усилия, чтобы только она перестала каждый раз огорчаться от этих воспоминаниях.
        - Спасибо, Ран, - искренность в ее словах врезалась мне в душу, словно стекло.
        Такие простые радости, которых она была лишена. Почему? По какой причине такое прекрасное создание природа не одарила способностями к магии? Мне хотелось это исправить, хотелось, чтобы и она познала магию. Но что я мог сделать? Явно не то, что она ожидала.
        Время еще было не позднее, но в недрах амбара внезапно раздались неестественные звуки. Сначала я предпочел думать, что это очередной порыв ветра, но в данной ситуации, особенно учитывая причину, по которой мы здесь находились, полагаться на случай было нельзя.
        Поднялся, предостерег Летту ожидать и отправился проверить. Ничего необычного на первый взгляд не было, все было тихо и спокойно. Пока приближался, обдумывал план действий. Может, стоило уже приготовиться к атаке?..
        Все произошло слишком быстро. Сначала я услышал Летту, которая пыталась что-то кричать, потом попытался обернуться и почувствовал тупую боль в затылке. Сам не понял, как колени пронзила боль. Это единственное, что вернуло меня в сознание, но практически мгновенно в висок пришелся еще один удар и я отключился.
        Не было никаких снов, но почему-то исправно я слышал, как кто-то зовет меня по имени. Сначала не доходило, но потом я вдруг узнал этот голос.
        Летта.
        Я слышал ее мольбу, страх и отчаяние, это подтолкнуло меня вернуться, ведь если она зовет меня так тревожно, значит с ней что-то не так. А я не мог оставить ее в опасности.
        Медленно, словно выбираясь из глубин болота, я пытался вернуться к ней. Давалось сложно, особенно когда головная боль ворвалась в мою безвременную черноту, словно тысячи острых клинков. Она заставляла отключаться, но тут меня снова звала Летта и я не мог вернуться в забвение. Мне нужно было быть рядом…
        Когда я открыл глаза и выдохнул, первым делом почувствовал ее тепло. Она баюкала меня в своих руках. Мое пробуждение подарило ей облегчение, но чтобы мир перестал плясать и встал на место, нужно было гораздо больше времени. Попытался не двигаться, ждал, когда боль притупится. Требовалось много времени, но я сосредоточился на главном: что бы сейчас не происходило, это нужно было срочно решать.
        - Ран, - все звала меня Летта.
        Это приводило меня в чувства гораздо быстрее. Все-таки сконцентрировался, собрался и смог найти ее лицо взглядом. Она была так близко…, если бы не боль, я бы определенно уделил этому больше внимания.
        Голова потихоньку приходила в норму, но все равно не до конца. Судя по вязкой крови на затылке и виске, приложили меня очень даже сильно.
        Кто?
        Сажусь, стараясь не делать резких движений, потому что голова по-прежнему идет кругом. Наблюдаю. Когда образы перестают расплываться, вижу группу людей, собравшихся в круг вокруг нас с Леттой. Догадки мимолетны, но верны. Делаю над собой усилие, заставляю голову работать, сосредотачиваюсь…
        Заклинание срабатывает раньше, чем я успеваю до конца осознать происходящее. Оно сильное, должно поразить цель. Но за мгновения до нее заклинание лишь вспыхивает, словно затухающий уголек, и исчезает.
        - Ран, - Летта приближается, указывает на что-то… С трудом опускаю взгляд и вижу.
        Круги, защитные круги от заклинаний магов.
        И тут мысли наконец-то укладываются в хоть какое-то подобие порядка. Мы в кругу из защитных чар, за ним нас окружают фигуры в серых плащах - последователи культа Сумрака. Они все столпились вокруг нас и читают заклинания.
        Жертвоприношение. Где жертвами являемся мы.
        Проклятые! Понимаю, в какую ловушку угодила Летта, осознаю, что мои возможности здесь ограничены и на мгновение сдаюсь. Усталость, вызванная потерей крови и болью, наваливается, словно гора.
        Гора…
        Голова все еще не в порядке, образ вида из моего окна всплывает столь ярко, что я даже не различаю реальность и вымысел. Просто вижу себя, когда мне было пять, как забегаю в кабинете, где сидит отец и забираюсь ему на колени. Он обнимает меня и рассказывает…
        - Видишь, Ран? Это великая гора! За ней начинается день. Ее когда-то давно люди считали краем мира! Она стала для всех достижением, целью, мечтой.
        - Мы отправимся к ней когда-нибудь? - Спрашивал тогда я.
        - Нет, Ран, до нее никому не добраться, потому что гора всегда лишь мечта. Которую тебе нужно воплотить. Ты должен стать таким, как она. Далеким, непоколебимым, недостижимым. Таково твое предназначение…
        Я смотрел на отца, которого так часто в последнее время вижу в зеркале, пытаясь отыскать смысл его слов, но тогда, в пять лет, я мог только запомнить.
        - Ран, пожалуйста, - всхлипывает Летта.
        А в голове зарождается целая истерика. Крики. Мои. Когда мне шесть лет. Я сижу в холле на полу и громко плачу. Родители, мои дяди и тети, двоюродные братья и сестры, все замерли у стены, в ужасе наблюдая за мной. Мне хочется, чтобы кто-то успокоил меня, обнял и сказал, что все будет хорошо. Но в их глазах только страх. Что я сделал не так?
        Выныриваю из воспоминаний и перестаю в них погружаться. Реальность важнее, нужно что-то предпринять. Но что? Что в моих силах?
        Прикрываю глаза и понимаю: выбора нет. Это последний шанс, который я могу использовать. Иначе…, иначе Летта может пострадать.
        Начинается второй круг заклинаний, которые последователи культа произносят, продолжая взывать к своим запрещенным идолам. Сажусь как можно ровнее, нахожу Летту взглядом. Она совершенно не понимает, почему в моих глазах вина.
        - Что происходит? - То ли догадывается, то ли о ритуале, который сейчас творится, спрашивает она.
        Молит все объяснить. И я бы рад, честно слово! Но…
        Беру ее за руку, сжимаю ладонь в своих. Голова все больше приходит в себя, а это значит… Прикрываю на мгновение глаза, смотрю на нее, хочу сделать то, что нельзя…
        Нет.
        - Летта, - голос дрогнул, но уже ничего не поделаешь. Она роняет слезы страха и отчаяния, ничего не понимает. - Прости меня.
        - За что? - С болью уточняет она.
        В глазах буря, водоворот всего, что можно было бы вообразить.
        Пытаюсь смириться, свыкнуться с неизбежностью, но… как можно с этим смириться?
        Медлить нельзя, еще чуть-чуть и они перейдут к самому главному. Жертва обязательно должна умереть.
        Делаю глубокий вздох, поднимаюсь на ноги. Летта зовет меня по имени, а я не могу поверить в невыносимость того, что собираюсь совершить. Выбора больше нет. Боги не оставили мне шанса.
        Смотрю на нее, она не отпускает моей ладони, надеется на лучшее, на то, что решение, какое бы оно ни было, но оно нас спасет.
        Спасет. Но вряд ли в этот раз меня.
        Отнимаю от нее взгляд, смотрю на мужчин и женщин в серых рясах, запоминаю каждого. Что же, пора пришла, ждать больше нельзя.
        Делаю глубокий вздох - природа замирает в оглушающем ударе. Мы где-то в поле, горизонт окаймляет лес. Жизнь уходит из этих мест, спешно покидает скорую бурю. Десятки откуда-то взявшихся птиц заходятся криками, предупреждая все живое вокруг о грядущем. Мелкие зверьки, животные, мелькают в сухой траве, разбегаясь в разные стороны.
        Небо темнеет, словно ночь наступает за секунды, сумерки сгущаются вокруг. Последователи культа сначала пугаются, как и все живое, но потом, ибо они здесь пытались призвать своего Бога, они даже радуются.
        Но оглушающий удар звучит снова и все заволакивает холодным, беспощадным сумраком.
        - Хватит, - произношу я, а последователи культа мгновенно теряют возможность дышать.
        Давятся, хватаются за горло, падают на землю и лишаются чувств. Потом их тела освобождает от сумеречных душ и те, вырвавшись наружу, быстро растворяются в сумраке.
        Чувствую, как пылают глаза, знаю, что за этим последует. Медленно оборачиваюсь и смотрю на нее. Ужас на лице, она уже не держится за меня, она отползает назад. Боится. Узнаю этот страх. Горько и обидно.
        - Ты… - утыкается в преграду, которую нам воздвигли, - ты… тоже последователь культа?
        Выдыхает чуть слышно, боится, словно подписывает себе смертный приговор. Настает момент истины, от которого не уйти. Тишина такая, что даже примятая травинка оглушает, словно раскат грома. Делаю глубокий опустошающий вздох.
        - Нет, Летта, - отвечаю, пугаю ее еще сильнее. - Я и есть дух Сумрака.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ
        ЛЕТТА
        Я смотрела на того, кого я думала, я знаю, и не могла поверить. Ран. Вэйран Динари ир Кайтран. Тот, кто спасал мне жизнь, тот, кто защищал меня. Его глаза заволокла серая дымка, полыхая в них, словно пламя в камине. По всему телу расползлась, словно ветви деревьев, магия Сумрака.
        Дух Сумрака. Вэйран - дух Сумрака.
        Это было страшно. Потому что… дух Сумрака был самым страшным ночным кошмаром этого мира. Каждый, кто касался его хотя бы в упоминаниях, приходил в ужас. Потому что дух Сумрака несет разрушение и хаос. Он уничтожает все живое, превращает в пыль любую форму жизни, погружает мир в вечный мрак…
        Он стоит передо мной и не двигается, вокруг нас сгущается серым дымом беспроглядный сумрак, а я даже не знаю, чего хочу сейчас больше: чтобы это все оказалось плохим сном, или же все закончилось смертью? Что он собирается теперь делать?
        Не двигается, не совершает ни единого движения, лишь моргает и сумрак начинает рассеиваться, серая дымка исчезать, все вокруг обретать форму жизни, небо проясняется, облака просто растворяются, остается только ледяное небо и… последний закат…
        Вот уже нет страшного духа Сумрака, есть только Ран, такой знакомый и привычный. Но минуту назад он был…, нет, он навсегда будет таким. Это его сущность.
        Вспоминаю. Вспышками озарения накрывает. Вот почему тогда в пещерах последователь культа его испугался. Тот, кого они звали, уже здесь, в нашем мире. И это…
        Двигается, пугаюсь, дергаюсь, но бежать некуда, я с ним в ловушке, заключенная в западню последователей культа. Боюсь, что теперь последует, ведь его мощь и величие пугают до невозможности, душу выворачивает, насколько сильно хочется бежать…
        И Вэйран наклоняется к границам нашего заточения, пускает в нее волной сероватой дымки - сумрака… и я перестаю упираться в преграду.
        Инстинкт срабатывает моментально, подскакиваю на ноги и бегу. Сломя голову несусь, что есть сил! Только бы спастись! Только бы подальше от этого… откровения.
        Вот его большой и страшный секрет. Ир Зарцэн был прав, у дома Кайтранов есть секрет. Самый страшный из всех секретов! Как это возможно? Как он до сих пор все еще не уничтожил весь мир?
        Бегу, отдаю на это все силы, которые неизбежно заканчиваются. Не сдаюсь, продолжаю двигаться, но с моими способностями это бесполезно. Чувствую его рядом, оборачиваюсь - следует не спеша. Не приближается, но и не отстает.
        - Летта… - с обманчивой нежностью, пронзает, словно тысячи стрел, - пожалуйста…
        - Дух Сумрака… - с ужасом смотрю на него я, - ты - дух Сумрака…
        Извиняется взглядом, всем своим видом, но что мне с того?! Он - запрещенное порождение этого мира! Мне стоило бы доложить об этом!..
        - Летта, - снова зовет меня, пользуется моим замешательством, приближается. - Пойдем домой.
        Домой. Это как будто острый клинок в самое сердце. Больше не будет дома Кайтранов, больше ничего не будет. Я знаю его тайну, я знаю его тайну!
        Крадучись, словно зверь, он приближается, касается меня и прежде, чем я успеваю заметить, переносит меня в дом Кайтранов. Вскрикиваю, отступаю, отбегаю, утыкаюсь спиной в ворота. Понимаю, что теперь на чужой, враждебной территории…, что теперь меня спасет?
        - Госпожа! - Подбегает ко мне Верт. - Все в порядке?
        Гипнотизирую взглядом Рана, боюсь, что снова приблизится, но он лишь устало наблюдает за мной.
        Оборачиваюсь, смотрю на Верта, хватаю его за руки.
        - Верт, пожалуйста, помоги мне.
        - Госпожа! - Торопится ко мне и Мойла.
        Отлично, они здесь, они мне помогут, они меня поддержат. На мою неожиданную истерику сбегаются все жители дома Кайтранов. Ничего не разбираю, просто пытаюсь сосредоточиться.
        - Нужно бежать, нужно спасаться, - трясусь я.
        Девушка подходит ко мне ближе, пугается, берет меня за руки, пытается успокоить. Но как тут успокоишься?
        - Что случилось, Госпожа? - Так участлива, открыта, готова мне помочь.
        Помогут, мне действительно помогут.
        - Мойла, ты не поверишь мне, - с тревогой оборачиваюсь на Вэйрана, надеюсь, что при всех он меня не убьет. - Но это дух Сумрака!
        Снова оборачиваюсь, смотрю на Вэйрана, опасаюсь, что он что-то предпримет. Но он так и стоит на месте, наблюдая за мной, словно обреченный на смерть. Спасаться!
        Смотрю снова на Мойлу…, что-то не так. Верт? То же холодное отстранение. Что? Перевожу взгляд с одного на другого, пытаюсь найти ужас в их глазах, неожиданность, но все они смотрят на меня как на врага…
        Отступаю, наступают…
        - Нужно доложить об этом…
        И вот тут-то я понимаю, куда попала. Мгновение и милая, добрая Мойла откуда-то извлекает острый клинок и приставляет его мне к горлу с такой холодной решимостью, как делает это самый бездушный убийца.
        - Ты не имеешь права, - тихий лепет, клинок царапает мне кожу, пускает кровь. - Я неприкосновенна…
        - Извините, но Хозяину навредить я не дам, ри Крос’ери, - решительно заявляет она.
        Больше не Госпожа.
        - Мойла! - Кричит Вэйран. - Отпусти ее!
        Беспокойство? Нет, показалось, наверное, просто волнуется, что потом проблем не оберется. Мойла кривится, но клинок отпускает. Не верю, просто не верю, что все эти люди, которые относились ко мне с таким радушием и теплотой, теперь готовы… убить?
        - Почему? - Не понимаю, действительно не понимаю. - Почему вы не можете понять?!
        Ответы на не заданные вопросы приходят мне, словно озарение. Сначала ко мне подступает Мойла, я смотрю ей в глаза и каменею - пара мгновений и их заволакивает сумрак. В ужасе выдыхаю, смотрю на Верта - в его уцелевшем глазу то же самое.
        И у Грума, у поварихи, портнихи, кузнеца - у всех! Отступаю, мечусь между ними, словно загнанный зверь. Куда бежать?! Они не пропускают, намеренно загоняют меня в дом. Что мне остается?! Кричу! Но никому нет дела! Никому нет до меня дела!
        Вэйран - дух Сумрака! И он…, что он сделал со всеми, кто является частью дома Кайтранов? Что происходит?
        Не выпускают, все дальше загоняют меня в дом. Что остается? Забегаю внутрь и рвусь наверх, слышу, как они преследуют, но я успеваю забежать в свою комнату и запереть дверь.
        Не ломятся, когда я отступаю, но все равно решаю забаррикадироваться. Пододвигаю старый, тяжелый комод, стулья, даже кресло - все бесполезно, но хоть что-то же надо делать!
        Дух Сумрака… и они все тоже. Как я могла угодить во все это?
        Забиваюсь в самый дальний угол от двери и пытаюсь успокоиться. Куда там?! В ловушке, взаперти, в доме духа Сумрака! Что же делать? Что же мне теперь делать?
        Думаю, вспоминаю, как мы с Вэйраном ходили на задания. Ему нужны сумеречные души. Но почему? Почему он от них избавлялся? А избавлялся ли вообще? Может быть, они нужны были ему для подпитки?
        Как он живет в нашем мире? Зачем? Что собирается делать? Планирует ли восстание? Уже в десятый раз пытаюсь вызвать перо, но магия, заблокировавшая эту способность еще на ритуале, никак не отпускает. Нужно подождать и тогда я доложу об этом. Я расскажу все самое ужасное, что узнала!
        Вэйран… как он мог оказаться духом Сумрака?
        Что все это значит? Почему я до сих пор жива? Неужели меня готовили как жертву? Поэтому Вэйран меня до сих пор спасал?
        Мысли путались, мешались в одну кучу, но самое для меня ужасное были чувства. Да, я знала, все прекрасно понимала умом. Но чувства как будто мне не подчинялись. Интуицией я как будто ощущала, что… он невиновен.
        Но как он может быть невиновным?! Он в первую очередь и есть зло! Страшное, неумолимое, уничтожающее.
        Почему? Почему это случилось со мной? Почему я до сих пор здесь? Нужно ли бежать? Смогу ли я? Есть ли у меня хоть малейший шанс?..
        - Летта…
        Вскакиваю, потому что я не слышала, как отодвинулись вещи, которыми я загородила вход. Не Ран, не Ран, не он…
        - Кави, - дрожу, понимаю, что он использовал магию, снова безумно сожалею, что не имею такой силы.
        Бессильна. Просто умру, и никто даже не заметит. Никого не интересует, кто я такая, к какому там Департаменту отношусь. Меня сегодня не станет.
        Кави замирает, мнется у двери, оборачивается и закрывает ее, остается там. Смотрит на меня с сожалением, как будто знает, что мне не избежать смерти. Обреченность и усталость проливаются моими слезами.
        - Не плачь, - почти повелительно, совсем никакой заботы, - голова заболит, потом будешь мучиться.
        - Зачем ты пришел? - Дрожащим голосом спрашиваю, успокаиваюсь.
        - Я только приехал, - сообщает он. - И узнал.
        - О том, что Ран - дух Сумрака? - Почти обвинение, как будто это Кави его таким сделал.
        - О том, что ты теперь это узнала, - поясняет, смотрит прямо в глаза.
        Уже достаточно темно, а потому его фигура в темноте нависает угрозой. Боюсь и его, и всех, кто теперь стал мне врагом. Что же мне делать? Как из этого всего выбираться?!
        - И что? Ты пришел убить меня? - Почти отстраняюсь я.
        Пусть я беспомощна и бессильна, но он не дождется от меня мольбы.
        - С чего ты это взяла? - Не подтверждает и не опровергает.
        - А что тебе теперь делать? Я знаю правду, и я собираюсь о ней доложить. Конечно же! Кави! Как ты не понимаешь?! Он же дух Сумрака!
        - Я понимаю, - спокойно, без эмоций. - И я бы хотел, чтобы ты тоже это поняла.
        Мои глаза расширяются, не верю, что он говорит именно это. Пытаюсь взять себя в руки, дышу глубоко и прерывисто, захлебываюсь невозможностью принять подобное.
        - Пожалуйста, Летта, - просит, - ты дала мне шанс.
        - Да, но ты был беглым Принцем, а не порождением Сумрака!
        Выступает на слабый свет луны, кривится, пытается совладать с собой.
        - Вспомни, что я сделал, - просит, - вспомни, что изменило твое мнение.
        Молчит, ждет, делаю глубокий вздох и вспоминаю. Он знал, куда я направляюсь, знал, что я собираюсь сдать его, но он спас мне жизнь, хотя мог позволить мне умереть.
        Но он спас мне жизнь.
        Уже понимаю, к чему ведет Кави, но пытаюсь не сдаваться окончательно.
        - А теперь вспомни, сколько Ран спасал тебе жизнь, - просит, проливаю слезы, перехожу на рыдания, потому что это невыносимо.
        Две совершенно противоположных стороны, как я могу сейчас этому поверить? Довериться? Это не в моих силах, не в моих правах и возможностях принимать подобные решения!
        Но душа разрывается на части от воспоминаний, от всего, что Ран для меня делал, как оберегал, как помог мне… за что?
        - Ему было шесть лет, когда впервые дух Сумрака в нем проявил себя, - стал рассказывать Кави, пока я боролась с рыданиями, - его родные и близкие, те, кто любили его, испугались. Как и ты. Они не стали рассказывать никому, но с Раном оставаться под одной крышей они уже не хотели. Поэтому они нашли ему Учителя и отвезли в Храм ветров. Оставили его там навсегда.
        Кави снова попытался приблизиться, я не протестовала, а посему он позволил себе очередные пару шагов.
        - По злой иронии судьбы чтобы убедиться в собственной безопасности в Храм ветров тогда приехали все его родственники. Была буря, когда они возвращались домой, и они все погибли. Это был не Ран, а природа. Потому что они бросили своего сына, когда в нем проснулось то, что они не могли объяснить и понять.
        Еще один шаг, я пробую прижиматься к стене, но бежать некуда, поджимаю губы, чтобы не дрожали, отслеживаю каждое движение Кави.
        - Это было самое жесткое предательство всей его жизни. Но Учитель ему нужен был для того, чтобы обуздать свой дар, чтобы научиться контролировать и управлять им. Чтобы он мог существовать в этом мире и не причинять никому вреда. Ты же знаешь, он борется с сумеречными духами, с последователями культа Сумрака, зачем ему это, если он - зло?
        - Может быть это прикрытие, - предполагаю.
        Кави снова кривится и подходит еще ближе. Остаются какие-то несколько метров. Он меня убьет?
        - Все, кто находятся в этом доме, были спасены Раном так или иначе, - продолжает уничтожать все предосторожности, - каждый потерял что-то, каждого Ран нашел и спас.
        Наконец-то замирает напротив меня, заглядывает своей тьмой в мои глаза.
        - Почему ты решила, что ты к ним не относишься?
        Слезы льются из моих глаз теперь бесшумно. Снова прокручиваю в своей голове каждое воспоминание, каждый его поступок, все, что он делал, говорил, как старался, чтобы я почувствовала себя в безопасности…
        Слезы текут сплошным ручьем, Кави стоит напротив, и я ожидаю приговора. Но он не торопится приводить его в действие.
        - Ты же сказала, что любишь его, - напоминает так тихо, что даже тишина не слышит нас. - Это лишь его сущность. Ничего из того, что ты бы уже о нем не знала, это знание о его происхождении не меняет. Он все тот же. Иначе - зачем бы мы всё еще оставались с ним? Зачем бы заступались? Защищали? Ты об этом не думала?
        - Что ты от меня хочешь?
        - Я - встряхнуть тебя и прекратить твою глупую истерику! - Рявкнул он, заставив меня перестать трястись. Но мгновение спустя он успокаивается и продолжает. - Но Ран прислал меня с одной целью.
        Смотрю на Кави и дрожу. Значит все-таки приговор.
        - Какой же? - Полушепотом выдыхаю.
        - Он знает, что ты его испугалась, потому не пришел сам. Ты можешь собрать свои вещи и спокойно уйти, никто тебе в этом препятствовать не станет. Ты свободна, Летта.
        Не верю его словам и обещаниям.
        - Но я же расскажу о нем.
        - Именно поэтому я говорю тебе все это. Ран меня об этом не просил.
        - А ты… тоже?
        Не хочу заканчивать предложение, оформлять эту мысль, а Кави не пытается ответить мне на не озвученный вопрос. Иногда неведение все-таки благословение.
        Больше не дожидаюсь, что еще мне скажет Кави, медленно двигаюсь, наблюдаю за ним, пытаюсь обойти. Не препятствует, не пытается мне помешать, просто провожает уверенным взглядом. Как только оказываюсь на прямой линии к выходу, рвусь вперед.
        Не следует, не останавливает.
        Сбегаю по лестнице вниз, выбегаю на улицу, несусь к воротам. На дороге меня уже ждет лошадь. Опасаюсь, но никто из дома Кайтранов мне по пути не встречается. Иду быстро, но все же с осторожностью. Вдруг кто-нибудь все-таки нападет?
        Нет, все в порядке.
        Забираюсь на лошадь, пытаюсь успокоиться, выравниваю дыхание, в последний раз окидываю дом Кайтранов быстрым взглядом. Одно окно горит неспящим, вижу его силуэт, как он наблюдает за мной. Дрожь проходится по моему телу, еще жду, что он попытается предпринять последнюю попытку.
        Но он просто смотрит и ничего не делает.
        Набираюсь смелости и пришпориваю коня, тот срывается с места и несется по дороге в Столицу.
        Спасена.
        ***
        Не может быть, просто не может этого быть. Все же было так хорошо. Пусть я понимала, что с Раном мне никогда не быть, но хотя бы просто работать вместе мне нравилось. Освободившись от груза ответственности, который я на себя взяла благодаря ир Зарцэну, мне стало гораздо легче. Кави знал правду и для меня это было в каком-то смысле облегчением.
        Но кто же мог подумать, что все настолько плохо? Ран - дух Сумрака! Просто уму непостижимо.
        Поскольку я вчера выскочила в ночь, когда добралась до Столицы, придумать ничего путного не смогла. В Департамент же не поскачешь, все закрыто. Что тогда делать?
        Добралась до дома родителей и решила заночевать там. Еще один удар в сердце - Ран мне помог разобраться с этой бедой.
        Вэйран Динари ир Кайтран. Предатель.
        По идее я должна была действовать по тому же принципу: приехать к Департаменту и всю ночь дожидаться, когда появятся первые служащие. Но доехать до него у меня не хватило сил. Мне нужно было все хорошенько обдумать.
        - Летта? - Мама увидела меня с утра и очень этому удивилась. - Ты когда приехала? Почему не предупредила? Что с тобой?
        Мама подошла и попыталась вглядеться в мое лицо, как будто можно было прочитать по нему все на свете. Выглядела я не очень, так бывает, когда твой мир рушится.
        Вздохнув и вяло улыбнувшись, я попыталась притвориться, будто все хорошо.
        - Со мной все в порядке, - заверила я, - просто вчера задержалась в Департаменте, подумала, что смысла ехать в ночь нет и решила остаться у вас. Надеюсь, ты не против?
        Мама еще пару минут пробовала читать меня по выражению лица, но потом отмерла и даже обрадовалась.
        - Конечно же, я только «за»! Когда ты приезжаешь, все становится таким радостным и живым.
        Я улыбнулась и порадовалась, что она не стала выпытывать у меня информацию.
        Мы с мамой отправились в столовую. Служанки принесли нам завтрак, а мама пока рассказала мне последние новости. Ничего сверхъестественного, обычные дела, с которыми сталкиваешься каждый день. Не то, что у меня.
        Когда мы переговорили об всем обыденном, мама осторожно стала подбираться к моим проблемам.
        - Как работа? - Спросила она непринужденно.
        Как работа. Да, это хороший вопрос. Для меня это лишняя головная боль. Но ведь мама часто помогала мне советом, особенно когда я училась в Академии и сталкивалась с множеством проблем.
        - Все… хорошо, - еле выдавила я, а мама оглядела меня таким скептическим взглядом, как будто я заверяла ее, что мое платье зеленое, хотя оно было розовым. - Я вот тут… хотела спросить…
        - Да-да, - мама заинтересованно подалась ко мне.
        - Понимаешь… - начала было я, но стала думать, как бы это лучше подать, - в общем… - так ведь прямо не скажешь, а говорить метафорами…
        В общем, прежде чем я что-либо придумала сносное, я использовала десятки не нужных слов, окончательно запутав маму еще на начальном этапе. Собравшись с мыслями, я решила идти совсем уж издалека.
        - Вот представь на секунду, что выяснилось, будто папа по происхождению темный маг, - предложила я.
        А мама вытаращилась на меня с ужасом в глазах, схватилась за сердце и выдохнула.
        - Что?..
        - Нет-нет, мамуль, все хорошо, я говорю - представь. Это не по-настоящему.
        Мама вроде немножко успокоилась (зря я взялась за этот пример), расслабилась, а когда я собралась продолжать, справедливо спросила:
        - А кто?
        - Это касается мой работы в Департаменте, я не могу разглашать информацию, а посему говорю метафорами, расслабься. Никто не темный маг.
        Мама осталась несколько недовольна, мол, «Зачем ты мне тогда про темного мага вообще сказала?», но возражать не стала и продолжала воспринимать мой сильно сумбурный рассказ.
        - Так вот, если бы папа оказался темным магом, хотя ты прекрасно знаешь, что он хороший человек и к нам относился великолепно… - вздохнула, ведь было тяжело оформлять в слова то, что так сильно беспокоило, - что бы ты сделала? Поступила бы как правильно? Или по велению сердца?
        Мама удивленно смотрела на меня, а потом глубоко задумалась. Нахмурилась и недолго размышляла над тем, что я сказала.
        - Точно папа не темный маг? - Уточнила на всякий случай она.
        - Совершенно точно!
        Мама вздохнула, нахмурилась и пару минут обдумывала мои слова.
        - Значит, перед тобой стоит вопрос поступить правильно или по зову сердца, - подытожила она. Сначала я еще хотела возразить, отнекиваться, встать и уйти. Но идти мне по-прежнему было некуда. Посему я лишь кивнула. - Что же, теперь понятно, чего ты такая грустная.
        Грустная. Я раздавлена. Какой-то частью себя. Но проблема была далеко не в этом.
        - Летта, - мама взяла меня за руку и ласково улыбнулась. Обычно это успокаивало меня настолько, что я была готова справиться с любыми проблемами, которые встречались на моем пути. - Я ведь рассказывала тебе, как мы познакомились с твоим папой?
        Поскольку я была настроена лишь воспринимать подсказку «Езжай в Департамент» или «Обратно к Рану», я слегка растерялась и подвисла на этом вопросе. Мама расценила мое молчание как «Первый раз такое слышу вообще!».
        - Я была молода и только-только поступила в Академию. Там я с твоим отцом и познакомилась. Понадобилось время, чтобы мы преодолели свои страхи и гордость, но в конечном итоге мы полюбили друг друга, и он сделал мне предложение.
        - По окончании Академии я собиралась идти работать, но мы начинали новую жизнь и только переехали в этот дом, нужно было вести хозяйство и обживать это место. Я решила подождать и отложила принятие решения на потом. Какое-то время мы прожили здесь, хозяйство было налажено, но потом я забеременела и появилась ты. А это уже накладывало новые обязательства и ответственность.
        - Хочешь сказать, я тебе жизнь испортила? - Расстроилась тут же я.
        А мама расхохоталась.
        - Иногда ты такая забавная, Летта, - еле успокоилась мама, хотя я не находила ничего смешного в собственной догадке. - Это я рассказала тебе к тому, что несмотря на якобы выбор, который передо мной стоял, я уже приняла решение. И я выбрала заниматься домом и семьей.
        - По тому же принципу я могу судить и о тебе.
        Задумавшись, я вздохнула и очень пристально посмотрела на маму, как будто пытаясь передать ей весь груз ответственности данного решения.
        - Я не уверена, в праве ли я принимать подобное решение.
        - Но ты же не торопишься в Департамент с подробным отчетом о темном маге, - заметила мама.
        Это правда. Но я просто не успела еще ни о чем подумать, разложить все по полочкам, как-то свыкнуться со своими мыслями по поводу всего произошедшего.
        - Это не означает, что я уже приняла решение, - справедливо заметила я.
        - Хорошо, - согласилась мама, - допустим. Ты обратилась за советом ко мне, так ведь? Я поддерживаю твое решение поступить по закону.
        Мои глаза округлились, я замерла и напряглась.
        - Что?..
        - Ты же просила моего совета, я за то, чтобы ты все рассказала в Департаменте. Так будет правильно.
        Я смотрела на маму и с каждым мгновением биение моего сердца все ускорялось. Это было сравни приговору, который далеко не я приводила в исполнение, но почему-то именно на мне лежала за него ответственность.
        - Но… - пытаясь найти хоть какое-то разумное объяснение, я терялась еще больше, - но… как же?..
        Мама ласково улыбнулась мне и сжала мою ладонь.
        - Вот видишь, дорогая, решение ты уже приняла.
        - Но ведь это неправильно!
        - Каждое твое взрослое решение так или иначе будет иметь свои последствия. Но находиться где-то между ты не сможешь. Даже если это решение государственной важности. Тебе просто нужно решить, готова ли ты к последствиям, которые обязательно тебя настигнут, или нет. Но решение все равно останется с тобой навсегда, как бы ты впоследствии не поступила.
        Последствия. Да, вот что страшно. Если Ран все-таки плохой, а это буквально так, ведь его происхождение…
        То он может в какой-то момент погрузить всю Империю в вечный сумрак. Если это случится, получается, что я была пособницей преступления, не сообщив ничего в Департамент.
        С другой стороны, я ведь знала Рана. То есть только ту часть, где он был человеком и не являлся духом Сумрака. Но можно ли доверять ему? Вдруг это все было лишь хорошим планом? Вдруг это лишь часть представления? Может быть, в этом был его план?
        Когда я позвонила в колокольчик у ворот, мне навстречу незамедлительно выбежал Дворецкий. Представившись, я сообщила, к кому пришла, и вскоре мне навстречу торопился Эвин.
        - Валетта! - Он был удивлен. - Как я рад тебя видеть! А я только собирался ехать к тебе!
        Меня бросило в дрожь от осознания, что он мог приехать к Рану после всего, что я о нем узнала. Натянув улыбку, я выдавила:
        - Правда? Здорово! А я вот решила тебя опередить.
        Он пригласил меня в свой особняк и как только мы оказались в большом просторном холле, я сразу же согрелась. Зима уже вступала в свои права, давно уже не до прогулок.
        - Я действительно очень рад тебя видеть, Валетта, - все суетился вокруг меня Эвин.
        Повсюду сновали слуги, служанки и прочие жители дома Касдари. Этот маленький мир больше напоминал Дворец, нежели дом Кайтранов. Атмосфера здесь была официальная и отстраненная, как будто планировался светский прием.
        - Я тоже рада к тебе заглянуть, - выдавливала из себя я.
        - Совпадение или нет, но именно сегодня я хотел пригласить тебя к себе, чтобы показать дом, в котором мы будем жить, когда поженимся, - сообщил мне Эвин. - Пойдем, я покажу тебе здесь все.
        И мы двинулись по направлении гостиной. Всю дорогу Эвин подробно рассказывал мне почти о каждом предмете, возвращая меня то к истории, то рассказывая забавные факты. Я улыбалась и кивала, изучая все, что мне предлагали, впитывала каждую картину, гобелен, вазу, ковер.
        Несмотря на то, что в доме Эвина я была впервые, здесь все же было тепло и уютно, а это, наверное, самое главное.
        Ближе к обеду Эвин пригласил меня в столовую и распорядился приготовить всякие вкусности. Еда была отменной и изысканной, все по высшему разряду. В какой-то момент я и правда представила, как бы ощущала себя здесь, если бы жила.
        После обеда Эвин продолжил экскурсию и где-то на середине лестницы, когда я увидела один из семейных портретов, я вдруг поняла всю серьезность предстоящего мероприятия. Я собиралась замуж, действительно собиралась. Вот мой жених, вот наш будущий дом, вот лестница, по которой мне придется ходить до конца своей жизни.
        - Мои родители здесь не живут, - тем временем Эвин не обращал внимания на мои настроения, продолжая рассказ, - они перебрались поближе к Дворцу, ибо часто посещают светские мероприятия и прочие балы. Но они вполне могут нас навещать.
        Смотрю я на все это, понимаю, что случится, и не могу.
        - Эвин, - смотрю на него, он даже не ожидал, что я что-либо скажу, - я… ты… просто… прости меня, но… я тебя не люблю.
        Это было не самым приятным откровением, Эвин явно не ожидал такого в момент, когда он рассказывал мне о нашем совместном будущем. Я почувствовала себя так гадко, как никогда еще не чувствовала. Зачем я с ним так? Он же старается…
        Но тут Эвин наконец-то приходит в себя, удивленно вскидывает брови и говорит:
        - Валетта, ты… прости меня, конечно, но я тебя тоже.
        Не скажу, что это было ударом, скорее даже облегчением. Но, наверное, как для него, так и для меня это стало неожиданностью.
        - Я… - пытаюсь что-то предпринять, а Эвин берет меня за руку.
        - Валетта, но ведь все это не о любви, - замечает он. - Любовь придумана теми, кто очень хочет верить, что наши свадьбы и семья оправданы не только с точки зрения продолжения рода.
        - А? - Только и смогла выдать я.
        Эвин улыбнулся.
        - Каждый из нас рождается и должен учиться, сначала в школе, потом в Академии или Университете. Дальше мы должны завести семью, жениться, выйти замуж, родить детей. Потом мы должны их воспитать и состариться. Смерть как конечный пункт, но со своей миссией мы справимся. Это неизбежный круговорот, от которого просто не уйти, вот и все. Мы просто объединяемся, чтобы достигнуть этой цели.
        Конечно, это звучало довольно цинично, ведь верить в любовь мне было как-то некстати, особенно с моим изъяном. Но все-таки когда о любви рассказывали другие, когда я видела отношения мамы с папой, читала об этом в книжках, мне казалось, что любовь действительно существует…
        Но, с другой стороны, ведь Эвин прав, у нас есть определенные обязательства, которые неизбежно нужно выполнить. Какова вероятность, что мне посчастливится встретить кого-нибудь еще? Что этот кто-то сделает мне предложение?
        Сделав глубокий вздох, я улыбнулась:
        - Эвин, ты не представляешь, как я рада, что ты это сказал, - призналась я. - Это настолько облегчает нам жизнь, ведь теперь не нужно будет притворяться и что-то изображать.
        Эвин на удивление поддакнул и тоже обрадовался.
        - Да! Именно! Никаких притворств и недомолвок, обычное сотрудничество для достижения общих целей.
        Мы продолжили экскурсию и, если честно, мне стало легче смотреть на все это. Да, я выходила замуж за нелюбимого человека, но ведь любви-то и нет. Просто чувства. А они проходят. То есть - должны пройти со временем. Все ведь когда-нибудь заканчивается так или иначе.
        - Сколько ты хочешь детей? - Спросил меня Эвин, когда мы шли длинным коридором второго этажа из закрытых дверей.
        - Эээ… не знаю. Двоих?
        - Лучше четверых. Так больше шанс, что кто-нибудь доживет до нашей старости.
        Это прозвучало не менее цинично, но с другой стороны - ведь этот наш брак весь будет построен на расчете. Обидно ли мне? Больше нет. Ведь я боялась, что обижаю чувства Эвина, а оказалось, их у него ко мне просто нет. Значит не стоит и переживать по этому поводу.
        - Ты только не думай, пожалуйста, что я уж совсем к тебе безразличен, - наверное все-таки испытывал чувство вины Эвин, взявшись за разъяснения, - я выбрал тебя еще в Академии из всех, потому что ты была самой доброй и милой, умной и очень достойной. Остальные самовлюбленные заносчивые и амбициозные. Как та же Эрана. Боги уберегли меня от брака с ней.
        - И не то, чтобы я сравнивал, ни в коем случае. Ты должна понять, что я действительно выбрал тебя, даже несмотря на твой магический недостаток.
        Это кольнуло в душе, но с другой стороны - он ведь прав. У меня действительно был этот злосчастный недостаток. Что тут поделаешь? Так распорядилась судьба, так пожелали Боги. Мой удел лишь принять это.
        Ведь Эвин прав, все же Эрана имела родословную, ее родители имели вес в высшем обществе. Но несмотря на это Эвин действительно выбрал именно меня. Это делало меня исключительной? Может быть. Притворюсь, что это так, ведь в конце концов если веришь во что-то, рано или поздно это становится правдой.
        Эвин продолжал показывать мне дом, а я все больше и больше привыкала к каждому коридору, комнате, повороту. Запоминала свой будущий дом, в котором мне суждено остаться до самой смерти. Это ведь совсем не такой плохой дом, чтобы горевать и расстраиваться.
        Мое будущее уже решено.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
        РАН
        Следующее утро было слишком холодным. Вроде бы она и раньше уезжала, и ведь было время, когда она не жила в доме Кайтранов, но без нее дом как будто опустел. Странно… после всего, что я пережил я и не надеялся, что смогу привязаться к кому-нибудь настолько сильно…
        Летта… вернется ли она теперь? Вопрос, на который я ответил себе давным-давно. Я знал к чему все идет, знал, венцом чего станет мое признание. Но лучше ведь тешить себя надеждами на лучшее, чем примириться с суровым худшим.
        Утром Грум встретил меня в коридоре и коротко сообщил, что ждет меня на тренировке. Мойла принесла воды, улыбнулась мне, сообщила обычные новости, которые наполняли наш дом постоянно, и удалилась. Все вели себя настолько обычно, насколько это всегда было до нее.
        Я понимал, почему это происходит, но смириться с тем, что она не вернется…
        Надо отвлечься.
        На тренировке я выложился по полной. Заклинания срывались с ладоней, словно стрелы, поражали цели, разнося их в щепки. Вся тренировочная площадка всего за каких-то полчаса превратилась в поле сражения после суровой битвы. Я не замечал этого, увлекся настолько, что перестал в какой-то момент существовать. Только моя цель и магия, поглощающая меня целиком и полностью.
        Я позволял ей это делать, растворялся. И это приносило свои плоды.
        Только спустя время, когда передышка настигла меня вынужденным возвращением в реальность, я вдруг понял одну вещь: Грума рядом не было. Огляделся и обнаружил его за прочными деревянными щитами, которые мы использовали для тренировки ближнего боя. Он сидел за ними и пытался спрятаться, но поскольку Грум был крупным малым, выглядел он настолько смешно, что я не сдержался и расхохотался.
        Грум, услышав мой смех, осторожно высунулся из-за щита и проверил, чего я смеюсь. Это рассмешило меня еще больше, и я сложился пополам.
        - Что происходит?! - Высунулся из-за того же щита и Кави с возмущенным видом. Как он-то там сумел спрятаться?! - Ран?! Ты свихнулся?!
        Все, нет сил хохотать, я перестал бороться с собой и просто отпустил. Грум и Кави все-таки выбрались из своего укрытия и тихонько подошли ко мне поближе. Видимо они думали, что это какая-то тактика, на всякий случай прикрывались щитами. Но когда атаки не последовало, сначала хохотнул Кави, переглянулся с Грумом, а затем оба подхватили мой смех.
        Наверное, это была разрядка, так я выплескивал все, что накопилось. Мне нужно было это, чтобы хоть как-то избавиться от всех этих мыслей. Они донимали меня, опустошали, высасывали все силы. Но разве я в том положении, чтобы позволить себе слабость? На мне целый дом Кайтранов, все, кто живет здесь, рассчитывают на меня.
        И я их не подведу.
        После того как мы отсмеялись, я немного успокоился, и тренировка снова стала похожа на безобидную подготовку к турниру. Насколько подобное вообще может быть безобидным. Грум еще сначала опасливо подходил ко мне поближе, но потом расслабился и привычно принялся за указания. «Ногу ставь прямее», «спину-то держи!», «куда ты метишь?! Точнее!». В общем, Грум отпустил свой страх перед моей несдержанностью.
        Кави тоже не уходил и наблюдал за нами. Периодически он поддерживал меня или Грума, но все было настолько обычно, что на какое-то мгновение все как будто возвратилось на круги своя…
        Но была какая-то глубокая боль, которая пряталась в моей душе. Она не уходила и не исчезала, с ней нельзя было расстаться, как бы сильно этого не хотелось. Она всплывала каждый раз, когда отвлечения прекращались.
        - Хозяин! - Появилась ближе к обеду на тренировочной площадке Мойла.
        Глупо было предполагать, что могла прийти Летта, но я все же надеялся. Ждал, что вот Мойла поторопится сообщить, что она приехала, а потом отойдет в сторону и…
        Так и стою, смотрю на дверь, ожидаю, что она распахнется, а Мойла уже несколько минут стоит с протянутым мне письмом и ждет, когда же я его уже приму. Глупец, какой же я глупец!
        Заметив мой откровенный ступор, Кави поднялся на ноги и подошел к нам, забрал у Мойлы письмо.
        - Спасибо, - улыбнулся он ей. Девушка смущенно опустила глаза и покраснела. - А сегодня будет мой любимый вишневый пирог?
        Мойла совсем уж задрожала и смутилась так, что позабыла все слова. Наконец кивнула и заторопилась обратно в дом. Снова высматриваю ее в коридоре, но… нет. Ее все еще нет.
        - Кхм-кхм, - кашлянул Кави, шурша конвертом. - Это от Принца.
        Ткнув меня им, Кави вернул меня в реальность и потыкал им еще пару раз для верности. Грум подошел поближе.
        Вздохнув, я открыл письмо и быстро прочитал содержимое. Только бы не думать о том, что мы планировали сделать…
        - Что пишет? - Видимо, Кави слишком хорошо понимал меня в данный момент, поэтому не давал уйти в себя.
        - Что аудиенции не будет.
        - Что? - Кави нахмурился и заглянул в письмо.
        Принц Садэри действительно писал, что к своему великому сожалению не сможет уделить мне свое драгоценное время в ближайшие дни в связи с приближающимся праздником - днем рождения Императора. Каждый год в честь этого события устраивался большой прием, на который съезжались все высокопоставленные имперцы.
        - А, день рождения Императора, - протянул Грум, - тут уж действительно не к ряду тебя еще нянчить.
        Он ухмыльнулся.
        - Празднество государственного масштаба, куда съезжается чуть ли ни вся Империя, - продолжая читать, бормотал Кави. - Ага! - Он дошел до главного. - И ты на него приглашен.
        Кави просиял, глянув на меня. Но ведь идея была в том, чтобы устроить допрос с помощью Летты. А теперь что?
        Ладно, хватит. Я могу бесконечно по ней скучать, но тот же Император зависит теперь от меня.
        - Может ли быть такое, что на Императора будет совершено покушение в этот день? - Предположил я, стараясь отвлечься. - Ведь в Столицу приедут все, кому не лень. Это отличный шанс.
        - Да, действительно, - подтвердил Грум. - Мне посчастливилось стать свидетелем таких приемов. И это, я должен сказать, хуже войны.
        Грум скривился в усмешке.
        - Так или иначе, но прием через две недели, - указал на письмо Кави. - Это долго. Нам нужно предпринять что-то уже сейчас.
        - Врываться во Дворец не самая удачная идея, - заметил я. - И все-таки утверждать, что именно Принц все подстроил нельзя.
        - Так-то оно да, - закивал Грум и отправился к креслам, устало плюхнувшись в одно из них. - Но ведь улики указывают на него.
        - Лишь доводы и догадки, - напомнил, - что, если теория не работает не потому, что он виноват, но хорошо скрывает следы, а потому что она не верна?
        Задумались и Грум и Кави. Было приятно снова предпринимать какие-то действия, решать вопросы государственной важности. Это действительно отвлекало, напоминая о важности моей службы Императору.
        - Давайте рассуждать, - предложил я, берясь за одежду. Без нее в декабре было все-таки несколько прохладно. - Какой смысл отравлять Отца Принцу Садэри, если трон все равно когда-нибудь перейдет к нему? Он первый наследник, да и единственный, по праву крови, в чем был смысл?
        - Но ведь Виландри как-то с этим связано, - напомнил Грум и глянул на Кави.
        - Верно, Ран, - спокойно подтвердил мой друг. - Если он сотрудничал с Виландри, значит он мог планировать заговор.
        - Какова цель? Сегодня он этого не сделает, так завтра. К тому же твой Отец не спешит воевать с Империей, в отличие от твоего брата.
        - Да, но теперь не он наследует трон, а Ашин. Это многое меняет.
        - Теперь да, но ведь Императора отравили два года назад, еще до того, как даже ты сбежал из Виландри. Возможно, тогда все было по-другому.
        - Подождите, - вмешался Грум, - два года назад или не два, но ведь можно было просто подсыпать яду, и Император бы умер. Кто-то специально выдерживал паузу, словно выжидал подходящий момент.
        - Что снова возвращает нас к мысли о Принце. Ему зачем ждать?
        - А что до Принцессы? - Поинтересовался Кави.
        - А что с ней? - Грум развел руками. - Она выходит замуж и собирается рожать детей, какие к ней претензии?
        - Но ведь на нее не нападали и не пытались отравить, - напомнил я.
        - Потому что - смысл? Она же безобидное создание.
        - Да, но если Император и Принц по какой-то причине не смогут править Империей…
        - …то власть перейдет ее мужу. - Кави заглянул мне в глаза. - Кто ее муж?
        - Не знаю. На приеме не говорили.
        - Я в Департамент, - рванулся с места Кави.
        - Я поеду во Дворец, - тяжело поднялся на ноги Грум. - Попробую расспросить про мужа Принцессы у своих друзей.
        - Хорошо, а я…
        Но договорить я не успел. Мойла столкнулась с Кави в дверях, когда бежала ко мне с вестью. И Грум и Кави замерли в ожидании. Очередная шальная мысль - Летта? Она вернулась?
        - Хозяин! - Подбежала ко мне Мойла. - К Вам из Департамента!
        - Летта? - Уточняю, но Мойла лишь качает головой. - Тогда кто?
        Мойла делает глубокий вздох, сомневается, боится, извиняется одним взглядом, как будто она в чем-то провинилась. Чтобы там ни было - она-то здесь причем?
        - Это Госпожа Ольриха ри Старьени.
        Воцаряется тишина. Ольриха? Что она здесь делает? Если она здесь что-то делает…, тут одно из двух: либо опять приехала к чему-нибудь придраться и попытаться уличить в чем-то запрещенном, либо…, либо мои худшие опасения подтвердились и Летта все-таки доложила о моем происхождении в Департамент.
        - Ран… - шагнул ко мне Кави, да и Грум захотел подойти поближе.
        Я быстро вздохнул и покачал головой.
        - Идите. - Почти приказываю. Замирают в нерешительности, переглядываются, но не смеют подходить ближе. - Чтобы она не хотела, дело мы должны сделать. Найдите все, что нужно. Это наш долг.
        - Ран… - перечит Кави.
        - Уходите! - Приказываю теперь наверняка.
        Не могут противиться, знаю, грубо, но сейчас мне нужно, чтобы они ушли. Подчиняются, отправляются на выход. Мойла провожает их взглядом, а потом возвращается ко мне.
        - Я провела ее в кабинет, - сообщает.
        Я улыбаюсь ей и легонько сжимаю ее за плечо. Умница Мойла расположила Ольриху там, где она не сможет проследить ни за одним жителем дома Кайтранов. Грум и Кави уйдут спокойно.
        - Мойла, - сжимаю ее плечо чуть сильнее, - ты сделаешь для меня кое-что?
        Она понимает, знает в точности, что я собираюсь просить. Поэтому тут же качает головой, не соглашается.
        - Нет, Хозяин, не просите меня о таком, - чуть серьезнее, чем обычно говорит она, - ни я, ни кто-нибудь из нашего дома Вас не оставит. Уясните это раз и навсегда.
        Смотрю ей в глаза и… груз ответственности перевешивает. Не могу, не могу я приказать столь хрупкому и нежному созданию. Никому из тех, кто рядом со мной сегодня не могу.
        И не буду.
        - Твой фирменный пирог уже готов? - Уточняю я, словно действительно важно поговорить о пирогах.
        - Еще нет, Хозяин, - ее глаза наполняются слезами, - скоро. Уже скоро.
        - Отлично, - говорю спокойно, чтобы она успокоилась, а она лишь проливает слезы, сжимает мою ладонь. - Что-то давно мы не устраивали пиршества. Пришла зима, пора отпраздновать.
        Нижняя губа дрожит, она заставляет себя улыбнуться.
        - Конечно, Хозяин, - срывающимся голосом говорит она, - я сделаю все, что необходимо…
        А дальше она начинает рыдать навзрыд. Обнимаю ее, прижимаю к себе, даю выплакаться. Пусть Ольриха здесь по мою душу, но я не дам ей забрать тех, кто мне дорог. Тех, кто безвинен. Какими бы не были ее намерения, это уже не важно. Свою семью я защитить смогу. Даже если мне придется использовать силу.
        ***
        План всегда был, поэтому я не сильно переживаю. Приговор это будет или помилование, какая в общем-то разница? Я знаю, как защитить своих близких, а все остальное - не важно. Неожиданно, да, но ведь ты не живешь каждый день в страхе, ожидая разоблачения.
        Хотя - рано я нервничаю. Ведь на самом деле я пока не знаю, зачем она пришла.
        Иду к кабинету, прохожу мимо холла, выглядываю на улицу и вижу четверых конвоиров. Значит Монстриха здесь не просто со светским визитом. Что же…
        Делаю глубокий вздох, еще раз прокручиваю план в своей голове и дохожу до кабинета. Она уже развалилась в моем кресле и с радостью пережевывает сладости, которые ей принесла Мойла.
        - Вэйран Динари ир Кайтран, - сразу же улыбнулась шире некуда Ольриха, как только меня увидела.
        Сегодня в ее прическе пятна всех цветов радуги.
        Прохожу в кабинет, усаживаюсь напротив, приветствую в ответ.
        - Ольриха ри Старьени. Как я рад Вас сегодня принимать у себя, - натягиваю любезную улыбку, от которой аж тошнит. - Что-то Вы давно к нам не наведывались. Я соскучился.
        Ольриха дожевывает конфету и тоже выдает противную улыбочку.
        - Все верно, ир Кайтран, - кивает, - вот и я также подумала.
        А потом она берет еще одну конфету и омерзительно долго ее пережевывает, смотрит в сторону распахнутой двери. Зима уже здесь, поэтому в кабинете холодно, хоть я и сохраняю обычно тепло с помощью магии. Но не сейчас. Ольриха показывает мне всем своим видом, что замерла, но я никак на это не реагирую.
        - У Вас большой дом, ир Кайтран, неужели не нашлось места потеплее? - Ежится она.
        - Прошу извинить меня, многоуважаемая Ольриха, но у нас завелись насекомые и сейчас дом как раз обрабатывают.
        Ольриха перестает жевать и с опасением косится на миску со сладостями. Аппетит у нее пропадает, хоть она и дожевывает то, что уже успела ухватить. Кривится в очередной псевдоулыбке.
        - Что же, тогда перейдем к делу пока не замерзли здесь окончательно, - смеется противно и неестественно.
        Смеюсь в ответ не менее странно. Со стороны - обхохочешься. Но надо же делать вид и держать лицо.
        - Я - весь внимание, - заверяю.
        - Что же, - Ольриха сразу становится такой радостной, глаза загораются, теперь улыбку она уже едва сдерживает. - Три дня назад в Департамент поступил вызов в связи с незаконной деятельностью. Место, куда приглашался специальный отряд, находится неподалеку от Вашего дома, в заброшенной деревеньке, к юго-востоку отсюда. Знаете о ней?
        Уже на этом этапе я несколько расслабился. Но нельзя забывать, что Ольриха любила приберечь самое неприятное на конец, а посему - радоваться было рано.
        - Возможно, - не подтвердил и не опровергнул. - Здесь много заброшенных деревень.
        Теперь Ольриха уже улыбалась по-другому. Превосходство читалось в каждом ее движении.
        - Итак, вернемся к вызову, - продолжала она растягивать удовольствие, - группа была вызвана по причине обнаружения запрещенного в Империи культа Сумрака, если быть точнее на месте были обнаружены последователи культа.
        Ольриха уставилась на меня так, словно умела прожигать взглядом. Это ей так только казалось, но это же Ольриха и она считала, что ей удается выдерживать паузу.
        - Так вот, возник маленький такой вопрос: кто вызвал группу на место? Была проведена проверка на магию, и…
        - …стойте-стойте, - прервал я ее ленивое повествование, - но проверка магии запрещена без надлежащего разрешения.
        - Все верно! - Подтвердила Ольриха, разговаривая со мной, словно с пятилетним. - И если Вы, ир Кайтран, дадите мне закончить эту замечательную историю, Вы поймете, по какой причине была проведена данная проверка.
        Еще одна улыбка превосходства. Первый раз в жизни я хочу ударить женщину кастрюлей прямо по лицу. Спокойно, нужно просто выдержать ее монолог и услышать приговор. Она сегодня его явно припасла.
        - Итак, как я уже говорила, была проведена проверка и выяснилось, что магия принадлежит Вам, ир Кайтран, - изобразила неожиданность на лице Ольриха. - Конечно же, зная Ваше добропорядочное выполнение всех условий и правил, установленных в Империи, первым делом, когда мне доложили об этом, я обратилась к отчетам. Каково же было мое удивление, когда отчета о данном рейде я не нашла.
        - Поскольку все подобные рейды должны обязательно подвергаться регистрации в форме стандартного отчета, я решила, что, возможно, по какой-то причине я упустила из виду что-то важное. И перепроверила. Лично. Но, увы, ир Кайтран, отчета о Вашей работе в той заброшенной деревеньке я не обнаружила.
        - А теперь о том, почему мы затеяли эту проверку, - переходила к главному она, - дело в том, ир Кайтран, что прибывшие на место исполнители столкнулись с проблемой: последователи культа Сумрака, которые были схвачены благодаря Вашим действиям, объявили себя невиновными и подали иск в суд о нападении на безвинных граждан Империи.
        Ах, вот оно что. Пока Ольриха пыхтела от гордости, потихоньку замерзая от холода с улицы, я прокрутил в голове события вчерашнего дня. А ведь и правда было странно, что после того, как их всех поймали, последователи культа берут и нападают на нас с Леттой столь спокойно. Их отпустили, более того, завели на меня дело.
        - И конечно же в связи с заведением уголовного дела нам необходимо было выяснить, кто причастен к событиям, предшествующим поимке. Таков закон, ир Кайтран.
        Еще одна пауза, которой Ольриха наслаждалась с особым удовольствием. Все было понятно, но… что тут скажешь?
        - В связи с этим мне надлежит провести стандартную процедуру взятия Вас, ир Кайтран, под арест. Надеюсь, Вы будете благоразумны и не станете противодействовать Департаменту.
        - Ну что Вы, ри Старьени? Конечно же, не стану.
        Вежливо улыбнувшись, я сразу же поднялся на ноги. Главное, что меня обвиняют в чем угодно, но только не в причастности к духу Сумрака. Не важно, что будет со мной, но дом Кайтранов и все его жители теперь будут в безопасности.
        - Вот и славно, - Ольриха тоже встала, поежилась от холода и заторопилась к выходу, как вдруг…
        Я слышу, как кричит Верт, сначала тревожусь - мало ли? Потом кто-то подхватывает, слышу топот в холле, оборачиваюсь… и на все мои незаданные вопросы отвечает звонкий голосок Мойлы.
        - Госпожа! Госпожа вернулась!
        Столбенею, забываю, как дышать, просто стою на месте и смотрю в дверной проем. Сердце колотится как ненормальное, но делает какие-то нечеловеческие паузы выжидания. Слышу шаги, одни, другие, замедляются, перестают нагонять…
        Словно луч солнца она появляется в дверях и замирает. Смотрит прямо мне в глаза. На какое-то мгновение замечаю в них страх…
        Но она боится не меня. Несколько мгновений смотрим друг другу в глаза, все понятно без слов, но… облегчение. Чувство, будто я только что преодолел все вершины, покорил далекую гору, которая всегда оставалась недоступной. Сердце снова забилось, душа воспарила.
        Делает глубокий вздох, улыбается, не могу не улыбнуться ей в ответ.
        - Ир Кайтран, - обращается ко мне, - простите, что задержалась.
        Проходит в кабинет, вижу, как за ее спиной маячат Мойла, Верт, Тогар и другие. Всем хочется знать, что сейчас произойдет.
        Но я уже спокоен.
        - Ольриха ри Старьени, здравствуйте, - подходит Летта к Монстрихе. - Простите, что не успела к началу разговора, хотела застать Вас в Департаменте, но мне сказали, Вы уехали в дом Кайтранов.
        Ольриха, которая минуту назад была уверена в себе, как никогда, скривилась и даже улыбку вежливости вернуть Летте не смогла.
        - Ри Крос’ери, - сквозь зубы процедила она. - Как мило, что Вы пришли.
        - Ох, да, совсем заработалась, - с легкостью отмахнулась она. - Но не будем обо мне. Поговорим лучше о цели Вашего визита. Я так понимаю дело о рейде трехдневной давности, верно?
        - Да, - выплевывает Ольриха. - И Вы, моя дорогая, нарушили правила, не предоставив своевременный отчет. В связи с этим я вынуждена взять под стражу ир Кайтрана.
        - О, но Вы не можете это сделать, многоуважаемая ри Старьени, - спокойно продолжает Летта. - Ибо отчет я предоставила сегодня сразу после обеда.
        Ольриха стискивает зубы и еле сдерживает себя, чтобы не выругаться.
        - Ри Крос’ери, Вам известны правила и законы, - продолжает парировать Ольриха. - Срок был до обеда. Так что Ваш отчет подан несвоевременно.
        - Но ведь приезд отряда состоялся аж после шести часов вечера, - замечает Летта, а я улыбаюсь во всю ширь. Летта потрясающая! И когда она только успела? - Следовательно, отчет должен быть предоставлен ровно до этого времени. Что, собственно, и было своевременно исполнено. Что же касается причины, по которой я задержалась с отчетом, так это все те же последователи культа.
        - Согласно закону любой уличенный в поклонении культу Сумрака должен быть задержан. Даже если основанием для взятия под стражу являются подозрения. Ир Кайтран действовал строго по правилам, однако уже тогда данные граждане заявили о своей непричастности к подобным действия. Я же, как и ир Кайтран, не имели ни малейшего права ни отпускать их, ни тем более вершить самосуд. Поэтому был вызван специализированный отряд.
        - Я же, как представитель Департамента, взялась рассмотреть все возможности, дабы отчет содержал собой полную и главное достоверную информацию обо всем, что случилось тогда.
        - Но запрос был анонимным, - едко заметила Ольриха. - Почему Вы не сделали его официальным?
        - Все очень просто: когда ир Кайтран вступил во взаимодействие с последователями культа, так уж случилось, что они использовали магию и заблокировали действие моего волшебного пера. Дело требовало безотлагательного вмешательства, а потому, в связи с тем, что анонимный запрос может быть отправлен быстрее и без каких-либо дополнительных объяснений, мы выбрали именно этот способ.
        Она уже не слушала Летту, готовилась выдавать следующее возражение. Как только Летта замолчала, Ольриха выплюнула:
        - Но достопочтенные граждане доказали свою непричастность к культу и подали встречное заявление.
        Летта улыбнулась.
        - Все верно, но эти достопочтенные граждане вчера совершили вероломное нападение на меня и ир Кайтрана, - сообщила она. - О чем, многоуважаемая ри Старьени, Вы отлично знаете, ведь сначала именно Вы подтвердили факт совершения данного преступления и отправили отчет об этом в архив за недостаточным количеством улик. Однако в связи со столь вероломным происшествием отчет о нем пришлось составлять дольше обычного.
        - Но, к счастью, он уже в Департаменте. Что же касается Вас - у меня есть основания предъявить Вам официальное обвинение в укрывательстве улик, фальсификации, заверении заведомо ложных показаний, приведших к покушению на убийство одного и более лиц.
        В этот момент в кабинет проследовали те самые конвоиры, что ждали снаружи. Ольриху так перекосило, что она мгновенно растеряла всю свою самоуверенность.
        - Стоять! Вы не имеете права! Я представитель Департамента!
        - Все верно, - подтвердила Летта. - Были им, пока не нарушили закон.
        Ольриха внезапно зашлась в таких ругательствах и оскорблениях, что даже мне стало не по себе. Конвоиры без всяких церемоний скрутили Монстриху и потащили на выход. Она брыкалась и вырывалась, но все уже было кончено. Летта проводила ее взглядом и сделала глубокий вздох. Ее сознание уже коснулось меня, но требовалось сделать последнее движение…
        Вот ее глаза цвета морской волны пронзают меня взглядом и рушатся последние барьеры. Смотрю на нее и не могу, не могу поверить в то, что она вернулась. А она… выдыхает то ли усталость, то ли напряжение…
        Не могу.
        Шагаю к ней, притягиваю к себе и прежде, чем она успевает хоть что-то сказать, накрываю ее губы поцелуем. Замирает, боится закрыть глаза, не ожидала, знаю. Но я еле сдержался, чтобы не сделать этого раньше. Беру ее лицо в ладони, прикасаюсь осторожно, как к нежному цветку, боюсь сделать ей больно.
        А она выдыхает то ли всхлип, то ли улыбку… Улыбается, она улыбается! Касается моих ладоней, сжимает, приближается…
        Отстраняюсь, когда воздуха не хватает.
        - Ты вернулась, - сквозь шепот обжигаю я.
        Ловит меня взглядом, смущается, краснеет, дрожит.
        - Ты меня поцеловал, - замечает.
        Улыбается, смотрит мне в глаза… Это выбивает почву из-под ног.
        - Летта… - шепчу ее имя, ощущаю ее кожу, - ты меня не боишься?
        Ее взгляд становится умоляющим, делает глубокий вздох, как будто за что-то извиняется.
        - Я не могу тебя бояться, - признается. - Я пыталась себя в этом убедить, но ты никогда не причинял мне вреда…
        Смотрю на нее, улетаю в какие-то другие миры, погружаюсь…
        - Ну, кроме того раза, когда ты подсунул мне аллергенный чай, - становится серьезной и чуть кривится.
        Смеюсь, а потом снова целую. Улыбается, кладет ладони мне на грудь, цепляется за камзол, прижимается…
        Обнимаю ее, целую снова и снова. Вернулась, она ко мне вернулась!…
        Укладывает голову мне на грудь и выдыхает все свое беспокойство. Так близко, она могла быть так близко еще очень давно. Но время пришло только сегодня.
        Не верится, что я мог доверить ей эту тайну, Кави оказался прав.
        Я оказался прав.
        Моя Летта.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ
        ЛЕТТА
        Не верится, просто не верится. Это было самым опрометчивым решением в моей жизни, но казалось самым верным. Еще в тот момент, когда я вела беседы с Эвином и раздумывала над своей возможной совместной жизнью с ним, я вдруг подумала: что же я делаю? Он был прав, между нами не было любви, но зато к Рану у меня было настолько сильное чувство, что и не описать.
        Тогда что же я делаю? Собираюсь прожить всю жизнь с человеком, который мне безразличен?
        Я понимала, что нет гарантии в том, что Ран захочет быть со мной после всего, что случилось. И я решила так: лучше все-таки одной, чем с не любимым. Да и потом - ведь я обещала Рану написать отчет…
        Дальше все происходило, словно по минутам: я заторопилась в Департамент, по дороге написав отчет, быстро сдала его, изучила материалы интересующего дела и узнала все о том, что задумала Ольриха. Действовала ли она одна или по наводке, сказать сложно, никаких других подписей и освидетельствований я не нашла. Но и этого было вполне достаточно.
        Я неслась, как ненормальная, извозчик думал, что за нами гонятся призраки, не меньше, так гнал. Но главное я успела как раз вовремя…
        Сейчас, стоя в объятиях Рана, я не верила самой себе. Сон, это просто сон, что же еще? То, о чем я даже не мечтала, происходит сейчас. Это было удивительно, но настолько правильно, как будто это было чем-то вроде плана, который обязательно должен был осуществиться.
        Не успели мы оторваться друг от друга и выйти из кабинета, как тут же угодили в целую толпу. Нас увлекли сначала в столовую, устроив неимоверный праздник и пиршество. Было настолько шумно, что приходилось кричать, чтобы только быть услышанным.
        Весь вечер все веселились и праздновали, и за все это время Ран ни разу не отпустил мою руку. Было так приятно снова вернуться сюда Госпожой, а не врагом. Как я могла сомневаться в них? Хоть на секунду. Да, они все причастны к Сумраку. Ну и что? Это лучшие люди, которых я когда-либо встречала за всю свою жизнь…
        - Госпожа, - когда веселье поутихло, ко мне подошла Мойла, - я хотела извиниться перед Вами. Я не хотела Вам навредить…, то есть…
        Я улыбнулась и поднялась на ноги.
        - Все в порядке, - заверила ее я. - На самом деле я понимаю, почему ты это делала. Ты защищала дом Кайтранов. Это я вела себя неподобающе…
        - Нет-нет, Госпожа, - замотала головой Мойла, - Вы просто не ожидали, и…
        Она замолчала и глянула на Рана, потом виновато улыбнулась, откланялась и ушла. Ран поднялся на ноги, подошел ко мне и приобнял. Дрожь пробежала по всему телу от его прикосновения.
        Недолго побродив по дому, Ран укутал меня в теплый плед и вывел в сад. Маленькие фонарики подсвечивали нам путь, за их светом было не разглядеть неба. Казалось, мы плывем в море из призрачных огней. Еще и Ран рядом - кажется, я действительно попала в сказку.
        Мы замерли под невысоким деревом, Ран заглянул мне в глаза, в радужках его мрачно-синих глаз плясали отблески огней. Было очень тихо, ни дуновения ветра, ни шелеста листвы, холод почти не ощущался в его таких надежных объятиях.
        - Расскажи мне, - попросила я, сжимая его ладонь.
        Ран сделал глубокий вздох и улыбнулся, нежно прикоснувшись к моей щеке. Эти мгновения смаривали и захлестывали потоком сплошных эмоций. Он улыбнулся мне, нежно заложил мою руку под свой локоть, и мы двинулись гулять дальше, чтобы не замерзнуть. На самом деле мне было даже жарко от его такой близости.
        - Все в нашем мире знают, что дух Сумрака - воплощение зла, - стал рассказывать мне свою историю Ран. Было так трепетно и ценно, что он доверял мне эти знания. - Это верно, но только наполовину. Дело в том, что, как ты знаешь, есть параллельный, сумеречный мир, Сумеречье, куда попасть трудно, да никто и не стремиться. Там обитают сумеречные духи, те, кто обращался к тьме этого мира и его душа настолько отравлена ядом тьмы, что непроизвольно поглощается сумраком.
        - После смерти их души попадают в сумеречный мир, где их принимает дух Сумрака, воплощение Сумеречья. Именно он отвечает за беспорядок, творящийся там. Для жизни этот мир непригоден, но духи, обитающие там постоянно, стремятся поглощать свет, которого в том мире нет. Поэтому они ищут выходы в наш мир, где безвинные души столь ярки и чисты, что подпитавшись их энергией можно обрести силу.
        - Так они и действуют, когда попадают в наш мир, особенно когда последователи культа Сумрака добровольно даруют им свои тела. Их цель - собрать как можно больше силы. Они как паразиты, стремящиеся только к поглощению.
        - Но наш мир не мог дать отпор этим созданиям, и если бы они преуспели, то победили и устроили еще один сумеречный мир. Именно поэтому природа нашего мира породила нечто столь же сильное, дух Сумрака этого мира. Я и есть его воплощение.
        - Мне подвластны все возможности сумрака, я силен практически так же, как и дух Сумеречья. И именно моя задача и миссия жизни расправляться с сумеречными духами, пробравшимися в наш мир.
        - Так вот почему ты выполнял только эти задания, - заметила я. - Ты их отбирал.
        - Верно, - кивнул Ран и сжал мою ладонь, - это не просто выбор, а обязанность. Когда дух во мне проявился, меня отдали в Храм ветров, чтобы научиться контролировать силу. Любая моя несдержанность могла привести к катастрофе.
        Я вспомнила, о чем рассказывал Кави, но не стала уточнять. Понимала, что для Рана это тяжелые воспоминания.
        - Проблема в том… - Ран стал говорить чуть тише, - что моя сила призвана как защищать этот мир, так может и привлечь сумеречных духов.
        - Каким образом?
        Ран сделал паузу прежде, чем продолжил.
        - Мой гнев и несдержанность служат своего рода «маяком» для всех духов Сумеречья, - объяснил он. - Он привлекает их, дает им ориентир, куда двигаться, чтобы попасть в наш мир.
        Ран опустил голову и вздохнул.
        - Учитель обучал меня контролировать себя и использовать магию, а не силу духа, но человеческие эмоции сложнее всего контролировать и уж тем более подчинять.
        Я задумалась над всем, что узнала. Да, это явно не то, что узнаешь каждый день, но все же проясняло многое. Особенно ту часть, где Ран все-таки не собирался уничтожить этот мир, а наоборот, боролся за него и защищал.
        Вспомнилось мне и происшествие в Виландри.
        - Так вот о чем просил тогда Кави, - я посмотрела на Рана, он лишь улыбнулся, - он знал, что для нашей защиты ты можешь использовать силу духа Сумрака и просил тебя этого не делать.
        - Я должен был защитить своих близких, - не глядя на меня, заявил он, - несмотря ни на что.
        Хотелось мне сказать что-то вроде: «Но ведь тогда бы виландрианцы узнали о тебе», но его последние слова не терпели возражения.
        Он остановился и снова заглянул мне в глаза. Моя душа встрепенулась, а он опустился к моим губам. Высшее чувство полета, свободы, неописуемого подъема и нежность, самое бесконечное и прекрасное чувство я испытывала по отношению к Рану.
        Эвин сказал, что любви не существует. Тогда как можно объяснить мое столь прекрасное чувство к Рану?
        - Я… - едва отстранившись, Ран сжал мои ладони в своих, - хотел бы уточнить один момент.
        - Какой? - Поскольку от его поцелуев мои мысли падали в обморок, я даже предположений не могла допустить о том, что он хочет уточнить.
        - Уж извини, но я бы не хотел, чтобы ты выходила замуж за ир Касдари.
        Я не могла ответить, я тонула в его глазах. Связан ли был их цвет как-то с духом Сумрака в нем? Не знаю. Но Ран был прекрасен…
        Когда до меня все-таки добрался смысл его слов, я только улыбнулась.
        - Можешь не переживать по этому поводу, - заверила я. - Помолвку я разорвала сегодня днем.
        Ран улыбался медленно, но было видно, как эта новость его обрадовала. Он сжал мои замёрзшие ладони, и…
        - Ашрийские Боги! - Вдруг появился в саду Кави. - Похоже, я умер и попал в Акатанские сады!
        Улыбаясь, он подошел к нам. Мы с Раном переглянулись, а потом он обнял меня и сообщил:
        - Летта теперь со мной.
        Кави остановился в нескольких шагах и ухмыльнулся.
        - Ну надо же, - ровным голосом отметил он, - кто бы мог подумать?
        Глянул на меня и подмигнул.
        Да, он действительно в какой-то степени сыграл свою роль в моем решении. Да-да, знаю, я приняла его еще давным-давно, когда решила остаться. Но его слова были лишь подтверждением.
        Я рассуждала так: если Кави был настолько порядочным, что мало того, что не дал мне умереть, так еще и спас, вдобавок привез в Департамент, поручился за Рана, всеми силами пытаясь его защитить. Разве он бы стал это делать для того, кто воплощает собой зло?
        - Я сильно прошу прощения, что отвлекаю… - Кави взялся за папку, которую держал под мышкой, - но я принес все необходимые данные.
        Я вопросительно уставилась на бумаги, которые Кави протянул Рану. Последний принял папку и тут же ее открыл, быстро пробежавшись глазами. Потом он посмотрел на меня.
        - Мы тут подумали на счет нападения еще раз, - стал вводить меня в курс дела, - Принцу Садэри было просто не выгодно отравлять своего отца. Другое дело Принцесса.
        - А ей-то это зачем? - Нахмурилась я.
        Что Ран, что Кави лишь пожали плечами. Папка была протянута мне. Медленно улыбнувшись, я поджала губы и сделала глубокий вздох. Было сложно после всего произошедшего просто взять и продолжить с того места, на котором мы остановились. С другой стороны, ведь дело государственной важности не требовало отлагательств.
        - Я займусь его изучением, - пообещала. - Что именно ты уже выяснил?
        - Некий ир Вразэри, из не самого знатного рода, - рассказывал Кави, - ему-то понятно, насколько выгодно жениться на Принцессе. Но вот что это для нее?
        - Принцесса она или нет, но она дочь Императора, сказали: «Выходи замуж», она и выходит.
        - Это если Принцесса действительно безропотно подчиняется приказам, - кивнул Кави. - В любом случае я хочу отправить эту информации Ацэну. Если дело все-таки в ней, вдруг Ацэн что-то заметит и обратит внимание?
        - Хорошо, - кивнул Ран.
        - Ладно, пойду спать, а то поздно уже.
        И Кави удалился, а я погрузилась в изучение бумаг в папке. На первый взгляд ничего сверхъестественного, обычное дело. Родился, учился, собирался жениться. Мог ли он быть как-то причастен к нападениям? Вполне, но в официальных бумагах разве же это изучишь.
        - Чем я могу помочь? - Поинтересовался Ран.
        На самом деле мыслей было много, но меня интересовало лишь одно.
        - Как он достал эти бумаги?
        Ран хитро улыбнулся.
        - У него есть свои способы.
        - Какие?
        Ран сначала улыбался, рассчитывая видимо, что этого будет достаточно в качестве аргументов, но потом посерьезнел и сообщил:
        - Видишь ли, как воплощение духа Сумрака я могу чуть больше, чем маг высшей степени, - Ран заглянул мне в глаза и по телу снова пробежались мурашки. - Когда я встретил Кави, он был ранен и умирал. Я предложил ему исцеление, только необычного рода. Он согласился, и я вдохнул в него частицу Сумрака.
        - Что это значит?
        - Это значит, что он своего рода часть Сумрака, как и я. Он может уходить в сумрак и использовать его в качестве перемещения. Редкий дар. Другим он не достался.
        Я вспомнила, как глаза Мойлы, Верта и других обитателей дома Кайтранов вспыхнули серой дымкой. Улыбнулась.
        - Так вот как ты спасал им жизни, - сделала вывод я. - Ты давал им жизнь.
        Ран чуть смутился данной формулировке, но все же кивнул.
        - Я просто не давал им умереть, - чуть поправил он.
        - Значит, когда ты спас Мойлу, она… - он лишь кивнул, - через что они все прошли.
        - Через многое. Но все это позади. Здесь они живы, здоровы и, надеюсь, счастливы. Я просто рад, что смог дать им эту возможность.
        Это было так трогательно. Я подошла к Рану и прижалась к нему, он обнял меня в ответ и выдохнул улыбку.
        - Ты такой хороший, - заметила я.
        - Ничего подобного, - игриво заметил он, - я еще тот Плохиш.
        Чуть отстранившись, я взглянула на него и улыбнулась.
        - Да, ты прав, - согласилась, чем удивила Рана не то слово, - несмотря на сверхспособности Кави и остальных нельзя изымать такие документы незаконно. Завтра с утра мы отправимся в Департамент с официальным запросом.
        Ран ласково улыбнулся и коснулся губами моего лба.
        - Хорошо.
        - И верни, пожалуйста, бумаги на место.
        - Непременно, - пообещал. Я уже хотела высвободиться и идти в дом, но Ран меня не отпускал. - Летта, я… хотел тебе кое-что сказать.
        Что-то я разволновалась после его столь основательного подготовительного слова. Захотел - сказал. А тут внезапно издалека…
        - Что же? - Чуть слышно выдохнула я.
        - Видишь ли… - он прятал взгляд, - дух Сумрака может вдохнуть как жизнь, так и… магию.
        На самом деле я растерялась. Поскольку я понятия не имела, что он хочет сказать, это стало для меня неожиданностью. Несколько минут я осознавала сказанное и мое сердце билось все чаще и чаще. Магия?
        - Если… - он нежно убрал прядь волос мне за ухо, - ты пожелаешь, я мог бы вдохнуть в тебя магию.
        Это предложение… то ли напугало, то ли подарило надежду. Это действительно было моим изъяном, но я смирилась в какой-то момент и не думала о том, что это можно исправить. Ведь способов не существует…
        - И… - пробую допустить эти мысли в свою реальность, - я бы стала обладать магией Сумрака?
        - Да, но проявляться она могла бы как обычная магия, - объяснил Ран. - Я всего лишь могу восполнить твои ресурсы, это никак не повлияет на все остальное. Это тоже своего рода исцеление, ведь природа одаривает всех нас хоть минимальным, но запасом сил.
        Я почему-то подумала о другом.
        - То есть… ты готов меня исправить? - Несколько отстраненно уточнила я.
        - Летта, - Ран все быстро понял, посему призвал смотреть на него, - это не обязательство, а предложение. Мне абсолютно все равно, обладаешь ли ты магией или нет. Я просто рассказываю тебе о своих возможностях. И если ты пожелаешь, я с радостью сделаю это. Не захочешь - забудем об этом и будем жить дальше.
        Сделав глубокий вздох, я уткнулась Рану в ключицу. Он был прав, это была возможность, о которой я раньше и думать не могла. Но это предложение не из тех, что принимаешь легко и просто за секунду. Я всю жизнь прожила без магии, готова ли я принять ее? Не знаю, это слишком серьезное решение.
        - Пожалуйста, не обижайся, - не знал, что и сказать Ран, - я обещаю больше не поднимать эту тему. Извини, я…
        Улыбнулась и отстранилась.
        - Все в порядке, - заверила я, а он все равно извинялся взглядом, - просто… мне надо подумать. Все-таки это не простое решение, да и готова ли я его вообще рассматривать? Но все равно… - я обняла его крепче, - спасибо за возможность.
        Кажется, Ран все-таки расслабился и даже улыбнулся, выдохнув напряжение.
        Да, это не то, что ожидаешь услышать после того, как выясняешь о том, кого любишь, что он - дух Сумрака. С другой стороны, Ран прав, я должна знать о возможностях…
        Но это все может подождать. Дело государственной важности - нет.
        ***
        На следующее утро мы собрались в поездку очень рано. Впрочем, на задания мы собирались примерно также, потому особой разницы не почувствовали. Разве что в одежде. Я предпочла свое официальное платье.
        Сегодня было пасмурно и ветрено, даже в карете я замерзла. Ран это заметил и согрел меня своей магией. Было совсем иное ощущение от близости с ним.
        Перед отправлением мы пересеклись с Грумом. Он сообщил немного новостей из Дворца, но все они пока не имели смысла. Принцесса себя никак не проявляла, а вовсю готовилась к празднованию дня рождения Императора. Как рассказывали доверенные лица Грума, она даже заказала букет редких и очень красивых цветов, название которых никто не мог выговорить.
        - Цветы? - Нахмурилась я в тот момент. - Снова растения?
        - Я тебя понял, - кивнул Грум. - Своим людям я уже сказал, чтобы они разузнали точное название. Вечером наведаюсь во Дворец.
        Ран еще раз подробно рассказал, на чем именно основываются их подозрения, и я невольно подхватила общее настроение недоверия Принцессе. Нельзя было быть столь категоричной, но…
        - Если Принцесса приказала ир Ильстару убить Принца, она вполне могла взять с него обещание хранить молчание, - когда мы приехали к Департаменту и вышли на улицу, заметила я, - поэтому он не мог признаться, кто именно отдал ему приказ. Хотя это может относиться и к Принцу.
        - Нужен был виновник преступления, - подхватил Ран. - Кирай просто случайная жертва. Вот почему он просил меня о помощи.
        Некоторое время мы шли молча, но в конце концов любопытство пересилило.
        - Можно спросить? - Осторожничала я.
        - Как мы познакомились? - Угадал Ран. - Мы учились вместе в Храме ветров.
        Я удивленно вскинула брови.
        - Так он… тоже дух Сумрака?
        - Нет, - хмыкнул Ран и придержал мне дверь. - Он не настолько хорош, как я.
        Я улыбнулась и взяла его под руку.
        - Никто не настолько хорош, как ты, - заметила я.
        Ран заулыбался, ему явно понравилась моя похвала. Но ведь это же чистая правда.
        В архивы мы попали почти беспрепятственно. Если знаешь законы, пользоваться привилегиями становится вдвойне приятно. Но нам и использовать что-то сверхъестественное не нужно было, все просто: запрос и мы уже в архивах.
        - Я и не знал, что за основными делами существует архив, - удивленно заметил Ран, перебирая многочисленные папки.
        Точнее их перебирала я, он только помогал отодвигать тяжести.
        - Конечно есть, - подтвердила итак очевидное, - в той папке на этого ир Вразэри есть только общая информация, даже нет актуального адреса, где он сейчас проживает. Просто «в Империи», но этого явно недостаточно.
        - А вот уже сюда попадает вся информация, какой бы она не была, значимая или нет. Потому что в случае, если гражданин нарушит закон любая мелочь может пригодиться в расследовании.
        - Но он же огромен!
        И правда. Здание Департамента высилось над городом, словно монолит, а помещения архива располагались прямо под ним и насчитывали аж четыре этажа. И это только один из филиалов. На каждого гражданина было много разных дел и деталей его жизни накапливалось еще больше.
        - Дела хранятся примерно пятьдесят лет, потом - уничтожаются. Остаются только общие данные и попадают в архивный архив.
        - Весело, должно быть, работать архиватором, - скептически заметил он.
        Я лишь улыбнулась и несколько смутилась.
        - Одно время мне хотелось работать в архивах, - призналась я, а Ран вскинул брови в удивлении, - чем меньше людей, с которыми мне бы пришлось общаться, тем лучше. Но так я думала только в самом начале. Потом все изменилось. Сейчас уже совсем по-другому.
        Ран ничего не сказал, но я видела по нему, что он задумался над тем, что я сказала. Не важно.
        В архивах мы провели достаточно много времени, но дело ир Вразэри раскопать все же удалось. Странное совпадение или же спланированное преступление, но нужное дело было обнаружено далеко не там, где должно было находиться.
        И вот тут начались странности.
        Сначала мы обнаружили информацию по его дому и адресу, далее выяснилось, что дом не один, их много, и они расположены в разных частях Империи. Но главная информация пряталась за неприметной распиской о получении субсидии. Странно, но когда я увидела бланк с формой 342, у меня аж мурашки побежали по телу.
        Ран заметил, что я что-то нащупала, а посему отложил все остальное и подошел ко мне поближе. Пока он пытался отыскать что-то интересное, я уже обнаружила дату и вскрикнула.
        - РАН! - Он аж отшатнулся, настолько не ожидал от меня подобной реакции. - Это же форма номер 342! Кто бы ни был этот жених, он официально стал гражданином Империи ровно год назад!
        Ран тоже поддался на мое настроение, но пока еще не все для себя прояснил.
        - Это та же форма, что я заполняла, когда оформляла гражданство для Кави, - пояснила. - Когда отравили Императора?
        - Два года назад.
        - А гражданство можно получить, пробыв на территории Империи не меньше года. Что и случилось, судя по документам.
        - Хорошо, - Ран размышлял, - ты думаешь, будущий муж Принцессы кто-то из виландрианцев?
        - Мы не узнаем наверняка, нам нужна проверка.
        Я указала на адрес в папке, но Ран по-прежнему продолжал размышлять.
        - Зачем нужно было ждать еще год? - Спросил, наконец, он.
        - После получения гражданства по закону жениться можно только через год, - объяснила.
        - Сходится. Где он проживает?
        - У него слишком много собственности в разных частях Империи.
        - Это похоже на какую-то стратегию, - прищурился Ран. - Если предположить, что будущий муж Принцессы имеет отношение к Королевству Виландри и он же женится на Принцессе Зоране, при самом худшем раскладе он займет трон и будет управлять Империей. То, о чем мечтает Виландри уже много лет. - Ран посмотрел мне в глаза. - Думаешь, это его брат?
        - Очень похоже на то, но без доказательств мы ничего не можем. Вот, - я взяла бумаги, где были указаны адреса всех частных домов этого ир Вразэри. - Нужно проверить все дома. Кави ведь может перемещаться сумраком, так ведь?
        Ран пробежался глазами по адресам, а затем снова посмотрел на меня.
        - Похоже, в данном случае это будет самой удачной стратегией, - заключил он.
        - И самой быстрой! - Ран все же спрятал глаза, и я догадалась, что здесь что-то не так. - Что тебя беспокоит?
        - Помнишь, я рассказывал тебе, как моя сила притягивает сумеречных духов?
        - Кави тоже это делает, когда перемещается? - Ответ уже не требовался. - А ты?
        - Магически - нет, - кивнул Ран. - Но как ты помнишь…
        - …на это уходит много сил, да, - кивнула. - Как еще мы можем быстро проверить все дома? Ты говорил, у Грума есть связи со стражей во Дворце, - вспомнила я. - Они ведь все связаны общей магической сетью, так ведь?
        - Идем, - Ран схватил меня за руку, и мы заторопились на выход.
        Извозчик гнал на всех парах и мы вернулись в дом Кайтранов вдвое быстрее, чем обычно.
        - Что случилось? - Встретилась на нашем пути Мойла и в ужасе отшатнулась.
        - Грум?
        - В столовой.
        - Грум! - Еще не зайдя в дом, крикнул Ран.
        - Что происходит? Что вы узнали? - Выскочил нам навстречу Кави, а потом бросился бежать рядом.
        - Сейчас… - пообещала я, а потом Ран ворвался в столовую и быстро выпалил свой план.
        Грум, являясь человеком военным, доел свой пудинг, поднялся, утер рукой бороду и отправился писать письмо. Тем временем Ран и я рассказали Кави о наших открытиях. Кави был от природы смуглым, но в данный момент он побелел, словно полотно.
        - Что?.. - Даже потерял дар речи он, потому откашлялся и сглотнул. - Но…
        - Вообще-то это имеет смысл, - поддержала я. - Если твой младший брат избран Богом, второй брат завладевает троном Империи и Империя уже управляется Виландри.
        Ран сначала удивленно посмотрел на меня, а потом ухмыльнулся.
        - Тебе бы личным следователем Императора быть, - заметил он.
        Я улыбнулась и несколько смутилась.
        - Вообще-то я уже подала запрос, - подмигнула.
        - Я против! - Нахмурился тут же он. - Хотя… как я могу запрещать что-то своей жене?
        Внутри меня все мгновенно перевернулось, я замерла и кровь отлила от лица. Что он сказал? Как он меня назвал? Улыбка медленно рисовалась на моем лице, мы просто смотрели друг на друга и…
        - Вэйран! - Ворвался в столовую Грум. - Мои люди все разузнали. Большинство домов пустует, но в двух из них сейчас находятся люди.
        - Отлично, Кави - идем.
        Последний так и стоял на месте, никак не мог поверить в то, что мы ему сообщили. Он даже не отмер, когда Ран взял его за руку. Меня брать не хотели, но я на это замечание лишь покрепче взяла Рана за руку. Он вздохнул, но ничего не сказал. В следующую секунду мы перенеслись.
        Первым домом служила небольшая постройка, очень бедная и почти развалившаяся. Ничего в ней примечательного не было, она располагалась в большом поле, а посему хорошо, что Ран перенес нас подальше от самого дома, мы появились ближе к лесу.
        Пригнувшись, мы спрятались за деревьями и стали наблюдать. Сначала все было тихо и спокойно, но потом из дома вышел один из жителей. Стало совершенно очевидно, что этот тип - виландрианец. Он также был смуглым, черноволосым и черноглазым.
        Да, виландрианцев в Империи тоже было предостаточно, запрета на их миграцию не было. Но поскольку мы сейчас искали именно их, это невольно подводило к определенным выводам.
        Увидев его, Кави сжал кулаки и стиснул зубы.
        - Ты его знаешь? - Уточнил Ран.
        - Да, - процедил свозь зубы Кави. - Это Страж моего брата.
        Едва сдерживая гнев, Кави резко развернулся и ушел глубже в лес, отыгравшись на дереве суровым и беспощадным ударом. За что дерево-то? Ничего говорить я не решилась. Мы с Раном не спешили подходить, дождались, когда его дыхание более или менее выровняется. На это потребовалось больше времени, чем мы думали.
        Потом мы перенеслись ко второму дому, который уже выглядел более презентабельно. Здесь, как и в предыдущем, обитали Стражи Виландри. Несмотря на яркую внешность, никто из них не носил формы Виландри. Обычные одежды имперских жителей.
        - Как думаешь, он здесь? - Спросил Ран после довольно продолжительного молчания Кави.
        Кажется, он снова закипал гневом.
        - Есть только один способ это узнать, - он собирался уже шагнуть к дому, но Ран быстро схватил его за руки и оттащил подальше.
        - Мы не пойдем, - спокойно сообщил Ран своим повелительным голосом.
        Кави стиснул зубы, но подчинился. Он был зол, в его глазах плескалось отчаяние.
        - Я так надеялся, что до этого не дойдет, - когда Ран отпустил Кави, он опустил голову и прикрыл глаза.
        - Мне очень жаль.
        - Да, мне тоже.
        После этого мы вернулись в дом Кайтранов. Вместе с Грумом мы подвергли подробному обсуждению полученную информацию. Все это было чем-то вроде подведения итогов, ведь мы обсудили подробно каждый предпринятый шаг и полученный от этого результат. Обсуждение затянулось и продлилось до самого вечера. Но когда мы уже подходили к логическому завершению, Кави, который все это время сидел в своем любимом кресле и молчал, внезапно поднялся на ноги.
        Естественно это привлекло внимание. Он постоял еще недолго, поправил свой камзол, не глядя ни на кого, направился к выходу. Замер.
        - Я должен вернуться, - сообщил он.
        - Это самоубийство! - Прогремел Грум.
        - Он прав, это глупо и совершенно не имеет смысла, - поддержал Ран.
        - Это мое Королевство! - Огрызнулся Кави и тут же успокоился. - Я ответственен за все, что там происходит. Мне это и исправлять.
        - Не нужно драмы, - попросил Ран.
        - Мой брат собирается развязать войну с Империей, какая уж здесь драма? - Довольно устало вымолвил Кави и снова прикрыл глаза, словно от стыда. Вздохнул. - Я буду осторожен.
        - Это не обсуждается! - Теперь и Ран поднялся на ноги.
        Встретившись взглядами, оба начали безмолвную войну. Кто мог в ней победить, когда любое решение стоило чьих-то жизней?
        Как они договорились? Что сыграло роль, я не знаю. Но неизбежность обрушалась на всех нас тяжким грузом.
        - Я обещаю быть осторожным, - Кави кивнул.
        Ран еще недолго соблюдал тишину, словно пересиливал себя, хоть и понимал, что уже ничего не сможет сказать такого, чтобы заставила Кави передумать. Потом он наказал:
        - Обещай мне, что вернешься сумраком, если попадешь в беду. - Кави промолчал. - Иначе не отпущу.
        Сделав глубокий вздох, он снова посмотрел на своего лучшего друга.
        - И ты обещай мне, что выполнишь свой долг.
        - Что это значит?
        - Если придется… убить предателя, ты это сделаешь незамедлительно.
        Ран молчал несколько минут.
        - Только если это потребуется.
        - Зная моего брата - поверь мне, это потребуется.
        - Когда потребуется, тогда и поговорим.
        Еще некоторое время они смотрели друг другу в глаза, как будто договариваясь о чем-то, что не должно было прозвучать вслух. А потом Кави просто вышел из кабинета и уже вслед за ним поднялись мы с Грумом.
        - Ран, это очень опасно, он может не пережить возвращения. Вспомни, что было, когда мы отправлялись туда втроем.
        - Не отнимай у него возможность искупить свою вину, Летта, - попросил он.
        Что тут скажешь? Отчасти я понимала, почему он это делал. Но это же Кави. Он же член семьи. Как можно было отпустить его на верную смерть? Видимо все это Ран прочитал в моих глазах, поэтому вздохнул и добавил.
        - У него есть союзники, - напомнил он. - Не беспокойся, с ним все будет в порядке.
        - Ты в этом уверен?
        - Нельзя быть ни в чем до конца уверенным. Но у нас есть надежда.
        - Ее мало.
        - Но это все, что у нас есть.
        Я понимала, что мы в данном случае ничего не можем, но мне так отчаянно хотелось найти выход! Почему, ну почему все обернулось именно таким образом?
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
        РАН
        За Кави я сильно тревожился. Я знал, что так должно было быть, понятное дело, что он чувствовал ответственность за свой народ, за Виландри, за все поступки и действия. Но отпускать лучшего друга в опасное путешествие всегда нелегкое дело.
        Тем не менее, я верил в то, что он обязательно справится. Что мне оставалось? Я его отпустил…
        Следующие несколько дней мы с Леттой пытались придумать причину, как попасть во Дворец Императора до торжественного приема. Если Принцесса или Принц (последнего мы тоже не могли исключать) вознамерились причинить вред своему отцу, то возможно это случится либо на самом приеме, либо в ближайшие дни.
        Грум принес из Дворца весть о точном названии цветов, которые так хотела заказать Принцесса и Летта принялась изучать книги.
        - К сожалению, это обычные цветы, - сообщила она, после того как проштудировала четырнадцать книг. Лишнее подтверждение никому еще не вредило. - Либо Принцесса заказывает что-то другое под предлогом именно этих цветов, либо действительно их.
        - Что еще планируется? - Спросил я Грума.
        - Очень много всего, - разочарованно вздохнул он. - И многочисленные выступления артистов, жонглёров, магов, акробатов… и не перечесть. Подарки завозят горами, но все они тщательно проверяются.
        - Если приказ поступает «сверху», нужные дары могут и пропустить без осмотра, - заметил я.
        - Это не так, - стрельнул ревностным взглядом в мою сторону Грум. - Пусть хоть сам Император лично несет во Дворец самую безобидную на свете вещь, ее все равно просканируют придворные маги. Это не обсуждается.
        Не собираясь спорить с тем, кто десять лет прослужил в личной Страже Императора, я лишь кивнул и сбавил тон напряжения.
        Летта продолжала изучать свои многочисленные книги, пытаясь найти в них нужные нам ответы. Но я знал, что она тоже переживает за Кави.
        - Может быть, Принцесса не была в курсе? - Предположила она, а потом взглянула на меня. - Может быть, она лишь пешка?
        - Тогда кто отравил Императора? И кто отдал приказ Кираю молчать? Кто еще имеет полномочия подобного уровня?
        - Только Принц и сам Император. - Летта вздохнула. - У нас слишком мало информации. Нам надо проникнуть во Дворец.
        - Грум, - перевел взгляд я на своего учителя, - можешь помочь?
        Грум на пару секунд задумался и вздохнул, его густые усы забавно зашевелились.
        - Есть один стражник, обязанный мне кое-чем, - размышлял вслух он, - но мне нужно узнать, когда у него смена.
        Грум тут же поднялся и заторопился написать письмо.
        - Ладно, предположим, мы проберемся внутрь, - на слове «мы» я в удивлении вскинул брови, но Летта не закончила. - Под каким предлогом мы будем перемещаться во Дворце? Да и к тому же - вряд ли нам удастся подойти к Принцессе или Принцу так близко и не быть замеченными.
        Медленно улыбнувшись, я поднялся на ноги и подошел к шкафу с тотемами. Найдя нужную статуэтку, я протянул ее Летте.
        - Скрыться от некоторой магии нам поможет он.
        Летта скептически смотрела на статуэтку в моей ладони.
        - Допустим. Но ты сказал: «Некоторой».
        - В остальном я применю заклинание невидимости.
        - А сумрак?
        Покачал головой.
        - Это может привлечь сумеречных духов, а нам это совершенно не нужно. - Летта согласно закивала. - Но во Дворец отправлюсь я один.
        - Нет, не один. Если мы разоблачим предателя, именно я имею полномочия выдвинуть обвинения.
        Она победоносно улыбнулась мне, а мне ничего не оставалось, кроме как вздохнуть. Конечно же, я за нее переживал. Допустим, все пройдет гладко, и мы обнаружим все признаки и доказательства чей-то вины. Но нельзя забывать, что одного мага высшей степени уже убили. С какой целью - неизвестно. И если я еще могу выжить из-за духа Сумрака, то Летта может пострадать.
        Но кто в здравом уме решится вступать с ней в спор? Приходилось мириться. Ну, а на что я рассчитывал? Я же ее выбрал, а уж на что я подписался, знал с самого начала. И пусть я против, что она идет со мной, но я не могу не гордиться ее острым умом и великолепием… Главное, что я буду рядом.
        Как только все закончится, я сделаю официальное предложение. Больше не будет «Госпожа», будет «Хозяйка».
        Мечтал ли я о таком? Со своей большой тайной - никогда. Еще лет в восемнадцать я как-то смирился с тем фактом, что жить мне одному всю мою долгую жизнь. Если держать людей на расстоянии, они не смогут узнать правду обо мне. Но женщина всегда будет находиться рядом, рано или поздно она неизбежно все узнает.
        И тогда что мне останется? Она непременно испугается, как сделала в общем-то и Летта. Но вернется ли она? Не думаю. Это лишь подвергло бы опасности мой дом и мою жизнь. Зачем мне лишние хлопоты?
        Но кто бы мог подумать, что Боги распорядятся именно так? Кто бы мог предположить, что в моей жизни появится солнце по имени Летта…
        Во Дворец мы отправились только на следующий день. Пришлось хорошенько подготовиться и запастись некоторыми магическими амулетами и атрибутами. Нельзя было просто ворваться в сердце Империи и надеяться, что нас никто не заметит.
        Тем не менее, план был таков: сначала мы должны были попасть на территорию без применения магии, ибо ее могут засечь. Далее попасть и в сам Дворец. Поверенный Грума по имени Икин, обещал обеспечить нас амулетами Стражей. Логика проста: если Дворец защищен от магии, то применение ее даже защитниками может быть чревато последствиями. А потому нам были просто необходимы эти амулеты.
        Все пошло не по плану с самого начала. Место, где мы условились о встрече с Икином, мы нашли с трудом, а когда нашли, прождали много дольше времени, чем было нужно. Но отступать уже не было смысла.
        Наконец Икин, худой светловолосый парнишка в форме Стражей имперцев, вышел из-за живой изгороди метрах в пяти от нас, воровато огляделся и поманил нас к себе. Судя по выражению его лица, он был напуган тем, что делает. Не мудрено, все-таки он впускал на территорию Дворца двух чужаков. Пусть Грум его и заверил в нашей добросовестности и порядочности, но это еще не превращало нас в его глазах в идеальных людей.
        Пока мы бежали лабиринтами из живой изгороди, Икин выдал нам амулеты. Он нам не доверял, это понятно, но что поделаешь?
        Дверь, к которой он нас подвел, казалась вообще случайно обнаруженной. Только тот, кто обитал во Дворце достаточно долго, мог ее найти. Так что, если бы не помощь Грума мы бы вряд ли смогли пробраться внутрь самостоятельно. Да я на это и не рассчитывал.
        - Итак, - открыв дверь, еще раз воровато огляделся Икин. - Заходите внутрь, как только доходите до поворота - колдуйте свою невидимость. Но не раньше! Иначе засекут.
        Икин вздохнул и сгорбился, как будто его смертный приговор в этот момент подписывали всеми судами Империи.
        - Икин, спасибо, - поблагодарила Летта. - Когда мы раскроем заговор государственного масштаба я обязательно укажу тебя как содействующего поимке преступника.
        Икин слабо улыбнулся и просто поторопил нас. Да, если мы хорошие, то это прекрасная новость. Но наверняка он не знал, вот и нервничал.
        Мы зашли внутрь и проследовали ровно до поворота, потом я взял Летту за руку и сотворил заклинание невидимости.
        - А слышать нас будут? - Уточнила она, начав ступать тише.
        - Нет, - пообещал. - Теперь надо как можно скорее обнаружить Принца или Принцессу.
        Бродить по коридорам Дворца уже было делом привычным. Правда найти Принца или Принцессу в преддверье дня рождения Императора оказалось непосильной задачей. Мы с Леттой исходили половину Дворца, прежде чем натолкнулись на Принца. Поскольку Принцессу еще надо было поискать, мы решили понаблюдать сначала за Принцем. Все-таки именно в его Стражах служил шпион.
        Принц вел себя вполне обычно. Часть его дел было сопряжено с обязанностями и тренировками, вторая часть - с удовольствиями. Несколько привлекательных придворных дам встречались ему на пути и договаривались о ночных встречах. Принц не отвергал их, улыбался и заигрывал, в общем вел себя он довольно нормально и не походил на того, кому так важно взять на себя обязанности управления целой Империей.
        С другой стороны, он же во Дворце, он и не должен был заговорчески прятаться по углам и планировать всякие пакости.
        Слежка продолжалась. Мы следовали за Принцем по пятам, пытаясь отследить все его перемещения и действия. Но ничего нового мы о будущем правители Империи не узнали. Только ближе к вечеру нам повезло, и сам Принц натолкнулся на свою сестру.
        - Дэр! - Позвала она довольно бесцеремонно.
        Пусть он был ее братом, но вообще-то к наследникам трона мог так обращаться только сам Император. Принц тоже остался недоволен подобным обращением, скривился и нехотя обернулся. Взгляд был холодным и надменным. Принцесса в сопровождении своих слуг подошла поближе и просияла не естественной улыбкой.
        - Что-то ты все гуляешь и гуляешь, - заметила она.
        - Хочешь запретить? - Почти вызов.
        Принц почти требовал извинений за столь непочтенное обращение к себе.
        - Хочу узнать, какой подарок ты приготовил своему Императору, - повела бровью Принцесса. - Что? Опять ничего?
        - Тебе-то что с того? - Огрызнулся Принц.
        Принцесса вздохнула и тут же смягчилась, перестав мериться с братом превосходством.
        - Может быть, ты в это и не очень веришь, но я люблю нашего Отца и хочу, чтобы он порадовался, - Принцесса посмотрела на брата, и их вражда снова возобновилась. - Все-таки он уже почти оправился после отравления, хотелось бы наполнить его жизнь только положительными эмоциями. А что может быть лучше внимания собственных детей?
        - Ближе к делу, Ана, - поторопил Принц.
        - Так уж и быть, Дэр, - она издевательски ухмыльнулась, - помогу тебе с идеальным подарком.
        - Зачем?
        - Из-за отца, тупица! - Разозлилась Принцесса.
        И Принц не выдержал. Шагнул к ней ближе, схватил за руку и резко дернул на себя. Личные Стражи и Принца и Принцессы взялись за оружие, но ничего не предприняли. Что тут сделаешь? Только попробуй и ты в любом случае останешься виноватым.
        - Следи за языком, Ана, - приказал Принц. - Я твой будущий Император.
        Принцесса сначала была возмущена такой резкостью, но потом скривилась в недовольстве и едко выдавила:
        - Да, мой Повелитель.
        Принц задавливал ее взглядом еще некоторое время, потом резко отпихнул в сторону и быстро ушел. Ну а мы с Леттой принялись следить за Принцессой.
        Сначала она зло смотрела вслед брату и провожала его возмущенным взглядом, растирая руку, за которую Принц ее дернул. Потом, когда тот скрылся за поворотом, она вздохнула и отправилась к себе.
        Поскольку было бы неприлично следить за ней в спальне, внутрь я отправил Летту. Было уже поздно, можно было предположить, что она собиралась делать и Летта это подтвердила, выйдя буквально через пару минут.
        - Отходит ко сну, - разочарованно сообщила она.
        И нам было пора уже возвращаться. Но ведь мы не получили никаких сведений, нельзя было возвращаться с пустыми руками. Посоветовавшись, мы решили, что лучше будет задержаться. Выбрали ближайшую к покоям Принцессы не занятую спальню и легли спать. Прелесть Дворца в том, что внутри слишком много пустых помещений.
        Наша слежка продолжилась и на следующий день, но не принесла особых результатов. Как и на последующий день. Время поджимало, нужно было поторопиться, но мы же не могли раскрыться и сказать Принцессе, чтобы она поскорее себя обличала. А очень хотелось бы.
        Так мы и стали проводить время во Дворце. Иногда урывками забирали еду и воду, которые в общем изобилии превалировали и наши мелкие кражи замечены не были. Ночью мы снова возвращались в спальню, а наутро все повторялось.
        Как бы нам этого не хотелось, шпион не так часто крутился вокруг Принцессы или Принца. Лучше бы было проследить за ним, но он попался нам на глаза только на пятый день.
        Как и в прошлый раз, этот тип показался мне подозрительно знакомым. Но как узнать о нем хоть что-то, когда он просто выполняет приказы? Единственное, что мы о нем узнали - он служил и Принцу, и Принцессе. Хорошо, надо отметить служил. Из кожи вон лез, выполняя то или иное поручение.
        Но смысл был в том, что у наследников были разные слуги. И, похоже, ни Принц, ни Принцесса не подозревали, что этот слуга старается усидеть на двух стульях.
        И в тот момент, когда мы уже думали не дождаться чего-то компрометирующего от него, удача наконец-то нам улыбнулась.
        В один из долгих дней, ближе к вечеру, когда выполнил все необходимые поручения, шпион отправился, как я сначала подумал, по своим делам. Но шел он долго, свернул в не используемую часть Дворца и только потом принялся оборачиваться и озираться, проверяя, не следит ли за ним кто-нибудь.
        В этот момент я и понял, что развязка близка. Какой бы она не была.
        Эта часть Дворца в данный период была отдана на реставрацию, посему здесь почти не крутились слуги, не ходили придворные и тем более наследники или же сам Император. Здесь было тихо, многие стены, двери, помещения и прочее было подготовлено к скорой реконструкции.
        Но шпион упорно двигался в том направлении.
        Пройдя еще несколько коридоров, он углубился настолько, что теперь найти путь назад без проводника не представляется возможным. Но мы с Леттой следовали за ним, не отставая.
        Наконец он подошел к одной из закрытых дверей, которая ничем не выделялась на первый взгляд, просто комната. Но кое-что показалось мне знакомым…
        Дверь распахнулась, и шпион проследовал внутрь. Мы не успевали зайти следом, но нам это уже было не нужно. Стоило мне только увидеть того, кто находился внутри, как я тут же побелел.
        - Ран, все в порядке? - Прижалась ко мне Летта.
        Потребовалось время, чтобы собраться с мыслями и ответить ей.
        - Да, - приобнял ее, - но теперь все становится более чем ясно.
        Летта лишь вопросительно смотрела на меня, явно не понимая, почему мне что-то стало ясно, когда она ничего не понимала.
        Но обо всем по порядку.
        ***
        Астан выполнял любой приказ, стараясь все сделать быстро и качественно. Так, чтобы к нему не возникало никаких претензий. То Принц пошлет послать цветы очередной фаворитке, то Принцесса потребует редких украшений - поручения должны были быть выполнены идеально.
        За все то время, что Астан служил императорской семье, он ни разу не подвел своих Повелителей. Он знал, как лучше действовать, что лучше выбирать, как оставаться полезным, но незаметным. Годы тренировок и ты идеальный слуга, исполняющий все приказания, с каждым новым становясь тем, кому доверяют все больше и больше.
        Но свою преданность он однажды уже доказал своему Правителю. Преданность, с которой он служил ему, была абсолютной.
        Попав во Дворец, Астан и не мечтал оказаться в услужении самого наследного Принца. Но по воле случая он занял это место с достоинством. Для него это была великая честь, и он не мог подвести своего Повелителя.
        Тот злополучный день Астан запомнил навсегда. Была середина осени, когда Император отправился на охоту со своим сыном. Это был промозглый день, лес заволокло туманом, половина имперских Стражей, что сопровождали их, растерялись по пути.
        Но не Астан. Он был начеку и не отходил от своего Принца далеко.
        Он помнил, как все случилось. Внезапно стало темно, они оказались вдвоем, но почти в одиночестве. Странные тени, звуки, ощущения и вот уже на них нападает сумеречный дух. Повалив их с коней, дух вознамерился осушить свои жертвы. И первым делом он взялся за Принца.
        Астан рвался помочь, прервать страшную казнь…, но он ничего не мог. Тогда-то подоспел Лассар ир Хатунэй. По должности ему было положено разбираться с духами, и он смог уничтожить порождение Сумеречья. Все прошло гладко, дух пал, но Принц…, он был ранен.
        Поэтому сумеречных духов так боялись, поэтому отправляли за ними магов высшей степени, потому что они забирали жизненные силы и ослабляли своих жертв до тех пор, пока те не умирали.
        Император подоспел к Принцу, он был в ужасе от того, что увидел. В срочном порядке Принц был доставлен во Дворец, лучшие лекари были приставлены к нему. Все боролись за его существование, потому что жизнью те мучения, что он испытывал, назвать было нельзя.
        Все эти долгие тридцать семь дней Астан не отходил от постели своего Повелителя. Но каждый новый лекарь, появлявшийся в покоях Принца, предпринимал серию бесплотных попыток, неизбежно получая тот же результат.
        На тридцать седьмой день Император сам лично вошел в покои к сыну. Лекари наперебой рассказывали ему о том, что Принц навсегда теперь останется таким слабым и не сможет восстановиться полностью. Но он был прямым наследником, и когда придет тот день, займет трон Империи.
        Астан не смотрел на Императора, это было запрещено любому, кто был ниже наследников. Священное право.
        Видя страдания сына, призывал все новых и новых лекарей Правитель Империи, но ничто не помогало юному Принцу. И тогда Астан стал сам искать пути и возможности. Обратился он к древним мистикам, но и те лишь разводили руками. Понимал верный слуга своего Хозяина, что неизбежен ужасный конец, и тогда он решился на отчаянный шаг.
        Похитив Принца, темной ночью Астан отправился в долгое путешествие, только ему одному было известно, что он задумал. Но он был так верен своей идее, что пошел против всех правил и подписал себе смертный приговор. Но он был уверен: если удастся спасти Принца, все это будет оправдано.
        Узнал о том Император, пустил в погоню целый взвод, раструбил о вероломстве, совершенном с его сыном. И гнались за ними днями и ночами, но нашли только останки кареты, в которой увозили Принца, сорвавшейся с утеса и разбившейся вдребезги о скалы ущелья.
        Так погиб Принц Родэрик, старший сын Императора, брат Принца Садэри и Принцессы Зораны. А вместе с ним и его верные слуги. Как всем до этого момента думалось.
        Астан снова шел теми же коридорами, направляясь в ту часть Дворца, где сейчас никто не жил. Как обычно он исходил больше двух сотен шагов и снова остановился перед той заветной дверью, за которой он скрывал свои секреты.
        Еще раз оглядевшись на всякий случай и убедившись, что за ним никто не следует, Астан распахнул дверь и проследовал внутрь.
        - Все почти готово, Повелитель, - с благоговением произнес Астан. - До торжественного приема осталась всего неделя, скоро все решится.
        Темная фигура была укрыта слабыми сумерками. Окна в комнате присутствовали, но были занавешены плотными гардинами. Было ясно, что это высокий мужчина и что он пролистывал какую-то книгу. Что он мог разглядеть в такой темноте? Многое, если к этой самой темноте имеешь непосредственное отношение.
        - Хорошо, - заключил он и закрыл книгу. - Только в этот раз ты подвел меня, Астан.
        Лицо Астана вытянулось, он испуганно вытаращился на своего Повелителя, но так и не успел ничего понять. Заклинание невидимости деактивировали сразу семеро - Герита ри Фонингем и шестеро Стражей. Мгновенно набросившись на противников, Стражники повалили на пол сначала Астана, вывели еще двоих прислужников из дальних комнат, а ри Фонингем сколдовала магические оковы и обезоружила последнего участника заговора.
        Теперь и я снял заклинания невидимости с себя, Летты, Принца и Принцессы.
        - Эри, - с ужасом в глазах смотрел на своего старшего брата Принц.
        На своего погибшего старшего брата.
        Ри Фонингем приковала своего противника к стене, а я зажег свет на канделябрах и люстре. Теперь все действительно смогли убедиться, что перед нами находился старший сын Императора, Принц Родэрик собственной персоной. Только вот он совсем не походил на того, кого мы все знали.
        - Ри Крос’ери, - обратилась ри Фонингем к Летте, - допроси Астана в соседней комнате.
        Летта, которая уже активировала свое золотое перо, сначала завороженно наблюдала за происходящим, потом втянула воздух и напряженно кивнула. Двое Стражей вывели слугу из комнаты, Принц и Принцесса остались со своим братом.
        Астан был явно в шоке от того, что произошло. Похоже, ему действительно не могло прийти в голову, что его когда-нибудь разоблачат.
        - От лица Департамента я официально заявляю: дача ложных показаний, а также ложь волшебному перу является не меньшим преступлением, чем измена государству.
        Астан как будто только сейчас заметил Летту и внимательно ее разглядел.
        - Допрос объявляется открытым, - сообщила она. - Расск