Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Дианина Нина: " Капля Времени " - читать онлайн

Сохранить .
Капля времени Нина Дианина
        Нинейс, единственная женщина в команде космического корвета "Лунный свет", создаёт новую поисковую программу. В первый же день такого поиска в сети корвета попадает совершенно необычная находка.
        Нина Дианина
        Капля времени
        ГЛАВА 1
        Очередной рабочий день, а точнее, очередной стандартный цикл, имитирующий земные сутки, начинался как обычно.
        - Приветствую команду! - на пороге небольшой кают - компании появилась массивная фигура нашего капитана. Я подняла глаза от своей тарелки, слегка улыбнулась и кивнула. Вставать при появлении капитана не требовалось, всё-таки мы не военное имперское судно, поэтому вошедшему начальству в ответ просто прозвучал нестройный слабый хор приветствий.
        Экипаж нашего небольшого поискового корабля, почти в полном составе завтракающий сейчас в кают-компании, особой численностью не отличался. Сейчас на борту находилась полностью укомплектованная команда: пять членов экипажа да плюс сам капитан Бернан Ши, и эти шесть человек были заключены в крохотной скорлупке космического корвета с романтическим названием «Лунный свет», плывущей по бескрайнему океану ледяного космоса.
        В тот момент поисковый корвет Бернана Ши находился в одном из А-секторов системы Беты Пегаса в двух гиперпереходах от нашей станции базирования на Серпе. По мнению промышлявших поиском имперских торговцев, эти сектора космического пространства были пустыми и абсолютно бесперспективными.
        Однако наш капитан думал несколько иначе. Похоже, по его расчетам в одном из этих пустынных и малонаселённых секторов галактики нам могла улыбнуться удача. Видимо, Бернан надеялся, что эта капризная, редко и с неохотой улыбающаяся особа ждала нас именно там, где в темноте космоса вдали от стационарных имперских гиперпространственных выходов на весьма удалённой от местного светила орбите кружилась большая холодная планета Селеста, обременённая внушительным астероидным поясом.
        Наш быстрый «Лунный свет» сначала пять дней шёл своим ходом от точки выхода из гиперпрыжка до этой ледяной безлюдной красавицы, а теперь второй день медленно облетал её, будто что-то высматривая у неё на поверхности.
        - Долго мы ещё будем рядом с Селестой прогуливаться, капитан? - почти сразу, не дожидаясь пока капитан усядется за стол, спросил Друрри, коренастый смешливый рыжий крепыш с Минсы. Он ждал ответа, поглядывая на Бернана из под отливающих медью ресниц. На его родной планете планете с её чуть повышенной силой притяжения гены рыжих оказались доминантными, поэтому невысоких крепких минсиан было видно издалека в любом уголке империи. Темно-синий рабочий комбинезон лишь подчёркивал преобладание оранжево-апельсиновых цветов в его внешности. Казалось, что даже он сам и его веснушки должны пахнуть апельсином.
        Друрри у нас числился бортовым механиком и отвечал за грузы. Функционирование грузовой платформы, что сейчас покоилась в трюме в сложенном состоянии, была полностью под его ответственностью. Однако, грузами его обязанности не ограничивались. При необходимости из простого механика они мог превратиться в координатора наших военных роботов и наводчика корабельного оружия. Каждый член небольшого экипажа «Лунного света» в той или иной степени обладал целым спектром нужных в дальнем космосе профессий.
        Да, наш маленький корвет был оснащён пушками и боевыми роботами и в случае нападения мог огрызнуться и постоять за себя.
        Я тихо хмыкнула. Нетерпеливый Дру во всех разборках был в первых рядах, а сейчас первым озвучил вопрос, который интересовал всю команду: раз мы уже на месте, когда же, наконец, начнётся сам поиск?
        - Надеюсь, что прогуливаться будем недолго, - капитан поднял на Дру темные вишни глаз из-под нависших бровей. - Вот послушаем, что нам скажет наш слухач после утреннего общения с искином, а потом, если будут зацепки, уже сегодня нырнём в астероидный пояс и начнём планомерное прочёсывание.
        Экипаж, как по команде, повернулся ко мне. Этим слухачом, как на сленге поисковиков называлась должность датчик - оператора, была я, единственная женщина на «Лунном свете».
        Точно неизвестно, откуда пришло это прозвище, почему именно слухач, а не, скажем, смотритель или наблюдатель. По одной из гипотез, когда-то давно кто-то провёл аналогию между космическими кораблями и подводными лодками. Ведь действительно, космические корабли плыли по просторам Галактики подобно субмаринам. На каждой такой космической субмарине сидел свой датчик - оператор и, как раньше акустики на подводных лодках, «слушали» окружающее пространство через внешние датчики.
        Давно прошли времена, когда всю информацию о том, что творится вне за бортом субмарины, нёс только звук, но прозвище «слухач» на космических кораблях прижилось.
        Мир за бортом «Лунного света» пульсировал и искрился собственными излучениями, откликаясь эхом от тех волн, которые как щупы посылал искин по моему приказу. Мы с искином, искусственным интеллектом нашего маленького корвета, как раз и занимались анализом этой обширной информации, приходящей с разных сторон на многочисленные датчики.
        Даже прозрачная стена в рубке, сквозь которую якобы нам подмигивали звёзды и где светлел внушительный бок плывущей рядом Селесты, была всего лишь большим экраном, на котором в видимом человеческому глазу спектре всего лишь отображались данные с моих датчиков. Большое круглое окно в кают-компании тоже было всего-лишь экраном. Снаружи на этом месте располагался глухой бронированный бок корвета.
        Капитан налил себе большую кружку кофе и набрал код на панели пищевого синтезатора. Чёрный свободный военный комбинезон без нашивок, в который Бер предпочитал одеваться на борту, не скрывал его широких плеч и мощной мускулатуры. Военное прошлое ушло, а привычки остались.
        Звякнул сигнал и выплюнул из своих недр тарелку с омлетом, покрытым мягкой сырной корочкой. Капитан подхватил тарелку и уселся напротив меня.
        - Итак, что сегодня слышно в окружающем мире, Нинейс?
        - Пока не знаю, - пожала я плечами и опустила глаза под внимательными взглядами экипажа. - Сейчас пойду посмотрю, послушаю как и что. Искин был ночью спокоен, о нестандартных сигналах не сообщал. Думаю, что всё в порядке. Мы в секторе одни. Хвост за нами не тянется, никто нас не преследует. Можно приступать к поиску. Я верно понимаю, что вас, капитан, интересует не сама Селеста, а её астероидный пояс?
        - Да, Нейс, именно так. Не думаю, что на безлюдной планете есть что-то интересное, а вот пояс - другое дело. Мы не зря от станции сюда через пять галактических секторов прибыли. По моим предварительным прикидкам в этой части пояса Селесты непременно должно было застрять что-нибудь ценное. Вот это ценное мы и должны отсюда вытянуть.
        Я кивнула. Бернан просто так слов на ветер не бросал. Если он сказал, что тут что-то должно быть, значит, так оно и есть. Будем искать.
        Вряд ли капитана можно было бы назвать моим хорошим близким другом, однако нельзя было бы отрицать, что Бернан пользовался моим полным уважением и доверием. Мало кто знал, но за угрюмой медведеподобной внешностью наш умница капитан скрывал острый аналитический ум и глубокий интерес к военной истории. Да и грубоватые манеры якобы недалёкого и корыстного космического наёмника были всего лишь частью придуманного удобного образа, маскировкой, которую он использовал к своей выгоде.
        Я относилась к тем, кто это знал. Наше знакомство началось ещё добрый десяток лет назад на борту большого имперского военного линкора, где он тогда служил штурманом. С тех пор Бер успел оставить службу, обзавестись своим небольшим, но весьма неплохо оснащённым кораблём, позвал слухачом меня, и вот уже четыре года я зарабатывала себе на хлеб, отправляясь в поисковые рейсы в составе его небольшой команды.
        Без сомнений, последний месяц перед полётом Бернан провёл не в пристанционных кабаках или на известных курортах империи, а в своём маленьком доме на Цирцее, и не вылезал из галанета, внутригалактической информационной сети, где увлечённо ковырялся в архивах имперских исторических музеев, как обычно, тщательно подготавливая свою очередную поисковую вылазку. Бер считал, что удача на пустом месте не вырастает, что нужно не лениться и активно работать мозгами, создавая благоприятную почву для этого капризного цветка.
        Его близкий друг и помощник Териос тем временем тоже не бездельничал, а просеивал гуляющие по галанету слухи и болтовню таких же, как мы, поисковиков, по мере возможности удобряя почву для произрастания будущей удачи необычными новостями. Какую именно рыбку друзья хотят выловить в этот раз я не знала, но у меня не было ни капли сомнений, что они отправляются в поиск не наобум, а в точно выбранное после тщательной подготовки и длительных обсуждений место.
        Вообще, на мой женский взгляд, капитан и его помощник весьма необычно смотрелись вместе. Легкий, гибкий и худощавый, говорливый синеглазый красавец и покоритель женских сердец Териос являлся полной противоположностью широкоплечего здоровяка Бернана. Бер был массивным и основательным, как скала, а Тер текучим и подвижным, как вода.
        У них во внешности было разным всё: цвет волос, глаз, черты лица, фигуры, тембр голосов. У Бера рокочущий бас, а у Тера бархатный баритон. У капитана торчащий ёжик русых, чуть рыжеватых жёстких волос, а у его помощника мягкая тёмная волна, которую он часто завязывал в низкий хвост.
        Если говорить только о внешности, то, наверное, у них вообще совпадал лишь рост. Оба были достаточно высокими. Всё остальное значительно разнилось.
        Однако, если судить по характеру, то они прекрасно дополняли друг друга и полностью совпадали по степени целеустремлённости и отношению к делам.
        Не знаю точно, какую именно ценную информацию совместными усилиями нарыли Бер и Тер в обширных дебрях информационных зарослей на этот раз, однако мне уже было ясно, что сейчас капитан направил наш поисковый корвет в звёздную систему, где около пятидесяти лет назад рядом с Селестой произошло сражение имперских войск с объединёнными войсками Вольных планет.
        Рубка тогда там произошла знатная. Хоть империя и разбила не желающий войти в её состав вольный народ, но и сама понесла большие потери, а потом надолго откатилась назад. Кто тогда выжил, тот сам благополучно убрался с поля сражения, зализывая раны. Кто не выжил, остался на разграбление мелким космическим падальщикам, кем, по сути, являлись и мы. Поисковики - это парадное название тех, кто бороздит космос в поисках того, что осталось без хозяина и которое можно затолкать в трюм и затем выгодно продать.
        Безусловно, за эти последние пятьдесят лет поисковики не раз вдоль и поперёк прочесали это полное обломков местечко в космосе рядом с Селестой. Они вытащили самые жирные и ценные куски, после сражения болтающиеся перед глазами, увели на буксире ещё работающие или поддающиеся ремонту двигатели, гравитеры и реакторы, выковыряли уцелевшие искины, сняли многокомпозитную броню и уцелевшее оружие. В общем, прошерстили и подчистили всё, что возможно.
        Однако, похоже, наш капитан посчитал, что у сверкающего астероидного пояса ещё есть неплохой потенциал для поисков. Селеста вполне могла затянуть поглубже и спрятать в глубине своего пояса что-нибудь достаточно ценное, замаскировав за обломками бесполезных оплавленных глыб. А наш небольшой быстрый корвет как нельзя лучше подходил к такому веерному поиску среди астероидов.
        Бернан больше не стал мне ничего говорить, а занялся своим омлетом, давая мне возможность спокойно закончить завтрак. Всё было понятно без слов. Мы прибыли на выбранное Бером место, и теперь он ждёт моих предложений с чего начинать поиск.
        Териоса в кают-компании в данный момент не было, иначе он не упустил бы момент кинуть в мою сторону какое-нибудь насмешливое замечание. Помощник капитана сейчас отсыпался после дежурства, зато все остальные члены команды в полном составе находились тут.
        - Да уж, Нинейс, вся надежда на твои датчики. Астероид из альдолита нам бы не помешал, - пробурчал Громи. Он сидел сбоку от меня.
        В ответ на его слова вся команда чуть заметно кивнула. Я поймала себя на том, что тоже бессознательно киваю. Да, найти кристалл альдолита было заветной мечтой каждого поисковика. Альдолит рос только в космосе и изредка вырастал до размеров небольшого астероида. Однако находили такое чудо крайне редко, а потребности империи в альдолите были высоки, потому что использовался он во многих приборах и аппаратах. Насколько мне известно, пока что все попытки искусственно вырастить этот ценный кристалл без примесей заканчивались неудачей. Даже небольшой найденный природный его кусочек резко улучшил бы наше финансовое положение.
        Громи, высокий худой молчаливый миррианец с бледной, чуть голубоватой кожей, наш сисадмин и программист, выразил вслух надежду всего экипажа и, видимо, решил, что за это утро сказал больше, чем достаточно.
        Он замолчал и продолжил ковыряться в чашке с любимым салатом, который ему услужливо выдавал пищевой синтезатор по утрам. Эту привычную миррианцам чуть солоноватую зелень, похожую на морскую капусту, кроме него на корабле есть никто не мог. Зато Громи, этот лучший друг корабельного искина и лекарь его скрытых болячек, с плохо скрываемым отвращением смотрел на мой творог и молочные продукты, которыми обычно завтракала я.
        - Нейси, ты у нас сегодня путеводная звезда, - улыбнулся мне Стен, симпатичный темноволосый бирмианин, что сидел чуть левее Громи. - Не сомневаюсь, что уже сегодня ты найдёшь нам нечто особенное!
        Он игриво подмигнул мне карим глазом с узким зрачком. Со Стеном у меня были прекрасные отношения. Кроме глаз происхождение бирмианина выдавали остроконечные уши, руки и чуть заметный пушок по всему телу. Порой вспыльчивый Дру в момент яростных споров называл его ушлым кошаком и, по-моему, Стен не особо обижался. Да, на Земле гуманоиды произошли от приматов, а на его родной планете Бирме от кошачьих, однако сотни тысяч лет эволюции сделали нас похожими. Вибриссы и когти у бирмиан почти атрофировались, ходили эти потомки котов и кошек на двух ногах, имели ловкие пальцы с мягкими подушечками, а общий имперский язык позволял нам общаться и совместно работать в любой точке империи. Однако, хотя восприимчивость органов чувств у них за тысячи лет и понизилась, однако всё равно была выше, чем у потомков приматов.
        Стен числился на корабле врачом. Можно было с полной уверенностью утверждать, что своими мозгами и умениями бирмианин закрывал огромную область корабельных нужд. В нашей маленькой команде он фактически был главным биологом, химиком и минералогом, ведал лабораторией, а также всеми реактивами и лекарствами, что хранились в ней.
        - Твои бы слова, да Богу в уши, Стен. А пока уж как получится, ничего гарантировать не могу, - улыбнулась я очаровательному котяре в ответ. Он был мне симпатичен, но его игривое подмигивание я с полной уверенностью считала просто дружеским.
        Вместе мы ходили на поиск уже четыре года, и с самого начала я заставила экипаж усвоить и принять мои принципы: в полёте никаких личных отношений с мужчинами из экипажа. Никаких сальных шуточек и заигрываний в надежде на постель. Конечно, не обошлось без небольших конфликтов, но своего я добилась. Лёгкие и порой двусмысленные шуточки команда на мой счет всё же позволяла себе отпускать, но на моё личное пространство никто не покушался и руки не распускал.
        Чтобы удерживать мужчин на расстоянии, всё время пребывания на борту корвета я носила исключительно стандартный тёмно-синий рабочий балахонистый комбинезон, гладко зачёсывала в хвост свои тёмные волосы и не пользовалась косметикой.
        Другими словами, всем своим видом подчёркивала, что здесь на корабле до конца полёта мы все равны, бесполы, просто делаем свою работу и не стоит терять время и подбивать ко мне клинья.
        Уж не знаю, к сожалению, или наоборот, к счастью, но такой принцип у меня вырос не на пустом месте. Судьба меня вовремя одёрнула и сняла розовые очки. Совсем давно, когда я после академии только начинала ходить на дальние маршруты, то по молодости и наивности, когда попала на большой крейсер, позволила себе лёгкие необременительные постельные отношения с одним из навигаторов. Мой кавалер не стал скрывать от экипажа своей удачи и буквально через дежурство у моей двери стоял второй помощник капитана со сладкими речами и изображал глубокую симпатию. Когда он получил от меня от ворот поворот, то его сладкие речи и мурлыкающие интонации сменились на угрозы и шипение, в котором слышалось что-то вроде, ах ты шлюха, чем я хуже навигатора. Самое противное, что на следующий дневной цикл у порога стоял третий.
        Оказалось, что внутри себя мужской коллектив постоянно соревнуется, и ухватить за ногу мимо пробегающую самку у большинства мужчин считается успехом. А что там думает сама самка, это её проблемы.
        Тогда, на крейсере, мне с трудом удалось отбиться от толпы настойчивых поклонников, посчитавших, что если одному можно, то значит, можно всем. Кто-то смирился с отказом, а кое-кто в полной уверенности, что я просто зазнаюсь, не ценю свалившегося на меня счастья и летаю в облаках, попытался опустить меня пониже весь рейс и мелко исподтишка гадил до самого нашего возвращения. Как можно догадаться, у второго помощника капитана для этого была масса возможностей.
        Профессиональную репутацию этот гад мне тогда серьёзно подпортил. Пришлось уволиться, хотя жалованье на крейсере было хорошее. Однако я расценила это как хороший урок, серьёзные выводы на будущее сделала и такой ошибки больше не допускала.
        Затем было несколько лет скитаний по различным кораблям и космическим станциям в поисках хорошего коллектива и соответствующей моей квалификации работы, и, в конце концов, я прибилась к корвету Бернана. Результат оказался неплохой: вот уже четыре года как я летаю на «Лунном свете» вместе с Тером и Бером, и меня на данный момент всё устраивает.
        На борту корвета Бернана я почувствовала себя настоящей королевой локаторов, эхолотов, сканеров и других многочисленных приборов, испускающих и принимающих излучения всех возможных видов. Они послушно поворачивали свои уши и глаза в заданный мной сектор и на миллионы километров погружали свои невидимые щупы в окружающую корабль иллюзию ледяной пустоты и безмолвия и передо мной разворачивалась совершенно иная картина. Космос вокруг корабля жил своей бурной и насыщенной событиями жизнью, не обращая внимания на затерявшуюся в нём песчинку под названием «Лунный свет».
        Ну что, пора работать? Ребята один за другим стали выходить из кают-компании. Новый день, точнее, новый стандартный корабельный цикл в двадцать четыре часа, начался. Интересно, удастся ли мне найти сегодня что-то интересное?
        Я уже сидела в рубке в своём рабочем кресле и просматривала данные, полученные за предыдущие ночные часы, когда рядом нарисовался капитан.
        - Нинейс, я ведь не шутил, когда говорил, что мы нырнём в пояс Селесты после твоего анализа. Мы подошли к нему максимально близко, а по моим расчётам эта область пояса самая удачная, чтобы зайти внутрь и начать поиски. Ты своими датчиками должна найти то, ради чего стоит туда сунуться.
        - А что мы ищем?
        - Если бы я знал точно.
        - Ну, хотелось понять хотя бы общее направление. Минеральные астероиды? Альдолит? Обломки металла? Пустоты? Какие параметры задавать поиску? Нестандартные сцепки? Мы ищем нечто рукотворное или природное?
        - Давай начнём с большого рукотворного. Тут рядом было сражение. Всё самое вкусное уже растащили, однако, возможно, пояс затянул в себя что-то интересное. Опять же, можно приклеиться к какому-нибудь внушительному обломку древнего крейсера, фрегата или по размеру чего-то подобного, а под его прикрытием заглянуть в пояс Селесты поглубже и прыгнуть к следующему подходящему обломку. Таким же образом можно выбираться обратно.
        Я пожала плечами.
        - Задачу поняла, но, капитан, вы сами понимаете, не от меня зависит, когда и где нам будет встречаться что-то подходящее. Может быть, сегодня, а может быть, через неделю.
        - Ничего, время у нас есть. Никто не торопит пока, - широкой ладонью он небрежным жестом взъерошил и без того уже торчащие рыжеватые иголки волос.
        Что-то зацепило меня в его интонации и жесте.
        - Пока? - я вопросительно посмотрела на Бернана.
        - Никогда нельзя исключать, что кого-то заинтересовали наши планы и перемещения, Нейс, - вздохнул капитан. Его глубоко посаженные карие глаза из-под нависших бровей смотрели серьёзно. - Похоже, с недавних пор, сообщество вольных искателей решило, что я весьма удачлив. Сама понимаешь, во что это может для нас вылиться. Глубины космоса - опасное место, где необходимо всегда держать ушки на макушке. Корвет у нас хорошо оснащён, но мы всего лишь небольшой корабль с малочисленным экипажем. В общем, если что, в случае появления других кораблей нам лучше убегать и прятаться.
        Я кивнула. Всё ясно. Значит, наши последние успешные вылазки заинтересовали кого-то из конкурентов. Надеюсь, Бер знает, как с ними справиться.
        Ладно, принято. Ушки на макушке - это как раз про меня во всех смыслах.
        Откровенно говоря, наш капитан мне нравился. Основательный умный спокойный мужик. Мы чем-то совпадали с ним по характеру. Существовала какая-то базовая составляющая, которая делала наше сотрудничество очень комфортным. Возможно, это уважение к профессионализму, которое выражалось в полной свободе действий, которую капитан предоставлял своим подчинённым после того, как поставил задачу? После выданных указаний Бер не стоял над душой и не контролировал каждое движение, а полностью доверял своим людям сделать работу и терпеливо ожидал результатов, а потом внимательно прислушивался к комментариям и советам. Однако решение всегда было за ним.
        Опять же лично мне импонировало то, что капитан не устраивал разборки с моими личными тараканами, коих было в избытке. Напротив, за своей спиной я всегда чувствовала его молчаливую поддержку. Когда он предложил продлить контракт на четвёртый год, я согласилась без сомнений, хотя на тот момент мне поступили финансово более выгодные предложения.
        Да и что греха таить, мне было приятно осознавать, что кроме всего прочего, продлённый со мной контракт можно было рассматривать как отличную рекомендацию. Как признание того, что я отличный слухач. Все знали, что на борту своего «Лунного света» Бер собрал отличных специалистов своего дела. Смею надеяться, что меня взяли в эту компанию не из-за моих безусловно красивых серых глаз, а из-за качества моих мозгов.
        Всю эту неделю, пока мы тащились от имперского стабилизированного гиперпространственного выхода рядом с красным гигантом Бетой Пегаса до Селесты, в моей голове дозревала отличная идея для создания новой программы анализа данных. Когда я озвучила её Громи, наш повелитель программ и лучший друг бортового искусственного интеллекта снисходительно пожал плечами и сказал, что создать такой такой алгоритм для него не проблема, а искин легко слепит программу на его основе.
        Громи не подвёл. Ещё вчера я прогнала мою новую программу в тестовом режиме, потратила пару часов на настройку интервалов и получила весьма обнадёживающие результаты.
        На сегодняшнее утро у меня были намечены полевые испытания моей новой программы. Полем для экспериментов был выбран ближайший сектор в поясе Селесты и до обеда мои датчики послушно собирали и просеивали данные из окружающего нас космоса. К обеду я получила первый результат, который и обдумывала всё отведённое на еду время.
        - Нинейс? Что там у тебя? Есть что-нибудь для начального погружения? - спросил наш тактичный капитан, промолчавший весь обед и терпеливо дождавшийся, когда я наемся и начну ложечкой ковырять десерт. - Какая-то ты сегодня слишком задумчивая.
        Команда заинтересованно уставилась на меня. От моего ответа зависело её дальнейшее времяпрепровождение. Или мы будем всё также скучать, маяться от безделья и убивать время в ожидании, или наконец перейдём к активным и, как все надеялись, несущим большую финансовую прибыль действиям.
        Да и любопытство всех мучило. Поисковик без булькающего природного любопытства - нонсенс. Вдруг под этой или той космической ёлкой тебя ждёт большой космический гриб, не обгрызенный паразитами конкурентами?
        - Есть кое-что, - я уклончиво пожала плечами, не желая обнадёживать ребят заранее. - Могу отчитаться.
        - Тогда после обеда жду тебя в рубке, - поднялся капитан.
        Естественно, через четверть часа я уже сидела на своём месте в рубке и докладывала о находке обоим: Беру и Теру. Искин подкреплял мой доклад фактами и без задержек выкладывал нужные мне картинки на экране.
        - Почему именно этот? - с сомнением в голосе произнёс просил капитан, поворачивая и рассматривая со всех сторон изображение ничем не примечательной указанной мной оплавленной космической глыбы.
        - Его выбрала моя новая программа.
        - Новая? Как интересно. А чем тебе прежние программы поиска не подошли?
        - Они всё же для других начальных условий. Слишком много отсеивается. По сути, самые распространённые поисковые программы созданы для сбора крупных обломков после каких-то недавних техногенных событий: сражений, катастроф, точечных взрывов. То есть, для условий, когда обломков много и они имеют явные признаки искусственного происхождения. Тогда применение таких программ оправдано.
        Например, в каком-то секторе после сражения задаются чёткие параметры искусственности, такие как… - я в задумчивости щёлкнула пальцами, - ровные линии, смешанный спектр материалов оболочки и так далее. Что-то вроде сита с большими ячейками, в которые ускользнёт и избежит внимания мелочь, но можно выловить хорошую крупную рыбу - какой-нибудь существенный по величине обломок корабля с отсеком уцелевших дронов, потерявший ход почти целый штурмовик или ещё что-нибудь ценное. Однако, я так понимаю, что это не наша тема? До нас всё крупное выловили.
        - Да, в нашем случае у нас как раз осталась мелкая рыбёшка непонятного происхождения, - кивнул Териос. Помощник капитана явно недавно проснулся после ночного дежурства. Он не стал заморачиваться на бритьё и сейчас щеголял сизой щетиной, которая совершенно его не портила, а наоборот добавляла шарма в его мужественный облик.
        Теперь Тер, чуть прищурив глаза, вместе с капитаном внимательно рассматривал экран, на котором искин демонстрировал найденный мной объект с разных ракурсов.
        - Не вижу проблемы. Просто сузить размер сита, да и всё, - пожал плечами капитан. - Тогда и мелкая рыбёшка в сети останется.
        - По каким именно параметрам сузить? Если по всем, тогда в сите останется вообще гора бросовой мелочи с округи вместе с грязью. А как потом вылавливать в этой горы грязи ценные кусочки вообще неясно, - терпеливо возразила я. - Поэтому мной и создана новая программа поиска. Если отодвинуть в сторону все специфические детали, в моей программе смешиваются несколько баз данных датчиков по различным параметрам, а уже на их основе идёт поиск элементов, обладающих особенностями сразу в нескольких направлениях.
        - Такие особенности по всем базам отслеживались бортовым искином и раньше, - хмыкнул Тер и перевёл глаза на меня.
        Я вздохнула и отвела взгляд. Чертовски привлекателен наш помощник капитана. Всё-таки земляне очень симпатичная раса. Хорошо, что за столько лет у меня выработался хоть какой-то иммунитет против магнетического воздействия глаз Териоса. Вначале, в моём первом поиске на «Лунном свете» я просто терялась под прямым взглядом его синих глаз, опушённых черными ресницами, и начинала что-то позорно мямлить. Пришлось срочно работать над собой и брать себя в руки, чтобы не вызывать лавину шуточек.
        Быстро прийти в себя и приобрести относительную устойчивость к его мужскому очарованию помогло осознание, что красавчик Тер - редкий бабник и ловелас, который совершенно не скрывает своих быстротечных романов на станциях вне корабля. Порой он развлекал экипаж в кают-компании, яркими красками живописуя свои любовные похождения, правда, соблюдая рамки и не впадая в сальности. Его повествования порой напоминали мне главы из любовных романов, которые он доносил нам от лица главного героя. Расклеиться и стать очередной жертвой сногсшибательного обаяния Териоса, стать объектом смешков и шуточек ради быстротечных отношений и в конечном итоге потерять место на борту «Лунного света» мне совершенно не хотелось.
        - Да, конечно, особенности объектов в окрестностях нашего корабля искином отслеживаются и без моей программы, - спокойно ответила я помощнику капитана. - Моя идея состоит в том, чтобы расширить интервалы исследуемых излучений, увеличить заданные погрешности, захватить все найденные отклонения от стандартных величин и уже потом пропустить сквозь мою программу этот поток дополнительных данных и оставить только самые необычные одновременно по нескольким базам.
        Но это только полдела. Важно, что кроме этого я ввела в фильтр несколько интересных и, на мой взгляд, весьма перспективных динамических параметров, с помощью которых собираюсь получить более полную картину того, что будет окружать нас в насыщенном непонятными обломками поясе Селесты. Честно говоря, эти динамические параметры как раз и есть ядро моей новой поисковой программы. В них весь смысл.
        - Твоя новая сито-программа выдала тебе сегодня именно этот результат? - снова покосился на меня Тер и увеличил до максимума предлагаемый объект на экране. - Что-то не вижу в нём ничего особенного. Никаких внешних признаков искусственности. Оплавленная глыба, да и всё.
        - Не только этот. Объектов было несколько. А именно четыре. Один явный, который искин обнаружил сам согласно прежним параметрам. Это обломок от имперского фрегата. Похоже, военного, серии «Игла» пятой модификации. Да, не новенький, но и не полный антиквариат. По моему мнению, обломок перспективный. Можете сами на него дополнительно полюбоваться, если интересно.
        А вот в моём новом информационном сите застряли три совершенно невзрачных на первый взгляд астероида, на которые искин ранее не обратил бы никакого внимания, потому что они ничем не выделяются из своих собратьев в поясе Селесты.
        - А по каким параметрам ты выбрала именно этот и отсеяла остальные? - Бернан начал крутить объект на экране, рассматривая с разных ракурсов, благо датчики, улавливающие эхо излучения, позволяли даже оценить приблизительный вид обломка и с тыльной стороны.
        - А я и не отсеяла, - покачала я головой. - Просто этот первый, он ближе всех и удобно расположен.
        Знаете, капитан, меня очень воодушевило, что в диком потоке расширенной информации моё сито смогло оставить только три объекта. Рассматриваю это как удачу, потому что опасалась, что при изменении интервалов, то есть размеров ячеек в сите, их будут сотни, и я буду погребена под лавиной предлагаемых программой мелких астероидов из пояса.
        Но их оказалось всего три! Как вы понимаете, уже выбранные отдельные объекты изучать намного проще. Так что прямо перед обедом искин многократно просканировал и оценил всех четырёх кандидатов на первую зацепку и расставил приоритеты.
        Так что этот объект, что сейчас на экране, я всего лишь поставила первым из этой интересной четвёрки, потому что он ближе всех остальных от края астероидного пояса. Второй, явный обломок от имперского фрегата, чуть дальше, а вот остальные два из моего сита существенно глубже.
        В плюс идёт, что именно к этому ближайшему объекту есть хороший доступ: он свободен от роя мелких глыб, способных повредить нам обшивку, и что самое главное - его детальное сканирование по ряду признаков всё же уверенно указывает на искусственное происхождение.
        - Что именно указывает?
        - Датчики нащупали в нём пустоту типа каверны.
        - Ну и что? Не в первый раз, - фыркнул Териос.
        - В этой каверне есть фрагменты геометрических линий.
        Капитан откинулся в кресле.
        - Да, это действительно серьёзный аргумент. Природа избегает ровных линий.
        Наступило молчание. Мы с Тером терпеливо ждали решения. Можно было просто отставить в сторону мои непроверенные опытом изыскания, задвинуть и забыть эти непонятные три объекта и сразу направиться к обломку имперского фрегата. Ресурсы корабля не безграничны и стоит ли капитану тратить их на что-то сомнительное, хоть и очень весьма любопытное?
        Интересно, что он выберет. Хотя… думаю, ответ Бера очевиден. Профессиональный поисковик без любопытства - нонсенс.
        - Ну хорошо, - наконец задумчиво произнёс Бернан. - Попробуем начать поиск с этого непонятного объекта. Тем более Селеста ничего другого нам пока не предложила. Будем рассматривать эту выбранную Нейси четвёрку как зацепку для погружения.
        - Когда прыгаем? - спросил Тер, который отвечал за навигацию.
        - Когда ты сделаешь расчёты на первые два объекта. Сначала нужно понять и оценить насколько хорошо работает сито Нейси и действительно ли ценен первый объект.
        Я усмехнулась. Словосочетание «Сито Нейси» прозвучало весомо, как название какого-то физического закона или явления. Интересно, можно будет как-то закрепить за мной эту интеллектуальную собственность? Формулы динамических параметров, которые я внесла в программу, вызревали во мне последние годы и отличались весьма нестандартной формулой расчёта.
        - Сегодня к вечеру и сделаю, - произнёс Тер и забегал своими длинными музыкальными пальцами по управляющей панели. - Можно было бы и за час приблизительно посчитать, но ведь тебе, Бер, нужен оптимальный путь, правда? Самый экономный и одновременно самый быстрый.
        - Считай точно, а не приблизительно. Мы пока никуда не торопимся. Внутри пояса можно нарваться на неожиданный камешек, оказавшийся не там, где нужно, но ты это и сам знаешь. Сегодня ещё обсудим все оставшиеся детали, вечером объявим эту новость остальному экипажу и с утра начнём погружение в пояс, - подвёл итог Бер и повернулся ко мне. - Спасибо, Нейси!
        Тер мазнул по мне нечитаемым взглядом, кивнул и как-то задумчиво улыбнулся. Наверное, мыслями уже крутился вокруг нашей первой необычной цели.
        ГЛАВА 2
        Тер назвал мой первый объект Загадкой, и это название сразу же прилипло к этому первому из трёх попавших в моё сито таинственных странников, прибившихся к астероидному поясу, окружавшему Селесту.
        Пару дней мы продвигались к своей цели внутри пояса, осторожно лавируя среди огромных астероидных глыб. На третий день наш корабль приблизился к Загадке практически вплотную, на расстояние километра и стал медленно двигаться вокруг этого гигантского и на первый взгляд ничем не примечательного заледеневшего от космического холода обломка.
        Вся команда с самого утра собралась в рубке и с любопытством пялилась на панорамный экран, на котором перед нашими глазами медленно проплывали чёрные оплавленные каким-то катаклизмом бока нашего первого таинственного объекта.
        Однако пока все тщательные визуальные наблюдения оптимизма не вызывали. Наша горящая живым интересом дюжина глаз никаких зияющих дыр, в которых просматривались бы остатки каких-нибудь механизмов или приборов, в обломке не наблюдала. Объект выглядел как гигантская природная наполовину оплавленная каменная глыба ощерившаяся острыми гранями выпирающих скальных пород.
        - Что-то не видно никаких обещанных полостей и каверн! - заявил Стен. Его овальные зрачки воспринимали мир более многоцветно. Спектр видимого бирмианами света был чуть пошире, чем у остальных членов команды, но даже это преимущество оказалось бесполезным. Сейчас даже глазастый Стен не видел ничего особенного.
        - Полость в наличии. Отсюда не видно, там сверху тёмное пятно, как вмятина. Это вход в неё и есть, - задумчиво протянул Териос, не отрывая глаз от поверхности глыбы. За эти два дня он с помощью датчиков исследовал Загадку вдоль и поперёк. - Слушайте, а вам ничего не кажется странным?
        - А что? - немедленно среагировал капитан. - Тебе что-то не нравится? Чувствуешь опасность?
        - Да нет, всё нравится. Ничего опасного. Просто от глыбы на самом деле есть ощущение чего-то искусственного. Какая-то она слишком круглая. Может, очертания что-то напоминают? Или нет? Или это всего лишь моё воображение, которому хочется, чтобы он был рукотворным?
        Бер покачал головой, внимательно рассматривая на экране побитые жизнью бока Загадки.
        - Меня ничего не настораживает, - произнёс он. - Хотя на рукотворный корабль, действительно, совсем не похоже. Друрри, твои захваты готовы?
        - Да, капитан!
        - Швартуемся здесь, недалеко от входа в полость! - Бернан указал на относительно ровную вмятину на облюбованном нами космическом страннике и назвал координаты.
        Корабль медленно подплыл к заданной точке, максимально приблизился, выбросил захваты и осторожно притянул себя к тёмной поверхности.
        Раздался скрежет. Обшивка застонала от этих крепких объятий, а потом всё стихло.
        - Прибыли, капитан. Закрепились удачно, - доложил Друрри. - Не сорвёмся.
        - Нейси, выпускай, - скомандовал капитан, не отрывая взгляда от экрана.
        Я шевельнула пальцами по панели, что висела у меня перед глазами, и на Загадку, словно рой ос, вылетел рой маленьких мобильных роботов - наблюдателей, похожих на крошечных насекомых.
        Поток полезной информации о странной Загадке от их датчиков потёк к искину, а уже потом, очищенный от всякой лишней шелухи, попадал на панорамный экран. Жаль, что использовать этих удобных помощников можно было только на близких расстояниях. К тому же у конкретно этих минироботов не было лапок для манипуляций, как у настоящих насекомых. Они могли только двигаться и наблюдать.
        Рой медленно втягивался в щели, исправно присылал данные и докладывал о происходящем. Пока всё шло штатно.
        - Достаточно общего обзора. Нейси, направляй их в каверну, - скомандовал капитан.
        Я тронула панель, и на большом экране стало видно, как мои механические осы собрались в облачко, словно настоящий рой насекомых, подлетели к тёмному зеву каверны и потихоньку втянулись внутрь.
        - Нейс, дай вид изнутри.
        Экран моргнул, и искин переключил на него на данные, поступающие от роя. Теперь мы как бы плыли в полутёмной пещере вместе с нашими маленькими наблюдателями. Мои подопечные прекрасно обходились и без яркого прямого света, используя крохи отражённого. К тому же они короткими импульсами как иглами протыкали вокруг себя пространство, отслеживали отклик и исправно передавали данные искину, который услужливо на панорамном экране разворачивал перед нами открывшуюся картину, переводя полученные данные в спектр, видимый человеческому глазу.
        Вся команда затаила дыхание. Был слышен только чёткий голос Бера, отдающий приказания:
        - Чуть направо… Теперь левее… Теперь вверх.
        Рой послушно осматривал неровные стены пещеры. Вход в неё был небольшим, а вот сама полость внутри Загадки оказалась достаточно объёмной.
        - Ну и где твои геометрические линии, Нейси? - прошептал Териос, будто кто-то в этой пещере нас мог подслушать. - Что-то я не вижу ни одной.
        Прямо в этот момент перед нашими глазами на экране возникла плоская массивная, в метр толщиной, плита, упирающаяся в стену. Часть её была обломана и даже раскрошилась. Однако то, что когда-то она была ровной и круглой, не вызывало сомнений.
        - Вот и геометрия, - задумчиво протянул Бер, разглядывая на экране чуть дрожащее зеленоватое изображение, созданном искином на основе данных, идущих от датчиков роя. Лично мне эта плита показалась обломком гигантской монеты с ребристым краем. На мгновение я почувствовала удовлетворение нумизмата, разглядывающего под микроскопом редкую находку, только что выкопанную из земли.
        - Очень похоже на крышку люка, - сказал капитан. - Опять же, если говорить о геометрии, то у меня ощущение, что и само входное отверстие в каверну слишком ровное для природного и больше напоминает шахту.
        Он повернулся ко мне:
        - Ну что, Нинейс, поздравляю, работает твоё сито. Теперь нужно понять, есть ли здесь что-нибудь ценное. Хотя, признаюсь честно, такое я вижу в первый раз. Что-то очень древнее.
        - Работаем по стандартному протоколу? - спросил Друрри буднично.
        - Да, всё как всегда, сначала рой закончит свою работу, потом анализ результатов, затем запускаем твоих роботов, Дру. А там разберёмся, имеет ли смысл самим лезть в эту дыру. Пока, кроме геометрии, в ней не видно ничего интересного ни снаружи, ни внутри.
        Однако, как выяснилось, Бер ошибался. Интересное внутри всё же было.
        Недалеко от этой странной плиты обнаружилась очень узкая щель, сквозь которую несколько роботов из роя смогли проникнуть сквозь скопившийся и слежавшийся до состояния камня толстый слой космического мусора.
        Я хотела отправить весь рой вслед, но капитан остановил меня.
        - Не всех. Посылай только четверть, для детального осмотра. Остальные пусть подождут. Мало ли что там. Не хочется лишиться всего роя одним махом.
        Искин переключил экран в рубке на вид, что показывали проникшие через щель мои глазастые осы. Теперь мы словно плыли в мутном полумраке по ограниченному пространству размером приблизительно с нашу рубку.
        Не было ни пульта управления, ни кресла, ни экрана, даже подобия привычного интерьера рубки космического корабля. Только по центру то ли пола, то ли потолка в зелёной мути торчало какое-то растопырившееся ветвями в разные стороны угловатое дерево. Мои осы подлетели поближе. Дерево оказалось кристаллическим.
        - Ближе к стене! - скомандовал Бер, и я увела рой из центра.
        К экрану приблизились волнообразные неровные стены, а на них ряды полос из какого-то непонятного материала, образующие решётку с ячейками из строгих геометрических рисунков.
        - Это что? - недоуменно выдохнул Бер, на мгновение растеряв всё своё хладнокровие.
        - Это, наверное, та самая геометрия, которая зацепилась за сито Нейси. - не менее ошеломлённо откликнулся Териос, не потерявший своего сарказма даже в необычных обстоятельствах.
        - Нет, это не моя геометрия, - возразила я, и сама с удивлением рассматривая нашу непонятную находку. - Капсула, заключённая внутри астероида с этим странным деревом, наверняка экранирована. На такую чёткую геометрию решётки любая поисковая программа среагировала бы сиреной. Моё сито, скорее всего, среагировало на ту круглую плиту на входе. Если бы не обломок этого люка, нас бы тут не было.
        - Ну-ка, давай посмотрим поближе, что это за решёточка, - скомандовал капитан.
        Я направила рой ещё ближе к стенам. Вблизи появилась возможность рассмотреть, что полосы, как иглами, ощерились обломками гранёных стержней непонятного назначения.
        Мои глазастые осы, подчиняясь приказу, последовали вдоль полос. Один из стержней оказался ещё цел. Он выдавался из стены на расстояние около полуметра, а на его уцелевшем конце виднелось что-то вроде овального тупого наконечника. Целый стержень очень напоминал нацеленную на кристаллическое дерево стрелу.
        - Дай общий вид, Нейси.
        - Будет слишком темно и расплывчато.
        - Не имеет значения, на детали мы уже налюбовались.
        Я выполнила приказ Бера и собрала четверть роя шаром в центре капсулы. Теперь изображение стало совсем мутным и нечётким, зато появился круговой обзор.
        Искин медленно вёл изображение по кругу и стало ясно, что эти ряды переплетающихся полос покрывают почти все стены от пола до потолка. Точнее сказать, от низа до верха, если низом можно было назвать место, откуда выходил ствол этого кристаллического дерева. Оно в таком ракурсе оказалось где-то внизу. Полосы кольцом охватывали всю капсулу, а внизу около ствола что-то темнело.
        Всё здесь было каким-то странным и чуждым.
        - Кто-нибудь такое раньше где-нибудь видел? Хотя бы на картинках? - немного хрипло спросил капитан и немного растеряно оглядел экипаж.
        Единодушное молчание было ему ответом.
        - Искин? У тебя есть какая-либо информация про подобные объекты?
        - Нет, капитан, - сухо ответил наш бортовой умник, знающий ответы на все вопросы. Мне показалось, что даже сам искин оказался в некотором ошеломлении.
        - Хорошо. Нейс, давай посмотрим что там рядом с кристаллом. Тяни туда рой.
        Тёмное пятно у кристалла оказалось скрючившимся мумифицированным гуманоидом, которого цепко удерживали веточки проросшего сквозь скафандр кристалла.
        - Гуманоид! Ну, хоть какие-то знакомые очертания! - капитанское кресло даже крякнуло, когда Бернан резко откинулся в кресле. - Всё, на сегодня заканчиваем. Возьмём паузу на размышления. Друрри, готовь своих роботов на завтра. Будем расковыривать ту дырку, через которую внутрь проник рой. Всё как следует осветим, рассмотрим толком и потом сориентируемся по ходу процесса. По крайне мере, гуманоида заберём. Мы же законопослушные граждане империи.
        Кто бы сомневался, что вечером сразу после ужина Бер и Тер тихо слиняли из кают-компании, явно увиливая от вопросов любопытной команды. Руководство корвета явно стремилось побыстрее и поплотнее влезть в галанет, чтобы разобраться, какой величины рыба приплыла к нам в сети.
        Рядовой состав остался в кают-компании расслабляться после трудового дня и заинтересованно обсуждать находку.
        - Нейси, я не пойму, отчего наш капитан так взъерошился-то? - рыжий механик, как обычно, выбрал меня как жертву для поиска ответов на свои вопросы. Ясное дело, от молчаливого Громи он развёрнутых объяснений не дождётся. - Ты можешь мне объяснить, с чего вдруг они с Тером так напряглись и озадачились? Ну кристаллическое корявое дерево, ну решётка непонятная, ну и что? Чего только в космосе не болтается! Ничего пока не понимаю.
        - Есть у меня предположения, - повернулась я к нему, прекрасно понимая, что от настойчивого Дру одной фразой не отделаться.
        - Давай выкладывай свои предположения, - напористо произнёс он и подозрительно поглядел на меня. - Ты же у нас очень умная, когда-то Космическую академию заканчивала.
        - Да, закончила когда-то. Только сам знаешь, Дру, давно уже, почти с десяток лет прошло. Кое-что из лекций по сравнительной космобиологии ещё помню, конечно, но ведь у меня все знания теоретические. Практики почти никакой. Негуманоидные расы видела только издали, на нашей станции их представители практически не появляются.
        - Полюбуйся на меня, - рыжий механик смешно выпятил челюсть. - Я много где побывал. Можешь назвать меня чистым практиком! Я много чего видел, но ничего подобного пока не встречал даже на картинках. Так что там вам в академии про чужаков рассказывали?
        - Да ничего особенного. Думаю, ты и сам многое прекрасно знаешь. Итак, начну с самого начала, чтобы было логично, - начала я лекцию издалека. - Наша империя включает в себя планеты с разными типами разумных существ. В столичной системе действует Совет Рас империи.
        - Ага, я в курсе, - кивнул Друрри, - Где-то далеко отсюда на одной из планет этой системы Совет Рас не покладая рук трудится на благо нашей раскинувшейся на всю галактику империи.
        - Да, как-то так, - усмехнулась я и продолжила: - Безусловно, большинство планет у нас населяют существа гуманоидного типа, то есть человекоподобные.
        - Почему так и почему безусловно?
        - Да потому что нашу империю создали собственно гуманоиды, - ответил за меня Стен. - Им было легче договориться между собой. Если не впадать в ненужные частности, общая структура тела диктует общую понятную схему жизни. Ноги должны по каким-то дорогам ходить, руки что-то щупать и хватать, а мозг в голове думать и смотреть глазами или слушать чем-то вроде ушей. Как бы мы не различались по условиям жизни, основные общие линии всё же есть.
        - Да, - продолжила я лекцию. - Тем более немалая часть из живущих ныне на подконтрольных империи планетах и станциях вообще были потомками выходцев с Земли или их дальними, но родственниками. У меня, у тебя, и у Громи, - я кивнула в сторону длинного и немного нескладного миррианца с кожей голубого оттенка, - в далёких предках всё равно числятся земляне. То есть, гуманоиды.
        - Это точно, - подтвердил Громи, чуть наклонив голову. Он сидел на своём любимом месте, согнув мосластые, обтянутые черными штанами ноги и держал в руке кружку со своей миррианской бурдой. - У нас на инфокристаллах сохранились документы и дневники древних времён. На Мирри когда-то прибыли переселенцы с Земли в поисках лучшей жизни и обосновались там. Уж не знаю, почему мои предки выбрали влажную туманную планету с чуть пониженной силой тяжести по сравнению с Землёй, но это так.
        - Да понятно всё с гуманоидами, сам такой. Нейси, продолжай! Что там с негуманоидами? - рыжий механик нетерпеливо шлёпнул по столу ладонью.
        - Хорошо, продолжаю. Водных обитателей, условно названых акваниками, в империи у нас существенно меньше, ты и сам это знаешь. Им сложно с нами контактировать. Но всё-таки в империю входят и планеты такого типа. Мы как-то смогли с ними договориться и найти общие интересы. Кстати, некоторые из акваников живут не в воде, а в достаточно ядовитых для нас растворах. У водных обитателей есть своё крыло в Совете имперских рас.
        - У бурлов тоже представители есть? - сморщил нос Дру.
        - Да, и у бурлов. Они, конечно, негуманоиды, ближе к паукам и на людей совсем не похожи. Однако своё крыло в Совете Рас есть и у инсектоидов, и у древесных.
        - Эти жители империи хотя бы состоят из органики и представляют собой белковые существа, - снова встрял Стен. - Да, они не являются гуманоидами, часто совершенно другой формы и ведут принципиально другой образ жизни. У бурлов вообще размножение сложное: и непарное, и не от единой матки. Однако, рано или поздно, но у нас с ними нашлись и точки соприкосновения, и общий язык. Да, конечно, всё это с большим с трудом и под давлением внешних обстоятельств, но всё же планеты, на которых живут эти существа, теперь входят в состав империи. Да, со своими особыми условиями, но входят.
        - Да, всё так, - кивнула я Стену. - Продолжу своё долгое вступление в суть. Так вот, мы быстро пробежались по органической жизни и дошли до главного вопроса. С органиками ясно, а вот как и где существуют живые неорганические организмы? Как функционируют и на чём базируется их логика?
        Так вот, Дру, с неорганической жизнью всё чертовски непонятно, никакой ясности не наблюдается. С одной стороны, существуют ли вообще живые неорганики? Такие странные организмы в нашу империю пока не входят. Нет точек соприкосновения и хоть какого-то общего логического базиса, от которого можно выстраивать общение.
        Я читала, что недавно на одной из планет в секторе А2021 у скопления облачного слоя случайно обнаружили признаки разумной жизни. То есть, все формально утверждённые в империи признаки разумной жизни у облаков были налицо. Однако на этом всё затихло. Похоже, интереса у имперских стратегов эта новость, похоже, не вызвала.
        С другой стороны, есть гипотеза, что мы с неорганическим разумом уже тысячи лет параллельно сосуществуем на одних и тех же планетах, не обращая друг на друга внимания. Эта гипотеза утверждает, что на тех же планетах, что уже входят в состав империи, бурлит бурная разумная неорганическая жизнь. Только, похоже, мы её не замечаем.
        - Как это не замечаем? - удивился Друрри. - Замечаем. А роботы?
        - Ну мы же не о созданных человечеством аппаратах и приборах говорим. Мы говорим о натуральной самообразованной самобытной неорганической цивилизации.
        - Не понимаю, почему ты отмела роботов, - буркнул Друрри. - Давай конкретными примерами.
        - Хорошо, - кивнула я. - Например, облака на, скажем, Земле. Дру, ты хоть раз был на Земле?
        - Был один раз. Просто из любопытства слетал туда на неделю. Кучу денег там оставил.
        - Бог с ними с деньгами, Дру. Ты видел там облака?
        - Видел.
        - Правда, красиво? Плывут себе по своим законам, то сбиваются в кучи или растягиваются в тонкие покрывала, то куда-то исчезают.
        - Да, впечатляет.
        - Вот именно. Заметь, я сказала, что плывут по своим законам, а ты даже не удивился. У них могут быть свои законы, свои правила, созданные неорганическим разумом, логика которого нам абсолютно непонятна.
        - Но они же видят нас внизу.
        - Чем? Друрри, чем видят?! Во-первых, у них тупо нет глаз! Они вообще не могут нас «видеть». А во-вторых, даже если и воспринимают как-то, то, возможно, принимают за бестолковых суетящихся насекомых. Каким образом мы можем помахать облакам снизу и передать привет как разумный разумному, совершенно непонятно. Может оказаться, что и горы на Земле обладают разумом, да только по времени жизни наши белковые организмы с ними не совпадают. Наша жизнь для них слишком скоротечна для полноценного общения. Мы для них как бабочки однодневки, а точнее, одномиговки. Только миг в их восприятии, а нас уже нет, только прах осыпался. Им просто нет возможности с нами контактировать.
        - Ну ладно, я понял. Облака, горы, реки, что там ещё? Кометы могут быть разумными по-своему, - пробурчал Дру. - А причём тут наша находка? Почему так напрягся капитан?
        - Не знаю, могу только предполагать, - пожала плечами я.
        - Озвучивай свои предположения, не тяни, - механик нетерпеливо побарабанил пальцами по столешнице.
        - Хорошо. Просто вспомни, что наш капитан не абы что, а спец по космическим кораблям, - напомнила я механику. - Не только гуманоидным. Знаю, что в своё время разобрался с устройством летающих аппаратов инсектоидов. Так вот, насколько я понимаю, он, специалист высокого класса, такого типа рубку с кристаллическим деревом и решёткой на стенах видит вообще в первый раз. Вероятно, поэтому и удивился. А разросшийся кристалл по центру намекает на свою базовую роль в этом странном аппарате, что подразумевает принципиально другую структуру управления, отличную от всех тех, что Бернан встречал раньше.
        - Может, это вообще не рубка.
        - А что? По-твоему, это кусок от жилого модуля?
        - Почему бы и нет? Опять же, там и гуманоид нашёлся. Может, это его кристаллическое дерево.
        - Да гуманоид там так лежал, будто за кристалл просто зацепился и умер, а уже потом живой кристалл пророс сквозь него, - ответил за меня Стен. - А представь, Дру, возможно, этот кристалл вообще до сих пор живой? Ты сама, Нейси, только что тут вещала про несовпадение длительности жизни человека и гор. Кристаллы тоже долго живут. Холод ему не страшен, время жизни у него не ограничено, цели непонятны.
        Мы переглянулись. Эта простая мысль до этих пор никого не посещала.
        - Что-то мне туда лезть не хочется. - поёжился Друрри.
        - Так ты и не полезешь. Вместо тебя туда твои роботы полезут, - беззаботно пожал плечами Стен. - Да и вообще, там эти стержни, что из стен торчат, все обломаны. Наверное, был бы кристалл живым, не допустил бы.
        - Или наоборот, кристалл ещё живой, но без своих стержней функционировать не может, - добавил молчавший до этого Громи, внимательно слушающий наши рассуждения.
        - Или воспринимать может, но его восприятие мира настолько отлично от нашего, что он нас вообще не видит и не замечает, потому что он живёт сотню тысяч лет или больше. Мы для него мгновение, который кристалл даже не осознает. Мы прилетели, улетели, он нас и не заметит, - произнесла я и добавила: - Мне кажется, именно об этом сейчас Бер и размышляет.
        - Ну, о чём я там размышляю? - пророкотал капитан, шагнул в кают-компанию и оглядел нас прищуренным взглядом.
        - О загадке в Загадке, - хмыкнула я. Интересно, давно он тут за дверью стоит и слушает наши рассуждения?
        - Что, до сих пор сидите и обсуждаете? Шли бы вы спать. Завтра начнём думать, что с этой непонятной капсулой делать. Она как чемодан без ручки, и бросить жалко, и как тащить непонятно. Опять же вопрос - куда и к кому его тащить. Да ещё и что судьба нам в том чемодане преподнесёт! Может, рухлядь одна ненужная, которую потом никто не купит. Только зря время потратим.
        ГЛАВА 3
        С утра работа закипела. Роботы Друрри под его приглядом и дистанционным руководством невозмутимо и бесстрашно полезли в тёмное чрево Загадки и стали расковыривать вход в слежавшемся пласте, запечатавшем странную рубку.
        Капитан не давал команды задействовать рой, поэтому я во всей этой рабочей кутерьме не участвовала, а просто заняла своё кресло в рубке, чтобы быть в курсе происходящего и вместе с искином дежурно отслеживала космическое пространство вокруг, заодно тестируя свою новую программу. Где-то в подсознании постоянно, как маячок, мигала оброненная фраза капитана о том, что сообщество вольных искателей посчитало «Лунный свет» слишком удачливым. Любителей лёгкой наживы в нашей среде было больше, чем достаточно, так что мне расслабляться было нельзя, а надо было держать ушки на макушке, отслеживая пространство сектора.
        Первые образцы, которые роботы притащили с Загадки, ничего не прояснили, а только подтвердили, что находка для нас неопасна. В обломках стержней, наконечников, обломанных кусочках кристалла и в другом принесённом роботами мусоре не было ничего, что вызывало бы тревогу. Не было никаких необычных излучений, ничего особенно радиоактивного, никаких опасных биологических объектов типа путешествующих в космосе вирусов. Для уверенности всё было продезинфицировано и перепроверено несколько раз.
        Стен в защитном костюме несколько часов копался в этих обломках за плотно закрытыми дверями своей лаборатории и в конце концов подтвердил эти первичные стандартные анализы, сделанные в шлюзовой камере искином. Всё было в рамках нормы и не представляло опасности.
        Необычная капсула в этом смысле ничем не отличалась от обломков других кораблей, на которые мы раньше проникали в поисках добычи. Даже центральный кристалл, пустивший ветки и превратившийся в дерево, оказался хоть и редким, но науке известным и давно классифицированным. Его описание и прочие параметры нашлись в имперском каталоге минералов.
        Попытка выдернуть капсулу или каким-то образом отделить от несущего астероида не удалась. Они были сращены намертво. Решётку тоже снять не получилось. Отдельный её фрагмент, осторожно вместе со стеной вырезанный из общего рисунка, сразу же рассыпался в прах. Хорошо хоть Тер не пожалел времени и перед этой попыткой вырезать из решётки кусочек пару часов потратил на изучение капсулы и дал возможность роботам медленно пройтись по периметру и подробно зафиксировать на инфокристаллы все линии, струящиеся по стенам. Теперь при желании рисунок решётки можно было воспроизвести снова.
        Мумифицированного гуманоида аккуратно отцепили от кристалла, упрятали в вакуумную коробку и засунули в грузовой отсек. Стен сказал, что согласно закону они на станции передадут его властям. Гуманоиды такого типа империи знакомы и входят в Совет Рас. Откуда взялся именно этот, нашедший свою смерть у кристалла, можно будет понять по остаткам скафандра. Если он окажется ценным, пропавшим, но разыскиваемым персонажем, может быть, даже премию получим. Хотя всё это, по мнению Стена, было очень сомнительно. Вполне может быть, что этот гуманоид болтается здесь у Селесты уже сотню лет или даже больше, а все вероятные близкие родственники сами умерли, а внуки-правнуки просто забыли про своего исчезнувшего в космических просторах предка.
        Что делать с самим кристаллическим деревом, истинным хозяином таинственной рубки, тоже было непонятно. Бер не сомневался, что нужно забрать его с собой. Однако решётка, рассыпающаяся в пыль после отделения её от стены, заставила капитана задуматься и притормозить. Он заставил роботов окопать основание кристалла и нашёл что-то вроде корня, уходящего вглубь Загадки.
        Вечером капитан пришёл в кают-компанию, где после насыщенного рабочего дня собралась вся команда, и поставил на стол коробку, размером с маленький деловой чемоданчик. Она почти доверху была наполнена уже очищенными от мусора обломками, собранных роботами внутри этого странного космического объекта.
        - Вот наша добыча на данный момент.
        Наступило молчание. Наша малочисленная команда с опаской косилась на коробку, и только Стен беспечно сцапал её, засунул в коробку руку, вытащил кусок гранёного стержня и стал рассматривать.
        - Красивый какой! Да не бойтесь, я сегодня целый день всё это тестировал, - улыбнулся он. - Ничего опасного не нашёл. Если и есть в ней что-то вредное, то оно хорошо спряталось и уже действует.
        - Успокоил! - буркнул механик и быстро отдёрнул протянувшуюся было к коробке руку.
        - Да брось, Дру, - засмеялся Стен. - Смотри проще. Эта капсула, по сути, ничем от наших остальных находок не отличается. Ну кристалл, ну непонятная решётка, ну и что? В космосе все обломки равны. А все обычные стандартные процедуры я провёл и никакой опасности не обнаружил. Ты же не вздрагивал, когда мы в прошлый раз коробку упаковок с нейрочипами с того раздолбанного линкора принесли? Не вздрагиваешь, когда приводишь в порядок своих роботов, которых посылаешь лазить по разным космическим помойкам. Что тебя сейчас-то пугает? Нейси, ты тоже чего-то опасаешься и не будешь смотреть нашу нынешнюю добычу?
        - Нет, отчего же. Я тебе полностью доверяю, Стен! - я бросила быстрый взгляд на Друрри и небрежно добавила: - Тем более, сейчас-то уже чего бояться, когда добыча тут на столе. Теперь мы все в одной лодке.
        Тер хмыкнул, а я подтянула коробку к себе и стала внимательно перебирать её содержимое. Обломки стержней напоминали тусклые гранёные тёмно-серые карандаши, которые на свету отливали густо фиолетовым оттенком. На ощупь они были слегка шероховатыми, потому что грани этих карандашей были сплошь покрыты причудливой вязью чуть заметных линий. Наконечники были сделаны из какого-то серебристого металла и тоже покрыты вязью чуть видимых канавок.
        В мою ладонь скользнул и удобно улёгся там один из обломанных наконечников. Я поднесла его к глазам и пригляделась.
        Этот наконечник с выломанным под самый корешок стержнем тоже был покрыт сетью мелких почти неразличимых узоров и походил на большое круглое раздутое в центре, серебряное украшение. Он лежал на моей ладони словно крохотная летающая тарелка диаметром чуть больше фаланги моего указательного пальца. Тусклый белесый камешек по центру в форме капли и отверстие сбоку придавали ему вид старинного медальона, просто заросшего грязью от небрежного обращения.
        - Что, понравился медальон? - покосился на меня Бернан и покачал головой. - Боюсь, особой пользы нам от него не будет. Эти наконечники если и кого-то заинтересуют, то только как оригинальные украшения.
        - Что вы имеете ввиду, капитан?
        - Просто думаю, что в смысле финансовой выгоды толку с нашей Загадки будет очень мало. Внутри действительно заперты останки от какого-то космического аппарата, да только к какой-либо знакомой нам цивилизации он, похоже, не относится. Буксировать всю эту глыбу с рубкой внутри нам не по силам. Да и непонятно, есть ли смысл вообще её тащить с собой.
        Мы вчера весь вечер с Тером копались в галанете и никакой ценной информации на эту тему не нашли. Похоже, что всё, что мы внутри обнаружили, нечто очень сложное и такое древнее, что про это полностью забыли. Или настолько чуждое, что совершенно не вписывается в рамки нашей логики. Как гуманоидной, так и негуманоидной. В общем, в империи про такого типа космические средства передвижения ничего не знают. А значит, эта находка абсолютно для нас бесполезна. Совершенно неясно как этим добром из капсулы воспользоваться и распорядиться. Это не золото, не чипы, не какие-то редкие металлы или кристаллы, не что-либо понятное и полезное, скажем, рой микророботов или подобие гравитера.
        Бер вздохнул.
        - Вот скажи мне, Нейс, кто именно в свете сказанного мной может заинтересоваться этими обломками? - капитан указал на коробку.
        - Власти? Учёные? Для исследований? - неуверенно предположила я.
        - Точно! Вот это как раз без сомнений, что имперские учёные умники с удовольствием зацапают эту коробочку и скажут нам большое и искреннее спасибо. И всё. А имперские власти, возможно, даже что-то заплатят, но чисто символически. А нам нужно, чтобы заинтересовались торговцы, перекупщики, ремонтники, те, кто платит хорошо. Нам нужен востребованный и хорошо продаваемый товар. А теперь скажите мне, сколько денег нам дадут за эти красивые обломки?
        Мы переглянулись.
        - Думаете, даже кристаллическое дерево бесполезно?
        - Да, я думаю, что даже ветвистый кристалл в финансовом плане для нас будет пустышкой, - покачал головой Бер. - Предположим, что эта конструкция из кристалла и стержней по каким-то неизвестным нам меркам безумно ценна. Например, является неизвестным супер мощным оружием или, скажем, сильнейшей гиперпространственной иглой. Предположим, что с помощью этой иглы мы с лёгкостью могли бы прокалывать космическое пространство и без больших затрат энергии перемещаться с одного края галактики до другого. Да что там мелочиться?! Перемещаться от одной галактики до другой. Даже допустим, что игла исправна и готова к переносам. Хотя, судя по тому, что мы нашли сплошные обломки, это чересчур вольное предположение. Но, всё же допустим.
        Однако, к нашему сожалению, работает эта конструкция всё же в другой, нечеловеческой логике. Мы не представляем, как этой конструкцией пользоваться. Уровень у нас не тот. Скорее всего, что уровень не тот и у всей нашей цивилизации. Не в смысле ниже и хуже, а в том смысле, что думаем в разных категориях.
        Давно я не видела Бера в таком эмоциональном состоянии. Вероятно, мысль о том, что его корвет нашёл нечто грандиозное, но по сущности своей недоступное человеческому разуму, приводила его в невероятное возбуждение. Капитан даже немного разрумянился.
        - Не верится, что мы совсем уж не того уровня, - недоверчиво протянула я.
        - Не того. Представь, Нинейс, что ты рядом с разумным кристаллом положила, например, нашу гранату. Думаешь, кристалл сообразит, что за опасный предмет рядом с ним лежит и как им вообще пользоваться?
        - Однако, может случиться и ровно наоборот, - неожиданно для всех подал голос молчавший до этого Громи.
        - Что ты имеешь ввиду? - покосился Тер на внезапно вступившего в разговор миррианца.
        - Я имею ввиду, что после этого поиска обогатимся, как и не мечтали.
        - Как это? С чего вдруг, если, как капитан говорит, что непонятно что с этим кристаллом делать? - встрепенулся Дру.
        - Просто не нужно торопиться. Сейчас отдадим властям коробку и придержим кристаллическое дерево, - Громи обвёл всех своими тёмно-зелёными глазами и после длинной паузы добавил: - Или нет, лучше наоборот, отдадим дерево и придержим эту коробочку.
        Громи замолчал, видимо, считая, что выдал достаточно информации.
        - Да не тяни! Договаривай свою идею до конца, - возмущённо воскликнул Друрри. - Ну что ты нам свои мысли по капле выдаёшь!
        - Да идея Громи понятна, - усмехнулся Тер. - Отдадим кристалл, лучшие имперские умы постепенно вдоль и поперёк его изучат, откопают в нём что-то потрясающе важное и сногсшибательное, уже с пониманием просмотрят инфокристаллы с изображением решётки, а потом лет через несколько найдут Бера и будут упрашивать его продать кусочек стержня из этой коробочки. Я правильно понял твою мысль, Громи?
        Миррианец молча кивнул.
        - Вот тогда капитан и начнёт эти обломки стержней и наконечников по одному продавать по бешеной цене, - продолжил Териос, - а мы будем счастливы всю оставшуюся жизнь от капающих нам, согласно нашим контрактам, процентов с продаж.
        - Точно! - Друрри радостно шлёпнул ладонями по столу. - Так и надо сделать!
        - Хорошо бы, если бы ситуация повернулась именно так. Пусть даже и через десяток лет, - дёрнул уголком рта в мимолётной улыбке Бер. - Ваши бы слова да Богу в уши. Да только это всё надежды на далёкое и маловероятное будущее. На что сейчас будем жить, если ничего кроме стержней не добудем?
        Экипаж погрузился в молчание. Действительно, как не крути, мы сюда за товаром прилетели, а не для исследования космических кораблей других неорганических цивилизаций.
        - Знаешь, Нейси, я уже начинаю бояться твоего поискового сита, - вдруг задумчиво произнёс Тер и повернулся ко мне, прищурившись. - Вдруг после фрегата твой следующий объект снова будет подобен Загадке? И что мы тогда будем делать? Опять нароем нечто такое очень удивительное, чем непонятно, как воспользоваться? Очередной чемодан без ручки с непонятным содержимым? Моя психика этого не выдержит.
        Я открыла было рот, чтобы съязвить в ответ, но меня перебил Стен.
        - Забудем про будущее! Что будем делать сейчас? - спросил он, отмахнувшись от наших фантазий про бешеную прибыль, посмотрел на Бернана и настойчиво повторил. - Что вы решили делать? Бросить Загадку здесь вместе с кристаллом внутри? Хотя бы маяк здесь нужно оставить!
        - Нет, не бросим. Кристаллическое дерево мы завтра всё-таки выковыряем вместе с корнем, - ответил ему капитан. - Маячок в этой каверне оставим и послезавтра отчаливаем к следующему объекту. Судя по описанию, это старый имперский фрегат, от него сюрпризов подобному тем, какие нам выдала Загадка, не будет. Тем более согласно прикидкам Нинейс, обломок от него остался перспективный. Но кто знает, может, тоже пустой вариант и его уже обобрали. Дальше будем действовать в зависимости от того, что найдём на фрегате.
        Разговор после этого быстро сошёл на нет, и команда расползлась по своим углам.
        Уже позже, когда я в своей каюте снимала рабочий комбинезон, укладываясь спать, на пол из кармана выпало что-то круглое и металлическое. Оно колесом пробежалось по упругой серой поверхности пола и закатилось куда-то за кровать.
        Я удивилась. Найти притулившийся в углу выпавший кругляш не составило труда. Им оказался тот самый обломанный под корешок круглый наконечник, который первым попался мне под руку в коробке.
        - Видимо, во время разговора просто сжала его в руке, а потом бессознательно сунула в карман, - подумала я, разглядывая его.
        Теперь этот непонятного назначения наконечник, тускло поблёскивая, снова уютно устроился у меня на ладони. Он действительно напоминал старинный очень красивый изрезанный тончайшими узорами медальон. Сразу захотелось прикарманить его себе, как следует отчистить и вернуть ему исходную изысканность, спрятанную во въевшейся каменной пыли космоса.
        - Тьфу, раззява, - одёрнула я себя. - Нужно его отдать. Лучше прямо сейчас, чтобы избавиться от соблазна втихаря оставить его себе.
        Идти отдавать находку не хотелось, однако совесть заставила меня снова натянуть на себя рабочий комбинезон. Я, чертыхаясь про себя, всё же направилась к капитану.
        Дверь в капитанскую каюту отъехала, и Бер поднялся мне навстречу.
        - Нинейс? Что случилось? - в его рокочущем низком голосе проскользнули нотки удивления. Действительно, мы только что распрощались и пожелали друг другу спокойной ночи.
        Он был не один. В глубине каюты в кресле у стола, на который была водружена та самая коробка с обломками стержней, сидел Териос.
        Я с порога, не заходя в каюту, протянула Беру руку с наконечником на ладони.
        - Вот, бессознательно засунула его в карман и только сейчас обнаружила. Возвращаю. Прошу прощения, это было не нарочно.
        Смущение можно было не изображать. Мне на самом деле было неловко от собственной оплошности, выглядевшей как мелкое воровство.
        - Что, так понравился медальончик, что твоя рука сама в карман его положила? - За спиной капитана мне улыбнулся расслабленно откинувшийся в кресле Тер и перевёл взгляд на друга. - Бер, давай подарим ей эту загадочную штучку на память? Всё равно совершенно непонятно, что делать с этими обломками. Мне вообще в голову не приходит, кого ими можно заинтересовать кроме властей, и то, подозреваю, что они заинтересуются только по обязанности. Готов поспорить, чиновники сделают вид, что заинтересовались, а сами будут отпихиваться и нос воротить во избежание возможных неприятностей.
        Териос вздохнул, явно представляя себе общение со станционными властями.
        - С другой стороны, - продолжил он, - если внезапно эти обломки окажутся жутко ценными, то это будет премией Нейси за её сито, которое столкнуло нас с Загадкой. Согласись, в таком неожиданном знакомстве с этим весьма необычным космическим странником наш слухач сыграл основную роль.
        Бернан на мгновение задумался, а потом улыбнулся мне:
        - Да, отличное предложение, хотя и немного противоречит нашим правилам по делёжке добычи. Но, думаю, ничего страшного. Действительно, пусть это будет тебе памятью о первом объекте, попавшему в твоё сито.
        Он взял мою ладонь двумя руками и заставил мои пальцы сжаться в кулак с этим узорчатым кругляшом внутри. Прикосновение Бера на удивление оказалось мягким и ласковым. Я смутилась, внезапно осознавая, что наш похожий на медведя капитан, возможно не столь обезоруживающе ладный и красивый, как его помощник, однако весьма привлекательный мужчина в самом расцвете сил.
        - Теперь этот медальон твой, Нейс. Надеюсь, он принесёт тебе удачу, - тихо произнёс капитан, всё ещё держа мою ладонь в своих руках.
        Его глубоко посаженные карие глаза блеснули из-под нависших бровей. Широкая открытая улыбка совершенно преобразила лицо Бернана. В уголке губ от этой неожиданной и очень редко появляющейся улыбки образовалась лукавая симпатичная ямочка, от которой моё сердце подпрыгнуло и быстро и смущённо застучало.
        Я внутренне вспыхнула.
        - Нейс, ненормальная, ты совсем с ума сошла! Что за девчачьи розовые сопли! Капитан просто хвалит тебя за хорошую работу! Тем более, Бер женат! Да и вообще у тебя принципы! - шикнула я на себя мысленно, с трудом отворачиваясь от созерцания улыбающегося мне капитана.
        - Спасибо за премию, капитан. Спокойной ночи! - я неловко кивнула, пряча смущение и порозовевшие щёки.
        Бер выпустил мою руку с зажатым в ней наконечником и кивнул в ответ:
        - Спокойной ночи.
        Улыбка погасла, и Бер сразу стал таким как прежде: сосредоточенным только на делах корабля угрюмым медведем с густыми бровями и упрямо сжатым узким ртом.
        Следующий день оказался удачным. Загадка немного поупиралась, но всё же отдала роботам Друрри центральный ветвистый кристалл без повреждений. Рыжий механик залил его растопыренные ветки и длинный, метра в два, корень специальным амортизационным гелем и упаковал этот упругий колыхающийся студень в какую-то особую вакуумную герметичную оболочку повышенной прочности. По уверениям Дру, в такой упаковке кристаллическое дерево в полной сохранности достигнет нашей родной станции.
        На этом можно было сворачиваться. Мы оставили на Загадке маячок, и она уже без прилипшего к ней корвета продолжила и дальше кружиться в сверкающем поясе Селесты.
        К вечеру следующего дня уже подходили ко второму намеченному мной объекту: располовиненному взрывом фрегату.
        Пока мы добирались до фрегата, от Бера мне поступила новая задача.
        - Нейс, поищи, пожалуйста, ещё рукотворные объекты обычным поиском. Мы уже углубились в пояс, может, что-то ещё найдётся. Твоё сито пока не трогай. Хватит с нас ещё двух уже найденных тобой непонятных объектов вблизи.
        - А мы к ним пойдём?
        - Посмотрим. Я пока не решил.
        Осколок от разбитого военного фрегата был почти полностью лишён брони и снаружи представлял из себя совершенно неприглядное зрелище. Рваные клочья обшивки торчали так, будто кто-то ободрал её со всех сторон. Зато внутри удача была на нашей стороне. В глубине фрегата оказались хоть и повреждённые взрывом, зато никем ранее нетронутые хозяйственные блоки, в которых роботы Друрри с ходу нашли много интересного.
        Например, там нашёлся мощный почти целый гравитер, прибор, создающий на кораблях и станциях подобие гравитационного поля планеты. Он был повсеместно востребован и весьма недёшев. Наш «Лунный свет» тоже был укомплектован таким устройством, чтобы команда могла вести обычный образ жизни и не испытывать проблем при возвращении на планету. В плюс шло и то, что найденный блок гравитера был небольшого размера и занял лишь малую часть грузового отсека. Нашлись несколько военных дроидов с всего лишь раздавленными манипуляторами. Это был неплохой улов.
        Довольный Друрри объявил, что починить дроидов на базе станции не составит труда.
        Дело не ограничилось только этими двумя находками. Роботы Дру методично прошерстили все помещения и по мелочам натаскали с обломка фрегата целую гору из уцелевших там приборов, механизмов и военной экипировки. Экипаж был доволен: поиск начал складываться.
        Мой новый медальон теперь тайно жил у меня в кармане рабочего комбинезона. Иногда я засовывала руку в карман и гладила его узоры пальцами. Вытаскивать его наружу и показывать мою премию ребятам почему-то совершенно не хотелось. Наверное, хотелось избежать лишних вопросов, намёков и шуточек.
        Первый же свободный вечер я посвятила аккуратной очистке его узорчатой поверхности. В ход пошла тонкая игла, которой я под лупой осторожно прочистила забившиеся канавки и переплетение узоров. Не избежал щедрой протирки спиртом и тусклый каплевидный камешек, находящийся в серединке.
        После этих манипуляций медальон засверкал как настоящее украшение. У меня даже возникло полное впечатление, что камень по центру стал менее тусклым и более… не знаю, как сказать. Живым что ли. Не ярким, а каким-то ожившим. Он теперь выглядел так, словно под его гладкой поверхностью клубился густой белесый туман, который зачем-то притворялся камнем. Казалось, коснись его и палец провалится во влажную пустоту.
        Пока разбирали остатки военного фрегата на запчасти, мы с искином, выполняя поставленную капитанов задачу, нашли ещё один обломок явно чего-то рукотворного. Останки какого-то небольшого летательного аппарата находились далеко в глубине пояса Селесты, однако расстояние до него всё же было не критично. Вполне можно было бы отправиться и к нему.
        Всё это время я с интересом ждала решения нашего капитана. Направит ли он «Лунный свет» к моим двум странным зацепившимся в моём сите объектам или углубится ли в пояс за ещё одним, только что найденным мной далеко забравшимся в пояс Селесты обломком разбитого корабля? Или просто повернёт назад на Серпу, удовлетворившись снятым гравитером?
        Бернан Ши меня не разочаровал. Он направил корвет к таинственным объектам, отобранным моей программой. Всё-таки любопытство настоящего поисковика не имеет преград.
        ГЛАВА4
        Мы вернулись на станцию через десять дней весьма довольные отличным уловом.
        Поиск удался на все сто. Бер оправдал мои надежды, не стал унимать свой поисковый зуд, решил рискнуть и всё же исследовать ту оставшуюся пару намеченных мной загадочных объектов с неясно выраженными особыми признаками. Как быстро выяснилось, риск оправдал себя и решение было верным.
        Капитан не прогадал. Правда, один из объектов действительно оказался пустышкой, а вот второй! Он был просто улыбкой судьбы и настоящей полноценной стопроцентной удачей! Драгоценным подарком, пожалованный нам космосом с барского плеча из своих обширных запасов. Даже у вечно ироничного Териоса не повернулся бы язык назвать этот четвёртый выбранный мной объект чемоданом без ручки, потому что эта попавшая в моё сито гигантская вымерзшая неказистая на первый взгляд глыба несла в себе несколько вросших в неё кристаллов альдолита. Никто из нас не сомневался, что торговцы на станции эту находку оторвут у нас с руками, даже если эти голубоватые сверкающие шарообразные, около двух метров в диаметре, кристаллы окажутся с небольшими примесями.
        Причина была проста: у альдолита были уникальные свойства, он вовсю использовался в гравитерах, однако в природе в чистом виде встречался редко. Попытки вырастить его были, однако он рос очень медленно, только в космическом вакууме, да и выращенные в искусственных условиях кристаллы почему-то вырастали с существенными, искажающими их свойства дефектами. Ясное дело, именно поэтому природный и был чрезвычайно ценен.
        Конечно, основную прибыль от продажи альдолита согласно договору получит капитан, но экипажу с этой продажи светили хорошие комиссионные.
        Весь обратный путь, следуя до станции, что крутилась на орбите родной планеты Серпы, команда находилась в приподнятом настроении. Да и я, признаться, тоже. Общая радость объединила нас и, в результате, всю эту неделю мы развлекались тем, что фонтанировали идеями, на что стоит потратить свалившиеся на нас большие деньги.
        Дру предсказуемо обзавёлся воображаемым вооружённым под завязку фрегатом, а Громи неожиданно для всей команды выдал идею купить полностью автоматизированный парк развлечений на одной из курортных планет. Похоже, он вместе с искином собирался сидеть в недоступном посетителям центре управления, как паук в центре паутины, чтобы оттуда молча рулить всеми процессами, а в свободное время выдумывать алгоритмы и программы для новых аттракционов и развлечений.
        Бер только ухмылялся, выслушивая в кают-компании по вечерам выплески наших буйных разыгравшихся фантазий. Я тоже приняла участие в этой игре «Что бы ты сделал, если бы вдруг на тебя свалились большие деньги» и дала волю воображению, хотя прекрасно знала, куда именно уйдёт моя большая премия: на прозаичную выплату долга за купленную в рассрочку маленькую квартирку в Бронтейле, мегаполисе у самого большого космодрома Серпы. Если повезёт и Бер очень удачно продаст альдолит, тогда я смогу разом закрыть весь долг. Эта мысль очень грела и действительно воодушевляла. Жизнь без долгов приобретала дополнительную степень свободы.
        Когда мы пристыковались к шлюзам орбитальной станции Серпы, у меня больше не было совершенно никаких причин надолго задерживаться на корвете. Дела были все сделаны, а мои обязанности как слухача на «Лунном свете» заканчивались со стыковкой к станционном шлюзу. Максимально выгодно продать добытые ценности было уже заботой Бера и Тера. Моё дело теперь было находиться на связи и вовремя вернуться на следующий поиск по вызову капитана. Обычно он оповещал нас об очередном вылете за неделю.
        Ещё в своей каюте на корвете я стянула с себя надоевший рабочий комбинезон и с наслаждением надела легкомысленное совершенно неуместное на корабле ярко-жёлтое льняное платье с широким поясом и расходящейся к низу юбкой.
        Большое зеркало на стене послушно продемонстрировало мне симпатичную довольно улыбающуюся молодую женщину среднего роста с правильными аккуратными чертами лица и неплохой фигурой.
        Я подмигнула своему отражению в зеркале, и оно лукаво подмигнуло мне в ответ. Мы друг другу явно нравились. Косметика сделала мои черты ярче, а серые глаза больше и выразительнее. Широкая юбка платья волнами колыхалась у щиколоток, а ниже красовались изящные золотистые туфельки на низком каблучке.
        Спору нет, рабочие брюки и комбинезоны - вещи, конечно, в полёте весьма удобные и от вплетённых в материал нужных для работы микросхем многофункциональные. Однако ведь не передать словами наслаждение от струящейся и ласкающейся к ногам лёгкой почти невесомой ткани! Приходится признаться, что его можно получить только от юбок и платьев, колыхающихся вокруг ног. Ради такого наслаждения коммуникатор или голоком может временно побыть не в нагрудном кармане комбинезона, а в висящей на плече изящной дамской сумочке, располагаясь рядом с зеркальцем и расчёской.
        Волна каштановых волос, освобождённая от заколок, рассыпалась по спине и, надеюсь, прибавила мне очарования. В общем, мне нравилось, что я снова стала красивой женщиной, а не рядовым бесполым членом команды «Лунного света».
        Было очень приятно, когда мужчины родного экипажа, стоявшие у шлюза, встретили моё преображение искренними восхищёнными возгласами и якобы удивлённым присвистыванием. Чему тут удивляться, если за четыре года мои проводы у шлюза постепенно стали похожи на своеобразный ритуал.
        Рабочая гусеница превращалась в яркую бабочку, и после каждого полёта я выпархивала к мужчинам совершенно преобразившись.
        - Нинейс, я уж и забыл, какая ты красотка! - аккуратно за плечи приобнял меня Стен и лукаво подмигнул. - Каждый раз боюсь, что за время отдыха тебя кто-нибудь у нас уведёт. Ты поддашься на чьи-нибудь настойчивые уговоры, забудешь про наш корвет и упорхнёшь на другой корабль. Не представляю, что мы тогда будем делать!
        От Стена пахнуло чистотой, свежестью и хорошим парфюмом. Захотелось поплотнее прилепиться к его локтю и вдыхать этот заманчивый букет и дальше. Спасало только то, что я осознавала эту хитрую невидимую глазу, но прекрасно ощущаемую носом уловку нашего бирмианина. Он, со своим чуть расширенным диапазоном восприятия, прекрасно разбирался в запахах и действии феромонов на оголодавшие гормоны женского организма. Из болтовни в кают-компании я знала, что Стен собрал коллекцию притягательных для женщин ароматов и ни капли не сомневалась, что он совершенно сознательно без зазрения совести пользовался этой коллекцией во внерабочее время.
        - Надеюсь, скоро увидимся, - навис надо мной высокий Громи и протянул голубоватую ладонь с длинными пальцами. - Ты там думай над новыми методами поиска. У тебя прекрасно выходит. А программу мы сляпаем.
        - Нейси, ты молодец, - шустро подскочил рыжий коренастый механик и весьма чувствительно хлопнул меня по плечу, не обращая особого внимания на то, что сейчас на мне красивое платье. Похоже, даже в женских нарядах я остаюсь для него «своим парнем».
        Териос молча пожал мне руку, а потом неожиданно потянул её на себя и поцеловал тыльную сторону ладони, заставляя моё сердце чаще биться.
        - Спасибо, Нейси. Ты сделала наш нынешний поиск, - улыбнулся он, обливая меня ласковой синевой своих глаз. - Не обращай внимания на мой язвительный бубнёж и скепсис. Ты гениальный слухач и наша большая удача,
        Бер кашлянул у него за спиной. Теру пришлось отпустить мою руку и уступить ему место.
        - Будем на связи, Нинейс. После отпуска жду тебя на корабле снова, - пророкотал капитан последним, осторожно пожал мне руку и вдруг неожиданно задержал мою ладонь в своей большой лапе на секунду дольше, чем следовало.
        Я удивлённо подняла на него глаза. Уголок его губ на мгновение слегка приподнялся, рядом с ним показалась знакомая лукавая ямочка, а в карих глазах мелькнула смешинка. Мгновение пролетело, и очаровательный незнакомец, выглянувший на меня из глаз Бернана Ши, снова спрятался за привычной маской угрюмого неулыбчивого капитана.
        - Куда же я денусь. У нас же контракт, и я его не собираюсь нарушать, - улыбнулась ему в ответ. - Так что ждите меня обратно. Когда вы планируете следующий поиск?
        - Не раньше, чем через месяц. Отдыхай, заслужила. Тем более, будет на что разгуляться, улов у нас на этот раз богатый. Мы с Тером постараемся выжать из перекупщиков побольше.
        Я хмыкнула про себя. Интересно, капитан знает о том, что я купила квартиру в Бронтейле и теперь вся в долгах? Наверное, всё-таки знает.
        Всё, не буду думать о деньгах. На целый месяц я свободная женщина, которая может не прятать свою привлекательность за рабочей одеждой и стянутыми в узел волосами! Эта мысль заставляла меня булькать от удовольствия.
        Скорее домой, в мою уютную квартирку, где всё сконструировано по моему вкусу! Ну да, она ещё не полностью моя, однако, надеюсь, скоро будет! Буду надеяться, что вознаграждение за этот поиск покроет весь долг!
        Меня ждёт Серпа!
        Колонисты с Земли, тысячи лет назад обосновавшиеся на этой планете, сделали очень удачный выбор. Условия тут приближались к земным: Солен, местное солнце, звезда этой системы, Серпу грела, но не перегревала, воды и воздуха хватало, сила тяжести почти не отличалась от земной, континенты находились в основном в тёплых широтах. Даже вращалась планета практически с той же скоростью: сутки длились двадцать четыре с половиной часа.
        Почти вторая Земля!
        Однако между ними всё же была принципиальная разница: вокруг Серпы кружилась не одна Луна, а целых три спутника меньшего размера. Первые колонисты, видимо, любили пошутить, и в результате каждую ночь после захода Солена на ночное небо планеты сверкающей гирляндой выплывали Мерк, Венера и Марс.
        Вот сегодня я ими и полюбуюсь наконец!
        От шлюза я пустилась в непривычный после замкнутого пребывания на корвете длинный путь: сначала по длинным цилиндрическим коридорам нашей разросшейся модулями и ангарами орбитальной станции, затем мягкие кресла орбитального челнока, снующего с орбиты на поверхность Серпы через каждые два часа. Уже внизу меня встретили залитые светом высокие залы и бесконечные переходы космопорта.
        Пространство огромных залов и переходов было наполнено светом и воздухом, что после замкнутого пространства космической станции выглядело волшебством. Обыкновенные металлические опоры купола, закутанные в белый пластмод, вообще напоминали колонны какого-то дворца.
        Мне нравился космопорт Бронтейла. Может быть, поэтому я выбрала себе именно мегаполис Бронтейл местом основного проживания на Серпе.
        В космопорте я надолго не задержалась. Короткое ожидание планелёта до мегаполиса, ещё полчаса полёта, а потом пересела на таксилёт уже внутри города, что раскинул свои улицы и проспекты на многие километры.
        Да, путь от корвета Бернана Ши до моего уютного гнёздышка был долгим и, наверное, от нетерпения утомительным. Очень хотелось побыстрее оказаться дома, в моей тщательно обустроенной квартире на окраине этого гигантского расползшегося в сторону от космопорта человейника.
        Таксилёт шёл на автопилоте, а я разглядывала покрытые зеленью кварталы раскинувшего подо мной мегагорода.
        Самые высокие дома были в центре. Сверкающие небоскрёбы деловой части города, видимые издалека, возвышались словно маяки. Это были исключительно административные здания. Жить здесь, в центре мегаполиса было неудобно. Мой путь лежал на самую окраину Бронтейла.
        Дома, улицы, транспорт, скверы быстро проплывали подо мной. Ну вот, наконец, парк пятисотлетия присоединения Серпы к империи! Он совсем рядом с моим домом! Я почти у цели.
        Таксилёт снизил скорость, опустился ниже и медленно полетел над парком. Можно было рассмотреть бежевые ленты дорожек, яркие продуманные местными садовниками клумбы, узоры из цветов, фонтаны и ландшафтные уголки, даже людей, сидящих на скамейках и газонах.
        Аппарат проскользнул над лужайкой, где молодая женщина в синей майке играла в мяч с двумя детьми и большой белой собакой. Собака радостно лаяла, бегала за детьми по зелёной лужайке и явно была в восторге от происходящего.
        Таксилёт плавно подплыл ко входу в нашу многоэтажную башню. Можно было сразу подлететь к моему балкону, однако квартира была заблокирована на время моего отсутствия. Лифт, пара шагов до двери, щёлканье открывающихся замков и вот он дом, родной дом!
        Я ввалилась в свою маленькую квартирку, бросила чемодан на пороге, а потом в несколько широких шагов пересекла гостиную и резким движением раздвинула высокие, от пола до потолка, занавеси на панорамной стене. В комнату брызнул свет. Косые лучи Солена, приближающегося к закату, пронзили мою квартиру насквозь.
        Всё, я добралась! Можно расслабиться. Надо сообщить родителям, что я тут. Они всегда нервничали при моих переездах и настаивали, чтобы сразу сообщала о благополучном прибытии, будто на каждом углу в момент переезда меня поджидала опасность.
        Пришлось вернуться в прихожую и потрясти сумочку. Кроме диска коммуникатора на низкий столик в прихожей выпал и подаренный мне Загадкой и стечением обстоятельств медальон. Одной рукой я взяла диск комма, а другой бессознательно схватила узорчатый кругляш, чтобы положить его в карман моего жёлтого сарафана. Видимо, за эти последние дни слишком привыкла держать этот подарок Загадки под рукой. Палец привычно погладил каплевидный камешек.
        Я шагнула вперёд к дивану… и тут нога зацепилась за брошенный мною же чемодан. Ступня подвернулась, и в лицо со страшной скоростью полетел угол стены. Увернуться не было никакой возможности. Только и успела заметить в большом зеркале прихожей отражение своей фигуры со взметнувшимся колоколом подолом моего жёлтого платья и собственное лицо с вытаращенными глазами.
        Удар! Мерзкий звук! Голова взорвалась болью и искрами!
        Наверное, с минуту, я приходила в себя. Мне понадобилось некоторое время на осознание, что голова гудит, нос и переносица пылают болью, а я сама в полном замешательстве сижу на полу, уперевшись спиной в стену.
        Взгляд нащупал зеркало, которое с готовностью отразило меня сидящей на полу прихожей с разбитым носом и идиотским выражением лица. Кровавый ручеек вытекал из моей ноздри, достигал подбородка и уже оттуда капал вниз на моё прекрасное жёлтое платье, покрывая его художественными кровавыми разводами. Более или менее рациональные мысли явно разлетелись под действием удара об угол, и только на край сознания сквозь боль пробралась совершенно лишняя в такой момент мысль, что тёмно-красное на жёлтом смотрится очень даже ярко, сочно и красиво.
        Медальон, который я ещё сжимала в дрожащей потной руке вдруг ожил. Подушечка пальца вдруг неожиданно на мгновение провалилась в нечто холодное влажное и кольнувшее разрядами, словно микроскопический ёжик иголками. У меня резко закружилась голова, и я растеряно моргнула…
        А когда открыла глаза, то мне некоторое время понадобилось, чтобы снова осознать происходящее.
        Никакой боли больше не ощущалось. Я опять перемещалась на таксилёте и смотрела на парк. Аппарат будто вернулся в прошлое и опять летел мимо лужайки, где всё та же женщина в синей майке играла с двумя детьми и большой белой собакой.
        Я впилась в них взглядом. Они точно также бегали за мячом и смеялись, а собака лаяла абсолютно с теми же интонациями, как в прошлый раз. Возникло иррациональное ощущение, словно вижу повтор того же фильма. Словно некто отмотал мою жизнь немного назад и пустил по точно тому же руслу вновь.
        - Что происходит? - я растерянно оглядела себя и провела рукой по лицу. Никакой крови, всё было ещё в порядке. Голова не гудела, рука была чистой, а моё платье сверкало своей изначальной желтизной. Окружающая меня действительность казалась абсолютно точно такой же, как примерно за десять минут до моего нелепого падения в собственной прихожей.
        Ключи, ключи от дома! Где они? Неужели остались в прихожей?
        Я рывком открыла сумку и стала в ней лихорадочно копаться. Ключи были на месте. Да и не только они! Всё было на месте! Медальон тоже спокойно себе лежал в отведённом ему кармашке. Я вытащила его и стала разглядывать. Подарок Загадки серебряной монетой лежал у меня на ладони и казался точно таким же, как и до моего падения. Вязь всё также струилась по его поверхности, вот только каплевидный камешек по центру снова стал мертвенно белесым.
        Именно эта внезапная тусклость ранее блестящей капельки окончательно меня уверила, что ничего мне не приснилось, что удар по переносице случился в реальности. А вот что было потом? Что или кто смог устроить мне короткий временной скачок в прошлое и снова запустить фильм моей жизни во второй раз? Что вообще послужило толчком для этого процесса? Боль? Или какая-то бессознательно выданная мной в тот момент команда? Хотя не помню, чтобы я молила судьбу вернуть меня в прошлое. Может быть, каким-то образом мой мозг сгенерировал бессознательный приказ в ответ на падение и боль?
        Что же такое я бросила в окружающее меня многомерное пространство, отчего мой медальон с лёгкостью нарушил течение времени и поместил меня в недавнее прошлое. Да и с лёгкостью ли?
        Таксилёт во второй раз подплыл ко входу. Остановка, лифт, ключи, дверь, щёлканье замка и острое чувство, что в прихожей уже должен стоять мой чемодан.
        На этот раз уже осторожно я подошла к окну и снова раздвинула шторы.
        Всё было как прежде. Косые лучи Солена вновь пронзили мою квартиру, что выглядела точно так же, как десять минут назад при моём первом появлении. Всё было как в первый раз, однако теперь мои движения были медленными и аккуратными.
        Я медленно сняла босоножки, откатила чемодан подальше от прихожей, достала коммуникатор, аккуратно уселась на диван и позвонила родителям. Мама откликнулась почти сразу.
        Для меня течение времени осталось неразрывным, однако моя жизнь словно сделала петлю и потекла по другому руслу, благополучно огибая момент моего нелепого падения и ошеломлённое разглядывание в зеркале кровавого ручейка, стекающего на жёлтое платье.
        Ещё полчаса я береглась, торжественно и осторожно плавала по квартире, избегая повторения событий, а потом расслабилась и задвинула на задворки мысль об этом странном происшествии.
        Да, в моей жизни произошло нечто полностью выпадающее из моего представления об устройстве мира, однако обдумывать пока нечего. Данных для обдумывания нет почти никаких.
        Да, похоже, этот скачок в потоке времени на десять минут назад связан с загадочным наконечником, но на этом информация заканчивается. Анализировать попросту нечего. Вопросов было море, и ни одного островка с ответом пока не было. Откуда наконечник взял энергию на зарядку? Он совсем окончательно разрядился или однажды снова сможет толкнуть меня назад по времени? Или нет? Если да, то насколько? Минуты, часы, года? Отчего это зависит? И с чего вдруг такая щедрость без явной команды с моей стороны? Да и вообще, может он и вперёд по времени может толкать?
        - Что ж, будем анализировать данные по мере поступления, - хмыкнула я.
        Где-то через час, когда я совсем было расслабилась, новая действительность выдала мне ещё один то ли вопрос, то ли ответ. Когда я выходила из душа, то поскользнулась на мокром полу и в этот раз сильно ударилась лбом. Нос остался цел, лоб, в основном, тоже. Удалось обойтись без ручьёв крови, однако небольшая шишка выросла.
        Наверное, это происшествие можно считать намёком. Знать бы на что? Получается, избежать удара не удалось? Однако, на этот раз, к моей великой радости, переносица осталась цела. Шишка на лбу всё же более предпочтительна, чем сломанный нос. Но удар ведь всё-таки состоялся! Возможно, судьба пытается оставить меня дома для чего-то? Или наоборот, свести со мной какого-то врача?
        Так или иначе, но больше рисковать я не стала, задвинула подальше все свои мысли выйти вечером прогуляться и вытряхнула из сумки медальон. Он хмуро взглянул на меня тусклой капелькой. На вид он казался точно таким же, как тогда в кают-компании, когда я первым вытащила его из коробки.
        Да уж! Интересная и непредсказуемая оказалась штучка. Знал бы Бер какой необыкновенной премией меня наградил.
        Однако, в воздухе висит ещё один очень важный вопрос: не засунуть ли мне этот медальон подальше и не забыть ли об его существовании?
        Рука привычным движением подхватила блестящий кругляш, который сразу удобно лёг в центре и словно прижался к ладони.
        Я поднесла ладонь к глазам. Мне показалось, что он грустно и обиженно глянул на меня, мол, я для тебя, хозяйка, старался-старался, а ты чем-то недовольна.
        - Нет, не засунуть подальше и не забыть! Не стоит отказываться от столь явных подарков судьбы! Тем более, от обладания наконечником уже наблюдается плюс. Шишка на лбу всё-таки предпочтительнее, чем разбитый или даже сломанный нос! Решено! Кругляш, ты остаёшься со мной.
        Я покопалась в ящике комода, нашла шнурок, уверенной рукой продела его в дырку сбоку наконечника. Шнурок оказался достаточно длинным, и получившийся медальон полностью спрятался за глубоким вырезом махрового халата, что я надела после душа.
        Моё прекрасное ничем не запятнанное жёлтое платье отправилось на вешалку, а я чуть боком уселась на диван, прикрыла мою неожиданно выросшую шишку на лбу прядью и коснулась сенсора голокома, вызывая подругу:
        - Швецири, ты дома?
        Мы были почти однолетками и когда-то вместе заканчивали Космодем, как называли космическую академию тут на Серпе. За прошедшие с окончания академии годы подруга успела выскочить замуж, народить парочку спиногрызов и даже одновременно умудрялась работать по профессии, правда, в отличие от меня не покидая с планеты.
        Моя мелкая шустрая подруга очень быстро перебирала своими стройными ножками на высоких каблучках и могла оказаться где угодно, в любой точке мегаполиса, космопорта и даже за их пределами. Ловить её в делах, где-то в толчее магазина или у рабочего стола, слушать фразу «Я занята сейчас, наберу твой код попозже» совершенно не хотелось. Была надежда, что Швирка сейчас дома.
        Мне повезло.
        - Нейси, ты вернулась!
        На большой матово-чёрной тарелке голокома, лежащей на тумбе рядом с моим диваном возникла маленькая объёмная цветная фигурка подруги в фартуке и в красных брючках в обтяжку. Эти чёрные плоские диски голографической связи были похожи на древние музыкальные пластинки, которые я когда-то видела в музее. Однако на них не было бороздок, они не извлекали звук, а создавали сверху на плоскости диска миниатюрное голографическое изображение абонента и части пространства вокруг него. Так что кроме Швирки я теперь могла наблюдать часть её кухни, где она сейчас находилась. Изображение можно было увеличивать, но мне нравилось разговаривать с ней именно так. Будто я сижу и наблюдаю с дивана её кухни.
        Подруга откинула тёмную прядь со лба и приветственно помахала мне большой ложкой, не прекращая своих важных кулинарных занятий:
        - Давай рассказывай, как ваш поиск в этот раз? Много интересного насобирали? Что там команда твоя? Есть кто-нибудь новый? Я, как видишь, тут пока одна на хозяйстве.
        - Да всё отлично. Команда поживает прекрасно. Новых никого нет, все хорошо знакомые тебе старые. Поиск в этот раз вышел очень удачным. Не хочу сглазить, однако есть большая надежда, что получится нынешним вознаграждением закрыть долг полностью.
        Я знала, что Швири сейчас тоже видит меня, на чёрном диске своего голокома, который находится у неё на полке буфета рядом с чайным сервизом. Браслет связи висел у неё на руке, поэтому я наблюдала, как её изящная фигурка быстро перемещается по их большой и светлой кухне. Пищевой синтезатор моя подруга не жаловала, предпочитала кухонные приборы мультиготовки. Голоком следовал за перемещениями Швирки по кухне и показывал мне то угол плиты, то угол шкафа, то панорамное окно.
        - Ого! Нашли что-то очень ценное ? - воскликнула она, одновременно с разговором открывая холодильный шкаф и рассматривая его внутренность.
        - Да. Притащили почти почти неповреждённый гравитер и несколько природных кристаллов альдолита. Это, конечно, далеко не целый астероид, но кристаллы достаточно большие и резко поднимут моё благосостояние.
        Про Загадку я подруге пока рассказывать не стала. Потом расскажу, когда лично увидимся. Слишком много нюансов было у нашего поиска в этот раз, они потребуют слишком много слов и объяснений. А я пока не готова.
        Про медальон и мои прыжки во времени вообще пока нечего рассказывать. Там один большой вопрос и сомнения, в своём ли я уме.
        - А у вас тут как за время моего отсутствия? Как твоё семейство? Как дела у Вада, как дети? Что там друзья наши поделывают? - я постаралась развернуть разговор в другую сторону.
        За час подруга вывалила на меня новости всех жанров и оттенков, а сама заодно переделала кучу домашних дел. Знакомых было много, друзья жили активной жизнью: делали карьеру, женились, расходились, рожали детей, ездили в отпуска на другие планеты и вляпывались в какие-то происшествия.
        - Закругляемся. Семейство уже на подходе, - через час болтовни сообщила Швирка. - Кстати, мы тут на выходные семьёй в парк собрались. Поехали с нами. Твоего нынешнего с собой возьмёшь, - она чуть сморщилась.
        Моего нынешнего ухажёра Гелмута Швири не жаловала, считая душной придирчивой занудой.
        - Да, надо встретиться. Уже по твоему семейству соскучилась, - улыбнулась я. - По живому, а не по изображению на голокоме. Так что на данный момент оставляю тебя встречать мужа и спиногрызов. Привет от меня Ваду.
        Голоком погас. Фигурка Швецири исчезла.
        Я хмыкнула:
        - Хорошо, что напомнила. Гелмуту же нужно позвонить. Забавно, но про него в этой суматохе я совершенно забыла. Завтра позвоню. Или послезавтра. Может, он сейчас не на своём крейсере, а внизу, здесь на Серпе, в мегаполисе.
        Мой нынешний ухажёр Гелмут действительно был занудой. Внимательной, по-мужски привлекательной, заботливой, однако слишком настойчивой в своём перфекционизме. Порой меня грызла совесть, что я недостаточно ценю его потрясающие достоинства. Он был военным, служил на имперском крейсере, патрулирующем нашу систему, и внешне являл собой великолепный образец молодого мужчины. Высокий мускулистый светловолосый красавчик с военной выправкой, аккуратный и ответственный, уверенно шагающий по карьерной лестнице, планирующий свою жизнь на годы вперёд. Что самое поразительное, жизнь действительно шла у него без отклонений по чётко выверенному плану. Складывалось впечатление, что Гелмут уже сейчас выбрал магазин, где через намеченное им количество лет купит невесте обручальное кольцо.
        Не знаю, по каким соображениям он выбрал для ухаживаний меня. Возможно, его перфекционизм просчитал, что для баланса в его строгой военной жизни необходима некоторая доля неразберихи? А может быть, я была одна из немногих женщин вокруг него, кто не булькал восхищением и не стремился завоевать его расположение? Вот в нём инстинкт охотника и проснулся.
        На моей стороне баррикад напротив как раз надёжности и стабильности в жизни и не хватало. Наверное, из-за всех этих причин год назад у нас и возникли близкие отношения. Мне в тот момент нужен был какой-то якорь, пусть даже временный, не позволяющий мне бесконтрольно мотаться по всей галактике в поисках правильного жизненного пути, так что тогда меня вполне устраивала возникшая между мной и Гелмутом симпатия.
        Я сразу отдавала себе отчёт, что эта симпатия никогда не перерастёт в большее, по крайней мере, с моей стороны. Гелмут устраивал меня в роли ухажёра, а вот его кандидатура на роль моего мужа мной даже не рассматривалась. Мы прекрасно смотрелись вместе, он был прекрасный собеседник, заботливый кавалер и внимательный любовник, да вот только после нескольких дней отпуска, проведённых совместно, мне хотелось бежать на край света от его настойчивых уговоров и строгих правил, которыми он так гордился. Жизнь по строго выверенному плану и с вещами, расставленными и уложенными исключительно симметрично и по линеечке меня угнетала.
        За Гелмута я не переживала и в то, что он будет страдать после нашего неизбежного расставания тоже не верила. Наверное, в первый момент он будет ошеломлён и озадачен, однако быстро перестроится и создаст новые не менее чёткие и рациональные схемы жизни, а потом несомненно найдёт девушку, которая, несмотря на постоянные одёргивания и указания, по-настоящему его полюбит. Гелмут будет с ней счастлив. Со мной же счастья ему не видать.
        Пока мы болтали со Швецири, за окном стемнело и даже один из трёх спутников Серпы выполз на ночное небо.
        - Свет над диваном! - моя квартира послушно выполнила приказ. Над моей головой засиял настенный светильник, создавая вокруг меня освещённое тёплым жёлтым светом пространство. Я опустила глаза и ещё раз провела пальцами по затейливой вязи узоров наконечника, свисающего с моей шеи на шнурке. Какую интересную вещицу мне подкинула Загадка! Такое нетронутое поле для анализа! Буду копить данные.
        ГЛАВА5
        Очень странно и необычно начался мой отпускной период, не менее странно и продолжился.
        Теперь каждое утро я с интересом рассматривала мой новый столь неожиданно приобретённый медальон, который больше никогда не снимала. Пока у меня не было точного ответа, откуда он берёт энергию для подзарядки, хотя предположения были разные.
        Как одна из версий: из атмосферы планеты, раз в космосе наконечник не мог подзарядиться. Другая версия: от магнитного поля Серпы. Третья: достаточно простого нагрева и обычного тепла тела хватит для подзарядки. Надо бы продумать и провести какой-нибудь достоверный эксперимент. Однако пока ничего умного и эффективного пока в голову не лезло, и я отложила эксперименты с теплом и холодом на будущее.
        Медальон последующие дни больше ничем не проявлял себя и в виде украшения послушно висел на шнурке у меня на груди. Однако день за днём и мало-помалу в центре подаренной мне космосом узорчатой металлической монетки восстанавливалась и наливалась сиянием белесая капелька тумана.
        Это радовало. Медальон жив и снова проявит себя. Значит, можно и дальше вести за ним наблюдение.
        Возможно, он вообще заряжается от меня. Тихонько тянет энергию моей ауры, например, или питается от меня чем-то ещё. Однако никакого упадка жизненных сил у себя за эти дни я, как не старалась, не заметила. Ничего не замечала и медкапсула, которую я даже посетила несколько раз для чистоты эксперимента.
        Сначала время протекало как обычно в промежутках между поиском. Я вела насыщенную отпускную жизнь: встречи с друзьями, бассейн, родители, непрерывная болтовня, танцевальные вечеринки, прогулки под тремя лунами.
        Мы с Гелмутом за эти дни даже успели съездить на побережье, наплаваться по уши и загореть. Я лишний раз испытала наслаждение от его прекрасного внешнего вида, раздражение от его удушающей заботы и фанатичной приверженности к порядку, а также тщательно скрываемую радость от того, что наше расставание неизбежно, потому что его ждёт служба.
        После поездки с Гелмутом на побережье я наконец угомонилась и засела дома. Некоторое время экспериментировала с интерьером, однако потом больше сидела в галанете, выясняя, что нового нарыли слухачи в ближнем и дальнем космосе за пропущенный мной месяц. Да и вообще надо было узнать, что интересного в нашей области придумали разработчики. Хорошему профессионалу всегда необходимо держать руку на пульсе.
        Совместная прогулка с семейством Швири по парку тоже состоялась пару дней назад. Отпрыски моей подружки были послушны, умилительны и вызывали подспудное желание вплотную заняться собственной личной жизнью. Стоило признать, что мне уже самое время найти достойного кандидата на роль отца моих будущих детей и главы моего большого будущего семейства. Всё-таки мои тридцать лет с хвостиком намекают, что пора сделать выбор. Или я остаюсь одинокой, бездетной, свободной от домашних забот и посвящаю остаток жизни любимой профессии и карьере, или обрастаю семейством со всеми прилагающимися к нему счастью и бесконечным хлопотам. Можно, конечно, ограничиться просто детьми без мужа, но этот вариант хоть мной и рассматривается, однако пока идёт запасным. Гелмут с такой ролью явно не согласится, хотя, без сомнений, осеменитель из него вышел бы прекрасный, потому что здоровье у него отменное, и дети получатся здоровые и красивые.
        Однако в каких краях искать тот персонаж, кому я могу вручить свою судьбу и доверить ему всю себя вместе с будущими детьми? Где именно обретается сейчас эта редчайшая особь мужеского полу, оставалось загадкой. Швири умудрилась найти своего мужа Вада ещё учась в академии, и я втихаря ей завидовала. В юности прилипнуть к человеку всей душой было легко, без напряжения и тяжеловесных размышлений.
        В один из отпускных дней я вообще затеяла перестановку, экспериментировала с интерьером и меняла настройки квартиры.
        Пластмод, которым были покрыты все поверхности, позволял создавать мебель любой формы, цвета и текстуры в каждом углу моей квартиры. Настройки позволяли подобрать цвет светильников, стен и даже вырастить зеркала в новых местах.
        После моих экспериментов интерьер стал более лаконичным, угловатым, металлизированным и сменил оттенки со светлых тёплых бежевых на более холодные сине-зелёные.
        После долгих размышлений в перечне предлагаемых заводской настройкой картин я выбрала уютное панно в стиле примитивизма. Оно копировало древнюю картину известной художницы с Земли. Белый корабль, плывущие льдины и нежно-розовый рассвет замечательно вписались в интерьер и украсили стену моей гостиной.
        Осталось только купить материал для штор. К сожалению, из пластмода можно было вырастить только жёсткие жалюзи, а я предпочитала видеть на своих окнах лёгкие летящие занавеси. Старые по цвету уже категорически не вписывались.
        Выбирать цвет и текстуру ткани для штор или одежды виртуально, по голокому, я не любила. Именно поэтому меня в тот день и понесло по салонам и магазинам. Гораздо интереснее было пощупать ткань своими руками, повертеть её перед глазами и оценить плетение нитей, оттенок будущих штор на свету и на просвет.
        Около полудня я сидела в тени навеса на высокой террасе кафе в совершенно благостном расположении духа. С клумб до террасы кафетерия вместе с лёгким свежим ветерком долетал запах цветов.
        Материал для штор я ещё не купила, однако уже набегалась, нащупалась, наоценивалась и даже практически определилась и была близка к покупке. Понимание того, что мне нужно, уже сформировалось.
        Центр города как всегда был полон суеты. Люди спешили по делам. Куда-то торопились таксилёты, велокаты. Со всех сторон доносился хорошо знакомый привычный гул большого города.
        Передо мной на столе стояла глубокая вазочка с шариками разноцветного мороженого. Она несколько минут назад появилась передо мной на подносе из люка раздачи, и теперь я ложечкой снимала мягкие стружки с зелёного колобка и не торопясь отправляла их в рот. М-м-м… фисташковое… моё любимое.
        Шорох отодвигаемого стула. Незнакомый мужчина присел за мой столик и наклонил голову, внимательно глядя мне в глаза.
        - Добрый день! Я присяду, - голос был негромким, а интонации уверенного в себе человека. Он не спрашивал моего разрешения, а только сообщал о своих намерениях.
        Я выплыла из благостного созерцания городского пейзажа и шариков мороженого, подняла голову и удивлённо посмотрела на незнакомца. Раз моего мнения никто не спрашивает, значит, можно не отвечать.
        - В отпуске? Развлекаетесь? - спросил он.
        Да, я развлекалась, но ему-то какое дело?
        - Мы знакомы? - спросила я подсевшего за мой столик незнакомца чуть резче, чем следовало.
        Мой новый собеседник на первый взгляд казался совершенно обычным: правильные приятные черты лица, ёжик тёмных волос, серый форменный комбинезон, какой носят рядовые работники космопорта. Вполне симпатичный молодой мужчина с почти незаметным небольшим шрамом рассекающим тёмную бровь. В нём не было ничего особенного, да только взгляд карих глаз был слишком цепким, несмотря на вежливую улыбку, приподнявшую уголки губ.
        Этот взгляд мне сразу не понравился. Его глаза внимательно отслеживали каждое моё движение, словно я была противником. Или жертвой, которая не должна убежать.
        - Чем обязана? - сразу включила я официальный тон.
        - Ну зачем так сразу «обязана»? Возможно, вы просто мне понравились, и я просто хотел бы с вами познакомиться.
        Я пожала плечами.
        - Знакомьтесь.
        - Как вы нелюбезны, Нинейс Камур, - хмыкнул незнакомец. - А ведь я к вам с деловым предложением.
        - Так вы уж для начала определитесь: с деловым или я вам понравилась?
        - Вы мне понравились, - ухмыльнулся мужчина, сделал паузу и добавил: - как слухач, поэтому у меня к вам деловое предложение. Хорошо, не буду ходить вокруг и около, давайте сразу перейдём к делу. Я предлагаю вам работу на поисковом рейдере.
        - У меня уже есть работа.
        - Вы говорите о годовом контракте с капитаном «Лунного света»? - мужчина пренебрежительно хмыкнул. - У него сейчас трудности и вряд ли он в ближайшее время выйдет на поиск. Насколько я знаю, ваш контракт разрешает заниматься поиском на других кораблях в свободное от работы на Бернана Ши время.
        Он испытующе поглядел на меня. Вся ситуация стала напрягать, несмотря на вежливый тон и показную расслабленность незнакомца. Что за трудности вдруг образовались у Бера, и с какими целями проявился тут этот персонаж с цепким взглядом?
        - Неожиданно! - я откинулась на стуле, пристально разглядывая собеседника. - Вы, кстати, весьма невежливо уклонились от знакомства.
        Незнакомец удивлённо, тоже не отрывая от меня глаз, поднял тёмные брови.
        - Вы не сказали, как зовут вас! - уточнила я. - Итак…
        Внутри всё сжималось от нехороших предчувствий, однако я постаралась спрятать их подальше, медленно зачерпнула в вазочке зелёную подтаявшую массу и неторопливо отправила её в рот, не чувствуя вкуса любимого мороженого.
        - Можете звать меня Сторком, - усмехнулся мужчина.
        - Итак, чем же вызван ваш назойливый интерес, господин Сторк? Не думаю, что я лучший слухач на Серпе.
        - До нас дошли слухи, что вы создали очень интересную программу для поиска, которая в первом же поиске принесла в сети Бернана очень необычные и ценные находки.
        Вот в чём дело! Моя сито-программа! Вот чем заинтересовались конкуренты. Да, моё тщательное прочесывание галанета показало, что на данный момент моя программа была уникальна. Формула динамических параметров оказалась хоть и несложной, но эффективной, чётко следуя философской концепции: всё гениальное просто. Конечно, двигать погрешности и играть ими многие пытались, однако набирали в поисковые сети слишком много мусора и потом не могли от него избавиться. Именно найденная мной связка динамических параметров оказалась весьма и весьма удобна для узко направленного поиска. Обнаружение в поясе Селесты давно забытой и никем не найденной обычным поиском Загадки доказало эффективность моих умозаключений. Похоже, что до таких гибких и сцепленных формул поиска никто ещё не додумался.
        Сквозь неприязнь к Сторку, раздражение и поднимающуюся тревогу пробилась гордость, и она придала мне уверенности.
        - По контракту моя программа на данный момент является собственностью Бернана Ши, - почти не соврала я. Условия совместного пользования произведённым мной на борту «Лунного света» интеллектуальным продуктом были достаточно гибкими. Без сомнения, в случае чего мы с Бером смогли бы найти общий язык при делёжке этой нематериальной собственности.
        - Никто не может запретить создать вам очень похожую на борту другого судна. Поверьте, пока что я предлагаю очень хорошие условия, но при вашем категорическом отказе они могут измениться в худшую сторону, а рычаги воздействия на вас найдутся, - небрежно пожал плечами мой собеседник. - У вас ведь есть подруга, родственники, и вы заинтересованы в их благополучии?
        Сердце пропустило удар, а в груди поселился холод. Ох, а этот Сторк настроен выдавить из меня согласие любыми методами. Завуалированные угрозы пошли!
        Что же теперь мне делать? Ведь этот тип не отцепится. А рычагов воздействия на меня масса. Одно Швиркино семейство чего стоит. Пригрозят, что её отпрыскам не поздоровится и бери меня тёпленькую и послушную.
        Какие трудности вдруг возникли у Бера? Я ведь буквально позавчера получила от него неплохую сумму компенсации за поиск с припиской «первая часть»!
        Вязкая холодная тревога, переплетающаяся со злостью, ледяным комком собралась в груди. Я опустила глаза, не желая показывать свои настоящие эмоции этому на сто процентов уверенному в собственном превосходстве мужчине. Ведь уверен, гад, что деваться мне некуда!
        Я положила ложечку, совершенно бездумно скользнула пальцами вниз по пуговицам и случайно коснулась медальона, спрятанного под тонкой блузкой.
        В это мгновение меня словно пронзило молнией! У меня на груди, на шнурочке, спрятанный под платьем, висит весомый козырь, о котором этот небрежно помахивающий угрозами мужчина даже не догадывается!
        Сколько? Сколько минут прошло с начала нашего разговора? Пять минут? Надо просто снова заставить медальон перенести меня в прошлое и не дать возможности этому Сторку со мной встретиться! Десяти минут вполне достаточно! Успею спрятаться. А раз нет разговора, нет «делового» предложения, то нет и угроз! Вредить Швирке и её семье нет повода, пока угроза не произнесена вслух. А за это время я успею посоветоваться с Бером! Или Тером!
        На тот момент эта мысль показалась мне единственным спасением. Общение со стражами порядка я отмела. Как отнесутся власти к моей жалобе на угрозы было совершенно не ясно. Да ещё попробуй эти угрозы докажи!
        Я подняла глаза на Сторка. Он внимательно и с большим интересом следил за мной, дожидаясь реакции на своё «деловое» предложение. В его взгляде читалась некоторая снисходительность, мол, куда ты денешься, соглашайся быстрее, не тяни, не трать моё и своё время.
        Этот снисходительный взгляд добавил мне злости.
        Эмоции огненным шаром плеснули в груди. Мои пальцы скользнули под планку рубашки, мимоходом погладили канавки узоров медальона и коснулись капельки в центре.
        - Пожалуйста, помоги мне, верни меня обратно хоть на несколько минут! - моё горячее желание выскользнуть из этой неприятной ситуации остро, почти болезненно, запульсировало где-то в солнечном сплетении и чёткой формулировкой опалило мозг. Подушечка большого пальца на мгновение погрузилась в туманную влажность, я непроизвольно моргнула. Что-то мелодично звякнуло, и я опустила взгляд.
        Стол передо мной был пуст. Вазочка с мороженым словно стёрлась из реальности. Вместо неё призывно мигала и тихо позвякивала карта меню, приглашая сделать заказ. Сторк тоже растворился с соседнего стула без следа. Правильно! Именно такая картина стояла передо мной около десяти минут назад! Значит, получилось!
        - Спасибо, спаситель мой! - я погладила пальцем холодный камешек медальона.
        Надо торопиться, у меня всего несколько минут! Этот Сторк где-то тут, наблюдает за мной, готовится подойти и осчастливить меня своим деловым предложением.
        Я подавила в себе желание открыто оглядеть террасу кафе. Мне удалось сбежать от разговора как такового, но пока принципиально ничего не изменилось. На меня нацелился некто, кто хочет получить меня и вместе с моей головой и уникальными параметрами, до которых я додумалась. Что делать?
        Я наклонилась над картой заказа и стала задумчиво её разглядывать, делая вид, что обдумываю, какое мороженое выбрать, в то время как мои мысли беспорядочно скакали и метались. Их подстёгивало осознание, что отпущенное моим волшебным медальоном преимущество в десяток минут заканчивается. Минута - другая, подойдёт Сторк, угрозы будут озвучены и тогда что-то придётся ему отвечать, а вытащенный из-за пазухи козырь уже один раз выложен и второй раз больше не сработает.
        Мне срочно нужен совет! Совет человека, который в теме! Надо связываться с капитаном! Но он может быть слишком далеко, на своей Цирцее. Так, кто ещё? Тер? Может быть, Тер ещё здесь? Ребята обсуждали, что где-то тут на Серпе у него есть что-то вроде холостяцкой берлоги. Была небольшая надежда, что он ещё тут и застрял в ней после поиска.
        Я щёлкнула по карте, якобы сделав заказ, взяла сумочку и прогулочным шагом, не торопясь, направилась в туалетную комнату. Смешно, но спрятаться в туалете было единственной идеей, что пришла в мою распираемую тревожными мыслями голову. Именно это место с хлипкой задвижкой на двери показалось мне самым защищённым на тот момент. Даже если бы я сбежала из кафе, Сторк мог подойти ко мне позже на улице или проследить до самого дома и поймать меня на входе.
        Дверь туалета за моей спиной закрылась, щелчок замка, и я облегчённо выдохнула. Нахлынуло ощущение временной безопасности. К моему утекающему сквозь пальцы времени добавилось ещё с десяток-другой минут.
        Я уселась на унитаз и дрожащими пальцами начала тыкать в диск коммуникатора. Слава Богу, код комма Териоса у меня есть!
        - Тер! Тер! Ты просто обязан мне ответить! - сигнал ожидания связи казался бесконечным. От мысли о том, что время уходит, а Тер ведь может вообще не ответить, меня начало потряхивать.
        - Нинейс?
        Ответил! Меня окатило безумной радостью. Был бы рядом, наверное, расцеловала бы.
        - Что случилось? Почему вдруг внимание к моей персоне во внерабочее время? - в бархатном баритоне Териоса сквозили удивлённые нотки. За все четыре года мы с ним ни разу не общались вне корабля.
        - Тер! Слушай! У меня нет времени, обрисовываю коротко ситуацию! - протараторила я и на мгновение замялась, внезапно осознавая, что Сторк вообще-то не успел со мной поговорить. Жаловаться, вообще-то, пока не на что.
        Однако этот разговор, полный намёков и угроз предстоит мне через пять минут, если я выйду к столику, где уже стоит заказанное мной фисташковое мороженое. Да ладно, скажу, что разговор уже был!
        - В общем, ко мне в кафе подкатил тип, который очень интересуется моей сито-программой, и аккуратными намёками и угрозами на возможные неприятности вынуждает меня перейти под его крыло! Я не знаю, что мне делать!
        - Как зовут этого типа?
        - Сторк.
        - Он где сейчас, рядом? Откуда говоришь?
        - Из туалета кафе говорю! Сбежала, спряталась тут, заперлась и выходить боюсь.
        Териос хмыкнул:
        - Сбежала? Удивительно, и как он тебя отпустил?
        Действительно, со стороны выглядело странно. Логично, если бы Сторк не отпустил бы меня ни на шаг, а потом увёз вытрясать из меня детали моего уникального сита. Или отпустил привыкать к мысли, что теперь я на «Лунном свете» не работаю.
        - Что у вас там с Бером произошло, что ко мне прицепились? - прошипела я, уводя его внимание от этой странности.
        - Да ничего особенного… - задумчиво протянул Териос, обдумывая и явно быстро просчитывая ситуацию. Его тягучий спокойный голос звучал как полная противоположность моему нервному речитативу.
        - Тер, ты хоть на Серпе? - спохватилась я.
        - На Серпе, в Бронтейле и, мало того, судя по координатам твоего комма, я достаточно близко. Всегда говорил Беру, везучая ты у нас, Нейс, надо тебя держаться. Как говоришь, называется кафе, где ты застряла?
        Я назвала.
        - Вот и сиди в туалете. Успокойся, не дёргайся, но и не выходи. Минут через пятнадцать буду.
        Не выношу, когда мне говорят «успокойся!». Ну да, будто я сама не знаю, что нужно успокоиться. Однако в такой момент это был единственный действительно стоящий совет. Нужно успокоиться и подумать, что говорить и как себя вести. Уж слишком всё запутано.
        С одной стороны Сторк с его предложениями и угрозами, а с другой никаких угроз и предложений ещё не было и, по сути, Териосу я откровенно наврала. Никто мне пока не угрожал, а только собирался подсесть к моему столу.
        Ладно, буду юлить и уворачиваться. Если моё враньё вскроется, можно будет Беру открыться. Он-то явно на моей стороне и против моего перехода на новую работу.
        Однако вопрос о том, откуда хозяева Сторка узнали про моё сито, остаётся открытым. Кто-то просто ляпнул в отпускной болтовне, пока рассказывал о нынешнем поиске? Или кого-то заставили работать, как хотели заставить меня? Кто именно работает на них?
        А ведь это может быть Тер. Или не может? Стал бы он меня отсюда вытаскивать, если бы был на стороне Сторка?
        Однако почему он оказался рядом? Мегаполис большой. По меркам Бронтейла пятнадцать минут добираться, это значило в момент звонка находиться почти за углом кафе.
        Нет, так я совсем запутаюсь. Возьму как основу, что Териос ни при каких условиях не будет работать против Бернана Ши. Даже если и сболтнул кому-то что-то, то по глупости.
        Хм, очередная натяжка. Вот глупости в Тере не было совсем. Беззаботность, лёгкость в общении, насмешливость и желание произвести впечатление в его характере присутствовали, это да, а вот глупости и безответственной болтливости не наблюдалось. Напротив, Териос был умён и расчётлив.
        Порой у меня закрадывалось подозрение, что его бурные любовные похождения, про которые помощник капитана так красочно живописал в кают-компании, во многом были хорошей выдумкой. Похоже, таким образом, в болтовне и хохоте он рассчитывал снять у команды обычное психологическое напряжение в замкнутом пространстве.
        Опять же, никаких сомнений, что этими рассказами Тер не отказывал себе в удовольствии слегка подразнить меня и искоса наблюдать, как я морщусь от очередного особо красочного, хоть и вполне цензурного эпитета. Нужно признаться, что грязных и грубых выражений в его увлекательных повествованиях не было.
        Моё длительно сидение в туалете не прошло незамеченным у персонала. Минут через десять кто-то осторожно постучал в дверь:
        - У вас всё хорошо?
        - Да, ничего особенного, не волнуйтесь. Просто некоторые проблемы с животом, - бодро доложила я голосу за закрытой дверью, - скоро выйду.
        Прошла ещё пара минут и моя выдержка закончилась:
        - Тер, ты где?
        - Уже совсем рядом. Через минуту буду у входа. У тебя как?
        - Сижу там же.
        Тер фыркнул и отключился.
        Через некоторое время дверь туалета содрогнулась. На сей раз в неё стучали уже громко и уверенно, и знакомый голос спросил:
        - Нейси, ты там? Выходи.
        Я почти плача от радости выпала из туалета и вцепилась Териосу в локоть.
        - Что с тобой, дорогая? - проворковал Тер на публику, играя в заботливого влюблённого. - Тебе плохо? Я заберу тебя домой.
        - Да! Забери меня, мне нехорошо! - громко воскликнула я, надеясь, что мой возглас долетит до ушей Сторка. Вести разговоры с больной женщиной весьма спорное удовольствие.
        - Который твой похититель? - прошипел Териос, когда мы, обнявшись, шли через террасу. Ясное дело, помощник капитана не упустил возможности поиздеваться, плотно прижал меня к себе и облапал за бедро, делая вид, что заботливо придерживает. Ох, предвижу лавину красочных описаний и шуток на мой счёт в следующем поиске! Ладно, будем считать это расплатой за спасение.
        Я покрутила головой. Сторк сидел через пару столов и задумчиво поглядывал на нашу обнявшуюся парочку.
        Ха, интересно, что за мысли бродят у него в голове! Удивительная ситуация: для него разговор ещё не состоялся, а для меня он уже был и все его предложения мне известны. В этой реальности я ускользнула, и задачу он не выполнил.
        - За третьим столом слева в сером комбинезоне, - пробормотала я. Надеюсь, мой взгляд в сторону Сторка не выдал клокотавших меня чувств. Хотя, впрочем, какая разница? Мы, к счастью, не успели с этим типом даже познакомиться!
        Териос со всеми предосторожностями довёл меня до таксилёта и только когда мы поднялись в воздух, снял маску по уши влюблённого персонажа и превратился в привычного мне спокойного и насмешливого помощника капитана.
        - Давай рассказывай подробнее.
        Я ещё в туалете решила про волшебные свойства наконечника пока промолчать и придерживаться версии, что разговор со Сторком уже состоялся, иначе было бы невозможно объяснить, с чего я так переполошилась и откуда знаю, что кто-то хочет меня с моим ситом подгрести под себя.
        Всей правды я решила не говорить.
        До передвижения в гиперпространстве наша цивилизация уже додумалась и даже поток времени в стазис-камерах научилась сдерживать. Однако поворачивать вспять и делать шаг назад на шкале времени? Я о таком не слышала.
        Правдивые объяснения произошедшему прозвучали бы настоящим сумасшествием, а мне всё-таки не хотелось терять работу на «Лунном свете» по медицинским показаниям. Психов в космос не берут.
        Ладно, позже признаюсь, если Тер поймает меня на противоречиях.
        Однако наш ушлый помощник капитана почувствовал подвох сразу.
        - Как это он тебя вообще туалет отпустил?
        - Видимо, решил, что достаточно озвучить угрозы и я уже никуда не денусь, - как можно равнодушнее ответила я и сразу постаралась сбить его со скользкой темы моего неудавшегося похищения:
        - Что там у Бера произошло, раз некто так моим ситом заинтересовался? Да и вообще, куда мы с тобой летим? Домой мне нельзя, оттуда меня быстро выковырнут.
        - Ко мне летим, в мою берлогу. Ты же в курсе, что у меня на Серпе есть место, куда я заманиваю женщин, - насмешливо покосился на меня Териос. - Ну вот, очередная жертва попалась.
        - Я ведь действительно в затруднении. Не понимаю, что делать дальше, а ты шуточками отделываешься, - недовольно нахмурилась я, хотя присутствие Тера рядом полностью меня успокоило. Он сидел со мной рядом такой сильный, такой уверенный и надёжный, что все мои сомнения и страхи отчасти улеглись. - Давай серьёзно.
        - А если серьёзно, то мы на самом деле сейчас направляемся на мою квартиру. Там в деталях всё подробно обсудим. Бер, к слову, тоже ещё пока здесь, на Серпе. Точнее, на третьей орбитальной станции, где обычно наш «Лунный свет» на приколе стоит. Завтра - послезавтра собирался к себе на Цирцею. Тебе просто повезло, что я три дня назад решил ненадолго наведаться в мою… берлогу.
        Териос снова усмехнулся.
        - Вот из моей берлоги спокойно свяжемся с Бером, узнаем, что у него за сложности и расскажем о твоих.
        Он на минуту задумался, чуть прикрыв глаза, а потом произнёс:
        - Три дня назад я ещё был на станции. Всё было как обычно, тихо-мирно, взаимный активный поиск выгоды, как всегда при продажах, но и только. Посредники, торговля, варианты сделок, в общем, вся обычная суета со сбытом добытого после поиска, которая вам слухачам не интересна.
        - А что с тем кристаллическим деревом с Загадки? Кто-то заинтересовался?
        - Заинтересовались, - кивнул Тер.
        - Власти станции заинтересовались? Да неужели? Что-то не верится, - я вспомнила станционную администрацию, очень доброжелательную и улыбчивую на вид, однако абсолютно равнодушную по сути.
        - Ты угадала, интерес был со стороны. Бер подсуетился и послал информацию одному из хороших знакомых, что работает в исследовательской структуре. Не знаю точно, что там они изучают, то ли дальний космос, то ли недавно открытые цивилизации, то ли давно открытые, но плохо изученные. Вот этот знакомый и заинтересовался, со своей стороны толкнул научников. Запрос к станционным властям пришёл из центра, со столичной планеты нашей системы.
        - Запрос только на дерево или вообще на всё вместе с коробкой со стержнями и наконечниками?
        Мою особую заинтересованность Тер расшифровал сразу:
        - Боишься, что заберут у тебя медальончик? - покосился он с усмешкой.
        - Боюсь, - честно призналась я.
        - Не беспокойся, пока речь идёт только о кристалле. Громи говорит мало, но его идеи часто просто гениальны и он попадает в самую точку. Так что коробку и инфокристаллы с настенными рисунками мы с Бером решили придержать, да и вообще не озвучивать их существование. Поэтому пока никто о них не знает.
        Териос явно хотел ещё что-то у меня спросить, но таксилёт уже подруливал к одному из балконов в многоэтажном-доме, похожем на круглую башню, словно вырастающую из высоких деревьев и сквера вокруг неё.
        - Приехали. Заходи. Моя берлога вся в ожидании, - Тер шагнул на балкон, по-хозяйски открыл дверь и первым зашёл внутрь.
        Я в нерешительности остановилась на входе.
        Квартира вместе с широким балконом, судя по полукруглой форме, занимала половину этажа. Хозяин явно покидал её в спешке: на стуле висело смятое влажное полотенце, рядом валялись серые фланелевые пижамные штаны.
        Да уж, помощник капитана откровенно лукавил. Это была далеко не угрюмая берлога, а светлая, чистая, уютная тихая функциональная гавань.
        Никаких милых безделушек или затейливых деталей в интерьере. Присутствие женщины не просматривалось, хотя, конечно, не исключалось, что полочка в местной ванной уставлена красочными бутылочками с кремами и шампунями, а где-то там в недрах квартиры в шкафу развешаны женские вещи.
        - Располагайся, - махнул Тер, указывая на диван, и вытянул руку с браслетом голокома. - Будем сейчас Бера на станции отлавливать.
        Да, это было понятно. Связь на планете была прекрасной везде, а вот вне планеты зависела от ряда факторов и занятости самого капитана, поэтому придётся ждать.
        - Всё, поставил голоком на поиск. Как только наш импульс найдёт голоком Бера, сразу нас свяжет.
        Териос встал и направился к стойке в углу, где призывно подмигивал пищевой многофункциональный синтезатор и стояла одинокая распечатанная бутылка, отсвечивающая рубиновым. Тер вопросительно посмотрел на меня:
        - Кофе? Чаю? Вина? Может, ты вообще есть хочешь?
        - Нет, спасибо.
        - Как хочешь. Себе чашечку кофе я всё-таки сооружу.
        Он привычными уверенными движениями пальцев пробежался по мигающей панели, послышался шум кофемолки. В синтезаторе была и функция обычной варки кофе.
        Ну надо же, Тер оказался эстетом, предпочитающим натуральный кофе. Это любимый многими напиток не был запредельно дорогим, потому что климат Серпы позволял выращивать кофе, а не тащить его с Земли.
        Я с любопытством огляделась. В каком-то смысле эта квартира действительно была его берлогой, его убежищем, где он чувствовал себя абсолютным хозяином этой маленькой в половину этажа вселенной, которая жила по установленным им правилам.
        В первый раз удалось наблюдать помощника капитана в домашней обстановке, и это зрелище оказалось весьма необычным. Тер как-то неуловимо преобразился. У него даже движения и выражение лица стали другими, более расслабленными и я поймала себя на мысли, что такой он мне нравится больше.
        Может, фисташкового мороженого у него попросить? В этой реальности я осталась без десерта, а в той успела съесть лишь несколько ложечек.
        Что-то мелодично булькнуло и на чёрной тарелке голокома появилась миниатюрная фигура Бернана Ши. Я узнала обстановку: он сидел в кресле в своей каюте на «Лунном свете», а перед ним висел большой экран. Голоком воспроизводил экраны без изображения, большой белой простынёй, поэтому понять, чем именно в данный момент занимался капитан, не было возможности.
        - Что у тебя, Тер? Это срочно?
        - Ничего особенного, но стоит обсудить прямо сейчас, - спокойно и даже как-то равнодушно произнёс Териос. В этот момент он стоял далеко от меня, у стойки, так что в круг обзора голокома я не попала.
        - Дело в том, что только что Нейси предлагали перейти на другое судно.
        - Да уж, не самое радостное известие, - нахмурился капитан. - Хочешь сказать, что она уходит и нам нужно искать другого слухача?
        - Нет. Не это. Тут другое. Дело в том, что ей угрожали. Предлагали перейти на другое судно угрозами. Кто-то заинтересовался её поисковым ситом и пытается заполучить его вместе с ней. Ты кому-то рассказывал об этой весьма удачной программе, что она нам выдала?
        - Нет, не рассказывал и даже не упоминал, - Бер выругался, не подозревая о моём присутствии. Я нахмурилась, но проявлять себя и в разговор встревать не стала.
        - Где сейчас Нейс? Как ей угрожали и чем? Что она собирается делать? - капитан явно напрягся и уже не смотрел на свой экран.
        - Значит, не ты проговорился, - задумчиво протянул Тер. - Вполне возможно, кто-то из команды где-то что-то в беседе ляпнул не подумавши. Ко всему прочему, ещё и Громи к созданию сита причастен.
        Он поставил на поднос две чашечки кофе и направился к дивану, на котором я сидела.
        - Нейс сейчас здесь, у меня. Ты сам у неё всё и выспроси, а то я знаю только основную линию произошедшего, без деталей. Мне тоже не всё ясно. Вот все вместе и обсудим, что дальше делать.
        Он поставил передо мной поднос и сел рядом, причём очень близко, почти касаясь меня бедром.
        - Ну что, дорогая моя, поведай нам всё с самого начала и со всеми подробностями, - ласково промурлыкал он, привалился ко мне плечом и протянул руку к сахарнице. - Тебе как всегда, одну ложечку?
        Теперь Бер увидел меня, сидящую на диване в красивом летнем платье с распущенными волосами, и явно удивился моему присутствию. Коварный Териос снова умудрился перекосить всю ситуацию и на ровном месте создать у капитана впечатление, что в берлоге его помощника я частая гостья, а моё нарядное платье предназначено исключительно для того, чтобы произвести впечатление на хозяина. Это что, помощник капитана себе именно так репутацию бабника создаёт? Всего лишь репутацию?
        Я отодвинулась от Тера, но было уже поздно. Впечатление уже создано, а моё желание отодвинуться теперь можно было счесть за стыдливость и некоторое смущение от того, что нам вроде как из-за обстоятельств пришлось открыться.
        Ну Териос, ну манипулятор!
        - А ведь мне сейчас придётся им откровенно врать, - внезапно дошло до меня. - Придётся как-то выворачиваться, чтобы умолчать про уникальные свойства пожалованного мне наконечника, чтобы не показаться свихнувшейся. Мои слова про прыжок по времени назад со стороны будут звучать слишком дико. Может, ничего не выдумывать и довериться? Не отнимут же они у меня свою премию, тем более у них целая коробка практически таких же. Однако, если не поверят, то сначала будут поддакивать, а потом тихо спишут меня с корабля как психически неустойчивую.
        А что, я вполне капитана в этом отношении понимаю. Сумасшедшие в замкнутом пространстве в условиях космоса - это как бомба, которая может взорваться в любое время.
        Однако, если они поймают меня на обмане, то я лишусь их поддержки.
        Так что куда ни кинь, всюду клин. Вот и решай, что делать! Нет, промолчу пока. Признаться и увидеть как Бер крутит мне пальцем у виска всегда успею.
        Я стала рассказывать о Сторке, об его словах, об угрозе, которая звучала в его словах, и закончила своё немного сумбурное повествование на том, как Териос вывел меня из туалета и усадил внутрь вызванного таксилёта.
        - Ну вот, я тут и не знаю, что делать и как реагировать, - подвела итог я, и оглядела собеседников.
        Наступило молчание.
        - Скорее всего, интерес к тебе и твоему ситу возник из-за найденного «Лунным светом» альдолита, - задумчиво произнёс Бер в пространство. - Именно такие вросшие в астероиды кристаллы, твоё поисковое сито вполне сможет регулярно вытаскивать. Обыкновенные поисковые программы могут отслеживать только чистые полностью кристаллические астероиды, а они крайне редки.
        - А может быть, сито здесь не при чём и их заинтересовал тот странный ветвистый кристалл с Загадки? - пожала плечами я.
        - Не особо в это верится. Как выясняется, то кристаллическое дерево с Загадки даже властям оказалось не надобно. Да и вообще та капсула попалась нам случайно. Вряд ли можно зацепить второй раз что-то подобное Загадке. Слишком редкая находка, возможно, вообще одна на всю Галактику.
        - Я вот чего не понимаю, - испытующе посмотрел на меня Тер, - почему этот Сторк вообще выпустил тебя из-за стола, не закончив разговора. Согласись, Бер, - повернулся он к другу, - логично было бы, если бы он довёл разговор до логического конца и вытряс из Нейси какое-то обещание, согласие, или навязал следующую встречу. Угроза была всего лишь намёком. Мазком. Будто он ждал реакции Нейс и уже после её ответа должен был определиться и ставить условия чётче или, при её отказе, нажать посильнее.
        - Вот именно! - кивнул Бер. - Этот Сторк только начал разговор и вдруг отпускает Нейс в туалет, прекрасно зная, что оттуда она может позвонить кому угодно и сбежать.
        - Так самое важное он всё сказал, - буркнула я. - Что собираются воздействовать на меня через родственников. Этого было достаточно.
        - Всё равно что-то не то. Будто что-то его вынудило тебя отпустить. Нейс, тебя там не тошнило прямо на него?
        - Нет, не тошнило. Но спасибо за подсказку, метод хорош, в следующий раз воспользуюсь, - я вздохнула. - Что делать, Бер? Заявлять на него нет оснований, да и боюсь идти на открытый конфликт.
        - Что делать? Считаю, что тебе надо спрятаться.
        - Навечно?
        - Не думаю. Давай пока остановимся на остатке твоего отпуска. Тебе надо спрятаться до возвращения на «Лунный свет». Потом на корабле ты будешь в полной безопасности.
        - Это всего лишь отсрочка, - уныло покачала головой я. - Да и где собственно прятаться, не понимаю. Отследить мои перемещения несложно, тайных убежищ у меня нет. Может, лучше сдаться сразу, пока, как Сторк выразился, условия хорошие?
        - Ну нет, сдаваться не стоит. Я за это время постараюсь нащупать, кто пытается увести у меня хорошего слухача, - возразил Бер. - Согласись, это и меня вплотную касается. А сдаться и выторговать себе хорошие условия ты всегда успеешь. Нейси, поверь, терять тебя мне совсем не хочется. Теру, я думаю, тоже.
        Тер хмыкнул:
        - Ты, Бер, стрелки-то на меня не переводи. Я в этом вопросе просто любитель. Простой любитель видеть Нейси на борту «Лунного света». А ты заинтересован как профессионал. Потеряв её, потеряешь перспективы хорошего заработка.
        - Любитель, говоришь? - покосился на него Бер и хмыкнул. - Это от слова любить что ли? Если ты сам заговорил о своей любви к Нейси, значит, можно расценивать твои слова как безусловное выражение полной готовности помочь любимой Нейси в этой борьбе за независимость.
        Тер как-то криво усмехнулся в ответ.
        - Да уж, как видишь, я, как настоящий любитель Нейси, готов в любой момент примчаться к ней по первому зову. А куда деваться? Не бросать же её в лапах конкурентов.
        Их обычное подтрунивание друг над другом меня успокоило дополнительно. Пришло осознание, что раз они действительно оба на моей стороне и не собираются устраняться, то со Сторком разберутся. Тер уже мне помог, когда всё бросил и сразу, по первому моему зову, примчался в кафе, а Бер вообще воспринял ситуацию как атаку на себя лично.
        Понятное дело, я Бернану в первую очередь нужна как специалист со своей сито-программой. Такой практичный подход меня тоже вполне устраивает, хотя смею надеяться, что дело тут не только в моих профессиональных качествах. Надеюсь, дело отчасти и в том, что я влилась в его команду как личность.
        Снова захотелось честно рассказать им всё про медальон, но на этот раз это было просто неудобно. Выяснится, что я тут сидела и с честными глазами врала в лицо? Нет уж.
        - Поживёте пока у меня в избушке, - посмотрел на меня Бер из под бровей.
        - Какой избушке? - вынырнула я из своих размышлений о чистосердечном признании.
        - Охотничьей. На Серпе у меня есть дом.
        - Вообще-то у меня были другие планы на остаток отпуска, нежели безвылазно торчать в глуши, - процедил Тер и поморщился. - Ты же знаешь, Бернан…
        - Да знаю я о твоих планах и, во-первых, от них не в восторге. Это вообще не твои планы, а твоя уступка чужим. Думаю, ты и сам от них не в восторге. А во-вторых, ты только что выразил готовность помочь Нейси. Вот и помогай.
        Сам понимаешь, никаких других вариантов ведь нет. Одну её туда послать нельзя. А я здесь попробую понять, кто тут так моим слухачом и его сито-программой так интересуется.
        - Ты прав, Бер. Место для того, чтобы спрятаться, у тебя самое подходящее, - Тер кивнул и повернулся ко мне: - Там кругом лес и совсем нет людей. Там тебя, Нейси, точно никто не найдёт.
        - А где эта глушь находится?
        Вместо слов Тер бросил в пространство перед нами голографическое изображение планеты и ткнул пальцем куда-то в большое зелёное пятно на севере:
        - Здесь.
        - Да уж, глушь, - я ошеломлённо уставилась туда, куда указывал палец помощника капитана. Под ним мерцала глубокая зелень, рядом не наблюдалось ни одного мало-мальски крупного поселения, а сияющая звезда, обозначающая Бронтейл красовалась на другом конце материка.
        - Зато дом удобный и охота хорошая, - припечатал Бер. - Ну что, Нейс, устраивает тебя этот вариант или у тебя есть другие предложения?
        Я вспомнила цепкий взгляд Сторка и сглотнула. Тут не до придирок.
        - Устраивает целиком и полностью.
        - Ну вот и ладушки. Отправляетесь прямо сейчас.
        - Прямо сейчас?
        Нет, конечно, идея забиться в глушь, пока Бернан разбирается со своими конкурентами, была великолепной, но отправляться прямо сейчас, сию секунду я была морально не готова.
        - А когда? Хочешь пару дней провести у Тера? Или вместе с ним у себя?
        Я помотала головой и вздохнула:
        - Хоть вещи могу забрать? Опять же квартиру закрыть.
        Капитан со своим помощником переглянулись.
        - Думаю, можно. Вероятно, за тобой следят. Где ты сейчас, без сомнений, тоже знают. Если ты соберёшь вещи и куда-то направишься - тоже отследят. Однако только до портала. Уж не знаю, насколько они влиятельны, чтобы отследить направление портала и в какой район материка вы отправитесь с портальной станции.
        А вот после портала уже вряд ли отследят. Вас там точно никто не ждёт и каждый чужак как на ладони. С портальной площадки вас мой планетолёт заберёт. Нейс, ты, главное, свой активный коммуникатор не бери. Дома оставь. Иначе по его сигналу тебя можно будет найти. У тебя же есть запасной малоактивный?
        - Есть.
        - Ну вот и бери его для связи. Не думаю, что у моих конкурентов настолько мохнатая лапа, что у них есть полное досье на тебя. Наверняка, только текущие данные, которые ты и так не особо скрываешь.
        ГЛАВА 6
        Моя жизнь раскололась на две части. Одна, мирная и почти безмятежная осталась в прошлом. Другая, которая началась после встречи со Сторком в кафе, резко вильнула куда-то в сторону и расплылась в неопределённости.
        Кто бы этим утром мог угадать, что уже в середине дня меня в компании Териоса унесёт в малонаселённую часть северную часть материка, где в это время года начинается зима?
        Радовало, что всё же удалось заехать в мою квартирку на окраине Бронтейла, собрать кой-какие вещи, запечатать её на длительное отсутствие и, главное, позвонить родителям и Швирке и изобразить, что у меня всё в порядке и под контролем.
        Подруга, правда, очень удивилась и засомневалась, прекрасно зная, что ещё вчера я не планировала никаких отъездов, однако её убедило весьма удачное изображение Териоса, стоящего у окна.
        На снимке Тер в гражданской одежде стоял спиной. Никаких особенных деталей, просто силуэт мужчины на фоне светлого окна. Лица не было видно, однако в осанке, в посадке головы, в развороте плеч, в том как он держит руки, чувствовалась сила и уверенность в себе.
        После этого весьма удачного высокохудожественного изображения мои намёки на то, что волноваться за меня не стоит, что я просто устраиваю личную жизнь, возымели наконец действие. Окончательно Швирку успокоило сообщение о том, что мужчина, с которым я так спешно исчезаю из города, давно и хорошо знакомый мне и Беру член команды и даже сам Бернан в курсе нашего путешествия.
        Без сомнений, я постаралась избежать конкретики, обойтись без уточнений и промолчала, что это тот самый помощник капитана, которого раньше описывала подруге как прожжённого бабника и ловеласа, иначе бдительная Швирка впала бы в панику и разволновалась ещё больше.
        Гелмуту во избежание длинных и муторных объяснений я вообще решила не звонить. Позже поставлю перед фактом.
        - Тёплые вещи возьми, - произнёс Териос, наблюдая с дивана, как я мечусь по квартире, собирая самое нужное в большую сумку. - Мы вообще-то в холод отправляемся. Про шубу даже не спрашиваю. У тебя хоть куртка и какие-нибудь зимние ботинки есть? Нет?
        Он насмешливо фыркнул.
        - Тогда нужно будет заехать и купить.
        - Там же в доме есть отопление? Мне свитера хватит.
        - Не экономь на необходимом. Неизвестно, сколько мы там проторчим. Это тут тепло и лето, а там вообще-то глубокая осень и зима на походе. Не жмись, я знаю, что деньги у тебя теперь есть. Глупо в глуши сидеть целыми днями в доме и просто смотреть на лес из окна, только потому, что у тебя один свитер и куртки нет.
        После магазина, где закупились тёплой амуницией, мы таксилётом добрались до внутрипланетной портальной площадки. Затем шаг в зеркало портала, тошнотворное чувство падения, короткий переход, и нас встретила точно такая же ровная площадка, только на другой стороне материка.
        Мы вышли из здания припортального вокзала, и приближающаяся зима дохнула на нас холодом, явно испытывая на прочность. Планетолёт Бера, согласно приказу хозяина, терпеливо дожидался нас у выхода. До конечного пункта предстояло ещё добираться.
        В самом начале полёта Териос отключил автопилот и взял управление на себя. Помощнику капитана явно хотелось порулить и почувствовать себя не просто пассажиром, удобно разместившимся в кресле, а властелином летательного аппарата. Удивительно, кто из нас обоих мог бы ещё утром предположить, что вот так, нежданно-негаданно, к вечеру мы окажемся вдвоём над лесом на другом конце материка.
        Через полтора часа стремительного полёта над бескрайним разноцветным морем осенних крон, кое-где уже присыпанных снегом, мы снизились и полетели медленнее. Всё это время мы, в основном, молчали. Я думала о своём, да и Тер, похоже, и не особо стремился к разговорам.
        - Избушка Бернана совсем рядом, - наконец произнёс Териос.
        Теперь планелёт летел низко, почти касаясь верхушек деревьев и аккуратно облетая сопки. Порой внизу, в сгущающихся сумерках, сверкала река. Она огибала излучины и валуны, лежащие на берегу, и яростно воевала с порогами. Однако шум этих сражений до нас не долетал. Звукоизоляция в планелёте была отличная.
        - Ты знаешь дорогу без автопилота? Уже бывал здесь раньше?
        - Бывал раньше и не раз, но дороги не знаю, - усмехнулся Тер. - Лес ведь растёт и многое меняется даже за год. Однако, хоть автопилот я отключил, автонавигатор исправно продолжает указывать дорогу. Так что не бойся, Нейси, не заблудимся. Ты сама-то раньше в настоящем лесу бывала?
        - Нет, не привелось. Меня можно считать исключительно городским жителем. Выросла я в одном их южных городов Серпы. Конечно, не таком большом как Бронтейл, но и не совсем уж маленьком. Моё детство прошло в родном городе, который был размером, наверное, с территорию столичной космической академии с её ангарами, тренировочными полями, общежитиями и учебным космодромом.
        В стенах академии провела юность. А после академии попала на крейсер, а потом со временем и на «Лунный свет». Так что с дикой природой не довелось пообщаться.
        - Ясно. Городская девочка, которая толком деревьев не видела, а из насекомых знакома только с бабочками в парках да, возможно, тараканами, пробегающими по тёмным углам станции.
        - Ну да, - пожала плечами я, - ты чертовски догадлив. А когда я вообще могла попасть в настоящий лес, если большей частью нахожусь в космосе? Мою жизнь на корабле или на космической станции с полной уверенностью можно назвать городской. Сам знаешь: стены, пластик, пластмод, металл, приборы, роботы и никаких насекомых или другой неучтённой живности. Да, конечно, некоторые намёки на живую природу есть в специально устроенных станционных парковых залах, но это ведь не считается, правда? Опять же такой парковой зоны нет на «Лунном свете». Одинокий лохматый цветок в каюте у Громи за лес можно не считать.
        - Неужели ты вообще не выезжала за пределы города?
        - Почему же не выезжала? Выезжала. В отпуск на пляжи побережья. Правда, там моё общение с окружающей побережье дикой природой ограничивалось робкими вылазками по натоптанным экотуристами тропам. Знаешь, это когда встаёшь рано утром и вместе с такими же как ты городскими друзьями долго идёшь по хорошо натоптанной тропе за инструктором, никуда не отклоняясь, потому что боишься заблудиться.
        Периодически инструктор, тщательно скрывая скуку и то, что все экотуристы для него давно на одно лицо, выводит вашу группу на хорошо обустроенные обзорные площадки. Там все дружно наслаждаются видом, запечатлевают его на голокомы и сразу же отправляют знакомым и родственникам, демонстрируя своё исключительное наслаждение прогулкой. Результат прекрасный. Ты доволен, а родственники в восторге, что доволен ты.
        Инструктора давно заменили бы роботом, но опасаются непредвиденных ситуаций, на которые робот не сможет оперативно адекватно среагировать.
        Тер улыбнулся.
        - Значит, у тебя сейчас есть шанс познакомиться не только с настоящей природой, но с живущими в таких условиях людьми.
        - А что, такие необыкновенные особи ещё остались?
        - Почему бы и нет? Не всем по душе городская толчея или коридоры космических станций.
        Диск Солена уже наполовину закатился за горизонт, окрашивая облака рядом с собой в золотисто-алые тона. На востоке уже царила густая чернильная синева, встречая приближение ночи, когда планелёт остановился и завис над очередной тёмно-зелёной волной хвойного леса. Внизу красовалась пустая покрытая жухлой осенней травой круглая поляна.
        - Ну вот и прибыли, - произнёс Териос.
        - Куда прибыли? Здесь же ничего нет.
        Кроме верхушек разлапистых елей в этом неподвижном море ветвей и бурой листвы не было никаких домов или других признаков присутствия человека.
        - Не замечаешь дома? Отлично! Когда Бер покупал этот жилой модуль, то выбрал крышу тёмно-зелёного цвета. Теперь сверху дом вообще невозможно найти, только по навигатору. Вон он, слева.
        Я увидела дом, только когда планелёт немного снизился и Териос точно указал мне, куда смотреть. Всего лишь после этого глазу проявились ровные линии крыши и построек вокруг дома. Как всегда в таких случаях удивляло, что ты сам без подсказки всё это не мог заметить. Всё же на ладони!
        Планелёт медленно пошёл вниз и мягко уселся на поляну, которая оказалась придомовой лётной площадкой.
        После посадки, когда мы оказались уже на земле, усадьба Бера показалась нам во всей красе. Двухэтажный основательный большой дом задумчиво разглядывал нас своими панорамными окнами. Слева отсвечивал заклёпками ангар для планелёта. Он бы полностью выкрашен в зелёный цвет, а сверху его крышу прикрывали сосны. Справа тоже под деревьями пряталось какое-то сооружение, очень напоминающее деревянный сарай.
        - Выгружайся, - махнул мне Тер, подхватил наши сумки и направился к широким ступеням, ведущим в дом. Я выпрыгнула за ним следом и сразу ощутила разницу в климате. Было откровенно холодно и зябко. Лето здесь явно закончилось и уже давно.
        Ох, холодно, а куртка осталась в сумке, которую забрал Териос! Скорее в дом!
        Щёлкнули замки на входной двери и одновременно поднялись ворота ангара. Планелёт привычно и, как мне показалось, с удовлетворённым урчанием, заплыл внутрь своего автоматизированного лежбища, а я спешным шагом побежала по широким ступеням крыльца вслед за Тером, который первым делом включил освещение.
        Я влетела в гостиную, торопливо захлопнула за собой дверь, из которой тянуло ледяным сквозняком, и огляделась. Увиденное мне понравилось.
        Жёлтые светильники под потолком давали рассеянный свет, и в нём гостиная избушки капитана казалась уютной и просторной.
        Интерьер своего дома Бер выбрал «под дерево», так что вся мебель и облицовка стен выглядели деревянными. Чуть слева поблескивал металлом кухонный уголок с пищевым синтезатором, а снаружи в панорамное окно во всю стену на нас с интересом глядели ели, чуть покачивая верхушками.
        - Здесь есть всё для комфортной жизни, - сказал Тер, набирая на настенном коммуникаторе команду дому на отопление. - Так холодно, потому что Бера не было месяц, а обычно он ставит обогрев на минимум. А вообще он у камина любит сидеть. Вон там справа, видишь, камин и диванчик. Есть кухня с синтезатором и со всем набором нужных кухонных аппаратов. В той части дома, - махнул Тер куда-то налево, - личные апартаменты Бера. Недалеко от камина сбоку дверная арка. За ней дальше по коридору гостевые комнаты. В общем, отличный удобный домик на все случаи жизни! - он подвёл итог и посмотрел на меня. - Ну что, пошли, покажу тебе твою комнату. Будешь обустраиваться. Неизвестно насколько мы тут застряли.
        Териос снова подхватил наши сумки, через арку прошёл в коридор, открыл первую дверь и включил свет.
        - Как тебе? Если что, могу другие комнаты показать.
        Широкая двуспальная деревянная кровать занимала правую часть комнаты. Противоположную от входа стену заменяло высокое панорамное окно от пола до потолка. Высокий зеркальный шкаф в углу с готовностью отражал сумерки и темнеющий снаружи дома куст. Письменный стол, полка и тарелка голокома словно с любопытством ожидали, за какой информацией полезет в галанет новая гостья. В углу за чуть приоткрытой раздвижной дверью отсвечивала бежевым кафелем туалетная комната.
        А что, отличная комната, мне нравится!
        - Постельное бельё и прочие одеяла с подушками обычно лежат в шкафу, - Териос отодвинул дверцу и кивнул сам себе. - Всё есть.
        - А ты где будешь жить?
        - Рядом с тобой, за стенкой, - Тер ободряюще улыбнулся. - Предлагаю немного отдохнуть после дороги, а потом заняться ужином. С этими переездами нормально пообедать не получилось. Я Беру сам сообщу, что мы добрались. Завтра начнём осваиваться и постараемся получить максимальное удовольствие от нашего заточения.
        * * *
        А ночью пошёл снег и пришла зима.
        - Ты снег-то хоть видела, городская девочка? - насмешливо поинтересовался Тер.
        В тот момент я стояла у панорамного окна и рассматривала свалившуюся с неба белизну, покрывшую белым искристым ковром всё пространство перед домом. На его пушистом великолепии ещё не было человеческих следов. Чистый лист, на котором скоро мы оставим свои отпечатки, и их уже нельзя будет стереть.
        Тер быстрыми уверенными движениями набирал на пищевом синтезаторе заказ для нас обоих. Можно было смело доверить ему заказ завтрака. С одной стороны, он знал мои вкусы, а с другой, прекрасно представлял возможности местного синтезатора.
        - Видела, - меланхолично ответила я, совершенно не реагируя на очередную насмешку. К манере Тера постоянно поддразнивать при разговоре я привыкла ещё на «Лунном свете» и давно пропускала его подковырки мимо ушей. Это было нетрудно. Мне вообще его шуточки на мой счёт казались продолжением детской привычки дёргать знакомую девочку за косички. В каком-то смысле они были подтверждением моей привлекательности в его глазах.
        - Специально как-то слетала на зимний горный курорт. Две недели лыж, санок и прочих зимних удовольствий. Мне там понравилось, - я посмотрела на Тера и постаралась придать своему взгляду таинственности. - Ну что, начнём следить?
        - За кем? - озадачился он.
        - Следы оставлять на снегу, городской мальчик, - протянула я, возвращая ему его собственную шутку. - Подозреваю, что у Бера в ангаре и лыжи, и санки, и снегоход или мотолёт найдутся. А судя по наличию гостевых комнат, даже не в единичном экземпляре. Предлагаю начать исследовать местность.
        - Да, ты угадала. Всё у Бернана в хозяйстве есть. Сейчас оденемся потеплее и поедем на мотолёте покатаемся. Правда, я молодец, что заставил тебя обзавестись тёплой одеждой? - Териос ожидая похвалы, посмотрел на меня искоса и красуясь расправил плечи.
        - Правда, - кивнула я улыбаясь. Почему бы и не похвалить этого насмешника, если есть за что, тем более сам напрашивается. - Ты молодец.
        - Ну вот, а ты говорила «мне свитера достаточно»! Я-то лучше знаю, что здесь нужно. Можно даже в гости съездить, там я тебя с соседями познакомлю.
        - Какими соседями? Здесь ещё кто-то живёт? - удивилась я.
        - А почему нет? У Бера есть соседи и во время своих охотничьих побегов от цивилизации ему не приходится ютиться здесь в полном одиночестве.
        Звякнул сигнал пищевого синтезатора, и Тер деловито стал выставлять тарелки из его чрева. - Завтрак готов. Давай присоединяйся.
        Сразу за его словами призывно пропела кофеварка, и Териос подвинул под кофейную струю две кружки. По гостиной стал расплываться аромат кофе, потянувший меня к кухонному углу.
        - Соседи! Как интересно! Что-то я вчера ни одной крыши по дороге не видела, - заметила я, пододвигая к себе тарелку.
        - Они под кронами, с высоты их трудно заметить, стоят приблизительно по кругу. Планелёт заходил с нашей стороны, а соседи живут дальше. Мы до них просто не долетели.
        - Много у Бера соседей?
        - Пятеро. А точнее, четыре дома, а в них пятеро соседей. В одном из домов живёт семейная пара. Это много или мало?
        - Я вообще настроилась на полное уединение, так что с этого ракурса пятеро - это целая толпа.
        Действительно, когда Бер рассказывал о своей «охотничьей избушке», в мыслях рисовался втиснувшийся между ёлками маленький одинокий домик с удобствами во дворе, где соседями могли быть только дикие звери.
        - Ты знаком со всеми жителями этого разбросанного по лесу и скрытого под кронами деревьев поселения?
        - Да, успел познакомиться со всеми, хотя не все здесь постоянно живут. Два дома обычно пустуют. Их хозяева, как наш капитан, работают в космосе и, как и Бер, появляются в своих домах набегами. Когда совсем озвереют от людей, машинерии и прочих условностей цивилизации, приезжают сюда и отводят душу на природе в тишине рыбалки.
        После нашего завтрака Териос сложил грязную посуду в мойку и прикрыл мойку крышкой. Послышался свистящий звук, потом бульканье воды и затем звуковой сигнал. Посуда была снова чиста и готова к использованию.
        Хорошо, что Бер не отказался от достижений цивилизации полностью. Мыть посуду руками, как в прежние времена, совершенно не хотелось.
        - Кого осчастливим визитом первыми? - я взглянула на Тера вопросительно.
        - Предлагаю в первую очередь поехать к семейной паре. Соседей зовут Клоуз и Мирия. Их часто навещают дети и внуки, так что одинокими они себя в этой глуши совершенно не чувствуют. Может оказаться, что и сейчас у них кто-то гостит.
        - Так, возможно, мы будем не ко двору?
        - Просто сообщим о нашем появлении и спросим.
        - У тебя есть их коды голокомов?
        - Нет, мы не настолько близко знакомы. Просто здесь есть узко направленная сетевая связь между домами. Сегодня заглянем к ним, завтра поедем с визитом к Фину. Он из тех, кто тоже живёт здесь постоянно.
        В результате день выдался по-настоящему отпускной. Дороги до соседей как таковой не было. Зато была широкая тропа с подпиленными вокруг неё сверху и по краям ветками. Её ширины было достаточно для пролёта небольшого мотолёта. Капитан использовал этот маленький двухместный юркий аппарат, чтобы перемещаться по окрестностям, и теперь мотолёт ожидал нас в ангаре Бера. Однако снега было ещё мало, и мы решили прогуляться до соседей по зимнему лесу пешком.
        Мы шли по тропе, свежевыпавший снег похрустывал и приминался под ногами, а за нами тянулась чёткая и ровная цепочка следов.
        Постоянно казалось, что я во сне и вся эта белизна и тишина вокруг мне только снятся. Всё было потрясающе волшебным и иррациональным, да ещё и усугублялось осознанием того, что только вчера утром я раздумывала над шторами и вообразить себе не могла, что окажусь в зимнем лесу.
        Мы шли медленно, прогулочным шагом, лениво перебрасывались с Тером ничего не значащими фразами и совершенно никуда не торопились.
        Мой медальон снова висел на шее, и теперь он немного холодил меня под свитером.
        Утром я внимательно рассмотрела капельку камешка на медальоне. Она всё ещё была тусклой. Это значит, что медальон не работает? Или он уже работает, но это зависит от величины его заряда? Может быть, я сейчас могу прыгнуть назад секунд на тридцать, скажем? Да и каким образом и по какой команде вообще я прыгаю? Пока оба прыжка в прошлое происходили практически бессознательно в критической ситуации и с бурлящими эмоциями. Вопросов, связанных с медальоном, было много, они никуда не делись, а наоборот только множились.
        Ясно было только одно. Медальон сделан в цивилизации, живущей по-другим принципам, и он безусловно работает. Пусть никому со стороны это невозможно доказать, но сама я знаю точно, что происходит сдвиг во времени приблизительно минут на десять.
        Остальное ничего пока неясно. Что происходит с окружающей вселенной во время этого сдвига, что видят окружающие, когда я возвращаюсь в предыдущее состояние - непонятно и узнать это нет возможности.
        Даже вопрос, известна ли эта странная цивилизация империи или нет, остаётся открытым. Да, власти не заинтересовались кристаллом, но Бер всё-таки нашёл кого-то, кто вник в тему и подтолкнул властей к действиям. Значит, этот кто-то в курсе, что представляет собой это кристаллическое дерево. Возможно, даже знает, как действуют наконечники? Однако, судя по тому, что вопрос о наконечниках пока не поднимался, об их уникальных возможностях властям всё же неизвестно. Или этот кто-то просто не хочет привлекать в ним внимания Бернана и намеревается потом за бесценок получить рисунки решётки, стержни и наконечники? Может, стоит всё-таки мне рассказать капитану о том, какие уникальные обломки оказались у него в руках?
        Я вздохнула. Расскажу. Но позже, когда представится случай.
        Хорошо бы провести эксперимент и искусственно смоделировать ситуацию, подобную той, в кофейне.
        Например, мне что-то совершенно новое рассказывает Тер, потом я прыгаю назад на десять минут и уже там рассказываю ему то, чего знать не должна.
        Это было бы прекрасным доказательством! Жаль только, что я пока не понимаю, как контролировать эти прыжки по собственному желанию. Что именно заставляет мой медальон вмешиваться в ровное течение времени? Мои мысленные вопли или какой-то электрический импульс в мозгу, который в этот момент достигает нужной медальону интенсивности и заставляет его реагировать?
        Вопросы, одни вопросы.
        * * *
        Полчаса ходьбы по холодному, застывшему лесу и мы, наконец, добрались до соседей.
        Хозяева встретили нас шумно и радостно. Хозяйство у них было организовано совсем иначе нежели у Бера. Можно было назвать их дом крестьянским подворьем.
        Клоуз, степенный неторопливый хозяин, ведал двором, сараями, ангаром и прочими постройками. Несколько собак крутились вокруг него, а он явно был вожаком их маленькой стаи.
        Невысокая крепкая Мирия отвечала за дом. Коты, плавно перемещающиеся по дому и испытующе поглядывающие на нас, были под её присмотром.
        В тот день у них гостила дочь с маленькими детьми, которые добавили хлопот и суматохи. В общем, визит прошёл весело, в играх с детьми и собаками, разговорах и глажке котов, которые постепенно сменили настороженность на доверие и перебрались к нам на колени.
        Нас накормили сытным обедом с домашними солениями. Непривычный вкус, конечно, но мне понравилось. Пищевой синтезатор тут явно использовался нечасто, Мирия предпочитала мультиготовку и натуральные продукты.
        Как начало темнеть, мы с Тером опять же пешком отправились обратно.
        Идти в сумерках по лесу оказалось совершенно фантастическим процессом. Эта надвигающаяся темнота искажала окружающие линии и делала лес вокруг нас одним таинственным, однако доброжелательным существом.
        Страшно не было. Напротив, почему-то спустилось очень приятное ощущение, что это существо тебя рассматривает и удивляется твоей непохожести на него.
        Бер связался с нами уже поздно вечером.
        К тому времени мы с его помощником уже поужинали и расслабились.
        Териос в лесном доме капитана явно бывал не один раз, потому что прекрасно знал, где что находится и как пользоваться преимуществами Беровой избушки. Откуда-то со двора Тер принёс охапку дров, быстро развёл огонь в камине, из глубины буфета вытащил бокалы и бутылку вина из запасов хозяина, откупорил её и уселся на диван перед разгорающимся камином.
        - Садись, - Териос слегка хлопнул ладонью по дивану, указывая на место рядом с собой. - Раз уж мы тут оказались, насладимся этой непредвиденной ситуацией. Признаюсь, вчера с утра у меня были совершенно другие планы на жизнь, но и подвернувшиеся возможности меня тоже устраивают.
        Я взяла бокал и устроилась рядом с ним на диване перед камином.
        - Какие же у тебя были планы? Да ещё такие, от которых Бер не в восторге. Те, которые уступка чужим, - спросила я не глядя на своего собеседника, не в силах отвести глаза от огня.
        - К матери обещал съездить, - чуть поморщился Териос.
        - Бернан что-то имеет против твоей матери? Они в конфликте? - удивилась я меланхолично. Танец язычков пламени завораживал.
        - Не против неё лично. Бернан против её попыток устроить мою личную жизнь. Я пообещал приехать на очередные смотрины, которые мать каждый раз пытается замаскировать под простой семейный праздник.
        Тер замолчал. Я не стала больше наступать ему на больную мозоль. Проблема была ясна. У меня была похожая. Правда, присутствие Гелмута в моей жизни весь этот последний год притормаживало энтузиазм родителей и свело до приемлемого осторожное родительское подталкивание к срочному и жизненно необходимому замужеству любимой дочки.
        Да, энтузиазм любящих родственников с появлением Гелмута снизился до вполне терпимого уровня. Это неоспоримое преимущество тоже частично удерживало меня от окончательного разрыва с этим фанатичным любителем порядка и симметричности. Снова в сотый раз получать эмоциональные наставления мамы, что надо торопиться и красота не навеки дадена, совершенно не хотелось.
        - Ах да, вовремя о Гелмуте вспомнила. Надо ему сообщить, что меня нет в городе, чтоб не искал, - мелькнуло в сознании. - Потом сообщу…
        Мы с Тером смотрели на огонь и молчали. Разговаривать не хотелось. Да и о чём говорить? Не повторять же вслед за Териосом, что я тоже не предполагала такого поворота.
        В гостиной было тихо так, как не может быть тихо в городе. Полная глубокая тишина, лишь изредка в камине потрескивали дрова.
        Вино в отсветах пламени отливало жидким золотом. Молчание у камина было уютным. Встречу со Сторком мы обсудили ещё вчера по дороге, а сегодня набрались впечатлений от прогулки по зимнему лесу и визита к соседям. Однако прогулка не требовала каких-то особенных обсуждений, и теперь мы сидели и наблюдали как живое пламя скачет по поленьям. Уж не помню когда последний раз мне приходилось видеть эту огненную пляску.
        А ведь Тер ещё о медальоне и прыжках по времени ничего не знает. Интересно, когда они с Бером догадаются, что у меня в рукаве есть спрятанный козырь. Даже не козырь, а джокер, позволяющий полностью развернуть ситуацию. Хотя, какой это джокер, если я им управлять не умею. Предыдущие два удачных прыжка были совершены абсолютно бессознательно. Что там было в моей голове и о чём я конкретно думала в тот момент, вспомнить не получается. Кажется, во второй раз всё же смогла хоть как-то сформулировать просьбу о помощи.
        Близкое соседство Териоса и наше внезапное уединение слегка горячило кровь. Очень слегка, в рамках дозволенного. Отношений у нас с Тером не может быть, не хочется из-за них терять место на «Лунном свете». Однако это не мешало мне осознавать, что Териос всё-таки очень привлекательный мужчина. Моя женская натура прекрасно ощущала его близкое присутствие. Только руку протяни и можно коснуться его крепкого мускулистого плеча. Он посмотрит на меня своими синими мерцающими в свете камина глазами и я, без сомнения, сразу позорно размякну и поплыву, что ушлый Териос сразу уловит. Пф-ф-ф…
        Мыслями я совсем улетела куда-то в пространство, когда внезапно прозвучал переливчатый сигнал и по гостиной прокатился голос капитана, а потом на тарелке голокома возникла его голопроекция.
        - Ну, что там у вас? Смотрю, времени не теряете, - пророкотал он насмешливо, явно отметив эти сверкающие в отблесках камина бокалы. Он со своей стороны видел гостиную, а нам голоком отразил до боли знакомую каюту Бера на «Лунном свете».
        - Само собой, мы времени не теряем и сами не теряемся, - Тер отсалютовал другу бокалом с золотыми искрами внутри. - Были в гостях сегодня у Клоуза с Мирией. Хозяйствуют, всё у них в порядке. Они сейчас не одни, там у них гостят дочь с внучкой. Завтра собрались ехать к Фину. Я уже с ним связался. Он завтра нас будет ждать. С утра возьмём твой мотолёт и поедем.
        Кто такой Фин, которого мы собирались навестить завтра, я уже знала. Бывший военный, космодесантник, соседствовал с Бером в паре километров с северной стороны. Судя по описанию Тера, суровый немногословный физически крепкий Фин выкупил соседний дом полгода назад, тоже избегал городов, выезжал куда-либо очень редко, практически безвылазно жил здесь. Тер сказал, что отставку сосед получил по серьёзному ранению, а больше ни о чём распространяться не стал. Сказал, сама познакомишься, увидишь и расспросишь. Ответит сам, если захочет.
        - А у тебя что? Есть что-то новенькое? Какие-то зацепки или догадки? - Тер с интересом посмотрел на друга. - Смотрю, ты даже не в гостинице. Каюта корвета тебе ещё не надоела?
        - Трудно сказать, надоела или нет. Сейчас в родной каюте, знаешь ли, надёжнее даже при отсутствии экипажа и некоторых недостатках во время консервации корабля в станционном ангаре, - вздохнул Бер и потёр себе переносицу.
        Я прекрасно знала этот жест. Он означал, что капитан озадачен и что-то в ситуации не понимает. Видимо, Териос тоже прекрасно понимал значение этого редко используемого другом жеста, потому что он сразу напрягся.
        - Кто-то нам угрожает?
        - В явной форме нет. Однако вокруг нас что-то клубится однозначно.
        - Это связано с нашими находками? - подала голос я. - С найденным альдолитом? Или с тем кристаллическим деревом с Загадки?
        - Вот в этом, Нейс, я ещё пока как следует не разобрался. Уж слишком разноплановые у нас находки оказались. С одной стороны у нас в руках оказался понятный, ценный и дорогой альдолит. У меня уже его почти с руками оторвали. Ушёл влёт. Сейчас он лежит в бронированном хранилище станции, дожидается оплаты.
        А с другой стороны мы имеем никому не известный, странный, но непонятно какого уровня ценности кристалл с Загадки. Одно слово - загадочный кристалл не менее загадочной цивилизации. Может быть, он вообще запредельной ценности, да такой, что заинтересованным лицам ничего не стоит стереть нас в порошок, лишь бы добраться до него. А это уже откровенная опасность.
        - Если следовать этой логике, то заинтересованные лица знают полный расклад и стереть нас могут также из-за коробки с обломками стержней и наконечников, - сказала я и невольно положила руку на грудь и пальцами сквозь одежду погладила медальон:
        - Почему из-за коробки? Тогда уж из-за всего, - возразил Тер.
        - Потому что кристалл мы властям или другим жаждущим, и так отдаём. За бесценок или за деньги, но отдаём без всякого сопротивления. А вот остальное придержали и спрятали, - ответил за меня капитан. - Так что, Тер, если Нейс права, то имеем даже три разноплановых источника и цели для нападения. Сито-программа, дерево и коробка.
        - А инфокристалл с записями рисунка решётки, что я два часа срисовывал с Загадки, он где? Ты кому-то его показывал? - спросил Тер.
        - Только небольшую часть с комментариями, что остальное безвозвратно разрушено. Причём показывал только узкому кругу лиц и не нашей станции. Шифровался как мог.
        Капитан вздохнул и снова потёр переносицу.
        - А ты знаешь, Нейси. В твоём предположении про интерес к коробке точно что-то есть. Я ведь эту коробку в бронированное хранилище вместе с альдолитом положил, а там все излучения экранируются. Вот после этого у меня и возникло ощущение опасности, будто за мной след, поэтому и переехал на обратно «Лунный свет». Я-то предполагал, что эта опасность из-за альдолита.
        - Может, самое время им рассказать про медальон и его временные подвижки? - пролетела у меня мысль. - Да только поверят ли? Доказательств у меня как не было, так и нет. А камешек в медальоне разряжен, такой же тусклый, как и раньше. Да они сейчас меня сочтут сумасшедшей от страха и наоборот напрягутся ещё сильнее.
        Потом расскажу. Наверное. Вот выберу удобный момент и расскажу.
        Мне вдруг стало холодно, несмотря на всполохи и танец пламени в камине. Если у капитана даже на многолюдной охраняемой станции возникло чувство опасности, то мне тем более стоит бояться…
        - А нас не могут подслушать? - уже вслух сказала я. - Через голоком подслушать, или… напрямую?
        - Через голоком вряд ли, - пожал плечами Бер. - Я уже давно озаботился закрытой связью со высокой степенью защиты. Да и дом - тоже защищён.
        Тер покосился на меня, мерцая в полутьме глазами:
        - Мой дом - моя крепость, помнишь? Ну вот, Бернан тоже придерживается этого девиза. Тут и защитный контур, и оружие есть, и не только охотничье. Так что не волнуйся, здесь самое надёжное для тебя место на планете. Или ты знаешь что-то понадёжнее?
        - Так что же, нам теперь так до самого нового поиска так и сидеть тут безвылазно? - вырвалось у меня.
        - А тебе что, не понравилось в моём доме? - прищурился Бер. - Тянет куда-то ещё? Ты вроде уже и на побережье скаталась со своим кавалером.
        Ого, как интересно! Оказывается, капитан в курсе моих личных дел и отпускных перемещений? Хотя что-там строить иллюзии, можно было сразу догадаться, что его расследование зацепит и меня. Значит, я с моей извилистой личной жизнью теперь у него как на ладони. Неловко, конечно, но придётся мириться. Сама бросилась к ним за помощью, чего теперь сожалеть. Да и, признаться, скрывать особо нечего, тщательно скрываемых сильно компрометирующих пороков у меня нет.
        - Извините, - я наклонила голову и вздохнула. - Это просто нервное от неопределённости и неясности ситуации. Я всё понимаю и ценю вашу защиту. Да и дом у вас и правда отличный.
        Бер кивнул.
        - Ладно, с вами хорошо, но, к сожалению, издалека смотреть как вы сидите у камина и пьёте вино мне совершенно неинтересно.
        - Так бросай всё и прилетай. Зачем тебе торопиться на Цирцею? Документы на развод позже подпишешь. У тебя полгода в запасе.
        - Инфокристаллы оттуда из дома хотел забрать и привезти побыстрее. На них много интересного. Зацепки разные, что я раньше нарыл. Ну и вещи некоторые забрать, не хотелось оставлять, всё равно ведь на выброс пойдут. Ну всё, до связи.
        Голоком погас.
        - Какие документы на развод? - недоумённо повернулась я к Теру. Мысли закружились вокруг этой неожиданной фразы.
        - Разводится наш капитан, - усмехнулся он, - после двадцати лет брака.
        - Почему? Что случилось?
        - Потому что браки у них на Цирцее заключаются на конкретный срок, а дальше или продлеваются, или прекращаются.
        - Не знала, - задумчиво протянула я.
        Нет, о такой практике на некоторых планетах империи я знала, но то, что это практикуется на родной планете Бернана не догадывалась.
        - Так что мотай на ус, через полгода Бер становится свободным и привлекательным во всех отношениях холостяком, - с каким-то непонятным выражением блеснул на меня глазами Териос.
        - Не сомневайся, уже мотаю… - вернула я подколку. - У Бера двое детей?
        - Да. Двое мальчиков, подростков.
        - А жена как же?
        - Ничего про её планы не знаю. Однако не исключаю, что она уже загодя приготовилась к разводу и одна не останется.
        - А по чьей инициативе брак не продлевается? Сам-то капитан как к этому относится?
        - Не похоже, что очень доволен, но без надрыва, если ты это хотела узнать. Постоянные длительные отлучки укреплению семьи не способствуют. Опять же, все финансовые последствия для сторон после развода прописаны заранее. Дети без присмотра отца тоже не остаются, даже, возможно, наоборот, будут полновеснее общаться.
        - Как полновеснее? Что ты имеешь ввиду?
        - Не в текучке по вечерам. Бер будет общаться со своими отпрысками в совместных отпусках. Не исключаю, что сюда на охоту или рыбалку может их сюда привезти. Хоть познакомятся толком наконец, - усмехнулся Териос и после паузы добавил с кривой улыбкой: - У меня с моим отцом так толком и не получилось познакомиться. Сначала он бытом и матерью прикрывался, виделись только по вечерам, потом я учиться уехал, потом меня работа затянула, а потом и его не стало. Нет, конечно, разговаривать иногда разговаривали, но так, чтобы надолго остаться вдвоём, без вмешательства матери - не случилось.
        Он замолчал.
        - А у вас на Земле такие браки с оговоренным сроком есть? - поинтересовалась я после паузы.
        - Есть.
        - Ну и как ты к такому типу союза относишься?
        Териос улыбнулся, явно оценив мою попытку увести его от грустных мыслей.
        - С годами стал относиться лучше, чем раньше. Согласись, в таком ограниченном по времени союзе есть какое-то зерно. К концу брачного контракта пара начинает себя вести искреннее, предпринимает какие-то шаги и перестаёт скрывать намерения. А раз действует открыто, то и моральных потерь меньше. Честность в отношениях порой может быть болезненна, однако многое расставляет по своим местам.
        ГЛАВА 7
        Следующее утро началось также замечательно, как и предыдущее.
        Запах кофе, расслабленная утренняя болтовня с Тером, завтрак, растянувшийся на добрый час, белизна снега, бьющая через окна и наполняющая тёплый дом прозрачным зимним сиянием.
        Всё было замечательно ровно до третьего предупредительного звонка Териоса Фину, который, как и предыдущие два, остался без ответа. Сосед упорно не откликался на наши запросы, и Тер посчитал это ненормальным.
        - Что-то всё же случилось, - сказал он встревоженно и резко поднялся с места. - Фин знал, что мы должны приехать и ждал нас, поэтому не мог не слышать сигнала три раза. Что-то там стряслось. Надо торопиться.
        - Бегом побежим? На планелёте?
        - Пешком долго, планелёт слишком массивен. На мотолёте, как я вчера и планировал. В ангаре у Бера есть один на ходу.
        Да, можно было не сомневаться, что в обширном хозяйстве аккуратного запасливого Бера найдётся место и мотолёту. Этот открытый летательный аппарат небольшого размера, с широким сиденьем, рассчитанным для двух пассажиров и более мобильный, чем объёмный планелёт. Для охоты, рыбалки, да и для перемещений по дикой местности вообще идеален, хотя, конечно, скорость у него невысока. Но сейчас для нас скорость не главное. Два километра до соседа для мотолёта не расстояние.
        - Надо взять аптечку, - напомнила я. - Бери ты, я не знаю, где она в этом доме находится.
        - Ты права, - кивнул Териос, натягивая куртку.
        Вся его утренняя расслабленность исчезла. Теперь он напоминал сосредоточенного настороженного зверя.
        - Ты остаёшься, - бросил Тер коротко, направляясь на выход.
        - Нет, еду с тобой и это не обсуждается, - я добавила в голос металла. - Я, конечно, не такой боец как Бер, но тоже не кисейная барышня. Навыки первой помощи и стрельбы у меня есть, в академии преподавали. Вдвоём надёжнее.
        Тер нахмурился, смерил меня взглядом и сдался. Наверное, вспомнил, что на «Лунном свете» при боевой тревоге у меня, как у члена экипажа, тоже есть вполне серьёзные обязанности.
        - Хорошо. Собирайся. Три минуты тебе хватит? Одевайся теплее.
        Я кивнула. В момент тревоги внутри меня включался боевой режим, заставляющей двигаться быстрее и действовать собраннее, отсекая ненужные эмоции.
        Через пять минут я уже сидела за спиной у Териоса, а наш мотолёт летел над присыпанным снегом подлеском, плавно огибая свисающие ветви и стволы деревьев.
        Дороги как таковой не просматривалось. Однако под нами снова тянулась тропа, хоть и скрытая сейчас под свежевыпавшим снегом. Вдоль неё мы теперь и летели. Она прекрасно угадывалась без всяких указателей, потому что все перекрывающие её упавшие от времени стволы и свисающие до земли ветви были аккуратно срезаны и убраны прочь.
        Дом Фина, окружённый хозяйственными постройками, вырос перед нами, как мне показалось, внезапно. Он оказался совсем недалеко, в двух-трёх километрах и стоял в более открытом месте, чем дом Бера. Можно сказать, располагался с краю небольшой опушки. Густой тёмный непроходимый лес начинался чуть дальше.
        Наш мотолёт перепрыгнул через низкий забор, влетел во двор и резко затормозил.
        Я окинула взглядом двор и наконец осознала, что все местные жилища строились по одному типовому проекту. Передо мной высилось двухэтажное строение с широким крыльцом, и оно было точной копией дома Бера.
        Мы вбежали по ступеням. Дверь в дом была чуть приоткрыта и слегка покачивалась от ветра, а на широкой площадке крыльца темнела лежащая ничком фигура.
        - Это Фин! - Тер наклонился над телом. Мужчина лежал неподвижно, лицом вниз, подвернув под себя левую руку. Правая рука со скрюченными пальцами была вытянута вперёд, словно цепляясь за что-то.
        Он был одет по-домашнему: бурый свитер крупной домашней вязки, грубые штаны и тёплые сельские войлочные сапоги, однако куртки и шапки на нём не было. Его тёмные волнистые волосы разметались и намокли, превратившись в грязные сосульки.
        Тер пощупал у него на шее пульс и обрадованно выдохнул:
        - Жив! - и осторожно повернул мужчину лицом вверх.
        В этот момент стало ясно, что именно мне сразу показалось странным в этом незнакомом для меня человеке, лежащем на крыльце.
        Фин со спины, даже в этой непривычной для меня домашней одежде и слипшимися волосами был очень похож на Териоса. Та же фигура, тот же цвет волос и длина. Вся конструкция тела и комплекция у них были сходны. Если бы Тер не стоял рядом, я вполне могла бы решить, что на крыльце в беспамятстве лежит именно он.
        Когда я вблизи рассмотрела лицо Фина, то это впечатление несколько ослабло, однако не исчезло полностью. Чуть более грубые, но всё равно правильные черты лица, тёмные брови в разлёт и упрямый подбородок. Да, форма носа и бровей различались, скулы у этого мужчины были чуть повыше, но всё же типаж у них с Тером был один и тот же. Похоже, и возраст совпадал.
        - Не вижу крови, - пробормотал Териос, быстрым взглядом оглядывая бесчувственного Фина. - Непонятно, что с ним произошло. Возможно, какой-то приступ? Его срочно надо в медкапсулу уложить.
        - Ты думаешь, она здесь в доме есть?
        - Должна быть. В таком удалении от людей не может не быть. Докторов в случае чего серьёзного не дождёшься. Тем более, Фин после ранения живёт здесь постоянно. В крайнем случае, если капсулы нет или не заряжена, отвезём к нам. У Бера точно есть активная медкапсула готовая к работе.
        Тер настороженно огляделся, ощупав взглядом двор. Однако всё было тихо и выглядело вполне безмятежно.
        Я подошла ко входной двери, просунула голову внутрь дома, и слегка вздрогнула от неожиданности, оглядев гостиную. Это была точная копия гостиной в доме Бера: камин, панорамная стена, диван той же формы и того же цвета. Такое впечатление, словно мы на мотолёте просто сделали круг по зимнему лесу и вернулись обратно.
        Я прикрыла входную дверь и повернулась к Теру:
        - Никого. Только какие-то вещи валяются на полу. Слушай, может, Фина сразу к Беру и отвезём? Пока мы тут разберёмся, где у него что и работает ли вообще, кучу времени потратим. Опять же за ним даже в медкапсуле нужен будет присмотр. Согласись, жить в чужом доме без хозяина даже одни сутки не самый удобный для нас вариант. Лучше к нам его перевезти. Здесь же близко. Потратим несколько лишних минут, зато результат будет надёжный.
        Териос хмыкнул и пару секунд молчал, раздумывая, а потом подвёл итог:
        - Думаю, расположиться в доме Фина можно было бы без особых проблем: дверь открыта, охранная сигнализация почему-то не включена. Но ты права, Нейс. Времени много уйдёт, пока мы будем возиться в чужом доме. Дома, конечно, похожи, но непонятно в каком состоянии у Фина медкапсула. Может оказаться, что в стандартном наборе лекарств у неё не хватает. Я не медик, пока разберёмся что и как, время потеряем. Да, в доме Бера всем будет удобнее. Там медкапсула точно в полном порядке, только кнопку нажать.
        Везём его к нам. Сейчас подгоню мотолёт поудобнее. Усядемся втроём, там места хватит, и упоры есть. Тебе придётся Фина держать, чтобы он не упал.
        Ещё несколько долгих минут мы безуспешно пытались втроём устроиться на длинное сиденье двухместного мотолёта. Безвольное тяжёлое тело Фина постоянно клонилось вбок и норовило соскользнуть на землю. Кроме того, мужчина явно промёрз. Похоже, он пролежал на этом крыльце длительное время. Обнимать его холодное безвольное тело в обледенелом мокром свитере мне было колко и неудобно. Следовало торопиться, переохлаждение вряд ли пошло Фину на пользу. Приступ с потерей сознания - тоже не игрушки.
        - Чёрт, возимся без толку. - чертыхнулся Териос, оглядываясь, после того как Фин очередной раз попытался соскользнуть с мотолёта. - И ангар у него закрыт, а ведь там гравицеп точно где-то есть. Но на его поиски нужно время. Придётся остаться.
        - Нет, предлагаю просто сменить концепцию. Я поведу мотолёт, а ты Фина сзади держать будешь. Ты мужчина, сильнее, удержишь, а я пригнусь, чтобы он основной тяжестью мне на спину лёг. Дорогу я запомнила, в крайнем случае подскажешь. Мотолётом управлять доводилось.
        Тер испытующе посмотрел на меня и кивнул.
        - Согласен. Давай попробуем твою концепцию. Только не торопись и не делай резких поворотов.
        Со мной во главе наша новая конструкция из тел на мотолёте оказалась намного устойчивее. Я держала руль. Сзади на широком длинном сидении, практически полулёжа, навалившись на меня грудью, сидел бесчувственный Фин, своими волосами щекоча мне шею. За ним, плотно прижимая его ко мне и руками держась за боковые стойки, устроился Териос.
        - Поехали.
        Мотолёт тихо заурчал под нами, на метр приподнялся над поверхностью земли и осторожно, постепенно набирая скорость двинулся вперёд.
        До дома Бера мы добрались быстро, без остановок и падений, хотя пару раз из-за тяжести Фина я была близка к тому, чтобы не справиться с управлением и врезаться в свисающие по краю тропы припорошенные снегом ветви.
        Медкапсула Бернана была полностью заряжена и сразу после включения замигала зелёными огоньками, ожидая нового пациента. Мы сняли с бесчувственного Фина верхнюю тёплую одежду. Под грубыми штанами обнаружились мягкие хлопковые тёмно-серые брюки, а под свитером лёгкая светло - серая рубашка с красивым перламутровым отливом.
        - Ух ты, шёлковая! - удивилась я, мимоходом коснувшись перламутровой гладкой ткани. Ну да, старая, много раз постиранная, но из настоящего шёлка. Редкость в наше время. Ну надо же, каким эстетом оказался этот житель глуши.
        - Ему необходимо, - буркнул Тер. Он быстро расстегнул пуговицы шёлковой рубашки, стянул её с Фина и отбросил в сторону.
        Одного взгляда на распростёршееся передо мной полуобнажённое тело хватило, чтобы понять истоки эстетизма и повышенного требования к гладкости одежды.
        Этого мужчину нельзя было назвать эталоном мужской красоты. Скорее, Фина можно было бы назвать сухим и жилистым, однако его тело привлекало натуральной естественной мужской красотой. Кубики на прессе не просматривались, но и лишнего жира тоже не было. Гладкая кожа, сильная шея, широкая грудная клетка, стянутая мышцами, Фина даже можно было бы назвать гармоничным, однако всю гармонию и красоту портили шрамы и явный весьма существенный изъян: у мужчины не было левой руки. Живое тело заканчивалось посередине плеча, чуть выше локтя, а дальше начинался протез. Очень похожий на настоящую руку, однако всего лишь протез.
        Скорее всего, Фин привычно выбирал шёлковые рубашки, потому что сразу после ранений избегал электризующихся синтетических тканей, чтобы не раздражать шрамы и кожу руки дополнительно.
        Медкапсула с готовностью приняла безвольное тело. Через её прозрачную крышку было видно, как к груди и голове мужчины выдвинулись и прилипли датчики, тихо, успокаивающе зажужжал анализатор. Минута-другая и послышался тихий свист нагнетаемого внутрь воздуха с нужным Фину составом для дыхания и выдвинулись иглы для инъекций.
        Тер наклонился над панелью медкапсулы.
        - Что там? - нетерпеливо спросила я. - Что с ним? Совсем плохо?
        - Да нет, - как-то задумчиво протянул Тер, просматривая данные и выводя на экран результат. - Всё гораздо лучше, чем я думал. Через полчаса - час он будет почти в полном порядке.
        - А почему он был в таком состоянии? Был какой-то приступ? Он что, серьёзно болен после ранений?
        Однако ответ был настолько неожиданным, что я сначала не поверила своим ушам.
        - Нет, это был не приступ, а стандартный парализатор, - коротко ответил Териос, озвучивая итог, выданный искином медкапсулы.
        - Парализатор? - переспросила я, думая, что ослышалась. - Нападение? Здесь? В такой глуши?
        Тер в растерянности потёр лоб и кивнул.
        - Сам удивлён. По всей вероятности, некто применил парализатор, когда Фин вышел на крыльцо и бросил его там на холоде. А потом Фин просто замёрз и уже от холода полностью потерял сознание.
        Действительно, дальше ему можно было не продолжать. Как действует обычный парализатор, я прекрасно знала. Временный паралич всех двигательных функций и почти полная блокировка всех органов чувств. Сознание теплится, однако человек не может шевельнуться. В таком состоянии нападающие оставили его вне дома на морозе без помощи, что на таком холоде означало обморожение и верную смерть.
        Мы переглянулись. Если бы не наш сговорённый вчера визит и необъяснимое утреннее молчание Фина, всё могло закончиться намного печальнее. Холод убил бы его и вполне может быть, что никто бы и не понял, что было нападение. Следы действия парализатора в мёртвом теле обнаружить сложно.
        Сердце сжалось.
        Как просто! Этот сильный мужчина, что сейчас лежит в медкапсуле, мог бы закончить свой путь на крыльце своего дома полностью беспомощным, осознавая, что умирает, но не в состоянии избежать смерти. Во время действия парализатора у человека путается сознание, но всё же не пропадает полностью.
        Я ужаснулась. Какая нелепая кончина: замёрзнуть рядом с домом, не имея возможности пошевелиться.
        - Но почему? Он мог видеть, кто на него напал?
        - Трудно сказать, - пожал плечами Териос. - Только если он сам впустил нападающих на свою территорию. Скорее всего, взломали охранный контур, проникли на территорию дома и напали со спины. А, возможно, и сам отключил заранее, потому что нас ждал. Здесь охранные контуры защищают не от людей, а от лесных зверей.
        - Что, неужели в доме нет следящих камер?
        - Есть, конечно, но подозреваю, что в данном случае они были бесполезны. Сейчас полно всяких ухищрений против записи. Например, приборы, создающие шум и помехи. Положил такую коробочку в карман, в результате вместо тебя на камере рябь и искажения. Ну или вообще есть бликующие костюмы - невидимки. На камере сможешь увидеть только передвигающееся размытое пятно. Так что, если Фин сам не видел нападающих, то понять кто это, вряд ли будет возможно. Ничего, скоро от него же самого и узнаем, почему было совершено нападение и успел ли он кого-то заметить?
        Териос внимательно посмотрел на тихо жужжащую медкапсулу, мирно мигающую зелёными огоньками, а потом перевёл взгляд на меня.
        - Надо Бернану сообщить о произошедшем. Посоветоваться, - Тер тряхнул головой, откидывая упавшую на лицо тёмную прядь. - Вообще-то, ни разу не слышал от Бера, чтобы у них здесь произошло что-то подобное. Это немыслимо. Местные считали своё поселение совершенно безопасным. Да и что тут у них брать? Никаких ценностей.
        Териос указал мне на кресло у окна.
        - Оставайся тут. Проследи за Фином, пожалуйста, он должен скоро очнуться, а я пока свяжусь, поговорю с Бернаном. Может, и у него какие-нибудь новости для нас появились.
        Прошуршала закрываясь дверь, и Тер исчез.
        Я собрала с пола раскиданную одежду Фина, отнесла его промокший свитер в сушку, и устроилась в кресле у окна в уютном тёплом коконе из принесённого из моей комнаты мягкого ласкового пледа.
        Белизна снега слепила. Застывшие в морозном воздухе деревья наблюдали за мной снаружи через стекло.
        Интересно, могла бы я тоже жить здесь, вдали от шумного города, в этой тишине и практически в одиночестве?
        Наверное, нет. Покой, красота и свобода от условностей мегаполиса, это, конечно, замечательно, только чем тут заниматься, даже если работать удалённо? Развести живность как соседи? Нет, это слишком. Хотя… Не стоит забывать, что моя работа на корвете в чём-то напоминает вот такое же проживание вдали от людской суеты. «Лунный свет» - это мой маленький космический дом со стенами, защищающими от ледяного пространства.
        Зато здесь можно было бы завести собаку. Или даже две.
        В мыслях возник большой пёс, который до этого, видимо, постоянно прятался в закоулках моего воображения. У него были голубые глаза и хвост, закрученный колечком.
        Щелчок открывающейся крышки медкапсулы! Я вздрогнула от неожиданности и повернулась от окна. Пёс мгновенно снова спрятался в глубине моего подсознания. Полуобнажённый Фин сидел в капсуле с откинутой крышкой и молча озадаченно смотрел на меня. Действительно, немного взъерошенная и замотанная в мохнатый плед в коричневую и бордовую клетку, на врача я была явно не похожа.
        - Где я? - чуть хрипло спросил он, окидывая меня цепким взглядом и быстро провёл по себе действующей рукой, ладонью остановившись на широкой манжете на левом плече, там, где живое тело переходило в протез. - Кто вы?
        Фин был и похож и не похож на Тера. Похож общим строением фигуры и цветом волос, а вот черты лица были немного другими. Менее совершенными, но всё равно вполне симпатичными.
        Я размотала складки кокона и встала.
        - Меня зовут Нинейс. Не стоит беспокоиться, вы находитесь у друзей.
        - У Бера? - сиплым голосом полувопросительно уточнил мужчина.
        - Да, в медкапсуле в доме у вашего соседа Бера. Мы с Тером должны были приехать к вам в гости сегодня утром. Вы не отвечали, Тер затревожился, и мы поехали к вам без предупреждения. Вы лежали у дома. Вас обездвижили парализатором. Мы привезли вас сюда к Беру и уложили в его медкапсулу.
        - Долго я тут провалялся?
        - Недолго, - я посмотрела на часы. - Чуть более часа.
        - Понятно, - выдохнул мужчина и откашлялся. - А где Тер?
        - Он рядом, в гостиной разговаривает с капитаном.
        - Бер здесь?
        - Нет, он на станции. Мы с Тером тут одни.
        - Бернан собирается прилететь?
        - Вчера не собирался.
        Мужчина пожал плечами и равнодушно отвернулся.
        Я даже немного обиделась из-за такого полного отсутствия интереса к моей персоне. С ним действительно всё в порядке? Заторможенный какой-то. В его глуши, где людей можно по пальцам пересчитать, появляется незнакомая молодая женщина, а этот человек даже не потрудился доброжелательную улыбку изобразить? Или посчитал, что я знаю его имя, а он услышал моё и этого для скоротечного знакомства достаточно?
        Внезапно во мне щёлкнул какой-то переключатель, и я вдруг взглянула на ситуацию с другого ракурса, увидела себя глазами Фина. Приходишь в себя от нападения, в чужом доме, а рядом сидит какая-то незнакомая столичная девица, проводящая время в интимном уединении с красавчиком Териосом, который меняет партнёрш как перчатки.
        Мне стало досадно. Не знаю, что там этот Фин думает, но правила вежливости никто не отменял, и они требуют от мужчины хотя бы представиться! Вот сейчас он выберется из медкапсулы, не обращая внимания на меня оденется, переговорит с Тером и уедет обратно? Нет уж! Зря я что ли за этого Фина волновалась и тащила его, можно сказать, на собственной спине!
        Я подошла, открыла дверь и громко крикнула в сторону гостиной:
        - Териос, наш пациент очнулся. Представь меня, пожалуйста, как полагается, а то он меня явно за твою очередную подружку принял.
        Фин вскинул глаза, и я ответила прямым взглядом, вопросительно подняв брови, мол, а как ещё истолковать твоё поведение?
        - Прошу прощения, - произнёс мужчина извиняющимся тоном. - Просто не совсем пришёл в себя, да и, знаете ли, не привык знакомиться с дамами в голом виде. Дайте мне минуту, я выйду из капсулы, оденусь и приду в гостиную сам. Там и познакомимся, как следует.
        - Вы уже в состоянии сам одеться? Я могу не волноваться, что вы упадёте от слабости? - отстранённо вежливо спросила я.
        - В состоянии, - буркнул Фин уже отщёлкивая борт медкапсулы.
        Я вышла, закрыла за собой дверь и направилась в гостиную. Посмотрим, как будет себя вести уже одетый Фин в более привычной обстановке!
        - Очнулся, одевается, скоро придёт, - коротко ответила я на вопросительный взгляд Териоса, уже заканчивающего беседу с Бером, и направилась к кухонному синтезатору. Кофе с чем-то сладким и вкусным мне сейчас совершенно не помешает. Пока сидела у окна рядом с медкапсулой, несколько раз вспомнила об этой замечательной опции местной кухни.
        Голоком погас. Разговор с капитаном закончился, и Тер повернулся ко мне.
        - Тебе кофе сделать? - поглядела я на него вопросительно, снимая кружки со стойки.
        - Да, пожалуйста, - задумчиво ответил Териос, глядя сквозь меня и явно катая в голове новые обстоятельства, которые сообщил ему Бернан.
        - Поделился нашими чрезвычайными новостями с капитаном? - спросила я. - А от него новости есть?
        - Кое-какие интересные зацепки есть, но пока ничего определённого и существенного. У нас тут всё понятнее.
        Тер хотел было продолжить, однако в этот момент прошелестела, открываясь, дверь в гостиную и на пороге в знакомой серой шёлковой рубашке возник Фин.
        Моё первое впечатление полностью подтвердилось. С Тером они действительно похожи по типажу. Тёмные волосы, сильная шея, широкие плечи, уверенные движения. Не видела бы протез своими глазами, ни за что не догадалась бы, что у мужчины нет левой руки. Искусственные пальцы по виду совершенно не отличались от настоящих.
        - Привет! Как себя чувствуешь, дружище? - обернулся к нему Тер.
        - Неплохо, - коротко ответил наш бывший пациент и шагнул в гостиную.
        - Тебе кофе, воды или что-нибудь покрепче? Садись, расскажешь нам, что произошло.
        - Воды мне, пожалуйста.
        Мужчина забрал стакан с водой и грузно уселся на диван у камина.
        - Так что случилось, Фин? - переспросил Тер. - Знаешь, если бы мы не договорились встретиться, я бы и не заволновался из-за твоего молчания, мы бы так быстро не примчались…
        - … так я бы и окочурился от холода на собственном крыльце, - кивнув, закончил за него фразу Фин. - Повезло в очередной раз. Спасибо за оперативность, Териос. Я ваш должник.
        - Кто на тебя напал? Почему?
        - Не знаю. Даже не догадываюсь, - пожал плечами Фин и после короткой паузы добавил: - Прокручиваю ситуацию в голове и не могу понять, что искали в моём доме. Ну нет там ничего настолько ценного, чтобы подставляться и устраивать нападение! Просто ничего!
        - Ну ты хоть их видел?
        - И не видел. Был шум на дворе. Я в первый момент решил, что это вы приехали без предупреждения. Вышел на крыльцо, а потом сообразил, что это не вы, да только было поздно, нежданно получил удар парализатором. Среагировать не успел.
        - А охранный контур?
        - Да я его здесь почти не включаю. Опасаться некого, - Фин хмыкнул и добавил: - Было некого.
        - Как себя сейчас чувствуешь?
        - Нормально. Можно сказать отлично. А почему я тут, у Бера, а не у себя? Моя медкапсула в порядке.
        - Так мы же этого не знали. Мало ли что, вдруг какого-нибудь одного лекарства в обойме твоей капсулы не хватает и ты останешься без помощи. Решили к Беру везти. На мотолёте довезли тебя и уже тут уложили в медкапсулу. Ты поэтому быстро очнулся и, похоже, обошлось без последствий.
        Фин хмыкнул и, видимо, окончательно расслабился.
        - Что, волоком тащили? - улыбаясь уголком рта спросил он. - Не представляю, как третьего безвольной тушкой везти на двухместном мотолёте.
        - Бутербродиком. Ты очень мило своей безвольной тушкой прижимался к Нейси. А я удерживал тебя от падения и прочих возможных опрометчивых поступков.
        Я слегка толкнула Териоса локтем в бок.
        - Может, ты наконец нас представишь? Похоже, меня приняли за твою очередную подружку. Мне не хотелось бы, чтобы сосед Бера оставался в этом заблуждении надолго.
        Териос ухмыльнулся и сделал вид, что пытается меня обнять за талию.
        - Я был бы не против такого милого заблуждения, - мурлыкнул он. - Такая симпатичная подружка рядом повышает рейтинг любого мужчины.
        Я фыркнула и отшатнулась.
        - Нет уж, Тер, уволь меня от этого сомнительного звания.
        - Ну хорошо, уговорила, - подмигнул Тер и повернулся к Фину, который всё это время смотрел на нас и слушал нашу пикировку.
        - Позвольте вас наконец представить друг другу.
        Нейс, это Фин, сосед Бера. Про нашего соседа ты уже многое знаешь, а чего не знаешь, он сам и расскажет. Фин, а это Нинейс, наш слухач на «Лунном свете» и одновременно очень привлекательная женщина.
        По прищуренному взгляду Фина стало понятно, что от такого неоднозначного представления наше пребывание в домике Бера всё также выглядит романтическим уединением.
        Чёрт побери, Тер опять в своём репертуаре! Умудрился на ровном месте создать впечатление о нашей с ним любовной связи. А ведь этот лукавый провокатор ждёт, когда я начну возмущаться и фыркать. Нет, этот спектакль одного актёра, который он устроил, надо прекращать.
        - Я нахожусь здесь, по той же причине, что и вы, - спокойно обратилась я к Фину, на пару шагов отступая от Териоса и его загребущих ручек.
        - На вас тоже напали? - нахмурился мужчина.
        - Нет, но мне угрожали. Бер временно спрятал меня в своём доме до выяснения кому и почему я перешла дорогу, а Тер просто здесь за мной приглядывает, - сообщила я Фину и мстительно добавила: - заодно этим поручением капитана прикрываясь от обязательного присутствия на семейных праздниках.
        Взгляд Фина стал более внимательным. Похоже, он наконец увидел именно меня, а не временную подружку Териоса.
        - Так кто бы это мог быть, как по-твоему, Фин? - уже серьёзным голосом спросил Териос. - У тебя есть серьёзные враги, и они тебя нашли в этой глуши?
        Фин в задумчивости потёр подбородок.
        - Даже не знаю что сказать. Если есть враги, то я о них раньше и не подозревал. Космический десант, знаешь ли, это такая очень удалённая от дома работа, где ты работаешь от лица планеты или империи и представляешь собой всего лишь маленький винтик в гигантском механизме. Кто будет пробираться в глухие малонаселённые леса Серпы и мстить винтику?
        - Ну, у тебя в подчинении был целый взвод, какой же ты винтик, - хмыкнул Тер.
        - Самый настоящий, маленький и исполнительный. Мстят только людям действительно принимающим решения. А я со своими ребятами всего лишь исполнитель. Да и никаких агрессивных действий за последние исследовательские экспедиции не предпринималось. Сложные условия - да, защита и охрана - только номинальные. Настоящей опасности нападения не было. В общем, некому на меня злиться.
        - А рука? - осторожно спросила я, глазами указывая на протез. - Почему у тебя протез, если в исследовательских экспедициях всё так было безоблачно?
        - Это были как раз упомянутые мной сложные условия, - ответил Фин коротко, явно избегая расспросов на эту тему, и покачал головой. - Нет у меня никаких явных врагов. Я тут на Серпе уже полгода отираюсь совершенно не скрываясь, так что это не мстители и не враги. Тем более, похоже, я этим пришельцам вообще был не интересен. Они что-то в доме у меня искали. Я сквозь паралич слышал звуки из дома.
        - Что искали?
        - Это тоже для меня большая загадка, - пожал плечами мужчина. - Нет у меня ничего достойного такого внимания. Никаких ценностей в доме. Ни-че-го! Наверное, даже мотолёт на месте.
        Мы с Тером переглянулись.
        Териос дёрнул уголком рта, пытаясь скрыть усмешку.
        - Что-то загадок развелось, - хмыкнул он. - С Нинейс тоже непонятная ситуация. А точнее, непонятно, кто именно хочет её себе под крылышко загрести. Слушай, ты будешь заявлять о нападении властям? Требовать дознавателей?
        Фин поднял на него твёрдый взгляд.
        - Заявить - заявлю. Своё начальство тоже поставлю в известность. Но дознавателей требовать не буду. Я и сам могу всё осмотреть. Не думаю, что нападавшие оставили какие-то особенные следы. Явно ведь не просто бандиты, уж слишком всё продуманно и аккуратно. Была наводка или заказ.
        Может, сейчас съездим и посмотрим, что там у меня в доме? - предложил он после короткой паузы. - Возможно, найдём что-нибудь сами, от чего ситуация прояснится? Возможно поймём, что искали.
        Я исподволь наблюдала за своими собеседниками. Да, у них были похожие фигуры, общая комплекция, одинаковый тип лица, цвет волос и даже возраст совпадал, однако на этом сходство и заканчивалось. Поверхностный взгляд действительно мог бы принять их за братьев или близких родственников, но манера речи, движения, голос были разными, а при ближайшем рассмотрении видно, что и форма носа, бровей, и очертания губ у них отличались.
        У Тера был более красивые черты лица, а от движений Фина веяло настоящей силой. Я теперь не сомневалась, что и характеры у них были разными. Не верилось, что прямолинейный Фин даже в шутку может ёрничать, изображать из себя болтуна и ловеласа. Хотя, возможно, я слишком тороплюсь и пока рано делать далеко идущие психологические выводы. Кто его знает, может на нашего пациента так нападение подействовало, а на самом деле он болтун, говорун и хохотун почище Териоса.
        - Поехали, посмотрим, что там у тебя, - сказал Тер. - Мы в дом не сунулись, тебя торопились увезти.
        - Я с вами, - поднялась я. Оставаться одной и с замиранием сердца часами ждать их возвращения мне совершенно не хотелось.
        - Неужели готова снова ехать бутербродиком? - снова не упустил возможности поёрничатьТер. - Только чур вторым теперь еду я. Фин так откровенно обнимал тебя со спины, я тоже так хочу.
        - Я видела у Бера в ангаре два мотолёта.
        - К сожалению, второй не на ходу, - с готовностью доложил Тер и выразительно улыбнулся.
        - Тогда, что поделать, поедем втроём, - притворно вздохнула я и в ответ улыбнулась помощнику капитана очаровательным оскалом. Пусть не забывает, что не он один умеет подначивать и отшучиваться. - Только сменим концепцию. Ты поведёшь, Фин посерёдке, а я поеду сзади. Он ведь не против, если буду за него держаться? Фин?
        Я мило улыбнулась и перевела глаза на сидящего на диване мужчину, который с интересом смотрел на нас с Тером.
        - Нет, я не против, Нейс. Я наконец понял, кто вы.
        - Откуда?
        - Просто вспомнил. Териос рассказывал о вас раньше.
        - Вот как? Интересно, что именно.
        - Всё только позитивное, - быстро прервал Фина Териос.
        Что же эдакого Тер ему рассказывал, если так быстро среагировал, закрывая тему! Чисто мужское описание, сопровождаемое округлыми движениями рук, не иначе.
        - Да, именно, только хорошее и в превосходных степенях. Вам не стоит волноваться на этот счёт, Нейс, - Фин дёрнул уголком рта совсем как наш капитан. - Может, перейдём на ты?
        - Согласна, - я кивнула.
        Любопытно, какое у него воинское звание. Может быть, он тоже капитан? Потом выспрошу у Тера, как Фин умудрился остаться без руки, если в наше время в специализированных регенерационных медкапсулах пациентам вполне успешно выращивают утраченные конечности и органы, а дальние экспедиции такими аппаратами оснащены в обязательном порядке. Да даже на Серпе они точно есть. Удовольствие, конечно, не из дешёвых, но вряд ли Фин бедствует.
        Да и вообще у космодесанта отношения с медициной другие, в стандартный договор обычно вписывается и полное медицинское обслуживание. Что он тут делает в лесу и с протезом вместо вновь выращенной руки?
        Безусловно этот мужчина уже вызывал у меня интерес: спокойный характер и манера разговора Бера плюс привлекательный тип внешности Териоса. Потрясающее сочетание.
        Фин не торопясь поднялся с дивана.
        - Поехали ко мне сейчас, чего тянуть? Я уже в норме.
        - Териос, стоит выдать нашему пациенту какую-нибудь старую куртку Бернана. - заметила я. - Не хватало, чтобы он заболел на обратной дороге из-за своего промокшего свитера.
        Фин едва слышно хмыкнул, но возражать не стал.
        Очень быстро мы добрались до его дома. В этот раз ехать втроём на одном мотолёте было намного удобнее, нежели в первый раз. Никто не наваливался мне на спину, пытаясь соскользнуть и утянуть меня с собой с сиденья мотолёта. Напротив, это я удобно устроилась за спиной у Фина и обхватила его пояс руками. Тер отдал в пользование космодесантнику свою старую куртку. В какие-то моменты я забывала, за чьё крепкое тело держусь, потому что от куртки веяло парфюмом Териоса, прекрасно знакомым мне по корвету.
        Никаких необычных следов в доме Фина не оказалось, только признаки быстрых поисков чего-то достаточно крупного. Были вывернуты антресоли, полки шкафов и почти не тронуты мелкие ящики письменного стола. Все ценные вещи, включая голоком и мотолёт в ангаре, были целы. Даже небольшой стенной сейф остался в нетронутом состоянии.
        Никаких идей насчёт того, что собственно искали люди, забравшиеся к нему в дом и оставившие умирать на морозе, у Фина не возникло.
        Я в осмотре дома не участвовала, а терпеливо ждала их на диване в гостиной, чтобы не мешаться под ногами. Заметить, что не так в его хозяйстве мог только хозяин.
        После осмотра своих владений Фин вместе с Тером рядом со мной устало уселись на диване.
        - Ни-че-го, - протянул Териос справа, подводя итог.
        - Что я тебе и говорил, - ответил Фин, усевшийся от меня слева.
        Его гостиная была точной копией дома Бера.
        - Да просто у всех домов здесь единый проект, - пожал плечами Фин в ответ на мой вопрос, - и различаются дома только цветом крыш и количеством и расположением хозяйственных пристроек.
        - Ну, тут вы с Бером переплюнули всех, - покачала головой я. - У вас с капитаном даже интерьер полностью совпадает. Как вы так умудрились? Здесь же у вас пластмод! Можно было бы изменить настройки и создать покрытие с различными узорами, мебель любого цвета и качества и расположить её в любом месте гостиной.
        - А зачем? - искренне удивился Фин и окинул свою гостиную хозяйским взглядом. - Мы с Бером просто оставили исходные заводские настройки домов, вот интерьер и похож. На заводе подобраны самые удобные настройки, у меня никаких претензий. Это у вас, женщин, повышенные эстетические запросы, а у нас в голове удобство на первом месте.
        - Это точно, - подтвердил Тер. - Мирия всё в своём доме переделала до неузнаваемости, а у этих одиноких холостяков дома как братья - близнецы. Только цвет крыш отличается.
        - Это да, - хмыкнул Фин. - У меня тоже сначала была зелёная, как у Бера. А потом как-то ребята прилетали меня проведать, полчаса летали кругом, да дома за зеленью деревьев так и не нашли. Им пришлось приземляться рядом с Клоузом и узнавать дорогу.
        - Может, попросту они приняли его дом за твой? - улыбнулась я.
        - Не думаю. Хозяйство Клоуза сверху с моим не перепутать. У них там пасека и животные ходят.
        - То есть твой дом можно легко перепутать с домом Бернана? - эта мысль царапнула и показалась важной.
        - Теперь нет. Теперь у меня тёмно-коричневая крыша. В глаза яркостью не бросается, однако сверху разглядеть можно.
        Фин пружинисто поднялся на ноги и сбил меня с мысли.
        - Ну что, гости дорогие, угощать вас чем-нибудь? Как не крути, в гости вы ко мне сегодня всё-таки собирались, а я к вашему визиту готовился. Продолжите визит или за полдня я совсем вам надоел и домой поедете?
        Тер вопросительно поглядел на меня, мол, что скажешь? Сам он, похоже, хотел остаться и не стремился оставить хозяина одного.
        - Предлагаю другой план. Ты ведь не против, если мы останемся и поможем тебе порядок навести? - выдвинула я встречное предложение. - А потом ты нас накормишь. В результате прекрасный визит получится.
        Фин был согласен и после приборки накормил нас вкусными незнакомыми мне блюдами, который сам выбрал на панели синтезатора.
        Конечно, его обед сильно отличался от того, чем потчевала нас Мирия. Всё-таки натуральные продукты имеют совершенно другой вкус, а Фин не заморачивался на натуральную готовку даже проживая на природе.
        Действительно, такой обед был нам привычнее, мы в космосе пользовались исключительно пищевыми синтезаторами с их обширным набором прессованных порошковых пластин. Рестораны с натуральной пищей на орбитальных станциях были редки и цены у них не просто кусались, а сверкали золотым оскалом.
        Мы расслабленно болтали ни о чём, делясь забавными случаями из жизни, почти до самого вечера. Мало-помалу на дом наплыли сумерки. Постепенно белый снег за окном стал приобретать синеватые оттенки.
        Я уже мысленно готовилась прощаться и отправляться в дом капитана, когда Териос вдруг произнёс:
        - Фин, а поехали к нам!
        - Зачем?
        - Не хочу тебя одного оставлять, - вздохнул Тер. - Согласись, всё-таки произошло из ряда вон выходящее событие. Нападение неизвестно кого и неизвестно почему! Ситуация таинственная и непонятная. Поехали с нами.
        - Думаешь, нападение повторится? - серьёзно посмотрел на Териоса Фин.
        - Нет, не думаю. Хотели бы, добили бы сразу. Да и повода действительно не видно. Ни угроз, ни выяснения отношений, ни каких-то требований. Но всё равно, хоть сейчас при включенном охранном контуре нападение точно не повторится, однако просто не хочу тебя одного оставлять после переохлаждения и парализатора. Вот и всё. Поехали! Втроём гораздо веселей сидеть у камина. Переночуешь у нас одну ночку, а завтра вернёшься и снова будешь жить отшельником как и прежде.
        Фин замялся и бросил осторожный взгляд на меня:
        - Нейс может быть против?
        Он что, до сих пор уверен, что помешал нашему романтическому уединению?
        - Нет, я только за! Поехали к Беру все вместе, - воскликнула я, согласно кивнула и шутовски подмигнула: - Трое гостей без хозяина, свобода и выпивка за его счёт, отлично же! Когда ещё так повезёт.
        Идея действительно мне показалась отличной. Расставаться совершенно не хотелось.
        ГЛАВА 8
        Мы как-то мгновенно собрались, хихикая и подшучивая друг над другом, снова взгромоздились втроём на двухместный мотолёт и очень быстро переместились в дом Бера, где снова расположились рядом с камином, в котором общими стараниями через пару минут уже полыхал огонь. Так как гостиные ничем не отличались, то создалась полная иллюзия, что мы просто погуляли и остались у Фина продолжать приятный вечер.
        Втроём нам было комфортно.
        Ясное дело, присутствие женщины горячило мужчинам кровь и вызывало шутливые перепалки. Тер, как обычно, сыпал насмешками и подколками, однако сейчас они летели в нас обоих и на этот раз натыкались на короткий, однако ёмкий и не менее насмешливый встречный выпад Фина.
        Мужчины словно фехтовали острыми репликами. Однако наша лёгкая беседа не была поединком, скорее, это был танец. Собеседники танцевали передо мной, распускали веером своё остроумие, пушили перья, вспоминая забавные истории, вовлекали меня в хоровод слов и кружили в нём, втягивая в своё шутливое противостояние.
        За окном уже совсем стемнело, когда на тарелке голокома появился Бернан. К тому времени гостиная утонула в красноватом полумраке и всполохи пламени в камине освещали лишь небольшую часть гостиной, там, где у камина стоял диван. Включить светильники никому даже в голову не пришло.
        - Спелись уже, - усмехнулся капитан, бросив взгляд из-под нависших бровей на нашу развесёлую троицу.
        Мы переглянулись, и все трое дружно фыркнули.
        - Есть новости? - уже серьёзно спросил Тер.
        - К сожалению, есть.
        - К сожалению? Значит, что-то плохое.
        - До плохого далеко, но, да, не слишком позитивное.
        Бер, видимо, разглядел моё вытянувшееся лицо и сразу добавил:
        - Ничего ужасного, не стоит паниковать, однако всё достаточно многослойно и слишком многое непонятно.
        - Я, наверное, лишний? - Фин сделал движение, чтобы встать с дивана.
        - Нет, не лишний. Наоборот, это хорошо, что ты здесь. Ты опытный человек, я тебе полностью доверяю и хотел насчёт наших дел посоветоваться. Свежий взгляд на наши уже замыленные. Кстати, нападение на тебя тоже стоит обсудить.
        Лёгкое игривое состояние мгновенно улетучилось. Расслабленные позы перетекли в напряжённые.
        - В общем, у нас кое-что прояснилось, - сказал капитан. - А точнее, появились доказательства, и мои предположения обросли конкретикой.
        Мы молчали, ожидая продолжения.
        - Во-первых, стало понятно, что угроз у нас две. Хорошо, что пришло это понимание. Первая линия атаки полностью оформилась. Опасность с этой стороны висела в воздухе даже до этого последнего поиска.
        Капитан посмотрел на своего помощника.
        - Это то, что мы с тобой, Тер, обсуждали ещё до полёта. Нашу команду посчитали очень удачливой. Ещё до последнего поиска мне поступило несколько настоятельных советов перейти под крыло более крупных поисковых компаний.
        Капитан вздохнул.
        - После того, как мы нашли альдолит ситуация усугубилась, однако в какой-то степени улучшилась. Работать в одиночку, как раньше, мы всё равно уже не сможем. Выбора вот в этом смысле у нас особо нет. Одному маленькому плохо вооружённому корвету в далёком космосе в одиночку перемещаться слишком опасно. Однако теперь можно выбирать к кому уходить и на каких условиях.
        Другой вариант для нас - это просто сменить планету. Но, без сомнений, через некоторое время ситуация и на чужой территории снова повторится. Мы своими находками привлечём внимание и какой-то клан рано или поздно захочет подгрести наш удачливый корвет себе под начало. Можно было бы продолжать и дальше прыгать с планеты на планету, но рано или поздно наша слава удачливых поисковиков побежит впереди нас и чем это закончится неизвестно.
        - Значит, наш свободный поиск закончился? - голос у меня дрогнул. Нахлынуло чувство, что мы попали в клетку, а этот найденный с помощью моего сита альдолит захлопнул за нами дверцу.
        Бернан грустно взглянул на меня.
        - Не стоит расстраиваться, Нейси. Для экипажа вообще ничего не меняется. Все эти перемены касаются только меня, как капитана и владельца «Лунного света». Для тебя всё останется по-прежнему.
        Это мой свободный поиск подошёл к концу. Это моя свобода действовать полностью по своему усмотрению закончилась. Хотя… тут тоже не совсем ужасно. Всё зависит от условий контракта, что я заключу. Меня считают удачливым, так что вряд ли компания, под крыло которой придётся пойти, будет жёстко меня контролировать. Просто за защиту и покровительство придётся дополнительно платить и делиться информацией.
        - Это моя вина? Всё закрутилось из-за моей сито-программы? - вырвалось у меня.
        Бернан отрицательно качнул головой.
        - Твоя сито-программа в этом процессе вторична. Однако она стала последней каплей, тем камнем, после которого начался обвал.
        - Что вы имеете в виду?
        - Эти намёки и хождения вокруг «Лунного света» и его удачных находок тянулись давно. А вот как ты выдумала своё сито, всё просто понеслось вскачь.
        - Точно, - хмыкнул Териос. - Прямо на следующий день и поскакало.
        - А что на следующий день произошло? - удивилась я. - Мы же были в космосе.
        - Что произошло? Ты уже забыла, что сразу в этот же день Загадку нашла? - подмигнул он мне.
        - Какую загадку? Какое сито? Может быть, вы всё же мне обрисуете ситуацию со всех сторон, - произнёс Фин, настороженно оглядывая нашу троицу. - Пока я мало чего понимаю.
        Тер молча вопросительно покосился на Бернана. Делиться подробностями последних дней или нет, решать было владельцу «Лунного света».
        - Я всё равно собирался поделиться нашими проблемами с Фином, - ответил на его безмолвный взгляд капитан. - Посоветоваться.
        Бернан повернулся к космодесантнику:
        - У меня есть подозрения, что нападение на тебя, угрозы Нинейс и вся катавасия вокруг нас связаны между собой, хотя и не пойму как.
        Бер коротко изложил Фину основную канву последних событий, включая находку на Загадке, и добавил:
        - Кое-что уже прояснилось, но не всё. Я как раз хотел об этом сейчас рассказать.
        - Что-то прояснилось с кристаллическим деревом с Загадки? - почему-то этот вопрос пришёл мне первым в голову.
        - Нет, не с кристаллом, а с тобой, Нейси. Я выяснил, откуда шли угрозы. Это та самая первая линия атаки. «Лунный свет» привлёк внимание своей удачливостью, а привезённый альдолит оказался последней каплей, после которого на нас пошла атака с той стороны.
        - А я тут причём? Альдолит по договору ваш. Вы его хозяин. Основная доля прибыли ваша, как капитана.
        - Думаю, альдолит привлёк пристальное внимание к «Лунному свету», и, как следствие, стали следить за экипажем. Видимо, кто-то из ребят болтанул о твоей сито-программе. Про Загадку-то я взял со всех обязательство молчать, а вот про то, что ты выдумала особенную программу, не догадался.
        - Наверное, Дру, - подумала я растроенно. - Он любит покрасоваться перед друзьями, вспыльчивый и его легко можно раскрутить на эмоции. Или Громи. Он знает структуру формулы.
        - Само собой, Громи знает детали твоей сито-программы, но у него в договоре есть пункт о неразглашении, - продолжил капитан, будто подслушав мои мысли. - Однако вряд ли он понимает, что у тебя там за параметры внесены. Да и если бы из него вытрясли твои формулы, переманивать и угрожать тебе бы не стали. Просто зарегистрировали бы твоё сито раньше нас и стали пользоваться. Да и вообще, кто именно, сейчас неважно.
        - Точно. Чтобы привлечь внимание к Нейси, хватило бы одной фразы где-нибудь в пристанционном кабаке, - пожал плечами Териос. - Что-то вроде «Нейс придумала классную программу для поиска. С ней мы сразу альдолит нашли». Сразу всё и закрутилось. Если за нами уже приглядывали, то эта фраза явно не прошла незамеченной.
        - И что теперь? - спросила я. - Теперь конкуренты знают о моём сите и так просто ведь не отвяжутся.
        - Теперь как раз отвяжутся, - вздохнул Бер. - Отвяжутся, когда мы перейдём под чужую защиту. Я сегодня уже провёл предварительные переговоры с главой одного из поисковых кланов.
        - Рон? - коротко бросил Териос.
        - Да, - согласно качнул головой Бернан. - Условия у них вполне приемлемые. Давить на нас сильно не будут, но добычей придётся делиться.
        - А ситом?
        - И ситом. Однако только после регистрации этой программы на нас с тобой, Нейси. Наша программа пойдёт на корабли Рона в защищённом от взлома варианте. Его клан сможет использовать сито Нейси при поиске, остальные нет. Мы ещё годик - другой удержим формулы в секрете, а потом придётся открыться и остальные желающие будут просто покупать программу сита, как полагается.
        Я выдохнула. Это звучало весьма неплохо. Если будет отмашка капитана, то насовать в мою программу массу мелких искажающих поиск закладок у нас с Громи прекрасно выйдет. Уж я постараюсь, чтобы первый год «сито Нинейс» работало идеально только на «Лунном свете».
        - С угрозами Нинейс всё понятно. Конкурентам нужны формулы поисковых параметров, вот они на неё угрозами и давили. А причём тут тогда нападение на Фина? - спросил Тер.
        - А это уже вторая часть наших проблем. Вторая линия атаки совсем с другой стороны. Совершенно непонятная мне суета вокруг «Лунного света», которую простой торговой конкуренцией объяснить никак не получается.
        Мне кажется, эта вторая линия атаки абсолютно не связана с поисковым ситом Нейси и с находкой альдолита. Другими словами, дело не связано с деньгами и нынешней прибылью. Скорее всего, дело в кристаллическом дереве и в той коробке с обломками. Мы придержали коробку, а, похоже, что именно она у кого-то вызывает серьёзный интерес.
        - У кого? У властей?
        - У кого-то, но не у властей. Мне кажется, станционные чиновники сначала стали бы выжимать из меня информацию в открытую. Однако со стороны властей ко мне никто за разъяснениями не обращался.
        Вот с этим вторым фронтом много неясного. На данный момент мы имеем только набор разрозненных фактов, которые мне пока не удаётся собрать воедино.
        Во-первых, слежка за мной на станции.
        - Почему ты думаешь, что это не те конкуренты, которые заинтересовались альдолитом?
        - Потому что следить за мной им совершенно незачем. Согласись, я на станции весь на ладони и у местных торговцев полно своих станционных наблюдателей. Добавь к этому камеры слежения, доступ к которым несложно получить местным воротилам. Они каждый мой чих могут не напрягаясь проследить.
        Вывод из этого я делаю простой: за мной следят пришлые, которые ещё не успели наладить связь с местным станционным криминалитетом. Или не хотят светиться в местном криминальном обществе вообще.
        Во-вторых, следы незаметного обыска в гостинице, из-за которых я вернулся на стоящий на приколе уже законсервированный «Лунный свет». Ничего, ясное дело, не пропало, но сам факт!
        В-третьих, следы взлома моей переписки в галанете с моим столичным другом. Я обнаружил их уже позже, когда всё закрутилось.
        - Попытались или взломали?
        - Да, взломали, - вздохнул Бер. - Узнали многое, слишком многое, однако, к моей радости, не всё. Я пришёл к выводу, что есть некто, кто заинтересовался нашей находкой, прекрасно представляет, что это за ветвистый кристалл, какие у него свойства. Выходит, что с этой незнакомой цивилизацией кому-то уже пришлось пересечься.
        - Однако пока больше похоже, что кому-то нужны только обломки наконечников, - заметил Тер.
        - Или всё вместе, - возразил Бернан. - Возможно, этот некто считает, что сам кристалл уже у него в кармане. Мы же безропотно отдаём свою находку властям, которые просто переправят её в столицу учёным на растерзание. Скорее всего, даже перевозить будут обычным грузом и без особой охраны. Так что для того, чтобы заполучить его, достаточно будет только подменить ящики на грузовом корабле.
        - Ну хорошо, а причём тут тогда нападение на меня? - поинтересовался молчавший до этого Фин. - Я-то как оказался втянутым в эту вашу историю?
        - Предполагаю, что нападающие просто перепутали дома.
        - Я тебе говорил, что не надо было крышу в коричневый цвет перекрашивать! - насмешливо хмыкнул Тер. - Зелёную крышу Бера в утренних сумерках вообще не заметили, вот тебе и досталось.
        Капитан кивнул.
        - Похоже на это. Если смотреть со стороны, то картина сложилась такая. Я на станции, где коробка неясно. Териос со станции исчез с каким-то багажом. Из Бронтейла он тоже внезапно уехал.
        - И тоже с объёмным багажом, - добавил Тер и посмотрел на меня. - Заехали перед переходом в магазин за тёплыми вещами для Нейс.
        - Известно, что у меня здесь есть дом, - продолжал между тем Бернан. - Несложно отследить направление вашего перехода и что я тут с кем-то переговариваюсь. Вывод однозначен. Вот и сделали визит в поисках Териоса… с багажом.
        - Тут неувязочка. По крайней мере, сперва они должны были убедиться, что сам Териос здесь, - возразил Фин.
        - А они и убедились, - произнесла я, вспомнив как он был похож на Тера, когда лежал на крыльце с разметавшимися волосами. - Тебя явно приняли за него. Вы же похожи.
        - Ну, не до такой же степени, чтобы перепутать, - нахмурился Фин. - Наверняка у них было голографический образ Тера.
        - Могу тебя заверить, что до такой. Визуально у вас один типаж, а биометрией они явно не озаботились.
        - Получается, что они в моих шкафах искали вашу коробку с наконечниками?
        - Получается, что так. Как ты помнишь, маленькими ящичками и даже сейфом они не заинтересовались. Искали что-то объёмное. Коробка по размеру вполне подходит.
        Наступило молчание. Мы пытались осознать новую информацию и раскладывали услышанное по мысленным полочкам.
        - И что теперь? - спросила я.
        - Для кого? - спросил Тер, дёрнув уголком рта. - Для тебя лично, мне кажется, всё устаканилось. Угроз больше не последует. Можно возвращаться обратно домой. К своим друзьям.
        Почему-то последние слова в его исполнении прозвучали очень ядовито. Чем ему мои друзья не угодили?
        - Не торопись, Териос, рано ей ещё возвращаться, - осадил его капитан и повернулся ко мне. - С этой стороны для тебя, Нейси, и правда, риски снижены. Однако возвращаться тебе пока рановато, я ещё только веду переговоры с Роном. Как только они закончатся и будет ясно в какую торговую компанию и на каких условиях мы перейдём, под чьё крыло спрячемся, нашим конкурентам никакого смысла тебя пугать и шантажировать уже не будет. Там Рон будет с ними разбираться. Потерпи ещё несколько дней. Неужели тебе настолько некомфортно находиться в моей лесной избушке, что тебе не терпится оттуда сбежать?
        Бер подпустил в свой рокочущий голос шутливые нотки обиды и заставил меня устыдиться. Действительно, живу тут на полном обеспечении, катаюсь по соседям, посиживаю у камина с бокалом в руке, беседы веду философские в обществе двух весьма интересных мужчин. Зимний курорт да и только!
        - У вас оказалась прекрасная избушка, капитан! Да и местное общество не подкачало, - улыбнулась я. - Я пока не жажду отсюда исчезать, однако всё же хотелось понять, что вы собираетесь предпринять теперь?
        - Действительно, Бер, что ты собираешься делать дальше? - продолжил за меня Фин. - Ты уже отдал властям ваш загадочный кристалл или только собираешься?
        - Не отдавал пока. Отдашь им, а потом он пропадёт и концов не найдёшь прямо на станции. Сейчас собираюсь выслеживать того, кто коробкой интересуется.
        - А гуманоида вы уже передали властям?
        - Нет ещё.
        - Может быть, из-за него все эти загадочные события? - поинтересовалась я.
        - Из-за него - точно ничего особенного, - пожал плечами Тер. - Ясный понятный гуманоид из нашей империи, опознавательный знак на скафандре есть, идентифицирован, никаких тайн. Запрос уже отправлен к ним в систему.
        - Нет, Тер, ты не понял моей мысли, - возразила я, поворачиваясь к нему. Он сидел совсем рядом со мной на диване, поэтому его красивые мерцающие синими искрами глаза оказались совсем близко.
        Я вздохнула. Если бы этот чёртов помощник капитана знал, как завораживающе действует его взгляд, то, без сомнений, замучил бы меня шуточками до умопомрачения!
        Я отвернулась и продолжила, не давая свернуться в животе горячему клубку и не позволяя мыслям позорно расползаться под действием забулькавших гормонов:
        - Возможно, информация о загадочной капсуле и её содержимом первоначально пошла от этого гуманоида, пока он был жив. Мы же не знаем, что он там в Загадке делал и в каком состоянии обнаружил эту капсулу. Да и обнаружил ли? Может быть, кристалл сам его туда привёл, всё показал и рассказал. А гуманоид передал это своим.
        - Рассказал! - хмыкнул Териос. - Да, действительно, я сразу заметил, что нам какое-то болтливое кристаллическое дерево попалось. Все уши прожужжало, пока мы рисунки со стен срисовывали.
        - Не придирайся к словам, Тер, - встал на защиту моей идеи Фин. - Хорошо, не рассказал, а обменялся информацией. Суть от этого не меняется. А ведь как отправная точка для размышлений идея у Нейси хорошая. Ведь не сразу эта суета вокруг коробки началась?
        - Нет. Где-то через неделю, после возвращения, - задумчиво протянул Бер.
        - Вы запрос по гуманоиду когда отправили?
        - В первый же день по прибытию.
        - Ну вот и получаем ещё одну версию событий: кто-то там запрос получил и сразу сюда рванул. Или кого-то послал. Вы же гуманоидов такого типа, какой нашли в вашей Загадке, на станции не заметили?
        - Да мы и не приглядывались. Правда, наверное, обратили бы внимание, если бы появился, - произнёс Териос.
        Капитан долго молчал, явно обдумывая ситуацию с нового ракурса.
        - Хорошая идея, Нейси! - наконец сказал он. - По крайне мере есть направление, по которому можно рыть в галанете. Надо покопаться, что там по кристаллическим деревьям есть у этих гуманоидов.
        Бернан задумчиво посмотрел на космодесантника.
        - Фин, а не свяжешь ли ты меня с каким-нибудь умником из своих? Каким-нибудь очень знающим спецом по гуманоидам для консультаций? Хорошо бы именно по той гуманоидной расе, чью мумию мы нашли. Конечно, на общеимперском языке свои материалы все расы выкладывают, но внутри планетных систем есть мощный пласт своих научных изысканий, которые не доходят до столичных информаториев. Поток информации слишком большой.
        Фин на мгновение задумался, а потом кивнул.
        - Свяжу. Есть один очень знающий. Хороший мужик, мы с ним уже в трёх экспедициях вместе побывали. Если сам не поможет, то, по крайней мере, подскажет к кому обратиться.
        Бернан оглядел нашу троицу, удобно расположившуюся на диване в расслабленных позах с бокалами в руках, и хмыкнул:
        - Ладно, развлекайтесь дальше. Фин, жду от тебя код голокома умника. Завтра попробую до вас добраться вживую, если дела на станции не затянут. Уж больно хорошо у вас там, так и хочется присоединиться.
        Голоком погас.
        Близость сидящего рядом Териоса стала напрягать. Я бедром чувствовала жар его сильного мужского тела. Меня обволакивал его чуть терпкий, но очень приятный аромат и тянул уткнуться в Тера и вдыхать этот запах полной грудью.
        - Нейси, прекрати плавиться от близости этого бабника, ты ему на один укус, - прикрикнула я на себя мысленно, и этот окрик помог. Действительно, не менять же работу из-за одной ночи временного любовного помешательства.
        Я осторожно выбралась из мягких объятий разочарованно скрипнувшего дивана, пожелала всем спокойной ночи и направилась к выходу из гостиной.
        Мужчины удивлённо покосились на меня.
        Кто-то из них пробурчал дежурную фразу про детское время, однако она меня не остановила. Я всегда старалась придерживаться замечательного правила: чтобы воспоминания о проведённом вечере остались прекрасными, надо этот вечер закончить вовремя. Пусть чуть раньше, но никак не позже.
        Лично у меня лёгкое беспечное настроение, колышущееся в душе до появления Бера на тарелке голокома, куда-то улетучилось, а сидеть и сидеть, выжимая из себя улыбку, совершенно не тянуло.
        Я уже совсем разделась и в одном белье стояла перед дверью в душ, когда поняла, что не уловила главного пункта в расписании на завтра. С утра ждать появления Бера, а потом поедем на озеро, или наоборот? Мы прокатимся, нагуляемся, а Бер явится уже вечером? Хотелось конкретики. Надо бы всё же уточнить этот вопрос.
        Одеваться и снова натягивать на себя уже снятую и брошенную на кресло одежду не хотелось. Я накинула только рубашку, намереваясь не показываться полностью, а просто выглянуть из-за косяка двери, задать свой вопрос, получить ответ и снова спрятаться в своей комнате.
        Обувь я тоже проигнорировала. Лень было собирать по углам разбросанные тёплые ботинки, однако сквозняки, гуляющие по полу, заставили меня наклониться и всё же натянуть лежащие рядом носочки.
        Мои шаги в носочках по упругому покрытию коридора были мягкими, бесшумными и позволили ощутить себя большой грациозной кошкой, гуляющей в темноте по дому. Я совершенно беззвучно скользнула к арке, ведущей из коридора в гостиную и прислушалась, выбирая подходящий момент для моего краткосрочного повторного появления из-за угла.
        Мужчины с бокалами в руках всё ещё молча сидели на диване, освещаемые только красноватыми отблесками пламени камина.
        Я совсем было решилась выйти на сцену, а вернее, выглянуть, задать вопрос и спрятаться, когда вдруг услышала вопрос Фина:
        - Это она?
        Последовал тихий ответ Териоса:
        - Да, она.
        - А я сначала не понял. Извини, после медкапсулы был несколько одуревший.
        Кто она? О ком идёт речь? Я притормозила последний шаг перед своим появлением и затаилась за углом в темноте коридора.
        - Хорошая девушка. Спокойная, но боевая, - хмыкнул Фин. - У неё кто-то есть?
        - Есть. Какой-то военный красавчик. Появился год назад, - неожиданно раздражённым тоном ответил Тер. - Я его как-то видел. Но она… нет, она не для него. Этот идиот относится к ней как к кукле. Красивой бестолковой кукле.
        Это что, они обо мне? Я затаила дыхание и прижалась к стене. Подслушивать было немного стыдно, но не настолько, чтобы можно было отказаться от этого дополнительного источника сведений. А про Гелмута ведь точно сформулировано! Он как кукловод у марионетки, пытался дёргать за нитки, чтобы контролировать каждое моё движение. Только после большого скандала мне удалось отбиться от его настоятельного требования отчитываться ему по коммуникатору за проведённый мной день ежедневно утром и вечером.
        - А почему ты сам теряешься? - спросил Фин.
        Последовала длинная пауза, а потом раздался голос Териоса.
        - Всё постепенно как-то сложилось. Сначала я на неё особо внимания не обратил, тем более Бер сказал, что у неё за плечами какая-то нехорошая история и она с членами экипажа принципиально не заводит отношения. Ну и травили байки с ребятами в кают-компании как всегда, проверяя её на прочность.
        А потом…
        - … потом из-за этого расслабляющего трёпа она тебя стала принимать за бабника и ходока, - закончил за него фразу Фин с усмешкой в голосе. - Доболтались. Проверили. Прочная оказалась.
        - Примерно так, - вздохнул Териос. - Ну и барьер повыше поставила, уже было совсем не подступиться. Все мои знаки внимания за насмешку и издевательство принимала. Потом вообще с этим воякой связалась.
        - Сейчас-то вы не на корвете, а вполне даже в подходящих условиях, только ухаживай, - заметил Фин.
        - А толку? Она всё равно от меня шарахается. Я всё равно в её глазах простой бабник, который просто хочет с ней переспать.
        - Так она права.
        - В чём?
        - В том, что ты хочешь с ней переспать.
        Послышался шлепок. Видимо, Тер стукнул кулаком по упругой спинке дивана.
        - Фин, не зли меня. Любой нормальный мужчина хочет заняться любовью с женщиной, которая ему нравится. Она не права в основном: я не переспать разок с ней хочу, а хочу попробовать построить длительные отношения. Детей от неё хочу в конце концов. За годы совместных полётов у меня была возможность оценить её характер со всех сторон по достоинству.
        У меня запылало лицо. Вот это откровения! От всплеска эмоций колени подкосились, я по стеночке сползла вниз и в полном ошеломлении уселась на корточках, прислонившись к стене спиной.
        Териос между тем продолжал, и его негромкий голос просачивался из красноватого полумрака гостиной ко мне в темноту коридора:
        - Стыдно признаться, но я даже обрадовался, что ей кто-то угрожает, потому что она обратилась ко мне. Ко мне! - он снова замолчал, а потом мрачным тоном закончил: - Хотя что там особо радоваться, первым делом Нейси всё-таки Беру хотела позвонить. Однако он был на орбите и Нейси побоялась, что сигнал его не найдёт. После этого она в панике меня и нашла.
        Ну вот теперь мы уже две ночи здесь, вдвоём в этой глуши. А я теряюсь как мальчишка, потому что ситуация дурацкая. Она вполне может решить, что я подкатываю к ней из-за скуки, да в расчёте на благодарность за помощь.
        А моё появление на пороге её комнаты вообще поставит крест на наших возможных отношениях. Короче, я не знаю, что делать.
        Наступила тишина, а потом послышался скрип и треск рассыпающихся поленьев. Видимо, Териос пошевелил кочергой в камине.
        Сердце бухало от волнения. Вот это неожиданный поворот! Казалось, звук бешено прыгающего в моей груди сердца может долетать до ушей тех, кого я тут подслушивала.
        Как мне теперь прикажете себя вести с Тером? Перед глазами встало его красивое лицо с тёмными ровными бровями в разлёт и с насмешливо поднятым уголком чётко очерченных губ. Его синие глаза загадочно блеснули, и моё сердце пропустило удар и снова быстро забилось, словно пытаясь выбраться из грудной клетки.
        По полу тянуло холодом. Я уже основательно замёрзла сидя в темноте коридора в полуголом виде: всего лишь в короткой рубашке и тонких носочках, однако меня словно приклеили к этому месту. Было одновременно и стыдно, что подслушиваю, и не было сил оторвать себя от стены и вернуться в комнату, хотя от возбуждения и эмоций уже кружилась голова.
        - Да ещё и ты тут появился, - неожиданно произнёс Тер.
        - Причём тут я? - голос Фина звучал удивлённо.
        - Да ладно притворяться. Я же не слепой. Вижу, что она тобой заинтересовалась, - после паузы последовал печальный вздох.
        - Зачем ты тогда меня с вами сюда позвал?
        - Не думал, что так ревновать буду, - пробурчал Териос и добавил: - Опять же, не мог же я тебя там одного бросить с твоими проблемами со здоровьем.
        - Судороги уже месяц как прекратились, - голос космодесантника прозвучал раздражённо и устало.
        - Я не знал. Да даже если бы знал, это ничего бы не изменило. Парализатор - не игрушка.
        Наступила пауза. Фин не стал оправдываться и возражать. Действительно, что там возражать. Он мне действительно понравился. Я полностью расслабилась и весь вечер не скрываясь оказывала ему знаки внимания.
        Снова послышался вздох.
        - Я же вижу, она тебе тоже понравилась, - тихо сказал Териос.
        - Да, понравилась, - спокойно ответил Фин. - Но я не буду мешать вашим отношениям. Отойду в сторону. Тем более, вместе мы ненадолго. Планета большая, ещё несколько дней и разлетимся в разные стороны.
        Я вдруг разозлилась. Значит так? За меня уже всё решили и меня не спросили? А моим мнением эти тихушники поинтересоваться не хотят? А если мне Фин по-настоящему понравился, тогда как? Он что, теперь будет меня всячески избегать, прикрываясь Тером и выдвигая его на первый план? Будет строить из себя неприступную крепость или изображать ежа, выставляющего иголки?
        Я отклеилась от стенки, тихо поднялась и на автомате, ничего не замечая вокруг, на цыпочках пошла в свою комнату и беззвучно закрыла за собой дверь.
        Всё услышанное нужно было обдумать и переосмыслить.
        ГЛАВА 9
        Утром за завтраком я чувствовала себя неловко. Мысль о том, что Териос, оказывается, жаждет моего внимания была для меня новой, непривычной и с трудом умещалась в голове. Как себя вести в такой пикантной ситуации, когда так неожиданно обнажились чужие чувства, было непонятно.
        Все наши четыре года знакомства я старательно прятала от этого красавчика, что совершенно неприлично начинаю млеть от его взгляда и старательно заталкивала поглубже свой интерес к нему как к мужчине.
        Что ж, удалось. Теперь у меня странное ощущение, что интерес у меня к Териосу остался, однако он, как испуганный, затюканный хозяйкой зверёк просто боится вылезать на поверхность и показываться ей на глаза. Так что за завтраком вид у меня был задумчивый, а настроение молчаливое.
        Я изо всех сил старалась испытующе на Териоса не пялиться, вести себя как обычно, а только изредка бросала на него якобы рассеянные взгляды.
        Тер мои потуги замаскировать своё вчерашнее подслушивание не замечал, и, похоже, в отличие от меня чувствовал себя полностью комфортно. Он только один раз позволил себе замечание на мой счёт:
        - Что-то ты сегодня какая-то сонная, Нейси. Может, останешься здесь, а мы с Фином на озеро без тебя поедем?
        - Нет, я с вами.
        - Тогда я за своим мотолётом прокачусь, нам же два для прогулки понадобятся, - объявил Фин, встал из-за стола и вышел. Сквозь панорамную стену было видно, как он, одетый в ярко синюю куртку, которую вчера захватил у себя в доме, быстрым шагом пересекает припорошенный снегом двор и направляется в ангар.
        Ну да, второй мотолёт нужен, не на одном же нам втроём как вчера ехать, Однако скорость, с которой Фин исчез из гостиной, говорила сама за себя. Он просто спешил оставить нас с Тером наедине.
        На это раз я не разозлилась, теперь мне стало смешно.
        Ладно, дорогие мои конспираторы, предупреждён, значит, вооружён. Фин сам подставился, когда пообещал Теру самоустраниться. Стравливать мужчин между собой я, конечно, не буду, но не откажу себе в маленькой мести за то, что без меня за меня решили, кто мне нужен.
        Бесчувственные болваны какие-то. Мужская солидарность, суровая и беспощадная, чтоб их! Дать мне самой разобраться в своих предпочтениях они просто не догадались. А если бы мне по-настоящему Фин понравился? Так ведь бывает.
        У меня было так в академии. Один день знакомства - и человек уже поселился в сердце и стал родным. Жаль, у нас тогда не сложилось. Как выяснилось, этот процесс прирастания сердцем может быть односторонним. У меня тогда ёкнуло в душе, а вот у моего любимого нет. Оказалось, что у него уже есть своя любимая, и это совсем даже не я.
        Нет, конечно, космодесантника нельзя назвать моей любовью с первого взгляда. Он просто мне симпатичен. Но ведь эти доморощенные интриганы этого не знают.
        Через полчаса Фин вернулся, ведя следом второй мотолёт, который плыл за первым в режиме следования, аккуратно повторяя за первым все повороты и изгибы тропы.
        Ещё полчаса шумных сборов и беготни то за забытой запасной курткой, то за вторым термосом, и мы уселись на мотолёты.
        Ясное дело, моё место оказалось за спиной у Териоса. Мои намёки, что я хочу поехать с Фином, были быстро отметены какими-то железобетонными аргументами.
        Нет, побурчала я исключительно для порядка, а на самом деле совершенно не возражала. Держаться за сильное тело Тера было приятно, а ещё и очень и очень волнительно от осознания, что и он тоже волнуется от моих прикосновений. Теперь я это остро чувствовала и даже немного похулиганила: как бы случайно, устраиваясь по удобнее, дохнула Теру в неприкрытую шарфом шею, отчего под моими руками помощник капитана вздрогнул всем телом.
        Мы полетели по тропе вслед за Фином. Предвкушение праздника булькало во мне как пузырьки шампанского. Мои комплексы отошли на второй план от спустившегося осознания, что я нравлюсь Териосу безусловно, со всеми моими недостатками. Можно было не бояться быть самой собой.
        Эта уверенность в себе сломала кокон, в который я привычно пряталась, и из него выглянула весёлая красивая умная женщина, которая всё же не желала отказываться от аккуратного наказания двух излишне самонадеянных мужчин. Это будет праздник непослушания! Я ещё заставлю их задуматься о том, что за меня решать не стоит.
        К сожалению, этому восхитительно искрящемуся настроению был отпущен короткий срок. Праздник закончился даже не начавшись.
        Как оказалось, Бер ошибся. Вероятно, его конкуренты не знали, что он ведёт переговоры с влиятельным кланом. А может быть, и знали, да только намеревались опередить события и всё же добыть мою поисковую программу, цепляющую астероиды с альдолитом.
        Громи был далеко, в искин «Лунного света», стоящего на приколе на третьей станции Серпы, было не пробиться, а я по меркам космоса гуляла в шаговой доступности и практически без охраны. Два компаньона по прогулкам в безлюдном лесу оказались не в счёт. В итоге, наша поездка к озеру закончилась в самом начале, после первых нескольких километров пути.
        Как выяснилось, за нами следили, и далеко от дома Бера мы не уехали.
        Фин на своём мотолёте ехал первым. Он, не оглядываясь и не догадываясь о засаде, умчался далеко вперёд. Уже потом стало понятно, что его просто пропустили, не трогая.
        Однако не пропустили нас. Хватило примитивного троса на тропе между деревьями, чтобы мы с Териосом, наткнувшись на него, на полном ходу вылетели из мотолёта, ломая собой кусты и ветки.
        Мне запомнился этот момент тем, что руки, которыми я обнимала Териоса обожгло болью, затем было короткое мгновение полёта, хруст веток, и я, полностью дезориентированная, оказалась на земле.
        Удар о землю ошеломил. Шапка свалилась, снег с шершавыми чешуйками коры попал в рот, забился за шиворот и в рукава. Тёплая одежда уберегла тело от царапин, порезов и переломов, однако не уберегла лицо. Скула явно была разбита. Я провела по щеке горящей от боли рукой и измазалась в чём-то мокром и тёплом.
        Кровь.
        Я приподняла голову и огляделась. Недалеко от меня валялся Териос, который своим телом прикрыл меня от основного удар троса, а мотолёт, потерявший седоков, согласно заложенной в него программе, уже остановился, выровнялся и качался в десятке метров от нас.
        Больше ничего толком рассмотреть я не смогла, а только боковым зрением успела заметить вынырнувшие откуда-то расплывчатые фигуры в маскировочном одеянии. Быстрое движение ко мне одной из них, и я на своей шкуре прочувствовала действие парализатора, о котором раньше только читала.
        Молния от шеи до пяток прошила меня насквозь! Моё тело стало ватным и непослушным. Мгновенно спуталось и затуманилось сознание, поэтому всё происходящее дальше запомнилось отрывками. Разум был смят ударом парализующей молнии и я уже мало соображала, что происходит.
        Мысли рвались и расползались, не давая возможности выстроить логические цепочки, чтобы осознать окружающее, в эмоциях царила растерянность и ощущение полной беспомощности.
        Голова перестала мыслить логически, однако я полностью доверилась интуиции, которая заставляла меня судорожно ловить остатки мыслей, не позволяя сознанию полностью схлопнуться.
        Смутно я осознавала, что меня подхватывают чьи-то руки и куда-то несут.
        Не сразу, но через некоторое время из памяти выплыла мысль про Териоса, с которым я кувыркнулась с мотолёта, затем в голове пролетел образ замерзающего на крыльце Фина. С величайшим трудом я связала эти две мысли и сквозь пелену навязанного парализатором безразличия пробилась лёгкая волна страха. Териос может прямо там без помощи замёрзнуть.
        Хоть тело было ватным и непослушным, однако порог болевой чувствительности остался тем же. Я прекрасно почувствовала как застонали рёбра и пронзило болью локоть и бедро, когда меня швырнули на жёсткий решётчатый пол гравицепа.
        Боль немного помогла сосредоточиться. Хоть тело всё также не слушалось, но мысли забегали чуть быстрее. Я вспомнила про уехавшего вперёд Фина. Интересно, быстро ли он обнаружит наше падение? Он остался вне удара, это очень хорошо.
        Звуки до моих ушей тоже долетали как сквозь вату, да мои похитители особо не разговаривали. Несколько фраз и всё. Моё тело ощутило лёгкую вибрацию летящего гравицепа.
        Как долго меня везли, не знаю. Чувство времени тоже было потеряно. Холод постепенно проникал под одежду и был большой соблазн расслабиться, перестать ловить мысли и образы и погрузиться в простую и понятную темноту забытья, где не ноет локоть и пальцы не леденеют от холода.
        Я почти поддалась этой манящей темноте, однако чужие руки совершенно неожиданно снова подхватили меня, выдернув из поглощающего меня беспамятства.
        Невнятный шум голосов, быстрые шаги, моё безвольное тело вниз головой, болтающееся у кого-то на плече, шуршание отодвигаемой перегородки и меня уже более осторожно сгрузили на какую-то поверхность.
        - Всё, доставили, - донеслось до меня и кто-то уложил меня на спину, лицом кверху, аккуратно подобрал руки и вытянул их вдоль моего тела. - Парализатор ещё действует.
        Звук задвигающейся перегородки, щелчок замка и наступила тишина.
        Несколько минут я ещё пыталась сопротивляться накатывающей манящей темноте. Однако, похоже, поза вниз головой оказалась вредна для моих смятых парализатором мозгов, На этот раз я не смогла долго сопротивляться и быстро отключилась от непонятной действительности.
        * * *
        Фин не сразу заметил, что несётся по заснеженному полю один. Быстрая скорость, ощущение полёта, ветер, порой швыряющий горсти снега в лицо, синее пронзаемое солнечными лучами пространство, всё вокруг завораживало и дарило чистый ничем не замутнённый восторг.
        Фин остановился и развернул своего механического коня, ожидая появления мотолёта Териоса.
        Ожидание почему-то затягивалось. Пролесок безмолвно темнел далеко сзади и никакого движения около него не наблюдалось.
        - Они там что, целоваться начали? - буркнул Фин сам себе, однако чувство тревоги холодным комком стало собираться в груди.
        - Идиоты мы беспечные, - в конце концов рыкнул он сам на себя, приводя в движение мотолёт и уже прекрасно осознавая, что случилось что-то нехорошее, - расслабились тут в безопасной глуши.
        Секунда и космодесантник на максимальной скорости уже нёсся к темнеющему тихому перелеску, втайне надеясь, что причина задержки Тера с подругой окажется простой и банальной, как например, техническая поломка. Вероятно, они сейчас просто стоят у своего мотолёта, ожидая его, или медленно пробираются по снегу, пытаясь выбраться на открытое место.
        Надежда на банальную поломку погасла сразу же, когда Фин увидел тихо жужжащий мотолёт в полной исправности. Аппарат слегка покачивался на тропе у дерева, а недалеко от него сломанной куклой лежал на снегу Териос.
        Фин покрутил головой и даже сделал небольшой круг вокруг места аварии. Нейси не было.
        Она исчезла, а это означало, что Бернан ошибся. Его слухач кого-то настолько остро интересовал, что этот некто даже пошёл на похищение.
        Разум Фина уже оправился от первого ошеломления и перешёл в привычный рабочий режим и перебирал варианты действий в поисках оптимального.
        Бросаться в погоню за похитителями не было смысла. Неизвестно ни направление побега, ни количество похитителей, ни чем они вооружены.
        Попытки привести в чувство Териоса тоже ничего не дали.
        Надо было возвращаться домой и уже оттуда начинать действовать.
        Фин послал Беру короткое сообщение о нападении, кое-как пристроил безвольное тело Тера на второй свободный мотолёт, поставил его на режим следования за своим и, радуясь тому, что не успели очень далеко уехать, со всеми предосторожностями отправился обратно, по той же тропе, по которой они только что проехали. Медкапсула в доме Бера провела быструю диагностику и подтвердила подозрения. Да, парализатор. Однако кроме паралича тело Териоса ещё получило сильный удар. Фин, когда раздевал Тера, чтобы уложить его в медкапсулу, и сам успел полюбоваться на фиолетово-синий кровоподтёк почти непрерывной линией пересекающий верхнюю часть груди друга.
        Никаких сомнений, как именно остановили мотолёт у Фина не возникло. Чисто механически, тросом, а потом долбанули Тера парализатором для уверенности и бросили за ненадобностью, потому что нужна им была одна Нейси. Оставалось только радоваться, что трос не полоснул по шее, удар мог оказаться и смертельным.
        У Фина от этой мысли сжалось сердце.
        - Почувствовали себя в безопасности, погулять решили, тьфу. Достаточно было просто утром следить за домом и по нашему поведению и громким разговорам во дворе было бы ясно куда мы собрались. А тропа через лес до озера одна.
        Фин снова чертыхнулся.
        - Да уж, расслабились донельзя после слов Бера, что риски для Нейс снизились. Ладно, что уж там сожалеть о собственном разгильдяйстве. Исправлять ситуацию нужно.
        Фин направился к голокому. Звонков было несколько. Первым делом он поставил в известность о случившемся свою службу.
        Удача была на его стороне. Его бывший заместитель, с которым они в своё время прекрасно ладили, в этот момент находился рядом с Серпой, на орбитальной станции и готовился к очередной экспедиции. Это означало, что к информации отнесутся со всем вниманием и поставят на контроль.
        Два дня назад о нападении на свой дом Фин сообщил в первую очередь ему же. Этому человеку Фин полностью доверял и не сомневался, что тот потянет за все ниточки и подтолкнёт все шестерёнки большого неповоротливого государственного механизма, чтобы вытащить Нейс целой и невредимой. Всё-таки это основа характера космодесантника - защищать, оберегать и выручать из сложных нестандартных ситуаций умных, но слабых и не слишком приспособленных к опасностям людей.
        Бернану Фин позвонил последнему.
        - Ну что, - сказал он вместо приветствия, когда на голокоме возникла фигура капитана, - мы ошиблись и теперь надо ошибку исправлять. Риски для Нейс не снизились и оказались всё так же высоки. В общем, большим разгильдяйством с моей стороны было решение покинуть дом и поехать к озеру. Как я тебе сразу из леса сообщил, её похитили.
        Бер нахмурился и явно дёрнулся что-то ответить, но всё же не стал прерывать собеседника.
        - Так что сейчас я расскажу поподробнее о случившемся, и будем разрабатывать план совместных действий, - и Фин в чётких коротких фразах обрисовал утреннее происшествие.
        - Кое-что я уже предпринял, - закончил он рассказ и замолчал, явно ожидая вопросы.
        - Териос в медкапсуле? - первым делом спросил Бер. Это был не столько вопрос, сколько утверждение.
        - Да. Он после парализатора и сильного удара тросом. Однако гематома от удара на его груди в одном месте прерывается. Похоже, это там, где Нейс руками держалась, так что частично она ими смягчила удар. Скорее всего, у Нейси серьёзно повреждена рука, - он помолчал и добавил:
        - Думаю, медкапсула продержит Териоса в лечебном сне около суток.
        - Лучше бы двое, - кивнул Бер и покачал головой. - Иначе будет в недолеченном состоянии метаться из-за Нейс.
        - Ты в курсе…? - вопросительно посмотрел на него Фин, не закончив фразу.
        - В курсе чего? - поджал узкие губы капитан. - Ты спрашиваешь, в курсе ли я его сердечных увлечений? Конечно. Почему и говорю. Это Нейси упорно его намёки и ухаживания не замечает, а для меня его переживания как на ладони. Надеюсь, мы с тобой и без помощи Тера её вытащим. Тем более, им не смерть Нейси нужна, а содержимое её мозгов. Будут из неё формулу вытрясать.
        - Вытащим, - утвердительно качнул головой Фин. - Да только формулу вытрясать можно и ментосканированием. Думаю, они потащат её к менталисту и как бы он излишней старательностью мозги ей не повредил.
        - Согласен. Какие-то зацепки или идеи есть? - Бернан хмуро взглянул из под нависших бровей.
        - Есть. Слушай. Я же говорил, что после нападения на меня дознавателя вызывать не буду, однако сообщу нашим службам куда следует. Я и сообщил, даже просто по инструкции обязан был сообщить. В результате район вокруг моего дома взяли под наблюдение.
        - Насколько полное?
        - У нас глушь, поселений нет, потока транспорта нет, поэтому можно было без проблем установить максимальный радиус наблюдения - двадцать километров.
        В этом радиусе в момент моего заявления не было никаких чужих планелётов, только принадлежащие местным и находились они в ангарах.
        А вот вчера вечером на краю области наблюдения появился чужой планелёт.
        - Почему тебя не предупредили?
        - А о чём предупреждать? Во-первых, появился он уже не до, а после нападения, а во-вторых, ничего предосудительного не совершал, к моему дому не приближался. Может, люди порыбачить на природу приехали.
        - И что, продолжают рыбачить? - ехидно поинтересовался Бер.
        - Нет, посли похищения Нейси они покинули область наблюдения почти сразу. По времени совпадает почти минута в минуту: ровно столько нужно, чтобы доехать от места похищения на мотолёте и отчалить.
        - В каком направлении полетели? - спросил Бер и сразу себя одёрнул: - Да, собственно, направление нам мало что даст. Куда угодно можно направиться и потом легко затеряться.
        - Да там не в направлении дело. Важно то, что теперь известен идентификационный код планелёта. По коду будет понятно чей он и откуда.
        - Наверняка арендован, - пожал плечами Бер.
        - Вероятно. Однако сейчас по сигналу его можно легко отследить. Похитители явно не догадывались о контроле и действовали открыто. Кстати, это говорит о том, что это совсем другие люди, нежели те, кто напал на меня в моём доме.
        - Ну, проследим мы его до ближайшего города с портальной площадкой, а там порталом можно куда угодно переместиться по планете и концов не найдёшь.
        - Ты не забывай, у них на руках Нейс, - возразил Фин. - Скорее всего, её тоже приголубили парализатором, так что в порталы они не сунутся.
        - Так что их ждёт многочасовой полёт, - сделал вывод Бернан и нахмурился. - Твоей службы проблемы с гражданским лицом не касаются. Получается, мне нужно заявить о похищении Нейси властям?
        - Не нужно. Это только потеря времени. Это мы с тобой знаем, что напавшие на меня и похитившие Нейси - разные группировки. А с точки зрения человека, незнакомого с деталями, картина представится иначе: раз в такой глуши за два дня происходят нападения на одного и того же человека - меня, то всё это связано. Не забывай, что я тоже был на прогулке, когда произошло нападение.
        Так что пусть ловят этот планелёт и вытаскивают из него Нейс. Я сообщил о ней нашим службам как о заложнице, и поверь, сил и умения отловить преступников без урона для самой заложницы у них хватит.
        - Ясно. Подводим итог. Итак, Фин, ты держишь связь со своими и сообщаешь мне обо всех событиях, - капитан потёр подбородок и добавил: - А я со своей стороны поговорю с Роном. Раз уж мы идём под крыло его клана, то пусть разбирается с теми, кто покушается на такой ценный ресурс как Нейси. Чтобы побыстрее прекратить все эти угрозы на корню.
        - Да, так и будем действовать. - согласно кивнул Фин. - Через час мне обещали сообщить начальную траекторию движения того планелёта.
        - Отлично. Сразу будут ясно, в Бронтейл он идёт или наметил другой мегаполис.
        И ещё. Получается, на тебе, Фин, присмотр за медкапсулой с Териосом. Больше некому, да и твоё присутствие в мегаполисе необязательно. Через сутки Тер очнётся. Не сомневаюсь, что он сразу же сорвётся и понесётся в Бронтейл. Ты, конечно, можешь поступить по-своему, - Бер многозначительно посмотрел на собеседника, - однако всё же предлагаю законсервировать оба дома, твой и мой, и переместиться в Бронтейл вам обоим. Воспользуетесь местным порталом и через пару часов будете на месте. Чувствую я, что твоя помощь и советы понадобятся. Что-то сложное вокруг клубится. Второй фронт атаки на нас никто не отменял.
        - Я подумаю, - качнул головой Фин. - На самом деле меня в клинике Бронтейла тоже ждут, только немного позже.
        - Руку восстанавливать?
        - Да.
        - Тем более, надо перемещаться в Бронтейл.
        На этом их короткий военный совет закончился.
        Через час Фин сообщил, что удалось связать контролирующие службы между собой и они начали наблюдение за траекторией чужого планелёта.
        Ещё через час Фин сообщил, что планелёт ведут со спутника, отслеживая его перемещение. Однако движется он по прямой и уже никаких сомнений, что именно в Бронтейл.
        Это значило, что у них есть несколько часов, чтобы приготовить тёплую встречу.
        - А если они там Нейси прямо во время полёта допрашивают? - пробурчал Бер.
        - Это вряд ли. Не переживай, Бернан. Даже если и допрашивают, Нейс умная женщина. Думаю, она им всё честно, не геройствуя, выложит и они от неё отвяжутся до конца полёта.
        А ещё через четыре часа уже сигнал связи пришёл уже от Бера. Фин в тот момент замотавшись в одеяло сидел в кресле у окна в комнате с медкапсулой, совершенно также, как сидела Нейси, когда он увидел её в первый раз.
        Разница было только в том, что перед ним стоял столик с диском комма, экраном галанета и тарелкой бутербродов.
        - Есть новости? - спросил Бер с экрана.
        - Пока нет. Рано ещё.
        - Хорошо, - и сразу без перехода напомнил: - Ты меня обещал связать со спецом по гуманоидам.
        - Да как-то не успел, занят был, - хмыкнул Фин. - А что, это срочно?
        - Похоже, что срочно, - вздохнул Бер. - Только что со мной связался представитель из системы найденного нами мёртвого гуманоида. Он очень интересуется местом, где именно мы нашли кристаллическое дерево.
        - Ты предполагаешь, это тот, кто искал коробку в моём доме?
        - Нет, напротив. Я как раз думаю, что это вполне официальный представитель от Совета Рас. Так сказать, конкурирующая организация тем, кто тайно влез в твой дом и следил за мной на станции. Так что сомнений нет, что гуманоиды из той системы что-то очень интересное знают про этот кристалл, выросший в недрах Загадки. Как бы ещё какие-нибудь дополнительные конкуренты оттуда с той системы не проявились.
        - Этот представитель вообще кто по расе?
        - Он сам гуманоид земного типа. Человек.
        - Что, прямо сегодня нужно встретиться с этим представителем?
        - Нет, до такой степени не горит. Через два-три дня. Однако, чтобы не сказать лишнего, подготовиться получше необходимо.
        ГЛАВА 10
        Очнулась я всё там же и всё в той же позе, лёжа на спине с вытянутыми вдоль туловища руками. Как и вещали учебники, мои попытки удержать сознание и заставить работать мозги в первый момент после действия парализатора всё же помогли. Голова работала намного лучше, появилась возможность подключить логику, размышлять и анализировать.
        Хотя особо шевелить мозгами в моей ситуации явно не требовалось. Всё было и так понятно. Итак, меня всё-таки похитили.
        Правая рука горела болью. Сомнений не было, часть удара троса пришёлся на мою бедную правую конечность.
        Я подняла левую руку и пошевелила пальцами у себя перед носом. Контроль над телом вернулся, однако слабость была такая, будто мышцы ослабли после тяжёлой продолжительной болезни.
        Память подбросила образ Фина под прозрачной крышкой медкапсулы в доме Бера. Через час реабилитации в капсуле он подскочил как новенький. Или почти как новенький? То-то он тогда на диван тяжело плюхнулся. А я ещё на него из-за его заторможенности обиделась, глупая.
        Так, медкапсулы тут нет, так что мне придётся выползать из этого беспомощного состояния самостоятельно.
        Сердце кольнуло от воспоминания о Тере. Вот его-то приложило тросом как следует, да и потом наверняка обработали парализатором. Бедный мой! Горящая больная конечность вдруг запылала с другого, более благоприятного для моей психики ракурса. Моя рука хотя бы частично взяла на себя удар, значит, Теру будет легче восстановиться. Тем более, там рядом Фин, который быстро сообразит, что случилось. Мы от дома Бернана недалеко отъехали, вернуться и загрузить раненого Териоса в медкапсулу - дело десятка минут.
        Пальцы нащупали болезненную засохшую кровавую корку на щеке.
        - Рассекла скулу при падении всё-таки, - пробурчала я мысленно. - Ладно, бог с ними с мускулами и порезами. Главное, голова заработала.
        Я прислушалась. Телом воспринималось мерное вибрирование планелёта. Значит, мы до сих пор куда-то летим, не покидая планеты. Причём долго летим, раз я успела немного прийти в себя.
        Взгляд скользнул по стенам. Обстановка была знакомая. В планелётах такого типа мне приходилось бывать раньше. Это был небольшой летательный аппарат с грузовым отсеком и улучшенными условиями для длительных перелётов. Маленькая, в десяток квадратных метров, отдельная секция планелёта, в которую меня уложили, служила для отдыха экипажа при длительных перелётах. Стены из светло-серого пластмода, небольшое окно, сейчас затянутое шторками, плотно закрытая дверь и полная безликость. В секции царила полная стерильность и чистота. Ничего, что бы говорило о самом экипаже. Скорее всего, планелёт взят в аренду.
        Я ощупала себя. Ничего не изменилось с момента, как меня уложили на это широкое ложе из пластмода. Тёплая одежда до сих пор на мне: куртка расстёгнута, свитер… Не особо надеясь, исключительно для порядка, я прощупала внутренний карман куртки. Ясное дело, диск коммуникатора исчез. Пальцы привычно скользнули на грудь и под свитером я нащупала округлость медальона. Моё тайное оружие со мной! В душе всколыхнулась радостная волна, которая почти сразу утихла.
        Чему тут радоваться? Пользоваться я этим оружием не умею, да и, скорее всего, заряда что-то изменить не хватит. Времени с последнего действия этого таинственного наконечника прошло мало.
        Этим утром перед нашей несостоявшейся поездкой к озеру я по уже устоявшейся привычке провела тщательный осмотр моего медальона, так что прекрасно представляла как он сейчас выглядит. Капелька в нём, конечно, уже не казалась совершенно тусклой и безжизненной, однако ещё не набрала ту яркость, какая была до моего падения в прихожей или до встречи со Снорком.
        Оптимизма этот факт мне сейчас не внушал. Вряд ли меня собирались держать взаперти ещё несколько дней, до того как мой медальончик полностью зарядится. А может, всё-таки и такого заряда хватит для какого-нибудь ну совершенно короткого прыжка?
        Однако в отношении медальона остаётся нерешённым главный вопрос, как заставить его работать именно в нужный момент?
        Я вздохнула. Да и наступит ли вообще этот нужный момент? Отскочить на несколько минут назад в прошлое и снова оказаться под охраной или взаперти ситуацию не переломит.
        - По логике событий меня должны везти к менталисту, - размышляла я, от слабости бессильной кляксой растёкшись по ровной поверхности лежанки. - Причём не к первому попавшемуся, а именно к хорошему менталисту, способному срисовать у меня из памяти абстрактные понятия и формулы. А ментокамеры с зондами высокой сложности в небольших городках обычно отсутствуют. Не востребованы они там. Максимум, что требуется местным блюстителям закона, это срисовать у нарушителей из памяти недавние поверхностные события: куда пошёл, что видел, за кем следил. Сложные случаи решают в мегаполисах. Интересно, в какой именно мы летим. Многие поисковые компании с нашей третьей орбитальной станции обосновались на космодроме Бронтейла, так что вероятность того, что везут меня обратно в Бронтейл достаточно высока.
        Я хотела встать и отодвинуть шторку у окна, чтобы посмотреть, где мы летим, но у меня получилось только сесть и привалиться к стене, баюкая больную руку.
        Ладно. Потом видами полюбуюсь.
        Раз мы так долго летим, значит, мои похитители решили не пользоваться местным порталом, ведущим в мегаполисы. Да и понятно, к каждому, несущему бесчувственную девицу на плече, сразу возникнут вопросы. Так что из глуши, где построил Бер свою избушку, своим ходом мои похитители будут добираться долго.
        Я с трудом стянула с себя куртку и снова легла, подложив куртку под голову.
        - Итак, что мы имеем в результате? - необходимо было подвести итог под случившимся. - Однозначно, я тут из-за своего сита. Не могу себе представить, чем ещё могла кого-то заинтересовать моя незначительная персона. Следовательно, мы и летим в какой-то из мегаполисов, чтобы вытащить из моих мозгов формулу поиска. Вероятность, что мы летим в Бронтейл достаточно высока, там рядом наша третья орбитальная станция, а конкуренты Бернана явно из своих.
        Пока мои рассуждения казались мне достаточно логичными, и я мысленно кивнула сама себе.
        - Итак, следующее соображение: на орбиту меня, скорее всего, не потащат. Потому что просто незачем. Менталисты с подходящей аппаратурой есть и на поверхности Серпы. Они и выпотрошат меня за милую душу, не особо напрягаясь.
        Возможно, сначала устроят мне допрос прямо тут, не покидая планеты. Геройствовать не собираюсь, сопротивляться я не буду, скажу всё, что знаю.
        Я покатала эту мысль в голове, представила себя на месте своих похитителей. Нет, вряд ли мне так просто поверят и сразу отпустят. Формула достаточно сложная, параметры плавающие и сразу не оценить, всё ли я до последней цифры или знака честно выложила. А это значит, существует большая вероятность, что не сразу, но всё равно рано или поздно влезут мне в голову.
        Вот с этого момента начинается самое интересное. Что они собираются со мной делать дальше?
        Не стоит питать пустые надежды. Я расходная фигура в погоне за прибылью. Прямо в воздухе висит мысль, что свидетели преступлений никому не нужны. Из меня добудут формулу и скинут с доски.
        Или, как один из вариантов, могут проявить сострадание и, чтобы не брать греха на душу и сохранить мне жизнь, менталист просто сотрёт мне память о последнем месяце, заодно задевая соседние отделы мозга. Потом выкинут мою беспамятную тушку где-нибудь в безлюдном месте.
        Насколько мне известно, что после таких насильственных манипуляций с мозгами человек остаётся жив, однако повреждается структура воспоминаний и возникают провалы в памяти. Связные воспоминания становятся отрывочными и плавная логика событий прожитой жизни летит к чёртовой бабушке вместе с профессией, потому что потерявший куски памяти работник хорошим специалистом быть не сможет.
        Думаю, меня быстро найдут, слегка подлечат и вернут в общество.
        Возможно, Гелмут даже обрадуется, если я засяду дома, перестану смотреть в небо и займусь домашним хозяйством. В области ведения домашнего хозяйства провалов в моей памяти точно не будет, потому что особых знаний и умений по домоводству и кулинарии у меня раньше и не было. Проваливаться нечему.
        Нет, в тот момент, даже размышляя о нависшей смертельной угрозе, всё же в полную панику я не впала, однако страх ледяным комком отчётливо холодил меня изнутри. Да ещё постоянной занозой сидело беспокойство о состоянии Териоса!
        От этого холода, слабости и от накатывающего волнами отчаяния периодически к горлу подступала тошнота. Опасность маячила впереди ярким пламенем, отмахнуться от неё было невозможно, но до неё ещё оставался некоторый запас времени, некоторая отсрочка, за которую может прийти помощь.
        Я изо всех сил гасила в себе пораженческие мысли, старалась не отчаиваться и подбадривала себя, представляя, что за эти несколько часов до посадки меня непременно найдёт Бер и вытащит до всех этих манипуляций с моей памятью. Да, возможно, и сама что-нибудь придумаю.
        Может, пойду под какой-нибудь камерой и получится привлечь к себе внимание? Планелёты такого типа в центральные кольца Бронтейла не пускают, только таксилёты и специальные грузолёты. Значит, есть надежда, что где-то меня будут перегружать на другой транспорт, а следящих камер вокруг каждого пересадочного узла натыкано предостаточно. Вдруг получится?
        - А ведь мы сейчас на автопилоте летим, - вдруг дошло до меня. - А сюда никто не заходит и голосов не слышно. Значит, те, кто меня сюда приволокли, просто сидят в креслах управления, а допрашивать меня прямо тут никто не собирается. Просто сдадут на руки заказчику и всё.
        Я закрыла глаза. Лететь ещё долго. Нужно успокоиться, а лучше поспать, чтобы себя не накручивать. При таком настрое и слабости я очень быстро провалилась в сон.
        Моё пробуждение на следующий раз сопровождалось тихим писком медкапсулы. Я проснулась, открыла глаза и только через десяток секунд осознала, что лежу, разглядывая прозрачный пластик купола лечебной капсулы, а за ним темнеет чья-то фигура.
        Кто это? Лица отсюда изнутри не разобрать.
        Менталист? Если я это понимаю, значит, с моей памятью всё в порядке.
        Я скосила глаза и оглядела борта капсулы. Напряжение немного отпустило. Это была не камера для ментосканирования, а обычная лечебная медкапсула.
        Я пошевелила пальцами. Рука уже не стреляла болью, а всего лишь чуть заныла. Ясно, действие парализатора полностью нейтрализовано, основные повреждения устранены, теперь начался период восстановления.
        Они что, меня подлечить перед процедурой решили? Снять болевой синдром, чтобы искажений ментаграммы не было?
        Тёмная фигура качнулась, прозрачная крышка поползла в сторону и совершенно неожиданно для себя я увидела Териоса, какого-то поблекшего, похудевшего, небритого, встрёпанного и полностью утратившего вид самодовольного ловеласа.
        - Ну как ты? - выдохнул он, наклоняясь и взглядом ощупывая моё лицо.
        - Ты жив! - прошептала я и улыбнулась. Всё-таки страх за его жизнь занозой постоянно сидел в сознании. Медкапсула лечит многое, но от смерти она излечить не может.
        - Да что со мной сделается, - пробормотал он и попытался изобразить своё обычное слегка ироничное выражение лица уверенного в себе мужчины, только получилось оно у него плоховато. Сейчас со своими чуть приглаженными тёмными волосами, синеватой щетиной и заострившимся носом он больше был похож на взьерошенную птицу.
        - Где я?
        Тер заботливо обхватил меня за плечи и помог сесть.
        - В Бронтейле, в клинике. Ты как себя чувствуешь? Передвигаться самостоятельно в состоянии?
        - Сейчас узнаем, - пробормотала я, сползая из капсулы на пол и принимая вертикальное положение. - Ты как тут оказался? Зачем, если ты сам тоже после парализатора. Здесь в клинике меня не оставили бы без присмотра.
        Тер отвёл глаза.
        - Ну, я подумал, что после похищения, оказавшись в незнакомом месте ты можешь запаниковать… и наделать глупостей, - уже уверенным тоном закончил он и протянул мне ворох одежды.
        Только тут я сообразила, что из медкапсулы выползла в одном простом голубом хлопковом белье. Ну да, мы же собирались на прогулку к зимнему озеру, а не на вечеринку, вот я и надела, в чём будет удобнее, а не привлекательнее.
        Чувствовала я себя вполне сносно. Да что там сносно! Прекрасно я себя чувствовала по сравнению с той слабостью, в которую я погрузилась сразу после того, как меня долбанули парализатором. Моё тогда растекающееся кляксой тело сейчас снова вернулось под мой контроль. Замечательно! Нынешняя дрожь в коленках - это ерунда, недостойная упоминания, а мои слегка подрагивающие руки вполне способны застёгивать молнии и пуговицы.
        Я только - только успела натянуть брюки и застегнуть пуговицы на рубашке, как распахнулась дверь и вошёл медик. Он был свеж, румян и в своём голубоватом стерильном медицинском костюме и аккуратной шапочке являл разительный контраст с небритым и усталым Тером.
        - Смотрю, вы уже в полном порядке, - сказал он, окидывая меня цепким внимательным взглядом.
        Я, уже полностью одетая, уцепилась за услужливо подставленный Териосом локоть и выпрямилась, изображая этот самый полный порядок.
        - Да. Всё хорошо.
        Медик подошёл к капсуле и просмотрел выведенные на панель последние данные.
        - Вы не хотите у нас задержаться для абсолютной уверенности?
        - Нет, спасибо. Я уже абсолютно уверена, что чувствую себя хорошо, - повторила я и, игнорируя полный сомнения взгляд этого румяного толстячка, подтолкнула Тера к выходу. - Мне будет достаточно отдыха дома. А я сейчас в отпуске, так что могу себе его позволить. Видите, и провожающий у меня есть.
        Я наконец вытолкнула Тера за дверь и вышла вслед за ним, бормоча слова благодарности и прощания. Дверь палаты за нами закрылась, и мы оказались в длинном безлюдном коридоре. Снова накатила слабость, и я привалилась к надёжному плечу Тера, почти повиснув у него на руке.
        - Куда мы теперь? - посмотрела я на своего спутника снизу вверх.
        - Ты действительно в порядке? - он с сомнением покосился на меня.
        - В полном. Только слабость накатила, сейчас пройдёт. Давай рассказывай!
        - Что рассказывать? - изобразил он непонимающее лицо, явно желая меня подразнить.
        - Рассказывай, как я тут оказалась, как ты здесь оказался, где Фин, где Бер, да и вообще, что произошло, пока я там кляксой в медкапсуле лежала?
        Слабость постепенно отступила. Моё тело смогло снова принять вертикальное положение и начало шагать вперёд. Правда, оно как-то заторможенно воспринимало мои команды. Однако главное радовало, хотя и с запозданием, но тело всё же слушалось, а полный контроль наверняка скоро восстановится.
        - Что последнее помнишь? - спросил Тер, вышагивая рядом и уменьшая ширину своего шага, чтобы мне было удобнее идти. Он прикрывал своей горячей ладонью мою, лежащую на его локте, и это внушало уверенность в собственной безопасности куда сильнее, если бы он шёл с бластером, но отдельно от меня.
        - Помню, как я лежу на лежанке в секции для отдыха в планелёте и размышляю, куда меня везут. Потом заснула. Нет, постой… Уже позже, что-то было, кто-то зашёл… Кажется…
        - Не кажется, - буркнул Тер и посмотрел на меня с жалостью. - Зашёл и шарахнул тебя ещё раз парализатором. Хорошо, что половинным зарядом.
        - Ничего не понимаю. Как я здесь-то тогда оказалась? Вернее, почему я на свободе и с тобой? Нас же тросом вышибло, однако на тебя основной удар и пришёлся! Думаю, и парализатором тебя тоже приголубили. Ты же в медкапсуле сейчас должен быть!
        - Так я и был. Фин спохватился, что мы долго не выезжаем из того пролеска, вернулся, подобрал меня и отвёз в медкапсулу. Так как после удара тросом и парализатора прошло немного времени, то и пролежал я там недолго.
        - Сколько?
        - Около двадцати часов. Если точнее, то девятнадцать.
        Ясно! Он с только-только восстановленными рёбрами после удара выполз из медкапсулы, и они сразу с Фином помчались сюда в Бронтейл порталом. Я уже другими глазами посмотрела на Териоса. Ведь за такое короткое время смятые тросом рёбра вряд ли полностью не восстановились! А он тут около меня дежурил. Вот поэтому он таким потрёпанным и выглядит. Да, кстати, а как он вообще тут оказался? И как оказалась тут я?
        Териос между тем продолжал рассказывать:
        - Планелёт, на котором тебя увезли, вычислили быстро, а потом просто следили за траекторией полёта, чтобы выдернуть тебя оттуда при посадке.
        - Как умудрились так быстро вычислить незнакомый летательный аппарат? Их же сотни в припортальном городе, даже в таком достаточно малолюдном.
        - А это нападение на Фина помогло.
        Я вопросительно подняла брови.
        - Ну, он же сообщил своей службе о нападении, за его домом установили наблюдение и засекли, как приблизился этот планелёт. А так как все летательные аппараты имеют свои идентификационные коды и сигналы, то следить за траекторией его полёта не составило труда. В ближайший портал с твоей бесчувственной тушкой на руках они сунуться не посмели, полетели напрямую. А потом всех и прихватили скопом.
        Тер успокаивающе похлопал меня по моей ладошке, вцепившейся за его локоть.
        - Вместе с моей бесчувственной тушкой, да. Хотя, я ведь уже пришла в себя во время полёта… - задумалась я и спросила: - А второй раз парализатором тогда когда меня успели, если уже по прилёту всех захватили?
        Мужчина поморщился.
        - А это уже следующая часть эпопеи. Стражи правопорядка с твоей неактивной помощью решили провести совместную спецоперацию со службой охраны космодесанта. Им нужно было посмотреть, в какую именно клинику тебя повезут. В Бронтейле и ранее периодически появлялись жертвы насильного ментосканирования, так что сообщение о твоём похищении с последующей вероятной чисткой мозгов вызвало очень горячий интерес у служб правопорядка мегаполиса.
        Так что сначала похитители спокойно и не торопясь перевезли тебя в знакомую и проверенную клинику, уложили в медкапсулу, совмещённую с ментосчитывателем, а после этого в клинику нагрянула охранники порядка. Ты осталась спокойно спать в медкапсуле, а я уже немного позже подъехал.
        - Сколько я в капсуле провалялась?
        - Двенадцать часов.
        - А тот медик…?
        - Который тебя выпустил? Он входит в службу Фина, свой проверенный.
        - А куда мы сейчас?
        - А куда ты хочешь?
        Я молчала, раздумывая. Домой? Хорошо бы. Хотелось сменить одежду, освежиться, поесть и в просторной домашней одежде улечься на удобный диван в горизонтальном положении. М-м-м… Мечта! Однако такое решение полностью изолирует меня от всех новостей. Невозможно было представить, что Бер собирается постоянно мне звонить и в деталях докладывать, как идут поиски истоков чьего-то жгучего интереса к коробке с наконечниками.
        Нет уж, как бы не хотелось расслабиться в моём уютном гнёздышке, раз уж я оказалась в самом центре событий, самоустраняться из него я не буду!
        Мы уже миновали прозрачные двери клиники, вышли на широкое крыльцо и остановились. Лицо погладил лёгкий прогретый ветерок, наполненный запахом цветов. Ох, точно, я же снова в Бронтейле! Меня привезли обратно в лето. Зима осталась где-то там, очень далеко, в заснеженном лесу, белея за панорамным окном гостиной дома Бернана.
        Тер ждал моего ответа.
        - Так куда тебя везти?
        - А можно к тебе? - осторожно произнесла я и поглядела на своего спутника с тщательно скрываемым волнением в ожидании его реакции. Понятно, что ему тоже несладко, слабый после капсулы, небритый, помятый. Вполне можно предположить, что Теру не до освобождённых после похищения барышень. Он тоже, небось, просто мечтает о душе, перемене белья и чтобы его измученная тушка побыстрее приняла горизонтальное положение.
        - Если ты против, то я не обижусь и пойму, - вздохнула я, однако сразу поняла, что ошиблась. Перспектива видеть меня в собственном доме его откровенно обрадовала. Глаза Териоса радостно блеснули, однако почти сразу же его взгляд изменился и посмурнел.
        - Там сейчас и Фин, и Бер. Они пока у меня обосновались, - признался он хмуро и уныло добавил: - К сожалению, вряд ли тебе будет там с нами удобно. У меня же квартира хоть на половину этажа, но всего в три комнаты, а не большой дом, как у Бера.
        - Отлично! Именно эти люди и нужны, чтобы быть в центре событий! - мысленно улыбнулась я собственному везению. Всё-таки оставаться один на один в компании с Териосом мне было ещё рановато.
        Я старательно изобразила испуганный взгляд и, хлопая ресницами, жалобно спросила:
        - Можно, я пока всё-таки у тебя поживу?
        При этом слова «я дома боюсь одна» явственно повисли в воздухе.
        Нет, всё-таки хлопание ресницами и в меру жалобный тон безотказно действуют даже на таких опытных мужчин! Тер не стал сопротивляться, а напротив довольно улыбнулся и сразу уверенно потащил меня к стоящему неподалёку таксилёту,
        - Действительно, с нами тебе будет надёжнее. Нас всё-таки трое. Да и мне будет спокойнее, когда ты у меня на глазах. Мало ли что опять, - Териос на ходу придумывал и озвучивал причины, из-за которых мне несомненно, непременно, обязательно и просто необходимо жить у него, а не в собственной квартире. От такого явного желания и энтузиазма видеть меня в своём доме на сердце потеплело. - Еда у нас есть, одежда для тебя тоже найдётся.
        - Откуда одежда-то? - успела вставить я, внезапно напрягаясь. В мыслях сразу мелькнул вид распахнутого шкафа в недрах его берлоги с аккуратно развешанными чужими женскими вещами.
        - Я в сумку твою покидал все вещи, которые в твоей комнате нашёл, а Фин ко мне отвёз. Косметика там, бельё, твои женские штучки, - Тер хмыкнул, явно не угадывая источник моего напряжения. - Положим тебя на диване, будешь лежать, восстанавливаться, а заодно, как обычно, советы давать и комментировать.
        К нему вернулось хорошее настроение, а вместе с ним ироничный тон. Он на глазах превращался в безусловно несколько потрёпанного, небритого, но такого знакомого и, без сомнений, знающего себе цену помощника капитана. Однако подслушанные мной недавно признания теперь создавали этому образу дополнительную многослойность. За насмешками чувствовалась доля неуверенности, за ироничными подколками желание мальчика дёрнуть за косичку и привлечь внимание понравившейся ему девочки, а за бодрыми рассуждениями, что для меня в его доме есть все условия для комфортного проживания - опасение, что эти условия мне не понравятся, и я решу вернуться к себе.
        У меня словно открылись глаза. Это было совершенно новое для меня чувство: сквозь уверенную болтовню очень симпатичного мужчины ощущать растерянность и вместе с тем его явное желание меня не отпускать и видеть рядом с собой.
        - А жизнь-то налаживается, - усмехнулась я про себя, чувствуя сильную горячую ладонь Териоса на своей руке, - и не только у меня, а похоже, у нас обоих.
        Наверное, у меня поплыл взгляд, потому что он внезапно остановился и озадаченно спросил:
        - Что? Что ты на меня так смотришь?
        - Ничего. Просто подумала, что сейчас полное совпадение в потребностях. Мы с тобой оба после медкапсулы и нам обоим нужно одно и то же: есть-пить-отдыхать.
        - Вот и будем делать это вместе, - заключил он довольным тоном и снова успокаивающим жестом похлопал меня по ладони.
        - Вот Бер удивится, когда я появлюсь на пороге.
        - Не удивится. Он сам предложил тебя в мою квартиру привезти.
        - И Фин тоже меня ждёт? - не удержалась я от желания поддразнить Териоса.
        - Фин тоже будет рад тебя видеть, - нейтрально ответил Тер, однако после напоминания о космодесантнике довольная улыбка на его лице немного поблёкла.
        ГЛАВА 11
        Два следующих дня, которые я провела у Териоса в квартире, прошли непривычно, однако весьма насыщенно и плодотворно.
        В первый момент после нашего появления из клиники мужчины начали суетиться и носиться со мной как с хрустальной вазой, но их предложение уложить меня отдыхать в отдельной комнате я отмела сразу. Одной в пустой комнате, без новостей от капитана, без обсуждений открывшихся обстоятельств, без присутствия Териоса, в конце концов! Так можно было бы прекрасно отдыхать и у себя дома. В берлоге Тера меня интересовала не спальня, а гостиная и разговоры, которые в ней велись.
        В результате, после некоторых споров и уговоров со стороны хозяина дома, я уверенно оккупировала диван в гостиной и не прогадала. Всё самое интересное происходило именно тут.
        - Ну, что у нас случилось нового, пока меня не было? - первым делом спросила я у капитана, когда в обнимку с подушкой удобно растянулась на диване.
        - Основные детали похищения и как её вытаскивали, я ей уже рассказал, - сказал Тер, орудуя у кухонного синтезатора. Действительно, есть хотелось зверски, и, предполагаю, не только мне.
        Не знаю, действительно ли у помощника капитана ко мне серьёзные чувства, но некоторая влюблённость с его стороны точно наблюдалась. Сейчас, когда я уверилась в его симпатии к моей персоне, находиться с ним рядом стало намного легче и, что там скрывать, приятно.
        Синтезатор тихонько загудел, послушно выполняя заказ. Териос пересёк гостиную и по-хозяйски уверенно устроился на другом конце дивана у меня в ногах.
        - Какой хитрый манёвр, - хмыкнула я про себя, - место постарался застолбить, чтобы Фин случайно там не уселся.
        Сам же Фин на место около меня вообще не покушался. Он, как и обещал тогда у камина Теру, держался от меня подальше и просто удобно устроился неподалёку на упругом полу, привалившись к стене и вытянув ноги.
        Честно говоря, требовать от капитана отчёта было наглостью с моей стороны. Всё, что творилось на станции вокруг «Лунного света» меня не касалось и было исключительно личным делом Бернана. По сути, ему можно было ограничиться только коротким сообщением, что опасность для меня миновала и угрожать мне больше некому.
        Однако, видимо, за эти суматошные дни Бер включил меня в свой близкий круг доверенных лиц и парой фраз не ограничился.
        - Да, похитителей схватили, их заказчики уже ясны, договор с Роном я обговорил и мой старший партнёр уже начал действовать по своим каналам. Так что эта линия атаки нами отбита, а похитившие тебя конкуренты близки к сокрушительному провалу. Насильное ментосканирование карается очень жёстко. Ещё несколько дней и враги будут повержены полностью и наказаны по заслугам, - кивнул капитан, удобно расположившийся напротив меня в кресле. - Однако, кроме этого ещё есть интересные новости.
        Териос, как бы задумавшись, по-хозяйски положил руку на мою щиколотку, оголившуюся из-под мягких домашних штанов. Его ладонь была тёплой, ласковой и чуть шершавой. От этого вроде невинного прикосновения по коже неожиданно толпой пробежались лёгкие мурашки. Я покосилась на Тера, но он сделал вид, что ничего не заметил, и как бы задумавшись, провёл большим пальцем по моей ноге.
        Между тем, Бер, прищурившись, продолжал:
        - Самая главная наша новость - проявился представитель с планеты того нашего мёртвого гуманоида.
        - Вы уже с ним встретились?
        - Нет ещё. Только договорились. Завтра встретимся лично.
        - Он человеческий?
        После этого вырвавшегося вопроса Тер недоумённо на меня покосился, выразительно изогнул бровь, но благоразумно промолчал, ожидая моего уточнения.
        - Я хотела спросить, с нами связались сами гуманоиды той расы или гуманоид земного типа, человек, просто командированный представитель от Совета Рас? - уточнила я.
        - Ты сразу задаёшь правильный вопрос! - довольно хлопнул ладонью Бер. - Фактически ты попала прямо в точку, Нейс, хотя в ответе всё же имеем третий вариант. Со мной связался именно человек, однако работающий с этими гуманоидами той системы напрямую, минуя Совет Рас. Минуя! Кстати, для справки, те гуманоиды называют себя хейроты, а свою столичную планету именуют Хейрой.
        - Человек, но не представитель Совета. Интересно! А наше сообщение об умершем в Загадке хейроте в Совет Рас ушло?
        - Да, пошло через Совет.
        - Значит, есть большая вероятность, что тот, кто сейчас на вас открыто вышел, получил информацию в Совете, однако действует мимо него, не желая вмешивать в свои дела. Это и по скорости проявления видно. Всего неделя! Бюрократический механизм Совета действует намного медленнее, чем частная инициатива.
        Бер кивнул:
        - Мы тоже склоняемся к тому, что ввязался кто-то намного более шустрый, чем официальная бюрократия Совета Рас.
        - А почему вы сразу не встретились с этим представителем? - вопросительно поглядела я на капитана. - Чего тянуть? Быстрее поговорите, быстрее всё узнаете.
        - А о чём говорить? - пожал плечами Бернан. - Что интересно, о гуманоиде они пока вообще ничего не упоминали, даже вскользь. Их явно кристалл интересует.
        А с нашей стороны что отвечать? Ничего же непонятно с этим кристаллическим деревом. Чем именно оно так ценно? Надо всё же хоть как-то подготовиться к встрече, а времени в этой суматохе совсем не было. Вот вчера Фин связал меня со специалистом по гуманоидам, сегодня с ним побеседуем, а представителя оставим на завтра.
        - А что-то есть на третью сторону? Их конкурирующую организацию? Ну, на тех, первых, кто раньше всех засуетился и начал коробкой интересоваться? Что-то о той компании, кто на Фина напал?
        - Пока совсем мало, если не сказать ничего, - поморщился Бернан. - Наш пристанционный криминалитет не жаждет делиться своими секретами. Может, когда отдадим кристаллическое дерево представителю хейротов, вообще отвяжутся и переключатся на них?
        Тер отпустил мою щиколотку, встал и направился к призывно звякнувшему синтезатору.
        - Обед готов! Присоединяйтесь! - провозгласил он, расставляя тарелки.
        - Ладно, действительно пора перекусить, - встал с кресла Бернан. - Не буду тебя утомлять разговорами. Разберёшься в процессе.
        Фин уже стоял рядом с Тером и со знанием дела шарил по шкафчикам, доставая приборы и специи.
        В животе у меня неприлично заурчало, и я тоже сделала движение, чтобы встать, однако замерла на месте после строгого окрика Териоса:
        - Нейси, ты куда собралась? Лежи! Я тебе обед на диван принесу.
        Он принёс мне кроватный столик и тоном заботливой няньки произнёс:
        - Тебе есть нужно, а не разговоры разговаривать. Вон, синяки под глазами. Никуда новости не денутся. Сама понимаешь, теперь у нас тут филиал рубки «Лунного света» образовался, всё услышишь и быстро поймёшь всю обстановку без подробного пересказа капитана, - и совсем тихо пробурчал: - Только интересной информацией тебя и можно было ко мне заманить.
        Териос оказался прав. Я, расположившись на диване у него в гостиной, фактически оказалась на первом ряду партера, и поток информации для размышления потёк полноводной рекой. Вся ситуация прекрасно вырисовывалась из фраз, интонаций, взглядов, из бесед по голокому, при которых выдалось присутствовать.
        Для меня быстро прояснилась схема моего спасения. Она выплыла из доклада Фина начальству о своём участии в операции по выявлению клиники и менталиста, работающего на криминал. Думаю, Фин специально выкладывал детали произошедшего при мне, чтобы потом не отвечать на мои многочисленные вопросы.
        При мне проходил разговор Бера и специалиста по гуманоидам. Мужчина был явно знающий, но его специализацией были гуманоиды другой системы. Однако толк от разговора всё же был. Знакомый Фина обещал связать нас с другим известным учёным, столичным профессором Лингвоакадемии, специализирующемся именно на хейротах, но, наверное, уже завтра.
        При мне Фин вёл переговоры со своей клиникой, но уже более приглушённым голосом. Однако слух у меня хороший, и я, когда знаю у чему прислушиваться, успешно им пользуюсь!
        По нескольким тихо оброненным фразам мне, наконец, удалось догадаться, почему Фин долгое время ходит с протезом вместо новой руки. Кое-что я ещё раньше выяснила у Тера, а теперь картина произошедшего сложилась полностью.
        Оказалось, что в той последней экспедиции, в которой участвовал наш друг, исследования проходили на сейсмически нестабильной планете и при очередном спуске на планету их группа попала в сложную ситуацию. Был или какой-то взрыв, или выброс лавы, или вообще извержение вулкана, в общем, что-то огненное вырвалось из-под поверхности и одним махом вывело из строя и искалечило несколько людей из его группы. Кому-то выжгло глаза, кому-то лицо, а он отделался до кости обугленной рукой. Да, так и сказал, мол, отделался легко.
        Медкапсул для глубокого восстановления на их корабле было три. Медики удалили обгорелые остатки руки и предупредили, что рост новой руки и полное восстановление в их условиях возможно только в первые часы после повреждения. После этого организм сам начинает затягивать раны и формировать культю, из которой вырастить новую руку в условиях исследовательского разведочного корабля невозможно. Дальнейшее полное восстановление конечности возможно только уже в клинике на Серпе с достаточно большой вероятностью, но без полной гарантии.
        Фин уступил первоочерёдность своим подчинённым, и время для его лечения было упущено. А потом у него начались частые фантомные боли и судороги в несуществующей теперь руке и надо было подождать, пока они закончатся.
        Ближе к вечеру этого длинного насыщенного событиями дня выяснилось, что Фину всё же удалось договориться с клиникой и уже сегодня она может предоставить ему место, а завтра с утра начнётся детальное обследование и, если вердикт будет положительным, то его сразу на восстановление в капсулу и уложат. При положительном развитии событий, через неделю он будет иметь новую руку, однако приводить её в порядок, наращивать мышцы, разрабатывать суставы и гибкость пальцев придётся достаточно долго.
        После этого сообщения из клиники Фин как-то приободрился, расслабился, развеселился и перестал мне на каждом шагу демонстрировать свою холодность и отстранённость. Он снова превратился в того симпатичного немногословного, но остроумного мужчину, с которым мы прекрасно провели тот вечер у камина.
        Весь день Бер искоса поглядывал на нашу троицу, на наши дружеские, но запутанные отношения, и, мне казалось, посмеивался про себя.
        Уже совсем стемнело, когда состоялся долгожданный разговор со столичным профессором. После сигнала на тарелке голокома возникла голова седоватого мужчины с густыми бровями и упрямо поджатым ртом.
        - Слушаю вас! - сказал он сухо после короткого приветствия. - Постарайтесь сформулировать свои вопросы чётче, у меня не так много времени, сколько хотелось бы.
        Сформулированные в жарких спорах вопросы, конечно же, были заготовлены нашим дружным коллективом заранее. В результате совместных усилий эта весьма непродолжительная беседа со специалистом по хейротам оказалась чрезвычайно информативна. По каждому нашему вопросу профессор скинул нам нужные материалы по хейротам и их системе, дал разовый допуск в закрытые архивы Совета, отметив перспективные на его взгляд направления для изучения и закончил разговор, слегка улыбнувшись на прощанье.
        Как только голоком погас и голова профессора растворилась в пространстве над тарелкой, Бер упруго поднялся и произнёс:
        - Ну что, други мои, несколько часов у нас есть, чтобы почитать об хейротах, да подготовиться к встрече. Хоть понять, сколько у них там планет, насколько они воинственны и можно ли им верить.
        Он быстро созвонился с представителем, а после беседы повернулся ко мне:
        - Нейс, я хотел бы, чтобы завтра на эту встречу ты поехала с нами.
        - Пф-ф-ф… - поморщилась я. - А отвертеться нельзя?
        Ничего интересного для себя я от этой встречи не ожидала.
        - Я тебя не узнаю, Нейси. С чего вдруг такое нежелание находиться в самом центре событий? - удивлённо поднял брови Териос.
        - Какие там необыкновенные события? Что я, в администрации не бывала? Тягомотина, официоз, да осторожное прощупывание намерений. Сначала на полчаса приветствия, вежливые расшаркивания, потом торг условий, которые вы с Бером уже продумали. Ну и что тут интересного будет для меня?
        Мне там предлагается скучная роль эскортной куклы: всё это время молча сидеть рядом и приветливо улыбаться, пока скулы не сведёт. То бишь, всего лишь украшать собой вашу деловую встречу.
        Причём, беседовать Бер будет не с хейротами, что всё же могло бы меня заинтересовать, а с человеком. Хоть из хейротов кто-то присутствовал бы, чтобы понаблюдать за ними. Так их там не будет! А результат переговоров, заметь, уложится в одну короткую фразу Бера, когда он вернётся: отдаём кристалл представителю или нет. Всё!
        - Не такая уж плохая роль - быть привлекательной женщиной, которая своим присутствием смягчит возможные острые углы, - улыбнулся мне Бернан. - Я всё же настаиваю на твоём присутствии завтра, так что придётся тебе потерпеть эту «тягомотину».
        - Хорошо. Во сколько и где? - обречённо спросила я.
        - Нас ждут в полдень в центральном офисе космопорта.
        - У меня подходящей одежды нет, - попыталась я уцепиться за последнюю соломинку.
        - Завтра с утра мы с тобой заедем к тебе и ты там соберёшься, - быстро сломал Териос мой последний бастион сопротивления.
        Ночевала я на кровати в спальне Териоса. Он уступил мне её как приличный гостеприимный хозяин, а сам переночевал на диване в гостиной.
        * * *
        Можно сказать, что я почти не промахнулась в своих прогнозах.
        Чинная встреча, на которой кроме нас и представителя хейротов присутствовали представители станционных властей и местной администрации Бронтейла. Вежливые улыбки, уверения в дружбе и непременном взаимовыгодном сотрудничестве, несколько заинтересованных взглядов в мою сторону и в сторону молодой фигуристой секретарши, приставленной к нам начальством.
        В самой обстановке и качестве словесных кружев, привычно выплетаемых вокруг нас представителями всех сторон, я практически не ошиблась.
        Наконец-то проявился истинный интерес хейротов. Кристаллическое дерево интересовало их в первую очередь, а погибший гуманоид во вторую. У меня даже сложилось впечатление, что о существовании довеска к кристаллу в виде мумии, представитель узнал в последний момент перед встречей от станционных властей.
        Была обговорена премия за кристалл и даже намечены сроки передачи, однако совершенно неожиданно переговоры перешли в новую плоскость.
        Представитель объявил последнее обязательное условие при передаче кристалла: хейроты настаивали, чтобы передача кристаллического дерева, а также найденного нами тела произошла на их столичной планете в секторе Н -1402 системы Гилор, а доставка кристалла возлагалась именно на корвет «Лунный свет» капитана Бернана Ши.
        После того, как это было озвучено, Бер с Тером переглянулись. В зале для переговоров повисло долгое молчание. Понятно, что такого поворота капитан не планировал. Однако оплата доставки уже была озвучена и она была более, чем внушительная.
        Представитель хейротов дал Беру день на размышление, намекнул, что после доставки в их систему хейроты поделятся с нами всей информацией по кристаллическому дереву, и на этом встреча закончилась.
        В таксилёте капитан долго молчал и задумчиво смотрел куда-то вдаль.
        - Да что там думать, слетаем, отвезём им кристалл, - первым нарушил молчание Териос. - Система дружественная, никакой опасности захвата не будет.
        - Никакой опасности, ага, - фыркнула я. - Ты только Фину, которого приложили парализатором из-за коробки, этого не говори.
        - Если мы озвучим представителю наличие их тайных конкурентов на станции, то опасность с той стороны понизится. Уж он-то подсуетится, чтобы ликвидировать конкурентов и заполучить кристаллическое дерево в целости и сохранности. А судя по цене доставки, для хейротов наш кристалл представляет собой большую ценность. Эх, надо было больше вознаграждения запросить.
        - Трудно сказать, - пробормотал Бер. - Если этот кристалл так для них так ценен, а мы запросим слишком дорого, хейроты найдут другие рычаги воздействия на нас через наши же местные власти. Так что не в прибыли тут суть. Не стоит упускать главный вопрос - чем это им так «Лунный свет» приглянулся? Ну и хорошо бы узнать ответ вопрос, в чём особая ценность этого кристалла? Чует моё сердце, есть тут какой-то подвох и эта доставка нам боком выйдет.
        Бер прищурился и оглядел нас с Тером так, будто мы хейроты, которых он подозревает в коварных намерениях.
        - Заметьте, разговор шёл только о дереве, - продолжил он и снова отвернулся с задумчивым видом. - Никаких расспросов об узорах на стенах Загадки и о коробке с наконечниками не было. А это значит…
        - … что они уже всё разузнали все детали и расспрашивать не о чем? - предположила я.
        - Ну да, всё разведали, да только добраться до сейфа станции, где теперь хранится коробка и инфокристаллы, пока не могут. Вот поэтому пока молчат, однако наверняка планируют действовать пошагово. Вот заполучат кристаллическое дерево, тогда и начнут просто выкупать у нас наконечники по одному. Обогатимся точно по плану нашего гениального Громи, - усмехнулся капитан.
        - … или что напротив ничего о коробке не знают, - продолжила я. - Для них ценен сам кристалл, в котором наши власти не нашли ничего необыкновенного.
        - Даже боюсь представить, что начнётся, когда они про наконечники узнают, - буркнул Бернан и с иронией в голосе добавил: - Или грохнут нас сразу, или всю жизнь будем заниматься только тем, что мотаться взад-вперёд по галактике, возить им наконечники.
        - Почему мотаться?
        - Ну не отдавать же им оптом всю коробку. По одному будем возить. Скучно, конечно, но оплата, надеюсь, будет неплохая.
        Териос хмыкнул.
        - Зато эти их конкуренты о коробке с обломками прекрасно знают, раз до неё пытаются добраться. Ха, как бы их стравить посильнее. Опять же ни те, ни другие хейроты ещё не знают о том, что рисунки на стенах Загадки были в полном порядке и мы их смогли зафиксировать на инфокристаллы, - удовлетворённо заметил он. - Хотя теперь страшно вообще об этих узорах объявлять даже в закрытых сообществах в галанете.
        Он помолчал, а потом уже другим озабоченным тоном добавил:
        - Всё же смущает то, что хейроты хотят видеть перевозчиками только наш корвет. Почему не забрать дерево у нас прямо тут на станции и самим отвезти куда нужно?
        - Не знаю. Но предлагаю посмотреть на ситуацию с другого ракурса. Перевозить кристалл надо? Надо. В чём-то они темнят, поэтому нанимать других перевозчиков и втягивать в эту историю третьих лиц у хейротов явно нет желания. Мы проверенные, с рекомендациями, да и на нас представитель сегодня посмотрел. Замечу, предложение о перевозке от него поступило самым последним. То есть, первую половину встречи он изучал наше поведение, да и справки, я полагаю, предварительно навёл.
        Таксилёт уже подлетел к дому Териоса, когда Бер добавил:
        - В общем, всё идёт к тому, что мы отправимся в гости в ту столь гостеприимную систему. Получится что-то вроде отпуска, за который нам ещё и заплатят.
        Обед прошёл в задумчивом молчании, а после капитан, уже тоном начальника произнёс:
        - Всё, с сегодняшнего дня ваш отпуск закончился. Начинаем работать и деньги зарабатывать.
        - Может, всё-таки с завтрашнего?
        - Нет, с сегодняшнего, - подвёл он последнюю черту между отпуском и работой. - Нейс, на сегодня тебе задание - поглубже разбираться с материалами того профессора по хейротам. Суточный допуск в спецархив делай на себя. Нашего вчерашнего поверхностного копания в материалах недостаточно. К вечеру подготовишь мне обширную справку.
        - По каким направлениям?
        - По всем, - и, глядя на мои округлившиеся от объёма свалившейся на меня задачи, уже мягко добавил:
        - Больше некому, извини. Мы с Тером сейчас едем по неотложным делам. Ситуация для «Лунного света» кардинально поменялась. Надо многое с Роном обсудить.
        С этими словами они с Тером как-то очень быстро исчезли и оставили меня одну перелопачивать неподъёмную гору сведений о далёкой неизвестной системе.
        В первый момент я просто растерялась. За что прикажете хвататься в первую очередь? Какое направление в этом деле самое главное? Что вообще необходимо знать при общении с хейротами? Какие есть табу в поведении?
        Уф-ф-ф, мне нужно сделать паузу, чтобы собраться с мыслями и составить план.
        Я окинула взглядом гостиную. Сижу одна в чужом доме. В отсутствии Бера с Тером и клубящихся вокруг меня разговоров смысл находиться в этой квартире полностью пропал. Может, взять таксилёт и домой вернуться?
        Наверное, чтобы ещё немного оттянуть момент, когда завязну и утону в этом океане информации о хейротах по самую маковку, я решила пообщаться со Швиркой.
        - Ты вернулась? - тарелка голокома послушно отразила подругу в строгом синем деловом костюме, сидящую где-то в зелёном сквере на скамейке. Костюм как всегда сидел идеально и подчёркивал все преимущества её точёной фигурки.
        - Как настроение?
        - Вернулась. Многослойное, - коротко ответила я.
        - Ты где, собственно? Квартира чужая, - заметила Швецири, мгновенно оценив окружающую меня незнакомую обстановку. - Ты у твоего нового кавалера?
        - Это не то, что ты думаешь, - смогла я уйти от прямого ответа. - Я, можно сказать, практически уже на работе, готовлю справку для Бернана. Ты сама-то где? Занята? Может, мне позже позвонить?
        - Нет, ты вполне удобно проявилась, - подруга увеличила изображение и на моей тарелке теперь красовалась голограмма её головки с затейливой причёской. - Я сейчас проветриваюсь в сквере у здания администрации Бронтейла. Очередная делегация в местном представительстве Совета Рас. У меня небольшой перерыв, пока они там совещаются и завязывают контакты.
        Я мысленно застонала. Как можно было забыть, что Швецири работает в отделе внешних связей космопорта. Она же постоянно составляет справки начальству для делегаций, прибывающих в малоизвестных планет. Какое совпадение!
        - Швири, ты должна мне помочь. Я тону!
        - В чём? - заинтересованно спросила подруга. - Надеюсь, в океане чувств?
        - С океаном чувств сама разберусь, - фыркнула я. - Тут дело гораздо сложнее.
        Швирка молча вопросительно подняла свои красиво изогнутые брови, ожидая продолжения.
        - Меня тут Бер нагрузил. Выдал океан материала по хейротам, а к вечеру нужно составить ему справку.
        - А по какому направлению? Культура, политика, история, государственное устройство?
        - По всем. Мы вчера поковырялись слегка, кое-что зафиксировали, однако нужно влезть в тему поглубже. Но источников много, часть из них повторяют друг друга, часть, сама понимаешь, недостоверна, часть домыслы не-хейротов, которые исследовали их систему и устройство. Единственный плюс, что источники у меня самые лучшие, так как их выдал столичный специалист по этой расе.
        Швецири на мгновение задумалась.
        - А в закрытое архивное хранилище Большой столичной библиотеки при Совете Рас у тебя допуск есть?
        - Есть, но суточный разовый.
        - О-о-о!!! - восторженно протянула подруга и некоторое время молчала, словно просматривала в своей головке варианты, а потом сощурила глаза и вынесла вердикт:
        - Тогда сам собой напрашивается следующий вариант действий:
        Ты заходишь в этот спецхран и используешь поисковую программу, которую он предоставляет. Она там явно из улучшенных последних версий.
        - Ну, поисковых программ море, - разочарованно протянула я, - и я их давно использую, но в данном случае они меня не спасут. Только подтопят поглубже, когда ещё добавят информации.
        Швирка закатила глаза.
        - Ты недооцениваешь мои весьма ценные советы. Я ерунды не посоветую, - она подмигнула и её большой карий глаз махнул своими густыми голографическими ресницами. - Ты же сама поисковик и прекрасно знаешь, что искать можно разными сетями, тогда получишь разный результат.
        - Верно, - до меня наконец дошла её идея. - Ты хочешь сказать, что есть особые поисковые программы…
        - … которые отбрасывают мусор и избыток слов, сводят все версии в одну, создают аналогии, соответственно разуму читающего.
        - Как это?
        - Ну, например, вместо того, чтобы, расписывать тебе местный способ размножения и структуры семьи, напишут - устройство и размножение - подобно пчёлам в улье. Достаточно этой одной фразы и в твоей голове создаётся образ структуры, что есть матка, трутни, рабочие пчёлы, ну и так далее. Очень облегчает понимание, правда?
        - Стоп, не поняла, а почему такие замечательные поисковые программы только в спецархиве? Они что, в закрытом доступе?
        - Хорошие - в закрытом, - вздохнула подруга.
        - А почему?
        - Потому что информации очень много, а знание - сила! Знание - это преимущество! Знание - это, в конце концов, награда за настойчивость в тренировках шевеления извилинами. Хороший анализ чего бы то ни было на достоверных фактах - вообще роскошь! Думаю, у вас, поисковиков, та же ситуация. Выигрывает тот, кто способен найти что-то важное и необыкновенное. Разве нет?
        Я молча кивнула. Не мне спорить с этим утверждением. Сама выдумала сито-программу, которой мы с Бером тоже не особо жаждем делиться. Была бы возможность, пользовались бы моим ситом единолично.
        Швецири увидела ответ на моём лице.
        - Ну вот, сама догадалась. Слушай, ты надолго застряла у своего кавалера «по делам»? - подруга достаточно иронично протянула последние слова. - Не хочу мешать твоей личной жизни, но у меня к тебе предложение.
        - Не мешаешь, потому что личной жизни… - я сначала хотела сказать «особо и нет» и вдруг осознала, что Гелмута я уже давно как личную жизнь не воспринимала, а сейчас и вовсе про него забыла. Странные отношения, которые мгновенно подёрнулись дымкой забвения.
        Зато сейчас, спасибо подслушанным мной откровениям Териоса, личная жизнь внутри меня забурлила и забулькала, хотя и в каком-то другом, романтическом смысле.
        - В общем, можешь не верить, но я тут в чужой квартире исключительно по делу, - продолжила я. - С Тером и Бером.
        Потрясающе дипломатичный ответ! Можно гордиться. Ведь даже не соврала любимой подруге! Чистая правда, только безусловно сильно однобокая.
        - Думаю сегодня к себе вернуться. Буду там в одиночестве скрипеть мозгами.
        - Отлично! - неожиданно воодушевилась подруга. - Тогда у меня предложение. Я к тебе домой через пару часиков приеду и помогу. А потом ты мне позволишь самой полазить по спецархиву. К нам тут делегация приехала из…
        Тут меня будто молнией прошило. Раз моя подруга работает в отделе внешних связей космопорта, то именно этот отдел занимается организацией приёма официальных делегаций с разных концов нашей галактики! Любопытно, кого она сейчас в представительстве Совета Рас сопровождает? Не того ли представителя, с которым мы сегодня встречались?
        Если до этого я ещё сомневалась возвращаться домой или нет, то после этого осознания сомнений не осталось. Всё самое интересное сегодня я могла найти только рядом со Швиркой.
        - Да, договорились! Приезжай обязательно! Сразу как сможешь.
        - Хорошо! Мне пора, - быстро проговорила она, скосила глаза куда-то в сторону и аккуратно поправила выпавший локон. - До встречи!
        Голоком погас.
        Мои сборы много времени не заняли. Сумка, куда Тер свалил мои вещи, стояла почти неразобранной. Бера о своём отъезде я поставила в известность коротким сообщением, что отправляюсь домой. А вот Теру…
        Ему я положила записку, написанную моей собственной рукой, прямо в спальне, посередине его слишком широкой для одного кровати:
        «Мне нужно домой. Но я обязательно вернусь». А снизу пририсовала цветочек и подмигивающую рожицу.
        Фраза, придуманная мной, была далеко не идеальна, но в пространные объяснения впадать не хотелось. Фактически, записка сообщала, что со мной всё в порядке, я уехала к себе домой, однако оставляю себе шанс вернуться, а в каком качестве, пусть Териос сам додумает. То, что она была написана от руки, было дополнительным намёком на мою благосклонность. Оказалось, что очень увлекательно играть в романтику, когда есть уверенность, что в любом случае выиграешь.
        Я улыбнулась, полюбовалась на лист бумаги, сияющий на кровати своей белизной, подхватила сумку и вышла. Похоже, барьер между мной и Тером треснул и начал осыпаться. Интересно, как долго я смогу удерживать обломки, изображая его былую целостность.
        Подруга явилась ко мне домой через пару часов, как и обещала. К тому времени я уже по уши погрузилась в тему и безуспешно пыталась структурировать направления своего обширного интереса.
        Швецири почти с порога взяла дело в свои нежные, но весьма надёжные ручки. К моему великому сожалению, с хейротами и их представителями она раньше не пересекалась, поэтому личными наблюдениями поделиться не могла. Зато у неё было опыт работы с поисковыми программами спецархива.
        Несколько часов уточнений, вопросов, сомнений и первичная информация для Бера в несколько десятков листов была скомпонована.
        Мы устало выползли из виртуальности.
        Приходилось признать, что архивная поисковая система была великолепна. В ней, как и в моём сите, было очень важно определить величину ячеек поисковой сети. Слишком маленькие загребали слишком многое, а слишком большие могли упустить важную рыбу, то есть, информацию.
        Справка, которая содержала в себе концентрат сведений о хейротах, была готова. Теперь дело было за самим капитаном, именно он должен определить стоит ли копать дальше, а если да, то в каком направлении.
        До того, как Швирка засобиралась к своему семейству, она пару часов увлечённо лазила по спецархиву в собственных интересах, и потом мы даже успели немного перекусить.
        - Что там твой Гелмут? Где он? - всё же не удержалась она от вроде бы невинного, но достаточно ехидного вопроса.
        - Его крейсер сейчас где-то в походе. Кажется, в каком-то секторе системы Н70… не помню точно где, - я пожала плечами. - Похоже, у нас с ним всё.
        - Это из-за твоего нового кавалера?
        - Это из-за того, что ко мне пришло осознание, что с ним рядом я не живу, а изо всех сил изображаю из себя приличную особу, - я вздохнула. - Причем понятие приличности у нас с Гелмутом тоже разнится.
        - А он знает?
        - Нет ещё. Не хочу ему настроение в походе портить.
        - А, может, всё ещё наладится? Заскучаешь, да сменишь гнев на милость. Мужик он видный и заботливый.
        - Это хорошо, что видный. Быстро найдётся утешительница, - буркнула я. - Да я ведь и не возражаю. Да, конечно, Гелмут хороший, только мы друг другу не подходим.
        Швецири хмыкнула.
        Весь наш нехитрый ужин она внимательно на меня посматривала, но с кем и где я провела последнюю неделю выпытывать всё же не стала. Знала, что сама расскажу, когда созрею. Однако сегодня до созревания было далеко. Мне самой многое было непонятно.
        Совсем поздно вечером, уже после того как Швирка умчалась к своему семейству, проявился Териос.
        - Ты когда вернёшься? - совершенно буднично спросил он с тарелки голокома, сидя на хорошо знакомом и обжитом мной диване в его гостиной.
        - Да я уже дома обосновалась, - усмехнулась я, расслабленно откинувшись на спинку своего собственного не менее удобного дивана.
        - Ты же обещала вернуться, - Тер продемонстрировал мне мою же записку, взяв её двумя пальцами за уголок и слегка покачивая,.
        - Так это я в общем написала. Когда-нибудь. Приеду в гости. Если позовёшь.
        - Вот, уже зову, как видишь, - тихо произнёс он своим красивым бархатным голосом и это прозвучало настолько интимно, что я растерялась.
        Ох, что отвечать-то на этот зов? Мысли мгновенно раскисли и расплылись, теряя по дороге слова. С трудом удалось выдавить из себя:
        - Я пока лучше дома побуду.
        - Жаль, - блеснул глазами Териос. - Бер тут твою справку читает и предпочёл бы обсуждать нарытое тобой в твоём же присутствии. Он тоже не ожидал, что ты нас сегодня покинешь.
        - Это что, ты зовешь меня в гости по его просьбе? - мгновенно пришла я в себя, выплывая из магии бархатных интимных интонаций голоса Териоса. - Это Бер настаивает на моём возвращении? Передай моё искреннее сожаление, но всё равно нет. Мне всё же хотелось бы наконец выспаться в собственной постели.
        - Ты ошибаешься, это я тебя зову, - произнёс Тер, обиженно поджав губы. - Просто Бер через меня передаёт своё разочарование из-за твоего отсутствия. Ладно, я понял. Спокойной ночи.
        Он помолчал и добавил:
        - Если что, буди меня сразу.
        Когда Териос исчез с тарелки голокома, закончив нашу беседу на этой деловой ноте, в моей гостиной повисла тишина и совсем неожиданно возникло иррациональное ощущение некоей пустоты. Ну надо же, оказывается, всего за несколько дней я основательно привыкла к заботе и постоянному присутствию этого мужчины в моей жизни.
        ГЛАВА 12
        Бернан после размышлений и немного под давлением своего нового старшего компаньона Рона всё же принял предложение, поэтому следущая неделя прошла в обычной предполётной рабочей суматохе и подготовке к перевозке этого странного ветвистого кристаллического дерева. Наш путь в этот раз лежал на Хейру, столичную планету системы хейротов.
        Дополнительно хейроты попросили захватить с собой в эту не самую близкую систему самого их представителя и его флаер. Эти просьбы были вполне понятны, логичны, неплохо оплачивались, поэтому Бер без возражений согласился. Своего мёртвого соотечественника они тоже забрали, но почему-то отвезти на Хейру не просили, но тут уж дело было не наше.
        В один из последних перед вылетом суматошных дней на борт «Лунного света» прибыл новенький флаер и Дру прикрепил его тросами в углу необычно пустынного и гулкого грузового отсека.
        Представителя, который ранее вёл с нами переговоры и теперь собрался лететь с нами на «Лунном свете» звали Верих.
        Ещё после первой встречи у меня осталось о нём вполне позитивное впечатление. Худощавый, хорошо сложенный мужчина активного возраста с земными чертами лица, с приятным голосом и спокойным внимательным взглядом зеленоватых глаз. Первую половину встречи Верих сначала манипулировал вопросами, будто щупами, и смотрел, как мы реагируем. Только потом, исподволь изучив поведение Бернана, да и наше с Териосом, предложил нам лететь на Хейру. Далее он уже не тянул время, а уверенно вёл встречу к нужному ему результату - нашему согласию.
        В общем, такой подход к переговорам с его стороны был понятен. Он должен был понять, насколько мы надёжны как перевозчики. Однако был один взгляд, который мне категорически не понравился.
        В тот момент Верих бросил якобы равнодушный взгляд на мою грудь под блузкой, а потом медленно его поднял и посмотрел мне прямо в глаза, как бы поставив меня в известность, что эта область моего тела его заинтересовала.
        Если бы в этом месте под блузкой не было медальончика, я бы сочла это проявлением чисто мужского интереса и последовавшим за ним размышлением, скрасит ли ему эта одинокая женщина перелёт.
        Однако медальон, скрытый под тканью блузки, привычно прятался у меня над солнечным сплетением, чуть ниже ложбинки, там, куда Верих бросил взгляд, и поэтому я напряглась. Может, он чувствует наконечник на расстоянии? Всю коробку почувствовать он не может, потому что коробка с наконечниками лежит в экранированном хранилище, и только мой малыш разгуливает вместе со мной по Серпе. Или всё же этот взгляд был предложением к дальнейшему знакомству в постели?
        Сомнения в тот момент вспыхнули во мне с новой силой. Да вообще, только ли кристаллическим деревом интересуются хейроты?
        Однако, кроме кристалла и его перевозки на встрече больше ничего не обсуждалось и вопросов типа «А не нашли ли вы ещё что-то интересное кроме» не последовало. Взгляд Вериха я запомнила, но после он вёл себя безукоризненно, и волна подозрений, которую он во мне поднял, постепенно спала.
        В конце этой суматошной предполётной недели команда «Лунного света» в полном составе встретилась уже на орбите в родной кают - компании. В этот раз экипаж увеличился на двух человек. По договорённости с нами летел Верих, и кроме него к нам неожиданно присоединился и Фин.
        Оказалось, что за прошедшую неделю руку ему вырастили. Теперь необходимо было упражнениями наращивать мышцы, разрабатывать гибкость пальцев и восстанавливать нервные окончания. Упёртый космодесантник несмотря на уговоры медиков выписался из клиники, заявив, что упражнениями можно прекрасно заниматься и в домашних условиях. Следующее посещение клиники у Фина было запланировано только через две недели, и Бернан уговорил его прогуляться с нами на Хейру.
        Териос все эти дни пытался незаметно и ненавязчиво за мной ухаживать, однако у него для этого важного дела катастрофически не хватало времени, а для моего присутствия в его квартире, тем более, для ночёвки, серьёзных поводов уже не возникало. Так что вечерние посиделки в приятной компании с бокалом вина и пространными философскими разговорами Бер с Тером устраивали без меня.
        Да, мы встречались почти каждый день, решая деловые вопросы, однако к себе я помощника капитана тоже не приглашала, хотя, по изредка бросаемым на меня испытующим взглядам было понятно, что Тер на это надеется и ждёт. Всё-таки совместные приключения, даже если не вспоминать о подслушанном мной признании, здорово объединяют.
        Однако, хотя я теперь и воспринимала помощника капитана как очень близкого человека, хотя мои принципы качались и расплывались, а барьер между мной и Териосом угрожающе трещал и разваливался на глазах, но впустить в свою жизнь этого красавчика я была пока ещё не готова.
        Пусть пока всё останется как есть. Вот потом, после перелёта к хейротам и разберёмся на какие новые принципы опираться, если старые, уж простите за тавтологию, оказались непринципиальны. А на время этого предстоящего перехода до Хейры и обратно буду пользоваться хорошо проверенными старыми правилами - в полёте все бесполы и равны.
        Можно не сомневаться, что команда уловит наши особые отношения с помощником капитана. Наверняка начнёт зубоскалить, отпускать шуточки и всячески веселиться, особенно Стен с его кошачьим тонким нюхом, порой улавливающий эмоции по запаху. Ничего, вытерплю.
        В какой-то степени на этой неделе мне повезло: удалось лично увидеться с Гелмутом. Их военный крейсер вернулся из боевого перехода.
        Повезло, потому что этот заботливый красивый мужчина был достоин не простой отписки или прощальной записи моего изображения на голокоме, а прощания глаза в глаза. Однако весь день до встречи и сама встреча, конечно, действовали угнетающе. Чувство вины меня мучило и грызло, несмотря на то, что разум и здравый смысл сопротивлялись, заталкивали вину поглубже и хором вопили, что я делаю всё правильно.
        На месте встречи Гелмут ждал меня с очень красивым букетом, точнее, с браслетом, создающим голографический образ букета. Эта модная штучка была сейчас весьма распространена и очень удобна. Она создавала визуальный образ живых цветов и даже воспроизводила их запах, однако избавляла от тяжести букета и неудобства постоянно держать его в руках.
        - Нейси, какая ты красивая! - Гелмут радостно закружил меня и быстро пристегнул браслет голографического букета к моему запястью. У моей ладони засияла иллюзия великолепных розовых и сиреневых милиандров, создавая полное впечатление, что я держу их в руке.
        Чувство вины всё же прорвалось сквозь доводы рассудка. Оно вынырнуло, плеснуло горечью и заставило защемить сердце. Очень не хотелось делать Гелмуту больно. С самого начала он искренне старался сделать меня счастливой и был совершенно не виноват, что его забота оказалась для меня неподъёмным грузом. Однако тянуть и откладывать серьёзный разговор больше было нельзя. Да и вообще, с него станет сейчас прилюдно встать на одно колено и вытащить из кармана помолвочное кольцо. Любит он восхищение и красивые театральные жесты.
        Я вздохнула, посмотрела на улыбающегося мужчину глазами больного котёнка и начала свою тяжёлую миссию:.
        - Гелмут, я очень рада тебя видеть, однако у меня к тебе есть очень серьёзный разговор.
        * * *
        Уже через три дня после этого тяжёлого разговора «Лунный свет» осторожно отстыковался от третьей орбитальной станции Серпы. Он, образно говоря, взмахнул крыльями и направился в соседнюю систему к воронке первого стабилизированного гиперперехода, ведущего в сторону системы хейротов. За неделю таких переходов планировалось три, а потом ещё день пути и корвет пристыкуется к орбитальной станции в конечной точке нашего путешествия, у столичной планеты хейротов Хейры с вращающимися вокруг неё двумя спутниками.
        Как оказалось, насмешек команды опасалась я зря. Териос вёл себя настолько обычно, что никто ни о чём не заподозрил.
        Помощник капитана умудрился на людях сохранять абсолютно тот же тон и интонации в общении со мной, что и раньше. Однако те задумчивые проникновенные взгляды, которые Тер порой бросал на меня, когда был уверен, что никто не видит, те лёгкие ласковые прикосновения пальцев, которыми он изредка позволял себе коснуться моей руки, говорили куда больше слов.
        Как и раньше, в кают-компании каждый вечер велись пространные философские беседы и споры, в том числе и на скользкие любовные темы, однако почему-то в этом рейсе разговоры текли огибая помощника капитана и не задевая его личную жизнь. Тер умело и незаметно перенаправлял их на наших пассажиров, Фина и Вериха.
        Я со своей стороны тоже изо всех сил старалась удержать между нами видимость прежних рабочих отношений, но уже прекрасно понимала, что это только видимость. От действительно рабочих отношений остался только пшик.
        Мы с Тером за спиной у команды переглядывались, как два заговорщика, объединённые общей тайной, и с каждым днём она объединяла нас ещё всё больше и больше.
        Я уже не сомневалась, что Тер тоже с нетерпением ждёт окончания этого перелёта, чтобы наконец в одной из наших квартир сразу на пороге выяснить сложившиеся между нами странные отношения и из непонятных отстранённых и тайных превратить их в понятные близкие и явные.
        Порой у меня даже возникала мысль, что когда мы вернёмся снова на Серпу, то нам уже и обсуждать ничего не нужно будет. Между нами за эти недели всё само собой сложится наилучшим образом, минуя этот глупейший букетно-конфетный период расшаркиваний и дурацких комплиментов.
        Фин с интересом поглядывал на нас обоих, но не выдавал, помалкивал и хранил конспирацию.
        Когда корвет вошёл в систему хейротов, команда взбодрилась. Никто из нас до этого здесь не был. Всем было интересно.
        «Лунный свет» быстро приближался к столичной планете системы Хейре. Осталось только пересечь орбиты двух её спутников, пройти с ними рядом и пристыковаться к одной из орбитальных станций, медленно кружащихся над атмосферным слоем планеты.
        Бер уже сбросил скорость и начал готовиться к стыковке.
        Хаш, первый меньший спутник Хейры, на обзорном экране выглядел как яркий сияющий голубоватый шар. Мало-помалу, при приближении, он начал наплывать на край экрана своей освещённой стороной.
        Обстановка в этот момент на «Лунном свете» царила возбуждённо деловая. Груз почти доставлен, нападений в пути, как опасался капитан, не произошло. По уверениям Вериха, наш корвет ждут с почестями и развлекательной программой. Кроме того, существует большая вероятность, что в нашу систему вернёмся с грузом, а это значило дополнительную прибыль.
        Весь экипаж в полном составе находился на своих местах в рубке, когда я почувствовала у себя дискомфорт где-то в районе солнечного сплетения. Словно маленькая злая пчела забралась мне под одежду и стала настойчиво колоть меня жалом и покусывать.
        Осторожно, стараясь не привлекать внимания, я просунула руку под застёжку серого рабочего комбинезона, провела пальцами по раздражающей меня области и сразу же нашла источник дискомфорта. Медальон! Он почему-то раскалился и обжигал не только нежную кожу под грудью, но даже ощупывающие его пальцы.
        Я насторожилась. Наконечник явно на что-то реагировал. Видимо, происходит нечто такое, что выходит из привычных обыденных рамок, на что команда в своём предвкушении скорой стыковки не догадывается. О чём же мой маленький друг и спаситель пытается меня предупредить?
        В груди стал сжиматься холодный ком тревоги. Я оглядела рубку. Нечего опасного, совершенно штатная ситуация. Посадка ожидалась спокойной, мои датчики информировали, что боевых кораблей, способных причинить нам вред, поблизости нет. Тогда что?
        Все взгляды экипажа были устремлены на экран, где из темноты космоса к нам приближался Хаш, первый и дальний спутник Хейры. Сначала мы должны были пройти мимо этой маленькой сверкающей ровной на вид сферы. Второй спутник находился ближе к Хейре. Верих говорил, что оба спутника были естественного происхождения, а их почти ровную сферическую поверхность создала сама природа за многие миллионы лет.
        Медальон уже жёг нестерпимо, однако снимать шнурок с шеи и вытаскивать наконечник у всех на глазах совершенно не хотелось.
        Я покинула кресло, незамеченной выскользнула из рубки и мягко ступая по пружинистому полу коридора побежала к своей каюте, придерживая болтающийся у груди горячий кругляш ладонью.
        Неожиданно жжение под пальцами уменьшилось.
        Я остановилась и сделала несколько шагов обратно, и мне на пальцы снова будто плеснули кипятком. Пф-ф-ф, не надо меня жечь, я поняла твой сигнал, мой маленький друг. Хорошо бы ещё понять, куда именно и зачем ты меня ведёшь.
        Дальше я бежала, направляемая исключительно медальоном. Мы будто играли с ним в игру «горячо-холодно» и через некоторое время уже не было сомнений, что он настойчиво тянет меня в грузовой отсек.
        Когда перед нами открылась последняя тяжёлая дверь, грузовой отсек пахнул на меня холодом и недовольно оглядел горевшими в полумраке лампами дежурного освещения.
        Во время этого рейса тут царили удивительная пустота и полный порядок. Даже Друрри не смог испортить идеальную чистоту этого места, потому что в этот раз у него было всего два аккуратно закреплённых груза для перевозки: блестящий овальный флаер Вериха и длинный гладкий контейнер с кристаллическим деревом.
        С зажатым в ладони уже холодным медальоном я подошла к контейнеру с надёжно запакованным кристаллом.
        - Что же тебе здесь было нужно, кругляш? Зачем ты меня сюда привёл? - я медленно обходила контейнер по периметру, пытаясь догадаться, почему мой внезапно оживший медальон так настойчиво тянул меня сюда. Или не тянул? Возможно в нём пошла какая-то реакция и ему самому сейчас почему-то надо быть рядом с кристаллическим деревом?
        Да, хейроты подстраховались и ещё на Серпе запаковали свой ценный кристалл ещё в несколько амортизирующих упругих оболочек. В результате накрепко прикреплённый к стене ящик получился хоть и лёгким, но выше моего роста раза в два.
        Я вытащила узорчатый наконечник и положила его на ладонь. Теперь он температурно безмолвствовал, но изменения в нём всё же были видны невооружённым глазом. Капелька в его центре как-то особенно сияла, переливалась и даже искрила. Что же ты хочешь, малышка?
        В мой скрип мозгов и судорожные попытки понять, что происходит, вмешался посторонний звук. Отъехала дверь в грузовой отсек. Кто-то тоже покинул рубку! Зачем? Подозрительность всколыхнулась с новой силой. Совершенно инстинктивно я спряталась за контейнером с кристаллом.
        Верих! Зачем он здесь именно сейчас?
        В его руке был диск местного аналога голокома.
        В моей голове загудела сирена, предупреждающая об опасности. С кем Верих может тайно разговаривать? Ему вообще здесь и сейчас совершенно нечего тут делать! Неужели он собирается повредить контейнер с кристаллическим деревом, а потом обвинить в этом Бернана? Но к чему эти сложности?
        Смешно, но одновременно с тревогой в глубине души я обрадовалась. Накатило облегчение, что главным злодеем оказался Верих, а родная команда в полном составе осталась вне подозрений.
        - Да, всё идёт по плану, - негромко отчитывался он кому-то на общеимперском, однако его слова разлетались по пустому пространству отсека, и я всё прекрасно слышала. - Нет, не подозревают. Да, я сейчас в грузовом отсеке. Да, вылет приготовил.
        Услышав это, я повернула голову и осознала, что тросов, удерживающих перевозимый нами его одноместный флаер, уже нет и аппарат полностью готов к полёту. А флаер этой конструкции, между прочим, вполне способен перемещаться в субкосмическом пространстве, где почти нет атмосферы. Значит, Верих собирается нас, не прощаясь, невежливо покинуть?
        Я бросила взгляд на контейнер. Оп-па! Контейнер тоже уже освобождён от тросов. Зачем всё это? Мы же вот-вот прилетим и вручим хейротам этот кристалл прямо в распахнутые жаждущие руки. Или не вручим? Верих работал против хейротов? Что-то не складывается.
        - Да, успеваю. Буду на связи, когда запущу двигатель, - Верих закончил разговор, засунул диск в карман и быстро пошёл к стене за прикатной лестницей, чтобы забраться в кабину флаера.
        - Ах ты, сволочь! Успевает он! - мозги от злости перешли с наблюдения на боевой режим, и варианты моих возможных действий защёлкали у меня в голове. Сигналить голокомом Беру? А как сформулировать опасность? Да и вообще, они там в рубке прилипли к экрану и могут просто вовремя не среагировать и отложить звонок на потом.
        Не успею объяснить! Да и пока буду говорить, вмешается Верих и тупо заткнёт мне рот. Необходимо что-то резкое! Ударное! Громкое и блокирующее! Пожарная сигнализация? Нет огня и взять его негде.
        Сигнализация о разгерметизации! Точно! У неё даже ручной экстренный режим есть на пульте управления грузовым отсеком. Мне Дру когда-то давно показывал, такая большая кнопка, похожая на красный гриб! Только как-то надо мимо Вериха проскочить. Эх, жаль стукнуть его нечем! Не настолько я сильна, чтобы придушить его собственными руками.
        Сердце колотилось как бешеное, будто пыталось выпрыгнуть и помчаться впереди меня.
        Я наконец выбрала момент, когда Верих повернулся ко мне спиной и метнулась в тот угол грузового отсека, где находилась панель управления, одновременно судорожно набирая код капитана на диске голокома.
        Удар по кнопке! Сирена! Поползли дополнительные щиты герметизации! Ха, Верих, сволочь, теперь так легко не вылетишь!
        Взгляд скользнул в сторону. Ох, Дру, милый мой, как я тебя, безалаберного, люблю! Рядом с панелью лежал забытый нашим рыжим механиком металлический крюк, которым он прочищал забитые космическим мусором щели. Ну что, Верих, мы ещё поборемся!
        Сирена продолжала призывно гудеть. Быстрая гибкая тень метнулась ко мне от флаера, однако когда Верих увидел крюк, удобно лёгший мне в руку и устрашающе поблескивающий своим остриём, то затормозил на расстоянии нескольких метров.
        Теперь мы не отрываясь смотрели друг на друга. Моя левая рука нащупала в кармане диск голокома и провела пальцем по знакомой выемке. Теперь всё, что здесь будет сказано, услышит капитан.
        - Зачем ты это делаешь, Верих? Почему вдруг улетаешь? Ты же должен был с нами пристыковаться, - прокричала я. Мой крик прокатился по всему грузовому отсеку.
        - Ты ничего не понимаешь! - зло прорычал мужчина мне в ответ, поглядывая на крюк. - Сейчас здесь всё полетит в тартарары! Сними блокировку! Иначе мы погибнем оба. Ещё есть время спастись! Мы улетим вместе, обещаю!
        - Ты врёшь! «Лунный свет» в полном порядке, и никто не собирается погибать, - прошипела я. - Или ты нам бомбу в реактор зачем-то подложил?
        Как бы не соглашаясь со мной, корабль слегка тряхнуло и он мелко задрожал.
        - Мне не надо было ничего подкладывать! Чувствуешь? Началось! Но ещё есть время! Сними блокировку пока не поздно! Я погибну, но и ты погибнешь! - похоже, Верих всё ещё надеялся меня уговорить.
        - Почему?
        - Да потому что Хаш нас с этим кристаллом не пропустит, дура! - истерически выкрикнул мужчина. - Хаш не природный спутник, а древний космический корабль! Кристалл, который вы случайно нашли - ветвь его центрального управляющего дерева, что находится внутри Хаша! Оно чувствует свою часть и тянет эту ветвь к себе вместе с вашим кораблём! Убери крюк, дура! Если мы сейчас вылетим, то ещё успеем спастись!
        - Ты, мерзавец, заранее знал, что нас ждёт, изображал дружелюбие, гад, а сам вёл нас к верной смерти, скотина! Что ж, будет честно, если ты встретишь свою смерть вместе с нами! - крюк в моей руке угрожающе качался.
        Я тянула время в надежде, что капитан уже понял, что в грузовом отсеке творится нечто невообразимое, что через диск моего голокома он слышит нашу эмоциональную и весьма информативную перепалку. Надеялась, что кто-то уже бежит мне на помощь.
        А вот у Вериха, видимо, времени не оставалось совсем, поэтому он выбрал удобный момент и прыгнул на меня, не обращая внимания на крюк в моих побелевших от напряжения пальцах.
        Замахнуться посильнее я не успела. Мощного, сильного удара у меня не вышло, но зацепить его в движении всё же удалось. Из плеча мужчины, сквозь прореху в повреждённом лётном комбинезоне, потекла кровь. Однако Вериха боль не остановила. Он только зло рыкнул и одной рукой перехватил крюк, а другой прижал меня к себе, чтобы не дать мне снова размахнуться.
        Я вцепилась в металлический прут мёртвой хваткой, рычала и упиралась, однако силы были неравны. Верих с силой крутнул меня и отшвырнул в сторону, а крюк остался у него в руках. Теперь металлическое остриё было направлено в мою сторону и посверкивало опасностью уже для меня. Одного удачного сильного удара хватит, чтобы размозжить мне голову и вышибить мозги.
        К счастью, времени, чтобы расправиться со мной у Вериха совсем не осталось, поэтому он только грязно выругался, быстро и сильно, без замаха, ударил меня этим крюком по руке, потом отшвырнул его в сторону и бросился к панели управления.
        Мужчина дёрнул рычаг и сигнал о разгерметизации стих. Ещё одно быстрое движение пальцев по панели, и щиты, дублирующие переборки, грузового отсека поползли вверх.
        Верих бросился к своему флаеру, но всё же опоздал: несколько тёмных фигур влетели в грузовой отсек и устремились к нам.
        Я совсем было хотела облегчённо вздохнуть, однако в этот момент «Лунный свет» прекратил свой плавный полёт и задрожал такой крупной дрожью, что жутко застонали и заскрипели переборки. Что-то где-то лопнуло и взорвалось.
        Териос бросился ко мне и помог мне сесть. Рука горела огнём. Похоже, этот гад последним ударом сломал мне руку.
        Друрри с Фином схватили за локти Вериха и подтащили к нам. Он сначала упирался, а потом вдруг перестал сопротивляться, дико захохотал, повис у них на руках и сквозь бульканье выдавил:
        - Всё, можно не торопиться. Теперь уже все можем считать себя трупами! Пока что никому не удавалось выбраться.
        - Почему? Что вообще происходит?
        - Потому что Хаш всегда тянет к себе все корабли, несущие в себе этот кристалл. Все корабли. Всегда! Ни один не смог пройти мимо или без проблем сесть на спутник, не вы первые, - Верих поднял голову и насмешливо спросил: - А вы думали, почему выбрали именно ваш «Лунный свет», а не какой-нибудь наш крейсер или линкор для надёжности перевозки? Почему именно вам предложили этот жирный фрахт? - он снова хрипло засмеялся.
        Мы в растерянности переглянулись. Этот вопрос мы и сами себе задавали и списывали всё на сохранение тайны.
        - Да потому что вас не жалко! Вы не хейроты, а корвет ваш для перевозки вполне подходит. Недорого, достаточно быстро и, что тоже важно, тайна сохранена. Все три удовольствия за деньги хейротов. Вы же особо насчёт этого ветвистого кристалла не распространялись, правда? Ну вот и подошли по всем параметрам. Сейчас я вам открою государственную тайну, да только вы её с собой унесёте в могилу. Вот она! Неизвестно почему, но Хаш воспринимает любой корабль, несущий ветвь его управляющего древа, как всего лишь скорлупу для неё. Достаточно было бы кинуть ему на разгрыз вас, маленькую, дешёвую, никому не нужную скорлупку, вытащив из нее ядрышко, само кристаллическое дерево, потом просто подобрать его на поверхности спутника! В ящике накрутили такую амортизацию, что при падении ни единый уголок не откололся бы.
        Треск и грохот усилились. Послышались звуки взрывов. Что-то в корабле лопалось. Корвет затрясло так, будто он скакал по кочкам.
        Мужчин, держащих Вериха, отнесло к стене вместе с ним, и они исчезли у меня из вида в скрипящем и стонущем от напряжения полумраке.
        У флаера одновременно подогнулись и сломались обе опоры. Он накренился, уткнулся кабиной в пол, проехался с десяток метров, направляясь к нам с Тером и остановился, уперевшись в противоположную стену. Лампы выстрелили искрами и частично погасли.
        Я вцепилась в Териоса мёртвой хваткой. Он замер рядом, обхватив меня руками и стараясь закрыть собой от летящих со всех сторон обломков и осколков разваливающегося в полёте корабля.
        - Нет, не позволю, чтобы ты погибла тут, - вдруг крикнул Териос, склонившись к самому моему уху. Он настойчиво потянул меня за руку, заставляя встать. - Быстро за мной!
        В несколько прыжков мы добежали до уткнувшегося в пол флаера. Взлететь он никуда уже был не в состоянии, однако оттого, что передние опоры были сломаны, его кабина теперь оказалась почти на уровне наших глаз.
        Териос рывком открыл её прозрачную крышку.
        - Залезай! - толкнул он меня внутрь перекошенного флаера, в котором было всего одно посадочное место. Без лестницы в стоящее почти боком кресло влезать внутрь было чертовски неудобно, однако Тер помогал и подталкивал. Во мне теплилась надежда, что Териос влезет за мной следом и уж как-нибудь мы тут уместимся.
        - «Лунный свет» скорее всего распадётся полностью, - деловито сообщал он, перекрикивая шум, помогая устроиться и пристёгивая мня ремнями. - А флаер автономен и защищён и, возможно, сумеет в последний момент выскользнуть из обломков и дальше ты просто будешь планировать.
        Неожиданно вместо того, чтобы попытаться вслед за мной втиснуться в кабину, Териос прикрыл крышку и только в этот момент я осознала, что во флаере есть место только для одного. Здесь может поместиться только один человек. Только один! И это буду я! А Тер собирается захлопнуть кабину флаера и остаться на рассыпающемся прямо в воздухе «Лунном свете»!
        Ещё одно короткое и бесконечное мгновение Териос держал кабину приоткрытой, и всё это время он, не отрываясь, смотрел на меня в этом мигающем грохочущем полумраке.
        Моё сердце сжималось и плакало, понимая, что это конец. Конец всему! Нашей жизни, нашей любви, которая так и не успела расцвести! У нас даже не было ни одного поцелуя. Мы шли навстречу друг другу, но так и не успели дойти. Наша любовь обречена оборваться и остаться бесплодной.
        Я ласково пальцами коснулась его щеки.
        - Я люблю тебя, - беззвучно шевельнул Тер губами и облил меня пронзительной синевой своих повлажневших глаз. Он видел, что я догадалась, что именно сказано и жаждал услышать ответ.
        - Я люблю тебя, - ответила ему таким же движением губ и предательские слёзы ручьём хлынули у меня из глаз. Сквозь пелену слёз я увидела, как он счастливо улыбнулся, захлопнул крышку, отпрыгнул от флаера и исчез в темноте.
        Послышался жуткий скрежет и начала лопаться обшивка.
        Прошло несколько томительных секунд, полных отчаяния и боли, и темнота отступила. Корвет раскололся, и свет от местного светила хлынул в грузовой отсек сразу из нескольких разломов, расчертивших пространство грузового отсека. Стало видно, что мы уже близко от поверхности и входим в сильно разряженную атмосферу спутника. Сердце ухнуло куда-то и затрепетало испуганной птицей. Это исчезла гравитация.
        - Значит, вышел из строя гравитер, одно из самых защищённых устройств корвета, - пробилась на поверхность ясная мысль.
        Свет падал в разломы и теперь всё, что творилось вокруг, было как на ладони. Я ещё успела увидеть как три скорчившиеся бесчувственные фигуры недалеко у стены одна за другой выскользнули в разверзшуюся под ними и поглотившую их сияющую в полу трещину. Последняя исчезнувшая в разломе фигура на прощание сверкнула мне апельсиново - яркой искрой. Дру!
        От ужаса я замерла на миг, а потом с отчаянием обшарила взглядом грузовой отсек и даже, кажется, заметила фигуру Териоса у стены, однако в этот момент мой флаер тряхнуло так, что я клацнула зубами и прикусила язык. Аппарат клюнул носом и, наконец, вырвался из плена корвета в раскрывшуюся щель, острыми рваными краями разошедшуюся перед ним в разные стороны.
        Подо мной заскользили горы. Флаер пришёл в себя, запустил автопилот и теперь планировал по спирали, а сверху падали обломки нашего корвета. Когда мимо меня пролетел кусок от рубки, с торчавшим, как зуб, креслом, пришло осознание, что надеяться больше не на что. Никто не мог остаться в живых. Стен! Громи! Бернан…
        Эмоций уже не было. Я будто заледенела. Психика защищалась, убирая все эмоции и не давая им свести меня с ума. Только вкус крови во рту и мокрые от слёз щеки напоминали, что я ещё жива. Даже боль от сломанной руки не касалась моего сознания.
        Горы подо мной были странными, какими-то слишком ровными и блестящими. Не сразу я поняла, что эти горы - тоже кристаллические. Эта мысль напомнила мне о медальоне и на меня гигантской волной нахлынула надежда и принесла с собой океан эмоций, от которых задрожали руки и бешено заколотилось сердце. Трясущимися руками я вытащила из-за ворота комбинезона свой амулет и вгляделась в капельку.
        Она сияла. Она сияла и искрилась внутри крохотными молниями. Она просто фонтанировала силой и энергией как никогда раньше и от её сияющего вида надежда во мне запульсировала так, что перехватило дыхание.
        - Подари мне время, малышка! Верни меня туда, откуда я смогу повернуть ситуацию в другую колею! - я сжала пальцами медальон и замерла, закрыв глаза. Кровь пульсировала, молотом отдаваясь в висках.
        Где-то в глубине сознания пролетела мысль, что десяти минут будет слишком мало, я снова окажусь в грузовом отсеке и всё равно будет ничего не изменить. Однако логика уже не действовала. Что-то другое более важное выплыло на первый план моего сознания.
        Слов не было, да я их и не искала, ничего не просила и не старалась сформулировать. Слова перестали иметь смысл.
        Я просто задыхалась от надежды увидеть экипаж корвета живым, сгорала от желания, чтобы этой поездки никогда не было, тонула в отчаянной тоске по синему взгляду Териоса.
        Не знаю как много времени прошло. Именно в тот момент, когда сознания коснулся резкий скребущий звук по днищу флаера, царапающий торчащие кристаллы на поверхности Хаша, палец провалился во влажный туман в центре медальона, и я моргнула…
        ГЛАВА 13
        Когда я открыла глаза, то снова сидела на диване в квартире Териоса. За окнами шелестела листва, сиял день, и золотились окна жилых башен, отражая сияющее на небосводе дневное светило.
        Сердце пропустило удар а потом неистово забилось в груди. Я огляделась и ощупала себя. Рука была цела. Я находилась в квартире Териоса, а вместо серого рабочего комбинезона на мне красовался мой представительский брючный костюм. Где нахожусь, уже понятно, но в какой именно момент?
        - Ты вернулась? - прозвучало с тарелки голокома. Подруга в строгом деловом костюме, подчёркивающем все преимущества её точёной фигурки, сидела где-то на скамейке в сквере. - Как настроение?
        Я сразу вспомнила этот момент моей прошлой жизни и судорожно сглотнула. Боже мой, мне удалось вернуться туда, где ещё ничего не случилось и пока что все живы!
        Волна эмоций захлестнула меня, и я глупо, по-бабьи, с подвыванием, зарыдала. Слёзы полились ручьём, вымывая из меня отчаяние и ужас последних минут.
        - Вернула-а-ась… - рыдала я. - Я смогла-а-а…
        - Что, что с тобой? - всполошилась Швирка. - Что случилось?
        - Не обращай… внимания, - просипела я в нос сквозь поток слёз. - сейчас уже в..сё хоро…шо и даже… отлично. Подож… ди минут..ку.
        К счастью, моя трясущаяся рука нащупала в кармане упаковку салфеток.
        Я шумно высморкалась, вытерла мокрое солёное лицо, подняла голову и улыбнулась подруге счастливой улыбкой.
        - Не переживай, это от счастья! От одного большого, прямо-таки бескрайнего счастья, - я снова высморкалась и уже более спокойно произнесла: - Давай ты ко мне приедешь после своей встречи в администрации. Я тебе всё объясню. А ещё, представь, у меня есть допуск в столичный спецхран! - я весело подмигнула ей опухшим от слёз глазом. Уж не знаю, насколько эта щель вместо глаза смогла передать мой восторг и какое впечатление это подмигивание произвело на подругу. - Часа через два ко мне подъехать тебе ведь будет удобно?
        - После такого выступления и твоей сногсшибательной демонстрации счастья не могу не приехать, - фыркнула Швири, бросая на меня тревожный взгляд.
        - Тогда жду. Адрес ты знаешь.
        Голоком погас.
        Ещё трясущимися руками я расстегнула блузку и вытащила на свет кругляш медальона, ожидая увидеть тусклую капельку, потерявшую заряд.
        Однако мои ожидания не оправдались. Каплевидный камешек исчез. Вместо него зияла уродливая почерневшая яма, будто кто-то грубо и неровно выжег дотла всю сердцевинку. На этот раз наконечник был полностью и безоговорочно слеп.
        Я нежно и печально погладила пальцем узоры. Моя капелька смогла выкинуть меня в прошлое, однако сама пала смертью храбрых. Что ж, малышка, твоя жертва не будет напрасной. Я постараюсь повернуть колесо судьбы в другую сторону.
        Только нужно хорошенько подумать, как это сделать. Одно было ясно: подряжаться на перевозку этого кристалла, да и вообще приближаться к системе хейротов категорически нельзя. Но как, как уговорить Бернана отказаться от такого финансово выгодного предложения? Понадобятся железные аргументы, а не слезливые уверения в том, что я предвижу катастрофу «Лунного света» и смерть всего экипажа! Доказательств у меня нет. Одни слова и эмоции.
        Приходится признаться, я и сама бы не поверила, если бы вдруг Стен или Громи поделились откровениями из будущего о моей смерти.
        - Спокойно, Нейс. Думай. Ты должна найти эти аргументы! - я вздохнула. - В крайнем случае, можно будет пойти на поверхностное ментосканирование. Хотя, к сожалению, и этот скан не будет стопроцентным доказательством. Сны и реальность ментокамера воспринимает одинаково. Ей всё равно, видишь ты что-то в бодром или в сонном состоянии. Вдруг я наш полёт на Хейру просто во сне увидела? Ко всему прочему выворачивать содержимое своей головы кому бы то ни было совершенно не хочется.
        У меня есть уж совсем крайний способ - сломать «Лунный свет» так, чтобы он на долгое время встал на прикол. Пусть Бернан меня возненавидит и выкинет с волчьим билетом, зато команда живой останется.
        Я не удержалась и набрала код Териоса, а когда услышала его голос, то просто задохнулась от восторга.
        - Что у тебя, Нейси? Накопала что-то интересное? - тихо шёпотом спросил он. - Извини, не могу с тобой говорить, у нас сейчас переговоры.
        - Ничего. Просто… просто случайно на вызов нажала.
        Териос иронически хмыкнул и отключился, а я ещё минуту сидела со счастливой улыбкой на лице, булькая от восторженных эмоций.
        Накопала? А ведь это мысль. План действий понемногу стал складываться в моей голове. Я найду эти чёртовы доказательства против перевозки кристалла.
        Как и в прошлый раз на кровать Тера легла записка, правда, на этот раз немного с другими словами «Мне срочно нужно домой. Жди меня, я обязательно вернусь».
        Таксилёт быстро доставил меня в мою квартирку на окраине.
        Как и в прошлый раз, Швецири приехала через пару часов, только на этот раз я задвинула все поисковые дела в сторону и за час выложила ей основную линию произошедших со мной событий, конечно, не впадая в детали, иначе моё повествование затянулось бы до утра.
        О словах любви, что мы с Тером успели сказать друг другу, я тоже промолчала. Слишком личное и настолько болезненное воспоминание, что даже от любого мысленного касания мгновений нашего отчаянного прощания прерывалось дыхание и, казалось, леденело сердце.
        Швецири слушала не перебивая, а только иногда уточняя моё сбивчивое повествование короткими вопросами.
        - Все погибли? - спросила она тихо, когда я наконец замолчала, глядя на неё несчастными глазами.
        - Да.
        - И даже твой… - Швирка не закончила фразу. Она ещё не привыкла, что тот самый красавчик, помощник капитана Териос, про которого я достаточно иронично отзывалась все эти годы, оказался предметом моих переживаний.
        - Все. Кроме меня. Но считай, я тоже погибла, потому что даже в флаере долго без запаса воздуха не продержаться. Вряд ли кто-то собирался меня спасать.
        - Медальон покажешь?
        Я осторожно вытянула блестящий кругляш из-за ворота рубашки и на ладони приблизила к глазам подруги для осмотра. Мой спаситель зиял тёмной оплавленной выемкой в центре. Я чувствовала, что с исчезновением капельки из него исчезла жизнь, а тонкая вязь металла потеряла силу и смысл.
        - Теперь он такой вот, мёртвый и выгоревший, - слёзы снова навернулись на глаза. - Швир, ты мне веришь?
        Подруга внимательно на меня посмотрела и утвердительно покачала головой:
        - Верю. Ты слишком здравомыслящая, чтобы внезапно потерять мозги на ровном месте. Бернану расскажешь?
        - Нет, конечно. У меня одни слова, эмоции и никаких доказательств.
        - Тогда что ты теперь собираешься делать?
        - Направлять колесо судьбы в сторону от Хейры и Хаша, - грустно улыбнулась я, - а ты мне поможешь.
        - Как?
        - Да очень просто! Теперь я знаю направление поиска. Наплевать на их государственное устройство, финансовую систему, войны и историю вхождения в нашу империю. Они меня теперь не интересуют.
        - Тогда в каком направлении мы будем копать? - хмыкнула подруга.
        - Мы наплюём на всё кроме информации об их спутниках, Хаше, его освоении. Ищем всё, что просочилось на эту тему за последние столетия. Научные статьи, слухи, законы. Что такое это управляющее древо? Где оно находится? Зачем хейроты тащат к себе эти безобидные на первый взгляд кристаллы, жертвуя кораблями?
        - Предлагаю ещё заняться легендами и сказками на эту тему, - воодушевилась моими планами Швирка.
        - Ну и, конечно, ты потом успеешь полазить по интересующим тебя темам. У нас же допуск на сутки! - я подмигнула подруге. Хотелось, чтобы и ей от ситуации была хоть какая-то польза.
        - Отличный план. А с учётом того, что я тебе в прошлой жизни все азы поисковых библиотечных программ уже объяснила, то время у нас есть. Без улова мы не останемся и найдём хотя бы что-то, чтобы посеять сомнения у твоего Бера.
        Она оказалась права. Когда знаешь что искать, в каком направлении двигаться, то и находки начинают выплывать одна за другой.
        Мало-помалу малоизвестная информация по Хашу сложилась в стройную логическую структуру и замелькали крохи сведений по управляющему древу.
        Однако всё же не удавалось найти документальные доказательства, что Хаш не пропускает сквозь свою орбиту корабли с определённым кристаллом на борту.
        Пора было отвлечься и сделать паузу. Пока я лежала и отмокала в родной ванной, подруга удовлетворяла собственный информационный зуд.
        Поздно вечером на голокоме проявился Вад и весьма настойчиво стал намекать, что семейство жаждет видеть свою загулявшую у подруги мамашу.
        Совсем как в прошлый раз, уже после того как из моей квартиры, махнув мне на прощание, исчезла Швирка, на тарелке голокома появился Териос.
        - Ты когда вернёшься? - как и в прошлый раз совершенно буднично спросил он.
        Внутри всё запело и затрепетало от радости видеть его живым. В горле встал ком, который долго не давал мне толком вздохнуть.
        Господи, как хотелось прямо сейчас сразу сорваться с места и помчаться к нему, наплевав на все условности. Но нельзя! Сегодня я должна найти хотя бы косвенные доказательства, чтобы заронить сомнения у капитана. Да и вообще, мне дан второй шанс на жизнь! Пока я не заставлю Бернана отказаться от полёта к хейротам расслабляться мне нельзя.
        Наверное, что-то отразилось на моём лице, потому что Тер внезапно напрягся.
        - Что? Что случилось?
        - Тер, - проникновенно начала я, стараясь держать себя в руках, и не хлюпнуть носом от волны накативших противоречивых эмоций: от счастья, что он жив и отчаяния, что могу его снова потерять, - я не могу сейчас ничего сказать. Но у меня есть серьёзные подозрения, что эта перевозка кристаллического дерева - ловушка, ведущая к катастрофе.
        - Откуда такие сведения?
        - Не могу сейчас сказать, в этом и проблема. Сейчас как раз доказательствами и занимаюсь. Пока у меня все доказательства косвенные, - слукавила я, прекрасно осознавая, что и косвенных у меня тоже нет. - Знаешь, тот профессор, оказывается, дал нам в руки очень ценный инструмент, когда дал суточный доступ к спецархиву. Там прекрасная поисковая система. Вот, буду его использовать по полной.
        Териос недоверчиво поджал губы, чем сразу вывел меня из себя.
        - Я тебя прошу, я тебя заклинаю, Териос, поговори с Бером! - держать себя в руках и не сорваться на крик стоило больших трудов. - Нельзя соглашаться на перевозку кристалла! Пусть хотя бы отложит на день разговор с представителем хейротов! Я найду эти чёртовы доказательства!
        - А что я ему скажу?
        - Скажи ему, что Нейс абсолютно уверена, что это ловушка. Что его слухач будет всю ночь сидеть в спецархиве и завтра представит доказательства.
        Я старалась говорить уверенным тоном и смотреть прямо на Териоса, однако внутри бился страх. Что, если я не смогу ничего найти достаточно убедительного, чтобы повлиять на этих любителей прибыли и отказаться от столь выгодного полёта?
        - Верь мне, Тер. Я не так просто тебе это говорю.
        Териос испытующе поглядел на меня, явно прекрасно осознавая, что я очень многого не договариваю.
        - Может, ты всё же поделишься прямо сейчас? Откуда и почему у тебя возникли подозрения о ловушке и катастрофе? Что за намёки и косвенные доказательства такие?
        - Териос, дорогой мой, сейчас ты мне просто не поверишь, - грустно усмехнулась я.
        У Тера от такого обращения удивлённо взлетели брови, а потом он в явном замешательстве потёр переносицу.
        - Ну всё, пора… расставаться. Время уходит, сутки не безразмерные, мне пора приступать к поискам, - произнесла я, совершенно не желая, чтобы Териос куда-то исчезал из моего поля зрения даже на короткое время. Напротив, хотелось видеть его рядом с собой, да и вообще обвить всеми конечностями и не отпускать, покрывая ему грудь слезами радости.
        Я отвела глаза и тяжело вздохнула.
        - Нейс, дурёха, ты отпугнёшь его своими бурными эмоциями. Ведь признания во взаимной любви не было, - с болью в сердце напомнила себе. - Не было этой восхитительной недели полёта со тайными взглядами и касаниями. Не было этого постепенного ежедневного сближения и привыкания друг к другу. Между нами вообще ещё ничего нет! Вообще ничего! А если ты будешь вести себя глупо и бежать впереди паровоза, то и не будет! У тебя Гелмут так в женихах и останется.
        Я снова взглянула на Териоса. Он всё также испытующе и подозрительно буравил меня глазами, а потом безапелляционным тоном произнёс:
        - Хорошо, я сейчас поговорю с Бернаном и передам всё, что ты тут наговорила. А потом приеду к тебе домой, и ты лично мне всё расскажешь. Если понадобится, будем искать доказательства вместе и это не обсуждается, - и сразу прервал связь, не желая выслушивать моих возражений.
        Голоком погас.
        Господи, он же сейчас приедет сюда! Живой, горячий, безумно родной и желанный, а мне нельзя первой проявлять эмоции и говорить о любви. Териос ведь мужчина и, соответственно своей природе, охотник, а я для него пока что совсем посторонняя. Вполне может воспринять моё признание в любви как посягательство на собственную свободу. Вокруг него потенциальные невесты табуном гуляют. Да, пока что у него ко мне большая симпатия, да вот только закончиться она может очень быстро, в течение одной ночи, если я внезапно для него повисну на его шее, лепеча о любви.
        Как удержать себя в руках, а свои эмоции в узде? Как это сделать, если Тер теперь для меня центр вселенной? Уф-ф-ф. Необходимо перевести мысли в рабочее русло.
        Усилием воли я заставила себя вынырнуть из сердечных переживаний и мыслями вернуться к спецархиву.
        Так, может, официальные рапорты об авариях посмотреть? Переводчик у поисковой системы отличный. Хотя, конечно, разница в менталитетах очень мешает, совершенно по другому построена структура документов и события часто подаются с неожиданного ракурса.
        Мало-помалу удалось отвлечься и погрузить колеблющийся фокус внимания на виртуальные полки спецархива, поэтому обычный сигнал таксилёта со стороны балкона для меня прозвучал неожиданно и прошёлся ножом по моим оголённым нервам.
        Я сняла с головы информационный обруч и встала. Спецархив с его ценными сведениями немного подождёт. Меня тут ждёт серьёзное испытание. Мне надо как-то сосредоточиться, суметь как-то взвешенно объяснить своё заявление о ловушке и не наговорить лишнего.
        Балконная дверь, послушная моему касанию домовой панели управления, поползла в сторону, и в гостиную шагнул Тер.
        ГЛАВА 14
        Териос шагнул в гостиную через балконную дверь и сразу увидел Нейси. Она стояла у стены с информационным обручем в руках. Значит, действительно, перед его приездом что-то искала в спецархиве.
        Тёплая волна нежности мягко колыхнулась в его сердце. Нейс казалась ему безумно привлекательной даже в своей домашней одежде. Чёрные мягкие хлопковые брюки, свободная домашняя светло-голубая рубашка с чуть заметным перламутровым отливом, волна тёмных волос, свободных от обычной строгой причёски. Чёрт возьми, оказывается, он успел за эти несколько часов здорово по ней соскучиться!
        За эти несколько дней проведённых рядом с Нинейс, Тер изучил все её мелкие бытовые привычки и, войдя, сначала отметил знакомый жест рукой, когда Нейс заправляла прядку за ухо и только потом уловил её странный взгляд и напряжённую позу.
        В голове взвыла сирена, предупреждающая об опасности. Кто-то здесь был и ей снова угрожали? Неужели они с Бером опять ошиблись?
        Стремительное движение, и Тер мгновенно оказался рядом с девушкой. Он с тревогой склонился, вглядываясь ей в лицо, однако всё же пока не решаясь коснуться и нарушить её личное пространство.
        - Тебе что, снова угрожали?
        - Нет, - она отшатнулась от него, как-то беспомощно и растерянно улыбнулась. - Всё хорошо. Не волнуйся. Всё действительно очень хорошо… сейчас.
        В её улыбке кроме напряжения сквозило радостное облегчение, однако глаза как-то слишком ярко сверкали, выдавая подступавшие к ним слёзы. За всё время знакомства Териос никогда не видел у Нейси такого противоречивого и нелогичного выражения лица. И что такое это «очень хорошо сейчас»? Значит, было плохо раньше?
        - Ты не волнуйся, со мной всё хорошо. - снова повторила она и, низко наклонив голову, явно, чтобы спрятать предательские слёзы, кивнула на инфобруч в своей руке: - Вот видишь, сижу вот, информацию для доказательства ловушки ищу.
        Видеть её странную растерянность и этот сверкающий влагой взгляд, одновременно наполненный и радостью, и безысходностью оказалось для Тера невыносимым. Её срочно надо было выводить из такого состояния!
        Он схватил её за плечи и аккуратно встряхнул, заглядывая прямо в её серые жемчужно сверкающие глаза:
        - Нейси, милая моя, что случилось? Что случилось за то время, пока меня не было?
        Она как-то вскинулась на слова «милая моя», всхлипнула, вздрогнула, а потом, словно прорывая телом какой-то незримый барьер, рванулась к нему, крепко прижалась к нему, обвивая руками за пояс и, уже не скрываясь, зарыдала в голос.
        Териос ничего не понимал. Он чувствовал её содрогающееся от рыданий тело, гладил её по волосам, по спине, шептал что-то успокаивающее и терпеливо ждал, когда наконец она успокоится, чтобы всё-таки объяснить толком, что же такого ужасного случилось за эти несчастные несколько часов, пока они не виделись.
        А Нейс всё никак не могла успокоиться и почему-то сквозь рыдания у неё постоянно прорывались слова:
        - Ты жив… Жив!
        Через некоторое время она всё-таки затихла, замолчала и стыдливо спрятала лицо на его мокрой от её слёз груди, однако всё-также крепко обнимая и, похоже, не собираясь отпускать.
        Теперь они молча стояли, тесно прижавшись друг к другу и Тер уже не сомневался, что случилось что-то совершенно из ряда вон выходящее, однако что-то такое, что Нейс хочет по каким-то причинам скрыть. Теперь, главное, не оттолкнуть, не разрушить её доверие, но всё же вытащить из неё то, что она хочет спрятать, а уж дальше они вместе разберутся, что с этим делать.
        Тер тихонько подтянул к себе ближайшее кресло, а потом уселся туда сам и ловким движением усадил девушку себе на колени, заключив в кольцо своих рук.
        - Давай рассказывай, что случилось.
        Её голова удобно легла ему на плечо.
        - Ты не поверишь, - сказал она и грустно вздохнула: - Именно этого я боюсь.
        Её дыхание пощекотало ему шею.
        - А ты попробуй. Вообще-то, я от природы очень доверчивый, - Тер повернул голову и заглянул в её жемчужно-серые глазищи, которые теперь были очень близко и смотрели на него с каким-то облегчением и восторгом.
        - Ладно. Только потом не жалуйся и не говори, что я тебя не предупреждала, - хмыкнула девушка. - Тогда слушай. Всё началось ещё тогда, на Загадке…
        Она рассказывала долго, в деталях, будто выплёскивая из себя события последнего месяца.
        О катастрофе у Хаша Нейс говорила медленно и осторожно, будто шла по осколкам стекла и опасалась снова пораниться.
        А когда стала передавать как он сам посадил её в флаер и готовился закрыть крышку, Нейс запнулась, спазм перехватил у неё горло. Только через минуту она смогла взять себя в руки и продолжила.
        Когда Нейс закончила рассказ, то надолго замолчала и застыла у него в руках.
        Териос остался под большим впечатлением. Вся картина катастрофы и разрушения корвета ясно вставала перед его внутренним взором. Однако сама реальность петли времени не укладывалась в голове.
        - Ты мне веришь? - Нейс испытующе посмотрела ему в лицо.
        - Верю. Всё, наверное, так и было,
        Она облегчённо вздохнула.
        - Слушай, я тебе что-то сказал, когда усаживал тебя в флаер? - вдруг вспомнил он её заминку в повествовании.
        - Сказал, - нехотя призналась она и порозовела.
        - Что?
        - Сказал, что ты меня любишь, - чуть слышно прошелестела она.
        Териос поперхнулся. Такой безумной храбрости от себя он не ожидал. С другой стороны, ситуация была экстремальной, тут можно было бы на многое решиться.
        - А ты мне что-то ответила?
        - Да. Что я тоже люблю тебя, - ещё тише, уже совсем воткнувшись носом ему в грудь произнесла Нейс. Он, обнимая её, почувствовал, как в этот момент она сжалась, и почему-то на этот раз прекрасно понял почему. Для неё это признание уже произошло в её жизни, а вот в его жизни ещё нет.
        Териос ощутил, как уходит напряжение и на смену ему приходит какая-то щенячья радость. Она его тоже любит! Не его, конечно, но то же его, Тера. Тьфу, как запутанно.
        - А я тебя успел поцеловать?
        - Нет.
        Он очень осторожно поднял её лицо и, глядя в её прозрачные глаза цвета дождевой воды и сумрачных облаков прошептал одними губами:
        - Я тебя люблю.
        А после этого очень нежно поцеловал, а потом снова взглянул в её глаза и улыбнулся.
        - Не бойся, в этот раз у нас всё будет просто замечательно! Слушай, а почему ты из моей квартиры сбежала? - Тер вопросительно смотрел на неё. - Ты думала, что я тебе не поверю?
        Она счастливо улыбнулась.
        - Да, и поэтому тоже. Знаешь, я ни капли не сомневаюсь, что так оно и было бы. Ты мне сейчас веришь, потому что видишь мои … моё… в общем, веришь из-за того, что знаешь мой характер. Что я не склонна так бурно реагировать на ровном месте. Веришь, потому что чувствуешь, что для этого океана, которым я тебя затопила, - Нейс смущённо потыкала пальцем в его мокрую от её слёз грудь, - есть какие-то серьёзные причины.
        Она вздохнула и продолжила:
        - Присутствие Бера не дало бы мне так расклеиться, пришлось бы просто сухо по-деловому всё выкладывать, а выкладывать особо и нечего. Что бы вообще в такой ситуации можно было бы сказать? Моё простое сообщение, что я только что явилась из возможного будущего, где мы все погибли, безусловно, произвело бы на вас впечатление, да только совсем иное. Ты, наверное, первый у меня за спиной вызвал бы медиков.
        - Наверное, - Тер кивнул. Сидеть с Нейс на коленях ему нравилось, но его мужская натура настойчиво требовала большего.
        Однако как ни хотелось засунуть ему подальше весь этот спецархив с его ценной информацией, забыть про эту чёртову поездку, хейротов, кристаллы и утащить свою долгожданную добычу в соседнюю комнату с широкой кроватью, которую он приметил ещё в прошлый раз, похоже, придётся смириться.
        Да честно говоря, и давить на Нейс не хотелось. Это сейчас под воздействием эмоций она как мягкий пластилин в его руках и с ней можно делать всё, что хочется. А как придёт в себя, может снова залезть в свою раковину и поплотнее захлопнуть створки.
        - Ладно, столько терпел, еще немного потерплю. Нужно, чтобы она сама решила ко мне прийти, - Териос с предвкушением улыбнулся своим мыслям и слегка приоткрыл кольцо своих рук, в котором девушка так уютно устроилась. - Ну что, будем дальше в спецархиве ковыряться или сразу к Беру поедем? Что ты там уже нарыла в спецархиве?
        - Вот посмотри сам, - девушка кинула на него благодарный взгляд выскользнула из своего уютного гнезда у него на коленях. - Много всего интересного, однако не то, что нам нужно.
        Они вместе лазили по архиву ещё несколько часов, но всё бестолку. Как оказалось, хейроты свои государственные тайны внешним столичным хранилищам информации не доверяли.
        В конце концов, Тер решил прекратить эти интеллектуальные метания.
        - Всё, хватит. Ложимся спать. Завтра с утра нас ждёт Бер с докладом.
        - Докладывать нечего, - хмуро буркнула Нейс, отводя от него усталые глаза.
        - Ну, хотя бы расскажем общую линию. Думаю, Бер там сгорает от любопытства, откуда ноги растут у твоего заявления, что лететь опасно и там ловушка. Дальше разберёмся по ситуации.
        - Хорошо. Я тебе здесь в гостиной кровать сделаю, - она смущённо отвернулась. - Или тебя в спальне положить?
        - Кто бы сомневался, что ночевать мы будем по раздельности, - усмехнулся про себя Териос. - Моя осторожная девочка ещё не готова принять мысль, что между нами уже всё решено. Ничего, я терпеливый, могу и подождать.
        Нейс пробежалась пальцами по панели управления домом и на месте узкого дивана возникло широкое ложе.
        - Вот, подушки и одеяло сейчас принесу. И полотенце.
        Ещё несколько минут суеты перед сном, и они замерли в ночной темноте каждый в своей комнате.
        Нейс смотрела со своей кровати на ночное небо. Из гирлянды ночных спутников на небосвод выплыл пока только один голубоватый Мерк. Или уже один, а другие два зашли за горизонт?
        Она лежала и мало-помалу начала сваливаться в сон, однако облегчения он не принёс. Нейс с выпрыгивающим из груди сердцем бежала куда-то по коридорам «Лунного света», перед ней снова стоял Верих, размахивая не только крюком, но и парализатором. Как это и бывает во сне, эмоции плескались сами по себе, без рамок логики и разумных доводов.
        Нейси тонула в отчаянии, страхе и самое главное, бессилии. Все её попытки что-то изменить, были слишком слабы.
        Когда во сне Верих ударил её и бросился к флаеру, она закричала. От нахлынувшего чувства вселенской несправедливости, от того, что этот подлец и убийца сможет ускользнуть и остаться живым, а она не смогла ничего исправить и теперь все, и рыжий Друрри, и нескладный Громи, и случайно оказавшийся на борту Фин, все погибнут!
        - Тер! - крикнула она, глядя в спину убегающего прочь Вериха. - Териос!
        Это был зов, вырвавшийся из самого сердца. Это была надежда на справедливость, воплощенная в одном единственном имени.
        Нейс открыла глаза и не сразу поняла, где она находится. Тер сидел на краю кровати и осторожно тряс её за плечи.
        Она села. В темноте спальни лица Тера не было видно, проглядывались только общие очертания фигуры.
        - У тебя был кошмар, и ты кричала, - как бы оправдываясь, что без спросу зашёл на запретную территорию, сказал он и, помолчав, добавил. - Ты звала меня.
        Нейс выплыла из кошмара. Да звала. Да, цеплялась за его имя. Да, он ей нужен, нужен как воздух, что уж тут врать самой себе.
        Она глубоко вздохнула, прижалась к нему и тихо произнесла:
        - Не уходи, останься со мной.
        - Хорошо.
        Он уложил её, укрыл и лёг рядом, целомудренно обнимая через одеяло.
        - Нет, не так, - возразила Нинейс, решительным движением скинула одеяло, приподняла свою пижаму и прижалась к нему голой грудью, не оставляя никаких сомнений, что именно имеет ввиду.
        - Оставайся со мной пусть даже недолгое время, но… вместе.
        Она обвила его шею и очень ласково поцеловала его коротким поцелуем, а потом чуть отстранилась, как бы оставляя ему возможность для отступления.
        Однако ни о каком отступлении не могло быть и речи! Он тоже хотел быть … вместе.
        - Почему же на недолгое время, - хрипло пробормотал Тер, теряя контроль и стремительно падая в сладкое безумие. - Я хотел бы остаться с тобой надолго, в идеале, навсегда.
        Он просунул свои руки под её пижамные штанишки и ладонями провёл по горячей потрясающе гладкой и шелковой коже упругих полушарий.
        Тихий стон наслаждения пролетевший из губ Нейси только подстегнул его. Тер стянул с её ног совершенно ненужные теперь пижамные шортики и прижал эти мягкие полушария к себе, туда, где пульсировал и грозился взорваться сверхновой уже совсем закаменевший от желания орган.
        Нейс в ответ мягко качнула бёдрами. После этого его самоконтроль полностью закончился, мысли все до единой вылетели из головы и Тер погрузился в пламя бескрайнего ничем не замутнённого искрящегося блаженством счастья.
        * * *
        Я сама не поняла, как это произошло. Барьер в одно мгновение осыпался, меня потянуло к этому мужчине будто магнитом, и всё завертелось в какой-то безумной волшебной полной наслаждения карусели. Его руки, стягивающие мои шортики, мои бесстыдно раскинувшиеся ноги, изнемогающий от желания пульсирующий комок внутри живота, который требовал немедленно заполучить этого мужчину. Ну пусть не всего, но хотя бы его очень важную часть, уже готовую погрузиться в моё внутреннее пламя.
        Какие там прописанные в книжках предварительные ласки! Ураган страсти таких реверансов не предполагает. Когда вы оба пылаете как два факела и жаждете только этого волшебного мгновения единения и ничего больше, книжные правила стираются.
        Тела и души, да и судьбы, наверное, в этот безумный миг сплетаются в единое целое, и вечности плевать на то, что было перед этим.
        Когда это обоюдное безумие закончилось и взаимная жажда была немного удовлетворена, я наконец по-настоящему расслабилась и почти сразу заснула, обнимая Тера, моего мужчину, которого судьба мне подарила во второй раз.
        Утром мы отправились к Бернану.
        Сначала после пробуждения был какой-то неловкий момент, тем более проснулась я одна и обнаружила Териоса уже одетым в гостиной.
        Когда я появилась на пороге, Тер быстрым движением шагнул ко мне, привлёк к себе и обнял, заключив в кольцо своих рук и довольно выдохнув.
        - Я уже соскучился, - пробормотал мой мужчина, поднимая моё лицо за подбородок и утопив меня в нежности своего синего взгляда.
        Моя неловкость мгновенно исчезла без следа, зато на смену пришло удивительное чувство единения и уверенности.
        Во время завтрака Териос посоветовал выложить всё Бернану без утайки: и про хитрые свойства наконечника, и про сдвиг времени во время общения со Сторком, и про нашу будущую перевозку, и чем она закончится, и про моё возвращение.
        Я так и сделала, когда мы добрались до квартиры Тера. Теперь за спиной у меня стоял Териос и это внушало оптимизм, которого не было раньше.
        Бернан слушал мою пространную речь не прерывая, но вид у него при этом был весьма озадаченный.
        Когда я закончила, он помолчал с минуту, бросил задумчивый взгляд на своего помощника, сидящего рядом со мной и спросил:
        - Ну, а в спецархиве вы что-нибудь интересного всё же нарыли?
        - Интересного много, но в этом смысле зацепиться не за что, - со вздохом призналась я. - Хаш на самом деле является древним искусственным спутником Хейры. Этот факт местные учёные выяснили совсем недавно, всего лет сто назад и только шестьдесят лет назад они смогли проникнуть внутрь и обнаружили там сеть широких проходов или коридоров, частично заросших кристаллами.
        В самом сердце Хаша расположен гигантский зал, посередине которого от пола до потолка растёт кристалл, похожий на дерево. Путём целой серии сложных экспериментов учёные выяснили, что этот кристалл способен реагировать на процессы, идущие снаружи и внутри Хаша и поэтому назвали его управляющим древом. Похоже, что хейроты прикладывают титанические усилия, чтобы понять принцип его функционирования. Они считают, что тогда получили бы в свои руки мощнейший инструмент управления пространством и временем. Сказки и легенды это лишь подтверждают эти предположения. В них Хаш то исчезает, то появляется и вообще ведёт себя очень активно и непредсказуемо.
        _ Хм-м-м, мощнейший инструмент, говоришь? А что-нибудь об катастрофах подобной той, о которой ты рассказала, нашли?
        - Ничего нет. Просто с определённого момента хейроты начали отслеживать появляющиеся сведения о найденных кристаллах, подобных своему управляющему древу. Таких сведений по всей Галактике были крохи, однако они всё же были.
        Видимо, первые попытки привезти подобные кристаллы на Хейру или Хаш оказались неудачными, хейроты сделали определённые выводы и перевели все сведения в разряд государственной тайны. В настоящее время о Хаше упоминают только как о малом спутнике Хейры. Всё, что мы нарыли о нём как о корабле древних относится к первым, очень ранним исследованиям.
        - А наконечник, что ты от нас получила, говоришь, выгорел?
        Я вздохнула и вытащила из-за ворота блестящий слепой кругляш, который всё также висел у меня на шее.
        - Да, полностью.
        Бернан, разглядывая, вертел его в своих больших, похожих на лопаты, ладонях и молчал.
        Мы с Тером тоже молча ждали его вердикта.
        - Итак, подводим итог, - наконец уверенно произнёс капитан. - Бездоказательные, однако весьма эмоциональные уверения Нинейс о возможной грядущей катастрофе у Хейры, я услышал, - в этот момент я вся сжалась, ожидая услышать роковые слова отказа. Однако неожиданно прозвучало совсем другое: - и эти слова упали на благодатную почву. Меня и самого мучило ощущение чего-то неправильного. С чего вдруг возникла идея внезапной перевозки этого настолько заинтересовавшего хейротов кристалла на нашем маленьком плохо вооружённом корвете? Насколько я понял из нашей встречи с представителем, к нам обратилась околоправительственная организация, у которой есть масса других возможностей.
        - Так уж и плохо, - позволил себе облегчённо улыбнуться Тер.
        - Ну, согласись, с военным крейсером по силе и оснащённости наш «Лунный свет» не сравнить. А такой корабль, между прочим, совсем рядом. К вашему сведению, один их крейсеров хейротов находится прямо у Серпы и гнать его с другого конца галактики нет необходимости.
        Бер утвердительно кивнул, глядя на наши удивлённо вытянутые лица, подтверждая только что сказанное.
        - Пока вы там в медкапсулах валялись, я новостями интересовался. Так вот, только что закончился совместный рейд имперских войск, и сейчас крейсер хейротов пристыкован к первой орбитальной станции Серпы.
        - Значит, отказываемся от перевозки? - с надеждой в голосе спросила я.
        - Отказываемся, однозначно.
        Я облегчённо выдохнула.
        - Однако вопрос сейчас в том, как именно отказываемся. Мне с Роном ещё разговаривать, объяснять ему наш отказ, поэтому нам желательны аргументы повесомее, чем эмоциональное заявление Нейс. Поэтому, команда, слушай мой приказ.
        Бер оглядел нас с Тером и улыбнулся уголком рта. По его улыбающемуся взгляду стало понятно, что про нашу совместную ночь в моей спальне и о возникших весьма близких отношениях с его помощником, Бернан уже догадался. Я, кажется, покраснела.
        - Сейчас вы едете на квартиру Нейси и одеваете её в достаточно деловую одежду, но пособлазнительнее. Затем мы все вместе едем на встречу в представителем хейротов.
        - Зачем это? - недовольно буркнул Териос, сразу напрягшись на слово «пособлазнительнее».
        - Для отвлечения внимания. Для настройки представителя на благодушный лад, чтобы первый удар был более ошеломительным, потому что нашей основной ударной силой будет Нинейс.
        - Так ещё ничего не было! Чем я его ударять буду?
        - Нейс, у тебя есть самое главное - информация! Сведения!
        Я сразу вспомнила Швиркино «Знание - сила. Знание - преимущество». А ведь верно.
        - Ты многое про этого Вериха теперь знаешь. Да и вообще с твоей подачи мы теперь в курсе государственной тайны хейротов, - добавил Бернан. - Вот ею и будем бить.
        Не волнуйся, говорить начну я. Твоя задача, Нейс, вставлять уточняющие реплики с любой информацией, которую мы в принципе не могли бы знать и которая ошеломила бы Вериха. Наша задача, выбить его из колеи и заставить раскрыться.
        Задача была понятна. Всю дорогу я тщательно вспоминала всё, что за неделю полёта успел рассказать Верих.
        Встречу Бер назначил в просторном пафосном кафе с лаконичным строгим интерьером. Прекрасная замена одного из кабинетов администрации, куда соваться было нельзя, чтобы не получить под бок наблюдателя за встречей.
        Верих уже был там. Он сидел в расслабленной позе, явно не сомневаясь в благополучном исходе встречи.
        - Ну что вы решили насчёт перевозки? - спросил Верих в полной уверенности услышать положительный ответ.
        - Мы решили отказаться.
        - Почему? - удивлённо приподнял брови Верих, - Условия перевозки кристалла более чем хорошие. Да ещё и перевозка моего флаера повысит вашу прибыль.
        Он ещё не сомневался, что сможет заставить нас изменить решение. Ну как же, деньги, прибыль, это же так важно.
        - Согласен, ваш флаер вам дорог, - доброжелательно улыбаясь произнёс Бер. - Только дело-то не в перевозке, а в том, что один из ваших спутников - древний космический корабль неведомой империи цивилизации, который разрушает все корабли, имеющие на борту часть управляющего древа. Вы же собрались оставить нас погибать, а самому выскользнуть на том самом флаере в момент ожидающей «Лунный свет» катастрофы? Таким был ваш план?
        Лицо Вериха исказилось. Он явно был ошеломлён, но молчал.
        - Да, - безмятежно добавила я, таким же доброжелательным оскалом улыбаясь Вериху. - Сбежать с обречённого корвета на флаере, получить награду за доставку кристалла и поселиться на Нирше со своей женой и дочкой Мешеной. Курортная планета, что может быть комфортнее для проживания, правда?
        Это я вовремя озвучила планы Вериха, которыми он делился с нами во время полёта. Такие тайные детали его личной жизни окончательно вышибли его из колеи. Мужчина сразу посерел лицом. Ещё бы, экипаж «Лунного света» для него чужие люди, их смерть всего лишь рабочий момент для него, а тут речь пошла о его семье, которая оказалась на линии противостояния.
        - Откуда вы знаете? - вырвалось у него.
        - О чём? О том, что вы хотели нас подставить таким образом?
        Верих напряжённо кивнул, не сводя с Бернана глаз.
        - У нас свои источники, господин Верих. Мы знаем, что хейроты пытаются скрыть существование искусственного объекта около своей столичной планеты и перевели все сведения в разряд государственной тайны. А теперь посмотрите на нас внимательно, - тихо и угрожающе произнёс капитан, - это именно меня и мой экипаж, - Бер указал на нас с Тером, - вы собрались лишить жизни.
        - Я не хотел, - пробормотал Верих. - Я был против. Меня заставили.
        Наступило молчание, во время которого Верих попытался взять себя в руки и отыграть назад. После некоторой заминки ему это удалось.
        - Я не знаю, откуда вы всё это взяли, - хрипло сказал он, переводя взгляд с одного на другого, - но вы… ошибаетесь.
        Однако его потрясённое лицо говорило совсем о другом.
        - Предлагаю на этом наш разговор закончить, - спокойно сказал капитан, поднимаясь с места. - Кристалл мы не повезём. Во избежание дальнейших недоразумений, сообщите, пожалуйста, хейротам, что наша находка при подробном рассмотрении оказалась, какая неприятность! не кристаллическим деревом, а просто обычной деревяшкой, обросшей мелкими кристаллами. Похоже, мы, о ужас! хотели вас обмануть!
        А мы со своей стороны, со всеми извинениями и расшаркиваниями поставим в известность станционные власти об этой нашей ошибке. Нам очень повезло, что платы за него пока не поступало и это не финансовый вопрос.
        Когда мы уходили, Верих неподвижно сидел за столом, уставившись в стену невидящим взором.
        - Ну что, Тер, как получилась запись? - спросил Бер, когда мы уселись в таксилёт.
        - Отлично вышла. Всё видно и слышно. Для обвинений в суде её маловато, конечно, доказательств всё-таки как не было, так и нет, на испуг ведь брали. А вот убедить Рона, что есть основания для отказа в перевозке, вполне можно.
        - Это хорошо. С конфликта начинать сотрудничество с Роном не хотелось бы, - Бернан удовлетворённо вздохнул.
        - А куда мы собственно сейчас летим? - вдруг спохватилась я, наблюдая, как центр Бронтейла уплывает в сторону.
        - На орбиту, - коротко ответил Бернан. - У нас сегодня есть ещё одна важная встреча.
        - С кем? Вроде с хейротами развязались?
        - Ох уж эта короткая девичья память! А про нападение на Фина ты уже забыла? Это ведь не люди Вериха тогда залезли к нему в дом с парализатором. Или тебе уже неинтересно, кто и почему интересовался коробкой с наконечниками?
        Я покраснела. Действительно, катастрофа у Хаша в моём сознании затмила всё, а ведь кроме Вериха и хейротов был кто-то ещё!
        Оказалось, что за это время капитан сумел договориться с одной из станционных криминальных группировок, и они помогли Беру вычислить того, с чьей подачи на крыльце своего дома чуть не погиб Фин.
        - Ну и о чём мы с ним будем разговаривать? Он же от всего будет отпираться! Да и вообще, о чём его спрашивать, капитан, если мы вопрос о найденных наконечниках держим в секрете?
        - Ну, мы всё-таки попробуем его разговорить. У нас всё-таки есть кое-что, чем мы можем расшевелить его интерес, - усмехнулся он.
        - Чем же, интересно? Бер, вы же не собираетесь вытаскивать коробку из хранилища и совать ему под нос для того, чтобы стимулировать поток откровений?
        Тер хмыкнул:
        - Нейс, зачем нам коробка, если у нас есть ты, самое главное преимущество.
        - Вот именно! - улыбнулся Бернан. - У нас есть ты с наконечником на шее, зачем нам вся коробка?
        - Так он уже мёртвый и оплавленный, - грустно вздохнула я, положив руку на грудь, туда где под блузкой до сих пор висел блестящий кругляш.
        - Жаль, конечно, что он выгорел, - сочувственно покачал головой капитан, - однако для наших целей ещё лучше. Послушаем, как этот таинственный персонаж отреагирует на твой выгоревший наконечник, а потом добавим, что в коробке все обломки в таком состоянии. Посмотрим, на что его пробьёт.
        - А в прошлый раз что он сказал?
        - В какой прошлый раз?
        - Ну в тот, когда мы… всё-таки это кристаллическое дерево на Хейру повезли.
        Сказать, что в тот раз, когда мы погибли, у меня не повернулся язык.
        Бернан хрюкнул и насмешливо свёл мохнатые брови:
        - Нинейс, не путай меня. Прошлого раза у меня, - он выделил последнее слово, - не было. И у Тера не было. И у этого любителя чужих коробок с наконечниками не было. Прошлый раз с катастрофой, к счастью, был только у тебя, единственной из всего нашего экипажа, да думаю из всей империи. Мне на этого заезжего гастролёра только вчера указали, да и то только после твоих эмоциональных выступлений насчёт ловушки.
        - А как мы его заманим на встречу? В коридоре прижмём?
        - Пф-ф-ф, Нейси, какая ты кровожадная стала! К чему такие меры? - Бернан бросил на меня смеющийся взгляд. - Зачем идти в обход, если есть прямой путь? Всё проще. Я напрямую с ним связался и договорился о встрече.
        Тот, кто ждал нас в кафе в развлекательной зоне станции, был гуманоидом, однако не был ни хейротом, ни потомком землян. Да, руки - ноги присутствовали, свободная одежда тёмных тонов частично скрывала бочкообразное тело, капюшон прикрывал большую часть головы, а очки прятали половину лица. В таком виде он не бросался в глаза своей инаковостью, однако при ближайшем рассмотрении перепутать его с человеком было невозможно.
        Когда мы сели за его стол, он мохнатым подобием руки вытащил лингвомаску, устройство для синхронного перевода, и прикрепил её к нижней части лица, но взамен, явно из желания найти с нами контакт, снял очки и мы увидели два круглых блестящих фасеточных глаза. Он оказался инсектоидом гуманоидного типа.
        Его отсвечивающие тёмной радугой фасеточные глаза были неподвижны. Ему не требовалось переводить взгляд с одного собеседника на другого. Он видел нас всех одновременно.
        - Добрый день, - донеслось из динамика лингвомаски вместе с негромким стрекотанием, доносившимся до нас из-под неё. - Я рад. Что наша встреча. Наконец состоялась. Меня зовут Пятый.
        Он говорил отрывисто. Видимо, его родной язык не позволял строить длинные фразы, а имя нашего необычного собеседника маска перевела буквально.
        - Что же мешало вам поговорить с нами раньше напрямую?
        - Опасения. Ошибочная оценка ситуации.
        От незнакомца не ощущалось никакой агрессии. От него, скорее, веяло каким-то грустным спокойствием.
        - Мне только нужны были. Кристаллы с того места. Где нашли моего друга.
        Мало-помалу, с каждой отрывистой фразой нашего странного собеседника, кусочки пазла, которые мелькали перед нашими глазами последний месяц, собирались в достаточно чёткую и понятную картину.
        Ситуация оказалась, как и всё в этом мире, и сложной, и простой одновременно.
        Тот мумифицированный хейрот был исследователем древних цивилизаций. С сидящим перед нами инсектоидом они познакомились в одной из межпланетных имперских экспедиций, нашли общие интересы, несмотря на различие рас стали друзьями, а потом разъехались в разные стороны, но продолжали поддерживать контакт. Пятый занимался исследованиями в столичной системе империи, его друг отправился домой на Хейру и сначала исследовал Хаш. Хейроты тогда только что сумели проникнуть внутрь и с увлечением исследовали там его изнутри.
        Друг Пятого исчез в космосе около сорока лет назад. Однако перед его исчезновением по гиперсвязи от него пришло пространное наполненное восторженными интонациями сообщение, в котором друг поведал, что он сейчас в космосе, нашёл ветвь кристаллического дерева, и ему удалось наладить контакт с кристаллической формой жизни.
        Живые кристаллы - симбиоты, так он их назвал. Они обладали невероятными, уникальными способностями. Эти кристаллические симбиоты могли не только менять скорость потока времени, но и зацикливать его.
        Они смогли на короткое время в замкнутом пространстве капсулы синхронизировать свою невообразимо длинную жизнь с короткой, просто мгновенной с их точки зрения, жизнью сумевшего достучаться до их разума белкового существа. Только после такой синхронизации им и удалось полноценно пообщаться.
        Далее из сообщения следовало, что кристаллы поведали ему, что Хаш - это не древний космический корабль неизвестной цивилизации, а один большой живой кристаллический организм, а разросшееся управляющее древо внутри этот что-то вроде мозга.
        Много было в том сообщении непонятного, но, видимо, ключевой для Пятого стала фраза «Временем управляют те кристаллы, что направлены в центр. Их немного. Если собрать их вместе, всего лишь с коробку наберётся. Я верю, что имея с ними контакт, мы сумеем разобраться с возможностями самого Хаша. Это будет прорыв в управление временем».
        После этого он исчез и сообщений от него больше не поступало.
        Когда через сорок лет пришло извещение, что тело пропавшего друга найдено внутри какой-то космической глыбы и его останки привезены корветом «Лунного света» на Серпу, Пятый сразу вылетел сюда. Он не сомневался, что кроме описанного в извещении ветвистого кристалла, мы загребли с собой всё, находившееся рядом. Так что интересовали его именно те кристаллы, что мы назвали наконечниками.
        Лично у меня в момент рассказа мелькнула мысль, что эта упомянутая в сообщении синхронизация времён вышла тогда для хейрота боком. Кто знает, возможно, это хитрое двойственное изменение скорости потока времени, при котором оно стало течь намного медленнее для хейрота и гораздо быстрее для кристаллов, хоть и позволило им общаться, однако в дальнейшем привело печальному концу. Отпущенная на волю пружина времени распрямилась и ударила, приведя хейрота к мгновенному старению и его неизбежной смерти от старости. Судя по тому, что он застрял в той капсуле в целом скафандре без признаков повреждений, это очень может быть. Длины его жизни хватило на одно сообщение и пару-тройку «бесед» с кристаллами. Возможно, он собирался послать ещё одно, более чёткое, более внятное сообщение о том, что узнал, но уже не успел.
        Да и что там случилось с капсулой и наконечниками тоже неясно. То ли они тоже посыпались из-за этой синхронизации, то ли случилась какая-то природная катастрофа, то ли нечто посередине - синхронизация привела к чему-то, что повредило наконечники. Какой-то локальный временной взрыв, например, уничтоживший капсулу изнутри. Теперь этого не узнать. Остаётся только догадываться. Мы, попав в Загадку, увидели только результат: разросшееся кристаллическое дерево, обломки стержней и наконечников, и заросший космической грязью вход в капсулу.
        Я вынырнула из размышлений, когда услышала спокойный голос Бернана.
        - Зачем же вы действовали такими преступными методами?
        - Я сказал раньше. Другие правила. Ошибка в оценке ситуации. Неправильная стратегия. Ошибка в выборе исполнителей. Большая оплата. Прошу простить.
        Всё было ясно и тут. Инсектоид сходу налетел на какую-то из наших станционных криминальных группировок, глава которой ухватился за хорошо оплачиваемый заказ, показавшийся ему лёгким. Тот, кто исполнял заказ и в голову не брал, что оставил замерзать парализованного Фина, или как они думали тогда, Териоса, на морозе. Парализатор летальным оружием не считается, поэтому и пользуются им часто, не сознавая последствий. А про мороз они просто не подумали, проводя свою жизнь в постоянном климате станции или в южных районах планеты, где замёрзнуть просто невозможно.
        - Я прошу показать. Кристалл времени из коробки, - мне показалось, что сухой механический голос лингвомаски на этот раз прозвучал с напряжением.
        Бернан кивнул мне, и я молча положила перед Пятым свой медальон.
        - Кристалл выгорел. Это всё, что осталось от этого элемента.
        - Они связаны между собой, - произнёс инсектоид, касаясь когтем оплавленного центра моего наконечника в том месте, где раньше сияла капелька. - Значит, выгорели все.
        Вот тут он попал в точку.
        Ещё перед встречей мы заехали в хранилище и заглянули в коробку. Нашим глазам представилось удручающее зрелище. У всех наконечников выгорел центральный кристалл. Похоже, они все действительно были связаны между собой несмотря на расстояния. Видимо, время и пространство для них играют совсем другую роль.
        Возможно, вернуться на целую неделю назад я смогла только благодаря их совместной активации. Почему-то мне до сих пор кажется, что капелька не просто реагировала на присутствие Хаша, а спасала именно нас. Что мой прыжок в прошлое результат сознательных усилий моего маленького медальончика, который в тот момент собрал силы всех своих соратников, находившихся в коробке.
        - Мне можно возвращаться. - сказал инсектоид, пряча свои мохнатые руки - лапы в рукава своего свободного одеяния. - Надеюсь, мой друг. Был счастлив. Перед уходом в небесное гнездо. Из-за дружбы с кристаллами.
        - Тоже на это надеюсь, - подумала я, - Осознание того, что ты сумел достигнуть чего-то нового, наладить контакт с чем-то неведомым, делает истинных исследователей счастливыми несмотря ни на что.
        ЭПИЛОГ
        В новый поиск мы отправились уже через неделю. Бернан всё же успел за отпуск проработать и подготовить перспективное направление. Его новый старший партнёр Рон это направление утвердил не глядя.
        Нашу внезапную связь с Териосом команда неожиданно для меня одобрила. Да и вообще, мне кажется, о нашей взаимной тщательно скрываемой симпатии они уже давно догадывались.
        Без шуточек в кают-компании, конечно, не обошлось, но Тер вполне успешно отбивался, переводя стрелки на самих шутников.
        Чтобы не мешать друг другу в замкнутом пространстве корвета, жили мы с Тером всё также в разных каютах. Только по моей просьбе искин поменял в них настройки и сделал кровати пошире. Так что хождение друг другу в гости порой заканчивалось…хм… порой не заканчивалось до утра.
        Родной экипаж оценил, что мы держим себя в рамках и не дразним оторванных от женского общества мужчин любовью и поцелуйчиками по углам. В общем, мой принцип, «мы здесь все бесполы и равны», немного перекосился, но был ещё жизнеспособен. Он модифицировался в «мы здесь все бесполы и равны днём», и, похоже, это устраивало всех, даже Териоса.
        Когда «Лунный свет» после поиска пристыковался к станции, я как всегда нарядилась, не желая менять наш обычный ритуал прощания с командой, и перед тем как выпорхнуть к ожидающим меня у шлюза мужчинам гадала, как будет вести себя Териос. Отправиться со мной на Серпу он из-за обязанностей помощника капитана ещё не мог. Собственнически целовать меня при всех я не позволю. Значит, будет прощаться со мной как всегда?
        Как всегда не вышло.
        Этот манипулятор вдруг встал встал на одно колено, вытащил откуда-то из-кармана коробочку с кольцом и громко провозгласил:
        - Нинейс, я предлагаю тебе свою руку и сердце и хочу, чтобы ты стала моей женой!
        Родная команда на мгновение озадаченно стихла, затем загомонила, а потом Дру сделал шаг вперёд, хлопнул меня по плечу и подмигнул:
        - Соглашайся, Нейс, парень наш, проверенный.
        - Я подумаю, - пискнула я, не желая сдаваться так сразу безоговорочно.
        Стен оглядел меня искоса и удивлённо поднял брови:
        - Что там думать, у вас даже запахи притягиваются.
        - Я подумаю, - уже более твёрдо сказала я.
        - Дайте ей подумать, - меланхолично сказал Громи. - Я тоже не люблю, когда на меня давят.
        - Конечно, стоит подумать, - усмехнулся Бернан. - Семью создать, это вам, ребята, не просто в гости друг к другу ходить.
        - Оставьте мою невесту в покое, - вмешался Териос, уверенно взял меня за руку, поцеловал её, ловко надел кольцо на палец и, совершенно не давая мне опомниться, толкнул в выходу. - Иди дорогая, думай. Не сомневаюсь, что ты примешь правильное решение.
        Я кивнула, выбежала в коридор станции и только там опомнилась. Кольцо было на пальце, невестой меня уже объявили, значит, права на меня заявлены и это официально. Выходит, меня отпустили подумать уже о свершившемся факте.
        - Не революцию же теперь этому манипулятору устраивать, который и так догадывался о моём положительном ответе, - фыркнула я мысленно и покраснела, вспомнив нашу последнюю ночь со пылкими уверениями любви и взаимными доказательствами желания быть вместе как можно дольше.
        Кристаллическое дерево Бернан никому не отдал. Властям он заявил, что кристалл рассыпался при транспортировке, поэтому кристаллическое дерево исчезло из всех официальных бумаг и наши станционные власти вздохнули спокойно.
        Не знаю, что там сказал хейротам Верих, но они влезать на нашу территорию не стали. Всё-таки научный интерес - это одно, а межрасовый конфликт на чужой планете - это другое.
        Надеюсь, Верих выбрал правильное решение и скрыл наш демарш, объявив наше дерево фальшивкой. Их крейсер спокойно покинул нашу систему.
        О том, куда на самом делся этот странный ветвистый кристалл, знали только мы вчетвером. Бернан, мы с Тером и Фин. Знали, потому что мы все вместе «посадили» это дерево у сосны недалеко от лесной избушки Бера.
        Яму для кристаллического корня Бер сделал не в земле, а в скальной породе, а рядом с корнем, мы рассыпали обломки стержней и наконечников. Как-то это было символически и интуитивно правильно. Если они все были живые и симбиоты, то должны быть вместе и в посмертии.
        Мой медальончик я оставила с собой и всё-также носила на груди. Он был для меня не украшением, а памятью о друге.
        Жизнь потекла по своей накатанной колее.
        Где-то через пятнадцать лет после описанных событий мы с Тером и детьми приехали в гости к Бернану в его давно и хорошо знакомую нам глушь.
        Бернан к тому времени женился на очень хорошей спокойной женщине, которая постоянно жила здесь в этой самой лесной избушке на Серпе и терпеливо ждала его после полётов, не выражая желания перебраться в какое-то место помноголюднее.
        Фин тоже женился, однако в жёны взял свою напарницу по службе. Или она его взяла в мужья, не обращая внимания на сопротивление? Не знаю, но они оба в наши редкие встречи выглядели довольными.
        Была ранняя осень и вокруг дома Бера пылало жёлто-бордовое разноцветие уходящих в зиму деревьев, перемежающееся тёмной зеленью елей.
        - Нейс, Тер, пойдёмте со мной, я хочу вам кое-что показать, - сказал нам Бернан на следующий день после нашего прибытия и, загадочно усмехаясь, повёл нас к знакомой сосне, которая за это время вымахала ещё выше.
        Он выбрал прекрасный момент, чтобы показать нам это маленькое чудо.
        Был полдень, Солен ярко сиял с небосвода, поэтому мы сразу увидели её. Она притягивала взгляд, сверкала голубоватой искрой и, казалось, радовалась жизни, эта крохотная, сияющая гранями, почка, что образовалась на одной из ветвей кристаллического дерева.
        Я улыбнулась и слегка коснулась пальцем её острого кончика:
        - Надо же! Оно оказалось живым! Размножение, один из признаков жизни!
        Териос искоса посмотрел на меня и подмигнул:
        - Ну, тебе, Нейс, тоже есть чем похвалиться Бернану, правда ведь?
        Я довольно кивнула, расстегнула кофту, вытащила из-за выреза блузки свой медальон и на ладони протянула Бернану.
        - Вот, смотрите.
        Капитан наклонился над моей рукой, внимательно вглядываясь. На моей ладони лежал хорошо ему знакомый изрезанный узорами металлический кругляш с всё той же оплавленной ямой посередине.
        Яркий полуденный свет Солена слепил глаза, однако такое прекрасное освещение помогало рассмотреть, что прямо в центре этого тёмного уродливого пятна ожога вырос маленький белесый бугорок.
        Словно крохотная капелька росы упрямо просочилась откуда-то изнутри.
        Бернан поднял на нас глаза и счастливо улыбнулся.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к