Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Долинин Александр: " Колдун Его Величества " - читать онлайн

Сохранить .
Колдун Его Величества Александр Александрович Долинин
        Современный фантастический боевик
        Что может произойти в мире, где перемешались пар, электричество и магия? Да все что угодно!..
        Специальному агенту Кристоферу Кузнецову часто поручают самые сложные задания, когда под угрозой не только чьи-то жизни, но и безопасность государства. А сражаться приходится не только при помощи револьвера, но и магических артефактов.
        Темные твари скрываются среди людей, привлекая самых нестойких на свою сторону. И нельзя ошибиться, ведь если от руки агента погибнет обычный человек - последствия будут самыми печальными…

        Александр Долинин
        Колдун Его Величества

        
* * *

        Не ищите здесь совпадений с какими-то известными мирами, событиями, странами, городами, людьми. Если что-то и найдете - это будет чистой случайностью.

        Часть первая

        Пейзаж за окном вагона прекратил свое неспешное движение, и раздались три коротких гудка локомотива. Машинист паровика оказался мастером - толчка при остановке совершенно не ощущалось. Ну что ж, пора брать свой большой саквояж и двигаться к выходу - проводник уже опустил лестницу, и самые нетерпеливые пассажиры ступили на мощенный каменными плитками перрон. Приехавшие и встречающие быстро смешались в разноголосую толпу, которая потянулась к выходу в город. Я посмотрел вверх - на стене вокзала все так же куда-то скакал бодрый конь, изображенный на гербе города. Так, здесь особых изменений нет, идем дальше, на площадь…
        Оставив позади еще влажный после недавнего дождя перрон и едкий запах сгоревшего в паровозной топке угля, увидел примерно то же самое, что и раньше - стоянку для паровых омнибусов и выстроившихся на одной линии извозчиков. Выбрав в длинном ряду пролеток разной степени потрепанности более-менее прилично выглядевшую, я двинулся к ней.
        - Куда вам угодно?  - обратился ко мне водитель этого транспорта.
        - На Большую Садовую. Там гостиница какая-нибудь осталась?
        - А как же, господин хороший,  - ответил мужик в потертом кафтане и дернул поводья, вернув лошадь к созерцанию окружающей действительности.  - И гостиницы есть, и заведения всякие, где повеселиться сможете, если деньги есть.
        - Ладно, вези, на месте разберемся…
        Кобылка меланхолично зацокала подковами, и пролетка не торопясь покатила вдоль по улице.
        - Погоди, здесь разве на Столичный тракт не нужно поворачивать?
        - А если вам гостиницы нужны, то мы лучше с другой стороны туда подъедем, я большие улицы не люблю, суеты много…
        Надо же, философ-извозчик! Хотя одно другому не мешает, наверное. Пока лошадь не спеша переставляла ноги, я осматривался по сторонам.
        Ну что, здравствуй, старый город! Давно не виделись, можно сказать, целая жизнь прошла с тех пор… Просвистели, как винтовочные пули, полтора десятка лет, заметно поседели оставшиеся на голове волосы. Но почти все случившееся тогда до сих пор вспоминается, как будто произошло только вчера. История моего обучения выглядит странной, но только на первый взгляд. Хотя и на второй - тоже…

* * *

        Труднообъяснимые события в моей жизни начались, когда я уже заканчивал учебу в одном весьма интересном заведении. Оставалось примерно полтора года до выпуска и получения долгожданного диплома квалифицированного специалиста. Частью курса были военные науки, и после окончания учебы желающие становились офицерами имперской армии. Тогда я еще не представлял, куда может занести выпускника очередная прихоть судьбы, да и надевать мундир имперского офицера с эполетами совсем не планировал. Но это тема для совсем другой истории, а сейчас вернемся к особенностям студенческой жизни.
        Несколько лет прозанимавшись бегом по лесу, я решил с этим закончить, потому как стало жалко свои ноги. Нет, поиск спрятанных в лесу предметов - занятие увлекательное, кто бы спорил, но вот здоровье пригодится и в будущей жизни. Учеба шла нормально, преподаватели были довольны нашей группой. Почему-то занятия на младших курсах давались мне гораздо тяжелее. Наверное, потому, что некоторые предметы изучались скорее как дань средневековым традициям, а не потому, что в них была реальная необходимость. Например, «История инквизиции». Ну зачем мне знать, в каком именно году очередной Верховный инквизитор произнес зажигательную, во всех смыслах, речь? Но преподаватели не разделяли такого отношения к своему предмету, и поэтому кое-какие экзамены приходилось сдавать по два-три раза. Раз положено - изучать согласно общей программе - будешь зубрить!..
        Когда началось изучение специальных предметов - стало полегче. Здесь не требовалось помнить наизусть длиннющие формулы магических заклинаний, все зависело от способности уловить связь между различными артефактами и правильно собрать их в единое целое. Конечно, это было далеко не просто, и весьма частым явлением на практических занятиях были клубы «волшебного синего дыма», выходившего из недр очередного магического артефакта. После чего все приходилось разбирать, заменять развалившиеся части и определять место, где возникли противоречия между потоками энергии. Без ложной скромности могу сообщить, что подобные неприятности с моими приборами случались очень редко, и то - если кто-то пытался помогать. Видимо, я слишком сильно настраивал все «под свои вибрации», и любое постороннее вмешательство нарушало работу тонких устройств. Когда я начал задумываться об этом чуть больше и чаще, все и началось…
        По субботам в одной из больших аудиторий местного учебного заведения собирались энтузиасты, интересующиеся различными областями «неведомого». Доклады там читали обо всем подряд, причем самые разные люди. С какой целью и зачем конкретно меня туда занесло - за давностью лет уже и не вспомню. Но было интересно смотреть на реакцию окружающих. Иногда все выглядело так, как будто на всех снисходило откровение свыше - если очередной доклад оказывался интересным. Однако гораздо чаще примерно половина скучала, другая половина что-то пыталась записывать, а «третья половина» перешептывалась.
        Ради интереса я посещал эти собрания более-менее регулярно и постепенно научился отличать тех, кто реально что-то знает или умеет, от тех, кто «что-то читал» или «что-то от кого-то когда-то слышал». Вскоре уже с первого взгляда было понятно, что за докладчик подошел к трибуне и какова будет реакция почтенной публики. Иногда среди зрителей попадались весьма интересные личности, изо всех сил старавшиеся не привлекать к себе лишнего внимания. Тогда я еще не знал, кто это такие, но об этом чуть позже.
        И вот, на очередном заседании этой группы мое место оказалось как раз по соседству с таким человеком. Случайно или нет, не берусь судить. Хотя с тех пор я точно знаю - в жизни ничто случайно не происходит, и у всего есть свои причины и свои последствия…

        От воспоминаний меня отвлек голос извозчика:
        - Приехали, вот вам и гостиница!
        - Быстро довез, однако…
        - Дык я ж говорил, что по главным улицам дольше будет! А здесь мало кто ездит, не очень ровно, зато короче получается!
        Расплатившись с ним парой серебряных монет, я подхватил свой не очень большой, но увесистый багаж и решительно двинулся ко входу в более-менее современный вариант постоялого двора. Нужно заметить, что об имидже здесь явно заботились - у дверей стоял самый настоящий швейцар, скорее всего - из каких-нибудь отставных военных. Уж больно у него выправка была, как бы сказать, «специфическая». А вот глаза… Нет, он явно не в штабе штаны протирал, у паркетного персонала таких глаз не бывает. Скорее всего, он тут по совместительству и вышибалой работает, пришла мне такая мысль.
        Войдя в широко распахнутые приветливым вышибалой двери, я очутился в просторном холле. Однако с претензиями заведение! Пальмы в кадках по углам, кожаный диванчик для ожидающих гостей, стойка «под красное дерево», за которой явно скучал оживившийся при моем появлении молодой портье.
        - Добрый день, уважаемый гость! Желаете у нас остановиться?
        - Желаю,  - благосклонно кивнул я ему в ответ.
        - Какой номер хотите - побольше, средний?.. У нас широкий выбор.
        - Номер с ванной комнатой есть? И горячая вода в умывальнике?
        - Есть, как раз сегодня освободился. На втором этаже, комната два-один, рубль за день. За горячую воду плата отдельно, там считалка стоит. Съезжать будете, оплатите.
        - Хорошо, согласен. А место у вас спокойное?
        Глаза портье забегали по сторонам, он явно избегал смотреть на меня.
        - Конечно, спокойное, господин. Мы дорожим своей репутацией.
        - Сейф у вас тут есть, для ценных вещей постояльцев?
        - Здесь есть специальная блиндированная комната, ключ только у хозяина. Но у нас не воруют…
        - Спасибо, давайте ключ от номера. Где тут рядом пообедать можно?
        - Напротив через улицу хороший ресторан, наши постояльцы там столуются. И еще - в номере есть те-ле-фон,  - он выговорил это заграничное слово с явным усилием,  - если что-нибудь понадобится, просто поднимите трубку, и я сразу отвечу. Знаете, как им пользоваться?
        - Приходилось…
        Забрав ключ, прикованный толстой цепочкой к здоровенному шару-брелоку, я пошел в сторону лестницы. Оп-па, мне навстречу с лестницы спускалась дама, род занятий которой мог определить любой взрослый мужчина. Она с интересом окинула меня взглядом с головы до ног, видимо, осталась довольна увиденным и приветливо улыбнулась. Как можно более хмуро кивнув в ответ, я прошел мимо. Нет, дорогуша, этот клиент тебе не достанется. У меня здесь другие дела, и постельные упражнения в их число не входят. Ну, по крайней мере, на текущий момент…
        Надо же, цивилизация добралась и сюда - в коридоре свисали с потолка новомодные электрические светильники, вместо газовых рожков. Замки на дверях были несложные, поэтому оставлять в номере ценные вещи было несколько опрометчиво. Впрочем, данный вопрос меня интересовал только «постольку-поскольку», безопасность своего имущества я привык обеспечивать другими, более действенными методами.
        Поставив саквояж на низкий столик возле кровати, я подошел к окну, раздернул шторы и посмотрел на улицу через не очень прозрачное от пыли стекло. Да, вижу ресторан напротив, вывеска явно нарисована малоизвестным художником, не очень умело, но от всей души. Что вы улыбаетесь? Всегда чувствуется, когда что-то рисуют «по обязанности», а что-то - «от всего сердца». Впрочем, сейчас это совершенно неважно. Судя по часто подъезжавшим к крыльцу пролеткам, место было популярно не только у постояльцев гостиницы, но и у горожан. Время как раз к обеду, а если учесть, что завтрака в поезде у меня не было, есть хотелось гораздо больше, чем отдыхать после дороги.
        Так, что мне нужно взять с собой?.. В ножны на левое запястье - небольшой кинжал, в кобуру под левым плечом - револьвер, в небольшую сумочку на поясе, скрытую полой широкого пиджака,  - запасные патроны. Ну, и остается проверить, на месте ли кошелек и бумажник с документами. Мало ли кто мне встретится по дороге…
        Остальные вещи, лежавшие в саквояже, на первый взгляд непосвященного в тонкости человека особой ценности не представляли - какие-то стерженьки, шарики на нитках, завернутые по отдельности в грубую бумагу с коряво намалеванными символами. Но знающий человек шарахнулся бы от этой кучки, как от бомбы с почти догоревшим фитилем - такая в этих предметах была заключена сила. Ладно, тут дел-то - активировать вот этот защитный амулет и закрыть саквояж.
        Я уже подошел к двери и взялся за ручку, когда раздался негромкий, но весьма уверенный стук. Ну, и кто же тут у нас такой нетерпеливый?
        - Добрый день!  - На пороге стояла та самая неутомимая труженица, успевшая переодеться и придать себе как можно более дорогой вид.  - Не желаете ли расслабиться после долгой поездки? Я могу вам в этом помочь, и вы не будете разочарованы…
        - Мадам, сейчас я очень устал, и больше всего мне хочется есть. В этом деле мне посторонняя помощь пока не нужна. А если вдруг мне станет скучно вечером - я сообщу вам лично через портье. Мы поняли друг друга?
        По ее взгляду я понял, что не ошибся - парень внизу явно «сторговал» ей перспективного, как ему показалось, клиента.
        - Да, конечно, прошу извинить меня за беспокойство…  - Она не выглядела разочарованной, скорее, ей понравилось вежливое обхождение.  - Всегда буду рада вам помочь… С чем только пожелаете…
        Она грациозно повернулась и удалилась в сторону лестницы, очень даже изящной, без тени вульгарности, походкой. Надо же… Странно, ей место где-нибудь в модном магазине, торгующем престижными нарядами для богатых дам. Что она тут делает? Одета вполне прилично, и фигура, надо заметить, очень даже ничего… Белая блузка с глубоким вырезом, кожаный жилет со шнуровкой, широкая юбка длиной до середины голени, сапожки на высоких каблучках… Разве что шляпы с модными очками нет, но в помещении она бы смотрелась нелепо, как мне кажется. А волосы у нее роскошные, что правда, то правда - слегка вьющиеся темные пряди чуть ли не до поясницы. Ладно, мне тут не один день номер снимать, потом выясню, в чем дело. А сейчас вперед, труба зовет! Ну уж очень есть хочется…
        Подойдя к стойке, я положил звякнувший ключ на столешницу перед портье, который сразу же угодливо мне улыбнулся.
        - Послушайте, уважаемый…  - Он сразу подался ко мне, изображая внимание.  - Постарайтесь, чтобы меня никто не беспокоил, пока я о чем-нибудь не попрошу. А если еще кто-то постучит в мою дверь, когда я сплю - то ты будешь улыбаться гостям уже без зубов. Понятно?
        Резкий переход от вежливости к скрытой угрозе подействовал на него, как холодный душ с кусочками льда:
        - Не извольте беспокоиться… Виноват, недосмотрел… Сейчас же прогоню нахалку…
        - Девчонку не трогай, просто пусть она только больше не стучит. А то у меня может быть плохое настроение, мало ли что…
        Мысли у портье окончательно сбились в кучу, и он выглядел совершенно обалдевшим. А вот так, ибо нефиг!
        Миновав швейцара, я подождал, когда проедут извозчики, затем мимо крыльца куда-то чуть ли не просвистела самоходная повозка с блюстителями порядка. Видимо, ее двигатель использовал в качестве горючего неочищенный спирт - в воздухе повис явственный запах свежего перегара, примерно как на следующий день после большой деревенской свадьбы.
        У дверей ресторана тоже стоял швейцар, разве что выглядел он более холеным, чем его коллега из гостиницы. Распахнув передо мной двери, он не стал протягивать руку за денежкой. Ясно, выплаты ему идут за счет здешних цен на блюда, к гадалке не ходи. Интересно, сие заведение популярно за счет того, что здесь на самом деле вкусно кормят, или чисто из-за престижа? Сейчас мы это выясним, не пройдет и часа…
        Ко мне сразу же подскочил официант, одетый в классическую рубашку-косоворотку, непременно красного цвета:
        - Изволите отобедать?
        - Всенепременнейше!
        - Тогда пройдемте, я покажу столик…
        - Музыка здесь есть?
        - Да, но они вечером приходят, днем тихо.
        - Замечательно, не люблю шума. Вечером приду сюда ужинать, организуете место подальше от них?
        - Обязательно! Вот сюда проходите, присаживайтесь… Меню, рекомендую посмотреть страницу с нашими фирменными блюдами. Я подойду через минуту…  - После чего мгновенно исчез, как джинн из восточной сказки.
        Ну-с, посмотрим, чем нас тут порадуют… Да, особенно радует колонка справа, где указаны цены, мда… Хотя указан вес каждого блюда, совсем не «птичьи» порции, как раз для меня! Я человек не особо требовательный, приходилось питаться и консервами, и недоваренными кашами с полусырой рыбой, поэтому для начала попробуем что попроще…
        Подозвав шустрого полового взмахом руки, я заказал на первое грибного супа, на второе - картошку с отбивной по-французски.
        - А пить что будете, наливочки разные есть, водка императорского завода?
        - Пока стакан квасу принеси, там видно будет…
        Несколько минут, пока не принесли заказанные блюда, я оглядывал зал ресторана. Пустых столов не было, за каждым сидел минимум один человек, кое-где и трое-четверо. К счастью, здесь еще не вошло в моду подсаживать посетителей к другим столикам на пустующие места. Публика присутствовала самая разная, в основном это были мужчины от двадцати до примерно пятидесяти лет, некоторые с дамами. Судя по одежде, конторские служащие, но отнюдь не низших разрядов, как я понимаю - чтобы здесь обедать каждый день, нужно иметь кошелек солидной толщины. Мне-то все равно, за меня контора расплачиваться будет, главное - сохранять бумажки, на которых указана сумма. Иногда собирание этих бумаг утомляло больше, чем само расследование, честное слово. В общем, ничего особенно выдающегося я здесь пока не заметил.
        Взгляд привлекла девушка, сидевшая через один столик от моего. На спинке ее стула висела кожаная куртка, на соседнем стуле лежала довольно большая сумка и висел шлем с очками характерной формы. Все понятно, кто вы такая, барышня… Надо же… Не ожидал вас тут встретить. Хотя почему бы и нет? Служба у нее опасная, тяжелая, но и оплачивается соответственно. Интересно, она живет в этой же гостинице, или у летунов другие запросы? Странно - вокруг ее столика оказалось что-то вроде «зоны отчуждения», хотя чуть дальше посетители сидели очень даже плотно.
        Тут передо мной появился официант, и моим вниманием на некоторое время целиком завладел принесенный обед. Что тут сказать - шеф-повар явно учился своему делу не на армейской кухне, а в лучших столичных ресторанах. Даже относительно простые блюда оказались удивительно вкусными, с непередаваемым ароматом и вкусом. Так что минут на пять я отвлекся от созерцания окружающего мира, чтобы не дать остыть этим шедеврам местного кулинарного гения.
        Когда было покончено со вторым блюдом, я откинулся на спинку стула и продолжил рассматривать окружающих. Многие уже пообедали и ушли, и столики готовили к приему следующих посетителей. Только девушка продолжала сидеть, вяло ковыряясь в тарелке серебряной вилкой. Выражение лица у нее было абсолютно не радостное, скорее - печальное. Ожидая прихода официанта, я не отводил от девушки взгляд. Если честно, она была не просто симпатичной, а даже красивой. И цвет волос такой, как мне нравится, с рыжинкой… Фигура? Ну, фигуру пока оценить не могу, она ведь сидит вполоборота ко мне, опершись на стол. Хотя, предполагаю, что со всем остальным у нее тоже полный порядок. Ага, доигрался!..
        С решительным выражением лица она порывисто встала со своего места, подошла ко мне и спросила:
        - Вас раньше никогда не учили, что долго таращиться на человека неприлично? И не говорите, что сражены наповал моей неземной красотой, надоело! Хоть бы что-то новое придумали… Все вы одинаковые…
        Встав со стула, я ответил:
        - Сударыня, мне кажется, если вы согласитесь разделить со мной десерт, то я смогу улучшить ваше настроение.
        - Не желаю ничего…
        - И все-таки разрешите вас пригласить на чашку кофе. Надеюсь, сегодня вам не нужно никуда лететь?
        Она удивленно посмотрела на меня и внезапно решила сменить гнев на милость:
        - Хорошо, я прощу вас… Если вы сможете меня удивить еще раз.
        Взяв свои вещи, она перенесла их и положила на стул рядом с собой.
        - И чем же я вас удивил?..
        - Тем, что знаете о том, что перед вылетами мы не пьем кофе.
        - Странно, я думал, об этом слышали многие.
        - Вообще-то нет.
        - Да, если учесть то, что вы летаете на «Драконе», а большинство публики общается со степенными летунами, управляющими толстыми пассажирскими дирижаблями.
        - А почему вы так решили?
        - Считайте, что угадал. Кстати, как вас зовут? Извините, сразу не представился, совсем забыл о правилах хорошего тона. Я - Крис.
        - Меня зовут Диана. Странно, имя у вас…
        - Что, не подходит к типично славянскому лицу?
        Мы чуть поулыбались друг другу, и в этот момент к нам подошел официант.
        - Чего изволите на десерт?
        - Думаю, дама не откажется от чашки кофе с хорошим коньяком?
        Диана согласно кивнула, и я сказал:
        - Два кофе с коньяком, только в не самых маленьких чашках, а то знаю я вас… И два пирожных… Да, вот этих.
        Когда парень ушел, летунья звонко рассмеялась:
        - Как вы его…
        - Просто не хочется мочить язык в наперстке, как это принято во многих странах. У меня душа широкая, требует простора…
        Кофе нам принесли через две минуты, вместе с пирожными, один вид которых вызывал неконтролируемое слюноотделение.
        Девушка попробовала кофе, и ее лицо скривилось в недовольной гримаске:
        - Ну, если это у них «хороший коньяк», то я не знаю, что такое «плохой»…
        Я поднес чашку к носу, понюхал, затем попробовал - да, точно. Но все можно исправить, если захотеть.
        - Разрешите, на минутку…
        Забрав у Дианы чашку, ставлю ее рядом со своей. Демонстративно поднимаю руки над столом вверх ладонями, растопыриваю пальцы, показывая, что между ними ничего нет. Затем несколько раз провожу руками над чашками, тихо бормоча несложные формулы.
        - Все, рискнете попробовать сейчас?
        Летунья осторожно берет свою чашку, вдыхает аромат и удивленно смотрит на меня. Попробовав, удивляется еще больше:
        - Но это же… Совсем другой вкус, как вы это сделали?
        - Надеюсь, немного магии вас не пугает?
        - Если вы хотели меня приворожить, то у вас ничего не получится,  - смеется она.  - Сами знаете, почему.
        - Ну да, в летуньи берут только тех, кто устойчивы к гипнозу и магии…
        - Да-да, именно. А все-таки?
        - Небольшое заклинание улучшения вкуса. Только совет - не допивайте до конца, все примеси остались в гуще на дне. Можете испортить хорошее впечатление.
        - Вы меня удивили, Крис…
        - Могу удивить еще больше. Но только сначала посоветую съесть это замечательное пирожное…
        Пока она наслаждается десертом, мы молчим. Не хочу нарушать это очарование тишины, наступившей вокруг,  - зал почти опустел, только за дальними столиками сидят несколько мужчин и женщин, явно супружеские пары. Наконец, она кладет ложечку на опустевшую тарелку, вытирает яркие губы салфеткой и вопросительно смотрит на меня.
        - Ну что, теперь слушайте… Ваше плохое настроение вызвано тем, что пропали две подруги-летуньи, также летавшие на «Драконах». Причем их следов пока что найти не смогли. Вам скоро придется лететь по тому же маршруту, и вы очень нервничаете. Честное слово, я бы и сам в такой ситуации сидел как на иголках. И не нужно звать полицию, сейчас и сами все поймете,  - торопливо добавил я, как только увидел, что она собралась вскочить и звать на помощь.  - Да подождите вы, не дергайтесь.
        Демонстративно, двумя пальцами лезу в нагрудный карман жилетки и вытаскиваю оттуда кожаное портмоне размером с половину ладони, Диана настороженно смотрит на меня. Достав жетон, показываю ей, девушка с удивлением смотрит на небольшую металлическую пластину с изображением оскалившего клыки волка и рельефной надписью, читает глубоко выбитые слова - «Viderius invisibiles»[1 - Viderius invisibiles - «Видящий невидимое» (лат.).].
        Все еще с недоверием она говорит:
        - Разрешите, я проверю?
        Быстро оглядевшись по сторонам, отмечаю, что в нашу сторону никто не смотрит, кладу жетон себе на ладонь и протягиваю в ее сторону. Летунья осторожно, кончиками пальцев касается металла, чуть вздрагивает и отдергивает руку, затем с облегчением вздыхает.
        - Вот оно что…
        Дело в том, что если даже этот жетон украдут, в чужих руках он будет бесполезен. Если кто-то решит устроить новому владельцу такую же проверку, то вместо болезненного покалывания ледяными иголками ощутит всего лишь обычный холодок безжизненного металла. Все летуны и имперские офицеры обучены проверять подлинность таких «удостоверений», это входит в обязательный курс подготовки.
        - Значит, ты из «ловцов»… И прибыл сюда не просто так…
        - Честное слово, наша встреча произошла совершенно случайно, я всего лишь хотел пообедать. Мне в гостинице сказали, что здесь хорошо кормят, вот и пришел. Кстати, мы уже на «ты»?
        - А что, есть возражения?
        - У меня нет…
        Мы оба смеемся, она - с заметным облегчением.
        - Как я понимаю, тебе после обеда нужно быть у начальства? Тогда поедем туда вместе, покажешь, где сейчас штаб размещается. Давно я тут не был…
        Я подзываю парня, невзирая на протесты Дианы, оплачиваю ее обед тоже, и мы выходим на улицу, где к нам чуть ли не мгновенно подлетает очередной лихой водитель гужевого транспорта.
        - Куда изволите?
        - К окружному штабу.
        - Понял, доставим быстро и с ветерком!..
        Дорога заняла минут пять, без особого кружения по улицам. Диана не надевает шлем, так что ее волосы так и остаются в виде пышной гривы, слегка закрепленной несколькими ажурными заколками.
        - Начальство не ругается, что форму одежды нарушаешь?
        - Нет, на девчонок не ругаются, только на мужчин-летунов. Но им труднее - еще и бриться нужно каждый день!
        Она заливисто смеется, я тоже улыбаюсь. Странно, но на ее лице уже не видно той безысходности, с которой она сидела за столом во время своего одинокого обеда в ресторане. Надеюсь, что у меня получилось отвлечь ее от грустных размышлений. В моем саквояже есть несколько диковинных штучек, как раз для подобных случаев, но еще нужно крепко подумать, что может понадобиться именно сейчас. Ладно, до вечера время еще осталось…
        В самом начале длинного коридора дорогу нам преграждает торчащая из стены железная труба. Диана приветливо кивает сидящему за толстым стеклом дежурному офицеру, тот улыбается и на что-то нажимает, труба отодвигается, давая летунье пройти. Я было двигаюсь следом, но железяка со скрипом возвращается на место, и раздается громкий голос дежурного:
        - Уважаемый, вы к кому?
        - У меня предписание, нужен полковник Федоров.
        - Позвольте взглянуть на ваши бумаги…
        Я не спорю, вытаскиваю из кармана сложенный пополам листок, свое личное удостоверение и подаю в небольшое окошко. Дежурный придирчиво, чуть ли не с увеличительным стеклом рассматривает документы, затем поднимает черную трубку внутреннего телефона и что-то тихо говорит. Закончив доклад, протягивает мне документы и сообщает:
        - Вам на второй этаж, сейчас проводим… Давыдов!  - Выскочившему из соседней двери солдату в парадной форме он приказывает:  - Проводи господина к полковнику Федорову.
        - Слушаюсь!  - козыряет тот и поворачивается в мою сторону.  - Пойдемте, прошу вас.
        Мы идем до конца длинного коридора с нечасто встречающимися дверями, затем поднимаемся по отделанной мрамором лестнице на второй этаж. Почти сразу сопровождающий жестом показывает мне свернуть направо, затем стучит в массивную дверь.
        - Войдите!
        Мы входим в небольшой кабинет, где за письменным столом сидит офицер с капитанскими погонами. Все ясно, это адъютант его превосходительства. А, нет - там полковник, значит, всего лишь «их высокоблагородия».
        - К его высокоблагородию полковнику Федорову,  - докладывает сопровождающий, после чего сразу выходит.
        - Ваше предписание, пожалуйста!  - обращается ко мне капитан.
        Какие могут быть вопросы, повторяю ту же процедуру, что и на входе. Адъютант рассматривает документы, причем особое внимание уделяет печатям - освещает их маленьким светильничком, свет которого имеет фиолетово-синий оттенок и еле заметен невооруженным глазом. Все верно, печати начинают сиять ярким блеском, хотя при обычном свете они просто синие. Убедившись, что я тот, за кого себя выдаю, он знаком просит меня подождать и, постучав, входит к своему начальнику. Через полминуты дверь открывается, и он приглашает меня внутрь.
        Ну что ж, если ты видел кабинет одного начальника - значит, ты видел их все. Длинный стол с десятком стульев по обеим сторонам, упирающийся торцом в письменный стол начальника. По правую руку от господина полковника массивный телефон с фигурной трубкой, только изготовленный из чего-то вроде светлой слоновой кости, в отличие от простецкого телефона у адъютанта. «Ноблесс оближ», понятно… Рядом небольшой телефон темно-красного цвета, наверное, для прямой связи с начальством… Какая-то не очень толстая папка с бумагами, сейчас закрытая, чернильный прибор, вот и все. Напротив окон - рельефная карта нашего государства, занимающая всю стену. За спиной полковника - портрет нынешнего государя в парадной форме.
        - Здравия желаю, господин полковник! Специальный агент…
        - Здравствуйте,  - прерывает он меня и показывает на ближайший к нему стул.  - Давайте обойдемся без длинных прологов. О вашем прибытии мне сообщили заранее. Перед отправкой вам должны были предоставить всю информацию, которая у нас имелась на тот момент.
        - Да, но я бы хотел узнать все из первых рук, как говорится.
        - Тогда лучше все показать на карте…
        Он поднялся из-за стола и подошел к стене. Взяв указку, стал показывать:
        - Две недели назад взлетевший с нашего аэрополя «Дракон» взял курс на восток, следуя обычному маршруту. Связь с ним была вот до этой точки…  - он ткнул в один из пунктов, расположенных примерно в сотне верст от места взлета.  - Над следующим аэрополем он так и не появился. Ждать его перестали, когда по времени стало ясно, что кончилось горючее. Как вы сами знаете, без него «Дракон» может только недолго планировать и садиться. На поиски высылали спасательный дирижабль, но обнаружить ничего не удалось. Летунья тревожных сигналов с места возможной посадки тоже не подавала.
        Сделав паузу, он посмотрел на меня, оценивая реакцию, затем продолжил:
        - Неделю назад пропал второй «Дракон». Если первый вез застрахованный коммерческий груз, то в этот раз среди мешков был особый пакет спецпочты. Вы ведь хорошо знаете, что это такое?
        - Да. Это документы, которые ни при каких условиях не должны попасть в чужие руки. Летуны знают, что делать в случае вынужденной посадки. Только…
        - …успела ли она привести в действие зажигательное устройство? Да, именно из-за этого у нашего штаба вся головная боль. Скажем так - если эти документы попадут за границу, большой скандал гарантирован. Причем такой, после которого и до разрыва дипломатических отношений не так уж и далеко. А завтра…
        - Должен состояться очередной вылет, как я понимаю? И скорее всего, с отсылкой документов, по ценности равных пропавшим? Странно, почему бы не отправить их поездом? Ведь за неделю все уже бы и так дошло.
        - Поездом и отправили дубликаты, на «Драконе» были документы, которые сейчас уже утратили срочность. Но для разведки сопредельных государств, впрочем, и не только их, они не перестали представлять огромную ценность.
        - А когда-нибудь раньше подобное случалось?
        - Нет, вы же сами знаете, что эти аппараты невозможно перехватить во время полета.
        - Даже с помощью таких же?
        - Насколько мы знаем, нет. С той стороны рядом с границей не строили аэрополей, и наша пограничная стража не замечала никаких полетов. Некому там летать. Следящих полей тоже не было.
        - Кто это проверял?
        - Наши специалисты. У них есть все, что для этого требуется.
        - А почему тогда вызвали меня?
        - Вас нам рекомендовали как одного из лучших агентов, раскрывающих все дела, в которых была замешана магия.
        - Вы думаете…
        - Скажем так - мы не исключаем эту возможность. Приказ о вашем пропуске на аэрополе уже отдан, просто назовете себя охране. Вас будут ждать завтра утром. Хотите узнать что-нибудь еще?
        - Пожалуй, нет. Разве что прошу вашего разрешения на знакомство с летунами. С любыми, если сочту это необходимым для дела.
        - А вы не так просты…  - полковник с хитрым прищуром посмотрел на меня.
        - …А также - с любым наземным персоналом.
        - В этом вас никто не ограничивает. Делайте все, что необходимо, но помните - потерять еще одного «Дракона» нам нельзя! Даже если у пилота вдруг поднимется температура из-за обычной простуды - это уже подозрительно. Тем более что такой аппарат у нас остался только один, замену потерянным пришлют из столицы не раньше чем в следующем месяце.
        - То есть через две-три недели… А по электрическому телеграфу связь у вас есть?
        - Да, но мы не можем передавать по ней совершенно секретные сведения. Да и работает она через пень-колоду, если говорить честно. Поездом - медленно, грузовым дирижаблем - не всегда возможно из-за сильных ветров на маршруте. До недавнего времени самым надежным видом связи у нас были эти самые летуньи на «Драконах». Сейчас осталась только одна…
        - Считайте, что я уже два часа занимаюсь этим делом. Завтра утром буду на аэрополе, провожу вашего летуна в полет.
        - Хорошо, как проводите - сразу езжайте ко мне. Пропуск в штаб возьмете прямо сейчас, у моего адъютанта. Все, работайте.
        - Честь имею, господин полковник!
        - Удачи вам!..
        Забрав у адъютанта жесткий прямоугольник картонки-пропуска, украшенный сразу несколькими печатями и ярко-красной полосой по диагонали, иду к выходу из штаба. Эх, нужно было уточнить у капитана, сколько времени требуется, чтобы добраться до местного аэрополя… Но возвращаться совсем не хочу, поэтому мысленно машу рукой и прохожу мимо стеклянной стены, за которой все так же бдит зоркий дежурный по штабу.
        Ух ты, меня ждут! Неужели?.. Точно, возле дверей стоит Диана, нетерпеливо похлопывая себя по крутому бедру летным шлемом.
        - Ну, как прошел визит к начальству?
        - Все хорошо. Подскажи, далеко до аэрополя, сколько туда ехать? Мне завтра нужно туда попасть с самого утра, еще до начала полетов.
        - Пойдем, все расскажу по дороге.  - Она берет меня под руку и увлекает прочь от здания штаба вниз по улице.  - На извозчике примерно час езды, на казенных омнибусах, которые летунов и наземную обслугу туда возят - полчаса. Ты ведь на службе, поэтому вполне можешь ими воспользоваться.
        - Спасибо за совет, так и сделаю. Кстати, что ты делаешь сегодня вечером?
        - Если бы ты знал, сколько тысяч раз мне задавали этот вопрос… Но сейчас один из тех немногих случаев, когда я отвечаю: «Сегодняшним вечером я свободна!..»  - Диана засмеялась.
        - Тогда, надеюсь, у тебя нет возражений против дружеского ужина в том же ресторане, где мы пообедали?
        - В принципе, нет…  - Она почему-то задумалась.  - Только вечером там не так спокойно, как днем.
        - Ничего, мы там не будем сидеть очень долго. Тем более что завтра планируется ранний подъем, как я понимаю?
        - Да, у меня вылет в девять часов утра, подготовка начинается в восемь. Значит, тебе нужно быть готовым к выезду уже около семи. Как, сможешь проснуться в такую рань?
        - Без проблем. Только скажи, где и во сколько точно нужно быть.
        - Сверим наши хронометры…  - Она изящным движением освободила из рукава тонкое запястье, на котором сверкнули довольно большие наручные часы.  - Сейчас на моих шестнадцать часов… сорок две минуты.
        - Хорошо,  - я вытащил за цепочку из кармана свои массивные «ходики», как я их любовно называю.  - У меня… теперь столько же.
        - Тогда будь на углу возле ресторана, место я покажу, когда увидимся вечером. Там по утрам и останавливаются омнибусы, идущие на аэрополе. Обратно они уезжают вечером, когда заканчиваются полеты.
        - Договорились.
        - А сейчас давай пройдемся, поболтаем. Если честно, я вот так близко в первый раз настоящего «ловца» вижу.
        - И не боишься?
        - Сейчас уже нет, но в обед ты меня здорово испугал, подумала, что иностранный шпион, хорошо, что вовремя свой жетон показал…
        - Ты действительно думаешь, что опытный шпион стал бы вот так, напрямую, вываливать первому встречному закрытую от всех обычных людей информацию?
        Она смущенно покраснела, став еще милее, и тихо ответила:
        - Прости, ладно? И вообще, давай про этот обед вспоминать только хорошее. Например, твой фокус с кофе…
        - Это был не «фокус». Просто немного бытовой магии.
        - Ой… А я так смогу?
        - Если очень захочешь, то научишься. Но только после того, как перестанешь летать на своем «Драконе».
        - Тогда я лучше подожду завершения своей летной карьеры… Вот, мы почти пришли,  - она показала на двух-этажное здание, построенное из темно-красного кирпича. Не знаю, почему, но оно сразу вызвало у меня воспоминания об армейской казарме.  - Тут и живут летуны, находящиеся на службе или в командировках. Специально рядом со штабом, чтобы по тревоге никого не искать.
        - Итак, прекрасная летунья, во сколько вы изволите прибыть ко входу в ресторан?
        - Надеюсь, что вы, мой уважаемый чародей, будете меня там ждать ровно в девятнадцать ноль-ноль,  - ответила она мне таким же тоном и ослепительно улыбнулась.
        - До встречи!
        - До встречи!
        Легонько коснувшись моей руки своей узкой ладонью, она вошла в широко раскрытые двери дома.
        Времени оставалось еще много, поэтому я решил пройтись до гостиницы пешком. Надо же, «…мой уважаемый чародей…» Гораздо более привычно то, что нормальные люди от меня шарахаются, стоит им только узнать о том, чем занимаюсь. Поэтому и не афиширую свои умения, изображая либо курьера, либо охранника, либо… кого угодно, в зависимости от того, что требуется на данный момент.
        Так, а если попробовать свернуть вот здесь, как подсказывает чувство направления, то можно добраться гораздо быстрее… Точно, вдали уже видна крыша гостиницы, я ее хорошо запомнил - красная черепица с двумя остроконечными шпилями. Отлично, минут через пять буду на месте!..
        Швейцар распахнул передо мной дверь, и я как можно более степенно прошествовал внутрь. Если уж изображать преуспевающего деятеля, то постоянно. (Хотя быть самим собой гораздо приятнее, если честно.)
        - Нет ли сообщений на фамилию «Кузнецов», меня никто не искал?  - спросил я, глядя сквозь мгновенно насторожившегося портье.
        - Никак нет,  - почему-то ответил он на военный манер.
        - Хорошо. Мой ключ…
        - Вот он!
        Забрав шар с прикованным ключом, я пошел к лестнице. Навстречу снова попалась давешняя девчонка, она будто хотела мне что-то сказать, но бросила взгляд в сторону портье и сразу передумала. Ничего, могу и подождать. Все равно не вытерпишь, подойдешь и расскажешь, в чем дело. Или опять в дверь номера постучишься…
        Войдя в свой номер, первым делом осматриваюсь - нет ли следов чьего-нибудь посещения. Оставленный мной сторожевой амулет - резная фигурка совы - стоял на том же месте, где я его и оставил перед выходом. Волосок на ее голове не сдвинулся с места. Легко прикоснувшись к безмолвному стражу пальцем, закрываю глаза и вслушиваюсь - нет, все это время в комнате было тихо, только… Разве что возникло ощущение скользнувшей по щеке тончайшей паутинки - это сработало чье-то поисковое заклинание. Это уже интереснее… Кто там у нас такой любопытный, а?
        Сосредоточившись, мысленно наматываю эту паутинку на палец и дергаю, как будто подсекая рыбу. В темноте мелькает круглое лицо с раскосыми глазами, явно восточной внешности, и нить сразу обрывается. Что, испугался, недруг по разуму? Это тебе не в дырку подглядывать, которая в стене женского отделения бани просверлена. При желании можно было сразу послать этому соглядатаю «пламенный привет», который лишил бы его сознания на некоторое время. Но войны мне пока что никто не объявлял, поэтому будем считать это предупреждением с моей стороны - не суйтесь! Но теперь неизвестный противник в курсе, что я знаю, что он обо мне знает… А, плевать! Паранойя в моем случае - совсем не болезнь, а возможность дожить до пенсии… Хотя скорее теоретическая, если честно…
        Выбираю из своего невеликого запаса рубашку в мелкую полоску, актуальных нынче среди модников зеленовато-бурых оттенков. Мне такое не нравится, но будем считать это камуфляжным костюмом для городских условий, ха-ха!
        Подняв тяжеленную трубку стоящего на тумбочке местного телефона, почти мгновенно слышу:
        - Алло, что вам угодно?..
        - Пришлите горничную, нужно вычистить пиджак и отгладить рубашку.
        - Она будет сейчас же!..
        Действительно, через минуту раздался стук в дверь, я открыл и увидел девушку, одетую в стиле «мечта престарелого денежного мешка»  - белый фартучек с оборками, кружевная наколка на волосах, темная блузка, юбка длиной… Скажем так - выше середины бедер, темные чулки, обтягивающие стройные ножки, и туфли на довольно высоких каблуках. Наверное, я не смог сохранить нейтральное выражение лица, потому что она довольно улыбнулась, принимая у меня из рук вещи.
        - Все будет готово через полчаса,  - сообщила она мелодичным голоском.
        - Хорошо,  - машинально ответил я и закрыл дверь.
        Чтоб тебя, тут что - все горничные такие? Или я попал в число особо важных клиентов? Никому не буду об этом рассказывать, наверное… Нет, пора заняться делом, наконец. А то с этаким изобилием красивых девушек вокруг можно забыть не только про задание, но и обо всем остальном.
        Достав из саквояжа кобуру, которую спрятал туда вместе с ножнами перед приходом горничной, занялся чисткой оружия. Первым делом - револьвер.
        Разомкнув замок, я высыпал из барабана патроны на расстеленную тряпицу, которую предусмотрительно таскал с собой. В самом деле, не марать же гостиничные полотенца оружейной смазкой! Сегодня пострелять не пришлось, поэтому привычная работа не заняла много времени. Проверив тускло светящийся кристалл в держателе под стволом, я стал по одному вставлять патроны в гнезда. Боеприпасы у меня совершенно необычные - каждая пуля покрыта оболочкой - слоем чистого серебра, на котором заводским способом были нанесены руны. Что они обозначали? Вам лучше не знать, честное слово - крепче спать будете. Могу только сказать, что при выстреле, проходя мимо кристалла, руны на пуле активируются, и при попадании в цель (если этот объект относится к «нечисти», «нежити» или другой потусторонней хрени) наносят мишени страшные повреждения, мешающие быстрому восстановлению. А то случаи бывают разные… Например, мне рассказывали, что как-то оборотень, разорванный на клочки прямым попаданием снаряда, сумел восстановиться за несколько дней и ночей. Мне такие сюрпризы точно не нужны. Основное правило - не оставлять за спиной
свидетелей своих дел. Тем более - недобитых свидетелей. Исключения бывают, но они всегда только подтверждают это старое мудрое правило, которое в нас вбивали каждый день всего времени обучения в… Неважно где.
        Отложив в сторону револьвер, в барабане которого можно было заметить еле уловимое мерцание (это руны отреагировали на близость кристалла, все нормально), я достал из ножен свой небольшой кинжал. Форма его клинка напоминала экзотическое холодное оружие, которое знатоки называют «Крис». Кстати, именно отсюда и пошло прозвище, которое часто используется мной как имя, а вовсе не от сокращения слова «Кристофер», как вы могли подумать.
        Сталь, из которой он сделан, очень прочная, твердая, но при этом не хрупкая, как часто бывает. Недостаток - не любит высокой влажности, быстро покрывается мелкими пятнами ржавчины - «питтингом». Вот и протираю его масляной тряпкой каждый день, перед сном, заодно настраиваю клинок на владельца. Среди однокурсников долго ходила шутка: «Зачем я сплю с кинжалом под подушкой? Все очень просто - вдруг кто-то ночью с тортиком придет, а у меня и порезать его нечем!..» Двусмысленно, конечно, но совершенно в духе получаемой специальности.
        Изготовление кинжала для себя являлось чем-то вроде одного из нескольких выпускных экзаменов. После окончания учебы он оставался у агента на все время службы, разве что его могли как-то утратить в ходе выполнения задания. Опытный человек мог судить, насколько искусен мастер, даже по одному-двум взглядам на боковую поверхность клинка - при ковке там образовывался узор. На моем кинжале получилась фигура зверя, напоминающая крадущегося волка, что вполне сочеталось с изображением на личном серебряном жетоне.
        Лезвие имело волнообразный изгиб с пятью мелкими «волнами». Заточить его оказалось непросто, но я смог этому научиться. А если учесть, что для бытовых целей вроде нарезки колбасы и открывания жестяных банок кинжал никогда не использовался, то он оставался в состоянии «бритвы» с момента изготовления. Разве что было два эпизода, когда мне пришлось его задействовать… Но вам знать о них совершенно не обязательно. Иначе все будет, как в анекдоте про мальчика, который в новогоднюю ночь увидел Деда Мороза, ха-ха!
        Едва я успел закончить действия по уходу за оружием, как постучавшаяся горничная принесла тщательно вычищенный пиджак и прямо-таки образцово выглаженную рубашку. Помедлив несколько секунд, она вышла. Наверное, ждала от меня каких-либо предложений на предмет совместного досуга после окончания ее рабочего дня? Нет, милашка, у меня сегодня другие планы, и тебя среди них нет. Мне не понравилась агрессивная форма большого пальца на ее руке, и слишком заметная нижняя губа, которая выдавала эгоистку. Свяжешься с такой, потом всю жизнь жалеть будешь… Какая-то у нее аура недобрая, чувствую это совершенно явно. Так, мысленно делаю отметку в памяти - прикупить в ресторане на вынос бутыль какого-нибудь безалкогольного напитка. Что-то мне подсказывает, что в здешнем стеклянном графине может оказаться не только вода, но и небольшие химические добавки, каким-либо образом влияющие на здоровье. Проснешься вот так однажды утром, а голова - в тумбочке, и никому ничего не докажешь.
        Все, который час? До намеченного времени еще тридцать пять минут, идти две минуты… На полчаса отключаюсь…
        Открыв глаза, посмотрел на стрелки часов - поторопился, можно было дремать еще две-три минуты, но раз уж проснулся, то надо вставать.
        Привычно закрепляю снаряжение на обычных местах, надеваю пиджак, шляпу и выхожу из номера, снова активировав «сторожа». Заодно ставлю поперек двери заклинание незначительности - теперь мимо нее будут проходить, как возле глухой стены. Это так, на всякий случай. Знающего колдуна или ведьму это скорее насторожит, ну и пусть. Я сюда не скрываться по гостиницам приехал. И вообще, пока что никого не трогал. Значит, остается только ждать момента, в который неведомые злодеи решат проявить себя.
        Без одной минуты семь я уже стоял возле дверей ресторана, куда то и дело входили посетители, причем почти всегда это были дорого одетые мужчины в сопровождении роскошных женщин. Вот как, оказывается, здесь по вечерам собирается весь цвет местного общества, что ли?
        Через три минуты подъехала пролетка, из которой грациозно выбралась Диана. Я успел подскочить и галантно подать ей руку, на что она поощрительно улыбнулась. Да, сейчас она надела темное платье, в котором было бы не стыдно оказаться на балу в императорском дворце, как я думаю. Открытые плечи и спина, кружевная накидка, перчатки, в меру затянутый в талии корсет с интригующим вырезом, низ платья не доставал до земли примерно на полфута, демонстрируя изящные ботиночки с хитрой шнуровкой. Дополнял наряд небольшой дамский цилиндр в тон, на котором были надеты модные нынче среди молодежи цветные «гогглы». Да, солнечные очки поздним вечером - самая необходимая вещь… Но мода есть мода, и никуда нам от нее не деться, ха-ха! (Шучу, конечно - не для бала этот наряд, но мне нравится…)
        - Будем надеяться, что комаров в зале сегодня уже потравили,  - неуклюже пошутил я.
        Летунья почему-то рассмеялась, взяла меня под руку, и мы вошли в зал, где, казалось, яблоку было негде упасть. Но метрдотель узнал мою спутницу, и тут же повел нас в глубину зала, где ловким движением руки снял с одного из столиков табличку с ажурной вязью, гласившей «Заказано». Больше всего мне понравилось, что мы оказались в углу, на максимально возможном расстоянии от музыкантов, которые уже расселись на своей «огневой позиции» и вовсю терзали инструменты, правда, не на полную мощность, как говорится. Откуда-то всплыла странная мысль «А сегодня вечером - дискотека!..», но тут же ее вытеснили другие, более приятные. Музыка к тому же не даст окружающим подслушать ни одного слова из нашей беседы.
        Диана продолжала мне улыбаться, причем совершенно искренне. Наверное, была рада отвлечься от тревожных размышлений на тему того, что могло случиться с ее подругами. Кстати, мне нужно ей кое-что вручить, думаю, что сейчас самый подходящий для этого момент.
        - Я бы хотел тебе дать несколько вещей, которые смогут тебя поддержать. Ты не откажешься их принять?
        - Нет, а почему ты об этом спрашиваешь?
        - Такой порядок, и не я его придумал… У тебя есть кошелек или что-нибудь вроде? Сумочки не вижу…
        - В моем платье много скрытых карманов, и в корсете - тоже. Разумеется, чугунный утюг я там не спрячу, но ты вроде пришел без него?..
        Улыбнувшись, достаю из кармана первый амулет - подвеску в виде плоского среза камня. На нее случайно попадает луч света от люстры, висящей на потолке, и овальная пластинка тут же начинает сиять фиолетовым цветом. Впрочем, сияние быстро тускнеет, так что вряд ли кто из посетителей смог что-то заметить.
        - Положи свои руки на стол ладонями вверх, только без перчаток… А, ты уже их сняла, хорошо.
        Кладу длинную серебряную цепочку вместе с камешком ей в ладони и накрываю своими руками.
        - Что чувствуешь?
        - Сначала был холодный, теперь уже теплый… Ой, кольнуло, даже греть начал! Что это?
        - Это защитный амулет, он даст тебе понять, что кто-то использует против тебя магию или внушение.
        - Ты забыл? На нас ведь это не действует.
        - Я за тебя отвечаю, поэтому изволь делать, как скажу.  - В моем голосе лязгнула сталь, и летунья настороженно посмотрела мне в глаза, потом кивнула.  - Все, теперь можешь его надевать. Цепочка длинная, поэтому можешь спрятать камень за вырезом платья. Чем меньше народу его сможет увидеть - тем лучше. И еще - постарайся не касаться самоцвета пальцами, снимай и надевай за цепочку, договорились?
        Диана снова кивнула и без возражений застегнула цепочку на своей белой шее. Как я и надеялся, камень оказался скрыт под одеждой. Замечательно…
        - Вот тебе еще пара сувениров. Если камень покажет, что началось воздействие, и ты не сможешь с этим бороться - просто сломай один из них. Интересуешься, что там? Разверни один, посмотри, только чтобы никто не видел.
        Оглядевшись по сторонам, она разворачивает бумажку, прикрывая ее ладонями от случайных взглядов. Там - ничего особо ценного, только половинка карандаша, все грани которого исписаны какими-то символами. Работа простая, разве что нудная, перед выездом сюда целый день пришлось затратить на изготовление этой пары амулетов.
        Утолив обычное женское любопытство, она сворачивает бумажку и убирает оба кусочка в кармашек где-то в недрах своего наряда.
        - Что, интересуешься вероятным содержимым других карманов?  - с невинной улыбкой спрашивает девушка.
        - Если честно, то в твоем платье меня интересует только его главное содержимое. Хотя не могу не отметить красоту наряда и стиль портного-художника…
        («…Я старый вояка и мне неизвестны ласковые слова…»)
        Летунья вдруг перестает улыбаться и долго-долго смотрит мне прямо в глаза, после чего произносит:
        - Если бы на твоем месте сидел хоть кто-нибудь другой, я бы сейчас удалялась отсюда с гордым видом, а он выплевывал на тарелку выбитые зубы… Но тебе скажу - «возможно», но не сегодня… Когда вернусь из полета, мы сможем снова поговорить на эту тему, хорошо? А сейчас хватит болтать, делай заказ наконец!.. Мне еще потанцевать хочется…
        Этим вечером у нас был отдых по полной программе, как обычно говорят в таких случаях. Ужин, танцы, беседа за столом, снова танцы… Но ничто не может длиться вечно, и пришло время уходить - завтра нам обоим предстоял трудный день, начинающийся с раннего подъема. Расплатившись, мы покинули это веселое местечко и вышли на улицу, где давно наступила ночь. Здесь Диана почему-то решила, что для достойного завершения вечера нам всенепременно нужно пройтись под ручку, после чего весьма энергично повлекла меня вдоль по улице, в направлении своего дома. Чувство опасности молчало, оглушенное таким непреодолимым напором эмоций, поэтому я не решился протестовать.
        - Сударыня, благоволите объяснить, по какой такой причине вы изволили исщипать мне все плечи и бока, несомненно до синяков, пока мы с вами танцевали столь прекрасные медленные танцы?
        - А по такой, милостивый государь, что вы непрерывно таращились по сторонам, вместо того, чтобы воспевать красоту своей дамы с помощью баллад. Наверное, искали себе более подходящую пару, чем какая-то вертихвостка-летунья?
        - Я должен обеспечивать вашу безопасность даже во время танцев, прелестное создание. Ибо даже синяк на ноге может оказать пагубное влияние на…  - Тут я резко замолчал.
        Девушка не сразу заметила это и дернула меня за руку, привлекая внимание:
        - На что? На мою красоту?
        - Подожди, тихо… Впереди кто-то есть. Стой!
        Она дисциплинированно замолчала и остановилась, однако продолжая крепко держать меня под руку.
        - Видишь, дальше фонари не горят, и темно, только возле следующего перекрестка светло?
        - Да, а что?
        - Все фонари, мимо которых мы прошли, были чистые, значит, их недавно протирали. А если так - то заодно починили бы все неисправные, ведь улица совсем не на окраине, а почти в центре.
        - Точно…
        - Скорее всего, позади нас тоже кто-то стоит… Да, так и есть, их всего трое. Слушай внимательно,  - тут я очень осторожно приобнял девушку и, очень близко наклонившись к ее уху, стал шептать:  - Мы с тобой не спеша идем вперед, как только они появятся - сразу отходи вправо, к стене дома или забору, смотря где будем идти. Приемам рукопашного боя тебя учили?
        - Да, только отличницей я никогда не была…
        - Неважно, сразу делай пару шагов в сторону, главное - не вздумай за меня цепляться или кричать, разве только кто четвертый со спины начнет заходить, тогда просто скажи «Сзади!», поняла?
        - Да.
        - Ну, тогда пойдем вперед, о прекрасная дама моего безразмерного сердца…
        Она не удержалась и громко фыркнула, еле сдержав смех, несмотря на всю серьезность ситуации.
        Я тихо пробормотал заклинание, и темный окружающий мир тут же потерял остатки красок в светящихся окнах домов, превратившись в буйство двух цветов - серого и оттенков зеленого. Краем глаза я заметил лицо Дианы, превратившееся в очаровательное салатовое пятно с двумя темными дырами на местах глаз, в глубине которых тускло мерцали искры. Нет, лучше буду любоваться на нее при нормальном освещении, сделал я вывод и поспешно отвернулся.
        Через полсотни метров наперерез нам сразу с двух сторон улицы из темных провалов подворотен на мостовую шагнули два силуэта, и одновременно обострившимся слухом я уловил быстрые шаги позади. Ну вот, все как по писаному, даже скучно… Разве только напрягало присутствие летуньи рядом, но буду надеяться, что у нее хватит самообладания точно следовать моим указаниям.
        - И куда это мы так торопимся?  - раздался справа негромкий гнусавый голос.
        - Ты только посмотри, какие они шустрые, не любят по темноте ходить!  - ответили слева.
        - Ладно, не пугайте клиентов, сейчас они нам все цацки отдадут и погребут дальше. Только ты, дядя, не дергайся,  - предупредил голос сзади.  - Сейчас только у твоей крали платьишко проверим, чего она под ним прячет особо ценного…
        В руках стоявших впереди тускло блеснула сталь, пора!
        Я резко оттолкнул руку Дианы, и она через пару шагов оказалась у высокого каменного забора, на фоне которого мне ее было отлично видно. В следующее мгновение я выхватил из плечевой кобуры револьвер и тут же выстрелил в того, кто подходил сзади, потому что до стоявших впереди было гораздо дальше, а мне нужно было обезопасить себе спину. Убивать не стал, просто без затей молча бахнул ему в бедро, повыше колена. Выронив громко звякнувший нож на мостовую, грабитель, стоявший метрах в пяти, схватился за ногу и упал на бок, завывая во весь голос. Я тут же развернулся и выстрелил еще раз, в камни ровно посередине между его напарниками:
        - Ножи на землю кинули, морды вниз, руки вверх, падлы! Дернетесь, сразу валю наглухо!
        Как ни странно, они мне сразу поверили. Бросив ножи, бандиты опустились на колени, опустили головы и задрали руки вверх. Что, не ожидали столь резкого превращения добычи в хищника?..
        Чуть сдвинувшись в сторону, чтобы контролировать всех троих одновременно, я скомандовал завывающему бандиту:
        - Заткнись, а то пристрелю сейчас нахрен, чтобы людям спать не мешал!
        Вопли мгновенно стихли, превратившись в громкое нытье. Ну, тоже неплохо, прямо-таки праздник души, именины сердца. Так, кто там еще так громко звякает подковами сапог по мостовой? А, это пешая кавалерия подоспела…
        - Стоять, руки в гору!  - в лицо ударил ослепительный луч белого света.  - Оружие на землю!
        - Господин полицейский,  - раздался чуть дрожащий голос девушки,  - эти трое на нас только что напали, мой охранник защищался, не стреляйте!
        Луч света тут же убрался с моего лица, сначала осветив валявшегося в луже крови бандита, затем двух его напарников. Я не успел вовремя вернуть зрение к обычному «человеческому», поэтому глазам сейчас было очень больно, как будто мне кинули горсть песка в лицо, а отвернуться не успел.
        - Уберите свое оружие, я их держу на мушке,  - произнес полицейский уже более миролюбиво.  - Так, кто тут здесь такой резкий, а? И что делаем в моем районе, да еще и ночью? О, так это сам Гвоздь… И его дружок Сема в придачу… А кто третий? Тебя, милок, еще не знаю, но сейчас и познакомимся… Ваши морды сегодня как раз у нас в участке на стенку повесили. Написано крупными буквами, «разыскиваются опасные преступники…» Значит, уже нашлись, мои гости дорогие…
        Тут выше по улице раздались металлический грохот, шипение и свист, к нам чуть ли не на крыльях подлетел самоходный экипаж на спиртовом ходу, и ссыпавшиеся с него трое полицейских принялись умело вязать злодеев, обмениваясь между собой короткими репликами.
        - Вы тут откуда?  - обратился к ним наш «спаситель».  - Я даже засвистеть не успел…
        - В участок позвонили из соседнего дома, им выстрелы и вопли спать помешали, вот мы и прибыли. А это кто?  - Так, видимо, это про нас.
        - Их ограбить хотели, но господин не растерялся… Кстати, разрешение на револьвер есть у вас?
        - Обязательно, без него из дома не выхожу.
        Протягиваю вытянутую из жилетного кармана книжечку полицейскому, тот медленно читает, подсвечивая себе фонарем:
        - Детективное агентство… «Пит Наткертон и сыновья»… Надо же… А вы кто - из сыновей будете, что ли?
        - Нет, я просто наемный работник, выполняю мелкие поручения. Сейчас вот должен был дамочку проводить, видите сами, как все вышло…
        Полицейский возвращает мне удостоверение частного сыщика и спрашивает:
        - А остановились где?
        - Да недалеко, в «Астории»…
        Он широко ухмыляется, что заметно даже в темноте, и уточняет:
        - Сами выбирали, или посоветовал кто?
        - Извозчик с вокзала привез, я посмотрел - вроде место приличное, ресторан напротив есть хороший, вот и остался пока…
        - Да я так, уточняю просто… Местечко интересное, да… Веселое… Хорошо, мы дальше сами разберемся, а вы идите, куда шли, господа. Объяснений с вас брать не будем, эти красавцы уже у всех в печенках сидят! Так что поедут они у нас в далекие края малой скоростью…
        («И-и па-а тундре-е, па-а жа-алезна-ай да-арогэ-ее…»  - всплывают откуда-то непонятные строчки, но я привычно давлю посторонние мысли…)
        - Спасибо вам за быструю помощь,  - звучит милый голосок летуньи.  - Пойдемте, нас уже заждались.  - Это она ко мне обращается.
        Мы идем дальше по улице, мимо нас проезжает увлекаемый здоровенной лошадью фургон темного цвета с зарешеченными окнами. Обернувшись, я вижу, что задержанных сноровисто закидывают в «воронок», сопровождая свои действия громкими комментариями. Дав замыкающему напоследок бодрящего пинка, захлопывают дверь, после чего вся шумная компания удаляется вниз по улице. Все, цирк уехал!..
        - «Дамочка», говоришь?..  - тихо шипит Диана.  - Сейчас ты мне за это ответишь!..  - и тут же впивается мне в губы таким поцелуем, что я чуть не падаю с ног. Когда она отпускает меня, торопливо перевожу дыхание:
        - Не мог же я рассказывать первому встречному, что тут делаю, по какой причине и зачем, неужели ты не понимаешь?
        - Ладно, я тебя прощаю… А ты на самом деле частный сыщик из того агентства?
        - Скажем так - могу им быть. Впрочем, как и папским нунцием. Верительные грамоты показать?
        - Не нужно,  - смеется девушка,  - а на всякий случай у меня вот что было…
        Она протягивает мне небольшой предмет, взяв который, я опознаю двуствольный пистолет заокеанского изготовления.
        - Интересная штучка, откуда?
        - Сама купила, давно уже. Одинокая девушка должна уметь постоять за себя…
        - Патроны где берешь?
        - Так он сразу под наш калибр сделан, никаких проблем нет. Если очень нужно, мне в любом полицейском участке их полный карман насыпать могут, как специальному курьеру.
        - Какая ты предусмотрительная, оказывается…
        - А ты что думал,  - смеется Диана.  - Ну что, дойдем мы сегодня или нет? Скоро вставать уже…
        - Мы почти пришли, смотри сама…
        Возле дверей горят два фонаря, свет которых довольно ярко освещает вход и нас заодно. Девушка поворачивается ко мне, хочет что-то сказать, но вдруг обеспокоенно спрашивает:
        - Что у тебя с глазами?..
        Что, что… Пытаюсь проморгаться, но получается не очень хорошо, знаю, что вид у меня сейчас, как у морской свинки-альбиноса, или кролика - глаза красные-красные, это мы уже проходили…
        - Полицейский в глаза своим фонарем засветил, теперь проблемы… Ничего, сейчас в гостиницу приду, сделаю компресс, к утру все нормально будет.
        - Может, тебе извозчика вызвать, пусть отвезет?..
        - Ничего, на сегодня приключения уже закончились, все хорошо, дойду потихоньку. Тебе спать пора, а то лететь трудно будет.
        - Заботливый ты мой…  - Она целует меня на прощание и скрывается за дверью. Мне остается только развернуться и не спеша топать к себе в гостиницу.
        Кроме меня, на улице никого нет, разве что иногда за высокими заборами начинают брехать собаки, услышавшие мои тихие шаги по тротуару. Почему-то вспомнились давние студенческие годы…
        …Тогда я провожал девушку, которая мне очень нравилась, и она об этом хорошо знала. Мы шли с ней прямо посередине мостовой, по Большой Садовой, спускаясь от Батальонного сада к центру города мимо учебных корпусов Императорского университета. Была поздняя ночь, но раннее утро пока еще не началось, и дорогу нам освещал только дрожащий желтый свет газовых фонарей. Она держала меня под руку, контролируя дистанцию, но мне хватало и этого. Каблучки ее сапожек звонким стуком отмеряли пройденное расстояние, наш негромкий разговор, казалось, был слышен за версту - так было тихо. (В те времена еще не носились по улицам сумасшедшие ночные гонщики на самоходных колясках.) Не покидало ощущение, что в целом городе нет никого, кроме нас двоих…
        Болтая о чем угодно, мы потихоньку дошли туда, куда ей было нужно. Достав из сумочки ключ немалых размеров, она вставила его в прорезь замка и повернулась ко мне.
        - Спасибо, что проводил. Извини, не могу тебя пригласить - хозяйка квартиры сразу же проснется, она ночных гостей не любит, карга старая…
        В голосе подруги я почему-то ясно расслышал сожаление. Или жалость ко мне?.. Тогда не понял… «…А ведь совсем не хочется уходить с крыльца, отпускать его в ночь одного… Но и стоять здесь до утра невозможно… Этот студент, замечательный он парень все-таки… Как назло, сегодня нельзя, правда, жаль…» Все ее мысленные переживания я ощутил в одно мгновение, словно свои собственные.
        Она отперла дверь, мимолетно чмокнула меня в щеку и скрылась в доме, оставив после себя легкий аромат духов. Ее любимый (по крайней мере, тогда) парфюм назывался «Опиум». А мне оставалось только развернуться и пойти обратно, по тем же темным улицам, пытаясь разобраться в своих ощущениях.
        Вот как раз после той ночной прогулки я и начал все чаще и чаще сталкиваться с необъяснимыми на первый взгляд событиями…
        Подойдя к гостинице, я не увидел швейцара на обычном месте - смена кончилась, что ли? Надеюсь, у них здесь нет милой привычки запирать входные двери на ночь?
        Нет, с этим все в порядке - нажимаю на ручку, тяну массивную створку на себя и вхожу в затемненный холл. Полусонный портье за стойкой вскакивает и протягивает мне ключ от номера.
        - Как погуляли?  - он пытается быть учтивым даже посреди ночи.
        - Удачно… Сделайте мне в номер чайник кипятка, чайник с заваркой и чашку. Больше ничего не нужно.
        - Понял вас, все будет через пять минут!
        Когда вхожу в номер, смотрю на часы - половина первого. Сейчас нужно побыстрее лечь спать, только сначала компресс на глаза сделаю. И ствол револьвера прочищу, это недолго…
        Как и было обещано, через пять минут горничная (со слегка растрепанными волосами) принесла небольшой поднос.
        - Сюда поставьте, на столик у кровати…
        В номере есть еще стол побольше, но мне он без надобности.
        Наряд у этой горничной точно такой же, как и у первой, но лицо мне нравится больше - оно добрее, что ли. Разве что заметно - очень устала… Одной секунды достаточно, чтобы считать с хорошо заметной в неярком свете ауры всю личную информацию: отец - мастер по металлу, зарабатывает немного, мать сильно болеет, есть два младших брата. Работа здесь ей не нравится, так как часто приходится делать… то, о чем она не может никому рассказать, чтобы не позорить семью. Но девушка надеется, что ей удастся как-нибудь вырваться отсюда и найти другое занятие, за которое не нужно краснеть.
        - Спасибо, идите отдыхать, вас сегодня больше никто из постояльцев не вызовет.
        Удивленно посмотрев на меня, она выходит, и кажется, что за дверью раздается явный вздох облегчения. Нет, что-то совсем не просто с этой гостиницей… Впрочем, пока ничего плохого тут со мной не случилось.
        Быстро ополоснувшись в ванне, ложусь на кровать и кладу на глаза смоченные заваркой ватные комочки. Это поможет вернуть себе здоровый вид к утру. Способ простой, можно сказать, примитивный, но позволяет обойтись без затрат магической энергии. Боль постепенно утихает, а я настраиваюсь на ранний подъем - выполнение основной задачи никто не отменял.
        В мое сознание опять пытаются пролезть непонятные фразы, но я их сразу блокирую. Нет, это не последствия приема алкоголя, как вы могли подумать - этим вечером мы с Дианой вообще не пили спиртного. Все гораздо сложнее…
        Дело в том, что наш мир - не единственный, в котором есть жизнь. Множество миров существует «бок о бок», одновременно, и в то же время не пересекаясь. Широкой публике не известны подробности, и праздных разговоров на эту тему вы никогда не услышите. Но есть целые отделы научников, которые посвятили данному делу свою жизнь.
        Представьте себе линейку, в начале которой находятся нормальные люди, в конце шкалы - абсолютные психи. А «чувствующие»  - где-то на очень тонкой границе между ними.
        Обычные люди живут своей жизнью, в которой никогда не происходит необъяснимых явлений. Им даже не приходится сомневаться по тому или иному поводу. В лечебницах оказываются те, у кого видения из других миров полностью замещают собой наш. Персонал заботливо подсовывает им листы бумаги и карандаши, на которых пациенты фиксируют свои видения. Потом эти листы столь же заботливо собирают, сортируют и отправляют научникам. (Подозреваю, что в лечебницах есть особые палаты и для самих же высоколобых академиков, только нам об этом не рассказывают, ха-ха!..) Зачем? Когда-то я тоже задал этот вопрос, и мне показали картинки, нарисованные разными людьми, но совпадающие до самых крошечных мелочей. Причем эти люди не то чтобы никогда не были знакомы между собой - они жили в разных странах, в разное время и на противоположных сторонах земного шара. А научники дали заключение, что изображенные на этих рисунках предметы не были описаны ни в одной из книг, и вообще не могут относиться к нашей реальности. Вот так…
        Поэтому и собирают любые данные, подвергая их анализу и обработке, чтобы составить как можно более подробную картотеку соседних (и не только) миров. А также кое-каких сущностей, способных перемещаться между ними. Некоторые из них очень неприятны и способны обеспечить вам массу проблем - как в психическом, там и чисто физическом плане.
        Так что возникающие в моем сознании непонятные фразы и картинки - всего лишь отрывочная информация, «эхо» из других миров. Если научиться использовать все это для работы - есть шанс стать «ловцом». Хотя у профессионального «ловца» должно быть много и других навыков, перечисление которых займет время до самого утра.
        Те, у кого образы из соседних миров могут сформировать цельную, законченную картинку, часто становятся писателями или художниками. Только вот от многих «произведений» мне просто жутко, несмотря на всю специальную подготовку. Например, как вам понравится описание взрывного устройства размером с большой чемодан, с помощью которого можно превратить в пар половину большого города? Или картинки со светящимися в темноте растениями, огромными зубастыми монстрами или сухопутными осьминогами, пьющими кровь у неосторожных путников? Вот то-то и оно…
        Фразы, которые я сегодня слышал, всего лишь показывали, что чувствительность у меня в норме. Гораздо хуже, если они надолго пропадут - тогда мне нужно будет срочно проверить себя другими методами. А вот если информация начнет идти непрерывно и неконтролируемо - это будет что-то вроде звона тревожного колокола… Либо преграда между мирами в данном месте сильно истончилась, либо уже пора на отдых в небольшую больничную палату, стены которой обиты мягким материалом… Мое занятие напоминает непрерывный бег по лезвию острейшего ножа, где нельзя остановиться, чтобы перевести дыхание, невозможно спрыгнуть в сторону, потому что упадешь на другое лезвие… Кстати, о лезвиях… Утром побриться нужно…
        Проснуться удалось за несколько минут до жужжания будильника в часах. Значит, я в норме - если не так, то пришлось бы срочно проделывать некоторые упражнения для приведения себя в должную форму.
        Наскоро побрившись и умывшись, одеваюсь так же, как вчера, только рубашку выбираю попроще - еще неизвестно, сколько на аэрополе торчать придется, за день пропотею весь. Завтраком пренебрегаю, рассчитывая сориентироваться там, уже на месте - ведь как-то должны кормить и летунов, и наземный персонал, пассажиров, в конце концов? Минимум какой-то буфетерий с кофием и пирожками должен быть, очень на это надеюсь…
        Проскочив мимо стойки портье, брякаю ключ с шаром перед ним, отчего парень аж подскакивает, и выхожу на улицу. Да, время без пяти семь, в самый раз. Только успеваю дойти до нужного места, как из-за поворота выезжает длинный омнибус зеленого цвета, явно с военным народом внутри. Возле меня стоят несколько человек в одежде с эмблемами, позволяющими определить их как специалистов-наземников, и я решаю войти в транспорт вместе с ними. Двери есть как в начале фургона, так и в конце, но открывается только задняя, куда наша группа и устремляется. Я поднимаюсь в салон последним, но меня решительно останавливает бдительный контролер с нашивками унтера:
        - Извините, господин, но этот омнибус только для персонала аэрополя!
        Вытащив из кармана свой «вездеходный» пропуск, показываю ему картонку, скрыв ее в ладони от других пассажиров. Унтер аж вытягивается передо мной:
        - Все ясно, проходите вперед, пожалуйста!..
        Шагнув в проход между рядами поперечных сидений, замечаю впереди, на сиденье позади водительского места, отделенного от салона перегородкой, Диану, которая приглашающе машет мне рукой. Замечательно, прохожу вперед, сопровождаемый любопытными взглядами остальных пассажиров. Садясь рядом с летуньей, делаю правой рукой почти незаметный жест и шепчу короткое заклинание. Через несколько мгновений все пассажиры, и контролер тоже, будут спать, нефиг им на нас таращиться. А водитель со своего места все равно ничего не увидит.
        - Привет,  - шепчет девушка, оглядывается на сцену под названием «спящие красавцы» и целует меня в щеку.  - Выспался?
        - Почти…
        - Я тоже «почти». Можно рядышком к тебе пристроюсь?
        Она сидит со стороны окна, поставив свою летную сумку к борту, шлем висит на крючке под багажной полкой. Диана обхватывает мою руку и склоняет голову ко мне на плечо, после чего расслабленно закрывает глаза. Я чувствую, как от нее начинает исходить ощущение спокойствия, даже умиротворения. Не могу удержаться и начинаю тихонько поглаживать ее колено, перебирая пальцами складки на грубой ткани форменных штанов. Она молча берет мою руку и передвигает повыше, на бедро, затем накрывает своей ладонью. Все нормально, спи, милая…
        Водитель не торопился, поэтому ехать пришлось минут сорок. Наконец, омнибус затормозил на контрольном пункте, громко заскрипев тормозами. Открылись обе двери - как передняя, так и задняя, через которую в салон забрался еще один унтер, на этот раз с большой красной повязкой на левом плече. Все пассажиры, которых я успел разбудить другим заклинанием несколько минут назад, стали показывать ему свои личные жетоны. Контролер кивнул летунье, узнав ее, и вопросительно посмотрел на меня. Но стоило показать ему грозную бумагу, как он мгновенно утратил интерес к моей персоне и выскочил из омнибуса. Ясно, сейчас из своей будки начальству станет названивать - мол, прибыл какой-то непонятный персонаж с пропуском из самого что ни на есть высокого штаба. Фигня, прорвемся…
        На краю поля, возле длинного здания, выстроенного в один этаж, но с башенкой в середине, наш транспорт наконец остановился, и пассажиры начали выходить, кучкуясь сообразно их специальностям, как я понял.
        - Мне сейчас туда, на Вышку нужно. Задание получить, карту и все такое,  - сообщила летунья.  - Подождешь здесь?
        - Да вот на углу, в беседке присяду, или рядом постою, сколько нужно. А если кто появится из офицеров - попрошу до стоянки аппаратов проводить.
        - Тогда я побежала!..
        Я уже почти дошел неспешным шагом до беседки, когда услышал позади голос:
        - Разрешите ваши документы, попрошу!..
        Обернувшись, вижу офицера в звании поручика, на лице которого явно виднелась принадлежность к Особому отделу. Все ясно, бдит «коллега», скорее всего, ему-то и позвонил дежурный на воротах.
        - Пожалуйста, можете ознакомиться,  - протягиваю ему бумагу с грозными печатями и подписью самого высокого начальства.
        Тем не менее он снова спрашивает:
        - Что у вас еще есть?
        Да без проблем… Достаю из другого кармана свой жетон и протягиваю ладонь к проверяющему. Тот касается металла, чуть отдергивает пальцы и сразу же меняет выражение лица на гораздо более дружелюбное.
        - Поручик Тишков! Готов оказать вам любое содействие!..
        Забрав у него пропуск, говорю:
        - Проводите меня к стоянке, где сейчас находится «Дракон», его должны готовить к вылету.
        - Пойдемте, это довольно далеко, может, транспорт вызвать?
        - Не нужно, по дороге объясните мне, что здесь у вас и как…
        Мы шли рядом, и местный безопасник рассказывал о том, как поставлена служба охраны.
        - Стоянка воздушных судов патрулируется круглосуточно, ночью количество постов удваивается. «Драконов» вообще охраняем так, что мышь не проберется. Причем в буквальном смысле - техника сложная, движители на земле все время заглушками прикрыты, крышки люков на замках… Постороннему что-то туда подсунуть - вряд ли получится.
        Поручик уверенно оперировал техническими терминами, значит, достаточно компетентен в местных реалиях.
        - Что скажете насчет персонала?
        - Все три аппарата обслуживает одна бригада. Если что сложное - тогда уж из столицы приезжают, специально обученные ремонту, мы их телеграфом вызываем. А для подготовки и наших хватает - протереть, посмотреть, заправить, движитель раскрутить… У каждой летуньи - свой аппарат, чтобы знала его особенности. У них ведь индивидуальный характер…
        Он посмотрел на мою реакцию, я согласно кивнул. Что есть, то есть - мой личный опыт это подтверждает. Это разве что несведущему кажется, что все машины одинаковые. Но ладно, сейчас не до посторонних разговоров.
        - Кто проверяет бортовые устройства?
        - Та же бригада и проверяет. Сейчас придем на стоянку, сами на них и посмотрите, как все делается.
        В паре сотен метров впереди уже виднелся «Дракон», под брюхом которого уже начал неторопливо копошиться наземный персонал аэрополя. Никаких других аппаратов я не заметил.
        - Здесь всегда так пусто?
        - Раньше здесь их три стояло, сейчас - сами понимаете…
        - А дирижабли где размещаются?
        - Так своих у нас нет, только транзитные прилетают. Вышки для них с другой стороны поля, во-он там, видите?
        Да, примерно в двух километрах вдали я заметил пару ажурных сооружений.
        - Туда они и причаливают, а здесь - только для аппаратов тяжелее воздуха. Им ведь длинная полоса нужна, и не приведи Хранитель за что-то зацепиться на взлете или посадке. Вон как раз землю осматривают!
        В указанном направлении виднелась цепочка медленно идущих вдоль широкой серой полосы солдат, иногда поднимающих что-то и складывающих в мешки.
        - Мусор убирают, чтобы в движитель не попал. И ворон гоняют соколами, так что все строго, как предписано.
        - В те два раза все было без отклонений?
        - Абсолютно, я ведь каждый вылет контролирую лично. Дирижабли - это так, ерунда, они медленно ползут… Ну, по сравнению с аппаратами, конечно. Им проще - они камнем не падают, разве что совсем тяжелая авария получится… Но это редко бывает, а у нас - ни разу!
        Наконец, мы пришли на стоянку, и я смог рассмотреть это металлическое чудо вблизи, и даже потрогать руками. Тут есть чему поудивляться, вряд ли кто возьмется спорить на данную тему. Острый нос с чуть приоткрытым «клювом», стеклянные окна в отсеке для управляющего «Драконом» летуна, блестящие крылья, развернутые над головой чуть ли не в треть круга, высокий хвост с двумя рулевыми плоскостями, закрепленными под острыми углами к вертикали…
        - Я осмотрю аппарат, вы не возражаете?
        - Работайте, а я пока с нашими механиками переговорю…
        Поручик подошел к старшему из группы обслуживания, а я достал из кармана небольшую коробочку и расправил тонкие «усики», торчавшие из ее верхней грани. Помните, я как-то упоминал бег по лесу? Так вот, тогда мы искали излучатели в лесу, для тренировки, а сейчас я проделывал это же здесь, в поисках какого-нибудь «маячка», который не входил в оборудование этого летательного аппарата. Индикатор также мог показать присутствие любого магического артефакта.
        Я ходил под крыльями и брюхом металлического монстра, заглядывал во все места, куда только было возможно - устройство молчало. Для проверки пришлось поднести его к месту, где под пиджаком висела кобура - кристалл на индикаторе засиял ярким красным светом. Работает, значит… Возле кабины кристалл начал прерывисто мигать - артефакты есть, но сейчас не активированы. Ясно, будем ждать летунью, пусть проверяет свои навороченные показометры, а я буду смотреть, как отреагирует на ее действия индикатор.
        - Нашли что-нибудь?  - подошел ко мне безопасник.
        - Нет, на корпусе и крыльях все чисто. Кабину буду проверять чуть позже, совместно…
        - Да вот она как раз и едет!  - поручик меня понял с полуслова.
        Интересно, что в роли транспорта сейчас выступала велоповозка - впереди было сиденье с двумя колесами по бокам, позади возвышался «движитель»  - солдат, крутивший педали. А что, не на лошадях же тут кататься, в самом деле! Попадет еще свежий навоз куда не надо…
        С диванчика «солдатоцикла» грациозно поднялась Диана, и безопасник мгновенно стал сама любезность:
        - Рад видеть вас в добром здравии, уважаемая Диана Даниловна!
        - И я тоже, господин поручик! Все спокойно, никто не пытается откручивать лишние детали от моей птички?
        - Все спокойно, даже мухи не летают!
        - Отлично, тогда я начинаю подготовку. Груз должны подвезти буквально с минуты на минуту.
        Сначала девушка берет лист картона, карандаш и в сопровождении наземника начинает обходить крылатое чудовище по кругу, делая отметки в разграфленном бланке. Судя по выражению их лиц, никаких замечаний к работе команды нет.
        Затем летунья идет к хлипкой на вид металлической лесенке, прислоненной к борту «Дракона» возле кабины. Боковое стекло и часть борта откинуты в сторону, образуя дверцу, через которую Диана привычно забирается в чрево аппарата. Усевшись поудобнее, она приглашающе машет мне рукой, чтобы я поднимался к ней.
        - Ух ты, сколько тут всего!  - Моя реакция совершенно искренняя.  - А пассажиров не берешь, случайно? Всю жизнь полетать хотел…
        - Здесь позади есть место для одного пассажира, только сейчас кресло снято, чтобы лишний вес не возить. Туда мешки с самой важной почтой привязываем. Кстати, смотри - как раз ее и везут.
        К стоянке приближался грузовой безлошадный экипаж, изрыгающий клубы густого дыма. В его кузове были грудой свалены мешки, коробки и сидели двое солдат.
        - Тогда я сейчас всю эту кучу проверю, когда ее грузить начнут, это нормально?
        - Вполне, безопасник поможет, если что. А я пока тут делами займусь как раз…
        Она начала делать очередные отметки на бланке, и мне пришлось спуститься и подойти к грузчикам, рядом с которыми уже стоял поручик.
        - Я хочу проверить груз, вы не против?
        - Делайте все, что сочтете нужным.
        Отлично, командую солдатам:
        - Начинайте погрузку, а я буду проверять мешки и коробки, ясно?
        Они кивают, и начинается работа: один солдат достает из кузова мешок, я тщательно проверяю его своим индикатором, затем другой относит его к брюху «Дракона», где открыт грузовой люк. Там груз укладывает специалист из наземной команды, наверное, сообразуясь с весом багажа. Ну точно - какие-то мешки и коробки он укладывает ближе к носу, другие - в сторону хвоста. Наконец, остается только один большой мешок, маркированный чередующимися желто-красными полосами и толстым цилиндром сверху. Длиной эта черная хреновина около полуметра, толщиной примерно с кулак, из торца выступает широкая прямоугольная скоба. Вы еще не поняли? Это и есть мешок со «специальной почтой», а сверху на нем закреплено устройство для его ликвидации при угрозе захвата. Достаточно сильно дернуть эту скобу, а потом отбросить мешок как можно дальше от себя. Почему? Да потому что через пять секунд при горении запала разовьется температура, способная расплавить сталь в радиусе пары метров. Не успел отбежать - сам виноват, короче говоря. Причем никакой магии, только чистая химия. Поэтому и заклинаниями погасить этот огонь не получается
- нам про это рассказывали.
        Особо важный мешок наземник несет в сторону кабины и с еле слышными матерками затаскивает его вверх по лесенке. После примерно минутного копошения там он спускается, и наверх поднимается безопасник, держащий в руке папку с листом бумаги.
        - Все, теперь за груз отвечаете вы!
        Летунья расписывается на паре бланков, один из которых забирает поручик. После того, как Тишков спускается вниз, на место возле кабины поднимаюсь я.
        - Ну что, все свои таинственные приборы осмотрела?
        - Какие же они «таинственные»? Ты лучше меня знаешь, как они устроены!
        Как ни странно, но она права - моя первая специальность как раз и заключалась в том, чтобы разрабатывать подобные устройства - синтез электричества и магии.
        - Ладно, давай теперь поработаем вместе… Ты будешь по очереди включать приборы, а я их все проверю своей коробочкой. Ты ведь не возражаешь?
        - Нет. Только давай не тяни, мне уже разрешение на вылет дали…
        Она подключает провод от своего шлема к коробке на боку кабины и щелкает рычажком. Индикатор в моей руке послушно мигает синим огоньком.
        - Хорошо, давай следующий!..
        Летунья включает следующий прибор, и все повторяется. Потом еще, еще… Когда включены все приборы, стенки кабины напоминают ночное небо с группами звездочек.
        - У меня все, слезай!
        - А вот это что?  - показываю я на прикрытую решетчатым колпаком оранжевую сферу диаметром дюйма в три.
        - Устройство аварийной посадки, на случай, если что-то с движителями случится. Еще что-нибудь проверять будешь?
        - Только тебя…
        Нежно проведя пальцами по ее щеке, поворачиваюсь, чтобы слезть вниз. Она придерживает мою руку на борту кабины:
        - Когда вернусь, мы обязательно поговорим! Жди меня!
        - Жду!..
        Я соскакиваю на землю, и наземники тут же убирают лестницу, оттащив ее в сторону. Все мы быстро заскакиваем в грузовоз, оглянувшись, вижу, как Диана захлопывает створки люка. Когда мы проехали примерно половину расстояния до Вышки, позади раздался нарастающий свист - это запускались движители «Дракона». Жуткий звук, если честно…
        Безопасник сопровождает меня, когда мы поднимаемся на самый верх Вышки, где расположена застекленная веранда. Там стоят два офицера - еще один поручик и капитан. Старший как раз наклонился к черной коробке, стоявшей на столе рядом с массивным телефоном, и говорил:
        - …Я Вышка, как прошел запуск?
        - Вышка, я Стрела-три, запуск удачный, разрешите взлетать!  - раздался из переговорного устройства громкий голос Дианы, сопровождаемый гудящим шумом.
        - Стрела-три, я Вышка, выруливайте на полосу, взлет по готовности!
        - Принято!..
        Закончив переговоры, он поворачивается к нам с очень недовольным видом.
        - Во время полетов посторонним здесь находиться запрещено, немедленно покиньте…
        Я тут же вытянул вперед руку, в которой держал свой всемогущий пропуск. Рассмотрев печати и подпись, капитан если и не подобрел, то немного сменил тон:
        - Раз пришли, тогда встаньте вон туда и не мешайте, после будем разговаривать!..
        Если начальник приказал, будем выполнять. Отхожу к прозрачной стене и вижу, что вдали «Дракон» уже вырулил в торец полосы и разворачивается. Звенящий гул движителей слышен даже здесь. Как она там сейчас все это выдерживает - не знаю…
        - Вышка, я Стрела-три, взлетаю!
        Гул усиливается, переходя в свист, аппарат рвется с места, очень быстро разгоняется и прямо напротив Вышки отрывается от полосы, уходя в небо под очень крутым углом. Грохот такой, что трясутся рамы и дребезжат стекла.
        - Я Стрела-три, есть взлет, разворачиваюсь на восток.
        - Принято, ждем доклада с границы зоны.
        Пробормотав себе под нос: «Что ты с ней будешь делать, опять лихачит!..», капитан поворачивается ко мне:
        - Разрешите представиться - старший по аэрополю капитан Негин! Как я понимаю, вы прибыли сюда нас проверять? И что удалось найти?
        - Давайте сразу договоримся, капитан… Я прибыл сюда не «копать» под вас и не выискивать недостатки в несении службы. Меня попросили оказать помощь в расследовании дела о пропаже двух аппаратов. То, что я здесь увидел, никаких вопросов у меня не вызывает. К вам и наземникам претензий у меня нет. Весь груз я проверил лично, так что теперь отвечаю за полет наравне с вами. Но для того, чтобы можно было двигаться дальше, мне нужна консультация по некоторым вопросам. Например, хочу уточнить кое-что по устройству «Дракона».
        Заметив, что капитан колеблется, тут же напоминаю ему:
        - Уровень моего допуска вы видели сами. Если остались какие-то сомнения - можете позвонить в штаб, навести справки, там подтвердят мои полномочия. Договорились?  - протягиваю ему руку.
        - Договорились!  - он крепко пожимает ее.  - По устройству аппаратов могу проконсультировать вас лично. Во время обучения в Воздухоплавательной академии я изучал этот предмет и умею руководить действиями наземной команды. Что конкретно вас интересует?
        - Многое… Когда летунья должна связаться с вами?
        - Через…  - он посмотрел на большой хронометр, стоящий на столе.  - Двадцать минут. Затем она будет связываться с руководителями других аэрополей по маршруту. Когда совершит посадку в конечном пункте маршрута - оттуда нам отправят телеграмму. У нас в здании есть свой пункт дальней связи, оттуда сразу сообщат.
        - А сколько примерно продлится полет?
        - Пять часов, может быть, чуть больше или меньше - все зависит от направления ветра по пути следования.
        - И куда она вылетела?
        - Вы разве не знаете? Посадка должна произойти на аэрополе возле…  - и тут он назвал город вблизи восточных границ Империи, куда поездом нужно было добираться неделю.
        - Вот это скорость…
        - Впечатляет, да?
        - Весьма… Когда она вылетит обратно?
        - Должна переночевать там, а утром вылететь сюда. Груз уже готов, так что ждать не нужно.
        - Кстати, а сегодняшние мешки - откуда они?
        - Вчера доставили таким же «Драконом» из столицы, он сразу улетел обратно. Из столицы сообщили, что приземлился благополучно. Теперь вы понимаете, почему важные документы перевозят по воздуху?
        - А как же дирижабли?
        - У них скорость только примерно в три раза больше, чем у поезда. И погода сильно влияет, ветра и дождей очень не любят. Про лед вообще молчу…
        - Сколько горючего должно оставаться в запасе?
        - У нее? Еще примерно на час полета. Столичный аппарат возвращается назад в тот же день потому, что полет длится всего три часа с половиной. Вот и успевает прилететь сюда, отдохнуть и вылететь обратно. К тому же на том маршруте аэрополей много, есть куда приземлиться в случае чего. У нас с этим сложнее, есть только одно место для посадки в середине маршрута. Поэтому и не рискуем.
        - А почему аэрополе для таких аппаратов именно здесь построили? Чуть южнее ведь город побольше есть…
        - Тут, чуть севернее, в болотах нефти много нашли, чуть ли не прямо ведрами черпать можно. Поэтому и решили построить недалеко от города нефтегонку, сейчас отсюда по железной дороге постоянно цистерны с керосином увозят, каждый день. Горючее здесь «под боком», получается, одной проблемой меньше.
        Так мы беседовали еще некоторое время, пока из коробки на столе не раздался голос Дианы, сопровождаемый треском помех:
        - Вышка, я Стрела-три, выхожу из вашей зоны.
        - Стрела-три, я Вышка, удачного полета! Ждем завтра!
        - До связи!..
        Капитан повернулся ко мне:
        - Все, теперь будем ждать дирижабль, он будет здесь… через три часа, если все хорошо. Не желаете ли выпить кофе или что-нибудь еще?
        - Очень даже желаю, завтрака сегодня не получилось, если честно…
        - Тогда пойдемте, у нас здесь неплохой буфет для персонала. К прибытию дирижабля из города обед привозят, для пассажиров.
        - Очень удачно!.. Я подожду телеграмму о благополучном прибытии Дианы Даниловны в пункт назначения.
        - Хорошо, можете посидеть в комнате ожидания, если хотите.
        - Если вы не против, то на прибытие дирижабля я хочу посмотреть с Вышки.
        Капитан понимающе улыбнулся:
        - Хорошо, только не мешайте…
        Я клятвенно поднял правую руку:
        - Клянусь не мешать и не лезть с глупыми вопросами!..  - И опустив руку, добавил:  - Потому что начну задавать их прямо сейчас…
        Мы вчетвером спустились с Вышки и не торопясь пошли в сторону дальнего торца здания. Безопасник с поручиком приотстали, я так понял, что специально. Тем лучше для меня, не люблю лишних ушей рядом!
        - Это чисто гражданские аппараты, или их можно использовать в военных целях?
        - Вообще-то изначально это б?мберы. Сейчас они используются для доставки особо срочных грузов, заодно и летуны тренируются, чтобы навыков не терять. Вы видели в кабине место для второго кресла? Там и размещается специалист-бомбометатель, у летуна и так забот хватает.
        - Давно хочу спросить: а почему на таких грозных аппаратах, как «Драконы», летают только женщины?
        - Уточню сразу - молодые женщины. Как ни странно, по результатам всех проверок оказалось, что у них меньше притупляется реакция после длительного полета. А посадка - это самое сложное, вы разве не знали?
        - Да как-то не задумывался…
        - К тому же места для пилота там не очень много, мужчине вашего роста будет неудобно. А представьте, что нужно просидеть там пять часов? К тому же отбор для обучения на летунов очень строгий, даже для полетов на дирижаблях. Я вот его не прошел, пришлось на специальность наземника учиться,  - вздохнул капитан, явно выдав свою мечту.
        - Я думал, там сила побольше нужна.
        - На самом деле - нет, управлять легко, даже на большой скорости, важнее точность движений и аккуратность. Вот и получается, что в этом случае красота побеждает силу…
        - Да вы романтик, капитан!
        - Каждый день смотрю в небо и слышу женские голоса по переговорнику… Станешь тут романтиком… И тут еще Роза улетела и пропала…
        - Это одна из тех двух летуний?
        - Да, первой пропала Маргарита, через неделю - Роза…
        Вот оно что… К этой пока неизвестной мне Розе начальник явно неравнодушен.
        - Пока оставим эту тему, вернемся к аппаратам. Как быстро можно вооружить «Дракона»?
        Капитан чуть помедлил с ответом, но потом все-таки сказал:
        - Примерно за день, если всё будет в наличии.
        - Где хранится это «всё»?
        - В Арсенале, склады здесь недалеко, в лесу.
        - Там ничего не пропадало, вы не в курсе?
        - Нет, наш безопасник ежедневно с ними связывается, с таким же офицером по режиму. Лишних людей там не замечали, деревенские туда тоже не ходят, отучили.
        - Какое может быть использовано оружие?
        - В основном - бомбы, самых разных калибров. Груза аппарат поднимает до двухсот пудов, так что прикидывайте сами…
        - А по другим воздухоплавательным аппаратам бить с него можно?
        - Можно, есть капсулы со скорострелками, под крыльями прикручиваются. Но тогда летает меньше по времени в два раза. И стрелять удавалось разве что по дирижаблям - они здоровенные, промазать трудно. Скорость очень уж большая… Все, давайте лучше перекусим, хватит о делах!
        Выбор напитков в буфетерии был невелик - квас, чай и кофе. Зато обилие свежей выпечки откровенно порадовало - давненько не попадалось таких замечательных домашних пирожков с ягодной начинкой. Радовались жизни чуть ли не полчаса, но все хорошее когда-нибудь заканчивается, и мы с капитаном вернулись к обсуждению наших дел.
        - А какое еще можете поставить вооружение?
        - Метатели «Адского пламени», но это только в случае начала военных действий. Очень уж опасная штука, и специалист для их применения нужен опытный. Это на случай, когда у противника наземные перехватчики окажутся. Вы в курсе, что это такое?
        - Знаю, изучал когда-то…
        Я не стал дальше углубляться в данную тему. Наземные перехватчики предназначались для уничтожения любых вражеских воздушных аппаратов - хоть относительно медленно и невысоко летящих дирижаблей, хоть скоростных «Драконов». Эти перехватчики были разных типов. Например, мне пришлось изучать такие, которые могли достать цель на расстоянии до шестидесяти верст и высоте до семи. Впечатляет, да? На другом факультете специализировались на «ближних» перехватчиках - их цели летали близко и низко. Чтобы уничтожить такие установки, с воздушных аппаратов и выстреливали залпами «Адского пламени». Если экипаж перехватчика оказывался недостаточно проворным, то все, что оставалось после попадания летящего огненного шара в машину, это только собрать угольки лопатой и закопать в неглубокой ямке. Магической защиты от этих снарядов не было. Только вот перехватчики выстреливали почти такие же заряды по воздушным аппаратам противника, и если летун не смог увернуться, от него оставалось большое облако дыма и копоти в небе да медленно порхающие на ветру клочья…
        - То есть все летуньи проходят военное обучение?
        - Да, но эта информация не для широкой публики, как вы понимаете.
        Тут к нам подбежал унтер с повязкой на левом плече и протянул капитану бланк с наклеенными на него полосками телеграммы.
        - Только что получена!
        Тишков быстро пробежал по тексту взглядом и улыбнулся:
        - Первый пункт пройден, все нормально!  - затем отдал бумагу унтеру, и тот уже не торопясь удалился в одну из дверей.
        - Сколько ей лететь до второго?
        - Часа полтора обычно требуется… Даже почти два. Пойдемте на вышку, посидим там?
        - Хорошо, посмотрим, мягкие у вас там диваны или нет…
        Расположившись на веранде, мы продолжили разговор.
        - Можно ли увидеть фото пропавших девушек? Возможно, мне удастся их обнаружить, и понадобится установить личности.
        - У безопасника есть их личные дела с краткими сведениями. Сейчас позвоню, он принесет…
        Переговоры по телефону длились несколько минут, и скоро поручик уже протягивал мне две нетолстые картонные папки.
        - Вот их личные карточки, там все, что может понадобиться.
        - Спасибо, сейчас посмотрим…
        Смотреть было особо не на что - фотография во всю страницу размером и листок с заполненными графами - фамилия, имя, отчество, дата рождения, кто родители, родственники, где училась, на чем может летать, уровень подготовки. А это что? «Особые приметы»… У этих двух девушек данные в этих графах отсутствовали. Ну и ладно, хоть картинки посмотрим…
        А ничего так, симпатичные. Разве что у Розы нос чуть великоват, но это чисто на мой вкус. Если капитан из-за нее так переживает, значит, есть тому причина. Может, у девчонки характер замечательный?..
        Внимательно рассмотрев фото, возвращаю папки поручику, тот с видимым облегчением уходит. Странно, чего он так напрягся-то? Вроде все нормально… Я ж ему не проверяющий из штаба, который эти листки с увеличительным стеклом изучать будет. (Эх, посмотреть бы персональное дело Дианы… Но пока не буду использовать служебные возможности в личных целях… Лишнее это… Пока что…)
        Капитан все чаще начинает поглядывать на часы, но ничего не говорит. Я тоже молчу, чтобы не дергать его лишний раз. Наконец, он не выдерживает и бормочет:
        - Уже по времени должны были телеграмму со второго пункта прислать…
        - Подождем, вдруг просто ветер сильный навстречу, вот и опаздывает.
        Мне тоже не по себе, внутри как будто зудит железная муха. Но показывать этого нельзя, поэтому пытаюсь перевести разговор на другую тему.
        - Что там с дирижаблем, когда прибудет?
        - Сейчас должен сигнал подать, как в нашу зону войдет… Ну где там этот телеграфист, заснул, что ли?
        Взяв трубку телефона, нервно названивает здешним связистам, но ему отвечают, что телеграф ничего не принимал. Тут, к счастью, подает голос переговорное устройство, и капитан начинает заниматься привычной работой, отвлекаясь от переживаний.
        Минут через пятнадцать, или около того, над кромкой леса оказывается громоздкая туша дирижабля. Нет, видно-то его было издалека, но сравнить было не с чем, и он казался просто каким-то пятном на синеве горизонта.
        Да, большая штука… Даже так - БОЛЬШАЯ!.. Под огромным брюхом болталась кабина для пассажиров, наверное, они сейчас прилипли к иллюминаторам, и смотрят вниз. А что тут разглядывать-то? Сейчас поле совершенно пустое, только возле причальной мачты собралась группа людей.
        - Причальной команде - приготовиться!
        Я не сразу понимаю, что капитан говорит это в другое переговорное устройство, висящее прямо на раме переднего окна.
        - Сбросить причальный трос!  - это уже для команды дирижабля.
        Даже без бинокля вижу, как падает вниз моток толстого троса, сразу же раскручиваясь. Люди внизу сначала отбегают от него в стороны, но затем дружно хватают и начинают тащить к одной из мачт, где подцепляют к какому-то устройству. А, это мощная лебедка, она тянет трос, подтягивая дирижабль к себе. Когда огромный баллон оказывается на высоте примерно трехэтажного дома, люди начинают цеплять свисающие по бокам более тонкие тросы к специальным креплениям на земле. Наконец, кабина дирижабля зависает почти вплотную к земле, открывается люк, из которого тут же выдвигают лесенку. Первым спускается кто-то из экипажа, затем начинают выходить пассажиры.
        Капитан поворачивается ко мне, вытирая вспотевший лоб:
        - Каждый раз волнуюсь… Вдруг порыв ветра налетит или разряд электричества ударит… Там столько народа толпится, а я за них всех отвечаю…
        - Ну, все же нормально закончилось, можно передохнуть, наверное?
        - Да какой тут отдых, когда неизвестно, долетела Диана или нет…
        - Долетела, куда она денется.
        - Вашими бы устами да меда выпить…  - Он тут же поднимает трубку телефона и приказывает телеграфисту послать запрос на второй и третий контрольные пункты маршрута. Когда кладет трубку, я спрашиваю:
        - А что в аппарате за устройство аварийной посадки? Как оно работает?
        Капитан понимает, о чем речь, без дополнительных разъяснений.
        - Если что-то случится с движителем, то «Дракон» может по инерции спланировать вниз. Хотя это будет очень походить на полет тяжеленного утюга с привязанными маленькими крылышками.
        - Представляю…
        - Так вот, чтобы избежать жесткой посадки, и нужно такое устройство. Если пропадает тяга, то летун откидывает крышку и со всей силы бьет по спрятанной в коробке сфере. Заключенное там заклинание срабатывает, и «Дракон» более-менее плавно опускается на землю. Уже не как утюг с крылышками, а как утюг с привязанным к нему большим воздушным шаром. При этом его ветром может унести в сторону от курса, особенно если полет был на высоте. Конечно, потом вытащить его с места такой посадки можно только грузовым дирижаблем, зато все остается почти целым. Ну, движители потом придется долго на земле проверять, может быть, и заменить, но это гораздо проще, чем новый аппарат построить.
        - Значит, если заглохли движители, и мы будем примерно знать, в какой точке, то можно очертить круг и там искать?
        - Да, примерно так и сделали, еще когда первый аппарат пропал. Как раз между первым и вторым пунктами. Точка была неизвестна, с дирижабля местность осматривали, но следов пожара или падения не нашли. С земли аварийных сигналов не подавали… Во второй раз - то же самое…
        Тут зазвонил телефон, капитан схватил трубку, выслушал сообщение, и его глаза удивленно округлились.
        - Что??!! Как с третьего пункта??!! Неси сюда, быстро!..
        Положив трубку, сообщил мне уже более-менее нормальным голосом:
        - Пришло сообщение с третьего пункта, что с ними только что связалась наша «Стрела-три», сообщила о пролете над ними. Но такого никогда не было, чтобы на полчаса раньше контрольного времени… Там наверху ураган, что ли? Но почему со второго пункта ничего не сообщили?.. Ничего не понимаю.
        А вот я, кажется, знаю, в чем дело… Но пока сохраню это в тайне, до возвращения Дианы. Вдруг ошибаюсь, и все дело только в необычайно сильном ветре на большой высоте?
        - Все, через час она уже должна быть возле конечного пункта. Когда приземлится, оттуда нам сообщат. Слушай, давай потом с тобой выпьем, что ли? Только после того, как этот толстозадый пузырь улетит, конечно…
        - Давай, я не против, меня самого трясет. Не железный ведь…
        Как-то незаметно мы переходим на «ты». И отношение начальника ко мне уже совсем другое.
        - Извини, что сначала тебя так принял. Нас эти две недели как только ни долбали, во все щели и дырки заглядывали. Ну, ты понимаешь, о чем я…
        - Чего тут непонятного, обычная процедура.
        - Может, для тебя и «обычная», для нас - из ряда вон…
        Тут в дверь чуть ли не влетает унтер, несущий папку с телеграммами, которые сразу же выхватывает у него капитан.
        - Так, с третьего пункта… Все нормально, время пролета… Ожидаемое время посадки… А вот со второго сообщают, что никаких сигналов не получали, пролета над собой не видели. Черти ее перетащили оттуда, что ли?
        Я улыбаюсь, потому что догадываюсь о причине таких странностей.
        - Чего ты улыбаешься?
        - Радуюсь, что сигнал получен…
        - Еще час погоди, когда телеграмма придет, что посадка удачно прошла, тогда вместе и порадуемся. Все, свободен!  - это он говорит унтеру, тот козыряет и скрывается за дверью.
        Тут оживает переговорник на столе:
        - Вышка, я Заппелин-десять, начинаю подготовку к отлету!
        - Заппелин-десять, я Вышка, разрешаю.
        И тут же дает указание на поле:
        - Стартовой команде начать подготовку к отлету!
        Вдали, возле туши дирижабля, начинается суета: пассажиры поднимаются в гондолу, стартовая команда занимает места у креплений швартовочных канатов. Наконец, капитан командует:
        - Отдать швартовы!
        Все тросы разом ослабевают, и громада начинает медленно подниматься вверх, пропеллеры по бокам бешено вращаются, разворачивая дирижабль на курс.
        - Все, еще с полчаса подождем, и на сегодня полеты закончены…
        Однако ждать приходится сорок пять минут, пока из переговорника капитан дирижабля не сообщает, что выходит из нашей зоны. А еще через пару минут звонит телефон, и телеграфист сообщает, что получена телеграмма о благополучной посадке «Стрелы-три». Я уж подумал, что капитан сейчас пустится вприсядку, но он все-таки сумел сохранить более-менее спокойное выражение лица, только сказал:
        - Ну что, пойдем, пропустим по маленькой в буфете? Омнибус в город только через час пойдет, как раз успеем.
        На этот раз мы пили совсем не чай, но особенно «накидываться» не стали - я вовремя вспомнил, что мне нужно прибыть к полковнику Федорову. А с пары стопок что может быть такого? Да ничего, по дороге выветрится.
        В общем, через час тряский омнибус уже вез меня в город, а еще через полчаса я уже выходил из него возле штаба. Пропуск подействовал на дежурного, как приход самого императора, он аж вскочил со своего места и встал навытяжку. Что это с ним такое, а? Правда, как только я миновал дежурку, оттуда сразу же послышался тихий разговор - ясно, сообщает начальству, что «господин непонятно кто прибыл». Да мне-то что, пусть докладывает…
        Адъютант пропустил меня к полковнику Федорову без всякого ожидания, прямо как генерала, ха-ха! Интересно, что будет дальше?
        - Здравия желаю, господин полковник!
        - Здравствуйте, господин…
        - …Кузнецов.
        - Да, господин Кузнецов. Мне уже доложили с аэрополя, что все прошло успешно, и наш аппарат благополучно добрался до места назначения. Вам удалось выяснить что-нибудь?
        - Я контролировал подготовку к вылету, проверил весь груз, осмотрел сам аппарат. Никаких посторонних предметов обнаружить не удалось. Также предпринял кое-какие меры по защите летуньи во время полета. Подробности можно будет узнать только после ее возвращения. Мне сообщили, что ориентировочное время прибытия - примерно в пятнадцать часов. Я буду на аэрополе в четырнадцать, чтобы встретить «Дракона» сразу же после приземления.
        - Когда будете заниматься расследованием пропажи двух предыдущих аппаратов?
        - Мне нужно сначала поговорить с летуньей, затем придется выехать в точку, положение которой определю своими методами. Понадобится несколько человек, обученных действовать в лесу без поддержки и хорошо ездящих верхом. Также необходимо будет держать наготове транспортный или грузовой дирижабль, способный поднять и перевезти «Дракона», на второй контрольной точке. Это возможно?
        - Я дам команду, и он перелетит туда прямо завтра утром, из третьего пункта. Надеюсь, вы сможете определить точные места поиска?
        - Доложу вам завтра, после беседы на аэрополе. На сегодня у меня всё.
        - Большое спасибо за помощь! Попрошу вас прибыть ко мне завтра, после возвращения с аэрополя, для согласования дальнейших действий по розыску. Как только выясните место, где необходимо искать пропажу, я отправлю туда группу, чтобы она была там еще до вашего прибытия. Вы возьмете с собой еще кого-нибудь?
        - Да, здесь в городе есть один человек, который может согласиться мне помочь в этом деле. Надеюсь, что она живет там же, где раньше…
        - Это женщина?
        - Прежде всего, она отличный специалист в своем деле. И часто бывала в самых диких местах, так что лес ее не пугает.
        - Отвечать за ее безопасность придется вам лично.
        - Это уже мои проблемы, господин полковник.
        Мой ответ довольно резок, но Федоров не возмущается. Он понимает, что в случае пропажи третьего аппарата меня бы стали «трясти» гораздо сильнее, чем его.
        - Еще раз благодарю вас за помощь, и прошу завтра как можно более точно определить район поисков. Разумеется, в пределах возможного…
        - Честь имею, господин полковник!
        Попрощавшись с местным начальством, не торопясь выхожу из штаба. Для восстановления душевного спокойствия мне определенно нужно прогуляться пешком, заодно подумаю, что хочу съесть на ужин, до которого остается не так уж и много времени.

        Иду по улицам, со скучающим видом разглядывая окружающих. Попадаются небольшие группы весело гомонящих студентов и студенток, никуда не торопящиеся почтенные матроны в сопровождении мальчиков, несущих вслед за ними корзинки с покупками, и много другой самой разной публики. Рабочий день закончился, но до темноты было еще далеко, и на тротуарах полно народа. По мостовой снуют пролетки извозчиков, фургоны, развозящие товары по магазинам, телеги с какой-то мебелью…
        Наконец, моя очередная экскурсия по городу завершается, и все тот же швейцар открывает передо мной дверь гостиницы. Портье за стойкой отдает мне ключ, но злорадное выражение его глаз мне почему-то не очень нравится, что-то здесь не то…
        Поворачиваюсь в сторону лестницы, делаю пару шагов, и тут с диванчика возле стены поднимается та самая девчонка. Наверное, у нее уже началась «рабочая смена»  - она одета в ту же самую жилетку, пышную светлую блузку и очень короткую юбку. Ажурные чулки, ботиночки на высоких каблуках, ну и непременный цилиндр с модными очками. А что, она очень даже симпатичная, если откровенно.
        Девчонка ловко цепляется за мой локоть и тихо говорит:
        - Не желает ли почтенный господин приятно провести этот вечер?
        Я не успеваю раскрыть рта, как она еле слышно шепчет:
        - Пойдемте, мне нужно кое-что вам сказать… Это очень важно…
        - Разве можно отказать такой прекрасной даме? Это было бы невежливо с моей стороны!..  - громко отвечаю я, и мы начинаем подниматься по лестнице. Когда мы с ней входим в номер, я закрываю дверь, предварительно оглядевшись - нет, за нами никто не следил.
        - В чем дело, милая девушка?
        Только теперь замечаю, что она держит в руке сильно измятый кружевной платочек. Странно, чего это она так разволновалась?
        - У вас проблемы с полицией, да?
        - Нет, с чего ты взяла?
        - Не хотите говорить, не надо… Уже два раза приходил сыщик с жандармами, спрашивали вас. Портье сейчас наверняка в участок уже названивает, бегите!
        - Как тебя зовут, милая?
        - Надя…
        - Полиция мне ничего не сделает, я с ними разберусь. Лучше скажи, из какого модного дома тебя выгнали?
        Девушка ошарашенно смотрит на меня, и вдруг в ее глазах появляются слезы.
        - Откуда… Как вы…
        - Неважно. Значит, сделаем так: ты идешь и переодеваешься в более приличный наряд, а после того, как я переговорю с полицейскими, мы с тобой отправимся в ресторан, где за ужином расскажешь, что же случилось. Если не боишься, конечно.
        - Нет… Вы правда мне поможете?..
        - Пока не знаю. Все зависит от тебя самой. Иди, не хочу, чтобы тебя здесь видели. По крайней мере, сейчас.
        Выставив девушку за дверь, быстро снимаю пиджак, ремень с кобурой, ножны с кинжалом и прячу оружие в саквояж. Так, а вот жетон нужно держать в руке, полиция не любит, когда подозреваемый начинает лезть в карман…
        («… - Что это там за шаги такие на лестнице?  - А это нас арестовывать идут!..»)
        Развалившись в кресле, я с наслаждением потягивал из стакана холодную воду. (Ну забыл я себе напитков купить, забыл!.. День такой сегодня, волнительный слишком…) Не успел выпить и половины содержимого стакана, как в дверь сильно и уверенно постучали.
        - Войдите, не заперто!
        Дверь распахнулась, и я увидел на пороге персонажа в штатском, но его принадлежность к полицейскому управлению мог определить любой, кто хоть раз сталкивался с подобным. А я «сталкивался» не раз… И не два… Даже не три…
        - Господин Кузнецов?
        - Да, это я. Что вам угодно?
        - Благоволите пройти с нами в участок для дачи объяснений!
        Надо же, какой уверенный тон… Хотя сыщика можно понять - за его плечами маячили два верзилы в полицейской форме.
        - Вы уверены, что полиции нужен именно я?
        - Вчера вечером вы подстрелили на улице грабителя и предъявили документы частного сыскного агентства, так?
        - Да, так и было…
        - Тогда потрудитесь объяснить, откуда у вас зачарованные пули!
        Вот оно что…
        - Если можно, без свидетелей. Вашу безопасность я гарантирую.
        Чуть помявшись, сыщик оглядывается на свою группу силовой поддержки, один из полицейских согласно кивает. Когда закрывается дверь, и мы оказывается один на один, вопрос повторяется:
        - Откуда у вас зачарованные пули?
        Молча протягиваю ему руку ладонью вверх с лежащим на ней жетоном. Он щурится, затем удивленно смотрит на меня.
        - Разрешите проверить подлинность?
        Я киваю, и он очень осторожно касается металла кончиками пальцев. Получив «укол», вздрагивает, но заметно успокаивается.
        - Вы в наших краях по службе или по личному делу?
        - Я всегда на службе, господин сыщик. Вижу, у вас амулет «Честность-неподкупность» в кармане лежит?
        Тот явно не ожидает такого вопроса, но после некоторой паузы кивает.
        - Тогда скажите мне, почему вы решили меня проверить?
        - Вы подстрелили одного бандита, в больнице врач вытащил из его ноги необычную пулю…
        - И сообщил вам лично, начальство не в курсе ваших действий, да?
        - Да…
        - В следующий раз будьте осторожнее. Два верзилы не всегда могут спасти вашу жизнь…
        («…И душу»,  - добавляю я мысленно.)
        - Поэтому сейчас вы скажете им, что все нормально, у господина есть все необходимые разрешения, и начальству докладывать не нужно. А через минуту, когда выйдете на улицу, поверните направо - возле ресторана может начаться драка, кто-то попытается вырвать у дамы сумочку или что-то еще. Вас устраивает такой вариант?
        - Да, но…
        - Тогда позвольте с вами попрощаться, у меня назначена деловая встреча.
        Сыщик откланивается и со скоростью молнии вылетает за дверь, где сразу же слышится: «Все законно, есть у него документы, уходим!..» Я подхожу к окну и смотрю через улицу, где уже начинает разворачиваться только что предсказанное мной действие - кого-то не пустили в ресторан, он затеял драку со швейцаром, а под шумок некий ловкач решил срезать у богато одетой дамы сумочку. Так что появление посетившей меня троицы оказывается как нельзя кстати - они моментально вникают в ситуацию, сразу подхватывают под белы ручки дебошира и воришку, которых уводят вниз по улице.
        Честное слово, я тут был совсем ни при чем - это всего лишь совпали вероятности. А сияние амулета «Честность-неподкупность» было заметно даже через ткань пиджака сыщика. (Конечно, речь идет не про обычное зрение…) Но упоминание об этом явно подействовало на владельца артефакта сильнее, чем демонстрация подлинного жетона. Потому что говорить можно что угодно, а увидеть спрятанный в кармане предмет и точно опознать его функции мало кто способен. Все, с этим вопросом разобрались, нужно поменять рубашку и спускаться вниз, меня там ждут… Наверное…
        Точно, Надя сидела на диванчике в холле, уже переодевшись в длинное синее платье и жакет, разве что цилиндр с очками остался тот же. Я протянул руку, она приняла ее и поднялась на ноги. Краем глаза удалось заметить довольную ухмылку на лице портье. Ну-ну, радуйся, пока можешь.
        Хорошо, что идти было недалеко, что-то устал за этот беспокойный день. Ранний подъем, нервотрепка на аэрополе, визит к начальству, приход полицейских, желающих меня арестовать… Хорошо, что этот сыщик не видел оборотную сторону моего жетона, иначе бы вполне мог упасть в обморок. Но сейчас это к делу не относится, рядом со мной идет девушка, которой не повезло в жизни. Смогу я это исправить или нет? Пока неизвестно… Все равно до возвращения Дианы мне делать нечего, так зачем скучать в гордом одиночестве?
        Войдя в ресторан, мы направляемся в дальний угол, сопровождаемые официантом. Хорошо, что не видно здешнего метрдотеля, он мог меня запомнить по вчерашнему визиту. Хотя девчонка одета очень даже прилично, и сейчас на ней нет «боевой раскраски», характерной для девиц определенного поведения. Так что вряд ли она меня скомпрометирует.
        - Что будете заказывать?  - официант всем своим видом изображает желание нам помочь с выбором.
        - Пусть сначала выберет дама,  - отвечаю я.
        Надежда явно бывала здесь раньше, потому что листает меню довольно уверенно и быстро делает выбор, называя несколько блюд. Затем настает моя очередь, и записавший наши пожелания официант уходит.
        - Доводилось здесь обедать?
        - Да…  - Она не продолжает, а я и не настаиваю.
        - Ну что, когда вы расскажете мне свою историю - до еды или после?
        - Давайте сначала поужинаем, наверное…
        Все-таки после первого блюда она не выдерживает и начинает разговор:
        - Я сначала устроилась работать манекенщицей в модный дом, торгующий дорогой одеждой. Сначала была там в обслуге, конечно, но потом хозяйка меня приметила и дала роль в показах одежды. Ну, платья, шубы и все остальное тоже…
        (Девушка посмотрела на меня, но я молчал. Подумаешь, мало ли что она там кому показывала.)
        - Приходили богатые дамы с мужьями и просто мужчины, выбирали платья для своих… подруг. При мне одну из девушек важный господин в другой город увез, в столицу… Мы все ей завидовали, она даже письма присылала… Потом на одном из показов привезли ценные украшения - из серебра, золота, все было такое красивое. А вечером серьги пропали, с драгоценными камнями… Их другая девушка надевала, не я… Стали искать, почему-то нашли пропажу в моей сумочке… Меня никто даже слушать не стал… Хорошо, что в тюрьму за воровство не отправили…
        Она тихо всхлипнула и вытерла слезы платочком.
        - Хозяйку как подменили… Она ни одному моему слову не поверила… Разве бы я стала краденое у себя прятать, ну подумайте!.. Дело кое-как замяли, но меня выгнали… Теперь, если случайно на улице ее встречаю - то она сразу в другую сторону отворачивается… За что меня так, а?
        - За красоту,  - отвечаю я, абсолютно не покривив душой.  - Ты кому-то дорогу перешла.
        - Но я там ни с кем даже не поругалась ни разу!
        - Так завистникам и повод не нужен…
        - Наверное… А я так и не поняла, кто это мог быть…
        - Адрес и название этого модного дома скажи, ну и как хозяйку зовут.
        - На Центральной площади, дом с большой вывеской «Престиж», хозяйка Мария Степановна…
        - Мне этого достаточно, сейчас лучше продолжим трапезничать. Хотя это ведь ужин, на ночь много есть вредно.
        Девушка все-таки улыбнулась, хотя и с некоторым усилием, и дальше мы ели молча. Десерт заказывать не стали, у нее не было настроения, а меня все сильнее тянуло прилечь - почти весь день прошел, как говорится, «на ногах».
        В гостиницу мы вернулись вместе и поднялись ко мне в номер. Возле дверей она замерла в нерешительности, пришлось указать ей на кресло:
        - Садись, посиди полчаса, что ли…
        Надя присела на уголок и стала задумчиво теребить свой многострадальный платочек тонкими пальцами, время от времени поглядывая на меня. Нет, милашка, у меня совсем другие планы и намерения… Мои мысли заняты совсем другой персоной, которая сейчас отдыхает после длительного перелета где-то там, далеко на востоке. Надеюсь, я сумел создать очень сильный «якорь», благодаря которому ее будет трудно сбить с курса. А вы думали, почему так решительно взялся крутить роман с этой летуньей? Времени было очень мало, а мне нужно было успеть выяснить о ней как можно больше. Она устойчива к гипнозу, поэтому пришлось довести свое природное обаяние до максимума с помощью магии. Вот такая я циничная сволочь…
        Наконец, полчаса прошло, и я говорю девушке:
        - Все, наверное, теперь можешь идти.
        Она встает с кресла, на котором сидела все это время молча и почти не шевелясь, и поворачивается в сторону двери.
        - Подожди…
        Развернув ее лицом к себе, энергично тру девушке ладонями щеки, как будто отогреваю от мороза, затем «слегка» (чуть не до середины) расшнуровываю верх платья, отчего она краснеет уже по-настоящему, и сую банкноту, при виде числа на которой глаза Надежды становятся очень большими.
        - Тебе ведь нужно будет поделиться с портье? Если зажилит сдачу, скажешь мне… Хотя вот тебе для него бумажка помельче… Кстати, как зовут горничную, которая дежурила этой ночью?
        Она смотрит на меня с некоторой обидой:
        - Вы хотите?..
        - Нет, просто скажи, как ее имя.
        - Иришка… То есть Ирина.
        - Все, больше мне ничего не нужно. Сегодня больше не работай, и чтобы завтра утром была готова идти, куда скажу, понятно? Давай иди!
        Открываю дверь, и когда девушка выходит, для полноты картины звонко шлепаю ее ниже спины.
        - До встречи, милая!
        Она оборачивается, и в ее глазах больше нет тоски и отчаяния. Только вот имел ли я право ее обнадеживать? Да ладно, все равно завтра до обеда мне нечего делать, можно и потренироваться немного… Я же вам вроде как сыщик-следователь или кто?

        Ночь прошла спокойно, никто не ломился в дверь, не требовал предъявить документы, сторожевой амулет тоже молчал - скорее всего, неизвестные наблюдатели решили отдохнуть. Или точно знали, где я, что гораздо вероятнее.
        Когда проснулся, отчего-то показалось, что рядом с постелью стоит Диана. Посмотрел на часы - если учесть разницу во времени, она сейчас готовится к вылету. Наверное, меня вспомнила… А мне только это и было нужно, некоторое время поработать для нее «маяком». Будет ли она меня ненавидеть, когда узнает правду? Не буду загадывать, женская реакция для меня остается совершенно непредсказуемой, несмотря на то, что часто удается просматривать ход событий на некоторое время вперед. Наверное, потому, что «для себя» ничего сделать не получается. Такое вот ограничение по способностям…
        Не торопясь побрился, вызвал горничную, чтобы отдать рубашку в стирку. Пришла та самая Ирина-Иришка, в этот раз она смотрела на меня с некоторым интересом. Наверное, кое-кто ей рассказал кое о чем. Но загадывать еще рано, посмотрим, как оно пройдет, мое тренировочное мероприятие.
        Извозчика брать не стал, хотя они все время попадались на улице, вовсю зазывая потенциальных пассажиров. Да там идти-то было минут десять, и то если не очень спешить. Хотя, может, это я так быстро хожу?
        Вот и двухэтажное здание весьма приличных размеров. Вывеска, про которую мне говорила девушка, по бокам на ней нарисованы силуэты каких-то пышных платьев. Разглядывать их я не стал, а просто толкнул высокую створку двери, над которой сразу же зазвенел маленький колокольчик.
        Войдя, я оказался в не очень большой комнате, по центру которой была стойка вроде гостиничной, в углу стояли два кресла, у противоположной стены - диван. Наверное, это для мужей, ожидающих своих жен. Хоть бы столик с газетами поставили, например… Или они тут гостям чай-кофий наливают?
        Из двери за стойкой тут же вышла представительная мадам, которая с решительным видом сразу же пошла в наступление:
        - Доброе утро!
        - Доброе утро…
        - Что бы вы хотели посмотреть? Шубы, пальто, платья или что-то еще? Для вашей жены…  - последовала многозначительная пауза,  - или подруги? Возможно, если вы придете вместе с ней, то мы сможем подогнать ей по фигуре понравившийся наряд…
        - Скажите, а как здесь можно посмотреть на вечерние платья - только на манекенах или на вешалках?
        - Ну почему же? У нас есть специальный зал для демонстрации любой одежды…
        (Слово «любой» она выделила голосом. Ну, примерно понимаю, что имеется в виду, но я сюда пришел не затем, чтобы разглядывать дамское нижнее белье.)
        - …и наши девушки с удовольствием продемонстрируют вам самые новые модели, буквально только что привезенные из столичных магазинов. Вы не будете разочарованы, обещаю.
        - А когда можно будет посмотреть?
        - Прошу вас, подождите десять минут, потом мы вместе с вами пройдем в зал для показа. Сейчас вам принесут кофе, вы не против?
        - Разве я могу отказаться? Подожду столько, сколько потребуется.
        Конечно, в десять минут они не уложились, я нагрянул чуть ли не сразу после открытия, и девчонки явно еще не успели накраситься. Но уже через двадцать минут я сидел в кресле, а передо мной по очереди проходили местные супермодели в вечерних платьях, способных довести любого нормального мужчину до немедленного предложения руки и сердца. Но основное внимание пришлось уделить не фасонам, материалам и покрою, а девушкам-манекенщицам, среди которых и скрывалась неведомая злодейка. Так, показ вроде закончился, и они выстроились в нестройную шеренгу, все шестеро. На секунду прикрыв глаза, я почувствовал у одной из них слабое излучение скрытого в одежде амулета. Надо же, сразу и не поймешь, что это такое… Неужели это она? Ну-ка, посмотрим внимательно, какая ты из себя?..
        Второй слева стояла черноволосая девушка с немного высокомерным выражением лица. Интересно, что очень красивой я бы ее не назвал, но хозяйка обращалась к ней чуть-чуть другим тоном, чем к остальным. Но уловить разницу было очень трудно, буквально на грани восприятия. Ясно, с этими данными и будем работать…
        - Можно поговорить с вами наедине?
        - Конечно, пройдемте в мой кабинет. Девочки, пока не расходитесь, ждите здесь. Если будете нужны - вас позовут.
        Все манекенщицы дисциплинированно уселись на стулья вдоль стены, аккуратно поправив платья, чтобы не измялись, а мы прошли дальше через несколько других комнат.
        В кабинете хозяйка уселась за стол, а я остался стоять возле окна.
        - О чем вы хотели со мной поговорить?
        - Я пришел сюда не только выбрать платье, но и узнать кое-что. Несколько месяцев назад в вашем модном доме произошел неприятный случай…
        Выражение лица мадам стало таким, как будто она за один присест съела большой лимон без сахара. Но сопротивляться и уйти от разговора она не смогла, я предпринял некоторые меры.
        - Вот вы о чем… Все из-за той девчонки-воровки?
        - А почему вы так уверены, что драгоценности украла именно она?
        - Серьги нашли у нее в сумочке… И был свидетель, видевший, как все произошло.
        - Это кто-то из других девушек?
        - Я не буду это обсуждать.
        - А если окажется, что вы неправы?
        - Не может такого быть!  - твердо ответила хозяйка.
        - Вы так в этом уверены?
        - Абсолютно!
        - Но представьте, что вам докажут ее невиновность, что тогда?
        Мадам все-таки задумалась, но отвечать не захотела, сидя с неприступным видом.
        - Вы ее простите? Возьмете снова на работу?
        Хозяйка через силу ответила:
        - Если это все-таки была не она… Тогда я буду просить прощения… У нее…
        (Честное слово, я на нее не давил никакими заклинаниями - не потребовалось. Ладно, представление продолжается!..)
        - Постарайтесь не удивляться тому, что сейчас увидите, хорошо? И сидите спокойно.
        Она молча кивнула. Ох, что сейчас будет!..
        Неслышно подойдя к двери, я рывком распахнул ее, и мы увидели стоявшую вплотную к занавеске девушку. Да, ту самую, у которой в одежде еле заметно «светился» амулет. А вот что это за штучка - мы сейчас точно и узнаем.
        - Ты что-то хотела?  - спросила хозяйка, ничуть не удивившись.
        - Мария Степановна, мы вам еще нужны?  - ответила манекенщица вопросом на вопрос.
        А вот тут что-то не то… Мадам же сказала им всем - сидеть и ждать. Не думаю, что кто-то бы дернулся без команды, у них тут порядки почти как в армии. Однако эта пришла и стояла под дверью… Интересно, она слышала что-нибудь из нашего разговора? Неужели хозяйка ничего не поняла?
        - Войдите, пожалуйста,  - обратился я к ней.  - Хочу рассмотреть платье поближе.
        Ничуть не удивившись, девушка вошла и встала в центре комнаты, приняв «картинную» позу.
        - А теперь - ЗАМРИ!
        Хозяйка за столом даже вздрогнула, когда я произнес эти слова и сделал незаметный жест пальцами правой руки.
        - Мария Степановна, вы ничего не замечаете?
        - Нет…
        Я взял стакан, который стоял рядом с хрустальным кувшином, налил в него воды примерно до середины и подошел к манекенщице.
        - Смотрите внимательно, что сейчас произойдет!
        Где там у меня были тонкие перчатки, как раз для таких случаев… Осторожно расправив складки платья, я вытащил из них небольшой камешек черного цвета, с затейливой резьбой. Надо же, старинная штучка, сейчас таких уже не делают! Оп-па, а тут у нас что еще, сразу и не заметил, как это она так глаза сумела отвести… Из ее прически я вытащил небольшую костяную заколку, и черты манекенщицы сразу стали грубеть, на глазах утрачивая былую привлекательность.
        Хозяйка аж подскочила в кресле, хорошо, что не завизжала в полный голос, а только прошептала:
        - Что это… такое?
        - Вот этот камешек - амулет, придающий абсолютную убедительность тому, что говорит его владелец… Вернее, владелица. С ним мы поступим вот как…
        Я бросил камешек в стакан с водой, которая сразу же почернела и запузырилась, как будто там началась бурная химическая реакция. Нафиг, пусть на столе побудет, а то лопнет еще в руке…
        - Вот эта заколка наводит «чары красоты». Ее я портить не буду, во всяком случае, пока. Ну что, хотите услышать правду?
        - Да…
        Повернувшись к манекенщице, говорю ей:
        - Рассказывай, что произошло на самом деле!  - и вполголоса добавляю несколько слов.
        Она не может сопротивляться заклинанию «Голос истины» и начинает монотонно рассказывать, как с помощью амулетов смогла попасть в этот салон, войти в доверие к хозяйке. Оказывается, Надежда заподозрила что-то неладное, и тут как раз случился показ драгоценных украшений. Сделав ее виновной в краже, удалось избежать разоблачения, а после еще и укрепить свое положение возле хозяйки, рассчитывая через некоторое время занять ее место.
        - Достаточно?  - спрашиваю ошарашенную Марию Степановну.
        У нее в глазах стоят слезы.
        - Как же так… Почему я не захотела ее выслушать…
        - Ну, а с этой что будем делать?
        - Пусть уходит… Я скажу, что больше не нуждаюсь в ее услугах. Не будем раздувать скандал…
        - Вообще-то ее нужно сдать в полицию, чтобы разобрались, где она взяла эти штуки.
        - Прошу, не нужно… Тогда еле-еле удалось избежать огласки, и вот опять… Вы же забрали у нее эту вещь? Теперь она уже никому не опасна, пусть радуется, что в тюрьму не посадили…
        Ну, раз так, возвращаю заколку на прежнее место в волосах, и девушка сразу же преображается, снова становясь красивой. Хозяйка наблюдает за моими действиями с некоторой опаской.
        - ВЕРНИСЬ!
        Манекенщица вздрагивает, немного ошалело смотрит по сторонам, начинает вспоминать то, что говорила, и сразу же тянется к тому месту на платье, где раньше был спрятан амулет. Я показываю ей стакан, вода в котором уже прояснилась, и стал виден лежащий на дне камешек:
        - Не это ищешь, подружка?
        Она непроизвольно тянется к стакану, но тут же дергает руку вверх, к прическе, проверяя, на месте ли заколка.
        - Мы все знаем,  - говорит ей мадам.  - Жалованье за этот месяц тебе выплатят, но лучше всего уезжай из города. Больше не попадайся, иначе неизвестно, чем твое дело кончится…
        Интриганка выбегает из кабинета, чуть не снеся дверь с петель. Я подхожу к окну, открываю створку и выплескиваю воду вниз, на землю, хорошо, что улица сейчас пустая.
        - Стакан теперь нужно разбить и выбросить осколки вместе с камнем. Вы сможете это сделать?
        - Да…
        - К вам сегодня придет Надежда, возможно, еще с одной девушкой. Надеюсь, Ирина вам понравится, ее красота настоящая. Я думаю, что теперь вы помиритесь и без моей помощи.
        - Я так виновата…
        - Нет, просто колдовские чары оказались сильнее вас. Кстати, можете отпустить манекенщиц, а то они там уже заждались.
        - Конечно, сейчас же… Только скажите - вам самому какая выгода, зачем вы все это делаете? Неужели из-за денег?..
        - Для практики,  - совершенно честно отвечаю я, раскланиваюсь и выхожу из кабинета хозяйки.
        Теперь можно вернуться в гостиницу, чтобы сообщить девушке приятную новость. Интересно, пригласит ли Надя с собой Ирину? Если нет, то я в ней здорово ошибся…
        На этот раз беру извозчика, день предстоит насыщенный событиями, так что придется экономить силы по мере возможности.
        Войдя в холл «Астории», я увидел интересную картинку: портье был чем-то очень недоволен и на повышенных тонах разговаривал с Надеждой. Все понятно, она сегодня решила не работать, как ей и было сказано вчера.
        - Все, разговор окончен,  - бесцеремонно заявил я,  - ключ от моего номера сюда!
        Красный от злости портье сумел положить брелок на столешницу более-менее тихо, но это явно стоило ему большого усилия. Беру девушку под руку и вместе с ней иду к лестнице. Она пытается заглянуть мне в глаза, но я смотрю в другую сторону. Открыв дверь, пропускаю ее вперед, девушка останавливается в середине комнаты и поворачивается ко мне.
        - Скажите хоть что-нибудь, пожалуйста…
        - Я поговорил с хозяйкой, ты можешь прийти и помириться с ней. Нам удалось обнаружить того человека, который испортил тебе жизнь. Думаю, сама понимаешь, о чем стоит рассказывать Марии Степановне, а о чем нет. Идти можешь хоть сейчас.
        Она порывисто обнимает меня и утыкается лицом куда-то в плечо, слышны тихие всхлипывания. Глажу ее по голове, стараясь успокоить.
        - Кстати, если хочешь, пригласи с собой Иришку, возможно, ее тоже примут на работу в модный дом.
        Девушка пораженно смотрит на меня:
        - Но как… Зачем вам все это?.. Вы ведь даже не… У меня нет денег, чтобы заплатить…
        Аккуратно отстраняю ее и провожу кончиками пальцев по румяной щечке.
        - Долго объяснять. Постарайся не упустить эту возможность, иди!
        В дверях она оглядывается и несколько долгих секунд смотрит на меня, затем быстро уходит. Иди же, и пусть судьба будет к тебе благосклонна! По крайней мере, теперь я не вижу среди вероятностей той, в которой ее через полгода зарежет пьяный клиент. А лицо и руки Ирины не будут обожжены кипятком из гостиничного самовара…
        Имел ли я право изменять их будущее? А это не изменение, а всего лишь «корректировка», дальше пусть они справляются сами. Так что можете думать что хотите, но это всего лишь моя работа. Нужно держать магию под контролем, иначе наш мир пойдет вразнос. Думаете, почему ко мне прибегал сыщик? Потому что вся деятельность такого рода обвешана кучей запретов, и монополией на это дело владеет государство. Обезвреженный мной в модном доме амулет - нелегальный, с «черного рынка», и за него оба, продавец и покупатель, могли отправиться за решетку. Амулет для улучшения внешности - законный, но очень дорогой. Скажу честно, если бы их владелица вела себя тихо и скромно, то я бы ее не тронул. Но она решила получить сразу все, переступая через людей, как через мусор, вот такого прощать нельзя! Пусть скажет спасибо, что не сдал ее полиции. Хотя, может быть, и надо было так сделать… Почему-то чувствую себя слишком добрым сегодня, наверное, теряю форму…
        Спускаюсь вниз, чтобы пойти в ресторан - вы не забыли, мне ведь сегодня еще на аэрополе ехать? Портье провожает меня таким злющим взглядом, что вполне может прожечь дыру в материале пиджака. Смотри, парень, доиграешься… Я ведь прямо сейчас могу и «Зеркало» поставить, прилетит - не поймаешь!
        Мой обед длится недолго, предстоит нанести еще один визит. В этот раз - к одной давней знакомой, вы даже не представляете себе, кто это может быть.
        Прошу извозчика отвезти меня на Никитинскую, в начале улицы говорю ему свернуть направо, адрес точно не помню, дом был где-то здесь… Да, память еще не подводит! Расплатившись, иду к дверям, над которыми закреплена скромная вывеска: «Предсказание будущего. Толкование прошлого». И ниже, мелкими буковками - «Законная лицензия». Вот так, скромно и со вкусом. Знающему человеку это говорит о многом. Например, чтобы получить такую лицензию, нужно сдать несколько самых настоящих экзаменов группе специальных контролеров. Если не сумел - сразу попадаешь в число шарлатанов, за которыми пристально наблюдает полиция. А к лицензированным специалистам не стесняются обращаться и представители власти. (Ну, в неофициальном порядке, конечно…) Рядом с дверью в стене имелось небольшое окно, прямо на стекле которого небрежными мазками кисти были изображены колода карт, рука с растопыренными пальцами и хрустальный шар. Ну да, все правильно - если на столе нет этих предметов, доверие обывателя к гадалке резко падает до нуля, ха-ха!
        Толкнув дверь, над которой висел традиционный колокольчик, я вошел в небольшую прихожую. Да, за эти годы здесь все осталось, как и прежде, разве что обивка на старых креслах теперь другая. А действительно, зачем менять удобную мебель?
        - Заходи, старый друг, давно не виделись!  - послышался голос из соседней комнаты.
        - Здравствуй, Княгиня! Ты все так же прекрасна!..
        - Очень рада тебя видеть, уже и не надеялась…  - Она встала, подошла ко мне и дружески поцеловала в щеку. Затем, коснувшись пальцами моего лица, на несколько мгновений закрыла глаза. В своем строгом темно-синем платье с еле заметными мерцающими искорками она была загадочна и неотразима, как внезапный удар копья из темноты.
        - Не буду спрашивать, какое имя ты носишь сейчас… Ну вот, всего два дня в городе, а уже успел очаровать одну девушку и вернуть честное имя другой… А сам все такой же, волк-одиночка… Задание у тебя очень важное и опасное…
        - Других мне теперь не поручают…
        - …Ну и куда ты меня хочешь позвать, не в синематограф же? Кстати, своди туда свою новую знакомую, сейчас душевную фильму про любовь показывают, ей очень понравится… А сам хорошо посмеешься, потому что там еще и стрельбы много… Когда нам с тобой нужно ехать?
        - Скорее всего - завтра вечером, нужен день для подготовки. Или даже два, не знаю, как там сумеют все собрать, что может понадобиться.
        - Берегись восточного человека и черной женщины, которую ты сегодня разоблачил. Странно, но они как-то связаны…
        Затем она пристально посмотрела мне в глаза:
        - Почему ты не приехал раньше, а?
        - Я был очень далеко… В жарких краях.
        - Где никогда не бывает снега?
        - Почему, бывает… Пара раз за все прошлые зимы.
        - А почему сейчас вспомнил обо мне?
        - Ты всегда любила приключения, вот и решил сделать тебе подарок.
        - Нет, а вдруг бы я оказалась замужем и с кучей сопливых детей?..
        - Твои дети были бы уже взрослыми и вполне самостоятельными, чтобы некоторое время смогли обойтись без материнского присмотра. Дело государственной важности, мужу бы так и сказали. Поездка займет всего несколько дней, оплата будет очень даже приличной.
        - Хорошо, что ты пришел… Ладно, иди, тебе ведь еще куда-то ехать нужно…
        Я поцеловал ей на прощание руку и вышел на улицу. Вот такая она, Княгиня… Работать с информацией, считывать ее она всегда умела быстрее и лучше, чем я. Теперь вам понятно, что лицензией она владеет на совершенно законных основаниях? Уверен, что гадалка увидела гораздо больше того, о чем упомянула в разговоре. Наверное, сейчас уже составляет подробный список вещей, которые возьмет с собой. Хотя этот список уже мог быть написан заранее, и мой визит она предвидела еще вчера, когда я только ступил на перрон. Но спрашивать об этом не буду, захочет - сама потом расскажет. Такой у нас молчаливый уговор, с давних времен…
        Свистнув, я остановил ближайшего извозчика.
        - До аэрополя сколько возьмешь?
        - Туда далеко ехать, и обратно пустому возвращаться… Я тут больше заработаю…
        - А за двойную цену? Если там себе пассажиров не найдешь?
        - Тогда садитесь, господин любезный, поехали!.. Вам как, побыстрее, или можно не спеша? Лошадку мучить неохота…
        Смотрю на часы - время в запасе еще осталось, целых полтора часа. Нормально!
        - Можно и не спеша. Только не дергай сильно, я тогда подремлю по дороге…
        Вы можете спросить: а почему, собственно, у нас здесь соседствуют лошади, паровые машины и самодвижущиеся повозки, громоздкие дирижабли и скоростные летательные аппараты, электричество и магия? Разгадка - именно в последнем слове… С помощью магии из других миров «вытаскиваются» идеи, затем также с помощью магии эти идеи становятся вполне реальными предметами. Конечно, создание движителя для «Дракона»  - задача неимоверно сложная, как именно все это делается - государственная тайна, одна из самых тщательно охраняемых.
        Я ведь упоминал о том, что все рисунки и прочие «видения», полученные не из нашего мира, тщательно собираются для изучения. Если умники решают, что такие устройства могли бы пригодиться и нам, то дело начинает развиваться дальше. Сначала точно определяется, в каком из миров такие штуки используются, затем уже целенаправленно собирают всю доступную информацию. Что происходит потом… Хм, как бы это попроще объяснить, чтобы вас потом не пришлось… (Да шучу, шучу!..) В общем, все данные поступают в особые учреждения, занимающие уже не отдельные здания, а скорее небольшие поселки. И уже из этих поселков на заводы вывозят готовые устройства. В одном из подобных поселков и делают «Драконы», а движители для них привозят из соседнего «учреждения».
        Все дело упирается в эти, как их… ТЕХ-НО-ЛО-ГИ-И, вот! (Слово это тоже, скорее всего, позаимствованное из другого мира…) Некоторые особо точные или сложные детали, которые на данный момент невозможно изготовить на здешних станках, заменяются их эквивалентами, созданными с помощью магии. Конечно, все работники, которые работают в наземной службе аэрополя, прошли особые проверки и находятся под негласным контролем, так что любой интерес к ним со стороны сразу будет замечен. Но безопасник об этом не сказал ни слова… Будем исходить из того, что наземники к пропажам непричастны. Тогда кто?.. Есть у меня одна версия, но начальству она вряд ли понравится…
        Извозчик остановился у шлагбаума ровно без четверти два пополудни, примерно как я и рассчитывал. Коляска у него оказалась с хорошими рессорами, поэтому удалось немного отдохнуть, слушая тихое пение возницы. Я добавил к оплате немного сверх обговоренного, чем он остался очень доволен, потому что даже спросил - не нужно ли подождать, ежели что - он завсегда готов и часто стоит на Центральной площади, дык что, только свистните, повезем куда скажете…
        Спасибо, учтем, только вот неизвестно, сколько мне тут сидеть придется. Так что давай, родной, вали домой!..
        От пропускного пункта я шел к Вышке пешком, без провожатого. Вдали виднелась группа солдат, тащивших мешки,  - понятно, только что закончили полосу чистить. Интересно, как там наш капитан поживает? Не «усугубил» вчера, случайно?
        Нет, все нормально - он был в хорошем расположении духа, без малейшего запаха перегара. И даже обрадовался моему приходу.
        - Здравия желаю, господин капитан!
        - И тебе не хворать, господин агент! Получена телеграмма с первого контрольного пункта, все идет по графику, примерно через час она должна приземлиться.
        - Перед этим может с нами связаться?
        - Обязательно, я сообщу ей, что полоса свободна, и дальше будет заход на посадку.
        - Кстати, подскажи, как летуны определяют направление на полосу?
        - Там в кабине есть специальное устройство, после того, как летун связывается с пунктом назначения, включает указатель и смотрит на стрелку. Она ярко светится, и должна быть по центру. Если все правильно - то аппарат идет прямо на полосу. Главное, не ошибиться с наземными ориентирами, но это уже зависит от выучки летуна. Сейчас погода отличная, видно далеко. Все, ждем вызова…
        Ожидание продлилось недолго, из переговорника раздалось:
        - Вышка, вас вызывает Стрела-три…
        - Стрела-три, это Вышка, слышу вас хорошо.
        - Вошла в вашу зону, разрешите посадку.
        - Посадку разрешаю, Стрела-три, полоса свободна. Ждем вас!
        - Лечу на крыльях любви!
        Капитан сначала недоуменно посмотрел на меня, потом усмехнулся:
        - Это она так шутит, наверное… Ты ей обещал, что будешь встречать?
        - Не помню… Сказал, что буду ждать возвращения, и все.
        - Смотри, агент, она у нас девушка решительная. Хотя все летуньи немного резкие, если честно. Наверное, другие там просто не выдерживают…
        Тут он немного помрачнел, скорее всего, вспомнил свою симпатию - Розу. Ничего, сделаю все, что могу. Найду ее в любом случае. (Когда проверял фото - от изображения исходило тепло, так что будем надеяться на лучшее.)
        Мы смотрим на восток, откуда должен прилететь «Дракон». Наконец, из переговорника раздается:
        - Вышка, я Стрела-три, полосу вижу, захожу на посадку!
        - Посадку разрешаю!  - тут же отвечает капитан, и над лесом появляется быстро увеличивающаяся в размерах точка. Аппарат касается полосы в самом ее начале, и тут же слышится душераздирающий визг и рев. Видя мое недоумение, начальник поясняет:
        - Это он так останавливается, иначе ему длины полосы не хватит…
        - Есть посадка!
        - Стрела-три, рулите на обычное место, следите за сигналами.
        Он поворачивается ко мне, и заметно, что с его плеч упал не просто камень, а целая гора.
        - Все, сейчас ее сюда привезут, здесь и поговорите. Груз сегодня будут встречать фельдъегери, поэтому никого «лишнего» в это время там быть не должно, извини. Да и тебе слишком часто там появляться не нужно, как я понимаю?
        - Понятно, я могу и тут подождать. Несколько минут ничего не решают…
        В окно хорошо видно, как подкатывают лестницу, и из кабины не торопясь выбирается тонкая фигурка. Встречающие что-то объясняют, размахивая руками, и к ним тут же подъезжает грузовоз, а после - уже знакомый «солдат-мотор». Наземники сразу же облепляют «Дракона», а летунью везут в сторону Вышки.
        Она поднимается к нам и сразу же докладывает официальным тоном:
        - Господин капитан, полет успешно завершен, груз доставлен!
        - Большое спасибо, Диана Даниловна! Вас тут ожидают…
        - Я вижу… Разрешите нам поговорить с господином агентом наедине?
        Капитан ожидал чего-то подобного, молча кивает и сразу же выходит.
        Диана мгновенно оказывается в моих объятиях.
        - Что я тебе сейчас расскажу… Подожди… Ты сегодня какой-то другой! Не пойму, в чем дело…
        Мысленно хлопаю себя по лбу - с утра не навесил «Обаяние и привлекательность», как-то совсем забыл об этом.
        - А что, хуже выгляжу? Переживал просто…
        - Нет, все нормально… Ты мне сейчас гораздо больше нравишься. Так вот, слушай - когда оставалось примерно полчаса до второй точки, все устройства начали вести себя очень странно, и подаренный камень стал нагреваться так, что подумала - ожог будет. Движители как будто ворон наглотались, тяга падала, уже готовилась аварийно садиться… Тогда я сломала ту палочку, как ты говорил. Все стало, как обычно, но сразу и не поняла, где нахожусь. Почему-то меня в другое место перенесло, вперед по маршруту. Вниз смотрю - мне до этого места еще долго лететь нужно было, а я уже над ним! Вызвала третий пункт - он мне сразу ответил. А как мимо второго пролетала - не помню.
        - Ты там и не пролетала. По карте сможешь показать, где все случилось?
        - Конечно, там ориентир есть хороший - озеро, его далеко видно. Как оно сбоку показалось, так меня и затрясло. Вот, смотри, это было здесь…
        Она расстелила на столе свою полетную карту и ткнула в нее карандашом.
        - …А вот здесь я очутилась. И что это такое было?
        - Обычный перенос. Просто его нельзя часто использовать. И рискованно, если честно.
        - Ты что, мне подсунул непроверенную магическую штуку? И тебе не стыдно?..
        - Ну почему «непроверенную»? Просто расстояние переноса и конечное место не удается точно задавать. Вот тебя и вынесло чуть дальше. Ты ведь немного раньше прилетела, это плохо, что ли?
        - Мне пришлось выдумывать, что попутный ветер был очень сильный. О том, что случилось, я никому не рассказывала. А на обратном пути все прошло спокойно, я специально смотрела, когда над тем местом пролетала. Правда, высоко было, и облака мешали, только холмы и реки видно было. Если два наших аппарата где-то там сели, то я их не заметила.
        - Молодец, спасибо! Надеюсь, тебя теперь в следующий полет не скоро отправят?
        - Нет, пока начальство не скомандует - никуда не полечу. Так что сегодня вечером у меня отдых… И завтра тоже… И…
        - Тогда разреши пригласить тебя…  - делаю паузу.  - В синематограф, например, потом на ужин в ресторан.
        - …А потом?..
        - Потом… ко мне в гостиницу…
        - А почему это ты вдруг закрыл глаза?
        - Пытаюсь вспомнить, записался или нет на прием к магическому лекарю.
        - Зачем?
        - Выращивать новые зубы, взамен выбитых тобой.
        Диана искренне смеется и обнимает меня:
        - Надеюсь, сегодня обойдемся без этого. Ну что, поехали в город? Тебе ведь еще в штаб нужно, как я думаю, о результатах доложить…

        С ней под руку мы идем к выезду с аэрополя. К счастью, возле нас притормаживает омнибус, который везет в город первую группу наземников, и приглашающе открывает дверь. А мы ни разу не против - как и в тот раз, садимся впереди, но сейчас просто сидим и пытаемся разговаривать. Правда, быстро понимаем, что при езде по такой дороге это может закончиться прикушенным языком, и дальше сидим молча. Диана держит меня за руку и касается меня бедром, когда омнибус особенно сильно потряхивает на ухабах. Я чувствую, что она постепенно успокаивается, как будто долго не могла поверить в свое удачное возвращение. Ничего, вечером сходим в синематограф, ресторан, придет в себя. Просто экстренный магический перенос - штука своеобразная, некоторые после него долго мыслями путаются…
        Диана выходит из омнибуса и быстро скрывается в дверях дома, где она живет. Пусть отдохнет после перелета, ей это необходимо. А я еду до следующей остановки, как раз у здания Штаба. Есть первые результаты, их нужно быстро довести до сведения начальства. Времени остается не так уж и много, во всех смыслах.
        Снова бдительный дежурный проверяет мои документы, снова иду в кабинет его высокоблагородия. Адъютант приветливо (с чего бы это он?..) кивает, знаком просит подождать и скрывается в кабинете. Через несколько минут оттуда выходят несколько военных в самых разных званиях, от капитана до подполковника, и меня приглашают войти.
        - Здравия желаю, господин полковник!
        - Здравствуйте! Мне уже звонили с аэрополя, доложили о благополучном завершении полета. Вы смогли узнать что-нибудь полезное для расследования?
        Оглянувшись, вижу закрывшуюся за адъютантом массивную дверь, теперь можно докладывать.
        - Разрешите, я покажу на карте?
        Получив одобрительный кивок, беру указку и начинаю объяснять:
        - По рассказу летуньи, примерно вот до этого места,  - тыкаю в карту,  - полет проходил, как обычно. Но вот рядом с этим озером,  - описываю некую окружность,  - началось непонятное воздействие. Стали отказывать приборы и движители, амулет, который я ей дал, отреагировал на сильное магическое воздействие.
        - Но это не все?..
        - Нет. Специально для подобного случая я дал ей артефакт, с помощью которого она вместе со своим «Драконом» была перенесена подальше от того места.
        - Я не совсем понимаю…
        - Произошло мгновенное перемещение в следующую точку маршрута. Этим и объясняется то, что она попала сразу к пункту три, не пролетая над пунктом два.
        - Но это же…
        - Господин полковник, я прошу хранить это в тайне. Летунья объясняет это тем, что на высоте был очень сильный попутный ветер, мы с ней об этом договорились. На обратном пути ничего подобного не случилось, и время полета оказалось расчетным, естественно, с некоторой погрешностью. Из чего позволю себе сделать несколько выводов, первое: неизвестному противнику известно время вылета отсюда, но не из другого пункта. Вы понимаете, что я имею в виду?
        - «Утечка сведений» происходит где-то у нас?
        - Именно. Теперь второе: зона воздействия ограничена примерно этим местом,  - снова показываю окружность возле озера.  - Туда нам и придется отправиться как можно скорее. Думаю, что попытка вывезти оттуда насильно посаженные «Драконы» будет предпринята послезавтра ночью. Мы как раз успеем туда добраться.
        - Почему вы так думаете?
        - Наступит новолуние, и ночью будет совсем темно, хоть стадо слонов через границу тащи. Насколько мне известно, следящие поля там отсутствуют, потому что никто не летает. Есть где-нибудь не очень далеко от Ширяево наземные перехватчики, способные действовать и ночью?
        - Есть несколько установок, куда их направить?
        - Чтобы не нарушать скрытность, придется использовать только одну машину. В этом случае нужен самый опытный персонал, второй попытки у них может и не быть. А стоять они должны… вот здесь.
        - Какая вероятная цель?
        - Подозреваю, что это будет грузовой дирижабль, не знаю только, наверное, способный унести только одного «Дракона» за раз. Аппарат, способный утащить сразу два, должен быть очень уж больших размеров, его бы обязательно заметили вблизи границы. Там до нее недалеко, за ночь вполне можно перетащить оба аппарата на сопредельную территорию и замаскировать. А потом уже ничего не докажем…
        - Сколько человек вам понадобится?
        - Минимум десять, если больше - есть риск привлечь к себе внимание шпионов противника. Лучше всего, если это будут разведчики, казаки-пластуны, например. Возможно, им придется действовать сразу двумя-тремя группами в разных местах одновременно. А мы с напарницей можем изображать геологов, выехавших для проверки сведений о месторождениях золота, например. Но это - для официальных лиц, если вдруг надумают проверять…
        - Среди которых тоже могут оказаться чужие агенты?
        - Именно, не могу исключить такой возможности. Возможен и другой вариант, когда мы - богатая парочка, решившая прокатиться на курорт, там где-то рядом находятся «лечебные грязи». А для пущей важности и наняли охрану… Прошу, кроме вас об этом не должен знать никто.
        - Я составлю список требуемого, и мой адъютант все организует. Даже у него не будет полной информации, для чего все это нужно, всего лишь приказы на выдвижение нескольких групп, причем в самые разные места. Это уже мои проблемы, так что не беспокойтесь. Билеты для вас, помощницы и сопровождающего закажут сейчас же. Какая там ближайшая железнодорожная станция?
        - Ширяево.
        - Два билета в одном купе и еще одно в соседнем, в первом классе. Для обратной дороги билеты также зарезервируют, на несколько дней подряд. Работайте там, сколько потребуется. О результатах можете докладывать через телеграф на станции.
        - Скажите, а есть возможность получить у вас небольшой полевой переговорник военного образца и таблицу волн для связи? Я обученный специалист и могу сообщать о ходе работ прямо с места, без поездок туда-сюда.
        - Это меняет дело… Сейчас же распоряжусь, чтобы в штабе после вашего отъезда нес дежурство отдельный слухач. Коды для связи будут готовы завтра, второй экземпляр получите вместе с переговорником. Что-нибудь еще?
        - До нашего возвращения нежелательно отправлять «Дракона» в полет. Пусть сошлются на неисправности в кабине или плохо работающий движитель… Надеюсь, что управимся быстро, но не могу исключить любых неожиданностей.
        - Понимаю. Я свяжусь с офицером по безопасности аэрополя. Никто ничего не заподозрит, если вы об этом. Неделю могу гарантировать…
        - Тогда разрешите идти, господин полковник? Я буду у вас завтра в одиннадцать часов, вас устроит?
        - Хорошо, к тому времени все уже будет готово.
        - Честь имею!..
        Кивнув вставшему из-за стола адъютанту, я вышел в коридор. Ну вот, доклад сделал, требуемое перечислил, а дальше пусть начальство думает, у него эполеты большие. Если кто чего-то не обеспечит - сам будет виноват. А у меня впереди целый вечер, согласно предчувствиям, никто на меня и Диану нападать не собирается… Так что можно и отдохнуть, насколько получится. Все, вперед, в гостиницу!
        Кивнув жизнерадостному швейцару, я вошел в холл и увидел за стойкой другого парня.
        - А где тот, который тут раньше стоял?..
        - Василий-то? Да он зачем-то к прачкам пошел, и там ему на ногу раскаленный утюг свалился со стола, в больничку увезли. Теперь с неделю точно проваляется, нога-то распухла…
        - А тебя как зовут?
        - Алексеем…
        - Алексей, дай-ка мне ключ от номера…
        - Знаю, вот он, держите.
        Поднимаясь по лестнице, я размышлял - успел тогда поставить «Зеркало» или просто подумал об этом? Нет, пора приводить себя в нормальное состояние, а то можно и проглядеть что-нибудь весьма опасное для жизни. Но этим лучше заняться с утра, когда высплюсь. Хотя еще потом в поезде целую ночь и почти полдня ехать, время будет…
        Вызвав горничную, отдаю ей в стирку очередную рубашку, не обращая внимания на откровенное заигрывание. Ну никак она не привыкнет, что у меня все время другие планы! Ладно, что тут есть среди запасных рубашек поприличнее? Вот эта подойдет, наверное, все равно на улице темнеть скоро начнет. Гладить не нужно, ткань хорошая… Да и горничная ушла. Что-то у меня все не так идет, не о том думаю…
        Чтобы немного отвлечься, достаю из саквояжа завернутую в тряпицу небольшую скульптурную композицию. Наверное, ее когда-нибудь видел почти каждый - три сидящие рядом обезьянки, одна закрывает себе глаза, другая зажимает рот, третья затыкает уши - «Ничего не вижу, ничего не скажу, ничего не слышу». Только вот дело в том, что мой сувенир не так прост, как может показаться на первый взгляд. Я изрядно его доработал, и теперь это «сторожевой и маскировочный артефакт повышенной функциональности». Объяснить? Ну, если вы так хотите…
        Провожу пальцем по инкрустации - узорной полоске серебра в основании, запуская свое изобретение в работу. Теперь нужно посмотреть на фигурки, не засветилась ли какая-нибудь из них. Нет, постороннего внимания к моей скромной персоне сейчас никто не проявляет, хорошо… Касаюсь пальцем обезьянки, закрывающей уши, у ее основания начинает светиться маленький кристалл, и тотчас наступает полная тишина - звуки, доносящиеся через окно с улицы, обрезает как ножом. Теперь другая фигурка, зажимающая рот - засветился второй кристалл, по первому ощущению, вокруг все остается так же, но если кто-то вздумает подслушать, что происходит в комнате - услышит только полную тишину. Если нажать на третью фигурку, то подглядывающий, например, в замочную скважину, увидит всего лишь пустую комнату. Но при этом фигурка начнет светиться, показывая, что кто-то мной интересуется. Точно так же и с остальными - если начнут подслушивать, то засветится фигурка, зажимающая рот. Обезьянка с закрытыми ушами покажет, если во время «режима тишины» снаружи кто-то начнет стучать в дверь, например. Но эту часть артефакта я задействую
редко, обычно включаю только часть против подслушивания, иногда - против подглядывания.
        Срок непрерывного действия хоть и довольно большой, но не бесконечный, и зависит от интенсивности воздействия, если объяснять по-научному. Например, если стрелять в комнате из винтовки, то действие прекратится после двадцати выстрелов (если до этого устройство не использовалось). Звуки снаружи будут слышны после такого же воздействия. Ну, или после двух-трех близких выстрелов из пушки.
        Насколько я знаю, подобных штучек у нас в Управлении еще не появилось, это мое личное творчество, только для себя. Если об этом станет известно - мне придется отдать «глушилку» для изучения, и сразу же начнутся поиски методов противодействия. Как любят говорить в одном из далеких приморских городков в таких случаях: «А оно мне надо?..» Но сегодня вечером буду держать статуэтку наготове, вдруг пригодится…
        Смотрю на часы - уже пора собираться на свидание, нельзя опаздывать, иначе не попадем в синематограф, конфуз тогда получится. Быстро привожу себя в соответствующий вид и выхожу из номера. Отдав ключи портье (кстати, этот парень мне нравится гораздо больше предыдущего), выхожу из гостиницы и машу рукой извозчику.
        - До Штаба, дальше покажу!
        Тот согласно кивает, и мы несемся по улицам со скоростью, чуть превышающей скорость неторопливого пешехода. Да ладно, успеваем, не бродить же там под окнами, как влюбленному студенту…
        Наконец, местное воплощение Росинанта смогло дотащить фаэтон к дому, в котором квартировала Диана.
        - Подождем, сейчас дама выйдет, и поедем в центр, к синематографу, знаешь, где это?
        - А как же, все время туда парочки вожу, почитай, каждый день, особливо, когда новую фильму привозят.
        - Сам-то был там хоть раз?
        - Зачем мне туда ходить, деньги на эти пляшущие картинки тратить… Душа песни просит, а там только музыка из пианины бренчит, и буфета нету…
        Открывается дверь, и наружу величаво выходит… нет, «шествует» летунья. Сейчас ее не узнать, прямо наследственная графиня… Хотя, кто знает, насчет родителей девушки я как-то не интересовался, пока что…
        Описывать ее наряд - хм, а что тут говорить-то? Красиво!.. Камзольчик с двумя рядами пуговиц, его покрой явно не предусматривал застегивания, кружевная рубашка, традиционная темная юбка, длиной до голенища коротких сапожек, и непременный цилиндр с закрепленными сверху очками. Ох уж мне эта мода на «стекла»… Прямо вот все такие летуны, машинисты и водители, ага… В розовых-то очках, ха-ха!
        Водитель кобылы еле слышно присвистнул, с явными нотками одобрения. А ты как думал, орлы мух не ловят!..
        Я тут же изобразил галантного джентльмена, помогая даме взобраться в покачнувшуюся на рессорах коляску.
        - Трогай!
        А что, мне даже нравится сидеть рядом с ней в плавно покачивающемся фаэтоне, держать ее за руку и молчать. Судя по ощущениям, она совсем не против того, чтобы этот вечер продлился как можно дольше, хоть до самого утра…
        Ну, вот мы и стоим возле здания, в котором нынче и размещается синематограф. На стене висит афиша с названием фильма «Дикая роза прерий», внизу мелкими буквами указаны фамилии актеров. Мне они абсолютно ни о чем не говорят, но Диана явно заинтересовалась:
        - Смотри, даже Стефансон тут есть…
        - А что это такое? Паровоз, что ли? Я их и так видел…
        - Сам ты «паровоз»! Это же Клер Стефансон, настоящая звезда синематографа, мне она очень нравится!
        - Хорошо, пойдем, глянем, что там за «Дикая роза Клер»…
        (Не рассказывать же ей, что моя нелюбовь к синематографу связана с одним давним случаем. Тогда мы ловили особо вредную тварь, которая любила темноту и сумела во время нескольких сеансов подряд вызывать смерть у самых впечатлительных зрителей. Конечно, широкой публике об этом было неизвестно, но из-за сплетен пару фильмов все-таки убрали из массового показа. И сразу же сделали из них статью дохода, демонстрируя «кошмары» в небольших залах желающим пощекотать себе нервы за тройную цену. Вот эта самая тварь и успела зацепить мне ногу… Впрочем, неважно.)
        Фильм длился около часа, и все это время Диана не отрываясь смотрела на экран и держала меня за руку, иногда сжимая пальцы в особенно переживательных местах сюжета. Она даже несколько раз вытирала платком слезы…
        Меня жанр мелодрам-«вестернов» никогда особенно не интересовал, но в этом случае неведомые создатели фильма постарались угодить всем зрителям, замешав в одном бурлящем от страстей коктейле и любовную историю бедного наездника с молоденькой дочкой банкира, и большое ограбление банка ее отца, и нападение на поезд, в котором она ехала, и… Короче говоря, зрители охали и ахали, а я с трудом удерживался от смеха, глядя, как храбрый ковбой палит по толпе врагов из своего револьвера в сто пятнадцатый раз, ни разу не перезарядившись, все с тем же до отказа полным патронов поясом… К тому же несколько раз замечал подмену, когда вместо актера на лошади скакал другой мужик. Ну да, куда этим утонченным натурам отбивать свою нежную задницу на жестком седле… И вообще, этот актер заметно боялся подходить к лошадям даже тогда, когда они мирно жевали овес у коновязи возле дверей бара. Но вот актриса действительно не разочаровала - на лошади скакала сама, револьверы в руках держала очень даже умело, не закрывая глаза при выстрелах. Где-то уроки брала, что ли? Даже сцена, где она кинжалом прикончила некстати (или
очень кстати, смотря как рассудить) подвернувшегося бандита, выглядела весьма правдоподобно.
        К счастью, остальные зрители были не так дотошно-придирчивы и вовсю получали удовольствие. Пианино у тапера тоже не раздражало, потому что настройщик явно поработал над ним очень старательно, а музыкант ухитрялся точно попадать по клавишам.
        В общем, все закончилось хорошо, и главные герои ускакали куда-то в сторону заката на породистых лошадях. Правда, к концу фильма шляпа у героя оказалась совсем не такой белоснежной, как в начале. Не знаю, наверное, костюмер ленивый попался. Или режиссер хотел этим на что-то намекнуть?.. Ладно, я далек от понимания высокого искусства примерно так же, как от знания тонкостей японского балета. И вообще, пора переходить к следующему пункту планов на вечер.
        - Теперь в ресторан, моя прелестная летунья?
        - У меня есть встречное предложение: не хочу терять времени. Давай возьмем что-нибудь в корзинке на вынос и сразу пойдем к тебе, там и поужинаем.
        - Согласен. Не люблю есть при свидетелях, если честно.
        - Тогда поехали, мой верный рыцарь! Но, чур, выбирать блюда буду я сама.
        - С удовольствием предоставлю тебе эту возможность…
        Действительно, в неоднократно посещенном ресторане была услуга «блюда на вынос», в придачу к заказу шла специальная корзинка с плетеной крышкой. Можно даже было заказать доставку, но я решил обойтись без этого, тут дел-то - через дорогу перейти, справлюсь как-нибудь сам.
        На подходах к гостинице девушка предусмотрительно опустила на лицо темную вуаль с полей шляпки. Все понятно, «маскировка - наше всё!», одобряю…
        Забрав у портье ключ от номера, перехватываю его одобрительный взгляд - он уже успел оценить фигуру моей спутницы. Вот так, это вам не горничная какая-то, это… Неважно.
        В номере я ставлю корзинку возле стола и перевожу дыхание. Диана решила совсем не скромничать с заказом, поэтому смерть от голода нам определенно не грозит. Я начинаю выставлять на стол запакованные в бумагу жестяные судки, бутылки и прочее содержимое корзины, а девушка идет в ванную комнату помыть руки. Когда она возвращается, стол почти накрыт, свечи в бронзовом светильнике зажжены, на столике возле кровати ждут своего часа три стража.
        - Ой, а это что такое?
        - Только не трогай, это мои охранники.
        - Забавные какие… А что они могут делать?
        - Мешают подсматривать, подслушивать и не дают отвлекать.
        - Покажи, как они работают, а? Интересно ведь…
        - Ладно, смотри… Выйди в коридор, а я тут хлопну в ладоши.
        Она энергично открывает дверь, выглядывает - нет ли там кого, затем выходит за порог. Я нажимаю на одну из фигурок, затем громко хлопаю в ладоши. Девушка удивленно смотрит на меня, затем просит повторить еще раз. Пожалуйста, мне не жалко… Жестом останавливаю ее и нажимаю на другую фигурку. Чтобы не пугать Диану, тут же отключаю «невидимость». Она возвращается в комнату с заметно ошарашенным видом.
        - Ты куда-то пропадал на мгновение, или мне показалось?
        - Нет, не показалось. Просто включил защиту от подглядывания…
        - И ты сам все это придумал и сделал?!.
        - Ну да, иногда нечем было заняться, сидел, мастерил…
        Она захлопала в ладоши от восторга:
        - Как здорово!.. Ой, а что это там засветилось?..
        - Все хорошо, просто штучка показывает, что работает, и гасит звуки, которые мы создаем. Громко скажи рядом с ним что-нибудь.

        - Конечно, я так сильно влюблена,
        Что глупою должна тебе казаться.
        Но я честнее многих недотрог,
        Которые разыгрывают скромниц.
        Мне следовало б сдержаннее быть,
        Но я не знала, что меня услышат.
        Прости за пылкость и не принимай
        Прямых речей за легкость и доступность.

        Мне приходится продолжить:

        - Мой друг, клянусь сияющей луной,
        Посеребрившей кончики деревьев…
        - О, не клянись луною, в месяц раз
        Меняющейся,  - это путь к изменам…[2 - Viderius invisibiles - «Видящий невидимое» (лат.).]
          —

        громко сказала Диана, хитро улыбаясь и поглядывая на меня. Статуэтка послушно то вспыхивала, то гасла в такт нашим словам.
        - Ладно, отключу пока, давай поужинаем, а то самое вкусное остынет,  - прервал я ее забавы.
        - Тогда открывай вино, штопор-то у тебя есть, рыцарь непонятного образа?..
        После неспешной застольной беседы мы переместились на кресло. Причем на одно - Диана расположилась у меня на коленях и обняла за шею. Как хорошо, что не нужно никуда торопиться!..
        - Ты такой любитель старых театральных драм?
        - Нет, просто помню кое-что из давно прочитанного. У меня так часто бывает, какие-то фрагменты стихов запоминаются, а все остальное нет. Но когда слышу знакомые строки - часто могу продолжить. Такая вот странная память…
        - То есть в театр не ходишь?
        - Нет, что мне без компании там делать? Да и хорошую игру актеров не часто увидишь, я плохую сразу чувствую. Вот и не посещаю модных пьес.
        - А как же тогда насчет синематографа, сегодня же пошел?
        - Я ведь был с тобой… И фильма вроде тебе понравилась.
        - Откуда ты знал, что эта история мне придется по душе?
        - Ты забыла, что написано у меня на жетоне?..  - отвечаю вопросом на вопрос.
        - Что, неужели постоянно про всех все знаешь?
        - Стараюсь не знать или не замечать, потому что… тяжело это.
        - Например?
        - Хорошо, раз ты настаиваешь… Актриса, которая сегодня была главной героиней фильма, несколько лет назад потеряла любимого человека. У нее есть маленький сын, и чтобы вырастить его, Клер берется за любые роли, даже за те, которые совсем не нравятся. Миссис Стефансон очень хотела бы играть в театре, как раз в серьезных драматических спектаклях, но сейчас в моде синематограф… Хотя она и тут старается изо всех сил, поэтому зрители ей верят… Поэтому и не люблю ни театр, ни синему… Вижу не то, что изображают артисты, а то, кто они есть на самом деле… Прости, пожалуйста, меня иногда заносит непонятно куда…
        Диана немного помолчала, глядя мне прямо в глаза, затем тихо сказала:
        - Сходи в ванную, прополощи глаза, они у тебя снова красные. От синематографа, наверное…
        Поднявшись с кресла, она потянула меня за руку.
        - Иди же, а я тут пока вина еще налью!
        Точно, глаза почему-то жжет, нужно холодной водой лицо ополоснуть. Несколько минут занимаюсь водными процедурами, вроде становится легче. И правда, что это я? Не нужно ей знать, каково мне иногда бывает. Зачем навешивать на другого человека свои проблемы? Правильно, совершенно не надо…
        Показалось, что щелкнул замок в двери номера…  - Выйдя из спальни, я не увидел Дианы возле стола. Неужели ушла?.. А, вот где она - лежит на кровати, натянув простыню до подбородка, и тихо хихикает.
        - Что, потерял меня, хорошо спряталась?
        Ее одежда небрежно скинута на кресло, свечи уже догорели примерно до половины.
        - Дверь я заперла на ключ. Ну, что же ты стоишь?
        Подхожу к столику у кровати и запускаю своего «сторожа» в работу. Начинают светиться маленькие кристаллики на основании, Диана тихо смеется, фигурка вторит ей еле заметными вспышками света.
        - Я отвернусь, надо же, какой ты стеснительный!
        Да вовсе никакой не стеснительный, допустим, мне еще пару амулетов нужно снять, которые никто видеть не должен…
        - Ну вот и я, о прекрасная моя… Ой, что это здесь?
        Она оставила на себе корсаж темно-красного цвета, кажущегося в полумраке почти черным. Когда я протянул руку к застежке, девушка взяла мои пальцы и переместила на узелок, которым затянуты ленточки, держащие «верх» этого предмета одежды. Когда узелки наконец-то были развязаны, она закинула руки за голову, и ее дыхание стало прерывистым…
        Свечи почти догорели, мы лежим обнявшись, и я легонько глажу ее по спине, обтянутой тонкой тканью корсажа. Оп-па-ньки… Это что такое?..
        - Можно тебя спросить? Если не хочешь, можешь не отвечать.
        - Спрашивай…
        - Я заметил у тебя на затылке след от магического лечения - волосы восстанавливала? И на спине чувствую что-то довольно старое, это шрам, да? Но почему тогда его не убрали одновременно с восстановлением твоих волос?
        Диана заметно напряглась, и я успокаивающе провел пальцами по ее щеке.
        - Это… После того, как у меня… Наш аппарат упал почти сразу после взлета, в стаю птиц врезались. Высота была небольшая, аварийная посадка не успела сработать, как нужно. Удар получился сильный, я сознание потеряла. Когда очнулась - уже дым вовсю в кабине, кое-как люк откинула, только выбралась - «Курьер» взорвался, один горящий кусок попал сзади, ожог получился… А другой по спине ударил, вот тебе и шрам… Наземники сразу не успели добраться, потушить…
        - На этом всё, или еще что-то?
        - Считай, что всё… Потом восстанавливалась долго, на голове следов почти не заметно, ты сам видишь. А спину я никому не показываю.
        - Болит?
        - Нет, сделали так, что шрам не чувствуется, но убрать его совсем лекарь почему-то не смог, только на время получалось.
        - Странно, одно вылечил, другое не смог…
        - Сказал, что очень дорого обойдется. А я и не тороплюсь, пока что деньги собираю.
        - Летать сейчас не боишься?
        - Нет. Как ни странно…
        Я пару минут лежу, вспоминая, что мне известно о лечении таких рубцов. Неоднократно приходилось убирать у самого себя последствия стычек, вроде царапин, порезов и мелких шрамов. В принципе, здесь разница только в количестве… А что, можно попробовать! Получится - не получится, заранее не поймешь, но хуже точно не будет.
        - Диана, тебе этот шрам дорог как память, или ты все-таки хочешь от него избавиться?
        Она вздрогнула и приподнялась:
        - А ты… разве можешь?
        - У себя убирал, могу попробовать и твой разгладить. Если ты хочешь, конечно.
        - Попробуй… Это не больно?
        - Нет, там ведь не скоростное заживление, просто следы убрать, и все.
        Девушка напрягается, как будто перед прыжком в ледяную воду, и выдыхает:
        - Делай, а то передумаю!
        На этот раз она разрешает мне потянуть застежку и снять с нее корсаж. Уложив пациентку на живот, прикрываю ей… В общем, закрываю до поясницы простыней, чтобы не отвлекаться на стройные ноги и то, что располагается чуть выше. Переношу подсвечник на столик возле кровати, чтобы осветить объект воздействия, электрические светильники на потолке мне скорее будут мешать. Здесь нужен «живой» огонь, пусть даже такой слабый. Все, за дело!
        Шрам идет наискосок почти через половину спины, от низа правой лопатки наискось влево, до поясницы. Неровный, извилистый, довольно широкий… Выделяется своим цветом и портит все зрелище от такой красивой фигуры…
        Сосредотачиваюсь и совсем легонько прикасаюсь кончиками пальцев к этому следу давнего происшествия. Девушка чуть вздрагивает, но потом расслабляется. Начинаю водить рукой вдоль шрама, периодически «сбрасывая» то, что собрал, на пламя свечей, которое в эти моменты ярко вспыхивает, а потом начинает трещать и коптить. Шепчу многократно проверенные в деле слова, которые срабатывают и в этот раз - рубец постепенно уменьшается, и кожа помаленьку приближается к нормальному состоянию. Процедура получается длительной - работы довольно много, меня даже пробивает пот. Ничего, значит, все нормально, так и должно быть. Летунья даже немного задремала, это хорошо… Ну вот, остается только проверить результаты с помощью внутреннего зрения… Сверху нормально, в середине тоже… Что там внизу?.. Странно, кроме шрама, видно что-то еще, гораздо глубже, почему лекари этого не заметили? Не захотели связываться, или денег хотели побольше содрать? Снова концентрируюсь, мысленно нахожу странную темную нить, которая еле заметно извивается, и выдергиваю ее, сразу бросая на свечи. Диана почему-то вздрагивает и ойкает, а пламя
начинает трещать и менять цвет, но через пару минут приходит в норму. Вроде все, смотрю еще раз - точно, никаких «нитей», «пятен» и чего-то другого не замечаю, шрам тоже заметно разгладился. Через несколько дней он должен исчезнуть окончательно, разве только кто-то с увеличительным стеклом начнет искать его следы. Начинаю целовать новую гладкую кожу возле лопаток, пациентка чуть поеживается, как от щекотки, и спрашивает:
        - Ну что, мой милый доктор, получилось?
        - Да, утром нужно проверить, когда светло будет. Но результат уже сейчас видно.
        Хочу взять ее за руку, но… Меня тут же скручивает в непонятную загогулину от дикой боли внутри, сделать очередной вдох не получается, со стуком утыкаюсь лбом в ковер на полу и теряю сознание…
        …Я сижу в глубокой яме, похожей на окоп, в моих руках какое-то незнакомое оружие, но почему-то отлично знаю, как с ним обращаться. В стеклянном глазу окуляра видны фигурки перебегающих людей, на которых ложатся перекрестием черные штрихи, отдача чувствительно бьет в плечо, снова и снова. Сбоку кто-то кричит: «Слева духи обходят!..», поворачиваюсь в его сторону, очень близко раздается взрыв, меня чувствительно бьет по ушам ударной волной…
        …Вижу вокруг себя обстановку, подобную устройствам в кабине «Дракона», справа от меня сидит темноволосая девушка, которая смеется и что-то говорит, но из-за сильного шума ее очень плохо слышно. В моих руках зажат штурвал, или как там у летунов эта штука называется. Что это еще за?..
        …Открываю глаза и совсем близко вижу очень красивое женское лицо. Незнакомка щекочет мой нос прядью своих рыжих волос и тихо смеется. Посмотрев чуть ниже, понимаю, что небрежно укрыт тонкой простыней, которая сбилась на сторону, и очень смущаюсь, что веселит ее еще сильнее. Смотрю в серо-голубые глаза и понимаю, что это та самая, единственная, которую тщетно искал всю жизнь, а она нашла меня сама… В груди становится тепло, даже горячо, и я протягиваю руки, чтобы обнять это «видение». Вдруг ее лицо становится испуганным, и она начинает кричать и очень больно бить меня по щекам…
        …Где это я? Понимаю, что сижу в ванне, как был, абсолютно без одежды, а Диана поливает меня водой и закатывает очередную оплеуху. Моя рука почему-то оказалась на ее груди, чего она сразу как будто и не заметила. Увидев, что я наконец открыл глаза, девушка с огромным облегчением выдыхает:
        - Ты что это делаешь, а? Упал возле кровати, побелел, скрючился… Пришлось тебя в ванну тащить, сначала холодной, потом теплой водой поливать… Еще в себя не пришел, а уже за разные места хватаешься… Знала бы, ни за что тебе не разрешила…
        - Подожди…  - язык стал абсолютно сухим, и мой голос скрипел, как несмазанная дверная петля.  - Дай воды, пожалуйста…
        Летунья метнулась к столу, схватила бокал с недопитым вином и сунула мне:
        - Пей быстрее!..
        Мои зубы стучат о край бокала, но влить в себя его содержимое кое-как удается.
        - Спа… сибо… А ты как, разницу ощущаешь?..
        Она поворачивается ко мне спиной, где вместо бугристого рубца теперь видна только еле заметная светлая полоска.
        - Сам посмотри! Так чего ты в обморок-то упал? Я чуть заикаться не начала!..
        - Там… Было что-то еще, кроме шрама… Не ожидал такого, вот и получил «удар»… Лечением редко занимался, тонкостей всех не знаю… Захотел тебе помочь… Ерунда какая-то…
        - Все, на сегодня никаких больше экспериментов! Встать сам можешь?
        - Попробую…
        Она поддерживает меня, помогая выбраться из ванны, затем вытирает большим полотенцем. Одежды на нас абсолютно никакой нет, но мы этого как будто не замечаем, по обоюдному согласию. До кровати удается дойти уже почти нормально, с каждой минутой возвращаются силы. Вытащив из саквояжа один из восстанавливающих амулетов, зажимаю его в кулаке. Все, теперь уже пришел в себя.
        Диана все-таки замоталась в простыню, как древняя богиня, и присела рядом.
        - А ты сильная… Меня до ванны дотащила…
        - Испугалась очень… Думала, ты умираешь…
        - Не дождешься…
        Она облегченно смеется и обнимает меня.
        - Ты ведь не обязан был меня лечить, так ведь?
        - Нет…
        - Тогда почему?..
        - Захотел сделать для тебя что-то хорошее.
        - Ты уже мне очень помог, еще вчера, когда вытащил из ловушки. Силы-то еще остались?
        - Мало, все на твой шрам потратил…
        - Тогда я начну тебе их потихоньку возвращать… Защитник твой работает? А то здесь чуть погодя может быть немного шумно…
        …Да, она постаралась сдержать свое слово - вернула мне столько сил, сколько смогла. Моему стражу - «хранителю тишины», пришлось изрядно потрудиться этой ночью. А рано утром я провожал ее к дому, чтобы сразу после этого пойти в сторону Штаба - скорее всего, там уже ждали особо ценные указания от полковника и старший группы, которая будет обеспечивать нашу с Княгиней безопасность. Мы шли очень медленно, и Диана крепко держала меня под руку, прижимая мой локоть к себе.
        - Слушай, а если вас захватят, чтобы узнать, как управлять «Драконами», что тогда?
        - Вообще-то это секрет, но тебе могу сказать: если такое вдруг и случится, то допрашивать с применением силы нас бесполезно - мы все забудем. Так сделано специально, на случай попадания в плен.
        - Да, предусмотрительно… Тогда просьба: подскажи, как сделать, чтобы Маргарита и Роза мне поверили, когда я их найду? Вдруг решат, что это какая-то хитрая провокация? Что может быть известно только тебе и им двоим? Может, привет от тебя передать? Но это слишком просто, мало ли кто может знать твое имя…
        - Так… Говоришь, чтобы знали только мы трое? Скажи им «Три камня в одно окно!», если спросят «Ну и что?», можешь ответить «По подвигу и награда!»
        - А в чем там смысл?
        - Вот найдешь их, пусть они тебе и расскажут. Посмеешься…
        Некоторое время мы шли молча, но потом летунья вдруг поинтересовалась:
        - А ты вообще стихи знаешь какие-нибудь? Ну, такие, чтобы девушке рассказать при случае. Разумеется, не из классики…
        - Нужно подумать… Тебе известные или любые подойдут?
        - Лучше те, которых я еще не слышала.
        Надо же, озадачила… Хорошо. «Вы хочете песен - их есть у меня!..»

        Когда наступит утро над землею —
        Наземники в делах и суете,
        Все для того, чтоб через середину неба
        Ты пронеслась, как ведьма на метле…

        Девушка даже остановилась, внимательно слушая меня.

        Меж небом и землей, на полдороге,
        Летишь одна ты несколько часов,
        Чем кончится твой путь —
        То знают только боги,
        Что жизни меряют
        На чашечках весов…[3 - Viderius invisibiles - «Видящий невидимое» (лат.).]

        Она стоит и неотрывно смотрит мне в глаза. Неужели на «ведьму» обиделась?..
        - Откуда ты знаешь, что за глаза нас часто называют «ведьмами»?
        - Считай, что догадался.
        - А откуда эти стихи?
        - Дарю их тебе, экспромт получился. Случайно… Извини, что корявый…
        Диана вдруг порывисто обнимает меня и тихо говорит:
        - Ты ведь обязательно вернешься, да? Найдешь девчонок, аппараты и вернешься ко мне… Хотя бы ненадолго… Тебе ведь дают отдохнуть после заданий?
        - Это как уж повезет, начальство по данному вопросу имеет свое мнение.
        - Я буду тебя ждать, помни об этом. Днем или ночью, когда только будет возможность - приходи. Дежурный охранник у дверей в наш дом всегда знает, где я… Ну, или почти всегда.  - Она усмехнулась.  - В крайнем случае днем приезжай на аэрополе, там и спросишь. А теперь пойдем, скоро уже на улицах много народу будет, хочу до того, как знакомые могут встретиться, успеть домой…
        Возле дверей она целует меня, благо рядом в этот момент еще никого нет, и тут же исчезает в дверях. Надо же, теперь меня начнут ждать… Интересно, это поможет или будет отвлекать? А вот и не стану загадывать, пусть дела идут, как получается. Все равно сегодня вечером уже будем в поезде ехать, до нужной станции целая ночь и утро. Вполне хватит времени восстановиться.
        Сейчас, наверное, нужно двигаться к штабу, посетить его высокоблагородие. Выясню, что, как и где, получу все особо ценные указания, потом скатаюсь к Княгине, договорюсь о времени встречи на вокзале и вернусь в гостиницу. Хотя что мне собираться-то? Вещи быстро закидать в саквояж, и готово…
        Маршрут до кабинета полковника Федорова стал уже привычным, и меня здесь узнают, реагируя на показанный пропуск кивком головы. Несмотря на раннее время, адъютант уже на месте, значит, и его начальник - тоже.
        - Вот два билета, ваш и для помощницы. Поезд отходит вечером, в девятнадцать десять. Если возьмете много своего багажа - приезжайте на вокзал заранее. Все, что вы просили из имущества, уже собрано по списку, с вами поедет наш сопровождающий, который будет отвечать за перевозку. Его место в том же вагоне, в соседнем купе. В этом пакете - список волн для связи и кодовые переговорные таблицы.
        Я принял у него билеты, запечатанный сургучом толстый пакет из плотной бумаги, расписался в получении, после чего адъютант позвонил по телефону и жестом показал мне: «Входите!»
        - Здравия желаю…
        - Здравствуйте,  - прерывает меня полковник. Сегодня у него почему-то хорошее настроение. Наверное, еще никто испортить не успел плохими новостями.  - Вам уже отдали билеты и прочее?
        - Да, только что получил.
        - Хорошо. Теперь что касается группы, которая будет вас сопровождать. Это отделение казаков-пластунов, старшим будет ротмистр, он едет вместе с вами в поезде. Верхом на лошади усидите?
        - В цирке выступать не смогу, и с казаками не сравнюсь, конечно. Но приходилось путешествовать и таким образом. А телега будет или повозка какая-нибудь, чтобы груз разместить?
        - Да, все уже готово, они будут встречать вас на станции Ширяево. Прямо оттуда и выдвигайтесь в район, который вы мне показали.
        - А что с наземными перехватчиками?
        - Один уже выехал для отвлечения дальше на восток, другой отправится завтра. Третий скрытно доберется до указанного места этой ночью. Надеюсь, что его там не заметят, по крайней мере сразу. Насчет обеспечения маскировки я дал дополнительные указания. Сколько рассчитываете там пробыть?
        - До окончания поисков. Дня два, возможно, три.
        - Вы настолько уверены в успехе, господин агент?
        - Если бы не был уверен - просто уехал назад… У вас свои методы работы, у нас - свои.
        - Понятно. Связь постарайтесь держать по расписанию, здесь слухач будет дежурить непрерывно.
        - Наш сопровождающий - кто он?
        - Офицер, неоднократно участвовавший в различных операциях, так что не новичок. Он будет командовать казаками, а вы спокойно занимайтесь своим делом. Надеюсь, что все получится, как вы планировали, иначе…
        Он многозначительно замолчал. Да все и так понятно, ваше высокоблагородие - в случае неудачи нам всем достанется с самых «верхов» так, что мало не покажется.
        - Старший группы встретится с вами уже на вокзале, сейчас он получает необходимое имущество на складе. Еще есть какие-нибудь вопросы или пожелания?
        - Если мы не сможем вернуть «Драконы», что тогда?
        - Тогда их придется уничтожить. Как именно - знает сопровождающий. Но меня больше заботят летуньи…
        - Будем искать в первую очередь их, они должны быть недалеко от мест посадок.
        - Делайте все, что считаете нужным, можете ссылаться на мое приказание.
        - Разрешите идти?..
        - Идите, и… удачи вам!
        - Победы, господин полковник, только победы!..
        Все, теперь быстро-быстро нужно ехать к дому Княгини, отдать билет. Вряд ли она откажется принять участие в поездке. Чувствовалось, что ей надоело сидеть на одном месте и разглядывать линии на чужих ладонях, изображая получение «самой что ни на есть истинной правды» от Всемирного континуума. Интересно, какой породы у нее сейчас собака? Взять в поездку нельзя, чтобы не выдала наше местоположение случайным лаем. Ничего, договорится с кем-нибудь, пристроит на несколько дней. Почему-то я уверен, что поиски у нас продлятся дня три, не больше. И мы узнаем очень много нового… А кто-то будет очень сильно удивлен…
        К счастью, в гадальном салоне сейчас никого не было, поэтому ждать не пришлось.
        - Ты принес мне билет на вечерний поезд?
        - Да, вот он. Надеюсь, ты не будешь брать с собой весь гардероб? Иначе тебе придется самой сдавать его в багаж.
        - Нет, думаю, трех-четырех чемоданов средних размеров мне будет достаточно. Да шучу я, шучу!.. Возьму походную одежду, ну и еще кое-что, через два дня пригодится.
        - Собаку нашла, куда отдать на время поездки?
        - Конечно, еще вчера договорилась. Собачка у меня небольшая, для души, так сказать… Все, встретимся вечером на вокзале, без четверти семь!..
        Собак Княгиня очень любила, предпочитая тех, которые были выведены для охоты на крупного зверя, например, на медведей. И ей вполне удавалось с ними справляться, что интересно. Да, все забываю рассказать, как мы познакомились…
        Я уже как-то упоминал о собраниях, на которые иногда приходил, и где случайно оказался рядом с одним господином. Наверное, мои ехидные замечания, сделанные вполголоса во время лекций, его сначала рассмешили, потом заинтересовали. Оказалось, он искал «молодые таланты» среди приходящей сюда публики, вот и пригласил меня проверить свои силы, так сказать. Проверка была несложная - определить, кто из десятка находящихся в комнате людей держал тестовую вещь в руках. (Да без проблем, что тут мудреного-то? Вот он…) Хотя особо повысить уровень и в этой группе не получилось - слишком все было просто (может, только для меня?..) Подумаешь, нужно по фотографии определить, жив человек или нет… Вам кто-то сообщил, что скоро может произойти землетрясение там-то и там-то? Ничего подобного, там оно случится не раньше чем через двадцать лет, лучше обратите внимание сюда… Что, такого сильного там просто не может быть?.. Не верите? Да и не надо!..
        В общем, через некоторое время стало понятно, что находиться там дальше - означает впустую топтаться на месте. И тут через кого-то из знакомых случайно (ха-ха три раза!..) познакомился с представителем очень интересной группы. В ней существовало разделение труда, если так можно выразиться: женщины «смотрели» и «чувствовали», мужчины не «видели», но осуществляли «силовую поддержку», если так можно выразиться. И получилось так, что я со своими заморочками завис где-то посередине - мне удавалось и «смотреть», и «воздействовать», хотя и не так сильно, как остальным. Но в процессе работы мне удавалось хорошо потренировать свои способности, как говорится, со всех сторон. Что за «работа» такая? О, это было занятие не для слабонервных…
        Например, как-то раз нашу группу попросили исследовать необычные явления, происходившие в одной из квартир большого дома. В ней дети боялись засыпать по ночам, вещи самопроизвольно оказывались на других местах, когда в комнатах никого не было. В общем, непонятная история. Висевшие на положенном месте иконы на ситуацию никак не влияли. Ну что же, пришлось разбираться…
        Ни дети, ни взрослые жильцы этой квартиры к происходящему отношения не имели. Разве только они были чуть более чувствительны, чем их соседи. Вот этим и воспользовалась одна неприкаянная душа. Не то чтобы она была очень уж злобной… Скорее, ей просто было скучно вот так зависнуть недалеко от места, к которому была привязана во время «земной» жизни. А дети реагировали так эмоционально, что удавалось подпитаться их энергией, взрослые тоже реагировали очень бурно, хотя и не все время. Правда, во время нашего визита тарелки и прочая посуда по воздуху не летали, и картины не падали со стен. Буйный дух притаился, явно пытаясь выяснить, чем ему грозит наше посещение.
        В общем, проводить ритуал изгнания не понадобилось. После короткой «воспитательной беседы» привидение согласилось перенести место своего пребывания в расположенную неподалеку лавку, торгующими разными предметами быта, что-то вроде «Все для дома». Духу понравилась идея громыхать развешанными там жестянками среди ночи, пугая окружающих. (По крайней мере, там не было детей…)
        С того времени беспокойная квартира затихла, за что ее жители были нам очень благодарны. А сторож, охранявший эту лавку и несколько соседних, стал рассказывать, что слышит по ночам шаги и бренчание. Но так как по утрам от него часто припахивало водочкой или чем-нибудь похожим, употребляемым «чисто для сугреву», над его страшилками разве что добродушно посмеивались… До тех пор, пока утром хозяин не обнаружил забившегося в угол воришку, волосы которого наполовину поседели от пережитого ночью страха. Неудачника увезла полиция, а сторож с того времени ходил гордый, с видом «А я вам что говорил!..»
        Подобных случаев было много, за давностью лет всего и не упомнить. Магическими штучками мы не увлекались, в другие миры не заглядывали, поэтому особого внимания не привлекли. Но чуть позже оказалось, что меня все-таки взяли на заметку, видимо, каким-то образом следили за моими успехами и неудачами. Вообще-то, когда некий представительный господин подошел и пригласил меня для частной беседы в один из кабинетов солидного государственного учреждения, я был к этому готов. Слухи о том, что всех имеющих какие-либо подтвержденные способности, держат на особой заметке, ходили давно, а теперь представилась возможность убедиться в этом самому. Во время этой беседы мне и было сделано предложение, от которого было невозможно отказаться…
        После неторопливого обеда в ресторане можно было вернуться в свой номер, что я и сделал.
        В гостинице укладка вещей не заняла много времени, разве что пришлось переложить «походную» одежду наверх, чтобы переодеться в поезде. Так, все собрал?.. Вроде ничего не забыл, пора идти…
        - Уже съезжаете?  - спросил портье, когда я отдавал ему ключ от номера.
        - Нет, просто мне нужно отлучиться на несколько дней. Вот вам еще деньги, этот номер пока никому не сдавайте, только уборку хорошую сделайте.
        - Как вам будет угодно! Всегда рады вас видеть!  - видимо, он особенно обрадовался «лишнему» рублю.
        - Через два-три дня ждите обратно…
        Миновав швейцара, я махнул рукой медленно проезжавшему мимо извозчику, тот отреагировал мгновенно:
        - Куда вас отвезти?..
        - На вокзал.
        - А, к вечернему поезду… Доставим вовремя, не извольте беспокоиться!
        Он чуть тряхнул вожжи, подбадривая своего флегматичного коника, и коляска неторопливо покатила вниз по улице.
        На привокзальной площади со дня моего приезда заметных изменений не произошло. Впрочем, откуда им взяться за пару дней? Разве что не было луж, и сейчас в сторону платформы двигались не встречающие, а провожающие. Меня никто вроде не провожал, нужно только найти своих попутчиков, где же они? Скорее всего, давно стоят возле вагона…
        Точно - Княгиня с небольшой сумочкой в руках уже шествовала в сторону поезда, а за ней изрядно вспотевший носильщик, пытаясь не отставать, пер здоровенный чемодан.
        - Приветствую вас, моя несравненная! Вы собрались в кругосветное путешествие, как я посмотрю?
        - Здравствуй, друг ты мой ненаглядный! Нет, всего лишь на курорт, буквально на два-три дня.
        - Я тоже на такое время, но у меня…
        - Ты же понимаешь разницу?
        - Понимаю…
        Мы оба улыбаемся. Хорошее настроение - залог успешной работы. Возле двери тамбура нас встречает проводник, сама любезность.
        - Добрый вечер, господа! Какие у вас места?
        - Седьмое и восьмое.
        - Проходите, четвертое купе.
        Носильщик вносит чемодан, с трудом разворачиваясь в узком проходе вслед за нами. Громко отдуваясь, ставит его в отделение для багажа, получает от Княгини заработанное и тут же стремительно исчезает из поля зрения, тихо бормоча себе под нос что-то на тему ненормальных баб, таскающих за собой целые магазины лишнего барахла.
        - Ну что, готова к новым приключениям?
        - Целый день готовилась, одежду для верховой езды подбирала. Не на телеге ведь мне трястись?
        - Верховых лошадей нам обеспечат. На телеге повезут имущество и мешки с продуктами. Ты как, нормально ездишь?
        - Лошади до сих пор не жаловались…
        - Уже хорошо. Слушай, у нас тут рядом поедет сопровождающий, так что ни о чем важном разговаривать громко не будем, договорились?
        - Тогда мое место будет вот с этой стороны.
        - А откуда ты знаешь, где… Впрочем, о чем это я, действительно…
        Тут в дверях купе появился мужчина вполне заурядной внешности, разве что плечи были чуть шире обычного. Одежда - тоже самая «средняя», без золотых часовых цепочек и разновеликих шестеренок на шляпе, так любимых молодежью. Только вот… Что-то в нем настораживало, и очень сильно… Серые глаза, в глубине которых был скрыт холод?..
        - Здравствуйте!  - Он радушно улыбнулся, увидев нас.  - Я ваш сопровождающий, вы должны знать… Ротмистр Ковалев.
        - Очень приятно. Я - Крис, а это - госпожа Ольга. Как я понимаю, вы поедете в соседнем купе?
        - Да, все очень громоздкое я сдал в багажный вагон, а вместе со мной в купе поедет самое ценное имущество. Не желаете ли после отправления посетить вагон-ресторацию?
        Я посмотрел на Княгиню, она чуть подумала, затем отрицательно покачала головой.
        - Нет, мы, наверное, что-нибудь сюда закажем, никуда идти не хочется, нужно хорошо отдохнуть. Неизвестно, когда и сколько потом удастся поспать. Ну, вы сами знаете, если долго служите.
        Ротмистр еле заметно улыбнулся:
        - Ну, как пожелаете. Если что-нибудь понадобится - обращайтесь в любое время.
        - Надеюсь, во время поездки не понадобится,  - ответил я.
        Когда дверь за ним закрылась, мы немного посидели молча. Наконец, Княгиня спросила:
        - Как он тебе?
        - С ним нужно держать ухо востро. Есть в нем что-то такое, скрытое… И еще…
        - Ты тоже заметил?
        - Да, он от разных амулетов светился, как рождественская елка. Зачем ему столько? Значит, есть что скрывать, как я понимаю…
        - «Холод» он скрывает, вот что. Понял, о чем речь?
        - Догадываюсь.
        Мы обмениваемся впечатлениями, стараясь не говорить конкретно о том, что почувствовали или заметили, купе стоящего поезда - не место для «секретных» разговоров. Вот когда поезд тронется, колеса застучат на стыках рельсов, все вокруг загудит, и подслушать нас будет весьма затруднительно. Так что лучше немного подождать, сами понимаете.
        Вежливо постучавшийся в дверь купе проводник еще раз взглянул на билеты и поинтересовался, не угодно ли нам чего-нибудь?
        - Вагон-ресторация когда начнет работать?
        - Через полчаса после отправления, но я могу передать туда ваш заказ уже через пять минут. Хотите меню? Вот, у меня есть…
        - Хорошо, мы сейчас подумаем, и сразу после отправления сделаем заказ. Они могут принести ужин сюда?
        - Конечно!
        - Нас это устраивает, подождем…
        Когда проводник ушел, я сказал Княгине:
        - Вот и решился вопрос с ужином. А то идти уже никуда не хочется, умотался за эти два дня.
        Она внимательно посмотрела на меня и спросила:
        - Ты ничего не хочешь рассказать о своих недавних приключениях? Например, чем занимался вчера?
        - Если ты не против, то после того, как поедим. Не хочу аппетит портить.
        - Как скажешь, напарник, как скажешь…
        Княгиня достала из сумочки небольшую книжку, скорее всего - «дамский роман», и тут же углубилась в чтение. А я постарался занять самое удобное положение и закрыл глаза. Нет, что-то действительно слишком сильно вымотался, неужели не рассчитал сил с этим «лечением»? Вроде там не было ничего особенно сложного… За исключением той самой непонятной «нити» черного цвета… Но ведь она сгорела в пламени свечей, с шумом и треском?.. Ладно, как часто говорят в таких случаях - «Проехали, да и фиг с ним!..»
        Снаружи послышался длинный паровозный гудок, и здание вокзала начало медленно скрываться из виду. Ну, вот и отправились… Что нас ждет впереди? Думаю, если бы гадалка увидела, что ей там угрожает опасность - вряд ли согласилась туда сунуться. Значит, если приключения и будут - то без смертельных угроз, очень на это надеюсь.
        - Ты не мог бы выйти на несколько минут? Я хочу переодеться.
        - Сей момент!
        Выйдя в коридор и закрыв дверь, я примостился на откидном сиденье. Проводник уже вовсю собирал пожелания у других пассажиров нашего вагона, скоро и сюда подойдет. Так, интересно, сколько ей понадобится времени, чтобы сменить уличный наряд на дорожный?
        Странно, но не прошло и трех минут, как дверь купе приоткрылась.
        - Заходи, не сиди там на сквозняке, а то простудишься еще, что потом с тобой в лесу делать?
        - Пара минут к простуде не приводит.
        - Смотря кого… Ты ведь изрядно потрудился прошлой ночью? А здоровье еще не восстановил…
        В ее карих глазах прыгали озорные искорки. Интересно, что конкретно из ночных событий она имеет в виду, а?
        - Ты это о чем?
        - После ужина расскажу, ведь сам об этом просил…
        В этот момент к нам в купе вошел проводник, чтобы записать наши пожелания для ресторана. Первой высказалась Княгиня, потом я. Ничего особенного решили не заказывать, разве что по паре лишних булочек, чтобы потом ближе к ночи выпить чаю.
        Проводник ушел, и мы с напарницей продолжили соблюдать режим молчания. Она читала или делала вид, что читает, а я снова попробовал расслабиться. Да, точно, мне нужно срочно принимать меры для восстановления сил. Но сначала - ужин…
        Надо же, все заказанное действительно принесли через полчаса. Или мне показалось? Нет, все нормально, это я ненадолго «отключился», выпав из окружающей действительности. Все, пора переходить к делу, а то принесенное остынет.
        Княгиня ела не торопясь, в отличие от меня. Я тоже честно пытался «притормаживать», но получалось не очень хорошо, поэтому мои тарелки опустели гораздо раньше. Уф-ф, как хорошо! Теперь можно укладываться и начинать восстановительные процедуры, не сразу, конечно. К утру надеюсь прийти в норму, иначе держаться в седле будет трудновато.
        Закончив ужин, напарница просигналила проводнику, нажав изящную бронзовую кнопку возле столика. Тот появился чуть ли не мгновенно, подобно джинну из восточных сказок, и собрал опустевшую посуду.
        - Ну что, готов поделиться со мной своими страшными тайнами?
        - А ты не испугаешься их услышать?..
        - Рассказывай, что там у тебя случилось. А то до утра будешь тут вертеться и не уснешь.
        - Тогда внемли мне, о мудрая предсказательница, хочу поведать тебе…
        - Хватит паясничать, ближе к делу,  - Княгиня почему-то не была настроена шутить. Странно, что это с ней?
        - Если вкратце, то я убрал старый шрам на спине у девушки. Он был весьма большой, поэтому…
        - Не суть важно, почему. Что там было еще?
        - Какая-то темная, почти черная нить, показалось, что она шевелилась, но еле заметно…
        - И что потом?
        - Я убрал шрам, потом заметил эту нить, выдернул ее и сжег в пламени свечей.
        - Ну, хоть это догадался сделать!  - с явным облегчением высказалась напарница.
        - Что значит «догадался»? Как научили в свое время, так все и выполнял…
        - А то и значит! Следы остались, или убрал полностью?
        - На спине-то? Еле заметная светлая полоска, но она должна потом слиться по цвету с остальной кожей.
        - Спрашивал, почему лекари этого раньше не сделали?
        - Да, как она сказала - денег за это слишком много попросили. А я вот теперь сомневаюсь…
        - Наконец-то понял! Ты вообще, соображаешь, куда влез? Руки хоть потом вымыл?
        - Да она меня всего потом… вымыла… Я там в обморок упал, как только «нить» сгорела.
        - Чудо ты мое… в перьях… Сам догадаешься, или подсказать, что это такое было?
        - Какое-то… проклятие?  - несмело предположил я.
        - «Какое-то», ну да… Удивительно, что ты вообще сам передвигаться можешь. Теперь понимаешь, что не в деньгах там дело?
        - Похоже, лекарь просто испугался…
        - Именно! А ты сунулся туда с разбегу, как дурак с мороза! Она тебя об этом сама попросила, или просто решил сделать девушке что-то хорошее?
        - Заметил шрам, решил убрать. Вроде ничего сложного, сначала ведь не понял…
        - Сколько раз еще тогда говорила - лечение не твое дело! Ну, раз уж впрягся… Девчонка-то хоть красивая?
        - Сама посмотри!..
        Княгиня прикоснулась к моей руке своими длинными пальцами, замерла на пару секунд, затем грустно улыбнулась.
        - Да, девчонка хорошая… Ладно, ложись на свое место, буду тебя восстанавливать. Подставляй свою спину!
        Ну, если приказывают таким тоном - это уже не шутки. А оставшееся здоровье мне скоро понадобится. Как бы уже не завтра…
        Ложусь на диван, вытягиваясь во весь свой немаленький рост. Княгиня садится рядом, на краешек, и начинает медленно водить руками над моими плечами и спиной. Она что-то тихо шепчет, но из-за шума движущегося вагона нельзя разобрать ни одного слова. Руки не касаются меня, но их движение хорошо ощущается, когда спину начинает как будто покалывать маленькими иголками. Становится гораздо легче, и я наконец-то могу расслабиться, напряжение уходит. Впервые за долгое время нет ощущения близкой угрозы, перестал беспокоить даже непонятный сопровождающий, который недавно вернулся из вагона-ресторана в свое купе.
        - Ну что, стало полегче?
        - Заметно, спасибо тебе… Как будто что-то отцепилось, наконец.
        - Да не «отцепилось», просто после такого нужно сразу принимать меры. Но тебе ведь было некогда, как я понимаю?  - в ее голосе чувствовалась явная усмешка.
        - Мне помогали восстановить силы…
        - Ну да, заметно. Не возлагай на тот метод слишком больших надежд. Он тебе помог, но не совсем так, как было нужно.
        - Хоть немного сил вернулось, и ладно…
        - Та девчонка очень хорошая, только… Она для тебя не…
        Что там было дальше, я не знаю - уснул, причем очень крепко. Правда, ночью несколько раз просыпался - сказывалась привычка контролировать окружающую обстановку. В первый раз увидел Княгиню, читавшую книгу при свете небольшого ночника на стенке, потом уже - только темноту, напарница легла спать. Сопровождающий в соседнем купе вообще вел себя очень тихо, но я не стал проверять, чем он там занимается. Не зря же он на себя столько амулетов навешал. Пока не буду его разочаровывать, это для обычных людей действие артефактов чаще всего непреодолимо. А для таких, как мы с Княгиней - это больше похоже на легкую дымку или дым от папиросы, который можно без особого труда сдуть в сторону, чтобы не мешал рассматривать нужное.
        Так, под равномерный стук колес, и прошла эта ночь. Никто нас не потревожил, никаких попыток проследить наш путь я не почувствовал. Хотя, если неизвестный противник знает конечную точку нашего путешествия, это ему и не нужно. Самое интересное начнется завтра вечером, к гадалке не ходи… (Зачем к ней ходить - проснется, сама все расскажет, ха-ха!..)
        Утром мы проснулись в разное время - я чуть раньше, но решил не будить Княгиню своими хождениями туда-сюда и просто лежал, пытаясь выстроить оптимальную последовательность действий на местности. Хотя, как показывает предыдущий опыт - что бы там ни планировалось заранее, обязательно вмешается какой-нибудь неучтенный или неожиданно появившийся фактор.
        - Давно не спишь?
        - Угу…
        - Что придумал?.. Ладно, сейчас окончательно проснемся, и ты мне покажешь, какая есть информация о пропаже и где будем искать, главное - кого или что.
        - И «кого», и «что»… Все, я поднимаюсь и выхожу, начинай свои утренние процедуры!
        Стоя в коридоре, я ждал, пока напарница приведет себя в порядок. Надо же, не прошло и десяти минут, как дверь купе открылась.
        - Заходи, и давай выкладывай, что там делать будем.
        - А то сама не знаешь, да?
        - Хочу от тебя услышать конкретное задание, мало ли чего я могла увидеть. Сейчас уже пора настраиваться, работать начнем сразу после того, как в Ширяево из поезда выйдем. Не тяни, выкладывай карту на стол!
        Усмехнувшись, раскладываю на столе карту с нужным участком местности и достаю две фотографии пропавших летуний.
        - Нам нужно найти их следы. Они пропали примерно на этом участке пути, между вот этой точкой,  - я ткнул тупой стороной карандаша в карту,  - и этой. Третьего раза удалось избежать.
        - Ты постарался? Как?
        - Да, я. Вручил летунье пару артефактов, которые нужно было использовать в случае, если начнет происходить что-то странное.
        - Значит, это «странное» все-таки произошло?
        - Она рассказала, что аппарат затрясло, движители стали глохнуть, тогда она и сломала один артефакт, как я ей и говорил. После этого все стало как обычно, но она очутилась вот здесь…  - Я снова ткнул карандашом в карту.  - На обратном пути все было спокойно, второй активировать не понадобилось.
        - Подожди-подожди… Ты что, ей «Мгновенное перемещение» зарядил?
        - Ну да, а что такого?
        - Нет, вы его только послушайте!!! «А что такого?..» А то, что конечную точку перемещения никогда не удается точно задавать, вот чего! Если бы ее куда-то внутрь горы занесло, что тогда?..
        - А вот тут позвольте уточнить, мадам предсказательница… Ее аппарат летел на довольно большой высоте, таких здоровенных гор впереди по курсу не было. Других летательных аппаратов - тоже, их вообще в Империи не так много, как может показаться. Дирижабли столь высоко не залетают. В общем, риск был минимальным.
        - Она-то знала, что рискует?
        - Узнала… потом… Но вроде сердиться на меня не стала…
        - Авантюрист… Ладно, победителей не судят. Это фотографии пропавших девушек?
        - Да.
        Княгиня положила оба фото возле себя, закрыла глаза и по очереди провела рукой над изображениями.
        - Они обе живы, скорее всего, находятся в одном месте… Вижу лес, небольшой домик… Охотничья избушка, что ли? Да, похоже… Их охраняют, только странно…
        - Что «странно»?
        - Охранник… Одежда простая, как у мужика из деревни… А ведет себя как солдат. И еще… Не из наших он.
        - В каком смысле?
        - Он из другой страны. Черты лица восточные, но от местных явно отличается, если это тебе о чем-нибудь говорит.
        - Интересно-интересно… Еще кого-нибудь видишь рядом?
        - Нет, все как будто дымом затянуло, устала… Чернота какая-то висит, мешает очень. Может, когда близко будем к тому месту, еще что-нибудь выясню.
        - А по карте сможешь поработать?
        - Хочешь примерные места узнать, где что лежит?
        - Да, это нужно посмотреть в первую очередь, наверное.
        - Так ведь если такой аппарат упадет в лесу, от него же мало что останется?
        - Скажу по большому секрету - там есть специальное устройство для плавной посадки, чтобы не разбился, если движители заглохнут. Поэтому летуньи обе живыми и остались.
        - Хорошо придумано… Тогда вот что: ты пока сходи к проводнику за чаем, а я минут пять здесь поработаю с маятником. Точности особой не обещаю, вагон качается… Но примерные точки покажу.
        - Как скажете, несравненная… Чего-нибудь к чаю принести?
        - Скоро будет очередная станция, выйдешь, там и купишь пирожков или булочек. Только смотри, чтоб вкусными оказались!
        Станция действительно была близко - уже через несколько минут поезд остановился. Я вышел на перрон - на самом деле очень захотелось подышать свежим воздухом и размять ноги, а то засиделся. Впрочем, когда приедем в Ширяево - начнется такая разминка, только успевай поворачиваться, ха-ха!..
        Возле небольшого деревянного здания, изображающего местный вокзал, стояли несколько женщин разного возраста, державших плетеные корзинки. Понятно, это торговля домашними вкусностями вразнос. (Только при покупке следует помнить, что не все из пирожков могут оказаться одинаково полезны.)
        Торговки медленно разошлись вдоль вагонов, громко рекламируя каждая свой товар. Купить, что ли, выпечки с ягодной начинкой? Княгиня не захочет - сам съем, сколько же мне надо, для полного счастья, сейчас при-кину…
        Я купил пять вкусно пахнущих малиной еще горячих пирожков и тут увидел цыганку в традиционном пестром наряде. Она не торопясь шла вдоль вагонов в поиске потенциального клиента для навешивания высокохудожественной лапши. Почувствовав мой взгляд, она сразу повернулась и решительно двинулась вперед.
        - Ай, красавец, дай погадаю, только ручку позолотить не забудь!..
        Ну ладно, сама напросилась…
        Лезу в карман, вытаскиваю купюру, а когда она протягивает за ней руку, крепко зажимаю ее кисть вместе с деньгами. Несколько секунд смотрю в черные глаза, которые все больше расширяются от удивления.
        - Вот тебе деньги, своди сына к врачу, прямо сегодня. Он у тебя вчера на гвоздь наступил, если вовремя не вылечишь - может хромым на всю жизнь остаться!
        Пальцы гадалки начинают дрожать, она резким движением освобождает руку из моих пальцев и чуть ли не отскакивает в сторону. Деньги, однако, оставляет себе. Когда цыганка начинает говорить, ее голос звучит очень тихо.
        - Думала, врут про таких, как ты… Смерть рядом с тобой ходит, да и сам иногда бываешь ее посланником. А для врагов ты, как старый сухарь, они об твою шкуру зубы обламывают… Только помни, что самые твердые сухари от воды размокают. Прощай!
        Перекрестившись и что-то тихо пробормотав себе под нос, она уходит куда-то в сторону от вокзала. Наверное, домой пошла, к сыну. Ну и хорошо…
        В купе я увидел, что проводник уже принес два стакана чая. Вот и славненько.
        - Смотри, я пирожков купил, с малиной. Будешь?
        - А ты надеялся, что откажусь?  - смеется Княгиня.  - Давай парочку. Эх, пропадай моя фигура!..
        - Не бойся, от двух штук не растолстеешь.
        - Ну и что ты сказал той цыганке?
        - Ничего-то от тебя не скроешь…
        - Работа такая,  - она снова улыбается.
        - Сказал, чтобы сына к врачу отвела, пусть ногу лечит, иначе хромым может остаться.
        - На самом деле?
        - Ну, не так печально, конечно… Но зачем мальчишку мучить?
        - Вот везде-то тебе влезть надо… Что, своих приключений мало?
        - Это я так, чтобы навыков не растерять.
        - Ничего, они тебе понадобятся уже сегодня вечером, а завтра днем уже будем веселиться вовсю… Вместе с гостями…  - Она вдруг стала очень серьезной, дожевывая второй пирожок.
        - Видишь что-нибудь?
        Княгиня отрицательно покачала головой.
        - Когда будем на месте, узнаю все подробности, сейчас могу только сказать, что ты угадал насчет дня, вернее - ночи, когда все завертится. Кстати, посмотри, что у меня здесь определилось…  - Она проверила, хорошо ли закрыта дверь в купе, затем раскрыла карту.  - Запомни: девушки где-то здесь… Аппараты друг от друга примерно в пяти верстах, но на одинаковом расстоянии вот отсюда… Знаешь, что здесь такое?
        Я пригляделся и прочитал надпись мелкими буквами - «Хошкулдах».
        - Вроде это гора какая-то так называется?
        - Да, причем совсем непростая… И вообще там место особенное, даже по карте чувствуется.
        - Значит, вот как у тебя получилось… Хорошо, места я запомнил.
        Начинаю сворачивать карту, напарница смотрит на меня и почему-то улыбается.
        - Ну и чего смеешься?
        - Хорошо с тобой работать, с полуслова понимаешь… Вечером много дел будет. Отдыхай, пока есть возможность. Ты еще после своих лекарских упражнений в норму не пришел. Спи…
        А мне действительно захотелось спать. Всегда был согласен со старой мудростью, что солдат всегда или спит, или ест - потому что неизвестно, когда это будет в следующий раз.
        Когда проснулся, до обеда уже оставалось немного времени. Успел разве что слегка умыться и причесаться, чем вызвал снисходительную усмешку Княгини.
        - Что, завидуешь?
        - Чему у тебя там завидовать? Скоро вообще нечего причесывать будет.
        - Хватит издеваться, пойдем обедать, что ли…
        Обстановка вагона-ресторана отнюдь не поражала роскошью, но для поезда была вполне соответствующей - столики были и на две персоны, и на четыре. Догадайтесь, за какой мы уселись? Правильно…
        Заказ сделали скромный, в дороге есть особенно не хотелось ни мне, ни Княгине. Но ради поддержания сил все-таки приходилось изображать здоровый аппетит. Впрочем, повар оказался настоящим знатоком своего дела, так что в десерте мы себе отказывать не стали. Наш сопровождающий тоже вовсю отдавал должное здешним блюдам, и, судя по всему, остался доволен. Хотя военным гораздо чаще приходится питаться из наскоро вычищенного от застарелой копоти походного котла, висящего над дымящимся костром. Так что пусть спасибо скажет за предоставленную возможность пообедать здесь за казенный счет.
        После обеда у нас оставалось несколько часов до прибытия поезда на станцию Ширяево. Мы с напарницей еще раз прошлись по карте, ее восприятие не изменилось - места нахождения летуний и аппаратов остались прежними. Это обнадеживает, теперь все должно решиться в ближайшее время - этой ночью, либо следующей. Дальше на небе появится луна, к тому же, по сведениям предсказателей погоды, может подняться сильный ветер, дующий с юга, а это значит, что возможному противнику будет трудно вернуться, тем более с большим грузом на подвеске. Ну, а потом Княгиня выставила меня в коридор, так как ей пришло время переодеваться в «походную» одежду. Ладно, сейчас оценим… У меня переодевание должно было занять гораздо меньше времени - сменить пиджак на куртку, шляпу на кепку и надеть другие брюки.
        Мельком заглянув в соседнее купе, я увидел сопровождающего, который уже был готов к высадке.
        - Уже собрались?
        - Да, проверил, чтобы потом не суетиться. А ваша дама сейчас решила переодеться?
        - Вы догадливы, мой друг…
        Чуть посмеявшись, мы перешли к делу.
        - Нас там должны встречать, сразу от вокзала и отправимся, куда скажете.
        - Как от вокзала отъедем несколько верст, я на карте место покажу. Группа, которая нас встретит, местность знает?
        - Да, они там недалеко служат, возле границы. Действиям в лесу обучены, мне это гарантировали. А вы сами как?..
        - Скажем, мне приходилось ходить по лесу в одиночку, иногда и ночью. Кстати, вам действительно необходимо все время носить на себе такую кучу амулетов?
        Он заметно смутился. Что, не ожидал?
        - Это очень бросается в глаза?
        - Обычному человеку - нет. Но если на станции за нами будет следить кто-то с особыми способностями, может сразу вас заметить. Лучше оставить один-два самых необходимых, а остальные убрать подальше. Потом, в лесу наденете.
        - Спасибо за совет, прямо сейчас и сниму…
        Тут из нашего купе выглянула Княгиня и кивнула мне - мол, «заходи». Настала моя очередь переодеваться. Хотя мне было гораздо проще - сменил городские брюки на походные штаны, пиджак на куртку, снятое засунул в свой объемистый саквояж. Помнется, да и хрен с ним! Нужно будет - вычистим и отгладим. Сейчас об этом нужно думать меньше всего. Шляпу тоже сменила кепка, с ней в лесу удобнее, за ветки меньше цепляется. Хотя у меня есть еще один вариант головного убора, но пока его не буду демонстрировать посторонней публике.
        Наконец, поезд плавно остановился у невысокой деревянной платформы, и метрах в пятидесяти я увидел в окне вагона здание вокзала, сложенное из бревен. Ну что, всем пора на выход, господа и дамы!..
        Свой большой саквояж я нес сам, позади шествовала Княгиня, за которой громко сопящий проводник тащил ее чемоданище. Ротмистр выносил свой багаж, замыкая нашу невеликую процессию. Когда мы все вышли из вагона, ему пришлось быстро сбегать туда еще раз, чтобы забрать еще один большой чемодан. Понятно, казенное имущество требует учета и контроля. Кто тут нас встречать должен? А вот, наверное, и старший команды, одет в полевую форму без знаков различия, стоит у вокзала, смотрит в нашу сторону. Все понятно, ждет окончания разгрузки багажа. Когда раскрасневшийся Ковалев выволок остаток багажа и встал рядом с нами, переводя дыхание, встречающий двинулся в нашу сторону. Интересно, что кроме нас из поезда вышло еще с десяток пассажиров, здоровенные чемоданы которых уже шустро тащили ушлые носильщики. Судя по всему, это приехали поправить свое здоровье несколько супружеских пар и еще кто-то, но разглядывать их мне было некогда.
        - Есаул Петров!  - представился встречающий.  - Кто из вас Ковалев?
        - Я,  - отозвался ротмистр.  - Где наши лошади и повозка для багажа?
        - За вокзалом стоят. Группа присоединится к нам через пару верст за селом, возле леса.
        - Предусмотрительно… Эти господа с нами, лошади для них есть?
        - Да, нас предупредили, верховые лошади есть. Надеюсь, господа с них не свалятся?
        - А они как, сильно брыкаются?  - Шутить, так на всю катушку!..
        - Нет, смирные, как коровы…
        - Для нас в самый раз, дорогая, правда?
        Княгиня кивнула с очень серьезным видом, из всех сил сдерживаясь, чтобы не засмеяться. (Просто в дороге она сама рассказала мне, что почти каждые выходные посещала ипподром, где вовсю резвилась верхом на лошади, отрабатывая преодоление самых разных препятствий. Мне же вообще несколько лет пришлось пользоваться в основном таким транспортом, поэтому предстоящее короткое путешествие абсолютно не пугало.)
        Есаул подхватил чемоданы Ковалева, заметно облегчив ему задачу, я нес свой саквояж, и за Княгиней нес ее багаж очень кстати подвернувшийся носильщик, изо всех сил старавшийся не выражаться слишком громко. На маленькой привокзальной площади действительно стояла телега с высокими бортами, куда мы тут же погрузили свои чемоданы. Кроме них, там уже было сложено другое имущество - краем глаза я заметил свернутые палатки, пару котлов и мешки, скорее всего с продуктами. Рядом с возницей лежал кавалерийский карабин, чисто символически прикрытый тряпицей. Ясно, это еще один казак из группы пластунов.
        - А вот и лошади для вас, выбирайте…
        Чего тут выбирать-то, нас трое, лошадей тоже три. Мы с напарницей переглянулись, и она первая подошла к лошади, стоявшей крайней слева. Я тихо свистнул, лошади тут же подняли головы и заинтересованно посмотрели на меня. Я пошел к средней, мимоходом сунув в руку Княгине небольшой кусок ржаного сухаря.
        Ну что, будем знакомы? Надеюсь, характер у тебя спокойный, не будем друг друга беспокоить зря, хорошо?
        Лошадь гнедой масти смотрела на меня, явно прикидывая, стоит со мной связываться или лучше сразу сбежать куда подальше. Однако, учуяв слабый запах хлеба, она решила немного подождать дальнейшего развития событий. Осторожно взяв губами сухарь с моей ладони, потянулась ко мне за добавкой, которую я медленно достал из бокового кармана куртки.
        - Ну что, не такой уж я и страшный?
        Напарница уже вовсю поглаживала свою кобылку по шее, что-то тихо говоря той в ухо. Лошадь внимательно слушала ее, изредка кивая головой, и казалось, что соглашается с тем, что услышала.
        - Вы готовы?  - подал голос есаул, взглянув на которого, я сумел разглядеть под усами одобрительную улыбку.
        - Да, уже садимся.
        Ладно, «по к?ням», что ли… Проверяю, на какую длину вытянуты ремни стремян, для начала вроде пойдет, на остановке потом сделаю, как надо… Зайдя как положено, с левой стороны, взбираюсь в седло. Княгиня уже давно сидит верхом и посмеивается. Да ладно тебе, «амазонка»…
        Наша невеликая процессия движется в сторону выезда с привокзальной площади, впереди видна широкая главная улица села. А где-то там, у горизонта, темнеет лес, куда мы и должны добраться как можно скорее. По моим расчетам, все должно произойти сегодня ночью или завтра. Княгиня подтвердила мои предположения, так что давайте чуть поторопимся…
        Впереди едут ротмистр с есаулом, за ними мы с Княгиней, замыкает колонну погромыхивающая железом груженая телега. Вот интересно, вроде должны быть казаки, а форма у них обычная, «пехотная». Дан приказ не обнаруживать себя? Возможно…
        Наконец околица села осталась далеко позади, и направляющие чуть прибавили темп. Через пару верст, у развилки дорог, одна из которых поворачивала направо, вдоль опушки, а другая вела прямо в лес, мы остановились.
        - Группа ждет нас дальше, на поляне в лесу,  - объявил есаул.  - Какие будут распоряжения?
        Ковалев посмотрел на меня, словно давая «добро», чем я тут же и воспользовался.
        - Сейчас я покажу на карте место, до которого нам нужно добраться как можно быстрее. Там мы разделимся на три группы, у каждой будет свое задание. Действовать придется ночью, ваши люди к этому готовы?
        - Лучше, чем кто-то другой, приходилось уже… Официально мы сейчас сторожим дорогу на курорт у озера Ширяйка, по слухам, там только что появилась банда, грабящая богатых отдыхающих. На самом деле ничего нет, но кто из обывателей будет разбираться?
        - Ясно, здесь все уже продумали… Ваши пластуны умеют обнаруживать скрытые ловушки?
        - И находить умеют, и сами сделают, если понадобится. Не зря же возле границы несколько лет прослужили, местность знают. Кстати, здесь недавно трое местных охотников пропали, в разное время. Ушли в лес и не вернулись.
        Мы с Княгиней переглянулись. Ясно, скорее всего, эти охотники забрели в те самые места, где спрятаны аппараты, вот их и… Лишние свидетели никому не нужны.
        - Едем к группе, возможно, наши планы придется менять прямо на ходу.
        Снова глухо застучали по лесной дороге копыта лошадей и заскрипела позади телега.
        - Ты как, уже начала?..  - спросил я у Княгини.
        Она молча кивнула, оглядываясь по сторонам и время от времени ненадолго закрывая глаза.
        Мне тоже пора бы приступать к работе… Вспомнив карту, прикидываю, где мы сейчас находимся. Понятно, сейчас проехали развилку, дорога будет некоторое время идти более-менее прямо, затем свернет налево, в сторону северо-запада. Поляна… Слишком мелкая, на карте ее нет, наверное. Впереди справа чувствуется присутствие большой группы людей, верховые лошади… Находятся там уже несколько часов. Ясно, это казаки ждут нас.
        Чуть ускорив свою Зорьку, я догнал ротмистра.
        - Предлагаю отправить одну группу сразу на разведку, место можем указать по карте. Так они быстрее туда доберутся, не нужно будет возвращаться.
        - Хорошо, я согласен. Что им нужно будет искать - аппараты?
        - Нет, девушек-летуний. Только обнаружить и прислать к нам гонца. Хотя… Времени мало, очень мало… Если сумеют справиться - то охрану бесшумно снять, девушек освободить и доставить к нам. Всех обнаруженных - нейтрализовать, не допуская подачи сигналов. Вдруг они там решат сигнальный костер неожиданно разжечь, или вообще по переговорнику орать начнут…
        - Наши операторы никаких работающих в этом районе переговорников не засекли, полная тишина.
        - Ясно, сидят молча, не высовываются. Долго еще ехать?
        - Нет, за следующим поворотом будет поляна справа, там нас и ждут.
        - А вы тут уже бывали?
        - Нет, есаул сказал несколько минут назад,  - Ковалев улыбается.  - Кстати, хорошо на лошади сидите, где научились?
        - Давно уже, пришлось… Пешком было лень ходить и слишком долго.
        - Наша дама тоже настоящая кавалерист-девица.
        - Она вообще чуть не каждую неделю себе скачки устраивает, так что еще лучше меня верхом ездить может. Но очень надеюсь, что гонок за призом здесь не будет, мы должны сделать все тихо и аккуратно, по крайней мере, в самом начале.
        Через пару минут справа действительно показалась прогалина, через которую виднелась небольшая полянка со стоящими на ней расседланными лошадьми. Телегу мы оставили у дороги вместе с возницей, а сами вчетвером въехали на поляну. Правда, перед этим я забрал из своего саквояжа кое-что необходимое, пришло время вооружиться.
        Увидев нас, казаки стали седлать своих коней, а Княгиня в это время отъехала на самый край поляны, я последовал за ней.
        - Давай сюда карту и фотографии, сейчас буду заново уточнять место, где их держат.
        - Вот, держи, а я пока что снаряжусь…
        Напарница разложила карту на ровном участке земли и склонилась над ней с маятником в руке, мне пришлось отойти на несколько шагов, чтобы не мешать. Хорошо, где там вещи?
        Подпоясываюсь широким ремнем с кобурой для револьвера, на этом же ремне висят ножны с собственноручно изготовленным когда-то ножом. (Маленький кинжал закреплен на своем обычном месте, но показывать его я никому не собираюсь.) Успевшую надоесть кепку заменяю на черно-зеленый платок, замотанный вокруг головы на манер повязки кочевника в пустыне. Это сразу же вызвало любопытствующие взгляды со стороны нашего «воинства», но вопросов задавать никто не стал. Сами-то казаки вместо обычных черных нарядов одеты в солдатскую форму зеленого цвета, позволяющую им отлично маскироваться среди зарослей. Но от своих длинных кинжалов они отказываться не собирались - я заметил ножны характерной формы на поясе каждого пластуна. Есаул и ротмистр также вооружились, и наш маленький отряд пришел в полную боевую готовность. Ну, что там видно по карте?..
        - Ты уже закончила поиски?
        - Да, пусть подойдут сюда…
        Я сразу же махнул рукой Ковалеву, подзывая его к нам. Когда он вместе с есаулом подошел к карте, Княгиня заговорила, показывая точки на карте длинной травинкой:
        - Предположительно летуний держат где-то здесь… Аппараты могут оказаться здесь и… вот здесь. В этих местах есть болота, и на карте их границы скорее всего будут указаны неточно, так что осторожнее. Нам нужно как можно тише попасть вот сюда… и поставить там лагерь.
        - Что-нибудь еще можете сказать?  - Есаул старался говорить нормальным голосом, но хорошо чувствовалось, что он не поверил ни одному слову из сказанного.
        - Пусть ваши люди будут осторожнее - те, кто сейчас находится возле девушек, не простые бандиты, а военные. Хотя по одежде вы разницы и не увидите.
        Есаул с ротмистром переглянулись, но промолчали. Взяв у нас карту, они тут же ушли ставить задачу поисковой группе. Ну-ну, посмотрим, что вы скажете часа через три-четыре. Лишь бы ваши разведчики не лопухнулись, мало ли кто там в кустах сидеть может, возле избушки… Подождите, какой такой «избушки», откуда это?..
        - Ты там случайно место не видела, в которой девчонок держат? Мне показалось, что там домик и ручей недалеко.
        - Так и есть, почему сразу «показалось»? Охотничья избушка, довольно старая… Их обеих там и держат. Охрана небольшая, куда им бежать-то и как? Ничего, все будет хорошо…
        Кстати, еще один такой платок у тебя должен быть, не поделишься? Мне он больше нравится, чем моя шляпка, ее фасон не совсем подходит для конных прогулок по лесу.
        - Да, сейчас, только он в саквояже, на телеге лежит.
        - Поехали, они все равно еще не готовы.
        Начальство продолжало ставить задачу группе пластунов, так, решили отправить троих… Доберемся к месту стоянки, отправим еще две группы, к местам нахождения «Драконов»… Жаль, что первая группа вернуться не успеет, недоверия к словам Княгини бы точно поубавилось…
        - Вот, держи!
        - Как ты его замотал? Покажи!
        - Смотри внимательно: складываешь вот так, потом сюда… И сюда, здесь завязываешь. Все, теперь ты «Роза пустыни».
        - Смейся-смейся… Шляпку пока сунь к себе в саквояж, мне чемодан долго застегивать придется. Кстати, у тебя лишнего ножа нет?
        - Вот чего нет, того нет. Знал бы - прихватил для тебя еще один.
        Тут казаки начали выезжать с поляны на дорогу, и нам пришлось сдвинуться в сторону. Группа из трех пластунов сразу отделилась и пустила коней рысью, оставшиеся стали выстраиваться в колонну, мимолетно бросая в нашу сторону любопытные взгляды. Ну еще бы, какая-то непонятная тетка посидела в сторонке, поводила руками над картой, а теперь по ее указаниям все начинают выдвигаться. Когда еще такое будет?
        Мы с Княгиней привычно переместились в конец резко увеличившейся колонны, и почти сразу прозвучала команда «Марш!».
        Теперь нам остается только добраться к месту будущей недолгой стоянки и подождать результатов вылазки первой группы. Если через три часа никаких известий от них не будет - все равно придется высылать еще две группы, к предполагаемым местам посадок аппаратов. Все, едем молча, пробуем оценить местную обстановку…
        Чем ближе мы подъезжаем к намеченной точке, тем тревожнее становится. Интересно, это только мне, или другим тоже? Шум леса почти не изменился, только… Только в нем стало меньше «живых» звуков, если можно так выразиться - не перекликаются птицы, не стучат дятлы, даже мух возле лошадей почти не видно. Остался только шум ветра, слегка покачивающего верхушки деревьев.
        - Чувствуешь?  - обратился я к напарнице.
        - Слишком тихо, как будто все живое отсюда ушло подальше. Посмотри на лошадей.
        Наши лошади и вправду вели себя довольно нервно, всхрапывали и «стригли» ушами, как будто их что-то сильно беспокоило.
        - Ничего, сейчас на месте разберемся… Определим точку, из которой все это исходит, и придется туда сходить в гости…
        - Ты что, с ума сошел? Знаешь, кто тебя там может ждать?
        - Даже если мы вернем летуний и аппараты в целости, где гарантии, что такое не может повториться снова? Нужно ликвидировать причину. Но ты останешься в лагере, будешь охранять девчонок. Справишься?
        - Стрелять я тоже давно научилась и видеть в темноте тоже умею. Так что не беспокойся, кое в чем могу тебя превзойти.
        - Да пожалуйста!.. У каждого свои таланты.
        - Как я вижу, ты тоже многого достиг за прошедшее время?
        - Иногда приходилось некоторое время жить в разных местах, вот и находил себе занятия по душе. Везде можно встретить интересных людей, мастеров своего дела. У них и можно было поучиться, чему только захочешь… Похоже, мы уже прибыли на место, смотри!..
        Точно, передовой дозор свернул с еле заметной дороги куда-то в лес, за ним стали поворачивать и остальные казаки. Ясно, мы почти на месте, сейчас будем вставать лагерем. Надеюсь, ручей тут есть поблизости?
        Когда мы въехали на небольшую полянку, все уже спешились и вели лошадей к дальнему краю открытого места, до которого было не так уж и далеко. Подъехав к ротмистру, я спрыгнул на землю и спросил:
        - Здесь встанем?
        - Да.
        - Предлагаю выслать две группы к местам предполагаемых посадок, не ждать возвращения первой тройки. Времени остается мало, часа через три уже темнеть начнет, хотя сейчас дни долгие.
        - Вы понимаете, что в этом случае здесь никого не останется?
        - Понимаю. Оружие у нас есть, так что от небольшой группы отобьемся. А если толпой навалятся - тогда всем сразу крышка, понимаете? Но сейчас поблизости никого нет, это точно. Мы бы почувствовали…
        Он со скептической ухмылкой посмотрел на меня, но ничего не сказал, а быстро пошел туда, где есаул что-то объяснял своим подчиненным. Через несколько минут еще две «боевые тройки» вскочили на коней и быстро выехали с поляны, тут же свернув на указанные им направления. В общем, первая группа - направо, вторая - налево, со стороны это выглядело примерно так. А мы с Княгиней решили поставить палатку, работы не боимся, только сейчас возницу с телеги позовем, а то вдвоем не совсем удобно…
        Через десять минут первая палатка была установлена и растянута по всем правилам военной науки. Не римский каструм, конечно, но вполне, очень даже прилично.
        - Ужин готовить будем?  - спросила Княгиня у Ковалева.
        - А что, уже проголодались? Если кто-то есть неподалеку, может запах дыма почувствовать, или еды, и скроется от нас.
        - Сейчас рядом на несколько верст никого нет. Ближе к ночи появится, могу сказать, где именно.
        - А фамилию назвать не можете?  - Ротмистр откровенно смеялся. Ладно, смейся-смейся, скоро перестанешь…
        - У одного из них нет фамилии, у второго она… Из восточных, если брать настоящую, а не ту, которая в документах написана. Кстати, нужно обоих поймать сегодня, иначе будет поздно. Ротмистр, вы в темноте видите хорошо?
        - Что я, кошка, что ли?.. Как все люди…
        - Понятно… У тебя запасные очки для ночи есть?  - повернулась она в мою сторону.
        - Лежат где-то, на всякий случай брал.
        - Хорошо. Помнишь, я тебе про пещеру говорила?
        - Да.
        - Сегодня ночью там что-то произойдет, мы должны захватить иностранца, а шамана - нейтрализовать.
        - В смысле «совсем»?
        - Именно! Все происшедшее - его рук дело. Возле пещеры нужно внимательно все осмотреть, может, найдем что-нибудь интересное.
        - Ты что, решила с нами пойти?
        - А есть какие-то возражения? Вместо меня ездового решил с собой туда взять? Нет уж, пусть он тут сидит и ужин готовит.
        - Тебе жить надоело, что ли? Мало одного шамана, так еще и лазутчик какой-то есть, пальнет наугад, а тут до больницы сколько, верст двадцать?..
        - Я буду держаться позади и тихо-тихо подсказывать, куда идти и на что смотреть.
        - Обещаешь?
        - Обещаю!..
        - Ну, если так… Когда ждешь возвращения первой группы?
        Княгиня закрыла глаза и прижала ладони к вискам.
        - Подожди… Они уже на месте, следят… Девчонок видели, все хорошо…
        Повернувшись к ротмистру, сказала:
        - Время запомните, начнут в половине шестого. Спросите у первой группы, во сколько они к избушке доберутся. Надеюсь, часы там есть хотя бы у кого-то одного.
        - Часы есть, спросим обязательно.  - Ковалев все еще скептически улыбался.  - Нож интересный у вас,  - обратился он ко мне.  - На заказ изготовили?
        - Нет, сам, какой хотел, такой и сделал.
        - Можно посмотреть?
        - Пожалуйста!
        Вынув из ножен свой «лесной» нож, протягиваю его ротмистру, тот внимательно рассматривает детали. А что тут рассматривать-то? Все сделано примерно по образцу ножей северных народов - узкий, длинный клинок, спуски с обеих сторон примерно от двух третей ширины, больстер из чередующихся слоев латуни и темного дерева, рукоять из капа древесины каштана. В идеале там должна быть «северная береза», но ее у меня под рукой в тот момент не оказалось.
        (Как-то пришлось пережидать в одной деревне зимний буран, длившийся почти неделю. Познакомился с местным кузнецом, помог ему решить небольшую проблему (со «сглазом»), он и подарил мне заготовку клинка. А все остальное я сделал сам, под его руководством. Ножны, кстати, тоже шил самостоятельно, разве что красиво получилось только со второго раза. Но это уже детали…)
        - Лезвие интересно сделано.
        - Просто при такой заточке кромка более прочная, не так быстро «садится» и очень редко выкрашивается.
        - А как такая форма рукояти называется?
        - «С грибком», чтобы из ножен удобнее вытаскивать было. Темляки мне не нравятся, поэтому и отверстие делать не стал.
        - Гарды нет.
        - Тут она не нужна, просто в руке его можно держать и по-другому, вот так…
        Ковалев внимательно посмотрел на меня, словно заново оценивая, вернул нож и спросил:
        - Стреляете как?
        - В лесу нам далеко стрелять не понадобится, а вообще, до ста шагов нормально попадаю.
        - Тогда можете взять карабин, у нас там лежит пара запасных, на всякий случай брали.
        - У меня еще свой револьвер есть, справимся как-нибудь…
        Не рассказывать же ему, что мои патроны предназначены в основном для разной нечисти, на обычную «дичь» хватит и винтовочных.
        - Пора связываться со Штабом, где там в ящиках переговорник?
        - Сейчас покажу. Умеете работать?
        - Приходилось, и не раз.
        Через десять минут я забросил провод на ветку дерева и уже вовсю крутил ручки, гоняя стрелки по настроечным шкалам. Ковалев с неожиданным уважением во взгляде наблюдал за моими действиями.
        - Что, удивлены?
        - Как-то все у вас очень быстро получается… Наши слухачи по-другому работают.
        - Это уж кто на что и у кого учился. Все, прошу не мешать!
        Нажимая на телеграфный ключ, даю вызов несколько раз подряд, и почти сразу слышу ответ. Помех в эфире не наблюдается, сигналы четкие и ясные. Сверившись с кодовой таблицей, передаю некую абракадабру из чисел и букв, смысл сообщения таков:
        «Прибыли на место. Группы выдвинулись на разведку».
        Спустя минут пять получаю ответ:
        «Принято. О любых результатах докладывайте немедленно».
        Все, на этом сеанс связи с начальством закончен. Отключаю переговорник, чтобы не разряжались батареи питания. Убрать на телегу? Да ладно, пусть в палатке постоит, все равно в лагере сейчас почти никого нет.
        - Когда нам лучше выдвигаться в сторону пещеры, как думаешь?  - спрашиваю я у Княгини.
        - Незадолго до того, как стемнеет, чтобы оказаться поближе к месту действия. В темноте и начнем… Фонари у тебя есть?
        - Есть две штуки, в глаза им светить собираешься?
        - Мало ли, вдруг пригодятся, так что готовься, через пару часов уже выдвинемся. Вернется первая группа или нет, ждать не будем. А сейчас пойдем, съедим чего-нибудь, потом уже некогда будет…
        Ездовой уже вовсю шуровал у небольшого костра, где над огнем висел котелок с будущим ужином. Дыма почти не было - опытный казак нашел поблизости сухие дрова, так что заметить наш лагерь издалека со стороны было трудно, разве что кто-то начал искать специально. Но для неожиданных гостей у нас на расстоянии вытянутой руки лежат кавалерийские карабины, остается только дослать патрон в патронник.
        Через час мы вовсю хлебали наваристый кулеш, или гуляш - можно называть, как хотите, блюдо у нашего «повара» получилось хотя и одно из самых простых, но вкусное. Сейчас на костре закипал второй котелок - с водой для чая. Эх, что может сравниться с чаепитием в лесу, когда дымок периодически попадает в глаза, а в кружку все время сыплются надоедливые комары?.. Только сейчас этих самых комаров почему-то вокруг не наблюдалось, как и других насекомых. Атмосфера в этом месте какая-то гнетущая, если честно. И «давление», если можно так выразиться, идет с определенного направления, во-он оттуда… А нам как раз в ту сторону и нужно выдвигаться… Сколько осталось времени? Час? Можно и в палатке поваляться, «лежанку» там уже сделали, накидав срубленных веток и закрыв их брезентом. Для ночевки есть спальные мешки, так что некоторый комфорт присутствует.
        Минут через тридцать Княгиня открыла глаза и насторожилась.
        - Сюда кто-то едет… Три лошади, а человек на них больше… Пятеро.
        - Ясно, подъем! Это первая группа приближается!
        Мы услышали приближающийся топот копыт, и на полянку въехали три лошади. Всадников действительно оказалось пятеро, разведчикам удалось выручить летуний, ура!..
        Казаки помогли девушкам спуститься на землю, и они подошли к палатке. Несмотря на военную форму выручивших пленниц разведчиков, летуньи держались настороженно. Вероятно, думали, что это может быть очередной провокацией. Как говорится, понимаю и не осуждаю… Ничего, сейчас мы все выясним… Кстати, с одеждой нужно что-то придумать - то, во что они сейчас одеты, было изрядно порвано, наверное, сопротивлялись при захвате.
        - Здравствуйте, девушки!
        Они не ответили, настороженно глядя на меня.
        - Одна ваша знакомая просила меня сказать вам кое-что.
        - Что именно?  - отозвалась та, что была выше ростом, с темно-русыми волосами. А, это Маргарита, вспомнил, как ее зовут. Значит, вторая смуглянка с вьющимися темными волосами и чуть длинноватым носом - та самая Роза.
        - «Три кирпича…», нет… «Три камня в одно окно».
        - Ну и что дальше?
        - Она сказала, что остальное вы сами расскажете. «По подвигу и награда!», вот еще что.
        Тут обе девушки буквально бросились ко мне на шею, обнимать и целовать.
        - Да вы не меня, вы своих освободителей лучше благодарите!
        - И вам тоже спасибо!..
        Княгиня тут же увела их в палатку, чтобы подыскать в своем огромном чемодане вещи, более-менее подходящие по размеру, а я снова включил переговорник, чтобы обрадовать начальство.
        «Летуньи освобождены, доставлены в лагерь. С нашей стороны потерь нет».
        Ответ последовал быстро:
        «Найдите аппараты, дальше действуйте по обстановке».
        - Вы уже переоделись?
        - Минутку, сейчас выйдем!
        Ну ладно, пока можно переговорить с ротмистром.
        - Где нашли девушек?
        - Как ни странно, почти в центре указанного по карте места,  - глаза Ковалева до сих пор выдавали его удивление.  - Там действительно есть старая избушка. Возле нее находилось трое охранников, но рассказать они ничего не смогли.
        - Спрашивали хорошо?
        - Да, просто эти чучела по-русски не понимали ни слова. Или притворялись слишком умело…
        - Сейчас летуньи выйдут из палатки, уточним места посадок, они должны их помнить. Вот если точки будут отличаться от указанных нашей предсказательницей, тогда начнутся проблемы…
        Подробностей я выспрашивать не стал. Ясно, что после неудачного разговора-допроса молчаливых охранников пришлось… В общем, некогда нам с ними тут возиться. Тайга большая, много людей пропадает… Как те трое охотников недавно, например…
        Девушки вышли из палатки, уже приведя себя в нормальный вид. Княгиня снабдила их парой длинных платьев из своего чемодана, и что самое удивительное - наряды вполне подошли по размеру. Конечно, было немного странно видеть городских красоток посреди леса, но летуньям это явно помогло прийти в себя. А нервы у них крепкие, однако!.. Просидеть в лесу две недели, как Маргарита, в какой-то избушке, когда и поговорить не с кем, и наружу выходить только под конвоем из безмолвных охранников… Точно, не зря в летуны берут только самых-самых устойчивых, с особо крепкими нервами.
        - Вот теперь - другое дело! Как настроение, прекрасные летуньи?
        - Отлично! А каша у вас осталась? Есть почему-то очень захотелось…  - Это Маргарита.
        - Там мы почти ничего не ели, боялись, что могут чего-нибудь добавить в тарелку. Но вроде обошлось,  - добавила Роза.
        - Тогда идите к костру, для вас все найдется.
        Ну прямо студентки на загородном пикнике, ха-ха!
        А вот нам уже пора выдвигаться, до темноты остался примерно час. К пещере до темноты добраться не успеем, это и плохо, и хорошо одновременно. Плохо - возле нее могут оказаться малозаметные в темноте ловушки, а хорошо - нас тоже не смогут увидеть издалека.
        - Ротмистр, нам пора!
        - Кого берем с собой?
        - Спросите у первой тройки - они поужинали? Нужно, чтобы кто-нибудь прикрывал нас сзади, мало ли что. В пещеру им лезть не понадобится.
        - Сейчас все будут готовы, пять минут…
        Ковалев тут же пошел к пластунам, ужинавшим возле костра, и те сразу же начали торопливо доедать свои порции. А вы что думали, такая вот служба у военных… Есть и засыпать приходится быстро, и при любой возможности, потому что неизвестно, когда это получится сделать в следующий раз.
        Летуньям выдали карабины из трофейных, и сейчас они с оружием в руках выглядели весьма грозно, несмотря на абсолютно гражданские платья. «Хороший карабин известной марки - вот аксессуар, необходимый каждой уважающей себя даме!..» А что, вернемся в город, предложу эту идею хозяйке модного дома, ха-ха!..
        В общем, через десять минут мы уже выдвинулись в сторону, откуда исходило ощущение давления чего-то «темного». Словами это описывать бесполезно, все на уровне «где-то там, в глубине». Но мы с Княгиней ехали впереди нашей короткой колонны, выполняя роль проводников. Периодически сверяли наши внутренние «компасы»  - расхождений не было.
        Где-то через час, когда на лес уже вовсю падали сумерки, Княгиня подняла руку, сигнализируя остановку, и все тут же остановили своих лошадей.
        - Мы уже близко?  - спросил я у нее.
        - Пешком можно дойти за двадцать минут, но на лошадях нельзя - услышат. Только своими ногами, потихоньку. Вам ведь нужны те, кто все это устроил?
        - Лучше всего живыми, хотя бы один.
        - Там что-то вроде «колпака», поэтому, сколько там и кого - увидеть не могу. Подойдем ближе - скажу. Кто еще идет?
        - Мы с тобой, только вперед не лезь, очень прошу!.. Есаул, ротмистр и двое казаков. Один тут с конями остается. Как думаешь, справимся?
        - Справимся, все будет хорошо! Только им сначала свои ночные очки отдай.
        Тихо матюкнувшись себе под нос (ну да, совсем забыл, бывает!..), слезаю с лошади и лезу в одну из седельных сумок, куда перед выездом сложил все необходимое в этот раз. Надеюсь, ничего не забыл на стоянке, возвращаться уже некогда.
        Вся наша группа отводит лошадей в лес, на совсем маленькую полянку, которой почти не видно с тропинки из-за высоких кустов. Ого, тут еще и ягоды какие-то растут!.. Хотя отвлекаться на сбор малины некогда, напряжение, висящее вокруг, чувствуется все сильнее. Мимоходом смотрю на часы - скоро будет совсем темно…
        Отдаю Ковалеву свои ночные очки, двум пластунам выдаю очки попроще - в них видно не так хорошо, но можно идти по лесу, не спотыкаясь в темноте и не выдавая себя светом факелов или фонарей. Главная задача - скрытно подобраться к пещере, в которой сейчас творится что-то… По ощущениям - очень нехорошее. И это не следы прошлых ритуалов, а проявление того, что происходит или происходило именно сегодня. Странно, зачем неизвестным злодеям потребовалось снова расшевелить Силу? Неужели сегодня Диану отправили в полет?!. Полковник же обещал!!!
        Несмотря на очевидное недовольство ротмистра, мы с напарницей снова идем впереди. Шумновато, конечно, по сравнению с ними, но в наступившей темноте нормально видно только с помощью «колдовского зрения», очки - совсем не то. Тем более что сейчас у меня вовсю работает один из амулетов, помогающий обнаруживать скрытые ловушки. А другой подскажет, если впереди (пусть даже высоким за холмиком) будет сидеть кто-то спрятавшийся в засаде. Все, тихо, идем дальше!
        Тропинку можно было заметить только при большом усилии - ходили тут не очень часто. Но, если использовать свое умение, можно было определить, что вчера тут прошло несколько человек. Если вам покажется, что это очень просто - тогда вспомните, что мы двигаемся ночью, безо всякого освещения. Стоп!!!
        Княгиня тут же подняла руку, подавая сигнал. Хорошо, мои чувства подтверждают, точно - через пару сотен шагов впереди кто-то есть. Часового поставили?..
        - Он там вроде один сидит?  - шепотом спросил я.
        - Да, рядом никого… Почему-то не вдвоем… Не спит, ему очень страшно. У него приказ - если кто-то будет двигаться по тропинке, выстрелить несколько раз и убегать.
        - Ну, это и так понятно… Один он много не навоюет.
        - Что будем делать?
        - Сейчас опишем ситуацию, сможешь им поподробнее рассказать, где он там засел?
        - Конечно!
        Я махнул рукой, подзывая к себе ротмистра. Тот уже через пять секунд стоял рядом и, выдохнув, спросил:
        - Что там?
        - Впереди один часовой, давай сейчас пластунов туда отправим? Смогут они его бесшумно снять? Только чтобы живой остался?
        - Конечно, главное мне скажи, где он там сидит, иначе им долго ползти придется.  - Ковалев тут же махнул рукой казакам, подзывая их ближе.
        Несколько минут Княгиня шепотом описывала место, где засел неизвестный вражеский наблюдатель. Почему «вражеский»? Да потому, что своих сейчас здесь нет на много верст, местные сюда давно ходить перестали.
        Пластуны сняли с себя вещмешки, оставив только кинжалы и револьверы. Ну да, ночью в лесу особо не постреляешь, холодное оружие и бесшумное, и надежное…
        Ожидание растянулось на целый час, даже чуть больше. Наконец, мы увидели быстро идущего по тропинке в нашу сторону пластуна. Есаул махнул ему из-за дерева рукой, тот остановился и подал условный знак: «Ко мне!» Когда мы подошли к нему, казак доложил:
        - Был один часовой, сидел в яме, на бугре у поворота, как и сказали. Взяли без шума, но он дергаться начал… Никаких знаков он подать не успел, сигнальных веревок от поста никуда в лес не уходило, мы проверили. Дальше на тропе все тихо.
        - Что там еще впереди?  - спросил я у Княгини.
        - Сейчас на тропе никого, можно идти до самой горы, но быстро, иначе не успеем их перехватить, они наверняка скоро уйдут оттуда.
        - Тогда вперед!  - решительно скомандовал ротмистр.  - Оружие в готовность!
        - Живым нужен хотя бы один,  - напомнил я.  - Но это уж как получится, слишком рисковать не стоит.
        - Это точно, «как получится»,  - проворчал казак.  - Очень уж они верткие. Что тот раньше у избушки, что этот в яме.
        - Тогда идем дальше в том же порядке, возражений нет?
        В этот раз сомневаться никто не стал, удивляться - тоже. Способности Княгини воспринимались уже как что-то совсем обычное, не требующее дополнительных доказательств своего существования. Вот и хорошо, работаем!..
        Чем ближе мы подходили к обозначенной на карте горе, тем тяжелее становилось дышать. Нет, здесь в воздухе не было дыма или пыли, просто нарастало какое-то давление, как будто понемногу возрастала сила тяжести, буквально давившая на плечи. Даже внешне невозмутимая Княгиня то и дело поправляет воротник своей куртки, словно он стискивает ей шею. Надеюсь, скоро это закончится…
        Внезапно напарница остановилась, словно уткнувшись в стену.
        - Запах чувствуете?
        - Что-то такое есть, да…  - В этом месте явно витал аромат, похожий на тот, что стоит над скотобойней, с которой давно не вывозили отходы производства, причем в разгар жаркой летней погоды.  - Пусть проверят?
        - Обязательно, мы здесь подождем.
        Пластуны снова исчезли в кустах, а мы вчетвером остались стоять возле тропинки.
        - Мы уже совсем рядом,  - объявила Княгиня.  - Как в пещеру пойдем?
        - Впереди я буду, по-другому не получится. Ты уж потом войдешь, когда все закончим, ну и снаружи подстрахуешь. Мало ли что…
        - Снаружи там никого нет.
        - Все равно… Кто со мной?
        Есаул с ротмистром переглянулись, явно не желая соваться туда. Но потом гордость победила рассудок, и Ковалев сказал:
        - Я вторым, есаул третьим.
        - Хорошо. При малейшей опасности стреляйте сразу наповал, не рискуйте. Надеюсь, мою внешность вы хорошо запомнили?
        Они оба несколько нервно усмехнулись.
        - В любом случае, если кто-то вдруг побежит без опознавания - это буду не я. Скорее всего, там сейчас внутри двое-трое, главный и помощники. Главного необходимо обезвредить любой ценой, помощника желательно захватить в состоянии, пригодном для беседы. Если у него будет чуть попорчена шкура - так тому и быть, лишь бы язык шевелился.
        - А если он тоже по-нашему не понимает?
        - Это вряд ли. Он ведь должен был все обеспечивать, продукты сюда возить, с местным населением общаться. Так что может случиться, что он еще получше нас по-русски разговаривает, причем с любым произношением.
        Тут возле нас почти бесшумно появились разведчики.
        - Что там?  - спросил есаул.
        - Совсем рядом, в яме, лежат три тела. Если судить по одежде, то очень похоже на кого-то из местных. Все разной давности, одному уже недели две, второму с неделю. Третьему несколько дней, наверное. Странно, почему зверье кости не растащило?..
        - Ничего странного. Зверь беду чует, вот и не суется сюда. А мы с вами эту беду сейчас и ликвидируем…
        Мне показалось, или все, кроме Княгини, чуть отодвинулись подальше в стороны, после этих слов? Впрочем, сейчас совсем не до переживаний.
        - Ротмистр, скорее всего, это те самые пропавшие охотники.
        - Да, я тоже так подумал. Только зачем их тащить сюда, в лесу больше места не нашлось, что ли?
        - Скоро мы все узнаем. Вперед!..
        Еле заметная тропа привела нас к подножию небольшой горы и уткнулась в глубокую расщелину, высотой чуть больше человеческого роста. Оттуда перло таким густым смрадом, что перехватывало дыхание. К тому же земля ощутимо дрожала. Не так, как при землетрясении (довелось как-то испытать, совсем небольшое), а мелкой частой дрожью, как будто под горой работал мощный механизм.
        - Что скажете, уважаемые специалисты по неизвестному?  - Это Ковалев, он пытается говорить спокойным голосом, но волнение все равно чувствуется.
        - Сейчас идем внутрь, пластуны пусть караулят чуть в стороне от выхода, на случай, если есть запасной лаз где-то недалеко. А мы лезем туда… Только лицо нужно замотать, чтобы в темноте не белело, да и вонь чуть потише будет. Ты как, не передумала?  - обратился я к Княгине.
        - Нет…  - Вообще-то, голос тоже не очень спокойный, но не время придираться.
        - Тогда берем фонари наизготовку, и вперед, потихоньку… Если кто кинется оттуда без опознания - стреляйте сразу, не раздумывайте! А мы потом добьем то, что будет шевелиться.
        Мы крадемся ко входу в пещеру, и «ночное зрение» начинает давать заметные сбои - так велико напряжение магической энергии, висящей над этим местом. Хотя почему «над»?.. Она здесь везде, даже волоски на теле встают дыбом, как от статического электричества. В глазах мельтешит какая-то рябь, будто сейчас зима и идет снег. Судя по репликам, есаул и ротмистр испытывают примерно то же самое.
        Останавливаюсь и шепчу назад: «Приготовить фонари!», мои спутники тут же показывают, что давно готовы включить освещение в любой момент. Вот и хорошо…
        Входной грот довольно большой, и в нем ясно слышен ритмичный гул, только непонятно, откуда он исходит… Прохожу чуть дальше, и почти слепну, приходится перейти на обычное зрение, которого вполне достаточно - в проходе закреплены факелы. Они почти догорели, но света хватает, чтобы идти не спотыкаясь. Оглядываюсь - группа тоже подняла очки ночного зрения, отказавшись от них. Машу им рукой и вдоль стены крадусь в направлении источника звука.
        За поворотом внезапно открывается зал весьма приличных размеров, в его середине торчит большой сталагмит, почти идеальной цилиндрической формы, диаметром около сажени. Только вот он почему-то не характерного для пещеры темно-желтого цвета, а темно-коричневый, и некоторые пятна заметно блестят. Из округлой вершины куда-то вверх уходит хорошо заметный невооруженным глазом светящийся столб… Гул прямо-таки шарахнул по ушам, и стало ясно, что это были удары в большой шаманский бубен, кто тут в него колотит?..
        Меня начинает буквально корежить от энергетических ударов, нужно это дело прекращать как можно быстрее, иначе никто из нас живым отсюда не выйдет… Подкрадываюсь чуть ближе к сталагмиту, у его подножия замечаю что-то, показавшееся сначала кучей тряпья, но через мгновение понимаю, что это изуродованное тело человека. Странно, крови на нем почти нет, хотя раны очень глубокие. Позади сталагмита, в проходе, уходящем вниз, в темноту, что-то мечется в неверном свете факелов. Очертания вроде бы человеческие, но движения слишком быстрые, их трудно уловить взглядом, иногда этот призрак становится просто размытым пятном. Нет, устраивать с ним здесь спортивное состязание я совершенно не собираюсь, поэтому стараюсь максимально сконцентрироваться, поднимаю револьвер и почти сразу стреляю.
        Мимо!!! Неизвестно каким образом тварь успевает отпрыгнуть к другой стене, и пуля бесполезно расплющивается о натечку на каменной стене, сыплются искры и куски кальцита. Еще раз!!! Опять мимо!!! Черный демон бросается прямо на меня, успеваю заметить когти, блеснувшие в луче включенного секунду назад мной фонаря, прыжком ухожу в сторону, изрядно долбанувшись о стену. Ослепленная ярким светом тварь промахивается, стреляю почти в упор. ЕСТЬ!!! Половину верхней конечности буквально разносит в клочья, и нечисть бросается к выходу из пещеры, предпочитая исчезнуть в лесу, чем разбираться с нежданным гостем. Заметно, что движения изрядно замедлились…
        Там же Княгиня!!!
        Стреляю вслед монстру, но безуспешно - тот успел скрыться за изгибом прохода, поднимаюсь и бегу за ним. И тут начинается жуткий грохот, как при Армагеддоне… Ой, как бы под выстрелы от своих не попасть!..
        Однако через полминуты все стихает, и я слышу крик - чуть дрожащий голос Княгини:
        - Крис, ты там как, живой?..
        - Живой, что у вас?
        - Мы эту тварь изрешетили, тут валяется, но мало ли что, иди сам проверь…
        - Иду, не стреляйте!..
        Стараясь не спотыкаться, быстро иду к выходу. Черная тварь успела добежать почти до самой расщелины, но свалилась буквально «на пороге».
        - Все целы?
        - Мне руку зацепил, сволочь такая… Плечо, когтем что ли…  - Морщится ротмистр.  - Вроде увернуться успел, а у него лапы слишком длинные оказались.
        Поворачиваюсь с Княгине, быстро осматриваю, невзирая на ее слабые попытки отстраниться.
        - Вроде в порядке… Не ворчи, так надо! Есаул, вы как?
        - Хорошо, я в него так шарахнул, что он сразу передумал ко мне бежать.
        - Веревки у нас с собой есть, нужно быстро вытащить его из пещеры, там я сделаю все остальное.
        На пару с есаулом обвязываем задние лапы (ноги?..) монстра, уже помаленьку становящегося похожим на человека, и вытягиваем тушу из пещеры. Тяжелый, зараза этакая!.. Оттащив волоком трофей от входа в пещеру шагов на пятьдесят, командую:
        - Хватит, отходи. Мне нужно работу доделать. Утром надо бы прислать сюда казаков, чтобы сожгли в костре то, что останется.
        - Ясно, как только рассветет - сразу и займемся. Ночью уж никуда ходить не будем, мало ли кто тут еще в лесу спрятался.
        Опаньки!.. А ведь должен быть еще один, сейчас нужно спросить у нашей предсказательницы…
        - Слушай, ты ведь говорила, что их тут должно быть трое? Этот монстр, охранник, который теперь там внутри возле столба, а кто третий-то?
        - Проводник!.. Он сейчас где-то совсем рядом затаился, думает, что мы его не заметим… Хочет убежать, но долго сидел здесь, под воздействием, и еще не до конца пришел в себя, нужно его быстро найти, а то не поймаем!..
        - Где он, хотя бы примерно?
        Княгиня закрывает глаза и начинает растирать виски.
        - Там!  - поворачивается вдоль горы и указывает направление рукой.  - Сидит в ямке у подножия, примерно в сотне шагов. Он нас теперь почти не слышит, надеется, что туда не пойдем.
        - Есаул, очки еще работают?
        Он надвигает их на глаза, затем снимает и отрицательно качает головой:
        - Нет, вообще темнота. Может, испортились?
        - Ну, это вряд ли. Ротмистр, а ваши?
        - То же самое… Наверное, чертов колдун своими плясками все разрядил.
        - Вы совершенно правы, кстати… Значит, пойду один.
        - Это еще почему?  - возмутилась напарница.  - Я тоже могу видеть в темноте, тем более, знаю, где сидит лазутчик!
        - Вот потому, что там «лазутчик», тебе не стоит туда соваться. Опасно…
        - Я подстрахую вас,  - сказал есаул.  - Главное, сильно вперед не бегите.
        - Ротмистр, тогда вы останетесь здесь, если вдруг эта туша зашевелится - стреляйте в голову. Когда вернемся, я разберусь, сейчас просто нельзя спугнуть оставшегося «клиента».
        - Понятно, только вы там не затягивайте, что-то мутит меня…
        - Куда нам идти?
        Княгиня еще раз показывает направление, после чего я выхожу вперед, за мной крадется есаул, а напарница пытается тихо передвигаться позади. Как ни странно, она шуршит травой громче всех. А чего тут «странного»-то? Есаул - разведчик, он давно так умеет, меня на подготовке тоже гоняли целыми днями, пока не научился передвигаться по лесу почти бесшумно, это она у нас городская жительница. Но смелая, этого не отнимешь!..
        Пользуясь ночным зрением, которое теперь работает, как и положено, без помех, проверяю, что там впереди. Так, можно пройти еще немного… Теперь еще… А вот там, шагах в тридцати, за поворотом тропинки… Останавливаюсь, буквально прижимаю губы к уху есаула и говорю:
        - Он совсем рядом, как брать будем?
        - Сможете его обойти?
        - Просто мимо пройти, или что?
        - Зайти с другой стороны.
        - Да, как далеко обходить-то?
        - Шагов за двадцать. Пусть вас услышит, отвлечется, тогда я его и возьму.
        - Может, предложить ему сдаться?
        - Не нужно, вдруг застрелится или еще что-нибудь… Он ведь живой нужен?
        - Весьма желательно.
        - Тогда я сейчас демонстративно обхожу его чуть дальше, а вы подбираетесь отсюда.
        - Когда возьму его - просигналю.
        Поворачиваюсь к Княгине.
        - Большая просьба - оставаться здесь, сейчас возможна стрельба.
        Она делает вид, что согласна и кивает. Ну-ну, так я и поверил…
        Стараюсь как можно тише идти по тропинке вдоль подножия горы, но без особого старания. Оглянувшись, вижу, что есаул подобно призраку скользит между деревьями, отсутствие ночных очков ему почти не мешает. Княгини не заметно, и то хорошо…
        Ну и где он, шпион заграничный, спрятался? Пытаюсь определить направление на его «лежку», но чувства, изрядно травмированные воздействием колдовской энергии, восстановились еще не полностью. Разве что… Да, сейчас он слева, шагах в двадцати, чуть выше по склону… Есть ли у него ночные очки? Вот в чем вопрос, как сказал один поэт… Возможно, что сейчас они тоже не работают, ну а вдруг?.. Тогда у нас будут проблемы…
        Прохожу дальше, еще шагов пятьдесят, и начинаю подниматься вверх по склону. Под ногами предательски скрежещут мелкие камешки, некоторые из них скатываются вниз. Прямо-таки спиной чувствую, как на меня смотрит кто-то слева… Смотрит?.. У него есть ночные очки, вот же… Продолжаю изображать трудный подъем в гору в неподходящем для этого месте, ежесекундно ожидая выстрела в спину…
        Выстрел раздается совершенно неожиданно, и я чуть не сваливаюсь вниз. Но это не в меня - рядом ничего не просвистело, только в районе ямы, где сидел лазутчик, послышался топот.
        - Уходит, держи его!..  - это кричит есаул. Раздумывать некогда, чуть ли не кубарем скатываюсь вниз и вовсю припускаю бегом, вслед за мелькающей впереди между деревьями фигурой. Справа мелькает еще один силуэт, это Княгиня, но отвлекаться некогда, уйдет ведь, гад такой!..
        Убегавший мелькал между деревьями, постепенно приближаясь - ага, я бегаю получше! Вдруг, после финта вправо, он исчез, как сквозь землю провалился!
        С разбегу вылетаю на открытое место, начинаю разворачиваться и тут же получаю сильный удар, хорошо, что не по голове, а по спине - противник оказался чуть ниже меня ростом, не рассчитал, лечу куда-то вниз и с кучей брызг падаю в воду, тут же на меня наваливается туша и придавливает ко дну неимоверной тяжестью. Вдохнуть я не успел, в глазах уже начинают мелькать разноцветные звездочки, пытаюсь вывернуться, но не получается…
        Неожиданно смертельные объятия разжимаются, и я наконец выныриваю из воды. Ну, как «выныриваю»… Меня вытаскивает за шкирку Княгиня, стоящая по пояс в воде. Бездонная глубина, да…
        Вдвоем мы цепляем пойманного врага и выволакиваем его на берег ручья, где я быстро связываю ему руки за спиной.
        - Чем это ты его?..
        Княгиня показывает зажатый в руке револьвер:
        - Да вот этим, по башке врезала, он и готов!..
        - Хорошо, что не убила…
        - Сейчас очнется. А ты чего так подставился?
        - После пещеры все никак в норму не приду. Как будто самому по голове дали, от души…
        - Это точно, тебе тяжелее всего было, до меня хоть не так сильно долетело, разве что испугалась, когда черное чучело на нас выскочило оттуда. Но из него быстро решето сделали… Хватит придуриваться, вставай уже!  - Она легонько пнула под ребра лежавшего.  - А то сейчас ухо отрежем…
        (Надо же, никогда раньше не замечал у нее таких наклонностей! Вот что ночные приключения в пещерах с людьми делают!..)
        Пленный закряхтел и стал неловко подниматься на ноги, пришлось ему помочь. Кто ж его так раскормил-то?..
        - Есаул там живой?
        - Живой, этот гад в него не попал, только ослепил на время. Пришлось мне за тобой бежать.
        - Спасибо!..
        - Спасибом не отделаешься. Да шучу я, шучу! Тащи его к яме, посмотрим, что там с нашим бравым воякой.
        Подобрав трофейные ночные очки, я подтолкнул толстяка в нужную сторону.
        - Пошел, шевели ногами!
        Заодно отмечаю, что ножны у него на поясе пустые - выронил нож во время бега по лесу, что ли? Повезло мне, однако!.. Если бы вместо удара палкой по спине получил ножом - все, финита!..
        - Толстый, а почему не стрелял-то больше?
        - К-к-курок з-з-аело…
        Так, для разговора он готов, это радует… Крепко же ему Княгиня приложила, даже говорить нормально пока не может.
        - Давай топай, сейчас с тобой будем задушевно беседовать, ты у меня еще жизнь заслужить должен. А то сделаю так же, как вы с теми охотниками.
        - Это не я!!! Это не я!!! Это все он, ему нужны были ж-ж-жертвоприношения, чтобы использовать С-с-силу…
        (Надо же, как задергался, даже заикаться почти перестал!..)
        Возле входа в пещеру нас уже ждали пластуны и ротмистр, которому они успели перевязать рану. Ну вот, теперь можно и побеседовать более предметно…
        - Как ты должен был передать сигнал своим, чтобы они вылетали за аппаратами?
        - У-у-же п-п-ередал…
        - Давно?
        - Ч-ч-час назад, через час они уже б-б-будут у первого места посадки.
        - Там что, должны разложить костры или еще какой-нибудь знак подать?
        - Т-там… Маяки, транспортник на м-м-маяк идет. Они с в-в-вечера работают, как с-с-стемнело. Я по п-п-переговорнику слышал.
        - Где ты его спрятал? Быстро!..
        - Здесь рядом, п-п-примерно в сотне шагов на з-з-запад, возле самой вершины горы, там хорошо провод р-р-развешивать…
        - Вперед, показывай, ну!..
        Спотыкающегося шпиона под руки втащили на вершину, где он сразу показал в сторону группы деревьев:
        - Там, в яме под к-к-корнями…
        Уже не соблюдая никакой светомаскировки, включаю фонарик и заглядываю в тайник.
        - Ловушки есть? Смотри, в случае чего тебя прямо тут на полоски распустят и на дереве оставят, на радость зверюшкам.
        - Н-нет, там все чисто, зачем? Сам бы мог п-п-подорваться…
        Шпион не обманул - ловушек возле переговорника не оказалось, а вот мешок, в котором прощупывались некие бруски, был. Заглянув туда, я увидел весьма приличный запас взрывчатки.
        - А это еще зачем?
        - Н-на всякий с-с-лучай… Погоню отсекать.
        Ясненько… Вытаскиваю наверх переговорник, сумку с батареями питания, провод и остальные принадлежности. Начинаю разбираться, и тут же понимаю, что все сделано не на Императорских военных мануфактурах - расположение шкал и переключателей вроде то же самое, но вот надписи вместо привычных букв нашего алфавита выполнены какими-то чужими закорючками. Это хорошо, сойдет за улику, только как теперь с нашими связаться-то?
        Продолжая разматывать антенный провод, вызываю в памяти картинку «нашего» переговорника, скорее всего, некогда послужившего «образцом» для вытащенного из ямы. Есть, вспомнил!..
        Подключаю питание, делаю шумный выдох и щелкаю рычажком. Заработало!.. В наушниках зашипел-затрещал эфир, где-то далеко, на грани слышимости, запульсировали телеграфные сигналы.
        - Тебе нужно с ними связываться?
        - Н-нет, мы уже должны были взрывом обрушить в-в-ход в пещеру и уходить…
        (Ага, проговорился все-таки!..)
        Так, где там мой блокнотик, куда я выписал волны для связи?..
        - С какой стороны прилетит транспортник?
        - По кратчайшему п-п-пути, с юга.
        - Смотри у меня!  - угрожаю чисто для проформы, помахивая возле его носа лезвием своего ножа, чтобы пленник не расслаблялся, но он воспринимает все всерьез и пытается отползти в сторону, ближайший пластун весьма невежливо возвращает его на место.
        Начинаю вертеть ручки, мне нужно срочно связаться с экипажем наземного перехватчика, который сейчас должен дежурить где-то в лесу возле озера. К счастью, цифры на шкалах - самые обычные, совпадают с нашими, поэтому через пару минут начинаю ключом выстукивать позывные. Ну кто же так регулирует «коромысло», в зазор можно палец просунуть!.. Мне отвечают уже после второго вызова, отлично!..
        «Ждите нарушителя со стороны юга. Сбивать при условии, что не пострадают населенные пункты».
        Мало ли, вдруг полетят над деревней, а их там и… Горящие ошметки столько пожаров могут устроить, страшно подумать!
        «Принято, ведем слежение».
        Теперь остается только ждать. Проверяю напряжение батарей - индикатор показывает, что переговорник может работать еще очень долго. Оставляю его включенным на прием и поворачиваюсь туда, где Княгиня занимается плечом ротмистра, которого успели перетащить от входа в пещеру сюда, тут все-таки воздух почище, без вони.
        - Как там дела?
        - Перевязала заново, рана не очень серьезная, но требуется врач. Мало ли что могло туда попасть, в темноте не видно, света фонаря не хватает.
        - Есаул, как думаете, ваши разведчики сумели справиться с охраной у аппаратов?
        - Если там не по взводу, то да.
        Тут же спрашиваю пленника:
        - Сколько там охраны?
        - По четыре… На каждый аппарат… Как только улетит транспортник, они сразу должны были уходить лесом в сторону границы…
        - Пешком, что ли?
        - Да. Лошадями очень заметно, а на транспортнике нет места для пассажиров… С транспортника должны будут сбросить им запас продуктов для перехода.
        - Что это за «транспортник»? Дирижабль?
        - Не знаю, сказали, что за один раз сможет оба аппарата утащить…
        Ого, большая должна быть штука! Хотя, если использовать некоторые магические штучки для уменьшения веса, то… Почему бы и нет? Быстро прицепили их к аппарату, по одной на каждое крыло, нос и хвост, подвели какие-нибудь «полотенца», как делают при подъеме затонувших кораблей, и ноги в руки, ищи-свищи!.. Перетащили через границу, а там уже можно следующей ночью транспортировать умыкнутое богатство дальше.
        Теперь вы понимаете, почему все так озабочены пропажей? У соседнего государства есть некоторые проблемы с разработкой новых устройств, зато на повторении уже известных они изрядно «набили руку». Причем копирование происходит очень быстро… Может быть, изделие будет не такого высокого качества, как оригинал, но зато копий сразу станет очень много… Почему они не попробовали сделать так раньше? Видимо, что-то мешало, или не хватало информации, или… Еще что-то, сейчас не так важно.
        Темнотища-то какая, вообще ничего не видно! Ночное зрение я убрал, сейчас пользуюсь только фонариком. Если честно, то долго колдовское зрение у меня не работает, потом начинают сильно болеть глаза, а сейчас все равно необходимости в нем никакой нет. Остатки неизвестного колдуна сразу после рассвета соберут и сожгут, чтобы и следа не осталось. Тело несчастного охранника прикопают где-нибудь неподалеку… Да, еще нужно будет сообщить местным, чтобы забрали тела своих родных для похорон…
        Ночь была совершенно обычной, разве что без стрекота насекомых, только чуть слышно шелестели тонкие ветки на слабом ветру. Кстати, дрожь земли прекратилась сразу после смерти колдуна, и пропало ощущение давления на плечи, дышать сразу стало гораздо легче. Судя по репликам окружающих, они чувствовали то же самое. Вот и хорошо, значит, скоро в эти места вернется нормальная жизнь. Конечно же, первыми прилетят мухи и прочие комары с надоедливыми мошками…
        Неожиданно на горизонте в темном небе мелькают две светлые полоски, и вспыхивает шарик огня, который тут же распадается на отдельные искорки, падающие вниз. Ого!.. В этот же момент оживает переговорник, и я принимаю сообщение:
        «Сбит один нарушитель границы. Обломки упали в районе озер. Утром начнется прочесывание местности».
        Сразу же отвечаю:
        «Принято. Дежурство продолжайте до отдельного распоряжения».
        Так, нужно обрадовать начальство, вдруг им еще не доложили по другим каналам связи… Перестраиваю трофейный прибор на другую волну, вызываю слухача в Штабе. Он почему-то отвечает только после третьего вызова - спал, что ли?..
        «Обнаружено место нахождения колдуна. Угроза ликвидирована. Сбит вражеский воздушный нарушитель. Прочесывание местности начнется утром».
        Получаю сигнал «Ждите» и снимаю с головы наушники. Все, пауза…
        Через пять минут запищал сигнал вызова, продолжаю радиосеанс.
        «Обеспечьте охрану летуний. Во второй половине дня прибудет транспортник для вывоза аппаратов, утром необходимо передать точные координаты мест посадок. Как поняли?»
        «Вас понял, координаты передам сразу после известий от поисковых групп».
        «Конец связи».
        Теперь большое начальство в Штабе вряд ли уснет до утра. А нам что делать? Первым делом нужно сжечь останки неизвестного колдуна, как можно тщательнее. Сейчас озадачу есаула, пусть его пластуны занимаются сбором дров. Не нужно с этим затягивать…
        Осмотр пещеры ничего нового не принес - все та же вонь, разве что факелы окончательно погасли, так что пришлось пользоваться фонариками. Возле сталагмита валялся шаманский бубен, колотушка, ритуальный нож, которым, видимо, и производились… В общем, все это барахло нужно собрать и сжечь. Да, и тело часового, которого принесли в жертву, тоже следует отсюда вынести. Хотя без колдуна, перевоплотившегося в Черную тварь, тут уже ничего не произойдет. Всю энергию он потратил на себя, но воспользоваться ею не смог. Не хватило сил или умения? Впрочем, это неважно. Теперь тут будет спокойно. Даже слишком - мощное воздействие буквально «вычистило» ауру этого места, выплеснув энергию наружу. Вот из-за ее воздействия и нарушалась работа движителей и прочего оборудования аппаратов. Интересно, кто додумался использовать магию таким образом? Вот в чем сильны восточные соседи - так именно в этой области. Только именно это их и подвело - созданные ими летательные аппараты больше походили на сказочные чудовища, чем на современное оружие, и требовали для полетов очень больших затрат, пожирая топливо не только в
переносном, но и в буквальном смысле. Причем летали они за счет реактивного выхлопа. А огнедышащее сопло находилось у них отнюдь не в «голове», что вызывало очень много издевательских шуток. Движителей, подобных нашим, разработать они не смогли. Так что все несколько экземпляров остались только в виде опытных образцов и служили в основном для демонстрации возможностей национальной школы магии. Если бы им достались наши аппараты…
        Через час недалеко от пещеры весело затрещал костер, в котором сгорало все, что осталось от колдуна, его принадлежностей и неизвестного охранника. Погреться у огня почему-то никто не захотел, только время от времени туда подкидывали новых веток, чтобы пламя не погасло. Эта неприятная работа затянулась почти до самого утра, но незадолго до рассвета на земле не осталось ничего, кроме темного пятна с кучей углей.
        - Здесь у нас все закончено, пещеру оставим, как есть?  - спрашиваю у ротмистра.
        Он уже более-менее пришел в себя, после пары уколов из моей специальной аптечки, даже у военных таких не увидишь. Зато и неожиданных последствий от раны не должно быть.
        - Да, потом сюда отдельная группа придет, все осмотрят. Нам нужно возвращаться на стоянку, скоро туда подойдут старшие тех поисковых групп, для доклада - нашли они аппараты или пока нет.
        - Тогда выдвигаемся, теперь можно не маскироваться. Будем надеяться, злодеев мы тут всех переловили.
        Пластуны разобрали трофеи, и мы не торопясь пошли назад, к месту, где оставили лошадей, подсвечивая себе под ноги фонариками, которые нашлись у каждого из разведчиков. Надо же, хорошо их снабжают! Хотя мне же обещали предоставить все потребное, наверное, под это дело и выдали. Почему-то идти легко, никакой тяжести не ощущается, даже после всех приключений. И одежда уже вполне высохла, не липнет к телу. Ночь сегодня хорошая, теплая… Разве что явно меняется погода, к дождю. Но это уже не очень важно, меня больше волнует - нашли те две группы места посадок аппаратов или нет? От меня ждут сведений по ним, если утром не выйду на связь - неудобно получится…
        Как раз светало, когда мы добрались к месту, где нас ждали оставленные лошади. Пленному не повезло - свободной лошади не нашлось, да и по его массе нужна была скорее телега. Так что он плелся сзади пешком, на длинной веревке, чтобы невзначай не решил потеряться в лесу. Допрашивать его подробно не было ни сил, ни времени, поэтому с этим делом я решил подождать.
        В общем, мы все-таки добрались к нашему лагерю, несмотря на громкое нытье толстяка и дикую усталость. Там нас встретили девчонки-летуньи, не расстававшиеся с карабинами, и старшие двух групп. Пластуны ухитрились добраться сюда сразу после рассвета и принесли радостные известия: аппараты обнаружены в местах, указанных Княгиней. Охрана из числа лазутчиков была устранена без проблем, так как они абсолютно не ожидали нападения. «Драконы», внешне выглядевшие абсолютно целыми, сверху были затянуты маскировочными сетями с привязанными к ним ветками, поэтому разглядеть их можно было только вблизи. Вот вам и ответ на вопрос - почему их не смогли обнаружить раньше, при облете маршрута спасательным дирижаблем.
        Так что пришлось идти в палатку, к переговорнику, и срочно радовать начальство полученными сведениями.
        Время было переходным между «дневными» и «ночными» волнами, поэтому дозваться дежурного слухача из Штаба опять удалось не сразу.
        «Аппараты обнаружены. Места посадок располагаются возле отметок 112 и 241. Охрана обеспечена».
        «Транспортник прибудет после полудня. Будьте готовы подать сигналы дымом от костров. После вывоза аппаратов перехватчик вернется на место базирования, они оповещены».
        «Принято».
        «Конец связи».
        Так, нужно довести задачу до разведчиков, а после можно и лечь спать наконец… Кое-как выбираюсь из палатки, подхожу к старшим групп, которые сейчас пьют чай у костра вместе с есаулом, и разъясняю им задачи на предстоящий день. Они сразу уясняют все подробности и через десять минут уже выезжают со стоянки, а я иду в палатку, где в своем спальном мешке давно спит Княгиня. Летуньи сидят возле палаток, вроде как выполняя задачу по охране.
        - Вы ночью-то спали?
        - Да, по очереди. Вы ложитесь, отдохните… Ротмистр в соседней палатке спит, температура у него поднялась. Днем в больницу нужно отправить.
        - Отправим, обязательно…  - Язык уже шевелится еле-еле…
        Влезаю в палатку, с трудом стягиваю с себя рубашку и штаны, после чего заползаю в спальник. Уже сквозь сон чувствую, как ко мне прижимается напарница. Все, спим…
        Проснулись мы с ней только перед самым обедом, от каких-то криков на улице. Оказывается, мы спали в обнимку. Но никакой неловкости от этого не испытали, на-оборот - посмеялись и стали одеваться. Конечно, нескольких часов сна совершенно недостаточно для полноценного отдыха, но и шатать от усталости нас теперь не будет.
        Все находящиеся снаружи стояли, приложив руки ко лбу, и смотрели в небо. Да, зрелище действительно заслуживало самого пристального внимания - довольно низко над лесом парил здоровенный дирижабль. Принадлежность его не вызывала никаких сомнений - на боку красовался четкий имперский герб. Ах ты ж… Совершенно упустил, надо было взять особый переговорник, рассчитанный для общения с экипажами дирижаблей и других воздушных судов. А если попробовать на «штабной» волне? Может, услышат?
        Быстро включаю переговорник - точно, идет обмен между Штабом и транспортником.
        «Прибыли на место, наблюдаем место стоянки и два дымовых сигнала. Ждем указаний».
        «Сейчас с вами свяжутся».
        После чего начинают вызывать меня.
        «На связи. Прибытие подтверждаю. На местах находятся наши группы, безопасность обеспечена».
        «Двигаюсь к отметке 112» - тут же реагирует транспортник и начинает величественно разворачиваться. Как там они планируют цеплять к нему аппараты, вот что интересно?.. Ведь на аэрополе для посадки дирижабля требовалась целая наземная команда. Ладно, если они так делают - наверное, процедура уже давно отработана, как я понимаю.
        Остается только ждать, тем более что по выходу из палатки сталкиваюсь нос к носу с довольно улыбающейся Княгиней.
        - Нас обедать зовут, есть будешь?
        - Сейчас, только умоюсь…
        Наскоро ополоснув руки и лицо из стоящего недалеко от костра ведра, иду получать свою порцию. Мне вручают ложку и солдатский котелок с гречневой кашей, в которую от души бухнули тушеного мяса из банки. Красота, кто понимает!..
        Оказывается, почти все уже поели, нас просто решили разбудить чуть позже, но тут прилетел дирижабль, и все стали комментировать увиденное. Вот мы и проснулись…
        - Ты как себя чувствуешь?  - спросила Княгиня, энергично работая ложкой.
        - Уже почти нормально. Как там ротмистр, не знаешь?
        - Температура не спадает, к врачу ему надо. Рана вроде небольшая, но мало ли…
        - Сейчас, закончим свои дела, и двинемся назад, к станции. Только сигнала дождусь по переговорнику, что они там все сделали, как надо. Вдруг задержаться потребуют.
        - Не потребуют,  - помотала она головой.  - Через час-другой жди гостей.
        - Кого?
        - Военных, кого же еще. Следы будут искать, только не найдут ничего…  - Княгиня усмехнулась.
        - А толстый как?
        - Да спит твой лазутчик, аж храпит. Будить не стали, чтоб не ныл тут.
        - Хорошо, будет что предъявить…
        - Я бы особо на это не рассчитывала.
        - Почему?
        Она пожала плечами:
        - Не могу понять, что-то мутное. Не бери в голову, ты сделал все, что мог. Лучше иди, с девчонками поболтай. Хоть какое-то им развлечение будет…
        Ну, если так говорит предсказательница - лучше последовать ее совету, ха-ха! Закончив обедать, решаю немного подождать с чаепитием и присаживаюсь рядом с летуньями.
        - Как настроение, прекрасные дамы?
        - Отличное, только поскорее бы домой…
        - Сейчас, вот получу известия, что спасательная операция закончена, так сразу и выдвинемся.
        - Ладно, несколько часов мы как-нибудь подождем.
        Маргарита и Роза переглядываются, затем смеются.
        - А вы очень интересный!
        - Чем же это?..
        - Не побоялись ночью в пещеру лезть, к колдуну, впереди всех…
        - Это моя служба, но могу открыть ужасную тайну: мне было очень страшно!  - Не хочу развивать эту тему дальше, поэтому быстро перевожу разговор на другую тему.  - Лучше расскажите, что там за шутка у вас такая - про камни в окно?
        Летуньи снова засмеялись - так, что на нас оглянулись даже лошади.
        - Была у нас одна история, не очень давно. Можем рассказать, если только вы никому больше…
        - Обещаю хранить молчание, честное слово!
        - Тогда слушайте… К нам стал приставать один лихой кавалерист. Ладно был бы писаный красавец, так нет - какое-то мелкое недоразумение. Но считал себя совершенно неотразимым у женщин. Вот и решил, что среди его многочисленных «побед» еще не было летуний. Начал с Розы, потом, когда не получилось, решил ко мне подкатить,  - рассказывала Маргарита.  - Я ему тоже отказала, причем совершенно ясно и четко. Тогда он решил закрутить с Дианой, несмотря на… В общем, неважно. Нам это надоело, и как-то посреди ночи мы подобрались к дому, где он квартировал, и шарахнули в окно его комнаты три камня, одновременно. К одному из них записку привязали, со словами «По подвигу тебе и награда!»
        - И что дальше?..
        - Жаловаться он никому не стал, конечно. Но из гарнизона быстро перевелся, больше мы его не видели.
        - Какие вы, оказывается!
        - Что делать, если он никаких намеков не понимал!..
        Мы еще немного поболтали, и я уже встал, чтобы подойти к костру за кружкой чая, когда на дороге показалась передовая группа, а чуть погодя - основная колонна. Ого, сколько их!..
        Хотя, при более пристальном рассмотрении, оказалось, что это всего лишь около взвода кавалеристов, что сразу же подтвердилось.
        - Взво-од, стой!.. Спешиться!
        Ну вот и подкрепление прибыло, как я понимаю.
        Есаул сразу пошел встречать прибывших, а мне нужно было включить переговорник, вдруг меня там вызывают? Время сеансов связи было оговорено и записано в таблицах, но мало ли - например, связь с транспортником состоялась вне расписания.
        Включив мудреное устройство, я начал прослушивать эфир - нет, тишина, дирижабль тоже пока молчит. Хорошо, подожду, что мне скажут командующие подкреплением офицеры…
        Высунувшись из палатки, вижу идущих в мою сторону есаула и двух поручиков. Ну, вот все и прояснилось.
        - Поручик Немкин!
        - Поручик Васильев! Прибыли для прочесывания местности в районах приземления аппаратов и сбора доказательств!
        - Специальный агент Кузнецов. Есаул, давайте покажем на карте места, где были обнаружены «Драконы», избушку, где держали летуний, ну и пещеру заодно. Все эти точки нужно внимательно осмотреть, вдруг там есть тайники, которых мы не успели обнаружить. Времени было очень мало, как вы понимаете.
        Оба офицера согласно кивнули. Есаул достал карту и острием пули винтовочного патрона стал показывать нужные точки, которые поручики тут же наносили на свои карты. Вообще-то, мне тут особо делать было уже нечего, разве что пленного им передать. Кстати, как он там?..
        - У нас тут еще пленный есть, захвачен возле пещеры. Он вам нужен, или можно его тут в лесочке тихо прикопать, чтобы не мешался под ногами?
        (А что вас так перекосило, господа офицеры? А ля гер ком а ля гер[4 - A la guerre comme a la guerre - «На войне как на войне» (фр.).], как говорят наши заграничные друзья. Особенно после того, как этот толстый жлоб попытался пристрелить есаула и утопить меня.)
        - Где он?
        - Да за палатками, под охраной. Спит вроде, пойдем, глянем, что и как…
        Однако если наш пленный лазутчик и спал, то уже вечным сном. Но был еще совсем теплым, значит, сердце перестало биться совсем недавно. А что это у него цвет лица такой?
        - Что это с ним?
        - Все, отбегался! Наверное, понял, что сбежать не сможет, и отравился.
        - Чем? Его же обыскали, все швы прощупали…  - Это есаул, он лично осматривал пленного еще возле пещеры.
        - А я думаю, что его могли отравить заранее.
        (Вот вам, господа, неожиданная версия, поразмышляйте…)
        - Как это так?
        - Медленно действующий яд. Он не должен был вернуться из леса, ненужный свидетель. Вчерашняя долгая прогулка сюда ускорила действие отравы, вот он и… Не проснулся… Если угодно, можно потом сделать экспертизу, в больнице. Хотя не уверен, что здешняя лаборатория способна это сделать.
        - Тогда тело нужно срочно отправить на вскрытие… У нас есть повозка с имуществом, сейчас разгрузим и отошлем в гарнизон. Там есть кому с этим разбираться,  - сразу же озаботился Немкин.
        - Наше присутствие здесь обязательно?
        - Вообще-то уже нет. Сейчас вывезут аппараты, и можете следовать на станцию. Дальше будем разбираться мы и контрразведка,  - это уже Васильев.
        - Понял, тогда я подожду новостей у переговорника…
        В палатке стало душновато, поэтому пришлось откинуть полотно входа. Комаров почти не было, так что чувствовал себя почти как на курорте. Ну, а что? Сейчас вот придет сообщение о завершении работ, можно будет и на станцию ехать, а там - в поезд, и обратно! Билеты нам зарезервированы, никаких проблем… Эх, отосплюсь!..
        В наушниках снова запульсировали сигналы, пришлось заняться делом.
        «Работу на отметке 112 закончил, иду на отметку 241».
        «Принято».
        Знают свое дело, молодцы!.. Я думал, что провозятся там гораздо большее время. Или они регулярно тренируются? Надо будет потом как-нибудь расспросить знающих людей, вдруг что интересное узнаю.
        Вызов повторился через три часа, за это время успели увезти раненого ротмистра и тело лазутчика. Я, Княгиня и летуньи пока сидели здесь и ждали сообщения, что операция закончена. Наверное, их тоже стоило отправить на станцию, но Маргарита и Роза совсем не рвались туда ехать без нас. Тем более что задачу по охране летуний с меня никто не снимал. Когда они рядом - спокойнее и мне, и им, наверное. Все равно несколько часов ничего не решают, поезд проходит поздно вечером.
        «Работу на отметке 241 закончил, возвращаюсь на точку. Грибы в корзинке».
        Отлично, тут же связываюсь со Штабом.
        «Найденные предметы увезли, разрешите возвращаться. На местах работают группы».
        «Передайте имущество прямо в лагере и возвращайтесь вместе с летуньями. Вы за них отвечаете. Конец связи».
        Всё!!! Выхожу из палатки и сообщаю девушкам и Княгине радостную новость:
        - Можете собирать вещи, мы уезжаем на станцию!
        - А остальные как же?
        - Работу здесь продолжат без нас, прочешут местность, вдруг еще кого-нибудь найдут. Так что берем только свой багаж и отправляемся, нужно до поезда успеть привести себя в порядок. Вы не против?
        - А мы тоже на лошадях, что ли? Просто я верхом как-то не очень умею ездить,  - призналась Маргарита.
        - Нет, есть повозка, на которой и повезут наши мешки и чемоданы. Ехать не очень долго, так что не растрясетесь.
        - Можно мне верхом?  - спросила Роза.  - Хоть прокачусь немного.
        - У нас есть лошадь ротмистра, заодно ее туда и отведем. Правда, седло не «дамское».
        - Ничего, я справлюсь как-нибудь…
        Уже через час мы не торопясь едем на станцию. Впереди я с Княгиней, затем Роза и замыкает колонну повозка все с тем же ездовым. На повозке восседает Маргарита, которая о чем-то весело болтает с казаком. Надо же, судя по некоторым репликам, она сумела даже смутить бывалого вояку!.. А вот такие они, летуньи, острые на язык… Интересно, как там сейчас Диана поживает? Не вернулся ли шрам? Да вроде бы не должен, я все делал правильно. Только вот как бы теперь аккуратно «уйти в сторону»? У меня с ней не может быть ничего, никакого продолжения, я знал это с самого начала… Но тогда почему так тяжело?..
        До прибытия скорого поезда мы успели даже немного перекусить в местном подобии буфета. Вернувшись к повозке, увидели стоявших рядом с ней полицейских, что вообще-то было для здешних мест большой редкостью - порядок здесь охранял себя сам. Я отозвал в сторону одного из них, и после демонстрации своего служебного жетона выяснил, что на время спасательной операции на всех ближних станциях дежурят усиленные наряды полиции. А что, логично!..
        В поезд грузились весело, ездовой даже помог занести в вагон чемодан Княгини и мешки, в которые сложили изорванные летные куртки и другие вещи девушек. На прощание летуньи расцеловали казака, который остался весьма доволен таким выражением благодарности. Он даже стоял на перроне до самого отправления поезда, а спасенные махали ему из открытого вагонного окна.
        Места для нас снова были забронированы в соседних купе, и как только поезд выехал со станции, девушки сразу же заперлись в своем. Даже через запертую дверь был слышен их громкий смех.
        - Все хорошо, что хорошо кончается!  - это я решил высказать давно известную мудрость.
        - Скажи спасибо, что нашлось, кому тебя из воды вытащить…
        - Спасибо! Надеюсь, что высокое начальство оценит твой большой вклад в это дело.
        Тут Княгиня хитро прищурилась:
        - Даже не угадаешь, как именно оценят…
        - Зачем мне-то угадывать? Это твоя работа.
        - Я не «угадываю», а вижу то, что произойдет или может произойти. И вообще, пойдем-ка в купе…
        Закрыв за собой дверь, она уселась на диван.
        - Что у тебя было с той девчонкой?
        - Вообще-то я не хотел бы этого обсуждать, даже с тобой… Особенно с тобой.
        - Очень хорошо. Ты ведь сам понимаешь, что ваше знакомство не будет иметь продолжения?
        - Скорее всего… А почему ты вообще об этом заговорила?
        - Она тебе не пара, вот почему.
        - Если не она, то кто же тогда, например?
        - Я могу тебе сказать без всяких «например», но ты мне все равно не поверишь.
        - Это почему же? До сих пор все твои предсказания сбывались…
        - Ты точно хочешь знать, кто?..
        - Да скажи, наконец, чего тянуть.
        - Хочу насладиться редчайшим зрелищем: «Наш могучий Крис мается в полном неведении»… Ладно, слушай: ты с ней еще не знаком, но недавно смотрел на нее целый час, а то и больше.
        - Это ты вообще про кого сейчас говоришь? Не могу понять…
        - Вспомни, на кого ты мог смотреть столько времени?
        - Ты что, шутишь или вообще издеваешься? Вот не ожидал от тебя!.. Она вообще через океан живет, неизвестно где…
        - Ага, понял, наконец, о ком речь?
        - Чего тут непонятного… Об актрисе, игравшей главную роль в фильме. Признавайся, это у тебя просто такое чувство юмора, с весьма замысловатыми шутками?
        - А я тебе сразу сказала, что не поверишь… Хотя намек понял сразу… Почти…
        - Ну сама подумай: где она, и где я! Там возле нее наверняка куча богатеев вертится, она от них отбиваться устала, руками и ногами… Или уже не отбивается…
        Тут Княгиня почему-то решила дать мне подзатыльник, но я успел пригнуться.
        - Сам меня об этом спрашивал, а теперь в сторону решил сбежать, да?!. Нет уж, сказал «А», теперь говори «Б»… Вот приедешь в столицу Империи и сразу напишешь ей письмо. Душевное, на ошибки особого внимания можешь не обращать.
        - Ну и какой адрес обратным указать? Я ведь не знаю, где окажусь на следующий день, не то что через месяц. Ты вообще представляешь, сколько времени туда письмо идти будет, а потом обратно? Да и вообще захочет ли она мне отвечать…
        - Еще подзатыльник хочешь?  - ее голос стал вкрадчивым.
        - Нет, только не это!..  - я снова быстро отодвинулся, всем своим видом изображая испуг.
        - В таких случаях пишут «Центральная почта, до востребования, такому-то», или забыл?
        - Да я не писал никогда и никому, и писем не получал. Разве что телеграммы от начальства… «Срочно прибыть…», или «Почему еще не выполнено…»
        - Тогда простительно, конечно… В общем, дальше сам разберешься.
        - Все понятно, но какой у нее адрес-то? В журналах его не указывают.
        - Считай это еще одной проверкой своих способностей. Что, съел?
        Несколько минут мы просидели молча, затем Княгиня сказала:
        - Если тебе все еще хочется получить совет… Пошли ей не только письмо.
        - А что еще?
        - Вот что в голову придет, то самое сделаешь и вышлешь. Все, подсказки закончились, дальше сам справишься.
        Затем, совершенно неожиданно, она пересела со своего диванчика на место рядом, обняла и прижалась, положив голову мне на плечо.
        - Мы с тобой, как параллельные прямые…
        - В смысле?  - я не сразу понял, о чем речь.
        - Можем идти рядом, совсем близко, но никогда не пересечемся. Потому что у каждого из нас - свой путь…
        - Да, так…  - Я приблизил свои губы вплотную к ее уху и зашептал:  - Я тебе не все рассказал о том, что произошло после лечения.
        Она так же шепотом ответила:
        - Ты что-то увидел?
        - Да. И не только… Видел, слышал, чувствовал…
        - Насколько хорошо?
        - Да как сейчас рядом с тобой… Вплоть до запаха дыма от взрывов и щекотки в носу.
        - Тогда слушай меня внимательно: никому, понимаешь, НИКОМУ!.. И никогда не говори об этом. Если только не хочешь провести остаток жизни в маленьком уютном домике, огороженном очень высокими стенами. Соображаешь, почему?
        - Понял, объяснять не нужно…
        (Помните, я кратенько обрисовывал, как и откуда в нашем мире появляются всякие интересные «штучки»? Вот именно через использование способностей, очень похожих на мои «видения-провалы»… Быть подопытным животным не хочется, вот абсолютно! Даже во имя высшей цели… Не нужен мне пожизненный комфорт, ограниченный четырьмя стенами.)
        - Осознал?
        - Полностью…
        - Так что думай, как и о чем писать будешь своей заморской красавице.
        - Вот ты опять начинаешь, да?..
        - Ты сам начал.
        Прижимаю ее к себе, целую в щеку.
        - Не сердись, ладно?
        - Да как на тебя сердиться… На друзей не сердятся… Мы же с тобой столько времени знаем друг друга, что почти родственники…
        Так, обнявшись, мы и сидели, пока в дверь купе не постучали, и бодрый голос Маргариты не сообщил, что они через тридцать минут хотят отправиться на ужин, и мы все можем пойти в вагон-ресторан вместе, отметить счастливое спасение. Я посмотрел на Княгиню, она согласно кивнула.
        - Ладно, выйди на несколько минут… Я себя в порядок приведу.
        Потом, некоторое время до ужина, я сидел и записывал приходившие в голову строчки, перечитывал, зачеркивал, снова писал… Если честно, получалась какая-то слезливая белиберда, но эмоции требовали любого выхода, приходилось заниматься графоманией. Княгиня вполглаза наблюдала за моими творческими муками, но никак сие действие не комментировала. В конце концов, удалось получить несколько рифмованных куплетов, в общем, даже не очень отвратительных. Так, жалкая попытка имитировать стиль одного из известных поэтов. Ладно, теперь нужно переписать начисто, вдруг да и пригодится когда-нибудь, во время очередного задания. Только вот кому я эти стихи читать-то буду?..
        Ужинали мы за столиком, рассчитанным на четверых, и если говорить честно, немного шокировали остальную публику своими громкими тостами. (Жаль, что раненого Ковалева пришлось оставить в лечебнице. Но доктор сказал, что рана ему очень не нравится, поэтому несколько дней с отъездом придется подождать. Об этом рассказал вернувшийся на стоянку ездовой, который ротмистра туда и отвозил.) Правда, надолго эта гулянка не затянулась, мы все очень устали за день, поэтому дружно отправились спать в свои купе. К счастью, заснуть удалось сразу, и никакие кошмары мне не снились. А утром (вернее, незадолго перед обедом, но мы спали беспробудно) уже прибыли в город, где сразу же наняли извозчиков и разъехались по домам. Но перед этим девчонки сумели уговорить меня прийти к их дому в шесть часов вечера, они собирались вместе с Дианой хорошенько отметить свое благополучное возвращение.
        Заселившись в уже ставший привычным номер все в той же «веселой» гостинице, переоделся и сходил в ресторан, нужно было чуть подкрепиться перед визитом к высокому начальству. Хотя особенно растягивать застольное удовольствие не стал, все самое приятное было запланировано на вечерние посиделки.
        Как говорится, «вот парадный подъезд», бдительный дежурный в своей стеклянной клетке на входе, длинный коридор, лестница на второй этаж, и весьма приветливый адъютант за столом.
        - Здравствуйте! Рад вас видеть в добром здравии! Господин полковник вас ждет, проходите!
        Закрываю за собой массивные двери кабинета, и сразу мне навстречу из своего высокого во всех смыслах кресла поднимается хозяин кабинета.
        - Проходите, здравствуйте, господин Кузнецов! Надеюсь, вы не ранены?
        - Нет, мне повезло - всего лишь попытались утопить в луже. А вот ротмистр Ковалев серьезно ранен в плечо, поэтому до улучшения остался там, в госпитале. Но врачи говорят, что все будет хорошо.
        - Да, об этом мне уже сообщили. Очень удачно получилось, что летуньи не пострадали. Аппараты уже перетащили на резервную точку, туда же грузовыми дирижаблями доставили запасные движители и ремонтные бригады. Предварительный осмотр показал, что все можно очень быстро починить. В «Драконах» внутреннее оборудование на месте, ничего не пропало. Видимо, не хотели снимать на месте. Но это уже не важно…
        - Господин полковник, скажите мне, пожалуйста - вы отправляли третьего «Дракона» в полет?
        - Да.
        - Но я же просил вас подождать до того времени, пока мы вернемся…
        Неожиданно он снова поднялся из своего кресла, подошел к окну и жестом подозвал меня к себе. Понизив голос, Федоров сказал:
        - Это была уже моя часть операции. Нужно было вынудить противника начать активные действия, чтобы вам было легче их обнаружить. Тем более что в спешке они могли наделать много ошибок. Надеюсь, это помогло найти «гнездо»?
        Вспомнив изуродованные тела, я даже передернулся.
        - Да, помогло… А чем мотивировали срочность?
        - «Доставка особо важного и срочного груза». Летунью, вашу знакомую, я инструктировал лично. Ей ничто не грозило, нужно было просто вылететь с аэрополя ближе к вечеру, долететь до первой контрольной точки, сообщить там о себе, затем плавно развернуться на обратный курс, некоторое время покружиться примерно в середине маршрута и сесть у нас. Если что - она вернулась из-за проблем с движителем…
        - …Которые, естественно, помешали ей продолжать полет. А что за груз такой? Не могла же она вылететь без загрузки, это было бы подозрительно?
        - «Особо важный груз»  - это старые, порванные учебники из университетской библиотеки, которые одолжили там на несколько дней. Все равно они списаны, а в мешках и не разберешь, что там лежит на самом деле.
        - Военная хитрость, как она есть…
        - Да, особенно если учесть, что о настоящем характере груза кроме меня знал только один человек, и это человек не из Штаба.  - Тут он оглянулся в сторону двери.
        - Вы что, думаете, это кто-то из своих?..
        - Скажем так - сейчас я не исключаю любой возможности, не могу доверять никому в этом здании. Помогите мне найти утечку!
        - Сделаю все, что могу. Хотя это скорее дело военной контрразведки.
        - Вы уже поняли, что здесь целая куча всего намешана, они там свое дело знают, но до сих пор поймали только машинистку, которая пыталась вынести копировальную бумагу из секретной части. Она только перепечатывала приказы, в том числе и про вылеты аппаратов. С ней разбираются, но у меня есть подозрения, что есть еще кто-то. Поэтому все, что вам удастся узнать, будете передавать только мне лично, договорились? Даже моему адъютанту ни слова…
        - Вас понял, господин полковник! Разрешите идти?
        - Идите… Я на вас очень надеюсь!
        Да, я ожидал примерно такого, но не в такой степени… Что у них тут, служба безопасности совсем мух не ловит, что ли? Хотя, если «крот» прокопал нору очень высоко, он может заблаговременно убирать все следы своей деятельности, а потом сидеть и посмеиваться над суетой придурковатых службистов. Ничего, я тебя достану… Правда, пока еще сам не знаю, как. И вообще, у меня сегодня вечером гулянка по плану, и пусть идут эти шпионские игры куда подальше!..
        Заведение, где мы сейчас сидели в весьма разношерстной компании, было так же далеко от ресторана напротив гостиницы, как столяр от плотника. Официанты были очень предупредительны и дружелюбны, кухня - превосходна. Разве что отсутствовала помпезная роскошь и фальшивая позолота на окружающих посетителей предметах. Ведь здесь чаще всего собирался не цвет местного бомонда, а военные - офицеры в званиях от подпоручика до полковника (весь ряд званий видел сам), и их жены или боевые подруги. Против ожиданий, здесь под потолком не висел коромыслом табачный дым и не раздавались истошные крики знаменитых исполнителей цыганских романсов. Рояль, скрипка, миловидная женщина, негромко поющая о любви… В общем, мне тут понравилось гораздо больше, жаль, что узнал об этом месте так поздно. Правда, я был одет в «гражданскую» одежду, что вызвало несколько презрительных взглядов на затесавшегося среди военных «шпака». (Как ни странно, это были взгляды только со стороны молодых офицеров в начальных званиях. Прослужившие чуть побольше вполне могли определить, что мне тоже довелось носить погоны, причем долго. Впрочем,
никаких происшествий из-за этого не случилось.)
        Роза вовсю кокетничала с капитаном Тишковым, отчего тот аж светился от счастья. Конечно, все было специально, я ведь хорошо вижу, что у них это по-настоящему взаимно и совершенно честно. Получилось так, что мое место оказалось между Дианой и Маргаритой, поэтому за столом приходилось ухаживать сразу за обеими дамами, но они были совершенно не против.
        Певица ушла на недолгий перерыв, и публика вернулась к прерванным беседам. Но мое настроение не располагало к веселью, потому что каждый час могли принести телеграмму, в которой указан следующий город, куда необходимо прибыть как можно быстрее. Такая у меня служба, что поделаешь…
        Диана заметила, что я сижу не очень веселый, перемигнулась с Маргаритой, и они придвинулись ко мне сразу с обеих сторон.
        - Ты почему такой грустный сегодня?
        - Все же хорошо закончилось, аппараты вернули, сейчас с ними наземники занимаются, сказали, что могут быстро привести в летное состояние,  - продолжила Марго.
        - Дорогие дамы, мне совершенно не хочется портить вам праздник, но в любой час меня могут вызвать телеграммой…
        - Но ведь сейчас ты здесь, с нами! Поэтому давай веселиться! И вообще, у нас уже бокалы пустые, ты заснул, что ли?
        - Виноват, исправляюсь… Интересно, у них тут гитара есть?
        - Ты что, приказчик, что ли, или цыган? Не похож вроде,  - засмеялась Диана.
        - А почему сразу «приказчик»?.. В других странах на гитарах очень даже хорошую музыку исполняют, душевную. На все вкусы.
        - Умеешь, что ли? И когда только научился?
        - Как-то долгой зимой делать было нечего, вот и брал уроки у профессионального музыканта.
        Я не стал подробно рассказывать о том, что «нечего делать» было по причине того, что упомянутой зимой только-только начал поправляться от ранения. Темная тварь сумела зацепить левую ногу, и даже магическими методами быстро вылечиться не удалось. К счастью, следов от того происшествия за давностью лет на мне не осталось, а вот умение играть на гитаре часто помогало развлечься или стать своим парнем в разных компаниях. (К тому же могу сказать по секрету, скорость обучения была заметно увеличена путем нескольких магических ритуалов. Но если бы не оказалось музыкального слуха - то не стоило вообще и начинать…)
        - Можешь спросить у пианиста, если так хочется. Вон, у буфетной стойки, кофе пьет со скрипачом,  - посоветовала Маргарита.
        Сделав загадочное выражение лица, я поднялся из-за столика. Сейчас я вас всех тут немного удивлю, господа…
        Пианист не удивился моему вопросу - гитара в этом заведении была, но доставали ее редко - цыгане приносили свои инструменты, а другие исполнители сюда не заходили. Конечно, это не было изделием знаменитого мастера, но и гвоздей ею тоже не забивали. Разве только поднастроить чуток нужно, совсем немного… Интересно, что гитара была «классической» шестистрункой, в отличие от широко распространенной семиструнной. Ну что, вперед, публика нас ждет!.. «У стены стою я с гита-рою…»
        Выйдя в зал, я без всяких объявлений уселся на круглый табурет возле пианино и взял инструмент поудобнее. Мое появление вызвало недовольные гримасы у нескольких офицеров, заметивших гитару. Ну, конечно, чего тут можно ожидать - очередные завывания безголосого «шпака» под бренчание расстроенной балалайки… Тогда начнем чисто с музыкального вступления, я вам не оперный певец, так что послушайте сначала просто музыку…
        Вступление было весьма энергичным, мне очень нравилась эта мелодия, написанная композитором из одной жаркой страны на западе материка. В музыке чередовались быстрые и медленные ритмы, энергичные удары по струнам сменялись деликатным пощипыванием… В общем, звон посуды затих уже на первой минуте игры, посетители просто сидели и слушали музыку, казавшуюся чем-то совершенно экзотическим в здешних местах, где пальмы росли только в кадушках и на картинках.
        После финального аккорда несколько секунд стояла тишина, затем первым начал аплодировать наш столик, к нему тут же присоединилась остальная публика, причем совершенно искренне.
        Когда все чуть утихло, я все-таки решился спеть, предварительно откашлявшись, что вызвало добродушные сочувственные улыбки. Ладно, какой голос имеем - таким и поём!..

        Вот я рядом с тобой
        В дорогом ресторане,
        За столами сидят
        И князья, и друзья.
        Дамы в пышных манто,
        В шляпах с длинными перьями,
        Заняты лишь собой,
        Им отвлечься нельзя.

        Я пытаюсь шутить,
        Но смеяться не хочется,
        Эта встреча для нас
        Как удар роковой.
        Мной получен приказ,
        Уезжаю назавтра я,
        И дорога сюда
        Зарастает травой.

        Улыбаешься ты,
        Только слезы все катятся
        И на тальме[5 - Тальма - накидка (устар.).]лазоревой
        Капли видны.
        Расстаемся навек —
        Таковы обстоятельства,
        Не жалей ни о чем,
        Не ищи тут вины.

        Быстро поезд уйдет,
        И в столицу поеду я,
        Ты останешься здесь
        Ненадолго одна.
        Буду помнить любовь,
        Твою тальму лазореву,
        И твой взгляд сохраню
        Я в душе у себя…[6 - Стихи автора]

        В этот раз хлопали уже все. Ладно, спел разок, и достаточно. Я встал, отдал гитару подошедшему пианисту и пошел к столику, за которым сидели летуньи. Взгляды со стороны сидевших в зале офицеров стали гораздо дружелюбнее, это можно было ощутить и без всяких магических способностей.
        Не успел я усесться на свое место, как к нашему столику подошел молоденький поручик.
        - Господа, разрешите поблагодарить вашего гостя за отличную музыку. Вот вам от нашего стола,  - тут он передал Тишкову бутылку вина, взглянув на которую, тот сразу округлил глаза.  - И еще… Можно личную просьбу, от меня?
        - Да, что вы хотели?
        - Запишите, пожалуйста, слова этого романса…

        - У меня сейчас нет с собой…
        - Сейчас все предоставим, офицер без письменных принадлежностей - это прапорщик!..  - Наши дамы тихо засмеялись, а поручик вынул из кармана блокнот с вложенным в него карандашом.  - Вот, пожалуйста!..
        - Хорошо, подойдите минуты через три-четыре, я сейчас перепишу.
        Когда поручик отошел от нас, я спросил:
        - А что ты так удивился, когда бутылку увидел?
        - Так это вино здесь знаешь сколько ст?ит?.. Слушай, может, тебе надо еще раз-другой там спеть или сыграть?
        - Извини, устал я что-то. Но идея неплохая…
        Посмеявшись, дамы все втроем ненадолго пошли по своим делам, а Тишков придвинулся и сказал мне:
        - Так, пока слова записываешь, слушай: Маргарита на тебя явно запала, ты не обижай ее, ладно?
        - Не маленький, сам вижу. Только мне-то что, через день-другой уеду, и никогда больше здесь не появлюсь. Обещаю, что не буду пользоваться ее доверчивостью…
        - Насчет «доверчивости», тут ты неправ… Смотри, чтобы она из-за тебя с Дианкой не поссорилась.
        - Обещаю, что все будет нормально! А теперь подожди, мне еще два куплета нужно записать, а то поручик уже явно сюда идти собрался, нетерпеливый какой…
        Любитель музыки забрал свой блокнот, и почти тут же вернулись наши дамы, что-то бурно обсуждавшие. Ну а дальше гулянка пошла по нарастающей, чего ее описывать-то? Присланную бутылку тут же распробовали и одобрили, сказали «хорошо, но мало» и попытались уговорить меня спеть еще. Нет уж, дорогие мои, хорошего помаленьку, да и устал я на самом деле, нисколько не притворяюсь. Когда накал веселья стал чуть спадать, мы решили разойтись по местам ночевок. Шли пешком, извозчиков нанимать не стали, и без них очень хорошо, честное слово. Потом Тишков и Роза попрощались с нами и исчезли в неизвестном направлении, а мы пошли дальше. Дамы держали меня под руки, но не потому, что я сам не мог идти прямо, как могло показаться со стороны, а просто им так захотелось. Наверное… Я так думаю… Вроде бы…
        - Я этого романса никогда раньше не слышала… А ты его откуда знаешь?  - полюбопытствовала Маргарита.
        - Его никто раньше не мог слышать, вообще-то.
        - Это еще почему?
        - Да потому, что сегодня он исполнялся в первый раз, вот так…
        - Подожди-подожди… Так это ты его написал, что ли?
        - А что, нельзя?
        Они обе смеются, но потом Диана уточняет:
        - Нет, правда?..
        - Да, я написал. Настроение такое было. Пока сюда ехали в поезде…
        - Ты прямо на все руки мастер!
        - Не только…
        Тут они расхохотались так, что залаяли собаки чуть ли не по всей улице.
        Вот так, не спеша и смеясь, мы и подошли к дому, в котором квартировали летуньи. Они обе не захотели меня отпускать среди ночи и чуть ли не силой затащили в комнату Дианы. Ну, а дальше я ничего не помню - просто присел на край широкой кровати и все… Как будто свет погасили…
        Утром я проснулся и не сразу вспомнил, где нахожусь - полочки, кружевные занавески, еле уловимый запах духов… И очень тепло, чуть ли не жарко. Ну вот, гроза черных колдунов, непобедимый агент позорно уснул в самый ответственный момент, если кому рассказать - будет смеяться до конца жизни!..
        Незаметно проверил - нет, штаны остались на месте, сняли только ботинки и рубашку. А тепло мне оттого, что с двух сторон меня обнимали Марго и Диана. Нет, ничего предосудительного этой ночью не было, просто как пришли - так и уснули… Ладно, можно еще подремать…
        Однако проспать до обеда мне не удалось. Сначала проснулась Маргарита, сонно заморгала глазами, тоже огляделась по сторонам, разглядела обстановку, но сразу подниматься с постели не стала. Просто лежала рядом, поглаживала мою щеку и улыбалась. Но через несколько минут все-таки очень осторожно приподнялась, крепко поцеловала меня в губы, тихонько встала с кровати, накинула халатик поверх ночной рубашки и вышла из комнаты, защелкнув замок в двери. Ясно, не хотела будить Диану.
        Но Диана сама проснулась минут через двадцать, не приоткрывая глаз, обняла меня и чмокнула в щеку.
        - Доброе утро, красавица!
        - Доброе утро…
        - А вдруг бы это оказался не я?
        - Куда бы ты делся, ночью, от двух девушек, да еще без рубашки…
        - Это вы меня раздели?
        - Кто ж еще… Просто ты вдруг начал очень сильно дрожать, трястись прямо и зубами лязгать, вот мы тебя и согрели… Как смогли… Ты ведь вообще спал, как бревно, даже когда замерзать стал, не проснулся.
        - Марго-то почему здесь осталась?
        - Что, удивляешься? Она сказала, что хотела бы тебя поблагодарить, хоть как-нибудь. Конечно, толку от тебя никакого…  - Диана хихикнула.  - Но сказала, что замерзнуть тебе не даст. У вас с ней ничего не было, не беспокойся. И со мной - тоже.
        - Прекрати издеваться, пожалуйста…
        - Да шучу, шучу!.. Я должна тебе кое-что сказать.
        - Как полагаю, очень важное?
        - Очень…
        - Это связано с тем, что мне удалось убрать твой шрам… и что-то еще?
        - Да… Когда ты уехал, у меня…  - Дальнейшие слова она тихо прошептала мне на ухо, явно стесняясь.
        - И что в этом странного? Насколько я знаю, у женщин это обычное дело.
        - Ты помнишь, что я говорила тебе о том несчастье?
        - Значит, не все рассказала… Ты ведь не одна была в том «Курьере», да? И тот, кто был с тобой, не успел выбраться?..
        - На втором месте сидела моя ученица. Она уже заканчивала курс подготовки, и мы вылетели для отработки боевых упражнений. Когда упали, я сильно ударилась, она тоже… Как выбиралась, не помню, вытащить ее не успела… Даже не помню, пыталась это вообще сделать или нет. Все было как в тумане. Потом в себя только в лечебнице пришла, ожоги сильно болели.
        - Ученица была замужем?
        - Нет, они с женихом только собирались день свадьбы назначать. Я ей говорила, чтобы не торопились… В общем, он потом в лечебницу приходил, кричал на меня… А когда меня вылечили, начала летать снова, ничего не боялась… Вот с личными отношениями как-то все разладилось. Был у меня хороший друг, но… В общем, расстались мы с ним. А другие просто избегать начали, как заразную. И со здоровьем непонятно что… В общем, доктора только руками разводили - все хорошо, но детей быть не может… Привыкла как-то жить со всем этим, девчонки помогали совсем духом не упасть. А потом ты откуда-то появился и не шарахнулся от меня в сторону.
        - Чего шарахаться-то? Ты вроде не страшная…
        - Не смейся! Тебе не понять… Я снова как раньше жить стала, чувствовать… Люди перестали отворачиваться… Что ты со мной сделал, а?
        - Убрал проклятие.  - А что, никакой тайны в этом нет.
        Диана испуганно прикрыла рот ладонями.
        - Так вот почему тебе тогда стало так плохо…
        - Да. Обычный человек мог и умереть. Наверное, поэтому лекарь и отказался с этим связываться, потому что разглядел, как все есть на самом деле…
        - И ты рискнул жизнью из-за меня?
        - Сразу не понял, что там… А начатую работу всегда нужно доводить до конца.
        - Что ты называешь работой? Меня?!.
        - Нет. Моим заданием было не дать похитить тебя, найти пропавших летуний и аппараты. Если при этом получилось снять с тебя проклятие - это всего лишь побочный результат.
        Девушка резко отодвинулась от меня и села на кровати, прикрывшись простыней.
        - И со мной ты был тоже «по работе»?..
        - Нет. Я видел, что тебе нужна помощь. Сначала вывел тебя из привычного состояния, заставил снова чувствовать жизнь. Избавил тебя от груза прошлого, теперь можешь жить дальше так, как хочешь. Найдешь себе хорошего мужа… А меня забудь как можно скорее.
        Я поднялся с кровати, взял свою рубашку, висевшую на спинке стула, и начал одеваться.
        - У тебя все будет хорошо, не оглядывайся назад. Прости меня, если можешь, и прощай!
        Кто бы знал, как тяжело было пройти эти несколько шагов до двери!.. Шел, как будто преодолевая течение бурной реки… Она не плакала, но я чувствовал слезы у нее на глазах… Нужно уходить как можно быстрее, иначе я… захочу остаться…
        К счастью, штаны мои не выглядели слишком помятыми, хотя извозчику на это было совершенно наплевать, как говорится, «мы и не таких видели». Двери гостиницы открыл швейцар, взглянувший на некоторую помятость с явным одобрением - оказывается, этот барин не такой уж и зануда, каким показался сначала, тоже любит порезвиться как следует! Ну да, ну да…
        - Доброе утро!  - портье просто лучился радушием.  - Как погуляли?
        - Славно, только голова теперь болит.
        - Желаете чего-нибудь?  - спросил он, выкладывая ключ от номера на стойку.
        - Рассолу капустного… Да шучу я, ничего не надо.  - А то и впрямь приволокут мне полуведерный жбан с рассолом, с них станется!
        - Квас есть, холодный, принести?
        - А вот за это спасибо, пригодится… Если меня будут спрашивать какие-нибудь женщины, то я еще не вернулся, когда буду - неизвестно.
        Портье с пониманием улыбнулся и кивнул.
        Вот и ладно… Не хочу никаких гостей, хочу выпить квасу и упасть на мягкую кровать.
        Через несколько минут в дверь постучали, я открыл, и вошла горничная с подносом, на котором стоял стеклянный кувшин с квасом и стакан.
        - Поставьте на стол.
        Девушка поставила заказ на скатерть и повернулась ко мне, ожидая дальнейших указаний.
        Оп-па-ньки… Кого это я вижу… Судя по ее полыхнувшим ненавистью глазам, она меня тоже узнала. Все - прощай, спокойная жизнь!.. Теперь в напитках может легко оказаться что-нибудь не очень полезное для моего организма, например, крысиная отрава… Передо мной стояла та самая интриганка, которой мадам владелица салона посоветовала уезжать из города. Прямо какой-то круговорот девиц в борделе получается… И снова я что-то вижу у нее в одежде…
        - Ничего больше не нужно, идите!
        Она вышла, демонстративно передернув плечами и задрав нос. М-да, вот это незадача… Это случайно так вышло, или она меня в городе выслеживала, чтобы отомстить? Где-нибудь в жарких странах мне бы пришлось все время проверять постель на предмет подсунутых в нее скорпионов или змей. А воду теперь точно придется носить с собой… По крайней мере, в дни, когда она здесь. Вот уж не было печали!.. Ладно, не так страшна девица, как ее малюют, ха-ха!
        Где там лежат мои отглаженные штаны? Нужно более-менее привести себя в порядок и ненадолго выйти в город, есть у меня еще несколько дел. Как личных, так и нет… Вот только немного отлежусь и пойду…
        Через несколько часов я все-таки сумел подняться и выйти в город. На глаза начальству показываться не хотелось, поэтому решил заняться своими делами. Что там у меня было в планах? Пункт первый - съездить в гости к Княгине…
        - Разрешите зайти, о несравненная?..
        - Входи, входи… Что я тебе сейчас покажу…
        Она встала из своего кресла, взяла со столешницы какой-то лист бумаги и протянула мне.
        - Смотри!
        Так, ну и что это такое? Ого!.. Бумага с вензелями, гербовыми печатями… «Сим удостоверяется… такой-то… за неоценимые заслуги перед Империей… присваивается княжеский титул с правом наследования… Выплатить…»
        - Так что теперь можешь называть меня «Княгиней» не только за глаза.
        Я не сумел скрыть смущения.
        - Ладно, что покраснел-то? Смотри дальше…
        Гадалка протянула мне еще один лист, тоже гербовый и с вензелями, разве что подписи там были попроще. Ну, и что здесь?.. «Такой-то… присваивается “Золотая” квалификационная степень…»
        - Поздравляю, даже два раза! И когда они это успели?
        - А вот утром и принесли. Наверное, все было решено, пока мы сюда из лесу ехали. Скорее всего, аппаратом из столицы доставили, иначе так быстро никак не привезти.
        - Не жалеешь, что согласилась поехать?
        - Ты смеешься? Теперь могу купить себе домик на теплом побережье и вовсю пользоваться заслуженной славой. Знаешь ведь разницу между красной, серебряной и золотой степенями?
        - Что-то помню… Получается, что выше тебя теперь - только звезды?
        - Примерно…  - Она усмехнулась.  - От клиентов точно отбоя не будет.
        - Не боишься нападок со стороны конкурентов?
        - Тут не конкурентов бояться нужно… Так что моя работа закончена, а твоя - еще нет, учти.
        - О чем ты?
        - Подумай хорошенько, и сам догадаешься. С меня даже подписку взяли о неразглашении. Так что осталось здесь у тебя еще несколько дел. Каких - не скажу. Если честно - даже и заглядывать в них не хочу. Но за пару дней справишься, я уверена.
        - Тогда совершенно точно все закончится хорошо, раз ты так говоришь…
        - Титул с правом наследования, так что теперь могу задуматься и о том, кому его буду передавать. Ты как, не желаешь мне помочь в решении этого вопроса?
        Моя челюсть со стуком упала на пол, затем медленно вернулась на место. Вот за что я ее всегда любил, так это за прямоту…
        - Что, удивлен? Ладно, считай, что это я так пошутила. Может быть, перед отъездом зайдешь еще разок? А то даже я не знаю, когда в следующий раз опять встретимся.
        - Зайду, обязательно!
        - Буду ждать…
        В кабинет к начальству решил не заходить, просто доложил о себе по телефону. К тому же полковника Федорова на месте не оказалось, на звонок ответил его адъютант - его высокоблагородие с самого утра был вызваны в другой кабинет, где заседали другие их высокопревосходительства. Короче, все местное начальство «стояло на ушах», если выражаться по-простому, и им было совершенно не до меня.
        А теперь - следующее дело, требующее весьма серьезного подхода, ха-ха!
        В одной из мастерских, изготавливающих мебель, я набрал кусков дерева для своих поделок. Особенно понравились небольшие кедровые бруски, в которых не было сучков. Значит, не выкрошатся в процессе резьбы, это хорошо. Чем вырезать? Да есть у меня парочка небольших ножей для мелких работ, я ими некоторые из своих рабочих амулетов вырезал. Сову-сторожа, например… Так что небольшой опыт в резьбе по дереву у меня уже есть. Пусть фигурка и не высокохудожественная, но свою работу выполняет отлично. Тут есть свои тонкости, нужно сохранять концентрацию во время работы и не допускать негативных мыслей. А вы что думали?.. Посторонние мысли «загрязнят» ауру предмета, и придется сначала долго и тщательно очищать ее, а уже потом «запускать» артефакт в работу. Иначе результат будет заметно отличаться от задуманного, или вообще получится непонятно что.
        Неожиданно захотелось вырезать фигурку медвежонка, или медведя, не суть важно. Так, он должен сидеть или стоять на задних лапах, а в передних держать… Что?.. Гармошку? Слишком обычно, во всех лавках такие стоят… Сердце?.. Ага, «пронзенное стрелой», ерунда какая… Нет, здесь нужно совсем другое… Вызывающее чувство тепла, уюта… Солнце подойдет? А что, вполне… Небольшого размера, с лучами. Остается только ухитриться и вырезать его таким, чтобы оно не выглядело подобно раздавленному сапогом осьминогу, ха-ха!
        Я исчертил карандашом несколько листов бумаги, прикидывая, как фигурка должна выглядеть с разных сторон. Художник из меня довольно посредственный, но на лавры всемирно известного мастера и не претендую, здесь будет работать не форма, а содержание.
        Немного посидел, закрыв глаза, и начал не торопясь срезать тонкие стружки с углов кедрового брусочка. Этот процесс сродни медитации, разве что у кого-то она «пассивная», а у меня - «активная». Нужно непрерывно удерживать перед внутренним взглядом то, что должно получиться в итоге, как бы проецируя картинку на поверхность заготовки, и тогда можно увидеть конечный результат еще в самом начале работы. Не знаю, насколько такой подход «академический», но результаты получаются вполне достойными. До совы я вырезал еще несколько фигурок, но магии или дополнительных функций в них вообще не было - просто небольшие сувениры на память, которые раздал знакомым. Странно, но все они стоят на видных местах, насколько я знаю, никто не стал прятать их в дальний ящик стола. Может быть, это и есть признание?..
        Постепенно брусок из прямоугольного стал почти бесформенным, разве что с нижнего торца я оставил ровную поверхность, чтобы можно было ставить фигурку на стол. Еще через час будущий сувенир стал похож на какую-то древнюю статуэтку, изображающую нечто ужасное и угрожающее. Надо же, какими замысловатыми иногда бывают промежуточные результаты!.. Тут, вроде как «совершенно неожиданно», мне захотелось есть, и пришлось сделать перерыв на посещение ресторана. Вытряхнув стружки в стоявшую рядом корзинку, я прикрыл статуэтку газетой, вымыл руки и переоделся. Все, можно идти!
        Когда отдавал ключ портье, тот поинтересовался:
        - Вы надолго уходите? Может, уборку сделать нужно?
        - Примерно на час. Мусор из корзинки пусть уберут, я там немного поработал.
        - Сейчас же сделаем!..
        Да, ужин у меня затянулся чуть больше обещанного часа. Обед я пропустил по весьма уважительной причине - последствия вчерашней гулянки еще не полностью выветрились из организма. И почему я вчера так набрался, а? Наверное, для того, чтобы проще было разорвать отношения… Хотя какие это «отношения»? Ну, помог ей, убрал следы прошлого, и все. Нельзя мне к ней эмоционально привязываться, так и до срыва недалеко… Да и она вряд ли успела в меня влюбиться, зачем это ей? Пусть начинает все с чистого листа, как говорится. И все у Дианы будет хорошо!..
        Когда забирал у парня свой ключ, показалось, что он смотрит на меня несколько настороженно. О-о-о, ну не-ужели опять, а?!. Ладно, садимся в кресло, готовимся к очередному представлению, только вот жетон сейчас достану, мало ли кто припрется в этот раз, вдруг слишком нервный окажется? Кстати, из-за чего придут сейчас? Лень гадать, сами все расскажут и предъявят…
        Дежавю - опять уверенный стук в дверь, подхожу, открываю - ну да, знакомые все лица! Ну, если честно, не совсем - из троих стоявших в коридоре знакомый только один, тот самый юркий сыщик. Полицейские за его спиной в этот раз были таких же размеров, как предыдущие, разве что с другими лицами. Сыщик раскрыл было рот, чтобы выпалить очередное обвинение и/или требование, но разглядел мое лицо и скривился…
        - Добрый вечер! Как я понимаю, вам снова сообщили, что здесь занимаются чем-то противозаконным?
        - Здравствуйте… Да, примерно так… Можно поговорить с вами наедине?
        (Какие мы сегодня стеснительные, надо же!..)
        - Всегда к вашим услугам? И какое будет обвинение на этот раз?
        Собеседник чуть покраснел, но смог буквально выдавить из себя:
        - Нам позвонили… Сообщили, что постоялец гостиницы совершает ритуалы черной магии или готовится их совершить… Вот я и пришел, мы ведь должны реагировать на вызовы.
        Я рассмеялся так, что согнулся пополам. Вытерев с глаз слезы, подошел к столу и открыл папку с рисунками.
        - Вот, посмотрите!
        - Что это?
        - Рисунок, вырезаю из дерева фигурку, что-то вроде детской игрушки. А вот что есть на данный момент,  - показываю ему на стоящее рядом «чудовище». Тут засмеялся уже он.
        - Хорошо, тогда мы пойдем, запишем как «ложный вызов».
        - Подождите. Вы хотите найти человека, который на самом деле пользуется нелегальными артефактами? А если повезет, то поймать и того, кто такими магическими штучками торгует? Как я понимаю, для вашей карьеры это будет большим плюсом.
        Глаза сыщика даже заблестели, как в предвкушении рюмки водки за обедом.
        - Вы это серьезно?
        - Совершенно. Скажите, у звонившего в участок был женский голос?
        - Вообще-то, мы не имеем права раскрывать сведения о сообщивших…
        Ну, раз так… Вытаскиваю из кармана свой жетон, показываю собеседнику, тот кивает - значит, помнит, что бляха настоящая. Я медленно поворачиваю жетон другой стороной, и лицо сыщика моментально становится похожим по цвету на выбеленную известкой стену. Что его могло так испугать? Да собственно, ничего…
        На второй стороне был изображен кинжал, пронзающий тело извивающейся змеи возле головы. Пасть змеи была открыта, и на зубах блестели маленькие капельки яда. Ну, и сверху по большой дуге шла надпись большими буквами - «ОХОТНИКЪ». Когда я чуть качнул жетон, в результате нехитрого оптического эффекта змея стала извиваться.
        - П-п… понимаю… Что же вы тогда сразу не сказали…
        - А зачем? Мы же с вами сумели разобраться с предыдущим вопросом, сейчас тоже поработаем вместе. Вы как, не против?
        - Н-нет…
        Думаете, почему он так отреагировал? Все очень просто: что бы я ни делал - это будет ненаказуемо, а «во имя блага общества». Даже если бы он застал меня с окровавленным топором над расчлененной жертвой - то мог всего лишь поинтересоваться, закончил ли я свою работу, и попросить разрешения убрать тело, чтобы не беспокоить особо нервных окружающих. Конечно, по любому подобному случаю будет проведено самое тщательное расследование, но широкая общественность о его результатах не узнает никогда.
        - Тогда могу предположить, что голос был женский, и звонила одна из горничных. Я даже подозреваю, кто именно… Лишь бы она еще не закончила работу… Значит, вы проведете допрос задержанного человека, чтобы установить, когда, где и как были приобретены незаконные артефакты. Затем вы установите скрытное наблюдение за местом, где этим добром торгуют. Естественно, придется выяснять личности всех «клиентов». Ну, с этим вы уже лучше меня разберетесь, надеюсь, сумеете. Главное, если заметите хоть что-нибудь кажущееся вам странным - сообщайте немедленно по телефону, я постараюсь быть здесь. Ну, или оставите сообщение на стойке для господина Кузнецова. Сами не пытайтесь никого сразу арестовывать. Идемте!
        Пока шли по коридору, сыщик поинтересовался:
        - Почему вы так уверены?
        - Сейчас все сами поймете… Эту особу несколько дней назад выгнали из модного дома за обман, с моей помощью. Вот она и решила отомстить, как смогла. Ведь кроме вас, никто здесь моего жетона не видел. И не должен видеть.
        - Да, конечно!
        Подойдя к стойке, я спросил:
        - Где сейчас горничная, которая убирала в моем номере?
        - Эта новенькая, Стародомская, что ли? Должна быть в комнате для обслуги… Если хотите, могу проводить вас туда.
        - Да, будьте любезны!  - пришлось немного подпустить в голос «металла», для пущей убедительности. Как ни странно, портье не стал задавать никаких вопросов, а повел нас по служебному коридору куда-то в другое крыло здания.
        В небольшой комнатке на паре диванчиков сидели и весело болтали несколько горничных. Нужная нам девушка молча сидела чуть поодаль и смотрела в окно.
        - Всем выйти, Стародомской - остаться!  - скомандовал сыщик.
        Буквально через пару секунд комната опустела. Героиня нашего будущего расследования тоже сделала робкую попытку скрыться, но безуспешно, сами понимаете, и по моему знаку ее тут же вернули в комнату. Слегка подергавшись в лапах полицейских, злостная нарушительница закона обреченно стихла.
        - Куда же вы так торопитесь? Не желаете ли побеседовать с нами кое о чем?
        Она стояла в середине комнаты, высокомерно глядя на нас, по крайней мере, старательно это изображала. Ну вот прям королева в изгнании, панимаишь! Ладно, не хочешь по-хорошему, начнем по-плохому. Все равно я получу информацию, которая мне требуется. Даже если ты будешь молчать, как рыба…
        - ЗАМРИ!!!
        Какие нежные нынче люди в полиции служат, аж все подпрыгнули! Медленно обхожу вокруг горничной, прищурив глаза, будто от яркого света. Повернувшись к сыщику, говорю:
        - Вы можете остаться, сопровождающие пусть выйдут.
        По его знаку верзилы-полицейские выходят и становятся за дверью, откуда тут же слышится любопытное шушуканье местной общественности.
        - Показываю, где находятся магические артефакты… Вот первый, вот второй… а третий вот здесь… Два из них - незаконные. Что будем делать?
        - Изымем все три, только нужны понятые…
        - Тогда позовите двух горничных, мужчинам не все можно видеть. А то начнет потом вопить о том, что ее тут вовсю унижали…
        - Вы уверены?
        - Да. Протокол будете писать?
        - Сначала составим просто акт об изъятии, дальше разбираться будем в участке.
        - Хорошо. Ну что, приступим? Я ее пока оставлю в этом состоянии, вы не против? Когда закончим, тогда и «разморожу».
        - Да, поступайте, как сочтете необходимым.  - Сыщик понял, что мне совершать такое действо не впервой, поэтому не дергался и не лез с инициативами.
        В комнату вошли две горничных, которым я знаком показал на диванчик у ближней стены, туда они и уселись, опасливо глядя на живую «скульптурную композицию».
        - Сейчас в вашем присутствии будет произведен осмотр на предмет наличия магических артефактов у госпожи Стародомской. Вы подтверждаете, что со времени вашего отсутствия ее внешность не изменилась?
        Они синхронно кивнули, явно удивившись вопросу. Ну, смотрите получше, сейчас что-то произойдет…
        Выложив из кармана несколько небольших коробочек, я натянул тонкие перчатки и взял в руку индикатор с торчащими усиками антенн.
        - Смотрите внимательно на эту коробочку…
        Когда я поднес свою поисковую штучку к голове девушки, индикатор ярко засветился. Чуть поводив рукой туда-сюда, я определил место, где находился артефакт.
        - Вы все видите, что сигнал загорается вот здесь? Теперь внимание…  - Вытаскиваю из волос уже знакомую заколку и кладу ее в выложенную свинцом коробочку. Лицо горничной тут же теряет всякое подобие красоты - становится грубым, с длинным носом и рябым. Позади слышу тихий визг - девчонки явно испугались.
        - Спокойствие, это не заразно. Теперь смотрим дальше…
        Коробочка замигала индикатором в районе пояса. Ну, и где спрятана очередная магическая штучка? Нет, только не в нижнем белье!!.. Фф-уу-хх… Обошлось без конфуза.
        - Внимание, прошу вас… да, вот вас, снимите с нее передник. Не бойтесь, она никого не укусит.
        (Проверяемая стоит неподвижно, заклинание ее совершенно «заморозило», она даже глазами шевелить не может, не то что кусаться.)
        Когда кружевной фартучек снят, я опять подношу индикатор на уровень пояса.
        - Все видите - светится? Тогда прошу обратить внимание на потайной кармашек возле пояса… Смотрите, вот что в нем лежит…
        Камешек «убедительности», а по-простому - позволяющий легко делать гипнотическое внушение нужному человеку, выглядит почти так же, как и тот, уничтоженный мной в прошлый раз. Значит, дело серьезное, «черный мастер» никуда не делся… И он где-то совсем рядом, может быть, даже на соседней улице!!!
        Кладу второй артефакт в другую коробочку и продолжаю обследование. Так, заметен еще один сигнал, на правой ноге, примерно в середине бедра. Всю жизнь мечтал безнаказанно задирать девицам юбки, ха-ха-ха… Подношу индикатор туда еще раз, все присутствующие кивают - мигание хорошо заметно. Стараясь сохранять невозмутимость, чуть приподнимаю край юбки - точно, на краю чулка что-то висит. Показываю на этот предмет, все снова подтверждают, что это не я его туда засунул. Осторожно достаю мелкую штучку, похожую на таракана с растопыренными ножками, и сую ее в третью коробочку, после чего опускаюсь со своим прибором до самых туфелек. Нет, дальше все чисто…
        Сыщик торопливо составляет официальную бумагу, на которой должны поставить свои подписи понятые, а я рассматриваю содержимое контейнеров, где лежат изъятые артефакты. Понял, третий артефакт усиливает влияние первых двух, за счет контакта с телом возле мощного энергетического центра. Кто же ее так снарядил и для чего? Что тут можно выведать, у кого?..
        Резко поворачиваюсь к понятым.
        - А у вас, барышни, ничего подобного нет?
        - Нет, нет, и не было никогда, зачем? У нас все свое, настоящее, можете сами проверить, мы разрешаем, хотите?..  - Надо же, они еще и кокетничать ухитряются…
        - Хорошо, поверю на слово.  - Конечно, даже прибором пользоваться не нужно - они «чистые», глазки строят от всей души, хотя им и страшновато на самом деле, постоялец оказался неизвестно кем, вон - даже полицейские по струнке ходят!.. Вот разговоров-то будет!.. Эх, пропало мое прикрытие, да и… с ним. Все равно через пару дней уеду. Зато вон как сыщик оживился, реальное дело на тарелочке преподнесли, да еще с «перспективой»! Если не дурак, то сумеет раскрутить дальше. Может, даже спасибо скажет… Когда-нибудь… Потом…
        Горничные подписывают документ и выходят, я машу полицейским. Те невозмутимо сковывают руки новоявленной страшилы, которую я после этого «размораживаю». Сыщик тут же выбегает, чтобы вызвать по телефону «воронок» из участка. Задержанная с ненавистью буравит меня тяжелым взглядом исподлобья, будто стремясь прожечь насквозь.
        - Не смотри на меня так. Тебе ведь предлагали - уехать, по-честному. А ты снова взялась за прежнее…  - Что-то меня на моралистские проповеди потянуло, старею, наверное…
        - Ненавижу!!! Чтоб тебя все бабы стороной обходили за версту, тьфу!!!  - Она пытается плюнуть в меня, но я успеваю щелкнуть пальцами, ее губы немеют, и слюна некрасиво повисает на нижней губе, капая на темное платье. Ну вот, теперь ее саму будут обходить за версту…
        - Да, такие, как ты, пусть лучше обходят… А нормальные люди сами разберутся, что к чему.
        Тут в комнату вбежал сыщик.
        - Все, транспорт на заднем дворе, выводите!.. Что это с ней?
        - Да так, мелочи - всего лишь попытка наложить проклятие. Можете добавить это в протокол задержания, пусть судья повеселится. В участке она сможет говорить, не беспокойтесь. По дороге пусть лучше молчит, чтобы людей не пугать.
        - Нам может понадобиться ваша помощь…
        - Нет, в участок я не поеду, вы знаете, где меня найти. О том, что лучше всего делать дальше - помните?
        Сыщик закивал так энергично, что голова явно могла оторваться и улететь.
        - Конечно, конечно… Если что вдруг узнаем интересного - сразу вам сообщим, не извольте беспокоиться, господин аг…
        Я успел качнуть головой, и он заткнулся на полуслове.
        - Все, мы уже уходим! Пошли, пошли,  - заторопил он своих чудо-богатырей, между которыми совершенно потерялась худая фигурка бывшей манекенщицы.
        Подойдя к окну, я наблюдал, как она неловко забирается в черный фургон. А, это тот самый, в который тогда ночью запихивали неудачливых грабителей!.. Сзади послышались осторожные шаги, это здешние горничные, кто же еще…
        - Нам можно войти?
        - Да, все уже закончилось.
        Проходя между ними, я внезапно обхватил их за талии и притянул к себе, они не сопротивлялись, разве что немного удивились.
        - Милые девушки, хочу вас попросить об одной услуге…
        - Ну почему же всего об одной… Мы всегда к вашим услугам,  - тут же отозвались горничные, уже по своей инициативе прижимаясь ко мне чуть сильнее, чем это обычно принято.
        - Очень прошу вас - поменьше болтайте о том, что сегодня видели, это может оказаться небезопасно для свидетелей.
        Они заметно напряглись, и я поспешил их успокоить:
        - Нет, если кто будет расспрашивать - вы только видели, как у горничной забрали три артефакта, потом подписали бумагу, ее сразу увели, и все! Говорите, что это было очень быстро, ничего понять не успели, от вас и отстанут, договорились?
        Девчонки одновременно кивнули.
        Я отпустил их талии, и с заметным сожалением горничные отошли от меня.
        - Вот вам за помощь, и надеюсь на ваше благоразумие,  - протянул им каждой по червонцу.  - И не нужно никому рассказывать, что вообще видели меня здесь. А вот про полицию можете болтать все, что хотите.
        - Да мы для вас… Все, что угодно, только позовите!
        - Не надо «все, что угодно», чая в номер принесите, хорошо? А то горло пересохло…
        Через пять минут поднос с чайником и чашкой стоял у меня в номере.
        - Еще что-нибудь хотите?
        Но умелые выстрелы глазками прошли мимо цели - у меня не было настроения развлекаться.
        - Нет, спасибо!
        Разочарованно покачивая бедрами, горничная вышла. Ну и денек сегодня, не соскучишься!..
        Через три часа в дверь снова постучали. И почему я вам не удивляюсь, господин сыщик?
        - Извините, что беспокою в очередной раз…
        - Заходите, работа у нас с вами такая, что поделаешь. Присаживайтесь,  - показываю ему в кресло.  - Неужели что-то удалось узнать?
        - Да, задержанной предложили на выбор - каторгу или работный дом. Угадайте с двух попыток, что она выбрала?
        - Надеюсь, ее сразу увезут отсюда подальше? Чтобы не спугнуть остальных клиентов и этого неизвестного «черного мастера»?
        - Да, я постарался обеспечить максимальную скрытность, о задержании знает всего несколько человек. Но долго ждать мы не сможем, вы же сами это понимаете, кто-нибудь да и проболтается, тут дело такое, бабы-горничные долго молчать не смогут, это противоречит их природе…
        - Вы прямо философ!
        - Да, сначала учился на философском, но потом перешел на юридический факультет. Так уж жизнь сложилась… В общем, мы установили скрытое наблюдение по указанному адресу. Отмечаются все посетители, независимо от статуса.
        - А что там за место?
        - Лавка всяких сувениров, полезных мелочей для дома. Антиквариат кое-какой… Так что работы нашим топтунам хватит.
        - Знаете что, советую обратить особое внимание на…  - И дальше я несколько минут излагал ему свои соображения. Просто у меня осталась невыполненной еще одна часть задания, подумалось - вдруг эта лавка и окажется одним из недостающих кусочков головоломки?
        На улице уже стемнело, когда в дверь тихонько постучали. Странно, в номере сегодня уже убирали, никакой доставки я не заказывал, полиция тоже больше мне не надоедает. Кто там еще может быть? День открытых дверей какой-то…
        Приоткрыв дверь, вижу стоящую в коридоре Диану, она только что откинула густую темную вуаль с лица. Если честно, не знаю, что и сказать, поэтому молча смотрю ей в глаза.
        - Может, предложишь даме войти?
        - Да, заходи, конечно…
        Быстро оглянувшись по сторонам, она входит в номер и тут же закрывает дверь, прижав ее спиной.
        - Не ожидал меня увидеть?
        - Если честно - да…
        - Знаешь, я сначала очень разозлилась на тебя, а потом все поняла… Ты ведь специально так быстро ушел, да? Чтобы не мучить меня? Ну, позлилась бы на тебя некоторое время, потом забыла… Все правильно, наверное… Только как я могу тебя забыть, если ты из-за меня чуть не умер?
        Она подошла совсем вплотную и взялась обеими руками за воротник моей рубашки, притянув к себе.
        - Неужели ты думал, что я вот так просто отпущу того, кто вернул мне нормальную жизнь? Даже спасибо не скажу?
        - Так и бывает иногда… Часто люди начинают ненавидеть того, кто был свидетелем их слабости.  - Мой голос почему-то стал хриплым.
        - В общем, Марго мне сказала - если я тебя не отблагодарю, то она сама сюда придет. Разве я могла такое допустить?
        - Ты ей что, рассказала обо всем?..
        - Так, без подробностей. А уж как она тебе благодарна за освобождение ее и Розы. Таких кошмаров понарассказывала, жуть!.. Там у них даже избушка была «нехорошая», куда местные не заходят, и пещера эта рядом вдобавок… Ты туда полез чуть ли не в одиночку… Вот так и…
        - Я просил портье никому не сообщать, что продолжаю жить здесь.
        - Деньгами и добрыми словами можно добиться гораздо большего, чем просто словами,  - усмехнулась Диана.  - Все хорошо. Ну что, мне можно остаться, или выгонишь бедную девушку в страшную ночную темноту?
        - Оставайся, только мне нечего тебе предложить, я давно вернулся с ужина…
        - Выгляни за дверь, там стоит корзинка из ресторана, тащи ее к столу. Что дальше делать, сам догадаешься, или нужны какие-то советы или указания?
        В общем, посиделки наши прошли очень даже удачно. В разговоре мы оба старались не касаться болезненных тем, ограничиваясь обсуждением фильма, который почему-то хорошо нам запомнился. А чуть позже…
        Когда я, заперев дверь на ключ и погасив свет, вернулся к кровати, Диана остановила меня, задержав протянутую к «хранителю тишины» руку.
        - Ты что?
        - Не нужно… Пусть все тебе завидуют!..
        Утром я провожал ее к дому, и мы опять неторопливо шли по безлюдной улице. Город еще не проснулся, разве что кое-где возле ворот уже неторопливо шкрябали метлами ранние дворники.
        - Я всегда буду помнить тебя,  - сказала Диана.  - И каждый раз благодарить…
        - Не нужно. Лучше найди себе хорошего мужа, создай семью и люби детей.
        - Это само собой, и я знаю, что теперь у меня будет все хорошо, ведь так?
        Я молча кивнул, не желая ничего говорить ей. Пусть живет дальше сама, без советов и подсказок.
        - А еще я буду просить Святых Хранителей, чтобы ты нашел свою любовь, которую заслуживаешь. Нельзя, чтобы такой человек оставался один.
        - У меня очень опасная служба, ты ведь знаешь… И просто так с нее уйти не получится. Мои близкие все время будут под наблюдением, их могут попытаться захватить…
        - Да, конечно… Но я все равно желаю, чтобы нашлась та, которая сможет тебя полюбить, даже несмотря на такую жизнь.
        Она говорила совершенно искренне, и когда замолчала, мне послышался очень тихий, буквально на пределе слышимости, мелодичный звон. Наверное, это звучала линия ее судьбы, наконец-то распрямившаяся после сильнейших ударов…
        Возле дверей нас чуть не сбила с ног запыхавшаяся Маргарита, одетая по всей «летной форме».
        - Дианка, ты где пропала? Тебя обыскались уже! Собирайся, сейчас за нами омнибус придет, срочный вылет! Меня хотели отправлять, если ты не успеешь вернуться. Быстро переодевайся, я тебя тут подожду!
        Когда летунья скрылась за дверями, Марго переключила свое внимание на меня.
        - Доброе утро, господин агент! Судя по внешнему виду вас обоих, ночь прошла как нельзя лучше.
        - Маргарита, прошу тебя, не надо…
        - Да я все понимаю, просто завидую ей… Не сердись на меня, пожалуйста!.. Можно, я тебя поцелую, а?
        - Потише, люди же смотрят…
        - Да нет тут никого, и вообще…  - Тут она вдруг жарко поцеловала меня и зашептала на ухо:  - Пожелай мне чего-нибудь хорошего, ну пожалуйста! Я ведь знаю, чародей, ты много чего можешь!.. Разве я не заслуживаю хоть немного счастья, а?..
        И что мне ей сказать? Обманывать не хочу, говорить всю правду - тем более.
        - Через год ты удачно выйдешь замуж.
        - И это все?..
        - А дальше - сама решай, ничем помочь не могу. Ты очень сильная, поэтому можешь самостоятельно определять свою судьбу. Моей помощи в этом тебе не требуется.
        - Спасибо, милый!..  - Она поцеловала меня еще раз.  - Даже за это… Жалко, что тебе придется уехать… Но я буду всегда рада увидеться, честное слово! Может быть, еще когда-нибудь поужинаем вместе… Или позавтракаем…
        Тут из дверей выскочила успевшая переодеться Диана.
        - Мне дежурный сказал, что через пять минут омнибус на углу будет, побежали!
        Хотя чего там бежать-то - пройти пару сотен шагов. Я проводил их до подошедшего транспорта, пожал на прощание руки и не торопясь двинулся в сторону гостиницы. Такое вот бурное утро сегодня получилось…
        Маргарита будет замужем целых три раза, и какой брак окажется самым удачным - не мне судить. Наверное, третий, когда она сумеет стать «музой» для некоего молодого композитора. Он посвятит ей много произведений, которые станут очень известны. Но это будет потом, через много лет…
        Почти целый день я неторопливо строгал деревянную заготовку, которая понемногу переставала быть похожей на экспонат музея ужасов. Конечно, можно было работать побыстрее, но куда мне торопиться? Самое тяжелое - это ждать и догонять. Бегать пока мне было не за кем, оставалось только сидеть и ждать результатов наружного наблюдения за таинственной лавкой. Очень надеюсь, что местные сыскари не лопухнутся и не спугнут потенциальную «дичь». Что-то мне подсказывает, что на этой охоте могут попасться очень даже интересные экземпляры…
        Вечером снова постучался сыщик. Наверное, я к нему уже начинаю привыкать, потому что он больше не вызывает у меня раздражения.
        - Добрый вечер! Чем обязан?..
        - Здравствуйте! У меня для вас есть новости, строго конфиденциального характера. Разрешите войти?
        - Пожалуйста, присаживайтесь. Давайте побеседуем, что у вас там такого, интересного…
        Он прошел в номер и сел в кресло возле столика, я занял кресло напротив.
        - Все это время мы наблюдали за домом, в котором торговали артефактами. Посетители - самые обычные люди, заходили, более-менее быстро покупали что-то и выходили. Их проверили, но ничего подозрительного не нашли, места, где они работают, не представляют особой важности. По крайней мере, на первый взгляд. Но несколько часов назад туда вошел один посетитель, который провел в лавке примерно полчаса. Ушел оттуда с маленькой коробочкой, но я думаю, что это сделано, как говорится, «для отвода глаз».
        - Почему вы так решили?
        - Все остальные заходили совершенно не задумываясь, как в любой другой магазин. А этот шел и проверялся, как будто не хотел, чтобы его там увидел кто-то из знакомых.
        - Мало ли, может быть, у него личные проблемы, или хотел подруге сюрприз сделать, а она рядом живет?
        - На всякий случай мы проследили и за ним тоже. Это оказался офицер, хотя он в это время был в гражданской одежде.
        - Насколько я знаю, это не запрещено.
        - Да, но… Никакие другие военные к этой лавке даже близко не подходили.
        - Вы можете мне сказать, кто это? В смысле, установили его звание, фамилию, где служит?
        - Он заходил в здание Штаба, где, скорее всего, и служит в одном из отделов. Сами понимаете, туда мы не вхожи… А с контрразведкой еще не связывались, я решил сначала поговорить с вами.
        - Это совершенно правильно! К ним нужно идти с фактами, которые я помогу добыть, заодно есть возможность закончить и мои дела.
        (Почему я так решил? Да вот, есть некоторое предчувствие, что все идет к финалу… Только вот финал будет неожиданным кое для кого…)
        - Когда вы сможете мне его показать?
        - Завтра, возле Штаба, он утром туда пойдет на службу. Это удалось выяснить другими способами.
        (Знаю я ваши «другие способы»  - сунуть дворнику денег на «мерзавчик» водки, так он про любого жильца всю подноготную и выложит, не сходя с места…)
        - Во сколько лучше туда подойти? Вдруг он меня знает, я ведь туда часто заходил. Нужно подумать, где встать…
        - Подходите без четверти девять, персонаж приходит без пяти минут. Я буду вас там ждать, встречу на подходе.
        Утром встал в восемь часов, не спеша собрался и пошел в направлении Штаба. Завтрак решил совместить с обедом, настроения сидеть в ресторане или где-то еще не было. Казалось бы, что тут переживать? Ну, узнаем мы, кто шпион, разоблачим, и все!.. Но почему-то возникло предчувствие, что все будет и смешно, и грустно одновременно. Иногда даже очень умные люди могут совершать огромные глупости, за которые потом будут долго раскаиваться… Если успеют…
        - Доброе утро!  - Ну вот и он, наш неуловимый сыщик.  - Пройдемте вот сюда, вход виден отлично, а нас никто не заметит.
        - Не знаю, доброе оно или нет…
        - Вполне вас понимаю. Но зло должно быть наказано, так или иначе.
        - А вы идеалист, господин сыщик!
        - Стараюсь быть реалистом, господин агент. Идеалистов у нас быстро возвращают на землю. Подождите, вот это он и есть! Смотрите, вон, справа подходит, с другим офицером здоровается!..
        - Это точно он, вы уверены?
        - Да, я ведь сам его тогда видел, даже в бинокль рассмотрел, чуть ли не каждый волосок у него в усах пересчитал!
        - Тогда у нас могут быть проблемы…
        - А кто это? Важная персона?
        - Да, только прошу вас никому об этом не сообщать. Если вдруг спросят - вы довели это до сведения «кого надо», сейчас идет проверка. Если понадобитесь, где и как вас смогут найти? На всякий случай, показания снять.
        - В Центральном участке, кабинет Сомова. Сомов - это я…
        - Понял, благодарю вас от лица службы! Дальше этим будут заниматься другие люди. Продавца пока не трогайте, они вам скажут, когда его нужно «брать за жабры».
        Сомов усмехнулся:
        - Ну вот, как всегда… Сливки снимают другие.
        - Нет. Я скажу им, чтобы для этого обязательно привлекли вас, как инициатора расследования. Ко мне они прислушаются, будьте уверены.
        - Вашими бы устами…
        - Можете не верить, но скоро убедитесь сами. А теперь разрешите откланяться, мне нужно посетить несколько высоких кабинетов…
        Пожимаю ему руку на прощание и иду в Штаб, на ходу пытаясь сообразить, что же мне теперь делать. Нет, контрразведку оповещу, конечно, только вот не хочется подставлять полковника Федорова - он тут ни при чем. А, вы хотите знать, кого мне только что показал сыщик? Подождите несколько минут, хорошо?..
        - Я к полковнику Федорову.
        - Да, мы знаем, проходите,  - откликнулся дежурный из своего «аквариума».
        Ну что, делаю такое же лицо, как профессиональный игрок в покер в конце турнира, и вхожу в кабинет, миновав улыбчивого адъютанта.
        - Здравия желаю, господин полковник!
        - Здравствуйте!
        - Ну что, закончили свои дела? Когда собираетесь - уезжать?
        - Осталось буквально одно небольшое дело, но мне требуется ваша помощь.
        - Даже так?
        - Именно. Тем более что оно напрямую связано с вашей проблемой. Где мы можем переговорить наедине? Причем гарантированно, чтобы нас не могли подслушать?
        Федоров чуть помрачнел, но сказал:
        - Пойдемте, здесь есть такое место. И как раз в том отделе, куда нам придется идти в любом случае…
        На выходе из кабинета он коротко бросил адъютанту «Я в Центр связи», и повел меня куда-то на первый этаж, где буквально на минуту заскочил в дверь с грозной надписью «Посторонним не входить!». Выйдя оттуда, он повел меня дальше, до тупичка с массивной железной дверью поперек коридора, возле которой несколько раз нажал кнопку звонка. Звук был приглушенным - да, на толщине двери и стен тут явно не экономили.
        Посередине двери открылся небольшой глазок.
        - Кто?
        - Полковник Федоров… И специальный агент к полковнику Остроухову.
        - Сейчас доложу.
        Так, это и есть «Особый отдел», как я понимаю.
        - Входите!
        Мы проходим мимо вытянувшегося унтера, сразу же закрывшего после нас дверь, и идем до конца небольшого коридора, где поворачиваем направо.
        - Добрый день, Олег Сергеевич!  - приветствует Федоров вставшего из-за стола хозяина кабинета.  - Представляю вам специального агента, господина Кузнецова. Он занимался нашими проблемами и помог их разрешить.
        - Рад встрече!  - полковник совершенно искренен.  - Хотел познакомиться с вами сразу, но столько дел навалилось… Чем обязан?
        - Мне нужна ваша помощь, чтобы провести досмотр вещей, находящихся при одном из офицеров Штаба. Это может быть связано с утечкой сведений секретного характера.
        - Я ввел господина Кузнецова в курс дела. Вкратце, естественно,  - сообщает ему Федоров.
        - У вас есть какие-либо доказательства?
        - Один из офицеров Штаба заходил в лавку, где незаконно торгуют магическими артефактами. Понятно, что это очень слабая улика, но хотелось бы проверить все варианты. Разумеется, без излишней огласки. Если подозрения не подтвердятся - то незачем портить жизнь человеку сплетнями посторонних. А если окажется, что я прав - тогда вы можете использовать этот канал в своих целях, как именно - вам лучше знать.
        Особист хищно улыбнулся.
        - Вы только дайте нам кончик ниточки, а уж мы ее размотаем, будьте уверены!..
        - У меня будет только одна просьба - если будете производить какие-либо действия с лавочником - привлеките к этому делу сыщика Сомова из Центрального полицейского участка.
        - А зачем?
        - Собственно, это его расследование, и я попросил пока не трогать лавочника именно ради вас. Вдруг он вам еще понадобится…
        - Хорошо, я вам это обещаю. Ну, и кто этот таинственный офицер?
        - Ваш адъютант, господин полковник,  - поворачиваюсь я к Федорову.
        Тот заметно бледнеет, но «держит удар».
        - Это точно? Ошибка исключена?
        - Сыщик сказал, что его личность установили еще вчера. А сегодня я пришел к вам, чтобы выяснить, обоснованы подозрения или нет. Не исключаю вариант использования «втемную».
        - А как это вообще возможно?
        - Не могу объяснить, считайте - профессиональное чутье.
        - Кстати… Не могли бы вы продемонстрировать?..
        Никаких проблем, лезу в карман, достаю свой жетон и протягиваю ладонь к полковнику. Тот прикасается к металлу, чуть вздрагивает, затем кивает головой.
        - У вас есть приспособления, которые могут показать наличие артефактов?  - спрашиваю у особиста.
        - Конечно есть, все кабинеты регулярно проверяются. И выборочная проверка личного состава тоже проводится. Конечно, негласно, не афишируя, так сказать…
        - Покажите мне эти ваши «детекторы», хочу кое-что проверить.
        Остроухов кивает, тут же начинает звонить по телефону, вызывая к себе в кабинет специалиста по «темным коробочкам», как он выразился.
        Уже через пару минут передо мной на столе лежат два детектора. Так, модели-то устаревшие! Я сразу же сообщаю об этом, полковник разводит руками:
        - Чем нас обеспечивают, с тем и работаем, сами понимаете! Запросы на новые детекторы посылали в Центральный Штаб регулярно, ответ один - «Нет средств, работайте чем есть!..»
        - Хорошо, сейчас кое-что проверим…
        Беру один, включаю, развожу его «усы» в разные стороны. Батарея есть, разряжена до половины, не страшно… Подношу к своему пиджаку с той стороны, где у меня подвешена кобура - есть сигнал, но очень слабый, странно… Что со вторым? Разряжен почти полностью, сигнал возле кобуры вообще чуть заметен. Все понятно…
        - Ваши детекторы сейчас могут обнаружить разве что жертвенный алтарь, и то если к нему подойти вплотную. Что-то мелкое они пропустят, скорее всего. Но это не ваша вина… Как я понимаю, регулярной поверкой никто не занимался?
        - Да у нас тут и службы такой нет, только в столице! Отправим туда, а с чем работать?
        - Ладно, отметите, что «вышли из строя вследствие интенсивного использования», и требуйте замены. Теперь вернемся к нашему делу: где можно будет провести осмотр, только без свидетелей и огласки?
        - Сейчас, давайте пройдем в другое крыло здания, есть у нас там тихое место…
        Один из здешних приборов (тот, который чуть «пободрее») беру с собой, проверять так проверять! Еще небольшая прогулка по длинным коридорам, и мы оказываемся в небольшой комнате, стены которой явно снабжены дополнительной звукоизоляцией. Но это заметно, только если рассматривать их вблизи и очень пристально, дверь тоже не подкачала - тонкой ее назвать никак нельзя.
        - Это наша комната для переговоров, тут вообще нет телефонов, звонков и прочего, провода - только электрические, к лампочкам под потолком. Мебель самая простая, ничего в нее не засунешь, да и проверяют все предметы регулярно. Без приборов, конечно, осмотром…
        - Тогда приглашайте сюда адъютанта, будем смотреть, что он носит в карманах.
        Прошло пять минут, и вошли Федоров с адъютантом. Увидев меня и особиста, капитан даже переменился в лице. Ну да, такое сочетание обычно не сулит ничего хорошего… По предварительному согласию, вопросы задаю я, оба полковника совершенно не против.
        - Господин капитан, вы приглашены сюда для беседы. Согласны ли вы отвечать на вопросы добровольно?
        - Так точно!..
        (Но чуть побледнел, значит, что-то есть на душе…)
        - Имеете ли вы при себе какие-либо магические артефакты?
        - Что?
        - Вам понятен вопрос? Есть ли у вас с собой артефакты, неважно, какого назначения?
        Чуть помявшись, капитан отвечает:
        - Да, есть… Лечебный…
        - Положите его на стол, прошу вас.
        Он сует руку в карман форменных штанов и вынимает небольшой предмет странной формы, напоминающий сплюснутое куриное яйцо.
        - Что это такое?
        - Для лечения…
        - Вы страдаете каким-либо заболеванием?
        Капитан неожиданно для всех краснеет, словно провинившийся гимназист перед строгим директором.
        - Мужской силы… В общем, он возвращает мне…
        - Понятно. А почему вы не обратились к врачам?
        - Их лекарства помогают кратковременно, и нельзя пить спиртное. А эту штучку носишь с собой целый день, можно пить что угодно, и все хорошо.
        - Давно она у вас?
        - Несколько месяцев, точно не помню… Примерно с середины весны.
        - Где вы ее взяли? Купили? У кого?
        - Да, знакомая посоветовала, но я бы не хотел вовлекать ее…
        - Это сейчас неважно. Где и у кого вы купили этот артефакт?
        - В лавке, там торгуют разными мелочами. Дорого обошелся…
        - Он у вас постоянно?
        - Да, с утра до вечера, это обязательное условие лечения. Только…
        - Только что?
        - Мне его нужно носить на зарядку, не реже чем раз в два дня, летом вообще каждый день, иначе перестает работать. Тут как-то от температуры зависит, я не знаю, в чем дело…
        - Ясно. Ну и как, помогает?
        - Да, все отлично!.. А вы думаете, в нем может быть что-то еще?
        - Вы ничего странного не замечали?
        - Нет, камень как камень, только с узорами. Да, продавец сказал, что его нельзя близко к другим артефактам подносить, испортится. Придется новый покупать…
        - Сейчас я его проверю, отойдите в сторону.
        Для начала - прибор, который взял в Особом отделе. Включаю, подношу к лежащему на столе артефакту - как и следовало ожидать, еле-еле заметное свечение индикатора. И это при условии, что прикасаюсь «усами» к поверхности камня.
        - Видите, ваш прибор его почти не чувствует?
        Остроухов кивает - возразить совершенно нечего.
        Теперь попробую своим, я захватил его из гостиницы, когда уходил. Только успеваю включить индикатор и поднять его «усы», как он начинает весело мигать несколькими лампочками, хотя от меня до стола пара шагов.
        - Вы все это заметили?
        Куда тут деваться, такую радугу заметно даже в ярком свете дня…
        Подношу индикатор к столу, разглядываю, что именно здесь «попалось». Так, есть основное, мощное излучение - наверное, это лечебная часть. А вот еще две, это уже интереснее… Редко мне такое попадалось, но я знаю, что означают такие сигналы…
        - Все видели? Могу сказать, что лечебное излучение действительно присутствует, но кроме этого есть и другое, потому что у артефакта существуют иные функции, о которых продавец вам не сообщил.
        - Какие именно?  - мгновенно заинтересовался Остроухов.
        - Предполагаю, что это фиксация всех разговоров, ведущихся вокруг носителя артефакта. То есть все, что мы сейчас говорим - может быть потом воспроизведено.
        - Но как?..  - Несчастный капитан явно ошарашен.  - Я ведь даже блокнота и карандаша с собой не ношу, все оставляю в сейфе…
        - А вот так… У меня с собой нет устройства, которое может снять с артефакта записи. Когда вам нужно нести его на зарядку?
        - Сегодня вечером.
        - Тогда сделаем так… Мне придется вывести артефакт из строя, испортить. Но разбивать его я не буду, отойдите чуть подальше от стола.
        Есть у меня в запасе небольшая коробочка, вот как раз для таких случаев. Тут стаканом с водой не обойдешься, сделаем по-другому…
        Надев перчатку, кладу артефакт в коробку, закрываю крышку и нажимаю незаметную кнопку сбоку. Коробка чуть подпрыгивает на столе, из-под крышки начинает выходить «волшебный синий дым». Все, гадость сдохла…
        - Можете сказать продавцу, если спросит, что случилось - в кабинет начальства мимо вашего стола пронесли какую-то большую коробку, и ваш артефакт сразу заметно нагрелся. Дальше разбирайтесь с ним, будет он вам заменять его бесплатно, или как-то еще. Думаю, сумеете сторговаться за полцены. В общем, я свою работу здесь считаю законченной. Олег Сергеевич, дальше действуйте сами.
        - Хорошо, мы разберемся. Могу я попросить вас об одолжении?
        - Что именно требуется?
        - Вы не могли бы оставить нам прибор? Теперь снова придется проверять все кабинеты, и выборочно… Понимаете?
        - Да, только мне понадобится ваша расписка. У меня тоже есть свое начальство, обязательно спросят, куда я дел казенный прибор…
        Обстановка немного разряжается, и даже капитан понял, что его не будут расстреливать прямо сейчас.
        - Пойдемте ко мне в кабинет, там я выпишу официальную бумагу. В любом случае, если нам придет запрос - мы отошлем индикатор вашей Конторе.
        Я отдаю безнадежно загубленный артефакт капитану, и мы все идем назад, в Особый отдел. Теперь все, чутье мне подсказывает, что дальше события начнут развиваться уже без моего участия.
        Остроухов выписывает мне солидно выглядящую бумагу с гербом вверху, расписывается и ставит внизу печать.
        - Вот вам прибор, он работает так же, как и эти. Даже инструкция к нему почти не отличается. Если хотите, могу выдать свой экземпляр, он у меня в гостинице. Захватил на всякий случай, как будто знал.
        Полковник усмехается, ну да… Про нашу Контору ходят такие сказки, что порой самому страшно становится. И очень многие из них как раз на тему «все знал заранее», ха-ха!
        - Нет, просто покажите, как им пользоваться, и насколько хватит батареи?
        - Так, включается как обычно…  - Показываю тому самому молодому унтеру, который принес здешние индикаторы.  - Вот это нужно крутить, если чувствительность слишком большая, смотри сюда…
        Подношу индикатор «усами» к своему пиджаку, все лампочки ярко вспыхивают.
        - Чтобы точнее определить место, где находится артефакт, делаешь так…
        Поворачиваю колесико, яркость свечения лампочек уменьшается.
        - А теперь он будет реагировать только вблизи, понятно?
        - Да.
        - Бери индикатор, ставь на максимум, и проверяй меня.
        Унтер отходит ко входу в кабинет, вертит регулировку и вздрагивает - прибор показывает наличие артефакта даже на таком расстоянии.
        - Понял, на каком расстоянии ты должен замечать, есть что-то или нет?
        - Да, теперь ясно.
        - Иди сюда, определяй, что еще у меня есть.
        Развожу руки в стороны, и он проверяет меня, снова отмечая артефакты в кобуре.
        - Все посмотрел?
        - Да вроде…
        - А теперь поднеси к моей левой руке.
        Индикатор россыпью огоньков показывает наличие артефакта. Немного сдвинув рукав, показываю кинжал в наручных ножнах.
        - Видел? Понял свою ошибку? Проверять нужно везде, от макушки до пяток и кончиков пальцев. Это может оказаться заколка или кольцо… Лучше проверить несколько раз, чем что-то пропустить.
        Все это время Остроухов с интересом наблюдал за происходящим. Наверное, еще ни разу не наблюдал подобного действия вблизи, потому что артефакт капитана не пришлось искать.
        - Ну что, уяснил?  - спросил он покрасневшего от усердия унтера.
        - Так точно!
        - Все, забирай прибор и иди к себе. Я чуть позже зайду, проверю, как ты все понял.
        - Есть!
        Забрав все приборы, свежеобученный специалист буквально вылетел из кабинета. Тут же вошли ожидавшие в коридоре Федоров и его адъютант.
        - Господин полковник, от меня еще что-нибудь требуется?
        - Как, вы говорите, фамилия того сыщика?
        - Сомов, Центральный полицейский участок. Прошу использовать его в дальнейшей разработке этого дела, не разочаруетесь.
        - Вы думаете?.. Ах да…  - полковник ухмыльнулся.  - Вам нужна моя помощь в чем-либо?
        - Разве что связаться по закрытой связи с моим начальством.
        - Когда?
        - Да прямо сейчас, если можно.
        Полковник выглянул за дверь и позвал:
        - Климушкин!
        - Я!
        - Проводи господина в центр спецсвязи, там скажешь дежурному, что я приказал - пусть звонит, куда ему нужно.
        Связаться с начальством через цепочку военных коммутаторов удалось весьма быстро, качество звука в трубке оказалось удовлетворительным - громко кричать не было необходимости. Доложив об успешном выполнении основного задания, я упомянул и о том, что предположительно обнаружена «утечка» информации из Штаба. В ответ услышал только краткое «Возвращайтесь немедленно». Вот так, все кратко и лаконично. Отметок, как в школе, у нас не ставят. Либо задание выполнено полностью, либо нет…
        Тот же самый Климушкин отвел меня назад к Остроухову. Надеюсь, в этой просьбе господин полковник специальному агенту не откажет.
        - Олег Сергеевич, прошу вашей помощи.
        - Что случилось?
        - Мне нужен билет на вечерний скорый поезд до северной столицы. Сегодня… Получил приказ возвращаться.
        - Ясно. Сейчас напишу записку военному коменданту, найдете его на вокзале. Он все организует в наилучшем виде. Еще что-нибудь?
        - Все, больше ничего.
        - Тогда желаю вам удачи в нелегкой службе, господин специальный агент!
        - И вам того же, господин полковник!..
        Вот и закончилось мое задание в старом городе… Что еще осталось? Разве что пообедать. Но сначала съезжу-ка я на вокзал, лучше выписать билет заранее. Не люблю суеты перед отъездом, если ее можно легко избежать. А вот, кстати, извозчик в поисках заработка…
        Целый день над городом ходили тяжелые облака, но временами через них удавалось пробиться солнечным лучам. Мое настроение было примерно таким же - вроде бы все закончено, даже с «излишком», но бурно радоваться почему-то не хотелось. Так, изредка улыбался встречным женщинам, чтобы они не шарахались от меня в сторону.
        Пообедал, забрал вещи из «веселой гостиницы», дав улыбчивому портье рубль сверх оплаты за номер, и вышел на вечернюю улицу. Ох, чувствую, долго здесь будут меня вспоминать самыми разными словами. Особенно тот, другой парень, словивший утюг себе на ногу. Хотя я тут абсолютно ни при чем, честное агентовское слово, он сам себе это «наворожил»!
        Ладно, где тут извозчик? Не хочу тащиться со своим здоровенным саквояжем до вокзала. И вообще, устал я что-то за сегодняшний день. Даже не могу вспомнить, какие дела остались недоделанными…
        Я стоял в коридоре вагона, возле двери своего купе, и смотрел на перрон. Провожающие группировались снаружи напротив окон, из которых выглядывали пассажиры, и обменивались между собой обычными репликами - обе стороны давали друг другу заключительные наставления и особо ценные указания, например не есть слишком много сладкого и не лежать на сквозняках. Меня, как обычно, никто не провожал, но сидеть в купе было невыносимо одиноко, вот и торчал возле окна. В нашем спальном вагоне было всего четверо пассажиров, так что окон всем хватило - каждому по отдельности, и толкаться локтями не пришлось.
        До отправления поезда оставалась буквально пара минут, когда из дверей вокзала появилась знакомая фигурка в кожаной куртке. Кто это там? Это же…
        Диана пошла вдоль поезда, внимательно вглядываясь в окна вагонов. Вот уже прозвучал длинный гудок готовности к отправлению, и тут она встретилась со мной глазами. Я уткнулся лбом в холодное стекло и прижал к окну ладонь с растопыренными пальцами. Она тоже подняла руку с зажатым в ней летным шлемом, и в этот момент вагон медленно тронулся…
        По оконному стеклу застучали первые капли дождя, а я все смотрел на лицо Дианы, и было непонятно - то ли она плачет, то ли это всего лишь вода с неба. Такой она мне и запомнилась - с мокрым лицом и зажатым в руке шлемом. Тут же промелькнуло знание линии ее будущего: через пару месяцев летунья познакомится с артиллерийским капитаном, через полгода примет его предложение выйти замуж. Через пару лет они совместно разработают усовершенствованный прицел для особо точного бомбометания с аппаратов при любых скоростях, а их дети станут известными… Все, не хочу больше ничего знать!..
        - Когда начнет работать вагон-ресторан?  - обратился я к проводнику.
        - Он открыт уже сейчас…
        - Ясно.
        - Пойдемте, я провожу вас…
        Интересно, что у них тут в винной карте есть такого, покрепче? Нервы совсем стали ни к черту, до сих пор перед глазами лицо Дианы стоит… И еще - наверное, показалось, что где-то вдалеке мелькнула Княгиня… Эх, я же обещал зайти к ней перед отъездом… Нет, совершенно точно - показалось…

* * *

        На следующий же день после приезда в северную столицу Империи начальство озадачило меня написанием подробнейшего отчета о проведенной операции. Ну, это обычное дело, и совершенно не сомневаюсь, что некоторые места этого документа будут изучать особенно тщательно. Возможно, наша организация даже получит благодаря этому какие-то бонусы от других ведомств. Но это уже меня как бы и не очень касается…
        Все же в нескольких местах я постарался не описывать происходившее слишком уж подробно и эмоционально, иначе мог получиться не отчет, а целый роман о несчастной любви, предательстве и тяжелом проклятии. Но не следует думать, что раньше не происходило ничего подобного - приходилось читать документы, написанные моими коллегами, где описывалось такое, от чего волосы вставали дыбом не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле. Преувеличивать масштаб произошедшего было не принято, превозносить свои личные заслуги - тоже. (Тем более что все это легко проверялось информацией от нескольких посторонних источников.) Иначе можно было не только вызвать неудовольствие высокого начальства, но и навлечь на себя кучу насмешек со стороны коллег, и еще неизвестно, что из этого страшнее.
        А дома я заканчивал работу над фигуркой, которую решил послать через океан. Текст письма уже примерно определился, но записывать на бумаге я его не спешил, мало ли что. Жизнь специального агента часто непредсказуема… Запрета посылать письма или что-то другое за границу для сотрудников не было - наверное, просто еще не случалось подобных прецедентов, или его «специально» не устанавливали? Вот и выясню…
        Фигурка получилась высотой около четырех дюймов. Стоящий на задних лапах медведь держал в передних солнце с лучами, вырезанными в виде повторяющихся волнистых линий. Дерево попалось не прямослойное, а с извилистыми волокнами, что помогло лучше передать структуру шерсти. На морде зверя удалось изобразить добродушную улыбку, вызывавшую такую же реакцию чуть ли не у каждого человека, взявшего поделку в руки. Оставалось совсем немного - «зарядить» сей артефакт положительной энергией, чтобы он мог работать на повышение настроения владельца и отводить неприятности. Если кто переживает - все законно! (По крайней мере, в случае такой необходимости, сертификат на свое изделие я получу без проблем, достаточно будет показать служебный жетон чиновнику. Надо мне, и все тут! Тем более что ничего «темного», магического или опасного в нем не заключено.)
        Обработку поверхности шлифовальной бумагой я уже закончил, теперь сидел и при помощи тряпки втирал в дерево специальное тунговое масло для пропитки. Оно поможет избежать рассыхания, трещин и порчи от влажности. Лаком покрывать не буду, чтобы не превращать шершавую шкуру медведя в стеклоподобное нечто. Тут главное действие начинается, когда берешь его в руки и ощущаешь текстуру дерева, поэтому любая окраска или лакировка будут только мешать.
        «Зарядку» амулета вполне удалось совместить с обработкой маслом, эти процессы хорошо сочетались между собой, причем результат обычно достигался очень хороший. Самое интересное, что в свое время найти что-нибудь по этой теме оказалось вообще невозможно - либо подобных исследований никто не вел, либо все из данной области относилось к знаниям, передаваемым от учителя к ученику. Написать, что ли, научный трактат на эту тему, ха-ха? Может быть, но только не раньше, чем меня решат отправить на пенсию, или мне надоест ежемесячный калейдоскоп событий в моей жизни. Запишу кое-что, чисто для себя, как очередной проведенный эксперимент, но обнародовать подожду. Длительная служба отучила выскакивать перед начальством с неожиданными инициативами, потому что выскочившего незамедлительно озадачивали выполнением столь увлекательно описанных им же экспериментов, а потом строго спрашивали о полученных результатах. Нет, начальство всячески поощряло то, что оперативники стремятся овладеть какими-то дополнительными навыками и профессиями - это очень часто помогало лучше справляться с самыми неожиданными заданиями.
(Например, мне даже оплатили курс обучения игры на гитаре и помогли купить хороший - действительно очень хороший - инструмент.) Экзаменов на степень овладения ремеслами нам не устраивали, но если в отчете было отражено их использование - агенту добавлялся большой «плюс» к его статусу. Так что о самодельной сове - амулете-стороже - я упомяну обязательно, добавив немного информации в общую копилку полезностей. Может, еще кому-нибудь пригодится…
        На следующий день я пошел на центральную почту и отослал своего веселого медведя по нужному адресу, вложив в коробку довольно короткое письмо.
        - Вам наземной доставкой или экспрессом по воз-духу?
        - Воздушная быстрее?
        - Да, только она дороже в три раза.
        - Давайте воздушную, вес небольшой, не разорюсь… Когда примерно дойдет получателю?
        - Так, куда она у вас должна попасть?  - Клерк прищурился на строки с адресом.  - Ого, за океан…  - Недели две минимум. Хотели еще быстрее? Тогда это не к нам.
        Я заулыбался, он тоже.
        - Нет, мне и так хорошо, лишь бы дошла куда нужно. Пусть человек порадуется…
        - Да, для хорошего человека ничего не жалко, как говорится.
        Оплата меня не разорила, хотя и была весьма высокой. Но для научных целей несколько рублей - сущая мелочь, или вы с этим не согласны? Тем более что риска совершенно никакого. Все абсолютно законно, любая проверка это подтвердит. Магического воздействия на владельца фигурка не оказывает, всего лишь вызывает ощущение теплоты и уюта, а для такой мелочи никакие сертификаты не требуются.
        Кстати, вы можете спросить, откуда я мог узнать требуемый адрес? Ну, наличие жетона специального агента помогает добиться гораздо большего, чем обычная просьба… А служба в особой организации может предоставить доступ абсолютно к любой информации на свете, нужно только уметь правильно составить запрос. Если хотите, можете считать это «использованием служебного положения в личных целях», да! Но я нисколько в этом не раскаиваюсь. «Получение личной выгоды?» Ой, я вас умоляю!.. Ну вы смеетесь, да? Она мне что, билет в кино пришлет?.. Все, хватит об этом, служебные дела тоже требуют внимания, например, телефон сейчас трезвонить начнет… Ну, что я вам и говорил? Начальник к себе вызывает…
        Вечером мне показалось, что возле входных дверей слышится кошачье мяуканье. Странно, ведь сейчас нет у меня тут никаких кошек, и раньше не было… Кто там еще?
        Выйдя на крыльцо, я увидел на ступеньках здоровенного кота с длинной черной шерстью.
        - Ты откуда тут взялся?
        Кот смотрел на меня своими желтыми глазищами, словно просвечивая насквозь, и не отвечал.
        - Есть хочешь?
        - Мяу!
        - Тогда подожди, сейчас принесу тебе чего-нибудь. Молока не обещаю, но ты вроде уже не маленький…
        Котище не сделал попытки войти в дом со мной вместе, оставшись сидеть на крыльце. Это хорошо, не люблю, когда ко мне вламываются без разрешения. Что мне ему предложить-то? Остался у меня небольшой кусок ветчины от ужина, все равно она мне не очень понравилась, а коту вполне подойдет, наверное.
        Предчувствие меня не обмануло - кот принял ломоть весьма благосклонно, но не накинулся на еду, а съел угощение не торопясь, деликатно придерживая кусок лапой. Закончив, он не стал тут же вылизываться, а благодарно потерся о мои ноги, громко мявкнул и, спрыгнув с крыльца, степенно пошел вдоль стены дома по своим кошачьим делам. Надо же, какой гордый! И ведь не похоже, что бродячий - очень даже домашний, шерсть вроде бы промыта и расчесана. Разве что нет ошейника с биркой-адресом и фамилией хозяина. Ладно, ты заходи, если что!..
        И кот действительно стал навещать меня чуть ли не через день. Сначала он мяукал под входной дверью, но потом стал каким-то образом запрыгивать на подоконник окна кабинета и стучать лапами в стекло, как заяц-барабанщик. Надо же, вот хитрый зверь! Заходить в дом он по-прежнему избегал, ожидая торжественного выноса угощения на крыльцо. Пришлось даже купить маленькую чашку, чтобы не класть еду на кирпичи. Надеюсь, кот оценил мою заботу. Хотя по нему абсолютно непонятно, чего ему от меня надо? Только кусок вчерашней колбасы или поглаживаний? Так он и гладить себя особо не разрешал, предпочитая обтираться о мои штаны. (Хорошо, что из него не лезла черная шерсть, а то устал бы штаны после его благодарностей щеткой чистить.) Надеюсь, его не наша Контора ко мне подослала, как внештатного наблюдателя, ха-ха? (Вот вы смеетесь, а мало ли, вдруг да и… Шучу, шучу!..) В общем, его посещения отвлекали меня от ежевечерних размышлений на грустные темы. Я даже начал подумывать, не вырезать ли мне следующей фигуркой веселого кота, только вот что дать ему в лапы?..

        Часть вторая

        После возвращения из «лесной командировки» уже минуло около месяца. Я сидел в главном здании нашей конторы, читая доклады о самых разнообразных происшествиях и отчеты коллег об их приключениях в далеких и не очень странах. Несмотря на частые политические противоречия, мы время от времени принимали участие в совместных операциях с иностранными Конторами - когда дело касалось их граждан на нашей территории или наоборот. Конечно, обычными шпионами занималось совсем другое ведомство, к нам обращались в совершенно особенных случаях. В общем, при всей запутанности влияния магических источников знаний и технологий на обычную жизнь, оставались какие-то грани, за которые не решались переступать даже главы государств, а не то что какие-нибудь промышленные шпионы. Ну, а в тех случаях, когда все делали вид «мы совсем ни при чем!..», и начиналась главная работа. Сами понимаете, что иногда приходилось сталкиваться и с интересами других государств, но в таких случаях все теоретически причастные иностранные спецслужбы таращили большие удивленные глаза. В общем, довольно часто вспоминалось известное высказывание
некоей царственной особы: «Победителей не судят!» (Как и другое выражение - «Не пойман - не вор…») В общем, скучать во время заданий было некогда. Ну, да вы это уже поняли, наверное?..
        Через четыре недели я пришел на центральную почту в отдел корреспонденции «До востребования».
        - Есть что-нибудь на фамилию «Кузнецов»? Возможно, что придет письмо из-за границы.
        Клерк сначала сунулся в ячейку, над которой виднелась буква «К», что-то там прочитал на листке, затем почему-то вышел в соседнюю комнату и вернулся к окошку, неся в руках довольно толстый пакет из коричневой бумаги.
        - Здесь вам целая посылка. Покажите документы, пожалуйста!
        - Вот, смотрите.
        Он придирчиво сравнил написанное в адресе получателя с моими данными, затем вернул паспорт и протянул бланк:
        - Распишитесь, пожалуйста, и дату поставьте. Все? Держите свою посылку.
        Выходя из дверей здания, я задумчиво взвешивал пакет на руке. Довольно легкий, точно меньше фунта. Вряд ли бомбу прислали… Здешний и обратный адрес, написанные латинскими буквами - какой-то «почтовый ящик» в далеком заокеанском городе, в который я отправлял собственноручно изготовленную фигурку. Ладно, дома посмотрю внимательно, что там и как. Вдруг в пакете есть что-то мелкое и рассыпчатое, не хватало только все на дороге растерять!
        Если начистоту, то сидя в пролетке извозчика, с трудом удерживался от того, чтобы не разодрать в одно мгновение бумажную обертку, чтобы немедленно посмотреть, что там такое лежит внутри. Постарался включить свое чутье и проверить другими методами - получалось плохо, посылка успела пройти через слишком много рук во время своего путешествия из другого полушария земли. Ну да, «привет с Темной стороны…» Разве что почувствовал - ничего злого или отрицательного внутри нет. И то ладно, не нужно будет отдавать для анализов в лабораторию, ха-ха!..
        Наконец, я вошел в свой кабинет и повесил снятый еще в коридоре пиджак на спинку стула. Что, пришла пора вскрывать таинственную посылку? Тогда включаю освещение над столом и зашториваю окно, чтобы не отвлекаться. Итак, приступим!
        Пакет, размером с лист писчей бумаги, толщиной около полудюйма, весьма твердый - руками согнуть не получается, но при этом легкий - судя по весу, толстый металл там вряд ли есть. Адрес написан ровным почерком, без завитушек, но и не печатными буквами. Даже сразу и не пойму - мужской или женской рукой писалось… Смотрим дальше. Печати не нарушены, внутрь никто не лазил, но штамп таможни о пропуске через контроль есть. Значит, проверяли другими методами… Бумага поддавалась довольно трудно, на упаковке явно не сэкономили. А вот и содержимое…
        Между двумя листами толстого картона, больше похожего по твердости на фанеру, лежала фотография в рамке, сделанной так, что ее можно было вешать на стену или поставить на стол, что я сразу и сделал - установил перед собой и приготовился было разглядывать. Оказывается, тут внутри еще и письмо лежит… Естественно, текст написан на языке Островной империи.
        Добрый день, Кристофер!
        (Не знаю, настоящее ли это ваше имя, поэтому обращаюсь именно так.)
        Признаюсь, я была очень удивлена, когда получила ваш подарок. Это было очень неожиданно, т. к. обычно поклонники присылают самые «обычные» предметы, пусть даже гораздо более дорогие. На всякий случай мне пришлось отдать его на проверку, надеюсь, вы не будете на меня за это в обиде - уже были прецеденты, когда в почте попадались различные сюрпризы, обработанные приворотными зельями. Но ваш медведь не вызвал у проверяющих ничего, кроме улыбок и смеха, когда они мне его возвращали.
        Я показала фигурку своему сыну, он долго держал ее в руках, смеялся, а потом сказал «Мама, держи ее поближе к себе, она сделана специально для тебя…» С тех пор этот медведь часто сопровождает меня на съемках, где я ставлю его на столик в гримерной комнате, а дома он стоит возле зеркала. Действительно, как вы и написали, когда держу его в руках, то становится теплее и спокойнее, хотя это может показаться странным. Но явного магического воздействия от медведя нет, как вам удалось так сделать? Может быть, когда-нибудь вы раскроете мне этот маленький секрет?
        Я буду очень рада познакомиться с вами лично, если для этого представится любая возможность.
        Высылаю вам фотографию с моей подписью, сделанную в единственном экземпляре. Надеюсь, она вам понравится.
        Искренне Ваша
        Клер Стефансон.
        Значит, мой скромный презент дошел по адресу и успешно выполняет порученное ему задание, улучшая настроение незнакомым мне лично людям. Составить об этом докладную записку, что ли? Нет, пока не хочу… Это все-таки очень личное, понимаете? А бумаги могут мне понадобиться, если вдруг до меня по какой-либо причине вздумает докопаться начальство или какая-нибудь контролирующая служба. «С чего бы это вам понадобилось высылать странные подарки известным актрисам, какие цели вы при этом преследовали?..» Не думаю, что в качестве объяснения может подойти странное высказывание Княгини о «второй половине», которое я почему-то решил проверить. Недоверчивые они у нас, эти самые контролеры. Поэтому лучше помолчу, до поры… Или совсем…
        Что тут такого интересного на фотографии? Ух ты, это действительно похоже на «штучную работу» известного мастера, судя по обстановке в студии и предметам в кадре. Изображение очень четкое, можно хорошо различить отдельные волосы в прическе и мелкие завитки в ажурном колье. Актриса сидит, откинувшись на высокую спинку стула и положив ногу на ногу, отчего тонкая ткань платья плотно обтягивает ее тело. В общем, всяких подробностей я вам описывать тут не стану, но уверяю, что на показе мод такая женщина привлекла бы внимание публики, даже - выйдя на подиум в совершенно заурядной одежде.
        Она не улыбается, но мне кажется, что так лучше передается ее внутреннее состояние. Почему-то есть ощущение какой-то неуверенности, что ли, как будто Клер сама не знает, правильно ли поступает, решив выслать мне эту фотографию. Не беспокойтесь, уважаемая миссис, этого очень дорогого подарка никто, кроме меня, не увидит. Не собираюсь я размахивать ею перед репортерами и давать интервью желтой прессе на тему «Мои любовные отношения с известными актрисами». Буду просто смотреть на нее время от времени. А то даже кошку себе завести не могу, потому что длительность очередной отлучки предсказать совершенно невозможно, и бедную животину будет просто некому кормить-поить. (Вот разве что непонятный кот, часто приходящий ко мне под двери за колбасой…) Допускать же сюда в дом какую-нибудь прислугу - тоже рискованно, мало ли что может случиться, попытки шпионажа за сотрудниками уже бывали, и не раз.
        Так, на оборотной стороне рамки - печать фотостудии: «Вестмен Кодьяк. Эксклюзивные снимки для личных архивов». Надо же!.. Возможно, там делают композиции в самых разных жанрах, в том числе таких, которые не высылают по почте, чтобы не конфисковала таможня, ха-ха!
        На самой фотографии, внизу, была надпись, сделанная очень аккуратным женским почерком: «Для К. С.  - на память от К. С»[«For C. S.  - to remember me by. C. S.»  - сокращения, «For C[ristopher]. S[mith].  - At memory from C[laire]. S[tephenson]». Фамилия «Кузнецов» по-английски - «Smith».]. Вот ведь какая игра слов получилась, в чувстве юмора ей не откажешь!
        Все-таки она очень красивая… В том фильме Клер почему-то выглядела гораздо моложе, чуть ли не на десяток лет. Наверное, гримеры постарались, или осветители, или те и другие вместе? Впрочем, мне это совершенно неважно. Ну вот, отослал медведя-добряка, получил фото в ответ, ну а дальше-то что? Княгиня об этом ничего не сказала… Эх, поживем-увидим, мало ли как дальше сложатся обстоятельства. Вдруг мне командировка в те края выпадет, почему бы и не помечтать, а? Смешно, наверное… Уж кому, как не мне, положено знать, что чудес не бывает… Ладно, пойду на кухню, ужинать пора. А потом вместе с этим портретом кофе выпьем. Надеюсь, не откажетесь составить мне компанию, дорогая миссис Стефансон?..
        Примерно через две недели после того, как я получил фотографию, меня вызвал к себе начальник. Грозно посмотрев на меня поверх стекол своих весьма модных очков, он спросил:
        - Насколько я помню, вы владеете языком Островной империи на хорошем уровне?
        (Вот нисколько не сомневаюсь, что перед тем, как вызвать меня, он целый час листал мое персональное дело, в котором среди прочего указано: «неоднократно бывал там-то и там-то… уровень владения языками (перечислено с указанием степени освоения каждого языка)…» Но отвечать что-то придется, так уж заведено.)
        - Давно не практиковался, поэтому сейчас уровень мог снизиться. Но для перевода текстов его и сейчас будет достаточно.
        - Нет, вам предстоит сопровождать иностранца. Так что вспоминайте свои навыки общения. Дело государственной важности, требуется отнестись к нему соответственно.
        - Осмелюсь заметить, что все-таки я полевой агент, а не профессиональный телохранитель, и не знаю всех тонкостей этой работы.
        - В данном случае нужен именно агент вашего профиля. Клиент опасается нападения не со стороны людей.
        - И кто же это? Очередная мнительная старушка, которой стало скучно и захотелось с кем-нибудь поговорить по душам, как это было на прошлой неделе?
        - Попрошу не ерничать! Дело будет контролироваться на самом высшем уровне. Клиент - ребенок.
        - Иван Федорович, вы ведь смеетесь, да? Я не имею опыта работы нянькой, и вытирать малолетке сопли…
        - Что прикажут, то и будете делать!..  - Внезапно начальник сменил гнев на милость.  - Тут все не так просто, понимаешь?
        (Если он перешел на «Ты», значит, дело по-настоящему серьезное…)
        - Вас понял… Когда и где мне его встречать?
        - Он прибудет завтра в двенадцать дня на центральный вокзал, экспрессом из Медведьбурга, вагон пятый.
        - И как я его узнаю?
        - В вагоне он единственный ребенок, так что не ошибешься. Его сопровождает пожилая женщина - нянька, по вопросам вытирания соплей можешь проконсультироваться у нее. Кстати, у десятилетних из носа течет редко, если ребенок здоров.
        (Ну вот, начальство уже юморит, так что не все так плохо… Надеюсь…)
        - Что-нибудь еще?
        - Номер в гостинице «Палас» уже готов, на фамилию Смит, как нас и попросили.
        Я не смог удержаться от улыбки, Иван Федорович сначала чуть недоуменно посмотрел на меня, но через пару секунд тоже улыбнулся.
        - А, понял, о чем ты… Считай это совпадением.
        - В нашей работе совпадений не бывает…
        - Тогда знамением или предопределением. В общем, чем хочешь, но дело изволь выполнять со всей душой и прилежанием!
        - Вас понял… Разрешите идти?
        - Иди, сынок…
        Пока сидел в своем крохотном кабинетике, размышлял на тему - почему для этого дела решили привлечь именно меня? Другие агенты-то где, а? Обычно отдохнуть удается подольше, а тут - не успел приехать, как сразу кинули разбираться с шумным призраком на Стрелке, потом начали выяснять, что там происходит с древней старушкой на самом деле… Попробую выяснить у того, кто знает все и обо всех в нашей Конторе - у секретарши большого начальника.
        - Здравствуйте, прекрасная Марина! Вы очаровательны, как всегда! Не мог устоять перед искушением купить для вас вот эти вишни в шоколаде. Только умоляю, не ешьте их все сразу - в конфетах очень много коньяка.
        - Добрый день, Кристофер! Вы снова пришли задобрить меня и попытаться выведать очередную страшную тайну?
        - От вас ничего не скроешь… Подскажите, что, сейчас в городе совсем не осталось моих коллег? Я только недавно прибыл, а шеф опять бросает меня на очередное непонятное задание. Только-только отчет закончил, даже еще не проверил, а тут - раз, и труба зовет!..
        - Скажем так… Особой тайны в этом нет, конечно… Шестой сейчас на Юге, перекрывает очередной канал контрабанды магических артефактов, вы сами туда ездили, теперь его туда послали.
        Я сочувственно кивнул - да, кошмарное место… Аж передергивает, когда вспоминаю. Хотя кофе там готовить и научился…
        - Восьмой только что вернулся с Запада, там он был серьезно ранен и лежит в госпитале, выйдет предположительно через неделю-две, Девятый на Севере, в который уже раз налаживает отношения с местными шаманами. Так что кто есть у шефа под рукой - того и отправляют. Вот и вся тайна, господин агент.
        - Спасибо, прекрасная Марина! Пойду точить револьвер и чистить кинжал… Вернее, наоборот…
        Она рассмеялась моей немудреной шутке, и я вышел. Да, вроде все логично, но почему решили задействовать именно нашу Контору? Есть специальные телохранители, например, которые охраняют императорскую семью, могли откомандировать кого-нибудь. Или у них такой мелочью не занимаются? А как же тогда «особая важность»? Пути начальства воистину неисповедимы, как и его мысли…
        Итак, я стою на вокзале и смотрю, как под ажурную стеклянную крышу вокзала медленно вползает международный экспресс. Надо же, какой важный ребенок, если в таком поезде катается! Чей-то императорский отпрыск изъявил желание прокатиться в очередную «дикую страну»? Странно, пора капризов у детей обычно наступает чуть позже… Не буду загадывать, просто подключу свои способности, когда его увижу, и сразу все станет ясно.
        Пестрая толпа гомонящих родственников и прочих знакомых быстро распределилась вдоль вагонов, весело расхватывая в свои цепкие объятия несчастных приехавших. Если честно, не люблю смотреть на подобные сцены - меня-то встречать никто не приходит, откуда бы ни возвращался. Пусть даже это была очередная командировка в далекие края, полные жутких опасностей,  - все равно с перрона до стоянки извозчиков я шел один. Разве что начальство на следующий день утром звонило и интересовалось моим самочувствием - не соблаговолю ли я прийти в Контору для некоторых консультаций?.. И вообще, почему не доложил о себе сразу по прибытии, в ту же минуту?..
        Между встречающими и приехавшими суетились носильщики, вернее - «возильщики» со специальными тележками, полными багажа. Мимо пятого вагона промелькнуло уже много народа, из самого вагона неторопливо вышли пассажиры. Их было шестеро, похоже, что это супружеские пары. Никакого ребенка с пожилой женщиной среди них я не увидел. По дороге сошли, что ли? Или ждут, пока все разойдутся с перрона, чтобы невзначай не нарушить свое инкогнито? Ох уж мне эти тайны королевского двора!..
        Через десяток минут возле поезда остались только проводники, то входящие, то выходящие в свои вагоны. Ну и где он, ребенок этот? А, ну наконец-то!..
        Из двери пятого вагона на перрон вышла пожилая женщина, которая затем помогла шагнуть на землю со ступенек мальчику в дорожном костюмчике. Это он и есть? И что в нем такого особенного? Громкая фамилия в документах, или огромный счет в престижном международном банке? Я двинулся было в их сторону, чем вызвал сторожкий взгляд няньки, и уже приготовился доставать из кармана пиджака свои документы, как меня неожиданно громко окликнули со стороны:
        - Эй, мистер!
        Вздрогнув от неожиданности, чисто машинально я потянулся рукой под полу пиджака, к скрытому там револьверу, но сумел придержать свои рефлексы и медленно обернулся.
        Совсем рядом со мной стояла женщина в элегантном костюме, ткань которого была в серо-черную мелкую клеточку. В руке она держала зонтик от солнца, который сейчас, на мой взгляд, совсем лишний - день с утра оставался пасмурным. Может, он ей для уверенности нужен, или обязателен в комплекте с сумочкой из кожи аллигатора? Тут я наконец разглядел ее лицо, и время для меня остановилось…
        Одинокий лучик солнца, сумевший пробиться сквозь густые облака и изрядно запыленную стеклянную крышу вокзала, упал на перрон между нами, обрисовав светлое пятно. В этом столбике света неподвижно зависли светящиеся пылинки, какая-то длинная паутинка, летевшая по своим делам… Все это я видел боковым зрением, застыв на месте, как только посмотрел женщине в глаза…
        Сейчас она выглядит совсем по-другому, не похоже на фотографию и абсолютно не напоминает героиню своего фильма. Но я уверен, что это Клер, это не может быть никто другой! Нижняя челюсть чуть-чуть «тяжеловата» для женского лица, что выдает недюжинное упорство и силу характера. Наверное, для съемок и фотосессий это скрывают с помощью грима… Но этот взгляд… Не могу отвести глаза… Тону в них, помогите… Странно, но она тоже смотрит на меня не отрываясь…
        Наконец, спустя несколько мгновений, показавшихся вечностью, она снова обращается ко мне:
        - Мистер, не могли бы вы мне помочь? Я не вижу здесь носильщиков, а у меня много багажа.
        - Мадам…  - Тьфу, чтоб тебя, это же на другом языке!..  - Миссис, прошу прощения, но меня прислали встретить ребенка с сопровождающим. Как только я выясню, он ли это,  - тут я показал рукой в сторону няньки с пацаном,  - сразу займусь вашей проблемой.
        - Что вы, какая же в этом «проблема»! Это мой сын…  - Тут она улыбнулась.  - Так что можете считать, что выполняете данное вам начальством поручение. Кстати, мы с вами раньше никогда не встречались?
        - Нет, я бы это обязательно запомнил!  - Глупо и банально, но ответить по-другому не получилось. И вообще, как и откуда она ко мне подошла, так тихо подкралась, как кошка к мыши? Перрон ведь был совсем пустой?.. Теряю навыки и бдительность, наверное, расслабился…
        - Мне часто так говорят,  - она все еще мне улыбается, причем совершенно искренне, я это хорошо чувствую.  - Мы подождем вас здесь.
        Чувствуя на себе ее насмешливый взгляд, я быстрым шагом двинулся к выходу с перрона, тщательно контролируя себя, чтобы вдруг не перейти на веселую кавалерийскую «рысь». Ну и что бы это все значило, а? Совпадение? Ага, как же!.. Почему-то я думаю, что если бы отослал фигурку любой другой актрисе - в лучшем случае дождался бы ответного письма с благодарностью. А тут - вот она сама, стоит, улыбается… Да еще и номер для них на другую фамилию… Неужели только для того, чтобы избежать внимания многочисленных поклонников и поклонниц? Я ее не сразу узнал, вообще-то, мало ли кто на какую актрису может быть похож. Меня самого пару раз перепутали с другим человеком, например. (Я его потом видел - да, правда, очень даже похож оказался, разве что двойник чуть постарше.) А вот и носильщик!..
        Я громко свистнул, и припозднившийся водитель транспортной тележки повернулся в мою сторону. Увидев, что машу ему рукой, он тут же бодро понесся в мою сторону, предчувствуя дополнительную оплату за большое количество мест багажа.
        Ну, что можно сказать? Предчувствия его не обманули… Несколько минут он сновал в вагон и обратно, вытаскивая многочисленные чемоданы. Багаж был подобран с умом, все предметы имели примерно одинаковые размеры и явно одно фабричное происхождение. О, точно - на торцах я увидел надпись «Samsolight». Однако непростые чемоданчики-то!.. Кто попало не вскроет, разве только что топором, если ключей нет. Хотя, если учесть продолжительность путешествия с другой стороны земли, это очень даже продуманный выбор.
        Мы неторопливо двинулись к выходу с платформы - впереди я с Клер, затем нянька с мальчишкой, замыкал шествие тягловый носильщик со своей тележкой. Хорошо, что на его перевозочном средстве есть проволочные борта саженной высоты и множество ремней, иначе бы ему пришлось делать две ходки - куча чемоданов достигала высоты человеческого роста.
        На стоянке извозчиков мы разместились в двух колясках, опять же потому, что чемоданы не помещались в одну, даже при большом старании. В первой поехали я с миссис, следом - нянька с подопечным.
        - Почему вы улыбаетесь?  - спросила меня Клер, когда мимо нас замелькали дома и лица прохожих.
        - Если бы у меня была трость, можно было нанять третьего извозчика и отправить на нем вашу шляпку, зонтик и мою тросточку.
        - Зачем???  - ее глаза округлились от удивления.
        - А просто так… Для того, чтобы показать свою широкую душу.
        Тут она, наконец, поняла, что я шучу, и рассмеялась.
        Дальше почти всю дорогу мы молчали, актриса с любопытством озиралась по сторонам. Ну да, где еще можно увидеть сочетание почти всех стилей архитектуры, составляющее неповторимую внешность северной столицы?
        Отель «Палас» находился не очень далеко от железнодорожного вокзала, поэтому наша ознакомительная поездка по городу заняла минут пять, не больше. У парадного входа по сигнальному звонку роскошно одетого швейцара наружу выскочила целая орава мальчиков-коридорных, сноровисто разгрузивших багаж и перекидавших его на специальные тележки.
        Портье здесь манерами напоминал премьер-министра небольшой страны из середины западной части материка.
        - Добрый день! Чем могу быть вам полезен?
        - Для миссис Смит здесь должен быть зарезервирован номер.
        - А вы кто?
        Я вытащил из кармана удостоверение сотрудника охранного агентства, служившего нашей Конторе официальной «крышей».
        - Представитель вот этой организации. Еще будут вопросы, или вы, наконец, проверите список в вашей книге?
        Набычившийся от подобной бесцеремонности парень нарочито медленно повел пальцем вниз по страницам.
        - Да, есть двухкомнатный «люкс» для миссис Смит, на третьем этаже. Но насчет вас лично никаких указаний мы не получали, извините.
        - Ничего, моя задача - доставить ее в отель вместе со спутниками. Если будет необходимость - вам сообщат дополнительно. А сейчас делайте свое дело!
        В это время Клер о чем-то негромко переговаривалась с сыном, и они оба улыбались, несмотря на хорошо заметную усталость от долгого путешествия. Портье брякнул ключ от номера на столешницу.
        - Триста тринадцатый номер, с двумя комнатами!
        Сейчас посмотрим, суеверная она у нас или нет… Подойдя к ней, я спросил:
        - Миссис Смит, вам предоставили тринадцатый номер. Не желаете ли его поменять на другой?
        Секунду подумав, Клер ответила:
        - Нет, мне все равно. Если можно, прошу ускорить наше заселение в апартаменты - Джонатан очень устал и проголодался.
        - Тогда пойдемте к лифту, вещи сейчас привезут.
        Наша компания двинулась вслед за бодрым коридорным, который повел нас к дальней от входа стене, где виднелись двери многочисленных лифтов. Кстати, обстановка холла была вполне себе роскошной, с обилием позолоты и мрамора. Интересно, кто за номер платить-то будет? Надеюсь, мне счет не предъявят, ха-ха три раза?
        Тринадцатый номер на третьем этаже вообще-то был трехкомнатным, просто гостиная в число комнат почему-то не вошла. Или я что-то неправильно расслышал, может быть, портье сказал «с двумя спальнями»? Хотя мне-то какая разница?
        - Смежные номера, двенадцатый и четырнадцатый, сейчас не заняты, поэтому шума со стороны соседей можете не опасаться,  - любезно сообщил коридорный, когда я сунул ему какую-то мелочь.
        - Очень хорошо, будете нужны - вызовем!
        Когда дверь за ним закрылась, я повернулся к «миссис Смит».
        - Что вы хотите делать дальше?
        - Заказать обед в номер, пусть накроют в гостиной. После обеда мы с вами обсудим планы на завтрашний день.
        - Сейчас все организую… Вы уже выбрали блюда в меню?
        - Да, вот, посмотрите…  - Она взяла позолоченный буклет и встала рядом со мной, показывая то, что хотела бы получить на обед. Ну надо же, вообще рядом со мной стоит и нисколько не задирает нос, не кичится своей известностью… Хотя, если принимать во внимание ее стремление как можно дольше сохранить свое «инкогнито», это можно понять.
        Подойдя к столу, я поднял телефонную трубку и вызвал стол заказов местного ресторана. После недолгих переговоров выяснил, что обед будет накрыт через полчаса, о чем сразу же сообщил Клер.
        - Какие еще будут указания, миссис Стефансон?
        - После обеда мы будем отдыхать, вечером спустимся в ресторан отеля, поужинать. Завтра утром у меня деловая встреча, сопровождение будет предоставлено другой стороной, отдельно. Так что вы свободны…
        - Вот вам адрес и телефон нашего агентства, звоните, если что-нибудь понадобится. Дежурный оператор владеет несколькими иностранными языками, так что проблем не будет.
        Она взяла протянутую визитку, я откланялся и вышел. Интересно, я ведь назвал ее настоящую фамилию, Клер на это не обратила внимания или просто не подала виду? Эх, что гадать-то… Неужели на этом все наше общение и закончится - «Спасибо, до свидания»?..
        В Конторе я сразу прошел в кабинет начальника.
        - Разрешите? Докладываю - ответственное задание выполнено, ребенок, его мамаша и нянька доставлены в гостиницу без происшествий!
        - Эк ты про нее… «Мамаша»… Ты хоть знаешь, кто она?
        - Известная актриса Клер Стефансон, а что?
        - Ее пригласили сюда для того, чтобы обсудить участие в съемках новой фильмы. Дело на контроле в самых верхах, а ты - «мамаша»…
        (Неужели шеф часто ходит в синему на фильмы с ее участием? Вот уж никогда бы не подумал…)
        - Виноват, сам дурак, исправлюсь!
        - Хватит придуриваться, наконец!.. По какому делу пришел?
        - Иван Федорович, просто я не понимаю - зачем меня вообще туда отправляли?
        - Тебе вообще сейчас «понимать» ничего не надо. Все, задание выполнил - молодец, теперь иди в свой кабинет и работай дальше.
        Чего-то начальство не очень в духе, странно… Все же прошло нормально. Или они чего-то ждали? Впрочем, когда это до агентов доводят ВСЮ информацию? Чего не знаешь, того не расскажешь… Хотя «узнать» можно и другими методами… В том числе…
        Мои размышления прервал трезвон телефона на письменном столе.
        - Десятый кабинет слушает!
        - Крис, а правда, что ты сегодня саму Клер Стефансон на вокзале встречал?  - Это та самая Марина, которая у нас знает все и про всех.
        - Ну, вроде она была, а что? Хотя мне официально и не представилась…
        - И как тебе, на самом деле красивая?
        - Женщина как женщина, нос в потолок не задирает, от людей не шарахается.
        - Нет, по правде?
        - Ну… Да, красивая.
        - Возьмешь у нее автограф для меня, на память? Фотографию я сейчас принесу.
        - Смеешься? Она со мной попрощалась, я ей дал конторскую визитку, на этом наше знакомство и закончилось.
        - Ну ты чудак! Все только началось!.. Несколько минут назад шефу сообщили, что она требует на завтра и последующие дни того же представителя, что встречал ее сегодня на вокзале. Старик от радости чуть до потолка не запрыгал, только ты больше никому не рассказывай.
        - Марина, а ты не боишься, что он тебя услышит по параллельному телефону?
        - Да Федорыч больше часа тому назад как в министерство ускакал, со скоростью жеребца на ипподроме. Сразу после этого звонка, кстати…
        - Что они там устраивают такое, а?
        - «Дело на контроле в верхах», больше он ничего не говорит.
        - Так «верхов»-то много, в каких именно?
        - Если я расскажу, то придется потом тебя убить,  - съехидничала она.  - Нет, правда, сама не знаю. Просто счет за услуги фирмы оплачивается по часам, так что ты давай там, сделай так, чтобы мы тобой гордились. Чтоб в ее номере чужой охраны и рядом не было!..
        - Марина, попрошу без намеков!..
        - Я ни на что не намекаю, ты что!  - Ага, так я тебе и поверил.  - Чем-то ты ей понравился, значит.
        - Заранее боюсь…
        - Ты еще скажи, что того сопливого мальчишки испугался. Все будет хорошо, мысленно я с тобой! Фотографию сейчас принесу…  - и положила трубку.
        Вот сюрприз так сюрприз!.. Интересно, с чего бы это вдруг? Как говорится, «ничто не предвещало еды…», ха-ха! Так, шеф еще не вернулся, интересно? Может, получится чуть раньше домой уйти… Однако не получилось.
        В дверь кабинета влетела запыхавшаяся Марина.
        - Вот, держи фотографию, возьми автограф обязательно, хорошо? Я потом для тебя все, что хочешь, сделаю!
        Заметив мою зловещую улыбку, она тут же торопливо поправилась:
        - Ну, почти все, конечно!.. Федорыч только что вернулся, тебя требует пред свои очи. Немедленно!
        - Тогда идем, не будем раздражать начальство…
        Как ни странно, Иван Федорович был в прекрасном настроении.
        - С завтрашнего дня ты будешь сопровождать нашу дорогую гостью везде, где она пожелает. В общем, будешь совмещать обязанности телохранителя, экскурсовода, переводчика и прочая, и прочая… Миссис позвонила нам и сообщила, что твоя кандидатура ее полностью устраивает во всех этих качествах…
        - А мне будут доплачивать за совмещение?..
        - Вообще-то перебивать старших невежливо,  - осадил меня начальник, не приняв шутку.  - Сначала выполни задание, а потом уже обсудим варианты вознаграждения.
        - Что с мальчишкой?
        - Она сказала, что теперь опасность миновала, и достаточно будет охраны в твоем лице и этой няньки. На деловых встречах могут оказаться свои переводчики, потому что вопросы строго конфиденциальные. Так что подождешь ее снаружи, если потребуется.
        - Понял. Еще какие-нибудь указания или пожелания будут?
        - Не ершись. Все серьезнее, чем ты думаешь. В общем, если понадобится любая помощь или поддержка - звони.
        - Я дал ей нашу визитку, когда уходил.
        - Молодец, видишь - почти сразу и пригодилась! Наши дежурные тоже хорошо сработали, догадались ее звонок на меня переключить. В общем, налаживай отношения с известной актрисой, только не переусердствуй, а то знаю я тебя…
        Я уставился на него с выражением лица древнего сфинкса, который невесть сколько тысячелетий гордо торчал посреди знойной пустыни.
        - И не делай такую рожу! Ты вот что такое в командировке вытворял, а? В борделе и то удивились твоим способностям.
        - Могу заявить, что все это - гнусная клевета!..
        - Ладно, пошутил… Тем более что там действительно все было очень даже серьезно, сам знаешь. В министерстве обороны до сих пор кое с кого погоны летят и кресла шатаются…
        (Скандалище получился знатный, когда с моей помощью вдруг выяснилось, что поставляемые в войска индикаторы на самом деле не способны ничего обнаружить. Резко сменили места службы некоторые генералы, а несколько промышленников почему-то перестали поставлять имущество для армии. Соседнее государство лишилось возможности тайно заполучить несколько образцов секретной техники для изучения… В общем, дарить мне цветы никто не собирается. Разве что… Но не будем о грустном!)
        - У нас явно прибавилось «горячих поклонников».
        - Да уж, сильнее любить нашу Контору после такого вряд ли станут. Но пусть это волнует тебя меньше всего, работай спокойно. Выполняй любые просьбы нашей гостьи.
        - А если она захочет куда-то поехать?
        - Позвонишь, согласуешь маршрут, только и всего. Так что иди, будешь ее тенью на все это время. Ты уж не подведи меня…
        - Вас понял…
        - Удачи тебе!..

* * *

        - Доброе утро, миссис Смит!
        - Доброе утро, Кристофер! Может быть, нам обоим пора перестать притворяться? Когда мы наедине, зови меня просто Клер, договорились, Крис?
        - Хорошо, Клер, как скажешь…
        - Сейчас должны прийти ваши представители, которые организовали мою поездку сюда, поработаешь переводчиком?
        - Меня для этого и прислали, если помнишь.
        - Тогда принимайся за свою нелегкую работу, я на тебя очень надеюсь!
        (Интересно, что она имела в виду, когда сказала «притворяться», а?..)
        Буквально через десять минут в двери вошли трое мужчин, явно имевших отношение к «искусствам». С чего я так решил? Сам не знаю, уж очень напыщенными были их лица. Наверное, они бывали на приемах у самого императора, не меньше! (И плевать, что их не пускали ближе самых дальних рядов…)
        Как я понял, это было что-то вроде визита вежливости, около часа они наперебой восторгались фильмами, в которых снималась Клер, затем начали плавно переходить к нужной им теме - не согласится ли она принять участие… и так далее, и тому подобное. Да, это будет очень полезно для развития синематографа в нашей стране… Конечно, гонорар будет соответствующим… Прекрасная миссис Стефансон, не соблаговолите ли вы нанести визит на студию, чтобы ознакомиться… Конечно же, инкогнито не будет нарушено… Да, можно взять с собой сына, почему бы и нет?.. К сожалению, переведенных экземпляров сценария пока нет, но ваш переводчик очень хорош, и, несомненно, ему будет по силам пересказать вам краткое содержание… Да, у нас есть несколько различных вариантов, в разных жанрах… Мы с вами договорились?..
        Уфф, даже вспотел, столько пришлось переводить. Театральные деятели не владели языком Островной империи, предпочитая «материковые». Ладно, вроде справился, излагал все речи без существенных запинок. Но когда представители каких-то там современных муз скрылись за дверью, мы с Клер переглянулись и вздохнули с большим облегчением, причем одновременно.
        - И часто к тебе так приходят?
        - Нет, дома у меня для таких переговоров есть специальный агент. Ты в них ничего не заметил?
        - Чего именно?
        - Необычного, странного?
        - Два вроде люди как люди, а вот третий… Что-то не то, он как будто все время хотел облизнуться, если можно так сказать.
        - Хочешь сказать, он пускал слюни, глядя на меня?
        - Да, наверное…
        - Ясно, с ним нужно быть поосторожнее. Жаль, что у тебя нет статуса юриста, вдруг придется читать текст договора, а в них бывает столько тонкостей и закорючек…
        - Я знаю, кому можно позвонить в этом случае, и сразу найдется специалист такого высокого класса, что любой аферист пожалеет о своем рождении.
        - Надо же, как ты высказался…
        - Проверять будем?
        - Очень надеюсь, что этого не потребуется. Время визита на студию запомнил?
        - Конечно, даже записал на всякий случай.
        - Тогда сегодня после обеда мы будем долго гулять в парке, все вместе. Джонатану нельзя целыми днями сидеть взаперти, ребенку нужен свежий воздух…
        Так как я считал, что присутствовать в номере во время приема пищи мне как-то не комильфо, то сослался на необходимость сделать личный доклад в Конторе и сбежал на улицу. Просто мне как-то неловко изображать наличие хороших манер, когда хочется просто от души пожрать, ха-ха! Только вот вблизи не оказалось нормальных заведений, только какой-то ресторанище, в который я даже не рискнул заглядывать - судя по внешнему виду посетителей, чашка кофе там могла стоить целого обеда в менее престижном месте. Нет уж, увольте меня от такой роскоши! Мне бы просто съесть чего-нибудь… Но вот не получилось… Ничего, до вечера доживу как-нибудь.
        Гулять Клер решила в парке у набережной, где на аллеях среди деревьев стояло много статуй в античном стиле. На пьедестале каждой было название изображенного скульптором сюжета, поэтому строить из себя знатока этой области искусства не пришлось, разве что нужно было наспех порыться в памяти, вспоминая соответствующие легенды, хотя бы в общих чертах.
        К счастью, миссис Стефансон выбрала самый обычный наряд, в котором она совершенно не выделялась среди других посетительниц парка, да и с детьми гуляли многие. Мы довольно долго бродили по тенистым аллеям под звуки военного духового оркестра, разве что не под руку. Ну да и ладно, нет у меня задания изображать с ней семейную пару. Хотя, если честно, я время от времени ловил взгляды в нашу сторону. А что - почти классика: папа, мама, сын и нянька… Вот насчет этой самой няньки, кстати… Она из бывших сотрудников полиции, что ли? Взгляд у нее прямо-таки «насквозь»… Хотя эта самая миссис Джонсон зыркает на меня уже не так настороженно, как в первый раз. Привыкла, или сделала краткий анализ моих характеристик и сочла относительно безвредным? Ладно, будем считать, что она на моей стороне, наверняка прошла кучу всяких разных проверок на благонадежность. За ручку пацана не водит, только приглядывает, чтобы к нему никто не подходил, и вроде все… Нет, не хочу обсуждать эту тему, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не лезь!..
        - Какие тут интересные дома,  - обратился ко мне Джонатан, когда мы возвращались в гостиницу.
        - Так ведь городу уже больше двухсот лет, за это время тут много чего успели построить. Архитекторы приезжали из-за границы и буквально соревновались между собой, у кого лучше получится.
        - Красиво!..
        - Летом - да, зимой не очень…
        - Почему?
        - Все заметает снегом и сыро. Хотя если день солнечный, то бывает весело.
        - Мама, давай приедем сюда зимой когда-нибудь?
        - Джонатан, ты ведь всегда говорил, что не любишь холод,  - удивилась Клер.
        - Хотя бы раз можно посмотреть…
        - Мы над этим подумаем через некоторое время, обещаю.
        (Надо же, как многозначительно… А почему при этом она смотрела на меня?..)
        Нагулявшись в парке, наше «семейство» вернулось в гостиницу. Оставив там Джонатана с нянькой, Клер вместе со мной поехала на студию, куда ее так настойчиво приглашали. (И как я понимаю, вокруг которой будет вертеться основная интрига ее визита в нашу страну.) По дороге актриса снова рассматривала окрестности, слушая мои краткие комментарии. В общем, работа переводчика-экскурсовода оказалась не самым легким занятием. Хорошо еще, что гостья снисходительно относилась к погрешностям в моем произношении и случавшимся ошибкам в построении предложений - ну очень давно не практиковался, что поделаешь!..
        На студии, оказывается, уже ждали представители ее владельцев, караулившие миссис Смит-Стефансон у самого входа. Ее с почетом препроводили в съемочные павильоны, где сразу же начали гордо демонстрировать съемочное оборудование. Клер стала задавать вопросы, которые я упарился переводить - слишком специфические оказались термины. Но тут прибежал специализирующийся на данной теме переводчик, и мне удалось технично уйти в сторону, чтобы поразглядывать здешнюю обстановку, не отвлекаясь на болтовню.
        Посмотреть было на что - здесь могли снимать фильмы обо всем, начиная с морских приключений и вплоть до битв у средневековых замков. Конечно, если заглянуть на пару саженей дальше, то все это оказывалось только раскрашенной фанерой, но на экране увидеть подделку мог только очень искушенный зритель. Так, интересно, что скажет по этому поводу наша знаменитость?
        Актриса вроде бы осталась довольна, если судить по ее репликам, обращенным к самому авторитетному представителю. От важности тот даже раскраснелся и надулся, подобно индюку. Ладно, простительно, работа у него такая - изображать большого авторитета в местной синематографии…
        Только вот со сценариями вышла маленькая проблема - их не успели подготовить. Нет, они были, но кто-то второпях перепутал папки, а на разбор требовалось время. Бывает, в армии это называется «генеральский эффект».
        После разъяснения ситуации с перепутанными сценариями нам стало ясно, что делать здесь больше нечего, во всяком случае сегодня. Миссис поблагодарила делегацию за интересную экскурсию и теплый прием, после чего мы с ней вышли к ожидавшему нас извозчику.
        - Как впечатления?
        - Если честно - думала, будет хуже. Оборудование довольно новое, декорации очень даже приличные… Хотя съемки на природе ничем не заменишь, там бывает очень красиво!..
        - Найдем подходящий сценарий - требуй, пусть организовывают.
        - Думаешь, сейчас они лихорадочно пишут новые?
        - А кто их знает, творческих работников… Со старыми бы сначала разобрались.
        - Где ты живешь, далеко?
        - Нет, довольно близко к отелю, минут десять ходьбы, а что?
        - Просто хотела бы посмотреть, это возможно?
        - Если не боишься войти в мрачную пещеру старого холостяка, то почему бы и нет…
        Я сообщил извозчику новый адрес, и он с веселым присвистом порулил в нужную сторону.
        - Это и есть твой дом?
        - Скажем так - дом, в котором я сейчас живу. Он маленький, но мне хватает.
        - И сколько комнат?
        - Кабинет, ванная, кухня, кладовка, спальня… Все.
        - В интересном порядке ты их перечислил…
        - Как вспомнил, так и перечислил, а что?
        - Так, ничего…
        Отперев дверь, я распахнул ее и пропустил Клер вперед, приглашая войти. Она шагнула через порог и остановилась.
        - Ты что?
        - Все нормально, осматриваюсь.
        - Это же не древняя пирамида, тут смертельных ловушек нет.
        (Ай, кое-что нужно быстро убрать с глаз…)
        - Пойдем, посмотришь мой кабинет.
        Я быстро прошел вперед, открыл стеклянную дверь, тут же сделал несколько шагов к дальней стене и торопливо положил лицевой стороной вниз тот самый портрет, стоявший на столе. Успел вроде, она ничего не заметила? Потихоньку засунуть его в ящик уже не получится, да и ладно…
        - Это все книги, которые есть в доме?  - Она стояла возле застекленного шкафа, в котором виднелись полки с многочисленными торчащими корешками, некоторые из них выглядели весьма потрепанными.
        - Нет, тут только всякие научные и тому подобные книги. По ремеслам и прочие вроде того. А художественные есть на полках в спальне, иногда перед сном почитать.
        - Здесь стоит даже «Практическая магия»… Серьезно, ты интересуешься такими вещами, что ли?
        - Да так, купил экземпляр на распродаже, для коллекции. А кто-то ведь по-настоящему ее читает, вот смешно!..
        Она посмотрела на меня, но ничего не сказала, затем снова повернулась к книжному шкафу.
        - Ноты? Ты что, музыкант?
        - Так, играю иногда, чтобы совсем уж скучно не было, заодно и руки тренируются.
        - На чем? Постой, вижу - на гитаре, да?  - Она наконец заметила чехол, стоявший в темном углу за шкафом.
        - Да, на гитаре. Для скрипача я слишком ленивый, не могу каждый день упражняться с утра до вечера.
        - А сейчас можешь сыграть что-нибудь?
        - Что бы ты хотела услышать?
        - Хорошую музыку, разную…
        Она сняла шляпку и положила ее на стол, при этом частично прикрыв рамку фотографии. (Так даже лучше, в глаза не бросается.) Распустившиеся волосы упали ей на плечи, и она привычно откинула пряди с лица.
        - Ну что, господин музыкант, порадуйте даму!
        Я жестом показал ей на второй стул, куда она грациозно присела. Ладно, играть так играть!
        Пока доставал гитару из футляра, проверил, не откроются ли случайно потайные отделения. А вы что думали, у меня все просто так? Ничего подобного! Как только начальство узнало о моих скромных успехах на данном поприще, мне тут же помогли купить хороший инструмент, к которому быстро изготовили специальный футляр. Коллеги даже подшучивали надо мной, говоря, что надо было учиться играть на рояле - мол, если сделать футляр для него, то туда можно будет запихать даже разобранное артиллерийское орудие. На что я отвечал, что пусть сами учатся играть на барабанах - им даже футляры не нужны. В общем, в шутливых дружеских подначках была доля правды - теперь вместе с гитарой можно было проносить пару револьверов с солидным запасом патронов, несколько метательных ножей и еще кое-какие полезные мелочи. При этом некоторые магические приемы помогали беспрепятственно миновать строгую таможенную службу…
        Что же исполнить и при этом не опозориться? А вот, ту самую мелодию, которую вспоминал несколько дней назад…
        Снова в памяти возник шум прибоя, шелест пальмовых ветвей на горячем ветру, разговоры на чужом языке, терпкий вкус красного вина… Гитара то звенела, то шептала, рассказывая очередную историю из жизни далекой страны…
        Окончив играть, я внимательно посмотрел на Клер, она улыбалась, поправляя волосы, вновь упавшие на глаза. Надеюсь, что ей понравилось. Что бы еще такое сыграть? Вот эту попробую, наверное, подойдет…
        Когда раздались первые такты «Луназы»[«Луназа»  - народный ирландский танец.], моя слушательница явно удивилась и почти сразу стала отбивать такт каблуком. Ну да, гораздо чаще эту мелодию можно услышать в исполнении скрипачей. Мне этот задорный танец очень нравился еще и тем, что он длится всего около двух минут, пальцы сильно не устают, ха-ха!
        Нет, она все-таки не выдержала - вышла на середину моего небольшого кабинета и закружилась в танце, задорно пристукивая каблучками сапожек. Юбку, чтобы не мешала, она придерживала повыше обеими руками, в результате чего происходящее иногда напоминало канкан. А мне нравится, очень!.. Казалось, что Клер танцевала с закрытыми глазами, но ни разу не зацепилась ни за стулья, ни за стены, как будто хорошо видела все вокруг. Иногда она проносилась мимо меня так, что я ощущал движение воздуха и прикосновение ее развевающихся волос. Хорошо, что живу в отдельном домике, иначе бы соседи точно пришли выяснять, в чем тут дело - веселый перестук дробно отдавался во всех комнатах.
        Наконец, музыка стихла, и танцовщица остановилась меньше чем в шаге от меня. Ой… Как пишут в некоторых романах, «…хлипкие застежки платья не выдержали яростного напора её бурно вздымавшейся пышной груди…» Да шучу я, просто несколько верхних крючков оказались расстегнутыми от очень уж энергичных взмахов руками. Вообще-то, там было на что посмотреть… Но мне пришлось отвлечься от столь приятного для мужского взгляда зрелища и вернуться к действительности.
        А улыбающаяся Клер, казалось, и не заметила небольшой проблемы с одеждой (что вы, какая такая проблема?.. все замечательно…). Обмахиваясь ладонью - ей стало жарко, спросила:
        - Откуда ты знаешь эту мелодию?
        - Я много где побывал, если музыка нравилась - пытался разучить, чтобы потом играть для себя.
        - Давно так не танцевала, спасибо, порадовал!.. Хорошо, что каблуки невысокие…
        - Жаль, что кроме меня никто этого не мог видеть.
        - А мне - нет. Где здесь можно привести себя в порядок?
        - Сейчас покажу… Тогда я пока кофе сварю, хочешь?
        - Да!..
        Проводив Клер в ванную комнату, я отправился на кухню, чтобы заняться приготовлением обещанного ей напитка. Благодаря своим поездкам, мне удалось научиться многим интересным вещам. Например, варить вкусный кофе. Даже специально привез для этого кованную хорошим мастером из меди «турку» и особую спиртовку, чтобы не возиться каждый раз с кухонной плитой.
        Пока нагревалась вода, стал быстро осматривать свои запасы на предмет чего-нибудь повкуснее. М-да, баранки трехнедельной давности сойдут за деликатес, но не сегодня… О, вот же она, купил несколько дней назад, и еще не пробовал - жестяная коробка с конфетами. Ладно, объявляем их купленными только сегодня, и на стол!
        Чашки у меня больше «ресторанных», потому что маленькие мне совсем не нравятся. Конечно, для особенно привередливых гостей есть и мелкие… Какие поставить-то? А, достану и те, и те! Пусть сама решит, из какой пить хочет. Вот и она, кстати…
        - Очень вкусно пахнет!
        - Меня учили варить кофе настоящие знатоки. Да и сорт нужно хороший найти, иногда это бывает сложно.
        - А мне налей в большую чашку, если можно… Да, в такую. Чему ты улыбаешься?
        - Просто задумался, из какой ты пить захочешь.
        - Угадал?
        - Ну да. Вот, у меня тут немного конфет есть, и баранки, не очень твердые… Вроде даже откусить можно. Извини, гостей сегодня не ждал, пирожных нет.
        - Любишь сладкое?
        - Это что, предосудительно?
        - Совсем нет, ты что!  - Она рассмеялась.  - Просто мужчины редко в этом признаются.
        - Вот, я признался, и что дальше?
        - Так, ничего…
        Клер взяла конфетку из жестянки и стала ее рассматривать.
        - Что-то не так?
        - Я дома гораздо лучше конфеты делаю, по старинному семейному рецепту.
        - Хотел бы попробовать…
        - В чем дело? Приезжай, попробуешь.
        - Ты смеешься, да? Кто же меня отпустит? В моей работе отпусков не бывает.
        - А вот по своей службе и поедешь. Или боишься?
        - В ваших краях что, своих агентов не хватает? Меня же там со всех сторон, сразу…
        - Ты только скажи - хотел бы поехать или нет?
        - Смотря с кем и для чего…
        - Не уворачивайся, отвечай прямо!
        - Если вместе с тобой, то «да»!
        Клер почему-то промолчала, задумчиво хрустя твердым, как стекло, леденцом.
        - Надо же, кислый какой!.. Скажи, кофе ты давно налил, а он все еще горячий, не остывает, почему?
        - Это у меня кружки такие. Неважно, что туда налил - сразу будет нужная температура, горячий, но не обжигающий, пока не выпьешь. А то кофе, если остывает, кислятиной становится, я такого не люблю. Вот и…
        - А откуда они? Купил?
        - Нет, они действуют только для определенного дома. Если их отсюда унести - станут обычными. И со стороны другие такие же принести не получится.
        - Тебе их прямо тут заколдовали, что ли?
        - Можно и так сказать…  - Не рассказывать же ей, что я потратил на отработку этого заклинания целый месяц и вовсе не желал, чтобы об этом знал кто-то еще.  - Таких больше нет, и не рассказывай никому, пожалуйста!
        - Надо же, какой ты загадочный!..
        - Да уж какой есть…
        - Ты что, обиделся?  - Она дотронулась до моей руки.
        - Нет, почему ты так решила? Просто вспомнил - кое-что…
        Кофе в чашках как-то очень быстро закончился, Клер чуть оттянула свой рукав и глянула на изящные часики в золотом корпусе.
        - Мне уже пора… Давай продолжим осмотр твоего дома в другой раз?
        - Хорошо. Кофе понравился?
        - Ты его замечательно готовишь, правда! Я сейчас, только шляпку свою возьму, оставила на столе в кабинете…
        Мы вышли из дома и медленно двинулись в сторону ближайшей улицы, где часто проезжали извозчики. Миссис Смит молчала, время от времени бросая на меня быстрые взгляды.
        - Сколько фильмов с моими ролями ты видел?
        - Один,  - совершенно честно ответил я.  - «Дикая роза…» или что-то в этом роде.
        - А, этот… И как тебе, понравилось?
        - Вообще-то, я не люблю мелодрамы. Так, сходил за компанию, вечер провести… Ты стрелять из револьвера и ездить на лошади специально училась?
        - Да, если что-то делать, так по-настоящему. Иначе никто не поверит…
        - Твой партнер по фильму, похоже, так не думал.
        - Вот про него упоминать лучше не надо, договорились?
        - А что так?
        - Да он никого не любит, кроме себя… Даже целуется как с манекеном…
        - И еще лошадей боится.
        - Интересно, ты сразу заметил?..
        - Наверное, я слишком придирчив.
        - А сам-то умеешь на лошади держаться, ковбой-гитарист из кабинета?
        Я вспомнил свою недавнюю поездку в леса и усмехнулся.
        - У меня, наверное, еще синяки от седла не прошли, хочешь, покажу?
        - Что прямо здесь, на улице? Ну, ты шутник,  - она рассмеялась и легонько ткнула меня кулачком в локоть.  - Да верю, верю…
        Тут показался извозчик, внимание которого я тут же привлек взмахом руки.
        - К «Паласу», и побыстрее! Мадам торопится…
        Клер взглянула на меня, но промолчала. Я тоже не стал докучать ей пустыми разговорами, тем более что дорога заняла всего несколько минут. В гостинице я довел ее до лестницы, где она сказала:
        - Завтра прошу быть у меня в номере в десять часов утра, уважаемый мистер Кузнецофф!  - После чего развернулась и ушла. Вот и думай, что хочешь…
        Домой я возвращался пешком, пытаясь собрать мысли в кучу. Почему-то этого никак не получалось сделать. Да что такое со мной? Миссис назвала меня по фамилии, которой я ей ни разу не называл, но она была написана на посылке с медведем.
        Дружелюбного кота под дверями не видно, но это и к лучшему - за всеми дневными делами совершенно забыл посетить мясную лавку. Ладно, завтра туда схожу, может быть, свежего окорока привезут. И вообще, сейчас выпить рюмку вина и спать!
        Вспомнил, что нужно убрать гитару в футляр, и зашел в кабинет. Сразу же заметил, что рамка с фотографией, лежавшая стеклом вниз, сейчас стоит в нормальном положении. Ну вот, теперь Клер всё знает… Или почти всё…
        На следующее утро, сразу после приветствия, Клер спросила:
        - Почему сразу мне не рассказал, что это ты прислал фигурку медведя?
        - А зачем? Меня могли куда-нибудь отправить уже на следующий день, и на этом наше знакомство и закончилось бы…
        Она подошла ко мне вплотную и тихо сказала:
        - Знаешь, почему я позвонила в вашу контору? Потому что сын подошел ко мне и сказал «Мама, мы с тобой оба знаем этого дяденьку, только не могу понять, откуда…» Я тоже это почувствовала еще там, на вокзале. А если бы не поговорила с твоим начальником?..
        - Не знаю, предпочитаю не задумываться на подобные темы. Иначе потом всю жизнь жалеть придется.
        - О том, что не сделал? Или о том, что сделал или попытался сделать?
        Ну вот, даже не знаю, что ей ответить…
        - Я сама не знаю, почему решила выслать тебе свою фотографию. Но ты ведь разговаривал с ней, то есть со мной, да? Например, когда пил кофе за тем столом?
        - Да…
        - Значит, я не ошиблась. Так что пока просто выполняй свою работу, а что делать дальше - мы с тобой еще обсудим, чуть позже. И не спрашивай меня больше ни о чем,  - она подняла руку, пресекая мою попытку что-то сказать.
        - Хорошо, миссис Смит… То есть Клер.
        Дальше наш разговор велся строго деловым тоном, потому что в комнату вошла нянька, а чуть позже в двери постучались представители синематографического искусства.
        Переговоры длились примерно час, затем Клер решила, что ей нужно прогуляться вместе с сыном по набережной - погода сегодня была на редкость теплой и солнечной, что для здешнего лета редкость. Конечно же, мне пришлось сопровождать всю компанию. Интересно, что Джонатан (так звали ее сына) изъявил желание идти между нами, время от времени задавая разные вопросы, наверное, характерные для любого ребенка.
        - А это что за такой большой дом?.. Это церковь такая, да? Что там написано у того корабля на носу?..
        Тут не очень далеко от нас бабахнула «полуденная пушка», и я машинально вытащил из кармана свой хронометр, чтобы сверить время.
        - Что это такое было?
        - Полдень, ровно двенадцать часов. Можно время проверять.
        - Где стоит эта пушка?
        - На бастионе старой крепости, там рядом музей. Можно сходить, посмотреть вблизи, если хотите. Сегодня больше стрелять не будут.
        - А я хочу посмотреть, как будут стрелять завтра, давайте тогда сходим?
        Мы с Клер переглянулись, она согласно кивнула.
        - Хорошо, Джонатан, только придется выйти заранее. И не пугаться, а то звук будет очень громкий.
        Мальчишка даже обиделся:
        - Я вообще ничего не боюсь! Даже когда мама меня с собой в тир брала, я глаза не закрывал при выстрелах!
        Тут удивился уже я.
        - А сам стрелять пробовал?
        - Два раза… Больше мама не разрешила. Сказала, все равно не попаду.
        - А вот мы сейчас с ней и поговорим…  - Повернувшись в сторону миссис Смит, громко спрашиваю:  - Уважаемая мама! Может быть, вы разрешите организовать вам посещение тира? Уверяю, что там удастся подобрать револьвер, подходящий к руке этого отважного молодого человека.
        - Если молодой человек будет вести себя достойно, то мама не против. Но в таком случае она просит устроить ей посещение Императорского театра, например, сегодня вечером.
        Вот это да!.. Задача не из простых, все билеты обычно распроданы за неделю вперед… Но у меня есть туз в рукаве, нужно только добраться до телефона.
        - Сделаю для вас все, что могу, миссис Смит.
        Она ничего не сказала, только улыбнулась. Значит, верит, что я могу это сделать. Придется соответствовать…
        Во время обратного пути в гостиницу я пытался мысленно сформулировать список задач, которыми нужно срочно нагрузить начальство. Мне же прямо сказали - выполняй все ее пожелания! Вот и буду выполнять, так что не обессудьте. К тому же попробую добавить кое-что от себя.
        - Здравствуйте, Иван Федорович!
        - Здравствуй! Что у нас нового?
        - Если честно, гостья меня сильно озадачила - изъявила желание сегодня вечером посетить Императорский театр. А билеты туда купить сегодня уже не получится, я узнавал.
        - Ты меня удивляешь! Сразу не мог позвонить?
        - Так вот сразу, как вернулись в гостиницу, и звоню…
        - Два билета в ложу принесут в ее номер через час, время спектакля будет указано на конверте. Еще что-нибудь?
        - Хотел бы устроить ее сыну посещение нашего тира, это возможно?
        - Если честно, даже не… Хотя почему бы нет? Только позвони заранее. И… Она ведь тоже с вами пойдет?
        - Очень даже возможно.
        - Тогда предупреди меня отдельно, понял?
        - Вы тоже хотите взять у нее автограф?..
        - Так, господин агент, продолжайте выполнять задание!  - После чего раздался сигнал «отбоя». Надо же, ничто человеческое начальству не чуждо, ха-ха!..
        Мой костюм вполне позволял идти в нем куда угодно, в том числе и в театр, а вот Клер предстояло сделать нелегкий выбор подходящего наряда. Впрочем, как профессиональная актриса, она отлично разбиралась в этом вопросе и могла вполне обойтись без моих советов. Так что я провел некоторое время в гостиной, рассказывая Джонатану, как лучше тренировать руку перед стрельбой. Пришлось даже рисовать на бумажке, как правильно целиться, но он сказал, что все это ему уже показывали.
        - Хорошо, вот завтра и проверим, что ты помнишь. Я попрошу, чтобы тебе дали небольшой револьвер, не очень тяжелый, а то быстро устанешь.
        - Тогда я отдохну, а потом еще попробую!..
        - Договорились!
        Тут из дверей спальни вышла Клер в шикарном платье, и мы прервали нашу увлекательную мужскую беседу.
        - А еще мы с ней на лошадях часто катались…  - мальчишка явно не желал меня отпускать.
        - Здесь тоже можно такое организовать. Если мама разрешит, конечно.
        - Мама разрешит, но только под своим присмотром. Так что завтра у няни наконец-то будет возможность хотя бы немного отдохнуть от тебя, Джонатан,  - тут же отозвалась наша красавица.
        - Ура! Спасибо, мамочка!
        - А сейчас мы с мистером Кристофером едем в театр. Обещай, что будешь вести себя хорошо, и не капризничай за ужином.
        - Мама, но я не люблю зеленый салат…
        - Хорошо, пусть миссис Джонсон закажет что-нибудь другое. Я вернусь, проверю. Идемте, Крис.
        Если честно, мне впервые предстояло посетить театр в обществе столь шикарной женщины. Нет, я и раньше бывал на спектаклях, раза три… Нет, все-таки два - в третий раз меня выдернули на новое задание буквально на пороге зрительской ложи. А те два раза - охранял каких-то важных персон, стоя позади их кресел в кромешной темноте. Так что не могу сказать, что являюсь страстным поклонником данного вида искусства. Тем более что могу различать фальшь в голосе любого актера, даже если он говорит еле слышным шепотом.
        А Клер чувствовала себя совершенно как рыба в воде, несмотря на то что не понимала окружающих. Хотя при ней же я, заодно могу повысить свой уровень знания языка.
        - Крис, очень интересно,  - обратилась она ко мне.  - Ты буквально на глазах перенимаешь мое произношение.
        - Это большой недостаток для переводчика?
        - Нет, просто как-то непривычно…
        - Клер, это моя индивидуальная особенность. Чем дольше разговариваю с людьми - тем больше подстраиваюсь под местное произношение, причем, в конце концов, меня будет трудно отличить от большинства жителей. Но прошу об этом никому не рассказывать, хорошо?
        - Надо же… У кого-то на это может уйти несколько лет…
        - А у меня - несколько дней, если язык мне известен.
        - А если нет?
        - Тогда сначала нужно освоить основы языка. А дальше изучение идет все быстрее и быстрее.
        - Ты прямо как…  - она вдруг замолчала.
        - Что?
        - Так, ничего. Мы уже приехали, да?
        Точно, извозчик подкатил к парадному входу в здание Императорского театра. Да, здесь было на кого посмотреть! Можно сказать, весь цвет столичного общества собрался. Интересно, они все время одни и те же каждый вечер сюда приезжают или как-то чередуются по списку? Мужчины превосходили меня своими фраками примерно так же, как Клер, на мой взгляд, всех остальных (ну, или большинство) женщин своей красотой. Хотя было уже темновато, а освещение не отличалось особенной яркостью. Поэтому различия скрадывались, и я не чувствовал себя прислугой на банкете. На нас с Клер довольно часто оборачивались, можно было расслышать фразы, которыми обменивались другие зрители.
        - Что они говорят?  - поинтересовалась у меня прекрасная леди.
        - Они говорят, что мы с тобой - великолепная пара, и ты очень на кого-то похожа, скорее всего, на принцессу.
        - Ты серьезно?
        - Конечно!
        (Предположим, насчет принцессы я немного приврал, но о «великолепной паре»  - сущая правда, честное слово!..)
        - Надеюсь, ты потом не будешь все время об этом вспоминать?
        - Клер, не могу тебе этого обещать.
        Она вдруг остановилась, не дойдя до дверей в ложу нескольких шагов, и несколько секунд смотрела мне в глаза, не выпуская моей руки и совершенно не обращая внимания на проходящих мимо людей. Потом, будто спохватившись, потянула меня вперед по коридору.
        Вот и двери, ведущие к нашим местам. Надо же, шеф расстарался - ему предоставили места для особо важных персон, в ложе рядом со сценой, и нам не придется щуриться в театральные недобинокли, чтобы разглядеть лица артистов на сцене.
        - Совсем забыла спросить - какой сегодня спектакль?  - прошептала мне на ухо Клер.
        - «Женитьба Фигаро», артисты Императорского театра, как ты и просила.
        - А на каком языке?
        - На русском. Но в программке есть краткий перевод, если что - я объясню.
        - Хорошо, не пойму, так хоть музыку послушаю… В следующий раз нужно на балет пойти.
        - Как скажешь, дорогая…
        Она опять посмотрела мне в глаза, но ничего не сказала. Вот я наглец, да?.. Что делать, не люблю я балет, хотя ни разу на нем не был… Жуть какая…
        Вдруг я почувствовал, что она взяла мою руку в свои, хотя сидела совершенно ровно и смотрела на сцену, где после бодрого музыкального вступления уже вовсю разворачивалось театральное действие. Кстати, актеры играли действительно «вовсю», если так можно сказать - вкладывали в свои слова чувства, эмоции, а не просто воспроизводили когда-то прочитанное в роли. В ложе было темно, поэтому со стороны никто не мог заметить, что мы сидели плечом к плечу, переплетя пальцы рук.
        Клер ни разу не спросила меня, о чем там говорят на сцене, но мне почему-то казалось, что она вполне понимает речь артистов. Правда, расспрашивать я не решился, мало ли, вдруг это у нее особенное состояние, требующее повышенной концентрации. Полезу к ней с вопросами, «собью тонкую настройку» и лишу поклонницу театра искреннего удовольствия. И вообще, только сейчас, почти в полной темноте, я заметил тусклое свечение маленького артефакта, висящего у нее на цепочке, конец которой уходил в глубокий вырез платья. Ого, что-то я совсем расслабился… Или эта штучка очень малого радиуса действия, специально, чтобы не привлекать ничьего внимания? Как бы узнать, что это такое?.. Кое-как уняв зуд профессионального любопытства, я снова попытался вернуться к происходящему на сцене. Клер, казалось, ничего не заметила, только чуть сильнее сжала пальцы. Все-все, сижу, молчу, не дергаюсь, по сторонам не смотрю!..
        В антракте я проводил ее «попудрить носик», и мы снова подверглись перекрестному обстрелу взглядами со всех сторон. Правда, тут народу было гораздо меньше, чем на входе, поэтому нервы особенно не потрепали. Конечно, то тут, то там проскакивали уколы повышенного интереса, но знаменитую артистку зарубежного синематографа в моей спутнице никто не узнал. Да оно и к лучшему, если честно. Тем более что многие завзятые театралы до сих пор считали просмотр фильмов развлечением для более низких слоев общества, если вообще не потехой для бедных. Ну да, ценители прекрасного, они такие. Несгибаемые…
        Во время второго действия мы снова сидели плечом к плечу, держась за руки. Если честно, мне было очень даже хорошо. Судя по реакции Клер, она испытывала такие же ощущения. Интересно, это она меня так проверяет? За оставшееся до конца спектакля время она не произнесла ни слова, как будто включившись в происходящее на сцене. Кажется, я догадался - это амулет-переводчик, штучка не очень редкая, но весьма дорогая. Причем цена зависит от количества возможных языков перевода. И еще - мне почему-то кажется, что когда миссис держит меня за руку, качество перевода улучшается. Вот бы узнать, правда это или нет? Сам я подобными амулетами никогда не пользовался, просто знал, что они есть, и все.
        Наконец, из оркестровой ямы прозвучали финальные аккорды, актеры вышли на поклон и зрители стали оглушительно аплодировать… Мы тоже немного похлопали, а затем изящно проскользнули к выходу, где пока еще можно было найти свободного извозчика. (Хорошо, что не зима, и не нужно париться в шубах…)
        Усевшись в пролетку, мы все-таки начали разговор, казалось бы, о театре.
        - Интересно, во время спектакля ты меня ни разу ни о чем не спросила. У тебя артефакт-переводчик, да?
        - Ты заметил?
        - Вообще-то, моя работа примерно в этом и заключается…
        - Надо же… А что еще ты понял из своих наблюдений?
        - Когда ты держала меня за руку, переводчик работал лучше, так или нет?
        - Ты очень догадлив. Ничего больше не хочешь мне сказать?
        - Я лучше помолчу. Вдруг рассердишься на что-нибудь…
        - Скажи, а я подумаю, сердиться на тебя или нет.
        Словно бросаясь в ледяную воду, спрашиваю:
        - Ты ведь держала мою руку не только поэтому?
        - Да.
        …А дальше я и не знаю, про что говорить. Вроде и сам не мальчик, и она не юная школьница, но почему-то теряюсь…
        В общем, дальше мы ехали молча, она перебирала в руках ремешки своей сумочки, я смотрел на нее, но Клер упорно отводила взгляд в сторону. Что это с нами?
        Расставание в холле гостиницы напоминало предыдущее, как под копирку.
        - Мистер Кузнецофф, прошу вас быть у меня завтра в десять часов утра.
        - Обязательно, миссис Смит!
        Интересно, она это представление специально для портье устраивает, что ли?..
        На обратном пути завернул в мясную лавку, которая еще была открыта, несмотря на позднее время. И очень кстати, завезли свежих продуктов, полфунта ветчины оказались весьма кстати - в отличие от высоких гостей и их детей, обед сегодня я пропустил. Как-то так получилось… В соседней лавке я прикупил серого хлеба и пришел домой уже в нормальном расположении духа. В конце концов, будет утро - тогда и посмотрим. Возможно, и у Клер настроение улучшится. Все-таки, что такого она могла почувствовать, а? Я от нее вроде ничего не скрывал…
        Не успел поставить чайник на плиту, как по окну забарабанили когтистые лапы. А вот и мой хвостатый друг пожаловал, неужели проголодался? Ладно, сегодня мне есть чем с ним поделиться. Черный котище быстро расправился с угощением, ритуально потерся о мою штанину, громко мявкнул и спрыгнул с крыльца, тут же скрывшись за ближайшим углом. Ладно, спасибо тебе за внимание, как говорится. До следующей встречи…
        Доброе утро, однако!..
        Быстро умывшись, торопливо варю себе порцию кофе, чтобы проснуться окончательно. Что-то сегодня я расслабленный, это не к добру, наверное… Планы на сегодня вроде такие: тир, обед и посещение манежа, но это если шеф позволит, мало ли кто там сегодня заниматься будет. Хотя, если Иван Федорович решит нам помочь, то ездить по кругу будем мы одни, пусть даже там хотели покататься на лошадках императорские фавориты, ха-ха!..
        Так, у меня же фотография лежит, которую просили подписать… Сделаю-ка я Марине большой сюрприз, вдруг да пригодится когда-нибудь? Только надо бы переложить между картонками, чтобы не помялась…
        - Ну что, вы готовы к выходу?
        - Да, уже заждались!  - Это Джонатан проявляет нетерпение. Я хорошо его понимаю - надоело сидеть в номере, ребенок есть ребенок.
        Швейцар махнул рукой, и к дверям тут же подкатил извозчик.
        - На Стрелку, пожалуйста, дальше покажу!
        Мужик в потертом наряде кивнул, и коляска покатилась вдоль по улице, чуть качаясь на рессорах. Дорога заняла немного времени, и через пять минут быстрой езды я уже помогал Клер выбраться из экипажа, затем оттуда бодро выскочил Джонатан.
        Изображая экскурсовода, я шел чуть впереди, открыв входные двери и поздоровавшись с охраной.
        - Здравствуйте! Вас уже предупредили, что к нам придут гости?
        - Да, звонила секретарь, сказала пропустить вас и двух посетителей.
        - Вот эти посетители,  - показываю на Клер и Джонатана.  - Мы сейчас идем в тир, а вы позвоните секретарю и попросите ее прийти туда же минут через пять, хорошо?
        - Да, позвоню сейчас же!..
        Мы пошли по длинному коридору в другое крыло здания, в подвале которого и размещался наш стрелковый тир, он же - место для изучения разных видов оружия. Конечно, тридцати шагов в длину было маловато для стрельбы из винтовки, но пострелять из револьверов можно было вдоволь. Тем более что там были не просто статичные мишени, но и… Ладно, об этом после.
        - Приветствую, Михалыч!
        - И тебе не хворать! Кто это с тобой?
        - Гости, тебе разве еще не позвонили?
        - Звонили, только сказали, что сегодня до обеда занятий не будет, нужно освободить тир…
        - Вот для них и освободили.
        - Да? Ну что, тогда говорите, из чего хотите пострелять?
        - Прошу, посмотри в своих запасах револьвер под двадцать второй калибр, вот для этого молодого человека. Наши-то ему тяжеловаты будут, и отдача у них слишком сильная, не удержит.
        - Хорошо, сейчас принесу, есть у меня несколько таких, тренировочных, для новичков… А мадам из чего-нибудь стрелять будет?  - хитро прищурился инструктор.
        Я повернулся к Клер.
        - Ты будешь стрелять или просто посмотришь?
        - А почему бы и нет… Что у вас тут самое ходовое?
        - Да вот как у меня, например - «Смит-Вессон», калибра «тридцать восьмой, специальный». Но для тебя такой очень сильным будет, наверное.
        - Не угадал! Давай, прямо сейчас тебе покажу, что ошибаешься!
        - Михалыч, тогда мы вот эту пару возьмем, потренируемся?
        - Да, берите, только погодите заряжать, сейчас принесу мелкий, и патронов заодно. Кстати, по каким мишеням стрелять будете?
        - Мальчик по круговым, а мы…  - Повернувшись к гостье, спрашиваю:  - По каким мишеням будешь стрелять?
        - А какие вообще есть?
        - Круговые, «грудные», ростовые поворотные, ну и еще…
        - Какие это «еще»?
        - В соседнем зале, там они с разных сторон появляются.
        - Вот это интереснее всего, можно?..
        Тут же перевожу ее вопрос.
        - Михалыч, гостья спрашивает, можно ли в зале пострелять?
        - Сначала пусть на обычных себя покажет, а то мало ли что…
        Клэр поняла ответ инструктора и согласно кивнула. Когда Михалыч ушел в свою оружейку, я вынул из кармана уложенную в картон фотографию и «вечное перо».
        - Пока нам подбирают оружие, прошу, оставь свой автограф, сейчас очень хочу удивить одного человека.
        - Кого?
        - Сейчас придет, очень просили подписать фото.
        - Да пожалуйста…
        Актриса размашисто написала внизу снимка «На память от Клер Стефансон» и расписалась.
        - Ну, и где же твой человек?
        - Да вот она идет, слышишь шаги?
        - «Она»?!.  - В ее голосе появились ревнивые нотки, или мне послышалось?
        - Да, это секретарша начальника, ты же сама понимаешь, как важно поддерживать хорошие отношения с таким важным человеком…
        Клер усмехнулась и все-таки решила сменить гнев на милость.
        - С этим я поспорить не могу…
        Тут в тир вошла Марина и буквально остолбенела, увидев саму известную актрису Стефансон на расстоянии, как говорится, «вытянутой руки».
        - Марина, я тебе обещал, что добуду автограф, и сдержал свое слово!
        А когда Клер протянула ей фотографию с подписью, я даже подумал, что секретарша упадет в обморок. Но конфуза не случилось, Марина даже сумела поблагодарить гостью.
        - Все, вот вам револьверы, осматривайте и заряжайте!  - вернулся Михалыч.  - А вы, мадам, если не стреляете, то пожалуйте на выход, не положено…
        (Он ее почему-то не шибко жалует, наверное, потому, что секретарша откровенно пренебрегает занятиями по стрельбе.)
        Марина нисколько не обиделась и с сияющими от счастья глазами выбежала из тира. Эх, не успел ей сказать, чтобы передала шефу, что мы здесь!.. Ладно, надеюсь, сама догадается…
        Клер взяла у него револьвер, умело откинула в сторону барабан и осмотрела оружие. Михалыч немного удивленно посмотрел на нее, выставил на барьер две пачки патронов и сказал:
        - Заряжай!
        Миссис сноровисто снарядила барабан патронами, вщелкнула его на место и направила ствол под углом вперед, держа револьвер в правой руке.
        - Огонь!
        Выстрелы прогремели с интервалами в пару секунд, один за одним.
        - Оружие к осмотру!
        Клер образцово выполняла все команды, как будто автоматически. Да?.. Уж очень у нее все было отработано, сколько же времени она провела в тире?..
        Михалыч повернул рубильник, и мишень, закрепленная примерно в двадцати шагах, поползла в нашу сторону. Когда инструктор увидел группу пробоин, то сказал «Ого!..» Отверстия в мишени весьма кучно располагались чуть ниже центра, но ни одна не вышла за пределы «восьмерки».
        - Ну что, мистер, теперь ваша очередь!  - обратилась ко мне Клер.
        - С удовольствием!
        Зарядив револьвер, я подошел к барьеру.
        - Огонь!
        Стараясь держать тот же темп, выпускаю все шесть пуль в соседнюю мишень.
        - Оружие к осмотру!
        Выполняю команду, после чего инструктор подвел к нам мишень для проверки.
        - Крис, у тебя что, при виде меня руки трясутся?  - Ну вот, она уже издевается…
        Пробоины расположились вокруг центра, примерно на равном расстоянии, но тоже не дальше «восьмерки».
        - Руки дрожат, говоришь? Тогда смотри… Михалыч, давай новую мишень поставим!
        Пока инструктор закреплял новый лист в держателе, мы с Клер положили отстрелянные мишени рядом на стол, и к нам подошел Джонатан.
        - А когда я стрелять буду?
        - Сейчас мы еще немного с твоей мамой посоревнуемся, тогда и начнем, хорошо? Это быстро, ты же сам видишь…
        Тут нас позвал Михалыч:
        - Готово, кто первый?
        - Давай я, что ли…
        - Тогда заряжай! По готовности - огонь!
        Отогнав мишень чуть дальше, чем раньше, быстро выпускаю в нее все шесть пуль, затем возвращаю ее к барьеру. Когда зрители подходят ко мне, Джонатан начинает смеяться, а строгий Михалыч хмыкает с непонятной интонацией. Пулевыми пробоинами в контуре «головы» мишени сделаны «глазки» и «ротик».
        - Можно, я буду стрелять в эту же?  - спрашивает Клер.
        - Конечно…
        Мишень снова уезжает на прежнее расстояние, следует команда «Заряжай!».
        Когда раздается «Огонь!», первый выстрел бахнул секунды через три, остальные прозвучали друг за другом и очень быстро. Мы с Михалычем переглянулись, затем он подтянул мишень к нам.
        - Однако уделала тебя мадам…
        Ну, я бы так не сказал… Еще две пробоины изобразили «носик», остальными дорисована улыбка.
        - Ну что, теперь мне можно пострелять в другом отделении вашего тира?  - Довольное лицо Клер нужно было видеть, честное слово!
        - Она спрашивает, можно ли ей поупражняться в нашем «лабиринте»?
        - Теперь вижу, что можно. С пацаненком сам будешь заниматься?
        - Да, что тут хитрого… Только разъясню гостье, что там делать нужно, вдруг не догадается.
        Несколько минут ушло на инструктаж - куда идти в «лабиринте» и что делать, какие сигналы будут подаваться. Затем Клер с Михалычем вышли в соседнее помещение, а я повернулся к заждавшемуся Джонатану.
        - Ну что, молодой человек, прошу… Вот револьвер, знаешь, что делать?
        - Да, только вот… Защелка тугая…
        Помогаю ему откинуть барабан, но патроны он в него заряжает уже сам.
        - Мама научила?
        - Да. Мистер Кристофер, можно я спрошу?
        - Спрашивай, конечно.
        - Вы знаете, что очень нравитесь моей маме?
        Вот озадачил так озадачил…
        - Это она тебе сказала?
        - Нет, конечно! Я уже не маленький, сам все вижу…
        - Понимаешь, я тоже это заметил. Ладно, теперь давай стреляй, твоя мишень - крайняя слева!
        Джонатан начинает тянуть за спусковой крючок, но я подсказываю:
        - Сначала взведи курок и только потом начинай потихоньку тянуть его на себя.
        Раздается выстрел, калибр небольшой, поэтому звук не бьет по ушам. Смотрю в наблюдательную трубу - отверстие в самом низу круга, понятно…
        - Слушай внимательно, тянуть нужно на себя, а не давить пальцем вниз. Давай еще раз!
        Бац! Вторая отметина уже ближе к центру, но все равно внизу.
        - Уже лучше, но попробуй тянуть еще ровнее.
        Бац! Третья отметка - «девятка» на «шесть часов», отлично!
        - А теперь остальные так же, как только что…
        Следующие пробоины разбросаны вокруг центра мишени. Ну, это понятно, детская рука уже устала, сейчас отдохнем. Подтягиваю мишень к нам и снимаю.
        - Вот, смотри сюда. Это было первое попадание, вот это - второе, а эти - которые отстрелял только что. Все хорошо, только если хочешь научиться нормально стрелять - нужно тренировать руки, чтобы не уставали слишком быстро.
        - А как?
        - Например, отжиматься от пола, ты ведь хочешь быть сильным?
        - Да, чтобы защищать маму… Вы мне поможете?
        - Ты этого хочешь? Чтобы я был рядом и помогал тебе защищать маму?
        - Очень!
        - Главное, чтобы она этого хотела…
        - Мама хочет, просто не говорит об этом. Но когда она смотрит на вас, то улыбается.
        - Я буду защищать ее, как только могу, изо всех сил, обещаю тебе.
        Тут в соседнем помещении прозвенел звонок, и почти сразу раздался выстрел.
        - Хотя она и сама много чего умеет, не так ли?
        - Да,  - подтвердил Джонатан.  - Дома мама ходила в тир раз в месяц, только меня с собой не брала. А я каждый раз ее просил…
        - Тогда заряжай, будем тренироваться дальше.
        В «лабиринте» через неравные отрезки времени продолжали грохотать выстрелы. Ну да, появление мишеней там непредсказуемо, ими управляет инструктор, дергая небольшие рубильнички на специальном пульте сбоку. Так, прозвенел еще звонок, чуть потише - значит, Клер прошла весь полигон. Интересно, пойдет она еще на один заход или нет? Посмотрим, посмотрим…
        - Зарядил? Огонь!
        Теперь я уже не давал советов, а просто наблюдал, как стреляет Джонатан. Ну, ничего сногсшибательного не случилось, но для начала очень хорошо. Средняя точка попадания была примерно в центре «десятки», пусть учится дальше.
        - Еще хочешь?
        - Конечно!
        - Тогда подожди, я отмечу пробоины на мишени.
        Подтягиваю ее к себе и мелом обвожу пробитые пулями в бумаге отверстия. Ага, снова слышу звонок - значит, нашей знаменитости понравился здешний «аттракцион»!
        Когда мы с Джонатаном отстреляли еще два раза, из дверей «лабиринта» вышла весьма довольная Клер, за которой следовал Михалыч. Что это он такой задумчивый, а?
        - Наша гостья умеет стрелять, вот что я тебе скажу! Кое-кому из персонала тоже бы не мешало потренироваться, честное слово…
        Миссис Смит улыбнулась и только хотела что-то сказать, как в тир вошел Иван Федорович.
        - Здравствуйте, очень рад вас видеть!  - обратился он к ней на хорошем «островном».
        - Добрый день! Вы здешний начальник, да? Мне у вас очень понравилось, особенно вот это необычное упражнение,  - она показала рукой на дверь в «лабиринт».
        - Вы уже и там успели побывать?  - удивился шеф.
        - Да, сначала посоревновалась с вашим сотрудником, а потом мне разрешили пострелять в особом упражнении.
        - Как результаты в «лабиринте»?  - обратился Иван Федорович к инструктору.
        - Хорошо, я бы даже сказал - очень хорошо. По крайней мере, для того, кто раньше там не проходил.
        - Вот как…  - Повернувшись к Клер, шеф вынул из кармана фотографию и протянул актрисе вместе с ручкой.
        - Прошу вас, подпишите для меня.
        - Пожалуйста!..  - Она быстро расписалась на фото, затем спросила:  - А вы не могли бы устроить для нас прогулку на лошадях? Мой сын сегодня здесь тоже пострелял, хотелось бы продолжить этот день на природе.
        - Да, конечно, после обеда вас отвезут в наш манеж, там и покатаетесь.
        - Большое спасибо!  - И тут же спросила у сына:  - Джонатан, вы уже закончили?
        - Мама, мы уже несколько раз стреляли… Хочешь, покажу, как у меня получается?
        - Конечно, давайте взглянем!
        Я подтянул мишень, снял ее с крепления и отдал мальчику.
        - Вот, смотрите!
        В принципе, неплохо для начала, учитывая то, что ему всего десять лет. Даже в «десятке» была пара пробоин, остальные раскидало по всему полю мишени, но на контур ни одна не вышла.
        - Мама, можно я возьму ее с собой?
        - Бери, мы не возражаем,  - переглянулся я с Михалычем.
        - Инструкторы не против, так что забирай!  - согласилась Клер.  - А теперь нам пора, вечером предстоит еще одна встреча на студии.
        - Я распоряжусь насчет манежа, во сколько вас устроит?
        - В два часа дня - это возможно?
        - Да, конечно!  - тут же отозвался Иван Федорович.  - Коляску подадим ко входу в отель без четверти два, как раз успеете добраться. А сейчас разрешите откланяться - дела, дела…
        Мы тоже попрощались с ним, затем не торопясь двинулись к выходу из тира. Михалыч тихо спросил меня:
        - Откуда она такая?
        - А что в ней особенного?
        - Непростая дамочка-то! Ты к ней приглядись внимательно, она ведь не хуже тебя стреляет… Давай иди, вон, уже оглядывается!
        - Мы еще зайдем как-нибудь?
        - Всегда пожалуйста, только предупреди заранее, сделаем, чтобы вам не мешал никто. Догоняй свою подругу!
        И ты туда же, Михалыч… Вот уж не ожидал. Ладно, разберемся как-нибудь…
        И снова - на время обеда я ушел из гостиницы, сославшись на неотложные дела. Клер сделала вид, что поверила, Джонатан тоже явно хотел, чтобы я остался с ними. Нет, попробую все-таки найти поблизости какую-нибудь чайную с пирожками, что ли…
        Нашел, правда, не совсем рядом, но успел вернуться вовремя, и теперь мы втроем ждали у дверей гостиницы, пока приедет обещанный шефом экипаж. Иван Федорович сдержал слово - ровно без четверти два возле нас остановилась коляска, извозчика я хорошо знал - иногда он возил нашего начальника в министерство или по другим делам.
        - Куда ехать, знаете?  - спросил я у него.
        - А как же, приказано отвезти вас в Манеж, но не больше чем на два часа - мне вечером еще начальство возить, так что вы там уж не задерживайтесь, пожалуйста…
        - Тогда поехали, если времени мало!
        Действительно, без пяти минут нас уже вели к загородке, возле которой стояли оседланные лошади.
        - Вы уж извините, дамских седел не держим, у нас только обычные казачьи,  - обратился к Клер тренер.
        Она посмотрела на меня, я сразу перевел эту ценную информацию.
        - Ничего, так даже лучше,  - улыбнулась дама и расстегнула несколько крючков на своей юбке, отчего та моментально превратилась в очень широкие штаны. Во всяком случае, это стало похоже на «широкие штаны», не знаю, как такое вообще называется. Довольная произведенным эффектом, она спросила:
        - Можно выбрать лошадь?
        - Да, конечно,  - ответил тренер, вполне понявший смысл ее фразы.
        Войдя за изгородь, Клер оценивающе посмотрела на стоявших возле коновязи лошадок.
        - Я хочу вот эту…
        - Она норовистая, осторожно!
        Снова перевожу ей, артистка смеется:
        - Тогда все будет хорошо, не волнуйтесь!
        Следует обычная процедура по регулировке длины путлищ[Путлище - кожаный ремень с пряжкой, на котором подвешено стремя.], Клер проверяет, как затянута подпруга[Подпруга - широкий ремень, затягиваемый под брюхом лошади и служащий для укрепления седла.] и вскакивает в седло. Тренер тихо говорит себе под нос:
        - Надо же, умеет!..  - И тут же, повернувшись ко мне:  - Мальчишку-то будем на коня сажать или нет?
        - Будем, обязательно, только чуть посмотрю…
        В это время на поле начинается борьба - вороная лошадка действительно оказалась норовистой, пошла боком, затем попыталась встать на дыбы… Но Клер уверенно держалась в седле, с капризами кобылки справилась быстро и несколько минут чуть погоняла лошадь по малому кругу, затем подъехала к нам.
        - А вы что ждете? Присоединяйтесь!
        Если приглашают, неудобно отказываться… Мы с тренером подводим Джонатана к небольшому жеребчику, ростом чуть больше пони, и подгоняем ремни под его ноги. В общем, регулируем все по росту, если можно так сказать. Подсаживаем его в седло, куда он усаживается более-менее уверенно, но не так смело, как его мама.
        - Ты с нами?  - это она уже меня спрашивает.
        - Почему бы нет, собственно…
        Тренер хмыкает, и я подхожу к гнедому, флегматично стоящему у коновязи.
        - Ну что, давай чуть поездим, ты не против?
        Конь слегка удивленно покосился на меня, но сделал вид «Да куда тут денешься, садись уже!..» и стоял совершенно спокойно, пока я проверял седло и стремена.
        Изображать лихого кавалериста я не стал, а не торопясь сел на коня и осмотрелся. Так, Клер с сыном уже в дальнем углу манежа, она ему что-то говорит, слов отсюда не разобрать. Наверное, объясняет ему, как правильно сидеть в седле. Ага, увидела меня верхом, машет рукой, зовет!..
        Подъехав к ним, придерживаю своего коня, хотя он и так никуда особо не торопился.
        - Как у вас дела?
        - Давай сделаем пару кругов рядом, места здесь много. Пристраивайся слева от меня.
        Ну раз так, занимаю указанное место.
        - Вперед!
        Вопреки моим опасениям, лошади относятся к прогулке в «строю» совершенно спокойно, даже норовистая кобылка под Клер идет совершенно ровной рысью.
        - Поворачивай!
        Чуть придерживаю коня, чтобы они могли развернуться, успеваю заметить чуть напряженное, но радостное лицо Джонатана.
        - Вперед!..
        На этот раз темп чуть побыстрее, но меня это совсем не пугает - доводилось ездить и не в таких условиях.
        После еще одного круга Клер командует:
        - Стой!
        - Что случилось?
        - Давай, ты еще поездишь рядом с Джонатаном, а я попробую через препятствия…
        - Уверена?.. Мне же из-за тебя голову оторвут, причем в буквальном смысле!!!
        - Я уже большая девочка. Но сначала спрошу разрешения у вашего тренера, чтобы ты не волновался.
        - Тогда поехали вместе, а то как он тебя поймет-то…
        Остановившись возле тренера, сообщаю ему пожелание гостьи. К моему искреннему удивлению, он соглашается:
        - Пусть попробует, если так хочется! Кобылка молодая, ей тоже все время по кругу ездить не резон.
        Киваю Клер, и она разворачивает свою лошадь в направлении барьеров, постепенно ускоряя ее бег. Разгон, прыжок!.. Слившись в одно целое, они перелетают через несколько бело-красных жердин, лежащих на опорах параллельно земле.
        - И правда умеет,  - констатирует очевидное тренер.  - Пусть попрыгает.
        - Поехали, Джонатан. Пусть твоя мама ездит, сколько хочет, а мы с тобой не торопясь, по кругу…
        - А вы разве не хотите тоже через препятствия?..
        - Вообще-то, нет. Я лучше не спеша, потихоньку… Мне ведь приходилось далеко ездить, а там прыгать не нужно было. Да и лошади совсем другие. Давай чуть побыстрее, вперед!..
        Когда Клер наконец решила, что ей хватит, то догнала нас и пристроилась сбоку от меня, так что я оказался посередине.
        - Ну, как вы тут?
        - У нас все хорошо, ездим помаленьку. А ты довольна?
        - Очень, так здорово! Даже и не ожидала, когда ехала сюда.
        - Тогда поворачиваем к выходу, смотри, нам уже машут…
        Подъехав к тренеру, соскакиваю на землю сам и помогаю слезть Джонатану. Клер в это время подводит свою кобылку к изгороди и отдает повод тренеру.
        - Благодарю вас!
        Тренер кивает в ответ (понял, хотя она говорила не по-русски) и отводит лошадь к коновязи, я веду пару наших следом.
        - Спасибо за всё!
        - Да пожалуйста… А кто она такая вообще?
        - Важная гостья, с сыном.
        - Насчет сына я уже понял. Просто начальство с раннего утра озадачило - коней приготовь, седла получше найди… Интересная барышня, другие прыгать сами не просились.
        - И как она?
        - Ездит немного не так, как у нас, но тоже неплохо. Если еще надумаете покататься - заходите.
        - Да, я ей так и скажу.
        Распрощавшись с тренером, иду к ожидающей меня Клер, которая уже успела превратить кавалерийские штаны в обычную широкую юбку.
        - Пора в гостиницу, нас ждут…
        Как и было условлено, мы отпускаем конторский транспорт и входим в гостиницу. В номере миссис жестом показывает мне на кресло и скрывается в своей комнате, чтобы переодеться, Джонатана сразу уводит нянька. Интересно, а эта миссис Джонсон тоже умеет скакать верхом или предпочитает ездить в повозке? Но это так, чисто для умственной разминки. К тому же, как я теперь понимаю, она не только нянька, но и помощница на все случаи жизни.
        Через каких-то пятнадцать минут Клер выходит. Она переоделась в обычное «городское» платье с жакетом, в руках сложенный зонтик от солнца и неразлучная сумочка из кожи аллигатора. К этому времени мы с Джонатаном уже успели обсудить и стрельбу в тире, и разницу между патронами разных калибров, и катание на лошадях…
        - Кристофер, вы готовы?
        - Да.
        - Тогда пойдемте, нас ждут на студии.
        Не прошло и получаса, как мы с ней сидели в кабинете директора, за столом, на котором лежали несколько папок - это сценарии, предоставленные для ознакомления. Первым листом в каждой папке лежало краткое содержание фильмы. Естественно, мне пришлось переводить все как можно точнее и очень подробно. Да, мне явно не хватало знаний литературного языка, если сказать честно… Но Клер, казалось, совершенно не замечала моих огрехов, придвинувшись ко мне сбоку. Кроме нас с ней в кабинете никого не было - она с самого начала попросила всех выйти, чтобы не мешали читать. Деятели состроили недовольные лица, но спорить и возражать не стали. Когда за ними закрылась дверь, актриса сказала мне:
        - Не люблю, когда рядом сидят и пыхтят, мешают сосредоточиться…
        Сидя с ней плечом к плечу, разбираюсь в синопсисах.
        - Любовная драма…
        - В сторону!
        - Просто драма…
        - В сторону!
        - Приключения в Африке…
        - Так, эту отложи, чуть позже почитаем.
        - Любовная драма…
        - В сторону!..
        - А больше ничего нет, сама посмотри.
        - Тогда давай сюда эти «приключения», переводи, что там у них за сюжет такой. Старайся особо не углубляться, просто обрисуй характер героини.
        - Что я тебе, великий писатель?
        - Не ворчи, давай пересказывай…
        Но африканская история ей тоже не понравилась.
        - Драма хороша в театре, туда люди приходят переживать. А в синему люди приходят развлекаться. По крайней мере, до сих пор серьезных работ очень мало. В этом сценарии нет драмы и нет особенных приключений, что тут играть? Изображать, как правильно готовить рагу из крокодилов? Так на экране все равно ничего понятно не будет… Или пылать страстью к волосатой обезьяне?..
        - А ты разве не хочешь сыграть большую, серьезную роль?
        - Нет ее здесь, можешь не искать. Считай, что это чутье.
        - Тогда можно звать деятелей, пусть заходят?
        - Зови, сейчас я им скажу…
        Зайдя в соседний кабинет, вижу там напряженные лица, сразу следует вопрос:
        - Ну, что, выбрала?
        - Нет, ни один сценарий не заинтересовал, она вам сейчас сама об этом скажет.
        Вместе с ними возвращаюсь в кабинет, где сидит задумчивая Клер. Артистка сразу же берет быка за рога:
        - Я не сомневаюсь, что эти сценарии достаточно хороши, но их сюжеты меня не заинтересовали, если у вас есть еще какие-либо варианты, с удовольствием их рассмотрю.
        - Это небольшая часть того, что у нас есть. Остальные мы не решились предлагать, потому что неизвестно, заинтересуют ли они зрителей.
        - А чего вы опасаетесь?
        - Непривычного публике жанра, если можно так выразиться.
        - Давайте попробуем их, если не возражаете. Только постарайтесь перевести хотя бы краткое содержание каждого, тогда мне будет легче в них ориентироваться.
        - Обязательно, просто наш переводчик отсутствовал, а другой вовремя не справился… Когда вы хотите увидеть другие варианты сценариев?
        - Как будет четыре или пять штук - известите меня, тогда и займемся. А сейчас позвольте мне с вами попрощаться, господа!
        Раскланявшись с почтенной публикой, мы с Клер выходим из здания на улицу, где я пытаюсь остановить извозчика, но она возражает:
        - Не нужно, давай прогуляемся, столько просидели в кабинете, хочу воздухом подышать!
        - Клер, далеко идти придется…
        - Тебя это пугает?
        - Нет.
        - Тогда иди рядом и показывай мне город.
        - Хорошо, тогда смотри направо…
        Под руку со мной шла самая настоящая звезда синематографа Клер Стефансон, а я испытывал смешанные чувства. Кто она сейчас для меня? Объект, который нужно охранять? Иностранка, капризно потребовавшая личного переводчика, по совместительству - экскурсовода? Или ей просто хочется развлечься на стороне, вдали от знакомых? Нет, это меня понесло уже совсем не туда… Пожалуй, не развлекаться она сюда приехала. Тогда за чей счет весь этот праздник жизни? Неужели миссис Смит-Стефансон сама оплачивает люксовый номер в гостинице? Эти деятели, как я понял, выслали ей приглашение на съемки в фильме, но тогда почему заранее не подобрали сценарий? Что-то здесь не то…
        - Что, теперь возвращаемся в отель, прекрасная леди Стефансон? Он уже недалеко.
        - Нет, давай еще немного погуляем…
        - Как скажешь… Могу я задать вопрос?
        - Да.
        - Ты ничего не хочешь мне рассказать о том, где научилась так стрелять и ездить на лошади? Неужели на актерских курсах? Вот уж не поверю…
        - Можно, я отвечу на этот вопрос как-нибудь в другой раз? Ну пожалуйста, не будем портить такой замечательный вечер грустными историями… Давай лучше зайдем к тебе, снова выпьем по чашке кофе? Совсем рядом ведь…
        (Надо же, запомнила, где я живу!..)
        - Клер, а мы с тобой не слишком торопим события, ты ведь знаешь меня всего несколько дней?
        - Мы знакомы с того самого момента, когда я в первый раз взяла в руки фигурку медведя. Кстати, вот и твой дом…
        Войдя в дом, мы продолжили разговор в кабинете.
        - А вдруг ее бы сделал кто-то другой, а я только прислал?
        - Твой «отпечаток ауры» на фигурке совпал с отпечатком в адресе на посылке. Мне так сказали проверяющие, а уж они знают в этом толк.
        - Все, ты меня разоблачила… Пойду пить коньяк с горя.
        - Хватит изображать несчастного влюбленного! Можешь сыграть что-нибудь? То, чего я точно еще не слышала?
        - Хочешь, чтобы я тебя удивил?
        - Да.
        - Тогда слушай…
        Я постарался как можно точнее вспомнить песню, которую когда-то «выловил» в одном из своих видений. Она мне нравилась, хотя по стилю и манере исполнения отличалась от любой здешней музыки так же сильно, как соборный орган от губной гармошки. В свое время я очень долго подбирал ее на гитаре, но до сих пор не решался исполнить ни перед кем - слишком велики шансы вызвать последующее разбирательство на тему: «А где ты взял эту музыку и слова, шельмец разэдакий?..»

        Девчонка ночью по улице шла,
        «Я прошу, помогите!
        Я замерзла, и ночь холодна,
        Мне ночлег подскажите!..»
        Парень мимо девчонки прошел,
        Притворился - не видит.
        Что-то тихо под нос засвистел,
        Словно просьбы не слышит.

        О, мечтай, ведь мы с тобой вдвоем, и это Рай…
        О, мечтай, ведь мы с тобой вдвоем, и это просто Рай…

        Просит помощи девчонка у всех,
        И дождем льются слезы.
        Ноги сбиты, на царапинах кровь,
        Кожу щиплет морозом…

        О, мечтай, ведь мы с тобой вдвоем, и это рай…
        О, мечтай, ведь мы с тобой вдвоем, и это просто рай…

        О, мой бог, неужели нам ничего не поменять?
        О, мой бог, неужели тебе нечего сказать?..

        Боль и слезы на лице у нее
        Резкий след оставляют,
        Для бедняжки нет приюта нигде,
        Все ее прогоняют…

        О, мечтай, ведь мы с тобой вдвоем, и это рай…
        О, мечтай, ведь мы с тобой вдвоем, и это просто рай…[Phil Collins. «Another Day in Paradise», вольный перевод автора.]

        Когда я замолчал, Клер подошла ко мне вплотную, взяла из моих рук гитару и аккуратно положила ее на стол.
        - Это ведь песня не из нашего мира, да?
        - Как ты догадалась?
        - Она звучит слишком… По-другому, непривычно.
        - Не знаю, услышал где-то, запомнил. Но раньше ни для кого ее не пел. Именно по этой причине.
        Я смотрел на нее снизу вверх, сидя на стуле. Несколько секунд мы молчали, глядя друг на друга, затем она дотронулась до моего плеча.
        - Интересно, какие еще скелеты ты держишь в своем шкафу?..
        - Желаешь посмотреть? Тогда пойдем…
        Мы вышли из кабинета, в двери Клер оглянулась на стол, где по-прежнему стояла ее фотография.
        - Вот, это кладовка, тут ничего интересного. Даже старого завалящего скелетика нет, как видишь,  - я приоткрыл дверь.  - А дальше спальня, заодно мой читальный зал. Когда надоедает сидеть и работать в кабинете, то отдыхаю здесь.
        Миссис с интересом осмотрелась по сторонам, затем подошла к книжному шкафу и попыталась прочесть несколько названий.
        - Конан Дойл… Диккенс… Жюль Верн… Лонгфелло… Дюма… Честертон… Интересная библиотека.
        - Что нравится, то и читаю.
        - Очень разные авторы и произведения.
        - Так ведь в жизни все время что-то разное происходит, или нет?
        Она внезапно повернулась и подошла ко мне вплотную, так близко, что я почувствовал исходящее от нее тепло.
        - Скажи честно, ты ведь мечтал о том, чтобы увидеть меня здесь?..
        - …Да.
        - Теперь твоя мечта сбылась, и что дальше?..
        - Если честно - не знаю. Хрупкие грезы не любят, когда их трогают руками.
        - Твоя мечта - другая. Она тебя сейчас сама потрогает!..
        Дальше… А что «дальше»? Это наше с Клер личное дело… И свидетели нам совсем не нужны…
        «…О, мечтай, ведь мы с тобой вдвоем, и это просто рай…»  - тихо шепчет она…
        …Мы лежали, обнявшись, и совершенно не желали отпускать друг друга, как будто опасались, что кто-то из нас тут же исчезнет, или его унесут злые силы.
        - Знаешь, после смерти мужа прошло уже пять лет… Я старалась занять себя на съемках, воспитывала сына, дома пришлось исполнять роли обоих родителей сразу. Поэтому иногда занималась с ним чисто «мужскими» игрушками. Хотя потом это мне пригодилось в работе… Но все равно тяжело… Когда вышел третий фильм, он привлек внимание, сразу появились страстные поклонники, чего только ни предлагали, кто только в мужья ни набивался… А я все не могла забыть Майкла…
        - Что с ним случилось?
        - Сердце… Он никогда не жаловался на здоровье, и вдруг…
        - Извини, пожалуйста. Мне очень жаль.
        - Да… С тех пор особенно трудно было Джонатану, наверное. Я постоянно занята, им занимается нянька… В школе он учится хорошо, старается, но отношения в классе не очень… Друзей у него мало.
        - А может быть, настоящих друзей и не может быть много?
        - Наверное… Почему ты так на меня смотришь?
        - Пытаюсь узнать, есть у тебя какие-нибудь шрамы или нет?
        - Ты вообще про что? Зачем тебе это?
        - Под старыми шрамами могут скрываться ужасные, смертельно опасные тайны… У-у-у!  - Я сделал «страшные глаза».
        - Нет у меня никаких шрамов, смотри!  - она смело откинула простыню в сторону.
        - Точно?..
        - Разве что вон, проверь внизу, на левой ноге старая отметина - в детстве упала с дерева.
        - А что ты там делала?
        - С мальчишками поспорила, что до середины залезу. Выиграла, только упала, когда уже вниз спускалась. Да, еще в другом месте можешь посмотреть, там царапина когда-то была… Ай… Хи-хи-хи, щекотно!.. Ой, что ты де…
        Клер выгнула спину, порадовав единственного зрителя шикарным зрелищем, и с наслаждением потянулась, глядя мне прямо в глаза.
        - Знаешь, я даже никуда не хочу идти… Но Джонатан будет волноваться. Так что помоги мне одеться, если сумеешь.
        - Чего тут уметь-то? Главное, застежки не перепутать…
        - Вот и не путай, а то неудобно получится. Пользуйся моментом, пока разрешаю…
        - Потом запретишь?..
        - Ты же сам сказал - наша жизнь полна неожиданностей.
        Я уткнулся лицом в пышную гриву каштановых волос.
        - Не хочу тебя никуда отпускать…
        - Да и я не хочу уходить… Но мне, правда, уже пора возвращаться. Проводишь в отель?
        - Обязательно. До лифта в холле или до номера?
        - Так и быть, до дверей номера.
        - Ура, наконец-то!..
        - Мог бы и раньше сам догадаться.
        - Боялся спугнуть… мечту…
        - Твоя мечта не из пугливых. Да, вот тут еще помоги, пожалуйста…
        Мы с ней шли вниз по улице, и Клер крепко держала меня под руку. Надеюсь, хоть синяков не останется. Шучу, конечно же…
        - Миссис Смит…
        - Это моя девичья фамилия, Стефансон - по мужу. Она больше подходит для актрисы, правда?
        - Да, звучит солидно. Он видел твои фильмы?
        - Только два, самых первых. Потом… Следующие были гораздо лучше, но это уже без него. Майкл любил, как я выгляжу на экране, и замечал, как смотрят фильму другие зрители. Он был самым строгим моим критиком…
        Тут я остановил извозчика, и дальше мы ехали с комфортом, только разговаривать из-за громкого цоканья копыт уже нужно было в полный голос, а нам не хотелось громко говорить, поэтому мы просто держались за руки, как влюбленные школьники, и молчали.
        В гостинице мы величественно прошествовали под руку мимо того самого, вредного портье и остановились, ожидая лифта.
        - Что у нас по плану завтра, миссис Смит?
        - Ты же помнишь, переговоры с владельцами студии. Они все-таки будут уговаривать меня сняться в их следующей фильме.
        - Что, планируешь запросить большой гонорар?
        - Нет, всего лишь хочу получше ознакомиться с очередными вариантами сценариев. Им моя фамилия нужна для престижа, но сниматься в дрянной картине совершенно нет желания. Потом нормальную роль могут уже и не дать, сам понимаешь…
        Возле дверей номера она огляделась, быстро поцеловала меня в щеку.
        - Жду тебя завтра, как обычно, в десять часов утра.
        Клер бесшумно скользнула за дверь, оставив после себя тонкий аромат духов, к которому я уже начал привыкать. Ну вот, так можно и все задание провалить… Мне поручено ее охранять, вместе с сыном… А я что делаю? Можно использовать отговорку, дескать, «выполняю все ее пожелания», но зачем себя-то обманывать? Ладно, началась такая жизнь, что никакие сверхъестественные способности не помогут узнать, что произойдет завтра. Тем более что предсказывать «самому себе» у меня никогда не получалось. Княгиня, например, такое может узнавать, а я - нет…
        Домой шел пешком, улицы были довольно пустынными, лишь иногда навстречу попадались редкие прохожие, торопящиеся домой к ужину. По крайней мере, мне так казалось. Несколько раз возникало ощущение взгляда в спину, но быстрая проверка ничего не показала - за мной никто не шел. Странно, что это может быть? Бродячие кошки или собаки? Не похоже…
        Так, сразу нужно собрать то, что завтра утром можно отнести в прачечную, все равно мимо нее идти. Где у меня мешок для белья лежит, в кладовке? Вроде там оставлял, после прошлой стирки…
        Взбегая на крыльцо, я осмотрелся - нет, черного кошака, любителя дармовой ветчины, не видно. Да ладно, если что - в окно постучится, не первый раз. Отперев дверь ключом, взялся за ручку двери… Черт!.. Что это еще за дрянь такая?
        С внутренней стороны ручки небольшим кусочком медицинского пластыря была прилеплена обычная канцелярская кнопка, острие которой только что впилось мне в указательный палец, на коже выступила большая капля крови. Твою мать, что за шуточки такие дурацкие? На этой улочке сроду никаких хулиганов не было…
        Я оторвал этот пластырь с ручки и вошел в дом, толкнул дверь назад и услышал щелчок замка. Так, сейчас в кабинете рассмотрю эту «шутку» под увеличительным стеклом, да повнимательнее.
        Но только успел войти в комнату, как почувствовал резкую слабость, в ушах зазвенело, шее стало трудно прямо держать голову. Ноги подогнулись, и я стал оседать на пол. Стало трудно дышать, и сердце почему-то забилось с трудом… Начала резко неметь кожа на лице, и тут вдруг обострившимся зрением я увидел фотографию Клер, ее взгляд показался мне встревоженным…
        «Клер, милая, ну как же это так…»  - и тут я окончательно потерял способность шевелиться.
        …Кругом непонятная серость, все как в тумане, полная тишина. Пытаюсь дышать, получается очень плохо, как будто на груди лежит здоровенная каменная плита. Сердце будто устало сокращаться и слабо бьется через раз, нехотя… Откуда-то из углов ко мне приближаются несколько размытых силуэтов, не могу понять, кто или что это такое… Они все ближе, ближе… Почти рядом… Уже склоняются надо мной… Дышать… не могу…
        Вдруг будто порыв ветра ворвался в комнату, разметав эти непонятные силуэты по разным углам, отчего они стали быстро таять. Кто-то склонился ко мне, прикосновение к шее, тут же - сильный удар по груди, потом еще!.. Затем обжигающе горячий вдох, снова, снова, снова… Через несколько очень долгих мгновений, или даже минут, я смог разглядеть, кто это.
        - К-к-клер? Т-т-ы… к-к-а-к… зд-д-есь?  - Губы и язык онемели, получается только шептать, и то не очень разборчиво.
        - Молчи! Телефон работает?
        - Д-д-а…
        Она рывком вскочила на ноги, порывшись в сумочке, достала визитку Конторы и набрала номер, затем стала что-то громко требовать у дежурного. Через минуту положила трубку на недовольно звякнувший аппарат и вернулась ко мне. (Я лежал все там же, на полу, и никуда перемещаться не собирался. Сил не было, ну совсем…)
        Клер опустилась рядом на колени и стала гладить меня по голове.
        - Ты хочешь знать, как я узнала, что случилось? Молчи… Фигурка медведя, которую ты мне прислал, внезапно запрыгала по тумбочке и упала на ковер. Я сразу подумала, что тебе нужна помощь, и не ошиблась…
        - Т-там… в ящике… с-стола… к-коробочка… д-дай…
        - Сейчас!
        Метнувшись к столу, она выдвинула ящик и показала мне белую коробку с красным крестом на крышке.
        - Эту?
        Я кивнул, затем попытался взять у нее аптечку, но руки совсем не слушались.
        - Тебе нужно сделать укол, да?
        - Д-д-а…
        - Вот этим?
        Почему-то не удивившись, киваю. Она тут же умело втыкает иглу мне куда-то в руку, засучив рукав у рубашки, и почти сразу становится легче дышать.
        - Лежи, лежи, сейчас врач приедет, ваш дежурный обещал…
        - Как ты… во-шла? Дверь ведь… бы-ла за-кры-та?  - Говорить нормально все еще не удается, онемение не проходит.
        - Мне кот показал…
        - Ч-то???
        - На твоем крыльце сидел и мяукал черный кот. Я подергала ручку двери - заперто, тогда он замяукал еще сильнее, подбежал к стене рядом с крыльцом и положил лапы на чуть торчащий из кладки кирпич. А в этом тайнике был ключ от двери…
        - Да, это мой… За-пас-ной… На вся-кий… слу-чай… вдруг в поез-дке… свой поте-ряю…
        Действительно, за этим кирпичом я хранил запасной ключ. Периодически доставал его оттуда, смазывал, чтобы не было ржавчины, и снова укладывал в специальный чехол. Наверное, кот почувствовал запах масла, но почему он так отреагировал? Мистика? Да кто его поймет, кошачью душу… Надо ему потом дополнительную порцию ветчины выдать, в благодарность за спасение. Когда опять придет…
        Клер достала кружевной платочек и обтерла мне губы. Понятно, убирает следы своей помады… Сразу после этого она быстро привела в порядок и свою «раскраску», которая заметно размазалась во время оказания неотложной медицинской помощи. Очень хочется, чтобы снова наклонилась ко мне…
        Тут раздался звук дверного звонка, затем нетерпеливые удары, для глухих, наверное. Ясно, это наша конторская «кавалерия» наконец прискакала. Быстро, да… Вообще-то, тут до здания Конторы не очень далеко, и дежурный врач там есть всегда. Бывали, знаете ли, прецеденты, когда требовалось оказать весьма специфическую помощь, о которой обычные доктора просто обязаны сообщать в полицию. А некоторым нашим делам огласка была совершенно не нужна, вы же понимаете…
        - Так, что у нас здесь? Пациент еще жив?  - Доктор у нас весельчак, со специфическим чувством юмора, свойственным военному врачу (каковым он и был, вообще-то).  - Что случилось?
        - О-сто-рож-но, смот-рите,  - я показал на валяющийся под столом кусок пластыря с кнопкой.  - Па-лец уко-лол, успел толь-ко сю-да дой-ти и у-пал… Ко мне заш-ла мис-сис Смит, уви-дела все это, и поз-во-нила…  - Как тяжело говорить-то, губы снова онемели…
        Эскулап с совершенно невозмутимым видом подцепил своими медицинскими щипцами улику и отправил ее в стеклянную пробирку, которую тут же закрыл пробкой.
        - Понятно, предположительно это яд растительного происхождения… Дайте-ка я вас осмотрю, милейший… Вам на полу не жестко?  - Он еще и смеется!..
        - Ес-ли зад-ница бо-лит, то па-ци-ент еще жив…
        - Больной шутит, значит, медицина тут бессильна… Вижу, укол противоядия сделали, это хорошо…  - Доктор посчитал мой пульс, стетоскопом прослушал дыхание и биение сердца, проверил реакцию зрачков на яркий свет, после чего выдал заключение:
        - Значит, слушайте… Если после такого отравления пациент сразу не умер, то будет жить дальше. Долго ли и счастливо - не скажу, разве что эту ночь нужно бы провести в больнице, под наблюдением врачей. Но я думаю, что последствий не будет. Главное, чтобы в ближайшие несколько дней еще раз о такой подарок не уколоться, пока отрава из организма полностью не выйдет. Учтите, что срок действия укола может оказаться меньше времени действия яда. Поэтому вот вам еще один такой же шприц, держите футляр…  - Он протянул миссис Смит небольшую трубку из твердого материала черного цвета.  - Если начнутся проблемы с дыханием или сердцебиением - сделаете еще один укол, только не больше половины содержимого, понимаете? Иначе утром будет сильная боль в мышцах.
        Перевода не было, но Клер кивнула, мол, «все понятно, хорошо…».
        - Раз так, тогда я отвезу тебя в отель, соседний номер как раз свободен. Врач там есть свой, я знаю. И никаких больниц!  - отмела Клер любые возражения. Ах да, она же с «переводчиком», значит, поняла весь разговор с доктором.
        - О чем она говорит?
        - Пред-лагает отвез-ти меня в гос-тини-цу, там есть врач. Не хо-чет остав-лять меня од-ного…
        - И еще можешь ему сказать, что я квалифицированная медсестра, вполне могу проверить пульс и дыхание пациента самостоятельно.
        Я послушно перевел доктору ее тираду, тот усмехнулся:
        - Хорошо, если так. Тогда давайте, поднимайтесь, сразу вас и отвезем в вашу гостиницу…
        Они помогли мне подняться и более-менее привести себя в порядок. Доктор, конечно же, заметил портрет на столе, но тактично промолчал. Конечно, не сомневаюсь, что в докладе начальству он все подробно опишет, но «на сторону» не уйдет ни слова. За это мы его все и уважаем, истинная правда.
        Клер заперла входную дверь и тут же сунула ключ мне в карман пиджака. Доктор помог нам забраться в коляску, после чего махнул на прощание рукой.
        - Езжайте, мне тут недалеко, сам доберусь! Утром позвоните дежурному, расскажете про самочувствие.
        Миссис Смит заботливо придерживала меня всю дорогу, я был только «за», но после совместного воздействия отравы и взбадривающего укола чувства были словно придавлены подушкой, даже прикосновение женских рук ощущалось еле-еле, а звуки доходили как будто через толстый слой ваты. Надеюсь, сумею добраться до кровати в номере, хоть как-нибудь…
        Возле гостиницы я сумел самостоятельно выбраться из пролетки, даже расплатился с извозчиком, затем максимально собрался и почти не шатаясь, под руку с Клер пересек холл, в конце концов добравшись до лифта. Портье в это время разговаривал с каким-то сильно выпившим постояльцем отеля и в нашу сторону не смотрел. Вот и хорошо…
        - Подожди, а как мы попадем в соседний номер?  - спросил я у спасительницы.
        - В стене моей спальни есть служебная дверь, замаскированная в шкафу. Я уже проверяла, ключ от номера подходит к ее замку. Так что не волнуйся, никто тебя там не найдет, я попросила не сдавать соседние номера.
        - Какая ты… предусмотрительная.
        - Известность имеет много недостатков, ты и сам понимаешь. Не хотелось иметь шпионов по соседству…
        Когда мы с ней вошли в номер, Джонатан радостно бросился к нам навстречу, но увидел предостерегающий жест Клер, мое бледное лицо и остановился.
        - Мама, что случилось? Ты так быстро куда-то убежала…
        - Мистеру Кристоферу стало плохо, и я вызвала ему врача. Сегодня он будет ночевать в соседнем номере, под присмотром.
        - Дядя Крис, как вы себя чувствуете?  - это он обращается уже ко мне.
        - Сейчас лучше, спасибо… Твоя мама очень помогла…
        - Садись вот сюда, сейчас закажу чего-нибудь в номер, быстрее придешь в норму.
        Не слушая моих возражений, она подошла к столику и стала что-то говорить по телефону.
        Я молча сидел в кресле, пытаясь держаться прямо. Когда закончится эта противная слабость, наконец? Доктор сказал, что утром уже все будет нормально, очень надеюсь, что он не ошибся. Может быть, в его практике уже были подобные случаи? Спрошу, когда буду в Конторе… Так ведь может и не сказать… Или через шефа попробовать? Тоже не вариант… Нет, сейчас не буду ничего планировать, главная задача - дожить до утра, как минимум. А как максимум - найти того, кто устраивает такие милые шуточки. Если бы не кот… Подождите, а там точно был ключ? Не помню, когда вернулся из поездки, я ведь убирал его оттуда, положил в ящик стола… Или это было в прошлый раз, два месяца назад? Что-то мысли путаются совсем…
        В двери номер постучали, и коридорный вкатил тележку с заказом. Я даже не стал разглядывать, что там стояло, накатила очередная волна слабости. Что-то зазвенело, забулькало, потом Клер чувствительно встряхнула меня за плечо:
        - Вот тебе бодрящий коктейль, пей быстрее!  - и сунула мне в руку бокал, налитый до половины.
        Сделав несколько глотков, я почувствовал, что кровь прилила к лицу, в желудке словно заработал обогреватель, а сердце забилось чаще и ровнее.
        - Что ты туда намешала?  - спросил я, когда наконец смог нормально дышать.
        - Это мой…
        - …старый фамильный рецепт…
        - Ну да. Обычно эту смесь пьют зимой, чтобы быстро отогреться. Спиртного в ней нет. Что ты улыбаешься?
        - Есть другие хорошие способы согреться…
        - Их много. И что, ты их все уже перепробовал? Судя по твоей улыбке, некоторые из них тебе точно понравились.
        - Все, молчу, моя прекрасная леди…
        Клер чуть покраснела, но было заметно, что такое обращение ей очень нравится. А, раньше ведь я так называл ее только без свидетелей!..
        - Стало лучше? Минут через пять я отведу тебя в комнату. Джонатан, пожелай мистеру Кристоферу спокойной ночи!
        - Спокойной ночи!
        - И тебе тоже, Джонатан!
        Мальчишка ушел в соседнюю комнату, из дверей которой уже выглядывала обеспокоенная нянька, и Клер повернулась ко мне.
        - Ну что, пойдем, воспользуемся тайными проходами этого старинного замка?
        (Она шутит, это хорошо!..)
        - Ведите же усталого путника, о моя королева!
        Чтоб тебя, как сильно «штормит»-то… Но меня вовремя поддержала крепкая рука, и мы вошли в спальню, где таинственный шкаф гостеприимно распахнул для нас свои дверцы. Через минуту я уже сидел на кровати в соседнем номере, а Клер начала стягивать с меня пиджак.
        - Подожди…
        Снимаю кобуру с револьвером, кладу ее на столик. Отстегиваю с руки ножны с кинжалом, туда же… Все, теперь можно снять рубашку.
        - Дальше сам разденешься? Мне нужно посмотреть, как там сын.
        - Все хорошо, иди, дальше все могу сам сделать, спасибо за твою заботу…
        Посещаю ванную комнату, сумев кое-как вернуться обратно. Окончательно раздевшись, заползаю под одеяло, оно тут теплое, не замерзну. Засыпаю почти сразу, как будто выключают электрическую лампочку или гасят свечу в светильнике.
        Среди ночи просыпаюсь от какого-то движения рядом с собой.
        - Тихо, это я,  - шепчет Клер. Она скидывает халат на стоящее рядом кресло и тут же ныряет ко мне под одеяло.  - Ты имел в виду этот способ отогревания замерзающих?
        - И его тоже…
        - Все, лежи тихо, доктор сказал, что до утра нужно быть под наблюдением… Нет, я же тебе сказала, лежи не шевелись, по крайней мере до утра!.. Спи!..  - Она обняла меня, положив руку на грудь возле сердца.
        «…Представляем вам новейшую модель нашего кардио-монитора[Кардиомонитор (от кардио - сердце и лат. monitor - надзирающий)  - аппарат для постоянного (круглосуточного) контроля за состоянием сердечной деятельности (линия электрокардиограммы воспроизводится на экране осциллографа); при нарушениях ритма - включается автоматический сигнал тревоги.]!..»  - прорвалась откуда-то непонятная фраза. Ничего, значит, способности от яда не пострадали, без них я как… В общем, плохо без них…
        Ночью я спал абсолютно спокойно, как будто это не я, а меня кто-то бдительно охранял. (Ну да, и при этом «кто-то» тихонько посапывал красивым носиком где-то рядом на подушке…) Разбудил меня луч солнца, сумевший как-то проскользнуть между задернутыми занавесками и попавший прямо на лицо. Я чуть шевельнулся, и Клер сразу же бдительно приподняла голову.
        - Тише, милая, это всего лишь солнце.  - Надеюсь, после всего, что было, я могу ее так называть?  - Ты как, выспалась?
        - Да… А который час?
        - Подожди, сейчас посмотрю…
        Перегибаюсь через нее, дотягиваюсь до пиджака и за цепочку вытягиваю карманные часы, за компанию с которыми из кармана выскальзывает мой жетон, который тут же с негромким стуком падает на пол.
        - Половина седьмого, рано еще…
        Кладу часы назад в карман и как можно незаметнее стараюсь засунуть туда же торопливо поднятый с ковра жетон. Поворачиваюсь и вижу, что Клер явно заметила, что я держал в руке - выражение ее лица чуть изменилось, наверное, успела разглядеть оскаленную волчью морду. Она что, уже видела такие?.. И что мне ей теперь говорить?
        Укладываюсь на свое место, и пытаюсь сообразить, что может произойти дальше. Но женщина решительно поворачивается ко мне лицом и ложится рядом так, что ее глаза оказываются близко-близко от моих.
        - Вот, значит, что у тебя за «контора» такая… Ты ведь не простой охранник, да?
        - Нет, скажем так - я могу работать и охранником, и переводчиком…
        - И специальным агентом, да?
        - Да. Это тебя пугает? Теперь я не смогу быть рядом с тобой?..
        - Нет. Это меня совершенно не пугает. Я хочу, чтобы ты был рядом со мной. Еще вопросы будут?
        Так… Если она категорично высказалась таким тоном, значит, не шутит. Насколько я успел ее узнать за эти несколько дней, сейчас Клер говорит совершенно серьезно.
        - У меня есть начальство, которое может иметь на этот счет свое мнение.
        - С ними я разберусь, можешь не переживать.
        - Да?..
        - Не веришь? Ладно, как у вас говорят - поживем, увидим.
        - Есть еще один вопрос…
        - О Джонатане? Он сам попросил сделать так, чтобы ты был рядом с нами. Ты ему очень понравился.
        - Правда?
        - Да. Зачем ему меня обманывать? Вижу, еще хочешь спросить…
        - Ведь ты еще точно не знаешь, хочу ли я быть рядом с тобой? Вдруг для меня это всего лишь возможность получить что-то, чего очень сильно хотел?
        - Рассказывай эти сказки кому-нибудь другому. У меня есть свои способы узнавать правду, и ты не обманешь, как ни старайся.
        - Мне уже заранее страшно!..
        - Даже не пытайся, а то…
        - А то что?..
        - А то я тебе… ухо откушу!!!  - Ай, она действительно попыталась укусить меня за ухо, вот чертовка, я думал, шутит!.. В общем, Клер победила, воспользовавшись моим слабым здоровьем, но кусать передумала.
        Потом мы с ней помирились… И она еще немного по-дремала у меня на плече…
        В общем, доктор не ошибся - утром я уже более-менее пришел в норму. По крайней мере, голова не кружилась, дышал нормально, руки-ноги шевелились, хотя долго стоять мне еще было затруднительно.
        - Все, мне пора, а то неудобно получится, вдруг Джонатан зайдет или миссис Джонсон, а меня нет… Нужно соблюдать хотя бы видимость приличий, сам понимаешь. Можешь еще полежать, я тебя позову к завтраку. И не возражай!..
        Она накинула длинный шелковый халат и скрылась в «потайном ходу», прямо как в фильме про старинный замок. Странно, но мне сразу стало ее не хватать. Что такое она со мной делает, а? Ведь из любого мужика сможет веревки вить, если будет такое желание. Неужто за все прошедшие годы никого не встретила? Все-таки чужая душа - потемки… Ладно, надо бы потихоньку вставать, есть пара неотложных дел…
        - Ты поднялся? Все, выходи в гостиную,  - заглянула в комнату Клер, уже одетая и причесанная.  - Сейчас будем завтракать, а потом у нас очередной визит на студию. Представляю, как эти толстые деятели всю ночь пытались найти сценарий, который бы меня устроил. Ты уж продержись там пару часов, пожалуйста. А потом назад поедем, когда я все быстро раскритикую.
        - Да, сейчас иду…
        Завтракали все вместе, можно сказать - дружной компанией. Даже миссис Джонсон смотрела на меня как на… «своего», что ли? А когда она отворачивалась чуть в сторону, то иногда можно было заметить, как суровая нянька-телохранительнца улыбается. Клер вела себя совершенно как обычно, только вот никак не могла скрыть блеска глаз. Вот это ее и выдавало, наверное. Ну, может быть, еще и улыбка. Надо же, напоролся на кнопку с отравой, чуть не… А она радуется…
        Джонатан тоже выглядел довольным.
        - А куда мы сегодня пойдем?..
        - Сегодня нам предстоит деловая встреча, может быть, и не одна, так что не знаю, останется ли время на прогулку.
        Мальчишка насупился, всем видом показывая, насколько ему не по душе такая перспектива.
        - …Но, может быть, после обеда мы снова погуляем в парке или пойдем в какой-нибудь музей, только ненадолго.
        - А в тир можно будет еще раз сходить?
        - Понравилось?  - тут же спросила Клер.
        - Конечно! И револьвер, который мне тогда дали, совсем не такой тяжелый, как твой…
        (Оба-на, у нее есть револьвер!.. Интересно, где она его прячет? В сумочке? Непонятно… Привезла с собой или нет?..)
        - Мистер Кристофер позвонит и договорится об этом, хорошо?  - Это она уже обращается ко мне.
        - Да, конечно. Сейчас и позвоню, только сначала позавтракайте.
        - Я сейчас, быстро!  - сразу заторопился Джонатан.
        - Можешь не торопиться, тир от нас никуда не убежит.
        Телефон, стоящий на столике у окна, внезапно разразился громкой трелью, потом еще, еще… Миссис Джонсон подошла к нему и сняла трубку.
        - Да… Сейчас позову…
        Развернувшись в мою сторону, она сказала мне:
        - Это вас…
        Ну все, чувствую, накрылись сегодняшние культурно-массовые мероприятия, не нужно быть гадалкой.
        - Слушаю!
        - Немедленно возвращайтесь в Контору, получите новое задание. Как выполните его - вернетесь к предыдущему. Как поняли?
        - Вас понял, возвращаюсь, только позвоню - нужно отменить назначенные на сегодня встречи.
        - Не беспокойтесь, сейчас прибудет другой переводчик.
        - Вопросов нет, выезжаю…
        Кладу трубку, и мама с сыном все понимают, только взглянув на меня.
        - Тебя вызывают?
        - Да, миссис Смит. Джонатан, мы погуляем, когда я вернусь, хорошо? Заодно поговорю еще насчет стрельбы в тире.
        - А когда вы придете?
        - Не знаю, как разберусь с делом.
        - Мы тебя ждем, возвращайся побыстрее!..  - это Клер.
        - Сейчас прибудет другой переводчик, так что деловой визит на студию отменять не нужно. Надеюсь, там смогли принести хоть что-то приличное, а не очередную макулатуру…
        Быстро выхожу из гостиницы и взмахом руки подзываю извозчика. Сейчас надо бы поторопиться, мало ли что там случилось. Дежурный был очень краток, но это как всегда - мало ли какие уши «прилипли» к телефонным проводам, незачем распространять лишнюю информацию.
        В Конторе я пытаюсь пройти к шефу, но меня останавливает Марина.
        - Что у тебя там случилось? Сейчас хорошо себя чувствуешь?
        - Да уже все прошло, зачем меня вызвали-то?
        - К шефу сейчас нельзя, у него в кабинете гость. Федорыч сказал, когда ты придешь - дать тебе вот это, и чтобы через час уже были готовы первые соображения по делу. Будь у себя в кабинете.
        - Понял. А как тебе миссис Стефансон?
        - Ой, ты даже не представляешь, как я благодарна! Жалко, пока об этом никому рассказывать нельзя, шеф меня особо предупредил…
        - Все, я пошел бумаги читать!
        Сидя за столом, начинаю вникать в суть дела. Так, одинокая графиня… Преклонного возраста… Жалуется на голоса, зовущие ее к себе… Они слышны только по ночам, никогда днем… Слышно их почти во всех центральных комнатах дома… Родственники у нее кто, а? Вот, дальше как раз про них… Ого, теперь понятно, отчего меня выдернули прямо с задания!.. («Да просто ты и дальше хотел вертеться рядом с красоткой, говори прямо!..»  - издевался внутренний голос.) Судя по всему, это те самые, вхожие чуть ли не в верхние кабинеты… Нужно ехать, разбираться на месте, проверять весь дом на предмет наличия аномалий любого характера… Эх, Княгини рядом нет, она может такие дела раскручивать за несколько часов, только не желает ими заниматься…
        - Марина, где начальник?
        - Уехал в министерство, вместе со своим гостем.
        - Понял, тогда передашь ему, что я занимаюсь проверкой на месте, все, ушел!..
        Вызвав дежурную повозку, если так можно выразиться, поехал в дом графини. Старое здание располагалось на окраине, но в хорошем районе, это уже интересно. По соседству возвышались дома гораздо более поздних лет постройки, довольно вычурные, и по сравнению с ними жилище графини заметно проигрывало. Ну и ладно, мне этот дом не продавать, пусть у других болит голова по этому поводу.
        На стук в дверь выглянула девушка в фартуке и кружевной косынке, явно горничная.
        - Кто вы?
        - Я приехал по заявлению хозяйки, искать «голоса».
        Горничная заметно обрадовалась:
        - Ой, мы вас так ждали!.. Проходите, я сейчас же скажу хозяйке…
        - А как ее зовут?
        - Мария Никитична. Да вы заходите…
        Фигурка у девушки ничего так, задерживает на себе взгляд, да и на лицо симпатичная. Интересно, какая тут хозяйка? Неужели старушка, которая ничего не помнит, кроме нескольких событий из своей бурной молодости?..
        - Проходите в кабинет,  - сказала девушка и осталась стоять в коридоре.
        Войдя, я увидел стоящую у окна женщину. Лет ей было… Наверное, больше пятидесяти, так что на дряхлую развалину она совсем не походила. И в осанке было что-то такое… В общем, понятно, что это графиня, причем не ставшая таковой в результате своего удачного замужества. Порода…
        - Здравствуйте, Мария Никитична!
        - Здравствуйте, господин… Как вас по имени-отчеству?
        - Давайте без отчества, наверное… Я специальный агент Кузнецов, прибыл разбираться с вашим делом.
        - Мне рекомендовал обратиться в вашу Контору хороший знакомый, он сказал, что у вас там имеют опыт…
        - Да, нам удается раскрывать то, с чем не может справиться полиция. Или когда дело не подлежит огласке, ведь случаи бывают самые разные.
        - Хорошо. Вы готовы меня выслушать?
        - Я для этого и приехал.
        - Понимаете, мне чудится голос. Он похож… На голос мужа, но какой-то странный… Его слышно очень тихо и только в нескольких комнатах. Только вечером или ночью, когда темно и в доме почти никого нет.
        - Какие-нибудь вещи меняли свои места, без вашего участия, сами? Например, книги с полки оказывались на столе, или что-то похожее?
        - Нет, никогда. И занавески не шевелились, и двери не хлопали…
        - А где это бывало чаще всего?
        - «Бывало»  - это слишком… Раза два было, но так отчетливо… Я не решалась никому сказать, потому что пойдут сплетни, прислуга не сможет держать язык за зубами… Поэтому и обратилась к вам.
        - Покажите комнату, где вы слышали голос.
        - Да, конечно, пойдемте. Вот, моя спальня. Здесь и слышала…
        - Разрешите, я проверю все здесь прибором? Это не опасно, но прошу вас выйти, иначе мне будет трудно работать.
        Кивнув в знак согласия, графиня выходит, и я начинаю буквально обнюхивать все помещение и проверять стены «усами» своего индикатора. Как ни странно, никаких аномалий не ощущаю. Да не улыбайтесь - если бы тут было привидение, я бы его почувствовал с другого конца коридора и смог выяснить, что оно тут делает и чего хочет. Но тут нет никого!.. И не было никогда!.. (В смысле - из «потустороннего мира», как иногда выражаются в книгах.) Значит, нужно искать вполне реальные объяснения происходящему. А их что-то не вижу…
        Под кроватью и небольшим шкафом ничего нет, индикаторы на приборе не зажигаются. Для проверки подношу «усы» к своему револьверу - все в порядке, прибор реагирует. Значит, никаких артефактов в комнате нет… Как насчет отверстий в стенах? Высоко наверху есть небольшое окошко, забранное частой решеткой - думаю, это вентиляция. Проверяю индикатором - все нормально, нет там ничего… Еще раз прохожусь вдоль стен - глухо, как в закрытом погребе. Хотя в погребе иногда мыши бегают, а тут их нет…
        Выйдя из комнаты, вижу перед собой хозяйку, теребящую в руках кружевной платочек, горничной рядом нет. Вот и хорошо.
        - Мария Никитична, пока что все в порядке. Нет у вас тут никаких привидений. И голосов я тоже не слышал. Но это не означает, что повторения не будет. Давайте сделаем вот как: если вы вдруг снова что-то услышите, то позвоните вот по этому телефону,  - я отдал ей карточку с номером,  - и сообщите, что нужна еще одна проверка. Почему-то думаю, что в следующий раз мы все узнаем. И объяснение будет очень простым, настолько, что все удивятся…
        - Вы уверены?
        - Полностью, конечно, нет… Я ведь не гадалка из балагана на рынке. Но думаю, что голос был на самом деле, и он никак не связан с привидениями или с вашим здоровьем, уж простите меня. Здесь что-то другое… И скоро мы найдем того, кто все это затеял.
        Попрощавшись с графиней, которая настойчиво пыталась уговорить меня отужинать вместе с ней, я поехал на доклад в Контору. Там, в кабинете шефа, кратко изложил ситуацию и высказал свои соображения по ней. Начальник не стал задавать вопросов или возражать, и тут же отправил меня в гостиницу - охранять дорогую гостью.
        Как только я вошел в номер, Клер попросила меня - зайти вместе с ней в комнату.
        - Ты все еще хочешь знать, где я научилась так хорошо стрелять и ездить на лошади?
        - Если расскажешь, буду признателен. Вдруг меня тоже там потренируют…
        - В этом нет необходимости. Подготовка у нас чуть ли не одна и та же, или ты еще не догадался?
        - В каком смысле???
        Она не стала отвечать, просто вытащила из сумочки револьвер и положила его на столик. Так, это почти такой же «Смит», как у меня, разве что ствол на дюйм покороче. И на моем револьвере накладки на рукояти из красного дерева, а у нее - из слоновой кости или похожего материала желтовато-белого цвета. Затем, расстегнув потайной карман на платье, достала небольшой кинжал, на лезвии которого блестели нити серебряной насечки.
        - Клер, ты…
        Звезда синематографа кивнула, достав из другого кармашка жетон, почти такой же, как «конторский», и протянула руку в мою сторону. На лицевой стороне бляхи, в отличие от моего, была изображена морда другого зверя - «горного льва», что ли, но надпись была такая же - «Viderius invisibiles», только выполнена другим шрифтом. Я вытащил свой, и тут мы одновременно, не сговариваясь, медленно повернули жетоны другой стороной. Ну да, можно было не сомневаться… Извивающаяся змея, пронзенная кинжалом, и надпись сверху «HUNTER».
        - И давно… ты?..
        - После смерти Майкла. Темная тварь разорвала ему сердце, а тогда я еще многого не умела и не смогла его защитить. Он был обычным человеком, которого я очень любила… И который любил меня…
        - Что еще ты можешь?
        - Ты имеешь в виду - необычного? Знаю, когда говорят правду, когда - нет… Чувствую Тьму, когда она рядом. Но действовать заклинаниями, как ты - не умею. Чаще всего приходилось искать Темных тварей, а потом ими занимались другие. От красотки никто не ждет большого ума, сам понимаешь…
        В этот момент я почему-то решил прикоснуться рукой, в которой держал жетон, к ее свободной руке, она тоже протянула свой жетон ко мне. В результате получилось так, что обе бляхи оказались зажаты между нашими ладонями. Но вместо покалываний я почему-то ощутил ласковое тепло, как будто гладил долго гревшуюся у камина кошку по мягкой шерсти. Судя по удивленному возгласу Клер, она почувствовала то же самое.
        - Ты о таком слышала когда-нибудь?
        - Нет… Но мне очень даже нравится…
        Мы держались за руки, и тепло не слабело, почти неуловимо пульсируя, будто повторяя биение сердец.
        - И что нам с тобой теперь делать?
        - Не знаю… Давай еще так постоим, ну пожалуйста…
        - Придется доложить начальству, ты же понимаешь…
        - Докладывай, но я почему-то думаю, что твой шеф и так обо мне все знает… И знал еще до моего приезда.
        - Значит, наша встреча была совсем не случайной?
        - Уверена, что нет.
        - И зачем им это понадобилось?..
        - Не буду даже и думать. По крайней мере, не сейчас…  - она легонько сжала мои пальцы, показывая, что не хочет их отпускать.
        - А если кто-нибудь сейчас войдет?
        - Да пусть входит кто угодно, хоть наш президент, хоть ваш император!..  - В глазах Клер сверкнули шальные искорки.  - Мы с тобой вместе, и это главное!
        Тут в дверь постучали, и в приоткрывшуюся щель просунулась голова Джонатана. Увидев нас, держащихся за руки, он громко ойкнул, но потом улыбнулся и хотел было скрыться, но Клер позвала его:
        - Джонатан, иди к нам, пожалуйста!
        Сын подошел и встал возле нас. Клер выпустила мою руку и прижала его к себе, одновременно и ко мне. Так мы и стояли втроем, мальчик обнял нас, а я взлохматил вихры у него на макушке.
        - Вы уже все решили?  - задал он совершенно взрослый вопрос.
        - Не совсем. Ждали тебя,  - ответила она.
        - Я хочу, чтобы вы были рядом друг с другом. Вы что, до сих пор этого не поняли? И не притворяйтесь, я ведь уже не маленький, все вижу!..
        - Джонатан, тут очень много проблем…
        - Вы оба можете их решить, вместе у вас получится, обязательно!..
        - «Устами младенца глаголет истина…»  - улыбнулся я.  - Значит, все так и будет!
        Через минуту мальчишка чуть отстранился и сказал:
        - Я пойду, вам еще очень многое нужно обсудить, да?
        - Ты у меня очень умный,  - засмеялась Клер.  - Иди, мы скоро…
        Когда за Джонатаном закрылась дверь, актриса прижалась ко мне так, что перехватило дыхание. Пришлось обнять ее с такой же силой, но она не стала протестовать.
        - Все-таки интересно, как ты тогда поняла про ключи… А если бы не догадалась или не нашла?..
        - Ну, какой именно у тебя замок во входной двери, я рассмотрела еще в первый раз. И для таких случаев у меня есть вот что…
        Клер с неохотой выпустила меня из объятий, подошла к столику и вынула из сумочки несколько отмычек.
        - Вот, и пользоваться ими я умею…
        - Ты же знаешь, что это незаконно?
        - И кто мне об этом говорит, а?.. У самого что-то подобное тоже дома лежит наверняка!
        Мы оба рассмеялись, она бросила отмычки назад в сумочку и снова подошла ко мне.
        - Наверное, нужно сделать для тебя еще один ключ.
        - Не боишься моего внезапного визита?
        - А с чего это я должен тебя опасаться? Ты ведь…  - Она не дала мне договорить, обхватила за шею и поцеловала.
        - Правильно, как можно бояться своей же руки, например?..  - сказала Клер, когда отдышалась.  - И можешь не стесняться своих мыслей, они мне очень нравятся.
        - Ну ты…
        Она искренне рассмеялась, увидев, как я покраснел.
        - Вот почему мы нужны друг другу. Ты ведь тоже знаешь, о чем я думаю, правда?
        - А ты хочешь, чтобы я об этом знал? Просто стараюсь не лезть…
        - Все-таки попробуй…
        Закрываю глаза, Клер прижимается ко мне. Глажу ее волосы, и мелькают какие-то быстрые картинки: белое платье, кольца, затем… Детская коляска?..
        - Ну и как, увидел что-нибудь?
        - Белое платье, кольца и…
        - Что «и»?..
        - Вроде коляска детская была, показалось…
        - А вот и не показалось!..
        - Правда, что ли?
        - ДА!!! Так что покажешь мне, где тут в городе хорошие ювелирные магазины, пойдем выбирать кольца.
        - Клер, ты очень решительная леди.
        - Да, и кое-кому придется с этим мириться. Но тебе тоже придется быть решительным, так что не расслабляйся. Только вот с белым платьем сейчас ничего не выйдет, а жаль, такая красивая получилась картинка… И с коляской придется год-другой подождать, дел очень много…
        - Ты представляешь, как завопят газетные репортеры от такой новости?
        - Пусть вопят, это их работа. Ты на своей службе не подписывал никаких обязательств, вроде отказа от женитьбы или что-то подобное?
        - Не помню такого. Просто агенты у нас все холостяки, это намного проще, сама понимаешь. Частые поездки не добавляют семейного счастья… И вообще, ты не боишься - ведь знаешь меня совсем мало времени?
        - Теперь я даже знаю имя той девушки, в которую ты был влюблен десять лет назад… Но ведь и моя жизнь для тебя открытая книга, смотри, что хочешь. Неужели этого мало?
        - Обещаю, что не буду пользоваться твоей открытостью.
        - Тогда и я тоже…  - Клер посмотрела на часы и ойкнула.  - Нам же сейчас ехать на студию, обещали привезти потрясающий сценарий! А я еще не собралась… Так что выходи, буду переодеваться. Пока сидишь в гостиной, вспоминай про магазины, где продают кольца.
        Вот так, быстро и решительно. Как бы чуть притормозить этот неукротимый темперамент? Или все-таки не надо?.. Ладно, так даже интереснее, ха-ха!
        Не прошло и получаса, как из дверей спальни выпорхнула сияющая Клер. Я не преувеличиваю, нисколько… Но любоваться собой она не разрешила, а сразу пошла к дверям номера.
        - Все, мы ушли! Миссис Джонсон, обедайте по расписанию, нас не ждите. Скорее всего, мы задержимся на студии.
        - Хорошо, миссис Смит, я поняла.
        (Мне показалось, или нянька улыбалась, глядя на нас с Клер?.. Причем улыбалась по-хорошему, искренне…)
        Спустившись вниз, мы степенно продефилировали мимо портье и вышли на улицу, где у выхода целыми днями ожидали извозчики. Ну, не с утра до вечера, конечно, но сейчас нам повезло - коляска, стоявшая у входа, выглядела более-менее прилично, и мужик на облучке был одет в нормальную одежду. Кстати, даже лошадь оказалась весьма резвой, так что до студии нас довезли очень быстро.
        Щедро добавив извозчику сверх обычной платы, следом за Клер я вошел в здание студии. Так, что-то сегодня этих культурных деятелей тут собралось больше, чем во все прошлые разы, вместе взятые. А вот это мне уже совсем не нравится, чувство, предупреждающее об опасности, явно готовилось нажать на кнопку тревожного звонка. Почему?.. Не знаю, вот не по себе, аж мелкая дрожь пробирает, и все тут!..
        - Здравствуйте, проходите в кабинет, у нас для вас есть несколько совершенно новых сценариев, подобных еще не было!..
        - Очень хорошо, сейчас мы их рассмотрим. Ваш переводчик на месте?  - Клер сурова и неприступна.
        - Да, ждет…
        (Толстяк явно волнуется, еще бы - несколько предыдущих «заходов» окончились ничем, и этот визит кинозвезды вполне может оказаться последним, а у него взяты кредиты на закупку оборудования, их нужно отдавать…  - вся информация мелькает у меня в голове буквально за пару секунд.)
        Нас торжественно препровождают в большой кабинет, тут мы впервые, еще заметно пахнет краской - наверное, помещение спешно приводили в порядок еще вчера. Посередине длинного стола лежат несколько толстых папок, рядом мается высокий парень какого-то неухоженного вида - студент, что ли? Ясно, спешно искали более-менее соображающего переводчика, кого уж нашли…
        - Вот, это совершенно новые темы, мы рискнули предложить их вашему вниманию…
        Парень начал переводить. В общем, приемлемо, посмотрим, что будет дальше.
        - Смотрите, там на первых листках есть краткое содержание… Мы его перевели, чтобы вам было удобнее…
        Клер садится в пододвинутое мной кресло и начинает просматривать текст, я стою позади, чуть справа, бдительно оглядывая собравшихся. («Смотри, чтобы ее крокодиловую сумочку кто-нибудь не упер, знаю я этих прохвостов!.. Выставят потом на тайном аукционе…»  - издевался внутренний голос.) Но пока все было спокойно, никто не подходил к нам ближе пары шагов.
        Неожиданно она чуть помахала рукой, привлекая мое внимание.
        - Что, миссис Смит?
        - Прошу, посмотрите вот на этот сценарий, оцените идею… Меня она заинтересовала. Хочу узнать ваше мнение.
        (Взгляды присутствующих деятелей мгновенно скрестились на мне, как лучи корабельных прожекторов. Не знаю, почему на мне не задымился пиджак…)
        Что тут есть такого интересного? «Ночь на кладбище»?..
        - А почему вам интересна именно эта тема?
        - Хотелось бы сняться в чем-то необычном, здесь есть кое-что… место для съемок уже подобрали?
        Перевожу ее вопрос потеющим от волнения владельцам, один из них кивает и тут же озаряется улыбкой:
        - Да, я лично искал место для натурных съемок, нашел, очень хорошо подходит. А ночные съемки можно проводить и в павильоне…
        - А можно туда съездить? Сегодня, например?
        (Что это она так вцепилась в этот сценарий, не понимаю!..)
        - Да, конечно! У нас есть транспорт, но это довольно далеко от города, мы не успеем вернуться до обеда…
        - Ничего, ради искусства можно и потерпеть до вечера, вы согласны?
        Все окружающие, включая переводчика, дружно кивают, как по команде. Еще бы, ОНА СОГЛАСИЛАСЬ!!! Правда, это еще не означает, что актриса решит там сниматься, но деятели будут надеяться до последнего…
        После нескольких минут интенсивных переговоров решили, что с нами едут трое представителей студии, включая того самого, который нашел место для съемок. Везти нас вначале собрались на большом фаэтоне, но оказалось, что там всего четыре места. Поэтому тут же пригнали еще одну небольшую коляску, где были места только для двоих пассажиров и кучера. Естественно, мы с Клер тут же уселись в нее, а большая «телега», как я ее тут же обозвал про себя, поехала впереди.
        - Слушай, а почему ты заинтересовалась этим сценарием так сильно? Ведь другие даже и не посмотрела…
        - Скажем так - есть предчувствие, что из него можно выжать гораздо больше, чем там написано первоначально. Сама пока не знаю, но вот дело того ст?ит, я уверена!
        Чуть понизив голос, чтобы нас невзначай не услышал кучер, спрашиваю:
        - Ты в этих владельцах и прочих толстяках ничего странного не заметила?
        - Я сконцентрировалась на работе со сценариями, но мне все время как будто мешали… Да, теперь вспоминаю, как будто советовали посмотреть именно этот, и не обращать внимания на другие… Странно… Ведь меня нельзя гипнотизировать, раньше проверяли - не действует…
        - Больше ты ничего не почувствовала?
        - Нет, я ведь не сильна в этом, ну ты знаешь…
        - Понятно… Ты захватила свои игрушки?
        Клер чуть приподнимает брови, но потом кивает.
        - Да, они со мной постоянно.
        - Тогда сидим спокойно и наслаждаемся поездкой. Смотри, как вокруг красиво!..
        Хорошо, что она сейчас не держит меня за руку, иначе бы не оставалась такой спокойной. Говорила, что может чувствовать Темных тварей… Но ведь я их тоже не почувствовал среди тех, кто был в комнате, а почему тогда мой внутренний сторож вот-вот заорет в полный голос?.. Чего я не заметил, и почему?..
        Кто там был с артефактами? Да почти все, но сильных ни при ком не было, так, весьма слабенькие, купленные в обычных лавках. Мощные, действенные амулеты просто так не достанешь, их бы я заметил, скорее всего… Или наоборот? Он был настолько мощным, что отлично замаскировал истинную сущность владельца? И что теперь? Скорее всего, этот «кто-то» едет в соседнем экипаже… Но что ему нужно? Куча свидетелей, несчастный случай просто так не устроишь, да и зачем? Вопрос… Для студии эти съемки жизненно важны, иначе банкротство - уж это я смог прочитать в мыслях стоявшего рядом толстячка совершенно четко. Проявит ли он себя? Скорее всего… Но когда, не на ходу же…
        Ехать пришлось около часа, и все это время внутренний индикатор опасности работал в полную силу, но ничего обнаружить не удалось - время было примерно обеденное, солнце стояло высоко, и нападения темных сил можно было не опасаться. Из кустов не выскакивали злые разбойники, лошади не спотыкались. Дорога оказалась довольно ровной, по сравнению с другими, при желании можно было и подремать. Но вот совершенно не хотелось, совсем…
        - Клер, ты не запомнила, был сейчас в комнате среди прочих тот самый тип, которого ты назвала «неприятным»?
        - Вроде нет, но мне показалось, что он находился где-то рядом. Или кто-то, похожий на него…
        - Хорошо, буду иметь в виду. А, смотри, они там поворачивают, дорога направо уходит, и на холме что-то видно…
        Да, уже через несколько минут наши экипажи останавливаются возле небольшой полуразрушенной часовни на краю кладбища. М-да, «романтичное» место нашли синематографисты для съемок, ничего не скажешь…
        - Вот здесь можно отснять большинство сцен фильма. А в павильоне останется сделать совсем немного декораций, и все получится очень быстро.  - Это к нам подкатился тот самый «колобок», не успели мы сойти с фаэтона.
        - Пойдемте, будем смотреть на месте,  - решительно заявила Клер.
        Странно, но на этом кладбище не было какой-то системы, большие склепы соседствовали с покосившимися крестами и заваленными оградками. Что это вообще за место такое? Когда мы подошли к часовне, я как бы невзначай дотронулся до стены здания. А, теперь понятно… Больше пятидесяти лет назад здесь шайка грабителей напала на священника. Искали деньги и золото, забрали даже серебряную утварь. Священник погиб… С тех пор место пришло в запустение, жители соседней деревни стали ходить в церковь за несколько верст. А здесь… Тут меня позвала Клер, и мне пришлось вернуться к действительности.
        - Не отставай, смотри, кто-то к нам идет!
        И правда, к нам со стороны видневшейся на соседнем холме деревни направлялось несколько человек. Один из них выглядел солиднее других, явно - деревенский староста, или что-то в этом роде. Интересно, потребуют, чтобы мы немедленно уезжали или что?
        - Здравствуйте, а вы кто такие будете?  - обратился он к группе «деятелей культуры».
        - Мы из столицы, хотим у вас тут фильму снимать, на природе. Место здесь очень подходящее…
        - Вот как? А не боитесь? Здесь у нас иногда нехорошие дела происходят, по ночам.
        - А мы будем только днем тут работать, пока светло.
        - Тогда ладно… Вам помощь нужна какая-нибудь?
        - Не помешает, конечно. Мы заплатим, да… И не согласится ли кто-нибудь из жителей деревни участвовать в съемках? У нас это называется «массовка», не задаром, конечно.
        Деревенские переглянулись, и староста кивнул, соглашаясь:
        - Ну, если так, и обещаете не творить здесь ничего богохульного, тогда мы согласны!
        - Где мы с вами можем обсудить все дела?
        - Давайте к нам в деревню, поговорим не спеша…
        Тем временем, когда они там совещались, Клер тихо сказала мне:
        - Пока ты трогал стены, я согласилась на участие в съемках.
        - Уверена?
        - Да, тут почти все будет сниматься на природе, в павильоне будут только доснимать некоторые сцены. Хотя сценарий придется частично переписать, но об этом я им скажу потом, когда втянутся в процесс и не смогут отказаться.
        - Тогда поедем назад, в город, пусть они дальше сами разбираются? Неизвестно, сколько они там будут со старостой болтать. А если дело затянется, то вернемся уже затемно, не хотелось бы… Есть хочу, вообще-то! И еще больше - убраться отсюда побыстрее.
        Усмехнувшись, Клер согласно махнула рукой - «иди»!
        - Прошу прощения, но актриса хотела бы узнать - необходимо ли здесь ее дальнейшее присутствие, или нам можно возвращаться в город? Как я понимаю, согласие вы уже получили?
        - Да, конечно!..  - засуетился толстяк.  - Мы останемся, чтобы обсудить некоторые вопросы, а вы поезжайте. Завтра в одиннадцать утра будем ждать вас на студии, для подписания контракта. Да, чтобы она не беспокоилась, можете пригласить юриста, какого хотите.
        - Хорошо, мы так и сделаем. Разрешите откланяться!..
        - Если хотите быстрее вернуться в город, то можете напрямки, через лес, по старой дороге,  - посоветовал староста.  - Мы сами по ней ездим, но только днем. Ночью там не очень хорошо, в колдобину можно угодить по темноте. Так что решайте, или больше часа вокруг ехать, или за полчаса добраться, а то и меньше.
        - Спасибо, мы сейчас это обсудим.
        Вернувшись к Клер, быстро обрисовываю ей ситуацию.
        - Ну, что скажешь, как поедем?
        - Тебе не кажется, что кому-то нужно, чтобы мы по-ехали именно там?
        - В том-то и дело… Не хочется лезть к черту в зубы, но придется, иначе все время будем ждать неожиданного удара в спину… Только вот рассчитывать придется только на свои силы, если что.
        - Они могут знать о тебе, но не обо мне,  - сказала Клер.  - Так что постараются сразу нейтрализовать, учти. А я буду «тузом в рукаве»…
        - Да, поехали, что время тянуть-то! А если зря беспокоимся - то просто быстрее доберемся в город, только и всего.
        Разбудив мирно дремавшего в тени под коляской кучера, я описал ему вариант с более короткой дорогой, опустив подробности. Разве что сообщил о необходимости следить за ямами, чтобы не сломать чего-нибудь ненароком.
        - Эт мы понимаем… Дороги у нас тут везде такие, только смотри, особенно после дождя… Ничего, сейчас быстро приедем, не извольте беспокоиться, зачем время терять? Особенно когда дел много…
        Ну вот и славненько… Клер распрощалась с деятелями искусства, и мы покатили через лес, который начинался недалеко от подножия холма.
        Дорога оказалась не намного хуже той, по которой мы ехали сюда, даже странно, почему здесь не хотят ездить ночью? Хотя, если честно, по ночам нигде лучше не ездить, мало ли что. И дело не только в ямах…
        Минут через десять возница стал ерзать на своем месте и нервно оглядываться по сторонам.
        - Ты чего? Случилось что-нибудь?
        - Да, неудобно говорить, барин… Надо мне, очень… Утром съел что-то, теперь живот крутит, сил нет… Убежал бы прямо в кусты, да перед мадамой неудобно…
        - Тогда чуть прибавь, там вроде что-то есть впереди, полянка какая-то, заедешь на нее, мы погуляем, а ты делами займешься.
        - Хорошо, сейчас… Н-но, пошла, шевели копытами!..  - подбодрил он свою лошадку.
        Да, впереди показалась прогалина, и с дороги туда уходила заметная тропинка. Обрадованный кучер повернул туда, и мы увидели впереди сложенный из толстых бревен домик с торчащей посреди крыши трубой, сарайчик и даже колодец. Когда подъехали, то стало заметно, что когда-то по периметру полянки шла ограда из жердей, но сейчас она вся уже развалилась от времени.
        - Стой, мы тут посмотрим, что и как, а ты иди по своим делам.
        Обрадованный кучер сорвался с места, как вылетевшая из ствола пуля, и тут же скрылся за сарайчиком.
        - Что это с ним?  - поинтересовалась Клер.
        - Жалуется, скрутило его. В общем, срочное дело…
        - Понятно, бывает… Как ты думаешь, что тут было раньше?
        - Может, лесник жил или заимка была охотничья. Побродим, может быть, это место для съемок тоже пригодится? Вдруг какая идея у тебя появится. Ты ведь у нас артистка…
        Мы не торопясь зашагали к домику. Вот интересно - место вроде заброшенное, а тропинка от дороги хорошо заметна. Правда, сегодня тут никто не ходил, да и вчера, наверное, тоже… А что тут вообще делали?
        Чуть слышно бормочу себе под нос:
        - Дедушка, позволь нам войти, владения твои посмотреть…  - Мне показалось, или петли чуть слышно скрипнули?
        Открывающаяся вовнутрь дверь была сделана из мощных досок. Странно, почему внутрь, а не наружу? Боялись, что снегом завалит? Обычно делают так, чтобы звери не могли влезть. Ладно, это дело тех, кто строил…
        Внутри было пусто. Нет, не совсем, просто не было мелочей, которые обычно есть в любом доме - посуды, одежды, каких-то вещей… Печка оказалась вполне целой, разве что глина давно потрескалась, и ее белили разве что сразу после того, как сложили. Возле окна стоял покосившийся стол из толстых досок, рядом с ним валялась короткая скамейка. А вот около стены лежала здоровенная охапка сена, даже не «охапка», а целая куча. Теперь ясно…
        - Чему ты смеешься?  - спросила Клер.
        - Тут что-то вроде любовного гнездышка, я так понимаю.
        - Да, похоже… Нужно подумать, можно ли это обыграть в сценарии.
        - Ты так говоришь, как будто они для тебя его заново весь перепишут.
        - А что, не похоже? Хорошо, мы тут все посмотрели, где этот «из-воз-чик»? Или он там решил сидеть до вечера?
        - Пойдем, будем обдумывать все по дороге. Может, даже я что подскажу…
        - Да, ты ведь у меня творческая личность,  - усмехнулась Клер.  - Нет, ну правда же!..
        Она медленно пошла в сторону нашего экипажа, а я зашагал в сторону сарая. Ну, и где этот вожатый гужевого транспорта?.. Все еще изображает глубокую задумчивость?..
        Нет, он уже был не в состоянии думать или что-то изображать. Открыв дверь небольшого строеньица позади сарая, я увидел тело в углу. Он даже штаны снять не успел… Голова была вывернута под неестественным углом. Не раздумывая, поворачиваюсь и бегу назад, в эту же секунду слышу громкий вскрик Клер. Т-т-твою мать!!!
        С револьвером наперевес подлетаю к колодцу и вижу миссис, зажимающую руками рот. А возле коляски лежит наша лошадь с перерезанным горлом. Вернее, разорванным - страшная рана оставлена явно не ножом, а… Зубами?!.
        Быстро, почти не раздумывая, вытаскиваю из-под облучка небольшое жестяное ведро и набираю в него воды из колодца. Хватаю Клер за руку, спрашиваю:
        - Ты ничего не оставляла в повозке?
        Она отрицательно мотает головой, тут же непреклонно волоку ее за руку в сторону избушки.
        - Нам придется сидеть здесь некоторое время. Воды я набрал, так что от жажды не умрем. Тебе нужно?..
        Клер понимает меня с полуслова.
        - Да, но…
        - Хорошо, сейчас…
        Быстро заношу ведерко в дом, затем веду ее к сарайчику. Заглянув, убеждаюсь, что там совершенно пусто, командую:
        - Вот, заходи, потом беги в дом!
        Через несколько минут Клер стрелой вылетает из двери сарайчика и несется в избушку, приподнимая юбку, на руке болтается неразлучная сумочка. Зрелище довольно комичное, если бы ему не предшествовали такие страшные обстоятельства.
        Еще через пару минут я бегу за ней, на ходу ломая небольшую деревянную палочку, украшенную множеством пересекающихся линий. Все, теперь остается только ждать. Кстати, который сейчас час? Ого, скоро уже стемнеет… Как это так получилось-то?.. Некогда, потом разбираться будем…
        Что здесь с окном? Предусмотрительные бывшие хозяева соорудили массивные ставни, которые можно было закрепить изнутри, чем я сразу и занялся. Хитро сделано, небольшие оконные стекла при этом оставались на местах. Так, нужно просунуть железяку вот в эту дырку… Да, и сверху точно такая же… Теперь изнутри, где они… Вот, все! В ставне оставалась небольшая щель, через которую было видно почти всю поляну. Прямо блокгауз какой-то, а не заимка… Другие стены «глухие», из толстых бревен, пол… Доски тоже не прогибаются, запаха гнили не чувствую, люка в подпол нет, это хорошо - никто снизу не будет ломиться… Потолок? Доски тоже выглядят прочными, наверху крыша наглухо забита с обоих торцов. Хотя, если захотят, то могут попробовать влезть. Знать бы, кто это может оказаться…
        На улице быстро темнело, нужно что-то придумать…
        - Клер, ты как, можешь видеть в темноте?
        - Вот с этим у меня плохо,  - пожала она плечами в полутьме.  - Сколько ни пробовала, ничего не получилось. Все как у обычных людей…
        - Понятно… Давай поищем тут внимательно, может, и найдем что-нибудь интересное.
        Переставив ведро под стол, чтобы невзначай его не опрокинуть, я приступил к исследованию печки, Клер начала рыться в куче душистого сена.
        - Смотри, вот что я нашла!
        В руках она держала свернутое домотканое одеяло, даже в полутьме выглядевшее нарядным.
        - Хорошо, значит, люди тут все-таки бывали…
        Порыскав вокруг печки, я ничего не обнаружил, и сунулся внутрь, приоткрыв ржаво скрипнувшую дверцу. Что-то там есть, в глубине… Так, здесь же сверху есть чугунная конфорка для приготовления пищи! Вот через нее и залезу…
        В бумажном свертке лежало несколько парафиновых свечей, почти опустевший коробок спичек и пачка махорки. Небогато, но спасибо и за это, как говорится. Кстати, поленницы дров снаружи я не видел… Ничего, сейчас лето, не замерзнем.
        - И долго нам тут сидеть? До утра, что ли?
        - Нет, очень надеюсь, что помощь успеет сюда гораздо раньше.
        - Ты что, как-то их вызвал?
        - Да, у меня есть… Был для этого специальный амулет. Долго рассказывать, но дежурный в Конторе получил сигнал, что «агент в опасности», и специальная группа уже выехала… Или готовится выехать…
        - А как они нас будут искать, в лесу, да еще и ночью?
        - Этот амулет служит еще и «маяком», так что найдут. Весь вопрос - когда… У тебя сколько патронов к револьверу?
        - Только те, что в барабане… Что ты смеешься? Я ведь не на войну ехала, а сценарии новые смотреть…
        - Какой калибр?
        - Такой же, как у тебя - «тридцать восьмой, специальный». Хочешь поделиться со мной своими запасами?
        - Да какие там запасы… У меня только дюжина… Вот, держи еще шесть штук. Что ты их рассматриваешь?
        - Они посеребренные? А что на них написано?
        - Да, есть слой серебра… Кстати, ты мне напомнила… Дай-ка свой револьвер на пару минут, пока вроде к нам никто не ломится.
        Достав из кармана носовой платок (да чистый он, я им еще не пользовался!..), отрываю от него длинную полосу. Где у меня запасной кристалл?.. Аккуратно заворачиваю его в полоску и приматываю внизу ствола к револьверу Клер. Проверяю - нет, заряжать не помешает, целиться тоже. Остается только замазать белую ткань сажей, взятой из печки, что я сразу и делаю. Возвращаю оружие владелице, которая сразу интересуется:
        - Что это такое?
        - А, ты ни разу не видела?.. Это специальный кристалл, когда пуля вылетает из ствола, то руны активируются. При попадании в Темную тварь пуля взрывается, как бомба. Гораздо лучше обычных, которые у тебя.
        - Да, такого я еще не встречала. А точно подействует?
        - Даже если попадешь монстру в лапу - мало не покажется. Главное, не тратить их зря… Тс-с-с!..
        Мне показалось, или кто-то крадется вдоль стены? Ах ты ж… Как можно было забыть!.. Но дергаться уже слишком поздно - надо было сразу подпереть дверь, а то здоровенная щеколда сейчас не выглядит надежной защитой…
        Дверь рывком распахивается, и в тусклом свете сумерек мы видим здоровенную мохнатую тушу, пригнувшуюся перед прыжком внутрь домика. В ту же секунду грохочет выстрел - это Клер, зверюга отшатывается, есть попадание!.. Но больше ничего не происходит, Темная тварь снова хочет прыгнуть, моя очередь стрелять!..
        Пуля попадает оборотню (да, это именно он!..) прямо между глаз, и через мгновение башка зверюги разлетается в клочья!.. Туша отлетает на несколько шагов, я бросаюсь к двери, захлопываю ее, и Клер помогает мне передвинуть стол и напрочь заклинить дверное полотно. Все, теперь эту баррикаду можно только из пушки разбить, доски толстые и все еще прочные. По крайней мере, кажутся такими…
        - У тебя все пули такие?  - спрашивает меня актриса.
        - Да. Если попадет в обычного человека - останется просто пулей. А если в тварь - результат ты видела сама, только что.
        - У нас об этом ничего не известно… Мои он вообще почти не заметил…
        Откинув барабан, она вытряхнула из него патроны и быстро заменила их новыми.
        - Вот теперь порядок! Как ты думаешь, сколько их еще может быть снаружи?
        - Не знаю, все приглушено, как в тумане. Будем сидеть здесь до прихода помощи, ты не против?
        Клер нервно хихикнула, потом спросила:
        - Ты не боишься, что нас здесь зажарят?
        - Эти твари не выносят открытого огня и сами стараются не иметь с ним дела, даже когда находятся в человеческом облике. И еще - скорее всего, мы им нужны еще живыми, понимаешь? И не только для того, чтобы сожрать. Если бы хотели убить - могли давно расстрелять еще на лесной дороге. Хотя, как вариант… Просто им было нужно время, чтобы собраться вместе?
        - Как ты думаешь, кто им нужен больше?
        - Они хотят погубить тебя и свалить все на Контору - потому что «не смогли обеспечить должную защиту», или вроде того. Я успел крупно насолить кое-кому, вот они и решили, что… Тихо!..
        Поставив свечу на доски пола в дальнем от нас углу, я зажег ее, затем расстелил одеяло на куче сена и жестом пригласил Клер устраиваться. По крайней мере, в тени от печки нас не будет видно, а дверь и окно просматриваются хорошо.
        Снаружи иногда доносились какие-то шорохи, но шагов не было слышно. Свеча успела прогореть до половины, когда возле дверей послышался неясный шум. Одновременно заскрипела ставня, которую попытались открыть. А вот фиг вам!.. Я дополнительно примотал крепящую железку куском веревки, поэтому выскочить она не могла. Посмотрим, что будет дальше.
        - Если начнут ломать ставню, тогда не жди - стреляй в щель, пусть стекло разбивается, неважно… Я буду держать оборону возле двери.
        Клер согласно кивнула, мол, все поняла.
        Вот это шарахнуло по двери, аж пыль поднялась!.. Но доски выдержали. Одновременно заскрежетали гвозди в ставне, неохотно вылезая из досок, актриса тут же подскочила и ударила рукоятью по стеклу, зазвенели осыпающиеся по стене осколки. Стала видна когтистая лапа, уцепившаяся за край щели, и что-то темное позади. Клер приставила ствол почти вплотную к ставне и выстрелила. Уши заложило от грохота, снаружи полыхнула белая вспышка, раздался жуткий вой, быстро оборвавшийся, лапа исчезла. Тут же в дверь долбануло с еще большей силой, так, что между досками образовалась щель шириной около дюйма. Прижав ствол к доске, я выстрелил, снаружи полыхнуло, есть!.. Мелькает еще тень, снова выстрел, вспышка, снова вой, но он быстро удаляется. Что, не понравилось?.. Справа грохочут выстрелы, снова вспышки и вой, да сколько же вас там?.. Вся здешняя деревня собралась, что ли?..
        Тут позади что-то заскрежетало, я обернулся… Вот, чтоб тебя… Грохнули об пол чугунные кольца конфорки, и из печки стало вылезать нечто с крыльями, измазанное в саже. Разбираться я не стал, просто выстрелил в это чучело, полыхнувшее сине-белым цветом и тут же рассыпавшееся в мелкую пыль. Тут еще и вампиры, для полного счастья!.. Камней нет, дырку завалить нечем…
        Что такое, почему все затихло?.. Свеча почти догорела, фитилек вот-вот погаснет. Торопливо зажигаю новую, устанавливаю на прежнее место. Все, теперь порядок…
        Зачерпываю ладонью из ведра чуть пахнущую ржавчиной воду, пью, во рту дико пересохло от страха. Клер следует моему примеру, затем мы оба садимся бок о бок на кучу сена.
        - Сколько у тебя осталось патронов?  - спрашиваю у нее.
        - Да, сейчас посмотрю…  - Откинув барабан, она высыпает гильзы и считает - раз, два, три…  - Три!
        - Так, держи еще три, добивай до полного.
        Я занимаюсь тем же самым. Все, мои запасы кончились. Ну, и где наша поддержка из Конторы? В лесу заблудилась? Или оружие из оружейки получить не могут? Или вообще, дежурный спал на своем месте? Что только не лезет в голову…
        - Клер, слушай…
        - Что?
        - Такая суматоха все эти дни… Совсем забыл тебе сказать… А ты не стала дожидаться…
        Она молчит, выжидающе глядя мне в глаза.
        - Черт, прямо как в дамском романе… Клер, я люблю тебя!..
        - Ты что, не мог об этом раньше сказать, ждал подходящего момента?!
        - Ну да, совсем меня смутила своим напором…
        - Нет, правда, что ли?.. Значит, чудовищ ты не боишься, а как признаться любимой женщине - так коленки дрожат?..
        На этом наш задушевный разговор прервался - на крыше что-то загрохотало, мы услышали топот, снова затрещала ставня и зашевелилась под ударами дверь, Клер взметнулась на свое прежнее место, я рванул ко входу, опять грохот выстрелов в небольшом помещении и рев снаружи…
        …Спустя целую вечность мы сидим под стенкой, переводя дыхание.
        - Сколько у тебя осталось?..
        - Два…
        - У меня три…  - Что дальше делать будем?
        - В ножи пойдем, что еще остается… Твой кинжал на месте?
        Клер кивает, вытаскивает из потайного кармана ножны и пристегивает их на левую руку.
        - Я готова! Может быть, у тебя еще что-то есть, кроме кинжала?
        - Да, но это средство на крайний случай. Когда уже сил не останется, или твари ранят так, что будет риск стать одним из них…
        - Что за оружие?
        Я вытаскиваю из внутреннего кармана пиджака небольшой цилиндр и отвинчиваю крышку, под которой оказывается стальное колечко.
        - Если выдернуть кольцо, через четыре секунды весь домик разлетится на отдельные бревнышки. Сама понимаешь…
        - Да. Обещай, что не позволишь им утащить меня.
        - Обещаю.
        - Крис, я тоже люблю тебя!.. Я все поняла еще тогда, когда увидела фотографию на столе. Почему ты так долго ждал, а?..
        Ответить мне не дают - оборотни уже оправились от ран и снова пошли на штурм, с тупым упорством долбясь в двери и пытаясь свернуть ставню. Мы заняли свои места и подняли револьверы. Выстрел!.. Выстрел!.. Вой снаружи… Их что, кто-то гонит на нас?..
        …Выстрел!.. Выстрел!.. Вспышки и дикий вой снаружи…
        - Я пустой!  - кричу для Клер.
        - Я тоже!..
        Бросаю бесполезный револьвер в сторону кучи сена, вижу, что попал на одеяло, чему успеваю порадоваться. Миссис в это время торопливо засовывает в барабан револьвера оставшиеся у нее «обычные» патроны. Ну да, хоть что-то напоследок выпустить в этих тварей… Достаю кинжал и встаю у стены, совсем рядом с дверью. Ну, скотина, вот только сунь свою лапу в эту дырку!..
        Кто-то суется в дверь, я выжидаю, Клер тоже не шевелится. Но когда ставня лопается пополам, грохочет выстрел, и снаружи раздается злобный рев. Жаль, нет больше моих «специальных» патронов, не рассчитывал на затяжную войну…
        В изрядно расширившуюся щель, ставшую уже дырой, просовывается мохнатая лапа и пытается отпихнуть стол от двери. Придерживая ногой столешницу, вонзаю кинжал в лапу выше сустава и начинаю проворачивать его в ране, которая сразу же начинает дымиться, от оглушительного рева закладывает уши, еле успеваю выдернуть клинок, огорченный таким приемом оборотень скрывается в ночи, где тут же вспыхивает яркий огонь и бабахает так, что домик подпрыгивает на месте.
        - Что это?  - спрашивает изумленная Клер.
        - Такая же граната, как у меня. Кавалерия прибыла наконец-то…
        Подхожу к одеялу, беру с него свой револьвер и сразу вкладываю его в кобуру под пиджаком.
        - Все, наша война закончилась. Наверное… У тебя зеркало есть?
        - Есть, а что?
        - Можешь привести себя в порядок, нас сейчас будут спасать. А ты у меня должна быть самой красивой, несмотря ни на каких чудовищ!
        Она обнимает меня, но и не думает рыдать от облегчения, как это описывают в любовных романах. С жаром поцеловав, тут же начинает искать в сумочке зеркальце.
        - Поставь свечу на печку, а то ничего не видно! Спасибо!.. Да, тебя не зацепили?
        - Нет, увернулся…
        В это время вокруг домика гремят выстрелы, и явно не из револьверов, а чего-то гораздо большего калибра, но нам это кажется лучшей музыкой. Завывания постепенно стихают, и теперь слышны чьи-то осторожные шаги снаружи.
        - Эй, в избушке, отзовитесь!  - кричит знакомый голос.
        - Михалыч, это ты, что ли?
        - Крис, ты там один?
        - Нет, со мной гостья, помнишь ее?
        - А как же! Такую красавицу нельзя забыть, никак… Вы целы?
        - Да, только надо… Короче, нам можно выходить?
        - Пару минут подождите, сейчас еще раз проверим, с фонарями, и карету подгоним ближе к домику.
        Благодаря «переводчику» Клер все хорошо поняла и без моей помощи.
        - Я готова ехать сразу, не заходя в тот сарай…
        - Милая, ты уверена? До города неблизко.
        - Лишь бы поскорее выбраться отсюда. Да, и пусть мне дадут побольше патронов!
        Мы с ней зашлись нервным смехом на грани истерики, и Михалыч встревоженно спросил:
        - Что у вас там случилось?
        Давясь смехом, я крикнул ему:
        - Слышь, Михалыч, отсыпь нам патронов, «тридцать восьмые» наши есть у тебя? А то без этого мы отсюда не выйдем!
        - Сейчас, погоди минутку. Василий, бегом сюда, сумку тащи!.. Крис, не стреляй, это я к дверям иду!.. Вот, пришел, держи две коробки, хватит?
        В дыру осторожно просовывается рука, сжимающая пару упаковок с «противомонстровыми» патронами, которые я тут же забираю.
        - Ну что там у вас на улице?  - Бросаю одну коробочку Клер, которая сразу же начала заталкивать патроны в барабан револьвера. Я тоже снаряжаю «смит». Ну вот, теперь нас просто так не возьмешь!..
        - Да уже все, ребята вокруг прошлись, добили то, что еще шевелилось. Только идите осторожней, вы тут накрошили больше, чем на скотомогильнике.
        Смотрю на Клер, она кивает, но револьвер держит наготове. С усилием отодвигаю перевернутый стол от перекошенной двери, которая сейчас висит просто на «честном слове», и открываю ее. Вижу стоящего рядом Михалыча, который настороженно обводит стволом крупнокалиберного ружья окрестности.
        - А вот и мы! Парни-то где?
        - Прикрывают нас, так что не задерживайтесь, карета возле колодца. Вперед!..
        В неярком свете фонаря мы ухитряемся преодолеть путь до небольшого омнибуса, не наступив в многочисленные ошметки и лужи крови, темнеющие на земле двора то тут, то там. Я подсаживаю Клер внутрь и кричу Михалычу:
        - Отход!
        - Понял!  - и он тут же свистит несколько раз, подавая условный сигнал. В ответ тут же слышатся ответные свистки - раз, два, три… шесть.
        - Наши все, сейчас вернутся, ждем!  - он явно доволен.
        Из-за деревьев появляются неясные тени, которые почти бесшумно несутся в нашу сторону. Но это не чудовища-оборотни, это «группа отбоя», если вы понимаете, о чем речь. Самому неоднократно приходилось в таком участвовать, пока не перевели в агенты. Хорошая школа… Если сумеешь выжить. Из группы, в которой «бегал» я, остались только мы с Восьмым. В то время в оперативном отделе как раз пара вакансий агентов образовалась… Что, ухмыляетесь, мол - «струсил»? Солдат, который боится, лучше солдата, который не боится. Можно научить человека контролировать страх, а бесстрашные, как правило, гибнут вместе с товарищами. И перешел в отдел я не сам, а по приказу. Начальство решило, что «выжили самые проворные и умелые».
        Через минуту Михалыч сидит рядом с нами, безлошадный экипаж начинает движение, две тройки бегут по обеим сторонам.
        - И долго они так бежать будут?
        - До поворота, там наш грузовоз стоит. Далеко вы в лес забрались, поближе места не нашлось, что ли?
        Клер понимает, на что намекает инструктор, и громко фыркает.
        - Так случайно получилось… Я думал, раньше доберетесь, тут вроде до города напрямую близко.
        - Близко-то близко, но дорога на карте не обозначена. Считается малоезжей, вот и нарисовали как тропинку. Хорошо, что Максим сообразил съезд поискать, когда направление на маячок в лес показало. Утром сюда группа зачистки прибудет, с дознавателями. Деревню тряханут, на предмет странностей. В общем, пару дней тут будет весело. А вас сейчас прямо до гостиницы отвезем.
        - Как там Джонатан, я волнуюсь!  - Клер обращается к Михалычу, и он ее понимает.
        - Сразу, как получили сигнал, отправили в гостиницу нашего охранника, сейчас он должен находиться в номере, на всякий случай.
        Клер успокаивается и берет меня за руку, инструктор улыбается нам, словно любящий папаша.
        - Вы отличная пара!
        - Мы знаем, уже это слышали,  - отвечает Клер и смеется.
        Сохраняя полную невозмутимость, проходим мимо остолбеневшего швейцара и стойки портье, у которого глаза сейчас могут выпасть от удивления. Михалыч, шедший следом за нами, подзывает швейцара к стойке, показывает ему и портье свое грозное удостоверение и начинает что-то объяснять. Понятно, принимает меры о «неразглашении». К нашему счастью, время уже позднее, далеко за полночь, и все нормальные постояльцы уже давно спят или развлекаются в номерах, поэтому никто не удивляется нашей изрядно потрепанной и заляпанной грязью одежде.
        Совсем тихонько стучу в дверь номера, которая через пару секунд чуть приоткрывается. Узнав меня, охранник пропускает нас внутрь и тут же захлопывает дверь.
        - Все тихо?  - спрашиваю у него.
        - Да, пацан наконец уснул. Все про маму спрашивал, когда вернется.
        (Охранника выделили со знанием языка, чтобы не привлекать переводчика со стороны.)
        - Все, ты можешь идти, я заступаю на дежурство.
        - Хорошо, только сначала позвоню дежурному в Контору, сообщу о вашем прибытии.
        (Дисциплинированные у нас работники, это хорошо!)
        Минута тихого бормотания в телефонную трубку, и доклад окончен. Парень оборачивается ко мне:
        - Дежурный сказал, что шеф до сих пор в конторе сидел, не уходил, как только тревогу объявили. Передал, чтобы в двенадцать часов вы прибыли к нему на доклад.
        - Все понял, иди…
        Когда охранник вышел, Клер сама закрыла дверь на ключ и обняла меня:
        - Никуда тебя больше не отпущу! И сама не пойду!.. По крайней мере, сегодня…
        - В двенадцать часов мне нужно быть в кабинете начальника, с докладом о происшедшем.
        - Доложим вместе. А сейчас пойду, мне нужно посмотреть, как там Джонатан. Ты пока иди, умойся, что ли…
        (Сама она уже успела ненадолго зайти в ванную комнату, и больше не выглядит как закопченная жертва нападения.)
        - Хорошо, попробую не упасть на ходу.
        Любящая мама скрылась за дверью, откуда сразу же послышался сначала шепот няньки, а потом радостный возглас Джонатана. Несмотря на явные протесты старших, он босиком, в пижаме выскочил в гостиную и кинулся прямо ко мне:
        - Дядя Крис, ты жив! Как хорошо, что ты спас маму!..
        - Я же тебе обещал, помнишь? А сейчас иди спать, не огорчай ее.
        - Иду, только останься, пожалуйста!
        - Хорошо, остаюсь, иди быстрее, мама ждет.
        Отличный пацан у нее… И у меня теперь тоже, получается? Все, пора идти в указанном направлении, срочно…
        Когда умываюсь, в дверь стучит Клер, я выглядываю.
        - Что случилось?
        - Вот тебе халат, снимай пиджак, брюки и рубашку, сейчас отправлю их в чистку. Или ты собирался прибыть к своему начальству в таком непотребном виде?
        - Вообще-то, утром я хотел заехать домой и переодеться…
        - Если в прачечной не смогут победить грязь, то за-едем. Все, давай, мойся быстрее!
        Спорить нет смысла, поэтому быстро раздеваюсь и отдаю вещи. С огромным удовольствием укладываюсь в ванну, но тут же спохватываюсь - не дома!.. Поэтому мытье завершается очень быстро, нельзя заставлять даму ждать, правда?
        Вытеревшись, накидываю халат и босиком шлепаю в гостиную. Клер задумчиво сидит в кресле, рассматривая меню.
        - Есть хочешь?  - спрашивает она.
        - Нет, если честно - я бы сейчас лег спать, а утром поел. Устал очень…
        - Да, я так и думала. Подожди пока здесь, хорошо?
        Клер уходит в спальню, откуда слышится шуршание ткани и щелчки застежек, затем в ванной начинает шуметь вода. Неужели этот суматошный день заканчивается, наконец? Но револьвер все равно будет лежать рядом со мной. Только не буду совать его рядом с подушкой - еще не успел вычистить, пятна потом не вывести ничем… На тумбочке полежит.
        Только успел закрыть глаза - меня тихонько начали трясти за плечо. А, это моя любимая актриса…
        - Пойдем, а то еще на пол вывалишься из кресла.
        Вместе идем в спальню, у двери подхватываю Клер на руки, она не протестует. Бережно укладываю ее в постель и собираюсь выйти, чтобы лечь на диване в гостиной, но меня удерживает тихая просьба.
        - Останься!
        Скинув халат, ныряю под одеяло и только успеваю обнять ее, как засыпаю…
        …Вспышки выстрелов, рев за дверью, удары по бревнам…
        - Милый, что такое?  - Клер тихонько трясет меня за плечо.  - Опять воюешь?..
        - Снова боюсь, что потеряю тебя…
        - Вот она я, рядом, все хорошо! Мы победили, помнишь?..
        Еще бы, такое не забудешь до самой смерти…
        - Все, спи, только обними покрепче…
        Солнечный луч ухитряется пролезть через почти незаметную щелочку в шторах и разбудить меня. Ну вот, так хотелось поспать… А где мои часы, куда я их вчера положил?..
        Все мои вещи из карманов разложены на тумбочке возле кровати, револьвер там же. Повернув голову, вижу с другой стороны такую же тумбочку. На ней стоит тот самый «добрый медведь», а рядом с ним лежит револьвер Клер, к стволу которого все еще примотан мой запасной кристалл. Надо бы потом снять это безобразие, а то с тряпки сажа осыпается…
        Тянусь за часами, сколько там натикало? Семь утра? Рано еще для завтрака, а жаль. Обед и ужин вчера не состоялись, так что есть я хотел уже на полном серьезе.
        Когда тихо защелкнул крышку часов, Клер тут же бдительно встрепенулась.
        - Что такое?..
        - Все нормально, время смотрел. Рано еще, ресторан с восьми часов начинает работать.
        - Да, тебе ведь еще нужно из чистки забрать пиджак и все остальное…  - тут она зевает и склоняет голову мне на плечо.
        - Спи, радость зрителей…
        Тихонько глажу тонкие пальцы, и чувствую, как Клер прижимается ко мне всем телом, сразу становится очень жарко. Ну да, какой уж тут сон…
        Но через полтора часа вставать все-таки приходится - в дверь постучала горничная, принесшая мои вещи из чистки. Персонал гостиницы свое дело знал на «ять»  - вряд ли кто-нибудь мог разглядеть на ткани следы вчерашнего очень длинного дня и эпической ночной битвы. Тем лучше, не придется выезжать заранее и делать крюк, чтобы переодеться дома.
        - Клер, у тебя есть принадлежности для чистки оружия?
        Нисколько не удивившись вопросу, она недолго порылась в одном из чемоданов и протянула мне деревянную коробку.
        - Угощайся!..
        В роскошной упаковке красного дерева был стандартный набор для ухода, включая щелочь, масло, и даже набор разных отверток. Оторвав от своего безнадежно испорченного платка очередной кусок ткани, я занялся чисткой револьвера. Пока можно обойтись малым, только сотру нагар и чуть смажу. «Смит»  - штука надежная, а стрелял всего ничего - дюжину раз.
        - Клер, а ты свой когда будешь чистить? Может, тебе помочь?
        - Не нужно, у меня есть кое-какие идеи на этот счет.
        - Как скажешь, милая…
        Тихий стук в дверь, и голос Джонатана спрашивает:
        - Можно войти?
        - Входи!
        - Доброе утро, мама! Доброе утро… Крис!
        - И тебе тоже!..
        Мальчишка сразу заинтересовывается тем, что я делаю.
        - Это вы оружие чистите? А меня научите?
        - Да, конечно. Я считаю, что стрелять и ухаживать за оружием должен уметь каждый мужчина. И любая женщина, если она сама захочет,  - добавляю, взглянув на улыбающуюся Клер.
        - Ты ведь хотел еще пострелять?
        - Да, можно?
        - Конечно, только сначала позвоню… Нам ведь все равно туда ехать, можем оставить Джонатана в тире, а сами пойдем, куда нужно.
        - Хорошо, но только пусть он мне обещает, что будет себя хорошо вести.
        - Мама, ну что я, маленький? Сам все понимаю… Оружие - не игрушка!
        - Умница ты моя!  - Миссис ласково треплет его по голове.  - А сейчас иди умываться, скоро будем завтракать.
        - Да, я тоже заканчиваю, сейчас…  - ищу остатки платка, чтобы протереть пальцы.
        - Не забудь руки вымыть!  - строгим тоном говорит Клер, но в глазах пляшут бесенята.
        Удержаться невозможно, встаю и целую ее, она страстно отвечает, не обращая внимания на запах ружейного масла. Наконец, мы отпускаем друг друга, и боевая подруга идет звонить по телефону, пора делать заказ в гостиничном ресторане.
        - Домашняя кухня мне все-таки нравится больше, чем эти деликатесы…  - Что-то меня потянуло на размышления, когда мы поели.
        - А кто будет готовить, ты?  - сразу же отреагировала Клер.
        - При наличии такой возможности - могу и приготовить что-нибудь. Раньше ведь голодным не оставался.
        - Кто-нибудь, кроме тебя, пробовал эту еду?
        - Да, многие.
        - И потом не жаловались?
        - Не успевали…
        У меня временами странное чувство юмора, но она все поняла и засмеялась.
        - Ничего, угостишь как-нибудь, позже. А теперь мне нужно готовиться к визиту в твою Контору. Джонатан не даст тебе соскучиться, правда, сынок?
        Пацан утвердительно кивнул и тут же расположился на соседнем кресле, держа в руках книгу - какой-то здоровенный атлас с изображением разных видов оружия, который он заранее принес из соседней комнаты.
        - Дядя Крис, а из чего вы умеете стрелять?..
        За полчаса до назначенного времени мы садимся в пролетку очередного дежурного извозчика и едем к зданию Конторы. Конечно, выйдем у соседнего дома, чтобы не привлекать излишнего внимания, но это уже перестраховка. Официально там находится пара совершенно легальных организаций, а в наше заведение можно войти только сбоку, а не с «парадного» входа.
        Дежурный узнает нашу веселую компанию, кивает, а когда мы проходим дальше - начинает звонить по телефону. И я даже знаю, куда и кому. Вы, наверное, тоже догадываетесь?
        Сначала идем в тир, нужно оставить там Джонатана, пусть им занимается Михалыч. Он человек опытный, кого только ни тренировал за долгие годы. Например - меня, лет десять назад…
        - Привет, Михалыч!
        - Здоровы будьте! Ну что, оклемались после вчерашнего?
        - Да, хотя бывало и получше. Слушай, у тебя можно пацана оставить? Дашь ему тот же самый ствол, что в прошлый раз, и потренируешь. А мы пока к начальству сходим.
        - Тебя разве не одного туда вызывали?
        - Есть причина идти вдвоем. Думаю, шеф поймет.
        В этот момент Клер вытаскивает из сумочки свой жетон и молча показывает его инструктору, сначала с лицевой, потом с обратной стороны. Тот хмыкает и начинает задумчиво поглаживать усы.
        - Да, это многое объясняет…
        - У тебя есть свободные стволы, такие же, как мой «штатный»?
        - Конечно, всегда в запасе с десяток лежит. А зачем тебе?
        Поворачиваюсь, и актриса вытаскивает из сумочки «доработанный» мной револьвер.
        - Это ты придумал, что ли? Ну и затейник!  - Михалыч смеется, но потом становится серьезным.  - Да, найдем подходящий, пусть только шеф распорядится. Без его приказа выдать не могу, сам понимаешь.
        - Мы сейчас туда поднимемся и все решим. Ну что, принимай нового ученика!
        Джонатан подходит, здоровается с инструктором, и тот вытаскивает из-под стола нужный револьвер. Похоже, он с прошлого визита его и не убирал слишком далеко. В тире кроме нас никого нет - у группы вчера занятия по боевой стрельбе были ночью, «на плэнере», так сказать. Надеюсь, что твари никого из парней не зацепили…
        Оставив мальчика на попечение Михалыча, идем в кабинет к начальству. Марина хоть и не удивлена нашему совместному визиту (охранник на входе позвонил), но все равно волнуется.
        - Подождите минутку, я сейчас же доложу!
        Вместо того чтобы звонить по телефону, она тут же скрывается за дверью в кабинет шефа. Разговора мы не слышим, но через полминуты секретарша выходит и приглашает:
        - Пожалуйста, входите!
        Ну еще бы, заставлять даму ждать невежливо…
        - Здравствуйте! Если честно, я немного удивлен вашему визиту,  - встает из-за стола Иван Федорович.
        - Добрый день! Мы пришли вдвоем, потому что нам необходимо обсудить с вами несколько важных вопросов,  - сразу берет быка за рога Клер.
        - Хорошо, присаживайтесь,  - показывает шеф на кресла возле своего стола.  - Тогда заодно рассказывайте, что произошло вчера. Два живых участника событий всегда лучше, чем один.
        - Когда мы приехали на студию, то нас проводили в кабинет и предложили несколько сценариев на выбор,  - начинаю я свой рассказ.  - Миссис Стефансон выбрала один из них и стала обсуждать его со мной.
        - Хочу дополнить - я не знаю, по какой причине оказался выбранным именно тот текст. Не могу полностью исключить версию с внушением, хотя оно на меня и не должно действовать,  - добавляет Клер.
        - Это почему же?
        Актриса достает из сумочки жетон и демонстрирует его начальнику. Вообще-то, Федорыч мог хотя бы для приличия изобразить удивление, что ли…
        - Понятно, продолжайте.
        - Крис… Мистер Кузнецофф потом сказал, что среди всей группы мог оказаться кто-то, маскирующийся под обычного человека с помощью какого-нибудь сильного артефакта.
        - Это действительно вариант… Что дальше?
        - Выехали на место будущих съемок, там осмотрели, что и как. Подошел староста из деревни, и они начали обсуждать привлечение местных жителей к массовке и оказанию помощи. Мы с миссис Стефансон решили уехать, и староста подсказал короткий путь в город. Подозреваю, что нападение бы произошло в любом случае, и на другой дороге. Нам очень повезло, что возница решил остановиться… По срочной необходимости, скажем так.
        - На месте сейчас работает группа специалистов, подскажите, что им стоит проверить?  - Начальник предельно серьезен.
        - С оборотней толку будет мало… А вот печку в домике пусть осмотрят получше. Вампир попытался влезть в дом через печную трубу, но не успел. Может, там что осталось от него, хотя… Все равно пусть проверят!
        - Понятно. Что вы еще хотели обсудить?
        - Нельзя ли мне получить такое же оружие, как у агента Кузнецоффа?  - спросила Клер.  - Мои патроны не подействовали, поэтому Крис… Кристофер сделал вот что.
        Она достала револьвер из сумочки и показала шефу, тот удивленно приподнял брови.
        - И когда только успел?..
        - Голь на выдумку хитра. И два ствола гораздо лучше, чем один, особенно против толпы оборотней. Они, конечно, тупые, просто их оказалось слишком много.
        - Это точно… Хорошо, я распоряжусь. Спуститесь и получите в тире, если понравится, разрешение оформим чуть позже.
        - Спасибо, я очень вам признательна. И еще…
        (Начальник чуть заметно напрягся.)
        - Скажите, вашим агентам не запрещено жениться?
        - Прямого запрета нет, однако…
        - Значит, вы не против нашего брака?
        - Вы же понимаете, что агент может совершенно неожиданно выехать на задание, срок заранее определить невозможно… И его близкие могут подвергнуться опасности.
        - Знаете, что я сделала с тварью, которая убила моего мужа? Разнесла ей башку здоровенным серебряным подсвечником! Как вы думаете, многое ли меня теперь может испугать?
        - Да, конечно… Теперь я в вас уверен, миссис Стефансон. А как ваше руководство отнесется к этому?
        - Они не будут против. Сегодня же сообщу, поставлю босса перед фактом, никуда не денется!
        - Вы очень решительны…
        - Для женщины? Что поделаешь, жизнь такая!..
        Мы втроем смеемся, и обстановка заметно разряжается.
        - Иван Федорович, тогда я провожу миссис Стефансон в тир?
        - Да, сейчас туда позвоню. И еще, где вы собираетесь жить? В гостинице?
        - Пока еще не решили.
        - Тогда сейчас зайдите в хозяйственный отдел и получите ключи от дома, подробности там расскажут.
        - Какого дома?  - Вот удивил так удивил!..
        - На время пребывания миссис Стефансон в нашем городе и участия в съемках я принял решение выделить свободное жилье. Незачем торчать в гостинице, если у нас домик пустует. А то в твоем все не поместитесь, слишком маленький.
        Пораженная Клер искренне благодарит начальника, и мы с ней выходим из кабинета.
        - Марина, где у нас сидит хозяйственная служба, напомни, пожалуйста!
        - До конца коридора и через две комнаты справа, на двери есть табличка, а что?
        - Начальник сказал туда зайти.
        - Понятно. Ну что, не ругал?
        - Вроде нет. Ладно, мы пойдем! До свидания!..
        Начальник хозотдела встретил нас, как самых дорогих гостей, попросил у Клер автограф на странице блокнота и выдал ключи с биркой, на которой был указан адрес. Вот ведь как бывает, дом-то буквально через один от моего, только на другой стороне улицы! Столько ходил мимо и не знал, что он «конторский»!
        - Сегодня вышлю туда несколько человек, чтобы прибрались, а завтра можете въезжать.
        - Спасибо, а как бы сегодня посмотреть?
        - Да хоть сейчас, уборка все равно после обеда будет!
        Обрадованные, мы с Клер возвращаемся в тир, где Джонатан рассматривает свои достижения после очередной стрельбы.
        - Мама, посмотри, даже три «десятки» есть!..
        - Очень хорошо, а теперь скажи спасибо тренеру.
        - Большое спасибо!.. А мы уже идем, да?
        - Прошу, подождите несколько минут, я кое о чем спрошу…  - говорю маме с сыном.
        Сам подхожу к Михалычу и тихо спрашиваю:
        - У тебя есть «аргумент»? Я такой брал один раз, сейчас тоже очень нужно. Может понадобиться, чтобы лишнего шума не поднимать. Сразу говорю - для нечисти. С людьми я и так разобраться могу.
        - Есть, только выдать тебе его не могу… И не надо мне свой жетон показывать, у меня такой свой в кармане лежит. Шеф разрешит, тогда…
        - Ясно. Насчет револьвера для миссис он тебе еще не звонил? Ну, вот сейчас два вопроса сразу и решим…
        Подойдя к телефону в углу, звоню в кабинет Ивана Федоровича, он оказывается на месте. Излагаю ему свою просьбу, шеф соглашается и требует, чтобы я передал трубку инструктору. Вот и все, через пару минут Михалыч приносит две деревянные коробки. Одна, побольше - для Клер, вторая для меня. Что в ней, я знаю и так, по-этому сразу убираю ее в специальный внутренний карман пиджака.
        - Принимайте, миссис!
        Клер открывает коробку и ахает. Ну да, есть от чего. Рукоять с накладками из слоновой кости, украшенными рисунком, линии которого блестят золотистыми штрихами… Полированный металл и еле заметное свечение кристалла в держателе под стволом. Да, этот револьвер очень красив, но все равно грозен. Оружие есть оружие, пусть даже и украшенное.
        - Держите патроны. Коробки вам хватит вполне. А проверить бой можете хоть сейчас, вот этими…
        Конечно же, миссис Стефансон не может устоять и тут же приступает к делу. Выпустив шесть пуль по мишени, проверяет результат и довольно улыбается - ни один выстрел не ушел дальше «девятки».
        - А кобура вам нужна?
        Немного подумав, она кивает, и Михалыч выдает ей кобуру с набором ремней, позволяющих носить ее хоть на поясе, хоть под пиджаком… Хотя она и не носит пиджаки, но мало ли, ха-ха!..
        - Давайте, я запишу номер, разрешение будет готово завтра. Надеюсь, вы не начнете стрелять из него прямо сегодня?
        - Нет, как можно, сегодня не будем!  - улыбается актриса.
        - Тогда удачи на съемках!
        Выходим из тира, Джонатану мы доверили нести коробку с револьвером, чему он очень горд, даже уши покраснели… Чувствую, вечером он уговорит маму и будет долго рассматривать презент от Конторы.
        - А теперь я предлагаю небольшую экскурсию…
        - Да, пойдем, очень хочу посмотреть!  - Клер сразу же понимает, что я имею в виду.
        Дорога занимает около десяти минут, но мальчишка не хочет выпускать коробку из рук, хотя она явно тяжела для него. Все-таки я забираю увесистую ношу, и Джонатан потирает уставшие руки.
        - Что, тяжело?
        - Когда вырасту, мне тоже такой дадут!..
        - К тому времени другие пистолеты сделают, гораздо лучше.
        - А откуда вы знаете?
        (Вот ведь какой дотошный!.. В маму, наверное…)
        - Так ведь ничто не стоит на месте, постоянно придумывают что-то новое.
        - А в тире что-то из новых пистолетов есть?
        - Есть, но они для тебя слишком большие.
        - Можно будет на них посмотреть?
        - Когда пойдем в следующий раз, я попрошу инструктора, чтобы он показал тебе кое-что интересное.
        - Ура!.. Спасибо, мис… Спасибо, Крис!
        - Мальчики, хватит болтать про свои железные игрушки. Сколько нам еще идти?  - интересуется Клер.
        - Уже пришли, вот этот дом…
        Надо же, раньше совсем не обращал внимания, дом-то красивый! Проходим через чуть слышно скрипнувшую петлями чугунную калитку и поднимаемся на крыльцо. А там нас встречает… Догадаетесь, кто?..
        На верхней ступеньке величественно лежит хорошо знакомый мне черный котище.
        - Ой, это же тот самый…  - тихо говорит Клер.
        Между тем кот встал, потянулся и начал тереться о платье актрисы, громко мяукая, потом размурчался. Нет, вы посмотрите на него!.. Как дармовую колбасу жрать, так ко мне, а как подлизываться, то к ней…
        - Ладно, сейчас замок отопру, посмотрим, на что шеф расщедрился.
        Не успеваю открыть дверь, как черный кошак нагло входит в дом первым - хорошая примета… Ладно, пусть смотрит, мне не жалко. Вдруг там мыши есть…
        Что у нас тут? Коридор, гостиная, кухня, ванная и прочее, кладовка, лестница на второй этаж, небольшая жилая комната… На втором этаже - еще одна комната, кабинет, кладовочка и спальня с большой кроватью.
        - Мы тут будем жить?  - спрашивает Джонатан.
        - Да, когда твоя мама начнет сниматься, то удобнее будет жить здесь. Миссис Джонсон умеет готовить?
        - Намного лучше меня,  - отвечает Клер.  - И когда мы сюда переедем?
        - Да хоть завтра, пусть только сделают приборку.
        - Замечательно! А ты помнишь, о чем еще был разговор?..  - Это она так намекает.
        - Конечно! Но Джонатану может быть скучно…
        - Ничего, мы не очень долго, а потом можно и в музей сходить, время ведь еще осталось?  - Она улыбается, мальчишка тоже.
        - Как скажете, моя прекрасная леди! Только как же наш визит на студию, может быть, там ждут?
        - Ничего, подождут до завтра. Мне нужно успокоиться,  - заявляет Клер профессионально-капризным тоном, видит мое лицо и хохочет, довольная эффектом.  - Мы им позвоним из отеля, когда вернемся.
        - Хорошо, тогда пойдем. Здесь в пяти минутах ходьбы есть отличный магазин с большим выбором украшений и хорошей репутацией…
        Еще пять минут ходьбы, и наша троица входит в магазин, занимающийся продажей украшений и прочей «ювелирки». Но это я так, специально употребляю это слово, чтобы не шокировать… Выбор - очень большой. Правда, Джонатан в этом ничего не понимал, рано еще, и чуть ли не сразу заскучал. Пришлось усадить его на диванчик и попросить немного подождать, пока мы с его мамой решим, что же нам понравится из выставленного на витринах. А выбирать было из чего…
        - Давай переводи,  - незаметно ткнула Клер меня в бок своим небольшим, но твердым кулачком.  - Где у них тут кольца?
        Я обратился к здешнему приказчику с этим вопросом, и он тут же метнулся к нужному стеклу на длинной витрине.
        - Вот, здесь образцы, вы только скажите, какие размеры вам нужны… Если не знаете, я вам с удовольствием помогу выбрать нужный…
        - Да, но мы сначала посмотрим, пусть дама решит.
        Пока дама решала, что ей хочется примерить, я отошел чуть в сторону, хотелось посмотреть кое-что другое. Так, здесь брошки, дальше комплекты с серьгами, идем дальше… Ну-ка, а вот здесь что у них? Браслеты, подвески… Цены меня не удивляют, видно, что ювелиры потрудились на славу. Недавно я получил премию за раскрытое дело, так что могу себе позволить покупку здесь, хотя еще пару месяцев назад даже не задумывался на подобную тему. Есть, вижу!..
        - Вы тоже что-то ищете?  - обратился ко мне приказчик, ненадолго прервав процесс любования красотой нашей миссис.
        - Да, можно посмотреть вот этот браслетик?
        - Конечно, у нас такие есть в разных вариантах, желаете взглянуть?
        - Обязательно!
        В итоге, после нескольких минут разглядывания браслетов, я выбрал вариант, где сочетались золотые звенья, вставки из черненого серебра и несколько камней, которые в зависимости от освещения меняли окраску, становясь то прозрачными, то голубыми. Почему выбрал именно его? Сейчас это неважно, лучше пойду, узнаю, на чем решила остановиться Клер.
        - Выбрала что-нибудь?
        - Смотри, вот эти вроде неплохие…
        - Да, красивые… Пробовала надеть?
        - Еще нет. Скажи ему, что мы хотим померить их.
        Я послушно перевел, и приказчик мгновенно достал требуемое из витрины. Пока Клер занималась примеркой и разглядыванием колец на своей руке, парень тихонько спросил у меня:
        - Скажите, пожалуйста, это случайно не известная актриса Стефансон? Я смотрел фильмы, она очень похожа…
        Я чуть подумал и решил открыть ему эту страшную тайну, все равно об этом станет известно очень скоро.
        - Да, это она. Но очень прошу - пока не сообщать об этом посторонним, мы хотим соблюсти инкогнито, насколько возможно. Миссис не любит повышенного внимания.
        - Я понимаю, конечно… Разрешите только вызвать хозяина…  - Он тут же нажал кнопку, скрытую под прилавком. Из боковой двери выглянул верзила, скорее всего - охранник, приказчик что-то тихо шепнул ему, и тот вмиг скрылся в недрах магазина.
        - Да, они мне подходят. А теперь давай примерим тебе…
        Ну вот, «попалась птичка»… Кольцо для меня выбрали быстро - в меру широкое, безо всяких узоров и камней. Незачем вызывать повышенный интерес, да и не люблю я никакого металла на руках, иногда помешать может.
        - Вот эти нам подходят, сколько…
        Но ответить приказчик не успел - в зал буквально влетел весьма представительный мужчина средних лет, наверное, это и был сам хозяин магазина.
        - Здравствуйте, очень рад, что вы решили выбрать покупку именно в нашем магазине!  - затарахтел он.
        Клер вопросительно посмотрела на меня, и я перевел ей вступительную речь хозяина.
        - Ты что, сказал ему, кто я?
        - Да, потому что через несколько дней это все равно станет известно.
        - Тогда поблагодари и скажи, что мне понравился широкий выбор…
        Снова перевожу, владелец расплывается в улыбке:
        - Да, недавно мы доставили новые украшения… А что она выбрала?
        - Вот, кольца…
        - Тогда для вас они будут ст?ить… Подождите, они что - парные?
        - Именно.
        - Тогда…  - и он назвал цену в два раза ниже той, что была указана в ценнике.  - Может быть, вы хотите сделать гравировку?
        - Он предлагает что-то написать на кольцах?
        - Да, и цену снизил.
        - Тогда попроси бумагу и карандаш, я напишу, пусть скопируют.
        Когда я перевел слова Клер хозяину, тот кивнул и вынул из-под прилавка альбом и простой карандаш.
        - У нас часто заказывают гравировку, вот и держим специальный альбом… А можно у вас попросить автограф? Мы его здесь в рамочке повесим…  - Хозяин достал из кармана ручку-«самописку» и положил рядом с карандашом.
        Актриса ненадолго задумалась, что-то написала карандашом на листе и протянула его раскрасневшемуся владельцу магазина.
        - Пусть это выгравируют на внутренней стороне колец.
        Я перевел, на что хозяин тут же ответил:
        - Все понятно, будет готово завтра к обеду…
        Клер взяла ручку, размашисто написала во весь альбомный лист - «С благодарностью от Клер Стефансон»  - и расписалась.
        - Мы придем за кольцами завтра.
        - Благодарю, что выбрали наш магазин! Всегда будем рады вас видеть!..
        - И все-таки попрошу вас - до официального сообщения о визите миссис Стефансон не сообщайте никому о том, что она здесь,  - напоминаю ему свою просьбу.
        - Да-да-да, конечно!.. Но автограф мы повесим обязательно…
        Вот и решили один из мелких вопросов. Другие придется решать уже без Джонатана, надо бы отвести его в гостиницу, да и обедать уже пора…
        Пока шли, болтал в основном мальчик, мы с Клер молчали, только переглядывались, держась за руки. Мне было очень хорошо, и ей тоже. Откуда я это знаю? Так чувствую же!..
        - А вы когда поженитесь?  - Ну вот и прозвучал главный вопрос…
        - Сынок, это непросто… Но я… Мы уже думали над этим. Завтра пойдем куда нужно и все решим,  - ответила Клер.
        - Вам разрешат?
        - Кто нам может запретить?  - удивился я.
        - Вот завтра и проверим. Если кто-то будет против - то очень пожалеет об этом!  - с шутливой угрозой сказала актриса. (С шутливой?.. Не знаю, не знаю…)
        - После обеда съездим на студию? Сценарий внимательно прочитаем, я еще кое-что проверю…
        - Обязательно! Но сначала - обед. И не вздумай никуда уходить, голодание тебе совсем не полезно.
        (Вот ведь какая, ничего от нее не скроешь… Да я больше и не скрываю… И она тоже… Как будто мы знаем друг друга уже очень долго, понимаем буквально с полуслова…)
        - Вам несколько раз звонили со студии, какой-то молодой человек, наверное, переводчик. Сказал, что позвонит еще, сценарий уже готов,  - доложила нянька сразу после нашего возвращения. Поэтому мы не стали откладывать, а заказали доставку обеда через полчаса.
        Обедали в полном составе, даже миссис Джонсон составила нам компанию. Наконец-то я смог ее разглядеть, она не намного старше - максимум лет на десять, просто все время ходит с серьезным выражением лица и редко улыбается. Но сегодня повезло - «солнышко выглянуло из-за туч», если выражаться языком писателей. И это мне нравилось гораздо больше, чем образ няньки-домоправительницы. Ей сообщили о переезде в отдельный дом, чему она очень даже обрадовалась. Все-таки жизнь в гостинице - это не каждому нравится. Мне даже показалось, что миссис Джонсон рада больше нас всех. Вот и хорошо!..
        Зазвякал телефон, и я сразу же поднял трубку. Как ни странно, это звонили из моей Конторы.
        - Слушаю, Кузнецов!
        - Ты-то мне и нужен,  - голос дежурного был каким-то напряженным.  - Сможешь через час или через два при-ехать сюда? Есть для тебя несколько новостей, сам разберешься, хороших или нет. Кстати, доктор просил напомнить, мол, надо бы вернуть ему сам знаешь что.
        - Хорошо, я все понял. Максимум через два часа буду.  - Поглядев в сторону Клер, уточняю:  - Возможно, не один.
        - Так и передам.
        Кладу трубку на аппарат и сообщаю новость актрисе, она задумывается на пару минут, потом решает:
        - Тогда иди туда один, как вернешься - вместе поедем на студию. Я как раз соберусь…
        Вопрос решен, и через час я вхожу в приемную шефа. Марина смотрит на меня так, как будто перед ней герой народных былин и сказок.
        - Крис, тут мне такого нарассказывали… Что парни из группы трупы оборотней от дверей несколько минут растаскивали… Столько вы их там накрошили…
        - Марина, да ты их слушай больше! Они и рады тебя постращать. Как говорится, «Мелочь, а приятно!..»  - улыбаюсь я в ответ.
        - А как миссис Стефансон, в порядке?
        - Да. Успокаивала нервы привычным способом.
        - Каким?
        - Попробуй догадаться…
        - По магазинам ходила, да?
        Тут нашу увлекательную беседу прервал звонок телефона, секретарша выслушала бурчание из трубки и махнула мне рукой: «Входи, не задерживайся!»
        - Что-то случилось, Иван Федорович?
        - Мы получили результаты с места происшествия. Хорошо, что ты подсказал заглянуть в печку, смотри, что там нашли,  - он передвинул по столу картонку с лежащим на ней медальончиком, в ушко которого была продета тонкая золотая цепочка.  - В печку упал, вовнутрь, когда ты вампира испепелил.
        - И что этот артефакт делает?
        - Помогает оставаться неузнанным, скрывает истинную сущность. Но при этом очень тяжело обнаруживается, только вплотную.
        - Ясно, сейчас попробую разглядеть поближе. Что наши знатоки сказали, в руки-то его брать можно сейчас?
        - Да, только ненадолго. Полностью исследовать его не успели, так, бегло…
        Осторожно дотрагиваюсь до медальона и вздрагиваю - столько в нем темноты… Нет, он изначально был предназначен именно для того, чтобы скрыть настоящую сущность владельца от посторонних, даже обладающих особыми способностями. Если специально не искать - то и не заметишь ничего, совсем… Убираю от картонки руку, закрываю глаза и сосредотачиваюсь на ощущениях. Все-таки некий энергетический «рисунок» у этой штуки есть! Очень слабый, еле уловимый, но теперь я его знаю. С чем бы его соединить в памяти? Пусть будет запах… Одеколона, например! Теперь, если вдруг мне почудится, что я в цирюльне - значит, рядом вампир, или кто-то другой, использующийся подобным артефактом.
        Начальник молча наблюдал за моими действиями, затем спросил:
        - Запомнил, теперь сможешь его почувствовать?
        - Да, если что-то новое не придумают.
        - Придумают, конечно… Но не скоро. С этим пока что все. Как твоя невеста, довольна?
        - Да, ей понравился дом. Кстати, мы еще собирались вместе посетить студию, нужно уточнить насчет сценария и прочих вопросов.
        - Вот, напомнил… Мы провели тихую проверку, знаешь, что оказалось? Во всех сценариях были похожие сцены, возле кладбища. Так что все было подготовлено заранее.
        - А если бы она не захотела туда ехать?  - спрашиваю чисто из принципа.
        - Устроили нападение в другой раз. Ты раньше знал, что там есть избушка?
        - Нет, просто сказал извозчику, пусть свернет на поляну, там остановится. Мы с Клер пошли бы в одну сторону, он - в другую…
        - Ты в курсе, что очень везучий?
        - Я это понял в тот момент, когда вы решили перевести меня в отдел оперативной работы. Наверное, сюда других не берут?
        - Берут многих… Только везет им на самом деле или нет - часто выясняется слишком поздно. Зайди к нашему доктору, он хотел на тебя посмотреть и поздравить заодно.
        - С чем?
        - Он сам тебе расскажет. Будете на студии - внимательно изучай окружающих. Да ты это и сам знаешь… Все, действуй!
        Быстро миновав секретаршу, что-то записывавшую под диктовку из телефонной трубки, я пошел в кабинет к нашему эскулапу. Он как раз был там, но уже собирался уходить.
        - Приветствую! Вот, держи свое имущество, возвращаю в целости. Применять не потребовалось, тогда ночь прошла спокойно. Разве что стал себя нормально чувствовать только к вечеру, когда слабость ушла.
        - Здрав будь! Тебе очень повезло, ты уже в курсе?
        - Иван Федорыч что-то такое сказал, но я так и не понял, к чему это относилось.
        - Во-первых, яд на кнопке был весьма старый, наверное, из чьих-то давних запасов. И хранили его как попало, так что он уже сильно разложился от старости. Но тебе бы все равно хватило, если б не твоя знакомая, которая по-явилась очень вовремя. Да к тому же она еще и знала, что нужно делать при остановке сердца и дыхания. Кто укол делал? Тоже она?
        - Я ей сказал взять шприц из аптечки, с противоядием.
        - Сам догадался, какой нужен?
        - Нам что-то говорили про подобные симптомы, вспомнилось…
        - Если бы взял другого цвета - помер бы почти сразу. А яд - по симптомам похож на курарин, вызывает остановку дыхания и расслабление мышц. Укол помог тебе продержаться, пока отрава не рассосалась, так скажем. Но повторю - только потому, что яд оказался старым. А что за подруга-то, иностранка, что ли?
        - Ты в синематорафе бывал хоть когда-нибудь?  - спрашиваю я у врача.
        - Нет, а что?
        - Тогда неважно. Да, она приехала издалека. Очень хороший человек…
        - Это замечательно, потому что чужой человек вряд ли будет так о тебе беспокоиться.
        - Ладно, давай пока закроем эту тему. Мне уже ехать пора, задание никто не отменял. (Разговорчивый у нас доктор, что правда, то правда…)
        - Тогда возьми вот это, положишь в аптечку. Кстати, привез бы ты свою коробку сюда, наверное, надо бы тебе другую дать, и заново объяснить, чем и как пользоваться.
        - Ясно. Только я не один приду, договорились?
        - Вот даже как? Хорошо, заходите вдвоем. Удачи!..
        - А тебе поменьше пациентов, знаток человеческих организмов и душ!..
        До гостиницы я ехал на извозчике - решил добраться побыстрее, зачем тянуть время? Тем более что собирались посетить студию, а это дело могло затянуться неизвестно на сколько.
        Войдя в номер, я увидел открытую дверь в спальню Клер. Сама она вышла сразу, как только услышала мои шаги.
        - Что тебе там сказали?
        - Кое-что интересное, могу по дороге тихонько шепнуть. Ничего страшного… Так, просто сведения к размышлению.
        - Тогда поедем, ты готов? Мне недавно звонили, нас ждут. Сценарист тоже там.
        - Пойдем, а где Джонатан?
        - Гуляет с миссис Джонсон в парке.
        - Тогда вперед, прекрасная леди Стефансон, к новым победам!..
        По дороге я объяснил ей, почему на студии не удалось сразу почувствовать Темную тварь, скрывшуюся за амулетом.
        - Слушай, у меня не очень хорошо получается определять такое. Если бы он не прятался - могла бы его заметить даже через каменную стену. А вот так… Это ведь непросто… Ты сможешь?  - озаботилась Клер.
        - Теперь - да, но не очень далеко. Шагов с пяти, может, с десяти… Но лучше, чтобы он нам не попадался. Если поймет, что я его разоблачил - может натворить что угодно.
        - Не хотелось бы такого… Соскучилась по работе, делом хочу заниматься. А ты будешь меня охранять, днем и ночью…
        - Я согласен.
        - Даже если бы не согласился - я б тебя уговорила… Вот мы и приехали, да?
        У дверей студии нас встречал переводчик. Видимо, его как самого молодого выставили здесь уже давно.
        - Здравствуйте! Мы ждали вас раньше… Но все на месте, сидят в кабинете, обсуждают сценарий.
        - Добрый день! А что, там все те же самые, кто были и вчера?
        - Ну да, еще сценарист добавился. В соседней комнате еще и адвокат сидит, если вы решите уточнить насчет контракта…
        Действительно, в кабинете сидели пятеро деятелей искусств и новое лицо - наверное, это и есть талантливый сценарист. Хм, если судить по внешнему виду - точно, весь в творчестве, причем постоянно… Когда более-менее трезвый…
        - Добрый день, рады видеть вас снова!  - это толстячок вскочил со своего места.
        - Добрый день! У меня несколько условий, если вы хотите моего участия в съемках.
        - Что угодно, слушаем вас!
        - Возможно, придется внести некоторые изменения в сценарий. Разумеется, все будет согласовано, с учетом возможностей вашей студии.
        - Да, конечно…
        - Мне будет нужен извозчик, чтобы привозил меня сюда в дни съемок…
        - Обязательно!
        - А условия контракта проверит другой адвокат, которого я пришлю.
        - Мы совершенно не против!..
        Молодой переводчик аж взмок от напряжения. Я могу понять, сам недавно побывал в подобной ситуации. Тем более что речь идет о будущем студии, возможно, и его будущей работе тоже… Время от времени на секунду-другую прикрываю глаза, вслушиваясь в ощущения. Нет, все спокойно, вблизи Темных тварей не чувствую, задействованных амулетов и прочих артефактов - тоже. Ясно, смотрим на лица дальше…
        - Вы уже перевели весь сценарий?
        - Да, вот варианты на русском и островном. Если что-то будет непонятно - переводчик вам поможет. У вас ведь еще свой есть…
        - Хорошо, когда возможно будет начать съемки?
        - Через неделю, когда мы согласуем окончательный вариант сценария. Тогда подберем остальных актеров, начнем оборудовать декорации и все прочее. Как вам вчера понравилось на месте съемок?
        Мы с Клер переглянулись - похоже, они ничего не знают о том, что случилось вчера. И не притворяются, я бы почувствовал… Ладно, потом у нее спрошу, вроде как говорила, что может отличать правду от лжи. Так… Нет, вроде все на месте, в том числе и те, кто ездил вчера с нами осматривать место для съемок на природе. Интересно, что про извозчика, который нас туда увез, никто и не вспомнил. Ну да, он же просто мелочь «из обслуги»…
        Дальше началось обсуждение сценария, и деятели быстро взмокли - таков оказался напор известной актрисы, сумевшей буквально на ходу разглядеть все недостатки сюжета. Сценарист тоже переменился в лице, когда понял, сколько ему придется переделывать. Но после того, как уяснил, что именно требуется - буквально засиял от энтузиазма. И даже пообещал исправить все через два дня. Ну что, посмотрим, посмотрим… Воротилы сумели уловить главное - в случае успеха они окажутся не просто «на коне», а буквально с табуном этих самых коней. Конечно, это все пока из области возможностей и вероятностей… Владельцы не собираются упускать такой шанс, поэтому обязательно доведут начатое до конца. Еще бы, показать фильму не только в своей стране, но и за границей!..
        Когда закончили обсуждать сценарий, адвокат принес контракт. Но тут Клер сказала, что на сегодня достаточно, и попросила дать ей один экземпляр, чтобы ознакомиться с ним в гостинице - мол, уже устала, на сегодня хватит и все такое прочее. Деятели возражать не стали, потому как сами уже были чуть ли не на последнем издыхании. Так что мы распрощались с ними и ушли, вполне довольные.
        - Ну и как тебе сегодняшняя встреча?  - спросил я, когда неторопливая лошадка тянула пролетку в сторону гостиницы.
        - Все хорошо. Они даже не особенно сопротивлялись тому, что нужно изменить сценарий.  - Актриса довольно улыбалась, сидя рядом и держа меня за руку.
        - Ты уверена, что это правильно?
        - Вот приедем в отель, и я тебе расскажу кое-что интересное. Как раз об этом…
        Больше глупых вопросов я задавать не стал, все равно в синематографических тонкостях ничего не понимаю. Просто сидел рядом и отдыхал, глядя по сторонам. Миссис тоже явно устала от разговоров, поэтому дальше мы ехали молча. Она явно что-то задумала, но пока не торопилась мне об этом рассказать. Ладно, не буду гадать, подожду… Скажем, до завтрашнего утра.
        А утро наступило неожиданно быстро. Наверное, потому, что мы с Клер долго разговаривали перед тем, как заснуть. Ее немного расстраивал тот факт, что зарегистрировать наш брак могли только «светские» власти. Если честно, некоторые церковные служители недолюбливали нас за методы работы, хотя и уважали за то, что мы делаем. Нет, когда я входил в храмы, то не начинал дымиться и корчиться… Просто наша работа с заклинаниями плохо сочеталась с их давно утвержденными канонами. Но я знал, что многие из церковников молятся за нас, хотя особо этого и не показывают. В общем, если явно не помогают, то и не мешают. А иногда и сами просят разобраться, если не могут справиться своими методами. Боевая подруга рассказала, что и «у них» все обстоит примерно так же.
        Клер еще вчера решила, что должна оформить нужные бумаги в посольстве. А потом, через свою Контору, я сделаю то же самое, и мы с ней официально будем считаться мужем и женой. Вот желтая пресса запрыгает, когда об этом станет известно, представляю себе!..
        - Признавайся, ты ведь сначала сомневался?..  - она смотрит мне прямо в глаза, близко-близко, и не отвернешься…
        - Да… Вдруг тебе просто хотелось развлечься? Не хотелось принимать желаемое за действительное.
        - А я это сразу почувствовала… Но ты такой непонятливый - столько намеков пропустил…
        - Не пропустил… Говорю же - не хотел ошибиться.
        - Ну, а теперь?
        - Я рад, что могу быть рядом с тобой. Даже не знаю, как еще об этом сказать.
        - Можешь не говорить. Я ведь все чувствую… И очень хочу быть рядом с тобой. Что ты разлегся, как тюлень на пляже? Поцелуй меня!..
        - …А что ты подумала, когда увидела свою фотографию у меня на столе?
        - «Хорошо, что он ее не спрятал!..»
        - У тебя на фото выражение лица такое, будто сомневалась, стоит ли его высылать…
        - Да, точно… Но когда взяла твоего медвежонка в руки, мне все стало ясно…
        - Ты умеешь получать информацию с предметов?
        - Догадался? Ну да, что-то получается… Твои чувства были такими четкими… И честными… «Отпечаток души», если так можно сказать. Ты сам не был уверен в том, что делаешь и зачем. Но рассказал о себе очень подробно…
        - Теперь ты все обо мне знаешь…
        - Не полностью, конечно же. Но и этого оказалось достаточно, чтобы понять главное…
        - Что?..
        - Мы с тобой должны быть рядом друг с другом. Рано или поздно встретились бы, так или иначе… Но очень хорошо, что получилось именно «рано»!.. Все, давай поднимайся, а то сейчас ванную комнату надолго займу!..
        После быстрого завтрака Клер ушла в спальню переодеваться для официального визита, а мы с Джонатаном начали мужской разговор на совершенно разные темы.
        - Когда мы переселимся из отеля?
        - Сейчас я и твоя мама ненадолго съездим в одно место, потом проверим, как дела в том доме… Вернемся сюда и решим, в общем. Вдруг там что-то не готово?
        - Да, понял… А миссис Джонсон тоже там будет жить?
        - Она вроде и не против… Наверное, можно даже найти кого-нибудь ей в помощь. Так и сделаем!
        - Мы еще сходим в тир?
        - Да, конечно. Только сначала разберемся с делами… Наверное, через неделю получится. Там ведь еще много людей занимается, сам понимаешь, нужно договариваться. Но для тебя время найдем…
        Мы с ним успели обсудить еще много чего, но тут вышла Клер, во всем сиянии тщательно наведенной красоты и сугубо официальном наряде. Все, чиновники будут падать на землю штабелями… Наверное…
        В магазине нам отдали кольца с уже сделанной гравировкой, но невеста сразу спрятала их в сумочку, только сказав «Потом рассмотришь…». Ее автограф уже вставили в рамочку и повесили на самом видном месте. Хорошо, как-нибудь еще зайдем, спасибо!
        На входе в здание посольства стоял полицейский из местных стражей порядка, а с внутренней стороны у дверей был самый настоящий пост, с охранником в штатском, причем выправка этого служаки была видна даже сквозь штатский костюм. И если мимо полицейского я прошел спокойно, показав документы своего агентства, то охранник встал насмерть, защищая от моей персоны здешние кабинеты.
        - Он со мной, к послу…  - показала Клер свой паспорт с гербом.
        - Не положено! Все сначала записываются, а посол принимает только один день в неделю, и это не сегодня… Вы можете пройти, хотя он вас и не примет, идите в пятый кабинет. А ваш спутник пусть ждет здесь или на улице. Дальше я его все равно не пущу!..
        Так, кому-то я сейчас точно не позавидую… Демонстрировать свой жетон миссис не стала, одобряю, просто вошла и твердым шагом направилась в указанный кабинет.
        Не прошло и пяти минут, как оттуда выскочил красный как рак чиновник и пулей просвистел куда-то вглубь здания. Еще минуты через две ко мне подошла Клер и очаровательно улыбнулась.
        - Что ты ему сказала?
        - Всего лишь пообещала, что с него сначала снимут шкуру, а потом вышибут с волчьим билетом… А вот и сам посол, наверное!..
        - Здравствуйте! Позвольте проводить вас в мой кабинет,  - представительный чиновник лет пятидесяти, в отлично сшитом костюме, приглашал нас за собой куда-то в сторону лестницы. (Охранник каменно застыл у своей тумбочки, изображая монумент герою на боевом посту, и даже не моргал.)  - Сожалею, что не смог встретить вас лично, нас не предупредили о вашем визите…
        - Да, так получилось… Надеюсь, вы поможете решить нашу маленькую проблему?
        - Для вас - все, что угодно!.. Для начала разрешите угостить вас хорошим кофе?
        - Конечно,  - милостиво согласилась Клер.  - Тем более что дело, хотя и очень срочное, займет совсем мало вашего времени.
        Я так и не смог заметить, показала ли она посолу свой жетон или нет, но принимали нас по высшему разряду. Правда, мы оба стремились как можно скорее покончить с этим вопросом, но порядок есть порядок, пусть даже и существенно измененный.
        Пока мы пили кофе, тот самый чиновник из пятого кабинета носился в приемную и обратно, как будто несомый ураганным ветром. Да, не каждый день сюда приходят с визитом известные актрисы, тем более - по таким вопросам, как выдача свидетельства о браке. Конечно, мы могли обратиться и к городским властям, но тогда мог потребоваться дубликат свидетельства на другом языке. А с бумагой от посла не будет никаких проблем в случае моего визита на родину Клер…
        Как ни странно, с подобной просьбой к ним обращались впервые, но в толстых книгах с инструкциями все уже было предусмотрено, и через час мы уже стояли перед послом, который в присутствии двух свидетелей (своего молодого секретаря и того самого чиновника из пятого кабинета) зачитывал положенные для этого случая фразы.
        Мы надели друг другу кольца, принесенные Клер, а секретарь вручил ей букет роз. (Надо же, догадались!.. Тоже куплю букет по дороге…) Выпив по бокалу шампанского, распрощались с послом, искренне приглашавшим «заходить еще», и пообещали ему билеты на премьеру будущего фильма. То, что съемки еще не начались, чиновника не смутило. Нас, впрочем, тоже…
        К выходу мы шли шумной ватагой, секретарь даже помог донести букет, когда садились в пролетку. Охранник молча таращил глаза, явно обалдев от такого зрелища. Ну да, это тебе не случайных посетителей гонять!
        - Поедем сразу на тот адрес, цветы отвезем и посмотрим, как все убрали. Может быть, что-то еще нужно купить,  - предложила Клер, любуясь сверкающим камешком в кольце.
        Возле дома я отпустил извозчика, и мы вдвоем вошли через калитку, явно уже кем-то смазанную - она не скрипела, как в прошлый раз. Отперев дверь, я подхватил Клер на руки и внес в дом, ей это очень понравилось.
        - Подержи меня на руках еще немного.
        - Тогда закрой дверь, радость моя…
        Я вошел на кухню и осторожно усадил драгоценную ношу на стул.
        - Смотри, как тут протерли!  - окинула Клер все предметы вокруг хозяйским взглядом.  - И посуда стоит, очень хорошо… Кстати, видишь - на столе возле окна кувшины есть, давай цветы поставим! Здесь, в гостиной, у нас в спальне…  - Тут она положила букет на стол и обняла меня, поцеловав так, что закружилась голова.
        - Никогда не думала, что такое может быть…
        - Я тоже…  - Что она со мной делает, а?..
        - Все, быстро ставим цветы, и нужно посмотреть остальные комнаты!
        Бригада уборщиков отработала на славу - можно было заселяться хоть сейчас. Они даже разложили на кроватях постельное белье и развесили занавески.
        - Это все мы потом сменим… Но сейчас и это подойдет, надоело в гостинице сидеть! Что ты хочешь привезти из своего дома?
        - У меня вещей немного… В чемодан влезут.
        - Обязательно бери гитару… И книги прихвати, будешь мне их читать по вечерам.
        - Ты любишь слушать?
        - И это тоже. Но для тебя будет полезно отрабатывать произношение.
        - Понял, о моя прекрасная учительница…
        - Все, едем быстрее, Джонатан уже нас заждался!
        Действительно, мальчишка бросился к нам, едва мы переступили порог номера.
        - Мама, все получилось?
        - Да, у нас все хорошо. А ты уже собрал свои вещи?
        - Конечно, мы с миссис Джонсон все приготовили… Кроме твоих чемоданов.
        - Тогда сейчас я прошу не мешать, соберу платья, и поедем.
        Укладывание нарядов в чемоданы заняло примерно час. (Это с учетом того, что б?льшая их часть так и оставалась нераспакованной, весьма предусмотрительно…) Но все когда-нибудь заканчивается, и местные парни-коридорные повезли тележки с горами чемоданов к выходу из гостиницы. Я подошел к стойке портье, чтобы узнать насчет оплаты номера, но парень сообщил, что есть распоряжение выслать счет в определенный адрес. Воспользовавшись своим удостоверением и пятирублевой купюрой, я выяснил, что этот адрес мне очень даже знаком… Сумму уточнять не стал, так как платить предстояло не мне, ха-ха!
        Снова разместились в двух экипажах и не торопясь покатили вдоль улицы. Клер буквально сияла улыбкой, а позади Джонатан описывал няньке место, куда мы ехали. Его было слышно очень хорошо, несмотря на шум улицы и цоканье копыт по булыжной мостовой.
        Возле дома наша маленькая процессия остановилась, я отпер двери, впустил женщин и Джонатана в дом, а сам вместе с извозчиками начал перетаскивать чемоданы в коридор. Когда силовые упражнения окончились, я расплатился с тружениками частного извоза и закрыл дверь на ключ. Все, перевез!..
        На кухне уже вовсю звенела посуда и шумел поставленный на плиту большой чайник. Это хорошо, пора бы и съесть что-нибудь или хотя бы выпить…
        - Куда нести чемоданы?
        - Сейчас разберемся, подожди минутку,  - скомандовала Клер.  - Вот, смотри, если привязаны голубые ленточки, это в детскую. Если красные, то в спальню. Если без ленточек - то в комнату на первом этаже.
        - Понятно… Чаем хоть напоите?
        - Да, как только перетащишь чемоданы. Но потом мы все вместе прогуляемся до ближайшего магазина за продуктами, если не хочешь остаться голодным.
        Кому приходилось таскать кучу багажа в одиночку, тот меня хорошо поймет. Кто не поймет - может хотя бы посочувствовать. После того, как перенес последний чемодан в нужную комнату, понял, что взмок. Надо бы переодеться, но свои вещи я еще не привез. Поэтому пришлось идти в ванную на первом этаже и немного умыться. О, тут даже полотенце висит, замечательно!
        После ванной зашел на кухню и увидел только миссис Джонсон, вытиравшую тарелки и прочую кухонную утварь большим полотенцем.
        - Миссис Стефансон и Джонатан сейчас разбирают вещи в его комнате,  - сообщила она мне.  - Налить вам чаю?
        - С удовольствием, а то уже весь высох, как лист поздней осенью.
        Улыбнувшись, нянька налила мне большую чашку горячего чая.
        - Правда, пока здесь ничего нет из продуктов, кроме заварки.
        - Ничего, сходим вместе, купим…
        Я выпил примерно половину содержимого чашки, когда миссис вдруг сказала:
        - Спасибо вам, Кристофер…
        - За что?..  - Вот чего не ожидал, того не ожидал, честно!
        - Клер сейчас такая счастливая… Я ее давно такой не видела, с тех пор, как погиб ее муж, Майкл. Вы знаете, наверное.
        - Да, она мне рассказала, немного.
        - Я работаю у нее давно, Джонатан еще был совсем маленький. Присматриваю за ним, ну и за ней тоже. Наверное, смешно?
        - Нет, почему же…
        - Она для меня если и не как дочь, то как племянница, или что-то вроде этого. После гибели Майкла Клер долго не могла вернуться к нормальной жизни. Я ей немного помогла, затем вышли ее фильмы, все заговорили о талантливой актрисе… Знаете, кого я только не видела у нее в гостях! Но никого дальше гостиной не пускали, вы понимаете, что я имею в виду…
        - Да. Но почему? Ведь там наверняка были и очень достойные люди, наверное.
        - Об этом не мне судить. Просто Клер что-то для себя решила, и все. Занималась только съемками в синематографе, очень хотела играть в театре, но пока не получилось. Я видела, что она уже очень устала, но не могла остановиться. И тут пришла ваша посылка.
        - Ее проверяли вы?
        - Догадались? Ну да… Это было так трогательно, смешно… И очень по-доброму… Берешь фигурку в руки, и настроение улучшается, правда.
        - Для этого ее и сделал. А почему послал? Да просто захотелось, неважно…
        - Клер часто смотрела на нее, хотела угадать отправителя. А после встречи на вокзале долго ходила задумчивая. Я ей и подсказала, что можно позвонить вашему начальству.
        - А чем я вас так заинтересовал, если не секрет?
        - Пусть это останется моей тайной, хорошо?
        - Обещаю… Все, Клер идет!..
        В этот момент зазвонил телефон, висящий на стене в коридоре. Пришлось быстро подойти и снять трубку - вряд ли звонили кому-то другому, нужен я… Точно!
        - Слушаю, Кузнецов!
        - Уже выехали из гостиницы? Мы могли бы помочь с переездом,  - прозвучал в трубке укоризненный голос шефа.
        - Да, все прошло хорошо, я справился. Можно просьбу?
        - Конечно!
        - Не могли бы вы подыскать толковую повариху, или кухарку, но со знанием языка?
        - Хм, дело непростое,  - Иван Федорович явно призадумался.  - Это дело срочное?
        - Несколько дней потерпит. Просто когда начнутся съемки, свободного времени останется мало, а я не хочу разочаровывать наших гостей.
        - Все ясно. Кстати, спроси у жены, есть ли у нее в багаже белое платье?
        - А зачем?
        - Не задавай глупых вопросов старшему по званию! Просто узнай.
        - Понял, разрешите выполнять?
        - Да подожди ты!.. Резвый какой… Кстати, как я понял, мальчишке в нашем тире понравилось?
        - Очень, спрашивал, когда еще можно будет пострелять.
        - Тогда в субботу, с одиннадцати до двенадцати, можете приехать на загородное стрельбище, там будет инструктор. Помнишь еще, где оно находится?
        - Конечно, помню! Лишь бы погода была хорошая…
        - Вот теперь у меня все. Буду звонить вечером, в двадцать часов, к этому времени узнай о платье. Поздравь от меня миссис Стефансон!
        - Обязательно поздравлю!..
        Вот и поговорили…
        - Кто звонил? Не со студии?  - поинтересовалась Клер.
        - Нет, это мое начальство. Мы ведь пока не сообщили на студию номер своего телефона, кстати, нужно им позвонить… Наверное, когда вернемся. И еще вопрос - у тебя есть белое платье?
        - Есть, конечно! А куда я в нем пойду?..
        - Пока не знаю, шеф не сказал. Зато в субботу можем съездить на стрельбище за городом. Джонатан, ты как, хочешь туда попасть?  - мальчишка стоял рядом с Клер и смотрел на меня во все глаза.
        - Да!.. А что там будет?
        - Наверное, инструктор приготовит для тебя что-нибудь интересное.
        - Мы идем за продуктами или еще подождем?  - миссис Стефансон решительно перешла к насущным делам.
        - Давно готовы, ждем…
        Ближайший магазин располагался на углу, его фасад выходил витринами на соседнюю улицу. Идти было недалеко, минут пять неспешным шагом, но это мне. Нашей компании потребовалось чуть меньше десяти минут - не бежать же Клер и миссис Джонсон за мной вприпрыжку!
        А внутри магазина было на что посмотреть… Конечно же, Джонатан сразу направился в сторону витрин кондитерского отдела, а мы занялись менее захватывающими, но тем не менее очень важными закупками - крупы, немного овощей, зелень и прочее… Когда купленные здесь же корзинки стали почти неподъемными, дамы зашептались между собой, а затем также направились в сторону прилавков со сладостями. Здесь мне пришлось выполнять роль переводчика, разъясняя приказчику суть жестов Клер - «этого столько-то, вот этого тоже, а вот этого - полстолько…» Что-то они задумали, это точно!.. Ладно, лишь бы вкусно получилось.
        На выходе из магазина я немного задержался, протискиваясь с двумя увесистыми корзинками в двойные двери, поэтому пропустил все самое интересное. Вывалившись на улицу, развернулся в нужную сторону и увидел очень интересную сценку «из жизни неудачливого грабителя»: некий шустрик лежал вниз лицом на тротуаре, издавая неразличимые возгласы, а миссис Джонсон грациозно держала его вывернутую за спину руку. Все ясно - воришка попытался «дернуть» сумочку, но нарвался на молниеносную реакцию и был тут же завален на землю, не успев сделать нескольких шагов. В нашу сторону уже неспешной рысью направлялся полицейский, придерживавший кобуру на боку. Теперь еще и с ним объясняться нужно… Ерунда, разберемся!
        - Что тут у вас случилось?
        - Он хотел вырвать сумочку и убежать,  - начала Клер, понявшая вопрос благодаря амулету-переводчику. Я тут же перевел ее ответ.
        - А, так она еще и иностранка? Вы-то кто будете?
        - Я… Переводчик, ну и все остальное сразу, как видите.  - «Расшифровываться» перед кем попало я нисколько не собирался.
        - Все понятно… Так, давайте его мне, в участке разберемся!
        Вынув из чехла металлические браслеты, он защелкнул их на руках воришки и рывком поднял его на ноги.
        - Думаю, что он так не первый раз промышляет. Вы где проживаете?.. Впрочем, давайте пройдем к нам в третий участок, показания ваши запишем.
        (Нет, это мне уже не нравится!.. Не хватало еще «утечки» о месте проживания нашей артистки!..)
        Незаметно вытащив из кармана жилетки свое удостоверение, я поднес его к глазам полицейского.
        - Извините, но сейчас я должен сопроводить дам к месту проживания, у меня есть специальные указания начальства по этому поводу. Если хотите, можете обратиться в нашу контору…
        - Понимаю… Хорошо, тогда мы пришлем повестку, если понадобитесь, я запомнил вашу фамилию.
        - Да, будьте любезны! А сейчас извините, с этими иностранками столько хлопот, вы же понимаете…  - Я не удержался и подмигнул ему.
        - Ясно-понятно… Вы поосторожнее с ними, видите, какие решительные - визжать не стали, сразу руку заломали, и порядок! С такими дамочками мы бы уже давно всех воришек переловили!..
        После выяснения обстоятельств произошедшего дамы бодро пошли впереди, а я тащил корзинки у них в арьергарде, отдуваясь и чертыхаясь вполголоса. Мальчишек-помощников в наличии не оказалось - их куда-то недавно отослали, разносить заказы. Хозяин предлагал подождать, но ответом стало твердое «Нет!», и мне пришлось показывать чудеса выносливости. Шучу, конечно же… Брать извозчика для поездки на соседнюю улицу мне показалось несолидно, вот и нес закупленное, изображая счастливую улыбку всякий раз, когда Клер оборачивалась в мою сторону.
        Жена (да, теперь могу ее так называть на совершенно законных основаниях!) отперла замок, и мы все вошли в дом. Только я успел занести корзинки на кухню, как снаружи послышалось громкое мяуканье.
        - Там наш знакомый пришел, слышите?
        - Джонатан, впусти котика, если он захочет войти!  - откликнулась Клер.
        - Сейчас, мама!
        Мальчишка рванулся к двери, и через минуту черный котище степенно прошествовал на кухню. Запах еды учуял, что ли? Или действительно знает, где какая комната?.. На кухне он сразу же уселся в углу и принялся изображать фигуру «кошка-копилка», изредка поворачивая голову, чтобы отследить передвижение еды.
        - Клер, он у нас жить собирается, как ты думаешь?
        - А вот мы посмотрим, куда он после еды направится - в дом или на улицу…
        - И как будем его звать?  - это я спрашиваю уже чисто из вредности.
        - Нужно подумать…
        Коту положили кусочек колбасы, которую он соизволил не торопясь откушать, после чего деловито направился в сторону лестницы. Из любопытства я пошел за ним и увидел, что котяра шмыгнул в дверь кабинета. Ну надо же! Заглянул в приоткрытую дверь - кошак запрыгнул на стол и начал вылизываться, явно собираясь устроиться надолго.
        - Если будем нужны - то мы на кухне,  - сказал я ему.
        Он кивнул мне в ответ (ну, показалось, конечно…) и продолжил свое занятие. Интересно, куда ночью пойдет - в спальню? Будем считать, что это добрый знак и дом «чист», иначе бы кот не вел себя так спокойно.
        - Крис, где ты ходишь?  - позвала меня Клер.  - Иди к нам!
        Вернувшись на кухню, я застал всех у стола.
        - Ты успеешь принести свои вещи за полчаса?
        - Постараюсь, что там нести-то… Возьму самое необходимое, остальное потом могу перетащить.
        - Обязательно возьми свою гитару. И со стола в кабинете, сам знаешь что…
        - Всё, я ушел!
        Идти было недалеко, по дороге решал, что нужно взять сразу, а с чем можно и подождать. Свой большой саквояж с небольшим запасом вещей, портрет со стола и футляр с гитарой. Что еще? Всякие мелочи, не занимающие много места, но привычные и необходимые. Да, еще несколько книжек, только вот каких? Ладно, Конан Дойл подойдет, и еще парочка детективов, на первое время хватит. Все равно читать будет некогда, скорее всего - на следующей неделе начнется суета на студии, домой будем приезжать поздно…
        В комнатах стояла привычная тишина, которая сейчас почему-то стала мне в тягость. Не хватало шагов и шуршания платья Клер, звонкого голоса Джонатана, даже редких фраз миссис Джонсон… Ладно, что я там хотел взять? Вперед, по списку…
        Пока собирал вещи, внезапно осознал, что мне давно надоело одиночество. Конечно, с моей службой завязывать длительные отношения было совершенно нереально, кто бы выдержал длительное отсутствие с неизвестным (если уж говорить начистоту!..) финалом? Думаете, почему кодовые номера агентов начинаются с «Шестого»? Нужно объяснять?.. Иногда, во время командировок, случалось всякое, как, например, недавно в истории с похищенными аппаратами. Но Диана… У нас с ней вряд ли могло что-то получиться, просто наши пути случайно пересеклись на очень короткое время. Да, ее жизнь снова вернулась к своему нормальному течению, но для меня там места уже не было. Не спрашивайте, почему… Я и без помощи Княгини знал об этом. Для получения такой информации моих способностей иногда хватало, несмотря на все ограничения. Пусть у Дианы все будет хорошо!
        Так, нужные вещи собрал, пора возвращаться, меня ведь ждут…
        Ключ у меня свой, из комплекта, поэтому звонить не пришлось. Войдя в коридор, я сразу почувствовал ароматы только что приготовленного ужина и услышал звон посуды из кухни.
        - Я вернулся!
        - Мы слышим, скорее относи вещи наверх и приходи, будем ужинать!..  - судя по голосу, Клер вполне довольна. Это хорошо…
        По-военному быстро переодевшись, я помыл руки и спустился на первый этаж. Кстати, кот давно переместился в кухню и снова неподвижно сидел в углу.
        - И давно он здесь?
        - Как только тарелки зазвенели, так сразу и прибежал,  - улыбнулась миссис Джонсон.
        Судя по всему, черный нахал всем приглянулся. Ладно, пусть живет, если хочет.
        - Тогда пусть живет у нас, если хочет, все согласны?
        - Да!.. Да!..  - вот и разобрались с этим делом.
        - И что сегодня на ужин?
        - Садись за стол, узнаешь!
        Ужин был в деревенском стиле, или как еще назвать тушеное мясо с картошкой и зеленью? Но мне понравилось, несмотря на то, что приготовлено не в ресторане. Домашнее, оно почему-то вкуснее… Или просто всегда хотелось, чтобы звали садиться за стол те, кому я дорог?..
        К чаю поставили несколько вазочек с разными вкусностями, давно так душевно не сидел, честное слово! А еще Клер пообещала, что найдет в магазинах все необходимое и приготовит домашние конфеты по своему рецепту. Если кто-нибудь думает, что я откажусь - тот очень сильно ошибается!
        После ужина я пошел в кабинет, чтобы разложить там немногие (пока) принесенные вещи. Первым делом на столе оказалась подаренная фотография. Интересно, что сейчас Клер на ней стала выглядеть немного по-другому, даже казалось, что она улыбается. Наверное, показалось, неяркое освещение шутки шутит…
        Книги в шкаф, кобуру с верным «смитом» в ящик стола, принадлежности и коробки с патронами - туда же… В тумбочке возле кровати будет жить другое оружие, меньших размеров, но такого же калибра. Как его иногда называют, «жилетный» револьвер. Надеюсь, Джонатан не будет там лазить, раньше за ним подобного не замечали. Что еще? В другой ящик - коробочки с артефактами, не нужно им все время лежать в саквояже. Футляр с гитарой - в угол… Вроде и все на местах, по крайней мере, сейчас. Принесу еще книг - тоже поставлю в шкаф.
        В комнату через полуоткрытую дверь заглянула Клер.
        - Что делаешь?
        - Раскладываю разные штуки по ящикам стола.
        - Фото принес, вижу… Гитару, книги… Одежду можно повесить в стенной шкаф, пойдем в спальню, он там.
        Развешивание немногочисленных вещей не затянулось надолго, и жена озвучила свое пожелание:
        - Прошу, сыграй на гитаре несколько мелодий, заодно вспомнишь, как это делается. Мы ждем тебя в гостиной.
        Если так, придется снова изобразить музыканта. Надеюсь, среди моих слушателей не окажется профессиональных исполнителей, ха-ха!..
        Беру гитару и спускаюсь вниз, все уже расселись на креслах и диване, ждут меня. Даже кот решил присоединиться к обществу и разлегся на окне, бдительно поглядывая на улицу через отогнутый угол занавески. Клер даже сообразила принести из кухни высокий стул, так как сидеть на кресле с гитарой было бы не совсем удобно.
        - Что бы вы хотели услышать?
        Клер и миссис Джонсон переглянулись, и жена сказала:
        - Помнишь мелодию, которую тогда играл первой?
        - Да, конечно. Сейчас…
        Чуть подстроив гитару, беру несколько аккордов - порядок, можно начинать! Закрыв глаза, сосредотачиваюсь на музыке. Помню все, как и должно быть, пальцы бегают по струнам так, будто репетировал каждый день по несколько часов…
        Когда затихли звуки финального аккорда, я посмотрел на лица слушателей. Клер сидела и улыбалась, Джонатан точно был в восторге, а миссис Джонсон явно пребывала в глубокой задумчивости.
        - А вы поете?  - неожиданно спросила она.
        - Если честно, очень редко. Голос не очень подходит для пения.
        - И все-таки хотелось бы когда-нибудь услышать…
        - Ты хорошо поешь, так что не скромничай,  - вмешалась Клер.  - Разве что репертуар нужно подобрать. Но мы все равно от тебя быстро не отстанем, сыграй еще!
        Я задумался, что может быть следующим номером программы, но наши посиделки бесцеремонно прервал звонок висевшего в коридоре телефона.
        - Это меня, скорее всего…
        Аккуратно положив гитару на свободное кресло, я вышел в коридор и снял трубку с черного ящика аппарата.
        - Слушаю!
        - Через пять минут у дома будет наш транспорт, вместе с доктором поедете в тот же дом, где были в прошлый раз. Снова есть признаки активности, так что разбирайтесь.
        - Понял, через пять минут…
        Да, обрадовал меня дежурный, только-только собирался провести вечер в кругу семьи… Ой, что это я сейчас подумал?.. Хотя все законно… Осталось только привыкнуть, что теперь я не один… Все, бегом в кабинет!
        - Прошу извинить, за мной сейчас приедут. Я отлучусь ненадолго. А концерт продолжим в другой раз, например, завтра.
        Клер и миссис Джонсон несколько разочарованно переглянулись, но возмущаться не стали - служба такая, что поделаешь!
        - Только постарайся не задерживаться там слишком долго, хорошо?
        - Постараюсь, но это не всегда зависит от меня, Клер…
        Подхватив гитару, я ускакал наверх, в кабинет, чтобы взять из стола только недавно уложенный туда револьвер. Что еще мне там может понадобиться? Сова-сторож? Да, кстати, и еще кое-что небольшое, сейчас накидаю в специальную кожаную сумочку…
        Когда уже выходил из спальни, переодевшись в костюм, в дверях меня остановила Клер.
        - Подожди… Там будет опасно?
        - Нет, мне нужно посмотреть, что происходит в одном очень старом доме. Сделаю там кое-что, и вернусь. Со мной даже доктор поедет, ему нужно жителей осмотреть, может, они все там домашнего вина перебрали, вот и мерещится невесть что…
        - Я тебя жду!  - она поцеловала меня и отпустила.  - Иди!
        Когда вышел из дома, возле калитки стояла коляска, где, развалясь на мягком сиденье, дремал наш доктор.
        - Что, и вам спать не дают?
        - Да, озадачили проверкой обитателей дома, вдруг они там нанюхались чего-нибудь…
        - Вот это «чего-нибудь» мы и будем искать. В прошлый раз ничего сверхъестественного я не нашел, может, хоть сейчас что интересное появится.
        Пока доехали, уже совсем стемнело, и вдоль улицы на столбах зажглись редкие фонари. Приказав кучеру ждать нашего возвращения, мы пошли к дому графини, миновав скрипнувшую калитку. Да, тут явно нужен ремонт, и чего она так держится за эту развалину?..
        Стучу в дверь, через минуту появляется все та же горничная, что и в прошлый раз.
        - Заходите, мы вас очень ждали! Как только Мария Никитична голос услышала, так вам и позвонили!
        Идем в сторону комнаты для гостей, где из глубокого кресла поднимается сама графиня. Дама не выглядит испуганной, а скорее - задумчивой.
        - Добрый вечер! Что у вас случилось?  - спрашиваю у нее.
        - Я снова слышала голос, который напоминал моего покойного мужа.
        - Слова можно было разобрать?
        - Да…
        - И что он говорил?
        - Что устал быть один и ждет меня там… Но это как-то странно…
        - А что было в прошлый раз?
        - Тогда он только называл меня по имени и повторял: «Иди ко мне…». Да, и тогда, и сейчас голос был какой-то хриплый, как будто с больным горлом…
        Я кивнул доктору, и он начал задавать свои вопросы.
        - Мария Никитична, я должен вас спросить… Вы сегодня не принимали никаких лекарств? Не употребляли спиртного?
        - Нет, весь день я чувствовала себя хорошо. И кроме чая ничего не пила. Понимаю, чем вызваны эти вопросы… Что еще вы хотите узнать?
        - Давно это началось?
        - Примерно месяц назад. Хотели немного подремонтировать дом, прочистили вентиляцию, дымоходы… Но с внешней отделкой почему-то не заладилось, мне сказали, что нужны особые материалы… Другого подрядчика пока не нашли.
        - Вы сами искали?
        - Нет, племянник, дети сейчас за границей.
        - А племянник часто заходит к вам?
        - Когда через день, когда два раза в неделю… А почему вы об этом спрашиваете?
        - Мы должны знать, кто кроме вас бывает в доме, и как часто.
        - Горничные, повар, когда холодно - дворник печки топит, а обычно он дальше кухни не заходит. Дети заходили… Но они уже два месяца как выехали. Про племянника я вам уже сказала.
        - А вы целый день дома или отлучаетесь куда-нибудь?
        - Перед обедом я два часа гуляю, как посоветовал мой врач.
        (Теперь пора бы мне переходить к сути дела.)
        - В какой комнате вы слышали этот голос?
        - В нескольких, пойдемте, я покажу.
        - А кто-то еще слышал, кроме вас?
        - Сегодня - моя горничная, когда мы вошли в комнату вдвоем. Когда она оставалась там одна - все было тихо.
        - Хорошо, давайте посмотрим, что там у вас…
        В спальне графини было тихо и полутемно, лишь пара свечей в бронзовом шандале старинной работы неярко горели на столике у кровати.
        - Я уже собиралась ложиться спать и услышала голос, довольно четко…
        - Где вы находились в этот момент?
        - Здесь, перед зеркалом…
        Подхожу к тумбочке с зеркалом, вынимаю из кармана индикатор и расправляю ему «усы», Мария Никитична с интересом наблюдает за моими действиями. Так, щелкаю рычажком, огоньки коротко вспыхнули и погасли. Это норма, пока что…
        - Сядьте, пожалуйста, как сидели.
        Она степенно садится на пуфик возле тумбочки, оп-па!.. Один из кристалликов на приборе начинает подавать признаки жизни, если можно так выразиться. Подношу «усы» ближе к графине - свечение усиливается. Ярче всего оно заметно рядом с медальоном, висящим на тонкой золотой цепочке.
        - Вы это украшение носите постоянно?
        - Да, редко снимаю, а что?
        - Пока не знаю, ищу дальше…
        И тут мы все втроем услышали что-то вроде тихого, но вполне различимого шепота:
        - Иди ко мне… Я жду тебя… Где ты… Иди ко мне… Я жду тебя…
        Странно, но никаких «мурашек на коже» я не ощутил. Мое чутье молчало. Значит, никаких «привидений» рядом нет. Тогда что это за хреновина такая, а? А что за стеной?
        - Что находится в соседней комнате?
        - Несколько шкафов с вещами. Раньше там был кабинет мужа, сейчас туда заходят не очень часто.
        (Голос все продолжал свое бормотание.)
        - Можно туда сейчас попасть?
        - Да, конечно, замка в двери давно нет.
        Как только она встала с пуфика и подошла к двери - голос замолчал. Это уже интересно…
        - Вот, можете смотреть, что хотите. В шкафах одежда, никак не соберусь выбрать нужно, а остальное пораздавать.
        - А где был сделан ремонт вентиляции?
        - Здесь, в спальнях, еще в нескольких комнатах. На кухне тоже кое-что переделывали, там от старости печка чуть не завалилась.
        - Понятно… Разрешите, я вот к этой стенке подойду…
        Начинаю обследовать шкафы, водя «усами» прибора вдоль их стенок. Ничего…
        - Можно попросить всех выйти из комнаты? Мне нужна полная тишина.
        Графиня и доктор выходят, я закрываю дверь и продолжаю исследовать смежную со спальней графини стену. Ну-ка, ну-ка… Оказывается, искать надо было не в шкафах - индикаторы начинают светиться возле поверхности стены, но неярко, значит, мощных артефактов здесь нет. А что есть?..
        Вверху, под самым потолком, вижу забранное решеткой отверстие - скорее всего, это и есть та самая отремонтированная вентиляция. А вот внизу, почти у самого пола, есть неприметная дверца. Видимо, отсюда вычищают пыль, попавшую в «шахту». Обследую ручку на дверце, подсвечивая себе маленьким фонариком - оп-па! Пыль на ней стерта чьими-то пальцами, значит, ее не так давно открывали. Что ж, полюбопытствуем…
        Открываю дверцу - даже не скрипнула, петли хорошо смазаны. Интересно… Луч фонарика освещает некое устройство размером с толстую книгу, стоящее в глубине шахты. Сверху этого «черного ящичка» заметен небольшой раструб, который мне что-то очень сильно напоминает… Сейчас проверим!
        Приоткрываю дверь и спрашиваю графиню:
        - Вы не могли бы одолжить мне ваше украшение на несколько минут? Обещаю, что с ним ничего не случится.
        Без лишних вопросов она снимает с шеи цепочку и отдает мне.
        - Спасибо, я быстро…
        Снова закрываю дверь и начинаю свой эксперимент. Держу в одной руке индикатор, в другой - украшение графини. Кристаллики начинают чуть заметно светиться, понятно… Подхожу к дверце, и свечение тут же усиливается. Когда до стены остается пара шагов, слышится чуть заметный шорох и раздается голос:
        - Иди ко мне… Я жду тебя… Где ты… Иди ко мне… Я жду тебя…
        Делаю несколько шагов назад, и голос замолкает буквально на полуслове. Снова подхожу к дверце, и голос возобновляет свои призывы. Надо же, какие затейники! Ноги бы им пообрывать, да по самые уши!..
        Голос исходит из раструба на крышке устройства. Все ясно, трогать эту штуку пока не буду. Кстати, нужно бы успокоить публику, а то они там в коридоре уже волнуются, слышу их голоса. Плотно прикрыв дверцу, прикрепляю на верх шкафа принесенный артефакт, быстро выхожу из комнаты и говорю:
        - У вас есть комната, кроме спальни, где мы могли бы поговорить?
        - Да, в гостиной, сейчас в доме кроме нас и горничной никого нет.
        Своей величественной походной графиня шествует впереди, мы с доктором идем за ней, я делаю ему знак, что «все в порядке, нашел».
        Когда мы рассаживаемся в креслах, начинаю свой доклад:
        - Мария Никитична, кажется, я нашел причину вашего беспокойства. Но если вы хотите знать, кто это устроил и зачем, то нам потребуется ваша помощь.
        - Конечно, я хочу знать, кто решил свести меня с ума! А зачем - так это понятно, упрятать куда подальше, а дом продать. И кроме самого дома, здесь хватает ценностей… Вы можете выяснить, кто?..
        - Да. Но прошу вас - никому не говорите о том, что мы сюда приезжали. Можете рассказывать, что всю ночь не спали из-за того, что слышали голос покойного мужа, что сейчас плохо себя чувствуете… Но все равно пойдете гулять, чтобы успокоиться. А завтра вечером я приеду и посмотрю, сработает наша ловушка или нет.
        - А по-другому никак нельзя?.. Не люблю притворяться.  - Графиня совершенно честна, это хорошо чувствуется.
        - Сначала мы отловим исполнителя, а через него узнаем, кто заказчик. Не исключено, что все мы удивимся. Скажите, вам кто-нибудь предлагал продать дом?
        - Да, примерно год назад, кто - уже и не припомню точно. Но с тех пор об этом никто и не заговаривал. Хорошо, я попробую… Только актриса из меня плохая,  - Мария Никитична попыталась улыбнуться.
        Внезапно мне приходит мысль внимательно осмотреть ее украшение, которое я по-прежнему держу в руке. Направляю на него луч фонарика, вглядываюсь в каждую детальку. Эх, темновато, днем нужно рассматривать, возле окна! Один из камешков, вставленных «заподлицо» (чтобы не царапался, видимо), чуть отличается от других. Ясно, отложим исследование на завтра или вообще попозже, как получится. Возвращаю украшение хозяйке, но она не торопится его надевать.
        - Скажите, это как-то связано с ним?  - спрашивает графиня.
        - Возможно, только пока я не могу утверждать это с полной уверенностью. Подождем день-два.
        - А сейчас мне что делать?
        - Наш доктор выпишет вам успокаивающих капель, они на самом деле пригодятся, не спорьте. Вы можете переночевать не в своей спальне?
        - Да, есть еще гостевая комната.
        - Замечательно. Там вас вряд ли кто-то или что-то побеспокоит. Вечером позвоните нам вот по этому номеру,  - я протянул ей карточку,  - и расскажете, как прошел день. А ближе к ночи навещу вас, может быть, к тому моменту все и прояснится.
        Уже минут через двадцать мы покинули особняк. Перед этим я для проверки обошел с прибором все уголки в гостевой спальне - нет, там было почти «стерильно», причем во всех смыслах. Тем лучше…
        Доктор высадил меня возле дома, и коляска покатила дальше. Посмотрел на часы - ого, уже за полночь, все спят, наверное. А вот и ошибся!
        Войдя в коридор, я увидел свет из приоткрытой кухонной двери. Кто там?.. А, это миссис Джонсон…
        - Вы почему не спите, поздно уже?
        - Нужно было крупу на завтра приготовить, водой залить. Чаю хотите?  - спросила она.  - Только он чуть остыл.
        - Не откажусь, в горле пересохло. А то, что не очень горячий, даже лучше…
        Прихлебывая в меру горячий чай, сижу за столом и чувствую на себе взгляд няньки.
        - Я рада за вас с Клер,  - неожиданно говорит она.  - Вы отлично дополняете друг друга.
        - А уж как я сам рад…  - улыбаюсь я в ответ.
        - Меня зовут Меган, если без посторонних, то можете обращаться просто Мег, хорошо?
        - Договорились, мис… Мег.
        Она смотрела на меня, и чувствовалось, что была очень довольна.
        - Крис, и часто вас так вызывают по ночам?
        - К счастью, нет, я ведь не в криминальной полиции служу. Но бывает всякое, если честно…
        - Я недавно уложила Джонатана спать, а Клер ждет вас.
        - Понял, спасибо за чай, уже иду…
        Перед тем как зайти в спальню, сворачиваю в кабинет, чтобы положить кобуру в ящик стола и убрать артефакты в саквояж. Так, вот это мне еще может пригодиться…
        - Вот и я!
        Клер, одетая в длинный халат, сидела на кровати и читала какую-то весьма толстую книгу в неярком свете стоявшей на прикроватной тумбочке с ее стороны лампы. Поставив фигурку на тумбочку с другой стороны, присаживаюсь рядом и утыкаюсь лбом в ее колени. Она откладывает книгу в сторону и гладит меня по голове.
        - Разобрался с делом? Было опасно?.. Вроде нет…  - Ну да, она же все «считывает» буквально на лету. А я этого не боюсь, вот!
        - Нет, там, скорее всего, что-то вроде мошенничества, связанное с наследством. Посмотрим, может быть, уже завтра вечером все прояснится.
        - А что за фигурки ты принес? Можно посмотреть?  - Ага, заметила…
        - Да, конечно.
        - Видела похожие раньше, но эти ведь не простые, ты с ними что-то сделал?
        - Это особые «хранители тишины». Я иногда очень громко храплю…
        - Ничего, переверну тебя на бочок, и ты перестанешь…
        - А вдруг Джонатан от моего храпа проснется?
        - Неужели так громко? И что, эта штука убирает звуки храпа?  - Клер тихо смеется.
        - Она ограничивает любые звуки пределами одной комнаты. Хочешь проверить?
        - Да, покажи!
        - Тогда выйди в коридор и смотри оттуда.
        Заинтересованная Клер поправляет халат и выходит из спальни, оставляя дверь открытой. Я тихонько хлопаю в ладоши.
        - Слышишь?
        Она кивает. Касаюсь пальцем серебряных пластинок, активируя свою поделку, и снова хлопаю в ладоши. Вижу удивленный взгляд Клер, она машет рукой, просит повторить. Ладно, снова хлопок в ладоши. Эксперимент удался, зрительница явно поражена.
        - Ты сам это придумал?
        - Ну да, кроме тебя этого никто не видел,  - тут я немного соврал, но рассказывать больше не хочу. Вряд ли она сможет почувствовать некоторые мелкие подробности… Надеюсь…
        - И что она может заглушить?
        - Даже выстрелы. Только, чем громче звуки - тем быстрее она разряжается. Когда испытывал, хватало примерно на два десятка выстрелов возле нее. А сейчас заряд полный, недавно проверял.
        - Все ясно, иди в ванную, спать будем ложиться, поздно уже. С утра еще на студию позвонить нужно, вдруг у них там все готово?..
        Когда зашел в ванную комнату, увидел, что там висит халат и для меня. Вот спасибо, честное слово! Не надевать же после мытья ту же рубашку и все остальное. Тут же и бритва со всеми остальными принадлежностями, отлично!
        Ну вот, со всеми процедурами закончил, можно и спать, а то с утра могут начаться дела, важные звонки… Жизнь, она ведь штука такая, непредсказуемая…
        Войдя в спальню, увидел, что халат Клер висит на спинке кресла, а сама она уже расположилась в кровати, укрытая одеялом, и протягивает руку к лампе, чтобы ее выключить.
        - Все, уже иду, совсем пришел, да…
        Устало присаживаюсь на краешек матраса, стягиваю халат и забираюсь под одеяло. Как хорошо-то, а! Длинный сегодня денек выдался, почти до часу ночи. Тут же щелкает кнопка лампы, и становится темно, только неяркий свет мерцает со стороны моей тумбочки. Да, я же совсем забыл отключить своего «хранителя тишины»! Но как только разворачиваюсь в сторону фигурок, как меня обхватывают за плечи ласковые руки, и Клер тихо говорит мне на ухо:
        - Подожди, не торопись выключать… Он у тебя точно все звуки заглушает?..
        …Я говорил, что устал и хочу спать? Да, хочу… Но немного попозже…
        Утром нас никто не беспокоил, так что проснулись мы от далекого звяканья посуды на кухне - в тишине его было очень хорошо слышно.
        Клер спала, положив голову мне на плечо и обхватив рукой, и сразу открыла глаза, когда я пошевелился.
        - Доброе утро, мэм!
        - Доброе утро, мистер!.. Что-то услышал?
        - На кухне Мег посудой зазвенела… И сразу съесть чего-нибудь захотелось.
        - Она разрешила тебе называть ее «Мег»? Это замечательно!..  - жена тихонько засмеялась и чмокнула меня в щеку.  - Значит, ты ей понравился. Меган очень строгая женщина, а теперь ты стал членом семьи. Кстати, Майклу она разрешила это только через два года работы у нас. Смотри, а то приревную!..
        - Ты же про меня все знаешь и видишь, так что можешь не беспокоиться.
        - И то правда… Все, тогда иди умывайся! Чувствую, сегодня опять будет беспокойный денек…
        Я повернулся и начал подниматься с кровати, когда она вдруг как-то смущенно хихикнула и сказала:
        - Прости меня, пожалуйста!..
        - За что?
        - Я тебе немного спину поцарапала… Болит?
        - Ерунда, ты же не оборотень и не вампир. У меня есть мазь, синяки и царапины обрабатывать. Если хочешь помочь…
        - Да, я тебя полечу… Когда умоешься.
        После ванной пришлось зайти в кабинет и порыться в саквояже, чтобы достать аптечку с нужным пузырьком. Что в этом лекарстве очень ценно - то, что оно сразу впитывается и не имеет запаха. По крайней мере, я его не чувствую, надеюсь, что и другие тоже.
        - Принес? Давай сюда… И платок захватил? Молодец какой… Снимай халат, поворачивайся!.. Сколько раз нужно мазать?
        - Намажь, потом несколько минут подожди, пока высохнет, и мажь второй раз. На день хватит, вечером можно снова обработать.
        - Все, поняла… Что-то я увлеклась…
        - Наверное, потому, что не нужно было себя сдерживать?
        - Да… Нет… Не знаю… Все, пусть высыхает, сиди…
        Через несколько минут процедуры были окончены, и я стал одеваться уже «по-дневному», не ходить же все утро в халате и без штанов, ха-ха!.. Спустившись на кухню, увидел хлопочущую там Мег, она что-то готовила, помешивая шипящее содержимое здоровенной сковородки.
        - Доброе утро!
        - Доброе! Скоро уже будет готово, минут через пять-десять. Можете здесь подождать, если хотите.
        - Посижу тут за столом, проснусь заодно…
        В этот момент со стороны входной двери послышалось приглушенное мяуканье. Нянька улыбнулась:
        - Нагулялся, решил вернуться… Впустите кота, пожалуйста.
        Открываю дверь, и котище не спеша входит, как будто генерал на строевом смотру. Сейчас пойдет на кухню и снова начнет изображать статую? Посмотрим, посмотрим…
        Ну да, он опять занял выгодную позицию в углу (там он никому не мешал и его хвост был в безопасности) и молча наблюдал за движениями Меган. Интересно, он по-островному понимает или только по-русски?
        - Черныш!  - это я позвал его на русском. Кот покосился, но голову не повернул.  - Блэки!  - повернулся, но с таким видом, будто говорил: «Чего тебе? Лучше бы мяса в чашку кинул!..»
        - Выясняете, как его зовут?  - спросила Мег.
        - Он реагирует на «Блэки»…
        - Значит, так его и будем называть.
        - Кого?  - это Клер вошла на кухню.
        - Да вот, кот на завтрак пришел, делает вид, что отзывается на «Блэки». Смотри, точно, услышал!
        Кошак внимательно смотрел на нее, изобразив на морде выражение «Заморили бедную кысю голодом…»
        - Сейчас я тебе дам чего-нибудь вкусного, не гляди на меня так!..  - жена (никак не привыкну к этому, да!..) подошла к буфету, где лежали продукты, и вынула из «холодильного отделения» (такой особый ящик, в котором температура близка к точке замерзания, как это сделано - долго объяснять) кусок ветчины. Ну, все…
        - Мяааау!..
        - На, радуйся жизни…  - в блюдце упал кусок весьма приличных размеров.  - И чего ты еще ждешь?  - Кот понюхал и уселся рядом с едой.
        - Ждет, пока согреется, холодное ведь,  - объяснил я.  - Сейчас исправим…
        Подойдя к блюдцу, отодвигаю кота в сторонку, чтобы не мешал, подношу ладонь близко-близко к ветчине, затем тихонько бормочу несложное заклинание.
        - Все, можешь начинать!
        И действительно, кот несколько раз потянул носом воздух, обнюхал кусок и начал неторопливо есть.
        - Ты ее разогрел, что ли? А еще что умеешь?  - полюбопытствовала Клер.
        - Долго рассказывать, лучше давайте завтракать. Кстати, где там Джонатан? Еще спит?
        - Я уже давно встал!  - отозвался из коридора мальчишка.  - Просто умываться ходил и кровать застилал.
        - Молодец!
        - А какие книги можно взять почитать?
        - Сегодня еще приключений всяких захвачу, у меня в библиотеке есть, разные,  - пообещал ему я.  - Но ближе к вечеру, наверное, потому что еще дела есть.
        - Все, садитесь за стол!  - скомандовала Мег.  - А то сейчас начнутся звонки, вызовы, поесть не дадут…
        Но ее предсказание не сбылось - во время завтрака нас никто не побеспокоил. Кот, наевшись, ушел в сторону лестницы на второй этаж. Опять, наверное, в кабинете на столе дрыхнуть будет. Ну и ладно, мне не жалко. Где кошки спят - там место хорошее, это я знаю точно.
        Сразу после семейных посиделок на кухне я позвонил на студию, где уже начинали тихонько паниковать - в гостинице нас не оказалось, а нового места пребывания мы не сообщили. Успокоив толстенького деятеля искусств, обещаю ему прибыть вместе с миссис Стефансон через два, самое позднее, через три часа. Деятель согласен на все, лишь бы мы вообще сегодня там появились, но другого ответа я и не ожидал.
        - Клер, нас там ждут с большим нетерпением.
        - Хорошо, я начинаю собираться, примерно через час буду готова.
        (Ну вот, как раз часа через два и приедем…)
        Странно, но и в самом деле она зашла в кабинет, где я сидел за столом, почти через час. (Ну, десять лишних минут это же ерунда, так ведь?..)
        - Ты готов? Выходим, поехали… Кстати, патронами не поделишься?
        - Давно готов… Двадцати штук тебе хватит?  - Она берет у меня коробочку и прячет ее в сумку.
        - Очень надеюсь,  - смеется жена.  - Еще твое кольцо… А, вижу, на месте. Ну что, пошли?..
        Мы под руку прогулялись до соседней улицы, где очень быстро подвернулся свободный извозчик, который с приличной скоростью довез нас до входа на студию. Кого я вижу! Опять нас ждет переводчик, заранее выставленный в «головной дозор» владельцами. Хорошо, что сейчас не зима.
        Молодой человек с радостным выражением лица повел нас в комнату, где сценарист уже потихоньку начал выдирать от нетерпения свои роскошные волосы. Кстати, сегодня он выглядел более прилично и был трезв как стеклышко. Надо же…
        - Здравствуйте, добрый день, очень рады вас видеть!  - три владельца студии были несказанно довольны. Ну еще бы, дело явно сдвинулось с мертвой точки, осталось только согласовать разные мелочи…
        - Вы уже просмотрели контракт?
        - Нет, мы были заняты важными делами. Тем более что сценарий на тот момент не был готов?  - тут же ответила Клер.
        - Все хорошо, мы решили кое-что в нем изменить, в вашу пользу, естественно… Вот, прошу, дополненный экземпляр, не торопитесь, можете ответить завтра. Ведь мы уже начинаем, не так ли?..  - толстячок не теряет времени зря.
        - Обязательно, а теперь прошу показать, где ваш новый сценарий?..
        Знакомство с подробностями нового варианта заняло довольно много времени, так что к обеду мы опоздали. Как ни странно, актриса не стала критиковать новый вариант, ограничившись несколькими замечаниями, которые тут же внесли в текст. Начать первые пробы решили уже на следующей неделе, со вторника. Причем сразу на местности, куда приезжали в тот памятный день. И к тому же я знал, что в этот раз никто там не будет носиться с целью нас сожрать - некому…
        (Просто в Конторе мне дали быстренько прочитать отчет, где было перечислено количество уничтоженных тварей, совпавшее с числом жителей одного из хуторов. Никого из тех жителей больше не встречали, и дома стояли пустые, к ним сельчане просто боялись подойти, разве что увели оставшуюся без присмотра домашнюю скотину. В общем, наши следователи не зря свой хлеб едят.)
        Мы уезжали со студии, оставив позади сияющие лица владельцев. Ну еще бы - осталась сущая мелочь, подписать контракт, а начинать подбор актеров и изготовление декораций можно хоть сейчас. Только «сейчас» они явно сами ничего делать не будут, а отпразднуют это дело в ресторане, к бабке не ходи!..
        Запоздалый обед у меня прошел быстро, как ни хотелось растянуть его на «подольше»  - снова позвонили из Конторы, визит к старой графине назначили на семь часов вечера. Ну, раз так, я попросил начальство прислать опытного адвоката, чтобы внимательно изучить текст контракта, и завтра же отдать его синематографистам, или как их там еще называть.
        Что у меня еще сегодня в планах? Да, книжек обещал принести Джонатану, слово надо держать… Это быстро, это мы прямо сейчас…
        Быстрая прогулка за литературой заняла полчаса, и вот я вручаю мальчишке книгу Майн Рида «Всадник без головы».
        - Читал когда-нибудь?
        - Нет еще…  - Он бегло просматривает иллюстрации, где изображены герои книги, и видит лошадей, всадников, револьверы и прочие атрибуты жизни в прерии. Все, теперь ему на несколько дней ничего больше не надо, по себе знаю, ха-ха!..
        А вот и стук в дверь - это прибыл конторский адвокат. Как тут же выяснилось, он хорошо владеет островным диалектом, поэтому мои услуги как переводчика в этот раз остаются невостребованными. Их беседа в кабинете заняла два часа, не сомневаюсь, что наш законник изучил все точки с запятыми, возможно - с увеличительным стеклом (шучу!..). Наконец, выглядевшая очень довольной Клер проводила его к выходу, вошла на кухню, где я в это время пил очередную кружку чая, развлекаясь печенюшками, и сказала:
        - Все, контракт можно подписывать, там учли даже мелкие детали… И пункт насчет оплаты весьма даже обнадеживающий…
        - Если тебя устраивает, то замечательно! Отвезем его на студию утром? Тогда почти весь день будет свободен.
        - Конечно!.. Лишь бы тебя снова куда-нибудь срочно не вызвали.
        - Да, кстати… Скоро за мной приедут, я ненадолго отлучусь.
        - Точно ненадолго?
        - Все самое главное сделал еще вчера, осталось только спихнуть все оставшееся на другого специалиста… Но это я умею делать очень хорошо.
        Она усмехнулась и положила свою руку мне на плечо.
        - Какую книгу ты дал Джонатану?
        - «Всадник без головы».
        - А ему не рано?..
        - В самый раз. В тир с нами он уже ходил, на лошадях ездил, пусть теперь об этом в интересной книге прочитает.
        - Он к тебе привязался, заметил?
        - Да, странно…
        - Ничего тут нет странного. Просто ты к нему относишься как к равному и не стремишься подобраться ко мне через него. Что улыбаешься? Если бы ты только знал…
        - Милая,  - ее глаза заблестели,  - давай сейчас не будем о грустном, хорошо? Через несколько часов я вернусь, если не будет слишком поздно - поиграю на гитаре.
        - Ладно, договорились!
        Мег куда-то вышла, Джонатан читает в своей комнате, кот спит наверху, и мы с Клер целуемся, никого не стесняясь.
        …Ну вот, этот злобный телефон всегда звонит в самый неподходящий момент…
        - Слушаю!
        - Через пять минут ждите у выхода, с вами поедут доктор и следователь.
        - Понял, сейчас буду готов.
        Вернувшись на кухню, говорю:
        - Клер, за мной сейчас приедут, так что не скучай тут без меня, лучше почитай сценарий, они ведь дали тебе экземпляр?
        - Крис, не переживай, мне есть чем заняться. Главное, вернись поскорее.
        - Я всегда возвращаюсь туда, где меня ждут…
        Действительно, в подъехавшем экипаже сидели доктор и смутно знакомый молодой человек. Слово «парень» к нему уже не подходило, он выглядел немного моложе меня. Ну и ладно, мне с ним за одним столом пока сиживать не доводилось…
        Кивнув друг другу в знак приветствия, мы разместились поудобнее, и нас повезли к графине с очередным визитом. Что-то мне подсказывает, что сегодня дела там особенно не затянутся, и это хорошо!
        Привычно скрипит калитка, и в дверях нас встречает горничная.
        - Проходите, мы вас ждем!
        - Здравствуйте, Мария Никитична! Как сегодня прошел день?
        - Я сделала все, как вы сказали. Кроме сторожа, горничной и повара сегодня в доме никого не было. Гулять выходила на полтора часа, разве что после обеда. Голос тоже молчал…
        - Тогда разрешите, мы с господином пройдем в ту комнату, я хочу ему кое-что показать? А доктор пока давление вам измерит.
        - Конечно, проходите…
        Я со следователем вхожу в комнату. На первый взгляд, там ничего не изменилось со вчерашнего дня. Шторы раздвинуты, и здесь довольно светло. Значит, сейчас мы увидим кое-что интересное… Или не увидим, тут уж как повезет.
        - Вот, здесь спрятано некое устройство,  - показываю следователю на маленькую дверцу.  - Оно начинает работать, когда где-то рядом оказывается графиня, если на ней определенное украшение, я вчера это проверил. А теперь можно посмотреть, кто еще знает об этой нехорошей штучке…
        Подхожу к окну и задергиваю шторы, они сшиты из весьма толстой ткани, в комнате сразу становится темно. Снимаю со шкафа своего «сторожа», касаюсь пластинки на основании фигурки, глаза совы начинают светиться. Сейчас мы кое-что посмотрим, очень надеюсь…
        - Не доводилось такого видеть раньше?  - спрашиваю у следователя.  - Вообще-то эта штучка секретная.
        Тот мотает головой. Он вообще очень молчаливый, за все время сказал буквально несколько слов.
        Подношу фигурку поближе к стене, на которой возникает белый квадратик. Так сказать, «синематограф в миниатюре»  - видны шкафы, дверь… Касаюсь другой пластинки - на экранчике открывается дверь, и горничная в суматошном темпе протирает шкафы от пыли, затем уходит. Долгое время, несмотря на ускоренное воспроизведение, на экране нет ничего, кроме шкафов. Но вот открывается дверь, и я сразу касаюсь пластинки, чтобы вернуть нормальную скорость движений. В дверях стоит мужчина в белой куртке, видимо, тот самый повар. Он оглядывается в коридор, затем быстро подходит, опускается на колени у дверцы, открывает ее, достает из вентиляции то самое устройство и крутит какую-то ручку сбоку.
        - Наверное, пружину заводит, как на граммофоне,  - вслух предполагаю я.
        Следователь согласно кивает, не отрывая взгляда от экрана. А там повар осторожно прячет «бормоталку» на место, закрывает дверцу и быстро покидает комнату. Вот и разгадка ночных голосов. Никаких привидений, даже почему-то жаль…
        - Конечно, это не может служить доказательством в суде. Но вы же знаете, что делать дальше?
        - Да, сейчас сниму отпечатки пальцев, затем побеседую с этим поваром… Лишь бы не сбежал!
        - Тогда работайте, а я пойду задержу этого интригана в белом. Ишь чего удумал, почтенных женщин с ума сводить!..
        К нашему счастью, повар еще не ушел, даже не знал о нашем прибытии, занимаясь посудой на кухне. Когда я не очень вежливо втолкнул его в комнату, где на подоконнике стояла хитрая «бормоталка», у него явно подкосились ноги.
        - Что, не ожидал? Заходи, сейчас будешь рассказывать, кто тебе приказал, когда… Только не говори, что все это сам придумал.
        - А… Я… Мне… Боюсь…
        - Рассказывай, не то на каторгу пойдешь, за использование магического устройства в преступных целях! Твои отпечатки пальцев - по всей коробке.
        (Я еще не знаю результатов, но в записи было видно, что повар пришел без перчаток, тем более - следователь еле заметно кивает, значит, есть четкие следы.)
        - Не губите!.. У меня дети малые…
        Пока следователь задушевно беседует с пособником еще неизвестного нам преступника, с его позволения я осматриваю «болталку» при ярком свете и более подробно. Даже рискую приподнять крышку, отковырнув узким лезвием язычок замка. Изнутри к доске прикреплен смутно знакомый амулет. Да, именно такой и показывал мне тогда шеф - эта штучка маскирует истинную сущность! Вот почему прибор ее не обнаружил…
        Дальнейшее меня совершенно не интересует, обычная «уголовка», ничего сверхъестественного здесь нет. Разве только очень нужно узнать, кто сделал это устройство… Но следователь и сам все это знает, поэтому я оставляю его с допрашиваемым и выхожу в гостиную, где наш доктор мило беседует с графиней.
        - Вам удалось что-то выяснить?  - сразу обращается ко мне Мария Никитична.
        - Да, «ниточка» есть, пусть дальше следователь работает. По моей специальности - уже все…
        - Я рада, что этот кошмар закончится… Но кто мог так сделать, зачем?..
        - Вот именно сейчас все и выясняется. Мое присутствие здесь необязательно, так что разрешите откланяться. Доктор, вы остаетесь?
        - Да, подожду, чем закончится беседа у нашего следователя.
        - С вашего позволения, Мария Никитична…
        Она встала с кресла и подошла ко мне.
        - Разрешите задержать вас на пару минут?
        - Конечно, если вам угодно.
        - Пойдемте…
        Мы с ней вошли в небольшую комнату, где на письменном столе лежали какие-то бумаги. Мария Никитична открыла дверцу сейфа, вмурованного в стену, и достала небольшую коробочку.
        - Я вижу, у вас обручальное кольцо, причем новое?  - спросила она.
        - Вы очень наблюдательны. Да, я недавно женился.
        - Тогда примите от меня… Не отказывайтесь, вы хотите сказать, что агентам нельзя принимать дорогие подарки. Но это для вашей жены, передайте ей от меня вот это,  - она протянула мне обтянутый красным бархатом футлярчик.
        Я открыл его, там на подушечке лежала пара небольших сережек, с маленькими прозрачными камешками.
        - Но они же очень дорогие…
        - Вы же не думаете, что я дешево ценю свой рассудок?  - усмехнулась Мария Никитична.  - С ними не связано никаких страшных историй, просто я носила их, когда была молода и счастлива. Надеюсь, вашей жене они понравятся. Можете считать это моим капризом…
        - Вы не станете возражать, если я их проверю сам?
        - Да, пожалуйста…
        Осторожно прикасаюсь к холодному металлу кончиками пальцев, но не чувствую ничего плохого или негативного - серьги очень давно не надевали, и аура хозяйки еле-еле заметна. Ладно, пусть Клер сама посмотрит, она это умеет, сама говорила.
        Хозяйка по-доброму улыбается:
        - Убедились?
        - Да, все в порядке. Как приеду домой, сразу же отдам жене, пусть примерит.
        - Еще раз хочу поблагодарить вас за помощь. Если честно, я боялась, что вы сочтете все происходящее бреднями выжившей из ума старухи…
        - Я проверяю все варианты, даже если все происходящее очень походит на сумасшествие. Кстати, ваш случай оказался не самым сложным.
        (В самом деле, обычное уголовное дело, магия практически не замешана, разве что по мелочам.)
        - Желаю вам удачи! И обращайтесь, если вдруг что-то понадобится, у меня много знакомых…
        Попрощавшись с графиней, выхожу из дома, где сейчас продолжаются необходимые «следственные действия», все под запись, с составлением официальных протоколов. Ох, чувствую, завтра кого-то из родственничков прихватят за… Но этим пусть другие занимаются, я свое дело сделал. А вот и свободный извозчик куда-то поехал… Стой, ко мне!..
        Домой я приехал в отличном настроении. Правда, завтра предстояло объясняться с начальством - ведь моя сова-«сторож» еще никому не известна. И будет ли молчать по этому поводу следователь - не знаю. Вот и наведаюсь завтра утром к шефу, продемонстрирую новейшую разработку, только нужно еще захватить бумаги, где подробно описан процесс изготовления этой хитрой штучки. Пусть наша лаборатория попотеет, а то сидят, понимаешь, бездельники!..
        - Вот и я!  - говорю, заглядывая в дверь кухни, где женщины что-то готовят, звякая посудой.
        - Хорошо, скоро ужин. Переодевайся и зайди к Джонатану, ему что-то нужно разъяснить в книге.
        - Понял, разрешите убегать, о моя королева?
        Клер и Мег хихикают, и я иду в кабинет, нужно вернуть оружие на место. А серьги вручу жене перед сном, лишь бы не забыть…
        Вечер прошел быстро, а подарок графини вызвал бурю эмоций. Клер все-таки проверила серьги и одобрила, сказав, что действительно хозяйка была счастлива, когда их носила. И еще - пообещала, что наденет их, как только будет подходящий случай. Это произойдет очень скоро, почему-то мне так кажется…
        Ночь прошла спокойно, к нам не ломились призраки, ветер не хлопал ставнями, по стеклам не хлестал дождь. А проснулся я от того, что меня поцеловала Клер.
        - Вставай, тебе скоро позвонят из Конторы.
        - Да?..
        - Не спорь, вставай, а то позавтракать не успеешь.
        Куда тут спорить, я и сам чувствовал, что скоро шеф потребует меня пред свои очи, и чем быстрее, тем лучше…
        Ну вот, накликали - только успел более-менее проснуться, в кабинете зазвонил телефон.
        - Слушаю, Кузнецов!
        - Тебя к десяти часам у себя в кабинете ждет начальник. Будешь ему докладывать по вчерашнему, следователь уже отчитался. Наверное, что-то еще хочет узнать, судя по голосу.
        - Принял, готовлюсь…
        - Да ты не дрожи, у него сейчас настроение хорошее, придешь, расскажу. По телефону не буду.
        - Ясно. Ладно, обрадуем шефа хорошими новостями.
        Я вошел в спальню, где Клер продолжала расчесывать свои шикарные волосы.
        - Что тебе сказали?
        - Нужно приехать в Контору, к десяти. Начальство прямо-таки жаждет видеть… Так что ты оказалась права.
        - Все будет хорошо, только сразу возьми с собой то, что хотел показать шефу.
        - Милая, ты меня пугаешь…
        - Не пугаю, а напоминаю, это очень важно для нас обоих.
        - Хорошо, что сейчас не средневековье…
        - Дорогой, тогда бы мы с тобой грелись на соседних кострах,  - смеется жена.
        - Мне с тобой и без костра жарко…
        Клер смущается и краснеет, надо же! Но сразу принимает строгий вид:
        - Все, иди, там завтрак скоро будет готов. У меня еще дела есть…
        На кухне Мег занимается готовкой. Выглядит она вполне довольной жизнью, по сравнению с тем, какой была в гостинице.
        - Доброе утро, Мег! Вам здесь нравится?
        - Доброе утро! Наконец-то мне есть чем заняться, кроме прогулок с Джонатаном. А готовить мне всегда нравилось…
        - Мне пообещали найти для вас помощницу, со знанием языка, тогда будет легче. По магазинам будете ходить вместе, и с продавцами разговаривать будет она.
        - Это хорошо, а то нужно купить еще кое-что, для Клер. Хочет приготовить для вас особенное блюдо…
        - Доброе утро, Мег, дядя Крис!  - почти бегом прилетел на кухню Джонатан.  - Книга замечательная, очень понравилась! Я уже половину смог прочитать…
        - Быстро… А ты страницы не пропускаешь случайно?  - ну, почему бы не «подколоть»…
        - Нет, конечно! Просто долго читал, мама заметила… Но она не сердилась, сказала, чтобы глаза не портил в темноте, а то стрелять плохо буду.
        - Слушайся маму, читать нужно при хорошем освещении.
        - Кто тут маму вспоминает, вот она!  - это уже Клер, теперь вся семья в сборе. Хотя кота возле чашки не вижу.
        - Наш черный друг еще не приходил?
        - Как вечером ушел, еще не вернулся. Дел много, наверное,  - смеется Мег.
        Завтрак прошел весело, у нас было очень хорошее настроение, как будто сегодня праздник. Странно, но в календаре на этот счет ничего не было сказано. Так, сколько у меня еще времени осталось? Да вот только переодеться и доехать…
        - Здравствуйте, Иван Федорович!
        - Здравствуй! Следователь у меня уже был, показал собранные материалы. Устройство мы изъяли, сейчас его в лаборатории изучают. Может, и нам пригодится… Хочу спросить - ты мог его сразу найти? Еще в первый раз?
        - Почти нашел, оставалось проверить… Хотел выяснить, кто его туда положил, вот и не стал торопиться.
        - Это правильно… Повар рассказал, что его заставил участвовать в этом деле племянник графини. Дело касается наследства, но подробности тебе будут неинтересны. Только вот что… Утром следователь поехал, чтобы взять этого изобретательного племянничка за жабры, но…
        - Его не оказалось дома?
        - Нет, он был у себя в кабинете, но для задушевных бесед уже не годился. Наш доктор сказал, что его укололи в шею отравленной иглой. Ничего не хочешь спросить?
        - Анализ яда успели сделать?
        - В лаборатории сказали, что такой же дрянью пытались отравить тебя.
        - Слуг опросили, кто приходил в дом накануне?
        - Там прислуги-то два человека, клянутся - никого из посторонних вечером не было, на ночь все двери запираются. Окна с решетками… Кстати, никаких иголок рядом не нашли. Что думаешь по этому поводу?
        - Есть догадки, но озвучивать их пока не буду - все бездоказательно…
        - Хорошо, потом расскажешь,  - подозрительно легко согласился шеф.  - А что это у тебя за папки с бумагами?
        - Это мои разработки, хотел вам продемонстрировать. Кстати, следователь не рассказал, как мы вышли на повара?
        - Он упоминал что-то о «секретном приборе», но я так и не понял, о чем речь.
        (Хитрит шеф, вон глаза-то как блестят…)
        Достаю из кармана сову-«сторожа», показываю ее начальнику.
        - Как по-вашему, что это?
        - Фигурка совы, вырезана из дерева, явно не профессионалом.
        - Да, я ведь любитель… Теперь нужно задернуть шторы, разрешите?
        Иван Федорович кивает, и я приступаю к демонстрации. Когда в светящемся пятне из дверей появляется неудачливый пособник злодея, шеф удовлетворенно хмыкает.
        - Ну, примерно так я все и понял. Сам придумал?
        - Да. Пришлось вспомнить все, что изучал когда-то. Прочитал сказку, когда делать было нечего, а потом стал экспериментировать.
        - А почему сова?
        - Вообще-то, можно такое сделать с любым предметом. У совы глаза большие, удобно…
        Довольный начальник улыбается.
        - В папке, как я понимаю, описание?
        - Да, пусть лаборатория поработает, может, у них получится сделать новый прибор.
        - Во второй папке что?
        - Там описание другого прибора, который я называю «глушилкой».
        - В смысле?
        - Он заглушает разговор в пределах одной комнаты, чтобы его не было слышно снаружи. Еще может убирать шум, чтобы он не проникал в комнату. К тому же если включить его полностью - не позволит разглядеть ничего снаружи.
        Иван Федорович смотрит на меня, как будто в первый раз видит.
        - И ты молчал?
        - Мне нужно было испытать все это в полевых условиях.
        - Ну и как? Удачно?
        - Проверял, работает.
        - А почему с собой не захватил?
        - Устройство получилось довольно большое, в карман пиджака не входит.
        (Не буду же я называть ему истинную причину… Хотя шеф явно старается скрыть ухмылку…)
        - Хорошо, тоже передай в лабораторию, пусть изучают.
        - Там в бумагах все подробно расписано, хотя и без чертежей.
        - Разберутся, не зря мы им столько платим! У тебя всё?
        - Да.
        - Тогда слушай приказ: в шесть часов вечера ты должен быть вместе с супругой в ресторане «Савой», форма одежды…  - шеф на пару секунд задумался,  - для тебя сойдет и темный костюм, знаю, что фрака все равно нет, для твоей жены - белое платье. Вопросы есть?
        - Вопросов нет, за исключением… Сколько там будет наших?
        - Все, кто тебя знает. И без опозданий!
        - Ясно, разрешите выполнять?
        - Иди, только занеси документы в лабораторию сначала…
        Я буквально на пару минут заскочил в лабораторию, кратко описал содержимое папок и показал, что умеет мой «сторож». Спецы переглянулись и попросили деревянную сову «на посмотреть». Хорошо, только с возвратом, а то знаю вас, хитрованов! Ишь как глаза заблестели… А когда отдал им вторую папку, они вообще чуть не запрыгали от восторга. Да ну, сами до такого не могли додуматься, что ли? Ах, вы же «исследователи»… Ладно, вот и исследуйте на здоровье, а я пошел, дел много, еще к вечеру подготовиться нужно…
        Дома я обрадовал Клер предстоящим выходом в свет.
        - Значит, он особо подчеркнул, что я должна прийти в белом платье?
        - Шеф об это сказал несколько раз.
        - Вот и надену подарок, который ты мне вчера принес, эти серьги как раз подойдут.
        Оставшаяся часть дня у нее прошла в подготовке к званому вечеру. А я обсуждал с Джонатаном книгу «Всадник без головы», которую он уже почти дочитал. Мальчишка у нас с Клер (да, именно «у нас»!..) очень развитой, нужно ему еще Жюль Верна подсунуть, может быть, науками заинтересуется.
        Когда наша Клер закончила наряжаться и спустилась в гостиную, мне стоило огромного труда удержать челюсть от падения на пол. Платье с большим вырезом и открытой спиной, тщательно уложенные волосы, ну и все остальное, что полагается в таких случаях. Про серьги она тоже не забыла - когда на них падал свет, от камешков во все стороны разлетались цветные искорки. Затерявшись среди множества камешков подвески, на шее у нее висел амулет-«переводчик».
        - Мама очень красивая, правда?  - тут же высказался Джонатан.
        Я в ответ смог только кивнуть.
        - Ты сам-то готов?  - спросила меня Клер.
        - Как всегда…
        - Тогда пойдем, осталось полчаса!
        Набросив легкий плащ для большей сохранности наряда, актриса о чем-то быстро переговорила с Меган, и мы поехали на званый вечер.
        У дверей ресторана дежурил Михалыч, который после гардероба тут же повел нас в небольшой зал на втором этаже. У дверей он остановился, приоткрыв одну створку, зачем-то махнул рукой, а потом пропустил нас вперед.
        Вот уж не ожидал!.. По обеим сторонам в две коротких шеренги стояли парни из «отбойной группы» с саблями наголо, когда мы вошли - клинки взметнулись вверх, и нам пришлось идти под ними. Клер была спокойна, только чуть сильнее сжала мою руку. Все нормально, милая, это просто такой обычай…
        Дальнейшие события этого вечера запомнились смутно. За нас поднимали тосты, между делом присутствующие ухитрялись брать у Клер автографы, были и танцы под музыку небольшого оркестра. Так что праздник очень даже удался, хотя и немного запоздал. Но моя миссис буквально «цвела» весь вечер, чувствуя себя в центре внимания.
        Домой мы вернулись около полуночи, немного усталые, но довольные.
        - Ну что, как тебе понравился вечер?  - осмелился спросить я.
        - Замечательно!.. Даже и не думала, что так хорошо получится… Это были все из вашей Конторы?
        - Да, а парни на входе - та самая группа, что вытаскивала нас из леса.
        - Не зря мне показалось, что я их знаю… Милый, спасибо тебе за праздник!  - Она поцеловала меня, совершенно не стесняясь Меган, которая в этот момент выглянула в коридор.  - Все, пока иди на кухню, а я переоденусь…
        - Чай будете?  - спросила добродушно улыбающаяся Мег.
        - Да, обязательно…
        Несколько минут я сидел и не торопясь наслаждался тишиной, держа в руках горячую кружку.
        - Спасибо вам за Клер,  - вдруг сказала миссис Джонсон.  - Она сейчас буквально расцвела, заметили?
        - Конечно… Но это не моя заслуга, а…
        - И ваша тоже. С фигурки медведя это началось, или с чего-то еще - неважно. Хорошо, не будем лезть в дебри, вам завтра нужно куда-то ехать, так?
        - Да, на стрельбище за городом.
        - Мальчик целый вечер об этом говорил. Вы его обязательно возьмите с собой.
        - Так мы из-за него туда и едем, вообще-то. Там есть на что посмотреть, наш инструктор с ним позанимается.
        - Вы очень нравитесь Джонатану,  - сообщила Мег то, что я уже давно знал сам.
        - Он мне тоже. Хороший мальчишка, надеюсь, вырастет достойным человеком. Спасибо за чай, пойду… А то утром будет тяжело просыпаться.

* * *

        После этого памятного вечера прошло несколько месяцев. Каждый день я ездил вместе с Клер на съемки, которые проходили то на природе (пока было тепло), то в павильоне. Ее партнером на съемках оказался симпатичный молодой человек, но я почему-то совершенно не ревновал. Наверное, потому, что знал - ей нужен только я. На съемочных площадках занимался тем, что обеспечивал охрану, в этом мне помогала Контора (негласно, конечно же). Но владельцы очень благодарили за то, что возле площадки не шарахались праздные зеваки. А что, по сравнению с тем, что приходилось делать раньше, это всего лишь детские игры в песочнице, ха-ха!
        Клер очень уставала на съемках, и вечерами мне приходилось ухаживать за ней, массируя спину, ну и все остальное тоже. Как ни странно, на студии никто не знал, что она моя жена, а мы сами это особенно не афишировали. Хотя деятелям было совершенно все равно, кто на ком женат, лишь бы съемки шли своим ходом. Сцены на открытом воздухе успели снять до наступления холодов, а осенью перебрались в павильон. Монтаж фильма начался, когда уже выпал первый снег, так что Джонатан все-таки увидел нашу зиму. Учиться он продолжил в школе при посольстве, а учителя там оказались ну очень строгими, поэтому заниматься ему пришлось в полную силу. Я думаю, что так даже лучше.
        Кот приходил к нам каждый день, как по расписанию. Получал очередную порцию на кухне, потом спал на столе в кабинете или в другом месте, в зависимости от настроения, а вечером шмыгал за дверь и шарахался где-то до самого утра.
        Совсем забыл - начальник сдержал данное им обещание, и сейчас у Мег был помощник. Правда, это оказалась не «она», а «он»  - повар. Островным языком он владел хорошо, разве что в несколько простонародном варианте, но миссис Джонсон была очень довольна. Готовил-то он весьма профессионально, да и, судя по некоторым признакам, умел пользоваться не только кухонными ножами. Но это уже тема для другого разговора…
        Моя семья вполне привыкла к особенностям здешней погоды, и зима их уже не пугала. Тем более что Клер в своей меховой шубке выглядела просто замечательно, хоть в показах мод участвуй! (Скажу по секрету: в модном доме, где мы купили эту шубу, теперь висит ее фотография большого размера, с подписью…)
        В тир мы ходили почти каждую неделю, и «охотница» все время проходила «лабиринт». Михалыч только удивлялся и разводил руками - ее результаты сравнялись с лучшими у наших агентов. А я гордился… Вот она у меня какая!
        Накануне премьеры я почему-то решил сходить на почту, вдруг там что-то есть на мое имя. И точно - в ящике лежало письмо на мою фамилию, только вместо обратного адреса стояла подпись. Непонятно, кто мне его мог прислать?..
        В конверте, кроме листка бумаги, оказалась фотография дома, выглядевшего очень даже изящно, но построенного в явно иностранном стиле, на газоне перед фасадом стояла небольшая собака, похожая на фокстерьера.
        Здравствуй, старый друг!
        Надеюсь, что у тебя сейчас все хорошо. Долго не решалась написать… Но что-то не дает мне покоя, вот и решила признаться.
        Как только ты уехал, я отослала письмо твоему начальству, в котором описала все, что видела. В том числе и о «половине». Надеюсь, ты понимаешь, о чем я… Разумеется, без точного указания имени-фамилии. Что будет дальше - не смотрела, честное слово! Все должно зависеть только от тебя самого и от нее.
        На фотографии - мой новый дом. А собака - охран-ник и сторож, хотя и выглядит совсем не грозно. Можешь приезжать в гости один или с семьей (я почему-то уверена, что к этому времени у тебя будет хорошая компания). Это, конечно, не тот южный берег, где - хотелось вначале, но сейчас мне почему-то здесь нравится больше.
        И еще, хотела тебе сообщить кое о чем. Понимаешь, довольно скоро может случиться (зачеркнуто), после чего начнется…
        (Дальше несколько строчек тщательно зачеркнуто.)
        …Когда решите поехать за океан - ни в коем случае не соглашайтесь плыть «самым безопасным» или «самым большим» пароходом, особенно если это будет его первый рейс. Даже если вам предложат бесплатные билеты. Лучше пользоваться уже проверенными судами, пусть и не самыми быстрыми.
        Желаю, чтобы все у тебя складывалось хорошо. Может быть, скоро увижу вас обоих на страницах газет в «светской хронике» по случаю премьеры нового фильма.
        Хотела бы встретиться с вами всеми, но не буду загадывать. Начинаются такие сумбурные времена, что прогнозировать точно уже не получается.
        Желаю удачи в твоей нелегкой службе и счастья в семейной жизни.
        Твоя К.
        Да, что-то такое я подозревал уже давно. Слишком все гладко у нас вышло - отослал фигурку медведя, и почти сразу Клер получила приглашение (с оплаченной дорогой, заметьте!..), ну и все остальное…
        На обратной стороне фотографии был написан адрес, который меня очень сильно удивил. «Южный берег», да, но не настолько же далеко!.. Хотя, если я правильно понял намек, то это очень даже оправдано. Нужно будет дать листок Клер, пусть посмотрит. Или лучше не надо?.. Ладно, подожду… Спасибо тебе, Княгиня!..
        Вечером мы поехали в недавно построенный специально для демонстрации фильмов театр. Конечно, до Большого драматического он сильно не дотягивал по размеру, но и не был чем-то вроде слегка облагороженного сарая, как большинство виденных мной раньше подобных заведений. Хозяева могли использовать его и для театрализованных представлений, и для концертов - здесь была сцена, место для оркестра, даже несколько гримерок для артистов. Да, это вполне разумное решение, как мне кажется.
        Нам предоставили место в первом ряду, где должны были сидеть режиссер, сценарист, владельцы студии, а в следующем ряду уже вовсю общались члены съемочной группы. Их было не так уж и много, но шум они создавали весьма заметный.
        Весь зал был уже почти заполнен зрителями, среди которых не оказалось публики в дешевых платьях и костюмах - надо же, в этот раз предпочли синематограф театру? Или прельстились индивидуальными билетами на премьеру? Хотя мне-то чего заморачиваться, я ведь к этому имею весьма отдаленное отношение.
        Посмотрев на Клер, я заметил, что она волнуется, хотя старается этого не показывать. Ну да, новый фильм, в пока еще не очень хорошо известном здесь жанре, другая страна… Когда взял ее за руку, она благодарно кивнула и вроде бы немного успокоилась. Тут в зале начал медленно гаснуть свет, и на большом экране появилось название - «Ночь возле кладбища». Если честно, мне оно не очень нравилось, но так уж решили продвинутые работники синематографического искусства.
        Пересказывать сюжет не буду, основной удар по зрителю наносили особые эффекты съемок, а не драматургия. (По настоянию Клер сценарий был изменен, и в него добавили кое-что из наших страшных лесных «приключений».) И если судить по периодическим вздохам и испуганным вскрикам особенно впечатлительных дамочек - у создателей фильмы это получилось. А когда на экране оборотни начали высаживать двери и совать в щели между досками свои лапы со здоровенными когтями - мне даже показалось, что кто-то лишился чувств. Знай наших, короче говоря!..
        В общем, героине и ее спутнику удалось дожить до рассвета, но буквально на последних секундах в кадре многозначительно мелькнул здоровенный оборотень, вызвавший очередные вздохи среди зрителей. Когда зажегся свет в зале, то несколько секунд стояла тишина, а затем раздались аплодисменты. Артистов и режиссера пригласили подняться на сцену, куда сразу же начали приносить цветы. Засверкали вспышки магния, и можно было не сомневаться, что в ближайших выпусках многих газет появятся фотографии миссис Стефансон, куда-то исчезнувшей, а сейчас неожиданно появившейся здесь, да еще в главной роли!..
        Пока их там чествовали, я перебрался чуть поближе к служебному проходу за сцену - мы договорились, что Клер пройдет в гримерку, а потом мы вместе с ней выйдем через другой коридор, чтобы избежать назойливых репортеров. Но возле прохода стоял самый настоящий полицейский, который не пропускал туда вообще никого, пришлось доставать свое удостоверение. Ф-фу-ух, прошел!..
        В недлинном коридорчике звуки со сцены различались довольно хорошо, поэтому я сумел правильно определить момент появления артистов. Оживленно переговариваясь, они быстро распределились по комнаткам, откуда почти сразу стал раздаваться звон стеклянной посуды. Клер вошла в отведенную ей гримерку, а я встал возле двери, изображая древнюю статую непокобели… извините, непоколебимого стража. Шум в зрительном зале понемногу стих - зрители вышли, и все замерло, кроме веселой перебранки в соседней комнате. Вдруг мне почудился запах одеколона. Откуда? Возле меня никого нет, когда проходили артисты, все было спокойно… Из темного угла в дальнем конце коридора вышел представительный мужчина, ростом примерно с меня. Я где-то его раньше видел, но не помню… Запах одеколона становился все сильнее, неужели это… Но по-прежнему - ощущения, что рядом Темная тварь, не было. Неужели это всего лишь обычный человек?.. Что делать?.. Стрелять?..
        Улыбаясь, он шел в мою сторону, стараясь поймать мой взгляд. А вот и не получится!.. Что он держит в правой руке?.. Когда ему остается пройти до меня буквально четыре-пять шагов, я резко поднимаю руку с зажатым в ней «аргументом» и нажимаю спуск, целясь ему в лоб. От яркой вспышки на несколько секунд слепну, но слышу шорох оседающей пыли и шелест падающей на пол одежды. Вот оно что… Пытаясь проморгаться, быстро осматриваю лежащие на полу тряпки. Там что-то блестит… Аккуратно, через платок, поднимаю небольшой амулет на длинной цепочке - точно такой же, помогающий скрывать настоящую сущность, обнаружили тогда в избушке. Что там еще? Шприц с длинной иглой заполнен до половины… В кармане нашелся футляр, куда я тут же укладываю опасную штучку. Ничего, пусть в лаборатории делом займутся. И сразу приходит догадка, как грохнули злодейского племянничка - вампир забрался к нему в комнату через трубу камина, который не топился (лето все-таки…), потом уколол в шею, и был таков!.. Значит, еще одним «глухарем» у нас меньше?.. А кого он хотел устранить здесь, меня или Клер? Или обоих?.. Так, кто-то идет по
сцене…
        Быстро запинываю дорогущие тряпки за ящик красного цвета, в котором лежит песок на случай пожара. С пылью делать ничего не буду, уборщицы полы вымоют.
        Вы спросите, почему я не стал делать предупредительных выстрелов? А он что, стал бы меня предупреждать, что хочет сделать смертельный укол? Нет, это самая настоящая война, а не дуэль или спортивные состязания… А в бою нет «правил ведения войны», кроме тех, которые помогают победить.
        - Вы не видели Михайловского?  - обратился ко мне очередной деятель искусства, забежавший в коридорчик.
        - А кто это такой?
        - Высокого роста, только что сюда зашел.
        - Нет, может, он где-то в зале ходит?  - надеюсь, я при этом не покраснел.
        - Вроде сказал, что идет поздравлять актеров… А что тут за вспышка была?
        (Ишь, глазастый какой, увидел!.. Хорошо, что «аргумент» стреляет почти бесшумно, тише, чем вылетает пробка из бутылки с шампанским…)
        - Лампочка сверкнула, думал, что перегорит. Вроде сейчас все нормально. Вы актеров ищете? Они вон там, слышите, празднуют…  - Веселый шум заметно усилился.
        - Да, спасибо…
        Деятель тут же нырнул в указанную дверь, а я постучал в гримерку, где сидела Клер, потом заглянул туда.
        - Милая, ты как? Поедем домой, или с другими чуть отпразднуешь?
        - Ненадолго зайдем к ним, а потом домой… Что-то у меня сначала было чувство опасности, а теперь стало спокойно… Ты не знаешь, в чем дело?
        - Теперь безопасно, можешь веселиться. А я покараулю…
        Проводив Клер к остальным, сначала хотел остаться в стороне от гулянки, но не удалось. Откуда-то стало известно, что мы с ней женаты, поэтому веселья стало еще больше. На следующий день планировался самый настоящий банкет, который организовывали владельцы студии по случаю успешной премьеры, а сегодня - просто маленький междусобойчик актеров. Действительно, «ненадолго»… Часа четыре, наверное…
        Утром следующего дня я отправился в кабинет начальника, где выложил на стол вчерашние трофеи и описал все происшедшее. (Клер отсыпалась после вчерашних переживаний, и вообще, незачем ей знать, что случилось…)
        - Значит, это был вампир, ты в этом уверен?
        - Судя по всему, да. Пытался меня загипнотизировать, когда подходил. Только вот не учел, что амулет хоть и скрывает его сущность, но и уменьшает силу воздействия. Палка о двух концах, как говорится.
        - А если найдут одежду?
        - Я когда следы убирал, посмотрел - за ящиком давно уже не убирали, так что этим утром туда вряд ли кто полезет. Клер ничего не заметила, остальные тем более. Но пусть уж наши проверят, вдруг что-то упустил, времени было очень мало. Наверное, дело можно считать закрытым. Может, в городе чуть спокойнее будет теперь.
        - И вблизи города тоже,  - продолжил Иван Федорович.  - На дорогах все тихо, даже по ночам.
        - Мне хотелось бы обсудить с вами один личный вопрос…
        - О твоей отставке?
        - Да…
        - Ты же знаешь, что из нашей Конторы в отставку не уходят. А миссис Стефансон скоро уедет к себе на родину, как я предполагаю?
        - Я бы хотел уехать вместе с ней. Даже если это будет стоить мне службы.
        - Понимаю и не упрекаю. Я ведь и сам ушел с оперативной работы, после того как женился. А ты разве об этом не знал?
        (Вот шеф, удивил так удивил!..)
        - Нет.
        - Мой номер был «Четыре». Остальным не повезло.
        - А мне-то что делать?
        - Могу предложить тебе остаться на службе, но как бы негласно. Конечно, на чужой территории ты не будешь иметь полномочий для каких-либо активных действий, но есть вариант…
        - Поступить к ним на службу?
        - Вряд ли они тебя возьмут, если честно. Иностранцев в секретные учреждения берут очень редко… Хотя ты вполне сможешь быть координатором между нашими Конторами. Тогда и возможности будут почти такие же, как сейчас.
        - Вы считаете, что это возможно?
        - Почему бы нет? Вы ведь не завтра уезжаете? Свяжусь с их начальством, выпишем тебе соответствующие бумаги, и все…
        - Разрешите вопрос?
        - Задавай, если считаешь нужным.
        Собравшись с духом, говорю:
        - Вы ведь уже связывались раньше с «той стороной» и согласовали приезд Клер сюда? Возможно, даже устроили вызов от студии, находящейся при последнем издыхании… В чем ваш интерес?
        Иван Федорович молчал чуть ли не минуту, затем все-таки ответил:
        - А почему ты решил, что это обязательно мой личный интерес? Все гораздо сложнее, поверь. И для тебя работа только началась, будь уверен - бездельничать там не придется. Доводы, которые мне предоставили, были очень убедительными. Подробности раскрывать не буду, просто не имею права…
        - Спасибо…
        - Оказалось, что многое из происходящего «завязано» именно на тебя. Хочешь верь, хочешь нет. Не переживай, у нас появилось несколько кандидатов, и оперативный отдел без агентов не останется. Но до самого отъезда в любой момент будь готов к вызову на службу! А сейчас зайди в свой кабинет и напиши отчет о вчерашнем, заодно вот это отдай в лабораторию…
        Составив отчет, я занес его секретарше (которая во время ресторанного гуляния старалась держаться поближе к Клер) и увидел фото миссис Стефансон с автографом.
        - Марина, что-то я раньше его тут не замечал!
        - Рамку сделали красивую, вот и поставила. А вы решили нас покинуть, Крис?
        - По этому поводу народная мудрость гласит: «Много будешь знать…»
        - «…скоро состаришься?..»
        - Нет, в нашем варианте «…не успеешь состариться». Да я шучу, пока что моя служба еще продолжается.
        - Передавайте от меня привет миссис Стефансон!
        - Обязательно!..

* * *

        Вот и закончилась зима, потеплело на улице, от снега истаяли последние воспоминания. Наступления лета мы решили не ждать, а выехать, как только Джонатан пройдет курс обучения за этот год. Но тут он нас весьма удивил, решив сдать все раньше, что ему удалось. Собирались недолго, разве что пришлось купить несколько чемоданов для того, что не влезало в предыдущие. (Ну, вы же понимаете, что женщина не может все время ходить в одной шубе!..) Поразмыслив, отправили большую часть грузоперевозкой, чтобы не таскать всю кучу за собой, нам должно было хватить какого-то скромного десятка.
        Затащив чемоданы в вагон, я вышел отдышаться. На перроне сновали отъезжающие и провожающие, носильщики со своими тележками, железнодорожники с рабочим выражением на лицах… Над стеклянным потолком вокзала по небу медленно перемещались тяжелые серые облака, сулившие горожанам скорый дождь.
        Когда проводники объявили скорое отправление, я зашел в вагон и встал у окна, напротив дверей нашего купе. Справа от меня встала Клер и взяла меня под руку, слева то же самое сделал Джонатан. Буквально через минуту поезд тихонько тронулся с места и покатил, ускоряясь.
        Надо же… Эта история началась с поезда и поездом заканчивается. Что будет впереди, не знает даже опытная гадалка. Или просто не желает об этом говорить? Вот съездим к ней в гости и узнаем…
        Поезд выполз из-под стеклянной крыши, и по окну тут же застучали тяжелые капли - начался дождь. Говорят, хорошая примета, уезжать в такую погоду. Что ж, проверим!

        Глоссарий

        КАСТРУМ (также римский каструм; лат. Castrum, мн. ч. castra, уменьш. Castellum)  - распространённый во времена античности тип римского военного поселения, военный лагерь.
        КРИС (либо керис)  - национальный кинжал с характерной асимметричной формой клинка. Появился на острове Ява, распространен по всей Индонезии, на Филиппинах и в Малайзии. Этимология связана с древнеяванским словом нгерис (ngeris), что означает «колоть», «пронзать».
        Клинок криса изготавливался из многослойной стали - «памор». Технология производства очень похожа на изготовление современной дамасской стали. Брусок, из которого кузнец выковывает клинок будущего кинжала, состоит из нескольких слоёв металла, которые отличаются друг от друга содержанием углерода и различных примесей (чаще всего - никеля). Неоднородная структура даёт особый узор, который проявлялся после протравливания клинка в растворе из мышьяка и сока лайма.
        Мастерство кузнецов (эмпу) было настолько высоким, что они могли создавать клинки с произвольным узором. К примеру, были узоры, которые назывались «рисовые зёрна», «волокна кокоса», «перья петуха». Позже, когда Малайзия оказалась под влиянием мусульман, на клинках стали делать узоры, повторяющие изречения из Корана. Однако с точки зрения магии наиболее ценными считались клинки со «случайными» узорами, когда кузнец точно не знал, какой узор у него получится и целиком полагался на случай и волю богов. Особую ценность клинок приобретал, если в процессе работы в узорах на клинке просматривался силуэт животного или звезды, но больше всего ценились клинки с силуэтом человека.
        Крис всегда считался очень мощным сакральным объектом. Его части - клинок, рукоять - имеют особую символику. В зависимости от того, какая фигурка была вырезана на рукояти, каким был узор на клинке, кинжал приносил богатство, удачу, охранял владельца от неприятностей. Символика, которую нес в себе кинжал, должна была подходить владельцу, к его статусу, в противном случае кинжал приносил беды. Поэтому владелец выбирал кинжал очень тщательно, согласно традиции он должен был положить новый кинжал под подушку. Если после этого ему снились дурные сны, то кинжал нужно было менять. Между кинжалом и владельцем должна быть особая связь.
        Н?НЦИЙ (от лат. nuntius - вестник)  - постоянный дипломатический представитель папы римского в государствах, с которыми Святой Престол поддерживает дипломатические отношения.
        ТУНГОВОЕ МАСЛО, древесное масло - растительное масло, получаемое из семян (орешков) тунгового дерева. Абсолютно натуральное нетоксичное масло без добавления каких-либо растворителей. Тунговое масло обладает высокой пропитывающей способностью любого типа дерева (не оставляя при этом пленки на поверхности), благодаря своим свойствам обработанная данным маслом поверхность крайне устойчива к воздействию воды и спиртосодержащих веществ. Образует износостойкую матовую поверхность, пригодную для приготовления пищи (разделочные доски, рабочая поверхность на кухне, деревянная посуда, столы пр.). Соответствует требованиям по безопасности продукции, имеющей контакт с пищей.
        notes

        Примечания

        1

        Viderius invisibiles - «Видящий невидимое» (лат.).

        2

        Viderius invisibiles - «Видящий невидимое» (лат.).

        3

        Viderius invisibiles - «Видящий невидимое» (лат.).

        4

        A la guerre comme a la guerre - «На войне как на войне» (фр.).

        5

        Тальма - накидка (устар.).

        6

        Стихи автора

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к