Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Дракон в зефире Маргарита Сергеевна Дорогожицкая
        Что делать, если ждёшь принца, а он, зараза, всё не приходит? Конечно же, ехать на море, прихватив с собой лучшую подружку! И не беда, что после модной диеты не влазишь в любимое платье, а на новеньких босоножках сломался каблук. Главное, что успела на самолёт, который унесёт тебя… нет, не на курорт, а на самый странный остров, где всё не так, как кажется. И принц странный, и отборы непонятные, и пророчество имеется… А ещё за тобой охотится дракон!
        Демьянка Острожич
        (Маргарита Дорогожицкая)
        Дракон в зефире
        ГЛАВА 1
        Лерочка Мокошина спешила и, как обычно, безнадежно опаздывала. По дороге сломался каблук на новеньких босоножках, не выдержав последствий очередной неудачной диеты на кислых яблоках. Только от одного вида зеленобоких Лерочку уже начинало тошнить. Хромая и оскальзываясь на скользком полу, она мчалась к стойке регистрации пассажиров. Ее самолет, ее долгожданный отпуск, ее море и пляж, ее принц!.. Ну в последнем Лерочка была не столь уверена, но все-таки надеялась… Пусть она не стройная худышка, как ее подружка Машка, зато грудь у нее настоящая, а еще в наличие рыжие кудри и миловидное личико. И мечталось девушке, что под знойным турецким солнцем встретится ей жгучий страстный брюнет, непременно богатый и красивый, который подхватит ее на руки и унесет во дворец…
        Вот только сейчас ее подхватил неумолимый людской поток, и так неудачно подхватил! Лерочка ойкнула, поскользнувшись, и шлепнулась задницей на пол. Досадливо растирая мягкое место, она огляделась вокруг. Ее голубые глаза наполнились слезами - никто из проходящих мужчин даже не подумал протянуть ей руку и помочь встать!..
        - Вставай!  - железной рукой Машка вздернула ее на ноги и потащила за собой.  - Клуша, вечно тебя ждать приходится! Опаздываем!
        В самолете было непривычно и душно. Лерочка боязливо присматривалась к спутникам, украдкой бросая на них взгляды из-под ресниц. Один из парней был очень симпатичный, светловолосый и широкоплечий, с широко расставленными глазами и ослепительной улыбкой. Парень знал себе цену, сразу положив глаз на Машку, и нахально клеился к ней, представившись Жорой, инструктором по полетам. На Лерочку он внимания не обращал, лишь пару раз недовольно скользнув взглядом, когда она поправила его, что у самолета нет крыльев, а есть всего одно крыло, если это не биплан, конечно. Девушку училась в авиационном вузе на предпоследнем курсе и в силу природной старательности была отличницей, хотя мечталось ей совсем о другом. Лерочка обожала шить и вязать, но неумолимая маман запихнула нерадивую дщерь в технический вуз на зубодробительную специальность, мотивируя это решение тем, что среди одних мальчишек ее неуклюжей свинке будет легче выскочить замуж. Но увы и ах… С этим тоже не сложилось.
        Машка кокетничала напропалую, то обиженно вздергивая носик, то благосклонно улыбаясь соседу. А еще она откидывала каштановые волосы со лба таким естественным и одновременно чувственным движением руки, что Лерочке только и оставалось завистливо вздыхать и коситься в окно. Внизу колыхалась темно-синяя гладь моря, в которую впивались, как слоновьи бивни, очертания суши. Лерочке представилось, что она вместе с самолетом выросла до гигантского дракона, летящего над игрушечным миром. Стоит лишь накрениться, махнуть крылом, повернуть шеей, полыхнуть пламенем, и мир исчезнет, осыплется пеплом, останутся лишь она и небо…
        - Дух захватывает, правда?  - вкрадчиво спросил ее старик, который до этого тихо дремал, прикрывшись журналом.
        Лерочка вздрогнула от неожиданности, отрываясь от иллюминатора, и робко кивнула спутнику. Он был высохшим, словно мумия, и абсолютно лысым, кроме бровей, которые выступали пышными наростами, словно птичьи гребешки. Сходство с чудовищной птицей добавлял крючковатый тонкий нос, почти скрывавший тонкую прорезь рта. При этом уродливый старик был странно притягателен в дорогом костюме и облаке тонкого мужского парфюма.
        - Самолет - это целый мир со своими правилами,  - тихо проговорил старик.  - Вы боитесь летать, Лерочка?
        Девушка вздрогнула. Она не помнила, чтобы называла ему свое имя.
        - Мы знакомы?
        - Конечно… не боитесь,  - удовлетворенно кивнул он и откинулся на кресле, затянув глаза бесцветной пленкой.  - Это хорошо…
        Больше он не проронил ни слова, похрапывая и посвистывая. Лерочке было скучно. Машка как-то незаметно слиняла, а следом за ней исчез и блондин. Кажется, подружка уже нашла себе пару.
        - Ничего, ничего,  - убеждала себя Лерочка, доставая из сумки вязание.  - Вот сейчас отдохну, загорю, похудею. И сразу найду себе кого-нибудь. Или даже лучше - сам найдется!
        Она считала петли, повторяя "найдется, найдется", как заклинание. Вязание успокаивало. И Лерочка и думать забыла про странного старика, про подружку, про горькую обиду, поселившуюся в груди. А потом самолет тряхнуло. Девушка вцепилась в спицы, в иллюминаторе потемнело. Она обеспокоенно выглянула и обомлела. За бортом бушевала гроза. Казалось, что самолет плывет в клубящемся тумане грозовых облаков, которые плевались и изрыгали молнии. Лерочка перевела взгляд на кресло соседа, но старика и след простыл. Машка сидела на его месте и бессовестно целовалась с лапающим ее блондином. Эти двое ничего не замечали вокруг. Лерочка откинулась на кресле и тяжело сглотнула. Уши закладывало. А так бывает, когда самолет резко меняет высоту. Девушка пыталась дышать ровно, но когда вновь открыла глаза, то от увиденного за бортом у нее чуть не остановилось сердце. Из иссиня-черного облака вынырнул… дракон! Лерочка встряхнула головой и потерла глаза руками. Дракон изрыгнул алое пламя, девушка взвизгнула, вскакивая на ноги и больно ударяясь головой о низкие полки.
        - Уииии!  - завизжала она, пытаясь выбраться в проход, подальше от огненного смерча, который плавил обшивку.
        Она упала и поползла по проходу. Самолет стонал и дребезжал, как ящик с гвоздями. Жар опалил лицо. Лерочка хотела молиться, но не знала слов, кроме огрызка "отче наш, иже еси…" Перед глазами промелькнула вся ее короткая жизнь, на глаза навернулись слезы. И тут почему-то вспомнилась бабка. Лерочка видела ее всего пару раз в жизни. Маман не жаловала свекровь, называла ее ведьмой и отвезла внучку на смотрины только тогда, когда девочке исполнилось семь. Лерочка запомнила бабку печальной и необъятной старухой. Она взглянула на внучку и кивнула, блеснув золотым зубом и пробормотав себе под нос:
        - Моя кровь… Моя. Будет толк.
        Маман тогда это почему-то испугало, она схватила дочку за руку и больно дернула себе за спину. Бабка расхохоталась и склонилась над мотком пряжи, выдергивая алую нить и продолжая нести какую-то околесицу. И вот сейчас ее слова отчетливо всплыли в сознании девушки, а губы сами по себе выговорили:
        - Крути, пряди, плети,
        ниточку веди,
        веди далеко иль близко,
        ниточку плети,
        весточку неси,
        ниточку пряди,
        молодца не жди,
        а его крути, крути!..
        И все вокруг трещало, разваливалось, крутилось огненной, алой, червленой, рубиновой нитью, которая, казалось, вытягивала из Лерочки последние силы… А потом наступила темнота.
        Морские волны с шипением обрушивались на песчаный берег, напоминая исходящее пеной шампанское. Лерочка закашлялась, во рту было полно песка. Она потрясла головой и попыталась сесть. Немилосердно припекало солнце, было просто невыносимо жарко. Девушке казалось, что она плавает в раскаленном мареве, сквозь которое смутно угадывалась береговая линия, уходящая куда-то вдаль. И с каждой минутой море разгоралось все ярче и ярче, болели глаза.
        Плохо соображая, Лерочка поднялась на ноги и побрела к скалам, под которыми была спасительная тень. Она пыталась сообразить, что произошло. Самолет упал? В море? Она выжила? Да, она определенно была жива. Но где же тогда обломки? Где остальные выжившие? Где Машка? Машка!
        Лерочка остановилась и крикнула, прикладывая руки ко рту:
        - Маааааш! Ау! Мааааааш!
        И тут заметила, что у нее на руке намотана красная нить. Девушка оторопело уставилась на запястье. В ее вязании нитей такого яркого цвета точно не было. Лерочка хотела было распутать нить, но та так перекрутилась и несколько раз обмоталась вокруг запястья, что все усилия оказались напрасными. И сумочки, как назло, рядом тоже не оказалось. Девушка добралась до спасительной тени и села на песок, привалившись спиной к холодным скалам. Море, пляж, солнце… Но где же люди? Где хоть кто-нибудь?
        Отдышавшись и успокоившись, Лерочка решительно вскочила на ноги и пошла по едва заметной узкой тропинке, которая уводила наверх, по скалистому склону. А там был лес. Дремучий и необъятный, он простирался от заката и до рассвета, под покровом странной тишины и выжигающего солнца. И почему-то казался не зеленым, а синим. А небо, наоборот, шумело и волновалось изумрудными волнами. Но раз была тропинка, значит, здесь есть люди, которые ее протоптали, а следовательно, если идти по ней, то непременно выйдешь к жилью. И Лерочка, окрыленная надеждой, зашагала по тропке.
        В лесу было душно и жарко. Стояла мертвая тишина. Но девушка не унывала и двигалась по тропинке, впав в какое-то странное состояние полусна. А потом лопаток коснулся холод. Пропала ее тень вместе с солнцем. Девушка подняла голову вверх и обомлела. Что-то странное плыло по небу, задевая верхушки деревьев и закрывая собой солнечный свет. Некстати вспомнился дракон, который напал на самолет. Лерочку охватил первобытный ужас. Не помня себя от страха, она рысью припустила вперед по еще золотящейся на солнце тропинке. А потом сверху донесся рев!
        Никогда в жизни девушка так не бегала. Ветки хлестали ее по лицу, царапали кожу, мешала юбка, глаза застилала паника. Но утробный рев позади подгонял Лерочку лучше любого тренера по фитнесу. Она неслась, не разбирая дорогу, пока не вылетела к… обрыву.
        А там рос дуб. Рос вверх ногами, его золотая листва раскинулась по земле ковром, ветви впивались в недра скалы и брызгали оттуда ручьями, ветвящимися и собирающимися в бурные реки. Ствол полыхал багровым столбом огня, а ледяные корни уходили в небо и терялись там… А искрящиеся желуди медленно плыли от земли вверх, к небу, похожие на маленькие вертолетики с листиками-пропеллерами. Это было невозможно, невероятно, немыслимо, против всех законов физики! Лерочка пораженно застыла, позабыв обо всем на свете. И зря.
        Потому что тень ее догнала. Что-то мягкое коснулось лица. Лерочка завизжала и упала на землю, слепо отбрыкиваясь.
        - Вот дура!  - донеслось сверху.  - Хватайся за веревку, а то оставлю тут!
        Голос был мужским и вполне обычным. Девушка отважилась открыть глаза. Все небо закрыл гигантский… дирижабль?.. Он был похож на перевернутого жука-носорога со слюдяным пузом, выдающимся вперед металлическим рогом и множеством крылышек, которые дребезжали на ветру и создавали тот самый угрожающий рев, что так ее испугал. Лерочка протерла глаза. Нет, ей не показалось. Какого черта? Что происходит? Сначала ей мерещится дракон, потом вот это летающее чудовище. Из отверстия в пузе жука свешивалась веревочная лестница, а симпатичный парень в кожаной куртке и защитных летных очках на лбу махал девушке рукой, поторапливая забираться внутрь.
        Реальность разъезжалась по швам, и разум лихорадочно пытался найти какое-то объяснение. Если вовремя это не остановить, трещины превратятся в провалы, куда в конце концов все и рухнет. Может, она во время крушения ударилась головой? Оттого ей и кажутся все эти странные вещи? И никакой это не дирижабль, а спасательный вертолет? Лерочка дрожащей рукой взялась за веревочную лестницу, поставила ногу на перекладинку и… ухнула в пропасть. Дирижабль взмыл вверх, оглушив ее скрежетом и свистом ветра в ушах. Лестница дернулась и стала подтягиваться, а потом чьи-то сильные руки подхватили девушку и затащили на палубу.
        - Веревку отпусти! Да отцепись ты уже! Так-то!
        Палуба походила на железную решетку для гриля, сквозь ее отверстия было видно все, что происходило внизу. Лерочка потрусила головой. Земли под ногами не было. Только густой клубящийся туман изумрудного оттенка. Девушка попыталась сесть, но получилось лишь перевернуться на спину. Лучше бы она этого не делала. Наверху медленно плыла земля. Тот самый странный дуб, растущий корнями вверх, обрыв, тропинка, лес, море… Девушка застонала и прикрыла глаза. Наверное, она просто очень сильно, ну просто очень-очень сильно ударилась головой! А может вообще! Лежит без сознания в карете скорой помощи! Дирижабль тряхнуло и накренило. Лерочка едва успел ухватиться за решетчатую палубу, а то бы скатилась туда… вниз… или вверх? Так накреняться может только вертолет! Ну конечно! Ее везут в спасательном вертолете МЧС, у нее травма головы, бред и помутнение сознания!..
        - Это последняя?  - раздался второй - женский - голос.
        - Да, двести семьдесят третья, если верить списку пассажиров…
        Лерочка осторожно перевернулась на бок и уставилась на незнакомку. Та была окутана золотистым свечением и оплетена толстыми разноцветными косами, которые развевались по ветру, как живые, хотя Лерочка могла бы поклясться, что в воздухе нет ни малейшего дуновения ветерка. Спасительница разглядывала ее огромными зелеными глазищами, которые были красивы и уродливы одновременно. Что-то чуждое и страшное застыло на лице женщины. Незнакомка была хрупкой и похожей на ребенка.
        - П-п-простите, а где я?  - голос Лерочки предательски дрожал.
        - На борту «Буяна»,  - вкрадчивый воркующий голос проникал в сознание, потому что тонкие губы незнакомки были плотно сжаты.
        И тут, словно отвечая на мысли девушки, женщина растянула губы в странной улыбке.
        - На борту?  - тупо переспросила девушка, садясь и вертя головой.  - Вертолета?
        - А тебя далеко занесло,  - женщина склонила голову набок и, Лерочка могла бы поклясться, курлыкнула.  - Может, ты и есть Избранная?
        - Для чего еще там избранная?  - заволновалась девушка.  - Эй, вы не думайте, у меня медстраховка есть!..
        Женщина вдруг выпростала руку и крепко цапнула Лерочку за запястье с красной ниткой.
        - Откуда у тебя Дар? Отвечай!
        - Пустите!  - возмутилась Лерочка.  - Что вы себе позволяете!
        Нахалка отступила и встряхнула косами. Они зашипели и обвились вокруг тонкой талии незнакомки. Лерочка тяжело сглотнула. Почему ей чудится всякая хрень?
        - Ты погибла. Как и остальные пассажиры самолета. Добро пожаловать на Зефирные острова.
        - Какие острова?
        - Зефирные.
        - А вы вообще кто?
        - Я?..  - женщина повернула голову и взмахнула руками.  - Жар-бабочка.
        Горящие на солнце крылья развернулись роскошным размахом, и незнакомка поплыла над палубой. Здравый смысл не выдержал и позорно закипел под черепушкой. Лерочка поняла, что она в коме. Точно! После авиакатастрофы! Лежит в турецком госпитале и пускает слюни! Бедная мама… А у папы сердце… больное.
        ГЛАВА 2
        Девушку грубо поставили на ноги и потащили в брюхо жука. Она едва переставляла ноги, но ее неведомому спасителю в старомодней летной форме было все равно. На все попытки что-нибудь спросить, бортмеханик либо молчал, либо мурлыкал себе под нос какую-то задорную песенку. Они спустились по лестнице, миновали технический отсек и вышли к пассажирской палубе. Она представляла собой громадный салон, очень похожий на салон поезда. В центре был широкий проход, а по его сторонам - удобные мягкие сиденья на несколько человек, обращенные друг к другу и отделенные от остальных символической перегородкой. Лерочка тяжело сглотнула слюну. Все места были заняты пассажирами того самого Боинга-777, на котором они с Машкой…
        - Лерка!  - раздался голос Машки.  - Иди сюда! Я знала, что тебя найдут! Клуша такая! Вечно опаздываешь!
        Увидев родное лицо подружки, Лерочка не выдержала. Все потрясения сегодняшнего дня, все ужасы и тревоги вырвались наружу в безудержных рыданиях. Девушка упала в объятия подруги, позорно ревя и хлюпая носом.
        - Тише, тише,  - гладила Машка ее по голове.  - Садись давай, я тут тебе место придержала…
        - Почему? Ну почему?  - не успокаивалась Лерочка.  - Почему она сказала, что мы умерли?
        - Кто она?
        - Жар-бабочка!  - выкрикнула девушка и тут же почувствовала себя полной дурой.  - Маш, а ты ее видела? Скажи, что видела! Скажи, что я не сошла с ума!
        - Не видела я никакой жар-бабочки,  - фыркнула Машка.  - Ты что, не понимаешь? Мы попали в другой мир! Это же такой шанс!
        - Ага,  - ехидно поддакнул парень напротив со странной прической - половина головы была выбрита, а темные волосы со второй были забраны вверх в косичку.
        Он вытянул в проходе худые ноги и поправил очки в стильной оправе, добавив:
        - Попали в другой континуум, где водятся эльфы, гномы и орки. Слушай, Димыч!  - ткнул он тощим локтем в бок сонного приятеля, белобрысого увальня.  - А вдруг нас затянуло в одну из твоих любимых корейских гриндилок? И придется зарабатывать на жизнь, истребляя крыс в пустошах Черного заката и собирая лютики на Огненных полях, а?
        - Лютики на Огненных полях не растут, они есть только в долине Кровавого Камня,  - пробурчал Димыч и отвернулся к иллюминатору, уткнувшись в него носом.  - Отстань. Не хочу я опять нубом начинать.
        - Можно подумать, тебя спрашивать будут,  - хохотнул очкарик.
        - Молодые люди, ви шо, таки с мозгами поссорились?  - вмешалась бабулька в цветастом сарафане необъятных размеров и странной соломенной шляпе.  - Это ж шоу! Лучше скажите, куда смотреть, где камера. Софочке хочу привет передать, шоб ей было хорошо от зависти…
        - Точно!  - подскочила на сиденье Лерочка.  - Это шоу! Розыгрыш! Нас снимают! Реалити-шоу!
        - Ты дура?  - толкнула ее в бок Машка.  - Какое нафиг шоу? Ты дирижабль видела?
        - Ну… а что тут такого? Ведь были же раньше такие громадины?  - девушка нахмурила лоб, припоминая вводные лекции по аэродинамике.  - Их еще прозвали Небесными Титаниками…
        - Ой, вот только не надо тут из себя умную корчить. И каркать тоже не надо.
        - Цеппелины летали даже через Атлантику!..  - не унималась Лерочка, продолжая хвататься за возможную реальность происходящего.  - Ведь летали же!.. Правда, в двадцатых-тридцатых годах прошлого века…
        - Хм…  - вдруг подал голос последний из их купейной шестерки, круглолицый мужчина лет сорока с окладистой бородой, убирая газету и важно поднимая вверх палец.  - А вдруг мы провалились в прошлое?
        Товарищи по несчастью быстро познакомились, между делом каждый отстаивая свою версию. Бойкую бабульку с одесским говором звали Роза Марковна, и вы таки не поверите, но она действительно была из Одессы. Рядом с ней сидел… отец Никифор, батюшка православной церкви. Димыч оказался айтишником, как и его приятель-очкарик, который назвался Игорем. Они работали в одной фирме и летели в Турцию на корпоратив. Ну а Машка…
        Лучшая подружка, с которой вместе прошли огонь, воду… тпру.!. садик, школу и даже выпускной. От которой никогда не было тайн, с которой делила последний бутерброд, с которой вместе прогуливали уроки, которая подбила на пару с ней проколоть уши в двенадцать лет, тайком от мамы. Неугомонная заводила и оторва, Машка всегда находила приключения на свою пятую точку, и Лерочке приходилось придумывать, как из них выбираться. Но вместе девушки чудесным образом друг друга дополняли. Машка подтрунивала над Лерочкой и частенько язвила, но стоило кому-нибудь другому отпустить шуточку в сторону неуклюжей грации, как подружка ястребом налетала на обидчика и заклевывала вусмерть. Лерочка же была умней и осторожней подруги, обеспечивая их тандем необходимым запасом устойчивости в море приключений. Их детская дружба прошла испытание и первой влюбленностью. Обе девушки влюбились в одного и того же парня, новенького из «11-Б». Разумеется, он выбрал Машку, которая даже в своих стареньких дырявых джинсах и ковбойке умела выглядеть сногсшибательно. Лерочке оставалось только вздыхать и с тоской глядеть, как эти двое
ходят под ручку. А на выпускной она пошила подружке платье, о котором та давно мечтала, но на которое у ее матери-алкоголички не было денег. А Машка тоже не осталась в долгу… На выпускной она пришла одна, дав красавчику от ворот поворот. Тогда они обе обрыдались, поклялись друг другу никогда не ссориться из-за парней и так дико напились с горя, что до сих стыдно вспоминать…
        Лерочка тяжело вздохнула и уставилась в иллюминатор. Там проплывали густые облака, похожие на зефир… Зефирные острова. В желудке заныло от голода и тоски по дому.
        - Давайте рассуждать логически,  - тихо, но твердо произнесла девушка, разом обрывая споры остальных.  - Самолет упал?
        Отец Никифор степенно кивнул головой, а Игорек открыл рот, чтобы позанудствовать:
        - Ну, смотря что считать…
        - Уймись,  - Машка шлепнула его по лбу сложенной газетой.
        - Если предположить, что он упал в нашем мире и в нашем времени, то мы бы все оказались на месте падения с травмами и ранениями,  - Лерочка придирчиво оглядела соседей, которые никак не выглядели потерпевшими крушение.  - Кто что помнит после катастрофы? Как вы очнулись? И где?
        - Я очнулся уже здесь,  - буркнул Димыч и поскреб пятерней короткий ежик волос.  - Но я и катастрофы толком не помню. Задремал.
        - Да ты всегда в самолете дрыхнешь!  - Игорек силой отобрал у Машки бумажное оружие и погрозил ей кулаком.  - Мы все здесь проснулись.
        - А ты, Маш?  - с последней надеждой обратилась Лерочка к подружке.  - Ты тоже здесь очнулась?
        Та кивнула. Роза Марковна вздохнула и покачала головой, вытаскивая травинку из волос девушки:
        - Деточка, а вот ви таки похоже головой хорошо приложились.
        - Да… есть немного. Я очнулась на берегу. И видела много странного…  - Лерочка благоразумно решила не рассказывать о растущем вверх корнями дубе и не упоминать жар-бабочку, чтобы ее окончательно не сочли сумасшедшей.  - Но не важно. Сейчас мы где? На борту дирижабля. Та женщина… она назвала его «Буяном».
        - Как остров, что ли?  - хмыкнул очкарик и продекламировал:
        У лукоморья дуб зеленый;
        Златая цепь на дубе том:
        И днем и ночью кот ученый
        Все ходит по цепи кругом…
        Лерочка вздрогнула. Дуб же и в самом деле был! Правда, кота, слава Богу, не было.
        - Телефон есть? Мобильная связь работает?
        - Нет,  - почему-то радостно ухмыльнулся Игорек и потряс в воздухе смартфоном с мертвым экраном.  - Я уже проверил, когда хотел включить спутниковую навигацию. Говорю же, мы в другом мире!
        - Сигнал могут глушить,  - вздохнул Димыч.  - Но телефоны вообще не работают. Даже не включаются.
        - Допустим, это все какая-то гигантская мистификация. Всех пассажиров чем-то опоили и перенесли на борт дирижабля, предварительно испортив телефоны и…  - Лерочка и сама чувствовала, какой бред несет, но поверить в тот бред, который ее окружал, было еще сложней.
        - Я все-таки склоняюсь к мысли,  - важно изрек отец Никифор,  - что мы попали во временную воронку и теперь в… В каких годах, вы сказали, использовали дирижабли?
        - Двадцатые-тридцатые,  - рассеяно ответила Лерочка, хмуря лоб и кусая губы.  - Но думаю, что это другой мир. Откуда в прошлом могли знать, что на борту самолета, который разобьется в будущем, будут двести семьдесят три человека? Откуда у них мог быть список пассажиров этого рейса? И с чего бы им спасать нас? Нет, Машка права. Это другой мир. Или мы все дружно сошли с ума.
        - А почему это Машка права?  - запротестовал Игорек.  - Это была моя версия!
        - Надо же, в кои веки я оказалась права…  - гордо подбоченилась подруга и подмигнула Лерочке.  - Ты не расстраивайся. Все равно найдем тебе принца. Просто придется искать его в новом мире.
        Димыч опять задремал под мерное покачивание дирижабля. Роза Марковна достала косметичку и принялась наводить устрашающую красоту на лицо, свято убежденная, что ее заклятая подружка Софочка когда-нибудь увидит по телевизору это шоу и обзавидуется. Отец Никифор настаивал, что они попали в прошлое, просто в некую его альтернативную реальность, где развитие пошло по другому пути, приводя цитаты из Библии про неисповедимость путей господних. Машка подначивала Игорька, допытываясь про эльфийских принцев и темных властелинов, которых твердо решила прибрать к рукам для подружки, ну и себя не обделить. Парень принимал все за чистую монету и продолжал разливаться соловьем, сыпля умными терминами про множественность миров и ноосферу. Дескать, легенды не на пустом месте возникали, а просачивались из других реальностей, а значит, в одном из миров непременно окажутся и эльфы, и гномы, а еще обязательно магия! Вполне возможно, что уже сейчас они владеют магическими способностями, просто не знают о них. На этом месте Игорек вскочил с места и решил прямо сейчас проверить, попытавшись пустить файербол из руки.
Лерочка некстати вспомнила печальную историю «Гинденбурга» и равнодушно заметила:
        - Знаете, почему на дирижаблях все пассажиры и члены команды в принудительном порядке сдавали спички, а зажигалка была одна, и та - в специальной курительной комнате? Потому что вспыхнуть и сгореть дирижабль мог за считанные секунды.
        - Сядь!  - рявкнула Машка на парня и больно пнула его в колено.  - Гэндальф недоделанный!
        Вот зря она упомянула волшебника… Потому что следом за ним Лерочка вспомнила… и про того дракона, который напал на их самолет. Вспомнила и вздрогнула вместе с корпусом дирижабля. Взвыла жуткая сирена, от которой заложило уши. Механический голос надрывался, ввинчиваясь в сознание:
        - Дракон в зефире! Дракон в зефире! Дракон в зефире! Всем пристегнуться!
        - ААА!
        - Где пристегиваться?!? Чем пристегиваться?!?
        - Помогите!
        - Отче наш, иже еси на небеси…
        - Да кто ж так возит! Шоб им очи повылазили!
        Пассажирская палуба накренилась. Кто не успел вцепиться в сиденья или соседей, повылетали в проход. Люди паниковали, дети плакали. От жуткого рева стонали барабанные перепонки. В Лерочке все оборвалось, тело словно одеревенело. Надо было согнуться пополам и спрятать голову между колен, как советовали в инструктаже стюардессы, но девушка окаменела и намертво вцепилась в сиденье, глядя в иллюминатор. Там полыхало. Огнем. От обшивки несло жаром. Но зрелище было завораживающим. Вспышки пламени были то алыми, то голубыми, то ослепительно белыми. Дирижабль вздрогнул и протяжно взвыл, словно живое существо. Лерочка заорала. Обшивка вспузырилась громадными царапинами, как будто бы гигантская лапа с когтями пропорола ее. От свиста воздуха в пробоине заложило уши. Дирижабль закрутило, завертело, а потом… желудок ухнул вниз, а «Буян» напротив взмыл вверх, уходя от преследования в густые зефирные облака. Яростный, полный звериной злобы рык доносился уже откуда-то снизу, а потом стих… И все закончилось.
        Секунд пять царила полнейшая тишина. А потом все разом зашевелились, застонали, начали себя ощупывать. И опять затихли, потому что механический голос возвестил:
        - Отбой зефирной тревоги! Отбой тревоги! Курс на Ла-Арк.
        У Лерочки по лицу побежали слезы. Где-то она читала, что в момент падения самолета сознание человека отключается, срабатывает своеобразный защитный механизм. Наверное, ей, вечной неудачнице, и в этом не повезло. Она все помнила и осознавала. Нет, чтобы как Димыч, который как дремал, так и продолжает отворачиваться и утыкаться носом… И тут Лерочка заметила кровь, струящуюся по шее парня.
        - Дима! Да очнись же ты! Дима!
        Она попыталась повернуть парня, но в ужасе отпрянула. Вместо правой половины лица было кровавое месиво, а глазница зияла жуткой пустотой - глаз вытек.
        ГЛАВА 3
        По проходу в полной тишине к раненному уже спешили трое. Впереди плыла жар-бабочка, за ней следовал уже знакомый девушке бортмеханик, а сзади топал лысый коротышка странного вида. Чем-то он и в самом деле походил на сказочного гнома или дворфа, впрочем, Лерочка все равно не знала, в чем между ними должна быть разница. Коротышка был приземистым и бородатым, но борода у него свисала до пояса голубоватой стекловатой. Кожа лица была какого-то землистого оттенка, а глаза под густо нависшими белыми бровями были лазурные, словно осколки весеннего неба. Одет он был в ослепительно белую рубашку, закатанную до локтей, и синюю жилетку; внушительное пузо подпоясывал мясницкий фартук и широкий пояс с накладными карманами. С них свешивались инструменты самого устрашающего вида: начиная от молотков и щипцов и заканчивая причудливо изогнутыми штырями и пилками. На лысой макушке коротышки были очки с разными стеклами: одно - красное, другое - зеленое.
        - Макария, у нас раненный,  - курлыкнула жар-бабочка и почему-то опять уставилась на Лерочку так, словно это было ее рук дело.
        - Вижу…  - прошелестел коротышка, склоняясь над Димычем, который так и не пришел в сознание, надрывно дыша и булькая.
        Машка настороженно разглядывала жар-бабочку, потом придвинулась к Лерочке поближе и шепнула:
        - Это она?
        - Угу. А еще она сказала, что мы все умерли,  - также шепотом ответила ей девушка.
        - Вы действительно погибли,  - вкрадчиво произнесла жар-бабочка, невероятным образом то ли услышав, то ли догадавшись, о чем они говорят.  - В вашем мире вас не стало, но вы появились у нас.
        - Это рай или ад?  - слабо простонал отец Никифор, обмахиваясь многострадальной газеткой.
        - Это Зефирные острова.
        Машка вскрикнула и тут же зажала себе рот, а Лерочку едва не вытошнило. Коротышка с силой вогнал в пустую глазницу Димыча один из штырей, а потом встряхнул рукой. И жуткие раны на лице парня как будто запорошило песком. Странный песок впитывал хлещущую кровь, останавливал ее, темнел и цементировался, превращая правую половину лица в маску. А из глаза юноши торчал тот самый штырь, который чем-то напомнил Лерочке молниеотвод. На его верхушке и в самом деле искрились крошечные молнии, рассержено шипя и плюясь в пространство голубыми брызгами.
        - Что в-вы с ним д-делаете?  - запинаясь, попробовал возмутиться Игорек.
        - Оказываем первую помощь,  - проворковала жар-бабочка.  - Инвар, неси его в лазарет.
        Бортмеханик белозубо улыбнулся и легко подхватил упитанного Димыча на плечо.
        - Я с ним!  - неожиданно вызвалась Лерочка, почему-то чувствуя себя виноватой в том, что случилось с парнем.
        Машка пыталась ее остановить:
        - С ума сошла! Не ходи с ними!
        Но девушка упрямо отмахнулась и поспешила за бортмехаником. Жар-бабочка медленно плыла позади Лерочки, и той казалось, что пристальный немигающий взгляд огромных зеленых глаз сверлит ей затылок.
        Лазарет выглядел больше похожим на мастерскую какого-то сумасшедшего изобретателя. Все стены были увешаны полками с диковинными инструментами, в центре стоял верстак. В углу ютился миниатюрный кузнечный горн с множеством приспособлений для ковки и обработки металла. Наполовину готовые механические чудища, состоящие из сотен колесиков, пружинок и шестеренок, стояли, висели на стенах и даже свисали с потолка. В другом углу разместился лабораторный стол с микроскопом, набором миниатюрных отверток и пинцетов, с разбросанными шурупами и деталями. Но все внимание Лерочки приковал невиданный часовой механизм во всю стену, который чавкал, шуршал и сыпал песок. Часы были похожи на разноцветную песочную мандалу с той лишь разницей, что песок в них был живым и текущим по стене вопреки силам гравитации.
        Красочные шестеренки из песка всех цветов радуги крутились и перетекали, чтобы смешиваться и завихряться в центре ослепительно белыми вспышками света. Песочная центральная ось отбрасывала тень, которая двигалась по кругу, то появляясь, то пропадая, обретая новое положение и отмеряя секундный ход. Но откуда брался свет? Казалось, сам песок светился и излучал что-то невидимое глазу… Тут Димыч жалобно застонал, вырывая девушку из гипнотического транса созерцания песочных часов. К вящему ужасу, Лерочка увидела, как парня положили прямо на верстачный стол и закрепили в тисках, словно бездушную болванку. Коротышка Макария лихо схватил с полки что-то похожее на помесь дрели и щипцов и полез этим в рану.
        - Что вы делаете?!?  - дернулась вперед девушка, но была крепко перехвачена бортмехаником.
        - Я разрешила тебе пойти с нами только потому, что ты чувствуешь себя виноватой,  - произнесла жар-бабочка и укуталась в радужный шелк крыльев.  - Но могу и передумать.
        - Вы же его убьете!
        - Ты действительно так думаешь?  - насмешливо произнес Инвар.
        - Но… также нельзя… в рану и железом!.. Заражение крови будет!
        - Песочники еще никого не заразили,  - ответила жар-бабочка и склонила голову набок, словно не слыша стонов несчастного.
        Коротышка яростно работал над лицом раненого, выпиливая из него куски, как скульптур отсекает все лишнее из глыбы мрамора, чтобы высвободить спрятанную в нем красоту. Это было жутко и завораживающе одновременно. Летели песочные брызги, змеями шуршали разряды крошечных молний. Потом Макария щелкнул пальцами в воздухе, и девушка могла бы поклясться, что увидела голубоватое свечение.
        - Инвар, подай мне протез. В пятом ящике. Живо,  - голос коротышки был тихим шелестом, от которого почему-то хотелось встряхнуться, как от попавшего за шиворот песка.
        Бортмеханик отпустил девушку, погрозил ей пальцем, чтоб мол никуда не лезла и не мешала, а потом стал рыться в ящике.
        - Держи,  - на его ладони зазолотился фасеточный глаз, похожий на уменьшенную копию дискошара в том ночном клубе, где они однажды с Машкой…
        Макария не глядя цапнул искусственный глаз, выдернул из бороды пару стеклянных волосинок, дунул на них, обмакнул в колбу с какой-то синей жидкостью, потом обмотал обесцвеченными волосками глаз и принялся вкручивать его в глазницу несчастному Димычу. Тот заорал и попытался вырваться, но тиски крепко удерживали пациента. Присутствие духа Лерочке изменило, она зажмурилась и покачнулась.
        - Эй! Только обморока нам еще тут не хватало!  - возмутился бортмеханик и крепко перехватил девушку за локоть.  - Так-то!
        - Я… все хорошо… я просто немного…  - залепетала Лерочка.  - Мне просто надо присесть…
        Но сидеть особо было негде, разве что на перекошенной трехногой табуретке, на которую девушка и примостила свой пышный зад. За что и поплатилась оным. Табуретка взбрыкнула бешеной лошадкой и больно цапнула за мягкое место.
        - ААА!  - подскочила Лерочка.
        - Трехтолкай не любит, когда на него садятся,  - тихо прошелестел Макария, не отрываясь от дела и надвигая на глаза очки.  - Трешка, место! Фу! Я кому сказал! Место!
        Теперь голос коротышки стал похож на завывания пылевого смерча. Табуретка зарычала, оскалив винтики и раззявив пасть, потом захлопнула ее и, обиженно скуля, убралась в уголок.
        - П-простите…  - тяжело сглотнула девушка, потирая украдкой укушенное место.  - Я не знала, что она ж-живая… Или это он?..
        Не отвечая, Макария что-то сверлил и ввинчивал, Димыч орал благим матом, жар-бабочка словно окуклилась в коконе из крыльев и уснула, разбуженная табуретка рассержено перебирала ножками и подвывала воплям пациента. А Лерочка не дышала.
        - Разряд!  - скомандовал коротышка.
        Бортмеханик опять улыбнулся и ловко выхватил из горна молоток. Замахнулся и… Лерочка зажмурилась. Прогремел гром. В воздухе запахло озоном. Когда девушка открыла глаза, то охнула. Жар-бабочка залезла на Димыча, обвила его крыльями и прильнула губами к его новому механическому глазу. Парень не шевелился. Все замерли, даже бортмеханик прекратил мурлыкать себе под нос дурацкую песенку про пьяных драконов. Лерочка опять забыла, как дышать. А спустя несколько бесконечных минут жар-бабочка словно потускнела и обесцветилась, ее косы обвисли безжизненными веревками. Она слезла с раненого и буднично произнесла:
        - Все. Проспит еще несколько часов.
        - А его глаз? Что с ним?  - упрямо спросила Лерочка, как наяву вспомнив весь тот ужас, что пережила в приемном отделении, когда у отца случился приступ: как она бодалась с дежурным врачом, как ездила за лучшим кардиохирургом в клинику Амосова, как моталась за лекарствами по всему городу, как рассовывала деньги сестричкам, чтоб присмотрели получше… И никакой надежды не было. Но чудо случилось. Приехала бабка. Она тараном вплыла в реанимационное отделение и засела у постели сына, что-то бормоча под нос. Отшептала. Папа открыл глаза. А через неделю врачи удивленно развели руками и выписали его из больницы.
        - Сама можешь посмотреть,  - устало произнесла потухшая бабочка.  - Только недолго.
        - Да, недолго. Так-то через полчаса уже будем швартоваться,  - добавил бортмеханик, почтительно открывая дверь перед женщиной.  - Леди Сирин, прошу вас…
        Лерочка, закусив губу, решилась подойти к верстаку. Слава богу, Дима дышал мерно и уже спал, не чувствуя боли и не видя, что случилось с его лицом. Правая половина лба и часть щеки были превращены в плохо отполированную медную маску, в глазнице блестел искусственный глаз, состоящий из множества золотых фасетов. И самое ужасное, что этот глаз не спал. Он вращался и разглядывал Лерочку, а потом подмигнул ей, затянувшись проволочным веком. Девушка испуганно отпрянула и выскочила из лазарета, боясь потерять из виду странную троицу и заблудиться в недрах дирижабля.
        Им разрешили выйти на смотровую палубу, велев только хорошо держаться за бортики. Измученные растерянные пассажиры высыпали наружу, жмурясь на ярком солнце. Дирижабль величественно плыл по небу, держа курс на виднеющийся вдалеке остров. В том, что это другой мир, отпали последние сомнения даже у несговорчивой Розы Марковны. Потому что остров плавал в густом белесом тумане, вода стекала с его краев, завихряясь в бурные потоки и уходя на другую сторону, что противоречило всем известным законам физики. Швартовочная мачта выдавалась далеко вперед над скалистым кряжем. К ней и держал курс их дирижабль. Лерочка оглянулась на капитанский мостик. Он висел выше смотровой палубы и походил на воздушный шар, болтающийся на невидимом тросе над дирижаблем. В гондоле находился человек в черном, очевидно, это и был капитан. Блестело стекло подзорной трубы, и солнечный зайчик от него скакал по палубе.
        Машка восторженно присвистнула, кивая головой на остров:
        - Ну нифига себе! Неужели этот очкаристый зануда прав? И там будут эльфы? Настоящие эльфийские принцы? Лерка!  - от избытка чувств она ткнула подружку локтем в бок.  - Ты хоть представляешь? Будешь ты эльфийской принцессой!
        - Не хочу. Я домой хочу,  - тоскливо пробормотала девушка.  - Родители думают, что мы погибли…
        Машка ненадолго задумалась, потом привычным жестом собрала волосы и перекинула их через плечо, гордо задрав подбородок и вцепившись в поручень. Верный признак того, что она собирается выйти на тропу войны. Для полноты образа не хватало только ветра, который бы героически развевал ее волосы, и музыки из финального кадра «Титаника».
        - Лер, вот ты у нас мастерица рассуждать логически. Так и подумай сама. Мы можем что-то изменить? Вернуться назад? Нет! Значит, надо обживаться здесь. И не ловить ворон, как ты обычно делаешь, тютя! Держись меня, и все будет ok!
        - Угу,  - пробормотала девушка.  - Ты хотела сказать - держать тебя, чтобы ты опять куда-нибудь не вляпалась? Маш, я тебя умоляю, ну не начинай хотя бы ты, а? Не высовывайся. Давай осторожно все разузнаем. Они ведь не просто так нас спасли. Им от нас что-то нужно…
        - Конечно, нужно!  - самоуверенно заявила Машка.  - Им нужно, чтобы мы для них спасли мир! Так обычно и бывает во всех этих фэнтезийных сказках. А потом нам отвалят по принцу и королевство в придачу!
        - Догонят и еще раз отвалят,  - мрачно поддел ее подошедший к ним Игорек.
        Он был бледен и избегал лишний раз взглянуть вниз. У Лерочки закралось подозрение, что парень боится высоты. Хотя оценить ту самую высоту она бы и сама не взялась, потому что дна не было.
        - Как там Димыч?  - неловко поинтересовался Игорек.  - С ним же все хорошо?
        - Он спит,  - скупо ответила девушка и отвернулась, щурясь на солнце.
        - Привет вам, красавицы!  - раздалось позади.
        К ним подошел уже знакомый им по самолету Жора, и Машка мгновенно сменила образ с воинственной спасительницы мира и завоевательницы принцев на беззащитную красотку.
        - Ах, Жора… Как хорошо, что ты здесь… Я так за тебя испугалась, прямо места себе не находила, думала, что ты…  - Машка закатила глаза.
        Но на красавчика ее чары не подействовали. Он вглядывался в остров, крепко вцепившись в поручень и стиснув зубы.

«Неужели тоже боится высоты?» - подумалось Лерочке.
        Машка взяла парня под руку и заворковала ему что-то на ухо. Игорек растерянно топтался рядом и пытался нести какую-то чушь про то, что им надо держаться всем вместе, потому что только он знает, как надо правильно себя вести с эльфами и…
        Но никто не знал, как себя вести. Дирижабль подплывал все ближе и ближе к швартовочной мачте. Стали различимы контуры острова и пристань. На ней уже суетились человеческие фигурки. По крайней мере, Лерочке очень хотелось верить в то, что они человеческие. От пристани, словно прорубленная в скалах, уходила вниз узкая тропинка, которая вилась и кружилась меж редкой растительности, спускаясь к городским улочкам. Очертания сказочного города терялись в тумане. Вспыхнул яркий луч и ослепил глаза. Кто-то от неожиданности вскрикнул, заплакал маленький ребенок. Маяк, похожий на штопор, ввинчивался в небо и возвышался выше швартовочной мачты. На нем и вспыхивали яркие лучи. Дирижабль задрожал и ускорился, выпуская вперед гайдропы на… На чем? Что это было? Блестящие крошечные вертолетики? Или механические жуки? Вроде той ожившей табуретки? И тут сзади раздался уже знакомый механический скулеж. Лерочка похолодела и обернулась. Позади стояла именно она.
        - Это он,  - прошелестел Макария и дернул себя за бороду.  - Трехтолкай. Или просто Трешка. Забирай его.
        - К-как забирай? К-куда я его заберу?
        - Ой, ты смотри, какой симпатяга!  - умилилась Машка и попыталась погладить табуретку.
        Та ощерилась и клацнула пастью, полной острых болтов.
        - Трешка, фу! Ты его помяла и испортила, вот и забирай,  - с этими словами коротышка невозмутимо развернулся и ушел.
        - Ну и кто из нас куда вляпался?  - насмешливо фыркнула Машка.  - Ходячее несчастье у нас ты, Лерка!
        - Правда?  - заинтересованно выгнул бровь Жора и окинул смущенную девушку взглядом.  - Никогда бы не подумал.
        Лерочка вцепилась в поручень и отвернулась, усиленно делая вид, что скулящая позади нее табуретка не имеет к ней никакого отношения. Да она ее вообще в первый раз видит!
        ГЛАВА 4
        Пристань была деревянная, похожая на бамбуковую. А рос ли в этом мире бамбук? И на вид деревянные перекрытия, перевязанные веревками, были невероятно хрупкими и ненадежными, по ним было страшно ступать. С борта дирижабля перекинули такой же хлипкий бамбуковый мостик над пустотой. Никто не отважился пойти первым. Люди испуганно жались друг к другу и тихо шептались. Вперед выплыла жар-бабочка, почти вернувшая себе прежний блеск. Она развернула крылья, и все разговоры разом утихли.
        - Мы рады приветствовать вас на Зефирных островах,  - заворковала леди Сирин.  - Ваш самолет разбился, но вы спасены и теперь будете жить здесь. Милостью Его Величества Севолда Второго вам жалуется право остаться в городе и вступить в Ла-Аркскую Магоинженерную Академию…
        - Какая прелесть…  - закатила глаза гламурного вида блондинка и погладила холеного йорка с голубым бантиком на холке.  - Иосиф, куда мы с тобой попали?
        - А как же мой Дю Солей?  - растерянно всхлипнула крепко сбитая девочка лет десяти с пышными золотыми кудрями и квадратным личиком.  - Так нечестно!
        - Е** твою налево!..  - грубо выругалась еще одна девица готической наружности, с черно-красными патлами и кучей колечек в носу и губах.
        - Дамы, тише!  - степенно произнес худосочный старикашка и поправил слуховой аппарат.  - Куда нас пожаловали? Я не расслышал.
        Жар-бабочка поднялась еще выше над палубой, зависнув в воздухе и лениво шевеля крыльями.
        - Также совет города готов выделить из казны пятьдесят золотых ежемесячного содержания каждому из вас на весь срок обучения, если вы останетесь в Ла-Арке, или же единоразово выдать пособие в двести золотых, если вы решите покинуть столицу.
        - Эй, верните меня назад!  - возмутился один из мужчин, судя по форме, это был пилот Боинга.  - Я не хочу тут оставаться!
        - Да!  - поддержала его какая-то женщина.  - И меня! Верните! У меня семья там осталась!
        - И меня! Меня!
        Пассажиры загалдели, шумно требуя и даже угрожая. Лерочка молчала, раздумывая и теребя красную нитку на запястье. Слова леди Сирин про Избранную не давали покоя. Множество вопросов роилось в голове. Девушке совсем не улыбалось стать какой-то там Избранной, спасать мир, воевать с драконами… Она вздрогнула. Не думать об этой зверюге!
        - А ну с**а, быстро вертай меня взад!  - один из выпивших пассажиров, чье хмельное буйство все еще туманило мозги, подскочил к жар-бабочке и хотел грубо схватить ее за плечо.
        По крыльям леди Сирин пробежал голубой разряд, а следом одна из ее кос обвилась вокруг грубияна, подняла его в воздух и швырнула за борт. Пассажиры охнули. Пьяный вопль захлебнулся в пустоте и стих, наступила гробовая тишина. Жар-бабочка меланхолично проследила за полетом и встряхнулась. Косы с шипением обвились вокруг ее талии. Голубое электрическое сияние на крыльях исчезло.
        - Кто желает возвращения,  - как ни в чем не бывало, продолжила она,  - может прямо сейчас последовать за ним.
        И кивнула в бездну за бортом. Все молчали, застыв от ужаса. Кто-то не удержался и тихо всхлипнул. Леди Сирин еще немного подождала, но смельчаков больше не нашлось.
        - Сейчас вас проведут в город и временно разместят на территории жилого квартала Академии. Вечером в главном здании будет сбор, где для всех желающих расскажут больше о нашем мире. Начало в семь часов. Еще раз повторяю, вас никто не держит, вы вольны хоть сейчас отправляться, куда глаза глядят. Вопросы есть?
        Все молчали, испуганные примером незадачливого пьяницы. Но Лерочка все же рискнула и подняла руку.
        - Да?
        - Я хотела спросить… Что будет с Димой? Тем парнем, что…
        - Не волнуйтесь, его тоже доставят в город,  - наклонила голову леди Сирин.  - Он будет жить. Еще вопросы?
        - А зачем вы вообще нас спасли?  - спросила Лерочка и затаила дыхание, ужаснувшись собственной дерзости.
        Жар-бабочка еще шире расправила крылья, и казалось, что они у нее стали размером с гигантскую простыню.
        - Снорочество относительного Избранного… или Избранной было слишком туманным, поэтому мы и спасли всех. На самом деле нам нужен только один из вас. Поэтому церемониться с вами никто не будет. Учтите это и будьте осмотрительные в словах и поступках.
        За бортом раздалось дребезжание, а потом из молочной пустоты вынырнула парусная лодочка, неведомо как держащаяся в воздухе. Ее алый парус трепетал на ветру, тарахтел миниатюрный моторчик на утлой корме. На палубе стоял худенький парнишка в льняных штанах и простой рубахе, одной рукой направляя парус, а второй придерживая веревочную сеть, в которой барахтались… нет, определенно не рыбки…
        - Леди! Это вы потеряли?
        Он кивнул на скрюченного поперек палубы грубияна. Тот пьяно всхлипывал, судорожно цепляясь за лодку. На его заднице расплывалось грязное вонючее пятно. Жар-бабочка не выказала никакого удивления.
        - Да, спасибо. Сгружай на палубу.
        Мальчишка пнул пьянчужку ногой, но тот заскулил и замотал головой, отказываясь сгружаться куда бы то ни было. Тогда юный моряк со всей дури приложил его сеткой с живым уловом и наклонил парус. Лодка накренилась. Мужик заорал, отмахиваясь от щелкающих клешнями чудовищ в сетке, расцепил руки и свалился во второй раз, только уже на палубу дирижабля. Леди Сирин благосклонно кивнула мальчишке и бросила ему монетку. Тот ловко ее поймал.
        - Премного благодарствую, леди!..  - расплылся он в довольной улыбке и совершил на лодке круг почета над пассажирами, после чего опять нырнул в молочную бездну.
        Жар-бабочка величественно взмахнула крыльями и поплыла к пристани, не обращая внимания на обгаженного возвращенца. А вдруг именно он был Избранным?.. По крайней мере, Лерочке очень хотелось в это верить. Кто угодно, только не она!
        Один за другим, гуськом, осторожно, товарищи по несчастью переходил по раскачивающемся мостику с дирижабля на пристань. Но с Игорьком случилась проблема. Он кое-как дошел до половины моста и застыл, как вкопанный, дрожа от нервного потрясения. Лерочка пыталась его подбодрить, но тот ни в какую. Уперся, вцепился в поручни и стоял, зажмурившись.
        - Да трус он!  - раздраженно выдала Машка, которой не терпелось в первых рядах сойти на твердую землю и начать завоевывать местных принцев.  - Обходи его и пошли уже! Что ты со всеми нянчишься!
        - Он боится высоты! Маш, да успеем мы! Не бросать же его здесь. Жора! Может, ты нам тоже поможешь?
        Блондин не спешил сойти на землю, но страха не выказывал, спокойно разглядывая бездну под ногами. Раскачивающийся мостик его не смущал, как и преграда в виде застывшего Игорька.
        - Интересно, как?
        - Ну толкай его в спину! А я буду вперед тянуть. И пройдем!
        - Не надо!  - простонал Игорек.
        На мостике остались только они. Жора так и не ступил на него, продолжая задумчиво созерцать пейзаж. Машка обливала очкарика насмешками и подначивала, помогало это слабо, и в конце концов, она стала помогать подружке сдвинуть это упрямого осла с места, толкая его в спину. Однако, при всем своем тщедушном телосложении, парень оказался на редкость неподъемным. Неизвестно, чем бы все это закончилось, но позабытый всеми Трешка коварно подкрался, подскочил в воздух и боднул Игорька в зад, придав ускорение сразу всей троице. С диким воплем парень шарахнулся вперед, уронив Лерочку и потянув за собой остальных. Мостик угрожающе закачался. Перепрыгнув через девушку, Игорек помчался вперед, за ним по пятам скакала трехногая табуретка, рыча и подвывая.
        - Вот придурок очкастый!  - выругалась Машка, помогая подружке встать.  - Допомагалась? Пошли! Вечно из-за тебя везде опаздываем!
        Лерочка всхлипнула. Кожа на колене саднила, и на ногу ступать было больно. Машка, как обычно, была права. Тридцать три несчастья. Почему с ней всегда так? Если можно упасть, она упадет. Если можно что-нибудь разбить или сломать, то Лерочка непременно ухитрится это сделать. Природная неуклюжесть и склонность к неудачам приучили девушку к осторожности и осмотрительности, вот только помогало это слабо. Иногда даже казалось, что чем больше она старается «подстелить соломку», тем больнее приходится падать. Хромая и морщась от боли, Лерочка шкандыбала рядом с подружкой.
        Процессия пассажиров не успела далеко уйти, растянувшись в длинный хвост, который змеился по горной тропинке, петляя между горными ручьями и редкими деревьями. Впереди, на самом обычном велосипеде, ехала леди Сирин, спрятав крылья и свернув косы. Издалека она казалась самой обычной туристкой, просто в неуместно ярком, золотистом наряде. Вообще, если на секунду закрыть глаза и прислушаться к журчанию воды, вдохнуть ароматы травы, нагретого камня и дорожной пыли, подставить лицо солнечным лучам, то можно вообразить, что они находятся на пешей экскурсии по красотам турецкого побережья. Возможно, Лерочка задремала в автобусе и перегрелась под жарким солнцем… Вот сейчас она откроет глаза, и весь этот жуткий дурман рассеется… Но получила от Машки локтем в бок.
        - Под ноги смотри!
        Впереди шустро топал Трешка, поднимая пыль и разрушая последние надежды. Захотелось опять закрыть глаза и просто идти. Идти и ни о чем не думать… Сзади посигналил клаксон. Девушка обернулась. Их догонял странный механизм. Он был похож на колесную повозку, очень изящную, даже ажурную, только из металла… Алюминий? Нет, раз уж они в таком странном мире, то и металл должен быть каким-нибудь… более экзотическим. Лунное серебро? Девушка грустно улыбнулась. Да, пожалуй, ее десятилетнему племяшке Темке, который обожал компьютерные игрушки, это бы понравилось. Повозка лихо катилась по тропе, движимая ветром. Серебристый парус сложной формы выгибался и трепетал, как живой. За рулем сидел уже знакомый им бортмеханик Инвар.
        - Садитесь!  - притормозил он рядом с ними, распахивая дверцу.  - Подвезу.
        Машка кокетливо ему улыбнулась и толкнула вперед себя растерявшуюся подругу.
        - Спасибо вам.
        На широком сиденье лежал спящий Дима. Подруга охнула и в ужасе уставилась на изуродованное лицо парня.
        - Так-то придерживайте его на поворотах,  - попросил бортмеханик и присвистнул.
        Трешка поднял вверх одну из металлических планок, как будто прислушиваясь, замедлился, потом развернулся и бросился обратно, на ходу заскочив в повозку.
        Оправившаяся от первого шока Машка радостно щебетала на переднем сиденье, пытаясь разговорить сурового водителя и расспросить о местных обычаях. Но Инвар отмалчивался, насвистывая легкомысленные мелодии. Их странный экипаж обогнал процессию, провожаемый завистливыми взглядами. Среди пассажиров были пожилые людей и маленькие дети, которым было трудно идти, и Лерочка чувствовала себя неуютно от того, что она едет сидя, а они вынуждены топать пешком. Она заикнулась о том, что хотела бы уступить место, но Машка ее тут же одернула, а Инвар проигнорировал, только крутанул рулем, выгнув парус, и ускорился. А потом на развилке перед каменным мостом через бурную горную реку они свернули и поехали вдоль берега. Предводительница на велосипеде направилась через мост, за ней пошли остальные.
        - А куда мы?  - не выдержала Лерочка, обуреваемая нехорошими предчувствиями.
        - Сократим дорогу,  - снизошел до ответа Инвар.
        Повозка лихо катилась вдоль каменистого берега, подпрыгивая на булыжниках. А потом водитель резко вывернул руль, накренив парус, толкнул переключатель и… нырнул в реку. Девичий визг огласил неприступные скалы и запутался в ветвях древних исполинов. Ледяные брызги окатили с ног до головы. Повозка втянула колеса и заскользила по бурной водной глади, подпрыгивая на порогах. Парус выгнулся и взвыл. Их экипаж стремительно несся в бездну.
        - Держитесь крепче!
        - ААА!
        Захватывающее и жуткое ощущение свободного падения. Летишь в пустоту. Цепляешься за сиденье. Крепко сжимаешь зубы и прокусываешь до крови губу. Едва не уписываешься. Удар. Гремят кости. Бросает в жар от ледяной воды. Подкатывает тошнота. Неудержимо тянет вверх. Волосы бьют в лицо. Кричишь и снова падаешь. И снова взмываешь и глотаешь воздух пополам с брызгами… как будто на самой крутой водной горке.
        Потрясенные и оглушенные, мокрые насквозь, дрожащие и несчастные - такими девушки въехали в гордую столицу Ла-Арк. Им было не до созерцания красот города. А посмотреть было на что. Похожая на жемчужную диадему, величественная столица утопала в зеленом бархате садов, возносилась вверх кукольными домиками и зефирными дворцами с узкими купольными башенками, сплеталась в объятия ажурными мостиками, сияла радугой над водной гладью озера, на котором и раскинулась необъятная Ла-Аркская Магоинженерная Академия. Город в городе. Абсолютная идиллия. Но ее портили воинственно зависшие над столицей дирижабли, взметнувшиеся в небо маяки, клубы темного дыма от пыхтящих фабрик на окраинах и опоясавшая город уродливым лишаем железная дорога…
        Инвар притормозил возле ворот и швырнул камнем в полицейского. По крайней мере, именно так показалось испуганной Лерочке. Но страж порядка, кем бы он ни был, не удивился, ловко поймал в бронированную перчатку брошенную в него штуку, неуловимо напомнив игрока в бейсбол, встряхнул ее в кулаке и уставился на ладонь.
        - В Академию!  - отрывисто сообщил Инвар.
        Полицейский кивнул, припечатал механическую штуковину второй ладонью и швырнул обратно водителю. Парус свернулся. Как же они поедут? Впрочем, в городе ветра почти не было. Но Лерочка не успела ничего придумать. Полицейский громко свистнул, и его напарник с грохотом отодвинул жестяные двери гаража и вывел оттуда… коня? Голова у существа была лошадиной, имелась грива, круп и… Ноги были механические. Хвост отсутствовал. Лерочка тяжело сглотнула и перевела взгляд на Трешку, который мирно дремал у ее ног. Похоже, такие странные монстры - наполовину живые существа, наполовину механизмы - были вполне обычным делом в этом мире. Лошадь косила живым глазом на повозку, но послушно дала себя впрячь. А потом мерно потрусила по мостовой Ла-Арка.
        ГЛАВА 5
        Когда Лерочка была маленькой, она частенько выдумывала себе сказки. Родителям некогда было заниматься дочкой, они зарабатывали деньги на нескольких работах. С бабушками-дедушками тоже не повезло. Девочка была предоставлена сама себе. И силой детского воображения обычные предметы приобретали чудесные свойства. Мамина яркая шаль становилась волшебным плащом, позволяющим летать, а папины очки, примотанные к венику, превращались в подзорную трубу. Кукол Лерочке дарили много, и она с раннего детства обожала шить им наряды и одевать красавиц, разыгрывая целые представления. Шить и вязать. Это были единственные занятия, в которых удавалось обойтись без травматизма. Ну если не считать пары порезов ножницами и исколотых в кровь пальцев от иглы. Мама пыталась приобщить дочку и к другим женским занятиям, например, к готовке, но… Однажды их соседка, тетя Люда, на полном серьезе потребовала, чтобы Вера Григорьевна прекратила бить дочь… А действительно, что можно было подумать, глядя на исцарапанное лицо девочки (вывернула на себя полку с консервацией) с заплывшим глазом (последствия неудачного открытия
единственной уцелевшей банки) и загипсованную руку (поскользнулась на разлитом варенье)? Тем более, что в подобном виде девочка появлялась частенько. В общем, тогда на семейном совете родители постановили, что черт с ним, пусть лучше их дочь не научится готовить и убираться по дому, но зато будет… жива. А вязание Лерочку завораживало, она находила успокоение в мерном мелькание спиц, вытягивании петель, плетении ажурного узора из разноцветных нитей. Она сама себе казалась доброй волшебницей, которая берет ворох пряжи и создает из него красоту. Ничего не ломает, не разбивает, не разрушает - создает! Был клубок - а стал шарфом. Или варежками. Или кофточкой. Но мама считала увлечение дочери несерьезным, поэтому Лерочка и оказалась на технической специальности, слабо представляя, как вообще будет работать по профессии. А что теперь?
        Слова про Магоинженерную Академию так и крутились в голове. Если с инженерной частью было понятно, то есть совсем глухо, как показал весь ее прошлый опыт в прежней жизни, то как принять и осознать наличие магии? Может, это и есть ее призвание? Но осторожная девушка слабо верила и в это. Она вообще в себя мало верила. Ее все больше и больше терзали смутные подозрения, что Избранная - это как раз про нее. С ее-то удачливостью она непременно окажется избранной для какой-нибудь гадости, например, что ее отдадут на заклание тому самому дракону, который напал на самолет. Правда, в таких историях дракону полагалось отдавать в жертвы девственницу, а она уже, слава богу, не попадает под этот критерий отбора… Лерочка мысленно перебирала весь список гадостей, которые могли быть уготованы для Избранной, и рассеяно слушала Инвара, который расщедрился на скупое обозначение тех зданий Академии, мимо которых ехал механокабриолет.
        - Это королевский корпус…
        Они обогнули роскошное трехэтажное здание из мрамора со скульптурной лепниной и широким размахом парадного входа. День катился к вечеру, но людей было много. И не только людей. От вида некоторых существ становилось и вовсе не по себе. Машка во все глаза смотрела по сторонам и захлебывалась от восторга, засыпая бортмеханика вопросами.
        - А король женат?.. Принцы в наличии имеются?.. А на других островах?..
        Но Инвар не отвечал, только выворачивал руль, направляя механическую лошадку по мощеным улочкам Академии, которые словно парили над водами озера.
        - А это полигон стихийной магии,  - кивнул он на странное сооружение, напоминающее цирк своим круглым куполом и бодрой радужной расцветкой.
        - Стихийной?  - подпрыгнула на сиденье Машка и обернулась к подружке.  - Лерка! Я уверена, это твое! Ты же у нас сама, как стихийное бедствие! Ураган, наводнение, землетрясение и пожар в одном флаконе! Все четыре стихии!
        - Стихий пять,  - флегматично поправил ее бортмеханик, сворачивая на тенистую аллею.  - И пятой стихией обладают очень немногие.
        - Неважно!  - отмахнулась Машка.  - Если есть стихия, то Лерка обязательно умудрится ее вызвать!
        Подружка раскраснелась и оживилась, ее волосы уже подсохли и вновь распушились. Маша была хороша собой даже после купания в ледяной реке. Длинные каштановые кудри, чувственные синие глаза, тонкая фигурка в легкомысленном голубом платье. Лерочка всегда знала, что подружка красивее ее, но никогда не завидовала - беззлобно любовалась. Чем-то Машка ей напоминала красавицу Золушку на шоколадной обертке, которую однажды она раскопала на антресолях в маминой шкатулке. Старая-престарая - таких уже не выпускают - затертая на сгибах, она была заложена на страницах маминого дневника и до сих хранила запах шоколада и девичьих слез. На ней хрупкая красавица бежала по лестнице и теряла башмачок. Так и Машка теряла… голову в череде своих бесконечных увлечений. Мама про нее неодобрительно говорила, что та никак цены себе не сложит, все ищет и ищет «прынца».
        - А это публичный дом эроморфов,  - кивнул Инвар на увитый плющом и вьюнком кукольный домик самого приличного вида, плавающий подобно кувшинке в озере.
        - Что?  - поперхнулась Машка.  - Какой еще публичный дом? Вы куда нас привезли! Это учебное заведение или где?!?
        - Так-то учебное,  - согласился водитель.  - Поэтому тут и проходят практику эроморфы. Вон, как раз досдают сессию. Двоечницы.
        Из дома вышли двое и направились по мостику через воду к дороге. У Лерочки перехватило дух от жутковатой красоты этих созданий.
        Они чем-то неуловимо напоминали изящных демониц и были такими, как их рисуют в фэнтезийный играх Темки. Шелковая лоснящаяся шерстка, гибкое тело, едва прикрытое откровенным нарядом, кошачий хвост, небольшие рожки и огромные, невероятные, завораживающие глаза, в которые хотелось падать и падать…
        - Так-то лучше не смотреть им в глаза,  - предупредил Инвар.  - Затянет.
        Механокабриолет поравнялся с этими двумя, и одна из них, с белоснежной шерсткой и аметистовыми глазами, приветливо помахала рукой водителю.
        - Привет, Инвар!  - бархатно мурлыкнула она, и у Лерочки забегали мурашки по коже от этого голоса.
        - Привет, Тесса,  - кивнул ей бортмеханик.  - Подвезти?
        - А вы куда?
        - В жилой квартал.
        - Нет, нам в морг. Некроморфизм пересдавать.
        Раздался слабый стон. Дима начинал приходить в себя, пытаясь пошевелиться. Тесса заинтересованно выгнула шею, с кошачьим любопытством заглядывая в салон на звук. Лерочка инстинктивно передвинулась, загораживая собой парня. Тесса лукаво ей улыбнулась, показав шершавый розовый язычок.
        - Отстрелялась уже?
        - Ага, сдала, на «пять»…  - милое создание застенчиво обвилось хвостом с сиреневой кисточкой и потупило глазища.
        - Так-то молодец. Бывай здорова,  - похвалил равнодушный к ее чарам Инвар и вывернул руль, отъезжая.
        Когда прошло наваждение от встречи с эроморфами, Лерочка отважилась задать давно мучивший ее вопрос.
        - Простите, а здесь все говорят на одном языке? Или нам придется учить и другие?
        - Так-то каждый говорит на собственном языке,  - усмехнулся Инвар.  - А другого понимает на свой лад.
        - Это как?  - нахмурилась Машка.
        - Вы хотите сказать… что вы читаете мысли?  - ужаснулась Лерочка.
        - Почему только я? Все. Мы все истолковываем мыслеобразы других, заключенные в словах. Так-то. Приехали. Гостевой дом.
        Лерочка удивленно вздернула бровь. Дом? Это мало походило на дом. Сооружение больше напоминало терем-теремок из детского мультика, только перевернутый с ног на голову. Его основание было небольшим, зато кверху здание расширялось и походило на юлу, застывшую на узком кончике. Как оно вообще стояло и не рушилось под собственной тяжестью? А эти балконы, опоясывавшие здание наподобие винтовой лестницы? Или это пандусы? А почему из некоторых окон хлещет вода? А вон оттуда вообще валит дым? А на крыше вьется запущенный сад, оплетая угол дома в сети лиан!
        - Мы вот здесь будем жить?  - уточнила Машка.
        - В-воды…  - простонал Дима.
        Инвар кивнул в ответ и подхватил парня на плечо.
        - Но мы же все тут не поместимся!  - ужаснулась Лерочка, припомнив, сколько было пассажиров - двести семьдесят три! Интересно, это вместе с экипажем?
        - Так-то вы первые успеете выбрать себе комнаты…
        Бортмеханик не успел договорить, а Машка уже зайцем припустила вперед него. Лерочка покачала головой ей вслед и все-таки уточнила.
        - А Диму куда?
        - Хочешь - рядом поселим.
        - Эм… а разве ему не нужно в лазарет? Он же после такого ранения!
        - Заживет так-то. Макария свое дело знает.
        - И он на всю жизнь останется вот с таким глазом?  - спросила Лерочка, идя рядом с Инваром и стараясь придерживать голову Димы.
        - Так-то если повезет, то накопит золотишка и к эроморфам обратится, они ему новый отрастят.
        - Чего?  - оторопела Лерочка.  - Эроморфы умеют отращивать… органы? То есть… я не те органы имела в виду, я это… про глаз…
        - И те тоже могут,  - белозубо улыбнулся Инвар.  - Только стоит очень дорого.
        Машка отчаянно препиралась с… крысой. Вернее, это был карликовый человечек крысообразной наружности. Сходства добавляла вытянутая морщинистая мордашка, топорщащиеся седые усы и черные блестящие глазки за темными очками. Мужчинка был одет в длинный белый балахон, на голове белая тюбетейка. В лапке он держал недогрызенное яблоко. Ну вылитая лабораторная крыска в халате!
        - Не пущу!  - пищал он, растопырив руки и ухитрившись загородить тельцем весь проход.
        - Нас сюда поселяют!  - скандалила Машка, напирая на него.  - Милостью этого!.. Севы Второго!
        На ее запястье уже виднелись следы зубов.
        - Атанасис, пускай постояльцев,  - вмешался Инвар.  - Скоро еще двести семьдесят подоспеют вместе с леди Сирин.
        - С какой стати?  - хорохорился возмущенный крысочеловек.
        - Так-то они из снорочества. Постановление совета города.
        - Бумага где?  - теперь Атанасис пошел в атаку на здоровяка.  - Ходют тут! Где бумага, я тебя спрашиваю?
        - У леди Сирин! Хорош выпендриваться! Пускай!
        - А ты мне зубы не заговаривай! И не погоняй - не запрягал!
        - Простите,  - не выдержала Лерочка, у которой от одуряюще сладкого яблочного аромата рот наполнился голодной слюной.  - У нас тут раненый. Не могли бы вы…
        И тут у нее позорно заурчало в животе. Это странным образом подействовало на коменданта. Он всплеснул руками и спросил:
        - Голодная?
        - Да…  - отчаянно покраснела девушка.  - Мы просто с утра ничего не ели и очень устали.
        - Что ж ты сразу не сказала! Пойдем!
        P.S. Дорогие читатели (ну кто все же читает), пожалуйста, напишите хоть пару слов - нравится / не нравится(А то пишешь в пустоту(
        Крысомуса, так называлась раса этого странного создания, будто подменили. Инвар ушел вперед, неся Димку на плече, за ним поскакала Машка, которой непременно надо было первой занять самую лучшую комнату в Академии. Поэтому вместе с Атанасисом пошла одна Лерочка, шикая и отгоняя от себя привязчивую табуретку. Комната коменданта была больше похожа на крошечную норку, в которой и сам хозяин с трудом помещался. К тому же, все пространство еще и было захламлено чем попало. Крысомус метнулся к шкафчику в углу, достал из него корзинку с пирожками и подсунул ее голодной девушке. Пахли пирожки умопомрачительно.
        - Ешь, ешь,  - прослезился он, шевеля усами и гладя гостью по голове.  - Сейчас чайку налью. На травках. Сам собирал.
        И кивнул в другой угол комнаты, где сушились пахучие веники. Признаться, природная осторожность Лерочке изменила. Это все из-за голода. Она накинулась на пирожки, умяв все, что было, и запив горячим травяным чаем, от которого бросило в жар и потянуло спать.
        - Ох… ик… спасибо, очень вкусно,  - сыто пробормотала девушка, вытягивая ноги на маленькой лавочке и прислоняясь к стене.  - А с чем пирожки?
        - С мясом зефирных ползунов, сам ловил!  - с гордостью сообщил Атанасис.
        - Ползунов?  - поплохело девушке.  - А… как… ловил? В смысле? Это змеи?
        - Ну да… Понравилось? Я сам все делаю. Пек тоже сам!  - крысомус ударил себя кулаком в грудь.
        - По…  - Лерочка с трудом сдержала рвотный позыв,  - понра… нравило… вилось.
        - Не понравилось,  - погрустнел крысомус, усы печально обвисли.  - Никому не нравится. Почему?
        - Просто… змеи… лучше с капустой!  - нашлась девушка.
        - Думаешь?  - нахмурился Атанасис.  - Капусту сложно выращивать. Но надо будет попробовать. Ползуны с капустой, говоришь… Фаршированные?
        - Нет! То есть… я имела в виду… это пирожки лучше без ползунов, только с капустой.
        - Но как же без мяса?
        - Простите, простите…
        Лерочка бочком-бочком пробралась к двери и выскочила наружу. Вот вечно она вляпается во что-нибудь! От мяса загадочных ползунов бурлило в животе. А вдруг они ядовитые? Дура, дура! Это было привычной мантрой, которую девушка повторяла под нос в подобных случаях и стучала себя по лбу в надежде, что уж в следующий раз она не опростоволосится. Трешка обеспокоенно наматывал вокруг хозяйки круги.
        ГЛАВА 6
        Комната, выбранная Машкой, оказалась вполне в духе того, что ожидала увидеть Лерочка. Дверь напоминала вход в банковское хранилище с такой круглой ручкой, которую надо было накручивать несколько раз, прежде чем с шипением срабатывал пневмомеханизм, открывая проход. Свет из круглого окна заливал просторное пространство, удручающе пустое и необжитое. Сверху висел газовый желтый светильник в виде внушительного - на половину потолка - дирижабля. Во всю стену справа зияли пустые книжные полки. Имелся один на двоих письменный стол с картой на стене и странной механической конструкцией рядом на полу. Во всю темно-коричневую кирпичную стену разместились латунные трубы, которые казались живыми. Там что-то шумело и падало, всхлипывало и чмокало. Одна из труб утолщалась и переходила в цилиндрическую стеклянную колбу возле стола - это была пневмопочта.
        Отдвижная перегородка отделяла гостиную часть от спальни, в которой было очень тесно. Кованый сундук в механических заклепках служил в качестве и тумбочки, и комода. Зеркало над ним было простой квадратной формы. В углу висела большая шестеренка. Она откидывала и разъезжалась на две половинки, превращаясь в узкие кровати. Постельные принадлежности обнаружились в сундуке. Еще одна перегородка, похожая на складную дверь тамбура в поезде, вела в ванную комнату. Там в углу висел жутковатого вида батискаф, в котором шумела и грелась вода, а душевая кабинка под ним напоминала пыточную камеру. По стене змеились трубы, унитаз было страшно трогать, он рычал, дрожал и плевался брызгами.
        - Ничего, ничего!..  - приговаривала Машка, воинственно расхаживая по спальне - два шага туда, два назад.  - Не пять звезд, но на первое время сойдет!
        Лерочка кое-как доползла до кровати и упала в нее, больно ударившись копчиком о жесткую поверхность. Матрац был совсем куцым.
        - Умираю…  - простонала она, хватаясь за живот, в котором зефирные ползуны устроили воздушные гонки. Ее тошнило. Трешка свернулся в пирамидку и жалобно скулил рядом с хозяйкой.
        Но Машка ничего не слышала, слишком погруженная в наполеоновские планы.
        - Что выбрать? Двести золотых? Сразу на руки, но потом фиг с маслом. Или лучше пятьдесят, но каждый месяц гарантировано? Но тогда придется учиться. Нахрена мне сдалась учеба? Вообще, надо разузнать, какие у них тут цены, что по чем. И где у них тут водятся принцы? Завтра же выберемся в город за покупками! Слышь, Лерка,  - наконец она обратила свой взгляд на подругу,  - тебе принести что пожрать? У них тут кухня на этаже имеется, не бог весть что, но я видела там пирожки…
        - Нет!  - в ужасе воскликнула Лерочка и перевернулась на бок, скрючиваясь и обливаясь слезами от жалости к себе.  - Никаких пирожков… они со змеями… меня отравили… прощай… ох…
        - Кто посмел?  - нахмурилась Машка, плюхаясь рядом и прикладывая узкую ладонь ко лбу подруги.  - Кстати, змеиное мясо довольно вкусное. Я читала, что мясо гадюки, например…
        - Прекрати!  - оттолкнула ее руку Лерочка и всхлипнула.  - Ты нарочно?
        У Машки была мечта. Хрустальная. Нет, не туфелька в руках пресловутого принца. Подружка мечтала о собственном кафе. Училась на повара. Подрабатывала в ночную смену в баре, чтобы скопить на кулинарные курсы и стать элитным ресторатором или шеф-поваром. Дело в том, что Машка постоянно голодала. Нет, она не сидела на диетах, просто они с матерью жили очень бедно. Поэтому мечтой было не столько кафе, сколько то место, где всегда будет еда и будет царить сытый уют… Принц в планах тоже имелся, но как-то сбоку, в розовом тумане девичьих грез. А мечта о ресторане была четкой и ясной, с названием, бизнес-планом и примерным сроком реализации. Поэтому Машка запоем читала все, что было связано с ресторанным бизнесом, экзотическими блюдами и молекулярной кухней, при случае обязательно щеголяя своей эрудицией.
        - Кстати… Как думаешь, в этой самой Академии могут учить на повара? Эх, я бы им такие изыски выготовляла! Вот раньше, в средние века, повар при короле был еще той фигурой! Как сыр в масле катался!
        Лерочка прикрыла глаза, обливаясь холодным потом. Кажется, хрустальная мечта подруги только что обрела новые очертания.
        - Так, все, хорош кукситься!  - хлопнула Машка себя по колену.  - Вставай!
        - Оставь меня… Дай умереть спокойно…
        Но умереть ей не дали. Машка недрогнувшей рукой вздернула подружку на ноги и потащила в ванну. Немалый опыт по приведению в чувство запойной матери оказался кстати. Два пальца на корень языка - и все, что осталось от треклятых пирожков, было вывернуто наружу. Вода в дребезжащем батискафе оказалась еле теплой, а потом и вовсе брызнула ледяной струей. Лерочка взвизгнула, но безжалостная хватка подруги заставила ее принять холодный душ на свою голову.
        - Хм… А фена-то нет,  - Машка озадаченно хлопнула крышкой сундука.
        - Ну спасибо тебе!
        Лерочка сидела на кровати, обхватив себя руками, и дрожала. С мокрых волос стекала вода и капала на пол.
        - И так как пугало! Так теперь еще буду мокрым пугалом!
        - Да кто тебя здесь видит?
        - Нам к семи в главный корпус! Забыла? Всех собирают, чтобы рассказать об этом мире!
        - Пфф!.. Ну подумаешь. Не ходи. Я сама пойду и все узнаю. А ты лежи и отдыхай.
        - Ты узнаешь, как же! Ты даже имени короля уже не помнишь!
        - Помню. Этот… Сева Второй.
        - Севолд!
        - Ладно, ладно. Севолд так Севолд. Я законспектирую. Обещаю.
        Сделав над собой волевое усилие, Лерочка поднялась на ноги и шагнула к зеркалу. Оттуда на нее смотрел ужаснейший ужас из всех возможных ужасов. Слипшиеся волосы висели паклей, на щеке алела ссадина после сумасшедшей пробежки по лесу, тушь на глазах потекла, платье было в грязных разводах и с разошедшимся швом на боку. А еще сломанный каблук на новеньких босоножках! Девушка вытерла слезы тыльной стороной ладони и закусила губу. Она не будет реветь, не будет! Кому-то еще хуже, чем ей! У нее хоть все части тела на месте!
        - Пошли! Надо к Диме зайти, проверить, как он там.
        - Пфф! С какой стати? Ты ему нянькой нанималась? У него приятель есть, вот пусть и возится с ним.
        - Пошли, я сказала!
        Комната ребят была напротив и очень походила на их собственную, за тем исключением, что светильник на потолке был не в виде дирижабля, а в форме жука в заклепках и металлической сетке. Игорек хмуро глянул на девушек и кивнул в сторону спальни.
        - Там он. Смотреть страшно.
        Лерочка постучала для приличия, подождала чуток, потом отодвинула перегородку и вошла. Дима стоял возле зеркала и потрясенно водил рукой по лицу.
        - Прости, я стучала… Ты как?
        Он обернулся к ней и уставился так, словно видел впервые. Под его взглядом, особенно под взглядом жуткого фасеточного глаза, который еще и косил куда-то в сторону, девушка почувствовала себя крайне неуютно.
        - Как я?!? Ты издеваешься? Я лишился глаза! И превратился… в чудовище…  - парень осекся и покачнулся.
        Лерочка бросилась к нему и поддержала.
        - Что ты! Ты не чудовище. Это протез. Так сказал Макария. Это он тебе его… приделал. Но главное, что ты жив!
        - Лучше б сдох.
        - Не надо так говорить. А еще мне сказали, что можно вырастить новый глаз. Правда, здорово? Ты главное не падай духом, ладно? Пойдешь на общий сбор?
        - Какой еще сбор?
        - Пошли, пошли…  - тащила она его к двери.
        - Никуда я не пойду!  - уперся он.  - Да от меня все шарахаться будут!
        - Никто не будет. Я же не шарахаюсь. И вообще!..  - Лерочка остановилась и взялась за поясок от платья.
        - Зачем? Что ты делаешь?
        Он попытался уклониться, но девушка ловко соорудила ему повязку на глаз и завязала ее своим фирменным узлом. А после, не давая опомниться, Лерочка потащила парня за собой, справедливо рассудив, что лучше ему не оставаться одному, а уж тем паче, в компании такого кулинара на все руки, как Атанасис.
        Возле главного корпуса уже собралась внушительная толпа. Пришли все.
        Даже маленьких детей притащили, очевидно, побоявшись оставлять их одних в таком странном месте. На Диму косились, но хоть пальцами не тыкали. Игорек заметно повеселел и нудил про набивших оскомину эльфов, Машка была странно задумчивой и тихой, на себя непохожей. Явно придумывала новый бизнес-план по открытию таверны в условиях иномирья. Все чего-то ждали, волновались, жались друг к дружке, перешептывались, делились первыми впечатлениями. Неосознанно для себя Лерочка разглядывала эту пеструю толпу и искала… Кого же она искала? Того самого странного старика, который сидел напротив нее в самолете. Его видно не было.
        - Маш,  - осторожно спросила она подругу.  - А ты не видела дедушку, что сидел с нами в одном ряду?
        - Какого еще дедушку? С нами сидел только Жора. Тот еще жук, между прочим, я его просила…
        - Да подожди ты со своим Жорой,  - отмахнулась Лерочка и шикнула на скулящую табуретку, которая лезла под ноги.  - Я говорю про старика, который…
        - Не было с нами никакого старика,  - отрезала Машка.  - Не морочь мне голову глупостями. Лучше скажи, как думаешь, изобрели у них в мире шоколад? Если нет, то надо срочно хватать быка за рога! Я читала, что испанцы на нем озолотились!
        - Угу, только ты не ровняй себя с Испанской империей.
        Леди Сирин, появившаяся на лестнице парадного входа, пригласила всех проследовать за ней внутрь. Потерпевших крушение собрали в просторном лекционном зале. Рассаживались все по доброй студенческой привычке. Передние ряды почти пустовали, зато на дальних лавках амфитеатра яблоку было негде упасть. Леди Сирин терпеливо ждала, пока все рассядутся, не выказывая никакого неудовольствия. Потом вспорхнула в воздух над сценой. В зале мгновенно воцарилась настороженная тишина.
        - Я вижу в ваших мыслях образ зефира иным,  - начала жар-бабочка,  - неверным, сладким. Зиро-эфир, или З-эфир, или просто зефир, это суть нашего мира. Вездесущий хаос, в котором нет времени и пространства, вмещает острова-родники. Возможно, смысл моих слов искажается и воспринимается вами в меру вашего собственного представления о мироздании, но со временем вы поймете. Каждый остров имеет родник, который определяет суть разума и жизни в его пределах. Но только в столице находится Пречистый Исток, который хранит всю память зефира о разумных, поэтому здесь каждый может оставаться самим собой и стать другим в меру желания. Однако недавно сон Пречистого Истока был нарушен, сотни родниковых голосов вскричали в кошмаре пробуждения драконов…
        Лерочка вздрогнула и втянула голову в плечи, постаравшись сделаться незаметной. Она тут ни при чем, совершенно ни при чем!.. Она никого не будила!
        - Мне, благородной леди Сирин из рода Девора, Верховной сновидице Ла-Арка, было явлено снорочество Пречистого Истока. Один из вас может спасти нас от зефирных драконов. Мы не знаем, кто. Поэтому Совет города вмешался…
        Машка толкнула Лерочку в бок и зашептала торжествующе:
        - А я тебе что говорила! Мир спасать мы им нужны! Ха! Да я пальцем не пошевелю на дурняк. Пусть раскошеливаются!
        - Да тише ты!.. Дай послушать!
        - … настоятельно рекомендует вам всем остаться в столице под нашим покровительством и проверить свои способности, поступив в Ла-Аркскую Магоинженерную Академию…
        - Староват я уже для учебы,  - буркнул тщедушный старикашка со слуховым аппаратом.
        - А назад нас никак нельзя вернуть?  - спросила мамочка с двумя хнычущими детишками трех и семи лет.
        Леди Сирин вспыхнула золотым пламенем и осыпалась на пол под оханья и аханья аудитории.
        - Куда она делась?
        - Что случилось?
        - Как вообще?!?
        И тут в сгустившихся тенях леди Сирин возникла вновь, но уже в алом отсвете искр, бегающих по ее крыльям. Она расправила их так широко, что казалось, что весь зал объят пламенем.
        - Никого из вас нет,  - ее голос клокотал яростью стихии.  - Вы умерли. И продолжаете существовать в зефире нашей милостью. Не стоит пренебрегать этим даром! И перебивать меня не следует!
        И стихло все. Леди Сирин опять потускнела и скучно закончила:
        - А сейчас я передам слово ректору Академии, барону Кхамало, который расскажет о том выборе, который предстоит сделать каждому из вас.
        На сцену выкатился толстяк в черном бархатном плаще. Возмущенный выдох прокатился по залу. Кроме плаща, больше на ректоре ничего не было. Его жутковатый вид завораживал, как и все в этом странном мире. Дело в том, что ректор Кхамало был прозрачным, словно сделанным из драгоценного камня. Изумленным слушателям виднелись не только внешние пикантные подробности в виде внушительного пивного животика и того, что болталось ниже, но и все, что находилось внутри. Было видно, как бьется сердце, как гонят кровь его желудочки, как работает пищеварительный тракт, как сокращаются сухожилия и двигаются кости…
        - Немедленно прикройтесь!  - возмутилась та самая мамочка, загораживая ладонью глаза своим отпрыскам.  - Что вы себе позволяете! Здесь дети!
        Толстяк споткнулся и остановился, озадаченно уставившись на женщину. Леди Сирин лениво пояснила:
        - Стеклянные люди, к роду которых принадлежит барон Кхамало Алмаз-В-Каплях-Солнца-На-Заре, не носят никакой одежды, кроме той, которая пожалована им правителями…
        - Да мне плевать, кто он там! У меня дети! Как вам не стыдно!..
        Одна из кос леди Сирин метнулась к женщине и удавкой захлестнула ей горло, вздернув ту в воздух. Детки испуганно заплакали. Лерочка охнула и зажала себе рот ладонью.
        - Еще раз кто-то посмеет меня перебить, отправится на каторгу,  - голос жар-бабочки был очень тихим, но его прекрасно слышали даже на галерке.  - Вы не у себя дома, чтобы что-то требовать. Вы - никто. Чернь. Ваша жизнь не стоит и гроша. Для меня убить одного из вас все равно, что для вас раздавить муху. Муху,  - голос стал угрожающим, а несчастная женщина в удавке взметнулась под потолок, дрыгая ногами,  - которая жужжит у меня над ухом и раздражает!..
        - Леди Сирин,  - ласково проговорил ректор Кхамало и коснулся плеча разгневанной аристократки.  - Позвольте мне дальше самому…
        Лицо жар-бабочки немного смягчилось, как будто разноцветная рябь пробежала по ее крыльям от прикосновения стеклянного ректора. Леди Сирин пожала плечами и втянула косы, а ее жертва с визгом обрушилась вниз.
        - Благодарю вас,  - он церемонно поклонился жар-бабочке и повернулся к притихшим слушателям.
        Лучезарно улыбнувшись, он начал вступительную речь:
        - Я надеюсь на ваше благоразумие, дорогие мои. Никто не желает вас обидеть, однако вы не у себя дома. Искренне сожалею, что мой вид доставляет некие неудобства, но… придется привыкать. К очень многому привыкать,  - он пожал плечами и наконец зашел за трибуну лектора, скрывая голые непотребства.  - Пожалуй, начнем…
        ГЛАВА 7
        - Ла-Аркская Магоинженерная Академия была основана для обучения одаренных магов и талантливых изобретателей по шести основным направлениям. Но прежде чем рассказать о каждом из них, позвольте мне объяснить разницу между магией и технологией в том ее понимании, которое будет вам доступно. В основе сути нашего мироздания лежит вера. Ее истоки, или родники, создают порядок, отвоевывая у зефирного хаоса пространство и время для островов и их разумных обитателей. Если позволите, брильянтовые мои, то я буду в дальнейшем называть их людьми, хотя на Зефирных островах нет ни одного человека в том его смысле, который в него вкладывает каждый из вас.
        Пока ректор говорил, Лерочка во все глаза разглядывала его. Он был полностью безволосым, но вполне человекообразным, если бы не его прозрачная кожа. Мясистые щеки, крючковатый нос, полные губы - нет, ректор определенно не был эталоном мужской красоты, даже если забыть на время о его далеко не стройной фигуре. Но глаза у него были… как алмазы. Солнечные алмазы теплого желтого оттенка, сверкающие в лучах света и оттеняемые бездонной ночью бархата на плечах.
        - Договорились о терминах, золотые мои?  - ректор наклонил голову и обвел слушателей взглядом, как будто всерьез ожидая, что кто-то возразит.  - Вот и славно. Итак, вера разума бывает двух типов: вера, постигающая мир и основанная на знаниях, и вера, принимающая мир и основанная на чувствах. Первая питает технологию, вторая - магию. Что вам ближе, решать вам. От этого будет зависеть и выбор направления. Их шесть на каждом факультете. Инженерные направления - это алхимия, часовое мастерство, артефакторика, книжное дело, общая инженерия и наконец зефиролетное дело.
        - Пфф… книжное дело… Библиотекари что ли?..  - фыркнула Машка.  - Они серьезно?
        - Тише!
        - На магическом факультете тоже шесть направлений: стихийная магия, некромантия, магия призыва, сновидение, магия жизни и эроморфия.
        - Зашибись,  - пробормотала девушка-готка по имени Даша.  - Буду некроманткой.
        - Каждое из направлений имеет несколько специализаций, включая мирные и боевые…
        - Боевым некромантом буду!..  - хмыкнула Даша.  - Подниму им орду зомбей.
        - Слово «зомби» не склоняется,  - поправил ее Игорек.
        - Тебя забыла спросить, ботаник. Заткнись, а то в тапок превращу.
        Лерочка не выдержала и обернулась к ним:
        - Сколько можно!.. Ну дайте же послушать!
        К стыдливому неудовольствию слушателей, стеклянный ректор вышел из-за трибуны, заложив руки за спину, и стал прохаживаться по сцене. Дима, сидящий по левую сторону от Лерочки, недовольно заерзал и поправил повязку на глазу.
        - Мне хотелось бы, рубиновые мои, чтобы каждый из вас нашел свое призвание, но увы…  - он развел руками, открыв слишком многое, и некоторые рубиновые от смущения слушатели потупили взгляд.  - Я знаю, что учиться останутся не все. Еще меньше из вас будет тех, кто сдаст вступительные экзамены. Мало кто выдержит первый год обучения. А на выпускном балу потанцуют считанные единицы. Но эти счастливчики не пожалеют. Перед ними откроются все пути, они смогут выбрать любой остров и отправиться туда служить Его Величеству. И я искренне надеюсь, что среди этих выпускников будет Избранный. Или Избранная.
        Лерочке показалось, что взгляд ректора остановился на ней. Что за чертовщина! Никакая она не Избранная!
        - А сейчас я передам слово нашему префект-эконому, Ледяной Даме Финнюр из дома Неласковых Ветров, которая расскажет о заведенных в Академии порядках. Очень вас прошу, сапфирные мои, ведите себя смирно, потому что я…
        Ректор состроил лукавую гримаску и приложил ладонь стенкой ко рту, как бы тайком поведав:
        - Признаться, я и сам ее немного побаиваюсь, уж не злите нашу ледышку.
        В зале внезапно стало холодно. Температура понизилась настолько, что изо рта клубился пар. В зале появилась отмороженная статуя, отдаленно похожая на живое существо. Она была высокой и мощной, огромный живот на последнем месяце беременности выпирал из-под простой серой мантии. Прозрачные бесцветные глаза на грубо вырезанном лице холодно оглядели дрожащих слушателей. Белые длинные волосы, собранные в хвост на макушке, колыхнулись.
        - Двести семьдесят три,  - выдохнула статуя и помахала листком бумаги.  - Каждый пронумерован согласно посадочному списку. Временно поселен в гостевом доме. Милостью Его Величества каждому даровано право оставить свои прежние имена. Даровано право остаться в столице. Выделено содержание. Но на этом ваши права и милости закончились.
        Температура в зале упала ниже нуля.
        - На территории Академии запрещается…
        И дама начала нудно перечислять все, что нельзя делать, начиная от какого-то загадочного навижения и заканчивая вполне обычными для любого учебного заведения запретами - не курить, не распивать алкоголь, не прогуливать занятия, беспрекословно выполнять любые требования преподавателей и прочее… прочее… Но Лерочка усердно слушала все и старалась запомнить, сожалея, что не имеет возможности записать. Интересно, а их вещи спасли вместе с ними, или они так и остались плавать в Черном море вместе с обломками самолета? При мысли о родителях и доме на глаза навернулись слезы. Дима, который сидел рядом, покосился на дрожащую девушку, снял с себя легкую джинсовую курточку и накинул ей на плечи.
        - Спасибо,  - выдавила Лерочка.
        - Хочу остановиться еще на одном запрете. Вы будете постоянно сталкиваться с прочими студентами Академии. Будете выходить в город и общаться с жителями Ла-Арка и приезжими с других островов. Так вот…  - голос Ледяной Дамы зазвенел подобно сосулькам на трескучем морозе.  - Никаких совокуплений с ними! Этот запрет введен для вашей собственной безопасности. Никто из Совета не знает, как зефирная энергия наших разумных видов воздействует на вас, пришельцев из другого мира. Единственное исключение сделано для эроморфов из клана Летающих кошек. Впрочем… едва ли кто-нибудь из них снизойдет до общения с вами. Кроме разве что…
        И она тоже посмотрела на Лерочку! Да что же это такое!
        - Да, вы, молодой человек,  - невесть откуда взявшийся ветер сорвал с лица Димы повязку и поднял ее в воздух.  - Вами клан может заинтересоваться…
        Багровый от смущения парень попытался схватить и вернуть повязку на место. Поясок висел у него прямо перед носом, но не давался в руки, словно фантик для глупого котенка, который тщетно бьет лапой по игрушке. Дима выглядел таким несчастным, что у Лерочки сердце кровью обливалось. Ветер утащил поясок прямо к хозяйке. Ледяная Дама сощурилась и подобрала его, разглядывая. Ее белесая густая бровь удивленно выгнулась. Финнюр погладила себя по тугому животу и склонила голову, как будто прислушиваясь.
        - Интересный узел. А кто вам его завязал?
        Дима молчал, не желая выдавать девушку. Ледяная Дама нахмурилась. Лерочка почувствовала, как сухо сделалось в носу от морозного воздуха, который выстуживал слизистую. Их же живьем заморозят!
        - Это я!  - не выдержала она и подняла руку.  - Я!
        Несмотря на шипение Машки, Лерочка не торопилась стать в очередь, которая выстроилась к столу Ледяной Дамы. Та сверяла каждого пассажира со списком, задавала вопросы, выдавала расписание занятий, потом давала отмашку, и маленький крысомус-казначей, чуть не плача, отсчитывал золотые монеты, как будто отрывая их от сердца. Звали его Юстинианис, и был он как две капли воды похож на коменданта гостевого дома. Только чуть моложе, и усы у него были рыжие и печально обвисшие. Примечательно, что его одежда - просторный комбинезон цвета хаки - сплошь состояла из карманов. Они были везде, даже на грубых сапогах до колена, на пуговичках, липучках, веревочных шнуровках, и оттопырены, как будто там хранились несметные богатства, но при этом выглядели такими замусоленными, словно их проверяли каждый день. Золотые монеты казначей выдавал из небольшого сундука на колесиках.
        - Ну и чего ты ждешь? Всех уже пропустила!  - злилась Машка.
        - Будем последними,  - решила Лерочка, внимательно разглядывая очередь из пассажиров и выискивая того загадочного старика из самолета.  - Нам некуда спешить.
        - А вдруг именно нам не хватит золота? С твоим-то счастьем вполне может быть!
        Диме вернули повязку, и он кое-как приделал ее на место, закрыв глаз. Он тоже не спешил идти на растерзание к Ледяной Даме. А вот его приятель Игорек уже успел получить причитающиеся пятьдесят золотых и радостно прислушивался к их звону в кожаном кошеле, который выдавался в комплекте.
        - А что за табуретка за тобой ходит?  - спросил Дима, кивая на Трешку, который отчаянно чесался лапой.
        - Это…  - замялась девушка, ей было неловко признаться, что она села и сломала игрушку.  - Питомец. Да. Подарили.
        - А…  - протянул Дима, а потом присел на корточки и протянул руку к Трешке.  - Тебя можно погладить?
        - Лучше не надо, он ку!..  - договорить Лерочка не успела.
        Трешка щелкнул зубастой пастью, но Дима увернулся, даже бровью не поведя. Он изловчился и схватил табуретку за шкирку, потом поднял в воздух, разглядывая. Трешка беспомощно дрыгал лапами и выглядел уже не таким грозным, скорее, жалким.
        - Интересно… Похож на шагохода-трипода, только я не вижу серводвигателей…
        - Поставь его, пожалуйста,  - попросила Лерочка.  - Ему не нравится.
        - Хм… А чем он запитывается?
        - А я не знаю,  - растерялась девушка.  - Вот черт, надо было спросить у Макарии, чем его кормить…
        - Пошли уже!  - потянула ее Машка к столу Ледяной Дамы.
        - Место?
        - 22А,  - ответила Лерочка и вытянула шею, стараясь заглянуть в посадочный список пассажиров.
        - Валерия Мокошина?  - уточнила Ледяная Дама.  - Красная нить?
        - В смысле?
        Финнюр кивнула на ее запястье, и девушка торопливо спрятала руку за спину.
        - А что с ней не так?  - с вызовом спросила она.
        - Она не ваша.
        - Моя,  - покраснела Лерочка.
        - Будьте осторожны, Валерия. Зефир все помнит. Кстати… Любите вязать?
        - Да, очень,  - невольно вырвалось у девушки.  - А откуда вы?.. Или что? Здесь это… запрещено?
        - Отчего же…  - Ледяная Дама так широко улыбнулась, что Лерочке показалось, что ее сейчас проглотят.  - Напротив. Здесь это очень приветствуется. Что еще умеете делать? Чем хотели бы заниматься?
        Лерочка задумалась и покачала головой.
        - Я не знаю. Можно же еще подумать?
        - Конечно. У вас будут установочные лекции по каждой специальности, чтобы вы могли выбрать, куда поступать. А пока обживайтесь.
        Лерочка мешкала и не отходила от стола. Стоящий последним Дима терпеливо ждал своей очереди.
        - Что-то еще?  - Ледяная Дама подняла голову и посмотрела на девушку.
        Лерочка сжала в руке кожаный кошель и решилась.
        - Простите, а я могу… взглянуть на посадочный список?
        - Зачем?
        - Я беспокоюсь за соседа с места 22D. Хотела бы узнать, где его поселили, зайти, проведать…
        Ледяная Дама выгнула бровь, однако зашуршала бумагами. Пальцем с длинным синим ногтем Финнюр провела по графе и постучала по пустому месту.
        - Вы что-то перепутали, Валерия. Место 22D пустовало. А почему вы утверждаете, что оно было занято?
        - Нет, я… Да, вы правы. Наверное, я спутала. Должно быть, он просто пересел на свободное место. А скажите…
        - Да?
        - Сегодня у вас отметились все пассажиры? Я просто его не видела, оттого и забеспокоилась. Дедушка был совсем дряхлый, может, с ним что-то…
        Ледяная Дама откинулась на кресле и сложила руке на животе, угрожающе подперев налитые молоком груди. Ее взгляд вымораживал.
        - Двести семьдесят два пассажира, включая детей,  - отчеканила она.  - За вами стоит и ждет своей очереди двести семьдесят третий. Последний. Не морочьте мне голову.
        На улице уже успело стемнеть. Лерочка вышла из здания и вдохнула полной грудью воздух, упоенный цветочными ароматами и ночной теплой свежестью. Но так и застыла с открытым ртом. На небосводе висела огромная багровая луна. Не целая. Она была похожа на разбитую на несколько частей тарелку на полу, осколки которой разлетелись по небу, а по ним лениво ползали тараканы-дирижабли.
        - Расколотая луна!..  - потрясенно выдохнула Машка.  - Эх, вот бы сфоткать, и в Инстаграм!
        Наверное, только сейчас пришло осознание, что ничего не изменить. Это другой мир. С иными законами и правилами. С непривычной физикой и… даже магией. И в нем надо искать свое место под солнцем… то есть под расколотой луной.
        А внизу собралась внушительная толпа так и не разошедшихся пассажиров. Там что-то назревало. Воду каламутила пострадавшая недавно мамочка, держа на руках младшего. Звали ее Наташа. Ее поддерживал Толик, тот самый грубиян, которого жар-бабочка выкинула за борт. Он давно успел протрезветь, но ума это ему не прибавило. Лерочка подошла ближе.
        - Нам надо объединиться!  - горячилась Наталья.  - Вы же слышали эту монстру? Один из нас им нужен, чтобы спасти их мир от драконов! А с остальными, значит, можно обращаться по-скотски?!?
        - Крылья оборвать с*ке!  - Толик погрозил кулаком расколотой луне.
        - А что мы можем?  - пожал плечами тщедушный старикашка.  - Мы здесь чужие и бесправные…
        - А вот и нет!  - запальчиво воскликнула Наталья и покрепче перехватила младшенького на руках.  - Надо объявить им ультиматум! Пусть выдадут пожизненное содержание в пятьсот… нет, в тысячу золотых на человека, и по квартире каждому! И титул какой-нибудь, чтобы мухи всякие руку на нас не смели поднимать! А если нет, то и пусть катятся подальше - никто из нас не будет поступать в эту их Академию! И спасать их мир!
        - Опасная затея,  - задумчиво пожевал губами отец Никифор.  - Потому что этот мир теперь и наш. А нападение дракона…
        - Какого дракона! Глупости! Нам терять нечего! Слышали ее? Мы умерли!
        - Таки есть шо,  - не согласилась Роза Марковна, обмахиваясь соломенной шляпой, как веером.  - Я и мертвой пожить еще хочу. А на каторгу не хочу.
        - Всех не отправят!  - отмахнулась разбушевавшаяся мамочка.  - Главное, держаться единым фронтом!
        - А я согласна,  - вылезла Машка.  - Пусть раскошеливаются. Только наглеть тоже не надо. Титул, понятное дело, никто нам не даст, а повысить стипендию, да, надо требовать. В два раза будет самое оно…
        - Да какое в два раза?  - возмутилась гламурная блондиночка Света.  - У меня Иосиф кушает только телячью вырезку! Ему теперь что, с голода умирать? А я?!? Я не хочу жить в этой камере подводного плавания! Вы хоть видели тот туалет?!?
        - Послушайте! Я видела дракона!..  - заикнулась Лерочка.  - Он напал на наш самолет!
        Но ее никто не слушал. Все спорили, торгуясь и составляя ультиматум властям Ла-Арка. Девушке сделалось тревожно. Ей очень хотелось предостеречь остальных. Ведь дракон в самом деле существовал. А если он нападет на город? Разве помогут тогда хоть сто, хоть тысяча золотых? И даже титул не поможет…
        ГЛАВА 8

«Сплю на новом месте, приснись жених невесте»,  - бормотала про себя Лерочка, ворочаясь с боку на бок на жесткой постели. Машка беззаботно похрапывала на соседней кровати. Перед глазами вилась красная нить на запястье. Лерочка вздохнула и спрятала руку под подушку, шмыгнув носом. Девушку терзал голод. Пирожки с зефирными ползунами уже не казались ей отвратительными. В конце концов, Машка же говорила, что мясо змеи вкусное… А она в таком разбирается. В животе заурчало. И тут память некстати подсунула воспоминание о яблоках. Уж в яблоках ничего опасного точно не может быть. А комендант гордился тем, что сам все делает. Значит? Значит, яблоки тоже сам выращивал. А где? Где он мог их выращивать? И память опять услужливо подсказала - на крыше. Там, где запущенный сад. А больше негде! Вокруг гостевого дома был пятачок, заполненный озерной водой, с перекинутым через него мостиком. Там плавали одинокие кувшинки. Возможно, водились еще мелкие рыбешки. Подлое воображение тут же подсунула тарелку с жареными в сметане карасиками. Лерочка резко села на кровати, чувствуя, как живот липнет к спине. Природная
боязливость уступила место охотничьему инстинкту. На крышу!..
        Сад казался сказочным, пропитанным сладким запахом яблок, меда и травяной свежести. Воздух был так чист, словно его совсем не было, он опьянял, отчего казалось, что вдохнув - уже сыт. Но Лерочка упрямо двигалась на яблочный аромат по неухоженным тропинкам, ведомая голодом, словно путеводной нитью. Вот они!.. Яблони с ветвями, согнутыми под тяжестью плодов почти до земли! Девушка воровато оглянулась по сторонам. В конце концов, нет же в том ничего дурного, если она сорвет пару яблочек? Они же все равно упадут и сгниют. А завтра утром она зайдет к коменданту и оставит ему сколько полагается в уплату. И совесть ее будет чиста.
        Яблоко было спелым и сочным. Лерочка с наслаждением впилась в него зубами и… застыла. На скамейке у края крыши кто-то сидел. Человек вздрогнул и обернулся на чавкающий звук. Это был Дима.
        - Ох…  - девушка торопливо проглотила кусок и сорвала еще одно яблоко.  - Прости, я думала, я здесь одна.
        - Я тоже думал… посидеть в одиночестве,  - ворчливо ответил он, но подвинулся на скамейке, освобождая место рядом.
        - На!  - протянула она ему краснобокого красавца.  - Яблоко очень вкусное. Их комендант выращивает. Но пирожки у него не бери. Они со змеиным мясом.
        - Спасибо, не хочу.
        - А ты почему не спишь?
        - Выспался уже. На всю жизнь.
        Лерочка тяжело вздохнула, понятия не имея, как себя вести с парнем. Что можно сказать в утешение? Разве что отвлечь от дурных мыслей.
        - А ты чем занимался в прежней жизни?
        - Железом.
        - В смысле?
        - Айтишник я, только больше с аппаратной частью вожусь, чем с программной. Так понятнее?
        - Ааа…  - протянула Лерочка как можно более глубокомысленнее.  - Интересная работа?
        - Мне нравилось,  - пожал плечами Дима.
        - Значит, ты легко приспособишься. Слышал же ректора? У них есть инженерные специальности.
        - Технология здесь другая,  - буркнул он и провел пятерней по ежику волосу.  - Все другое. Я вижу. В темноте. Далеко. И очень близко. Все сразу.
        - Новым глазом?  - сообразила девушка.  - Это же здорово!
        - А ты всегда такая… идиотски оптимистичная, да?  - Дима раздраженно уставился на нее обеими глазами, повернув голову.
        Без повязки он выглядел жутковато, чем-то напоминая Терминатора в финальной сцене. Но Лерочка мужественно улыбнулась парню.
        - Ну во всем надо искать положительные моменты…
        - Угу. Например, в том, что я вижу сквозь одежду…
        - Ну это же хо… ЧТО?!?
        Лерочка вскочила на ноги, закрыв одной рукой грудь, а второй отвесив парню подзатыльника.
        - Немедленно отвернись!
        - Да пошутил я! Успокойся!
        - Отвернись, я сказала!
        - Дура! Нет таких очков! Развод для лохов!
        - Я тебе не верю!
        - Честно! Клянусь!
        - Отвернись!
        - Ладно, ладно!..
        Дима отвернул голову в сторону и вздохнул:
        - В нашем мире такой технологии не придумали. Даже при просвечивании сканером в аэропорту можно увидеть только запрещенные предметы на теле, но не само тело.
        Лерочка подобрала отвергнутое яблоко со скамейки и заявила:
        - Чтоб без повязки на глазу не смел на меня смотреть! Спокойной ночи!  - и гордо удалилась, стараясь однако быстрее спрятать попу под спасительной сенью яблонь.
        - Вставай, соня!  - заорала у нее над ухом Машка.
        Лерочка с перепуга вскочила на ноги и чуть не полетела на пол, запутавшись в простыне. Подружка довольно расхохоталась, но вовремя подхватила и поддержала под руку, не дав упасть
        - Дура!
        - Зато красивая!
        Это был их привычный беззлобный обмен любезностями. Машка объявила о планах на сегодня: поход по магазинам, осмотр местных достопримечательностей, выяснение культурной программы балов, где можно поохотиться на принцев, и наконец, обед в лучшей таверне на предмет изучения меню аборигенов.
        - А лекции?  - спросила Лерочка, высовываясь из пыточной камеры ледяного душа.  - Их нельзя пропускать!
        Машка только досадливо отмахнулась и потребовала поторопиться. Девушка поняла, что на лекции ей придется идти одной. Учеба подругу совсем не интересовала.
        Комендант Атанасис расплылся в счастливой улыбке, когда Лерочка зашла к нему и призналась, что это она своровала жутко вкусные яблоки в его саду. Он наотрез отказался принимать что-либо в уплату, кроме торжественного обещания заглянуть к нему на чаек. Девушке не очень улыбалось вновь испытывать на себе кулинарное мастерство крысомуса, но деваться было некуда - она пообещала.
        Город радовался новому дню. И вместе с ним радовалась Лерочка. Ощущение сказки от мощеных улочек с кукольными домиками заставляло замедлять шаг и во все глаза разглядывать то яркие кляксы цветочных вазонов на окнах, то причудливые витражи и витрины лавок, то диковинные дилижансы, которые громыхая катили по мостовой, то пугающе прекрасных жителей Ла-Арка. На площади застыла ледяная статуя льва в прыжке, которая казалась живой. Торговка-жаба громко расхваливала свой товар на тележке, где лежали перевязанные пучки разных трав и высушенных колючек. Вверх под немыслимым углом взвивался деревянный мост, предлагая прогуляться к воздушной пристани. Тени проплывающих по небу дирижаблей и маленьких шустрых яликов пугали с непривычки и заставляли втянуть голову в плечи и ускорить шаг.
        Лерочка внимательно приглядывалась к одежде местных жителей, по крайней мере, тех, кто выглядел более-менее человекообразным. Носили разное. Кто во что горазд. У девушки возникло ощущение, что она попала на фестиваль стимпанка, где дамы затянуты в тесные корсеты с пышными юбками, а кавалеры щеголяют в сюртуках, бриджах и высоких сапогах, не забыв о трости и шляпе. Жители победнее одевались в простые рубахи и просторные штаны. Но встречались и совсем необычные экземпляры. Напротив них остановилась карета, из которой вышла женщина в длинном, очень открытом наряде, который напоминал панцирь жука костяными наростами на хребте и руках. Ее кожа чем-то напоминала древесную кору, а волосы… были уложены на голове подобно куче листьев - позолоченных дубовых листиков.
        От площади вверх уходила Рыночная улица, где, по заверению Атанасиса, можно было купить что угодно. Машка целеустремленно и без всякого стеснения заходила в каждую лавку, придирчиво изучала ассортимент, торговалась просто из любви к искусству, но почти ничего не покупала. Лерочка же таращила глаза. Девушка вообще обожала все красивое. Красота завораживала в любом ее проявлении. В лавке диковинок Лерочка засмотрелась на тяжелый компас с выгравированной картой Зефирных островов на крышке, по которой бегал и прыгал маленький шарик, показывая местоположение. В галантерейной лавке она не удержалась и купила костяной гребешок, на котором застыла механическая бабочка с четырьмя часовыми циферблатами на пятнышках ажурных проволочных крыльев. И каждый показывал разное время, и по заверению торговца, каждое из них было правильным. А из игрушечной лавки Машке пришлось вытаскивать подругу силком. Та прилипла к прилавку, зачарованно любуясь заводными куклами, миниатюрными дирижаблями, которые плавали в воздухе, сказочным деревом, на котором пели птицы и распускались цветы, и которое само танцевало, забавно
переступая корнями…
        - Ой! Да подожди, Маш!  - отмахнулась она от подруги.  - Скажите, пожалуйста, а вы случайно не знаете, чем кормят механического питомца?
        И указала хозяину лавки на Трешку, который выглядел совсем вялым, еле плетясь за девушками по улицам города и спотыкаясь на каждом шагу. Маленький крысомус приспустил очки на длинный нос и перегнулся через прилавок, разглядывая трехногое создание.
        - Зефиром,  - пожал он плечами.  - Чем же еще?
        - Ааа… Простите, мы просто не местные,  - замялась девушка.  - Зиро-эфиром, да? А как им кормить? И где брать?
        Красноречивый взгляд торговца яснее ясного говорил, что таких дур он еще не видывал. Тем не менее, с тяжелым вздохом крысомус достал из ящика и поставил на стол маленький пузырек. Пустой.
        - Пять серебра. Берете?
        - Эмм…  - по расценкам в предыдущих лавках Лерочка уже успела понять, что это дороговато.
        Ее гребешок, например, стоил четыре серебра. А тут пустой пузырек.
        - В нем уже есть зефир?  - на всякий случай уточнила она.
        - Да. Берете?
        - Беру,  - со вздохом ответила девушка и полезла в кошель.  - Только покормите его при нас сами, хорошо?
        Торговец удивился, но послушно взял в руки пузырек, присвистнул и бросил его Трешке. Хлоп! Пасть захлопнулась с невероятной ловкостью, проглотив склянку. Трешка радостно встряхнулся и бросился под ноги Лерочке, едва не сбив ее с ног. Он не просто оживился, но и заметно посветлел, засияв на солнце красивым медным оттенком.
        - Ой! Спасибо вам! Спасибо!  - это девушка кричала уже снаружи, куда ее вытащила нетерпеливая Машка, отчитывая за транжирство.
        А перед следующей лавкой в восхищении застыли обе девушки. Лерочка потрясенно разглядывала витрину с тканями. Струился и переливался алый шелк, трепетал водной гладью атлас, черный бархат укутывал ночью. Ткани в причудливых складках веером переходили от насыщенных оттенков до бледных, бесконечно нежных тонов. А еще отрезы шелковых лент, пена из белоснежных кружев, россыпи карамельных пуговиц, пирамиды из разноцветных клубков шерсти, горы застежек… А на соседней витрине на проволочных манекенах были выставлены готовые платья. Да еще какие! Там уже зависала Машка, захлебываясь слюнями. Белоснежное манто с оторочкой из черной норки; воздушное розовое кисейное платье на обруче и с корсетом, расшитом серебряной нитью; строгий наряд с белой шелковой рубашкой под горлышко и кожаным корсетом и шерстяной юбкой, расшитой карманами и заклепками; еще одно платье шоколадного оттенка из шелка и кожи, полностью на шнуровке, с игривым голубым бантом сзади на пышной оборочной юбке… Но все внимание Машки было приковано к центральному манекену. Багровое, даже пурпурное атласное платье, с рукавами в три четверти,
открытыми плечами, с пышной юбкой в несколько слоев, прихваченное у талии строгим черным корсетом, расшитое золотистыми кружевами… Да, это платье было воистину королевским… Оно походило на прекрасную розу в золотой оправе кружев…
        - Хочу…  - простонала Машка, бессильно царапая пальцами стекло витрины.
        - С ума сошла? Ну куда ты в таком?
        - На бал!.. Хочу!
        - Да кто тебя на бал пустит! Нет!
        Но было поздно. Машка ворвалась внутрь лавки. Там, на всем этом модном великолепии, восседала очаровательная старушка, похожая на мультяшную Чебурашку. Она была карликовой, розовой, с большими кроличьими ушами, поникшими вниз, двумя торчащими наружу зубами, трогательными красными глазками в оправе синих очков, а на лысой макушке у нее торчали три волосинки. Да, именно три. Ровно три. И ни на одну больше.
        - Голубушки, что желаете? Померить, заказать, пошить?  - она с готовностью выпрыснула из-за прилавка и забегала вокруг девушек.
        Лерочка изо всех сил старалась делать серьезный вид. Удавалось ей это с трудом. Машка же прыснула со смеху, но тут же взяла себя в руки и строго спросила:
        - Сколько стоит то пурпурное платье с витрины?
        - Ах!..  - всплеснула руками старушка.  - Понравилось, да? Ах, как оно сядет по вашей фигурке! Как сядет-то! Померите, красоточки?
        - Да!
        Это был очень подлый и ловкий трюк. Ведь цену старушка так и не назвала. А после того, как Машка увидит себя в этом платье, она душу продаст, лишь бы заполучить такую красоту.
        Один бог знает, чего Лерочке стоило утащить подругу прочь из лавки и уломать
        не тратить всю сумму на платье. Оно стоило… семьдесят золотых! Если б на руках сразу была такая сумма, то Машка бы даже не стала колебаться. Но ее денег не хватало, а Лерочка зубами вцепилась в свой кошелек, не давая совершить безумную трату. Девушке пришлось клятвенно пообещать сшить подружке такое же платье, как только они немного освоятся на новом месте. Поэтому из лавки они ушли с отрезом пурпурного шелка, нитками, пуговицами и лентами золотых кружев, которые старушенция Бриджида почему-то назвала кошачьими. И только на это было потрачено почти пять золотых! А это ведь не считая корсета, который все равно придется заказывать… И где взять швейную машинку, Лерочка понятия не имела. Хотя была стопроцентно уверена, что в этом мире их придумали, поскольку швы на некоторых платьях обрабатывались явно машинным способом.
        ГЛАВА 9
        Ноги гудели от многочасовых походов по лавкам и рынкам. Девушки прикупили себе необходимых и просто приятных мелочей и изнемогали под тяжестью свертков в сумках. Цены были вполне приемлемые, если не роскошествовать. С голоду точно не помрешь. Рыночные прилавки ломились от овощей, фруктов, мяса, молока. Было много и незнакомых диковинок, которые местные жители с удовольствием покупали и поглощали. Например, Лерочка увидела, как выглядят те самые зефирные ползуны. Самый обыкновенный угорь, только с непропорционально большими ледниковыми плавниками. Его охотно покупали, как и других зефирных обитателей: жирных слизняков с крабьими клешнями, птиц в змеиной чешуе вместо перьев, крохотных дракончиков, похожих на морских горбунков… Продавалась и уличная еда. На передвижных тележках бойкие мальчишки торговали жареными в меду орешками, вареными сладкими улитками, печеным картофелем, горячими хлебными лепешками. Лерочка умирала с голода, но Машка была непреклонна. Она непременно хотела отобедать в лучшем заведении столицы.
        Купив за полсеребра сегодняшнюю газету и наскоро ее пролистав, Машка наконец остановила свой выбор на королевской таверне со странным названием «Сытая пупырка».
        - Да ну тебя! Ты на вывеску глянь!  - уговаривала Лерочка подругу, перекрикивая шум клаксонов и рыночных гомон.  - Там явно какие-то нечеловеческие деликатесы подают! Пошли, лучше купим шашлычков на шпажках и замороженный сок!
        Машка оторвала взгляд от скандального заголовка «Доколе бароны будут воровать осколки Луны?!?» и скривилась.
        - Тут написано,  - она постучала по разделу светских новостей в газете,  - что позавчера в «Сытой пупырке» герцог Де`Лире вызвал на дуэль консула Ахкари…
        - Ну и кто это такие? За каким чертом они тебе сдались?
        - Не знаю,  - пожала плечами Машка.  - Но где герцог, там и до принца недалеко. Пошли!
        И потащила подругу за собой, решительно толкнув двери таверны.
        Внутри царила такая влажная духота, что тело моментально покрывалось испариной. Широкие ставни были распахнуты, но легкий ветерок со двора запутывался в бисерных узорных веерах, подвешенных к балкам потолка. Машка огляделась и направилась к свободному столу. Лерочке ничего не оставалось, как последовать за ней.
        Из кухни тянуло теплом от печи и умопомрачительными ароматами. Шипел жир на сковородах, пузырились похлебки в котлах. Хозяйкой таверны оказалась мадам Кватье, очевидно, та самая пупырка. Толстая жаба в темно-зеленом одеянии в два прыжка оказалась рядом с девушками и… И совершенно их очаровала. Она была мила и забавна. Она вытягивала напомаженные губки бантиком и выговаривала грассирующее «р-р-р», объясняя меню. В терпеливом ожидании заказа она складывала лапки на пупырчастой груди, смело открытой и выставляемой на всеобщее обозрение в тугом корсете из змеиной кожи. Она поправляла хищную зубастую лилию за ухом и улыбалась во всю пасть уже почти пятнадцать минут, отвечая на идиотские вопросы двух посетительниц, которые так ничего и не заказали.
        - А это?  - придирчиво спрашивала Машка, водя пальцем по строке меню.  - Что это? Копченая амша в оранжевой лаксе с зефиринками?
        - Мааш!  - простонала Лерочка, не выдержав.  - Хватит уже! Мадам Кватье, простите мою подругу! Она не издевается, правда! Мы просто не местные. Совсем-совсем не местные! И боимся пробовать незнакомые блюда!..
        Машка попыталась что-то вставить, но Лерочка одернула под столом подружку и наступила ей на ногу, после чего умоляюще сложила руки и попросила хозяйку:
        - Леди Сирин сказала, что на Зефирных островах нет таких людей, как мы, но все-таки… Может, вы нам просто принесете что-нибудь не очень дорогое и такое, что точно подходит всем?
        - Ооо…  - всплеснула лапками мадам Кватье и расплылась уже в искренней улыбке.  - Так вы те бедняжечки, котор-р-рые упали с неба?
        - Да-да,  - закивала Лерочка.  - И у нас не так много денег…
        - Даже не думайте волноваться! Накор-р-рмлю!
        Она щелкнула в воздухе лапкой, и зашуршали лопасти вентилятора-цветка над их столом, обдувая девушек долгожданным ветерком. Из кухни выпрыгнули маленькие поварята-жабята и стали натаскивать блюд. Через несколько минут стол уже ломился от еды. Тут была горячая рыбная похлебка с плавающими янтарными каплями жира, копченая уточка, фаршированная зеленью и грибами, ломтики нежнейшего козьего сыра, устрицы в виноградных листьях, ореховые хрустящие хлебцы и… земляничное мороженое! Оно так одуряюще пахло, что Лерочка забыла обо всем на свете.
        - Приятно видеть хороший аппетит у девушки,  - насмешливо произнесли над ухом.  - А то наши аристократки все голодом себя морят…
        Лерочка поперхнулась и закашлялась, поднимая взгляд. Возле их стола стоял высокий молодой мужчина в строгом синем мундире. Темно-рыжие волосы обрамляли худое длинное лицо цвета благородной бледности. Карие, почти янтарные глаза смотрели на девушек с надменным превосходством. Но аристократичный облик портили усики над верхней губой, закрученные на плутовской манер. Незнакомец легонько похлопал Лерочку по спине и с фальшивым участием поинтересовался:
        - Прошло?
        - Да…  - выдавила Лерочка, покраснев.  - П-простите.
        - Это вы меня простите, что напугал. И не представился. Магистр Нистальф Везучий,  - церемонно раскланялся он, приподнимая шляпу-цилиндр, на полях которой было приклеено разбитое и сложенное из осколков круглое зеркальце.
        Машка придирчиво оглядела его скромный наряд и невежливо брякнула:
        - Всего лишь магистр?
        Нистальф Везучий невозмутимо кивнул:
        - Всего лишь магистр. Позволите угостить моих будущих учениц?
        - Эмм…  - растерялась Лерочка.  - А вы преподаете в Ла-Аркской Академии?
        - Иногда,  - уклончиво ответил он.  - Если кому-то повезет попасть на спецкурс. Или не повезет, тут с какой стороны посмотреть.
        Лерочке не понравилось, как хищно он улыбнулся при этих словах. Машка тоже особого воодушевления не выказала, но угоститься на халяву не отказалась.
        - Садитесь, чего уж,  - буркнула она, подвигая к себе газету и освобождая место.  - И что вы будете у нас вести?
        - Лучше спросите, чего я вести не буду,  - широко улыбнулся магистр и кивнул на газетку.  - Осматриваетесь в столице?
        - Да…  - протянула Машка.  - Кстати, вы знаете, где у вас тут на принцев посмотреть можно?
        - Пречистый, зачем же на них смотреть?  - удивился Нистальф Везучий и щелкнул пальцами.
        Повинуясь его жесту, хозяйка лично припрыгала и поставила перед ним бокал вина и блюдо с одиноким хлебцем, на котором грустно лежал засохший ломтик огурчика. По крайней мере, это было похоже на огурец, хотя пахло немного не так…
        - Надо,  - твердо ответила Машка.  - Я обещала Лерке найти принца, и найду.
        Лерочка покраснела и украдкой пнула подружку под столом.
        - Ах, ну если обещали, то конечно, конечно…  - заулыбался магистр и взял газету.  - Так… Что тут у нас… Ага, вот!.. Воздушная регата как раз в эти выходные…
        - Где?  - заглянула Машка ему через плечо.  - Хм… странно… А я не видела. Там будет принц? Какой именно?
        - Там будет вся королевская семья,  - опять уклончиво ответил Нистальф Везучий.  - Цвет столичной аристократии. И, разумеется, знатные гости с других островов.
        - О как! Берем!  - воскликнула Машка, радостно потирая руки.
        У Лерочки возникло ощущение, что она смотрит в замедленной съемке хроники пикирующего бомбардировщика, несущегося на таран.
        - Маш, послушай, там наверное…  - заикнулась она.
        - Не бухти! У нас пять дней! Надо еще с платьями решить вопрос и…
        - Да-да, и с входным билетом,  - поддакнул магистр, потягивая вино.
        - А что? Он дорогой?  - нахмурилась Машка.
        - О, нет, сущие копейки. Сто золотых.
        - Сколько-сколько?!?
        - Ну что вы, уверяю, это недорого. Вот раньше приглашения на регату вообще нельзя было купить…
        Машка с яростью воткнула вилку в бок копченой уточки и стала кромсать мясо ножом.
        - Нам. Надо. Два. Приглашения. Двести. Золотых.
        - При определенной доле везения все возможно,  - улыбнулся магистр, допивая вино и отодвигая тарелку с нетронутым бутербродом.  - Скажите, Мария, как вы относитесь к теории вероятности?
        - Я против! Это авантюра чистейшей воды! И магистр этот странный! Ты видела у него в ухе серьгу?
        - И что?
        - Она из расплющенной пули!
        - И что? Раз тут есть дирижабли, почему не может быть пуль?
        - Зачем носить в ухе пулю?
        - Откуда я знаю! На удачу может носит. Какое нам дело, что он там носит? Нам на регату надо попасть.
        - Маш, ну что ты заладила! Хватит уже! Никуда принцы не денутся. Давай спокойно осмотримся, поступим в эту Академию…
        - А ведь точно!  - остановилась Машка, и Лерочка на нее чуть не налетела.  - Точно! Двести золотых - единоразовое пособие! Не надо никуда поступать. Я просто отправлюсь к этой пузатой мегере и скажу, что отказываюсь поступать. Потребую сразу всю сумму и!..
        - Нет!  - Лерочка в возмущении топнула ногой, и Трешка испуганно прыснул в сторону.  - Ты с ума сошла? Потратить все деньги сразу? И на что? Это ж додуматься надо! А потом что? На что мы потом будем жить?
        Они стояли на широкой аллее перед уже знакомым полигоном стихийной магии. Занятия были в самом разгаре. В купол из ясного неба остервенело били молнии. Почему-то зеленые.
        - Потом будет принц. Проблемы надо решать по мере их поступления,  - отмахнулась Машка.  - А ждать нельзя. Или ты думаешь, другие тебя подождут? Например, та крашеная цыпа с цуциком? Каждая минута на счету! Кто первый успел, того и тапки… то есть принцы!
        - Тогда и отправляйся на регату сама!  - разозлилась Лерочка.  - Держи! Шить тоже сама будешь!
        Она впихнула ей в руки сверток с отрезом шелка и потопала по дорожке. На лекцию. За ней вприпрыжку поскакал Трешка.
        - Так нечестно,  - надулась Машка.  - Ты обещала! Эй, да подожди же!..
        Но Лерочка с целеустремленностью разъяренного слона перла вперед по дорожке, ничего не видя. Позади раздался предупреждающий окрик, который она, разумеется, тоже не услышала. И поскользнулась на невесть откуда взявшемся льду. Взмахнула руками, теряя равновесие. Холодный воздух ударил в лицо. Взвизгнувшие крылья больно обожгли руку.
        - ААА!
        - Прочь с дороги! Балда!
        Парень, летящий на доске, похожей на доску для серфинга с маленькими крылышками по бокам, попытался обогнуть Лерочку, но она коварно поскользнулась и зацепила его рукой. Столкновение было ужасным. Оба полетели на скользкий лед. Рассыпались свертки из сумок. Трешка перекувыркнулся и оказался в траве на обочине.
        - Корова слепая! Куда ты лезешь?!?
        - Сам такой! Здесь люди ходят! Чего носишься!
        Лерочка не выдержала и сорвалась на крик, у нее отчаянно болела рука. Девушка потрогала плечо и ужаснулась. Рукав платья насквозь пропитался кровью. Машка догнала ее и бросилась на помощь.
        - Ну как тебя опять угораздило, а? Горе мое луковое!
        Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения. Нет, обычно Лерочка была тихой и спокойной девушкой, вежливой, можно сказать, даже робкой. Но иногда у нее срывало крышу. Как сейчас.
        - Это меня угораздило?!?
        Она оттолкнула от себя Машку, вскочила на ноги и полезла с кулаками на парня, который сидел и ругался на льду.
        - Я шла по дорожке! Никого не трогала! А ты!  - она что есть силы наступила на доску и сломала ее пополам.  - Ты сбил меня с ног! Придурок!
        - Ты раздавила жука!  - ужаснулся он, поднимаясь и держась за голову.  - Да ты!.. Да ты хоть знаешь, сколько он стоит! Да я тебя по миру пущу, голодранка!..
        Машка пыталась остановить подругу, но тщетно. Лерочка зашипела бешеной кошкой и вцепилась парню в кудрявые вихры. Трешка смело протаранил обидчика в спину и повалил его обратно на колени.
        - Это я голодранка?!? Да чтоб тебя подняло и бросило! И еще раз! И еще!
        К ним уже спешили из полигона стихийной магии. Впереди бежал магистр в синей бархатной мантии, за ним высыпали студенты.
        - Немедленно прекратить драку! Что здесь происходит?
        Он щелкнул пальцами, и лед на тропинке пошел трещинами, а потом взмыл осколками в воздух. И впился в дерущихся. Лерочка застыла ледяной статуей с занесенным кулаком, а парень превратился в неподвижное изваяние. Надо сказать, очень красивое изваяние. Маша встряхнула головой, с усилием отводя взгляд от жгучего брюнета с гордым орлиным профилем и серыми глазами.
        - Что здесь происходит, я спрашиваю?
        - Он,  - тыкнула она пальцем в ледяного красавчика,  - сбил на этой штуковине мою подругу! Лерка ранена!
        ГЛАВА 10
        На Трехтолкая одели поводок и оставили вместе с Машкой за дверью. В кабинете ректора Академии было много разных диковинок, но Лерочке было не до них. Она скрючилась на стуле, пытаясь отогреться. С нее стекала вода и капала прямо на роскошный ковер с длинным ворсом. Девушке было очень стыдно за свою несдержанность. Злость прошла, уступив место обиде. Почему с ней вечно что-нибудь происходит? Ужасно ныло перевязанное плечо. Профессор стихийной магии Рихард Вастольф запальчиво закончил свою обвинительную речь:
        - И они сорвали мне занятия! Требую наказать! Две недели исправительных работ на моем полигоне!
        Он ударил себя по колену и возмущенно задрал голову. Профессор был самой обыкновенной наружности, разве что узкие глаза делали его немного похожим на азиата, а необычайно длинный нос придавал сходство с постаревшим Буратино. Обидчик Лерочки оказался студентом пятого курса Гербертом Марандо, отпрыском старинного благородного рода и лучшим пилотом Академии. Сломанная доска была сделанным под заказ «жуком» и стоила столько, что девушке поплохело. Пятьсот золотых.
        Ректор Кхамало вышел из-за стола, и Лерочка торопливо уткнулась взглядом в пол. Ворсинки ковра шевелились, как живые. А может, они и были живые. Способность удивляться на сегодня уже исчерпалась.
        - Ну что же вы, драгоценные мои, так плохо себя вели?  - пожурил он провинившихся.  - А вы куда смотрели, профессор Вастольф?
        - Я?!?  - взвился тот с кресла.  - Я вел занятие по зефирным грозовым образованиям!..
        - Вот-вот,  - кивнул ректор.  - А лед откуда?
        - Ну знаете ли!..  - рухнул профессор обратно в кресло.  - Это уже ни в какие порталы не лезет!..
        - Опять самоуправством занимались? Учебный план для кого писан? А вы, Марандо? Что вы делали рядом с полигоном стихийной магии? Кажется, у вас были занятия на зефиродроме?
        Наглец откинул мокрую прядь со лба и ухмыльнулся, выпятив вперед челюсть.
        - Тренировался перед регатой. Капитан Круго меня отпустил. Можете проверить.
        Ректор погрозил ему пальцем.
        - И не стыдно, а? Прикрываетесь соревнованиями…
        - Эта голодранка сломала моего жука! И натравила на меня меха!
        Лерочка не выдержала.
        - Ты на меня налетел!
        - Ты сама мне под ноги бросилась!
        - Тише, тише…
        Ректор коснулся обоих спорщиков. Ощущения было такое, словно кто-то укутал в теплое каменное одеяло, которое давило на плечи и не давало вымолвить ни слова.
        - Золотые мои,  - по-отечески мягко начал он,  - я думаю, вы все немного погорячились и неправы… Кроме того, Валерия прибыла к нам из другого мира, ей простительно не знать заведенные порядки…
        - Так она еще и босячка?  - ужаснулся Герберт.  - Кто мне за жука заплатит?!?
        Лерочка попробовала возмутиться, но не смогла и рта раскрыть.
        - Герберт Марандо, следите за словами,  - сказано это было все также мягко, но строго.  - Некоторые из иномирян будут учиться в Академии. Мне бы не хотелось конфликтов. Совсем не хотелось. Иначе я расстроюсь.
        Лерочке показалось, что при этих словах ее обидчик не только побледнел, но и как-то съежился на стуле.
        - Вот поэтому, алмазные мои, я ограничусь суровым предупреждением вам, профессор Вастольф, за отклонение от учебного плана; двумя днями исправительных работ на полигоне вам, Герберт Марандо, за уклонение от занятий…
        - Капитан Круго разрешил!..  - попытался возразить парень.
        - … внеочередным нарядом на кухню для капитана Круго…
        - Ну не надо! Пожалуйста!.. Ему-то за что?
        - … за систематическое нарушение устава Академии…
        - Кактус его пупыркни!..
        - И еще сутки дополнительно на полигоне вам, Марандо, за нецензурную лексику…
        Лерочка сжалась в дрожащий клубок, понимая, что гнев обманчиво ласкового ректора сейчас дойдет и до нее.
        - А вас, Валерия Мокошина, я обязую выплатить половину причиненного Марандо ущерба…
        - Почему это только половину?!?
        - Еще сутки на полигоне, Марандо,  - ректор сделал паузу, склонив голову набок и ожидая возражений, но парень заткнулся, для верности закрыв себе рот ладонью.  - Половина ущерба потому, что вы считаетесь лучшим пилотом Академии, но не смогли уклониться от столкновения. Следовательно, либо вы не лучший, либо ваша вина в происшествии составляет ровно половину. Итого, вам, Валерия, необходимо будет выплатить двести пятьдесят золотых.
        Лерочка так и не осмелилась поднять взгляд на голого ректора.
        - У меня нет… столько,  - потерянно пробормотала она.
        - Я знаю,  - ректор Кхамало опять смягчился и дотронулся до ее плеча.  - Поэтому будете выплачивать каждый месяц половину из своей стипендии. За десять месяцев расплатитесь. Может, раньше. Идите. И больше не шалите.
        Едва за ними захлопнулась дверь кабинета, Марандо схватил и прижал Лерочку к стене, грозно нависнув над ней.
        - Ты - труп!  - его палец уперся ей в лоб.  - Через десять месяцев труп! Поняла?
        - Убери от нее руки!  - влезла между ними Машка.
        - Это кто у нас затявкал? Еще одна босячка? Не будет вам житья в Академии!
        - Да ну? Плохо нас знаешь, придурок! Это тебе капец, понял?
        - Чего? Ты хоть знаешь, с кем говоришь?
        - Маш, не надо!
        Лерочка оказалась оттолкнутой в сторону, едва удерживая рвущегося с поводка Трешку. Машка сцепилась с Марандо не на шутку. А рука у подружки была тяжелая, натренированная и в домашних разборках с пьяными ухажерами ее матери, и в многочисленных дворовых потасовках. Машка схватила обидчика за грудки. Секунда, и вот это уже она прижимает парня к стене, правда, грозно нависнуть не получается, она едва достает ему до плеча.
        - Слушай сюда, засранец,  - голос у Машки был такой, что Лерочка на всякий случай бросилась к двери кабинета ректора и заблокировала собой выход.  - Мы - Избранные! Сечешь? И нам ничего не будет, хоть ты уписайся здесь своей голубой кровью!
        - Почему голубой?  - удивился красавчик, ошарашенный наглой девицей.
        Из кабинета уже пытался выйти профессор, не понимающе дергая ручку и толкая неподдающуюся дверь. Лерочка свистнула Трешке.
        - Охраняй!
        Тот приподнял край сиденья, словно прислушиваясь, а потом с разбега прыгнул на дверь и в один момент переплел ногами вход, намертво запечатав его.
        - Ах, так ты еще и тупой,  - довольно хмыкнула Машка и отвесила такого звонкого щелбана по лбу аристократу, что Лерочка вздрогнула.  - Объясняю…
        Парень взревел от боли и попытался оттолкнуть нахалку, но ему явно не доставало знания подлых уличных приемов. Удар в пах, и он скрючился на пополам, грязно ругаясь. В дверь уже колотили.
        - Это что еще за шутки! Кто запер дверь?!?
        - Объясняю!..  - Машка схватила парня за кудрявые вихры и задрала ему голову, отвесив еще один щелбан по лбу.  - Буду бить, пока не дойдет. За каждый золотой!..  - еще один щелбан.  - Будешь получать!.. А если не хочешь? Не хочешь?
        - Да тебя ректор!..
        - Ах ты, маменькин сыночек, пойдешь жаловаться?
        В дверь громыхнуло чем-то жарким. Трешка заскулил, но мужественно продолжал держать оборону.
        - Маш, заканчивай!
        - Иди, жалуйся! Летчик - отбивной кусочек! Расскажи всем, как тебя слабые девушки побили!.. Чтоб стать посмешищем! На всю Академию!
        - Да ты!..
        - Маш, ну хорош уже! Ай! Трешка, фу! Ко мне!
        Дверь начала плавиться. Трешка послушно соскочил, оставляя на каменном полу капли расплавленного метала, похожие на кровь. Лерочка схватила Машку за занесенную руку и дернула к себе. Как раз вовремя. Дверь с треском разлетелась на мелкие капли. В проеме стоял разгневанный ректор, угрожающее выставив вперед голое пузо.
        - Шутить со мной вздумали?  - ласково прозвенел он.  - Что здесь происходит?
        - Простите меня!  - Лерочка крепко сжала руку подруги, приказывая заткнуться.  - Это опять я.
        - Что вы?
        - То есть Трешка. Я что-то напутала с командами. Он прыгнул на дверь и… Я не смогла его отцепить. Простите!..
        Трехтолкай с виноватым видом подполз к ее ногам и склонил голову-сиденье. Ректор с подозрением оглядел скрюченного пополам парня с ярко-красной шишкой на лбу.
        - Марандо, а с вами что?
        Лерочка даже зажмурилась от ужаса, что тот сейчас пожалуется и…
        - Ничего,  - процедил он, распрямляясь.
        - Брильянтово, брильянтово…  - задумчиво пробормотал ректор и покачал головой.  - К вашему долгу, Валерия, добавлено еще десять золотых за дверь.
        Проходя мимо девушек, Марандо гордо вскинул голову и пригладил вихры.
        - Придурок!..  - прошипела Машка ему в спину.
        - Зато какой красавчик!..  - выдохнула она же полчаса спустя.  - Но все равно - придурок.
        - И дня не прошло, а я уже в долгах - как в шелках,  - уныло пробормотала Лерочка, плетясь к лекционному залу, где должна была быть их первая установочная лекция.
        - Пустяки!  - бодро отмахнулась Машка.  - Я завтра же с утра пойду к магистру Нистальфу и соглашусь…
        - Нет!
        - Лерка, да успокойся…
        - Что Лерка?!? Я уже двадцать лет, как Лерка! Опять начинаешь? Даже не вздумай забирать все деньги. Будешь поступать в Академию! Пятьдесят золотых в месяц - это лучше, чем принц-журавль в небе и шиш с маслом на завтрак!
        - Хорошо, хорошо… Поступлю. Если примут. Но на регату мы все равно попадем. Я придумала, как…
        - О господи!..
        На лекцию девушки опоздали, но поскольку ее должен был вести ректор, то они успели до его прихода. К ним сразу же подскочила активистка Наташа и подсунула под нос какую-то бумажку.
        - Где вас носило? Вот, подпишите!
        - Что это?  - нахмурилась Лерочка.
        - Наш ультиматум властям!
        - А ну дай сюда,  - забрала у нее бумагу Машка и пробежала глазами текст.  - Ну это по-моему уже чересчур…
        - Подписывай! Или ты против всех нас?
        Вся аудитория выжидающе смотрела на девушек. Машка вздохнула и поставила свою подпись.
        - Я не буду,  - ответила Лерочка.  - Не буду подписывать. Это глупо. Никто не даст вам диктовать…
        Тут открылась дверь, и в аудиторию вошел ректор. Наташа вырвала бумагу и преградила ему путь.
        - Мы отказываемся! Все до единого!
        - Отказываетесь от чего?  - не понял он.
        - Отказываемся учиться! Никто из нас не будет выполнять ваше пророчество и спасать ваш мир, пока вы не выполните все наши условия! Они изложены тут!
        Наташа воинственно припечатала бумагу у него на груди. И тут же отпрянула и затрусила обожженной рукой. Ректор невозмутимо взял лист и пробежал по нему взглядом.
        - Хм… Одной подписи, я вижу, не хватает.
        Лерочка была готова сквозь землю провалиться под испепеляющими взглядами активистов движения за права пассажиров Боинга-777.
        - Что ж… Тогда все свободны. Потрудитесь выселиться из гостевого дома сегодня же.
        - Что?  - оторопела Наташа.  - Вы не поняли? Ваш мир никто не будет спасать!
        - Боюсь, вас никто спрашивать не будет. Идите, идите…  - махнул ректор рукой на дверь.
        Один за другим люди неуверенно потянулись к выходу. Лерочка тоже двинулась к двери, но ректор ее остановил.
        - А вы куда собрались, Валерия? Вы же не ставили подпись. Вернитесь на место. Лекцию никто не отменял.
        - Вы будете проводить лекцию для одного слушателя?  - удивилась она.
        - Разумеется. Учебный процесс превыше всего.
        - Я тоже остаюсь. Я передумала,  - громко заявила Машка, чтобы поддержать подругу.
        Дима дернул за рукав приятеля, останавливая его, и сказал:
        - Мы тоже останемся послушать.
        В нестройных рядах потерпевших крушение возник раскол. Сомнения и страх перед неизвестностью пугали. Многим не хотелось выселяться на ночь глядя.
        - Что такое?  - ректор выгнул безволосую бровь.  - Вы передумали? Тяга к знаниям всегда похвальна, но у вас есть всего минута, чтобы занять свои места. Кто не успеет, сегодня же будет выселен за пределы столицы.
        Лерочку едва не сбили с ног. Самое забавное, что остались почти все, кроме самых завзятых упрямцев. А еще девушке пришлось садиться в первых рядах, мест подальше не хватало. Рядом с Димой, который так и косил на нее бесстыжим взглядом фасеточного взгляда.
        - Держи!  - подвинула она ему специально купленную в галантерейной лавке кожаную повязку.  - И носи!
        - Мне плохо видно одним глазом,  - ухмыльнулся он.
        - Ты в первом ряду сидишь, хватит придуриваться!
        Глядя на молодых людей, ректор Кхамало сообщил, что все, кто будут болтать на его занятиях, получат наряд вне очереди на уборку территории. Мгновенно воцарилась гробовая тишина.
        ГЛАВА 11
        Голова гудела от такого количества информации, которое обрушилось на них за эти полтора часа. Магия и технология тесно соседствовали друг с другом в новом мире. Будущие инженеры изучали и использовали знания об окружающем мире, с их же помощью преобразовывая его, в то время как магам полагалось мир прочувствовать и овладеть эмоциональным восприятием бытия, чтобы его изменить. Алхимики по сути были обычными химиками, они изучали материю в любом ее проявлении, ее реакции и превращения, включая тот самый загадочный зефир, который был всем: и жидкостью, и газом, и твердым телом, и даже энергией. Однако в алхимии имелась и специализация по аптекарскому делу. Мастера часового дела оказались более интересными. Они работали с временем и пространством, ускоряя-замедляя первое или сжимая-растягивая второе при полетах в зефире между островами. Будущие артефакторы создавали полуживые механические устройства, черпая энергию зефира для сращивания своих монстров, включая то самое протезирование, которое было наглядно продемонстрировано на примере Димы. Инженеры занимались проектированием и постройкой обычных
механизмов, однако сюда входили и удивительные движители для зефиропланов. Тот самый дирижабль «Буян», который привез пассажиров Боинга, был королевским зефиролетом на последней модели движителя СК-33. А еще боевая специализация инженеров предполагала и разработку оружия. По направлению зефиролетного дела готовили пилотов. Они были на вес золота, потому что сообщение между Зефирными островами в основном обеспечивалось именно воздушным… тпру!.. зефирным путем. Большие транспортные зефиропланы курсировали между островами, перевозя грузы и путешественников; маленькие легкие зефиролеты могли быстро доставить важного пассажира; грозные, вооруженные до зубов зефиррины патрулировали границы островов и защищали от вторжения…
        Здесь ректор осекся и пробормотал, что об этом им еще пока рано знать. И тут же просиял в буквальном смысле этого слова, сообщив, что они видят перед собой величайшего из ныне живущих книжного дел мастера. Книжники изучали Слово. Именно так, с большой буквы. Ректор разразился потоком умных терминов и про особенности зефирной типографии, и про распространение Слова, и про его восприятие разными расами, и про целительную способность доброго Слова, и про важность сохранения книжного наследия Древних…
        Перейдя к перечислению магических специальностей, ректор заметно поскучнел. А вот слушатели, наоборот, оживились. В стихийной магии студенты изучали… да-да… метеорологию и геологию, в последнюю включались почти все известные ее подразделы, начиная от вулканологии и заканчивая такой экзотикой, как кристаллография. Стихии подлежали чувственному восприятию, однако их воспроизводимый образ и управление были возможны лишь при наличии должных знаний. Закон сохранения энергии никто, как ни странно, не отменял и в этом мире. Чтобы заморозить кого-то, как это сделал профессор Вастольф, было необходимо где-то отнять тепло.
        Будущие маги призыва, или заклинатели, использовали пятую стихию - зефир. Ее свойства были настолько разнообразны и изменчивы, что, пожалуй, это был единственный раздел магии, больше похожий на искусство, чем на науку. Заклинатели работали с призывом зефирных сущностей, создавали охранные и боевые руны, а также могли открывать порталы. Порталы были еще одним способом сообщения между островами, однако стоимость их создания делала их доступными только для избранных.
        Некроманты работали с энергией смерти: могли призывать духов умерших, прочитать последние минуты жизни мертвого человека, а также поднять или упокоить так называемую зефирную нежить. В основном, некроманты служили в Королевском сыске в качестве судмедэкспертов и патологоанатомов, однако была у них и боевая специализация, заключающаяся в упокоении той самой зефирной нежити, которая иногда атаковала зефиролеты.
        Маги жизни, или просто целители, имели дело со всем, что живет и растет, начиная от растений и заканчивая разумными существами. Медицина, ботаника, зоология… Машка очень оживилась, когда услышала, что в программу курса входит и кулинария. Правда, исключительно с точки зрения токсикологии… Имелась и боевая специализация магов жизни. Называлась она повелитель эукариотов или просто укротитель… Лерочка наморщила лоб, пытаясь вспомнить из биологии, кто такие эукариоты… Ведь явно же термин не этого мира, а того, что ее сознание перевело на доступном ей языке. Прокариоты и эукариоты… Кажется, первые - это простые одноклеточные организмы. А второе? Все остальные существа? Кстати, а куда относятся вирусы?
        Сновидцы работали напрямую с энергией сна, включая спящее сознание островов - так называемые родники. У Лерочки сложилось впечатление, что эти родники представляют собой что-то вроде божеств, которые защищают острова от разрушительной силы хаоса-зефира. А самое главное божество - Пречистый Исток дает жизнь всем остальным божкам. Сновидцы были сродни провидцам-предсказателям, а еще они могли врачевать душевные травмы и психические болезни, а значит в обязательном порядке изучали психологию и психиатрию. При этом большую часть своей жизни сновидцы… спали. Лерочка пихнула Диму в бок и прошептала:
        - По-моему, это как раз про тебя.
        - Очень смешно,  - пробурчал он.
        И наконец, ректор перешел к последней специальности - эроморфии. Здесь он остановился и сообщил, что вряд ли кто-нибудь из слушателей сможет учиться по этой специальности, разве что их дети… Его реплика вызвала тихое негодование среди присутствующих.
        - Я не совсем понимаю ваше возмущение, золотые мои,  - удивился ректор и, к удовольствию слушателей, вдруг плотнее закутался в бархатный плащ, как будто продрог.  - Дело в том, что способность к эроморфизму есть только у обитателей Кошачьего острова. Эроморфы - единственная раса, неспособная к размножению. Родник их острова очень силен, но нестабилен, поэтому эроморфы приспособились принимать форму других разумных существ и поглощать их зефирную энергию при соитии. Однако в любом облике они все равно бесплодны, зато беспрепятственно работают с сексуальной энергией других. Благодаря этому, они могут видоизменять не только себя, но и других, например, живое протезирование или корректировка внешности. Однако не стоит забывать, что есть риск, что выращенная ими новая часть тела окажется несколько иной, так сказать, не приживется и повлияет на зефирную суть реципиента. Это, конечно, редкость, но при тяжелых травмах обычно предпочитают биомеханическое протезирование конечностей. Эроморфы улаживают так называемые смешанные браки между представителями разных островов. Дело в том, что родники каждого
острова при длительном проживании меняют разумное существо, перекраивая его на свой лад. Понимаете, о чем я? В Ла-Арке вы останетесь сами собой, ну разве что ваша внутренняя суть проступит более явно во внешнем облике… Но если вы поживете несколько месяцев, скажем, на Мусорном острове, то сделаетесь неотличимым от нашего казначея Юстинианиса…
        - Какой ужас…  - поежилась Лерочка.
        - Но только внешне! Мало изменить внешнюю суть, ведь ваш генотип никуда не делся. Если вы уедете на родной остров, то очень быстро вернете привычный облик. Конечно, количество таких превращений не бесконечно, рано или поздно вы разрушите самое себя и сойдете с ума. Так вот… О чем я? Ах да… Эроморфы в смешанных браках закрепляют зефирную суть одного из супругов в другом, чтобы в будущем не было проблем с потомством. Кроме того, они могут еще и провести селекционный отбор признаков для будущего наследника престола, могучего мага или гениального изобретателя… Но и цена таких услуг велика. Обычно в качестве платы эроморфы требуют первенца.
        - Зачем?  - невольно вырвалось у Лерочки.
        Ректор ее услышал, однако замечания не сделал.
        - Чтобы усыновить. Или удочерить. Я почему сказал про детей? Своих потомков у эроморфов быть не может, вот они и берут чужих. Родник их острова превращает ребенка в их подобие. Чем раньше начато превращение, тем сильнее будет новый эроморф. Например, подросток будет совсем слабеньким, а взрослый человек и вовсе не сможет превратиться. Поэтому в том, чтобы отдать ребенка эроморфам, нет ничего дурного. Все знатные семьи через это проходили. Жестокая необходимость, увы.
        - А если отказаться?  - пискнул кто-то из последнего ряда.
        - Так разве ж вас заставляют?  - удивился ректор.  - Эроморфы крайне щепетильно подходят к выбору будущего наследника. Им дурная кровь не нужна. Поэтому, если у вас обычный брак, то помощь эроморфа вам и не потребуется. А уж если заключаете династический брак с правителем другого острова, то извольте терпеть. Правда, обычно в таком случае первенцами рождаются близнецы, чтоб соблюсти интересы двух сторон. Кстати, у эроморфов есть одна-единственная страсть - они ужасно любопытны к малоизученным видам. А поскольку вы являетесь для Зефирных островов вообще неизвестным видом, то очевидно…
        - Хм… Получается, эроморфы - эдакие ксенобиологи, сексопатологи и генетики в одном флаконе, что ли?  - умничал Игорек по дороге домой.
        - Меня больше беспокоит, как сдавать вступительные экзамены,  - пробормотал Дима,  - чем какие-то дурацкие эроморфы.
        - А на кого ты будешь сдавать, уже решил?  - спросила Лерочка.
        - На инженера, наверное. Или часовщика. Или артефактора. Что-то из этих трех. А ты?
        - Не знаю,  - растерялась девушка.  - Кажется, мне ничего из этого не подходит.
        - А я точно буду сдавать на мага жизни!  - заявила всегда и во всем уверенная Машка.  - Выберу специализацию по токсикологии, чтобы изучать кулинарию.
        - А я пойду в стихийники,  - гордо выпятил грудь Игорек.  - Всегда мечтал пульнуть файербол!
        У Лерочки глаза закрывались от усталости, но она упрямо продолжала раскраивать шелк под обещанное платье. Занятие хоть и немного, но успокаивало. Вернувшись после лекции, девушки до хрипоты проспорили, что делать с образовавшимся долгом.
        - Я устроюсь на подработку в таверну!  - заявила Машка.  - Выплатим, не волнуйся ты так. А если подцепим принца…
        - Маша!  - взмолилась Лерочка.  - Прекрати уже! Какой принц? Ты чем слушала? А если твой принц окажется каким-нибудь… пупырком? Что тогда? Звать эроморфа и отдавать ему первенца? Тьфу! Даже слушать не хочу!
        - Почему пупырком? Я нормального тебе найду.
        - Все! Даже слушать не хочу!
        - Ну не хочешь, как хочешь. Себе буду искать. И найду. Будь уверена.
        - А я и не сомневаюсь! Так бы и сказала, что для себя стараешься! И не прикрывайся благородной заботой обо мне!
        - И не буду!  - надулась Машка.  - Дура ты. Сиди в старых девах.
        - Уж лучше в старых девах, чем как ты!..
        - Что я?!?
        - Ничего! Всех принцев перепробовала!
        Подруги вдрызг разругались. Самое обидное, что Лерочка понимала, что оскорбления, уговоры и даже угрозы бесполезны. Машка перла к цели, как таран, не видя препятствий. И в большинстве случаев ей удавалось достичь желаемого, как ни странно.
        Душераздирающей сцены выселения тех, кто ушел с лекции, не было. Просто эти люди исчезли. Семь человек. Наташа с детьми, Толик и еще трое, имена которых Лерочка даже не запомнила. Она осторожно спросила у крысомуса-смотрителя, куда делись эти несчастные, но Атанасис равнодушно пожал плечами и сказал, что их в тот же вечер забрал констебль. Похоже, шутить с новоприбывшими никто не собирался. Лерочка чувствовала себя виноватой в произошедшем, косые взгляды в ее сторону от других пассажиров этому сильно способствовали. Но с другой стороны, поставь она подпись, все могло бы быть и хуже.
        Во второй раз Лерочка смогла рассмотреть кабинет ректора в деталях. Он был весь уставлен книгами. Книжные шкафы тянулись во всю стену, доставая до потолка. Старинные фолианты соседствовали с вполне современными книжными переплетами.
        - Так что вы хотели, Валерия?  - устало спросил ректор Кхамало, кивая ей на стул.  - Тоже пришли заявить, что вы - Избранная? Или уверить меня, что я - ваша истинная пара?
        - Я? Боже, нет, конечно! Нет, что вы!.. Я просто хотела у вас спросить, может, вы посоветуете…  - девушка замялась.
        - Что? Смелее, смелее. Я не кусаюсь.
        - Я хочу быстрей выплатить долг. Поэтому подумываю найти подработку. Но побаиваюсь искать ее в городе. Возможно… Я могла бы устроиться где-то в самой Академии? Подрабатывать после занятий… если поступлю.
        - Хм…  - ректор окинул ее оценивающим взглядом и склонил голову.  - На кухне у нас как раз освободилось…
        - Нет! Только не на кухню!
        - Почему?
        - Я… понимаете, я неловкая… неуклюжая. Вечно у меня что-нибудь ломается или бьется. А на кухне… Только не на кухню, иначе я совсем из долгов не вылезу.
        - Брильянтово, брильянтово…  - задумчиво пробормотал ректор, склонив голову набок и полируя ладонью подбородок, как будто кто-то царапал ногтем по стеклу.  - И часто с вами происшествия приключаются?
        - Часто,  - виновато склонила голову Лерочка.  - Очень часто.
        Тут на столе у ректора вдруг запрыгала пирамидка из горного хрусталя. Девушка вздрогнула и испуганно замотала головой:
        - Это не я! Честно!
        Ректор вздохнул, наблюдая, как пирамидка меняет цвет с прозрачного на кроваво-красный, потом схватил ее со стола и… бросил об стену. Пирамидка разлетелась мелкими осколками, которые застыли в воздухе наподобие кривого зеркала. В нем появилось изображение.
        - Барон Кхамало! Еще одно нападение! В этот раз на…  - говорящий осекся, заметив в кабинете постороннюю.
        - Да говори уже,  - махнул рукой ректор и загородил собой собеседника.
        - В этот раз на торговую миссию Нордвайна,  - срывающимся голосом доложил неизвестный.  - Количество погибших не установлено. Спасательные патрули полоскают зефир в радиусе пяти часовых единиц. Подтвердились зефирные возмущения в секторе 27А.
        - Пятое нападение за неделю…  - ректор потемнел, как будто вбирая в себя весь свет вокруг.  - Свяжись с лордом Эльбергом и генералом Хикметом. Будем созывать Совет. Остальных я сам извещу.
        Осколки осыпались на пол и, как намагниченные, стянулись в одну кучку. Ректор рассеяно подобрал вновь целую пирамидку и поставил ее на стол. Лерочка заметила, как у барона слегка дрожат пальцы.
        - Простите…  - заикнулась она.
        - Что?  - он поднял на нее взгляд, как будто только что заметил ее в своем кабинете.  - Ах, это вы… Невезучая, да? Могу отправить в библиотеку. Пыль вытирать. Там будет сложно что-то разбить.
        ГЛАВА 12
        Лесенка покачнулась. Сердце ушло в пятки. Высота была двухметровая. Падать будет больно. Лерочка крепко вцепилась в книжные полки, стиснула зубы и встала на цыпочки. Она все равно сметет эту чертову паутину! Еще чуть-чуть!
        - Берт, не дури!  - раздался приглушенный голос по другую сторону полок.  - Если тебя исключат, отец задницу надерет!
        - Да плевать! Я все равно эту босячку проучу!
        Во втором голосе Лерочка, к своему ужасу, узнала Марандо. Она застыла, боясь пошевелиться и молясь, чтобы эти двое поскорее ушли.
        - Тебя профессор Вастольф завалит на метеорологии! А за опоздание на полигон вообще!..
        - Да сдам я ему, сдам. Пришельцев поселили в Шпильке, я узнавал. Я тут вот что придумал… Да где же этот справочник? Я же помню, «Экстремальное ветрообразование» было где-то здесь!
        Парень в сердцах заехал кулаком по полкам, как будто ожидая, что справочник выпадет ему по волшебству. Так и случилось. Тяжелый фолиант, который Лерочка неосторожно отодвинула на край, чтобы дотянуться до паутины, лежал очень неустойчиво. Он подпрыгнул от удара по книжному стеллажу и полетел вниз. Лерочка зажмурилась. Раздался глухой стук.
        - Йоксель-моксель!  - простонал Марандо, хватаясь за голову.  - Откуда?!?
        Его приятель обогнул стеллаж и уставился на девушку.
        - Берт, а это часом не та самая корова?
        - Ах ты!..
        - Я ненарочно!  - взвизгнула Лерочка.  - Честно! Не надо! ААА!
        Марандо стукнул ногой по лесенке, но сам отскочить не успел. Та с грохотом обрушилась, погребая парня под его жертвой.
        В этот раз обошлось без ректора. Прихромала библиотекарь Василика и подняла такой писк, что мало не показалось. Крысомуса - или крысомуска?  - была вполне безобидной, пирожками Лерочку не пичкала, разве что трепетно относилась к книжкам и много болтала. Однако ее сплетни было интересно послушать. Ведь на установочных лекциях много рассказывали о том, что придется учить, но ни слова не говорилось про то, с кем придется общаться за учебой.
        - Злыдень укушенный!  - била она тросточкой по многострадальной голове Марандо.  - Бегемот плюгавый!
        - Да я не…
        - Утухни, поджарка кривоногая! Ты поглянь, что ты натворил, вышкребок зефирный! Мои книжечки, мои лапушки, мои козявочки, мои птенчики…
        Обливаясь слезами, Василика прижимала к груди фолиант, который был в половину ее роста, и нежно гладила поцарапанный переплет.
        - Это она столкнула ваш кирпич! Специально!
        Василика повернулась к Лерочке. Та отчаянно замотала головой.
        - Нет! Правда, нет! Он стукнул кулаком по стеллажу и…
        - ЧТО?!?
        Парень съежился, однако продолжал хорохориться.
        - Легонько ударил! Как он мог сам упасть, ну вы подумайте!
        - Ну я подвинула его, чтобы достать паутину, но я не сбрасывала!
        Василика зарыдала. Девушке стало так совестно, что она, превозмогая адскую боль в ноге, бросилась к маленькой крысомусе и обняла ее.
        - Ну не плачьте, пожалуйста, тетя Вася! Что я могу сделать, а? Ведь можно же как-то переплет реставрировать?
        - А кто будет платить?  - рыдала библиотекарь.  - Содержание урезали! Не напасешься! Книги роняют! Царапают! Страницы рвут! Не возвращают!!!
        Она вдруг замолчала, как будто что-то вспомнила, отодвинула Лерочку в сторону и уставилась на Марандо страшным взглядом, воинственно топорща усы. Парень побледнел и отступил на пару шагов назад.
        - Что?
        - Где «Основы зефиродинамики»? Выданы…  - крысомуса задрала вверх палец, словно испрашивая сверху сводку,  - пятого числа прошлого месяца в три часа дня! Срок возврата истек неделю назад! Неделю!!!
        - Я верну,  - выпалил парень.  - Честно!
        - Подержи! Только аккуратно!  - Василика передала оторопевшей Лерочке израненный фолиант и пошла в атаку на Марандо.  - Вернешь! Еще как вернешь, клизма дырявая! И за переплет заплатишь, выкусень засушенный!
        Мужество изменило самому лучшему пилоту Академии. Он развернулся и пустился наутек. За ним с воплями и бранью неслась Василика, грозно размахивая тросточкой.
        - Ох!..  - в глазах помутилось от боли, когда Василика, крякнув, вправила Лерочке вывихнутую лодыжку.
        - Пречистый, обними, пощекочи, отпусти…  - шептала крысомуса.  - Боль забери, подними, унеси… По миру развей, в зефиринки оборотись и в Исток возвратись…
        И боль действительно ушла, осталось лишь легкое покалывание, как будто кто-то и в самом деле щекотал под кожей.
        - Ох, спасибо,  - выдохнула Лерочка.  - Невероятно… Как вы это делаете?
        - Я же книжница,  - пожала плечами довольная похвалой крысомуса.  - Не как некоторые стеклянные зазнайки, но тоже кое-что могу. Слово врачует, особенно Слово красивое, сочное, живое, ласковое, доброе!
        - А у меня бабушка тоже так могла,  - опечалилась девушка.  - Ее ведьмой звали и шептуньей.
        - Шептунья?  - оживилась крысомуса и приложила маленькую лапку ко лбу девушки.  - Так может и у тебя талант имеется?
        - Не знаю. Я вообще ничего не знаю. И ничего не умею. Ни рожи, ни кожи, ни мозгов, ни таланта. Никакущая я. Мышь серая,  - горячая жалость к себе затопила Лерочку слезами.
        - А ну не смей!  - Василика дала ей подзатыльник.  - Не смей на себя наговаривать! Это ж последнее дело, себе неудачу пророчить! Ведь и в самом деле накликать можешь!
        - А куда уже хуже кликать?
        Машка виновато топталась возле стойки выдачи книг, дожидаясь Лерочку. Подруги до сих пор не разговаривали, соблюдая молчаливый нейтралитет. Однако сегодня, накануне регаты, Машка решила помириться. Поэтому принесла с собой тортик. Ей удалось устроиться в студенческую забегаловку посудомойкой, однако спустя пару дней ей разрешили помогать на кухне, и там она уже развернулась от души.
        - Твой любимый, медово-ореховый,  - протянула она коробочку подруге и эффектным жестом сняла крышку.  - Давай мириться. И пошли в столовку перекусим, там такой очешуительный морозный кофе варят, ты никогда такого не пробовала. Я на часик с работы отпросилась.
        Ведь знала же, зараза, знала слабое место! Стоило Лерочке учуять упоительный аромат бисквитного теста, пропитанного нежным сливочным кремом, и девушка уже была не властна над собой.
        - Но откуда?..  - только и смогла она вымолвить.  - Там же должна быть сгущенка. Ее изобрели в этом мире?
        - Ерунда!  - махнула рукой Машка.  - Я сама ее сварганила. Получилось еще круче!
        Хотя холодок в отношениях еще оставался, но обалденный и знакомый с детства вкус любимого тортика вкупе с действительно вкусным кофе сделали свое дело. Лерочка растаяла, чувствуя себя почти счастливой. Почти дома. Даже непривычная обстановка студенческой столовой, которая была похожа на дворец Ледяной Королевы, стала казаться уютной. Надо просто не приглядываться к тому, что копошится в снежных сугробах, и не вслушиваться в завывание ветра на кухне. А руки можно погреть о кофейную чашку. Машка сидела в теплой меховой жилетке и кожаном фартуке, которые носили все работники кухни.
        - Кстати, ты знаешь, что Туоми приходится какой-то там дальней родней экономке Финнюр?  - сплетничала Машка.
        - Кто такая Туоми?  - сонно спросила Лерочка, которую после второго кусочка торта стало клонить в сытую дрему.
        - Ну чем ты слушаешь! Туоми всем заправляет на кухне. Она не из благородных, но тоже из Дома Неласковых Ветров, как и Финнюр. Как она готовит, ты бы только знала! Ты вот когда-нибудь видела ледяной огонь?
        - Нет. Я только пыль глотаю в библиотеке,  - вздохнула Лерочка.  - И с лестниц падаю.
        - Погоди, еще увидишь,  - пообещала Машка.  - Представляешь, у снеговиков… только не смейся, так они называются, настоящий матриархат. Там всем заправляют женщины. А вот своей магии у них нет, прикинь? Магия есть только у мужчин, которые, чтоб ты понимала, такие хорошенькие и нежные, как цветочки. Ледяные цветочки. Мне Туоми показывала, кого она выбрала. Вот поднакопит на выкуп жениха и заберет его себе. А тот даже слова против сказать не сможет, прикинь? А еще они постоянно беременные ходят.
        - Кто? Цветочки?
        - Ну ты дура? Как мужик может забеременеть? Нет, конечно, все эти ледяные дамы. Снеговички,  - хихикнула Машка в кулак.  - Они, когда беременеют, могут из мужа магию тянуть. И становятся ужасно сильными. А у некоторых даже несколько мужей может быть.
        - У кого это несколько мужей?  - спросили над ухом.  - Девушки, к вам можно подсесть?
        Это был Игорек. Позади него в нерешительности топтался Дима.
        - Без повязки - нельзя,  - отрезала Лерочка.
        - Ну сколько раз можно говорить, что я пошутил,  - вздохнул белобрысый увалень и без спросу уселся за ледяную глыбу, которая изображала стол.  - Тортиком угостите?
        - Такая тоска с этой метеорологией,  - посетовал Игорек,  - что я уже сомневаюсь.
        - А мне Макария сказал, что из меня может получить неплохой артефактор, даже предложил подработку,  - сказал Дима, уплетая второй кусочек торта.  - Но я хочу на часовщика. Это ж подумать только, в зефире можно играться с пространством и временем как угодно. Куда там теории относительности!..
        Машка презрительно фыркнула.
        - Вы думаете, у вас выбор будет? Я узнала, как будут проводиться экзамены.
        - Серьезно?  - оживился Дима.  - И как?
        - Мы будем спать в Зале Великого Сна и видеть тестовые сны,  - гордо объявила девушка.  - А за нами будет подсматривать леди Сирин, чтобы определить, к какой области у нас есть склонности. Так что можете не загадывать.
        - Хм… И ее одну хватит на нас всех? Или мы по одному будем спать?
        - Наверное, хватит,  - пожала плечами Машка.  - Туоми говорит, что леди Сирин - очень сильная сновидица.
        - Вообще-то да, она же Верховная Сновидица Ла-Арка,  - заметила Лерочка и потянулась к спасительно горячей чашке.  - Она это говорила еще при первой…
        Ледяная глыба стола вдруг взбрыкнула, и в лицо девушке плеснуло горячим кофе.
        - Ох!..
        Невесть откуда взявшийся Марандо искренне веселился, глядя на облитую кофе девушку.
        - Ты глянь, Рен,  - толкнул он приятеля в бок,  - какой только мусор под ногами валяется!..
        И с этими словами поток теплого воздуха сбил Лерочку с ног.
        - Ах ты козлина!..  - мгновенно завелась Машка и схватила в руки вилку.  - Мало я тебе щелбанов отвесила?!? Не дошло, да?
        Она пошла на него в атаку с вилкой наперевес, но коварный ветер вдруг сорвал с нее фартук и жилетку, а следом и все, что было под ними. Посреди ледяного зала столовой оказалась полностью обнаженная Машка. Посетители одобрительно засвистели и заулюлюкали.
        - А фигурка, ничего так,  - хохотнул мерзавец и пошевелил пальцами, направляя ветерок на косу девушки, которая мгновенно расплелась.
        Однако он напрасно ждал, что Машка смутится. Она воинственно встряхнула распущенной гривой и метнула вилку в Марандо. А следом того сбил с ног мощный удар в челюсть от Димы. Игорек тоже не сплоховал и стукнул второго подносом по голове. Но Машке этого показалось мало. Она схватила со стола остатки торта, подскочила к Марандо и от всей души впечатала его мордой в сладкое месиво. Завязалась ужасная потасовка, в которой выл ветер, Марандо орал, что вызывает Диму на дуэль, Дима молча пыхтел и работал кулаками, Машка отборно материлась, оседлав Марандо, и отвешивала ему тумаков, Игорек с воинственным гиканьем лупил всех подносом наотмашь. И только Лерочка сидела на полу и вытирала слезы, шепча про себя злые слова:
        - Чтоб ты скис, чтоб тебя подняло и бросило, чтоб тебя гром побил, чтоб тебе почернело, чтоб ты лопнул!..
        И тут, перекрывая вопли и завывания ветра, раздался вкрадчивый голосок:
        - Что за шум и драка, а секса нет?
        Появление Тессы странным образом подействовало на всех. Дима застыл, во все глаза глядя на кошечку, а Марандо наконец удалось сбросить с себя Машку. Даже Лерочке вдруг нестерпимо захотелось погладить это прекрасное создание и заглянуть в аметистовые глазища. Тесса насмешливо оглядела участников побоища и остановила свой взор на Диме, который слишком откровенно на нее пялился, застыв с сжатыми кулаками.
        - Какой интересный экземпляр,  - промурлыкала она, подходя к парню и отодвигая в сторону Марандо.
        - Я вызываю этот экземпляр на дуэль!  - взвился тот, отплевываясь кремом.  - Тьфу, какая гадость!..
        - Вот еще,  - фыркнула эроморфа и погладила Диму по щеке.  - Мне самой нужно.
        - Перебьешься!
        Лерочка с трудом сбросила оцепенение и поднялась на ноги. Ей было не по себе от того, как хищно эроморфа смотрит на Диму.
        - Марандо, тебе нельзя на дуэль,  - вкрадчиво заметила Тесса, обвиваясь хвостом вокруг ног Димы.  - Его Высочества не дерутся с простолюдинами…
        - Его… Высочества?  - переспросила Машка, сидя на полу.  - Этот ушлепок… ик… принц?
        - Пятый в очереди на наследование,  - подтвердила кошечка, позволяя хвосту непристойно близко подобраться к ремню брюк.  - Дмитрий, вы не против, если на дуэль вас вызову я? В моей кроватке… Больно не будет, обещаю, вам понравится… И глазик новый сделаем…
        - Нет!  - оттолкнула Лерочка нахалку.  - Нельзя!
        Тесса уставилась на нее так, как кошка смотрит на наглого грызуна у себя перед носом - лениво и слегка удивленно.
        - Почему нельзя?
        - Только клану Летающих кошек разрешено… эм… общаться с нами!  - нашлась Лерочка.
        - Вот как?  - нахмурилась Тесса и раздраженно забила хвостом по полу.  - Опять эти крылатые лахудры первыми подсуетились. А ведь какой шикарный курсовой проект мог получиться…
        Она потрепала Диму по щеке и обратила свой взор на Марандо.
        - Нет…  - простонал тот.  - Уйди! Я не хочу!..
        - Хочешь-хочешь, просто еще не знаешь об этом… Я уже настроилась покувыркаться,  - с этими словами Тесса подхватила парня под руку и потащила за собой.
        Его приятель Рен оценил численный перевес врагов не в свою пользу и поспешил убраться с поля боя.
        - А ты и растекся сразу!  - злилась Лерочка по дороге в общежитие.  - Пялился на нее, как… как… как бабуин!
        - Почему бабуин?  - удивился Игорек.  - И почему это Димыч не может на нее пялиться? Она красотка вообще-то.
        - Потому что нельзя!  - остановилась Лерочка и топнула ногой.  - Вы на лекциях где витаете? Несколько раз всех предупреждали!
        Дима был странно молчалив, и у девушки неприятно засосало под ложечкой от дурного предчувствия.
        - Ты смотрел ей в глаза?  - набросилась она на него, помня, о чем предупреждал бортмеханик Инвар.  - Ау?
        Она щелкнула у него перед носом пальцами, и он нахмурился, наконец обретя осмысленный взгляд.
        - Что?.. Да…
        - Нельзя!
        - Лихо ты ему запрещаешь,  - хохотнул Игорек.  - Он тебе не муж, как бы…
        Лерочка вспыхнула, но ответить не успела. Дима пробурчал:
        - Вот-вот. Сюда не смотри, туда не смотри… Может, мне себе второй глаз выколоть?
        - Да смотри ты куда хочешь!.. В смысле, на меня не надо! И в глаза эроморфам смотреть нельзя! Может затянуть. Предупреждали же.
        - Да не смотрел я ей в глаза…
        - Ага, зачем смотреть в глаза,  - опять влез Игорек,  - когда такие формы…
        - Там это…  - замялся белобрысый увалень.  - Она не… она. В смысле, он. То есть…
        - Что значит «он»? Мужик переодетый? Да ты заливаешь! Грудь же ого-го!..
        - Оно. Бесполое. Течет и меняется. Как туман. Фу…  - Дима вздрогнул и поморщился, побледнев.
        Лерочка почти успокоилась. Вот только…
        - И как ты это увидел?  - с подозрением спросила она.  - Сквозь одежду, да?!?
        Лерочка смотрела в темноту, терзаясь бессонницей. Вроде набегалась за день, столько всего произошло, а еще до полуночи подгоняла платье после примерки, а поди ж ты, сон не шел.
        - Маш, ты не спишь?
        - Нет.
        - Ты очень расстроилась?
        - Пфф… От Туоми попало, да. А так, пофиг. Тоже мне, принц!..  - подруга повернулась на другой бок и яростно взбила подушку.  - Завтра регата! Другого найду!
        - Ты не передумала?
        - С чего бы? Ну подумаешь, что принц. Он же не один!..
        - Да я про другое. Ты в самом деле будешь ставить?
        - Магистр Нистальф сказал, что дело - верняк. Мол, он точно знает, кто победит. Ставки должны быть один к десяти! Ты прикинь? Мы поставим пятьсот золотых, а выиграем пять тысяч!
        - Выиграем и отдадим ему.
        - Ну и что? Зато на регату попадем бесплатно!.. Хотя… Лерка, да ты - гений!  - села Машка на постели и захлопала в ладоши.  - Ты поставишь еще и от нас! Все, что есть!
        - Не буду. С ума сошла? А если этот магистр нас дурачит? Ты сама подумай, зачем ему кто-то лишний? Почему он сам не может поставить?
        - Да ему запретили играть на ставках!  - отмахнулась Машка.
        Она вскочила, зажгла светильник и начала рыться в своей сумке.
        - А почему ему запретили? Ведь непросто так, наверное.
        - Потому что выигрывает часто…  - Машка пересчитывала золотые монет, оставшиеся от первой выплаты.  - Тридцать пять золотых.
        - А может потому что мухлюет?
        - Да какая разница. Лерка, не хочешь ставить свои, поставь мои! Выиграем - и ты сразу расплатишься с этим козлистым принцем! Еще и останется.
        - Я не собираюсь идти на регату. У меня работа в библиотеке и…
        - Отпросишься!
        - … и платья нет.
        - Хм… Это уже хуже, конечно, но… купим. Завтра с утра отправимся к Бриджиде и что-нибудь подберем!
        Если честно, Лерочке и самой хотелось посмотреть на регату. Но ей не давало покоя еще одно соображение.
        - Маш? А ты помнишь, что этот Марандо…
        - Слышать ничего не хочу про этого придурка!  - подруга демонстративно спрятала голову под подушку.
        - … он тоже участвует в регате,  - закончила Лерочка и вздохнула.  - Надеюсь, он придет к финишу последним.
        ГЛАВА 13
        Утро регаты получилось очень суматошным. Лерочка забежала в библиотеку и упросила Василику отпустить ее на весь день, пообещав, что потом все отработает. Снаружи уже ждала Машка, чтобы схватить и потащить в город. Подруги для приличия немного потоптались под дверью закрытой лавки, но потом Машка не выдержала и принялась стучать в окно. Должно быть, спросонья Бриджида плохо соображала, иначе как объяснить, что симпатичное платье из синего бархата на шнуровке и с белой строгой шелковой рубашкой Машка сторговала всего за десять золотых. Да, оно было без корсета, который позволял выглядеть более стройно, но с корсетом выходило почти двадцать пять золотых, а это уже было непозволительной роскошью. Одним словом, Лерочку задушила жаба. И эта жаба продолжала сидеть и квакать от одной только мысли, что придется поставить на кон такую кучу золота.
        Казалось, что к Королевской пристани стекается весь город. Портовый район украсили цветы и воздушные разноцветные фонарики, которые парили в воздухе. Экипажи ползли вместе с плотным людским потоком по узким улочкам, поднимаясь все выше и выше, к долгожданной свободе на широкой площади и просторных мостах, которые опоясывали воздушную пристань.
        От высоты дух захватывал. Морской берег и очертания города терялись в туманной дымке. А в зефире висели и вращались огромные кольца, украшенные флажками, через которые должны были проплыть участники соревнования. Из таких колец складывалась трасса гонок, которую можно было наблюдать с обзорных площадок, которые уже все были заняты. Как оказалось, горожане занимали места еще с вечера. Впрочем, для остальных на площади и мостах были установлены стационарные зрительные трубы, в которые за умеренную плату можно было полюбоваться в деталях на своих фаворитов.
        На центральной площади было довольно шумно и людно. Цветочные навесы, натянутые над обзорной палубой, давали спасительную тень. Трешка носился как угорелый, довольно обжираясь халявным зефиром и наверстывая долгие часы томления, когда его запирали в комнате. В ожидании, пока Машка встретится с магистром и сделает ставку, Лерочка облокотилась о перила и разглядывала покачивающиеся в зефире яхты. Они были таких причудливых конструкций, что оторопь брала. Лерочка осторожно спросила у широкоплечего лысого здоровяка с фиолетовой бородой:
        - Простите, а вы случайно не знаете, какая из них яхта Марандо? Герберта Марандо?
        - Знаю,  - солидно кивнул он.  - Вон та, «Улитка».
        - Серьезно?  - прыснула Лерочка.  - Улитка?
        Ее баллоны, наполненные воздухом, или чем там полагалось их наполнять в этом мире, были необычной формы. Они извивались золотистой ракушкой и оплетались сеткой. К ним на канатах подвешивалась крохотная палуба, обросшая крыльями-парусами, которые трепетали на ветру. Яхта и в самом деле походила на диковинное морское создание, соответствуя названию.
        - Как ты яхту назовешь, так она и поплывет…  - мстительно продекламировала Лерочка.
        - Типун тебе на язык!  - мрачно одернула ее вернувшаяся Машка.  - Магистр велел ставить на этого придурка. Пошли.
        - Я не хочу на него ставить,  - упрямилась Лерочка в очереди к игральному кубику, где принимались ставки.
        Ставки принимал, ну разумеется, крысомус, который трепетно пересчитывал золотые монеты и выдавал талончик, от души припечатывая его кольцом-печаткой. Желающих поставить было много, а еще надо было успеть к открытию регаты на королевские трибуны, куда девушек должен был сопровождать магистр.
        - Не дури, ставь!  - прошипела Машка.  - Мне этот козел тоже не нравится, но магистр сказал, что тот победит.
        - Кто победит?  - заинтересовалась старушенция позади них.
        - Один козел победит,  - отрезала Машка.
        - Козел?  - озадаченно переспросила старушка, погружаясь в изучение программки с названиями яхт-участников.  - Клевер… Комар… Кошачий глаз… Козла нету…
        - Все, давай, я тебя жду у трибун, чтобы лишний раз не попасться на глаза магистру.
        Когда дошла очередь Лерочки, и крысомус протянул к ней лапку, готовый принять золото, девушка заколебалась.
        - Вы ставите?  - нетерпеливо пошевелил он усами и носом, принюхиваясь к запаху презренного золота.
        Лерочка почему-то была уверена, что Марандо проиграет.
        - А на кого вы посоветуете поставить?  - набравшись наглости, спросила она.
        - На всех. Кто-нибудь обязательно победит.
        И ведь не поспоришь же!..
        - А кто считается фаворитом?  - девушка решила зайти с другой стороны.
        - «Ласточка».
        - А на кого меньше всего ставят?  - продолжала допытываться Лерочка.
        Крысомус раздраженно фыркнул и потарабанил пальцами, однако ответил:
        - На «Забаву» вообще никто не ставит.
        - А почему?
        - А потому что ее капитан вроде вас… тормозит, как последний навиженец!
        Лерочка вздохнула и решилась.
        - Тогда я поставлю на «Ласточку» один золотой и…
        - Минимальная ставка - пять золотых!  - вскипел от возмущения крысомус.
        - Вот черт… Ладно, тогда пять золотых на «Ласточку» и еще пять на «Забаву».
        Оставшиеся двадцать пять золотых Лерочка благоразумно спрятала в декольте, решив, что лучше перетерпеть истерику Машки, чем потом месяц ходить впроголодь. Правда, если Марандо все-таки выиграет, одной истерикой не обойдешься.
        Трибуны для богачей разместились на парящем в зефире сооружении, похожем на елочный шарик. Туда вел широкий мост-набережная, где неспешно прогуливалась богатая публика. Черные цилиндры мужчин и экстравагантные дамские шляпки, от которых рябило в глазах. А платья были сдержанно-строгими и элегантными. На Машку косились. Да, она была прекрасна в королевском пурпуре шелка, но ее непокрытая голова перечеркивала все! Без шляпки на регате - это уже моветон! Лерочка очень остро чувствовала, насколько чужеродно они с подругой смотрятся здесь, на этой ярмарке тщеславия, среди аристократов и богачей. Но Машка, опьяненная атмосферой причастности к избранному кругу, искренне наслаждалась вниманием, пусть даже таким сомнительным.
        - Пойдемте, девушки,  - галантно пропустил их вперед магистр Нистальф.
        Палуба вращалась. Очень медленно вращалась, чтобы можно было во всех деталях рассмотреть каждый участок гонки. Яхты проплывали мимо королевских трибун и палили из палубных пушек в знак приветствия Севолду Второму, выстраиваясь на воображаемой линии старта. Машка нетерпеливо вытягивала шею, чтобы разглядеть короля и его семью. Магистр сжалился и отдал ей свой бинокль, который по размерам походил на армейский.
        - Рядом с королем принцы,  - невинно заметил плут.  - Артур и Лукас.
        - Но они же…  - Машка подкрутила резкость на бинокле и охнула,  - они же… Да им лет десять!
        - Одиннадцать,  - ухмыльнулся магистр.
        - Так нечестно!  - возмутилась Машка.  - Вы обещали настоящих принцев!
        - Так разве я вас обманул? Самые что ни на есть настоящие одиннадцатилетние принцы…
        Лерочка спрятала улыбку, сделав вид, что выронила поводок Трешки и наклонилась поднять его. Но ее подруга так просто сдаваться не собиралась.
        - Ладно, пусть так. А где принцы с других островов?  - требовательно спросила она.  - Вы говорили, что будут!..
        Невообразимо толстый принц, маркиз Поквадур нежно-зеленого окраса в розовую крапинку блестел на солнце, сложив лапки на пузе, и мирно дремал. Лерочка осмелилась пошутить про спасительную силу поцелуя, которая превратит лягушку в красавца-царевича, и тут же получила от Машки.
        - Ай!.. Больно же!..  - потерла девушка колено.  - Ну чего ты злишься? Забудь про своих венценосных пупырков. Давай уже смотреть регату, а то все пропустим.
        - Отстань! Магистр, а кто еще из них принц?
        - О, этот вам точно понравится,  - лукавое выражение лица Нистальфа говорило об обратном.  - Консул Акхари из рода Ночных кошмаров третий в очереди на наследование Цветочного престола…
        Консул был черным. И он занимал собой все пространство в ложе. Черно-фиолетовые крылья были подобны плащу за спиной, а вот на голове… Если у леди Сирин имелись разноцветные живые косы, то здесь было всего два… усика? Зато каких! Они были больше метра длиной, толстые и необычайно пушистые. По ним волнами прокатывались психоделические сполохи, и если немного задержать взгляд, то начинала кружиться голова, а к горлу подкатывала тошнота. А еще усики находились в постоянном движении над головой консула, как будто сканировали пространство на предмет тех самых ночных кошмаров…
        Машка позеленела и зажала себе рот ладонью, но все равно упрямо выдавила сквозь пальцы:
        - Еще принцы есть?
        Лерочке надоело смотреть на страдания Машки, и она отправилась выгуливать Трешку на смотровой палубе. Как выяснилось, чем выше забираешься, тем чище и плотнее зефир, которым и питались живые механизмы - мехи. На девушку косились, и она чувствовала себя крайне неуютно, поэтому когда обнаружила техническую лестницу, ведущую наверх, то не раздумывая прошмыгнула через ограждение. Трехтолкай бодро шлепал за хозяйкой, время от времени подпрыгивая в воздух и хватая разинутым ртом драгоценный зефир. Дышалось как-то странно, как будто после сильной грозы, когда воздух пропитан озоном и наэлектризован. Слегка кружилась голова. Но открывавшийся вид стоил марш-броска по лестнице. Зефир искрил сполохами молний, дрожал перламутровой рябью и тихо шелестел. Казалось, протяни руку - и зачерпнешь его в пригоршню, словно снег, чтобы слепить из него ледяной замок или крылья, чтобы полететь… Да зачем крылья, если он так плотен и мягок, как вата, можно упасть в него и качаться на пушистых облаках, словно в гамаке… Надо только перелезть через бортик, раскинуть руки и сделать шаг…
        - С ума сошла?!? Ты что творишь!
        Кто-то грубо сдернул Лерочку с перил и зажал ей рот.
        Дима тащил девушку за собой, прижимая к ее лицу маску. Лерочка вяло пыталась сопротивляться, а потом расплакалась.
        - Пусти!.. Я хочу туда!..
        - Нельзя! Ты и так уже надышалась зефиром! Как ты вообще сюда попала?
        - По лестнице! Пусти! Где Трешка?
        - Что-о?!? Ты еще и меха с собой притащила? Вот дура!
        Голова кружилась очень сильно. Даже если бы Дима отпустил Лерочку, она бы все равно и шагу ступить бы не смогла.
        - Я не дура! И хватит тыкать мне эту гадость в лицо!  - оттолкнула она от лица маску.  - Трешка так радовался прогулке…
        - Сиди тут! И ни с места!
        Парень усадил Лерочку на ступеньку и бросился по лестнице наверх, прижимая к лицу маску. Девушка упрямо попыталась встать, держась рукой за перила. Ей казалось, что она нечаянно влезла в невидимую паутину. К липкому ощущению по всей коже добавилось неприятное покалывание, как будто паутина искрила слабым током. Лерочка яростно расчесывала запястье, на котором до сих пор болталась дурацкая красная нить, перевитая замысловатым узлом. Потом попыталась сделать шаг. И завизжала от ужаса. Ее рука с красной нитью стала прозрачной.
        - Не ори! Держи своего монстра!
        Дима едва удерживал на поводке брыкающегося Трешку, который стал размером с упитанного волкодава.
        - Моя рука!..
        - Пройдет! Пошли быстрей вниз! Пока этот уродец не вырос еще больше! Это ж надо было додуматься! Притащить сюда меха, чтобы он обожрался зефиром!
        Рука и в самом деле вернулась в нормальное состояние. Вот только нить исчезла. Или Лерочка ее потеряла? Туман в голове потихоньку рассеивался, но дышать все еще было сложно.
        - А ты как тут оказался?  - опомнилась девушка, с подозрением уставившись на Диму.
        Парень был в комбинезоне механика, закрытым с головы до ног, а на шее болталась фильтрационная маска.
        - Я же говорил. Макария предложил подработку,  - скупо ответил Дима и кивнул в сторону беснующегося на привязи Трешки.  - Подожди, пока он успокоится, и не запитывай его с неделю, иначе еще больше вымахает. И не лезь больше на верхотуру! Там же специально огорожено и подписано, что опасно. Чем ты вообще думала?
        Девушка вытерла слезы со щеки и выдавила:
        - Со мной вечно так… Одни проблемы. Спасибо тебе.
        - Да ладно… Вставай.
        Он подал ей руку, и Лерочка наконец поднялась на ноги, смущенно оправляя платье. Дима вдруг провел рукой в перчатке по ее волосам, как будто смахивая что-то.
        - До сих пор искрят…  - сказал он.  - Тебя сегодня не узнать, ты такая нарядная и красивая… хоть и дурочка.
        Лерочка вспыхнула, не зная, то ли обидеться, то ли обрадоваться, что ей впервые в жизни сказали, что она красивая дура. Но пока она придумывала, что ответить, Дима развернулся и ушел.
        ГЛАВА 14
        - Ну и чего мы стоим, глупо улыбаясь?  - недовольно спросила подошедшая Машка.  - Что тут делал этот недотепа?
        - Он не недотепа.
        - Угу,  - поддела подругу Машка.  - Давай, еще влюбись в него. Вместо принца.
        - Ни в кого я не влюблюсь. Хотя… Уж лучше влюбиться в него, чем в твоего маркиза Поквадура, Ваше Квакейшество,  - Лерочка сделала реверанс, придерживая платье.
        - Смейся, смейся,  - обиделась Машка.  - Мне тут Жора вчера подкинул еще одну идейку. Показал объявление в газете. Отбор невест для принца Неверлинга. Прикинь? После экзаменов сразу отправимся.
        - Без меня,  - быстро ответила Лерочка.  - Больше никаких принцев.
        Она рассеянно наблюдала, как яхта Марандо бодро плывет к финишу, значительно оторвавшись от соперников.
        - Ну и что тебе светит тогда? Выскочишь сдуру замуж за этого Диму, будете вдвоем перебиваться с копейки на копейку, обзаведетесь выводком детишек и под старость скопите на крошечный домик, где будете разводить патиссоны?
        - Пусть так,  - улыбнулась девушка.  - Разве это плохо? Зато у меня в подругах будет настоящая принцесса, которая всегда угостит самым лучшим тортиком в самой лучшей кофейне на Зефирных островах… Ведь угостишь?
        - Да ну тебя,  - надулась Машка, однако было заметно, что ей приятно.  - Тебе лишь бы пожрать. Кстати!.. А у них действительно очень мало сладкого подают к столу. Конкуренции почти не будет. Вот сейчас этот козлоногий принц приплывет первым, и мы выиграем кучу денег… Можно будет развернуться!..
        Лерочка съежилась, но промолчала, решив не расстраивать подругу.
        До финиша яхтам оставалось проплыть сквозь четыре кольца. В победителе уже никто не сомневался, и магистр Нистальф сидел довольный, как котяра, объевшийся сметаной. Машка про себя размышляла, как разумней вложить выигрыш, а Лерочка отчаянно пыталась придумать оправдания, почему она не поставила на Марандо.
        - Давай, Улиточка, ползи!..  - шептал магистр, азартно потирая ладони.
        И тут улиточный панцирь, то есть баллоны, начали съеживаться, как будто из них выходил воздух. Нистальф нахмурился. Лерочка в надежде подняла голову. Машка ничего не замечала, погруженная в сладкие грезы. Четвертое кольцо «Улитка» с трудом проплыла, но перед третьим вдруг вздрогнула всем корпусом, взметнулась вверх и зацепила препятствие. Трибуны дружно охнули, когда из кольца ударил багровый электрический разряд, обжег палубу и зацепил баллоны. Те лопнули! Яхта перекувыркнулась и, оставляя за собой струйный кровавый след, понеслась в обратном направлении, сметая и тараня другие корабли…
        - Нет, нет, нет!!!  - вскочил на ноги магистр.  - Этого не может быть!
        Но это случилось. Остальные участники не успели увернуться от бешено несущейся яхты, их отбросило в сторону, перевернуло и закрутило в невидимых зефирных водоворотах. Паника и суматоха. Зрители вскочили со своих мест, топая ногами и крича. К месту аварии уже выдвинулись юркие спасательные ялики. А к финишной прямой в гордом одиночестве медленно дрейфовала тяжелая неповоротливая «Забава», которой вся эта чехарда была нипочем, как слону нет дела до взбесившейся мошкары…
        Машка рыдала и стучала по плечу магистра.
        - Вы нас обманули! Сказали, что он выиграет! Я поставила последнее!
        Тот застыл, уставившись невидящим взглядом в зефир. За бортом уже тащили на прицепе покореженную «Улитку», а ее окровавленного капитана грузили на спасательный ялик. Трибуны шумели и волновались. Слыханное ли дело, что к финишу пришла только одна яхта! Пол был усеян выброшенными талончиками. Лерочка нащупала в сумочке заветный клочок бумаги. Радости от выигрыша не было. Более того, на плечи давило страшное чувство вины. Она ведь искренне желала Марандо… Но нет же! Не такого же желала! Или такого? В памяти, как на зло, всплыли сказанные сгоряча слова…

«Чтоб ты скис, чтоб тебя подняло и бросило, чтоб тебя гром побил, чтоб тебе почернело, чтоб ты лопнул!..» А если он умрет?..
        - Пройдемте с нами,  - раздался строгий голос за спиной,  - для выяснения обстоятельств аварии!
        Магистр попытался сопротивляться, но ему заломили руку и повели. Девушек тоже мягко, но настойчиво пригласили для дачи показаний. И теперь они сидели в капитанской рубке, где их допрашивал мрачный префект Королевской полиции в присутствии адмирала и еще двоих мордоворотов в штатском.
        - Вы ставили на участников регаты?
        - Нет,  - невозмутимо ответил магистр.  - Мне же нельзя.
        Префект обратил свой взор к девушкам.
        - А вы?
        - Да,  - всхлипнула Машка.  - И все проиграла!
        - На кого вы ставили?
        - На Марандо, будь он неладен!
        - Сколько?
        - Какая разница!
        - Сколько?  - с нажимом спросил префект.
        - Пятьсот золотых.
        Лерочка чувствовала, что они влипли серьезно. Если магистру запрещено было ставить, то получается, они, поставив вместо него, тоже нарушили какой-то закон? Пошли на преступный сговор, или как это называется?
        - Откуда у вас такие деньги?  - продолжал гнуть свою линию префект.
        До Машки наконец дошло, что она сморозила глупость, и дело плохо. Она перестала всхлипывать и посмотрела на магистра. Тот старательно делал вид, что девушек не знает.
        - Моя подруга от волнения все перепутала,  - вмешалась Лерочка.  - Мы поставили по пять золотых…
        - Чего?  - удивилась Машка.
        - По пять!  - упрямо повторила Лерочка и наступила подруге на ногу под столом.  - По пять золотых на «Ласточку» и «Забаву»…
        - На кого?!?  - теперь выдержка изменила магистру, и он взвился с места, но был усажен обратно твердой рукой мордоворота за спиной.
        Префект смерил Лерочку оценивающим взглядом.
        - Покажите ваши талончики.
        Девушка со вздохом полезла в сумочку, достала их и положила на стол перед собой.
        - Интересно пупырки квакают,  - пробормотал префект, разглядывая талончики, однако не прикасаясь к ним.  - Жан, напомни мне, какие были шансы у «Забавы»?
        - Один к двадцати пяти.
        Лерочке внезапно стало очень холодно, а из головы напрочь выветрилась вся таблица умножения. Попытки умножить пять на двадцать пять не увенчались успехом.
        Префект сдвинул форменный кепи на макушку и пошкреб пальцами лоб.
        - И кто вам посоветовал поставить на «Забаву»? Магистр Нистальф?
        - Нет,  - мотнула головой Лерочка.  - Крысомус, который принимал ставки.
        - Брат Константинос?  - искренне удивился префект.  - Он никогда не дает советов…
        - Я просто спросила,  - торопливо перебила его Лерочка,  - на кого больше всего ставят, а на кого меньше всего, и почему. Вот и все. Можно мы с подругой пойдем?
        У префекта был вид, как у охотничьего пса, который чует, но не видит кошку в кустах.
        - Так…  - протянул он.  - А почему тогда ваша подруга сказала, что ставила на Марандо?
        - Она хотела, чтобы я на него поставила,  - терпеливо пояснила Лерочка.  - И поэтому думала, что мы все проиграли. Но я не стала на него ставить.
        - Почему?  - тут же ухватился за это префект.
        - Потому что… мне не понравилось название его яхты. Как улитка может придти первой? Вот и все. Можно мы пойдем, пожалуйста?
        Девушка встала, умоляюще глядя на префекта. Тот колебался. Лерочка потянула за собой Машку и попятилась к двери. Но здесь изменчивая удача опять вильнула хвостом. Дверь распахнулась, и сразу стало очень тесно. Лично пожаловал Его Величество Севолд Второй в сопровождении свиты.
        - Я надеюсь на ваш профессионализм, префект Диноро,  - обманчиво мягкий голос короля убаюкивал.  - В этот раз пострадал мой племянник. А это не может остаться безнаказанным. Магистр Нистальф…
        Плут почтительно склонился перед королем, но тот на него даже не взглянул.
        - … наверняка приложил к этому руку. Тут не обошлось без его дешевой зиромансии.
        - Без экстремального сдвига ветра здесь точно не обошлось, простите, Ваше Величество,  - осмелился возразить адмирал.  - Яхта Марандо уверенно шла к финишу…
        - Вот-вот,  - кивнул король.  - И как могло получиться, что лопнули баллоны?
        - Усталость зефирных пленок. Бывает.
        - Какая вероятность? Если учесть, что яхта перед стартом проходила осмотр.
        - Мизерная, но…
        - А то, что возникнет этот…  - король требовательно щелкнул пальцами в воздухе,  - сдвиг ветра?
        - Нулевая, потому что всю трассу регаты прополоскали погодники…
        - Ну вот! А вероятность, что произойдет зефирное замыкание на кольце?
        - Такое иногда бывает, но…
        - Вот именно, что иногда! Какая вероятность, что все эти события произойдут одновременно и с моим племянником?
        - Ваше Величество,  - не выдержал префект, нервно расстегивая пуговицу на тугом воротнике,  - проблема в том, что магистр Нистальф сам поставил на Марандо.
        Севолд Второй опешил и сел на торопливо придвинутый ему стул.
        - Это как?
        - Мои орлы, осмелюсь доложить, клювами просто так не щелкают. Его вели с самой пристани. Он встретился с двумя подставными лицами…  - кивок в сторону девушек,  - передал одной из них, Марии Белозубовой, пятьсот золотых. Она поставила на Марандо. Брат Константинос ставку принял, как и было договорено.
        Лерочка отчаянно пыталась уловить суть происходящего, но в голове было странно пусто и звонко.
        - Однако потом…  - префект сделал эффектную паузу и кивнул на Лерочку,  - вторая барышня, Валерия Мокошина, тоже сделала ставку.
        - На кого?
        - На «Забаву».
        - Ну вот видите!..  - торжествующе хлопнул себя по колену Севолд Второй и поднялся на ноги.  - Следы запутывал! Но на этот раз мерзавец переборщил с вероятностной магией! Подумать только, перекроить случайные процессы и вывести из участия все яхты, лишь бы оставить своего победителя!.. Это уже переходит всякие мыслимые границы!
        Лерочка съежилась. А магистр вдруг расхохотался. Король осекся и побагровел. Его свита тревожно зашушукалась между собой.
        - Ваше Величество,  - вздохнул префект,  - проблема в том, что его выигрыш со второй ставки не покрывает расходов на первую. Он поставил пятьсот золотых на Марандо, а на «Забаве» выиграл всего сто двадцать пять… Нам нечего ему предъявить…
        - Ничего не понимаю…  - пробормотал король.  - Почему? Постойте, постойте! Может быть, еще кто-нибудь ставил на «Забаву»?
        Жан склонился к плечу своего начальника и что-то ему зашептал.
        - Да, еще ставила леди Бриолюн. Она услышала, как эти барышни общались между собой, но, к сожалению, не расслышала, на кого именно им велел ставить магистр. По ее словам, речь шла о козле. Но такой яхты не было, поэтому она повторила ставку Валерии Мокошиной.
        - Эта старая перечница?  - удивился король.  - И сколько она поставила?
        - Двести золотых.
        - Ну вот!
        Префект вздохнул.
        - Мы не можем доказать сговор между…
        - Уж постарайтесь!..
        Лерочка не выдержала.
        - Простите, Ваше Величество,  - начала она, и ее голос дрожал,  - но это я одна во всем виновата!
        Сделалось очень тихо. Севолд Второй обратил свой взор на девушку и прищурился.
        - Что ж… Если вы сознаетесь в сговоре, то я…
        - Да не было никакого сговора!  - в отчаянии воскликнула Лерочка.  - Да, магистр предложил нам сделать ставку вместо него. На Марандо! Мы не знали, что это запрещено! Ну а потом еще решили поставить от себя. Маша настаивала, чтобы тоже на Марандо, но мне не хотелось складывать все яйца в одну корзинку, понимаете?.. Мне никогда не везло, правда! Я ни разу не выигрывала! И на «Ласточку» с «Забавой» поставила просто так! Клянусь вам! Ни магистр, ни Маша ни о чем не знали!..
        - И я должен в это поверить?  - разочарованно покачал головой король.  - Если бы вы честно признались, я бы, пожалуй, смилостивился и учел то, что вы оказались втянуты в эту авантюру по незнанию…
        - Но это правда!
        - Какой же вы болван, Ваше Величество,  - вдруг тихо сказал магистр.
        - Нистальф Везучий!  - прогремел рассерженный король.  - Если ты думаешь, что твоя удача бесконечна, то!..
        - Вот именно, что удача!  - вскочил на ноги магистр и сжал кулак, постучав себя по лбу костяшками пальцев.  - Да сколько же раз вам, неучам, можно повторять, что я оперирую с удачей! С положительными вероятностями! Да, я могу занизить удачу одному участнику гонок, но только, слышите, только за счет повышения другому! Общая плотность случая останется неизменной! И равной единице! Зарубите это себе на носу!
        - Сейчас кое-кто зарубит это на твоей шее,  - на короля было страшно смотреть.
        Адмирал нахмурился, а префект махнул рукой, давая отмашку своим головорезам. Те схватили магистра и потащили к выходу, но он все-таки закончил свою речь:
        - И только драконы есть несовместная плотность случая в зефирном пространстве событий по постоянной Дюрека! С отрицательной вероятностью!
        Севолд Второй вздрогнул и повелительным жестом остановил полицейских.
        - Ты смеешь все списывать на вмешательство драконов?
        - Нет!
        Магистр с достоинством стряхнул с себя хватку мордоворотов и поправил воротничок мундира.
        - Я хочу сказать, что драконы проснулись, хотя не должны были. А законы сохранения Пречистого Истока позволяют предположить компенсирующий всплеск зиромансии, также оперирующей отрицательной вероятностью. Чистой концентрированной НЕудачей. Ходячим бедствием из иного мира.
        Лерочка сжалась. Магистр смотрел на нее и говорил тоже про нее.
        - Да-да, это она. Ее латентный дар оказался настолько силен, что смог порвать мое плетение случайностей на победу Марандо в этой регате. И не просто порвать, а вывернуть наизнанку. И чем ей ваш племянник так не угодил? Кстати… Полагается какая-нибудь награда за выявление Избранной? Я немного поистратился…
        ГЛАВА 15
        Девушек заперли в одной из кают. Машка расхаживала из угла в угол, а Лерочка сидела на диванчике, подтянув колени к подбородку и обхватив их руками.
        - Что же теперь будет? Что будет?  - повторяла она, как заведенная.  - Меня скормят дракону?
        - Не говори глупостей! Не дракон, а драконы! Ты же слышала? Их много. Какой смысл скармливать одному, если…
        - Порежут на кусочки и скормят сначала одному, потом другому, потом третьему…  - бубнила девушка, мерно раскачиваясь и уставившись в пустоту.  - Приправят зефиром. И будет зефир, фаршированный Лерочкой. Или Лерочка, запеченная в зефире? Раскидают мои останки в зефире, чтобы потравить драконов, как крыс в подвале… А из моей крови сделают концентрат неудачи, чтоб распылить на всех островах и отпугивать им драконов… А из волос…
        - Ну хватит уже придумывать себе ужасы!  - прикрикнула на нее Машка.  - Зачем ты сразу думаешь о плохом?
        - Потому что плохое со мной только и случается!
        - Так может потому и случается, что ты о нем думаешь? Отрицательная ты моя!
        - Ох…  - простонала Лерочка, стукаясь лбом в колени,  - только ты еще не начинай… Давай, расскажи мне, что я сама накликиваю неудачу…
        - А так и есть! Все, замолчи!
        Машка села рядом и обняла подругу за плечи, укачивая и гладя по голове.
        - Мы справимся. Что-нибудь придумаем. В конце концов, если у тебя получилось насолить этому недоделанному принцу, то и остальные пусть поберегутся…
        Ждали прибытия ректора Кхамало и леди Сирин. Последняя выглядела очень недовольной, потому что ее посмели разбудить.
        - К чему такая срочность, Ваше Величество?  - довольно резко спросила она.
        - Магистр Нистальф утверждает, что нашел Избранную.
        - Отлично, я за него рада,  - и бровью не повела леди Сирин.  - Это все? Я свободна?
        - Леди Сирин!  - повысил голос король, стискивая хватку на запястье Лерочки и поднимая ее руку вверх.  - Речь идет об Избранной! И мне нужно подтверждение того, что магистр не ошибся!
        - Ваше Величество,  - проскрежетала жар-бабочка, расправляя крылья,  - вы разбудили меня и вызвали сюда, где я вынуждена дышать одним зефиром с консулом, чтобы узнать то, что и так станет ясно на вступительных снах?
        - Драконы подбираются все ближе и ближе!..
        - Тише, тише…
        Все-таки не зря ректор Кхамало считался великим мастером Слова. Даже заострившиеся черты леди Сирин смягчились, а крылья мирно сложились за спиной.
        - Ваше Величество,  - продолжил стеклянный ректор,  - мы обязательно все узнаем, но позже…
        - Я приказываю!..
        - Сейчас это просто невозможно…
        - Почему это?!?
        - Потому что зефирные возмущения сильно влияют на леди Сирин… Вы же видите, как она страдает…
        В подтверждение жар-бабочка прикрыла глаза и укуталась крыльями.
        - Поэтому лучше дождаться сизигийного прилива, чтобы не ошибиться…  - вкрадчивый голос ректора убаюкивал.  - А за девочек не беспокойтесь. Я лично за ними присмотрю, чтобы больше ничего не случилось…
        - Уже случилось! Магистр Нистальф утверждает, что она вывернула наизнанку удачу моего племянника, поэтому он разбился!..
        - Я не нарочно!..  - пискнула Лерочка.
        - Какая прелесть, то есть, я хотел сказать, какой ужас…  - покачал головой ректор и взял короля под руку, доверительно склоняясь к его уху.  - Видите, она же случайно… А подумайте, что будет, если намеренно? Ваше Величество, у всех нас появился шанс, верно? Она научится владеть своим даром и сможет дать отпор драконам, разве ж это не прекрасно?
        Забытого всеми Трешку забрал с привязи и привел домой Дима. Подросший на зефире питомец уже с трудом помещался в спальне, поэтому ему отвели место в гостиной рядом с письменным столом. Машка пересчитывала выданный им выигрыш - сто двадцать пять золотых - и ворчала, почему Лерочка не поставила больше. Сама виновница торжества валялась на кровати и безучастно смотрела в потолок, ни на что не реагируя.
        - Так… Половину долга ты уже можешь выплатить. И не спорь. А что тут у нас с принцами?  - Машка зашелестела газетой.  - Ага, вот оно, нашла! Объявляется отбор невест для принца Кенрига Неверлинга…
        - Тебе не надоело?
        - Нет. Это тебе можно не искать, ты у нас теперь Избранная, надежда всех островов, будущая драконоборица… или драконоборка? А, неважно. А мне деваться некуда, только замуж за принца. Принцесса Мария Неверлинг…  - подруга посмаковала имя на языке и довольно кивнула.  - Да, не хуже Марии Стюарт…
        - Она плохо кончила.
        - Неважно. Мне нравится, как звучит. Так, что там у нас дальше? Требования к претенденткам. Смелые девушки от двадцати до тридцати лет, приятной наружности, живой сообразительности и доброго нрава, желательно благородных кровей… Ты смотри, как про меня писано!
        - Особенно про благородную кровь…
        - Тут написано, что желательно, но не обязательно. Так что я подхожу! И потом, откуда ты знаешь, может и среди моих предков затесалось какое-нибудь графье?..
        - Маш, я тебя прошу, ну не лезь ты в очередную авантюру. Подумай сама, какой аристократ в здравом уме будет искать невесту по объявлению? Еще и отбор устраивать. Да у них все браки должны быть политическими. Или хотя бы финансово выгодными.
        - Знаешь, если сидеть на попе ровно, как ты, то ничего и не найдешь!
        - Зато попа целее будет,  - пробурчала Лерочка.
        - Угу, и толще. Все!  - Машка хлопнула ладонью по газете и вскочила на ноги.  - После экзаменов отправлюсь…
        Она запнулась и заглянула обратно в газету.
        - … отправлюсь на остров Бертуклоса. Ты прикинь, у него свой пригородный остров с роскошным замком!
        Лерочка ничего не ответила, только тяжело вздохнула и прикрыла глаза, чтобы не видеть красной нити, которая неведомым образом вновь оказалась на запястье.
        Думать о том, как и почему, не хотелось совершенно. Думать вообще не хотелось. Хотелось спрятать голову под подушку и уснуть, чтобы на утро проснуться и осознать все нелепым дурным сном.
        - Мы должны его проведать! Ну Маш, ну пожалуйста, зайди со мной, мне одной боязно!
        Девушки стояли в коридоре перед палатой Герберта Марандо. Госпиталь больше напоминал оранжерею… или зимний сад под крышей… или храм лесного божества. Стены были сплетены из лозы, полы устланы ковром из мха, вместо светильников под потолком роились светлячки… Их цвет менялся в зависимости от того, можно ли входить в палату, или там уже кто-то есть. Почему-то Лерочке вспомнились допотопные лампы на входе в рентген-кабинет в университетском медгородке. Светлячки над входом в палату Марандо были ярко-красными и злобно жужжали, что означало, что у пациента есть посетители.
        - Ты хочешь, чтоб я завершила то, что не удалось тебе?  - насупилась Машка.  - Придушила этого козла? Нет уж, я тебя лучше здесь подожду.
        Лерочка нервно теребила в руках корзинку с нехитрыми гостинцами для раненого.
        - Ты просто постой, ладно? Чтоб если что…
        - Что, если что? Ну что может случится?
        Машка в раздражении сорвала с лозы цветок и начала обрывать с него лепестки, гадая на неведомого принца:
        - Любит - не любит, плюнет - поцелует, к сердцу прижмет - к черту пошлет, своей назовет…
        - Маш,  - Лерочка взяла подругу за руку, останавливая издевательство над цветком,  - я просто извинюсь…
        - За что? Вот за что тебе извиняться? Дурная затея!..
        - Ну это же из-за меня он…
        Она не успела договорить. Лозовая дверь с шелестом расплелась, и из палаты вышла Тесса. Ее наряд был очень фривольным и почти ничего не скрывал.
        - Привет,  - мурлыкнула она подругам и сыто потянулась.
        - А ты что у него делала?  - тут же накинулась на нее Машка.
        - А мы уже на «ты»?  - удивилась кошечка.  - Здорово!.. Я всегда за дружбу и любовь…
        - Что ты у него делала?  - повторила Машка, наступая на нее.
        - Любочила его…  - улыбнулась эроморфа и обвилась хвостом, застенчиво потупив аметистовые глазища под длинными пушистыми ресницами.  - Ожог убрала… и кости срастила… Так, по мелочи…
        - Как можно!  - не выдержала Лерочка.  - Заниматься этим… ну, тем самым… с беспомощным больным!
        - Какие вы странные… и забавные…  - бархатно прошелестела Тесса и отодвинула в сторону Машку с гневно сжатыми кулаками.  - Будет интересно вас изучать…
        - Тебе нельзя!  - попятилась от нее Лерочка.
        - Уже можно… Разрешили…  - голос кошки вдруг изменился и стал ниже, грубее.  - Только я еще не решил, с кого начать…
        Лерочка оказалась прижата к стене мускулистым красавцем, чьи черты расплылись и сложились в лицо демона с картины Врубеля, который однажды поразил воображение впечатлительной девушки в Третьяковке. Даже иссиня-черная грива появилась. Но глаза остались теми же. Лерочка не могла отвести взгляд от их завораживающей глубины. Кошак потерся щекой о ее щеку и прошептал:
        - Я уберу все лишнее… Ты станешь стройной… Хочешь?  - его рука соскользнула с талии и нахально провела по бедру.
        От бархатного баса внутри все сжалось, закружилась голова. Мускусный запах ударил по обонянию. Но тут Машка огрела эроморфа корзинкой по башке.
        - Убрал от нее лапы, извращенец! Брысь отсюда!
        Черты снова расплылись и сложились в кошачью морду. Тесса удивленно фыркнула и тут же опять получила по голове. Кошка повернулась к Машке и зашипела, оскалившись и обнажив острые клыки. Но наваждение уже прошло. Лерочка шустро схватила нахалку за хвост и, намотав на руку, дернула к себе.
        - Уходи! Слышишь, уходи! Никто в твоем так называемом люболечении не нуждается!
        - Глуф-ф-фые!..  - прижала уши к голове кошка и выгнулась.
        - Да, мы глупые! И у нас другие обычаи! Маш, прекрати ее злить! Тесса, пожалуйста, уходи! Мы не хотим ссориться!
        Неизвестно, чем бы все закончилось, но тут из-за угла появился человек в зеленом балахоне, который оказался лечащим магом Марандо.
        - Тесса,  - удивленно уставился он на кошечку,  - вы еще не закончили?
        - Заф-ф-фончила!..
        Яростно бьющий по полу хвост оставлял проплешины в ковре из мха.
        - Ну что ж, пройдемте, оценим вашу работу,  - вздохнул доктор.  - Надеюсь, в этот раз вам удастся сдать практику по экстремальной медицине…
        - То есть она еще и двоечница?  - не выдержала Лерочка.  - Как ее вообще можно было подпускать к раненому?
        - На ком-то ей все равно надо учиться,  - философски заметил доктор, направляясь к двери, а потом остановился и с интересом оглядел Лерочку.  - Кстати, нам нужен доброволец для практики интернов по эстетической магии… Не желаете? Бесплатно поправят носик, фигурку отполируют и…
        - Нет!
        Машка, заложив пальцы в карманы стильных бриджей, прислонилась к стене и покачала головой.
        - Никогда не думала, что это скажу, но… Мне его теперь вот даже жаль, честное слово!
        - Вообще не понимаю. Он же племянник короля! Неужели его лечение доверили этой хвостатой неумехе? А она еще к Диме пыталась клеиться, глаз предлагала вырастить! Страшно представить, что она там может навыращивать!
        Дверь снова с шелестом расплелась, выпуская мага и его нерадивую ученицу. Доктор казался довольным.
        - Неплохо, неплохо…
        Тесса лучилась гордостью.
        - Однако при диафизарных переломах плечевой кости всегда необходимо учитывать возможные повреждения лучевого нерва и…
        Доктор завернул за угол, за ним последовала преувеличенно внимающая ему практикантка. Подруги переглянулись между собой и, не сговариваясь, вместе шагнули к двери.
        Марандо лежал в колыбели из гигантской кувшинки, подвешенной к потолку, от которой вились узловатые стебли и уходили в стены. Выглядело все несколько жутковато, как будто в каком-то фильме ужасов, где хищные растения пленяют и живьем пожирают человека… Но парень спокойно полусидел в кувшинке и грыз карандаш, читая книгу. Половина лица у него была в бинтах. Услышав шелест лозы, он поднял голову и побледнел:
        - Стойте, где стоите!  - и выставил вперед ладонь.
        - Я пришла извиниться,  - пролепетала растерявшаяся Лерочка и потянулась рукой к корзинке.  - Вот принесла…
        Невесть откуда взявшимся ветром корзинку выбило у нее из рук.
        - … печеных яблок и…
        Яблоки валялись на полу, растекаясь малоаппетитной лужицей. Машка сжала кулаки и процедила:
        - Слышь, ты, Его Козлейшество! Мы пришли извиниться, но можем и передумать…
        - Пошли вон!  - он выставил вперед и вторую руку, но охнул от боли в ней.  - Я… вас… проучу!..
        Взвыл ветер, но как-то неуверенно и жалобно, холодной змеей скользнув по ногам. Машка разжала кулаки и расхохоталась.
        - Лер, ты смотри, он нас боится!
        - Никого я… не боюсь…  - выдавил Марандо сквозь зубы и попытался встать.
        В разрезе зеленой рубашки мелькнуло волосатое колено. Лерочка торопливо отвела взгляд, чтобы еще что-нибудь не увидеть, и пробормотала:
        - Прости, пожалуйста, что так получилось с регатой, я не хотела… Мы пойдем. Выздоравливай.
        Марандо сделал шаг, всхлипнул и рухнул на пол лицом вниз с задранной до пояса рубахой и голой задницей.
        - Вот черт!  - выругалась Машка.  - Лерка, ну чего застыла? Помоги с этим придурком!..
        Лечащий маг озабоченно покачал головой, ощупывая плечо Марандо. Тот лежал с закрытыми глазами, бледный и в холодном поту.
        - Кости она срастила, но вот с лучевым нервом накосячила… Защемлен. Эх, Тесса, Тесса… А еще дитя знаменитой Ильзы Лицетворницы… Вот что с тобой делать?..
        Парень дернулся в руках мага и заскрежетал зубами.
        - Пусть… они уберутся!..
        - Герберт, вы наказаны и не в том положении, чтобы что-то требовать,  - строго объявил доктор.  - Забыли?
        - А за что он наказан?  - не утерпела мстительная Машка.
        - За то, что вместе с плутом Нистальфом пытались обмануть удачу на гонках. Вы разве не знали? Это самая громкая новость сегодняшних газет. Тут больно?
        - Ох!..
        - Но у них же ничего не получилось,  - робко заметила Лерочка.
        - И что? Еще Марандо напутал с запрещенной ветровой магией, из-за чего пострадали остальные участники гонок. Погоди, тебе еще от профессора Вастольфа не так достанется.
        - Доктор, ну не надо при этих бродяжках!..  - взмолился несчастный.
        - И что с ним теперь будет?  - продолжала допытываться Машка.
        Лечащий маг пожал плечами и флегматично ответил, не обращая внимания на страдания пациента:
        - Придется Тессе все переделывать. Заново ломать ему руку и складывать косточки. Иначе зачета ей не видать. Экстремальная медицина - это вам не хухры-мухры…
        ГЛАВА 16
        - Надеюсь, тот доктор пошутил. На счет ломать руку. Это же просто варварство.
        - А я надеюсь, что нет,  - кровожадно ответила Машка, нарезая дольками купленные по дороге сочные персики.
        Девушки сидели на кухне их общежития, которая больше напоминала камбуз подводной лодки, разве что более просторный. В углу тарахтел и булькал пузатый чудо-чайник. Лерочка объелась вишневого варенья с плюшками, но настроения это не прибавило. Даже любимое вязание не ладилось. Петли постоянно соскальзывали, и девушка сбивалась со счета.
        - Кому носочки вяжешь?  - спросил Дима, пришлепавший на кухню за чаем.
        - Атанасису в подарок,  - вздохнула Лерочка, подтягивая клубок, за которым гонялась табуретка-переросток.  - Трешка совсем от рук отбился.
        Дима стянул с тарелки из-под носа у Машки дольку персика и пробубнил:
        - Нечего было его перекармливать.
        - На себя посмотри!  - огрызнулась Машка и шлепнула парня по руке.
        Трешку занесло на повороте, и он чуть не сбил Диму с ног, расплескав ему чай.
        - Вот паразит!
        Юноша поставил чашку на стол и загнал меха в угол, угрожающе нависнув над ним:
        - Трехтолкай! Скорость?
        К удивлению Лерочки, ее питомец что-то проскрежетал в ответ. Она подняла голову, забыв про вязанье. Неужели мех умеет говорить?
        - Вес?
        Новое скрежетание. Дима щелкнул пальцами перед мордой у меха и начал ему что-то бубнить.
        - Если… больше чем… в длину… деленное на… то возврат…
        - Что ты ему там шепчешь?  - не выдержала девушка.
        Дима покачал головой и вздохнул:
        - Перепрограммирую его.
        - Что?!?
        - Ограничиваю скорость передвижения по его весу. Простенький алгоритм для…
        - Он же живой!
        - Он - зефирный механизм. Ни живой и ни мертвый.
        - Вообще-то это наглость! Мог бы и меня спросить! Я его хозяйка!
        Дима уселся за стол и прихлебнул чай.
        - Могла бы и ты… спасибо сказать. А то бросила его, хозяйка… А мне его через весь город пришлось тащить.
        Лерочка смутилась.
        - Извини. Нас самих… я не смогла забрать Трешку. Нас арестовали…
        Дима поперхнулся чаем и изумленно уставился на девушку.
        - За что?
        Она не успела ничего пояснить. Перед ее носом на стол поставили… окровавленный детский сапожок с порванными шнурками. Знакомый голос ехидно произнес:
        - Надеюсь, это была не последняя неудача…
        - Уберите эту гадость!  - возмутилась девушка.
        Магистр Нистальф лукаво улыбнулся и сел рядом с Димой напротив Лерочки, подвинув сапожок к ней поближе.
        - Это не гадость, это мой подарок будущей ученице. Собственную неудачу надо пестовать и лелеять, чтобы достичь подлинного мастерства в зиромансии. Но я вам помогу, Валерия…
        Машка попыталась подцепить сапожок за шнурок, чтобы выкинуть, но магистр успел первым. Он поднял эту гадость на пальце и покачал ею перед лицом Лерочки.
        - Это было на ноге трехлетнего мальчугана, когда его шнурки и его самого зажевало в движитель прогулочной яхты. Нелепая и страшная смерть.
        У Лерочки всегда было живое воображение. Тошнота подкатила к горлу вместе с плюшками. Девушка побледнела и приложила ладонь ко рту.
        - Шанс погибнуть такой смертью - один к ста тысячам. Удивительное совпадение. Мне невероятно повезло достать этот сапожок, но теперь он ваш по праву.
        - Вы издеваетесь?..  - выдавила девушка.
        - Отнюдь. У вас уникальный дар так называемой отрицательной зиромансии. Но его надо развивать. К сожалению, никто не знает, как это делать, я могу только предполагать, что неудачу можно притянуть, как и везение…
        - Отрицательных вероятностей не бывает,  - сквозь зубы сказала Лерочка, все еще борясь с тошнотой.  - Это противоречит здравому смыслу!..
        - Правда?  - все также лукаво прищурился магистр.  - Что вы говорите… А скажите мне, Валерия, драконы в вашем мире здравому смыслу не противоречат?
        - При чем здесь это?  - нахмурился Дима, отобрав и смахнув сапожок со стола на табуретку.  - Зачем вы ей морочите голову? И пугаете?
        Лерочка смогла наконец вздохнуть свободно, не видя страшной вещи и почти не думая, что произошло с бедным мальчиком, который ее носил…
        - Пугаю?  - искренне удивился магистр Нистальф.  - Пречистый, да я еще даже не начинал! Но вы правы. Стоит начать. Кстати, Валерия, после того, что вы сделали с удачей Герберта Марандо, вам, как честной девушке, теперь придется жени… тпру!.. выйти за него замуж…
        - Кто такой Герберт Марандо?  - нахмурился Дима.  - Это случайно не тот псих из столовки?
        - Он не псих, а племянник нашего короля,  - магистр продолжал ехидно улыбаться.  - И самый настоящий принц. Валерия, если мне не изменяет память, вы же мечтали о принце?
        Лерочка жутко покраснела, а Машка фыркнула:
        - Козел он, а не принц!
        - Севолд Второй очень разгневан тем, что произошло с бедным мальчиком и…
        Лерочка торопливо перебила магистра:
        - Во-первых, я ненарочно. А во-вторых, уверена, что Его Величество, Севолд Второй, мудрый правитель, который во всем разберется и…
        - Конечно, разберется. И очень захочет заполучить кровь Избранной…
        Девушка вздрогнула и съежилась.
        - … в королевскую семью. А поскольку у самого Севолда Второго сыновья еще не достигли брачного возраста, то вывод очевиден.
        - Валерия Марандо…  - задумчиво протянула Машка и скривилась.
        Дима осуждающе покачал головой, поднялся из-за стола и вышел, не глядя на девушку.
        - Но я не хочу, правда, не хочу!  - в отчаянии воскликнула Лерочка ему вслед.  - Не нужен мне этот принц!
        - Не хотите?  - фальшиво удивился магистр Нистальф.  - Тогда у вас один выход.
        - Какой?
        - Пойти ко мне в ученицы.
        Лерочка была подавлена и печальна, зато магистр просто лучился энтузиазмом.
        - Вы даже не представляете, Валерия, какой это удивительный опыт для меня! Впервые в жизни мне не повезло! Такое странное ощущение!
        Он мерил шагами тесную гостиную, воодушевленный и раскрасневшийся. Жуткий подарочек стоял на письменном столе. Машка разглядывала его без всякого стеснения и о чем-то размышляла.
        - Мне всегда везло, но я все равно постоянно приманивал удачу, чтобы лучше понять ее природу…  - продолжал вещать магистр.  - Вот вы заметили у меня серьгу из расплющенной пули? Выстрел был прямо в сердце! Но не убил меня, мне повезло! А зеркальце?.. Я чуть не потерял… Впрочем, потом. Одного везения мало, понимаете? Необходимы знания. Теория вероятности…
        - Я ее изучала. У себя в мире.
        - Отлично! Будет проще. Однако, видите ли, в чем загвоздка…  - мужчина остановился и снял шляпу, постучав пальцем по разбитому и склеенному зеркальцу на полях.  - Вероятностная магия - одна из самых малоизученных. Кроме того, зиромансия всегда оперировала с положительными вероятностями…
        - Правильно, потому что отрицательных не бывает,  - упрямо ввернула Лерочка, помня, как ей досталось от Николая Кузьмича, университетского преподавателя вышки, когда она в контрольной ухитрилась вывести отрицательную величину вероятности отказа двигателя после трех тысячи часов эксплуатации.
        - Однако совсем недавно вы смогли доказать обратное,  - хлопнул в ладоши плут.  - Что такое отрицательная вероятность? Это то, чего не может быть. Или то, что не могло бы произойти как следствие чего-то другого, такого же маловероятного. Понимаете?
        Лерочка отрицательно мотнула головой. Магистр схватил со стола листок бумаги и выставил его впереди себя.
        - Смотрите. Пусть этот лист будет зефирным пространством событий. Одно событие влечет за собой другое, вот так…  - он нарисовал разбросанные кружочки, подписал буквами и соединил их между собой линиями.  - Вот эти грани - это течение времени, когда при наступлении события А появляется вероятность наступления события Б…
        - Магистр Нистальф,  - перебила его Лерочка,  - вы мне сейчас пытаетесь на пальцах рассказать цепи Маркова и нарисовать ориентированный граф событий? Не надо. Я хорошо училась и занятия не прогуливала.
        Зиромансер просветлел лицом.
        - Прекрасно! Тогда что вы скажете, если я сделаю вот так?
        Магистр взял и сложил листик пополам, проткнув карандашом его насквозь. Лерочка нахмурилась.
        - Это и есть отрицательная вероятность!  - торжествующе воскликнул он.  - То, что выходит за пределы воспринимаемого нами зефирного пространства. Видите? Событие С в обычном графе никак не связано с событием Б. Вообще никак! Взмах крыла бабочки! Но свернув пространство вот так, мы - оппа!  - получаем еще одну грань и вызываем наступление конца света! Отрицательная вероятность - это невозможные причинно-следственные связи между событиями! И вы это сделали, Валерия! Уверяю вас, мое плетение удачи на победу Марандо было очень надежным. Но вы вывернули его наизнанку! Проткнули зефирное пространство событий! Осталось понять, как! Вспомните, что вы делали. Вы желали Марандо неудачи?
        - Да,  - пришлось признать девушке.  - Но я ненарочно, правда.
        - Нам предстоит понять, как делать это намеренно! Вспоминайте, что именно вы делали? Как желали зла?
        Магистр быстро вытащил всю подноготную событий и ушел крайне довольным, дав Лерочке задание попрактиковаться в словесных проклятиях, подкрепляя их визуализацией. Разумеется, он выразился более мудрено - «выстроить случайный процесс невозможной причинно-следственной связи между словом и неприятным событием для кого-нибудь из соседей», однако сути это не меняло. И, разумеется, ни чем подобным Лерочка заниматься не собиралась, хотя Машка и настаивала… попрактиковаться на самом магистре.
        - Ну блин, Лерка, он же сам сказал, что ему понравилось. Это было…  - подруга манерно покрутила на пальце сапожок и прогундосила, передразнивая Нистальфа,  - «незабываемо!..»
        - Не буду я никому пакостить. И выкинь эту гадость.
        Машка надулась и пошла спать. Подцепив сапожок за шнурки, Лерочка сама отправилась выкидывать страшный подарок. На душе было паршиво. Приносить неудачу и насылать проклятия, словно какая-то злобная ведьма? Это не для нее!.. Да и неприятности обычно преследовали не окружающих, а саму девушку, словно зефирное пространство событий не выдерживало ее веса и проваливалось в невероятности всяких нелепых происшествий.
        Мусор в Шпильке - так назывался гостевой дом - складировали в подвале, где его тщательно перебирал хозяйственный крысомус Атанасис. Что он делал с ним дальше, для Лерочки до сих оставалось загадкой. Сжигал, закапывал или отправлял куда-нибудь на переработку? Впрочем, ей было все равно, лишь бы избавиться от той гадости, которую притащил магистр. Мусоросборник довольно заурчал прожорливой пастью и проглотил сапожок. Лерочка выдохнула с облегчением и отправилась назад. Но у лифта столкнулась с Жорой.
        - Привет,  - улыбнулся он ей и распахнул перед ней створчатую дверь подъемника, пропуская вперед.  - Ты чего такая грустная?
        Лерочка пожала плечами, чувствуя себя несколько неуютно в закрытом пространстве лифта:
        - Завтра экзамены. Мандраж начинается.
        - Чепуха,  - уверенно отмел ее слова парень.  - Не сомневаюсь, тебя примут сразу на несколько специальностей. Еще будешь думать, что выбрать.
        На душе как-то сразу потеплело, и Лерочка улыбнулась.
        - А у тебя очень красивая улыбка… Почему ты ее прячешь?
        Девушка смущенно потупилась. Ей нечасто делали комплименты, и она всегда терялась, не зная, как себя вести.
        - Кстати…  - Жора полез в карман.  - Когда увидел ее в лавке, почему-то сразу подумал о тебе.
        У него на ладони лежала изящная заколка из тонкого золотого плетения с мелкой россыпью жемчужин.
        - Очень красивая,  - осторожно сказала Лерочка, не понимая, почему Жора вдруг стал думать о ней, а не о Машке, с которой более близок…
        - Это тебе, держи. Она тебе больше подходит, чем эта грубая бабочка в твоих волосах. Позволь?
        Не дожидаясь разрешения, Жора вытащил из ее прически недавно купленный костяной гребешок в виде бабочки. Волосы рассыпались по плечам, и девушка вжалась в стену лифта, потому что парень подруги оказался неприлично близко.
        - Такой нежной и солнечной девушке, как ты, нужно что-то особенное…
        - Не надо,  - пискнула Лерочка, пытаясь еще больше вжаться в стену и мечтая провалиться сквозь все зефирное пространство событий.
        Чужое дыхание обожгло щеку. Жора уверенной рукой отвел прядь с виска и подцепил волосы в золотую сеточку.
        - Настоящая принцесса…  - выдохнул он, склоняясь к губам девушки и касаясь их в легком пьянящем поцелуе.
        И тут лифт остановился. Его створки с шипением разъехались в стороны… На пороге стоял Дима. Он помрачнел, увидев парочку, и буркнул:
        - Прости, что помешал выбору прЫнца.
        Парень шагнул в лифт, отодвигая Жору и выпроваживая обоих наружу.
        - Все не так!..  - воскликнула Лерочка, но створки лифта захлопнулись у нее перед носом, не дав объясниться.
        От обиды перехватило дыхание. Ну почему все так?..
        - Какой грубиян…  - спокойно произнес Жора.  - Слушай, а что ты делаешь сегодня вечером? Есть планы?
        - Нет у меня никаких планов!  - разозлилась Лерочка, срывая с волос треклятую заколку.  - И забери это!
        Но золотая сеточка запуталась в волосах и не хотела сниматься. Девушка едва не выдрала себе клок волос, пока вытаскивала ее, а после швырнула побрякушку в Жору. Жемчужинки запрыгали по полу.
        - Ты чего?  - опешил парень, поднимая заколку.  - Не понравилась?
        - Нет!
        Лерочка дернула дверь комнаты, было закрыто. Глотая слезы, она полезла в карман за ключом. Жора взял ее за локоть, разворачивая к себе:
        - Ну хочешь, другую выберем?
        Лерочка не выдержала и влепила ему пощечину.
        - Пошел вон!  - рявкнула она.  - Я не встречаюсь с парнями подруг!
        И захлопнула дверь у него перед носом.
        Сон категорически не шел. Лерочка пыталась успокоить себя тем, что выспится на экзаменах, но странная тревога все никак не уходила. Девушка перевернулась на другой бок и осторожно спросила:
        - Маш? Ты не спишь?
        - Ммм?  - сонно промычала подруга с соседней кровати.
        - Я хотела тебе сказать… только ты не расстраивайся…
        - Чего?..
        - Твой Жора… кажется, он ко мне клеился.
        - Че?  - взлохмаченная Машка подняла голову от подушки.  - Чего это он мой?
        - Как чего?  - опешила Лерочка.  - А чей? Ты же с ним того… еще в самолете…
        - Где?  - Машка села на постели и изумленно уставилась на подругу.  - Ты с дуба рухнула?
        - Ну я же видела…  - растерялась девушка.  - Ты пошла в туалет, а он за тобой… Вас долго не было, а еще тот старик…
        - То есть так ты обо мне думаешь?  - разъяренно прошипела Машка.  - Что я с первым встречным в койку готова прыгнуть?!?
        - Но я же видела…
        Лерочка едва успела увернуться от полетевшей в нее подушки.
        - Маш! Ну подожди! Да постой же!  - девушка выставила вперед ладонь.  - Я же видела!
        - Что ты видела, дура!  - Машка все же заехала тяжелой подушкой по голове обидчицы.  - Я в самолете никуда не вставала! А ты вообще дрыхла! И слюни пускала!..
        Голова гудела. Неужели Лерочке действительно все привиделось? И странный старик, которого потом не оказалось в списке пассажиров?
        - А Жорка еще тот жук, не связывайся с ним,  - пробурчала Машка, надавав тумаков подружке и немного успокоившись.
        - Он мне заколку подарил…
        - Че?  - опять удивилась Машка.  - Да он за копейку готов удавиться! В столовке всегда только самое дешевое заказывает, еще и чаевые зажимает. Хотя… может пронюхал, что ты у нас теперь Избранная, и решил не мелочиться?.. Подбить клинья на всякий случай?..
        - То есть просто так мне никто ничего подарить не может, да?  - обиделась Лерочка.
        - Только не Жора,  - отрезала Машка.  - Этот себе на уме, помяни мое слово. И все, хорош уже глупостями страдать, я спать хочу.
        ГЛАВА 17
        Зала Великого сна располагалась в центре Академии и была издалека похожа на роскошную восточную мечеть. Белые воздушные купола устремлялись в синее небо, невесомые мраморные колоны опоясывали вымощенный плиткой двор, в котором журчал огромный фонтан. Миллионы струй ежесекундно меняли направление и силу, сплетаясь в удивительные объемные образы. Стоило сморгнуть или сделать шаг в сторону, как фигурка забавного старичка с палочкой превращалась в одноногую цаплю, а та, в свою очередь, расплющивалась и трансформировалась в лодку с задумчивым рыбаком, а еще через секунду струи сложились в… дракона. Лерочка вздрогнула и отвела взгляд.
        Странно, но даже в такой жаркий солнечный день в Зале Великого сна было прохладно. Леди Сирин плыла вперед, ее голос тихо струился и многократно отражался от мраморного великолепия, поэтому слышно было всем.
        - Залу Великого сна построил знаменитый заклинатель Мурчелли. И не из мрамора, как решили некоторые из вас. Это очищенный особым образом и застывший зефир, который мягок и тих, чтобы ничто не могло помешать сну Пречистого Истока.
        - Исток - это тот фонтан в центре?  - спросил кто-то.
        - Разумеется, нет. Всего лишь одно из воплощений Пречистого Истока, хотя и самое большое в столице.
        Внутри было настолько прекрасно, что дух захватывал. На полу лежали мягкие ковры, в которых утопала нога, потолок и стены были в красочной мозаике, которая переливалась на свету драгоценным блеском и всеми цветами радуги, однако являя при этом умиротворяющую гармонию узоров. И во всем этом сказочном царстве, прямо в воздухе, не касаясь ковров, парили цветочные бутоны. Они были размером с человека и чем-то напомнили Лерочке те, которые она видела в госпитале. Неужели им придется спать в них? Словно Дюймовочке в кувшинке!
        - Да,  - прошелестела жар-бабочка и развернула крылья.  - Спать и видеть тестовые сны вы будете в бутонах лунницы. Выбирайте, какой вам по нраву, и укладывайтесь.
        Цветы и в самом деле немного напоминали неполный диск луны, разве что были разных оттенков. Люди неуверенно разбредались по залу, рассматривали и даже щупали цветы, словно пытаясь определить, какие получше. Машка целеустремленно шагнула к яркому пурпурному бутону со словами:
        - Пурпур - цвет королей!.. И королев, разумеется.
        Лепесток послушно отогнулся и превратился в цветочную колыбель, куда и забралась девушка. А потом бутон вновь сомкнул лепестки, и Машки не стало. А Лерочке сделалось жутко.
        - Не бойтесь,  - подбадривала леди Сирин.  - Они не кусаются.
        Лерочке некстати вспомнились слова магистра о том, что она может невозможное сделать возможным. А если и сейчас, не дай боже?.. Сожрут и не подавятся?.. Дима уверенно направился к бутону желто-синего окраса, забрался в него и исчез. Один за другим испытуемые делали свой выбор. Жора подмигнул девушке и направился к иссиня-черному бутону. Лерочка осталась одна. Жар-бабочка спокойно смотрела на нее и ждала, не выказывая ни малейшего нетерпения.
        - А без этого никак?  - жалобно спросила девушка.  - Можно, я посплю… эм… прямо на полу, а?
        Леди Сирин отрицательно мотнула головой.
        - Но ведь… они точно не кусаются?
        - Точно.
        Лерочка вздохнула и побрела вдоль бутонов, никак не отваживаясь сделать выбор. Красный ей казался опасным, желтый - ядовитым, от синего начинала кружиться голова, зеленый был похож на болотную трясину, про черный даже думать не хотелось… Она прошла почти весь зал и в растерянности остановилась.
        - А есть… белый?
        - Лунница не бывает белого цвета,  - покачала головой жар-бабочка.  - Есть перламутровый окрас.
        Бутон был похож на жемчужину. Его лепестки на ощупь были теплыми и мягкими. Лерочка провалилась в его середину, словно рухнула в пропасть, и мгновенно уснула.
        Ей снилось… метро. Она стояла на перроне и ждала поезд. Тот вынырнул из туннеля и оказался вязаным. Но это совсем не было странным, напротив, Лерочка уверенно шагнула внутрь. Заприметила свободное место и села. Вытащила из сумки вязальные спицы и недовязанный шарфик. В подарок Диме. Надо успеть закончить. Но шарфик змеей выскользнул из ее рук, превратился в шерстяного удава и бодро скрылся из вида. Она бросилась за ним, расталкивая остальных попутчиков. Знакомые лица пассажиров Боинга. Все до одного. Но где же тот старик? Он оказался в углу. Шарфик послушной собачонкой свился у его ног, сделавшись ярко-алым.
        - Отдайте!  - потребовала Лерочка, угрожающе выставив вперед спицу, словно шпагу.
        Старик разомкнул веки и глянул на нее тяжелым взглядом из-под пышных бровей.
        - А что взамен?  - жаркое пламя вырвалось из его рта и опалило девушку.
        Спица обуглилась и пеплом осыпалась на пол. Лерочка охнула, но не растерялась и схватилась за стоп-кран. Дернула за него. Визг тормозов. В руке оказалась красная нить. Она потянула за нее и начала распускать реальность вязаного поезда. В глазах старика мелькнул ужас.
        - Не смей!  - взревел он и обрушил на нее огненный шторм.
        Но Лерочка крепко держала нить и опутывала ею дракона, который бился и изрыгал огонь, потом она захлебывалась и тонула в соленой воде, взмывала под облака и падала вниз, больно расшибаясь о землю… Но нити не отпускала… И чудились ей слова бабули:
        - Держись, внучка, держись родной крови… И сердца не отдавай!..
        Пробуждение было очень тяжелым. Оказывается, ее единственную долго не могли добудиться, пока лично не вмешалась леди Сирин. Машка сходила с ума от беспокойства, тормоша Лерочку.
        - Господи, как же ты нас всех напугала! Что тебе снилось, а?
        Девушка ничего не ответила. Она зачерпнула воды из фонтана и умыла лицо, пытаясь взбодриться. Перед глазами до сих пор мельтешили разноцветные мушки. Жора помог ей присесть, не отходя ни на шаг от подруг. Все ждали оглашения результатов вступительных снов. От журчания Пречистого Истока тошнота подкатывала к горлу, от яркого солнца болели глаза. А еще ужасно болело запястье, на котором опять исчезла красная нить, зато появились волдыри, как после ожогов. Лерочка сидела, сгорбившись и опустив руку в воду, чтобы хоть немного унять боль. Почему у нее вечно все не как у людей?..
        Тени исчезли, когда солнце наконец добралось до зенита. Появление леди Сирин вместе с ректором сразу заметили, и мгновенно все стихли в ожидании вердикта. Градус волнения достиг максимума. Жар-бабочка прикрыла глаза и заговорила, объявляя рекомендации каждому.
        - … Светлана Бабикова…
        Гламурная блондинка прижала руки к груди и замерла, закусив губу.
        - … слабые способности к алхимии… Рекомендуется к зачислению. Аптекарское дело.
        Девушка неуверенно улыбнулась и выдохнула с облегчением.
        - Роза Сильвестрова…
        Роза Марковна поправила соломенную шляпу и приосанилась.
        - … средние способности к магии жизни… Рекомендуется к зачислению. Акушерство и гинекология.
        - Йес!  - бодрая старушка неожиданно показала неприличный жест через колено.
        Машка склонилась к уху Лерочки и пояснила:
        - Ничего странного. Она ведь акушеркой тридцать лет проработала. Кстати, она предлагала после экзаменов устроить пляжную вечеринку, отрывная бабуля. Пойдем?..
        - … Никифор Серцов…
        Отец Никифор нервно вытер ладони о колени.
        - … слабые способности к некромантии…
        Бедный батюшка вздрогнул и перекрестился.
        - … и способности выше среднего к книжному делу. Рекомендуется к зачислению. Выбор между судебным дознанием и зефирографией.
        - Последнее, последнее!  - выкрикнул обрадованный отец Никифор, но на него тут же зашикали остальные.
        - … Дарья Калиниченко…
        Девушка-готка пренебрежительно скривилась, скрывая волнение.
        - … сильные способности к летному делу. Рекомендуется к зачислению. Зефиролетное дело.
        - Пфф…  - скрывая радость, фыркнула девица и поправила бандану на голове.  - Если я с байком управлялась, то ваши зефиролеты на раз прощелкаю…
        - Матвей Абросимов…
        Тщедушный старичок тревожно вытянул тощую шею и прижал к уху слуховой аппарат.
        - … средние способности к стихийной магии… Однако в виду возраста… рекомендуется к зачислению только при согласии отправиться после обучения на Песочный остров… чтобы увеличить продолжительность жизни…
        - Согласен!  - махнул рукой старичок.  - Неужто я откажусь годок-другой больше пожить… А песок с меня и так сыпется.
        - Ирина Буасе…
        Девочка-силачка уныло плескала рукой в фонтане. Она летела на злополучном самолете, чтобы подписать контракт со знаменитым цирком Дю Солей.
        - … слабые способности к инженерному делу и способности выше среднего к сновидчеству… Рекомендуется к зачислению. Кроме того, в силу возраста есть возможность развить эроморфизм…
        Девчонка вздрогнула и отрицательно покачала головой.
        - Нет, спасибо, я уж лучше гайки буду крутить.
        Были среди названных и такие, которым в зачисление отказали с формулировкой «способности не выявлены». Это означало выселение из гостевого дома, выдачу единоразового пособия и… Гуляй на все четыре стороны. Выживай, как можешь. Жестокая правда жизни. Лерочке делалось все тревожней и тревожней.
        - Игорь Беспалый…
        Игорек весь обратился в слух.
        - … Способности выше среднего к инженерному делу. Рекомендуется к зачислению. Боевая специализация.
        Парень приуныл, тоскуя о так и не пущенном файерболе.
        - Георгий Ильницкий…
        Жора спокойно поднял голову и уставился на жар-бабочку. Пожалуй, он был единственным, кто прекрасно скрывал свое волнение.
        - … очень сильные способности к летному делу,  - в голосе леди Сирин было заметно удивление.  - Настоятельно рекомендуется к зачислению. Зефиролетное дело, боевая специализация.
        Жора равнодушно пожал плечами, не замечая, как его пожирает глазами Даша, которая внимательно присматривалась к будущему сокурснику.
        - Мария Белозубова…
        Машка стиснул руку Лерочки и застыла, обратившись в ожидание.
        - Средние способности к магии жизни и сильные способности к стихийной магии…
        - Вот черт!  - завистливо покосился на девушку Игорек.
        - … Рекомендуется к зачислению. Выбор между травничеством и боевой специализацией стихийной магии.
        Машка показала Игорьку язык:
        - Травничество и кулинария! Киндер, кюхе, кирхе! В топку файерболы!
        - Дмитрий Витте…
        Дима весь напрягся, уставившись в пол, и нервно провел рукой по белобрысому затылку.
        - Очень сильные способности к зефирной стихии,  - леди Сирин сделала паузу.  - Также способности выше среднего к часовому делу и артефакторике. Настоятельно рекомендуется к зачислению. В случае выбора магии призыва Его Величество пожалует титул, а по окончанию - место придворного заклинателя при дворе…
        Дима нахмурился и покачал головой.
        - Часовое дело!  - буркнул он, не замечая завистливых взглядов остальных.
        - Не торопитесь, молодой человек,  - ласково произнес ректор Кхамало.  - Такие сильные способности к зефирной стихии даже среди коренных обитателей островов встречаются крайне редко, поэтому перед вами будут открыты все двери…
        - Часовое дело!
        Барон пожал плечами. Леди Сирин нахмурилась и объявила последнее имя в списке:
        - Валерия Мокошина…
        Лерочка тяжело сглотнула.
        - … способности не выявлены. В зачислении отказано.
        ГЛАВА 18
        Лерочку словно обухом по голове стукнули. Как же так?..
        - Они там подурели, что ли?  - возмутилась Машка.
        - Леди Сирин!  - испытуемых растолкал и пробрался вперед магистр Нистальф.  - Как это понимать? Я требую пересмотреть решение!
        Жар-бабочка смерила его холодным взглядом и расправила крылья.
        - Вы можете подать апелляцию, магистр. Однако я не увидела в снах вашей подопечной ничего исключительного.
        - Вы ошиблись!
        Ректор заметно побледнел и стал еще более прозрачным, чем был. А вот косы леди Сирин угрожающе зашипели.
        - Никто не смеет указывать Верховной Сновидице! Я никогда не ошибаюсь. А вы, магистр Нистальф, следите за словами, иначе…
        - Никогда? Короткая у вас память! Уже забыли Пыльцу папоротника?..
        - Тише, тише!..  - попытался вклиниться между спорщиками ректор, но бесполезно.
        Увы, даже его доброе слово не смогло остановить назревающий скандал. Жар-бабочка полностью распахнула крылья и проклекотала:
        - Я ничего и никому не забываю!
        Одна из ее кос змеей метнулась к горлу отважного спорщика. Но тут из тени на полу возник… консул Акхари, чей жутковатый усик взвился в воздух и перехватил косу. Леди Сирин вскрикнула от боли, а рыжий плут даже бровью не повел.
        - Я все же осмелюсь напомнить…  - зловеще пропел черный жар-мотылек,  - что магистр Нистальф находится под моим покровительством…
        - А давайте успокоимся!  - вдруг прогремел на всю площадь ректор Кхамало и заискрился на солнце так, что глазам стало больно.  - И продолжим выяснение отношений в моем кабинете! Не на глазах у студентов!
        Лерочке хотелось разреветься. Куда ей теперь идти? Бездарность, посредственность, дура!.. Жирная уродина, к тому же! Никчема!.. Машка сидела рядом и утешала подругу.
        - Лер, ну погоди, может ушлый магистр еще добьется пересмотра решения, и тебя примут? Ты же Избранная! Этой жар-козявке там повылазило, что ли? Как она могла не увидеть!
        Лерочка тоскливо смотрела на остальных ребят, которые живо обсуждали произошедшее, строили планы на будущее, делились снами… Роза Марковна собирала денюжку на пляжную вечеринку, чтобы отпраздновать поступление в Академию. Для тех, кто поступил. А она, Лера, не поступила.
        - Маш, ты на меня не обращай внимания, сходи, повеселись.
        - Никуда я без тебя не пойду! Лерка, ну не дрейфь, прорвемся!  - Машка обняла подругу.  - Даже если не поступишь в эту дурацкую Академию, на этом же жизнь не заканчивается, верно? Я же обещала найти тебе принца, и я найду!.. Мы им еще покажем!..
        - Ну хватит! Не нужен мне никакой принц! Оставь меня в покое! Мне никто не нужен!
        Лерочка оттолкнула Машку и направилась к выходу. Но тут экзаменационная комиссия в полном составе выплыла навстречу. Поджатые губы леди Сирин и торжествующая ухмылка магистра Нистальфа. А еще важно семенящая с тросточкой Василика. Ректор же шел самым последним и выглядел очень усталым.
        - Лерочка!.. Ты зачислена!  - объявила девушке крысомуса и обняла, уткнувшись той в живот.  - Архивное дело! Будешь у меня практику проходить, шептунья…
        Оказалось, что это магистр разыскал и привел маленькую библиотекаршу в качестве поддержки. Василику уважали и побаивались, и даже леди Сирин пришлось смириться и пойти на компромисс, чему также в немалой степени способствовало присутствие консула Акхари. Избранности девушки так и не признали, но сошлись на «очень слабых способностях к книжному делу», которые, в общем-то, имелись у каждого грамотного человека. А Василика была уверена, что раз у Лерочки в бабках была шептунья - крысомусе очень нравилось новое слово, она его просто смаковала - то и внучка окажется способной к словесному искусству.
        Не давая подруге опомниться, Машка сразу же потащила Лерочку на ту самую пляжную вечеринку. Девушка отнекивалась, ей было не до веселья, да и купальники остались в потерянных чемоданах. Но даже это хитрая Машка смогла обернуть себе на пользу, подмигнув подруге и достав из сундука-тумбы припрятанный сверток.
        - А я как знала!.. Хватит кукситься, лучше примерь. Я премию от Туоми получила, вот и купила нам по купальнику. И вообще! Что значит «не хочу»? Ты же мечтала о море, целый год копила на отпуск!.. Покупаешься и отдохнешь перед учебой.
        Купальники оказались очень целомудренными и закрытыми, по местной сдержанной моде. Лерочке достался ярко-желтый, солнечный, а себе Машка купила красный, ну потому что пурпурного не было. Купальник был вязанным, из прочной, но легкой нити, облегал тело, но при этом совершенно не чувствовался на коже. Привычка во всем искать подвох заставила Лерочку осторожно поинтересоваться:
        - Маш, а ты уверена, что он в воде не разлезется или, не дай боже, не станет прозрачным?..
        - Да ну тебя! Я у Бриджиды покупала! С чего бы ей гадить, можно сказать, уже постоянным клиенткам?
        Для вечеринки неугомонная Роза Марковна, уже успевшая, кстати, загореть до медного оттенка, выбрала небольшой пляж внизу воздушного причала. Рядом была рыбацкая деревушка и скромный кабачок, в котором предлагалась нехитрая снедь, а также прохладительные и горячительные напитки.
        Шумели морские волны, накатывая на песчаный берег. Под пальмами повесили несколько гамаков, поставили легкие бамбуковые кресла и столы. Машка затеяла приготовить на гриле купленные здесь же королевские креветки, приправив их самодельным соусом из ананасов и каких-то местных травок, а Жора вызвался ей помогать. Игорек где-то раздобыл гитару и бренчал на ней, пытаясь сыграть ча-ча-ча. Получалось не очень, но парень не сдавался. Дима притащил мяч для пляжного волейбола, потом выпросил у хозяина кабачка старую рыбацкую сеть и принялся натягивать ее. У него сразу образовалось несколько помощниц. Лерочка в общем веселье не участвовала, сидя под пальмой и грустно глядя на море. Она была даже рада, что на нее никто особо внимания не обращает. Обида разъедала душу. Способности не выявлены! Ее из милости приняли в Академию, где она будет занимать чужое место! И на этом празднике жизни она тоже чужая! Зачем она пришла?
        - Ну ты чего тут сидишь?  - плюхнулась рядом с ней запыхавшаяся Машка.  - Пошли, сыграем в волейбол, пока креветки маринуются!
        - Не хочу, отстань!
        Машка попыталась силком поднять упрямицу на ноги, но не преуспела, весовая категория была не та. Роза Марковна затеяла другое развлечение для тех, кто постарше. Она рисовала на песке забавные рожицы, а остальные должны были стать так, чтобы их тени совпадали с рожицами, и кривляться, пока вторая команда не узнавала загаданные эмоции. Взрывы хохота, азартные гиканья, стук отбиваемого мяча… и шелест волн. Команда Димы выиграла, и парень принимал бурные поздравления. Хорошенькая Света даже бросилась ему на шею и чмокнула в щеку. Лерочка отвела взгляд. После того недоразумения в лифте Дима словно перестал ее замечать. Слезы навернулись на глаза. Ну и пусть! Лерочка решительно поднялась на ноги и отправилась к воде. Она так мечтала искупаться, что не позволит кому-нибудь портить ей удовольствие. А в Академии она учиться не будет, пойдет работать. Так честнее. Разве что бедная Василика расстроится…
        Морская вода была невероятно прозрачной и ласковой. Она приняла девушку в свои объятия, убаюкивая и качая на волнах. Море смывало все горести и обиды, дарило ощущения полной свободы и даже полета. Лерочка рассекала бирюзовую гладь, пару раз нырнула, с удовольствием рассматривая обитателей дна, а потом поплыла обратно к берегу, но выходить не стала. Она перевернулась на спину, жмурясь от удовольствия на солнце и раскинув руки. Так бы и лежала целую вечность… и пусть весь мир подождет…
        Холодный поток скользнул по ногам, вызвав смутное ощущение тревоги. Девушка нехотя открыла глаза. И тут кто-то схватил ее за волосы и дернул под воду. Солнце размазалось и скрылось под толщей воды. Соленая горечь обожгла горло. Лерочка отчаянно рванулась обратно, к воздуху и свету, но получилось лишь крикнуть:
        - Помо… Пфф!.. моги!.. пфф…
        И она снова ушла под воду, увлекаемая безжалостной невидимой силой. Оттолкнулась от дна. Еще один рывок! Глоток воздуха! Но крика не получилось, легкие разрывало от боли. В глазах потемнело. Девушку накрыла тьма.
        - Агрх!..  - Лерочка закашлялась, приходя в себя.
        Кто-то делал ей искусственное дыхание, давя на грудь и толкая воздух сквозь сомкнутые губы. Это был Дима. Она оттолкнула его и перевернулась на бок. Ее вырвало морской горечью, в глазах до сих пор было темно.
        - Лерка! Ну как тебя опять угораздило?  - жалобно спрашивала Машка.  - Там же мелко совсем!
        Тьма перед глазами понемногу рассеялась. Лерочка лежала на берегу, над ней сгрудились испуганные ребята. Роза Марковна махала на девушку соломенной шляпой, словно опахалом.
        - Меня… кто-то… пытался утопить!..  - прохрипела Лерочка и, опираясь на локоть, наконец села.
        - Когда я к тебе подплыл, рядом с тобой никого не было,  - сказал придерживающий ее Дима, с которого стекала морская вода, а на плече алели царапины.  - Ты в панике сама меня чуть под воду не утянула.
        - А вы таки герой, молодой человек,  - похвалила его Роза Марковна.  - Пляжный патруль отдыхает. Эх, где мои восемнадцать… А я бы таки не отказалась от искусственного дыхания…
        - Роза Марковна, да для вас - что угодно!  - приосанился дедушка Матвей, выпячивая хилую грудь.
        - Да прикинулась она, чтобы внимание привлечь!  - неприязненно заявила Света, хозяйским жестом кладя руку на плечо парню.  - Вечно ей надо оказаться в центре внимания! Ну ее, пошли играть!..
        - Меня кто-то схватил за волосы и потащил на дно!..  - выкрикнула Лерочка, чувствуя, как к горлу подкатывают запоздалые рыдания от пережитого ужаса.  - Я прекрасно плаваю!..
        Дима нахмурился и провел ладонью по ее волосам, вытащив из них длинный побег запутавшихся водорослей.
        - Может, зацепилась?  - с сомнением произнес он.  - У страха глаза велики, вот тебе и показалось…
        - Да иди ты к черту!  - разозлилась Лерочка и оттолкнула парня.  - Все катитесь!.. А то заразитесь от неудачницы!..
        Машка не ушла. Она осталась сидеть рядом с дрожащей подругой, укутав ту в полотенце и успокаивая.
        - Ты мне тоже не веришь, да?
        Машка пожала плечами.
        - Верю. Но все наши были на берегу, играли. Так что…
        - Что?
        - Магия. Слушай! А может это Марандо, а? Тот же козел еще! Если он с ветром управлялся, то может и с водой чего-нибудь такого намудрил…
        - Марандо в госпитале,  - напомнила Лерочка.  - Ему там руку ломают и заново складывают. Ему не до нас.
        От костерка потянуло горелым. Машка подавилась запахом, вскочила на ноги с криком «Мои креветки!» и убежала спасать то, что еще можно было спасти. Лерочка осталась одна. Солнце клонилось к закату, и жара спала. У костра устроили танцы, взбадриваясь горячим ромом и самодельными коктейлями. Роза Марковна была душой компании, за ней неуклюже пытался приударить посвежевший Матвей Алексеевич, зовя уехать с собой на Песочный остров и жить долго-долго. Романтичный флер окутал берег и отдыхающих.
        Девушка тоскливо смотрела на волны, расчесывала спутанные кудри и размышляла. Кто-то пытался ее убить, в этом она не сомневалась. Но почему? Она же не Избранная. Кому она успела насолить? Марандо? Так она ему денег должна, какой смысл убивать? Тесса? Как-то мелковато для убийства. Хотя… может, ее просто хотели попугать? Лерочка поежилась, вспоминая жуткий холод. Нет, нет и нет!.. Не испугать, а убить! А вдруг это леди Сирин? Она так недобро смотрела и на магистра, и на Лерочку, а на этого жутковатого консула, похоже, вообще давно зуб точит…
        - Держи.
        Дима сел рядом с девушкой и протянул ей большой шарик мороженого на палочке. Злость и обида захлестнули Лерочку.
        - Не надо!  - она попыталась оттолкнуть лакомство, но Дима насильно вложил его ей в руку.
        - Не хочешь - выкинь,  - пожал он плечами.  - Но оно вкусное. Снаружи карамельное мороженое, а внутри - горячее запеченное яблоко. Пальчики оближешь.
        С этими словами парень зашуршал оберткой и принялся уплетать свою порцию. В животе позорно заурчало, и голод победил гордость. Мороженое действительно было обалденным, с легким солоноватым привкусом, а контраст холодного лакомства и обжигающе горячего карамелизированного яблока внутри заставлял забыть обо всем на свете. А когда в руках осталась одна палочка, Лерочка вздохнула и сказала:
        - Прости меня. Я даже не поблагодарила тебя за спасение. Ты уже второй раз спасаешь мне жизнь.
        - Всегда пожалуйста,  - буркнул Дима.
        - Ты тоже думаешь, что я все выдумала?
        - Я наблюдал за тобой,  - пожал он плечами.  - Кроме тебя, в воде больше никого не было. Ты качалась на волнах, а потом вдруг ушла под воду и начала захлебываться…
        - А с чего это ты за мной наблюдал?  - нахмурилась с подозрением Лерочка.
        - Ну… трудно не заметить такой яркий цыпленочный купальник…
        Девушка вспыхнула от возмущения.
        - … а с другой стороны,  - не замечая ее замешательства, продолжал Дима,  - убийце необязательно было находиться рядом. Могло быть удаленное магическое воздействие. Если ты кому-то перешла дорогу… эм… с принцами своими, например…
        - Да не нужны мне никакие принцы!..  - не выдержала Лерочка.  - Что вы все привязались ко мне?
        - Может, это как раз принц из столовки привязался к тебе…
        - Это не Марандо!
        - Ааа…  - глубокомысленно протянул Дима и воткнул палочку от мороженого в песок.  - Ну конечно, он же принц, значит, вне подозрений…
        - При чем здесь это? Ну при чем? Во-первых, он лежит в госпитале со сломанной рукой! А во-вторых, зачем ему меня убивать, если я ему еще и половину долга не выплатила?
        - Какого еще долга?
        Лерочка понурилась и неохотно поведала историю про сломанного «жука», а потом, слово за слово, Дима вытащил из нее и историю со ставками на регате.
        - Я думала, что виновата в том, что случилось с его яхтой, но теперь даже и не знаю…
        - Отрицательные вероятности…  - задумчиво пробормотал Дима.  - Интересно… А с другой стороны, почему бы и нет?.. Если здесь время и пространство в зефире можно складывать и сворачивать, как бумагу для оригами, то…
        Лерочка прикрыла уши ладонями:
        - Даже слышать все эти глупости не хочу!..
        Тут им издалека замахала Роза Марковна, зовя танцевать возле костра ламбаду. Света призывно вертела бедрами и хохотала.
        - Пошли?..  - покосился на девушку Дима.
        - Нет, спасибо, я не хочу.
        - Ну прости, принцев на вечеринку не завезли,  - съехидничал он и поднялся на ноги.
        - Хватит надо мной издеваться!..  - разозлилась Лерочка.  - Мне вообще не следовало сюда приходить. Бесталанная неудачница.
        - Знаешь, я никогда толком не ухаживал за девушками,  - вдруг невпопад признался Дима, глядя на море.  - Обычно они сами как-то… вешались на шею… Айтишник, солидная компания, перспективы… Но здесь ты…
        - У тебя и здесь перспективы, чего ты переживаешь. Приглашение ко двору даже есть! Иди, вон Света тебя уже заждалась!.. Сама за тобой поухаживает!..
        Дима насупился.
        - Ну ты и дура!..  - развернулся и ушел.
        ГЛАВА 19
        Сдерживая рвущиеся рыдания, Лерочка подозвала Машку и сообщила, что она немедленно отправляется домой. Разумеется, подруга ее одну не отпустила и пошла с ней. Это было эгоистично, но оставаться и смотреть, как Дима танцует со Светой, давиться горькой обидой и мерзнуть Лерочке совсем не хотелось, как и идти одной по темным улицам столицы. Машка успела здорово наклюкаться рома, ее пошатывало, а еще она распевала гнусавым голосом «Шаланды полные кефали», которые так нравились Розе Марковне.
        Лерочка пыталась утихомирить подругу, но бесполезно. И разумеется, ее хмельные вопли привлекли ненужное внимание. В тесном переулке девушек встретили двое бродяг, которые решили поживиться за чужой счет. Но пьяная Машка была страшнее толпы укуренных гопников. Свой боевой стиль в подпитии она называла стилем пьяной самки богомола с отрыванием всего, что можно было и нельзя. Без оторванных голов, к счастью, обошлось, но в пылу потасовки Машка ухитрилась… пустить тот самый пресловутый файербол. В воздухе запахло паленым мясом, и бандиты, роняя штаны, с диким воплями помчались прочь. Машка довольно расхохоталась:
        - Йи-хо-хо! И жопа на гриле!..
        А еще на подмерзшей земле (из которой и было отобрано тепло) остались лежать разбойничьи портки, которые Машка не погнушалась обыскать. Ее уловом стали восемь золотых. Лерочка заткнула подруге рот ладонью и потащила домой, молясь, чтобы еще что-нибудь не приключилось.
        А уже дома выяснилось, что у Машки страшно обожжена ладонь. Лерочка метнулась в сторожку к смотрителю, вручила ему довязанные носочки, чем окончательно покорила крысомуса, и испросила у него какой-то вонючей гадости от ожогов. Машка храпела в кровати и даже не почувствовала, как ее раздели, намазали и укутали в одеяло. В душевой опять барахлил батискаф, и вода в нем была ледяная, смыть соль толком не получилось. Но Лерочка, стиснув зубы, мужественно стояла под холодным душем и терпела, терпела, терпела… пока не добралась до кровати. И только там она уже не выдержала и разрыдалась в подушку.
        С похмелья Машка была страшнее атомной войны. Поэтому, когда утром Лерочка объявила, что собирается отказаться от учебы в Академии, подруга сначала схватилась за голову, а потом прошипела:
        - Дура. Идиотка блаженная. Хорош выделываться.
        - Меня из жалости приняли!
        - Не ори!.. Голова болит… и рука… Ох…  - Машка потрусила рукой.  - А что у меня с ладонью?!?
        - Файербол пускала в бандитов!..
        - Че?.. Хорош прикалываться!..
        - Я не прикалываюсь,  - Лерочка собирала свои скромные пожитки.  - Атанасис сказал, что это были не просто экзамены, а еще и своего рода инициация скрытых способностей. Так что пользуйся, у тебя эти способности есть. А у меня - нет.
        Машка, пошатываясь, встала на ноги и уставилась на подругу мутным взглядом.
        - Значит так. Никуда ты не пойдешь.
        - Пойду,  - упрямо поджала губы Лерочка.
        - Забыла, что ты пообещала маме?
        - Не смей вмешивать мою маму!
        - Вера Григорьевна так мечтала, чтобы ты закончила вуз!
        - Я бы и закончила!.. Дома!.. Если бы не это все!..
        - Неважно, закончишь здесь. В память о маме!
        - Это нечестно!
        - А мне плевать. Я тебя никуда не отпущу. И принца найду…
        Лерочка не выдержала, схватила подвернувшуюся под руку подушку и стукнула Машку по голове.
        - Замолчи!!! Чтоб я больше не слышала ни про каких принцев!
        - Хорошо,  - неожиданно покладисто отозвалась Машка, отплевываясь от перьев из порванной подушки.  - Но только если ты пообещаешь не бросать учебу.
        Предметы делились на ординарные, то есть общие для всех, и неординарные, которые отличались для разных направлений. Историю и географию Зефирных островов для всего курса иномирян читал чебурашковый профессор Дессар с нежно-фиолетовой кожей, печальными розовыми глазами и такими большими ушами, что при ходьбе они раздувались парусами. После вчерашней вечеринки многих мучило похмелье, и профессора почти никто слушал. Одна Лерочка исправно конспектировала, понимая, что рассчитывать опять придется только на собственное усердие, раз талантом бог не наградил. Она всего лишь раз позволила себе мельком взглянуть на Диму. Он сидел вместе с Игорьком и вторым пилотом Боинга, которого звали Влад. Света выгодно расположилась рядом ниже, в платье с очень откровенным декольте, которое выставляло все ее прелести напоказ. Девушка постоянно крутилась и кокетничала с парнями. Лерочка до боли в пальцах сжала карандаш и… сломала его пополам.
        - Вот черт!..
        Машка со страдальческой гримасой подвинула ей свой и опять уронила голову на руки.
        - … А это остров Юзга… Здесь обитают пупырки. Остров славится своими болотами, лечебными грязевыми гейзерами и животворными пиявками…
        - Фу, гадость,  - пробормотала Машка.  - Господи, какую же хрень я должна слушать!..
        - Вы эту хрень еще выучить и сдать должны!  - профессор неожиданно повысил голос до визга и подпрыгнул на месте, хлопнув ушами.  - И будьте уверены, для этого придется очень сильно постараться!
        Машка сникла.
        - Юзга - один из лучших курортов. Правит островом монаршая семья Дю Жобенов…
        Кто-то не выдержал и хихикнул, чем привел профессора в неистовство.
        - Нет, ну я тоже хочу посмеяться!  - завопил он, подпрыгивая в воздух и возмущенно хлопая ушами.  - Почему мне не смешно, а?!? Почему, я вас спрашиваю?!?
        Студенты притихли, давясь смехом в кулаки. Профессор Дессар еще немного попрыгал по залу, потом успокоился, подобрал юбочки мантии и продолжил:
        - Казну острова питают доходы от туризма и лечебниц, но более всего Юзга известна своей клюквой.
        Профессор постучал пальцем по висящим в воздухе осколкам хрустальной призмы, и они послушно сложились в новое изображение. Перед слушателями возникла самая обычная клюква.
        - Она экспортируется в ограниченных количествах и идет преимущественно к столу королевских особ… Изысканный и крайне полезный деликатес…
        Машка заинтересованно подняла голову, отобрала у Лерочки карандаш и стала записывать.
        Чебурашковый профессор совсем озверел к концу лекции и задал бедным студентам реферат на тридцать рукописных листов по истории острова Мары, родины жар-бабочек. Тем не менее, Дима отважился спросить у Дессара, на каком острове живут драконы. Вопреки ожиданиям, профессор не рассердился, а напротив, необычайно возбудился, его уши стали торчком:
        - О, драконы!.. Их не существует. Да-да. Здесь и сейчас они не существуют. Однако одна из легенд наследия Древних гласит, что зефирные драконы спят в точке бифуркации, в безвременном небытии…
        В зале сделалось очень тихо. Лерочка от волнения икнула.
        - Их сон крепок и безмятежен, и горе тому, кто посмеет их разбудить. Однажды гордые альфомуны осмелились бросить вызов зефирному хаосу. Они возжелали усилить родник своего острова и вторглись туда, куда не проникала мысль разумная… И тогда драконы проснулись…
        Профессор-чебурашка печально поник, его уши свернулись в трубочку, а глаза наполнились слезами.
        - И что случилось?  - нетерпеливо спросил Дима.
        - Драконы съели… ох… Не стало Альфомунского царства… ох… Целого острова не стало. Драконы сожрали их родник… ууу… Пречистый Исток кричал от боли… ууу… и все жители Зефирных островов плакали вместе с ним… ууу…
        Профессор Дессар рыдал, хлюпая носом и вытирая сопли ушами.
        - Все!..  - вдруг закричал он, подпрыгивая в воздух.  - Вы меня расстроили! Еще тридцать страниц реферата по истории Альфомунского царства!..
        Настроение у Лерочки было примерно такое же, как у чебурашкового профессора. Хотелось заплакать и свернуться в трубочку. Но впереди были еще две лекции: общее для всего курса правоведение и неординарная дисциплина книжников - риторика. Лерочка подергала кран хитроумного умывальника в уборной, пытаясь выдавить из него хоть немного воды. Но нет, все было как обычно, то есть либо ломалось, либо вовсе не работало. Кран издевательски хрюкнул и выцедил одинокую каплю. Лерочка глубоко вдохнула, избегая смотреть на себя в зеркало, ибо отчаянно хотелось заехать по собственному отражению кулаком.
        - Подвинься, корова.
        Девушку бесцеремонно отодвинула Света. Она хлопнула по крану, и тот послушно брызнул водой. Гламурная красотка успела приодеться по местной моде, а вот с косметикой в этом мире все было не так хорошо. Вместо удобной помады в ходу были баночки с краской для губ на основе пчелиного воска. Именно из такой баночки Света и зачерпнула кисточкой, наводя красоту на лице.
        - Чего уставилась?  - неприязненно спросила блондинка.  - Кстати, пока мы здесь одни… Предупреждаю по-хорошему. Отцепись от Димы. Он мой.
        Лерочке внезапно сделалось жарко. Кровь прилила к щекам.
        - А я ни к кому не цепляюсь! И Дима не вещь! Сам в состоянии решить!..
        - Ну вот чего ты пыжишься, а?..  - Света невозмутимо растирала помаду на губах, причмокивая для улучшения эффекта.  - Он же только из жалости с тобой возится. Неужели не понимаешь?..
        Она насмешливо брызнула в Лерочку водой из-под крана и ушла. Девушка, закусив губу, уставилась на себя в зеркало. «Из жалости…» Провела ладонью по лицу. Веснушки… курносость… круги под глазами… «Из жалости…» Уродина. И неудачница, у которой даже кран работать не хочет! «Из жалости…» Лерочка со всей дури заехала ладонью по своевольному крану. Тот заревел и изрыгнул поток воды, обрызгав девушку с ног до головы.
        - Чтоб ты скисла!..  - не выдержав, прошептала Лерочка вслед сопернице и принялась выкручивать промокшее насквозь платье.
        - Господи, ты там что, душ принимала?  - удивилась Машка.
        - Почти,  - скупо ответила Лерочка.  - Пошли скорей, не хочу опаздывать.
        Они поспешили в другой корпус, где должна была проходить лекция. Но все равно опоздали. У входа в здание, возле клумбы с пышными розовыми кустами, сгрудились студенты. Кто-то отчаянно визжал. Недоброе предчувствие кольнуло сердце. Лерочка ускорила шаг.
        Кричала и булькала Света. На ее лице шевелился… цветок розы. Или все же не розы?.. Дима пытался осторожно отцепить цветок, но тот клещом впился в лицо девушки и причмокивал, словно в дешевом фильме ужасов. Кто-то уже успел позвать на помощь, и между студентов как раз вклинилась Ледяная Дама Финнюр.
        - Держи ее крепче,  - скомандовала она Диме.
        Снеговичка щелкнула пальцами в воздухе, направляя поток холода на Свету. Остальных студентов, наоборот, обдало жаром. Зато хищный цветок мгновенно заледенел. Волосы Светы покрылись инеем. Экономка постучала синим ногтем по лепесткам, и они осыпались мясистыми осколками на пол.
        - Хм…  - задумчиво пробормотала Финнюр, шевеля носком сапога ледяные останки цветка.  - И откуда здесь мог взяться крокотун?.. Неужели садовники проморгали его споры… Невероятно…

«Невероятно, невероятно…» Лицо несчастной Светы было перекошено, как будто кто-то отутюжил правую его половину, кожа покрылась мелкими красными ранками. Девушка скулила, слепо ощупывая глаза и нос. «Чтоб ты скисла…» «Невероятно…»
        - Это она!  - вдруг закричала Света, указывая пальцем на Лерочку.  - Она!.. Сглазила!.. Зыркала на меня!
        - Это не я!..  - в ужасе прошептала Лерочка и отступила, прижимая руки к груди и мотая головой.  - Не я! Леди Сирин же сказала, что не я! У меня нет таких способностей!..
        Дима взглянул на Лерочку исподлобья, а потом осуждающе покачал головой и отвернулся, помогая Ледяной Даме Финнюр отвести пострадавшую в госпиталь.
        ГЛАВА 20
        Лекция по правоведению прошла как в тумане. Лерочка механически записывала все, что говорила магистр Астельха, удивительно хорошенькая книжница и известная законница Зефирных островов. Основной темой лекции было… преступление и наказание. Нет, вовсе не трактовка известного романа Достоевского, а обозначение того, что считается правонарушением в Ла-Арке, и какое наказание может последовать. Законы Зефирных островов были довольно суровыми и не давали никому поблажек, даже особам королевской крови. Дело в том, что судьями по любому делу выступали сновидцы, которые выносили приговор не столько по букве закона, которая, кстати, была довольно расплывчатой, сколько по духу Пречистого Истока, который требовал равновесия. Принцип кармы в действии. То есть, если вы убили разумное существо, будьте готовы взамен отдать собственную жизнь… или разум… или Сон. Неважно, почему убили, даже в целях самообороны, ваша жизнь уже больше вам принадлежать не будет. Другое дело, как именно жизнью осужденного распорядится Пречистый Исток - это уже зависело от мастерства законника, который увещевал спящее божество и
предлагал альтернативные варианты наказания для виновного. А какое наказание может быть для неудачливой проклинательницы и несостоявшейся зиромантки?.. Нет, у Лерочки ничего такого нет! Она - бездарность! Теперь девушка отчаянно цеплялась за эту спасительную мысль.
        Риторику вела все та же магистр, но здесь Лерочка и отец Никифор оказались вместе с местными первокурсниками, поступившими на книжное отделение. Батюшка бодро знакомился с будущими разношерстными одногруппниками, а девушка сидела, безучастно глядя в пустоту. Это просто совпадение. У нее нет дара этой дурацкой отрицательной зиромансии. И она не Избранная! А если?.. Нет, нет и нет!.. Но магистр сам признал, что никто толком не знает, как обращаться с отрицательной зиромансией… Они только предполагают, что знают, что это такое вообще…
        - Судебная риторика может спасти жизнь вашему подопечному…  - начала лекцию магистр Астельха, и Лерочка вздрогнула.  - Или его Сон, что для благокровных зачастую важнее…
        - Хватит кукситься!  - Машка целеустремленно тащила подругу в столовку перекусить, где потом должна была заступить на вторую смену под крылышко к Туоми.
        - Это я.
        - Что ты?
        - Это я виновата в том, что произошло со Светой.
        - Угу. Кеннеди тоже ты убила?
        - Я серьезно. Я пожелала ей, чтоб она скисла. И она… ее перекосило.
        - Слушай, ты уже определись,  - плюхнулась Машка за ледяной стол и постучала забинтованной ладонью по его поверхности.  - Сначала ты рыдала, что у тебя нет способностей Избранной, а теперь опять - оппа!  - ты - мировое зло и кругом виновата, да?
        - Я не рыдала,  - соврала Лерочка.  - И при чем здесь это? Можно подумать, от моего желания или нежелания что-то изменится. Это уже второй случай, когда мои злые слова… воплощаются. И теперь это совсем не похоже на совпадение.
        - Ну и пофиг. Чего тогда расстраиваться? Научись и пользуйся. Надо только придумать, как извлечь из этого выгоду. Кстати, проклятия могли бы пригодиться против соперниц на отборе невест для…
        Лерочка не выдержала и подсунула крепко сжатый кулак под нос подруге. Машка прикусила язык.
        - … ну то есть, отборе невест для венценосного пупырка!..  - поправилась она.  - Что тебе заказать? Попробуешь уху из сосулек?
        - Из чего?  - оторопела Лерочка.
        - Это рыбки такие, мелкие и прозрачные, водятся только в Нордвайне. Я закажу.
        Уха была наваристой и вкусной, с серебристыми кусочками рыбы и ароматной лаврушкой. Но когда в столовую зашел Марандо, Лерочка поперхнулась ею и пригнулась к столу. Парень был несколько бледен, с рукой в гипсе, но выглядел решительно настроенным. И он явно кого-то искал в зале. Машка весело щебетала о своих планах на будущее, в которых центральное место отводилось выращиванию клюквы в местных условиях, и ничего не замечала, сидя ко входу спиной. Марандо хищно сверкнул глазами, увидев девушек, и двинулся к их столу.
        - Маш…
        - Чего?
        - Там это…
        - Дай руку!  - с этими словами Марандо схватил Машку за запястье и поднял ее руку вверх.  - Это точно она!
        За его спиной стояли два полицейских. У Лерочки упало сердце. Что опять придумал этот гаденыш?
        - Отпусти!  - возмутилась Машка, отодвигая тарелку и вскакивая на ноги.  - Мало получил? Добавить?
        - Барышня, снимите бинты и покажите ладонь,  - строго попросил один из полицейских.
        - А что случилось?  - вмешалась Лерочка.
        - Поступило заявление об использовании боевой огненной магии в черте города…
        - Че?..
        - Это не она!..
        - Покажите ладонь!..
        Бинты сняли, и все увидели обожженную ладонь.
        - Пройдемте с нами для опознания вас потерпевшими…
        - Какими еще потерпевшими?  - в отчаянии воскликнула Лерочка.  - Теми двумя бандитами, которые хотели нас ограбить?
        - Это их ограбили на восемь золотых,  - покачал головой полицейский и защелкнул наручники на запястьях Машки под торжествующим взглядом Марандо.
        Все оказалось плохо, очень плохо и даже еще хуже. Лерочка почти привыкла к череде неудач, которые обрушивались на нее, но теперь пострадала и Маша! Выяснилось, что потерпевшие были знакомыми Герберта Марандо. Они якобы просто прогуливались по ночному городу, когда на них напали подвыпившие девицы, изжарили файерболами и отобрали последнее, даже штаны! В полицейском участке Машка, закусив губу, выслушала эти смехотворные обвинения и заявила, что да, это она запустила файербол в целях самообороны, а Лерочка вообще не при чем, так, мимо проходила. Марандо попробовал возмутиться, требуя, чтобы арестовали обеих, однако ничего не вышло. Полицейские были рады закрыть дело и сдать признавшуюся преступницу в суд.
        - Что ей грозит?  - дрожащим от ярости голосом спросила Лерочка, сверля взглядом козлопринца.
        Префект пожал плечами.
        - Скорей всего, публичная порка и штраф в десятикратном размере от награбленного.
        Марандо, довольно ухмыляясь, поинтересовался у префекта:
        - К исполнению наказания Сон предполагается?.. Я бы выкупил. За дорого.
        Лерочка кипела от возмущения, возвращаясь на работу в библиотеку. Оказалось, что система исполнения наказаний на Зефирных островах тоже была довольно оригинальной. После вынесения приговора вступал в действие тот самый пресловутый Сон, или карма поступков каждого жителя, которую можно было выкупить пострадавшей или заинтересованной стороне. И Марандо собирался выкупить право самолично выпороть преступницу…
        Как там говорила магистр Астельха? Судебная риторика может повлиять на приговор Пречистого Истока? Ведь Машка же ни в чем не виновата. Она защищала себя и ее, Лерочку. Хотя деньги, да, взяла… Но никто им не сказал, что боевую магию запрещено применять в черте города! Хотя незнание закона не освобождает от ответственности… Вот если бы доказать, что это со стороны Марандо был злой умысел, провокация и даже преступный сговор с теми двумя… Но как?
        Все валилось из рук у Лерочки, и этого не могла не заметить Василика.
        - Шептунья моя грустная, что случилось, а?  - ласково заглядывая в глаза, спросила крысомуса.
        Девушка, немного поколебавшись, рассказала ей все. Сейчас была важна любая помощь или добрый совет. Или просто ласковое слово поддержки…
        - Вот паршивец неугомонный,  - задумчиво пробормотала Василика.  - Но и твоя подружка дел натворила.
        - Она же не знала,  - жалобно ответила Лерочка.  - Нам вообще никто не сказал, что у нас проснутся способности. Это мне потом Атанасис пояснил.
        - Атанасис?  - взгляд крысомусы потеплел.  - Как этот старый пончик поживает?
        - Почему пончик?
        - А, не обращай внимания,  - неожиданно смутилась Василика и зашуршала усами, уткнувшись в книгу.
        - Я тут подумала… А если доказать, что это Марандо…
        - Не докажешь,  - мотнула головой крысомуса.  - Сама - не докажешь. Это тебе хорошего законника искать надо. А они дорого берут. Так что навиженка ключа гаечного не стоит.
        - А магистр Астельха? Тетя Василика, как думаете, ее можно упросить взяться за наше дело?
        - Розочка?  - опять потеплела библиотекарша.  - Хорошая девочка… И мысль тоже хорошая. Ты знаешь, Лерочка, сходи-ка ты к Тессе.
        - К Тессе? А при чем здесь она?
        - Балбеска она, что да, то да. Непутевая, и в кого только? Ведь ее эхоняшка Розочка такая умненькая и способная… Хотя эроморфочка себя еще не нашла, вот повзрослеет, дурь подростковая из нее выйдет, и мистресс Ильза еще будет дитем гордиться… Эх…
        - Подождите, не так быстро!  - воскликнула Лерочка.  - Я ничего не понимаю. Какая еще эхоняшка? Кто такая Розочка?
        - Розочка Астельха - сестра нашей Тессы. Ее эхо. Близняшка. Эхоняшка.
        - Эмм…
        - Ну вам же ректор рассказывал, как дети у эроморфов появляются?
        - Да, но я все равно…
        - Вот и сын Верховного судьи Ла-Арка, Джозеф Астельха, однажды без памяти влюбился в зефирную красотку с Песчаного острова. Приблуда без роду и племени, но такая красавица, глаз не отведешь. Хотя способности у Исфирки сильные оказались. Но все равно… Его родители костьми легли, чтоб не допустить брака. Ах, какая там любовь была…
        Крысомуса мечтательно прикрыла глаза и сложила лапки на груди.
        - И что случилось?
        - А никто из эроморфов не захотел браться за их пару. Гнев судьи - это тебе не два пальца об зефир, а еще чистота крови…
        - Чистота крови?  - поморщилась Лерочка.
        - А куда без нее? Инженерные способности и таланты к магии надо взращивать, как огурцы на огороде. Все аристократы над наследственностью будущих отпрысков трясутся, а у эроморфов вообще нет права на ошибку… иначе вымрут. Вот благокровные и стараются выбрать себе в супруги равных, то есть тех, у кого способности сильные… С бездарями никто родниться не хочет.
        - Похоже на евгенику,  - ужаснулась Лерочка.  - У нас такое закончилось войной и геноцидом!..
        - Евгеника?  - заинтересовалась новым словом крысомуса.  - А ну давай, рассказывай.
        Василика высморкалась в платочек, расчувствовавшись от поведанных Лерочкой ужасов фашизма в годы Второй мировой войны, когда сначала стерилизовали, а потом и физически уничтожали всех, кто запятнал чистоту арийской расы.
        - Нет, что ты, шептунья, у нас все не так. Никто обычным людям плодиться не запрещает, что ты!.. Это ж додуматься надо!.. Просто они сами по себе, а благокровные отдельно… Смешиваться не любят, потому что добра из этого не выходит… Но иногда и среди простых людей рождаются самородки, и вот Исфирка, хоть и безродная, а красавица и умница оказалась. И хорошо, что Ильза Лицетворница рискнула и пару эту свела. Девочки-близнецы у них родились. Розочка, какое чудо распрекрасное получилось! Книжница и самая молодая законница! Дед, кстати, души в ней не чает, а ведь, хрыч дубовый!.. против свадьбы был, чуть ли не кипятком от злости писял по всему Ла-Арку!
        - А Тесса, получается, сестра Розы? Но как так получилось, что Роза уже магистр, а Тесса еще учится?..
        - Так ты человека и эроморфа не равняй-то. Те много дольше живут, но и взрослеют тоже долго. По нашим меркам, Тесса котенок еще… А Розочка ее обожает, в обиду не дает. Вот и настояла, чтобы сестричку раньше срока в Академию приняли, к ней под присмотр. Да только теперь краснеть приходится!..
        Крысомуса махнула рукой и вздохнула.
        - Почему?
        - Так непутевая Тесса, все никак не угомонится…
        - Угу, а еще приставучая. Чего вот она цеплялась сначала к Диме, а потом и ко мне? Лапы распускала…
        - Да ты не сердись на нее, шептунья. Она ж не со зла. Если и жестоко ведет себя, то от глупости детской да шалости. Она ведь дитя настоящей любви, это среди эроморфов дорогого стоит. Поэтому и в любовных забавах ей равных нет, хоть и несмышленая пока еще.
        - Нет уж,  - поежилась Лерочка,  - спасибо. Как-нибудь без ее любви обойдемся.
        Крысомуса лукаво подмигнула и поманила пальчиком девушку к себе поближе.
        - Так можно и без любви… Слова ведь разные значения имеют… Ты подумай, шептунья, котенку что интересно?
        - Что?  - непонимающе нахмурилась Лерочка.
        - Фантик шуршащий… игрушка… забава… охота… поиграться… покувыркаться… Подумай, подумай. И сходи к ней все-таки.
        Всю ночь Лерочка проворочалась без сна, раздумывая над словами мудрой крысомусы. Вспоминала Тессу, как та себя вела, что говорила. Показная застенчивость, игривость, кокетство, любвеобильность… А если?.. Лерочка от волнения даже села на кровати и уставилась в темноту, сжав кулаки. А вдруг кошка ее раскусит?.. Все равно! Надо попробовать. Пустующая кровать зияла немым укором. Бедная Маша томилась в камере полицейского участка. Завтра днем уже суд. А вечером - исполнение наказания, и мерзавец Марандо поглумится… Нет! Лерочка этого не допустит! Поэтому откладывать нельзя. Прямо с утра придется идти к Тессе.
        Эроморфа жила… на дереве. Территория посольства эроморфов представляла собой парк, в котором росли раскидистые и удивительно мощные деревья с белыми листьями и зеленой корой. В их ветвях гнездились отдельные дома самых причудливых конструкций, однако все небольшие, без излишней роскоши. И здесь Лерочка впервые увидела взрослого эроморфа. Это был высокий мускулистый красавец, чью огненно-рыжую шерсть уже тронула благородная седина.
        - П-простите…  - чуть запинаясь и страшно смущаясь, спросила Лерочка,  - не подскажете, где мне найти Тессу?
        Котяра внимательно взглянул на девушку, и той на мгновение показалось, что она стоит перед ним голой. Эроморф вздохнул.
        - Что опять натворила эта кошка драная?
        - Эмм… Ничего. Я просто к ней… по делу.
        - Ох, и допрыгается она… Там, третий прайд Шалуний.
        Третий прайд… третий прайд… Где же он? Лерочка пошла наугад в примерно указанном направлении, отсчитала третье дерево и… А как туда забраться? Ни лестницы, ни веревки…
        - Тесса!  - крикнула девушка.  - Тесса! Ты тут?
        И тут на Лерочку сверху обрушилась что-то теплое, когтистое и пушистое.
        - Стой!  - девушка выставила вперед ладонь и поморщилась, когда Тесса лизнула ей пальцы шершавым горячим язычком.  - У меня к тебе дело!
        - Какое?  - мурлыкнула эроморфа.
        - Ты любишь играть?
        Тесса от удивления дернула хвостом и наконец-то отодвинулась от Лерочки.
        - Очень. Я люблю играть… особенно с такими сладкими и пухленькими…
        - Стой! Я из другого мира!
        - Я знаю… И моему прайду уже разрешили…
        Лерочка вжалась в дерево, стараясь не заглядывать в аметистовые глазищи эроморфы. Срамные мысли лезли в голову от одного кошачьего урчания в ее голосе.
        - У нас другие порядки и… игры. Тебе интересно? Интересно, как у нас играют?
        - Ты покажешь? Ведь покажешь же?  - Тесса обвила хвостом лодыжку Лерочку, и от этого бархатного касания подкашивались колени.
        - Покажу. Обещаю. Потом. Но взамен мне тоже кое-что нужно. Помоги мне. Пожалуйста.
        - Что ты хочешь?
        С этими словами Тесса потерлась щекой о плечо девушки, и та не выдержала. Она уперлась эроморфе в грудь и отодвинула от себя, отвернув голову и зажмурившись.
        - Попроси свою сестру, магистра Астельху, защитить мою подругу Машу в суде,  - выпалила Лерочка.  - Марандо ее подставил! А теперь еще хочет выкупить Сон и выпороть ее при всех!
        Раздались странные звуки, как будто кто-то чихал. Девушка отважилась открыть глаза. Эроморфа хохотала.
        - Ох ты ж!.. Никогда вас, людей, не пойму!.. Глупые!.. Но я вас все равно люблю… Вы такие забавные, и игры у вас странные…
        - Я тебе покажу, как играют у нас в мире, а ты поможешь мне вытащить Машу из этой переделки. Идет?
        И эроморфа простодушно кивнула, не подозревая, какое значение в слово «играть» вкладывала коварная Избранная.
        ГЛАВА 21
        В суде председательствовал судья Глимлин, старый, опытный и очень дотошный сновидец, который всегда находился в состоянии полудремы. Его привезли в кресле, укрытого клетчатым пледом, несмотря на тридцатиградусную жару. На лысой черепушки блестели капельки пота. Судья сладко посапывал, пуская пузыри из уголка рта. Лерочка с тревогой взглянула на магистра Астельху.
        - Не волнуйтесь, Валерия,  - ободряюще улыбнулась красавица и поправила выбившуюся прядь пышной гривы.  - Все будет хорошо.
        Лерочке внезапно подумалось, что они с сестрой и в самом деле чем-то похожи. Белая шерстка Тессы и роскошные светлые кудри Розы; аметистовые глаза эроморфы и синие очи человека… Хотя человека ли? Астельха была больше похожа на прекрасную эльфийку из компьютерной игрушки Темки… Разве что одета строго, без всех этих бронированных лифчиков и стрингов - бархатное темно-синее платье, утягивающий талию до невозможности корсет, голубая рубашка с тугим накрахмаленным воротничком-стойкой, замшевые белые перчатки. Но даже в этом наряде магистр смотрелась сногсшибательно.
        Марандо хмуро разглядывал законницу, потом подошел к ним.
        - Что это значит? Магистр Астельха, вы собираетесь представлять эту?..  - презрительный жест в сторону Машки, которая изо всех сил старалась держаться невозмутимо.
        - Герберт Марандо!  - одернула его законница.  - Забыли, что перед правосудием Пречистого Истока все равны? Или вы хотите пересдать мне правоведение, а заодно и воздушное право?
        - Нет, не хочу,  - насупился Марандо, вдруг сделавшись похожим на обиженного мальчишку, которому не удалась задуманная шалость.  - Но мне интересно, откуда у иномирянки, безусловно, равной перед правосудием, взялись деньги на оплату ваших услуг?
        - Иногда я помогаю бескорыстно,  - очаровательно улыбнулась магистр.  - Садитесь уже, заседание начинается.
        Судья Глимлин обвел присутствующих сонным взглядом, зачитал материалы дела и… опять задремал. Королевский обвинитель особо не усердствовал, скучным голосом изложил обстоятельства дела, сформулировал обвинение Марии Белозубовой, а после предоставил слово защитнице. Астельха вышла из-за стола и остановилась напротив дремлющего судьи.
        - Ваша честь, я взываю к мудрости Пречистого истока…
        Нежный голосок законницы убаюкивал и имел странный темп, то замедляясь, то ускоряясь на некоторых фразах. Она говорила то медленно и распевно, как будто древний сказитель рассказывал легенду, то переходила на быстрый речитатив, словно читая рэп.
        - … Взгляните на мою подзащитную,  - очень медленно и проникновенно.  - Юная и прелестная, она впервые познала силу огненной стихии, что…
        - … согласно подпункту 27.3 статьи 13, - быстрое бормотание,  - может быть классифицировано как «неконтролируемый всплеск инициированной магии»…
        - … Бедная девушка,  - опять тягуче плавный темп,  - только недавно узнала, что имеет способности к огненной стихии. Они не могли быть инициированы в детстве, ведь Мария жила в другом мире. В ее мире, в этом страшном отсталом мире, не было магии, ваша честь!.. Погоду там нельзя изменить… нельзя услышать голоса умерших… во сне там нельзя получить благословение Пречистого Истока… там даже нет зефира!..
        Судья жалобно всхлипнул в кресле, словно терзаемый дурным кошмаром. Очевидно, бедняга сейчас видел во сне, каково это - жить в таком страшном мире!..
        - И правосудия там тоже нет!..  - голос законницы задрожал, ее глаза наполнились слезами.
        Судья заерзал в кресле, и королевский обвинитель не выдержал.
        - Протестую! Давление на суд!
        - Простите меня…  - грохнулась на колени законница, однако перед этим предусмотрительно подобрав подол юбки, и быстро забормотала.  - Прошу учесть для подзащитной третью поправку на особые обстоятельства согласно зефирным законам от Исмальда Великого!..
        Магистр опять поднялась, отряхнула юбку и продолжила:
        - Преисполненная счастья от того, что живет и учится в новом прекрасном мире, Мария всего лишь хотела осветить дорогу случайным знакомым, Джеку и Эду, с которыми встретилась в темном переулке…
        - … прикладываю засвидетельствованные показания фонарщика из этого района, в которых подтверждается, что фонари действительно не горели по причине недополучения финансирования из городской казны…
        - … Однако Мария не соизмерила силы магии, и сгусток огня оказался слишком большим!..
        - … Поэтому прошу переквалифицировать деяние как «неконтролируемый всплеск инициированной небоевой магии» согласно подпункту 27.4 статьи 13!
        - Это смешно!  - не выдержал Марандо, вскакивая с места.
        Судья вздрогнул и приоткрыл один глаз.
        - Штраф - пять золотых за нарушения судейского сна,  - пробубнил он и опять закрыл глаза.
        Принц выругался сквозь зубы и сел обратно, игнорируя издевательский выставленный средний палец Машки в его сторону. Лерочка молилась, чтобы у ее подруги хватило ума и выдержки промолчать все заседание. Законница Астельха улыбнулась и продолжила:
        - Мария отчаянно пыталась удержать огненную стихию в узде, даже ценой ужасной боли в обожженной руке…
        - … смягчение вины в виду искреннего раскаяния и помощи в устранении последствий, пункт 5 статьи 43…
        - … но не смогла!.. Ей помешали!.. Потерпевшие схватили ее за руку, тем самым вызвав ударную волну огня!..
        - … в подтверждение прикладываю заверенный судебным магом отчет о наличии синяков и ссадин на запястье, а также ожога на ладони подзащитной…
        - Мария, превозмогая боль, попыталась совладать со стихией и не причинить еще больших разрушений, а Джек и Эд сбежали с места преступления, бросив ее и не оказав помощь!
        - … Прошу классифицировать действия потерпевших как преступные, а именно, согласно статьи 10 «оставление в опасности лица, пребывающего в стихийной инициации»…
        - Чего?  - взревел один из бандитов.
        Судья, даже не открывая глаз, хрюкнул во сне:
        - Штраф - пять золотых за нарушения судейского сна…
        Магистр Астельха тяжело вздохнула и подошла к Маше, взяв девушку за руку.
        - Моя подзащитная - честная и добрая девушка…
        Машка приосанилась и сделала подобающее выражение лица.
        - Она ничего не крала. Она подобрала восемь золотых, которые принадлежали Джеку и Эду, исключительно с намерением вернуть их при первой же встрече!..
        - … прошу снять обвинение в грабеже по статье 19…
        - … и тому подтверждение то, что она не потратила деньги и даже не спрятала их!.. Они лежали на видном месте, отдельно завернутые в платок. Это ли не пример истинной честности и благородства духа?..
        - … вот положительные характеристики Марии, подписанные смотрителем гостевого дома Академии Атанасисом, хозяйкой «Ледяного пира» Туоми и ректором Академии, бароном Кхамало!..
        - Ваша честь, я прошу признать мою подзащитную невиновной по всем статьям обвинения, а также выплатить компенсацию за моральную травму из-за неконтролируемой инициации стихийной магией в размере ста золотых.
        Астельха поклонилась и закончила речь стандартным обращением:
        - Взываю к мудрости Пречистого Истока. Спасибо.
        Судья благословенно всхрапнул и причмокнул во сне.
        Когда сонный судья объявил оправдательный вердикт Пречистого Истока, Лерочка не выдержала и в порыве эмоций зааплодировала защитнице.
        - Магистр! Вы просто чудо! Это было невероятно!.. Вы по-настоящему круты!.. У меня даже слов нет!.. Вот так взять, и все обернуть в нашу пользу!..
        - Тише, тише…  - улыбнулась Астельха.  - Ваше дело, поверьте, сложным не было. Зато я впервые в истории права сослалась на давно забытую третью поправку… Кто знает, возможно, это станет прецедентом для последующих судебных дел иномирян и войдет в учебники?..
        - Ох… Надеюсь, дел больше не будет, по крайней мере, с нами!
        Марандо, который для заседания суда вырядился в парадный королевский мундир, исподлобья наблюдал, как Машу освободили из-под стражи. Потом красавчик поднялся, расправил плечи, гордо вскинул голову, пригладил вихры и удалился. Маша бросилась к Лерочке.
        - Лерка, спасибо!.. И вам, магистр, тоже спасибо! Как классно вы умыли этого полудуристого принца!..
        - Мария,  - строго нахмурилась законница,  - не стоит бросаться словами и оскорблять кого бы то ни было, а уже тем более, особу королевской крови.
        - Да-да, простите, больше не буду,  - легкомысленно пообещала Машка.  - А мне действительно выплатят сто золотых?
        - Да. Но они пойдут на оплату дополнительных занятий по стихийной магии. Вы же слышали судью?
        - Но я собиралась учиться на травницу…
        - Неважно. У вас сильные способности, а значит, надо научиться их контролировать. И будьте впредь осторожны. Герберт Марандо привык добиваться поставленных целей, а в упорстве ему не откажешь.
        - Ну ты и дура!..  - выдала Машка, когда узнала, какой ценой обошлась помощь магистра Астельхи.
        - Зато ты очень умная!  - разозлилась Лерочка.  - А мне, дуре, разгребать за тобой! Что я должна была делать по-твоему?
        - Ну подумаешь, ну выпороли бы меня…
        - Маша! Ты хоть знаешь, кто бы тебя порол?
        - Какая разница? Ну и кто?
        - Марандо!
        - Че?!?
        Лерочка вкратце рассказала подруге про особенности пенитенциарной системы Зефирных островов, согласно которой, дабы удовлетворить низменные преступные инстинкты, не нарушая кармы, можно было выкупить право побыть палачом.
        - Офигеть!.. Вот козел!.. Ну я ему!..
        - Маша! Пожалуйста, послушай меня!  - Лерочка остановилась и взяла подругу за плечи, развернув к себе.  - Пообещай не лезть больше ни в какие авантюры!.. У меня никого родней и дороже тебя здесь нет! Я не вынесу, если с тобой что-то случится! Пожалуйста, обещай!
        Машка насупилась и отвела взгляд.
        - Ты хочешь, чтоб этот полудурок остался безнаказанным?..
        - Да мне плевать на него! Я за тебя волнуюсь! Обещай!..
        - Обещаю,  - вздохнула Машка.  - Обещаю больше не задираться с Марандо.
        На встречу с Тессой Лерочка взяла с собой Трешку. Нацепила на него поводок, который стал впритык для подросшей табуретки, вооружилась на всякий случай мешочком с перцем (если вдруг кошка лапы начнет распускать или мозги туманить магией эроморфной) и отправилась. Машка предлагала сопроводить, но Лерочка отказалась.
        - Сиди дома и конспекты переписывай!  - строго приказала она.  - Вернусь - проверю.
        И тоскливо добавила про себя:
        - Надеюсь, что вернусь…
        - Ты вообще не умеешь играть!.. Играть честно!..
        Тесса удивленно фыркнула, наступая на Лерочку:
        - Пфф!.. Что значит «не умею»? Да в любви я лучшая! Ну что ты упрямишься!.. Пошли в кроватку!..
        - Это не любовь!  - в отчаянии воскликнула Лерочка, выставляя перед собой Трешку, как щит.  - Это похоть! И я обещала тебе рассказать, как играть в любовь!.. Я не обещала, что буду… это… с тобой… того…
        Трехтолкай угрожающе зарычал и цапнул Тессу за хвост. Та ойкнула и отскочила, гневно лупя хвостом по траве и бешено полоснув когтями ни в чем не повинное домашнее дерево.
        - Это оф-ф-фень ф-ф-флохая идея - оф-ф-фманывать эроморф-ф-фа!..
        Лерочка глубоко вдохнула и сказала почти ровным голосом и почти спокойно:
        - Я не обманывала. Просто выслушай меня. Ты пользуешься нечестными методами. Разве то, что ты своей магией уложишь кого-то в кроватку, добавляет человеку… ну то есть этому несча… ну блин… разве это добавляет ему счастья?..
        - А как же!.. Все доф-ф-фольными уходили!..
        - Нет! По крайней мере, не в нашем мире!.. Понимаешь…  - Лерочка собрала всю силу воли в кулак и заговорила проникновенно, невольно подражая магистру Астельхе.  - В нашем мире вся изюминка в любовной игре, в которой надо добиваться… ухаживать… красиво ухаживать… чтобы влюбить в себя. Дарить цветы… водить в кино… то есть… что у вас там есть?.. в театр, например… говорить комплименты… Что еще?.. Приглашать в ресторан… петь серенады…
        - Пфф!.. Цветы?.. Да легко!
        С этими словами Тесса молнией взвилась на дерево и через секунду свесилась с ветки, тыча в лицо Лерочки букетом странных фиолетовых цветов, похожих на общипанные ромашки.
        - Дарю!.. Пошли в кроватку!..
        - Да не так!..  - отпихнула ее лапу Лерочка.  - Во-первых, ты - девочка. В нашем мире девочка с девочкой - это табу!
        - Пфф!.. Мальчика хочешь? Да легко!..  - Тесса спрыгнула с дерева и превратилась во врубелевского демона с шикарной гривой, голым мускулистым торсом и в таких обтягивающих штанах, что было видно, как…
        - Да нет же!..  - топнула ногой Лерочка и зажмурилась.  - Для меня ты навсегда останешься девочкой!.. Слушай! Давай просто дружить!..
        - Я хочу играть!..  - взревел кошак.
        - Можно играть и дружить!..  - отчаяние придало девушке неожиданного вдохновения.  - Спорим, ты никогда не играла в такую игру? Ну что тебе сдалась та кроватка?.. Ведь гораздо интересней вместо охотиться…
        Сквозь ресницы Лерочка увидела, как Тесса заинтересованно склонила голову набок.
        - … охотиться на других… мальчиков!.. Наперегонки!.. Кто быстрее поймает… добьется благосклонности… Только по-честному!.. Без твоей магии!.. Это весело!..
        - Пфф…
        Но кошачье фырканье уже было задумчивым, и это ободрило Лерочку. Она заговорила с еще большим пылом.
        - Особенно весело, если мальчик, то есть добыча, упирается!.. Кто быстрей его сможет в себя влюбить, тот и выиграл!…
        - То есть, кто быстрей уложит его в кроватку?  - уточнила Тесса, шкрябая когтем дерево и нервно подергивая хвостом.
        - Да нет же!.. Именно - влюбит!.. Без этих твоих штучек!.. Чтоб он сам признался в любви и был готов на все ради тебя!..
        Очертания эроморфы вдруг потекли, как будто плавился пластик. Лерочке стало жутко. И тут перед девушкой возникло… ее собственное отражение. Странно родное и одновременно чужое. Особенно глаза с фиалковыми сполохами…
        - Договорились,  - сказала эроморфа Лерочкиным голосом.  - Осталось выбрать добычу.
        - Эмм… Немедленно вернись к прежнему виду! Что это такое?  - возмутилась девушка.
        - Ты же сама хотела честной игры…  - мурлыкнула эроморфа и провела ладонями по новым широким бедрам.  - Теперь мы на равных, верно? А добычей будет…
        У Лерочки неприятно засосало под ложечкой.
        - … будет Дима…
        - Нет!!!
        - Поиграем в честную любовь…
        ГЛАВА 22
        Глаза слипались, а рука отваливалась. Лерочка сидела в библиотеке, готовя рефераты, заданные жестоким профессором Дессаром. Она шуршала страницами старинных фолиантов, выписывала все новые и новые факты-даты из истории острова Мары, разглядывала искусные рисунки, зачаровано водила пальцем по пожелтевшим картам и погружалась в причудливую сказку Цветочного королевства…
        Там водились цветы-великаны, которые росли прямо из гранита, укрывавшего весь остров. Рек и озер почти не было, но в сезон дождей цветы накапливали влагу, достаточную для своих обитателей - жар-бабочек. Большую часть времени жители острова Мары спали, однако их сон был коллективным. В нем они общались между собой, играли, молились роднику острова, складывали стихи и песни, подглядывали за снами обитателей других островов, решали сложные философские и математические проблемы… Остров спящих мыслителей, поэтов и математиков. Но в сезон дождей жар-бабочки просыпались.
        Они порхали, радуясь долгожданной влаге, влюблялись и женились, пестовали свои живые цветы-дома, собирали щедрые урожаи Пыльцы папоротника, чрезвычайно ценной на других островах из-за сильного снотворного эффекта, занимались дипломатией и торговлей… А потом опять засыпали… А их личинки бодрствовали и росли, чтобы в следующий сезон дождей превратиться в гусениц… которые сжирали гранит… А потом, еще через два сезона из них вылуплялись юные жар-бабочки и жар-мотыльки…
        Лерочка поставила последнюю точку в реферате и взглянула на часы. Было полпервого ночи. А завтра утром семинар по истории и географии Зефирных островов, на котором чебурашковый профессор непременно спросит и второй реферат. И девушка была готова не спать всю ночь, лишь бы…
        - Шла бы ты уже спать, шептунья… ооох…  - Василика так смачно зевнула, что и Лерочку потянуло на зевоту.
        - Мне надо подготовить еще один реферат. По истории Альфомунского царства.
        - Хм… Чего это вдруг?
        - Профессор Дессар задал.
        - Вот ушастый крендель… Любит люляка студентов помучить. Ну пиши, раз надо. Потом не забудь вход запереть. А я пошла баиньки… ооох…
        Огонек ее светильника исчез в темноте библиотечного зала. Лерочка осталась одна. И непрошенные мысли опять вернулись. Как предупредить Диму, что Тесса собирается его соблазнять? При чем соблазнять в образе Лерочки! Он ведь решит, что это сама Лерочка ему на шею вешается!.. Еще бы - он же теперь самый завидный жених на курсе!.. А она… неудачница и… Хватит!.. Ее дело - предупредить его, а дальше пусть думает, что хочет!.. С этой мыслью Лерочка отправилась искать книги по истории Альфомунского царства.
        На рисунке был изображен дракон. Самый настоящий, с хищной узкой мордой, длинной шеей, перепончатыми крыльями и шипастым хвостом. Он изрыгал огонь в зефир, уходя в крутое пике. И подпись: «Жормаг Бесстрашный, последний правитель Альфомунского царства». Лерочка протерла глаза и потрусила головой. Но ничего не изменилось. Она лихорадочно зашуршала, перелистывая страницы в поисках других рисунков. Так и есть! Везде альфомуны изображались как драконы. Но как же так? Она взялась за чтение.
        Свету выписали из госпиталя, и она стала еще краше, чем была. Очевидно, флегматичный лечащий маг Марандо наконец нашел себе подопытного кролика для практики интернов по эстетической магии. Лерочка так и не улучила момент, чтобы подойти к Диме и объясниться, Света завладела парнем и не отходила от него ни на шаг.
        - Эта фифа крашеная про тебя гадости распускает,  - буркнула Машка, кивая на Свету.  - Рассказывает всем, что ты порчу наводишь, и прочие глупости…
        - Неужели ей кто-то верит?
        - Ну… Роза Марковна интересовалась, можешь ли ты ее заклятую подруженьку Софочку косоглазием наградить…
        - О господи!..
        - Обещала выставиться…
        - Интересно, а как она узнает, окосела та или нет? Если она в другом мире!..
        - Во сне. Ты разве не знала? Можно с помощью сновидческих штучек заглянуть к себе в родной мир. А ты как думаешь, откуда они вообще о нас узнали?
        Сердце у Лерочки сжалось. Неужели можно… хотя бы одним глазком… посмотреть, как там мама и папа… и Темка… А если у папы, не дай бог, сердце?.. И она ничего не сможет сделать, не сможет даже быть рядом!.. Лучше не знать… Не знать… Но так хотелось еще раз увидеть родителей!..
        Профессор Дессар строго оглядел присмиревших студентов и похлопал ладонью по столу.
        - Сдавайте рефераты.
        Но оказалось, что из всего потока рефераты подготовили только трое: Лерочка, которая не спала всю ночь, Дима и Игорек. Чебурашковый профессор взялся за первый из рефератов, мельком пробежал текст и из фиолетового цвета кожи приобрел нежно зеленый окрас.
        - Вы!  - гневно уставился он на Игорька.  - Тут пять разных почерков!.. Кому вы заплатили, чтоб написали за вас?!?
        - А что, так можно было?..  - завистливо протянула Машка.
        Игорек что-то промямлил в ответ и увернулся от полетевших в него листов. Профессор завопил:
        - Возмутительно! Неуд!..
        Люляка моментально вспыхивал эмоциями и так же быстро гас. Вот и сейчас он прокричался и взялся за следующую стопку листов. Уши профессора вытянулись в трубочку и стали торчком.
        - Хм…  - к изумлению слушателей, он оторвал кусочек бумаги и принялся его задумчиво жевать.  - Интересно… Я бы даже сказал, вкусно…
        Лерочка тяжело сглотнула.
        - Дмитрий Витте!  - опять без всякого перехода рявкнул эксцентричный профессор.  - Зефиром баловались?!?
        Дима невозмутимо уточнил:
        - Что вы имеете в виду?
        - Вы не писали этот текст! Его за вас писала зефирная сущность!..
        Игорек хмыкнул и без зазрения совести заложил приятеля:
        - Вообще-то Димыч изобрел зефирный самописец…
        - Если бы у нас были занятия по артефакторике, я бы поставил вам отлично! Но нет!.. По моему предмету - неуд!..
        - Почему?  - вдруг возразил Дима, чем поверг несчастного профессора в ступор.
        - Что?!? Вы смеете еще спрашивать!..
        - Смею. Вы дали нам четкое задание. Тридцать рукописных листов реферата. Вы не уточняли, что при написании нельзя пользоваться зефирными сущностями. Не уточняли, что нельзя пользоваться аутсорсингом и…
        - Да вы!..  - задохнулся от возмущения профессор и стал рвать Димин реферат на мелкие клочки.  - Да я вас!..
        - Если заказчик не умеет правильно сформулировать ТЗ, то это не вина исполнителя,  - пожал плечами Дима.
        - Ах так!.. К барьеру!..
        Парень вздохнул и вышел к профессору, который едва доставал ему до пояса.
        - Назовите всех членов правящей семьи острова Мары!..
        - Эмм… Правит островом Илай Нериф… У него две дочери… Кира Нериф и…  - Дима запнулся.  - Вторая… Кажется, Вела…
        - Нет! Велья! Садитесь, неуд!
        Лерочка была готова сквозь землю провалиться и уже жалела, что вообще написала эти чертовы рефераты. Потому что она, хоть убей, в отличие от Димы, не помнила даже факт наличия дочерей у правителя острова…
        - Так! Кто там последний?  - с этими словами профессор зашелестел страницами реферата Лерочки.  - Хм… Интересно…
        Дессар поднял голову и безошибочно нашел девушку среди прочих.
        - Книжница?  - спросил он.
        - Что?  - не поняла Лерочка.  - А, это. Да, я на книжном отделении.
        - Сразу видно…  - пробурчал профессор.  - Понравилось?
        - Что?  - опять растерялась Лерочка.
        - История острова Мары понравилась?
        - Да,  - кивнула девушка и невольно улыбнулась.  - Красивая и сказочная… как царство фей…
        - Так-так-так…  - потер ладони профессор Дессар и расправил уши на подобии локаторов.  - А вторая?
        Лерочка поежилась.
        - Отвечать честно!  - взвизгнул чебурашка.
        - Нет, не понравилась.
        Понимание того, что все равно не получит хорошей оценки, придало смелости, и девушка добавила:
        - И я вообще не понимаю, почему вместо альфомунов в книге были изображены драконы.
        - Драконы? Где вы увидели драконов?  - разволновался профессор.
        - В книге,  - упрямо повторила девушка.  - Один из них был даже подписан как Жормаг Бесстрашный…
        - Глупость! Это правитель!..
        - Это дракон!
        Лерочка все равно собиралась прояснить этот вопрос, так какая разница, сейчас или потом. Она вытащила из сумки позаимствованный фолиант и осторожно раскрыла его на нужной странице.
        - Вот, сами посмотрите!
        - Что мне смотреть!  - злился профессор.  - Я прекрасно знаю, что там нарисовано!..
        - Но это действительно дракон…  - протянула Машка, косясь в книжку.
        - Угу,  - кивнул отец Никифор, свешиваясь с верхнего ряда и надвигая очки на нос.  - Подтверждаю.
        - А ну, покажи,  - вытянул шею Жора и присвистнул, ухмыльнувшись.  - Точно!.. Дракон!
        Профессор Дессар изумленно оглядел студентов и вдруг возмущенно завопил:
        - Разыграть меня решили?!? Бездари! Вы чем слушали! Чем читали! Драконов нет! У них ничего нет! Ни тела, ни души!.. Это чистая, свернутая в пространстве и времени неопределенность!..
        - Подождите,  - остановил истерику чебурашки Дима.  - Вы хотите сказать, что в книге действительно изображены альфомуны? В виде летающих огнедышащих ящериц?
        - Да!..  - топнул ногой люляка.  - Разумеется!..
        - Интересно. В нашем мире так изображают драконов. Возможно, после пожирания альфомунов драконы, у которых нет своего тела и души, просто сделались подобными съеденному врагу?..
        Это предположение повергло ушастого профессора в крайнюю задумчивость. Он начал нервно грызть краешек собственного уха и психоделически менять цвет кожи, а потом пулей выскочил из лекционного зала, бросив бедных студентов на произвол судьбы.
        - Дима, подожди!..  - окликнула парня Лерочка.  - Мне надо с тобой поговорить.
        - Дима! Ты же меня проводишь?  - тут же всполошилась Света, кладя руку на плечо юноши.
        - Нет,  - спокойно ответил ей Дима, освобождая плечо.  - Мне надо на дополнительные занятия. Лера, давай поговорим вечером, в общаге, хорошо?
        И ушел, оставив обеих.
        - Отцепись от него, я сказала!..  - прошипела Света.
        Лерочку захлестнула злость.
        - А то что?
        - Думаешь, не найду на тебя управы?
        Лерочка угрожающе сделала шаг вперед, и ее соперница испуганно отшатнулась.
        - Пока будешь искать, разное может случиться! Бородавка на носу выскочит… или шерстью обрастешь!..
        Света побледнела, как мел, зажмурилась, судорожно нашарила что-то в сумочке и… В лицо Лерочки полетела… соль.
        - О господи,  - вздохнула девушка, не зная, то ли плакать, то ли смеяться.  - Ну надейся, что поможет…
        А вечером объявился магистр Нистальф. Он заявился к Лерочке в библиотеку с очередным жутковатым подарком. В этот раз это была… веревка.
        - Валерия, вы только представьте! Огюста Свежевателя казнили три раза!.. В первый раз затупилось лезвие, и горе-палач не смог довести экзекуцию до конца…
        - Хватит!..  - девушка хлопнула ладонью по столу и поморщилась от боли.  - Я не желаю слушать эти ужасы!..
        - Надо!  - оборвал пройдоха ее возражения.  - Во второй раз мерзавцу удалось сбежать, убив еще одного палача!.. Удивительная жажда жизни. Но в третий раз ему не повезло! Невероятно не повезло! Он…
        Лерочка демонстративно закрыла уши ладонями, чтобы не слушать очередной порции гадостей. Ну почему у нее вечно все, не как у людей!..
        - … поэтому будете носить этот талисман вместо пояса…  - продолжал разливаться соловьем магистр.  - Кстати, надо будет еще поработать над вашим образом… Лера… Валерия… Несолидно как-то звучит… ммм… Валери!.. Да…
        - О боже, ну какая из меня Валери…  - вздохнула Лерочка, пытаясь придумать, как выпроводить досадливого магистра.
        - Какая? Хм, вы правы… Надо подумать, какая. Большая? Нет, не то. Ужасная?.. Не, не пойдет. Невозможная! Невозможная Валери! Именно так! В яблочко! Отныне вы должны именоваться только так! Невозможная Валери!
        - Хорошо-хорошо,  - торопливо согласилась девушка.  - Пусть будет Невозможная. У вас все? У меня работы много, мне еще каталог по архивному фонду составлять.
        Но рыжий плут не собирался уходить. Он задумчиво развалился, облокотившись на библиотечную стойку выдачи книг и разглядывая девушку в упор.
        - Вам надо поправиться, Валери,  - наконец выдал он.
        - Вы издеваетесь?
        - Отнюдь. Вы поймите, удача или неудача не где-нибудь, а вот здесь,  - он постучал себя по виску.  - В сознании людей. Вы должны наводить ужас на окружающих. Они должны дрожать от одного вашего взгляда, уссыкаться от страха при звуках вашего голоса, а уж завидев вас, вообще должны падать замертво!.. Вы должны заполнять собой все пространство и вытеснять все мысли о спасении!..
        Лерочке невольно вспомнился испуг Светы и соль, брошенная в лицо, словно какой-то нечисти. Да уж…
        - У вас слишком миловидное лицо,  - плут потарабанил по стойке пальцами.  - Я бы даже сказал, возмутительно доброе. Надо это исправлять. Может, шрамы?..
        Он протянул к ней руку с намерением погладить по щеке, и терпение у Лерочки лопнуло. Она оттолкнула нахала и вскочила из-за стола.
        - Значит, так. Магистр Нистальф, если вы сейчас же не уберетесь, я прокляну вас на такую неудачу, что казнь Огюста Потрошителя!..
        - Свежевателя!..
        - Неважно!..  - рявкнула Лерочка и вышла из-за библиотечной стойки, выпятив грудь и стараясь казаться внушительной.  - Вы позавидуете мертвым!..
        - Едва ли…  - нежный голосок Астельхи разрядил обстановку.  - Некроманты редко завидуют тем, с кем вынуждены общаться каждый день…
        С рыжим плутом произошла удивительная метаморфоза. Он приосанился, подкрутил усики и галантно поклонился хорошенькой законнице, сняв шляпу:
        - Магистр Астельха, мое восхищение!.. Вы с каждым днем все хорошеете и хорошеете!..
        Астельха поморщилась.
        - А вы все наглеете и наглеете. Когда уже возьметесь за ум?..
        - Ах, если б вы только дали мне надежду, да я бы горы свернул!..
        - Призовите на помощь вашу липовую зиромансию,  - с этими словами законница отодвинула петушащегося магистра в сторону и постучала по стойке.  - Валерия, мне нужен свод законов Альфомунского царства.
        Лерочка поежилась из-за внезапно пришедшего на ум смутного подозрения.
        - Эмм… А та поправка?.. На которую вы ссылались в нашем деле… этого… Великого?
        - Да, Исмальда Великого,  - нетерпеливо отозвалась Астельха.  - В чем дело?
        - Исмальд был… альфомуном?
        ГЛАВА 23
        Лерочка… нет, уже Валери возвращалась домой в глубокой задумчивости, пытаясь сложить новые факты в единую картину. Альфомун Исмальд Великий был сновидцем, который предвидел… сновидел страшное будущее своего острова и пытался предупредить катастрофу. Он успел ввести в свод зефирных законов три поправки из семи касательно иномирян, о которых тогда на островах вообще слышать не слышали. Остальные четыре не успел. Его убили. А через пять лет уже не стало и самого острова альфомунов.
        Но самое интересное оказалось в том, что никакой официально признанной зиромансии вовсе не было. Лже-магия - вот как ее презрительно назвала Астельха, когда рыжий плут наконец убрался восвояси. А в Академии магистр преподавал… некромантию!.. По крайней мере теперь Лерочке было понятно, почему Нистальф делал такие странные подарки. Он просто собирал вещи мертвых неудачников… Магистр подвизался на полставки судебным некромантом, вечно ходил в долгах, а еще был безнадежно влюблен в хорошенькую законницу.
        - Но почему тогда ему запрещено делать ставки на регате?  - спросила Лерочка у Астельхи.  - Ведь если никакой зиромансии нет, то как он может повлиять на исход гонок?
        Законница покачала головой и постучала карандашом по развернутым страницам кодекса законов Альфомунского царства.
        - Валерия, ну почему вы верите всяким глупостям?  - строго спросила она.  - Магистр Нистальф сумел всех убедить в своей удачливости. Но это не значит, что она у него действительно есть… Однажды его везение закончится.
        Было уже довольно поздно, но откладывать дальше не хотелось. Лерочка немного помялась перед дверью ребят, а потом, набрав в грудь воздуха побольше, постучала. Дверь открыл Игорек. Он удивленно хмыкнул, окинув девушку взглядом, и покачал головой.
        - Извини, пожалуйста, я к…
        - Сейчас, проходи. Димыч!
        Девушка огляделась по сторонам и осторожно присела на диван в гостиной. Появившийся Дима хмуро кивнул гостье и поставил в вазу букет из мелких красных цветов, которые вспыхивали искрами.
        - Надо же…  - хмыкнул он.  - Никогда не думал, что буду держать в руках настоящие огненные лютики… Как я адски их фармил… вспомнить страшно.
        - Мне надо тебе кое-что сказать,  - нерешительно начала Лерочка.
        - Да можешь переходить сразу к делу,  - обернулся к ней парень.  - Чего тянуть кота… нет, кошку за хвост.
        Лерочка нахмурилась и перевела взгляд на цветы, терзаемая внезапным смутным подозрением. Откуда у него этот веник?
        - К тебе случайно не приходила Тесса?.. то есть…  - она замялась,  - то есть я к тебе раньше не заходила?..
        - Заходила. Цветы подарила. В театр звала.
        Лерочка в ужасе закрыла глаза и замотала головой.
        - Это была не я!.. Не я!..
        - Я знаю,  - спокойно ответил Дима.
        - Знаешь?  - открыла она глаза.  - Откуда? И как?
        - Уж зефирную суть эроморфа от твоей я в состоянии отличить.
        - Понимаешь, так получилось, что Тесса…
        - Она мне все рассказала,  - опять огорошил девушку Дима.
        - Все-все? То есть ты знаешь?.. Понимаешь, так получилось, что…
        - Можешь не объяснять,  - перебил ее парень.  - Переходи сразу к делу. Давай, вперед. Охмуряй меня.
        Лерочка растерялась.
        - Не собираюсь я тебя охмурять…
        - А чего так? Отстаешь в гонке, отстаешь… Вон бери пример с Тессы. И цветы подарила, и полуголая пришла… Могла б и ты постараться.
        От возмущения у Лерочки перехватило дыхание. Она вскочила с дивана и топнула ногой:
        - Как полуголая? В моем обличье - и полуголая?!?
        - Зато есть на что посмотреть…
        - Не смей на нее смотреть! То есть на меня! То есть на нее в моем обличье!
        - Ну хотелось бы сравнить с оригиналом,  - нахально заявил Дима,  - поэтому в следующий раз, будь добра, приходи с таким же декольте, ладно?
        - Обойдешься!
        - Вот так сразу сдаешься?  - разочарованно протянул парень.  - А может, я готов тебе подыграть?..
        - Я только зашла тебя предупредить!.. Не надо мне подыгрывать! Потому что я ни в какие игры играть не собираюсь!  - Лерочка с максимально независимым видом направилась к двери.
        - Не играешь, значит?  - насмешливо протянул Дима.  - А ведь эроморфа честней тебя…
        - Что?  - обернулась девушка.
        - Она-то честно объявила о своих намерениях,  - в голосе парня внезапно прорезалась горечь.  - А ты… играешь. На меня играешь.
        - Да все не так!.. Я не выбирала тебя!..  - попыталась объяснить Лерочка, но ей помешали.
        В гостиную влетела запыхавшаяся Света.
        - Эта бесстыжая меня поцарапала!..  - с порога выпалила она.  - А ведь такой тихоней прикидывалась!..
        И осеклась, увидев Лерочку.
        - А как она… здесь? Как она успела?..  - растерялась блондинка.  - Я ж ее выставила!..
        На ее щеке багровели царапины, волосы были взлохмачены. Дима покачал головой и выдал:
        - У Валерии много скрытых талантов…
        Злость и обида накрыли девушку с головой.
        - Их гораздо больше, чем вы можете себе представить!
        Она оттолкнула с пути Свету и вылетела из комнаты, грохнув дверью так, что загудело в ушах.
        А ночью Лерочка проснулась от гнусных завываний под окном. Выглянула наружу и обомлела. Тесса в ее обличье распевала под окном «Очи черные», безбожно исковеркав текст и переврав мелодию:
        - Очи серыя-я-я-я-я, очи страстныя-я-я-я!
        Очи жгучия-я-я-я и прекрасныя-я-я-я!
        Как люблю я Димуя-я-я-я-я!..
        Новое око сделаю я-я-я-я-я!..
        Из окон уже высовывались недовольные жильцы и в изумлении наблюдали ее, Лерочку, в одном кружевном неглиже, простоволосую и распевающую серенаду под расколотой луной.
        - Ты совсем одурела?!?  - завопила Света, свешиваясь из окна.  - Последний стыд потеряла?!? А ну пошла вон!
        Но Тесса продолжала выводить рулады, больше похожие на крики мартовских котов - самозабвенно и до полного опупения.
        - Лерочка, не делайте нам нервы! Идите таки уже спать!  - не выдержала Роза Марковна.
        Настоящая Лерочка потрясенно сползла на пол и уставилась в пустоту. Это катастрофа! Господи, неужели у нее действительно такой мерзкий голос? Что теперь о ней будут думать? Тыкать пальцем и говорить, что она домогается Диму!.. Но это не она, а Тесса!.. Невидящий взгляд уперся в пустую кровать Машки. Подруга так и не пришла домой ночевать. Вернувшись от Димы, Лерочка решила, что Машка задержалась на работе, и легла спать, не дождавшись ее. Взгляд на часы. Полтретьего ночи! Где ее носит?!?
        Следующий день прошел словно во сне, даже косые взгляды остальных студентов девушку мало трогали. Тревога переросла в панику. Лерочка просто нутром чуяла, что с подругой что-то случилось. После занятий она бросилась в столовую. Туоми ничего не знала и была крайне раздражена тем, что Маша не вышла на смену. Но вчера вечером подруга ушла с работы вовремя. Где же ее искать? Лерочка бросилась к смотрителю Атанасису.
        - Вчера вечером? Пришла, а потом ушла. И вот чего вам всем неймется, спрашивается?.. Ходют и ходют тудой-сюдой…
        - Как ушла? Куда ушла? Почему ушла?..
        - А я почем знаю?..  - пожал плечами крысомус и захрустел яблоком.  - Вылетела, как в попу раненная рысь… Ни тебе «здрасьте», ни тебе «до свиданья»…
        - А ей ничего не приходило? Никто для нее сообщений не оставлял?  - сделала еще одну попытку Лерочка.
        - Неа,  - крысомус прицельно зашвырнул огрызок яблока в мусорную корзину.  - Но она с собой волокла чемоданчик…
        В сундуке не оказалось пурпурного платья Маши и еще кое-каких вещей. Лерочка заставила себя сесть на кровать и успокоиться. Надо подумать. Куда Машка могла рвануть с чемоданом, не предупредив и не посоветовавшись с подругой? Ответ напрашивался один - на отбор невест для венценосного пупырка! Лерочка схватилась за голову и дернула себя за волосы. Господи, ну когда же это все закончится?!? Где эта чертова газета с объявлением? Лерочка перерыла всю комнату, заглянула во все углы, но газету так и не нашла. Выскочила из дома и помчалась в библиотеку.
        - Ну что ты, шептунья, так распереживалась? Сейчас найдем. Так, посмотрим…
        Василика зашуршала страницами толстенного гросбуха, который был необычным каталогизатором. Дело в том, что зефирная типография, или зефирография, позволяла вмещать на одной странице большие объемы текста за счет так называемой мыслеизбирательной печати. Информация накладывалась зефирными слоями и проступала только в том случае, если ее читал человек, в ней заинтересованный… или знающий, что хочет найти. Газеты печатались по такому же принципу. То есть каждый в газете видел то, что соответствовало его интересам. Когда новоявленным студентам объясняли принципы зефирографии, Игорек сравнил ее с контекстной рекламой в интернете. Кого что интересует, тот то и увидит. Машка только и думала о том, как найти принца, поэтому не было ничего удивительного в том, что она увидела это чертово объявление, а Лерочка нет. Так же и магистр Нистальф, заядлый игрок, сразу нашел в газете объявление о воздушной регате, а девушки его проглядели.
        Лерочка проторчала в архиве четыре часа и перерыла горы документов. Зефирография была относительно новым изобретением, поэтому при раскопках архивных сведений о Неверлинге пришлось чихать и глотать книжную пыль. Картина вырисовывалась мрачная.
        Его Высочество Кенриг Неверлинг влюбился в прекрасную леди Антонию, жар-бабочку с острова Мары, и посватался к ней. Она ответила отказом, не желая покидать родину. Тогда Кенриг купил для невесты небольшой остров поблизости Ла-Арка и пригласил лучших зефирных заклинателей, которые превратили его в маленькое подобие Мары. Принц построил гранитный замок, целиком вырубленный в граните, посадил гигантские цветы, а погодники позаботились о бесконечных ветрах и сезоне дождей. Гранит и цветы. И бесконечные ветра для строптивой невесты, чтоб не смогла улететь. Но Антония и во второй раз отказала, сказав, что не любит. Тогда Кенриг, обезумевший от страсти, решился на преступление. Он похитил красавицу и заточил ее в замке, а после нашел нечистого на руку эроморфа-недоучку Джулиана Хищного и провел обряд бракосочетания, насильно изменив зефирную суть Антонии. Она стала человеком.
        Дальше в документах было мало сведений. Известно лишь то, что изменение получилось незавершенным. Кенриг уединился на острове, скрывая свое преступление, но счастье его было коротким. Антония разродилась мертворожденной пятерней и сошла с ума. Она недолго горевала по дочерям, возродив их светлые образы в своих бесконечных снах. У нее началась обратная трансформация - Антония начала окукливаться, погружаясь в беспробудный сон. Принц пытался лечить жену, запер ее в подвале, пригласил лучших магов жизни, но все оказалось напрасным. Состояние Антонии только ухудшалось, пока однажды не произошла трагедия. Безумица превратилась в гусеницу, прогрызла гранит, вырвалась из плена и прокляла мужа. Теперь уже он уснул вечным сном, терзаемый кошмарами с мертвыми дочками. А вместе с ним уснул и весь замок.
        Тут Лерочка потрусила головой, отгоняя сонливость. Какая-то спящая красавица наоборот получается!.. Угораздило же Машку вляпаться! Но какой тогда отбор они устраивали? Девушка зашелестела дальше страницами.
        Антония погибла, бросившись в зефир, но перед этим смогла послать свои кошмары прямиком Пречистому Истоку. Все вскрылось, и разразился страшный скандал. Перед королевской семьей встал очень трудный выбор. С одной стороны, Кенриг был объявлен преступником, из-за которого чуть не разгорелся вооруженный конфликт между Ла-Арком и островом Мара, а с другой стороны, он… спал. Судебное разбирательство длилось больше года. Ломались копья, и хрипли голоса законников с обеих сторон. Верховный судья Ла-Арка поседел от пересыпа и стал заикаться. В конце концов, решение Пречистого Истока было следующим. В наказание за свои преступления Кенриг оставался пожизненно спать и видеть вечные кошмары, однако королевские законники нашли крохотную лазейку, добившись оговорки в приговоре. Если найдется девушка, которая по доброй воле и согласию захочет выйти замуж за принца, то она может попытаться разбудить его. Если ей это удастся, то Кенрига помилуют и отдадут ей на поруки. Законники со стороны жар-бабочек рвали и метали, а потом… успокоились. Когда попытались разбудить прислугу замка, ничего не получилось. Все
обитатели острова заснули мертвым сном.
        Первые несколько лет королевские глашатаи сулили невероятные богатства и почести той, кто сможет разбудить принца, и от честолюбивых девиц не было отбоя. Были среди них и сильные сновидицы, но никому так и не удалось добудиться Кенрига. Королевская семья не сдавалась и продолжала надеяться. Так появились ежегодные отборы невест для Его Высочества Неверлинга. А потом… отборы стали устраивать все реже и реже… раз в два года… раз в пять лет… раз в десять лет…
        Лерочка тяжело сглотнула. Сколько же лет этому засушенному принцу? Если с момента приговора прошло почти семьдесят лет! Маша, Маша! Куда же ты опять влезла?.. Но с другой стороны, обнадеживало то, что все невесты возвращались, пусть и несолоно хлебавши, однако живыми и здоровыми. Но ее подруга такая упрямая, она и мертвого достанет! Лерочка похолодела, представив, как Машке удалось оживить эту венценосную мумию. Вот принц тянет к ней иссохшие руки, вот она в ужасе отбивается от него файерболом, вот шар огня задевает трухлявую опору… Рушится весь замок, оседает пыль, и каркает воронье над руинами, похоронившими ее лучшую подругу…
        ГЛАВА 24
        Лерочка не помнила, как добралась домой, как отшила нахалку Свету, которая пыталась устроить разборки, как проигнорировала недвусмысленные советы Розы Марковны… Она вообще плохо соображала. Знала только одно. С Машей приключилась беда, ее надо спасать. А если это Марандо?!? Вдруг он прознал о том, что Маша собиралась отправиться в замок, и устроил ей засаду? Похитил? Натравил на нее своих дружков-бандитов?
        Всю ночь Лерочку терзали кошмары. Ей снились бабочки, которые превращались в гусениц и пожирали ее гранитное вязанье, она проваливалась в розовый сладкий зефир, который лип к коже и забивался в рот и нос, не давая дышать. Потом появлялся дракон Жормаг и выпускал огненную струю из ноздрей, и Лерочка живьем запекалась, превращаясь в жареный маршмеллоу…
        Девушка подскочила на кровати. Низ живота выкручивало от боли. Только критических дней ей не хватало для полного счастья!.. Лерочка по привычке встала, чтобы принять ношпу, удивилась странной ванне и собственному помятому отражению в зеркале, и только потом осознала, что находится там, где нет спасительных таблеток…
        Она промаялась до утра в странном забытье. Боль так и не утихла, только усилилась. И Лерочка не выдержала, выползла из комнаты и постучалась в комнату Розы Марковны. Но ей никто не открыл. На часах уже была половина девятого. Все ушли на занятия. По стеночке девушка вернулась обратно и рухнула в постель, скрючившись от боли. Слезы бессилия хлынули из глаз. Пока она здесь валяется, с Машкой там может случиться все, что угодно!.. Может, у Атанасиса найдется какое-нибудь обезболивающее? Но эта мысль пришла слишком поздно, встать и спуститься на первый этаж у Лерочки уже не было сил. Боль туманила мозги.
        - Лера, ты тут?  - голос вывел девушку из мучительной полудремы.
        Это был Дима. Только его сейчас не хватало…
        - Уходи!  - крикнула она и натянула одеяло на голову, сворачиваясь в клубок.
        - Тебя не было на занятиях, и я зашел узнать, что случилось…
        Парень заглянул в спальню и остановился в нерешительности.
        - Ничего не случилось!  - выдавила Лерочка сквозь зубы.  - Уходи.
        - Ничего? А почему тогда валяешься в постели?
        - Хочу и валяюсь! Убирайся вон!
        - Ты заболела?
        - Нет!
        Одеяло бесцеремонно сдернули с ее головы. Дима озабоченно пощупал ей лоб и задумчиво протянул:
        - Температуры вроде нет… но ты мне все равно не нравишься.
        - Ты мне тоже! Пусти!..  - Лерочка оттолкнула его руку и попыталась натянуть одеяло обратно.
        - Позову-ка я Розу Марковну на всякий случай.
        - Нет!!!
        Но было уже поздно. За Димой хлопнула дверь. Лерочка скрипнула зубами от злости и поползла запирать ее на замок. Вот прав Атанасис - ходют тут всякие тудой-сюдой!.. и без спросу!
        Через пять минут в дверь заколотили. Лерочка со стоном спрятала голову под подушку, ожидая ухода докучливых гостей. Но оказалось, что замок Диме помехой не был. Недолго думая, он его вскрыл и запустил в комнату Розу Марковну. Та впорхнула в спальню, источая вокруг себя пряные спиртовые ароматы после практики по травничеству.
        - Шо, таки плохо? Умираем? Или таки еще поживем?
        - Поживем. Со мной все хорошо. Уходите.
        Но Роза Марковна была достаточно опытной. Она мигом просекла ситуацию, отослала Диму в гостиную и вытащила из Лерочки причину недомогания.
        - Тю! Сейчас все устроим!
        - Только ему не говорите!  - взмолилась девушка.
        - Таки под окном ему голосить дурным голосом ты не стеснялась! А тут вдруг…
        - Ну пожалуйста, не надо!..
        Роза Марковна отправила Диму к смотрителю за корой велицветника, в предвкушении потирая руки от возможности испробовать на Лерочке новые знания в травоведенье.
        - Таки подумай, какая прелесть этот велицветник! Ношпа, анальгин и димедрол в одном флаконе!..
        - А вдруг он ядовитый? А у меня уже почти не болит!.. Может, не надо?..
        - Надо, Вася, надо! Эх, где мои восемнадцать… Я бы тут как развернулась!.. А вот вас, молодых, я таки совсем понимать перестала… Нет, оно понятно, что женщина всегда выбирает, но раньше-то парню ради приличия хоть поухаживать за собой давали. Ты ж на Димку так насела, продохнуть ему не даешь…
        - Это не я!..  - возмущенно простонала Лерочка из-под одеяла.
        - Нет, оно таки понятно, что Света тоже сдаваться не собирается. Но зачем же ломиться в открытую дверь? Мужчине надо дать почувствовать себя охотником. Хоть бы поупиралась для вида вместо того, чтоб на шею вешаться!..
        Лерочка поняла, что все бесполезно. Она никому ничего не докажет. Ну и пусть!.. Боль накатывала на нее волнами, заставляя задыхаться и судорожно скрючиваться, комкая в кулаке край одеяла. Господи, когда ее уже наконец оставят в покое?..
        - А парень он таки видный…  - продолжала разглагольствовать Роза Марковна из ванной, где опять не было горячей воды.  - Тихий с виду, но себе на уме. Знает, чего хочет. И кого. Все уже решил.
        - Что решил?  - не выдержала Лерочка, выглядывая из-под одеяла.
        - Как жить, чем заниматься, кого в жены брать…
        - Ну и пусть!..  - отвернулась Лерочка, закусив губу от обиды.
        - Но тебе таки удалось сбить его с толку. Примчался ко мне перепуганный, ведь этой зефирной штуковиной, что у него вместо глаза, видит, что с тобой не так что-то, а понять, что именно, не может… А, мужчины они все такие… беспомощные в наших делах… Дима таки чем-то напоминает мне…
        Но Роза Марковна не успела поведать, кого ей напоминает парень, потому что тот вернулся с добычей. И завертелось… Воду вскипятить, кору заварить, грелку наполнить, батискаф починить, Леру силой напоить… А это было непросто. Кора велицветника воняла преотвратно, раздавленными жуками и почему-то корицей, на вкус была гниловатой и вязкой, поэтому девушка отчаянно отбивалась, но вместе с опытной Розой Марковной Диме удалось справиться и с этой задачей.
        Горечь в горле была обжигающей, как будто глотнула чистого спирта. Лерочка закашлялась, пытаясь встать, но Роза Марковна быстро уложила ее обратно и подсунула под бок теплую грелку.
        - Все! Спи!
        - Мне нельзя… спать…  - пробормотала девушка.  - Надо… идти… Машу… спасать…
        Волны боли становились все тише, а окружающие звуки отдалялись и искажались. Голова кружилась, как будто Лерочка падала с высоты прямо в зефирную ватную перину и тонула в ней все глубже и глубже…
        - С ней… в порядке?..
        - Таки жить… будет…
        - Может… остаться?..
        - Пусть спит… Потом…
        Проснулась Лерочка уже ночью. Рядом уютным теплым светом горел ночник. Возле ее кровати свернулся в тумбочку преданный Трешка. На нем стояла тарелка с накрытыми салфеткой бутербродами и краснобоким спелым яблоком. От голода стянуло желудок. Девушка села на постели и растерла виски. Потом потянулась за яблоком. Одернула руку. Откуда оно? Соображалось как-то медленно, как будто мозги перегрелись. Но тут взгляд упал на записку. Почерк был Димин. «Атанасис велел все съесть, иначе обидится!» Лерочка невольно улыбнулась. Пирожки были с мясом зефирных ползунов, но теперь девушка уже не опасалась отравиться. Вода в батискафе сделалась наконец-то горячей, и настроение улучшилось. Но как все-таки неудобно получилось!.. Что там Роза Марковна наговорила Диме? И что он мог увидеть фасеточным зрением? И как, черт побери, он вообще зашел в ее комнату, если Лерочка всегда закрывала дверь на ключ?!?
        - Трешка! Ну вот как ты мог его пустить? Какой из тебя охранник, а?  - девушка укоризненно пожурила питомца, и тот виновато заскрежетал в ответ.
        Но самый главный вопрос все равно оставался без ответа. Как найти Машу? Идти искать подругу на ночь глядя было глупо и опасно. Спать тоже не хотелось. И девушка уселась за вязание, обдумывая и сплетая факты в цепочку умозаключений.
        Дракон появился возле самолета перед крушением. И он же явился Лерочке в том странном сне наяву в виде старика. Слова бабушки про нить. Тогда, во время падения самолета, и после, в Зале Великого Сна, про родную кровь. И непонятно откуда взявшаяся красная нить на запястье. А если ее бабушка действительно была ведьмой? А если это она их разбудила?.. Лерочка вздрогнула и сбилась со счета, пропустив петлю. Не могла ее бабушка разбудить зефирных драконов, не могла! Ну бред же!.. Хотя весь здешний мир кажется бредом воспаленного сознания…
        Но кто-то же пытался утопить Лерочку? Пытался. Это факт. Девушка доверяла своим ощущениям. И сейчас она чувствовала, что с подругой тоже случилась беда. А если Маша угодила в ловушку, заготовленную для нее, Лерочки? Ведь Машка отправилась на поиски принца ради нее!.. Ну может, только чуть-чуть для себя… Девушка отложила вязанье и вылезла из кровати, подойдя к окну. Расколотая багровая луна на темном небе выглядела кровавыми ошметками, и от того тревога за подругу только усилилась. Завтра же с утра надо что-то делать. Отправиться к Марандо и спросить его в лоб, не он ли причастен к исчезновению Маши. Попросить совета у Василики. Попасть на прием к ректору и заявить о похищении подруги. Что еще? Да самой отправиться на этот остров Бертуклоса, если понадобится!..
        Девушка обернулась к постели и обомлела. На кровати лежал красный шарф. Ровно такой, какой ей приснился в экзаменационном сне. Она, сама того не заметив, связала его для Димы… А если попросить помощи у него? Ведь идти одной к Марандо страшновато. Но Дима может решить, что она с ним заигрывает, соревнуется с Тессой, и вообще… Ну и пусть!.. Кстати, почему Роза Марковна сказала, что Лерочка ломится в открытую дверь?.. Наверное, она ее просто не так поняла.
        Лерочка хотела зайти к Диме с утра пораньше, чтоб не нарваться на Свету, но проспала. Вылетела из дома, на бегу собирая волосы в хвост и скрепляя их костяной бабочкой. И на крыльце нос к носу столкнулась с Димой.
        - Ой! Прости…
        Она покраснела от смущения, наклоняясь поднять выроненную заколку, но парень ее опередил.
        - Держи,  - поднял и протянул он ей бабочку.  - Как себя чувствуешь?
        - Хорошо, спасибо.
        - На занятия?
        Лерочка кивнула и сощурилась от яркого солнца, заливающего всю улицу.
        - Пошли,  - вздохнул Дима.  - А то уже и так опаздываем.
        - Эмм… Пошли. А… эмм… Света?  - осторожно спросила Лерочка, памятуя о том, что блондинка старалась не выпускать парня из виду.  - Она уже ушла?
        Дима скривился.
        - Нет, она… Ты ей глаз подбила, короче.
        - Чего?  - оторопела девушка, судорожно припоминая события прошлого дня.  - Когда это?
        - Ну в смысле не ты, а Тесса в твоем обличье. Пошли, а то опоздаем!..
        Дима подхватил ее под руку и потащил за собой.
        - А почему ты не объяснишь ей, что это не я?!?..  - возмутилась Лерочка, едва поспевая за широким шагом парня.  - И вообще!..
        - А почему я должен что-то объяснять? Ты эту кашу с пари заварила, тебе и расхлебывать.
        И ведь не возразишь же!.. Но все равно обидно.
        - Честное слово, я не хотела!.. И никакое это не пари. Так получилось, что…  - она в который раз сделала попытку объясниться.
        - Как думаешь,  - перебил ее Дима, продолжая целеустремленно тащить за собой,  - в «Сытой пупырке» хорошая кухня?..
        Девушка задохнулась от гнева, осознав, что гадская эроморфа последовательно выполняет план по соблазнению, ею же, Лерочкой, озвученный!
        - Отличная кухня! Просто замечательная! Тесса знает, куда приглашать!..
        - Кстати, она так и не раскололась, на что же вы поспорили. Надеюсь, это хоть что-то ценное. Иначе обидно как-то…
        - Ни на что мы не спорили!.. И вообще!.. Пусти!..
        Но молодые люди уже успели добраться до входа в главный корпус и теперь стояли перед его широкой мраморной лестницей. Дима покачал головой и вдруг спросил:
        - Кстати, а куда делась твоя подружка? Почему ты вчера бормотала, что тебе надо идти ее спасать?
        Этим вопросом он словно выбил почву у нее из-под ног. Злость мгновенно улетучилась. Лерочка сникла и пробормотала:
        - Маша пропала. Прости, я… Я виновата. Кругом виновата. Ты не подумай… Я не заигрываю. Но мне очень нужна твоя помощь.
        - Помощь? В чем? Что случилось?
        - Понимаешь, так получилось… Маша отправилась на отбор невест…
        - Куда?  - удивился Дима.
        - На отбор невест для… для принца Неверлинга.
        Лерочка с опаской взглянула на парня и не ошиблась. Он потемнел лицом и нахмурился. Девушка поторопилась объяснить:
        - Он спит… вечным сном… Жена заколдовала… Но она умерла гусеницей, так что он вдовец. А если его смогут разбудить, то он проснется и снова женится… на Машке… Она так мечтала… вот и…
        - Стоп! Какая гусеница? Кто с кем спит, и кто на ком женится? И при чем тут ты?
        - Неважно!  - отмахнулась Лерочка.  - Просто я знаю, чувствую, что с ней что-то случилось! И к этому может быть причастен Марандо!..
        - Он тоже спит?
        - Да нет же! Мне просто надо у него узнать, не он ли устроил засаду! Я хочу напрямую спросить у него, но если он соврет… А Роза Марковна сказала, что ты видишь зефирную суть… Наверное, и ложь определить можешь?.. Ты… не смог бы ты… пойти со мной к Марандо?
        Это все Лерочка выпалила на одном дыхании и замолчала, уставившись в пол и боясь поднять взгляд. Если он откажет, то… Что тогда делать, она не знала.
        - Конечно, я схожу с тобой.
        - Правда?  - выдохнула она с облегчением, поднимая голову и глупо улыбаясь.
        Дима смотрел на нее со странным видом, потом покачал головой и сказал:
        - Иногда я всерьез сомневаюсь не только в наличии у тебя умственных способностей, но и вообще мозгов. Ты правда думала, что я отпущу тебя одну к такому типу, как Марандо?
        От этих слов сделалось тепло и спокойно, хотя ее опять обозвали безмозглой дурой… Но тут Дима добавил:
        - Но ты взамен тоже кое-что должна будешь сделать.
        - Что?  - осторожно спросила Лерочка.
        - Спеть мне.
        - Ах ты!.. Мало тебе моего позора, когда Тесса у тебя под окном рулады выводила?!? Не буду я позориться! Серенад захотелось? Обойдешься! Да лучше я сама пойду!..
        - Лера, мне не нужны серенады,  - мягко остановил он поток ее возмущения.  - Я просто хочу услышать твой голос. Уверен, ты поешь лучше, чем…
        - Я не пою… У меня вообще нет слуха!
        - Не беда. Пошли, а то опоздаем.
        Разумеется, они опоздали. Но старенький профессор Хавронт был добродушен и незлобив, а еще искренне влюблен в свой предмет - сравнительную биологию разумных видов. Он махнул опоздавшим рукой, чтоб они скорее садились и не мешали остальным, и продолжил:
        - Безусловно, самими интересными в этом плане являются жар-бабочки… Они претерпевают удивительные метаморфозы, связанные с осознанием внешнего мира помимо того сна, в котором эти создания проводят почти всю свою жизнь… Некоторые исследователи полагают, что пребывая в окукленном состоянии, жар-бабочки способны воспринимать многомерность миров на сверхуровне, то есть спать и видеть сразу все: что происходило, происходит и будет происходить… Но потом они просыпаются и все забывают… Поэтому среди жар-бабочек так много способных к сновидчеству…
        Лерочка удрученно покачала головой, представив несчастную Антонию, превратившуюся обратно в гусеницу. Дима сидел рядом, но не записывал, а рассеянно о чем-то думал, подперев кулаком подбородок. Однако в его конспекте сами собой появлялись аккуратные ровные строчки, которые выводило гусиное перо. Зефирный самописец!.. Лерочка вздохнула и принялась яростно строчить конспект. Ей не до этих глупостей.
        - Лер, подожди!  - окликнул девушку Жора.  - Я тебя вчера не видел на занятиях, поэтому и забыл отдать…
        Лерочка украдкой взглянула на Диму, который что-то спрашивал у глуховатого профессора. Только нового недоразумения ей не хватало.
        - Чего тебе? Говори, только быстро, я тороплюсь.
        Она демонстративно взглянула на наручные часики. Жора пожал плечами и сунул руку в карман.
        - Маша просила тебе передать…  - у него в руке была миниатюрная хрустальная призма.
        - Что?!? А почему ты раньше молчал! Давай сюда! Что это?
        - Кристалл связи. Маша торопилась на какой-то там остров и просила тебе передать…
        - Как им пользоваться? Как с ней связаться?  - Лерочка встряхнула призму в руке, невольно подражая тому, что видела в кабинете ректора, но разбить драгоценный кристалл об пол у нее духа не хватило.
        - Никак. Она сказала, что сама тебе позвонит… Ну или как это правильно назвать?.. Покристаллит?
        Дима уже заметил Жору рядом с ней и буравил девушку хмурым взглядом. Ну и пусть!..
        - Точно самой нельзя ей позвонить? И почему ты раньше молчал? Я вся извелась!
        - Ну извини, так получилось… А ты сама где пропадала?
        Дима поспешно попрощался с профессором и направился в их сторону. Лерочка очень живо представила еще одно объяснение с парнем и поняла, что ее нервы этого не выдержат. Торопливо сунула кристалл в сумку и пробормотала:
        - Приболела я вчера. Ладно, пока, я пошла.
        Но далеко уйти не удалось. Дима догнал ее в коридоре и остановил.
        - Что этот тип от тебя хотел?  - требовательно спросил он.
        - Ничего не хотел,  - отрезала Лерочка, пытаясь пройти мимо парня, но тот загораживал дорогу.
        - Я видел, он тебе что-то дал!
        - Да. Маша оставила кристалл связи,  - не стала врать девушка, понимая, что это бесполезно.
        - Дай его сюда!  - Дима выставил вперед ладонь.
        - Не дам,  - она спрятала сумку с конспектами и кристаллом за спину.  - С какой стати?
        - Тогда свяжись со своей Машей здесь, при мне!
        - Не могу.
        - Почему?
        - Жора сказал, что кристалл односторонний, поэтому…
        - Односторонний? Что за чушь? Давай сюда! У меня он сразу станет двусторонним.
        Лерочка заколебалась. С одной стороны, Дима знал толк в извращениях… тьфу ты, во всех этих инженерных штучках. Но с другой стороны… А если он все испортит? И тогда Лерочка потеряет последнюю ниточку к подруге…
        - Не надо. Ты можешь его сломать. Я лучше просто подожду от Маши звонка.
        - Давай его сюда! Иначе я вообще не буду тебе помогать.
        Лерочка грозно сдвинула брови и прижала сумку к груди. Действие коры велицветника прошло, и самочувствие у нее вновь сделалось препаршивым, а тут еще всякие права надумали качать!
        - Никуда ты от меня не денешься,  - нагло заявила она.  - Сам же сказал, что не отпустишь безмозглую дуру одну к Марандо! И вообще! Прочь с дороги! Не зли меня!
        Дима оторопел и от возмущения потерял дар речи. Лерочка отодвинула его с дороги, толкнув плечом, и быстрым шагом пошла прочь. В библиотеке ее и так уже заждалась Василика.
        ГЛАВА 25
        Но парень быстро опомнился и догнал Лерочку, пойдя рядом.
        - Лера, ну подожди же ты… Кстати, у Марандо сейчас занятия на зефиродроме.
        - Правда?  - замешкалась она и сглупила, остановившись и потеряв бдительность.
        В ту же секунду девушка оказалась в железной хватке Димы, который обхватил ее за плечи и нагло полез в сумку.
        - Не дам!  - завизжала Лерочка, вырываясь изо всех сил.
        Бесполезно. Он уже успел нашарить среди конспектов призму и вытащить ее. Девушка набросилась на него с кулаками, но Дима стоически сносил ее слабые удары, крепко сжимая в руке бесценный кристалл связи.
        - Сломаешь ведь…  - спокойно заметил он, наблюдая, как она отчаянно пытается заставить его разжать пальцы.
        - Отдай!  - всхлипнула она.  - Это моя единственная надежда узнать что-то о Маше!
        - Вот именно поэтому будет лучше, если кристалл побудет у меня. У тебя же вечно все ломается…
        Злость опять накатила на девушку так, что в глазах потемнело.
        - Сейчас у тебя что-то сломается!  - сжала она кулаки.  - Отдай по-хорошему! Иначе прокляну так, что костей не соберешь!
        - Вот-вот… Именно так и припугнешь Марандо. Только зверское выражение на лице не растеряй по дороге. Пошли быстрей.
        И, не оборачиваясь, этот мерзавец зашагал совершенно в противоположную библиотеке сторону. Лерочка глубоко вдохнула, сосчитала до десяти, выругалась на выдохе и побежала за ним.
        - Если с Машей что-нибудь случится, я тебя!..
        - Ничего не случится. Обещаю. Успокойся. Мы ее найдем. И не надо лезть ко мне в карман.
        - Пусть будет у меня!..
        - Нет.
        - А если она позвонит?!?
        - Я отвечу.
        - А меня рядом не будет!
        - Так ты не отходи далеко.
        - Мне что, теперь за тобой хвостиком ходить?
        - Почему бы и нет?
        - А если кристалл настроен только на меня?!? И у тебя он никогда не сработает?
        - Хватит придумывать.
        - Ну есть же всякие штуковины, которые настраиваются на владельца! Может, этот настроен на мои отпечатки пальцев! Или на зефирную суть! Или еще на что-нибудь!
        - Господи, Лера, твое бы воображение - да в мирных целях. Цены б тебе не было…
        Над головой взревело. От испуга Лерочка споткнулась, а Дима ее придержал.
        - Это зефиродромная труба,  - пояснил он.  - Тут пилоты отрабатывают технику пилотирования. Марандо должен быть где-то здесь.
        - Откуда ты знаешь?
        - А у меня тут дополнительные занятия по зефирной магии. Видел этого типа.
        Лерочка во все глаза разглядывала зефиродром. Пространство ревело и громыхало. Перламутровые зефирные облака искрили слабыми разрядами, медленно дрейфуя в воздухе. Между ними летали студенты, кто на жуках, кто на других приспособлениях, похожих на самокаты, только без колес, зато с крыльями. Студенты выполняли фигуры высшего пилотажа, кувыркаясь в воздухе и используя зефирные облака в качестве трамплинов. А дальше было еще чудесатей… Посреди зефиродрома зияла огромная дыра, словно водоворот, затягивающая в фиолетовые сполохи тумана юркие ялики. Их разноцветные паруса отчаянно трепетали и выгибались, сражаясь с зефирной стихией в попытке выбраться. Кому-то это удавалось, и счастливчики выныривали к причалу, где стоял строгий капитан Круго с биноклем и хронометром на шее. Он одобрительно кивал сдавшему пилоту и делал отметку у себя в журнале.
        - А что с теми, кто не выбрался?  - дрожащим шепотом спросила Лерочка, не в силах отвести взгляд от ужасного зефироворота.  - Что с ними? Они… живы?..
        - Вываливаются из портала на пересдачу,  - кивнул Дима и махнул рукой куда-то в сторону.  - Там.
        Лерочка обернулась, ожидая увидеть покалеченных студентов, но в зефирном облаке, лежащем на траве, с тихим чпоком как раз возник слегка потрепанный парусник. Его пилота выбросило на соседнее облако. К облегчению девушки, выбросило живым и здоровым, разве что сильно расстроенным перспективой пересдачи…
        Марандо стоял рядом с капитаном с понурой головой и чего-то ждал, но суровый наставник, казалось, вовсе не замечал своего любимчика. Дима потащил Лерочку к причалу, огибая зефирную дыру по подвесному мостику, который опоясывал испытательный полигон. Вниз было страшно смотреть, сразу же кружилась голова, поэтому девушка и не смотрела, сосредоточив взгляд на стриженом затылке Димы.
        - Пятый пошел!  - гаркнул капитан Круго и дал отмашку студенту.
        Тот поднял парус и отважно скользнул на ялике в бурлящий зефироворот.
        - Капитан…
        - Пошел вон, Марандо,  - сквозь зубы процедил капитан и повернулся к подошедшим.  - А вам чего? Здесь запрещено находиться вне занятий.
        - Простите, капитан,  - Дима вежливо ему поклонился.  - Макария просил передать, что ваш заказ готов.
        - Ааа…  - подобрел капитан, и его изрезанное морщинами и шрамами лицо просветлело.  - Ловкий навиженец! Ну спасибо, спасибо…
        - И с вашего позволения,  - тут же ввернул Дима,  - нам бы еще поговорить с Марандо, если вы не против.
        - Забирайте. Нечего ему тут ошиваться. Он вообще отстранен от занятий,  - опять посуровел капитан.
        - Но мне нельзя без тренировок!..  - взмолился принц.  - Капитан, ну пожалуйста!..
        Но тот уже отвернулся от них, поднеся бинокль к глазам и придирчиво оценивая технику пилотирования пятого.
        Разговор с Марандо не заладился с самого начала. Принц попросту не захотел слушать Лерочку. Оттолкнув ребят с дороги, он широким шагом направился к своему ялику. Но Дима перехватил Марандо за рукав и развернул к себе.
        - А ну стой!
        - Да пошел ты!..  - принц попытался влепить оплеуху, но оказался прижат к перилам мостика.
        - Разговор к тебе есть! Ответь на вопросы девушки, и свободен!
        - Руки убрал,  - вдруг холодно процедил Марандо, и воздух угрожающе запел, сворачиваясь в маленький вихрь.  - Забыл, с кем разговариваешь?
        Дима отпустил парня и с показной заботливостью расправил его воротник.
        - Ну что ты, Ваше Высочество,  - насмешливо произнес он.  - Только и ты, сделай одолжение, уважай своих… подданных.
        Марандо набычился и сжал кулаки. Вихрь вырос и налился грозовой тьмой. Ситуация угрожала обернуться дракой и новыми неприятностями, поэтому Лерочка отважно влезла между парнями.
        - Мне только спросить!.. Пожалуйста, Марандо, не злись. Убери вихрь, не надо. Просто Маша пропала, и я думаю… то есть… я не хочу так думать, но она так внезапно, что я и не знаю…
        - Ты причастен к исчезновению Маши?  - резко спросил Дима.
        - Я? Сдалась мне эта босячка! Убирайтесь!
        В лицо Димы полетел град и песок от вихря, но парень лишь прикрылся рукой и отступил на шаг назад, разглядывая принца из-под локтя.
        - Он правду говорит?  - шепотом спросила Лерочка.
        Дима медленно кивнул и вздохнул.
        - Да. Пошли отсюда.
        - Но как же так? Почему Машка так внезапно сорвалась на этот чертов отбор, даже не предупредив меня?
        Марандо, который уже спустился по лестнице и возился с парусом ялика, неожиданно поднял голову и нахмурился, прислушиваясь.
        - Куда она сорвалась?
        - На отбор невест… для принца Неверлинга.
        Марандо расхохотался, простонав сквозь смех и выступившие на глазах слезы:
        - Эта… голодранка… в невесты… к принцу!.. Ох… не могу!.. Насмешили!..
        Лерочка насупилась и брякнула:
        - А я бы на твоем месте не смеялась. Кем там тебе этот Кенриг приходился? Вот разбудит его Машка и станет тебе… бабушкой! И новой королевой!
        Марандо поперхнулся смехом и закашлялся.
        - Дура!..  - выдавил он.  - Он уже лет сто как спит!..
        - Ты Машку не знаешь! Она и мертвого с могилы поднимет!
        - Лер, хорош с ним заедаться,  - взял ее под руку Дима.  - Пошли уже.
        - Да подожди ты!  - отмахнулась девушка, осененная идеей.  - Так что, Ваше Высочество, ты бы лучше нам помог! Это в твоих интересах.
        Марандо на секунду лишился дара речи от такой потрясающей наглости, но Лерочку, у которой противно тянуло болью живот, уже несло дальше.
        - Да-да, а то станешь не пятым, а сто пятым в очереди на наследование, когда Машка нарожает наследничков!.. Так что давай, свяжись с распорядителями отбора и проверь, как там моя подруга, не перебудила ли она еще там всех…
        - На острове нет зефировещания…  - растеряно пробормотал принц.  - Начудили там с погодой, когда…
        - Нет?  - быстро перебил его Дима.  - Значит, кристалл связи не сработает?
        - Конечно, нет! Тьфу ты!.. Да идите вы к навиженой пупырке в глотку!  - разозлился Марандо.  - Никто Кенрига не разбудит! Хватит меня дурачить!
        И тут, как нарочно, карман штанов у Димы начал вспыхивать красным светом сквозь ткань и тревожно шуршать.
        - Ааа!.. Дай сюда! Это Маша! Это она звонит!
        - Успокойся!
        - Дай!!!
        - Я сам!
        Лерочка повисла у Димы на руке, но он не торопился. Аккуратно вытащил кристалл из кармана и… Призма сама разлетелась у него в руках на мелкие осколки. У девушки потемнело в глазах, она затаила дыхание. Изображения не было, на зеркальной поверхности клубился туман, сквозь который проступал смутный силуэт.
        - Маша?..  - дрожащим голосом позвала подругу Лера.  - Это ты? Не молчи!
        В ответ ей раздалось высокое гудение, напоминающее жужжание насекомого, а потом такой протяжный и злой вопль, что девушка подскочила от неожиданности.
        - Маша?..  - она протянула руку к серому туману осколков, которые клубились и вспыхивали фиолетовыми искрами.
        - Не трогай!  - Дима перехватил ее за запястье.
        - Помооооооги!..
        Эхо искаженного, полного боли стона донеслось из осколков, и они угрожающе завибрировали.
        - Это Маша! Она в беде!
        И тут картинка внезапно сделалась необычайно четкой. Лерочка увидела огромное брачное ложе, а возле него невесту в простом подвенечном платье. Она начала медленно раздеваться, освобождаясь от… Нет, это было не платье, как показалось вначале! Белый саван!..
        - Маша!..
        - Ну-ка, ну-ка…  - подался вперед Марандо, вглядываясь в соблазнительные формы и коснувшись ладонью осколков, чтобы увеличить масштаб.
        Но тут изображение мигнуло и погасло, а осколки призмы осыпались на пол потухшими угольками, которые тут же взметнуло в воздух и развеяло ветром…
        - Маша!!! Нет!!!
        Лерочка чуть не прибила похотливого засранца, который разрушил своим вмешательством кристал связи, но Дима вовремя сумел оттащить ее от принца, хотя это и было нелегко. Девушка превратилась в разъяренную фурию и рвалась в бой, призывая на голову Марандо все несчастья. Тогда Дима зажал ей рот ладонью и крикнул принцу:
        - Слышь, Высочество! Что хочешь делай, но узнай, где Машка, иначе я сейчас Леру отпущу, и тогда тебе век удачи не видать! Проклянет так, что ты вообще летать не сможешь!
        - Ммм!  - угрожающе промычала Лерочка и укусила Диму за палец, на секунду обретя свободу.  - Чтоб тебя по!.. Ммм!..
        - Черт! Давай, Марандо, живо! Обещай ей! Я ее долго не удержу!
        - Не боюсь я каких-то там босячек из иномирья…  - неуверенно пробормотал побледневший принц, но на всякий случай отступил назад.  - Ладно, ладно! Узнаю, что там с этой дурой случилось! Обещаю! За ней еще должок передо мной!
        Дима встряхнул Лерочку и прошептал ей на ухо:
        - Все, хорош! Успокойся! Он нам поможет!
        Девушка вырвалась из его хватки, а потом обернулась к нему и влепила звонкую пощечину.
        - Никогда больше не смей затыкать мне рот!  - рявкнула она.  - А ты!..
        Она сделала шаг к Марандо, который попятился, машинально выставив перед собой парусный канат.
        - Если с Машей что-нибудь случится!.. Я тебя не просто прокляну!.. Я тебя!.. Я тебя!.. Я тебя в наш мир отправлю! И будешь ты там не принцем, а бомжом! Вшивым вонючим пьяницей! И ночевать ты будешь под мостом, собирая бутылки! А попрошайничать будешь в аэропорту! Чтобы смотреть, как летают другие! Но не ты! Не ты! Ты никогда не взлетишь!
        Она стукнула ошеломленного страшным проклятием юношу в грудь и пошла прочь. Злые слезы отчаяния душили ее, но разрыдаться при этих козлах было невозможно. Она сама спасет Машу!
        - Мне надо на прием к ректору!  - топнула ногой Лера.  - Срочно!
        - Не велено пускать,  - скучным тоном повторила маленькая люляка-секретарша, любуясь в зеркало на новые сережки в длинных волнистых ушках, похожих на уши спаниеля.
        Валери Невозможная скрипнула зубами от злости, а потом взяла и отодвинула оторопевшую люляку в сторону вместе со стулом.
        - Мне - можно!  - и уверенно распахнула дверь в кабинет.
        - Я же просил не беспокоить…
        Ректор был неодет. Совсем не одет, то есть без привычной мантии, хоть как-то скрывающей срамоту. Он сидел на полу на коврике, подставив голое пузо под солнечные лучи и закрыв глаза. В другой раз Лера бы обязательно застеснялась и стушевалась, но не сейчас. Когда речь шла о близких ей людях, она из застенчивой робкой девушки превращалась в таран, сметающий все на своем пути.
        - Барон Кхамало! У меня срочное дело!
        - Что такое?  - недовольно открыл глаза ректор и погладил себя по животу.  - Я обедаю. Не видите, что ли?
        - Обедаете?  - на секунду растерялась девушка, но потом встряхнула гривой и пошла в атаку.  - Пока вы обедаете, вашу студентку похитили!
        - Что?  - потускнел ректор, разом растеряв сытый бриллиантовый блеск и торопливо поднимаясь на ноги.  - Как это похитили? Когда?
        Лера отвела взгляд от голого непотребства и уставилась в окно.
        - Мою подругу, Марию Белозубову, обманом заманили на отбор невест для принца Неверлинга, но она успела передать сигнал тревоги и попросить о помощи. А потом… потом связь прервалась! Из-за одного козла!..
        - Бриллиантовая моя,  - ласково пропел ректор и похлопал девушку по плечу,  - присаживайтесь, давайте садитесь. Вы на солнце долго были? Солнце сегодня вкусное, жаркое… Перегрелись, да?
        - Я не перегрелась!  - дернула она плечом.  - Вызовите полицию! Или что там полагается в таком случае делать? Надо срочно штурмовать остров и вызволять Машу из логова этого мумифицированного принца!
        - Помилуй Пречистый, ну что же вы так волнуетесь? Над вами кто-то подшутил, Валерия,  - он выставил вперед ладонь, предупреждая ее возражения.  - Во-первых, церемония торжественного пробуждения принца Неверлинга была неделю назад и закончилась предсказуемым исходом, то есть никак. А вашу подругу я видел на занятиях еще в этот вторник…
        - Она позавчера отправилась на отбор!
        - Ну это никак невозможно, золотая моя, потому что с островом нет регулярных путевых сообщений… Кроме того, на Бертуклосе находится одна из сильнейших зефирных грозовых аномалий, которая делает невозможным зефировещание… Как ваша подруга смогла с вами связаться, а?
        Ректор наклонил голову набок и терпеливо ждал ответа. Девушка закусила губу.
        - Связь была плохой, но была! И тому есть свидетели! Дмитрий Витте и этот приду… и Герберт Марандо!
        Барон Кхамало удрученно вздохнул.
        - Поразительное упрямство… Я же говорю, над вами кто-то подшутил. Кристалл связи легко перенастроить и…
        - Я чувствую, что Маша в беде! Она исчезла! Вас это не волнует? Ваша студентка отсутствует уже…
        - Сколько?
        - Два дня!  - с вызовом заявила Лера, задрав подбородок.
        - Два дня?  - нахмурился ректор.  - Это плохо. Ее могут отчислить за прогулы.
        - А вас только это заботит?  - вспылила она.  - Маша пропала! Ее похитили! Я требую, чтобы вы вызвали полицию! Или я сама туда отправлюсь и подниму скандал! А еще в газету напишу! И тогда доброе имя Ла-Аркской Академии будут полоскать в прессе! Что вы молчите?!?
        Барон Кхамало и в самом деле молчал, разглядывая девушку, как будто в первый раз увидел, потом покачал головой и сказал:
        - Надо же… А ведь Василика меня предупреждала… Старый окатыш… Как же я раньше не заметил…
        - Что не заметили?!?
        Но барон уже отвернулся от нее, бормоча себе под нос:
        - А если тогда и этот ржавый магистр был прав? Отрицательные вероятности? Но это же невозможно!.. Но почему же леди Сирин ничего не увидела? А если заговор?.. Но кто?.. Да нет же! Невозможно!
        - Вы будете вызывать полицию?  - срывающимся от злости голосом выкрикнула девушка.
        - Я сообщу префекту, и вашу подругу объявят в розыск…  - рассеянно махнул рукой ректор.  - Идите, Валерия, идите… Мне надо подумать…
        Валери Невозможная вылетела из кабинета, громко хлопнув дверью.
        ГЛАВА 26
        В полицейском участке ее заявление нехотя приняли, но девушка прекрасно понимала, что подругу никто искать не будет. Вернее, не так. Ее будут искать, но не там, где надо! Что же делать? Значит, надо нанять частного сыщика! Или бандита! А лучше сразу двух! И отправиться на остров! Но для этого нужны деньги! Вот зачем она отдала выигрыш в счет уплаты долга этому козлорогому принцу? Подождал бы!
        Девушка помчалась обратно в Академию, решив умолять казначея Юстинианиса об авансе или займе в счет будущей стипендии. И здесь обнаружился еще один сюрприз.
        - Не дам!  - заявил жадный крысомус, обхватив руками и прижав к груди кожаный портфель, как будто опасался, что Лера силой отберет его сокровища.  - Как вам не стыдно? Как с долгами рассчитываться, так у вас…
        - Я верну долг! Но потом! Обещаю!
        - В смысле?  - казначей нервно подергал застежку на портфеле.  - У вас еще какие-то долги образовались?
        - Нет,  - растерялась Лера.  - Я верну долг за разбитого «жука», просто сейчас мне срочно нужны деньги на другое! Дело жизни и смерти!
        - Ваш долг за «жука» выплачен! Что вы мне голову морочите! Если вы так запросто, с ходу достаете и возвращаете двести с лишним золотых, то хотя бы постеснялись просить о займе!
        - Как выплачен? Вы что-то путаете. Я выплатила только половину…
        - Я никогда ничего не путаю, если речь идет о деньгах!  - оскорбился крысомус и угрожающе встопорщил усы.  - Идите и просите деньги у вашего богатого покровителя.
        - Что?  - оторопела Лера.  - У какого еще покровителя?
        - У того графа, который за вас выплатил долг! И хватит отнимать у меня время! Время - деньги!
        С этими словами казначей попытался прошмыгнуть мимо Валери Невозможной, но та перехватила его за шкирку.
        - Нет уж! Подождите! Говорите, кто за меня выплатил долг!
        - Банковская тайна!  - отважно пискнул несчастный.
        - Какой такой граф?!?
        - Не скажу! Идите к ректору!  - и цапнул нахалку за руку.
        Денег не было, и что дальше делать, тоже было непонятно. Но кто же выплатил долг? Какой граф? Лера терялась в догадках. Кто вообще знал о долге? Магистр? Но он сам был в долгах, как в шелках, да и вроде без графского титула. Может, казначей что-то перепутал? Лера бросилась обратно в приемную ректора, но напуганная прошлым визитом люляка-секретарша, забившись под стол, сообщила оттуда полузадушенным голосом, что барон Кхамало срочно уехал на важную встречу и будет не раньше, чем в понедельник.
        Был вечер пятницы, и общежитие опустело. Валери Невозможная сдулась и превратилась в отчаявшуюся Лерочку. Та забрела на кухню, чтобы поживиться чем-нибудь съестным, а то от голода совсем соображать перестала, и там нос к носу столкнулась сама с собой. От увиденного у нее потемнело в глазах. Декольте было таким глубоким, что казалось, что грудь вот-вот оттуда выпрыгнет! Жалкое подобие юбки, короткое спереди, топорщилось павлиньим хвостом пышных оборок сзади, из-за чего попа казалась еще больше! Вульгарные чулки в сеточку и на подвязках заканчивали образ девицы облегченного поведения.
        - Не смей ходить в таком виде!  - набросилась Лерочка на эроморфу.
        Та подавилась пирогом и закашлялась. Грудь угрожающе заколыхалась, корсет затрещал по швам, но выдержал.
        - Пфф!.. Почему это?
        - Потому что ты меня позоришь!
        - А Диме нравится…
        - А мне плевать, что ему нравится! Ты в моем облике расхаживаешь, а не в его!
        - Хм… Хочешь, при тебе буду превращаться в него?
        С этими словами образ пакостной кошки поплыл, и через несколько секунд перед Лерочкой уже сидел Дима. Голый. Девушка зажмурилась и затрусила головой.
        - Вернись в свой нормальный облик! Немедленно!..
        - Какие же вы все-таки странные люди…  - задумчиво мурлыкнула Тесса.  - Кстати, а что там дальше в программе ухаживаний? То, что ты назвала, я все испробовала… Цветы, серенады, комплименты… Кстати, в театр пойдем в воскресенье.
        Лерочка без сил опустилась на стул и сложила локти на столе, уронив на них голову.
        - Ничего там дальше. Все. Игра закончена.
        - Как это закончена?  - возмутилась кошка.  - Добыча не поймана!
        - Тесса, отстань от меня, а? У меня подруга пропала, мне и без тебя тошно.
        - Какая подруга? Ты еще с кем-то охотилась? А как же я?
        Она потерлась бархатной щекой о руку Лерочки и заурчала так успокаивающе, что хотелось закрыть глаза, погладить ее по шерстке и обнять теплую кошачью… Тьфу!..
        - Прекрати!
        - Ну у тебя же болит… Хочешь, я помогу?..
        - Нет!
        - Вот и Дима отказывается…  - вздохнула Тесса и смачно захрумтела печеньем.  - А ведь мучается с глазом. И бегает от меня. Пфф!.. Все равно никуда не денется.
        Лерочка сбежала от приставучей кошки, так и не перекусив. Но есть уже расхотелось. Хотелось лечь, уснуть и проснуться на следующий день, чтобы все произошедшее оказалось дурным сном… Но она должна спасти Машу! Что же делать, что? Девушка расхаживала по комнате, спотыкаясь о крутящегося под ногами Трешку и пытаясь придумать план действий. Ясно было одно. Надо во что бы это ни стало попасть на остров. Но ректор сказал, что регулярных сообщений с островом нет. Кстати, а как тогда Маша попала на остров, если отбор давно закончился? Надо расспросить Жору! Он ведь видел ее последним! С этой мыслью Лерочка бросилась в коридор, слетела по лестнице на этаж ниже и затарабанила в дверь парня. Но ей никто не открыл. Где его носит? Она понуро поплелась обратно и уже на своем этаже столкнулась с Димой.
        Он был грязный, как черт, и очень усталый. Посмотрел на нее с прищуром, покачал головой, но ничего не сказал. Молча прошел к своей двери.
        - Дима, подожди…  - вырвалось у нее.  - Прости меня, пожалуйста…
        Он ничего не ответил, но и уходить не торопился. Просто стоял и смотрел на нее.
        - Я не знаю, что делать. Подала заявление в полицию, но они мне не поверили. Никто искать Машу на том чертовом острове не будет.
        Дима молчал, и девушка поняла, что он все еще злится на нее из-за пощечины.
        - И ректор мне тоже не поверил! Еще и пригрозил, что Машу могут исключить за прогулы, представляешь?
        Никакого ответа не последовало. Молчаливое неодобрение действовало на Лерочку гораздо сильнее любых словесных упреков и брани, потому что она тут же начинала воображать себе страшное… Вот ей-богу, лучше бы наорал и дурой обозвал, чем так молчать, как будто она пустое место.
        - Ну что ты молчишь? Ну виноватая я, да… ну дура, да. Ну и что теперь, голову себе пеплом посыпать? А еще ректор сказал, что на остров ничего не ходит… в смысле, не плавает… или не летает? Понимаешь? Как Маша могла туда добраться? Вот я и подумала, что Жора может знать, он же видел ее последним, и тот кристалл связи…
        Тут наконец парень не выдержал.
        - И ты пошла к Жоре?
        - Я… ну да…  - она осеклась, видя, как он потемнел, и исправилась,  - но его все равно не было!
        Дима быстро шагнул к ней и взял за локоть, оставляя жирный след на рукаве от машинного масла.
        - Значит, так,  - потащил он ее за собой.  - Сиди дома и не высовывайся!
        Он распахнул дверь ее же комнаты, просто ткнув ладонью в запорный механизм.
        - Как?..  - изумленно охнула Лерочка.  - Как ты ее открыл?!?
        - Неважно. Сядь!
        Предатель Трешка радостно бросился парню под ноги, но тот не обратил на него внимания. Девушка послушно опустилась на диван, глядя, как Дима раздраженно расхаживает взад-вперед по гостиной, хмуря брови и печатая шаг. Неужели он ревнует? От этой мысли Леру бросило в жар. Но это же глупо!
        - Я не думаю, что твоя Маша уехала на этот остров…
        - Ну а куда еще она могла уехать?
        - Не перебивай меня! Ты - упертая ду… в смысле, чересчур деятельная и настойчивая, все равно ведь не успокоишься, хоть кол на голове теши. Поэтому я помог Марандо с починкой яхты и убедил его отправиться на «Улитке» на остров, чтобы все проверить…
        - Правда?  - ахнула Лерочка.  - Спасибо, спасибо, спасибо!..
        От избытка чувств она вскочила с дивана и бросилась Диме на шею, чмокнув его в испачканную машинной смазкой щеку. Он явно не ожидал такой реакции, потому что замер и растерялся, неловко приобняв девушку за талию.
        - Спасибо! Когда вы отправляетесь? Мне надо собрать вещи и…
        - Какие еще вещи?  - пробормотал он, крепче прижимая ее к себе.
        - Ну как какие?  - отстранилась Лерочка, улыбаясь его непонятливости и заглядывая ему в лицо.  - Мне же надо успеть собраться…
        - Ты никуда не поедешь,  - мгновенно посуровел он.
        - Почему это? Маша - моя подруга, и я обязана…
        - Сядь!
        Он чуть ли не толкнул ее обратно на диван и навис над ней.
        - Никаких поездок! Это слишком опасно. Сиди дома и не высовывайся.
        - Но я…
        - Нет!  - оборвал он и погрозил ей пальцем.  - Ты и так уже доболталась. Марандо теперь взлетать боится! А женщина на борту - это вообще к беде!
        - Что за глупые суеверия?  - возмутилась Лерочка.  - И вообще! Это шовинизм!
        - Да хоть коммунизмом назови. Ты никуда не летишь.
        Сказал - как отрезал. И направился к двери, всем видом демонстрируя, что разговор окончен. Лерочка вдруг с пугающей ясностью осознала, что Дима решения своего не изменит, хоть она тут обрыдайся и обскандалься.
        - Это нечестно!  - выкрикнула она ему в спину.
        - И чтоб в мое отсутствие никакого Жоры рядом с тобой и близко не было,  - добавил он, уже стоя на пороге.
        - А чего это ты тут раскомандовался?!?
        - Хотя…  - призадумался Дима, скептически разглядывая Лерочку.  - Позову-ка я его с нами на остров. Вторым пилотом. Чтоб уж наверняка возле тебя не ошивался.
        - То есть Жору ты берешь, а меня - нет?!?
        Ее возглас остался без ответа, дверь за Димой захлопнулась. Лерочка вскочила на ноги и заметалась по комнате. Ей надо попасть на остров любой ценой! Уверенность в этом еще больше окрепла, подстегиваемая неясным ощущением не просто беды, а цейтнота… Время, отпущенное Маше, стремительно утекало сквозь пальцы. Этот белый саван так и стоял перед глазами… опутывая жертву… вытягивая из нее последние силы… истощая… словно куколку в коконе… Но как попасть на борт «Улитки»? А если?..
        Где может быть повеса и гуляка в вечер пятницы? Разумеется, в лучшем кабаке столицы, что и предположила Лерочка. И она не ошиблась. Магистр Нистальф сидел за столом в «Сытой пупырке» и безбожно квасил. Девушка плюхнулась на стул напротив него и сразу же перешла к делу.
        - Магистр, мне нужна ваша помощь!
        - Я… го-го-готов… Куда идить?  - заплетающимся языком пробормотал рыжий плут, нежно обнимая бочонок эля.
        - Мне надо попасть на борт «Улитки». Вы же знакомы с Марандо? Убедите его взять меня, только так, чтобы Дима не узнал!
        - Ноченнышные прогу-гулонькаськи на яхутхуне…
        Речь магистра была настолько неразборчива, что Лерочка просто догадывалась о смысле.
        - Нет, не ночные прогулки! Моя подруга Маша пропала! Уехала на остров Бертуклоса и пропала! Ребята отправляются ее спасать! Но мне надо быть с ними!
        - Не-не-не-не-не…  - замотал он головой.  - Незязя. Избранной незязя. Ничаво низязя.
        Очевидно, мысль об Избранной была единственной четкой в его пьяном сознании, что накладывало свой отпечаток на воспринимаемые мыслеобразы его речи. Лерочка с досады выругалась и потрусила задремавшего магистра.
        - Магистр! А вы знаете, что магистр Астельха мечтает о цветах?
        - Чававо?  - встрепенулся Нистальф.  - Декодапчему?
        - Мы с ней поболтали недавно по душам, и она мне по секрету призналась,  - продолжала вдохновенно врать Лерочка… нет, уже опять не Лерочка, а Валери Коварная.  - Она хочет, чтоб ей подарили горжиредию!
        - Больгигант!.. непмести!.. чоделазачменя?
        Девушка не была уверена, что правильно поняла этот поток бессвязных мыслей, но все равно продолжила.
        - Да, вы правы. Настоящая горжиредия с острова Мара слишком большая, просто гигантская. Но зато на Бертуклосе они поменьше… Понимаете?
        Магистр мотнул головой и уставился на нее мутным взглядом, выдав что-то совсем маловразумительное.
        - Если вы поможете мне попасть на борт «Улитки», я привезу вам аленький цветочек, в смысле, горжиредию! Вы подарите ее магистру Астельхе и завоюете ее симпатию! Может быть, она даже пойдет с вами на свидание!
        Коварная Валери не имела ни малейшего понятия, что законница будет делать с гигантским цветком жар-бабочек, но это ее сейчас заботило меньше всего. Магистр Нистальф чрезвычайно воодушевился и хряпнул еще кружку эля.
        - Да!  - вскочил он на ноги.  - На остров! Немедля! Добыть цветок!
        Его речь вновь обрела ясность, правда, за счет ухудшения координации движений. Рыжий пройдоха покачивался и едва стоял на ногах.
        - Да!  - подыграла ему Валери, тоже вскакивая и с готовностью подставляя свое плечо.  - Сегодня же и отправлюсь!
        - Нет!  - оттолкнул он ее.  - Я сам отправлюсь! А ты сиди! Учи! Зиромансию!
        - И долго нам сидеть?…
        Лера поспешно зажала рот нетерпеливой эроморфе.
        - Тише ты… Долго. Пока не взлетят.
        Она наврала Тессе с три короба про то, что следующий этап любовной игры в ухаживаниях предполагает тайное выслеживание и наблюдение за добычей, поэтому простодушная кошка согласилась провести ее на «Улитку», чтобы спрятаться вместе с ней и играть дальше. Эроморфа хорошо знала яхту, часто бывала на ней, а сторожа и вовсе легко обманула, превратившись в Марандо. Под покровом ночи две искательницы приключений проникли на судно и спрятались в грузовом отсеке. Нагруженный вещами Трешка перемахнул через бортик, легко преодолев два метра, который отделяли яхту от причала.
        - А почему Дима летит куда-то с Марандо?
        - Не куда-то, а на остров Бертуклоса.
        - Ух ты!.. Меня туда возили на каникулах!..
        - Шшш! Тише ты. Ну кто так в засаде сидит?
        - Но мне скучно…
        - Руки убрала!..
        - Ну Лера..
        - И хвост тоже!..
        - А ты боишься щекотки?..
        - Тсс! Они идут!
        Ранним субботним утром на борт «Улитки» вступили три отважных спасателя: Дмитрий Витте в качестве бортмеханика, первый пилот Академии, Его Высочество Герберт Марандо, и второй пилот, Жора Ильницкий. Плечом к плечу, героически и не боясь невзгод, в багровом летнем рассвете, юноши были готовы бросить вызов стихии и совершить подвиг. Их гордые профили, украшенные защитными очками, словно сошли с советского агитплаката про мужественных летчиков-испытателей… Но весь пафос разрушил… возмущенный вопль с причала.
        - Меня! Меня подождите!..
        По причалу совсем не геройски ковылял магистр Нистальф, путаясь в длинном плаще и волоча за собой саквояж.
        - Вот пупыркнутый навиженец!..  - выругался принц, разом растеряв весь героический флер.  - Я его не возьму!
        - Тогда он заложит нас ректору…  - флегматично отозвался Дима.  - Вообще не понимаю, как он узнал, куда мы направляемся. Это ты ему разболтал?
        - Слышь, или мы взлетаем, или я сваливаю!  - нервно перебил их Жора и кивнул на нескладного рыжего плута, который дергал тяжелый саквояж, застрявший на узком мостике.  - Грузоподъемность яхты его выдержит?
        Тесса тихо ойкнула и вопросительно посмотрела на Лерочку, а той некстати вспомнилось, как с проблемой лишнего веса боролись на печально знаменитом «Гинденбурге»…
        - Дима меня убьет…  - тоскливо прошептала она.  - А тело отправит за борт.
        Взревел движитель яхты, и «Улитка» бодро рванула вперед, навстречу приключениям, оставляя за собой зефирный спутный след.
        ГЛАВА 27
        Тесса вновь превратилась в Лерочку, хотя на этот раз не позволила себе вольностей и точно скопировала ее одежду.
        - Пошли,  - потянула она девушку,  - пошли уже охотиться! Лапы размять, а то отвалятся.
        - Давай еще подождем,  - малодушно попросила та.  - Надо подальше отлететь, чтобы они не захотели вернуться и высадить нас.
        - А чего им нас высаживать?  - простодушно удивилась Тесса.  - С нами же веселее…
        - О да,  - обреченно согласилась Лерочка и поежилась, представив, каким веселым станет Дима, когда обнаружит на борту «зайцев».
        За дверьми грузового отсека раздался шум. Зажглись светильники.
        - А я говорю тебе, либо центровка нарушена, либо движитель не вытягивает!  - горячился Марандо, распахивая люк и пропуская вперед Диму.  - Сам убедись!
        - Я движитель лично, под руководством Инвара, перебрал и заново со…
        Спустившийся по лесенке Дима обернулся на шум и осекся, увидев девушек. Его лицо начало медленно багроветь, заливаясь пугающим гневным румянцем.
        - Привет,  - весело муркнула эроморфа и поправила корсет на груди, как бы невзначай проведя рукой по выдающимся формам.
        - Чего там у тебя?  - заглянул Марандо в грузовой отсек и присвистнул, разглядывая двух идентичных Лерочек.  - А вы что, делением размножаетесь?
        - Дима, ты только не злись, пожалуйста,  - торопливо заговорила настоящая Лерочка.  - Я все объясню!
        Но объясниться ей не дали. Дима был настолько зол, что потребовал у Марандо немедленно разворачиваться и лететь обратно. Разумеется, принц не согласился.
        - Я вам не извозчик по вызову, туда-сюда мотаться!
        - А ты с нарушенной этими дурами центровкой на Бертуклосе садиться собираешься? Без причальной мачты? На одних гайдропах?  - припечатал его Дима.
        Марандо задумался. Лерочка постаралась говорить так, чтобы ее голос не дрожал и звучал уверенно.
        - Ваше Высочество, я не хочу угрожать, но… мы летим на Бертуклос. Или я приведу свое проклятие в исполнение и вышвырну тебя в наш мир.
        - Не слушай ее, Берт!  - завелся с пол-оборота Дима.  - Ничего она не может, только языком треплет! Мы возвращаемся!
        - Нет!  - топнула ногой Лерочка.  - Мы летим спасать Машу! А центровку можно исправить, скинув балласт!
        - Нет! Берт, сам же знаешь, что это невозможно!..
        - Для Избранной нет невозможного!..
        - Берт, давай разворачивай яхту!..
        - Только посмей!..
        И тут, легко перекрывая их шумный спор, раздался вкрадчивый голосок Тессы.
        - А давайте вместо ссоры в кроватку, а?
        Дима запнулся на полуслове, а Лерочка замотала головой. Марандо поморщился.
        - Тесса, угомонись уже, тоже мне, нашла в кого обернуться, фу. Мы возвращаемся в столицу.
        И он начал подниматься по лестнице к люку, за ним бодро потопал Дима. Лерочка сжала кулаки и прошипела:
        - Я сказала - нет!
        - Ты же училась в авиационном,  - издевательски подмигнул ей напоследок Дима.  - Должна знать, что приказы капитана судна не обсуждаются.
        Люк за парнями захлопнулся.
        - Ну я так не играю,  - обиженно надулась Тесса.
        - Гром тебя раздери!  - беспомощно выкрикнула Лерочка, затарабанив ладонью по отполированному до зеркального блеска люку.  - Гром тебя раздери и побей! Нам надо на Бертуклос!!! Там Маша погибает!!!
        Лерочка разревелась, уткнувшись в плечо эроморфы. Та гладила девушку по голове и успокоительно урчала.
        - Маша… там…  - икала сквозь рыдания Лера,  - там одна… она ждет… помощи… а эти козлы… центровки они испугались!..
        - Мрр… На Беррртуклосе нестрррашно… Я там была… Мне даже понррравилось… Маше тоже наверррное… понррравится…
        - Нет!.. Ну как ей может там понравиться? Она звонила и просила о помощи!..
        И тут «Улитка» вздрогнула всем корпусом и начала дребезжать. Надрывно взревел движитель в машинном отсеке. Светильники погасли. Шерсть у Тессы стала дыбом, глаза засветились в темноте.
        - Что случилось?  - испугалась девушка.
        - Гррроза,  - эроморфа прижала уши к голове и нервно застучала хвостом о пол.  - Гррроза!
        Лерочка сообразила, что кошка боится грозы.
        - Не бойся, это всего лишь…  - и осеклась, вспомнив, что пожелала в пылу гнева.
        Попадание в грозу для самолета было опасным из-за турбулентности, сдвига ветра, обледенения, града, который мог повредить элементы конструкции, обильных осадков, из-за которых могли заглохнуть двигатели, но самое страшное для яхты-дирижабля было другое… Удар молнии! Гром раздери и побей! Вот дура! Чем там наполнены баллоны «Улитки»? Если это смесь огнеопасного водорода, то… Лерочка схватилась за голову.
        - Надо выбираться на палубу! Пошли!
        - Нет!..  - зашипела кошка и рванула вглубь отсека в поисках укрытия.
        - Стой, глупая!.. Иди сюда!.. Кис-кис!.. Трешка, бери след! Ищи ее!.. Кис-кис!..
        А меж тем творилось страшное. Палубу сильно тряхнуло. Марандо выругался и вцепился в штурвал. По лобовому стеклу в капитанской рубке тарабанил град. Молнии сверкали все ближе, и любая из них могла попасть в зефирные баллонеты.
        - Попытаемся облететь, поднявшись еще выше! Лево борта! Открыть клапаны балласта! Руль высоты до упора!
        Жора повернул топливный кран, давая движителю полные обороты и вцепился в штурвал руля высоты. Дима бросился вниз, в машинный отсек, и через минуту балластная вода хлынула вниз из передней части. Яхта задрала нос, пытаясь взмыть над грозой, но шквалистый ветер оказался сильнее. Он закрутил «Улитку» в смертельном танце, швыряя беспомощное перед стихией судно куда попало. Марандо всмотрелся в зеркальную систему, в которой была видна угрожающая деформация зефирных баллонетов. Они изогнулись из-за резкого маневра, теряя зефиродинамические свойства.
        - Скорость! Держи скорость!
        Но все было бесполезно. Фиолетовая вспышка молнии расчертила непроглядную тьму и ослепила пилотов. Потеряв управление, яхта понеслась навстречу невозможному…
        Кто-то похлопал ее по щекам, и посветил в лицо фонариком. Лера открыла глаза. Над ней склонился Дима. Взъерошенный и перепачканный, с ссадиной на лбу, он обрадованно спросил:
        - Ты как? Жива?
        - А мы?.. Самолет упал, да? Это был сон, да? Мне приснилась такая фигня, что в зефире летают драконы и…
        Девушка осеклась, заметив у него за спиной магистра Нистальфа, который с горестными причитаниями ползал по камням и искал шляпу-цилиндр.
        - Это не сон, да?  - упавшим голосом переспросила она и попыталась подняться.
        Зефирные оболочки баллонетов лопнули, жесткий каркас, поддерживавший их, торчал обглоданным скелетом. Но палубы и кормовая часть яхты почти не пострадали. Оказалось, что в последний момент Дима чудом сотворил зефирный портал-подушку, в который и вышвырнуло яхту. Как ему это удалось, парень и сам не мог толком объяснить, только отмалчивался и хмурился, осматривая поврежденный движитель, обнаженный в пробоине машинного отделения.
        Хлестал дождь, и завывал ветер. Было так темно, как будто наступила ночь. Но они вылетели на рассвете, хотя сейчас корабельный хронометр показывал десять часов ночи. Куда-то пропало почти двенадцать часов.
        - Это ты!  - чуть ли не с кулаками набросился на Лерочку принц.  - Я слышал! Это ты прокляла «Улитку»! Града и молний захотелось? Дура набитая! Мы чуть не погибли!
        - Я не хотела!
        - Да успокойся ты!  - перехватил его за корпус Дима.  - При чем тут она?
        - При чем?!?  - взвился Марандо, пытаясь сдвинуть Диму.  - Ты же тоже это слышал! Она пожелала, чтоб нас громом побило и разодрало! Вон, полюбуйся, что эта идиотка натворила!
        И пнул со всей дури обломок лопасти движителя. Тот с грохотом подпрыгнул на камнях и улетел в обрыв. Яхта лежала на боку, опасно свесив носовую часть палубы в бездонное ущелье.
        - Уймись!  - рявкнул на него Дима.  - Это последнее дело - в своих бедах женщину винить! Своя голова на плечах должна быть! Зачем полез в грозовой фронт?
        - Да ты!..  - задохнулся от возмущения принц.  - Ты мне еще указывать будешь?!?
        - Друзья мои!  - влез с картой в руках магистр Нистальф, который нашел свой помятый цилиндр и опять водрузил его на голову.  - Я крайне доволен. Во-первых, нам всем повезло, что Избранная осваивает свой дар отрицательной зиромансии семимильными шагами…
        Лерочка съежилась и уткнула голову в колени, пытаясь сделаться незаметной. От пережитого ужаса ее до сих пор трусило.
        - Пусть осваивает его в другом месте!  - не унимался Марандо, пиная еще один обломок.  - Ох ты блин!..
        Обломок коварно прятался за тяжелым булыжником, и принц запрыгал на одной ноге, поджав вторую ушибленную.
        - Ваше Высочество,  - укоризненно произнес рыжий плут, разворачивая карту,  - вы меня перебили. А я не договорил. Итак, во-вторых, я спешу вас обрадовать, мы попали прямиком на Бертуклос.
        - Что?  - нахмурился Дима.  - Я же разбирался с планом полета. До острова еще было несколько часов лета.
        - Очевидно, та восхитительная буря, в которую мы попали, была квинтэссенцией невозможных событийных последовательностей, или точкой бифуркации, которая, будучи разложена в ряд Буравье и преобразована в зефирном исчислении, пересекла горизонт событий и выродилась в пространственно-временную зависимость кривой…
        - Хорош умничать!  - оборвал его Марандо.  - Где мы точно?
        - На западной стороне острова, в ущелье Ветров.
        - И как вы так точно смогли это определить?  - не поверил ему Дима.
        Магистр потупил глаза и с фальшивой скромностью признался:
        - О, право, такая мелочь… Я провел сложные математические расчеты времени нашего пребывания в зефире, соотнесенные с предполагаемыми скоростью и курсом, по интегральному методу графа Свальевича…
        - Да вон же, маяк виден!  - испортил ему всю малину Жора, указывая на беспроглядную тьму, в которой вспыхивал красно-желтый глаз.  - Чуть-чуть не дотянули до старой причальной мачты.
        - Ну и чего ты расселась?  - не проявил ни капли сочувствия Дима.  - Вставай давай и топай. Нужно натянуть навес. Ищи обрывки зефирных оболочек и тащи сюда.
        Когда Марандо попытался качать права, Дима его быстро обломал, заявив, что власть у него была на яхте, а на земле закончилась. И стал распоряжаться сам. Даже ушлый магистр согласился с предложенным планом, который был прост и логичен, как отлаженный программный код. Натянуть навес, развести огонь, чтобы согреться, переночевать и дождаться утра, чтобы прояснилось, потом перебраться через ущелье, выйти на дорогу к замку, обыскать его, убедиться, что Маши там нет, ждать спасателей, конец программы… Лерочка осмелилась возразить, что Машу они непременно найдут, но на нее так все посмотрели, что она тут же умолкла и принялась ожесточенно выдергивать застрявший обрывок оболочки из-под камня. Нистальф, правда, внес поправку в план, потребовав, чтобы они непременно по дороге нашли и срезали горжиредию. Тут из пробоины в яхте осторожно высунулась Тесса и осведомилась, прошла ли уже гроза.
        Когда затрещал куцый костерок, стало как-то веселее. Дождь барабанил по навесу, было холодно и сыро, но от огня исходило приятное тепло. А когда осмелевшая кошка притащила котомку, собранную Лерочкой в дорогу, все сразу подобрели. Там была еда!.. Правда, почти всю кулебяку с рыбкой Тесса уже успела самолично умять, как она заявила, на нервах, пока пряталась от грозы. Зато Лера вспомнила про шарф. Может, это хоть немного сгладит напряженность? Она достала из котомки красный теплый шарф и протянула Диме.
        - Это тебе. Связала, пока было время.
        - Спасибо,  - он с некоторым сомнением взял шарф, явно не зная, что с ним делать.
        - Давай завяжу.
        Лера накинула шарф ему на плечи и повязала своим любимым способом. Дима странно на нее смотрел во время этого действия, и девушка почувствовала, что краска смущения заливает ей щеки. Хотя на них никто особенно не обращал внимания… Но тут Марандо, обнаруживший почти съеденную кулебяку, возмутился:
        - Тесса, это ты все сожрала?
        Кошка ответила довольным мычанием, уплетая третье яблоко.
        - А ты не лопнешь, дорогуша? Ты же скоро на ветке не поместишься!
        - Ммм…  - Тесса прожевала и выплюнула огрызок.  - Мне надо усиленно питаться. Диме нравятся пышные формы, а мне сложно удерживать форму Леры, веса не хватает…
        - Тьфу ты! Тоже мне, нашла на кого равняться!..
        Тут покраснел уже и Дима. Лерочка вообще не знала, куда деваться от смущения, мечтая прибить паскудную кошку. К счастью, вмешался магистр, обгладывающий куриную ножку.
        - Друзья мои, во всем надо видеть удачу. Ну кроме Валери Невозможной, конечно, той удача противопоказана. Но, согласитесь, как удачно для нас она подумала захватить в дорогу еды…
        - Вообще-то это я собирала поесть, а она - остальное!  - обиделась Тесса и икнула.  - Скупила все, что было в «Сытой пупырке». Лера, а ты почему не садишься? Давай сюда, пока все не съели.
        - Спасибо, я не голодна,  - Лерочка придвинулась поближе к костру, решив с этого же дня сесть на диету. Строгую. Вообще ничего не есть, чтоб всякие там!..
        - Ох…  - кошка сыто погладила себя по пузу и превратилась в Лерочкину копию.  - Хорошо-то как… Кстати, Лера, а драки с соперницами входят в программу любовных ухаживаний?
        - Чего?  - удивился магистр.
        Марандо выразительно покрутил пальцем у виска. Дима спрятал смешок в кулаке, сделав вид, что закашлялся.
        - Очень смешно!  - вскипела Лера.
        - Так входят или нет? Ох, что-то я переела, кажется…
        - Странно, да? С чего бы это вдруг?..  - подначил кошку принц.
        - Мне понравилось драться… Свету победила…  - пробормотала эроморфа и прилегла прямо на камни.  - Лер, давай завтра с тобой тоже поцапаемся, ладно?..
        Она прикрыла глаза и засопела. Но магистр вдруг встревожился.
        - Эй! Что с тобой?
        Он бросился к кошке и начал ее тормошить. Марандо непонимающе смотрел на него.
        - Да оставьте вы ее. Нажралась и теперь спит. Давайте отнесу ее в каюту, на камнях холодно…
        - Вы идиот, Ваше Высочество!  - рявкнул магистр, и вся напускное дурачество с него мигом слетело.  - Эроморф никогда в жизни не ляжет спать на полу! Так быстро сморить ее могло только одно - Пыльца папоротника!
        Марандо побелел, как снег, вскочил на ноги и бросился к Тессе. Он затормошил ее, но тщетно. Кошка крепко спала. Лера сглотнула образовавшийся в горле тугой ком и спросила:
        - Что это значит? Кто-то пытался ее… отравить? Или просто усыпить? Ведь ничего страшного? Она же проснется, да?
        - Не ее,  - жестко отрезал магистр и кивнул на разорванный бумажный пакет с подписью «Доставлено Лере Мокошиной».  - Отравить пытались Избранную. Ваш дар, Валери, становится слишком сильным.
        ГЛАВА 28
        - Но она ведь не умрет? Ведь не умрет же?  - не находила себе места Лерочка.
        Магистр брезгливо подобрал из пакета остатки кулебяки и принюхался, потом, к ужасу присутствующих, отправил кусочек себе в рот.
        - Что вы делаете?!?
        - Пробую.
        Он пожевал и выплюнул, помрачнев еще больше.
        - Да, это она. Пыльца папоротника.
        - И что теперь?  - спросил Марандо, глядя на дрыхнущую кошку.
        - Сложно сказать. Мне не доводилось вскрывать эроморфов, отравленных лошадиной дозой Пыльцы.
        - Тьфу на вас! Я вас спрашиваю, как ее спасти? Или она сама… проснется?
        - Не проснется. Сама точно не проснется.
        И магистр устремил выразительный взгляд на Марандо. Тот сразу все понял и попятился.
        - А без этого можно, а?  - жалобно спросил он.
        - Нельзя.
        - А может Дима, а?
        - Что Дима?  - нахмурился сам Дима.
        - Дмитрий, у вас была интимная близость с Тессой?  - без обиняков спросил магистр.
        - Конечно, нет!
        - Тогда вы не подходите. Только вы, Ваше Высочество, сейчас можете спасти эроморфу.
        Лерочке сделалось нехорошо. Магистр сейчас имел в виду то, о чем она подумала? Марандо скривился и пожаловался:
        - От извозчика по вызову скатиться до мальчика по вызову…
        - Он же не собирается ее?..  - срывающимся голосом спросила Лера и попятилась.  - Я не буду на это смотреть!
        - Эмм…  - даже Дима растерялся.  - Магистр, а как именно он будет спасать Тессу?
        - Передавая часть зефирной сути,  - коротко и без привычного ехидства ответил Нистальф.  - Вся надежда на то, что Тесса еще не полностью растворилась в Пречистом Истоке и инстинктивно потянется за знакомой эроморфической энергией. Ваше Высочество, с каждым мигом промедления шансы уходят!
        - А, да навье с вами!  - махнул рукой Марандо и склонился над Тессой.
        Лера хотела закрыть глаза, но болезненное любопытство все же заставило ее смотреть. Но ничего такого не произошло. Марандо целовал Тессу, а их фигуры постепенно окутывались фиолетовым свечением. Нистальф следил за всем, прикусив губу и нервно щипая себя за усики.
        - Если поцелуй не сработает, придется углубиться,  - заметил он.
        Марандо оторвался от губ эроморфы и огрызнулся:
        - Вот не надо мне здесь под руку!.. И под остальные части тела!
        Но тут Тесса закашлялась и ухватилась принца за шею, потянув его на себя. Он чертыхнулся и вернулся к прежнему занятию, а кошка уже обвивалась вокруг него, хотя так и не открыла глаз…
        - Пожалуй, я пойду в каюту спать,  - пробормотала Лера.  - Спокойной ночи.
        Кают как таковых не было. Перегородки между ними были смяты во время крушения, поэтому Лера просто нашла уголок поукромней, устроилась там и скомандовала Трешке охранять. Из иллюминатора поддувало и подтекало. Снаружи все еще шел дождь. А когда к этому еще и добавились характерные звуки оханья-аханья из капитанской рубки, то и вовсе стало невыносимо. Зато о кошке уже можно было не волноваться. Лерочка не выдержала и побрела обратно, к костру. Поспать явно не получится. Но у костра она наткнулась на Диму. Он сидел, задумчиво наблюдая за искрами пламени и подперев кулаком подбородок.
        - Я не помешаю?  - спросила Лера, присаживаясь рядом.
        - Нет,  - вздохнул он и подвинулся.
        - От меня одни неприятности,  - понурилась девушка.  - А теперь еще и Тесса чуть не погибла.
        - Ну не погибла же. Магистр сказал, что с ней все будет в порядке.
        Повисло неловкое молчание. Настроение у Леры было ниже плинтуса, она шмыгнула носом и всхлипнула. Дима всполошился.
        - Не вздумай тут реветь.
        Лера закусила губу и замотала головой.
        - Я не реву, нет. Просто… я не знаю, как с этим справляться…
        - Когда-то я чувствовал примерно то же…  - тихо сказал Дима.  - У меня тогда умер отец, и я… просто потерялся. Ушел с головой в игру. Глушил себя. Целыми днями напролет пялился в экран монитора, задротил на пиксели и ничего не слышал и не видел… В игрушках ведь все ясно. Четкие правила, что и как нужно сделать, чтобы добиться желаемого, а если умрешь… то просто отправишься на точку респа. Не то что в жизни…
        Лера осторожно пошевелилась и спросила:
        - А твоя мама? Что она?..
        - Мама?  - горько усмехнулся парень.  - Она нас бросила, когда мне и двенадцати не было. Уехала в Италию на заработки и нашла там себе нового мужа и новую семью. Ни я, ни отец ей не были нужны. Нет, она звала меня к себе, но… У нее уже был новый сын. Я не поехал, да и отца бросать не хотел.
        - Мне так жаль,  - вырвалось у девушки, и она погладила Диму по плечу.  - Но она же вернулась? На похороны? Вы хотя бы поговорили?
        Он отрицательно мотнул головой.
        - Нет. Не соизволила приехать. Прислала деньги, как всегда делала. Но я не об этом. Мне тогда действительно было хреново, и я совсем опустился. Меня грозили выпереть из института, уже даже пришла повестка из военкомата, а я играл и играл… не вылезая из общаги… до опупения и рези в глазах… А потом Игорь… Ты не смотри, что он на первый взгляд такой шалопай. Он оказался настоящим другом, хотя потом и говорил, что ему просто надоел зомбак, сидящий возле компа в его комнате. Игорь тогда силой вытащил меня за город… Он ролевик. Свежий воздух здорово прочищает мозги. Я увидел взрослых дядек-теток, бегающих по лесу с самодельными луками, размахивающими железками вместо мечей и воображающих себя эльфами и принцессами… Так глупо и смешно… И я словно прозрел, понимаешь?
        - А разве это плохо - мечтать о чем-то таком?  - несколько уязвленно спросила Лерочка.  - Я вот тоже в детстве воображала себя принцессой…
        - Эльфийской?  - улыбнулся Дима и отвел прядь волос с ее лица, словно проверяя наличие соответствующих длинных ушек.  - Нет, ничего плохого в этом нет, если только не путать вымысел и реальность. А я попутал. Но потом… взял себя в руки. Подтянул хвосты по сессии, записался в секцию по боксу в университетской команде, нашел себе подработку. И стал учиться, как проклятый, чтобы получить стажировку в престижной компании. Я поставил себе цель и добился… У меня получилось, и у тебя получится. Только раздели уже реальность и эти глупые выдумки насчет собственной невезучести…
        - Чего?  - оторопела Лерочка.  - Почему это выдумки?
        - Лер,  - очень мягко сказал Дима,  - ну ты же на технической специальности училась… Ты серьезно веришь в то, что твои слова могли вызвать грозу?
        - А ты веришь в то, что это могло быть совпадением? Опять? Пятое совпадение подряд? А как же теория вероятности? Ты же компьютерщик, можешь посчитать!  - вернула шпильку Лера.
        - Могу,  - не стал спорить он.  - Такая вероятность будет маленькой, но не равной нулю. И знаешь, я рад, что ты полетела с нами. Уж лучше здесь с нами, чем без нас там, где за тобой охотится непонятно кто.
        - То есть ты на меня не злишься?  - обрадовалась Лера.
        - Ну…  - протянул Дима.  - Злюсь, но если ты споешь, как обещала, то…
        - Да ну тебя!  - толкнула она его в плечо.
        - Ты обещала,  - поддел ее парень.  - Давай. Спой что-нибудь. То, что тебе нравится больше всего.
        По навесу убаюкивающе стучали капли дождя, и Лера почему-то вспомнила мамину любимую колыбельную…
        - Лунные поляны,
        Ночь, как день, светла…
        Спи, моя Светлана,
        Спи, как я спала…
        Голос девушки, поначалу неуверенный, окреп и и зазвучал с чарующей мягкостью, заставляя почувствовать себя ребенком в теплых объятиях мамы, укачивающей и защищающей свое дитя от любых опасностей…
        - Ты здорово поешь,  - восхищенно выдохнул Дима и осекся, словно боясь разрушить очарование наступившей тишины.
        - Правда?  - неуверенно улыбнулась ему Лера.
        Он кивнул и придвинулся ближе, осторожно приобняв ее за плечи. Лера затаила дыхание, чувствуя, как кровь стучит в висках, и забыв обо всем на свете. Молодые люди склонились друг к другу, и время для них застыло в сладком предвкушении первого поцелуя… Но их губам не было суждено встретиться. Между парочкой влезла наглая кошачья морда.
        - Меня!.. Меня чмокайте!..  - эроморфа сложила губки бантиком.
        - Ну Тесса!!!
        - Ах ты!.. А ну брысь отсюда!..
        - Чего это сразу брысь? А я не хуже могу спеть! Вот, послушайте…
        Под гнусавые завывания колыбельной Тессы в ту ночь так никому уснуть и не удалось. И только Марандо, который вырубился сразу же после оказания первой эроморфической помощи, сладко посапывал в капитанской рубке под мяу-бай…
        Когда рассвело, перед отважными приключенцами открылась потрясающая картина. Замок из зеленого гранита возвышался на каменными грядами, однако в его очертаниях была какая-то неуловимая неправильность, как будто кто-то рисовал его, начисто позабыв о законах перспективы. Лерочка щурилась на замок, пытаясь понять, в чем дело. Может, это оптическая иллюзия, искажение из-за ветров? На острове Бертуклоса дули очень сильные ветра - следствие работы магов-погодников, которые полностью перекроили остров по указке Кенрига. Ветра имели странную природу. Их сила менялась с высотой. Возле земли было еще терпимо, но чем выше поднимались крылья, тем сильнее крепчал ветер. В вышине темные грозовые облака вскипали смерчами и искрили разрядами, грозя обрушиться на землю и затопить ее… Лерочка поежилась и плотнее закуталась в тоненькую накидку на плечах. Наряд девушки, который и так не был предназначен для экстремальных походов, сильно пострадал во время крушения. Рукав шелковой рубашки порвался, часть пуговиц отлетела, а из юбки был выдран большой клок, превратив ее в экстравагантный шлейф.
        - Выдвигаемся!  - бодро скомандовал Дима.
        На Трешку перенесли и сложили часть вещей из яхты, собрав все необходимое для похода, попутно переругавшись с магистром, который настаивал разместить его саквояж, даже если придется выбросить остальное. Тесса изображала из себя больную, охая и ахая, закатывая глаза и требуя у Димы, чтобы он нес ее на руках. Жора был рассеян и безразличен, а Марандо хмур и зол. У принца вообще был нездоровый и усталый вид. Очевидно, бурное лечение кошки не прошло для него даром.
        Ущелье змеилось бездонной трещиной, разрезая пополам каменистое плато с гигантскими цветками горжиредии. Они были ядовито-красного оттенка, от чего казалось, что серое безжизненное пространство усеяно кровавыми ошметками. Зрелище завораживало и одновременно ужасало. Древесные корни горжиредии оплетали плато и прорастали в камень, образуя ненадежные мостики через ущелье. Они раскачивались над бездной под порывами ветра и скрипели. Магистр заявил, что удача любит смелых, выбрал мост покрепче и отважно ступил на него. Лерочка с ужасом думала, как пойдет следом. А что, если корень под ней окажется трухлявым, или не выдержит ее веса, или ветер вдруг окрепнет, а ведь еще есть такое опасное явление, как резонанс мостов…
        - Хватит воображать всякие ужасы,  - словно прочитав ее мысли, сказал Дима и взял девушку за руку.  - Пошли.
        - Нет! Лучше по одному… Так же выше вероятность, что мост выдержит, а не рухнет или…
        Дима погрозил ей пальцем, и Лерочка торопливо зажала себе рот, чтобы еще что-нибудь не накаркать.
        - Давай, иди вперед,  - поторопил он ее.  - Я следом.
        Каблук застрял. В корне. Провалился в трещину и застрял намертво. Девушка зажмурилась и осторожно попыталась высвободить ногу. Бесполезно.
        - Ну и чего ты там застыла?  - крикнул ей Дима.  - Красотами любуешься?
        - Каблук застрял! Я не могу…
        Дима чертыхнулся и ступил на мостик.
        - Нет!  - заорала Лера, останавливая парня.  - Не ходи! Если мне суждено погибнуть, то лучше одной! Я не хочу, чтобы и ты!..
        - Дура!  - разозлился Дима.  - И паникерша!
        Мостик угрожающе закачался, когда парень в два шага преодолел расстояние, разделявшее его и Леру.
        - О нет…  - выдохнула девушка, отчаянно вцепившись рукой в один из корней.  - Мы сейчас упадем…
        - Ногу давай!..  - держась одной рукой за корни, Дима нагнулся и принялся расшнуровывать злополучный сапог.  - Вот какой идио… гм… альтернативно одаренной нужно быть, чтобы додуматься одеть обувь на каблуке в такое место!..
        - У меня другой нет…  - всхлипнула девушка, борясь с тошнотой от увеличивающейся амплитуды, с которой раскачивался мост.  - Не было времени купить… Ты же не дал времени собраться в дорогу… И я… О боже!..
        Мост мелко-мелко задрожал и выгнулся. Дима дернул последний крючок на сапоге и взялся за щиколотку, освобождая Леру из западни.
        - Топай вперед! Живо!
        Переступая одной обутой, одной босой ногой, девушка рванула к спасительному краю, куда уже перебралась вся команда «Улитки». Следом бежал Дима. Но он не успел. Корни взвизгнули, словно живые, и лопнули.
        - НЕТ!!!
        Лера бросилась к краю и свесилась вниз. Парень успел схватиться за корни и сейчас раскачивался над бездной. В тугом сплетении корней лопнул еще один, не выдержав размаха колебаний и усиливающегося, словно нарочно, ветра.
        - Сделайте же что-нибудь! Вытащите Диму!
        Марандо выругался и кинулся к Трешке, где начал торопливо рыться в вещах. Табуретка жалобно заскрежетала, почуяв беду. Принц вытащил обрубок доски и подбросил его вверх. Тот перекувыркнулся в воздухе, удлинился и расправил крылья, после чего спланировал к ногам юноши.
        - Ваше Высочество! Вы же не собираетесь?..  - магистр осекся и замотал головой.  - Это опасно! Ветра слишком нестабильны! И сильны! Не смейте!..
        Но Марандо уже не слушал его. Он запрыгнул на «жука» и нырнул вниз, в бездну, крикнув:
        - Пожелайте мне удачи, магистр!
        Словно бумажный самолетик, подброшенный неумелой детской рукой, «жук» круто спикировал вниз, но потом вышел из пике, накренился, разворачиваясь, и скользнул к Диме. Как раз вовремя! Лопнул еще один из корней! Обрывки моста продолжали угрожающе раскачиваться над бездной, набирая размах по воле непредсказуемого ветра. Марандо подлетел к парню и… поплыл рядом с ним. Крылья «жука» взбивали маленькие вихри в попытке удержать скорость при каждом порыве ветра. Не отпуская корней, Дима нащупал ногой поверхность «жука» и перенес на нее часть веса. А потом решился отпустить одну руку, чтобы ухватиться за Марандо. Принц что-то рявкнул, Дима кивнул ему в ответ, а следом «жук», пыхтя и фыркая, начал медленно набирать высоту. Лерочка следила за всем, затаив дыхание, и только когда эти двое достигли края, позволила себе выдохнуть с облегчением.
        После случившегося всем было необходимо придти в себя, поэтому сделали вынужденный привал. Ладони у Димы были ободраны до крови, и пронырливая Тесса тут же стала увиваться возле него. Лерочка попыталась сунуться, но кошка мигом ее оттеснила.
        - Тесса, ну хватит,  - отмахнулся Дима.  - Мне просто нужен бинт. Не надо лизать! Фу, прекрати!
        - А я брала аптечку!  - обрадовалась Лера.  - Сейчас принесу.
        Кошка обиженно надулась и расфыркалась, что слюна эроморфа обладает целебными свойствами, но ее никто не ценит… И вообще, так нечестно, и что ее, Тессу, никто не любит и не хочет с ней кувыркаться, и что она так не играет…
        - Иди приставай к Марандо!  - посоветовала ей Лера, бинтуя Диме руки.
        Его Высочество сидел неподалеку и бережно полировал «жука», выслушивая очередную порцию самолюбований от Нистальфа. Словоохотливый магистр разливался соловьем и пробовал на прочность корни гигантской горжиредии, возле которой расположились приключенцы.
        - Без ложной скромности, Ваше Высочество, но только мои необычайно сильные способности в зиромансии… А мы захватили с собой что-нибудь острое? Пилу там или еще что?.. Так вот, ага, спасибо, Георгий, именно мои зиромантические заклинания на удачу обеспечили благополучный исход такому рискованному предприятию, как полет на «жуке»… Подержите еще здесь, Георгий, прошу вас… Да-да, сильнее… Полет на «жуке»… при сильном ветре… и при неустойчивом грузе, в два раза превышающем допустимый!..
        - Вашей удаче я предпочту сильного заклинателя зефира на борту, пусть он хоть в десять раз превысит грузоподъемность яхты. Да, Ваше Сиятельство?  - и принц с победной ухмылкой подмигнул Диме.
        Тот помрачнел и буркнул:
        - Сказал же да, чего опять пристаешь.
        - А где клятва верности мне, твоему спасителю и будущему повелителю, граф Витте?
        - При дворе служить не буду. Только на яхте,  - процедил Дима.
        - Стоп! Вы о чем вообще?  - нахмурилась Лера, потеряв нить разговора.  - Какая еще клятва верности? Какое сиятельство? Какой двор? Граф?!?
        Но на нее никто не обращал внимания.
        - А я тебя что, зря спасал?  - вскочил на ноги Марандо.  - Жизнью своей, между прочим, рисковал! А ну быстро присягай мне на верность!
        - Да пошел ты!.. Фигляр!..  - Дима отодвинул Леру в сторону и набычился.  - Забыл, что ты мне тоже жизнью обязан, Ваше Высочество? Портал для мягкой посадки твоей задницы кто вызвал? И какой ценой? Напомнить?
        - Ах ты жучара! Да я тебе сейчас!..
        Лера влезла между распетушившимися парнями, гаркнув:
        - Оба утихли, а то!.. Как прокляну!  - и топнула ногой.
        И словно в подтверждение серьезности ее намерений, плато издало громкий стон и вспузырилось еще одной трещиной прямо под ногами у ребят.
        - Вот навье!..  - побледнел Марандо, отпрыгивая в сторону от раскола.  - Димка, угомони свою ненормальную!
        - Да при чем тут она…  - не очень уверенно пробормотал Дима.  - Лера, ты не волнуйся, мы сами разберемся…
        Но Валери Невозможную уже было невозможно остановить или угомонить.
        - Это кто у нас тут сиятельство, а?  - грозно надвинулась она на парня.  - Граф, да? Это ты, да?
        - Ну я… да… пожаловали титул… А что такого?..  - попятился он, но уперся спиной в цветок горжиредии.
        - Граф, да!  - ткнула она новоявленного аристократа пальцем в грудь, потом стукнула в плечо.  - Ах ты!.. Это ведь ты выплатил мой долг, да?
        Дима опустил взгляд и попытался что-то промямлить, но это еще больше раззадорило Валери.
        - В глаза смотри! Отвечай! Это ты, да?  - схватила она его за воротник.
        - Нет,  - упрямо соврал он, продолжая косить взглядом вниз.
        - Не смей мне врать! Еще и так нагло!  - возмутилась девушка.  - Это ты! Больше некому! Откуда у тебя деньги? Отвечай! И в глаза смотри! В глаза, я сказала!
        - Не могу в глаза…
        - Что? Почему это?!?
        - Там такой вид…  - и продолжил нагло пялиться на ее грудь.
        И тут до Леры дошло, что после пробежки по мосту и висения на краю часть пуговиц на рубашке отлетела, не выдержав испытаний. Образовавшемуся декольте теперь могла бы позавидовать даже Тесса…
        - Ах ты!..  - Лера запахнула накидку на груди.  - Откуда у тебя деньги? Ты влез в долги? Продал себя Марандо, да? Говори! Зачем?!? Я бы сама все ему выплатила!..
        Дима наконец поднял взгляд и пожал плечами.
        - Ни в какие долги я не влазил, никому себя не продавал, успокойся. Не хотел, чтобы ты была должна этому проходимцу деньги…
        - Ты это… не борзей там…  - осторожно вякнул принц, ковыряя носком сапога трещину.  - Забыл, что я - твой капитан?
        - У тебя уже яхты нет, какой ты капитан, отстань,  - отмахнулся Дима от Марандо.  - Лера, я просто согласился учиться на заклинателя, вот мне титул и пожаловали, а еще небольшое вспомоществование выдали…
        - Зачем? Ты же хотел на часовщика! Зачем ты отказался от мечты?  - не унималась девушка.
        - Ни от чего я не отказывался,  - улыбнулся Дима.  - Часть занятий по часовому делу будут идти факультативом, часть - как дополнительные. Мне не привыкать много учиться…
        - Я тебе все верну!  - пообещала Лера.  - А вообще, мог бы и меня спросить… Или хотя бы рассказать!.. Кстати, а почему этот прыщ на тебя планы имеет?
        - Я попрошу!..  - возмутился Марандо.
        Дима не успел ответить. Раздался дикий истошный вопль. Нистальфа накрыло опрокинувшимся цветком горжиредии, словно бабочку сачком. Рядом с подпиленными корнями цветка валялась пила. Споры были оставлены, все бросились вызволять незадачливого магистра из ловушки.
        ГЛАВА 29
        - Магистр! Мы найдем вам другой, поменьше!  - уговаривала Лерочка.  - Этот все равно не поднять! Ну пожалуйста!
        Но Нистальф мертвой хваткой вцепился в цветок, который был размером с ларек, и замотал головой.
        - Нет! Несите веревки!
        - Нам Машу спасать!  - не выдержала Лера.  - А вы со своими глупостями! И вообще! Я вас обманула!
        Бесполезно. Он ничего не хотел слышать. Пришлось искать веревки, обвязывать цветок и тащить его за собой. Нахалка Тесса вскарабкалась на верхушку перевернутого цветка и устроилась там, не желая топать самой. Дима подтянул обрывки моста и вытащил застрявший в корне злополучный сапог, правда, уже без каблука, поэтому отломал каблук на втором сапоге Леры. Это было всяко лучше, чем идти босиком. Наконец приключенцы выдвинулись в дорогу. Впереди гордо тянул упряжку Трешка, за ним шагал странно молчаливый Жора. Марандо вяло переругивался с Димой, а Лера старалась не выпускать парней из виду, готовая вмешаться в случае чего. А вот на магистра напал словесный понос в виде трехчасовой лекции по истории острова Бертуклоса…
        - Как вы можете видеть, друзья мои, замок имеет пятиугольную форму…
        - На Пентагон похоже,  - неожиданно подал голос Жора.
        - На какой еще Пентагон? Не перебивайте меня! Так вот, о чем это я? Да, вы спросите, а почему именно пятиугольную?..
        Никто спрашивать не собирался, все молча шагали к выросшему и закрывшему собой небо замку.
        - Было ли это гениальным прозрением зефирного архитектора Кромзили или просто счастливым совпадением? Хотя постойте, каким же счастливым? Скорее, наоборот. Пять прекрасных малышек, родившихся у леди Антонии и Его Высочества Неверлинга, скончались, не прожив и несколько часов! Я б хотел вам поведать о причине смерти, но увы, вскрытие так и не проводилось… Вот если бы… исключительно, чтобы развеять эти ужасные слухи…
        - Какие еще слухи?  - не выдержала Лерочка.
        - Что их задушила обезумевшая мать… или что девочки были не совсем… эмм… не от Кенрига, и он приказал похоронить их живьем…
        - Магистр, прекратите!  - теперь уже не выдержал Дима.  - Зачем вы, как бабка на лавочке, пересказываете непроверенные глупости и пугаете Леру?
        - Так в том то и дело, что непроверенные! А надо бы проверить. Представьте себе, что тела несчастных малюток так никто и не видел! Высказывались даже сомнения, что девочки вообще были…
        - Вот и давайте считать, что их не было, на этом и остановимся!
        - Но с другой стороны, принцесс успели наречь именами, а пять башенок в замке стали последним приютом малышек…
        Тесса на верхушке цветка украдкой всхлипнула. Магистра это еще больше воодушевило; он начал перечислять несчастных принцесс поименно и тыкать пальцем, указывая на башенки.
        - Светлана… в южной…
        Лера вздрогнула и споткнулась.
        - Ольга… в западной… Елена… в восточной…
        - Почему такой странный подбор имен? Почему все имена славянские?  - невольно вырвалось у Леры.
        - Елена Прекрасная была… Это вообще-то из древнегреческой мифологии,  - не очень уверенно возразил Дима.
        - Лукьяна и Роксана… бедняжки… в северных башнях… отсюда не видно.
        Девушка нахмурилась. Смутная догадка крутилась в голове, но так и не оформилась.
        - Как думаете, друзья, мы сможем заглянуть в восточную башенку?  - продолжал Нистальф.  - Она не охраняется, и если нам повезет, то можно будет попробовать поднять могильную плиту…
        - Магистр! Уймитесь!  - вспылил Марандо.  - Я не позволю вам осквернять могилы моей родни!
        К воротам замка вел широкий лестничный подъем, размером с футбольное поле. Никто не захотел тащить по ступенькам тяжелую горжиредию, все слишком устали, поэтому остались глухи к угрозам и стенаниям магистра. В конце концов, Нистальф сдался и привязал цветок к одной из гранитных опор, как будто и в самом деле опасался, что кто-то может угнать горжиредию в его отсутствие. Хотя ветер вполне мог ее сдуть…

… потому что ворота замка и его стены дрожали от каждого порыва, как будто были сделаны не из гранита, а из ткани. Лера осторожно коснулась пальцами атласной поверхности и тут же отдернула руку. Обжигающе холодно!
        - Из чего это вообще?..
        - О, это еще одно величайшее изобретение Кромзили! Укрепленные зефирные пленки. Наподобие тех, что используются в зефиропланах, но значительно крепче, чтобы выдержать вес конструкции и перекрытий. И как вы видите, архитектурный ансамбль замка Неверлинга производит впечатление парящего над землей шелкового шатра с пятью кумполками на башенках, в одной из которой, просто напоминаю, можно сдвинуть могильную плиту…
        Марандо побагровел и сжал кулаки.
        - Магистр!  - успела вперед принца влезть Лера.  - Неужели вы думаете, что магистр Астельха способна ответить взаимностью расхитителю гробниц?
        - Эмм… а я что?.. Я ж исключительно ради торжества правды и… науки… ничего не расхищаю…
        - Что-что там про мою сестричку?  - тут же насторожилась Тесса.  - Кому это она там отвечать должна?.. Некроманту?!?
        - Он зиромант,  - дипломатично поправила ее Лера.  - Положительный во всех смыслах зиромант, да, магистр? Который ни о чем таком не помышляет, правда?
        Нистальф горько вздохнул, с тоской глядя на восточную башенку, и кивнул, потом толкнул ворота. Вернее, откинул их, словно полог шатра, и отважные искатели правды вступили в замок.
        Едва ворота закрылись, как наступила оглушающая тишина. Стих вой ветра снаружи, умолк скрип корней горжиредии. И от этой неживой тишины сделалось не по себе. А потом издалека донесся глухой стук.
        - Что это?  - шепотом спросила Лерочка.
        Звук повторился. Потом еще. И еще. Бом. Бом. Бом.
        - Маятник?  - тоже шепотом предположил Дима.
        - Эгегей!  - вдруг заорал магистр так громко, что остальных чуть сердечный удар не хватил.  - Привратник! Эгегей! Гости! Встречай гостей! Эгегей!
        Но ответом ему были жутковатое молчание и удары гигантского маятника где-то в недрах замка.
        - Повымирали они там все, что ли?  - пробормотал себе под нос магистр и оглянулся на остальных.  - А вы чего застыли? Идем в сторожку. Там должен быть привратник. От меня не отходить, а то потеряетесь.
        И бодро двинулся по струящейся зеленым бархатом лестнице.
        Довольно скудная обстановка была покрытой тонким слоем пыли и паутины. Коридоры и проходы искривлялись по немыслимым законам, когда зрение твердило, что идешь вверх, а сила тяжести говорила, что спускаешься. Ступать было страшно, кружилась голова. Лерочке однажды довелось побывать на аттракционе, когда надо было пройти по обычной комнате, где все было перевернуто вверх ногами, а зеркала искажали видимость наклона пола. Только сейчас было в стократ хуже. Стены казались настолько неустойчивыми, что хотелось схватиться за них и закричать, чтобы все остановилось и замерло в покое. Дима предложил девушке руку, и Лера с благодарностью взяла его под локоть, осторожно ступая по зыбкому граниту, который вдобавок иногда вдруг начинал мерцать и делался прозрачным.
        - Класс,  - Дима же, напротив, крутил головой по сторонам в восхищении.  - Как будто попал в разломы Адальоры в игрухе, а текстуры не прогрузились… А что? Может прав Игорек? И этот мир - компьютерная игрушка, а? А жители здесь неписи…
        - Ваше Сиятельство,  - скривился магистр.  - Я попрошу без оскорблений. Какие еще неписи?
        - Ммм…  - шумно втянул воздух Марандо.  - Как сытно пахнет…
        - Должно быть, привратник с обслугой обедают. Да, вы правы, Ваше Высочество,  - принюхался Нистальф и воодушевился,  - а давайте-ка свернем и заглянем на огонек. За мной!
        Магистр ловко юркнул в один из проходов, за ним со скрипом попрыгал Трешка. Леру затошнило. Пахло чесноком. Тессе запах тоже не понравился, кошка расфыркалась и расчихалась.
        В просторной замковой кухне героям открылось удивительное зрелище. Дым стоял коромыслом, а столы ломились от изысканных блюд. Возле печи стояла… Маша в своем пурпурном платье, поверх которого был нелепо повязан передник. Словно во сне, девушка одной рукой помешивала что-то булькающее в кастрюле, а второй… поддерживала огонь в очаге. В кухне было так холодно, что зуб на зуб не попадал, но девушка этого не замечала, хотя сама покрылась тонким слоем инея, словно ледяная принцесса. Опасная магия огня отбирала все тепло вокруг, истощая при этом и стихийницу-самоучку.
        - Маша!!!  - крикнула Лера и устремилась вперед, но Дима успел вовремя схватить ее за руку.
        - Стой! Это опасно!
        - Пусти!
        - Главное, не касайтесь ее, иначе она может и вас поджарить,  - предупредил магистр и щелкнул пальцами перед лицом у Маши.  - Мария? Вы меня слышите?
        Но девушка его не слышала и не видела, она продолжала помешивать булькающий в кастрюле… борщ. Лера огляделась. Рядом на тарелке уже подсыхали свежеприготовленные чесночные пампушки, которые вкупе с борщом были фирменным блюдом Машки, и которые на дух не переносила Лерочка. Столы ломились от яств: тут и торты, тут и запеченный гусь с яблоками, и заливная осетрина… или что там Машка приспособила вместо осетра? Словно в той сказке… и закатила она пир на весь мир… Ну пусть не мир, но человек триста накормить можно было.
        - Господи! Да она же сама это все приготовила!  - ужаснулась девушка.  - Но откуда? Откуда взяла продукты?
        Магистр отмахнулся.
        - Из погребов. С островом нет регулярных сообщений, поэтому припасы для сторожей привозят сразу на несколько месяцев. Меня другое беспокоит. Как ее вывести из этого состояния? Ваше Высочество, боюсь, вам придется…
        - Ммм?..  - промычал Марандо, уплетающий стянутый с тарелки мясной рулет.  - Кхм!.. Чего?!? Я вам… что?!? Кхм…
        Дима легонько похлопал его по спине, помогая прокашляться.
        - Да, Ваше Высочество,  - кивнул магистр,  - без вас никак. Только вы можете спасти…
        - Да идите вы все к навиженцу в задницу!..
        - Как некрасиво для будущего наследника престола,  - укоризненно покачал головой магистр.  - Отойдите все, пожалуйста, в сторону. Ваше Высочество, давайте. Очень легкий ветерок… осторожно… чтобы не испугать ее и не вызвать непроизвольной вспышки магии… или…
        Нистальф не договорил. Злой порыв ветра пронесся по кухне, вырвал поварешку из рук Маши и сорвал с нее фартук. Девушка вздрогнула и недоуменно посмотрела на свою пустую ладонь, сжала-разжала пальцы на второй руке, на которой виднелись страшные ожоги, потом наконец перевела осмысленный взгляд на магистра и нахмурилась. Огонь в печи погас. Марандо бесцеремонно оттолкнул Машу от кастрюли и с подозрением принюхался.
        - Эта дура все тепло из замка вытянула. Брр… Что за гадость она тут готовила?..
        - Мария, как вы себя чувствуете?  - осведомился Нистальф.  - Садитесь, прошу вас…
        - Мне… надо… закончить… ужин…  - едва выговорила она посиневшими от холода губами.  - Мой борщ… по секретному… рецепту… и мертвого… разбудит… Последняя надежда… Я должна… закончить…
        - Машенька, родная моя!  - кинулась к ней Лера, обнимая и прижимая к себе.  - Господи, какая же ты холодная!.. Ей надо согреться!.. Срочно!..
        На Машу надели все теплое, что нашлось, ухитрившись даже отобрать капитанскую куртку у сопротивляющегося Марандо. Тесса, правда, предложила согреться другим способом, но на нее опять все зашикали. А вот забрать у Димы подаренный теплый шарф так и не удалось. Парень неожиданно уперся и заявил, что подарком делиться не собирается. Впрочем, одежды хватало и без этого, но Маше все равно было плохо. Она не вполне осознавала себя, была какой-то заторможенной, словно спросонья.
        - Маш, а Маш?  - тормошила подругу Лера.  - Ты как? Зачем ты уехала одна? Как вообще здесь оказалась?
        - Письмо… Надо было… срочно… попасть в портал… на остров…
        - Слушай, да дай ты ей поесть сначала…  - вмешался Жора.  - Горяченького. Борщик, кстати, нечего так получился…
        Он плюхнул себе в тарелку щедрую ложку сметаны и принялся уплетать. Дима сглотнул голодную слюну и потянулся и себе за тарелкой. Лера смотрела на это с ужасом.
        - Вы с ума сошли? А вдруг продукты в замке были отравлены? Или туда подсыпали эту… Пыльцу папоротника, чтобы нас усыпить?.. А еще есть опасность ботулизма!… Или пищевого отравления из-за несвежих продуктов!..
        - Вы прелестны, Валери,  - восхитился магистр, вновь обретя шутливый настрой.  - Вот так постоянно тренировать свою восприимчивость к неудачам, изобретая их невозможные сочетания! Это сразу выдает в вас будущую великую зиромантку…
        - Вот-вот,  - поддакнул Дима, сгребая с блюда еще одну пампушку.  - Великую паникершу с манией преследования и параноидальной мнительностью…
        - Но вынужден вас успокоить, Валери,  - сказал магистр и кивнул на принца, который после некоторых сомнений последовал примеру ребят и теперь тоже прихлебывал борщик, войдя во вкус.  - Его Высочество…
        - Ну что опять?!?  - нервно вскинулся тот.  - Я ем и никого спасать не буду!..
        - Ешьте-ешьте,  - успокоил его Нистальф.  - Видите ли, Валери, если бы что-то было в еде, то камень в перстне Его Высочества уже бы сработал…
        - Это как?
        - Никого из королевской семьи невозможно отравить, потому что черный бриллиант в перстне реагирует на любую отраву. Огранка самого Грисфарда, легендарного ювелира королевского дома и…
        - А почему же он не сработал, когда Тесса отравилась?  - перебила Лера.
        - Да потому что она сожрала эту злосчастную кулебяку втихаря, не предложив Его Высочеству.
        Эроморфа что-то протестующе промумкала, обгладывая гусиную ножку.
        - Поэтому мы можем спокойно отобедать… Кстати, как называется это восхитительное блюдо, похожее на кровавые ошметки в черепушке?
        Дима подавился борщом и закашлялся, и теперь уже принц похлопал его по спине.
        - Это борщ,  - вздохнула Лера.  - Но я, пожалуй, воздержусь. Диета.
        Прокашлявшийся Дима недовольно блеснул фасеточным глазом, разглядывая девушку, и буркнул:
        - А куда это ты худеть собралась?
        - Куда надо,  - отрезала она.
        Маша немного оттаяла в прямом и переносном смысле этого слова, с ужасом наблюдая, как стремительно исчезает из кастрюли ее кулинарный шедевр.
        - Я же готовила борщ для Неверлинга! Что вы наделали!
        - Мы тебя вообще-то спасли,  - раздраженно одернула подругу Лера, давящаяся голодной слюной.  - Давай рассказывай, как ты сюда попала.
        - А я просила? Я просила меня спасать?
        - А кто прислал мне сигнал SOS по кристаллу связи? Почтальон Печкин?  - разозлилась Лера.  - Напугала до смерти!
        - Я ничего не присылала! С ума сошла?
        Магистр нахмурился и вмешался в спор.
        - Мария, успокойтесь, пожалуйста. Давайте все проясним. Мне любопытно, как вы смогли попасть на остров? Церемония отбора закончилась неделю назад, и сюда не летают зефиролеты.
        - Через портал,  - пояснила Маша.  - Мне письмо пришло, что отбор продлили, и надо срочно отправляться…
        Тут девушка осеклась и потерла ладонью лоб.
        - А я не помню…  - растеряно призналась она.  - Не помню, что дальше… Помню только, как спешила… а потом уже здесь…
        - Сюда невозможно выстроить стабильный портал… Но допустим, вам повезло. И что тут? Кто вас встретил? Где привратник?
        - Не знаю… Тут никого не было… Я обошла замок и забрела на кухню… И поняла… сразу поняла, что надо делать!.. Я же не просто хорошо готовлю! Я решила, что приготовлю Его Высочеству такой обалденный борщик, что он не только ото сна, но из могилы выкопается и ко мне приползет! Ведь не зря же у меня обнаружили способности к магии жизни!..
        - Хм… Пока все указывает, что способности у вас больше к магии разрушения,  - заметил магистр, выразительным жестом обводя разгром в кухне.
        Маша огляделась на раскиданные ветром остатки пиршества и пожала плечами.
        - Вот не надо грязи. Это не я. Это он!  - она тыкнула локтем в бок Марандо.  - И хватит жрать мой борщ!
        Принц дернулся и пролил на себя ложку с борщом, окропив рубашку ярким красным пятном.
        - Ах ты!..  - вскочил он.  - Неблагодарная бродяжка! Могла бы спасибо сказать!
        - Ваше Высочество…  - заикнулся магистр, но его никто не слушал.
        - Тебе?!? Спасибо?!? За что? За то, что ветром в меня плевал?!?
        - Воровка!
        - Я?!?
        - Ты! Без спроса вломилась в замок!..
        - Меня пригласили!..
        - Еще и лгунья! Ограбила кладовые!..
        - Что?!?
        - Пыталась отравить этой гадостью!..
        В воздух с тарелки взмыли остатки борща и угрожающе свернулись в маленький вихрь багровых капель.
        - Гадостью?!? Ах ты жлоб!..
        Маша выставила вперед руку и полыхнула огнем, подбив борщевой смерч на полпути.
        - Что ж ты сожрал полкастрюли? Ты тоже тогда вор!
        - Это все принадлежит моей семье!.. И в этот раз не отвертишься!.. Астельха тебя не спасет! Получишь по заднице!..
        - Ага, щас!.. Ты тоже!..
        Штаны на Его Высочестве начали дымиться, но он ничего не замечал в пылу ссоры, поднимая в воздух еще один вихрь, который еще больше раздувал тлеющий на заднице пожар… Лера отупело смотрела на перевернутую горку из любимых ореховых меренг, чувствуя, как желудок от голода сворачивается в узел. Над ней просто все издеваются!.. Как же все надоело… Какой-то дурной фарс…
        - Да гори оно все синим пламенем…  - закрыла она глаза…

… и поэтому не увидела беззвучной вспышки за окном…
        ГЛАВА 30
        Южная башенка замка взорвалась и разлетелась обломками…
        Эроморфа прижала уши и вздыбила шерсть.
        Замок вздрогнул…
        Машка испуганно осеклась на полуслове и задрала голову.
        По потолку побежала трещина…
        Принц пошатнулся и отступил, потрясенно глядя под ноги.
        Гранит на полу сделался прозрачным, прорастая трещинами…
        Магистр побледнел и открыл рот в беззвучном крике, указывая пальцем на зарево за окном.
        Окна зазвенели и осыпались осколками…
        Жора вскочил на ноги.
        Люстра на потолке стала крениться, словно в замедленной съемке…
        Дима схватил Леру за руку и вздернул на ноги.
        Задребезжала посуда на столах… Одинокая меренга скатилась на пол… и исчезла в дыре…
        - БЕЖИМ!!!
        Замок дрожал и схлопывался, словно мыльный пузырь. Лопались стены, образовывая уродливые дыры… Перекрытия под ногами проваливались, отсекая пути отхода… Прямо перед носом рухнул тяжелый шкаф, подняв облако пыли… Верх и низ перепутались… Дверь вылетела со свистом… От скрежета ныли зубы и даже кости… Вперед!.. Только вперед… Яркий свет ударил в глаза… И все стихло… Только неумолимый маятник продолжал отсчитывать ход… Бом… бом… бам…
        - Цела?  - тормошил ее Дима.
        - Я… да… кажется… Почему?.. Опять?..
        Лерочка ощупала себя и пришла к заключению, что она скорее жива, чем нет… Глаза болели от яркого света, и девушка почти ничего не видела.
        - Дима? Это ты? А мы где?
        - Все там же. В замке.
        - А…
        Значит, не сон. Ужасный кошмар продолжался.
        - Да отпусти ты мою руку!  - голос Машки.
        - Тьфу, дура! Да ты в дыру чуть не свалилась, если б не я!  - голос Марандо.
        - А тебе какое дело! Ну свалилась бы!..
        - Так свалилась бы вместе с моей курткой!
        - Вот! Подавись!
        Глаза немного привыкли к свету, но открывшееся зрелище было неутешительное. Южного крыла замка больше не существовало. На его месте были руины, застывшие в опасно неустойчивом покое. Внутренний двор замка, куда смогли вырваться герои, запертые в смертельной ловушке, был небольшим пятачком, залитым необычайно ярким солнцем. Хотя почему же солнцем?.. Разве оно может быть синим? Синее пламя!..
        - Это же опять из-за меня!..  - вырвалось у Леры.
        Дима обнял ее за плечи и погладил по голове.
        - Тише-тише… Все хорошо,  - шепнул он.
        Машка опять собачилась с принцем, швырнув ему в лицо куртку, магистр пребывал в трансе, уставившись в одну точку и что-то бормоча под нос. Эроморфа сидела в обнимку с Трешкой и нервно точила когти о гранит, издавая противный звук. Лера тяжело сглотнула и попросила:
        - Хватит.
        Что-то было не так.
        - Хватит! Замолчите!
        Но что? Ужасно болела голова, а стук маятника отдавал в висках.
        - Заткнитесь все!!!
        Почему они никак не умолкнут? Кого-то не хватало… Но кого? Бом… бом… бам!
        - ГДЕ ЖОРА?!?
        И тут наконец все замолчали и посмотрели на Леру.
        - Какой еще Жора?  - огорошила ее вопросом Маша.
        Дима обеспокоенно пошевелился и пощупал лоб, но Лера оттолкнула его руку и вскочила на ноги.
        - Жора! Где он?
        - Ты о ком?
        - Валери, вы себя хорошо чувствуете?
        - Отвратительно я себя чувствую!  - разозлилась Лера.  - Но с ума пока еще не сошла! Где Жора? Георгий Ильницкий! Я помню! Он же был с нами!
        Ее спутники переглянулись между собой, и девушка похолодела.
        - Как же так? Вы издеваетесь надо мной?!? Он был с нами в самолете! Поступил в академию! Летел с нами на «Улитке»! Вторым пилотом! Маша! Ну ты-то вспомни! Он еще с тобой заигрывал, потом ко мне приставал!..
        Дима нахмурился.
        - Кто это посмел к тебе приставать? И почему я только сейчас об этом узнаю?
        Лера обвела остальных умоляющим взглядом, но на лицах ее спутников было написано искреннее недоумение и беспокойство. Магистр хмурился и нервно накручивал кончики рыжих усов.
        - Валери,  - осторожно начал он,  - вы хотите сказать, что видели с нами некоего Жору?..
        - Да!  - топнула она ногой.  - Видела! И не только!..
        Договорить ей помешал ужасный скрежет. В проломе стены появилось жестяное чудовище. Оно было похоже на гротескного дровосека с громадным тупым топором в одной руке и легкомысленным зонтиком в другой. Вместо морды у чудища горел синий фонарь под шляпой-треуголкой. Лучи фонаря ощупывали пространства и фокусировались… фокусировались…
        - Пречистый Исток…  - потрясенно выдохнул магистр.  - Это же светлячок… Не может быть…
        Лера отупело смотрела, как чудовище медленно загромыхало к ним. Трешка ощерился пастью с острыми болтами и заградил собой хозяйку.
        - Не может быть?  - горько спросила она.  - Магистр, забыли, что сами назвали меня Валери Невозможной?
        - Кто это?  - спросил Дима.  - Магистр? Кто?
        - Светлячки. Их специально создали для…
        Чудовище уперлось в поваленную колонну, попыталось через нее перелезть, но его ножки были слишком коротки. А обойти, очевидно, не хватало мозгов.
        - … создали для охраны замка от непрошенных гостей. И в качестве тюремщиков для леди Антонии.
        Чудовище заворчало и встряхнуло зонтик. Он раскрылся, и на его куполе показался непропорционально маленький пропеллер. Лопасти зажужжали, и монстр медленно поднялся в воздух вопреки всем законам аэродинамики…
        - Но эти твари уснули вместе с остальными обитателями замка,  - продолжил магистр и вытащил револьвер.  - Ваше Высочество, уходите.
        - Ага, уже бегу,  - ответил Марандо и тоже достал револьвер.  - Скучно не будет.
        - Это вам не игрушки!  - резко ответил магистр и выстрелил.
        Пуля попала прямо в фонарь, но тот лишь мигнул и пошел трещинами. Чудовище продолжало переть напролом.
        - Можно же убежать!  - воскликнула Маша.
        - Да не дергайся ты!  - задвинул ее принц и прицелился.  - Скорость хода светлячка напрямую зависит от скорости движения жертвы. Пока мы стоим, оно еле ползет…
        Прогремел еще один выстрел. Трещины на фонаре-морде чудовища углубились, но свет так и не погас. И тут из пролома выбралось еще одно чудище. Лера следила за всем с какой-то злорадной обреченностью.
        - А если его поджарить?  - спросила Машка.
        - Попробуй,  - коротко ответил принц и сделал еще один выстрел.
        Фонарь взорвался с ослепительной синей вспышкой. Чудовище рухнуло на пол грудой металлических обломков. Но торжествовать было рано. Из проема ему на смену показался еще один светлячок. Машка воинственно гикнула и влупила файерболом прямо в чудовище. Но оно довольно заурчало, словно проглотило вкусняшку, и затопало шустрей.
        - Вот черт!
        - Посторонись,  - потеснил их Дима с банкой в руках.
        Магистр побледнел.
        - Ваше Сиятельство, я надеюсь, вы знаете, что делаете!..
        - Я тоже на это надеюсь…
        Парень откупорил банку и вывернул на пол нечто невидимое, а после стал чертить что-то на граните. На полу проступали линии, вспыхивающие перламутровыми сполохами. Концентрированный зефир! Одно из чудовищ было уже совсем близко, и нервы у трусливой эроморфы сдали. С диким шипением она отчаянно бросилась на врага и вцепилась когтями в фонарь. Раздался треск и скрежет, бестолковые взмахи топора. Трешка отважно бросился под ноги атакованному чудищу, и оно потеряло равновесие, грохнувшись на пол. Магистр подскочил к поверженному монстру и выстрелил в упор. Фонарь лопнул. И тут же, словно назло, из проема вылезло еще одно чудовище.
        - Скорость… приоритет цели… Максимальная скорость… Но как?..  - бормотал себе под нос Дима, а чудовище подбиралось к нему вплотную.
        - Дима!  - не выдержала Лера.  - Надо уходить!
        Но парень, казалось, ничего не слышал.
        - Не отвлекайте его,  - отодвинул ее в сторону магистр и опять выстрелил.  - Может, ему удастся что-нибудь слепить из зефира…
        Попал! Не дойдя до Димы всего пару шагов, монстр развалился на части, брызнув осколками фонаря. Парень поднял голову и подобрал один из осколков, задумчиво покрутив его в руках.
        - Магистр? Как эти твари определяют скорость цели?
        Нистальф пожал плечами, а Диме ответил принц.
        - Это же мех на основе светлячка! Не тупи! У нас скоро кончатся пули!
        - Хм… Эхолокация?  - Дима так спокойно поскреб подбородок, как будто бы это не на него сейчас топал жуткий гибрид механизма и живого светлячка, размахивающий топором.  - Нет, это у летучих мышей…
        - Свет!  - крикнула Лера.  - Светлячки между собой общаются световыми сигналами! Ну разве ж непонятно!
        - Светосигналы? Лазерное излучение? Ладно, допустим… Присвоим параметр длины волны… а если инфракрасное? Хотя нет… Синий же спектр… Странно это как-то… Фиг с ним. Пусть инициализируется красный…
        На полу из концентрированного зефира вылупилось красное облако и превратилось в сияющий колобок. Он радостно подпрыгнул вверх, пружиня и звеня, как свиная копилка, набитая мелкими монетками, потом поскакал прочь. Чудовища, все как один, повернули морды-фонари за колобком. Секундное колебание. Перемигивание. Никто не дышал. Потом монстры раскрыли зонтики и взлетели в воздух, орудуя громадными топорами как рулями направления. Колобок запрыгал еще выше, ловко уворачиваясь от светлячков-дровосеков и переливаясь всеми цветами спектра. Лера, задрав голову и затаив дыхание, следила за этой сумасшедшей погоней, пока странная вереница механических чудовищ не скрылась на верхних этажах. Дурдом…
        - Потрясающе, Ваше Сиятельство!  - выдохнул магистр и опустил револьвер в дрожащей руке.
        Дима продолжал сидеть на корточках и хмуриться. Марандо спрятал оружие и подошел ближе.
        - Дим, твоего навиженца надолго хватит?
        - Понятия не имею… И я, кажись, накосячил в расчетах… Тупанул со спектром… Зациклил смену цветов… без прерывания?.. А когда зефир закончится?..
        - Друзья мои!  - к магистру вернулось прежнее расположение духа.  - Давайте радоваться тому, что мы живы. Предлагаю убраться отсюда, пока…
        - Свет… Свет… Свет…  - теперь зациклило уже Леру.  - Ну свет же! Разве вы не поняли? Свет в окошке! Это я… Все из-за меня!.. Свет!
        Дима наконец оторвался от изучения своих каракулей и подошел к девушке.
        - Лерка, хорош истерить!  - встряхнул он ее за плечи.
        - Я не истерю!  - топнула она ногой.  - Вы что, не понимаете? Свет! Их пятеро!
        - Валери, давайте вы нам поясните все по дороге,  - примирительно сказал магистр.  - Предлагаю выбраться из замка…
        - Светлана!
        - Светы тут нет,  - терпеливо начал Дима, беря Леру за локоть и таща вслед за магистром.  - Она осталась в Ла-Арке и…
        - Дуру из меня не делай! Светлана! Одна из пяти принцесс!.. Да послушайте же!  - остановилась она.  - Магистр! Это же была южная башня? Это она взорвалась? И там была похоронена Светлана? А я пела ей колыбельную!
        - Что?  - споткнулся и оглянулся в изумлении магистр.  - Вы что пели? Колыбельную? Когда? Зачем?
        - Неважно! Это не может быть просто совпадением, понимаете? А все остальные принцессы? Что означают их имена? Тоже свет? Ведь для любой матери ее ребенок - это свет в оконце!.. Леди Антония могла их всех так назвать! Могла петь им, еще нерожденным, колыбельные, а когда я тоже спела, то… Пусть не зиромансия, но… У меня же есть слабенький дар книжницы!.. А еще нам надо найти Жору!
        Магистр выглядел настолько ошеломленным, что чуть не провалился в разлом, но Тесса успела вовремя схватить его за плащ и оттащить от края. Нистальф застыл столбом в опасной близости к пролому, бормоча себе под нос:
        - Светлая… лучезарная… солнечная… ясная… и сияющая… Действительно… Но почему? Колыбельная… Додуматься же надо было… Все спят… а она им колыбельную… А если они-то как раз и не спят? Если это и стало ключом? Ведь их тела так и не были найдены?.. Или же их нашли, но…
        Магистр хлопнул себя по колену и развернулся к своим спутникам:
        - Мы должны добраться до восточной башни и проверить мою догадку.
        - Я не позволю грабить могилы принцесс!  - моментально просек ситуацию Марандо.
        - Боюсь, Ваше Высочество, речь идет уже не о грабеже, а кое о чем похуже…
        Переходы замка были неустойчивыми, гранит пошел трещинами. Пару раз за окнами пронеслась безумная погоня мехов за зефирным колобком, заставив всех замереть в ужасе. Всех, кроме рыжего плута.
        - Мы только взглянем,  - уверял магистр, шагая впереди.
        - Нам надо найти Жору! Неужели вы все его забыли?
        - Валери, уверяю вас, никакого Жоры с нами не было.
        - Я не сошла с ума!
        - Лер, ну чего ты в самом деле заладила?  - влез Дима.  - Мы же тоже с ума не сошли, верно? И нас больше… Мажоритарная логика, знаешь ли…
        - По дороге заглянем в тронный зал к Неверлингу?  - подала голос Маша.  - Я уверена, что его разбудит мой поцелуй!
        - Маш, прекрати! Лучше попытайся вспомнить Жору!
        - Не дам я какой-то бродяжке лобызать моего предка!
        - Можно подумать, тебя кто-то спрашивать собирается. Задницу обгорелую прикрой, стыдобой не свети!
        - А чего ты на мой зад вообще смотришь? Хотя смотри-смотри… когда тебе еще доведется узреть королевских красот…
        - Ой-ой-ой, было бы еще на что смотреть!..
        - Пфф… ну почему же вы опять ссоритесь?..  - жалобно спросила кошка, плетясь последней.  - Между вами аж искрит, пошли бы пообжимались, что ли…
        На бедную эроморфу опять все зашикали. Винтовая лестница восточной башни уходила вверх, но казалась какой-то смятой, как будто из пожеванного картона. Магистр решительно сделал первый шаг, но его нога словно утонула в киселе.
        - Осторожно!
        - Нда…  - пробормотал Нистальф.  - Замок пробуждается, и время берет свое, теперь это совершенно очевидно. Друзья мои, будьте смелее! Нам надо успеть до пробуждения громокатов.
        - К-к-каких еще громокатов?  - испугалась Лера.
        - Поверьте, Валери, лучше вам не знать, каких. Вы не захотите увидеть этих чудовищ воочию.
        - Я туда не пойду!  - заупрямилась Маша.  - Что я там забыла? Мне надо в тронный зал.
        - Кто тебя туда пустит! А ну пошли!
        Марандо схватил ее за руку и потащил за собой по лестнице вслед за магистром. Дима и Лера переглянулись между собой и последовали за Его Высочеством. Эроморфа замыкала их нестройные ряды.
        Могильной плиты не было. После взрыва проход в башню уже ничем и никем не охранялся. Пахло пылью и чем-то приторно сладким. Спеленутое узловатое тельце гусеницы висело в коконе из шелковой паутины, которая заполняла собой все пространство в башне. Но через тонкий слой паутины на героев смотрело сморщенное детское личико. Принцесса Елена. Получеловек-полубабочка-полугусеница. В наступившей тишине гулко отдавались звуки маятника.
        - Боже мой…  - потрясенно прошептала Маша.  - Что это такое? Гусеница? Или ребенок?
        - Я так и думал,  - удовлетворенно кивнул магистр.  - Принцесы были не мертворожденными, а нежизнеспособными в том облике, который поддерживался родником этого острова. Недоделки Джулиана Хищного.
        Любопытная эроморфа тут же навострила уши и подалась вперед, разглядывая и обнюхивая гусеницу, но тут же отпрянула и расчихалась.
        - Принцесса… она живая? Или мертвая?  - дрожащим голосом спросила Лера.
        - Ни то, ни другое. Морфогенез. Принцессы застыли в незавершенном превращении. Жар-бабочки во время стадии окукливания спят, пребывая в Пречистом Истоке, но… Хм… А если леди Антония сама их здесь спеленала?.. В надежде на то… Да, возможно… Интересно… Валери!
        От окрика магистра вздрогнула не только Лерочка, но и все остальные.
        - Что ж вы так орете?  - поморщился принц.
        - Они так и не смогли уснуть!  - Нистальф продолжал в крайнем возбуждении наматывать круги вокруг кокона.
        - Вот-вот, уснешь тут, когда всякие любопытные бродяжки по замку шастают и лезут целоваться…
        - С тобой никто целоваться точно не собирается!..
        - Тише!  - магистр от избытка чувств схватился за паутину и вырвал из нее клок.
        Гусеница-принцесса опасно закачалась, на пол посыпалась серебристая пыль. От сладкого запаха слипалось в носу. Нистальф потрусил вырванным обрывком перед носом у Леры.
        - Вы должны спеть еще раз, чтобы убедиться.
        - Не буду,  - отвела она его руку и поморщилась.  - А вдруг и эта башня взорвется?
        - Вряд ли,  - не согласился Нистальф и колупнул ногтем кокон, пользуясь тем, что принц отвлекся на препирательства с Машей.  - Но даже если это случится, то все равно подтвердит мою догадку.
        - Магистр,  - укоризненно покачала головой Лера,  - как вам не стыдно? Держите руки при себе. Имейте уважение к несчастным девочкам.
        - Вам не кажется,  - опять вмешался Дима,  - что разумней проверять любые гипотезы подальше от… эмм… точки эксперимента?
        - Гм… Но принцесса может не услышать колыбельной или…  - рыжий плут продолжал ковырять кокон.
        - Лера пела ту колыбельную вообще не в замке, а на месте крушения «Улитки».
        - Вот… А когда пела? Вчера? А подействовало когда? Если принять скорость распространения звука в воздухе… с высоким содержанием зефира… при температуре…  - магистр углубился в расчеты, используя кокон в качестве доски и выводя на нем формулы химическим карандашом.  - А звукопроницаемость зефирных пленок замка? Вы ее знаете?
        - Нет, откуда?  - пожал плечами Дима.
        - Вот и я не знаю. Ладно. Пусть. Если усреднить, то… примерно десять часов?.. Да, вероятно… Тронный зал. Он равноотстоит от всех пяти… нет, уже четырех башен. Там и проведем эксперимент.
        - Я не давала согласие! Быть подопытным кроликом не собираюсь!  - возмутилась Лера.  - Магистр, да оставьте вы паутину в покое!
        Окрик девушки привлек наконец внимание принца, и Нистальфу заломили руку за спину, с позором выволакивая из башни. Но проходимец успел наковырять себе полный карман опытных образцов из кокона принцессы Елены…
        ГЛАВА 31
        Звуки маятника становились все тревожней, сливаясь со стуком сердца. Даже магистр замешкался возле дверей, засомневавшись в последний момент. Но Маша не знала колебаний. Она решительно оттолкнула одного принца, чтобы ворваться в тронный зал к другому. Противный скрип дверей. Холодное дыхание сквозняка. Окрик очнувшегося Марандо.
        - Куда полезла! А ну стой!..

… и сковавшее всех наваждение спало. Отважные экспериментаторы последовали за Машей и вошли в святая святых замка…
        Тронный зал. Позолота и благородная зелень гранита. Возносящиеся вверх колоны. Холод. Острый запах озона и свежести, как будто здесь недавно отгремела гроза. А маятника не было. Вместо этого гранитный пол тронного зала пульсировал лучами. Пять башен. Пять вершин. Одна погасла, из-за чего ход лучей ускорялся и выбивался из привычного ритма. Хотя какие лучи? Свет здесь распространялся не по прямой, совсем нет. Зефирная волна в граните растекалась и собиралась вновь, словно обезумевшая синусоида на экране осциллографа. Каждое биение ощущалось дрожанием пола, словно кто-то бил по граниту кувалдой.
        Дима облизнул губы, заворожено следя за ходом времени.
        - Невероятно!.. Как оно работает? Что-то наподобие кварцевых часов? Или даже атомных?!?  - он двинулся к пульсирующей пентаграмме.
        - Стой!  - ухватила его за рукав Лера.  - С ума сошел?
        - Я только взгляну…
        - Не пущу!
        - Она права, не стоит рисковать, Ваше Сиятельство,  - магистр придержал парня с другой стороны.  - Кажется, я знаю, куда исчез привратник вместе с обслугой…
        Он указал пальцем на ранее незамеченные пятна в центре пульсирующего пятиугольника. Из-за ярких вспышек света они плохо различались, но теперь, присмотревшись, девушка с ужасом увидела, что темные потеки похожи… на искореженные человеческие фигуры.
        - Кто-то выстроил портал…  - тихо сказал магистр, вновь став убийственно серьезным.  - Думаю, что Маша попала сюда через него. Но выстроили его неверно. Намеренно или случайно?.. Зефирная волна оказалась сбитой. Как результат, смотрителей затянуло прямо в гранит…
        Тошнота подкатила к горлу, и Лера так сильно вцепилась в руку Димы, что тот поморщился от боли, но больше не делал попыток приблизиться к порталу. Тесса нервно забила хвостом и прижала уши к голове. Ее шерстка искрила.
        - Зеф-ф-фира мноф-ф-фо!..  - прошипела она.  - Оф-ф-фасно!..
        - Смотрите!  - воскликнула Маша.  - Он открыл один глаз!
        Она указывала пальцем на стеклянный трон, на котором сидел Кенриг Неверлинг. Фамильное сходство с Марандо было несомненным. Волевой подбородок, орлиный профиль, вьющиеся черные волосы, тронутые то ли сединой, то ли инеем. Неверлинг был хорош той зрелой мужественностью, до которой его потомку Марандо еще надо было взрослеть и матереть. И один его глаз действительно немного приоткрылся, словно дремлющий принц приглядывал за происходящим. Маша ловко обогнула опасный узор световых часов на полу и рванула к трону целоваться.
        - Стой!  - крикнула Лера, но бесполезно.
        Пытаться остановить Машу на пути к заветной мечте было все равно, что встать поперек несущегося экспресса. Переедет и не заметит. Однако Марандо рискнул и успел. В последний момент он поймал нахалку за куртку и дернул обратно. Но Машка ловко вывернулась, и куртка осталась в руках у принца. Сочный поцелуй… Все замерли в ужасе… но ничего не произошло. Замок не рухнул, из портала не вылез дракон, и даже спящий красавец на троне не открыл глаза… Зато другой красавчик схватил Машку за патлы и оттащил прочь от трона.
        - Пусти, придурок!  - завизжала она и куснула обидчика за запястье.  - Я все равно его разбужу!..
        - Ах ты!..  - взвыл от боли принц.  - Кусаться вздумала?!? Да я тебя!..
        В ход пошли стихии огня с одной стороны и воздуха с другой - взрывоопасное сочетание. В образовавшемся пламенном вихре Машка царапалась и вырывалась из хватки Марандо, а с пышной шевелюры спящего принца медленно стаивал иней, капая на гранитный пол.
        - Надо их разнять!  - в отчаянии воскликнула Лера.  - Трешка! Ату их!
        Отважная табуретка бросилась в огонь, но тут же с визгом вылетела оттуда с подпаленным брюхом. Магистр нетерпеливо щелкнул пальцами:
        - Ваше Высочество! Как вам не стыдно! Немедленно оставьте Марию! Никого она не разбудит!
        Но огненный смерч лишь набирал обороты, и тогда рыжий плут тяжело вздохнул:
        - А ведь я просил взять мой саквояж, ведь просил же!..
        - Да сделайте же что-нибудь, пока они друг друга не поубивали!..
        Тут Нистальф просветлел лицом, полез в карман и вытащил оттуда рваную паутину. Он прошептал что-то себе под нос и швырнул ее в дерущихся. Из гранита стали прорастать… кости. Они сплетались между собой и вились по полу, и вдруг, никто даже глазом не успел моргнуть и заметить, как спорщики оказались по разные стороны тронного зала, заключенные в костяные клетки.
        - Ух ты…  - изумленно выдохнула Лера.  - Как это вам удалось?..
        Магистр пожал плечами и почему-то покраснел. За него ответила кошка.
        - Он же некроф-ф-ф-ант!.. Оф-ф-фять мертф-ф-ф-фечину наф-ф-фол!.. Пфф!..  - и потерлась мордой о колону, вызвав сноп искр с назефиренной шерсти.
        Машка вопила, чтобы ее выпустили, Марандо ругался, чтоб не смели подпускать эту бешеную истеричку к трону, а Дима… Лера оглянулась, и от ужаса у нее перехватило дыхание. Его Сиятельство на коленях ползал возле портала с лупой и еще каким-то инструментом, пытаясь поддеть одну из пяти вершин. Какой-то выездной утренник в дурдоме!..
        На пару с магистром они оттащили Диму от портала. Лера так испугалась и разозлилась, что лупила парня чем попало.
        - Ах ты балбес!.. Куда полез! А если б и тебя!.. Туда!.. Затянуло!.. Чтоб я!.. Тогда!.. Делала!..
        Но он даже не пытался уклониться, не сводя тоскливого взгляда с часового портала.
        - Да очнись же ты! Дима!..  - тормошила она его за плечи.
        - А?.. Что?.. Да-да… сейчас… еще немного поиграю… да… Еще пять минут…
        Лера похолодела, вспомнив, как Дима признался, что был игроманом. Именно так отвечал ее племянник Темка, увлеченно кроша пиксельных монстров на экране, когда мама звала его ужинать. И пять минут превращались в вечность…
        - Дима?..  - наклонилась она к парню.  - Ты тут вообще?..
        Он ее словно не видел, смотрел сквозь Леру на портал и видел… Что он видел, додумывать девушке не хотелось. Пусть лучше все-таки увидит ее! Она решительно стянула с плеч накидку, поправила разорванную на груди блузку, выгодно обозначив зону вынужденного декольте, и наклонилась к Диме, щелкнув пальцами у него перед лицом.
        - Ау? Пять минут вышли!
        - Что?.. Еще немного…
        Но тут его взгляд наконец сфокусировался на нескромном вырезе.
        - Эмм… да. Я… А ты… Ты что-то сказала?  - нервно сглотнул он, не сводя взгляда с Лериных прелестей.
        - Сколько пальцев видишь?  - выставила она перед ним растопыренную троицу.
        - Эмм… три… Что за дурацкий вопрос?  - он попытался отвести ее руку от лица.
        - Правильно. Вставай. Пошли.
        - Куда?
        - Туда.
        - Зачем?
        - Затем.
        - Но я… Мне надо…
        - Не надо.
        - Но я хотел…
        - Нельзя.
        Она отвела и усадила Диму за троном, спиной к зловещему порталу.
        - Тесса!  - позвала она эроморфу.  - Посиди с ним, пожалуйста. Эй, ну хватит тереться о колону! Тесса!
        Бесполезно, кошка искрила и урчала, заряжая зефирным электричеством уже третью колону. Все словно с ума посходили. Марандо выламывал кости из своей клетки, а Маша, закусив губу, сосредоточенно выжигала проход в своей. Магистр сидел ровно посередине между ними, рисуя что-то на гранитном полу. Классики? Мелом? Или то не мел, а засохшая кровь?.. Пульсация света в портале и глухой стук невидимого маятника вызывали головокружение и тошноту. Реальность вокруг Леры ломалась и рушилась, словно карточный домик… Больше нельзя ждать!.. Если магистр был прав, и ее колыбельная упокоила принцессу Светлану и разрушила ее башню, то чем черт не шутит? Вдруг она сможет разрушить и сам портал?
        - Трешка…  - позвала Лера.  - Охраняй Диму.
        Табуретка послушно навалилась на парня и замерла. Лера прикрыла глаза и заткнула уши, чтобы избавиться от влияния портала, а потом запела. Она пела все ту же колыбельную, только вместо имени Светлана там была Елена, потом Ольга, потом Роксана и Лукьяна…
        Догорает свечка,
        Догорит дотла…
        Спи, мое сердечко,
        Спи, как я спала…
        Последний отголосок исчез в мертвом граните, и сделалось очень тихо. Лера стояла, дрожа от холода и страха, и боялась открыть глаза. А потом услышала смущенное покашливание магистра:
        - Кхм… кхм… Да. Некрасиво получилось. Чуть покойного дедушку не поднял. Вот бы старик устроил тут…  - Нистальф осекся.  - А что тут вообще произошло?..
        Лера оглянулась. Все были живы, постепенно приходили в себя с ужасно растерянным и виноватым видом, но главное - никто не буянил! Это обнадеживало, как и то, что светомузыка в портале прекратилась.
        - Вы Жору помните?  - спросила девушка.  - Помните, кто это?
        - Хм… Мне кажется…
        - Эй…  - робко окликнула подругу Маша.  - Лерка, выпусти меня, а?..
        - И меня…  - полузадушенно простонал Дима, пытаясь спихнуть с себя Трешку.
        - Магистр, это вы меня сюда засадили?  - возмутился Марандо, однако уже без прежнего задора пробуя на прочность прутья костяной клетки.  - Выпустите немедленно!..
        - Маша, прекрати уже! Сколько можно!  - не выдержала Лера, встряхивая освобожденную подружку за плечи и отворачивая ее от трона.  - Что ты вцепилась в этого сморчка засушенного?..
        - Ничего я не… Почему это сморчок?..
        - Потому! Вон тебе принц!  - кивнула Лера на Марандо и развернула Машку в его сторону.  - Живой и здоровый. Молодой к тому же. Ничуть не хуже этого истукана на троне. Бери и охмуряй.
        Машка от возмущения аж задохнулась. Марандо, открывший было рот, чтобы привычно огрызнуться, вдруг передумал и приосанился, смахивая с кудрей костяную пыль и задирая нос. Но взъерошенная Тесса нервно стукнула хвостом по полу и заявила:
        - Марандо нельзя. Нельзя охмурять.
        - Почему это?
        - Потому что он помолвлен.
        - Хм… С кем?
        - Тесса, прибью!  - прикрикнул на эроморфу принц.
        Кошка икнула и стала зеленеть.
        - С маркизой Поквадур… Такая хорошенькая юная пупырочка…
        С этими словами кошка превратилась в будущую супругу принца. Нежно-салатовый оттенок кожи, огромные глазища с розовыми ресничками, всепоглощающая улыбка в половину лица… Машка прыснула, а потом и вовсе расхохоталась.
        - Ох, не могу!..  - схватилась она за живот.  - Принц пупырок!.. Ква-ква!.. Ох!.. Ваше Квакейшество!..
        Марандо побагровел и сжал кулаки, но тут Тесса прыгнула вперед, к хохочущей Машке и чмокнула ее издалека, высунув длинный язык и оборвав веселье.
        - Фу! Гадость какая!..  - скривилась Машка, яростно вытирая губы.
        - А что, с мумией лучше целоваться? Хотя бродяжка же и не на то способна ради короны!..
        - Да пошел ты!..
        - Упс…  - тихо сказала Лера, и все испуганно замолчали и обернулись к ней.  - Я это… мне кажется…
        - Что? Ну что еще?!?
        - Он открыл второй глаз… И смотрит на нас…
        - Это всего лишь рефлекторное движение глазного яблока во время стадии глубокого сна,  - авторитетно заявил магистр, поводив рукой перед лицом Неверлинга и не дождавшись реакции.
        Каменный истукан смотрел в пустоту, и это зрелище, вкупе с капелькой слюны, застывшей в уголке рта, было не из самых приятных.
        - То есть мы его не разбудили?  - с облегчением выдохнула Лерочка.
        Машка упрямо пролезла вперед и щелкнула пальцами перед лицом спящего красавца, а потом вдруг наклонилась к его уху и как гаркнула:
        - Пожар! Гори-и-и-им!..
        - Дура!..  - Марандо в сердцах влепил ей подзатыльник.
        - Моя прическа!.. Придурок!..
        - Не начинайте опять, ну пожалуйста! Хватит!
        Магистр развел в стороны спорщиков и задумчиво пробормотал, придерживая их за плечи:
        - Давайте успокоимся и все обдумаем…
        - А давайте будем все обдумывать подальше отсюда?  - нервно предложила Лера.  - Магистр, вас снаружи горжиредия ждет, забыли?
        - Я никуда не пойду без приза!..  - уперлась Машка.  - Я осталась последней в отборе невест, значит, принц по закону мой!
        - Он спит! Отстань от него, бродяжка!..
        И тут из потухшего портала донесся хрустальный перезвон. Магистр побледнел и тяжело сглотнул.
        - Только не это…  - простонал он.
        - Что? Что еще?
        Он обернулся к остальным и торопливо заговорил:
        - Тихо всем! Отвечать быстро и коротко! Валери! Вы пели колыбельную с именами остальных принцесс?
        - Да, как и договаривались, но я…
        - Ваше Высочество! В каком родстве вы находитесь с принцессами Неверлинг?
        - Хм…  - нахмурился Марандо,  - Кенриг был братом Торвальда Первого, а значит…
        - Быстрее!
        - Ну… правнучатый двоюродный… нет, скорее, троюродный племянник я им!
        Отдаленный грохот потряс фундамент замка, с потолка посыпалась каменная крошка.
        - Тесса! Сколько необходимо эроморфической энергии для полного окукливания одной жар-бабочки?
        - Ну… эээ…
        - Двоечница! Быстрее!
        - Пять или шесть… капель…
        - Умножить на пять!
        - Тридцать!..
        - Мария! Перевести в энергию тепла!.. И взять обратную величину!
        - Че?..
        - Два в пятой! То есть тридцать два!  - вместо Машки быстро отчеканил принц.  - Но у нее и больше было… и я добавил… Вы думаете, что?..
        Газовые светильники мигнули и погасли, погрузив тронный зал в зловещую тьму.
        - Доигрались! Невозможно! Валери! Как?!? Жора…
        - Вы его вспомнили?  - обрадовалась Лера.
        - Нет! Но он был? Вы абсолютно уверены?
        - Да.
        Магистр посерел и оглянулся на портал, из которого выползал светящийся фиолетовый туман.
        - И последний вопрос вам, Ваше Сиятельство.
        - Ну чего?  - буркнул Дима.  - Что вы тут панику развели?
        - Вы когда-нибудь видели громокатов?.. Нет? Сейчас увидите…
        Стеклянная простыня висела над порталом неподвижно, на ее поверхности искрил зефир, а под ней клубился грозовой туман. С уголков простынки свешивалось по паре глаз-отростков, хищно шевелящихся и наблюдающих за приключенцами.
        - И что это за хрень такая? Громокат?  - спросил Дима.
        - Да. Не шевелитесь.
        - Что он делает? Тактика на него есть?
        - Он… эээ… как бы это сказать…  - неожиданно замялся магистр.
        - Он парализует разрядом зефира,  - вместо Нистальфа ответила кошка, зачарованно разглядывая громоката.  - А потом начинает питаться.
        - В смысле? Кровь пьет?
        - Нет, он эроморфической энергией питается. Вымерший паразит, я про него только в учебнике читала. Как его вообще оживили?.. Неужели Джулиан Хищный выкрал его из музея? Вот это да!.. Какой бы шикарный курсовик получился!
        - То есть эроморфической? Он что?.. эээ… будет нас того?.. Или как?..  - побледнела Машка.  - Я не хочу, чтобы меня какая-то простыня насиловала!
        - Ну так он для тебя в одеялко свернется,  - мрачно пошутил побледневший принц.
        - Пусть с тебя начинает!..
        - А как быстро он двигается? Если успеть добежать до двери и закрыть его здесь?..  - предложил Дима.
        - А давайте его поймаем? Ну пожалуйста!  - заканючила эроморфа.  - У меня до сих пор нет темы курсового по практической морфологии разумных видов!..
        - Не буди лихо, пока тихо,  - прошептала Лера.  - Пока он так висит, давайте спокойно подумаем…
        - Кто бы говорил!  - разозлился Марандо.  - Перебудила здесь всех, а теперь подумать предлагает!..
        - Не ори на нее,  - тихо сказал Дима.
        - Защитничек! Зачем ты вообще притащил эту дуру на мою яхту?
        - Я ее не притаскивал. Она сама пришла. Но так и лучше. Уж лучше здесь, под контролем, чем там…
        - И много ты наконтролировал?  - Марандо исходил слюной от злости.
        - По крайней мере, она жива.
        - Она-то жива, зато половина замка лежит в руинах!..
        - А что ты от меня хочешь? В конце концов, я тебе не волшебник, я только учусь…
        - Так учись быстрей! Пока твоя подружка оставшееся не доломала!..
        - Эй!  - возмутилась Лера.  - Я вообще-то здесь! Нечего обо мне в третьем лице говорить. Это невежливо!
        - Молчи вообще!  - разозлился еще больше принц.  - Вот погоди, вернемся, тебе моя семья такой счет выставит за разгром замка, что мало не…
        Стеклянное одеялко вдруг заволновалось и зазвенело. И тут раздался протяжный стон. Позади. С трона. Лера медленно обернулась. Кенриг Неверлинг стоял на ногах, пошатываясь и жутко постанывая, словно в дешевом ужастике про зомби. Громокат взвился под потолок и на бреющем полете пошел в атаку на проснувшегося принца.
        - Бежим к дверям!  - скомандовал магистр.  - Живо!
        - Черт-черт-черт!  - затарабанила Машка в наглухо запертую дверь.  - Выпустите нас!
        Ловушка. Дверь не поддавалась. Снаружи ее что-то блокировало. Или кто-то.
        - Спокойно! Ваше Высочество, давайте! Уж постарайтесь! Со всей силы! Отойдите все!
        Марандо против ожиданий даже не стал спорить с магистром. Просто отступил на пару шагов, и дверь затрещала под напором ураганного порыва ветра. Но устояла.
        - Да сильнее же!  - крикнула ему Маша.
        - Сам разберусь, без сопливых!  - огрызнулся принц и зажмурился, надувая щеки и сжимая кулаки.
        Лера, которую Дима на всякий случай крепко держал за руку, не могла отвести взгляда от происходящего на троне. Громокат облепил бедного Неверлинга и урчал, как трактор, переливаясь всеми цветами радуги…
        - Но нельзя же Его Высочество вот так бросать на растерзание этой твари…  - не выдержала она.  - Тесса, а как раньше ловили громокатов?
        - Ты сдурела?  - разозлился Дима и до боли сжал ее запястье.  - Добренькая? Себя пожалей!
        - Я знаю, знаю!  - тянула кошка лапу вверх, словно примерная ученица на уроке.  - Надо сплести зефирную сеть, подкрасться к сытому громокату и набросить, после поместить в темную клетку с зефироизоляцией класса А, дать отстояться несколько дней, и можно перевозить! Так, можно считать, что громокат уже наелся принцем, но… Подождите! А зефирная сеть у нас есть, а?
        Но тут второй смерч вынес дверь. Она разлетелась вдребезги. Приключенцы бросились в образовавшийся проем, но застыли, сгрудившись. Дорогу им преградил… Жора.
        ГЛАВА 32
        - Ты кто?  - выдохнул принц.  - Прочь с дороги!
        - Жора!  - радостно воскликнула Лера, но осеклась, когда Дима дернул ее к себе.  - Жора?..
        - Не думаю, что это Жора, кем бы он ни был…  - заключил магистр и наставил на парня револьвер.  - С дороги!..
        Жора улыбнулся. Улыбка вышла кривой. А потом и вовсе разъехалась по шву. Стала осыпаться. Как будто бы вместо юноши была искусно сделанная статуя из песка… медленно истирающаяся под невидимыми ветрами времен.
        - Реальность… меняет знак!..  - опустил револьвер Нистальф.  - О нет! Когда сомкнутся глаза на крыльях… когда потомок будет нянчить предка… когда цветочек аленький прорастет в сердцах… когда огненный смерч пройдет сквозь время… когда песок забвения улыбнется и заплачет… когда пять сторон света поцелуют пятки мертвеца… когда…
        - Что вы несете?  - оборвал магистра Дима.
        - Это снорочество. То самое. Оно было про нас. Все сошлось!
        Жуткий смех заполнил пространство. Смеялся Неверлинг, свернув громоката в трубочку и опираясь на него, словно на трость. От Жоры осталась кучка серого песка.
        - Как же долго мы ждали!..  - загрохотал нечеловеческий голос в натужном скрежете гранита и хрустальном перезвоне.
        - Эм…  - неуверенно отозвалась Машка, делая к нему шаг.  - Это я тебя… разбудила… Теперь ты должен на мне…
        Ее оборвал все тот же страшный смех, от которого закладывало уши, и дрожал воздух, а потом Неверлинг упал, словно тряпичная кукла. Над ним возникли призрачные очертания… дракона. Лера охнула и закрыла себе рот ладонью. Дракон был тот же самый, что пытался сбить их самолет. Уменьшенная копия.
        - Нет, только не это!  - прошептала она.  - Зефирный дракон?
        И словно услышав ее, дракон стал разрастаться. Гранитные стены тронного зала уже не вмещали его, и сильный толчок свалил всех на пол. Стены уходили куда-то вниз… или вверх? Замок стонал, исторгая их из себя. Над головой обнаружилось темное звездное небо. Дышать стало нечем. Ледяная пустота накрыла колпаком.
        Дракон выжег огненным дыханием весь воздух, и если бы Марандо не сбил Машку с ног, то от нее бы осталась горстка пепла. Магистр ни на что не реагировал, просто сидел, привалившись спиной к обломку гранитной колоны, тяжело дышал и бормотал себе под нос:
        - Это конец… Нас уже нет… Даже памяти не останется… сожрет и не подавится…
        Дракон взмыл в вышину и загрохотал оттуда:
        - Жалкие! Ничтожные! Нам пришлось невероятно долго ждать ваши пустые сознания!..
        - Магистр!  - в отчаянии воскликнула Лера, подбираясь ползком к Нистальфу.  - Ну ведь можно же как-то его победить?
        - Альфомунское царство не смогло… сгинуло… теперь и мы… сгинем…
        - Прекратите панику!  - разозлился Дима, подползая к магистру с другой стороны.  - Марандо, да тащи ты Машку сюда, в укрытие! Думать надо!.. Тесса, хорош точить когти! Что за снорочество?
        Но бормотание магистра утонуло в рокоте, с которым дракон заходил в крутое пике на площадку, оставшуюся от тронного зала:
        - Мы так долго ждали… пока нас позовут… спали и видели сны… Но никто не звал… Все забыли!
        Мощный порыв воздуха от крыльев дракона опять сбил несчастных с ног.
        - И как же ты проснулся?  - крикнула Лера, упрямо поднимаясь на ноги.  - Кто тебя разбудил? Что ты сделал с Жорой? Отвечай!
        Девушка пребывала в том состоянии, когда уже перестаешь бояться. Смесь отчаяния, отваги и сумасшествия.
        - Жора?  - расхохотался дракон.  - Жормаг Бесстрашный? Да! Кенриг Неверлинг? Да! Жора Ильницкий? Нет! Слишком мелок и жалок для нас!
        - Что ты с ним сделала, ящерица пупырчатая?!? Отвечай!
        - Валери,  - отрешенно пробормотал магистр,  - оставьте это… Нас уже все равно нет, как и Жоры…
        - Ошибаешься, ничтожная функция зиро! Георгий Ильницкий был нашим вместилищем,  - загрохотал над головой дракон, заходя на второй круг.  - Он единственный выжил в крушении самолета. Лежал в коме, пока мы томились в его сознании…
        - Что?.. А мы? Что с нами?
        Раздался выстрел. Марандо опустил руку с револьвером. Пуля прошла навылет и исчезла в звездной тьме, не причинив ни малейшего вреда зефирному дракону.
        - А наши тела?  - заорала Лера.  - Что ты с ними сделал? Где мы?
        Дракон неожиданно съежился до размеров котенка и подлетел к девушке, зависнув у нее перед носом и работая крылышками.
        - Твоя бабка пыталась выткать тебе королевскую судьбу и разбудила нас,  - пропищал дракончик, передразнивая девушку и изящно уворачиваясь от выпущенного в него Машкой файербола.
        - Что?  - отшатнулась Лера.  - Нет. Не может быть. Как?
        - Хотела для тебя принца. Сплела функцию невероятности. ПОСМЕЛА СВЯЗАТЬ НАС!!!
        Ярость маленького дракончика обратилась сокрушительной вспышкой света, такой яркой, что все ослепли. А когда зрение вернулось, то перед Лерой стоял знакомый ей старик из самолета. Он мерзко улыбнулся девушке.
        - Разумные вероятности так бесполезны и глупы… Одна свернулась в Пречистом Истоке в зиро, моля о существовании условных родственных порождений… и получила!.. Событие случилось, но не продлилось. Их отец уснул, размазав плотность вероятности, чтобы они не уснули, не обернулись в зиро… И никто не мог собрать их свет обратно! Никто даже не пытался варьировать и разложить эти недофункции, чтобы усыпить их!..
        Лера отчаянно замотала головой, отказываясь понимать этот математический бред, но магистру все показалось понятным:
        - Получается, что проклятие леди Антонии было случайным… Она просто хотела, чтобы ее малышки не уходили… не засыпали… любой ценой… даже ценой вечного сна для мужа… Вот поэтому его никто не мог добудиться…
        - Другая разумная вероятность возжелала для внучки принца!.. Спящего принца из снорочества! И целый мир впридачу!..  - ярился старик, легким движением руки отшвыривая прочь атакующую кошку, но по-прежнему обращаясь к Лере.  - Твоя бабка связала две цепочки событий в одну… невозможную… пожирающую самое себя… сворачивающую время и пространство в петлю зиро… И мы проснулись… Но не смогли провести сопряжение функций!.. Наше вместилище спало! ОНО СПАЛО!!! ДРЫХЛО!!!
        Взрыв тьмы, и тошнота, как будто проваливаешься на американских гонках, задыхаешься и тонешь одновременно. Как в том сне…
        - И мы томились в комплексном пространстве чужого сознания, связанные отрицательной вероятностью…  - печально произнес Жора за спиной у девушки, кладя ей руку на плечо.
        Лера охнула от неожиданности, схватившись за сердце.
        - Убрал от нее руки!  - не выдержал Дима и заехал обидчику в челюсть.
        Но его кулак провалился сквозь пустоту, а красный шарф на шее у парня превратился в удавку, обмотавшись вокруг горла и взвившись вверх.
        - Отпусти его!  - заорала Лера, вертя головой по сторонам в поисках дракона, но его не было - ящерица опять исчезла.
        Дима задыхался, болтаясь в воздухе и судорожно царапая шею, а голос зефирного дракона продолжал вещать:
        - Ты мешала… ты связала нас… бесконечно малое ничтожество!.. Бесконечно малое ничтожество со знаком минус! Невозможное! Мы пытались разложить тебя… обратить… утопить… усыпить… конформировать… сузить и даже дифференцировать!.. Но ТЫ!!!
        - А, была не была,  - махнул рукой магистр и вытащил из кармана остатки паутины.  - Сейчас я покажу тебе, как надо складывать вероятности, пустое ты множество!.. Даже если они отрицательные!..
        Воздух вспыхнул ярким светом. В алом зареве возникла жар-бабочка Елена, маленькая, но с невероятно огромными крыльями, на которых дико вращались в разные стороны четыре пары глаз ее сестер. Принцесса залилась радостным детским смехом, перекувыркнулась в воздухе, подрезав острым крылом удавку-шарф, и запела колыбельную Лериным голосом. Дима рухнул на площадку, надрывно кашляя и хватая ртом воздух. Но дракон тоже не мешкал. Он возник на площадке в образе Неверлинга и протянул руки к призрачной жар-бабочке со словами:
        - Девочка моя, иди к папе…
        И зефирных дух принцессы Елены бросился к нему в объятия и тут же исчез с жалобным пшиком. Магистр замотал головой:
        - Нет, ну что за бред! Почему некромантический ряд не сошелся?.. Надо было брать больше одного порядка разложения?.. Но откуда же?!?
        Фальшивый Неверлинг опять исчез и обратился в зефирного дракона. Его громогласный смех сотряс всю площадку. Тварь казалась неуязвимой. Лера почувствовала чудовищную усталость. Колени у девушки подкосились, но она нашла в себе силы подползти к Диме. Парень сжал ее руку, пытаясь успокоить.
        - Я что-нибудь придумаю…  - прошептал он.  - Не бойся.
        Дракон развернулся и на бреющем полете пошел на площадку со словами:
        - Но даже ничтожество можно обернуть на пользу! Ты собрала свет, проинтегрировала недофункции и разбудила для нас Неверлинга! Мы не смогли разорвать связующую нить твоей бабки, но можем развернуть ее в тебе в бесконечность!
        Гранит вспыхнул пожаром от огненной струи дракона, разбив площадку на несколько частей. Лера взвизгнула, держась за Диму. Они с ним остались на крошечном островке, который плыл во тьме.
        - И поэтому ты станешь нашим вместилищем!.. Снорочество сойдется в зиро, деленное на бесконечность!..
        Чудовищных размеров тварь летела к ней и тянула когтистую лапу прямо к ее сердцу, но в последний момент Дима оттолкнул Леру прочь и заслонил собой…
        Зефирная струя пробила ему грудь, и он рухнул на пол, захлебываясь кровью. Дракон глухо заворчал:
        - Еще один бесполезный функционал зефира!..  - и ушел на второй круг.
        Лера застыла, глядя на истекающего кровью Диму. Лютое бешенство охватило девушку. Стоп-кран реальности! Его сорвало. Сорвало красной нитью с запястья.
        - Ах ты тварь!.. Чтоб тебе пусто стало!  - заорала она, грозя дракону кулаком с зажатой в нем нитью.  - А в пустоте ты не полетаешь! Воздуха нет, чтоб подъемную силу создавать! А крылья? Что это за крылья? Да их несущей поверхности не хватит, чтоб и котенка в воздухе удержать! Слышь, ты, выкидыш больного воображения пьяного авиамоделиста! Ты же не можешь летать!!!
        Дракон взревел и выпустил огненную струю, но Леру уже было не остановить.
        - Огнем плюешься, грелка рваная? А желудок у тебя луженый? Нет? Так это у тебя изжога! Ты не можешь изрыгать огонь! Неоткуда! У тебя и желудка нет! И нечему гореть! Пусто! Слышишь?!? Пусто тебе! Пустое ничтожество! Тебя нет!!! Нет! Не существуешь! Ты - бред воспаленного сознания Жоры! Убирайся ему в подкорку! Или где ты там хранишься! СГИНЬ!!!
        Красная нить полетела в огонь, в одно мгновение съежилась и превратилась в пепел.
        - НЕТ!!!  - взревел дракон, но было уже поздно.
        Его расправленные крылья, как выяснилось, без должных несущих элементов, больше не могли поддерживать дракона в пустоте небытия. Огонь пожирал их, словно газетные вырезки, ведь крылья не имели огнеупорного покрытия. Желудок растворился в надуманной изжоге, осыпались кости, не выдерживая аэродинамических нагрузок. Реальность отторгала зефирного дракона и рвалась уродливыми дырами, наматываемая на невидимый клубок неверия. Не существовал… не существует… и не будет существовать…
        Захлебываясь рыданиями, Лера бросилась к Диме.
        - Не умирай! Слышишь? Не смей умирать! Я не разрешаю! Не смей! Живи!
        Из-за слез она ничего не видела, только что есть силы зажимала шарфом страшную рану на груди парня, чувствуя угасающие толчки крови. Жизнь вытекала между пальцев, расплетаясь в вероятности страшного исхода… словно петли спускались со спиц и путались, исчезая в пасти прожорливого хаоса… Но Лера продолжала упрямо подхватывать обрывки и сплетать их в узор жизни… Над головой завывала гроза, обрушившаяся на остров. Самая страшная гроза, которую только видывали Зефирные острова. И лишь чуткий кошачий слух эроморфы мог уловить отдаленное гудение движителей грозного линейного зефиррина, полным ходом идущего на остров…
        ГЛАВА 33
        Панику поднял Игорек. Он знал, куда направился Дима, более того, приятель звал его с собой, но парень слишком боялся высоты и полета на хлипкой «Улитке», поэтому остался дома. Когда обещавший вернуться на следующий день Дима так и не появился, Игорек заволновался и отправился к ректору. Тот ему сначала не поверил, но когда магистр Астельха дипломатично выразила обеспокоенность исчезновением непутевой сестры-эроморфы, когда Василика недипломатично пожаловалась на отсутствие своей помощницы и совсем недипломатично устроила скандал в кабинете ректора, когда к протесту присоединилась разъяренная Туоми и закрыла свое заведение, оставив голодным весь преподавательский состав академии, когда обнаружилось, что магистр Нистальф скупил в местной лавке все запасы и приобрел инструменты для вскрытия могил, когда подтвердилось, что яхты Марандо нет в порту, когда маги-погодники зафиксировали сильнейший зефирный шторм столетия, накрывший остров Бертуклоса, то… Тут-то все и началось.
        Правда, как обычно бывает в подобных случаях, к прибытию королевского зефиррина на остров сразу же все и закончилось. Обломки тронного зала заливало дождем, между покореженных башен в воздухе метались шаровые молнии и гонявшиеся за ними ошалевшие светлячки-дровосеки, а в центре лежал Неверлинг, которого зажало между переевшим громокатом и унесенной штормовым ветром горжиредией. Зря цветочек не привязали, как хотел магистр, зря…
        Светлячков подбили из корабельных пушек, горжиредию убрали, громоката свернули в трубочку и вместе с истерзанным телом принца погрузили на борт. Но экипаж яхты «Улитка» обнаружили не сразу и то - только благодаря самоотверженности зефирного механизма модели «Тринога-5А», проковылявшего через все завалы к спасателям и указавшего путь.
        Тяжело раненного, но еще живого Дмитрия Витте с трудом вырвали из рук рыдающей Леры и поместили в лечебное плетение лозы, под присмотр придворного мага жизни. Травмы остальных были не столь существенными, и пока им оказывали первую врачебную помощь, магистр строил гипотезы, сыпал математическими терминами, что-то писал на листиках и приставал к Лере с дурацкими вопросами, но девушка отвечала ему односложно, отупело глядя в пустоту и плохо соображая. Диму ей так и не позволили увидеть, сообщив, что его состояние крайне тяжелое. А потом всех пригласили в кают-компанию на разбор полетов. Зефиррин полным ходом шел обратно, возвращаясь в столицу.
        В кают-компании царила зловещая тишина. В центре восседал крайне мрачный король, Его Величество Севолд Второй. Верховная сновидица леди Сирин по его левую руку, наоборот, просто лучилась довольством, бросая злорадные взгляды на потерпевших крушение. По правую руку сидел ректор Кхамало с непроницаемым выражением лица. В углу за огромным гросбухом сгорбилась Василика, нервно покусывая кончик писчего пера. Рядом с эроморфой, обняв и успокаивая ее, села магистр Астельха. Она тоже молчала. Все чего-то ждали. Было слышно, как за бортом все еще бушует гроза.
        Дверь распахнулась, и в комнату просочился темный туман. Консул Акхари занял второй угол, слившись с тенями и напоминая гигантскую летучую мышь. Сияние леди Сирин немного поутихло. Король откашлялся.
        - Итак…  - начал он грозно.  - Вы нарушили королевские владения, вторглись на остров Бертуклоса, разрушили замок, поглумились над телом принца…
        - Он жив… и проснулся…  - прошелестел из угла консул.
        - Что?  - осекся Его Величество.  - Не может быть!..
        - Это даже не смешно,  - поддержала его леди Сирин.
        - Проснулся?  - заинтересовалась Машка, привставая с места, но Марандо тут же дернул ее сесть обратно.
        - Я бы предложил послушать версию произошедшего от непосредственных участников событий,  - вмешался ректор.  - Магистр Нистальф, драгоценный вы наш, поведайте нам, что же произошло на острове.
        Астельха пренебрежительно фыркнула в сторону рыжего плута, в точности походя повадками на свою притихшую сестру. Нистальф просиял, переглянулся с консулом, вскочил с места и, нервно расхаживая туда-сюда, начал свой рассказ.
        - Все началось более ста лет назад… Леди Антония родила пятерых дочерей. Но ее превращение в человека было незаконченным, поэтому девочки родились нежизнеспособными в той форме, которую поддерживал родник острова…
        - Ее дочери были мертворожденными!  - холодно поправила магистра леди Сирин.
        - Нет, не так,  - самодовольно задрал нос магистр.  - И теперь это будет несложно доказать.
        - Пречистый Исток принял леди Антонию, а ему невозможно лгать!
        - Позже, леди Сирин, позже. Потерпите. Из-за несчастья с дочерьми леди Антония начала сходить с ума, отдавая им часть своей зефирной сути и поддерживая в малышках подобие жизни. Начался цикл их окукливания. Девочки засыпали, чтобы уже никогда не проснуться. И леди Антония это понимала, превращаясь вместе с ними. В отчаянии она вырвалась на волю и бросилась в Пречистый Исток, растворившись в нем и прибегнув к запретному ритуалу. Она воззвала к зефирному хаосу.
        Для пущего эффекта магистр громко щелкнул пальцами, и леди Сирин вздрогнула, по ее змеиным косам прошла рябь. Жар-бабочка встряхнула ими и покачала головой:
        - Не может быть… Она не могла поступить… так безответственно и…
        - Не забывайте, что она была безумной и очень сильной сновидицей, чья зефирная суть непоправимо пострадала во время принудительного бракосочетания. А еще она была отчаявшейся матерью, которая просто хотела спасти своих детей. Ее мольба была услышана и превратилась в проклятие для всех в замке. Они спали, отдавая эроморфическую энергию, чтобы поддерживать бодрствование пяти принцесс…
        - Невозможно!  - горячилась леди Сирин, растеряв хладнокровие.
        - Увы, когда речь идет о силах зефирного хаоса, пространство вероятностей свертывается в зиро, теряя размерности. А если принять плотность вероятностей в рассеянном спектре событий, то…
        - Магистр!  - предупреждающе пошевелил бровями ректор.  - Оставьте матвыкладки для своей монографии.
        - Да-да, простите, увлекся…  - смутился рыжий плут.  - Но продолжим. Размерность пространства…
        - Магистр!
        - Спокойно. Я буду краток. Размерность пространства изменилась в тот момент, когда бабушка Валери, еще одна сильная… ммм… сильная зиромантка…
        - Шептунья она…  - подсказала Василика.
        - Зиромансии не существует!  - не выдержала магистр Астельха.  - Выдумка для доверчивых, мракобесие какое-то! Да как вы вообще посмели втянуть мою сестру в эти эксперименты!
        Нистальф необычайно смутился, и вмешался консул Акхари.
        - Магистр Астельха, сделайте одолжение, не перебивайте. Сны покажут, кто прав, а кто мракобесится.
        Красавица-законница поджала губы и гневно сверкнула глазами. Эроморфа успокаивающе замурчала сестре над ухом.
        - Так вот… Сильная зиромантка в иной размерности мира сплела заклятие, возможно, тоже воззвала к зефирному хаосу. Ее плетение на удачу замкнуло петлю зиро. Хотя я думаю, что во всем виновато поразительное невезение Валери… Она даже самый благоприятный для себя исход ухитряется обернуть в несчастный случай.
        Все дружно посмотрели на Леру, а Маша вскочила с места, сжав кулаки.
        - Лерка здесь ни при чем, ясно? Она ничего не знала! И за свою полоумную бабку не в ответе!
        - Сядьте, Мария. Никто и не думает ее обвинять. Если позволите, я продолжу. Так вот, петля зиро разбудила зефирных драконов. Их пустые сущности стали просачиваться как в нашу реальность, так и в реальность родного мира Валери. Они искали возможности для окончательного пробуждения, однако вышла загвоздка. В мире Валери зефирный дракон поторопился занять сущность эмм… некоего Георгия Ильницкого… однако не рассчитал возможностей… Мы успели вовремя выдернуть самолет в нашу реальность, руководствуясь явленным снорочеством…
        - Георгий Ильницкий?..  - задумчиво переспросил ректор.  - Не припоминаю такого.
        - А его и не было. Он остался в том мире, а здесь обреталась его многомерная проекция, исподволь руководимая драконом. Самое забавное, что когда дракон нашел себе вместилище получше, он попросту съел шмат реальности. Как результат, мы все забыли о Жоре. Все, кроме Валери. Ее дар отрицательной зиромансии был неподвластен зефирному дракону. Однако я забегаю вперед. В нашем мире дракон оказался в ловушке. Его прочно связывало заклятие зиромантки…  - магистр покосился в сторону законницы и поправился,  - шептуньи из иного мира, пожелавшего для своей внучки самого лучшего жениха. Дракону надо было во что бы это ни стало избавиться от обузы в лице Валери. Разумеется, привязка действовала не на дракона, а на Жору в его родном мире, но дракон-то был в его проекции, связанный по рукам и ногам… или по крыльям? Неважно. Поэтому дракон и пытался вырваться, сначала пробовал напасть на наш зефиролет, потом заманить девушку в зефир, соблазнить, утопить, усыпить… Но все оказалось бесполезным.
        - Вы по-прежнему хотите уверить нас, что ваша подопечная Избранная?  - опять вмешалась леди Сирин.
        - Согласитесь, что у той, что смогла свернуть чистый всплеск зефирного хаоса и обратить его в пустоту, определенно есть некоторые зироманти… эмм… способности шептуньи, назовем их так.
        - Я ничего не увидела в ее снах!
        - Разумеется, не увидели, потому что Жора… то есть зефирный дракон в его обличье спал за двоих.
        - Магистр хочет сказать, что вы ошиблись, леди Сирин,  - от тихого, почти на инфразвуковых частотах, голоса консула Акхари присутствующих пробрала дрожь, и лишь Лера осталась безучастной.
        - Давайте вы потом будете выяснять ваши отношения с леди Сирин!  - раздраженно перебил его король.  - Меня интересует, что дальше. Что с зефирными драконами? Угроза устранена?
        - Снорочество было про нас. Оно исполнилось. Глаза сестер на крыльях принцессы Елены, Его Высочество Марандо рядом со своими внучатыми прабабками в колыбельках из паутины, цветочек аленький в…  - магистр внезапно густо покраснел,  - неважно… огненный смерч временной бури, выкинувший нас на остров, хотя, возможно, это был огненный смерч эроморфической энергии между Марией и эмм… ну неважно. А еще мой незаконченный ритуал призыва покойного дедушки на пяти сторонах света в портале, песочный Жора и его улыбка… Знаете, эта расползающаяся ухмылка и стала последней каплей. Я тогда сразу понял, что Валери в замок привело именно снорочество. Или дракон? Ведь понятно же, что это он заманил нас на остров, устроил бурю… Или буря не его рук дело… эмм или лап? Неважно. Главное, что Валери додумалась спеть колыбельную принцессам и усыпить их, тем самым разбудив Неверлинга, который показался дракону более выгодным вместилищем, чем Жора, безродная и нищая проекция в нашем мире.
        - Это все интересно, но вы так и не ответили. Что с угрозой зефирных драконов?
        - Ее больше нет,  - просто ответил магистр и поклонился.  - Проклятие Валери разорвало петлю зиро.
        Нистальф сел на место, и ненадолго в кают-компании воцарилась тишина.
        - И каким же образом ей это удалось?
        Нистальф лукаво улыбнулся и ответил, постучав химическим карандашом по своим записям:
        - Отрицательная зиромансия - такая загадочная и малоизученная область… Но если многоуважаемый ректор выделит мне грант из бюджета Академии на исследование этого вопроса, то в следующем отчете я смогу подробно все обосновать и представить модель произошедшего. По моим оценкам всего-то надо - триста тысяч золотых…
        P.S. Уважаемые читатели, осталось выложить последнюю главу и эпилог. Для тех, кому не хватило сладости зефира, будет еще отдельный бонусный рассказ-послесловие (сахар, сливки и немного клубнички с главными героями). Его смогут получить те из вас, кто активно поддерживал роман в процессе комментариями, оценками и наградами.
        ГЛАВА 34
        Возвращение в столицу вышло печальным. Лера несколько суток подряд просидела в госпитале, под дверьми Диминой палаты, к которому ее пустили всего раз, поглядеть издалека. Первое оцепенение прошло, и девушка все силы бросила на то, чтобы Дима получил самое лучшее лечение. Она доставала магов жизни, подробно выспрашивая о схеме лечения, знала поименно всех санитарок и практикантов, научилась управляться с лечебной лозой, караулила, чтобы к раненому не дай боже не подпустили неумеху Тессу или еще кого-нибудь не внушающего доверия… Еще Лера прижала к стенке Марандо, чтобы он оплатил для Димы консультацию светила магических наук, веселой попрыгуньи-пупырки, ставящей на ноги даже самых безнадежных больных. Срочно вызванная в столицу академик Пипа де Ква очень удивилась тому, как с такой раной Дима вообще смог выжить, но дала хороший прогноз, обещая выход из сохраняющего сна через недельку-другую.
        А меж тем в Ла-Арке разворачивались иные события. С пробуждением Неверлинга возник интересный прецедент. Кенриг Неверлинг имел бесспорные и преимущественные права на трон, однако во время суда он был осужден и потерял их. Тем не менее, вновь открывшиеся обстоятельства того дела вносили сомнения в его виновности, поскольку леди Антония, до сих пор считавшаяся жертвой, неожиданно оказалась, пусть и невольно, но главной виновницей тех бед, которые обрушились на Зефирные острова. Это она вызвала пробуждение зефирных драконов, а законы сна суровы… Леди Сирин тоже не успокоилась и требовала наказания для нарушителей королевских владений. То, что среди них была Избранная, спасшая мир, ничего не меняло. На Зефирных остовах принято отвечать не только за собственные действия, но и за деяния своих родных, а бабка Валери неслабо так приложила руку к катастрофе, чуть не погубившей Пречистый Исток. Тучи особенно сгустились, когда влезла Машка, требуя, чтобы Неверлинг женился на ней, поскольку никто не мог доказать, что именно его разбудило: ее поцелуй или колыбельная Леры.
        Назначенное заседание суда прошло словно в тумане. Лера могла думать только о том, как там Дима, поэтому воспринимала все какими-то рваными обрывками. Так как обвинение было выдвинуто всем участникам тех событий, магистр Астельха выступила защитницей. Она блестяще отвергла доводы обвинения, едва ли не пританцовывая и распевая бодрый рэп из фактов и статей закона, а потом эффектно сослалась на вторую поправку Исмальда Великого, которая гласила, что любые деяния во время зефирного шторма силой в 15 балов следует рассматривать, как вынужденные под давлением обстоятельств непреодолимой силы (да-да, силы в пятнадцать балов!.. при максимальной шкале в десять!) и такие, что не могут иметь юридических последствий. Свою речь хорошенькая законница закончила на такой высокой ноте (никак не меньше Си восьмой октавы), что похрапывающий судья подавился слюной и чуть не вывалился из кресла-качалки.
        Решение суда было оправдательным. Все шумно радовались и обсуждали, и только Лера торопилась быстрей удрать из зала суда, чтобы проведать Диму. Сегодня ей впервые разрешили навестить его. Пациент уже пришел в себя и стремительно шел на поправку.
        - Вот что ты к нему бегаешь?  - недовольно пробурчала Машка, придерживая Леру за рукав.  - Да погоди ты. Пошли к Туоми, отметим. Я твой любимый тортик испекла…
        - Не хочу,  - отмахнулась Лера.  - Мне надо еще успеть заскочить на рынок, я заказала для Димы апельсины…
        - Зачем?
        - Игорек сказал, что Димка их обожает. Хочу порадовать его и…
        - Вот дура. Нафиг он тебе сдался? Нет, я понимаю, он тебя спас и все такое… но у тебя ж есть возможность выскочить замуж за Неверлинга! За принца! Или даже за короля, если ему трон вернут!
        - Отстань!
        - Блин, Лерка! Ну точно ведь дура. Ты смотри, я тогда сама за него пойду…
        - Нет,  - отрезала Лера.  - Я тебе устала повторять. Я не отпущу свою лучшую подругу под венец с этим задохликом. Мне кстати лечащая магичка Димы, ну помнишь ее? Такая забавная пупырка с фиолетовыми полосками? Так вот, она мне по секрету сказала, что после нападения громоката Неверлинг скорее всего того…
        - Чего того?  - не поняла Машка.  - Я не гордая, мне и попользованный сгодится…
        - Да импотентом он скорее всего стал!  - выпалила Лера.  - Громокат высасывает всю эроморфическую энергию!
        - Хм, плохо…  - призадумалась Машка, а потом пожала плечами и просияла.  - Значит, придется завести любовника…
        - Тьфу на тебя!..
        Лера выскочила на улицу, озабоченно оглядываясь по сторонам в поисках свободного экипажа. Она и так уже опаздывала к Диме! Но тут ее внимание привлек магистр, который с понурой головой и опущенным букетом шикарных алых роз стоял перед Астельхой. Лера в нерешительности сделала шаг в их сторону, и до нее долетел отрывок гневной отповеди законницы:
        - … Терпеть не могу веники из цветов!.. Уберите. И, магистр, когда вы уже повзрослеете? Или так до самых седин и будете играть в великого зиромансера? Вы же способный математик, а тратите себя на всякую ерунду.
        Магистр тяжело вздохнул и покачал головой:
        - Я знаю, что вы хотели не розы, а горжиредию, но так получилось, что…
        - Да что за глупость вы себе вбили в голову!.. Оставьте меня в покое!..
        Красавица развернулась, взвизгнув каблучками по мостовой, и пошла прочь. Несчастное и растерянное лицо магистра больно резануло Леру по сердцу. Как же можно быть такой жестокой!..
        - Подождите меня, магистр,  - окликнула она законницу и пошла с ней рядом, подстраиваясь под ее шаг.  - Выслушайте меня, пожалуйста.
        - Чего вам, Валерия?  - едва скрывая раздражения, ответила магистр.  - Я тороплюсь. У меня в два еще одно слушание.
        - Это я во всем виновата. Это я солгала магистру, что вы любите горжиредию и мечтаете, чтоб вам ее подарили. Я просто хотела, чтобы магистр тайком провел меня на яхту, но получилось, что…
        - Что за глупость!  - фыркнула Астельха.  - Он еще и идио… гм… доверчивый настолько, чтобы купиться на выдумку первокурсницы?..
        - Да он же влюблен в вас! Неужели вы не видите? Он же жизнью рисковал, чтобы добыть вам эту злосчастную горжиредию!..
        - Валерия,  - строго сказала Астельха,  - вам не кажется, что вы забываетесь? И вмешиваетесь в чужие отношения? То, что вы Избранная, не дает вам права…
        - Пожалуйста, магистр!  - взмолилась Лера.  - Дайте ему хотя бы один шанс. Он же спас Тессу!
        - Что?  - нахмурилась Астельха.  - Когда это?
        - Тесса… И ее, кстати, тоже я заманила в эту поездку на остров, а магистр тут не при чем. Так вот, Тесса отравилась, съев вместо меня кулебяку с Пыльцой Папоротника. И если бы магистр не понял, что с ней, то…
        Законница побледнела и так грозно сдвинула брови, что Лера тут же прикусила язык. Кажется, она, как обычно, сделала только хуже…
        - Безответственный балбес!.. Куда он смотрел!..
        - Ну при чем тут он! Это я! Слышите, я! Злитесь на меня! Он не при чем!
        - Да какой с вас может быть спрос? А он в ответе за своих студентов!..
        - Магистр!  - разозлилась Лера, топнув ногой.  - Не хочу вам угрожать, но если вы откажетесь пойти с магистром Нистальфом на свидание, то я!.. я!..
        - Что вы?  - неожиданно заинтересовалась Астельха.
        - Я… я…  - растерялась Лера, а потом ляпнула по наитию.  - Кстати, что там было в первой поправке?
        Законница поджала губы, и девушка с удивлением поняла, что попала в точку. Если б только еще знать, что было в той первой поправке от Исмальда Великого…
        - Я смотрю, вы хорошо подготовились, Валерия.
        - Да-да,  - торопливо кивнула Лера и выпятила вперед подбородок для пущей убедительности.  - Магистр, обещайте мне, что не откажетесь пойти на свидание с Нистальфом.
        И прибавила умоляюще:
        - Пожалуйста. Всего один шанс, а?
        - Хорошо…  - вздохнула Астельха и прищурилась.  - Кстати, а откуда вам известно содержание поправки? Василика разболтала?..
        Апельсины были спелыми, с тонкой кожурой и так головокружительно пахли, что Лера невольно сглотнула голодную слюну. Девушку попросили подождать в коридоре, и она осторожно поставила легкую плетеную корзинку с гостинцами себе на колени. Ждать пришлось недолго. Завеса из лозы с шелестом расплелась, и из Диминой палаты выскользнула… Тесса. Лера вскочила со скамьи, задохнувшись от возмущения.
        - Ты что у него делала?!?
        Лоснящаяся самодовольством эроморфа улыбнулась:
        - Проведывала…
        Пока Лера подбирала цензурные слова, кошка приблизилась и лукаво заглянула сопернице в глаза:
        - Не волнуйся, ты победила…
        - Что?.. Как тебя вообще к нему пустили?!? Я запретила!
        - Пфф… Какая ты смешная. Было интересно с тобой охотиться. Но раз я проиграла, то за мной должок…
        С этими словами кошка внезапно надвинулась на Леру и… поцеловала. Девушка сначала оторопела от подобной наглости, потом попыталась оттолкнуть эроморфу, чувствуя, как стремительно заволакивает туманом сознание…
        - Мрр…  - промурчала нахалка и потерлась щекой о щеку Леры.  - Передашь мой подарочек Диме… ему понравится.
        - Дура!  - разозленная Лера хотела влепить кошке пощечину, но внезапно почувствовала такую жуткую слабость, что не только руки поднять не смогла, но и на ногах не устояла.
        Девушка пошатнулась и осела обратно на скамью, тошнота подкатила к горлу. Апельсины рассыпались по полу.
        - Что ты со мной сделала?..  - сдавленно пробормотала она.
        - Не злись,  - мурлыкнула Тесса.  - Я ж любя… Заходи потом в гости, расскажешь, что и как.
        С этими словами мерзавка погладила Леру по голове и ушла.
        Лера посидела с закрытыми глазами какое-то время, борясь с тошнотой, потом собрала волю в кулак и принялась подбирать упавшие фрукты. Было до слез обидно. Она так старалась, несла эти чертовы апельсины, словно хрустальные яйца, боясь помять, а теперь…
        Пациент полусидел в лечебной кувшинке, что-то читая. Лера остановилась в нерешительности возле входа.
        - Привет.
        Дима поднял голову и посмотрел на девушку. Он осунулся и выглядел таким бледным, что у Леры болезненно сжалось сердце.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Бывало и лучше,  - буркнул он и прищурился, разглядывая ее.
        - Я тебе тут вот… апельсины… твои любимые…  - залепетала она, разом забыв обо всем, что хотела сказать.
        - Это правда, что ты замуж за Неверлинга собралась?  - огорошил он ее вопросом.
        - Что? Да кому ты веришь! Кошке драной? Да она…
        - Мне Марандо сказал,  - перебил Дима.  - И магистр подтвердил, что раз ты разбудила спящего принца, то тебе и карты в руки…
        - Откуда? В смысле, где ты с этими придурками успел увидеться?
        - Заходили.
        - Когда?!? Вот когда они успели!  - не на шутку возмутилась Лера.  - У тебя что здесь проходной двор?!? Почему к тебе всех пускают, а я последняя попадаю, как дура!.. Вот что у тебя кошка делала, а?
        - Проведывала. Ты от вопроса не увиливай,  - строго перебил ее Дима и сел на кровати.  - Неверлинг из принца может стать королем… А ты теперь вроде как официально признанная Избранная. Прекрасная партия.
        - Ты с ума сошел? Зачем мне нужен этот высушенный извращенец?
        - Зато он принц,  - напомнил Дима, выбираясь из кувшинки.  - Возможно, король.
        - Дурак!  - разозлилась Лера.  - Не нужен мне никто!..
        Обида подкатила к горлу. Девушка понимала, что Дима ревнует, но разве она давала основания? Ведь если так подумать, то он сам даже толком не объяснился ей в чувствах, чтобы что-то требовать или упрекать!
        - А кто такой Жора?  - не унимался Дима, подходя к Лере и внимательно вглядываясь в нее.  - Тот парень, что тебя лапал в тронном зале?.. Магистр сказал, что…
        - А ты больше всяких придурков слушай!
        - … что он был твоим суженым, которого тебе наколдовала твоя бабка…
        Терпение Леры лопнуло.
        - Да не нужен мне никто! Никто, кроме тебя, идиота!..
        - … и который потом превратился в дракона…
        - … и держи уже наконец эти чертовы апельсины!  - сунула она ему в руки корзинку и поспешила к двери, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
        - Что?.. Погоди! Что ты сказала?
        Лера ткнула ладонью в сплетение лозы, но та не поддавалась. Дима развернул девушку к себе лицом и повторил:
        - Что ты сказала?
        - Чтобы ты забирал эти чертовы апельсины и поправлялся!
        - А до этого?
        Лера заглянула ему в глаза, ощущая, как предательски горят щеки.
        - Зачем ты заставляешь меня первой признаваться?..  - прошептала она.  - Ведь и так знаешь, что я чувствую…
        - Что?
        - … мне никто не нужен, кроме тебя…
        - Правда?  - выдохнул Дима.  - И я могу?..
        - Ты издеваешься спрашивать?
        - Нет…
        Апельсины опять раскатились по полу. Дима прикоснулся к ее волосам, провел ладонью по шее, а потом притянул Леру к себе и поцеловал. Губы опалило жаром, сердце забилось, как сумасшедшее. Дима ненадолго отстранился и шепнул:
        - Я люблю тебя…
        Как же давно она ждала этих заветных слов!.. Теперь и самой можно признаться… Лера счастливо улыбнулась и ответила:
        - Я тоже тебя лю…
        Но ее слова утонули в новом поцелуе, столь страстном и обжигающем, сколь и нежном, что возможно только для истинного чувства. Кровь застучала в висках, сладко замирая, ноги стали словно ватные. Но Лера уперлась ладонями в грудь Диме и освободилась, упрямо закончив фразу:
        - … люблю!.. Я тоже тебя люблю!..
        Он провел большим пальцем по ее нижней губе.
        - Моя… теперь ты моя… И чтоб больше никаких принцев рядом с тобой!..  - погрозил и опять поцеловал.
        Он целовал и целовал, а Лера не помнила себя от счастья. Раньше, читая в романах или слыша в кино подобную фразу, она всегда морщилась и думала, как глупо и пафосно это звучит.
        Но сейчас ей подумалось, что это в самом деле так, ведь ее сердце больше ей не принадлежит. От этой мысли закружилась голова, как будто падаешь и падаешь в бездонную пропасть… или наоборот, взмываешь вверх?.. Полет в неизвестность, неважно куда и зачем, главное, что с самым дорогим тебе человеком… И даже то, что этот дорогой человек уже нагло перешел от исследования ее губ и шеи к открытому вырезу на груди, совсем не возмутило. Лера же специально, чтоб его порадовать, выбрала платье с глубоким декольте, как у той пакостной кошки… Вот черт!..
        - Эй! Ау!  - она легонько стукнула Димку по плечу, пытаясь привлечь его внимание, но….
        Запустив пальцы в его заметно отросшую светлую шевелюру, она заставила его оторваться и поднять голову:
        - Послушай! Да послушай же меня!..
        - Ну чего?..  - пьяно прошептал он, облизнув губы и не отводя взгляда от декольте.
        - Я же Избранная!
        - И что?..
        Лера уклонилась от еще одного поцелуя и заявила, глядя прямо в один наглый серый глаз и второй сверкающий фасеточный:
        - А ты мой Избранный!..
        - Лерка, ты издеваешься?..
        Дима опять ухитрился завладеть ее ртом в жадном поцелуе, а потом спустился ниже, целуя в шею и обжигая кожу.
        - Ты тоже мой и только мой!.. Слышишь?
        - Ммм…
        - Ты теперь мой парень, и чтоб никаких кошек драных рядом с тобой я не видела!.. Ай… Щекотно же…
        Он продолжал ее целовать. Воздух в палате казался прохладным, и на контрасте поцелуи Димы просто обжигали. Или дело не в контрасте? Лере сделалось невыносимо жарко и сладко, но одновременно и тревожно. Почему он такой горячий?
        - Дима! А тебе вообще разрешили вставать?
        - Ммм…
        - Врешь ведь!
        Она опять взяла его за волосы, отводя за голову, придирчиво вгляделась в лихорадочный блеск в глазах и нездоровый румянец на щеках, еще десять минут назад бывших бледными, а потом поднялась на цыпочки и дотронулась губами до его лба.
        - Господи, да у тебя же жар!  - ужаснулась она.  - А ну шуруй в постель!
        - Ммм… какое заманчивое предложение…
        - Живо давай! Топай!.. Балбес!..
        Вылетев стрелой из палаты, Лера подняла на ноги весь дежурный персонал и устроила скандал в кабинете у главмага госпиталя за то, что не соблюдают постельный режим тяжело больного, пускают к нему кого не попадя, не кормят, не измеряют температуру и вообще - развели тут бардак!
        Диму опять погрузили в лечебный сон еще на пару дней, чтобы погасить послезефирную лихорадку, но зато Лере разрешили навещать его в палате. Заново собранная по настоянию магистра экзаменационная комиссия в составе присмиревшей леди Сирин и еще двух независимых сновидиц подтвердила, что у Леры наличествуют сильные способности к магии Слова, сокрытые драконом на вступительных снах. И теперь перед девушкой открывалось множество возможностей. Сидя вечерами в палате спящего Димы и занимая себя вязанием, Лера раздумывала над будущим. Можно было стать на страже буквы и слова закона, как например Астельха, тем более, что голос у Леры был неплохим, что для законницы было немаловажным. Или можно было заниматься лечебной практикой, находя живые слова утешения и ободрения, то есть по сути стать психологом… или даже психиатром. Еще можно было податься в политику или журналистику… Но Лера чувствовала, что это все слишком ответственные занятия, где со своей невезучестью она может так накосячить, что зефирные драконы покажутся просто детскими войнушками в песочнице. Девушка вздохнула, подцепив двойную петлю в
вязании и вытягивая ее. Нет, лучшего места, чем архивы или тихая библиотека, придумать было сложно. Да и у Василики есть чему поучиться.
        Но Лере все не давал покоя один вопрос. Ее странный сон на вступительных экзаменах. Что это было? Предупреждение от бабули или кошмар, навеянный драконом? После случившегося Лера зареклась вязать из красной шерсти, но сейчас с удовольствием довязывала для Димы другой шарф, из белоснежной шерсти местных кашмирских коз, которую ей по доброте душевной раздобыл Атанасис. А вот что означали слова бабули во сне? Про то, чтоб сердце не отдавала? Хотя может имелось в виду, чтобы сердце не отдавала фальшивому Жоре? Но про родную кровь все равно непонятно… Или просто по цвету шарфа? Или вообще про ту странную нить на запястье?.. Лера покачала головой и отложила вязание, взглянув на мирно спящего Диму. Улыбка осветила ее лицо, и все тревоги и сомнения мигом выветрились из души. Завтра будет новый день.
        ЭПИЛОГ
        - Что заставляет вас так думать?  - голос консула Акхари слегка завибрировал на низкой ноте.
        Нистальф Везучий помялся, полез в карман и достал оттуда свернутые бумаги.
        - Я провел дополнительное расследование. Понимаете, его вообще там не должно было быть.
        - Магистр, яснее, пожалуйста. Будьте проще, и к вам потянутся,  - жар-мотылек выразительно пошевелил кошмарными усиками, как бы намекая, что именно может к нему потянуться.
        Рыжий плут заметно побледнел и заторопился, путаясь и проглатывая окончания слов.
        - В снорочестве говорилось, что Избранный погибнет. Но Валери жива. Это раз. Зато граф Витте… Я специально узнавал! Академик Пипа де Ква уверила меня, что его рана была несомненно смертельной! А он жив-живехонек! Понимаете?
        Невозмутимое лицо консула свидетельствовало об обратном.
        - Да, можно все списать на способности Валери, но я думаю… я уверен!.. Подумайте вот о чем. Граф Витте мешал дракону. Постоянно. Началось все с первого нападения на зефиролет, когда юноша вместо Валери принял основной удар и лишился глаза. Потом он вытащил девушку из воды, когда дракон пытался ее утопить… А закончилось все тем, что граф, как истинный Избранный, не сомневаясь ни секунды, пожертвовал собственной жизнью ради нее!..
        - И?
        - Заковыка в том, что его не должно было быть на том самолете. Его приятель Игорь сообщил мне, что Дима в последний момент передумал и поднялся на борт. Избранный он, а не Валери!
        Консул Акхари задумчиво сплел вместе кошмарные усики в гигантский знак вопроса и затянул глаза фиолетовой пленкой.
        - Интересно… Но вы утверждали, что это Валери избавилась от дракона?
        - В том-то и дело!  - вскричал магистр и вскочил с места, заметавшись по кабинету.  - Но смогла она это сделать только в состоянии сильнейшего аффекта, то есть видя, как истекает кровью и умирает ее любимый! Граф Витте и был тем самым досадным минусом в уравнениях, который так мешал дракону свести множество…
        Консул открыл глаза и досадливо поморщился.
        - Опять вы со своей математикой…
        - Да поймите же!  - осмелевший магистр подскочил к столу и развернул на нем бумаги, испещренные нестройными рядами формул.  - Вот, глядите!
        - Да помилуйте, что же я там могу увидеть?
        - А я объясню,  - магистр постучал пальцем по формулам.  - Зефирные драконы не существуют в наших измерениях. И мы для них… ну примерно то же, что эти формулы для вас. Решив их, то есть нас, они смогут получить больше пространства-времени… И вот представьте, как вас может раздражать тот факт, что вы решаете-решаете, бьетесь над уравнениями который день, корпите над выводом системы, сводите ее, переписываете, крутите и так, и эдак, а досадливый минус в вероятности все портит и никак не убирается. И с досады вы стираете его! Вымарываете напрочь! Но в ответ формула неожиданно оживает и злится! И заявляет вам, что вас не существует! И напрочь исчезает с вашего листа!.. Вот примерно то же произошло с драконом!
        - Хм… Магистр, вы хотите сказать, что драконы никуда не делись?
        - Конечно! Они просто про нас забыли. Уравнения наших размерностей-реальностей исчезли с их бумаг. Так яснее?  - магистр вдруг осекся, что-то заметив в своих записях.  - Хотя Валери и без графа имела отрицательный прирост вероятности… А он без нее?.. Плюс на минус? А если взять интеграл Минковски?.. Или даже…
        Нистальф погрузился в свои расчеты, бормоча себе под нос сущую нелепицу.
        - Интересно, все математики такие сумасшедшие, или только мне так везет?..  - скорбно вопросил в пустоту консул, расплетая кошмарные усики и распластывая их по стенам своего кабинета вязью из тройных интегралов.
        - Консул!  - завопил магистр, едва не приплясывая.  - Да вы просто гений! Комплексные вероятности! Мнимая и действительная части! Двое! Вот почему знак минус! А если они сопряженные?!?
        И Нистальф пулей вылетел из кабинета. Консул вздохнул, вновь прикрывая глаза и погружаясь в мыслительную дрему. И снилась ему юная леди Сирин… блистающая в лучах солнца и танцующая над алой горжиредией… А потом туча, набежавшая на солнце, заволокла все тьмой… И обитатели соседних с резиденцией консула домов беспокойно заворочались в своих постелях, мучимые ночными кошмарами. Магистру же снились дружные ряды уравнений, которые водили вокруг него хоровод, а стройный интеграл в лице прекрасной Астельхи никак не поддавался, хохотал над ним и ускользал в бесконечность. Тревога разлилась туманом и прокралась в сны всех жителей Ла-Арка, от последнего бедняка до измученного короля. Но завтра они проснутся и все забудут…
        Впрочем, кое-кто все же не спал. Ибо спать уже не мог, так как выспался на сто лет вперед. Кенриг Неверлинг. Однако и ему передалось странное беспокойство этой ночи. Он разглядывал спящую под светом тысячи звезд столицу, задумчиво водил пальцем по оконному стеклу и пытался вспомнить нечто очень важное, но тщетно. Что-то изменилось на Зефирных островах… Хотя… Так ли это важно?
        Конец книги

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к