Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Дьяченко Нина: " Пленники Вампиров " - читать онлайн

Сохранить .
Пленники вампиров Нина Дьяченко
        # Запретные наслаждения Вечной жизни и вечной любви в романтично-готичной новелле Нины Дьяченко…
        Нина Дьяченко.
        Пленники вампиров
        Сны Арианны Вуд
        Я с ужасом глядела на тёмный силуэт водителя. Странная луна, менявшая свой цвет, как небо погоду, оттеняла его призрачным ореолом, придавая зловещее очарование его тёмной красоте. Озноб ужаса охватывал моё тело, и оно леденело. В зеркале я видела отражение его лица - очень бледное лицо, очень яркий алый рот… И два длинных острых клыка, которые росли сами собой, как острые сабли личного пользования. Вампир. Это открытие даже не удивило меня, я вовсе не посчитала себя сошедшей с ума - к сожалению, я верила своим глазам. Сны, я уверена, даже наркотические галлюцинации, не могли быть такими яркими, такими настоящими.
        Итак, я оказалась в другом мире с вампиром в одной машине.
        Мой ужас едва не лишил меня рассудка. Но умирать так быстро? Сдаться без борьбы? Если уж я сумела обуздать собственного отца, неужели не стоит бороться за собственную, единственную и неповторимую жизнь? Да, иногда мне хотелось убить себя в минуты отчаянья, когда меня оскорбляли настолько жестоко, что любое сердце, будь оно даже каменным, распадалось на мелкие кусочки, зажаривалось в собственном кровавом соусе… Но это были только трусливые мысли. Я никогда, никогда не пыталась наложить на себя руки! Я любила жизнь…люблю!
        Я так хочу жить! О Боже, спаси меня, грешную!
        Я изо всех сил вцепилась в кожаное - такое реальное - сидение машины. Мне хотелось впиться в собственное лицо, но я опасалась разодрать его в клочья.

«Я - Арианна Вуд, дочь графа и горничной!» - кричал мой мозг, чтобы не допустить утраты личности.
        Горы, высившиеся впереди, невольно манили. Мы ехали по горной дороге, поднимаясь ввысь, к ночному небу. Начали появляться дома. Нет, город. Я безошибочно определила, что это - город, а не просто скопище домов. Дома были мрачными и влекущими одновременно, составляя одно целое, странную мозаику. Как раз в духе готической меланхолии. Дома из чёрных брёвен, чёрного камня. Дома старались оседлать верхушки гор. Город мне смутно напомнил Швейцарию. Но в нём дремала мрачная старина, как злобный зверь, усыплённый добрым чародеем.
        Ночные огоньки в невысоких, чаще всего двухэтажных домах, внушали мне жуткий страх
        - мне казалось, что из пустых глазниц высохших мумий на меня глазеют злые духи. Или в домах обитают зловещие призраки. Демоны. Вампиры. В общем, всякая нечисть.
        Ближе к центру домов становилось всё больше, как в центре любого нормального города. Стало больше кирпича и бетона и меньше растительности, хотя каждый домик окружали хлипкие кусты и деревья. Они показались мне хищными. Чёрные руки оживших мертвецов! Бр-р-р!
        Машина остановилась возле одного из этих домов, двухэтажного, с узкими окошками, закрытыми толстыми чугунными решётками. Домик, мягко говоря, напоминал тюрьму. Мою тюрьму.
        Мой мучитель резко остановил машину, вылез наружу и вытащил меня с моего сидения. Я, конечно, кричала и сопротивлялась, но - бесполезно. Никто не пришёл мне на помощь. Мне почему-то показалось, что любой крик здесь бесполезен, что город впитает его с равнодушием. Как болото. Как дремучий лес.
        Город был равнодушен к моей судьбе.
        Вампир, держа меня на весу, как куклу, подошел к массивным дверям, вытащил из кармана ключ и отпер дверь. Она открылась с неприятным, визгливым лязгом.
        Я молилась про себя, я обращалась ко всем святым, кого могла вспомнить: к Богу, к святым мученикам, к ангелам. Я мечтала о появлении героя, феи или хотя бы пьяных полицейских. Неужели я не достойна спасения?
        Он толкнул меня внутрь, я чуть не упала от его мощного толчка. Его нечеловеческая сила в который раз поражала меня.
        Внутри было красиво, точнее, царила мрачная красота средневековая и мистических романов. Короче, готика.
        Каменные стены, украшенные мрачными картинами, основной темой для которых служил Ад или муки людей в подвалах инквизиции. Гобелены, посеревшие от сырости и пыли, изображали мрачные местности: дремучий лес, море в апогее бури, луг серого цвета с одиноким дубом в густом, нездоровом тумане, на котором так и тянуло повеситься. На стенах висели круглые шары, светящиеся бледным серебристо-жёлтым свечением, как гниющие трупы. Чуть ярче фосфора, светящегося во тьме. Я увидела тёмный ковёр на полу, камин в углу, винтовую лестницу, ведущую на второй этаж. На лестнице, стояла, явно поджидая нас, очень красивая черноволосая молодая женщина, скрестив руки на груди с выражением едва сдерживаемой злобы. Её лицо немного отсвечивало в полумраке, как и лицо моего похитителя. Я решила, что это свойство всех вампирских отродий. На ней была надета только полупрозрачная белая ночная рубашка и распахнутый на груди синий халат. Густые длинные волосы небрежно рассыпались по плечам и спине.
        -Опять ты притащил к нам девушку! - заговорила она, медленно спускаясь. - Если бы ты был нормальным вампиром, ты просто убил бы её там, где нашёл, а не притащил сюда, чтобы мучить. Опять она будет орать всю ночь, а у меня утром снова будет мигрень!
        Я устремила на неё умоляющий взор, я готова была умолять кого угодно, хоть ёжика!
        -Я не могу тебе помочь, - холодно отозвалась она. - Он - мой господин и брат. Она подошла к нему, медленно и величественно, как королева. Обняла и прижала к своей груди. - Я беспокоилась за тебя, - её шёпот показался мне раскалённым железом, который вливали в мои бедные уши. Кажется, я слышала их шёпот не только ушами, но и душой. Они слились в объятии, греховном и преступном, как страсть моего отца-графа ко мне. Отвращение и страх ещё больше завладели моей душой. Я хотела воспользоваться ничтожным шансом и убежать, но ноги меня не слушались. Чтобы стоять прямо, мне пришлось схватиться за холодные чугунные перила. - Спокойной ночи, сестра, - раздался его тяжёлый, сладостный голос. - Ты точно не хочешь к нам присоединиться?
        -Нет, после проклятия этого мага у меня постоянно болит голова, я не выношу криков! Мне придётся закутаться в шерстяное одеяло и зажать уши ладонями. Приятная ночь ожидает меня, нечего сказать! - хмыкнула она сердито. - Надеюсь, хоть ты получишь удовольствие, братик!
        -Что б ты даже не сомневалась, моя дорогая! - мягким, вызывающим глубокий страх голосом, ответил он и повлёк меня наверх.

* * *
        -Смотри, тебе нравиться? - голос вампира прозвучал язвительно, ядовито. Ему хотелось почувствовать надо мной свою сверхъестественную власть. Власть силы. Кто силён, тот и прав, как гласит закон выживания. - Как тебе моя спальня?

… Трясущаяся молодая девушка огляделась в поисках окон, но, хотя окна здесь имелись, они были узкими и закрытыми ставнями. При осмотре она отметила большущий камин, который в эту тёплую летнюю ночь, естественно, не пылал углями; большое ложе с нависающим над ним атласным балдахином цвета самой ночи с серебряными звёздами; на хрупком столике из тёмно-коричневого дерева стояли обычные электронные часы, работающие на батарейках, а рядом с ними на изогнутой золотой ноге светился такой же серебристый шар, какие висели на первом этаже - очень мягкое, природное, интимное освещение. Огромный шкаф с тускло мерцающим полированным деревом и несколько изящных кресел.
        Молодая, необычайно красивая, хрупкая девушка умоляюще глянула на него: - Опусти меня! Я не знаю твоего имени…
        -Аскольд, - с вежливой улыбкой склонился он. Ей стало страшно, словно перед ней кланялся скелет или же демон, пришедший по её душу. - А ваше имя, леди?
        -Арианна Вуд.
        -В принципе, я прочитал это в вашем крохотном мозгу, леди. Вы графиня.
        -Наполовину, - сухо ответила она, пытаясь собраться перед сопротивлением. Молодая девушка пыталась угадать по его непроницаемому лицу и по глубоким черным глазам, что именно он собирается с ней сделать - выпить всю кровь, и убить, выпить часть крови, и, в конце концов, отпустить. В последний вариант ей очень хотелось верить, но… не верилось.
        Арианна с детства ощущала, что с ней ничего хорошего не может произойти, а плохое
        - сколько угодно. Однако девушка не собиралась дёшево расставаться со своей короткой жизнью.
        -Это не важно. Ты свежа, ты изящна, как аристократки, у тебя тонкие черты лица, ты даже немного похожа на куклу… Я не имею в виду эту уродину Барби, я говорю про красивую фарфоровую куколку, которые делали в старину. И одновременно ты полна сил и свежа, как налившийся соками плод. Он облизнулся, как дикий зверь перед трапезой, как людоед. Она отчётливо увидела, как растут его зубы. Растут и растут, сами по себе. Точнее, росли два передних зуба… Правда, подобное она видела в фильмах ужасов и читала про подобную трансформацию в книгах про вампиров, но видеть это наяву оказалось гораздо ужаснее. Арианна смотрела на него расширившимися от ужаса, по-детски испуганными глазами. - Сколько тебе лет, Арианна Вуд?
        -Шестнадцать, - ответила она с робкой надеждой, что он смилостивиться. Но она знала, чувствовала в глубине души, что нет, он её не пожалеет.

«Я его где-то понимаю. Стала бы я жалеть курицу, которой собираюсь пообедать? Жалость, конечно, прекрасное и возвышенное чувство, но чтобы умереть из-за него с голоду…»
        Он быстрым, чересчур быстрым для её человеческого взгляда движением, приблизился к ней вплотную - она ощутила его дыхание на своих губах - и швырнул на кровать.
        Она сопротивлялась, как бешенная кошка, защищавшая своих котят, стараясь отодвинуть его лицо от своей шеи, громко крича. Но замерла от ещё большего потрясения, когда ощутила его возбуждённое естество, вжимающееся в её тело.
        -Но вампиры же не могут возбуждаться! - с отчаяньем, с детской обидой проговорила она, растерянно приоткрыв рот.
        -Да ну? И кто это сказал? - сардонически заметил он низким от страсти голосом. - А ты думала, что я только кусаться умею? Знаешь, мне доступны и другие радости. И скоро ты поймёшь, какие именно.
        Аскольд откровенно наслаждался её ужасом, её отчаяньем и попытками сопротивления.
        Когда он разорвал её блузку, то увидел висящий на груди крест. Арианна с надеждой вглядывалась в лицо вампира - не станет ли ему страшно? Ведь во всех фильмах, где даже и вампиры были способны на физическую любовь, они боялись крестов. Все поголовно!
        Но этот вампир явно не смотрел ужастиков, он просто разодрал на ней цепочку и швырнул крест на пол.
        -Нет, они на меня не действуют, только немного неприятно, - ответил он на неё невысказанные вслух мысли. - Какая ж ты наивная маленькая девочка!
        В его голосе прозвучали почти ласковые нотки, когда он задирал её юбку. Затем он разорвал на ней лифчик и тоже швырнул его на пол. Эта же участь постигла остальную её одежду. Вскоре она лежала абсолютно голая, заплаканная, опустошённая в его железных объятиях. Сил на сопротивление и крики уже не оставалось.
        -Как же ты хороша! - шептал он, проникая в неё. - Ты горячая, как раскалённая печка! Какая большая и красивая у тебя грудь! - приговаривал он, тиская соответствующую часть её молодого тела.
        Сам же он был холодным, его кожа представлялась ей настоящим мрамором.
        Для Арианны это был первый половой опыт, и ей казалось, будто в неё пытаются засунуть нечто огромное, твёрдое и… ледяное.
        Затем, после того, как её пронзила одна очень сильная боль, вторая боль, когда он укусил её за горло, показалась на её фоне слабой. Вампирский укус, как представлялось в книгах про вампиров, действительно оказался приятен и навевал сладкие грёзы. Арианна решила, что, кусая, они впрыскивают яд, обладающий галлюциногенными свойствами сильного наркотика. Чтобы жертва больше не сопротивлялась.
        Девушка ощущала наслаждение и слабость, словно сильные чувства убивали её, забирали силы. Она почувствовала, что та «вещь», по-прежнему находящаяся в ней, потеплела и стала даже горячей…. От её крови.
        Внезапно он застонал, прижал её к постели так сильно, что ей показалось, что вот-вот их сплетённые тела окажутся на полу, продавив дно кровати. Арианна почувствовала, что он проник в неё до конца, а если войдёт ещё немного, то может покалечить. На пределе боли и слабости Аскольд испытал оргазм. Арианна ничего не смогла с собой поделать - она тоже испытала высшее наслаждение. А потом потеряла сознание, растянувшись на постели бесчувственная, как труп.
        Вампир задумчиво поглаживал золотистые волосы молоденькой любовницы, вглядываясь в прелесть её черт, застывших, как на полотне великого художника. Мокрые дорожки - слёзы - медленно высыхали на щеках.

* * *
        Утро встретило её проливным дождем, запахом свежести, струившимся из открытых окон и серой полутьмой комнаты, где она по-прежнему лежала, распростёртая на постели, как забыта кукла. Едва раскрыв глаза, она увидела стоявшую возле изголовья черноволосую девушку, которую видела вчера. Сестру её ночного любовника и мучителя. Арианна попыталась отодвинуться от неё, хотя руки и ноги её не слушались. Девушка с ужасом смотрела на неё. Одетая в бархатное синее платье, девушка казалась… почти человеком. Только длинные, необычайно острые ногти, да слегка фосфоресцирующая даже при свете дня белизна лица выдавали её суть. Да и то, только тому, кто знал и верил, что подобные существа бывают.
        Арианна разглядывала её расширившимися от ужаса глазами, думаю, что та пришла окончательно её прикончить, допить остаток крови.

«Брат поужинает, а сестра позавтракает! Очень мило!»
        -Не бойся, Аскольд запретил мне тебя трогать, - тяжело вздохнула та. - На самом деле я предпочитаю кровь кошек. Желательно чёрных, я их даже развожу специально. Знаешь, они ведь размножаются в таких количествах! Ешь, не хочу! Кстати, меня зовут Анж, - немного сердито заявила девушка, поправляя падающие на лицо длинные волосы. - У тебя в роду случайно магов не было?
        -Не знаю… А что, это так важно? Разве маги могут вам помешать? - с жадным интересом расспрашивала я, желая побольше узнать о новом для меня мире. Несмотря на ужасные обстоятельства, мне не хотелось думать, что я здесь умру, в этом милом вампирном домике. - А разве у вас есть маги?
        -А где их нет? По-моему, этого добра везде хватает, - тяжело вздохнула Анж. - Ну как тебе еда? Вообще-то, сама понимаешь, я очень редко готовлю…
        -Спасибо, вкусно, - попыталась улыбнуться я. Но у меня плохо получилось. Я никак не могла расслабиться рядом с вампиршей, пусть она до посинения твердит, что кошки ей нравятся гораздо больше людей. Не доверяла я ей, её уклончивому, безумно-жестокому взгляду. Да и как можно доверять вампирам? Разве что они очень, очень сыты… да и то. - А какие у вас отношения с магами? Вы дружите?
        Анж резко, зло засмеялась: - Да ты что, издеваешься, что ли? Дружить с магами? Они же нас считают нечистой силой и постоянно пытаются либо убить, либо подчинить себе и заставить прислуживать! Хотя… наш нынешний король приучил их нас бояться! Он объединил нас. Теперь мы можем ставить им свои условия. Иногда. Между нами нейтралитет… пока. И не мечтай, что кто-то из магов, белых или чёрных, придёт тебя спасать! В наши дела они не лезут, люди им также безразличны, как нам. Но мы их хотя бы едим, а они…
        -Что они? - с жадным любопытством спросила я. Несмотря на ужасное положение, любопытство оказалось сильнее страха.
        -Не знаю, - Анж равнодушно пожала плечами. - В основном ничего с ними не делают. Нейтралитет.
        -Понятно. А тебе нравиться жить с братом? - продолжала спрашивать я, хотя бы затем, чтобы убить время… Прежде чем снова придёт Аскольд и начнёт убивать меня.
        -Конечно! Я ведь его люблю! - с фанатичным энтузиазмом отвечала она, забирая пустой поднос.
        Вскоре она вернулась и уселась напротив меня, специально так пододвинув кресло, чтобы глазеть на меня, как на экран телевизора. Её взгляд начал меня нервировать, представьте, что на вас глазеет волк, и не из клетки в зоопарке, а так, на свободе, в трёх шагах от вас. - И что ещё ты хочешь узнать, Арианна? - усмехнувшись, спросила она. - Так странно, - она снова вперила в меня изучающий взор, - видеть говорящую еду.
        -Да, я бы сама обалдела, если бы увидела говорящий батон, - усмехнулась в ответ я.
        -Вставай, я покажу тебе твою комнату, - приказала она мне. - Если не сможешь идти, я отнесу тебя на руках.
        Я вздрогнула от омерзения и поспешно встала, несмотря на то, что моя голова по-прежнему кружилась, а в теле ощущалась противная слабость. Хотя меня шатало, пока мы вышли и немного прошлись по коридору второго этажа, я ни разу не позвала её на помощь.
        -Вот, - мы дошли до резной двери из светлого дерева. - Входи.
        Я вошла. Комната была очень похожей на комнату моего мучителя, но обладала мебелью более светлых оттенков и была очень изящной. На туалетном столике лежала косметика, в рассыпанная в беспорядке.
        -Это он принёс специально для тебя, - с тем же презрением проговорила девушка, тыкая остреньким ноготком в столик.
        -Что, стол? - утомлённое спросила я. - Сейчас меня больше интересует: туалет, ванная и постель. Именно в такой очерёдности.
        При слове туалет она поморщилась, поджав губки, как аристократка древних времён рядом с которой неожиданно выругались. - Вон те две белые двери, - снова ткнула она пальчиком.
        -А что, вы, вампиры, в туалет не ходите? - искренне удивилась я, хотя уже начала подозревать что-то подобное.
        -Разуметься, нет! - с чувством превосходства ответила она. - Но мы всё-таки моемся, - почти с сожалением проговорила она, явно раздосадованная подобным обстоятельством. - Я тебя покину, если что, я у себя, - моя комната соседняя.
        Я подумала, что вряд ли рискну тревожить леди-вампиршу, даже если буду помирать.
        -А твой брат надолго ушёл? - с надеждой, что он вообще никогда не вернётся, задала я последний вопрос, когда Анж была уже возле двери. - Скоро вернётся, - с дьявольской усмешкой отозвалась она, оборачиваясь. - Не беспокойся!

* * *
        Я чувствовала сильную слабость, как при серьёзной болезни. Слабость и безнадёжность. Будто организм мой пытается бороться, но у него нет сил. Угасание. Я даже разыскала зеркало в туалете и долго смотрелась в его запыленную поверхность
        - не постарела ли я.
        Зеркало по-прежнему отражало красивое девичье личико с большими зелёными, очень грустными и какими-то пустыми глазами. Нет, в глазах был свет: злой, мрачный. Свет дождливого утра.
        А дождь постепенно утихал, выглянуло солнышко, такое же, как и у нас в Англии, немного мрачное, цвета лимона, а не южного апельсина. И я вдруг подумала, что этот рассвет может стать для меня последним. Мне стало невообразимо грустно.

…Я почти заснула. Анж к вечеру принесла для меня дров и керосиновую лампу. Пожалуй, она мне действительно сочувствовала, но и ненавидела меня тоже. Я не могла понять, почему. Да, она любила брата не совсем как брата, но я ведь скоро должна была умереть. Одна ночь с Аскольдом отобрала почти все мои силы. Что же будет в следующую? Я умру?
        -Арианна, - на грани сна раздался его обворожительный, соблазняющий, внушающий любовь и тревогу голос.
        -Да.
        Я открыла глаза и увидела, как он склонился над моей постелью, как врач над ложем больного. Его длинные, вьющиеся волосы чёрным бархатом упали на меня. Как пушистое одеяло. Его лицо в облаке чёрных волосы казалось невообразимо белым, светящимся как фосфор, пожалуй, это было даже красиво как на мой извращённый вкус.
        -Ты спишь?
        -Уже нет. Ты разбудил меня.
        Он прилёг со мной рядом, я увидела, что он уже переоделся в атласную пижаму цвета переспелой вишни или загустевшей крови. Этот алый цвет дарил краски его бледному лицу. Правда, губы у него были такие же малиновые, как и пижама. Я поняла, что он уже успел поохотиться, и недоумевала, что он хочет от меня.
        Он повернул моё лицо к себе: - Я хочу, чтобы ты любила меня, - вполне серьёзно произнёс он. - И приласкала.
        -Ты же не моя собачка, что бы я тебя гладила, - я отшвырнула его руку с гневом и силой, удивившими меня. Обычно я была кроткой девочкой и даже никогда не устраивала скандалов. Я всегда уклонялась от ссор. Даже со своей семьёй я порвала молча. Кричал в основном отец, а мать плакала. А я молчала, после того, как твёрдо сказала им, что больше их видеть не желаю.
        После того поцелуя на моё шестнадцатилетние, когда отец поцеловал меня в губы и сжал мою грудь… Нет, конечно же, я не желала их знать! Их обоих.
        -Перестань! Не зли меня! - он снова привлёк меня к себе своей почти железной рукой. Его сила поражала и пугала меня, как ни один детский кошмар. Силы того, кто мог заставить тебя сделать всё, что ему хотелось. Мог убить, изувечить… Мучить… Но, кажется, он хотел уговорить меня. - Ведь тебе же было хорошо со мной вчера, не так ли? Будешь лгать?
        -Да, вчера были приятные моменты…после множества неприятных. Но больше всего в жизни я бы хотела больше тебя не видеть! - со страстным желанием выкрикнула я, снова отталкивая его. Бесполезно. Всё равно как находиться под рухнувшей стоэтажкой и пытаться спихнуть её с себя.
        Но я всё же боролась. Натура у меня такая, что ли? Или просто бешенство? Или обида, что мне так и не дали пожить. Даже чуть-чуть. Шестнадцать лет… Начало начал. Пробные шары любви, первые ростки ненависти, первые жизненные планы. Удачи и неудачи. Бешенное счастье от просмотра любимых фильмов, прочтения хороших книг, завлекающих в свой порочный, сладостный мир. Первое порно, тайком просмотренное на видике. Постеры любимых певцов и актёров.
        -Какая же ты глупая… и какая сладкая! - прошептал он, сладострастно привлекая меня к себе, залезая руками под ночнушку.
        Каждое прикосновение вампира рождает удивительную сладость, словно их тела источают сладкий, усыпляющий яд.
        Но я боролась.
        Бесполезно.
        Моя плоть отозвалась на его зов. Его тело было почти горячим. Словно я занималась любовь с очень красивым мужчиной.
        Мужчиной, которого я люблю.

«Аскольд!» - шептала я в ночи.

«Арианна!» - отзывался он.
        Два голоса, две тени. А потом одна тень начала пожирать другую. Он не мог не укусить меня, просто физически не мог.
        Я понимала это, но мне было страшно. Смерть снова заглядывала мне в глаза его чёрными глазами. Но боли не было.

* * *
        Чёрные волосы смешилась с золотыми в причудливом, похотливом коктейле. Как двое соединяются в одно целое. Он поднял голову, облизывая отросшие клыки, красные от её крови.
        Даже этот жест хищника показался ей очень сексуальным.
        -Знаешь, если бы мы были обычными людьми… я бы на тебе женился.
        -А я бы тебе отказала! - упрямо заявили побледневшие губки Арианны. Молоденькая девочка с развитым телом смотрела на него непокорными изумрудами глаз. - Я люблю тебя… да, это так. Но я тебя ненавижу! И это чувство сильнее!
        -Зачем ты со мной так! - немного помолчав, заговорил он, поднимаясь. Одеяло сползло на пол. Обнажённый, он был невероятно красив: длинные ноги, сильная грудь, тонкая талия, мускулы.

«Почти человек», - с болью подумала Арианна. «И я его люблю, а он меня убивает, как самый жестокий палач. Нет, как нежный палач, ибо даже когда он сосёт у меня кровь, я чувствую наслаждение… Но это не изменяет сути того, что он со мной делает».
        -Я хочу посмотреть город… перед тем, как ты убьешь меня, - попросила она, отворачиваясь и зарываясь лицом в подушку.
        Он с болью смотрел на её профиль, на поблекшие губы, на бледную кожу. И - как жестокий контраст: прекрасное, женственное тело с сексапильной крупной грудью, длинными ногами и округлыми ягодицами. Тело, достойное лучшей участи.
        -Зачем тебе Чёрный мир?
        -Так вот, как вы его называете? Чёрный мир? - она повернулась к нему лицом, невыразимо желанная и невыразимо далёкая. Он чувствовал это, её душу, её отстраненность. Силу и свет, страшную пустоту обрыва. Ослепительный белый свет, сжигающий дотла, как огонь! - Почему именно так? Да, я заметила, что тут всё в основном чёрное…кроме, разве что, одежды. Да и то: ты любишь чёрное. Наверное, и многие имеют такие вкусы, не так ли?
        -Да.
        -А маги… ты что-то говорил про магов? - с жадностью допрашивала Арианна. - Какие они? Могу ли я их увидеть… Хоть разочек? Один раз! Пожалуйста!
        -Хорошо, - отрывисто произнёс он, сглатывая комок в горле. - Завтра.

…Он осторожно вывел её из дому за руку, она завернулась в чёрный плащ с капюшоном, как монашка. Он был уютным и тёплым, а рука Аскольда - ледяной. Он посадил её на вороную лошадь впереди себя.
        -Не вздумай удрать! Иначе ты станешь добычей любого вампира, - предупредил её он, прижимая к себе.
        Сейчас, когда его тело снова стало холодно-мраморным, его прикосновения были ей неприятны. Словно её стискивали железные кандалы.
        Они медленно ехали по городу, Арианна глазела на всё с жадным интересом. На дома, странные, жуткие, но притягательные. Дома, под крышами которых, как ей чудилось, скопилось немало страшных тайн, а под их покровами произошло множество преступлений. Улицы были вымощены чёрным, словно горевшим в огне камнем. Улицы постепенно наполнялись людьми… Впрочем, Арианна сомневалась в человеческом происхождении этих… существ.
        Молодая девушка с огромным серебряным талисманом на груди качала из колонки воду, брызги падали на яркий водопад рыжих локонов. Она даже не глянула на них.
        -Привет, ведьма! - отсалютовал Аскольд, улыбаясь во все клыки.
        -Привет, вампир! - отозвалась она, тепло улыбаясь. Короткая юбка и белая блузка сводили Арианну с ума: вполне современная девушка - и спокойно общается с вампиром! Нет, она не могла этого понять, осмыслить. Безумие накатывало волнами. Она боялась, что вот-вот закричит.
        Но она знала, что этот город равнодушен к крикам, и это помогло ей смолчать. Её плечи бессильно опустились.
        И тут она увидела на балкончике небольшого, скорее серого, чем чёрного домика молоденькую красавицу, поливающую сапфирово-алые цветы кровью из зелёной лейки. Арианну поразила красота незнакомки, равная её красоте. Только другой тип: синеглазая брюнетка. Девушка была в лёгком синем платьице и косынке, из-под которой всё равно упрямо лезли наружу смоляные кудри.
        Арианна почему-то подумала, что вот эта девушка больше похожа на сестру Аскольда, чем Анж.
        Услышав цокот подков по плитам мостовой, девушка подняла на неё взгляд. Арианна поразилась ему: взгляд был страстным, жгучим и невероятно глубоким, как океан. В этой синеве было всё: величайшая любовь, глубочайшая ненависть. Страдание, глубину которого никто не смог бы измерить, ибо глубина это подобна вечности.
        Ей стало страшно. Словно она вдруг увидела в подвалах инквизиции жертв, описанных Эдгаром Аланом По в рассказе «Колодец и маятник».
        Незнакомка, казалось ей, прошла сотни таких колодцев, заглянув в каждый по-очереди. И выжила.
        -Помоги мне! - произнесла она, умоляюще скрестив руки. - Пожалуйста! Спаси меня!
        Аскольд насмешливо поклонился девушке.
        -Спаси меня! - зарыдала Арианна Вуд, начиная биться в истерике, пытаясь вырваться из железных объятий вампира. - Я знаю - ты можешь! Ты сильная! Спаси, спаси меня! Меня убивают! Медленно и безжалостно… - её голос замер, развеявшись как ветерок.
        Девушка смотрела на неё с явным сочувствием. А потом резко закрыла окно, скрывшись в комнате. Закрыла ставни, задёрнула шторы. Отстранилась.
        -…Почему, почему, почему? - в ярости, обиде и злости бормотала Арианна, пока он крепко держал её в объятиях, не давая ускользнуть. Он был таким сильным, а она - маленькой и беззащитной. Идеал её рыцаря. Только этот рыцарь являлся тем самым драконом, от которого обычные рыцари спасают своих принцесс. - Почему она не помогла мне? Она ведь могла, могла! - обращалась она к бесчувственному сине-серому небу с белесыми облаками. - Неужели у магов совсем нет жалости? Они забыли, что тоже являются плотью и кровью?
        -Она не могла тебе помочь, - вдруг ответил ей Аскольд. Его лицо было суровым и печальным. - Это квартал студентов. Они немного - где-то с неделю - поживут в Тёмном городе, а потом… Потом начнутся испытания. Сейчас они думают только об Академии Магических искусств.
        -И им нет дела до одинокой умирающей девочки? - с горечью отозвалась она.
        -Не говори так! - с болью прошептал он.
        -Почему? Разве я говорю неправду? Или ты вздумал пощадить меня?
        Девушка говорила с горечью, каким-то образом она ощущала, нет, не его мысли, а намерения. Его желания. - Ты ведь всё равно убьешь меня, не так ли, как бы ты мной не восхищался? Как бы я тебя не устраивала в постели? Всё равно ведь как еда, я нравлюсь тебе больше. Ведь это особенность всех вампиров, не так ли?

…Эта ночь снова была бурной и мрачной. Страстной, иссушающей. Он снова овладел мною. Снова и снова. Это походило на безумие. Бесчисленные разы, когда он опрокидывал меня на спину и ложился сверху, совершая самое древнее насилие. И пил кровь. О да. Без этого он не мог любить, как старец без «виагры». Или, возможно, именно так ему нравилось любить меня?
        Шквал чувств - его и моих - разрывал нас обоих. Я каким-то образом ощущала его страсти - они поражали. А он мои. Мы читали желания друг друга, как открытую демоническую книгу.
        -Странно, ты не вампир и не маг, однако читаешь мои мысли, передаёшь мне свои ощущения.
        -Только в момент слияния, любовь моя! - шепнула я еле слышным шепотом, почти про себя. Однако он услышал, конечно же.
        -Кто же ты? Кто? Ты маг, лишенный памяти? Ты такая же, как…
        -Как кто?
        Память почему-то услужливо предоставило картину: неземная красавица, как принцесса из восточной сказки, поливает свои цветы кровью и… закрывает ставни прямо перед моим носом, когда я прошу о помощи. Я ненавижу её! Я отомщу ей… когда-нибудь. Она поймёт, как это больно, когда тебя лишают надежды. - Как она? Ты знаешь её? Скажи мне её имя, чтобы, умерев, я могла преследовать её, как призрак. Помучить всласть… но почему ты говоришь, что я такая же, как она? Кто она? Имя, имя?!
        -Карина… - его губы тоже почти не двигались, я читала его мысли так же легко, как страницу любимого романа. Романа Булгакова «Мастер и Маргарита», хотя была уверена, что он много потерял при переводе на мой английский. - Она - дочь мага и демона. Очень сильна, очень могучая, пережила множество смертей, чтобы оказаться в нашем Чёрном мире. Он хмыкнул: - Интересно, ОН этого стоит, наш мир? В тебе я чувствую почти ту же силу… Конечно, тебе, Арианна не сравняться с ней! Кровь демона - это что-то! - с уважением произнёс он.
        Огонь от камина согревал наши тела, а тело Аскольда - моя кровь. На секунду он снова показался мне живым. Словно два молодых любовника, которые нежатся в постели после бурных ласк и говорят о чём-то волшебном, потому что любят и верят в сказки. Даже страшные. - Но ты напоминаешь мне её своей железной волей.
        -Карина, - мои губы дрогнули, произнося это имя. Я не знала, смогу ли я на самом деле возненавидеть её. Но немного повыпендриваться с местью мне бы хотелось. А потом стать другом. Взять её за руку и успокоить, как больного ребёнка. Ведь боль в её глазах никогда не сравниться с моей. - Сколько раз она умирала?
        -Шестьдесят шесть. Она убила свою сестру, чтобы не умирать девяносто девять раз. И это убило её больше, чем последующие попытки умерщвления, потому что она убила её случайно. А ей сказали: "Молодец".
        -Откуда ты столько про неё знаешь? - с ревностью спросила я.
        -Я прочёл её мысли, она ещё не умеет их скрывать. Она очень могущественна, но не прошла обучение. Я буду болеть за неё во время испытания. Те, кто выживут, попадут в Академию. Это второй этап.
        -А первый - это девяносто девять попыток её убить, да?
        -Да. Ей досталось больше всех. Остальных обычно так сильно не мучают. Но она… её мать убили Каратели, а она - выжила. И её - бояться. Даже маги. Аскольд говорил с удовлетворением. - Ты не представляешь, как мне хочется её убить! Это так… так круто! - попытался описать он своё сумасшедшее желание.
        Дважды вампир
        Жизнь Ариеля Вульфа.
        Я был не таким, как все. И ничего хорошего эта моя необыкновенность мне не дала. Возможно, белые вороны - очень талантливы, но быть белой вороной в стае чёрных коршунов - не слишком полезно для здоровья. Я много раз был на грани сумасшествия от огромной внутренней боли, которую мне причиняли подобные мне «создания божьи». Я бы назвал их по другому, особенно тех, кто навеки внушил мне ненависть к себе и множество скрытых и явных комплексов.
        Я - мальчик. Сейчас мне семнадцать. Мы празднуем мой день рождения в самолёте - мы улетаем из Нью-Йорка в какую-то забытую задницу. Городок Лорен-Вайс. А всё потому, что скопытилась какая-то тётка и оставила нам в наследство свой большой дом. В Нью-Йорке нам теперь негде жить - мать потеряла работу, а на пособие не очень-то проживёшь. Разве что в каком-то клоповнике. А у нас сохранилось немного гордости, хотя денег гордость никогда не заменяла.
        В самолёте мама протянула мне диск с моим любимым фильмом «Интервью с вампиром», давно желанный подарок - у меня есть удивительное свойство: чем больше я чего-то хочу, тем меньше прилагаю усилий, чтобы это заполучить. Мне почему-то кажется - это застыло на уровне подсознания - что истинно моё всегда попадёт мне в руки. Рано или поздно. Как сегодня, с подарком. Я ведь миллион раз мог купить себе диск для компьютера или кассету для видика с этим фильмом, но…
        И я был счастлив. Мама устало улыбнулась мне и погладила меня по головке, как маленького. Впрочем, я не возражал. Перед мамой я никогда не корчил взрослого - честно говоря, мне приятно было быть маленьким. И не для того, чтобы валяться на кровати и требовать конфет в постель. Просто я очень нуждался в её заботе. Потому что кроме матери у меня больше никого не было: ни друзей, ни девушки. Даже врагов.
        Я чувствовал себя счастливым… но нехорошее предчувствие отозвалось спазмом в животе. Самое страшное, что мои предчувствия никогда меня не обманывали. Теперь я был уверен - в Лорен-Вайсе нас ожидает только плохое. Боль, много боли. И ещё что-то… что я не мог расшифровать.
        Матери я не стал ничего рассказывать: зачем пугать? К тому же она была вполне современная леди и не верила в паранормальную чушь. Я регулярно подписывался на журнал фантастики «Невероятнее истории. Магия. Фантастика. Оккультизм». Мама только посмеивалась, но не высмеивала меня. Она всегда щадила моё самолюбие.
        Да, итак: меня беспокоил мой новый колледж. Понимаете, в Нью-Йорке никому до меня не было дела, я ходил по улицам, как призрак. Нью-Йорк вообще театр уродов, кого там только не встретишь! Негров в ковбойских одеяниях, индейцев в перьях, белокурых гигантов, одевающихся в стиле древних викингов. Китайцев и японцев с разноцветными, жутко яркими волосами - новая мода. Зато никого нельзя было напугать моими недостатками, за которые я себя ненавидел даже больше, чем случайные враги. Я ощущал себя отщепенцем, и никакие восторги мамы по поводу моей внешности не могли изменить моё отношение к ней.
        Потому что моя внешность - самый ужасный кошмар парня - заставляла усомниться в том, что я именно парень. У меня ужасные золотистые волосы, да ещё и вьются крупными кудрями, хорошо, хоть не как у барана. Прямо ангел с полотен великих художников! Моё личико с правильными, тонкими чертами имеет чувственный алый ротик, огромные бирюзовые глаза. Мама утверждает, что я красив, как никто. Лучше б я был уродлив, как самый распоследний негр с толстенными губищами и выпученными коровьими глазами, чем таким, каким сотворила меня природа!
        Фигура у меня нормальная, я не слишком высок, скорее чуть-чуть выше среднего роста. Я качал мышцы, когда получалось - в спортзале, когда нет - дома. Конечно, до Жан Клода Ван-Дама мне далеко, но, по крайней мере, я не выгляжу худым. Хотя, это не значит, что я похож на спичку. У меня хорошая фигура, соразмерная, - как однажды сказала та сама старая тётка - моя дальняя родственница - которая пожертвовала нам дом. Наверное, за то, что мы её так долго терпели. И вообще, я очень красив, но красота моя какая-то женственная. И меня часто обзывают
«педиком». Когда-то я серьезно думал над тем, чтобы исполосовать своё лицо шрамами
        - во всяком случае, тогда я хоть буду похож на мужчину! Но боялся напугать мать. Однако когда она снова и снова сыпала похвалами, мне иногда хотелось её ударить. Или заплакать от безнадёжности. А ещё я иногда ненавидел её за имя: она называл меня Ариелем!
        -Поспи немного, - предложила мама, поглаживая меня по щеке и улыбаясь. - Я знаю, как ты не любишь летать, но это скоро закончится.
        Она не знала: я не испытывал страха к полётам, просто когда долго ничего не делаешь, в голову рано или поздно лезут обычнее неприятные размышления, преследующие меня с упорством маньяка. А свои чувства я хоть и умею скрывать, но не слишком долго. Если честно, я эмоционален, как девчонка. Ещё один повод возненавидеть себя и судьбу. Но, как сказал один наш сосед: коротконогий коротышка без руки с жуткими прыщами на лице: «У всех свои недостатки».
        Я таки заснул, поудобнее устроившись в кресле. Мне приснился сон, который совсем недавно был действительностью.
        Элайза Вульф с любовью посмотрела на своего заснувшего малыша: стройный, необычайно, просто сказочно красивый мальчик в новых чистых джинсах, синих кроссовках и тёмно-зелёном блейзере, надвинутом на лицо. Длинные тёмные ресницы бросали тени на гладкие, немного загорелые щёки. Каждый раз, глядя на сына, она испытывала гордость и счастье, такое, что захватывало дух. Больше всего она боялась, что у сына вот-вот появиться какая-то красотка, а, ещё хуже - совсем не красотка, - и захватит над ним власть. Прикажет отделиться от матери. Захочет жить с ним вместе, естественно, без неё. Элайза была готова сделать всё, что угодно, чтобы у её любимого сына не было постоянной девушки. Ещё с детства она внушала ему, что женщины - злые, жестокие, расчётливые шлюхи, - которым мужчины нужны только для денег. «Любить может только мать, остальные женщины втайне ненавидят мужчин!» - поучала она сына, кстати, свято веря в сказанное. Своего мужа, Джастина, который не был особенным красавцем, зато наглецом и любителем женщин, она просто не переносила. Зато он какое-то время - четыре года - оплачивал её счета. Элайза до
сих пор ненавидела мужчин, всех, кроме сына.
        Иногда она даже хотела, чтобы сын стал импотентом. Когда она представляла его в постели с какой-нибудь грязной шлюхой - её длинные пальцы сами собой сжимались в кулаки, а лицо превращалось в уродливую маску дикой ненависти.
        Ей нравилось рассказывать сыну про СПИД, сифилис и прочие болячки. Она доставала брошюрки, где подробно описывались симптомы и мучения заболевших и заставляла сына их читать. Она таскала его на все лекции про СПИД. Женщина доставала статьи из интернета и подсовывала ему. В результате - как она надеялась - внушила ему стойкое отвращение к сексу.
        Иногда она ненавидела себя за это, но боязнь одиночества, опасения потерять любимого сына оказалось сильнее слабых укоров совести. Сама они никогда не приводила в дом мужчин, когда желание становилось неконтролируемым и грозило уничтожить спокойствие её тела, она находила любовника и отправлялась к нему. Один раз. А потом убегала, не оставив телефона. Да и имена она себе придумывала каждый раз другие. Элайза не могла забыть однажды прочитанную в интернете статью про то, как отчим насиловал приёмного сына. И таких случаев было множество, словно статьи сами собой размножались или мир охватило безумие.
        Даже больше, чем женщин, она боялась гомиков. До четырнадцати лет она ходила с сыном чуть ли не за ручку, заставила его пойти на карате. В спортзалы ходила с ним под предлогом улучшить фигуру. Сын, к её радости, ни разу не возмутился. Многие соседки завистливо утверждали, что ей в сыновья достался ангел. Они не могли поверить, что он не курит, не пьёт и не предаётся блуду. И у него такое красивое имя! Ангельское.
        Сон вплыл в голову, как корабль в бухту. Ариель снова увидел тот самый бар, в который зашёл по дороге домой из магазина. Тётка прислала ему немного долларов и он мог что-нибудь себе заказать. Кроме спиртного, разумеется. Он заказал
«кока-колу» и сел за дальний одноместный столик. Тайком он хотел увидеть стриптиз, хотя он понимал, что днём его не покажут.
        Однако, в полупустом, почти пустынном баре с дорогой мебелью и обстановкой, косящей под старину, на сцену вдруг вышла красивая девушка и начала раздеваться. Размер её бюста поразил его. К тому же, она была блондинкой. С лицом аристократки и телом порно модели. Ариель медленно отставил недопитую колу.
        А потом в зал вошёл незнакомый мужчина и парень совершенно забыл про раздевающуюся красотку. Парень заказал какой-то дорогой коктейль и небрежно уселся за пустой столик, почти не глядя на девушку. Он уставился на свой бокал, но так и ни разу к нему не притронулся. Ариель сразу заметил, что они чем-то похожи. Что невероятная красота парня сродни его женственной красоте. Парень очень напоминал Брэда Питта в любимом им фильме «Интервью с вампиром». Спокойное, пожалуй, равнодушно-задумчивое лицо, длинные волосы до плеч цвета вороново крыла. Его глаза были неправдоподобно синими. Но он был высоким, с широкими плечами, длинными ногами и ловкими, танцующими движениями хищника.
        Увидев его, входящего в зал, Ариель понял, что влюбился.
        А через три дня, когда он напрасно ходил в тот самый бар, надеясь ещё раз увидеть похитившего сердце парня, мама сказала, что они переезжают.
        Однако во сне незнакомец сам подошёл к нему, взял стул и подсел. Следующая картина сна была совсем уж непристойной: он и тот парень сплетенные в объятиях, как змеи в полутёмной комнате, на постели. Они просто обнимались, даже во сне он не мог полностью отдаться непристойности, а парень молча смотрел ему в глаза невыразимо сладостным взглядом, прожигающим сердце.
        Он резко дёрнулся во сне и проснулся. С испугом поглядел на мать, ему чудилось, что она подглядывает за его мыслями, снами. Но женщина спокойно читала журнал. За окном стояла тьма. Он осторожно отстегнулся и встал.
        -Ты куда? - тоном полицейского на допросе спросила она.
        -В туалет, - быстро ответил он и улыбнулся.
        Она снова уткнулась в журнал, но он знал, что мать не успокоится, пока он не вернётся из туалета целым и невредимым. Он же был единственной любовью в её жизни! И сейчас это начало на него давить, эта ответственность.
        Ариель закрыл за собой дверцу кабинки и с облегчением вздохнул: только тут он был в безопасности от материнской заботы. Свободу она давала ему постепенно и неохотно. Всегда звонила по мобильному, когда он куда-то шёл, чуть ли не каждые пятнадцать минут. Однажды, когда его батарейка села, он бежал домой чуть ли не бегом и застал мать в истерике, как и предполагал. Она рыдала, напилась барбитуратов и уже считала его умершим.
        Сжав ладонями белые кости умывальника, белокурый парень вдруг осознал, что начинает ненавидеть свою мать. Он вслух обозвал себя чудовищем. Свой сон он постарался забыть, но он не шёл из его головы. Сладострастные образы накатывали, как волны океана, с повторяющимся постоянством сердцебиения. Ариель почему-то подумал, что с тем парнем в баре было что-то не так.

«Но что не так?» - размышлял он, продолжая стискивать холодную раковину. «Да, какая-то сверхъестественная красота, может быть это меня поразило? Нет, мерцание его кожи, отчётливо видимое в полумраке зала. Другие ничего не замечали, так как были поглощены эротическими танцами белобрысой девицы с невероятно огромным бюстом. И глаза, они сияли, как сапфиры под солнцем! У людей такого не бывает. Или я сошёл с ума?»
        -Ариель, с тобой всё в порядке? Тебе плохо? - Элайза уже стучала в дверь туалета.
        -Чёрт, и тут мне нет покоя! - в сердцах ругнулся он, стукнув кулаком по стене. Затем вымыл руки и вышел с обречённостью мученика, идущего на костёр.

* * *
        -Тебе здесь понравиться, - неуверенно говорила мать, наблюдая как сын выходит из их новой машины, мордатого джипа.
        Ариель покивал, однако плохие предчувствия усилились. Особенно, когда он увидел кучку высоких амбалов с совершенно тупыми лицами. Их было около пяти. Их вожак был даже симпатичен, почти красив в грозном подобии экранного Тарзана. Их взгляды встретились.
        -Да, да, конечно. Пока, мамочка, - рассеяно ответил он, целую в щёку красивую, но уже увядающую женщину. И медленно пошёл в свой новый колледж.

…На паре на него таращились все девушки, от красавиц до дурнушек. Одна из них быстро подошла к нему, как только закончился урок. Эта была история. - Привет, меня зовут Лорна. Девушка была типичной красоткой с огромным бюстом, крашеной блондинкой. Но взгляд её выражал не наглую развязность, а неожиданную теплоту и даже робость.
        -Привет, Лорна, - улыбнулся он в ответ.
        -Тебя зовут Ариель, ведь так? Ариель Вульф. Я правильно запомнила? - девушка кокетливо склонила очаровательную голову набок.
        -Да.
        -Красивое имя, - она села рядом на пустое место. - Не возражаешь?
        -Конечно же, нет. А я ненавижу своё имя. «И внешность», - чуть не добавил он. Но сдержался.
        -И зря. Можно я буду с тобой сидеть? Ты новенький, я тебе всё здесь покажу и расскажу. Не возражаешь? - опять с почти детской робостью попросила эта красавица.
        -Нет, конечно! Заманчивое предложение. Мне очень нужен экскурсовод. Я заметил мрачный взгляд «Тарзана», следившего за нашим разговорам. Его огромные руки сжались в кулаки. Ясно, что Лорна нравилась этой «горилле».
        -…Эй, Ло, ты что это с педиком на старости лет связалась? - с угрюмым презрением произнёс амбал, настигнув нас в парке. Идеальное место - безлюдное в этот серый сентябрьский день. Его подхалимы прятались за его спиной, скалясь в идиотских ухмылках.
        -С чего ты взял, что он - гомик? - презрительно поговорила Лорна, сжимая мою ладонь и без страха, с презрением глядя на банду. - Мы только что целовались, если тебе интересно!
        И он точнее, они, напали. Меня очень хорошо побили ногами, амбал оказался невероятно силён. Ему удалось свалить меня наземь. Его дружки начали избивать меня ногами, пока он держал меня за руки, сев мне на ноги. Если бы не Лорна, они бы меня убили, или сделали евнухом. Кажется, Джон - так звали гориллу - именно к этому и стремился.
        Смелая девушка с визгом кинулась на него сзади, вцепившись в волосы и раздирая длинными ногтями кожу лица. С инстинктом дикой кошки она продвигалась к его глазам. Джон заорал и отпустил меня, пытаясь стащить её с себя. Я быстро встал и накинулся на них, вспоминая все выученные мною приёмы карате.
        Но прибежали учителя с охраной и нас быстро разняли. Мы сделали вид, что просто играли. Лорна и я подтвердили. Сработало негласное правило - своих не выдавать. Если б я запроворил амбала с дружками в тюрьму - а мне очень хотелось - я бы потерял уважение всего класса и Лорны в первую очередь. А она мне была нужна. Как друг.
        -Спасибо, - буркнул Джон, когда мы возвращались на пару. Он отводил взгляд в сторону. - Этого больше не повториться! - твёрдо заявил он. Я поверил. Я часто отличию ложь от правды. Последние слова дались ему с трудом, он буквально изнасиловал себя, произнёся их: - Если хочешь, Лорна твоя.
        -Это решать ей, - тихо ответил я.
        На следующей паре всем участникам драки, кроме меня, стало очень хреново. Их начало рвать прямо посреди урока математики, из носа Джона потекла кровь; он упал в обморок. Стив, Бранч, Джой и Сэмюэл вскоре последовали его примеру, так что даже учитель математики заподозрил розыгрыш. Подумал, что они просто хотят сбежать с урока. Но я знал, знал, знал. Знал, что это сделал я. Когда люди пытаются причинить мне вред, им становиться плохо. Чаще всего, сразу же. Так что меня никогда не грабили, не насиловали и не убивали. Хотя попытки были. Хорошо, хоть мама не знает, у неё бы инфаркт случился.
        Я не знаю, почему так случается, и не хочу знать. Но я боюсь.
        На следующий день я рассказал матери про драку, она хотела подать в суд на парней, но я сказал, что не дам показаний. Сказал, что не хочу сцен и внимания прессы. - Нам тут жить, - весомо проговорил я. - Или ты хочешь уехать? Нам ведь некуда больше бежать.
        Мама плакала. - Да, ты прав, - тихо ответила она. - Но ты больше никогда не пойдёшь в этот сраный колледж! Ты выучишься заочно!
        Я был доволен, я знал, что она так поступит.
        Когда Джону стало лучше, я навестил его и увидел Лорну, трогательно подающую ему стакан сока. Увидев меня, она смутилась, но я одобряюще улыбнулся ей. - Привет, Джон! Ты как, в порядке?
        -Уже да. Почти, - отозвался он, сощурившись. Он никак не мог решить, как теперь ко мне относиться. Разумеется, он не приписывал мне свою внезапную слабость, а посчитал, что пострадал во время драки. И, слава богу! Представляю, что бы он сделал, если б узнал, что я выпил почти всю его энергию. Как вампир. И насытился. Я был счастлив. Я радовался тому, что это происходит только в момент реальной опасности, и помогает сохранить мою шкуру. Жизнь и честь. Я не хотел бы пить энергию матери, особенно когда злюсь.
        Он привстал: - Почему ты ушёл из колледжа? Я не собирался больше тебя обижать, да и ребята бы тебя не тронули. Честно говоря, ты крутой! - с уважением произнёс он и, нагнувшись, протянул мне ладонь. Я горячо пожал её. - У тебя какой пояс по карате?
        -Чёрный, - улыбнулся я.
        -А по тебе не скажешь! Молодец! Возвращайся, мне неловко, что с тобой так вышло. Я вгляделся в его лицо и вдруг понял, что оно совсем даже не тупое, просто замкнутое. И даже с проблесками ума.
        -Дело не в вас, а во мне, - я тяжело вздохнул. - Моя мама случайно узнала про драку и запретила мне посещать колледж. А у неё слабое сердце, - вдохновенно врал я. - Понимаешь, я у неё один и всё такое. С отцом она разведена, он алименты не платит, куда-то исчез…
        Джон покивал. - Извини, - он снова отвёл взгляд. - Можешь мне не верить, но я честно не хотел такого! Я просто хотел… чтобы Лорна ко мне вернулась. Тогда мы жутко ссорились, а потом я увидел, как она подходит к тебе.
        -Это я специально, хотела тебя подразнить, - усмехнулась девушка, с обожанием глядя на его сильное тело. - Извини, Ариель. Но ты был просто пешкой.

…Я ушёл от них с тяжёлой головой: «Просто пешка. Игрушка. Как всегда. И для всех. И когда это проклятие закончиться?»

* * *
        Я вёл почти растительное существование под крылышком матери. Ей нравилось, что я редко выхожу из дому, а уроки делаю дома, а потом высылаю по электронной или обычной почте. Лорна и Джон иногда навещают меня, мать делает вид, что рада. Думаю что она терпит их только потому, что они никак не посягают на меня, а заняты собой. Вскоре они поженятся. Мы стали почти друзьями. Я не мог бывать на их шумных вечеринках - мать не отпускала. Джон как-то шёпотом посоветовал мне сбежать. Я снова удивился его наблюдательности. Я всё никак не мог отделаться от впечатления, что он - тупой «качок», у которого вместо мозгов мускулы. Его идея была притягательной, но я не мог. Я бы не выжил один без любви, а любила меня только мама. Если б меня предали, я бы не вынес этого, а мать меня, при всех своих причудах, никогда не предаст. Я был в этом уверен.
        И вот, когда я почти привык к свой монотонной жизни, я снова увидел ЕГО. Парня из моих снов.
        Я выходил из огромного супермаркета, которые есть даже в самых захолустных городишках Америки. Супермаркеты и дороги. Все городишки одинаковы: похожие до боли дома, заправки, словно клоны. Я держал в руках кулёк с едой. Мать заболела гриппом, иначе сходила бы сама за покупками. Её желание не пускать меня за порог начало доходить до мании, я серьёзно задумался над идеей побега. К тому же, я стал ещё более одинок: Лорна и Джон поженились и переехали в мой Нью-Йорк. Я разрывался над любовью к матери и тоской по свободе.
        И тут я увидел ЕГО. Он медленно шёл по тротуару, задумчиво поглядывая на небо. Джинсы плотно облегали его длинные ноги, чёрная кожана куртка - плечи и грудь, а длинные волосы свободно падали на плечи. Многие людей оборачивались, когда он шёл, но парень вроде бы этого не замечал.
        Затем, когда я с ужасом и тоской подумал, что он пройдёт мимо, даже не заметив меня, он поднял голову и наши глаза встретились. Он улыбнулся мне, мягко и доверительно, как старому другу и моё сердце едва не разорвалось. Я чуть не умер от счастья. И тут произошло нечто ещё более прекрасное - он подошел ко мне. - Привет, кажется я тебя где-то видел… мы знакомы?
        -Нет…не думаю, - с трудом произнёс я, глотая слова, как ненасытная рыба - наживку. Мне было сложно с ним общаться. Мне всё ещё казалось, что я вижу сон. Единственный прекрасный сон в серой грязи действительности.
        -А мне кажется, что я где-то тебя видел, - жизнерадостно сообщил он. Мы шли по улице, я шёл за ним, как привязанный. Как собачка за хозяином. И не мог оторвать взгляда от его прекрасного лица, пышных шелковистых волосы и удивительно глубоких синих глаз. - Может быть… - его лицо стало злым и лукавым одновременно, - в каком-нибудь Нью-Йоркском баре? Где подают стриптиз ещё днём?
        Я смолчал, честно говоря, я не знал, что на это ответить. Сказать: «Да», значит признать, что я его хорошо помню, а мне не хотелось признаваться в слабости к незнакомым красивым мужчинам. Ничего не ответить было бы невежливо и неловко. - Возможно, - наконец выбрал я самый невинный вариант.
        Его улыбка ослепила меня, как солнце, бьющее прямо в глаза. - А я тебя очень хорошо запомнил. Мне показалось, что ты в подобном заведении впервые.
        -Почти. Я редко куда-то хожу.
        -Почему? Замыкаться в себе - просто заживо похоронить себя в ветхой могиле, - наставительно сообщил он. - Молодые люди должны вовсю радоваться жизни. Вдруг они не доживут до старости? Вдруг их кто-то убьет? Какой-нибудь маньяк, например. Его губы раздвинулись ещё шире, мне показалось, что его зубы - вставная челюсть, настолько они казались белыми и безукоризненными. Я сразу подумал о фарфоровых зубках кинозвёзд, которыми они с успехом заменяют настоящие, изъеденные жизнью.
        -У тебя глаза настоящие или это линзы? - неожиданно спросил я. Почему-то разговор с ним начал действовать мне на нервы. Я ощутил покалывание на теле - опасность! - казалось, сигнализировало оно.

«Дурак! Тебя так запугала твоя мамочка, что в любом необычном человеке ты сразу же видишь опасность!» - в сердцах обругал я сам себя. Я не мог позволить подсознанию срывать мне свидание, возможно, последнее в моей жизни. До следующего, я, возможно, уже не доживу - покончу с собой. Мамочка меня доконает. Сведёт с ума. А потом или я её убью, или она меня.
        -Настоящие? - он провёл белой ладонью по густым, отливающими синевой волосам. - Смотря что считать настоящим. Да, я такой, каким тебе кажусь. Линз у меня нет - зрение у меня хорошее, - он тихонько, довольно засмеялся, словно потешался надо мной, - просто идеальное!
        -Некоторые носят линзы, чтобы менять себе цвет глаза. Что-нибудь экстравагантное: жёлтые линзы, изумрудные или синие. А иногда даже фиолетовые. Ведь фиолетовых глаз не бывает, да и такие синие, как у тебя, встречаются очень редко.
        -У одного чело… моего знакомого… фиолетовые глаза. Честное слово! И они ему очень идут, - ответил он, блаженно улыбаясь, словно вспомнил кого-то важного или любимого. Меня охватила ревность.
        -Это ваша девушка? - вырвалось у меня. Я готов был прикусить себя язык за горячность тона. Я вёл себя просто как придурок.
        -Нет, и даже не мой парень. Кстати, мне хотелось бы с тобой встретиться в неформальной обстановке. Правда, кафе я не люблю, к тебе в дом я не пойду… - вслух раздумывал он, будто я уже сказал: «Да». - Так что же остаётся? Ага, мой дом! Я тут снял один очень миленький домик в старинном колониальном стиле. Но я буду в вашем городе только неделю, так что… Его глаза впились в мои совершенно красноречивым образом. В них я без труда прочёл интимное приглашение, сексуальный призыв. - Если вздумаешь меня навестить, вот моя визитка. В его пальцах очутился прямоугольный кусок бумаги, незаметно, как у фокусника. Словно он достал её прямо из воздуха. - Позвони мне на мобильный. Однако, только в течении недели, до семнадцатого июля! Потом ты меня не найдёшь. Никогда.
        -И что такого интересного вы мне можете рассказать? - немного нагло поинтересовался я, желая сгладить двусмысленность ситуации. Я чувствовал, как горят мои щёки.
        -О, много интересного! И рассказать, и показать, - он неприлично хохотнул, что, признаюсь, покоробило меня. - У меня богатый опыт… общения… с молодёжью, - заметил он, делая двусмысленные паузы. - Буду ждать твоего звонка. Очень сильно.
        Зазвучало, как признание.
        Он грациозно развернулся и быстро пошёл прочь.
        Я поспешил домой, зная, что каждая минута задержки грозит маме сердечным приступом.
        По дороге домой я мучительно размышлял о том, как незаметно встреться с ним.
«Чёрт, я ведь даже забыл спросить его имя! И он не спросил моё! И что я скажу по-телефону? Эй, ты?» - корил я себя.
        В тот момент я уже ЗНАЛ, что позвоню по этому телефону. Знал, что попытаюсь с ним увидеться, а там - будь что будет.

«В крайнем случае, я всегда смогу себя защитить, если что-то пойдёт не так», - утешал я своё разбушевавшееся подсознание, которое упорно не желало приходить в восторг. Моему подсознанию казалось чрезвычайно подозрительной его память про мой недолгий визит в бар и нашу короткую встречу, во время которой он ни разу - я это помнил! - ни глянул на меня. Это я упорно глазел на него, а он же на меня - нет. Также, моё подсознание желало знать, что мой незнакомый красавчик делает в моём забытом людьми городке. И почему-то он дал свой телефон, даже не поинтересовавшись моим именем. И, полностью убеждённый, что я ему позвоню. Это читалось в его словах, жестах, взглядах. Словно он знал о том, насколько мне понравился. Знал про мои тайные слабости и порочные желания, которые я скрывал ото всех, а тем более, от себя самого.
        Мать была очень больна, поэтому впервые не смотрела на часы, и не обратила внимание, что я отсутствовал гораздо больше, чем требовалось. Ведь мои маршруты она изучила до минуты! И когда я хоть немного задерживался, начинала курить и пила успокоительное. Чтобы внушить мне чувство вины. Я давно разгадал её мелкие трюки. И подумал: «А вдруг она таким же образом всё знает и обо мне?»
        То, что она читает эмоции по моему лицу, я знал. Трудно было не заметить слона в стоге сена! И я решил придумать объяснение своему, несомненно взволнованному выражению лица.
        -Мам, представляешь, в супермаркете произошла кража! Толстую негритянку словили прямо возле моей кассы! Вот почему я немного запоздал, - выпалил я на пороге её комнаты.
        Мама выглядела очень бледной и запивала таблетки. Правда, на этот раз от простуды, а не успокоительные. Она куталась в шерстяную шаль, несмотря на летнюю жару. - Правда? Какой ужас! - равнодушно заметила она. Всё, что не касалось меня… нас… было ей безразличным. Пожалуй, взволновать её могла только атомная бомба, и то, если бы взорвалась рядом с нашим домом.
        Я бился над планами встречи с моим таинственным незнакомцем. Я ведь не мог просто позвонить ему. Я хотел с ним увидеться, и не на пять минут, конечно. В мозги вползала сумасшедшая идея, что он мог бы взять меня с собой, когда уедет. Я упорно отбрасывал эту безумную идею, но она упорно возвращалась.

«Идиот, вы ещё даже не знакомы, а ты мечтаешь чёрт-те о чём!» - обругал я свою фантазию. Но возбуждение распирало меня, унося в мир грёз. Я представлял себе, как ночью вылезаю из окна. Способа надолго уйти днём я не мог себе даже представить, и потихоньку начал ненавидеть свою безумную мать.
        Однако, увидев её слабой и бледной, я оттаял. Я даже забыл про необычную встречу, снедаемый беспокойством о её здоровье. - Мама, что с тобой?
        -А, ерунда, просто высокая температура, - произнесла она хриплым от простуды голосом, стараясь говорить беспечным тоном.
        -Какая температура?
        Она назвала, отводя взор, она не умела мне лгать. Как только я переварил эту информацию, сразу же кинулся к телефону.
        Маму забрали в больницу с воспалением лёгких.
        А я удрал на свидание в первый же вечер. Сперва мама мне позвонила по мобильнику, а потом, пожелав ей спокойной ночи и скорейшего выздоровления, я позвонил ему.
        Моё сердце билось с громкостью будильника, кровь пульсировала венах. Я дрожащими пальцами набрал его номер. Медленно и тщательно, постоянно сверяясь с визиткой. Кстати, там было имя: Дэвид Маккой.
        -Дэвид?
        -Да? - меня прошиб пот от его чувственного, задевающего самые чувствительные струнки моей души, голоса. - Это ты, малыш?
        -Я не малыш! - сердито отрезал я.
        -Как тебя хоть зовут, красавчик? - игриво спросил он. - Можно я догадаюсь…ммм… Ариель?
        Мне на само деле стало страшно, будто неведомая стрела пронзила сердце. - Откуда ты знаешь? - прошептал я едва слышным голосом. Наш разговор почему-то начал ассоциироваться с первой сценой фильма «Крик».
        -А если я скажу, что умею читать мысли? - тем же сладким голосом добавил он. - Итак, ты решился? Если да, то моя машина стоит возле твоего дома.
        Я подбежал к окну и действительно заметил перед крыльцом чёрный, длинный, немного плосковатый, как коробка сигарет, лимузин. Шикарный и зловещий, как катафалк. - Ну? Не бойся, если ты не хочешь, я просто уеду.
        -Откуда ты знаешь, где я живу? - пересохшими от волнения губами допрашивал я, сжимая трубку влажными пальцами.
        -Я за тобой проследил, это было легко: ты мчался домой, как к ложу умирающего, даже не оглядываясь. Так что? Ладно, даю тебе на размышление пять минут. И знаешь: наверное, это я должен был сказать тебе ещё раньше, с самого начала: ты мне безумно нравишься, - проникновенным тоном заметил он. - Можно даже сказать, - своим бархатным, сексуальным голосом продолжал он, - что я в тебя влюбился.
        Я не взял ничего из дому, так как думал, что утром вернусь, и побежал к выходу. Моё подсознание жутко материлось и вопило, но я не слушал его. Я бежал к свой мечте.
        Окна машины были тонированными и казались безмолвными чёрными зеркалами.
        Дверца машины открылась, как жадный рот неведомого монстра, и я сел в неё, отправив инстинкт самосохранения и здравый смысл в отпуск. - Не испугался, молодец! - одобрительно заметил он, включая свет в машине. Я сначала зажмурился, закрыл глаза рукой, а потом глянул на него. Он был прекрасен в шелковистой синей рубашке и чёрных облегающих джинсах. - Честно говоря, я думал, что ты струсишь. На твоём месте я бы очень испугался.
        -И зачем ты меня напугал? Кайф от этого ловишь, что ли? - сердито заметил я, устраиваясь поудобнее.
        Машина поехала. Мы ехали быстро и молча.
        -Знаешь, ты заметил, что мы с тобой постоянно ссоримся, - чуть улыбнувшись, одними уголками чувственного рта, заметил он, прервав продолжительное молчание. - Но, как говорится: от любви до ненависти. От ненависти до любви…
        -Ты играешь со мной? Не знаю, как, но играешь, - сказал я, глядя ему в глаза. Мне хотелось хоть немного понять того, кому я доверил свою жизнь.
        -Да нет. Разве что немного, - покачал он головой. - Просто у меня катастрофически мало времени! Как раз до нового полнолуния. А оно очень скоро.
        -Да? А я не обращаю внимания на такие вещи. Ты что, сектант? Сатанист?
        -И ты поехал с сектантом? - округлив глаза в притворном ужасе, произнёс он, насмешливо приподняв чёрные брови. - А ты рисковый мальчик.
        -Не знаю. Я впервые делаю такие вещи. И всё-таки, откуда тебе известно моё имя, адрес?
        -Ну…я что-то вроде ищейки, - он неприятно оскалился. Мне показалось, что его зубы неестественно длинны. Особенно передние два, которых, как мне показалось, раньше не было.
        -Из ЦРУ, что ли? - искренне удивился я. - Так ты меня просто арестовываешь? - моему разочарованию не было передела.
        -Ты меня неправильно понял. А может это я плохо объяснил. Нет, к ЦРУ я не имею никакого отношения, а также к ФБР. Просто ты меня поразил. И я тебя нашёл. Вот так оно и было.
        Я почувствовал, что на этот раз он говорит правду.
        -Надеюсь, что тебе нравятся парни. И нравлюсь я, - почти застенчиво сообщил он.
        -И ты решился спросить об этом только сейчас? Я засмеялся. - А если бы я ответил нет?
        -Я бы просто отвёз тебя домой.
        -Да.
        -Что, да?
        -Да по всем двум пунктам. Очень. Это к пункту второму. И больше не задавай мне таких вопросов: я стесняюсь.

* * *
        Любовь - это сложно. Это иссушает душу. Честно, ничего хорошего в любви нет. Только зависимость, боль и крохи счастья. Надо перемыть тонны песка, чтобы добыть несколько золотых слитков. Даже не слитков, песчинок. Любовь - это эгоизм. Жадное желание, чтобы кто-то был рядом и делал то, что ты хочешь. Только то, что ты хочешь, и больше ничего. Любовь - это громадный самообман, как и добро. Любовь - это слабость.
        Такие мысли бродили в моей глупой голове, когда я просыпался в чужой постели.

«Я разочаровал тебя?» - странным тоном допрашивал Дэвид, опираясь на локоть и глядя на меня сверху вниз.

«Почему ты так думаешь?» - удивился я, потому что действительно ни о чём таком не думал. Мне было хорошо, быть может, впервые в жизни. Я чувствовал себя окончательно освободившимся, как бабочка, выбравшаяся из кокона.
        Эта ночь… она прошла… сказочно. Нереально прекрасно. Не было грязи, чего я на самом деле боялся. И мне понравилось. Во время нашего общения мне приходили на ум странные и неприятные мысли, что мне может не понравится сам секс. Ведь реальность и мечты на самом деле две большие разницы. Дэвид иногда странно поглядывал на меня, будто читал мои мысли.
        Я помню каждое наше прикосновение: касание губ, его пальцев к моей коже, сплетение его густых чёрных кудрей и моих золотистых волос, когда мы целовалась. Это было… совершенно. Ещё в начале нашего пути к спальне я начал терять связь с реальностью. Мне чудилось, что я падаю в омут сладострастия. Такое сильное вожделение мне и не снилось. Я купался в огненных волнах страсти.
        Я отдался ему целиком: и душой и телом. Да я и не умел иначе. Ведь если любить - так всем сердцем, иначе какой в этом смысл?

«Не знаю… мне казалось. А впрочем, забудь».
        На моей шее появились две ранки: наверное Дэвид укусил меня с порыве страсти. Бывает. Я его спину точно исполосовал ногтями. Я ощущал некоторую слабость, безумно хотел спать.
        Этим утром Дэвид разрешил мне валятся в постели сколько я захочу, даже притащил завтрак в постель. Наверное я его действительно люблю. Но в мою эйфорию стали проникать тревожные мысли о маме. Я достал мобилку и позвонил ей. Мне сказали… ответил чужой голос… что она умерла.
        Я не мог поверить, я упал в обморок. Очнулся я на руках у Дэвида. - Моя мама… умерла!
        -Бывает. Что ж, одной проблемой меньше, не так ли? Зато теперь ты свободен. Я пытался ударить его, но он продолжал сжимать меня в объятиях без малейшего усилия. Я не мог даже шевельнуться. - Прости, я дурак. Я очень тебе сочувствую, - тихо произнёс он, сжимая меня в объятиях.
        -Но… почему она умерла? Она же была ещё молода! Я должен был находится с ней! - сам себя карал я, заливаясь слезами.
        -Ты думаешь, что мог бы отогнать старушку смерть? - язвительно заметил Дэвид, странно улыбаясь.
        -Нет, но я бы держал её за руку. Она ведь любила меня больше всех на свете! А я заставил её умирать в одиночестве!
        -Теперь у тебя имеется повод меня ненавидеть, - непонятным мне тоном произнёс он. Словно подначивал, но и с нотками грусти.
        -Да нет, дело не в тебе - виноват я. Я не собираюсь перекладывать свою вину на другого. Подвезёшь меня к больнице? - неживым, тусклым голосом попросил я.
        -Да, да, конечно.

…Похоронив маму, я действительно обрёл свободу, но свобода эта сильно отдавала горечью. Мне сказали, что у мамы просто остановилось сердце - ведь так бывает. Но я продолжал винить себя, хотя бы за то, что не мог покинуть Дэвида. Я стразу же переехал к нему, как только закончил с официальными мероприятиями. Мы прожили счастливое лето, пока однажды, в один ужасный день я не проснулся… в подвале его дома, перед этим заснув, как всегда, в его объятиях.
        Проснувшись, я увидел над собой каменный потолок, каменные стены и небольшую компанию. Двух близнецов мрачного вида: красивых, сильных блондинов с жгучими тёмно-карими глазами, двух хорошеньких девушек: одну брюнетку и одну русоволосую. Онаи собрались возле меня, явно дожидаясь моего пробуждения.
        -Где я? А где же Дэвид? - не удержался я от вопросов, вскочив и прислоняясь спиной к стене. Я принял защитную стойку: - Кто вы, и что вам от меня надо?
        -Мы пленники Дэвида Маккоя, - мрачным тоном сообщил один из близнецов. Второй не спускал с меня глаз, обнимая двух девушек. - Нас похитили. Тебя тоже.
        -Что? Да нет, этого не может быть. Дэвид… - я вовремя заткнулся. - Он не мог такого сделать! - убеждённым тоном заявил я.
        Второй близнец, стоявший особняком от остальных, хрипло расхохотался: - Может, может! Если, конечно, нам сейчас не снится общий кошмар.
        -Ты прекрасно знаешь, что это не сон, - загадочным тоном заметил второй брат, бросив на первого взгляд полный ненависти. - Мы уже научились отличать сны от реальности!

* * *
        -Надо понять, кто он, чтобы с ним бороться, - утверждает тот брат, который добрее. Не знаю, так ли это. Он мне кажется добрее, потому что относиться добрее ко мне. Он меня утешает. В подвале - одна большая кровать, где спят все вместе: без желания, снов и радостей. Без отдыха. И один стул, на котором сидят по очереди. В основном, сидит тот, кто подаёт хоть какие-то идеи, придвинув стул к кровати, где лежат остальные.
        Я тут уже два дня. Нам носят еду. Он. Носит. Сам. Не боится. Это мы боимся его. Дэвид Маккой. Я уже не верю в это имя, я не верю в его любовь. Хотя… в любовь к моей красоте… быть может. Ведь я же прожил с ним три летних, жарких месяца прежде чем очутился в подвале. А они - пленники, жили тут… Не три месяца, а меньше, и всё же. Он приходит и приносит нам еду. Мы пробовали нападать, ведь он приходит без оружия. Близнецы, которых звал Рон и Дэйв Митчелы. Рон - тот, кто добрее. Дейв - кто ощущает жгучую вину и всё время просит у брата прощения. Как наказания, которое он заслужил и поэтому жаждет. Близнецы - очень сильные мужчины, один из них, кажется, Рон, работал в ФБР. А Дэйв - в ЦРУ. А ещё они были помешаны на карате и кунг-фу. И они напали на него при мне. Странно, но я даже хотел его защитить. Однако, конечно, сдержался.
        И он легко побил их обоих, раскидав по комнате, впечатав в стены. А потом кинулся на Рона и… Пил его кровь. Я ясно видел его клыки, горящие адовым светом глаза - я сидел на краю кровати почти рядом. И даже не сомневался - зрелище предназначено мне. Дэйв в исступлении напал на него. И отлетал несколько раз, пока не потерял сознание, распростёртый, как тряпичная кукла.

…Этим вечером было ужасно холодно - наш повелитель просто выключил батареи. Мы лежали, тесно прижавшись друг к другу. Я не мог заснуть, мне грезилось, что ночью… Он обязательно придёт за мной. Это наказание за мои грехи - ведь я оставил больную мать в угоду сластолюбию! Дэйв сидел возле лежащего Рона, который смотрел на нас ледяными, почти пустыми глазами. - Страшно, - наконец произнёс он, тихо, как выдох. - Страшно, когда ты беспомощен.
        Две девушки: блондинка и брюнетка, красивые той неопределенной привлекательностью, которая является отличительной особенностью фотомоделей. Как говорится: типичные красотки. Они лежат обнявшись и тихо стонут от страха, как больные животные. - Самое ужасное, особенна ирония судьбы, состоит в том, что я пытался отловить этого Дэвида Маккоя, как похитителя красивых подростков, - продолжал говорить Рон. - Мне кажется, он тоже боялся заснуть, и поэтому разоткровенничался. - У нас даже была его фотография и свидетельница. Некая Катрин Дюмош. Её подруга, четырнадцатилетняя красавица Андрэ Рут, выиграла конкурс красоты в своей школе. Девочки шли домой вместе, только Андрэ домой так и не вернулась. Тела тоже не нашли. Многие, даже родители, были убеждены, что девочка просто убежала покорять Голливуд. А Катрин рассказала, что по пути домой к ним подъехала машина - красивый чёрный мерседес. Из него вышел наш красавчик и сказал девушке, что он - продюсер и хочет снять красавицу в своём новом фильме. Девочке пообещали золотые горы, подруга стояла рядом - и Андрэ села в машину. А потом пропала… Дэвида описали
очень точно, мы даже не сомневались, что скоро его найдём. Но, не нашли.
        -А в чём же ваши разногласия? Можете расскажете свою историю? - произнесла брюнетка, обнимая меня. Я прижал её к себе, чтоб согреть.
        -Хорошо, - наконец решился Рон. - Однажды нам с братом начали снится сны. Чрезвычайно реальные сны. В этих снах я почему-то был жертвой, на которую нападали: бандиты, насильники, маньяки. И убивали. Это был кошмар, - каким-то будничным голосом заметил он.
        -А мне снились сны… где я нападал на людей, - заговорил Дэйв довольно мрачным голосом. - И убивал. Некоторых просто грабил. И всегда находился в разных телах, видел и представлял себя по-разному.
        -И однажды…в одном сне мы встретились, - перебил его Рон взволнованным голосом. - Представляете, как я удивился, когда начал бороться и заметил коронные движения моего братика?
        -А как я-то удивился! - перебил его Дэйв. - Но я подумал, что это просто кошмар.
        -В общем, мы хорошенько подрались. Мы часто дерёмся между собой, так просто, соревнуемся. Играемся. Никто ещё ни разу никого не убил.
        -Да, мы так сильно разбушевались… что моё тело чуть не погибло. Наутро мы прочитали в газете про этот случай и узнали по фотографиям свои виртуальные тела. Оказалось, что я был пятнадцатилетним подростком, - продолжал Рон мрачным голосом.
        -А я - огромным негром, - подытожил Дэйв. - И мой негр напал на мальчишку! А я ему помогал.
        -А я помогал его жертве. Не сознавая этого. В итоге - мальчик едва выжил. В итоге, у меня и у Дэйва огромный страх перед снами.
        -Если мне начинает казаться, что мной сон слишком реален, я немедленно просыпаюсь, - продолжал Дэйв. - Весь мокрый от пота. А потом долго не могу заснуть.
        -И у меня тоже самое, - продолжал Рон. - Ведь я мог спасти многих. Если бы начал бороться в их телах. Ведь раньше, до встречи с Дэйвом, я просто созерцал и присутствовал.
        -А может, вы попробуете проникнуть в сон Дэвида? - предложил я. - Хорошо, допустим он - вампир. Мы это видели. Но должен же он хоть иногда спать?
        -Поверить не могу, что мы тут лежим и рассуждаем про вампиров! - нервно рассмеялась блондинка. - Если хотите, я расскажу вам свою историю, всё равно засыпать страшно… после того, как это чудовище укусило Рона. Кстати, Рон, как ты себя чувствуешь?
        -На седьмом небе, - мрачно пошутил он. - Что сподобился такой чести. Чёрт возьми, да меня должны занести в книгу рекордов Гинесса! Ладно, Кати, рассказывай. А потом будем спать по очереди… хотя вряд ли это нам поможет. Не думаю, что мы может как-то остановить это…существо.
        Ариель лежал в трансе, глядя в тёмный потолок и размышляя, насколько он сам был близок от смерти за иссекшее лето.

«Да, мама, ты была права: телесные наслаждения не для меня, они дарят только страдания и боль!»
        Ему не хотелось жить.
        -Это началось года три назад, - мечтательным голосом начала девушка. - Я вдруг однажды поняла, что красива. Мне было четырнадцать лет. Я почувствовала себя вполне взрослой и захотела любви. Сначала я начала засматриваться на взрослых парней в чёрной коже и на мотоциклах. Но они были грубы и пытались сразу залезть мне под юбку. А я жаждала романтики, чего-то необыкновенного…как у Ромео и Джульетты. И однажды я встретила его. Дело было так: я спешила в школу на выпускной, я замечательно выглядела. Моя семья заказала мне вечернее платье и обувь от знаменитого дизайнера, мне сделали причёску в дорогом салоне, который обслуживает и знаменитостей, меня накрасили профессионалы. Я опаздывала, потому что решила пройти пешком и рассмотреть себя во всех витринах, мимо которых я проходила. И таким же образом я засмотрелась на себя в стекло дорого кафе. И вдруг я увидела того, кто показался мне гораздо красивее, чем я. Я затаила дыхание и как дурочка уставилась на мужчину, сидящего за столиком, прямо перед стеклом. Он тоже внимательно разглядывал людей, и наши взгляды встретились. Девушка тяжело вздохнула: -
Это миг - был самым прекрасным в моей жизни! Его глаза необычного синего цвета, чёрные густые волосы, изящный, правильный профиль, сильное тело.
        -Это был Дэвид? - дрожащим голосом уточнил Ариель.
        -Да. Он был в чёрном костюме с серебристо-серым галстуком из которого торчала платиновая булавка с крупным сапфиром.
        -Ого, да ты прямо Шерлок Холмс! Заметила все подробности! А какой у него был размер ноги? Какую марку сигарет он предпочитает? Какую музыку слушает? За кого голосует на выборах? - насмешливо спросила брюнетка.
        -Не знаю. Помню только, что обувь у него была очень дорогая, перед ним стоял бокал с красным вином, но он ни разу к нему не притронулся. Он смотрел на меня! - горделиво сообщила она.
        Не знаю, сколько я так стояла, уставившись на него. У меня было алиби - прямо передо мной находилась дверь с приколотым меню. Я делала вид, что изучаю цены и блюда. Затем он усмехнулся и жестом предложил мне войти. Но… мне почему-то вдруг стало очень страшно. Не знаю, обычно я всегда чувствую опасность. Мой организм очень твердо сказал мне, что этот человек - зло. Моё предчувствие никогда меня не обманывало, и я с неохотой пошла дальше.
        Через пару минут я вдруг инстинктивно обернулась - и увидела, что он неторопливо идёт за мной. Я остановилась прямо перед дорогой - горел красный свет, да и я почти готова плюнуть на всё и дождаться его. Мою мечту, - с придыханием добавила она. - Но… прямо передо мной остановился взятый напрокат лимузин с моей подругой. Она почти насильно затащила меня в машину. Когда мы удалялись, я видела его лицо - он смотрел на меня, не отрываясь. В этот миг я готова была послать подругу подальше и выбежать из машины.
        Затем, после выпускного, я возвращалась домой тем же путём. Правда, меня провожали два парня, готовые подраться из-за меня. И, проходя мимо кафе, я вдруг увидела его… с красивой молодой блондинкой в чёрном платье. Я её знала, - мрачным, ревнивым тоном произнесла девушка. - Наша местная красавица с выпускного. Эту девчонку и её парня выбрали самой красивой парой.
        Он снова меня увидел, но на этот раз его взгляд был ледяным.
        А на следующее утро в канаве нашли труп Эрики - этой самой красавицы. Следов борьбы не было. Также было явно, что она перед смертью позанималась любовью. Она была мертва и почти обескровлена. На её шее обнаружили только маленькие ранки. Это мне её мама рассказала, мы с ней общались. В общем, дело закрыли за недостатком улик. Но я ведь знала…
        И, однажды, где-то через неделю я снова увидела его там… В кафе. Я испугалась и хотела убежать. Мне пришло в голову обратиться в полицию, я даже удивилась, почему раньше этого не сделала. Может, потому что не могла поверить, что такой красавчик способен на убийство. К тому же, как он её убил? Кровь выпил? Тогда меня это предположение насмешило. Но вдруг возле меня остановилась машина… с этим самым Дэвидом, и я почему-то в неё села. Словно гипноз. Вот так я оказалась в подвале - первой из вас. Затем ко мне присоединилась Кристина. А потом вы двое и, наконец, вы, Ариель.
        -Вампиры спят днём… по легенде, - задумчиво проговори Дэйв. - Мы должны попробовать проникнуть в его сон, Рон. Днём. И внушить ему открыть нашу дверь.
        -Мы никогда такого не делали, - заметил брат. - Мы никогда не выбирали тех, в кого ночью вселялись.
        -Но мы должны попробовать всё! Дверь железная, стены и потолок - слишком прочные, подкоп не сделаешь, даже если у тебя столько времени как у графа Монте-Кристо. А мне так не кажется.
        -Странно, если он хочет нас съесть, то есть, выпить, - начала черноволосая Кристина, - то прочему мы до сих пор живы?
        -А тебе так хочется, чтобы мы умерли? - съязвил Рон.
        -Нет, но это странно. Мы сидим тут уже месяц. И он даже не тронул нас ни разу! Может… он сберегает нас не для себя?
        -А для кого? Для клыкастых дружков? - отозвалась Кати.
        -Очень может быть. Найти себе жертв в многолюдном городе не проблема, и для этого не нужно похищение, - продолжала Кристина. - А это значит, что у нас ещё есть время.
        -Что ж, утро вечера мудренее, - зевнул Рон. - Давайте спать! Если он захочет убить нас сегодня ночью, мы всё равно не сможем ему помешать.
        -Спасибо за утешение! - сардонически заметила Кати.
        Вскоре все заснули.
        Арианна Вуд
        -Ты считаешь этот мир прекрасным? - я посмотрела на него, как над дурачка. - А ты оптимист, в таком положении ты ещё можешь восхищаться окрестностями? Мне кажется, что с нами сделают что-то ужасное. Я замолчала, услужливое воображением нарисовало множество мрачных картин. Мне не хотелось разговаривать, тем более о красотах природы. Мне было не до них.
        -Мне здесь нравится, - задумчивым голосом произнес Ариель. Он словно не замечал, или не хотел замечать, что мы находимся в клетке на колёсиках, а на конях, тянущих это загадочное сооружение, сидят вампиры. И волокут нас явно не на весёлый пикник.
        - Но не думай: мне тоже очень страшно.
        Я попыталась улыбнуться, но у меня не получилось.
        Как на грех, мы проезжали мимо того самого двухэтажного домика, на балконе которого я увидела Карину.
        Мне даже показалось забавным что она снова стояла на балконе, опершись об него, и глядела на нас.
        Наши глаза снова встретились. Но я отвернулась, я не желала просить о помощи, к тому же была уверена, что она снова проигнорирует мой зов. Но я успела заметить в глазах красивой девушки тоску. Но что мне было до её тоски?
        Мы доехали до небольшого, очень красивого замка, казавшегося игрушечным и хрупким. Камень, из которого он был сделан, был тёмным и полупрозрачным. Когда кто-то двигался, особенно, освещённый светом, то снаружи были видны еле заметные движения чёрных теней. Казалось, что замок населён чёрными призраками. Его окна мерцали красным огнём, словно в них полыхало пламя. Пламя цвета крови. Полупрозрачный туман окружал замок, становясь то гуще, то прозрачнее, словно замок был живым и кутался в серо-белую шаль.
        Ворота из золота были распахнуты - нас ждали.
        Мы все потеряли сознание и ничего больше не увидели.
        Сквозь сон, на грани бодрствования, я ощущала, как чьи-то крепкие и сильные руки волокут меня куда-то, как вещь. Затем меня помыли - я отчётливо ощущала прикосновение водяных струй, и аромат необыкновенно душистого мыла. Затем сознание моё снова помутилось и я очнулась нескоро.
        Но сквозь сон я увидела видение: двое мужчин на балконе этого странного замка, окутанного туманом, как какое-то болото. Они были похожи, так похожи, что их можно принять за братьев. Один напомнил мне одного из вампиров, который похитил меня, точнее, которому подарила меня Анж. Ариель успел рассказать мне, что его зовут Дэвид Маккой. Рассказ же Кати, точнее, образ главного героя в нём, напомнил мне второго. Оба очень красивые брюнеты, только у одного синие глаза, а у другого - фиолетовые. Длинные волосы, стройное, сильное тело. Даже улыбаются одинаково - хищно.
        -Вы будете довольны нашими пленниками, ваше величество, - почтительно говорил Дэвид Маккой, кланяясь.
        Второй был печален. Словно на нём лежал тяжкий груз преступлений, и он отлично осознавал, что проклят, проклят навеки. Его красоты была более мрачной, более жестокой. Даже во сне или в видении я ощутила его силу. Он взглянул на небо, и я увидела его глазами страшно выпученную луну.
        -Завтра, - произнёс он. - Луна не будет ждать! Пригласим кого-то из белых магов? Обычно мы приглашаем только чёрных, точнее… они сами приходят без приглашения, - по его губам скользнула непередаваемая улыбка: полная горечи и страдания.
        -Да, один профессор проситься, - с неудовольствием произнёс Дэвид. - Хочет заполучить кого-то из тех, кто выживет.
        -Нас подслушивают, - безапелляционно заявил король, тревожно оглядываясь. - Кто читает мои мысли, не ты ли?
        -Что вы, разве бы я посмел? - с почтением произнёс он, оглядываясь вслед за королём. - Может, маги?
        -Я чувствую, что кто-то находится очень близко, разве здесь, в вампирском замке, могут быть маги? Они не так глупы, чтобы нарушать договор о ненападении. Странно… возможно, среди жертв есть кто-то из магов?
        -Да что вы! Я охотился в другом мире, откуда там маги?
        -А изгнанники? Чёрные маги часто изгоняют совсем уж чёрных в тот мир, где мы привыкли охотиться. Белые поступают так же, только реже. Может быть, ты захватил кого-то из них?
        -Хотите, чтобы я их проверил? - с готовностью спросил он, ощериваясь двумя новыми, острыми клыками.
        -Ты всегда готов убивать, Маккой! - с неудовольствием и одновременно одобрением, заявил король. - Хищный волк со всегда голодным брюхом!
        -Поэтому-то я и ваш самый преданный слуга, ваше величество! Я ведь так на вас похож!
        Мне почудилась издёвка в его словах. Король смотрел на него долго, долго, заставив второго вампира побледнеть и занервничать:
        -Я сказал что-то не так? Или что-то не то?
        -Ты сказал всё правильно, - тяжёлым голосом проговорил король. - Но я справлюсь сам. В любом случае, жертвы приготовлены на завтра, и сегодня мы не будет их убивать, никого из них. Правила стары, и я их не буду менять. Если даже среди жертв случайно и затесался кто-то из магов, он не причинит нам вреда - я ведь не сплю. А завтра этот маг будет иметь равные шансы выжить. А белый маг пусть приходит… давненько я их не видел. Уже соскучился, - сардонически добавил он, опять же, с всё той же горечью.
        И больше я не видела ничего, пока окончательно не очнулась от свинцового сна.

…Я не хотела просыпаться, так как ощущала, что меня ждёт нечто страшное, то, что заставит мою судьбу выбрать жизнь или смерть. Мою. Моя судьба подбросит монетку: орёл или решка? Так страшно, так страшно было открывать глаза! Мне чудилось, если я их открою, то увижу, как надо мной завис череп, из глазниц которого постепенно выползают ядовитые рубиновые змеи.
        Но я открыла глаза, всё-таки выбора у меня не было… в любом случае. Даже не открывая глаза, я ощутила неповторимый аромат, исходивший от моего вновь вымытого тела - самые сладкие духи в моей жизни. От моих волос, пышных от мытья, щекотавших щёки и шею, также исходил притягательный аромат, свежий, как первые запахи весны. Аромат ландышей? Роз, ирисов? Свежая сладость первой земляники? Не знаю, но нечто сказочное.
        Я открыла глаза и увидела, что лежу на полу. Точнее, на огромном шёлковом ковре, покрывавшему круглую, довольно обширную комнату с огромными окнами. Я так поняла, что находилась в стенах одной из башен замка. Окна были на одном уровне и огибали башню, так что свет проникал в неё со всех сторон света. Свет звёзд и огромной, неповторимо яркой луны.

«Неужели же я проспала целые сутки? Меня усыпили? Зачем? Что со мной будет?» - испуганно думала я, но в сердце господствовал страх, а в душе - холод. Будто я умирала.
        Возле каждого из окон стоял длинные подсвечник, с зажженными бело-розовыми свечами. Точнее, некоторые свечи в серебряных подсвечниках были голубые, а другие
        - розовые. Они чередовались. Окна были распахнуты, но свечи не гасли, хотя огоньки на фитилях приплясывали от ветра.
        Ковёр подо мной был мягким, как уютная постель. Моя голова расположилась на подушке. Моё тело облачили в полупрозрачную рубашку. И всё, никакой другой одежды на мне не было. Мне тут же захотелось прикрыться.
        Единственное место, где господствовала тень, были двери. В них входили вампиры. Их было около ста. Мне стало очень страшно, такого ужаса я не испытывала даже тогда, когда оказалась в объятиях Аскольда в парке, где он меня и словил. Я хотела вскочить и убежать, но тело меня совершенно не слушалось, словно принадлежало не мне, а неживой кукле. Я не могла пошевелить даже пальцем. Даже лицевым мускулом. Подозреваю, что лицо моё хранило совершенно спокойное выражение, словно я спала, как спящая красавица, дожидаясь своего принца.

«Аскольд, спаси меня! Я боюсь, боюсь, боюсь!»
        Кошмар надвигался на меня, как щупальца чёрного монстра. Тени двигались, приближались, лунный свет, лившийся из бесчисленных окон и свечи освещали их вполне человеческие тела и лица. Или необычные, или необычайно прекрасные. Но лучше б это были монстры, чем полчища вампирских отродий!

…Я проснулся, удивившись сперва, почему так быстро вырубился. Наверное, нас заколдовали или усыпили - вампиры мастера на такие дела. Я не рассчитывал проснуться. Я надеялся, что они будут милосердны и убьют нас во сне.
        От моего тела исходил очень приятный аромат - кажется, меня помыли и наодеколонили. Я очнулся в странной круглой комнате, с множеством окон, кирпичными стенами, задрапированными атласными тканями и парчой. Мы лежали на полу - я увидел Рона с Дэйвом, они лежали рядом, нашёл взглядом двух девочек: блондинку и брюнетку и почти совсем не знакомую мне Арианну. Все мы и я в том числе, были облачены во что-то полупрозрачное. Я смог немного наклонить голову и полюбоваться собственной пижамой, которая почти ничего не скрывала. Мда, мамочка не добрила бы столь фривольное одеяние! Но что я мог сделать? Одеяла рядом не было, к тому же я не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Вообще ничем.
        Лунные свет скрещивался со светом канделябров, и от их связи появлялись тени самых нежных очертаний и оттенков. Я был невольно зачарован. Любой художник, даже импрессионист, был бы счастлив оказаться здесь с листом бумаги и красками. Несмотря на полное отсутствие мебели, так необычно освещённые стены, задрапированные яркими тканями алого цвета - цвета крови, несомненно, были прекрасны.
        В зал заходили вампиры, словно вылупливаясь из самого мрака. Да, возле дверей царил мрак, ни одни лучик света туда почему-то не добирался. Я увидела моего Дэвида, а рядом с ним… мне захотелось срочно протереть глаза… стоял почти такой же парень. Даже ещё более красивый. Его лицо, несомненно, было более человечным, чем холодное, лишённое чувств лицо Маккоя. Моего любовника-вампира. Он был облачён в лёгкий костюм из фиолетового шёлка. На его чёрном кожаном поясе висели ножны с коротким мечом. Рукоять меча, выглядывавшая из ножен, была серебряной, в ней сверкали брильянты и один чёрный, тусклый камешек, как зрачок давно умершего глаза, холодный и пустой.
        Рядом с теми, кого я знал, возлежали и другие парни и девушки, одетые, точнее, раздетые так же, как и мы. Мы все были сходны красотой и беспомощностью. Я даже удивился, что мы лежали не на тарелках - ведь мы были пищей на вампирском пиру! Мы были и закуской, и выпивкой; живыми бутылками с вожделенной для них кровью.

…Я смотрела на них, тщетно пытаясь найти в их взглядах какое-то сострадание, что-то человеческое. Спасение. Но я не видела. Только предвкушение и радость. Злобное торжество порочной сути. Я точно помнила, что я - Арианна. Полнокровным призраком в моих мыслях восстал мой английский колледж. Отец и мать. Давно забытые сокурсники, которых я ненавидела, пожалуй, ещё больше этих вампиров.
        Вдруг среди вампиров я заметила пожилого дядьку в белом, похожего или косящего под Мерлина или Гэндальфа. В общем, кого-то очень старого и очень мудрого, и, вроде как, очень сильного.

«Спасите!» - заорала я про себя. Всё равно мои губы не двигались. Мне почему-то казалось, что он может прочесть мои мысли. Да, длинноволосый, седой дядька повернул голову в мою сторону, словно мой беззвучный крик был вполне материальным. Его чёрные глаза впились в мои, а чёрные брови сдвинулись. Затем… он просто взял и присел на край ковра, недалеко от нас. Я поняла, нет, почувствовала, что он будет просто сидеть и наблюдать - онанист проклятый! А я-то ждала от него помощи! Вот и верь после этого мужикам! Все они одинаковые, что маги, что вампиры, что обычнее люди… Эгоисты, каких мало! Взять хотя бы моего Аскольда который уехал, оставив меня на попечении свой больной на голову сестричке… А та, не будь дурой, из ревности отдала меня в этот бордель!
        Я сжала зубы - хотелось сохранить хоть каплю достоинства - но непрошенный слёзы тяжёлыми каплями стекали по щекам.
        -Что ж, дорогие маги, можем начинать, - очень торжественно произнёс король. Все жертвы увидели, что он король - на нём была золотая корона, искрящаяся брильянтами и сапфирами.
        -Нет, ещё нет, меня забыли! - пискнул кто-то и ввалился внутрь. Это оказалась хрупкая, очень красивая девушка с чёрными, как смоль, волосами и чёрными же глазами. Её белые руки были достойны бесчисленных золотых колец. Она была закутана в чёрный плащ, а на груди имела массивную золотую цепь с кулоном червонного золота
        - драконом с алыми рубинами кровавых глаз.
        -Теперь представители и тёмных, и светлых магов с нами. Пора начинать торжество. Алисия, принеси магами еду, - распорядился он со странной, печально-жестокой улыбкой. Красивая блондинка, разодетая в тонкий шёлк и усыпанная брильянтами, пулей вылетела в коридор и через пару мгновений вкатила в круглый зал круглый белый столик на колёсиках, уставленный фарфоровыми тарелками с многочисленными человеческими блюдами.
        Король поглядел в окно и поднял к потолку руки: - О, полнокровная луна! Тебе посвящаются сегодняшние жертвы, богиня, видящая всё зло, сотворяемое по ночам! Ты заглядываешь в самые тёмные уголки наших душ! Видишь нашу жестокость, проявления страсти на ложе влюблённых… Прими же и благослови наш дар! А утром, те, кто выживет, - он обвёл мертвящим взором лежащих на полу людей, - будут посвящены солнцу и смогут выбирать свою судьбу: стать чёрными магами, - он поклонился в сторону только что вошедшей девушки с чёрными глазами и драконом, - или белыми, - снова поклон, но уже в сторону седовласого. - А может кому-то захочется стать вампирами? - язвительно, с нотками горечи произнёс он. - Им я подарю глоток собственной бессмертной крови! А теперь - можно пировать!
        -Ну что, угостишь меня своей кровью? - проговорил Дэвид Маккой, подходя к Ариелю.
        - Я ещё ни разу её не пил - берёг для пира. Он сел на корточки рядом с парнем, глядящем на него молча, но с ненавистью. Его ладонь погладила его по волосам. - Теперь, наконец, пришло моё время!
        Он наклонился над парнем, отрастив два длинным клыка, с явно выраженными намерениями.
        И упал в обморок - Ариель лишил его силы. - Кто следующий? - еле слышно прохрипел парень. Прилив энергии, которую он отобрал у Маккоя, позволил ему противится замораживающему заклинанию. Он даже сумел приподнять голову и опереться на локоть.

…Я ощутил торжество: «Нет, дорогой Дэвид, пришло моё время, а не твоё!» Мои силы раскрылись, усилились от испытанной мною паники. Я понимал, что они могут убить меня, а я их - вряд ли. Только на время лишить сил. К тому же, если они решат напасть скопом…я не был уверен, что моих загадочных способностей хватит на всех! Но всё же, этот миг торжества, победы, хоть какой-то победы, пусть временной, над моим обидчиком, - я бы не променял ни на что!
        Ко мне медленно и неторопливо подошёл сам король. Кретин в короне! Он присел рядом со мной на корточки, мучительно напоминая Дэвида. Дэвида, которого я любил целых три месяца, и эти же блаженные дни верил, что он любит меня. Он положил тяжёлую руку на моё плечо. - Кажется, господин белый маг, на ваш курс уже есть один претендент! - обернулся он в сторону старика. Тот вскочил, чуть не уронив на пол стол с едой. Бокалы зазвенели и дрогнули. - Я могу забрать его… уже сейчас? Или… подождать до утра? - он взглянул ему в глаза с молящим выражением. - Подождёте до утра, - проговорил он и впился вампирскими клыками мне в шею. С ним я ничего не мог сделать. А потом он легко поцеловал меня в губы. Я краем глаза увидел, как Дэвид подходит к лежащей на полу Арианне и ложится с ней рядом, обнимая её, как любовник. Буквально в нескольких шага от меня он собирался овладеть ею!
        Но этот поцелуй… моя голова кружится. Слабость от потери крови. Воспоминание. Сладостное и нежное. Да, это он, он! Я узнал эти прохладные губы!
        -Да, это я был с тобой все эти три месяца. Он никогда не спал с тобой, - король кивнул на свою копию. - Он вообще любит девушек. Сам видишь.
        Я видел. Мне не хотелось этого видеть. Рядом с нами другие вампиры пили кровь жертв и вступали с ними в сексуальные связи. Кайфовали, как могли.
        -Но как ты мог заменить его так, что я этого не замечал? Я что, совсем идиот? - прошептал я ему в ухо.
        -В баре ты видел его, он рассказал мне о тебе, затем я приказал ему увидеться с тобой и дать номер… моего телефона. Дальше с тобой был я, я и перенёс тебя в подвал Дэвида, - словно бы извиняясь, сообщил он. - Не бойся, к тебе никто не подойдет, пока я с тобой. А я намерен быть с тобой всю оставшуюся ночь. Мы просто поговорим, ладно?
        -Нам не о чем разговаривать! - прошептал я, отворачиваясь. Пряча слёзы от врага. Я про себя поклялся его ненавидеть.

…Рядом со мной, точнее, на меня, лёг Дэвид Маккой. Он просто использовал меня, как сексуальную игрушку. Затем укусил в шею и напился моей крови… Потом были другие, я старалась забыть их лица, но понимала, что никогда не забуду. До самой смерти. Это не было ненавистью, или клятвой кровавой мести. Просто… я таким образом познавала этот новый мир. Чёрный мир. Мир мрака, вампиров и магов, которые спокойно кушали свои вкусности, пока вампиры питались нами. Я была зла, ведь даже в самом занюханном фильме ужасов вампиры редко выходили победителями. Обязательно находился какой-нибудь герой, который спасал мир от них.
        Я омертвела и душой, и телом. Иначе я бы не выжила, я бы сошла с ума, не дожив до конца этой удивительно длинной, словно специально растянутой ночи.
        Я увидела, как умерла брюнетка из нашей компании, она просто закрыла глаза, и её унесли. На свалку? Куда здесь девают трупы? Потом пришёл черёд блондинки. Она продержалась почти до конца, её измученный взгляд ещё успел уловить слабо побледневшее небо. А потом её так же унесли, как и многих, многих других. Осталась я - крайне измученная и почти на грани смерти. Честно говоря, я была уверена, что не переживу этот рассвет, что он станет для меня последним. Ариель, скромный и красивый мальчик остался жив, благородя тому, что король не отходил от него всю ночь. Дэвид Маккой смотрел на эту парочку с брезгливым недоумением. Лично он успел попробовать всех женщин. Рон и Дейв тоже выжили - их облюбовали красивые вампирши. Они, как я сообразила, влюбились в эти красивые тела и идеальные лица «хороших американских героев». Они пили их кровь медленно и тихо, чтобы подольше растянуть их жизни. Я прочла это в их мыслях. Странное это дело, читать мысли вампиров. Они такие…яркие. Мрачные, кровавые, но яркие, как вспышка огня в драконьих глазах. Они почти ослепили меня. Отчего-то напомнили «Властелина колец»
Толкиена, точнее, само кольцо всевластие, выжигающее разум слабым владельцам. Точно так же их мысли едва не сожгли мне мозги.
        Я лежала… Рассвет просился в окна, чужая луна ушла. А я… я умирала. Я увидела, как король подал руку лежащему Ариелю. Он встал, как я поняла, чары были сняты. Тот встал, не глядя на него. Он с тревогой и печалью глядел на немногих оставшихся. Белокурого мальчика, красоту которого я никогда не забуду, пока жива, отвели к белому магу, так похожему на Гэндальфа. Двух близнецов-силачей отвели к чёрному магу, на вид очень прелестной девочке.
        А я умирала. Мне стало так больно и обидно! Ведь я тоже дожила до рассвета! Но… наверняка не переживу его. Силы покидали меня, я ощущала смертельную слабость, я ощущала, как моё тело холодело.
        В покои вбежал… Аскольд. Он дико озирался, пока не увидел меня. Его чёрные глаза страдальчески сузились. Он сжал кулаки и обратился к вальяжно стоявшему Дэвиду: - За это мы с тобой ещё расквитаемся!
        Дэвид только скучающе пожал плечами: - За что? За то, что я исполняю повеление нашего короля? Ты ведь даже не состоишь в королевской свите, и тебя не приглашали на наш праздник! Ведь ты не аристократ, - с величайшей надменностью проговорил он.
        - Кстати, поясни, за что мы должны будем сражаться? За эту хрупкую девочку? - он с презрением кивнул на меня. Теперь я лежала одна на большом атласном ковре. - Так она умирает. Ты бы сделал с ней тоже самое… только позже. Извини, что лишил тебя любимой игрушки. Найдёшь другую.
        Он ничего не ответил, только умоляюще глянул на короля, которого всё равно не мог ненавидеть. Мне было странно созерцать переплетённые между собой, как нити паутины, мысли вампиров. Их сути. На самом деле любой вампир почитал своего короля и любил. Да, любил, что странно. Тот милостиво кивнул, снова утопая в плену своих дум. И Аскольд быстро подбежал ко мне, присел на корточки. Взял меня за руку. - Ты умираешь, - констатировал он.
        Я едва заметно кивнула.
        -Ты не должна умереть! Король… - он позволит мне тебя превратить… если ты захочешь!
        -В вампира? - прохрипела я еле слышно. - Нет, я не хочу! Лучше умереть.
        -Нет, пожалуйста, не уходи! Я вернулся раньше… я как чувствовал, - поспешно забормотал он, сжимая мою ладонь ещё сильнее. - Но… на празднество меня не пустила стража… ведь я не высокородный. Пришлось ждать до рассвета. Ты не представляешь, что я пережил, представляя, что с тобой сейчас делают! Я так хотел, чтобы ты выжила! Я не могу без тебя, ведь я тебя так сильно люблю! - пылко воскликнул он из самой глубины сердца. Я, напрягая последние силы, вырвала у него свою ладонь: - Прочь! Я ненавижу тебя! Я не хочу превратиться в чудовище!
        Ко мне подошёл белый маг: - Вы молодец! Избежали такого сильного искушения… даже на грани смерти не захотели стать вампиром, хотите быть белым магом?
        -Хочу! - прошептала я, чувствуя, что силы мои иссякают.
        Он возложил на меня свои сухие, горячие, словно раскалённые руки. И силы ко мне вернулись. Я встала с помощью мага, и, не удостоив поникшего Аскольда прощальным взглядом, пошла за ним.
        -Видишь, брат, эти люди… они такие неблагодарные, - язвительно заметил Маккой мне в след, глумясь над покинутым Аскольдом. - А ты хотел подарить ей свою кровь!

…Король незаметно подошёл к Ариелю: - Мы с тобой ещё увидимся.
        -Надеюсь, что нет, - он покраснел и отвернулся. - С меня хватит того, что было!
        -Неужели это было так плохо? - не удержался король.
        -Может, вы хотя бы скажите мне своё имя? Просто интересно… как звать моего врага. Существа, испоганившего мою жизнь!
        -И подарившего новую, не забывай этого, мальчик! - с гневом произнёс король. - А зовут меня Адриан Марк Луциус Светозарный. Так звали меня когда-то… когда я ещё был белым магом и верил в добро и справедливость. Непередаваемая горечь звучала в его словах, как надрывные мелодии рока. Сейчас я зовусь просто Адриан, король вампиров Чёрного мира. Таков мой полный титул. Не забывай его! Не забывай меня! Мы ещё скоро встретимся… в лабиринте, и, если ты его пройдёшь, в Академии магических искусств. Я там… впрочем, сам увидишь. Он оскалился.
        -Благодарим вас, ваше величество, - тихонько произнесла хрупкая девушка-маг. Чёрный маг. - Мы получили то, что хотели. Мы можем идти?
        Король только молча поклонился и ушёл в дверной проём таким быстрым шагом, словно хотел больше никогда их не видеть.
        Но каждый из них, бывших пленников вампиров, вдруг осознали, что всех их соединили странные узы с Чёрным городом.
        -Ради любви можно пойти на многое, - вдруг произнесла Арианна, походя к Ариелю.
        -Ты про что? - обернулся он к девушке. - Какую любовь ты имеешь в виду? Ту, что продемонстрировали нам вампиры? Так это был обман, чтобы заманить нас в свои сети.
        -Мы ведь готовы простить их ради нашей любви? - поинтересовалась она у меня. - Я уверена, что ты помиришься со своим королём. А я… быть может… с Аскольдом. Ведь он действительно не знал, что Анж отдаст меня на пир. Надеюсь, он её прибьёт за это!
        -Не знаю, - Ариель опустил голову, - сейчас я вообще туго соображаю.
        -Наши сердца всё равно беременны любовью, - с ноткой печали заявила она, глядя на серое небо. - А нас ждут новые приключения. Знаешь, в любом случае этот безжалостный мир лучше того, который мы покинули.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к