Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Езерская Валентина: " Воспитанник Драконьего Рода Или Наставницу Ждали " - читать онлайн

Сохранить .
Воспитанник драконьего рода, или Наставницу ждали? Валентина Езерская
        Если после застолья на 8 Марта вы не попали в другой мир, значит, вы еще не знаете, что такое хорошо посидеть с девочками. Я думала так же, когда открыла глаза и увидела светящуюся пещеру, наполненную… яйцами драконов! Это еще полбеды. Оказывается, теперь я запечатлена с целым выводком воспитанников, благодаря этому обладаю бессмертием и обязана заботиться о дракончиках, пока они не достигнут совершеннолетия. Тут моя профессия - воспитатель детского сада - и пригодилась. Но знала ли я, что для одного из воспитанников стану кем-то большим, чем просто Наставница?
        Валентина Езерская
        Воспитанник драконьего рода, или Наставницу ждали?
        Пролог
        Давным-давно не существовало ни неба, ни земли, ни огня, ни воды, но царило единое Божественное начало. И вот слились свет и тьма, и образовалась твердь - новый мир под названием Аламион. Боги создали свое первое творение - человека. И стал он плодиться на земле.
        Но слаб был человек, а жизнь его была недолговечна. И тогда Вездесущие соединили все стихии: и огонь, и воду, и землю, и небо. Одарили Божественной искрой и вдохнули вечную жизнь в свое новое совершенное творение.
        Так появился первый дракон.
        Он обладал огромным могуществом, равный Богу по силе и мудрости, он был бессмертен, но Великое Начало не разделяло своих детей и одинаково любило их. Возмутился тогда дракон:
        - Почему ты так снисходителен к жалким слабым существам?
        - Потому что вы все мои дети, - ответило многоликое Начало.
        Но дракон не смог смириться с тем, что он равен человеку, и решил уничтожить его. Дыхание дракона сожгло почти все живое на земле, но Боги остановили несправедливость и покарали гордеца. Они лишили его Божественной искры.
        С тех пор на Аламионе живут драконы, но они не обладают прежним могуществом.
        И по сей день они пытаются доказать свое превосходство перед человеком.
        Часть I
        Глава 1
        Первое, что я сделала, когда очнулась, это со стоном схватилась за голову. Черт! Кажется, нащупала нехилую по размерам шишку. Когда-то ненавидела родителей за пьянство, а сама вот качусь, как колобок, по той же дорожке. Напилась так, что упала, не дойдя до дома. А интересно, где это я?
        Удивленно обвела взглядом пещеру, стены которой излучали таинственный свет. Меня что, похитили?
        Я ахнула. Не припомню, чтобы возле нашего городка находились горы или подземные ходы. То-то я себя чувствовала неважно. Фантазия у меня богатая, тут же подсказала несколько вариантов событий, что могут развернуться в ближайшем будущем.
        Мне, наверное, все же подлили какую-то гадость в вино, потом, видно, следили за мной, а потом бац по голове! И бери меня в подсознательном состоянии и вези, куда хочешь. Только вот кое-что не сходится во всей этой истории и смущает обстановка. Таинственный свет пещеры (может все искусственное?), а еще странные предметы овальной формы, ну очень напоминающие большие яйца!
        Я с интересом рассматривала их чешуйчатую скорлупу, несмотря на тупую боль в голове. Какой-то пьяный бред! Придвинулась ближе к одному зеленоватому и очень крупному яйцу и потрогала. Ой, мамочки! Оно, кажется, живое.
        Под ладонью почувствовала волнообразное движение и тут же со страхом одернула руку. Ощущения меня не обманули. С одной стороны яйца появилась выпуклость и спустя несколько минут пропала. Потом снова. Осторожные движения переросли в более активные, а затем яйцо затряслось. Что-то или вернее кто-то явно пытался выбраться наружу.
        Я медленно стала отодвигаться назад и тут же почувствовала, что уперлась в другое яйцо. Оно тоже пришло в движение, а потом и другие яйца стали трястись, пошли трещинами и из них показались мокрые мордашки… больших ящериц!
        Я уже с полным ужасом смотрела на целый выводок монстров. У этих ящериц, которых оказалось ровно десять, еще и крылья присутствовали, просто не сразу их заметила. Мокрые и слипшиеся, они прижаты были к зубчатой и покрытой острыми костями спине.
        «Малыши» разной окраски, завидев меня, застывали в каком-то гипнотическом трансе. Я и сама едва могла двинуться, охваченная странным давящим чувством в груди. Да они же меня сейчас съедят! Вон как смотрят, с таким кулинарным восхищением, что хотелось плакать. Только куда бежать? Выхода я так и не обнаружила.
        Ну, нет! Так просто меня не взять! Даже если меня сюда закинули для прикорма этих чудовищ. Я стала потихоньку ползти назад, поглядывая, куда бы спрятаться или залезть. Но мордочки ящериц вдруг скривились, и они… захныкали. Ну прямо как дети! Я опешила и остановилась. А они ударились в натуральный рев.
        В этот момент у меня немного прояснилось в голове, воспоминания последнего дня вспыхнули в голове.

* * *
        - Марина, так ты идешь или нет? - обратилась ко мне подруга и одновременно коллега по работе.
        День сегодня выдался предпраздничный и поэтому случаю сокращенный. Детишек родители расхватали рано, практически сразу после дневного сна. Я подготовила занятие на понедельник, поработала с планом на следующий месяц и с чистым сердцем закрыла дверь на ключ. Вот тут меня и подловила Наташа, воспитательница из соседней группы. Хотела уйти незаметно - не получилось, а отказать теперь будет сложно.
        - Пошли, - настойчиво потянула меня подруга за руку, - девочки уже собрались.
        Девочки - это все работницы детского сада № 3 под началом нашей строгой, но в душе доброй заведующей Надежды Михайловны.
        После ее поздравлений выступила наша методист, похвалила музыкального сотрудника за проведенную работу. Праздник Масленица и детский утренник для родителей, приуроченный к 8 Марта, прошли на «ура». Даже меня выделила, я изображала Весну, которую захватила в плен Баба Яга, а дети меня потом все вместе спасали. Подготовительной работы хватало в эти дни, но приятно было получить благодарность не только от детей и родителей, но и начальства.
        После чинных посиделок с привкусом шампанского и вручений подарков в виде цветов и конфет, можно было выдохнуть и отправиться домой, но не тут-то было! Наташа, она же Наталья Олеговна Орлова, договорилась о ресторане, что находился как раз неподалеку от работы. Вот чувствовала, что надо было скрыться заранее, теперь и от гулянки не отвертишься, посчитают, что отбиваюсь от коллектива. А коллектив у нас выдался на редкость дружный, вернее, я бы сказала «пьющий по праздникам». То, что мы занимаемся благородным делом - воспитанием будущего поколения, никого не останавливало от веселого времяпровождения. Как сказала Наташа, надо же снимать напряжение от тяжелой работы?
        В этом, конечно, что-то есть. Профессия у нас мало оплачиваемая, нервная. Дети, как и их родители с каждым годом становились все невыносимее, а работать надо. Уже несколько раз порывалась найти другое место, но куда устроиться молодому специалисту в небольшом провинциальном городке? Отработка моя после университета закончилась, и я подписала контракт на следующий год.
        В общем, поддалась на уговоры, в душе кляня себя за слабость, и отправилась с группой коллег во главе с бойкой Наташей в ресторан, оказавшемся довольно сносным. Все, пропала моя премия! В этом месяце придется затянуть пояс потуже и еще сильнее экономить. Девочкам, что замужем, можно было не беспокоиться по поводу денег, а вот мне, живущей на мизерную зарплату, приходилось несладко. Еще и за жилье платила, небольшую комнатку в деревянном, полусгнившем доме. Хозяйка могла спокойно выгнать на улицу, стоило не заплатить ей вовремя. Поэтому первым делом я всегда откладывала деньги на комнату, а уже остальные могла тратить на еду и одежду. Одно радовало, что съем жилья с тараканами как в углах, так и в голове его хозяйки, выходил мне относительно дешево.
        Я зареклась пить по той причине, что мои родители рано умерли из-за пагубного пристрастия к алкоголю. Достаточно насмотрелась на такую беспросветную жизнь, полную утренних похмелий и пьяных разборок. Стыдилась, когда учителя приходили домой, чтобы вразумить родителей, а у нас даже чая не было на грязной кухне. В школе из-за того, что я из неблагополучной семьи, никто не желал со мной дружить. Но училась я хорошо, хотела для себя лучшей жизни. Поступила в университет и переселилась в общежитие, а потом оказалось, что из-за черных риелторов лишилась и единственного жилья в Москве. Для меня, тем более после недавней смерти родителей, это стало последним и сильнейшим ударом. Закончив учебу, уехала туда, где никто меня не знал, чтобы начать новую жизнь.
        Иногда мне все же приходилось бывать в компаниях, как бы ни сторонилась их. В крайних случаях пила мало, чтобы не посчитали белой вороной. Как так получилось, что сегодня напилась? Не понимаю. Знала же, что быстро хмелею, чувствовала, что не надо было идти в ресторан, а все равно согласилась.
        Возле нас отдыхала мужская компания, которая потом подсела к нам. На меня положил глаз один местный и по меркам коллег богатый «предприниматель». Уж чем он там занимался и каким бизнесом, не знаю, но мужчина заказал нашему столу дорогую еду и напитки, отчего девочки растаяли. Некоторые даже завистливо поглядывали на меня, желая оказаться в этот момент незамужними. Вот он щедро и подливал в мой бокал вино. Несколько раз порывалась уйти, но девочки умоляли остаться. Боялись, что придется за все платить самим. Не выдержав приставаний ухажера, я почти сбежала из ресторана.
        Я шла домой, слабо различая дорогу при свете редких и тусклых фонарей. Все кружилось перед глазами. А вот и дом моей хозяйки, окна которого уже не светились, только я до него не дошла. Внезапная боль и темнота поглотили мое сознание, и я упала, не чувствуя уже ничего.
        ***
        Стена отошла в сторону, и я прикрыла глаза от слепящего света. Кто-то явно входил в пещеру, и их было несколько. Ящерки продолжали плакать. Когда глаза привыкли, с нарастающим удивлением стала рассматривать вошедших. А там было на что посмотреть!
        Впереди всех шла красивая женщина с белыми волосами, с редкими зелеными прядями и с золотым обручем на голове. В изумрудном длинном одеянии и с изогнутым и витиеватым посохом, переплетенным каким-то растением, листьями, напоминающими виноградные.
        Она хмуро оглядела мое растерянное лицо, оценила обстановку и строго шикнула на ящериц. Малыши замолчали, некоторые даже попрятались друг за друга.
        - Что здесь происходит? Кто ты и что ты делаешь в родильной пещере, дарующей силы? - так же строго спросила меня женщина. И так у нее это получилось просто и величественно, что ни убавить, и ни прибавить.
        Ну что, пьяный бред продолжался, тем более, что я его еще и понимала.
        Я поднялась и невольно прочистила горло, набираясь храбрости.
        - Хотела то же самое спросить у вас. Я не знаю, как здесь оказалась. А зовут меня Марина Андреевна Белозерова. И я была бы очень благодарна, если бы вы мне все объяснили и вытащили отсюда.
        Ящерицы стали копошиться и жалобно похныкивать, явно недовольные, что их лишают вкусного обеда.
        Вопрошающая еще больше нахмурилась, потом обратилась к тем женщинам и мужчинам, что стояли за ее спиной.
        - Заберите детей и успокойте, а эту… - она придирчиво оглядела меня с ног до головы, - эту человеческую самку отведите в Зал Правосудия. Мы должны решить ее судьбу.
        Меня под конвоем вывели наружу двое светловолосых мужчин с алыми прядями и одетые в схожее красное одеяние. Стражники, наверное. Я не сопротивлялась. Все же лучше, чем сидеть с маленькими монстриками, которые тоскливо провожали меня взглядами. Может, зря про них плохое думала?
        Даже не по себе стало от грустных глазенок «детишек». У меня начало закрадываться подозрение, что это непростые ящерицы, а самое настоящее потомство драконов. А еще, судя по поведению, они казались разумными.
        Все, полный финиш! Белая горячка!
        И я все больше убеждалась в ней, когда смотрела на горы вокруг себя. От красоты захватывало дух. Мы находились высоко, и двигались по узкой тропе еще выше. Здесь в горах туманом стояла прохлада, я не пожалела, что надела серое пальто.
        Один стражник шел впереди, другой замыкал нашу компанию. Несмотря на просто нереальную красоту пейзажа, я старалась не смотреть вниз, а то кружилась голова. Слишком страшно. Воздух был настолько чист, что, возможно, и этот факт оказывал на меня влияние. Я касалась рукой шероховатой скалы, чтобы вовремя ухватиться за выступ и ненароком не свалиться в пропасть, которая терялась в облаках. Стражники меня не торопили, хотя видела, что они могут очень быстро передвигаться, совершенно не боясь высоты.
        Испытанием для меня оказалось перейти на вершине от одной скалы к другой через перетянутый мост. И страшное было не в том, что мост покачивался, а в том, что его даже видно не было. Когда воин-мужчина впереди меня пошел по воздуху, я от удивления чуть челюсть не потеряла. И все мялась на месте, но вежливый толчок в спину призвал к действию. Я ногой нащупала твердую поверхность, пытаясь убедить себя, что совсем не страшно.
        Ага!
        Замотав головой, наотрез отказалась идти дальше.
        Тогда второй стражник просто подхватил меня за пояс и… перелетел со мной над невидимым мостом. Я так никогда не визжала! Боже, куда я попала? Как он это сейчас сделал?
        Оглянулась и увидела, что мужчина уже складывал крылья за спиной. Они просто исчезли, словно их и не было. Да… Марина, ты сама себя все больше удивляешь. Интересно, когда эта горячка пройдет?
        Додумать мне не дали. Мы вошли в пещеру, двинулись по прохладному туннелю и вышли с другой стороны скалы в цветущую долину, на которой неподалеку от нас находился прекрасный и величественный замок. Каким образом мы оказались на вершине горы в долине, я не понимала, мистика или магия виной, может, туннель какой волшебный, но отрицать увиденное было сложно.
        Нас пропустили через железные ворота и поднятую с шумом решетку. Я все с большим любопытством посматривала на людей, а скорее всего, и не людей вовсе, а те не отставали от меня и таким же с интересом разглядывали. Наша одежда слишком отличалась. Все вокруг меня просто кричало о древности. Я была все в том же темно-синем платье до колен, чем привлекала внимание мужчин. На шее красовался цветастый полупрозрачный платок с розами. Верхнюю одежду сняла, здесь, в долине, солнце довольно ощутимо припекало. Туфли у меня были с устойчивым невысоким каблуком, что радовало. Идти по дороге, выложенной камнями, да еще и на шпильках, оказалось бы трудной задачей.
        Мы поднялись по каменным ступеням и вошли в замок. Я чуть голову не свернула, рассматривая все вокруг. Из темного холла мы пошли вправо по длинному коридору и попали в зал с десятью резными стульями, больше похожими на троны. Они располагались полукругом и пустовали.
        Тут стражники сделали несколько шагов назад и замерли в ожидании. Ждать, так ждать. Пока со мной обходились вежливо, у меня не было причин для беспокойства.
        Я задумалась, разглядывая просторный зал с окнами из цветного стекла, поэтому не сразу заметила, что на тронах восседают мои судьи. Скорее почувствовала к себе пристальное внимание и перевела взгляд.
        - Бесстрашная какая, - беззлобно заметил мужчина с рыжей бородой и в золотых доспехах. Любопытно, что в бороде у него были разноцветные косички.
        - Простите, я вас не заметила, - сказала, не подумав, чем вызвала у мужчины светлую улыбку.
        - Не заметила она… Десять правителей перед ней, а она не заметила, - все так же беззлобно произнес он.
        Я с удивлением присмотрелась к присутствующим, среди которых узнала величественную женщину в зеленом одеянии. Именно она и приказала меня сюда привести. Правительница все еще хмурилась.
        - Я призвала вас сюда, чтобы решить судьбу одной человеческой особи, - произнесла эта женщина. - Ее нашли в пещере, дарующей силы…
        - Не может быть! - взволновались правители.
        - С наследниками все в порядке, - успокоила она их. - По своему незнанию самка расстроила детей, но другого вреда им не причинила.
        - Немыслимо! Человечка, не имеющая магии, как такое могло произойти? - высказалась с возмущением дама в темно-синем платье, с бордовым цветом волос и с синими прядями.
        Правители стали рассуждать на эту тему, словно, не замечая моего присутствия.
        - Так или иначе, но она выбрана Духовной Наставницей наших детей, и мы не в силах это изменить, тем более, как я понял, связь уже установлена? - раздался громкий голос мужчины в золотых доспехах, заглушающий все остальные.
        Женщина подтвердила.
        Все смолкли, обдумывая сказанное. Десять пар глаз уставились на меня. А я что? Я не причем. Кто-то выбрал меня Наставницей их детишек, я-то такого счастья не желала.
        - Как тебя звать, человеческая женщина? - спросил меня правитель, что отнесся ко мне с самого начала лояльно.
        - Марина, - произнесла я.
        - Она еще и безродная! - фыркнула с презрением дама, в волосах которой переливались сапфировые пряди.
        Зал снова зашумел.
        Я же вдруг вспыхнула праведным гневом. Я ни о чем не просила и ни на чем не настаивала. Странно, думала, что чье-то мнение уже никогда не затронет меня после многолетних насмешек и издевательств в школе. Думала, уже иммунитет образовался. Выходит, что нет.
        Я гордо вскинула голову и оглядела присутствующих холодным, полным достоинства взглядом.
        - Если уважаемые правители могут вернуть меня обратно, я с удовольствием откажусь от возложенной на меня миссии.
        Мне показалось или на губах рыжебородого мелькнула улыбка?
        Правители застыли на своих тронах, кажется, больше не от моего заявления, а от той смелости, с какой это было сказано.
        - Возмутительно! - женщина в синем платье не могла подобрать слов. Сжав подлокотники, она резко выпрямила спину. - Да кто в здравом уме откажется от такой чести?
        - А ты загляни в ее душу, Морвейн, это по твоей части, и все поймешь, - ответил ей правитель в золотых доспехах.
        - Арх Ровейлл, не хочешь ли ты сказать, что принимаешь эту иномирянку и даруешь ей право находиться на драконьих землях? - подала голос светловолосая женщина с зелеными прядями.
        - И даже более того, ари Лорайла, - ответил ей Ровейлл, - я дам ей титул, так как у наследников драконьего рода Наставница не может быть простолюдинкой.
        Мне показалось, что леди Морвейн сейчас станет плохо. Она закатила глаза, нервно помахивая веером.
        - Или кто-то хочет рискнуть жизнью своих драгоценных отпрысков? - задал вопрос правитель с разноцветными косичками в рыжей бороде.
        В ответ гробовое молчание.
        - Я так и думал, - произнес Ровейлл, улыбнувшись своим мыслям, - тогда наше заседание считаю закрытым. С этого дня ари Мариина обладает статусом Духовной Наставницы и до совершеннолетия заботится о воспитании наследников девяти Кланов.
        Вот зачем так коверкать мое имя? Но я промолчала. Похоже, эта особенность драконов - тянуть слегка слова. А еще меня смутило то, что речь велась о наследниках девяти Кланов, а куда дели десятого? И вообще, пора мне уже трезветь, белая горячка немного затянулась.
        Странно, но все правители подчинились арху Ровейллу. Он тут за главного?
        В центре зала образовался светящийся шар, он парил между тронами, и правители по очереди прикасались к нему. Своего рода подтверждение согласия? Очень на то похоже. Дракон в золотых доспехах был последним, кто коснулся шара, и он исчез. Я понимала, что мне нужно что-то возразить, ведь моего мнения так и не спросили, но все казалось таким невероятным и фантастическим, что я не могла поверить в реальность происходящего. Все закончится, когда очнусь.
        - Все только начинается, моя милая ари, - услышала я слова Ровейлла. - Твоя личная стража проведет тебя в покои, где ты сможешь спокойно все обдумать. Твоя жизнь не может вернуться в старое русло, прими ее новое проявление без колебаний.
        Драконы стали исчезать, я только рот открыла, глядя на то, как пустеет зал.
        - П-постойте! - запоздало всполошилась, делая несколько шагов вперед. - Я же ничего не знаю о драконах!
        «Разум - не самый надежный помощник в таких делах! - услышала вдруг голос арха Ровейлла внутри себя и тут же остановилась. - Обратись к сердцу, оно лучше подскажет».
        Я как пришибленная последовала за своими охранниками, потихоньку вникая во всю серьезность положения. Уже не важно было, куда меня вели, и так попала по полной.
        Выходит, что работа моя осталась прежней, изменились лишь декорации, лица, местожительство. И до какого все это момента? Я напрягла память. Пока дракончики не достигнут совершеннолетия?
        От ужаса я уже не разбирала дороги, споткнулась и упала бы, если бы не мгновенная реакция одного из стражников.
        - Благодарю, - произнесла на автомате, чем вызвала удивление у мужчины. Он помог найти равновесие и тут же убрал руку.
        Судя по знаниям, что были почерпнуты мною из ранее прочитанных фэнтезийных книг, драконы взрослеют медленно, о-о-очень медленно, к тому времени уже стану дряхлой старухой. Получается, мне до самой глубокой старости работать няней, гувернанткой, кем там меня назвали? Духовной Наставницей. И кого? ДРАКОНОВ! Ну, уж нет! Я на такое не подписывалась, это же рабский контракт!
        Глаза невольно стали запоминать все детали, а разум лихорадочно пытался найти выход из сложившейся нелегкой, даже сказала бы, фантастической ситуации. Мне оставался только побег, но дело осложняли два стражника, приставленных ко мне якобы для сопровождения.
        Пока решала, как поступить дальше, мы уже поднялись на второй этаж и подошли к покоям. Тут стражники остановились и один из них, что поддержал меня, когда я чуть не упала в коридоре, пригласил войти. За мной охранники не последовали, но и не ушли, остались стоять на месте. Глядя на их неподвижность, можно с уверенностью сказать, что так они могут простоять вечность, а вот ее у меня в запасе как раз и не было.
        Но стоило массивным высоким дверям за мной закрыться, как я ахнула от той красоты, что открылась. Мне предоставили, наверное, лучшее помещение, что имелось в замке и просто огромное, словно жить тут полагалось великанше с высокими требованиями, а не скромной няне драконов.
        Я походила по комнате, рассматривая ее дорогую старинную мебель из красного дерева, безделушки на каминной полке, потрогала шелковые обои, свежие цветы в расписной вазе на прикроватном столике… Бог мой, а кровать-то какого размера? Это все мне одной?
        Я села и попрыгала на перине. В этот момент стали закрадываться предательские мысли, что условия труда у меня тут намного лучше, чем были ранее, и мне стоит присмотреться и не спешить с побегом.
        Свет заливал комнату из широкого окна с балконом. Я положила пальто на кровать, встала и подошла к стеклянной двери, отодвинула тончайшую тюль и, дернув за ручку, вышла на балкон, вдохнув полной грудью чистейший воздух. Глянула вниз и еще раз удивилась красоте окружающей обстановки. С террасы балкона открывался вид на зеленый парк, с аккуратно подстриженными лужайками и кустарниками. На клумбах пестрели всеми красками необычные по форме цветы. Я взялась руками за перила и глянула вниз. Если спрыгну - убьюсь!
        Глава 2
        В покои постучали. Я отстранилась и разрешила войти… процессии из одежды, толстых томов книг, потом снова одежды, шкатулок и коробок, потом снова книг, пока я не увидела вошедшего дракона в фиолетовой мантии, замыкающего всю эту очередность. Черные прямые пряди вперемежку с аметистовыми и седыми достигали талии мужчины, а его строгое лицо, казалось, хранило века мудрости.
        - Приветствую вас, Наставница Мариина. Я - Синазиум Киэрессар - придворный советник и первый маг Радужного дворца. С этого момента я ваш покорный слуга и помощник в деле обучения наследников. Все, что вам нужно знать о нашем мире и жизни драконов - все находится в книгах, которые я специально отобрал для вас. Вам стоит их почитать прежде, чем вы навестите своих воспитанников.
        Вот как раз против книг ничего не имею, изучить информацию не помешало бы, но, судя по объему, сидеть мне - не пересидеть до старости лет - и все равно все не прочитать.
        - Их так много, янность, маг успокоил:
        - Я применю заклинание хорошей памяти. Вы все с легкостью запомните, стоит только взглянуть на текст один раз. А что касается чтения… Вы ведь понимаете, что я говорю?
        Я кивнула.
        - Так же вы сможете с легкостью читать - и все это благодаря запечатлению с детенышами драконов.
        - Благодарю за разъяснение и за то, что значительно облегчите мне труд, - ответила я, слегка приседая перед магом. Похоже, вхожу в роль титулованной аристократки.
        Ученый дракон проделал какие-то манипуляции над моей головой, что она даже посвежела.
        - Наш повелитель, Ровейлл Холлиатшар, шлет вам дары и просит отнестись со всей серьезностью к новому положению. Теперь вы неразрывно связаны с наследниками. Вы - избранная Богами, поэтому в нужный момент оказались в пещере. Не думайте о побеге. Вы все равно не сможете далеко уйти, ваша связь с детьми призовет вас. Духовный же разрыв грозит вам немедленной смертью, в то время как душам неокрепших драконов будет нанесет непоправимый вред.
        Я даже не смогла что-либо ответить. Сомневаться в словах мудрого дракона не имело смысла. Он покинул меня, обещая прийти на следующий день и ответить на все мои, к тому времени накопленные вопросы.
        Мне принесли еду, которую я нашла очень вкусной. Особенную похвалу от меня получил местный хлеб с чесноком и зеленью, невероятно свежий и ароматный. Суп-пюре из аналогов бобов отличался изысканным вкусом, никогда бы не подумала, что его можно так аппетитно приготовить, а возможно, я просто от всех впечатлений и переживаний дико проголодалась.
        Насытившись, я стала благосклоннее принимать свою судьбу. Может, зря заранее расстраивалась? Ко мне пока проявляют внимание, кормят, поят, снабжают всем необходимым, так почему бы не воспользоваться предложением? Все равно других вариантов не намечается. Как вернуться домой я не знала.
        В дарах повелителя я нашла не только одежду, книги, свитки, но и письменные принадлежности, и бумагу. И решила не откладывать изучение этого мира в долгий ящик. Закрепила наверх шпилькой светло-русые, с золотым отливом, вьющиеся волосы и принялась за обучение.
        Оторвалась от чтения к полуночи, пропустив ужин. В голове отложилось все, что смогла узнать. Удивляясь своей работоспособности и, чувствуя, что могу еще долго так просидеть, схватила с подноса ароматную булочку с творожной начинкой, куснула и запила остывшим чаем. М-м-м, до чего же вкусно! Аппетит у меня всегда был отменный, про таких, как я, говорят кровь с молоком. И не скажешь, что было голодное и холодное детство. Просто во время учебы в университете моей единственной возможностью поесть были быстрые перекусы и не всегда полезной пищи, вот и фигурка стала поплотней.
        Я вышла на балкон, радуясь летнему теплу и небесному светилу, именуемому здесь Галиус. Ночи на землях драконов, называемых Шиамар и расположенных в гористой местности на северо-востоке такие же белые, как и в Питере, только с продолжительностью в полгода. Я могла с точностью рассказать, что видела перед собой, так было светло. В какой же удивительный мир я попала!
        А оказалась я в мире магии и меча. Именно такое определение приходило на ум, когда читала про войны, происходившие за последнюю тысячу лет на Аламионе. Этот мир населяли по большей части люди. Драконы, когда-то имевшие в себе Божественную искру, считались здесь высшими существами. Во главе всех Кланов стояли Радужные драконы. Они, несмотря на вырождение силы, считались сильнейшими магами, имея возможности трех и более стихий. И именно на их землях я и оказалась в этом мире и все еще продолжала находиться.
        Всего же существовало десять Кланов и, как я поняла, их наследники станут моими воспитанниками. А еще из книг узнала, что до меня Духовными Наставницами всегда были одаренные магией драконицы. Теперь я понимала возмущение некоторых судей, несогласных с выбором Богов. Даже я не представляла, как справлюсь с возложенной на меня трудной задачей.
        Сев в плетеное кресло и прислонившись к спинке, положила руки на подлокотники и еще долго переваривала полученную информацию. Полюбовавшись прекрасным видом и насладившись воздухом, напоенным цветочными ароматами, я вздохнула. Пора бы отдохнуть, хотя совсем не чувствовала усталости.
        Мне дали в услужение юную девушку, но я отослала ее. Не привыкла пользоваться чужим трудом. Пройдя сквозь водные процедуры, надела ночную сорочку и распустила длинные волосы, которыми всегда гордилась. Золотистыми колечками они легли на плечи, достигая ягодиц. Второй моей гордостью были выразительные зеленые глаза с длинными черными ресницами. Лицо миленькое, но украшенное веснушками. Своей внешностью я была все же довольна, так как пошла в прабабушку по папиной линии, а она, живя в военное время в Ленинграде, считалась там редкой красавицей. К тому же была образована и работала учительницей в школе. К сожалению, она рано умерла, не выдержав тяжелых условий блокады, а дедушка еще крохой попал в детский дом.
        И все же я уснула очень быстро, а когда открыла глаза, солнце ослепительно светило в окно. Ночью интенсивность свечения заметно падала, а теперь даже плотные занавески не могли скрыть ясную погоду наступившего дня.
        Я потянулась, с удовольствием отмечая, что спала, как убитая, и отлично отдохнула. Новый день не пугал своей неизвестностью, я с возобновленной энергией поднялась с намерением плодотворно провести день. Но вот как мне надеть новую одежду? Все же должна была признать, что служанка мне понадобится. Я позвала девушку по имени, и она сразу откликнулась.
        - Лария, помоги мне с одеждой.
        - Да, моя госпожа. Какое платье вы хотели бы надеть сегодня?
        А у меня еще есть выбор? Точно. Раз я принадлежу Клану Радужных, значит, имею право выбрать любой цвет одежды. Это не могло ни радовать.
        Я выбрала скромное одеяние темно-синего цвета, со своим старым платьем мне придется проститься. Для здешнего народа оно слишком откровенное.
        Служанка оказалась смышленой не по годам и ловко управилась со шнуровкой, а потом и с прической, хотя с моими волосами не так легко справиться. Говорила в том случае, когда я ее о чем-либо спрашивала. Наверное, боялась наскучить или сказать лишнее. Но постепенно я смогла ее разговорить, намекнув на то, что мне нужно узнать о новом мире, как можно больше. И из ее рассказа смогла почерпнуть для себя кое-какую информацию, которую в книгах не нашла.
        Девушка оказалась обычным человеком. Я узнала, что в Радужном дворце весьма щепетильны в выборе слуг и не скупятся на жалование. Многие из людей мечтали работать здесь. Ларии пришлось пройти через жесткий отбор, чтобы получить желаемую должность. Благодаря этому она смогла кормить всю свою немаленькую семью.
        Главный правитель славился своим толерантным отношением к людям, что для драконов считалось редкостью. В других дворцах к человеческим слугам относились намного хуже. Будут ли правители относиться ко мне достойно, раз я человек? Им пришлось согласиться с мнением верховного арха, но не создадут ли они мне проблем в будущем? Что же, узнаю со временем.
        Лария мне очень понравилась и не из-за рвения, с которым выполняла свою работу. Она располагала к себе и была умна, судя по тому, что говорила немного. На такую девушку можно положиться. Я решила больше не отсылать ее, видела по глазам, как ей хотелось служить мне. Возможно потому, что я, несмотря на свой статус, была, как и она, человеком.
        Когда с одеванием и прической было покончено, Лария застегнула на моей шее цепочку со сложным плетением и с радужным кулоном - подарок арха Ровейлла Холлиатшара. Я смотрела на себя в зеркало и не узнавала. Настоящая великосветская дама. Интересно, а какой у меня титул?
        Лария мне все объяснила. Приставка «ари» обозначает то же самое, что и госпожа. Драконы делятся на высшую знать и низкородных. Последние относились к простому народу и по большей части не имели магических способностей, обычно это были полукровки. Они не являлись бессмертными. Высшие драконы хоть и могли существовать вечно, но убить их было возможно. Это я уже знала из книг, как и то, что потомство являлось благословением Богов. За всю свою жизнь драконица могла высидеть одно яйцо, а могла и вообще ни одного. И созревание его проходило в специальной, сокрытой от всех глаз пещере не менее триста лет.
        Маленькими дракончиками до их совершеннолетия занималась выбранная Советом магиня. Потом их судьбу решали родители и Главы Кланов. Оказалась ли я в пещере случайно или по воле Богов - неизвестно, но появилась именно в момент вылупления и запечатление произошло со мной. Вот поэтому никто из повелителей не захотел рискнуть здоровьем своего чада и им пришлось согласиться с моей кандидатурой.
        Со мной пожелал позавтракать правитель. Моя охрана провела меня в огромный зал с длинным столом, уставленным разными яствами. Почти сразу после моего прихода появился арх Ровейлл со своей супругой. Я немного ознакомилась с этикетом драконов и слегка присела перед Его Величествами.
        Правитель с интересом рассматривал меня.
        - А вы заметно похорошели, ари Мариина. Ты согласна, дорогая? - обратился он к супруге.
        Та слегка улыбнулась, но без всякого энтузиазма.
        Арх жестом пригласил меня сесть за стол, что я и сделала. И после того, как правитель взялся за вилку, с аппетитом принялась завтракать. Омлет был такой нежный, что таял на языке, к нему прилагался кусок наилучшей ветчины, следом я выпила ароматный чай и насладилась заварными пирожными. В отдельном блюде мне подали кусочки нарезанных фруктов. Не жизнь - малина! Надо мне поаккуратнее со сладостями, вмиг стану помпушкой.
        Когда я уже заканчивала с завтраком, стражники объявили о приходе придворного мага. Все это время правитель молчал, лишь изредка улыбался, наблюдая за мной. Похоже, его жене это не совсем нравилось. Что же тут драконицы такие недружелюбные, а? У меня от ее взгляда кусок в горло не лез. Может, зря волнуюсь, что поправлюсь?
        Я была рада покинуть супружескую пару, сославшись на занятость. Арх Ровейлл лишь согласно кивнул, отсылая меня.
        - У вас трудная задача, но не забывайте отдыхать. Возле дворца находится чудесный парк, обязательно пройдитесь и подышите свежим воздухом. И еще: вы свободно можете перемещаться по территории замка, он охраняется магически. Тут вам ничего не угрожает.
        Мысли мои что ли читает?
        Я вспомнила, как в зале услышала слова арха внутри своей головы. Надо бы почитать поподробнее про Радужного повелителя и про его способности.
        Я подняла глаза, чтобы проститься с архом Холлиатшаром, как наткнулась на хитрую улыбку. Точно читает мысли!
        До полудня я занималась вместе с ученым магом и получила ответы на многие свои вопросы, а после обеда, проведенного в присутствии арна Сина, как я его про себя назвала сокращенно, отправилась в парк.
        Прав был правитель, прогулка необходима, она отлично поднимает настроение и заряжает энергией. К тому же нелишне пройтись после плотного приема еды. Королевская пара на этот раз не присутствовала.
        Мне пришлось захватить зонтик от яркого солнца, чтобы не обгореть и не спариться. Для такой ясной и теплой погоды я надела слишком темное платье, в котором чувствовала себя некомфортно. Пришлось после прогулки по дорожкам парка свернуть к прохладному фонтану.
        Присев на скамейку, я с вниманием слушала старую легенду арна Сина про первого рожденного с Божественной искрой дракона, как почувствовала, что кто-то настойчиво тянет за подол моего платья. Я заглянула под скамью и с удивлением увидела под ней сначала глаза, смотрящие на меня игриво, а уже потом и зеленого детеныша-дракона, отлично маскирующегося и сливающегося с цветом травы. Заметив, что обнаружен, он тут же приветливо замахал хвостиком. Бьюсь об заклад, он даже улыбнулся!
        - Дарнелл Шайнессар! - услышала я требовательный голос придворного мага. - Разве вы сейчас не нарушаете послеобеденный сон?
        Арн Киэрессар склонился над скамейкой, заглядывая под нее.
        Дракончик прикрылся подолом моего платья, словно его и не было. Меня это рассмешило, ученый же маг нахмурился и звонко щелкнул пальцами, шепча вслед заклинание - и зеленый проказник с визгом вылетел из своего укрытия, всколыхнув волной полы моего платья. Он с виноватым видом висел в воздухе, опустив когтистые лапки. Умора - да и только!
        - Это так вы проявляете свое уважение к Наставнице? - строго поинтересовался маг.
        - Не ругайте его, арн Киэрессар, - заступилась я за воспитанника, - малышу, наверное, не терпелось познакомиться со мной.
        Тот усиленно закивал, а умные глазенки так и блестели.
        Ой, не могу! Какой же смышленый, только вылупился из яйца, а все понимает. И чувствует мое сердце, доставит мне еще проблем!
        Я уже немного разбиралась в цветах драконов. Этот малыш принадлежал Клану Изумрудных драконов, чья ведущая способность - исцеление. Неожиданно вспомнилась прекрасная и величественная ари Лорайла. Так вот чей это отпрыск!
        Хитрющая мордочка вытянулась, и на ней появилось просительное выражение. В детской группе всегда находился хоть один затейник, который баламутил все вокруг и нарушал упорядоченный режим сада. Но к таким «энерджайзерам» я знала подход. Главное, дать им возможность проявить себя и направить неуемную энергию в нужное русло. С одним шустриком я точно справлюсь.
        Как же я жестоко ошибалась!
        Изумрудный дракончик гукнул и залепетал что-то непонятное, но старый маг отлично его понял.
        - Что он сказал? - спросила я мага.
        - А вы разве… - Тут маг внимательнее посмотрел на меня, вернее, мне показалось, что сквозь меня.
        - Все понятно. Так как вы по своей природе не владеете магией, ваша ментально-образная связь с детьми еще слаба. Со временем этот вопрос решится сам по себе. А вы, арн Шайнессар, возвращаетесь обратно и нечего прикрываться своим желанием увидеться с Наставницей! - обратился маг к малышу. - Даже не помышляйте разгуливать вне стен дворца. Что скажет ваша матушка, когда об этом узнает?
        Дракоша вздохнул и совсем сник.
        - Скоро Наставница сама наведает вас, - смягчился маг, приободрив детеныша, и отправил его в левое крыло дворца, где располагалась детская комната.
        На первых порах, пока драконыши маленькие, их держали вместе. Так проще присмотреть за ними. Арн Син объяснил мне, что малыши не умеют контролировать внутреннюю силу и могут причинить себе и окружающим вред. Он лично занимался безопасностью покоев, отведенных для детской зоны. Магию там невозможно применить. А также он сказал, что со следующего дня я могу заняться своими обязанностями и что, как и всегда, могу по любому вопросу обратиться к нему.
        Весь остаток дня я провела за чтением, даже ужин попросила принести в комнату, чтобы сильно не отрываться от изучения исторических свитков, правил хорошего тона в высшем обществе, легенд и сказаний драконьего народа, а также основ его быта и культуры. В голове складывалась полная картинка.
        Были в арсенале арна Сина и учебники по магии. Их я пролистала без всякой надежды к применению, но, вполне возможно, мои знания когда-нибудь в будущем пригодятся моим ученикам. Поэтому я поставила себе на заметку изучить как можно больше книг, благо библиотека Радужного дворца славилась тем, что в ней можно найти ответ на любой вопрос. Вот этим мы и займемся в свободное от детишек время.
        Любопытно, а сколько я должна с ними проводить времени? А жалованье мне причитается? Все же работа не сложная, но пожизненная. А еще я так и не поняла толком, в чем она заключается. В книгах о правильном воспитании сказано, что главная роль Наставницы - воспитывать истинных драконов!
        М-да-а… Боги сильно просчитались, назначая меня на данную должность.
        Глава 3
        Утром я сильно переволновалась перед встречей с детенышами драконов, но все же смогла взять себя в руки.
        На этот раз с помощью служанки я надела простое белое платье, волосы уложила назад, подколов их золотой шпилькой с янтарным камнем. Про жалованье я узнала. Хорошо, что сидела перед зеркалом, когда арн Син сообщил о сумме и обо всем причитающемся мне по долгу службы. Одно лишь условие огорчало - мне нельзя выходить замуж. Нет, даже не так. Мне нельзя иметь вообще какие-либо отношения с мужчинами, так как моя жизнь отныне полностью посвящена служению драконам.
        Наставница - это что-то вроде духовного сана, и теперь мне до конца своей жизни оставаться монахиней и пребывать в состоянии святой девственности. Не то, чтобы я особо расстраивалась по этому поводу, до сих пор мне не удалось встретить того, кто бы затронул мое сердце, но ведь это могло произойти в будущем.
        Я еще раз мысленно положила на одну сторону весов жизнь без мужчин, а на другую - блага этого мира - и решила, что все не так уж плохо. Я прекрасно проживу без мужского внимания и без проблем, связанных с ними. Жизнь рисовалась мне в «радужных» красках, недаром находилась в клане Холлиатшаров.
        Прихватив на всякий случай зонтик, направилась в сопровождении мага и стражников в сторону левого крыла. По мере приближения я все больше удивлялась тишине, царящей там. Все же при таком количестве детей… В очередной раз убедилась, что работа мне попалась идеальная.
        Но стоило моей охране открыть дверь, как я была чуть ли не снесена волной оглушительного ора. Детишки играли.
        Наше появление некоторое время оставалось незамеченным. Ребятня увлеченно носилась из угла в угол, сокрушая все на своем пути. И догадайтесь, кто был водилой? Правильно. Зелененький.
        Первым меня заметил красный дракон, я неожиданно оказалась в поле его зрения. Вытаращив округлившиеся до нельзя глазенки на остолбеневшую меня, он резко, без предупреждения затормозил лапами. И тут я услышала, как малыши сзади него по очереди, кто с визгом, а кто с возмущением стали въезжать друг в друга, как если бы кто-то дернул за стоп-кран - и разноцветные вагончики поезда сложились вместе.
        Зеленый дракоша, чтобы не повторить судьбу остальных, оттолкнулся лапами от пола и перепрыгнул через спины незадачливых игроков, неумело расправляя крылья и хлопая ими. Цирковой трюк почти удался.
        Балансируя в воздухе, что было трудновато с таким набитым пузом, зелененький с грохотом приземлился у меня в ногах, распластавшись на полу и ощутимо ткнувшись носом в платье там, где у меня предположительно находились колени. Я бы не устояла прямо, если бы арн Син не поддержал меня одной рукой. Реакция у него была получше моей.
        Среди стопки малышей началась возня, они пытались разбежаться в стороны и спрятаться.
        Жестом свободной руки придворный маг тут же навел тишину и порядок. Упавшие вещи были возвращены на свое место, а разбитые обрели целостность. Похоже, запрет на магию на самого мага не распространялся. Было слышно, как остановленные и застывшие на месте детеныши шумно сопят, все еще переводя сбившееся дыхание от быстрой беготни по комнате. Прислужницы, которые, видно, не справлялись с малышней, чуть в обморок не попадали от грозного вида арна Киэрессара.
        - И чья это была гениальная идея: разнести дворец на камни? - послышался строгий, буквально звенящий в наступившей тишине голос мага.
        Малыши переглянулись и все как один тыкнули когтистыми пальчиками в зелененького. Тот обиженно фыркнул, но отрицать вины не стал.
        - Дарнелл Шайнессар! - назвал арн имя того, кто вот уже второй раз соизволил на глазах главного мага попасться на проступке. - Вижу, вы уже стали тренироваться в полетах. Значит, сегодня мы этим все и займемся, - миролюбиво добавил он.
        И почему по тону арна Сина мне показалось, что он задумал какой-то подвох?
        Притихшие малыши осмелели и окружили меня, пытаясь добиться моего внимания. Я невольно улыбалась их непонятному лепету и восторженным восклицаниям.
        Возле моей руки оказался рубиновый дракончик и я не удержалась и провела ладонью по его шероховатой голове. Тот расплылся в улыбке, прикрывая от удовольствия глаза. Другие тут же стали возмущенно пихаться, пытаясь уловить свою долю ласки, но красненький позицию не сдавал. Однако противников оказалось слишком много на одного.
        Он напряженно застыл, тяжело вдыхая воздух, а потом из его пасти вдруг вырвался поток самого настоящего огня. Я удивилась. Арн Син уверял меня, что магию применить в детских покоях нельзя. Видно, это было заложено природой. Интересно, а другие так могут?
        Малышня испуганно отступила назад, прикрываясь лапами и крыльями. Похоже, что не могут. Красный гордо поднял голову и выпятил грудь с видом победителя. Да уж, с таким задирой никто связываться не захочет. Уточнение: до этого момента.
        Неожиданно красный взвыл и, подскочив на месте, клацнул зубами.
        Я обернулась и поняла причину. Зелененький вцепился зубами в хвост рубинового дракона и пытался оттащить наглеца от меня, упираясь лапами в пол, что есть силы. Задира не сдавался, выпустил когти. В комнате раздался громкий царапающий звук, притом это происходило прерывисто, а на полу по мере продвижения красного появлялись углубления в виде длинных узких полос. Огненный задира закусил губу, но терпел.
        Я подняла глаза на арна Сина, пытаясь по лицу мага определить степень его раздражения, за мной тут же повернули свои головы малыши. Все, кроме тех двоих. Драчуны увлеченно сцепились, катаясь клубком по полу и пытаясь укусить друг друга за бока.
        Анр Син молча воззрился на меня, дав возможность решить проблему самой. Ну что же, посмотрим, кто кого.
        - А ну немедленно прекратите! - перекрывая визг драчунов, закричала я. И что удивительно, они услышали, послушно разжали зубы и отпустили друг друга. Вид у них был еще тот!
        Красненький перевел дыхание, но, видно, не учел свою особенность. Из его пасти вдруг вырвался огонь. Дракоша тут же виновато прикрыл его лапой, задерживая дыхание и надеясь, что я не успела ничего заметить. Щеки его раздулись, а мордашка от потуг еще больше покраснела. И как долго он собирается не дышать?
        Я вопросительно подняла бровь.
        Зелененький решил помочь. Не церемонясь, пихнул соперника в бок. Из пасти огненного дракона с шумным выдохом показалось облачко дыма.
        - Довольно уже на сегодня! - продолжила я, укоризненно посмотрев на зеленого. Тот сразу опустил глазки в пол, но все еще косился на красного. - Иначе мне придется лишить вас совместной прогулки и занятия.
        Драчунам этого жуть как не хотелось. Они тут же выпрямились с готовностью вести себя мирно. Это как же, все будут учиться летать, а они сидеть в стенах дворца? Все интересное пропустить? Ни за что!
        В общем, наведя порядок, арн Син представил мне всех наследников по порядку. И чему я была несказанно изумлена, так это тому, что среди них оказались две девочки. Хотя, чему удивляться, я же видела в Зале Правосудия правительниц, так почему бы не наследовать трон представительницам женского рода? В земной истории тоже были свои царицы и императрицы.
        - Лиайя Киэрессар, наследница Клана Киэрессар - провидица Аметистовых драконов, - произнес первый маг Шиамара, глядя на лиловую малышку. - И к тому же моя племянница, - добавил он с затаенной нежностью в глазах. - Виалайн Диашаресс, - громко произнес он имя девочки синего цвета. - Наследница Клана Диашаресс - чтица душ Сапфировых драконов.
        Я уже знала, что у драконов одного Клана всегда была одинаковая фамилия, а вот имя никогда не повторялось. Случалось, что в потомстве проявлялась стихия другого Клана, тогда ребенка разлучали с родителями, и он получал иную фамилию. Довольно жестоко.
        С наследниками было все немного по-другому.
        Тут имело большое значение чистота крови. Смешение представителей разных кланов категорически запрещалось. На примере Радужных драконов прослеживалось ослабление магического фона. Иметь в арсенале несколько стихий - это хорошо, но иметь магию одного свойства было лучше. Вся сила собиралась в одном направлении. Очень редко среди Радужных рождались выдающиеся маги. Это было связано с потерей Божественной искры. Магия драконов постепенно угасала, и поэтому были приняты такие меры. Всем наследникам и наследницам тщательно подбирались пары, изучались родословные будущих половин до десятого колена, чтобы исключить возможность всплеска новой энергии.
        В один знаменательный момент, когда звезды имели благополучное значение, высокородные драконицы, подпитываясь магией своего клана, высиживали по яйцу. Их оставляли созревать в специальной пещере, обладающей энергетическим потенциалом и определенной температурой, а после вылупления малышня воспитывалась вместе на землях Шиамара, принадлежащих ведущему клану Радужных или Семицветных драконов. Для этого требовалось слишком много энергии, поэтому наследники и отпрыски других высокородных рождались не по одному, а целым выводком.
        Клан Янтарных, или их еще в народе называли Золотых драконов, в этот раз отличился, явив на свет сразу двух наследников абсолютно идентичных близнецов. Мне пришлось поверить это на слово, так как дракоши для меня были все на одну мордашку, разве что разного цвета. Два дракона в яйце - было крайне необычным событием. Злые языки болтали, что Клан Шиарангусс воспользовался древней магией артефактов, чтобы увеличить силу наследника, а вылилось это в рождение близнецов, деливших общую энергию. Выходило, что Радужные драконы наследником пока не обзавелись.
        Арн Син продолжал называть имена и Кланы драконов, которые я не думала, что когда-нибудь запомню, но благодаря заклинанию они все сложились по полочкам в моей памяти.
        Помимо перечисленных драконов среди моих воспитанников еще оказались Алмазные, Обсидиановые, Опаловые и Лазуритовые дракончики. Разношерстная шебутная компания подобралась, ничего не скажешь.
        Идя среди малышни, что весело передвигала лапками по дорожке, я начинала осознавать, какая мне предстояла ответственность - воспитание будущих правителей. Мир драконов до этого момента казался настолько сказочным, что терялись грани понимания. Пока мною двигало любопытство и живой интерес к неопознанному. Мне, наверное, до сих пор не верилось, что я попала сюда и, по словам арна Сина, только Богам под силу вернуть меня обратно.
        Вот так, родилась на Земле, училась, работала, а по неизвестным обстоятельствам раз - и уже в мире, где правит древняя магия, где драконы - не выдумка, а могущественные и величественные существа, испокон веков населяющие земли Аламиона наряду с людьми.
        Я отвлеклась от своих мыслей, когда мы вышли через туннель и достигли края отвесной скалы. Я с опаской глянула вниз - там клубился туман и сквозь него невозможно было рассмотреть землю. Кто знает, какая опасность поджидает в пропасти малышей? Я думала, у нас будут вполне себе обычные и безопасные тренировки на лужайке перед дворцом, но никак не ожидала, что маг приведет нас к обрыву. Малыши тоже казались растерянными.
        - Что же, арн Шайнессар, будьте так любезны, проявите смелость. Я вам первому даю такую возможность.
        Изумрудный дракон храбро ступил к краю пропасти.
        - Постойте, арн Киэрессар, простите, что вмешиваюсь в ваше обучение, но вы уверены, что это безопасно для детей? Им от роду-то всего несколько дней!
        Синазиум Киэрессар смерил меня снисходительным взглядом.
        - Они драконы и к тому же наследники! Вы человек, ари, вам не понять. Если они не смогут совладать со страхом первого полета, то как в будущем они смогут управлять единой Империей?
        Вот именно - наследники! Если всех детей принято таким образом учить полету, то уж о бесценных жизнях будущих правителей можно было больше поволноваться.
        Но глядя на спокойную уверенность придворного мага, я отступила, доверяя внутреннему чутью. Ученый магистр не подвергнет детишек реальной опасности. Может, все, что я вижу - умело созданная иллюзия и нет никакой пропасти?
        Я обеспокоенно глянула на мордашки маленьких драконов. Те, притихшие, стояли кучкой, прижавшись друг к другу и большими глазами наблюдали за смелым прыжком изумрудного из Клана Шайнессар, только ари Лиайя оставалась такой же спокойной, как и ее дядя. У меня же сердце на мгновение пропустило удар. Я все ждала появление воспитанника, и эти минуты показались мне вечностью.
        Я за это время уже сто раз в своей голове прокрутила ситуацию назад, запретила малышам летать, на последней секунде перед прыжком множество раз отчаянно хватала зеленого за хвост и оттаскивала подальше от пропасти и столько же раз высказала в лицо магу все, что я думаю по поводу такого экстремального обучения и жестокого обращения с детьми. Как же я жалела, что уступила своим принципам и что доверилась этому садюге-недомагу! Уже сама хотела кинуться вниз со скалы, как… прямо передо мной, обдавая резким порывом воздуха, с радостным криком взмыла вверх зеленая тушка, гордо хлопая расправленными крыльями. Совершив смертельный номер, а вернее, петлю в воздухе, дракоша завис над нами, сложив передние лапки на груди и довольно поглядывая на малышню.
        Вот же позер! Весь его вид словно говорил: «Ну, кто следующий? Кто сможет сделать это лучше меня?»
        Хотели все, да только зелененького сложно было переплюнуть. Уж очень у него ладно получилось с первого раза. Красный же будто только и ждал представившегося шанса, чтобы утереть нос недавнему обидчику. Он уверенно подошел к обрыву и, по-деловому глянув напоследок на соперника, сиганул в пропасть.
        Черт! Едва смогла себя удержать на месте. Я с ума сойду от такого обучения! В этот момент мне казалось, что за такую нервную работу мне должны еще приплачивать.
        Через несколько секунд рубиновый вылетел из тумана и пронесся мимо нас пулей, разрезая воздух пополам. С не меньшей гордостью он позировал перед всеми, смерив зеленого презрительным взглядом, будто отвечая на его недавний молчаливый вопрос: «Ну что, уделал?»
        Изумрудик только фыркнул в ответ и плавно опустился возле меня. Рубиновый последовал за ним. Ох, чувствую, эти лидеры постоянно будут доказывать свое превосходство, добавляя мне на голове седых волос.
        - Похвально, арн Роэйн Темрусс, - произнесли придворный маг и советник. - Кто следующий?
        Детишки осмелели и по очереди стали нырять в пропасть, исчезая из виду ненадолго, но все благополучно возвращались.
        - Скажите честно, уважаемый арн, - спросила я мага, подошедшего ко мне, - вы ведь знали, что драконам ничего не грозит?
        Тот лукаво сверкнул умными фиолетовыми глазами, склонив набок голову, ну вот точь-в-точь как черный старый пес хозяйки, в доме которой я когда-то жила. Надо же, моя старая жизнь так быстро стала забываться, что на миг показалось, будто мое прошлое и не мое вовсе. Как со стороны на него посмотрела. С каждым проведенным днем в этом волшебном мире мне все больше казалось, что я нахожусь на своем месте.
        - Милая ари, - ответил мне в тон маг, - даже если бы вы сами бросились в пропасть, как этого недавно желали, то и вы бы вернулись живой и невредимой.
        Так и хотелось сказать словами Андрея Миронова из «Обыкновенного чуда»: «Предупреждать надо!» И неужели у меня все на лице было написано?
        Неожиданная улыбка арна меня обезоружила. Она осветила его серьезное лицо, и за маской строгости и любви к правилам я смогла разглядеть живой ум в сочетании с юношеским задором. Я с удивлением рассматривала высокого статного мужчину в фиолетовой мантии. Похоже, что пепельные пряди среди черных и лиловых полос ввели меня в заблуждение. А есть еще порох в пороховницах! Старый маг, оказывается, не такой зануда и умеет пошутить. Развел меня, как маленькую! Старый, мудрый, озорной лис.
        - Проверять не стану! - усмехнулась магу.
        Синазиум Киэрессар лишь рассмеялся.
        - Вдруг и здесь подвох найдется? Жизнь у человека и так маленькая.
        - А вы еще не знаете? - удивился маг.
        - О чем?
        - О своем даре. Вы теперь не совсем человек…
        - Как это… не человек, а кто же?
        Глядя на мое непонимающее лицо, маг сжалился и не стал тянуть с ответом.
        - Вы теперь так же бессмертны, как и ваши воспитанники. Это их дар вам.
        Я была слишком ошарашена, чтобы радоваться данной новости.
        - Но почему ни в одной книге об этом не говорится?
        - Это объяснимо. Никогда прежде наставницей не становился человек.
        - Я действительно теперь бессмертна? - голос мой надломился. - Получается, моя жизнь после совершеннолетия драконов может все еще принадлежать мне? Я потом могу делать все, что захочу?
        Синазиум Киэрессар улыбнулся.
        - Хоть выбрать мужа и выйти замуж. Ваша жизнь будет принадлежать вам, как и то богатство, которым вы будете обладать после стольких лет наставничества. Вы даже вольны будете покинуть драконьи земли.
        Я шла по дороге к замку, оглушенная неожиданной новостью. Все получалось намного лучше, чем предполагала. Неужели теперь буду жить вечно? Это как-то не укладывалось в голове.
        После учений мы прошлись по парку. Маг дал нам возможность пообщаться и покинул нас, сославшись на важные дела. Малыши обступили меня со всех сторон, стараясь прикоснуться и получить частичку тепла своей наставницы. И я чувствовала непередаваемое удовольствие от их близости. А они, как могли, выражали свою привязанность.
        Прав был маг, я бы не смогла без дракончиков жить вдалеке. Наша связь крепла с каждым часом. Малыши издавали протяжные звуки, но по интонации я понимала, что они хотели выразить, а стоило мне заглянуть в их блестящие глаза, так и вовсе могла угадать желания.
        Лиайя Киэрессар, имя которой я про себя сократила на Лиа, прикоснулась ко мне своей лапкой, и я впервые увидела картинку, посланную драконом. В книгах я читала, что драконы не могут разговаривать в звериной ипостаси. Они получают эту возможность, когда обретают человеческий образ после инициации. А она проходит через пять лет после вылупления. До этого момента дракончики общаются мысленными посланиями и эмоциональными восклицаниями. Лиа послала мне образ, как обнимает меня. Это было так волнительно!
        Я опустилась на колени и позволила ей себя обнять. Потом я разрешила дракошам погулять, а сама в тени беседки наблюдала за тем, как они беззаботно резвились на зеленой лужайке. Наслаждаясь красотой цветов и царящим вокруг умиротворением, иногда прерываемым визгом детей, я думала о своей переменчивой судьбе и о неожиданном подарке от дракончиков. Я пыталась представить их взрослыми правителями. Благодаря дару я доживу до их совершеннолетия и нисколько не состарюсь. Смогу ли справиться со своей задачей и вырастить достойных драконов? И что буду делать с бессмертной жизнью дальше?
        Думаю, эти мысли еще не раз посетят меня.
        Глава 4
        - Дарнелл Шайнессар! Роэйн Темрусс! - закричала я, увидев, как два дракончика сцепились в драке. Хоть ты их по разным комнатам рассади подальше друг от друга, но это возможно только после инициации. Что эти забияки опять не поделили?
        Вот уже прошло несколько дней с первого полета над пропастью. Я каждый день навещала воспитанников - и все было спокойно, но сегодня, судя по встревоженному писку, малышня казалась взбудораженной. Взяв за шкирки обоих драчунов, разняла их и задала вопрос:
        - Что опять не поделили?
        Те пыхтели, но, судя по упрямому виду и молчанию, признаваться не желали.
        - Ну что мне с вами делать? Вести к арху Ровейллу?
        Это имя магически подействовало на задир. Они опустили головы и замотали ими в стороны.
        - Тогда вы должны сейчас же помириться.
        Но недовольные мордашки дракончиков говорили о том, что эта идея им явно не по душе. Тогда я решила научить их мириться, как если бы это были обычные человеческие дети. Я сцепила их мизинцы в «замочек» и стала двигать ими вверх-вниз. Выглядело это забавно, если учесть немалые коготочки на пальчиках совсем не человеческих детенышей.
        Мирись, мирись, мирись -
        И больше не дерись.
        А если будешь драться,
        То я буду кусаться.
        А кусаться нам нельзя,
        Потому что мы друзья.
        Дракоши с удивлением и интересом слушали и наблюдали за моими действиями.
        - Запомнили? А теперь повторяйте за мной!
        И успокоенные драчуны вторили мне на своем зверином говоре. Удивительно, но эта земная «мирилка» подействовала, и недавняя вражда испарилась. Теперь казалось, что зелененький миролюбиво поглядывал на красненького, а тот в свою очередь даже скривил рот в подобие улыбки. Что же, первая стадия по направлению к дружбе прошла успешно.
        Дети уже подкрепились, поэтому мы вышли с ними из дворца. Я впереди, а дракончики гуськом вслед за мной. Неподалеку от левого крыла здания за эти дни соорудили учебное место под навесом, чтобы детишки могли заниматься на свежем воздухе. Как таковых парт там не было, но для каждого наследника имелась мягкая подушка, по цветам легко можно было догадаться, где чья.
        Ребятня тут же разместилась на них и когда утихла - начался урок. Как всегда, вел его арн Киэрессар. Сегодня он показывал основы бытовой магии. Детишки с интересом слушали и запоминали заклинания, а потом практиковались. Стоило ли говорить, кому лучше всего удавалось разжечь огонь? Красненький получил от своего учителя похвалу, а уж после моих слов он просто расцвел. Дарна это подстегнуло, и он тоже хорошо справился с заданием.
        На следующем этапе нужно было потушить созданный при помощи магии огонь. С этим хорошо справилась Виалайн Диашаресс, эта стихия легко поддавалась сапфировым драконам. Остальным пришлось попотеть и тяжелее всех пришлось красненькому - Роэйну Темруссу. Он даже сник поначалу, но я поддержала его словами и подтолкнула действовать дальше. Имея в задатках лидерские качества, он все же не сдался и благодаря упорству или природному упрямству смог намагичить тоненькую струю воды, неимоверно радуясь своей победе.
        После занятий дракончики смогли всласть набегаться на лужайке, а потом мы все дружно отправились обратно во дворец. Детишкам пора было перекусить. Ели они без столовых приборов, и я настояла, чтобы они помыли лапки перед едой. За этим следили и приставленные к дракончикам прислужницы. Как-никак, а гигиене стоит приучать с самого детства. Пусть тут и лекари отличные, но чистоту никто не отменял.
        Для дракончиков отводилась целая столовая. Столики были совсем невысокие, скорее напоминали подставки для мисок с самой разнообразной едой. Я оставила детишек кушать, а сама отправилась в свои покои переодеться, а потом спустилась в обеденную на первый этаж. Арх Ровейлл прислал приглашение разделить с ним сегодня трапезу.
        Все эти дни я питалась отдельно, не очень мне нравилась компания ари Туринии - жены повелителя, но отказывать арху считалось верхом неуважения. Поэтому, вздохнув, я нацепила приветливую улыбку и вошла в зал и… попала под прицел устремленных на меня взглядов. На обед собрались все сильные мира драконьего - его повелители и повелительницы! Да уж, из огня да в полымя! Прощай мой обед, сегодня я на вынужденной диете.
        Присев перед архом и гостями, выпрямилась, стараясь держаться с достоинством, хотя признаю, ноги слегка дрожали.
        - Приветствую хозяина замка, - обратилась я к Ровейллу Холлиатшару, - мое почтение повелителям всех Кланов.
        На мое приветствие ответили весьма холодно и настороженно. Словно от меня ничего хорошего не стоило ждать. Я решила проигнорировать такое отношение. Прошла к столу и села на предложенное слугами место напротив арха Ровейлла, рядом с повелителем Опаловых или Снежных драконов - Орландом Ихарушатом, одетым в серебристое одеяние. Такого же цвета пряди присутствовали в его длинных великолепных светлых волосах. Он имел невероятно белую кожу, а брови его, казалось, были покрыты инеем. От него так и тянуло холодом - истинное воплощение вселенского безразличия.
        По другую руку от меня восседал арн Тайн Виамеран - повелитель Обсидиановых или Сумеречных драконов. Весь в серо-черных одеждах. Резкий контраст вызывали угольные пряди среди белых волос. От него так и чувствовалась опасность, само его имя таило загадку, а взгляд роковых черных глаз приковывал к месту. Я мысленно воздела глаза к потолку. Тут не то, чтобы голодной не уйти, тут бы живой остаться! С одного бока замораживали, а с другого словно по косточкам разбирали.
        Заметив к себе внимание арха Ровейлла, опустила взгляд и постаралась перевести дух и успокоиться. В данный момент я Наставница их детишек, они просто не посмеют навредить мне.
        В этот момент раздался мелодичный звон. Арх Ровейлл стучал золотой ложкой по бокалу.
        - Прошу минуту внимания, высокородные арны и ари, - начал повелитель Радужных драконов. - Сегодня мы собрались, чтобы прояснить некоторые моменты, касаемые Наставницы. Вы все согласились с ее назначением, а она взвалила на свои хрупкие человеческие плечи бремя ответственности за воспитание наследников. Так будем же почтительны и окажем свое уважение юной деве из другого мира.
        По взглядам драконов я поняла, какой они прием оказали бы мне, будь на то их воля. В повисшей паузе был слышен стрекот насекомых, доносившийся из открытого окна зала. В руке повелителя Алмазных драконов неожиданно хрустнул бокал, но тот лишь равнодушно стряхнул осколки. Они нисколько не поранили его ладонь. Я читала, что «алмазные» практически неуязвимы, самые выносливые и жизнестойкие из драконов.
        - Всем известна слабость арха Ровейлла по отношению к людям, - раздался голос повелителя в алом одеянии и с красными нитями в черных волосах. - Но моя задача повиноваться Верховному правителю - и я подчиняюсь.
        Ари Морвейн Диашаресс в ответ на высказывание «огненного» скривила в презрении губы, но промолчала.
        - Девушка не обделена талантами, - заявил вдруг повелитель Лазуритовых драконов. - Боги мудры, но… весьма непредсказуемы. И все же я принимаю их решение.
        Вот уж не ожидала поддержки со стороны задумчивого и восхитительно-прекрасного арна Энлифа Ошерана.
        Ари Лорайла Шайнессар вместо ответа склонила голову в согласии.
        Арх Ровейлл обвел остальных «молчунов» взглядом. Как же им хотелось возразить, но недаром Верховный правитель обладал высшей властью. Им просто пришлось смириться с неизбежным.
        Обед прошел в относительном спокойствии, пока правитель Сумеречных драконов не пожелал завести со мной беседу. Я даже закашлялась от неожиданности, подавившись куском мяса. Лучше бы он меня игнорировал и дальше, как это делал с неизменным холодным безразличием соседствующий со мной арн Ихарушат.
        - Можем ли мы узнать, откуда прибыла ари Мариина? Нам всем очень любопытно, - произнес арн Виамеран, в голосе которого так и сочилась язвительность.
        - Мой мир очень отличается от вашего, - ответила я, - там нет магии.
        Я смогла заинтересовать драконов. Удивление появилось на лицах повелителей, они явно не представляли жизнь без магии. Только арн Ихарушат неизменно оставался безразличным.
        - Разве это возможно? Как же вы живете? В вашем мире нет драконов? - произнес арн Тайн, словно это что-то необычайное. Как же так, что драконов не существует?!
        Он был настолько изумлен, что невольно склонился ко мне так, что прядь волос коснулась моего плеча. Я постаралась сохранить спокойствие.
        - Нет. Мой мир населяют только люди и вместо магии мы научились создавать машины, которые помогают нам перемещаться, облегчают наш быт и работу.
        После этих слов я завладела вниманием повелителя Янтарных драконов, золотые волосы которого были заплетены по бокам головы во множество тонких косичек, а сзади собраны в хвост. Его доспехи, сверкающие на солнце, которое щедро освещало обеденную зону, сияли наравне с одеянием Алмазного повелителя - арна Асгейра Шагнерата.
        - И при помощи какой силы работают ваши машины? - поинтересовался златоволосый Гуинард Шиарангусс.
        - Они работают на разном топливе, а еще на электричестве.
        Видя непонимание на лицах повелителей, пояснила:
        - Электричество это… наподобие молний, только заряд поменьше.
        Такое объяснение их вполне удовлетворило. Грозы происходили и на Аламионе, а еще когда-то Божественные драконы владели великой силой молний. Что-то похожее на тень уважения промелькнуло на лицах некоторых повелителей. Среди людей маги редко встречались, а в моем мире, получается, каждый человек владел частичкой силы Первородного дракона.
        Обед вскоре закончился, во время которого я и вкуса еды не ощутила. Вернулась в свою комнату, чувствуя голод, но как же удивительно и приятно было видеть на столике рядом с креслом поднос, полный аппетитно пахнущей пищи. Лария сказала, что его только принесли. Кто же мне его прислал? Это мог быть только арх Ровейлл, он всегда был внимателен ко мне.
        На следующий день после занятий, я решила устроить пикник в парке. Слуги принесли одеяла и еду в корзинах. Дракончики расположились вокруг меня, греясь на солнышке и закрывая от удовольствия глаза. После сытной еды некоторых из них заметно клонило в сон. А я решила занять их пока сказкой. Только вот беда, знала я лишь земные истории. Ну ничего, я как Маша из известного популярного мультфильма досочиняю…
        А почему бы мне не взять и не рассказать сказку про «Машу и медведя»?
        И я начала:
        - Жили-были дедушка да бабушка, и была у них внученька Машенька. Собрались как-то ее подружки в лес по грибы да по ягоды и позвали ее с собой.
        - Дедушка, бабушка, отпустите меня в лес с подружками, - просит Маша.
        А те отвечали ей:
        - Иди, да только смотри, не отставай от подружек - не то заблудишься.
        Пришли девочки в лес. Маша тут же забыла о предостережении. Ягодка за ягодкой, кустик за кустиком - и потерялась. Ходила, аукала, только еще больше вглубь зашла. И вышла она к…
        Вот же! Не уверена, что здесь водятся медведи, как же детишкам-то объяснить?
        - … И вышла она к горе, а там… э-э-э… пещера. Жил там один злой-презлой дракон и потому он был злым…что был очень одинок, и никто его не любил.
        А дальше сказка почти не менялась.
        Надо же, какая у меня поучительная история получилась!
        Девочка символизировала собой человеческий род, она умела трудиться. А еще она не унывала и надеялась сбежать от того, кто держал ее в плену. Ну а дракон… дракон олицетворял поведение всех «крылатых» и показывал их отношение к людям.
        Сама не ожидала, что получится сказка для малышей, понятная им, и самое любопытное в том, что они симпатизировали и сочувствовали человеческой девочке, а не дракону.
        Когда дракон летел через лес и нес на спине короб с Машей, они переживали, чтобы он ее не заметил. И когда дракона прогнали собаки и мужчины из села, девочка обнялась с дедом и бабой. Дракончики даже от радости запрыгали и забегали по травке. И все же им было жалко одинокого дракона. Из-за своего вредного характера он сам же и пострадал.
        Еще работая в детском саду, я проводила занятия с детьми по сказкотерапии. Сказка имеет огромное значение в раннем возрасте. Она учит добру, она познавательна и развивает моральные устои, учит эмпатии. Она понятна детям, потому что «говорит на их языке». Сейчас я только рассказала дракошкам поучительную историю, познакомила с сюжетом, а в саду мы с детьми входили в сказку, используя все осязательные чувства, инсценировали сказку, рисовали ее, манипулировали с картинками. Я задавала вопросы, над которыми стоило поразмышлять, мы добирались до самой сути добра и зла. Мы придумывали загадки про героев и еще многое, многое другое, используя разные творческие методики - и переживали все сложные моменты вместе. И я решила проводить такие занятия с дракошами.
        У меня в группе была целая картотека сказочных задач. В любой сказке есть проблема, которую надо решить. Так вот моя картотека содержала такие проблемы и еще решения к ним. Задавая детям такие задачи, развивала у них воображение и изобретательские способности, частенько используя «мозговой штурм».
        Вот и в сказке «Маша и медведь» существовала проблема, и сообразительная девочка смогла найти выход из сложного положения. Испекла пирогов и попросила отнести дедушке с бабушкой. Тут ей, конечно, помогла глупость медведя, в данном случае дракона.
        Каждый день я рассказывала сказки: и земные, и этого мира, которые успевала прочитать вечером - и дракоши впитывали в себя все знания, как губки, и учились любить, сочувствовать, дружить и поддерживать друг друга в трудную минуту. Они придумывали новые варианты решения сказочной проблемы и показывали мне ментальные образы.
        Я рассказывала легенды о доблестных драконах, об их подвигах и любви ко всему сущему. Показывала теневой театр, мы даже разыгрывали сценки.
        Уморительно было смотреть на «зеленого» и «красного» с деревянными мечами в лапках. Наследники равнялись на смелых героев, и со временем я стала замечать плоды своего воспитания. Они старались вежливо обходиться со слугами во дворце и не усложнять им работу. Пусть они в будущем и приемники трона, но я учила их убирать за собой игрушки и тот беспорядок, который царил после их совместных развлечений.
        И вот прошли первые пять лет с тех пор, как я оказалась в этом мире. Сегодня очень важный день для моих воспитанников - день их Инициации, а после во всей стране планируется праздник по такому случаю, потому как перерождение драконов считалось датой их появления на свет. В этот день дракончики познают свою вторую сущность, их жизнь обретает новое совершенство, иную оболочку, с которой сливается звериная ипостась. Повелители вновь прибыли на Радужные земли, чтобы отпраздновать радостное событие, официально назвать своих преемников и ввести их в свой род.
        Таинство происходило в священной пещере, которая даровала воспитанникам силы для рождения пять лет назад. Что там происходило, я не знаю, но, когда малыши вышли из нее, они были похожи на обычных человеческих детей, только вот прекрасные лица да цветные нити в длинных волосах выдавали в них драконью кровь.
        Их тут же накрывали плащами и переносили в долину. Вслед за ними перенесли и меня. Я ждала, пока их одевали в цвета кланов. А потом смотрела на воспитанников, которые появились из своей комнаты, и слезы радости стояли в глазах. Какие же они чудесные и такие… родные!
        Они окружили меня, а я впервые гладила их по волосам и слышала их речь. Они болтали без умолку, получив возможность разговаривать. А я всматривалась в их лица, проводила пальцами по цветным волосам и сразу понимала, какой клан они представляют. Внешне они выглядели пятилетними детьми и были очень похожи на своих родителей, с которыми долгое время не виделись.
        Во дворце же сегодня царила радостная суматоха. Слуги готовились к торжественному вечеру. Так как собралось немыслимое количество драконов, было решено провести торжество в парке перед дворцом. Туда носили столы и стулья, украшали гостевое место цветами и разноцветными фонариками. Организовывали танцевальную площадку. По этому случаю я надела свое самое нарядное воздушное платье, сотканное, словно из сотни нежных розовых лепестков. Шею мою украшал неизменный радужный кулон, к нему я добавила серьги, которые блистали всеми цветами, а на палец надела кольцо с небольшим камнем. Его грани ярко сверкали на солнце, являя взору палитру мягких оттенков.
        Музыканты настроили свои инструменты и заиграли ненавязчивую спокойную мелодию. С последними приготовлениями было покончено. Столы ломились от изысканных закусок и питья, а представители всех десяти кланов заполонили парк. Моих воспитанников разобрали, и я на неопределенное время была предоставлена сама себе. Внимание переключилось на арха Ровейлла, он выступил торжественно перед всеми, поздравляя кланы с обретением наследников. Каждый повелитель назвал имя своего преемника, и оно было «прилюдно» занесено в семейный реестр.
        Я находилась рядом, наблюдая за сияющими лицами воспитанников, полных необычайной гордости. Но так как дети были возбуждены и устали, их отвели в покои. Теперь у каждого наследника имелась личная комната. Завтра я навещу дракончиков и обо всем узнаю, об их впечатлениях и как их устроили.
        День уже клонился к вечеру, но праздник продолжится до самого утра. Ночи сейчас наступали светлые, но разницу едва ли можно было заметить в сумрачную погоду. Яркое солнце, что пригревало с утра, спряталось за облаками и стало заметно прохладнее. Слуги установили магические печки в парке и вынесли дамам легкие накидки, одну из которых взяла и я. В тончайшем платье без рукавов я продрогла. Только представителям огненного клана все было нипочем.
        На празднике я старалась держаться особняком, но всегда чувствовала на себе любопытствующие взгляды и не сказала бы, что мне это нравилось. Лучше бы меня и дальше не замечали.
        Стоило мне пройти рядом, так головы драконов отворачивались. Хотелось сбежать с торжества, укрыться в комнате и провести вечер с книгой, но по правилам этикета необходимо исполнить хотя бы один танец.
        Что-то я совсем одичала. Весь мой круг общения последние годы составляли дети и арн Киэрессар. Я вечность не танцевала и с удовольствием бы весело провела вечер, только вот кто мне составит пару?
        За пять лет, проведенных в стране Шиамар, я изучила многое, в том числе и танцевальные «па», но только вот сомневаюсь, что кто-либо из истинных чистокровных драконов сочтет меня достойной, чтобы позволить коснуться его, и уж совсем речь не шла, чтобы исполнить с ним танец.
        И вот звучит музыка, и драконы приглашают дам, а я… я так и стою в сторонке, медленно попивая красное вино из хрустального бокала… С таким успехом мне придется ждать утра, чтобы потом покинуть торжество с позором. От меня не укрылись злорадные взгляды дракониц, которых вывели в центр площадки. Я уже подумывала брать второй бокал, как неожиданно возле меня встала фигура, заслонив собой танцующие пары.
        - Вы позволите, прекрасная ари? - любезно протянул мне руку дракон.
        Сказать, что я была удивлена - ничего не сказать. А голос-то какой! До мурашек пробрал. Черт возьми, да я согласна позволить ему все, что угодно! Только вот мозг запоздало стал скандировать красный уровень опасности. Где-то на задворках разума пронеслась отрезвляющая мысль, напомнив о святом статусе наставницы. Я могла только восхищаться идеальным лицом мужчины, но позволить ему коснуться себя… Смогу ли я выстоять перед таким искушением?
        Сердце в груди забилось сильнее. Дракон, что стоял передо мной, принадлежал клану Сумеречных. В черном камзоле, с распущенными длинными волосами цвета обсидиана на меня смотрел мужчина, от которого сложно было отвести взгляд, а, увидев которого, уже не забудешь никогда. Я захлопнула рот, из которого вот-вот - и стала бы капать на пол слюна, и отважно отказала.
        Мужчину это отнюдь не смутило, лишь прибавило ему настойчивости.
        - Прошу, не отказывайте, благородная ари. Всего один танец! - голос дракона перешел на хриплые нотки, отчего я, кажется, совсем потеряла последние остатки разума. - Или мое сердце будет окончательно разбито.
        Он что, совсем не понимает, кто я? Нет, а я чем лучше?! Я точно ополоумела, иначе как объяснить то, что я протянула дракону руку, дав этим согласие? И уже поздно отступать. Моя прохладная ладошка, словно маленькая испуганная птичка, была захвачена в плен, а жар мужской руки уже опалил ее крылышки.
        Мы вышли в круг танцующих. Я неуверенно начала движение за партнером, который властно привлек меня к себе, одарив жгучим взглядом. Самое странное было в том, что никто не обращал на нас внимания, хотя уже то, что дракон пригласил человеческую женщину на танец, можно было расценивать, как шокирующую новость. Но нет, танцующие пары, увлеченные собой, совсем не смотрели в нашу сторону.
        - Вы кого-то ищете? - поинтересовался сумеречный дракон, а у меня от его голоса кровь прилила к щекам, а пульс заскакал, как заяц.
        - Нет, - поспешила ответить я и опустила взгляд.
        Тут поднявшийся из ниоткуда ветерок подхватил подол платья, облепив тканью ноги мужчины, словно кокетничая с ним. Я почувствовала, как меня сильнее прижали к груди, а мое лицо подняли за подбородок. Я жутко уже жалела, что согласилась на такую пытку. Дракон воздействовал на меня своей оглушающей мужской силой и природным обаянием. В его черных глазах плескалось затаенное желание. У меня ноги подкашивались, но дракон крепко держал меня и направлял в танце, и мне ничего не оставалось, как следовать за ним.
        Я очнулась тогда, когда музыка уже приглушенно звучала со стороны, а первые капли дождя упали на мое лицо, охлаждая его жар. Мы довольно далеко отдалились от крытой площадки.
        - Отпустите меня! - потребовала я, начиная испытывать беспокойство.
        Мы остановились - и я тут же почувствовала себя свободной.
        - Простите мою наглость, я лишь хотел поговорить с вами наедине.
        На какую тему дракону захотелось пообщаться, я не успела уточнить, но явно речь пошла бы не о погоде.
        И тут небо, словно в насмешку раскрыло свой необъятный зоб и исторгло неисчислимое количество воды на мою бедную голову. Я мгновенно промокла.
        - Тут совсем близко беседка! - крикнул дракон.
        Мы бегом помчались к ней и спрятались под ее крышей. Я заметила, что трясусь от холода, в то время как плащ мужчины даже не намок. Он тут же снял его и набросил на мои плечи, притягивая к себе. Его глаза призывали поддаться, уступить желанию. Я замерла, почувствовав, что не могу оказывать сопротивление. Влекомая наваждением, я сама потянулась к губам незнакомца. Я видела, как постепенно в глазах дракона загорается триумф, как на губах застывает победоносная ухмылка - и тут яркая молния словно разделила небо пополам, а грохот с силой встряхнул воздух.
        Я пришла в себя. Дернувшись, словно сбрасывая остатки наваждения, удивленно уставилась на дракона.
        - Вы кто? - запоздало задала вопрос.
        - Вряд ли ты слышала обо мне, мое имя вычеркнуто из фамильной книги, - ответил незнакомец. - Зато я о тебе наслышан.
        - Нам стоит вернуться, - произнесла я неожиданно дрогнувшим голосом. Незнакомец пугал, особенно черные бездонные глаза, не мигая следящие за мной.
        И тут же получила грубый и какой-то слишком уверенный ответ:
        - Не стоит.
        - Я… я закричу!
        - Я поставил полог тишины, никто не услышит тебя, - злорадно усмехнулся дракон.
        - Зачем вы это делаете? - я отступила на шаг назад, осматриваясь по сторонам в поисках спасения.
        - А ты еще не поняла? Понимаешь ли, в такой знаменательный день никто не прислал мне приглашение. Такое пренебрежение слегка задело мою гордость.
        - Я до сих пор не могу уловить вашу мысль. Причем здесь я?
        - О! Я поясню. Ты как раз та мишень, которая способна убить за один раз десять славных драконят.
        Я вся похолодела. Речь шла о наследниках.
        - Неужели вы имеете в виду…
        - Именно, - ответил мужчина, не дожидаясь конца вопроса. - Но здесь я не могу причинить тебе вред, придется забрать с собой.
        - И поэтому вы применили ко мне свои чары? Чтобы стала безропотной жертвой и последовала за вами?
        - Какая догадливая. Поцелуй ты меня - и стала бы есть из моих рук, и кто знает, может, я не стал бы торопиться, а сначала вдоволь наигрался бы с тобой.
        - Только посмейте! Здесь кругом стража!
        - Она не поможет тебе, - засмеялся незнакомец.
        Он силой вытянул меня из беседки. Я сопротивлялась, но что я могла сделать?
        Тут незнакомца окутал сизый туман и на глазах он превратился в… радужного дракона. Схватил меня когтистой лапой, но неожиданно дернулся, как от боли, и уронил на мокрую землю. Моя грудь горела, а кулон, подарок арха Ровейлла, светился всеми цветами радуги, ослепляя похитителя. Тут же на лужайке появился целый отряд охраны, а с ним и повелители всех Кланов. Они атаковали радужного дракона.
        Тот издал негодующий рык и, взмахнув крыльями, поднялся в небо. Арх Ровейлл отдал приказ не преследовать его. Повелителям пришлось подчиниться, хотя я видела недовольство на их лицах.
        - Ари Марийна, вы в порядке? Он не причинил вам вреда? - услышала я взволнованные слова арха.
        Моя охрана уже поднимала меня за руки. Я качнулась в сторону, но огненные драконы поддержали меня.
        - Я просто испугалась, - попыталась даже улыбнуться. - Похоже, кулон, что вы мне подарили, спас меня.
        - Простите, ари, что не смог предотвратить это несчастье…
        - Но кто он? И почему желал смерти наследникам?
        Лицо арха Ровейлла помрачнело. Видно было, что ему трудно произнести имя похитителя.
        - Он тот, о ком не принято говорить, - сказал повелитель Радужных драконов и тут же сменил тему: - Слава Богам, вы живы и невредимы!
        - Как же ему удалось так легко проникнуть во дворец? Вы уверяли, что здесь безопасно.
        - Значит, я ошибался, и моя ошибка чуть не обошлась слишком дорого. С этого дня ваша охрана будет увеличена, а защитные заклинания дворца изменены и усилены.
        Я так и не узнала, кто хотел похитить меня. Все, как по сговору, избегали этой темы, а мое любопытство только росло от этого. Я лишь смогла разузнать, почему не обеспокоились моему исчезновению с праздника. Незнакомец оказался поистине могущественным магом, он смог создать мою идентичную копию и оставить ее вместо меня. Никто так и не догадался, и никто не видел нас, плавно двигающихся в кругу пар. То-то я удивлялась, почему никто не обращает внимание на то, что дракон пригласил на танец простую человечку.
        Лария встретила меня в покоях с побледневшим лицом. Сжав руки на груди, она радостно вознесла хвалу небесам за то, что удалось отвести беду от ее хозяйки. Она с прилежностью расчесала перед сном мои отросшие волосы и вышла за дверь, оставив меня на попечение охраны, которая пополнилась на четыре алмазных дракона. Чувствую, прошли мои спокойные дни, теперь стражники не спустят с меня глаз.
        Я лежала на кровати и вспоминала события вечера. Мысль, что кто-то хотел убить меня, пугала, но я не дрожала за свою жизнь, а вот за малышей очень беспокоилась. Насколько нужно быть бесчувственным злодеем, чтобы желать невинным детям смерти? И остановится ли негодяй после сегодняшнего промаха? Интуиция подсказывала, что от него еще стоит ждать неприятностей в будущем.
        Из-за плохого сна я проснулась сегодня позже, чем обычно, и все же мне удалось отдохнуть. Странно, что Лария не разбудила меня, наверное, ее просили меня не беспокоить. Но смысла отлеживаться дальше, не видела, не заболела же, меня просто вчера «немножко» не убили, а так можно сказать, что со мной все в порядке.
        Я позвонила в колокольчик - и моя служанка тут же постучалась в дверь. Я была права. Стража никого не пускала в покои - распоряжение арха Ровейлла. Пожалуй, после такого случая любая другая девица находилась бы в состоянии шока, только не я. Подумаешь, хотели похитить!
        Это при лучшем раскладе, а при худшем - я под действием любовных чар отдалась бы гаду, а он меня после горячей ноченьки тихонько бы пристукнул. Но не успел же! Так что раскисать повода не было.
        С помощью Ларии скорее оделась, позавтракала и поспешила к дракошкам, мне не терпелось увидеться с ними и вновь посмотреть на них.
        Какие же они славные! Особенно зелененький. Ой! Я так привыкла называть малышей по цветам, что и сейчас, глядя на светловолого Дарнелла Шайнессара, в волосах которого проскальзывали изумрудные пряди, поступила так же.
        Чертами лица он довольно сильно напоминал свою мать. Такие же зеленые, кристально чистые глаза, пухлые губы и аккуратный носик. С длинными волосами по пояс он вполне бы сошел за девочку, и весьма красивую, если бы не мальчиковая одежда и упрямая складка меж широких бровей. А еще в нем сочеталось несовместимое: детская лучезарная улыбка и умный, какой-то слишком взрослый взгляд.
        Я старалась не думать, что вчера малыши находились на волоске от смерти. Теперь буду соблюдать правила осторожности - никаких контактов с драконами. Хватит, натанцевалась! С сегодняшнего дня буду всецело отдавать внимание только детям.
        А по-другому у меня и не получалось. Мне запрещалось покидать территорию дворца, а соответственно и малышам тоже.
        Утро у нас начиналось с приведения в порядок внешнего вида. Теперь дракончики-мальчики ходили в коротких штанишках, а девочки в коротеньких платьицах. Особое внимание уделялось волосам, они обладали магией и накапливали силу. По этой причине ни один дракон в здравом смысле никогда сам не обрежет их. До совершеннолетия волосы отрастали быстро, но чем старше становился дракон, тем медленнее росли его волосы. Если девочкам делали замысловатые прически, украшая их бутонами цветов, то мальчишкам волосы собирали в хвост или косу.
        После наведения марафета, детишки кушали и дружной компанией отправлялись за мной на занятия. Они довольно далеко продвинулись в магии. Способные малыши. Иногда, наблюдая за тем, как дракончики тренируются и развивают свои магические способности, я немного жалела, что не имею никакого дара.
        Обычно в фэнтезийных книгах попаданки приобретали необычайную силу, а вот я обрела лишь бессмертие, хотя мне грех жаловаться. Могла вообще ничего не получить. Если бы имела магическую силу, то при полученных знаниях не переживала бы за малышей. Смогла бы дать отпор, не полагаясь на охрану. А мне приходилось порой вздрагивать от шороха в комнате и оглядываться с осторожностью. Ощущение, что за тобой наблюдают, не пропадало. Все из-за постоянного следования охраны.
        Но постепенно и к этому привыкла. Негодяй больше не проникал в замок, заклинания работали исправно и со временем события знаменательного вечера в честь наследников утратили свою негативную окраску. Я наслаждалась размеренной жизнью во дворце, иногда обедала с архом Ровейллом и его советником арном Киэрессаром, обсуждая последние новости. Я находила их общество приятным, а беседу познавательной, в особенности радовало то, что супруга арха редко составляла нам компанию, ссылаясь на плохое самочувствие. Понимая, что все это являлось сплошным притворством, я, однако, выражала слова сожаления. Этого требовал этикет, хотя в душе мне никто не запрещал тихо радоваться отсутствию ари Туринии за обеденным столом.
        День за днем я проводила время с детьми, рассказывала им о своем мире, а они слушали и воспринимали мои истории, как сказку. Иногда и мне казалось, что свой мир я придумала сама, так он отличался от Аламиона и настолько я чувствовала себя здесь своей.
        Время стирало грань между вымыслом и реальностью. Я приняла новый мир, из книг почерпнула знания о нем, и он стал для меня реальнее, чем собственный, из которого я пришла. Но все же в душе я оставалась человеком и понять безразличие тысячелетних драконов не могла. Как можно не уделять внимание собственным детям?
        Ведь именно сейчас, в раннем возрасте идет закладка всех ценностей, а драконы вмешиваются в жизнь своих чад лишь тогда, когда они уже достигли совершеннолетия. Не поздновато ли? Может, в этом и кроется тайна их бездушия?
        Мир драконов был по-своему жесток. У меня душа болела за чужих детей, а у родителей сердце не вздрагивало.
        Малыши продолжали радовать успехами, они тянулись ко мне и раскрывались передо мной, как это делают цветы в солнечный день. Я полюбила их всей душой - и они отвечали мне тем же. И дело было не только в запечатлении. Возможно, они привязались ко мне из-за прохладного отношения со стороны родителей, а возможно потому, что я делилась с ними не только временем, но и теплом, и лаской. И они расцветали от моего внимания. Надеюсь, они не почувствуют недостатка в любви - и от этого вырастут счастливыми.
        Я знала сильные и слабые стороны каждого, и старалась никого не выделять. Дарнелл и Роэйн продолжали соревноваться за мое внимание, но это им шло только на пользу: подталкивало к саморазвитию. Имея сходный характер, они смогли найти общий язык, и в будущем я знала, что они станут настоящими друзьями. Но Дарнелл был более сдержан в проявлении эмоций, его стихия земли прибивала огонь Роэйна - темноволосого с бордовыми прядями и такими же глазами дракона. Будущие лидеры уже сейчас проявляли свои задатки, руководя группой детишек, и часто помогали мне с организацией досуга.
        Девочки - Лиайя и Виалайн - наоборот были слишком разные, но это не помешало им подружиться. Лиа - тихая и кроткая пепельная блондинка с огромными фиолетовыми глазами, она часто была погружена в свои мысли и являлась противоположностью энергичной темноволосой Виалайн.
        К девочкам примкнул задумчивый наследник лазурных драконов - Роальд Ошеран. С голубыми прядями в светлых волосах и лицом, скопированным с отца. Эта тройка почти всегда была вместе.
        Рыжеволосые близнецы Драйн и Торин Шиарангусс доставляли не меньше хлопот, чем наследники из Изумрудного и Рубинового кланов. Они вечно пропадали где-то, секретничали между собой, а в их карманах чего только было не найти: от пуговицы до гениального изобретения. Наслушавшись о моем мире, они мечтали создать умные машины, работающие на магии.
        Ашар Виамеран - наследник Сумеречных драконов, черноглазый брюнет, предпочитал одиночество, но его можно было увидеть в компании любого из детей.
        Фрайзер Ихарушат и Ялан Шагнерат представляли собой сверкающую парочку, этакий двойной батончик в белом шоколаде. Опаловый и алмазный дракон отличались уравновешенным характером и просто непробиваемым спокойствием. Оба светловолосые, одинакового роста, они казались похожими, словно братья, только вот на губах Ялана всегда блуждала довольная и открытая улыбка, в то время как по лицу Фрайзера невозможно было что-либо прочитать. Он обладал довольно скрытой натурой, но я надеялась, что когда-нибудь его душа откроется мне.
        Глава 5
        - Наставница, зачем вы привели нас в оранжерею? - спросил Ашар.
        - Сегодня мы с вами потрудимся, ребята. И начнем с обработки почвы. Дарнелл, - обратилась я к зеленому дракону, - неси лопаты! Роэйн, ты принеси другие инструменты, что стоят в углу, они нам понадобятся, чтобы разрыхлить землю.
        Я перешла с детьми на более личное обращение, убрав из обихода приставку арн и ари. Мы почти все время проводили вместе и обращение на «вы» утомляло и переводило разговор на официальный лад, а при наших долгих и доверительных отношениях это и вовсе считалось лишним.
        Я стала показывать драконам, как работать лопатой и граблями. Дети с интересом молча наблюдали, пока не высказался Фрайзер:
        - Разве не проще использовать магию? Зачем нам трудиться, как это делают простолюдины?
        Я повернулась к снежному дракону, а потом вдруг на меня что-то нашло - и я коснулась носа наследника, испачкав его в земле.
        Детишки рассмеялись.
        - Да хотя бы потому, что это весело, - улыбнулась я, наблюдая за тем, как Фрай с возмущенным выражением вытирает нос. Впервые на его лице проступили эмоции.
        - Что тут веселого? - пробормотал он, пытаясь вернуть себе первоначальный достойный вид. Но заметив, что стоящий рядом Ялан тоже посмеивается, он сузил глаза, предостерегая друга от ошибки. А тот уже за бок схватился от хохота.
        - Да хватит тебе дуться, - сказал Ялан, когда немного успокоился и, выпрямившись, положил снежному руку на плечо. - Но какой ты все же забавный, дружище, а-ха-ха!
        Не выдержав, он снова заразительно рассмеялся. И о, чудо! Мне показалось или на лице Фрая мелькнула тень улыбки?
        - Важно все, что вы делаете и как. Заботитесь вы о растениях или изучаете магические книги - во все нужно вкладывать силы и старание. Вы - будущие правители и, когда придет час, станете заботиться о своем народе. И от того, с каким усердием вы будете это делать, зависит благосостояние ваших кланов. А узнав, сколько сил вкладывает простой народ, работая на земле, чтобы накормить всех остальных, вы станете ценить их труд и не будете считать его недостойным.
        Я собрала внимание детей, и теперь мы все вместе обрабатывали землю. Она уже была удобрена, поэтому с делом мы справились быстро. Пришедший цветовод, низко кланяясь, поблагодарил нас за помощь. Дети наблюдали за его работой, и как он заботливо ухаживает за цветами, пытаясь помочь ему и в этом. И я решила дать им домашнее задание.
        - Каждый берет по горшку, насыпает в него землю и сажает семечко. За ним надо ухаживать, поливать каждый день. Применять магию запрещено. Посмотрим, кто лучше всех справится с заданием.
        Глянув на лица Дарнелла и Роэйна, я догадывалась, кто расшибется в лепешку, но сделает, но время все же покажет.
        Детишки с энтузиазмом принялись распределять между собой глиняные горшки. Семена я выбрала одного неприхотливого цветка и раздала их детям. Показала, как сажать. Теперь дело за драконами, от их старания зависит, справятся они с домашним заданием или нет. Но я упустила из виду, что наследники обладали сильным магическим фоном и независимо от своей воли повлияли на растения. Ухаживая за ростками, они дарили им свое внимание и те впитывали его вместе с магией. Надо ли говорить, что из этой затеи вышло совсем не то, что я ожидала?
        Дарнелл не спускал глаз с горшка и уже через два часа у него проклюнулось семечко и показался нежно-зеленый росток. Недаром этот дракон обладал силой земли.
        Через несколько дней показались ростки у Виалайн, Драйна и Торина, у Ялана и Лиайи, а вот у снежного, огненного и сумеречного дракона возникли проблемы. Их растения отказывались показываться на свет, и дело тут было в особенности их стихии. Не сочеталась она с развитием жизни. Драконы делали все то, что и остальные, а результата это не приносило.
        Тогда я посоветовала Роэйну не приближаться близко к горшку, когда его обуревали сильные эмоции, чтобы не обжечь семечко. Фраю же наоборот сказала проявить всю заботу и любовь, на которую он способен, чтобы земля не покрывалась инеем при его присутствии, а Ашару порекомендовала следить за собой и поставить блокировку в виде щита, чтобы не вытягивать неосознанно силу из слабого маленького семечка. И это дало положительные изменения.
        Ростки показались из-под земли. Они росли и, если поначалу изменения были незаметны, то к концу месяца я с удивлением отметила разницу между, казалось бы, одинаковыми растениями. Самое крупное растение, сохранившее свой цвет и опередившее по развитию других, принадлежало изумрудному дракону. У остальных ростки приобрели цвета стихий их хозяев. Первенство за отлично проделанную работу я отдала Дарнеллу, второе место досталось Виалайн, а третье разделили между собой золотые драконы. И все же я не могла не отметить старание тех драконов, кому уход за цветком дался нелегко.
        С течением времени растения все больше видоизменялись. Уж чего я только не видела во дворце, но вот растения, напоминающие повадками и видом снежного барса или янтарных обезьянок - это уже точно обычным не назовешь.
        А началось все с того, что однажды поздним вечером ко мне в дверь что-то тихо поскреблось. Я бы не обратила на это внимание, если бы не позднее время, в которое обычно уже лежу в постели и читаю перед сном книгу. В тишине, прерываемой мерным постукиванием дождя за стеклом, я оторвалась от чтения и прислушалась. Мне не показалось.
        Поднявшись, накинула на плечи халат и прошла к двери, но открыв ее никого, кроме стражников в коридоре, освещенном магическими лампами, не заметила. Странно, что моя охрана заснула на посту. Ночи в это время года были непроглядными и зябкими. Неприятный холодок прошелся по ногам, заполз под подол ночной сорочки, вызывая дрожь. Я сильнее запахнула полы халата, скрестив руки на груди, и уже намеревалась закрыть дверь, как сзади меня послышался шорох. Замерев, я медленно повернулась к источнику звука. То, что я увидела, не вписывалось ни в одно определение.
        Это что-то росло прямо на глазах, увеличиваясь в размерах, имело лапы, по форме напоминающие листья китайской розы. Туловище монстра состояло из переплетенного узлами длинного ствола. Чудовище раскрыло пасть, похожую на ловушку Венериной мухоловки, из которой капала вязкая жидкость и свешивался длинный отросток, напоминающий язык. Это чудо-растение с острыми, как иглы зубами еще и принюхивалось ко мне. Мирно спящая охрана в коридоре явно его…э-э-э…листьев дело. От ужаса я закрыла глаза и закричала. Монстр обиженно тявкнул и отступил, плюхнувшись на… на свой зад. Но испугалась я совсем другого чудовища.
        На кровати, с которой недавно поднялась, я увидела огромного мохнатого паука, окутанного черной дымкой. Казалось, он не сводил с меня больших глаз, пугая до колик в животе. С детства у меня жуткий страх перед этими ползающими существами, именуемый арахнофобией, но откуда этому земному гаду взяться на Аламионе?
        Я снова истошно закричала, и тут в комнату вбежал… Дарнелл. Он посмотрел на меня, потом на зеленого монстра, потом снова перевел взгляд на меня.
        - Ари Марина, не бойтесь, он безобиден, хоть и кажется опасным.
        - Па…па…ук! - громко произнесла я, заикаясь и указывая на постель, едва не теряя сознание.
        Дарнелл проследил за направлением моего пальца. В ту же сторону повернуло голову и зеленое чудо-растение. Радостно тявкнув, оно вдруг бросилось к кровати и, щелкнув пару раз зубами, вмиг сожрало паука, а потом еще и облизнулось.
        - Что это? - спросила я слабым голосом, чувствуя, что сейчас упаду в обморок.
        - Это мой питомец.
        - Я не про зеленого пса, а про то, что у него теперь в желудке. Про паука!
        Дарнелл явно был озадачен.
        - Похоже, что Лютику пришелся по вкусу этот паук, поэтому он и побеспокоил вас, ари, в такой поздний час. Простите его, Наставница, он еще совсем глупый. И простите меня. Я просто хотел создать друга, одного из тех верных псов, о которых вы нам рассказывали.
        - Я должна тебя благодарить, а не ругать. Если бы не твоя магия, никто бы не пришел и не спас меня. Паук, которого с таким удовольствием съел Лютик, на самом деле очень ядовит. И если бы не твой питомец, кто знает, чем бы все закончилось сегодня.
        Я по привычке потянулась к шее, где находился кулон, подарок арха Ровейлла, но он вместе с цепочкой лежал в шкатулке. Мысленно я пообещала себе больше никогда не снимать его.
        - Вы хотите сказать, что появление этого существа в вашей комнате не случайно?
        - Я…
        Не стоит говорить ребенку, что существовала реальная угроза не только для моей жизни, но и для жизни всех воспитанников. Ведь моя судьба тесно переплетена с их судьбами. Кто-то упорно старается уничтожить нас одним выстрелом.
        - … не уверена. В любом случае спасибо тебе и твоему питомцу.
        Зеленый монстр от благодарности расплылся в широкой улыбке (ну, если тот оскал можно было так назвать), подбирая языком капающую слюну. Ему бы больше подошло прозвище «Лютый», а не нежное и невинное - Лютик. С ирокезом на голове в виде костяных наростов, в шипами по всему телу он совсем не походил на скромное растение, от которого произошел.
        Дарнелл словно прочел мои мысли.
        - Почему вы тогда испугались не его, а какого-то неизвестного паука?
        - Просто я их всегда боялась.
        Вот как объяснить ребенку, что сама мысль, что подобное существо коснется тебя мохнатой лапкой…
        - Какая же вы странная, ари Мариина, - улыбнулся зеленый дракон. - Ничуть не испугались Лютика. Я бы хотел, чтобы с этого дня он находился рядом с вами и защищал от опасностей. Больше ни один паук не побеспокоит вас.
        Он все понял. Понял, что я пыталась скрыть от него правду, но не стал говорить. Какое-то щемящее, теплое чувство родилось в груди. Такой маленький, а такой смышленый и заботливый. Я должна быть более внимательной, ведь от меня зависят жизни юных драконов. Но кто знает, как скоро и каким образом произойдет очередное нападение?
        Дворец стоял на ушах. Хоть паук и был создан при помощи магии, но сам ею не обладал, зато имел запас яда, способного отправить на тот свет за доли секунды. Драконам даже в голову не пришло, что можно убить без магии и существом из другого мира. Тот, кто создал и послал паука, знал, что я пришла с Земли, и знал, что боюсь ползучих гадов. Ему удалось считать эту информацию с меня. И этот кто-то воспользовался ею, чтобы запустить паука во дворец. Ведь все заклинания действовали на проявление сторонней магии и на живое, и на неживое этого мира. Все указывало на одного радужного дракона, обладающего умением чтения душ. Вот только почему он хочет причинить вред наследникам? Тут явно «темная история», в которой замешана месть.
        Слуги дворца ничего не знали о неизвестном драконе, об этом могли поведать повелители кланов и сам арх Холлиатшар, но интуиция мне подсказывала: они не станут это делать. Попробую узнать из исторических свитков.
        Арх Ровейлл срочно созвал в Зале Правосудия Совет, на котором решалась судьба приемников и в том числе моя. О чем они там говорили - тайна, покрытая мраком, только готова была дать руку на отсечение, что теперь не смогу и шага ступить без разрешения. И оказалась права!
        И так была ограничена в передвижениях, а теперь меня посадили на короткий поводок. Во-первых, я переехала в левое крыло, где обитали дети и где защиту ставил первый маг Шиамара - арн Киэрессар. Во-вторых, посещать я могла только учебные места и небольшую часть парка, а в-третьих, моя личная охрана полностью сменилась. Теперь она состояла только из радужных драконов - сильнейших магов Шиамара. Ночью Лютик спал у моих ног, а днем крутился возле Дарнелла. Этот зеленый чудо-пес не имел глаз, их прекрасно заменяли обоняние и ориентировка в пространстве при помощи чувствительных усиков. Лютик был необычайно подвижен и мог меняться в размерах, обладал отличным слухом, а еще обожал гоняться за насекомыми. В общем, проблема с надоевшими «мухами» отпала как-то сама собой. Теперь никто не жужжал над ухом, когда я читала. Да и спать я ложилась со спокойной душой, зная, что ни один паук не доберется до меня.
        Постепенно жизнь вошла в привычную колею. Целыми днями я занималась с детьми, много читала, пытаясь найти информацию про неизвестного дракона, и кое-что смогла отыскать.
        Несколько тысяч лет назад Аламион гремел от разрушительных войн. Кланы Шиамара враждовали между собой, пытаясь захватить власть, но никто не мог сравниться по силе с наследником Радужных драконов - Крайссеном Холлиатшаром, могущественным магом, обладающим почти всеми стихиями. Лишь сила земли была ему недоступна.
        Уничтожив своих противников, он вознамерился завоевать и подчинить себе весь мир. И вот Аламион вновь всколыхнулся от пожаров беспощадной войны, унесшей несметное количество людей. Среди драконов нашлись несогласные, им удалось заманить Крайссена в ловушку, созданную повелительницей Изумрудных драконов. И так как сила земли была ему не подвластна, он не смог выбраться из нее. Ему остригли волосы и заточили в скалу.
        Столетия вынужден был он томиться в темноте и одиночестве, пока однажды в каменной тюрьме не открылась дверь. Узника в кандалах вывели на свет. Решение Совета было пересмотрено и наследника решили освободить, но изгнать навсегда из земель Шиамара. Мог ли тот наследник быть тем, кто желал моей смерти? Не по той ли причине арх отпустил тогда радужного дракона, что тот имеет отношение к правящей династии?
        Я посмотрела на дату издания книги, ей не меньше двух тысяч лет и хорошо сохраниться она смогла благодаря заклинаниям нетленности. Я запомнила имя дракона. Похититель обмолвился о том, что его имя вычеркнуто из фамильной книги. Стоит ее поискать, чтобы подтвердить свои подозрения.
        Но отыскать фамильную книгу оказалось делом непростым. В библиотеке Холлиатшаров я ее не нашла. Может, она хранится в личном кабинете арха Ровейлла? Но туда мне доступ закрыт. Попробую-ка расспросить арна Киэрессара, возможно, он прольет свет на истину.
        Улучив момент после занятий, на которых драконы учились создавать защитные поля, я отвела арна в сторону и спросила:
        - Найдется ли для меня время после обеда? Мне хотелось бы с вами поговорить наедине, арн Киэрессар.
        - Для вас, ари Мариина, у меня всегда найдется свободная минута, - улыбнулся маг. - Но почему бы нам не отобедать вместе? Сегодня нам больше никто не составит компанию.
        На том и решили, что встретимся в трапезной. Мы с детишками немного поиграли в парке под бдительным взором охраны, а потом за ними пришли прислужницы и забрали их на обед. Я поспешила привести себя в порядок, захватила с собой книгу и направилась в правое крыло дворца.
        - Так, о чем вы хотели полюбопытствовать, дорогая ари? - услышала я вопрос от арна Киэрессара, когда устроились за столом.
        - Могли бы вы мне рассказать более подробно о наследнике Радужных драконов - Крайссене Холлиатшаре?
        Лицо мага сделалось задумчивым.
        - Как вы узнали о нем? - спросил он.
        Вместо ответа я показала книгу.
        - Думал, что все упоминания о нем стерты.
        Я поняла, что не ошиблась, верно решив, что во всей этой темной истории замешан дракон, пожелавший отомстить.
        - Какое он имеет отношение к арху Ровейллу? - продолжала настаивать я.
        - Самое прямое - он его сын! - просто ответил маг.
        Я, конечно, ожидала что-то подобное, но все равно не смогла сдержать удивленный возглас.
        - Его сын? Сколько же лет правителю Радужных драконов?
        - На этот ответ не ответит даже сам арх Ровейлл, он сбился со счета на пятидесятом тысячелетии.
        - О! - только и смогла произнести. - Неужели столько живут?
        - Вы сможете в этом убедиться лично, - на губах арна заиграла легкая улыбка.
        А я впервые задумалась: сколько этому всезнающему дракону лет? И неужели я буду столько жить? За последние десять лет я нисколько не изменилась в этом мире.
        - Значит, Крайссен Холлиатшар намерен отомстить, убив всех наследников? Вы знали, что он предпримет шаги?
        - Арх Ровейлл надеялся, что этого никогда не произойдет. Он дал ему шанс измениться.
        - Сначала заточив, а потом изгнав из земель драконов?
        - У него не было выбора…
        - Наследники уже два раза подвергались риску, возможно, в третий раз Крайссену удастся совершить свою месть.
        - Я не допущу этого, - ответил арн Син.
        Я верила, что он сдержит слово, но вот в книге было сказано, что никто не мог сравниться с Крайссеном Холлиатшаром по силе магии. Как он намерен остановить столь грозного противника, желающего отомстить за столетия унижений, пусть даже и лишенного длинных волос?
        Но как говориться предупрежден - вооружен. От моей осторожности зависят судьбы моих воспитанников. Не стоит подвергать себя риску. Я старалась, чтобы рядом со мной всегда кто-то находился. К моему кулону добавилось еще несколько артефактов от правителя золотых драконов. А еще мои воспитанники учудили и, по примеру Дарнелла, создали из лютиков хранителей, с которыми взаимодействовали телепатически. Теперь у Роэйна Темрусса в защитниках имелся «ежик», этакий колобок в колючках, пышущий огнем. За Ашаром Виамераном следовала словно тень «черная пантера», способная убивать одним лишь взглядом, а возле Фрайзера Ихарушата всегда рядом находился «снежный барс». У Драйна и Торина Шиарангусса на плечах сидели чудные «обезьянки», страдающие клептоманией. Они присваивали себе все, что плохо лежало.
        У Роальда Ошерана защитником стал «змей», голубой вспышкой следующий за своим хозяином. В минуты опасности он мог превратиться в руках лазурного дракона в лук и пускать смертельно ядовитые стрелы либо издавать убийственные звуки, подобно музыкальному инструменту.
        У Лиайи Киэрессар хранителем стала лиловая маленькая «птичка», обладающая большим любопытством, она всегда знала, что происходит вокруг, а также у нее имелась очень полезная способность создавать иллюзии. Сапфировая «осьминожка» у Виалайн Диашаресс, владеющая эмпатическими способностями, тоже была талантлива, особенно в умении влиять на эмоции окружающих, а у Ялана Шагнерата алмазный «черепашонок» обладал способностью отражать магический удар.
        И весь этот звериный зоопарк жил вместе со своими создателями в левом крыле. Можете представить себе масштаб веселья?
        Рост дракончиков заметно уменьшился, по истечению десяти лет они выглядели на шесть, но по уму намного опережали человеческих отпрысков. Они схватывали все на лету, и не только магические предметы, но и общий курс по географии, литературе, алгебре, истории и письму. Память у них была великолепная и без всяких заклинаний. Вместе с ними училась и я, обладающая способностью впитывать все, как губка, и ничего не забывать. А еще в скором времени ожидалось пополнение учительского состава на несколько преподавателей. Из клана Лазурных драконов прибудет преподавательница музыки, танцев и ораторского искусства Анарана Ошеран. Поговаривали, что она когда-то была Наставницей самого арха Ровейлла. Старая драконица весьма почиталась среди двора, ее даже откровенно побаивались.
        А также вместе с ней появятся представитель редких ледяных драконов - Трайген Ихарушат - искуснейший маг Шиамара и алмазный дракон по боевой подготовке - Хейрион Шагнерат. На плечи арна Киэрессара ляжет обязанность следить за безопасностью наследников.
        В минуты тишины, когда малыши были заняты учебными заданиями, я любила представлять их взрослыми. Я настолько за эти годы привыкла к воспитанникам, что уже не мыслила своей жизни без них. Но когда-нибудь настанет день - и они достигнут совершеннолетия. Работа Наставницы будет закончена. Это понимание отдавалось тупой болью в сердце. Конечно, еще много десятков лет до этого важного момента и, надеюсь, к тому времени я буду готова отпустить их, а они будут готовы к самостоятельной взрослой жизни.

* * *
        Мы играли в парке после занятий в подвижную игру «Слепой кот». Дети очень любили ее, даже их зверям эта игра понравилась. И так получилось, что водящей стала я. Детишки со смехом завязали мне глаза и стали быстро крутить на одном месте.
        - Кот, кот, на чем стоишь?
        - На бочке.
        - Что пьешь?
        - Квас.
        - Лови мышей, а не нас.
        И тут они разбежались, хлопая в ладоши, чтобы подсказать, где находятся. Каждый из них очень хотел быть словленным мною, но я просила не поддаваться и играть честно.
        Почувствовав движение возле себя, я резко вытянула руку и ухватила кого-то за рукав. Добравшись до лица, сразу поняла, что передо мной Фрайзер, но решила подурачиться, изобразив недоумение.
        - Кто же это может быть? - даже пальцем постучала по своему подбородку.
        Потрогав волосы на голове мальчика, тут же радостно выдала:
        - Это же Лиайя!
        Фрайзер фыркнул, а кто-то совсем рядом не удержался от смеха. Я сразу узнала Ялана. Только он так заразительно хохочет. Остальные дети захихикали, явно пытаясь прикрыть рот ладошками, чтобы не выдать себя.
        - Не угадала?
        - Нет! - хором и громко ответили драконы, позабыв об осторожности.
        - Ага! Я вас слышу!
        Я бросилась за детьми, а те завизжали от удовольствия, стараясь убежать подальше. Спустя пару минут я смогла вновь кого-то словить, но, почувствовав неладное, сняла повязку.
        Лиайя стояла, уставившись в одну точку расширенными от ужаса глазами и слегка трясясь. Она вновь вошла в транс. Так происходило всегда, когда она видела события будущего.
        - Лиа? - обеспокоенно и тихо позвала я ее, но она услышала.
        Видения отступили, и девочка вдруг прижалась ко мне всем телом, крепко обняв меня. Я погладила ее по голове, пытаясь успокоить, а потом расцепила ее руки и опустилась на колени перед ней и посмотрела в ее расширенные глаза.
        - Что так напугало тебя, милая? Расскажи.
        Но девочка была явно сильно встревожена. Она смотрела своими фиолетовыми большими глазами на меня, и они вдруг наполнились влагой.
        - Ну, ну, не стоит так переживать, - ласково похлопала я девочку по плечам. - Это были видения, которые в реальности могут не произойти, если о них знать заранее. Но все же, что ты увидела?
        Лиайя открыла рот, чтобы рассказать, как была остановлена подошедшим арном Киэрессаром.
        - Будет лучше, если сначала с ней поговорю я, - сказал он и увел девочку.
        Игра больше не клеилась. Дети бросали настороженные взгляды в сторону ушедших. Все знали, что видения Лиайи, юной и очень сильной провидицы всезнающих драконов, всегда исполнялись. В душе поселилась тревога. Как только арн Син поговорит с девочкой, я обязательно узнаю, в чем дело. Что-то мне подсказывало, что советник о чем-то догадывался, но решил скрыть от детей, чтобы их не пугать.
        Дети вернулись во дворец, а я направилась в правое крыло, где располагались апартаменты советника.
        Он провел меня в свой кабинет.
        - Я знал, что вы придете, - произнес арн Син. - Присаживайтесь, - показал он на золотой стул с бархатным сиденьем.
        Но я проигнорировала его жест и подошла ближе.
        - Что видела Лиайя?
        Маг заложил руки за спину и задумчиво отвернулся к окну.
        - Вы ведь не успокоитесь, пока не узнаете?
        - Я просто чувствую, что предсказание Лиайи касается меня. Ведь так? - спросила я арна, уже предполагая ответ.
        - Не стану отрицать, вы все равно рано или поздно узнаете, - произнес маг и замолчал. Он собирался с мыслями.
        Я приготовилась слушать, хотя едва могла сдерживать свое нетерпение.
        - Ее видения не ясны. Она видела вашими глазами.
        Арн Киэрессар снова замолчал, а я продолжала ждать.
        - Она видела, как над вами в черном небе кружили два радужных дракона.
        - И это все? - я невольно испытала облегчение. Думала, Лиайе привиделось что-то более ужасное.
        - Почти. За исключением того, что это были ваши последние мгновения жизни.
        Глава 6
        Прошло несколько дней со времени разговора в кабинете советника. Лиайя видела мою смерть, но ничего не сказала про гибель детей. Значило ли это, что я погибну после совершеннолетия драконов?
        Я утешала себя этой мыслью. Если мне суждено умереть, то единственное, о чем бы я молила богов, так это о том, чтобы дети не пострадали.
        Я успокоила девочку, сказав, что арн Киэрессар очень сильный маг, он не допустит, чтобы со мной что-либо случилось. И она поверила мне безоговорочно. Наконец, за эти дни она впервые улыбнулась. Я просила ее больше никому не рассказывать о своем видении, не стоило детям заранее волноваться. И со временем, казалось, девочка сама позабыла о своем предсказании.
        Шли годы, менялись сезоны, а жизнь на радужных землях текла размеренно и спокойно. Двадцать лет прошли незаметно. Детишки подросли, у них наступил такой период, когда они стали интересоваться противоположным полом.
        Как это проявлялось?
        Да, как и у людских детей, когда мальчишки дергают девочек за косички или устраивают любую другую пакость, чтобы привлечь к себе внимание.
        Обычно зачинщиками являлись братья Шиарангусс, они доводили Виолайн до белого каления. Девочка росла необычайно красивой, и ее фигура стала изменяться раньше, чем у других. Благодаря скорому половому созреванию она приобрела женственные формы и выглядела старше своих лет. Уже не только рыжеволосые драконы обратили на нее свои взоры. Совершенные черты белоснежного лица, темные дуги бровей, глубоко посаженные большие глаза, сияющие как два драгоценных сапфира. Последним украшением была тяжелая копна вьющихся каштановых волос с синими прядями, которую с трудом удерживала лента. В будущем не одно сердце будет разбито.
        И характер у Виалайн был не из легких, истинной драконицы, одно только радовало, что девочка быстро отходила. Умела прощать и ценила доброе отношение. Все же стихия воды делала ее мягче, поддатливее, а способность заглядывать в суть проблемы добавляла ей рассудительности.
        И вот, казалось, между детьми установился негласный мир, как неожиданно вредность подхватил Роэйн Темрусс. Прямо сейчас возле беседки наблюдала за тем, как огненный дракон схватил Лиайю за руку и изображал припадок, предшествующий видению.
        Закатив глаза, он голосом пророка произнес:
        - Я вижу, вижу, как цветут луга, - свободная рука дракона совершила широкий жест, - как бурлит в горах неистово река и… - тут его глаза раскрылись в преддверии истины, - …и как Дарнелл, моя жизнь, - тут он с чувством прижал руки к груди, - влюбляется в меня!
        Получилось в стихотворной форме. Золотые драконы прыснули от смеха.
        - Дурак! - обиделась девочка.
        Вырвав резко руку, она отвернулась от обидчика и хотела вернуться во дворец, но за ее спиной стоял изумрудный дракон. Встретившись с ним взглядом, она остановилась, густо покраснела и, развернувшись в обратную сторону, бросилась вглубь парка.
        - Это было жестоко, - констатировал алмазный дракон.
        - Я же просто пошутил! - пытался оправдаться Роэйн.
        - Пошутил он! - язвительно произнесла Виалайн. - Как же! Пристукнуть бы тебя чем!
        Она даже в порыве чувств занесла кулак над головой огненного дракона, но так и не ударила.
        Хрупкая Лиайя небольшого росточка, тоненькая, как тростиночка, с круглым личиком, острым треугольным подбородком и глазами, занимающими чуть ли не половину ее лица, казалась эфемерным существом. Ее хотелось оберегать и лелеять. Она была совершенно беззащитна перед нападками. Вот и сейчас не смогла ответить и просто убежала.
        Похоже, Роэйн понял, что переборщил.
        - Иди, успокой ее и извинись, - попросила я его.
        Тот кивнул и последовал за Лиайей. Но через некоторое время он вернулся один, расстроенный. Похоже, прощение заслужить было не просто. Я решила поискать девочку, чтобы извиниться за Роэйна, и нашла ее сидящей на берегу возле пруда. По красным глазам поняла, что она плакала. Поджав ноги, она обхватила их руками и положила на колени голову.
        Я села рядом и стала говорить:
        - Знаешь, когда я была маленькой, то, как и все дети, ходила в школу. В классе был один мальчик, который все время меня донимал. Не давал мне прохода. Я жутко злилась на него и не могла его остановить. Что только не пробовала, но он с еще большей настойчивостью пакостил. И вот, когда в очередной раз он хотел учинить гадость, учительница наша, Татьяна Сергеевна, заметила это и сказала: «Кого люблю, того и бью». Дети подняли того мальчика на смех, и он после этого больше не приставал.
        Девочка молча опустила грустный взгляд на воду, в которой плавали золотые рыбки.
        - Ты прости Роэйна, он не со зла. Так он проявляет к тебе свой интерес.
        Лиайя вздохнула и устало ответила:
        - Вы не понимаете… Я не злюсь.
        - Тогда почему грустишь? - улыбнулась я провидице и хотела погладить ее по светлым волосам, но она отвернулась.
        - Вы не понимаете… - опять повторила Лиайя.
        В ее голосе слышалась боль.
        - Тогда объясни мне, - терпеливо попросила я.
        - Он никогда не полюбит меня, потому что… потому что он всегда будет любить… - тут она окончательно осеклась и замолчала.
        А я так и не поняла, о ком она говорила, о Роэйне или о Дарнелле? Или вообще о ком-то другом. У меня закрались сомнения, что девочка тайно влюблена в одного из драконов, но не хочет об этом говорить. Лиайя всегда была очень ранимой и скрывала свои чувства. Если она о чем-то умалчивает, не стоит на нее давить. Это все же ее тайна.
        Я улыбнулась и ласково погладила ее по голове.
        - Разве возможно не влюбиться в такую красивую девочку? - попыталась я ободрить ее. - Вот увидишь, он обязательно тебя полюбит.
        Девочка ничего не ответила, она лишь посмотрела на меня отстраненно и так серьезно, совсем как по-взрослому. Я почувствовала легкий укор в ее глазах. Словно я не поняла ее до конца. В фиалковых глазах читалось принятие неизбежности, неотвратимости рока. Я не смогла найти других слов для утешения. Все, что я хотела сказать, показалось пустым и легковесным. Возможно, она действительно знала что-то, что было известно только ей, и от этого страдала в одиночку. Но если она захочет поделиться со мной своими переживаниями, я всегда готова ее выслушать.

* * *
        Наступила осень. Ранним утром мы вышли в сад, что располагался за оранжереей. Необходимо было собрать урожай. Пока детишки были заняты делом, хранители отсиживались неподалеку. С чего началась вся кутерьма, я уже не вспомню, но, видно, зверюшкам стало скучно.
        Лютик сначала гонялся за местными скачущими насекомыми, подражая их повадкам, а потом увязался за колючим «колобком» Роэйна, которого прозвали Шариком. Они носились повсюду, грозя перевернуть ящики со сладкими фруктами и испортить почти выполненную работу.
        Осьминожка Виалайн пытался успокоить нарушителей спокойствия, но потом сам заразился их азартом. Он обладал большими подвижными глазами, которые крутились во все стороны, но при неудачном падении они могли выпасть из глазниц и свисать на длинных тонких стебельках. За это он получил от золотых драконов прозвище Лупоглазик, Виа же звала его менее обидно - Глазастик. Имея восемь ног-рук, он отлично отбивался от нападения Шарика, кидаясь в зачинщика комками грязи. Дети старались работать, но я видела, что хранители их отвлекают.
        Неподалеку я заметила прогуливающуюся леди Морвейн с придворными дамами. Шокированная происходящим, она остановилась. Похоже, она впервые узнала о том, что дети трудятся. Нервно помахивая веером, она обсуждала с драконицами увиденное. Но она и я знали, что вмешиваться никто не имеет право. Ей оставалось только покинуть сад.
        В это время обезьянки атаковали фруктами, которые сорвали с деревьев. Шум от них стоял невообразимый.
        Хранитель Ашара оставался в стороне от затеянной битвы. Не зря его прозвали Тень. Он редко покидал сумеречного дракона, предпочитая маскироваться под его силуэт и следовать за ним по земле. Иногда он отсоединялся и двигался рядом, отчего казалось, что у Ашара две тени. Змей Роальда, который не получил никакого прозвища, тоже предпочитал наблюдать за происходящим сверху, обвив длинным телом ствол дерева.
        В игру включился снежный барс, на спине которого сидел алмазный черепашонок. Забавный малыш напоминал мне одного из героев знаменитой четверки - ниндзя из комиксов. Я в шутку назвала его Леонардо, так за ним это прозвище и закрепилось. Быстрый и ловкий, он здорово отражал удары, поэтому барсу, а вернее, Снежку удалось подобраться к затейникам целым. Ему, похоже, надоел шум, и он решил слегка всех подморозить.
        В считанные секунды он устроил вьюгу и намел сугробы. Но Шарик, уподобившись огнемету, быстро расправился со снежными насыпями. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не появление арна Сина. Зверюшки побаивались строгого мага, как-то он уже грозился превратить их в сухой букет цветов. Так вот, едва завидев советника, они тотчас же прекратили возню и сделались невидимыми. Дракошки стоически выдержали суровый взгляд аметистовых глаз всезнающего мага. Уж я-то знала, что зверюшки без разрешения детишек не устроили бы здесь такой беспорядок. И уж кого стоило пожурить, так это их хозяев. Но не сдавать же своих воспитанников?
        - Если так хочется посоревноваться, чей хранитель сильнее, то в следующий раз найдите площадку более подходящую, - произнес арн Киэрессар, бросая на драконов строгий взгляд. - Посмотрите, на кого вы сейчас похожи?
        Детишки виновато оглядели себя. Им тоже перепало от проделок зверей. Лица испачканы, одежда пропалена, а кое-где багровые пятна от сока, от которых не так легко избавиться.
        - Вернитесь в свои комнаты и приведите себя в порядок, - скомандовал маг - и драконов как ветром сдуло.
        Арн Син только усмехнулся.
        - Вот же непослушные создания. Какие творцы, такие и творения.
        - Они же просто дети, - заступилась я за них. От взгляда арна, как всегда, ничего не укрылось. Он сразу догадался, кто виноват. - Пусть пока играют.
        - Знаю, - неожиданно миролюбиво и с улыбкой ответил старый маг, но тут же стал серьезным. - Беззаботное время проходит быстро.
        Я была огорошена сменой его настроения. Хотела спросить, в чем дело, но арн Син вновь улыбнулся и, как ни в чем не бывало, предложил прогуляться по парку.
        Погром быстро убрали, ящики с фруктами унесли слуги, а дети убежали приводить себя в порядок. Сегодня у воспитанников был выходной, и я могла провести его, как хотела. Я согласилась на предложение мага, к тому же нам всегда есть, о чем поговорить.
        Мы шли вдоль аллеи, и арн Син неожиданно приподнял локоть, молча приглашая взять его под руку. Я замерла, удивленно глядя на мага. Не дождавшись от меня действий, он подхватил мою кисть и, просунув под согнутый локоть, положил на рукав мантии.
        - Давно хотел это сделать, - по-отечески тепло улыбнулся мне он, похлопав по моей руке. И от его слов и улыбки стало удивительно тепло на душе. Я смело положила вторую руку, и мы продолжили неторопливую прогулку.
        Странно, мы ни о чем не говорили, но казалось, что обсудили все вопросы. Каждый думал о своем, но нас сближало это молчание и совсем не тяготило. Я с улыбкой смотрела на мир, и он отвечал мне теплом солнца, свежестью ветра и яркими красками вокруг. Годы, прожитые на радужных землях, соединили многие судьбы, в том числе и мою с теми, кто находился всегда рядом. Синазиум Киэрессар стал для меня проводником в мою новую жизнь на Аламионе, верным помощником в делах, и я знала, что он был одним из тех, кому я могла всецело доверять.
        - Скажите, ари, вы счастливы? - вдруг начал разговор маг.
        Я хотела сказать, что да, я счастлива, потому что занята любимым делом, что радуюсь каждому дню, проведенному в этом мире, но не смогла ответить на такой, казалось бы, простой вопрос. Для счастья многого не доставало.
        - Я заставил вас задуматься? Задал слишком личный вопрос? Если не хотите отвечать…
        - Дело совсем не в этом. Просто с одной стороны я имею все, что мне нужно, а с другой - я ограничена в свободе. Мне все время приходится опасаться за свою жизнь и жизнь своих воспитанников.
        - Вы испытываете страх?
        - Я бы солгала, если бы ответила, что нет.
        Арн Киэрессар остановился.
        - Но это ведь не все? Я чувствую, что вы чего-то еще боитесь.
        - От вас ничего не укрыть, - улыбнулась я дракону.
        - Тогда расскажите, что вас тревожит, ари Мириина, - попросил он, взяв мои ладони в свои.
        Мне стало неловко от такого внимания, особенно от прикосновения дракона. Каким бы стариком он себя не называл, но передо мной сейчас стоял мужчина, выглядевший от силы лет на сорок. Его невозможно было назвать красавцем, но внутреннее содержимое, его харизма и тысячелетний жизненный опыт наложили свой отпечаток, добавили глубины его образу. Арн Син определенно привлекал взгляд. Широкие темные брови, нос с опущенным кончиком и резкая линия губ добавляли суровости его лицу, но я-то знала, что арн Киэрессар обладал большим сердцем, способным любить. И пусть он прожил десятки тысячелетий, сложно это представить, глядя на мужчину в расцвете сил и практически без морщин на лице. А учесть, что мужчина давно не касался меня…
        Улыбка дракона стала загадочнее. Он слегка сжал мои руки, отчего я совсем смутилась. Я запретила себе развивать дальше мысль. Не нужно забывать, с кем имею дело. Арн Киэрессар - мой друг и советчик в делах. Он больше похож на внешне строгого, но в душе доброго дядюшку, чем… чем… А интересно, у него есть спутница?
        Мои мысли опять потекли не в том направлении. За столько лет ни разу не видела возле арна Сина ни одной женщины, а ведь он наделен положительными качествами и притягательной внешностью. Я вдруг впервые рассмотрела в арне Киэрессаре мужчину…
        Так, стоп, хватит! Кажется, меня заносит не в ту степь. По сравнению с этим динозав… ой, всезнающим и мудрым драконом я просто неразумное дитя. И нечего тут интересоваться его личной жизнью. Он же мне в прапрадеды годится! И все же, сколько ему лет?
        Я совершила невозможное: взяла и выключила мозг. Просто всегда трудно делиться страхами и переживаниями, вот и нахожусь от этого в таком смятении. В голову приходят совсем не те мысли, что нужно.
        Дракон ободряюще и ласково улыбнулся, сверкнув глазами. Его спокойный и открытый взгляд подталкивал поделиться своими тайнами. Он отпустил мои ладони, видя, что мне неловко от такой близости, и я почувствовала благодарность и даже некоторое облегчение.
        - Я боюсь того момента, когда моя помощь станет не нужна. Я настолько привыкла к определенному порядку, что иной жизни уже не представляю.
        - Это все, что вас беспокоит? - улыбнулся дракон. - Разве вы тогда не обретете свободу? Вы сможете выбрать достойного мужчину и испытать, наконец, полное счастье.
        Я вздрогнула. Очень надеюсь, что он не читал мои мысли, а то можно со стыда сгореть. А то он порой настолько прозорлив и проницателен, что вполне может обладать телепатией. А что касается мужчины…
        Тяготило ли меня одиночество? Не знаю. Я вдруг подумала о своей служанке. Она вышла замуж за слугу, с годами покруглела в талии и изменилась. У нее уже внуки подрастали, но для меня она осталась все той же юной девушкой, какой я увидела ее сорок лет назад. Ее улыбка осталась той же, только волосы посеребрило время.
        С мужем она до сих пор сохранила трогательные отношения в прямом их смысле. Любовь к благоверному не мешала ей порой огреть несчастного чем тяжелым. Казий тяготел к спиртному, за что получал от женушки нагоняи, но все же они умудрялись ладить между собой. И вот все эти годы Лария исправно служила мне. Я не хотела никакой другой служанки, потому как видеть ее, уже вошло в стойкую привычку. Пусть внешне я не поменялась, но вот внутренне изменилась и стала все больше ценить постоянство. Меня оно не утомляло, а давало ощущение надежности. Раньше я мечтала вырваться из замкнутого круга радужных земель, увидеть новый мир, ведь он на самом деле огромен. Аламион имел два материка, один из которых драконы делили с людьми. Меньший участок суши полностью принадлежал людям. И если у драконов имелась одна страна под названием Шиамар, и она делилась на Кланы, но людские земли имели большую территорию и дробились на огромное количество государств. В то время, когда попала на Аламион, радовалась любым переменам. И уже планировала, на что потрачу заработанные деньги после того, как закончится мой срок
наставничества.
        Когда я узнала о своем бессмертии, готова была прыгать от радости и кричать во весь голос, как мне повезло. Теперь я смотрела на произошедшее со мной немного другими глазами. Так получилось, что я оказалась между людьми и драконами. И не осталась человеком, но и не стала драконом. Я стала чужой для всех. При мысли об этом становилось больно в груди.
        И все же со временем я все сильнее привязывалась к окружающим меня существам. Старые вещи приобретали все большую ценность, а сам дворец постепенно и незаметно превратился в любимый дом. Я знала, что жизнь меняется, что нет ничего вечного. Даже драконы могут покинуть этот мир, и моя служанка тоже когда-нибудь исчезнет и на ее место придет новая. И когда-нибудь мне придется покинуть Радужный дворец. Я смирилась с этой мыслью, но старалась об этом не думать. Лария до сих пор исправно служила мне, и я знала, что одна из ее внучек когда-нибудь станет на ее место. Годы давали о себе знать. И все же тяжело расставаться с теми, кого полюбило сердце.
        - Разве кто-то захочет связать со мной жизнь? Я и сама не знаю, кто я - человек или иное существо, наделенное бессмертием? Драконы никогда не примут меня в свое окружение, считая ниже по статусу и рождению, а люди… они и вовсе будут бояться.
        Арн Киэрессар окинул меня пронзительным и долгим взглядом.
        - Вы и сами не знаете, насколько близко ваше счастье, ари, но поймете это тогда, когда горькая чаша невзгод будет испита до дна.
        Больше он ничего не добавил, молчаливо сопроводив до дворца. Я находилась в полном недоумении. Что хотел сказать мне всезнающий дракон? Пытать было бесполезно. Маг выдал именно тот объем информации, который посчитал нужным, а мне ходи потом и ломай голову над его загадками! Я махнула рукой.
        На следующий день дети практиковались в боевой магии под бдительным руководством Хейриона Шагнерата. Сначала он показал новые приемы в паре с Яланом, который легко справился с заданием. Потом драконы разбились по двое и отрабатывали удары и умение ставить защитные щиты с разных позиций. Так вышло, что в паре с Дарнеллом оказалась Лиайя. Ей тяжелее, чем всем остальным, давалась боевая магия. Дарнелл терпеливо показывал ей, как защищаться, но у девочки все равно ничего не получалось. Ее щит дрожал и рассыпался всякий раз, когда фаербол касался его. Хорошо, что огненный шар должен был исчезнуть вместе с защитным полем, иначе девочка пострадала бы.
        Тогда Дарнелл попросил Роэйна встать на его место, а сам зашел за спину Лиайи и взял ее ладони в свои руки, помогая девочке обрести уверенность. Когда красный дракон выпустил огонь, то Дарнелл блокировал его, соединив свою энергию с магией провидицы. Девочка восторженно смотрела на защитное поле, созданное вместе с изумрудным драконом. Дарнелл убрал руки и попросил друга вновь атаковать. На этот раз энергетический щит Лиайи дрогнул, но смог простоять дольше, чем несколько секунд. За это она получила одобрительную улыбку от Дарна, отчего девочка вся расцвела, смущенно опустив ресницы. Роэйн вернулся к напарнику - алмазному дракону, а его место снова занял арн Шайнессар. Когда же она, наконец, смогла отразить удар и выстоять против Дарнелла, то от радости подпрыгнула и захлопала в ладоши. У нее столько лет не получалось создавать защиту, что она уже отчаялась.
        - Ты все же справилась, Лиа, - произнес с улыбкой Дарнелл.
        - Если бы не ты, ничего бы у меня не вышло, - ответила она, благодаря не только словами, но и взглядом, и было что-то в ее глазах, что заставило меня насторожиться. Неужели Лиайя влюблена в наследника изумрудных драконов? Такая влюбленность приведет к несчастьям. Наследники не могут выбрать пару из другого клана.
        Мне вспомнился разговор с девочкой у пруда, тогда она казалась расстроенной из-за слов Роэйна. Она произнесла одну фразу, о которой я сейчас серьезно задумалась. Девочка переживала о том, что ее не полюбит дракон, к которому она испытала чувства. Неужели она говорила о Дарнелле?
        Сердце тревожно забилось.
        Вечером я убедилась в своих догадках, когда занялась рукоделием с девочками под строгим руководством Ларии. Уж сколько лет я смотрела, как она искусно вышивает, но все равно не смогла добиться такого ровного, просто идеального стежка. Ну не давалось мне это рукоделие!
        Девочки, Лиа и Виа, обожали наши вечерние «посиделки». Юная провидица Аметистовых или Всезнающих драконов часто вышивала цветы и птиц, а чтица душ любила изображать при помощи иглы и цветной нити морские фигуры и пейзажи. Лиайя доделывала работу над платком, в центре которого красовались две пестрые птички, одна из которых держала в клюве цветок, очень похожий на азалию. На уголке же ткани красовались инициалы Д.Ш. Не нужно быть пророком, чтобы понять, кому этот платок предназначался. Лиайя сказала, что хочет отблагодарить Дарнелла за помощь, но в ее глазах притаилась грусть и… надежда. Сомнений больше не осталось - девочка была безнадежно влюблена. Теперь я понимала ее печаль. Она знала, что ее чувствам не суждено вырваться наружу и обрести свободу. Ей придется скрывать их. Даже если Дарнелл ответит ей взаимностью, им не позволят быть вместе устои и законы драконьего мира.
        Жизнь наследников принадлежала их кланам. Как только они достигнут совершеннолетия, они покинут Радужные земли и продолжат обучение в лучших магических академиях. Птенцы вылетят из гнезда и их пути разойдутся. Кто знает, как часто они смогут видеться дальше? Ведь от врожденных магических способностей зависит дальнейшее распределение и обучение магии. И когда я их увижу вновь? Через десять, двадцать, тридцать лет?
        От таких мыслей становилось тяжело на сердце.
        Я легла спать, но сон долго не шел. Ворочаясь с боку на бок, я не переставала думать о воспитанниках, в особенности о Лиайи. Неудивительно, что мне показалось, что я слышу ее голос.
        Я находилась в своей постели, как из ванны раздался жалобный тихий плач. Я откинула одеяло и встала. Подойдя к дверям, ведущим в соседствующее небольшое помещение, остановилась и позвала. Плач затих. Тогда я потянула за ручку двери и вошла внутрь. Я вновь позвала девочку, ничего не видя перед собой, так как комната была наполнена паром, но мне никто не ответил. Зато я явно услышала шум в спальне, словно стукнула балконная дверь. Сразу потянуло ночной свежестью, и пар рассеялся.
        Я вернулась в свои покои, с осторожностью разглядывая все вокруг. Магические светильники хорошо освещали комнату. И тут ветерок колыхнул занавеску и отвел ее в сторону, открывая балкон. На нем, сидя на корточках, находилась Лиайя, опустив лицо на руки.
        Не думая, я тут же поспешила к ней. Присела и обняла.
        - Девочка моя, что случилось? - я стала гладить ее по волосам и поднятому лицу, пытаясь успокоить. - Почему ты здесь и плачешь? Кто обидел тебя? - посыпались на нее вопросы, но она почти не отреагировала. Ни звука не произнесла, а глаза не выглядели покрасневшими, хотя я только что слышала ее недавний плач. И этот странный застывший взгляд, как у куклы…
        Потом она поднялась и встала во весь рост, молча показала на что-то, находящееся в комнате, да так и застыла. Спина прямая, как палка.
        Я отвернулась, а когда через несколько секунд перевела взгляд, уже дико жалела. Девочка стояла на перилах, слегка покачиваясь на ветру. Она собиралась спрыгнуть.
        - Лиайя, послушай! Все еще можно изменить. Не знаю, что ты видела в своих предсказаниях, но я точно знаю, что мы сами вершим свои судьбы. Не совершай опрометчивых поступков!
        Девочка с отрешенным видом посмотрела на меня и, равнодушно отвернувшись, упала лицом вниз. Я закричала от ужаса и хотела подбежать к тому месту, где только что стояла девочка, но у меня это выходило с трудом… Что-то мне мешало, ноги почти не двигались.
        И тут я проснулась!
        Я стояла на балконе, перегнувшись через перила, и, если бы не Лютик, что крепко держал меня усиками, обвив ими мое тело, полетела бы вниз, как только что во сне сделала Лиайя.
        - Наставница! - услышала я за спиной тревожный голос Дарнелла. - Пожалуйста, очнитесь!
        Я отпрянула от перил и повернулась на голос.
        - Все в порядке, - дрожащим голосом произнесла я, пытаясь прийти в себя. Не замечала за собой никогда лунатизма, но, тогда как объяснить происходящее?
        - Лютик, отпусти, - скомандовал мальчик, быстро сокращая между нами расстояние. Он помог освободиться мне от захвата растения. Хранитель все никак не хотел отпускать меня, беспокоясь за мою жизнь.
        - Что ты здесь делаешь? - спросила я воспитанника немного растерянно.
        - Меня позвал Лютик. Простите, ари Марина, что спрашиваю, но почему вы хотели спрыгнуть вниз? Разве для человека это не опасно?
        - Тебе показалось, Дарнелл. Я… я просто хотела лучше рассмотреть куст шиповника, что растет под окном.
        - Ари Марина, - серьезно произнес подросток. Он всегда произносил мое имя правильно, стараясь не тянуть его. - Я все знаю, не надо скрывать от меня правду, я давно уже не ребенок.
        Я вздрогнула и посмотрела на дракона другими глазами. Когда он успел так вырасти, достигнув одного роста со мной?
        - О чем ты, Дарнелл?
        - О том, что вы подвергаетесь опасности из-за нас.
        - И как давно ты об этом знаешь?
        - С самого начала.
        - Неужели ты… - я хотела спросить, не читает ли он мысли, как услышала ответ:
        - Да, я всегда мог это делать.
        Мне стоило не забывать, с кем имею дело. У меня были основания считать, что некоторые драконы обладали способностью чтения мыслей, такие, как арх или арн Син, но почему-то никогда не думала, что это доступно юному наследнику.
        Тут Дарнелл нахмурился и неожиданно прикоснулся ладонью к моему уху. Я от удивления распахнула глаза. Сложив пальцы в кулак, он убрал руку. А когда раскрыл ладонь, то я увидела, что по ней ползет черная гусеница.
        - Я так и думал, - произнес Дарн, вслух соглашаясь со своим предположением.
        Тут же из центра ладони дракона вырвался магический огонь. Гусеница завизжала, корчась в предсмертных муках. Никогда бы не думала, что насекомое способно издавать подобные высокие звуки.
        - Это гусеница редкой бабочки Химеры, она способна вводить в особое состояние между сном и явью и усиливать внутренние страхи, превращая их в псевдореальность. Вы что-то видели, ари Марина?
        Перед глазами мелькнуло бледное лицо Лиайи, а потом и сам момент ее падения. Я хотела остановить мысли, но поздно спохватилась. По лицу воспитанника, я поняла, что он все увидел моими глазами. Гусеница превратилась в пепел, который Дарнелл осторожно сложил в маленькое саше с сухими травами, которое носил с собой.
        - Даже пепел ее способен вводить в сильное наркотическое состояние.
        - Как же она здесь оказалась? И Лютик, почему он ее не почувствовал?
        Тот, кого упомянули, виновато прикрылся лапами-листьями.
        - Он бы не смог, никто бы не смог… - ответил дракон, не заступаясь за хранителя, а всего лишь излагая истину. - Но вот остановить вас от падения у него получилось, чего явно не ожидал тот, кто все это задумал. Мы имеем дело с невероятно сильным и хитрым врагом.
        Не видя перед собой подростка, я бы посчитала, что говорю с умудренным жизненным опытом существом. Дарнелл казался в данный момент слишком серьезным и выглядел старше своих лет.
        - Как же я рад, что и в этот раз у него ничего не вышло… - почти прошептал изумрудный дракон, с волнением глядя в мои глаза.
        Его тревога не укрылась от меня, как и его страх, что читался во взгляде зеленых глаз. Но переживал он не за свою жизнь. Он искренне волновался за меня, а еще мне показалось, что он, не раздумывая, прыгнул бы следом за мной, если бы меня это могло как-то спасти.
        Глава 7
        Сегодня с утра шел дождь, то наращивая темп, то почти прекращаясь, поэтому все занятия перенесли в учебный класс.
        Дракошкам не сиделось на месте, но теорию заклинаний вел никто иной, как Трайген Ихарушат, а его детишки побаивались наравне с арном Киэрессаром. Со скучающим видом они записывали лекцию учителя, чуть ли, не засыпая под мерный стук дождя, но все старались. Тема занятия выдалась сложная - телепортация предметов. Я же с интересом внимала Хрустальному или его еще называли Ледяному дракону, как всегда хорошо запоминая порядок заклинания.
        Драконы пытались незаметно отвлечься от занятия. Трайген Ихарушат прекрасно понимал, чем заняты драконы, но делал вид, что не замечает. Все же его учениками были наследники кланов.
        Роэйн перекидывался посланиями с алмазным драконом при помощи журавлика. Сложенная из листа бумаги птичка, перелетала от парты к парте, когда арн Ихарушат отворачивался к доске. Близнецы что-то достали из карманов и потихоньку мастерили очередное свое гениальное творение. Виалайн с большим интересом разглядывала себя в зеркальце, накручивая на изящный пальчик темный локон волос, чем слушала лекцию. Дарнелл перешептывался с Ашаром, у ног которого лежала Тень. Иногда ладонь сумеречного дракона ложилась на голову пантеры, а пальцы машинально почесывали за ухом животное.
        Лиайя задумчиво смотрела в окно, уйдя в свои мысли. Роальд рисовал в тетради. Из всех учеников, пожалуй, один Фрайзер внимательно слушал лекцию.
        Драйн и Торин доделали очередную непонятную штуковину и решили ее тут же проверить на работоспособность. Включив, они направили ее на единственного ученика, который раздражал их своим старанием в учебе. Что они сделали, они уже осмыслили потом. В данный момент им хотелось напакостить и лучшего кандидата, чем Фрай, они не нашли.
        Переполох начался, когда посреди лекции исчез наследник снежных драконов. Несколько секунд всегда невозмутимый арн Ихарушат пребывал в застывшем и бледном состоянии, но быстро пришел в себя. Такой выдержке можно только позавидовать!
        - Не стоит терять времени! Я пойду по следу, а вы, ари Мариина, если я не вернусь через несколько минут, сообщите арху о происшествии.
        Круговым движением руки он образовал портал, через который просматривались горные вершины. В классе резко похолодало, а по полу, извиваясь змеей, пошла белая поземка. Недолго думая, маг прыгнул в портал. Воронка втянула его в себя, тут же уменьшилась в размерах, а потом и вовсе исчезла, обдав напоследок порывом холодного ветра.
        Продрогнув, я обняла себя за плечи, чтобы согреться, и обвела напряженным взглядом класс. Детишки сидели притихшие. Драйн и Торин боялись поднять глаза, чувствуя за собой вину.
        - Куда вы его отправили? - спросила я.
        - Мы точно не знаем, - хором ответили близнецы, все еще пряча от меня взгляды.
        А потом Драйн, который проявлял большие лидерские качества, чем его брат Торин, посмотрел на меня и произнес: - Мы просто хотели обсыпать его снегом, а получилось, что его самого отправили на север.
        Дарнелл обеспокоенно повернул голову в сторону братьев.
        - Только не говорите, что отправили его в Заснеженную Пустошь!
        Близнецы боязливо промолчали.
        Тогда изумрудный дракон обратился к юной провидице:
        - Лиайя! Загляни вперед, что ты видишь?
        Девочка от неожиданности часто заморгала, слегка покраснев. Ей было приятно, что изумрудный дракон попросил ее помощи. Она села ровнее и, закрыв глаза, сконцентрировалась. Постепенно ее брови сошлись на переносице, она часто задышала, а потом вскрикнула и раскрыла в страхе глаза.
        - Что, что ты увидела?! - допытывался Дарнелл, сев рядом с ней.
        - Опасность!.. Они близко! Они чувствуют запах крови…Нет! - снова в испуге вскрикнула девочка.
        - О ком ты говоришь, Лиайя? - тут же спросила я. - Какая опасность грозит Фраю?
        - Воины Безмолвия, ледяная стража Пустоши, - прошептала провидица пересохшими губами.
        Я пыталась вспомнить все, что знаю о тварях с человеческими лицами. Я думала, это просто старая легенда. Никто не знает, что они стерегут, но, говорят, тех сущностей создал Рохан, Бог Печали и Забвения. Неужели ледяные статуи пробудились и сейчас идут по следу Фрая, привлеченные запахом его крови? Наследник ранен и нуждается в помощи, одному ледяному магу, пусть и сильному, с теми тварями не справиться!
        Я быстро дошла до дверей и сообщила о произошедшем страже. Весть в мгновение ока дошла до арха Ровейлла. На помощь был отправлен отряд сильнейших магов, в том числе и огненных. Дело в том, что снежные драконы отлично переносили жару, но не могли долго вынести холод. Их внутренняя сила усиливалась и замораживала самого обладателя магии. Да и растопить Небесных стражей можно было при помощи обычного огня. Поэтому командовать отрядом поручили отцу Роэйна - Мирайну Темруссу. Я осталась с детьми в классе ждать новостей и, хотя с ума сходила от переживания, внешне старалась сохранить хладнокровие. В какой-то момент Лиайя закатила глаза и закачалась на месте, из ее горла вырвался горестный стон.
        - В чем дело, Лиа? Что ты увидела? - не выдержав, кинулась я к ней.
        - Смерть… я вижу смерть, как гибнут драконы от ледяного дыхания Стражей. Никто не вернется обратно.
        Этого просто не могло произойти! Мне казалось, я переживаю очередной кошмарный сон, и стоит проснуться, как он исчезнет. Я больно ущипнула себя, убеждаясь в горькой реальности.
        - Неужели ничего нельзя изменить? - спросила я, сдерживая безысходность в голосе.
        Лиайя закатила глаза, входя в глубокий транс. Ее тело стала сотрясать мелкая дрожь, потом она резко унялась. Юная провидица открыла глаза.
        - Вы сможете остановить Стражей! - неожиданно произнесла девочка, посмотрев на меня.
        - Я? - мой голос дрогнул. - Как человек, не обладающий и долей магии, способен такое совершить?
        - И все же это сможете сделать только вы, ари - человек с чистым сердцем и светлой душой, человек, избранный Богами, - уверила меня провидица.
        Могла ли я доверять ее словам? Если не вмешаюсь, то погибнут многие драконы, если попытаюсь что-то изменить и пострадаю сама - могут лишиться жизни все наследники. И все же я решилась.
        - Расскажи мне подробно, что ты видела, Лиайя?
        - Образ хрустальной голубой Чаши Забвения, наполненной водой. Древний артефакт будет активирован прикосновением к нему. Тогда воины Пустоши услышат ваш приказ и подчинятся.
        - И где же мне искать этот артефакт?
        - При приближении к нему, он издаст мелодичный звон.
        - Как же мне найти его среди ледяного Безмолвия?
        - Я уже видела чашу в ваших руках, значит, вам это удастся, - ответила девочка, - но поспешите, будущее зыбко и может все еще измениться.
        Я попросила стражу принести мне теплый плащ и мужской костюм, а еще сапоги на меху и пуховые варежки. Если уж отправляюсь на спасение в Заснеженную Пустошь, то нужно сделать все возможное, чтобы спасать пришлось не меня. Также я захватила плащ для Фрая.
        - А теперь, ребята, - обратилась я к золотым драконам, когда надела теплые вещи, - осыпьте меня снегом!
        И… они обсыпали меня снегом!
        Стою я такая, по колено в сугробе и понимаю, что где-то система дала сбой.
        - Я имела ввиду, отправить меня туда же, куда вы переместили Фрайзера, - произнесла, пытаясь сдуть с лица снежинки и протереть от снега глаза.
        Близнецы извинились и снова хотели запустить свою штуковину, как в дверь кто-то настойчиво поскребся. Роэйн открыл ее - и на пороге показались Снежок с Шариком. Барс преодолел расстояние в секунду и потерся о мои ноги, словно прося взять его с собой. А ведь он может отыскать своего хозяина!
        Шарик тоже оказался рядом. Раздувшись до невероятных размеров, он пытался показать, что на многое способен.
        - Наставница, - обратился ко мне с просьбой огненный дракон, - возьмите с собой моего хранителя, он может пригодиться.
        Я вспомнила, что со спасательным отрядом отправились огненные драконы, и Шарик с его магией окажется полезным, все же не так страшно идти в опасное и незнакомое место, и я согласилась.
        На этот раз близнецы не промахнулись и, судя по тому дикому холоду, который я почувствовала в первые же секунды своего пребывания на севере, доказывало одно - я в Заснеженной Пустоши. Я спрятала нос с меховой воротник, а глаза на какое-то время пришлось закрыть из-за ослепительного света. Когда вернусь, подумаю о создании солнцезащитных очков.
        Боже! Я и забыла, что бывает так холодно! На Радужных землях снег лежал только в горах, а в долине температура никогда не падала за отметку минус.
        Посильнее закутавшись, я приоткрыла глаза, пытаясь сориентироваться. Вокруг безмолвие снега и лишь на линии горизонта виднелись скалы. Вся надежда на хранителя, что он сможет найти Фрая и, кажется, он почуял след.
        Снежок радостно оживился и почти лег на снег, повернув ко мне голову. Он что, приглашает сесть на его спину? Хранитель рыкнул и кивнул.
        Я с долей опаски забралась к нему на спину и обняла его за шею двумя руками, перед этим слегка поменяв расположение сумки, висящей на ремне сбоку. В ней находился теплый плащ для наследника.
        Снежок с легкостью поднялся и совершил свой длинный прыжок. Зажмурив глаза, я постаралась не закричать. Шарик же легко держался с нами вровень, катясь с левой стороны.
        Добравшись до скал, Снежок притормозил, но остановка длилась именно столько времени, сколько понадобилось рассмотреть лучшее место для прыжка. Оттолкнувшись всеми лапами, снежок практически чуть ли не взлетел на первый выступ, потом на второй и так он продолжал, пока не достиг высоты. Шарик удивительно ловко взбирался за нами. Я думала, что он способен только катится, а у него еще и прыгать отлично получалось. Ну точно мячик! Не зря его прозвали Шариком.
        От порыва холодного ветра капюшон, обитый мехом полярных животных, слетел с головы, и пришлось вновь закрыть глаза от слепящего солнца. Я нащупала одной рукой ткань и быстро натянула защиту на растрепавшиеся волосы и как раз вовремя. Новый рывок - и мы уже почти на вершине. Куда только ни глянь - везде слепящая белизна снега! Ветер вверху был такой пронизывающий, что я уже не чувствовала ни лица, ни рук. Я стала дышать в варежки, прикрыв ими лицо, чтобы как-то отогреться. И тут Шарик вдруг увеличился в размерах и стал накаляться подобно жаровне. Как же стало хорошо! Настоящая прыгающая печка!
        Снежку тоже тяжело пришлось, он явно бы замерз, не будь «огненного колобка» рядом. Я глянула вперед, и мне показалось, что вдали я вижу темные фигуры отряда. Снежок занервничал, похоже, он их так же почувствовал. Теперь нам предстоял спуск, но тут я услышала хрустальный звон. Мы стали спускаться.
        Глядя по сторонам, я рассмотрела вход в ледяную пещеру и остановила хранителя, прислушалась к звону. Казалось, он исходит из пещеры. Снежок нетерпеливо переминался с лапы на лапу, он чувствовал хозяина и не понимал, почему я его остановила. Я же помнила слова Лиайи. Звон укажет мне местоположение чаши.
        Я посмотрела вдаль. Спасти отряд и Фрайзера я смогу, если стану владелицей артефакта. Только так можно остановить Ледяную стражу.
        Повернув хранителя, я направила его к выступающей нише, украшенной сосульками. Внутри пещера была вся покрыта льдом. Когти Снежка не позволяли его лапам расходиться в стороны, иначе мы бы не смогли так легко добраться до каменного постамента, тоже покрытого ледяной коркой, на котором стояла Чаша с замерзшей водой. Под слоем прозрачного льда оказался семицветный браслет. При моем приближении он засветился. Я с удивлением поняла, что он создан той же рукой, что и радужный кулон, подаренный мне архом Ровейллом.
        Я немного помедлила, но крики, донесшиеся эхом до меня, подстегнули действовать быстрее. Как только я прикоснулась к Чаше, она издала громкий звон, похожий на плач, а лед внутри нее стал трескаться. И все-таки я не могла достать украшение. Тогда Шарик дохнул на Чашу, и лед внутри сразу стал таять, открывая доступ к драгоценному и явно непростому браслету. Он поднялся со дна Чаши наверх. Я сняла варежку и взяла его. У меня появилось стойкое желание надеть украшение на руку. Как только я это сделала, замок на браслете защелкнулся и сделался невидимым, а сияние прекратилось. Снять украшение я уже не смогла.
        Времени о совершенном думать совсем не осталось. Я слышала звуки сражения, поэтому решила поспешить. Хлопнула по спине Снежка, и он тронулся с места.
        Спуск занял меньше времени, чем подъем, и вот мы уже скачем к отряду магов, которые едва сдерживали натиск Стражи - пятиметровых монстров, созданных, словно изо льда. Их тела напоминали туловища львов, а головы напоминали человеческие. С длинными белыми волосами и бородой, с глазами настолько голубыми и яркими, что они, казалось, излучали свет и пронзали холодом насквозь. Эти твари обладали огромной силой, готовые разорвать клыками и когтями. Они напоминали древних мифических существ, прозванных мантикорами, только хвост скорпиона у них отсутствовал, зато имелись белоснежные крылья.
        Я увидела Фрая. Тот едва стоял на ногах, но тоже принимал участие в смертельном бою. Возле него сражался Трайген Ихарушат. Значит, он все же нашел наследника. Я остановила Снежка и спустилась с него.
        Драконы обступили наследника кольцом и дрались в своей звериной ипостаси. Одни взмывали вверх и бились в воздухе, другие дрались на снегу, ударяя магической волной. Но Ледяной Страже не была страшна их магия, они, казалось, совсем не чувствовали ее. А вот их удары разрывали драконов пополам. Единственное, что могло их задержать, это дыхание огненных драконов. Они боялись огня, не магического, а настоящего. Так же их можно было убить, отрубив голову. И все же перевес сил был на стороне Небесной Стражи. Я с ужасом смотрела на падающие и поверженные тела драконов, на то, как их глаза навечно застывают, как кровь медленно пропитывает снег…
        К горлу подступил удушающий комок. И тогда я закричала так громко, как смогла:
        - Воины Безмолвия! Приказываю вам подчиниться моей воле!
        И те, как по команде, повернули головы. Меня обожгло лютым холодом! Твари тут же прекратили бой и двинулись все в мою сторону. В наступившей тишине слышались хлопанья крыльев и шумное дыхание. Я точно сумасшедшая, раз думала, что смогу их остановить.
        Мирайн Темрусс закричал, чтобы все защищали меня ценой своей жизни, и драконы рванули ко мне, закрывая меня своими телами.
        Я опустила веки, шепча, как молитву:
        - Остановитесь! Прошу… Хватит кровопролития!
        От страха я закрыла лицо руками. И хорошо, что это сделала, иначе была бы ослеплена ярким светом. Браслет и кулон так засияли, что Ледяная Стража тут же повернула назад. Я не верила своим глазам, но монстры поднялись в небо и улетели. Произошло все так, как и предсказывала юная провидица, но почему она не увидела браслет? Скорее всего, дело было в Чаше Забвения, которая скрывала артефакт от всех. Монстры стерегли вовсе не Чашу, а браслет, обладающий силой, но вот какой? Это мне еще предстояло узнать.
        Я посмотрела на Фрая, мальчик едва стоял в одной белой сорочке и светлых брюках, трясясь от холода. Правая рука его была окровавлена. Он бы упал, если бы Снежок не подставил ему свой бок.
        - Шарик, нужна твоя помощь, - произнесла я, ласково обращаясь к хранителю.
        Тому и объяснять не пришлось. Он живо подскочил к мальчику и принялся согревать его. Я подошла к снежному дракону и укрыла его плащом, на мгновение прижав к груди. Его белые ресницы, припорошенные снегом, дрогнули. Он с благодарностью принял помощь.
        - Ари Мариина, я никогда не забуду, что вы сегодня для всех нас сделали, - тихо сказал Фрай, едва ворочая языком и с трудом разлепляя обмороженные и обветренные губы.
        Я похлопала мальчика по плечу и ободряюще улыбнулась.
        - Возвращаемся! - скомандовал арн Темрусс отряду, до этого молча наблюдавший за мной.
        Мы прошли через портал, забрав с собой разорванные тела двух погибших воинов из клана огненных драконов, принявших уже человеческую форму. По ту сторону пространственного тоннеля нас встретил арх Ровейлл, от одного хмурого взгляда которого хотелось оказаться в безопасном месте. Он, казалось, испытал облегчение, когда увидел меня и наследника, но его глаза все еще смотрели сурово, так как мы вернулись с потерями. Я ждала, что услышу в свой адрес порицание, что мне не стоило одной так рисковать, но арх ничего не сказал, только распорядился отвести меня и Фрая по комнатам и дать нам время восстановиться и отдохнуть. Но о каком сне шла речь после всего произошедшего?
        Я волновалась за снежного дракона, он был ранен и долго находился на холоде. Но я также знала, что его жизнь вне опасности, и мальчику оказывают помощь в лечении. Я думала, что не усну, но была так вымотана и морально, и физически, что не заметила, как отключилась после принятия горячего чая с ромашкой. Помню только, как Лария забрала пустую чашку из рук и заботливо накрыла меня теплым пледом. Она ни о чем не спрашивала, но я чувствовала, что моя верная служанка всегда будет на моей стороне, в чем бы меня не обвинили.
        На следующий день меня вызвали в Зал Правосудия. Я стояла перед правителями, как и в первый день своего пребывания в этом мире, не опуская головы, хотя понимала, что за произошедшее я, как Наставница, не проследившая за вверенными мне детьми, должна понести наказание. Я безмолвно принимала все высказывания драконов, хоть они и задевали мое достоинство.
        - От такой глупой человеческой женщины ничего другого не стоило ждать. Рано или поздно должно было произойти подобное несчастие, - первой высказалась повелительница Сапфировых драконов Морвейн Диашаресс. - Мало того, что она допустила исчезновение наследника Ихарушата, так она едва не убила остальных детей!
        - Она совершила опрометчивый поступок, рискуя жизнями высокородных отпрысков. Ей нет оправдания! - произнес Асгейр Шагнерат.
        - Как она вообще додумалась отправиться в Заснеженную Пустошь? На что она надеялась, не имея и капли магии в своей крови? Ведь даже отряду лучших воинов и магов не под силу сражаться с Небесной Стражей!
        Я видела, как кивали драконы, соглашаясь с последним высказыванием сумеречного правителя Тайна Виамерана, и все же в душе рос протест. Я в равной степени рисковала своей жизнью и смогла предотвратить беду. Да, есть потери, но их было бы в разы больше, не вмешайся я.
        Арх Ровейлл призвал всех к тишине.
        - Слово дается арну Трайгену Ихарушату, пусть поведает нам о том, что произошло.
        Рядом со мной встал ледяной дракон.
        - Великие и мудрые драконы! Во время моей лекции близнецы перенесли наследника клана Ихарушат при помощи созданного ими нового артефакта. Если кого и стоит наказать, так это меня. Как Вы правильно заметили, ари Мариина - человек, она не обладает магией, но, тем не менее, она готова была отдать свою жизнь ради всех нас. Думаю, она осознавала всю ответственность решения. Я же должен был понять, что устройство золотых драконов небезопасно, но не предпринял никаких действий. Я даже не смог защитить, как следует наследника, поэтому готов смиренно принять Ваше наказание.
        И гордый ледяной дракон опустился на колени…
        Я не смогла сдержать своего удивления. Арн Ихарушат готов был принять весь удар на себя, и он заступился за меня, за обычную человеческую женщину!
        - Довольно, арн Трайген. Пусть теперь арн Темрусс расскажет о произошедшем в Пустоши, - произнес арх Ровейлл.
        - Мы как раз вовремя смогли подоспеть, - тут же ответил правитель огненных драконов. - Арн Ихарушат смело отражал удары Ледяных воинов. Он один смог продержаться до нашего прихода, защищая наследника, но Небесных Стражей становилось все больше. Даже используя все силы, мы не могли остановить их. Тогда появилась ари Мариина, и все Воины бросились на нее. Я приказал своему отряду защищать Наставницу. Казалось, Воины Пустоши готовы были уничтожить нас, как ари Холлиатшар засияла. Свет был настолько ослепителен, что глазам было больно смотреть. Когда сияние померкло, стало ясно, что Стража покинула нас.
        - Благодарю, арн Темрусс, - медленно произнес повелитель Радужных драконов. - Теперь хотелось бы услышать разъяснения ари Мариины, почему она последовала за наследником.
        Все взгляды устремились на меня.
        - Я никогда бы не отправилась в такое опасное место и никогда бы не стала подвергать риску жизни своих воспитанников, если бы не предсказание ари Лиайи…
        - Юной провидицы? - переспросил арх Ровейлл, приподняв в удивлении рыжую бровь. Он перевел свой взгляд на молчаливого повелителя Всезнающих драконов - Нордалла Киэрессара. - Что же она сказала, раз вы передумали?
        - Она сказала мне, что только я смогу остановить Ледяных Стражников, иначе все погибнут.
        - И вы доверились ее предсказанию? - спросил арх.
        - Да. У меня не было причин не доверять словам провидицы. Ари Лиайя никогда еще не ошибалась.
        А про себя подумала, кроме одного предсказания - видения моей смерти.
        - А если допустить, что провидица могла ошибиться? Вы осознаете, к чему бы это привело? - настойчиво продолжал правитель Радужных драконов.
        - Да… - тихо ответила я. - Но она не ошиблась. Благодаря ее видению были спасены многие жизни, в том числе и наследника Снежных драконов.
        Правительница Сапфировых драконов презрительно фыркнула, намереваясь произнести очередную гневную речь, как арх поднял ладонь, призывая не встревать в разговор.
        - Расскажите, ари Мариина Холлиатшар, как все произошло.
        - При помощи того же устройства, каким был перемещен наследник, я отправилась в Пустошь с двумя хранителями. Лиайя видела в моих руках Чашу Забвения, она сказала, если я к ней прикоснусь, то смогу остановить Стражу. И я смогла найти ее, услышав ее печальный и мелодичный звон. Но провидица не увидела в Чаше Радужный браслет, я уверена, именно его стерегли Воины Пустоши и именно он остановил их своим сиянием…
        - Браслет? - драконы заволновались. - Уж не хочет ли она сказать, что теперь он у нее? Это невозможно! Неужели он существует? - раздалось со всех сторон.
        Почему-то мне показалось, что арх Ровейл и арн Нордалл совсем не удивились. Я подняла правую руку и потянула за край рукава, открывая взору драконов Радужный браслет. А он, словно красуясь, сверкнул радугой цветных камней.
        - Браслет Божественной Искры! - ахнули правители. Некоторые даже взволнованно повскакивали с золотых тронов. - Но как? Почему он у нее?
        Я не совсем понимала негодование правителей, но одно знала точно: этот магический артефакт очень древний и ценный и он достался человеку, что уже было неправильно. Кажется, меня будут ненавидеть еще больше за то, что посмела овладеть такой редкой вещью, а еще явно пополнится список желающих меня пристукнуть, чтобы завладеть этим браслетом. Я видела, как глаза некоторых драконов наполнились жаждой обладания, они не отрывали взоры от сверкающего украшения. Неудивительно, похоже, что браслет обладает неиссякаемой силой. И, если судить по названию, в нем заключена Искра Божественного дракона.
        Я опустила руку, скрывая под тканью блеск браслета.
        - Да как она посмела присвоить его себе! - произнесла ари Туриния, которой позволялось присутствовать на всех собраниях рядом с мужем. - Чужачка! Ей мало было получить бессмертие, она захотела стать равной драконам!
        - Изгнать ее! - послышалось вслед словам ари Туринии. - Браслет не должен принадлежать человеческой самке!
        - А кому должен? - тут же раздался громогласный голос арха Ровейлла. - Боги призвали в наш мир чистую душу, они же позволили ей владеть браслетом. Кто-то хочет оспорить это право и пойти против воли Богов? Или забыли о старом предании?
        А в ответ гробовое молчание.
        - Ари Мариина все еще Наставница ваших отпрысков. Боги на ее стороне, раз хотят защитить ее. Кто теперь посмеет ей навредить? Сила браслета убьет всякого, кто вознамериться причинить ей вред. Вы должны радоваться, что отныне ее жизнь вне опасности, как и жизни наследников. Пожелав силу Божественной Искры, вы позабыли о собственных детях!
        Кажется, драконы пришли в себя. Блеск наживы угас в их глазах.
        - Это не избавляет ее от заслуженного наказания. Она должна была лучше приглядывать за нашими детьми. Хватает того, что она вкладывает в их головы опасные мысли, - возразила драконица Диашаресс, не желая отступать. - Она заставляет их работать подобно смертным, говоря о равенстве всех живущих на Аламионе существ. Просто неслыханно! Где это видано, чтобы дракон был равен человеку?! Я считаю, ее надо лишить статуса Наставницы и позволить ей остаться во дворце до совершеннолетия драконов. Ее место должна занять более достойная самка.
        - И я полагаю, у вас уже кто-то есть на примете? - с интересом спросил арх Ровейлл.
        - Разумеется, - ответила ари Морвейн, кивнув.
        - Так считают все? - обратился арх к правителям.
        Драконы находились в смятении. Недавно они готовы были изгнать меня, теперь же переглядывались, ожидая, что кто-то выскажется.
        - Стоит ли нам проголосовать, чтобы принять окончательное решение? - предложил Радужный дракон. Не получив ответа, он запустил шар по кругу.
        Правители, как и много лет назад, прикасались к нему. В итоге мнения разделились пополам.
        - Лиайя - одарованное с рождения дитя. Я не стал бы сомневаться в ее предсказании и поступил бы так же, окажись на месте ари Мариины. Я отдаю свой голос за нее, - произнес правитель всезнающих драконов.
        - Она спасла моего сына, я не могу голосовать против, - сказал Орланд Ихарушат, впервые вставший на мою сторону.
        - Я свое мнение не поменял, - высказался арн Энлиф Ошеран, задумчиво тронув струны лиры, которую держал в руках.
        - Я благодарен ари Мариине за спасение наследника и своего отряда, - произнес Мирайн Темрусс. - Я в неоплаченном долгу перед ней.
        - Я также отдаю свой голос за человеческую женщину, - арх Ровейлл сделал паузу, - и раз мнения разделились поровну, окончательное решение должен принять я, - взгляд радужного дракона переместился на меня. - Поэтому ари Мариина, несмотря на своевольный поступок, остается во дворце и в статусе духовной Наставницы. Что же касается ледяного дракона… Поднимитесь с колен, арн Ихарушат! Вашу судьбу я решу позже, на данный момент вы временно отстраняетесь от занятий.
        Я покинула Зал Правосудия с двояким ощущением. Я чувствовала облегчение и радость, что все закончилось. Что несмотря на все пережитое, я, наконец, смогу вздохнуть свободно. Я прикоснулась к браслету, почувствовав неожиданно тепло. Неужели он способен защитить меня? А что касается отношения драконов ко мне…
        Я всегда мыслила позитивно. Настолько свыклась с мыслью, что правители недовольны тем, что я занимаюсь воспитанием их детей, что перестала на это реагировать. Впрочем, как и сами правители. При случайной встрече со мной, они делали вид, что не замечают. А сегодня они откровенно меня удивили, отдав половину своих голосов за мою скромную персону. На такое я даже во сне не надеялась!
        Подойдя к дверям комнаты, сразу не сообразила, что привлекло мое внимание, а когда подняла с пола взгляд, встретилась с десятком разноцветных пар глаз. Дракошки дожидались меня у покоев, видно, сильно волновались. Я тут же улыбнулась им, и с их лиц исчезло напряженное выражение. Особо несчастными выглядели близнецы, из-за которых вся каша и заварилась.
        - А кто это тут отлынивает от занятий? - поинтересовалась я намеренно бодрым голосом.
        - Наставница! - подали голос расстроенные янтарные драконы. - Вас же не выгонят из-за нас?
        - А почему вы так решили? - удивилась я.
        - Лиайя так сказала! - хором произнесли близнецы с обидой в голосе, начиная подозревать девочку в том, что она специально солгала им.
        - А, чтобы в следующий раз сто раз подумали прежде, чем пошутить. Из-за вашей шутки погибли лучшие маги и достойные драконы своего клана, а ари Мариина вынуждена была держать за вас ответ перед всеми правителями, - ответила Лиайя, ничуть не раскаиваясь во лжи. - Не говоря уже о том, какие трудности ей пришлось пережить. Это вас нужно было поставить перед всеми в Зале Правосудия, а не Наставницу!
        Драйн и Торин заметно побледнели, представив себя на моем месте. Они все еще ожидали своего наказания и готовы были принять любое, только не публичное. Поркой их не испугать, даже лишением любимых сладостей, но они жуть как боялись предстать перед правителями. И все же близнецы были в своем роде уникальны, они придумали устройство телепортации, которое могут использовать даже те, кто не обладает магией.
        - А что суд решил по поводу арна Трайгена? - спросил Фрай.
        - Его пока отстранили от занятий, но будем надеяться, что это временная мера. А как ты сам? - спросила я снежного дракона.
        - Спасибо, ари Мариина, как видите, и следов не осталось, - он протянул свою руку и показал. Так и есть, никаких даже царапин не видно.
        Фрай улыбался. Как непривычно. Его всегда сосредоточенное и серьезное лицо совершенно изменила улыбка. После стольких лет замкнутого поведения он, наконец, приоткрыл дверь в свой внутренний мир и тот оказался кристально чистым и незамутненным. В его голубых глазах растаяли льдинки, теперь там притаилась непривычная теплота, которой так не хватало его холодному сердцу. Снежный принц оттаял, и мне показалось, он совсем не злится на близнецов. Похоже, они все решили без меня, примирившись наедине.
        В глазах защипало от слез. Мои такие родные, шебушные, умные не по годам, почти взрослые, но такие трогательно милые еще дети, как же я вас всех люблю!
        Улыбнувшись, я расставила руки, подзывая воспитанников к себе. А тех и просить дважды не надо было. Они с радостным шумом бросились ко мне, как и в детстве, пытаясь уловить свою частичку счастья.
        Глава 8
        Я продолжала жить на Радужных землях и воспитывать истинных драконов. Последующие годы показались мне самыми безмятежными. Исчезло тягостное чувство преследования. Связано ли это было с появлением браслета, не знаю, но ощущение защищенности не покидало меня с того самого дня, как я надела украшение на руку. Снять я его так и не смогла, да и к чему? Пусть он и казался на вид тяжелым, на самом деле почти ничего не весил и не мешал движению руки. Теперь он составлял постоянную пару кулону, и со временем я перестала замечать его, лишь изредка любуясь на солнце игрой его прекрасных камней.
        Я пыталась узнать о браслете. Информации оказалось немного. В легендах говорилось, что когда-то он принадлежал последней правительнице Божественных драконов. Считалось, что, умирая, она вложила свою божественную сущность в браслет. Любой бы мечтал иметь такую реликвию, но никто до того памятного дня в Заснеженной Пустоши не знал, где он спрятан. А его, оказывается, охраняли Ледяные Воины.
        После того, как драконы потеряли свою божественную сущность, они стали называться Семицветными или Радужными. Магия с каждым тысячелетием слабла, появились Кланы, разделенные по своим способностям. Я понимала, что за браслетом начнется охота, но пока я нахожусь на Радужных землях и забочусь о наследниках, никто не рискнет тронуть меня. Но после совершеннолетия драконов найдутся желающие, которые не испугаются убить меня, ради обладания артефактом, что произойдет уже скоро. По преданию получить браслет можно было только после смерти его хозяина. Единственный, кто не остановится ни перед чем, это изгнанный наследник Крайссен Холлиатшар, но он пока либо оставил тщетные попытки, либо браслет действительно настолько всемогущ, что способен рассеивать все заговоры и проклятия. Я не могла с точной уверенностью что-либо утверждать, но склонялась к тому, что враг просто выжидал и искал новые способы навредить мне и драконам.
        Наследники же заметно подросли, теперь это были юноши и девушки, которым можно было по земным меркам дать лет восемнадцать. А по драконьим меркам им исполнялось ровно восемьдесят, и они вступили уже в ту пору, когда проснувшиеся гормоны начинают свой безрассудный танец. Это проявлялось в неожиданных вспышках гнева или раздражения, в усиленном желании лидировать и побеждать.
        Наверное, поэтому арх повелел устроить через две недели первую в жизни наследников настоящую охоту на тапира. Только этот зверь не был милым травоядным животным, а являлся настоящим двухметровым монстром с острыми, выпирающими наружу клыками.
        Так как наследники с возрастом стали опытнее и сильнее в магических чарах, а меня надежно охранял браслет, арх Ровейлл позволил проводить охоту в дальних лесах Перламутровой долины.
        Воспитанники с воодушевлением приняли новость и стали активно готовиться к соревнованию, оттачивая свои умения в стрельбе из лука, арбалета, а также метании копья. Эти самые стрельбища они устроили прямо возле дворца, причем девушки вовсе не желали отставать от парней. Оживление чувствовалось и среди хранителей, роль которых заключалась в том, чтобы загнать зверя в ловушку. Я не собиралась участвовать в такой жестокой забаве, но сидеть во дворце подобно похищенной принцессе из сказки уже было невмоготу.
        Ездить верхом я научилась давно, правда, не так часто практиковалась, теперь вот и возможность представилась вновь вспомнить. Наследники же с малых лет постоянно тренировались и объезжали лошадей. Хейрион Шагнерат обучил их мастерству боя, владения мечом, стрельбе из лука и арбалета.
        Возле замка поставили лишь две мишени, поэтому наследники соревновались по двое. Первая пара - Ялан и Ашар - подняли луки и натянули по команде тетиву. Стрелы, просвистев в воздухе, с силой впились в щит. По количеству очков вышла ничья. Следующая пара - Виалайн и Торин. Результат удивил. Виалайн с легкостью обошла янтарного дракона, но тот даже не опечалился и не отреагировал на насмешки собратьев. Мне показалось, Тор готов был уступить девушке во всем, так она ему нравилась. Виалайн вполне осознавала свою привлекательность и не упускала возможность ею воспользоваться. С видом победительницы она опустила лук и отошла в сторону.
        Следующими выступили Дарнелл и Фрай - удача оказалась на стороне изумрудного дракона. В паре Драйн и Роальд победил лазуритовый дракон. Роэйн соревновался с Лиайей. Из-за слабости рук ей не удалось обойти соперника. Роэйн посоветовал ей взять на охоту арбалет.
        В итоге, драконы отсеивались, пока не остались два последних победителя - Дарнелл и Роальд. Наследники даже ставки поставили, кто кого обойдет. И стрелком, превзошедшим своего учителя, был никто иной, как лазуритовый дракон. Роальд, играясь, попадал в яблочко, выпуская по очереди несколько стрел, и каждая раскалывала предыдущую надвое.
        Хейрион Шагнерат лишь одобрительно потирал небольшую темную бороду, уж он-то не сомневался в своем ученике.
        - Молодец, дружище! - неожиданно хлопнул Роэйн по плечу победившего собрата, а потом душевно приобнял за шею «зеленого», глядя на того с улыбкой, которой можно было дать определение «во все зубы». - Утер нос этому задаваке Дарну!
        - Перестань так явно радоваться! - спокойно произнес изумрудный дракон, так же спокойно скидывая с плеча руку друга. - Иначе, боюсь, кто-то до бала не досчитается зубов.
        - Не могу! - Роэйн ничуть не испугался, наоборот загорелся «достать» изумрудного дракона. - Наконец, кто-то, кроме меня, смог тебя обставить. Не зря я сделал на него ставку.
        - Хочешь прельщать прекрасных дам беззубой улыбкой? - поинтересовался Дарн, приподняв одну бровь и скосив глаза в сторону «красного».
        Роэйн, продолжая улыбаться, поднял руки, словно сдаваясь.
        - Понял, испаряюсь!
        - Чистая победа, - в унисон произнесли янтарные драконы, подойдя к наследнику в голубых одеждах и с тонкой, как у девушки талией. - Поздравляю, Роальд! - добавил Драйн.
        Лазуритовый лишь слегка кивнул в ответ, отработанным движением отправляя лук за спину.
        К поздравлениям добавились и девушки, которые обступили парня. Лиайя с улыбкой положила голову на плечо дракона. Виалайн же что-то кокетливо стала нашептывать Роальду на ухо, заставляя на минуту склониться к ней. Роэйн громко вздохнул, сетуя на несправедливость, что победителю достались две красавицы, а кому-то…
        И тут он неподражаемо заулыбался и потребовал свой выигрыш. Оказалось, что он единственный, кто поставил на Роальда.
        Виа и Лиа ответили ему, что если бы они делали ставки, то рубиновому дракону пришлось бы разделить приз на троих.
        На что Роэйн произнес:
        - Хотите разделить выигрыш? Я готов поделиться, если вы мило отблагодарите меня.
        - Ну, уж нет! - запротестовал, смеясь, Роальд. - Свой приз я делить ни с кем не намерен.
        И он приобнял сразу двух юных дракониц.
        - Вот так всегда! - печально вздохнул рубиновый дракон, но по довольным глазам можно было прочесть, что он совсем не расстроен.
        Ребята переместились на другую площадку, чтобы потренироваться в метании копья, я же задумчиво подошла к одному оставленному луку и подняла его. Это было оружие, склеенное из нескольких пород дерева и усиленное по центру роговыми пластинами. К «плечам» крепились сухожилия животных, что позволяло луку быть более гибким, а сверху деревянное основание покрывалось выделанной кожей.
        Никогда не пробовала стрелять, но почему-то после соревнования воспитанников мне захотелось попробовать свои силы.
        Я взяла стрелу и, приставив к луку, потянула за тетиву, прицеливаясь к мишени. Дело оказалось довольно трудным. Рука дрожала от напряжения, и я отпустила стрелу. Она пролетела ровно половину расстояния до мишени и с позором опустилась в землю. Я решила не сдаваться и взяла следующую стрелу. Тетива больно впилась в пальцы…
        И тут я почувствовала, как за моей спиной кто-то встал, рука с длинными тонкими пальцами накрыла мою. Другая легла поверх той, что держала рукоять лука. Зеленый камзол. Еще не обернувшись, я уже знала, что он принадлежит Дарнеллу.
        - Позвольте показать вам, ари Марина.
        Мое молчание он принял за согласие и слегка опустил лук.
        - Встаньте вполоборота, плечи распрямите, вот так.
        Я повторила.
        - Мышцы шеи расслабьте, вы слишком напряжены.
        Он вновь поднял лук и поменял положение моей кисти, что ее держала, а локоть слегка согнул.
        - Упор должен приходиться на центр ладони, а не на большой палец, тетиву… - он слегка сжал мою вторую руку, - … следует натягивать там, где метка, и тремя пальцами, тетива должна проходить по их первому сгибу.
        Его губы почти касались моего уха.
        - Теперь руку отводим назад, полностью повторяя направление стрелы, работать должно плечо, локоть вверх.
        Он легко натянул тетиву.
        - Пальцы со стрелой упираются в центр подбородка. А теперь просто отпустите тетиву…
        Я послушно разжала пальцы, и стрела впилась в центр мишени.
        Радостно воскликнув, я повернула голову к Дарнеллу.
        - Получи… лось… - договорила я после заминки, не ожидая, что Дарн наклонит и повернет ко мне голову. Я едва не встретилась с его губами. Зрачки дракона расширились, он замер, опустив напряженный взгляд мои губы. Неловкая ситуация какая-то.
        Я среагировала быстрее и совершила движение, чтобы отстраниться. Дарнелл отпустил лук, слабо улыбнувшись.
        - Вот видите, это не так сложно. Теперь попробуйте без моей помощи.
        Он наблюдал за тем, как я вставила стрелу, вновь подняла лук, а потом, прицелившись, натянула тугую тетиву.
        - Стрелять нужно интуитивно, не целясь. Когда выработается стойка, захват и выпуск стрелы, тогда забудьте про направление ветра, забудьте про все, что я говорил.
        - Но как же я попаду тогда в цель?
        - Ваша рука - это продолжение стрелы. Почувствуйте ее, ари. Задержите дыхание, чтобы стрела не изменила свою траекторию. Рука должна быть прямой. Отпускать стрелу нужно без всяких сомнений, твердо зная, что она достигнет цели…
        И я разжала пальцы. Стрела не попала в десяточку, но дрожала, войдя в мишень, что уже казалось для меня достижением.
        Видя, как я счастлива, Дарн тоже улыбнулся.
        - Рад, что мог оказаться полезным. На какое-то мгновение мы поменялись ролями, вы стали моей ученицей, а я вашим преподавателем. Это было странное и новое чувство…
        Его взгляд изменился, стал более задумчивым и серьезным.
        - Благодарю за учебу, мой наставник! - решила я превратить в шутку слова Дарнелла. Меня что-то беспокоило в поведении воспитанника, но я не смогла определить, что. - Вы отлично справились со своей ролью.
        - Просто вы способная ученица, - ответил дракон, слегка наклонив голову и продолжая все также волновать меня взглядом своих прекрасных изумрудных глаз. - Поэтому это было несложно.
        - Наставница! - услышала я громкий веселый голос Роэйна среди смеха наследников. - Присоединяйтесь к нам! Может, вы и метание копья захотите освоить? Научить смогу не хуже Дарна.
        Я и Дарнелл переглянулись, и я, неожиданно подмигнув изумрудному дракону, заговорщическим тоном спросила:
        - Думаешь, у меня это получится не хуже стрельбы из лука?
        - В вас я уверен, ари Марина, - ответил дракон, - а вот что касается Роэйна… - уголок его рта медленно пополз вверх.
        Он произнес слова намеренно громко, чтобы рубиновый дракон их услышал.
        - Просто удивительное неверие! - с оскорбленным видом ответил Роэйн, но при этом глаза его весело блестели. - Задето мое самолюбие и даже поединок не на жизнь, а на смерть не способен излечить мое израненное сердце.
        Роэйну только в комедиях играть! Не будь он наследником Клана, стал бы известным актером.
        - А как насчет того, чтобы просто пометать со мной копье? - спросил изумрудный дракон, с усмешкой наблюдая за «страданиями» друга.
        - Восстановить мою честь уже ничто не в силах, но так и быть, я соглашусь, - изрек Роэйн с изрядной долей трагедии в голосе.
        Все, занавес.
        Под шутки драконов друзья стали соревноваться, и Дарнелл смог одержать победу, но Роэйн не унывал. Весело насвистывая известную песенку про одного смышленого дракона, он всю дорогу к дворцу пребывал в отличном настроении.
        Ялан вел беседу с Роальдом и девушками, к ним подключились янтарные драконы. Ашар и Фрай шли чуть в стороне со своими хранителями, они не вмешивались в разговор, предпочитая молчаливо идти. Дарнелл находился рядом со мной и тоже не проронил ни слова, был задумчив и тих.
        В последующие дни наследники активно готовились к предстоящему празднеству и охоте. Каждый день они по многу часов отдавали верховой езде. Я тоже подключилась и не пожалела.
        Раньше наследникам не позволялось покидать территорию дворца так же, как и мне. Они обучались езде на открытом манеже. Теперь из-за большой охоты, на которой будут присутствовать все правители и высокородные драконы, наследникам разрешалось объезжать лошадей в парке. Но после того, как усилили защитное поле и контроль.
        У меня еще плохо выходило управлять лошадкой, хоть мне и дали самую смирную, но я довольно сносно держалась в седле. Все же учеба не прошла напрасно. Это как научиться плавать или ездить на велосипеде. Даже если долго ничем подобным не заниматься, все равно навыки никуда не денутся.
        Мы скакали по дорожкам парка, распугивая птиц, мирно сидящих на ветках деревьев, и поднимая после себя облако пыли. Самый последний наездник вынужден был глотать ее, и так получилось, что им оказалась я. Пришлось остановить белую кобылку, иначе моя одежда и волосы окажутся в плачевном виде. У Ларии едва не случился инфаркт, когда она увидела меня в мужском, ладно скроенном по моей фигуре темно-синем костюме, и она просто не переживет, если я вернусь в еще более неподобающем виде. А я как вспомнила свои первые ужасные тренировки в платье, когда можно скакать только сидя на боку, так сразу отмела все попытки служанки надеть на меня пыточное изделие из бархата.
        Натянув камзол и брюки, я почувствовала себя более уверенной и уже не так боялась вылететь из седла. Наверное, поэтому мне понравилось это ощущение свободы, к которой прибавилась вера в свои ездовые навыки. Я с огромным удовольствием и неизвестно откуда возникшим юношеским задором скакала на лошади, чувствуя себя освобожденной от тяжести проблем.
        Прогулки на свежем воздухе вперемежку с силовой нагрузкой сказались положительно, разрумянив мои щеки и добавив здорового блеска моим глазам. Наследники тоже были рады относительной свободе и лихо носились по округе, оглашая ее своими криками и, как всегда, соревнуясь между собой. Напрасно я поддалась их азарту, не та была подо мной лошадка, чтобы соревноваться с ними. Кобылка по имени Красотка хоть и была спокойного нрава, но все же упрямилась, если ее гнать на бешеной скорости. Перейдя на шаг, она перестала артачиться. Я же наслаждалась возможностью проехаться по парку без своего вечного сопровождения рядом.
        Охрана следовала сзади, но близко не приближалась. Опустив поводья, я даже на какое-то время закрыла глаза, ловя лучи солнца сквозь густую листву вековых деревьев, как услышала топот копыт. Возвращался Дарнелл.
        Я остановила Красотку, чем она не преминула воспользоваться. Опустив голову, она стала захватывать губами и жевать сочную высокую траву у дороги, игнорируя заинтересованное фырканье шоколадного коня, которого оседлал изумрудный дракон.
        - Наставница, с вами все в порядке? - спросил Дарнелл.
        - А что со мной может быть не так? - удивилась я.
        - Вы отстали и этим вызвали наше беспокойство, - ответил дракон.
        А я подумала, что Дарнелл не стал признаваться в том, что я вызвала у него тревогу больше, чем у других воспитанников.
        - Не стоило волноваться, ведь со мной браслет, - я подняла руку и показала магический артефакт. - К тому же меня всегда сопровождает охрана. Теперь из-за меня ты не сможешь выиграть соревнование.
        - Тогда вам придется как-то компенсировать мой проигрыш, - улыбнулся дракон.
        Я удивленно приподняла бровь.
        - И что же я должна сделать?
        - Составьте мне компанию, раз уж мы оба отстали от остальных.
        И не дожидаясь ответа, он развернул своего коня. Я похлопала по шее кобылки и дала ей команду трогать дальше, молчаливо соглашаясь с драконом.
        Какое-то время мы ехали в тишине. Я старалась думать о нейтральном, помня о способности Дарнелла читать мои мысли. Если другие драконы могли поставить ментальный щит, то я оказалась неспособной даже контролировать свои мысли. Лучше бы я не знала о возможностях Дарна.
        - Ари Марина, - обратился ко мне юноша. - Я давно не читаю ваши мысли, чтобы вы не чувствовали себя напряженно в моей компании.
        - Что же ты раньше не сказал?! - эмоционально отреагировала я, а потом тут же с подозрением уставилась на изумрудного дракона. - А откуда знаешь, о чем я сейчас думала?
        - Легко догадаться по тому, как вы поджимаете губы, как смотрите по сторонам и отводите от меня взгляд, пытаясь скрыть неловкость.
        Тут не поспоришь, все верно.
        Я немного расслабилась, доверяя словам Дарнелла. Конечно, мы столько времени провели вместе, что нечему удивляться. Каждый из моих воспитанников способен уловить нюансы моего настроения. У меня слишком подвижная мимика, мне не раз говорили об этом, пусть с годами я почти научилась скрывать свои эмоции. И все же есть в душе такой уголок, который ты хранишь под множеством печатей, не подпуская никого, а перед Дарнеллом я ощущала себя так же, как перед архом Ровейллом. Казалось, не было такой тайны души, о которой он бы не знал, но это знание оставалось только нашим секретом. Дарн хранил его. Огорчало лишь то, что мой воспитанник по мере взросления становился все более закрытым для меня. Его мысли теперь были недоступны мне, как и его желания, и мечты. Все реже он делился ими, и все задумчивей становился. Я чувствовала, как он отдаляется от меня, но так, наверное, происходит со всеми детьми. Просто я слишком остро на это реагирую. Со временем дети все меньше нуждаются в нашей опеке, доказывая этим, что выросли. Так происходило и с моими воспитанниками. Птенцы уже оперились и скоро вылетят из гнезда,
а я… я буду всегда их помнить и грустить по тем мгновениям, когда мы были вместе.
        - Ари Марина, в последнее время вы часто улыбались, но сейчас в ваших глазах застыла печаль. Я расстроил вас чем-то? - спросил дракон.
        На миг я утонула в нежной зелени его прекрасных глаз. Он искренне волновался за меня. Я вновь видела перед собой прежнего Дарнелла.
        - В этом нет ничьей вины, просто таков закон жизни. Дети вырастают и покидают свой дом. Мне грустно от того, что мы скоро расстанемся, что вы, возможно, забудете свою наставницу.
        Услышав мою речь, Дарн вдруг перехватил мои поводья и остановил мою лошадь и своего коня.
        - Как только это пришло вам в голову? - казалось, дракон едва сдерживает свой гнев. - Кто-то из нас дал вам повод так думать?
        - А разве так происходит не всегда?
        - Вы!.. - начал возмущенно юноша и тут же замолчал, словно боялся произнести те слова, которые едва не сорвались с его губ. - Даже не думайте о таком, вы для меня… - он вдруг смутился и вновь замолчал. - Вы столько значите для всех нас, - продолжил он, - что каждый, не задумываясь, отдал бы за вас свою жизнь!
        Я улыбнулась той юношеской горячности, с которой были произнесены слова. Я прикоснулась к руке дракона, что недавно держала поводья моей лошади, и слегка сжала ее, испытывая признательность в душе.
        - Не нужно никаких жертв, я слишком люблю вас и хочу видеть здоровыми и счастливыми. Когда-нибудь в будущем вы займете свои законные места в тронном зале, и для меня будет истинной наградой ваше мудрое и справедливое правление.
        Дарнелл не отрывал от меня своего взгляда, казалось, он почти не слышал, что я говорила. На мгновение я растворилась в его глазах, потерялась в той нежности, что окутала меня теплым плащом.
        Дарнелл накрыл мою кисть своей второй рукой, продолжая согревать своим взглядом, отчего я растерялась и отпустила поводья. Казалось, время остановило свой непрерывный бег, но моя лошадь, почувствовав свободу, неожиданно сделала шаг вперед. Я качнулась в седле и упала бы, если бы Дарн вовремя не подхватил меня за талию и не придержал Красотку. Я ахнула, замерев в объятиях дракона, а потом, все еще испытывая страх, подняла лицо, встретившись с его сверкающими глазами. Слишком близко, недопустимо опасно… Губы юноши дрогнули, он, как загипнотизированный, потянулся ко мне. Казалось, он намерен поцеловать меня…
        Перед глазами промелькнула знакомая сцена из какой-то книги. Мысль, что меня прижимает к груди воспитанник, совсем еще мальчик, а не герой романа отрезвила меня окончательно и испугала сильнее, чем вероятность свернуть шею.
        Боже! Что я себе навыдумывала! Совсем из ума выжила! Готова обычную помощь принять за увлечение.
        Я резко отпрянула, едва удержавшись в седле, и ухватилась за поводья, как за единственное спасение. Хлестнув лошадь, я тронулась с места, сгорая со стыда. Лишь бы отдалиться и не видеть глаза Дарнелла.
        Я скакала во весь опор, не разбирая дороги, а передо мной все еще стояло застывшее лицо дракона. Он не стал догонять меня. Как же неловко получилось, может, все ему объяснить? И что мне ему сказать?
        Нет, так все еще больше усложнится, лучше при встрече сделаю вид, что ничего не произошло. Мне сейчас лучше успокоиться, все переосмыслить и…
        И тут ветка при такой бешеной скачке больно ударила по плечу, разорвав при этом рукав. Пришлось остановиться. Придерживая оторванный кусок ткани, оглядела рану. Моя охрана тут же появилась. Алмазный охранник пересадил меня к себе на лошадь и перешел в галоп. Дворец находился поблизости, но стража волновалась за меня. Из-за моей неосторожности им теперь перепадет.
        И вдруг браслет стал светиться. За все эти годы он только несколько раз переливался всеми цветами радуги. Его сияние распространилось на всю руку и плечо. Там, где находилась свежая рана, вдруг стало припекать, а потом слегка чесаться. Я неосознанно потянулась к плечу другой рукой, как с удивлением заметила, что рана прямо на глазах затянулась. Только след от крови остался. Когда мы выехали из парка, всполошенные воспитанники окружили лошадь, на которой я сидела впереди стражника. Вид у меня был еще тот.
        - Наставница, что с вами произошло? Где Дарнелл, вы разве с ним не встретились?
        Я тут же с улыбкой успокоила воспитанников, говоря о том, что камзол больше пострадал, чем я сама. Про Дарнелла промолчала, и мои воспитанники решили, что мы разминулись. Я не стала их разубеждать.
        Во дворец я возвращалась со свитой бледных драконов, так они распереживались за меня. В таком состоянии они видели меня впервые, и моя улыбка их совсем не успокоила.
        Новость тут же распространилась по дворцу, толпа лекарей уже ждала меня возле комнаты. Все так носились вокруг меня, маги громогласно дискутировали о серьезной травме, что было довольно непривычно и невольно вызывало улыбку. Приятно, конечно, когда волнуются о тебе, но вот вся эта шумиха напрягала, хотелось тишины. Только мои слова о том, что рана затянулась, никого не остановили от полного осмотра.
        Лекари поцокали недовольно языками, поводили для верности руками надо мной, прописали какие-то волшебные настои и пилюли, отдали распоряжение промыть уже несуществующую рану и с видом выполненного долга растворились в воздухе. Я, наконец, смогла перевести дух. Попросила все еще взволнованную Ларию приготовить мне ванну.
        Моя верная служанка, видя, что я не собираюсь умирать, воспряла духом и засуетилась. Горячая вода в считанные минуты была готова. Я быстро разделась с помощью Ларии и с ощущением блаженства опустилась в деревянную лохань. Жаль только, что костюм был окончательно испорчен. Про затянувшуюся рану я совсем не думала, хоть и было очень больно, когда наткнулась на ветку. Из моей головы все не выходил образ наследника изумрудных драконов. Неужели мне показалось, что в его взгляде таилось нечто большее, чем привязанность и уважение ко мне? Разве возможно, чтобы…
        Я тряхнула головой, пытаясь избавиться от назойливых мыслей. Ларию я отпустила, решив, что с мытьем управлюсь сама. Даже не заметила, как сильно натерла кожу и что вода уже остыла. Пришлось закругляться и заканчивать с процедурами в ванной.
        Выходя из нее в ночной сорочке и халате и высушивая полотенцем мокрые волосы на ходу, неожиданно в дверях наткнулась на чью-то грудь. Убрав закрывающие лицо пряди, с изумлением уставилась на Дарнелла.
        - Ты? - воскликнула я, отступив. - Но что ты делаешь в моей спальне в такой поздний час?
        Я очень надеялась, что испытываемое волнение не окрасило мои щеки в алый цвет. И очень надеялась, что лицо горит из-за принятия горячей ванны.
        - Я узнал, что вы повредили руку и плечо на прогулке. Это все из-за меня… - он сделал шаг вперед, явно не находя себе место.
        - Твоей вины здесь нет, - тут же решительно ответила я, невольно отступив назад. - Это я была неосторожна.
        - Я должен был проследить за вами и не оставлять вас одну. Это все моя вина, - настаивал юноша.
        - Все обошлось, не стоит винить себя в том, что уже прошло.
        - Позвольте убедиться в этом лично, - произнес Дарнелл и, не дожидаясь моего ответа, он быстро приблизился и приоткрыл мое плечо. И замер, разглядывая его. Тонкие, музыкальные пальцы прикоснулись к еще влажной и абсолютно невредимой коже. Я дрогнула и потянула за воротник халата, пытаясь скрыть оголенную часть тела и тот факт, что прикосновение юноши вызвало появление мурашек. Казалось, градус температуры поднялся, а воздух сгустился в комнате. Ситуация опять казалась мне двусмысленной.
        - Вот видишь, со мной все в порядке. Тебе не стоит находиться тут, - с трудом сохраняя спокойствие, произнесла я, чувствуя, как пересохло в горле.
        Конечно он беспокоился. Люди намного слабее драконов, у них не такая хорошая регенерация. И наши жизни связаны. Вот и все. И не надо придумывать себе лишнее.
        Я даже смогла улыбнуться, сглаживая грубость, с которой были произнесены последние слова. Я практически выгоняла юношу из своих покоев. Но мои воспитанники уже не дети, они выросли, и не стоит забывать, что это будущие правители своей страны.
        - Теперь я спокоен. - Глухим голосом произнес Дарнелл и сдержанным кивком выразил прощание. - Лютик, как всегда, будет охранять ваш сон. Отдохните хорошенько, ари.
        И вышел.
        А я еще долго стояла и бездумно смотрела на закрытую дверь.
        Глава 9
        Подготовка к балу шла полным ходом. Комнаты тщательно убирались и украшались свежими цветами к приезду гостей. Вся прислуга была полностью загружена работой. Лария в силу своего возраста, опыта и имея статус моей личной служанки, командовала армией новых и еще совсем молоденьких девушек.
        Во дворце чувствовалось приятное оживление. Все только и говорили, что о первом появлении наследников на балу и большой охоте. В связи с этим ари Анарана удвоила нагрузку и время, что приходились на занятия по танцам. Наследники теперь каждое утро начинали с новых па, что разучивали с вечера. Проблема была в нехватке партнерш. Нас всего было четыре, если считать меня, преподавательницу танцев и двух наследниц. Парням приходилось выполнять роль девушек. Роэйну и Роальду больше всего перепадало. И если лазуритовый дракон блестяще танцевал любую партию, то Роэйн в этом плане отставал и был довольно неуклюж. Если ему и доставалась партнерша, то это оказывалась ари Анарана. На муки Роэйна без слез смотреть было невозможно. И, похоже, эти два дракона сегодня устроили забастовку, не явившись на занятие.
        Старая драконица недовольно хмурилась, но начала занятие, не дожидаясь прогульщиков.
        Янтарные драконы расхватали девушек, ари Анарана подозвала к себе Ялана, и бедняга с умирающим видом подошел. Все знали, как строга старая преподавательница, она никому не давала спуску и заставляла отрабатывать снова и снова невыученное или несовершенное движение, но почему-то снисходительно относилась к Дарнеллу. С той конной прогулки он ни разу не повел себя странно, был довольно отстранен со мной, но предельно вежлив.
        - Арн Шайнессар, вы можете выбрать ари Мариину, - произнесла миролюбиво седовласая драконица.
        Ашар и Фрай переглянулись. Фрай холодно повел бровью, словно предупреждая, что никогда не согласится стать «девушкой», и победил. Ашару досталась роль партнерши, и тот, удивительно, но воспринял это с юмором.
        Заправив волосы за ухо плавным движением, он манерно положил руку на бедро и приблизился к снежному дракону. Я едва сдержала смех, увидев реакцию Фрайя. Всем своим ледяным и недоступным видом он говорил, что готов прибить сумеречного, если тот что-то выкинет. Никогда бы не подумала, что Ашар способен на юмор.
        Я продолжала улыбаться, пока не почувствовала на себе внимательный взгляд Дарнелла. И снова что-то неуловимое проскользнуло в его глазах. Он приблизился и поклонился. Я выпрямила спину и подала руку, которую он принял. Свою вторую руку он положил на мою талию и слегка притянул к себе. Сегодня на мне было чудесное легкое платье цвета молодой зелени, оно приятно сочеталось с изумрудным камзолом Дарна. Я старалась думать о чем-то подобном, только бы не вспоминать все недавние события, связанные с юным драконом.
        Ари Анарана щелкнула пальцами - и полилась плавная мелодия. Влекомая партнером, я устремилась за ним в танце и смогла, наконец, почувствовать непринужденность. Танцевать с Дарнеллом мне понравилось. Мы впервые сошлись в паре. Он хорошо чувствовал меня, поэтому я могла даже не думать о движениях, а просто позволить вести себя за собой, что так и сделала.
        Как же легко и волшебно!
        Туфли на гладкой подошве скользили по плитке быстро и невесомо, что я на какое-то мгновение закрыла глаза и почувствовала, словно лечу над полом, но я не боялась упасть или оступиться. Дарнелл крепко держал меня. Я чувствовала тепло его рук, уверенность и силу движений, опору его ног… Дыхание сбилось.
        Открыв глаза, я наткнулась на пронзительный взгляд, заставивший меня споткнуться. Меня словно ударило высоковольтным напряжением. Не удержалась и упала бы, если бы не оказалась прижатой к груди дракона. Казалось, время остановило свой бег. Я понимала частью разума, что стоять вот так, застыв на месте и обвивая шею воспитанника, пытаясь удержаться на ногах, равносильно назревающему скандалу, но все никак не могла прийти в себя. Слишком потрясена была увиденным.
        Вглядываясь в слегка расширенные, взволнованные глаза дракона, я открыто читала его эмоции и это просто обескураживало. Теперь я знала точно, что мой воспитанник испытывает ко мне чувства, совсем далекие от невинных.
        Легкое остерегающее покашливание Ашара привело меня и Дарна в чувство.
        Он поставил меня в устойчивое положение, и, наконец, отпустил. Я глянула по сторонам - и мой растерянный взгляд случайно упал на Лиайю. Боль и ожидание чего-то подобного притаились в ее больших, сиреневых глазах. На лицах некоторых драконов проскользнуло удивление. Ари Анарана задумчиво молчала.
        И в этот момент случилось шедевральное пришествие злостных прогульщиков.
        Роэйн и Роальд заявились в бальный зал, расфуфыренные в дамские платья. Даже волосы подняли и соорудили себе прически. Жеманно обмахиваясь веерами, они уморительно строили глазки.
        Роэйн, одетый в ярко красное платье, припудренный и напомаженный улыбался во весь свой широкий рот и просил прощение за опоздание. И если рубиновый дракон двигался слегка неуклюже, то из Роальда вышла просто непревзойденная светская дама, утонченная и загадочная.
        Зал потонул в хохоте, привлекая к себе внимание слуг и охраны. Наследники, хватаясь за животы, наперебой умоляли выбрать их для следующего танца. Мальчики пошли бы нарасхват, если бы не прогневали ари Ошеран. Преподавательница искусств во всем любила порядок и дисциплину, поэтому те, кто взбаламутил и сорвал важное накануне занятие, должен получить наказание.
        - Раз вам так приглянулась роль партнерш… - произнесла ари Анарана с улыбкой, обещающей большие проблемы для шутников. - Тогда вам запрещено менять наряд до тех пор, пока не будут отработаны все невыученные движения.
        Остальных же она с невозмутимым видом повела в класс музыки. И если Роальду это не показалось наказанием, то надо было видеть несчастное лицо рубинового дракона!
        Я не последовала за воспитанниками, вместо этого решила прогуляться, чтобы привести свои мысли в порядок. Уже завтра дворец будет наполнен шумом и оживлением, гости прибудут из всех концов страны и для меня не найдется тихого и укромного места.
        Я любила сидеть, пуская камни в воду возле горного озера, имевшего название Черная жемчужина. Много мелких водопадов спускалось по крутому холму, сливаясь с ним. Это живописное озеро, образовавшееся в вулканической впадине, имело правильную округлую форму и оправдывало свое название. Темное и глубокое, оно хранило на дне своем останки давно почивших драконов.
        Я опустила голову на руку, что лежала на согнутых в коленях ногах, и, подобрав с дорожки гальку, бросила вперед. Та, пролетев дугой, упала с тихим плеском и пошла ко дну. Я чувствовала, что мой прежний, устоявшийся мир пошатнулся. Я, как та галька, опускалась на темное, илистое дно. Тревога охватила меня и стала точить изнутри.
        Как бы я не отрицала, но наследник изумрудных драконов увлекся мною - и это в будущем ни к чему хорошему не приведет. Я должна как можно быстрее поговорить с ним наедине и пока это только увлечение - пресечь. Между нами невозможны отношения по многим причинам. Я являюсь его Наставницей, я - обычный человек, а он, как наследник Клана, должен выбрать драконицу по своему статусу и положению. Его отношение ко мне можно списать на выброс гормонов и недостаток девушек. После бала может все изменится. Да, на нем же будут присутствовать юные драконицы из лучших семей страны!
        Я даже вскочила на ноги. Простое решение проблемы успокоило меня. Похоже, что именно для этого и устраивалась вся эта шумиха во дворце. Мне лишь стоит немного подождать - и все разрешится, само собой.
        Но тревога не уходила. Я почувствовала, словно кто-то наблюдает за мной. Огляделась - никого. И тут огромная тень сверху накрыла меня. Я не успела испугаться, как на каменную глыбу приземлился зеленый дракон. Он какое-то время смотрел на меня, а потом опустился еще ниже и сложил крылья. Едва заметное колебание воздуха - и передо мной уже стоял Дарнелл.
        - Я искал вас, ари, - произнес он, приближаясь ко мне.
        Как же это у них, у драконов, выходит легко и естественно - полет и превращение. Невозможно не восхищаться таким прекрасным созданием, в такие минуты жалеешь, что рождена обычным человеком. Люди всегда мечтали летать, как птицы, поэтому и создали на Земле машины, способные взмывать в воздух. Интересно, там, откуда я пришла, столько же времени прошло? Или оно течет на Земле по законам другого измерения? Уже никогда и не узнаю.
        - Вам не стоит бывать здесь одной. Это опасно. - Услышала я слова Дарнелла и, словно очнувшись, посмотрела в его глаза.
        - Знаю, но ты ведь осведомлен, что я никогда не остаюсь без своей верной охраны, - ответила я и замолчала.
        Совсем недавно хотела поговорить с Дарном, а теперь не знала, как начать разговор.
        - То, что произошло в бальном зале… - я осеклась, потому как Дарнелл вдруг насторожился и бросил пристальный взгляд на озеро.
        - Нам не стоит здесь находиться. Вы не против, ари Марина, полетать со мной?
        И пока я, открыв рот от удивления, решала, что ответить, он превратился в дракона. Сложив лапы, опустился на землю и подставил одно крыло, чтобы я могла по нему взобраться на спину. Было не то что страшно, просто я всегда побаивалась высоты. Одно дело любоваться полетом дракона снизу, а другое - летать на нем. А еще пару минут назад я совсем иначе думала!
        Я почувствовала легкий толчок в спину. Кто-то использовал хвост не по назначению. И так, как я все еще сомневалась, дракон решил за меня. Толкнул еще раз кончиком хвоста, заставляя встать на крыло, а потом поднес меня к самой спине. Мне оставалось только балансировать в воздухе и плюхнуться потом на дракона. Мы еще не взлетели, а мне уже страшно!
        Дракон затрясся мелкой дрожью, и я с подозрением уставилась на него. Это он сейчас смеется надо мной?!
        - Держитесь крепче, ари, - весело проговорил дракон и взмыл в небо.
        - А-а-а! - все, что смогла ответить ему.
        Я понимала, что Дарнелл ни за что не позволит мне упасть, но со всей силой вцепилась трясущимися пальцами за костяные наросты на его спине. От страха зажмурилась и не смотрела до тех пор, пока не почувствовала, что дракон перестал набирать высоту и устремился вперед. Он что-то сделал с потоками воздуха. Они не казались такими холодными, как в начале полета, и меня не срывало силой встречного ветра. Я могла безбоязненно сидеть на спине дракона, физически чувствуя исходящее от него тепло.
        - Как у тебя это получилось? Как тебе удалось подчинить силу ветра? Нелегко подчинить ее тому, кому подвластна энергия земли.
        - Всего лишь малая толика магии и много-много практики, - повернул ко мне голову Дарнелл и улыбнулся.
        Внизу проплывали ватные облака, а мы летели навстречу ослепительному солнцу. От такой небесной красоты у меня захватило дух.
        - Как же это прекрасно! Быть драконом!
        Я не видела, но готова была поспорить, что Дарнелл улыбнулся после моих слов.
        - Хотите попробовать, каково это, уметь летать?
        - Что ты мне предлагаешь сейчас сделать?
        Если он хочет меня отпустить, то лучше я сразу умру.
        - Не волнуйтесь, - произнес драконом со смехом, - я не собираюсь вас скидывать со своей спины. Вы мне верите?
        - Ты что задумал, Дарн? - я уже откровенно побаивалась.
        - Ответьте: вы мне доверяете? Не задумываясь ни о чем, скажите: да или нет?! - серьезным голосом спросил дракон.
        После недолгой заминки я ответила:
        - Да, я доверяю тебе, Дарнелл.
        - Тогда не держитесь за меня, отпустите, клянусь, что вы не упадете. Закройте глаза, а руки приподнимите так, словно расправляете крылья, - повеселевшим тоном сказал изумрудный дракон.
        Чего мне только стоило отцепить пальцы! Но я сделала так, как просил Дарнелл. Истинное доверие не строится на каких-то гарантиях.
        Медленно подняв руки в стороны, открыла глаза и поняла, что не падаю. Я испытала восторг оттого, что парю. Поток воздуха плавно развевал полы моего платья, они слегка хлопали по икрам. Я сильнее сжала ноги, чтобы не допустить поднятия нижних юбок и для устойчивости тела, чувствуя, как при взмахе крыльев работают мышцы дракона.
        Пока поднимались, ветер, играя, вытащил шпильки из волос, и теперь длинные пряди, сверкая золотом и переливаясь на свету, подчинились направлению воздушной стихии.
        - Я лечу-у-у-у! - изо всех сил закричала я и беззаботно рассмеялась.
        Кажется, я никогда не была так счастлива. Какое же это восхитительное чувство - довериться, а потом взлететь выше облаков, выше неба, выше яркого и прекрасного солнца!
        Мне вдруг показалось, что я уже видела подобную сцену. Будто уловила отголосок из своей прежней жизни. Перед глазами мелькнула размытая картина из некогда просмотренного фильма «Титаник». Там герой тоже советовал героине закрыть глаза и довериться ему, но Дарнелл никак не мог видеть этот фильм. Мог ли он это прочесть в моих воспоминаниях?
        Тут мое внимание переключилось. Я поняла, что мы не единственные в небе. Я совсем забыла про свою охрану. Она держалась в стороне, все это время, не выпуская нас из виду. Волшебное чувство окрыленности и парящей свободы уходило. Я медленно и болезненно возвращалась в действительность. Дарнелл пошел на снижение и опустился возле фонтана в парке. И после того, как я спрыгнула на землю, вернул себе человеческую сущность.
        Я смотрела в его глаза, переполненная эмоциями. В душе все смешалось. Поговорить о том, что произошло, сегодня не получится. Да и вообще, смогу ли я это сделать? Смогу ли оттолкнуть? Провести границу, не причинив боли?
        Но умом я понимала, что должна так поступить ради будущего правителя, и сердце вновь мучительно сжалось, дав о себе знать.
        Глаза Дарнелла наполнились грустью.
        - Увидимся с вами на балу, ари Марина? - произнес он с печальной улыбкой, нарушив тишину.
        В его голосе звучала скрытая надежда.
        Я кивнула и, поблагодарив за полет, простилась с юношей. Уходя, я чувствовала на себе его пристальный взгляд, но так и не обернулась.

* * *
        Как мне удалось пережить этот день - не знаю. Утро началось не с кофе, не с мелодичного пения птиц, а с последней примерки бального платья.
        Простояв час, я, наконец, вздохнула с облегчением. Платье было довольно открытым на груди, но для вечернего наряда именно такой разрез и полагался. Привыкшая к простым, закрытым платьям, которые мне приходилось носить, как Наставнице, ловила себя на мысли, что хотелось прикрыться руками, настолько оно казалось фривольным.
        Но глянув в зеркало по концу примерки, ахнула от изумления. Лучшего платья я еще не видела! Оно все переливалось и как наряд-хамелеон изменяло свой цвет. Но это происходило при движении, когда свет падал под разным углом. Браслет и кулон как нельзя лучше подходили к перламутру шелковой ткани.
        Я смотрела на себя, ничуть не изменившуюся за все эти годы, и невольно сравнила себя с Ларией. А ведь она была моложе меня на десять лет, когда впервые стала прислуживать мне. И пусть люди в этом мире жили дольше, чем на Земле, годы ее не пожалели. Она состарилась, стала медлительной и забывчивой.
        Лария тихонько утерла слезу, с сияющим восхищением глядя на меня.
        - Ари Марина, вы сегодня затмите всех на празднике!
        Она называла меня земным именем, как и… Я вновь подумала о Дарне и о нашей последней встрече.
        - Я сама не ожидала, что платье получится таким красивым, - тепло улыбнулась я ей.
        - Дело вовсе не в одежде, вы всегда были красавицей. Мне бы увидеть вас в белом платье невесты да рядом с красивым мужчиной - и я бы смогла уйти на покой с легким сердцем.
        - Не говори так! Раз замуж выдаешь, то и детей должна помочь нянчить.
        Лария прослезилась.
        - Не будь вы Наставницей, давно бы обзавелись собственными детишками, а вы все с чужими возитесь, - вздохнула она, промакивая вокруг глаз уголком носового платка. - Стара я стала и немощна, не могу больше служить вам так, как раньше.
        - Ну что ты, Лария, говоришь! Кто лучше, чем ты, знает о всех моих предпочтениях? Никто не заменит тебя!
        - И все же, ари, подумайте об этом после бала. Моя правнучка Варна молода и здорова, она справится с любой работой.
        - Давай мы об этом поговорим позже, - уклончиво ответила я старой женщине.
        Я знала, что ей уже тяжело прислуживать мне, и что мне нужно ее отпустить, но тогда в этом дворце я осталась бы совсем одна. После празднества я все же должна буду так поступить. Еще одно трудное решение, которое я вынуждена буду принять с тяжелым камнем на сердце.
        К полудню платье было готово. Я успела закончить все свои дела, сделать кое-какие записи в ежедневник, испытывая необъяснимое волнение. И пусть не особо надеялась быть приглашенной на танец, я не могла упасть в грязь перед своими воспитанниками. Мне заново пришлось отрабатывать вместе с ними танцевальные движения. И теперь меня потряхивало от волнения, словно я девица юная и собираюсь на свой первый бал. Но это было не так.
        По сути дела, это был мой второй бал за время продолжительного затворничества на Радужных землях. Первый бал прошел комом и о нем остались неприятные воспоминания. После всего произошедшего на празднике Инициации драконов, я относилась к торжествам с предубеждением, подспудно ожидая неприятности. И не ошиблась.
        Я предполагала, что в очередной раз окажусь серой мышкой, на которую никто из драконов даже не взглянет, но все вышло как раз наоборот. Стоило мне только войти в зал после того, как объявили мое имя, как взгляды всех присутствующих устремились к моей фигуре. Всем до жути хотелось увидеть, что из себя представляет Наставница королевских отпрысков.
        Обо мне столько ходило при дворе домыслов и слухов, что мое имя уже стало нарицательным. Многим не терпелось воочию убедиться, что я действительно обладаю Божественным артефактом. Возможно, именно с этим и было связано пристальное внимание к моей скромной персоне.
        Мой срок наставничества подходил к концу. Достойнейшие драконы наперебой приглашали меня на танец, а потом настойчиво предлагали руку и сердце, всерьез предполагая, что я, не раздумывая, соглашусь на их неслыханно щедрое предложение. В кои веки могущественные драконы снизошли до брачного договора с бедной людишкой?
        Если честно, я находилась в таком замешательстве, что хотела покинуть праздник, но кто бы мне это позволил?!
        Меня все время окружала толпа драконов, неожиданно воспылавших ко мне безумной страстью. Я не могла рассчитывать на своих воспитанников, хотя и видела, что они обеспокоены таким преследованием. Дарнелл же провожал всю эту толпу все более мрачнеющим взглядом. Но танцы наследников были заранее распределены среди юных дракониц - и меня в том списке не было.
        Мои поклонники не давали мне прохода, настаивая сегодня же определиться, кому отдать свое предпочтение. А после совершеннолетия наследников можно и свадебку сыграть. Но я прожила достаточно среди драконов, чтобы понять их истинные мотивы. Уверена, произнеси я имя счастливчика, так того завтра нашли бы мертвым в постели. Не я была нужна им всем, а тот артефакт, который они могли бы заполучить после моей неожиданной смерти на брачном ложе.
        Меня спас своим появлением арх Ровейлл. Он разогнал толпу настойчиво преследовавших поклонников, пригласив меня на медленный танец.
        - Уж не знаю, как благодарить вас, арх Ровейлл, - улыбаясь, произнесла я, приседая перед драконом и не скрывая облегчения в голосе.
        - Нынче мода пошла на человеческих невест, - хмыкнул старый дракон, хитро поглядывая на меня. - А в мою молодость это считалось невозможным. Для вас это отличная возможность устроить свою личную жизнь, ари.
        - Арх Ровейлл, вы так шутите? - мы начали двигаться. - Умоляю, спасите меня от такого пристального внимания!
        - Увы, я не в силах чем-либо помочь.
        - Это произнес всемогущий арх драконов? Да одно ваше слово…
        - Как уже упомянул, я не в состоянии оказать помощь. Даже арх подчиняется установленным правилам, в которых четко прописано, что нельзя танцевать с дамой два раза подряд. Если продолжу, то вызову недомолвки и слухи, чего доброго ваши воздыхатели решат, что я решил перейти им дорогу.
        - Что же мне делать? - я не смогла оценить шутку арха. Расстроилась и всерьез жалела, что не владею устройством близнецов. Так бы телепортировалась прямо к себе в комнату.
        - Возможно, вам и не надо ничего решать, - загадочно произнес мудрый дракон.
        Танец подходил к концу, и я уже морально готовилась встретить с улыбкой своих неожиданных почитателей, как путь им преградил Дарнелл.
        - Позвольте, арх Ровейлл, забрать вашу партнершу, - поклонился он.
        Это… это… как он только решился?! Пойти против своей матери и установленного порядка!
        Взгляд ари Лорайлы, прикованный к нам, ни о чем хорошем не говорил.
        Арх же, загадочно поблеская радужными глазами, промолчал, но в ответ лишь слегка кивнул головой.
        И пока я растерянно смотрела на арха Ровейлла, он отпустил мою руку, чем не преминул воспользоваться изумрудный дракон. Он подхватил мою ладонь, крепко сжав ее, чтобы у меня и мысли не возникло убежать, и приблизил меня к себе.
        - Дарнелл, ты понимаешь, что сейчас сделал? - все еще растерянно и тихо спросила я воспитанника, но так, чтобы он услышал.
        - Абсолютно! - произнес он с уверенностью в голосе, которую можно было назвать иначе - безрассудностью.
        - Пока не поздно, отпусти меня! - я попыталась отстраниться, чувствуя на себе пристальные взгляды со всех сторон.
        - Вам говорили, что вы сегодня особенно хороши?! - с довольной улыбкой произнес дракон, игнорируя мой порыв.
        Я не успела ответить - зазвучала музыка. Уголки губ Дарнелла дрогнули и поднялись вверх. Он еще крепче прижал к себе и совершил первое движение в танце. Мне ничего не оставалось, как подчиниться.
        - Разве ты не должен сейчас танцевать с одной из подобранных для тебя высокородных ари?
        - А разве вы не просили помощи? - ловко перевел он тему на меня.
        - Когда это?..
        Тут я смолкла. Бессмысленно спорить с тем, кто способен прочесть мысли. Пусть я и не говорила ему ни о чем, он мог понять все без слов.
        - Даже если и так, тебе не следовало вмешиваться, - строго произнесла я, напоминая скорее себе, чем Дарнеллу, что являюсь его Наставницей.
        Дракон смерил меня потемневшим взглядом.
        - Я больше не мог читать их лживые души, если бы вы только заглянули в них…
        - Догадываюсь, что ты хочешь мне сказать. Что не дожила бы до своей первой брачной ночи, - продолжила я, не в силах удержаться от саркастической улыбки.
        Дарн искренне переживал за меня, и от этого становилось тепло в груди. А я опять невесть что напридумала. Посчитала, что его действия вызваны обычной ревностью.
        Я позволила себе улыбнуться свободнее.
        Но изумрудный дракон, хмурясь, ответил:
        - Ошибаетесь. Никто из них не собирался убивать вас сразу. Сперва вы бы стали игрушкой в их руках, а уж после телесного пресыщения пошли бы в жертву.
        Меня передернуло от мысли, насколько подлыми оказались мои так называемые «женихи». Похоже, годы, проведенные на Радужных землях, впоследствии я буду считать самыми безоблачными и радостными.
        - Поэтому ты принял решение пойти против всех правил? Я, конечно, благодарна тебе, но что будет дальше, когда танец закончится? Не можешь же ты и в самом деле украсть все мои танцы?
        По взгляду дракона я поняла, что вполне может.
        Мое сердце вдруг радостно встрепенулось, но я испугалась такой реакции. Я не должна допустить нашей близости, иначе разразится скандал, который похоронит не только мою репутацию, но в дальнейшем навредит и наследнику.
        Но Дарнелл спокойно ответил:
        - Ни о чем не беспокойтесь и наслаждайтесь вечером, назойливые мухи больше не побеспокоят вас.
        Я убедилась в этом, когда на смену Дарна пришел Роэйн, потом Фрай, Ялан и Ашар. Надоедливым насекомым пришлось скрежетать челюстями от возмущения в стороне.
        Но и за это мне придется заплатить отдельную цену. Наследники не подчинились. Повелители не простят им такой вольности и естественно все шишки падут на меня за недостойное поведение их чад.
        - Не желаете ли охладиться, ари? - спросил меня Ашар после танца. - Может, вам принести вина?
        Меня мучила жажда, и сумеречный дракон это заметил.
        - Благодарю, я бы действительно что-нибудь выпила. Сегодня слишком душно.
        - Я ненадолго оставлю вас. Пока длится перерыв, присядьте здесь, возле открытого балкона, отдохните, я мигом. Роальд присмотрит за вами.
        Прошло несколько минут, а Ашар все не появлялся. А в воздухе не замечалось и колебания.
        Я раскрыла свой веер и стала обмахиваться, видя, как мои поклонники намеревались вновь приблизиться ко мне, как вдруг меня обдало потоком прохлады. Можно было не поворачивать голову, я знала, чьих это дело чар.
        - Роальд!
        - К вашим услугам, ари, - отведя одну руку за спину и склонив голову, он совершил легкий поклон. Вторую руку он протянул мне и помог подняться с небольшого дивана. Небесного цвета камзол, расшитый серебряными нитями, невероятно шел к его лазуритовым глазам.
        - Я поспешил к вам, как только заметил, что вы одни.
        - Спасибо, - произнесла я с такой признательностью в голосе, словно одновременно благодарила всех воспитанников. - Ашар обещал скоро вернуться.
        И как только произнесла, увидела среди разноцветно одетых гостей обсидианового дракона. Он ловко пробирался сквозь толпу с бокалом шипучего напитка. Он махнул рукой и через минуту был уже возле нас.
        - Простите, ари, за задержку, пришлось… долго искать ваше любимое игристое вино.
        Он с улыбкой протянул бокал. Я с удовольствием сделала несколько глотков. И в самом деле, это драконье вино из Жемчужной долины являлось одним из лучших. Но, думаю, дело было не в том, что его сложно найти, а в том, что наследника преследовали юные драконицы. Уж слишком он, красив и обладает особым таинственным магнетизмом. Где бы он не появлялся - его высокая статная фигура в черном приковывала к себе взгляды особей женского пола.
        Я невольно улыбнулась в ответ будущему сердцееду. Сколько же после сегодняшнего бала у него появится воздыхательниц?
        И тут к нам неожиданно приблизилась повелительница изумрудных драконов. Парни поприветствовали ее глубоким поклоном. Ари Лорайла благосклонно ответила кивком, она улыбалась, но вот глаза ее оставались холодны, когда наши взгляды встретились. Я напряглась, но постаралась не выдать свою неуверенность.
        - Ари Мариина, не желаете пройтись со мной по парку? От дворцовой духоты у меня слегка кружится голова.
        Неспроста повелительница подошла ко мне. Впервые за все эти годы я видела ее так близко, и отказать не имела права. Рано или поздно между нами состоялся бы разговор, и я знала, о ком пойдет речь.
        - Конечно, ари Лорайла, с удовольствием составлю вам компанию, - надеюсь улыбка у меня получилась непринужденной.
        Мальчики переглянулись.
        - Ари Лорайла, если с вами что-то произойдет, мы будем чувствовать себя виноватыми. Позвольте лично сопроводить вас на прогулку.
        - Что со мной может произойти? - насмешливо усмехнулась повелительница. - Вы забыли к какому клану я принадлежу? Мои навыки исцеления на порядок выше ваших, юные арны.
        И после этих слов она взяла меня под руку и повела за собой к выходу. От удивления, что повелительница драконов коснулась человека, у меня пропала речь, а драконам лишь оставалось провожать нас встревоженными взглядами.
        Как только мы отошли от дворца и направились в сторону парка, ари Лорайла отпустила мою руку. Я расценила это, как временную передышку.
        Мы шли по песчаной дорожке, изредка встречаясь с парами, что, прогуливаясь, дышали свежим воздухом. При встрече они выражали уважение поклонами и бросали любопытствующие взгляды, но не смели ни о чем расспрашивать. Я же старалась привести свои чувства в порядок и мысленно «дышала глубоко».
        - Ваше время наставничества подходит к концу, чем вы намерены заняться после того, как покинете Радужные земли?
        - Если мне будет позволено, я бы хотела и дальше продолжать жить во дворце, - скромно ответила я.
        - В качестве кого? - спросила повелительница, приподняв вопросительно одну бровь. - Вы теперь богаты и скоро получите свободу, разве вам не хочется обрести собственный дом? Я могу помочь вам.
        Я удивленно посмотрела на драконицу.
        - Не смотрите на меня так, после окончания наставничества вы будете завалены предложениями о браке. Я помогу вам найти того, кто обеспечит вашу неприкосновенность и сделает вас счастливой.
        - Разве меня не защищает надежно браслет? Да и зачем вам так стараться для человека?
        Повелительница приостановила шаг и повернула голову в мою сторону, смерив меня властным взглядом.
        - Вы ведь прекрасно все поняли, ари Мариина. Нет смысла объяснять вам мои мотивы. Единственное, о чем я попрошу, это не приближаться к моему сыну. Ваша связь в скором времени прервется, и ваши услуги больше не понадобятся. Наследник клана продолжит свое обучение в стенах академии, и вы… вы, наконец, займетесь своей личной жизнью.
        - Я, действительно, прекрасно поняла вас, повелительница, - сдавленно произнесла я, чувствуя, как сердце болезненно сжалось при мысли, что никогда не увижу воспитанника. Не задумываясь, я продолжила: - Но Дарнелл не марионетка и, как будущий повелитель, обладает своим видением. Его желания могут не совпадать с вашими.
        Меж бровей повелительницы пролегла складка недовольства.
        - Так вы этому учили своих воспитанников? Не подчиняться воле старших?
        - Я лишь хотела сказать, что каждый вершит свою судьбу. Не все подвластно воле всесильной повелительницы.
        - Вы угрожаете мне?
        - Ни в коей мере. Я хорошо знаю свое место и никогда ни действием, ни словом не давала воспитанникам повода думать о себе иначе, как о Наставнице. За все эти годы они привязались ко мне и искренне полюбили. Вам не о чем беспокоиться, но и разорвать эту связь вы не сможете.
        - А вы опаснее, чем я думала, - произнесла ари Лорайла после минутного разглядывания моего лица.
        - Чем же вас напугал слабый человек?
        А ари Лорайла словно не слышала моего вопроса.
        - Несгибаемая воля и противоречивая мягкость, пламенное сердце, способное гореть для многих, и которым не так просто завладеть, - произнесла она. - Недоступная красота женщины - это та недосягаемая высота, которую хочется покорить и освоить. Она привлекает мужчин и заставляет их упорно добиваться желаемого. Что, если позволить судьбе идти своим чередом? Дать порыву весеннего ветра сломать тонкий стебель распустившегося цветка? Не будет ли это лучшим решением?
        - Что вы хотите этим сказать? - спросила я, неожиданно услышав в словах повелительницы отголоски слов арха Ровейлла, произнесенные во время танца.
        - Всего лишь мысли вслух, - ответила повелительница Изумрудных драконов. - Так или иначе, но ваше время скоро закончится. Используйте его с умом.
        Повелительница посчитала нашу беседу завершенной и удалилась, оставив меня одну. Вокруг меня солнце заливало светом лужайки и верхушки деревьев, птицы выводили звонкие трели, я же находилась в подавленном состоянии.
        - Ари Марина! - вдруг услышала я свое имя и обернулась. Ко мне быстрым шагом приближался Дарнелл. Он взволнованно всматривался в мое лицо, пытаясь что-то отыскать в нем.
        - Я обещал себе, не читать ваши мысли и теперь впервые жалею об этом.
        - О чем ты хотел узнать, Дарн?
        - Вы беседовали с матушкой… Что она сказала вам?
        Я поджала губу, пытаясь сформулировать ответ.
        - Обо всем и ни о чем.
        - Вы расстроены. Она запугивала вас?
        Я улыбнулась и мотнула головой в стороны.
        - У тебя богатая фантазия. С чего ей так поступать со мной?
        - Из-за меня, из-за тех чувств, что я испытываю к вам.
        Моя улыбка медленно сползла. Я с трудом сглотнула.
        - Дарн… - как я ни готовила себя к такому разговору, как ни пыталась отрицать очевидное, все же его слова оказались для меня неожиданными. Я растерялась на мгновение и замолчала. То, как были произнесены слова, не оставляло надежды на обычную привязанность. Наследник Изумрудных драконов и мой воспитанник полюбил меня. Всепоглощающе, как любят в первый раз. В его глазах я была не Наставницей, а женщиной, которую он хотел назвать своей.
        - Что вы ответите, ари Марина? - казалось, он не дышал, а глаза его приобрели неестественный блеск.
        - Разве я могу дать тебе тот ответ, который ты ждешь? - произнесла я с неожиданной горечью, почувствовав, что меня начинает лихорадить от волнения.
        В глазах дракона появилось страдальческое выражение, отчего я вся сжалась. Но я готовилась идти до конца.
        Дарн быстро взял себя в руки и, сжав меня за плечи, спросил:
        - Если забыть на мгновение, что вы моя Наставница и что я принадлежу драконьему роду, чтобы вы ответили?
        Боги! За что вы так со мной! Сейчас я скажу одно слово, и оно может оказаться убийственным для юного дракона, для того, кто впервые познал любовь и до этого момента не получал отказа. Но я должна ответить так, чтобы не дать его чувствам пустить корни.
        - Я бы все равно ответила «нет», - смогла решительно произнести сухими губами.
        «Надо же, получилось убедительно!»
        На долю секунды я засомневалась в правдивости своих слов. Неужели я бы согласилась, не будь Дарн тем, кем являлся?
        Дарн всматривался в мое лицо, не веря или не желая верить услышанному.
        - Я люблю вас, ари, - медленно произнес он, вкладывая душу в каждое слово. Он прожигал меня своим взглядом, прося поверить, умоляя открыть ему сердце.
        Я закрыла глаза. Меня трясло, и он это почувствовал. Неожиданно он обнял меня, словно оберегая и успокаивая, хотя это должна была делать я. Мне с трудом удалось сдержать слезы. Он дал мне почувствовать свою любовь, и я поняла: еще немного - и не выдержу. Это был удар, как говорят, «ниже пояса».
        Я собралась с духом, мысленно напоминая себе о том, кто я.
        - Ничто не изменит того, что я простой человек, а ты наследник клана. Я знаю тебя с тех пор, как ты вылупился из яйца. Ты рос на моих глазах, менялся и, наконец, возмужал, но в моем сердце ты навсегда останешься моим воспитанником.
        Я чувствовала, как внутри Дарнелла происходит борьба, он не собирался так легко сдаваться.
        - А если я стану повторять это каждый день, до тех пор, пока вы мне не поверите?
        Минутное молчание.
        - С нашей первой встречи я потянулся к вам. Сначала это было обожание, восхищение, со временем переросшее в более глубокое чувство, - продолжил дракон. - Я люблю вас, ари Марина!
        - Я тоже люблю тебя, Дарнелл, - произнесла я.
        От этих слов он вздрогнул, а в его глазах промелькнуло что-то такое, отчего в душе все перевернулось, а язык, как назло, присох к небу. - Я не хочу разбивать тебе сердце, но лучше прояснить все сейчас, чем избегать откровенного разговора и заставлять тебя ждать понапрасну. Я люблю тебя, Дарнелл, но эту любовь нельзя назвать пылкой или обжигающей. Она не заставляет кровь приливать к щекам, а сердце пропускать удар, она сродни любви к детям. Это сильное светлое чувство, объединяющее в единое целое, но эта не та любовь, на которую ты надеешься. Давай остановимся и больше не будем говорить об этом.
        У Дарнелла было такое выражение лица, словно ему только что влепили затрещину. Я предчувствовала такую реакцию, с моей стороны это было жестоко, но именно такие слова позволили бы мне прекратить все попытки Дарна доказать свою любовь. И, похоже, это сработало.
        Лицо наследника окаменело, он, молча, как на автомате, поклонился и, бросив напоследок долгий взгляд, развернулся, прошел несколько шагов и, на ходу превратившись в дракона, взлетел в небо. Уже там, в небе, я услышала протяжный крик. Это был стон разбитого сердца. В груди что-то оборвалось, но сжав пальцы так, что ногти больно впились в кожу, я смогла удержать себя от желания все исправить.
        На бал я не вернулась. Побыв наедине со своими тяжелыми мыслями, я через черный ход прошла к себе в комнату и, избавившись от платья, легла спать. Уснуть я смогла только под утро, когда утихли музыка и беззаботный смех гостей, а пение ночных птиц сменили звонкие трели дневных птах, но их я уже не слышала.
        Глава 10
        Проспав до полудня, я поднялась с разбитой головой. Во дворце готовились к долгожданной охоте. Я наведалась в конюшню, встретив там воспитанников. Дарна среди них не было. Грустно осознавать, но я почувствовала облегчение. Я не стала спрашивать о нем.
        Коней тоже подготавливали к выезду, поэтому, погладив Красотку и угостив ее яблоком, я вернулась в свои покои и остаток дня никуда не выходила. Меня не покидала неизвестно откуда взявшаяся тревога, но я все списывала на беспокойство за Дарна.
        Утро следующего дня выдалось невероятно солнечное и теплое. Гости рекой стекались к долине, под веселые звуки горного рожка, чтобы дальше двинуться в леса.
        Впереди нас ехала верховная пара - арх Ровейлл и арии Туриния в сопровождении Главного Ловчего и его отряда, следом за ними их свита, в которую входила и я. По правую руку от меня ехал арн Син, по левую - Трайген Ихарушат.
        С той давней истории, когда на его уроке пропал Фрай, минуло сорок лет. Преподавателя уже через неделю после несчастного случая восстановили в должности, и он по сей день работал во дворце.
        Каждый глава, разряженный в лучшие одежды, ехал с наследником и представителями своего клана. Глаза невольно искали Дарнелла, а найдя его, я тут же отвернулась, едва не встретившись с его взглядом. Мне показалось или его лицо действительно осунулось и выглядело бледным?
        Арн Син заметил мою молчаливость и не стал надоедать светской беседой, предоставив меня своим мыслям. На этот раз на мне было платье из темно-синего бархата, но необычного покроя. Сзади длина юбки оставалась обычной и при ходьбе достигала стоп, а спереди ткань расходилась в стороны, открывая брюки, плотно обхватывающие икры ног. Так я и Лария пришли к компромиссу.
        Это было смелое заявление, но я уже не раз сталкивалась с завистливыми взглядами дракониц, которые по достоинству оценили удобство нового наряда, позволяющего не беспокоиться о своем внешнем пристойном виде и не ждать, что полы платья могут взлететь вверх. А еще кроме короткого кинжала, что висел на поясе, я больше не взяла никакого оружия. Я не собиралась участвовать в охоте, только присутствовать.
        Через час мы достигли Перламутровой долины, и рожок заиграл призыв к началу охоты. Отряд Ловчего задавал направление, куда двигаться. День назад они выбрали жертву, расставили ловушки и теперь преследовали добычу.
        Наследники оживились. Подбадривая друг друга, они с охотничьим азартом устремились по лесной тропе, пустив перед собой хранителей. Гонка началась. Слышно было, как тапир валил деревья, уходя от погони. Верхом мастерства охоты у драконов считалось поймать и убить крупную добычу, не принимая звериную ипостась.
        Я скакала вместе со всеми, но через некоторое время стала отставать, заплутав среди множества лесных троп. Браслет стал пульсировать разными цветами, отчего тревога в моей душе только возросла. Не стоило мне отдаляться от всех в этом диком месте, и я поторопила Красотку, направив ее в сторону раздавшегося звука рожка.
        - Ари Мариина! - я с удивлением заметила Главного Ловчего в коричневом кожаном костюме и в шляпе с пером. Он выехал мне навстречу из-за поворота дороги, на которую мне удалось выскочить. Я резко осадила лошадь, отчего та возмущенно заржала, приподнявшись на задних ногах.
        Ловчий тут же подхватил поводья Красотки и стал успокаивать ее.
        - Вы так неожиданно появились, арн Мернот, что я едва смогла остановить лошадь. Благодарю за помощь.
        - Не стоит благодарностей. Я виноват, ведь вы едва не пострадали из-за меня, но готов все исправить. Арх Ровейлл проявил беспокойство по поводу вашего исчезновения и послал меня вас разыскать.
        Я была удивлена тем, что за мной прислали организатора охоты, а не мою личную охрану.
        - Разве вы не должны в разгар охоты контролировать ее проведение и находиться рядом с архом Холлиатшаром?
        - Ваша безопасность первостепенна, а так как я знаю этот лес вдоль и поперек, то повелитель направил за вами именно меня. Мой отряд вполне справится без моего личного руководства.
        Вполне разумное объяснение, я не стала спорить.
        - Позвольте мне предложить вам пересесть на моего скакуна, я заметил, что ваша лошадь нервничает. Боюсь, она снова попытается скинуть вас с седла.
        Красотка топталась на месте, вздрагивая и поводя ушами. Она действительно нервничала, к тому же устала. И я согласилась.
        Арн Мернот спрыгнул с коня и любезно помог мне спуститься с Красотки. Потом с таким же вниманием помог взобраться на высокого скакуна, привязав поводья моей лошади к стволу ближайшего дерева. Та не преминула воспользоваться передышкой и стала щипать молодую травку. Ловчий, заметив мое волнение за лошадь, успокоил:
        - Я отправлю за ней кого-нибудь, не тревожьтесь, зверь ее не съест - я поставлю защитный круг.
        Я улыбнулась в ответ с благодарностью.
        - Если мы возьмем ее с собой, только замедлим наше продвижение.
        Арн Мернот проделал манипуляцию руками и шепнул заклинание. После ловко вскочил на скакуна, усевшись сзади меня. Взяв поводья в обе руки, он приказал животному трогаться с места.
        Гнедой конь казался крупным и сильным, он с легкостью перешел на галоп, несмотря на увеличенную нагрузку. Где-то я читала, что скакуны редкой арузуанской породы могут скакать без отдыха несколько дней
        - Сможет ли ваш конь выдержать нас двоих? - громко спросила я радужного дракона.
        - Возможно, вы заметили, что это необычный скакун, не беспокойтесь, он справится, - успокоил он меня.
        Но вот браслет все никак не утихал. Он беспокойно вспыхивал, а потом ненадолго затихал.
        За все эти годы, что принадлежал мне артефакт, он несколько раз проявлял такое беспокойство, и меня это серьезно тревожило. Без повода браслет не подал бы сигнал. Только сейчас я заметила, что пропали звуки. Стало не по себе от этой тишины.
        Я стала поглядывать по сторонам, бросив взгляд на Ловчего.
        Довольно обычное лицо, пепельные волосы с разноцветными прядями под охотничьей шляпой, ничего примечательного. Арн Мернот не вызывал опасений, пока выражение его лица не изменилось. Исчезла любезность, а в глазах появился холодный блеск превосходства. От плохого предчувствия у меня потянуло внизу живота. Мы продолжали скакать, пока не вышли из леса и не перешли на шаг. Только вот я чувствовала, что дракон, управляющий лошадью, больше не собирался меня отпускать.
        - Мы разве не должны были достичь поляны, на которой расположена ловушка для зверя? - спросила я, стараясь не выдать свой страх.
        - Не волнуйтесь, ари Марина, - тут я вздрогнула при обращении ко мне и повернула голову. Только Дарн и моя личная служанка произносили мое имя на земной манер. - Мы прибудем как раз вовремя, - на жестких губах появилась усмешка.
        - Кто вы? - спросила я.
        Как ни пыталась храбриться, все равно тон голоса выдавал меня.
        - Так уж получилось, знакомство у нас вышло мимолетным, - ответил дракон с гадливой улыбкой.
        Я смотрела в лицо похитителя и понимала, что уже знаю ответ на свой главный вопрос.
        - Крайссен Холлиатшар! - выдохнула я.
        - К вашим услугам, ари, - на губах дракона расползалась довольная улыбка.
        Я села ровнее, глядя перед собой. Несмотря на страх, я почувствовала желание противодействовать изгнанному дракону.
        - А вы не меняетесь! Надели новую личину, чтобы вновь похитить меня?
        - А разве не сработало?!
        Тут мне нечего было ответить, но что-то внутри меня подталкивало спорить с похитителем, хотелось его разозлить.
        - Раз я еще жива, значит, ваш план не сработал.
        - А вы стали увереннее с появлением браслета, - медленно произнес Крайссен, и я почувствовала его дыхание прямо возле уха, отчего вся напряглась. - Я действительно не могу причинить вам вред.
        - Тогда зачем похитили? - спросила я, невольно почувствовав облегчение. Радужный дракон сам признал, что не может лишить меня жизни, но он не спешил с ответом.
        - Мне нужно кое-что бесценное, что пока находится в ваших руках.
        Не удивительно! За браслетом уже охотилась толпа. Так и хотелось произнести вслух: «Встаньте в очередь, дорогой арн!»
        - Уж не руку ли и сердце вы мне предлагаете? - произнесла я, удивляясь своей неожиданной смелости.
        Наверное, мне не терпелось проверить слова Крайссена о том, что браслет надежно защищает меня. Я ожидала услышать все, что угодно, но только не беззлобный смех похитителя.
        - А вот эта мысль мне почему-то не пришла в голову, - произнес радужный дракон, явно насмехаясь надо мной. - Если вам удастся сегодня выжить, возможно, я подумаю над вашим предложением.
        Вот же наглец! Словно я напрашиваюсь ему в жены! Но тут до меня дошел весь смысл сказанных драконом слов. Если выживу сегодня?!
        - Что вы хотите этим сказать?
        - Я выразился довольно ясно.
        - Вы говорили, что не сможете лишить меня жизни.
        - Да?! Разве я так сказал? Забыл добавить, что убить я вас смогу лишь при одном условии.
        - И при каком же? - тихо спросила я.
        - Если наследники случайно пострадают на охоте от ярости зверя. Ваша связь уже не такая крепкая, как раньше, и так как вы всего лишь слабый человек, вы не сможете выдержать разрыв.
        Я перестала дышать.
        - Теперь вашей целью являюсь я?
        - Вы весьма догадливы, ари. Дело в том, что, если бы вы умерли, наследники смогли бы выжить, а вот если они пострадают, вам сложно будет остаться в живых.
        - Вот как? Вы не учли тот факт, что наследники не беспомощные малыши и вполне могут постоять за себя. К тому же на охоте присутствуют сильнейшие воины Шиамара.
        - И что они могут сделать? Они даже не увидят нас. Мы с вами находимся в пограничном измерении. Под моим конем даже трава не мнется.
        Мы вышли на поляну, на которой находился отряд во главе Ловчего. Они преградили путь зверю. Среди них был и Роальд. Он, как и охотники, поднял лук и держал добычу на прицеле. Тапир развернулся к преследующим его наследникам и опустил низко голову, роя копытом влажную землю. Из приоткрытой пасти вырывалось тяжелое и явно хриплое дыхание, но я ничего не слышала. Животное чувствовало, что его загнали в угол. В таком состоянии, предчувствуя конец, зверь способен обезуметь и напасть. Глаза зверя налились кровью. Воспитанники замедлили свое передвижение, натянув поводья лошадей, и приготовились атаковать. Изумрудный дракон с вытянутым копьем выдвинулся вперед. Следом за его лошадью - Лютик.
        - Дарн! - невольно вырвалось у меня.
        Но он не повернулся.
        - Вижу, вы неравнодушны к изумрудному дракону. Я это заметил еще у озера, когда выжидал время. Не тратьте силы понапрасну, ари Марина. Именно он умрет сегодня первым. Вы не сможете ничего изменить, - в голосе изгнанника прозвучала неприкрытая ненависть.
        - Почему именно он? - только и смогла вымолвить я.
        У озера я чувствовала беспокойство, теперь понимала, почему.
        - На это есть причина, - он сильнее сжал поводья в руках. - Я ждал достаточно, чтобы отомстить. Наблюдайте, ари Марина, все самое интересное только начинается.
        Я со страхом смотрела на разворачивающуюся перед глазами сцену.
        Тапир с открытой пастью ринулся на изумрудного дракона, но тот вдруг поднялся в воздух и, пролетая над зверем, метнул копье. Оно вонзилось глубоко в шею животного. Тапир рухнул на землю, проехав на согнутых ногах некоторое время. Зверь был повержен. Я… я должна была верить, что у Крайссена ничего не выйдет.
        Изгнанник поднял руку, направив ее на зверя, и он неожиданно шевельнулся. Вокруг него стал клубиться черный дым. Охотники изумленно отступили. Тапир, окутанный тьмой, стал увеличиваться в размерах и приобретать все более ужасающий вид. Его глаза стали абсолютно черными, словно демоническая сила овладела им. Зверь обрел своего хозяина. Я читала о подобном. Сотворить такое под силу лишь сильнейшему некроманту. Послушный чужой воле, монстр развернулся и бросился на изумрудного дракона.
        Я закричала и мне показалось, что Дарн услышал меня. Он повернул голову на мой голос, в последний момент смог среагировать на движение зверя и отскочить в сторону. И все же был ранен в руку острым, как лезвие клыком. Я вновь закричала, чувствуя, как от ужаса волосы приподнялись на голове.
        Взбешенный тапир вновь напал. Зажимая рану рукой, Дарн отскочил и не смог бы избежать следующего удара, если бы не Лютик. Раздувшись до больших размеров, он заслонил собой Дарнелла. От силы удара пес отлетел в сторону. Им на помощь бросился Роэйн со своим огненным хранителем. Они атаковали монстра, пустив в ход магию. Крайссен сделал движение рукой - и вокруг демонического создания образовался щит, он будто впитывал в себя направленную на него силу. Тут же со всех сторон ударили магическими потоками наследники, а следом подключились несколько охотников из отряда. Умертвие это только задержало ненадолго. Он принялся крушить все вокруг.
        - Прошу, остановите все это! Если хотите браслет, я отдам его вам! - произнесла я.
        - Кто сказал вам, что мне нужен только браслет? И разве вы уже не пытались снять его?
        Я застыла, понимая, что бессильна. Звуки не проникали сквозь разделяющую грань и от той безмолвной картины, что я видела, становилось еще страшнее.
        - Вот видите, все бесполезно. Не только вам нужно отдать жизнь, чтобы браслет смог перейти к другому хозяину.
        - Прошу! - молила я со слезами, зная, что не вызову у похитителя и капли жалости.
        В этот момент я уже почти сдалась, как вдруг одна безумная мысль мелькнула в моей голове. Мне нужно отвлечь радужного дракона, хотя бы на малое время, чтобы воспитанники смогли одолеть тапира. Я мысленно передала сообщение Дарну и, выхватив кинжал из-за пояса, вонзила его в бедро похитителя.
        Крайссен, занятый боем, совсем не ожидал этого. Он дернулся и ругнулся сквозь зубы. В тот же момент я почувствовала удар в области шеи и обмякла. В глазах быстро темнело. И тут я почувствовала, как из браслета вырвалась огромная сила, ударившая в грудь моего похитителя. Он вылетел из седла. Скакун подо мной взволновался и взбрыкнул. Я изо всех сил пыталась сохранить сознание и не упасть с животного, вцепившись ослабевшими пальцами в его гриву, но темнота все же поглотила меня. Последнее, что я еще помнила, это то, что трава смягчила мое падение на землю.
        Глава 11
        Очнулась я в аду. По-другому невозможно было описать то, что творилось вокруг. Ожившие скелеты лесных монстров бились с воинами, и перевес сил находился на темной стороне.
        В небе летали восставшие из мертвых. Скелеты погибших драконов из священного озера, чей вечный сон был потревожен. Теперь они превратились в армию нежити, управляемой своим господином. Прямо на моих глазах гибли воины Шиамара, а в небе среди черного дыма кружили два радужных дракона. Страшное пророчество сбывалось!
        Я медленно опустила глаза. Вокруг меня лежали израненные тела, и с запоздалым ужасом пришло понимание неотвратимой беды. На юных побелевших лицах уже был оставлен отпечаток приближающейся смерти, а их хранители не подавали признаков жизни.
        - Нет! - вырвался крик отчаяния, крик боли и невыразимой тоски.
        Я попыталась подняться, но силы покинули меня. Страшное видение размыли слезы, но они не могли избавить меня от того кошмара, в котором я очнулась. Так не должно все закончиться. Я не позволю!
        - Вставайте и сражайтесь! Боритесь за свою жизнь! - громко призывала я.
        И откуда взялись силы?
        Я подползла к Роэйну и стала трясти его. И… он очнулся и посмотрел на меня. Слабая улыбка коснулась его бледных губ. Мой храбрый, неунывающий мальчик, даже перед лицом смерти он улыбался. Я прикоснулась дрожащей ладонью к его испачканной щеке и ласково провела по ней. Возле него лежала Лиайя. Краски все еще озаряли ее по-детски невинное лицо. Казалось, она спала безмятежным сном, но я смогла пробудить девушку. В ее печальных глазах я прочла неизбежность и смирение. Но я не могла допустить, чтобы смерть забрала жизни дорогих мне существ.
        - Виалайн! Торин! Фрай! Ашар! Вы не можете сдаться! Очнитесь!
        Я настойчиво звала каждого по имени - и была услышана. Только Дарна нигде не могла найти.
        Руки юных драконов потянулись ко мне. Я хваталась за них, пытаясь их подбодрить, гладила их лица, пока не поняла, что они искали не утешение. Через прикосновение они отдавали свои последние силы. Я чувствовала потоки восьми стихий, они кружили радужными вихрями вокруг браслета, а он принимал их. В наследниках еще теплилась жизнь, но они знали, что умрут, и я знала, но не желала в это верить. Они хотели спасти слабого человека перед тем, как их глаза навечно застынут, а души обретут покой.
        - Нет! Нет! Нет! - я пыталась избавиться от рук, все еще цепляющихся за меня, и мне это удалось. Я отползла в сторону, чувствуя, как тело начинает неметь, и упала на спину, не в силах пошевелиться.
        Земля стонала от ударов, вокруг горел лес. Посреди солнечного дня сгустились сумерки и невозможно было рассмотреть всю трагедию происходящего. И среди возникшей тьмы горел радужным светом браслет.
        Это был просто кошмар, так не должно все закончиться, мне все это снится. Разве юные и чистые создания заслужили такую страшную участь? Они слишком молоды, чтобы умереть. Если есть Боги в этом мире, прошу, услышьте меня!
        Но сильные мира сего оставались глухи к моим мольбам. Кто я такая, чтобы просить у них снисхождения? Боги уже давно отвернулись от своих чад. Вокруг меня продолжали гибнуть драконы. Монстры, казалось, подпитывались их магической сутью, становясь все сильнее.
        Но среди группы выживших я вдруг заметила арна Киэрессара, а рядом с ним Дарнелла. Он все еще стоял на ногах, отражая удары противника. Его привлек свет артефакта. Заметив меня, он стал яростно пробираться через нахлынувшую волну нежити.
        Когда он почти достиг меня, страшный удар в спину заставил упасть его передо мной на колени. Я не могла произнести и слова, только протянула ему навстречу руку. И он схватил ее и сжал с силой. Наши пальцы переплелись.
        Я потянулась ему навстречу, и он обнял меня и прижал к себе. Вокруг нас неожиданно образовалась светящаяся сфера, она не пропускала тьму. Нежить билась о стены и отскакивала, как мячики пинг-понга. Я положила ему голову на плечо и закрыла глаза, чтобы не видеть творящегося ужаса. Я чувствовала тепло объятий, и сердце мое успокаивалось. Кошмар отступал. Если нам суждено умереть сегодня, то находясь рядом с Дарном, я уже не тревожилась о смерти.
        - Марина, прости, что не смог прийти раньше, - вымолвил изумрудный дракон, обращаясь ко мне без всяких формальностей, а я даже не поправила его. К чему условности на краю гибели?
        Я обняла Дарна, чувствуя, как рука касается ликой влаги на его одежде, и мне стала понятна причина нахлынувшей слабости. Я смотрела на свою раскрытую ладонь, которая была вся в крови. Слезы хлынули новым потоком, а Дарнелл уже ласково вытирал их, успокаивая меня.
        - Я ведь не человек, для меня это царапина.
        - Ты так говоришь, чтобы я не плакала.
        - На самом деле ты сейчас красива, как никогда, и слезы только украшают твое лицо, - произнес дракон с улыбкой и с таким невозмутимым видом, словно мы на свидании.
        От удивления я даже рот открыла и почти забыла, что вокруг нас собирается тьма. Нас скоро убьют, а он комплименты дарит!
        - Ну вот, ты уже не плачешь. Я рядом и не позволю тебе умереть.
        Он провел рукой по моей щеке, заглядывая в глаза. Как же я хотела ему верить, но силы слишком быстро покидали меня. В глазах потемнело, колени уже не держали - и я упала на руки Дарна.
        - Помни о том, что я люблю тебя, - услышала, словно сквозь вату и вдруг почувствовала, как к моим губам прижались его губы.
        Он целовал меня так, словно прощался. Первый поцелуй… такой яркий и проникновенный, он нес смесь отчаяния, горечи и осознания конца.
        Я почувствовала, что мое тело стало легким, почти невесомым, я стала отдаляться от Дарнелла. Мое сердце пропустило удар…
        И тогда он раскрыл мой рот и сделал выдох. Через него в мое тело стал проникать исцеляющий поток силы. Остаток своей магии Дарн решил отдать мне, вместо того, чтобы исцелить свою смертельную рану, и через поцелуй это получилось быстрее.
        Нет! Я хотела жить, но только не такой ценой!
        И в этот момент браслет ослепительно сверкнул, и дракона с силой откинуло от меня на расстояние. Мрак рассеялся. Восставшая армия нежити рассыпалась прахом. Дарнелл тянул ко мне руку и что-то надрывно кричал, пытаясь дотянуться, но моя душа уже воспарила над бренным телом.

* * *
        Сначала я видела только свет, но он постепенно исчез, и я оказалась возле горного озера.
        Солнце всходило над долиной, окрашивая белые облака и небо в лиловый цвет. Наступал новый день. Вокруг стояла тишина, ни звука птиц или насекомых, лишь высокая поросль колыхалась от дуновения ветра.
        Я провела рукой по траве, но моя ладонь прошла сквозь нее. Я удивленно смотрела на руку. Я умерла?! Так вот как это происходит. Но где же души моих воспитанников? Если они покинули мир драконов вместе со мной, то в этом новом мире я бы не хотела с ними разлучаться.
        По дороге к озеру я вдруг заметила траурную процессию, она медленно приближалась. Первая мысль: «Уж не меня ли хоронят?»
        По привычке прикрыв рукой от солнечного света глаза, наблюдала за драконами в светлых одеждах. Впереди, выпрямив спину, шла одинокая фигура, в которой я смогла узнать ари Туринию.
        Но по мере приближения процессии, я смогла лучше рассмотреть, кого в полной тишине несли на носилках десять воинов. Как же так?! Почему? Я испытала шок.
        Лицо арха Ровейлла как при жизни, так и при смерти казалось все таким же величественным и одухотворенным.
        За носильщиками шли правители и… юные наследники. Радость от того, что они живы, потухла с осознанием глубокой утраты. Арх Ровейлл многое для меня значил.
        Подойдя к священному озеру, воины опустили на воду носилки, оказавшиеся небольшим плотом, и оттолкнули его от берега. Тело, облаченное в белые одежды и золотые сверкающие доспехи, поплыло к середине озера и остановилось. Драконы встали на колени, склонив головы. Так они простояли какое-то время, отдавая дань почтения великому правителю. Потом арн Син взмахнул рукой - и тело арха Ровейлла стало уходить под воду. Я поднесла руку ко рту, не в силах сдержать рыдания.
        - Чем же так опечалена моя милая ари? - услышала я рядом с собой.
        Повернув голову, я увидела улыбающегося верховного правителя драконов, сияющего в утренних лучах звезды, как само солнце.
        - И не надо так удивляться, - произнес он, устремив взгляд прищуренных добрых глаз на водную гладь. - Как вы уже убедились, конца не существует. Смерть - это лишь переход в другую реальность.
        - Как это произошло с вами?
        - Почему я здесь? Я сам так решил.
        - Но…
        - Я слишком долго жил, просто пришло мое время, - ответил спокойно дракон.
        - Вы знали, что все так произойдет!
        Это был не вопрос, а неожиданная догадка, вспышкой озарившая мой разум.
        Арх Ровейлл сложил руки за спиной, любуясь горным пейзажем.
        - Чудесно, правда? Мне будет не хватать этого, как, впрочем, и общения с вами, ари Мариина.
        - Разве я не уйду с вами?
        - Вам еще рано покидать этот мир.
        Я посмотрела на опечаленных воспитанников, на застывшую фигуру Дарнелла, поднявшегося с колен. Под капюшоном я не видела его лица, но знала, что это он. Я смогу вновь увидеть его? И там, где должно находиться сердце у живого человека, вдруг что-то затрепетало.
        - Вы правы, я не могу уйти.
        - Вы любите Дарнелла?
        Я вздрогнула и посмотрела на арха.
        - Конечно же, я люблю его, - ответила я со сдержанной улыбкой.
        От проницательного взгляда мудрого дракона невозможно было укрыться. Он смотрел вглубь сердца.
        - Дарнелл будет ждать вас и его чувства не изменятся.
        Он вдруг провел рукой, словно смывая краски картины, и мы оказались в замкнутом пространстве темной пещеры. В центре стоял светящийся камень прямоугольной формы, а на нем находился закрытый прозрачный гроб, собранный из переливающихся минералов. Внутри него я увидела себя в серебристом одеянии. Подойдя ближе, я заметила, что и мое тело сияет мягким светом.
        Тут мое внимание привлекло движение стены, она отошла в сторону - и свет Гелиуса проник сверху в пещеру. Кто-то вошел внутрь и стал спускаться по ступеням вниз. Высокая мужская фигура опустилась перед гробом на колени и замерла. Я наблюдала.
        Этот кто-то откинул капюшон назад, и я с изумлением узнала в нем Дарна. Но он так изменился! Лицо стало отчужденным и повзрослевшим, а волосы… В них появились разноцветные пряди. А в глазах…в радужных глазах застыла тень отчаянной тоски и скорби, что я, поддавшись порыву, бросилась к нему. Опустилась перед ним на каменный пол. Он смотрел сквозь меня. Я подняла руку и со щемящей нежностью прикоснулась к его щеке. Я не надеялась, что он почувствует, но он неожиданно вздрогнул и приложил ладонь к тому месту, где только что находилась моя рука. С горящими глазами он вскочил на ноги, озираясь по сторонам и называя мое имя, а вот я неожиданно почувствовала сильную слабость, что даже не смогла подняться.
        - Нам нельзя прикасаться к живым, так мы теряем свою силу. Наберитесь терпения, ари, кое-кто другой желает встретиться с вами сейчас.
        Глядя сверху с улыбкой на мое изумленное лицо, арх Ровейлл протянул руку и помог мне встать. Я почувствовала, что силы вернулись ко мне. Пещера пропала, и мы оказались перед высокими белыми колоннами, уходящими в пустоту и освещенными горящими факелами. Я пыталась понять, где мы очутились. Преодолев ступени длинной лестницы, мы поднялись на платформу. Нам навстречу шла светловолосая женщина, невероятно красивая, в легком белом одеянии. От нее исходил свет.
        Арх драконов поклонился.
        - Я сделал то, о чем вы просили, богиня.
        - Благодарю, тебя, Ровейлл, - произнесла женщина мелодичным голосом.
        - Не удивляйся, на самом деле мы с тобой давно знакомы, - обратилась она доброжелательно ко мне.
        Я пыталась усиленно вспомнить, когда наше знакомство успело произойти, но, похоже, это случилось без меня.
        - Меня зовут Азира, часть меня долгие годы находилась рядом с тобой.
        Я все еще не понимала, о чем говорила эта прекрасная женщина. Она явно меня с кем-то спутала.
        - Посмотри на свою правую руку, неужели не вспомнила?
        Я глянула - и в тот же миг браслет засверкал всеми цветами радуги. От него невозможно было оторвать глаз.
        - Вы та, кому он принадлежал раньше? - догадалась я.
        - Верно.
        - Тогда я должна вернуть его вам.
        Я совершила движение, чтобы снять украшение, но он, как и раньше, не поддавался мне.
        - Мне он без надобности. Он твой, Марина.
        А я теперь начинала догадываться, кто назначил меня на должность Наставницы драконов.
        - Скажите, это ведь вы перенесли меня в Шиамар?
        - Не стану отрицать.
        - Зачем?
        - Чтобы ты своим светом исцелила и спасла погибающий Аламион.
        - Разве это под силу человеку? - я недоумевала.
        - Ты недооцениваешь себя, землянка, и силу своей любви, - улыбнулась богиня. - В тебе столько огня и веры, ты наполнена светом добра и созидания. В твоей власти изменить многое. Возвращайся назад и хорошенько встряхни тот жестокий мир, который погряз в алчной тьме. И принеси с собой радость и счастье быть любимой.
        - Боюсь, это вы переоцениваете меня. Что я могу сделать? Мы с вами тут же встретимся, как только я начну геройствовать. Знаете, драконы совсем не безобидны.
        - Поэтому я и послала тебе браслет. Энергии всех стихий уже переплелись в нем и освободили Божественную искру.
        - Что вы хотите этим сказать?
        - Ты скоро изменишься, Марина, и обретешь неслыханную мощь, благодаря искренней любви своих воспитанников, которые пожертвовали своими жизнями ради спасения тебя. Но пока ты не будешь готова к борьбе, твоя сила будет спать. Лишь часть ее будет доступна тебе.
        - Вы хотите сказать, что наделите меня магией?!
        - Именно. Ты станешь драконом, Марина, драконом, сияющим ярче всех на землях Шиамара. Божественная искра, заключенная в твоем теле, поможет тебе исполнить свою судьбу.
        - А как же мои воспитанники? Вы сказали, что они отдали свои жизни ради меня… но разве не их я видела?..
        - Ты скоро все поймешь, Марина. Тебе пора возвращаться. Прощай!
        Я открыла рот, чтобы задать последний вопрос и… очнулась в пещере.
        Часть II
        Глава 12
        Долго же я спала! Казалось, все тело ломило от такого лежания, но при этом я ощущала необычайный прилив сил. Хорошо отдохнула, ничего не скажешь, и было бы все замечательно, если бы непривычная, вернее, не совсем обычная обстановка, окружавшая вокруг. Лежала-то я в гробу! Или как назвать то, в чем я проснулась?
        Я тронула крышку из разноцветных кристаллов - и она с легкостью отошла, отплыла прямо и бесшумно спланировала на пол. Чудеса! Я пока решила не радоваться. Где же это я?!
        И как только задала себе вопрос, ко мне стала возвращаться память. Она услужливо показывала ужасные сцены битвы и гибели наследников, моей гибели…
        Неужели я все-таки умерла? Встретилась с богами…
        В том, что Ровейлл после смерти стал Небожителем, я почему-то не сомневалась. Он был добрым, справедливым и мудрым правителем.
        Сев в гробу, я осмотрела себя. По словам Азиры, я должна была вернуться драконом. Хм, руки, вроде, мои, только вот браслета на запястье я не увидела. Я потянулась к кулону - он не исчез и привычно лежал в ложбинке груди. Странно.
        Потрогала себя за щеки, прикоснулась к губам…
        Лицо вдруг вспыхнуло, как только память вернула на мгновение в тот день, когда Дарнелл впервые поцеловал меня… свою Наставницу. Вместо запоздалого стыда я испытала совсем другие чувства. Грудь моя колыхалась от волнения, а в венах забурлила кровь.
        Ой, что же это творится?! Я не только морально, но даже физически чувствовала себя иначе. С годами, проведенными на землях Шиамара, я стала уравновешенной и вдумчивой, а теперь, казалось, что вернулась в свои юные годы. Эмоции зашкаливали, а в теле перетекала и плавилась лава.
        Я потрогала свои совершенно белые волосы, они, казалось, мерцали разноцветными светлячками в сумраке пещеры. Шелковистые. Они и до этого были довольно длинные, по пояс, а теперь я просто утопала в них. Тронула уши - точно не мои! С явным острым кончиком, как у драконов.
        Свет, исходящий от каменного постамента, позволял рассмотреть все помещение, либо мое зрение настолько улучшилось, что я могла в полутьме хорошо видеть. Хотелось посмотреть на свое лицо, но я нигде не видела зеркала, только деревянные сундуки, стоящие возле стены. Может, там найду его?
        Накрутив волосы на руку, я выбралась из своей временной обители и подошла к трем вместительным ларям. Замки легко поддались мне, словно почувствовали хозяйку.
        В первом сундуке я нашла драгоценные украшения и золотую посуду, во втором книги и свитки, а в третьем одежду. Все это по большей части когда-то принадлежало мне. И вот как раз в первом ларе я обнаружила зеркальце, в которое любила смотреться.
        Да-а-а! Я, конечно, ожидала изменений, но вот минут пять уже смотрю на свое отражение и все никак не могу отойти от шока. В зеркале отражалась я, но какая-то совсем другая я, улучшенная в десять раз, как минимум.
        Исчезли вечные веснушки, идеальная кожа излучала едва заметное мерцающее сияние, а влажные губы пылали ярким цветком пиона. Отдельное внимание заслужили мои новые, словно подведенные тушью глаза, настолько они казались выразительными. В них вспыхивали разноцветные галактики и влекли к себе мириады ярких звезд, и длинные ресницы не скрывали все это великолепие. Вот так дракон! Да я теперь не то, что спасти мир, я теперь показаться никому не смогу на глаза! Фраза, что красота спасет мир, не про меня! С такой внешностью я скорее погублю его!
        Перед тем, как выбраться наружу, я решила набросить на себя плащ, подбитый горностаем. Одно из платьев использовала как кулек, сложив в него, на мой взгляд, самые ценные вещи и украшения. И подошла к ступеням.
        Во сне я видела, что дверь отходила в сторону, и я мысленно приказала ей это сделать, вспомнив заклинание. Каково же было мое удивление, когда она послушно отъехала, впуская долгожданным гостем яркий свет. Без каких-либо заклинаний, заговоров, просьб в «стиле Али Бабы» или использования волшебной палочки Гарри Поттера. Меня это удивило больше, чем то, что я вспомнила после стольких лет пребывания в этом мире о персонажах земных книг!
        Минуту я стояла, ослепленная светом, и лишь выйдя из пещеры, поняла, как мне не хватало солнечного тепла! Только вот как мне теперь спуститься вниз?
        Дело в том, что моя гробница находилась высоко в горах, вокруг, куда ни глянь, распростерлись белоснежные вершины. Красиво, ничего не скажешь, да так, что захватывало дух и ослепляло ставшие такими чувствительными глаза.
        И все же, несмотря на обеспокоенность, я полной грудью вдыхала морозный, слегка разреженный воздух, не чувствуя дискомфорта от этого и от низкой температуры. Плащ хорошо согревал, а может, сказывалось то, что мое тело изменилось. Я наслаждалась видом, размышляя над вопросом: быть или не быть? Прыгать вниз, надеясь, что в критический момент обрету крылья или подождать, вдруг кто пролетит мимо?
        И все же мысль, что я жива, придавала энтузиазма. Мне казалось, что я справлюсь со всеми проблемами. Прыгнуть вниз, надеясь на чудо или вернее на то, что драконы рождены летать, а не падать - плевое дело! Я уже это проходила вместе с воспитанниками, а значит, справлюсь.
        Я поправила кулек на плече и решительно подошла к отвесному краю. В тот же миг у меня закружилась голова, и я испуганно отпрянула назад. Крылатое существо до дрожи в коленях боится высоты! Я точно стану исключительным драконом на землях Шиамара!
        Шутки шутками, а вот я действительно не знала, что делать. Может, магию какую применить, телепортироваться что ли?
        Я уже намеревалась попробовать, как в небе увидела парящий силуэт. Я стала махать руками, призывая спуститься, и меня заметили. Радужный дракон красиво спланировал и приземлился возле меня. Сложив крылья, он наклонил голову и стал пристально изучать меня. Признав во мне драконицу, он не смог скрыть проступившее на звериной морде удивление и возросший интерес. Очарованный увиденным, он совершил несколько шагов ко мне, не сводя глаз, заставив меня при этом отступить назад. Только сейчас я сообразила, как безрассудно повела себя. Я мысленно поежилась, не зная, что ожидать от незнакомого дракона.
        Но он быстро пришел в себя, низко поклонился и вежливо поприветствовал:
        - Могу я узнать, что божественная ари делает в чертогах Ледяной Пустоши?
        И замер в ожидании.
        Я немного успокоилась, но все еще настороженно поглядывала на радужного дракона. Вот, значит, где я очнулась! Я тоже испытала удивление.
        - Хотелось бы самой знать, - пробормотала я под нос, словно отвечая на свои мысли, а не на вопрос незнакомца.
        Будет не лишним поинтересоваться, который сейчас год по драконьему исчислению.
        Услышав ответ, я едва удержалась на ногах. Это что же, прошла почти тысяча лет со дня моей «смерти»?! Как же должно быть изменился мир за все это время!
        - Меня удивил ваш вопрос, высокородная ари. Каким волшебством вас принесло сюда, и есть ли у прекрасной незнакомки имя?
        И пока я размышляла, что мне ответить, он продолжил:
        - Не стоит бояться меня, если вы оказались в затруднительном положении, я готов помочь вам.
        Слова дракона успокоили, но не до конца. Я все еще держалась настороже, но решила не быть мнительной и рассказать о себе правду.
        - Мое имя - Марина Холлиатшар, похоже, я проспала тысячу лет.
        Дракон отреагировал моментально, стоило мне только произнести свое имя. Мы были знакомы раньше? Некоторое время он, не отрываясь, рассматривал мое лицо, а потом вновь поклонился.
        - Приказывайте, ари, я готов выполнить любое ваше желание!
        Во сне я видела, что ари Туриния возглавляла траурную процессию, похоже, что теперь она стала повелительницей всех драконов. Видеть ее не очень-то и хотелось, но мне нужно было попасть в Радужный дворец, чтобы узнать о судьбах воспитанников.
        - Смогли бы вы перенести меня на Радужные земли?
        Дракон казался еще более удивленным.
        - Вы хотели сказать, чтобы я сопроводил вас?
        - Дело в том, что… Раньше я была человеком, а теперь… а теперь я дракон, но совершенно не знаю, как летать. Мне страшно даже просто подойти к краю пропасти. И я не уверена, что магия мне поможет выжить, если я начну падать вниз.
        Дракон вновь внимательно присмотрелся ко мне.
        - Ваши силы запечатаны, ари. Положитесь на меня, я доставлю вас в то место, куда пожелаете.
        - Тогда прошу вас, отнесите меня в главный дворец, - попросила я.
        Дракон предоставил мне возможность взобраться на его спину, и мы оторвались от вершины горы. Во время полета у меня не на шутку разыгрался аппетит. Если принять во внимание, что я не ела почти тысячу лет, но можно вполне было понять реакцию моего желудка. Его, беднягу, так скрутило, но я стыдилась в этом признаться незнакомому дракону. Но хвала Богам этого мира, он обладал невероятной скоростью, благодаря чему мы уже через несколько часов достигли земель драконов.
        Когда на горизонте показался дворец, я уже изо всех сил еле сдерживалась. От голода кружилась голова, а желудок напоминал бешеную собаку, готовую сорваться с цепи. Надеюсь, встретят меня во дворце с хлебом и солью. Меня даже взгляд ари Туринии не смутит и не убавит мой аппетит. Не припомню, чтобы когда-либо я испытывала такой голод. Уж не драконья ли сущность в этом виновата? Я сейчас не то, что быка, я бы деревню со всей живностью и огородами проглотила!
        Мы спускались. Прямо на дворцовую площадь. Я замечала изменения, произошедшие за прошедшие годы. Странно, но мне показалось, что Радужный дворец потускнел. Я не увидела народ, который раньше везде шумно сновал по своим делам. Гнетущее безмолвие. У них там траур? Но я нигде не видела белых флагов. При нашем появлении лишь стража оживилась, но все так же молча, заученным движением поприветствовала нас обнаженными мечами.
        Ворота дворца распахнулись, и показалась девушка в лиловом платье. Она спешила к нам. По мере приближения она замедлила шаг. В ее больших прекрасных глазах стояли слезы. Он сжала вместе пальцы рук, пытаясь унять волнение.
        - Наставница! - произнесла она сдавленно.
        Юная провидица, как всегда, не ошибалась. Похоже, что мое появление она предвидела. Давно я не слышала такого обращения к себе, если учесть, что прошло тысячелетие, но для меня это время пролетело незаметно.
        Я вытянула с улыбкой руки вперед, но наследница аметистовых драконов повела себя совсем странно.
        - Простите меня, ари Мариина! - еле слышно произнесла она, взгляд ее потух и испуганно переместился за мою спину.
        Что же она там такое страшное увидела?
        Все еще не понимая, я обернулась, предполагая увидеть своего сопроводителя, но наткнулась на пристальный взгляд радужных глаз.
        Драконы - существа прекрасные, это всем известно, но вот темноволосый незнакомец, что стоял за моей спиной, поражал воображение истинно королевской статью и совершенными чертами лица. Одетый во все черное, он стал приближаться с грацией царя зверей, явно осознавая свое превосходство над низменными травоядными. В данный момент травоядными считались все те, кто удостаивался его взгляда. От смиренного вида невинного ягненка не осталось и следа. Лицемер, наконец, показал свое истинное лицо. Короткий волос не сразу привлек мое внимание, а как поняла, кто все-таки передо мной, меня неожиданно разобрала злость. И пусть вначале его лицо поразило меня своей красотой, немного погодя я стала замечать лишь его темную натуру.
        - Крайссен Холлиатшар!
        Знакомая самодовольная улыбка тронула прекрасные губы.
        - Попалась, птичка! Даже упрашивать не пришлось, сама умоляла доставить тебя прямо зверю в лапы.
        - Это ты о себе так лестно сейчас высказался? На этот раз полностью с тобой согласна. Бездушный зверь и есть.
        Возле нас образовалось кольцо из воинов. Услышав мои последние слова, они застыли в тревожном ожидании, опустив взгляды.
        Но радужный дракон лишь довольно усмехнулся.
        - А ты все такая же колкая на язык, как и тысячу лет назад. Чем больше боишься, тем откровеннее становятся твои речи.
        - Что тебе на этот раз нужно? - не церемонясь, перебила его я.
        - А сама как думаешь? Помниться, я давал тебе одно обещание.
        Я пыталась вспомнить, на что эта сволочь намекает.
        - Ты уже не единожды собирался меня убить. Как видишь, все еще жива! - ответила, стараясь смотреть с таким же безразличием, как он, но чувствовала, что проигрываю.
        - Да, не сложились у нас изначально отношения… - протянул, усмехаясь, дракон. - Но я готов все исправить. Зачем вспоминать прошлые обиды?
        - Действительно! - я чуть ли не фыркнула. - То, что ты пытался убить меня и наследников, не заслуживает, чтобы об этом вспоминали. Но я тебя огорчу - это невозможно! Я здесь только по одной причине: узнать судьбу воспитанников.
        - Живы твои наследники. Не совсем по моей милости, но живы. Глупый арх пожертвовал своей жизнью ради них.
        Я встрепенулась, о чем он?
        - Ах, да, ты же не знаешь! - Крайссен вновь усмехнулся. - Арх Ровейлл отдал всю свою жизненную силу детишкам, оказав мне этим услугу. Чуть позже я узнал о неприятном сюрпризе от папочки. Он связал наши судьбы, поэтому убить наследников я пока не могу.
        Сложно описать, что я чувствовала после слов нового арха. Ровейлл мертв, и это не изменить. Он сознательно променял свою жизнь в обмен на юные души наследников. Они все живы! Какое облегчение! Но Крайссен говорил, что воспитанники присягнули ему. Теперь мне становилось понятным странное поведение Лиайи. Крайссен не случайно оказался возле моей гробницы, он явно знал, что встретит меня там и прилетел за мной. И сообщила ему об этом именно Лиайя. А удивлялся Крайссен при встрече со мной потому, что до конца, наверное, не верил…
        Я перевела взгляд на наследницу аметистовых драконов. Девочка за прошедшие годы повзрослела и превратилась в молодую женщину. Ей стыдно и больно было смотреть на меня, но я не винила ее. Я улыбнулась ей самой теплой улыбкой, отчего ее губы задрожали, а глаза вновь наполнились влагой.
        - Значит, мне здесь больше делать нечего, - обратилась я к Крайссену. - Прошу откланяться.
        Я отвернулась и собралась покинуть Радужные земли, не дожидаясь ответа.
        - А вот тут не торопись, - предостерег новый арх.
        Я остановилась. Знала, что меня не отпустят, но решила все равно не подчиниться.
        - Ты не сможешь уйти отсюда, пока я не позволю, а я это делать не намерен.
        - Я уже не та слабая человечка, - спокойно ответила я. - Силой ты ничего не добьешься. Я уйду, не спрашивая на то позволения.
        Кажется, во мне проснулся дух великой драконицы. Я произнесла слова с таким убеждением и чувством достоинства, что Крайссен задумался.
        - А если я скажу, что некоторые из твоих воспитанников заперты в башне Отчуждения?
        Я повернулась. Лиайя подтвердила слова арха едва заметным кивком. Я не смогла скрыть волнение, как ни старалась, понимая при этом, что даю отличную возможность манипулировать собой.
        - Что ты хочешь? Ты ведь не просто об этом говоришь?
        - Я уже упоминал, что хотел бы все исправить. Давай заключим сделку: в моей власти освободить наследников - взамен ты останешься во дворце.
        Лиайя замотала головой, пытаясь остановить меня. Ее лицо выражало ужас и в то же время надежду на то, что я смогу помочь. Я не колебалась. Разве у меня была возможность выбирать?
        - Я согласна. Но как только узники выйдут из заточения, они тут же покинут Радужные земли.
        Глаза дракона довольно сощурились. Он явно считал себя в выигрыше. Я же не намеревалась пробыть во дворце долго. Я обязательно найду способ уйти, несмотря на сильные заклинания, что магическим полем окольцовывали дворец. Практики у меня маловато, вернее, совсем нет, но вот знания из головы никуда не исчезли.
        - Тогда предлагаю войти во дворец и насладиться прекрасной едой, - произнес повелитель, наклонив голову и преувеличенно-гостеприимным жестом сопровождая свое приглашение.
        Ну что же, пока сделаю вид, что согласна выполнять его приказы и пожелания. К тому же мой голод настолько усилился, что, казалось, желудок начинал поедать сам себя.
        В обеденной зале нас ждал накрытый на двоих стол, хотя тем количеством еды, что находилось на нем, можно было накормить полк.
        От вида блюд и их аромата у меня закружилась голова. Чтобы не упасть, мне пришлось схватить за рукав камзола, ступающего рядом Крайссена. Тот остановился, удивленно взглянув на вцепившуюся в него руку, но потом понимающе улыбнулся.
        - Теперь фраза «драконий голод» станет для тебя более понятна.
        На долю секунды мне показалось, что он принюхивается ко мне. Если учесть, что я пролежала тысячу лет, то представляю, как сейчас несет от меня! Стараясь сделать это незаметно, я втянула воздух, пробуя определить, насколько все плохо. Странно, ничего кроме слабого приятного запаха я не почувствовала.
        Крайссен из-за моего голода нарушил этикет, предложив сначала отобедать, а потом уже отдохнуть и привести себя в порядок, за что я была ему в какой-то степени благодарна.
        Слуги отодвинули стул, и я села, стараясь не смотреть на еду. С волосами была полная беда, они покрывали всю мою фигуру и пол вокруг стула. Надо что-то придумать с ними, отрезать нельзя, но не ходить же с ними, намотав их на руку, как подол длинного платья?
        Нам подали закуски. Хотелось забыть про всякое достоинство и наброситься на такую желаемую пищу. Крайссен прекрасно понимал, что я сейчас чувствую и, кажется, ждал, когда сорвусь. На его губах все время блуждала довольная улыбка. Он с интересом наблюдал за мной.
        Закусив губу, я медленным движением отрезала кусочек мяса и, закрыв глаза, положила его в рот. Уверена, Крайссен не спускал с меня глаз и видел нескрываемое удовольствие от еды, но мне было уже все равно. Ему хватило тактичности дать мне насытиться прежде, чем начать разговор.
        Некоторое время мы ели в тишине, прерываемой легким постукиванием посуды и шуршанием одежды прислуживающих людей. Мне вспомнилась Лария, но я тут же опустила глаза, спрятав накатившие слезы. Время для людей беспощадно, рано или поздно она покинула бы меня. Внутри же дворца мало что изменилось, заклинание нетленности позволяло предметам и мебели оставаться в том же состоянии, что и тысячу лет назад.
        С едой я почувствовала прилив сил и возможность противостоять Крайссену. Он почувствовал изменение в моем настроении и начал разговор.
        - Хочу сказать, что во дворце тебе больше ничего не угрожает, и я готов даже сделать больше - защищать тебя. Ты - большая редкость для Шиамара. Как только станет известно о твоем возвращении, многие захотят воочию убедиться в этом и сделать драгоценность своей. Я же обладаю достаточной властью, чтобы обеспечить тебе неприкосновенность и жизнь, достойную твоего ранга.
        Похоже, ничего не поменялось, скорее, ситуация даже усугубилась. Мне по-прежнему угрожает корысть и алчность драконьего народа.
        - Как мне помнится, у меня имелось достаточно денег, заработанных за годы наставничества. За тысячу лет эта сумма увеличилась в несколько раз. Я не нуждаюсь в чьей-либо помощи. И постоять за себя тоже смогу.
        Улыбка и взгляд Крайссена, обещающий большие проблемы, мне совсем не понравились. Словно я что-то упустила и легкомысленно бросила ему вызов.
        - А сможешь ли противостоять мне? - бархатным голосом поинтересовался он.
        - Уж не хочешь ли сказать, что сам не против заполучить меня? - произнесла намеренно с удивлением.
        Дракон рассмеялся и, расслабившись, пригубил вино из золотого кубка.
        - В данный момент тебе стоит опасаться не меня, а своих желаний. Твое новое тело еще преподнесет тебе сюрприз.
        И он одарил меня пылким взглядом радужных глаз. Я едва не фыркнула. Ну и самомнение у этой сволочи! И на что это он намекает? Что я поддамся страсти и что стану млеть от его красивого личика? Черта с два!
        - И не надейся!
        - Твой запах уже изменился.
        Я повела бровью. Слова и тон Крайссена заставили меня насторожиться.
        - Я в предвкушении того момента, когда тело девственной драконицы станет истекать кровью.
        Я едва не подавилась пищей. Как он может так просто говорить на такую щепетильную тему, как месячные. У дракониц, правда, они происходят довольно редко, один раз в тысячу лет, так что мне нечему беспокоиться. Я внимательно посмотрела в глаза Крайссена. Или есть чему?.. Нет, он же не собирается применить магические заклинания, чтобы способствовать этому процессу?!
        - Мне это незачем делать, - усмехнулся арх, словно угадывая мои мысли. - Как только произойдет изменение, а это произойдет уже в скором времени, ты сама будешь умолять о защите, только вот я не уверен, что смогу устоять перед таким искушением.
        Я вся похолодела. Я ведь и подумать не могла, что менструация станет для меня такой проблемой.
        Будучи человеком, я об этом не волновалась. Я вспомнила, что незамужних дракониц всегда изолировали от общества на некоторое время, чтобы не допустить встречи с мужчинами-драконами, ибо у тех могло просто снести крышу. А нежелательное потомство, несущее не те гены, никому не нужно было. Появилась еще одна веская причина срочно бежать из дворца, и лучше сразу податься в людские земли, где возможность встретить дракона невелика.
        - Девственница, недавно вступившая в пору созревания и которая готова уже принести своему избраннику потомство, что может быть более притягательным и сладким? - с воодушевлением произнес Крайссен, а потом стал серьезным. - Задумайся о моих словах хорошенько, Марина, и прими правильное решение.
        «Не волнуйся, я его приму и очень скоро! - подумала я, когда мы договорились об освобождении узников. - Завтра все и решится».
        После обеда я, наконец, была предоставлена самой себе. Меня поселили в те же покои, в которых я когда-то жила, и это всколыхнуло множество теплых воспоминаний. Я прошлась по комнате, с нежностью и какой-то щемящей тоской в сердце прикасаясь к своим старым вещам. Они все находились на тех же местах, молчаливо приветствуя свою хозяйку. Только вот живых существ, что были мне дороги когда-то, нет уже в этом мире. Возможно, они сейчас наблюдают за мной, и от этой мысли мне становилось немного легче.
        Покои явно привели в порядок перед моим приходом, кое-где остались влажные места на полу от тщательной уборки. Я прошла к платяному шкафу и широко раскрыла его дверцы. Да-а-а… Куча одежды, а надеть мне совсем нечего. Обычная проблема каждой женщины, но, правда, все фасоны давно устарели. Судя по одежде Лиайи, такое давно не носят.
        Тут в дверь негромко постучали.
        - Кто там?
        - Это я, - услышала я неуверенный голос своей воспитанницы. - Можно войти?
        - Конечно! - отозвалась я и поспешила ей навстречу.
        Девушка вошла вместе с носильщиками, что принесли с собой коробки. На ее плече сидела фиолетовая птичка.
        - Я подумала, что вам это может понадобиться, - сказала драконица громко, словно хотела, чтобы ее услышали даже за стенами. Она посмотрела на прислужниц, и те стали открывать коробки одну за другой, в которых находилась женская одежда и аксессуары к ней.
        - Вы можете нас оставить, - приказала она девушкам, когда они выполнили работу, и те тут же покинули комнату.
        - Спасибо тебе, Лиайя, я как раз ломала голову над тем, что надеть. Как видишь, мои платья уже никуда не годятся.
        - Я с радостью поделюсь с вами своей одеждой, давайте посмотрим, что вам подойдет, - снова громко произнесла Лиайя, совершив знакомый жест.
        Девушка применила заклинание тишины, а потом ласково погладила свою питомицу по голове. Птичка взъерошила перышки, цвикнула - и из ее горла вылетела иллюзия нашего непринужденного разговора. Я ничему не удивлялась. Питомица Лиайи и не на то была способна. Я взяла драконицу под руку и усадила рядом с собой на кушетку. У нас у обеих в глазах застыли слезы. Кошмар какой-то! Что-то я совсем расклеилась сегодня, глаза на мокром месте.
        - Как же я счастлива, что вы вернулись! - произнесла девушка со счастливой улыбкой, так и не отпустив мою руку, но глаза ее были при этом омрачены. - И простите меня за то, что оказались в ловушке. Вам опасно находиться здесь.
        - Ничего, я справлюсь. Вот освобожу ребят, и мы с тобой тут же покинем дворец.
        - Это невозможно, - девушка печально опустила взгляд. Пальцами правой руки она тронула сверкающее на шее ожерелье. - Я не могу выйти за пределы дворца, это украшение подобно ошейнику затянется на моей шее, не дав мне возможность дышать. Я буду в порядке, не волнуйтесь за меня, ари Мариина. Я слишком ценна для арха, но вы должны уйти, как можно скорее.
        - Я знаю, что должна спешить. Мое тело меняется, именно это и заставляет меня торопиться.
        - Вы еще не знаете, что задумал арх Крайссен… - произнесла Лиайя.
        Видя мою заинтересованность, она продолжила:
        - Он хочет лишить вас воспоминаний, напоив вином из Чаши Забвения, а когда вы будете очарованы им, он возьмет вас в жены.
        Почему-то я была совсем не удивлена. Так вот почему этот подлец был таким самоуверенным! Злость постепенно закипала во мне.
        - Значит, в его руках оказалась Чаша! Помнится, арх Ровейлл дал приказ доставить ее во дворец, но артефакт тогда так и не нашли. А что остальные? Скажи, как Дарн? Что с ним? Я видела, что он приходил в гробницу, но… он так изменился…
        - Друзья считают его предателем, - печально произнесла драконица. - Он теперь выполняет все, что ему прикажет арх.
        - Не может быть! Ты ошибаешься! Дарн изменился внешне, но он не мог предать всех вас. Ведь ты тоже служишь арху! У него должна быть причина.
        При упоминании себя девушка вся сжалась.
        - Ари Мариина, если бы я могла разделить участь наследников, меня бы не мучила так совесть. Крайссен и Дарнелл - кровные братья по отцу. Это стало известно после смерти арха Ровейлла, когда наложенное заклинание потеряло свою силу. Вот почему он превратился в радужного дракона!
        Я была так ошарашена, что не смогла ничего ответить. Меня удивлял измененный облик воспитанника, но мне даже в голову не приходила мысль, что Дарн может приходиться сыном арху Ровейллу.
        - Неужели поэтому Крайссен хотел первым уничтожить Дарнелла? Но теперь их жизни связаны и, должно быть, они приняли свое родство… А что другие? Кто еще на свободе?
        - Виалайн живет в своем клане и готовится к свадьбе. Крайссен хочет выдать ее за своего советника. Роэйн… он служит Дарнеллу и соответственно арху. А все остальные заключены в башне вместе с дядей.
        - Сколько же они там пробыли?
        - Почти тысячу лет, - тихо произнесла девушка.
        Я ахнула.
        - Как же так получилось, что Крайссен пришел к власти?
        - После смерти арха Ровейлла арии Туриния взяла власть в свои руки, но как оказалось лишь для того, чтобы передать ее своему единственному сыну. Жизнь после этого в Шиамаре стала совсем невыносимой. Все годы изгнания своего сына ари Туриния не переставала тайно помогать ему, надеясь на его возвращение. Восхождение на трон нового арха было кровавым и беспощадным.
        - Лиайя, - обратилась я к драконице, - я обязательно добьюсь освобождения наследников и твоего дяди - и мы все вместе уйдем отсюда!
        - Я вижу, что вы им поможете и что тоже покинете дворец. Но я останусь здесь. Вам пока не под силу разрушить чары амулета.
        - Лиайя…
        Я разрывалась между желанием помочь девушке и доверием к ее словам. Весь гнев арха падет на нее.
        - Не переживайте за меня, меня не лишат жизни. Мы с вами обязательно еще встретимся. Арх спрашивал меня о будущем, и я сказала, что его планы сбудутся. Он услышал, что хотел, он верит мне и поэтому так уверен. Вам нужно использовать эту возможность. Завтра, после посещения башни Крайссен предложит отметить освобождение узников и подаст вам кубок вина. Ни в коем случае не пейте из него! Бегите! Вы найдете силы, чтобы переместиться, как можно дальше. Моя верная помощница создаст миллионы ваших копий и запутает пространственный след. Этот трюк на время задержит арха и поможет вам спрятаться.
        Мы обнялись и простились. Из того, что принесла драконица, я выбрала несколько платьев, сорочку и нижнее белье от нежно-розового оттенка до темно-фиолетового. Одежду других цветов Лиайя носить не могла, как представитель своего Клана. Не совсем практично для побега, но иных вариантов не оставалось. Исчезнуть из дворца я собиралась завтра. Что-нибудь прикуплю в торговой лавке, как только выберусь из этой ловушки. А для побега мне как раз пригодится мешочек, в который можно положить, что угодно, и он не изменится в размерах. Его мне когда-то подарил арн Син. В него я сложила все вещи и драгоценности из гробницы, добавила к ним еще несколько книг и шкатулку с туалетного столика. Прошлась взглядом по комнате - и положила в мешочек одно теплое одеяло. Никто не знает, что может пригодиться в бегах, а пора года сейчас не слишком теплая.
        Глава 13
        Пришло время привести божественную драконицу в божеский вид. Я посмотрела на себя в зеркало и улыбнулась своим мыслям. Несмотря на обстоятельства, я почувствовала воодушевление.
        Мне прислали новых служанок. Они наполнили золотую ванну горячей водой и лепестками свежих цветов из оранжереи. Помогли освободиться от одежды. С каким наслаждением я опустилась в емкость в виде дракона с расправленными крыльями! Не мылась тысячу лет, в буквальном смысле!
        Прислужницы со старанием вымыли мои волосы и расчесали. Теперь они еще сильнее сверкали в свете магических огней. Когда с мытьем было покончено, я отпустила девушек, чтобы еще понежиться в теплой воде. Закрыв глаза, откинула голову назад и положила ее на хвост дракона. Я чувствовала расслабление, приятную усталость и удовольствие от аромата белых и красных лепестков цветка розариуса. Как неожиданно ощущение, что за мной наблюдают, заставило меня распахнуть глаза.
        Передо мной стояла служанка, одна из тех, кто мне недавно прислуживал. Она присела и, выпрямившись, промолвила:
        - Ари, вода скоро остынет, позвольте вам помочь выйти и просохнуть.
        Я согласилась. Возникшая тревога ушла. Что-то я стала мнительной, на долю секунды до этого мне показалось, что за мной наблюдают мужские глаза.
        Девушка взяла махровое полотенце и встала сзади, ожидая, что я поднимусь. Я так и сделала. Моя кожа от прохлады тут же покрылась пупышками. Что же служанка так медлит?
        - Простите, - произнесла она, словно очнувшись, и я почувствовала, как меня заворачивают в полотенце.
        Девушка помогла мне пройти в спальню, держа на весу мои волосы, и усадила за туалетный столик. Люди не обладают магией, поэтому длинные пряди служанка просушила вторым полотенцем. Потом взяв в руки гребень, она стала прилежно расчесывать мои волосы. Ее руки плавно скользили вдоль прядей, принося удовольствие. Всегда любила, когда Лария расчесывала меня на ночь.
        Я закрыла глаза, вспоминая безмятежную жизнь в Радужном дворце, в котором никогда не будет так, как прежде. И вновь возникло подспудное чувство, что за мной наблюдают. Я открыла глаза и словила в зеркале слишком внимательный взгляд. Девушка глаза опустила, но сделала это с промедлением. Опять появилось неприятное чувство, что я что-то упустила. До этого момента служанки боязливо и молча выполняли свои обязанности, не смея на меня смотреть, а эта девушка отличалась от них. Может, она шпионка, приставленная Крайссеном, чтобы следить и докладывать ему обо мне?
        - Тебя ведь прислал арх? - задала я вопрос темноволосой девушке.
        - Да, моя ари, он просил передать вам свое приглашение на ужин. Нам стоит поторопиться, чтобы на него успеть, - уже не пряча взгляда, ответила служанка.
        Слишком она спокойна передо мной, но именно это и настораживало. Я попробовала просмотреть ее ауру и заметила нечто необычное.
        Придерживая полотенце, вскочила с пуфика и задала вопрос:
        - Кто ты? Ты ведь не человек?
        На губах девушки проскользнула усмешка, слишком знакомая… Вот же!
        Девичья фигура задрожала и расплылась, а через мгновение все прояснилось, но на месте служанки уже стоял арх Крайссен с той самой гадкой ухмылкой на губах.
        - Как ты посмел заявиться ко мне, когда я принимала ванну, да еще использовать такой низкий трюк?! - вскричала я.
        От мысли, что он видел меня обнаженной и что его руки прикасались к моему телу, я готова была позеленеть от злости, но почему-то почувствовала, как щеки полыхнули огнем.
        - Я нахожусь в своем дворце и имею право быть там, где пожелаю. А вот ты гостья здесь, - ответила эта сволочь.
        - Я не навязывалась, ты сам не отпустил меня. Я здесь пленница, а не гостья!
        - Раз так, - он лениво приподнял одну бровь и прищурился, - то не следует требовать к себе уважительного отношения. Пленниц положено держать в кандалах, а я отвел тебе лучшие покои. Помнится, когда-то ты здесь жила. Я проявил внимание, ведь с этими покоями у тебя связаны приятные воспоминания.
        Я нервно сжимала концы полотенца, а грудь моя возмущенно поднималась. На лице проступила легкая испарина. Зачем богиня лишила меня дарованной силы? Я бы прикончила этого гада прямо сейчас и решила бы главную проблему этого мира. Но все, что мне оставалось, это смотреть на ненавистное лицо арха без возможности даже расцарапать его, ибо я рисковала выпустить из рук свою единственную защиту - полотенце.
        Но тут улыбка медленно сползла с самодовольного лица. Ноздри его носа расширились, а глаза изменили цвет. Он шагнул ко мне, и я опомниться не успела, как оказалась в захвате его рук.
        - Когда ты злишься, ты так волнительно пахнешь, что у меня нет сил сопротивляться своему желанию, - произнес он, вдыхая аромат моего тела.
        Уж не знаю, чем я там пахла, но вот изменение в поведении арха лично у меня вызвало страх. Я вся сжалась, ожидая от Крайссена действий и глядя в его потемневшие от страсти глаза. За секунду до поцелуя, я поняла, что мне не избежать его. Губы арха впились в мой рот, почти насилуя его, а объятия сдавили так, что я не могла пошевелиться. Я пыталась со всех сил отстраниться одной рукой, второй продолжая до конца сжимать края полотенца на уровне груди, понимая всю бесполезность, и вскоре выдохлась. В глазах резко потемнело, я стала задыхаться.
        Почувствовав мою слабость, дракон расслабил руки, уменьшив захват, дав этим возможность вдохнуть немного воздуха, но губы мои так и не отпустил. Он явно наслаждался ими, в то время как мне, переполненной яростью, приходилось терпеть его принуждение. И все же мне удалось уловить момент и укусить гада за нижнюю губу. Почувствовав вкус крови, я возликовала от своей маленькой победы, тем более, что хватка ослабла окончательно - и я вырвалась на свободу.
        Не задумываясь, я влепила ему пощечину. Последовала пауза. Звук такой громкий вышел, хлесткий бы сказала, что я даже испугалась, но гордость заставила поднять вверх подбородок и принять оскорбленный вид. С отвращением вытирая рот, я смотрела как этот гад лыбится, прикасаясь подушечкой большого пальца к укушенному месту.
        Проведя по губе, он заметил кровь, думала, тут же прикончит, а нет, продолжает улыбаться, только вот глаза стали совсем хищные.
        - Игра становится все более заня-ятной, - проговорил он, растягивая слова. - Тем интереснее!
        - Играешь ты как-то однообразно, арх, ничего нового не можешь придумать, как менять личины, - произнесла я и тут же прикусила язык. Нечего мне его подначивать. Не дай Боги, еще примет вызов и станет оригинальничать. Неизвестно какую гадость еще придумает!
        - Можем обсудить эту тему за ужином, - предложил он.
        - Я не стану делить пищу с врагом! Лучше умру от голода!
        - Как скажешь, моя ари, - губы злодея растянулись в холодную улыбку. - Этот вечер можешь провести в одиночестве.
        Он поклонился и… вышел. Правда, взял и вышел, закрыв за собой дверь. Я все стояла, пытаясь найти подвох, но так и не обнаружила.
        Я подошла к двери, дернула ручку, но дверь не поддалась. Я, очевидно, заперта и нахожусь под семью магическими печатями. Можно было не проверять. Фон шел ощутимый.
        Я быстро распахнула полотенце, затем накинула на тело сорочку и легла в постель, не погасив магические светильники. Натянув одеяло до носа, лежала битый час, уставясь в потолок. Я все ждала, что Крайссен выкинет какую подлость, слишком легко он отступил, но вскоре, когда желудок дал о себе знать громким ворчанием, поняла, в чем заключался его хитрый план.
        Я жалобно застонала и, прижав одеяло к животу, легла на бок. Вот же мерзавец, знал, что долго не продержусь без еды! Видимо, после трансформации мне необходимо было быстро восстановить силы, вот организм и подавал сигналы.
        Я упрямо сжала зубы и закрыла глаза. Если засну, перестану чувствовать голод. Но то ли я настолько была голодна, то ли выспалась за тысячу лет, только вот к утру, так и не уснув, я выглядела злобной фурией с растрепанными волосами на голове. Глядя в зеркало на свои покрасневшие глаза и слегка припухшие губы, я придумала сотое по счету и весьма точное определение скверного характера нового арха.
        Ирод! Пожалел бедной девушке еды! И я не забыла, как меня целовали против моей воли. Но на этот раз ничего не поделаешь, его взяла, придется разделить с ним первый и последний завтрак. Возвращаться во дворец я была не намерена.
        Я вызвала в покои служанок и привела себя в надлежащий вид. Крем, что вчера принесла Лиайя, помог мне восстановить цвет лица и снять отек, красивая прическа и новое лавандовое платье подняли мне настроение. Я готова была начать новый день, освободить друзей, разделаться с врагами, но сначала мне нужно просто позавтракать.
        Похоже, мое появление в обеденном зале не вызвало и тени удивления на лице арха. А он основательно подготовился к моему приходу. Стол ломился от великолепной еды. Я с гордым видом прошествовала к противоположному от Крайссена месту и села, аккуратно разгладив складки на платье. С невозмутимым видом принялась за еду, даже не поздоровавшись и стараясь не смотреть на дракона. Но все же это было невозможно. Его пристальное внимание и блуждающая довольная улыбка на губах нервировали и заставляли изредка бросать на него настороженные взгляды.
        - Приятно видеть прекрасную ари, благоухающую свежестью с самого утра. Сразу видно, что сон пошел ей на пользу, - в тоне дракона слышалась неприкрытая издевка.
        Несмотря на все мои старания, было заметно, что я не спала. Крайссен внимательно прошелся взглядом по моему лицу, задержавшись на губах.
        Я вспыхнула. Губы мало того, что казались больше, так они еще и сделались ярче. Я с досадой поджала их, чтобы скрыть последствия поцелуя. Крайссен хмыкнул, но промолчал, решив на время оставить меня в покое. А я чувствовала, что у меня не только губы горят, но и щеки. Чтобы восстановить свое достоинство, стала есть, пытаясь думать только о том, что полностью готова к побегу, не зря вспоминала всю ночь заклинания телепортации. Уже совсем скоро освобожусь от внимания одного надоедливого дракона. Заветный мешочек с вещами я заранее прицепила к поясу, он выглядел вне подозрений, как самое обычное саше с травами.
        - Я рад, что вчерашнее воздержание от еды вызвало у тебя такой здоровый аппетит, - промолвил погодя некоторое время Крайссен.
        Опять издевается, только вот я начинаю чувствовать, что становлюсь толстокожей к его подколкам.
        - Все, что остается делать пленнице, это копить силы, - невозмутимо ответила я, отправляя очередную вкусность в рот и игнорируя ставшую уже ненавистной улыбку.
        - Значит ли это, что ты намерена и дальше разделять со мной пищу? - полюбопытствовал арх.
        Я одарила его взглядом, подумывая, оставить заданный вопрос без ответа или сказать какую гадость? Скоро и сам ведь узнает, но будет верхом глупости говорить ему о своих планах.
        - Боюсь, твое постоянное присутствие вызовет у меня несварение желудка.
        - При желании я могу быть весьма милым и обходительным, - чуть ли не проворковал невинным голубем дракон. - Тебе стоит только попросить. Вот увидишь, сразу переменишь свое отношение ко мне.
        Я даже рот приоткрыла от такого наглого заверения. Это после нескольких попыток меня убить, после обмана и хитрых уловок? Держит меня и Лиайю насильно во дворце, посадил в башню наследников и считает, я скажу ему за это спасибо? Какая-то вывернутая логика.
        - Бьюсь об заклад, ты сейчас о воспитанниках своих вспомнила.
        Я положила вилку на край тарелки и только хотела ему высказать свое мнение по поводу его недавних слов, как он меня перебил.
        - Как арх, я сдержу свое слово и освобожу их сегодня.
        - Я должна увидеть их.
        - Конечно, ты это можешь сделать, и когда тебе будет угодно.
        - Тогда я готова это сделать прямо сейчас, - произнесла я, решительно встав из-за стола.
        - Как прикажете, милая ари, - с улыбкой произнес дракон.
        Глава 14
        Мы стояли перед железными воротами. За стеной на фоне хмурого неба возвышались башни старой крепости. Начальник тюрьмы, полукровка, низко кланяясь перед архом, пригласил пройти за ним. Мне стало зябко и не от резкого холодного порыва ветра, а от гнетущей атмосферы самого места. Как же ребята тут провели столетия? В каком они сейчас, наверное, подавленном состоянии?
        Я последовала за начальником, багровое лицо которого было довольно безобразным и заплывшим. Такие личности обычно злоупотребляют алкоголем, но в данный момент он, казалось, протрезвел от нашего внезапного появления у стен тюрьмы.
        Мы шли по мрачным коридорам, освещенным магическими факелами. Надсмотрщика, которому на вид можно было дать пятьдесят земных лет, звали Гарсомалом, он очень нервничал и много говорил. Лицо его вспотело, и он часто проводил по нему платком.
        Арх выслушивал все молча, пока мы не приблизились к лестнице в конце коридора, которая вела вниз и вверх. Я поняла, что мы подошли к башне.
        Тогда Крайссен остановился и спросил полукровку:
        - Все ли мои требования выполнены?
        - Можете не сомневаться, Великий арх, я готов отчитаться за каждый медяк!
        Тут он не выдержал взгляда дракона и отвел глаза. Крайссен лишь усмехнулся и, повернувшись ко мне, протянул руку.
        - Тут довольно опасный спуск, ступени местами разбиты. Будет лучше, если ты возьмешь меня за руку.
        Мне этого делать совсем не хотелось, но хватило одного взгляда на лестницу, чтобы принять разумность его слов. И я неуверенно подала руку, которую тут же крепко обвили мужские пальцы. Поборов желание вырвать ее, я стала спускаться. Второй рукой я придерживала подол платья и плаща, чтобы ненароком не наступить на них. Лестница закручивалась подобно структуре днк, отчего голова после некоторого времени стала кружиться.
        Чем ниже мы спускались, тем тяжелее и сырее становился воздух. Я остановилась и уперлась рукой в стену, чтобы не упасть на идущего впереди меня арха. Крайссен, видя мое состояние, тут же сделал шаг ко мне и легко подхватил меня на руки.
        Я мгновенно пришла в себя и задергалась.
        - Отпусти меня сейчас же! - вскричала я.
        - Боюсь это невозможно, - ехидно усмехаясь прямо возле моего лица, произнес дракон. - И я бы не советовал совершать лишние движения, иначе мы рискуем вместе полететь вниз.
        Я не хотела его слушать. Неожиданно он резко выпустил меня из рук, и я, решив, что сейчас упаду, ахнула и испуганно схватилась за шею дракона. Этого он только и ждал. Вечно его хитрые уловки! И опять я повелась!
        Сверкнув довольной улыбкой, он стал быстро спускаться, мне оставалось только крепко держаться за его шею.
        Только когда мы достигли внизу железной двери, меня поставили на ноги и, наконец, отпустили. Надзиратель вставил ключ и повернул его в замке, дверь со скрипом поддалась. Драконье зрение позволило мне рассмотреть открывшееся довольно просторное помещение, каменный пол и решетку, за ней на соломе сидел седовласый узник. Черты его худого лица едва проступали за грязью, а глаза закрывала серая повязка. Запах сырости стал еще сильнее, к нему добавилась вонь затхлости и нечистот.
        Узник повел головой, прислушиваясь.
        - Кто здесь? - произнес он и я, узнав голос, застыла на месте от потрясения.
        Заключенный взялся за решетку и приподнялся на коленях.
        - Что привело вас сюда? Скажите, какой сейчас год? Я провел здесь столько времени, что уже перестал различать его.
        Я стала медленно приближаться, чувствуя, что едва могу идти. Подойдя к решетке, я опустилась на колени перед драконом и, не обращая внимание на грязь, с нежностью прикоснулась к мужским рукам.
        - Арн Син, это я, - сдавленно произнесла, чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза.
        - Ари Мариина… Неужели это вы? - ожив, произнес узник. - Я не вижу, но этот свет… этот голос…
        Он прикоснулся к моему лицу.
        - У меня не осталось сомнений, что это вы, ари Мариина.
        - Ваши глаза?.. - я едва сдержала рыдание. - Что с вами случилось? Как вы ослепли?
        - Я вырвал их ему, - услышала я за спиной равнодушный голос арха.
        Я обернулась.
        - Но почему?! - спросила я Крайссена, испытывая шок от его признания и оттого, с каким безразличием он произнес свои слова. - Тебе было недостаточно того, что он лишен магии и находится здесь в подземелье?
        Я чувствовала холод прутьев, сделанных из антимагического железа. Дракону, попавшему за такую решетку, недоступна была даже бытовая магия.
        - Я пощадил его, оставив ему жизнь, - ответил Крайссен.
        - Ты это называешь пощадой? И это жалкое существование во тьме ты называешь жизнью? - не выдержала я.
        Крайссен повернулся к надзирателю и холодно бросил:
        - Я приказывал лучше заботиться о нем.
        Гарсомал, как ужаленный, бросился к арху, падая ему в ноги.
        - Честное слово, я не виноват. Он сам решил отказаться от воды и еды.
        - Думаешь, я поверю тебе? - произнес арх, приподняв одну бровь.
        - Богами клянусь! Я ни в чем не виноват! - начал усиленно кланяться Гарсомал.
        Крайссен с брезгливостью оттолкнул от себя носком сапога все еще ползающего на коленях полукровку.
        - Пощадите меня, неразумного, Великий и Всемогущий арх! - умолял он дракона.
        Ловко же он перевел вину на другого. Крайссен знал, в каком состоянии находятся узники этой крепости, не случайно интересовался у надзирателя о положении дел, но похоже, ему было наплевать. Зачем он привел меня сюда? Ведь он мог приказать доставить узника во дворец, но вместо этого устроил эту демонстрацию. Хочет запугать меня? Каковы бы ни были мотивы, но реальность от этого не менялась. Как же он тогда поступил с наследниками?
        - Прикажи немедленно выпустить придворного советника! - в моем голосе звенел металл.
        Крайссен оценивающе посмотрел на меня.
        - Свои обещания я выполняю, но станешь ли ты выполнять свои?
        Я оставила его вопрос без ответа. Арх глянул на надзирателя и взглядом указал ему на узника. Тот, не вставая, подполз на коленях к решетке и открыл замок, пытаясь услужить. Потом быстро поднялся и распахнул со скрипом дверь. Я почувствовала, как замкнутый круг прервался. Гарсомал заставил арна Сина встать и вывел его из клетки.
        - А что касается остальных? - спросил Крайссен у надзирателя тюрьмы.
        - Их привели, куда вы указали, - ответил полукровка.
        - Тогда и нам не стоит здесь больше оставаться, - произнес арх в ответ.
        Он взмахнул рукой - и мы почти неосязаемо перенеслись в огромный зал.
        Мы все еще находились в крепости. Внутрь помещения проникал дневной свет через решетчатые окна. По двум сторонам зала стояли длинные деревянные столы и лавки, похоже, что мы оказались в столовой. А в этой тюрьме больше стражников, чем я думала, если судить по количеству обеденных столов. Даже сейчас довольно большая группа, отвернувшись, находилась поодаль от нас. Я услышала разговор.
        - Неужели нам хотят устроить пир? - раздался веселый молодой голос. Я не видела говорящего, его закрывали спины стражников, но узнала сразу. Ялан!
        - Я бы вспомнил, по какому случаю праздник, да только вот потерялся в датах и времени, - послышался второй скучающий голос, который принадлежал Ашару.
        - Счастливые часов не наблюдают, - ответил им Драйн. - Что-то еды не видно, эй, стража, хватит уже испытывать мое терпение. Несите сюда все, что здесь подают, расплачусь, когда выйду отсюда.
        - Так они тебе и поверили, - услышала я голос Фрая. - Подбери слюни и продолжай мечтать!
        - Ребята! - позвала я их взволнованно.
        Голоса разом смолкли, а стражники тут же расступились. Наследники изумленно смотрели на меня несколько секунд, а потом повскакивали с лавок, звеня цепями. На руках наследников висели кандалы.
        - Наставница! Арн Киэрессар! - вскричали они.
        Я радостно бросилась к ребятам, но тут же была резко схвачена под локоть и остановлена.
        - Не советую к ним приближаться, - прямо в ухо произнес Крайссен. - Твой запах сейчас усилился.
        Ребята напряглись, глядя на то, как Крайссен держит меня за руку и не отпускает. И вид арна Сина им совсем не понравился.
        Я с сожалением посмотрела на воспитанников. Они повзрослели и теперь внешне мало чем напоминали мне детей. Одно успокаивало, что присутствие духа они не потеряли, шутили, как прежде, и выглядели лучше, чем арн Син, хоть одежда их и была довольно потрепана. Но даже в лохмотьях они вели себя с истинно королевским величием.
        - Неужели это вы, ари Мариина? - спросил меня Торин.
        Еще немного и он начнет тереть глаза, чтобы они прояснились.
        - Это я, - ответила я с улыбкой. - Простите, что заставила вас ждать.
        - Вот это новость! - воскликнул ошеломленно Драйн. - А вы все такая же красивая и ничуть не изменились, ари Мариина!
        - Ты уверен, что хорошо видишь? - с сомнением в голосе произнес Ялан. - Да Наставница теперь куда красивее всех девушек Шиамара! Смотри, как Роальд побледнел, он теперь номер два.
        Парни усмехнулись. Боги! Они еще и над друг другом умудряются подшучивать, словно находятся во дворце. Но Роальд и впрямь, сильно побледнел, видно, больше всех испытал потрясение. Я же готова была плакать от счастья, оттого, что вижу воспитанников живыми и невредимыми. Возможно, благодаря своим шуткам, они и смогли продержаться все то время, что провели в заключении. От меня не укрылись взгляды наследников, брошенные на Крайссена. Они его ненавидели всей душой.
        - Как?! В общем, почему вы здесь, ари Мариина? Вы заложница? - спросил, нахмурившись Фрай. Вопрос о моем воскрешении он оставил на потом.
        - А вам совсем не интересно, как я стала драконицей? - перевела я тему.
        Если ребята узнают, что я ради них пошла на сделку - с места не сдвинутся.
        - Очень интересно! - кивнули одновременно головами близнецы.
        - В этом мне помог браслет, а также сила стихий, которую вы отдали мне. Теперь я единственная божественная драконица на всем Аламионе!
        Я это сказала для того, чтобы они поверили, что мне ничего не угрожает.
        Ребята удивленно присвистнули. Они видели, что я изменилась, но из-за антимагических оков не имели возможность просмотреть мою ауру и убедиться в верности моих слов.
        - Вы пришли сюда, чтобы освободить нас? - снова задал вопрос Фрай.
        Я видела, что ему не нравилось, что Крайссен рядом со мной. Он догадывался, что дело здесь нечисто.
        - Я потребовала это сразу, как только узнала о вашем заточении. Новому арху пришлось принять мои условия, не так ли? - обратилась я к Крайссену.
        - Абсолютно! - подтвердил он с едва проскользнувшей усмешкой на губах. - С этого момента вы свободны и должны покинуть Радужные земли раз и навсегда.
        Парни находились в ступоре и даже когда с них сняли оковы, хмуро переглядывались между собой.
        - А что взамен вы должны сделать, ари? Что от вас потребовал наш новый арх? - произнес Ашар, вложив в последние слова все свое презрение. Ему тоже показалось подозрительным их освобождение.
        Парни дружно посмотрели на меня. Я на мгновение смутилась. Мне не скрыть от них правду. Мои умные, такие родные, взрослые мужчины. Вы и раньше готовы были постоять за свою Наставницу, а сейчас, находясь в плачевном и зависимом положении, готовы отказаться от желанной свободы ради моей сохранности. Ничего не изменилось. Только уверением в своей силе, я смогу убедить их уйти.
        - Вы сомневаетесь в словах и в возможностях своей Наставницы?
        - Нет, но мы так же не сомневаемся в подлости и хитрости арха, - ответил Роальд. - Что бы он ни обещал вам, он это не выполнит.
        Наследники встали в стойку и приготовились атаковать, несмотря на то, что были магически ослаблены за столь долгое время заточения. Стража тут же отреагировала, выхватив мечи из ножен.
        Я лихорадочно искала выход, видя, как по лицу Крайссена расползалась довольная улыбка. Он явно ждал подобного исхода и готов был отразить удары. Как же мне убедить воспитанников, пока не стало слишком поздно? И тут меня осенило.
        - Помните историю про девочку Машу? - завладела я вниманием драконов. - Она все же принесла пирожки для дедушки с бабушкой.
        Ребята остановились, фаерболы в их руках погасли. Они прекрасно поняли, что я хотела им сказать. Кажется, я смогла пробиться через их недоверие. Они догадались, что у меня есть свой хитрый план.
        - Позаботьтесь об арне Сине, сейчас ему важнее ваша помощь, - попросила я их напоследок, показывая всем своим видом, что со мной будет все в порядке. Мысленно я просила их довериться мне.
        Драконы обещали позаботиться о своем учителе. Когда они впервые за столь долгое время расправили крылья и взлетели в воздух, захватив с собой советника, я не смогла сдержать слез. Невозможно было не почувствовать, как они истосковались по небу. Совершив несколько кругов вокруг башни, ставшей их тюрьмой на целую тысячу лет, они бросили на меня последний взгляд и устремились за пределы Радужных земель. В это мгновение солнечные лучи пробились сквозь темные тучи, озарив их прекрасный полет.
        - А ты отлично справилась со своей ролью, - услышала я за спиной слова Крайссена. - Честно, даже не ожидал, что ты сможешь их убедить.
        Мы стояли на вершине башни Отчуждения.
        - А ты на это и рассчитывал? - обернулась я, когда летящие фигуры превратились в точки, а потом окончательно исчезли из виду.
        Ветер колыхал полы моей одежды.
        - Не буду отрицать. Они бы дали мне отличный повод усмирить их и вновь поставить на место, но раз они теперь на свободе, я не стану преследовать их. Предлагаю выпить по этому поводу вино, лучшее из моего погреба.
        Он совершил плавное движение - и мы перенеслись обратно во дворец.
        Меня удивляло такое легкое перемещение, возможно, между тюрьмой и дворцом существовал настроенный портал. Сколько же раз Крайссен посещал узников за все это время и тешил этим свое самолюбие?
        В этот раз мы оказались в просторном кабинете, что больше походил на библиотеку из-за огромного количества книг. Когда-то здесь арх Ровейлл любил проводить время. Крайссен приказал принести сюда вино и закуски. В большом помещении было довольно прохладно, что избавило меня от снятия плаща. Мне он еще пригодится.
        Крайссен заметил, что я продрогла, и зажег магическим огнем камин.
        В кабинете находился письменный стол, за которым когда-то работал арх Ровейлл, те же самые кресла и кожаный диван. Крайссен ничего не стал менять. Может, ему доставляло это удовольствие? Пользоваться старыми вещами прежнего арха, сидеть в его кресле, смотреть на то, на что когда-то смотрел он. Только вот уверена, что совсем не из преданной любви к отцу.
        - Зачем ты позвал меня сюда? - спросила я своего тюремщика.
        - Сначала присядь, - миролюбиво предложил он, устраиваясь в кресле. - Вижу, ты устала.
        Я села, со вниманием глядя на арха.
        - Не смотри на меня так, словно я не герой твоего романа. Свою часть договора я выполнил.
        - Что же ты хочешь от меня?
        Арх подал мне наполненный кубок, второй взял сам.
        - Сначала выпей вино, оно согреет тебя.
        Я взяла кубок и в этот момент услышала за окном птичье щебетание. Птичка провидицы! Лиайя упоминала, что она поможет мне.
        - После посещения тюрьмы мне не так зябко, как не хватает свежего воздуха и света. Если ты не против, я раскрою занавески и ставни.
        И, не дожидаясь согласия, я встала и прошла к окну, тут же впустив в комнату солнце и прохладный воздух. Я вновь подошла к столу и подняла кубок одной рукой. Другую руку я держала за спиной, незаметно создавая пространственную спираль. Я не могла заранее потренироваться в создании портала, тогда Крайссен все бы понял по всплеску магии. Оставалось надеяться на предсказание Лиайи, что у меня все получится.
        Пока подносила кубок к губам, мысленно прочитала заклинание. Я сделала вид, что собираюсь выпить из кубка, уже поднесла ко рту и… с тайным наслаждением резко выплеснула Крайссену в лицо.
        Тот инстинктивно зажмурился, а когда открыл глаза, перед ним стояли тысячи моих копий. Я позволила себе торжествующую улыбку на губах, видя, как двойники повторили ее. Я впервые стала свидетельницей того, насколько ошарашен был увиденным дракон. Темные капли вина стекали по его лицу, превращаясь в кровавые струйки. Он явно не ожидал такого развития событий, находясь в полной уверенности, что все идет по его плану.
        Передо мной уже был открыт портал, и я не стала дожидаться, пока меня поймают, развернулась и прыгнула в пространственный тоннель под рев вскочившего на ноги, разгневанного дракона. За мной последовали и мои двойники.
        Кусай теперь себя за хвост, гад чешуйчатый!
        Глава 15
        Выпрыгнув из тоннеля, огляделась. Меня окружали небольшие крашеные дома с черепичными крышами, стоявшие в два ряда и тесно прилегавшие друг к другу. Похоже, оказалась я в переулке.
        В паре шагов от меня проходила широкая дорога, по которой с грохотом проезжали телеги и повозки, сновали жители городка. Перенеслась я в людской город, как и хотела. Я знала, что в городах велось отслеживание магических проявлений, поэтому мне ни в коем случае нельзя применять маскировку. Все, что я могла, это накинуть капюшон, в надежде, что не привлеку внимание. Что я и сделала. Меньше всего меня будут искать в людском городе, где появление дракона довольно большая редкость, но, однако, если меня заметят, об этом станет быстро известно. Обменяю кое-какие драгоценности и постараюсь «залечь на дно».
        Я вышла из переулка и стала двигаться по проезжей дороге, зайдя в первую же попавшуюся на пути торговую лавку антиквариатом.
        - Дзинь! - пропел дверной колокольчик.
        Плащ отлично скрывал мое лицо, полутьма, царившая в помещении, была мне только на руку. К тому же сама лавка пустовала в это время, поэтому я спокойно подошла к ожидавшему меня торговцу и выложила из мешочка кольцо и серьги.
        - Сколько я за это могу получить? - поинтересовалась я.
        Мужчина средних лет, но уже имеющий лысину, вздрогнул от звука моего голоса. Он явно был заинтересован приходом девушки без сопровождения. Он попытался разглядеть мое лицо, но ему это не удалось.
        Взяв в руку кольцо, он направил его на луч света, проникающий через щель в занавеске. Казалось, торговец антиквариатом находился в раздумьях, но я видела, что он едва скрывает свое изумление и жажду наживы.
        - За них я, пожалуй, могу отсчитать сто семьдесят золотых, в этом городе вам никто больше не даст.
        Я усмехнулась. Так и знала, что предложит наименьшую цену, все торговцы одинаковы.
        - За такую цену я и сама буду их носить, - произнесла я, забрав украшения.
        Я стала разворачиваться, чтобы уйти. Естественно, я только притворилась, но торговец клюнул.
        - Двести!
        Видя нулевую реакцию, произнес:
        - Двести пятьдесят! И это последняя цена, я не смогу их потом выгодно продать.
        - Это почему же?
        - Вы продаете неполный набор, если бы у вас было еще ожерелье из драконьего жемчуга…
        Я раскрыла мешочек и достала то, о чем он упомянул.
        - А теперь насколько выросла цена?
        Торговец тяжело сглотнул.
        - Могу дать еще двести.
        Нет, так по миру пустят, припугнуть его что ли? А то совсем совесть потерял! Думает, раз госпожа одна пожаловала, то можно ее дурачить?
        Я слегка приподняла с глаз капюшон и встретилась с глазами мошенника. Разглядев, наконец, с кем имеет дело, торговец тут же расщедрился. Кланяясь чуть ли не в пол, он проводил меня до двери с увесистым кошелем, который я подкинула несколько раз в воздухе.
        Напоследок я его предупредила:
        - То, что видел меня в лавке, не смей никому рассказывать, иначе сделаю так, что до конца жизни пожалеешь о своей болтливости.
        Мужчина все понял. Надеюсь, заикаться после нашей встречи не станет.
        Прицепив кошель к поясу, вышла на шумную улицу. Теперь мне нужно поискать то «дно», на которое нужно залечь, но тут как всегда не вовремя мой желудок оповестил меня о желании наполниться едой и желательно питательной. Пожалуй, перед тем, как спрятаться, стоит хорошенько подкрепиться!
        Я стала двигаться по дороге, начиная испытывать неудобство от теплой одежды. Здесь в людских землях, находящихся южнее Шиамара, климат был помягче. Солнце, расположенное в зените, нагрело крыши домов и вымощенные камнем дороги города. Хотелось снять плащ, но предусмотрительность заставила немного потерпеть.
        Чтобы охладиться, я остановилась и огляделась в поисках затененного места, как внезапный шум колес и громкие крики за спиной заставили меня оглянуться. Я успела только понять, что рядом со мной на огромной скорости пронеслась карета, обдавая порывом ветра. Едва не задев, она продолжила свой путь, даже не остановившись, и, если бы не случайный спаситель, который дернул меня на себя, оказалась бы я сейчас под ее колесами.
        От резкого движения капюшон упал с головы.
        - Благодарю вас… - пролепетала я испуганно, поднимая взгляд вверх, чтобы рассмотреть лицо того, кто все еще крепко держал меня в своих объятиях. И сразу же замолкла, потрясенная увиденным.
        Все же судьба любит пошутить, иначе как объяснить ее неожиданные повороты? Почему из всех возможных спасителей она послала мне на помощь Дарнелла Шайнессара или теперь правильнее будет назвать его арном Холлиатшаром, преданным слугой нового арха?
        Он казался не менее потрясенным.
        - Марина! - выдохнул он.
        Я собрала все свое самообладание в кулак.
        - Вы ошиблись, - ответила я, как можно сухо.
        - Но ваш голос… разве это возможно?
        Он посмотрел на меня магическим зрением. На его лице промелькнули изумление, неверие, разочарование и боль. Глаза, в которых только что горела пламенем надежда, вдруг потускнели.
        - Простите, на миг я принял вас за… человека.
        Я замерла.
        - И кто же этот человек, которым интересуется дракон? - не удержалась я от вопроса.
        - Она человек. Просто один хороший человек.
        - Как вы уже заметили, я - не она. Отпустите меня, пожалуйста! - почему-то я испытала злость.
        - Могу я вам задать вопрос прежде, чем отпустить?
        Я молчаливо ждала.
        - Что делает юная ари без сопровождения в людском городе?
        - А это уже не ваше дело! - довольно грубо ответила я. - Отпустите меня немедленно!
        Я попыталась отстраниться от воспитанника, но не смогла.
        - Боюсь это теперь невозможно, - ответил Дарнелл неожиданно изменившимся голосом.
        - Что?! Вы же только что сказали…
        Я замолчала, вглядываясь в лицо дракона. Узкие зрачки расширены, дыхание прерывисто, он… о, боги, он, кажется, учуял мой запах!
        Дарнелл жадно втянул воздух, приблизив свое лицо.
        - Я не могу оставить юную драконицу без защиты, - произнес он. - Особенно в такой ответственный период.
        Я огляделась в поисках помощи. Надо же так вляпаться!
        Два дракона среди людей мгновенно привлекли внимание. Возле нас стала скапливаться толпа любопытных, но Дарн даже не смотрел на них. Казалось, его волновала только я. Слишком волновала. Наверно, уже пора беспокоиться по этому поводу.
        Дарн теснее прижал меня к себе, словно боялся, что исчезну, взгляд его подернулся поволокой. Он с наслаждением вдыхал запах моих волос у самого виска, почти касаясь губами щеки. Я замерла, боясь пошевелиться, чувствуя теплое дыхание на лице. Уж не знаю, чем бы все это закончилось, если бы что-то не толкнуло нас в бок.
        - Лютик? - казалось, дракон очнулся от пьянящего дурмана.
        Хранитель, упершись лапами в нас, тявкнул, поддакивая, а потом вдруг старательно облизал мое лицо. На его морде расплылась блаженная улыбка. Дарн с интересом наблюдал за нами.
        Замечательно! Как бы я ни радовалась хранителю, но для местных сплетен не хватало зеленого пса к двум драконам! Теперь весь город будет в курсе!
        Заливаясь счастливым лаем, пес подпрыгнул на месте и завилял хвостом. Одно радовало, что толпа, увидев очаровательную улыбку зубастика, ради своей безопасности отпрянула от нас подальше, дав нам возможность скрыться в переулке.
        - Уходим! - произнес окончательно пришедший в себя дракон, рывком накинув капюшон на мою голову.
        Он взял меня за руку и быстро потащил за собой, даже не поинтересовавшись моим мнением. Лютик ловко расчищал нам путь. Ему это и труда не стоило, его жизнерадостность била через край. Люди с криком шарахались в сторону, стоило только безобидному псу с ирокезом на голове повернуть голову и посмотреть на них.
        Когда мы укрылись в переулке, я выдернула руку.
        - Почему ты решил, что можешь командовать мною?
        - Нам не стоило привлекать внимание горожан, - ответил дракон.
        - Что-то поздновато ты об этом вспомнил.
        - Разве юная ари может общаться столь фривольно? Я в десять раз старше вас. Или мы уже так близки?
        Я фыркнула с возмущением. И не скажешь же ничего в ответ! Возродилась-то я столетней драконицей, едва ли не «вчера» достигшей совершеннолетия. Я не понимала, что происходит, почему я так раздражена, видимо, вместе с юностью мне передалось подростковое желание перечить и делать все по-своему. Я постаралась выдохнуть, вспомнив, что по земным меркам я уже древняя старушка и должна сохранять спокойствие и быть немного терпимее.
        - Могу я узнать ваше имя, незнакомка? Все же вы обязаны мне своей жизнью.
        - Ма… - вот же, чуть не сказала вслух свое настоящее имя, стоит быть осторожнее. Я не уверена, что теперь могу доверять своему воспитаннику, и, если солгу наполовину, это будет выглядеть правдоподобно. - Марика Холлиатшар. - произнесла я.
        - Ваше имя…
        - Что с ним не так?
        - Ничего, - хрипло ответил Дарнелл. - Рад с вами познакомиться, ари Марика. Меня зовут Дарнелл Холлиатшар. Почему же мы с вами никогда не встречались?
        - Я… меня тщательно оберегали.
        - В это я могу поверить, - произнес Дарн, задумчиво разглядывая меня. - Дайте-ка я угадаю, вы сбежали из-под домашней опеки?
        - С чего вы так решили?
        - Вы необычная драконица, я бы сказал единственная в этом мире. Прекрасная и…
        Он вновь втянул воздух и от удовольствия даже прикрыл глаза.
        - Вас наверняка слишком оберегали, раз я ничего до этого не слышал о вас.
        - Хорошо, допустим, - сложила я руки на груди. - И возможно меня ищут, раз я такая бесценная, а вы меня задерживаете. Так что здесь мы с вами и попрощаемся!
        - Вы уверены, что не нуждаетесь в помощи?
        - В вашей? - уточнила я, приподняв бровь. - Мы находимся в городе людей, здесь слишком маловероятна возможность наткнуться на дракона.
        - И все же меня вы встретили. В данной ситуации легкомысленно путешествовать одной, если, конечно, вы не желаете получить в ближайшее время потомство, а возможно, и мужа. Раз я спас вас, то моя обязанность, как представителя клана Холлиатшар, проследить за вашей безопасностью.
        Точно! Дарн ведь теперь принадлежит к клану Радужных драконов, но рот я открыла от изумления не по этому поводу.
        - Да вы сами недавно своими действиями четко доказали, что не против разделить со мной постель!
        - Это невозможно.
        - Вы еще имеете нахальство все отрицать?!
        - Вы напомнили мне одного человека, и поэтому я был немного… смущен и растерян.
        - Неплохое объяснение, - с иронией произнесла я.
        - Я просто хочу сказать, что лучше кандидата в сопроводители вам не найти.
        - Это еще почему?
        - Потому что я никогда не посягну на вашу честь, - вполне серьезно заявил он.
        Я не удержалась и прыснула со смеху.
        - Вы меня успокоили. И что же со мной не так, раз моя честь вам не интересна?
        - Вы необычайно красивая девушка и когда-нибудь встретите своего возлюбленного, но я уже связан обетом с другой.
        Вот тут я едва не уронила челюсть. Это когда он успел? Значит, пока я безмятежно спала, тот, кто клялся мне в вечной любви, дал другой обещание?
        - Вот и держите свой обет, - процедила я сквозь сжатые зубы с убийственной улыбкой на лице. - А меня оставьте в покое и не смейте преследовать!
        Я развернулась и, едва сдерживая гнев, стала быстро отдаляться.
        Я слышала, как за спиной жалобно заскулил Лютик, и как этот двуличный негодяй произнес:
        - Пошли, пес, это не Марина, она бы тебя не бросила.
        Я была настолько зла, что даже остановилась, но, услышав удаляющиеся шаги, не стала оборачиваться. Желание покинуть этот город после встречи с Дарнеллом Холлиатшаром еще более усилилось. Стоит поискать трактир и узнать, как нанять экипаж.
        Глава 16
        Пройдя вниз по улице, я свернула налево, пересекла каменный мост через реку и начала подъем вверх мимо домов.
        Случайно мое внимание привлекла лавка магических предметов. Надо же, оказывается, в людском городе они тоже есть. Если я найду нужную мне вещь, то мне не нужно использовать свои способности.
        Я зашла.
        Лавкой владел полукровка, а, как известно, некоторые из них могут обладать магическими способностями. Я насторожилась, но уходить было поздно. Старик с седой бородой уже шел навстречу, приветствуя меня в своем магазинчике чудес.
        - Добрый день, госпожа, что бы вам хотелось приобрести? У нас новое поступление чудодейственного крема, веселящих камней и музыкальных шкатулок. Все, что пожелает…
        Тут он замер, всматриваясь в меня.
        - Простите, ари, я не признал вас сразу, - с глубоким почтением произнес он. - Полагаю, вам нужен совсем другой товар.
        Он закрыл входную дверь, повесил табличку закрыто, и вернулся к прилавку. Потом нажал на какой-то механизм. И в помещении все пришло в движение, явив скрытые полки. На них размещался товар, глянув на который, можно было сразу сказать, что он едва ли не в единичном исполнении. Было здесь и оружие, и защитные амулеты, и редкие книги. Я прошлась по ряду - и тут мой взгляд упал на браслет. Не может быть! Другого такого радужного браслета я не знала.
        - О, вижу, ари прекрасно разбирается в вещах. Согласно легенде, этот браслет когда-то принадлежал последней божественной драконице. Правда, он уже не обладает прежней силой, но от этого не стал менее прекрасным. Желаете посмотреть?
        Видя, что я не спускаю с него глаз, он достал артефакт из-под стекла и положил передо мною. Я прикоснулась к камням и с нежностью провела по ним кончиками пальцев. И они вдруг, как и прежде, отозвались, сверкнув разноцветными огнями.
        - Вы его хозяйка! - воскликнул пораженный хозяин лавки. - Божественная ари, примите его, я не имею права брать за него деньги.
        - Я заплачу, - ответила я, защелкивая браслет на руке. - Мне нужно еще кое-что, что может изменить мой запах.
        На этот раз замок не исчез. Браслет действительно стал обычным украшением. Но как объяснить то, что он откликнулся? За тысячу лет он, возможно, поменял много хозяев, пока не попал в эту лавку.
        - Я понимаю, о чем вы говорите, - произнес торговец. - У меня есть для вас одна вещица.
        Он достал флакон, в котором плескалась и искрила янтарная жидкость.
        - Одна капля этих духов перебьет ваш запах на целые сутки.
        Помимо этих двух предметов я приобрела еще легкий серебристый плащ, способный скрывать ауру и кинжал. Он служит только одному хозяину и до конца его дней. Стоит только владельцу умереть, он вновь готов служить другому, только надо разбудить его каплей своей крови.
        Я узнала о цене, добавила за браслет и, расплатившись с хозяином лавки, вышла. Жутко хотелось есть.
        Пройдя в конец улицы, я заметила висящую вывеску «Глаз дракона», мне стало вновь любопытно. Это оказался постоялый двор с конюшней. Вполне возможно, здесь останавливаются почтовые кареты. Что же, тут можно отдохнуть от жары, поинтересоваться насчет обеда, а также того, как скоро я смогу покинуть город.
        Ворота для въезда экипажей были закрыты, во двор трактира я попала через открытую калитку.
        Я накинула новый плащ, что приобрела в лавке, теперь, даже если наткнусь на дракона, моя аура будет сокрыта от его магического зрения. На поясе висел кинжал, что уже само по себе успокаивало, а капля духов позволит мне не волноваться по поводу измененного запаха.
        Войдя в трехэтажное здание, я осмотрелась. Очень даже неплохо, внутри казалось все добротным: на полу кафель, стены, двери и мебель из черного дерева. Я поинтересовалась у стойки, могу ли я заказать карету до ближайшего города и узнала, что она вечером прибывает, ночь простаивает, дав возможность отдохнуть лошадям, и ранним утром кучер вновь запрягает четверку и отправляется в дорогу. Едет с остановками на ночлег двое суток. До города Пронсаля.
        Я хотела выкупить все билеты, но в карете оставалось только одно свободное место. Придется потерпеть попутчиков. С приобретенными магическими вещами я решила, что лучше так, чем попытаться покинуть город на ногах либо крыльях. Перевоплотиться в дракона я все никак не решалась. Будет время, потренируюсь и попробую полетать.
        Я заказала комнату на втором этаже и сытный ужин. В ожидании еды, я разместилась на первом этаже в конце свободного обеденного зала, прямо возле окна. Плащ я так и не сняла, наблюдая из-под капюшона за двором и гостями трактира. В большинстве своем это были зажиточные люди, своеобразный покрой одежды выдавал в них купцов. Я до сих пор не знала, в каком из городов оказалась, но скорее всего он считался развитым в плане торговли и довольно большим.
        Я попросила карту страны и мне ее любезно предоставили. Если судить по ней, то сейчас я, скорее всего, нахожусь в приграничном городе Руарте. Пока молодой человек, что мне принес карту, не ушел, я попросила еще об одолжении:
        - Будьте любезны, подскажите, где на карте располагается город, в котором я сейчас нахожусь?
        Парень охотно показал, грамотный. Так и есть, я в Руарте. Тот город, куда я отправлюсь утром, Пронсаль, считается еще более крупным. А в крупных городах представители драконьей расы хоть и встречаются чаще, но любопытства вызывают меньше. Значит, решено, отправляюсь туда, пусть даже и с небольшими неудобствами. В это мгновение в обеденном зале появился мужчина, который сразу привлек мое внимание.
        Дракон!
        Я поняла это по его ауре, а когда он снял капюшон с головы, то совсем обомлела. Красные нити прядей среди смольных волос, знакомые рубиновые глаза на веселом лице, широкий, вечно улыбающийся рот. Роэйн, в отличие от других воспитанников, ничуть не изменился ни внешне, ни внутри, и его появление могло говорить только об одном: где-то рядом должен находиться Дарнелл. Эта парочка никогда не разлучалась.
        Присутствующие в обеденном зале напряглись из-за появления дракона, разговоры притихли, но видя, что тот не обращает на них никакого внимания, немного расслабились.
        Я поправила капюшон, спустив его еще ниже. Как ни была рада увидеть Роэйна, но сейчас я никак не могла показаться перед ним. Как назло, он сел за соседний столик и заказал еду на две персоны. Так и знала!
        Еду дракону принесли тотчас же. Я подозвала жестом девушку и попросила ужин доставить в мою комнату. Та кивнула и обещала выполнить. Надеясь на то, что плащ надежно скрывает мою ауру, поднялась и направилась к выходу. В дверях я столкнулась с Дарнеллом. Мне понадобилось все мое самообладание, чтобы спокойно пройти мимо. За долю секунды он остановился и проводил меня пытливым взглядом. Я продолжала медленно подниматься по лестнице в холле, чувствуя жжение в области лопаток. Как только я скрылась, это ощущение пропало.
        В ожидании ужина я наматывала сотый круг по комнате, как в дверь постучали.
        - Кто там? - мой голос прозвучал неуверенно и тонко.
        - Вы просили доставить ужин, госпожа, - услышала я за дверью.
        Я выдохнула. Мне теперь везде будет казаться Дарнелл. Не мог он узнать меня. Не мог!
        Я впустила девушку и сразу расплатилась, дав щедрые чаевые. И попросила об услуге: разбудить перед рассветом и доставить завтрак в комнату.
        После ужина, который я даже не заметила, как проглотила, так как мысли мои витали где-то далеко, я разделась и легла в постель. Но эти неугомонные мысли никак не давали мне уснуть. Я очень надеялась, что Дарнелл с Роэйном только поужинают в трактире, но умом понимала, что, скорее всего, они остановились в нем на ночлег. Ранним утром я покину эту гостиницу и, надеюсь, судьба больше не пошлет мне таких сюрпризов. Что я буду делать дальше, я не представляла. Я подумаю об этом потом. Сейчас важно укрыться, спрятаться и переждать. Я хотела увидеться с воспитанниками, но Крайссен в первую очередь станет проверять их. Мне нельзя с ними связываться, но узнать, как у них дела, я могу и из сплетен.
        Пока ждала ужин, узнала много чего нового. Например, что в Лирианском государстве, которое расположено на втором континенте и в котором находилась я, до сих пор правит династия Гензуров. Узнала я и о запрете использования магии на людских землях, причем этот запрет касался только драконов. Люди с превеликим удовольствием пользовались артефактами. У некоторых купцов я заметила охранные амулеты на груди и поясах. Так что не зря я опасалась применять свои способности, министерств, что занимались отслеживанием магических проявлений, хватало. Быстро бы определили, кто и где находится.
        В конце концов, мне удалось уснуть. Проснулась я от негромкого стука в дверь. Работница трактира выполнила свое обещание, оставив на прикроватном столике поднос с едой. Запах, исходящий от него, прогнал остатки сна.
        Съев всю кашу с яичницей и ветчиной, умылась и оделась в сиреневое платье. Надо что-то придумать с одеждой. Магию использовать нельзя, чтобы изменить ее расцветку, но вот приобрести новую вполне можно.
        Волосы я заплела в несколько косичек, которые потом соединила в одну широкую тяжелую косу. Получилось неплохо. Услышав шум во дворе, выглянула в окно. Карета уже ожидала у трактира, лошади в нетерпении били копытами.
        Накинув плащ и подхватив свои вещи, я закрыла дверь, спустилась вниз и сдала ключи от комнаты, расплатившись за ночлег. Я поспешила покинуть постоялый двор, боясь столкнуться с драконьей парочкой.
        Похоже, кучер ждал меня. Он тут же спрыгнул с облучка и распахнул дверь кареты, спустил раскладную лестницу. Я воспользовалась подданной рукой, кто-то, находясь в карете, проявил любезность. Отодвинув бордовую бархатную занавеску с золотыми помпонами, я попала внутрь.
        - Благода… рю, - произнесла и тут, разглядев, наконец, своих попутчиков, так и села.
        Кучер, захлопнув дверь, вскочил на облучок - и лошади тронулись с места. И когда я пришла в себя, было уже поздно давать обратный ход. Я угодила в очередную ловушку!
        От движения меня качнуло, но я смогла усидеть на месте. За что мне такое! Боги точно издеваются! Почему в карете оказались Дарнелл с Роэйном?
        Во всем виновата моя нерешительность, надо было сразу выйти из кареты, а теперь уже поздно себя распекать. Вот как мне теперь ехать в течение нескольких дней в компании драконов и остаться неузнанной? Интересно, они могли уже понять по голосу, кто перед ними?
        Я попыталась сохранить спокойствие, чувствуя любопытство сидящих напротив мужчин.
        - Вот уж не ожидал, что нашей попутчицей окажется такая смелая девушка! - вдруг промолвил Роэйн - Вы совсем не боитесь драконов?
        - Разве драконы лишены благородства? - я ответила приглушенно, но вызвала еще большее любопытство со стороны Роэйна. Он попытался рассмотреть мое лицо, наклонив голову. Я инстинктивно отвернулась к окну.
        - Могу я увидеть ваше лицо?
        - Я довольно уродлива, боюсь, что моя внешность вызовет у вас только отвращение, - глухо ответила я, прикрываясь капюшоном.
        - И все же, почему-то я уверен в обратном. У вас очень знакомый голос…
        Я уже мысленно не раз кляла себя за болтливость. Нужно было просто молчать, запах и ауру я изменила, а вот голос оставался прежним.
        - Зачем же себя так принижать, - вступил в разговор Дарнелл. - Я бы сказал, что вы очень красивы и правильно поступаете, что скрываете это от посторонних глаз.
        - Вы что, уже знакомы? - удивился рубиновый дракон.
        Черт! Черт! Черт! Так и знала, что долго не смогу скрывать свою личность. Уже не прячась, подняла голову и посмотрела на драконов. Надо было видеть лицо Роэйна!
        - Наставница! - пораженно выдохнул он.
        Он с чувством схватил мои ладони, сжав их в своих руках.
        - Но как это возможно?! - он все никак не мог поверить, а я все не решалась оттолкнуть, настолько была приятно удивлена радостью, озарившей лицо Роэйна, но за меня это сделал Дарнелл. Жестко и с каким-то внутренним холодом.
        - Она не Наставница, всего лишь похожа на нее.
        Почему-то мне стало не по себе от его тона, а от грустного вида рубинового дракона, я смутилась. Впервые мне приходилось так много врать.
        Роэйн моргнул и молча попытался переварить полученную информацию, потом медленно выпустил мои ладони.
        - Простите, ари, меня ввела в заблуждение ваша внешность, вы так похожи на одного близкого мне человека…
        - Мне это уже говорили, - хотелось успокоить Роэйна, редко, когда я видела его настолько растерянным, он словно потерял почву под ногами. Но я не могла открыться.
        Я улыбнулась ему тепло, замечая, как побледнел Дарнелл. Но как только я посмотрела ему в глаза, тут же отвел свой взгляд.
        - Вы даже улыбаетесь, как она, - печально произнес Роэйн. - Но вы правы, Наставница была человеком, а вы - драконица, пусть и скрываете свою ауру. Совпадения случаются, хоть они и редки. Как же мне вас называть?
        - Зовите меня ари Марика, - вновь улыбнулась я тепло, но потом вдруг ойкнула, почувствовав, как о мои ноги трется кто-то колючий и горячий.
        Я посмотрела вниз, слегка приподняв подол платья. На меня умиленно смотрели две пары глаз хранителей. А я совсем забыла о них.
        Зверюшки уменьшились в размерах и до этого момента тихо сидели под сидением. Шарик, заметив, что я на него смотрю, ответил своей клыкастой улыбкой, трогательно обняв лапками мою ступню. У Лютика отсутствовали глаза, но он каким-то чудом всегда понимал, что происходит и отлично ориентировался в обстановке. С полным обожанием на счастливой мордашке он тоже прижался к моей ноге. Между зверюшками даже завязалась возня, это мне напомнило вечное соревнование драконов за внимание своей Наставницы.
        Не удержавшись, я расхохоталась. Драконы, как завороженные, не сводили с меня глаз, прислушиваясь к моему смеху.
        - Тогда я надеюсь, что мы подружимся, - Роэйн протянул мне ладонь, держа ее ребром, в стремлении пожать мою руку.
        Я вытянула ее из-под плаща и, как только наши ладони соединились, блеснул браслет, привлекая общее внимание.
        Дарнелл тут же перехватил меня за кисть, с волнением вглядываясь в артефакт.
        Мужчины переглянулись.
        - Откуда он у вас? - в глазах радужного дракона бушевали грозовые штормы.
        - Приобрела совсем недавно в магической лавке, неподалеку от «Глаза Дракона», а что?
        - Вы знаете, что это за вещь?
        - Полукровка, что владеет лавкой, сказал мне, что этот браслет принадлежал когда-то божественной драконице…
        - Вы активировали его! А значит, можете мне помочь! - недавно излучая безразличие и холод, дракон едва сдерживал свое волнение. - Как же я раньше об этом не подумал?!
        Я молча смотрела на Дарнелла. Видно, он долго его искал, раз так остро отреагировал. Уж не по этой ли причине находился в Руарте? И для чего ему браслет?
        - Вы о чем-то хотите меня попросить? - задала я вопрос.
        - Я хочу попросить вас сделать кое-то очень важное для меня…
        - И что же мне нужно сделать?
        - Пробудить от вечного сна человека, девушку, с которой вы так сильно похожи, - ответил мне дракон.
        Глава 17
        После нашего разговора Дарнелл замолчал и больше не произнес и слова. Роэйн, как и раньше, когда я была еще человеком, развлекал меня болтовней. Его глаза блестели живостью и интересом. Ему хотелось выведать обо мне все, но я старалась умалчивать о своем прошлом, поэтому он без умолку рассказывал о своих приключениях. Про арха он и словом не обмолвился, но я знала, что они выполняют его поручения. Интересно, воскресить меня, чья идея?
        На просьбу Дарна я ответила, что не уверена, смогу ли чем-нибудь помочь. Тогда Дарн напрямую спросил, что я хочу получить за свою помощь, и вот тут я призадумалась. Я не смогла сходу ответить и попросила дать время на раздумье.
        Признаться, что это я - Марина, я не могла. Отказать в помощи тоже не могла, я чувствовала, что от меня просто так не отстанут. Пожалуй, стоит сделать вид, что я согласна, а потом тихонько улизнуть. А с другой стороны, есть возможность понять, на чьей стороне Дарн. Не хотелось верить, что он так легко забыл о дружбе и чести. И меня хочет воскресить. Только вот что мне попросить за свою помощь самой себе?..
        Все, что я хотела, это чтобы меня оставили в покое, но теперь об этом бесполезно просить. Если сбегать, то до того, как Дарн узнает, что меня разыскивает Крайссен. Я не знала, как он поступит. Часть меня очень хотела верить, что он не предаст ту, кто когда-то была его Наставницей, что его клятва в любви не превратилась в горстку пепла и не развеялась со временем. Я все еще надеялась, что он любит меня, если не как женщину, то как ту, которая вложила в него свою душу и сохранила его светлый образ в сердце.
        Я глянула на Роэйна. Его укачало, и он уснул.
        - Как и когда вы поняли, что это я? - спросила я у радужного дракона. - Ведь моя аура скрыта магией плаща.
        - Можно скрыть ауру и лицо, но вот дракона всегда выдадут движения. Человек не способен так плавно передвигаться. Вам стоило сначала потренироваться перед тем, как сбегать.
        Я от досады прикусила губу. Если меня так легко вычислить, то как быстро меня смогут найти?
        - Вы просто не хотите признавать, что следили за мной!
        - Вы направились в верхний город, на вашем пути первым был только один постоялый двор. У меня не было сомнений, что вы туда загляните. Вы уже устали и были голодны.
        - Значит, в обеденном зале вы знали, что это я.
        - Верно. Вы явно намеревались покинуть город, но так как карета отъезжала лишь утром, я знал, что вы останетесь в трактире на ночлег.
        Я начинала понимать, для кого оставили последнее место в карете, и что меня уже ждали в ней.
        Я озвучила свою догадку, на что получила полу усмешку и загадочный взгляд.
        - А для кого тогда припасено еще место? - спросила я.
        - Вы уже с ними познакомились и даже нашли взаимопонимание, - вновь усмехнулся дракон.
        Это он про хранителей?
        Мне стало понятно одно: если бы не я, билеты были бы выкуплены все, а так именно для меня оставили один.
        - Вы все же намереваетесь охранять меня?
        - Вы от кого-то бежите, а я смогу защитить вас. Сейчас это выгодно для нас обоих. Вы помогаете мне, а я помогаю вам.
        - Это выгодно лишь вам. Я нужна, чтобы сделать одну работу. Я же не нуждаюсь в вашей защите.
        - Вы мне это уже говорили, - ответил, усмехаясь, радужный дракон.
        - Могу повторить еще раз, если непонятно, - я начинала злиться, сказывалась накопившаяся усталость.
        Спорить сил уже не хватало, поэтому я откинулась на мягкую спинку сидения, скрестив руки на груди, и сделала вид, что любуюсь пейзажем, мелькающим за окном. Странно, что Роэйн не был посвящен в планы Дарна, иначе бы не удивился моему появлению. Что же Дарн еще скрывает?
        Я исподтишка посмотрела на радужного дракона. Он углубился в свои мысли и тоже отвернул лицо к окну.
        Когда солнце склонилось к закату, мы подъехали к очередному дорожному трактиру. За целый день мы сделали несколько остановок, чтобы дать отдохнуть лошадям, а самим перекусить. Я сразу отправилась в свою комнату, попросив, чтобы ужин подали наверх. Выделенные покои были намного скромнее, чем в городе, но я радовалась, что могу побыть одна.
        Не раздевшись, я упала на кровать, чувствуя, как отходит ноющая спина. Целый день трястись в карете то еще удовольствие! Но что-то долго не несли ужин, я даже вздремнуть успела. Поднявшись, я решила узнать, в чем причина задержки. Уже стала спускаться вниз, как заметила за столиком наследников незнакомца. Они сидели прямо возле лестницы. Я замерла, прислушиваясь к разговору, благо теперь слышала в разы лучше даже сквозь шум людских голосов.
        - Арх хочет, чтобы вы доставили божественную драконицу во дворец, - произнес незнакомец, скрывая лицо под темным плащом. - Она может оказать сопротивление, поэтому ее нужно усыпить, как только она будет обнаружена.
        - Разве его лучшие псы не способны найти сбежавшую девицу? - ответил Дарнелл.
        - Я лишь передаю то, что мне велено, - ответил гонец. - Девушка должна быть найдена в течение двух дней, иначе…
        - И что тогда? - голос Дарнелла зазвенел от напряжения.
        - Арх не любит ждать. Вам лучше поторопиться, - произнес незнакомец и поднялся. - Мы тоже ищем драконицу, каждый из нас отвечает головой, если она не будет найдена в срок.
        Я тут же отскочила от перил, стараясь остаться незамеченной, и стала подниматься в комнату, где оставила свои вещи. Сердце стучало, как бешеное. В голове билась только одна мысль: бежать!
        Когда влетела в комнату, схватила мешочек и кинжал и тут же быстрым шагом подошла к окну. Выпрыгнуть не получится, внизу колючие кусты, а вот по ветвям дерева как раз смогу спуститься.
        Когда в дверь неожиданно постучали, я резко дернулась, настолько нервы были натянуты.
        - Кто там? - ответила, стараясь выровнять голос.
        - Госпожа, вы заказывали ужин, - услышала я за дверью.
        Я позволила войти парнишке лет шестнадцати и, вручив ему медный пятак, отправила довольного чаевыми вниз. Глядя на целую отварную курицу, бобы и мягкий ароматный хлеб, я почувствовала голод. Еда может мне пригодиться. Я окинула взглядом комнату, чтобы найти, во что завернуть, как дверь в комнату без всяких предупреждений с шумом распахнулась. На пороге стоял Дарнелл. Вид у него был слегка взбудораженный. Увидев меня, он успокоился, вошел и закрыл за собой дверь. На щеколду.
        - Ч-что вы себе позволяете? - пошла я в атаку.
        Он смерил меня задумчивым взглядом.
        - Вы ведь слышали разговор, - он даже не спрашивал, а утверждал. - Пришел, чтобы убедиться, что вы не наделаете глупостей.
        - Вы это о чем? - притворилась я непонимающей.
        Дарнелл подошел ко мне вплотную. Я заставила себя стоять на месте, только вся подобралась.
        - Вас ищет сам арх, и он не обнаружил вас только потому, что вы со мной. Истинно говорят: клади вещи на видное место, чтобы их не нашли.
        - И что вы теперь намерены делать? Отдадите меня ему? - я с вызовом посмотрела на дракона.
        В воздухе повисла пауза.
        - Нет, - четко услышала я.
        - Почему? - искренне удивилась.
        - Ваше изумление даже немного оскорбляет, - усмехнулся дракон.
        - Вы выполняете все, что приказывает вам брат, так почему из-за меня делаете исключение?
        Выражение мужского лица тут же изменилось и стало серьезным.
        - Откуда вам известны такие подробности?
        - Несложно догадаться, к тому же, кто не знает о том, что у арха есть брат?
        - Я чувствую ложь в ваших словах либо вы недоговариваете.
        - Возможно, я и лгу, но стоит ли мне доверять тому, кто предал своих друзей и готов на любую низость, ради сохранения собственной шкуры.
        Лицо мужчины побелело, он с силой сжал челюсти и прямо-таки навис надо мною. Ой, кажется, я разозлила дракона!
        - Я ясно дал понять, что не стану выдавать вас ищейкам арха! - чуть ли не прорычал он.
        - Не потому ли, что я нужна вам? И что станет со мной, как только я выполню вашу просьбу? Тут же окажусь в руках стражи?
        Дарнелл больно схватил меня за плечи, отчего я прикусила нижнюю губу.
        - Я обещал защищать вас, а свое слово я держу. И как я могу отдать беззащитную ари на растерзание своему братцу, зная, на что он способен?! Я не монстр!
        Вдруг осознав, что причиняет мне боль, тут же расслабил руки.
        - Простите, я не хотел вас обидеть…
        Его злость испарилась, оставив после себя пустоту, а я… я поверила. Конечно! Как я могла подумать, что он способен на дурной поступок! Разве я этому учила? Я бы не сомневалась, если бы не прошло тысячелетие, за которое многое могло измениться.
        - Дарн… - позвала я его.
        Он вздрогнул и замер, а его ищущий взгляд жадно впился в мое лицо, а затем остановился на уровне губ. Я боялась дышать. Дарнелл, словно загипнотизированный, потянулся к моему рту. И тут вдруг он остановился и с наслаждением потянул воздух. Его глаза затуманились. Он собственнически сжал меня в своих объятиях и, едва ли, не урча… поцеловал… Слишком поздно я осознала, что не воспользовалась духами. Теперь у меня действительно большая проблема!
        Воспоминания о последнем дне в теле человека нахлынули волной. Я вновь пережила момент прощания. Но сейчас меня целовал не юноша, впервые вкусивший сладость поцелуя, и который готов был умереть за человека, а зрелый и пока еще незнакомый мне мужчина. Но по мере продолжения поцелуя я вновь узнавала его и поняла, насколько истосковалось по тому юноше, что намерен был бороться за свою любовь со всеми устоями драконьего общества. Осталась ли душа Дарнелла прежней, скрывшись под обломками прошлого?
        Помимо мелькнувших мыслей что-то дикое и необузданное рождалось во мне. Уже не мужские губы ласкали, а я сама жадно искала и тянулась к источнику наслаждения. Зов, древний, как сама жизнь, заставил драконью кровь растечься расплавленным желанием по венам. Я плохо соображала, что делаю, я лишь хотела, чтобы огонь, захвативший нас обоих, не затухал.
        И тут Дарнелл вдруг разорвал круг наших объятий и тряхнул головой, словно сбрасывая наваждение.
        - Я не могу… Иначе повторю судьбу своего отца. Я не должен… я дал обет и обещание защищать вас…
        Его слова были обрывочны.
        Что?! Я стояла, покачиваясь, еще не отошедшая от дурмана, все плыло перед глазами. Почему такие желанные губы больше не ласкают меня? Почему я больше не чувствую близость горячего мужского тела?
        Дарнелл боролся со своим внутренним драконом. В его глазах я увидела раскаяние и все еще не утихшую страсть.
        - Прошу, закройте двери и ставни, и никого не впускайте.
        Чтобы не передумать, он, едва ли не сломя голову, бросился из комнаты, словно за ним гналась сама смерть. От резкого хлопка закрывшейся двери я очнулась. Мне захотелось дико смеяться, но почему-то слезы потекли из глаз. Я согнулась пополам и без сил опустилась на пол, ноги уже не держали. Чувствовала себя так, словно от меня оторвали кусок плоти и забыли обработать рану, а еще внутренняя жажда, сродни боли, она не была подобна физической, в сто раз ощутимее, она жгла изнутри. Огонь, разбуженный дыханием дракона, рвался уничтожить, спалить дотла мое тело. Но я не хотела в нем гореть одна. Я нуждалась в мужчине, способном утолить мое желание. Только в одном мужчине…
        Но он оттолкнул меня.
        Наступившая ночь показалась мне безумно долгой, невыносимо одинокой и беспросветной.
        И тут я услышала песню неба, оно настойчиво звало меня. Теперь только звездная высота способна была излечить мои раны. И звериная ипостась взяла надо мною верх. Я бросилась из окна и в мгновение ока обернулась сверкающим драконом. Меня звала недосягаемая высь, и я устремилась к ней, чувствуя освобождение и невероятное ощущение свободы.
        Ночи на людских землях были темными. Озарив беспросветную мглу, я хотела стать сверкающим солнцем, далеким и отрешенным от страданий…
        Глава 18
        Утро пришло внезапно, сдавив виски тупой болью. Ощущения были пожестче похмелья. Открыв глаза, первые мгновения не понимала, что происходит, почему так разбита морально и физически, а потом картинки событий стали меняться перед глазами одна за другой. Я вспомнила, как хотела освободиться от боли, но, поднявшись в небо, не смогла справиться с потоком воздуха. Как полетела вниз, и как радужный дракон подхватил меня. Перед глазами промелькнуло звездное полотно, круговорот падения, а потом накрывающая тьма. Мне все это приснилось?
        Я лежала в постели в том же платье, что была вчера, только корсет немного расслаблен. Лежала, заботливо укрытая одеялом. Неужели это сделал Дарнелл? Что произошло ночью? Мы же не…
        Нет, иначе тогда я бы проснулась вообще без одежды. Пытаясь вспомнить, что же произошло вчера, я села в постели, держась за голову. Придется как-то встать, лучи солнца уже проникали в комнату.
        В дверь постучали, и парнишка, что приносил мне ужин, передал сообщение от драконов, что они ждут меня к завтраку. Черт! Если я выгляжу так же, как чувствую себя сейчас, то мне не стоит рассиживаться в постели. Чтобы привести себя в порядок, понадобиться время.
        Странно, выглядела я даже чертовски соблазнительно. Румянец на всю щеку, грудь налилась, алые губы, так и манящие, чтобы их…
        Вот же! О чем я только думаю! Не наблюдала за собой раньше особой озабоченности, но стоило мне воплотиться в дракона, так чувства обострились до невозможности. Звериная ипостась накладывала отпечаток. Если бы Дарнелл вчера не ушел, чем закончился вечер, а впоследствии и ночь, я знала точно. И уж точно не по вине дракона. Где-то внутри ковырял червячок сомнения и недовольства собой. Мое поведение вышло за рамки допустимого. Может, стоит обратить внимание на другого мужчину, а не бывшего воспитанника? Мне до сих пор вся эта ситуация казалась неправильной.
        Потом моя разумная сторона привела доводы о том, что Дарнелл дал другой обет, а ко мне его тянет потому, что привлекает запах созревшей самки. Почему-то эта мысль разозлила больше всего. Мне стоит узнать, что вчера произошло, когда он покинул комнату, летала ли я во сне или по-настоящему?
        Быстро приведя себя в порядок и не забыв прыснуть на шею и кисти рук для надежности пару капель парфюма, спустилась вниз. Пока шла, сердце колотилось, как белка в колесе. А встретившись с взглядом Дарнеллом, поразилась его выдержке. Внешне он оставался безразличным, только вот в глазах его застыло мрачное ожидание. Его спокойствие помогло мне перевести дух и успокоиться. Если это можно так назвать. Руки все еще дрожали, когда я садилась за столик, поэтому я, крепко сцепив пальцы, положила их на колени, скрыв от взгляда наследников.
        Роэйн же не мог оторвать от меня восторженных глаз.
        - Ари Марика, должен признать, что сегодня вы необычайно хороши!
        - Благодарю! - улыбнулась я только губами, проговорив дежурную фразу, и выпрямила спину.
        Я чувствовала себя подобно натянутой струне, еще немного - и не выдержу. Но еда заставила меня, наконец, расслабиться. Руки перестали дрожать. Рубиновый дракон старался во всю, подкладывая в мою пищу лучшие кусочки мяса, и при этом не отрывал от меня восхищенного взгляда, в то время как Дарнелл мрачнел еще больше, но так и не произнес ни слова и почти не притронулся к еде.
        Роэйн был сама обходительность, поэтому он покинул столик, чтобы узнать о готовности кареты следовать заданным маршрутом. Я и Дарнелл остались одни в зале. Между нами наступила гнетущая тишина. Я не смотрела на радужного дракона, но ощущала, как давит его взгляд.
        - Как понимать то, что вчера произошло? - раздался голос Дарнелла.
        - Вы, о чем? - я, правда, не понимала, хотя это не помешало мне почувствовать, как разгорячились щеки при упоминании о недавних событиях.
        - Что заставило вас забыть всякую осторожность и подняться в небо?
        Ах, он об этом! Значит, не приснилось.
        - Я хотела немного развеяться, вдохнуть свежего холодного воздуха…
        - Настолько желали, что забыли, как летать?! - тут он впервые показал эмоции. - Я уже не говорю о том, что вас могли заметить. Похоже, я поспешил с обещанием защищать вас. Вы только и делаете, что все усложняете.
        На меня словно вылили ушат холодной воды.
        - Я не просила вас ни о чем. Можете считать себя свободным от обещания, - мой голос задрожал от негодования.
        Я отставила стул и встала, намереваясь уйти, как была схвачена за локоть и остановлена. Я дернулась, но меня крепко держали. Наши взгляды скрестились и готовы были ранить, не хуже холодного оружия.
        - На счастье ваша ночная прогулка осталась без последствий, - произнес дракон. - Если бы не ваш возраст, решил бы, что вы впервые оторвались от земли и поднялись в небо, столь неуклюжего полета я еще не видел. Если, конечно, вашей целью не была скорая встреча со смертью…
        - А вот это уже не ваша проблема! - горячо отозвалась я, вновь попытавшись вырваться. Теперь я была схвачена за две руки и прижата к груди дракона.
        - К сожалению, моя! Теперь я с вас глаз не спущу, из-за вас мне придется изменить свои планы, потому что у нас очень мало времени.
        - Что это значит?
        - Мы разделимся с Роэйном. Он отправится в город, а вот мы с вами…
        - Что? Что вы задумали! - воспротивилась я, когда меня насильно потащили к выходу.
        - Мы сейчас же отправимся в другом направлении.
        - И куда же? - я перестала тянуть назад.
        - В Шиамар, - спокойно ответил дракон.
        - Что?! - я тут же уперлась ногами в пол, но тщетно. Чуть руку себе не оторвала.
        В этот момент Дарнелл затормозил и повернулся ко мне, я же со всей силы вписалась в его грудь. А подняв голову, заметила, как раздуваются ноздри дракона.
        - Хочется вам этого или нет, но вы отправитесь со мной, даже если мне придется вас связать, - процедил он сквозь зубы.
        Так мы и стояли бы, пронзая мысленно друг друга кинжалами, пока Дарнелл не поменял тактику и выполнил то, что обещал. Он поднял меня на руки и понес к дверям. Лютик деловито увязался за нами, как только мы показались во дворе. Я же дар речи потеряла. Почему-то в этот момент вспомнилась старая сказка о драконах. Она просто пестрила «дельными» советами.
        Вот один из них по усмирению драконицы:
        «Если Она, в данном случае девица, вступившая в пору совершеннолетия, не желает подчиниться воле грозного дракона, всячески препятствует его благим начинаниям и перечит ему, то сделать стоит следующее: поднять драконицу на руки, и пока та будет приходить в себя, с видом победителя посадить на лошадь и отвезти в свой родовой замок».
        А я думала, не действует…
        У Роэйна челюсть отвисла.
        - А вы куда? - все, что он смог произнести, пока мы проходили мимо.
        - Следуй нашему плану, я буду ждать тебя на Изумрудной скале, - ответил Дарн, как ни в чем не бывало, даже не глянув на друга.
        - Предупреждаю: в Шиамар я ни за что не поеду! - заявила я.
        - А у вас нет выбора, - произнес дракон. - Людские земли кишат ищейками арха.
        Должна признать, что доля разумности в его словах была.
        - А можно мне тогда узнать, куда именно мы направляемся?
        Дарнелл вдруг весело подмигнул мне, отчего я совсем ошалела. Непривычно было видеть, насколько беззаботно он это сделал, совсем как мальчишка.
        - В мой родовой замок! - произнес он.

* * *
        Мы скакали почти день на лошадях, купленных за золото в конюшне трактира, и достигли побережья океана. Водные просторы считались нейтральными территориями. У меня от вида прекрасной морской картины захватило дух. Боги! Я никогда не видела океан!
        Не сходя с лошади, Дарн заставил ее ступить в воду. И тут же перед нами образовался портал. Теперь я понимала, почему мы направились именно сюда. На побережье, где заканчивались людские земли, можно было использовать магию. Через портал мы мгновенно перенеслись к замку. Похоже, Дарнелл все еще по закону считался наследником Изумрудных драконов.
        С нашим появлением образовалась шумиха. Слуги нервничали перед внезапно прибывшим хозяином, но Дарнелл всех успокоил. Он запросил скромный ужин и приказал подготовить для меня комнату. И ушел.
        Впервые оказавшись в доме Дарнелла, я с любопытством, несмотря на усталость, разглядывала все вокруг. Изумрудный замок оправдывал свое название. Меня провели в комнату, которая тоже была оформлена в зеленой гамме. Здесь я могла передохнуть от всеобщего внимания и принять ванну. Слуги, в большинстве своем люди, не скрывали любопытства, но свои вопросы оставили при себе.
        Не знаю, чем был занят хозяин замка, но ела я в одиночестве. Уж не избегал ли Дарнелл моего общества? Но это не помешало мне насладиться простой едой и вином, оказавшимися великолепными на вкус. С напитком я, похоже, немного переборщила, но за последнее время столько всего произошло, что мне требовалось лечение нервов. Чувствуя, как разливается приятное тепло во всем теле, я уже не так пессимистически смотрела на свою жизнь. Мне удалось вырваться из объятий смерти, освободить наследников, найти Дарна… Вот тут неизвестно, к лучшему ли?
        Утолив голод, я вернулась в предоставленные мне покои, чувствуя легкое головокружение. Ловила себя на том, что постоянно улыбаюсь. Мне показалось, что в комнате душно, и я распахнула двери на балкон с видом на океан.
        Ух ты! Приближалась ночь, но здесь, в Шиамаре, солнце полностью не заходило за горизонт, окрашивая сверкающую гладь в пурпурный цвет. Я оперлась о белые перила и посмотрела вниз. Голова закружилась от высоты, на мгновение мне показалось, что я падаю. Я зажмурилась, но тут же почувствовала, как кто-то схватил меня и держит. Подняв ресницы, встретилась с невеселым огнем в радужных глазах.
        - Вы продолжаете попадать в неприятности? - задал вопрос хозяин замка.
        - А вы продолжаете спасать меня? - не осталась я в долгу
        - Юная ари настолько бесстрашная, насколько и дерзкая. А ведь вы должны благодарить меня…
        - Чем вы были так заняты, что даже не поужинали со мной? - перебила я дракона. - Вы проявили неуважение к гостье.
        Он смерил меня заинтересованным и слегка удивленным взглядом.
        - Вы расстроены?
        Я фыркнула. Вот еще!
        - Вы почти силой заставили меня приехать в свой дом и по непонятной причине избегаете меня. У меня создалось впечатление, что вы меня боитесь.
        В глазах Дарна появилось напряжение.
        - Это естественно при вашей удивительной способности досаждать.
        Опять оскорбляет! Ну что за дракон! А сам тут про манеры разглагольствует.
        - А может, вы избегаете меня, потому что боитесь нарушить обет? Может, я вам настолько интересна, что вы не доверяете своей выдержке?
        Глаза дракона опасно сверкнули.
        - Не льстите себе. Должен признать, что сначала вы обратили мое внимание на себя, но лишь по одной причине: вам угрожала опасность!
        - А вы всех спасаете, кто нуждается в вашей помощи? - полюбопытствовала я, почувствовав, что начинаю подбешивать хладнокровного дракона. - И кто же та избранница, из-за которой вы не игнорируете бедных женщин, попавших в беду?
        Мне показалось, что меня сейчас пристукнут.
        - Вы мне абсолютно не интересны! - словно чеканя каждое слово, произнес Дарнелл.
        Вот не стоит говорить пьяной женщине, что она не интересует, она тут же решит доказать обратное.
        С коварной усмешкой я обхватила шею дракона руками и, потянувшись на носочках, прильнула к его губам. Дарн содрогнулся, хотел оттолкнуть, но… неожиданно притянул к себе. С выражением боли на лице он целовал меня, словно прикосновение ко мне приносило ему душевные муки и в тоже время глубочайшее наслаждение. Я почувствовала, как его душа приоткрыла мне дверь.
        - Что и следовало доказать, - произнесла я, оторвавшись от губ Дарна и стараясь выровнять прерывистое дыхание. - Я не так вам безразлична, как казалось.
        Я видела, как Дарну тяжело принять это.
        - Признаю, что не смог контролировать себя, но лишь потому, что вы напоминаете мне Марину, женщину, которую я люблю и которой обещал быть верен.
        Я схватила его за руку.
        - Что?! Что ты только что сказал? - волнуясь, я перешла на личное обращение.
        Так это была я? Он дал обет мне?! Какая же я дуреха! Видно, он сделал это в усыпальнице, когда я была погружена в вечный сон, пообещав навсегда сохранить любовь в своем сердце ко мне.
        И, словно услышав мои мысли, он произнес:
        - В моем сердце будет только одна женщина. Но так вышло, что я дал обещание и вам. Я и мой клан сможем защитить вас от посягательств Крайссена. Мы столетиями готовились к сопротивлению, но никогда бы не подумал, что именно из-за вас развяжется война.
        - Ты готов ради незнакомки пожертвовать жизнями своих сородичей?
        - Да, - с уверенностью произнес он.
        - Чтобы дать отпор брату, ты должен был оставаться на свободе. Ты поэтому стал служить ему?
        - Да. Мои друзья посчитали, что я предал их, но мне пришлось стать отступником, чтобы в будущем я смог вернуть любимую женщину и освободить не только друзей, но и весь народ Шиамара!
        Я улыбнулась, чувствуя, как глаза наполняет влага.
        - Где-то в глубине души я всегда верила, что ты остался тем же благородным юношей, которым я тебя знала. Дарн! Посмотри на меня! Это я, Марина!
        Лицо дракона окаменело, в глазах я все еще видела отрицание.
        - Это какая-то уловка?! Еще совсем недавно вы уверяли меня, что я обознался.
        - Прости, что поверила слухам. Я не призналась, кто на самом деле, потому что боялась тут же угодить в руки к Крайссену, но неужели сердце все это время не подсказывало тебе, что это я?
        Он в порыве схватил меня за плечи, почти с отчаянием вглядываясь в мои глаза. Его лицо исказила мука. Он тронул мои волосы, провел ладонью по щеке, словно боялся, что исчезну.
        - Я и сейчас все еще не могу поверить, - с трудом проговорил он. - Я так долго желал этого, представлял тот миг, когда смогу вернуть тебя… Как это произошло?
        Я подняла руку с браслетом.
        - Мне понадобилась тысяча лет, чтобы мое тело изменилось, но это бы не произошло, если бы не все вы - те, кто даровал мне силы. Благодаря Радужным Стихиям и Божественной Искре я смогла стать драконицей!
        Я видела, что Дарнелл поверил мне. Он протянул руку к моей шее и подцепил пальцами цепочку. Увидев знакомый кулон, резко выдохнул и на мгновение закрыл глаза. А когда открыл их, меня затопила волна безграничной нежности. Теперь не было места и тени сомнения. Дарн прижал меня к себе, боясь отпустить.
        - Марина! Пока мое сердце не разорвалось, скажи, что я не сплю!
        - Могу ущипнуть для верности, - с улыбкой произнесла я.
        Дарнелл отстранился, не разрывая своих объятий и, глядя в мои глаза, со всей серьезностью спросил, и вопрос был адресован скорее ему самому, чем мне:
        - Как я мог не узнать тебя? Твой голос, манера говорить, улыбка, твой смех - все говорило, что передо мной ты. Лютик оказался более зрячим, чем я. Он сразу понял, что это ты.
        Он провел ладонью по белым сверкающим волосам, разглядывая их, словно видел впервые.
        - И в то же время ты стала совсем другой…
        - Я такой тебе уже не нравлюсь? - решила все обернуть в шутку. - Признай, что при встрече со мной, был просто сражен моей красотой!
        Похоже, алкоголь все еще не выветрился из моей крови.
        Он улыбнулся и поцеловал меня в лоб.
        - Я любил бы тебя, превратись ты даже в уродливую зеленую лягушку.
        - Врешь! - стукнула я кулачком по груди дракона. - Хотя, учитывая твою любовь ко всему зеленому…
        - Я бы, как в земной сказке, если ее немного подправить, расколдовал бы принцессу поцелуем и жили бы мы счастливо, душа в душу и до конца времен.
        Я счастливо рассмеялась.
        - А может, я сейчас нуждаюсь в срочном снятии чар?! Я околдована, влюблена по уши - и всему виной один радужный дракон.
        Глаза Дарна засверкали. Он остановил свой пронизывающий взгляд на моих губах.
        - Это твой ответ - да? Если это так, то я бы хотел, чтобы магия заклинания никогда не иссякла.
        Он склонился к моим губам, а потом на меня налетел такой шквал чувственных переживаний, что выбил твердую основу из-под ног и тут же сорвал «крышу». Я схватилась за плечи мужчины, пытаясь как-то устоять от его натиска. Вот как можно так целовать юную неподготовленную драконицу и без всякого предупреждения? И где это он так мастерски научился это делать?
        Но я не смогла задать ему ни одного вопроса. Он поднял меня на руки и наш страстный поцелуй, сложенный из множества нежных касаний, покусываний и ласк, плавно переместился с балкона в комнату. Когда Дарн положил меня на постель, он долго смотрел в мое лицо, не в силах налюбоваться. Я не выдержала, и, обхватив его за шею, притянула к себе. Мы и так потеряли целую вечность, натыкаясь на преграды, отрицая свои чувства и выясняя отношения. Отныне я больше не стану закрывать свое сердце от Дарнелла. Что бы нас не ждало в будущем, сейчас, в настоящем, я просто хотела любить и принимать любовь дорогого мне мужчины. Еще тогда, на первом балу наследников, поняла, что испытываю к Дарну сильные чувства, просто боялась это признать.
        Я жутко волновалась, когда Дарнелл снял с меня одежду, а потом и сам освободился от рубашки и брюк. Тут мое нетерпение слегка угасло, но, заглянув в глаза дракона, полные чуткости и понимания, я поняла, что напрасно нервничаю, и улыбнулась ему. Обнаженные, укрытые покрывалом из собственных волос, мы лежали в объятиях друг друга. Дарн не стал спешить и дал мне время привыкнуть и расслабиться, не переставая ласкать меня. Он умело подготавливал мое тело принять его. Я понимала, что за тысячу лет у него, наверное, было немало партнерш, но вот все равно почувствовала болезненный укол ревности.
        - Не было никого, ты единственная, с кем я разделил свою постель, - вдруг ответил Дарн.
        - Ты читаешь мои мысли? - встрепенулась я.
        - Ты сейчас открыта передо мной, сняты все блоки.
        Вот же, расслабилась. Я хотела закрыться, но передумала. Между нами не должно быть никаких недомолвок. Если он захочет что-то узнать, я не буду ничего скрывать от него.
        - Разве с горячей кровью дракона возможно такое длительное воздержание?
        - Ты забыла, что моя целительская магия сильна. Это вполне можно контролировать, но…
        - Я так и знала, что будет это «но»!
        - Когда я встретил тебя, перестал держать все под контролем.
        Я поняла, что улыбаюсь до ушей.
        - Я тогда обвинял себя, даже ненавидел за собственную слабость.
        - Значит, я все же тебя волновала, как Марика?
        - Ты даже не представляешь, как меня это мучило, - улыбнулся в ответ Дарнелл. - Но я понимаю, почему ты скрыла от меня правду.
        Я тут задумалась. За все прошедшие годы я ни разу не захотела уединиться с мужчиной, думала, что из этих «холодных» женщин, но сейчас желала Дарна каждой частичкой своего тела…
        - Ты, наверное, не знала. Когда кто-то становится Наставницей, вся ее сила и внимание переходят на воспитанников. Она полностью сосредоточена на взрослении драконов и не может ничего другого желать, - ответил Дарн, прочитав мои мысли.
        - Так вот в чем дело! - выдохнула я, а потом, едва не задушив в объятиях лежащего мужчину, не сдерживаясь, опрокинула его на спину и прижалась к его губам.
        Он ответил с той же горячностью. Я почувствовала, как сладкая боль, пронзив мое тело, разлилась по нему бурлящими ручейками, затопив скрытую лагуну между ног.
        Дарн стал ласкать мою грудь губами, обхватывая темные горошины и слегка втягивая их в рот. Я вскрикнула из-за острого чувства наслаждения, откинув назад голову. И тут же оказалась под тяжестью мужского тела.
        - Мне нравится слышать твои крики, - заулыбался Дарнелл и, склонившись, с жаром поцеловал.
        Его губы пустились в путешествие по моему телу. Не в силах сдерживаться, я застонала, закусив губу. Дарн расположился у моих ног. Когда его язык коснулся средоточия наслаждения и начал ласкать его, я вскрикнула и заметалась по постели.
        - Ты!.. - едва перевела дыхание. - Ты где всему этому научился? - спросила, подняв голову, и встретилась с довольным взглядом радужных глаз.
        - За тысячу лет немудрено. Я не хотел предстать перед тобой неопытным юнцом. Я хотел стать для тебя лучшим и в нашу первую ночь доставить тебе удовольствие. Прошу, не сдерживайся, покричи для меня! - попросил он.
        Он вновь раскрыл пальцами розовую раковину и принялся ласкать мою чувствительную жемчужину, а я, откинувшись назад на перину, подчинилась его мольбе. Не помня себя, я стонала и вскрикивала, а когда внезапно вознеслась к небесам, схватилась за его голову и задергалась в конвульсиях наслаждения. Мой последний жалобный крик он словил ртом. Приподняв мои бедра, он одним движением вошел в мое разгоряченное тело, наполняя его и вызывая новую волну удовольствия. Я все еще была возбуждена и совсем не ощутила боли.
        Дарн начал плавно двигаться во мне, проникая все глубже и поднимая меня на новый пик блаженства. Тут он застонал, чувствуя приближение оргазма, и стал двигаться еще быстрее. Наше удовольствие усилилось от осознания обоюдного приближения к вершине, и мы вместе, задыхаясь, упали с нее вниз, поверженные лавиной полного удовлетворения.
        Мне хотелось, чтобы эта ночь никогда не заканчивалась, но под утро, уставшие от любви и разговоров, мы забылись сном. У нас еще много тысячелетий впереди, чтобы насладиться друг другом и рассказать о том, что произошло с нами за все это время.
        Глава 19
        Мне снились поцелуи Дарнелла. Открыв глаза, я встретилась с веселой зеленой мордой пса, тот на радостях вылизывал мое лицо.
        - Лютик! - засмеялась я, отворачиваясь. - Фу!
        - Доброе утро, Марина, - услышала я голос в дверях и тут же повернулась.
        Дарн был одет в брюки, плотно облегающие его бедра и белую сорочку, расстегнутую на несколько пуговиц. Он держал поднос с завтраком, от которого доносился умопомрачительный запах.
        - Не знаю, как ты, но я жутко проголодался, - тепло улыбнулся любимый.
        Он сел возле меня и поставил поднос с небольшими ножками, как у столика на постель.
        - Неудивительно, ты вчера почти ничего не ел, - напомнила ему.
        Дарн потянулся ко мне и поцеловал. Потом, вдыхая мой запах, прошептал на ухо:
        - Но стоило тебя увидеть, как у меня появились иные желания. Аромат твоего тела слишком соблазнителен.
        Я шутливо оттолкнула его от себя.
        - Сначала ты должен поесть.
        Я взяла в руки бутерброд с мясом и протянула его дракону. Тот, изображая зверский аппетит, с рычанием откусил хороший кусок почти до самых моих пальцев. Я рассмеялась, испуганно убрав руку. Теперь пришла очередь кормить меня. Дарн взял половину отварного яйца, посыпал его солью и положил мне в рот. Я с удовольствием стала жевать, наблюдая за тем, с каким энтузиазмом Дарн доедает остатки бутерброда. Так мы друг друга и накормили.
        - Я хотела тебе кое-что рассказать, - обратилась я к любимому, допивая чай из луговых трав.
        Тот превратился весь в слух.
        - Наследники и арн Син на свободе. Мне удалось заключить с Крайссеном сделку и сбежать до того, как он попытался напоить меня вином Забвения. Но в Радужном дворце все еще осталась Лиайя, и я боюсь, что он станет использовать ее против нас.
        Дарнелл обдумывал мои слова.
        - Наши жизни связаны. Крайссен не сможет убить ее.
        - Существует множество способов навредить. Лиайя так ранима, хоть и пытается это скрыть.
        - Не волнуйся, я придумал, как освободить ее.
        - Нужно связаться с наследниками и объединить усилия.
        - Нет, - ответил Дарнелл. - Они не станут разговаривать со мной.
        - Тогда им придется выслушать меня! - произнесла я.
        Дарнелл молча кивнул.
        - Хорошо, так и сделаем.
        Он стал подниматься, как вдруг резко напрягся, словно прислушиваясь, и прикрыл глаза.
        - Поздно. Границы нарушены. Войско арха вторглось в Изумрудные земли. Мне нужно спешить.
        Я тут же встала на ноги со словами: «Я с тобой!», но Дарн развернулся и, схватив меня за плечи, сказал:
        - Я ни за что не стану рисковать твоей жизнью. Я уже терял тебя. Ты должна остаться здесь и дождаться моего возвращения. Обещай, что поступишь, как я сказал!
        Он заставил меня дать слово.
        Я осталась в замке и сходила с ума от беспокойства. Я не могла ни есть, ни пить. Сколько раз я порывалась, чтобы последовать за Дарном, но в последний момент останавливалась. Я не могла нарушить данное обещание, да и чем я могла помочь? Мои силы запечатаны, а у арха сотни тысяч солдат, обученных магии. Дарнелл обещал вернуться с победой. Он долго и тщательно готовился к сражению. И в то же время меня не покидало беспокойство.
        Но когда через три дня Дарнелл триумфально вернулся под зелеными флагами вместе со своей армией, я, наконец, выдохнула и радостно выбежала ему навстречу.
        Он спрыгнул с коня и снял шлем. «Боги, живой!»
        За ним везли клетку с антимагическими прутьями, в которой находился поверженный арх. Его лицо и руки были все в ссадинах и синяках.
        Я бросилась в объятия любимого, с волнением осматривая его.
        - Ты не ранен? С тобой все в порядке?!
        Вместо ответа он улыбнулся и поцеловал меня. Этот поцелуй отличался от всех других. Несдержанный и жаркий, он словно говорил всем: «Она моя», что мне стало даже как-то неловко. У всех же на виду!
        Крайссен вдруг зарычал и схватился за прутья, но тут же со стоном упал на дно повозки, скрюченный от боли. Похоже, клетка не только лишала его магии, но и при соприкосновении дарила не слишком приятные ощущения.
        - Оставьте его здесь во дворе на потеху народу! - приказал хозяин Изумрудного замка.
        Клетку тут же окружили. Самые смелые подобрали камни и стали кидать в узника, так и не подойдя близко, но он словно не чувствовал удары. Его немигающий взгляд был обращен ко мне, и в нем я разглядела отчаяние. Я словила себя на том, что мне жаль Крайссена. Каким бы он не был жестоким, он не заслужил такого обращения. Но Дарнелл уже уводил меня за руку.
        Он довел меня до моей комнаты и, не останавливаясь, мы вошли. Дракон развернулся и, притянув к себе, страстно поцеловал.
        - Все эти дни разлуки я мечтал, как стану раздевать тебя, - прошептал он с пылом, - как покрою твое тело поцелуями.
        Он прижался губами к моей шее. Несмотря на то, что Дарн вернулся целым и невредимым, что я могу обнимать его, меня что-то изнутри гложило. Слишком легко далась Дарну победа. Неужели арх настолько слаб?
        В моей памяти всплыл образ хитрого и могущественного мага. Что-то здесь не так. И браслет тревожно замигал. Я отстранилась и отошла к широкому окну, слегка отодвинув занавеску.
        - Сейчас не время предаваться любви, - произнесла я, глядя во двор. - Нам нужно решить судьбу арха. Меня тревожит, что это очередной обманный ход Крайссена.
        Вдруг он специально изобразил из себя беспомощного, чтобы проникнуть во дворец и захватит его?
        Мой взгляд невольно остановился на клетке. Крайссен смотрел прямо на меня и так пристально, что я невольно вздрогнула. А еще ужаснулась. На его лбу остался след от удара камнем, и по лицу стекала струйка свежей крови, заливая его левый глаз. Опять возникло непонятное чувство жалости к врагу.
        - Ты разве не рада, что все закончилось? - Дарн подошел вплотную и обнял сзади. Он с наслаждением вдохнул мой запах.
        Мне стало неловко, потому как заключенный в клетке не спускал с нас взгляда.
        - Рада, но не могу избавиться от чувства, что случится что-то плохое…
        Я попробовала увернуться, но Дарн крепко держал меня за талию. Он приспустил рукав моего платья, оголив плечо, и покрыл кожу горячими поцелуями. На какое-то мгновение я поддалась желанию дракона и, прикрыв глаза, позволила себя ласкать.
        Он заурчал от удовольствия, и это заставило меня открыть глаза. Дарн полностью был поглощен тем, что ласкал мочку моего уха. От этого побежали мурашки. Мне бы забыть на время об архе, но мой взгляд упорно возвращался к нему.
        Я вдруг обратила внимание на движение возле клетки и с удивлением заметила рядом с Крайссеном Лютика. Что он там делает? Хочет отомстить, как сделали те, кто недавно кидал в него камни?
        Но на моих глазах произошло что-то странное. Вместо того, чтобы укусить, пес стал лизать руки Крайссена, пытаясь заживить его ссадины. Меня как молнией ударило! Ничему жизнь не учит!
        А стоило бы доверять интуиции. Дарн не стал бы унижать поверженного врага, внутреннее благородство не позволило бы. И все же Крайссен довольно хорошо смог перенять манеру разговора брата и показать его походку, что и ввело меня в заблуждение.
        - Помнишь, что ты мне обещал, когда уходил с войском на север? Ты сказал, что женишься на мне, если победишь.
        Я лгала. Но если он подтвердит, у меня не останется никаких сомнений.
        - И я не отказываюсь от своих слов и готов хоть сегодня взять тебя в жены.
        Я напряглась, что не ускользнуло от проницательного взгляда арха. Он медленно остановил свои ласки. Я замерла, стараясь не выдать, что поняла, кто он.
        Крайссен улыбнулся и медленно провел пальцами по моей шее, а потом, не разворачиваясь, сделал пару шагов к кровати.
        - Я хочу увидеть тебя. Сними платье! - приказал он.
        Я лихорадочно искала выход.
        - Мы ведь еще не женаты. Я не могу оголить свое тело.
        - Разве это помешало нам наслаждаться друг другом наедине?
        Как он узнал об этом? Не со свечкой же стоял рядом?!
        - Зачем так спешить? Мы еще не отпраздновали твою победу, - ответила, мысленно моля, чтобы это сработало.
        Дракон улыбнулся, а подойдя, вдруг резко схватил за руки.
        - Запомни: ты сама это предложила, - произнес дракон, надевший личину другого. - Ты ведь уже все поняла, не так ли?
        Через секунду мы уже стояли во дворе замка, а Крайс обернулся собой, ровно, как и Дарн. Я бросилась к нему. Помня о свойствах прутьев, не стала прикасаться к ним, а, стоя на коленях, схватила Дарна за руку.
        - Любопытно, - проговорил Крайссен, - недавний воспитанник становится возлюбленным, а потом и любовником. Как долго вы думали дурачить меня?!
        - Тебе и это известно? - ответила я вопросом на вопрос.
        - Ты вся пропахла его запахом, мне едва удалось сдержаться, чтобы не разорвать на тебе одежду и сделать своей. Уничтожить все воспоминания, подчинить. Теперь в моих руках находится жизнь твоего любовника - и тебе лучше слушаться меня.
        - Ты не сможешь убить его! Твой отец умер, зная, что кровные братья не уничтожат друг друга.
        - Ты права. Но существует множество способов причинить боль, после которых он посчитает смерть милосердием.
        Я, наверное, побледнела.
        - Что ты хочешь?
        - Дай-ка подумать… - Арх сделал вид, что задумался над заданным вопросом. - Наверное, я, как и ты, желаю выпить вина за свою победу, - с издевкой ответил он.
        Дарн в клетке дернулся и зарычал.
        - Думаешь, я не знаю, чего ты добиваешься? - холодно произнесла я. - Хочешь, чтобы я все забыла?
        - Догадливая девочка, - заулыбался подлец. - Ты забудешь обо всем и вскоре уже будешь от меня без ума.
        - Никогда! - вырвалось у меня тут же.
        - Я умею нравиться и силой никогда не брал женщин. Просто у нас вначале не задалось, - самонадеянно и жестко заулыбался арх.
        В его руке материализовался кубок, который он протянул мне.
        - Помнится, в прошлый раз ты так и не попробовала лучшего во всем Аламионе вина. Так ли его вкус хорош? Говорят, испившие его, никогда не забывают, насколько оно великолепно. И, пожалуй, это единственное, что останется в твоей памяти, а вскоре ты будешь думать только обо мне.
        Я, не моргая, смотрела на кубок.
        - Марина, не смей пить его! - услышала я предостерегающий голос Дарна.
        Он, наконец, смог говорить.
        Я заставила себя улыбнуться, глядя на окровавленное лицо любимого.
        - Я не прощу себе, если с тобой что-либо случится. Это всего лишь воспоминания, я верю, что тебе удастся вернуть их, а если нет - сможешь подарить мне новые.
        Дарн поднялся на ноги, шатаясь, но с таким видом, что, казалось, клетка сейчас с треском разлетится.
        - Что бы со мной ни произошло - я выдержу, но не смогу пережить, если ты, забыв прошлое, оттолкнешь от себя, - произнес он.
        Мне хотелось плакать, но, оторвав взгляд от Дарна, я протянула руку к кубку.
        - Марина! - крикнул он и тут же захрипел, схватившись за горло.
        Крайсс в воздухе сжал пальцы, словно держал их на шее Дарна.
        - Решение за тобой, - зловеще улыбаясь, произнес арх.
        Я решительно взяла кубок и поднесла ко рту, но что-то выбило его у меня из рук.
        - Как раз вовремя, - услышала я веселый голос Роэйна прежде, чем увидеть его.
        Он материализовался из воздуха вместе с наследниками и приставил меч к горлу Крайссена.
        - Я поспешил присоединиться к тебе в лагерь, - обратился он к Дарну, - и увидел собственными глазами, как ты после победы призвал привести Крайссена в палатку. Тогда он и поменял личины. Я тут же отправился за ребятами.
        В это время Роальд уже сбил замок с клетки и освободил Дарна.
        У Крайссена не дрогнул ни один мускул.
        - Ты хочешь меня этим напугать? - скосил он глаза на острие огненного меча. - Мне удивительно везет в последнее время. Даже не нужно искать, сами явились.
        - Поражаюсь твоему спокойствию, арх, - произнес Ашар. - Ты здесь совсем один, как собираешься противостоять нам, не имея армии?
        Значит, ему удалось тайно поменяться местами с братом? Генералы Изумрудных драконов даже не догадывались о подмене.
        - Я всегда просчитываю все варианты, - усмехнулся арх. - Но даже без солдат вам не так просто одолеть меня.
        Он крутанулся, освобождаясь от меча, и пустил силовую волну. Наследникам пришлось бы несладко, не стань на их защиту алмазный черепашка Ялана. Его энергетический щит отразил удар, и пока он держал его, драконы пошли в наступление. Крайссен прошел мгновенную трансформацию в дракона и, перелетев через стену, бросился вниз со скалы. Наследники, а с ними и я, последовали за ним.
        Передо мной открылась страшная картина.
        К берегу под радужными флагами причалило огромное количество кораблей под предводительством ари Туринии. Небо стало черным из-за полчищ летящих драконов. Со стороны берега наступала армия кланов во главе с повелителями. Я смогла рассмотреть флаги Мирайна Темрусса, Энлифа Ошерана и ари Лорайлы. На моих глазах сошлись в жестокой схватке все кланы. Это был конец!
        Дарн держался рядом, в любой момент готовый прикрыть, хоть я и чувствовала, что он ослаблен. Я попробовала мысленно передать ему сообщение и по реакции поняла, что мне это удалось. Я просила его не вступать в бой - и тут же получила обратную связь, что он не станет стоять в стороне, когда сражаются его братья, и что это мне стоит покинуть поле битвы.
        Ну, уж нет! Он упрям, а я еще упрямее. Если Боги допустили кровопролитие, значит, знали, как его предотвратить. Уж не для этого ли они меня послали? Восстановить мир на землях Аламиона? Только вот одна загвоздка: силы они мои запечатали. Недальновидно как-то с их стороны. Как мне, не имея магической практики, да еще без способностей помочь в борьбе против Крайссена? Если уж Дарн с наследниками не справился, как мне победить?
        Я бессильно смотрела на то, как кланы сошлись в битве, как появились первые жертвы - и с силой стиснула зубы. И я заметила, что никто из нападавших солдат не пытался убить наследников. Лишь отражали их удары. И меня не трогали. Уж не приказ ли арха? Боится за свою шкуру и все еще надеется завладеть мною?
        Солдаты умирали на моих глазах, проткнутые магическими стрелами, и тут же вставали в ряды, создавая армию мертвяков. Даже если мы перебьем всю армию Крайса, они все равно станут сражаться - и эта бесконечная резня не закончится до тех пор, пока они не истребят все Кланы.
        Браслет на моей когтистой лапе вдруг замерцал.
        - … Ледяная Стража… - тут же прошелестело в голове.
        Точно! Браслет теперь не обладал той великой силой, которая заключалась в Божественной Искре, но существовал другой выход. Белоснежные мантикоры послушны хозяйке артефакта - и они единственные могут уничтожить зомби. Мне стоит только призвать их.
        Сосредоточившись, я закричала:
        - Приказываю Ледяной Страже сражаться и уничтожить восставшую нечисть!
        И они пришли. С ледяным ветром и снежной бурей. Резко потемнело, и в небе разлилось голубое сияние. Сотни мантикор не знали жалости, они разрывали умертвий пополам - и те больше не вставали. За все свои козни поплатилась ари Туриния. Ее разорвали пополам прямо на моих глазах.
        Среди армии арха начались волнения. Боевой дух воинов поубавился, они стали совершать ошибки. Я подозревала, что немаловажную роль в этом сыграла осьминожка Виалайн. Она умела внушать эмоции. Я видела неконтролируемый страх в глазах радужных драконов. Некоторые не выдерживали и сбегали с поля боя. А оставшиеся едва могли сражаться.
        Самым большим промахом их было то, что они пытались победить Стражу при помощи магии, но она не действовала на них. Я догадывалась, что убить мантикор можно только, отрубив им головы, что сделать тоже не так-то просто. Но по приказу разъяренного арха, воины стали использовать мечи, убивая одного белоснежного монстра за другим. Натиск Ледяных был сломлен.
        Арх направил все силы, чтобы уничтожить повелителей, тем самым привел в смятение армию Кланов. Я с ужасов наблюдала за их гибелью. Арн Энлиф, Тайн Виамеран, Морвейн Диашаресс - все они отдали жизни в этой сокрушительной битве. Из всех Глав только Лорайла еще способна была выстоять благодаря целительскому дару, но теперь вся мощь арха нацелилась на нее и изумрудных драконов, что пытались вылечить раненых воинов.
        И тогда я увидела, как Дарн устремился к Крайссену. Раскидав в стороны его личную охрану, он вступил в бой с братом. Зная, что силы неравны, он все равно встал на защиту матери и своего Клана. Они бились в полную меру, казалось, вот-вот поубивают друг друга, забыв, что их жизни связаны.
        От волнения я перевоплотилась в человеческую сущность и опустилась на землю. Вокруг меня пахло смертью, и земля стелилась мертвыми телами.
        Я взмолилась Богам, чтобы остановили эту бойню, но они бездействовали.
        - Что я должна сделать?! - закричала, почти не слыша себя среди шума боя. - Как мне остановить их?
        Браслет взволнованно вспыхнул, я наблюдала за тем, как радужное сияние волной распространилось по всему моему телу. И почувствовала освобождение. Печать была сломана. Мои силы забурлили во мне, пытаясь вырваться наружу, и я не стала останавливать их. Подняв руки вверх, дала им волю. Столб света устремился в небо, разгоняя тьму, а я сама упала на колени…
        Какая же тишина! Ослепленная, не сразу поняла, что произошло. Медленно поднялась с колен. Драконы на поле битвы застыли, как на одной из древних гравюр. Не думала, что могу остановить время, но что-то внутри подсказывало, что делать дальше.
        Я оторвалась от земли и плавно переместилась к Крайссену, готовому нанести очередной удар острыми когтями. Я оплела его зелеными нитями, лишая сил. То же самое сделала с воинами. Из моих ладоней в разные стороны вырвались тонкие светящиеся путы. Я не желала никому смерти. Многие солдаты были бы рады не истреблять себе подобных, но подчинились приказу своего арха.
        Как только закончила, я вернулась на землю, а драконы опустились за мной, поверженные и беспомощные.
        Глава 20
        Когда время пришло в движение, все удивленно стали оглядываться, не понимая, что произошло. Дым рассеялся, звуки уже не потрясали пространство - и эта резкая перемена всех изумила. Борьба остановилась. Противник, не в силах двинуться, беспомощно барахтался в энергетических силках.
        Дарн рассек когтями воздух, застыл в небе, но когда увидел внизу плененного арха, бросился ко мне, чтобы убедить, в порядке ли я. Он, как и все, не понимал, что случилось.
        Став человеком, он обнял меня. Я устало улыбнулась ему и прислонилась к его крепкому телу. Меня качало, как на волнах. Пока все не закончилось, я не понимала, насколько устала от битвы. Казалось, все мои силы ушли на пленение врагов. Не знаю, сколько это заняло по времени, но для остальных все поменялось в один миг. Дарнелл понял, что это сделала я, и сильно переживал. Он придерживал меня, а его глаза взволнованно следили за моим лицом.
        - Ты в порядке? - спросил он.
        Я кивнула, подтверждая, но Дарн не поверил. Он больше доверял своим глазам.
        - Тебе нужно отдохнуть, не волнуйся, оставь остальное мне.
        Я тихо согласилась. Веки уже сами собой опускались от усталости. Я едва стояла на ногах. Посмотрев на арха, столкнулась с испепеляющим взглядом. Его солдаты друг за другом приносили клятву верности Дарнеллу, новому арху, отрекаясь от прежнего господина. И их освобождали. Гнев овладел Крайссеном. Он понял, что в этот раз проиграл, но принимать это не хотел. Он уже вернул человеческую ипостась, и, стоя на коленях, гордо и презрительно взирал на отступников, по его мнению.
        Больше я не смотрела на него. Дарн приказал воинам перенести меня во дворец, и я отключилась еще во время полета.
        А утром меня разбудили мои драконы. Какое это счастье видеть их вместе, здоровыми и прекрасными!
        - Наставница! - радовались они.
        Я смутилась. Все же столько веков прошло, да и мой внешний вид желал лучшего. Очнулась я в одной ночнушке, не причесанная, но, увидя счастливые лица драконов, позабыла обо всем. Я хотела обнять воспитанников, почувствовать их тепло.
        Один мой жест - и они бросились ко мне, словно и не было этого тысячелетия. Только теперь не хватит длины рук. Вон какие высокие, широкоплечие красавцы. А с ними Лиайя и Виалайн.
        Роэйн опередил собратьев и сестер, ловко расталкивая их локтями, за что тут же получил от Ашара по лбу. Драконы рассмеялись, но рубиновый ничуть не обиделся. Потирая лоб, первый обнял меня.
        - Спасибо тебе, Роэйн, - сказала я ему, отбрасывая волосы и рассматривая со смехом покраснение над бровью. А потом погладила его щеки, тот от довольства аж зажмурился. - Спасибо, что привел армию на подмогу.
        - Да что я! Это вы все, ари Марина, вы задали Крайссену. Сидеть теперь ему в подземелье до скончания веков!
        - И это вы освободили нас, - услышала я голос Фрая.
        Я перевела взгляд на него и на остальных, и те подступили ко мне. Только снежный остался стоять на месте.
        - Ну же, Фрай! Не обнимешь свою Наставницу? - улыбаясь со всей искренностью, обратилась к нему.
        Он больше всех этого желал, но такой уж нелегкий характер. А еще века заточения наложили свой отпечаток, усилили скрытность и сделали черты лица более резкими. Но от моей улыбки снежный принц оттаял. Вспомнил годы юности и глаза заискрились теплом.
        Все еще чувствуя неловкость, он приблизился, замечая интерес со стороны притихших драконов. Нахмурился, остановился. Под его суровым взглядом ребята расступились. Только Роэйн оставался в полной невозмутимости, отлично зная Фрая. Тот только внешне казался жестким, а под твердой скорлупой у него билось доброе сердце. Он заулыбался Фраю, взял за локоть и подтянул ближе ко мне, заставляя стать на колени. Снежный дракон даже не сопротивлялся. А я обхватила его голову и поцеловала зардевшегося дракона в макушку под общий смех наследников.
        Вот теперь все в сборе. Почти. Не хватало лишь Дарнелла.
        Роэйн почувствовал мое замешательство и сразу понял, кого ищу взглядом.
        - Дарнеллу сейчас нелегко, столько дел навалилось и обязанностей. Не переживайте, ари, он навестит вас, как только освободится.
        Драконы озабоченно переглянулись между собой, как только речь зашла о новом архе, я засомневалась в том, что они до конца поняли, чем пожертвовал Дарн ради них.
        - Вы все еще считаете его предателем? - мой голос невольно стал строгим.
        Ребята снова переглянулись, и тут я увидела на их лицах виноватое выражение.
        Вперед вышел Ялан.
        - Мы не знаем теперь, что сказать ему и как извиниться.
        - Мы и подумать не могли, что он делал это ради того, чтобы вызволить нас из башни, - добавили близнецы.
        - Теперь вы понимаете, почему он это сделал, так почему не пришли к нему и не объяснились?
        Драконы потупили взгляды.
        - Роэйн нам все рассказал. Что все эти годы Дарн пытался увеличить свой магический потенциал, изучал древние знания, в тайне от брата тренировал армию, а еще… хотел вернуть вас, Наставница. Он сделал так, чтобы мы отвернулись от него, иначе бы Крайссен не поверил. Он хотел втереться ему в доверие, а мы так легко поверили… Дарн слишком гордый, даже сейчас он не станет объяснять свои поступки, не станет оправдываться, - произнес Ашар. - И я его понимаю.
        - А ты, Лиайя, разве не видела, что Дарн остался прежним? - спросила я девушку с упреком.
        Вышло невольно. Просто Лиайя всегда по-особому относилась к наследнику изумрудных драконов, а выходит, что и она не поверила.
        - Будущее, связанное с Дарнеллом, непредсказуемое и туманное. Я не всегда могу прочесть его. По желанию он может закрыть его даже от моих глаз, - ответила провидица с печалью в голосе.
        Я почувствовала, что ей больно слышать от меня упреки, и не стала давить на нее. Она и так винит себя в том, что все это время, пока другие были заключены под стражу, она жила во дворце и служила ненавистному арху.
        - Наставница, вы так и не рассказали нам о том, что с вами произошло и как вы стали Божественной драконицей, - вмешался Роэйн.
        Он явно пытался разрядить обстановку.
        - На самом деле для меня время пролетело намного быстрее, чем для вас, - я вновь улыбалась. - Я проспала в пещере тысячу лет. Это время мне понадобилось для того, чтобы мое тело изменилось и приняло новую силу. Но все благодаря вашей самоотверженности и любви. Вы отдали мне свои силы, они объединились вместе с Искрой - и это повлияло на то, чтобы я вернулась, и в таком виде.
        Ребята притихли, слушая меня и разглядывая.
        - Надеюсь, вы не разочарованы, что ваша Наставница стала драконицей? - шутливо сказала я.
        - Что вы, ари Марина! - встрепенувшись, хором стали отрицать воспитанники.
        - Просто вы такая… - не договорила Виалайн.
        - Какая? Старая? - я продолжала подшучивать над воспитанниками.
        - Вы очень красивая! - возмутились они опять хором.
        - Мы очень рады, что вы вернулись, - тихо произнес Роальд. - Просто никак не можем привыкнуть, что вы с нами. Но как надолго? Теперь у вас и времени для нас не будет. В Шиамаре уже все знают, что возродилась Божественная драконица, и теперь лучшие женихи выстроятся к вам в длинную очередь.
        - Хочу вас обрадовать, но я уже выбрала себе будущего мужа.
        И почему мне кажется, что они не удивлены? На их хитрых лицах появились радостные и довольные улыбки.
        - Но так как вы все его знаете и все еще не помирились с ним…
        - Наставница! Не заставляйте нас чувствовать вину, мы и так не можем смотреть в ваши глаза! - слезно просила Виалайн, взяв меня за руку.
        - … я не смогу пригласить вас на свою свадьбу, - твердо закончила я с улыбкой, обводя всех внимательным взглядом.
        - Ты так уверена, дорогая? - раздался в комнате громкий голос Дарнелла, заставивший всех оживиться и обернуть головы.
        Ребята, кто сидел возле меня, тут же взволнованно вскочили с мест.
        - Дарнелл, прости их, иначе ари Марина выполнит свою угрозу, - со смехом произнес Роэйн.
        - А кто сказал, что они не прощены? Кто старое помянет, тому глаз вон, - так ты говорила всегда, верно? - произнес новый арх, обращаясь ко мне.
        А я во все глаза смотрела на радужного дракона. Несмотря на усталость, он весь лучился радостью. И теперь я никого не видела, кроме него. Поднялась и бросилась в его объятия.
        - Марина, ты еще не совсем отдохнула! - сказал Дарн, прижимая меня к себе.
        - А, по-моему, я достаточно пролежала в постели, особенно последнюю тысячу лет, - бодро ответила я и не смогла удержаться - поцеловала дракона.
        Дарн тут же крепче прижал меня и потребовал продолжение. Вежливое покашливание Роэйна напомнило нам, что мы не одни в комнате.
        Я обернулась, заметив некоторое смущение в глазах наследников, и в то же время их глаза сияли от радости.
        - Я, конечно, понимаю, столько лет разлуки, но имейте снисхождение к тем, кто еще не нашел себе пару, - ворчливо произнес огненный дракон, улыбаясь нам двоим.
        - Тогда не теряй время. Пусть наша история каждому послужит примером, - ответила я Роэйну.
        - Вы слышали? - обратился он к другим наследникам. - На выход! Нечего тут на чужое счастье любоваться. Все прощены, все свободны, занимайтесь своей личной жизнью и готовьте подарки к свадьбе.
        И под общий смех и шуточки наследники покинули нас.
        Оставшись вдвоем, мы еще долго не могли насмотреться друг на друга, а потом наши губы вновь слились, чтобы подарить долгие минуты счастливого соединения.
        А через несколько дней мы обручились по древним драконьим обычаям.
        Совершив брачный танец в воздухе, мы, таким образом, дали клятвы перед небом и землей, что навеки обязуемся любить друг друга. А потом опустились перед главным дворцом и вошли в него, держась за руки, чтобы принять всеобщие поздравления.

* * *
        С той битвы многое изменилось в Шиамаре. Жизнь обрела новое веяние, а Радужный дворец вновь наполнился весельем и смехом воспитанников. Лиайе я помогла снять ожерелье и освободила ее от влияния Крайса, а Виалайн теперь вольна была сама выбирать себе избранника и, как я поняла, у нее на примете имелся Роальд.
        Имея мощь Божественной Искры, я смогла вместе с Дарном вернуть зрение советнику. Это было настоящее чудо! Арн Син вернул себе первоначальный облик. И пусть в его волосах появилось больше серебра, а на лице пролегли новые морщины, он оставался все тем же мудрым и прекрасным драконом, которого я знала.
        А с Крайссеном я хотела поступить так же, как он едва не поступил со мной. Лишить его памяти. Но тогда он бы мучился в своей тюрьме, не понимая, за что его туда поместили. Я желала, чтобы он в полной мере прочувствовал наказание. Я никогда не забуду, как страдал арн Син последние годы и как долго томились воспитанники в тюрьме.
        - Не боишься, что я могу отомстить? Ведь мне стоит только лишить себя жизни - и тогда твоим птенцам тоже придет конец, - прорычал поверженный арх с угрожающей ухмылкой на губах перед тем, как его запечатали в скале.
        - Ты не из тех, кто так просто сдается. Чтобы отомстить в полной мере, тебе придется, прежде всего, выжить.
        Я поняла, что права. Это доказывал взгляд Крайссена, прожигающий своей ненавистью насквозь.
        - Я не прощаюсь. Придет время - и мы снова встретимся. У меня хватит терпения, чтобы дождаться этого часа. И тогда весь мир падет передо мной на колени, а ты станешь моей, - с вызовом произнес он.
        - На это тебе потребуется целая вечность, - ответила я, убеждаясь, что горбатого исправит только могила. - Ты убил отца, единственного, кто мог попросить за твою жалкую жизнь, а теперь плати красную цену за все свои злодеяния.
        И все же меня насторожили слова узника. Я не стала рисковать жизнями драконов и наложила заклятие. Теперь, если Крайссен даже захочет умереть, у него ничего не выйдет.
        Скала сомкнулась, скрыв от меня и от взгляда наследников Крайссена Холлиатшара. Враг был повержен, а главный зачинщик заточен в скалу. Он вернулся туда, где провел сотни лет одиночества, и мне его совсем не было жаль.
        Крайссен получил по заслугам за истребление своего народа. Кланы опустели. Много драконов полегло на поле битвы. Из всех повелителей только Лорайла смогла выжить, и теперь наследники готовились взойти на престол.
        Мы же вернулись во дворец, потому как сегодня был особенный день. В Зале Правосудия впервые за долгое время не будут пустовать троны, теперь их займут новые правители. Тысячелетие правил один арх, а теперь власть будет разделена между Кланами.
        Дарнелл взял меня за руку и повел к тронам, обитым тканью, переливающейся всеми цветами радуги. На изумрудный трон взошла его мать, а на остальные - молодые драконы. По этому случаю все были одеты в официальные одежды, и даже Роэйн казался сегодня более серьезным - и все это не мешало ему иногда подмигивать нам.
        Лорайла с улыбкой наблюдала за тем, как бережно усаживал меня на трон ее сын. Она, наконец, приняла наши чувства и была счастлива, что ни время, ни преграды не разрушили их.
        А недавно мы узнали, что наша первая ночь принесла плоды. Внутри меня, как странно это не звучало, развивалось яйцо, которое я должна оставить в родильной пещере.
        Через тысячу лет на свет появится второй Божественный дракон.
        Но нет! Я не могла столько ждать. Если подпитывать ребенка внутри себя энергией, то он уже через девять месяцев появится на свет. И никаких Наставниц! Своего ребенка я буду воспитывать сама!
        - Из тебя выйдет прекрасная мать, - улыбнулся Дарнелл и, ласково проведя пальцами по моей руке, сжал ее.
        Я с надеждой смотрела на молодых и прекрасных правителей и правительниц. Они создадут новый порядок и принесут мир и процветание на земли Аламиона.
        Эпилог
        Я много гуляла по саду, особенно в последние месяцы, когда становилось все тяжелее двигаться.
        Обычно на прогулке меня сопровождала армия прислуги, но сегодня я сбежала тайком из дворца. Дарн уехал на несколько дней и приказал не спускать с меня глаз. Волнуется за мое состояние, словно я больна чем-то. А я просто беременна и прекрасно себя чувствую. Меня утомляло такое внимание и хотелось побыть одной. Особенно сейчас, когда я от всего уставала. Да и что мне может угрожать на Радужных землях? Я даже готова была понести наказание за своеволие, но хоть на один день хотела остаться наедине со своими мыслями.
        А здесь, возле пруда я могла предаться воспоминаниям. Сколько всего связано с этими землями!
        Но скоро я почувствовала первые болезненные толчки и обеспокоилась. Прислушалась - не показалось. Похоже, время пришло. Ребенку надоело его временное жилище, оно стало тесным для него и малыш устремился на свободу, как и его мать. Пора мне возвращаться.
        Я повернула назад, но, пройдя несколько шагов, согнулась от боли. Пришлось схватиться за ствол дерева, чтобы не упасть. Черт, слишком быстро, этак я на дороге наследника рожу
        - Что с вами, госпожа? - услышала я девичий голосок.
        Подняла голову и увидела девушку, скорее даже девчушку, но вот черты ее лица мне показались знакомы…
        - Лария?..
        Я не могла поверить.
        - Вы знаете, как меня зовут?
        Удивленно откликнулась она и ахнула, разглядев, наконец, меня и мой живот.
        - Божественная драконица, простите мое невежество, я не сразу признала вас.
        - Подойди, - позвала я девушку и улыбнулась ей, несмотря на очередной приступ боли. - Мне нужна твоя помощь.
        Я не хотела пугать ее.
        - Конечно, Ваше Величество, приказывайте! Я выполню все, что в моих силах.
        - Мне понадобится твое плечо, я обопрусь об него, потому как самой мне до замка не дойти.
        Девушка тут же выполнила мою просьбу. Такая же смышленая, как…
        - Как давно ты здесь прислуживаешь?
        Девочка - человеческое дитя, одета скромно, поэтому я не сомневалась, что она работает во дворце.
        - Я только вчера прибыла. Вся моя семья веками служит в замке - вот и мне повезло попасть сюда… и даже встретить Вас.
        В его словах прозвучало неприкрытое восхищение.
        Я смогла лучше рассмотреть ее. Поразительное сходство. Как же она была похожа на мою верную служанку! Те же глаза, волосы, даже взгляд - мягкий и честный. Я уже не сомневалась, что эта девчушка - далекий потомок Ларии.
        И мое сердце возликовало.
        - И что же ты делала возле пруда? - спросила я вторую Ларию. - Слугам не разрешается уходить далеко от замка.
        Мой голос звучал мягко и одновременно строго. Девочка испугалась.
        - Вы ведь не накажите меня? А пришла я сюда, чтобы увидеть самую прекрасную драконицу в мире.
        - Неужели меня?
        - Вас! Мне сказали, что вы тут часто бываете.
        Я улыбнулась.
        - Раз ты помогла мне, так и быть, промолчу о твоем неповиновении.
        Столько обожания я не видела даже в глазах своих драконов.
        Нас встретили слуги, взволнованные моим внезапным исчезновением.
        - Ваше Величество, почему вы так себя не бережете! Зачем же вы…
        Тут старшая прислужница испуганно замолчала, опустив взгляд. Я придерживала живот, пытаясь стоять прямо.
        - Срочно несите носилки! Ее Величество вот-вот родит!
        Что тут началось! Мне пришлось смириться. Все эти девять месяцев я подпитывала малыша своей силой и сейчас не могла даже спорить, не то, чтобы перемещаться по воздуху. Огорчало только то, что Дарна нет рядом.
        Меня принесли в спальню, где все было подготовлено к родам. Среди драконов не нашлось повитухи, это и понятно, никто до меня никогда не рожал. Никому не приходило в голову вынашивать ребенка, делясь драгоценной силой.
        Ларию отослали, негоже юной служанке присутствовать при родах. А повитухой оказалась простая умудренная опытом женщина. Выдержке ее позавидуешь. Все находились в ужасе, потому как рожает не просто драконица, а самая великая и, не дай Боги, что случится - повелитель снесет всем головы!
        Боль нарастала, а время между схватками сокращалось. Не думала, что столько крови выйдет. Я тужилась, превозмогая боль, пытаясь вытолкнуть дитя, но плод оказался слишком крупным. А про кесарево здесь не слышали.
        Время шло, я лишалась последних сил. В Клан Изумрудных драконов послали весточку, и я надеялась, что лучшие лекари помогут мне.
        По лбу стекал пот, я изгибалась от мук, а все происходящее напоминало кошмар. Какая же я была безрассудная, если мой малыш погибнет…
        И тут в комнату вихрем ворвался Дарн. На нем лица не было. Он разогнал всех, кроме повитухи, и пообещал, что все будет хорошо. И я поверила. Конечно, уж кто лучше справится с задачей, как не мой муж.
        Он тщательно вымыл руки в тазу и приступил. Сначала притупил боль, и я смогла немного передохнуть. Он взял меня за щеки и снова пообещал, что со мной и малышом ничего не произойдет, он не допустит этого.
        Я улыбнулась и доверчиво прижалась к нему лбом.
        А потом Дарн опустил руки в живот, они прошли внутрь, не причиняя боли и достали на свет… сверкающее яйцо.
        Боги Аламиона!
        Дарнелл разорвал плотную, но мягкую оболочку и я, наконец, увидела свое долгожданное и прекрасное дитя.
        - Поздравляю, арх, у вас родился мальчик! - радостно возвестила повитуха. - Будущий наследник.
        Она воздела очи и руки вверх к своду потолка.
        Муж, не отрываясь, смотрел на сына, который взял лучшее от нас двоих. В радужных глазах дракона застыли слезы. Он отдал ребенка повитухе, чтобы та вытерла малыша и закутала в шелковые пеленки.
        - Дарн, у нас сын!
        Я не могла сдержать эмоций. Я чувствовала жуткую усталость, глаза просто закрывались, но я была так счастлива! Что все позади, что Дарн со мной и помог родиться нашему малышу.
        Я протянула руки, чтобы обнять и прижать к сердцу дорогое дитя.
        На Аламионе появился второй Божественный дракон, и я знала, что в будущем он возродит былую мощь крылатых поднебесных существ, а уж я приложу все усилия, чтобы мой сын вырос справедливым и добрым правителем.
        Иерархия драконов
        Божественный дракон - обладающий всеми стихиями и Искрой.
        Радужные или Семицветные - смесь трех и более стихий. Наследник - Крайссен Холлиатшар. Повелитель Ровейлл Холлиатшар. Повелительница - Туриния.
        Аместистовые (всезнающие) драконы (от розового до фиолетового цвета) - прорицатели, оракулы. Наследница - Лиайя Киэрессар. Повелитель Нордалл Киэрессар.
        Алмазные - щиты, энергия жизни, часто сильные маги и воины.
        Наследник - Ялан Шагнерат. Повелитель Асгейр Шагнерат.
        Обсидиановые или сумеречные (от пепельного до черного цвета) - энергия смерти - некромантия.
        Наследник - Ашар Виамеран. Повелитель Тайн Виамеран.
        Янтарные или золотые - накопители энергии, источники энергии, изобретатели, создают артефакты.
        Наследники - Драйн и Торин Шиарангусс. Повелитель Гуинард Шиарангусс.
        Изумрудные или зеленые драконы - исцеление тел - стихия земля.
        Клан Шайнессар. Наследник - Дарнелл Шайнессар. Повелительница Лорайла Шайнессар.
        Сапфировые - стихия вода, лечение душ.
        Наследница - Виалайн Диашаресс. Повелительница Морвейн Диашаресс.
        Рубиновые или огненные драконы - стихия огонь, хранители, стражники.
        Наследник - Роэйн Темрусс. Правитель - Мирайн Темрусс.
        Опаловые или снежные - энергия холода. Смесь воды и холода - Хрустальные или ледяные драконы, относятся к тому Клану, где идет преобладание воды или холода.
        Наследник - Фрайзер Ихарушат. Повелитель Орланд Ихарушат.
        Лазуритовые - стихия воздух, одаренные разными талантами такими, как пение, танцы, игра на музыкальных инструментах и т. д. (хотя в меньшей степени это присуще всем драконам тоже).
        Наследник - Роальд Ошеран. Повелитель Энлиф Ошеран.
        Существуют изгнанники - драконы, преступившие закон и мораль.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к