Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Хозяин Проливов Ольга Игоревна Елисеева
        Золотая колыбель #2
        …Война идет. Война, которую затеяли боги. Война, в которой сражаются и умирают - люди. Люди, коим надлежит исполнить волю богов…
        Но иной, тайный жребий послали боги молодому эллину, вступившему, согласно мирному договору, в брак с царицей жестоких воительниц, служащих таинственной Великой Матери, - и ставшему объединителем «амазонок» и «варваров»!
        Война началась по воле богов.
        Но остановит ее все-таки - человек!
        Читайте «Хозяин Проливов» - вторую книгу увлекательной дилогии Ольги Елисеевой «Золотая колыбель», первая книга которой - «Сокол на запястье» - удостоена призов «Бронзовый Роскон» и «Чаша Клио»!
        ОльгаЕлисеева
        Хозяин Проливов
        Пеан 1
        КРЫСОЛОВ
        Потеряв сына[1 - В первой книге цикла «Сокол на запястье» рассказывается, как Зевс убил сына Аполлона Асклепия за то, что тот научился оживлять мертвых.] Аполлон скитался по свету и совершал ужасные вещи. Ему доставляли радость чужие страдания, ибо показывали, что не он один несчастен. Озлобленный гипербореец до тонкостей вспомнил ремесло убийцы и коварно расставлял сети ничего не подозревающим людям. Их боль, такая смешная в сравнении с его собственной, врачевала душу.
        Он был вороном, волком, мышью. Он мог проскользнуть в любой дом и устроить любую каверзу. В городке Темпы на пути из Фессалии лучник намеренно перестрелял всех кошек. Заливаясь злобным смехом, он смотрел, как крысы, его верные слуги, под покровом ночи заполняют дома и улицы, точно поток серой грязной реки, вышедшей из берегов. А наутро жители проснулись в своих домах и боялись спустить ноги с кроватей. Пол кишел наглыми грызунами, уверенными в своей безнаказанности.
        Ровно неделю Феб позволил своей серой армии бесчинствовать в Темпах. А потом вступил на поверженные улицы по колено в бурном море крысиных спин. Как победитель, он двинулся к дому народных собраний, где толстобрюхие отцы города сидели на лавках и столах, поджав ноги, и подсчитывали убытки от нашествия грызунов. Хлеба в Темпах не было, масла и сыра тоже. Колодцы оказались отравлены трупами утонувших мышей. Но самое страшное - никто из жителей не мог выбраться за городские стены и послать за провизией в другие места. Крысы разрывали всякого, осмелившегося показать нос на улицу.
        - Выведи хотя бы детей! - взмолились почтенные члены собрания, когда незнакомец в драном плаще и с флейтой за поясом предложил избавить город от нашествия.
        - Детей? - переспросил тот, и его усмешка стала напоминать волчий оскал. - Для начала надо расчистить улицы. - И он приложил флейту к губам.
        Это были поистине дьявольские звуки. Марсий[2 - Марсий - рапсод, выигравший у Аполлона музыкальные состязания и убитый им за это. Его душа вселилась во флейту Феба и повсюду сопровождала своего убийцу.] играл то, что ему приказано, не осмелившись возражать. Сухая хватка пальцев Феба на ореховом позвоночнике флейты говорила, что хозяин сломает дудку без всякой жалости при попытке сопротивления. Впервые после своей казни рапсод вновь ощутил, что в руках гиперборейца нет ни тепла, ни мягкости, ни сострадания. Одна воля. Холодная воля убийцы.
        Марсий пел про походы бесчисленных армий, там, за морем, у Геллеспонта. О целых полях мертвых тел. О сожженных городах, где обезумевшие от горя люди мечутся между развалин. О несрезанных колосьях, из которых на землю золотыми каплями вытекает перезрелое зерно, - некому прийти за ним. Лишь в сером от пожарищ небе кружат вороны - передовой отряд наступающей армии мародеров, - подавая остальным знак, куда идти. Там, и только там, за морем, сейчас крысиный рай. В воду все, кто храбр и заслуживает лучшей доли!
        Марсий знал, что музыка флейты завораживает змей. Заставляет их покачиваться в боевой стойке, как тростник на ветру, и… не нападать. Но он никогда не предполагал, что музыка гипнотизирует крыс! В ответ на зов Феба серая река покатилась вспять, из города к морю. У пристани лучник сел в лодку и, продолжая играть, оттолкнул ее от берега. Он стоял в покачивающемся суденышке, не отрывая флейту от губ, а крысы всех видов: полевые, домашние, подвальные, рыночные и портовые - волна за волной вливались в голубые безмятежные воды залива и, проплыв немного за своим богом, шли на дно.
        В этот миг Аполлон не осознавал себя мышью. Хищная волчья улыбка озаряла его лицо. Он очистил город от чумы и это было приятно.
        Но потом Феб вспомнил об оплате своего титанического труда и пошел к зданию народных собраний. Золото показалось ему жалким. Женщины - не достойными внимания бога. Храмы - зачумленными торгашеством.
        - Вы говорили о детях, - лениво обронил лучник. - Я забираю их.
        Отцы города переглянулись. Никто не ожидал подобного исхода Они хотели вывести детей, пока в Темпах хозяйничали крысы. Но теперь все изменилось, и каждый прикидывал, что не в силах расстаться со своим единственным сокровищем.
        - Нет? - Гипербореец поднял золотистые брови. - Посмотрим. - И он снова прижал флейту к губам.
        На этот раз Марсий сопротивлялся, как мог. Но дьявольское искусство Феба возрастало с каждой минутой. Он без труда продул флейту от лишних нот и заиграл песню Потаенной Долины. Запретную для честного бога. Но кто сказал, что Феб был в это время честен?
        Флейта засмеялась, как небо после дождя, и все семь нот стали цветами радуги. Они скакали с места на место и верещали воробьями в теплых лужах. Там, там, далеко за горами - пела флейта, - есть золотая страна вечного лета. Там засахаренные орешки растут прямо на деревьях. Там лодки, качели и деревянные лошадки живые и слушаются твоего голоса. Там если и бывает снег, то только для того, чтоб усыпать горки. Там лебеди катают детей на спинах, там олени едят с рук. Там никто никого не наказывает, потому что нет взрослых. Это страна вечного детства. Всякий, вошедший в нее, счастлив. Идемте, я покажу дорогу.
        Бедный Марсий не знал, как заткнуть самого себя. Безжалостные пальцы Феба играли на его деревянном теле, что хотели. Они насиловали душу рапсода, а маленькие дети, ни о чем не подозревая, высыпали на улицу и вприпрыжку пустились следом за веселым музыкантом. Он звал их в горы, а горы были недалеко.
        Лишь один хромой мальчик отстал от хоровода. Он сидел в пыли на дороге и горько плакал, что его не взяли к расписным лошадкам. Там и нашли его взрослые, когда кинулись вдогонку, но остальных и след простыл.
        Хохоча и приплясывая, дети вошли в темный туннель между скалами, и чрево горы приняло их как подношение от солнечного бога. Им не было страшно, ведь впереди золотом светилась веселая флейта, золотом отливали кудри музыканта и золотыми, как у… волка, казались его глаза. Малыши слишком поздно поняли, куда их завели. А многие не поняли вовсе. Когда свет в туннеле погас и по камням едва слышно зашуршали мягкие мохнатые лапы зверя, иные не успели даже заплакать.
        Феб не был обманщиком. Все они попали в страну вечного счастья и никогда не повзрослели. Для безгрешных душ Персефона золотым ключом открывает решетку Елисейских полей.
        Совершив задуманную месть всему свету, Аполлон удалился на гору Геликон, чтоб пройти обряд очищения. Сорок дней он воздерживался от пищи, питья и игры на флейте. Его душа преисполнилась скорбью. Съеденные дети бурчали в животе, требуя обещанных качелей. По ночам лучника мучили кошмары.
        На сорок первой заре он не выдержал и вытащил Марсия из-под камня.
        - Сыграй мне, - потребовал гипербореец.
        - И не подумаю, - фыркнул рапсод.
        - Играй. - Феб хватил флейтой о ладонь. - Я не могу плакать.
        Он сидел на вершине и смотрел вниз. Перед глазами простирались долины, их грубая зелень напоминала крестьянские ковры. В дымке голубело море. Мир казался чужим. Аполлону не было ни тяжело, ни легко. Прежняя жизнь, как часовой, стояла за плечами. Она не уходила. И пока Феб не отпустил ее, он не мог идти дальше.
        Лучник приложил ко рту флейту и поморщился. Дерево было горьким, стояла весна, и сухой орешник неожиданно дал сок в предвкушении зелени и цветения. Даже дудка могла плакать, если не музыкой, то поздней древесной смолкой - слезами давно избытой жизни. Он один засыхал, как ветка. Обломать и в костер!
        Никому не нужный, всеми презираемый, отовсюду изгнанный! Бог мышей и лягушек. Пожиратель падали, искатель легкой добычи! Детоубийца и обманщик… Феб не знал, кого больше жалеет, себя или съеденных младенцев. А тут еще Марсий запел-таки тихую песню. Он лежал на камне подле своего убийцы, с которым сроднился, как с единоутробным братом. Ветер обдувал его деревянное тело, и каждая дырочка выпускала из глубины то ту, то другую ноту, похожую на слабый вздох.
        Он пел о темной дубраве, где на сырых прелых листьях измученная волчица разродилась двойней. О мальчике и девочке, вылезших из ее чрева. Они были голодны и приникли к набухшим соскам матери, а та, усталая и довольная, облизывала потомство горячим шершавым языком и звала с звезды посмотреть, как прекрасны ее малыши. Глупое небо наклонилось пониже, тогда мальчик со смехом сорвал с него луну для сестренки и солнце для себя и сделал из них золотой и серебряный мячики. Дети встали друг против друга и перекидывали игрушки из рук в руки, меняя день на ночь, ночь на день. А утомленная волчица смотрела на них, пока не заснула. Из-под ее опущенных век на серые щеки бежали слезы.
        - Хватит! Хватит! Замолчи! - всхлипывал Феб, но Марсий не унимался.
        Любой зверь мог обидеть их, пока мать спала. Посчитать легкой добычей. Но, ни один хищник не посмел тронуть мальчика с солнцем и девочку с луной в руках.
        - Довольно! - Аполлон уже не слышал рапсода. Долгожданные слезы, наконец, прорвали плотину и хлынули неудержимым потоком.
        - У этой сказки счастливый конец, - с укором сказал Марсий. - А ты какой придумал для своей?
        Но Феб молчал, прижимая к лицу руки. Из его души по капле вытекала вся тяжесть, накопившаяся за годы странствий. Он принял свою жизнь, простил ее и отпустил, как камень с горы. Не слишком заботясь о том, кому на голову тот упадет.
        Легкость пустоты и свободы для новой дороги наполняла лучника. Марсий знал, что делал. Дети детьми, а Аполлон давно стал ему ближе собственной шкуры. Он не мог оставить его в таком состоянии. Теперь это был прежний Феб, веселый и язвительный. Гипербореец засунул флейту за пояс, перекинул лук через плечо и зашагал вниз, насвистывая себе под нос.
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
        Святилище серпа
        I
        - Твои обвинения слишком серьезны. - Царица Тиргитао подняла руку, останавливая старую Гекубу.
        Верховная жрица с достоинством опустилась на складной табурет и взяла в руку ивовый жезл с позолоченной кукушкой наверху. Она сказала все, и следовало только дождаться, пока возмущенный гул голосов в шатре умолкнет, чтобы потребовать от Совета решения.
        Сырой ветер с улицы задувал под расшитый войлочный полог. По старому обычаю, Совет собирался вне городских стен, чтоб не нести разногласия в народ. Белую ставку разбивали в степи у подножия двугорбого холма, на вершине которого еще можно было различить остатки старого капища. Сегодня собравшимся необходимо было покровительство Девы, ибо то, что поведала верховная жрица, не лезло ни в какие ворота.
        - Ты обвиняешь «живого бога» в повсеместной замене человеческих жертв животными. - Тиргитао медленно обводила глазами присутствующих - глав крупнейших родов, городских старейшин, высших жриц, заслуженных сотниц, - чтобы понять, какое впечатление произвели слова Гекубы.
        Все подавленно молчали.
        - Пусть «живой бог» объяснит нам свои действия, - проговорила Тиргитао, переводя взгляд на плетеную ширму, за которой во время советов, по обычаю, находился царь.
        Послышался шелест тяжелых одежд, и высокая фигура в алой, шитой золотом накидке появилась из-за перегородки.
        Все, кроме Гекубы и царицы, пали ниц и оставались лежать, пока «живой бог» не позволил им подняться.
        Выйдя в круг собравшихся, царь заговорил. Но сказал он совсем не то, чего от него ожидали. Он мог начать отрицать обвинения верховной жрицы или оправдаться неведением. На худой конец признать вину и покаяться. Но когда же и кто из «живых богов» вмешивался в дела земные?
        - Если мы хотим преградить путь скифам, - заявил царь твердым голосом, - нам придется от многого отказаться. - Наши лучницы, какими бы меткими и искусными они ни были, не могут противостоять тяжелой скифской кавалерии. Легкие стрелы застревают в кожаном панцире, не пробивая его. А стрелять тяжелыми им не по силам.
        Две сотницы в дальнем углу обменялись кивками: царь говорил дело.
        - У нас нет тяжелой конницы.
        - Кого ж мы в нее посадим? - раздалось из заднего полукруга собравшихся. - Кузнецов, что ли? Их сшибут и затопчут! С кривыми-то ногами!
        - Вам придется смириться с увеличением числа мужских отрядов, - продолжал «живой бог», поворачиваясь к жрицам. Те возмущенно загалдели. - И отказаться от права калечить младенцев при рождении.
        - Он хочет ввести у нас скифские обычаи! - послышалось вокруг.
        - Мужчин и так слишком много!
        - Раньше их выживало пара на десять девочек. Теперь почти столько же, сколько нас!
        Царица Тиргитао подняла руку, призывая крикливых степнячек к молчанию.
        - Мы знаем, что некоторые номады уже отказались подрезать младенцам сухожилия на левой ноге…
        - И правильно! - прервали ее новые голоса. - Мы должны и за скотом, и за детьми, и в поход! Теперь еще скифы! Здоровые мужики на лошадях! А у нас одни калеки!
        - Пусть работают! И пусть садятся на коня. Нам одним скифов не удержать!
        «Живой бог» и не предполагал, что у него найдется столько сторонников.
        - Если вы откажетесь от обычая калечить мальчиков! - закричала Гекуба. - Да еще и вручите им оружие, то рано или поздно, сильные и здоровые, они скрутят вас в бараний рог и станут обходиться как скифы со своими женами, которые, бедняжки, только сапоги с мужей не снимают!
        Повисла тишина. Множество глаз с укором обратилось к царю.
        - У вас небольшой выбор, - твердо заявил Делайс. - Не хотите разуть своих мужей - разуете скифов.
        Его слова произвели впечатление. Многие из глав родов встали, чтоб выразить поддержку царю. Гекуба чувствовала, что сейчас симпатии собравшихся на стороне «живого бога». Как странно, что он выжил! Неужели зверь Гекаты не причинил ему никакого вреда? Несчастный глупый Ликомед лежал с растерзанной грудью в саду на влажной от росы дорожке, а этому хоть бы что! Жрица не верила в подобный исход. Просто так собака Гекаты не уходит.
        У прорицательницы в мешочке на поясе до сих пор хранился засохший кусочек жертвенного мяса. Старуха оставила его на всякий случай. Как оберег. Вдруг чудовище вернется. Тогда будет чем отвлечь его внимание. Однако его можно было использовать и иначе…
        - Ты все сказал? - Голос Тиргитао звучал невозмутимо. Она тоже чувствовала, что симпатии Совета на стороне «живого бога».
        - Я хотел просить… - И в этот момент Делайс качнулся. Ему показалось, что не хватает воздуха. Все видели, как лицо царя налилось кровью. Он вытянул руку вперед, другой рванул одежду на груди, схватил побелевшими губами воздух и грянулся оземь.
        Гекуба поглубже подпихнула в железную жаровню на полу кусочек затвердевшей ягнятины.
        - Нужны ли еще доказательства воли Великой Матери? - внятно спросила она.
        Собравшиеся в испуге повскакали с мест.
        - Он мертв. - Голос старой жрицы прозвучал резко. - И так будет со всяким…
        - Он дышит, - возразила одна из телохранительниц Тиргитао, несносная Арета, которая год назад убила Гекатея, а теперь стояла к царице так близко, что многие поговаривали недоброе. Девушка кинжалом разрезала гиматий на груди царя и приложила ухо к сердцу. - Бьется, - бесстрастно констатировала она. - У него обморок, но он приходит в себя.
        Между тем Делайс вовсе не собирался приходить в себя. Он открыл глаза, обвел шатер помутневшим взглядом, наткнулся на Гекубу, дико расхохотался и снова впал в забытье. Его положили на развернутый плащ одной из сотниц и отнесли во дворец.
        Стоило Бреселиде вернуться домой, как ее поразило ужасное известие: царь повредился в рассудке. Бежал ночью из дворца в чем мать родила, влез на дерево в окрестностях Горгиппианских болот и отказывался слезать.
        - Боги! - простонала «амазонка». - Этого еще не хватало.
        Оказалось, что царственная сестра только на нее и возлагает надежду снять «живого бога» с дуба. Взяв небольшой отряд, Бреселида отправилась за город, где начинались охотничьи угодья. Высокий тростник шелестел на ветру. Кое-где торчали ивовые кустарники. Только на одном пригорке рос раскидистый дуб. Местные крестьяне почитали его как Дом Артемиды Дубовой. Его нижние ветки были увешены тушками гусей и зайцев. А на самом верху…
        Бреселида задрала голову и присвистнула от изумления. Там, оседлав прочный сук, сидел «живой бог» и грыз зеленые желуди. Он выплевывал шелуху вниз на голову Македы, которая пыталась сотрясти дерево своими могучими ручищами.
        - Слезай! - ревела она.
        Царь не удостоил ее ответом. Сначала он показывал Македе язык, а потом примерился и шумно помочился ей на голову.
        Охранница отскочила и разразилась градом ругательств.
        Бреселида чуть тронула пятками бока лошади и подъехала поближе.
        - Ваше Величество, - неуверенно начала она, - что вы там делаете?
        - Бреселида! Радость моя! - Царь как будто только что ее заметил. - Жду, когда у меня вырастут перья, чтоб улететь отсюда!
        «Боги! - Сотница закрыла глаза. - Чем я вас прогневила?» Она спрыгнула с седла и, подойдя вплотную к дереву, заговорила почти шепотом:
        - Слезайте, ваше величество. Не позорьтесь. Умоляю вас!
        - Не позориться? - Делайс зацепился за сук ногами и свесился вниз головой. - Даже если я вывернусь наизнанку и мой желудок будет болтаться снаружи, я и то не опозорюсь больше, чем живя с убийцей собственного отца!
        - Что ты с ним разговариваешь? - возмутилась Македа. - Он же свихнулся. Лучше помоги мне трясти дерево!
        - Ты полагаешь, царь упадет на землю, как желудь? - пожала плечами Бреселида.
        Тем временем «живой бог» давно отвлекся и, глядя в небо, горланил песню:
        Вошел я в лес и вижу,
        Что дева там стоит.
        Меж падубом и дубом
        Вся в пурпуре она…
        - Подтягивай, Бреселида! Чего молчишь? - разозлился царь.
        В крови ее ладони,
        Кремневый серп в руках.
        Все срезаны колосья,
        Ах, бедный, бедный я! -
        мысленно продолжила сотница.
        - Ах, бедный, бедный я! - донеслось с верхушки дерева.
        «Еще одно слово, и я собью его из лука». Больше переносить такого позора «амазонка» не могла. Дорогой ей человек голым скакал по деревьям и распевал гимны плодородия!
        В это время со стороны дороги донесся душераздирающий свист. Казалось, стадо коз пробирается через тростник. На пригорке, размахивая черными крыльями гиматия, появилась Гекуба в сопровождении гурьбы младших жриц. Они шли пешком, стуча в тамбурины и душа по дороге змей, которых вешали себе на шею.
        - Вон ворона летит! - восхитился царь, глядя вниз на прорицательницу. - Она принесла мне перья!
        Гекуба бросила на него презрительный взгляд и направилась к Македе.
        - Совсем рехнулся, - сопя, пояснила охранница. - Видать, наше житье не для греков.
        - Молчи и слушай, - цыкнула на нее жрица. - Любыми средствами надо снять его оттуда. Сумасшествие царя случается не часто, и если его не принести в дар Великой Матери, могут начаться неисчислимые бедствия.
        «А они разве кончались?» - вздохнула Бреселида.
        Царь издал воинственный вопль и кубарем скатился вниз по стволу.
        - Ворона! Ворона! Отдай мои перья! - Он кинулся на старую жрицу проворнее, чем кто-либо успел преградить ему дорогу, и покатился с ней по земле. - В крови ее ладони! Ах, бедный, бедный я! - выкрикивал «живой бог».
        Бил ли он прорицательницу? Едва ли. Скорее всего, Делайс сразу сломал ей шею. Старая жрица беспомощно вытянулась на земле. Безумный царь как ни в чем не бывало, сорвал с убитой черный жреческий плащ и намотал его себе на голову, полностью закрыв лицо.
        - Едемте! - весело крикнул он. - Теперь у меня есть перья, и скоро я улечу.
        Никто не осмелился связать царя. Его лишь заперли в покоях, поставив стражу из безъязыких кастратов, присланных храмом Трехликой. Новая верховная жрица Анхиза заявила, что «живой бог» уже помечен Триединой Матерью и его необходимо готовить к всесожжению. Этот великий праздник приходился на осеннее равноденствие, и все племена в окрестностях Таврских гор посылали в Долину Духов животных, птиц и людей.
        Перед отъездом Делайс прошел очистительные обряды, после чего его лицо навсегда скрыли от подданных тонкой шелковой повязкой, ибо ни один смертный уже не смел взирать на «живого бога» без страха самому потерять разум.
        Бреселида посетила его перед очищением, сама не зная зачем. Ей все еще казалось, что она сможет достучаться до безумца и объяснить ему, в какой страшной опасности он находится.
        Делайс встретил ее в прекрасном расположении духа.
        - Хочешь вина, женщина? - весело спросил он. - Мне прислали хорошего. Из Пантикапея. Хитрецы! Как только узнали, что скоро я возвращаюсь домой, сразу вспомнили, что я их архонт. - Он смеялся, наливая желтое хиосское в легкие глиняные килики. - Пей, Бреселида. Ты что-то печальна? - В его голосе звучало искреннее участие.
        Сердце «амазонки» сжалось. Таким радостным она не видела царя никогда.
        - Они не отпустят тебя домой, - осторожно начала женщина. - Они хотят твоей…
        - Смерти? - «Живой бог» с детским любопытством уставился на блюдо айвы, над которым роем, вились мухи. - Они чуют мертвечину. - Царь выставил руку и быстрым движением поймал на лету особенно крупное и тяжелое насекомое.
        Муха сердито жужжала у него в кулаке. Делайс прижал ее пальцами.
        - Глупая, - сказал царь. - Вот она была свободна и летала, куда хотела. Теперь… - Он разжал кулак и, придерживая пленницу ногтями, к ужасу Бреселиды, оторвал ей крылья. - Теперь она никуда не может лететь. - «Живой бог» стряхнул несчастное насекомое на стол, где оно продолжало громко жужжать и даже подпрыгивать на брюшке. - А сейчас, - Делайс вновь подхватил искалеченную муху и, прежде чем Бреселида успела вскрикнуть, отправил себе в рот, - она снова свободна. - Царь без всякого видимого усилия проглотил насекомое.
        Сотница в слезах бросилась из андрона.
        - Молоде-ец, - раздался за спиной царя слегка подзабытый голос, в котором звонкость золотых колокольчиков сочеталась с совершенно ледяным тоном.
        Делайс резко повернулся. На подоконнике, свесив одну ногу и обхватив руками другую, сидел золотой лучник. Вокруг него по полу шкурой леопарда скакали солнечные зайчики.
        - И тебе не жаль ее? - осведомился гипербореец. - Она ведь искренне поверила в твой балаган.
        - А что мне еще остается делать? - огрызнулся Делайс. - Ты обещал помочь. Исчез. А когда я сам все устроил, являешься и начинаешь упрекать меня в бессердечии!
        - Тихо, тихо! - Феб, смеясь, поднял обе ладони вверх. - Я же не виноват, что вы, смертные, так быстро живете! Я оставил тебя размазанным, как каша по тарелке, отлучился к родным в Гиперборею поплясать и выпить, возвращаюсь, а ты уже нагородил стену вокруг порта, устроил заговор и убил главную жрицу. Не многовато ли, мальчик?
        Аполлон соскользнул с окна, прошел к столу и уселся на складное кресло.
        - Угощаешь? - Он налил себе вина. - Ну, что, каково жить в шкуре бога?
        - Мне надо исчезнуть отсюда, - угрюмо заявил Делайс. - Твоя флейта не умиротворила жриц Триединой. Они жаждут снести мне голову аж в Долине Духов.
        - Какие церемонии! - Феб чуть не поперхнулся. - Что ты еще натворил?
        Царь медленно разломил айву.
        - Я безумен, - нехотя признался он. - На самом деле. Это не балаган.
        Феб по-волчьи прищурился и внимательно всмотрелся в лицо собеседника. Делайсу показалось, что жаркий свет проникает ему сквозь кожу.
        - Да, это так, - сказал лучник. - Наклонись сюда, мальчик, я должен понять, насколько сильно Триединая вгрызлась в твою душу.
        Царь повиновался, и сияющие пальцы Феба легли ему на лоб. Несколько минут Аполлон молчал.
        - Мои дела плохи? - не выдержал Делайс.
        - Не так уж, если ты можешь говорить со мной, - покачал головой гипербореец. - Хотя я чувствую пустоту и тяжесть. У тебя провалы памяти?
        - Скорее затмения, - поморщился Делайс. - Наползает какая-то муть. Ничего не вижу. И ничего потом не помню.
        - В остальное время ты притворяешься, - уточнил Феб.
        Царь склонил голову.
        - Мне нужно бежать отсюда, - упрямо повторил он. - Мои войска в горах. Я должен добраться до них.
        - С безумной головой? - Губы Феба сложились в усмешку. - С каждым днем мути, как ты говоришь, будет все больше и больше. Темнота пожирает твой разум. Скоро ты уже не сможешь отличить игру от реальности, как день от ночи.
        - Но ты же поможешь мне? - взмолился царь.
        - Я попробую, - с расстановкой сказал Аполлон. - Только попробую. - Он поднял руку, останавливая преждевременную благодарность. - Даже я недостаточно силен, чтоб выступать против Трехликой.
        - Поиграй мне, - устало попросил царь. - Когда-то вся боль уходила от твоей музыки.
        Аполлон знаком указал измученному Делайсу на ложе. Нежная мелодия зазвенела сначала глухо, как скворец, прочищающий горло, а потом все звонче и звонче, прогоняя из комнаты безумного царя страхи и тоску.
        «Я бедный Марсий, верный слуга Триединой.
        Мне одному она открывала свои тайны.
        Но молчала о том, кто сделал ее.
        Я знаю все о ветре.
        Я знаю все о деревьях.
        Я знаю все о земле.
        Но я ничего не знаю о Триединой.
        Ибо это есть тайна тайн. Пуповина мира.
        Кто посмеет развязать ее?»
        - Марсий! Эй, Марсий! - Феб тряс дерево так, словно собирался сбить голову-оракул на землю. - В чем главная тайна Триединой?
        - А? Что? - Отрезанная голова разлепила ссохшиеся веки. - Кто посмел тревожить мой сон? - начала, было, она. - А, это ты. - Выражение лица рапсода сделалось скучным. Бездарный бог бездарной музыки.
        Феб засветил ему булыжником в глаз.
        - Отвечай, чучело, а то собью, как переспелую грушу!
        - Висит груша, нельзя скушать, - дразнился Марсий. - Что ты мне еще можешь сделать? Глупый лучник, возомнивший себя поэтом! Ты хоть одну строчку сам написал? А знаешь почему?
        - И почему? - раздраженно спросил Феб, вынимая из-за спины лук и прицеливаясь.
        - Потому что поэтическую одержимость дает Великая Мать, - как младенцу, объяснил Марсий. - И ты был одержим, когда убивал по ее приказу. Ты чувствовал поэзию смерти. Вдохновение смерти. Свободу смерти. - Рапсод хихикнул. - А когда стал дуть в дудку или складывать слова, все кончилось. Каждому свое, Феб. Ты убийца.
        - А ты, значит, поэт? - угрюмо осведомился Аполлон.
        - Ясное дело, - согласился Марсий. - Иначе я бы не торчал здесь и не прорицал…
        - Завидная участь, - поддразнил его лучник. - Шкуру с тебя содрали, голову насадили на кол. И это в благодарность за верную службу?
        Рапсод насторожился.
        - Что ты имеешь в виду? - Он чувствовал подвох.
        - Так, ничего. - Лучник повернулся к дереву спиной, словно собираясь уходить. - Боги на Олимпе бросали жребий, кого из земных поэтов вытащить из Аида и заставить услаждать их слух на пирах. Я мог бы замолвить за тебя словечко…
        - Э-э-э! Мышиная чума! - Марсий завопил бы во все горло, если б оно у него было. - Я что тут, до скончания времен должен торчать и пугать ворон?
        - Я думал, ты прорицаешь, - меланхолично отозвался Аполлон.
        - Послушай, лучник, - взмолился Марсий. - Ты все-таки виноват передо мной…
        - Ты мне уже отомстил, - возразил гипербореец, присев на камень и нарочито долго вытрясая из сандалии камешки.
        - Да! Но ты выкрутился! - вспылила голова. - А я не могу даже прогнать дрозда, если он вздумает меня обгадить! Аполлон, приятель, вытащи меня отсюда! Ведь должна же быть у тебя совесть!
        - Должна, - согласился Феб. - Вот только не знаю, куда подевалась? Как ты меня назвал? Мышиная чума?
        - Нет, нет. Царь поэтов. Бог вдохновения.
        - Лучший из музыкантов. - Гипербореец перевязал сандалию и был готов снова двинуться в путь.
        - Лучший из музыкантов, - тише самого тихого ветра выдохнула голова.
        - Не слышу.
        - Лучший из музыкантов! - взвыл несчастный Марсий и так подпрыгнул на ветке, что чуть не соскочил вниз.
        - Ну, хорошо, пустая голова, - заявил солнечный лучник, вставая. - Теперь, когда мы, наконец, разобрались, кто ты, а кто я, ответь мне на один вопрос: в чем главная тайна Трехликой? И можешь быть уверен, я не забуду о тебе на совете богов.
        Марсий заколебался. Было видно, что он боится Матери Богов.
        - Смелее, - подбодрил рапсода Феб. - Все самое страшное с тобой уже произошло.
        - Равновесие - принцип мира, - нехотя молвил Марсий. - Ничто не берется из ничего. Жизнь - Смерть. Счастье - Несчастье. Всегда равные доли. Чтоб наделить, надо отнять. Великая Мать ничего не творит сама. Она лишь забирает и передает. Вот ее главная тайна.
        Аполлон подскочил как ужаленный:
        - Спасибо, Марсий! Спасибо, старина!
        - Ты обещал! Ты не забудешь? - неслось ему вслед.
        Но благодарность не в правилах богов, и легконогий Феб несся на север к Эвксину, позабыв о несчастном рапсоде. Впрочем, лишь на время. Ведь он изо всех сил понуждал себя поступать правильно.
        Яркая луна освещала комнату Бреселиды. Сотница лежала на пятнистой леопардовой шкуре, даже не сняв покрывала с кровати, и всхлипывала в темноте. Душный мех давно стал мокрым и пах шубой в сырой день. «Амазонка» не могла заставить себя встать и зажечь хоть один светильник.
        - У меня новости, - раздался за ее спиной холодный, как звон сосулек, голос.
        Женщина вздрогнула, будто ее от шеи до пят вытянули кнутом.
        - Ты? - Она живо схватила с кровати подушку и с размаху швырнула ее в солнечного лучника. - Где ты был?
        Сбитый с подоконника на улицу Феб повис в воздухе, потрясенный ее приемом.
        - Безумие овладевает людьми, - констатировал он. - Как вы с Делайсом похожи! Я был дома, у родни. Отлучился на день-другой, а вы уже все поставили с ног на голову!
        - Ты не появлялся год! - возмутилась Бреселида. - Ты нас бросил!
        - Но, радость моя, год - это и есть сутки богов, - попытался оправдаться Аполлон. - К тому же вы со всем прекрасно справились сами…
        - Прекрасно? - «Амазонка» поискала взглядом, чем бы еще в него запустить, но, не найдя, снова рухнула на кровать.
        Феб не без опаски опять переместился на подоконник.
        - Лежи и не перебивай меня. Я буду думать вслух, - заявил он. - Мне удалось узнать, что Великая Мать ничего не творит сама, а только забирает и передает. Например, если ей нужно сделать человека богатым, она просто отберет деньги у другого…
        - То есть ты хочешь сказать, - Бреселида подняла голову, - что если Трехликая насылает на кого-то безумие, то она сначала должна отнять его у какого-то сумасшедшего?
        - Я сказал: думать буду я! - возмутился Феб. - Ты права. К Делайсу перешло чье-то безумие. А часть его души была отдана какому-то слабоумному. Если царь убьет его, все вернется на свои места, - заверил лучник. - Но где искать этого человека? Ума не приложу!
        Бреселида снова разрыдалась.
        - Ну не надо, не стоит. - Лучник обнял царевну. - Я что-нибудь придумаю…
        II
        Протяжно запели бронзовые трубы. Распахнулись ворота крепости, и в город выплеснулась яркая кавалькада, спускавшаяся с холма к нижнему земляному валу. Впереди топали флейтисты с костяными дудками, за ними жрицы в пурпурных плащах вели шесть пар черных быков с рогами, увитыми плющом. Следом юные послушницы из храма Трехликой усыпали дорогу поздними цветами. Легкие лепестки летели под копыта первой шеренги всадниц, в центре которой скакал на бело-лунной кобыле царь. Его лицо было закрыто шелковым покрывалом, так что оставались видны одни глаза.
        Толпа вопила от восторга и махала ветками акаций. Матери подкидывали в воздух детей, чтоб царь мог благословить их. Считалось, что на пути к всесожжению священная сила «живого бога» особенно велика. Некоторые выбегали на дорогу и бросались под ноги лошадям в надежде прикоснуться к краю его одежды или сбруе коня.
        За Бычьими воротами толпа исчезла, лошади пошли спокойнее. По обеим сторонам дороги скучной чередой тянулись убранные поля с горелой стерней. В воздухе пахло дымом. Осень медленно, но неуклонно подминала под себя год, сливая все краски в один грязный котел.
        Делайс потянул за край повязки, облегчая дыхание, и сделал знак жрецу-распорядителю. Агенор приблизился. Он ехал на рослом муле с копытами, окованными золотом. Его лысый череп изрядно припекало солнце, а по землисто-серому лицу струился пот.
        - За городом моей охраной будет командовать сотница Бреселида, - сказал царь.
        - Но у вас прекрасная защита! - попытался возразить жрец. - Бреселида и ее люди не телохранители…
        - Мне было видение, - непреклонным голосом заявил «живой бог», - сотница Бреселида окажется одной из последних, кто сопроводит меня до Долины Духов.
        Агенор передернул плечами. Путь в сердце Таврских гор действительно был опасен, и он неохотно пустился в него.
        - А меня? Ваше величество видело там меня? - встревоженно спросил жрец.
        - Нет. - Царь качнул головой. - Мое видение вообще показало мне мало хорошего.
        Лицо кастрата стало еще бледнее.
        - Бреселида! - зычно крикнул он.
        Всадница вынырнула буквально из-под руки. Она обладала умением оказываться в нужном месте в нужное время и при этом не бросаться в глаза. Редкое качество. Царь его ценил.
        - Что скажешь?
        - Будет дождь. - Женщина с недовольством смотрела на небо. И без того серое, оно затягивалось лиловыми грозовыми облаками. - Ветер низовой. Тучи не раздует.
        - Начинать дорогу в дождь - доброе предзнаменование, - пожал плечами Делайс. - Мы не размокнем.
        - У Кепы болотистые берега, - угрюмо возразила сотница. - Хорошо бы миновать реку до того, как их размоет.
        Гроза грянула не сразу, как это бывает в степи. Сначала громыхало то справа, то слева, а потом кто-то ударил бронзовыми тарелками прямо над головой. Водные смерчи закружились в канавах по обеим сторонами дороги. Небольшое заиленное озерко в воронке между холмами мигом наполнилось бурлящей грязью и вышло из берегов.
        На открытом пространстве негде было переждать ненастье. Грязь впереди, сзади и под ногами. Кепа разлилась и превратилась в сплошное болото, только ее правый, дальний берег выглядел относительно твердым и сулил спасение.
        - Кажется, оракулы назвали сегодняшний день удачным для путешествия? - насмешливо крикнул царь, поравнявшись с Агенором.
        - Что же нам делать?! - в ужасе вопил жрец, чей мул уже по колено увяз в грязи.
        - Двигаться! - «Живой бог» махнул рукой в сторону реки.
        Он уже едва справлялся с лошадью, тонкие ноги которой разъезжались в илистой жиже. Вокруг царя теснились его телохранительницы, похожие сейчас на овец, жмущихся к пастуху. Привыкшие исполнять службу во дворце и храме, они совершенно растерялись среди бушевавшего ненастья. У телег творилось что-то невообразимое. Десятницы носились среди сбившихся кучами людей, раздавая направо и налево удары хлыста.
        - Сучьи дочери! Мало хлеба ели? - слышались разъяренные голоса командиров. - Толкайте! Ну! Толкайте же!!!
        Мокрые лучницы, спрыгнув с коней прямо в грязь, изо всех сил налегали на непроворачивавшиеся колеса. Царь подумал, что они слабоваты для такой работы. Те из кузнецов, кому хромота позволяла проворно двигаться, давно слезли с телег и тоже налегли, стараясь вытянуть лошадей и подводы. Но при всей своей силе они были совершенно беззащитны перед стремительными потоками воды, бьющими их по ногам. Многие падали и не могли вновь подняться без посторонней помощи.
        - Ваше величество! - услышал царь, охрипший от крика голос Бреселиды. - Прикажите жрецам помочь нам, а кузнецов поднять на телеги. Они все погибнут!
        «Живой бог» кивнул и, не обращая внимания на протесты Агенора, стал хлыстом сгонять ленивых кастратов на землю.
        Миновать топкий берег было нелегко. Но река превзошла все самые худшие ожидания. Она бурлила, как вода в котелке, неся вместе с илом траву, палки, кусты и даже мелкие камни. Две телеги утонули сразу, попав в глубокую воронку. Быки с трудом переставляли ноги. Все, кто сидел на подводах, попрыгали в реку, стараясь столкнуть колеса с места.
        Делайс едва держался в седле. Мокрая атласная повязка облепила лицо, не давая дышать. Лошадь выбилась из сил и не соображала, куда шагает. Дождь хлестал по глазам, и, щурясь, «живой бог» не видел перед собой ничего, кроме плотной пелены брызг. Поэтому, когда двигавшаяся в потоке вместе с травой и грязью коряга со всего размаха въехала кобыле в бок, царь поздно дернул за узду, и несчастное животное шарахнулось назад, подвернув копыто.
        «Живой бог» не часто прозревал будущее, но в этот миг он совершенно ясно увидел, как с высоты седла падает в бурлящую грязь. Делайс оглянулся, ища спасения, но его телохранительниц разметало в разные стороны. За сплошной пленой дождя маячил бок чьей-то лошади, но только когда надсаженный до хрипа голос крикнул ему: «Прыгай!!!» - он понял, что Бреселида не отставала от него ни на шаг.
        Царь совершил самый большой в своей жизни прыжок и приземлился как раз поперек лошадиного хребта, больно ударившись животом. Одной рукой Бреселида вцепилась в уздечку, а другой вовремя подхватила ноги «живого бога».
        - Белерофонт! Пошел! - рявкнула она.
        Конь рванулся вперед, словно у него выросли крылья. Но царь не мог выдохнуть, даже когда внизу замелькала твердая земля. Сотница направила жеребца к большому каменному валуну, серевшему сквозь потоки воды, и, спешившись, помогла Делайсу сползти на него.
        - Отвернись! Отвернись!!! - закричал он вместо благодарности, и только когда «амазонка» исполнила приказ, судорожно сорвал с лица мокрый шелк и продышался. - Все, можешь открыть глаза. - Царь отжал повязку.
        - Ваше величество потеряло лошадь, - сказала сотница. - Кажется, теперь ничто не помешает вам взять эту. А я поеду на Пандоре. - Она перебросила Делайсу повод Белерофонта и, отсалютовав мокрым хлыстом, отправилась на поиски своей кобылы.
        Многие всадницы уже выбрались на берег и помогали остальным вытаскивать поклажу. Две телеги погибли. Река унесла пару жертвенных быков, пострадали и лошади.
        - Кто тебя просил спасать царя? - Ветер донес до Делайса голос Агенора. Жрец, склонив голову, подпрыгивал на одной ноге. Ему залилась в уши вода, и, вероятно, из-за этого он говорил громче, чем следовало. - Если б не твоя глупая выходка, «живой бог» уже лежал бы на дне реки, а мы спокойно возвращались домой!
        - Заткнись, огрызок. - Сотница пожевала и сплюнула травинку, показывая полное презрение к Агенору. - Мое дело - охрана. - Она отвязала Пандору от телеги и тронулась вдоль берега собирать свой потрепанный отряд.
        Хромой парень бежал между кустов, приволакивая ногу и прижимая к груди какой-то сверток. Царский караван уже давно въехал на гору и теперь приближался к святилищу Апатуры. То, что беглец покинул пределы Майского холма, не говорило в его пользу: на земле Афродиты Пещерной все счастливы. И рабы, и жрецы, и жертвы, и жертвователи. Змееногая умеет одним взглядом утолять печаль.
        Делайс прищурил глаза. В последнее время его мало что интересовало, Царь ушел в себя и полностью сосредоточился на странных картинах, которые открывались его больной душе. В них не было ничего интересного: горы, козы, змеи и навоз. Однако внутри себя «живой бог» видел совсем не то, что снаружи. А это завораживало. К тому же «вторая» жизнь стала оказывать влияние на «первую». Иногда, проехав весь день верхом, Делайс обнаруживал, что ноги сбиты в кровь, точно он босиком таскался по камням. На теле могли сами собой проступить ссадины и синяки. А однажды, когда царь пил вечером у костра горячий чай с чабрецом, его неожиданно что-то ударило под нос. Он шатнулся назад, уронил чашку, а когда пришел в себя, из рассеченной губы шла кровь.
        Спутники и охрана относились к подобным событиям с нескрываемым благоговением. Одержимый царь одной ногой уже блуждал по иному миру. И этот мир запечатлевал на лице «живого бога» свои следы. Может ли быть лучшее доказательство святости владыки? Однако хромой парень с кульком в руках ненадолго вывел Делайса из оцепенения.
        - Вор, наверное, - сказала Бреселида, указывая хлыстом на беглеца.
        Царь пожал плечами. Его занимал сверток. Что там? Ради какой ценности раб Апатуры рискнул жизнью? Спокойной жизнью? Сытой и развратной - это знали все. Между тем парень был уже близко, и Делайс разглядел, что на ноге у него деревянная колодка. Поэтому беглец издалека и казался хромым. За ним выслали погоню. Шесть поджарых сук белой масти. Нимфы-охотницы с сетями в руках отстали от собак, давая им возможность первыми нагнать добычу.
        Делайс поймал рукой паутинку, кружившуюся в воздухе, и сжал ее в ладони. Вот первая из собак прыгнула беглецу на хребет, а вторая вцепилась зубами в ногу. Тот попробовал отбиться. Сверток покатился по земле, разматывая грязное тряпье о стерню. Раздался плач. Сначала тоненький, а потом все громче и громче.
        - Это ребенок, - констатировала Бреселида.
        Царь, молча, тронул бока лошади. Все последовали за ним.
        Охотницы уже подбежали к поверженному вору и накинули на него сеть.
        - Преклоните колени! - окликнула их сотница. - Перед вами «живой бог»!
        Нимфы застыли, удивленно таращась на кавалькаду, которую они издалека приняли за процессию богатых паломников. Но, заметив белое полотно, скрывавшее лицо одного из гостей, разом повалились на землю.
        - Поднимите ребенка, - не разжимая зубов, процедил Делайс. В последнее время царю было все труднее говорить, отвлекаясь от своих видений. Максимум, на что он был способен, это послушать, как сотница опросит нимф.
        - Что сделал этот человек?
        - Он вор, - хором заявили охотницы, указывая пальцем на сверток. - Он украл ребенка у верховной жрицы Апатуры.
        - Это мой ребенок! - выкрикнул с земли несчастный. Он еще раз рванулся в сети, но белая гончая, державшая обе лапы у него на груди, щелкнула зубами у самого горла беглеца.
        Делайс сделал в воздухе неопределенный жест рукой, который мог означать все, что угодно.
        - Развяжите его, - перевела Бреселида.
        - Это мой ребенок! - отбрыкиваясь от охотниц, орал «вор». Он оттолкнул одну из нимф, с остервенением дал собаке пинка и, вскочив на ноги, подбежал к царю. - Милосердия! Милосердия! - Руки беглеца вцепились в край седла «живого бога» так сильно, что лошадь Делайса шатнулась. - Они хотят убить моего ребенка! Разорвать его в борозде! Я украл свое!
        Царь поморщился.
        - Так чей младенец? - с усилием выговорил он. - Апатуры или твой?
        Беглец повалился на колени.
        - Ваше величество! Пещерная Мать понесла этого ребенка от меня. Я с прошлой осени служу Гераклом в святилище на горе…
        Делайс страдальчески сдвинул брови и обернулся к Бреселиде.
        - Верховная жрица Апатуры почитаема всеми, - немедленно отозвалась та. - А ты кто такой? - Серые глаза всадницы внимательно изучали лицо храмового бойца.
        Вместо ответа беглец снова подался к царю.
        - Я служил вашему отцу! - в отчаянии воскликнул он. - Я пленный здесь! Нас схватили позапрошлым летом, когда погиб номад Ферусы…
        Даже под белой материей было видно, как побагровело лицо «живого бога». Делайс знал о предательстве Гекатея и иногда думал, что своей печальной судьбой искупает грех отца.
        - Как тебя зовут? - беззвучно спросил он.
        - Я Асандр. Брат Асандра Большого. Это мой ребенок. Они разорвут его…
        Бреселида молча, тронула лошадь, подъехала к нимфам и без дальних объяснений забрала у них младенца.
        - Привет, малыш, - шепнула она, отогнув край ветхого тряпья над красным от надсадного рева личиком. - Гикая, - всадница обернулась, - ты у нас привыкла возиться с детьми. - Кулек перекочевал на руки старой «амазонки». - Твой брат погиб на стене, - сказала сотница беглецу. - Теперь ты Асандр Большой, а это Асандр Маленький. - Женщина кивнула в сторону ребенка. - Никто его не разорвет. Вы поедете с нами.
        Нимфы Апатуры опешили от такой наглости. На их глазах у святилища отбирали имущество. Пожертвованное паломниками прошлой осенью и давшее приплод!
        - Правосудия! - подала голос старшая, обращаясь к царю. - Этот человек вор и бунтовщик. Он уже пытался похитить ребенка, поэтому его и заковали в колодки. Священное Дитя Апатуры - не та вещь, которую можно отобрать. - Она свистом подозвала собак, и вид у нее был далеко не дружелюбный.
        - Ребенок, рожденный в храме, принадлежит богам, - поспешил подтвердить слова охотницы Агенор.
        Бреселида глянула на царя. Она, и, не видя его лица, прекрасно поняла, в каком он настроении. По одному наклону головы было ясно, что Делайс намеревается разнести все.
        Но голос из-под покрывала прозвучал на удивление спокойно.
        - Кто тебе позволил говорить, женщина? Тем более возражать?
        Нимфы разом помрачнели. «Живой бог» после очищения - это уже не просто царь. Он одной ногой стоит на жертвенном костре, а другой на небе. Все, к чему он прикасается, его неотъемлемая добыча. Каждое святилище готовит ему дары, и отказ послужит не к чести Апатуры. Пожалуй, и паломники начнут объезжать ее стороной, прослышав о святотатстве.
        - Вам оказали великую честь, - заявила сотница. - А вы торгуетесь, как на рынке.
        - Но мы уже много лет не дарили Трехликой младенца, зачатого в стенах святилища!
        Царь устало склонил голову.
        - После того, как «живой бог» будет сожжен, имеет ли смысл какая-нибудь другая жертва? - Он отвернулся от нимф и тронул поводья лошади, показывая, что разговор окончен.
        Две «амазонки» помогли прихрамывавшему Асандру добраться до телеги, где кузнецы избавили его от колодки. Ребенок оставался на руках у Гикаи и угомонился тотчас, как только процессия снова тронулась в путь.
        Переехать пролив посуху не удалось. До холодов было еще далеко, отлив не обнажил дна, и зеленая цветущая вода, нагнанная ветром из болота, стояла высоко. Возле городка Кепы царю и его спутницам пришлось нанимать грузовые лодки для перевоза. Это были небольшие усадистые суденышки с широкой кармой и открытыми трюмами для скота. Туда меотянки загнали лошадей, сложили тюки с провизией и дарами, а телеги оставили на берегу, твердо рассчитывая взять за проливом другие.
        Асандр, все время от Майской горы до самых Кеп боявшийся спустить ноги с подводы, теперь пошел проведать своего малыша.
        - Отойди, - небрежно кинула ему Гикая, сцеживавшая для крошки жирное кобылье молоко. - Теперь он не твоя забота. Вот встанет на ножки и научится сам есть, тогда забирай. А пока твои руки здесь лишние.
        - Да он у тебя весь обделался! - возмутился бывший «Геракл».
        - Ну и что? - пожала плечами старая всадница. - Здоровее будет. Поплывем на лодке, я помою его за бортом. И пеленки на ветру просушу. На-ка вот, попей, молоко осталось.
        Асандр плюнул. Стоило спасть ребенка, чтоб он от одной бабы попал к другой! Однако если посмотреть здраво, то сам отец вряд ли знал, что делать с младенцем. Сейчас он хотел бы пробраться поближе к царю, поблагодарить его за спасение. Но после вспышки ясного сознания Делайс вновь погрузился в себя. Воистину жизнь играла с ним злые шутки! Бывает, что простолюдину снится, будто он царь и ходит в порфире. А проснется, хватает себя руками и натыкается только на лохмотья. Владыке же меотов казалось, что он нищий пастух. Вечно голодный и слегка тронувшийся мозгами от бесконечных побоев. У него был господин и были овцы, но не было собаки, с которой в обнимку можно скоротать холодные ночи в горах…
        Сотница разъезжала взад-вперед, отдавая отрывистые приказания о погрузке и то и дело бросая на «живого бога» тревожные взгляды. Внезапно к ней на плечо спустился большой белый ворон и громко закаркал, а всадница угрюмо кивала, словно понимала, о чем он говорит.
        - Я примерно нашел место, где обитает умалишенный, чьим безумием Трехликая щедро поделилась с Делайсом, - заявил Аполлон, потряхивая крыльями. - Это святилище Серпа в Таврских горах. Ваш путь к Долине Духов лежит мимо него…
        - Я знаю, - прервала его Бреселида. - Над ним старая рефаимская крепость. Там обитает странный народец. У меня есть знакомые среди их торговцев.
        - Хитрая девочка, - похвалил Феб. - Везде-то она всех знает! Порой мне кажется, что тебе покровительствую не я, а проныра Гермес. - Он посерьезнел. - Бойся этих людей, ибо они были соль от соли земной, а стали прах от праха. Когда все заливало водой, на вершинах гор кое-кто уцелел. Они потомки очень древних великих народов и никому в этом мире не родня. У них свой закон, а кто вне его, вряд ли человек.
        Бреселида кивнула. Она всегда чувствовала, что люди с горы над Серпом другие. С ними можно вести дела, но нельзя заглянуть им в душу.
        - Значит, сумасшедший там? - спросила всадница.
        Аполлон кивнул.
        - Ты помнишь, что я говорил тебе об этом несчастном? Его надо выманить оттуда и заставить сражаться с Делайсом. Только так к царю вернется разум.
        - А как я его узнаю? - с сомнением протянула Бреселида.
        - О, об этом можешь не беспокоиться, - заверил Феб. - Ты узнаешь его сразу. На нем моя солнечная печать. Так же, как и на тебе. Вас потянет друг к другу. - Ворон расправил крылья. - Да, забыл сказать… Царь должен убить «двойника» священным серпом. Так что тебе придется еще, и ограбить святилище.
        Наутро лодки отошли от Кеп. Гребцы сидели на палубе и горланили песни. Караван двигался медленно, а при сильном встречном ветре вообще растянулся от берега до берега. Уже у пантикапейской стороны суда стали огибать мыс Мермекий, стараясь не налететь на прибрежные камни. Песчаное спокойствие здешних вод часто обманывало неопытных моряков. Волны подмывали берег, и под каждым мысом торчали россыпи серых валунов.
        Кроме того, у этих берегов скрывалась еще одна опасность. Мермекий слыл пиратским поселком. В спокойные времена под сильной властью архонта все его жители были честными рыбаками. Но стоило Хозяину Проливов показать слабину, на побережье тут же ожил древний промысел. Обитатели поселков силой собирали дань со всех проплывавших судов. Лихие мермекианцы могли забрать и паруса, и снасть, и крепких гребцов, а если что не по ним, то и лодку пустить на дно.
        Не успел царский караван приблизиться к мысу, как из-за него выскользнуло несколько вертких суденышек. Они мчались по воде с большой скоростью. На передних уже были видны полуголые вооруженные люди, чьи истрепанные лохмотья лихо дополняли богатые боевые пояса. Меотянки повскакали с мест и мигом натянули луки. Решить исход сражения можно было и, не начиная близкого боя. Привыкнув стрелять с седла, лучницы неплохо били с качающихся лодок. Им в ответ полетели редкие стрелы. Нападавшие были вооружены в основном холодным оружием, годившимся для абордажного боя.
        Часть пиратов попадала в воду, сбитая меткими выстрелами степнячек. Две лодки перевернулись, раскачанные падением раненых за борт. Одна повернула назад. Но еще пара настырных «морских гончих» продолжала преследовать добычу. Они врезались в хвост каравана, где на суденышках почти не было лучниц, зато кучами лежало добро с телег, делая осадку угрожающе низкой. Там же плыли рабы, а среди них и бедняга Асандр.
        Неповоротливые суда не выдержали прыжка первых же вооруженных воинов и, черпнув воды, пошли на дно, точно их пальцем вдавили в море. И пираты, и жертвы оказались в воде. Ладья, с которой перескочили нападавшие, напирала боками на людей, барахтавшихся в море. Чтоб не потерять всей добычи, мермекианцы стали втягивать рабов к себе на борт.
        Продолжать погоню за меотами пираты не рискнули. Но и «амазонки» на тяжелых грузовых судах не могли быстро подойти к месту крушения. Пока они разворачивались и гребли, продолжая осыпать противников стрелами, те похватали из воды, кого могли, и быстро ринулись назад к берегу. Только весла засверкали на солнце. Преследовать их не имело смысла. Они уже скрылись за мысом, а меотийские лодки только поравнялись с погибшим судном и начали принимать на борт тех, кого бросили нападавшие. Асандра среди них не было.
        III
        Дорога шла вдоль пропасти. Колючий терновник, покрывавший склоны горы, теснил ее к самому краю. До вершины оставалось около получаса езды. Лицо Бреселиды совершенно посерело под слоем пыли, и белые нитки морщин выделялись возле глаз резче обычного. На ее плече сидел, нахохлившись, белый ворон. Ему было жарко и скучно. Круглые, как монеты, глаза, не мигая, следили за небом. Возле серого валуна птица издала гортанное карканье и лениво спорхнула на землю. Всадница махнула ему рукой.
        Сразу за поворотом открывался вид на старую крепость. Никто не охранял больше четырехугольную башню, сквозь которую можно было попасть в поселок. На темных досках открытых ворот еще кое-где виднелись потускневшие от времени медные пластины. Сотница проехала под сводами и оказалась во внутреннем дворе. За стеной толкалось много народу, надсадно блеяли овцы, вдоль осыпавшейся кладки тянулся тростниковый навес, под ним лениво покусывали друг друга облезлые верблюды, с которых караванщики сгружали кладь.
        Бреселида удовлетворенно усмехнулась: крепость осталась такой же, какой она ее помнила с прошлого приезда. Последний перевалочный пункт на пути к святилищу Серпа. Здесь рефаимы-перекупщики забирали у иноземных купцов весь товар, потому что торговать перед светлыми очами таврского царя Ликдамиса могли только подданные.
        Меотянка тронула поводья и проехала чуть вперед. Навстречу гостье вышел высокий бородатый мужчина с осанкой патриарха и, воздев руки кверху, приветствовал всадницу с таким радушием, что у той не осталось ни малейшего сомнения: когелет нуждается в ней.
        - Здравствуй, Аврон, - улыбнулась «амазонка». - И я рада тебя видеть. Надеюсь, вся твоя семья в добром здравии? Ты уже выдал, Мерим замуж? Шааб снова не родила?
        - Ты все узнаешь в свой час, если примешь гостеприимство под моим кровом, Бреселида. - Старейшина тоже сдержанно заулыбался в бороду. Ему было приятно, что редкая гостья помнит по именам членов его семьи, но он прекрасно понимал, что тесный внутренний двор перед воротами - не место для хорошего разговора.
        Когелет щелкнул пальцами, и двое рабов, теснивших овец к загону, бросили свое дело, подхватили лошадь под уздцы и повели к желобу с водой. Как назло, вол, вращавший ворот, устал и заартачился. Его попытались сдвинуть с места пинками, но упрямое животное уперлось. Тогда один из пастухов выпряг вола и, положив руки на ворот, толкнул его вперед.
        Гостья увидела, как напряглись мышцы под ветхой холщовой хламидой раба, и вода побежала по желобу в подставленное корыто. Всадница удовлетворенно щелкнула пальцами и повернулась к Аврону. Она хотела спросить, почему когелет не продаст такого сильного невольника в гребцы за хорошие деньги. Но почему-то промолчала. Лицо пастуха показалось ей смутно знакомым, хотя она могла бы поклясться, что никогда не видела этого человека.
        - Я его у тебя не помню. - Бреселида кивнула в сторону раба.
        Когелет пожал плечами:
        - Это Фарнак. Обычно он с овцами в горах. Правда, сильный? Жаль, у него не все в порядке с головой.
        Юноша глядел на гостью исподлобья. Он никогда не видел женщин верхом. Конечно, любая баба - Мерим или Дебра, к примеру, - могла взгромоздить свой толстый зад на кобылу. Но гостья, несмотря на потрепанную сбрую и пропыленную одежду, выглядела настоящей амазонкой. И меч и шлем у нее были настоящие. Хотя тоже поцарапанные и разбитые. Но, наверное, таким и должно быть боевое оружие? Он несколько раз видел внизу в долине грозных стражей святилища, но их серебряные секиры всегда казались ему игрушечными.
        Гостья устало соскользнула с седла и оказалась юноше по локоть. Очарование вмиг пропало. И такие маленькие женщины носят оружие? В этом была насмешка судьбы. В последнее время пастух замечал их слишком много. Видения, мгновенные и болезненные, как порез о сланцевую крошку, открывали двери в его голове, через которые лился свет, слышалась музыка, смех, странные разговоры, смысла которых слабоумный дикарь не понимал. Там он был другим, носил пурпурный плащ и золотые браслеты. И там он тоже страдал по оружию… И тоже видел эту женщину…
        - Отведи лошадь в конюшню. - Бреселида бросила пастуху повод Пандоры.
        Тот протянул руку и чуть не отдернул обратно, когда гостья коснулась его ладони. Он обжегся, словно по пальцам пробежал огонь. «У нее же все золотое! И глаза, и волосы, и кожа! - в смятении подумал юноша. - Как остальные этого не замечают?» Всадница ощутила то же самое и с удивлением подняла брови, внимательнее вглядевшись в лицо пастуха.
        - У тебя ладонь как раскаленное железо, - только и сказала она.
        Рефаимская деревня тянулась по всему гребню горы. Две ее улицы шли параллельно друг другу, прихотливо повторяя рельеф плоскогорья. Они были застроены тесными домами из белого известняка, деревянными загонами для скота и на пару этажей вниз изрыты пещерками, заменявшими погреба. Аврон провел гостью к своей усадьбе, которая объединяла не только его собственный дом, но и красивую кенассу с двускатной черепичной крышей. По двору ходили куры. Полная неопрятная женщина, засучив рукава, стирала в деревянном корыте. Она то и дело покрикивала на двух девушек, таскавших воду и развешивавших белье вдоль открытой веранды. При виде «амазонки» ее румяное хитроватое лицо расплылось в радушной улыбке, и она заковыляла навстречу Бреселиде.
        - Шааб, ты опять беременна? - сдержанно восхитилась гостья. - Боги благословили твой дом, Аврон. Надеюсь, на этот раз будет мальчик.
        Когелет сокрушенно вздохнул. В течение двадцати лет жена дарила ему только дочерей.
        - Надолго ли в наши края, перелетная птичка? - Шааб уперла руки в бока и оценивающе уставилась на меотянку. - Не пора ли и тебе вить гнездо?
        По лицу гостьи промелькнула тень.
        - Гнезда вьют в родном лесу, - сухо сказала она. - А мой скоро выгорит дотла. Благословите богов, что к вам не долетят даже искры.
        - Окажи нам честь, отдохни под нашим кровом, - поспешил вмешаться Аврон. - Расскажи, что нового внизу? Что привело тебя в наши места?
        - Дело, - усмехнулась «амазонка». - Как всегда, дело. Мне показалось, что и у тебя есть ко мне какая-то просьба?
        Когелет кивнул. Бреселида всегда чувствовала несказанное. Их добрые отношения строились на цепи взаимных услуг. Случалось, она оставляла у рефаима на хранение какие-нибудь ценные вещи. Случалось, Аврон давал ей поручения вдали от рефаимских земель. На этот раз женщина ожидала чего-то подобного.
        - Завтра, если боги благословят, мне нужно побывать в городе, - сказала меотянка.
        - В городе или в святилище? - уточнил Аврон.
        - Побывать и вернуться, - поддразнила его Бреселида. - Тогда я буду к твоим услугам.
        - За стену дворца ты попадешь через лавку Хама, - удовлетворенно кивнул старейшина. - А что дальше - нас не касается. Завтра тебя проводят вниз вместе с караваном товаров. А сегодня отдыхай. Мерим, Дебра! - крикнул он дочерям. - Согрейте воды с мятой и приготовьте для гостьи достойное платье.
        Не выразив ни малейших возражений, гостья пошла за дочерьми Аврона, которые едва не повизгивали от восторга, что сейчас смогут расспросить ее обо всем. Их мир был так тесен, что Бреселиде не составило труда удовлетворить нехитрое любопытство девушек. Она хвалила шафрановый цвет платья Дебры и сердоликовые бусы Мерим, чем вогнала дочерей когелета в крайнее смущение. Но сама постоянно думала о другом, пока не запретила себе мысленно возвращаться к делу, которое ждало ее внизу. Завтра будь что будет. Сегодня надо отдохнуть.
        Соловая кобыла оказалась довольно миролюбивым существом. Она не брыкалась и не кусалась. Фарнак расседлал ее, чтоб начать чистить. Лошадь доверчиво положила ему голову на плечо и пожевала большими черными губами где-то у самого уха.
        - Не надо так делать. Мне щекотно, - сказал он, оглаживая животное по крутой шее. - Устала? Хочешь есть? Сейчас будешь. - Пастух с сожалением провел рукой по сбитой конской спине и неодобрительно хмыкнул: - Наверное, твоя хозяйка совсем за тобой не следит? Как же тебя зовут? Честно говоря, ты больше похожа на корову. Все амазонки ездят на коровах?
        Сбруя, снятая и развешенная на гвоздях, была потрепанной и старой, с многочисленными узлами. Медные бляшки на ней казались тусклыми и поцарапанными. Внимание привлекал только меч, который гостья не отвязала от седельного тюка. Его побитые деревянные ножны некогда были обтянуты алой кожей и инкрустированы слоновой костью, на рукоятке мерцал крупный прозрачный халцедон.
        Фарнаку остро захотелось вытянуть клинок. Не целиком. Хотя бы до половины. Чтоб увидеть цвет и качество стали. Его пальцы сами легли на крестовину, и меч поехал из ножен, словно смазанное маслом тележное колесо. Фарнак не успел опомниться, как оказался стоящим в сарае с вытянутым клинком в руках. Бронза была темной. Черно-синей с золотыми насечками. Такую привозили с востока, из Парфии. Говорят, что при закалке в тигли кидают лепестки цветов. Сейчас, глядя на завораживающую глаз синеву, юноша готов был в это поверить. Какая легкость! Неужели им можно убить? А правда, что кончик сгибается до рукоятки?
        - Поздравляю, - раздался сзади сухой насмешливый голос. - А подковы ты не гнешь?
        Фарнак от неожиданности выпустил меч из рук и обернулся. Гостья стояла в дверях спиной к свету, но он сразу узнал ее. На ней было одно из платьев Мерим, несколько широковатое в талии. Мокрые волосы она вытирала холщовой тряпкой. От нее исходили, запах мяты и хорошо ощутимое чувство угрозы.
        - Подними, - приказала Бреселида. - И положи на место.
        Фарнак молчал, тупо глядя на нее исподлобья. Чего он ожидал? Что гостья сейчас ударится в крик, как Шааб, когда он забьет не ту овцу? Или ударит его? Бреселида не сделала ни того ни другого. А когда он все-таки поднял меч и не слишком удачно, гораздо туже, чем вынимал, вставил в ножны, произнесла:
        - Тебе такой не подойдет. Для тебя нужен раза в полтора длиннее. И гораздо тяжелее. Гораздо.
        Трудно было задеть его сильнее. Есть вещи, которые не даны от рождения, и минутное прикосновение к ним существует лишь для того, чтоб напомнить: они не твои и никогда не будут твоими. Фарнаку очень захотелось ударить эту маленькую женщину. Так чтоб кровь из носа потекла прямо на новое платье. Выражение холодной ярости, на мгновение как бы проступившее сквозь лицо пастуха, живо напомнило Бреселиде точь-в-точь такое же у Делайса.
        Фарнак задом попятился из конюшни, выскочил через другую дверь и бежал до тех пор, пока не оказался за проломом старой крепостной стены. Там прямо на него через кусты орешника вышло козье стадо, и пастухи долго судачили между собой, куда это, вытаращив глаза, несется Авронов парень.
        В сумерках девушки собирались на краю деревни у южных ворот, где в изрытом пещерами известняковом склоне жители держали скот на продажу. Здесь, на широкой площадке перед хлевами, обычно развлекалась молодежь. Пастухи и сыновья торговцев приходили сюда подраться на палках, покрасоваться перед девушками, которые смирно сидели на крышах загонов и тихо повизгивали от испуга или хлопали в ладоши. Изредка здесь устраивались танцы, и тогда девушкам разрешалось спуститься вниз и покружиться перед парнями. Остальное время мужчины и женщины проводили врозь. Работали, ели, отдыхали отдельно, лишь на ночь, сходясь под крышей одного дома. Бреселида не понимала этого. И не старалась понять. Ей было достаточно, что Аврон и его семья относятся к ней дружелюбно.
        Дебра и Мериам привели гостью на склон холма и усадили посредине между собой. В пестром платке и длинном лиловом платье с расшитым воротом, она мало чем отличалась от подруг, разве что кожа была посветлее. Парни уже собрались внизу, и на гостью никто не обратил внимания. Бросать прямые взгляды на девичий рядок здесь было не принято.
        Всадницу всегда развлекали деревенские «побоища», где люди, которым боги не дали умения драться, старались показать свою силу и ловкость.
        - Врежь ему! Врежь! - разорялся осанистый торгаш с короткими ногами, подбивая приятеля напасть на другого бойца, покрупнее.
        - Сам врежь, - отнекивался тот. - У Левия знаешь какой удар правой!
        Но Левий без приглашения втиснулся среди горячившихся парней и, подбрасывая буковую палку, предложил торгашу помериться силой. Несколько пар уже колотили друг друга. Девушки оживились, у каждой был свой боец, за которого она болела всей душой. Многие вскрикивали и даже потрясали в воздухе смуглыми кулачками. Бреселида зевнула. Способы здешнего боя не могли поразить ее воображение.
        - Смотри, смотри, это Хам! - Дебра вцепилась в руку «амазонки» и отчаянно трясла, показывая пальцем на коротконогого торгаша. - Отец сговорил меня за него. На Праздник Кущ в следующем году будет свадьба. Правда, он сильный?
        К этому времени шустрый торговец уже уложил Левия, который, паче чаяния, оказался слаб в коленках, и перешел к следующему противнику. Теперь это был пастух с неоправданно легкой палкой, сломать которую не представляло большого труда.
        - Да, ты права. В нем что-то есть, - заверила Бреселида. - И врагов он себе умеет выбирать, и слабые места у них знает. Ты с ним не пропадешь.
        Дебра взвизгнула от восторга. Похвала гостьи много значила для нее. Мерим, надула губы.
        - А где твой жених? - спросила ее Бреселида.
        - У нее нет жениха, - мстительно вставила Дебра, прежде чем сестра открыла рот.
        - А вот и есть! Есть! - чуть не с кулаками накинулась на нее Мерим. - Просто Шолемон хромает и не будет сегодня драться.
        - Отец не сговаривал тебя за Шолемона! - вскрикнула Дебра. - Он нищий!
        - Успокойтесь, - попыталась разнять их Бреселида. - Если твоей сестре нравится Шолемон, ей вовсе не обязательно выходить за него замуж. Она может встречаться с ним, не настаивая на свадьбе.
        - Не настаивая на свадьбе… Не настаивая на свадьбе… - зашушукались вокруг девушки, словно Бреселида сказала что-то неприличное. А Мерим, вспыхнула как маков цвет и закрылась платком.
        - Ты уж лучше молчи, - посоветовала гостье Дебра. - У нас так не бывает. Девственность невесты - лучшая награда для мужа.
        - Лучшая награда для Хама - двадцать голов овец, которые отец дает за тобой, - прошипела в ухо сестре Мерим.
        - Бесстыдница!
        - Толстуха!
        Дочери когелета готовы были вцепиться в косы друг другу.
        - Эй, с крыши рухнете! - рассмеялась Бреселида. - А что случилось с Шолемоном?
        - Его Фарнак покалечил. - Мерим, дернув задом, отодвинулась подальше от сестры. - Разбил палкой колено. И зачем только парни зовут сюда драться этого верзилу!
        - Наверное, им интересно испытать счастье с серьезным противником, - предположила Бреселида.
        - Он от них отмахивается, как от мух, - фыркнула Дебра. - Дана быку сила, чтоб плуг таскать!
        - Сама посмотри. - Мерим обиженно шмыгнула носом. - Вон он, злодей!
        Проследив за ее рукой, меотянка увидела Фарнака, который на полторы головы возвышался над остальными. Никто не рисковал выходить против него в поединке. Парни сгрудились кучей и вместе наскакивали на рослого пастуха. Он слабо отбивался, слегка покручивая палкой и стараясь не покалечить нападавших. Видимо, история с Шолемоном стоила ему немало тумаков от хозяина. Тем не менее, в сторону то и дело отлетал то один, то другой из врагов. Они с криками хватались за ушибленные места, катались по земле и стонали.
        Бреселида презрительно пожала плечами и отвернулась, но истошный вопль снизу снова заставил ее воззриться на «поле боя». Там к стенке загона отлетел Хам, зажимая обеими руками нос, из которого хлестала кровь. Слабоумный пастух виновато мотал головой, всем видом показывая, что случайно задел противника.
        «Боги! Травоядное! - возмутилась „амазонка“. - При такой силе терпение, как у вола!»
        - Он нарочно! - выкрикивал Хам. - Он сломал мне нос перед свадьбой!
        Угрожающе шумя, деревенские парни плотным кольцом сгрудились вокруг пастуха и выставили вперед палки. Пока их было пять-шесть, Фарнак еще мог успешно отбиваться. Но сейчас на него намеревались броситься все.
        - Врежем ему хоть раз как следует! - Оправившийся от падения Левий уже был в первых рядах. - Он хотел искалечить Хама! Как перед этим Шолемона!
        - Видно, у него счет к дочкам когелета!
        Нападавшие заржали и стали подталкивать друг друга.
        - Эй, там! - не выдержала Бреселида. Она поднялась на ноги и сверху рассматривала толпящихся драчунов. - Если б он хотел, он убил бы любого из вас!
        - Тише! Тише! Что ты? - Несколько девичьих рук вцепились ей в платье и потянули вниз. Но было уже поздно. Головы всех собравшихся как по команде повернулись к Бреселиде.
        - Что ты говоришь, женщина? - раздраженно крикнул Левий. - Тебе ли поднимать голос в делах между мужчинами?
        - Да! Да! - поддержали его остальные. - Между мужчинами!
        - Судя по вашим прыщавым лицам, - рассмеялась всадница, - мужчин здесь нет!
        Возмущенный гул сотряс ветхие хлевы. Многие сплевывали под ноги в знак презрения.
        - Дебра, кто эта наглая… рядом с тобой? - гневно вопросил Хам.
        Меотянка не дала дочери Аврона раскрыть рот.
        - Я сотница царицы Тиргитао, - сама ответила она, уже спускаясь вниз по пыльной дорожке. - Понимать в драке мне положено по службе.
        Сбитые ее словами с толку деревенские парни расступились, пропуская женщину в круг. Они никогда не сделали бы этого для своих подруг. Но гостья когелета имела определенные права.
        - Скажу вам прямо, - заверила меотянка, - никто из вас не имеет шанса и минуту выстоять в поле против скифа или даже меня, слабой женщины.
        Со всех сторон раздался свист.
        - Говорить-то ты можешь все, что угодно! - бросил Левий, но всадница молниеносно вырвала палку у стоявшего рядом парня и тут же подсекла его под ноги, так что верзила вновь рухнул в пыль под хохот товарищей.
        - Когда я говорю, я думаю, - наставительно сказала она. - Так вот, этот ваш пастух и в уме не держал покалечить жениха Дебры. Просто он сильнее всех здесь собравшихся.
        Фарнак угрюмо смотрел на нее. Ему не нужна была ничья защита. Сейчас он ненавидел гостью когелета даже сильнее, чем сынков торгашей, решивших в очередной раз побить его ни за что ни про что. Она не смеет за него заступаться! Ему не нужны подачки от бабы!
        - Если ты такая смелая, - Левий поднялся и сплюнул на землю, - может, ты покажешь нам, простакам, как дерутся амазонки?
        - Да, покажи! Покажи!
        - Дерись с ним! - Два десятка грязных пальцев затыкали в сторону Фарнака. - Сразу отвыкнешь учить мужчин!
        Бреселида хмыкнула. Эти олухи так выпячивали свое назначение, словно кто-нибудь из них занимался чем-то, кроме размена грязных денег на грязный скот! Всадницей овладел гнев. Она уперла руки в бока и, тряхнув волосами, потребовала:
        - Дайте палку.
        Левий перекинул ей свое буковое полено. В его жесте было столько презрения, словно не она минуту назад одним ударом посадила его на задницу.
        Бреселида покрепче перехватила палку и обернулась к Фарнаку:
        - Ну?
        Он мог одним ударом снести ей голову. Всадница подкинула оружие, примериваясь к рослой фигуре противника. Когда Фарнак, пробуя крепость обороны, осторожно и даже как-то стесняясь, стукнул по краю ее палки, она изо всех сил стукнула его концом букового жезла под дых. Следующий удар пастуха был куда сильнее. Она не на шутку разозлила его. Бреселида еле удержала палку в руках, но сама отлетела на пять шагов. Несколько минут прошли в сплошной пляске. Всадница увертывалась от сыпавшихся градом ударов. Каждый из них, попади он в цель, мог сломать ей хребет, руку или ногу. Парень явно озлился и не играл с нею.
        А вот она играла. Скакала с места на место, каталась по земле и время от времени наносила щекочущие тычки то по спине, то по плечам противника. Пастуха они только раззадоривали. Но вредили ему не больше, чем комариные укусы. Сказать по чести, драться он не умел. Нет, конечно, завалить в лесу медведя или выбить зубы всем деревенским - это пожалуйста. Но если б сейчас Бреселида оценила положение как опасное и решила бы уложить врага на месте, ей не потребовалась бы сила. Никакая. Вообще. Все жизненно важные места его тела от солнечного сплетения до кадыка были открыты. Фарнак даже не пытался защитить их. Он махал в разные стороны руками, как смертоносная мельница, даже не подозревая, что смерть на самом деле очень близко. Впрочем, у Бреселиды не было намерения убивать пастуха. Эту «честь» она собиралась предоставить другому человеку. А сейчас следовало решать: или применить пару приемов и завалить врага на глазах у всей честной компании, или…
        В какой-то момент он все-таки задел ее палкой в плечо и сам испугался, когда всадница отлетела на несколько локтей. Меотянка хорошо видела выражение его лица: испуг и раскаяние одновременно - именно такое бывало у Делайса, когда он в споре, наговорив ей горьких слов, пугался, что обидел собеседницу.
        В следующую секунду сотница была уже на ногах и, обежав пастуха сбоку, резко ударила концом палки между ребер. Боль была достаточно сильной, чтобы у Фарнака потемнело в глазах, и он на целую минуту скрючился, не зная, как выдохнуть.
        Злорадные крики прорезали воздух:
        - Так ему! Так!
        - Врежь ему палкой в рожу!
        - Бей, пока он не опомнился!
        На лице пастуха мелькнули досада и стыд.
        Это был опасный момент. Кинься он сейчас - и женщина не устояла бы. А уж перехватить ей горло и свернуть шею такими ручищами ничего не стоило. Чтоб избежать такой развязки, всадница сделала ложный выпад палкой, а когда враг с ревом прыгнул вперед, сама скользнула ему навстречу, умело поставила подножку, и оба грянулись оземь.
        Фарнак лежал сверху на сжавшемся в комок теле противницы и не мог поверить в произошедшее. Она ему поддалась. Причем сделала это так, чтоб со стороны все выглядело правдоподобно. Зачем?
        - Вставай, медведь, - еле слышно выдохнула Бреселида. - Ты меня раздавишь.
        Сумерки в горах быстрые, как обман. Перед закатом все собрались в кенассе послушать, как старейшина читает «Обетование». Из уважения к редкой гостье, Бреселиде позволили присутствовать на женской половине, за резной ширмой, делившей помещение на две неравные части. Община допускала к слову Божию даже невольников. Рабы тесной кучей уселись на пол у двери и покрыли головы кто чем мог. Сквозь тонкую сетчатую стенку, самые крупные ячейки которой были заткнуты пучками соломы, Фарнак видел профиль гостьи. Он не хотел смотреть, но все время натыкался на нее глазами.
        Бреселида сидела прямо, чуть откинувшись назад и приподняв голову к потолку. На лице женщины застыло отрешенное выражение. Казалось, она не слышит голос Аврона, а думает о чем-то своем. Ее губы сложились в мягкой нездешней улыбке. Это место с его сеном и голубями как-то не вязалось с величием событий, о которых читал когелет.
        «И сказал Бог сыновьям своим: вот жены человеческие, не касайтесь их. Ибо вот Божие, а вот человеческое. И младшие обещали ему, и поклонились ему, и ушли по делам своим. Ибо дел было много, а сынов мало.
        Но потом стали рядить меж собою: тяжело вдали от Отца, и нет с нами любви Его. А жены человеческие - вот они. И они красивы. И мужи их счастливы, находя их подле себя всякий день, как захотят. Возьмем и мы.
        И стали они брать жен человеческих и утешаться сердцем среди забот многих. И жены человеческие родили сынам Божьим детей. Народ славный и могучий, но непокорный Богу. Имя же им рефаимы - смертные великаны. Ибо ростом они были до звезд, но жили до первой крови.
        И стали рефаимы сотрясать небо. И так топать по земле, что она прогнулась. Ели же они только людей и никакого не знали закона. Увидел Бог, что нарушено слово Его и восстали на Него, и поднял воду выше - гор и поставил на небе Луну, чтоб смотрела, когда воде сойти, а когда вновь прихлынуть. Великаны же все утонули.
        Остались только младенцы их, укрытые на самых высоких горах матерями их. И дал Бог младенцам жить, каждому на своей горе. Но так, чтоб они не показывали лица среди других людей и не покидали прибежища своего. Ибо стоит им сойти с гор, как немедля поднимется вода и вновь поглотит Землю. А порукой тому Луна. Она висит здесь для рефаимов. И смотрит за ними одним глазом. Другой же всегда обращен к Богу: что Он скажет? Он же говорит: погоди еще.
        От детей великанов ведем мы свой род. И не знаем иных колен, кроме тех, что живут на одной горе с нами. Не спускаемся мы в долины. Ради себя самих и всей Земли. Но знаем, что настанет день и Бог увидит покорность нашу, и услышит моление наше, и даст нам землю, кроме камня, и воду, кроме слез. И населит мир народами сильными, от чресл наших. И не будет иных стад, кроме стад наших, и иных богов, кроме Бога нашего».
        Бреселиду позабавило упоминание Бога после стад. Все-таки рефаимы во всем до мелочей оставались торговцами. В кенассе становилось душно, и сотница выскользнула на улицу, потревожив несколько женщин, сидевших на полу. Они с неодобрением посматривали ей вслед. Но гостью это не обеспокоило. Здесь не ее дом и не ее молитва.
        Сам не понимая зачем, Фарнак на четвереньках попятился к двери. Ему было интересно, куда пойдет гостья. Эта женщина вызывала у него сильное раздражение, смешанное с тревогой и постоянным желанием видеть ее. Такие чувства не могли родиться сегодня, они выплеснулись в его «здешнюю» жизнь из той, другой, внутренней, где Бреселида доставляла ему невероятную боль и невероятную радость… Ничего больше пастух не мог вспомнить.
        На улице было уже темно. Зеленая изгородь орешника, клонившаяся над сточной канавой, давала густую тень. И хотя в глубине дворов то и дело поблескивали масляные лампы, вынесенные хозяйками на свежий воздух, их огоньки не могли разогнать сгущающийся сумрак. Брякнула цепью собака. В отдалении надсадно закричал осел. Бреселида выбралась на опустевшую площадь перед воротами. Справа от нее остался колодец. Слева темнел утопавший в кустах боярышника старый алтарь Девы. Сняв с пояса нож, женщина срезала несколько веток с крупными красными ягодами и положила их на него.
        - Я знал, Бреселида, что найду тебя здесь.
        Услышав раскатистый бас Аврона, Фарнак чуть не вскрикнул от неожиданности. Последовав за «амазонкой», он притаился с задней стороны алтаря. Здесь старая стена крепости нависала прямо над ущельем. Она давно осыпалась, и среди каменного крошева можно было надежно укрыться от чужих глаз.
        - Женщины твоего народа почитают жертвенники Луны.
        - Зато вы его совсем запустили, - отозвалась меотянка со вздохом.
        - Это не наши боги, - строго сказал когелет. - Нам нет до них дела.
        - Как им до вас, - усмехнулась гостья. - Так о чем ты меня хотел попросить?
        Аврон приблизился к краю обрыва, его голос звучал над самой головой Фарнака.
        - Это печальная служба, Бреселида. Но мы доверяем ее тебе. Ибо ты наш друг и сумеешь сделать все как надо.
        Всадница не любила долгих вступлений и нетерпеливо дернула плечами.
        - Там, в городе, среди наложниц царя Ликдамиса живет одна из наших девушек по имени Эсфар, - с глубокой скорбью продолжал когелет. - Прекрасная, как кипарис на склоне, и чистая, как лилия под сенью сада. Пастись среди ее ланит дано не каждому, но лишь царю…
        - Постой, - оборвала Аврона гостья. - Разве ваш закон позволяет отдавать своих женщин мужчинам другой веры? Вы презираете Лунную Деву, которой посвящены город и храм внизу. Как эта Эсфар оказалась на ложе Ликдамиса?
        - Мы маленький народ, - уклончиво ответил когелет. - Наши колена живут далеко друг от друга. Мы во всем зависим от милости тех, кто занимает земли в долинах. Важно иметь при них своих верных людей, которые предупредили бы нас в случае угрозы, а еще лучше отвели ее от наших голов.
        - Разумно, - кивнула Бреселида.
        - Эсфар давно удерживает своими нежными руками меч грозного Ликдамиса.
        - Кто ей мешает держать его и дальше?
        - Увы, ее время истекло, - протянул когелет. - Пока Эсфар была наложницей, ей не запрещали иметь свою веру. Но теперь Ликдамис желает сделать нашу девочку царицей, и ей придется исполнять грязные обряды храма. Мы не можем пойти на это. - Последние слова Аврон произнес жестко, почти жестоко. - У нее один выход - смерть.
        - Но сама она слишком нежна, чтоб убить себя? - с легким презрением осведомилась Бреселида. - Поэтому понадобилась моя помощь?
        - Наш закон запрещает самоубийство. - Лицо когелета оставалось каменным. - Бог дарует жизнь, и никто по своей воле не может от нее отказаться. Эсфар не посмеет наложить на себя руки, к какому бы позору ее ни принудили. А для нас убить соплеменницу - сосуд для семени колен наших - великий грех.
        - Поня-я-ятно, - протянула Бреселида, обдумывая сказанное.
        - Тебе это ничего не стоит, - продолжал уговаривать гостью Аврон. - Ты женщина-воин. Ведь ты сумеешь сделать это безболезненно?
        - Я смогу убить ее так, что она даже не почувствует, - вздохнула Бреселида. - Если это единственное, что тебя беспокоит. Но не лучше ли девушке остаться жить? Она станет владычицей, матерью царских детей. Род Ликдамиса в этих местах могущественен…
        - Молчи. - Аврон поднял руку. - Лучше ей трижды умереть бездетной, чем служить на алтаре, где приносятся жертвы не скотом и не овечьей кровью.
        Бреселида пожала плечами. Все боги требуют крови. Чем алтарь в храме Серпа хуже каменной кладки на краю шелковичного сада за кладбищем, где рефаимы ежедневно сжигали свои приношения? А уж Ликдамис явно лучше любого из здешних пастухов. И все же… Босоногая замарашка с вершины горы, взятая в царский дворец, омытая в тончайших благовониях и укутанная в тончайшие египетские ткани, предпочитала смерть отказу от своего незримого Бога. «Легкую смерть», - Бреселида усмехнулась.
        - Хорошо, Аврон, - сказала она. - Я сделаю то, о чем вы просите. Но мое дело - прежде всего.
        Когелет склонил голову в знак согласия и исчез в темноте. Фарнак решил тоже выбираться. Он сделал несколько шагов по неверной кладке старой стены, и тут расшатавшийся камень сорвался у него из-под ноги. «Амазонка» вздрогнула и, обернувшись, вовремя схватила пастуха за запястье. Удержав равновесие, юноша оттолкнул ее руку и сам выбрался наверх.
        - Не слишком ли у тебя царское имя? - крикнула ему в спину меотянка, когда пастух бросился бежать от нее, не разбирая дороги.
        Лавка Хама вплотную примыкала к стене дворца. Оказавшись под плетеной ивовой крышей, Бреселида разом вдохнула пыль и закашлялась. В золотых лучах, бивших сквозь потолок, висели соринки и ворс от козьей пряжи. Сотница бесцеремонно пнула ногой несколько мотков с египетским льном, закрывавших лаз в стене. Хитрый торговец проносил через него самые изысканные ткани для наложниц царя. Эти птички из гарема платили золотом. Смуглые проворные руки Хама сдергивали то колечко с пальца, то сережку из ушка. Он знал цену своим товарам и ни разу не продешевил.
        Просидев в дыре за мешками с шерстью до темноты, «амазонка» слышала, как уходил хозяин, гремя разболтанным засовом на дверях, как ночная стража за стеной протяжно кричала: «Спите спокойно!» Ей показалось, что в глубине лавки что-то шуршит. Сотница не без труда высунула голову из-за тюков и огляделась. Крысы, успокоила она себя.
        По всем подсчетам, на улице была уже ночь, и женщина решила покинуть свое убежище. На четвереньках она поползла по лазу, то и дело, подворачивая ноги на осыпавшихся камнях, и не без труда выбралась с другой стороны. Ее вытянутые вперед руки ткнулись в колючий куст шиповника. Внутренняя стена дворца была густо увита плющом и другими ползучими растениями. Плети дикой розы свисали из всех щелей.
        Располосовав рукав и оцарапав щеку, всадница кое-как выбралась на песчаную дорожку. Гарем спал в окружении сада. Впереди слабо плескал по камням фонтан. Резные деревянные решетки прикрывали окна и двери здания. Пробираясь вдоль высоких зарослей красного ревеня, Бреселида спугнула двух фазанов, и они с громким криком понеслись прочь. Рыба ударила хвостом. Раздался легкий звон золотых монет на дне.
        Женщине показалось, что это не она виновата в ночном переполохе. Будто кто-то другой, более крупный и неумелый, шел за ней след в след, шурша травой и пугая задремавших обитателей. Но когда Бреселида обернулась, на дорожке за ее спиной никого не было. На всякий случай вытащив нож, всадница двинулась дальше. Справа к гарему примыкало белое строение бани. Там допоздна горели огоньки. В открытую дверь на улицу валили клубы пара. Эти молочно-белые облака казались настолько густыми, что сквозь них фигуры двигавшихся внутри женщин были едва различимы.
        Пар поднимался вверх, не скапливаясь у пола, где оставался холодный воздух. Поэтому, согнувшись в три погибели, можно было незаметно проскользнуть через баню, лавируя между ногами купальщиц. Эти ноги всадница видела очень хорошо. Вон те толстые столбы в складках принадлежали банщице. Она ходила уверенно и покрикивала на остальных. Тоненькие девочки-рабыни без браслетов на щиколотках то и дело подносили деревянные ведра с водой.
        В одном из углов с мраморной лежанки были спущены две изящные смуглые ступни с ухоженными ногтями и золотыми кольцами вокруг легких щиколоток. Женщина лежала, свесив вниз тонкую руку со змеевидным браслетом. А когда Бреселида проскользнула поближе, то различила большой бледный купол живота, на котором кожа казалась натянута, как на барабане. Купальщица дремала, положив голову на ладонь, и слегка всхлипывая во сне. У нее было детское лицо с тонкими чертами и длинным слегка крючковатым носом. Он портил ее, как и чересчур густые брови, но среди грубых тавриянок она выглядела настоящей жемчужиной.
        Бреселида поняла, что перед ней Эсфар, и ужаснулась. Когелет ни словом не обмолвился о том, что наложница Ликдамиса беременна. Это осложняло дело. Казалось бы, чего проще? Рядом с госпожой никого нет. Перехвати «амазонка» вену на любой из ног, и задремавшая в горячем пару женщина даже не заметит, как истечет кровью. Но нельзя лишать жизни ту, что носит жизнь! Что бы там ни плел когелет, роды покрывают все. Никто не может отказать женщине в праве материнства. Это страшный грех, и Бреселида не омоет им рук.
        Поэтому всадница «поделила меч надвое», как говорили в степи. Она вплотную подошла к спящей Эсфар и острием кинжала проколола ей вену на руке. Из крохотной дырочки кровь не лилась, а лишь стекала по капле. Через некоторое время рабыни разбудят госпожу, отведут ее в покои и, возможно, лишь там обнаружат порез. Эсфар окажется цела, а Бреселида выполнит договор. О несчастном случае станет известно, и когелет ни в чем не сможет упрекнуть всадницу.
        Теперь ее интересовал серп, а для этого нужно было пробраться в святилище. «Амазонка» вновь заскользила под клубами пара к дверям. И тут Бреселиде показалось, что одни из ног, ступающих по мозаичному полу, - мужские. Она даже протерла глаза, настолько диким было это зрелище. А когда убрала пальцы, видение исчезло. «Да что со мной?» - рассердилась всадница. Выскользнув из бани обратно в сад, она не потревожила даже ночных мотыльков. Зато за ее спиной раздались грохот, брань и топот ног.
        - Вор! Вор!
        - Держите вора!
        - Госпожа Эсфар уколола руку!
        - Кровь хлещет!
        Кто-то поскользнулся и со всего размаху полетел на пол. В бане начался переполох. Хорошо, что сотница уже скрылась во мраке и из-за кустов жасмина могла наблюдать за освещенным входом. И снова ей показалось, что какая-то тень метнулась от бани к платану, а оттуда к стене. Что за наваждение?
        - Эй, кто ты? - тихо позвала Бреселида.
        Ни звука.
        - Кто бы тебя ни послал, лучше уходи, - грозно повторила она в темноту. Может, это когелет отправил кого-то из своих неуклюжих торговцев следить за ней?
        Всадница выбралась из-за куста и короткими перебежками двинулась к внутренней дворцовой стене, отделявшей домашние покои владык от святилища. Теперь за ее спиной не послышалось ни шороха. Кажется, преследователь отстал.
        Святилище Серпа имело круглую форму. Если дворец был сердцевиной города, то оно - сердцевиной дворца. Когда-то здесь шумел хвойный лес и сосны с необыкновенно длинными иглами хранили тишину святыни. Песок вперемешку с опавшей хвоей, звук невидимого водопада, напоенный чистотой воздух и абсолютный покой. Хотелось лечь и умереть у каменных ступеней. Раствориться в прозрачной синеве небес, стать длинной зеленой иглой на ветке или каплей росы на сырой тропинке. Но потом люди все испортили.
        Даже из-за стены, отгораживавшей святилище от жилых построек, было слышно, как орут верблюды, оставшиеся на ночь под навесом на городском рынке. Оседлав гребень глинобитной ограды, Бреселида огляделась по сторонам. Прямо перед входом в тесный базальтовый круг рос громадный дуб. Божественное Оружие висело на нижней ветке, чтобы все паломники могли его хорошо видеть. Бреселида удивилась, что не слышит вдоль ограды топота собачьих лап. Отсутствие охраны не понравилось «амазонке». Значит, у храма есть другие, более надежные сторожа. Кто они? Хорошо, если не змеи.
        Поредевшая сосновая рощица, где от дерева до дерева были протоптаны широкие дорожки, казалась совершенно безопасной. Бреселида соскользнула со стены и метнулась в тень раскидистых деревьев. Пока все было спокойно. Ни один шорох не настораживал слуха. От дуба всадницу отделяла широкая плешина, намертво вытоптанная ногами прихожан. Она была залита луной, и казалось, что большой фонарь светит на нее с небес. Воззвав к покровителю странствий, Бреселида двинулась вперед. Золотой серп тускло светился среди ветвей. Всаднице почему-то казалось, что он должен быть очень старым. Но есть вещи, которых не касается время. Реликвия выглядела так, словно только что вышла из кузницы Гефеста.
        «Амазонка» протянула руку, и в этот момент с верхней ветки прямо на нее метнулось какое-то лохматое существо. Оно сбило непрошеную гостью с ног, отшвырнуло от дерева и готовилось прыгнуть ей на грудь. Это и был страж. Громадный, волосатый, с серебристой, отливавшей под луной шерстью. Его продолговатая, вытянутая вперед морда странным образом напоминала человеческое лицо. Но шишковатая голова, острые уши и близко посаженные красные глазки, в которых пылала ярость, были звериными.
        Меотянка закричала бы, если б не страшный испуг, лишивший ее голоса. Она даже не успела выхватить кинжал. Только нелепо брыкала ногами да пыталась разжать железную хватку у себя на горле. Эти движения раззадорили стража. Острый запах зверя волной накатил на женщину, и она почувствовала, что чудовище рвет на ней одежду. От удушья красные круги поплыли у Бреселиды перед глазами. Она еще несколько раз дернулась и затихла. В этот момент страж разжал руки и, взревев, обернулся назад. Между лопаток ему попал увесистый камень, брошенный из темноты. «Амазонка» с трудом перевела дыхание. Она видела, как человек-зверь поднялся с четверенек и, угрожающе урча, двинулся к рослой фигуре под деревьями.
        Чудовище пересекло плешину и кинулось на человека. Они клубком покатились по земле. Оправившись от приступа дурноты, женщина вытащила кинжал и поспешила к дерущимся. В противнике стража она узнала Фернака. Ей очень не хотелось ненароком всадить клинок пастуху под ребро. Она выбрала момент, когда юноша оказался внизу, а жуткий страж, ощерясь, потянул морду к его горлу. Сотница ударила чудовище в шею. Потом еще и еще раз.
        Рев сотряс окрестности. «Амазонка» готова была поклясться, что страж разбудил не только дворец, но и весь город. Алая кровь окрасила серебристую шерсть зверя. Он попытался размахнуться лапами, чтобы схватить женщину, но та отскочила и дернула Фарнака за руку:
        - Бежим.
        «Амазонку» рассмешило то, что пастух потрясенно пялится не на издыхающее животное, а на ее разорванное платье. Она подбежала к дубу, схватила беззащитный серп и бросилась через рощу к стене. Дворец уже наполнялся шумом. Им с Фарнаком чудом удалось миновать сад и нырнуть в заветный лаз прежде, чем стража заметалась мимо с зажженными факелами.
        Вечером Бреселида сидела на открытой веранде дома Аврона, вытянув усталые ноги. Ее спина опиралась о деревянный столб, увитый узловатыми виноградными плетями, а локти лениво покоились на гладких кипарисовых перилах, сохранявших жар полуденного солнца. Благодать окружающего мира была очевидна для сытой и расслабленной женщины. Сквозь прищуренные глаза она наблюдала, как Шааб чистит большого судака, соскабливая с него серебристые чешуйки на серый некрашеный стол. Гостья ничего не сказала Аврону о ночном происшествии в святилище, справедливо полагая, что и Фарнак будет молчать.
        На закате он загнал овец за ворота усадьбы и, стараясь не смотреть в сторону веранды, прошел через двор к колодцу. Квадратная каменная чаша с водой помещалась в дальнем закутке между глухой стеной дома и хлевом, на чердаке которого сушили сено. Фарнак долго, с отвращением мылся, соскребая с рук и ног приставший навоз, пыль и едкий пот. Потом снял свою грязную хламиду и начал стирать ее в той же воде. Его загорелое мускулистое тело отливало темной бронзой. Бреселида наблюдала сквозь опущенные ресницы, как играют узловатые мышцы на спине и плечах пастуха.
        Внешне он ничем не походил на Делайса. Но в нем жила душа царя. Бреселида убедилась в этом ночью. Не только когда пастух дрался со стражем, но и когда смотрел на нее… Всадница понимала, что никогда не осмелится переступить заветную грань с «живым богом». Его память стояла между ними, как горный хребет, и оба были слишком горды, чтобы признать: прошлое не имеет никакого значения, когда нет ни будущего, ни настоящего.
        Проследив за взглядом гостьи и истолковав его по-своему, хозяйка вытерла руки о грязный фартук и показала ей два лоснящихся пальца в рыбных чешуйках. Бреселида порылась в кожаном мешочке у пояса и вытряхнула на стол содержимое. Две медные монетки с побитыми краями покатились в сторону Шааб. Хозяйка заворчала что-то насчет тяжелых времен, но деньги взяла. Поэтому гостья перестала ее слушать и снова откинулась на перила веранды.
        Фарнак между тем снял с веревок какую-то тряпку, которая на поверку оказалась его второй хламидой, и, облачившись в «чистое», прошел под ореховое дерево, где Дебра кормила рабов бобами с чесноком. Он поел совсем немного и, похлебав воды, совершенно разбитый, поплелся на сеновал.
        Бреселида осталась во дворе после наступления сумерек. Она подождала, пока все улягутся, посидела еще немного, глядя на небо, потом встала и пошла к приставной лестнице. Перекладины под ее ногами слабо постанывали. Вверху темнел прямоугольный вход. Фонарь был не нужен. Оставалось два дня до полнолуния, и почти круглый диск ночного светила заливал все ярким блеском. Наломавшись задень, Фарнак спал. Но слабый скрип дерева и шорох соломы мгновенно разбудили его. Он смотрел на Бреселиду почти с ненавистью. Дурацкие мысли, посетившие пастуха в святилище, сейчас совсем не лезли в голову.
        Женщина присела на корточки и, протянув руку, дотронулась до его темных, плохо расчесанных волос. Потом откинула край туники и опустилась к нему на колени так, чтоб ее лицо было напротив его лица. Несколько мгновений гостья вглядывалась в черты пастуха, будто ища что-то знакомое. При этом она слабо и, видимо, ненамеренно улыбалась. А потом вдруг прижала свой рот к его рту. Зачем? Фарнаком овладело беспокойство. Здесь на горе никто не целовался.
        Губы у юноши свело. Он шевельнул ими, и Бреселида едва ли не со смехом втянула его язык к себе в рот. Что она делает? Зачем? И почему так весело? Какое-то время они толкались языками, в точности повторяя движения друг друга. У нее было легкое дыхание, а от волос пахло солнцем. Когда ее губы перебежали к уху и спустились по левой стороне шеи, Фарнак почувствовал, как у него по позвоночнику прошли мурашки. Он дорого бы дал, чтоб она немедленно прекратила это и не прекращала никогда.
        Пастух разрешил ее рукам свободно скользить по его коже. Они вызывали ощущение тепла. Женщина помогла ему снять тунику с плеч. В свою очередь Фарнак расстегнул застежку у ее горла, и тяжелая ткань сама скользнула на пол. Маленькое загорелое тело на его коленях колебалось, как язычок пламени. Он боялся прикоснуться к нему, и в то же время нестерпимо желал смять в медвежьих объятиях, сжать так, чтоб она закричала. Не от боли. Он точно знал, что не от боли.
        Бреселида сама взяла его большие тяжелые руки и положила себе на грудь. А когда он повторил все ее движения, чувствуя, как кожа его ладоней начинает гореть, слегка толкнула его на спину, оказавшись сверху. Теперь они лежали на соломе, совершенно свободные от одежды, и плотно прижимались друг к другу. Фарнак ощущал ее всю: от светлой солнечной макушки до кончиков пальцев на ногах. Ее тело пахло именно так, как должно было пахнуть, - молоком и медом. Может быть, чуть-чуть орехами. Он был не уверен и не старался разобраться, потому что все его существо ушло в ровные упругие движения рук и ног, оплетавших, гладивших, жадно лелеявших ее теплую солнечную плоть.
        Ему казалось, что он давно выстрадал эту встречу, хотя впервые увидел Бреселиду всего два дня назад. Фарнак смотрел на нее словно «чужими» глазами, изнутри себя самого. Бреселида резко приподнялась, взялась руками за его плечи и вдруг рывком села Фарнаку на бедра. Он слегка вскрикнул от неожиданности, но все иные чувства заглушил нестерпимый жар в нижней части тела. Женщина засмеялась и, продолжая удерживать его в себе, осторожно сползла на бок. Еще секунда - и они поменялись местами. Бреселида помогла ему сделать первое движение, положив ладони на его загорелые бедра, слегка подтолкнув вперед и проводив обратно. Дальше Фарнак понял все сам, и когда меотянка застонала, он знал, что это ему в награду.
        Гостья тихо улыбалась внизу, принимая его таким, каким он был в этот миг. Никогда в жизни Фарнак не чувствовал себя господином положения. Сильным и от этого особенно щедрым. Он бережно удерживал тело Бреселиды, заведя руки за легкие беззащитные лопатки и опираясь всей своей тяжестью на локти. Еще не получив от нее ничего, он знал, как много она ему подарила.
        Вдруг женщина напряглась и дернулась, по ее лицу промелькнула тень, а затем она расслабилась полно, как откатывающаяся в прибое волна. Фарнак не успел осознать, что с ней, потому что в этот миг прибой накрыл его самого. Он всей тяжестью вжал маленькое тело «амазонки» в пол, а когда опомнился, то похолодел от испуга, что мог раздавить Бреселиду. Однако та оказалась на редкость прочной. Она выкатилась из-под него, как яичко из-под курицы, и тут же притянула юношу к себе, понимая, что именно он нуждается сейчас в ласке и утешении.
        Какое-то время они лежали рядом. Бреселида пристроила тяжелую руку Фарнака у себя на плечах и прижалась щекой к его теплому, тяжело ходившему боку. Потом она заснула. Пастух продолжал смотреть в проем окна на небо со слабой россыпью звезд и думать о случившемся. Кто она? И зачем приехала сюда? Кто он сам? За какие заслуги ему сделали такой подарок? Что это был именно подарок, Фарнак не сомневался. Лежа рядом с Бреселидой, он как будто ощущал свое право на нее. Право это было давним и коренилось в его жутковатых снах, когда он словно обретал чужую душу и становился больше себя самого в десятки раз…
        Бреселида встала намного позже него. Не спеша привела себя в порядок, заплела косу, но, не найдя ни шнура, ни заколки, забросила ее за спину. Затем она спустилась во двор по той же лестнице и с достоинством прошествовала к веранде, где Шааб уже битый час просеивала муку, бросая любопытные взгляды на чердак сеновала. Из-за приоткрытой двери в подвал за гостьей украдкой наблюдали Мерим и Дебра. При ее появлении обе раскраснелись, захихикали и спрятали лица в платки. Даже заспанная служанка, кормившая цыплят, застыла с занесенной рукой, и молодые петушки принялись клевать ее загорелые босые ноги.
        Потянувшись, Бреселида прошла через двор и поднялась к столу. Шааб налила ей в глиняную кружку молока. Фарнак, возившийся в загоне с овцами, начал пинками выгонять их за ворота. Он долбил по бокам с такой силой, что даже пятка заболела. Пастух хотел убраться со стадом еще на рассвете, но, как назло, соседская коза подвернула ногу, и его отправили помогать. Видите ли, во всей крепости никто так хорошо не ставит ложбинки на ноги скоту!
        Сейчас Фарнак проклинал судьбу за то, что должен еще раз столкнуться с Бреселидой. Он хорошо видел, как гостья о чем-то переговаривается с хозяйкой. Потом высыпает перед ней содержимое своего кожаного мешочка. По блеску на столе юноша понял, что там было и золото. На мгновение в его душе зажглась надежда. Он был уверен, что гостья может увезти его отсюда. Шааб отрицательно покачала головой. Потом еще раз очень решительно. Даже процедила сквозь зубы что-то резкое. Бреселида вспылила. Она сгребла деньги со стола, встала и отправилась в дом. Дальше смотреть он не мог, все овцы уже вышли за ворота, и жена когелета делала ему раздраженный знак рукой, чтоб он тоже убирался.
        Через полчаса, прогоняя стадо по узкой верхней тропинке, Фарнак видел, как из Северных ворот крепости выехала всадница на соловой кобыле и пустила ее по дороге мимо города. Лошадь еще несколько раз мелькнула в просветах между деревьями и скрылась из глаз за кустами. Больше ждать было нечего.
        Весь день прошел как во сне. Фарнак не помнил, что делал. Несколько раз на него накидывались с криком другие пастухи, но он в ответ даже не огрызался, и те оставили его в покое. На закате он даже не захотел мыться и есть. Забрался к себе на чердак и там рухнул, закопавшись лицом в сено. Луна была еще более яркой, чем вчера. Фарнак лежал на спине, глядя на клочок неба в дверном проеме, и до белизны кусал губы, чтоб не заплакать. Он чувствовал, что слезы стоят в глазах так полно, что вот-вот перельются за веки. Пастух размазал их тыльной стороной ладони, зацепив и нос, из которого тоже, как назло, хлынул целый поток.
        Чуда не случилось. Будь проклят день, когда Бреселида появилась в крепости! Что она с ним сделала? За что? И как теперь жить?
        Можно ведь и не жить. Эта мысль прочно засела в голове. Подойти к камню, на котором, свесив ноги в пропасть, сидела гостья, встать… Сейчас темно. Он почти ничего не увидит. Надо только один раз шагнуть вперед, и все кончится. Он уже привстал на локтях, когда заметил слабое шевеление над стеной. То ли птица спорхнула - большой ворон, - то ли кто-то взбирался с внешней стороны. Темная фигура на гребне пригнулась и крадучись двинулась к чердаку. Пастух выпрямился, чтоб позвать на помощь. Женщина, как кошка, метнулась со стены на лестницу, рывком бросила Фарнака обратно на сено и плотно зажала ему рот. Его обдал запах солнца и меда.
        - С ума сошел?
        В темноте, лежа ничком, он не мог разглядеть Бреселиду. Но это была она.
        - Пойдем, - позвала гостья. - Не стоит медлить. У тебя есть какие-нибудь вещи?
        Какие вещи? В целом мире не было ничего, что Фарнак хотел бы взять с собой. Беглецы выбрались на гребень стены. Здесь за выбившееся сквозь трещины в камне кривое деревце была захлестнута одна веревка с петлей на конце, а рядом другая с похожим на якорь крюком цеплялась за парапет.
        - Крюк твой, - сказала Бреселида, берясь за первую веревку. - Дерево тебя не выдержит.
        Они полезли вниз, и хотя Фарнак никогда не штурмовал стен, это оказалось легче, чем он предполагал. Овцы в горах часто забирались на крутые утесы, запутывались в кустарнике или срывались с осыпающегося склона. Доставать их приходилось пастухам. Поэтому, скользя сейчас по веревке и упираясь ногами в выщербленную каменную кладку, Фарнак думал, что, наверное, смог бы спуститься и без дополнительной страховки крюка.
        Хуже дело пошло, когда под рядами отесанных глыб открылось отвесное скальное основание. Но и здесь он, пожалуй, нашел бы за что зацепиться. Правда, темно и… веревка кончилась. До земли оставалось недалеко. Фарнак услышал, как совсем рядом внизу стукнули о землю ноги Бреселиды и из-под них посыпалась щебенка. Он помедлил немного, разжал руки и камнем полетел в темноту. Удар был не такой уж и сильный. Фарнак даже попрыгал на обеих ногах, чтоб убедиться в своей способности идти дальше. Колени чуть дрожали. Где-то рядом всхрапнула лошадь.
        - Сколько можно спускаться?
        Из тени выехала Бреселида, она была уже верхом и держала в поводу вторую оседланную лошадь.
        Беглец не без труда взобрался верхом.
        - Я думал, ты уехала еще утром, - переводя дыхание, сказал он.
        - От тебя, пожалуй, уедешь, - рассмеялась женщина. - Я завернула в город, купила тебе лошадь и оружие.
        Беглец обернулся назад и увидел притороченный к седлу меч.
        - Я не умею им пользоваться, - угрюмо бросил он.
        Но Бреселида только пожала плечами.
        - Научишься. - Она снова взяла его лошадь под уздцы. - Поехали.
        IV
        - Значит, я убью царя, - сказал Фарнак.
        - Или он тебя, - подтвердила Бреселида. Она не собиралась скрывать от человека, с которым делила постель и хлеб, страшную правду о его дальнейшей судьбе. Вот уже неделю они двигались по горам навстречу каравану «живого бога». И неделю всадница натаскивала нерадивого пастуха в приемах правильного боя.
        «Чему можно научить за такой срок? - думала „амазонка“. - Если учесть, что Делайс готовился стать воином с детства. Но он безумен. К тому же два года провел без тренировок. А этот… Этот очень силен. Словом, шансы почти равны».
        - Даже беглый раб может стать царем, - вслух сказала женщина. - Если победит его на поединке. Для этого тебе надо пробиться через кольцо телохранителей и ударить «живого бога» дубовой веткой по плечу.
        Фарнак кивнул. Он знал, что ее беспокоит. «Я его убью, - мысленно пообещал пастух. - И отберу душу. До конца». Что он терял? Если победа будет на его стороне, память Делайса окончательно перейдет к нему. Если победит царь - душа только сменит одно обносившееся тело на другое.
        Фарнак сломал об колено тугой грабовый сук и подкинул в костер. Вокруг шелестел непроглядный черный лес. Беглецы были одни на много дней пути. Разве не об этом он мечтал?
        Пастух протянул руку и дотронулся пальцами до щеки Бреселиды.
        - Не бойся, - повторил он.
        Женщина тяжело вздохнула. Она не знала, за кого боится. Раньше ей казалось, что достаточно просто исполнять свой Долг, а жизнь сама расставит по местам хорошее и плохое. Сейчас всадница окончательно запуталась и не хотела думать, что будет дальше. Увести Фарнака из крепости только для того, чтоб царь посадил его на меч и избавился от безумия? Но разве не за этим она приехала к рефаимам? И разве не за это теперь ненавидела себя? Свобода в обмен на жизнь. У Аврона Раб был по крайней мере в безопасности!
        Фарнак понимал, о чем думает спутница. Он ощущал каждую ее мысль, точно та рождалась в нем самом. Всего за несколько дней они стали настолько близки друг другу, словно прожили бок о бок долгие годы и состарились вместе. Так время извинялось перед ним за свою скоротечность. Пастух знал, куда идет и чем все кончится. Но не пожалел ни на минуту.
        Он покинул крепость и теперь сидел рядом с Бреселидой, глядя на ее хмурое лицо. На щеке женщины остались два черных мазка от его перепачканных углем пальцев. Она выглядела несчастной от необходимости предать его. Так ей казалось.
        - Не нужно. - Фарнак снова дотронулся ладонью до лица Бреселиды. Ему все время хотелось касаться ее. - Даже если мне не повезет, - он помедлил, - знай: я благодарен тебе.
        - За что? - криво усмехнулась она.
        - У меня появилась судьба. Плохая или хорошая - моя. - Фарнак ободряюще улыбнулся спутнице.
        Бреселиде сделалось еще горше. Бедный мальчик думает, что если убьет царя, то они навсегда останутся вместе. Но стоит ему получить память Делайса, и между ними снова вырастет гора. Если же победит «живой бог», он никогда не простит ей измены… с самим собой.
        Так и так Бреселида теряла.
        То, чего никогда не имела.
        От этого можно было сойти с ума. Единственное, что женщина знала точно: она проиграет в любом случае.
        - Вставай. Отдохнули. - Всадница поднялась на ноги. - Потренируемся в темноте. Это предаст тебе уверенности.
        Фарнак нехотя последовал ее примеру.
        - Отец Делайса был великим воином. И многому его научил. - Женщина зашла за спину спутника, проверяя правильность его стойки. - Плечо тверже. Кисть ходит свободно.
        «Живой бог» ехал, опустив голову и глядя между ушами коня. Все его силы уходили на то, чтобы прямо держаться в седле. В последние дни он окончательно впал в беспамятство: ел, двигался, когда надо, слезал с лошади, закрывал глаза и даже, кажется, спал. Но ничего не видел вокруг себя. Его полностью захватили видения из другой, изнаночной жизни.
        В отличие от внешней - все пути да пути - там было многовато событий. Даже чересчур. Козы сменились людьми, а среди них то вдали, то совсем близко мелькало лицо Бреселиды, которой царь не находил вокруг себя. Это было странное состояние. Точно «живой бог» лишился руки или ноги. Чего-то необходимого. Без чего нельзя жить, но чего почти не замечаешь, пока оно на месте. В отсутствие Бреселиды царь ощущал постоянное беспокойство. С каждым днем тревога нарастала.
        Разлепив воспаленные веки, Делайс искал сотницу взглядом, а, не обнаружив, вновь прятался в себя, где Бреселида была. Надежная и внимательная, как всегда. Но, кроме постоянства, от нее исходило еще что-то, чего никогда не допускалось между ними в обычной жизни. Там, внутри него, она позволяла себе то же, что и во сне с Золотым Зверем. И снова, стоило ему стать кем-то другим, она принимала его. Руки царя скользили по ее смуглой коже, ласкали влажное от желания лоно, овладевали тем, что и так принадлежало ему. Но не могло быть его ни при каких обстоятельствах.
        Счастье там, внутри, оборачивалось страшной болью вовне. И царь старался как можно реже открывать глаза. Под конец он стал вообще слабо понимать, что происходит вокруг. «Живому богу» казалось, что его душа находится сразу в двух точках: он медленно едет по дороге к святилищу Серпа, и он же несется оттуда очертя голову навстречу самому себе, с самыми опасными намерениями. Боль от разделенности души с каждым часом становилась все нестерпимее. Уничтожить ее можно было, только уничтожив лишнего обладателя желаний, чувств и мыслей Делайса.
        Охрана окружала царя плотным кольцом. А высоко над дорогой, как вечный часовой, парил белый ворон. Его появление в караване, сопровождавшем «живого бога», считали добрым знаком. Сам Делайс постоянно ощущал присутствие птицы. Она была его лоцманом. Без нее царь вообще не соображал, куда едет. Но солнечный бог крепко держал его судьбу на своих пальцах и не позволил бы ей оборваться.
        Он видел приближающихся к каравану всадников. И прежде чем охрана, заметив их, сомкнулась вокруг царя, Феб отвел взгляды «амазонок». Женщины откровенно прохлопали глазами опасность. С дубовой веткой в руке Фарнак на всем скаку врезался в кольцо телохранительниц и, прежде чем они опомнились, ударил царя по плечу.
        Делайс, как всегда, дремал в седле. Прутья хлестнули его по голой коже, выведя из оцепенения. Он с трудом приподнял свинцовые веки, но далеко не сразу понял, что к чему. Перед ним со взмыленной лошади кубарем скатился какой-то лохматый оборванец и в мгновение ока выдернул из-за спины меч. Медленно переведя взгляд на землю, царь увидел брошенную дубовую ветку и осознал, что перед ним священный вызов. Никто из телохранительниц, еще минуту назад легко убивших бы смутьяна, сейчас не имел права приблизиться.
        Краем глаза «живой бог» заметил Бреселиду, подъехавшую к каравану, и уже не мог отвести от нее взгляд. Она была столь же грязна и нечесана, как и его противник. Это почему-то привело царя в бешенство. А резкий укол в плечо заставил действовать. Он подскочил к одной из телохранительниц и выдернул меч у нее из ножен. Царь меотов, синдов и дандариев не имел права касаться оружия в любое время, кроме священного поединка. Сейчас был как раз такой случай, и Делайс не собирался его упускать.
        Кровь бросилась ему в лицо. Перед глазами стояла только Бреселида. Чумазая. Растрепанная. Чужая. Ее следовало немедленно отобрать и привести в чувство хорошей затрещиной. Царь совсем позабыл о своей разорванной душе. О необходимости избавиться от сумасшествия. Эта женщина была его душой. А то, что она стояла рядом с каким-то грязным выродком в козловой шкуре, - полным сумасшествием!
        Новый удар окончательно отрезвил Делайса. Он не дал обнаженной бронзе опуститься на свое плечо. Вовремя подставил меч, отклонил вражеский клинок и сам начал наступать. Противник попятился, но устоял и вскоре снова бросился в нападение. Он был очень силен, к тому же его оружие - тяжелый меч с плоским лезвием - было на целую ладонь длиннее акинака Делайса. Враг не казался опытным бойцом, но чудовищная мощь его неуклюжих ударов заставляла царя шататься на ногах. В глазах горела неподдельная ярость, объяснить которую только жаждой власти «живой бог» не мог. Но и разбираться, за что этот сумасшедший так ненавидит его, времени не было.
        Бреселида стояла в стороне и глядела в одну точку под ногами сражающихся. В другое время ее насмешили бы неритмичные удары мечей и откровенные промахи, которые противники допускали чуть ли не при каждом выпаде. Было видно, что Делайс, даже если и готовился возглавить мятеж, давненько не играл с оружием. Что же говорить о мальчике-пастухе, которого только вчера выпустили из овечьего загона?
        Но сейчас «амазонке» было не до смеха. Она вцепилась в узду лошади. В голове колотилась только одна мысль: кто?
        «Тот, кому ты пожелаешь победы. - Большой белый ворон, сделав круг над полем битвы, сел всаднице на плечо. - Серп с тобой?»
        Женщина машинально извлекла из-за кожаного нагрудника обернутую в холщовую тряпку реликвию. Теперь эта игрушка не имела для нее никакого значения. Зато ворон издал гортанный крик и вновь поднялся в воздух. Наконец Серп был в его руках! Еще минута, не больше, и омытый кровью одной из жертв, он снова оживет. Будет способен действовать. Отсечь животворную мощь Зевса. Символ его власти и господства.
        Чья воля, прямая как стрела, воцарится тогда в мире?
        Желтые глаза Феба прищурились. Бой затянулся. Он устал ждать. Но женщина внизу - женщина, к которой он питал непростительную слабость, - все еще колебалась. Она просто не могла выбрать!
        Сосредоточившись, Аполлон заставил воздух плавиться у клинков и спаял мечи. Ну? Попляшите теперь! Кто первым схватится за Серп? Вон он на земле, у ног Бреселиды. У «амазонки» вдруг заложило уши от напряжения. Она всей кожей ощутила, как дрожит воздух и время вокруг них начинает идти иначе, чем шло до сих пор. Это было явным признаком присутствия богов.
        Делайс тоже почувствовал «двойной зрачок». Сначала ему показалось, что в глаз попала соринка, он потянулся, чтобы смахнуть ее, но услышал легкий щелчок, точно кто-то отдергивал занавес на деревянных кольцах, и в тот же миг царь увидел Феба высоко в ясном осеннем небе, его желтые глаза были недовольно прищурены, а взгляд указывал на Серп.
        «Живой бог» отпустил рукоятку бесполезного уже меча. Но не успел схватить новое оружие. Проследив за взглядом противника, пастух первым метнулся к «амазонке» и подхватил с земли хорошо знакомый предмет. Серп блеснул на солнце, рассекая по косой воздух. Делайс услышал свист у своего уха. Нетрудно было просчитать дальнейший путь изогнутого клинка от щеки через шею до ключицы. Царь уже почувствовал, как сглатывает собственную кровь. И тут закричала Бреселида. Истошно, без слов. Было ясно, что всадница испугалась именно за него. И именно ему желает победы.
        За сотую долю секунды до того, как Серп коснулся вспотевшей кожи царя, Делайс почувствовал, что его время непозволительно растянулось по сравнению со временем противника. Он успел перехватить Фарнака за кисть и развернуть лезвие Серпа острым концом к врагу. Так что вся сила, вложенная пастухом в удар, пришлась на его собственное тело.
        Серп погрузился мягко. Почти без препятствий. Лишь в самом конце чиркнув по позвоночнику. Его тонкий, как у иглы, рог показался из спины Фарнака, как раз когда царь отдернул руки от рукоятки, потому что на нее густой струйкой побежала кровь. Он слышал, как кричит Бреселида. Теперь уже не испуганно, а безнадежно и протяжно. Как воют бабы над телами убитых солдат. Она оттолкнула его, наклонилась, схватила пастуха за руки. Но тот был уже мертв. Он умер сразу, как только Серп коснулся его тела. Еще до боли. Даже до раны. Словно кто-то вынул душу из его груди.
        Делайсу же в лицо ударил горячий свет. Такой мощный, что царь потерял сознание. Подбежавшие охранницы лили «живому богу» воду в лицо. Старая Гикая немилосердно и без всякого почтения лупила его по щекам. Пока мертвенно-бледная кожа не разгорелась от крови. Царь открыл глаза, сделал вдох и вместе с ним втянул в себя отобранные остатки души, выдохнув чужое безумие. «Второй зрачок» еще не погас в его глазах, и он видел, как маленькой синей обезьянкой с бубенцами на ошейнике оно побежало от него, скользя над травой. Все дальше и дальше в сад богов.
        «Живой бог» приподнялся на локтях и обвел глазами тесный круг «амазонок», толкавшихся над ним. Встревоженные, усталые лица. Среди них не было одного. Бреселида, которая так кричала, увидев Серп у его горла, теперь склонялась над другим телом. Ее не интересовал царь. Она в оцепенении смотрела на лицо мертвого пастуха, с которого, как вода, стекло все, что еще минуту назад казалось таким родным. Теперь оно походило на пустой дом. Было простым, даже простоватым. В нем не осталось ничего от Делайса.
        Царь встал. Ему неприятно было наблюдать, как его женщина - он впервые так назвал про себя Бреселиду - стоит над чужим трупом. Делайс сделал к ней несколько шагов и со стоном схватился за затылок. Вместе с собственной душой, разумом, памятью он захватил и кое-что из головы этого несчастного. Кое-что, принадлежавшее теперь только ему. Иначе и быть не могло. Капельку сумасшествия. Капельку нежности. И много, много тоски.
        - Идем, - бросил царь, властно беря «амазонку» за плечо. - Ты сделала то, что должна.
        Женщина сбросила его руку.
        - Он меня любил, - даже не оборачиваясь, сказала она.
        Делайса передернуло.
        «Это я тебя любил!» - чуть не закричал он.
        Маленький караван двигался в горы. Таврский хребет остался позади, и каменистые долины, где торчавшие из земли глыбы напоминали фигуры людей и животных, попадались на каждом шагу. Царь ехал мрачнее тучи. День за днем он все ближе подступал к роковой черте, а человеческого в нем оставалось достаточно, чтоб содрогаться при мысли о всесожжении.
        Белый ворон больше не появлялся. Держа в лапах Золотой Серп, он улетел в неизвестном направлении заниматься одному ему ведомыми делами. С Бреселидой «живой бог» не разговаривал. Глядя на ее угрюмое лицо, царь отвергал даже мысль об объяснении. Он знал, что она никогда не простит ему смерти Фарнака. Как знал и то, что сам не простит ее.
        «Дикие твари, неспособные блюсти себя в чистоте!» Делайс с ненавистью оглянулся на меотянок. Впервые со времени плена он снова испытывал это чувство ко всем без разбора. Тогда Бреселида была исключением. Теперь - причиной жгучего желания выдернуть меч и перерезать всех до одной.
        Кроме одной…
        Оставить ее пешую, безоружную среди разбросанных тел подруг, а самому ускакать. За такие мысли Делайс ненавидел себя еще сильнее.
        Хуже всего было то, что «амазонка», прекрасно понимала его состояние. Сочувствовала ему. Это ощущение появилось после смерти Фарнака. Раньше они просто любили друг друга. Вслепую. Сейчас видели насквозь. Легче от этого не становилось. Да и можно ли выдержать, когда кто-то заглядывает в потаенные уголки твоей души? Там уже не спрятать ни боли, ни грязи. Побывав по ту сторону его безумия, Бреселида узнала царя до самого дна, ничего не оставив для тайны. Полная ясность. А значит, немота. Они сжигали друг друга светом, который подарил им Феб. Но стоило одному хоть на локоть удалиться от другого, как света не хватало. Становилось нечем дышать.
        Стараясь отвлечься от тяжелых мыслей, царь разговаривал с хронистом. Нестор был красноречив, как никогда. Жаль только, рассеянный и мрачный Делайс не мог по достоинству оценить поучительные истории грифона.
        - Что ты знаешь о Золотой Колыбели? - однажды спросил царь.
        Хронист надулся от важности:
        - О Колыбели множество легенд. Что именно вас интересует?
        - Где она находится? - уточнил «живой бог».
        - Называют Святой Камень. - Грифон расправил крылья. - Это гора к северо-западу отсюда. Самая высокая в гряде. Она полая внутри и вся изрыта ледяными пещерами. Глубочайшая из них имеет три колодца и потому зовется Трехглазой. Говорят, когда световые столбы, бьющие в каждый «глаз», скрещиваются друг с другом, можно увидеть Золотую Колыбель.
        Царь удовлетворенно кивнул.
        Бреселида не принимала участия в разговоре. Ее беспокоили иные, куда более прозаические вещи. Ближе к вечеру жрец Агенор что-то расходился. Прискакал из головы отряда на своем белом муле, растопырив в разные стороны костлявые ноги в пыльных сандалиях, и стал во все горло требовать связать царя на время ночевки. Мол, Долина Духов уже близко и будет неловко, если «живой бог» сбежит, не доехав до всесожжения.
        - Но до сих пор ничего не происходило, - холодно возразила Бреселида.
        - Ничего? - взвился Агенор. - Это ты называешь «ничего»? Из-за его безумия мы даже не смогли принести очистительные жертвы в святилище Серпа!
        «Амазонка» хмыкнула. Она-то хорошо знала, почему караван свернул в сторону от рефаимской крепости.
        - Кажется, после поединка с претендентом царь избавился от недуга, - проронила сотница.
        - Это-то меня и пугает, - понизил голос кастрат. - Теперь он мыслит, как прежде, и может сбежать.
        Бреселида сделала хлыстом отрицательный знак, Агеног хотел спорить.
        - Ничего страшного, - раздался у них за спиной ровный голос Делайса. Оба вздрогнули и обернулись. - Я потерплю. - Царь скривился. - Почтенный Агенор опасается… Что ж, надо сделать так, чтоб ему уже нечего было бояться.
        Белерофонт, на котором гарцевал «живой бог», все ближе и ближе прижимал белого мула жреца к краю дороги, которая вилась над пропастью.
        - Ваше величество, я не думал, что вы услышите, - рассыпался в извинениях кастрат.
        - Что это меняет? - презрительно бросил Делайс, удерживая иноходца, уже совсем притиснувшего осла к опасно осыпавшейся обочине.
        Снег в горах не редкость. Особенно на исходе осени. Дни становятся короткими. Утренний туман стоит стеной, а ранние сумерки гаснут в пелене метели задолго до того, как сядет солнце. Можно было спуститься вниз, где все еще царили сушь и безветрие. Но путь через вершины был короче, и Бреселида выбрала его, хотя холод на стоянках пробирал до костей.
        На следующий день во время короткого сильного бурана, когда солнце снопами било между туч, мул Агенора оступился и вместе с хозяином полетел в расщелину. Царя не было поблизости. Он ехал во главе каравана. А Бреселида вынырнула из сплошной белой круговерти, бледная, точно сама побывала в аду. Делайс посмотрел на нее долгим внимательным взглядом, но ничего не сказал.
        Вечером, когда уже все заснули, женщина приблизилась к нему. Царь полулежал, опершись о дерево и подоткнув под спину овечий плащ.
        - Пришла наложить на меня цепи? - хмыкнул он.
        У него был колкий враждебный взгляд, и Бреселида на мгновение отпрянула, но потом снова склонилась над ним.
        - Вам надо уходить, государь, - сказала она.
        Странно, что именно сейчас, когда они были ближе всего друг к другу, почти жили одной душой, Бреселида разговаривала с ним с подчеркнутой отчужденностью. «Вам» и «государь» больно резанули слух Делайса. В его памяти всплыла ночь на чердаке… которую она провела не с ним.
        - Я никуда не уйду, - отрезал он.
        - Долина Духов покажется завтра утром, - возразила «амазонка». - Вашему величеству лучше…
        - Я сам знаю, что лучше! - Его голос сорвался и гневно зазвенел.
        Спящие охранницы встрепенулись, завертели головами, но, не обнаружив ничего страшного, вновь опустились на войлоки.
        - Из Долины вы уже не сможете убежать, - продолжала настаивать Бреселида. - Теперь, когда мой долг исполнен и я, вернула вам память…
        Царь резко наклонился и схватил женщину за подбородок. Бреселида никогда не думала, что у него такие безжалостные пальцы.
        - Твой долг будет исполнен, когда ты снесешь голову своей сестры и сама наденешь царский пояс.
        «Амазонка» возмущенно отбросила его руку:
        - Да какое право…
        - Право человека, которого через день сожгут, - веско отчеканил царь. - Или ты не веришь в пророчества «живого бога»?
        - Я ни во что не верю. - Бреселида рассердилась, слезы закапали у нее с ресниц. - Тебе надо бежать. Я навьючила на Белерофонта переметные сумки. Там все. Еда. Оружие. Ты ведь этого хотел? Вырваться из Горгиппии? - Как хорошо она его понимала. - Зачем же медлить?
        - А затем, - тон Делайса был до крайности неприятен, - что мне нет никакой нужды бежать. Мы уже пару дней идем по моей земле и в окружении моих людей. Ты ведь их заметила?
        Вопрос застал Бреселиду врасплох. Действительно, в последнее время по сторонам от дороги маячили странные фигуры, похожие на соляные столбы. Они то приближались, то удалялись, но «амазонка» постоянно ощущала чужое присутствие.
        - Ты правильно сказала, - подтвердил царь. - Я хотел вырваться из Горгиппии. В дороге не такая плотная охрана. Я мог бы бежать раньше. Но вы привезли меня, куда надо. В самое сердце Таврских гор. - Насмешливая улыбка тронула его губы. - Говоришь, Долина Духов покажется завтра? А то, что в трех переходах отсюда крепость Фулы, ты знаешь? Она набита моими людьми, как улей пчелами. Я дома.
        «Амазонка» сидела на земле, глядя остановившимися глазами прямо перед собой. Она уже все поняла и без его пояснений.
        - Почему же твои люди не перережут нас? Неужели боятся?
        - Не набивай себе цену, - одернул ее царь. - Кстати, среди них едва ли не половина меоты. Ваши же ушедшие из степи мужчины. Они последовали за мной.
        - Всадники в горах - ударная сила, - хмыкнула сотница.
        - Они понадобятся мне на равнине. Когда я буду брать Пантикапей, - спокойно возразил Делайс. - А не ушел я потому, что где-то здесь поблизости находится Золотая Колыбель. Если я найду ее и принесу в Фулы, моя власть над этим сбродом будет непререкаема. Все признают меня богом.
        Женщина прищурилась, глядя в лицо царя. Или она его совсем не знала?
        - Это так важно? - сквозь зубы проронила «амазонка».
        - Нет. - Он расслабился и покачал головой. - Для меня нет. И для тебя нет. А для них, - Делайс неопределенно кивнул в темноту, - да. Там целая армия. Люди из разных племен, с оружием, подчас без командиров. Все чем-то недовольны. Возможно, справедливо. Все хотят, чтоб я дал им защиту, порядок, законы. Нелегко было на расстоянии держать их в узде. Но вблизи может оказаться еще труднее.
        - Да, - с печалью усмехнулась Бреселида. - Они заметят, что ты человек.
        - Мне придется пройти через всесожжение, - вздохнул Делайс. - Чтоб стать для них богом.
        - Это невозможно!
        - Возможно, если найдем Золотую Колыбель.
        Женщина смотрела на него, не веря своим глазам.
        - Иди спать. - Делайс легонько подтолкнул ее в плечо. Бреселида осела на землю и свернулась калачиком у его ног. Агенор был мертв, и царю уже не угрожал никто в отряде. А от той опасности, которая встретит их завтра, «амазонка» не могла защитить Делайса. Но она хотела провести эту ночь подле него.
        Горные ручьи были холодны и даже кое-где на спокойных местах подергивались по утрам корочкой льда. Желание Хиронида вымыться не вызвало у Радки восторга. Девушка выразила свой протест всеми известными ей способами: от колких замечаний до крика. Но кентавр был непреклонен и, прихватив теплую войлочную попону, отправился к воде.
        Здесь у камней поток накатывался на лед волна за волной, образуя длинные языки, не застывшие до дна и легко проламывавшиеся при малейшем движении. Хирониду хотелось постучать копытами по замерзшей воде, чтоб звук разлетался далеко-далеко и его подхватывало горное эхо. Но в узком овраге, по дну которого протекал ручей, любой шум гасился крутыми склонами.
        Грохот воды не позволил кентавру расслышать даже шагов за своей спиной. По тропинке спускалась Радка, неся теплый плащ и маленький пифос с соком мастикового дерева. Она относилась к Хирониду как к человеку. Это смешило кентавра. Зачем коню согревающее растирание? Он промчится по дороге пару стадий туда-обратно и будет весь в мыле.
        Но кентавр не мог не уважать вкусов спутницы: она не любила слишком сильного запаха лошадиного пота. Всегда старалась отбить его от штанов, втирая благовония в швы. А вот Хиронид не выносил терпких ароматов. Раньше его чуткий нос различал все оттенки запаха. Теперь… он мог вычленить из общей волны только самые главные. Как пахнет снег, дорога, грифоний помет…
        Ему нравился запах Радки. Слабый, скрытый за прочной стеной навязчивых благовоний, которыми она отгораживалась от всего мира. Хотела казаться сильной, неуязвимой. На самом деле у нее был очень робкий, испуганный аромат, словно извиняющийся за свое присутствие. Это была тайна. Женская тайна Радки, которую знал один Хиронид. Она никогда не станет уверенной, никогда не поведет себя как Бреселида. Хотя изо всех сил старается подражать сотнице, копируя манеры и голос.
        Это для нее защита. Но есть моменты, когда женщине надо либо смело действовать самой, либо довериться другому человеку. Радка не могла ни первого, ни второго. За время поездки Хиронид ясно понял это. Кентавры очень чувствительны. Они улавливают малейшие колебания настроения. Что же говорить о постоянном состоянии души? Радка ни за что не осмелилась бы потребовать любви сама, как это делали ее подруги. Но она не способна была и расслабиться в присутствии мужчины, тем более принять его защиту и нежность.
        А если не мужчины? Хиронид чувствовал, что спутница словно прячется за ним. Их взаимная забота лишь прикрывалась словами о родстве. Какой он ей брат? Мудрый Хирон учил, а не удочерял ее!
        За последние дни кентавр тысячу раз проклял свое беспомощное положение. Союз с женщиной был для него прямой обязанностью. Если бы негодяи синды вместе с плотью отсекли ему и сердце! Но оно начинало учащенно биться всякий раз, когда Радка в пути на время пересаживалась со своей лошади к нему на спину. Она делала это с редкой деликатностью, умея не задеть его гордость ни единым лишним движением.
        Что чувствовала спутница, оставалось для Хиронида загадкой. Но ей с каждым днем все больше не хотелось слезать с его спины. Во всяком случае, сейчас она спешила к нему с теплой накидкой и согревающим маслом. Заботилась? Боялась? Или хотела полюбоваться, как купается кентавр? Что ж, он покажет ей.
        Судя по тому, как вспыхнула и смутилась Радка, когда Хиронид повернул к ней голову, его догадка была правильной. Холод прокатился по ногам кентавра от щиколоток до самого живота, мускулы на спине напряглись. Он опустил ладони в воду и начал обтираться. От ледяных прикосновений по телу побежал огонь.
        «Противоположности сходятся», - усмехнулся кентавр. Они с Радкой были противоположностями. В том смысле, в каком испытывающий желание и не могущий его осуществить противоположен тому, кто все может, но ничего не хочет. Вернее, боится. Радка осторожно вошла в воду и, приблизившись к кентавру, стала растирать ладонями его мокрую грудь. Ей не хватало роста, и Хиронид привычно подкинул девушку к себе на спину. Разогревающее масло тонкой струйкой потекло между лопаток. Вкрадчивыми мягкими движениями всадница начала массировать его шею, от чего по хребту кентавра побежал уже не ледяной, а настоящий огонь.
        Кажется, Радка это почувствовала и мигом напряглась. Хиронид ощутил, как она соскальзывает с его спины. Он напугал ее? Скорее, озадачил. Девушка отерла руки об одежду, прижала пифос к груди и, неловко оглядываясь через плечо, поспешила с берега. Она сама не знала, что испытывает. Если б все происходящее не было столь нелепым, «амазонка», пожалуй, пустилась бы бежать не разбирая дороги. Потому что дрожь кентавра передалась ей, вызвав странное томление.
        Девушка знала, что Хиронид и в мыслях не держал ее обидеть. Броситься от него прочь, как от Ганеша, значило смертельно оскорбить благородное животное, которое к тому же не могло причинить ей ни малейшего вреда.
        Ветер на склоне изрядно продул Радке голову от нелепых мыслей. Она выругала себя за несуразное поведение. И в этот момент кто-то с вершины дерева окликнул ее. Синдийка подняла голову и увидела среди раскидистых ветвей граба какую-то фигуру. В первый момент ей показалось, будто это Элак взобрался так высоко, чтоб высмотреть дорогу. Но, приглядевшись, она поняла, что существо, имевшее неуловимое сходство с козлоногим слугой Бреселиды, гораздо старше, пузатее и… наделено настоящими копытами. Их можно было хорошо разглядеть, потому что кривые, поросшие шерстью ноги Пана свешивались вниз.
        Хозяин Леса оседлал ветку и раскачивался на ней, стряхивая с еще зеленых листьев шапки нападавшего вчера снега. Его меленькие изогнутые рожки то и дело мелькали среди побелевшей кроны. Радка как зачарованная смотрела на настоящего фавна. Почему-то кентавров она воспринимала как нечто само собой разумеющееся. А вот другие чудесные существа казались ей выдумкой.
        - Чего уставилась? - обиделся Пан. - Лупоглазая Трусиха! - Он слепил снежок и, размахнувшись, кинул его в Радку. - Никогда не видела Хозяина Леса?
        Девушка помотала головой.
        - Так посмотри! - Пан фыркнул и стряхнул Радке на голову целый сугроб снега. - Да тебя вообще нельзя растормошить! - обиделся он. - Эй, девушка! Там на берегу кентавр, который любит тебя. И которого любишь ты. Я подумал, что тебе надо это от кого-то услышать. А то сама ты ни за что не догадаешься.
        Пан начал таять буквально на глазах. Только тут Радка опомнилась.
        - Постой! Но как же… - закричала она, не понимая, к чему разговоры о любви в положении Хиронида.
        - Держись поближе к моему сыну, - проблеял над самым ухом козлоногий. - И увидишь, что все устроится.
        - А кто твой сын? - озадаченно переспросила синдийка.
        - Конечно Элак! Тупица! - возмутился Хозяин Леса. - Такой слепоты я не ожидал даже от тебя!
        Элак мыл ноги на берегу ручья. Он утомился за день и хотел, чтобы его оставили в покое. В душе юноши росла уверенность, что он приближается к какому-то важному рубежу. Приближается вместе с караваном царя, но событие это будет иметь значение лично для него. Он не останется сторонним наблюдателем.
        Что именно должно произойти, Элак не знал. Но чувствовал, что волшебный срок службы смертной женщине, после которого сын леса станет Царем Леса, истекает. По капле. Как вода в часах.
        Кровь Диониса - Великого Ловчего Душ - бродила в нем, словно старое вино в дубовой бочке. Той самой бочке, на которой когда-то восседал его козлоногий родитель Пан. Элак нуждался сейчас в его совете. Он подошел к черте и боялся переступить за нее. Более того - не знал, как это сделать. Если бы боги время от времени давали хоть какие-нибудь пояснения!
        Сильный удар в спину сбил Элака в ручей. Он до пояса искупался в ледяной воде и с гневным возгласом обернулся назад.
        - Что за шутки! - Готовая сорваться брань застыла у него на губах.
        Огромный золотой зверь, чья шкура от загривка до самого хвоста уже была подернута сединой, стоял на берегу, держа в лапах новый снежок и готовясь заткнуть им рот неучтивому сыну.
        - Не ждал меня? - осведомился Пан.
        Элак очумело мотал головой.
        - А должен был чувствовать мое приближение, - укорил Хозяин Леса.
        - Я чувствовал… - попытался оправдаться юноша.
        - Я знаю, - перебил Пан. - Твое время подходит. Слышишь толчки крови?
        - Да, - кивнул Элак, с ужасом ощущая, что в присутствии божественного родителя кровь действительно пошла толчками, останавливая и снова подгоняя его сердце.
        - Привыкай, - кивнул Пан. - У нас все иначе, чем у людей. Мы - счастливые порождения Диониса - либо мчимся по лесу в буйном веселье, либо мертвы, как земля под снегом. Чтобы жить, надо умирать.
        Элак испытал страх. «Умирать» - это не «умереть». Раз и навсегда. Это уходить и возвращаться, сохраняя надежду на жизнь.
        - Мы переходим черту, танцуя, - подтвердил его мысли Пан. - Прыжок туда. Прыжок обратно. Ты меня понял?
        - Кажется, - неуверенно кивнул Элак. - Значит, я скоро умру?
        - Для тебя это не имеет значения, - тряхнул рожками Хозяин Леса. - Важно другое. Такие, как мы, помогают возрождаться всем остальным. Менять платье. Сбрасывать обветшавшие листья. Мы не зря скачем между мирами. Наша кровь - та нитка, которой они сшиты.
        - Я не понимаю…
        - Речь о царе, - подсказал Пан. - Он задумал опасное путешествие. Но без тебя ему не завершить круг. Дорогу туда Делайс пройдет сам. У него достанет мужества. А вот ворота обратно ему откроешь ты.
        Юноша в испуге смотрел на козлоногого родителя.
        - Я объясню тебе, что ты должен сделать, - подбодрил его Пан. - Ты же хочешь наследовать мою Зеленую Корону?
        Сны, которые приносит северный ветер, всегда беспокойны. Борей подчинен Аполлону, а лучник из ледяной страны умеет набить его колючими иголками страхов и сомнений. В эту ночь Бреселида видела солнечного бога словно издалека. Он маячил за сплошной пеленой снега, и «амазонка» чаще слышала его голос, чем различала фигуру.
        - Не надо бояться за царя, - прежде всего, потребовал гипербореец. - Страх помешает тебе действовать правильно.
        - Но он сгорит! - попыталась возразить Бреселида.
        - Молчи и слушай, - шикнул на нее Феб. Раньше он никогда не говорил с ней так раздраженно. - Смерть не имеет значения. Он вернется.
        - Но…
        - Если ты все сделаешь, как надо, - гнул свое Аполлон. - Возьми пепел царя после всесожжения. Не перепутай. Это важно. Жрицы будут стараться всучить тебе чужие останки.
        Бреселида прижала пальцы ко лбу. Кожа была раскаленной в самой середине, между бровей, а вокруг ледяной.
        - Во время ритуала, - продолжал гипербореец, - не позволяй никому оборвать страдания царя на костре. Сделай это сама. Моим Золотым Серпом. - Он извлек из-под плаща проклятое оружие, которое уже послужило причиной смерти Фарнака. - Если убийство жертвы совершит одна из «милосердных» жриц Долины Духов, она навсегда прикует душу царя к этому месту. Делайс станет камнем. Там много таких валунов.
        Бреселида замотала головой. Она не могла поднять руку на «живого бога».
        - Пепел положишь в Золотую Колыбель Трехликой, - не обращая внимания на ее протесты, продолжал Феб. - Дальше от тебя уже ничего не зависит.
        - Но где я найду Колыбель? - едва не заплакала «амазонка». - И как до нее добраться?
        - В Трехглазой пещере на Святом Камне, - последовал ответ. - Положись на Нестора. Грифоны чуют сокровища. Надеюсь, что даже такой ученый сухарь, как он, не утратил природного нюха на золото. - Феб усмехнулся. - Ты же следи только за тем, чтоб мальчик-пан сопровождал тебя до самой Колыбели. А потом исполни с ним то, что уже сделала с Делайсом.
        - Нет! - закричала Бреселида. - Ты заставляешь меня убивать друзей!
        - Любимых, - поправил Феб и растворился в сияющей снежной круговерти.
        Когда Бреселида проснулась, Золотой Серп лежал на пожухлой траве и тускло поблескивал каплями воды от растаявшего ночного инея.
        В ту же ночь Аполлон имел беседу с царем. Но о чем они говорили, навсегда осталось тайной. На следующий день караван достиг Долины Духов. Еще издалека можно было различить черные клубы дыма, поднимавшиеся над ней. Всесожжение продолжалось неделю, не останавливаясь ни на миг. Ничего величественного в нем не было. Паломники подвозили животных, выпачканные сажей жрицы раскладывали костры.
        Скот горел живьем, и над долиной стоял неумолчный разноголосый вой. Ревели быки, захлебываясь, кудахтали куры, с надрывавшей душу тоской ржали, обезумев от ужаса, лошади.
        - Если б я выбирал место смерти, - хмыкнул Делайс, - то нашел бы что-нибудь повеселее.
        - Я слышу флейту, - удивился грифон.
        Действительно, среди адского гвалта можно было различить тонкий свист. Жрицы играли жалобные гимны на полых костях с высверленными дырочками. «Так начиналась музыка». Бреселида уже привыкла, что Феб в любую минуту может заговорить у нее в голове. «Теперь ты знаешь, как страшно было тогда?» Меотянка поняла его. Солнечный лучник говорил о временах, когда подобные святилища не прятались по горам и непроходимым чащобам, а выставляли себя напоказ. «Люди не хотят вспоминать, что такие места существуют, - шепнул гипербореец. - Но они есть, независимо от того, знаем мы о них или нет».
        Жрицы из долины приняли царя скорее деловито, чем торжественно. Почести, оказанные ему, были торопливы. Точно сожжение «живого бога» казалось им само собой разумеющейся вещью, происходившей каждый день. «Куда мы привезли Делайса?» - со злобой думала Бреселида. Ее возмущала уже даже не сама необходимость смерти любимого, а поспешность и суетливое непонимание, с которыми эта смерть обставлялась.
        Жрицы Долины Духов, как и положено, были трех возрастов. Но все они в своей черной, выпачканной сажей рванине казались всаднице на одно лицо. Как стая ворон - та тощая, у той лапа перебита, - но в целом воронье, не ласточки. Глядя, как они разгребают едва прогоревшие уголья под двумя криво сколоченными грабовыми бревнами, от которых только что отвязали останки белого быка, Бреселида подумала, что лучше умрет, чем позволит их бесстыдным рукам касаться Делайса. Пусть в последние минуты царю служит родной человек, сознающий, какую жертву он приносит.
        Стук упавшего на каменистую землю золотого пояса прервал мысли Бреселиды. Царь уже соскочил с лошади, снял плащ и отколол застежки туники. То, что ему пришлось делать это самому, взбесило сотницу еще больше. Может, он еще своими руками подожжет костер?
        Между тем «живой бог» стоял уже совершенно голый, с некоторым сомнением разглядывая дымящееся костровище. Еще секунда - и его босые ноги зашлепали по тлевшим углям к кривой бревенчатой рогатине. Делайс давно не ходил без сандалий. Кожа на его ступнях не была грубой, и он поджимал то одну, то другую ногу, стараясь не обжечься. Смешная предосторожность для того, кто через несколько минут вспыхнет целиком.
        Впервые в жизни Бреселида осознала полную противоестественность жертвы. Отдать родное огню, чтоб потом получить безобразные ошметки! «Мое! Мое! Не трогайте!» - чуть не закричала женщина и, разбрасывая сапогами угли, рванулась вслед за царем. Она оттолкнула двух грязных, как помоечные кошки, жриц, которые начали обматывать запястья Делайса еще горячей после предыдущей жертвы цепью, и… наткнулась на темный от гнева взгляд царя.
        - Отойди. Если не можешь помочь, - процедил «живой бог».
        - Я могу. Могу! - захлебнулась всадница.
        - Тогда закрепи цепь в кольцах. - Его тон был ледяным, и руки Бреселиды опустились. - Ты позволишь себе прикончить меня, - продолжал царь, - не раньше, чем нижняя часть моего тела превратится в прах. Потом пусть прогорит все.
        - Боги! - простонала Бреселида.
        - Мне не будет больно, - утешил ее Делайс. - Смотри, они укладывают вместе с дровами лавр. Это и есть честь, которую здесь оказывают царю.
        Бреселида обернулась. Деловитые жрицы, недовольно фыркая по поводу ее выходки, перекладывали поленья толстыми вязанками дикого лавра. Листья на ветках были еще свежими и обещали обильный дым.
        - Я задохнусь, - подтвердил ее мысли царь. - Но еще до этого лавр так одурманит меня, что я ничего не почувствую.
        Меотянка с трудом выдохнула из себя воздух. Будто это простое действие доставляло ей боль. Костер занялся. Быстрота, с какой жрицам удалось раздуть пламя, объяснялась остатком горячих углей предыдущего костровища. Тут только сотница спохватилась, задавшись вопросом, а кто, собственно, полыхал на этом месте до царя и можно ли будет отделить его пепел от пепла…
        - Кого здесь жгли? - обратилась она к чумазой жрице-распорядительнице.
        - Что? - не поняла та.
        - Кто здесь горел до «живого бога»? - резко гаркнула на нее Бреселида, кладя руку на меч.
        - Не помню. Многие, - отмахнулась женщина. - Вчера был олень, ворон, волк, клетка с лебедями. - Она катала по земле большим пальцем босой ноги остывший уголек и с любопытством смотрела на всадницу. - А какое это имеет значение?
        Меотянка не удостоила ее ответом. По знаку Бреселиды охранницы встали кольцом вокруг костра, обнажили оружие и взяли на караул.
        Царь не кричал. Должно быть, сначала сдерживался, а потом от чадящих лавровых веток пошел густой дым, и Бреселида перестала видеть его лицо. Она взмолилась Иетросу, чтоб слова Делайса о дурмане оказались правдой. «Пусть ему не будет больно, - шептала женщина. - Только не ему…»
        В первое время царь еще ощущал жжение. Но потом лавровые листья дали дым, и в ушах у Делайса зазвенело, а голова начала заваливаться набок. На миг он пожалел своих ног, кожа на которых вдруг пожелтела и натянулась, как у печеной курицы, а потом вздулась волдырями и лопнула сразу во многих местах, брызжа в огонь мутной сукровицей.
        Но это было последним, что «живой бог» видел вокруг. Дальше его подхватило и понесло, как сухой виноградный лист, сорванный ветром. Он летел в ясном серо-голубом небе, разрезая холодный воздух. А далеко внизу над узкой каменистой долиной поднимались вверх дымы осенних костров. Неожиданно между перистыми облаками сверкнул яркий солнечный луч. Золотое лезвие распороло небо. Бреселида опустила Серп.
        Она стояла в оцепенении, глядя, как из рассеченного беззащитного живота царя хлещет на огонь кровь. Раньше ей никогда и в голову не приходило, сколько в человеке жидкости! Женский удар акинаком - что? Ткнуть - отскочить. Никогда не снести голову, даже не отрубить руку. Не по силам. Замешкаешься, дергая застрявшее в кости оружие - потеряешь жизнь.
        Кровь все лила и лила, обдав Бреселиду от груди до пят. Угли под ногами даже перестали шипеть. Минуту назад она вошла в настоящий костер, девушки окатили ее водой. Сейчас от кожаных штанов и куртки валил пар. Всаднице было жарко и тяжело. Но, глядя на поникшую голову царя, она испытывала облегчение. Успела.
        Жрицы, как и говорил Аполлон, хотели сами прикончить жертву, чтоб навсегда привязать ее душу к этим проклятым местам. Вокруг стояли валуны - духи тех, с кем эта шутка удалась. Но Бреселида честно исполняла долг. Как бы ни был ее взгляд прикован к дымной завесе, за которым корчилось в огне тело Делайса, краем глаза сотница все же заметила, что распорядительница вынула из лохмотьев кремневый нож. По знаку пальцев командира другие «амазонки» удержали жрицу, и пока та билась и кричала, Бреселида сделала свое дело.
        Но ее служба не была окончена.
        - Теперь прогореть должно все, - скупо бросила она, и меотянки из охраны засуетились, собирая новый хворост и подгребая еще не погасшие угли.
        С ног до головы в крови царя, Бреселида вышла за черную границу костровища и в изнеможении опустилась на землю. Что она чувствовала? Ничего. Ее сердце устало болеть. Делайс умер. Ему было обещано возвращение. Она не верила.
        Люди возвращаются травой, сырой землей в отвале борозды, конским навозом. Но еще никто никогда не видел, чтоб живое вернулось живым. Смерть крепко запирает за собой двери.
        Неимоверная усталость обрушилась на плечи женщины. За годы, проведенные рядом с Делайсом, она все время теряла: сначала Пелея, потом Фарнака, теперь его самого. А может, кровавый счет следовало начать с Асандра Большого? Ведь именно тогда она впервые столкнулась с «живым богом»… Теперь это не имело значения. Делайс был мертв.
        Феб, все время находившийся рядом, пожалел всадницу. Он коснулся стрелой ее век, и они, отяжелев, сомкнулись сами собой. Сон Бреселиды был короток и глубок. Когда она проснулась, костер уже догорел. Жрицы сгребли и вынесли даже пепел.
        - Куда его отнесли? - устало спросила сотница. Опершись на руку Радки, она встала и огляделась вокруг.
        Вечерело. В стороне черные, как вороны, хозяйки этих мест кучками ссыпали неровные горки обугленных костей и пепла. Кого-то было больше, кого-то меньше. Их покрывали дерюгой и придавливали по краям камнями, чтобы не разметались по ветру.
        - Мы хотим забрать прах царя, - тоном, не терпящим возражений, сказала Бреселида.
        Распорядительница указала рукой на одну из кучек. Наученная горьким опытом, она не стала перечить. Во всяком случае, вслух.
        - Кто мне докажет, что этот пепел его? - недоверчиво спросила меотянка.
        - Никто. - Жрица скрестила на груди руки. - Хотите - берите, не хотите - не надо.
        Бреселида опустилась на корточки и откинула дерюгу с указанной кучи пепла.
        - Госпожа моя. - Шумно дыша, рядом с ней присела Умма, - Когда моего брата съели, я нашла бляшки от его пояса в костре. У царя было что-то такое?
        - Нет. Кажется. - Бреселида запнулась, вспомнив тело «живого бога», изгибавшееся, а потом обмякшее в пламени. - Браслет, - сказала она. - Волчий браслет Кайсака. Ищем.
        По ее знаку все меотянки разбрелись между бесчисленных кучек пепла и, опустившись на корточки, стали по-собачьи разгребать еще теплую золу. Кому попадался треснувший осколок рога, кому клык. Но золота не видел никто. Бера первая заметила блестящий предмет, но не стала хватать его руками. Утробным чутьем почувствовав, что этой горки должна коснуться Бреселида, девушка-медведь знаком поманила командира:
        - Здесь что-то есть.
        Сотница склонилась над черной кучкой. Уцелели челюстная кость и несколько позвонков. Остальное рассыпалось в прах. Браслет был еще горячим. Схватив его, Бреселида обожгла пальцы. Она закусила губу, чтобы не заплакать, но слезы сами собой стали капать, выбивая в мягком, как пыль, пепле глубокие ямки.
        Женщина собрала останки царя в кожаный мешок, туго затянула его и, не обращая внимания на протесты жриц, велела меотянкам собираться в путь. Их не посмели остановить. Суровая охрана. Мрачный командир. Тень мертвого царя в пустом седле. И хотя нимфы гневно махали им вслед еловыми ветками с занявшейся от огня хвоей и выкрикивали проклятия, ни Бреселида, ни одна из ее всадниц не оглянулись. И тем спасли свои души.
        Что-то перевернулось в глазах этих простосердечных женщин. Точно мир сначала встал с ног на голову, а потом вернулся обратно, но теперь выглядел иначе. Была ли тому причиной смерть царя? Или то, что ни одна из всадниц не желала ему смерти?
        Темные громады волн шли на берег. Бреселиду удивляло, что она издалека может различать их бег. Ее маленький отряд двигался по юго-западному отрогу горы Святой Камень. Небо чиркало здесь брюхом по земле. Туман стелился у самой травы и лип к ногам лошадей.
        Казалось, вся пестрота мира разом сошла на нет. Каждый шаг был прост и скуп. Взгляд - бесцветен. Воздух настолько разряжен, что приходилось глотать его полным ртом и все равно задыхаться. Женщины валились с седел. Бреселиду это не заботило. Она молчала уже третьи сутки, и никто не осмеливался ее побеспокоить. Белерофонта вели в поводу. «Амазонка» решила, что конь умрет на могиле царя, если они не найдут Золотую Колыбель.
        Странные фигуры продолжали маячить в стороне от дороги. Умма исчезала куда-то по ночам, а утром возвращалась довольная и усталая. Это только подтверждало подозрения Бреселиды: к кому, кроме Ярмеса, могла бегать в темноте ее медведица? Значит, слуги царя сопровождают караван и после всесожжения.
        - Здесь скручивается пуповина мира. - К «амазонке», хлопая крыльями, подлетел Нестор. - Видишь, небо сходится с землей?
        - Ищи Трехглазую пещеру, - процедила Бреселида сквозь зубы.
        - Почему я? - удивился грифон.
        - Твои сородичи прекрасно чуют золото. - В ее тоне хронисту почудилась насмешка.
        - Я ученый, а не какой-нибудь лозоходец! - возмутился он. - Я всю жизнь рылся в манускриптах и находил много сокровищ человеческого ума. Но ни разу не искал сокровищ земных! Золото мира - удел неразумных.
        «Неужели Аполлон ошибся? - думала меотянка. - И Нестор нам ничем не поможет?»
        - Оставь его, - шепнул ей на ухо Элак. - У него давно отшибло нюх. Если он вообще когда-нибудь был.
        - Но грифоны…
        - У нас два грифона, - подсказал юноша. - Забыла? Малютка Конфуций уже раз помог царю. Пусть ищет золото.
        Инстинкт у него посильнее, чем у этой ходячей библиотеки с клювом.
        - Как мы объясним малышу, что такое золото? - вздохнула женщина.
        - Покажи ему волчий браслет.
        Бреселида ценила Элака именно за умение вовремя найти выход. Будет жалко… Тут всадница ужаснулась. Ей предстояло лишить молодого Пана жизни. Знает ли он об этом? Судя по беспечному виду, нет. «Что же мне делать?»
        «Амазонка» подъехала к краю пропасти и, глотнув полной грудью пьянящий воздух высоты, выкрикнула:
        - Что мне делать?!!
        «Делать!!!» - отозвалось из каменной воронки.
        Ну, делать так делать, решила Бреселида. Поворачивать уже поздно. Из каменного сердца Таврских гор дорога только на небо. Или в преисподнюю. Куда бы она не пошла за Делайсом? А теперь, когда он мертв, не все ли равно, куда идти?
        Странно, что между ними за всю жизнь не было сказано ни слова о любви. Только о деле. Вот и сейчас именно ей приходилось доделывать то, что осталось в наследство после него.
        - Конфуций! - Элак защелкал пальцами, подзывая грифона.
        Малышу в этом жесте почудился посул чего-нибудь вкусного, и он, высунув язык, зашлепал к юному Пану. Но вместо лакомства Элак, подхватив Бреселиду за локоть, подсунул грифону под нос золотой браслет.
        - Ищи, - коротко приказал он.
        Малыш обиженно защелкал клювом, в его круглых глазах появилось разочарованное выражение.
        - Ищи, и ты получишь н-наку. - Элак снова щелкнул языком.
        Простодушно поверив обещанию, Конфуций застучал по дороге когтями. Он еще не умел убирать их в подушечки лап и страшно гордился грозным грохотом, который поднимал на кремнистой тропе. Его чуткий, как у собаки, нос улавливал слабый запах серы, шедший из-под земли, который всегда сопровождал золото. Само оно не пахло, но грифоны умели осязать и обонять драгоценные металлы. Золото рвалось наружу. Ему хотелось на солнце, и оно выпрыгивало вместе с бурными водами подземных рек. Святой Камень таил золотой сгусток внутри, как драгоценное сердце горы. Грифон подушечками лап ощущал его жжение.
        Конфуций шлепал и шлепал вперед, притягиваемый Колыбелью, как огромным магнитом, пока вдруг не остановился как вкопанный. Шумно потянув ноздрями воздух, птенец оставил дорогу и полез через кусты малины вверх по склону. Только тут всадницы заметили, что с учеником Нестора происходит что-то неладное.
        - Эй, козлоногий! - крикнул хронист. - Уж не сделал ли ты из ребенка ищейку? Грифон не соба… - Нестор осекся. Теперь золото было так близко, что даже он его почувствовал.
        Движимый внезапно пробудившимся инстинктом, хронист распушил хвост, поднял крылья и вслед за Конфуцием полез через малинник, прокладывая широкую борозду. По этой дороге «амазонки» без труда двинулись вверх по склону. Женщины спешились, не желая перетруждать лошадей на подъеме.
        Вскоре глазам меотянок предстала высокая отвесная скала, квадратным порталом уходившая в небо. Усевшись под ней, Конфуций застрекотал и, чрезвычайно довольный собой, стал разгребать лапами прошлогоднюю хвою на земле.
        - Вероятно, Колыбель там, - сказал Элак.
        Бреселида пожала плечами:
        - Нам нужен вход. Не будем же мы рыть яму к центру земли…
        Ее слова прервал громоподобный рев, долетевший из густых кустов щебляка. Лошади заржали в испуге. Всадницы побросали поводья и вместо того, чтоб схватиться за оружие, кинулись на землю, закрывая головы руками.
        - Циклоп! Циклоп! - кричали они.
        Только альбинос как сидел, так и остался на месте. Он не понимал, почему спутниц встревожило черное пятно, наползавшее из кустов. Грифоны могли не мигая смотреть на солнце и различать все его оттенки, но в пришельцах из другого мира им мерещились только скользящие по земле тени. Люди же отчетливо видели кудлатого великана в очелье из черепов. В руках он сжимал палку, а когтям на ногах позавидовал бы и пещерный медведь. Судя по трем глазам, злобно посверкивающим на физиономии чудовища, оно было связано с пещерой, куда направлялись меотянки.
        «Не бойся, это страж, - услышала Бреселида у себя в голове голос солнечного лучника. - Стреляй ему в третий глаз. Тот, что над бровями».
        «Амазонка» вскинула лук. Ей казалось, что она выхватила из горита за спиной самую простую стрелу. Но когда спущенная тетива пропела, женщина с удивлением заметила, что от нее отделяется желтая спица, сверкающая на лету, как обломившийся солнечный луч. Чудовище заревело, схватившись за голову когтистыми лапами. Золотая стрела не давала промаха. Она иглой вонзилась в лобный глаз циклопа и прожгла его насквозь, пройдя до мозга. Страж навзничь грянулся о скалу, сокрушая спиной камень. Там, где он упал, в серой тверди горы образовался проход.
        Сотница знаком приказала женщинам следовать в образовавшийся лаз. Меотянки с опаской обогнули тело циклопа и полезли внутрь. Элак не отставал. Оба грифона стучали когтями по каменному полу, точно маршировала закованная в броню пехота. Лишь Радка и Хиронид на мгновение задержались у пролома. Лошадиная сущность кентавра протестовала против того, чтоб спускаться под землю: он любил открытые места и много воздуха, желательно с ветром. Синдийка принялась оглаживать и успокаивать спутника, нервно прядавшего ушами.
        - Не бойся, - шептала она. - Не бойся. Мы вместе.
        Сама Радка до смерти боялась темноты и прижималась к теплому потному боку Хиронида вовсе не для того, чтоб предать уверенности кентавру. Жеребец это чувствовал. Жеребец… Если б он был жеребцом! Рядом с Радкой Хиронид постоянно забывал об этом.
        Поборов первую робость, «амазонки» зажгли смоляные факелы. Они чадили. Под землей было холодно и сыро. Сверху сочилась вода. Некоторое время караван шел в полном молчании, разгоняя светом лишь малую часть мрака, обступавшего людей со всех сторон. Иногда путникам мерещились огромные ледяные колонны. Иногда сосульки, свисавшие сверху, достигали пола. Огоньки отражались в застывших стеной водопадах, в темных неподвижных лужах под ногами. Путь был труден, особенно для лошадей, копыта которых постоянно скользили. Хиронид споткнулся на льду и выругался на весь караван. Нестор неодобрительно покосился на него и открыл, было клюв, чтобы цыкнуть на кентавра, но Элак обеими руками зажал хронисту рот.
        - Не трогай его, - угрожающе потребовал он. - Кентавры вспыльчивы и обидчивы. Не хватало еще драки в темноте.
        - Я не желаю с тобой знаться, мальчик-козел! - Грифон высокомерно выпятил грудь. - Кому ты делаешь замечания? Я старше тебя лет на триста. Не меньше!
        - Для меня время не имеет значения, - парировал юный Пан. - Там, куда я уйду, его нет вовсе. Разве моя вина, что ты, прожив три сотни лет, так и остался напыщенным болтуном?
        Нестор надулся, но любопытство распирало его изнутри.
        - А куда это ты собрался? - через минуту не выдержал он.
        - Увидишь.
        В это время свет факелов померк. Караван вступил в громадный зал округлой формы, наполненный слабым дневным светом, струившимся тускло, как из-под воды. Три глубоких колодца уходили вверх. Именно здесь в Трехглазой пещере, по легенде, должна была храниться Золотая Колыбель. Люди озирались вокруг. Зал был пуст.
        «Чудес не бывает», - подумала Бреселида. Хотя ее жизнь в последнее время только и состояла из чудес. «Свет не тот, - сообщил ей Феб. - Я сейчас». Теперь «амазонка» вспомнила, что Колыбель становится видно, только когда солнце бьет во все три глаза сразу и световые столбы перекрещиваются между собой. Но разве это возможно? «Положись на меня». Феб играл золотым диском, как мячом. Он мял его в пальцах, как воск, и разделял на три части. Жонглировал тремя шарами, и осталось только задержать время так, чтобы они застыли: один на восходе, другой в зените, а третий на закате.
        «Однажды я держал солнце целиком, - думал Аполлон. - Сумею ли удержать его по частям?» Он снова, как когда-то у смертного ложа Алкесты, поднял руки, и подброшенные шарики повисли в воздухе, каждый на своем месте. От разделения солнц в мире не стало меньше света. Но он распределился иначе. В листве зачирикали сразу и утренние и вечерние птицы, а полуденный зной пригнул траву к земле. Ничего этого Бреселида не могла видеть. Зато она хорошо запомнила миг, когда во все три глаза пещеры солнце ударило одновременно и в скрещении его лучей сверкнула крутыми боками Колыбель Великой Матери.
        Меотянки в трепете пали ниц. И лишь сотница, которая давно разочаровалась в сокровенном смысле любых святынь, шагнула к ней. Достав кожаный мешок, она аккуратно высыпала в покачивавшуюся люльку прах царя. Вместе с его обугленными костями, там были и кости оленей, волков и птиц, которых сожгли прежде, а также непрогоревшие деревяшки и камешки. Отделить одно от другого не было никакой возможности.
        - Элак, помоги мне, - бесцветным как пепел голосом позвала женщина. - Я хочу снять браслет. - Она показала слуге, будто золотая проволока не разгибается на ее запястье.
        Юный Пан оказался на полшага позади нее. Он опустился перед «амазонкой» на колени, и прежде чем она успела что-то сказать, по-собачьи облизнул ей руку. Волчий браслет соскользнул легко, потому что и держался некрепко. В тот же миг Бреселида вытянула из-за пазухи Серп и взмолилась Иетросу, чтоб ее удар был точен. В последнюю минуту она взглянула Элаку в глаза и поняла, что он все знает. «Амазонка» попыталась отвести руку, но молодой Пан сам наклонился вперед и полоснул горлом по широкому острому лезвию.
        Кровь хлынула в Колыбель.
        - Все, до кого долетят брызги, загадайте сокровенное, - успел прошептать Элак. Звук из разрезанного горла вышел со свистом и бульканьем.
        Бреселида осознала, что ее ладони, как и три дня назад, в царской крови. Теперь это был молодой Царь Леса. Он отдал ей свою жизнь легко, без жалоб и просьб. «Я хочу, чтоб Делайс жил! - взмолилась меотянка. - Со мной или без меня, только бы он вернулся!» Это не была правда, Бреселида желала царя для себя и ни для кого другого. Но она просила так, как считала достойным, и подобную просьбу грешно было не исполнить.
        Веером разлетевшиеся капли крови обдали и стоявших позади Бреселиды Радку с Хиронидом. Они двигались в хвосте каравана, вошли в ледяной зал последними и очутились у самой Колыбели случайно. Просто потому что она возникала как раз перед ними.
        Кентавр почувствовал, как горячая, точно раскаленный металл, кровь обрызгала ему грудь и ноги. Он очень хотел навсегда остаться с Радкой в человеческом обличье, но загадал совсем другое. Его тело налилось новой силой, разом вернулись запахи, цвета, звуки окружающего мира. Они перепутались: пахли, пели и распускались душной благоуханной волной - и главным среди них был настойчивый женский аромат, едва сдерживаемый, но изо всех сил рвущийся наружу.
        «Она ведь всегда боялась!» - удивился Хиронид, переводя взгляд на Радку. Рядом с ним, перебирая маленькими копытами, стояла женщина-кентавр. Единственная в своем роде спутница для такого однолюба, как он. Радка смущенно улыбнулась, стесняясь своего нового облика. В душе она сгорала от радости, что у ее «названого брата» такой ошарашенный счастливый вид.
        Справа от Колыбели стоял Нестор. Когда брызнула кровь, он успел растопырить крылья, закрыв ученика. Малютка грифон так и не смог пожелать вожделенных сладостей. Впрочем, гору засахаренных орешков Бреселида в силах была подарить ему и без всякого волшебства. Зато старый хронист оказался в горячих каплях от шеи до пят и с отвращением встряхнулся, как собака. «Боги, как они меня утомили своими бесконечными выходками! - возмутился он. - Хочу на покой! На покой!»
        После пережитого потрясения Бреселида очнулась первой. Она-то раньше других и заметила, что происходит с Элаком. Его мертвое тело съежилось сухой скорлупой каштанового ореха, и вместо него у края колыбели оказался свернувшийся клубком Золотой Зверь. Он уже однажды являлся сотнице ночью в буковом лесу. Зверь мерно дышал, как во сне, когда же женщина коснулась его рукой, вздрогнул, открыл глаза и попытался встать. Его лапы разъезжались от слабости. Но он был жив! И это больше всего поразило «амазонку».
        Молодой Пан в короне из виноградных листьев поманил женщину пальцем.
        - Спасибо, Бреселида. - Его улыбка была нездешней и светилась радостью.
        - За что? - не поняла всадница. - Я убила тебя!
        - Ты завершила круг, - кивнул он. - Я больше не служу смертным. Я наследовал корону своего отца и теперь Царь Леса.
        Он зашел за Колыбель и толкнул рукой стену. В ней открылась громадная трещина, из которой бил яркий свет. Все, стоявшие в пещере, увидели бескрайний луг, цветы на нем были раза в полтора крупнее обычных, над ними с гудением проносились полосатые, как тигры, пчелы, терпкий аромат ударял в голову, а травы и листья разговаривали на понятном людям языке.
        - Это мой мир, - строго сказал Элак, и в его голосе впервые со дня знакомства с Бреселидой зазвучали властные нотки. - Таким когда-то было все вокруг. Но сейчас земля засыпает, наступает другое время, и существам с моей кровью уже нет места среди людей. - Он поднял руку и поманил чету кентавров за собой. - Они будут счастливы здесь, среди вечного лета. - Его взгляд уперся в Нестора. - Иди уж и ты, старая трещотка. - В голосе Царя Леса было больше нежности, чем насмешки. - Что загадал, то и получи. Отдых и пляски на лужайке. - Лицо Элака стало серьезным. - Прощай, Бреселида. - Он подошел к «амазонке» и, тряхнув челкой под золотыми виноградными листьями, чмокнул ее в щеку. - Помни, что и твой мир скоро изменится до неузнаваемости. Если это напугает тебя, приходи, я открою тебе дверь на Острова Блаженных.
        Странный звук из Колыбели прервал их прощание. Женщина опустила глаза и чуть не отпрянула в сторону. На дне золотой люльки, размеры которой, впрочем, подошли бы для младенца-великана, лежал живой царь без кровинки в лице и отчаянно делал ей протестующие знаки. То ли он возражал, чтоб Бреселида отправлялась на Острова Блаженных, то ли требовал, чтоб его, наконец, вынули.
        Ясно было одно: по каким-то причинам Делайс пока не может говорить. Сотница сама помогла «живому богу» сначала сесть, а потом вылезти из Колыбели. Остальные меотянки были столь потрясены его явлением, что вновь простерлись ниц. Теперь он для них действительно был ожившим божеством. Сгоревшим в огне и воскресшим во льду.
        Царь знаком приказал им подняться. Не говоря ни слова, он взял Колыбель под мышку - при его прикосновении реликвия уменьшилась до размеров шкатулки - и, проводив взглядом удаляющихся с Элаком волшебных существ, двинулся к выходу. Меотянки в благоговейном молчании следовали за ним.
        Наверху у входа в пещеру, где тело циклопа уже окаменело, из кустов навстречу царю вышел небольшой вооруженный отряд. Впереди на пегом муле, свесив ноги до самой земли, ехал Ярмес в козловой безрукавке, перетянутой дорогим поясом. По его уверенному виду было ясно, что он командует остальной босоногой братией, вооруженной буковыми копьями.
        Увидев Золотую Колыбель, мужчины, как до этого меотянки в пещере, опустились перед «живым богом» на колени. Делайс обернулся к Бреселиде. На его лице была написана мука. Но он так ничего и не произнес. Вышедшие из врат смерти молчат трое суток. Иначе они снова могут вернуться обратно…
        Сотница понимала и без слов. Она должна была отпустить царя, ибо ее служба совершилась, а его путь только начат. В этот миг она остро завидовала Бере, которая расставалась со своим возлюбленным в надежде на новую встречу. От нее царь уходил навсегда. Делайс не позволил себе даже дотронуться до ее щеки. Он вскочил на Белерофонта и, помахав на прощание меотийскому конвою, поехал впереди отряда Ярмеса.
        Пеан 2
        ГИАКИНФ
        Путешествуя по свету, Аполлон и его флейта по имени Марсий заночевали в гранатовой роще у лаконского городка Амиклы. Здесь гиперборейцу приснился странный сон. Будто бы он сидел на камне, подбирая мелодии, и вдруг почувствовал чужой взгляд. Солнечный бог обернулся: из гущи леса на него смотрели два темных продолговатых, как зернышки граната, глаза. В следующую секунду испуганный зверь метнулся прочь. Это был молодой олень, вернее, олененок, число веточек на его рогах все время менялось. Феб превратился в волка и большими прыжками помчался за добычей. Он догнал ее у источника и, вскочив на спину, прижал к земле. Острые зубы впились в шею жертве, и тут Аполлон с ужасом обнаружил, что сжимает железной хваткой не зверя, а прекрасного мальчика…
        Лучник проснулся в холодном поту.
        - Ты маньяк, - сообщил Марсий.
        - Вот уж чего никогда не водилось.
        Сон как рукой сняло, и раздосадованный Аполлон отправился прогуляться по роще. Уже светало. Серый туман пугался в ветках гранатовых деревьев. Кожистые листья слабо шелестели на ветру. Невдалеке гиперборейцу почудился странный звук. Похоже, кто-то не то всхлипывал, не то сморкался. Аполлон снял лук с плеча и, по-охотничьи скользя между деревьями, двинулся на голос. Он слышал о нимфах источников, которые слезами и мольбами о помощи завлекали путников в смертоносные воды. Сочетание красоты и беззащитности делало их отличной приманкой для простаков. Себя Феб к последним не относил. Как он ошибался!
        Женщина, сидевшая на земле у крошечного святилища из круглых камней, не была ни молодой, ни красивой. Краем красного дырявого гиматия, накинутого на голову, она смахивала с дрожащих щек слезы.
        - В чем дело? - спросил Феб, опуская лук. - Почему ты плачешь?
        Нимфа вздрогнула и воззрилась на него так, будто только что заметила.
        - Моя роща, - заявила она неожиданно низким, хриплым голосом. - Где хочу, там и плачу.
        Это было не похоже на мольбу о помощи. Лучник хмыкнул и подошел поближе.
        - Я Аполлон, - сказал он. - Бог солнечного света. Что стряслось?
        И зачем он набивался?
        - Ничего особенного. - Женщина вызывающе вскинула голову. - За исключением того, что происходит здесь каждый год. Уже вторую сотню лет!
        Поскольку Аполлон молчал, ожидая пояснений, собеседница продолжала:
        - Я Диамеда, нимфа гранатовых деревьев. А это алтарь моего бедного сына Гиакинфа. Он дух цветов и плодов. Я родила его от смертного. Он наполовину дух, наполовину человек, и ему не выпало ни смерти, ни вечной жизни. Каждый год местные крестьяне убивают Гиакинфа в честь Великой Матери, и каждый год он воскресает опять, чтоб дать им урожай.
        - Чего же ты плачешь? - пожал плечами Феб. - Твой сын хоть так, но живет. Земля возвращает его. Деметра не жалуется, что Персефона только полгода с ней…
        - Его живым разрывают на части, - перебила женщина. - Едва он выходит из-под земли, как начинает рассказывать, что это за боль! - Голос нимфы задрожал и сорвался.
        Феб молчал. Он думал: как это - терять ребенка каждый год? Он вот дважды лишился сына и чуть не сошел с ума от горя. А ведь Асклепию ничто не угрожает. Кентавр Хирон мудр и добр, он всегда защитит мальчика.
        - Где твой сын? - спросил лучник.
        - Пошел пострелять воробьев, - отозвалась нимфа. - Я плачу потихоньку, пока его нет.
        Феб оглядел жалкий алтарь из круглых камней.
        - Я могу помочь, - задумчиво сказал он. - Но для этого мне придется присвоить святилище. Тогда участь твоего сына буду решать я, а не Трехликая. Отдаешь мне его в спутники?
        Нимфа вытерла краем гиматия лицо. В ее глазах зажглась надежда.
        - Посиди здесь, - мягко сказал ей Феб. - Мне нужно найти твоего сына и совершить ритуал присвоения святилища. Не подглядывай, магия этого действа смертельна.
        Напуганная нимфа осталась на месте, а лучник зашагал на холм, ища между деревьями Гиакинфа. Мальчик действительно стрелял по воробьям. Заслышав шаги, он обернулся, и Аполлон застыл с поднятой для приветствия рукой. На него смотрели огромные гранатовые глаза молодого оленя. Приглядевшись, Феб узнал и лицо.
        - Ты Гиакинф? - спросил светоносный бог, разглядывая нового знакомого. - Зачем тебе рогатка?
        Дух цветов смутился, покраснел и сунул оружие за спину.
        - Меня убьют, - шмыгнув, сказал он. - Так пусть и этим достанется.
        - Логика недостойная бога, - усмехнулся Феб, вспомнив, что еще недавно думал и действовал так же. - Но не с воробьями.
        - Я не бог, - возразил мальчик.
        - Зато я худо-бедно из этой братии, - хмыкнул гипербореец. - И могу тебе помочь. Хочешь пойти со мной?
        - Ты Аполлон? Ты мне снился! - вместо ответа воскликнул Гиакинф. - Я слышал, как ты играл на флейте. Научишь меня?
        - Это просто, - кивнул Феб. - Пойдем, найдем укромное место. Присвоение святилища - муторное дело. А иначе я не смогу забрать тебя с собой.
        Гиакинф доверчиво взял Феба за руку и, с откровенным восхищением глядя на него снизу вверх, повел в чащу леса. В груди у лучника ворочался неудобный комок. Мальчик не имел ни малейшего представления о том, что его ожидает.
        Но дело есть дело, и надо взять себя в руки. На тесной поляне гипербореец достал флейту - к счастью, сейчас она была пуста, дух Марсия дрых на опушке и не мог отравить Фебу жизнь своими замечаниями.
        - Возьми заостренный конец дудки в рот, - пояснил лучник, - и подними подбородок так, чтоб голова была запрокинута.
        - Так? - Мальчик неуверенно прикусил флейту.
        - Не совсем. - Феб встал у него за спиной и осторожно поправил деревянную дудочку, чтоб она смотрела прямо в небо. - Теперь дуй.
        Трель вышла сначала слабой. А потом зазвучала все громче. Юный дух цветов старался на славу, но это была еще не волшебная песнь. Та, что останавливает водопады и усыпляет животных на бегу.
        - Флейта должна стать частью твоего позвоночника, - объяснил Феб. - Его верхним концом. А в нижнем должен бушевать священный огонь. Представь, что ты выдуваешь его.
        Гиакинф набрал полные легкие воздуха и дунул, освобождая их. Одновременно Феб вошел в него резким толчком, и мальчик чуть не вскрикнул от боли.
        - Играй, - приказал солнечный бог.
        Вот теперь флейта зазвучала как надо. На глазах Гиакинфа набухли и высохли слезы. Рвущая боль утихла, уйдя по столбу священным жаром. Аполлон выдохнул и отстранился.
        - Я забрал твое святилище, - сказал он. - И отдал дар музыки. Прости, если доставил тебе неудобство. - Лучник смотрел в землю. Он испытывал стыд и думал, что Гиакинф нуждается в утешении. Вместо этого мальчик кинулся ему на шею.
        - Ты самый лучший! - воскликнул он. - Уведи меня отсюда. Я больше здесь никому ничего не должен. Ведь так?
        - Именно так, - кивнул Аполлон. - Умойся у источника и иди проститься с матерью.
        - С матерью? - удивился Гиакинф. - С какой матерью? Моя мать погибла лет семь назад. Ее убило в грозу рухнувшим деревом. - Круглые глаза мальчика непонимающе хлопали ресницами.
        «Че-ерт! - только и мог протянуть про себя Феб. - Опять я влип. И кто бы это мог меня подставить?» Были там кукушки не были, не имело значения. Главное, Великая Мать снова обвела его вокруг пальца. И всучила мальчишку, от которого еще неизвестно чего ждать! Кажется, Гиакинф понял, что произошло что-то недоброе. Выражение его лица стало жалким.
        - Ты меня не возьмешь?
        Феб хлопнул нового спутника по плечу.
        - Куда ж я денусь? - вздохнул он. - Идем. Я познакомлю тебя с Марсием.
        - Я же говорил, ты маньяк. - Рапсод окончательно проснулся. - Ну и куда мы теперь?
        - Домой.
        Лаконичный ответ лучника осчастливил ворчуна. Возвращение на Делос сулило Марсию встречу души, жившей во флейте, с головой, торчавшей на дереве, и шкурой, висевшей у входа в пещеру. Рапсод надолго заткнулся, пребывая в блаженстве. А Аполлон и Гиакинф были слишком поглощены друг другом, чтоб дорогой обращать внимание на редкие вспышки его ипохондрии. Делос казался гиперборейцу благословенным местом, где он на время сможет укрыться от всевидящего ока верховных богов. Их пристрастное внимание к его скромной особе несказанно утомило Аполлона. Он мечтал о покое и забвении.
        Гиакинф оказался прекрасным товарищем. Феб целыми днями шатался по окрестным лесам с луком за плечами, а юноша управлялся по хозяйству. Его руки хранили живительную силу бога цветов. В благодарность за предоставленное убежище он преобразил окрестности. Раз вернувшись с охоты, Феб не узнал своей пещеры: все цвело и благоухало тысячью оттенков и ароматов, словно с неба упала радуга, разбившись на мириады блестящих капель. Яркие, как кровь, анемоны, белые недотроги нарциссы, горделивые ирисы у порога, ковер плюща над входом - цветы всех времен года, как волны, штурмовали пещеру Аполлона. Снежный буран глициний швырнул в лицо лучнику белые лепестки, когда он поднимался по склону.
        - Хоть я и покровитель всего прекрасного, - хмыкнул Феб, - но садоводство мне никогда не давалось. Ты исправил положение, малыш.
        Гиакинф просиял от счастья. Его обожаемый друг и покровитель не был щедр на похвалы.
        - Феб, ты что, потерпишь этот балаган? - возмутился с Дерева Марсий. - Немедленно верни все к благородной простоте!
        Лучник только пожал плечами и зашагал в дом.
        - Тебе изменяет вкус! - неслось ему в спину.
        Под сенью пещеры он возлег на волчьи шкуры и позволил Гиакинфу массировать себе спину, до тех пор пока не заснул. Его разбудил звук рожка, и сперва Феб вообразил, что к нему в гости пожаловала сестра Артемида, но, выйдя из пещеры, он обнаружил сидящего на камне вестника Гермеса. Тот растирал усталые ноги и с некоторым удивлением поглядывал вокруг.
        - Эка у тебя… пестро.
        - Не нравится? - враждебно насупился Аполлон.
        - Давай, Гермес, - с дерева закричал Марсий, - вправь ему мозги! Совсем ополоумел, потакая своему мальчишке!
        - А-а, - протянул вестник, заметив в глубине пещеры Гиакинфа, спрятавшегося за большой гидрией с водой. - Ну, это не новость. Зевс, тот вообще затащил своего любимчика на Олимп. В отместку Геро за холодность.
        - Какого любимчика? - не понял Аполлон. Он сильно отстал от придворной жизни.
        - Ганимеда, сына царя Троса. И главное: поймал его на петуха. Старый греховодник!
        Аполлон почувствовал, что сплетни с Олимпа все еще занимают его. Он не хотел признаваться себе, как остро мечтает вернуться в избранный круг. Но вернуться в силе и блеске, а не как проситель, униженный скитаниями и гневом богов.
        - Зачем пришел? - мрачно осведомился лучник.
        - Зевс велел узнать, правда ли, что ты сошел с ума.
        - Я? - опешил Аполлон.
        - Геро говорила о каком-то городе на побережье, куда ты якобы ворвался волком и загрыз всех детей.
        Лучник поперхнулся.
        - Значит, правда, - угрюмо воздохнул Гермес. - От кого, от кого, а от тебя не ожидал.
        Гипербореец молчал.
        - Но сейчас-то ты, надеюсь, в здравой памяти? - Вестник прищурился.
        - Зачем тебе? - Голос Феба звучал глухо.
        - Зевс собирает совет. Хочет знать, что делать с Гераклом. - Тон Гермеса снова стал дружелюбным. - А ты Гераклу знакомец. К тому же всегда славился хитроумием. Так что летим, - заключил он. - Можешь и мальчишку своего взять. На Олимпе это теперь модно.
        Последние слова Гермес обронил как бы невзначай и был сполна вознагражден, заметив, как запылали щеки Гиакинфа и помрачнел Аполлон. Сначала Феб и слышать не хотел мольбы мальчика показать ему сад богов. Но Гермес вступился за Гиакинфа и был столь красноречив, а сам юноша столь несчастен, что постепенно сердце лучника смягчилось. К тому же камень уже был брошен - честолюбие Аполлона задето. Он сто лет не был на Олимпе и не хотел выглядеть провинциальным невежей. Тем более что интуитивно, у себя в глуши, следовал высокой моде богов на юных спутников.
        - Ладно, летим, - наконец сдался гипербореец. - Только приведу себя в порядок.
        Счастье богов, что им не надо, как смертным, мыться, завиваться и пачкать лицо красками. Для того чтоб сменить драную тунику на пурпурный плащ, а пыль с тела на цветочную пыльцу, достаточно пожелать этого. Но Феб так давно скитался и бедствовал, что, взяв в руки медное зеркальце, беспомощно уставился на себя, не в силах вспомнить, каким был в дни радости и веселья. Он тупо смотрел на чужое осунувшееся лицо, поросшее золотистой щетиной, и не понимал, что Гиакинф находит в этом грубом, давно не брившемся бродяге.
        Вошедший вслед за ним юноша обнял Феба сзади и прижался щекой к его спине.
        - Тот, с крыльями на сандалиях, говорит, что ты сходил с ума и поубивал кучу народу…
        Сердце лучника сжалось в комок.
        - Даже если это и так, я все равно люблю тебя, - с отчаянной решимостью выдохнул мальчик. - Обещай мне: если разлюбишь или рассердишься, то сам убьешь меня, а не отдашь крестьянам из Амикл.
        - Обещаю. - Аполлон не показал, как растроган. - Выйди.
        Он наконец обрел уверенность, и через минуту изумленным глазам Гермеса и Гиакинфа предстал не загорелый потрепанный лучник, а прекрасный солнечный бог в жарком блеске полуденных лучей. Даже старина Марсий, порядком подзабывший истинный облик своего убийцы, крякнул. Что уж говорить о мальчике, четыреста лет проторчавшем в гранатовой роще и никого не видевшем, кроме грязных крестьян на празднике урожая.
        - Летим.
        Все трое взмыли в воздух.
        До Олимпа добрались не без приключений. Зевс сердился, и на подступах к горе копились грозовые облака, искря молниями. Не успев проскользнуть между двумя встречно двигавшимися фронтами туч, спутники попали под дождь, град и снежный буран одновременно. Гиакинфу заложило уши. Аполлону испортило прическу. Но больше всех пострадал Гермес: он промочил крылатые сандалии и не мог лететь дальше. Пришлось Фебу тащить его на спине.
        - Друг, тебе пора отказаться от баранины! - ворчал лучник. - А то твои тапки скоро тебя не поднимут!
        Они были уже на месте, и Гермес, проклиная вспыльчивость Громовержца, под хохот собравшихся перед дворцом богов скатился на землю.
        - Общий привет. - Феб поклонился с изящной небрежностью. - Рад видеть всех живыми и здоровыми.
        Он прямо-таки лучился весельем и благополучием. Глядя на него, каждый сказал бы, что слухи, распускаемые Геро, вздорны.
        - Это мой юный спутник Гиакинф, - улыбнулся Феб, подталкивая мальчика вперед. - Прошу любить и жаловать.
        По рядам собравшихся пролетел вздох восхищения. Умеет Феб попасть в самую точку. Элегантен, как всегда. И, как всегда, на полшага впереди остальных. Прямо-таки наступает на пятки Зевсу. Это вызывающе.
        - Останься здесь, в саду, - шепнул гипербореец на ухо Гиакинфу. - Афродита, душечка, ты ведь разрешишь Эроту поиграть с моим другом в мяч?
        Ослепительная улыбка прекраснейшей из богинь была ответом. Гиакинф кожей ощущал, как все здесь восхищаются и завидуют его господину. В этой блестящей зависти и изысканной вражде таилась главная опасность. На мгновение мальчику захотелось закричать в спину Аполлону, поднимавшемуся по лестнице, держа Афродиту за локоток: «Не входи!» Но Феб, кажется, чувствовал себя тут как дома.
        - Пойдем, поиграем.
        Гиакинф обернулся. За его спиной стоял чернявый загорелый мальчик и подбрасывал в руках золотой диск.
        - Ты Эрот? - спросил он.
        - Нет. - Тот рассмеялся. - Я Ганимед. Виночерпий. Но сегодня боги будут решать дела на трезвую голову. Я им не нужен.
        В большой зале не было потолка, и золотистые тучки проплывали прямо между колоннами. Со стен смотрели черные фигуры на охристо-красном фоне, изображавшие деяния богов. Собравшиеся начали рассаживаться, и Аполлон едва не поперхнулся нектаром, осознав, что возлег прямо под фреской Зевса-Загрея, отсекающего Серпом чудовищные яйца Кроноса.
        Горе побежденным.
        - Я собрал вас, - голос Громовержца вывел его из задумчивости, - ибо того требуют обстоятельства. - Зевс возлег во главе стола и озирал богов, как пастух свое стадо. - Смертный Геракл совершил назначенные ему двенадцать подвигов. И теперь, если следовать данному слову, мы должны взять его живым на Олимп, где он пребудет среди нас как равный.
        По залу пробежал испуганный шепот. Все были наслышаны о похождениях Геракла. Если они и казались не по силам смертному, то отнюдь не потрясали богов, каждый из которых мог вращать мир на пальце. Их удивляли бесстыдство и шум, с которыми герой совершал свои подвиги.
        - Геракл сначала устроил дебош на земле, а потом перевернул все вверх дном у меня в тартаре! - запальчиво крикнул Аид.
        - Неужели ты позволишь ему добраться до небес? - едва сдерживая тревогу, спросила Геро. - Мой бедный сад!
        - Бедный сад! - без всякого почтения передразнила ее Афродита. - Бедный Олимп! Стоит только пустить сюда этого громилу, и на расстоянии трех тысяч локтей не останется ни одной беседки, ни одной аркады, ни одного укромного уголка!
        - Уж тебе бы лучше помолчать, любительница укромных уголков! - накинулась на племянницу Гестия. - Если Геракл появится здесь, ты будешь первая, кому он задерет юбку! Я своими глазами видела, во что превращаются дома, где имел несчастье останавливаться этот разбойник! У нас не будет ни стен, ни дверей, не говоря уже о столах и стульях!
        - Столах и стульях? - оживился Гефест. - Я скую вам новые. Давайте ломать мебель!
        Звонкая пощечина Афродиты отрезвила супруга.
        Аполлон скосил глаза на скатерть, покрывавшую стол. Она была украшена печально знаменитыми вышивками Арахны.
        Язвительная ученица Афины изобразила богов как раз в такие минуты теплого семейного общения. За что и поплатилась. Паллада не любила злых шуток. Она превратила заносчивую пряху в паучка, который, сидя под застрехой, вечно плетет свою паутину и вечно прячется от метлы.
        И поделом. Нечего мешаться в дела небожителей! Аполлон оглядел зал. Но, черт возьми, как похоже! Дом, дом, милый дом… Он заметил снующую между богами полупрозрачную фигурку. Это была Эрида, богиня раздоров. Она наклонялась к каждому и шептала ему на ухо обидные слова, которые боги, не задумываясь, кричали в лицо друг другу.
        Ни слова не говоря, Феб встал, схватил Эриду за ухо и под гул одобрения очнувшихся небожителей вышвырнул из зала. При этом он дал ей хорошего пинка.
        - Ты предлагаешь мне взять этого баламута к себе на дно морское? - похохатывал Посейдон. - Уволь, братец. Я всегда стараюсь поскорее доставить корабли, на которых плавает Геракл, к берегу. Чтоб он, не дай бог, не задержался в моей стихии!
        Оказывается, спор за столом продолжался, но в куда более мирном тоне. Собравшиеся начали шутить и выдвигать разные предложения. Одно дельнее другого.
        - Голосую, бросить его в вулкан! - смеялся Гефест. - Пусть раздувает угли.
        - Почему бы не затравить его собаками? - пожала плечами Артемида. У нее на все случаи жизни имелось одно безотказное средство - охотничьи псы.
        - Но как быть со словом? - Зевс казался очень мрачен и не разделял общего веселья. - Я дал клятву.
        Честная Афина стояла за исполнение обещанного. Аполлон прищурился: неужели она и правда такая дурочка? Где и когда боги исполняли обещания? Нет, Паллада была себе на уме и строила честолюбивые планы. Если Геракл окажется здесь, то обязательно сцепится с Аресом. Пойдут побоища. Два таких забияки за одним столом… Зевс будет вечно прибегать к помощи Афины для усмирения противников. Ее влияние на Олимпе несказанно возрастет.
        - А что скажешь ты, Аполлон? - прокатился над столом голос Громовержца. - Нам говорили, будто ты лишился разума. Докажи, что это не так. Дай мудрый совет.
        Лучник поднялся с места.
        - О Лучезарный, - поклонился он. - Если ты впустишь Геракла на Олимп, то всем богам придется поискать другую гору. Повыше и понеприступнее.
        Его слова были встречены смешками и одобрительными хлопками.
        - Если же ты не примешь Геракла, смертные скажут, что олимпийцы их обманули, перестанут нам доверять, приносить жертвы и чего доброго найдут себе других богов.
        В зале повисла тишина. Об этой перспективе никто не подумал. Многие глянули в свои чаши. Нектар нектаром, но то, что на небесах золотая амброзия, на земле - жертвенная кровь.
        «Глупцы. Боги зависят от смертных так же, как смертные от богов». Этого Аполлон не сказал вслух.
        - Мы видим, что ты не терял рассудка, - с раздражением бросил Зевс. - Но в чем твой совет?
        - Тянуть, о Громокипящий. Тянуть до бесконечности. Подвигов двенадцать. Объяви, что часть из них не засчитана. Например, за расчистку конюшен Авгия Геракл получил плату. При чем же тут воздаяние от богов? Можно найти и другие спорные подвиги.
        - Я этим займусь, - поддержал Гермес. - Пока Геракл блуждал по свету, он много где накуролесил. Гидру, кажется, убил не в одиночку. Разве это подвиг?
        Геро слушала их и молча улыбалась. Она так ничему и не научила своих детей. Совершая деяния, человек непременно грешит. Надо заставить его искупать грехи. И так до бесконечности. Зевс, Аполлон и Гермес тянули линию времени, а следовало замыкать ее в кольцо. А так… Есть начало, будет и конец, сколько ни подставляй препятствия.
        - Геракл убил своего племянника Ифита, - вслух сказала Геро. - Сбросил мальчика со стены Тиринфа. А ведь именно Ифит помог ему справиться с Гидрой. Отправьте преступника искупать грех в рабство на три года к лидийской царице Омфале. Она вздорная женщина, и время покажется Гераклу очень длинным. А потом пошлите его через Скифию за белыми быками. Там будет его ждать змееногая Ану, в объятиях которой Геракл проведет ровно год.
        - Хорошие советы, - мрачно кивнул Зевс. - Но какой же из них выбрать?
        - Оба, - без колебаний сказала Геро. - Следуй обоими путями и можешь быть уверен, мы долго не увидим Геракла на Олимпе.
        Боги облегченно вздохнули и с беззаботной радостью принялись за трапезу.
        Тем временем Ганимед по просьбе Гиакинфа показал ему сад богов. Он тянулся с хребта на хребет, из горной долины в долину, а где требовало искусство красоты, перекидывался и на небо. Тучи - неверные островки небесной тверди - поминутно отрывались от вершины и отчаливали в чужие края, благоухая призрачными вишнями и переливаясь лепестками цветов, таявших на глазах.
        Ганимед открыл золотую калитку и подтолкнул онемевшего гостя в спину:
        - Иди один. Здесь цветы рассказывают страшные сказки. - Мальчик поднял своего любимого петуха под мышку и отступил с дорожки.
        Гиакинф пожал плечами. Он не понимал, как можно бояться открытой поляны, залитой солнцем, где трава льнет к ногам, а ветки сами гладят тебя по голове. Спутник Аполлона сделал шаг и сразу же очутился в центре сада. Элизиум был так устроен, что, где бы ни находился гость, ему все время казалось, будто деревья, птицы, кусты, водопады - все вращается вокруг него. Каждый норовил поведать свою историю, Это и понятно: стоя на месте, устанешь рассказывать соседям одно и то же и выслушивать их старые песни. А новых ни у кого не было.
        Прямо перед Гиакинфом расстилалась солнечная лужайка, посреди которой росла величественная ель. У юноши перехватило дыхание. Он задрал голову, чтобы рассмотреть ее верхушку, но тщетно. Дерево разрывало лазурный свод небес и продолжало расти там, где синева сменяется звездной чернью.
        - Ну и о чем ты задумался? - услышал Гиакинф насмешливый голос.
        Нижняя ветка качнулась, и перед юношей возник полупрозрачный человек, одежда и волосы которого все время шевелились, будто обдуваемые ветром.
        - Я Зефир, - сказал он. - Люблю покачаться здесь на ветках и позвенеть колокольчиками. Так о чем ты думал?
        - Я думал, - немного растерялся Гиакинф. - Мне показалось, что такое дерево действительно может быть центром мироздания.
        Человечек зашелся свистящим смехом. Казалось, что в уши с обеих сторон колотят две струи ветра.
        - Хочешь, я на него дуну? - Зефир повернулся к ели. - И он тебе порасскажет.
        - Кто он? - не понял Гиакинф.
        Вместо ответа человек выпустил на дерево целый ураган.
        - На него надо много ветра, - пояснил Зефир. - Иначе не раскачаешь.
        Одна из разогнувшихся веток ели с силой хлестнула по прозрачному телу, и Зефир отлетел в дальний конец сада.
        - Простите, если побеспокоил, - Гиакинф с опаской попятился.
        - Я спал, - недовольно проскрипела ель. - Какие вороны тебя здесь носят?
        Дерево разлепило корявые веки и смерило гостя оценивающим взглядом. Звук, который оно издало, можно было бы назвать свистом, если б елки умели свистеть.
        - Я тоже был красив, - заявила ель. - Как и все здесь. Красота губит мир.
        - Я не понял…
        - Меня звали Аттис. - Колючая ветка коснулась загорелого плеча Гиакинфа, и на юношу повеяло прохладой. Той, что даже в самый жаркий день царит у корней ели. - Меня избрали жрецом Кибелы, потому что я был красивее всех, сильнее всех, удачливее всех. И Великая Мать полюбила меня. - Дерево скрипнуло. - Сначала я считал себя счастливцем. Моя возлюбленная была могущественна, точно все боги собрались в ней одной. Прекрасна - точно все женщины соединились в ее лице. И неутомима, точно сама земля помогала ей вытребовать для себя семя. Но я-то был всего-навсего человеком и не мог вращать на своем стержне целый мир! - Ветки возмущенно зашелестели, осыпая голову Гиакинфа сухими иглами.
        - Я надеялся, что после года службы меня сменит другой юноша, - продолжал Аттис. - Но Кибела не пожелала расстаться со мной. Уже новый царь носил еловую корону, а она все преследовала меня по полям и лесам, ревнуя не только к женщинам, но и к деревьям. Пустое чувство! Я уже был ни на что не годен. - В скрипе дерева Гиакинфу почудился грустный смех. - Дети кидали в меня камнями, женщины гнали с реки мокрым бельем, лишь бы я не навел на них гнев богини. Кибела видела все и смеялась, она приходила ко мне и говорила: отдай. Наконец я не выдержал, однажды утром взял острый камень и отсек себе шишки… я хотел сказать, ядра… я хотел сказать…
        - Спасибо, спасибо. Он понял. - Насмешник Зефир вернулся на поляну. - Аттис хотел сказать, что с тех пор на нем не растут шишки.
        Потрясенный Гиакинф задрал голову. Шишек действительно не было.
        - Эта ель никогда не даст семян. Таково наказание Кибелы. - Зефир подтолкнул юношу в спину. - Идем послушаем лучше фиалки.
        - Под ними тоже похоронен какой-нибудь несчастный? - с опаской спросил Гиакинф, стараясь уклониться от объятий ветра.
        - Нет, что ты! - рассмеялся тот. - Всего лишь невинный дар влюбленного Зевса. Громовержец подарил их малютке Ио в утешение за то, что Геро превратила ее в корову.
        - Слабое утешение, - вздохнул Гиакинф.
        - Тем более на голодный желудок, - поддержал его новый знакомый. Он пожирал юношу глазами и льнул к нему, гладя бронзовую потную кожу.
        Решив, что фиалки ни о чем не могут рассказать, кроме пустого брюха Ио, спутник Аполлона двинулся дальше. Веселая дорожка из желтого песка петляла между кустами. Идти по ней было приятно, потому что она не стояла на месте, то выбегая на солнце, то скрываясь в тени раскидистых шатров шиповника. Ноги сами собой выписывали кренделя.
        Впереди замаячило озеро, Гиакинф устремился к нему, но тут ветка лавра зацепила его за край туники, и слабенький голосок прошептал:
        - Постой, мальчик. Ты любимец Феба, которого я могу касаться только листьями. Поплачь со мной.
        Предложение было странным. С тех пор как солнечный бог избавил уроженца Амикл от ежегодной смерти, юноше хотелось только смеяться и обнимать весь мир.
        - Глупенький! - вздохнула лавровая ветка. - Ты думаешь, раз тебя любит Феб, ты никогда не умрешь? Но все, кого он любил, погибли…
        Гиакинф насторожился:
        - Что ты хочешь сказать?
        - Я Дафна, - вместо ответа заявил лавровый куст, и с его продолговатых глянцевых листьев покатилась на землю роса. Гиакинф не сразу понял, что это слезы. «Неужели все деревья здесь плачут?» - подумал он.
        Дафна между тем, заполучив долгожданного слушателя, начала свой рассказ.
        - Здесь весело, правда? Так же здесь было и когда я нимфой бегала за Артемидой. Ах, как беспечно мы играли на этом лугу! И на том, и вон там, у пруда… Отсюда сверху видно сразу три мира: Олимп богов, землю людей и даже Аид с мертвецами. Там порой случаются презабавные истории… О чем бишь я? Мы играли… Ах да, мы играли. А игры богов порой жестоки. В тот раз Аполлон - он злой шутник, ты должен знать это - придумал завязать Эроту глаза и заставить его стрелять вслепую. Как мы потешались, когда его золотые стрелы долетали аж до тартара. Это из-за него старик Аид потерял голову от нимфы Менты и схватил ее за ноги, попытавшись утянуть под землю. Она вырвалась, но… лишь в виде травы. Посмотри, там, на пригорке в тени целые заросли мяты. Аид дохнул на нее своим холодным дыханием.
        Гиакинф передернул плечами. Ему уже порядком надоело все это цветение на гробах.
        - А как мы насмехались над смертными! - Казалось, Дафна до сих пор не в силах удержать тихий хохот. - Эрот попал Пасифае прямо в сердце, когда она кормила жертвенного быка. Может ли быть что-нибудь забавнее царицы, вставшей на четвереньки и воющей от похоти при виде рогатого чудовища?
        «Хороши шутки! - подумал Гиакинф. - Оказывается, Пасифая была не виновата в своей позорной страсти!»
        - Никто ни в чем не виноват. - Здесь все читали мысли друг друга, и Дафна не была исключением. - Мы уже так устали смеяться, что в изнеможении попадали на землю, - продолжала она. - «В последний раз! В последний раз!» - кричали все. Эрота раскрутили, чтоб он не знал, где право, где лево. Ножки у него заплетались, лук дрожал. Он пустил стрелу и попал Аполлону, собиравшемуся уже уходить, прямо в спину. Я видела, как золотой наконечник вышел у него слева из груди, потому что Феб в это время смотрел прямо на меня. Его глаза подернулись туманом и в следующую минуту зажглись таким желанием, что я даже испугалась. Я побежала по лугу, смеясь и не веря в свое счастье, ведь я даже не мечтала, чтоб такой красавчик когда-нибудь посмотрел в мою сторону.
        - Зачем же ты сбежала? - озадаченно спросил Гиакинф, испытывая к Дафне род запоздалой ревности.
        - Всегда надо поломаться, - беспечно ответила нимфа. - Набить себе цену. К тому же твой господин был столь напорист, что мне захотелось немного утомить его погоней. Он начал священную охоту, я была дичью. Все хлопали в ладоши, и в этот момент Эрот вытянул новую стрелу. К несчастью, он схватил на ощупь не золотую, а свинцовую. Ею не зажигают, а гасят сердца. Она вошла мне в левый бок и застряла. Перед глазами у меня все посерело, мир разом утратил краски. Я обернулась через плечо и увидела Феба. Он был страшен. Весь золотой, сияющий, огромный. От испуга мне захотелось спрятаться. Стать невидимой, явить свою древесную сущность. Вмиг мои ноги вросли в землю и превратились в корни, а вскинутые вверх руки в ветки. Тело - в ствол. Аполлон схватил меня за талию, но было уже поздно, она вся покрылась корой. - Дафна всхлипнула. Зефир пригнал тучку, чтоб куст мог вволю поплакать.
        - Слушай, слушай. Многие здесь пали жертвами твоего господина, - рассмеялся ветер.
        - Любовь Феба несет смерть, - поддакнула Дафна.
        Гиакинф стряхнул ее цепкую ветку со своего плеча.
        - Тебе следовало бы жаловаться на слепоту Эрота, - буркнул он. - Или на свое бестолковое сердце. Как можно не любить Феба?
        - Не любить Феба… Феба… - раздалось из глубины чащи.
        - Это Эхо, - пояснил Зефир. - У нее есть причины так говорить. Лучник лишил ее голоса, прострелив звук золотой стрелой, когда она пела. Тоже, к стати, за отказ раскинуть для него ножки. Но куда интереснее ее собственная история. Она полюбила Нарцисса, который, как ты знаешь, страстно желал только самого себя…
        Гиакинф перестал слушать. Его утомило созерцание разбитых сердец. Голова болела от докучных жалоб цветов не меньше, чем от их аромата. Юноша двинулся по дорожке, надеясь найти выход. Не тут-то было. Каждая травинка, каждый листочек и стебелек хватали его за сандалии, норовя задержать возле себя. Куда бы ни ступил Гиакинф, сколько бы ни шел, он постоянно оказывался посреди сада, который душил в кольце клумб и аллей.
        - Ты думаешь, отсюда так легко выбраться? - В голосе Зефира зазвучали злорадные нотки. - Ну нет, ты еще не всех выслушал!
        Гиакинф зажал уши и бросился бежать без оглядки.
        - Но я могу помочь! - неслось ему вслед. - Я вынесу тебя отсюда на своих крыльях.
        Юноша в изнеможении рухнул на сырой мох, который тут же начал шептать ему свои басни. Зефир догнал его и теперь, утешая, нежно гладил невесомыми ладонями. Обвевал разгоряченное лицо, шевелил взмокшие волосы на голове, трепал край туники. Это было приятно, но…
        - Оставь меня. - Гиакинф сел и натянул одежду себе на колени.
        - Ты несговорчив, но красив. - Ветер перестал льнуть к нему. - Вон идет твой хозяин.
        Аполлон действительно шел через сад, бесцеремонно стряхивая с себя надоедливые ветки. Проходя мимо лавра, он сорвал листочек и начал его рассеянно жевать. Гиакинф с радостным криком бросился к лучнику и тут заметил, что ноги бога ступают по воздуху над песком тропинки. «Потому она и не может его запутать!» - восхитился мальчик.
        - Идем отсюда. - Гипербореец взял спутника за руку, потянул наверх, и через минуту они уже были за золотой решеткой. - Натерпелся страху?
        Юноша кивнул.
        - Сад богов не для смертных, - строго сказал Аполлон. - Вернее, для смертных, но… - Гипербореец поморщился. - Они обретают здесь вечное цветение.
        Гиакинф подавленно вздохнул:
        - Когда-нибудь и я буду торчать здесь из клумбы, а ты, проходя мимо, оттолкнешь сандалией мои протянутые руки.
        - Откуда такие мысли? - пожал плечами Аполлон. Он был рассеян и слушал невнимательно.
        - От Дафны, - дунул ему в ухо пролетавший Зефир.
        Лучник поймал ветер за хвост.
        - Передай, что я ей все ветки пообломаю, - бросил он и, обернувшись к Гиакинфу, добавил. - Поиграй здесь еще немного. Мне надо кое с кем повидаться. И домой.
        Гиакинф с радостью бы отправился на Делос сейчас же. Но Аполлона уже и след простыл. К счастью, из аркады дворца показался радужный петух Ганимеда, и мальчики вновь взялись за золотой диск. Зефир весело носился за свистящей тарелкой, как щенок за мячиком. А прилетевший Эрот пристроился на низкой балюстраде в кустах белых роз, между которыми, деловито гудя, сновали шмели.
        Аполлон нашел Афродиту за прялкой на женской половине дворца.
        - Говорят, ты помешалась на добродетели?
        Она сделала круглые глаза.
        - Не изменяешь этому хромому молотобойцу?
        - Гефест мой муж, - робко возразила богиня. - А тебе какое дело? - Ее капризные губы надулись. На глазах закипели слезы. Все-таки она была очень неуравновешенной.
        - Как какое? - возмутился Феб. - Тебе заменили функцию. Была любовь, стало семейное счастье. Ты довольна?
        - Тебя это не касается, - буркнула женщина, вновь начиная вращать веретено.
        - Очень даже касается, - наседал лучник. - Я давно прошу поменять мне занятие. А они отказывают. Говорят: кто родился убийцей, тому не быть певцом.
        - Ох, - вздохнула Афродита, - бедняжка Феб! Но может быть, они и правы. Признаюсь тебе, я точно не рождена для брака. Себя не пересилишь. Прялка, миски, дети… Такая скука!
        В этот момент со двора раздался громкий крик, а за ним обиженный плач. Крошка Эрот, коварно ужаленный пчелами, рухнул прямо в розовые кусты и весь искололся в кровь.
        - Ах вы, негодницы! - Богиня отшвырнула рукоделие и с проворством газели вскочила на подоконник. Оттуда в сад.
        Феб смотрел, как она, не жалея белых ухоженных рук, извлекает малыша из куста, как отряхивает и шлепает его, отбирает лук, грозя в следующий раз сломать игрушку, ведет к фонтану умываться и вдруг в досаде оборачивается к розам:
        - Глупые колючки! Не носить вам больше белого наряда. Каждая, на которую упала хоть капля крови Эрота, покрасней!
        Под балюстрадой полыхнуло настоящее пламя из сотен обиженных лепестков.
        - Горим!!! - крикнул насмешник Аполлон, надеясь вызвать переполох среди богов.
        - Почему ты всех дразнишь? - Зевс стоял в комнате за его спиной.
        - Чтобы не успевали дразнить меня, - немедленно отозвался лучник. Он проследил за взглядом Громовержца и похолодел. Отец богов с неослабевающим вниманием следил за игрой в диск.
        Остановившись, чтоб поглазеть на Афродиту, мальчики возобновили броски. Оба были на редкость гибки. Но Ганимед выглядел старше и смуглее. Его плечи уже начали раздаваться вширь, а в голосе звучала не мальчишеская хрипотца. Гиакинф же…
        - Красивый у тебя спутник, - сказал Зевс, требовательно взглянув на гиперборейца.
        - Он не любит петухов, - отчеканил Аполлон.
        Громовержец даже крякнул от такой наглости.
        - Это твой ответ? - спросил он.
        Лучник кивнул.
        - Тогда не обессудь, если я снова откажу тебе в смене занятий.
        Не готовый давать взятки мальчиками, Феб только раздраженно пожал плечами.
        - Тебе пора. - Зевс подтолкнул его к выходу.
        «Не сильно-то и хотелось здесь задерживаться!»
        Боги вышли на крыльцо.
        - Ну что ж, Ганимед, - обратился Громовержец к своему любимцу. - Поблагодарим гостей. - Он взял Гиакинфа за подбородок. - Тебе понравился Олимп?
        - Да, господин. - Аполлон видел, что его спутник испуган.
        - А ты хотел бы остаться?
        Мальчик прижался к ногам Феба.
        - Нет, господин. - Он таращил на Зевса темные глазищи, умоляя отпустить его.
        - Тогда прими от нас хотя бы этот дар. - Отец богов взял из рук Ганимеда золотой диск и протянул его Гиакинфу.
        Тот поднял взгляд на Аполлона. Феб кивнул. Поблескивавшая на солнце тарелка перекочевала из рук в руки.
        - Счастливого пути!
        Дома лучник с раздражением зашвырнул подарок Громовержца в дальний угол. Видимо, Феб был не на шутку зол, потому что не рассчитал силу, и от удара по стене побежала длинная трещина. Гиакинф с удивлением наблюдал за своим другом. Он еще ни разу не видел, как солнечный бог сердится.
        - Все в порядке. Не бойся, - буркнул Аполлон. - Меня оставили в прежней должности. Да еще и попытались отобрать любимую игрушку. Только и всего! - Он вышел, с силой хлопнув пологом.
        Гиакинф закусил губу.
        - Не лезь к нему, - философски заметил Марсий. - Он сейчас не в себе. Насколько я его знаю, это кончится побоищем.
        - А какая у него должность? - робко спросил мальчик, смахивая с ресниц слезы.
        - Шутишь? - присвистнул рапсод. - Неужели до сих пор не догадался? Разрушитель чужих сердец? Покровитель плясок на лужайке? Не попал. Ни разу.
        Гиакинф смотрел на говорящую голову круглыми честными глазами.
        - Да он убийца, - выпалил Марсий. - Прирожденный хладнокровный потрошитель, невесть почему решивший лечить нервы музыкой. Вокруг него горы трупов!
        Гиакинф больше не слушал. Он бросился из пещеры, надеясь найти своего друга и все услышать от него самого. Но Феб зашнуровал сандалии и, вскинув лук на плечо, стремительно двинулся вниз с горы. Он не пожелал заметить волнения Гиакинфа, только отодвинул мальчика с дороги и быстрым шагом исчез за кустами. Ему надо было пострелять. Иного способа успокоиться гипербореец не знал. «Ненавижу!» - цедили его плотно сжатые губы. Кого именно, лучник не знал. Главное - его чувство обрело форму и готовилось вырваться наружу. Нужен был только достойный предмет. И Феб нашел его.
        У подножия горы лежало небольшое тенистое озеро, на берегу которого лучник никогда не отдыхал после охоты. Оно было подернуто уютным покрывалом ряски, под которым жили самые толстые и горластые лягушки в мире. Когда-то они были людьми, крестьянами из долины. Лето, мать Аполлона и Артемиды, скитаясь по свету с двумя малышами на руках, забрела и сюда. Она хотела напиться, но крестьяне, возделывавшие виноград на склонах горы, бросились отгонять «гиперборейскую волчицу». Боясь гнева Геро, они толкались у берега и кричали, не подпуская гостью к воде. Удивленная недружелюбием смертных, Лето подняла руки ладонями вверх, и через минуту в грязи вместо людей возмущенно заквакали лягушки.
        С тех пор крестьяне из долины больше не поднимались на склон, виноградники засохли, а кричащих лягушек Аполлон считал едва ли не своими родственниками, теми, которых нарочно приберегают для большого семейного скандала. Как раз такого, какой назревал сейчас. Феб, конечно, не стал тратить на них стрелы. Много чести! Он порылся в заплечном мешке и обнаружил рогатку. Ту самую, из которой Гиакинф стрелял по воробьям в день их встречи. Сейчас «оружие» оказалось как нельзя кстати. Набрав у берега камешков, Феб прислонился спиной к иве и начал методично отстреливать толстых жаб. Он не испытывал ни малейшей жалости. Разве они пожалели его мать? Им овладел детский азарт. Не так-то легко сбить квакушку с плотного листа кувшинки или с илистой кочки посреди заболоченного пруда. Обычно он успокаивался после девяти - двенадцати выстрелов. Но сегодня Аполлоном овладела священная страсть к убийству. Его руки трижды возобновляли поиск камней, шаря по земле, а желтые прищуренные глаза неотступно следили за поверхностью воды, выбирая жертву.
        Тем временем Гиакинф, наспех зашнуровав сандалии, пустился за своим господином вниз с горы.
        - Куда ты? - попытался остановить его Марсий.
        - Я должен, - бросил на ходу мальчик. - Если он, как ты говоришь, устроит побоище, то будет потом жалеть!
        - Да пусть себе жалеет! - возмущенно свистнул рапсод. - Лишь бы не снес тебе головы!
        Последние слова были пророчеством, но в тот момент ни вещая голова, ни тем более Гиакинф над этим не задумались.
        Вприпрыжку юноша сбежал со склона и наткнулся на Феба, который стоял на берегу какой-то грязной лужи и вел пальбу по лягушкам. Большая часть жертв ускользнула от его гнева.
        Но две или три все же плавали кверху брюхом, раскинув лапы среди зеленой тины, как заправские утопленники. Достойный трофей!
        Сначала Гиакинфа разобрал хохот, но лишь когда Аполлон повернул к нему голову и тоже начал смеяться, мальчик понял, что не может остановиться. Его колотила нервная дрожь, ноги подкашивались. Юноша повалился на траву, солнечный лучник рядом с ним.
        - Ты ведь не уйдешь? - спросил он.
        - А ты будешь плакать? - Гиакинфу самому не понравился капризный тон, с каким он произнес последние слова. Аполлону же они живо напомнили манеру Ганимеда.
        - Нет. Я тебя выдеру. - Лучник отвесил другу подзатыльник.
        Тот не обиделся, но оказал сопротивление, пнув Феба ногой под коленку. Они покатились по траве, продолжая хохотать.
        - Пойдем сыграем в диск, - предложил юноша, когда оба устали драться.
        - Пожалуй, - кивнул гипербореец. - Только не беги быстро, я устал.
        На вершину горы они вернулись в обнимку, чем немало потрясли Марсия. Тот, видимо, уже похоронил Гиакинфа.
        - Подбери челюсть! - крикнул ему Аполлон. - Оторвется.
        Это была реальная угроза: высохшие кожа и мышцы уже едва удерживали кость.
        Друзья забрали диск из пещеры и отправились на ровную площадку. Это был широкий мыс, выдающийся на север. Отсюда долина открывалась как на ладони.
        - Хорошо, что нет ветра, - бросил Аполлон, - тарелку не унесет.
        Но ветер появился, стоило начать кидать. Благо тяжелый золотой диск не испытывал никаких помех. Он со свистом резал воздух, перелетая от одного игрока к другому. Аполлон отметил про себя верный глазомер и точные удары юноши. «Пора приучать его к луку», - решил он. Давно не игравшему Фебу пришлось туго. Он даже пару раз сжульничал, усилием воли притянув тарелку к своим намагниченным колдовством пальцам. Но Гиакинф ничего не заметил. «Честный малый!»
        Диск резал ветер, а ветер никак не мог овладеть им. Это веселило друзей.
        - А ну-ка, Зефир, прибавь силенки! - крикнул Аполлон, подскакивая и ловя тарелку.
        - Включайся в игру! - вторил ему Гиакинф. - Что же ты?
        На мгновение Аполлону показалось, что во время следующего броска диск ненадолго застыл в воздухе, словно чья-то невидимая рука перехватила его на полдороге. Отчего-то сердце его сжалось, он расхотел бросать.
        - Давай! - Раззадорившийся Гиакинф тяжело дышал.
        - У меня заболела голова, - скривился Феб. - Пойдем домой.
        - Еще немножечко! - взмолился мальчик. - Последний разок!
        - Ладно.
        Лучник кинул, как отмахнулся. Не впол, а в четверть силы. Ему и не могло прийти в голову, что диск полетит с такой скоростью, по дуге гораздо более низкой, чем он хотел. Гиакинф не успел увернуться. Не успел даже вскрикнуть. Но успел испугаться. Аполлон ясно увидел это в его расширившихся глазах. Тяжелый диск ударил мальчика прямо в лицо. Кровь брызнула во все стороны. Гипербореец закричал.
        Он не знал, сколько стоял вот так и орал, не в силах осознать, что произошло. Он только что своей рукой убил Гиакинфа. Гиакинфа? Гиакинфа!!! И все сначала, на новом вздохе, с утроенной силой. Наконец Феб повалился рядом с телом своего любимца и начал гладить его взмокшие от крови волосы.
        - Ай, ай! Ай, ай! - причитал он и тут заметил, как по рукам и ногам мальчика скользят неуловимые прозрачные струйки воздуха.
        - Ты? - выдохнул гипербореец и вцепился Зефиру в хвост. - Ты, гадина?
        Ветер задул и затрещал перепончатыми крыльями, стараясь вырваться. Но в Аполлоне проснулся солнечный бог, его ладони обжигали, а кулак невозможно было разжать.
        - Зачем? - прохрипел он. - Говори! А то сожгу.
        Ветер нельзя сжечь. Но можно скомкать и затолкнуть в сосуд, а тот, в свою очередь, выкинуть в море, зарыть в земле, похоронить среди вечного забвения. Все это Феб пообещал Зефиру, если тот не развяжет язык. Лучник с такой яростью хрустнул суставами пальцев, что ветер понял: еще немного - и ему оторвут крылья, как бабочке.
        - Ну хорошо! Хорошо! - зашипел он. - Зевс послал меня. Он не терпит, что б у кого-то что-то было лучше, чем у него.
        - Завистливый демон! - простонал Аполлон. Впервые со времени гибели Асклепия ему захотелось вцепиться в кудрявую бороду Зевса и разорвать ему зубами горло. Тыльной стороной ладони Феб вытер мокрое лицо, намотал ветер себе на кулак и, вскинув тело Гиакинфа на руки, понес к пещере. Из раны на голове мальчика текла кровь. Везде, где падали ее тяжелые темные капли, из травы поднимались белые как снег цветы с красными рябинами на лепестках.
        На этот раз Марсий не сказал ни слова. Его глупая голова смотрела с дерева широко выпученными глазами, и в них читалось сожаление. Рапсод сочувствовал своему убийце: он ведь не хотел! Но с другой стороны, разносчик смерти всегда остается собой. Таков его рок. Лучник снес голову Гиакинфу, играя. Шутя и пересмеиваясь с собственной жертвой.
        Аполлон взял золотой диск и, размахнувшись, расколол его о камень. Половину он выбросил в пропасть, а у другой старательно выломал середину, так что она стала похожей на серп с зазубренными краями. На золоте все еще темнели пятна крови Гиакинфа.
        - Передай это Зевсу. - Феб разжал кулак, и освобожденный Зефир выскользнул на волю. - Он поймет.
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ
        Псы моря
        I
        Притопив лодки на мелководье, пираты двинулись вверх по склону. Пленники шли в хвосте процессии. Их даже не связали - здесь некуда было бежать. Вокруг простирались совершенно дикие места. Меотийское побережье, изрытое бухтами с множеством пещер и гротов, предоставляло прекрасное убежище для морских грабителей. Далеко выдающиеся в море мысы позволяли дозорным заранее оповестить товарищей о приближении купеческого судна или военной триеры. Выше по склону начинались сухие сосновые леса, где легко было спрятать награбленное.
        Сейчас Асандр и еще несколько пленников тащили по каменистой тропе тюки с потопленной лодки. Воинственные мермекианцы не особенно подгоняли рабов. В этих пустынных местах они были хозяевами и никого не боялись. Пираты свистели, сбивали палками туевые шишки и, кажется, были не слишком огорчены потерей остального груза. Грабители пробивались понемногу - то там, то здесь. Из разговоров можно было понять, что люди теперь не в большой цене. После войны пленные стоят меньше обола. По дорогам слоняются целые толпы бездомных - бери голыми руками - да везти не куда! Рынки переполнены.
        Если бы был большой корабль, пираты подались бы за море и продали живой товар в Киликии, где платят золотом! Но на «угрях», как мермекианцы презрительно именовали свои юркие плоскодонные лодки, они не рассчитывали добраться дальше Нимфея. «Выйти в Эвксин и накрыться первой большой волной!» - таково было общее мнение.
        Асандр слушал их вполуха, постоянно думая о потерянном ребенке. Он не знал, что мальчик, названный еще в святилище Халки - кусок хлеба, - находится не так уж далеко от него. Высадившись на берег в Тиритаке, Бреселида нашла там женщину, у которой недавно родилась двойня. Один из детей умер. Меотянки оставили ей мешок ячменя, и крестьянка согласилась кормить ребенка до возвращения царского отряда. Чтобы в случае чего опознать Халки, сотница повесила ему на шею пробитый обол из электрона - давнишний подарок Асандра Большого.
        Через час пиратский караван вышел к склону, изрытому гротами, как улей норами для пчел. Над головами потрясенных пленников нависала настоящая деревня. По узкой тропинке над краем расщелины спускалось к воде стадо коз, в ручье крутилось деревянное колесо, у запруды из грубых красноватых валунов женщины терли песком и били о камни белье. Должно быть, весь Мермекий подался в лесные дебри подальше от войны.
        Пленных повели на самый край склона, где в длинном гроте с низким потолком хранились товары с ограбленных кораблей. Почему-то в детстве Асандру казалось, что пираты должны обязательно скрывать сокровища: золото, драгоценные камни, монеты всех городов мира, жемчуг в сундуках… Но у стен пещеры теснились самые обыкновенные вещи - мотки канатов, сосновые и грабовые доски, мешки соли, амфоры оливкового масла. Похоже, люди здесь испытывали нужду во всем и не гнушались никакой добычей.
        - Сложите тут, - приказал конвойный. Он был вооружен ясеневым копьем - простой палкой, заостренной на одном конце и обожженной над огнем.
        Асандр подумал, что он, пожалуй, без труда справился бы с этим воякой голыми руками. Полтора годы службы храмовым бойцом не прошли для него даром. Сейчас он, например, хорошо чувствовал, что молодой пират трусит, поэтому все время теребит ручку костяного ножа за поясом. Разбойник был один в отдаленном гроте с несвязанными пленными, и если б они все разом бросились на него, то он вообще вряд ли успел бы пустить в ход оружие.
        Однако уйти без шума рабам все равно не удастся. Рядом целая деревня. Рано или поздно тело охранника найдут и кинутся в погоню. А местные жители лучше знают лесные тропы, чем чужаки. Их догонят и убьют. Поэтому Асандр отказался от немедленного нападения, про себя отметив крайнюю беспечность мермекианцев. Это была скупая улыбка судьбы, кое-что сулившая на будущее. Оглянувшись на товарищей по несчастью, бывший боец Апатуры только укрепился в своем решении. На лицах пленных не было написано ничего, кроме усталости.
        - Вам принесут пожрать, - бросил охранник. - Потом ты, ты и ты, - он указал на Асандра и еще нескольких рабов, - пойдете за мной. Остальные - рубить дрова.
        Еда была скверной. Остатки от деревенского обеда: корки хлеба вперемешку с яичной скорлупой и очистками от вареной моркови. Потом Асандра и двух его товарищей привели на широкий известняковый козырек, нависавший над ручьем. На него выходили дыры-двери большинства жилищ, и он, по-видимому, служил деревне своеобразной агорой.
        - Видишь эту штуку? - Человек с замашками атамана показал Асандру затянутый в кожаную рукавицу кулак.
        Раб хмуро кивнул.
        - А теперь смотри сюда. - Разбойник разогнул пальцы, и Асандр заметил, что в ладони у него зажат небольшой металлический брусок, нашитый на рукавицу более тонкими ремешками. Такая пластина увеличивала силу удара и, говорят, даже помогала раздробить противнику челюсть. Как бы там ни было, но сам Асандр предпочитал, чтоб железо крепилось к внешней стороне перчатки, так было меньше риска поранить пальцы.
        - Эй, задумчивый! - Атаман двинул Асандра по уху. - Ты и на корабле будешь ртом мух ловить? Для глухих повторяю. - Он провел кулаком под носом у Асандра. - Мы потеряли двух наших. Их надо заменить. Тот из вас, кто устоит после моего удара - годится.
        «А тот, кто сломает шею тебе самому, - подумал бывший боец, - станет атаманом?»
        - Ты, наконец, все понял? - Почему-то разбойник обращался именно к Асандру. Видно, тот его особенно раздражал.
        - Ты говоришь, мы заменим ваших товарищей? - переспросил пленник.
        - В бою да, - осклабился пират.
        - Значит ли это, что мы получим свободу? - невозмутимо продолжал Асандр.
        Атаман зашелся сиплым хохотом.
        - Вы получите право драться за добычу. А ты, сынок, - он окинул бывшего храмового бойца оценивающим взглядом, - еще и право вылизывать после меня мою миску. Уж больно у тебя длинный язык.
        Асандр сдвинул темные брови. Много тут было охотников, чьи сапоги и миски ему предлагалось лизать. Однако вот же, он сбежал от скифов и выбрался из Апатуры. Неужели не выстоит против пиратского удара?
        Пленных поставили на самый край скального навеса, предварительно согнав оттуда чумазых детей, которые без всякого присмотра играли над пропастью. Атаман подходил к каждому и бил по очереди, всякий раз выбирая новый удар. Первый из товарищей Асандра получил наотмашь по зубам. Он выстоял бы, окажись на ровном месте. Но не удержал равновесие на скальном обрыве и, качнувшись назад, полетел вниз. До ручья было невысоко. Поэтому все хорошо видели, как несчастный воткнулся головой в дно на песчаной вымоине, и слышали хруст сломанных позвонков.
        Бывший храмовый боец сглотнул и подобрал живот. Не то чтобы он боялся: жизнь все равно собачья. Но когда смерть подходит так близко, то поневоле… Асандр вспомнил разговоры пиратов о дешевизне людей и понял, что разбойники вовсе не дорожат рабами, а его с товарищами подобрали только для того, чтоб самим не тащить тюки.
        Юноша стоял вторым и уже приготовился к удару. Но пират, видимо, решил поиграть с ним. Он обошел пленного и обрушился на раба слева. Несчастный не успел даже выдохнуть от удивления, как кожаный кулак впечатался ему сбоку в челюсть. Инстинктивно раб шатнулся вправо и чуть было не сбил Асандра с ног. Только молниеносная реакция бывшего бойца Апатуры спасла юношу. Он отскочил в сторону, но навсегда запомнил, как беспомощно схватили воздух скрюченные пальцы несчастного буквально в пяди от его плеча.
        - Теперь ты, болтун, - ухмыльнулся разбойник.
        Асандр весь сжался, не зная, на какую часть тела обрушится кулак. Он ожидал чего угодно: челюсть, подбородок, грудь, лицо или солнечное сплетение - но только не под дых. Ведь при таком ударе человек в первый момент сгибается пополам и подается вперед, а уж потом по инерции делает шаг назад или в сторону. Но этого шага не последовало. Пока юноша силился выдохнуть, второй удар обрушился на него со спины, не дав сделать рокового шага назад. Кого послабее давно вколотило бы в землю, но Асандр устоял, хватая посиневшими губами воздух.
        - Годится, - сплюнул атаман, с сомнением глядя на подгибающиеся ноги юноши. - Слабоват в коленках. Но для палубы сойдет.
        Асандру захотелось закричать что-нибудь страшное в эту красную ухмыляющуюся рожу и полететь в ручей следом за первыми двумя бедолагами. Но тут разбойник взял его за шиворот и с силой толкнул вперед, подальше от края.
        - Ты мне глянулся, сынок! - с хохотом крикнул он.
        И пока Асандр летел к стене ближайшего грота, пока оползал по ней, больно расшибив лоб, в голове с необыкновенной ясностью зажглась мысль: его пощадили. Специально ударили так, чтобы он не свалился, а могли бы… Теперь эту милость придется отрабатывать.
        На пиратских кораблях оказалось еще около двадцати человек таких же, как Асандр, разбойников по неволе. В основном это были пленные пантикапейцы: гоплиты, кузнецы, ополченцы-колонисты, потерявшие все после недавней войны. Вместе они могли бы составить целую боевую лодку, но их держали порознь на нескольких судах.
        Вместе с Асандром на атаманском «угре» находился один тавр, остро напомнивший юноше того нелюдимого бойца из Апатуры, проворству которого будущий «Геракл» был обязан жизнью. Впрочем, сходство было мнимым. Просто Асандру до сих пор все тавры казались на одно лицо: смуглые, сухопарые, с узкими лицами и черными вьющимися волосами до плеч.
        Этот отличался редким добродушием и носил греческое имя Лисимах. До плена он был рабом учителя арифметики Пеламона из Пантикапея, который купил его еще мальчиком и много времени отдал воспитанию добрых наклонностей в маленьком дикаре. В начале войны Пеламон решил покинуть город и перебраться в более спокойный Нимфей, по дороге на корабль напали пираты, и бедный педагог со всеми своими свитками пошел на дно.
        Лисимах искренне сожалел о гибели доброго хозяина. Из его слов можно было догадаться, что между ними существовали куда более близкие отношения, чем обычно принято между господином и слугой. Впрочем, и среди пиратов на кораблях подобные связи были не редкостью, хотя дома они оставляли целые семьи, и женщин в лесном урочище хватало.
        Сам Асандр с трудом переносил грубые ухаживания папаши Сфокла, так звали атамана. Он знал, что рано или поздно толстобрюхий гвоздила прямо потребует повиновения, и тогда деваться будет некуда. Напрасно Лисимах пытался убедить приятеля, что все на свете имеет оборотную сторону. Из связи со Сфоклом могут проистечь и полезные вещи.
        - Сейчас ты что с мечом, что без меча - раб, - философски рассуждал тавр. - А тогда можешь оказаться и хозяином положения. Если б Сфокл заинтересовался мной, я бы знал, как убежать отсюда и помочь остальным.
        - Я и так знаю, - огрызнулся Асандр. - После грабежа они высаживаются на каком-нибудь пустынном берегу и пьют без просыпу. Предупредить наших, чтоб не перепились вместе со всеми. А когда мермекианцы наберутся, заколоть их, как свиней, и бежать.
        По скептическому выражению лица тавра Асандр понял, что убедить «наших» не перепиться с остальными пиратами не реально.
        - Ты мечтатель.
        Корабли обогнули мыс Китей. Они ушли уже очень далеко от Пантикапея к югу и здесь у самого выхода из пролива в Эвксин намеревались подкараулить купеческие суда, шедшие в Афины с хлебом. То, что торговцы рисковали так поздно посылать корабли через Темную пучину, наводило на грустные мысли. Город и окрестности голодали. Караваны с зерном собирались по крохам и выходили в море почти без прикрытия.
        - Да, Калимах выгреб все подчистую, - удовлетворенно крякнул Сфокл, прищурив мутные глазки и подмигивая Асандру. - Как языком подлизал.
        Юноша молчал, правя точилом лезвие абордажного кинжала.
        - Последнее отправляют. Чем сеять собираются? - пожал костлявыми плечами второй пират, подошедший к атаману. - Видел деревни на западном побережье? Все мертвые. - Он пятерней поскреб затылок и, поймав вошь, с хрустом раздавил ее пальцами. - Раньше, бывало, когда с рыбой идешь до Пантикапея, пристать негде, весь берег в судах. Лодки плывут, как боевой строй. Сети тянут, так осетр чешуей сверкает на солнце, аж глаза слепит! Как по осени заведут дымище в коптильнях, хоть в море не выходи. Пожар да и только! А теперь?
        - Теперь рыбы стало больше, - отозвался Сфокл. - И воздух чище. - Я, - он похлопал себя по широченному, расшитому цветными нитками поясу, - свое теперешнее житье менять на старое не собираюсь. Когда это при архонте было, чтоб караван в Афины шел без прикрытия? И мы его могли голыми руками взять? А все почему? - Атаман снова воззрился на Асандра. - Что скажешь, сынок?
        Тот только пожал плечами:
        - Откуда мне знать?
        - Все потому, - наставительно продолжал Сфокл, - что Калимах слишком жаден, а Народное Собрание боится не выполнить торговый договор с Афинами и лишиться их помощи. Ха! Очень они помогли в прошлую войну!
        - Что верно, то верно, - согласился костлявый. - Но Калимах хитер! Надо же, какой-то казначей подмял под себя столько народу! И никто не пикнет.
        - Уважаю. - Сфокл вытер тыльной стороной ладони губы. - Ставь паруса!!! - вдруг закричал он. - Вон с передней лодки машут. «Черепахи» показались.
        Круглые купеческие суда, в просторечии именуемые «черепахами», медленно выходили на веслах из пролива. Их сопровождали двенадцать мелких дозорных элур - все, что смог выставить Хозяин Проливов для защиты каравана. У пиратов насчитывалось около двадцать ладей. Асандр прикинул соотношение сил. Несмотря на перевес, бой мог оказаться для пиратов гибельным. Их легкие лодки казались слишком неустойчивыми. Однако внезапность нападения давала разбойникам неплохой шанс. Чем наглее они будут действовать, тем реальнее окажется победа.
        - Приготовиться! - закричал Сфокл, перекрывая голосом плеск волны.
        Его услышали на всех пиратских судах.
        - Вы, двое! Живо на брус! - Сфокл тряхнул Асандра за плечо и отвесил Лисимаху пинок.
        - Нас не жалко, - бросил товарищу тавр, довольно лихо перевалив через борт. Ни разу не оскользнувшись, он добрался до таранного бруса и протянул Асандру руку. - Прыгай.
        Бывший боец Апатуры получил сзади крепкого пинка между лопаток от Сфокла и мешком вывалился за штевни.
        - Полегче, приятель. - Лисимах еле удержал его. - Не терпится на дно?
        Асандр болезненно сглотнул, глядя, как у самых его ног быстро скользит не отгороженная ничем вода. Он еще более или менее уверенно двигался по настилу палубы, но стоять на скользком, стремительно рвущемся вперед таране, обитом медными пластинами, оказалось куда сложнее. Рассекаемые острым носом волны захлестывали брус. От их плеска у Асандра зарябило в глазах, и он чуть было не оскользнулся. Но тавр вовремя поймал за пояс товарища по несчастью. Сам он, как видно, уже попривык, и голова у него не кружилась.
        - Мы будем прыгать первыми, - шепнул Лисимах. - За нами остальные. Видишь, уже столпились с крючьями на носу.
        Асандр попытался оглянуться, но тавр удержал его.
        - Не вертись! Голова закружится. И ты - покойник.
        - Я и так покойник, - хмыкнул юноша, вытаскивая из-за пояса широкий бронзовый кинжал с костяной вороньей головой на рукоятке.
        - Не обязательно. Если они не собьют нас из луков, есть шанс.
        Лисимах старался держаться как можно дальше от острого конца тарана, прижимаясь к самому борту ладьи. Асандр последовал его примеру.
        - Прыгаем разом, - цедил тавр. - Бьем первыми тех, кто окажется рядом со штевнями. А потом падаем на палубу. За нами пойдут эти. - Он презрительно сплюнул в воду. - И там начнется такая сумятица, что всем будет не до тебя. Постарайся откатиться к борту и отдыхай.
        Бывший боец Апатуры покрепче перехватил кинжал. Легко говорить! Впрочем, судя по тому, что Лисимах до сих пор жив, у него такое уже не раз получалось. Асандр с невольным уважением посмотрел на товарища. Но глядеть следовало в другую сторону. Завидев приближающуюся опасность, купеческие корабли подняли тревогу и, подгоняемые морскими офицерами с элур, начали перестраиваться на ходу. При их неповоротливости это было очень трудно: весла гребцов цеплялись друг за друга. Борта «черепах» терлись, ломая штевни. Носы грозили того и гляди угодить в бок соседу.
        Боевые элуры растянули строй и стали окружать торговые суда кольцом, сгоняя их, как пастушьи собаки отару овец. Асандр видел, что с борта на борт перекидывают канаты, образуя морскую гавань - единственное спасение от таранной атаки. Если круг замкнется, то пиратам придется встретиться не с рыхлыми купеческими командами, а потратить силы на прорыв кольца и грызться не на жизнь, а на смерть с воинами на мелких судах.
        - Поднажмите! Быстрее! Быстрее!!! - Сфокл вопил во все горло, размахивая в воздухе кулаком в такт мерным ударам весел.
        Ладья понеслась еще стремительнее, вспарывая носом воду. И снова у Асандра голова пошла кругом.
        - Эй, да ты весь зеленый! - рассмеялся Лисимах. - А говорят, эллины родились в море!
        Бывший храмовый боец не знал, родился ли он в море, но чувствовал, что здесь умрет. Его едва не вырвало в воду. Атаманский «угорь» летел к единственному еще не замкнутому элурами участку, где купеческие суда неуклюже выставили свои круглые бока под удар.
        - Раз! Два! Раз!! Два!! - орал на гребцов Сфокл. - Работайте, бездельники!!! Дома детей кормить нечем! Не получите ни горсти зерна! Раз-два! Раз-два!!
        В какой-то момент Асандру показалось, что разбойничий «угорь» приподнялся над водой и понесся вперед, уже не касаясь волны. Он просвистел между двумя сближающимися элурами, ломая им весла, врезался в «овечье стадо» купеческих судов и с треском протаранил ясеневую обшивку одного из них. За секунду до того, как кованный медью брус со всего размаху воткнулся в дерево и куски сломанных досок опасно ощерились, грозя сбить абордажную команду, Лисимах вцепился руками в штевень вражеского корабля, повис на нем, подтянулся и вовремя схватил Асандра за шиворот туники.
        Если б купцы опомнились раньше и кинулись на первых разбойников, перескочивших к ним на борт, оба невольника были бы уже мертвы. Их следовало сбросить, когда они еще беспомощно болтались за штевнями. Но, напуганные грохотом проламываемой обшивки, моряки сперва побежали прочь от носа, а когда осмелились повернуть назад, двое загорелых ободранных разбойников уже стояли на стремительно кренившемся борту, готовые отразить нападение. Другие пираты тоже карабкались вверх. Пару моряков, бросившихся было на нападавших, Лисимах и Асандр уложили сразу. Для этого не нужно было большого умения - купеческая команда не отличалась ни храбростью, ни проворством.
        - Мешки дельфиньего жира! - сплюнул тавр. - Падаем! Чего стоишь?
        За их спинами уже слышался шум остальной абордажной команды. Асандр предпочел последовать совету товарища и вслед за Лисимахом откатился к мачте. Вокруг шел бой, вернее, деловитая резня команды. Юношу поразило спокойствие, которое хранили на своих скамьях прикованные к веслам гребцы. Никто из них не кричал, не метался, не пытался порвать цепь. Бесполезность каких-либо действий была для них очевидна. Они спаслись бы лишь в том случае, если б пираты после драки вздумали расковать их и увезти с собой.
        - Не жильцы. - Лисимах, лежавший рядом с Асандром, накрыв голову руками, кивнул в сторону гребцов. - Судно идет ко дну. Мы прособачили в обшивке слишком большую дыру. Надо ползти на корму и перебираться на другой корабль. Хоть бы и на эту диеру. Видишь, притерло к правому борту? - Он дернул товарища за руку и метнулся через скамьи гребцов.
        Асандр почувствовал, как сразу несколько рук вцепилось ему в одежду, в мокрые сандалии, в ноги. Рабы знали, что гибнут, и не хотели позволять кому-то спастись.
        - А мы?! А мы?! - кричали они.
        Более проворный тавр балансировал уже за штевнями. Асандром овладело остервенение, и он несколько раз отмахнул своим кинжалом, откроив пальцы особо ретивым гребцам. Один из несчастных все-таки успел ударить Асандра по лицу обломком весла. Острая щепка разорвала юноше щеку. Зажимая рану ладонью, он перескочил через борт.
        Бой шел уже на нескольких кораблях, в том числе и на том, куда перебрались пираты-невольники. Здесь им пришлось туго. Это была большая диера, команда которой оказала отчаянное сопротивление. В ней нашлось немало воинов, а высокие по сравнению с разбойничьими «угрями» борта позволяли сбрасывать вниз на лодки нападавших ужасные деревянные чурбаки, утыканные со всех сторон гвоздями. Эти «ежи» пробивали днища, калечили пиратов и поднимали невообразимую панику.
        Асандру было жаль резать таких достойных защитников корабля, и если б они сами не пытались его убить, боги свидетели, он лучше бы постоял в сторонке и подождал, пока все кончится. Нападать на пантикапейцев, у которых как раз следовало искать защиты, претило всему его естеству. Однако эллины не признавали его за своего. Да и мудрено было признать в костлявом заросшем оборванце, размахивающем ножом, бывшего всадника из понтийского дозорного отряда. Словом, соотечественники так и норовили снести ему голову.
        Поэтому в Асандре снова проснулся храмовый боец, и он нагородил вокруг себя гору трупов. Злой и всклокоченный, он озирался по сторонам, ища, кого бы еще успокоить на шатком палубном настиле, когда заметил Лисимаха. Тавр оседал у мачты, держась рукой за правое плечо. Его кинжал выпал, сквозь пальцы текла кровь. Асандр успел вовремя всадить в спину нападавшему клинок, прежде чем тот нанес Лисимаху последний удар.
        - Вставай, приятель. - Юноша потянул тавра за ремень и поставил на ноги.
        Сопротивление на диере уже было подавлено, и часть пиратов пересаживалась на другие корабли. Асандр и Лисимах остались вдвоем среди хмурых, прикованных к своим местам гребцов. Диера, к счастью, не тонула. Асандр располосовал льняную тунику одного из убитых и перетянул рану на плече тавра. Губы Лисимаха посинели, лицо было серым.
        - Ты поможешь мне перебраться на ладью, когда наши будут уходить? - попросил тавр. - Если они заметят рану, то бросят меня здесь. Благо есть кого взять на замену. - Он с ненавистью окинул взглядом мускулистых полуголых гребцов. - И я пойду на дно, приятель.
        - Неужели из Пантикапея не подойдут корабли, когда станет известно о нападении на караван? - спросил Асандр, делая вокруг плеча товарища еще один оборот льняного полотна. - Может, нам стоит притаиться здесь и подождать, пока пираты отплывут? Должен же город послать за оставшимися.
        - Никого не останется, - мотнул головой тавр. - Товары и людей, которые покрепче, заберут. Если хватит места в лодках. А корабли пробьют или подожгут. Так что выкинь глупости из головы. - Он скривился, потому что Асандр слишком сильно перетянул ему плечо.
        Лисимах оказался прав. Пираты не пощадили кораблей. Как бы им ни хотелось завладеть диерой, но укрыть такое судно, а тем более притопить на мелководье было невозможно. Разбойники позарились только на пару не слишком искалеченных во время боя элур. Они перегрузили все зерно, которое могли. Из людей взяли не больше десятка, а потом отошли и расстреляли брошенные суда горящими стрелами с безопасного расстояния, откуда огонь не мог перекинуться на их собственные ладьи.
        Асандр помог Лисимаху перебраться на атаманский «угорь». Причем тавр, какой бы глубокой ни была его рана, скакал с борта на борт, как козел, из последних сил делая вид, будто на плече у него нестоящая царапина.
        Кровь холодела у Асандра в жилах, когда он слышал с удаляющейся ладьи крики и проклятия оставленных на горящих кораблях людей. Они умоляли расковать их и дать шанс спастись вплавь. Хотя берега были далеко, а вода уже довольно холодной, Асандр подумал, что поступить так было бы гораздо милосерднее, чем жечь и топить беспомощных гребцов.
        - Ты ничего не понимаешь в море, сынок. - Сзади на плечо храмового бойца легла корявая ладонь папаши Сфокла. - Темная Пучина требует жертвы. Эти люди и эти суда - наш подарок. Иначе она не отдаст нам остальное.
        «Да будьте вы прокляты!» - прошептал Асандр. В глазах у него щипало.
        - А ты был храбрым сегодня. - Сфокл запустил пальцы за пояс юноши и притянул невольника к себе. - Думаешь, я не заметил, что ты притащил на корабль раненого тавра? - шепнул он Асандру на ухо. - А наш закон: раненых не брать.
        - Он спас мне жизнь на таране. - Асандр резко повел плечами, отстраняясь от ненавистного атамана.
        - Жизнь? - расхохотался тот. - А чего стоит твоя жизнь? - Он был уязвлен поведением раба. - Тебе давно пора уразуметь, что твоя жизнь вот здесь. - Сфокл придвинул к лицу Асандра свой красный кулак. - Я терплю твои выходки до первой высадки на берег. А нет - и ты, и твой полудохлый приятель пойдете на корм рыбам.
        Асандр опустился у борта рядом с Лисимахом, который из-за потери крови все время норовил впасть в беспамятство. Один из гребцов выдвинул ногой из-под скамьи свой походный сундук и всучил Асандру гнутую рыболовную иглу для штопки сетей с вдетым в нее конским волосом. Глядя в круглую медную бляшку на середине щита, юноше пришлось самому зашивать себе распоротую щеку. Это было непросто, потому что из раны сочилась кровь, а из глаз слезы. Так что порой Асандр не видел, куда колет.
        Обогнув Китей, пираты взяли курс на юго-запад. Было видно, что в темном Эвксине с глубоким каменистым дном и незнакомыми течениями они чувствуют себя неуверенно, поэтому все время жмутся к берегу. До Киммерика еще кое-где теплилась жизнь, а дальше пошли совершенно пустынные места. К удивлению Асандра, пираты и здесь имели укромный уголок, где прятали товары. Правда, редко посещаемый, иначе они бы не искали его столько времени и не переругались вдрызг, указывая то на одно, то на другое разбитое молнией дерево.
        Наконец выяснилось, что дерево давно сгнило и рухнуло в воду, осталось одно корневище. Да и мыс порядком осыпался, но бухта была та самая, этого Сфокл забыть просто не мог, потому что на эти вот камни налетела брюхом преследовавшая их военная триера, когда три года назад архонт вздумал очистить побережье от разбойников.
        - Да вон и остов ее на дне! - Атаман тыкал пальцем в глубину, где под зелеными кустами травы действительно валялись разметанные штормом доски. - Мы-то на наших плоскодонках легко проскочили в залив, - продолжал гвоздила. - А они пропахали днищем прямо по валунам. Забавно было потом добивать их стрелами уже в воде. Как щенков в луже!
        Асандр скривился. За сегодняшний день цинизм папаши Сфокла успел ему осточертеть.
        Пираты спустили паруса и на веслах вошли в залив. Они миновали отмель с каменной грядой. Теперь все, находившиеся на борту, хорошо видели несколько обглоданных рыбами скелетов на мелководье.
        - Тяжелое вооружение утянуло раненых на дно, - разглагольствовал атаман. - Мы не достреливали всех.
        Асандр почувствовал, что он вот-вот не выдержит. Еще одно слово гвоздилы, и у него начнется истерика. Выхваченный абордажный кинжал пойдет плясать по палубным доскам и может ненароком воткнуться в грязное брюхо этого вонючего урода. Юноша глотнул воздуха и почувствовал, как тавр наступил ему на руку.
        - Тихо, тихо, приятель. Попридержи узду. - Он, оказывается, уже пришел в себя. - Этот старый козел нарочно тебя поддразнивает.
        - Эй вы, двое! - Сфокл пнул раба ногой. - На весла!
        Ему доставило удовольствие посмотреть, как полудохлый тавр брякнулся на скамью и как скривилось его лицо, когда руки, легшие на весло, сделали весь оборот: к груди - вперед - опять к груди. На забинтованном плече Лисимаха разом проступило красное пятно.
        - За борт его, - рявкнул Сфокл. - Будет еще один мертвец в этой бухте!
        - Не тронь! - Голос Асандра прозвучал угрожающе. Он встал и, набычившись, смотрел на атамана, словно собираясь напасть. - Я пойду с тобой, куда захочешь. Но его оставь!
        Гвоздила высморкался на палубу, взял грязными пальцами Асандра за подбородок и повернул его лицо в одну и в другую сторону.
        - Ты сказал, - только и процедил он, махнув рукой двум разбойникам, уже вцепившимся Лисимаху в плечи.
        «Ублюдок!» - Асандр провел ладонью по щеке, стирая грязь.
        - Будешь помнить, кто хозяин, - бубнил себе под нос Сфокл. - К берегу, сучьи дети! К берегу! Раз-два! Раз-два!
        Лодки пристали наконец, найдя узкий участок, не слишком загроможденный камнями. Это было устье мелкой речки. Пираты высадились, втащили «угри» на гальку и, привалив их ветками, срубленными выше по склону, двинулись в лес. Он не был особенно густым. Лишь частый туевый кустарник образовывал какой-никакой подлесок. Однако в глубине нашлась и вырытая в земле пещера, и несколько ям, похожих на высохшие колодцы. Сверху они были закиданы сосновыми сучьями и бурой, не один год пролежавшей листвой.
        «А вот и сокровища». - Асандр без всякого удовольствия принялся вместе с другими загружать в эти колодцы немногочисленные ценные вещи с потопленных кораблей: сундучки с казной, кожаные мешочки, набитые брусками электрона. Зерно пираты намеревались отвезти в «лесной Мермекий» своим семьям. А частью продать колонистам в прибрежных деревнях, тем самым, у которых оно и было отобрано Калимахом. Надо же им чем-то сеять!
        Выбравшись из ямы, юноша увидел, что часть пиратов разбрелась по берегу, собирая ветки и выброшенные морем доски. Несколько костров уже горело. Запасов, захваченных на кораблях вполне хватало, чтобы устроить роскошный ужин с обильным возлиянием и для людей, и для богов. Часа через три все перепились. Асандра всегда поражало, как мало нужно человеку для счастья: залить глаза и горланить песни, сбиваясь на каждой строфе. На это Сфокл был большой мастак. Но сегодня у него свербило в другом месте.
        - Чего расселся? - Папаша наконец оторвал свой грузный зад от бревна и поплелся от костра, щелчком пальцев, как собаку, подзывая раба.
        Темнело. Среди деревьев стоял настоящий сумрак. На дымчатой лазури небес появились первые звезды. Грузно переваливаясь с ноги на ногу, атаман зашел за камни, торчавшие среди кустов шиповника. Раб молча плелся за ним.
        - Все. Бросим якорь здесь, - отдуваясь, сообщил Сфокл. - Куда в чащу-то забираться?
        Асандр молчал. По дороге он подхватил с земли булыжник и сейчас примеривался, как бы лучше без особого шума оглушить папашу и дать деру в лес.
        - Становись сюда. Руки на камень, - потребовал гвоздила. - И отклячь зад. Как я к тебе буду через кусты продираться?
        Юноша сделал неуверенный шаг вперед и получил хорошего пинка, от которого ткнулся грудью о валун.
        - А ну-ка… Давай-ка… Вот мы… - Сфокл шумно захрустел ветками. Пальцы Асандра крепче стиснули камень, и в этот миг атаман захрипел над самым плечом своей жертвы, подался назад, неестественно громко рыгнул и затих.
        Юноша обернулся. Грузное тело Сфокла бугром лежало на земле, за ним на корточках сидел Лисимах, сжимая в руках длинный кожаный ремешок от сандалии, которым было перетянуто горло атамана. Мясистое лицо гвоздилы налилось кровью. Большие волосатые руки вцепились в удавку. Глаза выкатились из орбит.
        - Знаешь, - сказал тавр, вставая и отряхивая ладони, - мне еще лет в семь Пеламон объяснил, что хозяин всегда прав. А ты, - он хмыкнул, - я вижу, до сих пор этого не понял?
        Асандр вертел в руках бесполезный камень, не зная, что и сказать.
        - Идем. Наши уже начали. - Удивленное выражение лица друга насмешило Лисимаха. - Я переговорил с остальными. Твой план всех потряс. Пиратов уже режут. - В тоне тавра сквозила беззлобная ирония. - Никогда бы не подумал, что наши способны отказаться от выпивки. Клянусь Ану! Я сам не хлебнул сегодня ничего крепче морской воды.
        Юноши шагали через лес. Не доходя до опушки, у тавра снова подкосились ноги: все же он потерял слишком много крови и перетрудился, сворачивая гвоздиле шею.
        - Ты сегодня дважды спас меня, - тихо произнес Асандр, прислоняя друга спиной к сосне. - Почему?
        - Я должен служить кому-то, - шевельнул губами тавр. - Даже если ты слабее меня.
        Асандр хмыкнул. Ему и в голову не приходило, что Лисимах сильнее него. Опытнее в морских делах - может быть. Но не сильнее. В этом боец Апатуры был уверен.
        «Не мог же я оставить тебя Сфоклу, если сам мечтаю оказаться на его месте». - Этих слов тавр не произнес вслух, понимая, что рискует получить по зубам. Они выбрались из леса на берег. Здесь черная работа уже была закончена. Невольники перекололи почти всех хозяев. После обильных возлияний, которым предавались разбойники, это было нетрудно. Однако резать пьяных, как свиней, - маленькое удовольствие. И большое бесчестье. По хмурым озлобленным лицам рабов это было хорошо видно.
        - А где Сфокл? - окликнули друзей.
        - Мертв, - отозвался тавр. - Он убил. - Его рука хлопнула Асандра по плечу.
        Юноша хотел запротестовать, но Лисимах сжал его ладонь.
        - Смотри и слушай, - шепнул он. - Потом объясню.
        - Значит, ты убил атамана? - Несколько человек окружили Асандра плотным кольцом.
        Тот, покраснев до корней волос, с трудом кивнул.
        - У тебя есть право занять его место, - сказал старший из рабов, угрюмый пантикапеец, судя по множеству шрамов на голых плечах, бывший пеший боец. Такие держат строй против конницы и получают удары сверху по рукам и длинным копьям. - Право, которое надо отстоять, - добавил он мрачно. - Мы видели сегодня, как ты участвовал в абордаже с тарана. - Скупая улыбка тронула его губы. - Неплохо. У тебя есть опыт?
        - Я был храмовым бойцом в Апатуре, - сказал Асандр, кладя руку на кинжал.
        Кто-то присвистнул.
        - Неплохо, - повторил пантикапеец и повернулся к остальным. - Кто оспорит его право на атаманство?
        Из толпы бывших невольников вышло четверо наиболее уверенных в себе бойцов. Асандр прищурился. Судя по выправке, все они когда-то носили оружие в строю.
        - Я присоединюсь к ним. - Пантикапеец расстегнул пояс, снимая короткий меч. - Меня зовут Неокл. Я был гоплитом. Посмотрим, что ты нам покажешь. - Он поднял руку, обращаясь к остальным. - Предлагаю честный бой на кулаках. Без оружия. Шансом получить свободу мы обязаны его сообразительности. - Неокл ткнул пальцем в грудь Асандра. - И лишний покойник нам сегодня ни к чему. - Он обвел глазами берег, и без того заваленный трупами.
        Многие согласились со словами рассудительного гоплита. Зачем убивать кого-то из своих, когда они только что освободились от пиратов и каждые руки теперь на счету?
        - Понял? - шепнул Асандру тавр. - Я ранен и не выстою сейчас в драке. К тому же эллины не потерпят вожаком варвара.
        Асандр переминался с ноги на ногу. У него были серьезные противники. Это он видел сразу. Но с другой стороны, отчего бы не попробовать? Юноша вышел в круг, образованный на песке зрителями. Они жадно глазели на претендентов и, никого не стесняясь, обсуждали их достоинства. У того ноги кривые, тот слишком много ест. Неокл чересчур требователен, это плохо для атамана. Да и староват. Другой боец по имени Трифон криклив и нерешителен, как баба. Даром что удар тяжелый. А так - тряпка для палубной грязи. Но больше всех досталось «любимчику Сфокла», «этой подстилке для жриц в Апатуре». «Неверный человек», «Ушел в лес с гвоздилой, а вернулся с тавром», «На пару они его прикончили - ясное дело», «Да что говорить: гнилой парень!», «Не приведи боги такого командира».
        Слушая эти разговоры, Асандр наливался яростью. За кого они его принимают? Вся его вина в том, что Сфокл пощадил его перед пропастью. А ему уже приписали бог весть что и украсили столь изощренными подробностями, что уши вяли даже у такого хлебнувшего горя человека, каким был Асандр. Он поморщился, встряхнул руками и ногами, сбрасывая лишнее напряжение, и занял боевую стойку. «Где моя дубина Геракла?» - мелькнула насмешливая мысль. Асандр был твердо намерен показать, на что годится, и если не одержать верх над противниками, то по крайней мере выколотить из них спесь и отвоевать себе достойное место.
        Гнев ли был причиной его успеха? Или бывший боец с Майской горы действительно стоил больше всех пиратов-невольников вместе взятых, Асандр не знал. Но первым же двум он задал такую трепку, что они еле унесли ноги, выскочив за круг и поспешно подняв руки, признавая поражение. С третьим пришлось повозиться. Это был грузный козлообразный детина, по виду мясник, и ухватки у него оказались не боевые, а трактирные. Он вцепился Асандру в плечо и громадными ручищами принялся ломать противнику кость. Если б юноша не сумел сделать ему грамотную подсечку, а потом плюхнуться на живот, вызвав каскад рыганий, от которых враг начал задыхаться, победа ускользнула бы от него.
        Четвертого бойца - того самого крикуна Трифона с опасным ударом левой - Асандр взял на испуг. Он уклонился от первого броска и, ловко поднырнув под противника, железной хваткой вцепился ему в уды под рваной туникой.
        - Проси пощады. А то покалечу, - прохрипел он.
        Трифон колотил руками по песку, но боялся всерьез вырываться.
        - Проси пощады. - Асандр сильнее стиснул кулак.
        - Пощады… - придушенно выдохнул боец, как будто враг держал его за горло.
        - Свободен. - Асандр сплюнул на песок и отвесил побежденному пинка.
        Оставался Неокл. Его юноша оценил как самого серьезного противника. Опыт мог заменить старому солдату недостаток силы при столкновении с более молодым врагом. К тому же Асандр порядком устал.
        - Может, хватит? - развязно подал голос Лисимах. Он сидел на песке и вместе с другими преспокойно обсуждал схватки. - Неокл, зачем рисковать? Ты же видишь, парень раздухарился. Чуть не свернул шею Буту (так звали мясника). И Трифон теперь месяц по девкам ходить не сможет!
        Его поддержали дружным смехом.
        - Ты старше и умнее нас всех, - продолжал тавр, обращаясь к Неоклу. - Не приведи боги, с тобой что-нибудь случится. Мы, как щенки, потонем в Эвксине. Но для атамана, признайся, ты стар. На абордаже подставляться - помоложе лоб нужен!
        Неокл в нерешительности обвел товарищей глазами. Было видно, что ему и самому не слишком хочется драться. Так, для порядка.
        - Оставишь за мной место лоцмана? - спросил он у Асандра.
        Тот кивнул, шмыгнув разбитым носом.
        - Ура атаману, - негромко, но требовательно обратился Неокл к собравшимся. - Закон гласит, что любой, - он вновь обернулся к Асандру, - может оспорить твое право на командование, предложив тебе поединок. И ты не вправе отказаться. Правит сильнейший.
        «Стая волков», - подумал юноша, вытирая кровь с губы.
        - Согласен, - вслух заявил он. - Надеюсь, желающих долго не появится.
        Он подошел к Лисимаху и сел с ним рядом на песок:
        - Ты мой дух-хранитель.
        Тавр только улыбнулся.
        Они молча просидели рядом остаток ночи, глядя, как остальные собирают тела мертвых пиратов, складывают их в опустевшие лодки и, оттолкнув от берега, расстреливают горящими стрелами. Это было необыкновенно красивое зрелище. Костры полыхали на темной воде под низким, усеянным звездами небом. «Угри» шли на дно залива медленно, как берестяные кораблики, которые дети топят в луже.
        Двадцать человек не могли вести все суда. Решено было оставить две элуры и пару пиратских плоскодонок, загрузить их съестными припасами, а остальное зарыть здесь до лучших времен. Следовало подумать и о зимовке. Лишь трое из освободившихся невольников хотели вернуться в Пантикапей к своим семьям.
        - У вас нет мозгов, - сообщил им Неокл. - Будь сейчас архонт, я бы еще понял. Но Калимах живо вздернет вас над крепостной стеной. Вы же пираты! Мы только вчера разграбили последний караван. На ком, по-вашему, казначей сорвет свою злость?
        - Но есть же Народное Собрание!
        - Мы не по своей воле! - пытались оправдываться уходящие.
        - Пусть идут. - Асандр уже освоился с ролью командира. - Это их право.
        - Как и право потерять свои головы, - буркнул лоцман. - Я вас предупреждал.
        Наутро четыре судна, ведомые неполными командами гребцов, вышли в море. У Киммерика пираты высадили трех своих товарищей, которые надеялись вернуться в Пантикапей. К ним неожиданно присоединился Трифон. За последние сутки новоявленные разбойники совсем задразнили его, издеваясь над позорным поражением.
        - Дурачье. - Лисимах плюнул в воду. - Всех повесят.
        - Может, простят? - усомнился Асандр.
        Тавр глянул на друга, как на блаженного:
        - Если ты в этом уверен, почему не идешь с ними?
        - Мне некуда идти, - угрюмо отозвался юноша. - В Пантикапее у меня никого нет.
        - А здесь? - В голосе тавра послышались странные нотки.
        Сегодня Лисимах чувствовал себя гораздо хуже, чем вчера.
        Края у раны сошлись, но кожа вокруг нее была горячей и красной, что говорило о воспалении. По совету Неокла, плечо прижгли раскаленным железом. Тавру дали в зубы кусок каната, чтобы он не кричал. Асандр держал его за руки, боясь, что тот ненароком дернется и покалечит себя еще сильнее.
        Потом Лисимах выпил сразу полкувшина красного вина, которое Сфокл держал у себя под гребной банкой, и отвалился на мягкие скатки из плащей. Корабли уже огибали мыс Кетий. На месте недавнего сражения море казалось совершенно гладким. Со дна не торчали мачты погибших судов. Только пологие волны нет-нет да и проносили мимо обгоревшие доски. На сердце у многих было тяжело, и мимо мыса лодки прошли в полной тишине.
        Лишь к вечеру жар у Лисимаха спал. Он разлепил опухшие веки и остановившимся взглядом уставился на войлочное одеяло с треугольными оберегами.
        - Женщины, - откидываясь назад, протянул тавр. - Они пьют жизнь. - Он улыбнулся непониманию друга. - У нас мужчины и женщины не живут вместе. И встречаются редко. Мужской дом далеко. Охотники не приходят в деревню. Только отправляют по праздникам молодого. На кого укажет жребий. Больше мы его не видим. Женщины забирают его целиком. А потом приводят к обменному камню - ну там, где мы оставляем дичь, а они зерно - детей. Мальчиков, которым уже минуло шесть. Говорят, что ушедший возродился в них…
        По спине у Асандра побежали мурашки.
        - Раньше я боялся, что жребий падет на меня. - Лисимах провел ладонью по вышивкам.
        Асандр поежился. Женщина - всегда смерть. Так было, когда он впервые сошелся с меотийской девкой у камней. Она казалась хрупкой и нежной, но за ней шла смерть на рослых скифских конях. Смерть спала в пещере Апатуры на мягком тигровом ложе. Сворачиваясь змеиными кольцами, она угрожала не только ему, но и его ребенку. Малыш еще не родился, а уже был мертвецом. Женщина - всегда угроза!
        Легкий бриз хлестал атамана по лицу. Асандр облизал палец и поднял его вверх:
        - Ставьте парус!
        Ветер был попутный, и усталые люди с радостью бросили весла. Лисимах наконец задремал. Он не проснулся, даже когда над его головой на мачте оглушительно хлопнула растягиваемая материя. Корабли бежали на север, и пока ветер дул из Эвксина, нагоняя в пролив высокую воду, они могли проскочить Боспор вдвое быстрее, чем на веслах. Привычные мели ушли глубоко на дно. Это было на руку гребцам. Обычно мимо Пантикапея следовало проходить как можно ближе к греческой стороне. Благодаря глубокому фарватеру, она была судоходнее. Более пологий противоположный берег изобиловал заболоченными отмелями, где корабли застревали намертво. Но сейчас Неокл предпочитал держаться восточнее, опасаясь, что Хозяин Проливов заметит пиратские суда. Способен ли город выставить хоть одну гребную диеру с воинами, чтоб отомстить за потопленный караван, - это был еще вопрос. Но старый лоцман решил не рисковать. Он налег на рукоятку рулевого весла, выправляя курс, и все ладьи, следовавшие за атаманской, выровнялись по ее корме.
        Пантикапейская крепость нависала Над самым узким местом Боспора, напоминавшим горлышко амфоры. Говорили, что сам Геракл через пролив расстрелял из лука коров Ану, пасшихся на противоположном берегу. Однако ни один смертный еще не смог повторить его подвиг. Поэтому Неокл лишь хмыкал да посмеивался, когда над бруствером нижних укреплений, самых близких к воде, запели трубы - их хорошо было слышно в холодноватом воздухе - и замелькали нечастые гребни шлемов.
        «Да, с защитниками негусто», - подумал Асандр. Он прищурился, стараясь посчитать блестевшие на солнце шлемы, но они на расстоянии сливались в сплошную желтоватую полосу. Суета на стенах не понравилась атаману. Как и черные продолговатые предметы, выкинутые пантикапейцами на веревках за стены. Издалека они напоминали обугленные коконы громадных бабочек, и Асандр не сразу догадался, что это человеческие тела. Всего четыре. Они висели вниз головами, привязанные за ноги, и мерно покачивались, как веретена на нитках.
        Страшное предупреждение. Знак для пиратов, наглядно объясняющий, что с ними сделают, если поймают. Не нужно было гадать, кто именно украсил собой крепостную стену.
        - Сволочи!!! - истерично завопил Бут, тыча пальцем в направлении повешенных.
        - Бедный Трифон! - цинично отозвался Неокл. - Он так стыдился своих помятых яиц, что предпочел их поджарить.
        - Молчать! - рявкнул Асандр, перекрывая голосом внятный ропот гребцов. - Неокл, мы не можем отойти еще ближе к меотийскому берегу?
        - Итак идем по краю мели, - донеслось с кормы. - Ровняю западнее.
        Это было опасно. Пантикапейцы выставили за бруствер круглые щиты. «Неужели они собираются стрелять? - удивился Асандр. - С такого расстояния? Что у них за луки?» Но вместо лучников на стене появились пращники, и в воздухе взвились какие-то круглые темные точки.
        - Дикий огонь! Дикий огонь! - закричали с мест гребцы и побросали весла.
        Трое в панике прыгнули за борт и поплыли прочь от кораблей. По иронии судьбы именно их накрыло первыми. С неба в море и на палубный настил стали сыпаться круглые горшки из необожженной глины. Хрупкие и безобидные на вид, они раскалывались, заливая все вокруг себя жидкой смолой. Асандр слышал о таких, но никогда не видел. В них была смесь смолы, серы, пакли, ладана и опилок, которая мгновенно воспламенялась от удара. Синеватый огонь в клубах черного дыма захватывал все пространство, на которое разлилась смола.
        Один из горшков угодил в голову замешкавшегося пловца, облив ему волосы, лицо и плечи адской смесью. Она мигом полыхнула, охватив не только торчавшие над волной части тела несчастного, но и море вокруг него. Другой горшок разлетелся вдребезги, попав по веслам левого борта. Огонь побежал по ним.
        - Топите! - закричал Неокл. - В воду их! В воду!
        Те гребцы, которыми еще не овладела паника, дружно макнули весла в море, прекратив грести. Но дикий огонь не так-то просто было смыть. Он горел и под водой, узкими факелами поднимаясь по лопастям вверх. Это было жуткое и завораживающее зрелище.
        Испугавшись, что пламя перекинется на обшивку корабля, гребцы стали выталкивать ручки в круглые уключины. Тяжелые кипарисовые весла быстро пошли на дно, озаряя глубины мрачным синеватым светом. Без них элура лишилась возможности двигаться вперед. У нее остался только правый ряд весел. Используя его, судно крутилось на месте и представляло прекрасную мишень для все новых и новых глиняных горшков, с треском лопавшихся вокруг.
        Если б густой черный дым, распространяемый смолистыми опилками, не закрыл плотной завесой разбойничьи лодки, пращникам с крепостной стены ничего не стоило бы прицельно расстрелять их. Однако в сплошном дыму у кораблей еще был шанс. Три из них, обогнав атаманскую элуру, ушли на веслах вперед. Одной из лодок горшок попал в парус, и тот мигом вспыхнул, но люди успели сдернуть его и зашвырнуть подальше в море. Ткань дико чадила и сыпала искрами, как большой костер на воде.
        - Половина с правого борта на левый! Быстро! С веслами! - закричал Асандр.
        Он понимал, что шестерым гребцам - по трое с каждой стороны - очень трудно сдвинуть элуру с места. Но страх удесятерил их силы. Они налегли на весла и буквально вытолкнули ладью из круга затянутой смоляной пленкой воды.
        Дальше пошло легче. Асандр сам работал веслом, не останавливаясь, и только когда хлопки горшков дикого огня стали слышаться уже в отдалении, осмелился оглянуться назад. Крепостная стена была отсюда хорошо видна. С нее защитники провожали пиратов грозными криками. Атаман сжал весло так, что древесина заскрипела. Он когда-нибудь возьмет этот город! Иетрос свидетель! И тогда им не поздоровится!
        II
        Небольшие островки на северо-западном берегу Меотиды плавали среди болотного камыша и топких полей ряски, как блины в масле. Порой они соединялись в длинные песчаные косы, отсекавшие кусочки моря и превращавшие их в соленые озера. Здесь было много дичи, не улетавшей зимой на юг, - лебеди, белолобые гуси, серые куропатки на сухих местах, а вслед за косяками рыбы двигались нырки и чайки. Если где-то и стоило зимовать, то только среди этого запутанного лабиринта проток и лиманов, отнимавших у моря значительные пространства.
        В таком мелком блюдце, как Меотида, не бывало серьезных штормов. А легким пиратским плоскодонкам многочисленные отмели не создавали помех. Даже в холода, когда всякое судоходство через пролив прекращалось, здесь, в лягушачьем раю, разбойники могли совершать вылазки и беспрепятственно щипать прибрежные деревеньки.
        Единственной напастью становились ветра. На плоских островах от них не было спасения. Даже за стенами саманных времянок бесконечный шорох песка по крышам изводил разбойников хуже всякой работы. Неудивительно, что именно на зимовьях случалось больше всего ссор и потасовок. Люди ходили склочные и готовые в любую минуту начать грызню.
        Как ни странно, именно это оказалось Асандру на руку. Кроме его поредевшей шайки, на островах зимовало множество морских банд, рвавших друг другу горло из-за любого клочка земли или убитой утки. К людям Асандра тут же привязались с расспросами. Где Скил, ведь эти два «угря» - его, судя по глазам, намалеванным на обшивке носа? И зачем целых четыре корабля такому малому числу гребцов? А не уступите ли их…
        Неокл первым схватился за нож. Не по злобе, а из рассудительности: нельзя с самого начала спускать угрозы и глотать оскорбления - разорвут. К нему присоединился Лисимах.
        - Атаман! Пусть выйдет атаман! И ответит за вас, недоумков! - орали нападавшие. Было видно, что им больше хочется покричать, чем ввязываться в настоящую потасовку. Но делать нечего, надо отбивать место для зимовки, и Асандр почел долгом вмешаться. Его тут же осмеяли как «молокососа», и тогда бывший боец Апатуры показал им, кто хозяин побережья. Не лезли бы, он бы и пальцем не пошевелил…
        Слухи о сильном бойце мигом разлетелись по близлежащим островам, и многие атаманы бродячих ватаг посчитали делом чести помериться с чужим предводителем. Для них важно было не ударить в грязь лицом перед своими людьми. Но вышло так, что все они по очереди ударили лицом в землю у ног Асандра, а некоторые сломали при этом шеи. Разобравшись со всеми, кто хотел отомстить за своих вожаков, Асандр принял остальных в свою непомерно разросшуюся банду и стал, сам того не желая, главарем одной из самых крупных пиратских общин на побережье.
        Впрочем, держать этот сброд в узде оказалось труднее, чем поколотить дюжину драчунов. Теперь у него было человек пятьдесят на пяти лодках и еще около десятка местных крестьян на своих «угрях». Он загреб буйную вольницу в кулак и стоял так высоко над всеми, как только позволяла его сила. После весенних штормов атаман планировал совершить поход за пролив. Он не боялся Эвксина. Темная Пучина сулил многое, а алчность прочно обосновалась в опустевшем сердце Асандра. Он деятельно готовился к отплытию и ждал окончания ветров в Боспоре, но все кости с доски смело неожиданное событие.
        Ясным холодным утром, когда быстро повышавшуюся в лиманах водицу трепал южный бриз, к берегу причалила рыбачья лодка. В ней сидели всего трое пассажиров. Меотиец, тавр и какой-то… Тут Асандр протер глаза, потому что в рослом светловолосом путнике с белым вороном на плече он узнал «живого бога» меотов, синдов и дандариев, которого считал давно погибшим. Разве осенние всесожжения сорвались?
        Удивленный такой честью, Асандр поспешил на берег. Царь уже выскочил из лодки и, оставив своим спутникам заволакивать ее на песок, оглядывался по сторонам, ища, к кому бы обратиться. Таковых нашлось немало. На пляже мигом собралась целая толпа, ведь по своей воле люди приезжали сюда не часто.
        - Эй, ты кто такой? - подбоченясь, крикнул один из пиратов, но тут же получил наотмашь по лицу от сопровождавшего царя кривоногого меота.
        - А сам не видишь, падаль?
        Белый ворон, примостившийся у Делайса на плече, заклекотал, распустив крылья, и на толпу разбойников напала странная робость.
        - Живой бог! Это живой бог! - крикнул кто-то из задних рядов.
        Вместе с эллинами в шайках скрывалось немало бывших кочевников, в том числе и с меотийской стороны. Услышав это, многие повалились на землю, выражая благоговение перед священной особой гостя. Асандру это не понравилось, здесь была его власть. Он сбежал на песчаный пляж и, растолкав своих остолопов, приблизился к незваным гостям.
        - Я Асандр по прозвищу Черный, - высокомерно бросил он, глядя прямо в дымчато-голубые глаза Делайса. - А ты кто?
        - Тебе ответили. - Из-за спины «живого бога» выступил Ярмес.
        Но царь задвинул его обратно. Он тоже не отрываясь смотрел в темные от гнева глаза Асандра, на его губах играла отрешенная улыбка.
        - Я тебя где-то видел, - наконец произнес Делайс.
        - У Апатуры. Прошлой осенью, - отрывисто бросил атаман, ему совсем не хотелось, чтоб царь сейчас вспоминал, как он на коленях просил о милосердии.
        - Не помню, - покачал головой тот.
        - Чего ты хочешь? - Асандр жестом пригласил гостя подняться с берега к дому.
        Его хижина имела странный вид. Саманные стены и камышовая крыша плохо вязались с роскошью обстановки: складными кипарисовыми стульями, ларцами из слоновой кости и войлочными скифскими кошмами, устилавшими пол.
        - Ты живешь богаче меня, - насмешливо заметил Делайс, входя в дом.
        - Я не бог, - парировал Асадр, указывая гостю на скамью, небрежно накрытую шкурой кавказского тигра, - но в отличие от тебя, сам себе хозяин.
        Казалось, царь пропустил намеренное оскорбление мимо ушей. Он уселся на отведенное место и уверенно закинул ноги на низенькую скамеечку у стола.
        - Итак, я хотел переговорить с тобой, Черный Асандр, хотя, клянусь Иетросом, не знал, что ты - это ты.
        Оказывается, Делайс его все-таки помнил, но не посчитал нужным показывать это на людях.
        - А если бы знал? - угрюмо спросил атаман.
        Царь не ответил. Зато ворон почему-то нахохлился и хлопнул крыльями. Вообще эта птица смущала Асандра. Она все время наблюдала за ним, склонив голову набок. У обычных ворон глаза черные, как бусины. А у этого - желтые. Волчьи.
        Атаман опустил руку и потихоньку сделал под столом оберегающий жест.
        - Я хочу захватить Пантикапей и двинуться дальше за пролив, - сказал царь. - Мои войска с Таврских гор спустятся в долину, как только появился подножный корм для лошадей. Но мне нужно блокировать город с моря. Чтобы никто не смог оказать Калимаху помощь.
        - Разумно. - Асандр пожевал сушеный чернослив и хрустнул косточкой. - А я здесь при чем? - Лицо атамана стало до одури наивным, лишь в глазах заблестели лукавые огоньки. Он-то прекрасно знал, при чем здесь его эскадра. - Разве нет других морских шаек, которые могли бы запереть Пантикапей в твоей мышеловке? Почему ты пришел ко мне?
        Лицо «живого бога» осталось непроницаемым.
        - Другие эскадры есть. Но твоя - лучшая, - сказал он.
        Асандр довольно хмыкнул. Это была правда. Он всю зиму выбивал из громил дурь.
        - Видишь ли, - губы царя искривила усмешка, - у тебя есть подобие дисциплины. А я не хотел бы пускать пиратов в свой город.
        Атаман сочно рассмеялся:
        - А кого ты хотел туда пускать? Ведь если мы высадимся на берег, то прощай окраины!
        - Я хотел впустить туда граждан, - тихо, но твердо возразил Делайс. - Те, кем ты командуешь, подались в пираты не от хорошей жизни. Кто из плена, кто от голода. Разве не так?
        Асандр насупился. У него хотели отнять людей.
        - Что изменится, когда ты возьмешь Пантикапей? Бедные станут богатыми, а потерявшим семьи ты вернешь близких?
        - Я не бог.
        - Разве? - Голос атамана звучал язвительно. - А варвары называют тебя именно так. Что же ты не обратишь свое тело в пищу, а кровь в вино? Я, а не ты дал этим людям хлеб и крышу над головой, приставил к делу!
        - К грабежу, - уточнил царь.
        - А меня кто-нибудь спрашивал, хочу я или нет заниматься грабежом? - взвыл Асандр. - Мы не по своей воле потопили тот проклятый караван с зерном, а потом наших товарищей повесили за ноги и сожгли. Чтобы мы крепко запомнили, что с нами сделают, если мы сунемся в Пантикапей!
        Мгновение мужчины прямо смотрели в глаза друг другу.
        - Такой разговор и на сухое горло, - протянул Асандр.
        - Так предложи гостю выпить, - отозвался царь.
        - Зачем тебе за пролив? - с неодобрением осведомился атаман, уже разлив по киликам желтое самосское. - Не насмотрелся на вонючих варваров?
        - Отнюдь. - Делайс провел рукой по горлу. - Век бы их не видал. Но они мои подданные. Хочу я этого или нет.
        - Тебе мало власти архонта? - враждебно бросил Асандр.
        - Не мы выбираем свою судьбу, - устало вздохнул Делайс. - Там, за проливом, люди ждут моей помощи. И я не могу снять с себя ответственность за них.
        - Даже если тебя сделали царем насильно?
        - А какая разница? - пожал плечами Делайс. - Ты вот тоже уверяешь, будто тебя насильно сделали пиратом. А сейчас и не скажешь.
        - По тебе тоже не скажешь, что корона тебя тяготит, - парировал уязвленный Асандр. - На Пантикапее ты не успокоишься. Снова натащишь кочевников из-за пролива? Как твой отец?
        - Они живут здесь, - возразил Делайс. - И они знают об этой земле больше нашего. Хочешь ты или нет, но мы с ними обречены друг на друга.
        - Я держусь другого мнения, - сухо сказал Асандр. - Для того чтоб понять, что именно они знают о своей земле, мне хватило Апатуры. Клянусь богами, на всю жизнь! И моему сыну тоже. - Он встал и заходил по комнате. - Эллины должны держаться от кочевников подальше. Если б ты сказал, что хочешь просто захватить Пантикапей, я бы тебе помог. Но раз ты собираешься стать царем для обеих сторон пролива и уравнять эллинов с варварами, я тебе не союзник. Даже за очень большие деньги.
        - Мне жаль. - Делайс тоже встал. - Потому что я ничего не могу изменить. - Он поднял руку в прощальном жесте. - Если передумаешь, я до первой травы буду в поселке Партенит, в дне пути к юго-западу от Киммерика.
        - Вряд ли. - Асандр помотал головой.
        - Как знать, - с мягкой улыбкой отозвался царь. У самой двери он обернулся и бросил через плечо: - Твой ребенок жив. Бреселида увезла его за пролив в Горгиппию. Она считает племянника Асандра Большого своим родичем.
        Полог за спиной царя упал.
        Как ни странно, белый ворон не последовал за своим господином. Он остался на столе у пиратского атамана клевать чернослив, а когда Асандр попытался прогнать его, вылетел через окно и угнездился на крыше. Оттуда все последующие дни он наблюдал за приготовлениями разбойников к походу. Когда же паруса заплескали над осмоленной обшивкой элур, птица покинула насиженное место и с сознанием собственного достоинства переместилась на мачту.
        Всю весну корабли Асандра разоряли северное побережье Эвксина. От Гаспры до Каламиты и дальше на закат. Так далеко не уходил еще никто из меотийских морских псов. Киммерийский полуостров лежал за спиной. Крошечный, со всех сторон зажатый варварами Херсонес не представлял интереса больше чем на один набег - так бедны казались колонисты.
        - Вон там мы жили. - Лисимах указал пальцем на скалистый северо-восточный мыс. - Мой род. А они всех вырезали. Пришли и вырезали. - На его смуглом лице появилось отрешенное выражение. - Я маленький был. Потом нас продали.
        Асандр не знал, стоит ли утешать друга. Он понимал, что Лисимах, грек по воспитанию, никогда не вернется к таврам. Но и не простит херсонеситам то, что они сделали с его родом.
        - Мы сюда еще вернемся, - со скрытой угрозой в голосе пообещал атаман.
        Их корабль проскользнул мимо бухты Символов, позволив каменной кладке домов Херсонеса и дальше расти над землей. «Хороший хозяин дает овцам нагулять бока, - думал Асандр, поглядывая с моря на низкие глинобитные заборы и немногочисленных жителей, сновавших по берегу. На следующий год вас можно будет и пощипать. А пока…»
        Пока его манило лишь одно имя - Ольвия. Богатый северо-запад, медовая колония в устье Борисфена. Здесь, по берегам огромной реки, выращивали длиннозерную пшеницу и собирали лучший на Эвксине мед.
        Пройдя Ахиллов Дромос - узкую косу к юго-востоку от устья Борисфена - корабли приблизились к заливу. Местные жители уверяли, что именно по этому песчаному коридору тень Ахилла гоняется в полнолуние за тенью Кассандры. Во всяком случае, здесь стояло крошечное святилище героя и приносились жертвы в его честь. Пообещав на обратном пути совершить достойное возлияние на алтарь, Асандр приказал грести дальше.
        Сразу за Дромосом начиналось мелководье. Борисфен извергал свои светлые струи в зеленоватое, почти пресное море и при любом паводке покрывал едва торчавшие над поверхностью берега. На холмах колыхались шелковичные деревья, и уже издалека слышался неумолчный пчелиный гуд, а поднимавшиеся над цветочной кипенью рои насекомых напоминали небольшие смерчи, закручивающиеся в ослепительно голубом небе.
        - Ух ты! - восхитился Лисимах. - Говорят, местные жители держат пчел вместо овец.
        - И те дают им мед вместо молока, - подтвердил кто-то из гребцов.
        - Пчелы дают нечто получше меда, - усмехнулся Неокл. - Золотую монету. Здешние людишки выдаивают у своих желтеньких овечек золото. Зачем им заниматься чем-то еще?
        Пресная вода подходила к концу, и прежде чем идти к самой Ольвии, следовало пополнить ее запасы. На рассвете корабли Асандра вошли в глубокий узкий залив, открывавшийся сразу за Дромосом. Они пристали к берегу, поросшему высокой травой. Пираты не собирались нападать, хотя заметили на севере дымы поселка. На самых подступах к Ольвии Асандр не хотел поднимать лишнего шуму и заранее предупреждать жителей о приближении морских псов. Тронь одну деревню - и займется все побережье до Никония и Тиры. На «угрях» было достаточно вещей для мены, и атаман надеялся получить провизию без резни.
        Моряки молча выгрузились и втащили две длинные ладьи на песок. Более крупные диеры встали на якорь у берега. Часть гребцов осталась на них вместе с Неоклом. А часть отправилась с атаманом на поиски воды. Лисимах шагал рядом. За несколько месяцев Асандр так привык к его молчаливой преданности, что начинал нервничать в отсутствии друга.
        За широкой полосой песчаного пляжа начиналось поле высокой травы, еще не успевшей засохнуть под палящими лучами солнца. Сочный зеленый ковер сверху был точно припорошен солью от цветущей белой кашки. На пологом склоне холма в тенистых складках между камнями колыхались высокие желтые мальвы. Весенний воздух и согласное гудение пчел наполняли душу покоем. Взобравшись на гребень, путники попали в шелковичную рощу. Покрытые мелкими бело-розовыми цветами деревья переплетались ветками. Сквозь их листву падали желтые солнечные пятна, отчего земля была похожа на шкуру леопарда.
        - Здесь поблизости должен быть источник, - сказал Лисимах. - Иначе роща не смогла бы так разрастись.
        Пираты разбрелись в поисках воды. Асандр блуждал совсем недолго, пока ему не послышался слабый шум падающих на камень струй.
        - Сюда! - Он махнул рукой и в этот миг заметил черное облако насекомых, отделившееся от деревьев впереди. Они приближались плотной стеной, угрожающе гудя, и, кажется, уже потревожили его товарищей. Со всех сторон к атаману бежали пираты, беспомощно отмахиваясь руками, а за их спинами клубились темные смерчи пчел.
        Жужжащее кольцо смыкалось вокруг чужаков, посмевших явиться в пчелиный рай, и Черный Асандр впервые почувствовал, что ничего не может предпринять для спасения своей жизни. Ринуться сквозь плотную стену насекомых значило погибнуть. Остаться на месте - тоже.
        Помощи ждать было неоткуда. И вот когда пчелы, на удивление слаженно затянули свою удавку, готовясь к атаке, из-за их завесы раздался голос:
        - Кто вы и зачем сюда пришли?
        - Мы путники! - хрипло крикнул Асандр. - Ищем воду. Клянусь утробой матери, - продолжал он, - мы никому здесь не собирались причинять вреда!
        - Какой Матери? - последовал вопрос.
        - Апатуры! - Атаману хватило ума упомянуть святилище.
        В тот же миг жужжащая петля ослабла, и в круг желтых защитников рощи вышел юноша, почти мальчик, в золотых сандалиях и леопардовой шкуре на бедрах. У него было бледное сосредоточенное лицо, и Асандр сразу понял, что именно он удерживает пчел от нападения. Ему было трудно одновременно контролировать рой насекомых и разговаривать с людьми. На его наморщенном лбу выступили крупные капли пота.
        По знаку руки незнакомца пчелы поднялись вверх и с гудением рассеялись между деревьями. Через минуту от грозной стены ничего не осталось.
        - Теперь вы видите, что на нас не стоит нападать, - сказал юноша.
        - Кто ты? - только и мог вымолвить атаман, с крайним удивлением взирая на человека, управлявшего насекомыми.
        - Я Аристей, пчелиный царь, - просто отозвался тот. - Источник есть у алтаря Великой Матери, но его воды священны, они не для людей. Идемте, вам покажут другой.
        Асандр поскреб затылок. Вообще-то царь Аристей, из любви к которому Триединая подарила людям медоносных пчел, давно умер.
        - Что же удивительного, что в наших краях, живущих медом, чтят великого героя? - Оказывается, собеседник легко прочел его мысли. - Всех царей на наших берегах нарекают Аристеями, когда они принимают сан и соединяют свой разум с разумом роя.
        - А когда это происходит? - осторожно осведомился Асандр.
        - В восемь лет. - Юноша держался очень просто. - Сроком на Великий год. Больше ни один человек выдержать не может. - На его губах мелькнула грустная улыбка. - Я царствую уже восьмой год и скоро уйду вслед за своими предшественниками.
        Судя по его лицу, юный Аристей не испытывал восторга от такой перспективы. Он наконец вывел путников к небольшой пещере, в глубине которой шумел источник. Перед входом стояла деревянная статуя Триединой с темным фиолетово-красным лицом. Видимо, каждый урожай ей мазали щеки и лоб ягодами шелковицы.
        Перед богиней возвышался круглый каменный алтарь с тушей пятнистой кошки. Бок жертвенного животного был нарочито широко распорот, и красные внутренности обильно политы прозрачным медом. По легенде, богиня вывела пчел из тела убитого Аристеем зверя.
        - Здесь водятся леопарды? - с сомнением осведомился Асандр.
        - К сожалению, нет, - отозвался пчелиный царь. - Но на Дромосе полно камышовых кошек. Каждый день я приношу Великой Матери в жертву зверя, убитого на охоте.
        Атаман оценил сказанное. Судя по внешности, Аристей Действительно был охотником, как и его прародитель. Мышцы под светлой золотисто-медовой от загара кожей не выпирали буграми, как у бойцов, но казались крепкими и упругими, а сухие поджарые ноги выдавали неутомимого ходока. Юный царь еще не вошел в тот возраст, когда мужские лица грубеют. Нежный, почти девичий овал и тонкие черты оттенялись длинными черными волосами и нежным персиковым пушком на щеках.
        Асандр одернул себя, поняв, что чересчур откровенно разглядывает хозяина этих мест. «Бывает же!» - буркнул он, испытав в присутствии пчелиного царя необъяснимое смущение.
        - Я как раз совершал возлияния медом, когда услышал ваши голоса. - Оказывается, собеседник продолжал говорить. В доказательство своих слов он показал Асандру выпачканные медом ладони. Царь наклонился над источником, омыл руки и зачерпнул в горсть воды.
        - Э-э! Ты же говорил, что ее нельзя пить людям! - возмутился Лисимах.
        - Людям нельзя, - кивнул пчелиный царь, поднося ладонь ко рту. - Но я-то всего-навсего - душа роя.
        Снизу по тропинке, ведущей к гроту, послышались торопливые шаги, и через минуту к алтарю подбежал растрепанный пастушок в коричневой хламиде, подпоясанной ивовым лыком.
        - Твое величество! - крикнул он. - Рыбаки видели внизу чужие лодки. Камасария велела звать тебя в деревню.
        Пчелиный царь обернулся к гостям и сделал радушный знак.
        - Камасария - главная жрица. Следуйте за мной. Вас примут с честью. - Он повернулся к мальчику. - Беги в деревню, Казик. Скажи, я веду гостей и они согласны оставить оружие у ворот. Ведь правда? - Мягкий взгляд медово-карих глаз царя уперся в Асандра.
        - Правда, - кивнул тот, еще раньше, чем понял, на что соглашается.
        - Почему мы должны оставить оружие у ворот? - возмутился Лисимах, вновь выступая из-за спины атамана. Ему совсем не понравилось то зачарованное выражение, которое появлялось на лице друга при взгляде на Аристея. - Кто сказал, что мы в безопасности?
        - Я сказал. - В голосе юноши послышались твердые нотки. - Не заставляйте меня сердиться. - Царь побледнел, его лицо сделалось отсутствующим, словно разум Аристея снова соединился с душой роя. - Иначе пчелы набросятся, а у меня не хватит сил их удержать. - Он почти просил, но за этой просьбой таилась реальная угроза. - В деревне вам не причинят вреда. Там одни женщины с детьми да несколько рыбаков. А вы, - он с завистью окинул взглядом ладно пригнанные доспехи Асандра, - воины. Псы моря.
        Атаман чуть не расплылся в самодовольной улыбке. Ему польстило откровенное восхищение пчелиного царя.
        - Нам нечего бояться, - бросил он. - Если эти люди захотят причинить нам вред, они напустят своих пчел, и никакое оружие не поможет. - Асандр покусал губу. - Поэтому ничего не остается, как положиться на святость законов гостеприимства.
        Лисимах хмыкнул. Его народ не чтил гостеприимства, и любой чужак, невзначай забравшийся на земли тавров, считался законной добычей. Годы воспитания у греков внушили ему другие взгляды, но сейчас при виде этого медового красавчика тавр вдруг почувствовал себя дикарем до мозга костей. Он не верил ему ни на волос и остро захотел ощутить теплоту его крови на своих ладонях. «Во имя Табат! - Лисимах вздрогнул. Эта старая фраза годами не приходила ему на память, а вот теперь сама всплыла в голове. - Табат! Табат! Пожирательница жизни!» Атаман еще горько пожалеет, что согласился пойти в эту проклятую деревню!
        Асандр уже спускался вслед за пчелиным царем по сыпучей каменистой дорожке. Она была протоптана по склону холма из деревни к святилищу. Сама деревня представляла собой десятка два скромных глинобитных хижин с крышами из тростника. Их коньки венчали черепа коров. Здесь чтили Рогатую Мать, а это, по мнению атамана, не сулило ничего хорошего. Много он видел таких Матерей! Рядом с ними мужчине делать нечего. Разве что в роли быка.
        Аристей помахивал леопардовой накидкой. Весенняя жара набирала силу, и он позволил себе расстегнуть пояс с бляшками в виде золотых пчел. «В этой дыре на царей золота не жалеют! - с раздражением подумал Асандр, поймав себя на том, что не может отвести взгляд от узких бедер и крутых ягодиц пчелиного бога. - Говорили мне зимой: возьми женщину!»
        Главная жрица Камасария встречала гостей у ворот. Аристей поспешно приблизился к ней и преклонил колени. Она возложила ему руки на лоб и тут же убрала, чтобы повернуться к гостям. На ее лице не было даже напускной приветливости, и Асандр невольно поежился под взглядом колких холодных глаз. Ее одежда, такая же, как и у майской жрицы Апатуры: складчатая юбка, широкий пояс и узкий жилет, открывавший грудь, - лишь подчеркивала разницу. Камасария была зрелой женщиной, еще сохранявшей позднюю красоту. Ее скупой рот окружала сетка морщин. Высокая шея утопала в складках. Рядом с Аристеем она казалась матерью, а не священной супругой, и Асандр невольно задумался: сколько раз Великий год обернулся вокруг своей оси за время ее жречества? Сколько юных царей она встретила и проводила? Двоих? Троих? Что скажет новому мальчику, к которому перейдут пчелы, когда душа нынешнего повелителя соединится с душой роя?
        - Это наши гости, Камасария. - Голос Аристея звучал чуть укоризненно.
        - Пусть положат оружие. - Жрица неприязненно воззрилась на пиратов. - Чего они хотят?
        - Всего лишь воды.
        - Всего лишь? - Усмешка обнажила передние зубы женщины, и атаман понял, что у нее не хватает обоих резцов. - В наших местах пресная вода на вес золота: кругом море.
        - Ты хочешь золота? - Асандр почувствовал, что его спутники начинают закипать, и предпочел подать голос первым. - Мы заплатим тебе золотом, которое отберем у вас же. - Он даже не пытался скрыть издевку. - Мы сильнее, разве ты не видишь? А на берегу у кораблей осталось еще два раза по столько же морских псов. Ваши пчелы, конечно, опасны, но не опаснее огня, который мы пошлем на ваши крыши с воды вместе с горящими стрелами. Так что расщедрись, будь добра, пока просим честью.
        Атаман чувствовал, что его ребята гордятся им. Особенно Лисимах. Но он ощутил также и как напрягся Аристей, изо всех сил стараясь сдержать гнев.
        - Госпожа моя, твой прием неучтив, - тихо сказал он. - Оттого и гости отвечают тебе дерзко. Не заставляй меня призывать пчел. Это никому не нужно. Воды вдоволь.
        Камасария поморщилась. Как видно, она не привыкла выслушивать возражения. Но и царь, должно быть, пользовался в деревне большими правами.
        Женщина подняла руку и раздраженно щелкнула пальцами.
        - Оставьте оружие здесь. - Она указала на землю у ворот. - И идите на правую сторону холма. Там бьет источник. Вы легко найдете его в траве по козьему следу.
        Оба, и жрица, и Аристей, церемонно поклонились друг другу, сложив руки у груди, и проследовали в деревню. Чужеземцы же нехотя начали складывать луки и акинаки к воротам. Асандр знаком приказал спутникам оставить при себе короткие ножи, которые легко было спрятать под одеждой. Деревенские женщины вынесли им большие глиняные кувшины для воды. Вскинув их на плечи, морские псы направились по указанной тропинке к источнику.
        Когда деревня скрылась за склоном холма, их догнал тот самый мальчик, который уже прибегал к царю в шелковичную рощу. Он прыгал с камня на камень и теперь явно шел с берега от рыбаков, потому что держал в руках две ивовые ветки, сплошь унизанные черными, еще мокрыми бычками. Его бронзовая кожа была покрыта капельками воды, а по бритой голове стекали струйки на лоб.
        - Царь велел вам передать, - крикнул мальчик, - чтобы вы не ходили на правый склон. Там вода пахнет серой. Козы не пьют из этого ключа, а людей долго пучит.
        - Так зачем же ваша Камасария… - начал было Лисимах, но Асандр живо закрыл ему рот ладонью.
        - Куда же приказал идти царь? - спросил он.
        - Ниже по склону. К Рогатому камню, - отозвался подросток, ковыряя пальцем в носу. - Там коровий водопой, и хоть вода мутная от глины, зато не вредит ни людям, ни скоту.
        - Не верю я ему, - заявил Лисимах, когда мальчик скрылся из глаз. - Как хотите, а вода здесь на вид чистая. - Пираты уже дошли до первого источника. - А что серой воняет, так у нас в горах много таких ключей. И ничего. - Он протянул руку, зачерпнул воду и опустил в нее губы. - Вкус хороший.
        - Не стоит. - Асандр без одобрения наблюдал за другом. Ему не понравилось, что трава вокруг источника не вытоптана животными. Козья тропа шла чуть выше него, а потом уводила вниз к другому ключу. «Значит, скот здесь действительно не пьет».
        - Ты как хочешь, - вслух сказал атаман, - а мы наберем воды вон там. Коровы не травятся, значит, и нам можно пить.
        Вода у скотьего ручья оказалась и правда мутноватой. К тому же в раскисшей заболоченной низине водились гадюки. Их черные лоснящиеся тела то и дело мелькали в грязи. Но пиратам удалось все же наполнить кувшины и двинуться в обратный путь без потерь. Только Лисимах выглядел бледным, то и дело выпускал ручку кувшина и хватался за живот. Наконец Асандр велел сменить его, но не успел шедший сзади пират перехватить тяжелый сосуд, как упрямец тавр грохнул, кувшином о камни тропинки и, не слушая проклятий товарищей, понесся вниз по склону к кустам. Секунду спустя до спутников долетел его удовлетворенный стон.
        - А тебя предупреждали, - мрачно заметил атаман. - Теперь вы видите, - обратился он к остальным, - что царь Аристей честен с нами.
        Морские псы закивали головами и, посмеиваясь между собой над легкомыслием Лисимаха, пустились в обратный путь. На берегу у лодок их ждали товарищи, вокруг которых толкались рыбаки и любопытные женщины, На песке лежали тяжелые корзины с лепешками и соленой рыбой. Шла бойкая мена. Пираты протягивали вперед медные колечки, кожаные пояса с бляшками и хорошие бронзовые ножи. Асандр подумал: хорошо, что он запретил своим разбойникам нападать на поселок. Здесь нечего взять, кроме еды. А дружелюбие жителей обеспечивало морским псам тайну прибытия в медовые воды Ольвии.
        В воздухе запели тоненькие костяные флейты, и два бритоголовых мальчика-служки в потрепанных пятнистых шкурах - явных обносках Аристея - с поклоном передали атаману приглашение царя и главной жрицы явиться сегодня на закате в деревню на пиршество, которое хозяева устраивают в честь окончания зимних холодов.
        - Не стоит туда соваться, - сказал на корабле Неокл. - Мало ли что.
        - Мед - крепкий напиток, - вмешался другой пират. - Ударит в голову, себя позабудем. А они перебьют нас беспомощных.
        - Вряд ли, - сухо возразил Асандр. - У них цветение садов. А мы чужеземцы. Гости. Они зовут нас сами знаете зачем.
        Его неодолимо тянуло в деревню. Атаман сознавал, что пошел бы, даже если б вся команда встала против него стеной.
        Но таковых не оказалось. Напротив, большинство морских псов давно не встречались с женщинами и ревели, как быки в предвкушении случки.
        - Надо быть осторожнее, - гнул свое Неокл.
        Но на старческую воркотню кормщика уже мало кто обращал внимание.
        - Не ходи, - простонал совершенно зеленый Лисимах. Он скрючился в три погибели и забился на корме за моток каната. - Эти люди не желают нам добра.
        «Можно подумать, что мы хоть кому-то желаем добра!» - усмехнулся Асандр.
        - Если б ты послушался совета Аристея, - вслух сказал он, - то не мучился бы сейчас желудком и не портил нам настроение мрачными пророчествами.
        При упоминании царя тавр так скорчился, словно даже звуки его имени доставляли несчастному жесточайшие колики. Атаман накрыл друга войлочным чехлом от лодки. Он раньше не сознавал, как привык за зиму к этому человеку - своей тени, своему второму «я». Но сейчас тавр только раздражал его навязчивой опекой. «Полежи-ка здесь. А я погуляю, - думал Асандр. - Сам виноват. Тебя предупреждали». Радостное шальное оживление подталкивало его вперед. Он не предвидел в этот вечер ничего, кроме удовольствий.
        Деревня была освещена множеством глиняных плошек с овечьим жиром. Каждая из них сама по себе больше чадила, чем давала огня, но все вместе создавали на фоне темной зелени сказочное сияние. Пираты приоделись и шли по холодному песку пляжа, брякая дорогими поясами. Первый и замыкавший держали факелы, чтобы жители заранее знали о приближении гостей. Им навстречу выбежал тот мальчик-пастушок, который передавал предупреждения Аристея. Он оскалился в белозубой улыбке и повел морских псов по дороге между хижинами.
        Оказывается, кроме домов, деревня имела еще и обширные помещения под скальным навесом. Большой, чисто выметенный и украшенный свежей зеленью грот, видимо, использовался Для общественных праздников. В нем был установлен длинный стол и скамьи для гостей. Хозяева уже начали вкушать от нехитрого деревенского изобилия, а перед навесом на вытоптанной площадке бил тыквенный барабан с натянутой на него поросячьей кожей, дудели флейты и терлись друг о друга боками два хоровода - мужской и женский.
        Гости прошли к столу и были встречены радостным гомоном крестьянок. Раскрасневшиеся, уже отведавшие перебродившего меда хозяйки бойко поглядывали на рослых загорелых чужаков и подталкивали друг друга под локти. На фоне морских псов у здешних рыбаков не было сегодня шанса. Но они и не рвались в бой. Цветение садов - это время, когда хватит всем. Даже с избытком. Пираты приплыли и уплыли, а деревенским трудиться еще не один день и не под одним деревом. Пусть хоть сегодня бабы отпляшутся с кем-нибудь другим!
        Постреляв глазами по сторонам, Асандр понял, что драки не будет. Местные настроены благодушно. Его это не удивило. В Апатуре он насмотрелся всякого и знал, когда крестьянин готов постоять за свои права, а когда махнет жене рукой и пойдет домой досыпать. Ведь и днем работа не стоит.
        Успокоившись насчет возможных недоразумений, атаман воззрился на стол. Здесь было на что посмотреть, аж глаза ломило! Золотистые лепешки громоздились на плоских подносах, чуть не подпирая своды пещеры. Нарезанные небольшими кусками соты обтекали на блюдах тающим от жара воском. Их надо было есть поскорее. Первая зелень - петрушка и шафран - пучками, как цветы, стояли в скифосах с широкими горлами. Кроме того, на улице жарили козлятину, и готовые куски, срезанные с вертящихся над огнем туш, приносили к столу на огромных, похожих на щиты сковородах. Мясо было сильно нашпиговано чесноком и полито красным перебродившим в уксус вином. В воздухе стоял сытный пьяный запах, и Асандр не знал, от чего больше хмелеет: от еды или питья?
        Мед бил в голову и тяжело оседал в желудке. Никогда не пробовавший его раньше атаман не подозревал, как коварен этот напиток. Ноги налились свинцом, голова отяжелела, и Асандр, икая, беспрестанно пытался заставить себя протрезветь. Его морские псы уже плясали с местными вокруг столов. Смех, музыка, обрывки песен сливались в неумолчный гул. В какой-то момент Асандру показалось, что напротив него за столом сидит высокий красивый человек. Совершенно золотой - от длинных солнечных кудрей до ткани свободной неподпоясанной туники. Его лицо, улыбка, взгляд светились теплым согревающим сиянием. А желтые глаза, обращенные к атаману, были полны неизъяснимой печали. Одной рукой он обнимал стройного темноволосого мальчика, другой рассеянно пощипывал струны арфы. Спутник солнечного бога повернулся к Асандру, и тот увидел, что у мальчика снесена вся правая сторона головы.
        Такого быть просто не могло! Атаман потер глаза кулаками, и видение исчезло. Вместо него по краю стола переступал через миски и опрокинутые килики белый ворон с пиратского корабля. Он косился на атамана золотым глазом и не клевал остатков пищи.
        Все это до крайности встревожило Асандра, он выбрался из-за стола и, тяжело ступая, отправился проветриться на воздух. Ночь была теплой. Шум и гомон остались за спиной. Отлив в кустах, атаман огляделся по сторонам. Многие его головорезы уже разбрелись с подружками по деревенским садам - в кои-то веки послужить Великой Матери.
        На дорожке, ведущей к пещере, послышался шорох шагов. Оглянувшись, Асандр увидел царя Аристея. Несмотря на свой сан, а может быть, именно благодаря ему, тот нес целое блюдо новых сот для угощения. Хотя дело происходило в двух шагах от освещенного плошками входа, вокруг никого не было. Внимание гостей и хозяев пиршества оказалось приковано друг к другу. Асандр не понимал, кто толкнул его под локоть. Не слишком уверенным шагом он взобрался на тропинку и преградил Аристею путь. Тот едва не споткнулся от неожиданности. Он чуть не выпустил блюдо, продолжая стоять и удивленно таращиться на возникшую перед ним фигуру.
        Атаман плохо соображал, что делает. Ему нравилось, что руки у царя заняты. Нравился тревожный испуганный взгляд, которым юноша скользнул по лицу гостя. Черный Асандр любил чувствовать себя хозяином положения. Любил сознавать свою силу и уступчивую слабость других. Сам от себя не ожидая, он положил ладони на бедра царя и улыбнулся ему улыбкой абсолютного превосходства.
        - Кажется, пчелы ночью спят? - сказал атаман.
        Лицо Аристея побелело.
        - Ты оскорбляешь меня, - холодно отчеканил он.
        Асандр развеселился. Вся прелесть ситуации заключалась в том, что царь вполне мог отшвырнуть блюдо и даже дать обидчику по зубам. Асандр не сомневался, что сейчас пчелиный бог справится с ним в два счета, поскольку не пьян, а в себе атаман ощущал хмельную тяжесть и медленность движений. Но он кожей рук почувствовал, что искренне разгневанный Аристей помимо воли потянулся к нему.
        Интересно, что он, бродяга, мог дать человеку, у которого есть все, даже личные пчелы? Или царь нуждался в защите от них? Или не от них…
        - Убери руки.
        Путаные мысли Асандра прервались.
        - Убери, - коротко повторил Аристей. - На нас смотрят.
        - Пусть смотрят.
        Чуть скосив глаза, атаман заметил, как сквозь ветки терновника, росшего у грота, за происходящим молча наблюдает Камасария. Ее взгляд был внимателен и недобр. Кажется, она едва сдерживалась, но и это рассмешило пирата.
        - Ночью нет солнца, и ты не вызовешь своих пчел. Моя эскадра самая сильная на побережье. Захочу, и вашей деревни не будет. Кто посмеет мне возразить?
        - Я посмею, - тихо, но непреклонно проговорил царь. Он все же отшвырнул поднос и железной хваткой взялся за запястья атамана. - Ты позоришь нас обоих.
        Это было сказано так спокойно и твердо, что Черного Асандра точно окатило холодной водой. Он отступил на шаг, мотнул головой, не понимая, что на него нашло, и поспешно двинулся через кусты прочь от пещеры. Его душил стыд. Атаман позволил себе побежать, только когда выбрался на пляж и был уверен, что ничьи глаза не следят за ним из темноты. Заплетающиеся ноги скоро споткнулись, и Асандр упал, зарывшись лицом в холодный, как пепел, песок. Слезы - очень давняя, почти забытая роскошь - подступали к горлу большим комком, но так и не полились из глаз. Асандр чувствовал горячую сухость собственных ресниц и от этого еще больше злился. Облегчения не наступало.
        Пролежав так с полчаса, он не то чтобы заснул, а как-то оцепенел. Потом хмельные пары поднялись из желудка, чтоб окончательно завладеть его разумом, и атаман впал в забытье.
        Асандр проснулся от холода. Во рту было гадко, точно там напакостили кошки. Тьма стояла - выбей глаз. Тишина полная. Как будто всех вырезали. Поднявшись на локтях, атаман понял, что пещера уже не освещена. Плошки, наверное, догорели, а люди разбрелись кто куда.
        Рядом глухо и дружелюбно урчало море. Волна была небольшой, а перед рассветом вообще уляжется, подумал Асандр. Поборов отвращение, он скинул одежду и вошел в воду. Теплая, как парное молоко, она согрела его. Сделав несколько энергичных гребков, атаман вернулся на берег и начал судорожно растираться туникой. Только тут он заметил Аристея.
        Царь молча сидел у воды в некотором отдалении от него и глядел на Асандра большими темными глазами.
        - Все спят, - наконец сказал он.
        - Прости меня, - выдохнул атаман.
        - Ничего. - Аристей пожал плечами.
        Несколько минут они молча смотрели друг на друга, не зная, что сказать.
        - Мне скоро шестнадцать, - произнес царь. - Великий год кончается. Для меня. - Он грустно усмехнулся. - Будет новый охотник за пчелами.
        - Я сожалею, - только и нашелся что ответить Асандр.
        - Не об этом речь, - вздохнул юноша. - Понимаешь, я всегда был с Камасарией. Она главная жрица. По-другому нельзя. Это может повредить пчелам… Пчелы! Пчелы! - Он раздраженно махнул рукой и показался в этот миг Асандру раскапризничавшимся, готовым заплакать ребенком. - У меня никогда не было… ну ты понимаешь. Даже друга у меня не было! - с гневом закончил он. - Я не могу отвлекаться на людей, я должен контролировать рой. Если бы ты знал, как это тяжело! - Аристей прижал обе ладони ко лбу. - Думать с ними, держать их.
        Асандру сделалось нестерпимо жаль его. Действительно ад, не диво, что люди долго не выдерживают такой жизни. Восемь лет - и конец. Этот уже на грани сумасшествия. С детства отождествлять себя с насекомыми! Тут кто хочешь…
        - Но ты прав: ночью они спят. - В голосе Аристея почудился вызов.
        Атаман поднял глаза и внимательно всмотрелся в бледное лицо юноши.
        - А ты правда хотел быть со мной? - с явной запинкой спросил царь.
        Асандр не позволил паузе быть долгой.
        - Пойдем, - только и сказал он.
        Они побрели по берегу к стоявшим в отдалении валунам. Камни на песчаном пляже скрывали и от ветра, и от любопытных глаз, буде такие нашлись бы в поздний час. Аристей прихватил с собой плащ и теперь расстилал его на песке. Руки у него заметно дрожали.
        - Почему ты боишься? - спросил атаман. - Разве я могу сделать тебе что-то плохое?
        Он потянул широкий царский пояс своего спутника, золотые пластины на нем глухо брякнули, а вслед за этим туника, сама упала на землю, потому что Аристей расстегнул пряжки на плечах. Его смуглое тело поблескивало в темноте капельками пота. Он старался дышать как можно ровнее, и это выдавало его с головой.
        Асандр взял спутника за плечи и повернул к себе. Тот был немного выше и тоньше него. Его тело вздрагивало, точно тростник на ветру, и Асандру захотелось сыграть на нем, как на флейте, хотя в обычной жизни он отродясь не брал в руки музыкальных инструментов. Почувствовав это, Аристей скользнул к нему в темноте и сам первый коснулся пальцами губ атамана. Асандр слегка прикусил мизинец царя и уже в следующую секунду перестал сдерживаться.
        Его ласки сначала напугали Аристея, а потом юноша сам потерял голову и отказывался искать ее до тех пор, пока рассветный сероватый туман не пополз по берегу, окунув камни в зыбкое молоко. Расслабленные, друзья не желали вставать и погружаться в холод поодиночке. С трудом разорвав греющие объятия они, ежась, пошли к воде. Это было необходимо, чтоб придать себе хоть сколько-нибудь пристойный облик. Но теплая сила не остывшего еще моря вновь потянула их друг к другу, и они снова сомкнули руки, качаясь на слабой прибойной волне.
        - Смотри. Там люди, - вдруг тихо выдохнул Аристей в ухо спутнику. Он как раз сидел у него за спиной, обхватив ногами друга за пояс и готовясь вместе с ним подпрыгнуть при следующей длинной волне. - Это за мной.
        - Уйдем, - горячо потребовал Асандр, повернув голову и повелительно глядя в мокрое от брызг лицо царя. - Доплывем до кораблей. В таком тумане нас никто не заметит.
        Аристей покачал головой:
        - Я должен идти. До конца праздников два дня… Неужели ты не понимаешь?
        Люди на берегу, перекрикиваясь, звали пчелиного бога. Судя по их срывающимся голосам, они были очень встревожены, даже испуганы.
        - Я должен, - с неожиданным ожесточением повторил юноша и, выпустив плечи Асандра, слегка оттолкнул пирата от себя. - Вон твоя лодка. На песке. Незаметно доберись до нее. Я выйду, на тебя никто не обратит внимания.
        - Нет. - Атаман попытался удержать руку царя, но тот мягко отстранил его ладонь.
        - Да. - Мокрые волосы Аристея больно хлестнули Асандра по лицу.
        Царь уже шел к берегу, рассекая опущенными руками спокойную, еле колеблемую прибоем воду. А морской пес все стоял, прижав пальцы к щеке и ощущая тонкую боль от удара.
        Потом он поплыл.
        Лодка действительно была невдалеке. Нос ее упирался в песок, а корма свободно гуляла вправо-влево по воде. Слишком слабая под утро волна не могла сдвинуть ее с места.
        Посыльные на берегу кинулись к царю, обступили его, осыпая вопросами и едва прикрытыми за подобострастием упреками. До Асандра долетели обрывки фраз, брошенных Аристеем в свое оправдание: «Я всего лишь задремал на берегу… Главной жрице не о чем беспокоиться… Чужаки давно уплыли…»
        Атаман еще несколько минут видел удаляющуюся спину друга, но потом и она скрылась за плотным кольцом окруживших царя людей. Асандр оттолкнул лодку от пустынного уже берега, впрыгнул в нее и поплыл к темневшим в тумане силуэтам кораблей.
        Явление на палубе диеры голого и всклокоченного капитана не вызвало ничьего удивления. После бурной ночи многие пираты добрались до кораблей, кто в лодках, кто вплавь, и повалились спать прямо на досках. Перешагивая через лежащих, Асандр добрался до своей скамьи на носу судна, под которой стоял небольшой дубовый сундук с его вещами. Он уже наклонился, чтоб вынуть сухую тунику, когда почувствовал на себе тяжелый внимательный взгляд. Ему не нужно было оглядываться, чтоб понять, кто сверлит его глазами в спину.
        - Отвернись, Лисимах, - коротко бросил он. - Я не люблю, когда на меня, голого, смотрят.
        - А когда тебя кусают и облизывают с ног до головы, ты любишь? - раздался сзади враждебный голос.
        Асандр почувствовал, как в нем вскипает ярость. Шрам на щеке побагровел. «Какое ему дело?!» Он схватил тунику, скомкал ее и швырнул в тавра. Тот поймал одежду и прижал к лицу.
        - Напрасно ты меня обидел. - Голос Лисимаха звучал глухо, так что трудно было понять, угрожает он или жалуется.
        - Послушай. - Асандр раздраженно махнул рукой. - Мы ведь друзья…
        Тавр молчал. Он скрючился в своем углу, вцепился в тунику атамана и, кажется, не собирался ее возвращать. Бывает. У Асандра имелась и другая одежда. Но поведение Лисимаха крайне разозлило его.
        Смысл последних слов Аристея дошел до Асандра не сразу. «До конца праздников два дня». Значило ли это, что через двое суток царь должен передать свои полномочия другому?
        Передать! Атамана выворачивало от того, как люди умеют находить самые безобидные слова для самых отталкивающих, лишенных всякого смысла вещей. Ночью в порыве откровенности Аристей рассказал ему, что до сих пор помнит, как, дрожа, слабели руки его предшественника, когда тот, умирая, передавал ребенку свою силу и власть над пчелами.
        - Я… я не знаю, как буду делать это сам, - запинаясь, говорил юноша.
        - А кто новый царь?
        - Казик, наш пастушок. Ты его видел. Я уже научил его всему.
        «Научил!» - зло скривился Асандр. Он бы для начала свернул шею всякому, кто претендует на его место. Атаман не собирался отдавать своего неожиданно обретенного друга каким-то пчелам. Он еще не знал, что предпримет, но первым делом намеревался посетить деревню и вновь переговорить с царем. Ему казалось, что если удастся убедить Аристея бежать, то все остальное уже не важно. «В конце концов, что они могут нам противопоставить, кроме пчел? - рассуждал он. - А пчелами управляет Аристей. Если он будет на нашей стороне…»
        Подбадривая себя такими мыслями, атаман морских псов направился в деревню. Он не побежал сразу, а выждал до полудня, чтоб не показаться невежливым. Люди после столь серьезных ночных бдений должны были проснуться, прийти в себя и осознать благодарность к гостям, разделившим с ними тяжкий труд по оплодотворению садов.
        Несколько сонных женщин проводили его к главной жрице, сидевшей под старым вишневым деревом. Ветер обрывал белые лепестки и бросал их в чашу с горячим вином, которую она держала в руках.
        - Я хотел бы выразить нашу признательность царю Аристею и вручить прощальные подарки. - Асандр откинул край плаща, открывая перед Камасарией резной кипарисовый ларец. - Завтра мы отплываем.
        - Завтра? - Тонкие брови женщины сдвинулись к переносице. - Почему только завтра?
        «Не слишком-то вежливое обращение с гостем», - подумал атаман.
        - Людям нужно дать отдых, - вслух сказал он. - Согласись, женщина, они славно потрудились ночью и вряд ли смогут хорошо грести.
        Камасария прищурилась. Ей не нравился этот капитан. Очень не нравился. К тому же он принес подарки не ей, а Аристею. Это тоже было оскорбительно. Она - воплощение Великой Матери, а псы моря, кажется, хотят показать, что они чтят умирающего бога.
        - Позови царя. - Асандр вел себя бесцеремонно.
        - Я не могу этого сделать. - Натянутая улыбка застыла на лице жрицы.
        Сердце Асандра бешено застучало: уже?
        - Царь готовится к уходу в лоно Триединой. Он уединился в святилище и занят благочестивым постом. Его нельзя беспокоить.
        Атаман прикинул, что спорить с Камасарией себе дороже, и поставил у ее ног ларец.
        - Тогда ты прими наше подношение и будь благословенна. Прощай! - Он поднял руку и зашагал прочь.
        Женщина недоверчиво смотрела ему в спину. Она знаком подозвала Казика, велев ему неотступно следить за чужаками до самого их отплытия. Асандр подозревал о чем-то подобном, но его это не беспокоило. Он в любой момент мог скрутить пастушка-претендента, ведь тот еще не управлял пчелами.
        Сделав вид, что спускается на берег, Асандр некоторое время брел по песку, а потом резко повернул вверх на склон холма и, царапая себе ноги жесткой травой, стал взбираться к шелковичной роще. Его сопровождало несколько пиратов - на случай, если бдительные жители деревни стерегут своего царя где-нибудь в кустах у святилища.
        Но на вершине холма никого не было. Асандр быстро нашел дорогу к источнику. На круглом камне алтаря, подогнув под себя ноги, сидел Аристей, погруженный в глубокую задумчивость. На его лицо падали косые тени от листвы, так что трудно было разобрать, какое у царя выражение. Но Асандру все рвано показалось, что юноша плакал. Во всяком случае, и веки, и губы, и нос казались совершенно опухшими.
        Аристей не сразу услышал шаги, а когда совсем близко от него хрустнула ветка, он вздрогнул от испуга и повернулся к незваным гостям. Сердце Атамана сжалось. Он не ошибся: царские глаза были красными.
        - Зачем ты пришел? - глухо спросил Аристей. Он нашел в себе силы держаться отстраненно и гордо. Но при этом так жалобно шмыгал носом, что смазал все впечатление.
        - За тобой, - просто сказал Асандр. - Чего в прятки-то играть? И так все ясно.
        - Ты не понял… - Юноша поднял руку, пытаясь объяснить что-то.
        Но атаман был не настроен выслушивать слезливые трагедии с заведомо очевидным концом. Он подхватил Аристея с камня и перекинул себе через плечо. Сегодня - не вчера. Вчера он был пьян. А сейчас из них двоих, пожалуй, он вдвое сильнее и раз в десять решительнее.
        - Ты не понимаешь!
        Асандр зажал царю рот.
        В это время на тропинке к святилищу очень кстати показался Казик, не поспевавший за скорыми шагами пиратов. При виде похищаемого царя он было собирался кричать, но его немедленно связали поясами и заткнули рот горстью земли - лежи, плюйся, гаденыш!
        Асандр даже не предполагал, что царь призовет на помощь пчел. В конце концов, кто кого спасает? Но Аристей сделал это. И когда грозно гудящий рой сомкнул вокруг пиратов свое смертоносное кольцо, спутники Асандра в панике побросали оружие.
        - Куда ты нас привел? - испуганно закричал на атамана один из разбойников.
        А другой, помоложе и покрепче, с воплем кинулся вперед, надеясь пробиться сквозь жужжащую стену. Его поступок едва ли можно было назвать храбростью. Скорее он потерял голову от страха. Пчелы мигом облепили несчастного, и тот покатился по земле в сплошном черном клубке, закручивавшемся вокруг него, как веретено. Минуту спустя он уже не двигался.
        Остальные в испуге отступили к алтарю, но и там не было спасения. Из грота у источника, растянув губы в бессмысленной улыбке, на них смотрела деревянными глазами Великая Мать. Ей незваные гости явно были не ко двору, ибо посягали на ее собственность.
        - Зачем ты это сделал? - Асандр потрясенно смотрел на мертвого товарища, хотя обращался к царю. Он даже не заметил, как ослабил хватку, и Аристей стряхнул его ладонь со своего рта.
        - Ты не понимаешь. - Юноша сполз с плеча атамана и остался сидеть на земле. Он тоже смотрел на убитого пчелами пирата, на его лице ясно читалось сожаление. - Чего бы я только не отдал, чтоб уйти с тобой. - В голосе царя слышалась мольба. Он обращался только к Асандру.
        Остальные пираты глядели на царя враждебно. Казалось, если бы не пчелы, они кинулись бы на него и зарезали здесь же у алтаря. Страх удерживал их, но отвращение, которое они испытывали, волной передалось Аристею, и он опустил глаза.
        - Я не могу. Выслушай меня, - сбивчиво продолжал он.
        Асандру показалось, что юноша вот-вот обнимет его сандалии.
        - Без меня эти места оставят и все пчелы. Мой народ только ими и живет. Они кормят и защищают нас. Если я уйду, все погибнут.
        - Какое тебе дело до них? - Губы атамана сложились в жесткую складку. - Разве их заботит, что ты должен умереть? Найдут другой заработок. Собирайся.
        Царь снова покачал головой. Он поднялся и оперся спиной об алтарь.
        - Ты так ничего и не понял. - Грустная улыбка промелькнула по его лицу. - Хотя я благодарен тебе за попытку меня спасти. Но подумай сам: куда я пойду? Эти пчелы везде последуют за мной. Мое сознание прочно соединено с ними. Я не могу жить среди людей.
        Асандр крякнул.
        - А… их нельзя как-нибудь… перебить? - неуверенно спросил он. - Ну отравить чем-нибудь, чтоб они передохли и оставили тебя в покое?
        - Тогда умру и я, - печально усмехнулся Аристей. - В этом весь смысл пчелиного царя, он управляет роем и живет с ним единым духом.
        - Что за чушь! - вмешался один из спутников Асандра. - Значит, если мы прибьем этого парня, - он указал на царя, - пчелы сразу сдохнут? Так я понял.
        Эта идея показалась пиратам заманчивой. Они надвинулись на Аристея, который даже не попытался спрятаться за алтарем. Просто стоял и смотрел на своих возможных убийц. Устало. Без неприязни.
        - Назад! - Асандр обнажил меч. - Никто его не тронет, пока я не прикажу.
        Авторитет атамана все еще был непререкаем, хотя его попытка утащить никому не нужного пчеловода и вызвала у многих раздражение.
        - А ты не можешь передать свою власть над пчелами сейчас? Не дожидаясь завтрашнего дня, - вновь обратился он к Аристею. - Вон твой Казик в кустах валяется.
        - Если б все было так просто, - тряхнул головой царь, - я не рыдал бы здесь над своей судьбой, а ты не ломал бы ноги по камням, взбираясь к святилищу. - Он смотрел в непонимающее лицо друга и не знал, как объяснить очевидное. - Новый царь может получить власть только вместе с жизнью старого. Я должен умирать, держа Казика за руки, как когда-то держали меня. Иначе сила не перейдет.
        Долгая пауза повисла над поляной. Только гудели пчелы. Только шумел в вершинах шелковицы ветер. Только далеко внизу у подножия холма удрученно вздыхало море.
        Асандр медленно постигал смысл сказанного. Жалость росла в его душе. Он вдруг понял, почему так рвался помочь молодому царю. Аристей сейчас был как раз в том возрасте, в каком сам Асандр три года назад прибыл на негостеприимный берег Эвсксина и тем сломал себе жизнь. Атаману хотелось завыть от бессилия.
        - Знаешь, что меня больше всего печалит? - сказал Аристей, кладя руку на плечо пирату.
        Тот поднял бровь.
        - Что, даже когда я умру, моя душа не сможет улететь вслед за парусами твоих кораблей и стать свободной. Она уйдет в рой. Я навсегда останусь тут. Мы больше не увидимся.
        - Даже в Аиде? - испугался Асандр, как будто это что-нибудь меняло.
        - Даже в Аиде, - кивнул пчелиный царь. - Я растворюсь. Меня не будет. Меня уже и сейчас почти нет.
        Все подавленно молчали.
        - Можешь пообещать мне одну вещь? - Аристей смотрел на атамана почти просительно.
        Асандр без колебаний кивнул. Что бы это ни была за вещь, он сделает ее, даже если придется разбиться в лепешку.
        - Завтра, когда будете уплывать, идите на всех парусах мимо мыса на севере залива. Я буду там.
        Атаман кивнул.
        - Когда?
        Оба поняли, о чем говорят.
        - На закате.
        Больше Асандр не сказал ни слова. Он поклонился пчелиному царю, бросил косой взгляд на деревянный кумир с красным тутовым лицом, махнув рукой своим головорезам. Как по мановению, грозное кольцо пчел перед ними разомкнулось и опять сомкнулось за их спинами, навсегда отгородив своего царя от беспокойного мира смертных. Их жестокая жалость и полная ненависти любовь нарушали мирное гудение роя!
        На следующий день корабли Асандра отвалили от берега. Команда была довольна. Люди отдохнули и расслабились. Псам моря нужно было время от времени выпускать пар, и не только в драках. Многие выглядели так, точно объелись сметаны. Были и те, кто не хотел уплывать. Зачем поднимать весла на ночь глядя? Впереди лежал песчаный Дромос, и атаман пообещал встать на якорь у косы. А сейчас он просит их потрудиться, ибо не уверен больше в безопасности здешних мест: деревенские начали тяготиться непрошеными гостями.
        Его послушались, как слушались всегда. Переругиваясь и поддевая друг друга, гребцы взялись за весла. Асандр не слышал их. Он предоставил командовать Неоклу, а сам сидел на носу, безучастный к гомону, свисту и брани. Проходя мимо, Лисимах нарочито грубо задел его плечом, но даже не извинился.
        - Эй, Лисимах, атамана сшибешь, - послышалось со всех сторон. - Прямо в воду!
        - Атамана? - Тавр злобно оскалился, и Асандр не узнал его всегда спокойного лица. Сейчас оно было белым от гнева. - У нас нет атамана! Я его не вижу! Где он?
        - Какого черта? Лисимах! Что за шутки? - Асандр схватил друга за плечо.
        Но тавр сбросил его руку.
        - Вы называете атаманом человека, который чуть не натравил на нас пчел, ради своей прихоти валяться в песке со здешним царьком? - обратился он к остальным. - Любой в команде имеет право оспорить атаманство. Я брошу вызов.
        Асандр потрясенно смотрел на друга. Тот буквально исходил ненавистью. Его побелевший рот перекосило на сторону. Он брызгал слюной, руки дрожали.
        - Ты что, взбесился после заворота кишок? - взвыл атаман. - Оставь меня в покое, Лисимах! Мне не до тебя!!! - Асандр сам не заметил, как перешел на крик. - Не подходи ко мне! Зашибу! - Он повернулся к тавру спиной.
        Но Неокл жестом остановил атамана.
        - Закон есть закон, - сказал кормщик. - Лисимах имеет право. Деритесь.
        - Чтоб вас всех! - заревел Асандр. - Я выпущу тебе кишки и даже не пожалею! - бросил он тавру. - Сегодня не тот день. Зря ты это затеял.
        Лисимах только осклабился. Он отступил на несколько шагов и вытянул из-за пояса широкий кинжал.
        - Когда-то я говорил тебе, что сильнее.
        - Посмотрим. - Асандром овладел холодный гнев. Он выдернул из деревянных ножен свой акинак.
        Вокруг немедленно образовалась плотная толпа зрителей.
        Враги сошлись на шатких досках палубы, где между мачтой, скамьями гребцов и открытой ямой трюма было очень мало места. Сражаться здесь считалось очень опасным, потому что любой неверный шаг грозил падением.
        Асандр понимал, что ярость сейчас плохой помощник, но ничего не мог с собой поделать. Ему хотелось с ревом броситься на неверного друга и разом свернуть ему шею. Или самому подставить сердце под нож, только так можно было избыть боль. Атаману стоило немалого труда собраться и отбивать удары. Сначала он отступал, потом начал теснить противника. Лисимах, казалось, был совершенно хладнокровен. Он замечал каждый промах разгоряченного врага и немедленно использовал ситуацию. Его злоба не была мгновенной. Тягучая свинцовая обида поблескивала в глазах тавра из-под хмуро сдвинутых бровей.
        Асандр никогда не видел друга таким. Куда девались его мягкость и преданность? Тонкие губы, сжатые в нитку. Бледное пепельное лицо, как маска, скрывавшее истинный облик Лисимаха. Атаман смотрел и не узнавал, смутно начиная догадываться о причине странного поведения тавра.
        Удар. Еще удар. Асандр не без труда отбил выпад Лисимаха, нацеленный ему в живот. Сам он не хотел крови и потому в следующую секунду стукнул противника обмотанным ремнями кулаком левой руки в челюсть. Тавр хрипло охнул, шатнулся назад, но не опустил меч.
        - Лисимах, пожалуйста, не надо. - Как только Асандру удалось взять себя в руки, ему расхотелось доводить дело до смертоубийства. - Кончим это.
        - Струсил? - сипло расхохотался тавр.
        - Ты же видишь, что нет. - Асандр нанес противнику сильный удар по плечу. Если б он не развернул меч плашмя, враг лишился бы руки. Во всяком случае, бронза прошла бы до кости.
        Но Лисимах, казалось, не замечал благородства атамана.
        - Струсил, - пошатываясь, выплюнул он в лицо бывшему другу. - Совсем размяк из-за этого пчелиного демона. Трутня в человеческом обличье. Интересно, когда ему отсекут голову, из нее потечет мед?
        Этого Асандр вынести уже не мог. Он с ревом кинулся вперед, не особенно соображая, успел Лисимах выставить навстречу свой кинжал или нет. Убьет так убьет! Какая разница? Без Аристея… Удар был настолько сильным, что боль пронзила не только жертву, но и убийцу. Атаман почувствовал, что его ладони, сжимавшие рукоятку меча, уперлись в тело Лисимаха. Он ощутил липкое тепло разгоряченной кожи врага. Клинок вошел на всю длину и, покорежив ребра, торчал из спины тавра.
        - Лисимах! - только и мог выдохнуть атаман, потрясенно глядя на друга, который успел прикрыться от его удара лишь ладонью. - Лисимах, я не хотел…
        Голова тавра склонялась вперед. Черные спутанные волосы закрывали лицо. Он принял металл на выдохе, и теперь вместе с остатками воздуха из его губ вытекала темной струйкой кровь. Капли падали на палубу, заливая его босые пальцы. Если бы Асандр сейчас выдернул меч, Лисимах скончался бы сразу. Оставить клинок в ране значило продлить агонию. Атаман не знал, как поступить, и когда бывший друг начал оседать на настил, подхватил его под мышки.
        - Лисимах… Зачем?
        Пепельное лицо тавра повернулось к нему. В нем больше не было злобы.
        - Ты не понимаешь… - прошептал он, сам не зная, что повторяет слова Аристея. - Я тебя любил. - Тавр коротко выдохнул и разжал руки, которыми держал Асандра за плечи. - Прости.
        Ошеломленный атаман смотрел, как бессильно опустилась назад голова Лисимаха. Он выдернул меч только тогда, когда понял, что лицо тавра застыло и не меняет выражения. Кто из них был мертв? Асандр не сказал бы этого точно. Пошатываясь, он встал. Несколько человек подошли, чтобы скинуть тело Лисимаха за борт. Но атаман помешал, сделав им знак занять свои места у весел. Он сам уберет и омоет друга. И он не отдаст его на корм рыбам. Лисимах заслуживал погребального костра и земляного одеяла не где-нибудь, а на Ахилловом Дромосе. А пока… Пока Асандр отстоял свое право на власть и его слово по-прежнему - закон.
        На закате, когда вода казалась расплавленным свинцом, корабли морских псов вышли из залива. Издалека человеческие фигуры на северном мысу выглядели черными точками. Они копошились и передвигались, как муравьи по куче с отбросами. Именно такое сравнение пришло в голову Асандру, когда он, налегая на рулевое весло, разворачивал диеру по ветру.
        Слабый бриз не доносил с берега пения костяных флейт, но атаману казалось, что он хорошо слышит плясовые мелодии и голоса крестьян. Праздник шел к концу и к своему неизбежному началу. Вот почему плакали дудки и смеялись люди.
        Асандр не знал, видит ли их сейчас пчелиный царь. Или его душа уже слилась с роем? Но надеялся, что белые паруса морских псов поддержат несчастного в последний миг жизни. Хотя его лично вид уплывающей несбывшейся мечты вогнал бы в еще большую тоску.
        - Он благодарен тебе, - услышал Асандр мягкий мелодичный голос и обернулся.
        Прямо на штевне за его спиной сидел тот самый золотой человек, которого атаман видел в гроте. Теперь он был без мальчика и без арфы, а из-за его плеча торчал лук.
        Наверное, вид у Асандра был ошарашенный, потому что Феб рассмеялся и переместился в воздухе прямо на руль. При этом деревянный валик весла даже не прогнулся.
        - Теперь ты знаешь, что такое быть царем, - улыбнулся лучник.
        - Почему его душа не может последовать за нами? - угрюмо спросил атаман. Сейчас он ненавидел всех богов.
        - Потому что это не его душа. - Феб отряхнул руки, с которых на палубу посыпалась золотая пыльца. - Душа Аристея растворилась в рое много лет назад, когда он стал царем. Ты думаешь, что маленький Казик сегодня надел венец? А на самом деле он умер. Весь Великий год лишь его оболочка будет ходить по земле. Ты любил мертвеца.
        Асандр потрясенно смотрел перед собой.
        - Неужели ничем нельзя помочь? - наконец выговорил он.
        - Аристею - нет, - покачал головой Феб. - Тот, чей дух проглочен Трехликой, теряет выбор. - Лучник вздохнул. - Но есть другие. Кто не может отказаться от своего долга. Ты понимаешь, о ком я говорю?
        Асандр кивнул. «Мой народ умрет без меня». Голос юного царя пчел звучал у него в ушах, сливаясь со словами, произнесенными куда резче и куда тверже: «Люди ждут моей помощи. Я не могу снять с себя ответственность за них».
        - Мои корабли идут к Партениту, - грустно сказал атаман.
        - Вот и хорошо. - Над его головой послышался плеск крыльев, и, подняв глаза, Асандр увидел огромную белую птицу, удалявшуюся на юго-восток. Туда же должны были следовать диеры Черного Асандра, если хотели обогнуть полуостров.
        III
        Поворачивая корабли в обратный путь, пираты напрасно сожалели о недосягаемой Ольвии. Им не удалось бы высадиться в устье Борисфена. Два дня назад из верховьев реки к городу спустилось кочевье царя Скила, и весь правый берег лимана покрывали скифские кибитки. Сам владыка отправился за стены, а сопровождавшие его охрана и вельможи остались ждать на равнине. Это ожидание, с каждым годом становившееся все длиннее, угнетало их, поскольку никто не знал, чем именно внук богов занимается с эллинскими собаками…
        Флейта чирикнула и смолкла. Но в войлочном шатре не стало тише. Собравшиеся уже насосались кислого молока, и пьяный гомон заглушал музыку.
        Нагая флейтистка оторвала двойную дудку от губ и бросила по сторонам быстрый настороженный взгляд. В окружении подгулявших скифов кто чувствует себя в безопасности?
        - Так это тебя мой отец называет Колоксай? - раздался за ее плечом резкий голос. Мужчина явно старался справиться с хмельной хрипотцой, но это ему не удавалось.
        Девушка обернулась. Прямо на нее остановившимися красными глазами смотрел царевич Аданфарс, старший сын Скила.
        - Отвечай, сука! - Он оттолкнул от себя рабыню-тавриянку и похлопал по колену.
        Флейтистка правильно поняла его жест. Она отложила инструмент и, осторожно ступая босыми ногами между разбитых чаш, перебралась к Аданфарсу.
        - Тебя зовут Солнышко? - повторил он.
        - Да, мой господин. - Ее руки послушно легли ему на плечи. - Вашему отцу угодно было так меня называть.
        Царевич снова прищурился. Хмель мешал ему хорошенько рассмотреть девушку.
        - А сама ты как себя называешь?
        - Как угодно господину.
        - Хитрая стерва!
        В ответ на брань она только рассмеялась и еще ниже наклонила голову. Наконец Аданфарс смог ее разглядеть. Действительно Колоксай! Рыжая, как солнце. Высветлила себе волосы пеплом, чтоб больше походить на этих скотов с побережья! Вот ведь сука! Несмотря на широкие скулы, в ней явно текла их кровь. Даже под загаром кожа казалась слишком светлой для степнячки. И что его отец находит в этих белоглазых шлюхах? Аданфарс выругался.
        Он, как и триста всадников свиты Скила, не одобрял частых поездок царя к грекам. Разве дело торговать с ними? И говорят, и живут по-собачьи! Поднять на мечи и растрясти мошну - в руках окажется в десять раз больше сокровищ! Но нет, Скил считал иначе. Лет десять назад он впервые пригнал в Ольвию табун лошадей, потом хлеб, взятый в набегах у людей из верховьев Борисфена. И поехало… Дважды в год царь наведывался к грекам, свел знакомство с купцами и даже - об этом шептались с особым неодобрением - женился на дочери одного из них, купил дом.
        В кочевье говорили: старик выжил из ума. Попирает законы предков. Пачкается о заморскую девку с белым, как у дохлой рыбы брюхом. Заводит от нее детей: полулюдей, полу… Аданфарс шумно вздохнул и размазал по щеке пьяные сопли. Такого пережить нельзя. Стыдно! Стыдно! Потомок солнца, дитя божественной царицы скифов! Но Скил никогда не уважал ни богов, ни предков. Иначе разве назвал бы именем прародителя Колоксая голую девку с дудкой?
        Царевич набычился, вцепился ручищами ей в плечи и затряс, словно собирался вышибить душу.
        - А ты была там? Видела?
        Раскосые глаза у этой суки продолжали смеяться.
        - Что, мой господин?
        - Говорят, мой отец брал тебя с собой в город! - заревел Аданфарс. - Видела ты его дом? Его бабу?
        Колоксай выскользнула из медвежьих объятий царевича, словно ее кожа была намазана маслом.
        - Дом видела. Жену нет, - тряхнула она рыжей челкой.
        - И он взял с собой потаскуху под кров законной супруги? - Царевич сплюнул на пол шелуху от конопляного семечка. Назвать греческую наложницу отца «законной супругой» уже было оскорбительно и смешно. Впрочем, Аданфарс не смеялся.
        - Ваш отец всего лишь повел меня в андрон, - пояснила Колоксай. - А не в геникей, на женскую половину. У хозяйки не было причин обижаться.
        - Женская, мужская половина! - фыркнул царевич. - Дом-то один!
        Аданфарс не понимал этих людей, их странных обычаев, при которых муж делает, что хочет и с кем хочет, а полновластной хозяйкой в доме остается все-таки жена. Он - лишь гость. Причем не всегда желанный. И распоряжается только в парадной комнате с расписными стенами, где принимает других гостей, таких же чужих дому, как он сам.
        - Я клал на такие нравы! - рявкнул царевич.
        Девушка вздрогнула. От нее была скрыта цепочка его размышлений, и последний выкрик указывал только на то, как набрался сын Скила.
        - Клал! - еще громче заорал Аданфарс, так что все присутствующие в шатре повернулись к нему. Раззадоренный их вниманием, он оттолкнул Колоксай, выскочил на середину и показал собравшимся толстую задницу.
        Его поступок сопровождался дружным хохотом. Пирующие с ревом побросали чаши на пол и стали топтать их ногами, как будто драгоценная ольвийская керамика, из которой минуту назад они считали незазорным хлестать свое кислое пойло, сейчас показалась им особенно презренной. Оставшись без киликов, скифы присосались прямо к мехам.
        - Все греки - пьяные свиньи! - выкрикнул Аданфарс, упорно не желая вставать с четверенек. - Нарежутся вином и скачут по лесам! Голыми! Во имя какого-то виноградного бога, который выходит из земли! Тьфу!
        Колоксай наконец удалось поднять его и усадить в углу.
        - Твой отец следует обычаям этих свиней. - Неотвязные руки флейтистки убрали со лба царевича мокрые волосы. - Носит их одежду, говорит по-гречески, пьет вино, предпочитая Диониса всем другим богам…
        Она говорила и говорила, вливая яд в уши Аданфарса. А царевич даже не мог заткнуть ей пасть. Вырвать ее поганый язык! Так пьян он был. Ведь он и сам знал все, что нашептывала эта змея. Его отец - предатель, забывший родных богов. Скил уже в воротах Ольвии сбрасывал степную одежду из кожи и облачался в эллинские тряпки.
        Сегодня, провожая отца в город, царевич с тревогой ловил угрюмые взгляды всадников из царской свиты. Все они упирались в спину Скилу, который только что не подпрыгивал в седле от нетерпения. Помнится, тогда Аданфарс подумал: эти люди не будут верны царю-отступнику. Отцу пора уходить, а то они разорвут его, и… это будет хорошо. Скил слишком ослабил хватку, а волки всегда идут за сильным. Они придут к нему, Аданфарсу.
        Створки ворот захлопнулись, и царевич с раздражением заметил, как приветливо отсалютовали отцу стражники на стене. Для них он был своим. «А для нас?» На этой мысли Аданфарс снова вынырнул из пьяной задумчивости и услышал конец фразы Колоксай.
        - Вы, скифы, ругаете Диониса за безумие, а ваш собственный царь не только поклоняется ему, но и одержим этим богом. Пророчествует, впадает в священный транс!
        - Врешь! - заревел Аданфарс. - Не может быть, чтоб мой отец участвовал в ваших мерзких ритуалах!
        Все снова повернулись к ним. Повисла неловкая тишина. Последнюю фразу царевича расслышали многие.
        - Ты не сможешь этого доказать, сучка! - Аданфарс понял, что натворил. Теперь знатные скифы, собравшиеся в шатре, вопросительно смотрели на него, ожидая именно от царевича решительных действий. Только он, потомок Табити, хозяйки царского очага, имел право решать, как поступить с владыкой-отступником. От него ждали последнего слова. И это слово бараньей костью застряло у наследника в горле.
        - Ты не сможешь доказать, - повторил Аданфарс. - Пока я не увидел своими глазами…
        - Так иди посмотри. - Колоксай рассмеялась хищным смехом. - Я знаю дорогу.
        Пылающие негодованием взгляды уперлись в царевича. Тяжелая рука Аданфарса легла флейтистке на горло.
        - Для тебя будет лучше, если твои слова подтвердятся. - Наследник чувствовал, как трезвеет. Он отшвырнул девушку к стене и обернулся к остальным. - Все хотят идти в город?
        Всадники дружно закивали. Царевич понял, что приговор вынесен.
        - Пойдут десять знатнейших, - процедил он. - Всем там делать нечего. Эта тварь, - Аданфарс обернулся к флейтистке, - поведет нас.
        Стратоника, дочь Мола, купца из Эгины, разбогатевшего на торговле со скифами, никогда не чувствовала себя в безопасности в присутствии скифов. Пусть Скил и оставил свиту за стеной, пусть сам он и старается походить на эллина - ее сердце не будет спокойным, пока всадники в островерхих шапках гарцуют по холмам вокруг города, а из-за ворот ветер доносит обрывки их гортанных песен, дым костров и громкие грубые выкрики.
        Представить нельзя, что ее добрый Скил, такой нежный с детьми и внимательный с ней, - царь этих выродков! Косматый варвар, как и они. Стоит ольвийским дубовым воротам закрыться за его спиной, как из остроумного собеседника, тонкого ценителя прекрасного он превращается в бородатое чудовище с горитом, набитым стрелами, за спиной и окровавленным акинаком в руках.
        Стратоника не теряла надежды окончательно превратить его в эллина. Это она привила царю вкус к удобной размеренной жизни. Он почти уже совсем отделался от варварских привычек. Если б ему не нужно было постоянно уезжать, оставлять ее и детей… Но Стратоника постоянно чувствовала себя покинутой. Стоящей у окна или гуляющей по гребню городской стены: не едет ли? Скил редко бывал с ней. Говорил: в степи много дел. Какие дела в степи? Она не понимала. Там пусто, как в ладони без медяка. Дунул ветер, полетело перекати-поле, пробежала лиса - и все. Тишина от края до края.
        Лишь когда царский караван из трехсот всадников приближался к городу, земля начинала дрожать. Тяжело и грузно. Не предвещая ничего хорошего. У Стратоники всегда сжималось сердце от тревоги. Хотя это ехал ее любимый, она все ждала дурных вестей.
        Иногда он привозил скот, иногда зерно, а случалось, грубо обработанные золотые украшения и посуду - телегами. Где он их брал? Не ее дело. Она и так знала. Волки, степные волки! Как объяснить ему, что ей противно даже примерять эти побрякушки? Обидится. Ведь их женщины носят. И рады. Благодарны. Несмотря на кровь. Гордятся сыновьями и супругами.
        Как случилось, что ее мужем стал зверь?
        Стратоника растерла пальцами щеки и затеплила глиняную лампу-лодочку. Кровать не была узкой, но Скил спал, свесившись чрез край, запрокинув голову и громко храпя широко открытым ртом. Опять набрался! Сколько раз учила его разбавлять вино. Объясняла, что одна часть к четырем. Не понимает. Почему скифы ни в чем не знают меры? Не чувствуют, где надо остановиться? У эллинов это в крови. Ее народ специально выдумал оргии, чтоб позволить себе расслабиться. Слава Дионису! А эти… Она обошла кровать, подхватила Скила под мышки и с трудом уложила поровнее.
        Да, ему нравилась эллинская жизнь. Но он начал перенимать в ней далеко не лучшее. Вино и пьяные скачки по холмам! Упаси ее боги дурно говорить о Дионисе и его жрицах. Стратоника и сама плясала с менадами, опоясав бедра леопардовой шкурой. Она сама надела на голову Скилу первый венок из белого винограда. Сама в неистовстве страсти предложила себя бородатому чужеземцу на плоском камне с гермой Диониса в головах. С тех пор утекло много воды, но царь варваров не оставил свою зеленоглазую менаду…
        Ее дети Левкотея и Анахарсис спали тут же в маленьких ореховых кроватках у стены. Она всегда следила за ними сама и не считала нужным удалять малышей из покоев даже во время приездов отца. Они так редко видели его. Пусть знают, как он любит их мать и что вскоре - Стратоника погладила себя по заметно округлившемуся животу - у них появится братик или сестренка. Еще один Скилид, сын Скила. Еще один полузаконный царевич волчьей степной крови.
        Все, довольно. Стратоника плюнула на пальцы и затушила фитилек. Ночь не была спокойной, хотя муж дрых как убитый. От его храпа сотрясалась вся спальня. В наступившей тишине женщина лежала, откинув легкое льняное одеяло и обмахиваясь краем туники. И в это время в тугой влажной духоте ей почудились тяжелые шаги по лестнице. Вот еще. Еще.
        Во дворе звякнула цепь. Тявкнула и почему-то тут же умолкла собака. Стукнули дверные кольца.
        - Скил! Скил! - Стратоника затрясла мужа за плечо. Но тот лишь пробормотал что-то невнятное.
        Половица скрипнула у самой двери. В панике женщина схватилась за ручку акинака, лежавшего в головах царя. Она и не знала, какое оружие тяжелое! Ей казалось, что выдернуть его из деревянных ножен ничего не стоит.
        - Скил!!! - снова истошно закричала Стратоника. Бронза клинка показалась на свет, но поднять оружие бедняжка так и не смогла - непривычная тяжесть вывернула ей запястье. - Скил! Милый!
        Он наконец проснулся, очумело таращась по сторонам. Таким она его и увидела в последнюю секунду жизни. Рыжая борода торчком, красные слипающиеся глаза, руки, беспомощно шарящие по постели в поисках акинака.
        Сильный толчок в спину переломил женщине хребет. Аданфарс бил ребром ладони, как бьют скифы, врываясь в поселки колонистов. На всем скаку, голой рукой, по спине убегающего безоружного человека. Стратоника поняла, что ей сломали позвоночник, когда почувствовала, как мокры ее ноги. Дети! Она не могла даже поползти к ним!
        Один из вошедших скифов оказался за спиной царя и накинул ему на шею ременную петлю. Стратоника еще видела, как душили Скила, а когда он упал навзничь на смятую кровать, кинулись на него и связали. Они не посмели убить царя здесь же, в его доме, посреди города. Скил хрипел и изрыгал проклятия. Его подняли на ноги и повели из спальни.
        А царевич подобрал с полу акинак, выроненный Стратоникой, и пошел к кроваткам у стены, где, вцепившись друг в друга, ревели дети Скила. Он отшвырнул девочку на пол к неподвижно лежавшей матери, а мальчика взял за ноги, размахнулся и шарахнул головой об стену.
        Стоявшая в дверях Колоксай поморщилась.
        Царю заткнули рот, накинули на голову мешок и вывели из дома. Отряд удачно миновал стражу на улицах и выбрался из города чрез пролом в стене у старого порта. Там из лимана прибыла вода, намыв высокий ил, который зализал укрепления. Теперь перелезть через них не стоило большого труда.
        Бородатые воины спешили, толкая перед собой Скила, которого каждый из них давно перестал считать царем. Теперь Колоксай скользила позади отряда, а не указывала путь. Она старалась вести себя как можно тише, незаметнее, и если удастся, раствориться во тьме узких улочек. Но Аданфарс то и дело бросал на нее через плечо злые тревожные взгляды.
        Выбравшись в степь, скифы пошли спокойнее. Они перестали пинать Скила в спину и сняли с головы мешок, но не вытащили кляп изо рта. Теперь царь мог свободно дышать, но слушать его обвинения в предательстве никто не хотел.
        В отдалении, на левом берегу Борисфена маячили зольные курганы, куда скифы из разных кочевий свозили в горшках золу из родных очагов. Они посвящались богине Табити. В них никто не спал вечным сном, не лежали сокровища, но на их вершинах воздвигали каменных баб с чашами в руках. Сюда привезли Скила. Его поставили перед камнем на колени и, так и не развязав рта, накинули на шею тетивы двух луков. Двое скифов встали по бокам царя, взялись за деревяшки и по знаку Аданфарса резко дернули на себя. Срезанная, как бритвой, голова Скила со стуком упала на землю. Новый царь положил ее к ногам подательницы вечной жизни. Тело прежнего владыки спихнули вниз, и оно покатилось с откоса.
        Вытирая окровавленные ладони о штаны, Аданфарс сошел с холма. Его плотным кольцом окружали вельможи. Воины теснились, стараясь пробиться поближе к царю. Казалось, с того момента, когда он пил в шатре, прошла целая вечность. Где эта проклятая флейтистка? Самое время выбросить и ее мясо на корм волкам!
        Но Колоксай словно растворилась в предрассветной темноте. Она досмотрела действо до конца, а потом вскочила в седло первой попавшейся лошади и дала ей пятками по ребрам. Впервые за последние два года она чувствовала себя достойно. Арета совершила свою месть. Не так, как с Гекатеем. Сейчас у нее не дрожали руки, не текли по щекам слезы. Может быть, она чересчур сильно дергала уздечку. Но и только.
        Пеан 3
        АНДРОМАХА И ГЕКТОР
        Несведущие люди полагают, будто киклопы - народец одноглазых великанов, ничего не умеющих, кроме как кидаться камнями в проплывающих путешественников. Это мнение распространилось даже среди богов, ведь крошки-рудокопы редко покидают недра горы Мосихл на Лемносе, где помогают Гефесту ковать для Зевса громы и молнии.
        Аполлон был поражен при виде широкоплечих карликов в замасленных фартуках, сновавших среди груд битого камня. Фебу хватило одного взгляда на прокопченную потрескавшуюся землю, чтоб понять: он попал куда надо.
        - Добрые люди, - обратился гипербореец к деловитым малышам с кирками на плечах, - не подскажете ли, где найти вулкан Гефеста?
        - Проваливай, - был ему дружный ответ чумазых подмастерьев, чьи крохотные рожицы едва виднелись из стоявшей торчком шерсти.
        - Я только что прибыл, - возразил Феб, притворяясь простачком. - Корабль, доставивший меня, уже отвалил от пристани. Мне некуда идти. Не окажете ли гостеприимство?
        Рудокопы зашушукались. В их глазах блеснули хищные огоньки.
        «Чует мое сердце, быть беде, - просвистел из флейты Марсий. - Они нас съедят».
        - Что ж, чужеземец. - Киклоп постарше с седоватой шерстью на загривке выступил вперед. - Идем, отдохнешь в нашей пещере. Мы мелем муку с каменной пылью, а здешнее вино отдает железом. Но если ты и правда голоден, тебе сойдет любая еда.
        Лучника вполне устраивало, что киклопы не узнали в нем бога. Так он рассчитывал попасть в их логово без особых церемоний. Чем дальше Феба уводили в глубь острова, тем больше сопровождение грозных карликов напоминало конвой, а гость - пленника.
        «Мы пропали! - заблеял Марсий. - Смотри, какие у них острые зубы!»
        Зубы у малышей действительно напоминали акульи, и с каждой минутой киклопы все чаще обнажали их в двусмысленных ухмылках.
        - Вот наша пещера, - сказал старший, указывая на длинную трещину с закопченными краями, из нее слышался неумолчный стук тысяч молотков. Прямо у входа стояла наковальня. Феб сощурил глаза и заметил на ее поверхности темные липкие пятна, нетрудно было догадаться, что это кровь.
        - Мы пришли, гость, - с издевкой обратился к нему седой киклоп. - Здесь мы оказываем гостеприимство всем, кто забирается в наши края. - Мохнатые ручки указали на наковальню. - Сними лук с плеч, он тебе не поможет, и положи голову так, чтоб мы могли размозжить ее с одного удара. У нас давно не было хорошей пищи.
        Аполлону пришло в голову полицедействовать. Он повалился на землю и стал горько плакать, умоляя зубастых крошек пощадить его. Так когда-то мать Феба Лето на коленях умоляла «добрых виноградарей» дать ей напиться грязной воды из пруда… прежде чем явила им свой истинный облик.
        - Ты только все затягиваешь, смертный, - со скукой заявил седой киклоп. - Нельзя так цепляться за жизнь. Что в ней хорошего? Гея возродит тебя для лучшей доли.
        - Ты прав. - Рука Аполлона потянулась к луку, будто бы желая снять его с плеча. - И чего тут жалеть? Один смрад и грохот!
        Киклоп не успел даже кивнуть. Град ослепительных стрел посыпался на прожорливых рудокопов. Ни один смертный не мог бы метать их с такой быстротой и точностью. Карлики поздновато догадались, что перед ними бог. Аполлон уже встал с колен и осыпал противников смертоносным ливнем.
        - Два есть великих греха, совершение которых Боги карают без жалости и промедленья, - продекламировал гневный лучник, ни на секунду не прекращая стрелять:
        Первый из них - отгонять от порога просящих.
        Грех же второй - людоедства ужасный обычай.
        Так Феб сочинил свой первый гекзаметр, и был столь счастлив прорезавшимся наконец даром, что еще некоторое время разговаривал с Марсием стихами. Чем довел рапсода до белого каления.
        Затем он вошел в пещеру, где добил остальных киклопов, прятавшихся за наковальней. Гефеста дома не было, и никто не заступился за подземных кузнецов. Феб открыл громадный ларь из железного дерева, где хранились уже готовые перуны для отца богов. Посчитав, что от молний может проистечь какая-нибудь польза, а громы только зря рвут небо, лучник запихал первые в сумку, а последние выпустил на волю. Над головой начался бесцветный фейерверк. Под его прощальные звуки довольный собой Феб вступил на облако в виде лебедя и заскользил над зеленой морской гладью.
        Дальнейшие события развивались с завидной быстротой. Первая, кого солнечный бог заметил, прибыв с Лемноса на Беотийский берег, была Пифия. Она стояла у кромки воды и размахивала руками, призывая лучника обратить на нее внимание.
        - Давно не виделись, - буркнул Феб. От этой женщины у него всегда болела голова. - А ты стала прилично одеваться. - Он окинул взглядом новенький снежно-белый пеплос прорицательницы и блестящие золотые браслеты у нее на руках. - Что это у тебя под глазом?
        Справедливости ради, синяк следовало заметить в первую очередь. Так же как и кровоподтек на щеке. Да и ткань пеплоса оказалась кое-где разорванной.
        - Нас оскорбили! - воскликнула Пифия, пытаясь укорить беспечного покровителя за слишком долгое отсутствие. - Мое бедное святилище!
        - Мое святилище, - поправил Аполлон.
        Женщина осеклась.
        - Садись-ка. - Феб втянул ее за руку на облако, и они поплыли к Дельфам. - Кто же осмелился нас обокрасть?
        - Геракл! Этот невежа и грубиян! - задыхаясь от обиды, начала Пифия. - Вломился среди ночи и украл треножник. Тот золотой, сидя на котором я прорицаю.
        Феб сдвинул брови.
        - Я понимаю, господин, - стенала жрица, - что должна была умереть, спасая ваше имущество…
        - Что за чушь? - поморщился гипербореец. - Ты - мое имущество. Спасибо, что осталась в целости и сохранности.
        Он склонился с тучи и посмотрел вниз. За годы, что солнечный бог не бывал в Дельфах, его знаменитый оракул преобразился. Круглый храм Пупа оброс лавровыми деревьями, в роще появилось множество мраморных жертвенников для богатых даров, по дорожкам нескончаемой вереницей текли богомольцы. Многие приезжали с семьями и челядью. Для них в отдалении красовались специальные странноприимные дома с красными черепичными крышами, сновали рабы, седлая и расседлывая мулов.
        - Ты хорошая хозяйка, - похвалил Аполлон, помогая Пифии спуститься с тучи на землю. - Иди приберись в святилище, а я попробую вернуть наш треножник.
        Тем временем Геракл, отягощенный грузом награбленных драгоценностей, прилег отдохнуть в дубовой роще возле города Орхомен. Золото нужно было ему для мены. Царь Эврисфей вновь отправил его на поиски очередного подвига. На этот раз боец должен был добыть знаменитый пояс царицы амазонок и двигался в хорошо знакомом Фебу направлении.
        Завидев спящего героя, Аполлон камнем кинулся на него с небес. Он вытряхнул на голову грабителю всю сумку похищенных у Зевса молний и чуть не испепелил его. Покрытый ожогами Геракл отмахивался, как умел, но сияющий золотой шар всякий раз ускользал от его медвежьих лапищ, чтоб тряхнуть противника новым зарядом. Кровь затекала гиганту в глаза, мешая видеть врага, а Аполлон все не унимался.
        Был тот редкий случай, когда Геракл догадался, что не прав. Он запросил пощады, обещая вернуть награбленное. Феб отлетел на почтительное расстояние, принял человеческий облик и не без опаски приблизился к герою. Ибо тот, кто положится на слово взбесившейся горы, - сам безумец.
        Но Геракл не собирался нападать. Им овладела апатия.
        - Знаешь, как провели меня боги? - спросил он у Аполлона. - Мне скостили пару подвигов. Тот, что с гидрой, и тот, что с конюшнями. А обещали взять на Олимп!
        Геракл был обижен, как ребенок. Фебу стало стыдно.
        - Я могу помочь тебе с амазонками, - сказал он.
        - Говорят, они бешеные бабы?
        - Совсем нет, - пожал плечами лучник. - Я знавал Андромаху. Порядочная женщина. Давай покончим дело с треножником и летим на Эвксин.
        Геракл нехотя передал гиперборейцу узел с золотом.
        - Ты ведь опять меня обманешь, - насупившись, сказал он. - У вас, у богов, так принято.
        - И в мыслях не держал. - Феб взмыл с храмовыми сокровищами в воздух. - Я только в Дельфы и обратно. Жди меня здесь.
        Конечно, ждать лучника «здесь» Геракл не стал. Велика честь! Аполлон нашел его уже во Фракии.
        - Ну и шаг у тебя! - поразился солнечный бог. - Я и по воздуху за тобой не успеваю!
        Герой самодовольно хмыкнул.
        - Где ты был все это время?
        - Служил у Омфалы, - нехотя отозвался боец.
        - Ну и как?
        - Научился прясть.
        - Полезное занятие.
        В ответ Геракл обиженно засопел сломанным носом и ускорил шаг.
        У города Эгоспотамы спутники сели на корабль, перевозивший масло, и отправились вверх по морю в надежде дня через три достичь туманной земли киммерийцев. Красноватые скалы мыса Макроней, далеко выдающиеся в море, мешали триере подплыть к берегу. Обогнув его, судно вошло в узкое каменистое русло реки Термодон, от которой вверх поднимался белый пар. С ее дна били горячие источники, и обитавшие на холмах в глубине долины макронейцы могли варить чаичьи яйца, просто опустив их в воду.
        До Киммерии было еще далеко, но владельцы судна поспешили сбыть свое масло тут же, в обмен на быков, поскольку опасались плыть выше по Эвксину к стране амазонок. Аполлон вздохнул, собираясь сойти на берег, но Геракл пришел в неописуемое бешенство.
        - Ах вы, гнусные купчишки! - орал он, сбрасывая в воду амфоры с оливковым маслом. - Вы подрядились доставить нас до Киммерика! Мы заплатили!
        По правде сказать, спутники не дали корабельщикам ни гроша. Герой только показал капитану свою окованную медью дубину, а Феб желтые волчьи глаза - и дело было улажено. Прислонившись к мачте, лучник молча наблюдал, как Геракл сгоняет команду на берег, и ума не мог приложить, что они вдвоем будут делать с судном. Однако на пляже появилась толпа ликующих макронейских юношей, разряженных, как на свадьбу. Они уверяли, что едут на ежегодную встречу с амазонками, и так преданно смотрели в глаза гиганту, в одиночку расправившемуся с целой командой, что сердце Геракла растаяло. Он нуждался в почитателях.
        - Ладно, садитесь на весла! - крикнул боец. - Да не забудьте меня разбудить, когда приплывем.
        - А что, разве амазонки не убивают всех мужчин? - с иронической усмешкой спросил Феб, когда корабль вновь отвалил от берега.
        - Не всех, - раздались голоса в ответ. - У нас с ними договор. На праздник Деметры мы встречаемся и даем друг другу, что положено между мужчинами и женщинами. Когда у них рождаются дети, девочек они оставляют себе, а мальчиков отправляют к нам. Все довольны.
        «Все довольны…» - думал лучник. Он вдруг ощутил, как соскучился по Андромахе и ее простодушным спутницам. Вот кто умел слушать музыку! Слушать и не перебивать поминутными замечаниями. А еще говорят, что женщины болтливы!
        На море лег белый как полотно туман. На Эвксине такое часто случается: только что сияло солнышко, и на тебе - непроглядное молоко, хоть пей его! Рассекая носом холодные испарения Аида, корабль причалил к берегу. Стояла режущая ухо тишина. Слышен был только хруст мелкой гальки под ногами сходящих на пляж путников. И вдруг где-то неподалеку захрапела лошадь. В следующую минуту раздался топот множества копыт, и из тумана прямо на приезжих надвинулись размытые фигуры всадниц.
        По праву считая себя не чужим в этих местах, Аполлон заговорил первым:
        - Приветствуем вас, хозяйки Киммерии. Мы прибыли вместе с макронейцами почтить ваш праздник Деметры.
        В ответ сверху послышался дружелюбный смех, и всадницы стали спрыгивать на землю. Одна из них, рослая и розовощекая, подошла к Гераклу и положила ему руку на плечо. Судя по довольному урчанию, которое издал герой, незнакомка ему тоже приглянулась. Они в обнимку двинулись по берегу. Остальные амазонки и проворные макронейские юноши не стали терять времени даром. Несколько женщин откровенно засматривались на Феба, но он искал глазами Андромаху. И не находил ее.
        Тогда солнечный бог вернулся к кораблю, на который уже поднялись Геракл и его спутница. Они стояли на палубе и разговаривали вполголоса. Феб не слышал ни слова, но даже сквозь туман видел, как руки бойца непроизвольно касаются то волос, то подбородка женщины, а то вдруг застывают на ее золотом широком поясе с оскаленной головой вепря - знаком Ареса.
        «Значит, у амазонок новая царица? - с удивлением думал лучник. - А где же Андромаха?» Он нашел ее. Но не скоро. Обогнув долину, Аполлон поднялся на взгорье. Там счастливиц, сопровождавших Ипполиту, ждали остальные, не столь удачливые подруги. Они не заслужили в этом году права на любовь и ходили хмурые, точно опущенные в воду.
        - Господин мой, - окликнули Феба сзади.
        Аполлон обернулся. Андромаха и без золотого оружия оставалась собой. Она смотрела на него печальными глазами, и лучник проклял тот день, когда вмешался в жизнь этих беззащитных воительниц.
        - Царица… - только и мог вымолвить он.
        - Я теперь не царица, - усмехнулась она. - Я слежу за лошадьми.
        - Тебя победили на состязаниях?
        - Ты издеваешься, Феб? - Ее брови гневно сдвинулись. - Боги покарали меня за помощь тебе. Но, - уже тише добавила она, - я ни о чем не жалею. Я поставила храм Аполлону Амазонскому и жду, пока мои молитвы дойдут до него.
        Намек был прозрачен.
        - Твои молитвы дошли, - кивнул Феб. - Клянусь, что верну тебе царский титул.
        Андромаха недоверчиво хмыкнула.
        - Одолжи мне свою одежду, - попросил Аполлон. - Мне кое-что пришло в голову.
        Наскоро переодевшись в кожаную куртку и штаны Андромахи, Феб выпустил из-под амазонского колпака свои прекрасные золотые волосы и поспешил обратно к кораблю. На берегу он нашел кучку недовольных всадниц, на долю которых не досталось макронейских юношей, и стал убеждать их, что Ипполите угрожает опасность. Чужеземцы, заманившие ее на корабль, собираются похитить золотой пояс, а саму царицу убить и выбросить за борт.
        - Хорошенькое дело! - закричали и без того обозленные женщины и схватились за мечи. - Украсть пояс! Среди бела дня!
        - Андромаха бы этого никогда не позволила! - умело ввернул Феб.
        - Андромаха да! Андромаха была настоящая царица! - послышалось со всех сторон.
        Услышав гневные голоса подруг, из тумана стали выныривать другие амазонки, еще не успевшие как следует расслабиться в объятиях гостей. Макронейские юноши попытались силой удержать их. Но это только озлобило всадниц, поскольку грубость послужила подтверждением враждебных намерений мужчин.
        Тем временем Ипполита и Геракл расположились в палатке на корме и с восхищением пожирали друг друга глазами. Царица была рослая, уверенная в себе красавица, с удовольствием демонстрировавшая герою свои прелести. Боец Геро зачаровал ее игрой мышц и детским простодушным кокетством. Но она не знала, что его привлекает больше: ее грудь или ее золотой пояс. В знак доброй воли Ипполита сняла драгоценный подарок Ареса и сложила его к ногам гиганта. Геракл сразу воспрянул духом. Его сердце перестало разрываться между алчностью и желанием. Он протянул к Ипполите руки, и через секунду любовники уже сплелись в щедрых объятиях.
        Крики и звон оружия долетели до палатки не сразу. А когда герой и царица расслышали их, то еще некоторое время не могли оторваться друг от друга. Влажные ладони Геракла пару раз скользнули по влажному лону Ипполиты, прежде чем гигант высунул голову из-за полога.
        То, что он увидел, привело бойца в бешенство. Туман почти рассеялся. На широкой полосе пляжа шло настоящее побоище между макронейцами и теснившими их амазонками. Дикие женщины визжали и размахивали клинками. Юноши, прибывшие на праздник без оружия, отбивались кто палками, кто голыми руками.
        - Измена!!! - закричал Геракл. В его голове помутилось от гнева. Еще секунда - и священное безумие вновь всколыхнулось в бойце.
        Лицо, которое Ипполита увидела, когда полог палатки опять упал, уже не было лицом ее любовника. Побелевшие губы тряслись, глаза выпучились, как у кликуши, из груди вырывался нечленораздельный рев. Геракл сомкнул ладони на шее женщины, и она не успела ни вскрикнуть, ни потянуться к оружию. Позвонки хрустнули, волосы рассыпались по палубному настилу. Гигант уже соскочил на берег и, размахивая палицей, вступил в бой.
        Амазонки не выдержали его ударов и побежали. Но преследовать их не было смысла. Из-за холмов в любой момент могла выскользнуть им на помощь сотня-другая всадниц. Оставшиеся в живых макронейские юноши поспешно взобрались на палубу и, оттолкнув корабль веслами от берега, подняли парус. Геракл сбросил тело Ипполиты за борт, а пояс перекинул себе через плечо. Так сбылось пророчество Аполлона, которое он выкрикивал среди амазонок на берегу. Солнечный бог восстановил Андромаху в правах царицы и обещал при случае вернуть украденную реликвию.
        - Ты даже не представляешь, - сказал он ей вечером, когда костер на побережье уже горел, - как я рад вернуться сюда! Такая глушь.
        Феб смотрел на смуглое небо, слушал стрекот цикад в сухой траве, и постепенно на душе у него становилось легче. Здесь, на краю земли, казалось, что боги не вспоминают о нем.
        - Ты когда-нибудь хотела стать кем-то другим? - спросил он у царицы.
        - Я? - переспросила женщина, снимая с палочки жареную саранчу и протягивая ее лучнику. - Да, однажды. Очень давно.
        - Ночь длинная, - подбодрил ее Аполлон. - Рассказывай.
        Андромаха натянула войлочный плащ до самого подбородка.
        - Макронейцы, - сказала она, - приезжают к нам каждый год. Я тогда была еще совсем девочкой, и вот первый раз мы с подругами отправились на праздник. Мы от всего шарахались и поминутно хватались за ножи. А над нами смеялись и наши постарше, и макронейцы. Там был один. Не с Макронея. Троянец. Гость наших гостей. Они взяли его показать амазонок. Он не смеялся. Просто подошел ко мне, взял за руку и сказал: «Пойдем». И я пошла, как ребенок за матерью. Если б ему вздумалось увести меня на край света, я бы даже не стала спрашивать, куда мы идем. Но он не мог ни остаться, ни взять меня с собой. - Андромаха вздохнула. - Он был царевичем, и долг звал его домой. Без лишней обузы.
        Феб заметил, как женщина грубым пальцем смахивает слезинку с нижнего века.
        - С тех пор много воды утекло, - закончила она. - А вот всего один раз в жизни было так, что я захотела сменить седло на прялку и стать просто женой.
        Оба помолчали. Солнечный бог пожевал травинку и сплюнул.
        - Как там звали твоего троянца? - спросил он.
        - Гектор, - еще не понимая хода его мыслей, отозвалась женщина.
        - Гектор, Красивое имя. - Аполлон уже встал, отряхивая ладони от песка и явно собираясь уходить.
        - Почему ты не можешь задержаться на одном месте? - с укоризной спросила царица.
        - Я же солнце, - пожал плечами Феб. - Бегу по небосводу. - Он поднял руку. - Прощай, женщина. - Его золотые глаза сощурились, и через секунду лучник растаял в темноте.
        Сахарные стены Трои отражались в спокойных морских водах. Солнечный бог приблизился к зеленой вершине горы, господствовавшей над городом. Его внимание привлекло теплое золотое свечение трех точек. Огоньки переливались среди листвы, и вскоре Феб различил в оливковой роще на пологом плато женщин, жарко споривших о чем-то.
        Приняв свой любимый облик - маленькой серой мыши, - лучник скользнул среди камней и притаился, желая увидеть всю сцену. Перед ним были Геро, Афина и Афродита - три ипостаси Великой Матери, рвавшие друг у друга из рук золотое яблоко.
        - Я самая красивая! Нет я! Нет я! - кричала каждая.
        При этом спор был лишен всякого смысла, ибо дерущиеся богини составляли одно существо. Феб чуть не окликнул их. Но небожительницы тем временем решили обратиться на суд к простодушному пастуху, дудевшему невдалеке на свирелке. Пастух был поражен такой честью, живо разогнал коров и благоговейно принял из протянутых рук золотое яблоко. Богини на миг застыли перед ним в самых соблазнительных позах, но долго не выдержали бездействия и начали склонять судью каждая на свою сторону.
        - Пастух, эй, пастух, - зашептала Геро заговорщическим голосом. - Я сделаю тебя самым могущественным в мире. Будешь ходить в золоте, есть на золоте, обращать в золото все, что увидишь.
        Афине претил столь циничный подкуп.
        - Ты так и так будешь правителем, - хмыкнула она. - Как только спустишься в Трою. А твое богатство можно будет измерять сказочными доходами этого города. - Паллада кинула на соперницу презрительный взгляд. - Так что Геро тебе ничего не предлагает.
        Озадаченный пастух шмыгнул носом. Он не понимал, каким образом может стать правителем великого города.
        - Я дам тебе больше, - продолжала Афина. - Мудрость и справедливость - вот мои дары. Они помогут тебе спасти твой народ от любого несчастья.
        Кажется, парень одурел от обещаний. На взгляд Аполлона, он был чересчур прост, чтоб по достоинству оценить щедрость богинь. Афродита стояла в сторонке и бесстыдно кокетничала с пастухом. Она поманила его пальцем и, понизив голос, сообщила:
        - Я подарю тебе любовь самой прекрасной женщины в мире.
        - А… она будет похожа на тебя? - протянул пастух, пялясь на обнаженные прелести Урании.
        - Она будет полным слепком с меня. Разве что смертная.
        Пастух лизнул яблоко, на мгновение задержав его у губ, а потом не раздумывая протянул прекрасной обманщице.
        «Дурак! - чуть не закричал Феб. - Ты погубил себя. Остальные две тебя не простят!»
        Они не простили сразу. Афина стукнула копьем о землю, и несколько коров с жалобным мычанием провалились в разверзшуюся трещину. Геро запустила в ближайшую оливу украденной у мужа молнией, и дерево вспыхнуло. Смеясь их бессильному гневу, Афродита прижала к губам яблоко в том самом месте, где его поцеловал пастух, скрепив тем самым их договор.
        - Помни, самая прекрасная… - прошептала она, прежде чем исчезнуть.
        Феб тоже не стал задерживаться в роще. Зачем? Он видел достаточно, чтоб понять: на Олимпе решено погубить Трою.
        Ниже по склону послышались голоса, и Аполлон вороном взмыл над оливами. Он увидел небольшой отряд воинов в легких бронзовых доспехах. Они взбирались по склону, закинув круглые пятнистые щиты за спину и явно не ожидая нападения. Их предводитель - рослый детина в круглом шлеме, украшенном клыками кабана, - вел себя скорее как следопыт, чем как военачальник. Он поминутно нагибался, разглядывал дорогу и время от времени отдавал солдатам приказания то пошарить в кустах, то взобраться на дерево и вытряхнуть старое воронье гнездо. Такое поведение показалось Фебу любопытным.
        Между тем с севера к нему приближался крупный орел. Обычно орлы не нападают на «падальщиков», как они презрительно именуют воронье племя. Но этот был исключением. Зевсов выкормыш! Аполлон сразу узнал его. Злобно щелкая клювом, хищник ринулся на солнечного бога. Сомнений не было: Громовержец хватился своих молний и послал орла покарать похитителя.
        Должно быть, снизу громадная птица напоминала тучу, закрывшую полнеба. Люди закричали от страха, побросали оружие и кинулись врассыпную. Только командир остался на месте, задрав кверху голову и грозно посверкивая кабаньими клыками на шлеме. Он не стал долго раздумывать, взял да и спустил несколько стрел, а когда те не причинили чудовищной птице никакого вреда, закричал зычным голосом:
        - Эге-ге! Пошла прочь! - и замахал руками.
        Трудно поверить, но именно эти дурацкие выкрики заставили орла повернуть назад. Любимец Зевса был трусоват, а связываться с живым вооруженным человеком - совсем не то, что клевать печень у привязанного к скале Прометая. Поэтому орел почел за лучшее убраться.
        Когда туча рассеялась, ворон вспорхнул на ветку оливы и принял человеческий облик.
        - Должен поблагодарить тебя за спасение, - с улыбкой обратился Феб к воину в кабаньем шлеме.
        - А? - только и вымолвил командир троянцев, удивленно уставившись на дерево, которое минуту назад было пустым, а теперь качало на своих ветках фигуру в золотом сиянии Феб понял, что парень малость туповат, но добродушен. И надежен, как скала. На выручку ему из всех щелей полезли разбежавшиеся троянцы. В мгновение ока вокруг гиперборейца ощетинился целый частокол пик.
        - Стыдитесь, братья, - одернул их командир. - Он нам ничем не угрожает.
        - Правильно. Я благодарю за помощь в схватке с орлом.
        Копья нехотя опустились наконечниками вниз.
        - Я великий бог Аполлон, - сообщил гость, соскальзывая на землю. - Как мне называть тебя, добрый человек?
        - Я Гектор, сын здешнего царя Приама, - не сразу откликнулся командир, оценивающе разглядывая гиперборейца.
        - А что вы тут ищете? - продолжал любопытствовать Феб, обходя вокруг царевича и прикидывая, что именно Андромаха в нем нашла.
        - Да кости моего брата! - безнадежно махнул рукой Гектор. - Все утро потеряли, а их нет как нет. Если ты и правда бог, скажи, где они? - Троянец с надеждой взглянул на Аполлона.
        - Должен тебя огорчить, - отозвался тот. - Твой брат жив. К несчастью. Потому что именно он послужит причиной гибели вашего прекрасного города.
        - Во-во, - подтвердил Гектор, толстым пальцем стирая пот с переносицы. - И моим родителям то же предсказали перед его появлением на свет. Вот они и отнесли его в страхе на гору. На съедение волкам.
        - Какое упущение, - посочувствовал Феб. - Будь я в то время здесь, обязательно сожрал бы гаденыша, пробегая мимо.
        - А вчера отцу приснился дурной сон, - продолжал царевич. - Будто мой брат воскрес и въезжает в город на деревянном коне, которого похитил у ахейцев. Мой отец уже пожилой человек, и волновать его нельзя. Вот меня и послали взглянуть, целы ли кости.
        - Сожалею, - сухо заметил Аполлон, - но сон вещий. Будут и похищение, и деревянный конь.
        - Зачем ему конь-то? - возмутился Гектор.
        - Ему низачем, - кивнул Феб. - А вот ахейцам очень пригодится.
        - Так где же его теперь искать? - убито спросил царевич. - И что я скажу отцу?
        - Он сам вас найдет, - вздохнул лучник. - А чтоб не заставлять тебя сообщать Приаму грустную новость, я пойду с тобой и лично поговорю с царем.
        - Буду тебе очень благодарен, - с облегчением вздохнул Гектор. Было заметно, что, несмотря на свой грозный облик, он побаивается старика Приама.
        Когда глядишь с горы на реку или крепость, кажется, что до нее рукой подать. А на поверку выходит втрое дальше. Долина лежала под зелеными кручами, как ягненок, прижавшийся к материнскому вымени. Сумерки уже сгущались, а маленький отряд еще не достиг подножия. Гектор приказал сделать привал.
        Солдаты шумно ломали ветки и, не скрываясь, разводили костры. Им некого было бояться. Гремели медные котелки, стучали по плоским камням ножи, нарубая кусочками сушеную баранину. Густой дым от сырых прутьев отгонял насекомых. Когда угли подернулись золой, воины положили на них форель, пойманную в ближайшем озерке, и стали ждать, пока ее нежное мясо отдаст сок. Троянцы откупорили амфоры с желтым самосским прошлогоднего урожая. Оно было обманчиво некрепким и пилось легко, быстро развязывая языки. Феб любил находиться в компании расслабившихся людей и играть для них, сам оставаясь трезвым. Так он слышал много интересного, что отнюдь не предназначалось для ушей богов.
        - Твой отец уже стар, - сказал Аполлон Гектору, расстилавшему для него на земле войлочную накидку. - Ты хотел бы стать царем?
        Руки воина застыли, держась за край плаща. Гипербореец видел, как колыхнулось пламя, отраженное в его широких золотых браслетах.
        - Пожалуй, - протянул Гектор. - Да, конечно. Но Приам мудр. Люди любят его. Негоже сыну отталкивать отца от власти.
        - Значит, власть не имеет для тебя значения? - уточнил солнечный бог.
        - Наверное, - отозвался собеседник, ломая об колено сук и подбрасывая его в огонь. - Я спокойно дождусь своей очереди и сумею приструнить тех из братьев, кому не терпится.
        Феб смотрел на царевича, пытаясь увидеть его глазами Андромахи. Да, он должен нравиться. И это справедливо. Гектор принадлежал к тем людям, за которых на поминках пьют даже враги. Такие рождаются раз в столетие, и не от смертных.
        Аполлон прищурился. Лет тридцать назад, когда они с Посейдоном подрядились натаскать камней для троянских стен, юная жена Приама, тогда еще царевна, приносила им на стройку еду. Быстроглазая длинноногая девочка. Теперь уже, наверное, старуха. Корыстная, как и все смертные, она любила подарки богов и их ласки.
        - Сколько у твоей матери детей? - быстро спросил Феб.
        - Девятнадцать, мой господин. И все живы.
        «Во как! - хмыкнул лучник. - Мы с Посейдоном, кажется, перестарались. Чей же ты?»
        Решить этот вопрос было нелегко. Гектор выглядел крупным ширококостным тельцом с бычьей шеей и упрямым выпуклым лбом. Словом, ничего изящного, что обычно отличало отпрысков самого Феба. К тому же у него была чересчур смуглая, как у островных царьков, кожа. А своей снежной белизной гипербореец очень гордился. С другой стороны, солнечное естество этого молодого бычка было налицо. Оно светилось в его желтовато-карих глазах, выпрыгивало веснушками на нос и отзывалось в беззлобной легкости, с которой царевич обращался с окружающими. Что со своими воинами, что с приблудным богом. Ему каждый был товарищ, спутник и добрый человек.
        Бросив гадать, в родстве ли они, Аполлон прислушался к тому, что говорил Гектор. А тот уже давно пустился в воспоминания. Доброе самосское развязало царевичу язык, и теперь он рассказывал, как в юности путешествовал на север по Эвксину и даже добрался до Киммерии.
        Лучник зевнул. Иногда скучно быть провидцем. «Вот сейчас Гектор скажет: „Там я встретил одну женщину…“»
        - Там я встретил одну…
        - А ты хотел бы увидеться с ней вновь? - оборвал Феб излияния царевича. Тот как раз говорил, что никогда в жизни не сталкивался с женщиной, которая… которую… за которой…
        - Я готов был идти за ней на край света и даже остаться среди этих диких баб! Забыть, кто я такой. Но у них не приняты браки. - Гектор уронил кудлатую голову на свои большие руки и, кажется, всхлипнул.
        Аполлон понял, что его собеседник совершенно пьян.
        - Это была единственная причина, по которой вы не остались вместе?
        - Нет, - признался царевич. Даже пьяный он не умел врать. - Отец прислал за мной. Я нужен был ему здесь. - Гектор снова бурно вздохнул и зашмыгал сломанным носом. - Я думал: исполненный долг утешает совесть. Но не сердце!
        - С тех пор у тебя нет женщин? - уточнил Феб.
        - Почему же нет? - обиделся Гектор. - Есть. Сколько угодно. Только, - он замялся, - ни одна из них не войдет в мой дом женой. - На его губах появилась кривая усмешка. - Это моя месть. У отца полно наследников. А от меня пусть не ждет законного продолжателя рода.
        Гипербореец рассмеялся. Такой здоровенный детина! Лучший из воинов Илиона! А мечтает отомстить старику папаше за свой же неправильный выбор.
        - Слушай, Гектор, - прямо сказал Аполлон. - Ну хватит, хватит пить! - Он вылил килик на землю. - А если б я привел к тебе эту женщину сейчас?
        Царевич пьяно расхохотался:
        - Либо ей уже снесли голову. Либо я уже староват для доброй амазонки.
        - А если серьезно?
        - Что серьезно? - рассердился собеседник, хватив чашей о камень, от чего дремавшие вокруг воины вздрогнули. - Если б я увидел ее сейчас, - Гектор понизил голос, - я бы пополз за ней на брюхе до ближайших кустов и вывел ее оттуда уже царицей Трои.
        - Она, как ты понимаешь, тоже не помолодела, - осторожно заметил Аполлон.
        Но царевич явно проигнорировал его последние слова.
        - Она и тогда не была красавицей, - брякнул он. - Лягушонок. Лапы длинные, рот до ушей. Целоваться хорошо, смотреть противно.
        - Так чего же ты? - не понял Феб.
        - Люблю, - веско заключил Гектор. - Уже лет десять как.
        «Ну что с тобой делать?» - вздохнул гипербореец.
        - Тебе повезло, - вслух сказал он. - Андромаха стала Царицей. И теперь ровня тебе.
        Царевич схватил амфору за горлышко и, опрокинув ее дном вверх, вытряс себе в рот остатки вина.
        - Ты говоришь, Андромаха царица? - переспросил он, вытирая губы тыльной стороной ладони. - Она может приехать сюда?
        - Только если выйдет за тебя замуж, а корону передаст другой.
        - Не важно! - Глаза Гектора зажглись торжеством. - Троя может заключить союз с амазонками, и Андромаха войдет в дом моего отца как равная.
        - Безмерно рад, - констатировал Феб. - Но должен тебя предупредить: для вас обоих будет лучше, если вы останетесь в Киммерии.
        - Почему? - Осоловелые глаза царевича стали круглыми, как у совы.
        - Потому что, мой бедный перебравший друг, - усмехнулся Феб, беря Гектора под руки и укладывая на войлочный плащ у дерева, - потому что здесь скоро будет жарковато.
        Троянец смотрел на солнечного лучника снизу вверх и едва ворочал языком.
        - Тогда мне тем более придется остаться, - пробормотал он.
        «Бедный, честный Гектор, - вздохнул Аполлон. - По крайней мере я предупредил».
        - Андромаха согласится с тобой, - вслух сказал он. «А сейчас спи, дитя двух богов. Прах в ладонях смертной женщины. Ты слишком пьян. А скоро будешь слишком счастлив».
        Когда все уснули, Феб решил осмотреть окрестности. Переместившись к подножию горы, он оказался у горячего источника. Сернистые испарения поднимались от воды к вершинам засохших акаций, покрывая желтые стручки крупными каплями влаги. Воздух был насыщен непобедимой вонью - казалось, что птицы сбрасывают в ручей свои тухлые яйца.
        Конечно же, над дырой в земле, откуда шел пар, торчала каменная глыба, отдаленно напоминавшая женскую фигуру. Возле нее молодая жрица резала медным ножом кур. Ветка хрустнула, и Аполлону осталось только придержать рукой челюсть. На мгновение ему показалось, что Афродита ошибается и самая красивая женщина уже живет в Трое.
        Царевна Кассандра отмыла от рук кровь и поспешила покинуть горячий источник. Чуть ниже по склону находился другой, со дна которого били холодные ключи. В нем девушка собиралась остудить разгоряченное тело. Здесь воздух был чище, и Аполлон мог дышать, не зажимая нос. Он незаметно подобрался поближе и, укрывшись в кустах, продолжал бесстыдно разглядывать дочь Приама. На пороге пятнадцатой весны ей еще по-детски брили голову, и голая кожа отсвечивала синевой, оттеняя толстую черную прядь, оставленную на затылке. Узкий золотой обруч пересекал лоб, лицо было чистым, как только что снесенное куриное яичко. Длинные миндалевидные глаза, подведенные едва ли не до висков, смотрели по-оленьи боязливо.
        В гиперборейце вспыхнул охотничий азарт, он почувствовал, как непроизвольно подбирает живот и хищно высовывает язык. Впервые после гибели Корониды лучник посмотрел на женщину не пустыми глазами.
        Тем временем Кассандра расшнуровала тесный открытый жилет из алого хлопка и, дрыгнув разъезжающимися на камнях ногами, сбросила складчатую юбку: пять разноцветных колокольчиков, один за другим. Аполлон облизнул пересохшие губы. Он ощущал, что его сейчас приподнимет над землей и потянет к юной нимфе прямо в ручей. С богами это бывает. Невероятным усилием воли Феб заставил себя остаться на месте. Он вцепился зубами в палец и с удивлением почувствовал на языке привкус крови: волчьи клыки прокусили кожу насквозь.
        Девушка выбралась на берег. Бог не позволил ей одеться. Он вышел из кустов и преградил дорогу:
        - Здравствуй, Кассандра.
        Царевна вскрикнула и прижала пальцы к побелевшим губам.
        - Не надо бояться.
        Девушка схватила вещи в охапку и попыталась ими прикрыться. Гладкая ткань выскальзывала из ее мокрых ладоней.
        - Не надо, - повторил Феб. - Не бойся меня. Я Аполлон, бог солнца. Я тебя не обижу.
        - Тогда дай мне одеться. - Кажется, она пыталась рассердиться.
        Но гипербореец хорошо ощущал человеческие чувства, сейчас Кассандра была просто растеряна.
        - Зачем? Ты так прекрасна.
        - Хотя бы отвернись. - В ее голосе звучала обида.
        - Чтоб ты сбежала? - Аполлон рассмеялся. - Мне надо поговорить с тобой.
        - Я не буду разговаривать голой.
        - Хочешь, я тоже разденусь?
        Происходящее донельзя забавляло лучника, - Ну уж нет! - Кассандра наконец справилась со своими юбками и, натянув их через голову, лихо перекрутила вокруг талии толстый матерчатый пояс. Получилось кривовато, но и так сойдет. Какой наглец! Он тоже разденется! - Чего ты от меня хочешь?
        - Выходи за меня замуж, - брякнул Феб, сам удивившись своей прыти. У него голова шла кругом от ее обнаженной, влажной, вздрагивающей близости. - Иди сюда. Я сделаю для тебя все, что ты захочешь. - Он потянулся к ее плечу.
        Звонкая пощечина окоротила гиперборейца.
        - Так боги вступают в брак? - Девушка отскочила от него как ошпаренная.
        - А чего ты хочешь? - удивился лучник.
        - Иди к моему отцу. Попроси руки. Назначь выкуп. Оговори приданое.
        Фебу сделалось скучно. Вечно люди приплетают к любви что-то, что выворачивает ее наизнанку. Свой потрепанный скарб, родственников, обязательства…
        - А решить это между нами нельзя? - жалобно спросил он.
        - Нельзя, - отрезала Кассандра. - Я царевна, к тому же жрица Великой Матери, и не могу потерять девственность, ничего не получив взамен.
        - Ты получишь! - уверил ее Феб. - Разве я не красив?
        Кассандра с сомнением окинула его взглядом. Лучнику сделалось неприятно от того, что его оценивали, как скотину на базаре. Минуту назад дичь разглядывал он. И вдруг из хозяина положения превратился в просителя.
        - Что ты можешь мне дать? - требовательно повторила девушка. Алчный огонек мелькнул в ее глазах.
        «Что у меня есть?» - лихорадочно соображал бог. В голову лезли золотые треножники и навязчивые подсчеты мешков с ячменем, ежегодно приносимых в дельфийское святилище. Может быть, ими и следовало поразить воображение Кассандры, но влюбленный Феб решил, что этого недостаточно для настоящей царевны, и предложил ей истинное сокровище.
        - Я поделюсь с тобой даром прорицания, - очень тихо пообещал он. - Только, пожалуйста, уступи мне.
        Лучник почувствовал, что его колени упираются в песок.
        - Сначала дар, - произнесла неумолимая Кассандра, глядя на поверженного бога сверху вниз.
        «Все проклятое одиночество, - думал Аполлон. - Сначала Коронида и Асклепий, потом Гиакинф. Не могу же я вечно переругиваться с Марсием! Мне нужен кто-то еще…»
        - Хорошо, ты получишь дар, - вслух сказал он. - Но только завтра, на заре. Когда солнце станет подниматься из-за гор, отдавая земле свою силу.
        - Вот завтра и приходи, - оборвала его Кассандра. Она уже прекрасно поняла, как вести себя с этим олухом. Он действительно красив, и многие отдались бы ему задаром. Но кто же отказывается от подарков? Во всяком случае, не она! Дар прорицания - это много, очень много. Он сразу вознесет ее над остальными жрицами. Сделает первой среди неравных. И за это просят сущую безделицу. - Приходи завтра, - повторила девушка. - Если ты исполнишь утром свое обещание, в полдень я исполню свое.
        Ночи в Трое никогда не бывали тихими. Приглушенно шумел порт, где-то на улице опрокидывались повозки с горшками, лаяли псы, топала стража… Кассандра обычно подолгу не могла уснуть. Но сегодня, устав от впечатлений, она нырнула в сон, как упущенное белье в прорубь. И поплыла по подледным глубинам к самой сердцевине застывшего моря.
        По мере того как девушка вместе с потоком других душ приближалась к режущему глаза сиянию, оно все больше и больше походило на солнце. Холодное зимнее солнце в лишенном красок небе. Вдруг длинный белый луч выхватил ее и потянул к себе. Он сматывался в нитку, окручивая девушку, как веретено, и только тут она поняла, что луч бел не от холода, а от жара. Его прикосновения доставляли Кассандре нестерпимую боль, а он все подтягивал и подтягивал жертву к раскаленному кипящему шару, как муху к пауку. В центре светила белой маской красовалось бесчеловечно прекрасное лицо Аполлона. Мертвое. Бестрепетное. Страшное. Солнце повернулось к Кассандре и пожелало отверзть ей лоно для своих лучей. Обнажить, выжечь, лишить воды все, что было темным, влажным, сокровенным. Отнять жизнь.
        Девушка закричала и проснулась, обеими руками держась за живот. Он был горячим, точно Аполлон уже поместил туда крошечный раскаленный шарик, который с каждой секундой рос, отвоевывая себе пространство.
        Теперь, когда Кассандра знала об истинной сущности солнечного бога, она испугалась. Ей страшно было принять Аполлона, но еще страшнее отказать ему. Он казался безжалостен, как свет, и царевна прокляла себя за легкомыслие. Она еще смеялась над ним! Считала себя хозяйкой положения! Не смертным тягаться с богами. Кто теперь защитит ее?
        Кассандра кинулась к плетеному ларю у стены, отшвырнула красную шерстяную циновку с черными треугольными фигурами дев-охранительниц и извлекла со дна медный серп. Ей надо было к горячему источнику. Ничего, что ворота города откроют затемно. Пусть поторопятся! Есть жертвы, которые не требуют отлагательства. В еловых клетках посреди двора уже хрюкают черная свинья с девятью поросятами, предназначенные для завтрашнего приношения. Кассандра поторопится. Ей нужен совет!
        Никто не осмелился перечить. Повозка с высокими бортами всегда ожидала царевну-жрицу. И заспанный конюх, неодобрительно бурчавший что-то о девичьей поспешности, получил хлыстом по плечу, пока запрягал анагров.
        Кассандра достигла горячего источника в полной темноте. Хорошо, что работа была привычной, и девушка могла выполнять ее даже на ощупь. Она перерезала животным горло прямо над кипящей водой, и кровь, лившаяся в ручей, сворачивалась длинными бурыми пленками, еще не достигнув дна.
        Царевна прислушивалась к каждому сипу, к каждому булькающему хрюку, издаваемому жертвами, ожидая, не пошлет ли Великая Мать какого-нибудь знака. И знак был дан. Показалось ли Кассандре, или она действительно услышала в сухом шелесте стручков акации вкрадчивый голос: «Обмани Феба. Ничего не давай за его дар. Я сумею тебя защитить»?
        Девушка в испуге прижала пальцы к губам и тут же отдернула их, поняв, что пачкает себе рот кровью.
        - Я боюсь, - прошептала она, захлебываясь икотой. - Он сожжет меня.
        Ответ Триединой отрезвил ее, как ушат холодной воды, опрокинутый на голову.
        - А меня ты не боишься?
        Кассандра отчаянно затрясла головой.
        - Защиты! - пролепетала она. - Защиты и милосердия! О Трехликая Мать, Охранительница посевов! Что мне делать?
        - Слей жертвенную кровь в мой источник, - потребовал голос. - Свари в нем голову свиньи и подай Фебу на пиру. Таков будет твой ответ. Он поймет.
        Кассандра поспешно закивала. Ей казалось, если она исполнит все, как велела мать богов, гнев светоносного гиперборейца обойдет ее стороной. Разобьется о преграды, расставленные Геро вокруг своей послушной жрицы. Царевне и в голову не могло прийти, что Триединая пальцем не пошевелит, чтобы защитить ее. Таков великий план богов для Трои. И безумной Кассандре отведено в нем важное место.
        Малиновый ободок солнца показался над вершиной горы. Серое покрывало облаков прорвалось во многих местах, пропуская первые лучи. Сиплое чириканье птиц вывело царевну из оцепенения. И в этот миг ей показалось, что на нее накатывает мощная волна прибоя. Вслед за неимоверной тяжестью, крушившей кости, царевна почувствовала легкость, граничившую с озарением. Ее душа освободилась от тела и взмыла ввысь. Оттуда девушка могла наблюдать за происходящим на земле. Будет происходить… От этой мысли царевна лишилась дара речи.
        Так, пребывая в безмолвии, она должна была осознать свой ужасный дар и не разжимать губ до встречи с Аполлоном. Между тем внизу под ногами Кассандры шла бесконечная битва. Горели корабли, взмывали в небо камни из пращей, кричали побежденные и победители. Все это происходило вокруг закопченных стен, в кольце которых метался охваченный пожарами город. Кассандра зажала ладонями глаза и очнулась.
        Она лежала у подножия зеленой горы. Солнце весело золотило облака. Стоял тот утренний час, когда крестьяне по холодку отправляются на поля, чтоб справиться с работой до полудня. Внизу на дороге в город слышался скрип телег и громкое кудахтанье кур, которых везли на продажу. Ничто не предвещало страшных картин, виденных царевной, и девушка на мгновение усомнилась в их правдивости.
        Тем временем Аполлон приближался к Трое. У ворот уже собралась толпа. Она выла и улюлюкала, окружив какого-то босого юнца в козьей безрукавке. Бледный и смущенный, он уверял, что явился сюда по воле богов искать своих родителей - царя и царицу.
        - Вот забытые кости твоего брата, - флегматично сообщил Аполлон Гектору.
        Царевич двинул плечом, протискиваясь через толпу. Его узнали и дали дорогу.
        - Расступитесь! Это настоящий сын царя! - послышалось вокруг.
        - У моего отца столько сыновей, - хмыкнул троянец, - что я порой не знаю, как обратиться к прохожему на улице: «эй, любезный» или сразу «братец».
        В толпе заржали. Неуемная страстность Приама была широко известна. Впрочем, как и похождения его супруги. Послышались скабрезные шуточки.
        - Ты уверен, что тебе нужно к царю и царице? - высокомерно осведомился Гектор у пастуха. - Может, подойдет кто-то один?
        Парис смерил обидчика ненавидящим взглядом. Он понимал, что его унижают, но не знал, как ответить.
        - Врежь ему, Гектор, между глаз! - раздалось из толпы. - Довольно с нас царевичей! Только жрут и буянят! Ты один наша защита!
        - Где есть девятнадцать, почему бы не быть и двадцатому? - осведомился Гектор, наматывая на кулак ремень. Он явно не собирался пускать Париса во дворец, памятуя о страшных пророчествах.
        Но Аполлон знал, что как раз сегодня Гектору не суждена победа. Высмеивая пастуха, он оскорбил своих родителей, напомнив черни об их небезупречном поведении, - а боги такого не любят. К тому же они решили вернуть Париса в дом троянских царей. И с этим уже ничего поделать было нельзя.
        Солнечный ли зайчик попал Гектору с глаза, или он утомился, топая в город по жаре, только царевич промазал мимо уха молчаливого пастуха. А тот, размахнувшись, уложил противника с первого же удара, хотя и казался намного слабее него. Это был позор. Воины, сгрудившись, в удивлении смотрели на своего командира. Он - на них.
        В этот момент Феб заметил в толпе бледное как мел лицо Кассандры. По его выражению можно было понять, что девушка обрела пророческий дар. Темными от ужаса глазами она впилась в простодушную физиономию пастуха. Через минуту царевна стала хватать прохожих за руки и, жестикулируя, как безумная, указывать на Париса. Из всей толпы она одна знала, сколько бед натворит смешной парень в козловой безрукавке, но не могла никому об этом сказать. Люди сочли непристойное поведение царевны - ее прыжки и яростное кривляние - приступом жреческого безумия и начали расходиться.
        - Ну и семейка! - говорили одни.
        - Бедная девочка, - качали головами другие.
        Задетый еще и выходкой сестры, Гектор был в настроении продолжить драку. Но Феб предчувствовал, что из этого выйдет лишь цепь унижений и ни одной победы. Поэтому он окутал злополучного Париса непроницаемой тучей и проводил ко дворцу незамеченным. Толпа, на глазах которой грязный пастух сначала побил ее всегдашнего кумира, а потом, как колдун, растворился в воздухе, была потрясена.
        Гектор, не вынеся позора, убежал, ругаясь и громко топоча сандалиями. А люди разошлись, с испугом толкуя, что подобные события сулят много бед.
        В мегароне было не то чтобы холодно, а как-то сыро. В очаге в центре зала горели целые поленья, едва разгоняя стылый сумрак под расписным потолком. Влажная замшелая кора нещадно чадила. От дыма чихали даже собаки, лежавшие под столами. Люди уже мало что замечали, набравшись крепким ячменным пивом.
        Царь, достойно приняв волю богов, справлял возвращение второго сына в отчий дом. Приам восседал во главе стола, заметно потеснив целую скамью своих законных отпрысков, чтоб дать место воскресшему Парису. По правую руку от отца сидел хмурый Гектор. Его нижняя губа была разбита, левый глаз опух. Время от времени он бросал недовольные взгляды на виновника торжества, но тот предусмотрительно прятался за плечом старого царя. Со стороны Приам напоминал костлявую птицу, и казалось, достаточно легкого дуновения, чтоб развеять эти мощи по ветру. Но голос старца был все так же крепок, как в молодые годы.
        - Здоровье моего сына! - провозгласил он, высоко поднимая кратер. - Да сбудутся предначертания богов! И приумножится сила Трои, как сегодня приумножается моя семья!
        Все застучали чашами и подтянули нестройными криками с мест. Женщины, сидевшие за отдельным столом в дальнем конце зала, с осуждением бросали взгляды на перебравших мужей. Здесь жен не изгоняли с пиршества, как в Микенах. Но и не усаживали на почетные места, по критскому обычаю. Застряв при дверях, они были всегда всем недовольны и поминутно ждали драки. Но сейчас им было не до мужских выходок. Многих тревожило отсутствие Кассандры, обычно жрица Великой Матери освящала своим присутствием важные торжества. Сегодня ее не было. В этом видели дурной знак.
        Оставив Париса на ступенях дворца, Аполлон поспешил к царевне. Ей пора было платить по договору. С первым лучом солнца обещание Феба начало сбываться. Гиперборейца ждал неприятный сюрприз. Кассандра сидела на открытой балюстраде дворца и общипывала лепестки белых лотосов, чтобы усыпать ими серебряное блюдо для головы жертвенной свиньи. Стук кипарисовых решеток заставил царевну вздрогнуть. На пороге стоял солнечный бог, меряя девушку жадным взглядом. Оба молчали, поскольку уже знали, что произойдет дальше.
        - Думаешь, я не накажу тебя? - хмыкнул лучник.
        - Раз данное богом слово не изменить, - пролепетала Кассандра. Ее немота пропала, но царевна не испытала облегчения. - Ты не сможешь отнять у меня дар…
        - А кое-что к нему добавить? - Гипербореец щелкнул пальцами. - Я ведь знаю: ты была сегодня у ворот и видела поражение Гектора. У тебя хватило ума промолчать, но ты узнала Париса. Хотя ни разу в жизни его не видела.
        На смуглой шее Кассандры выступили крупные капли пота.
        - Я всем расскажу, кто он такой! - воскликнула она. - У ворот я не была уверена. А теперь знаю точно.
        - Прозрела, - констатировал Феб. - Разве я не говорил тебе, что это опасный дар? А если он обратится против тебя?
        - Разве можно обратить что-нибудь во вред тому, кто все знает наперед? - в запальчивости выкрикнула юная жрица.
        - Плати, - вместо ответа потребовал Феб, надвигаясь на нее.
        Девушка бросилась бежать от него по балюстраде, опрокидывая легкие плетеные скамьи и открытые сундуки из ивовых прутьев, вынесенные на жаркое весеннее солнце, чтоб проветрить платья. Лучнику стало скучно. Он не собирался ловить Кассандру. Ему совершенно ясно представилось, как за ней, растрепанной и обезумевшей от страха, гоняется по горящему городу пьяный от крови ахейский солдат. Валит ее на землю и с треском рвет юбку, не обращая внимания на брызнувшие с подола золотые бляшки-змеевики.
        Спрятавшаяся за колонну Кассандра в этот миг увидела то же самое, и ее темные глаза распахнулись на пол-лица от ужаса.
        - Вот так, - удовлетворенно кивнул Феб. - Ты не захотела бога.
        - Но… - Царевна так крепко прижала ладони к деревянной колонне, что на коже отпечаталась липкая от жары краска.
        - Я всем расскажу, что случится с Троей! - выпалила она.
        - Расскажи, - поддразнил ее Феб. - И посмотрим, что случится.
        Он зло закусил губу и вышел, оставив царевну в полном замешательстве.
        Никем не узнанный, Феб вступил в пиршественный зал и, приняв облик одного из охранников царя, преспокойно поместился за его ложем. Роскошь смертных вызывала у него усмешку. С потолка чуть не над самой головой Приама свисали клочья черной сажи, колыхавшиеся на ветру, как знамена поверженных армий. Богатое оружие, развешанное по стенам, потускнело от копоти. За спинами пирующих на земляном полу повара разделывали мясо, которое готовилось тут же в медных жаровнях, чтоб подать его к столу горячим.
        Пирующие уже настолько перепились, что требовали играть в коттаб - этот священный ритуал всех бездельников. Рабы внесли амфоры, разлили вино по киликам, и гости, отхлебнув изрядную долю, под ритмичные звуки кифары начали раскручивать чаши, продев палец в ушко. Царь взмахнул рукой, и все участники разом выплеснули вино на стены мегарона, выкрикивая имена своих возлюбленных.
        Ничего более дикого Феб не видел. Тот, кто сумел выбросить жидкость всю сразу, попал выше других, создал наиболее замысловатое пятно, а также громче всех назвал предмет своей страсти, считался выигравшим. Однако в реальности гости только колотили посуду и обливали друг друга вином. Из-за чего в зале мгновенно вспыхивали ссоры и потасовки.
        Униженный всем произошедшим сегодня, Гектор, как лось во время гона, протрубил: «Андромаха!» - и так шарахнул чашей о стенку, что глиняные черепки брызнули во все стороны, задев многих гостей. Ему бы и присудили победу. Но Парис, в жестах которого, несмотря на простоту, чувствовалось врожденное изящество, попал выше.
        Незримо присутствовавшая в зале Афродита придала его розовому пятну на белой штукатурке форму сердца. Хмельные гости зааплодировали, и царь уже готовился провозгласить победителем вновь найденного сына, когда выяснилось, что тот наотрез отказывается назвать имя возлюбленной. Бывали минуты, когда Аполлон просто обожал ощущать себя «плохим парнем». Пользуясь тем, что Приам принимает его за одного из своих охранников, он склонился к плечу старика и горячо зашептал о нарушении правил.
        - Кто твоя девушка, сынок? - возвысил голос царь. - Скажи нам ее имя, и мы с радостью одарим тебя золотым венком за победу.
        - Венок мой! - заревел Гектор, с грохотом опустив оба кулака на стол. - Моя женщина самая лучшая!
        Пока он громыхал, Аполлон незаметно, одним взглядом, передвинул пятно старшего царевича повыше и теперь любовался на спорящих, потирая руки.
        - Так на кого же ты гадал? - теряя терпение, обратился царь к Парису.
        - Я не знаю ее имени, - опустив голову, признался царевич. - Я никогда не видел ее…
        Со всех сторон послышались свист и хлопки. Теперь над Парисом смеялись.
        - Но она прекрасна, как сама Афродита! - попытался оправдаться юноша. - И Афродита обещала ее мне…
        Смешки зазвучали еще громче, в царевича полетели корки и хлебные шарики.
        - Что ж, победил ты, - с некоторым вызовом бросил Приам Гектору. Сегодня старший сын бесил его своими выходками. - Кстати, а кто такая Андромаха?
        Но Гектор явно был не настроен продолжать разговор. Он мотнул головой и, пьяно прищурившись, вновь потянулся к килику.
        Пир продолжался. Рабы разнесли новое вино и блюда с фруктами. Гул голосов над столами напоминал возбужденное гудение пчел. Оно все нарастало и нарастало в ушах Кассандры, недавно вошедшей в мегарон, и вскоре отделилось от толпы. Зажило своей жизнью. Словно в голове у царевны разворошили палкой целый улей. В какой-то момент звук стал нестерпим. А потом пчелы пробили дыру у нее во лбу и золотым потоком хлынули в зал.
        В тот же миг картина перед глазами Кассандры изменилась. Мегарон поплыл, стены задрожали, с них словно языком слизало яркую роспись, а кровь на полу уже не принадлежала животным. Она заливала столы вместо вина, пятнала стены, с которых было сорвано все оружие. Мечи и топоры больше не выглядели старыми и закопченными. Напротив, умывшись кровью, клинки поблескивали опасной новизной, торча из развороченных, искромсанных тел.
        Люди смеялись, спорили, со стуком сдвигали чаши, задирали друг друга, а Кассандра видела, что все они мертвы и лежат, кто на столе, кто под столом, с раскроенными черепами и стрелами, торчащими из спин. Увидев своего отца без головы, а ненавистного Париса в углу без кожи, освежеванного, как бычья туша, Кассандра издала истошный вопль.
        Все мертвые разом повернулись к ней. Золотые пчелы исчезли. Мир вернулся на круги своя. Гости удивленно смотрели на царевну. Девушка вскочила, зажала пальцами рот и бросилась бежать из зала. Но споткнулась об подставленное древко копья. Аполлон только хмыкнул, отступая от упавшей: Кассандра должна была сполна познать ужас своего дара.
        От боли в разбитых коленках царевну прорвало. Обернувшись к гогочущему залу, она закричала в красные потные рожи:
        - Вы все погибнете! Вы все уже мертвы!
        Восторг пирующих был неописуем.
        - Во нализалась девка!
        - Я видела ваши трупы! - захлебывалась Кассандра. - Вы лежали…
        - Как-как я лежал? - передразнил ее кто-то из гостей, скрючив руки и свесив со стола голову, точно покойник.
        Две рабыни кинулись к царевне, помогли встать и под руки повели из мегарона.
        - Я видела Трою горящей! - не унималась та.
        Вслед ей неслись издевки и улюлюканье.
        Царский пир явил семейку Приама во всей красе. Два сына-недоумка и дочь-кликуша. Что скажет город? Город молчал.
        Он всегда молчал, копя раздражение и усталость. У него бывали плохие дни. Этот из их числа.
        Приам встал с ложа, снял с головы тяжелый толстый обруч с изумрудом и положил его на стол. Праздник был закончен. Казначей, стоявший рядом, немедленно принял корону. А двое охранников, подхватив владыку Илиона под руки, повели прочь из зала. Вслед за мужем из мегарона торжественно прошествовала царица. Она так и не признала второго сына, но покорилась воле богов, вернувших разрушителя ее прекрасного города.
        Через месяц наследник троянского престола поднял покрывало над лицом Андромахи, и сопровождавшие ее амазонки громко прокричали: «Пеан! Пеан!» Гектор увидел, как прекрасно в зрелой женщине все, что казалось смешным в неуклюжей девочке-подростке. А царица, заглянув в глаза мужу, перестала жалеть о снятом поясе. Свадебная айва таяла у них на языке, обещая долгие годы счастья.
        На исходе осени Парис отправился по торговым делам отца на юг и похитил у спартанского царька жену-красавицу. Разряженный гость из большого города, конечно, не мог не произвести впечатления на дикарку, привыкшую ходить по дому босиком и выслушивать от мужа упреки за не вычищенную из очага золу. Елена бежала, прихватив из дому три золотых ножа для резки баранины, серебряную гидрию с головой Горгоны и восемь локтей тонкого египетского льна. Это был неслыханный грабеж! Друзья Менелая собрались в поход.
        Все было готово к большой войне. Боги на облаках метали жребий, на чью сторону встать. Но Геро, никогда не игравшая честно, смешала кости, и большинство оказалось «за» ахейцев. Лишь Аполлон, Афродита и Арес не покинули жителей Илиона. Исход был предрешен.
        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
        Левкон
        I
        Левкон сидел у входа в палатку и чистил хозяйский меч. Только дурак доверяет оружие рабу. Но более склочной, базарной бабы, чем Ясина, бывший гиппарх не встречал за всю свою жизнь. А в плену всякого насмотришься.
        Если уж ты разрешаешь кому-то ухаживать за лошадью, точить акинак и даже массировать забитые скачкой мышцы, позаботься, чтоб руки, которые тебя касаются, сами собой не норовили свернуть тебе шею! Но подобные тонкости были Ясине неведомы. Из восьми хозяев, которых сменил Левкон, мыкаясь сначала у скифов, потом у синдов и, наконец, попав к меотам, эта была самая отвратительная.
        Ну ничего, он сейчас заточит ей меч! Так, чтоб надолго хватило. Плохую работу она, конечно, сразу заметит. Но Левкон лет с семи привык возиться с оружием. Он выправит меч так, что края станут острыми как у бритвы и… тонкими. Женщины это любят. Дотронешься пальцем, сразу пойдет кровь. Ясина будет в восторге. Пока во время боя край не обломится от первого же удара и она не останется с тупым щербатым акинаком в руке.
        Подло? Подло. Но они не в поле съехались, чтоб проявлять благородство. Слабый не выбирает, как отомстить за себя. А Левкон сейчас слаб. Но он потому и выжил, чтоб отомстить. Каждому из восьми.
        Громкий рев медных труб отвлек внимание раба. В лагерь меотянок у Коровьего Рога возвращалась царица. Весеннее кочевье ушло далеко за Тиритакскую стену, а там пошаливали скифы. Поэтому пара сотен во главе с самой Тиргитао вышли в степь, чтоб в случае чего поддержать своих.
        Кавалькада царицы неслась по широкой дороге через лагерь, а меотянки высыпали из палаток поприветствовать Тиргитао и ее всадниц. Сам Левкон только сдвинулся в сторону от входа. Благо дело, меотийская палатка - это целая деревня: и плетень, и овцы под навесом, и кибитка за задним пологом, и очаг под открытым небом. Чуть зашел за ограду из ивовых веток - и тебя уже не видно. Кто он такой, чтоб царица замечала его непочтительность?
        А вот сидевших у Ясины баб, таких же сук, как и она, как ветром сдуло на улицу. Все они обязаны были кланяться и колотить в щиты. Македа - та аж зубами скрипела. Тиргитао недавно вышвырнула ее из личной охраны и заменила…
        - Вот она! Вот она! Стерва!
        - Посмотрите на нее!
        - Как заносится!
        - На людей не глядит!
        - Лошадь голова к голове с царской!
        - Кому мы служим? Тиргитао или ей?
        Левкон и не поднимая головы знал, кого они поносят. Рядом с Тиргитао скакала ее новая телохранительница Колоксай - Солнышко. Одного взгляда на нее было достаточно, чтоб понять, почему ее так прозвали. Не по-степному светлокожая, с рыжими длинными волосами, которые она вызывающе выпускала из-под шлема, в медно-желтых до блеска начищенных доспехах, да еще и на соловой лошади! Рыжее по рыжему на рыжем. Кому нравится, может считать золотым.
        - Стерва! Только себя и видит!
        - Думает, самая красивая.
        - Никто ее красивой не считает.
        - Ледащая кобыла! Одни кости!
        «Ну это кому как». В принципе Левкон понимал, за что Колоксай не любят. Здесь готовы были перегрызть друг другу глотку за один благосклонный взгляд царицы. А тут ближайшая подруга, возможно, любовница. Скачет рядом, ест с одного стола… Но в Колоксай было еще что-то, заставлявшее любого испытывать к ней неприязнь и чувствовать безотчетный страх перед этой изящной молчаливой красавицей в щегольских, безупречно чистых доспехах.
        Все знали, что она выполняет тайные приказы Тиргитао. Когда стало известно, что скифы убили своего царя Скила, никто не сомневался: без Солнышка дело не обошлось. В отличие от большинства меотийских всадниц - этих боевых слонов в полном вооружении - хрупкая Колоксай могла сойти и за танцовщицу, и за наложницу. Проникнуть куда угодно и откуда угодно уйти… Еще говорили, что в бою она не берет пленных.
        Холодная, расчетливая сука. Похуже Ясины и ее подруг. Между ними разница, как между кулаком и бритвой. Той бритвой, что полоснут по горлу, а ты и не заметишь. Эти могут только грязно ругаться. Как сейчас. Все-таки скифская брань покрепче. Как скажут: «Фагеш-кир-олаг!» - сразу ясно, что не здоровья пожелали. А тут: «мей-мун-джей-ля» - бабий язык.
        - Ты что тут? - Хозяйка отвесила Левкону затрещину.
        У Ясины уже с утра глаза были налиты. Вернее, один глаз. Правый зрачок меотийской поединщицы казался белым, как молоко. Говорит, его выхлестнула плетью сама Тиргитао за чересчур длинный язык. Однако злобной командирше это уроком не послужило.
        Сегодня на рассвете из номада сообщили о рождении у нее племянницы. Вечером намечался праздник. Овец Левкон уже освежевал. Остальные рабы, их было трое: мальчик, смотревший за конем, старая Асай, бывшая ключница Псаматы и угрюмый пастух-тавр, который не отходил от скота, - носили воду, скребли и убирали шатер.
        Бывший гиппарх нарочно долго возился с оружием, испытывая непреодолимое отвращение к мойке котла. Большого, человек на тридцать. Из стойбища Ясины прислали гору степных даров, главным из которых была голова барана, которую степняки варили в котле целиком - с шерстью, зубами, глазами и неотрезанным языком. При одном воспоминании о подобном пиршестве Левкона выворачивало, тем более что в котле так и остался на дне не отмытый с прошлого праздника слой черного жира, кишевший муравьями.
        Однако котел его все-таки не миновал. Отобрав у раба акинак и надавав в спину увесистых пинков, Ясина отправила его на берег оттирать проклятую посудину. А сама в обнимку с Македой завалилась обратно в палатку допивать перебродившее кобылье молоко. Эти стервы друг друга стоили. Обе рослые, нахальные и вонючие, как ишачихи. Когда-то Левкон думал о меотянках хорошо. Сколько воды с тех пор утекло? Три года. А кажется, было в другой жизни. И не с ним. Если боги выведут его на свободу, он по своей воле близко к бабам не подойдет. Хватит. Наигрался. У конской пиявки два рта, у женщины два слова: дай и дай!
        Когда через два часа, совершенно мокрый и измочаленный, он вернулся в лагерь, таща неподъемный казан, то получил еще пару раз по зубам за то, что «долго болтался».
        - На это хватило бы и получаса. - Ясина пнула сапогом в отчищенную до желтизны медь. - Тебя за смертью посылать!
        «А я сходил бы», - огрызнулся в душе Левкон.
        - В других делах он у тебя такой же шустрый? - заржала Македа, подходя сзади. - Брыкливый жеребец. Уступи на пару деньков. Я тебе его объезжу. - Она хлопнула бывшего гиппарха по спине так, что у него загудел позвоночник.
        - Не по собаке кость! - Ясина грубо отпихнула приятельницу.
        Другая бы обиделась, но бывшая тел охранительница только заржала и обняла подругу:
        - Дело твое. А парень как раз для меня. Люблю упрямых.
        У Левкона из глаз только что искры не сыпались. Если б у Македы было чуть больше мозгов, она бы остереглась говорить подобное. Но люди только с равными держат себя в руках, а при рабах редко скрывают свои мысли. Телохранительница даже не предполагала, что сейчас подписала себе смертный приговор. Ясина в глазах бывшего гиппарха давно была покойница.
        - Поставь котел и иди таскай воду, бездельник! - рявкнула хозяйка, сопроводив приказ тычком в плечо.
        Так и не произнеся ни слова, Левкон поплелся за ведром, хотя ноги у него гудели от двухчасового елозинья на корточках.
        Вечером шатер Ясины сиял изнутри, как гигантский фонарь. Его освещали двадцать глиняных плошек, залитых овечьим жиром, и еще не меньше десятка маленьких греческих терракотовых ламп. Если б в плену были только чужие вещи, Левкон легче бы переносил неволю. Но меотянки, как назло, обожали греческие побрякушки. Они приходили в неописуемый восторг от расписных лаковых амфор, легких складных стульев, тонких тканей и готовы были платить за них скотом, хлебом - чем угодно.
        Ужасно было прикасаться к родным вещам и думать, в каком набеге они захвачены, кто ими раньше владел, что стало с этими людьми… Такое же чувство было у гиппарха, когда скифы в первый день плена делили между собой его коня, сбрую, оружие. А потом поделили и его самого.
        Сейчас, разливая вино по легким киликам, Левкон думал: кто из гостей Ясины в состоянии удержать в руках эти изящные игрушки? После двух часов пьянки все уже полегли на войлочные ковры, расстеленные на полу, или отвалились к цветным подушкам у стен.
        Шатер был довольно просторным. В центральной его части веселились гости, славя хозяйку и ее новорожденную племянницу. Боковые крылья были отделены кожаными пологами, за которыми суетились слуги, раскладывая на деревянные блюда пищу, подаваемую со двора.
        Левкон вышел на улицу к костровищу посмотреть, не горит ли ягнячья тушка, и пропустил самый главный момент церемонии. С противоположной стороны шатра, обращенной к лагерю, раздался шум, потом дудение рожков, и, распахнув полог, перед честным собранием явилась сама Арета Колоксай с дарами от царицы. Шум, пение и голоса стихли, как по команде.
        Преклонив оба колена, как того требовал обычай, гостья протянула вперед на вытянутых руках ларец из черного дерева, инкрустированный слоновой костью.
        - Великая царица Тиргитао преподносит эти вещи, Ясина, твоей племяннице и твоему почтенному роду, - отчеканила Колоксай с такой непередаваемо надменной интонацией, что сразу стало ясно, кто здесь должен кланяться. - Открой крышку.
        Когда хмельная хозяйка откинула деревянный колпак, в воздухе застыли восхищенные возгласы. Столько золота сразу можно было увидеть только в подвале пантикапейского купца! Диадемы, браслеты, жемчужные ожерелья, дробленые, как орехи, изумруды, аметистовый пояс и россыпь монет из электрона - все, что успел заметить Левкон.
        - Долгие лета хозяйке! Здоровья и силы ее племяннице! - провозгласила Колоксай, принимая из рук Ясины полный килик красного вина.
        - Пусть растет такая же храбрая, как Ясина, - загалдели гости.
        - Такая же богатая и славная!
        - Пусть у нее будет столько же быков и овец! Телег и рабов!
        Все повскакали с мест, у амфор с заморским вином и бурдюков местного пойла началась толчея. Левкон понял, что пора снимать ягненка с вертела и кроить его тушку, а то закуски скоро не хватит. Он повернулся к выходу. За спиной слышались веселые голоса:
        - Почти наш пир, Арета!
        - Окажи нам честь!
        - Сама царица прислала тебя!
        «Кто-то еще утром называл ее сукой», - подумал гиппарх.
        Колоксай, поднявшаяся было, чтобы уходить, вынуждена была вновь опуститься на цветные подушки. Не уважить просьбу хозяйки она не могла, иначе нанесла бы ее роду несмываемое оскорбление. Да еще от имени царицы.
        - Эй, кто там? - крикнула Ясина рабам, вертевшимся за пологом. - Лучшего вина моей самой почетной гостье!
        Промедление в таких случаях было смерти подобно. Левкон схватил первую попавшуюся амфору - оказалось удачно, в ней плескалось желтое самосское вино - и мигом очутился возле Колоксай. Он осторожно наполнил ее килик, стараясь не перелить через край и не испачкать гостью.
        Колоксай коротко взглянула на него поверх чаши. Левкон немедленно отвел глаза - раб не должен смотреть на свободного прямо, - но тут же встретил ее взгляд, отраженный гладкой поверхностью напитка. Он был трезвым и злым. Ей явно не хотелось оставаться здесь.
        Поставив амфору на ковер, Левкон пошел на улицу к костру поторопить остальных слуг. Там работа кипела вовсю, не стоило и присматривать. Но когда он взялся за ручки плетеного ивового подноса, на котором старая Асай раскладывала сочные куски баранины, обернутые листьями конского щавеля, ключница вдруг схватила его за запястье.
        - Сегодня ты уйдешь отсюда, - прошамкала она. - Кто посмотрел на кого через чашу, тот за тем и пойдет…
        - Что ты несешь?! - огрызнулся Левкон.
        - Клянусь ключами моей прежней хозяйки!
        Он уже не слушал, с трудом вскинув поднос на плечо и балансируя под его тяжестью.
        - Петух не пропоет, а тебя уже здесь не будет! - крикнула ему в спину Асай.
        «Дров маловато, - подумал Левкон, боком протискиваясь в шатер. - Разнесу мясо, и надо рубить. Эх, черт, весь терн по балкам извели!» В палатке уже тяжело дышалось, и бывший гиппарх испытал облегчение, вновь выйдя на улицу. С час он махал топором, кроша высушенный топляк и тугие неподатливые ветки держидерева. Потом, весь взмокший, потащил чурки к костру, а когда вновь присоединился к рабам, носившим еду, в шатер уже мало кто из гостей ходил на двух ногах.
        Многие расползлись по своим палаткам, другие заснули на полу возле стен, подгребя под себя подушки и ковры. Бери их сейчас и режь, никто дурного слова не скажет. Те же, кто оказался покрепче, вели с хозяйкой бесконечную игру в кости. Едва взглянув на посеревшее лицо Ясины, Левкон понял - дела плохи. Женщина была азартна, но на памяти гиппарха ей еще ни разу не удалось выиграть. Ни у кого.
        Зная ее склочный драчливый нрав, остальные всадницы опасались играть с ней. Сейчас напротив Ясины, как назло, сидела Колоксай, которая, судя по мрачному выражению лица, тоже была не в восторге от развивавшихся событий.
        - Почтенная Ясина, - цедила она, - давай отложим нашу партию до завтра. Ты выспишься…
        - Ты хочешь сказать, что я пьяна? - Налитый кровью глаз хозяйки сверлил гостью.
        - Я хочу сказать, - невозмутимо возразила Арета, - что ты уже проиграла большую часть своего имущества. Что у тебя осталось? - Женщина обвела взглядом шатер. - Добычу прошлого похода ты отдала. Запасное оружие тоже. Играть на боевую лошадь Тиргитао запрещает. Поставить на кон подарок твоей племяннице - это неуважение к царице…
        - А отказ играть - это неуважение ко мне и духам моего очага! - заревела Ясина, мотая головой, как лошадь, на которую надевают недоуздок. - Я найду что поставить на кон. И отыграюсь! У меня есть рабы. Вон! - Она вскочила и, пошатываясь, двинулась к пологу. - Мальчишку и беззубую старуху ты, конечно, не возьмешь. А этот вполне сгодится. - Ясина вцепилась обеими руками в поднос, который держал Левкон, и изо всей силы дернула его на себя, так что мясо попадало на пол.
        - Угомоните ее, - обратилась Колоксай к подругам Ясины, но те лишь развели руками, мол, нечего поделать, в таком состоянии она буйная.
        - Она пьяна, - снова попыталась отнекаться от игры царская посыльная.
        - Она всегда пьяна, - философски заметила Македа, поднимая с ковра кусок баранины и отправляя его себе в рот.
        «Первая умная мысль в твоей пустой голове», - хмыкнул про себя Левкон.
        - Ставлю его. - Ясина снова плюхнулась на пол, все еще держа плетенку в руках.
        - Кого? Поднос? Барана? Или человека? - откровенно издеваясь, спросила Колоксай.
        - Его. - Ясина потыкала жирным пальцев в грудь раба. - Против всего, что ты у меня выиграла. И захлебнуться мне кобыльей мочой, если я не отыграюсь!
        «Ценное предложение». - Левкон стоял как вкопанный и наблюдал за происходящим без всякого видимого интереса. У него уже было восемь хозяев. Будет девять.
        - Завтра ты будешь жалеть, - с расстановкой произнесла гостья, глядя в потное лицо хозяйки.
        - Играй!!! - заревела та.
        «Боги, какие же люди буйные!» - Колоксай взяла костяной шарик, зажала его в ладонях, потрясла и выкинула на войлок.
        - Шестерка.
        Лучшее из возможного. Трехликая Мать дважды подтверждает свое благословение.
        Ясина с ненавистью вцепилась в костяшку, зажала ее пухлыми пальцами, трясанула и выпустила из рук, как дети выстреливают вишневой косточкой. Шарик пролетел через всю палатку и угодил одной из спящих всадниц в глаз. Та даже не пошевелилась.
        - Македа, что там? Посмотри, - попросила гостья, потому что хозяйка уже хватала воздух ртом и была близка к удару.
        - Два, - отозвалась бывшая телохранительница царицы. - Хоть я тебя и не люблю, но врать не стану. Ясина проиграла.
        Она подошла к подруге и скорчила ей пьяную рожу:
        - А ты, дура, не хотела со мной поделиться. Говорила, кость не по мне. Вот Колоксай и сгрызла твою кость. У нее зубы молодые.
        Ясина в гневе попыталась встать, но не смогла. Она завыла, изрыгая мощный поток проклятий, перешедший в жалобное бормотание, хлюпанье носом и, наконец, свист.
        - Захрапела, - невозмутимо констатировала Македа, оттаскивая подругу к стене и прикрывая краем войлочной кошмы.
        - Завтра я все верну, - сказала Колоксай, обращаясь к тем, кто еще мог ее слышать. - Ясина была не в себе и не заслуживает того, чтоб лишать ее имущества. Тем более в собственном доме на празднике.
        Гости одобрительно закивали головами: «Честный и благородный поступок», «Недаром ты в милости у царицы, Колоксай».
        - Собери все, что она проиграла. - Арета показала Левкону брошенный на полу плащ. - И иди за мной.
        - Почему не оставить вещи и раба здесь? - ехидно осведомилась Македа. - Раз они тебе не нужны.
        На бледном, совершенно трезвом лице Колоксай зажглась кривая усмешка.
        - Я знаю, как почтенная Ясина любит меня. Да и многие здесь тоже. - Она обвела глазами шатер. - Стоит какому-нибудь колечку закатиться за войлок, как она завтра же скажет, что я утаила наиболее ценную часть выигрыша и только прикинулась щедрой, чтоб заслужить похвалу царицы.
        «А она не дура», - про себя отметил Левкон.
        - Или спьяну ей придет в голову выколоть глаза рабу и сказать, что я это сделала из ненависти к ней, - ровным голосом продолжала Колоксай. - Нет уж, все видят, сколько я уношу сегодня. И сколько принесу завтра. Идем. - Она подтолкнула Левкона к выходу.
        На улице у самой палатки бывшего гиппарха схватила за руку Асай:
        - Помни, что я тебе сказала. Ты уже сюда не вернешься.
        Новая хозяйка была неразговорчива. Она шагала по ночному лагерю, попадая ногой в черные неглубокие лужицы. Левкон подумал, что недавно прошел дождь, а он, закрутившись в шатре Ясины, даже не заметил.
        - Сюда.
        Ее палатка оказалась значительно меньше и беднее. Ни скота, ни кибитки, ни рабов. Темная изнутри, она почудилась бывшему гиппарху входом в склеп. Не было ни дыхания спящих, ни запаха еды. Пустой шатер слабо колыхался от ветра, продувавшего его насквозь через откинутые пологи. Это зрелище в абсолютной ночной тишине навеяло на Левкона тяжелые мысли. Разом вспомнилось все страшное, что говорили о Колоксай.
        Арета слабо подтолкнула его в плечо. Это прикосновение обоим было неприятно, но, кажется, она вообще предпочитала объясняться жестами. Левкон опустил узел с выигрышем у столба, поддерживавшего свод, и, мысленно воззвав к духам-защитникам, шагнул внутрь. На него не набросились невидимые чудовища. Просто в полной тишине этого пустого жилища царила такая подавляющая тоска, что гиппарх почувствовал себя еще неуютнее.
        Знаком хозяйка показала ему за правый полог, отделявший закуток для слуг, и швырнула скатанное в трубку войлочное одеяло. Левкон взял было его в руки, но тут же выпустил. От скатки не пахло человеком. Сейчас это почему-то произвело на раба отталкивающее впечатление. Больше не обращая на него внимания, Колоксай улеглась в своем углу, немного поворочалась, и вскоре Левкон услышал ровное дыхание.
        Сам он забился за низкий столб, державший заднюю часть шатра, и не смыкал глаз до рассвета. Им овладел иррациональный ужас. «Спит она, как же! - стучало у него в голове. - Только закрой глаза. Мигом перережет горло. Чтоб насолить Ясине». Бывший гиппарх не припомнил бы, чтоб за три года плена хоть раз так боялся. И чего? Смерти? Здесь смерть - лучшее из возможного. Страх был безотчетным и не имел формы. Казалось, кто-то ледяными пальцами пробирается в душу и лишает ее возможности сопротивляться. «И девка-то, тьфу! Воробей на навозной куче. - Левкон был зол на себя. - Добро бы боялся Ясину!» Но Ясину он просто ненавидел. Эта же… Убийца Тиргитао. Ночная тень. Он твердо решил не спать и при первой попытке Колоксай приблизиться свернуть ей шею. А там будь что будет.
        Бывший гиппарх так издергался за ночь, что с рассветом смежил веки и провалился в глубокий крепкий сон. Кошмары мучили его только наяву.
        - Эй! - Носком сапога Арета слабо толкнула слугу в плечо.
        Оказывается, солнце уже поднялось над седловиной холма. Это как же он так оплошал? У Ясины рабы вставали раньше хозяев, и если б такое случилось у нее… Левкон заметался было по палатке, ища, что бы вокруг себя собрать и привести в порядок.
        - Идем. - Уже умытая и причесанная Колоксай стояла у входа. - Возьми вещи Ясины.
        Только тут гиппарх вспомнил все. Слава богам! Он возвращается из этого склепа к своей верблюдице. Та хоть будет бить, но не убьет!
        Утренний лагерь был полон гомона и шума. Рабы проветривали палатки и вытряхивали одеяла. На маленьких костерках кипели котлы. Кое-кто из наиболее расторопных уже возился с лошадьми. Все таращились на странную пару, шагавшую через лагерь. Аккуратную, подтянутую Колоксай и не попадавшего в ногу заспанного раба Ясины. У шатра последней царская телохранительница остановилась. «Здесь явно был погром», - мелькнуло в голове Левкона. Правое крыло вместе с деревянными столбами и кожаным навесом было опрокинуто. Котел перевернут, остатками жирной воды золу смыло вниз в каменистую балку. Плетеная кибитка лежала на боку, а у колеса сидела Асай и пыталась собрать в корзинку остатки раздавленной сапогами рыбы. «Должно быть, Ясина проспалась и буянила», - подумал раб.
        - Кажется, мы вчера рановато ушли, - с усмешкой произнесла Арета. - Эй, старая, - крикнула она ключнице, - где твоя хозяйка? Иди скажи: Колоксай пришла вернуть выигрыш.
        В ответ из недр развороченного шатра раздался трубный рев, и на пороге возникла мощная фигура Ясины.
        - Ты… смеешь… мне…
        Хозяйка была не в лучшем настроении. Ее опухшее, как подушка, лицо сияло гневом. Красный оплывший глаз таращился на незваную гостью, готовый сожрать ее живьем. Казалось, Ясина вот-вот набросится на царскую телохранительницу и разорвет ее в клочки.
        - Ты… все у меня отняла!
        На ее крик из соседних палаток стали высовываться всадницы, собралась толпа.
        - Я пришла все тебе вернуть, - невозмутимо заявила Арета. - Вот раб. Вот золото. Посмотри, если хочешь, все ли на месте.
        - Мне не нужны твои подачки! - вне себя от ярости, выкрикнула Ясина, вцепившись ногтями в собственные щеки. - Убирайся! И больше никогда не приходи сюда! Царская сука! Убийца! Воровка!
        - Кажется, нам не рады, - холодно констатировала Колоксай. - Идем.
        Она гораздо проворнее, чем полагалось женщине, не желавшей чужого имущества, схватила Левкона за руку и потащила прочь от шатра его бывшей хозяйки. Сбитый с толку раб не выпускал из рук узел с золотыми побрякушками.
        Со всех сторон слышалось:
        - Ясина, ты дура!
        - Колоксай поступала с тобой по чести.
        - Совсем свихнулась!
        - Собака от злости бесится!
        Левкон скосил глаза и увидел, что Арета заходится беззвучным смехом. Ее явно забавляло происходящее. И этот внезапный приступ веселья в сочетании с ледяным выражением лица произвел на него еще более отталкивающее впечатление. Она специально разыграла комедию с возвращением проигрыша, чтоб еще больше унизить Ясину.
        - Займись тут чем-нибудь, - буркнула Арета, бросив его у входа в свой шатер, и, повернувшись на пятках, зашагала к центру лагеря, где на небольшой насыпи, сплошь укрытой круглыми щитами, возвышался шатер царицы.
        Левкон почесал в затылке. Легко сказать: займись - в чужом-то доме! Утешив себя тем, что работа дурака найдет, он перешагнул через порог палатки. Собрать раскиданные вещи, перетряхнуть постель, почистить оружие… Под пологом царил отталкивающий порядок. Ровные ряды одеял, сложенные на деревянный сундук у стены, как лепешки на поднос. Скатанный войлок, обнажавший земляной пол. У Ясины всегда был такой свинарник, что только выгребай! Левкон для порядка поискал веник. Беда. Куда она его прячет?
        Оружие. Но эта баба - не Ясина. А по закону за прикосновение к хозяйскому оружию без разрешения рабу отрубали кисти рук. К тому же аккуратно развешенные на деревянном столбе в центре шатра доспехи прямо-таки резали глаз своей противоестественной чистотой. «Такое впечатление, что она их надевает только для вида. Ни одной вмятины».
        Лошадь. Ну да, оставалась лошадь. С утра Колоксай явно не успела ее почистить и выводить - это занятие для рабов. Левкон открыл небольшой загон, располагавшийся слева от шатра. Рослый соловый жеребец с белой отметиной на лбу враждебно косился на чужого человека. У Ареты был дорогой конь, не степной, чистокровный фессалиец. Редкая и очень ценимая здесь добыча. Вероятно, подарок Тиргитао. Сам гиппарх предпочитал кобыл, они спокойнее в бою. Большинство меотянок думали так же. В том, что Солнышко разъезжала на ненадежном скакуне, был вызов. Делаю, что хочу, и никто мне не указ, пусть брыкается.
        - Как тебя зовут?
        Конь захрапел и попятился, а потом, видя решимость незнакомца накинуть недоуздок, попер на него грудью. «А вот этого не надо. - Недаром Левкон с детства возился с лошадьми. - Я ж насквозь тебя вижу, пакостник». Жеребец не успел сбить его с ног, когда гиппарх, вцепившись ему в загривок, одним прыжком вскочил на спину. «Узды не хочешь? Мы без узды». Скакун заржал и начал бить задом. «Главное, плетень не разнести», - думал Левкон.
        - Ну тихо, тихо, хороший мальчик! - уговаривал он, делая на жеребце второй круг по тесному загону. - Ей позволяешь ездить и мне позволишь.
        Конь сопротивлялся недолго. Лошади упрямятся, только когда чувствуют слабину. А если слабины нет, тут и делать нечего. Ощутив, что ездок уверенно правит им и без узды, одними коленями, жеребец сник и вскоре пошел ровно. Он позволил вычистить себя и, накинув уздечку, вывести на общий круг. Меотянки недавно переняли это эллинское изобретение, но пользовались им, только чтоб поддерживать форму дорогих не степных лошадей. С родной «скотиной» они обращались по-свойски - выгнали в табун за лагерем, и ладно.
        За изгородью из жердей последние ленивые рабы догуливали последних лошадей. Заметив Левкона, они гурьбой обступили его, не давая шагу шагнуть.
        - Мы думали, тебя вперед ногами вынесут!
        - Одна из двух точно убьет!
        - Рассказывай!
        - Как она?
        Вопросы сыпались со всех сторон, а Левкон только мялся. Вообще-то принято предупреждать своих, кто из хозяев как себя ведет с рабами. Мало ли кому еще не повезет попасть в твою шкуру. Говорили обычно все. Но бывшему гиппарху и рассказывать-то было нечего. К тому же парни просто слюной давились, так любопытно было знать, что представляет собой ночная убийца Тиргитао.
        - Чего молчишь? - послышались недовольные голоса. - Как она вообще? В смысле как баба?
        - Не знаю, - хмуро процедил Левкон. - Спала себе всю ночь. Даже не шуршала.
        - А ты? - не унимались слушатели.
        - Мне что, больше всех надо? - огрызнулся гиппарх.
        - Мог бы…
        - Нет, он прав, - поддержали Левкона не столь ретивые. - Тут не знаешь, на что нарвешься. Вот был случай… - И пошли, и поехали вспоминать: кто, кого, как и почему.
        - Все ясно. - Разговор вернулся к Колоксай. - Ей мужики не нужны. Она царская любовница. Не тужи.
        «Была нужда!» - в душе возмутился Левкон.
        - Вот полгода назад у нее был рабом напейский мальчишка…
        Но Левкон больше их не слушал, он отлично помнил историю с напейским толстяком. Как его звали? Кажется, Фарах. Да ладно. Теперь уж чего гадать. В общем, не так давно Тиргитао привезли дары от напеев. А они обожают толстых мальчиков. Специально откармливают их орехами, татуируют ноги и используют как девочек. Вот один такой толстяк-переросток лет тринадцати, загремел к обычным рабам. Да еще в походный лагерь. А здесь только поворачивайся: телеги, котлы, лошади, сбруя. И все на ходу. Бедняга ноги не успевал переставлять - огромный, неуклюжий увалень, - на него то и дело кто-нибудь наскакивал или что-нибудь падало. К тому же рабы сразу же невзлюбили напея и всячески издевались над ним. Им только покажи слабину - отпляшутся на костях. Левкон хорошо знал, что отстоять себя среди невольников иногда даже труднее, чем перед хозяевами. Словом, толстому напею не повезло: его шпыняли за дело и просто так. Однажды на кругу двое идиотов стали перекидывать мальчишку друг другу, как мешок с тряпьем. А шутка состояла в том, что оба были на конях и толкали толстяка лошадиными боками. Народу собралось у изгороди!
Хохот. Свист. Крики. Возможно, Левкон вмешался бы. А возможно, и нет. Он сам тогда еле ноги таскал после «погребения» с Псаматой. Колоксай появилась неожиданно. Перескочила через ограду, только копыта у жеребца сверкнули. «Оставьте его». - Больше ничего не сказала, а дураков как ветром сдуло. Подобрала мальчишку и увела к себе. Левкон еще помнил, как неуклюжий напей возился с ее лошадью. Но вскоре Фарах умер. Парни говорили, она его задушила. Но в это гиппарх как раз не верил. Просто такому толстяку трудно носить свой собственный вес. Да еще на здешней жаре. У него сердце не выдержало. Только и всего.
        Выводив коня как следует, он вернулся к шатру. Новая хозяйка еще не покинула царицу, а время уже клонилось к полудню, и следовало подумать о еде. За оградой из воловьей кожи, натянутой на деревянные палки, как на раму, гиппарх обнаружил очаг. Он был сложен из аккуратно пригнанных друг к другу камней и пробитого медного щита, чтоб удобнее было выгребать угли. Щит был греческий, с летящей птицей, отчеканенной на внешней стороне. Ворочая его, Левкон тяжело повздыхал о судьбе хозяина и принялся за работу. Тут же у костровища в плетеном коробе лежала посуда - бронзовый котелок и деревянные миски. Сразу видно: ни шумных праздников, ни многочисленных гостей у Колоксай не бывает. Сбоку между камнями были вставлены ножи. В мешочке, прикрученном к крышке короба, висела соль.
        Правильное хозяйство - всего немного и все на своем месте. Ничего не надо искать, кроме главного. Ответа на вопрос: что она ест? Подашь не то - пеняй на себя. Вообще-то Левкон умел готовить почти все. Степной рацион нехитер. Ясина обожала кровяную похлебку. Скифы любят мясо и сухое тесто в молоке. Он сам полжизни отдал бы сейчас за оливки…
        На свой страх и риск гиппарх решил воспроизвести похлебку. Никто не знает, как Колоксай к ней отнесется, но еще хуже не встретить голодную хозяйку хоть какой-нибудь едой. Кровяного пойла, конечно, не получилось. Но сухое соленое мясо среди запасов Ареты имелось в изобилии, а с морковью и горохом, найденными в мешке за палаткой, можно было есть и даже не особенно плеваться. Только на это Левкон и рассчитывал.
        Арета вернулась в середине дня. Мрачная и усталая. Словно она у царицы камни таскала, а не бездельничала в охране. Запах горячей еды привел ее в недоумение. А вид чистой лошади с высоко перебинтованными холстиной передними ногами окончательно добил.
        - Как, ты сказал, тебя зовут?
        Ничего похожего он не говорил.
        - Поставь стол здесь. - Колоксай ткнула пальцем за левый отбрасывавший длинную тень полог палатки.
        Еще одна новость: она сидит за столом, а не подогнув под себя ноги на земле, как большинство кочевниц. Кстати, по отсутствию крошек в шатре мог бы и сам догадаться вынести на улицу мебель. Левкон заметался. А зря.
        - Надеюсь, там рыбы нет? - Арета подозрительно покосилась на котелок.
        «Ненавидит рыбу», - пронеслось у него в голове.
        - Нет. - Он занервничал: «Неужели несет рыбой? Я не чувствую! Посуду нужно было лучше мыть. Иногда сухое мясо…»
        Левкон уже держал снятый котелок на весу и не знал, нести ли его хозяйке.
        - Ну? - потребовала она.
        Лучше б ей помолчать, потому что новый раб явно ни умом, ни расторопностью не отличался. Он рванулся вперед с котелком в руках, зацепился ногой за растяжку палатки, наступил на камень, которым был привален край войлочной стенки, и загремел бы, если б Арета вовремя не перехватила ручку котелка. Однако похлебка жирной волной все-таки плеснула через край и обдала ей ногу от щиколотки до пальцев.
        Арета завизжала, отшвырнула посудину и начала, прыгая на одной ноге, стягивать короткий сапожок-скифик, в который залилась горячая жидкость. Левкон был потрясен случившимся не меньше нее. Но в отличие от скачущей и стонущей хозяйки он застыл как каменное изваяние, ожидая развязки. Вытряхнув морковь из сапога, Арета подняла на слугу почерневшие от гнева глаза и со всей силой швырнула в него мокрым горячим скификом. Левкон не стал уворачиваться. Подумаешь, сапог! Он уже выставил правый бок и нагнул голову - подставляться надо умеючи. Слева у него два ребра сломаны. По ним бить выйдет больнее.
        Но продолжения не последовало. Ругаясь, Арета двинулась к старому казану для дождевой воды мыть ногу. А оттуда запрыгала в палатку и там уже начала скулить. Видимо, он действительно сильно обжег ее. Слабенькие щенячьи звуки перебивались до мурашек знакомыми: «Фагеш-кир-олаг!» Левкона не удивило, что она знает скифский. Кто убил Скила? Но выходило все как-то жалобно. Без нужного напора.
        Он не позволил себе жалеть хозяйку. То, что Колоксай не выплеснула гнев сразу, было дурным знаком. Ударит потом. Исподтишка. Когда он не будет готов. Всю следующую ночь Левкон тоже не спал, опасаясь мести за ошпаренную ногу. Мало ли что взбредет ей в голову? Разные случаи бывали. Зимой одного раба при кухне сварили. За воровство жира. Он его продавал рыбакам уключины смазывать. Так вот, сунули живьем в котел и прокипятили, как белье. Чтоб другим было неповадно. А что хозяева творят - не к ночи будет помянуто… Он все-таки заснул. Как вчера, под самое утро. Арета даже не стала его будить. Ушла по делам, и все.
        Постепенно гиппарх освоился в новом хозяйстве. Работы было немного, даже на одного. Понятно, почему Арета не держала рабов. Он чувствовал, что женщина тяготится его присутствием. Колоксай привыкла жить одна, и чужой человек в палатке ей был явно не с руки.
        Могла бы сбыть раба на кухню или другие работы по лагерю. Дел всегда хватало: сбруя, лошади, телеги. Но это почему-то не приходило ей в голову. Может быть, потому что охранница всегда была страшно занята у царицы. Даже ела и ночевала иногда там. Ее радовало, что кто-то ухаживает за жеребцом, - вот, пожалуй, единственное полезное дело, которым занимался Левкон. Коня звали Арик, и он быстро привык к новому конюху. Такие тонконогие скакуны, в отличие от мохнатых степных лошадок, требовали постоянной заботы. Копыто разбил, ногу потянул, спину натер, вовремя не заметили - и пиши пропало.
        Царица закрепила выигрыш за Колоксай, а Ясине, пожелавшей бросить сопернице вызов, приказала подождать с поединком, пока у Ареты не заживет нога. Однажды на кругу Левкон заметил лошадь Ясины, которую привел незнакомый раб. Гнедая приветливо заржала и потянулась гиппарху навстречу. Невольник еле удержал животное, повиснув на узде. По виду он был грек, и Левкон подошел поговорить с ним, как принято. Объяснить, чего бояться у Ясины и как себя вести, чтоб выжить и не загреметь на общие работы. Но пленный был так напуган, что двух слов связать не мог. Видно, Ясина со зла показала себя во всей красе.
        - Вот этот? - услышал Левкон у себя за спиной и вздрогнул от неожиданности.
        Круг пересекла царица в сопровождении Колоксай. Тиргитао держала телохранительницу под руку и с любопытством разглядывала раба.
        - Говорят, когда Македа хотела купить его у Ясины, та заломила цену. Четыре овцы и конь в боевой сбруе. - Тонкие брови царицы насмешливо дрогнули.
        - Ну а мне он достался даром, - с вызовом отозвалась Арета.
        - Не сердись, - улыбнулась ей госпожа. - Я надеюсь, вы решите дело миром.
        «Как бы не так, - думал Левкон, глядя в спину удаляющейся царице. - Я действительно дорого стою, и Ясина этого не забудет».
        Теперь он понимал, почему Арета осталась равнодушна к нему. Рабы на кругу были правы. Во взгляде Тиргитао читалось гораздо большее, чем простое благоволение. Его сбило с толку то, что сама Колоксай мало походила на таких женщин. Но кто же отказывает царице?
        Значит, и беспокоиться не о чем. Он не нужен ей ни как раб, ни как мужчина. Вернее, как мужчина-раб. Но это-то главным образом и пугало. Холодная, отрешенная от всего Колоксай тенью скользила в своем шатре, а потом надолго исчезала, не сказав ни слова. За неделю они обменялись не более чем парой реплик, касавшихся лошади, сбруи и еще каких-то мелочей. Казалось, все должно устраивать гиппарха, но он постоянно оставался настороже, ожидая от этой странной женщины чего угодно.
        На пятую ночь, послушав дыхание спящей, Левкон решил возобновить свои тайные тренировки. Он порылся у себя в головах и, вытащив из-под войлока то, что искал, осторожно выскользнул из палатки. Это была увесистая грабовая палка, найденная им больше года назад, еще в стойбище Псаматы, собственноручно обструганная, в нужной степени подсушенная над огнем и до блеска отполированная ладонями. По весу и центровке она почти идеально соответствовала мечу для верхового боя. Таская воду и чистя лошадей, не сохранишь нужную форму. А он поклялся себе, что рано или поздно, живой или мертвый выберется отсюда. Тогда… будет тогда. А сейчас прикоснуться к оружию для раба - смерть.
        Левкон застыл за задней стенкой палатки. Здесь его никто не мог заметить, и бывший гиппарх вдоволь намахался дубиной. Светила луна. В ее обманчивом блеске даже жалкая грабовая палка могла сойти за меч - только закрой глаза и представь, как отливает темным сиянием бронза клинка… Когда Левкон опустил свое «оружие», оно вовсе не казалось ему смехотворным. Может быть, потому, что теперешняя усталость отличалась от той, которая охватывает после рубки дров или рытья лопатой. Болели правильные мышцы. Ныли не поясница и спина, а пресс, икры ног, плечи.
        Левкон с хрипом выдохнул и вдруг ощутил, что он не один. Возникло неприятное чувство, что за ним кто-то наблюдает из укрытия. Холодно, без симпатии. Гиппарх быстро оглянулся. Прямо на него из-за слегка откинутого заднего полога палатки смотрела Колоксай. Она стояла на четвереньках, высунув всклокоченную со сна голову из-под войлока и удивленно таращила совершенно черные в темноте глаза. Наверное, ее разбудил звук рассекаемого воздуха. На лице женщины не было написано гнева.
        - Кир-олаг! - буркнула Колоксай и, как собака, поползла задом обратно в шатер.
        Больше он не удостоился ни звука. Обескураженный таким отношением к своему незаконному занятию, Левкон еще некоторое время посидел на улице, ожидая, не последует ли продолжения. А потом украдкой заполз на свою половину. Судя по тихому сопению, Арета опять заснула. Ей явно было наплевать, чем он развлекается. «Вот интересно, если б я ее сейчас шарахнул палкой по голове, что бы она стала делать?» - не без раздражения подумал гиппарх. Ему вдруг захотелось, чтоб эта невозмутимая стерва осознала, что он может быть очень опасен.
        Дальнейшие события развеяли его иллюзии. Нога у Колоксай зажила, и она устроила Ясине показательный мордобой на глазах у всего лагеря. Накануне глупая ишачиха попыталась с ней примириться. По крайней мере внешне. Гадить за спиной Ясина не перестала бы, это Левкон знал. Но открытого поединка по понятным причинам опасалась: вокруг Ареты так и витал ореол ночной убийцы. Мало ли что она выкинет во время боя?
        Гиппарх уже заканчивал утреннюю выездку лошади, когда на кругу появилась Колоксай. Она куда-то торопилась. На ней были не обычные щегольские доспехи с блестящими медными вставками, а поношенный кожаный панцирь и легкий круглый шлем, прикрывавший темя. Женщина махнула рукой, подзываете с лошадью, и тут у нее за спиной возникла Ясина.
        - Мы повздорили, Колоксай, - сладким, как мед на лезвии ножа, голосом пропела она. - Я не желаю с тобой драки. Да и Тиргитао этого не одобряет.
        - Что ты хочешь сказать? - Арета подняла брови, но не повернулась к говорившей.
        - Если тебе по вкусу мой раб, оставь его у себя, - продолжала Ясина, бросив быстрый недобрый взгляд на гиппарха. - Но ты должна знать: он достался мне при дележе добычи в синдийской деревне. А до этого был закопан в могилу вместе с прежней хозяйкой.
        Впервые Левкон увидел на лице Ареты удивление. Даже испуг. По местным понятиям, он являлся покойником, а то, что продолжал ходить по земле, - страшным святотатством. Согласно закону, Ясина должна была восстановить порядок вещей, убив его. Однако жадность не позволила ей отказаться от сильного здорового раба. К тому же у этой блудливой твари были причины сохранить ему жизнь. У холодной, как вода в чашке, Колоксай - нет.
        - Ты меня утомила. - Всадница так и не обернулась к Ясине. - Мне некогда. - Она взобралась в седло и, ударив Арика пятками, перескочила через изгородь.
        Гиппарх едва сдерживался, чтоб не вцепиться в горло бывшей хозяйке. Его лицо оставалось каменным, но покраснело, как кирпич. А ведь если разобраться, Ясина всего-навсего ревновала его, беспробудно, как пила. И только поэтому решила погубить.
        Колоксай вернулась на закате. Смертельно усталая и на взмыленной лошади. Арик плелся, едва переставляя ноги. Всадница тут же пошла к царице, хотя шаталась и прихрамывала. А Левкон дал коню остыть и повел его купаться, благо вода была еще теплой. Бедного жеребца чуть не загнали, и гиппарх был зол на хозяйку, оглаживая тяжело ходившие бока своего любимца. Бабы, что с них взять? Никого, кроме себя, не понимают!
        Он по пояс стоял в море и лил коню на круп соленую воду. Вскоре на берег из лагеря спустилась и сама Колоксай. Раздевшись вдали у камней, она тоже вошла в море, немного поплавала, полежала на волне и выбралась на песок. В вечерние часы на косе многие купали лошадей и мылись сами. Усевшись у камней, Арета стала отжимать и вычесывать волосы. Степняки лишены эллинских понятий о стыде, для них нет ничего неестественного в том, чтоб разгуливать по берегу нагишом: никто же не моется в одежде.
        В общем-то Левкон давно ко всему привык. Но сейчас ему показалось, что взгляд хозяйки остановился на его спине. Это ему не понравилось: бежавшему рабу делали метки. Раскаляли в костре медный прут и проводили по лопатке. У Левкона Арета насчитала четыре такие продольные полосы плюс скифское клеймо. Получалось, он пускался в бега пять раз. Не повезло. Гиппарх скривился. Никому не понравится, когда разглядывают знаки твоих неудач. Можно было зайти за коня с другого бока, но рано или поздно придется вылезать из воды. Слава богам, Колоксай пялилась на него недолго. Она растерла волосы холщовой тряпкой, закрутила их вокруг головы, оделась и побрела обратно в лагерь, невозмутимая, как всегда.
        Наутро Арета одна отправилась к шатру своей соперницы и, пинками растолкав Ясину, во всеуслышание объявила, что готова выпустить ей кишки. Тут же собралась толпа. Всех рабов с лошадьми прогнали с круга, и там Колоксай без особых усилий так отлупила противницу, что притиснутый к изгороди Левкон мог только поаплодировать в душе.
        - Это тебе за игру в кости, - приговаривала она. - Это за неуважение к моей щедрости. Это за чересчур длинный язык.
        Ясина, как большой сноп в день урожая, клонилась то на одну, то на другую сторону. Всем, кто следил за поединком, наглядно показали, почему надо опасаться Ареты. И разом подтвердили самые мрачные слухи насчет количества убитых ею людей. У нее был просто талант рассчитывать удар и вкладывать в него всю силу. Когда-то Левкон именно этому учил своих солдат. Сила еще сама по себе ничто. Важно правильно распределить ее, найти у противника слабое место - а на это отпущены секунды, - добраться до слабины и вот тут врубить на полную… Сам он этого не смог. Тем более обидно было сознавать, что какой-то недомерок у всех на глазах, как мясник в лавке, разделывает Ясину. Эту тушу в шесть пудов жира и кобыльего молока. Причем одними руками, не вынимая оружия.
        Глядя на это избиение младенцев, Левкон испытывал не то чтобы зависть, а запоздалое раскаяние. Он-то, дурак, первые ночи не спал, думал: подступится - шею сверну. Какую шею? Она действительно убийца. Прирожденная. Хладнокровная. Как на бойне.
        - Все? - не повышая голоса, спросила Арета у лежавшей на земле Ясины. Сама она сидела верхом на ней, поставив локоть в ямку на горле противницы.
        - Все, - выдохнула та.
        - Без обид?
        Последние слова Колоксай были встречены дружным смехом. Телохранительница встала и, отряхнув одежду, пошла к изгороди. Подруги Ясины бросились к неподвижному телу.
        - Ты ее искалечила! - крикнула Македа.
        - Нет, - не оборачиваясь, отозвалась Арета. - Поучила.
        Вечером в палетке она знаком подозвала Левкона.
        - Завтра до рассвета я уеду, - сказала Колоксай. - В лучшем случае на неделю. В худшем… - Она махнула рукой. - Пока меня нет, помни: ты здесь никому ничем не обязан.
        За это было отдельное спасибо. Ничейный раб на время отсутствия хозяина оказывался общим. Его могли заставить копать канаву вокруг лагеря, таскать землю, выгребать навоз, чистить котлы, только уже на всех. Кто угодно мог предъявить на него права: плен есть плен. Только тут Левкон догадался, зачем Колоксай отделала Ясину как раз накануне своего отъезда.
        Утром она исчезла, причем так тихо, что гиппарх опять все проспал. А когда встал, то в загоне не только не было самого Арика, но и лошадиный навоз успел остыть.
        Колоксай вернулась, как и обещала, через неделю. За это время Левкон уже одурел от безделья. Когда Арета протрубила у ворот лагеря в рожок, гиппарх узнал не столько этот жалобный звук, сколько хорошо знакомый стук копыт. «Переднее правое разбито. Задняя нога потянута. Да что она на нем, через рвы скакала?! Могла бы поберечь чистокровную скотину! Не про вас, кляч, такая добыча!»
        Раб поспешил к воротам, чтоб принять коня и… даже опешил при виде Колоксай. Таких измочаленных человеческих ошметков он не наблюдал давно. Арета висела, вцепившись в узду и стучась носом о клочковатую гриву жеребца, в которой застряли репьи и солома. Арик шел, переставляя ноги только по привычке.
        Было видно, что всю неделю всадница провела в седле, и если ела, то так - птичьим налетом. Арета сползла на землю, перекинула Левкону повод и, опершись на плечи подбежавших меотянок, захромала к царскому шатру. Только через час «амазонки» царицы принесли ее на плаще обратно. За это время Левкон успел кое-как почистить коня, высоко перебинтовать ему ноги и задать несчастному животному корму. Немного. Чтоб с пережору у Арика не случился заворот кишок.
        Телохранительницы Тиргитао положили Колоксай на одеяло у стены.
        - Займись ею, - распорядилась старшая. - Ран нет. Но она очень устала.
        «Сам вижу! - внутренне огрызнулся Левкон. - Валите отсюда, стадо кобылиц. Весь пол истоптали!» Он наклонился над Колоксай и стал осторожно снимать с нее одежду. Женщина не сопротивлялась.
        - Сожги это, - слабым голосом приказала она. - Уже не отстирать.
        Действительно, едкий конский пот насквозь пропитал ее кожаные штаны и куртку.
        - Я сама вымоюсь. Потом, - прошептала Колоксай. - Вскипяти воду.
        Воду он давно уже поставил. Еда тоже была. Но есть она сейчас не станет. Только пить. Позже можно будет заболтать теплого молока с хлебным крошевом и влить туда меду. Левкон накинул на хозяйку одеяло. Несмотря на жару, Арету от слабости бил озноб.
        Гиппарх собирался сводить Арика к морю. Беглая чистка в загоне его не устраивала. Спина у скакуна была разбита, а йодистая меотийская вода быстро лечила раны. Когда он вернулся, ведя жеребца в поводу, оказалось, что Арета уже вылезла из постели и наплескала у палатки здоровенную лужу, начавшую затекать под шатер. Удовлетворив свою тягу к чистоте, хозяйка потребовала меду с молоком и, макая в чашку сухую ячменную лепешку, стала смотреть, как он возится с мокрым войлоком.
        - Разомни плечи, - попросила она. От сытости ее снова повело в сон.
        Левкон оставил столб на месте, ополоснул руки и вернулся к ней. Что тут разминать? Воробьиные косточки! Но когда он как следует взялся за загривок, а потом пошел от плеча к лопатке, Арета взвыла в голос. Мышцы были забиты страшно. Рука вообще каменная. Стреляла. И махала. Сразу видно. Даже запястье распухло. Не бери акинак больше, чем можешь удержать! Тут тоже своя хитрость. Оружие, тяжелее, чем тебе положено, хорошо в коротком бою. Напрягся, перетерпел, использовал преимущество сильных ударов. Колоксай при ее весе это необходимо. Но если долго… Рука отвалится.
        «Да ори же ты, дура! Чего зажалась?» - Левкон изо всей силы надавил крест-накрест сложенными ладонями ей на лопатку. Колоксай подавилась криком. Камни в мышцах были с голубиное яйцо. Спасибо, у него руки как клещи. Другой бы не выдержал. Только плечи прошел, а уже сам весь взмок. Что с ногами будет? Он собирался перейти к ягодицам, когда Арета резко и непроизвольно сжалась. Точно ее скрутил мгновенный спазм.
        - От коленей, - хрипло приказала она.
        Левкон застыл с поднятой рукой. «Как от коленей? Так нельзя». В ее состоянии нужно от шеи до пяток и желательно не один раз. Небось отколотила себе весь зад. Как каменный! Еще и внутренняя сторона бедер сведена.
        - От коленей, - прорычала Арета, заметив его замешательство.
        От коленей так от коленей! Он спорить не будет. Его еще в первый месяц плена отучили от этого занятия. Самой же хуже! Левкон с раздражением взялся за щиколотку хозяйки, чтоб приподнять ногу, и тут ощутил, что бедра Ареты все еще сведены судорогой. Болезненное узнавание не понравилось гиппарху. Так вот, значит, как? Ее насиловали? Эту ночную убийцу Тиргитао, к которой и подойти-то страшно?
        «Меня-то чего бояться? - хмыкнул Левкон. - Вот уж не найти безопаснее!» Он развернул щиколотку, и туг его ждало новое открытие. Круглое бурое пятно украшало левую ногу Ареты. Гиппарх хорошо знал, что это такое. Скифское клеймо для скота. Довольно старое, или она выводила его, жгла потом снова по коже. До сих пор еще можно было различить знак хозяина - круг и три глубокие точки в нем. Левкон помнил это клеймо, оно принадлежало Мадию, сыну Киаксара, брату его хозяина Горбия. У того было две точки, в знак старшинства.
        Вообще-то рабов клеймили редко - ходовой товар. И обычно только мужчин. Строптивым ставили знак на видном месте - груди или спине. Самым отчаянным - на лбу. Левкон получил свое после второго побега. Женщин если и метили, то только в малозаметных местах. Например, как Колоксай, с внутренней стороны голени.
        «Так она была несговорчивой рабыней?» Гиппарх не удержался, поднял руку и откинул рыжие волосы Ареты с шеи. Так и есть, на смуглой коже была заметна белая нитка незагоревшего шрама. Ошейник всегда делают гладким, но сзади, где скрепляются пластины, никогда не удается как следует обтесать край, и медь натирает…
        Левкон не знал, что он испытывает при виде всего этого. Странно было бы признаться в жалости к Колоксай. Но клеймо всколыхнуло в душе гиппарха волну мутных, давно забитых новой болью воспоминаний. В первые дни плена все воспринималось особенно остро. Он ничего не знал, ничего не умел: ни как держаться, ни как смотреть, ни как поворачиваться, когда бьют. Ты еще считаешь себя человеком, а с тобой обращаются, как со скотиной. И в доказательство - каленым железом, чтоб не забыл. Они с Колоксай пережили одно и то же. Просто так скинуть это со счетов Левкон не мог.
        - Поворачивайтесь. - Он постучал ребром ладони по ее левой ступне и взялся за правую.
        - Хватит, - слабо отозвалась женщина сквозь дрему.
        Другую ногу гиппарх домассировал уже спящей. Снова накинул одеяло и вышел. Нужно было сбросить напряжение с кистей рук, помахать ими, растереть. А потом заняться сбруей. Вся покорежена вдрызг. Бронза - мягкий металл - покатался и к кузнецу.
        Арета спала часа четыре и ближе к заходу солнца начала беспокойно ворочаться. Кто спит на закате - потеряет душу. Уйдет с последним лучом в Аид. Но может быть, его хозяйка давно ходит по свету без души?
        Левкон побрызгал ей в лицо воду, и Колоксай сразу проснулась.
        - Арика надо выводить.
        - Уже. - Гиппарх кивнул.
        - Еще надо. Он много скакал, ему теперь застаиваться нельзя.
        - Конь чуть живой!
        Колоксай удивленно вскинула на раба глаза, и тот прикусил язык. Сто раз давал себе слово не возражать хозяевам - их лошади, их дело. Пусть творят, что хотят!
        - Хорошо, я поведу на круг.
        - Нет, не надо. - Арета встала и потянулась за одеждой. - Спать все равно больше не могу. Проедусь за лагерем.
        В одиночку в таком состоянии ей тяжело было управлять лошадью, и Колоксай знаком приказала Левкону следовать за собой. Впервые за время пребывания у Коровьего Рога гиппарх покинул лагерь. Это было любопытно, особенно для человека, который спит и видит, как сбежать отсюда. Широкая, утоптанная лошадьми дорога вела вдоль берега, где дул свежий бриз. Вскоре женщина ожила, но не пустила коня быстрее. Арик бежал легкой рысью, и Левкон без труда поспевал за ним, положив руку на холку.
        Минут через сорок спутники забрались довольно далеко от лагеря.
        - Вон Совиные Ворота, - вдруг сказала Колоксай, показывая рукой вперед.
        «По-моему, еще рано, - подумал гиппарх. - До Совиных с час от моря».
        - Рубка здесь была страшная, - бросила «амазонка». - Не меньше двух сотен положили.
        - Разве? - не удержал удивления Левкон. В шатре у Ясины говорили, что стену взяли наскоком. Он сам слышал, как Македа бахвалилась, сколько было пленных и все сдались сразу, едва мечами помахали.
        - Чушь, - отрезала Арета. - Мне рассказывала сестра царицы. За валы дрались зубами, и все погибли. Правду люди говорят: плохое место.
        Левкон испытал чувство, похожее на удовлетворение. Не многие способны признать, что твой враг не трус.
        - Поворачивай. - Колоксай качнулась в седле. - У меня руки поводья не держат.
        Гиппарх потянул Арика за узду, и тут на гребне дальних холмов появилось слабое облачко пыли. Раб прищурился, Арета проследила за его взглядом и ахнула.
        - Скифы! - крикнула она, мигом вцепившись в узду и со всей силы давая жеребцу пятками по ребрам.
        «Какие скифы с такого расстояния?» - Левкон не успел толком удивиться. Его потащил вперед повод, захлестнувшийся вокруг запястья. Колоксай придержала коня, ремень ослаб, и ладонь раба выскользнула на волю.
        - Прыгай!
        Гиппарх не дожидался второго приглашения. Теперь уже и он мог различить характерные мешковатые колпаки на головах у всадников, скатывавшихся в долину с холма. Отряд человек в двадцать. Они были все еще далеко. Но если учесть, что и до лагеря не рукой подать и лошадь устала…
        - Прыгай!
        Эти слова Левкон услышал, уже оказавшись на крупе Арика. Они вдвоем ударили жеребцу в бока, и несчастное животное с места взяло в галоп. «Откуда тут скифы? Переправились у Тиритаки? - Мысли в голове у Левкона неслись тем же галопом, что и жеребец. - Почему никто не предупредил с кочевий? Или это оторвавшийся от своих отряд?» Нет, для горстки заплутавших чужаков скифы вели себя слишком нагло. Они уже заметили цель и с радостными криками ринулись догонять беглецов.
        Арик просто летел. Левкон не ожидал от него такой прыти. Но жеребца должно было хватить ненадолго. Чуткое ухо гиппарха уже слышало, что конь идет очень неровно. К тому же вес всадников был распределен неудобно для лошади: тяжелый должен сидеть впереди, а легкий может попрыгать и на крупе. Сейчас же Левкон всем своим весом давил скакуну на задние ноги - сбавлял ход.
        - Арик! Давай! Давай! - умоляла Арета, прижавшись к шее коня. - Выноси, милый! Ты же не хочешь в похлебку!
        Жеребец в похлебку не хотел, но он и так сделал все, что мог. В какой-то момент до Левкона дошло, что один должен прыгать. Простого движения Ареты было достаточно, чтоб конь встал на дыбы и скинул второго седока. Гиппарх в панике оглянулся. Скифы были уже на середине долины и грозили вот-вот выскочить напрямую, отрезая их от лагеря.
        - Меняемся местами, - выдохнула всадница и, резко дернув узду, соскочила на землю.
        Левкон скользнул вперед на ее место с такой быстротой, с какой меч входит в ножны. Теперь он почувствовал себя уверенно и наклонился, чтоб за руку вдернуть хозяйку наверх. За долю секунды у него в голове мелькнула мысль, что ведь сейчас он господин положения, Гиппарх мог просто дать коню в бока, и Арик, уже привыкший слушать его руку, понесется вперед, оставив «амазонку» на дороге. Женщина ненадолго отвлечет скифов от преследования. А он на коне уйдет мимо лагеря в степь - пара дней по холмам, и Пантикапей…
        Наверное, все это она прочла у него на лице, когда Левкон, уже вцепившись Арете в ладонь, втащил ее на спину лошади и пустил Арика вскачь. Во всяком случае, глаза у нее расширились и потемнели от ужаса.
        Они успели. Посты заметили их еще издалека. Было слышно, как в лагере запели трубы, и через несколько минут отряд меотянок уже выскочил за ворота навстречу врагу. Скифы не побежали, вероятно, думая, что справятся с сотней женщин. Но ошиблись. Арета не приняла участия в схватке. Там и без нее хватало народу. Еле живую от усталости, Левкон отнес ее в палатку, а сам пошел к воротам посмотреть, чем кончится драка. Скифов изрубили. Даже не догадались взять пленных, чтоб расспросить: кто, откуда, почему так близко? Иногда у гиппарха слов не хватало, чтоб описать степную тупость. А может, Тиргитао уже все знает? Недаром ведь Арета сразу поняла, что это скифы. Еще ни коней, ни одежды не было видно…
        Ночью оба не спали. То ли хозяйка выдрыхлась за день, то ли просто не могла глаз сомкнуть после хорошей встряски. Левкон слышал, как Арета ворочается за стеной, и сознавал: она тоже чувствует, что он не спит.
        - Ты там был? - вдруг спросила Колоксай так, словно они только что прервали разговор.
        - Вы видели, - глухо отозвался гиппарх.
        Арета завозилась, встала и, взяв одеяло, пришла в его угол сама. Она бросила войлок на пол, села, подогнув под себя ноги, и Левкон увидел, что у нее в руках мех и две деревянные чашки. «Пить с рабом? Чем это может кончиться?» Желтое хиосское ударило в донышко.
        - Чтоб они сдохли.
        Такое предложение грешно было не поддержать.
        - Ты знал Мадия?
        Знал ли он Мадия? Как говорится, и не раз. Этот выродок сломал ему ребро.
        - Нет, - вслух сказал гиппарх. - Моим хозяином был Горбий.
        Она шмыгнула:
        - Не лучше. Впрочем, кто из них лучше?
        И с этим Левкон готов был согласиться. Все скифы редкие скоты. Меотийская неволя не легче. Но здесь, как ни странно, по тебе ходят ногами, потому что ты раб, а не потому, что ты грек. Станешь свободным - и с тобой будут говорить на равных. У скифов не так. Там ты раб не потому, что попал в плен, а потому что грек. Ты уже родился рабом хозяина-скифа и только по недоразумению гулял на свободе. В неволе начинаешь обращать внимание на такие тонкости.
        - Долго ты там был? - спросила Арета.
        - Около года.
        Женщина кивнула. Было ясно, что про себя она говорить не хочет. А он про себя. И все же их что-то удерживало друг возле друга, хотя наполненные по второму разу чашки так и остались нетронутыми.
        - Почему ты меня сегодня не бросил? - спросила Колоксай. - Ты же хотел, я видела.
        - А почему ты не скинула меня на дорогу? Знала же, что Арик почти сдох.
        Она снова зашмыгала носом и ничего не сказала.
        - Откуда они тут? - Вот это беспокоило Левкона куда больше ее странного поведения.
        - С Борисфена, - вздохнула Арета. - Миновали перешеек и по западному берегу вышли сюда. Я думала, что они двинутся на Феодосию. Но часть отрядов просочилась в Киммерию.
        Значит, он не ошибся. Хозяйка ездила на разведку и кое-что узнала. К несчастью, не все.
        - А кочевья? Почему они ни о чем не сообщили?
        - Должно быть, испугались и ушли в предгорья. Там безопаснее. - Колоксай вздохнула. - Теперь Тиргитао двинется на поиски заплутавших кочевий. Можешь взять вторую лошадь из табуна. Мы будем ехать быстро.
        Вот это дело. В дороге всегда легче бежать. Тем более верхом. «Не упусти второй шанс, придурок», - сказал себе Левкон.
        - Надо спать. - Колоксай поднялась. - В ближайшие дни отдыхать не придется.
        Отдыхать не пришлось уже этой ночью. Левкону показалось, что только он смежил глаза, как раздался невероятный грохот, топот сотен ног, крики и что-то большое бесформенное рухнуло на палатку, сминая правое крыло вместе со столбом, растяжками и всем скарбом. Гиппарх услышал тревожное ржание Арика, метавшегося по загону, а потом удаляющийся стук его копыт. Наверное, конь сорвался, напуганный сполохами огня, криками и стуком мечей.
        Скифы напали внезапно. Никто не предполагал, что их окажется так много. Ну один отряд, ну два. Выставили дополнительный дозор и готовились завтра на рассвете сняться с места. Но чужаки пешком подобрались по заросшим колючками балкам вдоль моря, неслышно сняли караульных и открыли ворота конникам, притаившимся за холмами в степи.
        Бой завязался уже в лагере. Сонные перепуганные меотянки, не предупрежденные хотя бы криком дозорных, выскакивали из палаток без кожаных нагрудников, с одними мечами в руках и быстро падали под ударами тяжеловооруженных противников. Чтоб добавить сумятицы в ночной бой, скифы подожгли тростниковые крыши над загонами со скотом. Войлок тоже хорошо горел. С гортанными криками бородатые всадники носились по чужому лагерю, опрокидывая бочки с водой, легкие навесы над кузницами, снося изгороди и срывая палатки.
        В этой неразберихе мало кто из «амазонок» смог оказать серьезное сопротивление. Женщины метались по пожарищу в поисках лошадей и оружия. Лишь немногие, наиболее хладнокровные, смогли применить луки. Стрельба ночью, среди бьющих в глаза огней по скачущим мишеням почти безнадежна. И все же часть наступавших удалось ссадить на землю, продырявив коням шею. Одна из лошадей, прошитая сразу десятью стрелами, завалилась на палатку Ареты. Левкон слышал треск конских ребер от удара о землю и громкий рык всадника: «Педар-сухте!» В следующую секунду он изнутри накинул на голову врага свободный край войлока и начал душить, не зная, кого боги послали им на голову.
        Колоксай спасло только то, что она спала с ножом, всегда придерживая его рукоятку пальцами. Как только войлок хлопнул ее по лицу и меотянка поняла, что шатер падает, она покрепче ухватила кинжал и распорола тугую душную стенку. Сам Левкон выбрался через зазор у пола. Зрелище, открывшееся их глазам, было ужасно. Рослые бородатые воины носились по лагерю, убивая спасавшихся бегством меотянок. Скифы и днем-то выглядели пугающе. Панцири в пятнадцать слоев кожи делали их фигуры великанскими. А ночью, да еще в свете пожара, трудно было побороть суеверный ужас перед облаченными в тяжелые доспехи всадниками.
        Обезумев от ужаса и едва не плача при виде стрел, не пробивавших вражеские панцири, меотянки сражались слабо и недружно. Гиппарх повертел головой и не увидел Ареты. Только что была тут и как сквозь землю провалилась. Времени искать ее не было. Да и зачем?
        Он едва успел пригнуться, когда несшийся мимо всадник на всем скаку хотел рубануть его акинаком по обнаженной голове. Левкон упал на землю, притворяясь затоптанным, и когда очередная группа скифов пронеслась мимо, бросился вперед к кругу. Сразу за ним начиналась скальная гряда, изломанная множеством трещин, густо поросшая щебляком. Там имелись неглубокие гроты, где меотянки хранили продукты, и оттуда казалось легче уйти по балкам в соседние бухты, где, если повезет, можно спрятаться и переждать.
        Но добраться туда через горящий лагерь, полный врагов, было не так-то просто. Несколько раз Левкон падал, спасаясь от удара меча или раскрученного аркана. У самого круга его настиг скакавший мимо скиф и изо всей силы врезал беглецу ребром ладони по позвоночнику. «Сволочь! Играть вздумал!» Левкон знал, что скифы часто убивали хилых колонистов, ломая хребты. Это ничуть не говорило об их силе. Просто на всем скаку тяжесть удара очень велика за счет скорости лошади. Даже у гиппарха спина загудела, как наковальня.
        Левкон развернулся и вцепился в ногу уже ощерившегося в хищной улыбке врага. Он вырвал его из седла и с размаху саданул головой о землю, послышался хруст шейных позвонков. «Надо думать, что делаешь, приятель!» Гиппарх понесся дальше. Круг был пуст. Его забор во многих местах поломан Утрамбованная сотнями конских копыт земля вздыблена и взрыта множеством еще более тяжелых лошадей, проскакавших поперек обычного хода выездки. Кто-то заметил Левкона и выстрелил. Но стрела прошла у плеча и улетела вперед. Еще прыжок - и гиппарх пересек ограду с другой стороны. Теперь оставалось всего несколько стадий. Бой шел уже позади. Темная, не освещенная пожаром громада скалы сулила спасение.
        Левкон почувствовал, что ноги готовы подвести его в самый последний момент. Он просто не справится с нервами, встанет как вкопанный и не сможет шагу шагнуть. Так было во время второго побега… «О чем я думаю?» Прыжок - и гиппарх оказался за камнем. Высокий серый валун, от которого начиналась тропа к гротам, давал достаточно тени. Левкон привалился к нему спиной и перевел дух. Он был в относительной безопасности. Вряд ли скифы сюда сунутся досветла. Сейчас им и в голову не приходит, что скала - продолжение лагеря. Но все равно надо уносить ноги и отсюда. В балки, в другие бухты, как можно дальше.
        Гиппарх повернулся к горящему лагерю, чтоб посмотреть, не бежит ли кто-нибудь к его убежищу. Но круг был пуст. Бой перекинулся ближе к воротам, у которых группа успевших вскочить верхом меотянок сгрудилась вокруг царицы и пыталась вырваться из плотного кольца скифов. Тиргитао, как всегда, была великолепна. От ее меча образовывался полукруг, как от серпа на жатве. Левкон оценил ситуацию не как безнадежную: может, еще и выскочат.
        Среди пеших отбивались несколько пар меотянок. Они держались спина к спине, образуя смертоносную мельницу из сверкающих акинаков. Но их легко было уничтожить стрелами. Гиппарху показалось, что он видит Ясину. Подруга, прикрывавшая ей спину, давно упала, но грузная меотянка и сама по себе была опасна, как кабан. Она уложила несколько человек, прежде чем верховой скиф, подскакавший к ней справа, со стороны слепого глаза, не размахнулся многохвосткой с каменными шариками и не раздробил «амазонке» череп, превратив ненавистное Левкону лицо в кровавое месиво.
        Гиппарх сознавал, что пора уходить. В этом проклятом лагере он жалел о двух вещах: о потерянном Арике - хорошая была лошадь - и… О Аид! Топот и крики раздались совсем близко. Небольшая группа «амазонок» отступала через круг, отстреливаясь от преследовавших их верхом скифов. Пять женщин бежали в сторону скальных складов. Три из них рухнули еще за изгородью, сбитые скифскими стрелами. Четвертая перелезла, но ее сшиб с ног удар легкой пращи. Пятая растянулась сама, споткнувшись о камень, и ее добили подскакавшие враги.
        Их было двое. Всадники потоптались на теле последней меотянки и повернули коней прочь. Уже за их спинами четвертая сделала попытку встать, и тут Левкон узнал Арету. Если б она пришла в себя минутой раньше, скифы, заметив шевеление, добили бы и ее. Но враги ускакали, а женщина, держась обеими руками за колено, хромала в его сторону. Раздумывать было некогда. Мало ли кто заметит ее в отсветах пожара! Тогда и он будет раскрыт. Левкон выбежал из своего убежища и, подхватив Колоксай, перекинул ее руку себе через плечо. Прыжками она добралась до валуна.
        - Идти можешь? - Гиппарх склонился, чтоб рассмотреть колено. Если у Ареты раздроблена кость, бросит ее здесь, а сам уйдет: время! Она и так счастливо отделалась.
        Кость была цела.
        - Держи меня за шею и прыгай, - приказал он. - Поднимемся вверх по дорожке.
        Они миновали склады, скальный навес, где располагалась кухня, еще несколько гротов, вдоль которых вилась тропинка, и, наконец, выбрались на гребень скалы. Здесь была неширокая площадка, поросшая травой. Последние несколько шагов Левкон нес Арету на руках.
        - Не сможешь идти - брошу, - пригрозил он. Но больше с досады, чем со зла.
        Она ничего не сказала. Молча сползла на землю и села, глядя вниз. Отсюда хорошо был виден лагерь. По нему еще носились всадники. Безжалостный огонь пожирал остатки палаток. Вдалеке у ворот шла схватка. Но большой отряд меотянок во главе с Тиргитао вырвался и ускакал в степь. Левкон проследил за взглядом Ареты и понял, что она смотрит именно туда. На ее чумазом от гари лице была написана полная безнадежность. Свои ушли, посчитав ее мертвой или просто бросив, - ему было хорошо знакомо это чувство.
        Внизу бесновались враги. Они заполнили весь лагерь и окрестную долину. Если завтра скифы не уйдут, им, пожалуй, отсюда не выбраться. Гиппарх скрипнул зубами. Этот звук вывел Арету из оцепенения, по ее лицу потоком струились слезы. Левкон знал, что это не испуг. Она просто расслабилась, оказавшись в укрытии, и теперь не может удержать их. «Сейчас кровь из носа пойдет», - с раздражением подумал он. Но кровь не пошла. Вместо этого Колоксай сползла на колени у самого края площадки, вынула из ножен на поясе небольшой кинжал с широким лезвием и развернула к животу. Гиппарх успел ударить ее по руке.
        - Фагеш-ханым!
        Она округлившимися глазами смотрела, как нож падает вниз, ударяясь о камни. Потом завизжала, как кошка, и кинулась на спутника:
        - Зачем? Зачем? Там скифы! Сдохнуть здесь, на этой скале?!
        Ее кулаки как-то нелепо ударили ему в грудь, и он легко оттолкнул от себя женщину. «Надо же, а когда хочет, может убить!»
        - Мы переждем время и выберемся, - с расстановкой сказал Левкон.
        Но его нарочито ровный голос не подействовал на Арету успокаивающе. Наоборот, она затрясла головой и часто-часто, заикаясь, затараторила:
        - Куда-отсюда-можно-выбраться? Только-скифам-на-голову? Фагеш-олаг! Мы-погибнем-как-только-слезем! Вся-степь-в-них! Нас-поймают! И… Не хочу! Не хочу! Хочу, чтоб все… Понимаешь!
        Он все понимал. У Ареты была истерика. Настоящая бабья истерика. Лучше б кровь носом шла. Поглядев еще секунду, как слезы, сопли, ругань и икота изрыгаются из Колоксай одновременно, Левкон отступил на шаг и со всей силы двинул ей в ухо. Она подавилась остатком фразы и уставилась на него так, словно первый раз в жизни видела.
        - Еще?
        Она дернула задом, отодвигаясь к краю.
        - Еще, - констатировал он, схватив ее за руку и рванув к себе. Здесь гиппарх тряхнул Колоксай так, что другая бы обмочилась от страха. Но эта только зажмурила глаза и вдруг выпалила:
        - На кубидан ман малек ага!
        От этого у Левкона все внутри перевернулось. «Не бей меня, хозяин!»
        - Нан ага кубидан малек! - «Никто тебя не бьет. Я не хозяин».
        Она открыла сначала один, потом другой глаз. Снова уставилась на лагерь и постепенно, судя по изменению лица, вернулась к осознанию реальности. Краска стыда и гнева залила ее щеки. Гиппарх отвел взгляд. Нет ничего хуже, чем увидеть человека в таком состоянии - станет твоим врагом навек.
        - Утром я уйду отсюда, - твердо сказал он. - Если хочешь, иди со мной.
        - Куда? - устало спросила женщина. В ее голосе слышалась такая апатия, что Левкону помимо воли стало жалко спутницу.
        - На юг, - сказал он, стараясь сохранять равнодушие. - Сама говоришь, скифы не пошли к Феодосии, а развернулись здесь. Значит, южный берег свободен. Надо пересечь полуостров и по киммерийской стороне двигаться к Пантикапею.
        - Мы не дойдем. - Колоксай махнула рукой. - Нас схватят еще в степи.
        - Может, и так. - Левкон пожал плечами. - Но попробовать надо. Не здесь же подыхать.
        - Мы все равно подохнем, - сообщила она. Спокойно, словно уже смирилась с неизбежным.
        - Ты как хочешь, - разозлился он, - а я дойду. Всего-то пара дней по степи, а там плоскогорья с лесом. Не горы, конечно, но скифы не суются.
        - Зато тавры суются, - вставила Колоксай. - Через горы еще опаснее, чем по степи. Зарежут - имени не спросят.
        - А здесь по голове погладят? - хрипло рассмеялся гиппарх.
        - Ты сумасшедший, - вздохнула она. - Посмотри кругом. Внизу черно от скифов.
        - Завтра они уйдут, - уверенно сказал Левкон. - А я, - он помедлил, - не сумасшедший. Я час как свободный.
        Она осеклась и уставилась на него, словно это и так не было понятно.
        - Слушай. - Левкон решил поставить все точки над i. - Я больше тебе не раб. Сейчас мы в равном положении.
        Ее зрачки сузились, на губах мелькнула недобрая улыбка.
        - В равном? - переспросила Колоксай с нескрываемой издевкой. - Ты так думаешь?
        Она ударила первой. Но он отбил. Оба покатились по земле. Странно, но Левкон даже не рассердился на нее. Ей надо было отстоять себя после недавней истерики, доказать ему, что она чего-то стоит. Больше того, гиппарх каким-то шестым чувством ощущал, что Колоксай сейчас не посягает на его свободу, просто она унижена до предела и не знает, как справиться со стыдом.
        - Ну все, хватит. - Он швырнул ее на спину. - Свалимся.
        Женщина было расслабилась, позволив ему оседлать себя, но когда он убрал руки и поднял ногу, чтоб слезть, меотянка Двинула ему под колено. Левкон разом стиснул ладони на ее горле, показывая, что не шутит.
        - Хорошо. - Она подняла руки. - Ты сильнее.
        «Сильнее! - передразнил про себя Левкон. - Ты вот отделала Ясину, а я ни разу не смог. Хотя… меня тогда с голодухи шатало. А последние две недели я все-таки ел. И неплохо».
        - Ты сильнее, - повторила Колоксай, отводя его руки от своей шеи.
        - В прямом бою, - процедил гиппарх. - А исподтишка ты всегда можешь меня прикончить. Поэтому я не собираюсь доверять тебе, хоть мы и пойдем вместе.
        - Каждый сам решает, кому ему доверять. - Арета переползла в глубину площадки. Там она привалилась спиной к камню и надолго затихла, глядя вниз на догорающий лагерь.
        II
        Наутро скифы действительно ушли. Но Левкон не стал сразу спускаться в лагерь. Во-первых, бог его знает, не повернут ли враги обратно. А во-вторых, Арета с рассветом задремала, и пока сильно не припекло, гиппарх был не против дать ей возможность поспать. Им идти через степь. Пешком. По жаре. А у нее за спиной целая ночь беготни и криков.
        О себе Левкон не думал. Он был так перевозбужден возвращением свободы - пусть и на краю гибели, - что мог хоть сейчас встать и идти, куда угодно, ничего не прихватив с собой. И сдохнуть к исходу первого же дня.
        Арета дернулась и открыла глаза. Солнце встало достаточно высоко, чтоб не оставить на площадке ни единого тенистого уголка.
        - Ушли? - Она наморщила нос и стала тереть глаза.
        Левкон кивнул.
        - Давно?
        - Часа три.
        - Почему не разбудил?
        Он молча встал, потянулся и, зевая, двинулся вниз по тропинке. Интересно было поспешит она следом или останется из чувства противоречия? Колоксай не сдвинулась с места. Пусть идет куда хочет! Она сама о себе позаботится. Не без опаски женщина слезла к фотам, где все еще мирно громоздились съестные припасы меотянок. Если трогаться в путь, то не с пустыми руками. Весь вопрос состоял в том, хочет ли она куда-либо идти. Оставаться здесь было нельзя, но и от мысли разделить дорогу со своим бывшим рабом Арету выворачивало.
        Левкон спустился в лагерь. Страха он не испытывал, но опаска полезна всегда. Мало ли кто из нападавших мог быть еще жив. Сразу за кругом начиналось пепелище. Обугленные столбы, поддерживавшие когда-то крыши кузниц и загонов, торчали из земли. Тянуло дымом. Душно вонял паленый войлок. Посреди этого разора валялись груды мертвых тел. В основном меотянок. Левкон заметил очень немного скифов. Враг явно был сильнее. И осознавал это. Иначе не напал бы в лоб, нагло, прямо на стоянку царицы. Непобедимой Тиргитао!
        Тиргитао! Все степи Меотиды дрожали от этого имени, особенно с тех пор, как она подчинила Пантикапей. «Подрубила одно крыло обороны! - Левкон болезненно дернул щекой. - И что? Кто вы теперь против скифов? В одиночку. С ненадежными греками в тылу. Мы были надежны! - Гиппарх стукнул кулаком по своей ладони. - До тех пор, пока нас не предали! И все это дело рук великой, непобедимой… непримиримой Тиргитао!»
        Левкон с удовольствием поймал бы сейчас пару лошадей, чтоб не топать пешком через степь. Но скифы перед уходом переловили всех осиротевших скакунов и увели с собой. С вершины холма гиппарх видел, как бородатые воины загоняли в трофейный табун Арика, и остро пожалел о разлуке с жеребцом. Нужно было поискать оружие, а из всего, что валялось вокруг, Левкона устраивали только скифские мечи. Легкие меотийские акинаки были рассчитаны на женскую руку. Невдалеке лежал убитый всадник. Меч отлетел от него на пару локтей. Это была старая добрая бронза. Широкий у рукоятки, клинок сужался к концу острым углом, напоминая лист осоки. Подходили и тяжесть, и длина.
        Гиппарх вскинул меч и повертел его на солнце. Грязный. Как все скифское. Мог бы порадовать нового хозяина блеском! В этот момент за спиной у Левкона раздался странный звук, как будто железо лязгнуло о деревяшку. Гиппарх мигом обернулся. На растоптанных остатках шатра стояла Арета с коротким акинаком в руках, а у ее ног был алый фонтанчик крови. Левкон опустил глаза и увидел отрубленную руку. Скиф, которого он посчитал мертвым, оказывается, еще дышал, и, когда гиппарх встал рядом, попытался кинуть ему в спину нож.
        Колоксай успела вовремя. Потеряв остаток сил, раненый уже не подавал признаков жизни. Женщина носком сапога повернула его голову и с размаху всадила меч в висок.
        - Во имя Табити, - с усмешкой проговорила она, отправляя врага к его ненасытной богине.
        Левкон отвернулся. Теперь он знал: спутница пойдете ним. У нее за плечом висел кожаный мешок, который она набила в гроте необходимой на дорогу провизией. Большой мех для воды Колоксай протянула ему. Правильное распределение тяжестей - воды нужно больше. Женщина тоже нашла себе меч. Она подошла к делу основательнее спутника. Ей нужны были пояс, ножны, кинжал, и Арета беззастенчиво забрала все это у своих мертвых подруг, а потом с любопытством воззрилась на гиппарха, который все еще рассматривал и проверял клинок. В ее глазах читалось явное неодобрение.
        - Плохой меч, - сказала она.
        - Это еще почему? - буркнул Левкон. Уж в оружии-то он разбирался.
        - Скифский, - с обескураживающей простотой отозвалась Колоксай. - Когда воин погибает, его душа переходит в меч. Мы только что убили скифа. Теперь его акинак будет нам мстить.
        - Не мы, а ты, - подчеркнул Левкон. - Ну, идем? Больше здесь делать нечего.
        Спутники миновали лагерь и молча двинулись по холму. Дальше начиналась степь, бескрайняя, дышавшая жаром. Ветер волнами гнал не успевшую еще выгореть траву, кое-где закручивая ее в огромные воронки. На вершине холма он бил в лицо с такой силой, что трудно было дышать. Но Левкон знал, стоит немного отойти от моря, и воздух остановится горячей плавящейся стеной. Им предстоял тяжелый переход. Вот когда полжизни отдашь за полумертвую клячу. Дня два - два с половиной, и они выйдут к киммерийским холмам - невысокому, поросшему соснами плато в середине полуострова. Миновав его, можно было снова спуститься в степь и по южному берегу Киммерии двинуться к Пантикапею. Если скифы не успели просочиться и туда, дорога не будет особенно опасной. Однако сейчас у спутников почти не было шансов. Идти по степи, запруженной врагами, и загадывать на будущее мог только сумасшедший. Арета права, они и двух часов не продержатся.
        И все же меотянка шагала рядом, хотя на ее хмуром, осунувшемся лице читалась твердая решимость сдохнуть в ближайшей канаве. Почему она шла, бог весть. Левкон ее не подгонял. Всю первую половину дня они двигались медленнее, чем могли, потому что у спутницы все еще болела нога, в которую попали из пращи. Гиппарха не особенно раздражала задержка. Колоксай лучше него знала окрестную степь - тропы и колодцы, - поэтому Левкон позволил ей несколько уклониться к западу от прямой и идти зигзагами.
        Кроме того, в случае нападения она могла оказать ему серьезную помощь. Во время боя с Ясиной Левкон своими глазами видел, на что способна Арета. Значит, он правильно поступает, не пытаясь нестись галопом по степи навстречу собственной свободе. Или смерти. Как повезет.
        Когда солнце стояло уже в зените, спутники сделали привал у круглого, обложенного камнями колодца. Колоксай рухнула на траву и не подавала признаков жизни. Левкон зачерпнул воду, с виду она казалась ему прозрачной, но увидел, что спутница потянулась за мехом.
        - А ты почему не пьешь? - подозрительно спросил он.
        - Вода плохая.
        - Что ж ты молчала?! - взвился он.
        - А ты не спрашивал, - фыркнула женщина. - Вы, греки, жадные. Вам все равно какую воду пить, лишь бы нахлестаться по уши, а потом гадить по кустам зеленой слизью.
        «Дрянь! Специально завела меня сюда, чтоб потом бросить, когда живот скрутит», - с ненавистью подумал гиппарх. В степи от плохой воды мигом начинается лихорадка, воспаление кишок, и человек умирает в корчах.
        - Здесь коровья чума, - кисло сообщила спутница. - Видишь, в воде плавают белые пленки.
        - Послушай, Арета, - сказал Левкон, присев перед ней на корточки. - Зачем ты хотела меня отравить?
        - А потому что ты ишак, - последовал ответ.
        Логика была неотразимой. Он чуть не залепил ей мехом по лицу, но побоялся разбрызгать воду.
        - Куда мы идем? - продолжала Колоксай. - Скифам в лапы? Я уже устала плутать то вправо, то влево от их следов! А ты идешь и идешь, ничего вокруг не видишь. Думаешь, мы далеко ушли от берега? Дудки. Если б наш путь спрямить, мы бы уже половину прошли, а так… - Она махнула рукой. - Взмокли все, ноги гудят, а от моря еще солью пахнет.
        Ну уж этого он предположить не мог. Никакого запаха соли вокруг не было. Равно как и следов скифских отрядов.
        - Я, конечно, не на помойке рос, как ты, - бросил он. - Но следы в степи читать умею. Не было тут никаких скифов.
        Вместо ответа девушка повозила ногой по земле, разгребая пыль, и протянула ему обломок костяного гребня с бегущим оленем.
        - Тебе нужно, чтоб перед твоим носом табун прошел? Тогда заметишь?
        - Что это доказывает? - Левкон взял гребень из ее рук: орнамент и правда был скифский. - Его могли потерять когда угодно.
        - Слом свежий. - Она не хотела больше говорить, швырнула ему бурдюк с водой и отвернулась. Спутник ее явно раздражал, но и уйти Колоксай почему-то не хотела.
        Левкон так объяснил себе ее поведение: она боится скифов, а на нем просто вымещает бессилие и страх. Поэтому не стал ничего говорить, отобрал у нее мех, отхлебнул несколько больших глотков и снова стянул горлышко тонким кожаным ремнем. Идти по жаре было тяжело, но спутники, не сговариваясь, поднялись почти одновременно. Теперь и Левкон двигался не особо быстро. А вот Арета вошла в темп, и ее уже не беспокоили ни мошка, ни солнце. При этом она тащила немало: лук, горит со стрелами, холодное оружие и мешок с едой.
        Гиппарх поймал себя на мысли, что, будь с ним рядом эллинка из колонистов, само собой разумеется, основную тяжесть волок бы он. Однако Арете и в голову не приходило, что ее вещи, тем более оружие, может нести кто-то другой. Предложи он такое, и спутница, чего доброго, заподозрила бы его в попытке отнять у нее меч.
        Сколько гиппарх ни глядел вокруг, никаких следов скифов он не видел. Замечания Ареты: «Здесь они прошли на рысях» или «Вот тут от них отделилось человек десять» - не убеждали Левкона. Будь кругом осенняя степь после дождей, он заметил бы, как и сколько всадников скакало по ней. Но жесткая, почти летняя трава не хранила на себе отпечатков копыт.
        Тем неприятнее было убедиться, что Арета права. Миновав очередной пологий спуск в неглубокую котловину, спутники вдруг заметили на гребне дальних холмов двух всадников. Те были не близко и благодаря высокой траве могли не сразу различить путников. Колоксай упала первой и тут же дернула за ногу Левкона. Они вжались в землю, ожидая, куда поскачут верховые. Пока опасность не подкатила, идешь и думаешь, что кругом много мест, где можно спрятаться: камни, ложбинки, одинокие кусты терна и заросли щебляка. Но когда действительно нужно укрыться, лежишь на земле, с ужасом осознавая, какая она плоская.
        Всадники поскакали к северу. Но Арета еще долго отказывалась встать.
        - Дозорные, это дозорные, - твердила она. - Где-то должны быть еще.
        - Если ты так боишься скифов, - сказал Левкон, когда они все же снова тронулись в путь, - как ты убила Скила?
        - Я? - Колоксай хмыкнула. - Скила убил его собственный сын. А я… на всю жизнь зареклась соваться в их проклятые кочевья.
        Поглядев минуту назад, как у нее трясутся пальцы при одном виде скифского патруля, Левкон готов был поверить в правдивость этих слов. Остаток дня они прошагали без приключений. На закате жара спала, и идти стало легче. Даже неугомонная мошка прекратила лезть во все щели под одежду. У Левкона уже распухла шея. «Интересно, почему ее не трогают?» - злился он, глядя на Колоксай.
        - Помажься мочой, - невозмутимо посоветовала она, угадав его мысли.
        «Чтоб ты сдохла, ведьма! Пусть меня лучше живьем сожрут!»
        - Как хочешь, - пожала плечами Арета. - Тебе же хуже.
        Когда солнце село, спутники сделали привал, намереваясь продолжить дорогу сразу после восхода луны. Идти в кромешной темноте было невозможно, и у них, по расчетам Левкона, имелось часа три на отдых. Они привалились спинами друг к другу и разом уснули, как по команде, даже не договорившись, кто подежурит первым. Гиппарх не ожидал от себя такого. А Арета все делала назло.
        На этот раз беда обошла их стороной. Когда Левкон проснулся, луна стояла уже высоко и ветер колыхал зыбкое море ковыля, поднимая серебристые волны. При виде этого мрачного великолепия мурашки пробежали по спине гиппарха. Арета, напротив, чувствовала себя вполне привычно. Она вытрясла и переодела скифики, деловито охлопала себя по куртке и поясу, проверяя, все ли на месте, и уставилась на спутника.
        - Бояться надо людей.
        Левкон не ответил. Беглецы двинулись дальше в полном молчании. Вскоре гиппарх заметил, что Колоксай сняла с плеча лук и наложила на него стрелу. «Людей боится!» - презрительно скривился он. В этот момент в траве что-то зашуршало, точно там рылась большая собака, и прямо им под ноги выскочил средней величины степной кабан с черными полосками на лоснящейся шкуре. Арета сразу спустила тетиву. Просто разжала пальцы, и прежде чем Левкон успел рассмотреть, кого им послали боги, зверь уже ткнулся мордой в землю, издав жалобное злое хрюканье.
        - Знаешь, в чем насмешка жизни, раб?
        Он не ответил, прекрасно зная, что спутница взялась его доводить. Ей больше нечем было развлечься.
        - В том, - продолжала Колоксай, - что здесь практически не из чего развести костер, чтоб поджарить мясо. А когда мы окажемся в лесу, что, конечно, вряд ли, - она хмыкнула, - то там будет полно дров и, как назло, никакой дичи.
        Левкон присел на корточки возле кабана, извлек меч и вспорол зверю бок.
        - Собери сухой травы, - буркнул он. - Печень можно есть и сырой.
        - Все можно есть сырым. - Арета встала и без особых возражений начала подбирать кусты перекати-поля. - Ты умеешь добывать огонь из пальца?
        Левкон со вздохом поднялся.
        - У нас полно оружия, - объяснил он. - Лязгнем металлом о металл. Только сильно. Будет искра. Держи меч.
        - Нет. - Колоксай почему-то отшатнулась. - Делай сам. Я не буду.
        - Не дури! - цыкнул на нее гиппарх. - Я же еще и сухую траву должен держать?
        Арета снова помотала головой, но акинак взяла.
        - Если мужчина и женщина вместе добудут огонь…
        Он хрястнул мечом по ее оружию с такой силой, что меотийский клинок чуть не прогнулся, а со скифской бронзы дождем посыпались искры.
        - Еще раз.
        Она уже не противилась, только обреченно смотрела на дымящуюся траву. Костер наконец занялся, и Левкон, покромсав печень на небольшие куски, стал накалывать их кончиками стрел, чтоб подсунуть к огню. Колоксай отодвинулась, бормоча невнятные угрозы. Выходило, что теперь им не избежать другого пламени, которое разгорается от трения ног.
        - Послушай, - оборвал ее Левкон. - Какая тебе разница? Сама говоришь, мы не сегодня-завтра покойники. Так хоть не на пустой желудок.
        Арета смолкла. Она не без содрогания взяла стрелу с уже оплывшим кусочком печени и принялась жевать, глядя на бледные предрассветные звезды.
        - Почему ты все время споришь? - спросил гиппарх. - Я ведь тебя не обижаю, не трогаю.
        - Но можешь. - Женщина неуютно завозилась у костра. - Почему ты в первую ночь, когда оказался у меня в палатке, так зубами стучал, что через стенку было слышно?
        Он неприязненно дернул щекой:
        - Все говорили: ты убийца.
        - Я убийца, - согласилась Арета. - Но тебя-то убивать мне царица не приказывала.
        Спутники помолчали.
        - Думаешь, пройдем через степь? - осторожно спросил Левкон.
        - Вряд ли. - Колоксай поморщилась. Она не считала нужным обманывать его. Он и сам все знал.
        Вскоре путники поднялись, хотя предутренний туман еще не рассеялся. Левкон хотел, чтоб сегодня основную часть пути они проделали еще до того, как солнце начнет палить, а жару, если повезет, переждали в какой-нибудь балке. Так и случилось. Опасность обходила их стороной, хотя на горизонте временами появлялись фигурки всадников. Но близко скифы не подъезжали, вероятно, не замечая беглецов.
        В середине дня им попалось развесистое терновое дерево, росшее на дне неглубокой балки. Переползая по земле за его тенью, беглецы смогли кое-как переждать жару. Впрочем, что это был за отдых? Трава кололась, а из нее все время что-то стрекотало, кусалось и выпрыгивало. Колоксай с сомнением посмотрела на голую шею спутника, которая вспухла и побагровела.
        - Дал себя сожрать, так хоть не расчесывай!
        Левкон выругался. Кожа адски саднила так, что он готов был содрать ее ногтями.
        - Вы, греки, ни к чему не приспособлены, - заявила Арета, зачем-то вставая на четвереньки и начиная обползать дерево. Она выщипывала из травы редкие кустики мяты и засовывала себе в рот. - Жили бы себе дома.
        - Мой дом здесь, - отрезал Левкон. - Я родился в Пантикапее.
        В этот момент Арета, стоя у него за спиной, сплюнула себе на ладони травяную кашу и с силой припечатала ее к шее спутника. От неожиданности Левкон взвыл. Он дернулся, чтобы отвесить Колоксай подзатыльник, но она увернулась.
        - Спасибо надо сказать, придурок.
        Было противно сидеть, обтекая зеленой жижей и чужими слюнями. Но как ни странно, зуд в шее через некоторое время ослаб. Солнце стояло еще высоко, но небо потихоньку заволакивалось серым маревом, защищавшим от палящих лучей.
        - Как думаешь, долго еще? - Левкон встал, приподнимая полупустой мех и встряхивая на плечах лук с горитом.
        - День, может, полтора, - прикинула Колоксай. - Как пойдем.
        И в эту минуту прямо над их головами на холме, с которого в балку спускалась едва приметная тропа, раздался топот копыт. Если б спутники отдыхали на равнине, они бы издалека увидели приближающихся всадников, а еще раньше почувствовали дрожь сухой земли. Но стенки оврага гасили звук, идущий сверху, и, наоборот, усиливали голоса беглецов со дна. Вскрик гиппарха, когда Колоксай шмякнула ему на шею проклятое снадобье, далеко разнесся вокруг и привлек внимание степняков, которые так проехали бы мимо, ничего не заметив.
        Их было четверо: двое надвое, молодой со старым, как ездят скифы. Грузные бородатые воины и совсем зеленые юнцы. Они свалились в балку, как птичий помет на голову. Левкон успел только выхватить меч и высоко поднять его, отбивая первый удар наклонившегося с седла скифа. Он никак не мог предположить, что старая добрая бронза, которая перед этим без всякого ущерба для себя колотила по акинаку Ареты, вдруг треснет в самый неподходящий момент. И в ту же секунду два аркана, пущенные молодыми всадниками, захлестнули торс гиппарха, плотно прижав его руки к телу и не давая пошевелиться. Не слишком опытные юноши дернули ремни на себя, при этом еще плохо справляясь с сильными боевыми лошадьми, каждая из которых тянула в свою сторону, и чуть не разорвали пленника.
        - Кир-олаг! - обругал один из старших воинов и спешился, подбирая остатки меча Левкона.
        - Кин-ан-ме? - «Откуда у тебя это?»
        Гиппарх молчал. Он с удивлением стрелял глазами вокруг, не зная, куда делась Арета. В момент нападения она как сквозь землю провалилась. Вряд ли скифы даже успели заметить, что в балке, кроме Левкона, был еще кто-то. Колоксай не оправдала его надежд на помощь. Но с другой стороны, что она могла сделать против четверых всадников? Благородно погибнуть, защищая человека, который для нее пустое место?
        Во всяком случае, сам он пытался сражаться. Это было слабым утешением. Гиппарх ничем не выдал присутствия в овраге еще одного беглеца. Не вертел головой и не звал. Хотя мог с досады подставить и ее. Скифы ничего не заподозрили, связали ему руки, вытащили наверх в степь, а потом, к большому удивлению Левкона, взгромоздили на лошадь позади одного из молодых - видимо, ехать было не близко.
        Уже поднимаясь по склону, он обернулся и заметил среди плотной зелени тернового дерева кожаный рукав Ареты. Девушка, как большая змея, обвилась вокруг одной из толстых веток. Она смотрела на него во все глаза, и ее побелевшие губы что-то повторяли. Не трудно было догадаться, что это: «Садан акин» - «плохой меч» по-меотийски.
        Всадники, видимо, решили, что он не понимает скифского, раз не ответил на вопрос об оружии. Всю дорогу бородатый вертел обломок акинака и объяснял остальным, что этот меч, судя по золотой обкладке, принадлежал кому-то из рода Берды, а сам Берда ушел вместе с отрядами Партата по северному берегу «пощипать перья из хвоста Тиргитао».
        - Малый явно что-то знает, - втолковывал бородатый спутникам. Он исподлобья смотрел на Левкона, и гиппарх ему явно не нравился. - Надо его допросить по-ихнему, по-собачьи. Может, в стойбище кто знает?
        Левкон уже отвык от того, что вокруг не говорят на койне. И меоты, и синды перенимали его легко. Они целыми днями трещали, переходя с родного на греческий и обратно. Тавры тоже кое-что понимали, особенно те, кто жил поближе к торговым колониям. Но скифы всегда были туги на ухо и тяжелы на язык. Они не желали говорить «по-собачьи», и пленные быстро учились, нутром понимая смысл каждого их окрика. Левкон знал это по себе.
        Ему давно не доводилось находиться бок о бок с живым скифом. Шедший от воина впереди острый запах кислого молока и вареной конины разом всколыхнул в голове пленника рой самых гадких воспоминаний. Этот незабываемый аромат Левкон ни с чем бы не перепутал. «Почему от Ареты так не несет?» При мысли о Колоксай ему стало еще больнее. Она-то ушла от врагов. Спряталась. А он… Погулял на воле день с небольшим, и на тебе, давно не виделись! Левкон был зол на богов. За что они его так? Подразнили свободой и обратно в ошейник? Лучше б оставили все как было.
        После двух часов езды впереди синей полосой замаячили холмы, и вскоре гиппарх разглядел сизые дымы от множества костров. Скифы разбили стойбище недалеко от Киммерийских холмов, до которых Левкон так стремился добраться. В этом тоже была особая издевка судьбы.
        В центре поселка торчали плетеные кибитки, снятые с колес, и временные загоны для скота. Повозки громоздились рядом, поставленные набок, как бы отделяя каждое хозяйство от соседей. Женщины в ярких рубашках толкались у костров. Время шло к ужину, и везде готовили мясную похлебку. Вонь от горелых костей стояла на всю степь. Хозяйки соскабливали с них мясо и подкладывали их в огонь. Скифы стряпали по старинке, положив мясо в желудки зарезанных животных, долив воды и подбросив туда просо. Бычьи кишки раздувались при этом до таких чудовищных размеров, что грозили лопнуть и залить огонь.
        Несмотря на отвращение к скифской еде, гиппарх почувствовал, как голоден. Днем на жаре есть не хотелось, во время привала спутники через силу проглотили по кусочку соленого мяса, запив его теплой, начинавшей тухнуть водой. Сейчас же аппетит разыгрался, но Левкон знал, что ему не дадут даже пить, пока не расспросят хорошенько и не решат, кому он принадлежит. Заниматься этим перед ужином у всадников не было никакой охоты. Их ждал обильный стол, а потом, Левкон это хорошо помнил, не менее обильные возлияния. Скифы всегда напивались по вечерам - не важно чем, перебродившим медом или кислым кобыльим молоком, которое ударяло в голову куда сильнее, чем вино.
        Нет, сегодня с ним никто возиться не будет. Засунут в какой-нибудь загон, свяжут по рукам и ногам: жди утра. Счастье еще, что у них нет свиней. У синдов были, но те уже почти и не кочевали, так - переходили со стоянки на стоянку. Свиньи, вечно голодные, злые, норовили сожрать все, что плохо лежит или плохо ходит. Щенят, котят, даже младенцев, если отвернуться. Левкон помнил, как одного пленного напея, не подумав, закрыли в свином загоне. Утром гиппарх сам выгребал то, что осталось.
        Как Левкон и предполагал, его отвели за переносные изгороди, где вяло топтались безрогие волы, таскавшие скифские повозки. Связанному удалось кое-как сесть, привалившись спиной к столбу. Постепенно сгустились сумерки. Стук посуды и хмельные голоса хозяев стойбища стали глуше. Иногда до пленника доносились крики, брань, хохот и обрывки песен:
        В Херсонесе мне заплатят
        За гнедого жеребца,
        А на рынке возле Тиры
        За хозяина-глупца…
        Левкон терпеть не мог эту песню еще со времен своего прошлого плена. Каждая строфа в ней кончалась припевом:
        Желтоглазая гречанка
        Не дождется молодца.
        Стоило подумать о собственной судьбе. Пока его не били - это хорошо. Но и не кормили - это плохо. Однако хуже всего было то, что Левкон никак не мог угадать: для чего он понадобится новым хозяевам? Если они просто кочуют и захотят его продать, тогда пока нечего бояться: всерьез его не тронут, не желая испортить товар.
        Если же скифы окопались здесь надолго - а по всему видно, что это так, - участь пленника может оказаться плачевна. Он грек, значит, смыслит в металле гораздо больше любого из здешних мужиков. Вон у них даже котлов не хватает! А кузнец дорог, очень дорог, и чтоб он не сбежал, степняки иногда перебивают ему ноги. В прошлый раз Левкона миновала эта чаша только потому, что племя скифов, куда он попал, давно кочевало по Меотиде, менялось с колонистами, бронзовых вещей у них было хоть отбавляй, и кузнецов полно, даже из своих.
        Сердце гиппарха пронзила острая тоска. Если ему перебьют ноги или подрежут сухожилия, он уже никогда не убежит. Выход будет один - дождаться, пока его оставят в кузнице с каким-нибудь ломаным клинком, и по рукоятку… Арета была права: они не смогли пройти степь, хотя она казалась такой большой и пустынной. «Права, фагеш-олаг! Когда хотела ткнуть себя в живот кинжалом. А я помешал! Надо было самому присоединиться!»
        Скифы наконец угомонились и расползлись по своим плетеным кибиткам. Из ближайшей до Левкона доносился дружный храп. Там ночевало по крайней мере человек восемь. Наиболее пьяные заснули прямо на улице. К пленнику подошел один из волов и стал шершавым теплым языком облизывать ему лицо. Кожа была соленой от пота, и животному очень нравилось. Левкон попытался отползти, что со связанными руками и ногами было непросто, но вол, мыча, двинулся за ним.
        - Кыш! Пошел отсюда!
        Скотина не реагировала.
        - Давай! Давай! - Смуглая рука, просунувшаяся из-за ограды, оттолкнула животное. - Хочешь, дурак, соли? На, бери.
        Левкон не поверил своим ушам, а потом глазам, когда, повернув голову, увидел Колоксай, сидевшую на корточках. Она порылась в сумке, ища мешочек с солью, а потом высыпала белые крупинки на землю. Вол отстал от гиппарха и принялся лизать траву.
        - Ноги целы? - Это было первое, что она спросила.
        - Хвала богам…
        Арета уже пилила ножом ремни на его запястьях. Потом, когда освободила руки, передала ему нож, и Левкон сам разрезал путы на ногах.
        - Как ты смогла? - выдохнул он. - Так быстро!
        - Какой быстро? - обозлилась она. - Рассвет скоро. Не чувствуешь? Всю дорогу бегом. Ноги гудят, как сваи. Тихо. Тихо. - Девушка вцепилась через ограду в его руку. - Вылезай здесь. Это пьяное стадо… Может, не заметят…
        Они поползли мимо стенки загона, потом мимо кибиток и телег. Утренний лагерь скифов являл картину полного разора. Остатки ужина не убирались с вечера, поскольку невозможно было понять, когда именно закончилась трапеза и закончилась ли вообще. То тут, то там валялись спящие, которые вчера не добрели до своих постелей и рухнули прямо на улице. Левкону и Арете приходилось переступать через них. Хорошо еще, что собаки не лаяли на чужаков: побывав в загоне, оба воняли навозом, отбивавшим незнакомые псам запахи.
        На улицу из одной кибитки выскочил помочиться мальчик лет четырех. Увидев крадущихся мимо людей, он вытаращил круглые глазенки и собирался зареветь во весь голос. Колоксай успела ударить его по затылку ребром ладони. Ребенок упал как подкошенный, а Левкон про себя взмолился богам, чтоб меотянка только оглушила мальчика.
        Дальше, вдоль ряда поставленных набок телег, спутники пробирались уже легче. Перевернутые повозки напоминали забор, под их защитой беглецы смогли выпрямиться и ускорить шаг. Никто не ожидал, что именно сюда, чуть не на край поселка, приползет проблеваться тот самый бородатый скиф, который больше всех придирался к мечу Левкона. Привалившись у колеса и обняв руками тележную ось, бородатый извергал на землю густую жижу из кобыльего молока и остатков непереваренного мяса. Услышав шорох, он было поднял голову и даже попытался встать, но Левкон без всякого раскаяния принял его грузное брюхо на меч, который молниеносно выдернул из ножен у Ареты на поясе. На лице бородача застыло изумление. Он так до конца и не протрезвел, но узнал пленника.
        - Хорошая смерть, - с усмешкой сказала Колоксай. - Всем бы такую.
        Прибежавшая откуда-то собака, вместо того чтоб поднять лай, начала лизать кровь на земле. Остальной путь до границы поселка беглецы проделали без приключений.
        - Куда мы идем? - спросил гиппарх, когда спутники миновали земляные валы.
        - К холмам, конечно. - Арета махнула рукой в сторону синевшего сквозь утренний туман плато. - Скифы боятся леса. Они туда не сунутся.
        III
        Холмов спутники достигли еще до рассвета и присели отдохнуть, прежде чем начинать подъем. Арета совершенно выбилась из сил. Всю дорогу она молчала, воздух из ее горла вырывался с хрипом. Женщина повалилась на землю и снизу вверх смотрела на Левкона пустыми от усталости глазами. В них отражалось сереющее небо и облака на нем.
        - Я больше всего боялась, что тебе перебьют ноги. - Язык у нее заплетался.
        «А я думал, ты больше всего боишься скифов», - хмыкнул Левкон.
        - Наверное, меня еще не хватились, - вслух сказал он.
        - Хватятся, - с трудом проговорила Колоксай. - Скоро первая дойка. Женщины выйдут к скоту. Но нам уже все равно.
        Гиппарх не разделял ее уверенности. Пугает скифов лес или нет - надо уносить отсюда ноги. И как можно скорее. Беда в том, что он и сам не мог сдвинуться с места от усталости. А Арета, пробежавшая большое расстояние по степи, и подавно. Когда она все же заставила себя встать, розовая полоса восхода уже разгоралась на горизонте. Дружный рев коров в скифском стойбище долетал даже к подножию холмов, хотя ни кибиток, ни шатров отсюда не было видно.
        Теперь с оружием у них было плохо. Левкон потерял меч, а лук и горит у него отобрали скифы. Арета, повздыхав, отдала ему свой акинак, а сама удовлетворилась длинным широким кинжалом. Спутники начали карабкаться вверх. Подъем не был крутым, невысокие сосны с красными стволами, разбросанные тут и там по склону, скорее напоминали рощу, чем лес. Между ними можно было водить хороводы, но нельзя спрятаться. Отсутствие подлеска пугало. Но по мере того, как беглецы взбирались все выше, лес становился гуще. Сквозь хвойный ковер под ногами во многих местах пробивались кустики черники. Гиппарх знал, что дальше пойдут заросли орешника и кизила, пока на вершине плато деревья снова не начнут редеть. Им еще ни разу не попалась, ни одна тропа. Это успокаивало: значит, вокруг нет людей.
        - По этому склону никто не ходит, - подтвердила Арета. - Здесь есть несколько святилищ в земле. Все боятся их жриц.
        Решив, что со жрицами он как-нибудь да справится, Левкон перестал глазеть по сторонам и уставился себе под ноги. Следовало поблагодарить Колоксай за помощь, да язык не поворачивался. Гиппарх дозрел до разговора во время привала. Меотянка уже развязала мешок и вытряхнула остатки еды: пару зачерствевших ячменных лепешек и полоску соленого мяса. Воды они пока не нашли, и сухой хлеб колом встал в горле.
        - Я должен сказать тебе спасибо, - начал Левкон.
        - Должен - скажи, - буркнула Колоксай.
        - Не знаю, почему ты вернулась…
        - Я привыкла заботиться о своем имуществе.
        Всадница вовремя отскочила. Лицо ее спутника побагровело от гнева, и руки сами собой сжались в кулаки.
        - Я не твое имущество! - выкрикнул он.
        Колоксай подняла на него глаза, в них не было насмешки.
        - Давай заключим договор, - серьезно сказала она. - Мы вряд ли дойдем. Но вдруг нам повезет…
        Левкон выжидающе смотрел на нее.
        - Если на киммерийской стороне мы первыми наткнемся на греков, ты отпустишь меня, - продолжала Арета. - Если на меотов - я тебя.
        Гиппарх прищурился. С одной стороны, сделка была выгодной. С другой… слово, сказанное сейчас, ничего не значило.
        - Согласен, - наконец кивнул он. - Хотя, если помножить твою удачу на мою, получится просто царское везение. - Он скривился.
        - Что такое «помножить»? - Арета пробовала разжевать кусочек соленого мяса, и на ее лице была написана крайняя сосредоточенность.
        Левкон вспомнил, что меоты умеют только складывать, и пустился в длинные объяснения, подтверждая свои слова палочками и камнями. Но, наткнувшись на непроницаемый барьер степной тупости, бросил это гиблое дело. После короткого привала путники пустились на поиски родника. Запасов воды не осталось. На дне меха плескалась какая-то подозрительная жижа, но пить ее ни гиппарх, ни Арета не рисковали. Меотянка прислушивалась и норовила влезть в каждую ложбинку в поисках ключа, пока ее спутник не заявил:
        - По здравом рассуждении, возле святилища должна быть вода. Не знаешь, где эти капища?
        Колоксай пожала плечами.
        - Ну ясно же: иди на север, обязательно наткнешься. Только жрицы обычно хорошо стреляют. Ты не боишься?
        Станет он бояться каких-то жриц!
        - Если мы найдем родник, - вздохнул Левкон, - то обязательно наткнемся и на нимф. Так и так за воду придется драться.
        Они пошли на север, и вскоре Арета разглядела в траве под ногами слабую тропинку. Не похоже, чтоб ею пользовались часто. На взгляд гиппарха, она была присыпана еще прошлогодней хвоей. То и дело стали попадаться известняковые плиты, пробивавшиеся на свет из-под земли. Но звука журчавшей по камням или падающей воды не было слышно. Как и шепота чьих-либо шагов.
        - Здесь никого нет, - вдруг сказала Арета, потянув носом воздух. - Живыми не пахнет. Но они здесь. - Меотянка поежилась. - Я чувствую. Уйдем отсюда.
        Ее последние слова прозвучали почти жалобно.
        - Нет. - Левкон покачал головой. - Нам нужна вода, и мы ее возьмем. Я тоже чувствую: уже скоро. - Он попрыгал на земле, которая здесь была более сырой и упругой, чем на остальном склоне.
        Чуть впереди по тропинке спутникам открылся большой известняковый навес, а над ним шесть темных углублений в земле.
        - Я не пойду туда. - Арета вцепилась гиппарху в руку. - Там мертвые.
        - Никаких мертвых тут нет. - Левкон первым углубился под навес. Чтоб попасть внутрь, ему пришлось согнуться.
        Здесь в плоском каменном полу вода, струившаяся по стенам, вымыла два неглубоких бассейна, которые, видимо, использовались когда-то как водосборники. Сейчас их края выглядели заиленными, а все вокруг казалось брошенным. Входя в грот, мужчина переступил через высокие заросли травы, которые непременно были бы вытоптаны, если б бассейнами пользовались. Сев на корточки, Левкон погрузил мех в воду и стал смотреть на выходившие из него большие пузыри. Арета под навесом так и не появилась, но, судя по звукам шагов над головой, она все-таки взобралась наверх, чтоб заглянуть в пещерки. Слабый возглас спутницы заставил гиппарха выпустить мех и, схватившись за акинак, броситься вверх по дорожке.
        То, что он увидел в первой же из пещер, объясняло заброшенность места. Шесть старушечьих тел свисали с потолка вниз головой. Убиты они были давно и успели совершенно высохнуть. Их не пощадили птицы и мелкие обитатели леса. Мыши роились на полу пещеры целым клубком, догладывая оторванную кем-то более крупным - лисой или лаской - руку.
        Левкон подхватил Арету как раз в тот момент, когда она попятилась из пещеры и готова была оступиться на крутой дорожке вниз.
        - Хотя они мертвы, - сказал мужчина, - я не уверен, что нам нечего бояться.
        Меотянка кивнула:
        - Это жрицы источника.
        - Интересно, кто не побоялся их прикончить? - Гиппарх поморщился. - Всех шестерых.
        - Ты ничего не слышал о бандах в горах? - медленно спросила Арета.
        - В горах всегда банды, - пожал плечами Левкон. - Но чтоб на жриц…
        - Именно на жриц, - вздохнула спутница. - Их называют «женоубийцами».
        - Это к которым сбежал наш сумасшедший царь, когда Тиргитао все-таки решила его сжечь? - Гиппарх почесал нос.
        - Армия Делайса к западу отсюда, - девушка махнула рукой, - возле Фулл. Но далеко не все шайки влились в нее. Многие из тех, кто окопался в горах, совсем не хотят воевать. Тем более теперь, когда в Киммерии не только меоты, но и скифы.
        - А ты откуда знаешь? - Левкон встал и старательно приладил мех на спине. - Ну, идем?
        - Я телохранительница и часто присутствую на советах, - пояснила Колоксай. - Хотя Тиргитао ничьи советы не нужны!
        Гиппарх удивленно скосил на нее глаза:
        - Ты не слишком уважительно отзываешься о царице. Я думал у вас с ней…
        - Все, что ты думал, оставь при себе, - резко оборвала его спутница. - Тиргитао, конечно, великая и непобедимая. Но если б не ее упрямство, войны с «живым богом» можно было бы избежать. Он прав: у нас мало мужчин.
        - И вам некого противопоставить скифам, - кивнул Левкон.
        - Пантикапейцы тоже терпели от них поражения! - запальчиво воскликнула Колоксай.
        - Но вместе мы еще ни разу не проигрывали, - бросил гиппарх. - Ваши луки на наши мечи - всегда было правильно.
        Какое-то время они шли молча. Даже если разбойники и были поблизости, они не оставили вокруг никаких следов, и вскоре Левкон перестал беспокоиться. Жриц убили давно, и за это время банда могла уйти в другие места. Беглецы шагали без дороги, примятая трава и кусты за их спинами снова выпрямлялись. Вечером из остатков мяса и черствых лепешек Колоксай сделала самую жидкую похлебку в мире, набросав в котелок еще гусиный лук, лимонник и заячью капусту, которой вокруг была прорва. На ночь Левкон загасил костер.
        Спутники лежали рядом на земле. Гиппарх завидовал Колоксай: при ее росте она могла целиком завернуться в плащ. А ему приходилось выбирать: или стелить на траву, или накрываться. Девушка тревожно таращилась в темноту. Левкон не сразу понял, что она боится приведений мертвых жриц. Арета повозилась и передвинулась поближе.
        - Можно у тебя спросить?
        - Ну?
        - Ты не трус. Почему ты не покончил с собой в плену?
        «Что б такое наплести?» - Левкон почесал за ухом.
        - Один умный человек очень давно мне объяснил, что самоубийство - не выход.
        Арета непонимающе смотрела на него.
        - Вот тебе, например, очень плохо, - продолжал гиппарх. - И ты думаешь: резану по горлу, и все. Боль кончится, я освобожусь. А на самом деле душа так и остается прикована к тому месту, где совершилось убийство, и с тем страданием, которое человек переживал в момент смерти. Хотел избавиться, а растянул навечно.
        Колоксай несколько раз сморгнула.
        - Я сначала не очень поверил, - подтвердил Левкон. - А потом прикинул: откуда тогда привидения? Чего они бродят, никак не успокоятся? В общем, гиблое дело. Еще хуже будет.
        - Да-а, - протянула Арета - такой ход мыслей был для нее совершенно неожиданным.
        - А ты почему? - спросил гиппарх.
        Она пожевала травинку, потом медленно произнесла:
        - Испугалась. Все ходила вокруг кухонного ножа, а он был такой грязный.
        «Ну и кто из нас трус? - подумал Левкон. - Она по крайней мере говорит правду. А я все боюсь себя унизить. Хотя куда уж больше?»
        - Тебя интересно слушать, - сказала Колоксай, широко зевая и натягивая плащ на голову. - А я сначала думала: ты совсем придурок. Ну, повредился мозгами от работы. В плену бывает.
        Ради таких откровений стоило жить.
        - Я, между прочим, окончил школу в Афинах, - возмутился гиппарх.
        Это не произвело на меотянку должного впечатления.
        - Во всем Пантикапее такое было по карману моему отцу, да еще паре-тройке человек, - обиженно буркнул Левкон.
        - Ты, значит, богатый наследник? - без интереса спросила Арета. - А почему тебя не выкупили?
        Левкон готов был плюнуть с досады: «Чего пристала?»
        - Отец умер, - нехотя признался он. - А дядя отказался меня выкупать. Зачем ему делиться деньгами.
        - У вас, значит, родство не в цене?
        «Вот язва!»
        - А у вас, когда стада делят, много о родстве думают?
        - А как же? - хмыкнула Колоксай. - Столько родной крови на землю выливают, хоть ведра подставляй. - Она подползла уже совсем близко, видимо, поняв, что опасаться его не стоит, и вскоре тихо засопела у левого бока гиппарха.
        Ночь прошла спокойно. Утром оба проснулись разом, как только выпала роса. Запасы еды кончились. Сегодня спутникам предстояло подстрелить хоть что-нибудь на обед. Арета растерла лицо влагой с травы и швырнула в Левкона пустым мехом.
        - Надеюсь, нам повезет. Кстати, о везении. Отрицательная величина на отрицательную дают положительную.
        Он так и сел обратно на плащ.
        - Откуда ты…
        - Мой отец Пеламон, учитель. Я прожила у него до восьми лет, пока не сбежала к матери в кочевье.
        - Знаю Пеламона, - медленно проговорил Левкон. - У него школа под горой. А зачем же ты вчера прикидывалась дурой? - Возмущению гиппарха не было предела.
        - Я же говорю: тебя интересно слушать, - смеялась девушка. - Отец никогда не мог мне толком ничего объяснить. Сразу начинал кричать. Я тупая.
        - Ну, Пеламон вспыльчивый человек, - протянул Левкон. - Все к нему ходили. Подзатыльники он давать умеет.
        - Во-во, - кивнула Арета. - Мне было любопытно, сможешь ты донести до меня фиал знаний?
        - Ну и?..
        - Ну и школа в Афинах прошла мимо тебя, - потешалась Колоксай. - Явно ты папашины деньги просадил в порту на девок.
        - Меня не учили общаться с дикарями! - Левкон вскочил и погнался за спутницей.
        - Мечом тебя тоже не учили махать!
        - Это у меня врожденное. - Гиппарх поймал ее за руку, не очень понимая, что делать дальше. Надавать тумаков?
        Колоксай отдышалась и высвободила запястье:
        - Отстань. Я хочу расчесаться.
        Ее длинные рыжие волосы лежали по плечам, не собранные под шапкой, и сейчас Левкон хорошо разглядел темную борозду у самых корней.
        - Оказывается, ты черная, - удивился он, отпуская руку Ареты.
        - Ну да, а разве не видно? - в свою очередь изумилась она. - При такой-то коже и глазах.
        - Не знаю, - протянул гиппарх, пытаясь представить Арету с темными волосами. - Кожа у тебя не смуглее моей… - И тут в его душе шевельнулось болезненное узнавание. - Ты из номада Ферусы? - выпалил гиппарх. - Только ты была…
        - Да, я полная была. - Она почему-то смутилась. - Все девушки в этом возрасте немножко… Ну, больше, чем надо.
        «Откуда тебе знать, как надо? И кому?»
        - Послушай, - сказал он, - мы ведь съезжались с вами много раз. Ты меня не помнишь?
        Арета отступила от него на шаг, и ее губы сложились в простодушной усмешке.
        - Неужели ты думаешь, Левкон, гиппарх второго отряда, что, если б я тебя не помнила, я бы стала обыгрывать Ясину в кости?
        Нет, ее откровения надо было выбивать на скрижалях!
        Лицо Левкона вытянулось от удивления.
        - А зачем же ты тогда пыталась вернуть выигрыш? - совсем запутался он.
        - Ясина бы все равно не приняла. Знаешь, какое это оскорбление? Я хотела, чтоб она вызвала меня на поединок. Я же знаю, что она обо мне говорит.
        - Говорила, - поправил Левкон. - Так ты меня еще тогда узнала?
        - Тебя трудно было не узнать, - сказала Колоксай, вынимая гребень. - Все наши по тебе с ума сходили, завидовали Ферусе… А помнишь того мальчика?
        Левкон поднял брови.
        - Асандра. Не знаешь, что с ним стало?
        - Честно не знаю, - признался гиппарх. - Пленных сразу растащили по разным хозяевам, сама вспомни.
        - Да. - Она кивнула. - Может, жив? Он был такой добрый.
        «Добрый», - про себя передразнил Левкон. - «Ты его знала час у камней!» Гиппарх не понимал, почему слова спутницы об Асандре задели его. «Первый у нее, наверное, - решил он. - Три года прошло, а помнит».
        - Сколько тебе сейчас лет? - спросил Левкон, глядя, как девушка закручивает волосы в узел и прячет их под колпак.
        - Восемнадцать.
        «Я на семь лет старше ее, - подумал он. - А кажется, что мы ровесники».
        - Тебе шли темные волосы, - вслух сказал Левкон.
        - А теперь идут светлые. - Лицо спутницы стало непроницаемым. - Ареты больше нет. Я Колоксай Солнышко, убийца Тиргитао. Ясно?
        «Куда уж яснее».
        - Мне так легче. - Последние слова она отчеканила с крайним ожесточением. - Пошли.
        Путь по холмам напоминал Левкону детские качели с перекладиной. Беглецы то опускались с поросшего ивняком плато в узкие долины, где на свободных от леса клиньях земли колыхался дикий овес, то карабкались вверх по медово-красному от солнца ивняку. Арета вела себя очень настороженно, хотя под носом не было ни малейших признаков угрозы.
        - Чего ты дергаешься? - окликнул ее наконец Левкон, после того, как она пару раз не расслышала его вопросов. - Здесь никого нет.
        - Но могут быть, - возразила девушка, разглядывая волчий след на земле. - Ты уверен, что этой тропкой ходят только животные?
        Гиппарх ни в чем не был уверен. Колоксай наклонилась к земле и долго разглядывала темное пятно на рыжем хвойном ковре. Потом через несколько шагов подняла с тропинки черный камешек и раскрошила его в ладони, показывая спутнику испачканные золой пальцы.
        - Здесь прошли углежоги, - сказала она.
        Гиппарх помрачнел. Только тавров им не хватало! Мрачные ребята, слегка не в себе. До сих пор поклоняются Медведице, отрезанным головам и кидаются в проходящих камнями.
        - Надо забирать восточнее по склону, - сказала Арета. - Там холмы понижаются и меньше вероятности встретить горцев.
        - Зато больше кочевников, - вздохнул Левкон. - К востоку так к востоку. - На взгляд гиппарха, они ничего не теряли и не приобретали.
        Но Колоксай упорно стремилась унести ноги подальше от воображаемой тропы углежогов. Она замедлила шаг, только когда издалека послышался шум струящейся по камням воды. Ручей был ниже по склону, и спутники ринулись к нему, разом забыв об опасностях, которые еще секунду назад подстерегали их на каждом шагу.
        Пить и мыться, мыться и пить - было их единственными желаниями. Пятые сутки с одним бурдюком, грязные и вонючие, они совершенно озверели без воды. Теперь ее было сколько угодно. Горный поток несся по камням со скоростью хорошего табуна, не давая войти в ручей глубже чем по щиколотку. Дальше вода с ревом сносила любого смельчака. Быстрые струи не успевали согреться на солнце.
        Арета скинула на берегу одежду, но, лишь вступив в ручей, взвыла, как ошпаренная:
        - Лед! Настоящий лед! Как теперь мыться?
        Левкон тоже вошел в воду и, подрагивая от холода, протянул спутнице руку:
        - Мыться не получится. А окунуться можно. Держись и приседай.
        Меотянка оценила выгоды нового способа, как только опустилась по шею, и волна едва не сорвала ее с места, потащив по камням. Гиппарх вовремя выдернул девушку за руку на поверхность.
        - Теперь я, - сказал он. - И смотри не разжимай пальцы. Если хочешь меня убить, сделай это другим способом.
        Они поменялись местами, и Колоксай изо всей силы вцепилась в его ладонь. Ей было гораздо труднее удержать спутника, весившего больше, и Левкон не стал особенно рисковать, заходя в ручей поглубже. Когда оба снова выбрались на берег, их бил озноб. Спутники уселись на разогретых солнцем камнях и принялись стучать зубами.
        - Я не чувствую себя чистой, - сказала Арета.
        Левкон кивнул.
        - Еще раз?
        Беглецами овладел нездоровый азарт. Они четырежды выдергивали друг друга из ледяной воды и, совершенно синие, обсыхали на берегу.
        - Все. - Левкон поднял одежду с земли. - Немного отдохну и пойду настреляю чего-нибудь поесть. Соберешь дрова?
        Колоксай через силу кивнула.
        - Я скоро.
        Положа руку на сердце, гиппарх совершенно не волновался за Арету. Она была способна постоять за себя, да и он не собирался долго болтаться по лесу. Как назло, дичь разлеталась и убегала прямо из-под носа. Гиппарх вдруг обнаружил, что совершенно разучился охотиться. Раньше ему приходилось делать это только для забавы: загонять оленей, травить кабанов. Стрелять же по белкам и удодам его никто не учил. Через час бесплодных поисков Левкону повезло, он выследил семейство зайцев за едой и сумел уложить одного, когда все остальные кинулись врассыпную.
        Взяв добычу за длинные ноги и закинув себе за спину, гиппарх поспешил обратно, ориентируясь по шуму ручья. Местность была ему незнакома, и он пару раз выходил не на те полянки у воды, где оставил Арету. Кроме того, охотник не чувствовал запаха дыма. «Вот лентяйка!» - возмущался он в душе. Если б Колоксай уже развела костер, Левкон в два счета нашел бы ее. Но и полянка, где они купались, тоже оказалась пуста. Осталась примятая трава. Котелок у воды. Брошенный мех. Исчезла одежда. Вероятно, Колоксай пошла за дровами. «Ну и где она до сих пор бродит? - выругался про себя гиппарх. - Я же еще и зайца должен разделывать!»
        Слабый треск в отдалении насторожил его. Более спокойный человек просто сел бы и подождал спутницу. Но у Левкона почему-то сердце было не на месте. Он устал все время ожидать неприятностей и, когда они случались, воспринимал их чуть ли не с облегчением. Бросив зайца на землю, гиппарх вынул меч и поспешно зашагал на треск. Вскоре он расслышал голоса и похолодел, поняв, что не ошибся. Говорили, а вернее, кричали мужчины. Их было четверо. Через минуту Левкон увидел всю картину. Какие-то грязные чучела в овечьих шкурах толкались вокруг лежащей на земле Ареты. Трое держали ее за руки, за ноги и за голову, а четвертый торопливо насиловал, подгоняемый нетерпеливыми криками товарищей. Рядом валялась рассыпанная охапка сухих веток. Девушка собирала дрова, когда на нее напали, и, вероятно, не успела оказать сопротивления. Никто из углежогов не пострадал, во что, зная Арету, верилось с трудом. Должно быть, ее оглушили, подкравшись сзади.
        Размышлять было некогда, Левкон бросился на дикарей, очень надеясь, что они плохо вооружены. Того, что держал Колоксай за ноги, он уложил сразу, всадив ему акинак в спину. Двое других вскинулись было на нападавшего, но получили соответственно в челюсть и под дых. Почувствовав, что ее больше не держат, Арета сама стряхнула четвертого и, не вставая, прямо с земли резко ударила его ступнями в живот. А потом, вскочив, пришла на помощь спутнику. Тот уже вытащил акинак из тела убитого, чтоб тут же воткнуть его в горло другому дикарю. Последний из нападавших на Колоксай лесных людей заметался, но меотянка догнала его и, вцепившись в овечью шкуру, рывком бросила прямо на освободившийся меч Левкона.
        Оба, не сговариваясь, повернулись к насильнику, который лежал, не подавая признаков жизни. По его голому животу расплылся колоссальный кровоподтек. Правильно ударив, Арета разорвала ему кишки, даже не повредив кожу.
        - Он мертв, - сказал Левкон. - Идем. - Гиппарх сам не понял, почему у него вышел такой суровый голос. Точно спутница была чем-то виновата перед ним.
        Меотянка посмотрела на него чуть ли не с презрением и быстро, не оборачиваясь, зашагала к ручью. Там она поспешно вошла в воду и, не обращая на спутника никакого внимания, с отвращением выполоскала себя, едва не вывернувшись наизнанку. Левкон думал, что ему придется успокаивать ее. Но Колоксай, выйдя на берег, только зло сверкнула сухими глазами и, не говоря ни слова, начала собираться.
        Обед, ужин, ночь - все было безнадежно испорчено. Спутники молча прошагали второю половину дня, нашли новый источник - благо их теперь попадалось немало, - засветло разделали кролика, зажарили его на палке, как на вертеле, и съели. Давясь. Без всякого аппетита. Словно перед этим не голодали несколько дней.
        Сумерки в лесу быстро превратились в непроглядную тьму. Колоксай легла сразу, не сказав ни слова, и лежала тихо, стараясь не дышать. Левкон не слышал, плачет она или нет. Он чувствовал, что должен что-то сделать, и не знал что. В его голове теснились другие мысли: эти существа в лесу, кто они? Углежоги или разбойники, о которых говорила Арета? Их исчезновения хватятся? Будут искать убийц?
        Всю ночь гиппарх ворочался с боку на бог, надеясь не проспать нападения невидимых врагов. Под утро он всего на минуту закрыл глаза, а когда открыл, Колоксай рядом уже не было.
        Она ушла, забрав с собой лук и кинжал. Акинак и мех с водой оставила ему. Трава, примятая ее следами, уже успела распрямиться и была покрыта капельками росы. Значит, девушка исчезла еще до рассвета.
        Левкон обругал себя последними словами. Он должен был это предвидеть. Арета - живой человек. Нельзя было молчать! Гиппарх зло засадил кулаком по пню, у которого лежал, и из деревяшки россыпью хлынули муравьи. Левкон поспешно скатал плащ, закинул за спину мех с водой и застыл в нерешительности, не зная, какое направление выбрать. Рассуждая здраво, надо было идти на юг, и Арета, если хотела спуститься с холмов, должна была двигаться именно туда. Рано или поздно, при благоприятных обстоятельствах, они встретятся… наверное.
        Левкон сориентировался по солнцу и тронулся в сторону предполагаемого юга. Его не покидала надежда обнаружить хоть какие-нибудь следы Ареты. Он не ошибся, через час ходьбы ему попался длинный рыжий волос, зацепившийся за веточку орешника. Это обнадежило гиппарха. Но еще через час он наткнулся на циклопическую кладку камней, преграждавшую путь через овраг, и с ужасом осознал, что стоит не на звериной тропе, а на дороге, протоптанной человеческими ногами.
        Кто-то жил в этих местах, строил здесь укрепления. Возможно, сородичи тех косматых дикарей, которых они с Аретой уложили вчера у ручья. Удалось ей проскользнуть здесь незаметно? Или она до сих пор не знает, как близко чужаки? Только сейчас гиппарх понял, как беспокоится за спутницу. У нее нет совести! Куда она поперла одна?
        Перелезать через таврскую стенку Левкон не стал - по ту сторону была их земля, и Арета, если находилась в своем уме, тоже не решилась бы туда соваться. Гиппарх пошел вдоль оврага и очень скоро услышал шум воды. Еще через минуту - голоса. Спрятавшись за кустами, путник подобрался поближе и увидел несколько женщин. Одни стирали белье, пристроившись на камнях. Другие брали воду чуть выше по течению. Это были темнокожие тавриянки в черных глухих платьях, увешанных серебряными бусами. Их костистые физиономии с крючковатыми носами казались угрюмыми, даже серыми. Левкон неплохо понимал по-таврски. Женщины изо всей силы колотили белье о камни и оживленно судачили на счет «белой ашак», которую наконец поймали, чтобы продолжить стену.
        Поначалу гиппарх их не совсем понял. «Ашак» - свинья, и выходило, что им нужна была белая хрюшка, чтоб замуровать ее в каменную кладку. Без жертвы стенка стоять не будет: кто ее станет стеречь? Но зачем ловить свинью? Пойдите к стаду и возьмите. По словам же тавриянок выходило, что они едва ли не год мыкались. Даже работу остановили. Гиппарх напрягся, пытаясь понять смысл разговора. Пару раз женщины обронили вместо «белая» «рыжая», а потом и вовсе стали, хохоча, обсуждать, кому бы могла понравиться «рыжая ашак», у которой кожа бледная, как у покойницы.
        Левкон похолодел. Слишком похожие разговоры он слышал у шатра Ясины, и относились они к Арете. Когда же две прачки, поднимая на плечи плетенки с бельем, сказали, что жертву охотники поймали при переправе через ручей, где она зацепилась тетивой за ветку у берега, гиппарху все стало ясно. Эти идиоты помешаны на своих стенках! Громоздят камни кое-как и думают, что мертвец в основании кладки спасет их постройку от падения.
        Левкон осторожно попятился, вылез из кустов и, подождав, пока женщины скрылись из глаз, пошел вслед за ними чуть выше по тропе. Он хотел найти поселок тавров и посмотреть, можно ли помочь Арете. Вряд ли ему это удастся. Но сейчас гиппарх даже не пускался в рассуждения. Она вытащила его от скифов… Он должен… Хотя бы для очистки совести…
        Тропинка вилась сначала мимо брошенной каменоломни, потом раздваивалась. Справа она карабкалась на склон к поселку, слева уводила под скат к кладбищу в тени ореховых кустов. Услышав впереди стук ослиных копыт, голоса и бульканье воды в больших глиняных сосудах, Левкон резко свернул налево и углубился в орешник. Свет, проникая сквозь сплошной шатер листвы, казался желто-зеленым. У ног гиппарха то и дело попадались известняковые надгробья, похожие на крошечные домики с двускатными крышами. Около многих лежали подношения - раскрошенные яйца, сыр, стояли чашки с куриной кровью. Казалось, здесь живет неумолимый маленький народец, который ест, пьет и пакостит, вмешиваясь в дела живых.
        Левкон кружил среди могил, пока впереди не замаячил новый подъем холма, и, задрав голову, гиппарх понял, что подошел к поселку, но не в лоб, а с тылу. Об этом свидетельствовала глухая полуразвалившаяся стена из почерневших камней. Левкон возблагодарил богов за пустынность этого места и полез наверх. Судя по хрюканью, за стеной был хлев. Оседлав гребень, Левкон понял, что не ошибся. Дом, примыкавший к ограде, имел несколько тесных дворов с загонами для скота. Пятнистые свиньи расхаживали, недовольно хрюкая и требуя корма. Хозяева не отзывались на эти возмущенные звуки. Возможно, их не было дома.
        Левкон осторожно соскользнул вниз и, держась за жалкое каштановое деревце, перелез к стене жилища. За темной дырой окна не слышались ни шаги, ни речь. Окончательно убедившись, что двор пуст, гиппарх двинулся к внешней ограде. К его удивлению, улицу, ведшую к центру поселка, тоже нельзя было назвать оживленной. Две козы объедали ствол шелковицы, полугодовалый малыш, оставленный без присмотра, на четвереньках выполз за ворота и с наслаждением обдулся в теплой пыли.
        Левкон выскользнул со двора и, перебегая от одного глинобитного забора к другому, двинулся по поселку. Большая толпа запрудила северную окраину. Судя по кучам тесаного камня, именно там и располагалась недостроенная стена. Прячась за грудами колотого известняка, Левкон подобрался поближе. Празднично одетые люди возбужденно гудели и переминались с ноги на ногу. В середине между внешним и внутренним панцирями начатой стены была вырыта неглубокая могила. В головах стоял кувшин с водой. В ногах - миска ячменной каши. Гиппарх сглотнул, поняв, что это и есть место для строительной жертвы. Ждать пришлось недолго. Толпа заколыхалась, задние ряды наперли на передние, и гиппарх увидел двух пожилых жрецов, которые вели под руки рыжеволосую женщину. Она шла спотыкаясь, низко опустив голову, так что длинные светлые пряди закрывали ей лицо.
        Сначала Левкон подумал, что девушку сильно избили, поэтому она едва стоит на ногах. Но когда процессия остановилась у стены и жрецы, продолжая держать жертву, откинули ей волосы со лба, по бессмысленному выражению лица Ареты гиппарх понял, что его спутницу опоили. Меотянка щурилась на солнце, с трудом воспринимая свет. Ее зрачки расширились, от чего глаза казались совершенно черными. Из уголка рта стекала слюна. Старший из жрецов отложил деревянный посох с каменным набалдашником в виде головы быка и взял у своего помощника серебряный нож.
        «Хоть убьют сразу», - подумал Левкон. А чем он мог помочь? Выскочить с акинаком против целой толпы человек в сто, не меньше? И погибнуть геройской смертью идиота?
        Жрец наклонил голову Колоксай, и девушка подчинилась без всяких возражений. Она выглядела вялой и сонно моргала. Больше всего Арета напоминала ребенка, которого взрослые вытащили ночью из постели и который трет глаза, не понимая, что происходит. Меотянка жалобно захныкала, пытаясь вырвать руку. Наверное, у нее просто затекла ладонь, но старик тавр резко завернул ей локоть назад и с силой ударил по щеке, чтоб жертва не дергалась.
        Почему-то именно это вывело гиппарха из оцепенения. Прыжок, который Левкон совершил из-за камней прямо на площадку перед стеной, должен был произвести на тавров сильное впечатление. Грязный оборванец с мечом в руках сначала снес голову жрецу, державшему Арету. Потом ткнул в живот другого, с ножом, и, схватив девушку за руку, бросился вперед через фундамент недостроенной стены.
        Прямо за внешним панцирем вниз уходил крутой склон оврага, на дне которого бежал ручей и рос густой грабинник. Некогда было раздумывать. Дернув спутницу за руку, Левкон покатился по склону и, прежде чем тавры успели опомниться, скрылся у них из глаз. Он волок упиравшуюся и хныкавшую Арету по камням, земле, прелым листьям. Их преимущество перед таврами было минутным. Левкон сознавал, что как только жители поселка опомнятся, они кинутся в погоню. Сзади уже раздавались крики. Гиппарх слышал, как у него за спиной стучат скатывающиеся камни и топают ноги преследователей.
        Густой подлесок скрывал Левкона от погони, но, судя по голосам, она была близко. Ручей журчал почти под ногами. Он тек по каменным плитам, одна из которых чуть приподнималась над землей, образуя темный разлом, уходивший глубоко под землю. Катившиеся по склону беглецы на полном ходу въехали в дыру, услышав только, как следом за ними сверху посыпались листва и палки.
        IV
        Удар о дно расщелины лишь оглушил, но не покалечил их. Сквозь гуд в голове гиппарх слышал, как столпившиеся наверху тавры тяжело дышали, а потом кто-то сказал: «Даг-ыр». - «Гора взяла». И все с этим согласились. Они снова затопотали по склону, и Левкон чувствовал, как каменный свод пещеры сотрясается под их шагами.
        - Арета. - Он потряс девушку за плечо.
        Спутница не шевелилась. Не слышно было даже ее дыхания. Гиппарх испугался, что, падая, она сломала себе шею. «Ни зги не видно!» Он склонился над Колоксай и на ощупь нашел ее голову, расстегнул ворот кожаной куртки и прижал ухо к груди. Сердце Ареты билось ровно, даже чуть замедленно. Девушка спала. Глубоко и спокойно, словно впервые за несколько дней оказалась в безопасности. Зелье, которым ее опоили тавры, подействовало позднее, чем рассчитывали жрецы. Иначе Арета впала бы в оцепенение еще у стены. «Ну и что мне теперь делать?» - Левкон оглянулся по сторонам. Мрак царил адский. Только над головой в узкой щели скального разлома гас свет.
        Возможно, в солнечный день сумрака было поменьше. Но сейчас гиппарху приходилось надеяться только на то, что глаза постепенно привыкнут к темноте. Где они? В одном из подземных гротов? Здесь гора изрыта скальными полостями, как большие соты. Можно отсюда выбраться? А если нет? Левкон устал ломать себе голову. В таком мраке он не мог угадать даже, большая пещера или нет. Время шло. В дыре над головой небо стало черным. На нем появились звезды. Где-то капала вода. Ровно и глубоко дышала Колоксай.
        Под землей становилось по-настоящему холодно. Вернее, холод царил тут постоянно, но, взмокнув от бега, Левкон этого сначала не почувствовал. Теперь сырость пробирала до костей. Гиппарх знал, что рано или поздно озноб заставит Арету проснуться. Вскоре девушка действительно пошевелилась. Она зевнула, слабо застонала и инстинктивно потянулась к теплому боку спутника. Холод не давал ей больше спать, но и окончательно прийти в себя Колоксай не могла - белена все еще действовала.
        Гиппарх наклонился над Аретой, чтобы накинуть на нее свой плащ, но девушка, не открывая глаз, подняла руки и обхватила его за шею. От неожиданности Левкон застыл. А Колоксай потерлась лицом о его небритую щеку, укололась и опять захныкала, ища губами на лице спутника мягкое, не покрытое щетиной место. Он хотел отстраниться, но меотянка вдруг так часто задышала у него возле шеи, что по спине побежали мурашки. Арета не сознавала, что делает. Ее тянуло к теплу и запаху - мужскому запаху, исходившему от него. Так и не открывая глаз, она нашла его губы и припала к ним не жадно, а жалобно, продолжая скулить, как слепой щенок. Ее опущенные ресницы щекотали ему лицо. Левкон почувствовал, что не владеет собой.
        Арета вцепилась в его пояс и бессмысленно дергала до тех пор, пока гиппарх не взял дело в свои руки. Было ли потом хорошо? Этого он не успел понять. Сначала им овладела лихорадочная торопливость, потом громадное облегчение. Он лежал на полу, обняв одной рукой Арету, а другой тер лицо, пытаясь прийти в себя. Колоксай дремала, пристроив голову у него на плече, и изредка вздрагивала. Сам Левкон заснуть не мог. Все события последнего времени спрессовались в огромный ком и давили на него, выталкивая из прежней осточертевшей жизни. Раньше время шло медленно-медленно. Теперь неслось галопом.
        Арета пошевелилась и открыла глаза.
        - Какого черта? - это было первое, что она сказала, отодвигаясь от него. На ее лице застыло крайнее удивление.
        В довершении ко всему она еще и ничего не помнила!
        Колоксай сбросила со своего плеча руку гиппарха и с возмущением уставилась на него.
        - Арета… - Она хочет объяснений, она их получит. - Что ты помнишь? - Левкон сел и нарочито долго стучал пряжкой, застегивая пояс.
        - Я еще в своем уме! - вспылила меотянка.
        - И все же?
        Женщина наморщила лоб:
        - Ну ручей…
        - Ты ушла перед рассветом. Одна, - обвиняющим тоном заявил он. - Дальше сама расскажешь?
        - Тавры, - выдохнула Колоксай. - Там были тавры. Они… они меня чем-то поили. Потом, после драки. - Арета подняла на спутника глаза, явно требуя, чтоб он подстегнул ее память.
        Так, значит, его героического прыжка через камни на целую толпу мирных поселян она не помнит? Жа-аль! Теперь труднее будет объяснить и все остальное.
        Колоксай провела ладонью у себя по ногам и поднесла пальцы к лицу.
        - Ты хочешь сказать, что мы…
        Левкон вообще ничего не хотел говорить. Он поморщился, понимая, как дико для нее произошедшее, и развел руками.
        - Не смеши меня! - Арета раздраженно фыркнула. - Я? С тобой?
        Он молчал.
        - С рабом?
        - Я тебе не раб! - взвыл гиппарх, вскочив на ноги, и тут же треснулся головой о стену.
        - Я что, Ясина? За кого ты меня принимаешь?
        - Ты как все бабы! - заорал он. - Сначала пристанешь - не отцепишься! А потом корчишь из себя недотрогу! - Левкон был взбешен. Ведь он ее даже не хотел! До определенного момента.
        - Ну ладно, - неожиданно успокоилась Колоксай. - Рано или поздно это должно было случиться. Никто не виноват, что ты воспользовался моей беспомощностью.
        - Послушайте ее, люди! - Левкон не в силах был больше сдерживаться. - Я воспользовался! Да ты сама… - Он смолк, слыша, как она покатывается в темноте со смеху.
        - Надо поискать выход, - раздраженно бросил гиппарх. - А то до смерти замерзнем.
        Дыра в своде пещеры была слишком высоко, и спутники не дотянулись бы до нее, даже если б Левкон поставил Арету себе на плечи. К тому же этот выход располагался слишком близко к поселку тавров, и было опасно соваться через него наверх.
        Какое-то время спутники на ощупь двигались вдоль стены.
        - Мне кажется, там вода, - сказала Колоксай. - Слышишь, капает?
        - Я уже час как слушаю, - огрызнулся Левкон. - Над нами ручей. Наверное, пробивает откуда-то сверху.
        Несмотря на то что гиппарх провел в пещере уже много времени, его глаза так и не привыкли к темноте. Он смутно видел только очертания фигуры Ареты, двигавшейся впереди него. Дальше вытянутой руки ничего разглядеть было нельзя. Обычно в таких подземных щелях полно змей. Может быть, хорошо, что они ничего не видят. Под ногой у Колоксай что-то затрещало, словно она наступила на большое яйцо.
        - Ты не видишь, что это? - В панике женщина отшатнулась от стены, и тут же раздался похожий хруст. - Здесь кости. Только очень старые, - севшим голосом сообщила Арета. - Кучи костей.
        - Ты на череп наступила, - ответил Левкон. - Я иду по его остаткам.
        - Кто покидал сюда столько скелетов? - Девушка жалобно взвизгнула. - Здесь что-то ползает. В костях.
        «Да уж известно что». Гиппарх выругался.
        - А если это те люди, которые упали сюда, как мы, а потом умерли, не найдя выхода?
        Ему это уже приходило в голову.
        - Нет, не думаю, - вслух ободрил он спутницу. - Слишком много. Скорее их сюда скинули. Те же тавры. Это объясняет, почему они сразу успокоились, когда мы рухнули в щель.
        - А какая разница? - еще жалобнее произнесла Арета. - Их скинули, мы упали. Но никто не выбрался. - Она шагала по колено в черепах, и вокруг уже раздавался не хруст, а стук ударяющихся друг о друга костяшек.
        - Их могли предварительно убить, - размышлял Левкон. - Недаром все тела лежат в одном месте. Ты бы вот стала умирать верхом на чужом скелете?
        - Разве что на твоем, - огрызнулась девушка.
        Левкон вдруг угодил ногой в пустоту, но успел отшатнуться назад. А Арета, шедшая чуть впереди и, вероятно, наступившая сначала на твердую каменную кромку по краю невидимой дыры, поздно почувствовала опасность. Ноги девушки заскользили вниз, руки беспомощно плеснули в темноте. Это гиппарх скорее почувствовал по волне воздуха, долетевшей до его лица, чем увидел собственными глазами. Он застыл на месте, не дыша.
        Левкону показалось, что целую минуту ничего не было слышно. И только потом раздался слабый плеск где-то далеко внизу. Сомнений не было: Колоксай угодила в каменный колодец. И возможно, разбилась.
        - Арета! - срывающимся голосом крикнул Левкон. - Арета!!!
        Ответа не последовало. Снизу вообще не доносилось никаких звуков. Гиппарх осторожно ощупал края дыры и вгляделся вниз. В глубине земли мрак слегка поблескивал, что было явным признаком воды. Более того, подземная влага улавливала слабый свет, шедший неизвестно откуда. Иначе ей нечем было отливать в темноте. Если девушка от удара об воду потеряла сознание, то сразу же пошла ко дну. Левкон не горел желанием прыгать в темные дыры. Но, прикинув, что в общем-то совершенно все равно: подыхать здесь, на краю разлома, в одиночестве, или ломать шею внизу - он выбрал последнее.
        Соскользнув в пустоту, гиппарх летел гораздо меньше минуты. Удар об воду оказался болезненным, но не лишил его сознания. Колоксай-то рядом не было. Это в стоячей воде, которая никуда не текла. Значит, девушка на дне. При падении он погрузился довольно глубоко, но не достиг твердого грунта. Левкон вздохнул и снова нырнул, но, как и в первый раз, безуспешно. Его вытянутые в темноту руки не наткнулись ни на тело спутницы, ни на дно. «Проклятая дыра! - выругался про себя гиппарх. - Бездонная бочка!»
        Его тело начинало замерзать. Левкон снова глубоко вдохнул и ушел под воду, раздумывая над простеньким вопросом: «Ну хорошо, дна здесь нет. А берега-то хоть есть? Или я так и буду болтаться, как дерьмо в речке?» Его руки привычно схватили пустоту и вдруг наткнулись на что-то твердое и скользкое. «Слава богам!» Сначала он подумал, что это мокрая кожаная куртка Ареты. Но когда это заскользило у него под ладонью, движение громадного невидимого тела было нечеловечески плавным, длинным и могучим.
        Левкон успел понять только, что существо движется по спирали, обвивая его огромным кольцом. Гиппарх не знал, сожалеет ли, что не видит врага. Он чувствовал лишь: ему не справиться. Сила, исходившая уже от одних вращений твари, затягивала жертву на дно. Что же будет, когда она сожмет кольца? Или откроет рот? Лучше не смотреть - не успеешь испугаться. Как назло, именно теперь глаза начали кое-как различать очертания колодца. Все-таки сюда, в отличие от верхних этажей пещеры, проникал свет.
        Сначала гиппарх увидел свои руки, вскинутые наверх, потом понял, что инстинктивно успел выдернуть меч, даже не отфиксировав это движение в голове. И наконец… Гидра! Это была гидра! Если, конечно, люди не напутали с ее описанием. Две там головы или четыре, Левкон не знал. Темно, да и не до счета. Может, у него в глазах рябит. Зато шея - длинная, толстая, с гребнем, выгибалась над водой, как у лебедя. А гигантский плавник, похожий на дельфиний, плескал у самого носа жертвы, нагоняя волну. Боги, да это была целая гора мяса, отделившаяся от каменной толщи и нацелившаяся на жалкое существо, бултыхавшееся рядом.
        - Нет, ну надо же было… - В этот возглас Левкон вложил всю свою досаду на опасный путь, который привел его не домой, не к свободе, а в брюхо к подземной гадине. - Ее и мечом-то… - Гиппарх безуспешно тыкал вперед акинаком, но шкура существа была попрочнее слоновьей. - Вот из чего панцири делать!
        Если б гидра не была столь медлительна, она бы уже давно проглотила человека и ушла на дно. Но вероятно, ее громадные размеры компенсировались крайней слабостью реакции. Она уловила вибрации в воде и поднялась на поверхность, но тычок мечом почувствовала только через несколько секунд после того, как он был произведен. Левкон даже не был уверен, видит ли гидра его самого. У живущих в темноте свои способы распознавать добычу.
        Гиппарх повертел головой в разные стороны и заметил, что блестящая темнота справа кончается. Значит, там вода упиралась в твердый берег. Он осторожно скользнул мимо бока чудовища и, слабо шевеля ногами, поплыл в ту сторону. Какими бы легкими ни были колебания, гидра мгновенно заворочалась, поднимая вокруг себя мощную волну, которая подхватила Левкона и шмякнула его о каменный край колодца. Он огляделся и с ужасом понял, что теперь тварь нацелилась именно на него. Ее громадная голова потянулась вперед, и тут гиппарха кто-то схватил за рукав, рванул наверх, помогая выбраться.
        Арета стояла на краю водоема, отчаянно вцепившись в его куртку, и расширенными от ужаса глазами глядела на чудовище. За ее спиной Левкон различил темный туннель. Оскальзываясь на каждом шагу, он побежал туда, волоча за собой девушку. Спутники успели оказаться в каменном коридоре, прежде чем гидра хрястнула головой о берег и потянулась в их сторону. У туннеля были низкие своды, и тварь только потыкалась в них носом, как кошка в мышиную норку.
        Грудь гиппарха высоко вздымалась. Одной рукой он все еще держал меч наготове, другой прижимал к себе дрожащую Арету.
        - Почему ты не отвечала, когда я звал?! - срывающимся голосом прокричал он. - Очень нравилось смотреть, как я ныряю? Или опять заснула? - Левкон не сдерживал раздражения.
        - Меня оглушило, - оправдывалась Колоксай. - Вода в уши залилась. Я ничего не слышала. Выбралась на твердое и лежала. Услышала только, как оно тут плещет. И увидела тебя.
        - Нашла где отдыхать! - по-прежнему злобно оборвал Левкон. - Меня могли сожрать и не подавились бы!
        - Я ведь тебя вытянула! - возмутилась Арета. - Почему ты на меня кричишь?
        Она уже второй раз за сегодняшний день скинула его руку и побрела в глубь коридора.
        - Стой! - Левкон догнал ее. - Больше ты одна никуда не пойдешь. - Он вцепился спутнице в плечо. - Тавры! Гидры! Я устал.
        - Отпусти. - В ее голосе послышалась угроза. - Ты делаешь мне больно.
        Левкон только еще сильнее сжал руку. В следующую минуту он почувствовал, как пол делает поворот над его головой и с размаху впечатывается в лицо.
        - Я все еще Колоксай, - без всякого выражения сказала девушка. - Убийца Тиргитао. Не стоит об этом забывать.
        Не сказав больше ни слова, Арета скрылась в темноте. Левкон лежал на животе. Зачем он на нее орал? Совсем ополоумел? Что она ему сделала? Ответ был неприятным: криком вышел страх от пережитого в воде. Разве Колоксай виновата, что подвернулась ему под руку?
        Гиппарх поднялся на ноги и поспешил по коридору, отлично слыша впереди шаги спутницы. Вскоре стала заметна ее спина.
        - Арета, постой! - окликнул он, чувствуя, что посадил голос. - Я был не прав. Прости.
        Она не ответила. И тут Левкон с ужасом увидел, что подземный туннель раздваивается и по обоим рукавам от него уходит Колоксай.
        - Арета! - закричал он. - Обернись!
        Ни звука.
        - Арета, я не знаю, где ты!
        Одна из фигур застыла, потом медленно повернулась к нему и начала манить рукой. Левкон сделал шаг, в смятении чувствуя, что ошибается, что настоящая Арета упрямо идет вперед, не обращая на него внимания. Но вид стоявшей в коридоре женщины, ее протянутая рука помимо воли затягивали человека в гору. Гиппарх поспешил к ней, забыв о втором образе. Он ушел уже довольно далеко, когда сзади послышались торопливые шаги и в плечо Левкону впились чьи-то пальцы.
        - Ты что, не видишь, нас водит! - раздался над ухом сердитый голос меотянки. - Мы же под землей!
        Она вернулась. Левкон обеими руками вцепился в ее ладонь.
        - Арета, слава богам! - Пальцы девушки были теплыми. - Не исчезай никуда. - Он повернулся в сторону миража, но призрачная фигура уже растаяла. - Если мы отсюда выберемся и дойдем до моего поместья, я зарежу пять быков в честь Иетроса, покровителя странствий, - чистосердечно пообещал гиппарх. - Как мне здесь осточертело!
        Колоксай тихо захихикала и ткнулась лбом ему в грудь.
        - Я дурака свалял. Извини.
        - Я тоже.
        Они двинулись в глубь коридора. К огромному облегчению Левкона, его глаза с каждой минутой видели все больше и больше. Впереди темнота стала сереть. Вскоре гиппарх уже мог хорошенько разглядеть спутницу. Какая же она была грязная! Зря купались.
        - Вон, смотри! - Арета тыкала рукой вперед. - Свет из-за поворота. Поэтому мы и не видели выхода. Он там, за стеной!
        Колени у Левкона подкосились. Именно этого он боялся, когда бежал из захваченного скифами лагеря к скале. Сознание несется впереди, а ноги остались сзади. Они сильней тебя.
        - Э-э, держись. - Арета успела подхватить его. - Меня тоже с голодухи ведет.
        Она подтолкнула спутника вперед. За поворотом перед ними открылся выход из пещеры. Это была кривая щель. Чтобы залезть в нее, Левкону пришлось подсадить спутницу, а ей - протянуть ему руку. Дыра выводила в сосновую рощу на склоне холма, вроде той, что они миновали, поднимаясь в гору от стойбища скифов. Поселок тавров, видимо, остался далеко наверху. Впервые за время блуждания по горам перед спутниками открылись не окрестные хребты, а широкая, уходящая вдаль степь, колеблемая ветрами с близкого побережья.
        - Интересно, кто попытается оторвать нам голову на этой стороне? - Левкон глубоко вздохнул и закашлялся. Воздух со степи шел с пылью.
        - Смотри, вон ручей, - устало сказала Колоксай. - Вытекает из-под скалы.
        - Едва ли это не продолжение того колодца, в котором я уже купался, - неодобрительно буркнул гиппарх. - Ты и тут хочешь поболтать ногами?
        - Это мое дело. - Арета направилась к воде. - Я хочу пить.
        Вокруг никого не было, и Левкон не стал мешать спутнице. Женщины не любят ходить грязными. Их это бесит. Колоксай потрогала рукой воду, покорчила рожи: де холодная, бр-р-р - и начала раздеваться. Гиппарх слегка отстал. Теперь он смотрел на нее совсем другими глазами, чем на море во время купания лошадей или у ручья по ту сторону холма. Сейчас это была его женщина, и Левкону стало любопытно, что он взял.
        У Ареты оказались маленькая грудь и легкие бедра. Как раз такие, какие ему всегда нравились. И вот это самое тело он когда-то разминал по косточкам? Ничего не заметив! «Спал, спал, проснулся! - хмыкнул гиппарх. - А я не староват для нее?» Арета уже вошла в воду по щиколотку, но окунуться целиком не решалась. Ее бил озноб.
        - Мы не можем, как в прошлый раз? - жалобно попросила она, обернувшись через плечо.
        - Как в прошлый раз не можем, - отозвался Левкон, сзади обхватив ее обеими руками за талию и разом прыгнув с берега на глубину.
        Вихрь ледяных брызг охватил их с ног до головы. Колоксай завертелась, пытаясь вырваться.
        - Пусти! Сердце же может остановиться!
        - Будешь еще драться? - Он хохотал, не разжимая ладоней и изо всей силы болтая ногами, чтоб не уйти на дно.
        Когда они выбрались на берег, Арета, чуть дыша, стала обтираться своим грязным шерстяным плащом, стараясь разогнать по телу кровь. Ее кожа горела огнем, и Левкон подумал, холодно или горячо будет руке, если дотронуться до плеча спутницы. Колоксай подошла к нему и застыла в нерешительности. Он мог отобрать у нее плащ и вытереться сам. Но не стал. Девушка стояла перед ним, приподнявшись на цыпочки и приложив шерсть к его груди. Она повела рукой, и Левкон немедленно накрыл ее ладонь своей.
        - Думаешь, стоит?
        Это был запоздалый вопрос. Оба знали, что хотят и будут заниматься этим, даже если потом очень пожалеют. Арета наклонила голову и коснулась губами его смуглой кожи, слизнув две большие холодные капли, катившиеся посередине груди. Левкона уже не раздражало, что она всегда начинает первой. Он подхватил спутницу на руки и отнес ее в сторону от ручья.
        На этот раз они любили медленно, сдерживая себя и наблюдая за каждым движением друг друга. Ни одного слова не было произнесено, ни одного звука издано. Только дыхание то учащалось, то становилось глухим и усталым.
        Пеан 4
        БОГИ-ИЗГНАННИКИ
        Северный ветер кидался комьями снега. Боги брели по колено в сугробах, и обледеневшие волосы Аполлона постукивали друг о друга в такт мерному тяжелому шагу. Арес, согнувшись, нес на себе Афродиту. Из-под грубой бараньей шкуры свисали ее покрасневшие от мороза босые ноги.
        - Нас приговорили к смерти, - тихо всхлипнула женщина.
        - Мы бессмертны, - возразил Феб.
        - Тем хуже, - буркнул Арес и поудобнее подкинул любовницу на закорках. Он тоже устал, а этот болтун только и знает, что молоть языком! Подбадривает их, когда все так плохо!
        После гибели Трои побежденные боги были сосланы на север. В туманные степи Киммерии, где дыхание Аида белым холодом стелилось по земле. Лишь пустынный борей с его дождями и морозами был отдан под управление нежной Афродите, ее вспыльчивому кровожадному любовнику Аресу и солнечному неудачнику Аполлону. Время снова сделало круг и вернуло Феба в ту точку, из которой он так старался вырваться.
        - Можно взглянуть на дело с другой стороны. - На губах лучника мелькнула робкая улыбка, и тут же в затянутом белой пеленой небе сквозь просветы туч показалось солнце. - Во всем можно найти свои преимущества. Мы свободны.
        - Мы свободны, потому что потеряли все, - возразила Афродита. - Даже дом.
        - У нас будет новый дом, - не унимался гипербореец. - К тому же теперь ты можешь быть вместе с Аресом совершенно открыто. Ведь твой муж не последовал за тобой в изгнание.
        Любовники переглянулись. В словах Аполлона был резон.
        - Зевс знал, что мы с Афродитой нравимся друг другу, - сказал Арес. - И нарочно отдал ее Гефесту. Чтоб досадить мне.
        - Распри - удел богов, - кивнул лучник. - Мир между нами не нужен Громовержцу.
        Спутники согласились. Гипербореец тащил их сквозь заснеженную степь, как телят на веревке, и прекрасно знал: что бы ни говорить, лишь бы говорить, отвлекая богов от кромешного ужаса ледяных киммерийских равнин. Афродита застонала, беспомощно подтягивая под плащ одеревеневшие ноги.
        - Не спи. - Аполлон ущипнул ее за руку.
        - Пускай подремлет. - Арес стряхнул снег с бороды.
        - Нельзя. Замерзнет.
        Боги остановились, положили Уранию на баранью шкуру, и Арес стал снегом растирать ей побелевшие щеки. Феб взялся за ступни. Поначалу она даже не вскрикнула. Это было плохо. Но потом подняла такой вой, что от сердца у Аполлона отлегло. Он не хотел, чтоб богиня лишилась своих прекрасных ног.
        - Надо заночевать здесь, - сказал гипербореец. - Мы с Аресом построим из снега стенку от ветра, а потом я соберу хворост и подстрелю что-нибудь поесть.
        Со стеной боги справились быстро. Феб научил копейщика скатывать из снега большие шары, и Арес самозабвенно предался этой забаве, строя великолепную белую крепость с бойницами и башнями. Лучник собрал хворост, подтопив лед на земле золотым солнечным лучом, и даже подстрелил старого ослабшего кабана, который не успел скрыться от него в белой мгле. Он отвлек Ареса от рытья рва вокруг снежной цитадели и предложил перекусить.
        Едва дыхнув на сырые дрова, Феб заставил костер заняться, а воинственный копейщик нанизал дичь на свою пику и вертел ею над огнем.
        - Откупоривай вино, - потребовал он.
        Вина не было. Феб порылся в кожаном мешке, извлек походный бурдюк с крепким пойлом, которое местные жители настаивали на горелом зерне. Жидкость не имела цвета, зато запах перебродившего хлебного мякиша валил с ног.
        - Во имя богов! - Арес плеснул в кратер немного сомнительного пойла.
        - За нас, - поддержал Феб.
        Урания приблизилась к огню. Она уже немного согрелась и теперь прикидывала, как события будут развиваться дальше. Их всего трое в этой ледяной пустыне. Потребует ли Аполлон, чтоб она разделила ложе и с ним? В сущности, ей было все равно. Но Арес вспыльчив. И вместо того чтоб снять напряжение, ее поступок может породить большую ссору. Умом Афродита никогда не блистала и поэтому во избежании неприятностей решила отказать обоим.
        - Впервые пью с побежденными, - мстительно бросила она. - Откуда эта дрянь?
        Аполлон не ответил. Вернее, не успел. Побагровевший Арес отвесил любовнице крепкую пощечину. Из носа у Афродиты побежала кровь. Феб вовремя перехватил копейщика за руку, когда тот собирался обрушить на богиню вторую затрещину. В ярости Арес вскочил, залепил в снежную стену пустым кубком и бросился прочь, проклиная женщин, троянцев и несправедливый суд. Аполлон повернулся было к спутнице, горстью снега унимавшей кровь из носа. Но та отмахнулась от него и тоже кинулась из убежища догонять разгневанного героя.
        Как и предполагал Аполлон, спутники достигли дома его сестры Артемиды на Медведь-горе на исходе следующего дня. Они вынырнули из снежного тумана у самого входа в пещеру, и собаки Охотницы с перепугу чуть не разорвали гостей, если б хозяйка вовремя не выскочила на улицу. Она прыгнула на шею Фебу и принялась целовать его замерзшие щеки.
        - Тише, тише, медведица! - Лучник пытался одной рукой стряхнуть с себя сестру, а другой отогнать вертевшуюся у ног собаку, которая хватала его зубами за пятки.
        Медведь-гора острым носом врезалась в северный берег Эвксина. Здесь царствовали шторма и туманы. В окрестностях жили дикие племена тавров, ходивших в шкурах, евших сырое мясо и поклонявшихся Деве.
        - Это последний предел, дальше которого нам идти нельзя, - сказал сестре Феб. - Решишься ли ты предоставить нам убежище?
        - Мой дом - твой дом, волчонок. - Артемида сидела на козьей шкуре, обхватив руками колени и глядя куда-то за плечом брата. Охотница дичилась шумного общества богов на Олимпе. Она любила уединенные труднодоступные места, где нетронутая красота лесов и гор ничем не напоминала о человеке. На севере Эвксина Артемида поселилась, чтобы жить поближе к своей матери Лето, которая царствовала в Гиперборее.
        - Твои гости тоже могут остаться. Только… - она быстро глянула на копье Ареса, - пусть пообещают, что не тронут моих златорогих ланей. Их и так осталось немного.
        - Немного? - удивился Феб. - У тебя же были целые стада.
        - Да, но с некоторых пор они уменьшились, - насупилась Охотница. - Здесь поблизости живет выводок гигантов. Их мать Ниоба ощенилась ими, как сука пометом из четырнадцати кутят. Они такие огромные и голодные, что пожирают все на своем пути.
        Аполлон нахмурился. Он надеялся, что на берегах Эвксина боги-изгнанники будут одни и никто не помешает им утвердить здесь свою власть.
        - Скоро в горах не останется зверья, - продолжала Артемида. - Мои златорогие лани пали первыми. Хотя, - глаза Охотницы наполнись слезами, - клянусь, я смиренно просила титанов умерить свои аппетиты. Но они только смеялись надо мной и кидались камнями.
        - Где они живут? - сурово спросил Арес. За все время разговора он впервые раскрыл рот. Копейщик был не мастак поддерживать беседу. К тому же он продрог до костей, а огонь в очаге посреди пещеры еле тлел. Но воинственный пасынок Зевса чувствовал благодарность к женщине, предоставившей им с Афродитой кров. Ее обидчиков следовало наказать.
        - Они говорят, что сама Триединая подарила им эти земли, - надула губы Артемида. - А я чтоб убиралась, куда хочу. Но хуже всего, - Охотница шмыгнула носом, - они перегородили дорогу и не пускают сюда нашу мать Лето. Она собиралась в гости на Пифании.
        - Давай-ка, сестренка, разведем огонь. - Феб обнял Охотницу за плечи. - И накормим гостей. Смотри, они еле живы. А завтра мы с Аресом попробуем проучить наглецов-гигантов.
        Геро отложила свое золотое веретено. Повинуясь движению ее пальцев, нить натянулась, дернула и стащила солнце с розовых небес. Дело шло к ночи, и Мать богов направилась в спальню взбивать синюю с черной бахромой перину. При встряхивании с нее градом сыпались золотые искры. А далеко внизу люди задирали головы и говорили: звездопад.
        Сильные руки Трехликой трясли и щипали пухлое брюхо небес. Для нее оно было не более чем семейное ложе. С каждым ударом женщина вздыхала все грустнее. Наконец, она застыла, прижав перину к груди и глубоко задумалась. Ей на память пришли те дни, когда в доме хозяйничал Кронос. Какой бы тонкой и прочной ни была ее работа, грубый муж всегда разрывал покрывало небес, и Трехликой постоянно приходилось штопать его.
        Эту мягкую, как пух, шерсть Геро ткала в тот день, когда малыш Загрей впервые глянул на нее глазами мужчины. А золотой вышивкой по краю украшала в то бедственное и счастливое утро, когда Зевс с серпом в руках отправился в спальню своего отца.
        Когда Зевс вошел к ней с искаженным от гнева лицом, она увидела в его руке окровавленные части тела Кроноса. Столь дорогие ей когда-то. Геро так и не смогла забыть тот долгий оценивающий взгляд, которым Загрей по-хозяйски смерил свою мать. А потом с размаху швырнул отсеченный член соперника прямо на недошитое покрывало в доказательство того, что Кронос больше никогда не испортит ее работу.
        Кровь широкой полосой испачкала синюю шерсть как раз там, где уже было застиранное пятно от молока Небесной Коровы. Когда-то Геро кормила непослушного сына грудью, а он выплевывал шершавый сосок и срыгивал на ткань. Теперь белое смешалось с красным. Оттого на Млечном Пути осенью появляется широкая алая полоса. Люди же говорят, что Великая Мать, каждую весну восстанавливающая свою девственность, снова потеряла ее на ложе небес.
        Геро умела восставать из Источника Молодости в первозданной чистоте. Но делала это лишь в начале нового цикла, пуповину которого выпрядала и завязывала сама, соединяя с нитью предыдущего колеса времени, уже катящегося в глубины Аида. Сейчас, глядя на свою прялку, а потом на старое, видавшее виды покрывало, Геро становилось страшно. Так тонка была золотая нить, и так мало ее оставалось. Один взмах Серпа. Всего один взмах.
        Но кто же новый жнец? Кто сбросит на потрепанную ткань небес кровавую жатву, чтоб обновить мир? При этой мысли у Геро портилось настроение. Солнечный лучник! Гордец Феб! Красавец и пересмешник с ледяными шутками. И грубиян Кронос, и заносчивый Зевс пожелали ее. А этот… Она ненавидела его? Да. За то, что он никогда не отдавался власти земли в полную силу. Она желала его? Да. Потому что знала, как нежен ускользающий от лунного света свет зори. Как мягок и жалобен он по вечерам. И в какое буйство впадает, когда солнце в зените.
        Луна всегда в погоне за солнечным светом. Геро хотела получить Феба, и как можно скорее. Поскольку именно он начинал новый круг. Его сдержанность и отточенное чувство меры как нельзя больше подходили для наступавшего времени господства людей. Будет ли ее имя по-прежнему почитаться смертными, зависело от того, сумеет ли она удержаться при лучнике. «Бедный Зевс! - Триединая усмехнулась и еще раз встряхнула покрывало. - Бедный Аполлон».
        Царица Лето путешествовала в носилках, которые тащили четыре снежных великана. Они были лишены смысла и беспрекословно выполняли приказы своей повелительницы. Прекрасная, как солнечный зимний день, она царствовала над счастливой страной гиперборейцев, изредка выбираясь за пределы Рифейских гор, чтоб повидаться с детьми.
        В молодости Лето была жрицей в храме Северного Ветра и понесла от него двойню. Но ревнивая Геро, подозревавшая, что это Зевс прилетал в ледяное Туле на легких крыльях Борея, превратила ее в волчицу, заставив скитаться по бескрайним снежным равнинам. Пока в один прекрасный день Лето не разрешилась чудесными близнецами, как две капли воды похожими друг на друга. Изгнанная из родного края, Лето провела немало печальных дней в обнимку со своими малышами и искренне считала их лучшими детьми на свете. Когда же срок заклятия кончился - а ни одно колдовство не действует бесконечно, - Лето вернулась домой, неся на руках своих прекрасных младенцев, которые перекидывали друг другу Солнце и Луну.
        Увидев такое чудо, жители Туле сделали ее своей правительницей, и многострадальная возлюбленная Северного Ветра воцарилась там со славою. Ее почитали если не богиней, то, во всяком случае, и не смертной, а в детях видели настоящих небожителей. Оба проводили зимние месяцы возле матери, а остальное время служили Триединой. Это и было условием освобождения Лето из серой шкуры: ее волчата остались у соперницы. Два смертоносных лучника - надежнее, чем один. И они служили Геро не за совесть, а за страх, опасаясь той власти, которой она обладала над их матерью.
        Лето не имела права покидать Гиперборею, но потихоньку все же навещала детей, когда они слишком долго не бывали дома. Сейчас царица приближалась к Собачьему холму и с удивлением озиралась по сторонам. Обычно Артемида встречала ее здесь. У них вошло в привычку отмечать Пифании как тихий семейный праздник. Это торжество, установленное смертными в честь победы солнечного лучника над Змеем Пифоном, согревало их души.
        Но на этот раз Охотница не ждала мать у переправы через ручей, а ее псы, в честь которых и был назван холм, не заливались веселым лаем. По знаку царицы снежные великаны остановились, и Лето высунулась из носилок. Ее поразил пустынный вид, простиравшийся там, где еще недавно цвели зеленые долины. Теперь они лежали черными, точно по ним прокатились полчища саранчи. Но еще больше Лето удивилась, когда ее кто-то грубо окликнул с холма:
        - Эй! В носилках! Куда едешь?
        Из расщелины на вершине холма высунулась чья-то волосатая рожа, и царица ахнуть не успела, как в нее полетел камень.
        - Это наш дом! Убирайся!
        Снежные великаны, даром что силачи, были созданы из слишком непрочного материала. Град камней мигом превратил их в четыре бесформенные кучи.
        - Добрые люди! - взмолилась Лето, увидев рядом с первой рожей с десяток еще более зверских физиономий и поняв, что попала в кольцо гигантов. - Добрые люди! Я не сделала вам ничего плохого. Пропустите меня, пожалуйста, через ручей.
        - Это наши владения! - понеслось ей в ответ. - Зачем тебе через ручей?!
        - Она хочет съесть нашу дичь! - закричал другой гигант.
        - Она хочет ограбить нас! - встрял третий. - Бейте ее! Бейте камнями!
        «Да здесь и взять нечего!» - возмутилась царица.
        - Я еду к детям, - терпеливо ответила она. - Пропустите. Ведь у вас тоже есть мать.
        - Мать! Мать! - закричали гиганты на все лады.
        Лето не сразу поняла, что они не передразнивают ее, а зовут кого-то.
        - Эй, мать! Что нам делать?
        В пещере завозились, и на свет выглянуло раздраженное женское лицо.
        - Бездельники! Дармоеды! - прикрикнула незнакомка на разом присмиревших чад. - Давно пора жить своим умом, а не бегать по любому поводу к мамке! Убейте ее, да и дело с концом! Это наши земли. А меня больше не отвлекайте. - Женщина зло хлопнула в воздухе бычьей шкурой, которую вытрясала у входа, и принялась за другую.
        Это была нимфа Ниоба, одна из Тритонид, обитавшая в подземных горных реках. Там в темноте ею овладел слепой змееногий великан, и от него она родила, как выметала икру в воду, целых четырнадцать одноглазых гигантов с когтистыми лапами и жабрами вместо легких. Они заселили скальные полости на побережье Эвксина и, двигаясь по подземным черным рекам, выныривали далеко в глубине Таврских гор и поднимались на поверхность, чтобы полакомиться сочным звериным мясом.
        - Эй, Ниоба! - закричала Лето, привстав в носилках. - Едва ли такое поведение достойно рода Тритонид! Где же твое гостеприимство? Разве ты не мать? Разве не понимаешь, как я спешу к детям?
        - Я-то мать, - со смехом отвечала нимфа. - А ты кто?
        Царица опешила.
        - Погляди на моих сыновей! - продолжала Ниоба. - Все силачи как на подбор. Мне есть чем гордиться! А у тебя пара замухрышек, ты не научила их даже различать свой пол!
        Золотистые брови Лето гневно сдвинулись. Она так гордилась своими близнецами, что не потерпела бы и малейшего упрека в их адрес.
        - Твоя дочь Артемида, - тем временем продолжала насмехаться Ниоба, - носит короткие волосы, подпоясывается, как мужчина, и целыми днями скачет по лесу. А твой сын Аполлон отпустил кудри ниже пояса, как у бабы, и метет подолом землю. Разве он мужчина?
        - Довольно! - Лето выпрямилась и вышла из разбитых носилок. Она не любила обнаруживать свою силу, но сегодня был как раз такой случай. - Может быть, мой сын не мужчина, а дочь не женщина, но, клянусь Северным Ветром, еще до заката они докажут, что вдвоем стоят твоих четырнадцати гаденышей. - С этими словами Лето подняла руки ладонями вверх и воздвигла между собой и обидчиками непроницаемую стену, которую камни пробить не могли.
        - На вашу мать напали великаны! - Арес, размахивая копьем, ворвался в пещеру.
        Стояло раннее утро. Солнце рисовало на полу золотистые пятна. Обитатели только просыпались. Лохматая Афродита сидела у остывшего очага и осторожно ощупывала пальцами припухшую нижнюю губу, которую позавчера разбил во время ссоры Арес.
        Артемида уже поднялась и, собрав волосы в хвост на затылке, принялась растирать ячмень на каменной зернотерке. Она собиралась добавить в муку молоко и замесить лепешки, но, услышав слова Ареса, Охотница выронила пестик и вскинула на гостя удивленные глаза.
        - Один я с ними не справлюсь, - задыхаясь от быстрого бега, выкрикнул копейщик. - Их полтора десятка. Они кидаются камнями!
        - Скорее! - Аполлон схватил лук.
        Боги вылетели на улицу, как камни из пращи. Афродита, которая одна в этой воинственной компании не имела никакого оружия, кроме своей чарующей красоты, посчитала неудобным оставаться дома в трудный для хозяев час. Она последовала за остальными, правда, не так быстро, как легконогие дети Лето или грузный топотун Арес, которого хлебом ни корми - дай подраться.
        Поэтому Урания первой заметила громадную фигуру, приближавшуюся к Собачьему холму со стороны моря. Это был чудовищных размеров мужчина в львиной шкуре. Его отполированная до блеска булава сверкала на солнце. При виде героя, о похождениях которого столько судачили на Олимпе, Афродита онемела от восторга. Рядом с ним Арес при всей своей божественной силе казался комаром.
        - Э-ге-ге, красотка! - заорал Геракл, размахивая дубиной. - Это что за драка под горой?
        - Боги бьют гигантов, - зачарованно глядя на него, ответила Афродита. Она подошла к герою и коснулась пальцами львиной шкуры. - А что, твой жезл такой же большой, как палица?
        - Они близнецы, - со смехом отозвался Геракл.
        Жаркий румянец запылал на щеках богини.
        Тем временем бой под Собачьим холмом был в самом разгаре. Лохматые отпрыски Ниобы, среди которых оказались и женщины, швыряли в богов громадные валуны, отрывая их от вершины и с грохотом скатывая по склону. Наступающие едва увертывались, а Аресу попали булыжником в челюсть. Хорошо, что Аполлон, бывший рядом, мгновенно вправил ее на место. А то бы воинственный копейщик так навсегда и остался с широко разинутым ртом.
        Лето, руки которой устали удерживать непроницаемую стену, отошла в сторонку, под сухой куст дикой розы, и расположилась там, обмахиваясь краем гиматия. Она с удовольствием наблюдала, как ее дети поражают детей Ниобы золотыми и серебряными стрелами.
        - Боги, говоришь, дерутся с гигантами? - переспросил Геракл, глядя в васильковые глаза Афродиты. Ее пальцы уже теребили пряжку его ремня. - Не сейчас, женщина. - Он прищурился, прикидывая, чью сторону занять в драке. Боги сильно досадили ему, особенно Аполлон. Но, узнав, что великаны напали на мирную старушку, Геракл преисполнился гнева.
        - С каждым из них я бы справился в одиночку, - почесав нос, заявил герой. - А вот со всеми сразу… - Он выразительно посмотрел на Афродиту. - Может, ты заманишь их по одному во-он в ту пещерку?
        Урания нахмурилась, она не любила отсрочек.
        - А что я за это получу? - Ее губы капризно выгнулись, взгляд стал требовательным.
        - Меня, конечно! - Геракл стукнул кулаком в грудь. - Клянусь громом, после пребывания у царицы Омфалы я стал себя ценить!
        - Хорошо, - протянула богиня. - Но помни: ты обещал.
        Она подождала, пока герой спустился в пещеру, а сама встала у входа в вызывающей позе. Некоторые из гигантов отвлеклись от дела, прекратили катать камни и уставились на Афродиту, слабо соображая, чего от них хотят. «Что за остолопы!» - Богиня потянула концы своего волшебного пояса, распустила розовый шелк туники и обнажила плечи.
        - Я возьму ее первым! Нет я! Нет я! - завопили гиганты, бранясь и отталкивая друг друга. Они устроили потасовку у входа в пещеру. Победитель выбрался из-под груды поверженных соперников и, жадно посверкивая единственным глазом, двинулся к Афродите за наградой. Лукаво улыбаясь, Урания взяла его за руку и повела под темные каменные своды, где, постукивая дубиной о ладонь, стоял Геракл.
        Когда все было кончено, боги пропели пеан над телами мертвых врагов и удалились, гордые своей победой. Четырнадцать гигантов лежали на земле ногами на север, а в головах у них рыдала обезумевшая от горя Ниоба. Из ее глаз вытекали черные воды и устремлялись под землю, становясь там реками. Аполлон глянул на нимфу золотым глазом, и мягкий комочек жалости шевельнулся в нем. Его пальцы сами собой взялись за стрелу. Лето успела удержать сына. Она подняла руки, и в тот же миг Ниоба исчезла, а на ее месте появилась старая плакучая ива. Длинными ветками она обнимала тела гигантов, которые каменели на глазах.
        Боги шли по холму вниз, направляясь к дому Охотницы, а под их ногами ритмично вздрагивала земля. Из-под нее раздавались гулкие удары. Это Афродита и Геракл предавались бесстыдной страсти под самым носом у ничего не подозревавшего Ареса.
        Чаша Молодости находилась в самой сердцевине Таврских гор. Ровно посередине ущелья, ведшего от святилища Серпа к Трехглазой пещере. Безлунные ночи, когда серебряный диск между рогами Небесной Коровы скрывается в тени земли, как нельзя лучше подходили для возрождения женской силы.
        Геро путешествовала в облике львицы. Со стороны казалось, что из созвездия Девы выпала звезда и золотой соринкой полетела на землю. Тяжелые лапы зверя мягко опустились на камень, шкура рассыпалась ковром желтых листьев, и Мать богов снова стала самой собой.
        Путь до ущелья был ей хорошо знаком. Она не рассчитывала кого-либо встретить. Обновление не терпело лишних глаз. Когда в ледяной ручей входит зрелая женщина с фигурой племенной богини, а выходит девочка, тонкая как прутик, свидетель не нужен.
        Медлить не стоило. По мере того как круг стремился к завершению, Мать богов старела на глазах. Уже сейчас она напоминала осенний сад после сбора плодов. Зевс не хотел на нее смотреть. Так всегда бывает перед поворотом колеса. Хозяин начинает пренебрегать супругой, ожесточая сердце женщины. Нужен новый Загрей, и Трехликая тем скорее смиряется с этой необходимостью, чем холоднее и отчужденнее взгляд мужа.
        Геро спешила. Счет уже шел не на дни, а на часы. Сзади по ее лопаткам колотилась коса, все больше отливавшая жидким лунным серебром. Еще немного - и она превратится в седые космы. Торопливый шаг богини спугнул галку, в кусты у воды в испуге прянула лань. Час близился, и, как всегда, перед решающим шагом сердце Геро охватывал беспричинный страх. А что, если на этот раз предательское тело не возродится? Не станет юным и упругим, как прежде? Тогда ей придется уступить место другой Матери Мира, а самой уйти за изнанку времени, как ушли ее прежние возлюбленные, чей срок был строго отмеряй Золотым Серпом.
        Геро боялась. Сквозь темные ветки на нее смотрели лица тех, кто на миг становились ее мужьями, чтоб дать новое рождение миру и почти сразу кануть в небытие. Теперешний избранник вызывал у Геро скорее страх, чем желание. Он мог дать сразу слишком много и погубить мир, вместо того чтоб обновить его. Если вообще захочет давать…
        Где-то вдалеке заиграла флейта. Трехликая вздохнула, она знала, что это не Аполлон. В нежных звуках, долетавших со стороны опутанного сухим виноградом валуна, было столько откровенного наслаждения собственной болью, что у Геро защемило сердце.
        - Дионис? - тихо позвала она.
        Флейта смолкла.
        - Дионис.
        Кудрявая голова в венке из пожухлых виноградных листьев вынырнула в темноте у самых ног Триединой.
        - Я под землей, мама. Разве ты не слышишь, откуда раздается музыка?
        - Зачем ты шел за мной? - насупилась Геро. - Что тебе нужно?
        - То же, что и всегда. - С виноградных листьев покатились крупные градины.
        - Твое время прошло. - Геро резко дернула плечами. Сейчас Дионис мешал ей. - Ты всего лишь виноградная косточка, - строго сказала она. - Твое место в земле. Пропусти меня.
        Тонкая, но прочная лоза, как змея, обвила ее вокруг щиколотки.
        - Неужели ты идешь к лучнику? - шептал неотвязный бог вина. - Он отверг тебя как госпожу. Теперь отвергнет как женщину.
        - Убирайся! - вспылила Геро и, с силой рванув ногу из травы, стукнула пяткой по голове Диониса, загоняя его обратно под землю.
        Дальше Трехликая поспешила без помех. На подступах к Чаше ею овладела слабость. Когда-то, посчитав, что ее обязанности слишком многообразны, она отделила от себя полтора десятка богинь помельче, вручив каждой какое-нибудь дело. Шло время, женщины сосредоточивались кто на прялке, кто на любви. С каждым годом они все меньше походили друг на друга, и их все труднее было собрать в одно громадное, вызывающее трепет божество. Отдав так много, Великая Мать очень ослабела. А теперь еще и Дионис отнял у нее лишние минуты. Быть может, последние. Остановив на мгновение бег воды, Геро глянула на себя и ужаснулась. Лохматая, седая как лунь старуха с беззубым ртом смотрела на нее из черной чаши.
        Набрав в легкие воздуха, богиня с головой нырнула в темную глубину. Ровно двенадцать толчков крови отделяли ее от желанной цели, и она удерживала дыхание до тех пор, пока на тринадцатом ударе ее сердце чуть не разорвалось. Выскользнув из воды, Геро свернулась на камне клубком и стала разглядывать свое блестящее тело. Старая пятнистая кожа безобразными лохмотьями плавала в ручье. Она, как змея, сбрасывала шкуру, а вместе с ней и прожитые годы.
        Геро развернула тяжелые блестящие кольца и поползла на берег. Там среди травы, обсохнув, она снова приняла человеческий облик и прислушалась к легкому шелесту сухих веток. Ветер донес слабый отзвук флейты, и богиня повернула голову на север. Теперь она точно знала, кому принадлежит мелодия. Так напористо и нежно, безжалостно и робко могло играть только одно существо во вселенной. Феб был далеко. Но сейчас это не имело значения. Геро готова была покинуть ущелье, пересечь гряду Святого Камня и выйти к Медведь-горе, чтобы встретить там Хозяина нового круга.
        Аполлон вышел из пещеры посидеть в одиночестве. События последних суток утомили его. Сначала отстрел детей Ниобы, потом праздник по поводу приезда Лето и, наконец, попытки предотвратить избиение Аресом Афродиты. Обманутый копейщик застал любовницу с Гераклом в непроходимой чаще сухого терна, через которую герой думал ускользнуть незамеченным. Мужчины размахивали оружием, женщины визжали, Аполлон всех мирил. Наконец герой с ревом умчался по направлению к Киммерии, там его ждала змееногая женщина Ану, у которой - Феб это знал - Геракл будет достойно наказан пленом в течение восьми лет. Так что о его скором возвращении можно было не беспокоиться.
        Труднее было с Аресом. Сначала он пытался поразить Афродиту копьем, а когда ему не позволили, с видом оскорбленной невинности удалился скитаться по окрестностям. Он до сих пор не вернулся. Из глубины пещеры слышались тихие всхлипывания Урании. Лето вполголоса вела бесконечный разговор с Охотницей, объясняя дочери, что та никогда не найдет себе мужа, если будет травить собаками всякого подошедшего к ней ближе чем на выстрел.
        Феб глубоко вздохнул и отвернулся от пещеры. Он устал и тяготился многолюдьем. Ему хотелось расслабиться, забыть о присутствии остальных. Лучник приложил к губам флейту. Деревянное тело Марсия не желало откликаться, оно спало, и первая мелодия вышла не громче щебета сойки. Но потом певец прокашлялся и начал выводить трели одна призывнее другой. «Она идет по ночным полям, - пел Марсий. - Ноги ее стройнее лилий. Лоно усыпано розами. Губы изогнуты, как лук. Она готова к битве. Беги, пока не поздно. Ибо ты - проигравший».
        Трель неожиданно оборвалась, и перед Аполлоном из тьмы соткалась женская фигура. Ее руки властно легли ему на плечи. Геро верхом села ему на колени и заставила снизу вверх смотреть себе в лицо. У нее был острый подбородок, а когда она растянула в улыбке уголки рта, Феб заметил, что и зубы ее остры. Дыхание женщины было благоуханно, как ночной сад, и раз вдохнув ее аромат, лучник ощутил, что тревожный запах шафрана ударил ему в голову.
        - Оставь меня, - потребовал он.
        Женщина только засмеялась. Она вырвала Марсия из пальцев Феба. Противостоять ей не было никакой возможности, и гипербореец попытался выговорить себе отсрочку.
        - Покажи мне свое третье лицо, - потребовал он. - Или убирайся.
        Геро продолжала смеяться:
        - А ты выдержишь, волчонок?
        Лучник кивнул.
        - И ты позволишь мне в моем третьем обличье взять себя? - издевалась она.
        - Я сам возьму тебя. В любом из обликов. - Гипербореец наконец сумел схватить ее за запястья тонких белых рук, вывернуть их назад и стряхнуть гостью со своих колен.
        Трехликая зашипела и на глазах свернулась в тугой клубок, из которого через секунду высунулось бледное синее лицо с алыми, как кровь, губами. Потряхивая очельем из оскаленных человеческих черепов, Хозяйка Убывающей Луны подняла голову и свернулась змеиными кольцами у ног Аполлона.
        - Что ж, возьми меня, если ты такой храбрец.
        Феб, зажмурив глаза, шагнул к Змее.
        - Смотри на меня. Смотри. Не отворачивайся. - Этот свистящий шепот он слышал все время, пока нервно, толчками входил в ее пасть, а потом, несмотря на адскую боль, извергал самого себя в сумрачные недра Преисподней. Он видел, как сияющее солнечное семя, падая в темную утробу Змеи, светится сквозь ее тело. Когда же Феб очнулся, то обнаружил, что лежит в объятиях бесконечно прекрасной женщины. Она улыбалась светло, как молодой месяц. Но гипербореец не ответил ей. Он чувствовал себя страшно усталым. Постаревшим на тысячу лет. Он отдал все, без остатка, но это не принесло облегчения.
        - Кто был твоим первым? - спросил Феб, поворачиваясь к ней.
        - Первым? - Губы Трехликой искривились. - Какое это имеет значение?
        - Все в мире имеет значение. - Пальцы Аполлона взяли гостью за подбородок.
        - Он ушел, - отрывисто бросила она. - Я тогда не была ни Матерью богов, ни вообще женщиной. Просто сущность. Но когда меня оставили, - в ее голосе зазвучала обида, - я поняла, что женщина, а тот другой - мужчина. У него много дел среди миров. Он всегда занят и всегда обещает вернуться. Только обещает…
        Аполлон ощутил себя неуютно. Точно только что натянул лук не по росту.
        - А если Он вернется? - Гипербореец старался говорить как можно равнодушнее.
        - Нет. - В голосе Геро прозвучала неожиданная тоска. - Я предприняла меры. Думаешь, почему время идет по кругу?
        До Феба не сразу дошел смысл сказанного.
        - Так ты заставляешь мир постоянно возвращаться в одну и ту же точку, чтоб отсрочить Его приход?
        - Именно так, Загрей, - кивнула Геро. - Ты все поймешь в свой час. - Она ободряюще улыбнулась ему. - Как только Золотой Серп в твоих руках лишит Зевса силы и ты наследуешь его власть, тебе откроются многие истины.
        - Нет. - Голос Феба прозвучал глухо.
        - Что? - не расслышала Геро.
        - Я не Загрей. - Лучник повысил голос. - У меня своя дорога.
        Богиня задохнулась от удивления. Глупец! Только что весь мир лежал у его ног, а он отпихнул его сандалией!
        - Я напоил тебя, - с легким презрением бросил Аполлон. - Теперь ты сможешь жить в новом круге. Но это не значит: жить со мной.
        Лицо Геро исказил гнев.
        - Ты пожалеешь, - прошептала она.
        - Я уже пожалел.
        Геро скользнула между деревьев серым туманом и растаяла в воздухе, оставив после себя легкий холодок. Аполлон стряхнул с ясеневой дудки крупные капли росы и вновь приложил ее к губам. «Она уходит. Глупец! Глупец! - захлебнулся водой рапсод. - Что же ты наделал? В глазах ее гнев. В сердце месть. Ты проклят навеки за свое святотатство». Марсий закашлялся, потому что Аполлон решил выколотить из него влагу о ладонь. А когда снова дунул, хитрый певец предпочел больше не напоминать своему убийце о случившемся.
        Над Олимпом вились дымы. Геро готовила угощение, и запах жареной кабанятины с луком разносился далеко за стенами дворца. Трехликая стряпала редко, предоставляя это право Гестии - хранительнице домашнего очага. Но сегодня был особый случай. Отрезав от распяленной на веретене туши кусок порумянее, Геро защелкала пальцами, подзывая Эриду.
        - Будь незримо рядом с Громовержцем, когда я стану кормить его, - приказала она, бросив угощение на пол.
        Эрида встала на четвереньки и принялась острыми зубами рвать мясо, из которого еще сочился розоватый сок. Облизнув перепачканные жиром губы, богиня раздоров заверила госпожу, что сделает все как велено.
        Не успела она удалиться, слегка приволакивая поврежденный Фебом хвост, как на пороге возник грозный хозяин Олимпа. Он стряхивал с бороды капельки соленой влаги, и на лице его было написано такое блаженство, что Геро ни на минуту не поверила в рассказ о дожде над Аттикой. Ее неверный Загрей резвился с одной из нереид в морской пене, даже не подозревая, что срок его чудачеств на исходе.
        Геро с поклоном приняла мокрый гиматий мужа, разула и вымыла ему ноги, которыми Загрей, как в детстве, нетерпеливо болтал в тазу. Затем, умастив его кожу розовым маслом, расчесала волосы и бороду и надела на голову Громовержцу венок из алых маков - своих любимых цветов, - аромат которых навевал на вспыльчивого Зевса сонное благодушие.
        Не встретив в супруге обычной подозрительности, «отец богов» расслабился, повеселел и возлег у кипарисового стола, на котором дактили уже расставляли блюда с мясом. Скромно устроившись в ногах его ложа, Геро взяла в руки пряжу и завела такой разговор:
        - Милый Зевс, пока ты утруждаешь себя надзором за вселенной, не ешь, не спишь, мокнешь под дождем и портишь одежду в соленой морской пене, - она все-таки не могла не вставить эту шпильку. Громовержец поднял брови, но Мать богов продолжала самым невинным голосом: - Есть негодники, посягающие на твою власть в отдаленных уголках земли, которые и солнце-то освещает с трудом.
        Громовержец напрягся и хрустнул костяшками пальцев. Такое начало семейного ужина не сулило ему покоя.
        - Об этом не стоило бы говорить, - Геро, опустив очи долу, продолжала чесать шерсть золотым гребнем, - ибо земли эти столь ничтожны, что укрываются даже от твоего недремлющего ока. Но принцип есть принцип, - она бросила на мужа быстрый взгляд, - власть не может быть полной, если кто-то где-то не подчиняется тебе.
        - Кто? - Глаза Зевса налились кровью. Жирное, не до конца прожаренное мясо возбуждало его, а дурманный аромат мака ударял в голову.
        Громовержец не заметил, как в комнату, улучив момент, тенью проскользнула Эрида и по-собачьи свернулась у ног господина.
        - Успокойся дорогой, не принимай близко к сердцу. - С золотого гребня Геро на пол сыпались искры.
        - Кто?! - проревел Зевс, рывком вставая с ложа и откидывая смятый венок в угол. - Кто посмел посягать на мою власть?
        - Боги-изгнанники, - шепотом подсказала демон раздоров.
        - Этот выскочка лучник? Мой сын-недоносок? И шлюха Урания? - Гневу Громовержца не было предела.
        - Есть еще Артемида, Медвежья сестра Феба, и их мать Лето, - сокрушенно вздохнула Геро, откладывая пряжу. - Сядь, дорогой. Успокойся. Поешь.
        - Смотреть за бабами - твоя работа! - Зевс смел рукой со стола золотое блюдо.
        Увидев куски мяса на полу, Эрида с шумом бросилась за ними. Ее громкое чавканье только еще больше разозлило хозяина.
        - Богини-женщины лишь помогают Аполлону. А главный зачинщик он, - сообщила Геро. - Он изгнал гигантов, детей Ниобы, с земель, на которых ты по своей милости позволил им жить за гранью обитаемого мира. Кому, спрашивается, нужны были дикие степи Киммерии и нагромождение камней в Таврских горах? Место ссылки прихожая Аида! - Геро явно увлеклась, в ее глазах блестел неподдельный гнев. - А теперь гипербореец основывает там свою власть. Вспомни, так уже было однажды в Трое. Ты его наказал. А он взялся за старое.
        - Накажи его, - затявкала Эрида и принялась вылизывать жирные пальцы хозяина.
        Зевс схватил со стола расписной пифос и с досадой хватил им об пол.
        - Да накажу! - рявкнул он. - Болтуньи! Ни днем, ни ночью покоя нет! Поесть не дадут! Жалуются! Доносят! - Громовержец затопотал по лестнице прочь. Его тяжелые шаги еще долго слышались в соседнем мегароне.
        Геро удовлетворенно кивнула. Ее Загрей не прощал посягательств на свою власть. Как бы он ни был сейчас раздражен против нее, завтра его гнев выльется в свинцовые гири, которые запляшут по спине Феба. Наглеца, посмевшего отвергнуть ее уже после того, как взял!
        Убирая со стола тарелки, она не заметила, как за дверью тихо проскользнула высокая фигура в легком медном шлеме. Теребя баранью эгиду на плечах, Афина простояла у порога все время короткого ужина Зевса. Она была его любимой дочерью и так далеко ушла от Великой Матери, что Громовержец даже заявлял, будто бы Паллада вышла у него из головы в полном боевом вооружении. Эти разговоры льстили Деве-воительнице, которая возвела в абсолют гражданскую мудрость, как Аполлон - меру и чувство прекрасного.
        Сжав на груди руки, Афина скользила по мраморным дромосам олимпийского дворца, не замечая их великолепия. Ее мучили очень прозаические мысли. В Элладе и без того много богов. Все они дерутся друг с другом из-за даров, святилищ, городов, названных в их честь… Может, не так уж и плохо, что Аполлон отправился на север? Его всегда тянуло к полюсу. Во всяком случае, он не станет толкаться с ней в Аттике, как другие. А значит, Феб ей не соперник. Радовало Афину и то, что вертихвостка Урания свалилась на голову близнецам Лето, а вместе с ней в дальние дали откочевал и драчун Арес. Пусть делят свои туманы и снега, как хотят.
        Паллада попыталась сосредоточиться. Какое решение принять? Идти ли сейчас к Зевсу и попытаться разубедить его на счет Аполлона? Но Громовержец ослеплен гневом, и из его глаз вот-вот посыплются молнии. Он не станет слушать ее. А Афина никогда не тратила сил попусту. Лучшее, что можно сделать, это предупредить Аполлона об опасности. Во время Троянской войны они с лучником были в разных лагерях и всегда находили способ начать переговоры. Ибо Палладе не свойственен был гнев, а гипербореец научился его сдерживать.
        Приняв такое решение, Афина сняла с плеч эгиду, встряхнула ею в воздухе и, поймав северный ветер, понеслась прочь от Олимпа.
        Артемида меж тем билась в истерике на волчьих шкурах у очага. Ей в очередной раз не удалось потерять девственность.
        Утром Охотница отправилась к одному из своих источников в горной чаще. Там ее нимфы, принимавшие облик гончих, обычно отдыхали после удачной травли и предавались взаимным ласкам, чья чистота могла быть осквернена только взглядом мужчины. Юные жрицы, похищенные Артемидой с жертвенных алтарей в разных концах земли, были одержимы священным безумием женской чистоты. Их разгоряченные после быстрого бега по лесу тела падали в холодные воды ручья, где под пальцами подруг раскрывались, как бутоны роз.
        Случилось так, что Актеон, внук фиванского царя Кадма, увидел Артемиду охотящейся во владениях своего деда и, полюбив лунную Деву с первого взгляда, последовал за ней на север. Чтобы добраться на край света, человеку нужно в девять раз больше времени, чем богу, ибо он меряет землю, а не воздух. Но Актеон был храбр, а вид лунной своры, мчащейся ночью по темному беззвездному небу, преследовал его как наваждение. Молодой охотник потерял душу и теперь искал Артемиду в надежде вернуть самого себя. Он прокрался к Медвежьему источнику, где плескались нимфы, и притаился за кустами дрока. Все жрицы, менявшие облик на глазах, были необыкновенно хороши. Но Актеон видел только Охотницу. Ее бледное лицо с белой, как гиперборейская пурга, кожей, сияющие звезды глаз, узкие бедра бегуньи и маленькую лунно-белую грудь, не знавшую мужских рук. От восхищения юноша привстал, забыв об осторожности. Хрустнула ветка, и ветер-предатель тотчас донес до чутких собачьих ноздрей крепкий запах мужского пота. Запах врага.
        Лица нимф разом вытянулись, на них появилось хищное выражение, а руки и ноги, опущенные в воду, задрожали, как лапы у борзых перед травлей. Многие угрожающе зарычали, другие открыли рот и оскалились. Актеон не успел и слова вымолвить в свое оправдание, а бледная от испуга Артемида поднять руки, чтоб остановить собак, как ее свора ринулась с места и клубком закрутилась вокруг охотника. Нимфы-гончие клацали зубами и разрывали когтями его тело на части. Не прошло и минуты, как на месте прекрасного юноши осталась только груда обглоданных костей. Довольные честно исполненным долгом нимфы сложили их к ногам хозяйки и, сыто урча, принялись облизываться. Секунду Артемида смотрела на съеденного любовника, потом глаза ее закатились, голова запрокинулась назад, на губах появилась пена, и Охотница рухнула навзничь, забившись в припадке.
        Домой ее привели под вечер с затуманенным взглядом и белым как мел лицом. Лето и Афродита немедленно захлопотали над ней, готовя горячее вино и подкладывая под спину валики из скатанных шкур. Не успела Охотница обескровленными губами рассказать, что случилось, как ее постиг новый удар. Аполлон, мрачный как туча, расхаживал по пещере. Он знал о второй неприятности и не собирался скрывать ее от сестры. Гнев выведет Артемиду из истерики лучше ахов и охов заботливых клуш.
        - Послушай, медведица, - бросил он, наклоняясь над сестрой. - Твою нимфу Каллисто обесчестил Зевс.
        Артемида поперхнулась горячим вином.
        - То есть как обесчестил? По какому праву?
        - Право всегда одно, - хмыкнул Феб. - Право сильного. А как - уже другой вопрос. - Он отобрал у Урании глиняную чашку с вином, сел рядом на шкуру и начал рассказывать.
        Одна из нимф отстала от охоты своей госпожи и решила искупаться в одиночестве. Сбросив сандалии, Каллисто вошла в воду. Тем временем Громовержец, жаждавший покарать негодяя Феба, летел над северным берегом Эвксина, ища убежище богов-изгнанников. Вместо этого он заметил купающуюся нимфу. Каллисто показалась ему достойной внимания. Сухая, тонконогая и узкобедрая - такая жрица-бегунья могла принадлежать только Артемиде, а невдалеке на земле Зевс заметил лук и широкий мужской пояс, отличавшие нимф-охотниц от всех остальных женщин на свете.
        Каллисто белым лебедем плыла по воде. Пугать ее Зевс не желал. Шумно насиловать в камышах тоже. С этой легконогой ланью ему хотелось поиграть, не открывая, кто он. Громовержец разом позабыл о мести и раздумывал только о том, в каком облике выйти к девушке. Медведя, пса или рогатого оленя? Он вовремя вспомнил, что жрицы Артемиды не подпускают мужчин, зато пользуются нежностью своей госпожи. Зевс никогда не пробовал любить в облике женщины. Мысль притвориться Охотницей позабавила его.
        Услышав звук хрустнувшей ветки, Каллисто встрепенулась и испуганно кинулась к берегу, где лежал ее лук. Но к ней навстречу из кустов вышла лунная Дева и, ободряюще улыбаясь, вновь поманила ее за собой в воду. Какое-то время они плыли рядом, как две розовые форели, слегка соприкасаясь боками. Потом «Артемида» остановилась на глубине. Заставив Каллисто оставаться на одном месте, слабо шевеля ногами, богиня поднырнула под нее.
        - Смотри в небо и не смей опускать голову, - приказала она. - А то застрелю. - Этой угрозы было достаточно. Суровая Охотница всегда выполняла свои обещания. Провинившуюся жрицу она могла, как собаку, посадить на цепь возле своей пещеры.
        Со дна чаши Зевс увидел нимфу на фоне яркого солнечного пятна. Хорошо, что бессмертные могут дышать в любой стихии, а то бы «отец богов» давно захлебнулся. Но Громовержец умел путешествовать даже сквозь камень, а однажды овладел царицей саламандр прямо в огне. Сейчас он ласкал явно по-женски. Слишком медленно. Слишком нежно. Щедрая натура Громовержца распирала хрупкую оболочку чужой внешности, и Зевс сам чувствовал, что фальшивый облик вот-вот лопнет на нем, как ветхая одежда, и он явится нимфе во всей красе.
        Зевс выпустил жало и мгновенно стал самим собой. Каллисто вскрикнула от боли и неожиданности, когда в нее сильным толчком вошло что-то горячее и требовательное, а перед грудью из воды вынырнула курчавая мужская голова. Нимфа не сразу поняла, что случилось, и только увидев в воде тонкую струйку крови, задохнулась от возмущения. Но Зевс быстро укротил ее попытки сопротивляться. Кто смеет спорить с желаниями «отца богов»? Он был весел и доволен собой, как кот, слизнувший сливки под носом у молочницы. Другая была бы счастлива! Но перепуганная Каллисто поплыла к берегу, неуклюже выбралась на камни и, жалобно всхлипывая, заползла в кусты.
        К несчастью, там на нее наткнулся Арес, после выходки Афродиты злой на всех женщин. Он поступил с нимфой грубо, посчитав, что ей уже нечего терять. А потом выгнал прочь из леса. Так что, где теперь Каллисто, никто не знает.
        - Тебе все это рассказал Арес? - подозрительно спросила Охотница.
        - Да, - кивнул Феб, - он видел Зевса, но не решился выйти к нему, боясь гнева отца. Вообще он всегда вспыльчив, а сейчас совсем озверел. - Лучник бросил быстрый взгляд на Афродиту, но та сделала вид, что ничего не слышит.
        Аполлон лукавил. С его охотничьим инстинктом ему нетрудно было разыскать следы Каллисто. Он, как умел, успокоил нимфу и, опасаясь за ее судьбу - ведь теперь и Зевс, и Геро, и даже Артемида захотят избавиться от нее, - отнес далеко от Эвксина за Рифейские горы, где поселил в стране счастливых гиперборейцев при храме Северного Ветра.
        - Не бойся. Сама ты не пострадаешь, а твой ребенок, если появится, будет здесь в безопасности, - сказал он на прощание.
        Феб не хотел говорить об этом сестре. Охотница гневлива и ни за что не карает так строго, как за потерю девичьей чести. Даже если никакой вины в случившемся у жертвы не было. Сам лучник не понимал, откуда в нем развилась такая снисходительность к смертным. Наверное, после Троянской войны его нервы расшатались окончательно, и сейчас он готов был сочувствовать даже собаке, поранившей лапу о колючку.
        - Я накажу Зевса, накажу Ареса и накажу Каллисто, - сказала Охотница, решительно поднимаясь со шкур. Ее истерику как рукой сняло.
        Феб достиг того эффекта, на который рассчитывал. Однако случившееся смутило его душу. Зачем Громовержец пожаловал сюда? Что ему нужно от богов-изгнанников? Чем они в очередной раз прогневили его? Легкий свист отвлек Аполлона от размышлений. Он выглянул из пещеры и с удивлением увидел баранью шкуру, зацепившуюся за кусты терна. Из колючих веток с бранью пыталась выпутаться Афина, чье облачение сильно пострадало от иголок.
        Стараясь не показывать своего удивления, Феб помог незваной гостье выбраться.
        - Афина? Какая честь для меня! - Он сдернул ее эгиду с верхушки терна. - Никогда не думал, что твое знаменитое руно сшито из ежа.
        Дева не понимала шуток и, полоснув лучника гневным взглядом, принялась вытряхивать из накидки колючки.
        - Я слышала, что Эвксин дыра. Но не ожидала, что такая! - бросила она. - Куда тебя занесло, Феб, с твоими чистыми ногтями и страстью к гиацинтам?
        - Ты забыла, что я родом с полюса и полжизни служил наемным убийцей! - прыснул лучник. - Так что насчет ногтей… - Он аккуратно сдул с плеча Паллады пылинку. - Все знают, что у меня руки по локоть в крови.
        Афина отмахнулась:
        - Я к тебе по делу. Ты знаешь, что Зевс снова хочет наказать тебя?
        - За что? - Голос лучника стал глухим.
        - Геро нашептала ему, что ты опять затеваешь с ним схватку.
        - Она права. - Феб прямо глянул в глаза Афине. - Меня лишили сына, изгнали с Олимпа, и я не успокоюсь до тех пор, пока не верну себе все причитающееся.
        - Это твое дело, - оборвала его гостья. - Я прилетела предупредить тебя: Геро заваривает целый котел неприятностей на твою голову. Ты не раз восставал против отца богов и всегда терпел поражение. Он сильнее тебя.
        - Всегда. Но не сейчас. - Феб насупился.
        - Хотела бы я знать почему? - в запальчивости воскликнула Афина. Упрямство лучника раздражало ее. - Тебя ударили лицом в грязь раз, два, три. Неужели нужно еще, чтоб понять: ты слабее, не спорь, отойди в сторону, смирись.
        - Послушай, Афина, - глухо сказал Аполлон. - Я не отступлю.
        - Это не мудро, - возразила женщина.
        - Нет. - Гипербореец говорил без враждебности, но в какой-то момент гостья ясно поняла: его не переубедить. - Это мой выбор. Я так решил.
        - Что ж, - протянула она. - Последнее слово. Помни, что где-то здесь на севере покоится Золотой Серп Деметры. Единственное оружие…
        Аполлон приложил палец к ее губам:
        - Я помню. И будь уверена, что настанет час, когда я его заполучу.
        - В этот час все боги склонятся перед тобой.
        - В этот час ты будешь среди тех, кому я позволю не опускать головы.
        Они расстались встревоженные, но полные уважения друг к другу. Как две державы, которые сходятся на границах, пару раз брякнув оружием, и расходятся, сознавая взаимную силу.
        Афина понеслась на юг, а мрачный Аполлон спустился в пещеру. Он не знал, сколько времени пройдет, прежде чем Серп дастся ему в руки. И сколько потребуется сил для возведения над неспокойной пучиной Хозяина Проливов. Но уже выбрал место у пролива, соединяющего Меотиду с Эвксином, там, где в безлюдной степи повстречал когда-то Андромаху, и она возвела на холме святилище Аполлона Иетроса, Покровителя Странствий.
        Дионис Виноградная Косточка был славный малый. Хотя большой шалопай. Его все любили за веселый нрав и охотно прощали любые чудачества. Легкий на язык и на ногу, он давно смирился со своей участью и никого не донимал жалобами. У первого Загрея был лишь один недостаток: никто никогда не видел его трезвым. Только в разной степени опьянения: от легкой, заставлявшей любить весь мир, до полного положения риз. Хуже всего был мрачный недобор, когда бог вина вспоминал, что на дворе осень и скоро его живому, горячему телу опускаться в сырую утробу земли. В такие минуты он старался либо спрятаться подальше от людей, либо ударялся в разгул, носясь по лесам в сопровождении фавнов и нимф, нанося себе кинжалом глубокие раны и позволяя своей свите пить кровь бога-страдальца, как вино.
        В остальное время Дионис был тих и приятен в общении. Однако, кроме пьянства, у него имелся еще один недостаток, мешавший Косточке познакомиться с достойной девушкой, - менады не в счет. Будучи вечно под хмельком, Дионис никуда не мог приехать вовремя. Садился ли он на осла, или шел пешком, ноги и у него, и у скотины выписывали кренделя. Путешествие обычно кончалось тем, что оба заваливались отдыхать в прохладе какой-нибудь рощи. Но хуже всего дело обстояло с кораблями. Сам Дионис путешествовал только по суше. Как виноградная лоза, он не мог оторваться от земли. Подобно смертным, ему приходилось садиться на судно, заплатив кормщику за перевоз, и там на бору пускать корни сквозь доски палубы, потому что вечно хмельной Дионис боялся качки. Его мутило и подташнивало.
        Дорогой Косточка предпочитал заснуть поскорее, чтоб не видеть игры волн. С вина же сон крепок, и бог всегда просыпал высадку на нужном берегу. Однажды он год скитался с пиратами по Эгейскому морю, натерпелся страху, и если бы Геракл, проплывавший мимо вместе с аргонавтами, не выручил его, то, страшно подумать, бог вина пропустил бы Дионисиды, не ушел бы в землю и следующей весной люди не собрали бы в урожай.
        Особенно первого Загрея почитали критяне. Впрочем, они же приносили его в жертву самым зверским способом, кромсая тело ножами на мелкие кусочки и закапывая в полях по всему острову. Быстроглазые минойцы считали, что Дионис воплощается в мальчиках не старше шести лет, потому что именно на их острове Великая Мать некогда родила Загрея в Дактейской пещере и положила его в Золотую Колыбель. Каждый год в честь своего любимого божества критяне окропляли люльку Геро жертвенной кровью очередного меленького «Загрея», а потом варили его в виноградном соке вместе с моллюсками и поглощали во имя Диониса.
        Будучи существом сострадательным, Косточка никогда не мог одобрить эти благочестивые поступки. Отчаявшись отучить минойцев от такого зверства, Дионис решил похитить Золотую Колыбель и спрятать куда-нибудь подальше. Он слышал, как Зевс хвастался, будто зашвырнул серп Деметры аж за Таврские горы. В хмельном мозгу Диониса немедленно созрел хитрый план. Ночью он тайком пробрался в Дактейскую пещеру, схватил Колыбель под мышку. Момент оказался выбран удачно. Минойцам было не до горного святилища. Афинский царевич Тезей зарезал Минотавра - священного быка для игр, - похитил царевну Андромеду и бежал. Критяне бросились в погоню, а тем временем у них из-под носа на другом корабле уплыла Золотая Колыбель. Дионис прикинулся бродягой, спрятал сокровище под рваным плащом и, заплатив капитану одной из диер, пустился в путь. Он забился в дальний угол на корме и попытался, как обычно, заснуть.
        На трезвый глаз Косточка ни за что бы не выбрал этот корабль: уж больно залихватский вид был у матросов и зверская рожа у капитана. Но беда в том, что у Диониса отродясь не было трезвых глаз. Пока он спал, диера вышла в море и взяла курс на Киликию - родину всех пиратов. Кто-то из гребцов сказал капитану, что видел, как блеснуло золото под старым плащом пассажира. Приняв колыбель за ларец, разбойники пожелали отнять его. Они оглушили спящего, связали его, перетащили поближе к борту и хотели выбросить в воду, но в последний момент передумали, решив, что сильный гребец им пригодится. Пираты заковали Диониса в цепи и поместили на одну из скамей, где плеснули в лицо морской воды: нечего веслу оставаться порожним!
        Дионис от неожиданности едва не захлебнулся. Ему снился на редкость тревожный сон. Нежная девушка с бритой по критской моде головой и длинной тонкой прядью волос на затылке, лежала на песке, плача вслед уходящему кораблю, на котором уплывал бросивший ее герой. Берег был незнаком, но Дионис понял, что ждут там именно его. Хотя еще и не знают об этом. Он призвал своего пятнистого леопарда, по велению Триединой умевшего летать, и понесся к критской беглянке. Уже подлетал к острову, Дионис получил прибойной волной по лицу. Косточка поперхнулся, вода попала в нос, он с трудом разлепил глаза, хотел протереть их и почувствовал, что его руки в тяжелых оковах. Вокруг стояла гогочущая толпа, тыкая в обманутого путника пальцами. Атаман, прислонившись спиной к мачте, придирчиво рассматривал Золотую Колыбель. Для него она была куском драгоценного металла и только.
        - Вытрезвите этого пьяницу и заставьте работать веслом, - распорядился он. - Интересно, сколько за эту штуку дадут в Кил и кии?
        Последние слова страшно разгневали Диониса. Впервые в жизни он почувствовал себя трезвым и злым. Ненависть ко всему миру волной вскипела в нем, и не успели пираты глазом моргнуть, как оковы на руках бога превратились в тонкие, но прочные виноградные лозы, которые с невероятной быстротой поползли по настилу палубы, проникли в уключины весел, взобрались на мечту и окутали весь корабль непроницаемой зеленой завесой. Под ней дерево превратилось в камень, и вскоре вместо диеры из моря поднялась невысокая скала, похожая на летящий по ветру корабль. Пираты с перепугу попрыгали в воду, но Дионис и там не оставил их своим благословением. Над волной вместо людских голов поднялись дельфиньи морды и, издавая жалобный стрекот, поплыли прочь от несчастного судна.
        Сам же Дионис остался сидеть на скале, поджав ноги и обнимая свою Золотую Колыбель. Что делать дальше, он не знал. Снял его пролетавший мимо Аполлон.
        - Ты чего это тут делаешь? - удивленно спросил лучник, протягивая Косточке сильную загорелую руку. Дионис всегда хорошо относился к Фебу. Короткая вспышка ревности из-за Великой Матери прошла. Он вообще ни на кого не держал зла. Другого и нельзя ожидать от существа, которое каждый год убивали, убивают и будут убивать из самых лучших побуждений. Отходчивость была его щитом.
        Он показал Фебу Золотую Колыбель и рассказал историю с пиратами.
        - Вот как! - удивился лучник. - А где твой леопард? Кажется, раньше ты летал на нем.
        - Зевс отнял, - удрученно сообщил Косточка. - Мой зверь подрался с его орлом из-за костей и порвал тому горло. Громовержец посадил моего леопарда на цепь, сказав, что бог, который не может обуздать свою натуру, не справится и со зверем.
        - Знакомо, - хмыкнул Аполлон.
        - Так что теперь я не летаю, - заключил Дионис, мрачно глядя на море.
        - Держись крепче. Я тебя вытяну. - Лучник вцепился Косточке в руку.
        Отдуваясь и пыхтя, он дотащил собрата до берега, и оба рухнули на песок.
        - А что ты собираешься делать с Колыбелью? - переводя дух, спросил Аполлон.
        - Спрячу где-нибудь, - с трудом выговорил Косточка. - Подальше. Знаешь подходящее место?
        Лучник пожал плечами:
        - У нас на сто верст вокруг никого нет. Таврские горы лежат за Эвксином, по ту сторону Преисподней. Кто туда сунется?
        - Не там ли поблизости упал и Серп Деметры? - осведомился Дионис, усевшись на песке и бережно протирая плащом свое сокровище.
        Аполлон кивнул.
        - Отнеси меня туда, - взмолился бог вина. - Осточертела эта Колыбель. Каждый год в ней кого-нибудь режут.
        - Ты тяжелый, - насупился гипербореец. - Еле до берега добрались. На север мне тебя не дотащить.
        - Что же, мне весь век торчать на этом острове? - расплакался Косточка.
        Феб почесал нос.
        - Надо раздобыть какое-нибудь летающее животное, - сказал он. - На худой конец, я сгоняю за Гермесом, и на его крылатых сандалиях мы тебя вытянем.
        Ободренный словами Феба, Дионис перестал шмыгать и тоже задумался.
        - Гермес сейчас на Олимпе. Ты - изгнанник, тебя туда не пустят, - сказал он. - Но мне рассказывала Афина, у которой на щите голова Медузы, что в устье Борисфена, это ведь в твоих местах, есть Змеиный остров, где раньше жила Горгона. Персей видел, как из ее крови, упавшей в воду, вышел морской конь Пегас. У этого крылатого чудовища характер мамаши, и, как все лошади Посейдона, он ест человечину.
        - Именно его ты предлагаешь мне найти? - скептически усмехнулся Феб.
        Дионис развел руками:
        - Я же не виноват, что поблизости нет ни одного другого крылатого животного.
        - Ну нет так нет. - Гипербореец поднялся в воздух. - Жди меня здесь. Я попробую вернуться. - Он махнул рукой и заскользил на север, благо ветер был попутный.
        Оставшись один, Дионис некоторое время сидел на берегу и кидался камешками в пролетающих чаек. Потом ему надоело, и он решил немного поспать. Песок казался теплым, солнце еще не достигло зенита, и Косточка не боялся обгореть. Он впал в дремоту и снова поймал за хвост свой корабельный сон. Теперь девушка плакала совсем близко. Она устала и всхлипывала очень тихо. Соленые струйки стекали по ее щекам, собирались на подбородке и тяжелыми каплями падали на песок, выбивая в нем глубокие ямки.
        Дионис заворочался, но так и не смог открыть глаза. Солнце припекало все сильнее. Жар становился нестерпим. В свист сухого ветра вплетался плач. Жалобный. Призывный. Это было невыносимо, и, стряхнув хмель, Косточка поднялся на ноги. Как раз вовремя, чтобы не сгореть окончательно. Полуденное солнце торчало на самой макушке горы, и кожа Диониса приобрела стойкий лиловато-синий оттенок, какой бывает у спелого красного винограда. Резная листва от платана, в тени которой спал Косточка, создала на его теле неповторимый узор.
        Точь-в-точь как у леопарда, если, конечно, леопарды бывают синими.
        В таком виде прекрасный бог вина предстал перед Ариадной, дочерью критского царя, брошенной Тезеем на пустынном берегу. Девушка повела себя достойно. Она перестала плакать, издала вопль ужаса и ринулась в чащу леса. Косточка не привык, чтоб его боялись. Напротив, люди, испытывавшие страх, тоску, разочарование, обращались к нему с молитвой, и он дарил им облегчение. Забвение бед.
        Однако Ариадна явно боялась принять помощь из его рук. Это смутило Диониса. Он понял, что царевна слишком потрясена случившимся. Для начала ее надо поймать, а уж потом успокаивать. А то она, бегая по лесу, чего доброго, свернет себе шею или станет жертвой дикого зверя. Скакать за ней по камням Косточка не собирался. У него всегда было не слишком хорошо с координацией движений. Он просто коснулся ладонью земли, и по траве побежали длинные гибкие, как змеи, виноградные лозы. Зеленые плети мигом настигли Ариадну в чаще леса и скрутили по рукам и ногам. А уж потом Дионис обрушился на нее градом круглых спелых плодов. Обескураженная девушка не знала, что и подумать, когда на ее коже лопались тугие пузырьки сока. Дионис же решил, что это развлечение, пожалуй, нравится ему больше любого другого. У Ариадны было смуглое бронзовое тело, черные как смоль волосы и неожиданно светлые на таком загорелом лице глаза. Морские звезды, подумал о них Дионис. Эту девушку он никогда бы не забыл на острове. Никогда бы не бросил, стыдясь товарищей, которым ненавистны минойцы - бывшие господа моря.
        - Я спряла ему путеводную нить, - всхлипывала царевна. - Я помогла ему убить Быка. Правду говорят: не люби жертву.
        - Потому что жертва никогда не простит тебе, что ты могла ее убить. Даже если не убила… - Дионис пальцем стер слезы опухших век Ариадны. - Уж я-то знаю.
        Царевна прищурилась и внимательно посмотрела в лицо молодого бога. Его взгляд отчего-то смутил ее, и она опустила глаза. Тезей, конечно, был очень красив, смел, доблестен… Но была ли в нем жалость? Мудрая теплота ко всему миру? Дионис щелкнул пальцами. В руках у него появились две чаши - золотая и серебряная, - наполненные одна красным, как кровь, другая белым, как слезы, вином.
        - Выбирай, - улыбнулся бог. - Белое не даст тебе забыть о случившемся, но превратит любовь в память. Ты сможешь жить дальше. В спокойствии холодного сердца.
        Ариадна вздохнула. Какую бы боль ни приносили воспоминания о Тезее, они были дороги ей.
        - Красное, - продолжал Дионис, - отнимает память, но не дает пожару любви погаснуть. Ты сможешь отдать свое чувство кому-то другому. Выбирай.
        Девушка задумалась. Она прекрасно понимала, на что намекает молодой бог, подталкивая к ней чашу с красным вином.
        - Каждой любви свой час, - покачала головой царевна. - Будет воровством, если я отдам страсть к Тезею другому. И предательством. Ведь другой, - она быстро скользнула глазами по лицу Диониса, - будет знать, что эта любовь - не его.
        Ариадна опустила палец сначала в чашу с белым вином - чтоб сохранить память о любви, но охладеть. А потом в чашу с красным - чтоб полюбить вновь. Дионис оценил дар, который ему предлагали. Он осторожно взял девушку за руки и притянул к себе.
        - Я не всегда такой… пятнистый.
        - Я знаю.
        Тяжелый прибой с берега покрыл грохотом ее последние слова.
        Тем временем Аполлон пытался отыскать Пегаса. Конь вел разгульный образ жизни, разоряя рыбачьи деревни в устье Борисфена. Рядом с эллинами там обитали напеи - странный народ, у которого в моде были толстые дети. Они специально откармливали их грецкими орехами, а потом изящно татуировали кожу витыми линиями. Глупо было бы думать, что хоть одно уважающее себя чудовище способно пренебречь таким угощением. Пегаса тянуло на жирных напеев, как жеребую кобылу на отруби. Он дня не мог прожить, чтоб не подкараулить какого-нибудь расписного младенца.
        Устье Борисфена болотисто. Камыши стоят там выше конской холки, и крылатый горогоноид легко скрывался в тростниковых зарослях, подкарауливая добычу. Единственное неудобство доставляли крылья - шесть локтей в размахе. Они трещали на ветру и путались в тростнике, грозя спугнуть облюбованную жертву. Пегас даже подумывал, не отгрызть ли их, и только желание жить уединенно, на Змеином острове, куда приходилось лететь над морем, отвратило чудовище от этой затеи.
        Едва ли горгоноид был зол. Просто невоспитан. Он рос без матери, которую обезглавил Персей. Да и какое воспитание могла дать сыну Медуза? Происхождение от тритониды и Посейдона делало коня могучим и непостоянным, как само море. Пегас был игрив, вспыльчив, легконог и беззлобно кровожаден. В его длинной изящной голове просто не помещались такие понятия, как «хорошо» и «плохо». Для них не хватало места. Ветер выдувал из ушей Пегаса все, что не относилось к мелким повседневным заботам. Конь был счастлив, когда сытый грелся на солнышке в ясный день, и глубоко страдал в ненастную погоду, когда дождь и соленые волны хлестали в тесную каменную пещерку, где он сидел, нахохлившись, как большая курица.
        Еще Пегас пугался больших серых валунов, торчавших из песка на берегу. Они напоминали человеческие фигуры. В лунные ночи их тени шептались и двигались, рассказывая, как Горгона лишила их жизни. Тогда конь забивался совсем глубоко в свою нору и затыкал перьями уши. Он боялся мести камней и не хотел слушать плохие истории про свою мать. Отец Посейдон никогда не посещал его. Мало ли у морского царя таких сыновей на каждом берегу?
        Был, правда, один герой, Белерофонт, который попытался оседлать крылатое чудовище. Но он плохо кончил, и Пегас не любил о нем вспоминать. Вообще память у коня была не длиннее волоса из хвоста. Все, что происходило вчера, уже сегодня представлялось ему смутным сном. Вот с каким существом решил свести знакомство Аполлон. Если честно, то верхом Феб ездил в первый и последний раз вместе с амазонками Андромахи. Сейчас он не припомнил бы точно, с какой стороны на лошадь садятся. Но решимость завладеть крылатым конем неожиданно вспыхнула в его сердце после слов Диониса: «Бог, который не может обуздать свою натуру, не справится и со зверем». Ему любопытно было узнать, достаточно ли он владеет собой, чтоб научиться владеть другими? Удержит ли он в узде чудовище, порожденное одной из самых грозных стихий - морем?
        До сих пор, когда дело касалось ужасных хтонов - разрушителей божественного прядка, - Аполлон, ненавидевший хаос, лишь убивал их. Так было со Змеем Пифоном, порождением земли, киклопами, вышедшими из огненных недр вулкана, гигантами - детьми Ниобы - равно близкими камню и черной подземной воде. Феб гадал, удастся ли ему приспособить Пегаса, созданного из пены и ветра, к чему-нибудь полезному? Честь устроителя нового миропорядка требовала не убийства, а власти над чудовищем. Поэтому Аполлон сплел пеньковую веревку, какую когда-то видел у женщин Андромахи, и решил вступить в единоборство с конем. Он все обдумал заранее. Вымазал, как напей, кожу тутовым соком, расписал ее извивающимися линиями и улегся на берегу, как раз напротив Змеиного острова, поджидая нападения Пегаса.
        Вокруг себя Феб разложил множество хитроумных петель, которые присыпал песком. Стоило чудовищу наступить в одну из них, лучник дергал, и крылатый конь оказывался в западне. Как с ним поступить дальше, Аполлон пока не знал. Главное - стреножить животное, а уж потом посмотреть, удастся ли на него хотя бы влезть.
        Пегас долго не летел. Как видно, он был сыт. Только к вечеру голод дал о себе знать, и конь устремился на охоту. Аполлона он заметил почти сразу. Правда, тот показался ему несколько костляв, и Пегас поначалу даже не стал снижаться. Но, не найдя вокруг ничего стоящего, горгоноид все же решил попытать счастья с костями. Из них иногда можно было высосать сладкий мозг…
        Феб напрягся. Чуть только копыта коня коснулись земли, он сжал веревки и рванул на себя. Петля захлестнулась вокруг двух передних ног Пегаса. Конь издал удивленное ржание. Аполлон дернул еще сильнее и повалил чудовище на землю. Врожденная ловкость позволила лучнику вскочить коню на спину. Однако сидел он лицом к хвосту, а брыкливый отпрыск Горгоны вовсю кидал задом и скакал по берегу, поднимая тучи пыли. Песок веером летел из-под его копыт и не раз попал в глаза гиперборейцу. Взлететь Пегас не мог. Запутавшиеся в петле передние ноги мешали ему оторваться от земли. Сколько бы он ни стрекотал крыльями, ни рвался и ни крутил шеей, пытаясь укусить седока, ему никак не удавалось его сбросить.
        Феб изнемог быстро. От очередного толчка он качнулся и был вышиблен с хребта под хвост. Однако Пегас обрадовался рано. Царапнув по земле ногами, лучник проскользнул под брюхом коня и вынырнул у самой его морды, схватившись обеими руками за уши чудовища. Как ему это удалось, Аполлон и сам не знал. Ошалев от такой наглости, конь стал кидать головой и тут встретился глазами со спокойным золотым взглядом Феба. Лошади показалось, что солнечный свет двумя пучками ударил ей в глазницы, выжигая прежнее зрение. Пегас страшно захрапел. Его красные, как у всех морских коней, глаза мигом обесцветились, а потом медленно налились изнутри новым ореховым цветом со щедрым отблеском солнечных искр.
        Вот теперь приобретение нравилось Фебу. Он смог толком разглядеть и масть, и рост, и осанку коня. Белый, как морская пена, с легкой серой рябью на ногах и спине, Пегас очень понравился новому владельцу. Лучник развязал его передние ноги, и конь, благодарно заржав, лизнул хозяина в щеку. Сейчас он не мог бы объяснить, почему минуту назад бился и скакал, как бешеный, ускользая от теплых крепких рук господина. Они сулили успокоение и защиту.
        Когда Феб снова взобрался верхом и приказал лететь, Пегас твердо знал, что больше не будет дрожать ночью, слыша шепот камней на берегу, или забиваться поглубже в расщелину, видя молнии на море. Что же касается еды, то хозяин уж точно позаботится о корме для своего верного слуги. Даже если это не будет мясо…
        Боги обедали. Солнце клонилось за западные отроги гор. Давно подали вино. Беседа текла лениво, как обмелевший ручей. Вдруг Афина подняла руку и, не в силах выговорить ни слова, показала в окно. В ясном закатном небе мимо балюстрады дворца летел конь с лебедиными крыльями и царственно изогнутой шеей. На нем восседал гордый лучник Аполлон, щеки которого отливали золотистой щетиной, а простая льняная туника была изодрана в клочья.
        Зевс поперхнулся костью и, откашлявшись, залепил ею в окно.
        - Эй! Чучело огородное! Где твоя флейта? - заорал он.
        Феб сделал изящный поворот в воздухе, увернувшись от бараньего позвонка, и, не говоря ни слова, исчез в буйной зелени оливковых рощ. Лучник завернул на Олимп накормить Пегаса медовыми грушами из сада блаженных. Их сок просветлял разум и навсегда отбивал пристрастие к живой крови. У скрипучих ворот сада гипербореец заметил грустного леопарда на цепи. Шерсть зверя свалялась, он изнемог за день от жары и теперь лежал, вытянув лапы, не обращая ни на кого внимания. Солнечный лучник расплавил цепь взглядом и, пролетая мимо, подхватил леопарда за загривок. Зверь повис в воздухе, болтая лапами.
        - Вот твоя летающая кошка! - бросил Феб, снижаясь над островом, где оставил Диониса.
        Навстречу ему из прибрежных кустов Косточка вышел не один.
        - Ну, я вижу, ты времени даром не терял, - рассмеялся лучник. - Будешь прятать Колыбель?
        Дионис разжал руки Ариадны и закинул было ногу на леопарда.
        - И ты оставляешь меня, - еле слышно прошептала царевна, глядя на второго возлюбленного, покидавшего ее на этом берегу.
        - Садись-ка за мной. - Дионис протянул девушке руку. - И никогда не равняй богов со смертными.
        Феб хмыкнул.
        - Он покинет тебя осенью, и не по своей воле, - шепнул гипербореец на ухо Ариадне. - Только не смей тогда плакать. Иначе всю зиму Косточке будет тяжело под снегом в земле.
        ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
        Хозяин проливов
        I
        За сутки Левкон и Арета проделали половину расстояния до Киммерика. Всю ночь они шагали на восток, взяв хороший темп. Луна шла на убыль, но звезд было достаточно, чтоб расцветить весенний шатер небес. На рассвете беглецы вступили в большой поселок, которому не хватало только укреплений, чтоб называться городом. Зато имелся порт и святилище на скале Опук.
        - В Киммерике живет друг моего отца Кирион, он торгует терракотами. - Гиппарх протянул Колоксай ковш с водой. Спутники сидели на земле у колодца. - Надеюсь, он не откажет нам в гостеприимстве. У него можно кое-что разузнать и о дяде. Сдается мне, - Левкон поскреб затылок, - родственники будут просто в восторге от моего появления…
        - Переживут, - зевнула Арета, после ночи на ногах ее клонило в сон. - Зря ты, что ли, шел через весь полуостров? - Сейчас ей казалось, что вокруг нет ничего невозможного. Раз уж они дошли сюда, то отобрать у дяди законное наследство Левкона - плевое дело.
        - Идем. - Гиппарх поднялся. - Киммерик большой, и нам еще топать не меньше часа.
        Так и вышло. Поселок поразил их пустотой. Обычно на его кривых улочках толкалась пестрая толпа. Запоздавший пастушок гнал к окраине стадо коров. Но когда Левкон попытался обратиться к нему с невинным вопросом: «Эй, приятель, где здесь дом купца Кириона?» - шарахнулся в сторону и припустил во все лопатки.
        - Я здесь давно не был, - извиняющимся голосом сказал гиппарх. - Плохо помню дорогу.
        - Интересно, где все? - буркнула Арета. - Что за люди! Хоть бы слово сказали.
        В дверях одного из домов за глинобитным забором появилась женщина. Она опасливо огляделась вокруг и начала выбивать о порог половики.
        - Да хранят вас боги… - начала Колоксай.
        Хозяйка испуганно вздрогнула, воззрилась на лохматую степнячку и тут же захлопнула дверь.
        - Она дома одна, - сказал Левкон. - Расспросим ее.
        Он одним махом перескочил через забор и вцепился в створку двери, которую крепко держали с другой стороны.
        - Мы не причиним вам вреда! - крикнул гиппарх, приложив глаз к щели между досками. - Во имя Иетроса, скажите, что здесь происходит? Куда все подевались?
        В щель немедленно высунулась вязальная спица, и Левкон успел отскочить, чуть не лишившись глаза.
        - Кир-олаг! - выругался он. - Что я ей сделал?
        Его спутница взяла дело в свои руки. Она решительно рванула дверь и, когда та не поддалась, так шибанула по ней ногой, что ветхая доска проломилась.
        - Открывай, а то весь дом разнесем! - пригрозила Колоксай.
        Створки перестали держать изнутри. Они заскрипели, болтаясь на расшатанных петлях, и спутники не без опаски заглянули в дом. Там царил полумрак. Арета не сразу разглядела у дальней стены хозяйку с вертелом в руке и шестерых малышей, вооруженных кто чем - от кочерги до печного горшка.
        - Не подходи к ним. - Она успела дернуть Левкона за руку.
        Едкая желтая волна щедро плеснула на глиняный пол.
        - Чисто эллинское гостеприимство! - сказал гиппарх. - Ты сдурела, что ли, женщина?
        - Не приближайся! - взвизгнула та. - Не дам! Никого не дам! Хоть режь! Все мои! - Не выпуская вертела из рук, она неуклюже подгребла детей к себе.
        - Нам не нужны ваши дети. - Арета выступила вперед. - Мы путники. Ничего здесь не знаем. Разве что-то угрожает малышам?
        Хозяйка молчала.
        - Клянусь поясом, - продолжала Колоксай, - мы их не тронем…
        Женщина слушала ее с недоверием.
        - Вы не с Опука? - спросила она.
        - Разуй глаза! - вскипел Левкон. - Дураку ясно: мы из степи.
        - Много вас тут ходит, - отозвалась хозяйка, опуская вертел. - Пленные, что ли?
        - А что, много пленных? - удивился Левкон.
        - Да почитай все побережье. - Хозяйка махнула рукой. - Сначала меоты, потом скифы… Сколько поселков снесли. Вот и пленные. Идут и идут. Кто сам сбежал, кого к новым хозяевам гонят.
        Последняя фраза покоробила Левкона. Раньше для эллина на землях колонистов никаких хозяев не было. У своих же!
        - А что у вас тут? - спросил он. - Весь Киммерик пустой. Где люди-то?
        - Да у Опука, - угрюмо отозвалась женщина. - Где же еще? Будь они неладны!
        - Кто?
        - Да нимфы! Жрицы эти проклятые! - Хозяйка снова бросила на детей испуганный взгляд. - Раньше, когда архонт был, они просили одну жертву раз в Великий год. А с тех пор, как жизни не стало, они требуют каждую весну по одному старому и одному молодому человеку. Для Деметры, значит, и Персефоны. Вот все и пошли на площадь. Там и выберут жертв. - Женщина ногой оттолкнула младшего мальчика за очаг. - Только я своих не дам. Пусть меня лучше режут.
        - Хозяин-то твой где? - смягчившись, спросил Левкон.
        - Нету, - шмыгнула женщина носом. - Погиб у валов, когда эти кровопийцы, - она зло зыркнула на Арету, - приходили.
        - Еще скажи нам, - попросил гиппарх, - где дом купца Кириона? И мы уйдем.
        - Да на другом конце посёлка. - Женщина махнула рукой. - За агорой. У порта. Вы сразу узнаете. У него над крышей новая галерея построена. Зеленая. Ее отовсюду видно.
        «Новая галерея - это хорошо, - хмыкнул Левкон. - Значит, старик не бедствует».
        Оставив перепуганную хозяйку прибирать следы своей воинственной выходки, путники покинули дом и направились к центру поселка. Там действительно была толпа. Люди запрудили площадь и пребывали в мрачном оцепенении. Между рядами ходили нимфы в ярких одеждах, украшенных перьями, и в масках с длинными носами. На скале Опук было громадное гнездовье удодов, и жрицы со скалы принадлежали к сестричеству этой птицы. Две из них восседали в центре площади на высоких тронах, сплетенных из ивовых веток. Перед ними был деревянный помост, на который к ногам «Деметры» и «Персефоны» и должны были возвести жертв.
        - Мне что-то не хочется туда идти. - Арета потянула спутника за руку. - Чего они смотрят? Если им не нравятся нимфы, перебили бы их, и дело с концом. Это будет не первое сестричество, пострадавшее от рук верующих.
        - В Киммерике живут мирные люди, - возразил гиппарх. - Посмотри на толпу. Стариков много, да. Детей тоже. Есть женщины. А мужики где?
        - Должно быть, многие погибли во время войны, - предположила Арета. - Как у той бабы на краю поселка.
        - Ну так кому ж за них заступиться? - Левкон пожал плечами. - Вон тем калекам? - Он ткнул пальцем в жавшихся к забору нищих: один из них был слепой, другой без обеих ног. - Недаром нимфы требуют одного старика и одного ребенка. Раньше это был бы взрослый мужчина.
        Колоксай внимательно вгляделась в серое от усталости лицо спутника:
        - Ты что-то решил?
        - Я их перережу, - глухо отозвался тот. - Творят, что хотят. Ни власти над ними, ни совести.
        - Левкон… - Арета предостерегающе подняла руку. - Лучше не рисковать. Их много.
        Он жестом остановил ее.
        - Послушай, - такого повелительного тона она у него еще не слышала, - я здесь у себя дома. В моем доме такого никогда не было. И не будет.
        «Хорошо, - кивнула Арета, - начинай. Я тебе помогу».
        Жрицы двинулись между рядами, выбирая мальчика. Старик их устроил бы любой. Они не хотели лишний раз волновать толпу, отбирая детей состоятельных родителей. А какой-нибудь бездомный сирота подошел бы вполне. Наконец одна из сестер схватила за руку маленького попрошайку в грязных лохмотьях, сквозь которые просвечивало худое тело.
        - Богини сделали выбор, - провозгласила она.
        Толпа облегченно вздохнула. Мальчик стал вырываться, при этом не издавая ни звука. На какое-то время внимание нимф сосредоточилось на нем. Тогда Левкон и вытащил акинак. Дальше, как и всегда происходило с Аретой во время боя, ей показалось, что все вокруг движутся медленнее, чем она. Только гиппарх вращал мечом в том же ритме. Вскрикнули и упали две жрицы, державшие малыша. Упруго прогнулся деревянный помост от удара ног прыгнувшего на него Левкона. И почти в ту же секунду доски стали красными, залитые кровью «Деметры» и «Персефоны». Их безголовые тела все еще сидели на высоких стульях.
        Толпа сначала оцепенела от ужаса, потом раздались крики, и люди, сминая друг друга, побежали прочь. Никто не оказал спутникам сопротивления. Нищий парнишка упал на землю, закрыв голову руками, и боялся пошевелиться, пока вокруг не стих шум. Через несколько минут Левкон и Арета стояли на совершенно пустой площади, и только ветер гнал по земле пернатые головные уборы жриц.
        - Эй, малыш, - сказал гиппарх, дотрагиваясь до плеча попрошайки, - не отведешь ли нас к дому Кириона? Говорят, он за портом.
        Мальчик вздрогнул и вскочил на ноги. Он молчал с минуту, а потом затараторил:
        - К Кириону? Большой дом! Там всегда подают! Хорошие люди живут. Хозяйка добрая.
        - Пойдем. - Левкон дружелюбно подтолкнул мальчика в плечо, и спутники уже втроем двинулись по поселку. На них опасливо поглядывали, но никто не решался подходить.
        Кирион жил в просторной усадьбе, окруженной фруктовым садом. Он и его жена Гликария не ходили на площадь. Один из самых богатых купцов Киммерика мог себе это позволить. Нимфы Опука получали от него столько терракотовых статуэток, посуды и оливкового масла, что предпочитали его не трогать. Увидев грязных оборванцев у ворот, рабы попытались прогнать их. Но Левкон поднял такой крик, что из дома выскочил сам хозяин. В первый момент он не узнал сына старого друга, а когда понял, кто перед ним, чуть не лишился дара речи.
        - Левкон! Мальчик! - только и мог повторять купец. По его толстому морщинистому лицу бежали ручейки слез. - Мы уже и не чаяли… Мы уже тебя похоронили… Отец плакал, плакал, не дождался… Некому было и тризну справить! Мы со старухой собирали…
        - А дядя? - изумленно спросил гиппарх.
        - О твоем дяде отдельный разговор. - Кирион насупился. - Дай хоть посмотреть на тебя. А худой! А черный! Осунулся! - Расчувствовавшийся купец чуть было не сказал: «Вырос» - но вовремя прикусил язык.
        - Постарел, - со смехом хлопнул его по узким плечам Левкон.
        Прибежала толстая благодушная Гликария, и поцелуи вперемешку со слезами пошли по второму кругу.
        - А это кто? - Кирион неодобрительно воззрился на меотийскую куртку Ареты.
        - Мой друг. - Вот уж Левкон не думал, что до конца не справится с голосом и опустит глаза. - Она не раз спасала мне жизнь.
        «Мог бы не объясняться!» - про себя фыркнула Арета.
        - Проходи, дочка. - Гликария раскрыла меотянке широкие объятия. - У нас со стариком своих детей нет. Прибрали боги еще грудными. Нам Левкон как родной. Мы уж его среди живых и не чаяли встретить.
        Кирион повел путников в дом. Мальчик-провожатый выпросил у хозяйки на радостях половину пирога с курятиной и убежал в порт.
        - Сейчас рабы согреют воды, - квохтала Гликария. - Давно идете?
        - С неделю. - Меотянка с удивлением оглядывалась по сторонам. Раньше такую роскошь она видела только в царском дворце в Горгиппии. Правда, там было побольше золота и поменьше вкуса, но в остальном…
        - Вымоетесь, поедите, и принесем жертвы за благополучное возвращение. - Кирион продолжал держать гиппарха за руку, точно боялся, что тот растворится в воздухе. - А там поговорим. Многое, Левкон, поменялось… Да-а.
        Судя по богатству жертвы - старики зарезали в домашнем святилище во дворе пятнистую свинью с тремя поросятами, - хозяева от всей души благодарили богов за возвращение Левкона.
        Купание отняло у путников не меньше часа. Трудно было с чем-то сравнить счастье целиком окунуться в горячую воду и наконец вымыть и вычесать волосы. Арета выпросила у хозяйки немного ассирийских благовоний. К столу она появилась в таком блеске, в каком гиппарх уже давно ее не видел. Вернее, не видел никогда, потому что Колоксай впервые за время их знакомства надела эллинское платье. Гликария одолжила ей травянисто-зеленый гиматий с продолговатыми золотыми застежкам. Он оставлял плечи и руки почти открытыми, подчеркивая их точеный рисунок и матовый отлив кожи.
        - Когда-то оно мне было впору, - сокрушенно покачала головой хозяйка. - Всего-то два разочка его только и надела. Когда архонт Гекатей, покойник, приезжал в Киммерик освящать порт. Да когда хоронили косую Креусу, нашу повивальную бабку. Тогда весь берег собрался… А так берегла-берегла. Не знаю кому. Бери, дочка.
        Арета чувствовала, что она говорит от сердца, и не могла отказать, хотя в степи не принимают подарков, если не знают, чем отдариться.
        - С платьем ли, без платья ли, - улыбнулась купчиха, - а мы ладно прожили с Кирионом всю жизнь на зависть многим. Только молю богов, чтоб вместе в могилу лечь. - Она ловко завернула рыжие волосы Ареты наверх, собрав их золотой сеткой и открыв стройную загорелую шею.
        - Какая ты красавица! - Гликария даже языком прищелкнула. - Не зря наш Левкон на тебя глаз положил. Он тоже парень не промах.
        Арете захотелось смеяться. Ей было хорошо и легко у этих добрых стариков. «Зачем Левкону от них уезжать? - подумала она. - Все равно дядя не захочет отдать ему поместье. Остался бы здесь. Детей у них нет…»
        - Возьми. - Гликария извлекла из шкатулки тяжелые изумрудные серьги. - У меня от них все равно уши болят. А ты потерпишь. - Она осторожно разогнула дужки. - Хоть разок покажись ему настоящей женщиной.
        Колоксай почувствовала, что у нее горит лицо. Она-то знала, в каком наряде нравится спутнику больше всего. Вечером, сидя за столом, женщина ловила на себе его слегка удивленные взгляды. Прямо сказать: «Колоксай, пойдем. Я больше не могу» - он не смел, разговор шел о слишком серьезных вещах. Но сию секунду Левкон не чувствовал вещи важнее, чем собственное взбунтовавшееся естество.
        - Мы тут ваших нимф порубили, - сказал он, чтобы чем-нибудь отвлечь себя от Ареты.
        Новость, уже донесенная до купеческой семьи соседями, не вызвала у Кириона и его жены ни удивления, ни осуждения.
        - Давно пора было их проучить, - заявил старик. - Совсем стыд потеряли. Пользуются, что власти нет, и обирают народ.
        - А люди, - вставила Гликария, - боятся гнева Деметры и отдают последнее.
        - Раньше брали десятую часть товара, теперь - восьмую. Мол, Великий год из восьми лет и от всего восьмая доля Великой Матери. Хорошо, что вы их проучили.
        - Проучили, - хмыкнул Левкон. - А нам шею не свернут за такое учение? А то сидим тут у тебя, пьем, едим, а за воротами, может, целый поселок с кольями?
        - Какой там поселок? - искренне расхохотался Кирион. - Люди собственной тени боятся. Они бы и сами отказали святилищу, да трясутся, что Трехликая накажет. А тут вы чужаки, взяли грех на душу. Вас сейчас в каждом доме благословляют.
        - А власти? - мрачно осведомился гиппарх.
        - Какие теперь власти? - горько усмехнулся Кирион. - Пантикапей далеко, целый день пути. Да и те, что теперь там верховодят, не так сильны, как был Гекатей. Дальше собственной хоры нос боятся высунуть. Не то что в чужую округу лезть. Калимах…
        - Кто это? - Левкон смотрел на купца, старательно пытаясь вспомнить, где слышал это имя. Оно почему-то вызывало у него неприятные ощущения.
        - Ты его не помнишь? - в свою очередь удивился Кирион. - Долго же ты пропадал, мальчик. Первый друг твоего дяди.
        «Ах вот откуда эта гадливость».
        - Он был казначеем Народного Собрания.
        «И все время зажимал деньги для архонта, - вспомнил гиппарх. - Все отряды его проклинали. И дозорные, и гоплиты».
        - При Гекатее он смирно сидел, - продолжал купец. - Только пакостил исподтишка. А когда архонта не стало, он очень выдвинулся. Особенно во время переговоров с меотами. Теперь всем хлебом в порту ворочает. Такие караваны в Афины снаряжает, каких мы раньше и не видывали. Налоги вздул. Зерно выгребает лопатой. На побережье люди чуть с голоду не пухнут. Сеять нечем. Зато к нему через море золото рекой.
        - Мы сами бы разорились, - вмешалась Гликария. - Люди ни масла, ни посуды сейчас купить не могут. Держимся на одних поставках терракот в Пантикапей. Там купцы, которые с Кали-махом в ладу, охотно статуэтки берут, и кожу красную, и золото.
        - А твой дядя Никомед его первый друг и помощник. - Кирион поморщился. - Загреб себе земли брата. Тебя объявил погибшим. Знает, что Калимах его всегда прикроет. Ты же помнишь, твой дядя был ойкистом при Собрании. Нарезал землю для переселенцев.
        - Да, должность скромная, - протянул Левкон. - Гордиться нечем.
        - Скромная! - расхохотался старик. - Ну, мальчик, ну насмешил! Это раньше было: нарезали тебе землю, заплати налог и живи. А теперь. - Кирион махнул рукой. - У твоего дяди все списки колонистов хранились. Кто когда приехал и сколько земли взял. И там такое открылось! Думали, своя земля, а оказалось, на время и за деньги. А какие теперь деньги?
        Гликария ерзнула и, почему-то понизив голос, стала рассказывать:
        - Беженцы из Пантикапейской хоры говорят…
        - Беженцы? - не поверил своим ушам Левкон. - Какие? Войны нет. Разве от скифов?
        - Ты слушай, - рассердилась купчиха. - Говорят тебе, Калимах хуже скифов и меотов, вместе взятых. - Она бросила короткий взгляд на Арету. - От него и бегут. Что придумал! Стал землю своим дружкам раздавать. Помногу. Да не пустую! А уже обработанную. Целые поселки с мест сгоняют. В голую степь. Волей-неволей некоторые возвращаются на свои же наделы работать за малую плату. А другие бегут. - Хозяйка сделала страшные глаза. - Во как!
        - Да откуда у него такая власть? - возмутился Левкон. - Что твои люди - овцы? За себя постоять не могут?
        - Овцы не овцы, - покачала головой старуха, - а боятся.
        - Кому постоять-то? - грустно вздохнул Кирион. - После войны с меотами мало кто из мужчин вернулся. А мальчишки еще не подросли. Да и кем они вырастут при такой жизни? Разве гражданами?
        - Бежать надо, - заключила обвиняющим голосом Гликария. - Обратно в Милет. А как хорошо мы здесь жили!
        Воцарилось тяжелое молчание.
        - Я не побегу. - Левкон тряхнул головой. - Набегался.
        - Оставайся-ка ты здесь, сынок, - мягко, почти просительно протянула хозяйка. - Нечего тебе у дяди показываться. Убьет он тебя, не успеешь родной порог поцеловать. А мы тебя укроем. Поможешь старику с торговлей. Мы тебя по закону усыновим, после Кириона наследуешь дело и упокоишь нас с миром.
        - Она правду говорит, - подтвердил купец. - Оставайся, Левкон. Лишним не будешь. Дай нам хоть твоих деток на коленях понянчить. А потом можно и в могилу.
        - Спасибо, мать. - Гиппарх взял через стол загорелые морщинистые руки Гликарии и прижался к ним лицом. - Спасибо, отец. Не бойтесь, я вас не оставлю. Но, - он помедлил, понимая, что старикам больно его слушать, - я не для того из плена бежал, чтоб снова прятаться. И от кого? От каких-то воров, загнавших весь Пантикапей в ослиную задницу!
        Кирион опустил голову, но не стал возражать, понимая, что не может остановить озлобленного беглеца у самого порога родного дома. Гликария же, не стесняясь, заплакала и, сделав знак рабыням убирать со стола, поспешно ушла к себе. Арета вопросительно смотрела на Левкона. Полчаса назад он ее хотел. Но сейчас был так зол, что едва ли годился на что-нибудь, кроме драки.
        - Сеновал пустой? - спросил у хозяина гиппарх.
        - Вообще-то вам постелили наверху, в галерее, - невозмутимо отозвался купец. - Но и на сеновале никого нет.
        Левкон бросил на Колоксай короткий сердитый взгляд.
        «Что ж, он хочет драки? Он ее получит!» Кидаться друг другом в сено оказалось ужасно смешно, и вскоре от сердца у гиппарха отлегло. Какое ему сейчас дело до дяди и Калимаха? Потом! Все потом. Сейчас Арета. Он был необыкновенно нежен с ней в эту ночь. Точно извинялся, что устроил свалку. Неуловимая грусть сквозила в каждом его движении. Их совместный путь шел к концу. Неумолимо и быстро. Быстрее, чем хотелось в эту минуту, лежа в полной безопасности на мягком сеновале у гостеприимных стариков.
        - Странную женщину нашел себе Левкон, - сказала перед сном Гликария.
        - Подожди. Он только вернулся из плена, - ответил жене Кирион, - чтоб так сразу рвать с меотянкой. Должно пройти время. Отыщет достойную жену. Наш мальчик никогда не был дураком.
        Наутро следующего дня спутники уехали. Купец, как и обещал, дал им двух хороших фессалийских жеребцов, оружие, еду на дорогу. От Киммерика путники взяли круто на север, надеясь не больше чем за сутки достичь окраин Пантикапея.
        Дорога, как и предупреждал Кирион, оказалась опасной. Пару раз спутники замечали за невысокими холмами и каменистыми россыпями притаившихся оборванцев. Но, завидев вооруженных верховых, разбойники не решались напасть и только еще глубже уходили от дороги в степь. Не меньшую угрозу представляли и толпы нищих. Голодные и злые, они могли накинуться на кого угодно, если были в большом числе. Приметив их мрачный караван на горизонте, спутники сами сворачивали подальше за холмы, чтобы избежать встречи.
        - Раньше такого никогда не было, - сокрушался Левкон. - Земли кругом прорва…
        - Война, - пожимала плечами Арета. - Скифы близко…
        - Ой, не от скифов они бегут, - качал головой гиппарх и только понукал лошадь.
        На рассвете следующего дня путники были у Пантикапея. Его потемневшие стены с квадратными башнями, как всегда, произвели на Колоксай сильное впечатление. Давно покинув город, она почти позабыла, как это люди живут в каменных домах, которые нельзя передвинуть с места на место, и каждый день ходят по одним и тем же улицам.
        В отличие от нее Левкон не впадал в оцепенение при виде построек на горе, обведенной рекой. Его привычный глаз с тоской ловил следы разрушений на еще недавно мощных укрепления. Вон треснула стена, и предательский шов прошел от зубцов до основания. Его замазывали глиной! Но любой каменщик скажет, что это не выход. Надо заново перебирать все, начиная с фундамента. Вон валяется старый деревянный ворот от подъемного моста. Открытые ворота перекосились, теперь их не сдвинуть с места.
        - Поедем в город? - спросила Арета, с тревогой наблюдая за выражением лица спутника.
        - Нет. - Левкон отрицательно покачал головой. - После всего, что рассказал Кирион, не стоит раньше времени осведомлять кого не надо о моем возвращении. Я хочу свалиться дяде как снег на голову.
        Обогнув город с запада, спутники снова углубились в степь.
        - Мы доедем до Мышиного мыса, а там уже рукой подать.
        Меотянка только вздохнула. С тех пор как они двигались в виду старых валов, на которых когда-то кипела работа, а теперь лишь колыхался бурьян, у нее было нелегко на сердце.
        - А сколько у твоего отца земли? - спросила она, чтобы отвлечься.
        - Много, - бросил гиппарх. - Мы из первых колонистов. Еще мой прадед приехал сюда из Милета. С четырьмя братьями. Им нарезали землю возле самого Мышиного мыса, они ее вспахали, а тут скифы. Кто бежал, кто спасся. Прадед был в Пантикапее, сбрую покупал. Вернулся - ни своей семьи, ни братьев. Одна земля - хоть ешь ее. - Левкон сжал коленями бока лошади и чуть привстал над седлом. - Во-он лиман. За ним направо, и мы у Мышиного. - Так вот, - гиппарх снова пустил коня рысцой, - прадед один всю землю обработать не мог. Договорился с другими колонистами и раздал им куски за небольшую плату. А лет через десять на эти деньги купил место на Соляном озере и построил солеварню. У него было четырнадцать детей, но только дед дожил до совершеннолетия. Он уже все лишние деньги пускал на покупку пустошей: кого убили, кто сам уехал, а земля осталась. Он даже далеко отсюда в степи купил кусок дикой земли с семью источниками. Так и назвал - Семь Колодцев. Все думали: с ума старик сошел, хочет за воду деньги брать. А дед - нет, говорит, за воду брать грешно, а деньги ко мне и так придут. Вышло по его. Кочевники там
всегда скот поили. Дед стал туда зерно возить, соль, овощи, посуду. За ним односельчане потянулись. Торжок у Семи Колодцев получился - хоть в город не езди. Не только сам старик разжился, весь поселок у Мышиного прибыль имел. За право торговать на его земле он много не брал. Въезжаешь - диабол, и выезжаешь - тоже. Кому жалко? А он на этой бросовой монете еще три солеварни. Вот как.
        Арета с удивлением смотрела на своего спутника. Он так увлекся рассказом о приобретениях своих предков, что перестал даже следить за дорогой. Хорошо, сама девушка внимательно посматривала по сторонам.
        - Но кажется, сейчас торга в степи нет? - озадаченно спросила она. - Я первый раз слышу про Семь Колодцев, хоть мы здесь кочевали.
        - Все дядя! - Левкон плюнул на землю. - Старый козел! Ну не можешь, не берись! Кто неволил? Ему дед оставил Семь Колодцев, а отцу землю у Мышиного мыса. Все по справедливости. Живи - деньги лопатой греби. Нет! - У гиппарха даже щеки покраснели от негодования. - Мало ему показалось, жадность заела. И ведь предупреждал дед: до тех пор торг стоять будет, пока к воде не притронешься. Тот не послушал. Нанял охрану - и больше без денег ни кружки никому, хоть помирай. А в тех местах скота - за день реку выпьют.
        - И как же? - затаила дыхание Колоксай. Она понимала, что ее соплеменникам просто не на что покупать воду, они все меняют на коров.
        - Ну кочевники его охрану снесли, недолго думая, - поморщился Левкон. - А вода, веришь ли, в тот же день ушла. Будто заговорил кто-то. Вся земля потрескалась.
        У Колоксай широко открылись глаза от удивления.
        - А нет воды, нет и торга, - заключил Левкон. - Был дядя богатым человеком и в одночасье из-за своей жадности стал нищим. Отец ему денег дал, а землей не поделился. Прости, говорит, брат, нельзя тебе к живому прикасаться. Уходи в город.
        - Тогда твоему дяде есть за что вас не любить, - протянула Арета.
        - Есть, есть, - кивнул Левкон. - Он еще собирался жениться на моей матери. Уже и родственники были согласны, и договор заключили. Но когда дядя разорился, ее отец побоялся отдавать дочь за нищего и предложил моему отцу. А тот не отказался. Он, видишь ли, с детства на нее посматривал. Но отец был заика и стеснялся подойти. А оказалось, что и она к нему больше была расположена. Злилась, плакала, говорила, что родители выдают ее за Семь Колодцев. - Левкон скосил глаза, не уверенный, что спутница слушает. Но Арета смотрела прямо на него. - Вот тебе и вся история моей семьи, - усмехнулся он.
        - А что же дядя? - недовольно повела бровью Колоксай. - Как он выкарабкался? Сейчас его не назовешь нищим.
        - О! - зло рассмеялся Левкон. - Это большой хитрец! Сам Гермес ему в подметки не годится. Он пошел в город, но не завел себе там дела, не купил лавку или корабль в порту, а на все деньги дал взятку казначею Народного Собрания Кали-маху и получил должность ойкиста. Стал землю мерить для прибывающих переселенцев. Тому прирезать, тому дать вместо целины уже кем-то обработанные, но брошенные земли. Все стоит денег. А чтоб Калимах его прикрывал, делился с ним… Вон Мышиный! - Левкон подскочил в седле, вытянув вперед руку. Он даже изменился в лице, ноздри у него раздувались, губы дрожали.
        Арета не знала, что сейчас произойдет с ее спутником: засмеется он или расплачется. Гиппарх пустил коня вскачь, оставив девушку далеко позади. Она догнала его у поворота дороги, но Левкон уже справился со своими чувствами и только тер ладонью взмокшие волосы.
        - Прости, - выдохнул он. - Такое вдруг нахлынуло. Никогда не думал, что буду рад видеть Мышиный мыс. Для меня это всегда было тяжелым испытанием.
        - Почему? - не поняла Арета.
        - Я никогда не хотел заниматься хозяйством, - пояснил Левкон. - А родители настаивали. Де мы стареем. Де пора браться за ум. Жениться. Заводить детей. - Он поморщился. - Приехать домой на денек-два значило получить все, что причитается непутевому сыну-гуляке. Как будто я в Пантикапее баклуши бил! - Он зло сплюнул. - Для них важнее урожая ничего не было. А меня от этого мутило. Я ведь знал, что никуда не денусь. Погуляю - и на цепь. У солеварен. - Левкон невесело рассмеялся. - Если б мне тогда сказали, что я с мечом в руках буду драться за собственное наследство… Да забирайте! Даром не надо!
        Арета смотрела на него с сочувствием.
        - Как поедем дальше? - спросила она, беспокойно оглядываясь по сторонам. - Ей не нравилось, что они до сих пор не видят людей.
        - Да, пустовато, - протянул Левкон. - Для этого времени года. Обычно вон там рыбаки осетров ловят. Боги, какая у нас осетрина!
        - Соберись! - цыкнула на него спутница. - Ты не на пир едешь.
        Левкон сник.
        Всадники пустили лошадей вперед и, вместо того чтоб взять вправо к мысу, повернули налево, где за широкой шелковичной рощей белели стены домов.
        - Тебе не кажется, что в последнее время нам попадаются одни пустые поселки? - Арета с недовольством повертела головой по сторонам.
        Левкон тоже не понимал, куда попал. Прежде оживленная деревня выглядела так, словно по ней прошел ураган. Со многих домов попадала черепица, открывая деревянный скелет крыши. Тростник над загонами и сараями давно был сорван. Фруктовые деревья сохли без полива. Двери домов были открыты. Зайдя внутрь, спутники убедились, что ни одной миски или топчана не осталось за опустевшими стенами. Степь наступала на деревню и уже гнала по безлюдным улочкам кусты перекати-поля.
        - Скифы? - предположила Арета.
        - Не похоже. Поселок не горел. - Левкон прислушался и различил в отдалении стук топоров, сменившийся шумным падением дерева. - Сад, что ли, рубят?
        Он направил коня вперед, и вскоре всадники увидели, как в одном из брошенных дворов двое мужчин с бритыми синими головами и медными ошейниками рабов деловито кололи только что заваленную шелковицу.
        - Что ж вы делаете! - завопил не своим голосом Левкон. - Это дом старого Лая! Знаете, сколько времени нужно, чтоб выросло такое дерево?! - Он соскочил с коня и, не обнажив меча, с одной плетью кинулся на невольников. Те побросали топоры и припустились прочь. Но гиппарх живо догнал их и вцепился одному из рабов в ноги. Тот рухнул, пропахав носом теплую пыль двора. Второй хотел было помочь товарищу, но Арета, даже не слезая с седла, захлестнула на его шее аркан.
        - Кто вам велел рубить сады? - задыхаясь от гнева, кричал Левкон.
        Невольники мычали, дрожа от страха и прижимаясь друг к другу.
        - Отвечайте! - еще раз рявкнул гиппарх.
        - Постой. - Колоксай сжала его руку. - Посмотри на них. Ты ничего не замечаешь?
        - Чего? - отмахнулся Левкон. Его глаза скользнули по лицам рабов. Сначала он не понял, о чем говорит спутница. За годы плена гиппарх так привык к рабам-грекам… - Эллины? Они эллины. - У него разом опустились руки. - Вы пантикапейцы?
        Несчастные кивнули разом и снова застыли.
        - Что же вы молчите? - снова рассвирепел Левкон. - Как в рот воды набрали!
        Колоксай протянула руку и, взяв одного из рабов за подбородок, разжала ему челюсти:
        - Посмотри, Левкон. У них нет языков.
        Она хотела, чтоб он перестал кричать и взял наконец себя в руки. Но гиппарх, кажется, был настолько потрясен увиденным, что никак не мог остановиться.
        - Вы из поместья ойкиста Никомеда? - обратилась Колоксей к рабам.
        Те закивали.
        - Это он приказал вам вырубить сады в деревне?
        Второй невольник пошевелил пальцами на обеих руках, изображая огонь, потом постучал по спилу шелковицы и коснулся своего носа.
        - Все понятно, - кивнула меотянка. - Фруктовые деревья хорошо пахнут, когда горят в очаге. Ему нет дела до того, кто растил сад. А где люди?
        Рабы замахали руками в сторону степи.
        - Он всех выгнал. Кто же трудится на полях?
        Второй невольник постучал себя и своего приятеля в грудь.
        - Рабы? - протянул Левкон. - Так много?
        Оба кивнули.
        - Воистину эта земля проклята. - Арета видела, как у ее спутника опустились плечи.
        - Идите. - Меотянка ослабил аркан. - Но обещайте не говорить о нас никому. Даже жестами. - Она окинула немых хмурым взглядом. - Иначе вам не жить.
        Невольники, как по команде, вскочили и прыжками помчались через огороды к морю.
        - Я думал: вернусь и по закону оспорю права дяди на усадьбу, - протянул Левкон. - Но здесь нет законов. Видела ты когда-нибудь эллинов-рабов?
        - Сколько хочешь, - хмыкнула меотянка.
        - Ну не в Пантикапее же! - огрызнулся он. - У себя дома! Так дядя и на меня ошейник наденет!
        - Я бы на тебя надела намордник! - с неприязнью бросила Колоксай. - Чего ты расходился? Знал же, куда едешь. Ах, срубили дерево. Ах, увидел невольников-греков. Экая редкость!
        Левкон угрожающе положил руку на меч.
        - Не выводи меня из себя, женщина.
        Но теперь она не могла остановиться.
        - Знаешь, что в вас, эллинах, самое плохое? Вы никого, кроме себя, за людей не считаете. Хочешь, скажу, почему я сбежала от отца в восемь лет и пешком ковыляла до ближайшего кочевья: «Люди добрые, отвезите меня к маме!» Пеламон так стеснялся моей косоглазой рожи, что прятал меня от гостей. Признать при всех, что я его ребенок, у него никогда не хватало духу. - Она мерила спутника презрительным взглядом. - Если б ты сейчас увидел рабов-меотов, это бы тебя не потрясло.
        Левкон протянул к спутнице руку. Ему хотелось, чтоб она перестала осыпать его упреками, за каждым из которых ясно слышалось: ты такой же, такой же, такой же!
        - У тебя вовсе не косые глаза, - только и нашелся что сказать он. - Большие глаза, я говорю.
        - А в детстве были косые! - упрямо топнула ногой она. - И скулы широкие! И волосы черные! И… и…
        Левкон прижал ее к себе.
        - Прекрати. Пожалуйста. Прекрати. - Он поцеловал ее в пыльную макушку. - Хочешь, я сверну шею Пеламону?
        - Он уже умер, - грустно сказала Арета. - И никто не убедит его в том, что я могла бы быть ему хорошей дочерью, даже косоглазая.
        «Ты будешь мне хорошей женой», - эта мысль пришла как-то сразу, и Левкон не сказал ее вслух только потому, что побоялся сейчас обидеть спутницу. «Подумает, что я ее успокаиваю. Бросаю, как подачку. Нет. Потом. Все потом. Сначала дядя».
        Усадьба Никомеда, бывший родительский дом Левкона, располагалась на холме прямо над Соляным озером. Чтобы попасть к ней, спутникам пришлось проехать по узкой, поросшей ивняком косе между морем и лиманом. Грязь на его берегах потрескалась от жары. Крутой подъем вел в горку, и, миновав его, всадники уперлись в окованные медью ворота усадьбы. За время отсутствия Левкона здесь многое изменилось. Подворье разрослось, прибавилось хозяйственных построек. Над домом появился второй этаж, вниз по холму террасами сбегали виноградники, отгороженные от дороги стеной круглых камней, не скрепленных раствором. Там, где у отца были загоны, поднялся просторный хлев из кирпича-сырца. Возле дверей торчала не покосившаяся герма, а новенький бронзовый Приап.
        Арета хихикнула:
        - Смотри, сам бог черный, а эту штуку ему отполировали до желтизны.
        - Это потому, что все, входящие в дом, для оберега касаются его рукой, - отозвался Левкон.
        Прямо от ворот к дверям вела дорожка из мраморных плиток. Левкон с усмешкой вспомнил, как все детство бегал по песку, который засыпался ему в сандалии. А когда мать заговаривала с отцом о каменных плитах, тот всегда возражал: мы не должны слишком выделяться среди соседей. Пока мы покупаем землю, а не золото, одеваемся и едим, как все, - нас будут уважать. Как только позволим себе роскошь, начнут завидовать. И тогда не жди помощи. Отец уважал людей из поселка и надеялся на их поддержку. А Никомед разом согнал всех с земли и вон как зажил!
        Подбежавшие к воротам рабы не посмели преградить путь хорошо одетым вооруженным господам: явно из Пантикапея, к хозяину, по делу. Благодаря Кириону спутники больше не выглядели оборванцами, и перед ними открывались двери приличных домов. Лица все были новые, Левкон не узнал никого из невольников. Только во внутреннем дворе старая прачка, увидев их, закричала в голос и, опрокинув корыто, ринулась к ногам гиппарха.
        - Молодой хозяин! Молодой хозяин! - вопила она, лобызая его сандалии.
        «Как же ее звали? Хариксена? Харуса?»
        - Встань, встань. Спасибо, что помнишь. - Левкон поднял старуху. - Кто-нибудь из прежних рабов в доме есть?
        - Дровосек Дий и конюх Медонт, - запинаясь, ответила та.
        - Беги к ним, скажи, что я вернулся. Пусть поспешат в дом признать, что я это я.
        - Да в дом-то их не пустят, дорогой господин, - всплеснула руками старуха. - Они дворовые рабы.
        «Дворовые, домашние, что-то раньше я такой разницы не припомню».
        Левкон оставил ее, зашагав вперед, потому что из внутренних комнат уже доносился громкий раздраженный голос Никомеда. Туда уже сбегали молодые рабыни, вертевшиеся во дворе и слышавшие возгласы Хариксены.
        - Племянник? - трубил во все горло хозяин. - Что за вздор? Нет у меня никакого племянника.
        Левкон положил руку на меч:
        - Есть.
        Арета с любопытством уставилась на дверь. Хозяин не заставил себя долго ждать. Это был немолодой грузный мужчина с седыми кудряшками, жесткой проволокой торчавшими вокруг лысины. Приподнимаясь над ушами, они придавали ему сходство с сатиром. Колоксай даже опустила глаза, ожидая увидеть козлиные копыта, выглядывавшие из-под туники.
        - Я говорю: какой племянник?
        - Прежде всего живой, - мрачно сообщил Левкон, выдвигаясь вперед, - И свободный. А ведь именно этого ты так не хотел, дядя, когда послал скифам отказ заплатить за меня выкуп. И просили-то, тьфу, - десять оболов. Они же не знали о нашем богатстве. Вернее, о моем.
        Нельзя сказать, чтоб Никомед плохо владел собой. На его обрюзгшем недовольном лице не отразилось никакого удивления.
        - Да ты сдурел, бродяга! - с гневом крикнул он. - Пугать меня вздумал! Мой племянник погиб больше двух лет назад. А ты кто такой, я знать не знаю!
        Вокруг них во внутреннем дворе стали собираться рабы, из всех окон высунулись любопытные лица. На верхней галерее тоже теснились люди.
        - Ах, не знаешь? - Левкон угрожающе шагнул вперед и, протянув руку, схватил дядю за горло. - Так я тебе напомню.
        Никомед заверещал, как поросенок:
        - Стража! Сюда!
        «У него еще и стража! - поразилась Арета. - Может, тут и конница за углом?»
        Из дверей во двор и на галерею мигом высыпало несколько лучников в кожаных нагрудниках и нацелило стрелы на незваных гостей.
        - А боевого слона у тебя нет? - фыркнул Левкон, разжимая пальцы.
        Дядя грузно осел на пол. Но он быстро пришел в себя, приняв вид оскорбленной добродетели.
        - Выведите этих наглецов за ворота и покажите дорогу с моей земли.
        - Она недолго будет твоей, - огрызнулся Левкон. - Весь поселок меня знает. И если ты отказываешься признать меня, то найдутся граждане Пантикапея, которые под присягой в Народном Собрании подтвердят, что я Левкон, сын Леарха, твоего брата, а также, - он недобро ухмыльнулся, - хозяин всего этого.
        - Иди поищи граждан из поселка, - насмехался Никомед. - Эти овцы в степи глодают отбросы, которые я из милости позволяю им собирать.
        - По твоей милости они лишились земли и домов! - Гиппарх чуть снова не бросился на дядю, но Арета удержала его за руку, видя, как опасно натянулись тетивы луков охраны.
        «Почему он сейчас нас не убьет? - думала она о Никомеде. - Не хочет делать этого здесь? Слишком много свидетелей? Тогда прикажет сделать это в степи. Как только мы отъедем от усадьбы». Она поймала на себе чей-то изучающий взгляд и с тревогой обернулась. В тени одного из столбов, подпиравших галерею, стоял рослый стражник с густой черной бородой и белым бельмом на глазу. Широкий шрам, шедший через все лицо, придавал ему свирепый вид. Он не держал лук, потому что правая его рука была искалечена, но левая довольно уверенно сжимала обнаженный меч. Кривой охранник с неодобрением пялился на нее, словно собирался прожечь в меотянке дыру своим единственным оком. Арета разозлилась и состроила ему рожу. Одноглазый невозмутимо перевел взгляд на Левкона и пожевал толстыми губами. «Ноги отсюда уносить надо, - подумала девушка. - Что этот искатель правды тут топчется?»
        - Выведите их! - взвыл Никомед.
        У Левкона хватило ума самостоятельно ретироваться до лошадей и покинуть двор под гул угрожающих голосов стражи.
        - Ну и чего ты добился? - зло спросила Арета уже за воротами. - В доме не было ни единого человека, способного тебя узнать.
        - Ты ошибаешься. - Гиппарх развернул коня и направил его шагом мимо виноградников.
        - Эта полоумная старуха?
        - Не только, - бросил Левкон. - Были еще люди.
        - Кто? - не унималась Арета.
        - Увидишь, - спокойно цедил гиппарх. - Надо отъехать отсюда подальше. Вон за теми камнями видно обе дороги на Пантикапей. И по побережью, и степью. Дядя явно пошлет к Калимаху гонца, - пояснил он.
        Ждать пришлось недолго. Вскоре из ворот усадьбы выехал верховой и погнал коня по степи.
        - Сможешь снять? - Левкон понимал, что меотянка стреляет лучше его, и не хотел рисковать.
        - Быстро идет. - Арета вскинула лук, и прежде чем Левкон успел выдохнуть, темная точка ударила всаднику в спину.
        - Теперь к морю. Будет второй. - Гиппарх тронул поводья и пустил лошадь вниз по склону.
        На косе скрыться было негде. Только поравнявшись с ивняком, они нашли убежище. Другой гонец появился менее чем через полчаса.
        - Люблю иметь дело с предусмотрительными людьми. - Теперь Левкон сам взялся за лук.
        По песку лошадь шла медленнее, и он легко сбил седока.
        - Двоих уже нет, - констатировал гиппарх. - Всего у него в охране человек десять. Не меньше четырех он оставит оберегать дом. Значит, ждем в гости еще четверых. - Он подъехал к гонцу, спешился и обыскал тело. - Вот и слезные просьбы о помощи. «Дорогой друг и благодетель… та-та-та… Самозванец и негодяй… та-та-та… выдает себя за племянника…» Ага, вот это: «Пытался ограбить дом…» Ну надо же! «Прошу прислать отряд дозорных для охраны…» Вот с отрядом мы повременим. - Левкон выбросил письмо в кусты.
        С холма раздался дробный топот копыт. Спутники вновь взметнулись верхом. По крутой дороге к ним мчался небольшой отряд под предводительством одноглазого. Этот последний повел себя в высшей степени странно. Он уже с расстояния громко засвистел, предупреждая жертвы о погоне. Товарищи воззрились на него в крайнем изумлении. Но все дальнейшее произошло слишком быстро, чтобы он успел дать им какие-нибудь пояснения.
        Арета вскинула лук и дважды спустила тетиву, предоставляя Левкону право начать ближний бой. Тут она могла ему только помочь, вступать же в личный поединок с более тяжелым всадником для нее было смертельно опасно. Кони сшиблись и закрутились на месте. Послышался стук мечей. Левкон сразу уложил охранника, вырвавшегося чуть вперед. Арета ткнула акинаком в кожаный бок того седока, у которого из плеча и локтя уже торчали ее стрелы. На остальных, развернув лошадь, напал бородатый. Это почему-то ничуть не удивило гиппарха. Несмотря на кривизну и искалеченную руку, одноглазый оказался сильным бойцом. Он держал меч в левой руке и наносил мощные удары, от которых его противникам нелегко было уклониться. Вдвоем с Левконом они смяли сопротивление четверки стражников и прикончили их. Даже со стороны было видно, что эта пара гораздо лучше владеет оружием, чем незадачливые наемники Никомеда.
        - Гелон! - Отдышавшись, гиппарх отбил протянутую руку одноглазого. - Вот уж не думал тебя здесь встретить!
        Бородач осклабился, обнажив ровные белые зубы.
        - А где же мне еще быть, командир? Скажешь, зря я прибился к Никомеду? - Он окинул единственным оком поле битвы. - Скажешь, ты мне не рад?
        - Рад, как родной матери! - рассмеялся Левкон, слезая с седла. - Без тебя бы нам пришлось туго. - Он повернулся к Арете, намереваясь представить ее старому знакомцу.
        Но Бородач с крайним неодобрением таращился на спутницу гиппарха.
        - Кто это? - едва сдерживая неприязнь, спросил он.
        - Дочь Пеламона. Учителя, если помнишь, - ровным голосом произнес Левкон. - Арета, это Гелон, раньше он служил дозорным в моем отряде.
        Девушка сдержанно кивнула. Бородач только дернул рассеченной бровью.
        - Меотянка? - прошипел он.
        - Кажется очевидным, что я иду от меотов, - с едва сдерживаемым раздражением оборвал его Левкон. - Скажи лучше, как ты попал к моему дяде?
        - Дерьмо одно, - бросил Гелон, ведя лошадь в поводу. - Сначала все хорошо шло. Как ты меня из отряда отпустил, - он помахал в воздухе искалеченной кистью правой руки, - я и не думал, что когда-нибудь еще на лошадь сяду. Вернулся к себе на надел. У самой реки, помнишь, у меня домик был? Мне еще земли прирезали. Жена не знаю как рада была, что я больше с дозорами не езжу. Все тряслась за меня, а вышло… - Его голос стал глухим. - Когда меоты снесли предместье, я в Тиритаку ездил. Возвращаюсь: дом сгорел, а они, мои сердечные, все на обгорелой груше висят. Креуса и пять ребятишек.
        Колоксай стало не по себе, и она чуть отстала. Этому человеку было за что ее ненавидеть.
        - Раньше, - справившись с собой, продолжал Гелон, - из казны давали на подъем. А тут разом перестали. Калимах сказал: денег нет. Все, мол, бывший архонт на войну истратил. Только себе они такие дома отгрохали, что сразу все стало ясно. - Он облизнул губы. - Я без руки. Куда податься? Своего угла нет. Пошел было в порт. Шесть месяцев мешки с зерном таскал. Хлеба тогда стали вывозить прорву! Как будто последний день живем: все из Пантикапея вытрясти и бежать за море. Ворья развелось! Ты помнишь, чтоб в городе, за стеной, кто-нибудь на ночь ворота тележными колесами изнутри подпирал?
        Левкон пожал плечами.
        - То-то, - кивнул их новый товарищ. - А теперь каждый вечер люди все со дворов - от наковальни до деревянных козел - в дом затаскивают.
        Арета попыталась представить, как воры перетаскивают через забор наковальню, и не удержала смешка.
        Бородатый зло сверкнул на нее глазом.
        - Твой дядя вздумал себе охрану набирать, - продолжал он, обращаясь к Левкону. - Из одних бандитов. Недаром в порт явился. А кто бы еще согласился людей с земли сгонять? - Гелон замялся, явно испытывая стыд, что и сам оказался в их числе. - Мне уже терять было нечего. Или к Никомеду, или сдохнуть под мешками. Вот я к нему и прибился.
        - Неужели в городе больше нет дозорных отрядов? - с возмущением осведомился Левкон. - Хоть ты и без руки, но свое дело знаешь лучше многих.
        - Есть. Один, - угрюмо отозвался Гелон. - Два месяца назад снова собрали. Да не от кочевников, от своих же отбиваться! На дорогах, сам видел, что делается. Беженцы да нищие толпами идут. Кого хочешь с голодухи ограбят и зарежут.
        - Кто командует?
        - Главк. Помнишь его?
        - Еще бы. - Лицо Левкона просветлело. - Жив. А я думал…
        - Еще как жив, - хрипло рассмеялся Гелон. - В первый же месяц из плена удрал.
        Гиппарх подавил тяжелый вздох.
        - Он звал меня, - продолжал охранник. - И я б, клянусь Иетросом, ушел от этого кровопийцы. Но у меня тут… - он замялся, - одна, ну сам понимаешь. Меня не будет - ее тут же другие возьмут. А выкупить денег нет. За еду служим.
        «Боги, какая нищета!» - подумал Левкон.
        - Хорошо, - сказал он вслух. - А где люди-то? Из поселка?
        - Разбежались, - махнул рукой охранник. - Некоторые в степи. Другие у старого маяка в подвале живут. Куда им идти?
        - Отведи меня к крестьянам, - попросил гиппарх. - Староста Мол жив?
        - Он как раз там и прячется у маяка, - кивнул Гелон. - У него ноги слабые. Далеко в степь уйти не может. Да там и опасно, а у Мола внуки.
        Через полчаса путники подъехали к старому маяку, когда-то гостеприимно отмечавшему морские ворота поселка. Сейчас башня покосилась, а в ее фундаменте образовалась громадная дыра, где, как в пещере, ютились несколько семей колонистов.
        - Эй, Мол, вылезай! - зычно заорал Гелон. - Протри свои старые глаза. Смотри, кого я к тебе привез, да гляди не обделайся на радостях!
        Из темного чрева маяка послышалось ворчание. Старик не настроен был шутить с охраной, но, завидев силуэт Левкона на коне, издал долгий нечленораздельный вопль и поспешил наружу. Мол, как камень из пращи, подлетел к ногам жеребца и обеими руками вцепился в сандалии седока.
        - Наш господин! Наш добрый господин!
        Такое обращение со стороны свободного поселенца покоробило Левкона. В его понимании хозяева усадьбы были богаче, но не лучше других. Еще дед говорил: «Мы должны жить так, чтоб остальные прощали нам наши деньги». Но сейчас не о деньгах шла речь.
        - Вы живы, господин. Вы живы, - повторял староста, шмыгая губчатым носом. - Люди, идите сюда. Сын господина Леарха вернулся. Он защитит нас.
        На свет начали по одному выползать оставшиеся в поселке жители. Они опасливо поглядывали на вооруженных всадников и, узнав Левкона, подбирались к нему поближе, чтоб прикоснуться руками к его одежде. В основном это были женщины и дети. Мужчины ушли в степь в надежде подстрелить зверя и набрать хвороста. Судя по изможденным, голодным лицам, приносили они немного. Какие из пахарей охотники?
        Левкон спешился. Все с надеждой взирали на него, ожидая, что скажет хозяин. Арета не понимала, почему ее спутник молчит. А гиппарха вдруг охватила давящая тоска. Он помнил этих людей бойкими и речистыми, особенно женщин, хотя им и не положено участвовать в собраниях хоры. Но деревня есть деревня! И старый Мол, такой жалкий и сгорбленный сейчас, не он ли одним окриком ставил на место особо языкастых склочников?
        Левкон соскочил с лошади, обнял Мола и почтительно поцеловал ему руку, чем привел Арету в молчаливое негодование. Для нее главным, естественно, был тот, кто сильнее. Они с гиппархом пришли сюда, чтобы оспорить силу его дяди, а вовсе не кланяться какому-то вонючему старосте ополоумевшей от страха деревни.
        - Вот что, дед, - сказала она довольно сурово, - господин Левкон приехал помочь вам. Но и вы помогите ему. Готовы ли вы присягнуть в Народном Собрании Пантикапея, что он - это он, сын своего отца Леарха, законный владелец усадьбы на горе? Вы ведь граждане.
        Левкон не ожидал от спутницы такой прыти. Все это он мог бы сказать и сам, но, видно, ее что-то разозлило в этих людях. Его людях. Гиппарх вдруг необыкновенно остро почувствовал свою принадлежность к ним, и то, что Колоксай отталкивали его односельчане, первой трещиной прошло между ними.
        - Послушай, Арета, - мягко сказал Левкон, - я им все сам объясню. Ты видишь, они напуганы.
        - Овцы, - бросила она в сторону.
        И это резануло гиппарха по сердцу.
        Люди стояли понурой толпой и явно не готовы были давать никаких обещаний. Они-то думали, что Левкон пришел их защитить. Для них он был воин, начальник когда-то большого и когда-то знаменитого отряда. Сам Левкон хорошо чувствовал это.
        - Сколько мужчин осталось в поселке? - спросил он.
        - Да человек тридцать будет. - Мол все никак не мог перестать кланяться. - Куда нам идти? Никомел говорит: земля не наша. А чья же она тогда?
        - Я отдам землю, - заверил его гиппарх. - Как только получу усадьбу в свои руки. - А ты, старик, помоги мне. Ведь за себя стараемся. - Он крепко взял старосту за плечи. - Поговори с мужчинами. Если сегодня ночью они нападут на поместье и помогут мне его захватить, я обещаю не только вернуть вам ваши наделы, но и бесплатно дать зерно для посева.
        Мол кивнул:
        - А вы, господин? Вы будете с нами?
        - Я сейчас отправляюсь в отряд Главка и надеюсь привезти дозорных с собой, - ответил Левкон. - Если повезет, вернусь еще до темноты.
        Люди опасливо загудели:
        - В усадьбе охрана! У нас дети!
        - Пятерых стражников мы убили, - успокоил их гиппарх. - Шестой с нами. - Он кивнул на Гелона. - Сколько осталось в доме?
        - Еще четверо, господин.
        - Вот видите, - подбодрил их Левкон. - Ваше дело только захватить дом.
        - Хорошо, мы попробуем, - вздохнул Мол. - Но… господин, вы клянетесь вернуться?
        Левкон взял меч и коснулся его крестовины:
        - Клянусь памятью отца.
        Он снова вскочил в седло и сделал Гелону знак уезжать.
        - Надеюсь, они нас не подведут.
        - Уж больно они трусят, - протянула Арета, но, поймав на себе раздраженный взгляд спутника, осеклась. Она не понимала, за что Левкон сердится на нее.
        - Можешь отвезти нас к рабам? - Гиппарх погнал лошадь по пустынной улице. - Где живут те, кто работает на полях? Явно не в усадьбе.
        - На берегу, под горой. Большой сарай с соломенной крышей, - отозвался охранник. - Никомед считает: нечего тратить на них пресную воду. Кроме питья, конечно.
        По крутому спуску лошади съехали к морю чуть не на крупах. У камней несколько человек полоскали одежду. Их бритые синюшные головы уже издалека выдавали рабов.
        - Вы толчетесь на крестьянских наделах? - крикнул им Левкон.
        Те разом опустили свое тряпье и удивленно уставились на всадников.
        Раньше гиппарх никогда не задумывался, как говорить с невольниками.
        - Пантикапейцы есть?
        Двое выступили из-за спин товарищей.
        - Мы из Тиритаки, я и отец, - отозвался тот, что помоложе.
        Оказывается, не у всех здесь были отрезаны языки.
        - А мы из Мермекия, - подал голос другой невольник, крепко державший за руку соседа. Вид у того был придурковатый. - У моего брата припадки, ему нельзя здесь, - пожаловался мермекиянин. - Я в город его вез к лекарю… Он мочится под себя. Другие рабы обижают его, бьют.
        Кроме греков, в толпе невольников Левкон различил до блевка знакомые меотийские рожи.
        - Кто-то попрекал меня степняками? - с недоброй усмешкой повернулся он к Колоксай.
        Девушка соскочила с коня и на своем языке обратилась к сородичам:
        - Это наши, со стены. Они продолжали работать по договору, когда Тиргитао начала поход. Гекатей немедленно обратил их в рабство. Говорят, сначала они рыли рвы, а потом их раздали по хозяевам.
        - Хотите домой? - просто спросил Левкон. - Я настоящий хозяин этой усадьбы. И мне столько рабов не нужно. Я отпущу вас всех к родным. Тем, кто из Пантикапейской хоры, дам охрану до места. Остальных, - он скосил взгляд на меотов, - проводят до пролива. Прошу только об одном: помогите сегодня вечером крестьянам захватить усадьбу и не сопротивляйтесь мне, когда я приеду с отрядом дозорных.
        Рабы загудели.
        - Бояться нечего, большую часть охраны мы уже перебили. Не трогайте только слуг и не жгите дом.
        «Очень умно, - подумала Колоксай. - Если он примкнет к ним сейчас, то Народное Собрание обвинит его в грабеже и подстрекательстве. А так - законный наследник вернулся и навел порядок».
        - Поехали. - Гиппарх сделал ей хлыстом знак следовать за ним.
        Уже выехав в степь, Арета придержала коня.
        - Я, пожалуй, останусь, - сказала она спутнику и, не дожидаясь ответа, бросила их с Гелоном в одиночестве.
        Левкон хорошо ее понял. Колоксай не доверяла рабам и хотела проследить сама. Главное ведь не в усадьбе… Он знал, что убийца Тиргитао все сделает правильно.
        Молча всадники проделали путь почти до самого Пантикапея и завернули в небольшую деревеньку, названия которой Левкон не знал.
        - Вон дом Главка, - сказал Гелон, указывая хлыстом на четвертый двор вниз по улице.
        Из-под ног лошадей с кудахтаньем разбегались куры. Через глухую выбеленную стену на дорогу свешивались ветки яблони с пыльными цветами.
        Мужчина геркулесова сложения стоял на нижней ступеньке дома и, обнимая одной рукой двух хорошеньких рабынь, другой крошил гусям хлебный мякиш.
        - Какая идиллия! - возмутился Левкон. - Здорово, дружище! Позволь испортить тебе жизнь.
        От неожиданности Главк выпустил из рук общипанную булку, а вглядевшись в загорелое лицо гостя, и вовсе присел.
        - Ноги мои, ноги! - жалобно изрек он. - Боюсь, не сойду теперь с места!
        - Сойдешь, сойдешь! Старый развратник!
        Гелон шлепком отшвырнул от Главка перепуганных рабынь и подтолкнул его вперед.
        Гиппарх бросил повод лошади как раз в тот момент, когда на него с медвежьими объятиями обрушился новый командир дозорных.
        - А я думал: правда, что ли, ты? Или обознался? Живой! Живой! Живучий!
        Они крепко обнялись.
        - Идемте в дом. Эй, Гелия, Филена, вина!
        - Постой, не до вина сейчас.
        Друзья осушили по килику, преломили ячменную лепешку, но больше пить не стали. Левкон изложил свое дело.
        - Мне хорошо бы явиться туда с твоими дозорными, - закончил он. - Вроде как «подавить бунт». Наказывать я, конечно, никого не собираюсь. Сам понимаешь.
        - Но для Калимха надо, - кивнул Главк. - Ушлый пес. В любую щель влезет. А за своего дружка-казнокрада три шкуры снимет. Так что ты правильно рассчитал.
        Через час дозорный отряд Главка покинул деревню, где квартировал чуть ли не на шее своего командира. Сумерки уже сгущались, когда всадники поскакали в сторону побережья.
        Усадьба пылала. Это было видно издалека. Все-таки рабы не удержались. Но когда дозорные подскакали ближе, стало ясно, что горит не сам дом, а тростниковые крыши над хозяйственными постройками. Дозорные для порядка помахали плетками, но никто не оказал им сопротивления. Водворить спокойствие оказалось невозможно: люди, потрясенные всем, что совершили, бегали и орали во все горло, не зная, как выпустить захлестывавший из азарт.
        - Дайте им откричаться или побросайте в море, - распорядился гиппарх.
        Он быстрым шагом направился внутрь дома на поиски дяди. Никомед лежал в своей спальне. С первого же взгляда Левкон понял, что он мертв, хотя ни крови, ни следов борьбы вокруг не было. Возле ложа стоял таз с остывшей водой. Видимо, смерть настигла хозяина в тот момент, когда он парил ноги и собирался отходить ко сну. Это случилось еще до начала штурма усадьбы, потому что лицо Никомеда хранило полное спокойствие.
        Возле окна стояла Арета, задумчиво глядя на пожар.
        - Ты ничего не пропустил, - сказала она. - Довольно скучная была свалка.
        Левкон поднял одеяло, закрывавшее тело дяди, и уставился на его огромный живот.
        - Ничего не увидишь, - бросила Колоксай. - Слишком много жира. Но сердце разорвалось легко.
        Гиппарх все-таки разглядел черную точку под вторым ребром слева. Сюда Арета ударила пальцем. Один раз.
        - Это спальня моих родителей, - протянул гиппарх. «И здесь будут рождаться мои дети», - этого он не сказал вслух.
        - Дом большой. Перенесешь спальню в другое место, - пожала плечами Колоксай, не очень понимая, что для него это невозможно. - Так или иначе, твой дядя умер от сердечного приступа.
        На следующий день сам Левкон, «очевидец» произошедшего охранник Гелон и начальник дозорного отряда Главк, «наведший порядок» в усадьбе, тронулись в Пантикапей доложить о случившемся. Они прихватили с собой и старосту Мола, который намеревался клятвенно подтвердить в Народном Собрании личность сына Леарха.
        Впрочем, людей, узнавших Левкона, оказалось достаточно и в отряде дозорных, и в самом городе. Однако это не сняло вопросов Калимаха, очень подозрительно отнесшегося к смерти своего дружка и появлению «законного наследника».
        - Мой дядя опасался неповиновения слуг, - сказал Левкон в конце разговора. - Когда мы встретились, он говорил о своих распоряжениях на случай смерти. Никомед хотел, чтоб две солеварни и поместье у хвоста Мышиного мыса отошли к его другу и благодетелю казначею Калимаху. - Гиппарх выдержал паузу, проверяя, какое впечатление произвели его слова. - Я поспешил за дозорным отрядом, но… опоздал. - С тяжелым вздохом он опустил глаза долу, выражая уважение к памяти покойного. - Последнее желание дяди для меня - закон. Мои рабы сегодня же уйдут с обеих солеварен и пустоши у Мышиного.
        - Пусть останутся. - Калимах благосклонно поднял руку. - Я надеюсь, Левкон, сын Леарха, - проговорил казначей, вполне оценив достойные шаги нового наследника, - что ты будешь для народа Пантикапея такой же поддержкой, какой был твой благочестивый дядя Никомед. Не хочешь занять должность ойкиста?
        - Я счастлив служить народу Пантикапея, - отозвался гиппарх, прекрасно понимая, как должен ответить, - на любом поприще. Но не судите меня строго, благородный Калимах, я только что вернулся из плена и хотел бы отдохнуть, заняться делами хозяйства…
        - Ну что ж. - Казначей склонил голову. - Достойное решение для наследника таких достойных людей, как Леарх и Никомед. Удачи тебе.
        - А ты умеешь дать взятку, - сказал Гелон, когда они уже покинули мегарон Народного Собрания.
        - Да, ты парень не промах! - Главк с такой силой хлопнул друга по плечу, что тот аж присел. - Без солеварен он от тебя бы не отстал.
        Левкону стало тяжело на душе. Только что он преспокойно обделывал дела с человеком, который поставил на колени его родной город. А еще вчера спрашивал: почему все подчинились? У каждого был дом, семья, обстоятельства… «Неужели и я вот так… Кер-олаг!» - выругался гиппарх.
        Справиться с сердечной мутью Левкону удалось только на обратном пути. Он успокаивал себя тем, что сможет что-то сделать для жителей поселка и бывших рабов. Вид у усадьбы был такой, словно по ней топтались великаны. Почти все крыши сгорели, кое-где глинобитные стены растрескались от огня, в доме все двери были сорваны с петель, а дорогая посуда побита. Однако скот и хлеб удалось спасти. Крестьяне собрались на площади и ждали, пока новый хозяин усадьбы начнет дележ. Они нуждались не только в ячмене и пшенице для будущего посева. Их надо было кормить сейчас. И какими бы богатыми ни казались стойла и хлева Никомеда, отдать пришлось почти все.
        - Ты нищий, - с коротким смешком констатировала Арета, когда Мол и еще двое мужиков тянули за веревку со двора едва ли не последнюю корову. - Как жить будешь? Продашь себя в рабство?
        - Первый год как-нибудь перебьемся. - Левкон не разделял ее скепсиса. - А со следующего урожая деревня отдаст мне почти половину. Да и этот урожай не за горами. - Он показал на молодой овес, топорщившийся на ветру. - Сеяли рабы Никомеда, хотя земля и крестьянская. Значит, опять половина моя. Ты за меня не бойся.
        Колоксай снова усмехнулась:
        - Заботишься об овцах, чтоб потом их лучше стричь?
        Он вспомнил, где и когда видел у нее эту кривую, как нож, улыбку. Именно так Арета скалилась, когда играла с Ясиной в кости.
        - Что тебя злит?
        - Пустое. - Девушка отмахнулась. «Просто все кончается, и от этого больно». - Поедем в степь, - сказала она. - Или на побережье. В твоем доме сейчас нет ни единого угла, в котором можно было бы спрятаться.
        Гиппарх пожал плечами. В степь так в степь. В последние сутки он был настолько взвинчен, что не знал, хочет ли оказаться со спутницей наедине. Скорее сейчас ему это мешало. Но как только они сделали крюк через желтые травы и выехали к морю совсем одни, ветер выдул из его головы всю дурь. Не было слышно ничего, кроме сильного бриза и рокота волн.
        Арета тронула уздечку и молча пустила коня вниз по каменистой тропе. Она знала, что Левкон последует за ней на берег. За кустами держидерева спутники привязали лошадей и сбросили одежду. Сейчас они испытывали почти отталкивание друг от друга. Левкон не знал, как протянуть руку и коснуться плеча Ареты. Девушка шла к морю перед ним, и гиппарх угрюмо смотрел на ее смуглые лопатки. Он никак не мог расслабиться. Постоянно думал о поместье. Слишком много всего навалилось сразу. И Арета была лишней. Лишней…
        Она повернулась к нему и взяла за руку:
        - Завтра я уеду и уведу рабов-меотов.
        Он молчал.
        - Сегодня побудь со мной. - Ее палец коснулся его брови и стер белую капельку пота.
        Левкон глубоко вздохнул и, перехватив девушку за запястье, повлек к морю.
        Завтра. Все завтра. А сегодня можно сделать вид, что они по-прежнему в дороге. Та же степь. Те же скалы. И никого, кроме них.
        Вода была теплой, но после езды по жаре освежала. Левкон сделал несколько быстрых гребков и нырнул. Открыв глаза, гиппарх увидел смуглое тело Ареты, которое крутилось в плотном кольце пузырьков. Девушка нарочно взбивала руками воду, чтоб ее обволакивали воздушные шарики. Боги, какой она была желанной! Какой беззащитной в этих пузырьках! Подняв бурю брызг, они барахтались на мелководье, потом выплеснулись на плотно прибитый песок у берега и просто лежали в слабо плещущихся волнах.
        От сердца отлегло. Арета перевернулась на живот и болтала в воздухе ногами. Левкон поднял руку и провел по ее позвоночнику от шеи до копчика. Она не возразила и только, как кошка, прогнула спину, показывая, что ей щекотно. Ее легкое сопротивление раззадорило его. Плевать, что там на горе, за горой! Главное, она. Горячая. Мокрая. Здесь, под рукой. Куда ей ехать? Зачем? Он не останется один. Он ее уговорит… Меотов проводит кто-нибудь другой. Сейчас. Сейчас. Сейчас-с-с.
        Над гребнем утеса раздался топот копыт, и на дорожке, ведущей в бухту, появился Гелон.
        - Господин! Крестьяне спрашивают, можно ли взять жернова. Им не на чем мелить муку.
        «Чтоб их! - Левкон вскочил на колени и поспешно потянулся к одежде. - Час не могли подождать! Дети ослов!»
        Арета не стала одеваться. Она вызывающе разлеглась на плаще. Бывший охранник зло сверкнул на нее глазом. Но Колоксай Солнышко знала себе цену. И не ее вина, что цена эта сейчас была для Левкона слишком высока.
        Он быстро собрался и, поцеловав ее, уехал вместе с Гелоном, прекрасно зная, что девушка доберется сама.
        Гиппарх сделал все, как обещал. Он освободил рабов, собственноручно, по обычаю, расковав медные ошейники. Лишь в доме остались невольники, которые прежде служили его отцу. К ним присоединились несколько женщин, которым некуда было идти и которые надеялись спокойно жить при добром господине.
        Левкон сам из рук в руки передал Гелону девушку-тавриянку по имени Саб, с которой у охранника давно сложилась почти семейная жизнь.
        - Останешься? Я дам тебе надел в деревне, - спросил гиппарх.
        - Даже и не знаю, как поступить, - замялся одноглазый. - Многие помнят меня здесь не с лучшей стороны. Я все же думаю податься к Главку.
        - На одно жалованье дозорных ты не проживешь, - возразил Левкон. - Его и раньше было негусто, а теперь… Ты все же возьми землю. Благо ее теперь много. И найми кого-нибудь в деревне приглядывать за ней. Или отдай за деньги соседям. Все верный хлеб.
        - Может, со временем люди забудут неприязнь ко мне, - вздохнул Гелон. - Долго в дозорных я не прохожу, староват уже. И тогда мы с Саб вернемся сюда.
        - Буду надеяться, - вздохнул гиппарх. Судьба научила его, что наперед загадывать бессмысленно.
        Вечером вышел долгий разговор с Аретой. Оба понимали, что она уезжает и слова ничего не решат, но упрямо продолжали громоздить фразу на фразу, пытаясь убедить собеседника в своей правоте.
        - И кем ты там будешь? Опять убийцей Тиргитао?
        - А кем я буду здесь? - Колоксай с нежностью смотрела в его раздраженное лицо.
        - Моей женой. - Он, конечно, еще не говорил ей, что собирается на ней жениться.
        - Не смеши меня.
        - Почему? - Упрямством гиппарха можно было деревья гнуть, но не Арету.
        - А как на меня будут смотреть твои соседи? Друзья? Гости?
        Он раздраженно пожал плечами:
        - Мне все равно.
        - А мне нет. - Колоксай говорила спокойно, но твердо. - Лучше уж я в степи буду убийцей, чем в твоем доме всеобщим посмешищем. Там я сама себе хозяйка.
        - Ах вот тебя что не устраивает! - вспылил он. - Ты не можешь принять власть мужа. Сесть на шкуру о очага, нянчить детей. Тебе нужно обязательно головы людям отрезать?
        - Мне ничего не нужно, - устало возразила она. - Подумай сам, ты сейчас цепляешься за меня, потому что я - единственное хорошее, что было в плену. Но потом, глядя на меня, ты будешь вспоминать только о плохом. А ты заслужил право все забыть.
        Левкон уронил голову на руки. Она была права. Во всем. Даже в том, чего не проговорила вслух. Он пытался удержать Арету именно потому, что она была частью привычного пусть и осточертевшего ему мира. Но как только он свыкнется со своим теперешним положением, Колоксай станет обузой. Уже стала…
        Гиппарх не заметил, как девушка выскользнула из деревянной галереи, в которой они разговаривали. В этот вечер он напился в одиночестве и на следующее утро не услышал, как уезжали меоты.
        II
        Время у людей и богов идет по-разному. То, что для одних час, для других - год. Настал день, когда Аполлон заполучил в свои руки Серп Деметры. Новый Хозяин Проливов уже возвышался над зелеными водами Боспора, принимая корабли из Афин и отсылая обратно караваны с хлебом.
        Паллада не забыла своего расположения к заносчивому лучнику и из-под руки помогала ему. Но даже она не могла предположить, что страшный Золотой Серп рано или поздно окажется в ладони гиперборейца. Или Дева-Сова слишком переоценила Зевса?
        - Смертные. Всему виной они! - Геро раздраженно месила тесто. - Люди вечно хотят перемен. - Красноватая квашня с петушиной кровью разлеталась во все стороны. - Сегодня им нужен один Загрей, завтра другой. Они не понимают, что лучник так же зависит от поворота моего веретена, как и любой другой.
        «Нет, - думала Афина, - тут дело серьезнее, чем ты стараешься показать. Едва ли Феб согласится на твои условия. Иначе с чего такой переполох?»
        Гипербореец сам предупредил хозяев Олимпа о том, что Серп у него. Пролетел вороном над садами богов, держа в лапах волшебную реликвию, сверкавшую на солнце. Это было равносильно объявлению войны. И то, что Феб не стал скрывать долгожданную находку, говорило о его силе.
        Увидев наглеца в окне, Зевс схватился за молнии, стал метать их в белую золотоглазую птицу, но тщетно. Солнечный лучник плавно скользил между перунами, дразня отца богов.
        - Гефест!!! - заорал Громовержец так, что потолки в покоях задрожали. - Где еще молнии? Еще! Еще!!!
        Мрачный кузнец сидел в углу зала на корточках. Отец отродясь не пускал его за стол. У бога огня были слишком грязные ногти и чумазая кожа. Терпеть его по правую руку от себя царственный Загрей не собирался. Он уже изгнал одного сына, Ареса, вспыльчивого упрямца, ни в чем не желавшего уступать отцу. Второй, Гефест, пострадав от тяжелой руки Зевса еще в детстве, смирился и принял власть Громовержца.
        У богов особая память, их прошлое меняется в зависимости от того, что думают о нем люди. Говорили, будто Зевс пинком сшиб уродца-вулкана с Олимпа. Кузнец повредил себе ногу и навсегда остался хромым. Однако среди богинь шептали другое. Гефест появился на свет, когда власть Триединой была неоспорима. И чтобы не создавать себе соперника в лице сына, она сломала ему ногу.
        Выкинутый из числа Загреев, Гефест признал свое незавидное положение. Он никогда не бунтовал, по крайней мере открыто, ни против Геро, ни против ее избранников, каждый из которых, по обычаю, называл себя его «отцом». Лишь стучал молотом, делая для них оружие. Этим он заслужил расположение старших богов и даже получил в жены самую прекрасную из богинь Афродиту. Их брак не был счастливым, и не только потому, что распутная Урания тяготилась угрюмым мужем. Сам Гефест видел только одну женщину в мире - Великую Мать. Ту, что в своей власти и силе искалечила его, но так и не заплатила за это.
        Он прощал ей всех в надежде, что однажды она заметит его собачью преданность. И сейчас не собирался бунтовать. Но одна мысль о том, что злополучный Серп, избавлявший богов от Зевса, в руках у Аполлона, значит, именно он - даже не сын Триединой - станет новым Загреем, взойдет на золотое ложе Геро и упьется ее благоуханным телом, сводила кузнеца с ума.
        Гефест ненавидел Феба. Молчаливо, отстраненно и истово. Как только подземный огонь может ненавидеть огонь небесный. И теперь, когда Громовержец потребовал молний, перед кузнецом даже не встало вопроса, на чьей он стороне. Недра Тавриды и Киммерии содрогнутся от его гнева. Земля, на которую претендует лучник, сама уйдет у него из-под ног!
        Черный, как сажа, кузнец удалился к себе на остров и принялся стучать молотом, так что по всему Эгейскому морю побежали волны с барашками. Геро же обратила вопросительный взгляд к Афине, ожидая, что и та возьмет сторону Громовержца. Однако для самой Паллады это было отнюдь не очевидно. Ее поддержка могла сыграть решающую роль. Но вот кому оказать помощь, Дева-Сова пока не знала. Ее сердце, если только у Паллады оно было, разрывалось между долгом перед отцом и симпатией к лучнику, который добился-таки своего.
        Но разум подсказывал, что чересчур усиливать не стоит ни того, ни другого. Если победа кого-то из соперников станет окончательной, то остальным богам придется смириться с переменами в своей судьбе. Перемен же никто не желал.
        Поэтому Афина склонила голову перед царской четой и отвечала так твердо, как только могла:
        - Дела покровительствуемого мною города заставляют меня оставаться в стороне от битвы. Он расположен в Аттике, где владычество Зевса неоспоримо. Но его кормит хлеб, приходящий с Боспора. Без пантикапейского зерна мои подданные погибнут.
        У Громовержца и Геро рты открылись одновременно. Ни один из них не ожидал подобного ответа.
        - Твоя мудрость отдает предательством, - укорила Афину мать богов.
        - Пусть так, - возразила воительница. - Но мне нечего добавить к сказанному. Ее круглые немигающие глаза стали еще больше, и через минуту из зала через окно выпорхнула пятнистая сова. Ее печальное уханье стихло вдали.
        Зевс не сразу обрел дар речи. А когда загрохотал на весь зал, прятавшимся в отдалении богам показалось, что под крышей дворца разразилась гроза. Геро спокойно сидела, положив руки на колени, пока ее гневный Загрей поносил всю вселенную, обвиняя олимпийское семейство в предательстве, а ее - змею и неверную мать - в интригах, поставивших его на грань потери власти. Лишь раз она возразила, заметив, что именно ее предупреждениями Зевс пренебрег, когда вместо кары Аполлона удовлетворился похищением одной из нимф его сестры. Но это вызвало еще большую бурю, потому что Громовержец всегда начинал бушевать, чувствуя свои промахи. Когда он накричался и в изнеможении опустился на ложе, Геро заговорила ровным, спокойным голосом, который действовал на Загрея отрезвляюще.
        - На кого из богов мы можем рассчитывать, кроме Гефеста? - рассуждала Трехликая. - Афина нас оставила. Артемида, Афродита и Арес на стороне лучника.
        - Гермес? - неуверенно предположил Громовержец.
        - Они с лучником друзья с тех пор, как вытащили Алкесту из Аида, - вздохнула Геро. - Не думаю, что вестник станет сражаться против Феба. Самое большее - передавать ему наши слова, а нам… его.
        - То есть он, как и Афина, пас? - переспросил Зевс. - Как насчет Посейдона и Аида? Они мои братья.
        - И именно поэтому не поддержат тебя, - вздохнула Геро. - Ты надул их при дележе миров. Одного спихнул под землю, другого - в воду, а себе взял лучшее. Оба спят и видят, как пошатнуть твою власть. Для нас же лучше, если они останутся в стороне.
        - У тебя есть Дионис, - безнадежным голосом бросил Зевс. - Он предан тебе.
        - Сейчас осень, - возразила Геро, - и Косточка только что ушел под землю. - А когда выйдет, вряд ли захочет интересоваться чем-нибудь, кроме ног Ариадны. Лучник и ему помог. Он нам не союзник.
        Минуту назад гневное лицо Громовержца отразило полную растерянность.
        - Что же делать? - простонал он, схватив бороду в кулак и дергая ее с такой силой, будто собирался оторвать. - Неужели признать себя побежденным еще до битвы?
        «И этот бог оскопил Кроноса! - с усмешкой подумала Трехликая. - К концу круга все мельчает».
        - У Аполлона есть и враги, - вслух сказала она. - Ты забыл, что он обидел титанов, киклопов, тритонид…
        Зевс кисло поморщился. Ему, претендовавшему на упорядочение мира, зазорно было принимать помощь от сил хаоса. То, что Феб держал их в узде, а Зевс выпускал на волю, меняло врагов местами.
        - Есть еще дикие племена кочевников, - продолжала Геро, - чьи сердца Аполлон не успел купить знакомством с прекрасным. Они мало чем отличаются от животных, ревностно охраняют простоту своих нравов и чтят тебя под именем Папая, а меня - Матери Аргимпасы, Хозяйки Земли. Их называют скифами.
        Зевс снова поморщился. Он привык опираться на эллинов. Но выбирать не приходилось.
        - Я сумею поднять их против власти Феба на Эвксине, - продолжала Геро. - Ради новых кочевий для своего скота, они снесут его жалкие городки, цепляющиеся за побережье. Тем более что в этих городках уже скопилось немало золота.
        Громовержец разгладил бороду.
        - Пусть будет по-твоему, - мрачно кивнул он. - Как и в Трое, боги будут незримо биться с обеих сторон. Но смертные должны думать, что это их война.
        Левкон стоял на галерее и смотрел вниз. Со второго этажа был хорошо виден сад и хозяйственные постройки под красными черепичными крышами (больше он не рисковал с тростником). По склону холма сбегали виноградники. В этом году море перехлестнуло через перешеек, и вода точила корни кустов. Первые ряды будут потеряны, зато соли появится много.
        Гиппарх тяжело вздохнул и поставил килик на перилла галереи, намереваясь вернуться к гостям. Его навестили Гелон и Главк проездом в Тиритаку по делам архонта. Они лежали в андроне перед трехногими столиками и лениво потягивали не покупное хиосское, а настоящее иссиня-красное вино со знаменитых виноградников под Мышиным. Друзья приосанились и выглядели большими людьми. Да и Левкон был в Пантикапейской хоре человеком не маленьким. Все земли от Мышиного мыса до Гераклия принадлежали ему.
        - Архонт сожалеет, что после стольких услуг, оказанных тобой городу, ты так и не вернулся на службу, - протянул Главк, вылавливая толстым пальцем короткую соломинку из кратера. Шла молотьба, и по всему двору носилась трава. - Но он прекрасно понимает, что такое хозяйство, как у тебя…
        «Будь оно неладно!»
        - …требует глаз да глаз.
        «Не глаз оно требует! - с досадой подумал Левкон, - а всего человека без остатка. Выжимает целиком». За последние полгода он столько сделал, что любой другой на его месте прыгал бы до потолка. А ему хотелось удавиться.
        Когда прошлой весной войско «живого бога» двигалось к Пантикапею, Левкон примкнул к нему и помог незаметно пройти через степь, чтоб ударить на город от Мышиного. Хозяин Проливов пал сразу, потому что никто не оказал сопротивления законному правителю.
        Да и летние месяцы выдались жаркими, пришлось драться, чтоб вся хора снова признала власть Пантикапея - некоторые ведь вздумали отложиться. Если б не пиратская эскадра Черного Асандра, перебрасывавшая воинов Делайса в любое место на побережье, ни Нимфей, ни Акра не склонили бы головы перед «живым богом» кочевников.
        Однако гораздо больше сил Левкон убил на другие дела. Строительство. Купли. Земля. Он даже хотел завести свои небольшие суда, чтоб возить зерно до Пантикапея морем… Хотел? Ох, не знал он, чего хотел. На душе было пусто, как в выпитой бочке. Только на дне плескала какая-то муть.
        Он женился. Кажется, это было худшим из сделанного. Хорошая женщина - хороший дом. Самые крепкие браки - по расчету. Расчет оказался неверным. Хотя Левкон и получил за женой пойму реки, удобно огибавшую его выгоны для скота, - не в речках счастье. Абромаха оказалась молчаливой, послушной, хозяйственной и сразу забеременела. Чего еще надо? Что же до лица, то он мог взять себе любую рабыню самых экзотических кровей. Да и сама жена, если приглядеться, вовсе не была дурнушкой. Беда в том, что гиппарх не желал приглядываться.
        Они не стали близки, хотя оба старались честно выполнять свой долг. Было что-то, навсегда проложившее между ними темную полосу. И Левкон знал что. Его плен. Он чувствовал, что какой бы покорной ни была Абромаха, она в глубине души презирает его. Ее мягкое, податливое тело, выполнявшее любые желания мужа, все равно не принимало его. Именно этого Левкон когда-то боялся. Разве можно уважать человека, с которым могли сделать все, что угодно, и не сделали лишь по счастливому стечению обстоятельств? Разве такой отец нужен ее детям?
        Левкон понимал жену и быстро отдалился от нее, чтоб не вызывать лишний раз прилива неприязни. Рабыни болтали, что к Абромахе ходит деревенский пастух. Бывший гиппарх не выгнал жену и даже не показал, что знает. Пока ребенок будет маленьким, ему нужна мать. Но теперь у него всегда есть способ вернуть Абромаху отцу, оставив за собой реку.
        Левкон презирал себя за такую расчетливость. Рабство? А разве это не рабство? Он давно ощущал себя рабом солеварен, виноградодавилен, стад, полей, ненужной, но неотступной семьи. Цепь, приковавшая его к ним, была тяжелее скифского аркана. Раньше он мог бежать. Куда деваться теперь?
        Темнокожая рабыня-тавриянка в углу комнаты пробежала пальцами по струнам арфы.
        - Пошла прочь, Фах. - Левкон сдвинул брови.
        - Зачем? Куда ты ее гонишь? - возмутился главк. - Нам нравится эта девочка. Сам как сыч и другим веселиться не даешь!
        Левкон хмыкнул. Старый Геркулес вообще не представлял себе любви вдвоем. Наименьшее, на что он был согласен, - это свальный грех. Главк давно хотел прикупить к своим двум рабыням третью и положил глаз на Фах с первого дня, как она появилась в доме гиппарха.
        - Да забирай, - махнул рукой Левкон. - Мне она давно осточертела.
        Невольница с визгом кинулась на шею Главку. «Вот тоже, - пожал плечами Левкон. - Главк обращается с женщинами, как со своими овцами, а они от него без ума. Словно он может дать им что-нибудь, кроме хорошего шлепка по заднице!»
        Гиппарх вздохнул, осушил килик и повернулся к друзьям:
        - Я возвращаюсь на службу.
        Повисла пауза, в воздухе застыли не донесенные до рта чаши.
        - Я возвраща…
        Последние слова потонули в дружных хлопках Гелона и Главка.
        - Оставлю управителя на хозяйстве. Сын Мола - толковый малый, давно помогает мне, - гиппарх едва справился со смущением, - что-то я закис тут.
        Гости повскакали с мест и принялись хлопать его по плечам.
        - Архонт только о тебе и говорит: был бы Левкон Леархид в войске, за конницу можно было бы не беспокоиться… - Они выдумывали на ходу и ржали своей безобидной лжи. Ведь Делайс действительно был благодарен гиппарху и часто сожалел, что тот не у дел.
        Сам Делайс, кажется, неплохо справлялся с новым положением. Он никогда не подчеркивал своей власти, а ведь раньше ни один архонт Пантикапея не имел в распоряжении такой силы. Мужчины меоты и синды не вернулись за пролив, предпочитая кочевать на пантикапейской стороне и создавать новые роды с более сговорчивыми женщинами-степнячками, пожившими бок о бок с греками и кое-чему научившимися. Эти люди считали Делайса своим царем и готовы были взметнуться на коня по первому его слову.
        Левкон знал, что обманчивый мир, воцарившийся после захвата Пантикапея, продлится недолго. Архонт готовил новый поход, в сердце Меотиды, на другой берег пролива, надеясь силой принудить живущие там племена принять его власть, а заодно и те законы, от которых они отказались по доброй воле. Когда-то Делайс просил… Глядя на него теперь, любому становилось ясно: больше он ни у кого ничего просить не будет.
        Архонт принимал Левкона в мегароне своего дома на Шелковичной горе и говорил с ним на равных. В этом не было фальши. Оба когда-то пережили одно и то же и просто не могли держаться иначе.
        - Говорят, ты завел семью? - Делайс протянул гостю кратер желтого самосского.
        Левкон благодушно кивнул.
        - Ну и как?
        - Дерьмо.
        Архонт безрадостно усмехнулся.
        - Пойдешь через пролив? - в свою очередь спросил гиппарх.
        - Да.
        - Весной? Когда будет достаточно травы?
        Делайс помотал головой.
        - Зимой, когда замерзнут броды.
        - А чем лошадей кормить будешь? - Левкон пригубил из кратера.
        - Возьму степных. Они разрывают снег копытами и достают траву.
        - Разумно. - Гость все еще не знал, как приступить к делу. - Дашь мне отряд?
        - Я надеялся, ты возьмешь больше. - Архонт знаком предложил Левкону колхских орешков в патоке, но Левкон не любил сладкого. - Опытные командиры очень нужны. В походе с гор ты сам видел: это мужичье на конях, а не всадники. Я говорю о греках. Степняки родились в седле. Но они не держат строй. Возьмешься сделать из них катафрактариев?
        Левкон почесал затылок:
        - Из пантикапейцев - да. А степь пусть остается степью.
        Архонт понимал, почему гиппарх не хочет связываться с кочевниками, и не настаивал. Будут действовать на флангах и в погоне. А лобовой удар достанется тяжелой пантикапейской коннице. Пожалуй, Левкон прав.
        - Хорошо, - вслух сказал хозяин дома. - По рукам. Я рад, что ты вернулся на службу. Мой отец всегда высоко ценил тебя… - Он осекся.
        Оба подумали об одном и том же.
        - Послушай, Левкон, - не без труда выговорил архонт. - Я… я знаю, что тогда случилось. И я клянусь памятью своего несчастного отца, я никогда не поступлю так же. Ни ради чего. - Делайс перестал крутить в руках медный нож для чистки фруктов и со всей силы согнул его об колено.
        «Тебе не надо передо мной ни в чем оправдываться, - подумал Левкон. - Разве ты сам не заплатил за грех отца? Как и все мы».
        Дел свалилось сразу так много, что Левкон не успевал распечатывать письма управляющего. Только в конце осени гиппарх смог сказать, что его всадники хоть как-то соображают и приближаются к понятию «конный боец».
        Первый знак судьбы, который Левкон истолковал как подтверждение правильности своих поступков, был дан ему после листопада. На конном рынке за агорой городская стража задержала двух скифов, торговцев лошадьми. Архонт считал их лазутчиками и, видимо, был прав. На допросах задержанные показали много интересного, от чего Делайс помрачнел и стал скептически отзываться о времени похода за пролив:
        - Ну да, мы уйдем, а они нам задницу подпалят.
        Левкон был согласен. Скифы не оставили надежду взять Пантикапей. А значит, судьба снова замыкала Хозяина Проливов между двух врагов. Каждый из которых мог нанести удар в спину. Потому что у Пантикапея две спины, как когда-то говорил Гекатей.
        - А надо сделать два лица, - таково было мнение нового архонта.
        Среди лошадей, отобранных у скифов-лазутчиков, гиппарх увидел рослого жеребца с белой отметиной на лбу и в восторге узнал Арика. Он испытал такое чувство, словно после долгой разлуки вновь встретил старого друга. Конь признал его сразу. Буря восторга: от лизания лица длинным шершавым языком до кусания плеча - ясно показала гиппарху, что у Арика за это время не было по-настоящему хороших хозяев.
        - Все лошади для моей конницы, - невозмутимо заявил он новому казначею Народного Собрания. Тот не посмел возразить.
        Второй знак пришелся на самые поганые дни, когда над проливом бушевали холодные дожди. В промежутках между ними ненадолго выглядывало солнце, уже сонное и белое в сплошной пелене облаков.
        - У Мермекия меотянки переправились на нашу сторону, - сказал ему Делайс. - Ты поедешь от моего лица говорить с представительницей царицы. Спросишь, чего хотят.
        «Этого еще не хватало!» Левкон не был рад поручению. Но приказ архонта не обсуждают. С большим отрядом в две сотни всадников гиппарх отправился к Мермекию. Настроение было скверным. Мало того, что лошади поминутно оскальзывались на размытой грязи, так еще и в голове Левкона гвоздем засела мысль: а что, если сейчас он встретится с кем-нибудь, кого знал во время плена? С Македой, например. Стыда не оберешься!
        - Где расположились меотянки? - спросил Левкон у старосты, вышедшего им навстречу.
        - За поселком, севернее, до горы. Там берегом и увидите, - ответил старик. - Они смирно себя ведут. Встали лагерем, никого не трогают.
        «Они и раньше были смирные, - подумал Левкон. - Только не ищи у кошки когтей, пока она играет».
        Лагерь кочевниц виднелся сразу за горой, но Левкон не повел своих всадников туда, а, остановившись на почтительном расстоянии, приказал трубить в рога. Их звук во влажном тяжелом воздухе слышался, словно через войлок. Кони переступали с ноги на ногу, а гиппарх смотрел в небо, прикидывая, польет сейчас дождь или блеснет из-за края тучи солнце.
        Услышав пение рогов, кочевницы толпой высыпали из лагеря. Они ехали навстречу пантикапейцам не быстро, и Левкон уже издали различил заряженные луки. Судя по тому, что стрелы были опущены к земле, меотянки не собирались пускать оружие в дело. Но гиппарх знал, что стоит им вскинуть руки, и из передней шеренги его всадников мало кто уцелеет.
        Поэтому он жестом остановил свой отряд на расстоянии большем, чем полет стрелы, и поднял руку, предлагая «амазонкам» тоже придержать коней. Те были в гостях и подчинились без возражений. Левкон тронул пятками бока Арика и поехал вперед один. Навстречу ему от толпы степнячек отделилась всадница. Она была на золотисто-соловой кобыле, и ее отливавшие медью доспехи щегольски сверкали на слабом осеннем солнце.
        - Я, Левкон Леархид, гиппарх Пантикапея, от имени граждан города приветствую тебя, - прокричал он, как в подушку, чувствуя, что его слова с трудом разрезают воздух.
        Всадница привстала и тоже подняла руку:
        - Я, Арета Колоксай, командир охраны царицы меотов, синдов и дандариев, от имени моей повелительницы приветствую тебя.
        Когда он ее узнал? Когда она начала кричать или минутой раньше? Или он знал, что это будет она, уже подъезжая к Мермекию?
        Арик услышал голос старой хозяйки, приветственно заржал и, не понимая, почему Колоксай и Левкон перекрикиваются с такого расстояния, весело потрусил вперед. Конь не обращал внимания на попытки седока удержать его. Они с Аретой застыли друг напротив друга, и Арик немедленно стал тереться мордой о шею ее соловой кобылы. Оба седока испытывали крайнее неудобство от заигрывания своих лошадей, но им самим сейчас было не до животных.
        Арета так побледнела, даже позеленела, что Левкон всерьез испугался: «Грохнется сейчас в обморок, а с расстояния подумают - я ее убил. Начнется бой. Нет, ты держись, Солнышко!»
        Колоксай справилась с собой быстрее, чем он предполагал.
        - От имени царицы Бреселиды передаю правителю Пантикапея предложение встретиться в любом удобном ему месте, в любое время.
        «Какой, какой царицы? - Левкон опешил. - А где Тиргитао?»
        Арета понизила голос и заговорила так, чтоб ее не услышали с расстояния ни меотянки, ни его пантикапейские всадники.
        - Тиргитао мертва. После нападения скифов Бреселида сразилась с сестрой за царский пояс, и теперь она правит на том берегу пролива.
        Это многое меняло. Левкон подозревал, что архонт не откажет новой царице во встрече, как поступил бы, если б на ее месте была Тиргитао.
        Арета махнула рукой, и от строя меотянок отделилась пожилая всадница. Впереди себя в седле она держала годовалого малыша, разодетого по-царски - новенькая кожаная рубашка с сердоликовыми бусинами и настоящие штаны.
        - Это Халки, воспитанник царицы. Сын Асанда Черного и племенник Асандра Большого, - сказала Колоксай. - В знак своих добрых намерений госпожа хочет вернуть его отцу. Гикая проводит ребенка до Пантикапея.
        Левкон пожирал ее глазами.
        - Я передам Делайсу твои слова, - вслух сказал он. - И от его имени прошу вас оставаться пока на нашем берегу гостями. Ответ вы получите не позднее завтрашнего утра. - Левкон отсалютовал Колоксай хлыстом и повернул коня.
        - Я с небольшим отрядом вернусь в Пантикапей. Поговорю с Делайсом, - бросил он Главку. - А ты с остальными побудь здесь, и если меотянки вздумают вести себя вероломно, защити Мермекий.
        Оба чувствовали, что этого не потребуется.
        - Придержи ребят, - посоветовал другу Левкон. - Не позволяй им ходить к кочевницам в лагерь. Мало ли что.
        Геркулес кивнул, но глаза у него были такие, что становилось ясно: давняя история у камней его ничему не научила. «Старый козел! - с досадой подумал гиппарх. - Седой уже весь, а туда же!»
        Однако его собственное поведение в течение ближайших часов не изобличило похвальной сдержанности. Он вихрем понесся обратно в Пантикапей, не обращая внимания на то, что Гикая с малышом едва поспевала за его отрядом. Разыскал архонта, скороговоркой выложил все, что узнал от Ареты, и вопросительно воззрился на ошеломленного Делайса.
        - Так что мне передать посланнице царицы?
        В ответ гиппарх услышал довольно странную фразу о месте и времени встречи:
        - Да когда хочет… чего сама не приехала… на берегу у Мермекия… как можно скорее.
        С этой недвусмысленной тирадой Левкон понесся назад.
        Была уже ночь, когда перед гиппархом и его усталым отрядом вновь замаячил Мермекий. Из лагеря меотянок не доносилось ни звука. Пантикапейские всадники встали в отдалении, тоже разбив легкие палатки. Их временное пристанище хранило напряженную тишину. Спал ли хоть кто-нибудь? Этого Левкон не знал. До утра он не собирался съезжаться с Колоксай. Во всяком случае, открыто…
        Нервы гиппарха были взвинчены, и, сменив усталого Арика на другую лошадь, он погнал ее в степь - так, проехаться. Для чего ему понадобилось рыскать среди канав и рытвин, Левкон не смог бы объяснить. Просто бесцельно мотался кругами, то удаляясь, то приближаясь к лагерю «врагов», в безумной надежде: вдруг Арета такая же сумасшедшая?
        Она оправдала его мнение о себе. Ночь была безлунной, хоть глаз коли, и когда на четвертом кругу конь гиппарха столкнулся нос к носу с чужой лошадью, всадник чуть не заорал от неожиданности.
        - Ты слепой? - услышал он сиплый голос Колоксай. - Я здесь уже давно мерзну. Ну, что твой архонт?
        - Приедет. Куда он денется? - Левкон перехватил уздечку ее лошади. - Видела Арика?
        - Ты меня искал, чтоб об этом спросить?
        Нет! Боги! Какой он остолоп!
        - Знаешь, за прошедшие полгода я убил всех своих прежних хозяев. - «Интересно, зачем было врать?» - Восемь штук.
        - Я девятая? - поинтересовалась Колоксай. - Меч доставать? Или так придушишь?
        «Что я делаю? Что я говорю?»
        Женщина взяла Левкона за руку и перелезла со своей кобылы на его лошадь, так чтоб оказаться впереди, лицом к нему. Она задрала голову и коснулась губами его подбородка.
        Дальше гиппарх не выдержал. Он не целовал Арету, а колотился в нее, как дятел в дерево. Хорошо, что их никто не видел. Слезть на землю они не могли, под ногами у лошадей была сплошная грязевая каша. Но то, что всадники устроили в седле, потерпел бы не всякий конь. Если б жеребец Левкона их сбросил, седоки навсегда остались бы калеками.
        - Я не могу без тебя.
        - Молчи, я все знаю.
        - Я чуть не подох.
        - Я дура, прости меня!
        - Я сам тебя отпустил. Напился, как козел.
        - Я не должна была… Аа-х!
        Оба выдохнули одновременно и через несколько секунд сообразили, где, как и что они делали.
        - Хороший мальчик. - Левкон похлопал коня по шее. - Спокойный, доброжелательный. Арик бы нам задал.
        Арета устало смотрела на него.
        - Довезешь меня до лагеря? - спросила она. - Не хочу ловить лошадь по буеракам.
        - Твоя кобыла сама домой прибредет, - кивнул Левкон.
        Они ехали медленно-медленно. Колоксай уже привела себя в порядок, пересела так, чтоб смотреть лицом вперед, и откинула голову на грудь спутнику.
        - Говорят, ты женился?
        До их берега сведения доходили быстрее, чем в Пантикапей. Это и понятно: в хоре было полно меотов.
        - Не забивай себе голову, - вздохнул Левкон. - Как только ты захочешь, ты войдешь хозяйкой в мой дом.
        Она кивнула. Больше ей ничего не хотелось знать. Да он и так ей уже все сказал. И показал. Чего же еще?
        - Завтра я при всех передам тебе слова архонта, - произнес гиппарх.
        Они уже доехали до палаток меотийского лагеря, и Колоксай сползла на землю.
        - Надеюсь, после этого мы расстанемся ненадолго.
        - Есть все основания полагать, - в ответ рассмеялась Арета, - что у моей хозяйки большое желание вот так же покататься с царем. Думаю, они поспешат на встречу.
        «Хорошо бы», - вздохнул Левкон. Ему самому разом расхотелось воевать с меотами. Но он знал немало людей, живших мечтой о войне на том берегу. Таких, например, как Гелон, у которого во время нашествия Тиргитао погибла семья, был разрушен дом, сгорели посевы. Или таких, как мужчины-кочевники, надеявшиеся вернуться в свои роды господами. Все они поддерживали Делайса, грезя о скором походе, и не считаться с их мнением архонт не мог.
        III
        - Царица сегодня не в духе? - с опаской спросила молодая охранница у гарцевавшей рядом Беры.
        Та только пожала громадными плечами.
        - Когда она не в духе, - отозвалась с другого бока Гикая, - она хлыстом сносит каменные стенки. А сейчас, так, немного задумчива.
        Бреселида ехала мрачнее тучи. Услышав перешептывание за спиной, «амазонка» резко обернулась, и женщины разом смолкли.
        Дорога от каменистого берега до места встречи была короткой. Сразу за переправой степь переходила в высокие холмы. Здесь когда-то прятались мермекианские пираты, но Черный Асандр очистил от них побережье. Всадницы стали взбираться на лесистое взгорье. Далеко не все деревья еще облетели, клены полыхали пожаром на фоне вечнозеленых сосен, и даже бурые дубы не растеряли своего убора.
        Горная речка, у которой и было назначено свидание, с грохотом несла по камням потоки мутной осенней воды, крутила солому и облетевшие листья. Царица остановила отряд на пологом лугу. Ее лицо было суровым и сосредоточенным. Она подняла руку, призывая спутниц ко вниманию. Но это казалось излишним. Тишина вокруг стояла полная, только всхрапывали в холодном воздухе кони, и было слышно, как высоко в горах стучит топор дровосека.
        - Мы сегодня встретимся с пантикапейцами, - начала Бреселида. - Многие из вас пришли из степей за Синдикой и увидят их впервые. - Царица поколебалась, но продолжала: - Это мужчины. Вооруженные. И я прошу вас держаться очень осторожно, не показывая им, какое это для нас непривычное зрелище.
        Меотянки с побережья пожали плечами: мол, чего уж? Остальные сделали большие глаза. Новый набор в войско пришел из верховьев Гипаниса, где кочевали материнские роды. Многие из девочек сели в седло уже после восстания Делайса и плохо помнили, как выглядят мужчины. «Ничего, скифы придут - напомнят!» - со злостью думала Бреселида. Если б не угроза давивших с севера орд, она бы никогда не начала переговоры первой… Никогда не поступила бы так с сестрой… Беда в том, что противостоять царю Аданфарсу, объединившему сотни номадов, они с пантикапейцами смогут только вместе. И то выдержат ли? А начать разговор о новом союзе, пока жива Тиргитао, было невозможно. Ни царица, ни архонт никогда не простили бы того унижения, которое пережили друг от друга.
        Ей с Делайсом делить было нечего…
        - А правда, что архонт Пантикапея был мужем прежней царицы? - шепотом спросила все та же любопытная охранница.
        Все зашикали на нее.
        - Правда, - бросила Гикая. - И когда увидишь его, смотри не свались с лошади.
        - Почему? - удивленно пискнула девушка.
        - Потому что Тиргитао умела выбирать себе мужей, - повернула к ней голову Колоксай. - Но совсем не умела с ними обращаться.
        Отряд уже въезжал на берег. Дорога вдоль него была тесной из-за подступающих к самой воде кустов орешника. Здесь меотянки были как на ладони. Сначала женщинам показалось, что они одни. Но как только первые всадницы достигли крутого обрыва, с другой стороны реки из густого желтого подлеска выехали верховые пантикапейцы в темных бронзовых доспехах. Впереди остальных на дымчатом жеребце гарцевал царь. Впервые Бреселида видела его в эллинском вооружении. Если, конечно, не считать того далекого дня, когда они столкнулись после взятия Совиного холма. Но тогда его доспехи были искорежены и разбиты. Теперь на Делайса больно было смотреть от блеска начищенной бронзы.
        «Амазонка» не могла различить его лица, потому что архонт низко надвинул глазастый коринфский шлем с большим гребнем. Он специально выбрал такой, поскольку не был уверен, что сохранит невозмутимость. А за его спиной были люди, перед которыми показать слабину значило уничтожить себя. Архонт поднял руку и, перекрикивая шум воды, обратился к гостье.
        - Бреселида! Кого я вижу? - Его голос звучал насмешливо и враждебно. - А где же блистательная Тиргитао? Или она покинула этот мир, оставив тебе, как всегда, расхлебывать кашу, которую сама заварила?
        «Амазонкой» на мгновение овладел гнев. Как он смеет так разговаривать с ней? Но Бреселида взяла себя в руки. Сегодня она выступала в роли просительницы, а значит, должна была стерпеть подобный прием. К тому же женщина прекрасно понимала, почему архонт обратился к ней в таком тоне. Он держит лицо перед своими. «Вернее, перед своими и нашими, - подумала царица. - В его войске не меньше меотов, чем греков. После всего, что случилось, они не одобрят, если мы тут же полезем целоваться и заключим мир. Эти люди должны точно знать: когда они вернутся домой, их требования будут удовлетворены родами. Иного пути нет».
        - Что же ты молчишь? Или меня плохо слышно? - снова окликнул ее Делайс. - Поспеши ответить, пока говорю я один. Когда все мое войско закричит, слышно будет на вашей стороне пролива.
        Переминавшиеся за спиной архонта всадники засмеялись и закивали головами. Им нравилось, как правитель Пантикапея держится с этой «меотийской сволочью». Зато женщины Бреселиды негодовали. Чтобы понять это, царице не надо было даже поворачиваться к ним. Она спиной чувствовала их возмущенные взгляды.
        - Скажи что-нибудь, - подскакав к ней, прошипела Гикая. - Он же оскорбляет тебя! Мы думали, ты будешь сильной царицей.
        Бреселида подняла на нее тяжелый взгляд, и старая «амазонка» осеклась.
        - Я сильная царица, - с расстановкой сказала она. - Возвратись к всадницам, Гикая, тебе здесь не место.
        Ошеломленная меотянка попятилась и, дав лошади в бока, ускакала с берега.
        - Великой Тиргитао больше нет, - ровным голосом обратилась Бреселида к архонту. - Царица теперь я, и разговаривать о бедах, которые она накликала на головы всех здесь присутствующих, ты, Делайс, сын Гекатея, архонт вольного города, царь меотов, синдов и дандариев, будешь со мной.
        - Достойный ответ. - Делайс поднял руку ладонью вперед в знак нового, более вежливого приветствия, расстегнул шлем и жестом пригласил Бреселиду проехаться по берегу.
        - Как умерла моя жена?
        Оба войска их еще слышали.
        «Амазонка» демонстративно развернула коня боком, показывая архонту и всем, кто хотел видеть, мертвую голову Тиргитао, привязанную за волосы к подпруге ее седла.
        На пантикапейской стороне воцарилось гробовое молчание.
        - Она погибла в честном поединке. От моей руки. Примешь подарок?
        - Нет, - потрясенно отозвался Делайс.
        - Жаль. - Царица достала нож, перепилила косу покойной и, размахнувшись, забросила голову Тиргитао на середину реки. Вода подхватила новую игрушку и понесла ее прочь, подбрасывая на камнях.
        - Я приехала ради мира, а не ради войны, - сказала Бреселида, когда они с архонтом приблизились к деревянному мосту, низко нависавшему над водой.
        Делайс знаком указал ей на переправу. Оба прикрутили коней по разные стороны моста и вступили на шаткие доски. Несколько сотен глаз с обоих берегов следили за ними. В центре моста они остановились, и архонт уперся руками о поручни. Меотянка видела его взмокшие под шлемом волосы и едва удерживалась от желания вытереть ему ладонью пот со лба.
        - Прости меня, - глухо произнес он. - Я должен был говорить так.
        - Не важно. - Царица качнула головой. - Скифы идут. Из-за Аракса вырвались новые племена. Они соединились с теми, которые кочевали у Борисфена.
        - Я знаю, - кивнул Делайс. - Их подчинил Аданфарс. Его лазутчики уже были у нас.
        - Наши у скифов сообщают, что набег начнется зимой. Как только встанут броды.
        «Как раз когда я собирался перейти пролив», - подумал архонт.
        - Аданфарс уверен в победе. Вам одним не выстоять. - Царица смотрела на него в упор. - Нам тоже…
        - Я понимаю тебя. - Архонт сделал усилие над собой и заговорил ровно: - Ты предлагаешь новый союз. И это разумно… Но, - он помедлил, - люди Пантикапея обмануты прежним союзом. Он принес нам разорение и смерть. Что ждать от нового?
        - Но я не Тиргитао! - вспылила «амазонка».
        - Это знаю я, - возразил Делайс. - Еще несколько человек из наших. А остальные? Для них ты такая же царица меотянок, какой была твоя сестра. Тебе верить нельзя.
        - Но мы придем помочь! - вспылила она.
        - Или ударить в спину.
        Бреселиде стало нехорошо.
        - Отказ от союза - верная смерть.
        - Возможно. - Архонт кивнул. На его лице была написана такая тоска, что царице расхотелось спорить. - Пойми меня, Бреселида. Прошу. - Голос Делайса был усталым и тусклым. - Я не могу заключить с тобой союз. Даже если бы очень хотелось. Потому что мои люди сразу перестанут уважать и слушаться меня. И мне некого будет противопоставить скифам. Все разбегутся, потому что я сам, своей рукой, отдал обратно свободу Пантикапея. Да пойми же ты! - почти крикнул Делайс. - Мне очень трудно.
        - А мне? - горько усмехнулась Бреселида.
        - Послушай, - почти шепотом сказал он. - А если мы сейчас не заключим с тобой союза для всех, а просто дадим друг другу слово, что в случае нападения скифов каждый из нас придет другому на помощь? Ведь мы не знаем, где они раньше ударят: на Пантикапей через Киммерию или на вас, в обход через Синдику.
        - Что это меняет? - обреченно вздохнула Бреселида.
        - Многое, - возразил архонт. - Когда нападение совершится, ваша помощь будет расценена людьми именно как помощь, а не как новая попытка захватить Пантикапей.
        - В разгар боя нашим мечам будут рады? - усмехнулась царица.
        - А после боя договор с уже показавшим себя союзником заключить будет проще.
        - Что ж, - медленно произнесла «амазонка». - Ты хитер, как все греки, и знаешь, что я ни в чем не могу тебе отказать.
        Архонт подавил улыбку.
        - По рукам?
        - По рукам. - Это было не то, на что она рассчитывала, но большее из того, что он мог дать. И только ради Бреселиды. Будь на ее месте Тиргитао… Впрочем, тогда никаких переговоров вообще не случилось бы.
        - Что она тебе пообещала? - допытывался на обратном пути Левкон. - Вы оба не выглядели довольными, когда простились.
        Архонт молчал.
        - Я очень надеялся на союз, - вырвалось у гиппарха.
        Делайс раздраженно придержал коня.
        - Оглянись вокруг! - вспылил он. - Кто еще, кроме тебя, «надеялся на союз»?
        «Ты», - чуть не сказал Левкон, но сдержался.
        Царь Аданфарс допрашивал перебежчика от пантикапейцев. Бородатый мужчина стоял перед ним на четвереньках. Двое угрюмых воинов из личной охраны царя упирались в его обнаженную шею острыми концами пик.
        - Так ты говоришь, что властитель Пантикапея ни о чем не договорился с меотами?
        Тот кивнул. Его обезображенное широким шрамом лицо все налилось кровью, и только этот рубец как белая нитка выделялся на грубой коже пленного.
        - Меотянки просили союза, но Делайс на него не пошел.
        - Дурак, - бросил Аданфарс. - Тем лучше для нас.
        Новый царь, как и большинство скифов, носил густую бороду и не употреблял эллинских благовоний, так раздражавших сородичей у его отца. Наложницы-гречанки были изгнаны из шатра, и никто бы не посмел сказать, что Аданфарс не чтит обычаев старины.
        Пантикапей тянул его богатством, а не удобствами жизни, как когда-то Ольвия его отца. Огромный торг на проливе представлялся царю скифов едва ли не пупом мира, где сходятся все дороги и золото само плывет из-за моря. Можно разорить его и забрать все сокровища разом. Но тогда Пантикапей будет не полезнее зарезанной коровы - съел ее, и нету. Можно же взять этот город в свои руки и долго, бережно доить…
        Царь обернулся к перебежчику. «Боги! Он еще и косой. Клянусь очагом, одноглазый больше похож на воина, чем на купца, дрожащего за свои закрома».
        - А почему ты решил изменить архонту? - лениво спросил он. - Только не лги, что у тебя в порту корабли с хлебом и ты боишься потерять прибыль, если я их сожгу. А я сожгу, когда возьму Пантикапей. Все ваши корабли и склады. Это вздует цены в следующем году.
        Ни один мускул не дрогнул на лице перебежчика.
        «Точно не купец».
        - Отвечай! - Один из стражников больно ткнул пантикапейца в шею копьем.
        Тот попытался ослабить веревку, врезавшуюся ему в кадык.
        - Я ненавижу меотов, - прохрипел он. - Они убили всю мою семью во время набега Тиргитао. А архонт, хоть и отказал им сейчас, все-таки собирается заключить союз с новой царицей и опять наводнить хору этими косоглазыми тварями.
        - А почему не сейчас? - вкрадчиво спросил Аданфарс.
        - После удачной войны он будет иметь больше власти, - облизнув разбитые губы, объяснил перебежчик.
        «Трижды дурак, - подумал скиф. - Удача ему улыбнется только в том случае, если меотянки не ударят с тыла. А это после отказа очень вероятно. Что ж, не будем им мешать».
        - Чего же ты хочешь от меня? - Царь снова перевел взгляд на пантикапейца. - Или ты пришел предложить мне свои услуги даром? Из любви к моим соплеменникам? - По знаку Аданфарса стражники поставили по сапогу на плечи пленного и начали давить его к земле. - Нравится? - осведомился царь. - Попробуй убедить меня, эллинская собака, что будешь лаять на моих врагов.
        Глаза перебежчика полыхнули лютой ненавистью, но он упер взгляд в пол.
        - Я грек, а значит, торгаш, и ничего не делаю даром, - сказал он. - Отдай мне после захвата города земли, которые сейчас принадлежат Левкону, сыну Леарха, и я покажу тебе безопасный путь к Пантикапею. Где не стоят караулы.
        - И где же эта дорога в рай? - усмехнулся Аданфарс. - И почему как раз там не выставили патрули? - Его глаза сузились, недоверчиво глядя на перебежчика.
        - Это Гадючий брод, - выдохнул пленник, уже почти распластанный на земле. - Только вы все равно без меня по нему не пройдете. Там змей больше, чем в пещерах Ану. Ни одна лошадь оттуда живой не выходила. Человек тоже. А я выходил, - хвастливо заявил он. - Есть одна тропа. Гадюки ее не любят - из-за болотного газа, что ли. Но на нее никто не обращает внимания. И патруль там не ставят. Кто полезет в топь?
        Аданфарс прикидывал. От природы он был недоверчивым человеком. Да и пантикапеец ему не нравился. Впрочем, как и все греки. Но соблазн был слишком велик.
        - Как тебя зовут? - не скрывая отвращения, спросил он у пленного.
        - Гелон, господин.
        - Хорошо. Уведите его, - кивнул царь охране. - Я подумаю.
        Лошади шли в высокой сухой траве. Тростник почти целиком закрывал всадников, и только их островерхие войлочные колпаки виднелись над сплошной стеной камыша. Грязь чуть подморозило, и двигаться по Гадючьему броду за Соляным озером конница царя Аданфарса еще кое-как могла. Это не значило, что змеи уже впали в спячку или ушли с тропы совсем. То справа, то слева в болотной жиже у дороги поблескивали их черные кольца.
        Топь простиралась от лимана до небольшого укрепленного поселка Илурат на берегу реки, где начинался земляной вал, несколько лет назад поновленный Гекатеем. Там дежурили дозорные, готовые в любой момент сообщить о приближении врага. Другой отряд топтался на узком перешейке между лиманом и морем. Здесь скифы тоже не прошли бы незамеченными. Кому могло прийти в голову, что всадники Аданфарса попрут по болоту?
        Вокруг лежала почти нетронутая топь. Вспугнутые лошадьми утки пронеслись над мелкой водой и почти тут же плюхнулись на новое место. Было видно, что они не боятся людей. Всадники Аданфарса с трудом удерживались, чтоб не начать стрелять по птицам.
        Царь ехал под защитой плотного кольца телохранителей. Он взял с собой четыре сотни человек и не рисковал, лично выдвигаясь вперед. Если переправа этого отряда пройдет успешно, он протащит через топь еще пять-шесть сотен. Больше не получится. Тропа вконец осядет под гнетом тяжеловооруженных всадников. Первый отряд разделится на два крыла и снимет дозорных на косе и у стены. Через эти бреши к Пантикапею хлынут скифские конники. Много. Целые племена. И они уже не будут бояться, что земля расступится под их ногами.
        - Смотрите. - Царь протянул руку в кожаной рукавице, с которой свисал хлыст. - Это брошенное гнездо удода. С кладкой. В такие-то холода!
        Среди сухих тростников действительно виднелось гнездо, из которого выглядывали пестрые бочки яиц. Воины воззрились на чудо природы, немедленно начав судачить: де это не спроста, все равно что горячая лепешка в заметенной снегом степи.
        - Табити посылает нам добрый знак, - заявил Аданфарс, спрыгнув с седла и не без труда дотягиваясь до гнезда. Он собирался взять яйца удода-зимородка за пазуху, как талисман. Но в тот миг, когда его пальцы коснулись их холодной кожистой скорлупы, они вдруг зашевелились, и через ладонь Аданфарса скользнула маленькая пестрая змейка. Одна из тех крошек, что жила на болоте и давно пожрала яйца в брошенном гнезде. Она плюхнулась с высоты в холодную воду и, извиваясь, поплыла прочь от царя.
        Скифы загудели. Случившееся произвело на них странное впечатление. Конечно, змеи тоже подчиняются Табити, как и вся земная тварь, но обманутые надежды царя не сулили им ничего хорошего.
        Мрачный Аданфарс взгромоздился обратно в седло и раздраженно махнул рукой: едем!
        - Если ты нас предашь, - обратился он к Гелону, следовавшему впереди отряда, - первая стрела - твоя.
        - Не беспокойтесь, господин, - покачал головой тот. - Я веду вас, куда надо.
        Вскоре земля стала потверже, а тростник гуще. На воде у него гнили корни, а в береговой жиже он вымахивал выше человеческого роста. Из-под грязи показались и начатки дороги, конские копыта уверенней застучали по ней. Не менее трех сотен всадников уже выбралось из узкого горлышка Гадючьего брода на твердый берег, и тут из-за сплошной стены камыша вылетела туча стрел.
        Они ударили в скифов, не готовых к нападению на маленьком пятачке, и продолжали сыпаться, как град небесный, сбивая всадников в грязь. Самих врагов не было видно, а те из воинов Аданфарса, которые не растерялись и двинули коней грудью на камыши, намереваясь смять лучников, попадали в глубокие, заполненные болотной жижей ямы. Их прорыли, подрубив тростник, всего в нескольких локтях от дороги.
        Началась сумятица. Лошади, попавшие в западню, бились, стараясь выкарабкаться изо рвов, при этом они сбрасывали и калечили седоков, а сами ломали себе ноги. Часть скифов попыталась отступить, сминая еще находившихся на узкой тропе всадников. Их кони шарахались в сторону от воображаемой дороги и по брюхо увязали в болоте. Даже спрыгнув, седоки уже не могли добраться до берега, их затягивала трясина. А сверху сыпались и сыпались стрелы.
        Вдруг они разом иссякли. Но это не обещало ничего хорошего. Стена тростника дрогнула, и во многих местах открылись бреши, замаскированные плетеными щитами из болотной травы и камыша. Из-за них с уже поднятыми мечами выехали пантикапейские всадники и набросились на скифов, тесня и добивая их. Алый плащ гиппарха метался среди дерущихся, вокруг него все время закручивался водоворот схваток. Левкон мог быть доволен своими новичками. Криками он ободрял их, но они и сами не могли остановиться.
        Аданфарс сумел вырваться и, прикрываемый небольшим отрядом, бежал обратно через брод. Не меньше трех сотен его всадников полегло на месте. Это означало, что скифы понесли большие потери еще до начала набега.
        Но ничего этого уже не видел и не знал Гелон, сбитый первым же ударом пантикапейских стрел, еще до того, как скифы, обнаружив обман, всадили мечи в спину перебежчику. После боя Левкон нашел друга, приказал завернуть его в плащ и приторочить к спине лошади. Он вез Шаб страшный дар и не мог избежать этой чести, потому что не отговорил Гелона от задуманного. Не сумел отговорить.
        Сразу после поражения у Гадючьего брода Аданфарс ушел обратно в степь, чтоб зализать раны. Он должен был перегруппировать войска и подавить недовольство тех, кто утверждал, будто в пустяковой стычке царь потерял слишком много всадников. Все, однако, понимали, что затишье не продлится долго, и как только скифский владыка вновь оседлает хребет возмущенным номадам, он с еще большим остервенением бросит их к Боспору. Хозяин Проливов ощетинился и ждал новых нападений.
        В начале зимы ударил жуткий мороз, сковавший море ледяным панцирем и крепко связавший оба берега. Делайс немедленно послал к Бреселиде гонца с известием о событиях на Гадючьем броде. Прямо он ни о чем не просил, но из письма царица меотянок должна была понять: пора вести всадниц на пантикапейскую сторону.
        Ответа не последовало. Архонт в тревоге вглядывался в заснеженную даль, не появится ли черная точка, движущаяся в сторону Пантикапея. В ясные дни с вершины Шелковичной горы был виден противоположный берег пролива. Но он оставался пустым.
        А потом наступила оттепель. Холмы Синдики заволокло туманом, и снежный морок повис в воздухе густой пеленой. Невозможно было рассмотреть не то что другой берег, но и свой собственный. С башни архонт не различал крыш городских домов внизу.
        Он опасался, что скифы найдут нового проводника, теперь уже настоящего, и в такой туман подойдут под самые стены города. Уничтожить патрули на дорогах сейчас не представлялось сложным делом. Дозорные с трудом различали друг друга, и понять, свой или чужой, можно было, лишь вплотную подпустив человека к себе.
        В такие дни вынужденного бездействия Делайса нередко посещали светлые мысли. Неплохо было бы посадить часть войска на корабли и морем перебросить в тыл скифам. Скажем, на мыс Гераклий. Но кто отважится выйти в зимние воды Меотиды? Разве что бывшие пираты Асандра.
        От меотянок все еще не было никаких известий, да и трудно было ожидать гонца по такой погоде. Оттепель подтопила лед, и зимние броды сделались сначала очень опасны, а потом и вовсе непроходимы. Именно в эту пору от беглых рабов стало известно, что Аданфарс наконец выступил в поход. Архонт велел снять дозоры на перешейке у лимана, но плотно прикрыть валы. Это должно было позволить цедить скифские отряды в степь у Мышиного мыса и расправляться с ними небольшими порциями.
        Сама коса, стиснутая морем и соленым озером, была крайне неудобна для боя. Большинство сражающихся рисковало в первые минуты оказаться по пояс в ледяной воде или увязнуть в иле. Поэтому для сражения архонт выбрал степь за Мышиным, ровную, как стол, и огражденную с юга грядой невысоких холмов, за которыми всегда можно было оставить резерв. Но в том-то и беда, что ничего похожего на резерв у Делайса не было. Пантикапейцы противостояли напору орды кочевников одни.
        Накануне предполагаемого столкновения, когда, по сведениям дозорных, скифы были уже близко к косе, архонт в сопровождении конников Левкона отправился еще раз осмотреть место предстоящего боя. Подъехав к берегу, Делайс спешился и зачерпнул рукой воду. Пальцы свело от холода. Зимний панцирь моря подтаял и раскрошился. Волны с шумом швыряли на холодный песок ледяное крошево. Левкон подхватил замерзшей рукой прозрачную ледышку, в которой вода проела причудливые ходы, и уставился сквозь нее на тусклое солнце. Все окружающее плыло в матовом свете, и недалекий меотийский берег тоже.
        Архонт с тоской смотрел в ту же сторону.
        - Они не придут, - наконец глухо сказал он. - И это моя вина.
        Гиппарх пожал плечами. Какая вина может быть в том, что за морозом пришла оттепель, разрушившая зимние броды? Пантикапей будет противостоять скифам один - эту страшную истину сейчас сознавал каждый грек, и даже те, кто еще вчера готов был бросить в архонта камень, заключи он союз с меотами, сегодня испытывали неприятный холодок в груди.
        - Я сам виноват, - повторил Делайс. - Нельзя было идти на поводу у чужой подозрительности. Если б мы скрепили договор тогда, сейчас меоты уже переправились бы через пролив и были на нашем берегу.
        «Тогда тебе пришлось бы с огнем искать разбежавшихся колонистов», - подумал Левкон.
        - От Асандра известия есть? - Гиппарх тряхнул головой, прогоняя навязчивые мысли о меотянках.
        - Да, его пираты отличились, - хохотнул Делайс. Это было единственным отрадным событием за последнее время. Две сотни тяжеловооруженных гоплитов и еще четыре сотни ополченцев в кожаных доспехах погрузились на корабли. Они сами сели на весла, галерных рабов не было. Каждый, кого Асандр намеревался перебросить в тыл скифам, должен был воевать. Плавание - не более двух дней. Еды и воды - в обрез. Если их перевернет штормом или захватит мертвая ледяная зыбь у берега - смерть. В первом случае быстрая, от холода. Во втором - страшная, медленная, с голодухи.
        Из всех кораблей до места не добрался только один, налетев у мыса Совы на предательски низкие, скрытые волной скалы. Галера прочертила брюхом по обледеневшим камням и развалилась надвое. Благо до берега было недалеко, и часть экипажа достигла его вплавь, а потом на пронизывающем ветру галопом бежала до усадьбы Левкона Леархида, находившейся к востоку от мыса.
        Остальные суда благополучно обогнули Гераклий и причалили к берегу уже за спиной у ушедших вперед скифских номадов, о чем Асандр немедленно послал архонту весть. Теперь Делайс молил Иетроса, чтоб отставшие или затерявшиеся в степи скифские отряды случайно не набрели на гоплитов и ополченцев, не задержали их, чтоб те вовремя ударили в спину Аданфарсу, чтоб, чтоб, чтоб…
        Золотая Колыбель была вынесена перед войсками в полдень. Ненадолго прекратился мокрый снег, и проглянуло белое заспанное солнце. Но даже этого скупого старческого света оказалось достаточно, чтоб Люлька Богов заблестела ярче всех небесных светил. Казалось, солнце полыхает на земле, а не в облаках.
        Многие потом уверяли, что слышали перед боем, как громко заплакал в Колыбели невидимый ребенок. Чтобы успокоить его, нужна была женщина. Лишь ее белым усталым рукам разрешалось опускаться в глубину Солнечной Лодки. Но не было женщины среди стоявших сомкнутыми рядами воинов. И снова во многих зачерствевших сердцах шевельнулось сожаление об отвергнутом союзе с меотянками. Их царица, благодаря древности и славе своего рода, была достойна прикоснуться к Золотой Колыбели.
        Архонт взметнулся на коня и поднял руку.
        - Золотая Колыбель принесет нам победу! - крикнул он.
        Восседавший в первом ряду конников гиппарх вдруг поймал себя на мысли, что голос Делайса звучит уверенно, несмотря на боль, которую он, помимо воли, показал Левкону на берегу, возле ледяной кромки.
        - Слышите, как дрожит земля? - продолжал архонт. Его голос набрал необходимую громкость и теперь долетал до последних рядов угрюмой катафракты. - Это идут скифы. У них нет здесь ни домов, ни земли. Они пришли, чтоб забрать наши. Однажды мы уже чуть не потеряли Пантикапей. Многие из вас пришли со мной с гор, чтоб вернуть себе дом. Не отдадим же его теперь! Кто бы к нам ни стучался!
        - Пеан! - приглушенным рокотом отозвались войска. У них не было причин орать во все горло, враг шел на них и нес смерть на копытах своих коней. Но рык был грозным, дружным и предупреждающим.
        Дрожь земли становилась с каждой минутой все явственнее. И вот уже из-за гряды холмов на западе показалась темная полоса. Это были всадники. Летом они подняли бы клубы пыли. А сейчас, когда грязь с трудом отставала от лошадиных копыт, скифов видно было сразу.
        Судя по легким, кованным из золотистой бронзы шлемам на эллинский манер, в центре скакали сам Аданфарс и его охрана. Только царь мог позволить себе подобную роскошь. Остальные воины покрывали головы литыми темными шлемаками с кожаными нащечниками. Их головы издалека казались почти черными.
        Левкон сразу примерился к золотоголовым. Наиболее опытные конники, которых он собрал вокруг себя, должны были ударить именно по царскому отряду. Это было непросто. Но пока главной заботой гиппарха было не подпустить врага к катафракте на полет стрелы, потому что собственные пантикапейские лучники не шли ни в какое сравнение со скифскими. Вот если б за спиной у них стояли меотянки, они потягались бы с наступающими в меткости выстрелов.
        Тяжеловооруженными пехотинцами командовал сам архонт. Гоплиты стояли в плотном строю по восемь шеренг, большие бронзовые щиты скрывали их от шеи до колен. Со стороны фаланга казалась ощетинившимся жуком. Каждый воин загораживал выставленным вперед щитом себя и правый бок соседа. Чтоб защитить пехотинцев на правом фланге, один бок которых был подставлен под удар, Делайс приказал ополченцам-пращникам, посылавшим свои булыжники из-за плетеных ивовых щитов, встать вплотную к гоплитам. Пока фаланга не смешалась, это спасет правых, а там уже - каждый за себя.
        Скифские лучники начали стрелять прежде, чем все гоплиты опустили щиты и присели, но благодаря плотности фаланги, воины из задней шеренги одним шагом вперед заняли место упавших.
        - Стоим! - командовал архонт.
        Он и сам понимал, как трудно не побежать, когда ты пеш, а на тебя несется чудовище с седоком на спине. Но выставленные вперед длинные копья гоплитов представляли страшную угрозу для всадников. Многие молодые воины этого пока не знали, вернее, не прочувствовали еще на собственной шкуре. Делайс явственно слышал слабое побрякиванье щитов, это у его ребят непроизвольно дрожали руки, заставляя бронзу стучать борт о борт. Уперев копья под углом в землю, они выставили длинные, как у рогатины, наконечники, пробивавшие коням нагрудники, и молча ждали.
        Когда скифы были уже близко, архонт прокричал:
        - Весь вес на правую руку!
        Было слышно, как, в последний раз стукнув друг о друга, перестали дрожать щиты, с которых тяжесть тела переместилась на копья. И тут же, как по команде, затряслись от напряжения кончики копий. Казалось, они царапают небо в надежде прорвать облака.
        На всем скаку скифские лошади врезались в переднюю шеренгу. Удар был страшным. Толстые кожаные нагрудники, защищенные металлическими пластинами, не спасли животных от прямо нацеленных копей. Наконечники, скользнув по гладкой бронзе, оказались направлены вверх и воткнулись в ничем не прикрытые снизу горла коней.
        Многие щиты гоплитов не выдержали удара и раскололись прямо посередине. Оказавшимся без прикрытия пехотинцам ничего не оставалось делать, как схватиться за мечи. Некоторые из них пытались копьями, как крюками, поддеть и стащить скифских всадников с седел и тут же падали под ударами акинаков противника.
        Разбившись о твердо стоявшую фалангу гоплитов, скифская волна не отхлынула, а образовала два крыла, которые, подобно водной струе, наткнувшейся на камень, пытались обогнуть препятствие. Именно тут настало время катафракты Левкона. Она стояла за спиной пехоты и тоже была разделена на два отряда по две с половиной сотни всадников в каждом. Правым командовал сам гиппарх, левым - Главк. Из-за дальности расстояния они почти не видели друг друга, и каждый полагался только на себя.
        Отряд Левкона выскочил из-за правого бока фаланги, обогнул ополченцев-пращников, исправно зашвыривавших скифов булыжниками, и врезался во врага. Началась зверская рубка. Обе стороны пустили в ход длинные мечи для верхового боя. Удары приходились в основном на плечи и руки. Левкон подумал, что если он выживет, то прикажет своим катафрактариям надевать под панцири кожаные скифские куртки. Двойная и даже тройная защита вовсе не мешала степнякам двигаться. У самого гиппарха оба плеча уже гудели от ударов.
        Легкая конница из меотов и синдов - полсотни всадников при каждом их двух отрядов - глубоко врезалась в скифские ряды. Но без должной поддержки их атака захлебнулась. Пантикапейцы стояли твердо, однако Делайс чувствовал, что силы его войска на исходе. А скифы шли и шли, волна за волной, и архонт уже предвидел, что скоро они захлестнут его отважных гоплитов, сомнут катафракту и удавят степняков, сражающихся за Боспор. Их было слишком много.
        В голове колотилась одна мыль: «Где резерв Асанда? Почему они не бьют врагу в спину? Или их уже всех поубивали? А я ничего не знаю!»
        Страшная круговерть вращалась около Золотой Колыбели. Немногие из оставшихся в живых гоплитов во главе с архонтом заслоняли ее стеной, пытаясь не пустить врагов к сокровищу Боспора. Аданфарс, наслышанный о Люльке Богов, бросил к ней своих лучших всадников. Их было видно по роскошным, сияющим от золота доспехам. Сам царь на всем скаку налетел на пешего Делайса, но тот отбил удар акинака, а затем сумятица боя растащила их в разные стороны.
        - Что же твоя Колыбель не сотворит чуда? - орал противнику Аданфарс. - И не подарит вам победы?
        Архонт ничего не ответил, только смачно выплюнул кровь и продолжал махать мечом.
        В этот миг солнце снова разогнало тучи и засветило со стороны моря. И тут все услышали, что к ровному глухому рокоту волн примешивается еще какой-то звук. Он шел от воды и походил на фырканье сотен мокрых собак, выбиравшихся на берег.
        Непроизвольно многие воины повернули головы в ту сторону, и те, кому эти головы тут же не снесли, увидели жуткую в своей неправдоподобности картину. Из воды вместе с волной на берег выплескивались люди. Всадники. Шеренга за шеренгой. Казалось, их порождало и выплевывало на врагов само море. Их низенькие косматые лошадки, пошатываясь, вступали на сушу и встряхивались, как собаки.
        Прежде чем самые сообразительные поняли: это меотянки вплавь на своих конях переправились в самом узком месте пролива - остальных охватила паника. Мокрые кожаные куртки всадниц покрывала тонкая корочка льда, от чего они казались не людьми из плоти и крови, а каким-то чудесным воинством в сияющих ледяных доспехах. Они тут же вступали в бой, и лед мгновенно крошился, осыпаясь стеклянным дождем.
        Среди них был только один мужчина - Ярмес, глава рода Волков. Он не поверил в то, что Бреселида могла отказать царю Делайсу в помощи. Скорее охотник готов был предположить, что с гонцом случилось недоброе. Второго архонт не послал из гордости. Ярмес решил сыграть его роль на свой страх и риск. Он не умел грести и поэтому не взял лодку. Зато хорошо плавал и не боялся холодной воды. Ему даже в голову не пришло, что пересечь пролив, заполненный колотым льдом, - настоящий подвиг, достойный большой награды. Кто сейчас думал о наградах?
        Первого гонца убили на подступах к Горгипии разрозненные банды сторонниц Тиргитао, не признавших Бреселиду царицей. На обратном пути Ярмес дивился в душе: как архонт не подумал о такой возможности? Меотянки дали волку коня, но он по привычке взгромоздился с Уммой на одну лошадь. Медведица не возражала. Они давно сговорились, как только установится мир, вместе покинуть войско, забрать соплеменников Ярмеса, тоже обзаведшихся женщинами, и уйти в родные горы над Цемесской бухтой, чтоб основать свой род. Но пока… Пока пантикапейский берег приближался серой полосой, а на нем шел бой, из которого ни Ярмес, ни Умма могли не выйти живыми.
        Большой помощи «амазонки» не оказали, потому что были слишком измучены переправой. Но потрясение, вызванное у врага одним их видом, сыграло грекам на руку. В довершение ко всему далеко за спиной войска Аданфарса запели рожки, и внутри скифской кавалерии началась сумятица. Это резерв Асандра наконец прорвался через заграждение из телег, которое степняки выставили у себя в тылу, чтоб избежать удара в спину. Удар действительно оказался слабее, чем рассчитывал архонт, но сейчас и такая помощь была кстати.
        Завертелась новая страшная карусель. Все боевые порядки смешались. Ополченцы, гоплиты, тяжелые и легкие конники, меоты, скифы, греки уже нигде не составляли единой массы и дрались, как звери, не в силах остановиться, пока не прикончат своего противника.
        Издалека Левкон различал сверкающий плащ Ареты, кованный из сотен невесомых золотых колечек. Он сиял, как солнце. Гиппарх попробовал пробиться на левый фланг, где танцевал ее конь, но Колоксай оттеснило куда-то далеко вперед и с размаху швырнуло прямо в ряды прорвавшегося резерва. Здесь она на секунду нос к носу столкнулась с Асандром, но оба не узнали друг друга и были растащены сражающимися в разные стороны.
        Умма прикрывала спину Бреселиды и вертела во все стороны головой в надежде найти глазами Ярмеса. Но тот лежал на берегу, так и не вступив в бой, - он был измучен двойной переправой через пролив. «Ничего, - думала медведица, орудуя боевым топором. - Я его отогрею. Только бы все поскорее кончилось…»
        Сама царица безуспешно пыталась прорваться к Золотой Колыбели, возле которой все еще дрались немногочисленные гоплиты. Аданфарс, растерявший управление войсками и не уверенный уже в победе, со злостью бросил свою личную охрану на меотянок. Все, чего он хотел сейчас, - убить их проклятую царицу за то, что ей не сиделось на той стороне пролива.
        - Живая или мертвая, она мне нужна! - кричал он в спины своим всадникам. - Ее будут таскать за волосы по кругу! Я отдам ее рабам на потеху!
        - Успокойся, - вдруг услышал он свистящий шепот у себя за спиной и почти тут же испытал удар острой бронзы в зазор между шлемом и шеей, где задрался кожаный подшлемник.
        - Все-таки я убила скифского царя, - бесстрастно констатировала Колоксай.
        На нее налетели несколько отступающих скифов, тесня лошадь меотянки крупами своих коней. Они даже не видели, что скачут по телу собственного владыки, втаптывая его спину в грязь.
        Бреселида не смогла отмахаться от двоих сильных всадников, напавших на нее по приказу Аданфарса. Они считали, что ее надо взять живой, поэтому царица меотянок получила удары тупыми концами пик в бок, в руку и в бедро. Но не упала, один из врагов подхватил ее, чтоб перекинуть через седло.
        Увидев это, Делайс бросил Золотую Колыбель на произвол судьбы и, вскочив на первого попавшегося коня, потерявшего всадника, понесся наперерез скифам. К нему присоединилось несколько катафрактариев. Вместе они отбили Бреселиду. Архонт принял ее на вытянутые руки и положил на землю. Для него бой был закончен. Да и для многих других тоже.
        Скифы бежали.
        Несмотря на страшные потери, оставшиеся в живых пантикапейцы обнимали друг друга и гроздьями висели на удилах меотийских лошадей, словно это «амазонки» принесли с собой победу.
        - Я хочу встать. - Голос Бреселиды был достаточно твердым, хотя слова давались ей с трудом.
        Ее подняли, и, держась рукой за бок, она стояла прямо перед Делайсом, не позволяя ему поддержать себя. Вокруг стали собираться разрозненные горстки победителей. На них жалко было смотреть. Такими усталыми, окровавленными и оборванными они были.
        - Царь, - обратилась к архонту Бреселида. - Верни нам наших мужчин.
        Делайс склонил перед ней голову и ответил, как и должен был ответить:
        - Все мужчины на этом берегу - ваши.
        Именно так чувствовали в этот момент оставшиеся в живых после страшного боя люди.
        - Я хочу успокоить ребенка в Золотой Колыбели, - уже очень тихо сказала Бреселида.
        Делайс и Арета под руки отвели, почти отнесли царицу, к Люльке Богов, и она опустила в нее белые усталые руки. Многие потом говорили, что слышали, как на дне кто-то хихикнул и весело забрякал погремушкой.
        Царица Амазонок сняла свой пояс, чего всадницы не делали никогда, и, звякая золотым набором пластин, потрясла им, как гирляндой колокольчиков. Они с Делайсам стояли над Колыбелью, покачивая ее руками за края. А вслед за ними искали, находили друг друга и шли под благословение Люльки Богов другие разорванные войной пары. Никто из них не знал, что сражение, закончившееся на земле, еще продолжается на небесах.
        Эпилог
        Битвы богов совсем не то, что битвы людей. Люди умирают легко. Боги же умереть не могут. И даже когда терпят поражение, не кончают с собой от позора, а уползают за изогнутый край вселенной зализывать раны вдали от чужих глаз.
        Золотая Колыбель царя Делайса сделала пантикапейское войско непобедимым в глазах скифов. Но и для богов, незримо паривших над схваткой, она послужила сигналом о том, на чью сторону склонится победа.
        Арес, всегда покровительствовавший всадницам, сомкнул свой золотой пояс на чреслах новой царицы «амазонок», и кровожадные гарпии, носившиеся над полем в поисках добычи, побежали от нее прочь.
        Сам бог неистовой брани вепрем скакал среди меотянок, кровавыми клыками разрывая их врагов. Завидев мрачного хромца Гефеста, подававшего Зевсу из расщелины в земле все новые и новые молнии, он пустился за ним. Копейщик гонял мужа Урании с такой яростью, с какой может гонять только любовник, не раз застигнутый врасплох и наконец получивший право отыграться. Кузнецу пришел бы конец, если б сама Афродита не возникла перед гневным Аресом и, вытянув руки вперед, не закрыла бы ненавистного супруга от позорных побоев копейщика. Она обещала одному вернуться, а другому остаться, лишь бы они наконец расцепились. Оба не соглашались, и только сутолока боя, закрутив, разъединила вечных соперников.
        Артемида явилась на поле с полчищами своих медведей, псов и златорогих ланей, которые оказались охочи до крови, как сами боги. С гиканьем и свистом она носилась по берегу из края в край, осыпая врагов стрелами. Ее солнечный брат летал над полем на своем крылатом коне, одно присутствие которого дарило воинам вдохновение схватки.
        У Феба был спокойный отрешенный вид, как если бы битва уже закончилась победой. Заметив приближающихся с другой стороны пролива меотянок, он снизился и опустил в воду свою золотую стрелу. Как когда-то на совсем другом Босфоре вода начала вскипать. Нет, люди не видели ни расплавившегося льда, ни пара. Просто войско царицы Бреселиды не пошло на дно, закоченев от холода, а смогло добраться до берега и вступить в бой.
        - Пеан! Пеан! - кричали воины, и этот крик был сладостен для ушей Феба.
        Громовержец проиграл. Сам он явно был не в ударе. Конец круга несет слабость. Зевс ощутил, как его некогда могучие руки налились свинцом, а зоркие орлиные глаза слезятся от солнца. Молнии били мимо цели. Громкий бас, раскатывавшийся над полем, никого не пугал, потому что и без него грохоту было достаточно.
        Геро поняла, что все кончено, быстрее, чем ее упрямец супруг. Она оставила его колесницу и отлетела в сторону, чтобы с лысой вершины Мышиной горы увидеть дальнейшее.
        Оно было страшным.
        С перекошенным от ненависти лицом перед отцом богов появился солнечный лучник. Он сжимал в руках непривычное оружие - острый Серп, который Зевс хорошо узнал.
        - Опомнись! Что ты задумал?! - Слова не имели значения. Бежать было некуда. Молнии кончились. Орлы, перепуганные ужасным видом крылатой лошади, разлетелись. Колесница опрокинулась.
        - Ты лишил меня сына, - процедил сквозь зубы Аполлон. - Возлюбленной. Друга. Убил людей, которым я покровительствовал. И теперь просишь о пощаде? - Вид поверженного Зевса был ему отвратителен. - Я тоже лишу тебя всего, чем ты так гордишься.
        Лучник сжал в кулаке дряблую плоть «отца богов». «И этим творили мир?» - в душе расхохотался он. Серп вибрировал в занесенной руке.
        Тонкая, как молодой месяц, улыбка Великой Матери блеснула за тучами.
        - Сделай это, Загрей! - услышал Феб ее голос. - И иди ко мне. Новый круг времени будет твоим. Я жду тебя у его начала.
        - Чтобы также предать в конце? - Аполлон опустил руку. Ему разом расхотелось калечить Зевса. - Никаких кругов больше не будет, Геро, - устало сказал он. - Неужели ты не понимаешь?
        На ее лице отразилось недоумение.
        - Но если время пойдет по прямой, мир перестанет обновляться, и в один прекрасный день…
        - У всего есть свой конец. - Губы Аполлона сжались. - Так лучше, чем тысячу раз проходить через смерть и не получать избавления.
        Он смотрел на Зевса, понимая, что не сможет повторить великий подвиг с Кроносом. Его месть будет другой.
        - Я отпускаю вас, - сказал лучник, налагая стрелу на тетиву. - И даже не отниму власти.
        Крайнее удивление отразилось на лицах царственной четы.
        - Но упаси вас судьба лезть в мои дела и касаться тех, кто мне дорог. - В голосе Феба звучала угроза. Ты, Геро, будешь жить с побежденным - это твое наказание. А ты, Зевс, править без права и сознавать, что на тебя всегда найдется управа.
        Боги видели, как солнечный лучник отпустил тетиву и золотая стрела, разрезая новый поток времени, полетела вперед. «Я тот, кто убил Пифона и был проклят. Моя родина укрыта снегом. А я иду по земле, с каждым шагом согревая ее лучами солнца». - Аполлон впервые услышал, как Марсий сам поет ему гимн.
        Феб шел по киммерийским холмам к городу, где Золотая Колыбель теперь стояла в его храме. Молодой и счастливый, он не хотел задумываться о судьбе. Сила и Слава, как два крыла, плескали у него за плечами. В спину звучал пеан.
        В глубине души Аполлон-прорицатель знал, что запущенное им сегодня время когда-нибудь низвергнет и его самого. Заставит прятаться по лесам, превратит в демона, крадущего детей, как в Темпах. Пока этого не случилось, он свистел себе под нос и взбивал пыль ногами. Ему хотелось жить и согревать в ладонях весь мир.
        О, пеан! Пеан!
        notes
        Примечания
        1
        В первой книге цикла «Сокол на запястье» рассказывается, как Зевс убил сына Аполлона Асклепия за то, что тот научился оживлять мертвых.
        2
        Марсий - рапсод, выигравший у Аполлона музыкальные состязания и убитый им за это. Его душа вселилась во флейту Феба и повсюду сопровождала своего убийцу.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к