Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Еримия Сергей: " Агентство Застрахованные Мечты " - читать онлайн

Сохранить .
Агентство «Застрахованные мечты» Сергей Владимирович Еримия
        Эта история о мечтах, разных, корыстных, наивных, просто глупых. Вот у Вас есть мечта? Настоящая, заветная. Наверняка есть, а коль так, милости просим в наше страховое агентство. Небольшой денежный взнос и Ваши мечты станут нашими заботами. В сжатые сроки Вы получите то, о чем в тайне грезили всю жизнь или мы выплатим Вам немалую страховку. Спешите, агентство «Застрахованные мечты» ждет именно Вас. Качество и анонимность гарантируются и да, ответственность за возможные последствия несет сам мечтатель…
        1. Лето. Жара. Затерянный в степях городок
        Пятница, полдень. Раскаленный полдень, пик раскаленного летнего дня. Безжалостно палящее солнце повисло практически в самом центре небосвода, замерло, остановилось лишь в условном шаге от зенита. Застыло оно, не двигалось, но снизу могло показаться, будто покачивается слепящий диск, чуть заметно, почти неразличимо, то восходящие потоки, что поднимаются от разогретой земли, перемешивают воздушные массы, создавая иллюзию жизни, порождая некое подобие движения.
        Тяжелый воздух, пресыщенный запахом расплавленного асфальта с привкусом позапрошлогодней пыли, полупрозрачным облаком накрыл грязные улочки и дремлющие городские кварталы. Висел он неподвижно, жаркий как и все к чему прикасалось солнце, сушил почву на клумбах, выжигал траву и листья деревьев, прогонял и без того малочисленных любителей пеших прогулок. Огненным дыханием природа гнала людей прочь, в дома, в приятную прохладу, туда, где чувствуется уютное хоть и изрядно отдающее фальшью освежающее дыхание кондиционера.
        Удручающая атмосфера, угнетающая и даже чуточку пугающая. Не лучшим образом воздействуют на психику подобные картины, еще бы, ведь стоит лишь немного дать волю фантазии и так легко поверить в то, что вокруг не унылые виды захолустного городка, а просто-таки декорации к фильму, повествующему о жизни после глобальной катастрофы. Да, именно так и все на это намекает: безлюдные улочки и разруха, которую несложно разглядеть невооруженным глазом стоит только отойти на сотню метров от центра, и буквально витающая в воздухе ничем не прикрытая безнадега.
        Мрачные окрестности, да и сам центр немногим привлекательнее условных окраин. Нет, правда, и дело вовсе не в палящем зное и солнце что в смеси легкой дымки с пылью, и даже не в тишине, отдающей звоном в ушах. Слишком уж портят общий вид заброшенные долгострои по обеим сторонам главной улицы города, живописные руины, обнесенные хиленькими заборами, плюс к ним недавно сгоревшее кафе «Березка».
        Да, трудно поспорить, мрачно, но если вдуматься то ничего особенного, подобные пейзажи типичны для тысяч мелких городков, которые можно встретить в любой без исключения части света. Грустно, уныло, пыльно, жарко - обычное лето в провинциальном захолустье. Все как всегда, все как у всех? А вот и нет, ведь именно этот ничем непримечательный денек стал отправной точкой, началом кардинальных изменений, тех, что до неузнаваемости преобразили тихую жизнь затерянного в степи населенного пункта районного масштаба.
        Началось все именно в жаркий полдень…
        Точно в тот момент, когда стрелки часов встретились у отметки «двенадцать» в одном из двухэтажных многоквартирных домов, которыми и была застроена центральная улица, тихо скрипнув, приоткрылась дверь. Обычная дверь, ведущая в обычную квартиру, обычного дома. Все именно так, ничем не выделялось это строение на общем унылом фоне городского ансамбля. Можно отметить только то, что оно было первым условно высотным зданием на главной улице, возвышающимся над частным сектором, потому местные жители и воспринимали его как начало собственно центра города. Да, это простенькое здание действительно служило своеобразной вехой, но дело вовсе не в этом, просто на втором его этаже жил один весьма уважаемый всеми горожанами человек.
        Скрип повторился, но прозвучал он чуточку громче. Дверь открылась полностью. Передвигаясь исключительно на носках, на лестничную площадку второго этажа вышел мужчина, возраст которого колебался где-то между отметками «зрелый» и «пожилой». Мало кто давал ему больше шестидесяти, но это лишь впечатление, а оно часто обманчиво. Сам среднего роста, худощавый, подтянутый, с серьезным, скорее, сосредоточенным выражением лица. Несмотря на испепеляющую жару, безраздельно властвующую за стенами дома, одет он в светло-серый летний костюм (явно шитый на заказ), под пиджаком классического покроя виднелась идеально-белая рубашка и, что попросту немыслимо в разгар лета - серо-стальной, полосами, галстук. На ногах уважаемого горожанина блестящие лакировкой туфли, довершая общую картину, голову любителя прогулок, изрядно подрастерявшую большую часть волос, украшала белая шляпа с широкими полями.
        Несколько минут мужчина стоял в шаге от собственной квартиры и рассеянно смотрел по сторонам. Невидящим взглядом он пробуравил соседскую дверь, с грустью подумал о том, что толком не знает, кто живет у него за стеной и это притом, что соседи переехали уже больше месяца назад. «Времена такие, совсем не так как было раньше…» - пробормотал он себе под нос и медленно пожал плечами.
        Еще минута и он вздрогнул, будто опомнился. Обернулся. Некоторое время с отчетливо читающимся сомнением в глазах смотрел на слегка покачивающуюся дверь своей квартиры. Могло показаться, что он сейчас передумает, вернется, спрячется в прохладе собственного жилища, но нет. Еще раз тихо скрипнули петли, придерживаемая рукой створка почти беззвучно вошла в пазы рамы, тихо сработала тщательно смазанная защелка.
        Привычным движением мужчина извлек из кармана пиджака позвякивающую связку. Ключи. Выбрал один из них, осмотрел, будто видел впервые. Провернул механизм замка. Один оборот, еще один. Порядок. Шаг на лестницу. Мгновение и он уже на площадке между этажами. Нога занесена над верхней ступенькой следующего пролета, можно спускаться, но нет, мужчина замер и непроизвольно поднял взгляд выше, туда, где отчетливо виднелась дверь его квартиры. На сосредоточенном лице промелькнула густая тень раздражения.
        Минута прошла не больше, он сдался - сомнения победили. Вернулся. Схватил дверную ручку обеими руками, провернул, с силой потянул на себя. Дверь не шелохнулась - заперто. Послышался приглушенный смешок, мужчина еле заметно пожал плечами, мол, возраст, а вы чего хотели! Быстро спустился на площадку между этажами. Снова остановился. Засмотрелся в окно. С огромным трудом убедил себя не идти на поводу у зловредных сомнений. Справился. Чуть натянуто улыбнулся. Стремительным шагом сбежал вниз.
        Открытая дверь подъезда, двор. Быстро, будто опасаясь, что сомнения нагонят, он пошел к выходу, к калитке, ведущей на центральную улицу. На минутку остановился у входа в редакцию местной газеты, учреждения, что располагалось ниже его квартиры. С малопонятным даже самому себе вниманием всмотрелся в знакомую до последней буквы вывеску. Тут-таки нахлынули воспоминания, вспомнилась давняя статья, что была о нем самом. Как же давно это было!
        - День добрый Пал Андреевич! Утренний променад? - откуда-то сверху донесся смешливый тонкий голосок.
        Мужчина непроизвольно вздрогнул, огляделся, машинально поднял взгляд наверх и увидел огненно-рыжую шевелюру, которая на удивление органично смотрелась в обрамлении насыщенно-зеленой листвы старого каштана. Мальчуган из второго подъезда…
        - И вправду добрый, хоть и жарко. Здравствуй, Василий! Но нет, не могу с тобой согласиться, что значит утренний променад? День давно в разгаре, хотя может ты и прав, все-таки утро оно понятие очень даже растяжимое, - мужчина приподнял шляпу в знак приветствия. - У тебя-то дела как? К школе готовишься? Книжки читаешь?
        - Бывает, - голос мальчишки быстро растерял всю свою смешливость.
        - Ладно, вижу, занят ты, не буду мешать!
        Рыжая шевелюра мгновенно затерялась в листве. Павел Андреевич печально улыбнулся, кивнул своим мыслям и толкнул тяжелую металлическую калитку.
        Вышел на тротуар. Свернул направо. Подошел к перекрестку. Ступил на первую полоску недавно обновленной «зебры», но тотчас предусмотрительно убрал ногу. Сопровождаемый диким ревом из-за поворота вылетел огромный грузовик, извергающий густые и черные струи дыма из двух блестящих полировкой выхлопных труб.
        Вопреки ожиданиям машина не промчалась мимо, одарив зазевавшегося путника едким выхлопом, а противно зашипела пневматикой и грузно остановилась. В глубине кабины практически неразличимый из-за отблесков яркого солнца проявился силуэт водителя, бородача в светлой футболке, энергично машущего обеими руками.
        «Неместный, ну точно неместный! - подумал Павел Андреевич и кивнул в знак благодарности. - Наши «водилы» пролетят мимо и не заметят! Ладно, спасибо ему за вежливость, мне же надо идти, все-таки прогулка это такое дело… серьезное».
        Ровно два месяца тому назад Павел Андреевич распрощался с рабочим кабинетом и стал самым настоящим пенсионером. За четыре десятка лет безупречной службы он прошел долгий путь. Начинал простым почтальоном, после стал сортировщиком писем, руководил отделом, был заместителем, а со временем дорос и до директора почтового отделения. Может кому другому это и не карьерный рост вовсе, но он о большем и не мечтал.
        Уходить, конечно же, не хотелось. Некоторое время, прежде чем принять одно из самых тяжелых решений в своей жизни, он размышлял, раздумывал, сомневался, а не поработать ли еще немного, годик, два, но скоро пришел к выводу - хватит, надо уступить дорогу молодым и энергичным. Пусть они трудятся, а ему же пора на покой, отдыхать, бездельничать, наслаждаться жизнью.
        Так и случилось, вот только оказалось, что покой это немного не то, чего жаждала его деятельная натура. Давило вынужденное безделье, раздражало отсутствие хоть какого бы то ни было занятия. Он боролся с собой, сопротивлялся. Первые дни внезапно обретенной «свободы» чуть свет собирал удочки (память о былом увлечении), спешил на речку. Часами сидел на берегу, невидящим взором глядя на подпрыгивающие поплавки, тщетно пытался убедить себя в том, что рыбалка занятие не хуже работы. Старался изо всех сил, но все не получалось. Не могли заменить дни полные производственных проблем и всевозможных происшествий веселое пенье утренних птиц, плеск воды, бьющейся о камень да размеренные покачивания поплавка, иллюстрирующие несмелые поклевки.
        Спустя всего неделю рыбалка была заброшена. Павел Андреевич решил предаться другому любимому делу - взялся за чтение, благо развернуться было где, домашняя библиотека вполне могла соперничать с районной, пусть не по количеству литературы, так по ее качеству. Погрузился он в омут печатного слова, окунулся в мир приключений, большей частью вымышленных, отвлекли его книги, успокоили.
        Время шло. Пролетел месяц, за ним еще один, понемногу жизнь наладилась, вошла в новое русло, привык он, смирился. От былых же времен осталось одно - прогулка. Ежедневная прогулка. Еще бы, ведь целых сорок лет каждый рабочий день в любую погоду Павел Андреевич приходил домой обедать. Крепко засела в нем эта, нельзя сказать что вредная, привычка, въелась она в сознание, стала частью характера, не собиралась она отпускать.
        Вот и в тот раз без прогулки никакого обеда…
        Проследив взглядом за шумным безбожно загрязняющим и без того грязный воздух грузовиком, Павел Андреевич медленно обернулся, огляделся. Посмотрел на свой дом, взгляд поднялся выше, туда, где было окно его квартиры, то самое, из которого каждый раз махала рукой жена. В тот день ее не было видно да это и понятно, нездоровится ей.
        Оставив позади перекресток, он скользнул беглым взглядом по фасаду отделения местной службы занятости. Казалось, современное здание, совсем недавно построенное, но до чего же нелепо смотрелось оно на фоне других строений!
        Приветливо кивнул выходившей из дверей молодой женщине со знакомыми чертами лица. Прошел мимо суда, в очередной раз удивился, взглянув на сломанную каким-то вандалом елочку у входа. Вот как тут не удивляться, деревце не где-то там у кого-то там возле ворот растет, а в самом центре города, да еще и у здания, где трудятся служители Фемиды! Уму непостижимо! Хотя, о чем тут говорить, если годом ранее у районного отделения полиции все до единой (десятка два, никак не меньше) розы украли. И ладно бы просто бутоны срезали, так нет же, выкопали и вместе с корнями унесли, одни только ямы остались. Хорошо хоть дежурных не увели, те предусмотрительно изнутри закрылись…
        На противоположной стороне улицы меж густых ветвей каштанов промелькнуло здание банка, недавно выкрашенное в отвратительный светло-салатный, будто выгоревший цвет. Павел Андреевич рефлекторно пожал плечами, зачем-то пытаясь вспомнить, что за вывеска скрывается за кронами деревьев. Память не помогла, но это не склероз, нет, просто слишком уж часто в последнее время банк менял свое название.
        Универмаг. Некогда очень даже симпатичное здание, оригинальный фасад, большие наклонные витрины, сейчас же его перестраивали. Кардинально, по новой моде - никаких тебе стекол, одни глухие стены только щелевидные окна вверху. Просто-таки бойницы. Наверняка все это для того, чтобы злоумышленники ничего ценного вынести не смогли. Что сказать, какие времена, такая и архитектура…
        За универмагом еще два магазина, два брата близнеца расположились друг напротив друга. Пусть в целом они и не слишком похожи, да и владельцы разные, но товар в них один - бытовая техника. Покупай все, чего только душа желает, конечно, если кошелек твой с ней солидарен.
        Еще один перекресток. На углу «Аптека», важнейшее заведение в жизни каждого пенсионера, напротив нее - бывший «Детский мир». Павел Андреевич на мгновение задумался, попытался вспомнить, что там находится сейчас, но так и не смог, а заходить, узнавать не было желания. Все-таки шел он не туда.
        Интересовавшее его учреждение находилось по соседству с «Детским миром». Здание почты. Вот оно во всей красе, невысокое, всего лишь двухэтажное к тому же на верхнем этаже издавна располагалась другая организация, местный узел связи, но весь этот архитектурный ансамбль казался Павлу Андреевичу просто-таки родным. Тут трудно что-либо возразить, все-таки немалая часть его жизни прошла в этих самых стенах.
        Скользнув равнодушным взглядом по витрине компьютерного магазина, Павел Андреевич, точно следуя ежедневному «маршрутному листу», перешел дорогу. Остановился у массивной деревянной двери, печальным взглядом осмотрел вывеску «Почта», с огромным трудом поборол желание открыть дверь, тяжело вздохнул. Заставил себя повернуться, посмотрел в том направлении, откуда пришел, медленно пожал плечами. Все, пора возвращаться?
        Этот своеобразный ритуал повторялся изо дня в день: короткая прогулка, борьба с самим собой, возвращение. Так было вчера, так будет и завтра, но в тот момент ему страшно захотелось что-то поменять. Неважно, что именно, какую-нибудь мелочь да просто ежедневный маршрут. Это же совсем несложно, надо всего лишь не поворачивать обратно, не возвращаться домой, а пойти прямо, дальше, настолько далеко, насколько хватит сил и желания.
        Особенно способствовало стремлению к переменам настроение. Странное оно было в тот день, не такое как всегда, особенное. Не плохое, нет, скорее равнодушное, инертное, а то и вовсе отсутствующее. Не было в нем чего-то. Так сразу и не понять, чего именно, может одной только искорки оптимизма? Трудно разобраться. Да и стоит ли разбираться! Дело ведь не в этом, просто как-то раньше, проходя мимо родной почты, он чувствовал некий прилив сил, радость. Непременно поднималось настроение, пусть не до заоблачных высот, но все-таки…
        Попытка разобраться в самом себе не привела ни к чему хорошему. Стало только хуже, к тому же ощущение вернулось, то самое, порожденное рассеянностью. Зловредное, омерзительное. Зародилась мысль, появилась уверенность в том, что Павел Андреевич что-то забыл, важное что-то, потерял что-то ценное, а может и того хуже, может, не просто потерял что-то, а еще и забыл что именно. С этим мерзким чувством вернулись сомнения, а не осталась ли незапертой дверь…
        Как оказалось, он уже не стоит на месте, ноги сами понесли его вперед. Пребывая в состоянии легкой растерянности, Павел Андреевич проследовал мимо дворца культуры, даже и не взглянув на украшающие его четыре удивительно-красочные афиши. Прошел вдоль широкого крыльца здания, в котором ранее находился кинотеатр, а теперь располагалось нечто среднее между приличным баром и отвратительным рестораном. Краем глаза взглянул на безликую бетонную коробку районной администрации, на доску почета, на которой совсем даже недавно висел и его портрет. Уделил толику внимания нескольким роскошным елям, что украшали собой плоский, лишенный какой-либо индивидуальности фасад администрации. Рассеянно посмотрел на гранитный постамент, недавно лишившийся памятника. Перевел взгляд на чернеющую свежим асфальтом одну из немногих приличных улиц городка, на здание расположенное на противоположной ее стороне. Остановился, часто замигал глазами…
        Главная улица города, как и множество центральных улиц населенных пунктов на постсоветском пространстве, ранее носила имя вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина. Павел Андреевич краем уха слышал, будто бы ее недавно переименовали, как и многое другое, связанное с недавним прошлым, с которым словно с ветряными мельницами упорно боролись новые власти. Слышал он, но доподлинно не знал, ни когда ей «посчастливилось» обрести новое имя, ни как она теперь называется. Да это его по большому счету и не интересовало. Пусть как бы ее теперь не именовали, для него, как и для большей части людей старшего возраста, эта улица была и останется «Ленинской». Кстати, если бы он или кто-нибудь другой, пожелал узнать новое наименование, ничего бы у него не получилось. Вокруг, сколько ни смотри не найти ни намека на табличку с адресом, ни некоего подобия указателя. Скорее всего, денег в городском бюджете хватило лишь на то, чтобы провести сессию да принять очередное «судьбоносное» решение, а вот на доведение сего благого дела до ума средств уже не осталось…
        Строение же, которое красовалось напротив здания районной администрации, разбрасывая веселых солнечных зайчиков по окрестностям своими просторными витринами, было не просто знакомо Павлу Андреевичу, оно было ему неимоверно дорого. Как иначе ведь то было здание почты! Новое здание. Точнее, новым оно было давно, лет тридцать тому назад. Именно тогда он, получив начальственную должность, выхлопотал разрешение на постройку иного более современного строения. В те далекие времена ему удалось (не без труда!) выбить площадку для строительства в самом сердце городка, добиться скорейшего начала работ. Именно тогда он лично объездил несколько проектных институтов, перезнакомился не с одной сотней архитекторов, посетил массу тематических выставок, выбирая наиболее оригинальный, наиболее впечатляющий проект.
        Не удалось довести до ума задуманное. Успели выгнать лишь стены, соорудить остов, два этажа. Уложили плиты перекрытия, работы шли по плану, но тут все кардинально изменилось. Страна развалилась на части, а тому ее осколку, на территории которого оказалось недостроенное строение уважаемого во всем мире учреждения, оно было не нужно. Так что за недостатком финансирования стройку сначала приостановили, заморозили, а после и вовсе забросили. Так и стояло его, Павла Андреевича, детище, стояло, словно кирпичный памятник вопиющей бесхозяйственности.
        Именно в такой роли, в роли памятника, не вызывающего ни малейшего чувства гордости, представало дорогое Павлу Андреевичу здание лишь несколько месяцев тому назад. Стояла тогда недостроенная почта, огражденная расписанным местными малярами-любителями дощатым забором, открытая всем ветрам, всем дождям. Разрушались понемногу стены, осыпался кирпич, намекая на то, что в один прекрасный день превратится симпатичный долгострой в отвратительную гору строительного мусора.
        Так было раньше, но теперь все изменилось. Кардинально. Прежде всего, исчез деревянный забор, не осталось от него ни следа. Вместо дощатого частокола благоухала аккуратная клумба, на которой весело цвели яркие красные розы, совсем как те, выкопанные в прошлом году у райотдела. Скорее всего, не те хотя все может быть…
        Само здание, конечно же, никуда не делось. Просто остов перестал быть таковым. Нет, не исчез он, напротив, стоял, как и прежде, но уже не было облупившейся кирпичной кладки, не было бетона с торчащими из него прутьями арматуры. Да, перед растерянным пенсионером предстало полностью достроенное здание. Ровные стены, покрытые свежей штукатуркой светло-серого оттенка, огромные окна-витрины с яркими рекламными плакатами в них, высокое крыльцо, украшенное темно-синей с белыми буквами вывеской (наверняка ночью подсвечивается!). Красиво все, эффектно, здание выглядело примерно так, как и виделось Павлу Андреевичу в былые годы, вот только не было на его фасаде слова «Почта». Вместо этого витиеватые буквы складывались в слегка нелепое по форме и чуточку сомнительное по содержанию: «Агентство «Застрахованные мечты». Чуть ниже и несколько правее, слегка под углом, будто подпись, в две строчки шрифтом поменьше была выведена своего рода приписка: «А Вы позаботились о том, чтобы Ваши мечты стали реальностью?».
        Настроение бывшего директора почты, уровень которого и до того покачивался в положении «не определено», что располагалось между метками «плохо» и «отвратительно» резко склонилось в сторону «отвратительно» и намертво застыло у нее. Как-то раньше Павел Андреевич даже и не предполагал, что видеть здание, за постройку которого он боролся столько лет, завершенным может быть так по-настоящему горько.
        2. Страховое агентство и его владелец
        На полностью стеклянную дверь набежала тень, где-то в глубине помещения промелькнул нечеткий силуэт. Движимый секундным порывом, Павел Андреевич решительно ступил на проезжую часть, в результате чего чуть было не попал под колеса единственной проезжающей по центральной улице машины. Дождался пока продолжающий бормотать что-то невнятное себе под нос водитель и его авто скроются за ближайшим поворотом, перешел на другую сторону, миновал клумбу, не почтив ее вниманием, заспешил к двери, с твердым намерением постучать, войти, разведать…
        Вопреки опасениям, базирующимся на том очевидном факте, что полдень это самое что ни на есть обеденное время, на двери, с внутренней ее стороны, подмигивало приятным зеленым светом прямоугольное табло с надписью на нем: «Открыто». Как тут не зайти!
        Стоило Павлу Андреевичу подняться на верхнюю ступеньку, дверь сама собой отворилась. Плавно отошла внутрь. Вполне себе логично полагая, что кто-то собирается выходить, он посторонился. Подождал несколько секунд. Огляделся. Прислушался. Удивился. Никого не было, никто не вышел. Дверь же так и замерла наполовину открытая, слегка покачивалась, будто приглашала. Казалось, ничего не случилось, но на бывшего начальника почты вдруг нахлынули сомнения. Он серьезно задумался над тем, куда собирался идти и, что тоже немаловажно, зачем. Найти ответ не получалось, растерянность напирала, пауза явно затягивалась.
        В тот момент, когда он уже практически полностью растерял остатки решимости, в глубине помещения снова промелькнула тень. Блеклый намек на движение послужил стимулом. Павел Андреевич вдруг осознал, насколько нелепо выглядит. Представил себя, стоящего на крыльце перед открытой дверью, густо покраснел и буквально перепрыгнул низенький порожек. Дверь тут-таки закрылась, тихо, практически беззвучно, будто сама собой.
        Случайный же посетитель окунулся в приятную полутьму, щедро приправленную прохладой, которую дарил спрятанный где-то в глубине помещения мощный кондиционер. Просторная комната, в которой оказался Павел Андреевич, скорее всего, занимала весь первый этаж, оценить габариты мешали занавески. Множество полупрозрачных тканевых перегородок чуть заметно раскачивались, создавая удивительную имитацию жизни. «Вот именно здесь и должен был располагаться операционный зал! Все пространство для посетителей. Посредине несколько столиков для заполнения бланков, по периметру окошки. Вокруг стекло, максимум света, максимум открытости. У дальней стены прием почтовых отправлений, ближе к входу - выдача посылок. Ну а прямо - справочное бюро, любые вопросы, касаемо работы почты. Там же подписка на газеты, журналы… - не преминула напомнить о себе обида. Ей сразу же возразила рациональность: - Но вряд ли все выглядело бы именно так…».
        В помещении никого не было, как минимум, никого не было видно, но случайным посетителем тут-таки овладело отвратительное ощущение слежки. Казалось, будто наблюдает за ним кто-то, внимательно, изучающее, скорее всего, виной тому все те же кажущиеся живыми занавески…
        - Здравствуйте! Здравствуйте дражайший мой Павел Андреевич! - вкрадчиво-вежливый голос нарушил удручающую тишину. Казалось, он доносится одновременно из каждого уголка занавешенного помещения. - Как хорошо, что первым нашим клиентом станете именно вы!
        Павел Андреевич обернулся. Никого не увидел. Медленно повернулся в одну сторону, в другую, но где находится тот неизвестный, голос которого блуждает в тени покачивающейся ткани, так и не понял. На мгновение показалось, что ему удалось различить силуэт, разглядеть колышущийся профиль, но это была одна лишь видимость…
        - Что же вы стоите, проходите, будьте так любезны, всенепременно проходите! - совсем рядом на расстоянии вытянутой руки от ошарашенного странным приемом посетителя появился слегка размытый и немного нечеткий силуэт. Мужчина. Казалось, он материализовался, возник из ничего, собрался из пустоты. Наверняка это проделки все тех же колышущихся штор.
        Неизвестный полностью сформировался, обрел очертания, потерял полупрозрачность, резко кивнул посетителю, здороваясь. Улыбнулся улыбкой, искренность которой изрядно портил заискивающий взгляд и глубокая морщина, выдающая чрезмерную задумчивость, а то и вовсе сомнения, пересекающая высокий лоб. Очевидно понимая, какое впечатление он производит на посетителя, незнакомец моментально обрел серьезность, энергично мотнул головой, будто сбросил маску и резко вытянул вперед руку. Павел Андреевич растерянно сжал протянутую ладонь, непроизвольно подчиняясь жесту незнакомца, прошел несколько шагов вглубь помещения, отодвинул возникшую на пути штору и оказался в уютном меблированном уголке.
        Это был настоящий кабинет. Небольшой, но уютный. Угловой диван, журнальный столик, безусловно, с журналами, два мягких и удобных на вид кресла. В одно из них он тотчас же был усажен, в другое медленно опустился незнакомец. Сел и тут-таки вскочил на ноги.
        - Как же это я так… - он низко поклонился. - Совсем заработался, даже не удосужился представиться. Простите дражайший Павел Андреевич, простите и позвольте незамедлительно исправить эту досадную оплошность. Илларион мое имя, Илларион Карлович. Для вас же просто Илларион, будьте столь любезны! Кофе?
        - Не откажусь. Простите, а мы с вами встречались? Мы знакомы? - он внимательно, настолько это возможно в не очень-то и освещенном помещении, рассматривал собеседника.
        Смотрел и с каждой секундой убеждался - нет, они точно не пересекались. Уж слишком примечательная внешность у нового знакомого. Трудно забыть его по-настоящему хищные черты лица: орлиный нос, маленькие, также напоминающие птичьи черные глаза, уши практически не выделяющиеся на общем фоне головы, плюс острая клинообразная бородка. В общем же и целом довольно привлекательное лицо, но в те частые моменты, когда на нем играла напускная слегка виноватая улыбка, а маленькие глаза еще больше прищуривались, оно казалось лицом хитрого торговца, желающего обмануть наивного покупателя. И да, если к чертам и мимике еще могли быть претензии, то насчет одежды ничего плохого не скажешь. Элегантно, стильно, дорого. Легкий летний костюм практически такого же покроя, что и у Павла Андреевича, тонкий галстук, блестящие черные туфли…
        - Нет, увы, лично мы не знакомы, но да, я вас знаю! Можно сказать, заочно. Так уж судьба распорядилась, что я приобрел именно этот долгострой. Легко догадаться, что я не преминул поинтересоваться, выяснить, что за сооружение, когда возводилось, для чего. В результате узнал, что это, можно так сказать, ваше детище…
        - Понятно, - Павлу Андреевичу совершенно не понравилось, что кто-то собирает о нем сведения, пусть даже и не являющиеся сколько-нибудь конфиденциальными.
        Ближайшая к креслу, в котором расположился посетитель, легкая шторка покачнулась. По ткани пробежала рябь. Примерно посредине возникло темное пятно. Тень размеренно покачивалась вместе с занавеской, становилась гуще, насыщеннее. Несколько секунд и она превратилась в женский силуэт. Девушка. Скрытая полупрозрачной преградой незнакомка подняла руку, нежным движением отодвинула штору, прошла в условный кабинет, остановилась, присела в глубоком реверансе. Чуть заметно покраснела, отчего ее красивое лицо, в котором было что-то восточное и загадочное, стало еще краше. Замерла на долю секунды, позволяя мужчинам оценить восхитительную свою фигуру, выгодно дополненную сверкающим (не иначе как расшитым драгоценностями) платьем. Приглушенный свет отразился от широких браслетов, подчеркивающих женственность рук, перескочил на массивное ожерелье с крупными блестящими полировкой золотыми пластинами, поиграл отблесками на диадеме, практически незаметной в густых черных, будто смола волосах.
        То ли все произошло по-настоящему стремительно, то ли Павел Андреевич слишком увлекся, рассматривая восточную красавицу, но когда он отвел от нее взгляд, на столике уже не было ни одного журнала. Вместо них стоял серебряный поднос, на нем красовался серебряный же кофейник, рядом с ним две маленькие чашечки из тонкого, кажущегося прозрачным, фарфора.
        Одарив просто-таки лучезарной улыбкой посетителя, девушка быстро налила кофе в обе чашки и также беззвучно как появилась, растаяла в полутьме комнаты.
        - Спасибо! - крикнул вслед незнакомке Павел Андреевич, лишь теперь вспомнив о том, что забыл попросить кофе без сахара. Тем не менее, что-то менять было слишком поздно. Придется пить, что дают…
        - В этом вопросе, я с вами полностью солидарен, - Илларион Карлович утвердительно кивнул, - кофе, он должен быть именно кофе. Крепким ему полагается быть, черным и обязательно без сахара!
        - Да, иначе это и не кофе вовсе… - эхом отозвался Павел Андреевич, силясь понять, как такое случилось, что он начал думать вслух.
        Кофе действительно удался. Более того, стоило сделать первый глоток, как все вопросы и сомнения позабылись. Все естество случайного посетителя, настоящего ценителя бодрящего напитка заполонил воистину божественный вкус, его дополнил витающий в воздухе дразнящий и сводящий с ума аромат.
        - Честно скажу, никогда не пил напитка вкуснее, - искренне признался Павел Андреевич. - Вам бы кафе открыть, кофейню, отбоя бы от посетителей не было!
        - Пожалуй, вы правы. Зумруд, помощница моя, варит кофе отменно. И да, все может статься, возможно, в роли владельца кафе я также преуспел бы, но что поделать, я выбрал несколько иную стезю. Вот, как видите, решил открыть страховое агентство! - он надавил на деревянный диск, украшающий валик кресла, тот тихо щелкнул и выдвинулся, превращаясь в потайной выдвижной ящичек. Единственным его содержимым была пачка сигарет, совершенно черная с изображенным в центре золотистым головным убором франтов давно минувших лет, высоким цилиндром. - Не желаете, так сказать, под кофеек?
        - Спасибо, у меня свои, а вот зажигалкой я угощусь…
        С первыми клубами дыма, дополнившими антураж полутемной комнаты, воцарилась тишина. Она затягивалась. Гость печально смотрел перед собой. Хозяин с видимым удовольствием выпускал все новые и новые клубы дыма, с наслаждением потягивая кофе, который, как оказалось, совершенно не спешил ни охлаждаться, ни заканчиваться…
        - Скажите, а вот эта ваша контора… - нарушил безмолвную идиллию Павел Андреевич.
        - Агентство, мне больше нравится агентство!
        - Хорошо, агентство, чем оно занимается?
        - Как это чем? А чем, по-вашему, должно заниматься страховое агентство? Правильно, исключительно страхованием!
        - Логично! Я не правильно сформулировал вопрос, я хотел спросить, вот девиз ваш, тот, что ниже вывески, слоган, как сейчас говорят, вам не кажется, что он несколько странен? Да, пожалуй, для привлечения клиентов, годится, только как-то…
        - «А Вы позаботились о том, чтобы Ваши мечты стали реальностью?» вы это имеете в виду? Если да, то это не слоган и даже не лозунг, это сама суть нашей работы. Скажу вам, как есть: мы занимаемся исключительно страхованием и предмет нашей страховки - мечты!
        - Не совсем понятно. Точнее, совсем непонятно. Нет, «страхование мечты» я еще могу понять, а вот «застрахованная мечта» это слишком!
        - Ничуть. Как я уже сказал, наша деятельность - страхование. Конечно, вы, как и любой более или менее эрудированный человек знаете - существует огромнейшее количество организаций подобного толку. Разные направления их работы, застраховано может быть что угодно, начиная от собственного здоровья и до процесса погрузки и перевозки ценных грузов. Можно сказать, эта ниша занята, во всяком случае, слишком много конкурентов. Именно потому мы пошли иным путем, мы предлагаем потенциальным клиентам услуги, что куда более экзотичны, а потому, куда более эксклюзивны. Примерно так!
        - Извините, но ваше объяснение ничего не объясняет!
        - Попробую по-другому. Рассмотрим пример. У вас есть мечта?
        - Конечно, более того, далеко не одна.
        - Вот видите, все сходиться, а коль так - вы наш клиент! - Илларион Карлович довольно улыбнулся, отставил чашку и потер руки. - Продолжаем. Определившись с мечтой, вы приходите к нам. Мы оформляем страховой полис (взнос, как и выплату в случае наступления страхового случая, оговариваем отдельно). Далее все предельно просто: или ваша мечта сбывается, или вы получаете некоторую (весьма немалую!) сумму.
        Павел Андреевич покачал головой.
        - Если все так, как вы говорите, то вы прогорите, более того, прогорите гораздо быстрее, чем я полагаю!
        - Почему вы в этом так уверены?
        - Да хотя бы вот почему. Допустим, я действительно ваш клиент. Допустим, я пришел к вам с мечтой стать моложе, скажем, лет на… много! Так вот, обращаюсь я к вам и что, ваши действия? Вы подпишите со мной договор?
        - Не вижу препятствий! - Илларион Карлович пошарил рукой за спинкой своего кресла и извлек откуда-то из пустоты лист бумаги зеленоватого цвета, на котором виднелось множество напечатанных строк текста, группы слов, отделенные между собой жирными подчеркиваниями. - Ознакомьтесь, заполните, подпишите!
        Взяв в руки предложенную бумагу, Павел Андреевич растерялся окончательно. Он достал любимые очки со сломанной дужкой из внутреннего кармана пиджака, приладил их на себе нос, начал читать:
        - Договор… с одной стороны, с другой стороны. Сроком на четырнадцать дней. Клиент (лицо, оформляющее страховку) вносит на банковский счет страховщика или наличными через кассу сумму… пять процентов от страхового… в случае невыполнения… - он оторвал взгляд от листа и растерянно пожал плечами. - Ничего не понимаю! Вы планируете получить от клиента пять процентов, двадцатую часть от той суммы, которую выплатите ему же через две недели?!
        - Не совсем. Дело в том, что я… мы твердо уверены - ничего выплачивать не придется!
        - А, понимаю! Вы рассчитываете на то, что клиент (в данном конкретном случае я) не доживет до истечения срока договора? Ладно, предположим, но две недели!
        - Как вы могли такое подумать?! Нет и еще раз нет! Живите хоть еще сто лет! Кстати, вы недостаточно внимательно читали. В частности, не обратили внимания на пункт пятый настоящего договора. А в нем предельно четко указано, что если вдруг что-то случится с нашим клиентом, - Илларион Карлович изобразил скорбную мину, - нехорошее, тогда все деньги до последней копейки получат наследники.
        - Ладно, но снова ничего не понятно. В чем подвох? Вы хотите собрать деньги и скрыться? Но какие в нашем городишке могут быть деньги? Опять-таки всего за две недели…
        Илларион Карлович притворно вздохнул.
        - Да, я все понимаю, такие нынче времена. Трудно завоевать доверие. Каждый ищет подводные камни, более того, часто небезосновательно. Но вы все-таки попытайтесь поверить в то, что мы серьезная фирма и не собираемся никого обманывать, - страховщик странным взглядом посмотрел на недоверчивого клиента. Было в глубине его глаз и откровенное лукавство, и подлинный смех, и чуточку раздражения, и совсем немного чего-то, что очень походило на самую банальную усталость. - Просто мы верим в то, что мечты сбываются. Кроме того, сами делаем все, чтобы они сбылись.
        - Знаете, а мне очень хочется подписать! Нет, не для того, чтобы на вас заработать, боже упаси! Чисто из принципа. Да просто хоть на одну копейку лишь бы понять, лишь бы разобраться, в чем подвох!
        - Увы, на копейку не получится. Сами понимаете, должны быть некоторые ограничения. Их у нас целых два. Так вот, первое из них - мы работаем исключительно с местными жителями. Следовательно, я должен убедиться в том, что у клиента в паспорте на странице регистрации имеется штамп, на котором каллиграфическим почерком и без ошибок указан наш с вами городок - Староукраинск. Второе - сумма. Минимальная сумма страховки составляет двести тысяч, то есть, минимальный взнос, те самые пять процентов - десять тысяч, - Илларион Карлович откинулся на спинку кресла и задумчиво кивнул. - Сами понимаете, вынужденная мера, своего рода ограничение, иначе… да, вы правы, столько желающих набежит…
        - Нутром чую - где-то обман. Вот только не пойму где…
        - Нет его, так что и не ищите. Кстати, забыл сказать, как первому клиенту, пенсионеру и уважаемому человеку вам полагается скидка, скажем, семьдесят пять процентов на страховой взнос. То есть с вас всего две с половиной тысячи! Как вам такие условия?
        Павел Андреевич равнодушно пожал плечами.
        - Пожалуй, нет. Во всяком случае, до тех пор, пока я во всем не разберусь, - он еще раз пожал плечами и медленно покачал головой. - Простите, но мне все это в голову не укладывается, не могу понять: вы берете у меня, скажем, две с половиной тысячи, лишь для того, чтобы через четырнадцать дней их вернуть, да еще и с колоссальными процентами! Какой-то странный способ кредитования. Нет, не понимаю…
        - Думаю, все объясняется просто - вы не можете поверить в то, что мечты сбываются, в то, что желания воплощаются в жизнь. Я прав? Тогда вы неисправимый пессимист, - страховщик печально улыбнулся.
        - Я верю в то, что могу придумать не один десяток желаний, которые никогда не сбудутся.
        - Ладно, - хозяин агентства демонстративно влил в себя остатки кофе и поднял вверх обе руки. - Сдаюсь! Но только пока сдаюсь. Давайте поступим правильно - возьмите бланк договора, пообщайтесь с юристами. Просто подумайте, с женой посоветуйтесь, а когда надумаете, приходите. Касаемо скидки, я от слов своих не отказываюсь. Только для вас, как я уже и сказал, взнос составляет всего лишь две с половиной тысячи!
        Понимая, что разговор окончен, Павел Андреевич поднялся, педантично сложил бумагу, спрятал ее во внутренний карман пиджака, туда же положил очки. Следуя за хозяином агентства, вышел на крыльцо, остановился.
        - Как бы там ни было, спасибо вам! За кофе, за экскурсию, да и просто за то, что не позволили моему детищу развалиться от времени. Почтовой службе, увы, оно сейчас без надобности, а вам, надеюсь, сослужит добрую службу.
        - Спасибо за теплые слова, - Илларион Карлович щурился от яркого солнца, похоже, внутри, в помещении со светом приглушенным темными стеклами, ему было гораздо комфортнее. - До свиданья и не забудьте, я все еще мечтаю увидеть вас в числе своих клиентов!
        - Посмотрим, - дипломатично ответил гость. - Пока же желаю вам удачи и процветания. До встречи…
        - До встречи, - гость и хозяин чуточку натянуто улыбнулись друг другу и распрощались.
        Павел Андреевич спустился со ступеней и, не оборачиваясь, поспешил в направлении своего дома. Илларион Карлович минуту последил за ним, дождался момента, когда тот скроется средь густой листвы. Обернулся, поднял глаза на вывеску своего агентства, медленно пожал плечами и шагнул внутрь, в полумрак и прохладу.
        Как только закрылась дверь, покачнулась ближайшая занавеска. На ее подвижном фоне промелькнула тень. Сформировался силуэт. Растаял. Снова появился. Замер, плавно покачиваясь.
        Илларион Карлович резко одернул переменчивую штору. За ней стояла девушка и слегка смущенно улыбалась.
        - Да, изумрудная ты моя, и такое тоже бывает. Можно сказать, неудачное начало. Первый клиент, а такой… - он замолчал и слегка развел руками, - ни себе, ни людям. Но ничего, как говорится, еще не вечер, причем во всех возможных смыслах этого изрядно избитого выражения одновременно.
        3. Первый клиент фирмы
        Вечер неспешно спустился на городок. Плавно расползся он по лабиринту центральных улиц, отзываясь энергичным бурлением у входов в злачные заведения, владельцы которых в ожидании резкого роста выручки распорядились вынести столики на широкий, но не отличающийся качеством покрытия тротуар. Воздух, пыльный и жаркий в разгар дня, ближе к вечеру слегка остыл. В нем, теперь уже ощутимый буквально на физическом уровне витал специфический аромат конца рабочей недели. Насыщенный он густой, выгодно подчеркнутый дымком мангалов, приправленный одурманивающими парами льющегося рекой алкоголя. Приближался праздник, настоящий, народный, праздник имя которому пятница…
        На ступенях здания долгое время служившего кинотеатром, а позже стараниями новых владельцев превращенного в популярное среди молодежи питейное заведение, стояли двое парней. Смотрели они вдаль, в густеющую темноту, глубоко вдыхали пьянящий воздух приближающихся выходных, в их глазах отчетливая читалась обида.
        Один, темноволосый, коротко стриженный, невысокого роста, несколько полноватый паренек лет двадцати пяти, медленно, покачиваясь, переваливаясь с ноги на ногу, повернулся к своему товарищу. Он, так же тяжело, как и фальшиво, вздохнул, не менее ненатурально прокашлялся, глубоко вдохнул, медленно выдохнул, укоризненно покачал головой.
        - Вот попомни мое слово дружище, сколько жить буду, в это мерзкое заведение ни ногой! Это же надо такое придумать, мол, выметайтесь вы двое, к нам новые посетители зашли! - он широко расставил руки, будто пытался обнять весь мир и энергично мотнул головой, демонстрирую всю глубину своего негодования. - И что из того, что мы уже слегка «отдохнувшие»? Да, не спорю, еще в офисе праздновать начали, но это ничего не значит! Впервые меня так бесцеремонно выставляют за дверь…
        - Поддерживаю! Вадим ты прав, целиком, так сказать, и полностью, - искренне согласился его товарищ. Высокий, худощавый, светловолосый парень на вид ровесник первого, кивком склонил голову в знак солидарности. - Подобное безобразие у меня также впервые. Предлагаю сделать так - давай поклянемся самой страшной клятвой, какая только имеется, что никогда впредь не ступим на порог этого отвратительного заведения! Как минимум, до следующей зарплаты…
        Друзья переглянулись, синхронно приложили руки к груди, склонили головы, зашевелили губами, будто и вправду произносили клятву, также синхронно рассмеялись.
        - Это все хорошо, - снова заговорил Вадим, тот, который полноватый. Он внимательно осмотрел столики у входа, убедился в том, что все они заняты. - Слушай Денис, но ведь что-то делать все равно надо! Менять что-то. К примеру, в летник, в палатку за ресторан сходить можно, там пиво!
        - Ничего не могу возразить коллега! На редкость правильное и разумное предложение. Вперед мой друг, за ресторан, в палатку!
        Бар и десяток столиков, стоявших просто на тротуаре, остались позади. Друзья же побрели к своей цели. Шли медленно, с трудом передвигали заплетающиеся ноги. Часто спотыкались о выступающие то тут, то там острые углы совсем недавно уложенной плитки. В такие моменты, не сдерживая себя, высказывали вслух все, что думают о тех «специалистах», которые не придумали ничего лучше кроме как положить плитку просто поверх кривого, волнами, старого асфальта.
        Впереди брел Денис, за ним, будто пытаясь идти «след в след», вышагивал Вадим. Так прошли пару сотен метров. Миновали украшавшую здание районной администрации доску почета, поравнялись с парадным входом в саму администрацию и тут Денис резко остановился. Смотревший исключительно себе под ноги Вадим не успел сориентироваться, наткнулся на товарища, с трудом устоял на ногах и тут-таки громко выразил свое недовольство:
        - Ты бы это, стоп-сигналы хоть включал!
        - Вадим, ты туда посмотри, там что-то все-таки открылось, - пробормотал Денис, глядя на эффектно подсвеченную в вечерних сумерках серую стену и яркую вывеску над окнами-витринами.
        - Вижу, агентство какое-то страховое. А помнишь, сколько мы гадали, что там будет? Даже пари думали заключить, но если бы и заключили, ничего бы из этого не вышло - проиграли бы оба. Лично мне такой вариант даже и в голову не приходил, - покачивающийся Вадим остановился рядом с другом, широко расставил ноги для устойчивости. - Плохо все-таки, что мы работаем на отшибе, ничего не видим и не слышим, не знаем чем город живет!
        - Сейчас все увидим и услышим. Пошли, разберемся, что там за агенты такие обитают, - Денис кивнул на дверь, сквозь стекло которой пробивался яркий зеленый свет, множество точек, которые складывались в приветливую надпись «Открыто». - Видишь, работают люди, не иначе как нас ждут!
        - А может ну его, а? Выпьем лучше пивка холодненького. Знаю я всех этих страховщиков, они хуже гадалок на вокзале. Мозги запудрят, разведут на деньги в два счета…
        - Пошли, пиво подождет!
        Не обращая внимания на вялое сопротивление друга, Денис повернулся и направился к манящему вывеской зданию. Вадим потоптался на месте, несколько раз пожал плечами, рассеянно огляделся, понимая, что ему ничего не остается, кроме как следовать за другом. Сдался, побрел, правда, в отличие от товарища, двигался он очень медленно, со стороны казалось, будто каждый следующий шаг дается ему труднее предыдущего. Можно было подумать, что такими темпами он никогда не сможет пройти те несколько метров, которые отделяли его от здания с яркой вывеской…
        Пока Вадим пересиливал себя, Денис быстро взбежал на порог, схватился за ручку двери. Терпеливо дождался товарища. Потянул дверь на себя. Не угадал. Тихо хихикнул, толкнул от себя. Дверь открылась. Из глубины освещенного приглушенным светом помещения донесся тихий и удивительно-приятный перезвон колокольчиков.
        - Вот видишь, нас колоколами встречают! - Денис внимательно всмотрелся в полумрак темного помещения, но ничего кроме колышущейся ткани занавесок не увидел. - Интересно, а здесь кто-нибудь есть?
        Тут же качнулась ближайшая штора. На ней мелькнула тень, она трансформировалась в женскую фигуру, та просуществовала лишь миг и сразу потерялась в складках ткани. Еще доля мгновения и занавеска сдвинулась. Освещенный призрачно-синеватым светом перед товарищами возник владелец агентства. Резким кивком он поклонился, приветствуя посетителей, внимательно посмотрел в лицо Денису, еще более внимательно Вадиму, снова кивнул и буквально расплылся в радушной улыбке.
        - Денис Евгеньевич друг мой! Как я рад видеть вас в своем скромном заведении! Очень рад, да что там очень, просто-таки безмерно рад! - на мгновение он умолк, опять кивнул, кланяясь, и уже тише и безо всякого пафоса добавил: - Да, и вас рад видеть, Вадим… простите… отчество…
        - Иванович, - машинально ответил тот, растерянно мигая глазами.
        - Мы с вами знакомы? - Денис взглянул на владельца агентства, повернулся к своему товарищу.
        - Нет, скорее всего, нет. Но ведь вы работаете в местном филиале компании «Авто-Мир», или я что-то путаю? Нет, не путаю! Ведущие, можно сказать, специалисты, да вас каждый уважающий себя житель городка знает, как минимум, в лицо!
        Польщенный несколько угловатым комплиментом, Денис скромно пожал плечами.
        - Это, конечно же, да! Каждый, у кого имеется транспорт серьезнее велосипеда, хоть единожды у нас бывал…
        - Вот и я о том же! - еще искреннее улыбнулся хозяин. - Я тоже у вас… бывал, когда-то, давно. Теперь же увидел, обрадовался.
        - А что это за организация? - выдавил из себя Вадим. Тут-таки его пронзил ледяной взгляд страховщика. Ощущение мертвенного холода моментально отбило всяческое желание что-либо говорить…
        - Я ведь не представился! Что же это! Совсем некрасиво получается, секундочку, - радушный страховщик шагнул в сторону и низко поклонился. Махнул головой, будто поправлял волосы. Отступил на шаг назад. - Меня зовут Илларион Карлович, к вашим услугам.
        От всех его действий веяло любительским театром, но это вряд ли его беспокоило.
        - Интересно, а какие именно услуги вы можете нам предложить? - Денис слегка поклонился в ответ, не так низко, но не менее театрально.
        - Исключительно страхового толка. Идемте за мной!
        Повинуясь жесту владельца агентства, свет разгорелся ярче. Он осветил уютный уголок с диваном, креслами и столиком - воздушный кабинет среди покачивающихся штор. С момента ухода Павла Андреевича там ничего не поменялось за одним только исключением - сервировка стола. Не было блестящего кофейника, его место на подносе занял графинчик с прозрачной жидкостью, стенки которого покрывал густой туман с капельками росы. Там же блестели чистотой три рюмки, а довершала натюрморт овальная тарелка со сложенными на ней горкой закусками.
        Ждать повторного приглашения было бы глупо. Денис, потирая руки, а Вадим, искренне удивляясь тому, что ноги передвигаются сами, даже не интересуясь его на то мнением, направились к столу.
        - Как говорится, за знакомство! - Илларион Карлович по-молодецки влил в себя содержимое своей стопки и довольно выдохнул. - Не стесняйтесь, так сказать, чем богаты…
        - Значит, это у вас страховое агентство, - хрустя огурчиком, пробормотал Денис. - Сколько живу на свете, никогда не был застрахован. Даже и не представляю, зачем это вообще нужно! Но раз уж мы зашли, просветите нас. Расскажите, в чем польза этого… мероприятия, агитируйте, словом!
        - Это, с нашим, так сказать, удовольствием, - хозяин снова наполнил рюмки. - Не стану распространяться о том, что и без меня всем известно, я расскажу только о нашей конкретной фирме и услугах, которые мы предоставляем. Давайте выпьем…
        Под звон хрусталя он продолжил:
        - Мы, я бы так выразился, непростое агентство, а потому предлагаем не очень простые услуги. Основной наш продукт - страховка мечты!
        - Звучит заманчиво, но что это?
        - Именно то, чем кажется на первый взгляд. Суть предельно проста: существует страхование от несчастного случая, от кражи личного имущества, от его порчи, не знаю даже, от извержения вулкана, а вот мы же предлагаем страхование от несбывшейся мечты, - Илларион Карлович задорно подмигнул. - Вот у вас уважаемый Денис Евгеньевич у вас есть мечта?
        - Конечно, как и у любого живого человека!
        - И мечта ваша настоящая, вы искренне желаете, чтобы она сбылась?
        - Как минимум, хотелось бы…
        - Вот! Тогда вы наш клиент. Все предельно просто: вы формулируете свою мечту (это, пожалуй, самое сложное дело, к нему надо отнестись со всей ответственностью, дабы не допустить двусмысленности!), вносите сумму, равную пяти процентам от суммы страховки и все, дело сделано!
        - Так просто! - Денис чуть натянуто улыбнулся. - И моя мечта сбудется?
        - Вообще-то в теории существует два варианта развития событий. Первый - мечта сбывается, второй - вы получаете страховку. Согласитесь, в любом случае вы в выигрыше!
        - А это очень даже интересно… - пробормотал Денис, поднимая очередную рюмку, с удивлением осознавая, что она стала заметно больше и уж точно тяжелей. Он посмотрел на товарища - тот откинулся на спинку кресла и спал, тихо посапывая. - Надо же, сколько с Вадимом знаком, никогда его перепить не удавалось, а тут такое…
        - Ничего, пусть отдохнет. Мы же пока побеседуем. Держите бутерброд с колбаской, очень, скажу вам, отличная закуска!
        - Спасибо. И на какой срок мы…
        - Вы хотели спросить о сроке действия страховки? Две недели. Всего две недели - четырнадцать дней. Но, поверьте мне на слово, даже и столько ждать не придется.
        - Вы выплатите деньги раньше?
        - Нет, ваше желание сбудется до истечения срока. Вы только вдумайтесь…
        От всего, что было выпито на протяжении длинного до бесконечности пятничного вечера, у Дениса закружилась голова. Точно как и его друг, он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, но не уснул, а лишь расслабился, физически ощущая медленный ток времени, что словно воды реки огибало его. Он не шевелился, изредка открывал глаза, рассеянно мигал ними, слушая уверения чуточку туманного и несколько размытого Иллариона Карловича. Тот же не умолкал, пространно рассказывал о каких-то, то ли реальных, то ли вымышленных страховых случаях, которые происходили в какой-то другой стране. Убеждал в неизбежности исполнения желаний, в надежности своего агентства и особенно акцентировал внимание на очевидной выгоде от столь доходной сделки. Правда, алкогольные пары, витающие в голове Дениса, не давали тому уяснить, кому эта выгода очевидна…
        В комнате запахло свежим кофе. Сквозь туман в глазах Денису привиделась девушка с сияющими глазами. Хотя вполне вероятно, что это был лишь начищенный до блеска серебряный кофейник.
        - Вижу, Денис Евгеньевич, вижу, вы приняли решение! - сквозь туман в глазах, разгоняемый крепким кофе, все четче виднелось лицо Иллариона Карловича. - Тогда озвучьте его будьте столь любезны!
        - Предположим, я мечтаю о машине…
        - Достойная мечта, очень даже достойная! Вещь в хозяйстве полезная, да и статус подчеркивает…
        - Давайте уточним. Если я заключаю с вами договор, оплачиваю и все такое, то получаю заверение в том, что не позднее чем через четырнадцать дней у меня будет или машина или деньги?
        - На какие, я бы хотел добавить, вы сможете купить машину…
        - Аргумент! - искренне удивился Денис. - Как-то я об этом даже и не подумал. Пожалуй, не такую, о какой мечтаю, но это уже кое-что! Да! Согласен! Что и где подписывать… кстати, а платить сколько надо?
        - Минимальная страховая выплата - двести тысяч. Так что с вас пять процентов, следовательно, всего десять. Устраивает?
        Денис пожал плечами.
        - Не могу сказать, что совсем устраивает, но зарплату я сегодня получил, примерно столько и должно быть в карманах.
        - Вот и чудненько! - Илларион Карлович передал Денису бланк. - Заполняйте, если какие-нибудь трудности возникнут, спрашивайте, не стесняйтесь. Да, марку машины указать не забудьте. Без ошибок, пожалуйста, чтобы после у нас с вами разногласий не возникло. Еще по одной?
        Денис машинально протянул руку…
        - Думаю, готово! - он пробежал глазами заполненную бумагу. - Все как надо написал, посмотрите.
        - Да, никаких претензий. Ваши данные указаны, мечта описана детально, не придерешься: марка, цвет, даже год выпуска! Люблю людей обстоятельных. Осталась только ваша подпись. Вот здесь будьте так добры.
        - Подписывать кровью? - неуклюже пошутил Денис.
        - Как вам будет угодно, - никак не отреагировал Илларион Карлович. - Как пожелаете. Клиент, сами понимаете - он всегда прав. Лично для меня же вполне достаточно и чернил обычных, тех, что вытекают из шариковой ручки. Подписали? Вот и превосходно.
        - Кому платить?
        - Мне, да больше и некому. Может после, когда оборот пойдет, когда расширимся… да вы и сами все понимаете…
        Денис сунул руку в карман брюк, выгреб измятые купюры, разложил их на столике рядом с собой, расправил каждую, принялся считать. Сложил деньги стопкой, заметно помрачнел. Еще раз пересчитал. Помрачнел сильнее. Пробормотал:
        - Считай, не считай, а двух сотен не хватает…
        Он взглянул на Иллариона Карловича, тот лукаво подмигнул и демонстративно отвел глаза. Перевел взгляд на мирно посапывающего Вадима. В голове возникла и крепла мысль. Простая, понятная…
        - Я вынужден вас покинуть на минуточку, - владелец агентства еще раз лукаво подмигнул гостю и скрылся за ближайшей занавеской.
        - Вадим! - Денис похлопал друга по плечу. Тот пробормотал что-то невразумительное. - Да проснись ты, дело есть!
        Ответа не последовало. Он только повернулся на бок. В глубине оттопырившегося кармана рубашки показались аккуратно сложенные банкноты.
        Денис воровато огляделся, раз-другой, осторожно запустил пальцы в карман товарища, выудил сотенную купюру, за ней еще одну. Вернулся в свое кресло, сел, отчетливо ощущая, как пламенем полыхают его щеки.
        - Да, так на чем мы с вами остановились? - улыбающееся лицо Иллариона Карловича выглянуло из-за занавески.
        - На том, что я плачу вам десять тысяч, а после этого мы обмениваемся бумагами.
        - Да, именно так, именно так. Вы позволите? - страховщик собрал деньги со стола, пересчитал и широко улыбнулся. - Все точно, все абсолютно точно. Держите, это экземпляр клиента, а именно ваш, теперь будьте добры мой с вашим автографом. Вот и все. Дело сделано. Осталось только выпить за успех, так сказать, нашего мероприятия. Вадим вы с нами?
        Услышав свое имя, дремлющий в кресле Вадим открыл глаза и часто ними замигал. До него еще не дошел смысл вопроса, но рука уже непроизвольно потянулась к стакану.
        4. Далеко не лучший день для мэра
        - Танечка сделайте мне кофе, а после полчаса ни с кем не соединяйте. У меня очень важный телефонный разговор.
        - Хорошо Виталий Петрович, кофе будет через минуту.
        От кабинета мэра городка веяло просто-таки домашним уютом. Трудно сказать, что было тому причиной. То ли обилие комнатных растений, разбавляющих казенную обстановку, то ли новенький кожаный диван у дальней стены. А может, уют исходил от огромного телевизора, вмонтированного в мебельный гарнитур, а то и просто от самого гарнитура? Нет, вряд ли, скорее всего, гарнитур не причина уюта. Ведь как на него ни смотри, а место ему не в кабинете главы маленького неухоженного городка, а где-нибудь в обставленной со вкусом квартире. Здесь же в кабинете градоначальника он навевал вовсе не уютные мысли, напротив, задуматься заставлял, любопытство пробуждал. Появлялись вполне себе резонные вопросы. К примеру, а не лучше ли мэру городом заняться, а не благоустройством своего «второго дома», но это так, мысли вслух, не более…
        - Ваш кофе Виталий Петрович! - секретарша, еще довольно-таки привлекательная женщина, возраст которой стремительно приближался к «бальзаковскому», низко наклонилась, оголяя округлости груди, эффектно подчеркнутые черным кружевом полупрозрачной блузки, поставила на стол поднос с одиноко стоявшей на нем чашкой.
        - Спасибо Танечка! Меня ни для кого нет.
        Мэр, подтянутый мужчина средних лет с хитрыми бегающими глазками проследил за удаляющейся секретаршей. Дождался, пока за ней закроется массивная дверь, выдвинул верхний ящик стола. Достал простенький кнопочный телефон. Повертел его в руках, странно поморщился. Встал, отодвинул мягкое кресло на колесиках, подошел к окну, закрыл его, включил кондиционер, уменьшил температуру на три градуса. Вернулся, сел в кресло, набрал номер…
        - Что там Игорек? Как согласование? Рассказывай!
        - Виталий Петрович, похоже, у нас небольшие проблемы намечаются. Голосовать «пакетом» за переименование улиц не хотят. Требуют отдельно по каждому названию, да еще и с обсуждением…
        - Какое к черту обсуждение?! Ты вообще для чего там? Проведи среди депутатов разъяснительную работу. Выступи, ты же умеешь! Объясни, что голосование «скопом» экономит время, как следствие, деньги. И не просто деньги, а деньги налогоплательщиков! Мне ли тебя учить! Сам все понимаешь, - мэр медленно повернулся вместе с креслом на сто восемьдесят градусов, лениво поднял голову, засмотрелся на висевший на стене портрет президента. - Так в чем ты говоришь корень зла?
        - Понимаете, Виталий Петрович, дело в том, что один из депутатов слишком грамотным оказался. Дочитался, что улицу Карла Маркса мы планируем назвать Павловской…
        - И что из этого, я же лично предложил?! Моя идея. Раньше наш городок Павловское или Павловским назывался, вот тебе и возврат к истокам, и память, эта как ее… историческая…
        - Оно-то так, но вот он утверждает, что название Павлово, а позже Павловск, было дано нашему городку не просто так, а в честь императора всероссийского Павла. Говорит, будто бы город основан в год его рождения. Еще у него всяких там разных аргументов целый вагон был я, честно говоря, все не запомнил. Общий же смысл заключается в том, что (это он говорит) некрасиво получается, мол, улицу, носившую гордое имя известного европейского ученого, философа, экономиста, историка и так далее, мы назовем в честь императора ненавистной…
        - Слушай Игорь. Да мне плевать в честь кого и как она назовется! Да хоть черта лысого! Кстати, это вариант, можно будет какой-нибудь переулочек так назвать - Чертолысенский тупик, звучит? Звучит! Ты пойми, меня не интересует название, меня интересует, сколько на этой улице расположено государственных учреждений, которым придется поменять адреса, со всеми вытекающими… и по-настоящему сильно беспокоит, сколько на этой улице людей проживает, которые будут вынуждены сменить регистрацию в паспорте и таблички на домах. Кстати о табличках, хоть с этим вопросом ты разобрался?
        - Да, тут все решено, единогласно и без возражений. Утвердили единый стандарт, выбрали единственную фирму, которая их изготовит, правильную фирму выбрали, так что с этим проблем нет…
        - Хорошо, но с переименованием улиц делай что хочешь, но чтоб все было сделано и как можно быстрее!
        - Понимаю. Значит так, я перенесу голосование на завтра. Утро, оно всегда вечера мудренее. Авось к завтрашнему дню умник наш понятливее станет. Натравлю я на него пару-тройку «активистов» есть у меня прикормленные…
        - Согласен, только гляди мне, не переусердствуй, - Виталий Петрович помрачнел, поглядывая на яростно мигающий индикатор селектора. - Давай, трудись, после созвонимся, - он вдавил кнопку переговорного устройства и, с трудом скрывая раздражение, спросил: - Танечка, вы часами пользоваться не умеете? Я же просил тридцать минут…
        - Простите, пожалуйста, Виталий Петрович, только к вам из прокуратуры пришли. Не из нашей, из областной, - секретарша понизила голос до шепота, - ордер у них…
        - Пришли, так пропустите…
        В проеме двери показалось испуганное лицо секретарши, она слегка посторонилась, пропуская двоих в штатском. Виноватым взглядом посмотрела на шефа и низко склонила голову.
        Дверь захлопнулась, посетители прошли несколько шагов вглубь кабинета. Одинаково загорелые, одетые в одинаково темные брюки с одинаково белыми рубашками, одинакового покроя, они выглядели родственниками, а то и вовсе братьями. Незваные гости внимательно до дотошности осмотрели обстановку кабинета. Переглянулись. Синхронно кивнули.
        - Может кофе? - испуганно прошептала секретарша, заглянув в щелку неплотно прикрытых дверей. Посетители дружно покачали головами, мэр взмахнул рукой секретарше, та скрылась.
        - Здравствуйте! - Виталий Петрович поднялся с кресла и, широко, правда, ничуть не радушно улыбаясь, вытянув вперед руку, поспешил к двери. Его улыбка совершенно не удалась… - Чем могу быть полезен?
        - У нас ордер на обыск, - игнорируя протянутую руку, один из посетителей показал хозяину кабинета какую-то сложенную пополам бумагу с размытой печатью внизу, взглянул на того, как на пустое место, прошел мимо, подошел к столу.
        - Нас интересуют документы, касающиеся одной недавней вашей аферы, - второй посетитель не стал игнорировать приветственный жест, напротив, он схватил предложенную руку и с силой ее сжал. Мэр покраснел, чувствуя, что еще немного и послышится громкий треск ломающихся пальцев. - А именно, все, что касается недавнего ремонта улицы Кирова…
        - Так это… переименовали ее уже… - скрипя зубами, выговорил Виталий Петрович, - переименовали ее. Сейчас она по-другому называется… не помню имени кого… лошадиная такая фамилия…
        - Овсова? - испуганно прошептал селектор голосом секретарши.
        - Уж не думаете ли вы, что переименование улицы, на ремонте которой вы сэкономили в кавычках по самым скромным подсчетам более миллиона, избавит вас от уголовной ответственности? Виталлий Петрович, Виталий Петрович, вы меня расстраиваете! - первый, тот, который отказался пожимать руку мэру, попытался выключить чрезмерно любопытный селектор, но не нашел нужной кнопки, потому просто выдернул идущий к нему провод. - С виду умный человек, а мыслите, ну ей богу, как дитя!
        - Простите, но какая может быть ответственность! За что? У меня все в рамках закона, да в бухгалтерии документация, там все в полном порядке, идемте, я покажу… - он попытался высвободить руку, но безрезультатно.
        - Это хорошо, когда все в рамках закона! - первый лениво порылся в практически пустых ящиках стола, равнодушно пожал плечами, небрежно бросил свою папку на стол. Сам устроился в мягком кресле мэра, с видимым удовольствием дважды обернулся вокруг своей с креслом оси, извлек из папки какой-то листок, расправил его и мрачно с видом судьи готового зачитать обвинительный приговор, взглянул на хозяина кабинета. - Более того, это просто прекрасно. Но скажите, уважаемый вы наш, что нам делать вот с этой бумагой?
        - Откуда я знаю, что это такое! - взвизгнул мэр, понимая, что его пальцы вот-вот сплющатся. - И отпустите меня, это уже не обыск и даже не допрос, это самые настоящие пытки. За такое…
        - А вот и не надейтесь, мы с вами просто поздоровались, - сжимавший его руку улыбнулся глуповатой улыбкой, нехотя выпуская пальцы Виталия Петровича. Тот тут-таки спрятал обе руки в карманы.
        Первый, который расположился за столом, тем временем продолжал:
        - Конечно, вы не знаете что это за бумага! Вас это расстраивает? Что вы, не надо слез, я все сейчас расскажу. Это, дорогой вы мой, акт экспертизы. Так вот, если верить этому акту, а сомневаться в людях, подписавших его, нет ни малейшего повода, то вы, уважаемый Виталий Петрович, здорово обокрали наше и без того небогатое государство. К примеру, возьмем пункт один дробь два - толщина подушки под дорожным полотном, в среднем, на пять с половиной сантиметров меньше нормы. Где песок, Виталий Петрович, где щебень? Молчите? Ладно. Толщина асфальта, опять-таки в среднем, не дотягивает трех сантиметров до требуемых показателей. Где асфальт, Виталий Петрович?
        - Так, а я здесь причем? Не я асфальт укладываю. Это все дорожники…
        - Согласен, в логике вам не откажешь. Но на этот случай еще два документа имеются. На этот раз протоколы. Протокол допроса главы местного «Автодора», как вам известно, уже бывшего, директора и главного бухгалтера (пока действующих) «Щебзавода». Думаю, вы догадываетесь, что эти уважаемые граждане нам сообщили.
        - Они меня оговаривают. И вообще, похоже, мне пора звонить адвокату…
        - Ваше право, вот только в таком случае мне придется воспользоваться еще одним документом. Это тоже ордер, только уже на ваш арест, - сидящий за столом широко улыбнулся. - Что будет дальше, вы уже догадались? Точно! Очная ставка, всплывут договора с вашими автографами. А еще, скажу вам по секрету, имеется у нас видеозапись, весьма занимательного содержания! Представляете, владельцы завода несколько камер установили, удаленно наблюдали за своим ставленником. Подозревали, что наживается он на недрах нашей с вами родины. Не поверите, такого наснимали…
        - Пожалуй, на сегодня достаточно, - второй, тот, который чуть не сломал Виталию Петровичу руку, повернулся к своему напарнику. - Доложите о результатах обыска коллега?
        - Увы, ничего не обнаружено, - тот подмигнул хозяину кабинета, - пока, во всяком случае.
        - Хорошо. Не будем разводить бюрократию, обойдемся без лишних формальностей, протоколов, подписей, вы Виталий Петрович уже и так достаточно всего подписали, - любитель рукопожатий извлек из кармана рубашки две визитки. - Здесь наши координаты, ах да, мы ведь не представились! Я старший следователь Хорунжий, мой коллега - следователь Воропаев. До конца текущей недели ждем ваших действий. Решительных действий! Так что думайте, решайте, предлагайте, а пока… до скорой встречи!
        Обойдя с двух сторон обескураженного Виталия Петровича, оба посетителя вышли, громко хлопнув дверью. Секундой позже из «предбанника» послышался нервный смешок секретарши, ей громогласным басом вторили посетители. Скоро все смолкло. Особенно громко в наступившей тишине прозвучал телефонный звонок…
        - Виталий Петрович! - секретарша испуганно заглянула в кабинет, мэр все так же стоял у двери, растерянно мигая глазами. - Виталий Петрович, вам звонят из администрации. Глава района требует к себе. Говорит, срочно…
        - Ну что ж, раз требует, значит надо идти, - мэр мрачно улыбнулся. - Знаете, Танечка, пожалуй, меня сегодня уже не будет. Думаю, для одного дня событий предостаточно. Даже для понедельника. Будут спрашивать - я на совещании в администрации, а там…
        5. Понедельник - он для всех понедельник
        Медленно, будто подкрадываясь, огромная фура ползла по одной из центральных улиц городка. Одно за другим громадные колеса проваливались в глубокие выбоины, просторную кабину высоко подбрасывало, раскачивало из стороны в сторону. Вполне вероятно водитель, тот, который вцепился руками в «баранку» и растерянно поглядывал по сторонам, чувствовал себя капитаном небольшого корабля, бороздящего штормовое море, как минимум, матросом. Возможно, но даже если и так, то подобное сравнение вряд ли его радовало. Наоборот, с каждой минутой уставшее лицо мрачнело сильнее, взгляд становился растеряннее, в глубине красных от усталости глаз разрастался, намереваясь выбраться наружу, самый настоящий страх…
        Пронзительный свисток моментально убрал выражение растерянности с лица водителя, погасил пробивающиеся искорки надежды, освободившееся место заняло раздражение. Подлинное, концентрированное, насыщенное. Да, конечно, понять водителя нетрудно, мало того, что он заблудился, так теперь еще и со «смотрящими» за порядком на дорогах беседовать придется. Невеселое это занятие, ведь вопрос у них всегда один: «Сколько нам денег привез?».
        - Сержант Осадчук! - весело влетело в приоткрытое окно.
        Внизу, такой маленький в сравнении с высокой кабиной, стоял светловолосый юнец в форме и с показным рвением отдавал честь водителю длинномера. Тот же помрачнел окончательно. Еще бы, если паренек так старается, то он наверняка рассчитывает на серьезное вознаграждение. Тут думай, не думай, а придется делиться…
        - Позвольте ваши документы, - все таким же бойким голосом продолжал сержант. - Ага, Астахов Александр Александрович, понятно! Что везете?
        - Там ведь написано - металлоконструкции.
        - Окна что ли?
        - Никакие не окна. Металл. Остов крана, несколько блоков каких-то механизмов, редуктор. Если совсем честно, то и сам точно не знаю…
        - Не знаю что везу? Отлично! Ладно, разберемся. Коля смотри сюда, металлоконструкции какие-то нам везут, - юнец передал документы напарнику. Тот с точно таким же рвением, как и его коллега, взмахнул рукой, отдавая честь, и принялся с гротескным вниманием перебирать бумаги. - Каков общий вес груза?
        - Около двадцати тонн…
        Сержант и его напарник дружно (наверняка не один час тренировались!) присвистнули.
        - А вы знак видели? Там! - напарник сержанта Осадчука неопределенно взмахнул рукой куда-то левее дороги. - «Движение грузовых автомобилей запрещено» вот что он означает. Грузовых! У вас же не просто грузовик, вы везете целых два десятка тонн! Страшно даже подумать…
        - Точно, а потом люди жалуются, мол, такие дороги, что и не проехать! - поддержал коллегу сам Осадчук. - Ну что, Александр Александрович? Придется составлять протокол…
        Водитель тяжело вздохнул, понимающе кивнул, быстро забрался в кабину, через секунду спрыгнул, в руках он держал небольшую сумочку из искусственной кожи.
        - Понимаете ребята, я заблудился. Хотел поехать кратчайшим путем, расспросил одного мужичка на трассе. Так вот он сказал, мол, езжай направо ближе будет, сказал, километров двадцать срезать можно. Казалось, ехал, как и было указано, а вот заблудился. Поможете?
        - Конечно! Это же наша прямая обязанность. Коля, ты здесь побудь, за металлом присмотри, чтоб не растащили, я скоро вернусь, - Осадчук повернулся к водителю. - Давайте мы с вами зайдем за машину, я вам на карте все покажу…
        Несколько минут из-за высокой кабины доносились приглушенные голоса, отдаленно напоминающие шум восточного базара, вот они зазвучали громче, приблизились.
        - Да, именно так, на следующем перекрестке налево там мостик, переберетесь через речку, перед ним знак ограничение массы, но не волнуйтесь, на вас он не распространяется, да и вообще мы проводим. После пойдете на подъем, за вышкой ретранслятора первый поворот направо и дальше все время прямо. Понятно? Ну, так следуйте за нами!
        Из придорожных кустов вырулила патрульная машина, сержант сел на пассажирское сиденье, взмахнул рукой, мол, поехали. Вслед за ними тронулась фура, все так же прыгая из ямы в яму.
        У моста автомобиль инспекторов съехал на обочину и остановился, из окна высунулась рука сержанта Осадчука, его указательный палец описал круг в воздухе и замер, показывая на мост. Кивнув, водитель длинномера неуверенно надавил на газ. Предложенный маршрут ему совершенно не понравился, ведь судя по тому, что было видно из кабины, поездка по хиленькому мостику вполне могла оказаться для него последней.
        Будто испугавшись вида фуры, массу которой ему предстоит испытать на себе, старый давно не знавший ремонта мост дрогнул, покачнулся, пошатнулся, но все-таки устоял. Александр Александрович, обрадовано и слегка удивленно, улыбнулся своему отражению в одном из зеркал, а убедившись, что передние колеса его многотонного железного коня оказались на противоположном берегу речушки улыбнулся гораздо шире, слегка прибавил газу.
        Похоже, надежность моста удивила не только водителя, это произвело впечатление и на самих патрульных, они, оба, одновременно выглянули из окон, глядя на покачивающееся инженерное сооружение. Помахали удаляющемуся длинномеру руками и громко заулюлюкали. После дружно кивнули головами, подняли стекла, переглянулись и весело рассмеялись. На этом утреннее дежурство для них закончилось. Поднимая клубы пыли, патрульное авто развернулось и покатило в сторону центра, парни принялись искать тихое место, где можно будет спокойно передохнуть, расслабиться и поделить нечаянную выручку.
        Удивительно легко взобравшись на крутой подъем, фура, следуя указанному Осадчуком направлению, свернула левее и, набирая скорость, поспешила в сторону выезда из города. Все складывалось отлично. Домов вокруг виднелось все меньше, асфальт с каждым метром становился все лучше, оттого хотелось вдавить педаль в пол и ехать как можно быстрее, лишь бы скорее убраться из города и позабыть досадное недоразумение.
        Громом среди ясного неба прозвучал дикий скрежет. Переднее правое колесо заклинило, авто начало складываться пополам, неумолимая инерция потянула его в кювет. Ситуация становилась все хуже, казалось, еще немного и прицеп перевернется похоронив под своей массой просторную кабину вместе с водителем. Мгновения сменяли друг друга. Кабина кренилась сильнее, прицеп давил, металл визжал, в воздухе витал противный запах горящего железа.
        Когда казалось что выход один - прыгать пока не поздно, фура вздрогнула и резко остановилась. Все разом стихло…
        - Вот зачем, скажи мне Саня, тебе приспичило срезать путь? Соляру сэкономить хотел? Кому? Для чего? Кто твой подвиг оценит? - вслух спросил себя водитель и не нашел что самому себе ответить. Махнул рукой, открыл дверь, спрыгнул на землю.
        Достаточно было беглого осмотра, чтобы понять - все не просто плохо, все гораздо хуже…
        - Валентина Ивановна, - дрожащий голос водителя влетел в микрофон мобильного телефона, - простите, что вам звоню, но телефон Рустама Абдулаевича не отвечает…
        - Муж на рыбалку уехал на дальние озера, с ним связи нет. Сказал, вернется через неделю, может даже через две.
        - Понятно. Плохо, тут такое дело, сломался я, подшипник ступичный менять надо…
        - Так купи этот свой подшипник, только чек обязательно сохрани, вернешься, Абдулаевич тебе деньги вернет.
        - Это понятно, но не так все просто. Прежде всего, я не уверен, что смогу замену отыскать в этой глуши, а еще и денег наверняка не хватит. Пришлось заплатить за «сопровождение».
        - Тогда даже и не знаю, что тебе посоветовать. Тут без Рустама Абдулаевича я тебе не помощник. По вопросу денег это только к нему. Единственное, что могу пообещать - как только он объявиться, я все ему передам…
        Постреливая выхлопной трубой, мимо прицепа проследовал старенький «Москвич» более всего напоминающий передвижную копну ароматного сена. Оно было везде и в огромных мешках, прикрученных проволокой просто к крыше авто, и выглядывало из приоткрытого багажника, несколько мешков даже уместились в салоне, оставляя лишь небольшое пространство, в котором чудом уместился водитель. Поравнявшись с кабиной фуры, древнее авто визгливо заскрипело тормозами и остановилось.
        - Сломался мил человек? - из окна притормозившего самоходного стога выглянул худощавый старичок с острым взглядом пронзительных серых глаз и жиденькой слежавшейся бородкой. - Это да, это тебе не моего железного кормильца ремонтировать. А ну погодь…
        «Москвич» объехал длинномер, пристроился перед ним, остановился на обочине. Стряхивая со старенького комбинезона сено, из авто вышел дед. Высокий, неимоверно худой, с головой седой, как готовый разбрасывать семена одуванчик. Он потянулся, внимательно и чуть не с благоговением в глазах осмотрел массивный прицеп, попытался даже отыскать щелочку в плотном тенте, чтобы заглянуть вовнутрь. Отмахнулся от излишней своей любознательности, степенным шагом приблизился к водителю.
        - Подшипник ступицы, вон как разогрелся, - дед авторитетно кивнул, поглядывая на струйку дыма, выходящего из-за переднего колеса. - Здорово же тебе повезло! А если бы на трассе да на скорости? Страшно даже представить…
        - Скажите дедушка…
        - Гриша, Григорий Иванович я.
        - Саша, - водитель фуры пожал на удивление крепкую руку старика. - Сан Саныч. Скажите, в вашем городке есть какой-нибудь магазин автозапчастей?
        - Такой, чтоб подшипник для твоего «монстра» купить - один. «Авто-Мир» называется. У этих ребят все есть, все, что ни спроси, но импорт большей частью под заказ и, конечно же, за нереальные деньги.
        - Подскажете, как добраться?
        - Не просто подскажу, я тебя отвезу. Сейчас только сено сгружу. Кстати, если хочешь, чтоб быстрее было, можешь мне помочь. Вон мой двор, да всего с десяток метров проехать осталось, - дед печально вздохнул. - Знаешь, я ведь тоже всю жизнь за «баранкой». Конечно, такую громадину не водил, да и не было в наше время подобных…
        Груженная сеном легковушка подкатила к краю проезжей части, впереди, отделенные широкой, вымытой частыми дождями, канавой виднелись перекошенные ржавые ворота.
        Противно скрипнул ручной тормоз. Дед вышел, оглянулся, увидел приближающегося Сан Саныча, довольно кивнул, достал из-под водительского сиденья кирпич, подложил его под заднее колесо, поправил ногой. Неспешно подошел к воротам, уперся в них обеими рукам, отворил одну створку, зашел во двор, потянул на себя вторую. Та упорно сопротивлялась. Тогда дед снова вышел со двора, разбежался и будто олень рогами, обеими руками уперся в ворота. Послышался противный скрежет, сопровождаемая визгливым звуком, створка нехотя поддалась.
        - Еще немного, - дед чуть не упал, когда к нему подключился коллега-водитель, - еще чуточку и… все!
        Ворота открыты, кирпич убран в салон. Дед сел за руль, перекрестился и отпустил «ручник». «Москвич» покатился в сторону двора, передние колеса влетели в канаву, машину качнуло, дед уперся макушкой в потолок. Тут-таки взревел двигатель, задние колеса подтолкнули передние, те выскочили из ямы, заскрежетало днище, переползая через горку из грунта, песка и камешков. Казалось, все идет по плану, но тут что-то внизу треснуло. Рев мотора стал гораздо отчетливее. Причину перемены найти было несложно - позади машины ржаво-серебристый блестел продолговатый цилиндр - глушитель.
        - Вот неприятность-то! - дед мрачно посмотрел на своего старенького железного кормильца. - Постоянно так езжу, и всегда обходилось, а тут такое…
        - Фланец вырвало, - гость остановился рядом. - Теперь или варить, или покупать…
        - Какой там покупать! Откуда деньги! А вот варить… слушай, Сань, а ты часом не сварщик?
        - Варю немного, когда другого выхода нет…
        - Вот это здорово! Да мне тебя сам бог послал! А у меня чисто случайно и аппарат имеется сварочный, правда, что-то он барахлит, - дед лукаво посмотрел в глаза дальнобойщику. - Сань, а Сань, будь человеком, помоги старику! Я же в долгу не останусь, я комнатку тебе выделю со всеми удобствами - живи сколько угодно. Договорились?
        - Похоже, иного выхода у меня все равно нет. Когда хозяин вернется, никто того не знает. Пока он на рыбалке прохлаждается мне остается только ждать. Ладно, показывайте, где ваш аппарат, будем на него смотреть.
        - Ну, посмотреть это мы всегда успеем. Давай-ка сначала сено сгрузим, да в сарай его определим, мало ли, а вдруг дождь! Сложим, после перекусим, самое время обедать, а что-то мне подсказывает, что ты даже и не позавтракал толком…
        6. Ставка мэра. Расчет на миллионы
        Виталий Петрович вышел, скорее, выбежал на крыльцо районной администрации, резко остановился, замер, рассеянно оглядываясь. Вздрогнул, будто что-то вспомнил, обернулся, окинул беглым взглядом унылую коробку административного здания, тяжело вздохнул, вытер пот ладонью. Взгляд сам собой нацелился на окна третьего этажа. Четвертое от угла, именно из этого кабинета минуту назад он и вышел, получив на прощанье крайне неприятное напутствие. Слова «главного по району» тут-таки всплыли из недр памяти, отозвавшись гулкими ударами сердца.
        «Что тут скажешь? Вот же наглец! Как брать деньги, так он всегда на все согласен, а как отвечать, мол, знать ничего не знаю, ведать ничего не ведаю. Сам подписывал - сам и отдувайся! - промелькнула не лишенная логики мысль. Подчеркивая ее значимость, Виталий Петрович мысленно погрозил в окно кулаком. - Что же теперь делать? Нет, это все ладно, я в любом случае выкручусь, «концы», конечно же, имеются, вот только время, не на моей оно стороне…».
        Похоже, мысли, что роились в начальственной голове, не ускользнули от взора вахтера-охранника, пожилого мужчины с печальными глазами.
        - Это да, - глубокомысленно изрек тот, проследив за взглядом мэра, - руководство оно во все времена было и будет руководством!
        Рассеяно кивнув, Виталий Петрович спустился по ступеням, остановился на тротуаре. Огляделся, внимательно посмотрел на соседнее здание - бар с кинопрокатным прошлым, медленно перевел взгляд на противоположную сторону дороги. Непроизвольно засмотрелся на недавно доведенное до ума строение со стенами, покрытыми приятного цвета серой штукатуркой и большими окнами. Вздрогнул, с удивлением осознавая, что даже и не догадывается, что за учреждение там расположилось. Странно все это, особенно учитывая тот непреложный факт, что именно он, мэр, должен был непосредственно участвовать в продаже или сдаче в аренду данного недостроенного сооружения. Должен был, но он ничего подобного не помнил, что само по себе уже подозрительно…
        Мысль о том, что какой-то не в меру наглый коммерсант умудрился увести один из лучших во всех отношениях «недвижимый актив» города, действуя через голову градоначальника, моментально придушила обиду, вызванную недавним разговором и апатию, что пробудили утренние визитеры. Страшно захотелось зайти и самому во всем разобраться, если надо то и устроить разнос, кто знает, а вдруг это поможет пусть не исправить ситуацию, так хоть поправить отвратительное настроение.
        Секунду Виталий Петрович сомневался, очень уж манило его другое заведение, бар, где можно гарантированно утопить печаль в крепком напитке, но в результате он решил оставить выпивку на потом, а для начала все-таки выяснить, кто устроился в самом сердце городка и как это у него, неизвестного, получилось…
        - Здравствуйте! - просто в дверях он столкнулся с девушкой удивительной восточной красоты. Та густо покраснела, низко поклонилась и быстро скрылась где-то в глубине помещения. - Похоже, и прощайте тоже…
        - Виталий Петрович! До чего же я рад вас видеть! - послышался льстиво-вкрадчивый голос владельца страхового агентства. - Просто-таки счастлив, безмерно счастлив! Здравствуйте!
        - Здравствуйте… - эхом отозвался посетитель и рассеянно огляделся. - А вы…
        - Илларион Карлович. И еще раз здравствуйте! - занавеска, та, за которой несколькими секундами ранее скрылась девушка, отодвинулась, показался улыбающийся мужчина с хитрыми глазами и хищными чертами лица. - Я повторюсь, но право дело, очень рад вас видеть! Проходите, будьте столь любезны. Вам кофе предложить, или лучше сразу коньячка?
        - Лучше коньячка… - машинально ответил посетитель. - А после можно будет и кофе.
        - Вот и превосходно. Да-да, нам сюда, присаживайтесь, окажите мне милость! Надеюсь, вы к нам в качестве клиента?
        - Нет. Просто проходил мимо. Подумал, а почему бы не зайти, да не посмотреть что здесь и как, - вообще-то мэр собирался сказать нечто совсем другое, но заготовленные слова где-то потерялись. Видимо еще на входе, когда тот столкнулся с восточной красавицей.
        - И каково ваше мнение?
        - Пока отсутствует оно, не сложилось еще. Информации маловато. Вот расскажите мне для начала, что у вас за организация, чем занимаетесь? Как-то я заработался, совсем позабыл, о чем мы с вами говорили, да и говорили ли вообще. Просто из головы вылетело…
        - Все, как я и планировал - страховое агентство. Нет, вы не беспокойтесь, документы в полном порядке. Согласовано, подписано, ваш автограф тоже имеется, - владелец страховой конторы странно посмотрел на посетителя, тот медленно пожал плечами.
        - Ладно, - запал, с которым Виталий Петрович спешил разобраться во всем, окончательно исчез. - Значит, страхованием занимаетесь. Прибыльное дело?
        - Пока, если честно, не очень. Но сами понимаете три дня как открылись и два из них - выходные, - Илларион Карлович извлек откуда-то из-за кресла пузатую бутылку со светло-коричневой жидкостью, в другой его руке оказались два бокала. - За знакомство?
        - Насколько я понимаю, мы уже знакомились. Давайте лучше за вас выпьем, за развитие и процветание вашей фирмы! - Виталий Петрович прокашлялся. - Пусть с вашим приходом наконец-то заполнится пустующая ниша страховых услуг в нашем городе. Вы не поверите, но я, мэр, с трудом смог застраховать свою машину! Так что, да, за процветание!
        - Прискорбно слышать, - Илларион Карлович последовал примеру гостя и опустошил свой бокал. - Вот только машины мы не страхуем, как и квартиры. Профиль у нашего агентства несколько иной. Если же быть точным, предмет нашей страховки - мечты.
        Виталий Петрович равнодушно пожал плечами и демонстративно повертел в руках пустой бокал.
        - И все-таки, - Илларион Карлович понял намек и потянулся за бутылкой, - я бы очень хотел видеть вас в числе своих клиентов. Скажите, у вас есть мечта?
        - Была. Только она, кстати, благодаря вам, уже сбывается!
        - Вы имеете в виду коньяк? Да разве это мечта, это, я бы так сказал, необходимость. Простите, но по вашему лицу было видно - досталось вам, здорово досталось!
        - Есть немного. Расстроили меня. Вот все могу вытерпеть, но на дух не выношу я неблагодарности. Понимаете, обидно просто-таки, кручусь, верчусь, стараюсь, а такие вот, - он кивнул в сторону здания через дорогу, - только пользуются результатами моего труда, отвечать же…
        - А отвечать, неминуемо вам, - продолжил за гостя хозяин и подлил тому еще.
        - Нет, но это все терпимо, с районным начальством работать можно. Я ему, он мне, всегда сочтемся, а вот с этими, что с ними делать, - тихим голосом, будто обращаясь к самому себе, сказал Виталий Петрович. - Исчезли бы они куда-нибудь, провалились сквозь землю что ли…
        - Это и есть ваша мечта?! - то ли спросил, то ли констатировал факт Илларион Карлович.
        - Что вы сказали? - встрепенулся гость.
        - Я говорю, если вы мечтаете о том, чтобы кто-то там исчез или провалился, мы можем застраховать вашу мечту.
        - Да не в том дело, - коньяк плавно растекался по телу, расслабляя. - Не хочу я ничего подобного. Вы не подумайте, я не какой-то там «крестный отец» городского масштаба. Просто недоразумение одно случилось. Дело, что называется, «шьют». Это все злопыхатели, должность-то у меня завидная, вот конкуренты и стараются. Копают. Прокуратуру подключили. А мне бы недолго, да дней десять продержаться, там обещают помочь…
        - Именно этим мы и занимаемся! Нет, не устраняем конкурентов, или тех, кто на них работает, боже упаси! Как я уже неоднократно повторял, мы страхуем мечты. Если вы согласитесь, то…
        - И что мне это даст?
        - Возможны несколько вариантов. В вашем конкретном случае, я вижу два: первый - они исчезнут, те, кто вам мешает, второй - вы получите страховку!
        Виталий Петрович серьезно задумался, рассеянно глядя на покачивающуюся штору.
        - Интересное предложение. Заманчивое. Слушайте, а в случае конфискации имущества, страховку же не отберут?
        - Не могу заявлять с полной уверенностью, не юрист, но если мы с вами не будем афишировать сам факт ее существования, вне всяких сомнений - нет.
        - Тогда это просто превосходно! Значит, моя мечта такова - хочу, чтоб дело закрыли, а меня оставили в покое. Годится?
        - Отличная мечта!
        - Взнос?
        - Пять процентов от суммы.
        Виталий Петрович серьезно задумался. Он забавно шевелил губами, загибал один за другим пальцы, кивал, подмигивал дергающимся веком и наконец сказал:
        - Остановимся на двухстах пятидесяти тысячах. Пожалуй, это та сумма, которую не жалко потерять. Тогда, если меня посадят, я получаю пять миллионов своеобразной компенсации. Маловато, но в качестве «подъемных»… я все правильно понял?
        - Вне всякого сомнения. Ваш договор!
        - Подождите, я сейчас съезжу за деньгами, это быстро, да буквально несколько минут…
        Полчаса спустя у дверей агентства остановилось такси. Из машины вышел Виталий Петрович, он забежал в здание, чуть не сбив с ног прогуливающегося среди занавесок Иллариона Карловича. Извлек из карманов несколько банковских пачек, небрежно бросил их на столик. Еще несколько минут и с формальностями было покончено. Деньги пересчитаны, бумаги заполнены, подписи поставлены. Клиент и страховщик обменялись рукопожатиями, допили коньяк и Виталий Петрович, почему-то твердо уверенный в том, что теперь все обойдется, впрыгнул в тот же автомобиль, который его и привез. Кивнул своим мыслям, задумчиво посмотрел на водителя. Возвращаться на работу ему не хотелось, ехать домой хотелось еще меньше…
        В здании страхового агентства у стеклянной двери стоял Илларион Карлович. Он медленно кивал, глядя вслед удаляющемуся Виталию Петровичу. Проводил взглядом автомобиль такси, обернулся, встретился взглядом со своей помощницей, лукаво подмигнул ей, улыбнулся.
        - Как видишь, Зумруд, наши дела понемногу налаживаются. Такими темпами еще совсем немного и можно будет говорить о прибылях.
        7. Предпосылки к адюльтеру
        Молодой ротвейлер лениво толкнул носом металлическую калитку, высунул любознательную мордочку на улицу, осмотрелся, принюхался. Не унюхав ничего необычного или сколько-нибудь подозрительного, медленно и вразвалочку он вышел на дорогу. Остановился посреди пыльной проезжей части, печальным, присущим исключительно собакам, взглядом осмотрел совершенно безлюдные окрестности родного двора. Заметно погрустнел. Похоже, подобное положение вещей его совершенно не радовало. Скучно ведь - ни тебе полаять на кого-нибудь, ни укусить кого…
        На мгновение взгляд собачьих глаз задержался на приоткрытой калитке, той, через которую он только что вышел. По всей видимости, в собачьей голове промелькнула мысль, а не вернуться ли, не спрятаться ли в удобном вольере, не поспать ли в прохладе на мягкой подстилке? Но нет, как вспыхнула искорка мысли, так она и погасла. Мгновенно, будто и не было тусклого ее отблеска. Пес решился, он высоко поднял обрубок хвоста, энергично вильнул ним, прекрасно понимая, насколько бессмысленно вилять тем, чего нет и в помине. Громко чихнул, подтверждая свои собачьи мысли, лениво перебирая лапами, побрел по пыльному переулку. Прямо, без какой-либо цели, без какой бы то ни было вразумительной причины. Шел медленно, внимательно осматривал заборы, тщательно обнюхивал каждое деревце, каждый столбик…
        - Джек! Быстро домой! - прервал собачью прогулку властный женский голос. Хозяйка! Пес вздрогнул, замер, будто задумался, низко опустил голову, слегка вильнул обрубком хвоста, но решил сразу не сдаваться и продолжил что-то озабоченно вынюхивать у соседских ворот. - Я кому сказала - домой!
        Скрипнула калитка. Пес напрягся, еще ниже опустил голову, часто замахал куцым хвостом, и, двигаясь исключительно на полусогнутых лапах, заспешил к своему двору, побрел к открытой калитке. Наверняка ему уже доводилось почувствовать на себе плохое настроение хозяйки, потому ощутить его вновь хотелось меньше всего на свете…
        - Лариса Павловна я вам просто-таки поражаюсь! - над высоким металлическим забором окружающим дом соседа справа блеснула отраженным солнечным светом лысина. Тут-таки что-то загрохотало и лицо словоохотливого мужчины, взобравшегося на невидимую с улицы подставку, предстало во всей красе: круглое, упитанное, с чуточку обвисшими щеками, с маленькими поросячьими глазками и массивным, наверняка позаимствованным у того же поросенка, вторым подбородком. - Как у вас здорово все получается: и зверье вам послушно, и люди вас уважают!
        - Вы просто в краску меня вгоняете уважаемый Сергей Семенович! - кокетливо ответила соседка, которая, к слову, даже и не пыталась покраснеть. - Все вы мне комплементы, все намеки да шуточки, а я, между прочим, замужняя женщина!
        - Так я об этом не забыл! Но этот, соглашусь, не самый приятный факт никоим образом не умаляет ваших достоинств, - голова соседа поднялась выше. Скорее всего, скрытый за высоким забором, Сергей Семенович стал на цыпочки, чтобы лучше видеть соседку. - Что поделать, если замужество вам к лицу!
        Пес, довольный тем, что о нем на минутку забыли, воровато огляделся и направился к ближайшему телеграфному столбу, правда, на этот раз исключительно по делу, обнюхать, отметиться…
        - Вы такое скажете! Моих достоинств! Нет, это исключительно оттого, что вы меня совсем не знаете. Вот поверьте на слово уважаемый сосед (а не поверите, так у супруга моего поинтересуйтесь, он вам много чего расскажет!) во мне столько недостатков, столько недостатков! - потеряв собаку из виду, женщина вышла на улицу. Поправила прическу, одернула полы длинного халата, белого, с нарисованными на нем яркими алыми розами. Чуть больше, нежели просто приветливо улыбнулась соседу.
        - Сегодня вы особенно прелестны! - тот приподнялся еще выше, он уже почти висел на заборе, буквально поедая соседку глазами. - Халатик, фигурка, еще и прическа новая, очень вам идет, ну очень…
        - Что же вы меня так смущаете! Джек, дружочек, давай домой, быстренько, - в словах женщины зазвучали нотки подлинной нежности.
        Пес, которому еще не доводилось слышать подобных интонаций в голосе хозяйки, прекрасно понимая, что перемены чаще всего не к добру, внезапно сник, низко склонил голову и, быстро перебирая лапами, вбежал в калитку. Вслед за ним металлическая конструкция призванная преграждать вход во двор с лязгом закрылась.
        Лариса Павловна, невысокая женщина лет тридцати пяти, обладательница просто-таки идеальной фигуры и симпатичного личика повернулась вполоборота к поглядывающему поверх забора соседу. Наверняка она понимала, что именно в таком ракурсе она предстает в наиболее выгодном свете. Минутку постояла, давая возможности налюбоваться собою. Шагнула в сторону. С деланным интересом осмотрела часть дороги у своего забора, подошла к наполовину высохшей вишне росшей у ворот, взялась за тоненькую веточку и сделала вид, будто внимательно разглядывает ее.
        - Совсем зачахла, бедняжка, - она тяжело и почти натурально вздохнула.
        - Это все оттого, что ласки ей не хватает! - тут-таки отозвался сосед.
        - Да разве деревцу нужна ласка? - хихикнула аппетитная соседка.
        - Конечно, а как же! Да всему живому без нее никак…
        - Надо же! Никогда бы не подумала, - Лариса улыбнулась и игриво закусила губу. - Я вот все никак не решусь вас спросить, Сергей Семенович, а кто вы по роду деятельности, чем занимаетесь? Вижу, вы природой увлечены…
        - И это тоже, но нет, я не ботаник какой-нибудь, я кадровый офицер, военный. В отставке, правда, комиссован по ранению…
        - Даже так! Участвовали в боевых действиях? А где, расскажите, пожалуйста, мне очень любопытно!
        - Увы, Лариса Павловна, не могу. Никому не могу рассказать, подписку давал. Дело государственной важности. Тайная операция была, более того, о том, что она проводилась, до сих пор знают лишь несколько высших чинов в руководстве армии! Могу одно сказать - был ранен в ногу… в обе… перебиты они… осколками…
        Сергей Семенович принялся размеренно кивать головой, тщетно стараясь попадать в такт своим словам. В уголке его правого глаза блеснула скупая мужская слеза, а когда, растревоженные расспросами очаровательной соседки, из недр памяти всплыли далеко не самые приятные воспоминания былой жизни, он непроизвольно всхлипнул. Так ярко, так отчетливо вспомнилось, как он посреди ночи забрался в склад, которым заведовал и, намереваясь вынести тяжелый ящик гуталина, завалил на себя огромный железный стеллаж…
        - Понимаю! - Лариса, часто мигая, смотрела на него. - Секретность! А вот знаете, я бы никогда не подумала, что вы военный, вы кажетесь таким романтиком…
        - Это тоже присутствует. Знаете, Лариса Павловна, я ведь помимо всего прочего еще и звезды страсть как люблю! Не хотите ли как-нибудь по свободе посмотреть вместе со мной на ночное небо?
        - Очень хотела бы, - печальным голосом ответила соседка, блеск ее глаз тут-таки подтвердил правдивость слов. - Только муж нас может не понять…
        - А мы ему не расскажем. Да и рассказывать-то нечего, я ведь говорю исключительно о звездах!
        - Не расскажем, говорите? - Лариса весьма неубедительно попыталась изобразить сомнение на лице. - Если так, давайте просто сегодня, как только стемнеет. Встретимся у ограды, там, где у меня малинник…
        ***
        Старый забор наверняка не рассчитанный на вес переползающего через него тучного отставного военного противно заскрипел. Бетонный столбик, поддерживающий секцию деревянного штакетника, чуточку покачнулся, заметно покосился. Казалось, еще немного, еще мгновение и он завалится, но нет, повезло, устоял.
        С почерневшей от времени решетки, чуть не разорвав брюки, свалился насмерть перепуганный Сергей Семенович. Он рухнул плашмя на землю и, не в силах противостоять инерции, откатился к ногам с трудом сдерживающей смех соседки. У ее ног затих, замер, не шевелясь.
        - Эй, сосед! Вы там живы? - шепотом, в котором отчетливо звенели задорные нотки, спросила та.
        - Да, да, только коленом сильно ударился. Тем, где ранение… - прошептал он. - Показалось, будто даже хрустнуло что-то.
        - Тогда поднимайтесь скорее. Не то чего доброго кто-нибудь из соседей увидит. Далее муж узнает, сами понимаете, что за этим последует…
        - Ага! - Сергей Семенович резво вскочил на ноги. - Понимаю, бешеный он у вас.
        - Я бы так не сказала, просто чересчур ревнивый. Пригнитесь немного и идите за мною.
        Лениво тявкнул побеспокоенный пес. Бесшумно открылась входная дверь. Темнота, что заполняла внутренние помещения дома, пробудила чувство страха. Мерзкое, липкое, отвратительное. Подстегиваемое атмосферой непроглядной тьмы, бурное воображение вечернего гостя принялось рисовать картины скорой расправы. Типичные иллюстрации к бородатым анекдотам: муж, жена, любовник. Красиво, ярко, вот только почему-то смешно не было. Ничуть. Более того, с каждой секундой, с каждой картинкой подаренной воображением начинающему ловеласу все с большей силой хотелось бежать. Стремглав, куда глаза глядят. Вот только отступать накануне неминуемой победы совсем не хотелось…
        Несколько раз щелкнула зажигалка. Вспыхнул колышущийся огонек свечи. В неярком покачивающемся свете пламени очаровательная соседка выглядела еще аппетитнее, нежели днем на улице, освещенная ярким полуденным солнцем. Контрастнее выглядела она, отчетливее, женственнее. А прибавить к освещению тот факт, что пояс, удерживающий халат, ослаб, полы его разошлись, в приглушенном свете во всей красе показалась прелестная грудь, так убегать и вовсе расхотелось…
        - Свет зажигать не будем на всякий случай, - прошептала Лариса.
        - Согласен, свечи, они как звезды, с ними романтичнее…
        - Выпьем немного?
        - Безусловно! Скажите только куда идти?
        - Проходите прямо в спальню, скоро я к вам присоединюсь…
        Минутой позже, по-прежнему держа в руке свечу, в спальню вошла она. Теперь на ней не было бесформенного созданного не для того чтобы соблазнять халата. Изгибы женского тела лишь немного сглаживал черный практически полностью прозрачный пеньюар. Видение разъяренного мужа, которое особенно ярко в темноте возникало в воображении изрядно трусоватого соседа, тут-таки померкло, а когда она поставила свечу на столик, отошла на несколько шагов и немного покружилась и вовсе растаяло. Сергей Семенович решительно подошел к Ларисе, обхватил ее за талию, с силой прижал к себе. Она, кокетливо смеясь, вывернулась. Наклонилась. Достала из будуарного столика початую бутылку коньяка, плеснула в бокалы.
        - Давайте по чуть-чуть!
        - Да! За вас прелестная Лариса Павловна! За вас!
        - Сергей Семенович! Ночь, мы наедине у меня в спальне, а вы до сих пор говорите мне «вы»! По-моему, это неправильно.
        - Согласен! Надо срочно выпить на брудершафт. За тебя, Ларисочка! - он залпом осушил бокал. - С поцелуем!
        Ее губы коснулись его губ, впились в них, с ничуть не меньшей страстью. Бокалы упали в густой ворс ковра и, звякнув, покатились в разные стороны. Он подхватил ее на руки, бросил на кровать, не переставая осыпать поцелуями. Лишь на мгновение сомнение все еще блуждающее в затуманенном желанием сознании вырвалось на свободу. Он прошептал:
        - Муж точно не вернется?
        - Точно. Он на рыбалку уехал с ночевкой. Что-что, а это для него святое. Куда более святое, нежели родная жена. Продолжай, Сережка, не останавливайся… нет, стой!
        Со стороны улицы донесся отчетливый металлический лязг. Не иначе как захлопнулась калитка. С этим страшным звуком вся решимость любвеобильного соседа моментально улетучилась. Он оттолкнул прильнувшую к нему Ларису, скатился с кровати, отполз к стене, замер.
        Новый звук, теперь уже ближе. Сомнений быть не могло - кто-то проворачивает механизм замка ключом. Кто-то открывает дверь.
        - Вернулся… - испуганно прошептала Лариса, вскакивая с кровати. - Нет, не туда, не под кровать, ты там просто не поместишься. В окно прыгай, быстрее! Штаны забери… туфли…
        Руки уперлись во что-то мягкое и в то же время упругое, послышался тихий щелчок, преграда исчезла, но разбираться что это, не было ни времени, ни сил, ни желания…
        Из открытого окна послышался мужской голос:
        - Не спишь Лариска?.. Не понял, а это что здесь такое происходит?! Говори, где он?!
        - Как это где? Здесь. Ведь он это ты…
        - Пеньюар, коньяк, два стакана, постель смята - да за кого ты меня держишь? Говори, где он?!
        - Говорю же, - в контрасте с готовым сорваться на визг мужским басом, слова Ларисы звучали удивительно спокойно, - тебя жду. Думала, устроим ночь романтики, вот и коньяк достала…
        - Не ври! Я ведь должен был быть на рыбалке, да так бы и случилось, вот только машина сломалась. Заглохла прямо напротив СТО, там я ее и оставил.
        - А я что говорю? Ты машину загонял, Валька увидела, позвонила, говорит, мол, муж вернется в глубоком расстройстве, рыбалка не удалась, надо помочь ему расслабиться. Но разве с тобой можно по-человечески! Все, проехали, иду снимать кружева, ложись спать…
        - Ладно тебе, Ларис! Ну, ты ведь знаешь, как я… вот и надумал себе, - громогласный бас быстро переходил в томный шепот. - А ты же у меня такая умница, даже сетку москитную сняла, дышится так легко… и коньяк… и вообще. Иди ко мне, мягкая ты моя…
        Скрипнула постель, игриво хихикнула Лариса. Послышался липкий мужской шепот, за ним приглушенный женский вздох.
        Сергей Семенович, чувствуя себя типичным ловеласом-неудачником, коим собственно и являлся, держа в одной руке брюки в другой туфли, низко пригибаясь, заспешил к забору. Перебросил одежду на свою сторону. Схватился за бетонный столбик, попытался перескочить следом, но задел ногой одну из досок, та с треском сломалась. Несостоявшийся любовник рухнул на землю, вжался в нее, притих. Очень даже вовремя. Луч фонарика осветил штакетник. Несколько раз резко дернулся в одну сторону, в другую…
        - Да собаки бегают, собаки. Не обращай внимания, вернись ко мне!
        Свет погас, через мгновение из распахнутого окна вылетел счастливый стон.
        - Ну, нет, - ковыляя к своему дому, без штанов, босой, с одной туфлей в руке, прошептал Сергей Семенович, - более я на такие дела не ходок. Вот кто бы мог подумать, что все это так утомительно! Это какие ж нервы надо иметь, а еще уверенность! Представить страшно, что если бы он меня застукал! Да убил бы на месте. Как минимум, покалечил…
        Он остановился на крыльце, долго шарил в горке сложенного башенкой кирпича, где прятал ключ. Нашел, открыл дверь и исключительно для того, чтобы не видеть самого себя, не включая свет, на цыпочках подошел к дивану. Упал на него, не снимая единственное, что не потерял по пути домой - рубашку, закрыл глаза.
        - Одно точно - прежде чем в подобные авантюры ввязываться, надо застраховаться, не знаю, правда, где и как…
        8. Островок душевного покоя градоначальника
        Такси плавно тронулось. Водитель, мужчина в годах с выражением бесконечной печали на украшенном густыми усами лице, печально спросил:
        - Теперь куда, обратно домой?
        Виталий Петрович оглянулся на фасад страхового агентства, кивнул на прощанье Иллариону Карловичу, расправил на коленях договор страхования и отрицательно покачал головой.
        - Нет, рано еще. Поехали на работу. В исполком…
        - Без проблем, благо всей дороги - объехать один квартал. Правда, если пешком пойти, напрямую, было бы и того ближе…
        Авто остановилось у невысокого заборчика, ограждающего общий двор исполнительного комитета и банка. Виталий Петрович рассчитался с водителем, вышел, подождал, пока такси свернет на ближайшем перекрестке и, быстрым шагом, часто оглядываясь, направился прочь от места работы, туда, где на восточной окраине города рядом с районной поликлиникой расположились несколько пятиэтажек.
        Остановившись в десятке метров от первого подъезда ближайшего дома, он внимательно огляделся. Деловито отвернулся от случайного прохожего и сделал вид, будто ему звонят по телефону. Краем глаза отметил - старушки, завсегдатаи дворовых посиделок, теснятся в дальнем конце двора. Мысленно похвалил себя за расторопность, все-таки правильно он поступил, когда распорядился убрать скамейки у интересующего его подъезда и перенести их как можно дальше. Красиво получилось, бабушкам тенек под ивами, ему же свободный проход без лишних глаз.
        Молодая мама, держа ребенка на одной руке, а другой, толкая перед собой коляску, спустилась со ступеней. Уложила малыша, улыбнулась ему, прошептала несколько слов и отправилась на обычную дневную прогулку.
        Все. Путь свободен. С видом заправского шпиона, героя пародийного детектива, смешно втянув голову в плечи, Виталий Петрович забежал в подъезд. Притаился в темном углу за входной дверью. Выждал несколько секунд, не иначе как опасался слежки, осторожно выглянул во двор. Огляделся. Прислушался.
        Конечно же, никому не было дела до странностей главного человека в городе. Никакого. Ведь все, кого это хоть немного интересовало, прекрасно знали, куда и к кому он периодически ходит…
        Распрощавшись с образом шпиона, Виталий Петрович гордо выпрямился, шагнул на лестницу и поднялся, практически взбежал на третий этаж. Вдавил кнопку звонка и тут-таки ее отпустил, затравленно огляделся (амплуа шпиона, оно так затягивает!).
        Не меньше минуты прошло, дверь приоткрылась. С другой ее стороны показалась молодая эффектная девушка с шикарной фигурой, которую лишь немного прикрывал наброшенный на плечи откровенный халатик цвета чайной розы. Она мельком взглянула в щелку, кивнула, захлопнула дверь, сняла цепочку. Снова открыла.
        - Леночка! Как я соскучился! Почти неделю тебя не видел, - Виталий Петрович втиснулся в квартиру и тут-таки запер за собой дверь. Страстно обнял девушку, попытался поцеловать в губы, но она увернулась, звонко чмокнул в щеку.
        - Мог бы и позвонить. Мало ли что, а вдруг я сегодня не одна, - она игриво надула губки. - И вообще, я на тебя обиделась! Так что ни на что не надейся, максимум на дружеский поцелуй, и то, если заслужишь…
        - Но ты не думай, я ведь исключительно о тебе беспокоюсь! Представляешь, что люди начнут говорить, если вдруг заметят, что я к тебе зачастил?
        - Если бы ночью пришел, никто бы и не увидел…
        - Но ты ведь сама все понимаешь!
        - Конечно, как тут не понять! Жена у тебя… - она вывернулась из объятий и вздохнула, - имеется! Ты голоден?
        - Нет, но от бокала коньяка не откажусь.
        - Виталик, а нет коньяка, кончился он, но я могу сбегать, - она протянула руку и вопросительно посмотрела в глаза гостю.
        - И куда только он девается, - прошептал тот, доставая бумажник. - И колбаски возьми какой-нибудь на бутерброды…
        Лишь только за девушкой закрылась дверь, Виталий Петрович подскочил как ужаленный и бросился в спальню. Первым делом упал на пол, заглянул под кровать. Ничего кроме толстого слоя пыли там не обнаружил, от чего заметно расстроился. Рывком распахнул дверцы просторного, больше похожего на шкаф комода - там тоже никого. Один за другим выдвинул каждый из ящиков, прекрасно понимая, что взрослый человек в них точно не поместится. Заглянул в смежную со спальней темную комнатку, превращенную хозяйкой в гардеробную. Результат был тот же. Безо всякого энтузиазма он сдвинул несколько платьев, заглянул вглубь, но снова никого не нашел. Так, исключительно от безделья выглянул на балкон, изо всех сил стараясь, чтобы его не заметили с улицы. Убедился в том, что там тоже не прячется ни один любовник и лишь после вернулся в гостиную. Сел в кресло, сам удивляясь непонятной вспышке ревности. С чего бы это?
        Хозяйка быстро вернулась, поставила пакет на столик, в тот самый миг ее телефон запел фальшивым голосом незнакомой Виталию Петровичу певицы. Девушка заметно смутилась, чем вызвала новый приступ ревности у «приходящего жениха», взглянула на него исподлобья, закусила губу. Моментально взяла себя в руки. Снова взглянула в глаза гостю, но уже совершенно спокойно. Далее равнодушно пожала плечами, нажала отбой. Несколько секунд тишины и телефон снова ожил…
        - Подружка вызванивает. Мы с ней собирались по магазинам пробежаться, но куда там, я девушка бедная, денег у меня нет. Пришлось отказаться, - ее глаза лукаво блеснули. - Подружка же наверняка купила что-то новое, хочет похвастаться. Знаешь, как между нами девочками. Только кажемся подругами, а если денег нет…
        - Я все понял, - Виталий Петрович влил в себя большую порцию коньяка, отставил бокал, достал бумажник, - держи, купишь себе что-нибудь.
        - Вот за что я тебя люблю, так это за то, что ты щедрый! - Лена схватила купюры, пересчитала их, быстро перебирая пальцами, широко улыбнулась, спрятала деньги в ближайшую тумбочку, и прыгнула Виталию на колени. - А вот ты скажи, ты меня за что любишь?
        Большие глубокие серого цвета глаза девушки с восторженным простодушием посмотрели на него. Колкости, которые готовилось выдать затуманенное спиртным сознание быстро ушли, Виталий обнял девушку, прижал к себе.
        Вновь запел телефон. Вновь все тот же смущенный взгляд, все так же прикушенная губа. В глазах сквозь напускное простодушие блеснуло отраженье неспешных мыслей. Девушка лихорадочно соображала. Наконец решилась, вывернулась из объятий гостя, схватила телефон, как бы случайно закрыв динамик пальцем.
        - Я тебе перезвоню, позже! - крикнула она, и, стараясь не дать возможности собеседнику вставить свое слово, нажала отбой. Перекрываемые голосом девушки и приглушенные ее пальцем, в комнату влетели звуки, которые в голове Виталия моментально сложились в полтора слова: «Котик, я…».
        - Надоедает? - все еще пытаясь понять, послышалось или все-таки нет, спросил Виталий Петрович.
        - Ничего, - девушка снова устроилась у него на коленях и томно потянулась. - Я завтра тоже что-нибудь этакое себе куплю, после буду ей весь день названивать! Ты ведь у меня такой хороший…
        Очередной звонок, только уже другой звук, другой телефон. Виталий Петрович вздрогнул. Резко встал, от чего девушка чуть не свалились на пол, приложил палец к губам.
        - Жена! - шепотом воскликнула Лена. Она надула губки, взяла со столика пачку сигарет, зажигалку и ушла на кухню, не преминув громко хлопнуть дверью.
        - Да Оленька! - слова, сказанные предупредительно-заискивающим тоном просочились через тонкую дверь и отозвались ехидным смешком девушки. - Конечно дорогая, скоро буду, уже очень скоро. Выезд на объект, да. Такие дела, безалаберность, без контроля никуда. Хорошо, конечно куплю, обязательно забегу. Да до встречи…
        Погас экран телефона, с ним погасла и фальшивая улыбка на лице «любящего» мужа. Он мрачно посмотрел на аппарат, еще недавно говоривший голосом жены, перевел взгляд на дверь, за которой спряталась любовница. Проглотил пробуждающуюся мысль о тяжкой мужской доле, залил ее очередной порцией коньяка. Скривился. Вздохнул. Направился в сторону кухни. Остановился у двери, тихо постучал. Ответа не последовало.
        - Лен, я зайду?
        Первым, что он услышал, было тихое всхлипывание. Единственной, кого увидел - Леночка. Девушка сидела на высоком стуле у кухонного стола-стойки, уронив голову на столешницу, ее плечи часто вздрагивали.
        - Ну, зачем ты так, сама же понимаешь…
        - Понимаю! Она жена, а я?
        - А ты моя любимая…
        - Значит, ты даже и мысли не допускаешь, что меня может не устраивать подобное положение вещей? Не догадываешься, что мне хочется быть чем-то большими, нежели девушкой, к которой (если будет настроение!) ты забежишь на часок?
        «Опять началось… - мрачно подумал Виталий. - Нет, грех жаловаться, давненько такого не было!».
        Он пододвинул стул, сел рядом, попытался обнять девушку за плечи, та решительно сбросила его руку.
        - Лен ты ведь сама все понимаешь, - прекрасно осознавая, что повторяется, начал он. - Не могу я развестись. Пока не могу…
        - И сколько же это «пока» будет длиться?
        - Не знаю. Честно не знаю, но ведь ситуация! Да, я мэр, можно сказать, первый человек в городе, но у меня ничего нет! Почти ничего. Все на ней, все: дом, машина, бизнес, счет в банке. Допустим, сейчас я подаю на развод и что дальше? Перебираюсь к тебе без копейки за душой, да еще и с должностью наверняка придется распрощаться. Попрут, она уж постарается, общественность поднимет, вспомнится старорежимное «аморалка» и все такое…
        Лена тяжело вздохнула, по-прежнему не поднимая головы. Виталий решительно кивнул, прекрасно понимая, что она на него смотрит.
        - Хорошо, договорились. Развожусь! Завтра подам заявление, так что уже к вечеру жди с вещами…
        Еще один вздох. Девушка подняла голову, посмотрела на него раскрасневшимися глазами, в которых не было ни намека на слезинку. Медленно покачала головой.
        - Нет, не надо. К чему все эти жертвы! Судьба у меня такая. На роду так написано. Но ведь это не навсегда? Когда-то же все изменится?
        9. Добрая весть или мечты начинают сбываться
        Глядя на свое отражение в чашке кофе, Вадим выпустил густое облако ароматного табачного дыма. Отпил, снова глубоко затянулся.
        - Здорова Вадик! - Денис хлопнул друга по плечу. - Угостишь товарища сигареткой?
        - Держи. Хотя так и хочется сказать, что пора бы уже свои иметь…
        - Ладно тебе, просто с деньгами туговато. Слушай Вадик, одолжи тысячу до зарплаты. Будь другом! Я верну, ты ведь знаешь…
        - Вот это ты даешь, зарплата же всего три дня назад была!
        - Не надо, не три, а уже почти четыре. Но я ведь застраховался, неужели ты забыл? Да? Быть такого не может! Мне еще двух сотен не хватило, ты одолжил…
        - Правда? - Вадим искренне удивился. - Хорошо же мы тогда «отдохнули». Весело. Нет, агентство я еще смутно помню, странного этого в костюме и с бородкой тоже, но это так, фрагментами. Дальше вообще ничего, будто ластиком стерли. Вот, держи!
        Вадим достал из кармана аккуратно сложенные купюры и передал другу. У него заметно отлегло от сердца, ведь все прошедшие выходные он нет-нет да и напрягал память, пытаясь выудить из ее недр ответ на вопрос, куда делись две сотни, думал, потерял, а оказалось, всего лишь одолжил. Нет, это не мелочность, просто привык человек точно знать, что лежит в кармане его рубашки, что заменял бумажник, которого у него никогда не было…
        - Ты самый лучший друг на свете! - заметно оживился Денис. - Стой здесь, никуда не уходи, я себе кофе сделаю, еще одну сигаретку попрошу…
        Просторное помещение, которое ранее служило цехом для ремонта всевозможной техники транспортного предприятия, что давно развалилось, было превращено в склад. Внутри светло, просторно, множество стеллажей высотой чуть не до самого потолка. Ближе к входу исключительно из стекла и пластика соорудили симпатичный офис. Столы, компьютеры, молодые и энергичные сотрудники. Все это вместе являло собой филиал крупной компании, специализирующееся на продаже всевозможных запасных частей. Фирма процветала, несмотря на общую разруху, сеять и убирать урожай не переставали, следовательно, спрос на запчасти только рос.
        Идиллию раннего утра разорвал хлопок, почти выстрел, разбудивший всех местных собак. Как оказалось, то «чихнул» автомобиль первого утреннего клиента. Вслед за хлопком у ворот показалась и он сам - древний «Москвич». Он задержался у въезда на территорию, давая возможность полюбоваться антиквариатом на колесах «бойцам» из пожарной команды, что базировалась в здании напротив. После повернул, чудом вписавшись в довольно-таки крутой поворот. Медленно покатился в сторону открытых складских ворот и перекуривающих чуть в стороне от входа ведущих менеджеров фирмы.
        Машина остановилась. Открылась водительская дверь. Под дружный смех Дениса, Вадима и пассажира «Москвича», случайно застрявшего в городке дальнобойщика Сан Саныча, старичок-водитель извлек из-под своего кресла кирпич, подложил его под колесо, убедился в надежности фиксации.
        - Ладно вам насмехаться над старым человеком! О вас же беспокоюсь. Сорвется, покатится чего доброго, натворит вам дел, - старичок скрипуче рассмеялся. - Ладно, молодежь вы поработать не желаете?
        - Идемте, - Вадим бросил окурок в урну, - поработать, значит поработать…
        - Сашок, рассказывай! - дед подвинул стул к столу с компьютером, кивнул на него Сан Санычу. Тот садиться не стал, потому дед уселся сам. Устроился, внимательно вгляделся в монитор. - Сейчас молодой человек тебе все растолкует.
        - Подшипник нужен передней ступицы ДАФ-95.
        - В наличии точно нет только под заказ. У вас номера случайно нет?
        - Автомобиля? - растерянно пробормотал водитель.
        - Да нет подшипника.
        - Нет, он на машине еще.
        - Логично. Тогда давайте техпаспорт…
        - В кабине остался…
        Вадим развел руками.
        - Везите. Без него я вам ничем не помогу. В паспорте код указан, он уникален для каждого автомобиля. По нему я могу идентифицировать любую деталь, без него же… словом, можем не угадать…
        - Вообще не вопрос. Съездим и привезем, - вмешался дед. - Что поделать времена такие, прогресс! Вот раньше был себе «Москвич» четыреста восьмой, к примеру, как мой, так он с какой стороны на него не смотри, а всего лишь «Москвич». Сейчас же со всеми этими иномарками, пока разберешься! Слушай друг, а глушитель для моего коня железного у тебя найдется?
        - Для четыреста восьмого? Найдем, если надо. Есть. Да вон он просто в зале, на дальнем стеллаже лежит, по бирке смотрите, точно, этот…
        Дед шустро подпрыгнул и подбежал к витрине. Остановился, присмотрелся, подскочил на месте, повернулся и удивленно замигал глазами.
        - И это его цена?! Да вся моя машина столько не стоит! Новая не стоила, а сейчас и подавно.
        - Нет, это всего лишь код, - усмехнулся Вадим, - ниже цена, подчеркнута она…
        - А, - дед притворно схватился за сердце, - совсем другое дело. Хотя с моей пенсией это на два месяца зубы на полку положить. Ладно. Ну что Санек будем ехать? После еще разок прокатимся…
        - Вы можете просто позвонить, - Вадим выдвинул верхний ящик стола, сдвинул скопившиеся в нем бумаги, отыскал на дне визитку. - Позвоните, код продиктуйте, я вам все скажу, и цену, и сроки. Вот как этот товарищ…
        В продолжение его слов, противно зазвенел офисный телефон.
        - Староукраинский филиал компании «Авто-Мир», менеджер по продажам Вадим, чем могу быть полезен? Денис? Одну секундочку, - Вадим прикрыл ладонью микрофон и громко крикнул: - Денис! Бросай курить и дуй к телефону!
        - Ладно, ребятки. Пока спасибо, но мы еще вас потревожим! - дед направился к двери. Остановился, пропуская мчавшегося на всех парах Дениса.
        Затарахтел двигатель старенькой машины…
        - Да. Это я. Ткаченко Денис Евгеньевич.
        В динамике зазвучал громкий восторженный женский голос:
        - Поздравляю вас Денис Евгеньевич! Вы стали нашим главным победителем!
        - Победителем чего? - удивленно замигал глазами тот.
        - Вы стали победителем акции «Рули к мечте»!
        - А что это за акция такая?
        - Как, неужели вы забыли? Вы ведь регистрировались в прошлом году, фотографию высылали. Вот она передо мною. Вы, на набережной у черного внедорожника…
        - А, это! Честно говоря, забыл. Давно было…
        - Ничего, это все неважно. Важно то, что вы стали обладателем главного приза - автомобиля вашей мечты! - восторженность в голосе незнакомки достигла своего пика. - Поздравляю вас, поздравляю! Скажите за истекший период данные, которые вы предоставили, в частности адрес, не изменились?
        - Нет, живу, где и жил. Так значит, я и адрес сообщил? - в голове все отчетливее пульсировала очень даже разумная мысль, намекая на то, что самое время искать во всем происходящем подвох.
        - Превосходно! У меня остался последний вопрос, если выигрыш доставят завтра, ориентировочно к шести часам вечера, это вас устроит?
        - Да, конечно, но вы мне другое скажите - во что мне это выльется? В какую сумму? Сколько я должен буду заплатить?
        В телефоне замолчали, повисла пауза, подстегивая сомнения Дениса.
        - Простите, я пересмотрела условия конкурса, нет, ничего вы не должны платить. Более того, даже налог на выигрыш, вернее на покупку (по символической цене) уже оплачен. Вам остается всего лишь зарегистрировать автомобиль на свое имя и это все!
        - Тогда в чем подвох? - прямо спросил тот.
        - Не знаю, - растерялась девушка. - Мы серьезная организация, мы не занимаемся никакими махинациями, если вы об этом. Но давайте поступим правильно - вам доставят машину, изучите все документы, посмотрите, проверите. А после уже сами решайте. Да, телефон свой оставьте мобильный на всякий случай…
        - Хорошо пишите… и это… спасибо! - Денис положил трубку и медленно опустился в кресло. Обвел помещение невидящим взором, сфокусировался на лице друга. - Слушай Вадик, а я, кажется, машину выиграл…
        - Кажется, или все-таки выиграл?
        - Не знаю…
        - Оригинально!
        - Да! Слушай, друг, ты ведь на юридическом учился. Помоги, а! Завтра вечером надо будет бумаги кое-какие посмотреть. Разобраться, понять, уж не подстава ли это! Договорились? С меня причитается!
        10. Первая леди города
        В отличие от своих куда более отдаленных от центра собратьев центральная еще недавно носившая гордое имя вождя мирового пролетариата улица выглядела весьма и весьма презентабельно. Любой из довольно-таки немногочисленных гостей города, у кого хватало терпения, не жалея себя и подвеску своего автомобиля, пропетлять окрестными улицами, лавируя среди множества ям различной глубины, выискивая остатки древнего асфальта, прибыв в центр мог вздохнуть спокойно. Мог бы он, гипотетический, почувствовать себя действительно в городе (не зря же местные жители называют центр своего населенного пункта именно так просто и понятно - «город»!), но дело вовсе не в этом…
        Утром обычного трудового дня просто посредине центральной улицы, следовательно, в самом сердце того самого «города», между зданием районной администрации и недавно отремонтированным рестораном, посреди тротуара на горке сложенной из бордюрного камня сидели трое мужчин. Это были именно те, на кого и была возложена особо важная и неимоверно ответственная миссия, а именно, приведение «города» в состояние хоть отдаленно напоминающее, собственно, город.
        Трое мужчин - три очень заметные фигуры. Одинаково худые, но жилистые. С голыми торсами, тело каждого одинаково покрыто (разными, правда) татуировками. Бритые наголо, с многодневной щетиной на лицах, они казались измученными, больными, а то и вовсе восставшими из мертвых. Их глубоко запавшие глаза ярко (что особенно заметно на фоне густой многодневной щетины, покрывающей щеки и подбородок) светились одной светлой идеей, выдавали общее для всей компании стремление к мечте. К той, которая тонкой белесой струйкой разливалась по изрядно мятым пластиковым стаканам.
        «Старший», причем старший не столько по положению, сколько по возрасту, с методичностью и точностью дозировочного автомата делил мутную жидкость на три равные части. Его коллеги также не теряли времени. Мгновение и все готово к походной трапезе - из-под одного из камней извлечен пакет с остатками вчерашнего обеда. Еще одно и на бетонном «столике» рядом со стаканами красовался не слишком аппетитный натюрморт: пирожок, покрытый белыми пятнами то ли муки, то ли плесени, четыре слегка увядших огурца и, пожалуй, основное блюдо - свежее, всего несколько минут тому назад сорванное, яблоко.
        Стол накрыт, закуска честно поделена на троих.
        - Поехали! - скомандовал «Старший» и влил в себя содержимое своего стакана.
        Осчастливленный долгожданной выпивкой, организм несколько раз передернуло. Рука автоматически потянулась за пирожком, но мозг не удержался и предостерег: «Не вздумай!». Прислушавшись к голосу разума, «старший» взял дольку яблока и, не утруждая себя утомительным процессом пережевывания, проглотил ее целиком. Его примеру последовали остальные…
        - Прячьте стаканы! Хозяйка едет! - прошептал один из выпивающих, самый молодой на вид, чьи зоркие глаза уловили отблеск солнца на лобовом стекле белого внедорожника.
        - Это еще что такое! - из окна остановившегося автомобиля выглянула женщина средних лет, которую можно было назвать красивой, если бы не странное впечатление, производимое нею на окружающих. Казалось, будто ее постирали, в машинке, автомате, всю, целиком, даже не раздевая…
        - Как это что? - вопросом ответил «Старший», после чего все трое вскочили на ноги и низко поклонились. - Обед у нас хозяйка!
        - А не ранний ли обед?
        - Да нет, в самый раз!
        Дама в машине демонстративно посмотрела на дорогие наручные часики.
        - Одиннадцать сорок!
        - Вот, и я о том же! Самое что ни на есть обеденное время. Вы ведь сами видите, условия у нас полевые, так что, раньше сядем - раньше встанем. Только и всего! Более того, мы уже и заканчиваем, еще минутку и сразу за работу… - продолжал «Старший».
        - Ладно, - она снисходительно кивнула. Вышла из машины, поправила дорогое, но явно не на нее шитое платье. - Дело ваше. Давайте смотреть…
        Рискуя сломать тонкие каблуки, она прошлась по добросовестно перерытой работниками проезжей части. Дошла до того места, где начинался уже готовый блещущий новой плиткой и окаймленный бордюром тротуар. Повернулась и, стараясь широко ступать, но при этом не сломать ноги отсчитала несколько шагов. Огляделась, показала пальцем на ближайшее, стоявшее чуть дальше того места, где она остановилась дерево.
        - Вот вам ориентир. Второй каштан от угла здания музыкальной школы. Запомнили? - она вопросительно взглянула на рабочих. «Старший» кивнул, остальные двое растеряно переглянулись. - Вот и хорошо. Значит так, к сегодняшнему вечеру, или, если вам так удобнее, к завтрашнему утру, плитка должна быть положена вровень с этим деревом. Бордюр, само собой, тоже. Вопросы будут?
        - Так это, хозяйка… - начал было «Старший».
        - Если завтра утром этот участок не будет доведен до ума, завтра днем здесь будут работать другие люди. Еще вопросы?
        - Так нет, мы все…
        - Вот и хорошо, встречаемся в девять часов! - дама вернулась к машине, открыла дверь села, сняла туфли на шпильке, обула домашние тапочки и, не глядя на работников, уехала.
        - Ладно тебе Михалыч, не расстраивайся! - махнул рукой тот, что выглядел моложе других. - До утра еще времени вагон, может, я это… еще сбегаю?
        Восприняв кивок как отмашку тренера, «Молодой» скрылся в глубине ближайшего двора. Минутой позже он со счастливой улыбкой на лице передавал «Старшему» мятую пластиковую бутылку с налитой в нее мутной жидкостью. Обед продолжался…
        Отчитав рабочих, эффектная хоть и неухоженная дама доехала до конца квартала, притормозила на перекрестке за рестораном, остановилась, не обращая внимания на разрывающийся сигнал старенькой «Копейки», водитель которой был вынужден остановиться позади нее. Немного поразмыслила, приняла решение. Развернулась, не удостоив внимания кричавшего и энергично размахивающего руками толстяка из старой легковушки. Поехала обратно. На рабочих, которые в тот момент уже начали разливать второе «блюдо», она даже и не взглянула, проехала мимо администрации, миновала здание почты, подрулила к угловатому строению, украшенному яркой вывеской «Салон красоты», припарковалась прямо напротив входа.
        Это заведение вряд ли могло составить конкуренцию какому-нибудь пусть даже самому захудалому столичному салону. Не дотягивало оно, ни по качеству предлагаемых услуг, ни по их ассортименту. Но ведь дело не в этом, в салоны ходят не столько за красотой (ее если бог не дал, ни один мастер не поможет), сколько себя показать…
        - Здравствуйте Ольга Ивановна! - молодая девушка, облаченная в рабочий халатик весьма откровенного фасона, искренне и лишь чуточку заискивающе улыбнулась, предчувствуя легкие деньги. - Очень рада вас видеть. Проходите, присаживайтесь!
        - Извини Наташа я сегодня без записи. Даже и не планировала, но эти бездельники все настроение испортили. Сможешь уделить мне немного времени?
        - Конечно, как иначе! Одну секундочку, я только позвоню клиентке, чтобы пришла на часик позже, - не мигнув глазом, соврала жрица храма красоты. В ее заведение вообще редко кто заходил, а чтоб по записи… - Вы проходите, располагайтесь!
        Выждав время, достаточное для того чтобы пообщаться с воображаемой клиенткой, девушка вернулась в зал. Подошла к Ольге Ивановне, внимательно посмотрела на ее отражение в зеркале.
        - Пожалуй, стоит начать с прически?
        - Да, согласна. Знаешь Наташа, вот смотрю я на себя, а вижу не то, что хочется увидеть. Исправь, будь так добра, что только можно исправить…
        Скоро из зеркала на женщин смотрела совершенно другая Ольга. Нет, салон не добавил ей красоты, он лишь приоткрыл ту ее часть, которая всегда была и никуда не исчезала. Она просто притаилась, спряталась, скрылась под налетом прожитых лет.
        - Да ты просто волшебница! - совершенно искренне восхитилась новая Ольга. - Еще маникюр, и тогда я точно себя не узнаю.
        - Я бы вам порекомендовала художественное оформление ногтей. Это и эффектно, и одновременно оригинально…
        - Это как? Рисунки?
        - В принципе, да, выберите любую тематику, я под нее оформлю ваши ногти.
        - Под тротуарную плитку можно? - грустно улыбнулась клиентка. - Она у меня уже в печенках.
        - Конечно. Как говориться, любой каприз…
        - Ладно-ладно это шутка была. Сделай что-нибудь на свой вкус!
        Скрипнула, открываясь, входная дверь. В зал влетел счастливый смех. Вслед за смехом в салон ввалилась блондинка обладательница шикарной фигуры и симпатичного личика лет двадцати с хвостиком. В руках она держала несколько пакетов, ее большие серо-стальные глаза светились подлинным счастьем, тем, которое бывает только в ранней молодости.
        За блондинкой вошел парень, по виду ее ровесник. Он остановился на пороге, слегка поклонился и тут-таки ступил шаг назад.
        - Лена подожди, мы не туда зашли. Простите, кажется, здесь нет мобильных телефонов…
        Блондинка, услышав его слова, перестала смеяться, оглянулась, несколько раз удивленно мигнула глазами. Посмотрела по сторонам. Увидела сидящую в кресле Ольгу. Прикусила губу, кивнула и, не говоря ни слова, скрылась вслед за парнем.
        - Странная она какая-то… - пожала плечами Наталья, продолжая создавать миниатюрный шедевр на очередном ногте.
        - Любовница моего мужа? - безлико спросила Ольга. - Да, есть в ней что-то… непонятное…
        - Ой, простите Ольга Ивановна! Я нечаянно, - Наташа бросилась вытирать зеленый лак, оставивший густой след на фалангах сразу двух пальцев клиентки.
        - Ничего страшного…
        - Простите, но вы меня просто убили! Так спокойно сказали - любовница…
        - А ты не знала? - с фальшивым любопытством в голосе спросила Ольга.
        - Честное слово нет! - почти убедительно солгала Наталья.
        - Тогда ты единственный человек во всем городке, кто был не в курсе…
        - И как вы только терпите?
        Клиентка равнодушно пожала плечами, но в глубине ее глаз темным облаком промелькнула подлинная грусть.
        Умудренная опытом работы с людьми Наташа не стала развивать тему. Она быстро закончила украшать ногти, проводила посетительницу, вернулась, села в кресло и принялась и энтузиазмом достойным восхищения пересчитывать гонорар. Один раз посчитала, второй. Радовало ее это занятие, ведь сегодня уже можно не работать, да и в ближайшие дни тоже.
        11. Получите и распишитесь
        Ближе к шести часам вечера Денис уже не ходил, он буквально бегал по двору. Рывками, от забора до забора, часто подбегал к воротам, смотрел на совершенно пустынную улицу, возвращался к мирно сидящему на скамейке Вадиму. Садился рядом, но тут-таки подпрыгивал, будто в доске была запрятана пружина, поднимался и снова бежал к воротам. Подбегал, останавливался, возвращался, а уж если где-то вдалеке слышался шум автомобильного двигателя!
        Вадим наблюдал за поведением друга, молчал, улыбался, долго терпел, но все-таки не выдержал:
        - Денис, да перестань ты уже бегать! Быстрее, чем есть, все равно не будет. Что ты хочешь там высмотреть?
        - А вдруг они не могут найти мой дом?
        - Ты, если я ничего не путаю, оставил номер мобильного. Заблудятся - позвонят…
        - Да, а если они не записали, неправильно записали, в одной цифре ошиблись, просто потеряли, что тогда? Позвонить на городской телефон смогут только завтра утром. Вспомнил я. Тогда, без малого год назад, когда в этой афере регистрировался, я рабочий номер указал, сам не понимаю почему. Додуматься же до такого, сообщить собственный домашний адрес, а в дополнение к нему рабочий телефон! Стой, кажется, едет кто-то…
        Он снова бросился к воротам, налетел на них, остановился. Его приветствовала тишина. Послышалось…
        - Слушай, сядь, а? - смеясь, сказал Вадим. - Не то ворота снесешь, что тогда делать? Не оставишь же ты новую машину во дворе, не закрыв…
        - Смейся-смейся! Вот не подвезу тебя… куда-нибудь, тогда посмеешься…
        В просвете между неплотно закрытыми створками промелькнул темный силуэт. Она! Мечта всей жизни. Сначала матово-черный бампер, появился он и тут же скрылся. Далее показалось колесо, большое, мощное. Блеснула отраженным светом глянцевая, будто начищенная резина покрышки, дополняя заманчивую черноту, лениво выкатился серебристый диск. Дрогнул, остановился. Послышался тихий шум, скорее шелест, звук колес накатывающихся на щедро посыпанные свежим песком остатки доисторического асфальта у ворот.
        Друзья замерли. Нависающий над Вадимом Денис вместо того чтобы по обыкновению броситься к воротам, медленно сел на скамейку. Замер, удивленно и в то же время с опаской, поглядывая на фрагмент колеса все еще виднеющийся через щелку. Вадим взглянул на растерянного товарища, усмехнулся, поднялся и направился к воротам. Опомнившись, Денис побрел следом, только шел он медленно, неуверенно, не в силах заставить себя поверить в то, что все происходит на самом деле…
        Хлопнула дверца машины. К воротам, с другой их стороны, подошел молодой паренек. Он потянул на себя ручку калитки, та не поддалась, тогда несколько раз кулаком ударил по железному листу створок.
        - Хозяева! Принимайте подарок!
        Вадим посмотрел на товарища, тот лишь растерянно вертел головой и жадно хватал ртом воздух. Открыл замок, толкнул калитку, вышел. Там, на пыльной обочине, с эффектно вывернутыми до упора передними колесами, стоял большой черный внедорожник. Настолько черный и настолько чистый, что, казалось, всего мгновение тому его тщательно отмывали на мойке. Идеально чистый кузов, ни единого пятнышка, свежая резина, в голову не укладывалось, что машина своим ходом прошла как минимум сотню километров. Гораздо проще было поверить в то, что ее выкатили из закрытого контейнера в метре от двора Дениса, а то и вовсе она материализовалась просто у ворот счастливчика. Может, так все и было…
        - Денис Евгеньевич? - парень приветливо протянул руку. - Мои поздравления. Вот уж повезло, так повезло. Завидую белой завистью. Принимайте аппарат!
        - Нет, я Вадим. Вот Денис…
        - Тогда вас поздравляю! Принимайте: здесь машина в количестве одна штука, здесь бумаги, много их…
        - Все равно не верится… - пробормотал Денис. Он проигнорировал документы, несколько раз обошел вокруг машины, неуверенно потрогал ее пальцем, на самом деле опасаясь, что та исчезнет. - Не верится и все тут…
        - Можете поверить, машина настоящая! Лично проверил. Да, ключи в замке. Только сначала автограф!
        - Можно взглянуть? - Вадим протянул руку к документам. Парень кивнул и отдал папку.
        - Смотрите, изучайте, но нет там ничего сколько-нибудь интересного, так, стандартный набор. Документы на покупку, сами понимаете, за копейки, инструкция, как без нее! Страховка на год, презент от фирмы! Справка об уплате налога…
        - Все в порядке? - Денис наконец-то начал приходить в себя.
        В ответ Вадим пожал плечами.
        - Кажется, да. Если что-то и не так, то я этого не вижу.
        - Вот и отлично! - обрадовался паренек пригнавший машину. - Ставьте подпись и, если вас не затруднит, подбросьте на автовокзал, скоро моя маршрутка…
        - Это вообще без проблем, просто-таки с огромным удовольствием, - Денис вывел свою фирменную не очень похожую на подпись загогулину, потер руки. - Подбросим туда, куда прикажете. Только это… я ведь что-то все-таки должен заплатить, ну хоть за доставку?
        - Ничего! За все уплачено, - парень заговорщицки подмигнул. - Более того, у меня распоряжение - не брать ни копейки. Это действительно так, но вот «спасибо» в пивном эквиваленте всегда приветствуется! От бутылочки ледяного пивка, не в знак оплаты, а так по-дружески я точно не смогу отказаться.
        - Вадим будь человеком! - Денис подмигнул товарищу, тот обреченно склонил голову и побрел в ближайший магазин.
        Скоро он вернулся с двумя бутылками. Одну отдал пареньку, вторую откупорил сам.
        - А я? А мне?! - возмутился Денис.
        - А ты теперь у нас за рулем! Так что привыкай, - развел руками Вадим. Он демонстративно вытер горлышко бутылки ладонью, влил в себя чуть не половину ее содержимого и удовлетворенный выдохнул. - Вот это красотища!
        - Ладно-ладно, издевайся! - отмахнулся обладатель черного чуда техники. - Грузимся, поехали! Я свое после нагоню.
        Машина плавно тронулась. Счастливый до безобразия Денис давил на педаль газа, автомобиль послушно разгонялся, похоже, его мало волновал тот факт, что покрытия на дороге как такового не было. Наверняка он бы пролетал над многочисленными ямами, не замечая их, но у нового владельца при виде первой же глубокой выбоины сжалось сердце, он отпустил педаль, часто притормаживая и энергично работая рулем, направил машину туда, где в нескольких кварталах городской грунтовой дороги, виднелся настоящий хоть и не первой свежести асфальт.
        - Автовокзал у вас на улице Кирова? - оторвался от экрана своего мобильного телефона паренек, пригнавший машину.
        - А черт его знает! - честно ответил Денис.
        - В смысле? - растерялся пассажир.
        - Нет, ты не волнуйся, где автостанция я точно знаю, а вот как сейчас та улица называется, даже и не представляю…
        - Точно, - подключился к разговору Вадим с заднего сиденья. - У нас, как и во всей стране, пора экспериментов. Ищем способ, как с минимальными затратами труда начать жить хорошо. Вот с полгода тому назад два памятника снесли - не помогло, лучше не стало. Сейчас улицы переименовываем. Подумывают дать городку новое имя, более везучее что ли, а некоторые «энтузиасты», так те и вовсе утверждают, будто бы причина всех неприятностей кроется во флаге. Мол, перевернуть его надо и тогда все разом наладится. Словом, мыслительный процесс идет, идей много, разных. Нет, правда, не работать же в самом-то деле!
        - Понятно, - пожал плечами пассажир.
        - Вот это у нас бывшая улица Кирова, - Денис кивнул подбородком вперед, в сторону ближайшего перекрестка. - Район этот именуется «Молдавкой» (просьба не путать с легендарной «Молдаванкой», та ей и в подметки не годится). Название исконно народное, настоящее. Народ он как назовет так оно и будет. Неважно, переименовывай улицы, не переименовывай, а ничего уже не изменить, было оно, есть и на долгие годы останется. Рекомендую - излюбленное место всех местных любителей выпить. Они здесь везде, под киосками, под заборами, под деревьями…
        12. В помощь любителям чужих жен…
        Сергей Семенович остановился на крыльце, критически осмотрел себя, отражающегося в слегка затемненном стекле, довольный тем, что видел, кивнул. Ступил шаг вперед, открыл дверь, перешагнул через порог. Остановился.
        На него пахнуло прохладой, точнее, леденящим холодом. От столь резкого перепада температур захватило дух, показалось, будто горячее его дыхание оседает на ближайшей занавеске самым настоящим инеем…
        - Проходите, проходите, не стесняйтесь! - послышалось откуда-то из глубины помещения. - Да, дражайший Сергей Семенович, частично вы правы, нам стоит поработать над интерьером. Человек незнающий сразу и не поймет, куда идти, в какую сторону. Занавески, вокруг одни лишь занавески, но нет, извините, так изначально было задумано. За каждой шторой своеобразный кабинет. Так сказать, задел на будущее. А впрочем, не обращайте внимания.
        Сраженный тем, что его мысль была озвучена, посетитель растерялся окончательно. Способствовал этому и тот факт, что он не видел человека, который с ним разговаривает, а это не просто заставляло задумываться, но и заметно прибавляло нервозности.
        Тем временем тень, формировавшаяся за одной из занавесок, обрела форму. Тонкая ткань качнулась, дрогнула, резко сдвинулась. Перед гостем предстал во всей красе владелец страхового агентства - Илларион Карлович.
        - Безумно рад вас видеть, - тот слегка поклонился, ступил шаг в сторону, рукою предлагая посетителю пройти вглубь помещения. - Идемте в один из моих, можно так выразиться, кабинетов. Как и все, он несколько воздушный, слегка эфемерный. Да это все именно ввиду полнейшего отсутствия стен, но это к лучшему. Прозрачность, пусть лишь полупрозрачность, как вы знаете, у нас в почете. Присаживайтесь, будьте столь любезны. Рассказывайте, не стесняйтесь, что вас привело?
        Лишь только голос хозяина смолк, к Сергею Семеновичу вернулась толика уверенности. Нервным движением он поправил галстук, кивнул, замер, слегка склонив голову, начал:
        - Я к вам по делу, уважаемый…
        - Илларион Карлович.
        - Да. Исключительно по делу. Я бы хотел застраховаться.
        - Правильная мысль! Более того, уверен, вы пришли по адресу.
        - Меня интересует страхование жизни… - Сергей Семенович на мгновение запнулся, непроизвольно всхлипнул, - и здоровья…
        Владелец агентства изобразил озадаченность на лице.
        - Пожалуй, это возможно. Нужно будет лишь немного подкорректировать формулировку. Скажем, вы мечтаете оставаться живым и, так сказать, здоровым, - Илларион Карлович замолчал, несколько секунд он шевелил губами, затем отрицательно покачал головой. - Все-таки нет, не поймите меня превратно, но это лишено всяческого смысла. Кто, скажите мне на милость, захочет застраховать свою жизнь на две недели? Пусть даже здоровье. Хотя, случаи бывают разные, к примеру, «положение крайней необходимости». Допустим, опасное задание, секретная операция или командировка с риском для жизни. У вас подобный случай?
        Непонимающий взгляд посетителя был ему ответом.
        - Вот и я о том же! - радостно воскликнул хозяин. - Нет, никоим образом нет! У вас самая обычная, самая рядовая ситуация. Можно даже сказать, житейская. Вас влечет к вашей очаровательной соседке, но вы опасаетесь ее ревнивого мужа. Правильно? Конечно, правильно! Тогда другой вопрос, к чему столь глупое желание? Нелогично…
        - Но я ведь только, - не смотря на прохладу в помещении, Сергея Семеновича бросило в жар. Его щеки пылали огнем. - Мне бы немного уверенности… возможные затраты…
        - Затраты, это да! А вот уверенность… это тоже да! - Илларион Карлович потер ладони. - Будем говорить, как есть. Вам нужна уверенность в том, что вас не «застукают»?
        - В некотором роде… - сильнее покраснел посетитель.
        - Да не стесняйтесь уважаемый Сергей Семенович, не стесняйтесь, это ведь что? Это всего лишь жизнь! Значит, оформляем?
        - Так, а что мы оформляем? - посетитель встал, но, встретившись взглядом с глазами хозяина агентства, тут-таки сел. - Я ничегошеньки не понимаю!
        - Оформляем страховку. Предмет страхования - ваша мечта, формулируем ее так: «Я (в смысле, вы), мечтаю о том, чтобы… (не будем переходить на личности, скажем просто) муж той женщины, к которой у меня влечение, нас не «застукал», а у меня все с ней получилось». Звучит немного ненаучно, но лаконично и в точности соответствует истине. Ваше слово?
        - И если мы заключим такую сделку, я могу спокойно к ней…
        - В некотором смысле да. Мы фирма коммерческая, не в наших интересах выплачивать страховку, - Илларион Карлович заговорщицки подмигнул. - Но, сами понимаете, опять-таки, это жизнь, всякое бывает. Зато имеется существенный плюс - случись страховой случай, вы получите деньги, компенсацию в полном объеме…
        - Ну вот! Я ведь именно за этим и пришел! Всего лишь застраховать собственную жизнь и здоровье. А вы мне такого наплели, - облегченно вздохнул Сергей Семенович. - Хотя, спасибо вам, своими разговорами вы действительно пробудили во мне уверенность. Сам не знаю, на чем она основывается, не понимаю почему, но я почти уверен - ничего «страхового», как вы выражаетесь, со мной не случится. Это и есть договор? Разрешите ознакомиться?
        - Не просто разрешаю, я на этом настаиваю. Смотрите, читайте, изучайте!
        Минутой позже Сергей Семенович подписывал документ, тщательно вычерчивая свою длинную и витиеватую «министерскую» как он выражался, подпись. Еще раз пробежал глазами текст, остался доволен. Достал плотно набитый бумажник, начал считать.
        - Насколько я понял, с меня десять тысяч?
        - Точно так.
        - Вам?
        - И опять-таки да!
        - Держите. Все правильно?
        - Вне всяких сомнений. Позвольте, я быстренько печать поставлю, документ все-таки. Теперь готово, это ваш экземпляр, мой, будьте любезны, - Илларион Карлович поднялся и протянул гостю руку. - Был безмерно рад знакомству. Честное слово, хотелось бы предложить вам рюмочку коньяка, чтоб «обмыть» нашу сделку, но я все понимаю, вижу, вы спешите…
        - Да! - теперь уже искренне улыбнулся посетитель. - Договор ведь уже вступил в силу, потому мне не терпится проверить его в действии.
        - Как вам будет угодно, - слегка поклонился хозяин. - Не беспокойтесь, такси уже ждет.
        Посетитель снова улыбнулся и дружески кивнул на прощанье…
        - На Урицкого, и как можно быстрее, - скомандовал он водителю, располагаясь на заднем сиденье.
        - Я бы и сам хотел быстрее, но по таким дорогам только быстро и ездить. Тут танк нужен, на крайний случай трактор, - пробормотал себе под нос шофер и свернул с центральной улицы…
        - Здесь и остановитесь, спасибо! - он протянул водителю купюру, тот мрачно кивнул и поехал дальше.
        Сергей Семенович остановился у своего двора. Прошелся вдоль ворот. Обернулся. Калитка соседки легонько скрипнула и медленно, сама собой, начала открываться. Уверенность, вселившаяся в отставного военного во время посещения страхового агентства, сразу же напомнила о себе. Он нервно мотнул головой. Огляделся. Улица казалась совершенно безлюдной, дворы соседей тоже.
        Раздумывать не хотелось. Он кивнул, отгоняя сомнения, поднял воротник пиджака, втянул голову в плечи, будто герой-любовник из приключенческого романа (или мэр того самого городка, который намерился отдохнуть от собственной жены), часто оглядываясь, поспешил к участку соседей. Стоило ему оказать во дворе, калитка звонко захлопнулась и у него на шее повисла аппетитная и вожделенная Лариса Павловна. Прочие стимулы были бы излишни. Знакомой дорогой, игнорируя мрачный с отчетливыми нотками искренней зависти лай собаки, Сергей Семенович внес Ларису в дом, задыхаясь, затащил ее в спальню, уронил на кровать, упал сам…
        13. Мечты нередко и пересекаются
        Симпатичное личико очаровательной Леночки выглядело задумчивым. Да и не только лицо, все ее естество, внешность, поведение, во всем сквозила одна сплошная задумчивость. Если первое время это состояние ничуть не свойственное его спутнице-блондинке, искренне веселило Сашу, то уже через полчаса начало по-настоящему злить.
        Прошло чуть более получаса с того момента, когда они вошли в просторное, но совершенно безлюдное фойе бывшего кинотеатра, превращенного в самый популярный в городе бар. Уже более полчаса они сидели друг напротив друга, сидели, смотрели в пустоту, молчали. Саша несколько раз порывался начать разговор, но тот неминуемо заходил в тупик, наткнувшись на холодное отвратительно-задумчивое молчание девушки.
        - Слушай, Лен, я тут подумал, может, я все-таки пойду? - изо всех сил подчеркивая свое плохое до невозможности настроение, пробормотал он. - Ты ведь и со мной, и не со мной одновременно!
        Девушка перестала вертеть стакан с коктейлем, размешала его содержимое соломкой и залпом выпила. Скривилась, посмотрела в лицо своему спутнику, отрицательно покачала головой.
        - Не пойдешь ты никуда. Ты ведь мой друг…
        - Мне бы хотелось быть больше чем просто другом.
        - Тогда ты мой лучший друг, - она лукаво подмигнула. - А иногда, да, бывают и такие моменты - гораздо больше чем лучший друг…
        - Вот именно тем, кто больше чем друг, мне и хотелось бы бывать чаще, - прошептал молодой человек.
        В ответ девушка равнодушно пожала плечами и чуть заметно развела руками.
        - Саша, ты ведь взрослый мальчик, сам все понимаешь! Да, я знаю, я холодная, я расчетливая, но скажи мне только честно, что ты можешь мне предложить? - она скосила взгляд на пакеты с обновками. - Молчишь? А я привыкла хорошо выглядеть, жить широко люблю, что для этого надо? Правильно, деньги… девушка, повторите коктейль, мне и другу моему тоже…
        - Значит, ты так и будешь всю жизнь на вторых ролях?
        - Нет, не буду. Скоро все изменится, обязательно изменится. Я еще не знаю как именно, но точно изменится. Главное Санька что? Чтоб цель была, чтоб мечта душу грела, а там все сложится!
        - Ну, если это у тебя действительно мечта, то тебе вон туда, - он указал рукой в том направлении, где на противоположной стороне и чуть по диагонали находилось открытое на прошлой неделе страховое агентство.
        - А что там? - без тени заинтересованности спросила Лена.
        - Не знаю. Какие-то страховщики. Странные только. Это мне Денис, товарищ по работе, все уши прожужжал, да и не только мне. Говорит, была у него мечта заиметь машину, так он мечту эту застраховал, вот все и получилось…
        - Значит, теперь у него есть машина? - чуть менее отстраненным тоном спросила девушка. - Это уже что-то… интересный молодой человек…
        - Извини, - подскочил ее собеседник. - Я тут вспомнил - мне на работу забежать надо, причем срочно…
        - Обиделся, - спокойным до отстраненности тоном констатировала девушка, - снова обиделся…
        - Ничего я не обиделся, мне надо, - стараясь не смотреть своей спутнице в глаза, Саша залпом опустошил свой стакан, со стуком поставил его на столешницу и буквально выбежал из зала.
        - Вот! А я ведь именно об этом и говорю. Да он за свой коктейль заплатить не в состоянии, а еще меня обхаживает… - прошептала девушка и тихо хихикнула. - Хотя, во всех отношениях кроме денег он очень даже ничего, особенно в горизонтальном положении…
        - Что-нибудь еще? - молоденькая официантка подошла, размахивая подносом, будто намекала - не пора ли честь знать.
        - Нет, все. Сколько я вам должна? - Лена пробежалась по счету, кивнула, протянула девушке крупную банкноту. - Вот я глупая, рано кавалера обидела, теперь придется самой обновки домой нести…
        Официантка натянуто улыбнулась, отсчитала сдачу и принялась приводить столик в порядок.
        Леночка вышла на крыльцо. Печально посмотрела в сторону ресторана, у которого надрывно гудел кран, заставила себя спуститься на одну ступеньку, на другую. Вышла на тротуар и медленно пошла вперед. Остановилась. Взглянула на несколько машин у обочины, на таксистов-любителей, обменивающихся свежими новостями, на блестящее витриной страховое агентство, расположившееся напротив здания администрации, на яркую вывеску, на светящуюся табличку «Открыто».
        - А вот и зайду. Вот возьму и зайду! Нет, не потому, что я что-то там услышала и как глупенькая сразу поверила, нет, я зайду и просто посмотрю, разузнаю, что там и как.
        Почти минуту она стояла у входа, нанизывая пакеты на пальцы, будто кольца, все никак не могла определиться, какую руку освободить, чтобы открыть нею дверь. От мучительного выбора ее освободили. Плавно открылась прозрачная створка, с другой ее стороны, приветливо улыбаясь, стояла красивая девушка. Она кивнула посетительнице, жестом пригласила войти.
        - Спасибо! - Лена кивнула в ответ, с завистью рассматривая удивительно-блестящий восточный наряд красавицы. - С одной стороны, обновки это очень здорово, а вот с другой, пока их донесешь, пока примеришь, это же уйма сил и времени. Здравствуйте!
        Девушка еще раз кивнула, почти поклонилась и опять-таки жестом предложила пройти дальше вглубь комнаты.
        - Иду! - тут-таки согласилась посетительница. - У вас оказывается так здорово, отказаться просто невозможно… я, если честно, заходить совсем не собиралась, думала, такси взять, домой ехать, а тут ваша вывеска. Яркая она. Так все заманчиво! Кстати, я спросить хотела, что это за учреждение такое…
        - Безумно рад вас видеть! Проходите сюда, будьте столь любезны! - одновременно со всех сторон донесся вкрадчивый голос Иллариона Карловича.
        Леночка остановилась, оглянулась, но никого не увидела. Не было ни мужчины, голос которого приветствовал ее, ни девушки в ярком платье. Никого. Полутьма, наполнявшая зашторенную комнату, в один миг стала гуще, концентрированнее и чуточку даже пугающей, тут еще и прохлада, что грозила превратиться с лютый холод. Любопытство в один миг приготовилось потесниться, уступая место обыкновенному, но не менее концентрированному, нежели холод страху…
        - Ой, а где вы все? - прошептала она.
        - Как это где? - в голосе Иллариона Карловича послышались смеющиеся нотки. - Здесь, да просто перед вами! Простите, но все эти шторочки да занавесочки (поверьте, это не моя идея!), они просто-таки дезориентируют, особенно тех, кто заходит с освещенной солнцем улицы.
        - Здравствуйте! - Лена наконец-то увидела владельца агентства. Он стоял всего в двух метрах от нее.
        - Здравствуйте! - эхом отозвался тот. Он подошел к девушке, взял ее под руку и проводил к креслу. - Присаживайтесь, сделайте милость. Меня зовут Илларион Карлович, а вы… нет-нет, не отвечайте, дайте подумать, - он смешно закатил глаза, его губы медленно зашевелились. - Елена! Вас зовут Елена!
        - Да, так и есть, - натянуто улыбнулась девушка, - но откуда вы знаете, мы знакомы?
        - Нет, увы, не знакомы. В этом я целиком и полностью уверен. Любой, кто повстречает вас на своем жизненном пути, забыть вас никогда уже не сможет…
        - Спасибо за комплимент, но откуда…
        - Нет-нет, не подумайте, - Илларион Карлович сел в кресло напротив, - это никоим образом не комплимент, это констатация факта! А как я узнал ваше имя? Так это и вовсе просто! Вы, надеюсь, знаете, что ваше имя не простое, оно, можно так сказать, божественное! Свет солнца оно означает! Вот посмотрел я на вас и увидел сияющий лик дневного светила. Кроме того, вы, конечно же, слышали предания о Елене Прекрасной, ее красоте завидовали даже богини, за один только ее взгляд убивали, за право обладать нею начинали кровопролитные войны! Уверен, ваши воздыхатели не менее страстные!
        - Ну, это как сказать! - теперь уже искренне расхохоталась девушка.
        - Вот я и говорю! - в тон ей ответил владелец агентства.
        Воцарилась неловкая пауза.
        - Я вот что подумал, - первым заговорил Илларион Карлович, - а давайте я вас угощу! Позволите? Только скажите, чего бы вам хотелось? Кофе, чай, а может какой-нибудь освежающий коктейль? Ром, мята, лайм и немножечко тростникового сахара? Что скажете, моя помощница превосходно смешивает напитки…
        Девушка прикусила губу и испытующе посмотрела на собеседника, именно такой состав имел ее любимый коктейль, именно его она пила всего несколько минут назад…
        - Вообще-то, это очень хороший напиток, но не знаю, по большому счету еще утро. Пить алкоголь в такую рань!
        - Мы никому не расскажем, договорились? - он повернулся и крикнул в занавешенную пустоту: - Зумруд, сделайте нам два коктейля, будьте так добры!
        - Какое красивое имя - Зумруд!
        - Да, так сказать, вариация на тему драгоценного камня. Просто-таки идеально подходит под цвет ее глаз.
        Громко цокая каблучками, девушка с изумрудными глазами подошла к журнальному столику и, улыбаясь искренней, но слегка печальной улыбкой, поставила на столик два высоких стакана. Она кивнула Иллариону Карловичу, подмигнула гостье и быстро удалилась.
        - Благодарю, - крикнула ей в след Елена и потянулась к своему стакану. - А вы правы, удивительный вкус!
        Лишь только напиток коснулся вкусовых рецепторов, видимый девушкой мир преобразился. Не было более затемненной комнаты, не было колышущихся занавесок, даже прохлада и та исчезла. Вместо всего этого было море, берег, золотистый песочек, на который накатывали лазурные волны. Пальмы были, их листья покачивал легкий ветерок, средь них порхали птички, разные, цветные, удивительные. Но главное, среди всей этой красоты была она, Леночка, одетая в откровенный купальник цвета чистого золота, она прогуливалась вдоль кромки воды. Шла неторопливо, туда, где ее ждали. Просто-таки мечта! Вот только маленькая странность, ждали ее двое: молодой подтянутый Саша, и чуть поношенный, но выгодно отличающийся своим положением - Виталий. «С одной стороны, двое, это слишком, - игриво подумала девушка, - а с другой, очень даже в самый раз…».
        - Как вы правы, - в ее размышления ворвался голос Иллариона Карловича, - как я вас понимаю! Молодость, амурные приключения, сложности выбора!
        Леночка мигнула глазами. Все пропало. Не было больше пляжа, море также исчезло, вернулась затемненная комната, с нею прохлада. Вот только никакая прохлада не могла погасить огонь, пылающий на ее щеках.
        - Как бы там ни было, но все должно быть по правилам, - кивнул владелец агентства. - Мечта должна быть, и должна быть одна.
        - Какая мечта, вы о чем?
        - Вы ведь выразили желание застраховаться, или я что-то путаю?
        Девушка снова представила себя, только уже не у моря, не на пляже, а здесь, в кресле, она рассказывала во всех подробностях…
        - Да, выразила! - неожиданно для самой себя, выпалила она. - Я хочу быть с Виталием, но только так, чтобы при этом он ничего не потерял, и чтоб я могла периодически встречаться с Сашей, вот как!
        - Простите, но это два желания, если не все три!
        - Ничуть, это полтора. А если округлить, тогда получится…
        - А вот и договорились! - Илларион Карлович поднял обе руки в знак примирения. - Подписываем? Превосходно, ваш экземпляр, да, деньги мне. Был рад знакомству, нет, что вы, не волнуйтесь, такси уже ждет у входа, нет-нет, не беспокойтесь, подарок от фирмы! Счастливого пути! Был безмерно рад знакомству…
        Лишь только автомобиль такси отъехал, его место занял белый внедорожник. Из него вышла жена мэра, Ольга Ивановна. Она задержалась у боковой двери, взглянула на свое отражение в стекле, печальным жестом пожала плечами. Подняла голову, посмотрела на вывеску, внимательно прочла написанный на ней текст. Взбежала на крыльцо.
        - Очень рад вас видеть! - прямо на пороге она столкнулась с Илларионом Карловичем. Тот низко поклонился. - Приятно видеть преуспевающего предпринимателя, а заодно самую очаровательную бизнес-леди города. Проходите, проходите, не стесняйтесь уважаемая Ольга Ивановна…
        - Мы…
        - Нет, но разве я могу позволить себе не узнать вас! - он снова низко поклонился, на этот раз получилось театрально до комичности. - Ах да, совсем растерялся, я постоянно забывают представляться, это вопиющее безобразие! Илларион Карлович к вашим услугам. Присаживайтесь!
        - Как мне сказали, - начала Ольга Ивановна, - вы предоставляете страховые услуги весьма оригинального толка. Страхование желаний. Я правильно понимаю?
        - Именно так, а если у вас есть желание…
        - Следовательно, - перебила его посетительница, - я озвучиваю свою мечту, если она не сбывается, вы выплачиваете мне сумму равную двадцати страховым взносам. Так?
        - Всенепременно так, взнос пять процентов, а потому…
        - Тогда оформляйте, - она расстегнула змейку на сумочке и тут-таки застегнула обратно, - я хочу, чтобы мой муж перестал интересоваться женщинами. Да, вы правильно меня поняли, по-научному это называется импотенция. Принимаете… страховку?
        Илларион Карлович равнодушно пожал плечами.
        - Конечно. Почему нет!
        - Теперь о сумме. Миллион страхового взноса вас устроит?
        - Вне всяких сомнений - да!
        - Позвольте ваши реквизиты, - Ольга Ивановна поднялась, - сами понимаете, носить такую сумму с собой, особенно женщине, мягко говоря, неудобно. Я вам перечислю на счет, вас устроит?
        - Более чем…
        Притаившийся за толстым стволом старого каштана молодой человек, в котором без труда можно было узнать Сашу, обидчивого друга Леночки, внимательно следил за происходящим. Он видел, как в агентство вошла его подруга, видел, как она с раскрасневшимся лицом и странной улыбкой уехала на такси. Видел, как приехала Ольга Ивановна. Видел, как она быстро вышла и куда-то укатила. Серьезно задумался, тщетно пытаясь понять, что происходит.
        - Любопытно, а что если то, что рассказывал Денис, на самом деле не выдумка? - вслух размышлял он. - Что если желания, если они застрахованы, действительно сбываются? Тогда я, к примеру, могу пожелать… Леночку, нет, скорее всего, не в жены, а так… для начала… тогда… почему я стою!
        Он решительно вышел из-за дерева, но тут-таки снова спрятался. Вернулась Ольга Ивановна. Она быстро вошла в агентство. Не прошло и минуты, как она снова вышла. Кивнула, прощаясь, села в машину, с силой захлопнула дверь и уехала. За полупрозрачной дверью мелькнул мужской силуэт. Надо было решаться…
        Взвизгнули тормоза. Увлекшись, Саша чуть не попал под машину.
        - Санька, перестать под колеса кидаться! - смешливый голос Сереги, главного инженера крупного хозяйства, постоянного клиента фирмы «Авто-Мир», вылетел из салона раскрашенной под камуфляж «Нивы». - Задавлю, чего доброго. Ты не забыл вал для меня заказать?
        - Примерно через неделю должны привезти, сам понимаешь, импорт…
        - Вот я и говорю, хоть недельку потерпи, под машины не прыгай, привезешь вал, а там как знаешь. Шучу, счастливо!
        Машина умчалась…
        - Наверняка вы не хуже меня осознаете, как приятно, когда наблюдается наплыв клиентов! - из приоткрытой двери агентства выглянул Илларион Карлович. - Проходите Саша, проходите, не стесняйтесь, будьте как дома!
        Тот переступил через порог, машинально пожал протянутую руку и направился вглубь помещения. Непроизвольно поморщился, заметив по-прежнему стоящие на столике стаканы из-под коктейля, повернулся к столу спиной, наткнулся на смеющийся взгляд хозяина агентства.
        - Да, мне немного знакома ваша ситуация, - продолжая смеяться глазами, утвердительно кивнул тот, но вдруг встрепенулся, будто только вспомнил, снова протянул руку. - Илларион Карлович, будем знакомы…
        - Саша… - пробормотал гость, чувствуя, что и без того о нем все известно, как минимум, многое.
        - Садитесь, Саша, что я могу вам предложить? Чай, кофе, что-нибудь покрепче?
        - Нет, спасибо, ничего не надо, - он скосил взгляд на столешницу и удивился - стол был совершенно пуст. Ни стаканов, ни намека на то, что они были. Мистика… - Я исключительно по делу.
        - Понимаю, - Илларион Карлович протянул бланк договора. - Вижу, вы тот человек, который точно знает, чего хочет. Не стану вас ни агитировать, ни пытаться запутать - заполняйте. Единственное, позвольте заметить, наши расценки, увы, это первейшее условие. Десять тысяч, минимальная сумма…
        Саша внимательно читал. Услышав сумму, он вздрогнул, после пожал плечами, на мгновение оторвался от изучения документа.
        - Не хватает, конечно, но ничего, сниму с кредитки…
        - Тогда никаких возражений. Читайте, не буду вам мешать, - Илларион Карлович поднялся и демонстративно засмотрелся на ближайшую занавеску.
        - Подходит. Что я должен писать?
        - Здесь ваши данные, а вот в этой строчке самое важное - опишите вашу мечту, так сказать, предмет страховки…
        - Значит, я так и пишу - я хочу быть с Леной… только не постоянно. Так можно?
        - Изрядно туманная формулировка. Но насколько я понимаю - вы хотите встречаться с ней, когда… хотите и не встречаться тогда, когда вы не хотите, а главное, чтобы у нее не было возможности вертеть вами, как ей вздумается…
        - Вот именно это я и хотел сказать.
        - Понятно. Но непонятно, каким образом мы будем определять, произошел страховой случай, или нет.
        - Как только она мне откажет или наоборот, попытается заставить… - Саша медленно пожал плечами. - Вот это он и будет.
        - Не скажу, чтобы я все понял, ну да ладно. Уговорили. Принимается! Вы за деньгами? Хорошо, да, можете не спешить, я вас непременно дождусь!
        Спустя мгновение, громко хлопнула входная дверь. Саша пулей выскочил на тротуар и бросился к ближайшему банкомату. Единственная мысль, которая пульсировала в его голове - лишь бы банкомат работал и лишь бы ему не перекрыли кредитную линию…
        - Вот это я называю - пошли дела, - Илларион Карлович скрипуче захихикал. - Полагаю, еще пару дней и будет так, как и планировалось - очередь выстроится на пол-улицы.
        Занавеска качнулась и взялась рябью, будто гладь пруда, потревоженная легким ветерком.
        - Ты по поводу дня сегодняшнего? Да, Зумруд, не могу не согласиться, все очень даже занимательно сложилось. Попал наш глубокоуважаемый мэр, по полной программе попал, но в результате все останутся «при своих», пожалеть можно разве что Ольгу Ивановну, но мечты это такое дело… непредсказуемое.
        14. Реклама - двигатель торговли
        Как и подобает любой хорошей машине, автомобиль Дениса плавно остановился, стоило водителю нажать на педаль тормоза. Чуть заметно дернулся он и застыл в тени роскошного каштана. В тот же миг луч яркого дневного светила просочился сквозь густую листву и упал на лобовое стекло. Коснулся гладкой поверхности, отразился, разбился на сотни резвых солнечных зайчиков, разлетелись те по окрестностям, принялись играть в салочки, делая не очень-то и симпатичный центр провинциального городка по-настоящему праздничным и даже чуточку сказочным.
        Красиво все, волшебно, вот только некому было оценить глобальность перемен. Совершенно пустынная улица, абсолютно безлюдный центр города. Ни единого живого человека вокруг, за исключением разве что троих рабочих, которые с завидным энтузиазмом укладывали плитку в дальнем конце квартала. Да, могли бы они порадоваться за счастливого обладателя мощного внедорожника, но им было не до того. Не было у них времени разглядывать чужие джипы, как и любоваться солнечными зайчиками, пусть как бы эффектно те не прыгали по асфальту и листве деревьев. Им надо было работать, причем не сбавляя темпа, не дожидаясь того момента, когда принятый за завтраком «допинг» окончательно выветрится из изрядно проспиртованных организмов.
        Распахнулась водительская дверь. Медленно, а потому (так сам он думал) с достоинством из машины вышел Денис. Он ступил на землю, энергично потянулся, задержался, внимательно разглядывая безлюдный центр города в надеже на то, что хоть кто-то обратит на него внимание.
        Конечно, от осознания того факта, что его вместе с новенькой машиной никто не видит, следовательно, никто не завидует, часть настроения все-таки улетучилась. Так и случилось, но это была лишь маленькая частичка, очень маленькая, ведь понимал Денис, важно не то, кто его видит в данный момент времени и кто не видит, важно, что машина как была его собственностью, так нею и останется, а это не может не успокаивать. Машина есть, а значит, всегда остается шанс на то, что его увидят и обязательно позавидуют…
        - Если я ничего не путаю, это Денис Евгеньевич и не иначе как на новой машине! - стоило только открыться двери, донеслось из глубины помещения. - Рад, очень рад. Проходите, располагайтесь, дорогу вы знаете, я же появлюсь не более чем через минуту.
        Денис прошел в уже знакомый уютный уголок просторного помещения, несколько секунд разглядывал совершенно одинаковые кресла, выбирая в которое из них сесть. Определился. Устроился.
        - Я бы предложил вам рюмочку, так сказать, за встречу, но все понимаю, все понимаю. За рулем! Ограничивает…
        - Вы правы, теперь особо не загуляешь!
        - Как машина? Я сам не специалист, но, по-моему, очень даже серьезный аппарат.
        - Вещь, это если кратко. Знаете, вот уже несколько дней прошло, а я все не могу поверить в то, что все случилось! Честное слово до сих пор нет-нет, да и сомнения донимают. Что если приснилось? Просто нафантазировал? Не поверите, ночью просыпаюсь, бегу во двор, смотрю, руками ощупываю…
        - Ничего, это пройдет. Все со временем проходит. Свыкнитесь вы с мыслью…
        - Надеюсь! Знаете, я ведь приехал сказать вам огромное спасибо!
        - Разве есть за что? - фальшиво удивился Илларион Карлович.
        - А нет? Ведь только благодаря вам, вашей фирме…
        - Что вы, что вы! Это была ваша мечта и сбылась она исключительно благодаря тому, что вы поверили. Наша же заслуга заключается лишь в том, что, предложив застраховать мечту, мы прибавили вам уверенности только и всего, только и всего!
        - Ну и ладно, - Денис заметно подрастерял уверенность в себе. - Но у меня еще один вопрос к вам имеется, еще одно дело…
        - Пожалуйста, я весь внимание!
        - А можно еще одно желание… еще одну страховку?
        - Конечно! Можно столько, сколько пожелаете. Только я сразу вас не предупредил, но для каждой последующей страховки, сумма взноса удваивается, соответственно и объем возможной выплаты также. Сами понимаете, бизнес, маркетинг, все такое…
        - Двадцать тысяч… - скривился Денис.
        - Увы, - Илларион Карлович лукаво подмигнул. - Но персонально для вас мы можем сделать скидку. Как раз на эти самые пятьдесят процентов, которые, как я понимаю, вас и смущают!
        - Что для этого требуется? - растерянно спросил Денис.
        - Сущая безделица - принять участие в рекламной кампании. Стать лицом фирмы. Все просто и все логично - вы наш первый клиент, точнее, первый довольный клиент. Сфотографируем вас рядом с машиной. Закажем пару-тройку статей у местных газетчиков. Несколько плакатов развесим по городу. В результате все в выигрыше: нам - реклама, вам же популярность плюс скидка. Что скажете?
        - И за это минус пятьдесят процентов?
        - Считаете, этого недостаточно?
        - Нет, что вы! Конечно же, я согласен. Более того, я готов, да хоть сейчас.
        - Договорились. Именно сейчас все и провернем. Начнем с бумаг, это самое простое. Ваши данные у нас уже имеются, осталась мечта - озвучьте!
        - Я домик хочу. Частный благоустроенный дом. Понимаете, жить с родителями это хорошо, но самостоятельности не хватает.
        - Понимаю. Значит, частный дом со всеми удобствами. В каком районе желаете?
        Денис растеряно пожал плечами.
        - Как-то я об этом даже и не подумал. Наверное, чтобы неподалеку от центра, но и не в самом центре.
        - Сейчас посмотрим, сейчас выберем, - Илларион Карлович склонился над журнальным столиком. Как оказалось, на стеклянной его столешнице лежала детальная карта города. - Говорите, чтоб возле центра… вот, бывшая улица Дзержинского подойдет?
        - Нет, там постоянно столпотворение машин, дорога к рынку ведет, да и транзитного транспорта полно. По утрам, а особенно в выходные дни шумно, никакого спокойствия лишь пыль да грохот.
        - Ладно, зайдем с другой стороны, улица Воровского, тоже бывшая, не знаю, как она теперь именуется. Параллельно центральной улице проходит всего в квартале. Центр со всеми его плюсами в двух шагах, правда, доска стиральная, а не покрытие. Тоже нет? Понимаю. Полагаю, вам подойдет домик в одном из этих переулочков…
        - Вот здесь можно? - Денис ткнул пальцем в коротенькую узкую улочку с удивительно домашним названием - улица Садовая.
        - Без проблем, - кивнул Илларион Карлович и поставил жирную точку черным маркером. - Отличный выбор. Мало того, что улочка тихая, так еще и название хорошее, нейтральное. Какая бы власть не пришла, никто переименовывать ее не станет. Хотя, глядя на наших реформаторов… - он укоризненно покачал головой. - Решено! Значит, имеем нижеследующее: вы мечтаете о частном, благоустроенном домике, расположенном на улице Садовой. Условие прежнее: ваша мечта - наша страховка. В случае если в ближайшие две недели вы не получаете заветную жилплощадь, мы вручаем вам… четыреста тысяч. Вопросы?
        - Нет вопросов! - энергично кивнул Денис. - Ваши деньги…
        - Ваш экземпляр! - Илларион Карлович пожал руку Денису. - С вами приятно иметь дело. Вы просто мечта, а не клиент. Ну а теперь вперед, фотографироваться!
        Выйдя на крыльцо, Денис растерялся. На мгновение он почувствовал себя кинозвездой. Еще бы, ведь в ожидании его скромной персоны у входа собрались не меньше десятка человек. Они переговаривались о чем-то друг с другом, громко ссорились, пускали солнечных зайчиков объективами видеокамер, фотоаппаратов.
        Стоило Денису выйти на порог, представители прессы дружно бросились к нему. Послышались щелчки затворов, ярко, затмевая своим блеском свет раскаленного солнца, вспыхивали огоньки фотовспышек.
        - Денис Евгеньевич, значит, вы первый клиент? Пожалуйста, скажите несколько слов о себе, - высокая женщина средних лет, облаченная в совершенно не вяжущееся с ее возрастом подростковое одеяние: странные мешкообразные брюки с подтяжками «а-ля Карлсон» и обтягивающую майку «милитари», подбежала к нему, тыча в лицо огромным микрофоном.
        - Даже и не знаю, что можно рассказать? Родился, учился, живу, хожу на работу…
        - Очень хорошо! - продолжала женщина с микрофоном. - Вы сотрудник местного филиала «Авто-Мира»? Работаете со дня его открытия? Я знаю, что вы специалист по автомобильным запчастям. Почему вы выбрали именно это направление?
        - Не знаю, - окончательно растерялся Денис. - Я еще немного боксом увлекаюсь…
        - Значит, у вас тяга к автотранспорту с детства, - ответила на свой же вопрос дама-корреспондент. - Понятно! А поскольку машины у вас не было, но вы о ней мечтали, вы решили свою мечту застраховать. Скажите, а не было ли каких-либо опасений? Не думали ли вы, что страховая фирма окажется всего лишь очередной «пустышкой»?
        - Нет, да вы сами посмотрите, Илларион Карлович…
        - Превосходно! - непонятно чему обрадовалась женщина. - Спасибо огромное вам за интервью, теперь же сделаем несколько фото. Станьте возле машины, давайте ребята, работаем.
        Толпа вооруженных фото и видео техникой мастеров своего дела пришла в движение. Они забегали вокруг растерянной «звезды», его дергали за руки, то пододвигали к машине, то отодвигали от нее. Внезапно Денис понял, что его персона вообще никого не интересует, нисколечко, ни он сам, ни его слова. Разве только внешность, но и та исключительно в комплекте с застрахованной, а после выигранной машиной, да и ладно…
        В тени деревьев, за тем же стволом каштана, за которым совсем недавно прятался Саша, выслеживая Леночку, стоял Вадим. Стоял, смотрел на то, что происходило на противоположной стороне дороги, тщетно пытаясь понять, почему его так раздражает то, что он видит. Не мог он себе этого объяснить, как ни старался. Много вариантов мелькало в голове. Много разных идей возникало, странных, глупых, просто отстраненных, вот только ни одна из них не давала сколько-нибудь логичного ответа, на мучивший его вопрос.
        Не прошло и минуты, как журналисты разбежались. Последней удалилась женщина с микрофоном в подростковом одеянии. Она несколько раз обошла вокруг машины, внимательно посмотрела на ее владельца, осмотрела его с головы до ног, будто оценивала. Подошла к нему, внезапно прижалась всем телом, коснулась губами мочки уха, то ли сказать что-то хотела, то ли поцеловать. Отстранилась, подмигнула и, вульгарно виляя бедрами и громко цокая высокими каблуками, удалилась.
        - Здорова, дружище! - лишь теперь Денис увидел друга и коллегу, остановившегося на противоположной стороне дороги. - Слушай, я чего-то не пойму у нас сегодня выходной?
        - Кажется, нет.
        - А я уже подумал… - он махнул рукой куда-то вдаль. - Утром ехал машину оформлять - Саньку видел, он с какой-то блондинкой выгуливался. Проехал дальше, вижу, Вовка у почты «трется», теперь еще и ты…
        - Так Сашка третий день в отпуске, как и Вован со склада, а я просто отпросился. В общем, на посту остался один Федорович, не сам, правда, с Полиной. Да, судя по тому, с какой радостью меня отпустили, им без нас гораздо веселее.
        - Это точно, - Денис ухмыльнулся. - Ну что ж, раз уж я тебя встретил, давай я тебя и подвезу. Настроение отличное, да просто зашкаливает, говори, куда тебе надо, туда я тебя и доставлю!
        - Нет, спасибо, я уже пришел. Мне в пару-тройку магазинов надо заглянуть. Купить кое-что по хозяйству, так, ничего особенного… - ничуть не убедительно соврал Вадим.
        - Ну, как знаешь. Завтра в офисе увидимся!
        15. В глубоком омуте разврата
        Краешек заходящего солнца лениво заглянул в окошко. Его все еще яркий, но уже не слепящий насыщенный темно-оранжевого оттенка свет пробрался в комнату, кровавым отблеском отразился от зеркала, висящего на стене у двери, шустрым солнечным бликом запрыгнул в кровать.
        - Пожалуй, Лариса мне пора, - обессиленный Сергей Семенович перевернулся на спину. Глубоко вдохнул, широко раскинул руки, закрыл глаза. - Судя по солнцу, уже вечер, вот-вот стемнеет. Не стоит тянуть, мало ли что может случиться…
        - Это ты о моем муже? - Лариса кокетливо прикрыла простыней обнаженную грудь и повернулась к любовнику.
        - О ком же еще…
        - Если так, то не беспокойся, он сегодня утром в командировку укатил, следовательно, ближайшие две недели целиком и полностью наши! Можно ничего не опасаясь придаваться… прелюбодеяниям, - она положила голову ему на грудь, промурлыкала несколько слов, прижалась всем телом, призывно потянулась.
        - Вот как! - Сергей Семенович нервно засмеялся. - Слушай Лариса, а ведь меня «кинули» причем в самом буквальном смысле!
        - Кто посмел? - ее рука скользнула по его животу, губы коснулись подбородка, шеи, ее дыхание стало прерывистым, опаляющим.
        - Подожди! Мне надо подумать…
        - Нечего тут думать, я продолжения хочу!
        - Всего пять минут, - он попытался отстраниться, но не рассчитал и с грохотом свалился с кровати, больно ударившись плечом обо что-то твердое и угловатое, - дай мне пять минут!
        Он кое-как устроился: сел на пол, оперся о кровать и закрыл глаза.
        - Ладно, - Лариса скатилась к краю постели и положила голову на плечо любовнику, - но только пять. И то при условии, что ты мне все расскажешь, а не будешь молча дуться.
        - Понимаешь, я тут зашел в страховое агентство и застраховался…
        - Хорошее дело… скорее всего, - она игриво укусила его за ухо и хихикнула. - А какую часть себя ты застраховал? Надеюсь, самую ценную?
        - Я застраховал свою мечту. А мечтал я о том, чтобы произошло то, что собственно сегодня и… произошло…
        - Не поняла это как?
        - Я очень хотел быть с тобой, но боялся, что супруг твой меня убьет, вот и застраховался. Так сказать, от внезапно возвратившегося мужа (оказывается, есть и такие услуги). Думал, оформил страховку, оказалось - просто выбросил деньги на ветер, ведь как на это ни смотри, а если он уехал, тогда…
        - Ты так сильно меня хотел, что не пожалел денег, - вслед за возбужденным шепотом, в его ухо проник ее язык. - Ради меня этого никто еще не делал. Хватит сидеть на полу, забирайся ко мне! Быстрее!
        Спустя полчаса в распахнутое окно вылетел сдавленный крик, плавно переходящий в непомерно тяжелый вздох. Он быстро стих, сойдя на приглушенный шепот:
        - По-моему, я умираю, более того, Лариса, я уже умер…
        - Не сейчас! В ближайшие несколько недель я тебе умереть не позволю, вот после… - она хихикнула и энергично потянулась. Перекатилась через лежащего на спине Сергея Семеновича, задержалась, прижимаясь к нему, снова хихикнула, резво спрыгнула на пол. Набросила на плечи прозрачный халатик. - Ладно, так и быть, пожалею несчастного, отдохни немного, скоро кормить тебя буду.
        Проследив за хозяйкой, гость тяжело вздохнул и укоризненно покачал головой. В его голове мелькнула не лишенная прозаичной логики мысль: «А что если командировка это следствие? Следствие моей страховки? Что если мечты действительно сбываются? Тогда возникает вполне себе резонный вопрос - не поторопился ли ты с выбором, а Серега? Ведь, если вдуматься, можно было помечтать о чем-то куда более полезном, как минимум, куда менее изматывающем!».
        Мысли утомляли, думать не хотелось. Сознание, понимая, что организму надо дать возможность отдохнуть, затуманилось и занялось неимоверно полезным делом - принялось сочинять сны. Красивые, яркие, цветные…
        - Ужин! Сережка… - смешливый шепот вплелся в сон, дополнил приятное сновидение. - Мой господин просыпайтесь, сделайте милость. Откройте глазки и уделите несчастной женщине толику вашей нежности!
        Расставаться со снами особого желания не было, но тут, дополняя вкрадчивый шепот, по комнате разнесся аппетитный запах жареного мяса. Непроизвольно начала выделяться слюна, громко заурчало в животе, напоминая о том, что не лишним было бы поужинать, особенно учитывая тот факт, что обед прошел стороной…
        - Вкусно? - Лариса пододвинула к себе блюдце с салатиком. - Ты кушай, кушай, тебе еще много сил понадобится!
        - Никогда не ел ничего вкуснее, - вспоминая свои (последние несколько лет исключительно холостяцкие) застолья, абсолютно честно признался Сергей. - Божественный вкус!
        - Помидорчики домашние, сорвала лишь минуту назад. Ешь! Правда, вкусно? Вот и хорошо, а еще эти листики кушай. Точно, петрушка. Говорят, в ней пользы для мужчин ничуть не меньше, нежели в хваленных морских деликатесах. Совсем забыла у меня же еще коньяк остался! По рюмочке?
        - Обязательно! - прожевывая очередной кусок мяса, пробормотал Сергей. - Не знаю, как там в твоей петрушке, но в коньяке полезностей, больше чем во всех сорняках на свете! Давай, за твои прелестные глазки…
        - Слушай, Сережа, - Лариса залпом выпила коньяк и скривилась, - вот ты говорил о страховке. А когда это было?
        - Когда ходил? Да сегодня утром, собственно, я из агентства сразу к тебе. А что?
        - Не знаю, но мой узнал о командировке тоже сегодня и тоже утром. Как обычно поехал на работу, а спустя где-то час позвонил, мол, собирай вещи, уезжаю. Есть о чем задуматься!
        16. На втором этаже дома по бывшей улице Ленина
        Несколько томительно-долгих минут в комнате звенела тишина. Слышались лишь легкие шаги времени, отмеряемые старенькими настенными часами, да долетали приглушенные расстоянием и надежными стеклопакетами безликие голоса мальчишек играющих во дворе. Вот тиканье часов отошло на второй план, нестройный хор голосов перестал быть фоновым шумом, слился он в единый громкий и отчетливый крик:
        - Гол! - переплетение звуков, что просочились сквозь почти герметичные окна, заставило Павла Андреевича выглянуть во двор, все-таки футбол был и оставался одной из немногочисленных подлинных его страстей.
        К тому моменту, когда половинка окна была открыта, а любопытное лицо «молодого пенсионера» выглянуло наружу, все самое интересное уже произошло. Мяч был снова в игре, а понять, кто и кому забил было попросту невозможно, да и вообще дворовый футбол - игра специфическая, тут дело не в счете, тут хоть бы понять, кто за кого играет…
        - Не знаю Паша, - хриплый голос жены заставил его обернуться. - На первый взгляд все нормально, да и на второй тоже. Стандартный договор страхования. Нестандартен только предмет страховки, но в этом нет никакого криминала.
        - Значит, все в рамках закона?
        - Да. Это ведь страхование, не существует детального перечня того, что можно страховать, в каких случаях. В этом деле широкое поле для фантазии, - жена бывшего начальника почты, Ирина Сергеевна, приподнялась, поправила подушку, печально улыбнулась. - Но это все ладно, ты мне другое скажи, ты действительно на старости лет застраховаться решил?
        - Ничего я не решил. Как-то само собой так получилось, проходил мимо, зашел, пообщался с тем, кто у них главный. Выслушал агитационные бредни. Понимаешь, отвратительное такое чувство наполнило меня. Да, и до сих пор не покидает. Вот чую подвох какой-то. Не могу только одного понять - в чем именно он, оттого любопытство разбирает. Тогда, еще в пятницу, я со страховщиком этим поговорил, машинально прихватил бланк договора, а после из головы вылетело. Валялась эта бумажка в кармане пиджака, сегодня лишь о ней вспомнил. Вот, собственно и все. Подумал, ты же у меня юрист, ладно-ладно, в прошлом, но все-таки…
        - Я тут утром как раз читала про этого, как ты говорил? Да, какого-то Иллариона Карловича и его фирму, - она протянула руку, взяла со столика аккуратно сложенную газету, расправила ее на коленях. - Не поскупился он на рекламу! Целый разворот занял…
        - Дай взгляну, - Павел Андреевич пробежал глазами коротенькую статью, щедро сдобренную призывными фразами, посмотрел на цветное фото фасада здания, что задумывалось как почта. Всмотрелся в лицо паренька, снявшегося на фоне огромной черной машины, кивнул. - Примерно то, что он мне и рассказывал. С виду, все понятно, все просто и, как любят теперь говорить, прозрачно. А я все не могу понять, ну в чем же смысл этой странной затеи?
        - Все как всегда, хотят собрать с людей деньги и сбежать.
        - За две недели в нашем богом забытом городке много не соберешь, боюсь, даже на дорогу в «теплые края» не хватит… - Павел Андреевич снова пожал плечами и засмотрелся в окно. - Хотя, все может быть. Вполне возможно, я чего-то не знаю…
        Ирина Сергеевна положила газету на столешницу, сверху бросила договор, повернулась на бок, положила руку под голову.
        - Оставь свои размышления Паша! На часы взгляни, уже десять минут первого, ты отстаешь от графика. Пора на прогулку…
        17. Операция «Чистые ряды»
        - Получилось, Виталий Петрович, получилось! - захлебывающийся от неподдельной радости голос внештатного помощника градоначальника вылетел из телефонной трубки.
        - Что у тебя получилось? - мрачно спросил мэр.
        - Все получилось! Решился вопрос с переименованием улиц. Все прошло, «пакетом» проголосовали, словом, как и планировалось…
        - А! Переубедил-таки этого вашего… образованного…
        - Нет, все гораздо прозаичнее - заболел он. Не смог принять участие в обсуждении вот и результат…
        - Ясно. И чем заболел, позволь полюбопытствовать?
        - Страшная болезнь - перелом называется. Говорят заразное!
        - Понятно, - мрачно усмехнулся Виталий Петрович, - сам смотри осторожнее, не подхвати…
        - Буду стараться.
        - Старайся…
        Продолжая рассеянно слушать помощника, Виталий Петрович взглянул на подмигивающий экран своего личного телефона. Там пульсировало сообщение «Получены файлы…». Легкое касание и во всю шестидюймовую диагональ развернута первая фотография. Леночка. Она счастливо улыбалась, демонстрируя странный, но вне всяких сомнений дорогой, а потому модный наряд. Секунда и ее потеснила другая картинка, на ней тоже она, но уже в длинном полупрозрачном платье, далее еще, теперь в ночной сорочке, еще одна - в кружевном белье. В общем, говоря канцелярским языком полноценный отчет об освоении полученных на днях от мэра наличных денежных средств…
        Ярко вспыхнул огонек на стареньком пульте селектора.
        - Виталий Петрович к вам из прокуратуры, - испуганный шепот медленно растекся по кабинету. Странный голос, так сразу и не поймешь, что это всего лишь секретарша.
        - Пропустите Танечка и ни с кем меня не соединяйте, - отвратительное настроение мэра испортилось окончательно. Он тяжко вздохнул и лишь теперь вспомнил о телефоне, что продолжал отчитываться голосом помощника. - Ладно, Игорек, достаточно, после созвонимся. Сам слышал - проблемы…
        «Надо что-то решать, но вот что? Может все-таки…» - начала формироваться ленивая мысль, но так и осталась несформированной.
        Широко распахнулась дверь, в проеме появился силуэт посетителя, но вопреки ожиданиям это был не Хорунжий и не Воропаев. Визитером оказался весьма солидный на вид мужчина в возрасте, одетый в строгий черный костюм, накрахмаленную до хруста белую рубашку и серый галстук. В руках он держал темный (под цвет костюма) кожаный портфель.
        Незнакомец коротко кивнул растерянному градоначальнику, строевым шагом, будто кадровый офицер на параде, проследовал по кабинету. Остановился у стола. Протянул руку. Пожал ладонь мэра, крепко, но без фанатизма.
        - Александр Иванович, - отрекомендовался он, - позволите присесть?
        - Да, конечно! - печально пробормотал Виталий Петрович. Новое лицо его совершенно не радовало, все-таки те двое, с ними все понятно было, а этот чего хочет…
        - Я к вам по сугубо конфиденциальному делу, - посетитель открыл портфель и извлек из него объемную папку. Развязал тесемки, достал две фотографии, выложил их на стол. - По имеющимся у меня данным двое наших сотрудников недавно связывались с вами. Это так?
        На фотографиях были очень даже знакомые лица: Хорунжий и Воропаев. Что ответить посетителю мэр не знал. Слишком уж неожиданным был вопрос. Он начал ерзать в кресле, при этом молчал, лихорадочно соображая, как правильно поступить.
        Наблюдающий за ним немигающим взглядом посетитель остался доволен реакцией. Он степенно кивнул и продолжил:
        - Я так и думал. Вас также запугали. Ничего, вы главное не волнуйтесь, мы вам поможем.
        - А «вы» это кто? - выдавил из себя Виталий Петрович.
        - Старший следователь прокуратуры, - посетитель достал удостоверение и показал его мэру.
        - Так они тоже из прокуратуры… - от промелькнувшей у его лица «ксивы» легче не стало.
        - Правильно, только я из другого отдела, мы занимаемся чистотой своих рядов.
        - А! - безлико разнеслось по кабинету.
        - Сразу к делу. Да, мы знаем, что эти двое связывались с вами. Мы знаем, что они вам угрожали, это так?
        - Ну, да…
        - Чего они хотели?
        - Ничего конкретного, просто намекали, мол, у них что-то есть на меня и если я…
        - Если не заплатите?
        - Скорее всего. Они туманно выражались. Оставили визитку и сказали, дескать, думай. А надумаешь, позвони, времени, сказали, у меня до конца недели. Кстати, уже срок подходит…
        - Превосходно. Звоните!
        - Кому?
        - Им звоните. Назначьте встречу. Скажите, думали, надумали, хотите поделиться. На получении взятки их и возьмем, - глаза посетителя загорелись недобрым огоньком. - Все складывается просто великолепно!
        - Да какая может быть взятка! Откуда? - почти натурально возмутился мэр, машинально взглянув в сторону предусмотрительно опустошенного ним на днях сейфа. - У меня денег всего пару тысяч наличными плюс депозит тысяч на пятьдесят. Разве это взятка!
        - По этому поводу не волнуйтесь, я все приготовил, - посетитель открыл портфель и извлек из него завернутые в полиэтилен пачки денег. - Тут пятьсот тысяч, скажите аванс…
        - Ничего себе у вас авансы!
        - Так надо и запомните, они должны взять деньги в руки, в идеале начать пересчет, чтобы после не отвертелись.
        В голове у Виталия Петровича ослепительной вспышкой мелькнуло яркое воспоминание: он в страховом агентстве, договор, застрахованная мечта, коньяк. Сама собой расплылась улыбка, иллюстрируя высшую степень уверенности. Уверенности в том, что все будет, и будет очень даже хорошо…
        - Готовы? - Александр Иванович пододвинул мэру городской телефон. - Говорите спокойно, в словах не должно быть никакой конкретики, одни лишь расплывчатые формулировки…
        Набирая номер, мэр непроизвольно ухмылялся, слушая наставления. Как иначе! Он уже восьмой год руководит городом, а его какой-то «прокурорский» учит давать взятки, он бы еще брать поучил!
        - Хорунжий, - безлико ответил телефон.
        - Здравствуйте! Веточкин беспокоит, Виталий Петрович. Мэр Староукраинска. Мы с вами общались не так давно.
        - Как не помнить, день добрый, Виталий Петрович! Надеюсь, вы по делу звоните, а то я сейчас очень занят.
        - Исключительно по делу. По нашему с вами делу. Надо встретиться.
        - Я так понимаю, вы приняли решение. Правильное решение?
        - Точно так.
        - Секунду, - собеседник прикрыл ладонью микрофон. - Порядок. Будем у вас часа через два с половиной. Давайте переговорим в каком-нибудь тихом заведении, найдется подобное?
        Виталий Петрович взглянул на посетителя, тот кивнул, взял листик и написал несколько слов.
        - Да, конечно, можно было бы в «Олимпе», но там шумно, людей много. Давайте в подвальчике. Есть неподалеку заведение «У Рустэма» называется, надеюсь, найдете?
        - Знаю, бывал. Значит, встречаемся в два часа, вас устроит?
        - Вполне.
        - Только повестку дня не забудьте прихватить. Сами понимаете, нам туда-сюда сто двадцать километров ехать, хотелось бы конкретики….
        - Само собой, - ответил в тишину Виталий Петрович и кивнул посетителю, тот кивнул в ответ.
        - Превосходно. Ведите себя также уверенно, тогда все пойдет как по маслу, - тот заговорщицки подмигнул. - Я ничего не обещаю, но за содействие вас может жать награда… правительственная!
        - Здорово! - ничуть не обрадовался мэр, поглядывая на пачки денег в целлофане. «Меченные наверняка… жаль!».
        - Считаем, договорились, - Александр Иванович сложил деньги обратно в свой портфель, поднялся. - Мы зайдем в половине второго, будьте готовы!
        - Всегда готов, - вслед за гостем поднялся и мэр. Он подождал пока посетитель уйдет, снова опустился в кресло. Щелкнул селектором. - Танюша, сделай мне кофе и еще, будь так добра, сбегай за какой-нибудь булочкой. Как-то у меня от всех этих переживаний аппетит разыгрался.
        - Конечно Виталий Петрович! Я быстренько.
        Подкрепив силы кофе с объемной булкой, мэр занялся любимым делом. Включил ноутбук, запустил старую добрую «Косынку» и принялся методично перекладывать нарисованные карты с одной стопки на другую.
        Ближе к обозначенному времени, он взглянул на цифры в нижнем правом углу. Мрачно улыбнулся.
        - Так и последнее настроение недолго растерять! Подумать только, своему собственному компьютеру полторы тысячи в карты проиграл. Безобразие…
        Точно в половине второго на пороге кабинета возник Александр Иванович. Теперь он был не один. Его сопровождали трое. Они, по очереди, не представляясь, пожали мэру руку и принялись за дело. Двое устанавливали аппаратуру под рубашкой Виталия Петровича. Закрепили микрофон на груди, прилепив его большим куском скотча, что тут-таки пробудило фантазию, живо и ярко всплыла в воображении процедура предстоящего «демонтажа», более всего схожая с эпиляцией. На звуковой составляющей они не остановились. Оторвали пуговицу от рубашки, вместо нее приладили миниатюрную камеру. Тут-таки все протестировали. Третий тем временем занимался деньгами. Осторожно, будто это были не купюры а, как минимум, взрывчатка, он развернул полиэтилен. Разложил пачки на столе, несколько раз сфотографировал заманчивый натюрморт. Далее посветил на каждую пачку каким-то тонким фонариком, убедился в том, что каждая из них светится ядовитым зеленым светом. Упаковал все обратно. Вопросительно посмотрел на хозяина кабинета.
        - Вы в чем обычно документы носите?
        - Как правило, просто в руках, - пожал плечами тот. - Но если очень надо, «дипломат» имеется, там он, в шкафу пылится на нижней полке.
        - Годится, я его немного модифицирую, - то ли спросил, то ли поставил перед фактом оперативник.
        - Как хотите. Я ним не пользуюсь, но было бы неплохо, если он не слишком пострадает.
        - Не волнуйтесь, я только камеру внутри установлю и маячок в ручку вмонтирую. Это так, на всякий случай. После все заберу, ничего и не заметите.
        Виталий Петрович скользнул равнодушным взглядом по посетителям, внимательно осмотрел себя, отраженного в зеркале. Пожал плечами, кивнул.
        - Кажется, пора?
        - Да, - Александр Иванович еще более придирчиво, нежели недавно это сделал сам мэр, осмотрел того. Фамильярно похлопал по плечу. - Отлично. Ведите себя естественно, не пытайтесь изображать голливудского шпиона!
        - Я готов, - отмахнулся мэр, взял предложенный «дипломат», шагнул к двери.
        - Идите, у нас тоже все готово.
        Вот и центральная улица. Переулочек просто напротив почты. Подвальчик. Памятное место, давно когда-то много лет тому назад, он, тогда еще просто Виталик, неплохо там отдыхал. А бывало и очень неплохо…
        Нахлынули воспоминания. Губы сами собой расплылись в улыбке.
        - Здравствуйте Виталий Петрович! - здоровяк за стойкой меньше всего на свете напоминающий бармена, дружески приветствовал посетителя. - Чего желаете?
        - Сделайте просто кофе, - кивнул тот.
        - Сию минуту, - «бармен» растерянно посмотрел на стойку, на полочку за своей спиной, вопросительно кивнул в сторону открытой двери подсобки. Тут-таки улыбнулся, нажал кнопку кофейного автомата.
        Виталий Петрович обвел рассеянным взглядом освещенный приглушенным светом зал. Посетителей практически не было, только за ближайшим от входа столиком сидели двое, они пили пиво и о чем-то эмоционально дискутировали.
        - Садитесь вот за этот столик, - кивнул «бармен», подавая чашку, источающую ароматный пар. На мгновение он замер и прошептал: - Быстрее, они приехали.
        Снаружи послышались шаги. Кто-то спускался по лесенке, ведущей в подвальное помещение. Скрипнула дверь, в зал заглянул один из недавних посетителей мэра, кем был он, Хорунжим или Воропаевым, Виталий Петрович не знал, он их попросту не различал…
        Осмотрев зал, тот задержал взгляд на любителях пива, что устроили хмельной симпозиум за первым столиком, кивнул мэру. Ступил шаг назад, призывно махнул рукой напарнику, прошествовал в помещение. Следом спустился второй, первый сел рядом с мэром, второй устроился напротив.
        - Кофе, пожалуйста, - крикнул тот, который сидел рядом с Виталием.
        - А мне пива, - добавил другой.
        - Какое желаете?
        - Любое, лишь бы холодное и с пеной…
        - Сию минуту!
        - Какой-то он у вас подозрительно-вежливый… - пробормотал ценитель пенных напитков и кивнул Виталию Петровичу. - Показывайте, что надумали.
        Тот передал «дипломат» первому, который сидел рядом, выстрелом в подвальном помещении щелкнули замки.
        - Сколько?
        - Посчитайте - узнаете… - пожал плечами мэр и сделал глоток отвратительного на вкус кофе.
        Бармен принес чашку и покрытый аппетитным туманом бокал.
        - Мы в любом случае пересчитаем, вы скажите, сколько должно быть? - у «первого» алчно засветились глаза.
        - Пятьсот тысяч… аванс.
        - Как для аванса сойдет… - довольно кивнул «второй».
        - Считать будете?
        - Дай сюда, - «второй» отодвинул свое пиво, потянул «дипломат» на себя. Воровато огляделся, развернул полиэтилен, вынул первую же пачку, разорвал упаковку, начал быстро перебирать купюры, не доставая рук из «дипломата».
        Дальше случилось то, что и должно было случиться. «Бармен» принес пепельницу, которую никто у него не просил. Те двое, что спорили за соседним столом, тут-таки помирились и помогли обездвижить Хорунжего с Воропаевым. Виталию Петровичу оставалось только вертеть головой и растерянно мигать глазами…
        - Спасибо огромное вам за содействие, - Александр Иванович проводил мэра наружу. Они остановились у навеса над входом в бар, посмотрели на то, как обоих задержанных препровождают в черный фургон. - Было приятно познакомиться. Очень надеюсь, что наше знакомство не станет ближе, как, к примеру, вот с ними.
        - И я надеюсь, - Виталий Петрович машинально пожал руку, растерянно кивнул владельцу бара, выходившему из своей машины, сопровождающей того симпатичной полноватой официантке… - Я больше не нужен?
        - Нет-нет, вы можете быть свободны… - Александр Иванович демонстративно проглотил логично продолжавшее его слова «пока».
        Виталий Петрович медленно кивнул и побрел вперед. Вышел на центральную улицу родного города. Оглянулся, проследил глазами за черным фургоном, уносящимся куда-то вдаль, неспешно направился к себе, в уютный кабинет на втором этаже исполкома.
        Работа на участке возле ресторана кипела. Трое рабочих, те, которых не так давно пугала увольнением Ольга Ивановна, разгружали машину, снимали в платформы поддоны с тротуарной плиткой. Надрывно рычал двигатель старенького крана, противно скрипели блоки, громко вопили машущие руками рабочие, перекрикивая весь шум, ругался пожилой крановщик.
        Засмотревшись на то, как продвигается благоустройство центра, Виталий Петрович и не заметил, как пропустил свой поворот. Поняв это, остановился, огляделся, немного поразмыслил и побрел дальше, успокаивая себя мыслью о том, что никуда не спешит, работа не убежит, да и работать сегодня уже вряд ли получится…
        Послышался рев мощного мотора. Виталий Петрович мысленно сжался, не узнать звук работы двигателя машины жены он попросту не мог. Мгновение и она промчалась мимо, одарив супруга холодным до безразличия взглядом. Еще мгновение и она остановилась в паре десятков метров впереди, там, где работал кран. Фурией выскочила из салона. Закричала:
        - Вы что это творите! Зачем плитку бросили посреди дороги? Тут и без вас не проехать. Места мало? На тротуаре между деревьями складывайте, аккуратненько, ровненько!
        - Так это, хозяйка, тут поднимать высоко надо, провода задеть можно! - крановщик выглянул из кабины и проиллюстрировал жестом траекторию перемещения груза.
        - И что из этого? Вам же ее не на руках переносить, - отмахнулась Ольга Ивановна. - Давайте, поднимайте, и вот сюда кладите, ровненько мне чтоб…
        В дополнение к своим словам она выставила вперед руки и медленно, будто и вправду держала тяжелый груз, прошла несколько шагов вдоль тротуара. Остановилась, наклонилась, согнула ноги в коленях, опуская условную тяжесть. Развела руками, дескать, понятно?
        - Воля ваша, - покорно согласился крановщик и принялся за дело.
        Первый поддон благополучно миновал провода, трос понемногу начал освобождаться. Ольга Ивановна шагнула в сторону, показывая то место, где должен оказаться груз. На мгновение она оказалась под тяжелой ношей старенького подъемного механизма. В тот самый момент трос, не иначе как ровесник самого крана, не выдержал и с глухим хлопком лопнул. Поддон, весь сложенный на нем груз, а за ними тяжелый крюк и оторванная часть троса свалились на зазевавшуюся жену градоначальника. Кажется, был слышен пронзительный крик, но если и так, то он быстро растворился в звенящей тишине, порожденной заглохшим двигателем.
        - Тут ничего не поделаешь, - глубокомысленно заметил Илларион Карлович, глядя сквозь полупрозрачное окно на подмигивающую сине-красной «люстрой» полицейскую машину, что мчалась по центру города. - Мечты одного человека вполне могут пересечься с мечтами другого. А коль они пересекутся, тут без жертв не обойтись…
        18. Старые друзья тоже иногда ссорятся
        - Привет звезде рекламы! - хором закричали все сотрудники филиала, стоило только Денису переступить порог офиса. Здорово у них получилось, красиво, слаженно, в унисон, сразу видно - декламируют от души и не без тренировки.
        - Да ну вас всех! - вяло махнул рукой Денис. - Вам бы только шуточки шутить…
        - Никакие это не шуточки, - директор филиала вышел из своего кабинета, взобрался на поддон с разложенными на нем рессорами, фальшиво прокашлялся. - Уважаемый Денис Евгеньевич! Поскольку в том рекламном продукте, о котором все мы слышали, промелькнуло название нашей скромной фирмы, что, как всем известно, тоже является рекламой (кстати, совершенно бесплатной!), руководство, - он показал пальцем на потолок, - приняло решение премировать тебя!
        - Домом… - у Дениса даже дух захватило в предвкушении чуда.
        - Каким еще домом?! Ты что забыл, в какой организации трудишься? Домом! На чем я вообще остановился? - директор лукаво подмигнул. - Точно, руководство решило премировать тебя комплектом самых настоящих противотуманных фар! Да, они не самые дорогие, зато абсолютно новые! Наверху считают, что они прекрасно подойдут к твоему, также новенькому, автомобилю. Ура товарищи!
        Все дружно зааплодировали. Денис кивнул, но сразу решил, что этого мало, демонстративно поклонился. Махнул рукой, сел в свое кресло, выдвинул нижний ящик стола, затолкал бесполезную «премию» как можно дальше, снова закрыл.
        - Согласен, там им и место, - директор похлопал Дениса по плечу. - Надеюсь, ты догадался - не моя это затея. Руководство…
        Денис посмотрел вслед удаляющемуся шефу, равнодушно пожал плечами, размышляя о том, как, а главное, когда, ему будет вручен такой желанный собственный дом, да еще и со всеми удобствами! Конечно, не сам дом, а ключи от него, документы, прочее, но разве в этом суть!
        Противно зазвенел телефон, рука сама схватила трубку.
        - Компания «Авто-Мир» старший менеджер Денис, чем могу быть полезен, - громко и с отчетливо читающимся пафосом в голосе скороговоркой выпалил он. - Подшипник? Какой еще подшипник?.. А, понимаю, это вы с Вадимом разговаривали, - Денис повернул голову, у стола старого друга сидел постоянный клиент, механик местного обогатительного комбината. Тот медленно перелистывал густо исписанные мелким почерком листы толстого ежедневника и зачитывал каталожные номера нужных деталей. Сразу стало понятно - от этого товарища раньше чем через час не отделаться. Пришлось смириться. - Занят наш Вадим Иванович, давайте я попробую вам помочь, говорите, что у вас там есть.
        Тренированные пальцы машинально набрали на клавиатуре длинный ряд цифр и букв.
        - ДАФ, говорите? Ага, есть такой. Год выпуска девяносто четвертый, тысяча девятьсот. Подшипник передней ступицы нужен? Да легко! Судя по всему там блок подшипников… да. В общем, можем привезти, это под заказ конечно, так… оригинальный обойдется всего в четырнадцать с половиной тысяч. Можно подыскать аналог, но это на сотню километров пробега…
        В трубке послышался протяжный свист, на его фоне затерялся старческий смешок.
        - Конечно, думайте, размышляйте. Код товара запишите, чтобы не искать в следующий раз, если вдруг надумаете. Ага, счастливо! - трубка заняла свое место на рычажках. - А чего вы хотели, жизнь, она вообще штука дорогая, я бы сказал, ценная…
        Ближе к вечеру Дениса буквально колотило. Да, он твердо верил в то, что его мечта сбудется, да, он прекрасно понимал, что она вовсе не обязательно должна сбыться уже на следующий день после оформления страховки, но ведь так хотелось!
        Коллеги смотрели на него с нескрываемым удивлением. Еще бы, ведь если всего-то днем ранее Денис делал все возможное, лишь бы не отвечать на телефонные звонки, то сегодня (в самом буквальном смысле) он бегал от аппарата к аппарату. Несколько раз порывался даже схватить мобильный телефон единственной девушки в коллективе - Полины, потому как тот звонил самым стандартным сигналом, очень похожим на звонки обычных офисных аппаратов. Испугавшись подобной перспективы, она вынуждена была срочно поменять мелодию звонка, ведь мало ли что можно услышать, если не вовремя схватить чужой телефон…
        Как только стрелки настенных часов стали в позицию, однозначно указывающую на то, что уже пять часов вечера, весь энтузиазм Дениса моментально испарился. Перестал он гоняться за телефонами, перестал поглядывать в окно. Не было более в этом смысла, ведь он прекрасно понимал - несмотря на то, что их фирма работает до шести, это исключение, а вовсе не правило. Умные люди уже расходятся по домам. А коль так, то сегодня никто уже не позвонит, никто не приедет, никто его сегодня не обрадует.
        - Слушай Вадим! Дружище, у тебя нет желания по пивку пройтись? - крикнул он через весь зал.
        - Если без фанатизма, то почему бы и нет! - даже и не подумал отказываться Вадим.
        - Вот и правильно, - донеслось из кабинета директора, - езжайте, отдохните. Я сам подежурю.
        - Никогда не спорю с начальством, - Денис подскочил вместе со своим стулом, - особенно, если оно меня отпускает. Сейчас только компьютер выключу. Вадим побежали скорее пока Федорыч не передумал!
        Не прошло и двадцати минут, как новый внедорожник Дениса был определен на свое место под временный навес во дворе. Друзья же пешком отправились в центр. Подошли к зданию «Олимпа», но памятуя недавно данную клятву, гордо прошествовали мимо. Миновали администрацию, форсировали ту часть тротуара, которую перерыли ремонтники, подошли к ресторану, свернули за угол. Там, в тени двухэтажного заведения общепита, удачно разместилась крытая тентом летняя площадка, место встречи местных любителей пивка. Отличное заведение, в котором чуть не круглые сутки можно было выпить бокальчик-другой свежего, разливного, пенистого…
        - Не знаю. Просто странно как-то. Сам подумай, да от всего этого буквально несет чем-то, не знаю даже чем. Нет, не мистикой, хуже, чертовщиной самой настоящей! - Вадим внимательно посмотрел на дно пустого бокала, изо всех сил стараясь вспомнить, пятым тот был, или всего лишь четвертым. Скорее всего, четвертым, но тогда непонятно, почему так быстро стемнело?
        - Я тоже не знаю, - беззаботно рассмеялся Денис, - да и знать не хочу, пусть тянет чем угодно. В общем, чем хочет, тем пусть и тянет и куда хочет, туда и тянет. Главное, что это работает!
        - Может и так, но лично я с подобным тезисом не соглашусь никогда. Жизненный опыт не позволит. Я на собственной шкуре не единожды убеждался - за все приходится платить! Не бывает такого, чтобы мне, тебе да кому-либо другому дали все и не потребовали ничего взамен!
        - А вот и не надо! - Денис покачал головой и, предостерегающе, поднял вверх указательный палец правой руки. Несколько секунд смотрел на полумесяц грязи, скопившийся под ногтем. Рассеянно пожал плечами. Отыскал глазами бармена, степенно кивнул. - Повторите, пожалуйста! - повернулся к товарищу. - Не надо мне о расплате рассказывать. Я ведь не так просто, не задаром машину заполучил, я заплатил за нее.
        - Честно тебе скажу, не помню толком, как все происходило, но если верить твоим же словам, то заплатил ты не за машину, а только за страховку. Выплаченная тобой сумма не дотягивает до реальной цены, причем даже близко. К тому же я не о деньгах говорю…
        - Да ну тебя! - отмахнулся Денис. - Нудным ты становишься Вадим, когда выпьешь. Не иначе как стареть начинаешь! Бери пример с меня. Смотри на жизнь проще. Живи сегодняшним днем. И вообще, мой тебе совет - сходи в агентство, придумай себе мечту какую-нибудь, хочешь, можешь мою скопировать. Я не жадный - разрешаю! Что-нибудь пожелай полезное, только не нуди, не ной. Платить, платить…
        - Не пойду я никуда, сам не хуже меня знаешь. Противно мне все это. Даже сам не могу понять почему, - Вадим медленно пожал плечами. - Чуждо мне это. Пытаться заиметь какие-то материальные блага столь странным способом, вообще это…
        - А я и не говорю «материальные»! Прочь меркантильность! Любые. Любые мечты. Уверен, есть у тебя что-то, о чем ты очень и очень мечтаешь, и наверняка нематериальное оно. Есть же, ну есть! Колись, давай!
        - Это не тема для задушевных разговоров под пиво…
        - Как хочешь, - не стал настаивать Денис. - Не первый день тебя знаю, вечно у тебя тайны какие-то, секреты. А вот у меня все просто, все на виду! Кстати, хочешь новость? Свежую!
        - Не знаю…
        - Ты пока решай, а я тем временем сообщу. Не могу я молчать, распирает просто… предчувствия, предвкушения переполняют… - Денис приложился к бокалу. - В общем, слушай, я еще одну мечту застраховал. Дом хочу, вот-вот должна сбыться!
        Вопреки ожиданиям, сообщение не произвело на друга никакого впечатления. Казалось, он даже и не расслышал его, как минимум, не понял смысла.
        - А что это значит? - продолжил Денис, внимательно глядя в глаза товарищу. - Правильно, скоро я переезжаю!
        - Поздравляю! - безо всякой интонации поздравил друга Вадим. Он отставил практически полный бокал, откинулся на спинку ужасно неудобной деревянной скамейки. - Слушай, а ты не задумывался о том, что что-то в этом деле не то?
        - Опять ныть будешь? - усмехнулся Денис. - Вадим ты повторяешься. Так и слышу продолжение: расплата, расплата…
        - Нет, серьезно! Смотри, ты получил машину, правильно?
        - Это был вопрос? Если да, то я его не понял…
        - Уточнение, а то и вовсе утверждение. Ты получил машину. А как ты ее получил? Выиграл! Давно когда-то ты принимал участие в конкурсе или в розыгрыше. Уже в более обозримом прошлом конкурс завершился, ты оказался его победителем. Я вот к чему, а ты не думал, что получил бы машину и без всего этого, без страховки?
        - Как это? - Денис глуповато мигнул глазами.
        - Именно так, как ты сейчас и подумал! Ты стал победителем конкурса. Может статься, даже честно выиграл, кто знает! Твой же друг, тот самый Карлович каким-то непонятным, непостижимым образом узнал, что тебе светит выигрыш, узнал и решил на тебе подзаработать? Развести, как я не знаю…
        - Да ну тебя! Вот уж чего не ожидал, так это того, что мой лучший друг опустится до того, что станет оскорблять людей, которых совсем не знает.
        - Никого я не оскорбляю! Более того, даже и не пытаюсь, я разобраться хочу…
        - А вот заешь, куда иди со своими разбирательствами! - громко крикнул Денис, чувствуя, как его буквально переполняет клокочущая ярость. Крикнул и сразу же запнулся. На его голос обернулись несколько человек. Он примирительно поднял руки, склонил голову и тихо добавил: - Домой иди, там и разбирайся. Кроме всего мне уже пора.
        Он тяжело поднялся, побрел к выходу, продолжая что-то бормотать себе под нос. Вышел на тротуар, глубоко вдохнул, выдохнул, перешел на противоположную сторону дороги. Подошел к наполовину недостроенному наполовину разрушенному, а теперь и вовсе заброшенному памятнику героям Великой Отечественной войны, тяжело опустился на бордюрный камень.
        Усмиряя все еще бурлящую ярость, в голове Дениса зародилась мысль. Точнее, обрывок мысли, изрядно странной, немного непонятной, может статься даже глупой. Ему вдруг захотелось проследить за Вадимом. Как-то странно тот отреагировал на попытку заговорить о мечтах, замкнулся, покраснел, притом так густо, что это было заметно даже в полутемном заведении…
        Прошло несколько минут. Денис заскучал, но тут в свете фонаря, висящего над входом в палатку, вырисовалась полноватая, а оттого изрядно несуразная фигура Вадима. Тот ступит шаг и замер. Почти минуту стоял, слегка покачивался, глубоко вдыхал лишь немного остывший вечерний воздух, медленно выдыхал, не иначе как пытался прогнать наполняющие сознание пары алкоголя. Вот он резко мотнул головой, посмотрел куда-то ввысь, Поднял руку, указывая на что-то, что видел только он, резко опустил ее. Решительно направился вперед по тротуару.
        Обошел здание ресторана, вышел на перекресток и снова остановился. Долго смотрел в сторону невидимого в кромешной мгле центрального рынка. Повернулся в противоположную сторону. Было заметно даже в темноте, он колеблется, не может решить, а это уже подозрительно!
        То, что видел Денис, прибавило ему энтузиазма, он отчетливо понимал, что у друга есть тайна, а этого так оставлять нельзя!
        Вадим все-таки решился. Он тяжело вздохнул и побрел по центральной улице в сторону почты, администрации, в общем, в том направлении, где на противоположном конце города находился его дом. Этот факт изрядно расстроил начинающего шпиона, ясно ведь, что тайна товарища находится в прямо противоположном направлении…
        Сияющее яркой вывеской и вообще эффектно подсвеченное в темноте, на другой стороне улицы показалось здание агентства. Оно было все ближе, ближе…
        - А ведь зайдет! - шепотом воскликнул Денис. - Нет, ну точно зайдет! Хотя бы попытается. Нет, о чем это я, ночь на дворе! Закрыто. Или все-таки нет? Неважно. А ведь это лучше всяких там тайн! Ну, друг, спекся ты, где же все твои принципы?!
        Вадим остановился просто напротив агентства, медленно, будто через силу обернулся. Денис, который шел в нескольких шагах позади друга, не прячась, не таясь, заметался в поисках укрытия, но не придумал ничего лучшего кроме как броситься к ярко освещенному зданию музыкальной школы. Споткнулся о нижнюю ступеньку, растянулся на камне, вжался в него, сам не веря в то, что его можно не заметить.
        Всего этого Вадим не видел. Он вертел головой, глядя в пустоту, в неизвестность, сомнения и желания буквально разрывали его на части. Одна его половина хотела идти дальше, прямо и домой, требовала забраться в постель и лечь спать, другая же влекла совсем в другую сторону.
        Все-таки он решился, победил сомнения и неуверенным шагом, побрел в обратный путь. Прошел всего в паре метров от вжавшегося в каменные ступени товарища, миновал полосу препятствий, созданную рабочими, прошел мимо ресторана, далее вдоль высокого забора, окружавшего городской стадион. Подошел к воротам рынка. В свете фонаря зачем-то осмотрел массивный замок, удерживающий цепь, что стягивала решетчатые створки ворот, рассеянно кивнул, побрел дальше.
        На следующем перекрестке свернул направо. Там начинался частный сектор, узкие, виляющие из стороны в сторону улицы. Вот и она, искомая. Коротенькая улочка, маленькие симпатичные домики.
        Ноги Вадима вдруг взбунтовались и сами собой начали останавливаться. С каждым мгновением он шел все медленнее, шагал все неувереннее, а заметив примерно посредине улочки небольшой, утопающий в зелени сада домик, единственный, в окне которого горел свет, так и вовсе остановился.
        Вслед за ним остановился и Денис. Замер, задумался. Он заметно нервничал. Это все ощущения. Чувствовал он - вот она тайна его товарища, близко она, просто руку протяни. А нет! Невозможно! Тут не только руку протянуть не получится, тут даже не разглядишь, где она, мечта эта, что она, кто она, зачем все это…
        Пользуясь практически полным отсутствием освещения, Денис решился подкрасться поближе, благо на обочине в том месте, где остановился товарищ, густо росли то ли кусты, то ли деревья, темно ведь не разобрать…
        Прошло несколько секунд и Денис, счастливо улыбаясь, стоял буквально за спиной друга. Поглядывал на Вадима, смотрел через его плечо на домик с одиноко светящимся в темноте ночи окошком. Смотрел внимательно, ждал продолжения.
        В качестве такового Вадим нерешительно подошел к калитке, нащупал рукой кнопку звонка. Коснулся ее и тут-таки убрал палец. Снова коснулся, снова убрал, хотел нажать, но все не мог решиться. Застыл на мгновение, будто изваяние. Энергично мотнул головой, прогоняя из ее недр несвоевременные мысли. Несколько минут внимательно смотрел в освещенный прямоугольник окна, затем вздохнул, так тяжело и так громко, что прячущийся в зарослях Денис не выдержал и ехидно хихикнул. Вадим этого не услышал, он лишь низко наклонил голову и медленно, еле-еле передвигая ноги, побрел обратно, теперь уже вне всяких сомнений к себе домой.
        Денис же выбрался из густых зарослей, отряхнулся, проводил взглядом товарища, посмотрел в сторону домика, того, что так интересовал Вадима. В единственно освещенном окне, размыто-темный на фоне желтоватого света, покачивался силуэт. Женщина. Ни фигуру, ни тем более черты лица не разглядеть, слишком уж далеко, да и вечер давно уступил свое место темноте ночи, но это…
        - Это все ладно! - прошептал Денис. - Главное, теперь я знаю его секрет, следовательно, нужно будет этими знаниями воспользоваться. Особенно в той их части, что улочка, куда меня привела погоня за чужой тайной, вне всяких сомнений та самая улица Садовая. Занимательное совпадение!
        19. Квартирант поневоле
        - Эй, Сашок! - Григорий Иванович вышел на крыльцо. Обвел свои владения оценивающим взглядом, внимательно посмотрел на старенького «Москвича», стоявшего просто посредине двора с распахнутыми дверями, открытым багажником и поднятым капотом. Особенно заинтересовал его капот, из-под которого выглядывали одни только ноги его неимоверно энергичного постояльца. - Бросай это дело! Отдохни. Знаешь, я вот смотрю и думаю, такими темпами ты скоро из моего старичка иномарку сделаешь, не приведи господи! Завязывай, говорю, хватит, ты проживание свое уже и так отработал… на ближайшие полгода вперед…
        - Ладно вам! - послышался печальный перезвон. Из рук Сан Саныча выскользнул ключ и упал под машину. - Еще накаркаете чего доброго. Полгода! Да вы представить себе не можете, с какой радостью я бы вдавил педаль газа в пол и понаблюдал за тем, как крайние домики вашего гостеприимного городка растворяются в облаках пыли!
        - Почему же не могу представить? Очень даже могу! - дед сел на колоду, достал наполовину пустую пачку, вынул сигарету, помял пальцами, закурил. - Дело ведь как было, а Санек? Я, точно как и ты, всего лишь мимо проезжал. Только не заблудился, нет, я на местный элеватор ездил, зерно возил. Так вот, почти на том самом месте, где ты сломался, я заглох. Да, честное слово и крест тебе в придачу! Так со старушкой своей и познакомился… ныне покойной…
        - Значит, мы товарищи по несчастью? - Сан Саныч присел рядом. - Бывают же совпадения. Значит, именно на этом самом месте?
        - Да чтоб не сойти мне с этого места! Как сейчас помню, жарище стояло жуть, движок моего «газончика» перегрелся, закипел. Что мне было делать?! Я в одну хату ломлюсь - никого там, в другую - тоже никого, а вот в этой девчонка мне двери открыла. Улыбнулась так… ласково. Воды колодезной дала, накормила. Первое время я тоже уехать порывался, но после свыкся…
        Морщинистое лицо старика расплылось в улыбке.
        - Эх, были же времена! Спина не болела, да и во всем остальном ладилось. Хотел бы вернуться в те года, да и остаться там… - дед печально вздохнул, - навсегда. Мечты, мечты, где ваши… эх, не помню что. Слушай Сашок, а ведь это, ты газету часом не читал?
        - За последние два года ни одной в руках не держал.
        - А вот и напрасно, сиди, жди!
        Прихрамывая, дед побрел в дом и скоро вышел, размахивая сложенной бумагой, будто комсомолец со старого агитплаката времен его далекой молодости.
        - Вот что люди пишут: открылась, значится, у нас некая контора, которая мечты страхует!
        - Ну и что? Каждый выманивает деньги как может…
        - Так это еще не все, пишут, будто бы эти самые мечты сбываются еще и в кратчайшие сроки! Вот паренек машину заполучил, кстати, знакомый наш из «Авто-Мира».
        - Дедушка, вы действительно во все это верите?
        - Скажу честно - не очень. Да если бы верил, то поскреб по сусекам, эх, «Москвича» бы продал, а может еще и кредит взял, да пожелал бы оказаться там, тогда, полвека тому назад… - Григорий Иванович заговорщицки подмигнул. - Но, ничего, я пока в раздумьях. Все может статься, вдруг еще и надумаю. Не сразу, для начала подожду, пока у народа количество мечтаний поубавится, тогда, глядишь, и страховщики эти цены в рамки здравого смысла втиснут.
        20. Мечты не для всех или дискриминация иногородних
        Облаченный в длинный махровый халат Илларион Карлович не спеша спустился на первый этаж. Прошелся по пустому помещению, заставляя раскачиваться многочисленные шторы, подошел к входной двери, внимательно посмотрел на улицу, с удовлетворением отметил - пусть еще нет и восьми, но посетитель уже имеется.
        - Кажется, правоохранителей у нас пока не было, - сказал он и тихонько хихикнул, заметив, как в ответ на его слова взялась мелкой рябью ближайшая занавеска. - Ну что ж, с него, пожалуй, и начнем.
        Насмотревшись на вышагивающего по тротуару молодого парня, в котором наметанный глаз без труда разглядел представителя силовых структур, владелец страхового агентства протянул руку к большой круглой кнопке. Вдавил ее. В тот же миг прикрепленная к стеклу двери табличка вспыхнула ярким изумрудным цветом. Открыто…
        - Разрешите? - разнеслось по пустому залу.
        - Проходите сержант, проходите, не стесняйтесь, будьте как дома, - послышалось в ответ.
        Тканевые стенки дрогнули, качнулись, одна за другой занавески пришли в движение и образовали широкий, ведущий через все помещение коридор. В дальнем его конце вспыхнул неяркий свет, высветив маленький журнальный столик, рядом с ним два удобных на вид кресла.
        Ждать повторного предложения посетитель не стал. Подошел к «уголку уюта», удобно устроился в кресле, закинул ногу на ногу, достал сигарету, принялся мять ее в руках, глядя по сторонам в поисках пепельницы.
        - Вообще-то, курение в нашей с вами стране в целом, как и в моем конкретном заведении, не приветствуется, - послышался тот же насмешливый голос. - Это истина, но для вас так и быть мы сделаем исключение. Закуривайте, не стесняйтесь. Пепельницу вы без труда найдете на столике.
        Сержант повернул голову и с удивлением заметил на толстом глянцевом журнале пепельницу темного стекла. Непроизвольно пожал плечами, тщетно пытаясь убедить себя в том, что она там и раньше лежала. Не удалось, но он не очень-то и расстроился.
        - Я к вашим услугам! - за ближайшей занавеской материализовался Илларион Карлович. - Чем могу быть полезен?
        - Осадчук. Витя, - посетитель поднялся и протянул руку.
        - Знаю, знаю! Да и кто не знает нашего, я бы так сказал, главного борца за порядок на дорогах! Илларион Карлович, к вашим услугам.
        - Ладно вам, «главного»! - щеки польщенного сержанта стыдливо запылали.
        - Конечно главного, как иначе! - Илларион Карлович кивнул в сторону тени, мелькнувшей на занавеске. - Да вы присаживайтесь. Сейчас нам кофеек принесут, сделаем так, как вы любите - большая чашка, побольше сахара.
        - Похоже, вы знаете мои привычки гораздо лучше нежели… - начал сержант и тут-таки замолчал.
        Занавеска отодвинулась и перед ними предстала Зумруд. На ней было длинное полупрозрачное платье нежного лилового оттенка, щедро украшенное самоцветами. Она низко, но с достоинством поклонилась мужчинам. Поставила на столик кофейник, рядом с ним две чашки: одну, маленькую почти крохотную пододвинула к Иллариону Карловичу, вторую, большую, просто огромную, к посетителю.
        - Красивая девушка, - утвердительно кивнул хозяин. - Зумруд, моя помощница. Так о чем мы говорили?
        - Я уже и забыл, - глуповато мигая глазами, пробормотал сержант.
        - Тогда предлагаю начать сначала. У вас есть мечта?
        - Да, конечно, - пожал плечами тот. - У каждого человека есть мечта.
        - Вот и хорошо, - искренне обрадовался владелец агентства, - а давайте мы ее застрахуем!
        - Ну и зачем мне это надо? Что я получу?
        - К примеру, уверенность.
        - Вариант…
        - Значит, вы заинтересованы?
        - Пожалуй, - тот откинулся в кресле. - Да, а почему нет?! Не зря же я к вам зашел. Хочу стать долларовым миллиардером! Хорошая мечта?
        - Увы, - Илларион Карлович изобразил подлинное участие на лице. - Никак невозможно. Мы не страхуем денежные средства, как и мечты, на них основанные. Согласитесь, смешно как-то получается, вы хотите застраховать на миллион мечту, стоимостью в миллиард…
        - Да? Жаль, я бы над такой страховкой не посмеялся.
        - Тогда давайте другое желание!
        - Понимаете, Илларион Карлович, я ведь не ваш клиент, просто проходил мимо, с дежурства возвращался, остановился, засмотрелся, а зашел исключительно из чистого любопытства, - гость хихикнул, - еще и кофе выпить. Не знаю я, чего хочу. Денег вы не даете, а со всем остальным у меня полный порядок. Жена, любовница, сын подрастает. По работе? Да тоже все отлично. Пожелать стать начальником ГАИ, к примеру, можно, только зачем? Я на дороге больше зарабатываю и все это без налогов, без лишних нервов. Может, вы что-то предложите, что-то исключительно для меня, эксклюзивное что-то?
        - А пожелайте-ка вы выздоровления!
        - Разве кто-то заболел?
        - Вы уж простите, я не практикую, но некоторое образование имею, так вот, если я ничего не путаю, а я никогда ничего не путаю, то у вас очень даже здорово сердце шалит. Все на это красноречиво намекает: и цвет лица, и влажные руки, и блуждающий взгляд, плюс губы…
        Осадчук мгновенно побледнел и несколько раз мигнул глазами. Он отчетливо почувствовал, как сердце, орган, о существовании которого он знал, что называется, лишь понаслышке, пронзила колющая боль. Тут-таки оно бешено забилось, отражаясь гулкими ударами в глубине черепной коробки. В глазах потемнело, чашка выпала из ослабевших рук и разлетелась на мелкие осколки.
        - Чувствуете, да? - Илларион Карлович с укором покачал головой. - Что же вы так безответственно к организму своему относитесь! Запустили вы сердечко, ой как запустили. Увы, кофе для вас синоним яда, а о сигаретах я уже и не говорю! В больницу сержант, быстренько! Незамедлительно в больницу, не волнуйтесь, вас отвезут…
        Силясь разогнать туман, клубящийся в глазах, сержант Осадчук начал энергично размахивать руками. Как ни странно, это подействовало. Стало лучше видно, даже удары сердца и те уже не так отчетливо ощущались. Сквозь редеющую дымку он смог разглядеть стеклянные двери. Мгновение и они распахнулись. Совсем рядом промелькнуло знакомое лицо. Промелькнуло и тут же скрылось. Остался только автомобиль. Старенькие «Жигули» с открытой дверью. Его положили на заднее сиденье, дверь сразу же захлопнулась, машина резво рванула с места. Еще мгновение и все стихло, полностью все, не осталось ни гула двигателя, ни голоса водителя, лишь долго в голове звенело, пульсируя: «В больницу, незамедлительно в больницу!».
        Проводив взглядом человека, которому (видно невооруженным глазом) стало плохо, Сан Саныч мысленно выругался. Он сразу вспомнил, где и при каких условиях познакомился с этим пареньком, воспоминание не прибавило уверенность, как и не улучшило настроения.
        Подошел к двери, остановился, помялся в нерешительности у входа, вытер ноги о коврик, постучал в стекло…
        - Входите! - вежливый с отчетливыми нотками грусти голос протиснулся в щелку неплотно закрытой двери. - Проходите, располагайтесь, простите, не знаю вашего имени-отчества…
        - Сан Саныч, я. Простите, Александр Александрович Астахов.
        - А.А.А, - пробормотал Илларион Карлович и равнодушно пожал плечами. - Знатные инициалы. Нет, ничего, проходите, присаживайтесь. Рассказывайте, чем могу помочь?
        Посетитель развернул газету, положил ее на столик.
        - Увидел вашу рекламу, решил зайти, разузнать, что, как да почему. Может, решусь, стану вашим клиентом, желаний, сами понимаете, полно, только исполнять их некому…
        - Сразу нет! - решительным тоном возразил владелец агентства. - Во-первых, мы не исполняем желания, боже нас упаси! Мы лишь страхуем мечты, только и всего. Но даже и этого мы вам предложить не сможем. Увы, наша юрисдикция распространяется исключительно на жителей данного городка. Приезжим, равно как и проезжим, нам нечего предложить…
        Выстрелом захлопнулась входная дверь. Никто не успел ничего сообразить, как вдруг, решительно отодвигая занавески, в уютный уголок со столиком и креслами ворвалась раскрасневшаяся блондинка. Леночка. Она не обратила ни малейшего внимания на посетителя, бросилась к Иллариону Карловичу, подпрыгнула, повисла у него на шее и звонко от всей души чмокнула того в щеку. Отпрянула, наткнувшись на холодный взгляд, чуть смущенно хихикнула, поцеловала еще раз.
        - Простите, что я так на вас набросилась, - девушка, по-прежнему не обращая внимания ни на Сан Саныча, ни на лед в глазах Иллариона Карловича, беззаботно рассмеялась. - Все получилось точно так, как я того и хотела, просто не могу нарадоваться! Спасибо вам! Огромное спасибо!
        Девушка еще раз чмокнула владельца агентства в щеку, чуточку отстранилась и прошептала, тихо, чтобы не слышал посетитель:
        - Вижу, вы заняты, я позже зайду. Дело к вам есть, - она почти натурально покраснела. - Хочу еще одну мечту застраховать. Понимаете, муж у меня уже есть, практически. Теперь любви хочу настоящей, такой, какая только в сериалах бывает. Решим? Вот и хорошо…
        Леночка счастливо хихикнула, подскочила на месте, переполняемая предвкушением скорого счастья и, так же стремительно как вошла, выбежала на улицу.
        - Что сказать, и такое тоже бывает! - Илларион Карлович потер рукой щеку. - Но, да, как уже было озвучено, вам я ничем помочь не могу. Увы!
        Сан Саныч остро почувствовал обиду. Он медленно поднялся, повернулся и направился в сторону дверей. Отошел метра на три, остановился у очередной шторы, коснулся ее рукой, обернулся.
        - А если, предположим, я стану местным жителем?
        - К примеру, женитесь? - совершенно иным, радушным и немного заискивающим тоном вторил ему Илларион Карлович.
        - Да.
        - Тогда какие могут быть вопросы?! - слова вылились в приветливую улыбку. - Случись нечто подобное и милости просим, так сказать, ваши мечты станут нашими заботами. А пока, счастливо!
        С другой стороны двери промелькнул силуэт. Женщина. Стройная фигура, симпатичное лицо. Она остановилась, всмотрелась в свое отражение, машинально поправила прическу, нерешительно взялась за ручку.
        - Проходите, - Сан Саныч открыл дверь и посторонился. Внимательно осмотрел посетительницу с головы до ног, слегка смущенно улыбнулся. - Простите, а вы не согласитесь выйти за меня замуж?
        - Что вы говорите? - женщина прикусила губу и оценивающе посмотрела на «жениха». - Замуж? Нет, спасибо, я уже…
        - Лариса Павловна! - послышался голос Иллариона Карловича. - Как я рад вас видеть! Уважаемый Сан Саныч, мы ведь с вами уже закончили, не отпугивайте мне клиентов, особенно таких очаровательных. Проходите, Лариса, проходите. Хотите шампанского?
        Дверь захлопнулась, расстроенный сам особо не понимая чем, Сан Саныч спустился на тротуар. Остановился. Растерянно посмотрел по сторонам. Припомнил расположение улиц, решительно шагнул направо, туда, где, как он точно знал, находится рынок. Не то чтобы он шел за покупками, или рассчитывал купить себе там невесту, просто захотелось пройтись, на людей посмотреть, да и себя показать…
        Проходя мимо въезда на территорию «свободной городской торговли», он непроизвольно замедлил шаг. У ворот ровной шеренгой сидели старушки с ведрами жареных семечек. Сидели, плевались шелухой и говорили, говорили много, громко, монотонно, не слушая друг друга.
        Обрывок разговора привлек внимание несостоявшегося клиента страхового агентства.
        - Вот те крест! Сама слышала, как Никитична рассказывала, будто бы ее соседка, да она, прости господи, жениха себе «заказала». Вот сразу, только застраховалась, даже дня не прошло, приехал к ней! Высокий, статный, еще и с усами. Машина у него такая, длинная, черная. Нет, к ней и раньше регулярно приезжали всякие, но этот остался, - эмоционально, хоть и приглушенно бубнила одна старушка, другая в такт ее словам кивала. - Говорю тебе, колдовством попахивает! Семечки, молодой человек, свежие, еще горячие, куда ты, мил человек, да хоть попробуй!
        21. Клиент пошел
        Несколько огромных капель, предвестниц приближающегося ливня, упали на металлический козырек, прибитый с наружной стороны стены. Барабанная дробь приближающейся непогоды вывела Павла Андреевича из состояния глубокой задумчивости. Внимательно, будто впервые увидел, он осмотрел частичку двора, видимую из его окна. Разглядел с десяток мальчишек, которые гоняли мяч, стайку дворовых собак, устроившихся в тени ближайшего дерева, будто болельщики, что с трибун наблюдают за ходом матча…
        - Паша, тебе пора! - донеслось из соседней комнаты, в ответ он печально улыбнулся.
        - Но ведь это ж не на работу. Я могу и вовсе не пойти.
        - Не стоит, ты же сам видишь, мне стало лучше, иди!
        - Хорошо, - Павел Андреевич вошел в спальню, присел на краешек кровати. - Я недолго, да как всегда.
        - Иди уже, - вздохнула Ирина Сергеевна, - пока ты проветришься, я немного вздремну. Зонтик не забудь! Дождь обещали…
        - Похоже, он уже начался…
        Беззвучно открылась и закрылась входная дверь. Павел Андреевич запер квартиру, не в силах совладать с одолевающими сомнениями, несколько раз подергал ручку, дабы убедиться в том, что замок действительно сработал. Не спеша спустился вниз, выглянул из двери подъезда. Будто дождавшись нужного момента, дождь пролился на землю со всей своей силой.
        Громко визжа, мальчишки, моментально позабыв о мяче, кинулись врассыпную. Двое соседских малышей, бросив на ходу безликое «Здрасте!», протиснулись мимо улыбающегося пенсионера и, громко шлепая босыми ногами, помчались наверх по лестнице.
        Щелкнул, раскрываясь, зонт. Капли дождя, обрадованные новым предметом, который можно использовать в качестве барабана, весело застучали по туго натянутой на спицы ткани. Павел Андреевич шагнул в непогоду. Отошел на несколько шагов от дома, привычно поднял голову, взглянул в окно своей квартиры, туда, где уже несколько дней не вставая, лежала его жена. Стараясь не думать о том, что единственная причина, которая в последние дни заставляет его выбираться из дому - попытка отвлечься от болезни дорогого ему человека, он направился прямо, вдоль центральной улицы к почте, а после обратно.
        Желающих прогуляться под дождем было немного, потому, увидев совершенно безлюдный центр, Павел Андреевич ничуть не удивился. Зато, когда он подошел к зданию почты и отвернулся, с трудом убедив пальцы не тянуться к давно ставшей чужой дверной ручке, он удивленно замигал глазами. И было чему удивляться…
        Впереди, на противоположной стороне дороги, там, где как он прекрасно знал, располагалось страховое агентство, шумела толпа. Человек двадцать, никак не меньше, кто, прячась от дождя под зонтами, кто, кутаясь в целлофановые дождевики, весело переговариваясь, стояли на ступенях лестницы, стараясь протиснуться как можно ближе к входу.
        Не успел он толком удивиться, как толпа дрогнула и пришла в движение. Те, кто был ближе к двери, прошли в помещение, прочие потянулись за ними, стараясь спрятаться под небольшим козырьком, прикрывающим вход в здание. Стоило первой партии посетителей скрыться в помещении, одновременно со всех сторон к агентству заспешили новые люди. Они смешались с толпой, некоторые, самые шустрые, попытались пробраться без очереди, их оттеснили, началась вялая перебранка, грозящая перерасти в потасовку.
        Павел Андреевич поймал себя на том, что и сам движется к агентству. С большим трудом, будто преодолевая немыслимое сопротивление, он заставил свои ноги остановиться, чудом убедил глаза отвести взгляд от знакомой вывески…
        - Надеюсь, вы уже надумали? - вкрадчивый голос Иллариона Карловича, кажется, зазвучал у него в голове. - Дражайший вы мой Павел Андреевич, признайтесь, хоть самому себе признайтесь, ведь есть же у вас заветное желание, есть настоящая мечта. Перестаньте игнорировать реальность. От себя не убежать…
        Пересиливая себя, Павел Андреевич попятился назад. Ему удалось отступить до угла здания почты, но тут внезапно кольнуло сердце. Он остановился, одной рукой уперся в стену, другую прижал к груди.
        - Да подойдите вы, зайдите, подпишите и все! Она тут-таки выздоровеет. Вы не забыли… скидка…
        Удалось пройти еще несколько шагов. Здание с манящей вывеской скрылось за строем старых каштанов. Стоило исчезнуть из вида агентству, нашептывающий голос тут-таки смолк. Павел Андреевич убрал зонт, позволив веселому летнему дождю пролиться просто ему на голову. Сразу стало легко, спокойно, даже сердце, которое, так некстати, напомнило о себе, угомонилось.
        Смолк липкий вкрадчивый голос, но остался осадок, поселился в сознании червь сомнения, с ним зародилась мысль: «А ведь может так и есть… может, стоит всего лишь подписать и все исправится?».
        - К чему эти глупые размышления? - вслух ответил он себе. - Врач ведь осматривал, сказал - острое респираторное заболевание. Только и всего. Хотя наши врачи…
        Павел Андреевич снова раскрыл зонт, достал мобильный телефон, набрал номер своего бывшего подчиненного, водителя.
        - Васек привет! Слушай, ты в область не собираешься в ближайшие дни? Когда, завтра? Слушай, а сделай доброе дело, супругу мою захвати, в больницу ей надо. Сможешь? Вот спасибо, ты настоящий друг!
        Вновь послышался шум с ним гам. Двери агентства распахнулись, и, точно как и входили, дружной толпой посетители выплеснули на улицу. Послышались хлопки раскрывающихся зонтов, зазвенел, заглушающий прочие звуки, веселый почти счастливый смех. Стоило одним выйти, новые ряды посетители хлынули вовнутрь.
        Две пары прошли мимо старика. Молодежь. Их глаза светились удивительным мистическим светом. Один из парней повернулся к Павлу Андреевичу, кивнул тому почти по-дружески, и тут-таки укоризненно покачал головой.
        Отзвуком недавних воспоминаний промелькнуло:
        - Подпишите, Павел Андреевич, подпишите…
        22. Тяготы и лишения семейной жизни
        С раннего утра Леночка была занята невероятно важным делом. Она разбирала свой гардероб.
        - Да, работы много, но кто-то ведь должен все это сделать! - философски рассудила она. Тяжело вздохнула, схватила в охапку столько платьев, сколько могла поднять и вынесла из маленькой комнатки, превращенной в большой и просторный гардероб.
        Несколько секунд взгляд девушки метался по спальне, в поисках наиболее подходящего места, куда все это богатство можно временно определить. Казалось, квартира большая, просторная, но если вдуматься…
        - Ну и ладно, пока брошу просто на пол…
        Причины для столь бурной деятельности у нее, конечно же, были, более того, они весьма и весьма весомые. Да, это все мечты! Прошлым вечером наконец-то сбылось заветное ее желание. Часам к восьми позвонил Виталий и безо всяких предисловий предложил вместе жить! Правда, Леночку больше устроила бы перспектива перебраться к нему, в его просторный дом, но, как говорится, не все сразу. «Главное - начало! - подумала она и кивнула, подтверждая свои мысли. - Не стану я спешить. Буду его приручать. Постепенно, шаг за шагом. Для начала побудем у меня, а поскольку грядут перемены, не лишним будет заняться инвентаризацией того, что уже имеется и составить список того, что просто необходимо прикупить. Ах, да, еще нужно выделить немного места для его вещей…».
        - Думаю, пару-тройку плечиков будет достаточно, - продолжала размышлять она, только уже вслух. - Ладно, еще какой-нибудь ящик комода освобожу. Главное, чтобы небольшой. Вообще, я так считаю - чем меньше места я выделю для него, тем быстрее он поймет, что у меня тесно, поймет, что простора для двоих маловато, и тем быстрее мы к нему переедем. А то, понимаете ли, он пока не может… в своем доме… после того, что случилось…
        Дело, на которое планировалось потратить час, от силы два, заняло практически весь день. А как иначе?! Ведь каждое платье надо примерить, каждую юбку, блузку, сарафанчик. Мало ли что, а вдруг слежалось, село, вдруг не налезет…
        - Вот это да! Полезно все-таки изредка перебирать свои вещи! - раскрасневшаяся Леночка вертелась перед зеркалом. На ней было черное кружевное белье и соблазнительные черные чулки с крупным узором.
        Памятуя о том, что красота как и время, быстротечна, а потому ее попросту необходимо запечатлеть, девушка хихикнула и схватила телефон, долго вертелась, стараясь если не целиком попасть в кадр, то хотя бы вместить в него все самое красивое. В конце концов, это удалось.
        - Какая я вся из себя… аппетитная! - искренне восхитилась она. - Надо срочно поделиться…
        Несколько касаний к экрану, и фотография весело полетела к адресату… к соседу и другу Саше.
        - А что, Виталик все равно раньше вечера не придет, а вот Санька… - коротко пикнул дверной звонок. - А вот Санька, так тот сразу тут как тут…
        Незаметно подкрался вечер. С большим трудом Леночке удалось разобраться с сортировкой одежды. Удалось выделить небольшой ящичек, труднее всего было отыскать свободные плечики. Но вот все трудности позади. Она взглянула на часы, кивнула, зашла на кухню, открыла дверцу холодильника и серьезно задумалась. С одной стороны, готовить она никогда не любила, а если честно, то никогда и не умела, а вот с другой, ей страшно захотелось сделать что-то этакое, чем-то удивить и поразить до глубины души своего без малого супруга.
        - Где-то у меня была кулинарная книга! - неожиданное озарение заставило девушку от всей души рассмеяться. - Такое вспомнилось! Да, лежит где-то, кажется, пару раз я ее видела. Но это ладно, не стану же я читать… еще чего! Все, отбрасываем разные глупости, спускаемся с небес на землю и вот оно решение! В морозилке лежит оно, упакованное в картонную коробку. Пельмени! Правда, я даже и примерно не догадываюсь, сколько они там лежат. Не знаю, несколько месяцев, а может несколько лет. Но ведь это морозилка, что с ними случится?!
        Ближе к пяти часам вечера Виталий Петрович заметно повеселел. Не дождавшись конца рабочего дня, он закрыл кабинет, подмигнул на прощанье чем-то сильно расстроенной секретарше, помахал ей рукой и вышел из исполкома. Мельком взглянул на свой автомобиль, изрядно подержанный «Форд», которым пользовался, дабы не привлекать лишнего внимания к своей персоне. Вспомнил о машине жены, теперь уже абсолютно ей не нужной. О том, что надо бы забрать авто, нечего ему пылиться на стоянке у полиции, разберут на запчасти чего доброго.
        - Только это уже завтра. Сейчас домой! Пешком! Отдыхать!
        Быстрым шагом он направился прочь от центра города, туда, где на берегу реки в элитном по местным меркам районе расположился его трехэтажный недавно достроенный дом.
        Пройдя не менее половины пути, он вдруг остановился и звонко хлопнул себя ладонью по лбу.
        - Совсем забыл, я же должен был вещи собирать и к Ленке мчаться! - воскликнул он и закрыл себе рот рукой. Нервно хихикнул и шепотом добавил: - Назад за машиной и быстро…
        Острый запах специй ударил в нос, стоило только переступить через порог. Виталий Петрович подозрительно принюхался. Сомнений быть не могло - пахло пельменями, скорее всего, магазинными, слишком уж сдобрены они перцем, наверняка для того, чтобы покупатель не распробовал, что именно завернуто в тонкое тесто. Но это не столь важно, поражала сама ситуация, ведь раньше (вовсе небезосновательно!) Виталий полагал, что кухня Леночке нужна исключительно для того, чтобы за ее дверью можно было спрятаться, сделать вид что плачет, тем самым выпросить у него немного денег, а тут такой роскошный прием. Пельмени!
        - Бросай сумку, после разбирать будем, - Лена игриво покрутилась, демонстрируя новый, скорее всего, (Виталий так и не понял) пеньюар. - Пошли на кухню, я тебе настоящий ужин приготовила!
        В тарелке источала острый аромат горка горячих пельменей. Посреди стола расположился графинчик с жидкостью коричневого цвета - любимый коньяк. Просто-таки идиллия!
        - Здорово! - резюмировал мэр, потирая руки. - А ты почему не присаживаешься? По пельмешкам…
        - Какие пельмени! - Леночка энергично мотнула головой. - Ты на меня посмотри - корова! Вон как растолстела! Сегодня у меня в меню только йогурт. Но чуть-чуть конька я все-таки выпью.
        Сначала ему показалось, что вкус пельменей, мягко говоря, несколько странный. Но, после того как они провалились в желудок и были обильно залиты коньяком, ощущения быстро пришли в норму…
        Двигаясь в такт лирической мелодии, Леночка закружила вокруг кровати. Ее халатик давно улетел на подоконник, лишь длинная развивающаяся ночная сорочка еще создавала видимость присутствия одежды, но и она готовилась оказаться там же, если не просто на полу. Внезапно девушка остановилась. Выключила музыку, рухнула на постель.
        - Слушай, я для кого стараюсь?! - возмутилась она. - Я тут танцую, изгибаюсь, а он! Ты спишь, что ли?
        - Нет, - Виталий медленно покачал головой, в его глазах светился страх. - Слушай, Лен, у меня с животом что-то не то. Подожди. Я должен…
        Он сорвался с места и помчался в сторону туалета. Девушка перевернулась на спину, и засмотрелась в матовую пленку на потолке. Отличная вещь - почти зеркало, к тому же отражение ей явно нравилось…
        Зашумела, сливаясь, вода. Открылась дверь. Осторожно, будто держа на голове кувшин и боясь расплескать его содержимое, Виталий Петрович вошел в спальню. Посмотрел на аппетитно потягивающуюся Елену, издал странный звук, нечто среднее между стоном и хрипом, бросился обратно.
        Дверь снова захлопнулась.
        «Наверное, пельмени были не очень свежими! - по-настоящему разумная мысль отозвалась слегка виноватой улыбкой. - Вот оно как бывает в семейной жизни».
        Далеко за полночь Виталий уснул. Леночка раздраженно взглянула на него, неопределенно кивнула и отвернулась. Утром же, увидев его помятое лицо и глубоко запавшие глаза, она укоризненно покачала головой и сказала:
        - Сходи в больницу! Благо это недалеко.
        - Нет, я на работу. Ты не волнуйся, ничего страшного, просто съел что-то не то. Не бери в голову…
        - Как знаешь! - девушка проводила его до дверей, придирчиво осмотрела, расправила клапан нагрудного кармана, поцеловала в губы. - Удачно отработать!
        Как только торопливые шаги удаляющегося градоначальника смолкли, она выскочила на балкон. Увидела его, садящегося в машину, выезжающего со двора, энергично помахала рукой. Быстро вернулась в спальню, схватила телефон с подоконника, набрала номер и томным голосом прошептала:
        - Сашенька, ты мне нужен. Срочно!
        23. В наследство от дальнего родственника…
        Несмотря на довольно-таки раннюю пору, во дворе «Авто-Мира» было уже не протолкнуться. Все свободное место заполонили машины. На недавно обновленную разметку, призванную разграничить парковочные места, никто внимания не обращал. Стояли авто в полнейшем беспорядке, мешая заехать одним, не позволяя выехать другим. Данная ситуация давно никого не волновала, ведь что может быть лучше, чем начать утро руганью, выгодно дополняемой надрывным писком звуковых сигналов.
        Пусть практически все клиенты фирмы в унисон жаловались на высокую стоимость горючего и запчастей, полное отсутствие денег и государственной поддержки, машины были как на подбор, все дорогие и все новые. Практически все иномарки за исключением разве что старенькой «Нивы» главного инженера бывшего колхоза имени Ленина, да скромно притаившихся в дальнем от ворот углу директорских «Жигулей».
        - Что ни говори, а не люблю я уборочную! - пробормотал Денис и вдавил кнопку сигнализации на брелоке. - Нет, с одной стороны, чем больше клиентов, тем больше оборот, следовательно, зарплата, а вот с другой - одни сплошные неудобства. Ни тебе кофе утром выпить, ни перекурить, ни пасьянс нормально разложить…
        Отойдя на несколько шагов от своей машины, он остановился, обернулся, задержался, любуясь удивительно приятным контрастом: его новенький внедорожник рядом с металлоломом директора. Красота!
        - Да, эффектно выглядит, но явный диссонанс наблюдается! - прошептал Денис. Он обернулся и не спеша побрел в сторону открытых дверей склада, офиса и своего рабочего места. - Вот я и думаю, а не пора ли поразмыслить о повышении? Уверен, из меня бы отличный руководитель получился, да и не только мелкого филиала. Правильная мысль! Жаль, только деньги кончились, на последнее желание пришлось даже у родителей одалживать. Тем не менее, подумать есть о чем.
        Освежающее дыхание кондиционера слегка подправило отвратительное утреннее настроение. Правда, ненадолго, клиенты…
        - Дениска, ты почему опаздываешь? Шевелись, включайся, самое время поработать! Зерно в поле пропадает! - инженер местного сельхозпредприятия, Витька, уже занял место у стола и энергично переворачивал страницы толстенной общей тетради.
        - Слушай, вот скажи мне только честно, а ты вообще спишь когда-нибудь, - мрачно спросил Денис, пожимая протянутую ладонь. - Чуть свет уже на ногах! И ладно бы сам не спал, так еще и другим мешаешь…
        - Кто рано встает, сам знаешь! Давай, запускайся уже, просыпайся, время не ждет, два комбайна в поле стоят, урожай теряем…
        Лишь полтора часа спустя Витька, загрузившись по завязку запчастями, отъехал от склада. С его отъездом отхлынула утренняя волна посетителей, теперь можно было правильно начать рабочий день: сделать наконец-то кофе, подкурить сигарету да попытаться хоть немного проснуться.
        - Это компания «Авто-Мир»? - во двор въехала совершенно черная с тонированными стеклами машина. Она блестела свежей полировкой, притягивала взгляд удивительной красотой линий и в то же время отталкивала странным до нелепости хищным силуэтом. Окно водительской двери плавно опустилось, в нем показалось мужское лицо, большую часть которого закрывали черные в тон тонировке солнцезащитные очки. Сразу захотелось спросить водителя, неужели в такой комбинации черного с… не менее черным, он хоть что-то видит…
        - Именно так, Староукраинский филиал компании «Авто-Мир», - потягивая кофе и выпуская сизые клубы дыма, кивнул Денис. - Если вы по вопросу запчастей, то вы приехали точно по адресу. Проходите в офис, выбирайте любого оператора, вам непременно помогут.
        - Нет спасибо, я по другому вопросу! - дверь машины открылась, из авто вышел полноватый мужчина, одетый во все черное: черный костюм, черная рубашка, с ней черный же галстук, только часы блестели золотом, но циферблат, опять-таки черный. Он положил на крышу машины простенькую картонную папку, раскрыл ее. Взял верхний листик. - Мне нужен Ткаченко Денис Евгеньевич. У вас такой работает?
        - Точно так, это я и есть… - сердце Дениса бешено забилось. Еще бы, ведь этим солнечным утром он еще не вспоминал о своей предусмотрительно застрахованной мечте!
        - Превосходно. Я адвокат, можете называть меня Василием Петровичем, - он снова вернулся к папке с документами. - Ситуация вкратце такова. Без малого полгода тому назад умер один ваш дальний родственник, как оказалось, вы его единственный наследник. Таким образом, вы автоматически становитесь собственником его недвижимости, а именно частного дома со всей обстановкой. Вам также полагается небольшая денежная сумма, но увы, ее хватит лишь на то, чтобы покрыть затраты на оформление наследства и мой гонорар.
        Слушая, Денис размеренно кивал головой…
        - Я так понимаю, у вас возражений нет?
        - Конечно же, нет, да как иначе! Скажите только, где подпись поставить и все…
        - Если вы не возражаете, я бы предпочел расположиться где-нибудь за столом. На вашем рабочем месте это удобно?
        - Да проходите, - Денис придержал дверь, пропуская вперед адвоката. Он чувствовал точно то, что почувствовал, впервые увидев свою новенькую машину. Точно такие же ощущения, вот только на этот раз более насыщенные, более концентрированные, все-таки дом, это вам не какое-то там средство передвижения! - Мой стол в вашем распоряжении, присаживайтесь!
        Под удивленные взгляды коллег, Денис подписывал один листик за другим. Рассеянно слушал, медленно кивал…
        - У меня все! - адвокат поделил бумаги на две стопки, одну сложил в свою папку, другую передал Денису. - Документы на право собственности ваши, к ним прилагаются ключи, держите. Адрес в бумагах указан: улица Садовая дом двенадцать дробь пять. Вот вам моя карточка, в случае возникновения любых вопросов, звоните. Поздравляю и всего хорошего!
        Пожав руку Денису, адвокат прошествовал мимо синхронно мигающих глазами сотрудников фирмы, коротко кивнул директору, выглядывающему из кабинета, толкнул входную дверь.
        - Что серьезно?! - первым не выдержал директор. Он подбежал к Денису. - Дай взгляну на документы… точно! Слушай, а ну сгребай всю эту макулатуру и пошли в мой кабинет, расскажешь подробнее. А вы чего стоите, рты раскрыли? Нечем заняться? Пока клиентов нет, витрины свои до ума доведите! Рессору вон со склада принесите. Два дня как продали, а на место положить некому…
        Выполняя распоряжение директора, сотрудники разбрелись по офису, открыли стеклянные шкафы и занялись тем, что принялись делать вид, будто и вправду раскладывают в них товары. Вадим тот и вовсе побрел в склад за тележкой и тяжеленной рессорой, там и остался…
        - Уважаемые коллеги, - Денис вышел из кабинета директора и остановился посреди зала, - в общем, тут такое дело я всех вас приглашаю к себе на новоселье! Нет, не сегодня. В субботу приходите, думаю, часикам к пяти. Подарки приветствуются, но они вовсе не обязательны! Жду всех, никакие отговорки не принимаются!
        - Вот именно, пусть только кто-нибудь не явится! - вслед за Денисом из кабинета вышел директор и запер за собой дверь. - К прогульщикам будут применены штрафные санкции!
        Он шутливо пригрозил кулаком, громко рассмеялся, открыл входную дверь, посторонился, пропуская Полину, помощника директора, секретаршу и отдел кадров в одном лице, задержался на пороге.
        - Да. Если нас будут искать, мы поехали «по клиентам», в банк и в налоговую. Вопросы?
        Дверь за директором закрылась, Денис посмотрел вслед руководству и медленно опустился в свое кресло. Тяжело вздохнул. Теперь ему оставалось только ждать. Ждать того момента, когда стрелки часов покажут шесть часов вечера. Отвратительное занятие, самое отвратительное из всех, какие только бывают на свете! Но это ладно, ведь потом можно будет запрыгнуть в машину, вдавить педаль газа и умчаться туда, где его ждет вторая по порядку, но первая по важности мечта всей его жизни.
        Работать получалось с трудом. Можно сказать, не получалось вообще. Как иначе, если при всем своем немалом опыте, Денис дважды умудрился выписать не тот товар, который у него просили! Хорошо клиенты попадались понимающие, ограничивались исключительно язвительными замечаниями. В ответ же Денис стойко выдерживал насмешки, добросовестно переделывал документы, молчал и глуповато улыбался, не считая нужным реагировать.
        Время ползло, время тянулось, но вот и все, свершилось! Шесть часов вечера. С последним рывком секундной стрелки, Денис подскочил как ужаленный, но тут вспомнил о товарище. Замялся. Была очередь Вадима дежурить, а это значит еще целых полчаса…
        - Езжай, я пешком прогуляюсь! - ответил тот на немой вопрос друга.
        - Вот и отлично! Удачи, счастливо и все такое! - Денис коснулся протянутой ладони и бросился к выходу, к мечте, к дому…
        Осталась позади улица с Ленинским прошлым. За рынком Денис свернул направо, сбавил скорость, прекрасно понимая, что город хоть и небольшой, но улиц в нем много, на каждую асфальта не напасешься. Проехал один квартал, еще один, притормозил. Огляделся. Кивнул. Если верить навигатору, да и собственной памяти, эта узенькая улочка и есть та самая Садовая. Теперь осталось только найти дом, тот, что с номером двенадцать…
        Искомый адрес быстро нашелся. Вернее, нашлись ржавые ворота, на створке которых сохранились наполовину стертые цифры: один и два. Сам же домик тоже был на месте, терялся он в густых непроходимых зарослях, белел грязно-белым пятном средь колючих сорняков и многолетней поросли клена.
        - И это у них называется благоустроенный дом… - расстроено пробормотал Денис. - И здесь мне предстоит отмечать новоселье?! Всего-то через несколько дней! Да тут две недели уйдет только на то, чтобы проход в дебрях прорубить и до дома добраться, если это вообще возможно. Нет, ребята! Так не пойдет, это обман. Мягко говоря, невыполнение контрактных обязательств! А раз так, надо съездить, поговорить с этим Карловичем, разобраться, причем немедленно, уже сейчас!
        Он проехал мимо заброшенного домика, мрачно проследил за ним взглядом и тут-таки вдавил педаль тормоза в пол. По соседству с поросшим сорняками мрачным двором виднелся новый добротный металлический забор, на воротах которого готическим шрифтом ярко-белым по темно-вишневому выведено «ул. Садовая, 12/5».
        - Так и до инфаркта недалеко! - заметно повеселел Денис. - Но это же вовсе… Это же совсем другое дело. Посмотрим, что там у меня…
        Калитка оказалась запертой. Эта проблема легко решилась с помощью первого же ключа из тех, что передал адвокат. Секунда и Денис уже прогуливался в уютном дворике, мощенном фигурной тротуарной плиткой и затененном четырьмя растущими по периметру орехами. Впереди белым прямоугольником среди темно-зеленой листвы вырисовывались широкие металлические жалюзи, наверняка въезд в гараж.
        Трудно было устоять и не проверить. Заглянул. Действительно гараж. Весьма удобный, наверняка проектировался под машину тех же габаритов, что и авто Дениса. Смотровая яма имеется. Вход из дома плюс автоматические ворота. Предел мечтаний!
        - Надо сразу же определить моего железного коня, а то он все во дворе стоит…
        Скоро автомобиль эффектно выглядывал из гаража. Конечно, можно было опустить ворота полностью, но Денису хотелось поглядывать на свою машину, пусть недолго, пусть пока не сядет солнце…
        - Уважаемый Денис Евгеньевич прошу вас в дом. Проходите, будьте так любезны! - хихикнув, он шагнул на аллею, живописно затененную густо растущим виноградом. Прошел несколько метров, оглядываясь, остановился у крыльца. Поднял голову. Над ним нависал дом. - Что мы имеем? Два полных этажа, стильно. Модерн или все-таки конструктивизм? Не знаю, да и неважно, я в этом все равно не разбираюсь. В любом случае изрядно угловатое строение, с гладкими стенами, без лишних завитушек, но выглядит очень даже богато. Особенно мне окна нравятся высотой во всю стену. Посмотрим, что внутри интересного припрятано.
        Ключ легко провернул сердцевину замка. Входная дверь отворилась. Денис с силой выдохнул, отошел на шаг назад, будто собирался прыгать через порог с разбега, нервно хихикнул, подкрался на цыпочках, заглянул сквозь вторую, полностью стеклянную дверь.
        То, что он увидел, ему сразу понравилось. Настолько понравилось, что он уже безо всяких опасений вошел в дом. Вышел на средину просторного помещения. Огляделся.
        Комната, занимавшая практически весь этаж, была оформлена по принципу «все в одном». Одна ее часть, та, что ближе к двери (весьма условно) могла называться «прихожей». Все атрибуты в наличии: и большой шкаф-купе, и узкий продолговатый диван, на который можно было присесть, чтобы разуться, и, висящая на стене у двери, металлическая вешалка. Все правильно, все к месту.
        Далее, лишенная каких-либо четко обозначенных границ, начиналась гостиная. Точнее, две гостиные. Два симметричных меблированных пятачка, составленных из угловых диванов, кресел и журнальных столиков. Одинаковые диваны, одинаковые кресла, только в одной «гостиной» они черного цвета, а в другой белого…
        - Так и назовем - шахматная гостиная. А что, есть черное, есть белое, плюс некоторое пространство между ними. Отличное место, где можно будет потанцевать! - озвучил свою мысль Денис и продолжил осмотр.
        У дальней стены обнаружилась кухня. Эта часть дома мало интересовала счастливого обладателя собственных квадратных метров. Единственное, что ему по-настоящему понравилось в той стороне - длинная и высокая стойка. Просто-таки украшение любого приличного бара. Еще и несколько высоких стульев имелись, в том же стиле, будто вынесенные из питейного заведения. Сразу захотелось присесть на один из них, а заодно проверить, не осталось ли чего-нибудь «горячительного» от бывших хозяев.
        И ведь осталось!
        - Замечательно! - выдохнул Денис, осушив очередной бокал найденного в одном из кухонных шкафов «трофейного» коньяка. - Просто замечательно, сейчас немного подкреплюсь и продолжу осмотр. То, что я уже видел, мне действительно нравится, но есть же еще целый этаж! Неисследованный.
        24. Желаньям возраст не помеха
        Входная дверь противно заскрипела. Приятной прохладой сквозняк пробежал по потной спине. Сан Саныч добродушно улыбнулся во сне, наверняка ему снилось что-то доброе, что-то хорошее, что-то, что было куда приятнее удушающего летнего зноя.
        Скрип повторился, отвратительный звук нарастал, достиг пика, умолк на секунду и вдруг вылился в оглушающий грохот. Сквозняк постарался, захлопнул тяжелую створку двери, да еще и уронил какую-то из железок, что висели у деда в сенях на гвоздике.
        - Кто там? - сонный с нотками страха голос выбрался из глубины помещения.
        Вместо ответа послышались тяжелые шаги. Они приближались.
        - Санек я тебя разбудил? - в комнату гостя заглянул дед Гриша. Он смущенно пожал плечами. - Тогда извини. Не хотел я. Просто дверь у меня входная, что тот маятник, только заденешь, так она и захлопывается. Да еще и грохот такой, кажется, будто вот-вот дом развалится. Посмотришь потом как-нибудь на досуге?
        - Посмотрю, - легко согласился Саша. - А почему вы не спите, там же за стенами просто ад земной.
        Дед печально пожал плечами. Посмотрел по сторонам отрешенным взглядом, разглядел старенький табурет в дальнем углу, подошел, сел.
        - Понимаешь, тут такое дело - нечистый попутал. Поддался, что называется, общему настроению. Ну, стадный инстинкт, все в окно и я в окно, все такое. Словом, решил и я застраховаться…
        - А вам-то оно зачем?
        - Не надо! То, что я старый это еще не значит, что у меня мечты как таковые отсутствуют, а желаний, так тех и вовсе нет! - дед подскочил вместе с табуретом, но тут-таки успокоился и снова сел.
        - Простите, я не то хотел сказать… - помрачнел Саныч. - Просто любопытно, что за мечта вас подвигла…
        - Ладно тебе! Извиняешься! За что спрашивается? Сказал, что сказал, да и ладно. А ну подожди… - Григорий Иванович снова вскочил и стремительно вышел.
        Почти сразу послышался протяжный скрип. Дед поднимал люк, закрывающий вход в подвал…
        - Давай наливочки выпьем холодненькой, - старик выглянул из подпола и с грохотом поставил на пол покрытую толстым слоем пыли закатанную металлической крышкой трехлитровую банку. Сквозь толщу грязи проглядывала темно-красная жидкость. - Даже и не скажу, сколько ей лет, это еще бабуля делала…
        Жестяная крышка выстрелила чуть тише пробки хорошего шампанского. По комнате разнесся удивительно-насыщенный вишневый с легкой примесью ванили аромат. Искрящаяся жидкость наполнила стаканы. Дед лукаво подмигнул гостю, потер руки в предвкушении скорого удовольствия, быстро перекрестился и залпом выпил.
        - Хороша выдержанная…
        Саныч подозрительно понюхал жидкость, отпил, скорчил довольную мину, выпил до дна. Довольно выдохнул.
        - Да, очень даже ничего!
        - Я и говорю, супруга покойница делала. В смысле, когда жива еще была… - недавняя улыбка сошла со старческого лица, дед снова помрачнел. - Ты, конечно же, не понимаешь, да куда тебе! Уже считай за сорок, а ни жены у тебя, ни детей! Живешь, что тот бурьян при дороге. Мы же с нею, почитай, всю жизнь вместе. Давай еще по одной…
        Дед взялся за банку.
        - Вот прошлой ночью часов около двух я открыл глаза и тут-таки подскочил просто как ужаленный. Мысль меня посетила - а что если?! Что если попытаться? Я, конечно же, скромничаю, деньжат немного отложил. Сам понимаешь, на черный день, надеюсь, не последний год живу, еще отложу… - Григорий Иванович пожал плечами. - Подумал я чуток, поразмыслил, прикинул, что да как, вот и решил, а схожу я всем назло да застрахуюсь! Все ходят, вот и я пойду! А что, вдруг удастся время вспять повернуть, вдруг все станет, как раньше было. Чтоб я и старушка моя…
        Заметив недоверие на лице гостя, Григорий Иванович махнул рукой.
        - Я и говорю - ты не поймешь! Ведь столько лет…
        - Но неужели вы думаете, что это возможно? Воскрешение просто-таки…
        - Честно говоря, уже и не знаю, - дед медленно пожал плечами. - Вот еще вчера днем точно не верил, а сегодня зашел к страховщикам этим и неверие куда-то ушло. Нет, еще не совсем, но уже почти. Да и не в вере дело, это ниточка, соломинка. То, за что хочется ухватиться…
        - Значит, вы застраховали свою мечту? - Сан Саныч, сам не понимая причину того, ощутил нечто, отдаленно отдающее ревностью, его страшно злило осознание того факта, что у людей есть вполне себе реальная возможность получить то, о чем мечтают, а его этого шанса лишили. И все из-за чего! Из-за какого-то штампа в паспорте… - Хотите, чтобы ваша покойная жена воскресла?
        - Не совсем. Это как-то слишком уж глупо звучит. Я сразу две страховки оформил. Порядки у них! Представь только, каждая следующая в два раза дороже! До сих пор не пойму, какая из них мне обошлась в большую сумму… - тихий смешок стал прелюдией к продолжению. - Прежде всего, я пожелал помолодеть! Нет, ненамного, скромный я, всего лишь на тридцать пять годков. Откуда такая математика? Тут все просто, мне скоро семьдесят пять стукнет, вот я и подсчитал - вернусь в свой сорокалетний юбилей! Есть что-то в сорокалетии… Чем плоха идея?! Ну а вторая, та самая, я прямо так и написал, мол, хочу, чтобы мы с бабулей были вместе. Более того, вместе и навсегда! Вот как…
        - Это понятно, но если вы помолодеете, а она останется такой как была…
        В выцветших глазах старика блеснул бесовский огонек.
        - А ведь прав ты Санька! Зачем мне молодцу старуха? Но ничего, с этим тоже разберемся. Пусть только вернется, мы и ее омолодим…
        - Вот хорошо вам! - Саныч с бесконечной тоской вгляделся в глубину опустошенного ним стакана. - Мне же неместному, увы…
        Стаканы вновь наполнились красной жидкостью.
        - Нравишься ты мне Санек! Хороший ты человек, - стакан деда со звоном соприкоснулся с посудой Саныча. - А посему помогу я тебе, сделаю доброе дело! Завтра же. Съездим утречком в центр, я тебя к себе пропишу. Временно, конечно. Ты как, не станешь возражать?
        - Так я всегда «за»! - перед глазами внезапно осчастливленного простого водителя Саши пронеслись вереницею все его мечты, реальные, выполнимые и не очень.
        Картинки светлого будущего закружили его. Мелькали они, весело подмигивали, но обретая более или менее зримые очертания, одна за другой тускнели, теряли яркость и отчетливость форм. В его воображении на каждую мечту, в нижнем углу, будто лента на траурное фото, накладывалась черная полоска с одной единственной надписью - «Деньги».
        - Ну! Ты чего это опять загрустил? Кажется, все очень даже хорошо складывается!
        - Ничего, мелочи все это, решаемо. Слушайте дедушка вопрос к вам, а металлолом где-нибудь поблизости принимают?
        ***
        Предвкушение скорого исполнения заветных желаний, подняло Сашу с постели ни свет ни заря. Он, нарочно громко топая ногами, принялся прохаживаться по комнате, из одного ее края в другой, прекрасно понимая, что от количества пройденный метров ничего не изменится…
        Дед же на жалкие потуги квартиранта поторопить его никак не реагировал. Будучи человеком, который прожил долгую жизнь в гармонии с собой и миром в целом, бессонницей он не страдал. Не слышал он топота ног постояльца, не беспокоили его тяжелые вздохи. Не замечал дед ничего, спал здоровым крепким сном.
        Как и обычно, лишь большие настенные часы пробили семь раз, дед открыл глаза, рывком сел на постели, не давая себе шанса снова уснуть. Принялся энергично мигать глазами, прогоняя остатки сна. Лишь тогда он услышал поскрипывание половиц, топот ног, тяжелые вздохи, сразу понял причину столь шумного явления, печально усмехнулся, оделся, вышел из комнаты.
        Саныч встретил деда взглядом оценщика. Внимательно осмотрел с головы до пят. Что поделать, если с ничуть не меньшим желанием, чем заполучить заветный штамп о регистрации, он жаждал посмотреть на деда. Увидеть, понять, удалось ли тому помолодеть, или все-таки нет.
        25. Приготовления к свадьбе
        Ночь нехотя сдавала свои позиции. Через щель меж неплотно сдвинутых штор, слегка рассеиваясь на воздушных нитях тюлевой занавески, в комнату пробирались первые лучи восходящего солнца. Прыгали они по комнате, перескакивали с одного предмета мебели на другой, отражались от лакированных поверхностей, разбивались на тысячи осколков, преломляясь в кристаллах дорогой люстры. Один из непрошеных гостей, один из солнечных зайчиков отскочил от зеркальной дверцы шкафа и бесцеремонно влетел в раскрытые глаза терзаемого бессонницей Виталия Петровича. Слепящая вспышка заставила того зажмуриться. Глаза градоначальника закрылись. Он мысленно выругался, повернул голову в надежде скрыться от назойливого отблеска. Скрипнула кровать, по комнате разнесся неимоверно тяжелый вздох, настолько мрачного настроения Виталий не припоминал…
        Отвернувшись от вездесущего солнца, он увидел ее. Слегка прикрытую тонкой простынкой обнаженную Елену. Увидел оголенные плечи, тонкую шею, гладкую, будто бархат кожу спины. Увидел все то, что ранее будило в нем желание, заставляя позабыть обо всем на свете. Вот только так было раньше. Теперь же некогда сводящая с ума картина вызывало совсем иное чувство. Странное чувство, непонятное. Трудно его точно описать, практически невозможно правильно классифицировать, но более всего оно походило на банальное раздражение. Обычное раздражение, усиленное подлинной безысходностью. Гремучая смесь двух далеко не самых приятных чувств порождала желание, другое желание. Страшно захотелось что-то изменить, возникло стремление сделать что-то с этим отвратительным состоянием, прогнать олицетворяющую его грусть, выгнать печаль! Жаль только, что эта не в меру деятельная мысль блеснула в сознании и тут-таки погасла. Понимал Виталий, что бы он ни чувствовал, чего бы ему ни хотелось, это реальность, ее не изменить.
        Вслед за очередным еще более тяжелым вздохом совершенно неожиданно нахлынуло забытье, легкое, эфемерное, но столь приятное…
        Шлепанье босых ног заставило его открыть один глаз. Он увидел электронные часы, стоявшие на тумбочке, отметил время - семь тридцать. Пора. Заметил обнаженную Леночку, та стояла в дальнем конце комнаты у комода и что-то искала в нижнем ящике.
        Краем глаза она уловила холодный до безразличия взгляд Виталия, пусть это ее и задело, она все-таки решила промолчать. Проглотила колкие слова, подошла к окну, распахнула шторы, впуская в комнату солнце, повернулась вполоборота к постели, потянулась, громко зевая. Подмигнула сонному Виталию, кошачьей походкой подкралась к нему, присела на край кровати, наклонилась. Зашептала в ухо:
        - Виталик, пора вставать! - она прижалась к нему, звонко чмокнула в щеку.
        - Встаю, - тот ответил точно таким же целомудренным поцелуем, оттолкнул девушку, лениво сполз с постели.
        Она пожала плечами, взглянула на свой халатик, что висел на спинке стула, равнодушно пожала плечами. Хихикнула и, демонстративно виляя бедрами, направилась на кухню. В дверях остановилась, прижалась к наличнику. Прошептала томным голосом:
        - Яичницу будешь?
        Восприняв понуро опущенную голову как кивок в знак согласия, она включила газ…
        - Как ты думаешь, а когда можно будет сыграть свадьбу, - девушка присела на табурет и вопросительно посмотрела на Виталия.
        - Да хоть сегодня, - тот нервно пожал плечами. - Хотя было бы неплохо чуточку повременить. Сама понимаешь - народ! Не понравится ему моя поспешность, а должность у мэра пока еще выборная. Чего доброго в следующий раз не проголосуют.
        - Я об этом и говорю. Сколько полагается ждать?.. - Леночка вдруг подскочила и лукаво взглянула на сонного жениха. - Слушай, да не надо ничего ждать! Выберут тебя, обязательно выберут, уж я об этом позабочусь!
        - Ладно, - легко согласился Виталий, - значит, сегодня во второй половине дня приходи ко мне, прогуляемся, заявление подадим. А сама свадьба… не знаю. Пожалуй, надо бы в выходной. В субботу? Нет, у меня заседание в администрации, а это надолго. Давай в воскресенье. Хороший день, свободный. В загсе я договорюсь…
        - Ты мне предложение делаешь? Ой, это так неожиданно! - девушка театрально всплеснула руками, закусила губу и игриво опустила глаза. - А что, я… согласная!
        - Договорились! - Виталий Петрович отодвинул пустую тарелку. - Спасибо, все было очень вкусно, но мне уже пора…
        - Хорошо, - Лена проводила мужа до двери, вернулась в спальню, упал на кровать, взяла телефон. - Саша, надеюсь, у тебя еще отпуск не закончился? Отлично, тогда быстренько ко мне!
        Машина мэра подкатила к исполкому. Виталий Петрович несколько минут смотрел на себя, отражающегося в зеркале заднего вида. Насмотревшись, открыл бардачок, пошарил в его бездонной глубине, тщетно пытаясь отыскать документы на строительство мусоросжигательного завода, которые он должен был вчера изучить и подписать. Не нашел ни листика. Выругался вслух. Закрыл глаза. Вспомнил, как прошлым вечером забрал бумаги из сейфа, намереваясь разобрать их в спокойной домашней обстановке. Подъехал к дому, открыл бардачок, взял папку, поднялся в квартиру, но к ним и не прикоснулся, а это все могло означать только одно…
        Резкий разворот. Спустя несколько минут Виталий снова стоял у двери квартиры. Легко провернулся механизм замка.
        - Ленуль, ты мою папку не видела? - крикнул он в тишину. Ответом стала возня в глубине квартиры, ее взорвал приглушенный вскрик, букет шумов дополнил тихий смешок. - Ты где, на кухне?
        Он толкнул дверь. Вошел.
        За обеденным столом сидел сосед Саша, он вертел в руках пустую чашку, изо всех сил делая вид, будто что-то из нее пьет. Напротив него на высоком табурете расположилась по-прежнему полностью обнаженная Леночка. Она загадочно улыбалась и накручивала на указательный палец локон длинных волос.
        - Все в порядке? - Виталий остановился у порога. - Слышал крик… нет? Наверняка послышалось. Слушай, ты папку мою черную не видела? Ах да, Саня привет!
        Виталий пожал руку соседу, задумчиво посмотрел на него, на свою теперь уже как бы невесту…
        - Слушайте, а вот вас двое и вы жители нашего городка, так сказать, мой электорат, скажите мне, как бы вы отнеслись к тому, чтобы организовать всеобщий праздник? - в ответ Саша нервно пожал плечами, Лена загадочно улыбнулась, по-прежнему продолжая наматывать локон на палец. - Точно! Чувствую, что-то я устал. Нет, правда, это же просто-таки замечательная идея, надо отдохнуть, надо! К тому же на следующей неделе повод намечается - годовщина объединения… не помню с чем, с какими-то сельсоветами. Неважно! Все, решено, надо будет объявить всеобщий праздник и, соответственно, выходной. Даже не один, а сразу несколько выходных…
        Сосед, который с первых секунд возращения мэра в самом буквальном смысле лишился дара речи, испуганно замигал глазами и принялся жадно хватать воздух, казалось, он задыхается. Виталий же радостно засмеялся, прошелся по кухне из угла в угол, остановился у стула Саши, заглянул в его пустую и идеально чистую чашку.
        - Слушайте, а почему я вернулся? Наверняка по делу, но вот по какому…
        - Папку ищешь, - Леночка прикусила губу и подмигнула соседу, - непонятно только почему на кухне…
        - Как я сам не догадался! В спальне, безусловно, она в спальне! - Виталия осенила догадка. - Точно, я ее в тумбочку положил там и оставил, - он подошел к двери и замер, будто только что вспомнил. - Слушай, Лен, ты бы одела хоть что-нибудь, сидишь тут голышом, парня смущаешь, и чаю ему налей, а то он один воздух пьет!
        Услышав эти слова, Саша и вовсе перестал дышать. Он посмотрел на Виталия, на девушку, та, загадочно улыбаясь, медленно пожимала плечами.
        Из спальни донеслось:
        - Ура! Нашел! Все, счастливо оставаться, я уехал. Леночка, жду тебя во второй половине дня, ты не забыла?!
        Хлопнула входная дверь, возвращая внезапно онемевшего гостя в реальность. Провернулся механизм замка. Через открытое окно влетел шум отъезжающей машины.
        - А что будет во второй половине? - выговаривая каждую букву, прошептал Саша.
        - Идем заявление подавать, замуж я выхожу…
        - Мои поздравления! - в словах соседа слышалась лишь небольшая толика иронии.
        - Поздравлений мало, с тебя еще подарок причитается, бросай чашку, пошли со мной!
        Тем временем Виталий Петрович решительным шагом входил в свой кабинет. В нем с малопонятным даже ему самому пылом разгоралось желание поработать. Частично это объяснялось тем, что в течение дня должны были поступить средства из областного бюджета, выделенные на постройку завода. А коль должны поступить деньги, их неминуемо надо освоить, притом как можно быстрее…
        Папка раскрыта, бумаги разложены по столешнице. Виталий Петрович внимательно вглядывался в документы: контракты, подряды, договора, сметы, суммы. Особенно ему нравились суммы. Они легко умножались на известные коэффициенты, отчего тут-таки становились другими суммами, родными и близкими - его суммами.
        В самый разгар работы в дверь кабинета постучали. Не дожидаясь приглашения, вошла секретарша Татьяна. Сегодня она была в вызывающе-агрессивном наряде. Короткая красная юбка, выгодно подчеркивающие стройность ножек чулки, плюс откровенная блуза, которая лишь слегка прикрывала стремящуюся вывалиться наружу пышную грудь…
        - Ваш кофе Виталий Петрович! - секретарша низко наклонилась, так низко, что казалось, будто собирается лечь на стол. Улыбнулась. Получив в ответ лишь короткий кивок, заметно помрачнела, в глубине глаз блеснули слезы, она быстро удалилась.
        Хозяину кабинета было не до каких-то там женских обид, похоже, он даже и не заметил секретаршу. Его глаза, не мигая, смотрели в монитор выключенного ноутбука. В черной глубине матового экрана с невероятной отчетливостью проявилась просторная кухня, обнаженная Леночка на высоком стуле и карикатурно-перепуганный Саша. Увиденная совсем недавно картина предстала во всех деталях. Медленно и лениво приходило понимание ситуации. Яркой искоркой в ленивом сознании вспыхнуло вполне себе логичное предположение, намек на то, что было до того, как Виталий вернулся и еще более внятное понимание того, что происходило после, когда он снова уехал на работу. Внезапно он все осознал, все понял, не мог понять лишь одного - самого себя…
        - Почему я его не выбросил в окно? - вслух подумал он и тут-таки сам себе ответил: - Так я ведь не могу. Он же это…
        Что именно «он это», Виталий так и не понял. Еще без малого час он рассеяно смотрел в черную бездну экрана, смакуя порожденную воображением картину, потом резко встал. Не говоря ни слова, прошел мимо секретарши, мигающей раскрасневшимися от слез глазами. Сел в машину и направился знакомым маршрутом, туда, где расположенное в недавно еще недостроенном здании почты расположилось страховое агентство со столь оригинальным перечнем предоставляемых услуг.
        26. Новоселье на Садовой
        Вадим начал собираться, отчетливо осознавая, что меньше всего на свете ему хочется идти к другу на празднование. Как на это дело ни смотри, а совершенно никакого желания! Первое время он и вовсе подумывал, а не позвонить ли? А что, придумать какой-нибудь более или менее благовидный предлог, отказаться?
        - Нет, не годится так поступать, все-таки мы друзья! Да, ссоримся изредка, как в последний «пивной день», ну и что из этого? Все равно идти надо, - вслух ответил он своему отражению в зеркале и надел первую же подвернувшуюся под руку чистую футболку.
        Памятуя, что новоселье это такое событие, на которое принято что-то дарить, что-то нужное, что-то полезное, что-то из того, что непременно пригодиться в хозяйстве, Вадим внимательно осмотрел свое жилище и тут-таки обрадовался. Как раз нечто такое, нужное и полезное у него имелось. Настольная лампа! Новая она в упаковке, на дне шкафа валяется. И вовсе неважно, что ему самому ее когда-то подарили. Главное другое - подарил ее не Денис, а потому нет никаких моральных препятствий для того, чтобы ее ему передарить…
        - Я на мероприятие, - он погладил большого белого кота, что разлегся на валике дивана. - Еда на кухне, вода там же. Веди себя хорошо!
        Под довольное мурлыканье домашнего любимца Вадим вышел из дома. Запер дверь, подошел к калитке. Остановился. Проверил карманы - так и есть, забыл телефон.
        - Придется вернуться. А возвращаться, как известно, примета не из лучших…
        Что бы ни сулили приметы, выйдя на тротуар, он заметно воспрянул духом. Еще бы, ведь он шел не просто на новоселье к другу, он шел на любимейшую улицу городка, на улицу Садовую, именно туда, где находился весьма и весьма интересующий его домик.
        Непроизвольно ускоряя шаг, Вадим подошел к рынку. Протиснулся сквозь прикрытые ворота, миновал пустые ряды торговых точек, пересек по диагонали огражденную высоким кирпичным забором территорию торгашей, вышел в дальней стороне через ржавую калитку.
        - Теперь направо, один квартал по улице Чапаевской, затем поворот налево и…
        Он остановился, удивленно мигая глазами. Посмотрел в одну сторону, в другую. Взглянул себе под ноги. Медленно пожал плечами, вопросительно взглянул на небо, будто ждал откуда-то сверху ответа.
        Казалось, с момента последнего его визита в эту часть городка прошло не более трех дней, а все так изменилось! Вообще все! Начать снизу, с дорожного покрытия. Раньше, тогда, те самые несколько дней тому назад, его как такового и вовсе не было. Была лишь годами утрамбовываемая колесами автомобилей земля, драгоценными вкраплениями в которую весело блестели камешки. Так было раньше, а вот теперь, начинаясь ровно, будто кто-то линейкой отмерил границу, от края проезжей части, матовым блеском чернел новенький асфальт. Точно по центру пунктир разметки, по краям бордюрный камень, выкрашенный в свежий белый цвет, да еще и песчаная подушка на тротуаре имелась, не иначе как вот-вот плитку завезут. Фантастика!
        Но и это еще не все. Изменились дома и дворики. Все вокруг заметно посвежело, новым выглядело, даже чуточку праздничным. Кроме всего прочего заметно изменилась и планировка, создавалось впечатление, будто коротенькие улочки, каждая из которых длиной всего в два-три квартала каким-то чудесным образом растянули. Причем по длине они остались такими же, но вот количество домов на них заметно увеличилось. На той же Садовой их прибавилось штук пять, а то и все шесть. Вклинились они в знакомый пейзаж, равномерно так между давно существующими жилыми строениями и просто сараями…
        Лишь мгновение ушло на то, чтобы все увидеть, осознать и загнать в самые глубокие уголки памяти. Вадиму было не до того, в его глазах столь кардинальные изменения были сущей безделицей, не стоящей того, чтобы на нее обращать внимание. Чему тут удивляться, время идет, все меняется, где-то что-то строится, где-то что-то рушится! Не это главное, главное то, что скромный домик, утопающий в зелени сада, маленький с симпатичной хоть и нежилой мансардой на месте. Главное, он не изменился, ведь там она…
        «Садовая 12/5», - напомнил экран мобильного телефона. Вадим с большим трудом заставил себя отвести взгляд он почтового ящика с сидящим на нем белоснежным голубем. Внимательно осмотрелся. Мрачно кивнул. Легко определился с направлением. Искомый дом находился напротив и чуть по диагонали.
        Высокий металлический забор. Кнопки звонка не видно, но калитка открыта, чем ни приглашение! Зазывала она прохожих, приглашала гостей, предлагала окунуться в то, что благоухало вокруг, в непередаваемую атмосферу начинающегося веселья. Она, манящая и зовущая, жила во всем: в отголосках музыки, что доносилась откуда-то из глубины двора, в обрывках слов, что долетали оттуда же, в ароматах жареного мяса, дразнивших вкусовые рецепторы. Праздничные нотки чувствовались в каждой детали, в каждой мелочи: и в практически неразличимом пенье птиц, и в медленном движении огромного белоснежного облака, и в легком ветерке, что лениво помешивал застоявшийся воздух. Везде он насыщенный, во всем дух настоящего праздника…
        - А вот и наш опоздавший! - как всегда веселый, но на этот раз ничуть не естественный голос Дениса заглушил все прочие шумы. - Заходи дружище, располагайся, быть, как дома не предлагаю, не надо, но веселиться, как и все, ты попросту обязан! Присоединяйся, у нас как раз экскурсия по дому намечается.
        Припозднившийся гость пропустил мимо ушей большую часть сказанного виновником торжества. Не слушал он его, не до того было. Причина подобного явления была на виду. Она. София. Девушка стояла среди гостей, рассеянно слушала очередной рассказ Федоровича из цикла «Как я в былые годы…» и виновато смотрела на Вадима.
        Тишина, лишь немного разбавляемая голосом директора, взорвалась веселым смехом. Довольный эффектом, Федорович низко поклонился, изображая заправского артиста. Кивнул головой, в ответ на аплодисменты скромно потупил глаза.
        - Это еще ничего. Вот подождите, надеюсь, дело дойдет-таки до застолья, смилостивится над нами хозяин, нальет нам чего-нибудь для поднятия настроения, вот тогда еще и не такое услышите! - он снова низко поклонился.
        - Все, прекращаем, достаточно для начала! Федорович, сделайте паузу, завязывайте пока с рассказами. Давайте дружно за мной, у меня все расписано, сначала экскурсия по дому, а после банкет. Становитесь по парам, беритесь за ручки как в детском садике…
        - Привет Вадик! - София взяла под руку «опоздавшего» и звонко поцеловала в щеку. - Ты не сердись, просто меня тоже пригласили, мы теперь соседи, неудобно отказываться. Кроме того, я не сомневалась, что и ты будешь. Думала, ты обрадуешься…
        - А я и не собирался сердиться, с чего бы это! - натянуто улыбаясь, пробормотал Вадим. - Просто я не ожидал тебя здесь увидеть, вот и растерялся…
        - Хватит ворковать молодые, наговориться еще успеете! - одновременно обращаясь к директору с Полиной и к Вадиму с Софьей, выкрикнул Денис. - Все за мной!
        Широко распахнулась входная дверь.
        - Добро пожаловать в мои скромные апартаменты! - Денис с разбега прыгнул на диван. - Этаж первый. Здесь у меня гостиная, кухня, прихожая, все такое. Данное помещение можно использовать и в качестве спальни, в случае если не смогу добраться до кровати. Как несложно заметить, комната просторная, светлая, все это благодаря большим и чистым окнам. Кажется, я уже упоминал, в дальнем углу кухня имеется, но это неважно, обратите особое внимание на две двери чуть левее стойки-стола, это на тот случай, если кому надо будет отлучиться по надобности. Всем видно? Две двери - за ними удобства, случись чего, не стесняйтесь. Да, если кто хочет, можно и ванну принять, это правая дверь, ванна у меня с пузырьками…
        - Джакузи ты хотел сказать, - подсказала Полина, поглаживая лысую макушку директора.
        - Именно так, - покорно склонил голову Денис, - Полинка, ты всегда отличалась острым умом и удивительной сообразительностью. Так, тут все увидели, ничего интересного на первом этаже больше нет, идемте наверх. Там еще несколько комнат имеется.
        Толпясь, гости поднялись на этаж выше. Остановились в коротком и широком коридоре. Заполнили все свободное пространство. Убедившись в том, что никто не пытается увильнуть, Денис открыл ближайшую дверь. Посмотрел сам, посторонился, давая возможность заглянуть внутрь каждому желающему.
        - Тут у меня пусто. Пока пусто. Собираюсь оборудовать кабинет. Не знаю, правда, зачем он мне нужен, но не могу же я допустить, чтобы пустовало такое удобное помещение! Еще в наличии имеются три спальни. Одинаковые они. Совершенно. Если я случайно усну не в той, в которой собирался, разницы не замечу. Что кроме этого? Да практически ничего. Остается всего одна комнатка, она, как и будущий кабинет, пока пустует, - Денис скромно потупил взгляд и хихикнул. - Это на тот случай если я вдруг повзрослею да поумнею. Женюсь, все такое, вот и будет у меня детская!
        Последние слова растворились в хохоте и аплодисментах.
        - Ладно вам! Все, достаточно прогулок. Аппетит нагуляли? Хорошо. Давайте быстренько дружными рядами на задний дворик. Похоже, у прежних владельцев там было некое подобие огородика, но это не для меня, мне бетон с асфальтом гораздо ближе. Кстати, я из окна заметил - там внизу столы уже накрыты. Вперед, друзья-товарищи, вперед, пока выпивка не нагрелась, а закуска не остыла!
        Под дружное улюлюканье толпа пришла в движение. Гости быстро скатилась по лестнице, миновали просторный первый этаж, выплеснулись в небольшое, окруженное, как и вся усадьба, высоким забором пространство, настоящим украшением которого служил длинный стол, что буквально ломился от бутылок и блюд с закусками.
        Предвкушение того, что неминуемо случится далее, наполнило каждого. Все тут-таки осознали - скоро, очень скоро, смех и крики сменятся шепотом, хихиканьем и звоном стаканов. Скоро, совсем скоро, начнется то, ради чего все и собрались - настоящий праздник…
        - Подождите минуточку, - заметив, что Федорович поднимается, собираясь толкнуть тост, Денис махнул рукой. - Еще не все пришли, один гость запаздывает. Я только позвоню и сразу начнем…
        Под громкие возгласы: «Ну вот! Так всегда!» Денис отошел от стола. Некоторое время он смотрел на экран телефона, затем широко улыбнулся. Быстро заговорил. Слов не разобрать, но судя по выражению лица, он был изрядно расстроен. Окинул мрачным взглядом присутствующих, кивнул, не иначе как, соглашаясь с собеседником, развел руками, склонил голову в знак смирения.
        - Ладно, не получается, так не получается, - он повернулся к столу. - Никого более не ждем. Так что давайте выпьем друзья, и первым делом выпьем за меня. Ура, товарищи!
        - Не спеши! - директор поднялся, кивнул окружающим, поднял руку с объемной рюмкой, демонстративно прокашлялся.
        - Ура, Федорович речь говорить будет! - крикнул Саша и в тот же миг замолчал. Сидевшая рядом с ним роскошная блондинка, Леночка, наколола вилкой шляпку большого маринованного гриба и закрыла говоруну рот.
        - Спасибо вам огромное! - Федорович благодарно кивнул блондинке и испепеляющим взглядом посмотрел на своего подчиненного. - Да, я предлагаю выпить. Но не просто выпить, а выпить за будущее. За будущее одного из ведущих наших сотрудников, за твое будущее Дениска! Пусть все, что ты себе наметил, сбывается, все мечты и начинания. Ну а если вдруг что-то не поспешит исполняться, ты знаешь, что делать…
        Восторженные крики «Ура!» заглушили окончание фразы, но это уже никого не волновало. Мероприятие дошло до того момента, когда слова теряли силу, когда главенствует во всем дух. Настоящий насыщенный дух подлинного бесшабашного веселья…
        - Сударыня, вы танцуете? - Денис, заметно покачиваясь, наклонился над Софией, скромно сидевшей в уголке стола, та взглянула на Вадима.
        - Извини друг, но она уже приглашена, - парировал тот. Он решительно поднялся, взглянул на свою спутницу, та лучезарно улыбнулась.
        - Ладно, никаких проблем, - пожал плечами отвергнутый кавалер и внимательно осмотрелся. - А вот вы точно танцуете! - он подошел к Леночке, пользуясь тем, что Сашка стремительно вбежал в дом. - Разрешите вас ангажировать…
        - Меня что? - девушка часто замигала большими глазами.
        - Пригласить, в смысле…
        - Ах, это! Вы всегда такими умными словами разбрасываетесь?
        - Нет, исключительно в те моменты, когда вижу перед собой такую красивую девушку как вы, а это, увы, случается все реже и реже.
        Леночка беззаботно рассмеялась.
        - Нет, правда, вы подлинное украшение моего праздника! Лишь об одном жалею, о том, что пригласил вас не одну, а с Сашкой…
        - По-другому и быть не могло. Мы ведь незнакомы!
        - Это легко исправить! Меня зовут Денис, - не прекращая танец, кавалер склонил голову, отчего потерял равновесие, качнулся, увлекая за собой партнершу. - Да, как вы должны были заметить, это мой праздник, точнее, мое новоселье. Дом, конечно же, также мой, вы его видели. Еще внедорожник имеется, в гараже он стоит, если захотите, можем прогуляться и посмотреть.
        - Нет, спасибо! - девушка рассмеялась. - Я машинами не интересуюсь. Кстати, о внедорожниках, у моего… мужа, тоже машина большая, что-то в этом роде…
        - У вашего мужа! - притворно ужаснулся Денис. - Вы просто-таки меня убили… наповал…
        - Ничего, переживете, - засмеялась Леночка. - Все просто, все решаемо, вы только оглянитесь, осмотритесь, вполне возможно заметите еще несколько подлинных украшений вашего мероприятия…
        В проеме двери показался Саша. Выглядел он не очень. Бледное с зеленоватым оттенком лицо, болезненный вид, блуждающий затравленный взгляд. Он оперся о стену и поманил девушку рукой.
        - Извините, - Леночка вывернулась из объятий кавалера и присела в изрядно осовремененном реверансе, - но мне действительно пора. Сами понимаете, семейная жизнь! Нет-нет, не стоит, не беспокойтесь, Саша меня проводит, мы пешком пройдемся, благо идти совсем недалеко.
        Поцеловав владельца усадьбы и машины в щеку, Леночка скрылась в доме, минутой позже хлопнула, закрываясь, калитка. Денис мрачно посмотрел вглубь двора, туда, где в тени старого ореха любезничали Федорович с Полиной. С усмешкой взглянул на дальний конец стола, там азартно резались в карты ребята со склада. Рядом с ними, с видом болельщиц, перешептываясь, расположились их жены, настоящие и потенциальные. Просто-таки не новоселье, а клуб по интересам!
        Взгляд хозяина всего этого мероприятия перекинулся на стену дома, опустился по ней на лавочку, почти полностью скрытую виноградом, остановился на Софье, одиноко сидящей на скамейке…
        - Надеюсь, теперь у меня будет шанс станцевать с подлинным украшением моего праздника? - ничуть неоригинально начал Денис.
        Девушка чуть натянуто улыбнулась, испуганно огляделась.
        - Извините, я Вадима жду. Он должен подойти с минуты на минуту.
        - Не вижу препятствий! Вы ведь не думаете, что ждать человека можно только скучая в одиночестве, сидя на скамейке! Его можно ждать и танцуя, - он склонил голову и подал девушке руку. В ее глазах читалось сомнение. - Ну, решайтесь же! Я ведь не предлагаю вам ничего сколько-нибудь плохого, или, не дай бог, аморального. Кроме всего, Вадим мой лучший друг, а уж обидеть девушку друга, сами понимаете…
        - Ладно! Но только один танец.
        В тот момент, когда Денис обнял Софью за талию и закружил, распахнулась дверь, на порог вышел Вадим. И до того угрюмый, он стал мрачнее тучи. Несколько томительно долгих секунд буквально пылая злобой в глазах, он проследил за танцующей парой, подошел к столу, налил себе большой стакан водки, залпом выпил. Глаза, не мигая, продолжали следить за Денисом и Софьей, затуманенное сознание заботливо дорисовывало грязные подробности, которых не было, да и быть не могло…
        - Все к столу, все к столу! - Денис склонил голову, в знак благодарности партнерше, заметил Вадима и подвел девушку к нему. - Быстренько наливаем, готовимся, я речь говорить буду!
        Шум и гам послужили ему ответом.
        - У всех налито? Все готовы? Хорошо, - Денис поднял вверх обе руки, успокаивая гостей. - Прежде всего, позвольте поблагодарить вас за то, что вы все нашли время и сочли возможным прийти ко мне в гости. Нет! И не надейтесь, я не намекаю на то, что пора расходиться, более того, я никого, подчеркиваю, никого, не выпущу до тех пор, пока на столе еще что-то остается! Словом, не стесняйтесь, выпивайте, закусывайте. Нет, стойте! Не выпивайте, имейте совесть, я же тост говорю… Да, я хочу выпить за моих гостей, за всех, за тех, кто пришел, и, в особенности, за тех, кто не смог прийти. В первую очередь за них…
        Гости затихли и непонимающими взглядами посмотрели на новоявленного оратора.
        - Не в том смысле! - ответил на немые вопросы Денис. - Я не собираюсь делить гостей на дорогих и особенно дорогих. Я просто хочу выпить за одного человека, за того, благодаря кому все мои мечты сбываются. Не только машина, не только дом. Ведь благодаря нему я познакомился с новыми людьми, я имел удовольствие встретиться с девушкой моего лучшего друга. С той, которую он столько времени прятал от нас. Благодаря нему, я имел удовольствие танцевать…
        Злость, которая, кипящей лавой в кратере вулкана, клокотала в душе Вадима, внезапно выплеснулась наружу. Он подскочил, схватил друга за воротник рубашки и потянул на себя. Разом отлетели все пуговицы и, будто изюм, украсили праздничный салат. Денис не смог устоять на ногах, упал, Вадим с кулаками набросился на него.
        Несколько мгновений все были в шоке. Мало того, что подобного поведения от Вадима никто в принципе не ожидал, так эти двое и вовсе служили своеобразным образцом настоящей мужской дружбы…
        - Вадим, прекрати! - взвизгнула Полина. - Да разнимите их кто-нибудь!
        Она схватила Вадима за одну руку. За вторую его потянула София. Тот, увидев ее, обмяк. Денису удалось сбросить с себя товарища и перейти в контрнаступление.
        Скоро обоих дерущихся растянули в разные углы дворика.
        - Ничего, дружище, я тебе это припомню. Ты у меня еще пожалеешь! - злобно прошептал Денис, наблюдая за тем, как Софья уводит Вадима. Сквозь большие окна он проследил за тем, как он, а за ним и девушка подходят к калитке, выходят на улицу. Вывернулся из сильных рук сослуживцев, резко взмахнул головой. - Все, все, я спокоен! Так, чего мы ждем, почему не пьем?
        27. Сбывшиеся мечты, они порой так утомляют
        Настойчивый стук в одно мгновение прогнал остатки сна. Сергей Семенович вздрогнул. Он открыл один глаз, второй, оба, часто ними замигал. Повернул голову в одну сторону, в другую, непроизвольно пожал плечами. Мигай - не мигай, вертись - не вертись, а ничего не видно. Ощупал рукой постель, с удивлением отметил, что спит на диване. На очень даже знакомом диване. Потрогал валики, один, второй, пол, ковер. Искренне удивился, осознавая, что спит не просто на каком-то условном диване, а на своем собственном!
        Настроение заметно улучшилось, вот только назойливый стук все не умолкал. Похоже, стучали в окно, но странно как-то все это…
        «Лариска, ну точно Лариска! И здесь нашла, никуда от нее не спрячешься, - поймал он отголосок мрачной мысли. - Так нет же, нет, это всего лишь дятел акацию долбит, не спится ему».
        Стук прекратился. Резко, будто выключился. Успокоенное нахлынувшей тишиной сознание принялось рисовать картинки недавнего прошлого, стоит признать, не очень веселые. Необычайно ярко вспомнился прошлый вечер очередной в чреде таких же бесконечных вечеров. Он обессиленный на кровати, она ненасытная, нависающая над ним, ее слова, ее поцелуи, ее шепот. Краткий миг забытья, снова она, снова шепот, снова…
        Детали воспоминаний, как те же слова, что она произносила, куда-то ускользали, прятались, не желая выбираться из недр памяти, но общий смысл от этого не терялся. Ярко вспомнились пробуждения чуть не каждые пять минут. Бесконечные ласки, забытье, снова пробуждение. А еще позорное бегство. Совсем как тогда, недавно, через окно…
        - Это он! - вслух воскликнул Сергей. - Страховщик - вот причина всех бед. Она к нему ходила, да вне всяких сомнений! Страховка, все такое, одурманили меня, еле неги унес. Срочно, нет, не сейчас, пусть только рассветет, пойду и во всем разберусь!
        Тот факт, что решение есть, что созрело оно, наполнил душу спокойствием. Хорошо все-таки знать, как поступить, что делать. Уверенность успокаивает, а если добавить к обретенному спокойствию тот факт, что дятел одумался и улетел восвояси, так все складывалось и вовсе в пользу крепкого и здорового сна.
        С точностью, которая свойственна лишь некоторым отставным военным и всем без исключения профессиональным дамским угодникам, ровно в восемь часов утра Сергей Семенович подошел к страховому агентству. Остановился, мрачно огляделся. Как оказалось, не один он такой пунктуальный. Все пространство отделяющее здание от проезжей части было буквально заполонено людьми. Они стояли стройными колонами, молчали и словно кролики на гипнотизирующего их удава, смотрели на закрытые двери в ожидании сигнала.
        Вот и он. На двери вспыхнул ярко-зеленый указатель «Открыто» через мгновение загорелся еще один, недавно установленный «Входите!». Те, кто был ближе, дружной толпой шагнули к двери. Несколько десятков посетителей вошли вовнутрь, указатель подмигнул, сменил зеленый цвет на кроваво-красный оттенок, из ярких точек сформировалось короткое, зато емкое «Стоп». Странно, но это простенькое словечко перекрыло движение не хуже массивного шлагбаума.
        Прошло минут десять может чуточку больше, двери широко распахнулись и посетители точно такой же дружной компанией, как и входили, выплеснули на улицу. Указатель вспыхнул зеленым светом и толпа, в самом буквальном смысле подняв на руки Сергея Семеновича, внесла его внутрь.
        Точно как и несколько дней назад, отставного военного встретила приятная прохлада и чуть менее приятная полутьма. Именно из-за полутьмы он на долю секунды растерялся. За этот смехотворный промежуток времени все, кто вошел вместе с ним, разом куда-то исчезли. Он остался один среди колышущихся занавесок.
        Еще через мгновение сопровождаемый покачивающейся тканью, сигнализируя о своем прибытии скрипучим заискивающим смешком, возле посетителя материализовался сам владелец агентства небезызвестный Илларион Карлович.
        - Уважаемый Сергей Семенович! Здравствуйте, здравствуйте, дорогой вы мой! Очень рад вас снова видеть, прошу проследовать за мной! Да дорогу вы должны помнить…
        - Я бы хотел отменить желание! - стоило только сесть в кресло, выпалил посетитель.
        - Как это отменить? - пожал плечами Илларион Карлович. - Мы желания не выполняем, потому и отменять их не можем!
        - Похоже, я неправильно выразился…
        - Похоже, очень похоже!
        - Я хотел сказать, что одна моя знакомая недавно обратилась к вам с мечтой о чем-то, что меня совершенно не радует. Поймите меня правильно, скажу, как мужчина мужчине, на исполнение всех ее желаний у меня попросту здоровья не хватает! Собственно, исходя из этого, я прошу сделать так, чтобы то о чем она мечтает, не произошло…
        - Но я ведь вам уже сказал, мы не исполняем желания! Мы занимаемся исключительно тем, что страхуем мечты, следовательно…
        - Следовательно, я бы хотел, так сказать, аннулировать ее страховку…
        - И снова нет! Мы не можем ничего аннулировать. Как говорится, слово не воробей, - Илларион Карлович печально пожал плечами и тут-таки заговорщицки подмигнул. - Но есть выход. Вы можете застраховать другую мечту. У вас сразу же появится шанс на то, что она сбудется, а уже тогда, каким-нибудь образом, она, сбывшаяся, сможет повлиять на исполнение желания другого человека…
        - Тогда так - я хочу, чтобы Лариса забыла обо мне! Нет, не буквально, а просто оставила меня в покое, не…
        - Не приставала? - понимающе кивнул Илларион Карлович, выражение его лица выдавало одно лишь концентрированное сочувствие.
        - Можно и так сказать, - Сергей Семенович поднялся. - Полагаю, вопрос решен. Сколько это стоит?
        Когда с формальностями было покончено, отставной военный решительным шагом направился к выходу. Прошел примерно половину пути и вдруг растерянно замер. За ближайшей покачивающейся занавеской шла оживленная беседа. Два человека, два мужских голоса, один из них был незнаком посетителю, а вот другой, вне всякого сомнения, принадлежал Иллариону Карловичу. Незнакомец визгливым голосом пытался сформулировать ничуть не оригинальную мечту - магазин в центре города, а страховщик в свойственной тому манере иронично комментировал слова клиента. Собственно, ничего сколько-нибудь странного в этом не было, вот только сам владелец агентства стоял рядом с ошарашенным военным и, щурясь, укоризненно качал головой.
        - Нехорошо подслушивать уважаемый Сергей Семенович, нехорошо. Это чужие мечты, зачем они вам? - тот ехидно улыбнулся. - С вашими мечтаниями мы уже разобрались, а посему прошу вас, не стоит задерживаться, да и время, ваша группа уже выходит.
        28. О чем мечтают дальнобойщики
        - Именно так, - Сан Саныч буквально дрожал от нетерпения, - первым делом я хочу свободы! Просто свободы! Хочу, чтобы никто, никакой успевший в свое время наворовать любитель рыбалки и ценитель отдыха на Мальдивских островах не указывал мне, что делать, как делать, когда делать. Хочу, чтобы никто не учил меня жить. Подумать только, удачно пристроился, украл, сколько смог, несколько старых грузовиков купил и олигархом себя почувствовал! Мы работаем не покладая рук, а он на курортах разных прохлаждается, рыбку ловит на дальних озерах…
        - Это я уже понял, ваша мечта - увольнение…
        - Нет, не так! Я хочу, - Саныч наморщил лоб, подбирая слова, те же упорно не хотели подбираться, - я хочу… на себя хочу работать, вот!
        - Логично! Все, есть такое дело, зафиксировано.
        - Второе - хочу остаться в этом городке. Сам не знаю, зачем мне это надо, нравится он мне, скорее всего. Девушку хочу встретить красивую, фигуристую, грудь чтобы… ножки… жильем обзавестись…
        - Следовательно, оформляем еще два полиса, один на девушку, второй на жилье. Надеюсь, у нас с вами не возникнет недопонимания, вы все правильно поняли? Каждая следующая страховка в два раза дороже.
        - Да понял я, понял. У меня металлолома полный кузов, там не только железо, там медь, алюминий, да еще и сама машина имеется. Разберусь, - Саныч расплылся в улыбке. - Кстати, а это идея, пишите еще один договор - денег мне, и чтоб побольше!
        - Увы, нет, - за все время разговора с клиентом Илларион Карлович впервые улыбнулся. Улыбка получилась натянутой и очень уж печальной. - Данный предмет страхования для нас неприемлем. Вы далеко не первый, у кого возникла подобная идея, но нет. Глупо страховать деньги на деньги!
        - Ну и ладно, - тут-таки согласился на удивление покладистый клиент, - для начала достаточно. Подсчитайте, сколько я должен…
        С непередаваемо-счастливым выражением лица полностью довольный собой и жизнью в целом теперь уже состоявшийся клиент страховой конторы вышел на крыльцо. Окинул презрительным взглядом толпу желающих застраховаться, мол, вы все еще стоите, а я уже…
        - Да! - камнем, брошенным в спокойные воды отличного настроения, прозвучал телефонный звонок, взбудоражив и одновременно расстроив Саныча. Звонила жена хозяина, и звонила очень даже некстати. Надумала! Большая часть груза уже успешно перекочевала из кузова в ближайший пункт приема металлолома, а тут она…
        - Александр Александрович! - бодрый голос женщины окончательно задавил остатки настроения. - Рустам Абдулаевич сегодня утром вернулся и велел вам позвонить…
        - И что теперь? - пробормотал секунду назад абсолютно счастливый дальнобойщик.
        - Поверьте, я вас прекрасно понимаю. Застряли непонятно где, ни денег, ни провизии. Понимаю, но и вы нас тоже поймите, бизнес автоперевозок с каждым годом становится все менее доходным. Крупные клиенты вместо того, чтобы платить нам, перевозчикам, предпочитают сами покупать машины и возить свои грузы. Заказов все меньше, как следствие, меньше прибыли. Больше того, мы уже несем убытки! Сами понимаете, машины старые, затраты на постоянные ремонты, плюс обслуживание, зарплата и все такое…
        - Но я-то здесь причем?!
        - Конечно, вы ни в чем не виноваты! Но и мы, согласитесь, стараемся вести себя по-человечески, с пониманием.
        - И в чем это ваше понимание заключается?
        - Как бы вам сказать… - женщина на секунду запнулась. - Вкратце ситуация выглядит так: мы полностью сворачиваем бизнес автоперевозок, переходим исключительно на торговлю запасными частями. Водителям же, вам в частности, в качестве компенсации, «расчетных» и всего прочего передаем в личную собственность автомобили…
        - Подождите! Значит ДАФ теперь мой! - породив множество испуганных взглядов потенциальных клиентов агентства и просто случайных прохожих, закричал Саныч.
        - Именно так! Я уже заканчиваю оформление документов, сегодня отправлю их вам. Настолько я понимаю, вы все еще находитесь в этом самом Староукраинске?
        - Да, все правильно! - Саныч обнял за талию зазевавшуюся пышногрудую женщину с большой сумкой, попытался закружить ее в танце. Весело смеясь, она вывернулась и забежала в ближайший магазин.
        Новость заслуживала того, чтобы выпить, благо, в последнее время металл заметно подорожал. Того, что уже «наторговал» дальнобойщик с лихвой хватило на выплаты страховщику, более того, осталось и на небольшой, но бурный банкет. Идея «обмыть» машину и все три полиса одновременно выглядела так заманчиво, что Саныч буквально перелетел через дорогу и устремился к манящему симпатичной вывеской «Олимп» бывшему кинотеатру. Влетел в зал, бросился к стойке и решительно ткнул пальцем в самую симпатичную на вид бутылку. Праздник начался…
        В тот самый момент, когда, казалось, модный бар целиком и полностью выполнил обещание, заложенное в коротком, но емком своем названии и вознес Саныча на вершину того самого алкогольного Олимпа, он услышал женский голос:
        - Не поверите, но я действительно верила в то, что мы с вами встретимся, более того, встретимся сегодня, и именно в этом уютном заведении. Меня Вера зовут. Угостите даму?
        Саныч обернулся, позади него стояла и игриво улыбалась симпатичная женщина с длинными черными волосами. Пусть ранее он ее и не встречал, но сомнений не возникало - это она. Все, как и заказывал: стройная, красивая, пышногрудая. Он улыбнулся в ответ, коротко кивнул бармену. В глазах дальнобойщика вспыхнул лукавый огонек, с ним пришло предчувствие скорых перемен…
        Следующим утром, вернувшись в дом гостеприимного деда Гриши, Саныч стал свидетелем очень даже занимательной картины. За столом сидел хозяин. Внимательно, если не сказать дотошно, старик разглядывал свое отражение в маленьком зеркальце. На постояльца он не обратил ни малейшего внимания, наверняка столь увлекательное занятие целиком и полностью поглотило все его чувства.
        - Здрав будь дедуля! - Саныч присел на соседний стул.
        - А, это ты Санек! - встрепенулся Григорий Иванович. - Быстро же ты управился. Знаешь, а я за всю ночь так глаз и не сомкнул, сижу вот, физиономию свою изучаю. Все понять не могу, я уже молодею, или все еще нет? По-моему, морщинок меньше стало, или мне это только кажется, что скажешь по этому поводу?
        «Старый пень как старый пень!» - со злостью подумал Саныч, вслух же ответил:
        - Есть немного. Это заметно, ну, если внимательно приглядеться…
        - Точно! - дед даже подпрыгнул от такой новости. - Я и раньше подозревал, что так оно и есть, но ты друг мой меня окончательно убедил. Значит, все-таки молодею. Это хорошо! Процесс пошел. Немного осталось…
        - Ладно, вы пока молодейте, а я немного вздремну.
        Несколько часов спустя, разбуженный громким криком, Саныч выскочил из комнаты, сонно мигнул глазами, укоризненно покачал головой. Ситуация за пределами выделенной ему жилплощади не слишком изменилась. Хозяин дома по-прежнему разглядывал себя, но теперь он смотрелся в большое зеркало, занимавшее всю внутреннюю поверхность двери старого шкафа. Там дед отображался во весь рост, что позволяло ему наблюдать процесс омоложения во всех деталях.
        - Как тебе это, а? - дед наклонил голову, с вызовом глядя на отражающегося в глубине зеркала квартиранта. - Что скажешь? Правда, впечатляет?
        Саныч пожал плечами, чувствуя, как в нем разгорается злоба, усиленная чем-то, что более всего напоминало ревность. Причиной того была прическа. Прическа деда. Редкие и совершенно седые волосы старика сменились темной, практически черной, густой и курчавой шевелюрой.
        - То-то же! - дед с трудом заставил себя отвернуться от собственного отражения. - Ты пойми меня правильно Санек, но раз такое дело, раз мечты начинают сбываться, я просто вынужден все кардинально поменять. Садись, наливочки выпьем!
        Стаканы наполнились темно-красным напитком.
        - Надеюсь, ты на меня не в обиде, но такова жизнь, все течет, все меняется. Нет, ну сам подумай, если я уже заметно помолодел, значит скоро и старушка моя воротится. А коль так, опять-таки, сам все понимаешь, домик у меня небольшой, а нам простор нужен для… ну, ты в курсе, - дед задорно подмигнул, по-молодецки влил в себя содержимое граненого стакана и шумно выдохнул. - Словом, завтра же выпишу я тебя. Чем мог, я тебе помог, уж не обессудь, дальше будь добр сам как-нибудь…
        - Так значит… - печально кивнул Саныч. Он также выпил и принялся размышлять на тему, как отразится на его «страховке» внезапное аннулирование местной регистрации.
        - Это очень даже хорошо, что ты человек понятливый, - кивнул дед и лукаво прищурился. - Тогда еще просьба у меня к тебе будет, напоследок. Кардан у моего старичка стучит. Посмотришь, а?
        - Да чего на него смотреть, крестовину менять надо. Там работы на полчаса, не больше.
        - Точно, а крестовина как раз у меня и есть. Идем?
        - Идемте, - Саша выпил очередную порцию наливки и вслед за хозяином вышел из дому.
        Машину поставили практически «на ребро». С помощью домкрата и всего что попало под руки, одну ее сторону подняли более чем на метр в высоту. Кое-как зафиксировали. В качестве подпорки использовали изрядно изогнутый старый ломик. Получившаяся конструкция выглядела хлипкой, шаткой и ненадежной, но деда это совершенно не беспокоило.
        - Понимаешь, можно было бы к соседу отогнать, на яму поставить, но нет, не буду, ну его! Не тот это человек, давно его знаю, он такой типчик, что поможет на копейку, а должен будешь цельный рубль отдать, а то и того больше. Без него справимся тут ведь дел…
        - Но на яме безопаснее, - Саныч легонько толкнул авто, хилая конструкция задрожала будто живая.
        - Я тебе сейчас все покажу. Смотри, как это делается, - дед бросил под машину деревянный поддон, разложил на нем старое одеяло. Расправил. - Подай-ка мне ключик! Любой, да хоть этот…
        Григорий Иванович улегся под машину, поднял руки и принялся ними двигать, довольно натурально иллюстрируя процесс замены крестовины.
        - Видишь? Все предельно просто. Подожди, я сейчас встану.
        Нога Саныча, действуя совершенно самостоятельно, толкнула ржавый лом. Железка, сопровождаемая противным металлическим звоном, упала на землю. В тот же миг «Москвич» под действием силы земного тяготения вернулся в наиболее устойчивое положение, упал на все четыре колеса, вдавив деда в поддон. Громко скрипнули рессоры, лязгнул разлетевшийся амортизатор, затрещали доски, послышался тихий шипящий звук, будто воздух выходит из пробитого футбольного мяча. Из-под машины потекла тоненькая струйка крови темной, густой и насыщенной, просто как та вишневка, что готовила покойная жена старика…
        - Рассказывайте, как все произошло… - молодой участковый брезгливо взглянул на раздавленное тело. Его лицо побледнело, он принялся жадно хватать воздух.
        - Да так все и было, - Саныч отвел глаза. - Говорит мне дед, помоги, надо, мол, крестовину поменять. Приютил он меня, разве тут откажешь?! Отвечаю, подождите, схожу к соседу, договорюсь, загоним «Москвича» вашего к нему на яму, я сам все сделаю. Да куда там! Возраст, характер. Ни в какую! Говорит, мол, не пойду я к нему и точка, сами все сделаем. Поработали домкратом, подняли машину, казалось, закрепили, а оказалось не очень. Ломик выскользнул, вот старого машиной и придавило…
        - Я бы сказал, расплющило… - участковый побледнел сильнее. - Ясное дело - несчастный случай. Нет никаких сомнений, да и деда Гришу я не один год знаю… знал. Упрямства в нем не дай бог кому другому! Угостите сигаретой, не могу я на это смотреть…
        Парень закурил, жадно глотая дым. Никотин частично вернул ему цвет лица, кажется, даже дыхание выровнялось.
        - Да! Подумать только, вот не ругайся он с соседями, жив бы остался, а так… - паренек укоризненно покачал головой. - Но во всем этом есть и положительная сторона - теперь он со старушкой своей. Помнится, тосковал он страшно…
        29. Первое утро после первой брачной ночи
        Леночка сбросила простыню, демонстрируя новенькую ажурно-кружевную ночную сорочку, аппетитно потянулась, повернулась на бок, поджала ноги, громко и ненатурально зевнула. Улыбнулась, наблюдая за тем, как Виталий прохаживается по комнате, рассеянно разглядывая свои мятые брюки. Перекатилась к краю кровати, легла на живот, повернула голову в сторону теперь уже супруга, томно потянулась.
        - Виталик, а ты ничего не хочешь мне сказать? - Лена взглянула на мужа, улыбаясь и часто мигая длинными ресницами.
        - А должен? - он равнодушно пожал плечами.
        - Не знаю, как хочешь… просто брачная ночь была, первая…
        - Тогда не буду ничего говорить. И вообще, мне пора на работу. Не утруждай себя, не надо, не вставай, - в ответ девушка лишь пожала плечами, мол, а я и не собиралась. - Отсыпайся, поговорить вечером успеем.
        Подгоняемая сквозняком, входная дверь громко захлопнулась. Лена услышала, как проворачивается механизм замка, снова потянулась. Перевернулась на спину, засмотрелась в блестящую пленку натяжного потолка. Разглядела на его матовой поверхности свое отражение, слегка размытый силуэт - аппетитные линии, выгодно подчеркнутые легкой тканью, засмотрелась. Ее руки коснулись груди, принялись поглаживать скрытое тонкой тканью тело. Непроизвольно вырвался вздох. Вырвался и тут-таки сменился громким скрипучим смехом. Вспышка утренней смешливости тут-таки прекратилась, Леночка перевернулась на живот, уперлась локтями в подушку, подперла подбородок ладонями. Задумалась.
        - Чего-то я не понимаю, - серьезным тоном вслух заговорила она. - Вот раньше, да еще несколько дней тому назад, был он женат. На ней. Приходил редко и каждый раз буквально набрасывался на меня. Теперь же вдовец, кроме того, мой законный муж, а смотрит на меня как на пустое место. Странно! В чем причина перемен? Неужели Виталик так сильно переживает из-за смерти бывшей жены, что его переживания на особо важных частях организма отражаются? Возможно. Не знаю. Но это ладно, главное, что теперь, ни он сам, ни его деньги никуда от меня не сбегут. Вот он у меня где! - она повернулась на бок, вытянула вперед правую руку, засмотрелась на простенькое, но столь важное в жизни каждой девушки украшение - обручальное кольцо. - Вот, что важно, а если он и впредь будет смотреть на меня как-то не так - не велика проблема. Все решаемо. Надо просто позвонить…
        Секунда тишины. Длинные гудки. Один, второй… тридцатый. Отбой. Номер не отвечает.
        - Вот же безобразие! - Леночка снова повернулась на спину и засмотрелась в нечеткую себя, отражающуюся от пленки натяжного потолка. - Такая красота пропадает! Лежу сама, никому не нужная. Но ничего, надеюсь, он очень скоро мне перезвонит…
        Время продолжало свой неугомонный бег. Прошел без малого час, за все это время скучающая новобрачная успела дважды уснуть и дважды проснуться. Успела в очередной раз обнадежить себя, пытаясь дозвониться и лишний раз убедиться в тщетности своих надежд.
        - Как-то я по-другому себе представляла первую брачную ночь. Да и утро после нее тоже. А еще слышала, будто медовый месяц бывает. Ну, это у некоторых, - резюмировала она бурлящие мысли. - И вообще, начинаю сомневаться в самой себе. Это что же такое получается?! Была свободной женщиной, имелись два любовника… ну да, два, а вышла замуж и все, тупик, остался только один, да и тот… муж…
        Взрывая гнетущую тишину, заиграл телефон, подмигивая всеми цветами радуги, будто старался поднять девушке настроение, пытался искупить вину за то, что так долго мучил ее томительным ожиданьем…
        - Санька, давай быстренько ко мне! - крикнула она в трубку.
        - Лен, - послышался хриплый совершенно непохожий на Сашин голос. - Пожалуйста, зайди, мне очень плохо…
        - Не выдумывай! - не терпящим возражения тоном ответила она. - У тебя одна минута. Жду!
        - Не могу я. Пошевелиться не могу…
        - Да?! - с отчетливо слышимыми нотками сомнения в голосе, спросила она.
        - Честное слово! Левую сторону отняло, ни ногой пошевелить, ни рукой. Целый час мучился, еле-еле дотянулся до телефона.
        - Да… - место сомнения в голосе девушки заняла подлинная грусть. - Тогда подожди, я только оденусь.
        - Пожалуйста, поспеши!
        30. Банки не прогорают, они горят…
        Стрелки настенных часов приблизились к отметке «двенадцать». Застыло все, смолкли звуки, нахлынуло удивительное спокойствие, но это ненадолго. Пройдет лишь несколько мгновений и сложный механизм, отображающий неустанный ход времени огласит квартиру мощным колокольным перезвоном. Полдень, а это значит двенадцать ударов…
        Павел Андреевич выглянул в окно, внимательно осмотрел совершенно безлюдный двор. Перевел взгляд на затянутое густой пеленой свинцовых облаков небо. Долго смотрел, внимательно, будто искал в небесной серости ответы. Скорее, один ответ на один простой вопрос - будет дождь, или все-таки обойдется.
        Небо молчало. Брать зонт не хотелось. Вот шляпу, это да. Она, конечно, от ливня не спасет, но все-таки!
        Беззвучно открылась дверь. Павел Андреевич осторожно заглянул в спальню, целиком и полностью отдавая себе отчет в том, что в постели никого нет. Улыбнулся, вспоминая утренний телефонный разговор с женой. Порадовала она его, очень даже порадовала. Пусть что бы ни нашептывал голос, неважно, реального или вымышленного Иллариона Карловича, здоровью его супруги, Ирины Сергеевны, ничего не угрожает, а разве бывают новости лучше этой! И вовсе неважно, что ее оставили на обследование, от этого одна лишь только польза.
        - Решено, ограничусь шляпой, - вслух сказал Павел Андреевич и кивнул в сторону постели, будто беззвучно говоря «до встречи».
        Улица встретила его приятной прохладой и очень даже неприятным гамом. Выйдя со двора и оказавшись на тротуаре, Павел Андреевич удивленно замигал глазами. Остановился. В одну сторону посмотрел, в другую. Просто-таки удручающая картина…
        Невзирая на то, что большую часть своей жизни он прожил неподалеку от центра родного городка, за все это (довольно-таки немалое) время, ему ни разу не доводилось видеть ничего подобного. Да это же просто столпотворение!
        Первое, что обращало на себя внимание - затор. Пробка. Самая настоящая автомобильная пробка! Конечно, в современных городах, в многомиллионных мегаполисах подобное явление давно стало делом обыденным, но чтоб в городке, население которого с трудом дотягивало до двадцати тысяч и такое! Фантастика!
        Лавируя между рычавшим двигателями и гудевшим на все лады клаксонами автотранспортом, Павел Андреевич перебрался на противоположную сторону дороги. Непроизвольно отметил, что большинство машин заполонивших не столь уж и широкую центральную улицу города были совершенно новыми. Более того, почти все они относились к верхнему ценовому сегменту, в том смысле, что были далеко не самыми дешевыми из того, что можно купить в автосалонах! Что тут говорить, если пройдя три сотни метров внимательно глядя на разноцветные авто, Павел Андреевич заметил одни только старенькие «Жигули», много чего повидавшие на своем жизненном пути. В них, просто как селедка в жестяной банке, поместилось не менее десятка человек. Остальное все Мерседесы да БМВ с Тойотами…
        Если на проезжей части движения как такового не было (пробка, все-таки), то на обоих тротуарах жизнь буквально бурлила. Плотным потоком одновременно в обоих направлениях шли люди. В большинстве своем не с пустыми руками. Почти каждый нес в руках картонную коробку, кто объемную, кто компактную. Разные они по весу и форме, разные на них наклейки. Глядя на все это можно было подумать, что в магазинах городка одновременно началась распродажа, а то и вовсе акция «Берите все - сегодня даром».
        Толпа моментально оттеснила пенсионера, заставив того взобраться на бордюрный камень.
        - День добрый Павел Андреевич! - донеслось из встречного людского потока. Тут-таки на газон шагнул усатый толстяк, несущий в руках плоский картонный ящик, размерами больше его роста, судя по картинке на упаковке - телевизор. Он поставил неудобную ношу на землю, достал из кармана платок и вытер обильно катившийся по лбу пот. - Вы как всегда? Прогулка?
        - Да, Василий, постоянство, так сказать…
        - Ясно, а я вот в акции участвую. Ну, вы слышали…
        - Нет, ты ведь сам знаешь, я нынче домосед. Все новости мимо меня проходят.
        - Ну как же так! В страховом агентстве каждому, кто застраховал две и более мечты подарок дают - сертификат на бытовую технику. Мне вот телевизор достался. Здоровенный! Диагональ больше двух метров. Даже и не представляю, как его смотреть буду, разве что из соседней комнаты, а то и вовсе с соседом скооперируюсь, стены снесем, сделаем кинотеатр, да будем вдвоем передачи смотреть.
        - Понятно, - Павел Андреевич заметно помрачнел. - Слушай, Вась, когда там следующий рейс в область намечается? Хотелось бы супругу проведать…
        - Честное слово не знаю, - тот пожал плечами. - Выходные у нас. Праздник какой-то общегородской объявили. Даже и не скажу, по какому поводу. Кстати, будете мимо почты проходить, посмотрите, объявление на двери висит. Такие вот дела…
        - Ладно, - кивнул Павел Андреевич, - ну, если что решится, ты ведь позвонишь?
        - Конечно, какие могут быть вопросы! Все, не буду вас задерживать, вы ведь наверняка тоже страховаться…
        Толстяк подхватил свою ношу, которая, как известно, тяжелой не бывает и быстро смешался с толпой. Павел Андреевич печально посмотрел ему вослед и грустно так покачал головой. Остатки приличного утреннего настроения куда-то разбежались, знать бы еще куда…
        На условной «площади» возле здания банка количество людей на квадратный метр было еще выше. Сразу стало понятно - в отличие от почты, финансовые учреждения работали и не просто работали, их сотрудники трудились не покладая рук. Не могли заведения подобного толку спокойно отдыхать, в то время, когда клиенты попросту брали их офисы штурмом.
        Везде были они, клиенты, и на широком крыльце под навесом, и на каждой ступеньке небольшой лестницы. Вплотную друг к дружке стояли на тротуаре, с беспокойством в глазах поглядывая на часы, небезосновательно полагая, что до вечера не успеют, не только решить все свои вопросы, но и просто войти в заветное помещение. Не меньше сотни людей столпились на газоне, несколько человек расселись в круглых бетонных вазах-клумбах, наивно думая, что так они ближе к двери, а двое наиболее энергичных так те и вовсе взобрались на ближайшие каштаны. Наверняка, дождавшись своей очереди, они планировали попросту впрыгнуть в широкие двери, а то и вовсе просочиться в окна.
        В большинстве своем клиенты банка задумчиво молчали, думая о чем-то своем лишь некоторые, наверняка из тех, кто премудростям безмолвия обучен не был, громко ругались между собой, приплетая к предмету спора всех ближайших родственников своих собеседников. В те же частые моменты, когда мимо банка и столпившегося у входа народа проносили что-то особенно тяжелое и объемное, спорщики непременно умолкали. Они провожали глазами счастливчиков, обменивались встревоженными взглядами с недавними своими оппонентами, искренне опасаясь того, что акция закончится, все разберут, а им ничего не достанется.
        - Дали! - громкий крик всколыхнул толпу. - Мне кредит дали! Целых тридцать пять тысяч. Вот это я развернусь! Сразу две мечты, а на сдачу…
        Расталкивая потенциальных клиентов напирающих снизу, из дверей банка вышел невысокий худощавый мужичок. Его глаза сверкали, в высоко поднятой руке он держал черную с нарисованной на ней клубникой кредитную карточку. Яркое свечение глаз, удивительно одухотворенное выражение лица в сочетании с жестикуляцией делало его живым воплощением статуи Прометея, смельчака, несущего людям огонь.
        - Ты что это творишь! - визгливо завопил счастливчик, когда кто-то из толпы с силой ударил его по руке. Заветная карточка вылетела из ослабевших пальцев, отлетела где-то на метр в сторону и подобно осеннему листу опустилась на землю среди толпы. - Ты что творишь… вредитель!
        Нервозность, которая накапливалась на протяжении нескольких часов томительного ожидания, выплеснулась наружу. Первым начал тот невысокий и худощавый, который стараниями неизвестного «доброжелателя» лишился желанного куска пластика. Он с силой оттолкнул невысокого паренька с курчавой (просто как у юного Ленина) головой, полагая, что именно тот позарился на его мечту. Нога парня соскользнула со ступеньки, он рефлекторно расставил руки и упал назад, попутно свалив несколько рядов потенциальных клиентов, стоявших ниже. Образовалась «куча мала», воздух всколыхнули дикие крики. Виновник падения, все тот же невысокий и худощавый, заметил-таки свою пропажу, поднырнул под колоритного толстяка. Выудил из-под него кусочек пластика, несколько раз дунул, сдувая пылинки, сунул в карман и в тот же миг отлетел в сторону, получив сильный удар в челюсть.
        Пошла цепная реакция. Каждый, у кого была хоть малейшая возможность пошевелить рукой или ногой, счел своим долгом ударить ближнего своего. К всеобщей неразберихе подключился и проходивший мимо полицейский, который до того бережно нес цветную коробку то ли с чайником, то ли с кухонным комбайном. Его толкнул один из тех, кто свалился со ступеней. Тренированный служитель закона смог устоять, но драгоценная его ноша отлетела на проезжую часть, где со звоном рухнула на капот ближайшей (конечно же, новенькой!) машины. Полицейский сжал кулаки и бросился в толпу, водитель автомобиля, полировка капота которого чуть заметно пострадала от соприкосновения с чужой мечтой, также не смог удержаться и подключился к всеобщему веселью.
        Зачинщик побоища, невысокий и худощавый, прижимая платок к разрастающемуся на пол-лица синяку, шустро проскочил мимо растерянного Павла Андреевича, задержался у края проезжей части, отряхнулся, гордо поднял голову и моментально затерялся в толпе.
        Драка же только набирала обороты. Мимо зазевавшегося бывшего директора почты пролетел молодой паренек в очках с толстыми стеклами, студент, а то и вовсе школьник. Очкарик остановился в нескольких метрах от пенсионера, покружил, стоя на одной ноге и весьма удачно приземлился на клумбу с цветами. Тут-таки на него накинулась женщина в теле лет сорока. Крича что-то невразумительное, она стянула с парня сорочку…
        Еще несколько человек повторили судьбу полицейского, расставшись навсегда со столь ценными, ввиду того, что достались даром, коробками и их содержимым. Разбавляя громкие крики и дикий визг, то тут, то там, слышался противный хруст, трещал пластик, крушились мечты, вдребезги разбивались надежды, всевозможная бытовая техника под ногами дерущихся быстро превращалась в пластмассовый высокотехнологичный хлам.
        Особенно громко в прогнавшем привычную тишину некогда спокойного городка бедламе, колокольным перезвоном, прозвучал звук разбитого вдребезги стекла. Это кто-то из толпы нащупал камень и швырнул его в прозрачную дверь, преграждавшую путь в банк. Драка, броуновское по определению движение, подвижная масса толкающих друг друга людей, тут-таки обрела направление. Дружно взревев, все кто секундой ранее не жалея ни себя ни ближних своих размахивали кулаками, не сговариваясь, бросились в помещение банка.
        За дверью последовало окно, фонтаном стеклянных брызг оно обдало изрядно помятый газон. Скоро из него, вытолкнув упитанным телом хилую решетку, вылетел толстый охранник. Он рухнул на клумбу, покатился по ней, сминая остатки цветов, затих, лишь немного не докатившись до тротуара. Минуту он пролежал, не двигаясь, после, воровато оглядевшись, подобрал вылетевший вместе с ним инкассаторский мешок. Затолкал его себе под рубашку, от чего совсем незаметно поправился и, тихо насвистывая веселенькую мелодию, медленно прошествовал мимо с удивлением и страхом рассматривающего картину побоища Павла Андреевича.
        Скоро все закончилось. Толпа поредела, а после и вовсе растворилась во всеобщем городском хаосе. О том, что был инцидент, напоминали лишь несколько смятых и растоптанных картонок на тротуаре да полностью разграбленное отделение банка.
        Довершая картину, откуда-то издалека донесся тоскливый вой, перекрывая его, прогремел громогласный бас:
        - Братва, айда за мной! Сбербанк еще не разнесли! На штурм!
        Павел Андреевич брезгливо обошел свалку, образовавшуюся на месте входа в отделение банка, исключительно из любопытства заглянул в ближайшее раскуроченное окно - в глубине помещения покачивался язычок разгорающегося пламени.
        - Я так понимаю: полиция сегодня не с законом, а с народом, - Павел Андреевич сунул руку в карман пиджака и извлек мобильный телефон. - Надеюсь, хоть пожарные на месте…
        Он набрал короткий номер службы спасения и, слушая клятвенные заверения в том, что его звонок очень кому-то важен, медленно побрел дальше, к конечному пункту своих ежедневных прогулок, к зданию почты. Скоро длинная, но лишенная всяческой интонации речь автоответчика сменилась мелодией, такой же, как и недавние слова, скучной, грустной, монотонной. Она не успокаивала, она раздражала.
        Павел Андреевич остановился у двери почтового отделения. Внимательно вгляделся в листик, приклеенный чуть выше дверной ручки. Прочел безликие, как и слова автоответчика извинения за то, что почта не работает. Мол, празднование, все такое. Удивленно пожал плечами. Подобного на его веку точно не было. Чтобы вот так вот, просто в рабочее время, замок на дверь и по домам! Ладно, на час, на день, но чтоб «до особого распоряжения»…
        В телефоне что-то пикнуло. Экран ярко вспыхнул и тут же погас.
        - Никто со мной общаться не хочет, - Павел Андреевич обернулся, из раскуроченного окна банка густо валил дым, сквозь ядовитые клубы, порожденные горением далеко не самого качественного современного ремонта, вырывались мощные языки пламени. - Да! Теперь уже о том, чтобы по старинке ведрами заливать речи быть не может. Одно радует, до ближайших строений со всех сторон метров по двадцать будет, не перекинется, так что пускай себе горит…
        Далеко впереди яркими вспышками, заметными даже в свете пасмурного летнего дня, блеснули проблесковые маячки.
        - А зря я на пожарных наговариваю, оказывается, их кто-то до меня вызвал. Работают ребята, вон как летят! Странно только почему с другой стороны. Пожарная часть, если я ничего не путаю, не там. По воду ездили? Или все-таки за водой…
        Павел Андреевич прищурился, пытаясь разглядеть, что происходит впереди. Старался, вот только зрение, особенно в части наблюдения удаленных объектов, давно уже не было сильной его стороной.
        - Еще и очки дома забыл! - он похлопал себя по карманам. - Растяпа! Но, с другой стороны, кто бы мог подумать, что сегодня в «городе» будет столько всего интересного!
        Идти к зданию агентства хотелось меньше всего на свете. Тут дело даже не в том, что еще во время первого визита у Павла Андреевича выработалось стойкое отвращение к самому агентству, к сфере его деятельности, а более всего, к личности небезызвестного Иллариона Карловича. Было еще что-то. Что-то, что чувствовалось исключительно на подсознательном уровне. Тем не менее, любопытство не собиралось утихать. Потому, посомневавшись минуту, преодолевая свое же сопротивление, он пошел дальше. Туда, где, окруженные множеством легковых автомобилей, чуть не поперек дороги, стояли, подмигивая яркими «люстрами», две пожарные машины…
        Уровень шума у агентства попросту зашкаливал. Рычали двигателя автомобилей, противно визжала сирена пожарной машины, хрипел, пытаясь петь, громкоговоритель на дворце культуры. Громко, неимоверно громко, кричали люди. Казалось, единственной целью, которая привела их всех на «пятачок» у агентства, было желание перекричать всех и вся…
        Входные двери широко распахнулись. Гам тут-таки смолк, народ, приливной волной хлынул к открытому входу. С трудом протискиваясь, двигаясь против течения, из помещения вышли два десятка человек, одинаковых, будто братья. Конечно же, причина их внешней схожести была в одежде, точнее, в униформе. Пожарные.
        Дверь закрылась. Человеческий поток стих, люди остановились. Пользуясь временным затишьем, бойцы пожарной охраны, весело переговариваясь, добрались до своей машины, заняли места. Сирена взвыла громче. Легковушки, медленно, будто через силу, начали двигаться, уступая дорогу спецтранспорту.
        - Просто уму непостижимо! - пробормотал Павел Андреевич. - В городе пожар, а они на служебных машинах по своим делам разъезжают. Надеюсь, благодаря ним, страховщикам этим не поздоровится. Банкиры жалобу подадут. Закроют, да просто-таки обязаны закрыть! Полгорода разрушили, банк ограбили (скорее всего, не один). И все это средь бела дня! Полиции нет, наверняка там же, страхуются…
        Он повернулся, намереваясь возвращаться к себе в квартиру, что на втором этаже, рассчитывая заодно полюбоваться работой пожарных. Прошел несколько шагов, посмотрел и (похоже, это вошло в привычку!) удивленно замигал глазами. Не обращая ни малейшего внимания на уже и вовсе полыхающий банк, ярко-красное авто изначально предназначенное для того, чтобы бороться с пожарами, подкатило к ближайшему перекрестку, остановилось просто посредине, намертво перекрыв движение. Двое выскочили из кабины и скрылись в ближайшем гастрономе. Минут через пятнадцать вернулись, каждый держал в руках по объемному пакету.
        Один из покупателей в униформе задержался у остановившегося рядом с их машиной внедорожника, заглянул в открытое окно, кивнул и со смехом вынул, демонстрируя, из пакета пузатую бутылку со светло-коричневой жидкостью.
        - Тогда я вообще отказываюсь что-либо понимать, - Павел Андреевич скосил взгляд на пылающее здание. Просто гори все синим пламенем так, наверное…
        Водитель пожарной машины нервно посигналил. Отставший «посыльный» быстро распрощался со своим знакомым из внедорожника и запрыгнул в кабину. Вой сирен вновь огласил городок. Вспыхнула «люстра», под истошный визг и яркие вспышки повелители огня и воды умчались гасить полыхающее в них самых негаснущее пламя.
        31. Дела соседские
        Решив глобальные и нетерпящие отлагательств вопросы, Сергей Семенович вышел на крыльцо агентства. На несколько секунд он задержался у дверей, ожидая, пока новая порция желающих застраховаться пройдет внутрь, печально посмотрел на все увеличивающееся количество потенциальных посетителей, непроизвольно примеряя на них свою ситуацию. Воспользовался временным затишьем, выбрался из толпы, перешел на другую сторону дороги, остановился. Задумчиво посмотрел вдаль. Долго смотрел на юго-запад, туда, где на окраине, на тихой узкой улочке стоял его дом. Перевел взгляд на фасад одного из ближайших зданий - бара, что раньше был кинотеатром. Некоторое время с интересом рассматривал вывеску, убеждая себя в том, что для обильных возлияний еще слишком рано. Хотя…
        - Здравия желаю, Виктор Палыч! - выпалил он в трубку, как только на том конце ответили.
        - Семеныч, ты что ли? Ну, здорова! - искренне обрадовался собеседник. - Слушай, а мы ведь с тобой не виделись… даже и не скажу сколько, лет пять, никак не меньше, я вот даже и телефон твой потерял…
        - Слушай, я сегодня бездельничаю…
        - Никакого безделья! - возмутился собеседник. - Ты где находишься?
        - В центре, у «Олимпа».
        - Стой там и никуда не уходи. Я за тобой приеду. Это же такое дело, такое дело! Да его не просто взбрызнуть надо, его обмыть полагается…
        Уже давно стемнело, когда Сергея Семеновича выгрузили у его собственной калитки. Он распрощался со старым армейским другом, с которым действительно не виделся много лет. Клятвенно пообещал повторить сегодняшнее мероприятие. Потом, конечно, не завтра, но обязательно и чтоб в ближайшем будущем. После громко хлопнул дверцей машины, взглянул в направлении ярко освещенного окна соседки. Серьезно задумался. Минуту стоял, преодолевая просто-таки немыслимое притяжение, с огромным трудом отвернулся. Проводил взглядом тающие в ночной мгле габаритные огни удаляющейся машины старого друга. Толкнул ногой калитку… свою калитку…
        - Ну, уж нет, не сегодня, а лучше вообще никогда. Хотя, не стоит так категорично…
        Пригнувшись, он подкрался к своей двери, приоткрыл, протиснулся внутрь, изо всех сил стараясь не шуметь, закрылся и лишь после облегченно выдохнул.
        - Еще немного и придется честно во всем себе признаться - да, я на самом деле ее боюсь!
        Не раздеваясь, он рухнул на ближайший диван, закрыл глаза, забылся крепким и здоровым сном. Уснул так быстро, что даже сам услышал первые звуки своего просто-таки богатырского храпа…
        Первым кого ему довелось увидеть утром следующего дня, был Миша, сосед, муж Ларисы. Он по-хозяйски прохаживался со своей стороны хиленького забора. Прошел в одну сторону, повернулся, пошел обратно. Остановился, внимательно осмотрел две недавно надломленные (не без помощи Сергея Семеновича и его тучного тела), доски. Посмотрел, печально покачал головой и нервно подергал себя за мочку уха.
        - С добрым утром сосед! - обрадовался возвращению Миши Сергей (так по-настоящему он никому не радовался уже много лет, как минимум, с тех пор, как ушел со службы). - Давненько тебя не видел, рассказывай, где пропадал?
        - В командировку сослали, а вчера неожиданно отозвали. Бардак, словом, - буркнул тот. - Слушай, по-моему, до моего отъезда эти доски целыми были. Тебе так не кажется?
        По-прежнему улыбаясь, Сергей Семенович подошел ближе, равнодушно пожал плечами и протянул соседу руку.
        - А кто его знает! Я, если честно, то никогда и не обращал на этот заборчик внимания. Стоит, да и пусть себе стоит, - он потрогал доску, снова пожал плечами. Мелькнула вполне разумная мысль: «И не развалился ведь… тогда, во время бегства…». - Слушай сосед, а давай мы новый забор поставим! В складчину, напополам.
        - Идея! - тут-таки согласился Миша. - И польза будет, и по карману не так сильно ударит. Надо будет об этом поразмыслить…
        - Так ты это, заходи ко мне. Посидим, подумаем. Тут такое дело, я вчера в гости напросился к другу старинному, слегка посидели так теперь голова, что тот сервант с хрусталем. Того и гляди качнется, сдвинется, все внутренности вдребезги…
        - Как тут откажешь! Помочь доброму человеку в таком серьезном деле, это у нас завсегда! - сосед мгновенно забыл о досках и заборе, потер, внезапно вспотевшие ладони. - Сейчас, одну секунду, я только к тебе переберусь…
        Сопровождаемая громким треском, секция повалилась на землю. Миша рухнул сверху, смачно выругался и сразу же громко захохотал.
        - Видишь, как все у нас своевременно! Ничего, пусть пока поваляется, после разберемся, - из-за угла дома выглянула Лариса и испуганно посмотрела на обоих своих мужчин. - Лариска, уйди с глаз! Мы тут забор решили новый ставить. Пошли Серега, план набросаем, смету прикинем…
        32. Явленье нового героя и да, герои бывают разные
        Очередной летний день. Палящий зной, на небе ни облачка. Лишь вдалеке, там, где слегка на возвышенности проходила центральная, ранее носившая гордое имя Ленина, улица, поднимался в небо столб густого насыщенно-черного дыма. Весело поднимался он, устремляясь ввысь, вот только дым, это всего лишь дым, не облако он, не в его силах ни скрыть солнце, ни жар его уменьшить.
        По совершенно пустынной недавно отремонтированной улице, той, что ранее была улицей Кирова, в районе, облюбованном местными служителями культа «зеленого змия», в народе именуемом «Молдавка», медленно и неспешно катил одинокий велосипедист. Его колоритная фигура удивительно живописно вписывалась в лишенный людей и автотранспорта ландшафт. Дополняла она мрачную картину, вносила в пустынную печаль унылой местности некое подобие надежды.
        Весело блестел велосипед на солнце, множество старых компакт-дисков, воткнутых между спиц, прикрученных к рулю, к багажнику, испускали разноцветные блики, разбрасывали по округе веселых солнечных зайчиков. Разлетались те по окрестностям, прыгали по асфальту, резвясь, играли в салочки на стволах ближайших деревьев, создавали атмосферу бесконечного передвижного праздника.
        Острый взгляд сияющих не менее ярко, нежели компакт-диски на солнце, глубоко посаженных карих глаз рассеянно блуждал по окрестным зданиям, редким деревьям, пыльным кустам. Как несложно было заметить, все естество велосипедиста переключилось в режим поиска. Да, он искал. Нет, не кого-нибудь конкретного, он искал родственную душу, мечтал встретить любого «аборигена», чья любовь к спиртному была бы подкреплена финансами…
        Нет. Пусто. Безлюдно. Безмолвно. Вокруг одни лишь киоски, в них, конечно же, продавцы, но разве это люди!
        Колоритного велосипедиста знали многие, в принципе, он был местной знаменитостью, скорее, достопримечательностью. Дня не проходило, чтобы он не украсил собой какой-нибудь из множества заборов, под которым можно прилечь и отдохнуть. Звали его Коля, в простонародье - Колян, местный выпивоха, завсегдатай подзаборных собраний клуба ничуть не анонимных алкоголиков. Типичный представитель той прослойки общества, представители которой умудрились дожить до глубоких морщин и седых волос, но при этом так и не обрели иного смысла жизни, кроме как выпить, причем побольше, и обязательно, чтоб с раннего утра.
        С каждой секундой колоритный велосипедист мрачнел сильнее. С каждой секундой его настроение становилось хуже. Как тут не расстроиться, если вокруг никого! Именно так, никого! Сколько ни смотрел он по сторонам, сколько ни вглядывался, не было видно ни единого человека из тех, кто бы мог (пусть хотя бы гипотетически) его угостить. Ни одного «нормального», в его понимании, человека! А человек такой действительно был нужен, ведь продавцы в долг наливать отказывались, самым наглым образом требовали вернуть задолженность, просроченную, если честно. В общем, вышел он из доверия…
        Нет, если совсем честно, то немного денег у него все-таки было, жена выделила, как говорят по телевизору, целевой платеж: часть на хлеб и часть на какие-то необходимые ей лекарства. Это да, но ведь сумма! Смехотворна она! Конечно, в другой ситуации, можно было бы смело забыть обо всем, отдать наличность продавцам алкогольного счастья, выпить и забыться, но не в этот раз. Тут отдай и все уйдет в счет уплаты долга. Результат? Правильно, никакого тебе удовольствия: ни выпивки, ни хлеба, ни лекарств. Жена пилить начнет, а душа гореть не перестанет. Такие вот дела, плюс ко всему до пенсии без малого неделя…
        Район с унылыми киосками остался позади. Впереди, сколько видел глаз, виднелись только частные дома. Наверняка чуть не в каждом из них найдется что-нибудь, чем можно залить пожар в груди, но не ломиться же в каждое жилище! Схлопотать можно, да еще и по полной программе…
        Ехать дальше смысла не было. Коля притормозил. Выставил обе ноги, опираясь на землю, поднял руку, сложил пальцы наподобие козырька и с видом капитана дальнего плаванья оглядывающего туманный горизонт, всмотрелся вдаль. Повернулся в одну сторону, в другую. Ничего нового высмотреть не удалось. Ни тебе «правильного» пешехода, ни тебе нужного автомобиля. Один только столб дыма вдалеке, но какой от него прок!
        - Что же делать? Пожалуй, еще один кружок и буду что-то решать, - пробормотал он себе под нос, развернулся и снова надавил на педали.
        Вновь по обеим сторонам дороги промелькнули киоски. Вновь в их глубине промелькнули лица. Знакомые до боли знакомые лица. Нет, то не люди, они не нальют…
        Внезапно и безо всякой на то причины мелькнула странная мысль: «Как все разом изменилось! Всего за несколько дней. Казалось, все точно так, как и было раньше, та же «Молдавка», те же торгующие самогоном ларьки. Те же лица в глубине открытых окошек, те же расценки. Но нет, многое не так, многое стало по-другому. Прежде всего, сами ларьки. Остались они, никуда не делить, только (как на это ни смотри) больше стали, просторнее. Причем все и сразу. Еще и клиентов заметно поубавилось. Если лишь два дня тому назад в любое время суток можно было застать на элитных местах у бетонного забора ближайшего предприятия веселую компанию, как правило, не одну, то теперь все будто вымерли. Будто по домам все сидят, будто из каждого крана бьет веселый фонтанчик свежей аппетитной выпивки. Будто… а главное, в долг наливать перестали…».
        В тот момент, когда окончательно потерявший надежду Колян тяжело вздохнул и повернул свой транспорт в направлении ближайшего хлебного магазина, его слух уловил тихий нарастающий гул. Долгожданная перемена! Автомобиль! Кто-то едет, а это может означать…
        Обе руки синхронно сжали рукоятки тормозов. Велосипед дернулся и остановился. Привычно выставлены подставки-ноги, козырек ладони защищает от палящего солнца.
        Настроение, которое почти вернулось, тут-таки растворилось в сплошном море безудержной печали. Как иначе! Пусть марку авто, которое приближалось, Коля не знал, но слишком уж машина солидная. Слишком дорогая, на подобных авто его друзья точно не ездят, а те, у кого есть деньги на подобную красоту на колесах, на выпивку не подают.
        - Решено, беру хлеб, лекарства и домой, - Коля обреченно склонил голову. - А там, кто знает, может, повезет и у соседа что-нибудь найдется. Только пить с ним даже и не знаю! Тупой он, как…
        Автомобиль поравнялся с велосипедом. Наглядно демонстрируя презрительное свое отношение к человеку, который наверняка наворовал на столь дорогую вещь, Колян гордо отвернулся. «Пусть знает, что я о нем думаю!».
        Не обращая ни малейшего внимания на буквально витающий вокруг велосипедиста негатив, водитель солидного авто сбавил скорость, опустил стекло двери. В глубине изрядно затемненного салона показалось лицо небезызвестного владельца страхового агентства Иллариона Карловича. Почти минуту он смотрел то на велосипед, то на его владельца, внимательно, будто изучая. В конце концов, кивнул, отвечая своим мыслям, остановил машину, нацепил на нос темные очки и улыбнулся.
        - Николай Михайлович, если я не ошибаюсь? - Колян вздрогнул. - Точно, это вы! А я вас с самого утра разыскиваю. У меня к вам вопрос. Вы бы не хотели выпить?
        Невиданная комбинация вежливости со щедростью моментально разогнала все презрение, что Колян распространял по округе. Цепкие пальцы сжали обе ручки тормозов. У него, просто как у собак, безвинных жертв всемирно известного профессора Павлова, начала обильно выделяться слюна.
        Илларион Карлович тем временем продолжал:
        - Я бы хотел водочкой вас угостить, как вы отнесетесь к такому вот неожиданному предложению?
        Услышав столь сладкое и желанное «водочка», Колян замер. У него сработал выработанный годами инстинкт. Его белая почти как у Деда Мороза только заметно короче борода тут-таки стала дыбом. Всяческая мозговая деятельности моментально прекратилась, будто замерзла. Из всего мыслительного аппарата продолжало работать одно только воображение, оно упорно рисовало умопомрачительную картину: мятый пластиковый стаканчик с мутной жидкостью и, если очень повезет, конфетка! Созданный воображением натюрморт был столь реалистичным, столь натуральным, что в воздухе остро запахло просроченными дрожжами, закваской и, главное - спиртом! Настоящим этиловым спиртом, неимоверно манящим ароматом, щедро приправленным иными, менее приятными, но не менее привычными запахами денатурирующих добавок.
        Колян вновь посмотрел на человека в машине. В его глазах уже не было ни намека на недавнее пренебрежение. Он уже не просто не презирал незнакомца, он его уважал, более того, практически боготворил. Ведь этот неизвестный сжалился над ним страждущим…
        - Есть только одна небольшая проблема, - восприняв кивок как знак согласия, а выделяющуюся слюну как выражение крайней степени заинтересованности, продолжал Илларион Карлович.
        - Какая проблема? - прошептал Коля, самозабвенно глядя в скрытые темными стеклами глаза благодетеля. Всем своим видом он показывал - за своего нового знакомого он отдаст все. Все что угодно, лишь бы только тот не передумал, может, даже жизнь, хотя…
        - Я неместный, а потому не знаю в каком заведение можно провернуть это дельце.
        - Ну, это вовсе несложно, - облегченно выдохнул Колян, с радостью осознавая, что с жизнью прощаться не доведется. - Смотрите, вон два ларька одинаковые на другой стороне, да, серые, рядом стоят, там лучше не брать. Хозяйка в аппарате трубы недавно поменяла, несет невесть чем! Магазинчик рядом на остановке, не могу сказать, чтобы плохой товар, но разбавляют изверги, градусов маловато. Пьешь, пьешь, а толку ноль. Еще магазин, в двухэтажке, на первом этаже, там и вовсе ужас. Не могу сказать, что в водку добавляют, но мозги отключаются сразу! Лучшие же напитки просто рядом с вами. В этом ларечке продают, а там за заборчиком можно и посидеть.
        - Я так понимаю, вы рекомендуете именно это заведение?
        - Да. Но если вы хотите, можно в любом другом месте…
        - Нет, зачем же, я прислушаюсь к вашему совету. Сейчас только машину припаркую и идемте.
        Проследив за автомобилем, что лениво перекатывался через высокий бордюр, Колян часто замигал глазами и даже ущипнул себя, не иначе как в надежде прогнать сомнения, намекающие на то, что это всего лишь сон.
        Илларион Карлович вышел из машины, открыл заднюю дверь, взял шляпу, надел, низко опустил ее на глаза. Кивнул Коляну, тот бросил велосипед и побежал вперед.
        - Долг принес? - хамоватого вида продавщица выложила объемную грудь на полку-прилавок, будто товар на витрину и выглянула из окошка. - Если нет, то сам понимаешь, не видеть тебе ничего и даже не нюхать…
        - Это подождет! Ты меня знаешь, я долги возвращаю! - Коля решительным жестом отверг все обвинения на свой счет, повернулся к Иллариону Карловичу, кивнул в его сторону. - Человек со мной!
        - Милая девушка, а сделайте, будьте так добры, как обычно… - Илларион Карлович достал бумажник и извлек из него крупную купюру. - Мне с товарищем пообщаться надо.
        Небезосновательно приняв «милую девушку» на свой счет и разглядев номинал банкноты, продавщица заметно повеселела. Она наклонилась ниже, почти легла на прилавок, давая возможность, нечасто видевшей солнечный свет груди ярко блеснуть в глазах покупателей. Широко улыбнулась.
        - Проходите. Коля покажет куда идти. Я все организую.
        Только они уселись на скамейку за длинным и узким столиком, продавщица принесла бутылку до половины наполненную мутной жидкостью, два мятых пластиковых стакана и пластиковое же блюдце с двумя подозрительно-зеленоватого цвета пирожками. В мановение ока стаканчики наполнились жидкостью, Коля, не в силах терпеть, поднял свой, пододвинул другой Иллариону Карловичу, выдохнул, готовясь выпить за здоровье нового знакомого, но тот отрицательно покачал головой.
        - Спасибо уважаемый Николай Михайлович, воздержусь. Прежде всего, я за рулем. Вы, я так понимаю, тоже, но у нас несколько разные транспортные средства. Да и не привык я к возлияниям, непонятно чего… в разгар рабочего дня.
        Коля лишь немного обиженно посмотрел на благодетеля, перевел взгляд на его стакан. Задумался, взглянул на бутылку, внезапно осознал, что все ее содержимое его и ни с кем делиться не придется, заметно повеселел.
        - А я выпью. За вас… - он вопросительно взглянул на собеседника.
        - Илларион Карлович, - подсказал тот.
        - За вас, Илларион Карлович! - содержимое стакана быстро перекочевало в желудок, за ним последовал кусочек пирожка.
        - На здоровье! - кивнул в ответ благодетель. - Николай Михайлович, я хотел с вами поговорить исключительно по делу…
        - Коля, или Колян, меня все так называют…
        Илларион Карлович внимательнее пригляделся к собеседнику. На вид лет за шестьдесят. Седые волосы, короткая стрижка, борода, также седая и довольно ухоженная. Чистая бежевая футболка, белые брюки ремень на них флотский с начищенной до блеска бляхой. Якорь, звезда. Не иначе как человек, в прошлом которого было море. Это же, как надо опуститься, чтобы выпивать по утрам, судя по лицу, практически без выходных, и как надо себя не уважать, чтобы позволять первому встречному обращаться к себе так фамильярно. «Впрочем, это дело вкуса…».
        - Как вам будет угодно, Колян, значит Колян.
        - Вы не возражаете? За встречу повторить полагается… - Коля взял стакан Иллариона Карловича, тот в ответ утвердительно кивнул.
        - Будем знакомы, - короткий тост предшествовал опустошению стакана. - Вы говорили, у вас ко мне есть дело?
        Суррогатный алкоголь растекся по организму. Стало так хорошо, что Коля готов был запеть, но, прекрасно понимая, что поят его не для того, чтобы убедиться в его певческих талантах, точнее в полном их отсутствии, он сосредоточился, и, заглядывая в скрытые стеклами глаза собеседника, приготовился внимательно слушать.
        - Вы… Колян, я так полагаю, человек ответственный, - сразу и не понять, был это вопрос или утверждение. - Потому и дело у меня к вам исключительно ответственное.
        У Коляна тут-таки зачесалась рука, одна, после другая, но он не обратил на это внимания, не до того было.
        - Думаю, вы слышали о страховом агентстве, которое недавно открылось в вашем городке?
        - Слышал. Разные разговоры слышал. Говорили, будто они, те, кто там работает, чуть не желания исполняют! Думаю, чушь…
        - Правильно думаете. Чушь полнейшая. Но кое-что они полезное делают. К примеру, страхуют мечты.
        Собираясь что-то сказать, Коля неудачно сглотнул слюну, в результате чего подавился нею. Громко закашлялся. Тихо хихикнул, схватил бутылку, налил стакан и залпом выпил. Скривился, не иначе как от ощущения божественного вкуса напитка, крякнул и умолк.
        - Именно так. Страхуют мечты. Это очень даже хорошее дело, иногда даже прибыльное. Все действительно так, но, дорогой вы мой, так уж сложилось, что я работаю в этом самом агентстве, а посему не могу пользоваться служебным положением…
        - Понимаю, - Коля изобразил участие на лице и, не отводя взгляда от нечаянного благодетеля, снова налил себе полстакана.
        - Словом, мне нужна ваша помощь, потребуется только…
        Назойливое пиликанье прервало беседу. Колян тут-таки помрачнел и принялся шарить по карманам в поисках мобильного телефона. Нашел его, отключил звук, положил на стол экраном вниз, наверняка для того, чтобы не видеть и не слышать того, кто названивает в такой ответственный момент.
        - Может, стоит ответить? - Илларион Карлович кивнул в сторону вздрагивающего телефона. - Нет, вы не стесняйтесь, я никуда не тороплюсь.
        - Да ладно, это всего лишь жена трезвонит, - Коля пожал плечами. - Она меня за хлебом отправила и за таблетками какими-то. Часа три тому назад я уехал. Теперь вот отвлекает. Не терпится ей, скорее всего, обедать хочет, будто бы помимо того, чтобы поесть нет других дел у человека!
        - Допустим все так, но лекарства?!
        - Ничего с ней не случится, потерпит… - Коля равнодушно пожал плечами. - И вообще, я так считаю - на первом месте должно быть дело, а уж прочее…
        - Не могу с вами не согласиться, - Илларион Карлович кивнул, пряча пробивающуюся улыбку. - Особенно радует то, что вы действительно верите в то, о чем говорите!
        Коля благодарно кивнул и снова выпил. Благодетель же продолжал:
        - Теперь я в очередной раз убедился - вы именно тот человек, который мне нужен. Вы и только вы можете мне помочь!
        - Да я, да за хорошего человека… - на глаза безмерно благодарного Коляна наворачивались слезы. - Я за хорошего человека, да что угодно! Вы только скажите, намекните, что от меня требуется.
        - Все проще некуда. В ближайшее время я вам позвоню. Вам надо будет прийти в агентство и заключить договор страхования, только и всего!
        - А что будет в этом договоре? Там ведь что-то вроде мечты должно фигурировать…
        - Это имеет значение?
        - Нет, конечно, но ведь это денег стоит… - глубокомысленно кивнул головой и одновременно развел руками Коля.
        - Да, стоит. Страховка стоит и работа тоже, - благодетель достал бумажник. - Деньги для страхового взноса я вам вручу после, уже на месте. А за работу вот возьмите, это для начала. Можно сказать, аванс. Много-немного, но еще на пару «порций» точно хватит. Полагаю, скоро товарищи ваши подтянутся…
        В глазах изрядно подвыпившего Коляна отчетливо блеснула слезинка. Она затуманила взор, отчего показалось, будто на столе не одна бутылка, а сразу две. Видение подлинного счастья вызвало эмоциональный всплеск, ему снова захотелось запеть, да и причин отказать себе в столь нехитром удовольствии он уже не видел. Плавно до заунывности над «Молдавкой» понеслась печальная песня, о кладбище в ней, благодати и спокойствии…
        - Вот и хорошо. Не буду вас отвлекать, продолжайте праздновать, - довольно кивнул Илларион Карлович, пожимая руку собеседнику. - До скорой встречи!
        33. Не мирятся лишь те, кто никогда не ссорится…
        Минут пять никак не меньше Вадим рассматривал свое отражение в глубине огромного зеркала. Смотрел внимательно, дотошно. Смотрел и с каждой секундой убеждался в том, что он себе не нравится. Вот не нравится и все тут…
        - Даже сам не понимаю, отчего такое мерзкое ощущение! Откуда оно взялось. Казалось, все отлично, брюки выглажены, туфли начищены, рубашка накрахмалена. Да и сам тоже ничего. Гладко выбрит, недавно подстрижен. Странно…
        Скоро ему надоело себя разглядывать. Он решил (и весьма справедливо), пусть, что бы ни портило его вид, это легко исправить одним простым аксессуаром, к примеру, роскошным букетом темно-красных бархатных и удивительно ароматных роз!
        Колкие взгляды случайных прохожих, симпатичных девушек, поглядывающих на него и его букет, заметно подправили частично утраченное самомнение. Вслед за ним подтянулось и настроение. Конечно, оно не зашкаливало, не било ключом, да и не могло - не тот случай. Все-таки шел он не просто так и даже не на свидание, он шел мириться. Дело конечно хорошее вот только…
        Ярко вспомнилось бурное новоселье. Потасовка. София. Он сопротивлялся, она уводила его, пыталась успокоить. Безрезультатно. Уже за воротами он ее оттолкнул, нагрубил, побрел домой, бормоча что-то себе под нос…
        «А вот и не надо! - попытался придушить пробивающиеся воспоминания Вадим. - Сейчас снова начну себя грызть. Мол, нечего было напиваться, ссору затевать, все такое. Да, не надо было и с этим трудно спорить. Так ведь когда пьяный, разве себя контролируешь! Вот извинюсь и сразу же пообещаю ей никогда больше не пить. Нет, не так, лучше дам себе слово в пьяном виде ей на глаза не попадаться, это куда более реально…».
        Улица Садовая. Тихий район родного города, который порождал в душе Вадима настоящую бурю эмоций. Разных. С одной стороны, его постоянно тянуло сюда, а вот с другой! Каждый раз стоило только увидеть знакомую табличку с адресом, его сердце начинало бешено колотиться. Вадим непроизвольно начинал дрожать, краснел, запинался. Накатывала волна нервозности, терялись нужные слова, а те, которые не успевали спрятаться, никак не хотели выговариваться. Конечно, он догадывался, в чем причина подобного явления, вот только признаться в этом пусть даже самому себе все не хватало смелости.
        Пройдя с десяток метров по любимой улице, Вадим резко остановился. Несколько раз удивлено мигнул глазами, будто только проснулся, огляделся. Медленно пожал плечами. Закрыл глаза, снова открыл. Нет, ничего особенного. Подобные ощущения у него уже были. Совсем недавно, да в прошлую субботу, в тот день, когда он шел на то самое злосчастное новоселье…
        Коротенькая улочка вновь преобразилась. Первым бросался в глаза участок, который соседствовал с домом Дениса. Тот, с двором, поросшим сорняками. Кардинально он изменился. Не было больше запущенности, не было ржавых ворот, не было густой непроходимой чащи, полуразрушенных строений. Вместо всего этого красовалась высокая каменная ограда. Настолько высокая она, что за ней скрывался весь первый этаж и часть второго. При этом даже того, что можно было разглядеть с улицы было достаточно, чтобы понять, там, за каменной стеной скрывается очень даже роскошный особняк, куда роскошнее, чем скромный дом того же Дениса.
        Другие строения также изменились. Увеличились они. Выросли, шире стали, от того и вся улица, казалось, растянулась на пару сотен метров. Все стало по-другому, по-новому, единственным же зданием, которое не претерпело никаких преобразований, оставался тот домик, который манил и чуточку пугал Вадима. Домик, к которому он стремился и которого изрядно побаивался. Домик, где жила София…
        Остановившись у калитки, он нерешительно потоптался на месте. Нервным движением поправил воротник рубашки, рукава. Резко выдохнул. Вдавил кнопку звонка. В ответ на тихие перезвоны электронных колокольчиков сердце вздрогнуло, резко сжалось и бешено забилось.
        Минуты сменяли друг друга, но ничего не происходило. Вадим еще раз надавил на кнопку звонка, уже особо и не надеясь на результат. Чуточку посомневался, достал телефон, повертел его в руках. Звонить не хотелось, все-таки он собирался сказать все лично, заикаясь, густо краснея, но глядя прямо в глаза. Вот только…
        Набрал номер. В телефоне, забивая гудки, заиграла приятная музыка.
        Противный скрип заглушил все прочие звуки. Распахнулась створка ворот, преграждающих въезд во двор Дениса. Подвластная инерции она ударилась о кирпичный столбик, лязгнула громче прежнего. Через открытые ворота на улицу выбежала девушка и стремглав бросилась бежать прямо к растерянно мигающему глазами Вадиму. Сомнений быть не могло - это она. София. Вадим швырнул букет на скамейку и побежал ей навстречу. Она обняла его, прижалась, тихо всхлипывая.
        - Что стряслось? Как ты там очутилась… - Вадим дрожал от негодования, подстегиваемого неведеньем. - Почему… для чего…
        - Я не знаю, - девушка подняла пылающее жаром лицо. - Я не знаю, как там очутилась. Даже и не представляю. Пока телефон не зазвонил, будто и не я это была.
        - А ну подожди, присядь на скамейку, я сейчас сам во всем разберусь, - Вадим решительно направился к дому Дениса и принялся колотить руками и ногами в теперь уже надежно запертые ворота.
        На его стук никто не вышел, тогда он ухватился за прутья, наконечниками копий торчащих сверху сплошных створок, попытался подтянуться, вот только физкультура никогда не была сильной его стороной.
        Непонятно откуда, просто под ворота с висящим на них гимнастом-любителем, материализовалась новенькая патрульная машина.
        - Куда направляетесь молодой человек? - в окно выглянуло юношеское, если не сказать детское, лицо офицера.
        - В гости, - Вадим спрыгнул на землю.
        - Если в гости, то советую вам воспользоваться калиткой, - молодой полицейский наклонился, разглядывая ворота, дом. - Ваше счастье, что я не эту усадьбу приставлен охранять. Забрал бы суток на десять, так, для профилактики и просто на перевоспитание.
        - Он со мной, он ко мне пришел! - подбежала Софья и обняла Вадима.
        - Понятно, - пожал плечами полицейский. - Что тут непонятного! Это в другой ситуации я бы спросил у вас, почему он пришел к вам, а лезет даже не к соседям, а в совершенно другой дом. Тогда, раньше бы спросил, а сегодня же мне это ничуть не интересно. Так что счастливо оставаться!
        Машина покатила дальше, остановилась у перекрестка, постояла минуту и развернулась. Снова проехала по улице до другого перекрестка, снова постояла, снова развернулась.
        - Ну, ничего я с ним завтра разберусь! - Вадим прижал девушку к себе. - Он тебе ничего не сделал?
        Софья покачала головой.
        - Нет, ничего. Только непонятно все как-то. Я дома была и тут такое ощущение, странное, будто зовет меня кто-то, будто нашептывает, мол, надо идти, надо… - она печально вздохнула. - Я и пошла. Помню, подошла к воротам, калитку отворила, во двор вошла, остановилась и стою. Будто хочу идти, и одновременно не хочу. А тут звонок… спасибо тебе!
        - За что, я ведь сам виноват…
        - Я не о том. Что было, то было. Спасибо за то, что ты у меня есть!
        - А, ну это да! - Вадим прижал девушку к себе. - Слушай, Софийка, ты только ничего такого не подумай, но может, ты у меня поживешь? Просто я не совсем понимаю, что вокруг происходит. А происходит много чего. Ты ведь слышала, банк на днях ограбили, сожгли дотла. Кроме того… друг мой…
        - Конечно, да!
        - Да? - удивленно переспросил Вадим.
        - Я бы и раньше согласилась, если бы ты только собрался с духом и предложил.
        - Тогда чего мы ждем? Собирай вещи, пошли. А с товарищем моим я еще поговорю, на работе пересечемся, никуда он от меня не спрячется…
        - А ты разве не слышал? - Софья толкнула входную дверь.
        - Не слышал что?
        - Завтра опять выходной и не только завтра. У нас в городке какое-то масштабное празднование. Чуть не каникулы всеобщие объявили. Мэр вчера снова выступал. Долго что-то рассказывал. Я толком не слушала, но смысл такой: закрывается большая часть учреждений, все, которые государственные, за исключением больницы, полиции и пожарных, кроме того, настойчиво рекомендуют прекратить обслуживание клиентов всем частным фирмам. Такая вот странность…
        - Каникулы, значит, - Вадим взял объемную сумку и растерянно повертел ее в руках. - Ладно. Хорошего в этом, конечно же, немного, но ничего, переживем.
        34. Простые мечты «настоящих» мужчин
        Ближе к вечеру дверь дома Сергея Семеновича широко распахнулась. Первым на свободу выбрался дым. Табачный. Сизый, плотный, густой, насыщенный. Настоящее кучевое облако. Настолько концентрированное оно, что, казалось, его можно потрогать руками. Более того, можно оторвать кусочек серо-ватной массы, хорошенько смять ее, а то и вовсе вылепить из нее что-нибудь весьма оригинальное.
        Вслед за дымом вышли двое. Первым, с трудом перебирая заплетающимися ногами, выбрался сам хозяин. Он ступил на широкое бетонное крыльцо, цепко схватился за наличник двери и, смешно двигаясь боком, посторонился, выпуская гостя. Тот, походкой не менее экстравагантной, выбрался следом. Наклонился, намериваясь кивком поблагодарить Сергея за вежливость, а заодно и за обед незаметно перешедший в ужин, но не устоял, упал, растянулся на прохладном, а от того удивительно приятном на ощупь бетоне. Следуя примеру гостя, хозяин выпустил свою ненадежную опору и также опустился на крыльцо. Стал на четвереньки, выпрямился, сел. Толкнул Мишу, помог тому устроиться рядом. Гость благодарно кивнул, на этот раз не столь энергично, по всей видимости, опасаясь снова свалиться.
        - Ну, Серега, ну друг! - Миша попытался обнять соседа, но не смог нащупать его в дыму и алкогольном дурмане. - Вот скажи мне, дружище, мы живем мой двор - твой двор и уже без малого пять лет, правильно?
        - Угу, - глубокомысленно изрек Сергей и попытался что-то изобразить руками. Повинуясь движению его мысли, они описали в густом дыму замысловатую фигуру, смысл которой так и остался непонятым.
        - Вот! Целых пять лет, а друг о друге ничего не знаем. Как такое может быть?
        - Миша, ты должен меня понять, тут такое дело… - начал Сергей Семенович. Он цепко схватился пальцами правой руки за левый локоть. Зафиксировал обе своенравные конечности, не позволяя им изображать непонятные фигуры и разгонять дым. - Времена такие. Вот раньше, да, согласись, вот тогда было! Да все друг друга знали. А теперь! Живем, есть сосед, нет соседа, а кто он этот сосед…
        - Факт! Живем по соседству, а друг у друга в гостях ни разу не были. Безобразие! - Миша медленно поднялся, замер, слегка покачиваясь, зафиксировал стойку, наклонился к Сергею, подал тому руку. - Вставай! Сейчас мы все исправим. Поскольку я у тебя уже гостил, теперь твой черед!
        - Нет, но это, право слово, неудобно, - пробормотал Сергей, размеренно мотая головой. - У меня это ладно, живу сам по себе, ни жены, ни прочего. Ко мне можно в любое время суток. А к тебе, это уже…
        - Ну и ну! Так ты Лариску мою испугался? Не надо, не бойся, я ее быстренько приструню. Давай, шагай за мной!
        Уверенной походкой, правда, постоянно путаясь в собственных ногах, гость направился к пролому в заборе. Ничуть нерешительно Сергей Семенович двинулся следом.
        - Лариска! - крикнул Миша в окно и с силой ударил кулаком в стену. - Мы уже идем, давай по-быстрому закусочку нам организуй и бутылочку к ней не забудь поставить.
        Они обогнули угол дома, вышли во двор. Завидев людей, несколько раз лениво тявкнул ротвейлер, так, безо всякой злобы, просто напоминая о себе. Миша раздраженно махнул рукой собаке, мол, молчи, не до тебя, коснулся плеча соседа, кивнул в сторону недостроенной беседки.
        - Пока это всего лишь стол во дворе, сам видишь, но это исключительно временно. Скоро доведу ее до ума, крышу сделаю. Сегодня же это излишне, дождя не предвидится, а солнце сюда не заглядывает. Лариска, где ты там застряла?
        На пороге показалась хозяйка с подносом в руках.
        - Знакомься - Серега. Наш сосед. Вот такой мужик! - Миша поднял вверх большой палец. - Подумать только! Уже который год живем рядом, а выпиваем впервые.
        - Лариса, - с ехидцей в голосе, представилась соседка, глядя на гостя просто-таки испепеляющим взглядом.
        - Где бутылка? Ага, вижу. Ну, супруга моя, так и быть, по такому случаю присядь, выпьешь с нами. Но немного! Один раз тебе нальем и все, тут самим мало…
        Под пространные размышления гостя и хозяина приговорили одну бутылку, за ней последовала вторая.
        - Лариска! - закричал Миша и громко икнул.
        - Чего тебе? - послышалось из глубины дома.
        - Глянь там, в шкафчике, внизу, еще одна была. Принеси!
        - Нет там ничего. Все что только можно было, вы уже вылакали…
        - А ведь врет же! - искренне возмутился Миша и попытался встать. - Вот гадюка! Пошли Серега, сами посмотрим…
        - Может не надо? - Сергей с трудом поднялся и схватился за деревянный столбик, который по задумке хозяина дома, двора и будущей беседки, должен был служить опорой легкой конструкции.
        - Надо! Иди за мной. Ты у меня в доме еще не был. Значит так, домик у меня простенький, маленький, зато отапливать недорого, - Миша уперся в стену руками и медленно побрел, не выпуская надежную опору. Странное дело, шел он еле-еле, ноги передвигал неуверенно, зато говорил внятно и отчетливо, будто и вовсе не пил. - Тут, как ты сам понял, гостиная. Моя любимая комната, здесь я на диване валяюсь, телевизор смотрю, радио слушаю. Загляни туда, правильно, там кухня. Ничего интересного для настоящего мужика в ней нет, хотя ты не женат, а ладно! Эта комната у меня резервная. Лариска ее как склад использует, свалку всего полезного и не очень. Дальше спальня, ага, прямо идем! Кстати, обрати внимание на шкафчики - моя работа, все своими руками, эксклюзив, это вам не так просто! Нравится?
        - Здорово, - коротко резюмировал Сергей Семенович, чувствуя, как ноги прогибаются, совершенно не желая удерживать его вес.
        - Именно так, здорово. Правильные слова ты подбирать умеешь - здорово! Сам понимаешь, мужику руки очень даже нужны. Руки это самая важная часть организма. Особенно если они растут из правильного места… Серега, ты куда? Стой!
        Ноги окончательно потеряли прочность, прогнулись, от чего гость рухнул просто на ближайшую тумбочку. Та откатилась на колесиках, врезалась в стену, покатилась обратно.
        - Держись Серега, держись, сейчас я тебя на кровать определю. Отлежишься, отойдешь, после продолжим. Я точно помню, еще одна должна быть! Есть она, надо только найти…
        Миша дотащил гостя до кровати, уронил, сам рухнул рядом, сильно ударившись коленом опять-таки о ту же тумбочку. Еще один удар и ни в чем не повинный предмет мебели снова отлетел в дальний угол.
        Услышав подозрительный грохот, Лариса осторожно прокралась в дом, со страхом приоткрыла дверь в гостиную, страшась увидеть следы кровавого побоища. Ничего. Прошла дальше. Заглянула в спальню. Там, лежа поперек большой кровати дружески обнявшись, храпели двое - муж и любовник…
        - Ну, нет! Я этого не потерплю! - со злостью прошептала она. - Это что же такое получается, это за что же я деньги заплатила, и деньги немалые! Завтра же пойду. Утром пойду и сама во всем разберусь!
        35. Покой для мертвых - беспокойство для живых
        Розовощекая медсестра, девушка неопределенного возраста, буквально пышущая здоровьем, тщательно пережевывая бутерброд с толстым ломтем колбасы, лениво перебирала бумаги. Она внимательно изучила каждый листик, подняла глаза на посетителя, печально пожала плечами. Тяжко вздохнула, покорно кивнула. В очередной раз взялась за документы. Вдруг вздрогнула и радостно вскрикнула:
        - Да вот же оно! Лежит и молчит. Три раза каждую бумажку переворачивала, а не видела. Свидетельство о смерти. Ну, точно оно. А в той комнате должен быть и сам покойный, вспомнила, мне сменщица о нем говорила. Идемте, посмотрим, - девушка открыла дверь в соседнее помещение, нащупала в темноте ручку каталки, потянула на себя. На передвижной кушетке, укрытое грязно-белой простыней, угадывалось тело. Она приподняла грубую ткань, взглянула, уважительно кивнула головой, по-прежнему не переставая жевать. - Ваш дедуля? А что, неплохо пожил старичок, без малого семьдесят пять лет! Мне столько точно не светит. Умер вследствие несчастного случая?! Бывают же чудеса на свете! Подумать только, если бы не придавило старого, жил бы он еще и жил. Семьдесят пять, а ни единого седого волоса…
        - Я могу его забрать?
        Девушка равнодушно пожала плечами.
        - Хотите забрать - забирайте, - она скрипуче засмеялась. - Мне он такой холодный точно не нужен!
        ***
        - Так они и жили. Не могу сказать, чтоб душа в душу, но все познается в сравнении, - соседка, ровесница покойного, уже без малого час продолжала свой унылый монолог. Старушку ничуть не волновало, слушают ее или нет. Рассказывала она себе, но и ее саму собственное монотонное бормотание занимало мало. - Одно омрачало им жизнь - детей не было. По молодости не завели, а в старости не до того уже…
        На другом краю длинного проходящего через весь двор, составленного из всего, что было под рукой стола, затянули песню медленную и печальную. «Такими темпами и до танцев скоро дело дойдет, - подумал Саныч, исподлобья поглядывая на пришедших помянуть деда. - Сидят, дармоеды, уплетают за обе щеки, а разве им есть дело до покойного? Сейчас! Им бы только выпить да закусить. Шли бы уже…».
        - Это хорошо, что ты сынок появился, - продолжала все та же говорливая соседка. - Хоть за усадьбой присмотришь и то дело. А если бы не ты, постоял бы дом год-другой, пока сам не развалился, да на кирпичи его не растащили. У нас разбирают быстро, только оставь без присмотра. Ты уж проследи, будь так любезен…
        - Я вообще-то дико извиняюсь, - послышался скрипучий мужской голос с той стороны, где продолжали заунывно петь, - уважаемый, а ты кто? Кто ты есть и по какому праву в этом доме поселился? У меня имеются серьезные сомнения, уж не ты ли деда часом…
        - Выпил Петруша - веди себя прилично, - все так же монотонно, только чуточку громче обычного, продолжила неторопливую речь соседка. - Ты на поминки пришел, а не к друзьям своим под забор! Пусть мы и не знаем, кто этот человек, но не наше это дело. Главное, что Гриша покойный знал. Не просто же так он его к себе прописал.
        - А я все равно настаиваю! - изрядно подвыпивший неимоверно худой мужичок с острыми скулами и подозрительными бегающими бесцветными глазами громко икнул. Он поднялся, покачиваясь, встал со скамейки и обвел присутствующих мутным взглядом. - Надо провести расследование, надо во всем разобраться!
        - Сядь! - послышался короткий окрик. Молодой полицейский с погонами лейтенанта пригвоздил говоруна взглядом, тот испуганно икнул и тут-таки опустился на место. - Все уже расследовали, во всем уже разобрались. Григорий Иванович умер исключительно из-за того, что не захотел договориться с соседом. Точка. Не захотел он машину на яму ставить, а изобрел невесть что…
        - А это как же вас понимать? - послышался вкрадчивый голос. - Это я, получается, виноват? Моя, значится, яма, а оттого я…
        - Вот не надо всего этого, а! - лейтенант покачал головой. - Нет виноватых, ни единого. Был несчастный случай только и всего!
        - Но я, опять-таки, извиняюсь, я по поводу подозрительного наследника… - подал голос Петька.
        - С Александром Александровичем также все понятно. Встретил дед родственную душу, такого же профессионального водителя, каким сам был всю жизнь, вот и… - лейтенант поднял стакан. - Давайте вместо всех этих бессмысленных разборок выпьем за упокой души Григория Ивановича, светлая ему память, земля ему пухом…
        Толпа загалдела, все дружно подняли стаканы. Разговор переключился на воспоминания, на рассказы о деде, благо, вспомнить и рассказать было что. О Саныче быстро позабыли, лишь глаза выпивохи и дебошира, Петьки, продолжали неусыпно следить за новым хозяином скромной усадьбы. Как ни странно, у соседа-алкоголика были свои виды на наследство старика и это притом, что ни в каких родственных связях они не состояли…
        Уже заметно стемнело, когда мероприятие закончилось. Столы разбирать не стали, оставили до следующего утра, только шторы, временно превращенные в скатерти, занесли в дом, чтобы ветром не унесло. Саныч выпроводил последнюю гостью - особо разговорчивую соседку-старушку. Проводил до ее калитки, чуть не силой затолкал во двор, вернулся к себе и, обессиленный, завалился на постель. Уснул он мгновенно, вот только спал недолго, сон профессионального дальнобойщика чуткий.
        Не прошло и часа, как он вздрогнул и открыл глаза. Напрягся, прислушался. Звук, что заставил его проснуться, повторился. В глубине дома что-то тихо, но вполне отчетливо скрипнуло. Раз, еще раз. Саныч напрягся, изо всех сил стараясь понять, что может служить источником подобного шума. Мысленно перебрал все скрипучие предметы, что были в доме. Источником противного звука не могла быть входная дверь, он еще два дня тому назад ее поправил, более того, сменил петли и обильно их смазал. Та же история была и с замком. Новый он, работал как часы.
        - Форточку ветром качает, - то ли сказал, то ли подумал он, зевнул и закрыл глаза, полностью удовлетворенный результатом размышлений.
        Новый звук. Громкий, протяжный, отчетливый, меньше всего напоминающий надоедливый скрип старой форточки.
        - Ножки стола. Точно, стол двигают по полу, - пробормотал Саныч и кивнул своим мыслям. Его сонное воображение быстро набросало рисунок, иллюстрацию к тому, что происходило в соседней комнате. Он довольно хмыкнул. - А вот это уже люк в подвал!
        - Зачем тебе какой-то подвал! Посреди ночи… - послышался недовольный голос. - Спи! Или хотя бы мне не мешай.
        Тяжелая рука фигуристой подруги Веры опустилась на него. Вдавила в матрац. Саныч же и не думал сдаваться, он осторожно высвободился и, стараясь не шуметь, поднялся с постели. Пошарил ногой под кроватью, нащупал тапки. Тихо, передвигаясь исключительно на цыпочках, подошел к двери, заглянул в соседнюю комнату, ту самую, с люком и подвалом.
        В окно заглядывала полная луна. В ее свете контрастно и отчетливо виделся каждый предмет мебели не очень-то и меблированного помещения. Был виден массивный стол и да, он стоял не совсем там, где находился прошлым вечером, видно невооруженным глазом, его двигали. Дальше - больше. Коврик, который ранее был расстелен и расправлен, кто-то сложил вдвое, оголив дощатый пол. На фоне досок отчетливо виднелся люк. Он был чуточку приоткрыт, будто кто-то поднял его, спустился вниз и закрыл, но неплотно, с небольшим перекосом. В пользу этой (весьма разумной!) мысли свидетельствовало призрачное свечение, пробивающееся сквозь узкую щелку…
        Новое чувство, нечто сродни суеверному страху наполнило сознание Саныча. Подстегиваемое ним, отчетливо громко в ночной тишине зазвучало его сердце. Темп ударов нарастал. Казалось, еще немного, еще мгновение и оно, перепуганное, выскочит из тесной грудной клетки, вырвется на волю.
        Сомнений не возникало - кто-то проник в дом и этот же кто-то забрался в подвал. Но зачем? Да там кроме десятка банок с какой-то консервацией ничего и нет. «А что если все не так просто? - пробормотал Саныч, чувствуя, что начинает задыхаться. - Я ведь в подвал так ни разу и не заглянул, что если у деда там что-то кроме наливки припрятано? Надо бы проверить, вот только страшно. Надо срочно вооружиться».
        Вот и то, что нужно. Просто у входа в спальню виднелся табурет. Простенький предмет мебели, одна из ножек которого постоянно отваливалась. Чем ни дубинка! Пусть это и не совсем оружие, пусть убойной силы в ней немного, зато столько уверенности она придает!
        Немного успокоившись, Саныч лег на пол, подполз к люку, схватился за кольцо, заменяющее ручку, приподнял дверцу. Железо предательски скрипнуло. Кажется, из подпола донеслось невнятное бормотанье, кажется, что-то в глубине его зашуршало. Все эти, то ли реальные, то ли выдуманные звуки заметно добавили уверенности. Саныч вскочил на ноги, крепче схватил кольцо и резко потянул вверх. Люк распахнулся. В глубине подвала была лишь темнота. Мелькнуло сомнение - а был ли свет? Мелькнуло и погасло, слишком уж ярким было видение светящейся полоски, окаймляющей прямоугольник из плотно пригнанных друг к другу досок.
        Саныч нащупал первую ступеньку шаткой деревянной лестницы покрытую чем-то отвратительно-скользким. Одна перекладина, другая, третья. Земляной пол. В лицо пахнуло затхлым воздухом подвала. Запахи плесени и сырости защекотали в носу. Страшно захотелось чихнуть, но в тот момент, когда легкие были готовы наполниться воздухом, чтобы выбросить его в пространство, в дальнем углу подвала вспыхнул приглушенный зеленоватый огонек. Он высветил деревянный стеллаж, щедро украшенный пятнами бело-салатного цвета плесени, с десяток покрытых пылью банок на полке и сгорбленную фигуру человека, укоризненно покачивающего головой. Неизвестный, притаившийся в подвале, медленно выпрямлялся. Вот он поднял голову, медленно повернулся. Дед Гриша! Именно он, покойный хозяин дома и усадьбы. Помолодел старик, лицо, фигура, да если бы не жиденькая бородка, его и не узнать…
        Мозг напрочь отказывался воспринимать то, что видели глаза. Ноги Саныча отнялись, руки принялись искать опору, но хватали только воздух. В голове пульсировала одна мысль - бежать! Куда угодно, лишь бы быстрее и как можно дальше. Каким-то чудом в темноте удалось нащупать лестницу. Руки схватились за перекладину, попытались подтянуться. Треснула старая доска, Саныч почувствовал, что падает. Плечом больно ударился о спрессованный годами глиняный пол подвала, но боль исчезла, вытесняемая страхом. Страх парализовал, страх же отнял способность видеть. В глазах потемнело. Последнее, что удалось разглядеть в неярком призрачном свете - покачивающаяся фигура деда. Он приближался. Вот старик остановился в шаге от обездвиженного дальнобойщика, наклонился, поднял оброненную ним ножку табурета. Злобно усмехнулся и замахнулся, намереваясь ударить.
        36. Массовое безделье как предвестник смуты
        Ключ легко провернулся в замке зажигания. На секунду в салон пробрался скребущийся шум стартера, его сменил удивительно-приятный звук работы мощного двигателя. Теперь можно и прокатиться…
        Вдавлена кнопка на брелоке. Тихо зажужжал механизм, управляющий воротами. Створки дрогнули, противно лязгнули металлом по металлу, распахнулись, ударились о поддерживающие их столбики. Остановились. Все. Проезд открыт.
        С выражением непередаваемого счастья на лице Денис осмотрел салон собственного автомобиля, глубоко вдохнул запах свежевыделанной кожи. Взглянул в зеркало заднего вида, подмигнул своему в нем отражению. Оно подмигнуло в ответ, пожелав счастливого пути, и тут-таки расплылось в улыбке. Пора!
        Грузно тронувшись с места, как и подобает любой по-настоящему серьезной машине, внедорожник Дениса вырулил со двора. Короткая остановка у въезда. Это исключительно для того, чтобы проследить за просто-таки волшебным действом, плавным и величавым движением створок ворот. Приглушенный звук удара, щелчок. Порядок. «Имение» надежно закрыто, а это значит, что можно смело ехать дальше.
        У ворот соседки, Софии, Денис притормозил. Огляделся. Внимательно осмотрел сад - никого. Дверь закрыта, окна плотно занавешены. Что-то здесь не сходится…
        Каких-либо конкретных идей, куда ехать у Дениса не было. Более того, он не очень-то и понимал, зачем вообще выбрался из дому. Точно как и большинство жителей городка, он слышал о распоряжении мэра, идея отдохнуть в честь какого-то там праздника ему сразу понравилось, вот только отдыхать дома, да еще и в одиночестве не хотелось. Скучное это занятие. Не хватает простора, нет должного размаха. Совсем другое дело прокатиться, проветриться, посмотреть, что изменилось в городе, да и о себе напомнить. Мало ли, вдруг кто забыл!
        Скоро автомобиль Дениса вырулил на центральную улицу города. Тут пришлось сбавить скорость. Это все народ. Плотной толпой, будто воспоминание из советского прошлого, по проезжей части шли люди. Создавалось впечатление, что идут они без какой-либо цели, просто гуляют, дойдут до одного конца «города», развернутся, возвращаются обратно. По пути некоторые сходили с дистанции, многие задерживались у входа в памятное агентство…
        Там и вовсе был аншлаг. Количество желающих застраховаться зашкаливало. Если раньше очередь начиналась на крыльце, плавно стекала по лестнице и теснилась на пятачке у агентства, то теперь толпа образовала длинный «хвост», что растянулся на целых три квартала, выползая и на проезжую часть. Была и еще одна перемена - в хаосе спонтанного столпотворения проявлялось некое подобие системы. То туда, то сюда, создавая видимость бурной деятельности, сновали многочисленные «особо социально-активные» граждане. То были представители изрядно расплодившейся в последнее время категории населения, кого называют наполовину ругательным словом «активисты». Они принялись упорядочивать толпу, составляли списки, раздавали номерки, проводили переклички, часто переходящие в потасовки…
        С трудом миновав центр города, Денис свернул направо и только теперь осознал, что направляется не куда-нибудь непонятно куда, а прямиком к себе на работу.
        - Вот что значит сила привычки! - усмехнулось на удивление смешливое отражение в зеркале и задорно подмигнуло. - Даже в законный выходной меня на работу тянет. Точнее, именно из-за того, что выходной и тянет. Понимаю ведь, что сегодня работать не придется, вот и рулю в сторону бетонного «бункера» на изрядно поднадоевшей улице, все еще носящей имя академика Курчатова.
        За окнами внедорожника промелькнула знакомая всем без исключения местным жителям «Молдавка», точно как и последние несколько дней совершенно безлюдная. Даже как-то дико. Ни тебе толпы алкоголиков, петляющих по проезжей части, ни людей приличных, спешащих по своим делам, передвигающихся исключительно по тротуарам. Просто никого. Одни ларьки, смотрящие на улицу пустыми глазницами открытых окошек. Кажется, их стало больше. Хотя, скорее всего, это лишь видимость…
        Внедорожник влетел на мост, нависающий над застывшей, как и все вокруг, железной дорогой, съехал с него. Свернул налево, поравнялся с еще одним учреждением, которое, несмотря на всеобщий выходной, по-прежнему работало. Пожарная часть - обитель борцов с пожарами всех видов и уровней сложности.
        - И это называется «работа»?! - тут-таки возразил своим мыслям Денис. - А что, я бы и сам так поработал!
        На подъездной дороге, ведущей к гаражам, из распахнутых ворот которых выглядывали ярко-красные капоты спецтранспорта, жизнь била ключом. Пожарные собрали все столы, что были в кабинетах их учреждения, вынесли их и поставили в одну линию. В результате получился один, длинный чуть не бесконечный. Приглушая казенность обстановки, его накрыли скатертями, изготовленными из всевозможных карт, схем и просто распоряжений. Бумаги придавили тарелками, блюдами, бутылками. Получилось живописно просто-таки до умопомрачения.
        Как несложно догадаться, на работу вышли все. Всей честной компанией бойцы расселись по обеим сторонам бесконечного стола и пировали в лучших традициях славянского застолья. Сразу видно, банкет длился далеко не первый час, а то и не первый день. Многие участники празднества уже мирно посапывали на столах, укрывшись импровизированными скатертями, некоторые и вовсе расположились в тенечке на асфальте. Один из присутствующих что-то говорил, наверняка тост толкал, громко так, эмоционально, энергично размахивал стаканом, жидкость из которого выплескивалась направо и налево. Его, говорливого, никто не слушал. Не до того было. Все, кто не спал, с подлинным восхищением наблюдали за двумя девицами в форме, облюбовавшими одну из пожарных машин. Те же изо всех сил выгибались, стараясь попадать в такт музыке, доносившейся из кабины. Терлись они о крылья, бампер, высоко поднимали ноги, будто пытались запрыгнуть на новенький, раскрашенный в красно-белые цвета, «КАМАЗ».
        Денис так увлекся, глядя на чужую «работу», что чуть не врезался в покосившийся телеграфный столб, нависающий над проезжей частью. Резко вдавил педаль тормоза, громко выругался. Повернул налево, в распахнутые ворота…
        Вопреки ожиданиям, двор у офиса родной фирмы пустым не был. Напротив, там было не протолкнуться. Машины, масса машин, просто как на парковке у серьезного торгового центра в разгар рабочего дня. Самая примечательная из них расположилась точно по центру двора, просто поперек него. Вне всяких сомнений ее специально так оставили, чтобы каждый заметил, каждый оценил, и каждый же позавидовал. Играло солнечными бликами удивительное черно-шоколадного цвета чудо на колесах. Угловатые формы авто притягивали взоры, спортивные очертания пленяли воображение. Пусть эмблема на решетке радиатора ничего не сообщила Денису, подобных машин он никогда ранее не видел, но сомнений не оставалось - это одно из тех творений инженерии, которое собирают вручную, одно из тех, цена которых измеряется миллионами, если не их десятками…
        Дверь в офис была открыта, во двор вылетали звуки музыки, периодически ее заглушал громкий смех.
        Казалось, странно все это, но нет, странности начались позже. Вдоволь налюбовавшись творением неизвестный конструкторов и рассмотрев новенькое авто со всех сторон, Денис непроизвольно взглянул на фасад знакомого во всех деталях здания фирмы и удивленно мигнул глазами. Нет, стена не изменилась, осталась практически такой, какой и была несколько дней назад, но вот вывеска на ней! Большие светящиеся по ночам буквы, составляющие знакомое до боли «Авто-Мир» куда-то исчезли. Вместо них, точно такие же по размеру, по цвету и по написанию были установлены другие. Вместе они складывались в изрядно несуразное «Агро-Эра». Такое вот обновление…
        Денис поднялся на крыльцо, растерянно, если не сказать испуганно заглянул в приоткрытую дверь. Удивленно мигнул глазами. Не менее удивленно пожал плечами.
        В офисе полным ходом шло гулянье. Просто посредине зала лихо вытанцовывала колоритная пара: мужичок в годах со смешными очками, что чудом держались на кончике носа - директор, Федорович, он танцевал с молодой эффектной блондинкой - Полиной. Их окружали человек двадцать, большей частью мужчины. Совершенно незнакомые люди, они хлопали в ладоши, отбивая ритм, подбадривали танцоров выкриками, заразительно хохотали.
        - Ага! - Федорович заметил Дениса, резко остановился, обнял партнершу, останавливая и ее. Удивительно, но в результате этого маневра оба умудрились устоять на ногах. - А вот и наш ведущий специалист! Почему опаздываете Денис Евгеньевич?
        - Разве можно опоздать в выходной? - тот вошел в торговый зал, пожал руку директору.
        Федорович многозначительно кивнул, отводя Дениса в сторону.
        - Можно, - директор еще раз, но уже утвердительно, кивнул головой. - Только опоздать не на работу, а на мероприятие, куда более серьезное, нежели какая-либо работа. Заметил?
        Глаза Федоровича поползли на лоб. Скорее всего, он намекал на то, что висело с наружной стороны стены.
        - Вывеску? Да. А это что?
        - «Агро-Эра»? Это я сам придумал. Звучит?
        - Да. Несколько угловато, я бы сказал ретроградно, как бы возврат в прошлое, к сохе, но звучит… - рассеянно пробормотал Денис. - А все-таки, что происходит?
        - У нас реструктуризация. Фирма кардинально меняет свой формат, форму собственности, да и собственника тоже. Теперь это компания «Агро-Эра». Да, это моя фирма, я ее владелец и я же в ней директор. Кстати… - тот понизил голос до шепота. - У меня к тебе предложение имеется деловое, повысить тебя хочу. Заместителем пойдешь? Первым!
        Денис непроизвольно пожал плечами.
        - Тоже правильно. Надо подумать, значит - думай. Благо, пока у нас каникулы. Ну что, думать никто тебе не запрещает, а пока я предлагаю выпить за успех!
        - Спасибо, но я за рулем…
        - Посмотри вон туда, видишь, в углу толстяк в черной футболке бутербродом давится? Ну, рядом с ним еще дама такая вся из себя роскошная, ага в платье с декольте чуть не до пояса. Ты его знаешь?
        - Нет…
        - Ах, да, его ведь только пару дней как назначили. Это новый начальник дорожной инспекции. Теперь понимаешь? Гарантирую, никто тебя останавливать не решится. Кроме всего, у них в конторе также изо всех сил празднуют. Следовательно, присоединяйся - не стесняйся! Стихами заговорил! Да, тут почти все руководители крупных предприятий и организаций. Новые руководители! Так что, делай выводы! Это мероприятие полезное во всех отношениях. Мне, как директору, на пользу пойдет, да и тебе, без малого заместителю, тоже…
        - Мальчики, а давайте вы будете работать в рабочее время! - раскрасневшаяся Полина подкралась и сзади обняла Федоровича. Погладила того по лысине и одарила Дениса странным взглядом. В глубине ее глаз отчетливо блеснула искра, вызов, не иначе.
        - Нет-нет, Полиночка дорогая, мы уже идем, - Федорович обнял девушку за талию, взял под руку Дениса и направился в гущу гостей, по ходу представляя их одного за другим: - Анатолий Петрович - начальник сельхозуправления, Игорь Палыч - зам директора «Радия», это удобрения, яды, прочая химия. Еще один Игорь, Игорь Иванович - новый владелец фермерского хозяйства «Земледелец», как ты знаешь, крупнейшего в районе…
        ***
        Веселое празднество растаяло в клубящемся умственном тумане, тот лениво развеялся, оголяя картину пробуждения. Унылую картину! В центре нее Денис. Преодолевая упорное сопротивление налитых свинцом век, он медленно открыл глаза. Не в силах сопротивляться нереальному весу невесомых на вид ресниц, снова закрыл, напрягся, опять открыл, выдержал секунду, закрыл, потянулся. Попытался поднять голову и тут-таки раздумал. Слишком уж тяжелой она оказалась…
        Глаза еще несколько раз мигнули, на это ушли все оставшиеся силы. Пришло понимание - экспериментировать не стоит. Лучше ничего не видеть, чем так издеваться над собой. Конечно, сна уже не будет, ушел он, но это ладно, ведь есть воспоминания, никто не помешает просто расслабиться и насладиться ними, яркими, цветными и (хочется в это верить) приятными.
        Память услужливо взялась за дело. Одна за другой всплывали картинки дня прошедшего. Большей частью туманные, блеклые и размытые. Довольно отчетливо на общем фоне выглядели знакомства. Как-то очень уж легко удалось вспомнить не только лица, но и имена в комплекте с должностями, правда, тут нечему удивляться, это издержки профессии - нельзя не помнить тех, с кем работаешь.
        Чуть менее ярко вспомнился стол, обильно заставленный яствами и напитками. Отзвуками в ушах зазвучали витиеватые тосты, пожелания, сливающиеся в одни сплошной монолог. Вспомнился апофеоз веселья - гости, взрослые люди, решившие поиграть в прятки. Как визжала та женщина в платье с декольте, которую Денис нашел за стеллажом в дальнем углу склада! А финал! Директор, Федорович, уснул на полу возле дивана в своем же кабинете! Пока он отсыпался, все присутствующие танцевали, он, Денис, без устали кружил с Полиной. Один танец, второй. После обнимались, кажется, не обошлось и без страстных поцелуев. Скоро гости разошлись, Федоровича пытались разбудить, но не стали долго мучить, положили на диван, оставили отсыпаться, поехали домой…
        - Домой… - эхо мысли разнеслось по наполненной звенящей тишиной комнате.
        Денис приподнялся, изо всех сил стараясь не уронить тяжелое и хрупкое вместилище мозга. Испуганно посмотрел на другую половину огромной кровати. Отчетливый отпечаток тела, но никого…
        - Ключи! - блеснула мысль, отозвавшись дрожью.
        На тумбочке, на лакированной ее поверхности, черный прямоугольник. Телефон. Подмигивал он индикатором пропущенных вызовов. Рядом виднелся бумажник, а вот ключи…
        Очередное просто-таки невероятное усилие над собой. Память постаралась и выдала последние воспоминания дня минувшего. Денис вспомнил, как настойчиво пытался забраться в свою машину. Вспомнил, как у него почти получилось. Далее фрагменты воспоминаний становились все более расплывчатыми, все менее четкими. Большая их часть потерялась, осталось лишь несколько особо ярких и на удивление живых. В одном из них присутствовала Полина. Она изо всех сил старалась вытянуть его, Дениса, из его же машины. Похоже, ей удалось, во всяком случае, в следующем фрагменте опять была она. На удивление сильные девичьи руки заталкивали его в другое авто, маленькое, симпатичное, яркого красного цвета. После были ворота. Его ворота. Ступеньки. Спальня…
        - Точно! - обрадовано воскликнуло сознание, понемногу овладевая вялым телом. - Так все и было! Я напился, Полинка меня домой привезла. Помню, висел на ней, она поднималась по лестнице. Буквально внесла меня в спальню. Бросила на кровать. Упала рядом. А вот то, что происходило дальше, притаилось где-то во мгле беспамятства. Жаль! Но это все мелочи, главное - ничего не пропало, главное - машина стоит у офиса. Надо только быстрее просыпаться и забирать ее домой…
        Над городом висело яркое палящее солнце. Оно приветливо улыбнулось Денису, обрадованное тем, что появилась возможность побаловать своим теплом и лаской еще одного человека. Вот только человек этого не оценил. Он взял самые темные свои очки, надвинул на глаза козырек бейсболки, низко опустил голову, словом, сделал все для того, чтобы не дать шанса вездесущему светилу поднять ему настроение.
        - Молодость вспомню, пешком прогуляюсь, - мрачно подумал он. - Надо же, еще и двух недель не прошло, как я на машине, а уже такие мысли в голову лезут…
        Возможно, это просто игра заторможенного вчерашним алкоголем сознания, но Денису показалось, что город заметно изменился. Прежде всего, стало больше машин и не только в центре. Даже в тех тихих переулочках, которыми он любил прогуливаться (в былые дни, конечно, да и то под настроение), у каждых ворот стояло по автомобилю, а мимо них, стараясь никого не задеть, двигались все новые и новые. Кроме того, люди. Пешеходы. Их стало заметно меньше (не иначе как все на авто пересели!). Исключением был лишь тротуар у агентства да часть прилегающей к нему проезжей части. Там было обычное столпотворение…
        Изменилась и сама дорога. Покрытие. Даже в самом глухом тупике лежал новенький черный асфальт еще и с контрастно-белой, наверняка недавно нанесенной, разметкой.
        Обилие машин на узких улочках, несмотря на новые знаки, яркие полосы и пунктиры, не могло привести ни к чему хорошему. Денис не прошел и половины пути, как стал свидетелем четырех дорожно-транспортных происшествий. Глядя на очередную груду искореженного металла, он серьезно засомневался, подумал, а не лучше ли оставить авто у офиса, там безопаснее.
        Но это все ладно. Мысли на то они и мысли. Появились, да и улетучились. Понимал он - машина это не просто машина, это его машина, и должна она стоять в гараже под постоянным присмотром своего законного владельца. Руководствуясь этим разумным во всех отношениях суждением, последнюю сотню метров Денис попросту пробежал. Выскочил из-за угла офиса и радостно воскликнул: «Ура!». Разве тут не обрадуешься, если вот она его «красавица», стоит посреди двора с распахнутой водительской дверью, стоит, ждет, скучает…
        Вопреки опасениям (вовсе не беспочвенным!), с машиной ничего не случилось. Никто не раскурочил брошенное на произвол судьбы транспортное средство, никто ничего не украл. Даже кожаный портфель (пустой, правда) спокойно лежал на водительском сиденье, выглядывая наружу. Будто заманивал желающих: подойдите, мол, заберите…
        Обратный путь, нелегкий обратный путь…
        Подобную удручающую картину Денису доводилось видеть исключительно по телевизору. Именно она, пробка. Самая настоящая автомобильная. Он выехал на мост, удивился, притормозил и тут-таки оказался заблокированным десятком автомобилей сзади. Все, деваться некуда, выход один - сидеть и ждать.
        Сколько видели глаза, впереди был сплошной поток машин. Позади - аналогичная картина. Вопреки тому, что дорога насчитывала лишь по одной полосе в каждую сторону, машины стояли в четыре ряда. Многие автолюбители использовали для проезда тротуары, почти полное отсутствие пешеходов тому благоприятствовало. Из-за обилия машин все вокруг гудело, все вокруг рычало. Громко, перекрикивая рев двигателей и писк сотни клаксонов, звучали крики водителей. Все это давило и угнетало. Казалось, над скоплением машин и людей витают облака наэлектризованной злобы, густые, грозящие разразиться грозой.
        Прошло уже более часа, когда Денису наконец-то удалось добраться до центра города. Вопреки ожиданиям, вырулить из «центральной пробки» оказалось проще, нежели до нее доехать. Это все смекалка. Денис вовремя сообразил свернуть в ближайший переулок. Выехал на параллельную улочку. Далее миновал хиленький мост, обогнул пару кварталов частного сектора и уже минут через двадцать сворачивал на ставшую почти родной улицу Садовую.
        Подъехал к воротам, включит «поворотник» и вдруг нервно вдавил педаль тормоза в пол. Отвратительное настроение, которое и до того злобой клокотало где-то в глубине души, выплеснулось наружу.
        В дальнем конце улочки медленно шли двое. Шли, разговаривали, не видя и не слыша ничего вокруг. Сомнений не было и быть не могло - то были Вадим с Софьей. Они шли рядом, более того, обнявшись…
        Громко лязгнули гаражные ворота, Денис предусмотрительно выглянул на улицу. Посмотрел в одну сторону, в другую. Встреча со старым другом в его планы не входила. У него была другая цель.
        Плутая узкими переулками, он вышел на центральную улицу всего в квартале от страхового агентства. Изрядно помрачнел. Как и раньше, там бурлила жизнь. Не менее трех десятков молодых (и не очень) людей дрались по классической схеме «стенка на стенку». Наверняка причина ссоры состояла в том, что кто-то из особо шустрых попытался просочиться без очереди.
        Недолго длились разборки. Стоило вспыхнуть зеленому огоньку в стекле входных дверей, как все распри забылись. Дружными рядами, чуть не под руки, те, кто недавно колотили друг друга, двинулись вперед каждый к своей мечте.
        Последним удалось протиснуться Денису. Помогла опять-таки смекалка. Пока одни дерутся, другие, как известно, работают головой…
        С видом человека местного, он уверенно двинулся вперед, прямо, мимо занавешенных условных кабинетов…
        - Вот это радость так радость! - почти искренне обрадовался Илларион Карлович. - Денис Евгеньевич, дорогой вы мой! Как приятно вас видеть! Присаживайтесь, располагайтесь. Не стесняйтесь, рассказывайте!
        - Я к вам с претензией! - решительным тоном начал посетитель.
        - Вот даже как! - понимающе кивнул Илларион Карлович.
        - Именно так. Что же это такое получается! Я вам деньги заплатил? Заплатил! В долги влез по самые уши, а ничего не происходит! Не сбывается ничего…
        - То есть вообще ничего? - в глазах Иллариона Карловича блеснул лукавый огонек.
        - Нет, если вы имеете в виду то, что было раньше, то это нет, это да… - Денис физически почувствовал, как наполнявшая его уверенность разом куда-то испарилась. - Я исключительно по вопросу последней страховки.
        - На предмет той милой девушки, не вспомню, как ее зовут…
        - Именно ее. Я насчет Софии, - Денис приподнялся в кресле, но наткнулся на холодный взгляд владельца агентства и сразу сел. - Вот у меня договор имеется. Предмет страхования… так… здесь указано… словом, она должна была стать моей. Я ради этого кредит взял, новый дом заложил (хорошо хоть банк удачно сгорел…), а что я получил взамен? Сегодня смотрю - прогуливаются, вдвоем… с Вадимом…
        Улыбка в глазах Иллариона Карловича погасла, будто выключилась. Похоже, новость его расстроила. Точно как и недавно Денис, он поднялся, внимательно посмотрел на посетителя, заставив того вжаться в кресло, нервно прошелся за его спиной. В одну сторону, в другую. Минута прошла, он вернул на лицо маску спокойствия, подошел к своему креслу, сел. Взглянул в лицо посетителя, как мог равнодушно пожал плечами.
        - Вы на дату договора внимание обращаете? На сроки? Сколько времени прошло? Три дня, нет? Четыре! - глаза Иллариона Карловича снова смеялись вовсю. - А учитывая то, что срок страховки составляет две недели, ждать вам еще Денис Евгеньевич…
        - Но ведь в прошлый раз все было гораздо быстрее! И позапрошлый…
        - Вы обратили внимание на очередь у нашего заведения? Это хорошо. А вам не показалось, что посетителей заметно прибавилось?
        - Да, но ведь вы не занимаетесь тем, что желания исполняете, или я что-то путаю… - пробормотал Денис. - Причем тогда одно к другому?
        Илларион Карлович весело захохотал.
        - А ведь так и есть! Как вы меня половили! Даже сразу и не придумаешь что ответить. Скажу просто - между количеством подписанных договоров и скоростью, с которой сбываются желания, существует определенная связь. Нет, вам о ней знать необязательно. Просто верьте в то, что ваша мечта скоро воплотится в реальность. Верьте и все. В крайнем случае (более чем убежден - этого не случится) вы получите страховку. Тоже плюс - рассчитаетесь с долгами. Кстати, я бы на вашем месте подумал, а не лучший ли это выход.
        - Но Вадим…
        - А еще верьте в то, что дело вовсе не в вашем друге, - Илларион Карлович протянул руку Денису, намекая на то, что разговор окончен. Тот пожал протянутую ладонь, тяжело передвигая ноги, направился к выходу.
        - Как минимум, не только в нем, - шепотом добавил страховщик, глядя вслед уходящему посетителю.
        Сам особо не понимая в чем причина, Денис остро почувствовал обиду. В тот момент он ощущал себя человеком, которого обманули самым бессовестным образом и не просто обманули, а еще и посмеялись над его бессилием. Эти два далеко не самые приятные ощущения: обида и обман, перемешались в нем, сплелись, слились в подлинное негодование, которое клокочущей лавой пузырилось где-то в глубине подсознания.
        Ощущение собственного бессилия обострило чувства. Особенно слух. С каждым шагом пройденным по занавешенному тканью коридору его голова наполнялась размеренным гулом множеством голосов множества людей, скрывающихся за занавесками. Они звучали в ней, звенели отголосками чужих мечтаний…
        Уже подходя к двери, средь монотонного гула, наполнявшего просторное помещение, ему удалось выделить один голос. Женский, визгливый, пронзительный. Скрытая тканевой стеной, посетительница размеренно, будто умудренный опытом педагог, отчитывающий школьника, выказывала свое недовольство. Обстоятельно, конкретно, раскладывая все по полочкам. Полностью ее слов расслышать не удалось, но небольшая часть монолога достигла-таки ушей Дениса и глубоко засела в его сознании.
        - … это только по первому пункту, честно говоря, не очень меня волнующему. Далее, я ясно высказалась - хочу нормальной жизни. Так и написано - муж, любовник. Чтоб они оба были моими. А что получилось? Муж с любовником вдвоем водку пьют и ни тот ни другой на меня внимания не обращает. Разве только приготовить что-нибудь требуют, чтоб закусить…
        Первым делом Денис мысленно посмеялся над незамысловатой женской фантазией, а после серьезно задумался. Ведь о чем бы ни мечтала неизвестная, ее, точно как и его самого, попросту обманули. Более того, он, она, они, они не одиноки! Наверняка наберется еще не один десяток подобных случаев…
        «А что это значит? - подумал Денис и тут-таки сам себе ответил: - Значит надо разбираться! Объединяться надо и сообща отстаивать свои права. Нельзя спускать все на тормозах! Никому того не может быть позволено, чтоб так издеваться над живыми людьми. Никому! Даже этому… Карловичу… особенно ему».
        Убедившись в правильности мысли, что так удачно посетила его, Денис пулей вылетел из офиса страхового агентства, ледоколом в ледовом поле прошел сквозь толпу, остановился у ближайшего дерева с таким расчетом, чтобы видеть каждого, кто выходит из агентства и принялся ждать. Для начала ту женщину, у которой отобрали две величайшие ценности в жизни: мужа и любовника. Почему-то Денис был твердо уверен в том, что он ее узнает. Обязательно узнает. Пусть она только покажется…
        37. Город в предчувствии перемен
        Леночка проследила за тем, как санитары выносят носилки с лежащим на них другом и соседом Сашей. Тот на нее не смотрел, да он вообще ни на что не реагировал. Его пустые погасшие глаза уставились в пустоту, в пространство, а то и вовсе в вечность, но не видели даже ее…
        Почувствовав на себе плотоядные взгляды санитаров, Лена вдруг вспомнила, что все ее одеяние составляет совершенно прозрачный халатик, под которым вообще ничего нет … из одежды. На мгновение она смутилась, но лишь на мгновение. «А что, да пусть себе смотрят, меня не убудет, - она мысленно пожала плечами. - Вопрос не в этом, в другом он, а именно - что делать?! Думать надо, вот только что тут придумаешь».
        - Вы его родственница? - ворвался в неторопливые мысли голос врача - пожилой женщины в безобразных очках с толстыми стеклами, обрамленными роговой оправой.
        - Я? - вздрогнула Леночка.
        - Вы, - женщина в белом халате кивнула, укоризненно покачала головой, продолжая внимательно рассматривать девушку.
        - Я? Нет! - встрепенулась та. - Я соседка. А у него вообще никого из родных нет. Во всяком случае, в нашем городке.
        - Понятно, - врач кивнула и отвернулась. - Судя по всему, вы друзья.
        - Ну да, - Леночка пожала плечами.
        - Если так, то вы сможете ему помочь?
        - Не знаю, а чем именно, что надо сделать?
        - Нужно съездить с нами в больницу. Там уже разберетесь, возможно, придется что-то из вещей привезти, лекарства купить. Сможете?
        - Конечно! - неожиданно для самой себя согласилась девушка.
        - Вот и хорошо. Только вы все-таки оденьтесь, если вас не затруднит!
        - Сейчас, я быстренько…
        Пробегая мимо зеркала, Леночка вдруг опомнилась. Она удивленно взглянула на себя, отражающуюся в его глубине. Повернулась одним боком, другим. Засмотрелась на слегка прикрытые прозрачной тканью прелестные формы. Представила себя на месте санитаров, которые впервые увидели ее… всю из себя такую… хихикнула. Отошла в дальний угол, опустилась в кресло и попыталась вспомнить, куда спешила, с какой целью и еще, почему на ней до сих пор из одежды один только халат. Идей не было, тогда она тяжело вздохнула и отвела глаза от своего отражения. В один момент все переменилось. Она вспомнила! Ей захотелось быть рядом с Сашей, заботиться о нем, сейчас, в тот же миг, не откладывая, ведь она ему так нужна.
        Облачившись в коротенькое платьице, Леночка снова повернулась к зеркалу. Засмотрелась на себя, забыла куда спешила…
        - А ведь для кого-то же я так вырядилась! - она лучезарно улыбнулась, равнодушно пожимая плечами. - Рассеянная я какая-то сегодня. Нет, точно для кого-то я надела это платье. Уверена, он того не заслуживает, или все-таки я неправа?
        Стоило отойти на шаг от зеркала, все вернулось на круги своя. Она бросилась к выходу и, громко цокая каблучками, устремилась вниз по лестнице, вскочила в «Скорую», успев поймать расстроенные взгляды здоровяков в халатах. Наверняка в утреннем наряде она им больше нравилась. Но это уже не ее проблемы.
        Не прошло и получаса, как по длинным коридорам больницы сломя голову носилась стройная блондинка в коротком платье, держа в руках длинный список того, что надо купить. Она металась от одной аптеки до другой, спешила, искренне радовалась своей нечаянной занятости, удивляясь самой себе лишь в те редкие моменты, когда на нее поглядывало ее отражение. Нечеткое, мутное, оно формировалось в глубине удивительно чистых стекол. Терялась она в такие моменты, поражалась сама себе, но длилось это лишь пару мгновений.
        Вернувшись в палату, Лена чуть не сбила с ног прогуливающегося между коек мужчину. Лицо пациента показалось ей знакомым, вот только вспомнить где она его видела, когда, да и видела ли вообще, ей не удалось. Собственно, не очень-то хотелось. Она ведь точно знала, единственное, чем ей полагается заниматься, это заботиться о друге, правда, не совсем понятно почему…
        - Здравствуйте! - выпалила она, обегая человека с повязкой на голове.
        Тот промолчал, только кивнул, медленно, неспешно. Казалось, боялся он, что голова, которая держалась исключительно благодаря плотно намотанному бинту, расшатается и упадет.
        - Значит так, - бодро начала девушка, присев на постель рядом с соседом, которому посчастливилось стать ее подопечным, - все, что мне написали, я купила. Смотри, тут перчаток целых пять пар, представляешь, пять пар! У меня на всю зиму только три припасено, а тут целых пять! Ну, это не интересно, тут таблетки какие-то разноцветные, вкусные или нет, не скажу, не пробовала. Еще скляночки разные, бутылочки, а это и вовсе целая бутылка, так и тянет вынуть пробку, проверить что там…
        - Привет выздоравливающим! - шепотом воскликнул молодой паренек, одетый в полицейскую форму с погонами лейтенанта, поверх которой небрежно наброшен белый халат. Он кивнул человеку с замотанной головой, вскользь взглянул на лежащего неподвижно Сашу, оценивающе посмотрел на его «сиделку», та тут-таки ответила взаимностью. Пристального внимания к себе молодой полицейский не выдержал, он быстро отвел глаза, повернулся к пациенту с головой в бинтах. Смущенно прокашлялся. - Я к вам Александр Александрович. Давайте присядем.
        Тот кивнул в сторону постели, сел сам.
        - Вам знаком это человек? - полицейский извлек из кармана мятую фотографию.
        - Да. Видел однажды. Как его? То ли Павлуша, то ли Петруша. На поминках выступал недавно…
        - Точно. А больше нигде вы его не встречали?
        - Не знаю, - равнодушно пожал плечами Сан Саныч. - Может, когда-то и пересекались, но я на него внимания не обращал. Нужен он мне! А к чему вопрос?
        - К тому, что именно он вас в больницу определил. Именно он вас тогда в подполе дубинкой ударил.
        - Нет, подождите, я ведь уже все честно вам рассказал. Я старика видел. Да точно старика! Даже больше, он на Григория Ивановича страшно похож был. Я когда его разглядел, так руки и опустились. Поверьте, я далек от всякого там мракобесия и суеверий, но подобная картина…
        - Тогда взгляните вот на это фото, - полицейский передал дальнобойщику телефон. На его экране красовалась фотография пожилого мужчины с удивительно молодыми глазами.
        - Точно он, - Саныч вздрогнул. - Он тогда меня в подвале! Ага, еще и фонариком свое лицо подсветил, снизу так…
        - Да! Такой если приснится, нескоро забудешь, - послышался тихий вкрадчивый шепот. Леночка, съедаемая исконно женским любопытством, подкралась сзади и через плечо полицейского смотрела на фото.
        - Вы его встречали? - паренек в форме внимательно вгляделся в большие глаза девушки.
        - Нет, что вы! А он кто, какой-нибудь маньяк?
        - Не совсем. Всего лишь мелкий воришка.
        - Ничего себе мелкий! - возмутился Саныч. - Так по голове стукнул, ни лечь тебе, ни встать. Сажать таких надо, сразу и на пожизненное!
        - Подождите, - отмахнулся от него полицейский и повернулся к девушке. Она отразилась в его глазах, увидела свое отражение и снова потерялась. Нахлынула растерянность, не понимала она, где находится, что делает… - Он действительно вор. Только весьма изобретательный. Представляете, узнал, где старик прячет деньги. Покойный тайник себе устроил, в смысле, когда еще жив был. Ничего оригинального, просто стеклянная банка в подвале. Так вот, друг наш Петруша после смерти деда забрался в погреб, но на всякий случай, чтобы его не опознали, под покойного загримировался! Цирк! Ну, или театр, это как минимум…
        - Какая интересная у вас работа! - девушка часто замигала глазами. - А еще опасная. Мне кажется, вы очень смелый человек!
        - Есть немного, - смутился полицейский и скромно опустил глаза. Девушка вздрогнула, резко повернулась к Саше. Снова все вспомнила. - А я вот соседу помогаю. Такой молодой, а вдруг что-то стряслось и вот он в больнице. Лежит, даже не двигается. Жуть!
        - Да, экология, все такое. Знаете, а я ведь в больницу не только по делу зашел. В соседнем отделении друг мой лежит и коллега. Точно как и в вашем случае, молодой, здоровый, а вдруг раз - сердце! Сейчас с бумагами разберусь и сразу к нему.
        - Ой, а можно и я с сами! Он ведь наверняка, как и вы, сильный, смелый, - взгляд девушки снова встретился со своим отражением.
        - Пожалуй, не такой как я, он в дорожной инспекции служит, но если хотите…
        - Так это, а как же я? - Саныч нетерпеливо заерзал на постели.
        - Ну, если очень хотите, можете и вы с нами, - Леночка не отводила глаз от молодого полицейского.
        - Да очень мне надо больных разглядывать! Я и сам, как несложно заметить, не очень здоров. Что с моим делом?
        - С вашим делом? - удивленно спросил полицейский и вздрогнул. - Ах, да! Все с вашим делом нормально. Преступник задержан, дает показания.
        - А что с украденными деньгами?
        - Они ваши. Все, за исключением тысячи. Погулять успел «артист» пока его не задержали. Позже составим протокол и на эту сумму, хотя, доказать то, что она вообще была… не знаю… - он повернулся к девушке. - Вы не передумали?
        - Нет, - Леночка облизала кончиком языка губы и густо покраснела.
        - Вот и хорошо, идемте! А вы Сан Саныч выздоравливайте и милости просим! Зайдите в участок, бумаги заполните и можете забирать свое наследство…
        ***
        Лениво переваливаясь со ступеньки на ступеньку, Виталий Петрович спустился на первый этаж, толкнул входную дверь, вышел из подъезда. Мрачно осмотрел двор, вплотную заставленный новенькими автомобилями всех моделей и расцветок, задержал взгляд на белом внедорожнике - машине покойной жены, пожалуй, самой скромной из тех, что стояли в пределах его видимости. Направился к ней. Коснулся ручки двери, но внезапно раздумал, повернулся и пошел пешком. Прочь из дому, прямо, куда глаза глядят…
        Не дойдя сотню метров до исполкома, движимый секундным порывом, он свернул в ближайший переулок. Вышел на параллельную улицу и, пробираясь между автомобилей, что надрывно рычали двигателями, сигналили или просто стояли, мешая проехать другим, направился на противоположный конец городка. Туда, где в районе, что именовался в народе «Поле чудес», располагался его недавно достроенный особняк.
        Спешить было некуда. Шел он медленно, вяло передвигал ноги, рассеянно поглядывал по сторонам. Не интересовали его проезжающие мимо машины, не слышал он частых приветствий, вылетающих из их раскрытых окон. Его вообще мало что интересовало этим утром. Разве что ответ на риторический вопрос - куда делось его некогда приличное настроение!
        Ответа не было, да и ладно. Ведь не ответы он искал, он просто шел, с каждым шагом все сильнее удаляясь от реальности, все глубже уходя в себя.
        Внезапно он очнулся. Способствовал тому камешек, который неудачно подвернулся под ноги мэру. Виталлий Петрович чертыхнулся, вздрогнул и удивленно огляделся. Посмотрел вперед, на узкую улочку, петляющую между аккуратными новенькими и не очень домиками. Оглянулся назад. Медленно пожал плечами.
        То, что видели глаза, было неправильно, нелогично и вообще не вписывалось ни в какие рамки здравого смысла…
        Быстрым шагом, походкой человека, который не просто спешит, а уже практически опоздал, мэр направился к ближайшему перекрестку. Остановился на углу, чудом увернулся от пролетающей мимо машины, инстинктивно отскочил в сторону, споткнулся, помрачнел сильнее. Причина внезапно изменившегося поведения градоначальника была в самом буквальном смысле под ногами. Ней был асфальт. Именно так, улица, названная в честь уважаемого поэта, радовала глаз свежим и качественным на вид покрытием. На матовом же черном фоне удивительно эффектно смотрелись снежно-белые линии разметки…
        - Нет, ну это еще куда ни шло, - путано размышлял мэр, - это не какая-нибудь рядовая улица, это улица имени самого Тараса Шевченко! Конечно, могли средства выделить из области, плюс меценаты какие-нибудь подсуетились, очередная годовщина скоро… осенью… или все-таки весной? Не знаю. Не помню. Неважно. Важно то, что асфальт положили без моего ведома, и, что особенно удручает, без моего участия! И ведь ладно бы только улицу Шевченко заасфальтировали, но тот переулочек, по которому я только что шел, это даже и не улица, даже и не имени поэта, это просто переулок. Кузнечный! Да пусть хоть всемирный день кузнеца решат отметить съездом железных дел мастеров со всего света в моем родном Староукраинске, даже и тогда никто ним заниматься не станет…
        В тот же миг мысли мэра из буквенной плоскости перетекли в плоскость числовую. В голове градоначальника весело забегали циферки, складываясь в сумму упущенной прибыли. Еще бы, ведь будь асфальт уложен «правильно» и с его участием, так с одной только улицы Шевченко доход составил бы…
        - Виталий Петрович с добрым утречком! - из совершенно новой на вид ярко-красной «Копейки» выглянуло добродушное лицо старичка. Тот поклонился настолько низко, насколько позволяло сидячее его положение. Он смешно крякнул и подмигнул градоначальнику. - Скажу вам просто как на духу, честно скажу, на выборах я голосовал не за вас. Бес попутал. Но теперь я кардинально изменил свое мнение. Вы без преувеличения лучший мэр за всю историю нашего городка! Сколько на свете живу, такого не видел, чтобы первый человек города мало того, что порядок на дорогах навел, асфальт положил, так еще и сам лично ходил качество проверял. Это же просто… вовремя. Просто вовремя! Видели, как я старушку свою обновил. Куколка! Совсем как тридцать пять лет назад выглядит, когда я ее только купил…
        Позади словоохотливого старичка с его новой «Копейкой» выстроилась колонна автотранспорта. Кто-то из задних рядов не выдержал, вдавил кнопку звукового сигнала. Ему вторили остальные.
        - Вот молодежь! Все спешат, спешат, ни тебе поговорить, ни послушать умного человека… - старичок еще раз кивнул, теперь уже на прощанье и «Копейка» покатила дальше.
        Плотный строй автомобилей проследовал мимо мэра, каждая из машин сигналила, из окон каждой из них выглядывал благодарный водитель. Все улыбались, вот только Виталию Петровичу было не до смеха. Он прекрасно понимал - его обманули. Мимо него прошел не один миллион бюджетных средств, а в кармане не задержалось ни копейки. Как тут не впасть в отчаянье?!
        - Не понимаю, каким образом все это провернули без меня, но я обязательно разберусь. Для начала поговорю с районным начальством. Узнаю, уж не их ли работа?! Уж не обнаглели ли они… - будто в ответ на мысли, высказанные вслух, зазвонил телефон. - А это очень кстати, ой как кстати! Владимир Демьянович, а я ведь хотел с вами пообщаться, да чтоб без свидетелей. Что?! В «Олимпе» через час? Очень хорошо. Буду, обязательно буду!
        Виталий Петрович покрутил в руках телефон и рассеянно огляделся. Не понравился ему голос главы района, ведь звучали в нем точно такие же нотки, что слышались и в словах самого мэра. Это наводило на размышления, заставляло задуматься, а подумать надо было о многом.
        Совершенно неожиданно воображение Виталия Петровича нарисовало знакомую картину, вид, что открывался с крыльца бывшего кинотеатра. Каштаны по обеим сторонам бывшей улицы Ленина. Сияющее витринами здание страхового агентства на противоположной стороне и чуточку по диагонали. Люди, много людей…
        «Нет, бессмыслица какая-то! - попытался заглушить пробивающуюся мысль мэр. - Кто-то вот так запросто отдал свои деньги и лишь для того, чтобы сбылась мечта о хороших дорогах? Ладно, у себя во дворе покрытие обновить, ну на своей улице, но чтоб во всем городе! Нет, в жизни не поверю. Это же не для себя, это для всех! Нет, не верю, да никогда и не поверю…». Виталий Петрович хихикнул, махнул рукой, повернулся и, нервно посмеиваясь, направился в сторону центра.
        38. Когда перемены не радуют…
        Вечер опускался на город. Казалось, час заката - лучшее время для того, чтобы вернувшись в свой дом после долгого трудового дня прилечь на диван, включить телевизор, отдохнуть. Так оно есть, но это был не обычный вечер и дело даже не в том, что трудовые будни давно сменились изрядно затянувшимся празднованием.
        В тот час дома никому не сиделось. Центр города выглядел так, будто все до последнего местные жители высыпали на улицу. Толпами они бродили по тротуарам. На редкость упорядоченное движение: шли в одну сторону, проходили несколько кварталов, останавливались, разворачивались, возвращались обратно. Снова поворачивались, снова двигались все тем же маршрутом. Непонятное действо, странное шествие. Но вовсе не это обстоятельство (что тут такого, ну гуляют люди, только и всего!) пробуждало беспокойство, не это давило на психику, хуже всего была тишина. Подлинная, густая, звенящая. Ни звука, ни слова лишь шарканье ног да шелест одежды. Гуляющие, все без исключения, двигались в полном молчании, будто никто не решался нарушить священное безмолвие. Тягостно, гнетуще, но и это еще не все, самым страшным на общем унылом фоне были взгляды - мрачные, в них злоба, зависть, в них угроза.
        Пустые глаза, угрюмые лица, лишенные каких-либо эмоций, тишина, атмосфера наэлектризованности - все это окончательно задавило остатки до недавно еще более или менее приличного настроения бывшего директора почты Павла Андреевича. Пожалуй, при других обстоятельствах, в другой раз, в другой день, он бы сразу повернул обратно. Поднялся бы на второй этаж, зашел в свою квартиру, запер за собой дверь, возможно, даже тумбочку какую-нибудь пододвинул, чтоб забаррикадироваться, скрыться от этих мрачных людей со злобными их лицами. Возможно, но так было бы в другой раз. В тот же вечер он вышел не просто так…
        Тот день был особенным. Иначе и не скажешь! Ведь сразу после передобеденной прогулки он порадовал Павла Андреевича отличной новостью - здоровье его жены не вызывало опасений, более того, ее собирались выписывать. Уже одного этого было достаточно, чтобы день стал удачным, но была и вторая весть, не менее приятная. Нею стал звонок сына. Совершенно неожиданно тот предложил родителям некоторое время пожить у него. Честно говоря, все это далеко не так бескорыстно - он с женой вынужден был на несколько месяцев уехать за границу, некому было присмотреть за маленьким сынишкой, но и это тоже неплохо! Мало того, что появилась возможность побыть рядом с внуком, которого видели несколько раз в году, так это еще и шанс пожить вдалеке от родного городка, который, как минимум, в глазах Павла Андреевича, планомерно погружался в подлинный мрак безумства.
        Все это вместе взятое заметно подняло настроение, тогда, днем, а позже и вовсе погнало из дому, вывело на вечернюю прогулку. Как-то ни с того, ни с сего молодой пенсионер решил пройтись, прогуляться напоследок, посмотреть, что да как. Запечатлеть городок в своей памяти, чтобы на следующее утро покинуть его, как минимум, на пару месяцев…
        Очень скоро мрачные лица и злобные взгляды отошли на второй план, а мгновение спустя и вовсе забылись. Павел Андреевич остановился и удивленно посмотрел по сторонам.
        Центра города, того, который он помнил до мелочей, попросту не было. Изменилось все до неузнаваемости и изменилось далеко не в лучшую сторону. Прежде всего, его родная почта. Она не исчезла, нет, осталась там, где и располагалась ранее, но, судя по обилию всевозможных ярких вывесок, облепивших фасад, теперь ютилась в одной маленькой комнатке. Прочие же помещения заняли местные бизнесмены. Окна превратились в двери, на втором этаже выходящие буквально в пустоту. Над дверями и возле них появились вывески. Все там было: салон оператора мобильной связи и сразу два магазина, предлагающих пластиковые окна; над ними расположился адвокат с непроизносимой фамилией, по соседству с ним парикмахерская, делившая одно помещение с кофейней…
        Подобные метаморфозы произошли и с другими соседними зданиями. К примеру, старый добрый «Детский мир». Создавалось впечатление, что его сплющили. Сжали с боков и исключительно для того, чтобы втиснуть с одной стороны булочную, а с другой пристроить офис с малопонятной простому человеку вывеской «Консалтинговая фирма «Криворучко и Ко». Примерно такие же метаморфозы произошли и с расположенной на противоположной стороне дороги «Аптекой». Правда, ее ширина осталась без изменения, но заметно уменьшилась высота. Сдавили ее, будто прижали чем-то тяжелым, а в сэкономленное пространство втиснули еще один, также сплющенный и чуточку кривой дополнительный этаж. Смешно получилось, а то и вовсе глупо.
        Магазин компьютерных запчастей, что стоял по соседству с «Аптекой», попросту исчез. Бесследно, будто и не было его никогда. На его месте выросло новое сооружение более всего напоминающее большой кирпичный киоск, судя по витринам и ярким наклейках на них, торгующий какой-то бытовой химией.
        Комплекс зданий, занимавший без малого половину следующего квартала, сохранился. Не поменялся он внешне, да и целевое назначение не претерпело изменений. Как и раньше в просторных помещениях находилось учебное заведение. Казалось, все по-прежнему, но если внимательнее присмотреться, становилось понятно, что теперь там будут учиться дети далеко не «среднестатистических» родителей. Все на это намекало: обновленный фасад, новые окна, яркие вывески. Особенно вывески. На боковой стене, занимая чуть не всю ее площадь, висел баннер: «Элитная гимназия Павловская, основана в 1754 году», а ниже, будто приписку, прилепили девиз весьма сомнительного содержания: «Мы обучим ваших детей согласно нашим стандартам!». Подчеркивала статус заведения и высокая ограда кованого железа, и такие же мастерски выкованные ворота с огромным навесным замком, что преграждал путь к знаниям…
        Краем глаза Павел Андреевич взглянул на то, во что превратился расположенный на противоположной стороне дворец культуры с гордым названием «Юбилейный». Укоризненно покачал головой. Попытался понять, кто это придумал, что его, неизвестного, к этому подвигло! К чему это нагромождение комнат, хаотично наставленных одна на другую, прилепленных на стены со всех сторон? Косо, криво, будто неизвестный зодчий ставил кубики-комнаты одна на другую, проверяя, не упадут ли они?!
        Молодой пенсионер окончательно расстроился, отвернулся. Взглянул на людей с мрачными лицами, высоко поднял правую руку, резко ее опустил.
        - Не понимаю я! - вслух произнес он, чем привлек к себе множество злобно-испуганных взглядов прохожих. Покачал головой. - Да и ладно. Одна радость - завтра уезжаю. А там, как у пожарных, гори оно все…
        39. В воздухе пахнет грозой
        - Лариска! - вылетело из открытых дверей спальни. - Лариска!
        Глухой с хрипотцой голос Миши поплутал, перетекая из комнаты в комнату, и затих, растворяясь в безмолвии пустых помещений.
        - Лариска, где тебя черти носят? - вслед за собственным голосом из спальни вышел и Миша. Походкой зайца из детского утренника, смешно подпрыгивая и размеренно качая головой, он поковылял в сторону кухни.
        На полпути остановился. Повернулся к зеркалу. Посмотрел на себя, отраженного в его глубине, помятого опухшего, с взъерошенными волосами, одетого в наполовину спущенные «семейные» трусы. Вгляделся в синяки под глазами, потрогал пальцами трехдневную щетину, мрачно покачал головой.
        - Насмотришься на «такое» - пить бросишь, - прошептал он и снова крикнул: - Лариска! Есть у нас чего-нибудь, чтоб опохмелиться? Где водка? В крайнем случае, рассол…
        Ответа не последовало. Миша помрачнел сильнее. Толкнул дверь кухни, заглянул внутрь. Никого. Зашел. Открыл холодильник. Ничего. Коротко подытожил:
        - Ни жены, ни выпивки, ни завтрака. Вот же…
        - Ты чего орешь? Спать мешаешь, - вслед за хозяином из спальни выбралась точная его копия, только в мешковатых штанах, смешно покачивающихся на полосатых подтяжках. - Слушай, а у тебя что-нибудь осталось?
        Вместо ответа Миша широко развел руками.
        - Жаль! Было бы очень даже неплохо… - расстроился Сергей Семенович. - У меня тоже пусто, вчера с тобой последние запасы уничтожили. Что же делать?
        - Ехать надо, - кивнул головой Миша. - Добывать надо! В центр. Только для начала было бы неплохо привести себя в божеский вид. Пусть хоть умыться. Я скоро!
        Он скрылся в душевой кабинке, послышался шелест падающих капель, сопровождаемый отборным матом.
        Скоро шум воды прекратился, еще минута и стихли эмоции хозяина, порожденные утренним душем. Распахнулась стеклянная дверь, Миша выбрался из кабинки, мокрый, сердитый, но уже гораздо больше похожий на человека. Кивнул Сергею, дескать, ты следующий и, продолжая невнятно бормотать, часто вспоминая жену и ближайших ее родственников в особенности по женской линии, принялся бродить по комнатам, заглядывать в шкафы и тумбочки в поисках чего-нибудь, во что можно было бы одеться.
        Спустя полчаса, видавшая много чего на своем веку «Нива», преодолев заторы и пробки новоявленного мегаполиса, вырулила на тротуар у бывшего кинотеатра. С трудом вписавшись в узкий просвет между стоящих в полном беспорядке машин, Миша припарковался. Осторожно приоткрыл дверь, стараясь не поцарапать новенькую красного цвета спортивную машинку, ступил на тротуар. Мрачным взором окинул стихийную парковку дорогих иномарок, затесавшуюся между ними свою «старушку», печально пожал плечами.
        - Серега, не знаю, как ты, а я ровным счетом ничего не понимаю, это что же такое получается, пока мы выпивали, весь город разом разбогател?! - Он отмахнулся от тщетно пытавшегося внятно сформулировать витиеватую мысль товарища. - Не напрягайся, вижу говорить тебе трудно, но это ничего, сейчас быстро здоровье поправим. Начнем с пива?
        Восприняв молчание как знак согласия, он направился к входу в бар. На верхней ступеньке задержался, подождал Сергея. Уже вдвоем они шагнули в темноту и прохладу питейного заведения. Далеко идти не стали, «приземлились» за ближайшим от входа столиком.
        - Чего желаете? - тут-таки возле них материализовалась симпатичная, увешенная золотыми украшениями, не хуже новогодней елки в доме профессионального депутата, официантка. В одной руке она держала меню, пальцами другой теребила брелок с ключами от автомобиля.
        - Пива нам, два, - выдохнул Миша.
        - И все? - расстроилась девушка.
        - Это для того, чтобы мы говорить начали, и думать, а уж после…
        - Ладно, - официантка пожала плечами и направилась к стойке.
        - Еще и зарплату официантам подняли, - скривился Миша, - или чаевые так выросли? Та машинка, у которой я пристроился, она ведь ее! Странности какие-то творятся вокруг!
        Неподалеку от того места, где восстанавливали силы Сергей Семенович с Мишей, из дверей уже известного на всю округу агентства, вышла Лариса Павловна. Внутри нее полыхала, разгораясь все ярче, бессильная злоба. Росло ощущение того, как мечта, что уже почти сбылась, уходит, теряется в пространстве, с ним росло и понимание того, что бороться с переменами не в ее силах. Все это множилось, ширилось, задавливая остатки настроения.
        В тот момент, когда она оказалась на недавно выложенном плиткой, но уже изрядно избитом, ввиду постоянного движения народа, тротуаре индикатор на двери вспыхнул зеленым светом. Толпа пришла в движение и приливной волной хлынула к дверям, Ларису сбили с ног, несколько человек споткнулись об нее, кто-то упал рядом. Подобные мелочи никого не беспокоили, тут не до любезностей, все точно знали - надо успеть пока приглашают, иначе придется стоять и стоять…
        Чьи-то руки схватили ее за предплечье. Незнакомец оттолкнул напиравшего толстяка, тот кубарем покатился по тротуару, сбивая с ног людей, как кегли в кегельбане.
        - Спасибо! - тяжело дыша, выдавила из себя Лариса, она наклонились, чтоб поднять сумочку, пошатнулась.
        - Вы только не падайте, - подхватил ее Денис, - здесь же одни звери вокруг. Затопчут и фамилию не спросят. Давайте отойдем в сторонку. Хотелось бы поговорить. Вы…
        - Лариса Павловна, Лариса, - прошептала она. Улыбнулась, оценивающе осмотрела молодого и довольно-таки привлекательного парня. Чуть заметно кивнула, пошла вперед, остановилась перед недавно обновленной скамейкой.
        - Присядем?
        - Да, пожалуй, - Денис сел, повернулся к Ларисе. - Вы только поймите меня правильно, я не подслушивал, просто так получилось, что выходя из агентства, мне довелось услышать обрывок вашего разговора с их сотрудником…
        - С Илларионом Карловичем?
        - Нет, не с ним, с другим, хотя голос…
        - Да он это был, точно он, но в чем суть вопроса?
        - Исключительно краем уха я слышал вашу беседу. Словом, у меня сложилось впечатление, будто бы вас, точно как и меня, обманули. Насколько я понял, ваша мечта не сбылась, но и выплату вы не получили?
        - Это не совсем мечта, - мгновенно покраснела Лариса, - да и вас, молодой человек, она не касается.
        - Точно так! - в знак примирения, Денис поднял обе руки. - Никоим образом! Не мое это дело, но я ведь не об этом говорю! Я о том, что меня, вас и еще многих людей попросту обманули. Вот в чем проблема! Нельзя допускать подобного к себе отношения. Или я не прав?
        - Возможно, но что вы предлагаете?
        - Мы просто обязаны навести порядок в своем городе! Для начала собрать недовольных клиентов агентства…
        - Как же мы их собирать будем? Каждого останавливать?
        - Нет. Достаточно просто посмотреть на выражение лиц тех, кто выходит. Довольных клиентов видно за километр - они буквально светятся от счастья. Кстати, посмотрите на того парня. Светловолосый, высокий, худой. Стоит по стойке «смирно», головой вертит. Военный или полицейский. С военными у нас туговато, ни одной действующей войсковой части в округе нет, значит, полицейский. Сейчас мы с ним и поговорим, - Денис подскочил и замахал руками. - Да, вы, подойдите, будьте так любезны…
        - Ну, чего тебе? - «худой» мрачно смерил взглядом Дениса, присмотрелся внимательнее, кивнул. - Вспомнил, Денис из «Авто-Мира». Так чего ты хотел?
        - Тут такое дело, нас, вот меня лично, Ларису Павловну, обманули…
        - Это не ко мне. Я из дорожной инспекции. Вам к участковому для начала, а уже после…
        - Нет, вы не поняли, простите, не вспомню, как вас зовут…
        - Сержант Осадчук… Витя…
        - Так вот, Виктор, суть вопроса в том, что это заведение занимается исключительно тем, что обманывает своих клиентов!
        Сержант внимательно посмотрел на Дениса, на его спутницу, медленно кивнул, будто размышляя, затем кивнул еще раз, еще и еще…
        - А ведь точно! Я с ними там пообщался, вышел и все не мог отделаться от жутко-отвратительного ощущения. Меня просто выворачивало, но я не понимал, в чем причина, - Осадчук мрачно усмехнулся. - Представьте только, зашел я к ним чуть больше недели назад. Безо всякой цели зашел. Кофе угостили. Пообщался я с их директором на отвлеченные темы и вдруг он мне говорит, мол, с сердцем у вас проблемы, нелишним было бы застраховаться. А я, честное слово, никогда и не знал, где оно, это сердце находится! В тот же момент все переменилось, как только он это сказал, так прихватило, еле до больницы довезли. Неделю лежу, а лучше не становится, деньги уходят, здоровья не прибавляется. Собрал я последние силы, прибавил к ним последние сбережения, пришел, заключил договор, вышел на крыльцо и все, боли, как ни бывало…
        - Вот! - воскликнул Денис. - Я об этом и говорю! Так неужели вы, как служитель закона, оставите безнаказанным подобное деяние?!
        Сержант Осадчук мигнул глазами и неуверенно произнес:
        - Нет, скорее всего. Думаю, надо сообщить… не знаю точно, куда и кому, в прокуратуру, вероятно… там помогут.
        - В какую еще прокуратуру! - возмутилась Лариса. - Что они сделают? Скажут, мол, документы в порядке, контора работает легально, все такое. И вообще, я не удивлюсь, если они в сговоре!
        - Согласен! - кивнул Денис. - Надо самим бороться за свои права. На этом вопиющем факте мы должны сплотить общественность, собрать единомышленников…
        - Я не понял! Лариска! Ты что здесь делаешь? - на обочине остановилась «Нива». Из окна выглянуло раскрасневшееся лицо изрядно «поправившего здоровье» Миши. Рядом с ним, разлегшись на пассажирском сиденье, громко храпел Сергей Семенович. - Мы, значит, тебя по всему городу разыскиваем, а ты на лавочке рассиживаешься! Ой, сержант, здрасьте…
        Осадчук мрачно кивнул, окинул взглядом машину, буквально просветил насквозь пьяного водителя. Встроенный в каждого толкового сотрудника дорожной инспекции калькулятор тут-таки выдал сумму возможной прибыли. Расчеты сержанта моментально передались Мише по каналам мыслительной связи, тот вздрогнул, открыл дверь, вышел.
        - Я не ехал…
        - А я не на службе… - прогоняя назойливую мысль о живых деньгах с легким запахом «перегара», кивнул Осадчук. - Но могу найти того, кто на службе…
        - Резонно, - склонил голову Миша. - Ситуация, можно сказать, не в мою пользу. Какой выход?
        - Скажи мне только честно, вот тебе нравится то, что происходит? - вклинилась в бессмысленную беседу водителя и гаишника Лариса.
        - Нет! А что происходит?
        - Тут людей обманывают, - ответил Осадчук. - Самым, что называется, бессовестным образом. Отнимают у клиентов деньги, да еще и на вполне себе законных основаниях!
        - Точно, обманывают! Вот и меня недавно… - внезапно проснулся Сергей, он наткнулся на пронзительный взгляд Ларисы и тут-таки зашелся кашлем.
        - Верю! Вот до чего человека довели, - Миша обошел вокруг машины, открыл пассажирскую дверь и изо всей силы ударил товарища по шее, - словом подавился! Нет, нельзя подобного допускать. Так что вы говорите, кого бить будем?
        - Пока никого! - Осадчук покачал головой. - Мы цивилизованная страна, у нас демократия, следовательно, нужно действовать исключительно в рамках закона. В любом случае предлагаю для начала собрать как можно больше недовольных клиентов…
        Прошло не более получаса, как на широком тротуаре, отделявшем районную администрацию от проезжей части, точно напротив офиса страховщиков собралась толпа не менее многолюдная, нежели та, что сформировалась у входа в него. Большую ее часть составляли те из клиентов, которые, подобно Денису, считали себя обманутыми, но скоро к ним примкнули и обычные бездельники, которые согласны митинговать против чего угодно лишь бы нашелся более или менее внятный повод. Совсем немного времени ушло на то, чтобы из подручных средств соорудить подобие трибуны. Сгодился старый поддон, лежавший за постаментом без памятника и вынесенный из здания администрации под вялое возмущение охранника, письменный стол.
        - … потому я, нет, не прошу, я просто-таки требую справедливости! - сам удивляясь внезапно обнаружившимся способностям оратора, кричал Денис. Он вошел в раж и уже не мог остановиться. - Для начала предлагаю пойти мирным путем, надо идти в эту, - он ткнул пальцем в направлении вывески агентства, - контору и требовать возврата денег, а уже после…
        Что должно быть «после» сказать он не смог. Голосовые связки не выдержали напряжения, но продолжения и не требовалось, слушатели и так все поняли, толпа заволновалась, послышались прагматичные крики:
        - Да бить их всех, о чем тут говорить. Вперед!
        Словно по команде все собравшиеся у импровизированной трибуны повернулись и дружно бросились туда, где на противоположной стороне дороги в ожидании своей очереди стояли несколько сотен потенциальных клиентов страхового агентства.
        Увидев толпу, лишь немногим малочисленнее них самих, направляющуюся на штурм офиса, ожидающие зеленого огонька на дверях агентства, тут-таки решили, что бегущие на них из числа «шустрых» и вознамерились пролезть без очереди! Подобного безобразия никто терпеть не мог и допускать не собирался потому с воплями столь же устрашающими, как и их соперники, потенциальные клиенты бросились врукопашную. Быстро воинственные крики стихли, их затмили пронзительные вопли боли.
        В это самое время дальнобойщик Сан Саныч с улыбкой ребенка, который вытребовал-таки у родителей обещание купить ему долгожданную игрушку, подписывал свой очередной, пятый по счету, договор. Тщательно выводил каждую завитушку на бумаге, мысленно благодарил деда за предусмотрительность, полицию за оперативность, ну и себя за смекалку. Когда же сквозь надежные окна в помещение прорвались звуки борьбы, он подскочил, будто его укололи. Выглянул сквозь слегка затемненные стекла и увидел многоженство людей бегущих к офису страховой фирмы. У него тут-таки зачесались кулаки, уж кто-кто, а он отчетливо понимал - цель у этих бездельников одна. Единственное чего хотят те, кто затевает драку - помешать сбыться его заветным мечтам. Терпеть подобное безобразие было сродни преступлению, потому Саныч бросил ручку на стол, схватил свой экземпляр договора. Крепко пожал руку Иллариону Карловичу и стремглав помчался на улицу, туда, где полыхало пламя любимой народом забавы «стенка на стенку».
        Выйдя на крыльцо, Саныч демонстративно закатал рукава толстовки и с диким воем бросился в гущу боя. Его «встретили». Какой-то здоровяк умудрился ударить дальнобойщика по голове, точно по той ее части, куда не так давно угодила ножка табурета. В глазах Саныча блеснула молния. Вспышка на мгновение ослепила его. Она быстро погасла, остался только отголосок воображаемого грома и непреодолимое желание найти того, кто так некстати напомнил о недавней травме, найти и хорошенько того «отблагодарить». Ну а если найти настоящего виновника не удастся, не беда, подойдет любой из толпы бездельников, пусть только попадет под горячую руку…
        Проводив Саныча, Илларион Карлович подошел к окну и, улыбаясь блаженной улыбкой, посмотрел на побоище у стен агентства. То, что он видел, ему явно нравилось.
        - А что, - он пожал плечами, услышав, скорее, почувствовав присутствие восточной красавицы, - все нормально, все идет по плану. Вот честно скажу, частичка меня (очень маленькая) в тайне надеялась на то, что в этот раз все будет по-другому. Но, как видишь, история идет своим путем, а он, увы, предсказуем. Можно сказать, переходим ко второй стадии - решительной!
        Илларион Карлович обернулся, игриво подмигнул девушке и часто закивал головой. В тот момент из соседних, разделенных занавесками, кабинетов дружно повалил народ. Кто с улыбкой на лице, а кто и с растерянной злобой. Объединяло их только одно - желание поскорее выйти из агентства и присоединиться к тому веселью, что бушевало за слегка тонированными окнами.
        40. Иногда не стоит подгонять судьбу
        Пусть конфликт у страхового агентства довольно быстро исчерпал себя, сил у нападавших и защищающихся хватило минут на двадцать, но его эхо долго еще звенело отголосками на узких улочках некогда тихого мирного провинциального городка. То тут, то там, нет-нет да и вспыхивали разборки между особо ярыми поборниками и не менее ярыми противниками нового вида страхового бизнеса. Часто к двум по определению враждующим сторонам подключалась еще одна, третья сила. То были те, кто растратил все имеющиеся деньги и теперь мог ограничиваться только завистливыми взглядами и не менее завистливыми действиями. Представители данной силы часто собирались в «стаи», которые громили чужую собственность, набрасывались на прохожих. Их активность усиливалась с заходом солнца, потому выходить в одиночестве на темные улицы решались немногие…
        Как только на город опустилась ночь, Саныч поцеловал дремлющую подругу и, крадучись, вышел в соседнюю комнату, ту самую, с люком. С опаской посмотрел на дверцу подвала, на которой теперь красовался новый внушительных размеров замок. Не удержался, присел, потрогал дужку. Прислушался, на мгновение ему показалось, что из глубины подземелья доносится шум, будто копошится кто-то в густой темноте. Он вздрогнул, неумело перекрестился, заметно даже в темноте побледнел - слишком уж свежим было видение покойного деда с горящими глазами и вовсе неважно, что это был всего лишь маскарад.
        Лязгнул, запираясь, замок входной двери. Саныч облегченно выдохнул. Осмотрелся - во дворе никого. Открыл дверь в гараж. Нащупал на полке полную канистру бензина. Порядок, теперь можно и…
        Рано утром он сбежал из больницы, примчался в управление полиции, получил «наследство» и тут-таки бросился его тратить. Да, воображение дальнобойщика не отличалось изощренностью, а фантазия не бурлила, но главное он понимал. Опыт подсказывал - для жизни нужны всего лишь две вещи, первая это место где жить, вторая - денежные средства, на которые можно жить.
        В принципе, с главным вопросом все у него было в порядке - домик деда целиком и полностью принадлежал ему. Но это только на первый взгляд. Жить в помещении, где каждая мелочь напоминает деда, где каждый шорох пробуждает суеверный страх, а каждый скрип вызывает ужас, сковывающий все тело, совершенно не хотелось. Так что недолго думая Саныч «заказал» себе квартиру в одном из многоэтажных домов, что неподалеку от центра города, а «на сдачу» пожелал ни много ни мало - процветающий магазин. Это в качестве источника постоянного дохода. Идеальный вариант - купил дешевле, продал дороже…
        Саныч не был до конца в этом уверен, но так уж ему показалось. По реакции, по мимике Иллариона Карловича он понял, что с первым вопросом затруднений быть не должно, а вот со вторым, они вполне вероятны. Как-то слишком уж мрачно страховщик на него посмотрел. Мрачно и одновременно выразительно. Во взгляде колючих глаз отчетливо читалось: «Сам подумай, городок у нас маленький, магазинов и так предостаточно, места всем не хватает. Особенно, ближе к центру! Так что ты уж будь любезен, постарайся, позаботься, ведь для того, чтобы мечта воплотилась в реальность, одних денег недостаточно, надо и самому чуточку потрудиться…».
        Как такое получилось, неизвестно. Возможно, уважаемый страховщик действительно в совершенстве владел своим лицом, словно профессиональный актер и мог передать его выражением любые мысли? А может, то был своего рода гипноз, внушение на расстоянии? Или просто внезапно пробудившаяся фантазия дальнобойщика! Никто того не знает. Да и неважно это. Важно, что Саныч все понял, осознал и решительно взял процесс исполнения своей мечты в свои руки, благо, не в первый раз…
        Он поднял канистру с бензином. Взвесил ее в руках, нахмурился. Ярко представилось, как он бредет пешком через весь город с тяжелой и опасной ношей. Это точно не вариант!
        Рука дальнобойщика нащупала выключатель. Отблеск лампы блеснул на хромированном руле старенького велосипеда со спущенными колесами, что висел на дальне стене. Это уже лучше. Почти сразу нашелся насос, процесс пошел…
        Уже через несколько минут Саныч, вспоминая детство, крутил педали, направляя железного коня в сторону центра. Его переполняла решимость, она порождала уверенность в себе. Да разве могло быть иначе?! Ведь на багажнике его двухколесного транспорта лежала полная канистра горючей жидкости, а в корзинке над передним колесом - внушительная стопка старых газет, стандартный набор поджигателя-любителя…
        Ситуация в центре города заметно его расстроила. Почему-то Саныч был твердо уверен в том, что участившиеся случаи нападений прогонят с улиц народ, но нет. Напротив, везде, куда ни глянь толпами стояли люди. Всех возрастов, мужчины, женщины, часто с детьми. Особенно много народу собиралось кучками под уличными фонарями. Там где светло и не так страшно. Стояли они, о чем-то дискутировали, громко спорили, кто-то кричал, некоторые, исключительно из-за отсутствия прочих аргументов, энергично размахивали кулаками.
        В центре одного из таких импровизированных митингов Саныч разглядел утреннего своего знакомого - Дениса. Тот взобрался на какой-то шаткий цилиндр, скорее всего, на перевернутую урну, что-то кричал, ритмично размахивая поднятым вверх кулаком. Даже в неверном свете уличного фонаря было хорошо видно - левый его глаз полностью заплыл, живое свидетельство «дружеской встречи» с кулаком профессионального дальнобойщика…
        Пожалуй, можно было продолжить «знакомство», но не хотелось. Митингующих много, силы не равны, да и не для того он столько крутил педали! Так что Саныч втянул голову в плечи и покатил прямо, вдоль центральной улицы города, подыскивая наилучшее место для своего будущего магазина.
        Миновав здание страхового агентства (как ни странно, продолжавшего работать, как и днем у крыльца толпились люди, одни заходили, другие выходили), Саныч притормозил и остановился. Оглянулся назад, серьезно задумался. Он вдруг понял, что ехать дальше бессмысленно, если уж открывать магазин, то где-то между почтой и районной администрацией, но где?!
        Он покатил обратно, притормозил у здания бывшего «Детского мира», дотошно его осмотрел. Отличное место. Все в нем устраивало начинающего бизнесмена, все ему нравилось. Можно было приступать, но на крыльце маячили несколько спортивного вида парней, лениво размахивающих бейсбольными битами. На фоне ярко освещенных штор покачивались силуэты точно таких же «спортсменов»…
        Аналогичная картина была и возле «Универмага», и у бывшего книжного магазина, и под «Гастрономчиком», тем, что на углу. Даже у входа в бар «Олимп» прогуливались с десяток мрачных «бейсболистов». Все говорило о том, что владельцы данной недвижимости, которые наверняка были не глупее Саныча, приняли меры для защиты своей собственности. На их счастье у большинства местных жителей (особенно тех, кто моложе) финансы давно иссякли, страховаться было попросту не на что, а деньги были по-прежнему нужны.
        Очередной «заезд». Темные окна. Большое здание. Одинокий огонек блестит в окошке у входа.
        - Охранник. Один и наверняка старик, стариков не жалко, - прошептал Саныч, дотошно осматривая высокое трехэтажное строение. - А что, это идея! Вот идеальное место для моего магазина, более того, на этой территории можно целый торговый центр разместить. Эх, что ж я мелочный-то такой? Поскромничал, магазинчик захотел…
        Саныч повернул голову в сторону сияющего вывеской страхового агентства, промелькнула мысль, а не зайти ли, не переиграть ли все…
        - Не выйдет ничего. Деньги закончились, а этот страховщик такой фрукт, что ничего задним числом не переоформит, - мрачно покачал головой Саныч, пряча велосипед в тени роскошной голубой ели. - Кроме того, спешить надо, вдруг я не один такой сообразительный, вдруг кто-нибудь другой спалит администрацию, выкурит оттуда бюрократов с их макулатурой, сам займет все кабинеты и что мне тогда делать?!
        Он решительно выпрямился, взял канистру будто «дипломат» с документами, сунул под мышку стопку газет и направился к входу. Остановился, машинально шаркнул ногами, вытирая туфли, постучал в стекло.
        Почти сразу над дверью вспыхнула яркая лампа. Еле заметная, с другой стороны прозрачной преграды мелькнула сгорбленная фигура старичка. Тот, сложив руку козырьком, пытался разглядеть человека, что маячил у входа. Вахтер присматривался, но видел лишь силуэт человека с документами ничуть не вызывающий подозрений. Недолго думая, тот открыл дверь и крикнул:
        - Не спится, молодой человек? Оглянитесь, ночь на дворе, в администрации никого нет, завтра с утра заходите… - голос старичка в совокупности со старческой фигурой тут-таки воскресили в памяти Саныча деда Гришу, случай в подвале, страх, переходящий в ужас…
        Не давая трусливой части своего характера выйти наружу, Саныч ударил деда кулаком, газеты рассыпались по полу, старик влетел в помещение и сразу же затих. Не было ни времени, ни желания проверять состояние пожилого охранника, собрав разлетевшиеся бумаги, ночной поджигатель запер дверь и стремглав бросился к ближайшему кабинету. Конечно же, заперто, но это неважно. Сильный удар ногой и красивая, но совершенно ненадежная дверь разлетелась на куски.
        Саныч заглянул в помещение. Иронично хмыкнул, поглядывая на принесенные с собой газеты.
        - Да тут столько бумаги, что даже и без бензина можно все спалить! Но раз уж принес…
        Стараясь экономно использовать горючую жидкость, он обрызгал столы, шкафы, тумбочки, пролил немного на ковровую дорожку. Бросился в следующий кабинет, далее еще и еще. Скоро решил - для первого этажа достаточно, надо заняться и с теми, которые выше, так, чтоб все сгорело. Чтоб не восстановили.
        - Эх, не рассчитывал я на три этажа. Знал бы, бензовоз подогнал, - Саныч выглянул из окна верхнего этажа. - Ладно, бумага и так сгорит, бензином я только дорогу огню прокладывать буду…
        Он принялся поливать ковровую дорожку от одного хранилища документов до другого. Шел, легко выбивал двери, обеспечивая доступ огню, ничуть не интересуясь содержимым шкафов, тумбочек, сейфов. Более всего в этом деле ему нравилось вышибать двери. Это дело вызывало в нем чувство непередаваемой радости, оно так завладело ним, что когда очередная дверь, надежная дубовая с табличкой «глава администрации» не поддалась, Саныч просто-таки расстроился. Это был вызов, не принять который было выше его сил.
        Очередной удар отозвался болью в плече. С болью пришла злость, за ней последовал азарт. Все это вместе потребовало действий. Нет, не то, чтобы ему действительно хотелось разузнать, что находится в кабинете у главного человека района, да и не собирался он опуститься до банального грабежа, тут что-то другое…
        Все. Он окончательно выдохся. Надо было сделать передышку. Саныч отошел подальше от практически пустой канистры, остановился у лестницы, дрожащими пальцами достал сигарету, закурил. Глубоко вдохнул ароматный дым, серьезно задумался.
        - Стол секретарши! - воскликнул он и хлопнул себя ладонью по лбу. - Точно, у нее должен быть запасной ключ!
        Мысль показалась разумной, за нее тут-таки ухватилось большей частью дремлющее воображение и ярко нарисовало картину - блестящий ключик на дне верхнего ящика стола.
        Тлеющие остатки сигареты пролетели расстояние, отделяющее третий этаж от первого, шлепнулись на пол. Одна искорка, самая шустрая, самая жаркая, взмыла на десяток сантиметров ввысь, отлетела в сторону и приземлилась просто в лужицу пролитого бензина. Мгновенно вспыхнули пары, огонь весело побежал по подготовленной для него дорожке, поджигая ковер и ничуть не сопротивляющийся пламени старый линолеум…
        Догадка подтвердилась. В верхнем ящике, на изрядно зачитанном женском романе блестел ключик. Секунда и он легко провернул механизм замка, дверь открылась.
        Уже на пороге Саныч остановился и задумался. Он все не мог понять, что подвигло его потратить столько времени лишь для того, чтобы попасть в совершенно не интересующий его кабинет. Что он хотел там найти!
        Вклиниваясь в ленивые мысли, послышался нарастающий гул. В коридорах здания, планомерно заполняя открытые кабинеты, клубился густой удушающий дым. Во все густеющей темноте удивительно контрастные проглядывали желтые с красной каймой языки пламени.
        Поджигатель-неудачник выглянул из «предбанника» кабинета главы района. Он моментально понял всю серьезность ситуации и принялся вертеть головой в поисках путей к отступлению. Попытался разглядеть в дыму единственную лестницу, представил, как пулей слетает вниз. Покачал головой - поздно. Коридор в огне, не пройти. На полу пылал линолеум, источала едкий запах тлеющая ковровая дорожка. По стенам стекали огненные потоки расплавившихся пластиковых панелей, они же дождем проливались вниз с полыхающего потолка. Пламя снизу, пламя сверху, оно смешивалось, дополняло и усиливало друг друга, перемешивалось, создавая ощущение подлинного ада.
        Саныч отступил. Вслед за ним в нетронутое еще помещение заглянул первый язычок уничтожающего все на своем пути пламени. Он моментально освоился. Сначала загорелся ковер, практически мгновенно вспыхнул диван, особенно ярко запылал шкаф, будто сделан он был не из древесных плит, а из прессованного пороха. Дышать стало попросту нечем. Саныч кинулся к окну, схватился за ручку и тут-таки остановился. Он вспомнил инструктаж - в случае пожара окна должны быть плотно закрыты, иначе как полыхнет!
        Моментально нашелся выход - кабинет. Дверь надежная, пока огонь с ней справиться, он уже будет внизу. Третий этаж, высоко, но лучше сломать ноги, чем сгореть заживо!
        Дверь закрыта на ключ, половинка окна широко распахнута. Саныч вскочил на подоконник, намереваясь прыгать, но плечо уперлось в толстый металлический прут. Пригляделся - решетка, железо, намертво вмурованное в бетонную стену…
        Щелкнул выключатель, стало светло как днем. В свете мощных ламп Саныч наконец-то смог оглядеться, но то, что видели глаза, его ничуть не радовало. Он оказался в ловушке, из которой не было выхода. С одной стороны дверь, за ней сущее пекло, с другой - окна. Два, но оба надежно защищены от взлома. Ирония судьбы - проектировали защиту от тех, кто мог бы попытаться проникнуть снаружи, а сработала она против того, кто мечтал выбраться изнутри.
        - Рискну! - воскликнул Саныч, повернувшись к двери.
        Стоило прикоснуться к дверной ручке, он громко закричал. Пламя, что полыхало с другой стороны двери, уже раскалило металл и о том, чтобы выйти не могло быть и речи…
        - Здравствуйте, вы позвонили в службу спасения, будьте добры оставайтесь на линии, - безликий до отрешенности голос в трубке декламировал записанное кем-то неизвестным сообщение. - Помните, ваш звонок очень важен для нас… - звуки все еще витали в кабинете, только трубка уже покачивалась на туго натянутом проводе.
        Со звоном разлетелось стекло. Офисное кресло пробило прозрачную преграду и застряло колесиками между прутьев. Саныч напрягся, выдернул совершенно не подходящий на роль тарана элемент меблировки кабинета, замахнулся, ударил еще раз. Решетка не шелохнулась.
        Помещение наполнялось гарью. Видимые невооруженным глазом потоки черного дыма проникали в щели между дверью и рамой, плыли в сторону окна, огибая попавшего в ловушку человека, лениво выплывали наружу…
        - Люди! - отчаявшись, закричал Саныч. - Спасите! Я горю, пожарных вызовите!
        Несколько человек из тех, кто толпился у страхового агентства, повернули головы, пытаясь в просветы между деревьев разглядеть источник звука, но тут огонек на двери подмигнул зеленым светом и интерес к человеческому горю моментально угас.
        Саныч все еще боролся с решеткой. Кресло он уже сломал, на очереди была тумбочка. Пусть вес ее существенно больше, зато прочностью она не отличалась. Уже после четвертого удара древесностружечная коробка на колесиках рассыпалась, зато она слегка расшатала один из прутьев. Этого было слишком мало, но появилась надежда! В окно полетело все, что можно было поднять. Единственное что никак не хотело сдвигаться с места - сейф. Наверняка если бы удалось его оторвать, напрячься и швырнуть это помогло, но очень уж надежно его прикрутили к полу.
        Пожар был все ближе. Лакированная поверхность двери почернела, вздулась и с громким хлопком лопнула. В образовавшееся отверстие, синие и раскаленные, будто пламя газовой горелки, ворвались языки огня. Влетели они, поедая дверь, обугливая стены, выискивая то, чем можно еще поживиться. Быстро сгорела тумбочка, точнее, все, что от нее осталось. Жалкая попытка погасить огонь, воспользовавшись единственным средством - наполовину полным графином закончилась ничем. Объятые пламенем доски лишь зашипели и вспыхнули сильнее прежнего, будто огонь насмехался над беспомощностью загнанного ним в угол человека.
        Последний крик вырвался из догорающей комнаты. Все уместилось в нем: и безысходность, и жалость, и бесконечная боль. Он пролетел над главной улицей города и достиг ушей Дениса, который председательствовал в одном из полночных собраний. Тот тут-таки умолк, но только на мгновение, исключительно для того, чтобы вдохнуть полной грудью и выдать новую тираду, убеждая тех, кто собрался вокруг него, в истинности своих слов…
        Лишь когда пламя уничтожило здание изнутри, перекинулось на крытую шифером кровлю и ярко заполыхало, озаряя центральную улицу и прилегающие к ней переулки, при этом громко постреливая пылающей кровлей, на пожар обратили внимание. Тут-таки собрались зеваки, большей частью из числа тех, кто переговаривался, стоя в свете уличных фонарей. Некоторые пытались звонить знакомым пожарным, понимая, что достучаться до них, используя обычные каналы, точно не удастся, но большинство же, с удовольствием, граничащим с подлинным счастьем, просто снимали зарево пожара на камеры своих телефонов.
        Одним сгоревшим зданием дело не ограничилось. Не только Саныч взял процесс исполнения своей мечты в свои же руки. Практически одновременно с администрацией вспыхнули оба этажа военного комиссариата. Огонь быстро перекинулся на соседние магазины, далее на недавно обновленные строения центрального рынка. В дальнем конце города той же ночью только не так эффектно сгорела автостанция и склады расположенных поблизости от нее организаций. Выгорели дотла конторы четырех крупных сельхозпредприятий, с ними несколько жилых домов. Неизвестные разбили и подожгли с десяток, то ли специально отобранных, то ли просто попавших под горячую руку автомобилей. Ни пожарных, ни полиции той ночью так и не увидели…
        41. Выход героя, того самого, который не герой…
        - Смотрю и удивляюсь, вот откуда у людей деньги?! Где они их только берут? - недовольно ворчал Илларион Карлович, провожая очередного клиента. Он остановился у окна, отодвинул занавеску и внимательно осмотрел тротуар у своего агентства. - Нелогично. Все несут и несут. Хотя, я их немного понимаю, вполне возможно, что ради своей мечты я бы тоже последнее отдал. Скорее всего, но только если мечта стоящая! А вот у них, что за мечты?! Дом, автомобиль, свой магазин, чужая жена. Все! Ну, с небольшими вариациями. Правда, был тот рыжий паренек, которому местные дороги не понравились. Подумать только, год копил на мотороллер, а тут взял и отдал на дело…
        В поле зрения скучающего страховщика попал Денис. Решительным шагом тот обошел толпу людей, собравшихся у входа. Шел медленно, внимательно вглядываясь в лица. Из окна он выглядел акулой, которая нарезает круги вокруг косяка рыбы, готовясь нападать. На полпути он остановился, застыл, похоже, его терзали сомнения. Вот он решился, подошел к одному из недавно вышедших посетителей агентства, что-то сказал. Тот внимательно выслушал, кивнул, перехватил инициативу, взял Дениса под руку, отвел в сторону. Огляделся, убедился в том, что в их сторону никто не смотрит и изо всей силы двинул Денису кулаком в живот. Сам довольно засмеялся и быстро затерялся в толпе. Пострадавший же обхватил ствол ближайшего дерева руками и медленно опустился на колени…
        - Да пора заканчивать этот фарс. Жаль, ошибся я в вас, уважаемый Денис Евгеньевич, ошибся! Ни таланта руководителя в вас, ни организаторских способностей. Не найти в вас даже умения разбираться в людях. Один только гонор, а проку от него… - ухмыльнулся Илларион Карлович и отошел от окна. Толпа с той стороны пришла в движение, а это значит… - Значит, надо действовать! Задействуем запасной вариант. Благо, это совершенно несложно. Сейчас только один звоночек сделаю, сразу все и случится…
        Покачнулась занавеска, скрывая владельца страхового агентства. Легкое движение и он растворился средь колышущейся ткани, потерялся, будто ежик в тумане. В слабоосвещенном же помещении остался только голос, тихий, вкрадчивый и лишь немного потусторонний:
        - Именно так, дражайший вы мой, именно так. Время пришло. Сегодня жду вас, надеюсь, не подведете? Я так и думал. Тогда до встречи, давайте к четырем, вас устраивает, меня тоже… точно так, до встречи…
        Голос потерялся в топоте множества ног, шум шагов сменили голоса, разные голоса, много их…
        Изо всех сил стараясь успеть к назначенному времени, Колян энергично крутил педали. Проявляя чудеса героизма и, просто-таки невиданную силу воли, он буквально пронесся мимо любимых киосков, торгующих отборным самогоном, более того, даже не взглянул на них. Шустро миновал несколько парализовавших городок пробок, юрко проносясь между намертво застрявших автомобилей. Добрался до центра. Тут все было гораздо сложнее. На центральной улице машины стояли настолько плотно, что даже такой удобный транспорт как велосипед не мог между ними протиснуться. Пришлось выехать на тротуар, рискуя сбить какого-нибудь зазевавшегося пешехода, а то и вовсе влететь в толпу зевак, слушавших какого-то молодого оратора у здания почты.
        Это не дело! Тормоза надежно обхватили оба обода. Подняв небольшое облачко пыли, модный хоть и обшарпанный велосипед Коляна остановился. Неимоверно ответственный велосипедист поднялся на цыпочки и внимательно огляделся. Посмотрел вперед, взглянул направо, налево. Изрядно растерялся, понимая, что дальше не проехать. Ни по тротуару, ни по проезжей части. Везде, куда ни глянь, люди и железо на колесах. Стоит город, галдит город, лишь время стремительно мчит вперед.
        - Попробую дворами объехать, надеюсь, там никто митинговать не додумался… - прошептал он и с силой ударил по педалям.
        Коля спешил. Так уж случилось, что он не рассчитал. Это все телевизор, увлекла его очередная познавательная передача из цикла: «Гляди, как у соседей плохо!», засиделся, засмотрелся вот и результат. Из-за того же ящика с экраном он не успел и вычесать свою гордость - бородку, от чего сегодня она выглядела свалявшейся, напоминая не украшение мужского лица, а старый потрепанный валенок, но и это не главное. Главное - дело, а все прочее…
        Дворы вывели его туда, куда он и направлялся. Последним в их череде оказался пятачок за районной администрацией. Не лучшее место для езды на велосипеде. Все засыпано сажей, покрыто толстым слоем копоти, из которой выглядывали острые обломки шифера и множество не сгоревших вместе с досками гвоздей. Над всей этой и без того мрачной картиной нависали жуткие руины. Черные стены с пустыми глазницами окон, остатки здания, которое ранее было главным строением района.
        Но это все ладно…
        Промчавшись мимо покрытой гарью, как и все вокруг доски почета, Коля подкатил к зданию агентства. Спешился. Приковал своего железного коня к ближайшему деревцу цепью с массивным замком, решительно направился к входу. Вклинился в толпу, попытался растолкать людей, но его тут-таки оттеснили обратно.
        - Так! - дрожащим голосом, но решительно, крикнул спешившийся велосипедист. - Быстренько расступитесь, мне назначено, мне на четыре!
        На его слова никто не обратил ни малейшего внимания. Он снова бросился напролом. Опять-таки безрезультатно. Полнотелая женщина, мимо которой он пытался протиснуться, легонько толкнула его локтем, он отлетел на пару метров и упал под дерево, то самое, к которому был прикован его двухколесный транспорт. Она же проследила за недолгим полетом мятого бородача, смерила его мрачным взглядом и печально покачала головой. Сразу стало понятно - тут не пройти.
        Конечно, можно было просто позвонить, попросить, чтобы его встретили и проводили, но звонить на номер, который не определился, занятие лишенное не только смысла, но и логики…
        Неумолимое время продолжало свой бег. Часы, циферки на экране мобильного телефона показывали без трех минут четыре. Надо было что-то предпринимать, притом уже сейчас.
        Выход нашелся довольно быстро. Несмотря на свой возраст, Коля довольно легко перелез через ограду соседнего магазинчика, пригнувшись, отбежал в дальний угол двора. Там взобрался на решетчатую конструкцию, сваренную из острых металлических прутьев - ограду агентства. В последний момент зацепился ногой, разорвал брюки. Не смог удержаться и плашмя упал на землю, благо, уже со стороны агентства. Там вскочил на ноги и шустро забежал за угол здания, подгоняемый потоком отборной брани, льющимся из уст кого-то из сотрудников магазина, на территорию которого он вынужденно забрался. Бросился к ближайшему открытому окну, стал на цыпочки, заглянул внутрь помещения.
        Его переполняла гордость, еще бы, ведь он почти справился, осталось последнее препятствие.
        Хоть окно и было на первом этаже, молодящийся Колян был не в том возрасте, когда перепрыгивают забор за забором, не замечая преград. Бег с препятствиями окончательно вымотал его. Все на что хватило «спортсмена» - схватиться за подоконник с внутренней стороны окна и повиснуть на нем, смешно болтая ногами и лихорадочно соображая, что делать дальше.
        В глубине помещения мелькнула нечеткая тень. Несколько секунд она покачивалась, становилась гуще, плотнее и вот превратилась в прелестную девушку восточной внешности, обладательницу удивительно-пронзительных изумрудного цвета глаз. Она молчала…
        - Я это, вы только не подумайте ничего этакого, - задыхаясь, выговорил Коля. - Я это, мне это, назначено мне на четыре часа. Вот чтобы не опоздать…
        Какая-то неведомая сила приподняла пожилого «спортсмена» и внесла в комнату. Несколько секунд он попросту висел в воздухе, медленно вращаясь, но вот ноги почувствовали твердую поверхность. Непроизвольно вырвался вздох облегчения.
        Девушка печально улыбнулась, медленно кивнула, поманила рукой и скрылась за занавеской.
        - Я это… мне назначено, - непонятно к кому обращаясь, прошептал Колян, чувствуя, что ноги сами несут его куда-то в полутьму помещения.
        Он прошел несколько шагов и вдруг почувствовал, что оцепенение отступило. Стало немного страшновато, все-таки одно дело идти туда, куда несут ноги, а совсем другое самому выбирать направление. Мало того, что к ответственности он не привык, так тут еще и ничего не видно, куда ни глянь одни только покачивающиеся занавески.
        - Мне назначено, - заглушая тревогу, прошептал Коля и с опаской заглянул за очередную колышущуюся полоску тонкой ткани.
        Там также никого не было, лишь в паре шагов впереди виднелась очередная занавеска, за ней еще и еще. Отсутствие разнообразия угнетало. Место страха занимала усталость, с ней подкрадывалась печаль. Нашептывала она: «Заблудился да? Ходишь тут кругами, ходишь, а зачем? Столько времени потерял, а ведь можно было так здорово посидеть, вечер подкрадывается, а это самое время…».
        - Люди! - шепотом воскликнул Колян и к своему удивлению получил ответ:
        - Вот вы где уважаемый! - за одной из занавесок проявилось движение. - А вы дорогой мой пунктуальны. Надо же, ровно четыре…
        Колян растеряно взглянул на экран телефона. Правда, четыре часа. Следовательно, с того момента, когда он подъехал к агентству прошло лишь три минуты. А он-то думал…
        - Думать вам никто и никогда не запретит! - занавеска плавно отошла в сторону, открывая взору посетителя маленький кабинет со стенами из легкой ткани. Простенькая обстановка: журнальный столик, угловой диван, два кресла. - Присаживайтесь, располагайтесь. Вижу, вы неплохо потрудились, чтобы успеть вовремя. За это полагается награда…
        Из пустоты материализовался Илларион Карлович. Он поставил на столик графин, наполненный мутной жидкостью, достал откуда-то из-за кресла стакан и блюдце.
        - Устраивайтесь, угощайтесь! Это именно тот напиток, который, как я успел заметить, вы цените превыше всяких других. Пирожок также имеется. Все из того же источника, - владелец агентства подмигнул посетителю и плеснул полстакана жидкости из графина. Атмосфера воздушного кабинета тут-таки изменилась. Запахло чем-то, от чего повеяло давно затерянным в бездне лет - «Мастерская по починке примусов»…
        Подтверждая известное высказывание - о вкусах не спорят, Колян энергично выдохнул и влил в себя мутную жидкость. Тут-таки скривился, дернулся, замотал головой и, блаженно улыбаясь, выдохнул.
        - Итак… Колян, вы пришли для того, чтобы застраховать свою мечту? - Илларион Карлович откинулся на спинку кресла. - Я все правильно понимаю?
        - Скорее всего, - пожал плечами осчастливленный посетитель. - Кажется. Нет, да, именно для этого я здесь!
        - Вот и хорошо, - удивительно гостеприимный хозяин снова наполнил стакан, только уже не наполовину, налил полный. Взял со стола бланк договора, извлек из кармана ручку. - Ваши данные я уже внес, осталось только описать мечту. Так о чем же вы мечтаете уважаемый?
        Огненная жидкость опалила горло, Коля поперхнулся, закашлялся, но не отставил стакан до тех пор, пока все его содержимое не перекочевало в желудок. Смешно жался, будто пытался свернуться в штопор, медленно выпрямился. Отломил кусочек пирожка, проглотил не пережевывая.
        - Вы ведь должны были…
        - Скорее всего, - Илларион Карлович любезно улыбнулся, - вы забыли. Я подозреваю, что мечту свою вы на листике записали и в карман положили. Посмотрите, да, в нагрудном кармане рубашки, это не оно?
        - Точно! - Колян извлек сложенный листик, на котором, написанные его почерком, виднелись две строки. - Мечтаю о том, чтобы вся это ваша страховая деятельность прекратилась. Да, я так хочу! Судя по всему…
        Илларион Карлович глубокомысленно кивнул и взялся за ручку.
        - Что сказать, очень даже хорошая мечта. Мне иногда тоже хочется как можно быстрее со всем этим закончить, - он подтолкнул бланк договора к посетителю. - Распишитесь вот здесь будьте так любезны. Порядок. Остается только уладить финансовые вопросы. Словом, рассчитываемся, и дело сделано!
        - Так… это, а деньги? - рука, игнорируя затуманенное суррогатным алкоголем сознание Коляна, похлопала того по ноге. В кармане брюк чувствовалось что-то твердое и угловатое. Посетитель удивленно взглянул на Иллариона Карловича, извлек перевязанные резинкой купюры, протянул страховщику.
        - Здесь слишком много, а нам чужого не надо! - Илларион Карлович быстро отсчитал нужную сумму, остальное вернул совершенно растерянному клиенту.
        Вновь почувствовав в руках деньги, которые к тому же теперь были его собственными, Колян заметно воспрянул духом. Всякие мелочи, вроде беспардонного хамства посетителей агентства, не пожелавших пропустить его, обида на продавца соседнего магазина, ни за что обругавшего его, тут-таки отошли на второй план. Даже столь серьезная неприятность, как разорванные брюки, и та моментально забылась. Растаяло все на фоне предвкушения приближающегося масштабного празднования. Ведь на эти же деньги настоящий фестиваль можно организовать «Молдавка» собирает друзей…».
        - Что-нибудь еще? - в блаженную тишь приятных мечтаний ворвался насмешливый голос Иллариона Карловича.
        - Нет, у меня все! - подскочил Колян, не в силах отвести взгляда от бесценного в его глазах графина. - Наоборот, если я вам более не нужен, я незамедлительно удалюсь. Дела, понимаете ли…
        - Тогда счастливого вам пути, - Илларион Карлович протянул руку, Колян схватился за нее своими обеими. Страховщик заговорщицки подмигнул, проследив за направлением взгляда посетителя. - Вы там будьте осторожны и мой вам совет - держитесь в стороне от большого скопления людей. Кстати, это ваше, да, забирайте, точно так, с графином. Так сказать, презент от фирмы…
        Минутой позже, держа обеими руками графинчик, Коля вышел на крыльцо. Огляделся с видом победителя, шагнул на ступеньки. В тот самый миг табло замигало зеленым приглашающим светом, толпа пришла в движение. Какой-то здоровяк, расталкивая конкурентов, работая руками как пловец, спешащий к финишу, ударил Коляна. Тот не столько увидел, сколько почувствовал, как из внезапно ставших влажными ладоней выскальзывает горлышко бесценного сосуда. Мгновение и погребальным перезвоном в людском гаме прозвучал звук бьющегося стекла.
        Все перестало существовать для внезапно лишившегося вожделенного подарка недавнего клиента страхового агентства, все кроме лужи отвратительно пахнущей жидкости да нескольких блестящих на солнце осколков толстого стекла. Медленно и печально Колян присел. Слезы полупрозрачной пеленой застилали его глаза, руки сами собой тянулись к разбившейся вдребезги мечте.
        Людской поток прибывал, толпа напирала. Кто-то громко вскрикнул, наступив на острое стекло. Кто-то другой наткнулся на Коляна, толкнул его. Тот упал. Несколько особо спешащих посетителей прошлись по лежащему телу, кто-то столкнул его ногой, тот скатился со ступеней. Тут-таки боль утраты отошла на второй план, ее затмила боль физическая, но и она скоро померкла. Остался лишь туман забытья, сквозь который пробилось нечеткое виденье. В нем была мощная фигура мужчины, облаченного в грязный медицинский халат. Его голос заполнил чуть тлеющее сознание:
        - Несмотря на весьма непрезентабельный внешний вид, состояние пациента удовлетворительное - полные карманы денег…
        Ему ответил другой голос, скрипучий, визгливый, женский:
        - Вот и хорошо, значит, будем лечить. После. Немного погодя. Пока же предлагаю сбегать в агентство, не стоит время терять…
        42. Мечты во сне и наяву
        Вадим медленно брел в темноте. Он ничего не видел, вообще ничего, что вверху, что внизу, что по сторонам была одна сплошная темнота. Ни тебе огонька, ни намека на таковой. Пугающий мрак дополняла гнетущая тишина. Плюс ко всему атмосфера. Она давила, витающая вокруг пыль с едким привкусом чего-то химического, не давала вдохнуть полной грудью. Отвратительные ощущения, далеко не самые приятные чувства, но был и еще один фактор - неизвестность. Что это? Где это? И кроме всего, почему?
        Опираясь исключительно на воздух, точнее на его характеристики, Вадим сделал вывод, что он внутри некоего здания. Воображение тут-таки согласилось с выводами логики и выдало разумное предположение - комната, просторная и изрядно вытянутая в длину. Оно же быстро набросало эскиз окружающего его мира. В нем был бесконечный широкий коридор. Вдоль боковых стен одинаковые двери. Пожалуй, логично, вот только на чем базировалась построенная воображением модель, было не понятно, да это не столь и важно. К чему какие-то раздумья, если можно идти, пусть в темноту, зато вперед…
        В нескольких метрах впереди забрезжил огонек. Красноватый, с золотистым отливом, он блестел, подмигивал, звал, манил. Радость от того, что удалось хоть что-то разглядеть в беспросветной темноте, заметно приподняла настроение. Свет, пусть каким бы неярким он ни был, это все-таки шанс, это надежда.
        С каждым шагом огонек разгорался ярче. Блеклая еле различимая искра быстро превратилась в пламя, живое и беспокойное вот только с удивительно ровными гранями, будто заперли его, закрыли внутри стеклянного куба. Просто костер в аквариуме. Нелепое сравнение…
        В отблесках живого огня удалось кое-как осмотреться. Да, свет высветил именно то, что и рисовало воображение Вадима - коридор. Длинное помещение, достаточно высокое, потолок терялся где-то в густеющей темноте. Ни начала, ни конца не разглядеть, но это неважно, на то он и коридор, чтобы быть длинным. Зато видны двери, ровный ряд, одинаковые полированные полотна с блестящими ручками на каждой из них.
        Вадим улыбнулся. Мало что так радует, как определенность, пусть лишь слабый намек на таковую.
        Словно в ответ на улыбку свет стал ярче, но светил он избирательно. Покачивающееся пламя, будто луч прожектора, нацелилось на одну из дверей. Та переливалась теплыми оттенками, подмигивала, звала. Разве можно удержаться и не подойти!
        Как-то совершенно некстати все переменилось. Не было более волшебного куба с пламенем внутри, остались лишь отблески живого огня, что пожирал дверь, ту самую, единственную освещенную. Почти сразу изменился воздух. Запахи тления и пыли сменила гарь, першило в горле, на глаза наворачивались слезы. Хотелось вернуться, уйти, но понимания, куда возвращаться и как не было. Да и не в понимании дело, нельзя же просто сдаться, не выяснив все и не разобравшись во всем!
        Дверной проем. Тот самый. Горящий. Вот странность, несмотря на то, что дерево буквально полыхало, его поверхность выглядела идеально чистой, а языки пламени эффектно преломлялись в толщи ровного, будто недавно нанесенного и мастерски отполированного лака.
        Комната также была наполнена огнем. Веселые языки удивительно-щадящего пламени поглаживали мебель, резвились на стенах, прыгали по коврам, не опаляя даже ворс. Все это выглядело нереально, волшебно и лишь чуточку фальшиво, можно было даже восхититься увиденным, но тут…
        Сквозь прозрачный волнуемый языками пламени воздух на удивление ярко и отчетливо Вадим увидел Софью. Она стояла посреди комнаты, широко расставив руки. Глаза ее закрыты, грудь размеренно поднималась в такт дыханью, губы беззвучно шевелились, она медленно поворачивалась.
        Один прыжок и Вадим оказался внутри огненного куба. Языки пламени набросились на него, окружили, окутали, но не обжигали они. Кожа ощущала лишь легкие прикосновения, теплые, будто дыхание.
        Вадим обхватил девушку за талию, обнял. Она, по-прежнему не открывая глаз, слегка печально улыбнулась, прошептала что-то неразборчивое и прижалась всем телом.
        Объятая пламенем комната осталась позади. Огонь, упустив человека, которого пытался если не сжечь, то хотя бы испугать, угасал. Коридор медленно погружался во мрак. Исчезал он во тьме, терялся. Последний яркий отблеск меркнущего пламени отразился от стеклянной таблички на одной из дверей. В гаснущем багровом зареве пожара проявилось знакомое название - «ООО Авто-Мир»…
        Вадим открыл глаза и часто ними замигал. Впустил в себя полутьму пробуждающегося утра. Осторожно повернул голову, увидел Софью, она спала, положив голову ему на грудь и, кажется, что-то тихо шептала. Совсем как тогда, там, в объятой пламенем комнате, во сне. Он прижал ее к себе, она довольно замурлыкала.
        - Присниться же такое! - пробормотал Вадим, поглядывая на светящийся циферблат настенных часов. - Еще и вывеска родной фирмы! Вот к чему все это? И еще, у кого бы спросить, сегодня тоже этот… праздник, или уже нет?
        - Праздник, праздник, - прошептала девушка, - а я вообще в отпуске, так что спи, не отвлекайся!
        Уснуть не получалось, время шло, а сна все не было. Не желал он пробраться в скромную спаленку, расположенную в глубине ухоженного, старого, но все еще крепкого домика. Витал он вокруг, перепрыгивал через заборы, заглядывал в окна, скорее всего, он посещал соседей, может даже задерживался у них, а вот Вадима почему-то сторонился…
        Окончательно посветлело. Шесть часов. Утро. Занимался новый день, начинался очередной вынужденный выходной, казалось, лучшего времени для того, чтобы впасть в забытье, нечего и желать, а вот и нет…
        Осторожно, изо всех сил стараясь не разбудить девушку, Вадим сполз с постели. Притих, услышав недовольное ворчание. Двигаясь на четвереньках, отполз в дальний угол комнаты, нащупал деревянный порог. Осторожно открыл дверь. Протиснулся в щель. Вышел в соседнюю комнату. Подошел к письменному столу, сел в любимое кресло. Щелкнул выключателем лампы. Взглянул в сторону спальни, из которой вышел, туда, где на постели, прикрытая простыней, виднелась девичья фигура. Улыбнулся, чувствуя, как в нем просыпается чувство зависти, удивительно приятной зависти, зависти к самому себе.
        Тихо хихикнул, повернулся к столу, включил компьютер. Лишь теперь заметил на столешнице рядом с клавиатурой свою «Трудовую книжку». Удивленно мигнул глазами. Взял ее в руки, потрогал, искренне удивился, когда она не исчезла. Открыл. Перевернул несколько, исписанных ручкой и проштампованных печатями страниц, добрался до последней записи и удивился еще сильнее. Она, последняя, гласила: «Уволен, в связи с ликвидацией предприятия…» далее дата, вчерашняя, подпись Федоровича… печать…
        Внимательно, не мигая, Вадим вглядывался в рукописные строки, читал, перечитывал, не веря своим глазам. Затмевая реальность, что видели глаза, на удивление отчетливо представился офис, в котором он проработал последние десять лет. Двор со свежей разметкой, фасад, все как раньше, вот только вывеска. Буквы, составляющие «Авто-Мир» закружили, трансформировались и сложились в странное и нелогичное «Агро-Эра»…
        - Какая эра? Ничего не понимаю! - Вадим энергично мотнул головой.
        В тот же миг видение растаяло. Серая книжечка с подписями и печатями вспыхнула легким с золотистым оттенком пламенем, точно таким, каким недавно полыхала комната во сне. Мгновение и от нее осталась только горстка пепла, легкого и невесомого. Ворвавшийся в комнату ветер подхватил его, закружил, унес куда-то во двор и дальше в бесконечность. Потянуло холодом. Вадим почувствовал, что замерзает. Он попытался закричать, но из горла вырвался только хрип.
        - Что с тобой? - в холодной, если не сказать ледяной, комнате звонко прозвучал голос Софии. - Кошмар приснился?
        Холод сменило приятное тепло. Серость пробудившегося дня вновь уступила место предутренней полумгле.
        - Ты почему не спишь? - Вадим открыл один глаза и удивленный огляделся. Увидел тусклый свет ночника, постель, испуганные глаза девушки внимательно следящие за ним.
        - Разве тут уснешь, ты так хрипел… - София прижалась к нему. - Придется тебя врачам показать. Вот подожди, отгуляю я отпуск…
        43. Ветер перемен, сметающий все на своем пути
        Резко изменившаяся обстановка заставила Дениса открыть глаза и несколько раз ними мигнуть. Далеко не сразу он понял, что стало причиной столь раннего пробуждения. Это все сон, его происки! Не меньше минуты затуманенные отблесками лениво тающего сновидения глаза разглядывали живые узоры на потолке в поисках ответа на простой вопрос - что произошло? Что и почему. Понемногу пришло понимание, стало ясно, что именно изменилось - освещение. Там, за пределами дома заметно посветлело. Вот причина пробуждения, она же повод для беспокойства. Еще бы, ведь стало не просто светло, а внезапно светло, странное это явление, как минимум, неожиданное…
        На белоснежном потолке удивительно красочные резвились яркие пятна, большей частью оранжевые с вкраплениями густого кроваво-красного оттенка. Блики живописно прыгали по потолку, смешивались, собирались в удивительные фигуры, те трансформировались, таяли, появлялись новые, не менее яркие, не менее удивительные. Просто не комната, а труба калейдоскопа.
        - Пожар! - молнией блеснула догадка, прогоняя остатки сна.
        Денис скатился к краю постели, с грохотом рухнул на пол. Попытался встать, но не смог - ноги запутались в длинных простынях. Несколько томительно долгих секунд он барахтался, словно рыба, пойманная в сеть. С огромным трудом выбрался из тканевой ловушки, стремглав бросился к ближайшему окну. Рывком отодвинул штору, вжался в стекло, всмотрелся в темноту. Не увидел ровным счетом ничего. Распахнул половинку окна, впуская внутрь концентрированный дым с резким запахом горящей резины. Закашлялся, закрыл нижнюю часть лица шторой, внимательно осмотрел свой двор, гараж, ворота. Быстро убедился в том, что в пределах его владений ничего катастрофического не происходит, облегченно выдохнул.
        Картина, которую можно было наблюдать из другого окна, выглядела гораздо боле динамичной. Оно выходило на соседний двор, тот, что совсем недавно был густо поросшим сорняками, среди которых немыслимым образом вырос огромный особняк. Теперь же он полыхал. Весело и ярко, источая полный спектр ароматов, которые могут дать только ультрасовременные строительные материалы. Пламя пожирало облицовочные панели, прикрывающие фасад, оно же факелами вырывалось из разбитых окон. Постреливала раскаленная крыша, в воздух взмывали фонтаны огненных брызг, грозясь поджечь все, до чего только смогут дотянуться своими жаркими щупальцами.
        К тому времени, когда Денис окончательно проснулся, самого здания уже не было видно, оно превратилось в сплошной полыхающий факел, все скрылось за прожорливыми языками поглощающего все на свете пламени. Пожар разгорался. Его отблески разлетались по округе, вырывая из темноты фрагменты ночного пейзажа, жар раскалил воздух, тепло чувствовалось даже на расстоянии.
        Концентрация копоти в воздухе зашкаливала. Штора, используемая в качестве примитивного респиратора, быстро перестала справляться со своей задачей, да и просто смысла в том, чтобы портить себе здоровье, вдыхая продукты горения, не было. Денис закрыл окно, немного потоптался на месте, размышляя, лечь спать или еще посмотреть на то, как догорает дом соседей. Решил задержаться. Все-таки пожар не каждый день случается, когда еще выпадет шанс насладиться картиной безудержного пламени…
        Стекла дрогнули. Сопровождаемый мощной взрывной волной из окна горящего дома вырвался огненный шар. Он отлетел на десяток метров, завис на мгновение над улицей Садовой, сжался в точку и растаял в ночной мгле. Что именно взорвалось, Денис не представлял, но картина разрывающей тьму яркой вспышки ему понравилась настолько, что от недавней сонливости не осталось и следа.
        В глубине соседского двора копошились тени. Люди. Много людей. Одни бесцельно метались, смешно размахивая руками, другие тщетно пытались победить огонь, заливая его водой из всего, что было под рукой. Странные они, будто не понимали, что тушить ведрами пылающие ярким пламенем достижения современной химической промышленности - дело лишенное всяческого смысла.
        Как-то слишком уж быстро все закончилось. Пламя практически полностью погасло. Нет, заслуги людей в этом не было, пожар уничтожил себя сам. Сгорело все, что могло гореть, остались лишь покрытые копотью кирпичные стены. Померкли яркие отблески, на пожарище опустилась ночная мгла. Стало грустно, вернулась сонливость. Денис зевнул, взглянул на расправленную мягкую и удобную кровать, но сдержался. Прежде чем спать, надо удостовериться в том, что его имуществу ничего не угрожает. Нет, выходить на улицу необязательно, там гарь и копоть, но осмотреть двор со всеми постройками из окон просто-таки необходимо…
        Уже в постели его посетила на редкость глупая мысль, он вдруг подумал, что у соседей горе, может, помочь надо людям, ладно, хотя бы попытаться! «Лезет в голову невесть что! И это среди ночи», - отмахнулся он от нее, бессмысленной. Завернулся в простыню, блаженно улыбнулся, зевнул, растянулся на кровати, приготовился смотреть продолжение хорошего цветного сна, начало которого, правда, давно забылось.
        Лишь только первые кадры сновидения сформировались в сонном сознании, Дениса буквально подбросило. Мощный взрыв заставил содрогнуться все здание. Где-то внизу на первом этаже зазвенели, вылетая, стекла. Сквозь разбитые окна в помещение ворвались крики соседей-погорельцев, гул, хлопки, отдаленно напоминающие выстрелы, к ним прибавились другие звуки, разные, громкие, пугающие…
        Денис снова свалился с кровати, откатился к стене, выглянул во двор. Мгновение и его ноги буквально подкосились - гаража не было. Нет, не какого-нибудь соседского, не было его собственного гаража! На том месте, где еще несколько минут тому назад стояло удобное «жилище» его любимой машины, теперь виднелась бесформенная груда обломков, над которой, ярко различимая в зареве догорающего соседского дома, поднималась сизая струйка, то ли дыма, то ли пыли.
        Одеваясь на бегу, Денис вылетел во двор, бросился к тому, что раньше было гаражом, принялся оттаскивать металлические листы - останки кровли. Один за другим они были отброшены в сторону, обнажая картину тотального разрушения, оголяя гору строительного мусора: камень, кирпич, стальные балки, доски всех размеров, большей частью сломанные. Обычная картина разрушенного стихией строения, но не это поразило и буквально парализовало все еще сонного владельца внезапно образовавшихся руин. Машина! Новенький внедорожник. Его попросту не было. Ни металлических панелей кузова, ни горящих шин, ни дисков, ничего. Вообще ничего…
        - Угнали! - ярче пламени, что недавно поглотило соседский дом, блеснула догадка. - Точно угнали, а гараж взорвали, рассчитывая замести следы! Знаю я, чьих рук это дело. Конечно, знаю! Друг Вадим постарался, вот кто все это провернул!
        Пропавшая машина моментально отошла на второй план. На Дениса волной нахлынули мысли. Он медленно повернулся, кивнул в пустоту, неуверенной походкой, словно лунатик, ведомый ночным светилом, вошел в дом. Заперся на ключ, не осознавая того, насколько нелепо запирать двери, когда все до единого окна первого этажа разбиты. Поднялся наверх, вошел в спальню, лег на кровать, закрыл глаза…
        - А ведь так все и есть. Вот она - истина. И почему я раньше до этого не додумался! Ведь он ходил в агентство, точно ходил. Да по-другому и быть не могло! Конечно же! - лениво зашевелились мысли, выстраиваясь в логическую цепочку. - Его зависть мучила, вот он и пожелал мою машину. Теперь же мечта сбылась - он ее забрал. Точно! Еще и девчонку свою… конечно! Вот поэтому он всеми силами старался очернить Иллариона Карловича в моих глазах! Это исключительно для того, чтобы отбить у меня желание к нему обращаться. Конечно! Все сходится. Он пошел, заключил договор, застраховал мечту. Вне всяких сомнений. Теперь понятно, почему я не могу ничего добиться. Все предельно просто - он пожелал позже, его желание сбылось, а вот я…
        Он резко подскочил и в бешенстве заметался по комнате.
        - Я знаю что делать! Надо сходить в агентство и в свою очередь пожелать, чтобы мечты Вадима не сбывались. Точно! Перебить, так сказать, - громко выкрикнул он и тут-таки сам себе возразил: - Пойти-то я могу, этого мне никто не запретит, а вот что-то застраховать, очень даже вряд ли! Ни денег у меня в кармане, ни идей, где можно ними разжиться. А это значит, что надо идти другим путем…
        Пальцы набрали короткий номер. Полиция. В ответ телефон несколько раз противно пикнул, скрипучий женский голос с металлическими нотками произнес несколько слов на английском. Электронная женщина на той стороне условного провода подозрительно захрипела, будто засмеялась, мгновение тишины и речь сменилась размеренными гудками - разговор окончен.
        - Врешь, не остановишь! Сам пойду. Пешком. Найду этого, как его… Осадчука. Он, это я уже понял, парень правильный, переговорю с ним, обсудим ситуацию, а уже после… я этого так не оставлю! Сейчас, я быстро, я только оденусь. Я уже иду… благо почти утро…
        Проходя мимо заведения Иллариона Карловича, Денис замедлил шаг и остановился. Огляделся. Удивился. Как-то подозрительно мало людей было у входа в агентство. Где толпы посетителей, готовых по сигналу брать здание штурмом? Исчезли. На ступенях страховой канторы сидели только трое, изрядно подвыпившие персонажи. Двое мужчин с ними женщина. Мужчины увлеченно пожимали друг другу руки и о чем-то эмоционально дискутировали, женщина же внимательно рассматривала единственный чудом уцелевший на полностью вытоптанной клумбе бутон розы.
        Денис подошел ближе. Удивился сильнее. Цветное табло, регулирующее поток посетителей, не работало. Не было ни зазывающего зеленого света, ни останавливающего красного. Темно и все-тут. Присмотрелся, заметил листик, приклеенный с внутренней стороны на стекло двери. Подошел ближе, вслух прочел:
        - Предоставление услуг временно приостановлено… просим вас… в ближайшее время… возможно… - он растерянно пожал плечами.
        - Денис! - подвыпившая женщина отвлеклась от своего увлекательного занятия и заметила-таки свежее лицо. - Сережа, Миша, это же Денис!
        - Лариса… Павловна? - пришлось немало постараться, чтобы узнать в этой растрепанной, измазанной сажей женщине недавнюю знакомую.
        - Точно он! - воскликнул другой из «троицы», грязный и с огромной шишкой на лбу Миша. - Здоров зачинщик! Ты куда вчера пропал? Все самое интересное пропустил!
        - Так я… это… - замялся Денис. - Устал просто, вот и ушел домой. Решил отоспаться, чтоб уже утром со свежими силами…
        - Ну и напрасно, - Миша выпустил ладонь Сергея и взялся с не меньшим запалом трясти руку Дениса. - А мы всю ночь на посту. Втроем. Я, Лариска, и Серега. Только на часок отошли, чтоб позавтракать…
        - Так, а что тут…
        - Безобразие! Форменное безобразие. Я, если совсем честно, до сих пор толком не понимаю, что это за контора, из-за чего все так на них сердиты и вообще, что твориться в городе, - Миша глуповато улыбнулся. - Но это неважно. Я ведь не за себя, я за идею. Так вот ты только представь. Вчера… или это уже сегодня… неважно. В общем, ровно в полночь вышли последние посетители и вместо того, чтобы как обычно зазывать следующую «партию», табло погасло. С той стороны двери показалась чья-то рука и прилепила вон ту бумагу. Представляешь! Просто нет слов…
        - Гады!!! - эмоционально воскликнул Сергей Семенович и громко икнул.
        - Вот-вот Серега в курсе, - поддакнул Миша. - Догадываешься, что тут началось?
        - Побоище?
        - Нет. Всего лишь потасовка. Так, подрались несколько особо рьяных, начистили друг другу… лица и начали расходиться. А вот уже ближе к утру начались и серьезные разборки. Сам понимаешь, народ-то прет. Из каждого переулка, из каждого двора, а тут не принимают…
        - Миш, ты про Витьку расскажи, - Лариса пересела на ступеньку выше, села позади мужа и положила ему руки на плечи.
        - Точно. Значит, ближе к рассвету, когда количество потенциальных посетителей перевалило за сотню, а то и не одну, напряжение выросло до предела. Назревала серьезная драка. Так вот, в тот самый момент появился знакомый наш Осадчук Витька. На крыльцо взобрался, речь толкнул знатную, такую, что просто заслушаешься. Говорил, правильно надо подходить к решению вопроса, без драк и самосудов, дескать, существуют органы соответствующие, все такое. Далее добавил, что для начала надо разобраться, кто виноват, а уже после думать над тем, что делать. Словом, остудил он своей речью горячие головы, мол, нечего друг друга колотить и повел всех к отделению полиции. Мы было дело тоже со всеми пошли, вот только не дошли. Свернули с пути, заглянули в первое же работающее заведение, посидели, позавтракали, все такое…
        - Может это… давайте сейчас сходим, делать-то что-то надо… - пробормотал Сергей и снова икнул.
        - А вот и пойдем! Вместе, - воскликнул Миша. - Денис, ты с нами? Тогда вперед!
        Тот медленно пожал плечами, проследил за тем, как колоритная троица: Лариса и под руки с ней двое мужчин пошли в направлении отделения полиции. Огляделся, вздохнул, медленно перебирая ногами, побрел следом.
        Вот и цель их короткого путешествия. На узкой кривой улочке, носящей имя первого человека, покорившего космос, было настоящее столпотворение. Так уж сложилось исторически, что этот пятачок, находящийся в непосредственной близости от центра городка облюбовали представители силовых структур. Рядом устроились и отделение полиции, и скромное здание прокуратуры, узкое и двухэтажное, от чего похожее на большую голубятню. Чуть в стороне от них отделенное высоким забором и природным рвом, широким оврагом, который потихоньку осыпался, грозясь стянуть в реку весь «уголок силовиков» расположилось местное отделение службы безопасности.
        Самое большое здание, одноэтажное, но довольно-таки просторное, досталось полиции. Ничуть непримечательное, но исключительно потому как оно было одним из самых старых строений города, ему был дарован статус «Памятника архитектуры», даже знак соответствующий имелся. Маленький, незаметный, притаился он у лестницы, левее, у входа…
        Этот самый знак, раньше, а тем более в столь бурное время никого особо не интересовал. Да и собрались люди вовсе не для того, чтобы любоваться архитектурой прошлого. Они требовали навести порядок в своем настоящем, причем с таким расчетом, чтобы от всего этого не пострадало будущее, тем более, за него можно так сказать уплачено!
        На высоком крыльце полицейского участка стоял старый знакомый - сержант Осадчук. Будучи и без того на возвышении, он не смог удержаться, чтобы не возвыситься еще и взобрался на перевернутое оцинкованное ведро. Стал на донышко одной ногой, поджал другую, слегка склонил голову, будто цапля на болоте и смешно покачивался, изо всех сил старясь не упасть. Конечно, он не просто так стоял, поглядывая на людей сверху вниз, он выступал. Громко, но совершенно неразборчиво что-то декламировал. Часто тыкал пальцем, то на закрытое отделение полиции, то на здание прокуратуры, то и вовсе куда-то в пространство. Изредка, но как-то очень уж неуверенно, он кивал в сторону обители «главных по госбезопасности». В такие моменты его голос начинал дрожать, что добавляло речи особого колорита…
        «Троица» и Денис подошли ближе.
        - …а вот и нет! - визгливый голос сержанта Осадчука разнесся над толпой. - Нет и еще раз нет! Вот что вы такое говорите?! Вы, мол, хотите! Мечты есть, деньги также имеются и что? А?
        Один из тех, кто расположился ближе к шаткой «трибуне» что-то закричал в ответ.
        - Понимаю, вы пришли, а вам отказали? И из этого вы делаете вывод, что виновно агентство, во главе с… его главой? Неправы вы, уважаемый, прямо говорю вам, вы заблуждаетесь! Не они виновны. Вернее даже не так, не только они, и не столько они. Прежде всего, вина лежит на тех, кто завалил агентство своими мечтами. Именно так! Что я имею в виду? Я говорю о тех, кто не жалея денег страховал все, что только можно было. По моим сведениям, некоторые наши земляки по десятку желаний оформляли за один только раз! Что получилось? Правильно, лимит весь выбрали, а вам (нам с вами) ничего не сталось! Сами понимаете, у агентства возможности не безграничные. Так вот, с ними надо разбираться в первую очередь, с нахватавшимися… нашими согражданами…
        Неожиданно сильно Денису захотелось растолкать собравшуюся публику, потеснить говорливого сержанта, занять его место на шатком ведре и говорить. Неважно о чем, неважно зачем. Пробудился недавно обнаружившийся внутри него оратор и требовал выпустить его на свободу.
        Людей же становилось все больше. Со всех сторон подходили все новые участники стихийного митинга. На узкой улочке уже было не протолкнуться. Горожане заполонили не только проезжую часть и прилегающие к ней тротуары, они облепили склоны оврага, засели в соседних дворах. Те, кто был моложе, взбирались на деревья и даже на фонарные столбы. Некоторые и вовсе залезли на крышу детской библиотеки. Пусть от нее до места основного действия было несколько сотен метров, зато с высоты открывался отличный вид на все происходящее.
        То тут, то там, заглушая оратора-любителя, слышались крики. Разные люди, разные слова. В них полный спектр присущих человеку эмоций. Кто-то из кричавших просто радовался, завидев старых знакомых, другие ссорились, причем не менее эмоционально. Звучали обидные слова, адресованные на удивление говорливому сержанту, помимо него доставалось и полиции в целом. Это да, тут не поспоришь, странное все-таки поведение для стражей порядка! Вместо того чтобы поддерживать законность в городе, они сами собой распустились и разбрелись в неизвестных направлениях. Но это все ладно, а вот больше других доставалось правительству. Без этого никуда и это правильно, ведь в любом недовольстве народа неминуемо вина руководства страны. Вот только во все времена правителям до проблем народа дела никакого не было…
        Рискуя свалиться в толпу и быть растоптанным насмерть, Денис взобрался на хиленький деревянный заборчик у старого дома, что соседствовал с полицейским участком. Это та его часть, что мнила себя оратором, нащупала жалкое подобие трибуны. Потенциальный лидер посмотрел поверх голов, прокашлялся. Быстро оценил масштабы митинга. Внимательно посмотрел на говорливого сержанта. Прикинул, сможет ли он того перекричать, ответа, правда, не нашел. Взглянул на человека, стоявшего ближе других к полицейскому участку. Тот эмоционально размахивал кулаком и что-то кричал, тщетно намереваясь перекричать толпу. На мгновение Денису показалось, что он знает этого «активиста», рост, фигура, прическа, цвет волос! А ведь точно! Он даже подпрыгнул на месте, чудом не свалившись со своего помоста людям под ноги.
        Возле сержанта стоял и громко возмущался Вадим и он…
        «Активист» в очередной раз взмахнул кулаком, выкрикнул неразборчивый лозунг и повернулся, обращаясь к митингующим. Денис облегченно выдохнул, нет, не Вадим, но это вовсе не значило…
        Он вдруг вспомнил, что вышел из дому не для того, чтобы слушать выступления доморощенных философов, тем более спорить с ними. У него была четкая цель, а он за несколько часов ни на йоту не приблизился к ее достижению. «Вадим! Конечно, он не здесь, да точно не здесь! Дома он отсиживается, - блеснула мысль. - Из того, что я уже увидел можно сделать логичный вывод - на полицию и даже на болтуна сержанта надеяться не стоит, а это значит, что надо брать дело в свои руки, желательно для начала заручиться поддержкой.
        - Есть какие-нибудь идеи? - Сергей помог товарищу спуститься с шаткого «насеста».
        - Имеется одна мыслишка, надо со старым товарищем расквитаться. Поможете? Хорошо! Сейчас только соображу… - Денис с удивлением осознал, что не помнит, где живет Вадим. Нет, это даже не странность, это что-то гораздо масштабнее, ведь он чуть не каждую неделю бывал у друга в гостях, тогда… раньше. - Что же это со мной такое? Не иначе как склероз в двери стучит.
        - Да гоните вы его в шею! - заглушая невнятное бормотанье Дениса и истеричные крики толпы, над головами людей пронесся громогласный бас. Народ зашевелился, митингующие оглядывались, расступались, казалось, рябь пошла по глади людских голов. Тут-таки под здание полиции, расталкивая собравшихся горожан, будто медведь из подлеска, выбрался высокий широкоплечий мужик с лицом, украшенным курчавой черной как смоль бородой. Он взобрался на ступени, подошел к Осадчуку. Остановился. Взглянул на оратора сверху вниз. Колоритный экземпляр: на полголовы выше сержанта, пусть даже тот и стоял на «трибуне», раза в три шире в плечах, да и во всем остальном - глыба… - Вот же болтун! Что ты тут нам несешь! Тот виновен, нет, тот виновен. Два часа бухтишь, а толку ноль. Все же ясно как божий день - громить надо. Всех и вся. Для начала предлагаю навести порядок на этом клочке законников, вот с полиции и начнем…
        Мужик спрыгнул со ступеней, посмотрел себе под ноги, потоптался и заметно расстроился - ничего такого, что можно было бы использовать в качестве тарана или просто кувалды, не нашлось. Ни тебе камня, ни кирпича, один только асфальт, новый чистый, гладкий, недавно уложенный.
        Несмотря на столь существенные затруднения, он не растерялся. Растолкал людей, подошел к ближайшему забору, оторвал от него широкую доску, замахнулся и, будто рыцарь копье, метнул ее в окно. Над притихшей толпой колокольным звоном разнесся звук битого стекла.
        Звон всколыхнул всех собравшихся. Будто по сигналу стоявшие на площадке перед полицией бросились врассыпную те, кто был ближе к оврагу, хватали обломки старого дорожного покрытия давно когда-то смытого дождями. Ниже обнаружились кирпичи, какие-то обломки, куски бетона. Все это полетело в окна, на крышу. У края «месторождения» за «орудия пролетариата» начались потасовки, но серьезных стычек не было, все понимали, что не время драться, нет места разборкам в обществе, объединенной общей целью.
        Приятный уху каждого, кто в душе мнит себя бунтарем-революционером, звон битого стекла скоро сменился менее звонкими, а потому менее будоражащими звуками ударов по металлическим прутьям решеток. Штурм перешел в решительную стадию и тут-таки захлебнулся, благо, выход скоро нашелся.
        Пока прочие упражнялись в метании кирпичей, мужик с бородой не терял времени даром, он расшатал бетонный столбик, который некогда поддерживал телеграфную опору. Вынул его из земли, присел, напрягся, положил себе на плечо и под аплодисменты направился к входной двери полицейского участка. Взобрался на крыльцо. Остановился, примерился. Легонько размахнулся, пользуясь столбиком как тараном. Послышался громкий треск. Крепкая на вид дверь, с ней замок и само бетонное орудие, влетели внутрь помещения. С криками «Ура!» в образовавшийся пролом хлынули люди. Грохот переместился вглубь коридоров и кабинетов. Позабыв о цели, которая собрала их всех, «активисты» принялись методично уничтожать содержимое полок, шкафов и сейфов.
        Как и полагается отделению полиции в небольшом городке, оно было небольшим. Всем желающим поучаствовать в погроме так и не удалось, попросту не хватило места. Те из толпы, кто не смог протиснуться в обитель полицейских занялись прокуратурой. Быстро разбили окна, но дальше продвинуться не удавалось. Путь преграждала надежная металлическая дверь, окна обоих этажей защищали толстые решетки. Похоже, прокуратура изначально была лучше подготовлена к обороне…
        - А ну разойдись! - крикнул здоровяк, поглаживая бороду.
        Два худощавых паренька быстренько посторонились, с восхищением глядя на то, как металлические двери вместе с металлической же рамой, а также с частью стены вваливаются внутрь. На обломки грохнулся все тот же столбик, а уже на него рухнул и сам мужик. Минуту он полежал, затем встал на четвереньки и, будто бык, получивший сильный удар по рогам, энергично замотал головой.
        - Вперед! - перепрыгивая через медленно приходящего в себя здоровяка, завопили двое парней и первыми ринулись в здание. Судя по уверенности их движений, у них были свои планы. Не только погром был у них на уме. Слишком уж хорошо они ориентировались в кабинетах, по всему видно - в прокуратуре они не впервой. Но это ладно, такие мелочи никого не волновали. Все, точно как и те двое с увлечением выворачивали содержимое шкафов и сейфов, складывали бумаги на кучи, готовясь сжечь.
        Отлежавшись на поваленной ним двери, здоровяк поднялся и внимательно огляделся. Его переполняли чувства, но более всего чувство ответственности перед обществом. Он понимал, что осталось еще здание службы безопасности. Его также надо «взять», а судя по присутствующему на митинге контингенту, без его помощи не обойтись.
        Конечно, он не ошибся. Все, на что хватило энтузиастов - повалить ворота да повиснуть на удивительно прочной решетке перед дверью.
        - Эх, молодежь, молодежь, - мужик укоризненно покачал головой. - Какую-то сеточку оторвать не можете! Что ж, помогу, куда вас денешь…
        Очень скоро искореженная железка лежала на остатках забора, из окон же, точно как и из здания полиции и прокуратуры, выглядывали веселые языки пламени.
        Как несложно догадаться, три разрушенных здания не могли утолить жажду, внезапно лишенных уверенности в скором исполнении желаний людей. Подобная участь постигла и расположенную в паре сотен метров от полицейского отделения детскую библиотеку. Первое время митингующие выносили из нее книги и целые охапки газет, подбрасывая свежее топливо в окна пылающих зданий. После, то ли от усталости, то ли от осознания всей нелогичности своих действий, оставили это дело и подожгли бумагу на месте. Почти одновременно с местным храмом книги вспыхнуло и здание супермаркета (конечно, предварительно опустошенное). Весело загорелся пластик украшавший фасад, разбрасывая по округе огненные брызги. Пламя быстро перекинулось на ближайший сквер. Заполыхали каштаны, занялись клены.
        Под воздействием высокой температуры лопнули стекла в окнах соседнего строения, небезызвестного дворца культуры. Языки пламени, бушующего снаружи, нащупали занавески, перепрыгнули на них и очень скоро дворец, как старая его часть, так и обновленная благодаря сбывшимся желаниям местных коммерсантов, весело пылал, выбрасывая в небо копоть и тлеющие обрывки бумаг.
        Мощный взрыв сотряс центр города. То взорвались запасы алкоголя в «Олимпе», кинотеатре, превращенном в питейное заведение. Весело занялся бар, быстро сгорел дотла. Позже появилась гипотеза, будто бы поджег его лично глава районной администрации. Это предположение косвенно подтверждал тот факт, что его тело обнаружилось на руинах.
        Скоро заполыхали и ближайшие к центру города дома частного сектора, языки пламени вырывались из окон первых этажей многоэтажек. Интересная деталь, что квартиры, что дома жгли сами владельцы, то ли наказывая себя за то, что успели застраховать недостаточно мечтаний, то ли для того, чтобы не делиться весьма сомнительным удовольствием от поджога с окружающими…
        Прошло лишь несколько часов, а город уже был во власти огня. Центральная его часть практически полностью выгорела, зона пожарищ медленно и неспешно расползалась, двигаясь от центра к окраинам. Пылало все, полыхало все, над домами и кварталами, повторяя их размеры и форму, ровненько, вертикально, будто из дымохода холодной зимой, поднимался густой черный дым. То тут, то там раздавались новые взрывы, заглушая их, не менее громко не менее ярко звучали радостные крики…
        - Вот это правильно, вот теперь дело пошло! - измазанный копотью весело улыбался Денис. Он вытер лоб рукавом, размазывая сажу, подмигнул своим помощникам. - В центре, я так вижу, порядок. Но опять-таки, дело не сделано, надо с товарищем моим разобраться.
        - Легко! Ты нам только скажи куда идти? - Миша обнял Ларису за талию с одной стороны, Сергей с другой. Привлекательное хоть и изрядно испачканное женское лицо расплылось в счастливой улыбке.
        Память продолжала упорствовать. Как ни старался Денис, а выудить из ее недр, казалось, элементарную вещь, даже и не воспоминание, а всего лишь адрес оно упорно не хотело…
        - А ведь все предельно просто - нам на Садовую! - его лицо озарила довольная улыбка. - Как я мог забыть! Точно, он там. У нее прячется. Да по-другому и быть не может. Там он, друг мой. Что ж, готовься, сейчас мы с тобой разберемся!
        Новый взрыв заставил содрогнуться землю. Над холмом, что с другой стороны реки над виднеющейся вдалеке подстанцией поднималось облако густого сизого дыма, удивительно похожее на всем известное изображение ядерного взрыва.
        - Вот увлеклись черти! Теперь же весь город без света останется… - Миша укоризненно покачал головой.
        - Ну и ладно! Ведь это же… мы теперь все меняем… все разрушаем. А вот после новое создадим, свое… правильное и… демократичное, - поглядывая на обнимающих ее мужчин, прошептала Лариса.
        - Неважно, все неважно. Пошли! - Денис повел друзей к дому Софии, туда, где (в этом он теперь нисколечко не сомневался) прятался Вадим.
        На центральной улице от края до края проезжей части метались люди. Одни что-то громко кричали, другие, которых буквально пропитала эйфория скорых перемен, пели. Из догорающей музыкальной школы какой-то энтузиаст вытащил обугленное пианино, попытался наиграть простенькую мелодию, нельзя сказать, чтобы у него получилось. Человек двадцать в два ряда построились у горящего дворца культуры, начали фотографироваться…
        - Налоговая горит! Айда полюбуемся, не каждый день бывает такая радость! - послышался пронзительный, счастливый до невозможности женский визг. Любители экстремального фото сорвались с места и галопом помчались на крик.
        Тут-таки у трехэтажного здания налоговой инспекции началась драка. Трудно сказать, что было тому причиной, что не поделили дерущиеся (не место же для лучшего кадра?), в любом случае уже через минуту несколько человек в крови без движения лежали на асфальте. Некоторые, те, кому повезло больше, уползали, сдирая руки в кровь.
        - Идемте по Воровского, там спокойнее! - кивнул Денис. Вся веселая его команда быстрым шагом поспешила за ним.
        Проходя мимо исполкома, краем глаза Денис уловил движение. Со второго этажа, из одного из окон кабинета градоначальника, сопровождаемая звоном разлетевшегося стекла, вылетела массивная тумбочка. Она рухнула на тротуар, развалилась на части. Из разбитого окна выглянуло знакомое лицо. Мэр города, Виталий Петрович, грязный с взъерошенными волосами невидящим взором он смотрел на улицу. Завидев людей, чиновник заметно преобразился, подпрыгнул, скорчил смешную рожицу. Затравленно огляделся, издал странный звук, нечто среднее между боевым кличем индейцев из старого доброго вестерна и ревом разъяренного быка. Пригрозил кому-то кулаком. Заметил кактус на подоконнике, закричал громче и швырнул ни в чем не повинное растение в удивленного и растерянного Дениса. Промахнулся. Горшок влетел в дерево и со звоном разбился.
        К сожалению, кактус был далеко не единственным украшением кабинета градоначальника. Вслед за ним полетели прочие цветы. Воздух наполнился треском рассыпающихся горшков, земля с осколками ровным слоем покрыла недавно уложенную плитку.
        - Я вам покажу, как мои улицы асфальтировать! - дополняя свой же злобный рык, закричал Виталий Петрович. - Я всем покажу! Это мой город, я здесь хозяин! Чего стоим? А ну подходите, я вас всех приму!
        - С ума сошел что ли?! - крикнула Лариса, прячась за деревом.
        - Сошел, разве не видно! - Денис выглянул из убежища, чтобы оценить ситуацию. - Надеюсь у него не очень много цветов, иначе мы тут надолго застрянем.
        - Виталик нехороший мальчик! Что же ты вытворяешь? - из разбитого окна кабинета городского головы послышался приятный бархатистый женский голос. Звучала в нем глубокая до бесконечности грусть, перемешанная с подлинной заботой и удивительно-теплой нежностью. - Ты зачем это цветами бросаешься, нехорошо так поступать…
        В оконном проеме снова показался мэр. Теперь он стоял, низко наклонив голову, просто нашкодивший школьник, его плечи вздрагивали, казалось, совсем немного и он попросту расплачется. В другом окне показалась секретарша, Таня. Яркая, ухоженная, облегающее красное платье с глубоким вырезом, пышная прическа, вызывающий макияж. Она укоризненно покачала головой. Он громко всхлипнул и бросился к ней. Спрятал лицо у нее на груди и горько, навзрыд, зарыдал. Секретарша поцеловала его в лысеющую макушку, повернула сияющее счастьем лицо. Посмотрела в окно. Улыбнулась тепло и нежно, кивнула, мол, можно проходить.
        Скоро она, не выпуская блаженно улыбающегося Виталия Петровича из своих объятий и он, тихо бормоча что-то невнятное, вышли из здания исполкома. Она посадила его на пассажирское сиденье белого внедорожника, пристегнула ремнем, сама села за руль, вдавила педаль газа в пол. Автомобиль вырулил из города, выехал на трассу, и, поднимая клубы пыли, скрылся где-то в необозримой дали. Они уехали, а из разбитого окна кабинета градоначальника, пока еще вялые и нерешительные, выглянули языки разгорающегося пламени.
        Улица Садовая, точно как и весь город заметно преобразилась и, точно как и весь город, далеко не в лучшую сторону. Особняк соседей Дениса выгорел дотла, от него осталась одна лишь стена, густо покрытая черной маслянистой на вид копотью. Стояла она посреди узкого, шириной не более трех метров двора, который просто-таки на глазах становился уже и уже. То же происходило и с домом Дениса. Нет, он не сгорел, еще не сгорел, ждал своего «героя», но он также сжимался, будто рамки некогда широкого подворья сужались, сдавливая дом, втискивая его в прежние границы. Все возвращалось на круги своя…
        Старый видавший многое на своем веку домик Софии был единственным строением в окрестностях, которого не коснулись изменения, вызванные последствиями страхового бума, что поглотил город. Точно как и до открытия агентства, он был маленький, аккуратненький, с раскрашенными разноцветной краской ставнями.
        Сильный удар ногой сорвал калитку с петель, она отлетела на несколько метров и упала на землю. Денис, а за ним и трое его помощников, подошли к дому. По пути Сергей Семенович вывернул трубу, ранее служившую подпоркой для растущего вдоль дорожки винограда. Подошел к дому, замахнулся, целясь в окно…
        - Стоять! - шепотом воскликнул Денис.
        Он подкрался к двери, прислонил ухо. Прислушался. Злорадно усмехнулся - ему слышались голоса. Знакомые голоса…
        - Закрывайте окна! - скомандовал он. - Быстро!
        - Так, это, а если там люди? - прошептала Лариса.
        - Нет там никого, закрывайте! - Денис сдвинул ставни на ближайшем окне и набросил крючок. - Ты, дверь трубой подопри…
        - Точно никого? - Сергей Семенович медленно соображал.
        - Никого, это так, чтобы… - Денис задумался, зачем нужна труба, не позволяющая открыться двери изнутри, но придумать все не удавалось.
        - Чтоб дом не развалился? - прошептала Лариса.
        - Точно, давайте за дело!
        В последнее еще не закрытое окно влетела бутылка предусмотрительно слитого с перевернутого микроавтобуса, что остался у дворца культуры, бензина. Вслед за ней последовала любимая зажигалка Дениса. Чувствуя прилив подлинного счастья, блаженно улыбаясь, он прикрыл ставню. Приложил к ней ухо, слушая, как разгорается горючая жидкость, чувствуя всем телом, как пламя пожирает пол, как горят ковры, пылают шторы, как трещит, сгорая, старая деревянная мебель.
        Он ощутил вибрацию. Что-то оттолкнуло его от стены. Отскочил. Оглянулся. Позади него, медленно, слишком медленно, рассыпались в щепки ставни. Мгновение и от них не осталось и следа. В образовавшемся просвете, также медленно, как и все вокруг, вырисовывалось дно ярко-красного цилиндра, оно приближалось.
        Медленное движение нехотя вернулось к реальному темпу. Разрывая старую древесину, защищавшую стекла, из комнаты вылетел газовый баллон. Округлым дном он уперся в грудь бывшему менеджеру бывшего «Авто-Мира», подобно ракете, подхватил его и унес вперед, вдаль, благо недалеко. В результате секундного полета металлический сосуд влетел в окно одной из спален в доме Дениса и взорвался там. Кажется, был крик, но так это или нет, навсегда останется тайной. В окно же вылетел огненный шар, провисел секунду в пространстве и быстро растворился в нем.
        - Боже мой… - прошептала Лариса, прижимаясь к обоим своим мужчинам.
        - Ужас! - вторил ей Сергей Семенович.
        - Да! - не смог промолчать и Миша.
        - Мальчики, давайте уйдем отсюда, а?
        - Было бы неплохо, но куда? - Миша красноречиво кивнул на юго-запад, туда, где, закрывая солнце, поднимался густой черный дым. - Наши дома наверняка тоже горят. И вот что особенно обидно, я ведь так до сих пор толком и не понял, что, собственно происходит…
        - А пойдемте на речку! - Лариса весело захлопала в ладоши. - Туда, за больницу. Там еще мостик такой горбатый. Домов поблизости нет, гореть нечему. Природа красивая, водичка теплая. Отдохнем, искупнемся, в порядок себя приведем. Правда, я не подумала купальник захватить, но я вас стесняться не буду. Пойдемте, а?
        Она взяла мужчин под руки. Непроизвольно вздохнула. Ее сердце быстро забилось, взор слегка затуманился. Еще бы ведь что бы и кто бы ни говорил, а мечты они такие, они сбываются! Во всяком случае, ее мечта вот-вот сбудется и никакие агентства для этого не нужны.
        44. Лучший способ изменить жизнь - начать все сначала?
        Остаток дня и всю ночь пламя планомерно уничтожало дома, офисы, магазины, административные здания. Весело горел автотранспорт: легковые и грузовые машины, трактора, автобусы. Досталось паркам, скверам и частным подворьям, уже к вечеру во всем городе не осталось ни одного живого дерева. Все пожрал огонь, уничтожил то, что некогда было вполне себе симпатичным провинциальным городком. Полыхало все, горело все, даже свежий асфальт. Он источал густой и насыщенный черный дым, который ядовитым облаком укутывал обуглившиеся руины.
        Местные жители толпами метались по городу. Бегали из одного района в другой, выискивали строения, которых лишь чудом не коснулся, поглощающий все огонь. За право поджечь то, что еще осталось, затевались драки, нередко можно было наблюдать настоящие побоища в стиле «все на всех». Многие из участников подобных мероприятий оставались лежать на земле, победителю же доставалась бутылка с бензином и несколько спичек к ней…
        Еще до заката солнца центр что и до того особо не блистал великолепием, окончательно превратился в бесформенные покрытые густой черной копотью руины. Пустые глазницы выбитых и выгоревших окон мрачно поглядывали на заваленную всевозможным мусором центральную улицу. Хлопья сажи, будто футуристический снег плавно опускались с небес, кружили они, будто настоящие снежинки, погребали все под своим черно-пушистым маслянистым покровом. Будучи не в силах смотреть на дело рук людских, дневное светило спряталось за тучку, а коснувшись линии горизонта, выглянуло, чтоб напоследок озарить развалины вечерним огненно-оранжевым светом.
        Наступившие сумерки все расставили по своим местам. Можно сказать, город вернулся к истокам. В руинах, что «украшали» центральную улицу городка, так легко угадывались очертания знакомых зданий, родных строений! Настоящих, таких, какими они были всегда.
        Вот знакомый каждому горожанину «Детский мир», нормальный он, ничуть не сплющенный. А на противоположной стороне «Аптека», выпрямились стены, будто плечи расправило здание, от недавних преобразований не осталось и следа. Чуть дальше почта, да, выгорела она, зато верхний этаж мирно поглядывал на редких прохожих пустыми оконными проемами, не осталось ни намека на двери, выходившие в пустоту. Чуть дальше виднелся привычный, а вовсе не футуристический, дворец культуры «Юбилейный». Не было в изрядно изуродованных линиями разломов очертаниях зданий ничего странного, непонятного, не было ничего привнесенного, не осталось ничего такого, что напоминало бы о событиях недавнего прошлого.
        Да, можно было все это увидеть, порадоваться можно было за то, что все вернулось, вот только некому прогуливаться среди развалин. Некому «наслаждаться» отвратительными запахами, смотреть на черно-сажевый снег. Те, у кого еще оставались силы и желание двигаться, бегали по городу, как угорелые, поджигали то, что само еще не сгорело. Прочим и вовсе ни до чего дела уже попросту не было…
        Довершая круг, солнце поднялось на востоке.
        Пробудившееся дневное светило внесло коррективы в царящее в воздухе мрачное спокойствие. Постаралось оно, пробилось сквозь дымную завесу, согрело землю, коснулось глади реки. Зашевелились воздушные массы, пришли в движение силы природы. Порожденный утренним солнцем, легкий и практически неощутимый ветерок взялся за дело. Принялся разгонять он дым, уносил его вдаль, развеивал в пространстве. Совсем немного времени прошло и небо над пепелищем, которое еще недавно звалось городом, очистилось. Снова стало прозрачным, чистым, голубым и бездонным. В глубине его небесной выси, все еще тихо и как бы неуверенно запели редкие птички, намекая на то, что все проходит, что все возвращается на круги своя.
        Время шло, ветерок крепчал. Он уже заметно освежил атмосферу над центральной частью городка и теперь взялся наводить порядок на дальних его окрестностях. Особо сильный порыв подхватил густое, плотное облако сизо-перламутрового дыма, неподвижно висевшее над поверхностью земли, оторвал его и забросил ввысь. Уже там, наверху, потоки, которые сильнее, ухватили симпатичную тучку и разорвали на мелкие части. Исчезло сизое облако и вот странность, оказалось, под ним скрывался дом. Маленький и симпатичный, далеко не новый, но очень даже ухоженный. Удивительно, но он весело блестел чистыми не тронутыми, ни пылью, ни копотью окнами и разбрасывал веселых солнечных зайчиков по окружающим его со всех сторон развалинам. Веселились яркие блики, влетали в глаза редких бродивших вокруг людей с растерянными лицами, подмигивали прохожим, заставляя жмуриться, старались изо всех сил, вот только не могли никого развеселить…
        Дверь дома широко распахнулась, на крыльцо вышел Вадим. Он приветливо улыбнулся солнцу, глубоко вдохнул прохладный утренний воздух, энергично потянулся и замер в растерянности. Внимательно огляделся, посмотрел на дымящиеся руины, на то, что еще прошлым вечером было жильем соседей, на виднеющиеся вдали на возвышенности развалины городского центра. Разруха. Гарь, копоть и разруха.
        - София! - крикнул он в распахнутую дверь и сам бросился к калитке.
        Тут же появилась она. София. Девушка выглянула во двор и удивленно замигала глазами. Приглушенно вскрикнула, закрыла рот ладошкой и быстро скрылась в глубине комнат. Почти сразу выскочила обратно. На ней был белый халат. В руках блестел металлический ящичек с медикаментами. Она выбежала на улицу и остановилась у сидевшей на кирпиче худенькой девчушки с бледным, как мел перепуганным лицом и подлинным ужасом в глазах. Пощупала пульс, коснулась пальцами лба…
        Очень скоро единственное уцелевшее из всех зданий города строение превратилось в лазарет. Разместили в нем тех, кому больше досталось, разместили, как могли. Вадиму удалось разыскать средь развалин соседних домов несколько железных кроватей переживших воздействие огня. На них положили детей, остальным же достался твердый пол…
        Тишину разрушенного населенного пункта потревожил звук работающего двигателя. Он приближался, становился громче, отчетливее, вот только приближался медленно, будто неуверенно. Не спешил кто-то…
        - Что случилось? - старенький мотоцикл остановился у двора Вадима. Водитель, парень в шортах и яркой футболке, в котором лишь с огромным трудом можно было узнать следователя, что «засветился» на похоронах деда Гриши, а после осчастливил дальнобойщика Саныча вестью о наследстве, внимательно осматривал то, что еще недавно было городом. В коляске сидела Леночка. Как правило, болтливая, на этот раз она молчала и круглыми от ужаса глазами смотрела по сторонам.
        - Сложный вопрос, - Вадим нервно пожал плечами. - Мы больше суток из дому не выходили. Казалось, все было нормально, а вот сегодня… А вы?
        - Точно та же ситуация. Я с девушкой познакомился. Так уж получилось. Поговорили, захотелось узнать друг друга поближе. На пикник поехали. Есть у меня дачка в селе, - следователь удивительно живописно покраснел. - Только сегодня утром вернулись…
        Неуверенной походкой к калитке подошел седовласый мужчина. Его лицо покрыто копотью, левая рука неестественно вывернута. Он споткнулся на ровном месте, остановился, схватился здоровой рукой за багажник мотоцикла и медленно сел на землю.
        Из распахнутого окна выглянула Софья. Она тут же скрылась, а мгновение позже показалась на крыльце. Махнула рукой Вадиму. Тот кивнул, помог подняться «седовласому», поддерживая его, поспешил к дому.
        - Ой, подождите! - вскрикнула Леночка. - Подождите, я помогу! Я не разбираюсь во всем этом деле, но я несколько часов провела в больнице, так что кое-что уже понимаю. Подскажите что да как, я научусь, я способная!
        Она схватила мужчину за сломанную руку, тот громко закричал.
        - Да не волнуйтесь вы так, я пока только стажируюсь…
        Скоро из окна доносились то восторженные то смущенные крики Леночки, которая, кажется, нашла наконец-то дело по душе.
        - Нужны медикаменты, а более всего бинты, - Софья вышла из дому и подошла к калитке. - Конечно, было бы неплохо помещение отыскать просторнее. А еще, нам просто необходим доктор. Настоящий, знающий, я ведь всего лишь медсестра. Если ожог, к примеру, я еще обработать смогу, то что-то серьезнее, как даже перелом, увы. Зафиксировать только…
        - Надо съездить в больницу, - следователь уверенно запрыгнул в седло. А по пути заглянуть в аптеку.
        - Можно, вот только, судя по тому, что я вижу отсюда, сгорело все, - Вадим задумчиво покачал головой и резко кивнул. - Но да, я согласен, делать что-то надо. Поехали. Высадишь меня в центре на Ленинской. Я проверю «Аптеку», а сам езжай в больницу. Вдруг что и уцелело.
        Громко рыча и поднимая облака пыли, сажи и пепла, мотоцикл покатил по городу. Вокруг, сколько видели глаза, виднелись одни руины. Наполовину обрушившиеся дома, обгорелые деревья. На улицах, брошенные то тут, то там, чернели остовы сожженных автомобилей. Среди них, медленно и печально, катилось перекати-поле. Дополняло пейзаж, портило и без того удручающее настроение…
        Миновав мост, следователь свернул налево, на улицу Гагарина, собираясь срезать, проехать знакомым маршрутом, мимо родного отделения. Свернул, но тут-таки остановился. Проехать было попросту невозможно. Все улочка являла собой свалку строительного мусора. Судя по всему, двухэтажное здание прокуратуры завалилось, засыпав улицу битым кирпичом. Не устоял и полицейский участок. Одна его стена, та, которая обращена на улицу, рухнула, оголив пустые, покрытые копотью, кабинеты.
        - Вот и остался я без работы, - невесело пошутил следователь, поглядывая на то, что совсем недавно было полицейским участком…
        С трудом удалось вырулить на центральную улицу. Удалось доехать до аптеки. Дальше дорогу преграждали завалы - наваленные друг на друга остовы автомобилей, густо присыпанные обломками кирпича и шифера.
        - Ладно, я попробую по Воровского проехать, надеюсь, что-то из этого получится, - следователь махнул рукой в направлении больницы. - Если что, возвращаться буду тем же маршрутом, подберу тебя. Жаль телефоны не работают, собственно, как и все прочее…
        Вадим проводил взглядом одного из немногих сохранивших рассудок и самообладание жителей города. Повернулся к тому, что было «Аптекой», сокрушенно покачал головой. Судя по толщине сажи на сохранившихся стенах, пламя полыхало так, что ни о каких бинтах не могло быть и речи!
        Несколько минут он добросовестно исследовал завалы, но ничего сколько-нибудь полезного так и не нашел. Вышел на тротуар, огляделся, размышляя, что делать дальше. Вспомнил о еще одном заведении подобного толку. Буквально за месяц до всех этих перемен на той же Ленинской, ближе к «Налоговой» открылась какая-то коммерческая аптека, конечно, рассчитывать на то, что ей посчастливилось уцелеть, не приходилось, но это был шанс и пусть каким бы призрачным он ни казался, упускать его не стоило.
        Минута на размышления и Вадим направился вперед по центральной улице. Шел медленно, внимательно вглядывался в изменения, что произошли с городком всего-то за пару недель.
        Здание почты на противоположной стороне дороги. Странно, хоть оно и находилось в самом сердце города, ему досталось меньше, нежели соседним строениям. Собственно, выгорела дотла только крыша, двери и оконные рамы. Внутри, конечно же, все было покрыто копотью, но снаружи лишь немного испачкалась сажей совершенно целая плитка.
        Супермаркет на углу. Разрушена стена, обращенная в сторону улицы Ленина, полностью выгорел пластик, что внутри, что снаружи, сгорели панели, которыми облепили старую кладку. Уныло…
        Налоговая. Будто и не было трехэтажного здания. Просто бесформенная гора строительного мусора, кажется, слишком маленькая для трех этажей. Дальше еще одна горка, только гораздо скромнее - остатки той самой аптеки, которая коммерческая.
        Так рушатся надежды, но и это еще не все…
        Следующим в ряду строений центра было некогда недостроенное здание почты, то, в котором позже и разместилось страховое агентство. Странное дело, но его не коснулась всеразрушающая рука сравнявших городок с землей пожаров. Да, оно не сгорело, не покоробила стены высокая температура, даже сажа, неизменный спутник пожарища, не оставила на кирпиче свои черные густые следы. Заметно выделялось здание агентства на фоне всеобщего пожарища, стояло, золоченное пробивающимися сквозь жидкие облака лучами жаркого летнего солнца и выглядело точно таким, каким и было всегда.
        Именно так, перед глазами Вадима стоял обычный долгострой, заброшенное строение, открытое всем ветрам, все дождям. Недостроенное, разрушающееся само собой, кирпичное, двухэтажное. Все, как и прежде, ни окон, ни дверей, ни витрин с рекламой, ни яркой вывески. Да что там говорить, не было даже крыльца со ступеньками…
        В то, что видели глаза, совершенно не хотелось верить. Как иначе, ведь с какой стороны на это ни посмотри, а обманывают они! Что за непостоянство! Всю жизнь они видели долгострой, обнесенный забором, еще пару дней назад - агентство, а тут снова…
        На самом верху, на плитах перекрытия практически невидимые в лучах слегка приглушенного дымкой, но уже слепящего солнца виднелись две фигуры. Мерцали они, будто переливались. Трудно было сказать наверняка, но Вадиму показалось, что одна из них - владелец страхового агентства, а рядом с ним, скорее всего - его помощница…
        Несколько минут он мигал глазами, тщетно пытаясь понять, где истина и чему можно верить. Ответа не было. Совершенно некстати проснулось любопытство. Оно настаивало, оно ставило условия, оно искало ответы и требовало действий.
        Пользуясь тем, что забор, ранее ограждавший долгострой, исчез, Вадим обошел здание вокруг. Внимательно все осмотрел, понимая, что лестницы ведущей наверх попросту не существует. Любопытство, что двигало его, не сочло данный аргумент стоящим и с новой силой напомнило о себе.
        Ноги будто сами собой выпрыгнули на подоконник первого этажа, пальцы впились в щель между рядами кирпичей. Сам толком не понимая, что делает, Вадим повис на стене, испуганно поглядывая вниз. Откуда-то взялись силы, ему удалось подтянуться. Еще одно усилие и он повис на подоконнике этажом выше. Кое-как удалось сесть, появилась возможность передохнуть. Глаза сами собой закрылись, сердце, плавно сбавляя обороты, вернулось к нормальному темпу. Можно продолжать…
        Стало чуточку легче. Он осмотрелся. На стене, параллельно оконному проему, будто так изначально было задумано, вывалились несколько кирпичей, образовав своеобразную лесенку. Рассчитывая на легкий подъем, Вадим стремительно взлетел наверх и оказался в ловушке. Над ним была гладкая кладка, под ним метров пять пропасти. Тут-таки напомнила о себе боязнь высоты. Закружилась голова. Силясь прогнать зловредное чувство, Вадим глубоко вдохнул, выдохнул. Еще раз… еще…
        Не помогло. Напротив, его ноги соскользнули, потеряли опору, он повис, держась лишь фалангами пальцев. Стало понятно, что эту высоту ему не одолеть, более того, ему очень повезет, если, приземлившись, он не сломает себе обе ноги…
        - Да молодой человек, - послышалось сверху, - я давно уже заметил, что физкультура не ваш конек!
        Чьи-то сильные руки схватили его за запястье и легко, будто он был не человеком из плоти и крови, а лишь рисунком, его изображающим, вытащили на плиту перекрытия. Неведомая сила отнесла его на несколько метров от края, бережно поставила на твердый и надежный бетон. Вадим ничего не ответил, он не мог. Кроваво-красная пелена застилала глаза, ноги подкашивались, он присел, выставил вперед руки, уперся ними в плиту и принялся часто дышать.
        - Ничего-ничего, вы пока отдышитесь, спускаться будет гораздо легче, - продолжал все тот же голос. Спокойный, с легкими нотками насмешливой заботы, знакомый голос… - И да, я вынужден вас предупредить, спускаться вам придется самому! Хотя, я почти уверен - вы и без меня справитесь!
        Зрение постепенно восстанавливалось. В окружении красных пятнышек играющих в салочки довольно отчетливо был виден Илларион Карлович. Он с выражением насмешливого участия смотрел на Вадима сверху вниз.
        - Но зачем… - удалось выдавить из себя начинающему верхолазу.
        - Зачем что? - силуэты полностью сформировались. Ярко освещенный солнечными лучами на верхнем этаже долгостроя стоял владелец страхового агентства, рядом с ним, прячась в его тени, помощница, красивая девушка с драгоценным именем.
        - Зачем вы все это сделали? За что нам все это? - Вадим обвел рукой горизонт, имея в виду пожарище, в которое превратился городок.
        - А вот и не надо, - покачал головой Илларион Карлович, - не надо! Это не мы, это вы. Сами. Мы пытались вам помочь, дать толчок для движения вперед, а в результате лишь помогли в борьбе с тем, что вы уже и так имели. Признайтесь сами себе, вы ведь не хотите никуда двигаться, для этого вы слишком заняты. Да, вы заняты лишенным всяческого смысла и хоть какой-нибудь логики, сражением с вашим же прошлым. Подумать только, у вас были такие возможности! Вы, да каждый из вас, любой из вас, мог изменить все, вывести жизнь на новый уровень. А результат? Никакого. Мечты. Вот какие у вас мечты? Что-то сделать для окружающих? Пожалуйста! Нагадить другу, сломать, разрушить, сжечь. Далее? Себе! Дом хочу, квартиру, машину, соседку (соседа). Хотя, мечта, основанная на чувствах, какой бы она ни была, это уже не так плохо. Но в остальном одно лишь мещанство, меркантильность, все себе, всего набрались, за высокими заборами спрятались…
        - Если вы о вашей «деятельности», то не все бросились грести под себя… - по-прежнему тяжело дыша, прошептал Вадим.
        - Да, не спорю. Вот, к примеру, вы. Я сразу понял - вы не наш клиент. Да, вы ничего не захотели для себя, но точно также ничего не захотели и для окружающих. А вы действительно считаете, что позиция «воздержавшегося» правильнее, нежели действия тех, которые не воздерживались?
        - Но кто вы? По какому праву…
        - Неважно. Совершенно неважно. Можете считать, что это был эксперимент, а то и вовсе экзамен. На степень вашей готовности. Испытание, которое вы благополучно провалили, - Илларион Карлович отвернулся, внимательно, не мигая, глядя на солнце. - Но не расстраивайтесь, не все так и плохо. Есть надежда. Был ведь паренек, тот, с рыжей шевелюрой. Молодой человек, ему лишь пятнадцать лет. Не пожалел парнишка своих сбережений, отдал все до последней копейки, и только для того, чтобы его отец, а с ним и все горожане ездили по хорошим дорогам. Подождите, он, а с ним и такие как он подрастут, вот тогда и придет благоденствие. А пока… да вы сами все понимаете…
        С огромным трудом Вадиму удалось подняться. Он замер, тщетно пытаясь унять дрожь в коленях. Посмотрел собеседнику в глаза, но не смог их увидеть, в лучах солнца тот казался практически прозрачным.
        - Вижу, вы приходите в себя, - продолжая теряться в лучах, сказал Илларион Карлович, - и это отлично. Как бы там ни было, а приятно, знаете ли, осознавать, что хоть несколько человек сохранили самообладание, не потеряли голову. Приятно знать, что ваш милый городок в надежных руках. Не волнуйтесь, вы справитесь. Вам помогут, взгляните вон туда!
        Страховщик коротко кивнул, будто попрощался и растаял, вслед за ним исчезла и его помощница. На прощанье она печально улыбнулась и, кажется, подмигнула…
        Вдали, за руинами больницы, на удивление отчетливо, была видна дорога. Один из въездов в город. По не видевшему не одно десятилетие ремонта асфальту спешила, поднимая облака пыли и дыма, колона. Длинная кажущаяся попросту бесконечной вереница автомобилей. Мощные, грузовики с крытыми тентами кузовами. Множество белых с ярко-красными крестами на них микроавтобусов. К ним навстречу, такой маленький, на фоне бесконечных просторов, мчался одинокий мотоциклист. Он подгонял своего старенького железного коня, умудряясь на ходу махать обеими руками.
        На противоположной же стороне выгоревшего дотла городка, не менее отчетливо виднелся дом Вадима. Удивительно светлый дом, удивительно яркий, контрастный, заметно выделяющийся на общем черно-сером фоне. Единственный уцелевший. Во дворе на шаткой скамейке сидела Софья, она обрабатывала ожог очередному пострадавшему. Рядом с ней, глядя на нее с просто-таки подлинным благоговением в глазах, склонившись, стояла Леночка и медленно, размеренно, будто маятник метронома, кивала головой. То ли секунды отсчитывала, то ли соглашалась с чем-то. Вот она вздрогнула, заметив обращенный на нее взгляд Софии. Энергично кивнула, бросилась в дом. Софья же, подняла глаза, кажется, посмотрела на Вадима и жестом, от которого веяло неимоверной усталостью, провела рукой по волосам.
        Для подготовки обложки издания использована художественная работа автора.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к